close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1156.Юридическая техника в механизме уголовно-правового регулирования проблемы теории и практики Соловьев О Г

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Министерство образования и науки Российской Федерации
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова
О.Г. Соловьев
Юридическая техника
в механизме уголовно-правового
регулирования:
проблемы теории и практики
Учебное пособие
Рекомендовано
Научно-методическим советом университета
для студентов, обучающихся по специальности Юриспруденция
Ярославль 2008
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 343(075.8)
ББК Х 628.10я73
С 60
Рекомендовано
Редакционно-издательским советом университета
в качестве учебного издания. План 2008 года
Рецензенты:
Ярославское правовое научно-исследовательское общество;
А.П. Кузнецов, д-р юрид. наук, проф. завкафедрой уголовного права
и криминологии Нижегородской правовой академии
Т 22
Соловьев, О.Г. Юридическая техника в механизме уголовно-правового регулирования: проблемы теории и практики : учеб. пособие; Яросл. гос. ун-т. – Ярославль: ЯрГУ,
2008. – 168 с.
ISBN 978-5-8397-0607-1
В учебном пособии раскрывается понятие юридической
техники, ее значение, определяются виды, дается характеристика
основных элементов. Особое внимание уделяется теоретическому анализу законодательной техники как основной составляющей правотворческой практики, исследованию основных приемов и правил конструирования уголовно-правовых запретов. В
работе рассматриваются дискуссионные проблемы интерпретационной и правоприменительной техники судебных и правоохранительных органов, затрагиваются острые вопросы доктринального и официального толкования уголовного закона.
Предназначено для студентов, обучающихся по специальности
030501 Юриспруденция (дисциплина "Актуальные проблемы
уголовного права", блок ДС), всех форм обучения, а также преподавателей, аспирантов и практических и научных работников.
УДК 347.6(о75.8)
ББК Х 624я73
ISBN 978-5-8397-0607-1
© Ярославский государственный
университет, 2008
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Введение
Несомненно, что создание научно обоснованных и эффективно
действующих норм уголовного закона невозможно без основательного исследования вопросов юридической техники в теории уголовного права, выработки оптимальных приёмов, правил и средств конструирования и «реконструирования» уголовно-правовых актов.
Технико-юридические аспекты правотворческой, правоинтерпретационной и правоприменительной деятельности должны стать объектом пристального внимания отечественной юридической науки и
практики. Существующие недостатки и пробелы характерны не
только для нормативной базы отечественного уголовного законодательства. Естественно, что сбои в законодательной (нормотворческой) технике приводят к усложнению проблем и противоречий на
поле толкования и применения закона. Приводимые в юридической
литературе данные тревожны и свидетельствуют как о несовершенстве уголовного закона, его нестабильности, так и о неоднозначно
складывающейся следственно-судебной практике ввиду имеющихся
разночтений в толковании закона.
Следует согласиться с утверждениями, высказываемыми некоторыми авторами о том, что теория юридической (законодательной)
техники менее всего разработана в отечественной науке уголовного
права. Совершенно необъяснимо, указывает И.А. Семёнов, «молчание» юристов (по вопросам фундаментальных исследований проблем законодательной техники) в последнее десятилетие – период
коренного изменения устройства российского государства и вызванной этими переменами значительной новеллизации отечественного
законодательства, в том числе и уголовного1.
Особая роль законодательного процесса криминального цикла
заключается и в том, что в обществе и государстве динамично осуществляется модернизация, а то и полная замена общественных отношений в политической, экономической и социальной сферах, что
1
См.: Семёнов И.А. Законодательная техника в уголовном правотворчестве.
Тюмень, 1998. С. 5.
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
требует последовательного, эффективного и качественного конструирования и применения уголовно-правовых предписаний.
С момента принятия Государственной Думой ныне действующего УК РФ 1996 г. прошло более десяти лет. За этот период изменения в уголовный закон вносились более 50 раз. Но, несмотря на это,
до настоящего времени проблему качественного законодательнотехнического изложения норм нельзя назвать разрешенной. Не зря
деятельность по техническому совершенствованию УК признается
одним из главных направлений развития российского уголовного законодательства в первые десятилетия текущего века2. Данный факт
диктует необходимость исследования инструментов решения этой
задачи – средств, приемов и правил законодательной техники.
Однако еще более неизученными остаются вопросы разработки
универсальных технических правил и приемов толкования и применения уголовно-правовых норм. Нетрудно заметить, что в УК РФ
имеется достаточно много специфичных преступных деяний (в сфере экономической деятельности, экологических, компьютерных и
других преступлений), которые требуют разработки специальных
подходов к их квалификации.
Все вышесказанное объясняет актуальность и значимость темы
настоящего учебного пособия.
2
См.: Кузнецова Н.Ф. Главные тенденции развития российского уголовного
законодательства // Уголовное право в XXI веке: Материалы Международной научной конференции на юридическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова,
31 мая – 1июня 2001 г. М., 2002. С. 12.
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§1. Юридическая техника
в общей теории права:
понятие, структура, значение
Правовая сфера государственной и общественной жизни наполнена многими событиями, явлениями и процессами, в которых
участвует большое количество граждан, организаций, предприятий и
т.д. Основные усилия государства направлены, как правило, на скорейшее принятие необходимых законов и обеспечение правопорядка. В условиях переходного периода, в котором уже неоправданно
долго пребывает Россия, юридическая наука и практика недостаточно энергично, на наш взгляд, обращается к анализу и исследованию
такого элемента правотворческой и правоприменительной деятельности, как юридическая техника.
Значение технических аспектов права таково, что оно подчёркивалось и учёными, не являющимися юристами. Так, основатель кибернетики Н. Винер писал: «…Теория и практика права влекут за
собой две группы проблем: группу проблем, касающихся общего назначения права, понимания справедливости в праве, и группу проблем, касающихся технических приёмов, при помощи которых эти
понятия станут эффективными»3.
Рациональное и научно обоснованное выстраивание технического процесса правотворческой деятельности способствует повышению качества правовых актов и позволяет избегать серьёзных просчётов в правоприменительной практике. Неэффективное использование юридической техники может превратиться либо в причины,
вызывающие нестабильность права, слишком частое вмешательство
в правопорядок путём издания новых правовых предписаний, либо в
источник нарушения законности, в средство подмены реальной воли
законодателя волей органов, применяющих право.
В той связи следует вспомнить слова российского реформатора
Петра I: "Все прожекты зело исправны должны быть, дабы казну изрядно не разорять и отечеству ущерба не чинить. Кто прожекты бу3
Винер Н. Кибернетика и общество. М., 1958. С. 29.
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дет абы как ляпать, того чина лишу и кнутом драть велю – в назидание потомкам»4.
Опыт, накопленный человечеством в области законотворчества,
весьма велик. Богатейшая мировая история развития права сохранила для науки ценное наследие и в технической области юриспруденции. Давно стали классическими акты и нормы римского права как
образцы чётких правил юридической техники. Накопление законодательного опыта в последующие столетия позволило сделать наиболее оправданные нормативные правила общепризнанными. Их
распространение во многих странах и применение в национальных
законодательствах продвинуло вперёд теории правотворчества и
правоприменения, процесс обновления инструментария юридической (законодательной) техники. В XVIII – XIX веках наибольшие
достижения в этом вопросе были достигнуты в Англии, Франции,
Германии, США5.
Одним из родоначальников учения о юридической технике следует признать английского ученого Френсиса Бэкона, который категорично писал не только о краткости юридического языка, но и о его
точности, четкости, логичности, о необходимости использования
приемов, исключающих неоднозначное понимание законов. Заслугой этого ученого было и то, что он впервые поднял проблемы инкорпорации как способе систематизации права. В работах Ш. Монтескье нашли своё отражение взгляды французских правоведов первой половины ХVIII века на форму законов. В своём труде «О духе
законов» он писал: «… Слова законов должны побуждать у всех людей одни и те же идеи, …никогда не следует в законе употреблять
неопределённые понятия, …стиль законов должен отличаться точностью и краткостью»6. В Англии разработку теории юридической
техники основательно продолжил Иеремия Бентам. В его трудах
«Тактика законодательных собраний», «Номография» (который
опубликован уже после смерти ученого в 1843 г.) рассмотрены вопросы, касающиеся правил составления законов, внешнего оформления нормативных актов (их структуры, языка и т.д.), а также класси4
Цит. по кн.: Законотворчество в Российской Федерации (научнопрактическое пособие) / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 2000. С. 242.
5
См.: Законодательная техника: Научно-практическое пособие / Под ред.
Ю.А. Тихомирова. М., 2000. С. 250.
6
См.: Монтескье Ш. Избранные произведения. М., 1955. С. 651.
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
фицированы «формальные» недостатки законодательства (двусмысленность, громоздкость, беспорядочность и др.)7.
Позже этим вопросом в отношении уголовного закона занимались многие европейские авторы: в Бельгии – Ж. Дабэн, в Германии – Р. Иеринг, в Великобритании – К. Ильберт, во Франции –
Л. Дюги, Ф. Жени. Однако следует признать, что теоретической основой большинства научных разработок о понятии техники построения и применения законодательства следует всё-таки признать работу виднейшего представителя европейского юридического позитивизма Рудольфа Иеринга «Юридическая техника», опубликованную
в 1905 году8. В этой работе указывается, что одной из важнейших
задач юридической техники является создание пригодности права,
т.е. последовательное решение двух проблем: четкое законодательное оформление права и эффективное его применение. По мнению
Р. Иеринга, значение юридической техники «раскрывается через постановку следующего вопроса: как должно быть право, независимо
от его содержания, устроено, чтобы оно могло благодаря своему механизму максимально упростить и обеспечить применение правоположений к отдельному конкретному случаю. Вторая задача техники
вызвана целью применения права к конкретному случаю. Искусство
правоприменения есть главным образом дело субъекта, это – искусство, которое может быть усвоено только упражнением, но и в этом
отношении само право соответственным построением правоположений может облегчить задачу, а превратным затруднить её»9.
Отечественная юридическая наука первые серьезные шаги в научном осмыслении проблем юридической техники сделала на рубеже ХIX – ХХ веков. Впервые в русском праве исследования по технике построения и применения законодательства появились в работах А.А. Башмакова, М.М. Гродзинского, П.И. Люблинского,
М.А. Унковского. Так, в монографии П.И. Люблинского «Техника,
толкование и казуистика уголовного кодекса» были сформулированы рекомендации по толкованию нормативных актов уголовно7
«Аннотацию» этой работы Бентама мы находим у проф. Люблинского (см.:
Люблинский П.И. Техника, толкование и казуистика уголовного закона. Пг., 1917.
С. 3–8).
8
См.: Иеринг Р. Юридическая техника / Пер. с нем. Ф.С. Шендорфа. СПб.,
1905.
9
Там же. С. 22, 25.
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
правового характера, применению языковых оборотов, указывались
недостатки законодательства, такие как двусмысленность, громоздкость, беспорядочность, неопределенность и другие, а также рассматривались вопросы уголовного правоприменения10. Вопросы развития законодательной техники в разрезе изучения развития народного права подробно осветил А.А. Башмаков11.
Как видно, одним из основных результатов таких научных исследований стал вывод о том, что степень адекватности воли и интересов нормоустановителя во многом зависят от технического качества формулирования и изложения правового материала. Чем выше
это качество, тем проще и эффективней впоследствии решаются вопросы толкования и применения права.
Приступая к анализу технических аспектов функционирования
права, необходимо отметить необычайную широту и многоаспектность понятия юридической техники и, как следствие, возможность
различных его определений. Как отмечает Е.В. Румянцева сегодня
как в теории права, так и в отраслевых юридических науках не наблюдается единообразного подхода к указанному понятию, его составляющим, соотношению с родственными категориями и иным
общим вопросам, что затрудняет решение более частных, например
о юридической технике применительно к законодательной регламентации отдельных групп и видов преступных посягательств12.
Выработка общих, универсальных подходов к пониманию содержания юридической техники, определению круга ее средств и приемов
позволит исследователям осуществлять плодотворную работу, в том
числе, непосредственно направленную и на законодательное совершенствование норм уголовного закона, разработку современных
правил и приемов их толкования и применения. В этой связи в юридической литературе обращается внимание на необходимость «более
точно и определённо «очертить» пространство юридической техни-
10
См.: Люблинский П.И. Техника толкования и казуистика уголовного кодекса / под ред. В.А. Томсинова. М., 2004. С. 267.
11
См.: Башмаков А. Законодательная техника и народное право // Журнал
министерства юстиции. 1904. № 3. Кн. II. С. 174 и далее.
12
См.: Румянцева Е.В. К вопросу о видах юридической техники // Научная
жизнь. 2007. № 1. С. 139.
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ки»13. Соответственно с попытки разрешения указанных проблем
следует начать настоящее исследование.
Как уже отмечалось в общей теории права, вопрос о понятии
юридической техники остаётся дискуссионным. Традиционно место
юридической техники определяют в сфере правотворчества. Но так
ли это? Ведь юридическая техника присутствует практически во
всех видах правовой практики, она не менее важна в правоприменении14 или толковании норм права.
Действительно, большинство авторов, как отечественных, так и
зарубежных, рассматривают юридическую технику прежде всего в
русле правотворческой (законотворческой, нормотворческой) деятельности15. Как верно заметил М.К. Юков, «правотворчество помимо совокупности процессуальных стадий (приёмов) принятия нормативных актов (законодательного процесса) включает также … совокупность технических приёмов (конкретно-технологический
элемент – юридическую технику)»16. Как правило, именно в теории
правотворчества учёные-правоведы обращаются к исследованию
сущности юридической техники. Следовательно, чтобы рационально
и эффективно «подобраться» к выяснению сущности юридической
техники с позиции регламентации права, в первую очередь необходимо уточнить содержание и соотношение таких понятий, как правотворчество, нормотворчество, законотворчество.
Правотворчество – основное, начальное звено правового регулирования. Правовые нормы рождаются, изменяются и отменяются в
результате именно правотворческой деятельности. Понятие правотворчества неразрывно связано с образованием права и непосредственно характеризует процесс разработки и принятия правовых норм.
13
См., например: Проблемы юридической техники: Сб. статей / Под ред.
В.М. Баранова. Н. Новгород, 1999. С. 10.
14
См.: Тенетко А.А. Юридическая техника правоприменительных актов: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1999. С. 10.
15
См., например: Алексеев С.С. Государство и право: Начальный курс. М.,
1993. С. 125; Общая теория государства и права. Академический курс: В 2 т. / Под
ред. М.Н. Марченко. М., 1998. Т. 2: Теория права. С. 367–368; Венгеров А.Б. Теория государства и права. М., 1998. С. 504–505; Dabin J. La technique de 1 elaboration du droit positif. Specialement du droit prive. Bruxelles, Paris, 1935; Intemational
encyclopedia of the social sciences / Ed. by David L. Stills. The Macmillan Company
The Free Press. Рhil., 1968. Vol. 9. P. 228–229.
16
Юков М.К. Место юридической техники в правотворчестве // Правоведение. 1979. № 5. С. 45.
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Именно в результате правотворчества как итога сложного процесса
возникают законы, указы, постановления и иные правовые акты.
Нормы права создаются людьми, являются продуктом сознательной,
целеустремлённой деятельности человека. В то же время при решении вопросов правового регулирования субъект правотворчества не
может поступать произвольно, он должен учитывать множество
факторов, которые в значительной мере предопределяют основные
черты будущего правового акта. Такие факторы, обусловливающие
формирование и развитие права, действуют не автоматически, а опосредованно, проходя через сознание людей, преломляясь в нём. И от
того, насколько правильно поняты закономерности права, насколько
точно учтены они при создании правового акта, зависит, в какой мере нормы, воплощённые в нём, станут эффективным средством воздействия на общественные отношения17.
Государство или иной правоустановитель, создавая норму права,
включает в действие весь сложный комплекс правоприменительных
и правоохранительных средств и воздействует таким путём на поведение лиц, коллективов и, в конечном счёте, на развитие общества.
От правотворческого процесса, особенно на стадии выявления потребностей в правовом регулировании, определении его характера и
содержания, в значительной мере зависит «качество» правовой нормы, её обоснованность, соответствие основным социальным целям,
степень и эффективность её воздействия на поведение субъектов
правового регулирования18. Тем более что динамизм и противоречивость экономических, политических, социально-культурных потребностей современного российского общества выдвигают все новые
задачи правовой «переработки» соответствующих общественных отношений.
В литературе нет единого подхода в определении содержания и
применении понятий «правотворчество», «нормотворчество», «законотворчество». Так, С.С. Алексеев отмечает, что «правотворчество (законотворчество) – это специальная деятельность компетентных органов, завершающая процесс правообразования, в результате которой приобретает юридическую силу и вступает в действие
17
См.: Общая теория государства и права: В 2 т. / Отв. ред. В.С. Петров, Л.С.
Явич. Л., 1974. Т. 1. С. 210.
18
См.: Научные основы советского правотворчества. М., 1981. С. 7.
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
закон»19. Из данного определения видно, что автор уравнивает понятия правотворчества и законотворчества. Отдельные учёные отождествляют правотворческий и нормотворческий процесс20. Другие указывают, что правотворчество есть «особая форма управленческой
деятельности государства, … направленная на создание, изменение
или отмену правовых норм»21, «деятельность субъектов, наделённых
нормотворческой компетенцией по созданию юридических норм»22,
процесс познания и оценки правовых потребностей общества и государства, формирования и принятия правовых актов уполномоченными субъектами в рамках соответствующих процедур23. Как видно из
сказанного, в общей теории права также нет единства относительно
и объёма правотворческого процесса, и круга его субъектов.
Обратимся к рассмотрению границ исследуемого понятия: когда
начинается процесс правотворчества и когда он заканчивается? Некоторые исследователи отмечают, что процесс правотворчества начинается с изучения, анализа общественных явлений и процессов,
выявления потребности правовой регламентации определённых отношений24. На наш взгляд, это достаточно широкая трактовка. Представляется, что «изучение, анализ общественных явлений и процессов, выявление потребностей правовой регламентации определённых отношений», вызревание в обществе необходимости правового
регулирования таких отношений является процессом неразрывным,
перманентным, длящимся на определённых стадиях развития общества десятилетиями и более.
Практическая направленность законотворчества предполагает
исследование, разумеется, не всех явлений и процессов объективной
реальности, а лишь тех общественных отношений, которые нуждаются в правовом регулировании, хотя эти отношения анализируются
19
Алексеев С.С. Государство и право: Начальный курс. М., 1993. С. 105.
См.: Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. М., 1994.
С. 122–123.
21
Бабаев В.К., Баранов В.М., Гойман В.И. Словарь категорий и понятий общей теории права. Н. Новгород, 1992. С. 31.
22
См.: Бабаев В.К., Баранов В.М., Толстик В.А. Теория права и государства в
схемах и определениях: Учеб. пособие. М., 1999. С. 69.
23
См.: Саудабекова Э.К. Трансформация правосознания как условие становления правового государства // Вестник КазГЮА. 2000. С. 34.
24
См.: Ковачёв Д.А. Механизм правотворчества социалистического государства // Вопросы теории. М., 1977. С. 32.
20
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в органической связи с общими условиями и конкретной средой их
«обитания». Избрание тех или иных общественных отношений для
правового регулирования не так просто, как может показаться на
первый взгляд. Выявление таких отношений – предмет исследовательского поиска, в результате которого из массы жизненных связей
отбираются лишь нуждающиеся в правовом воздействии в силу существующих объективных условий, обстоятельств, задач и устремлений (однако может оказаться, что только в итоге изучения того
или иного отношения выяснится нецелесообразность правового воздействия на него)25. Именно отбор субъектом правотворчества тех
или иных общественных отношений для правового регулирования, на
наш взгляд, и является начальным моментом практического правотворчества. И именно с этой стадии должны применяться научно
обоснованные принципы и приёмы юридической техники. Особенно
это касается «производства» уголовно-правовых запретов в экономической (налоговой, таможенной, финансово-кредитной и т.д.),
экологической, бюджетной сферах, где порой не проявляется с высокой степенью очевидности характер и степень общественной
опасности противоправного поведения человека.
Формальный начальный момент правотворческой деятельности
зависит от вида подготавливаемого правового акта. Обычно первый
этап начинается с принятия соответствующим органом государства
или иным субъектом правотворчества решения о подготовке проекта
нормативного правового акта. В юридической литературе начало
правотворческого процесса обычно связывают с выдвижением уполномоченным лицом или органом правотворческой инициативы26.
По мнению Л.И. Антоновой, необходимо различать понятия
правообразования и правотворчества. Правообразование, пишет
она, охватывает весь процесс становления юридической нормы, который начинается с возникновения правовой идеи и завершается закреплением этой идеи в нормативном акте. Тогда как понятие правотворчества объединяет лишь комплекс мероприятий по возведению этой идеи как воли государства в закон, её юридическому
оформлению в нормах права. Отсюда, полагает Л.И. Антонова, пра25
См.: Общая теория государства и права: Академический курс в 2 т. / Под
ред. М.Н. Марченко. Т. 2. С. 175–177.
26
См.: Теория государства и права / Под ред. М.М. Рассолова, В.О. Лучина,
Б.С. Эбзеева. М., 2000. С. 279.
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вотворчество является только заключительным этапом в правообразовании27. Следует признать указанное утверждение справедливым и
обоснованным.
На наш взгляд, логическая цепочка понятий, характеризующих
процессы появления на свет и юридического закрепления правовых
актов, должна выглядеть следующим образом: правотворчество
(общее и наиболее ёмкое понятие), нормотворчество (термин, наиболее точно отражающий процесс рождения нормативного правового акта), законотворчество (ядро, стержень всей правотворческой
деятельности). Согласимся с тем, что суждения – творить право,
норму права и творить закон – не являются абсолютно тождественными понятиями. На первый взгляд может показаться, что терминологический разнобой в использовании этих понятий не так уж страшен. К примеру, на бытовом уровне с понятием законодательство,
как правило, соотносят весь массив нормативно-правовых актов, хотя это скорее традиционно, чем научно оправданно. Думается, что
добиваться необходимой терминологической чистоты следует и в
определении рассматриваемых понятий.
В научной литературе существует три подхода к пониманию содержания законодательства. В соответствии с первой точкой зрения
законодательство – совокупность исключительно законов, а отсюда вернее будет определять в качестве законодательства лишь те
правовые акты, которые созданы законодателем28. Подобный подход, хотя юридически он наиболее выверен, иногда называют узким,
рафинированным29. Как отмечает Д.А. Керимов, «строго говоря, законодательство юридически – это совокупность только законодательных актов»30. Мы ведь справедливо не упоминаем в качестве законодателей иных субъектов нормотворческой деятельности – Президента или Правительство РФ, Центральный Банк и т.д.
Согласно второй точке зрения под законодательством понимается совокупность нормативных актов, принимаемых федераль-
27
См.: Общая теория государства и права: В 2 т. / Отв. ред. В.С. Петров, Л.С.
Явич. Т. 1. С. 211.
28
См.: Лившиц Р.З. Теория права. М., 1944. С. 112; Тихомиров Ю.А., Котелевская И.В. Правовые акты. М., 1999. С. 39.
29
См.: Т.В. Кашанина. Юридическая техника. М., 2007. С. 142.
30
Керимов Д.А. Культура и техника законотворчества. М., 1991. С. 15.
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ными органами власти31. Третья группа исследователей считает, что
законодательство – это совокупность всех действующих нормативных актов в стране32. Несколько иная позиция закреплена в проекте Федерального закона «О нормативных правовых актах Российской Федерации», в ст. 3 которого указано, что нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти составляют
федеральное законодательство. Нормативные правовые акты органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления составляют законодательство
субъектов Российской Федерации. Федеральное законодательство
и законодательство субъектов Российской Федерации составляют
законодательство Российской Федерации33.
Представляется, что подобная лингвистическая некорректность
вызвана не только разговорными традициями, а ещё и тем, что в последние годы «правовые творцы» разных уровней не следят за терминологической и содержательной чистотой правовых понятий. Так,
в «главном правовом документе страны» – Конституции – не всегда
выдерживается единство терминологии, а также используются многозначные термины, затрудняющие правильное понимание обозначаемых ими правовых понятий. Например, термин «закон» в одних
случаях используется в значении «любой источник юридических
норм» (ч. 1 ст. 19), в других – в точном его значении, обозначающем
одноименный акт Федерального Собрания (ч. 1 и 2 ст. 56), в третьих – в значении «совокупность нормативных правовых актов (законодательство)» (ст. 54).
В этой связи, анализируя различные технико-юридические недостатки Конституции РФ, Р.Л. Иванов указывает, что их наличие и
«очевидность» можно объяснить лишь «невероятной спешкой при
подготовке, обсуждении и принятии документа, а также отсутствием
юридической и фактической возможностей для его профессиональной, грамотной редакционной правки. Активная деятельность Конституционного Суда не способна полностью исправить имеющиеся
31
См.: Бабаев В.К. Правотворчество в современном Российском государстве:
Теория государства и права / Под ред. В.К. Бабаева. М., 1999. С. 329.
32
См. подробнее: Т.В. Кашанина. Указ. соч. С. 142–143.
33
Проект № 96700088-2 Федерального закона «О нормативных правовых актах» // СПС «Консультант»
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
недочеты, поскольку он сам иногда оказывается «заложником» ошибочных формулировок»34.
Более четкое и юридически точное (хотя местами и противоречивое) описание рассматриваемых понятий содержится в НК РФ.
Так, в ст. 1 НК указывается, что законодательство Российской Федерации о налогах и сборах состоит из настоящего Кодекса и принятых в соответствии с ним федеральных законов о налогах и сборах
(п. 1). Однако в законодательство субъектов Российской Федерации о налогах и сборах включаются уже не только законы, но и иные
нормативные правовые акты о налогах и (или) сборах, принятых законодательными (представительными) органами власти субъектов
Российской Федерации (п. 4 ст. 1 НК РФ). В свою очередь местные
налоги и сборы устанавливаются нормативными правовыми актами,
принятыми представительными органами местного самоуправления
(п. 5 ст. 1 НК РФ).
Положения ст. 4 НК РФ (Нормативные правовые акты органов
исполнительной власти и исполнительных органов местного самоуправления о налогах и сборах) однозначно разграничивают сферы
функционирования и субъектов законодательного и нормативного
творчества и определяют, что федеральные органы исполнительной
власти, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации и исполнительные органы местного самоуправления в предусмотренных законодательством о налогах и сборах случаях издают
нормативные правовые акты по вопросам, связанным с налогообложением и сборами, которые не могут изменять или дополнять законодательство о налогах и сборах. Государственный таможенный комитет Российской Федерации при издании указанных актов руководствуется также таможенным законодательством Российской
Федерации.
На наш взгляд, рассматривая содержательную сторону исследуемых понятий, следует определять правотворчество как специальную деятельность правомочных субъектов, осуществляющих
процесс правообразования, в результате которого приобретают
юридическую силу и вступают в действие законы и иные нормативные правовые акты. Представляется, что в процесс правотворчества
34
Иванов Р.Л. Проблемы законодательной техники в Российской Конституции и юридическая практика // Вестник Омского университета. 1999. Вып. 2.
С. 152–155.
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
не входит создание индивидуальных правовых актов, так как последние являются результатом правоприменительной или правореализационной деятельности.
Субъектами правотворчества являются: государство, государственные органы, должностные лица, суды, органы и должностные
лица местного самоуправления, общественные организации, органы
управления юридических лиц, население (народ) посредством референдума, трудовые коллективы.
Нормотворческая деятельность, на наш взгляд, аналогична по
содержанию деятельности правотворческой и также направлена на
создание нормативных актов (законов и подзаконных нормативных
актов). Соответственно к законотворческой деятельности необходимо относить процесс подготовки и принятия исключительно законов – нормативно-правовых актов высшей юридической силы. В
этой связи мы поддерживаем высказанное в юридической литературе утверждение о том, что законотворчество заключается исключительно в создании законов35. Представляется, что и тождественное
понятие законодательная деятельность возможно соотносить только с процессом принятия законов представительными органами или
непосредственно народом в ходе референдума. Несомненно, что инструментарий юридической техники и правила его использования
применительно к различным уровням правотворческого процесса
может как совпадать, так и различаться.
Отметим также, что законотворчество, как и любое творчество,
предполагает наличие у законодателей не только общей культуры,
но и требует от них специальных знаний, определенных навыков,
владение искусством формирования и формулирования законодательных актов. Эти требования обусловлены сложностью и тонкостью законотворческой деятельности. Динамизм экономических, политических, социально-культурных потребностей современного общества выдвигают все новые задачи правового опосредования
соответствующих общественных отношений. Многогранность этих
задач, их обусловленность общественным бытием обнаруживается
уже простым перечнем проблем, встающих перед законотворчеством, а именно необходимостью:
35
См., например: Керимов Д.А. Культура и техника законотворчества. С. 25;
Общая теория государства и права: Академический курс / Под ред.
М.Н. Марченко. Т. 2. С. 175–177.
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1) исследования различных общественно-значимых факторов,
детерминирующих потребность в нормативно-правовом регулировании соответствующих общественных отношений;
2) выявления и тщательного учета при формировании законов
многообразных интересов социальных и национальных образований,
общественных групп и общества в целом, их особенности, обычаи,
традиции;
3) использование в процессе создания закона соответствующих
достижений науки, техники и культуры;
4) проведение сравнительного анализа проектируемого закона
не только с аналогичными установлениями прошлых и ныне действующих законодательных систем других государств, но и с другими
регуляторами общественной жизнедеятельности;
5) постановки в целесообразных и возможных случаях социальных экспериментов для определения оптимального варианта правового регулирования соответствующих групп общественных отношений и выработки наиболее эффективной формы правового воздействия на эти отношения;
6) определение связи, соответствия и взаимодействия проектируемого закона с данной правовой системой в целом и прежде всего с Конституцией;
7) совершенствования организационных форм, процедуры создания закона и т. д.36
Столь объемные и трудоемкие задачи не могут быть плодотворно осуществлены без творческого подхода и решения их законодателем. Разумеется, особенности законотворчества определяются
прежде всего специфическими свойствами, признаками, чертами
данной сферы деятельности. Но сама эта деятельность далеко выходит за пределы лишь «чисто» правовой проблематики, находясь на
рубеже законодательства и всей сферы общественного бытия, понимаемого в самом широком смысле. На законотворческий процесс
воздействует не только практика создания законов сама по себе, но и
внешняя среда значительно более широкого масштаба. Именно она
изменяет, развивает и совершенствует законотворчество и его результаты. С другой стороны, законодательная практика потому и носит творческий характер, что не просто отражает изменения и разви36
См.: Общая теория государства и права: Академический курс / Под ред.
М.Н. Марченко. Т. 2. С. 175.
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тие внешней среды, а является сложным процессам ее целенаправленного, концентрированного и нормативно-правового преобразования. Лишь благодаря этому продукты законотворчества – законы обретают силу активного обратного воздействия на внешнюю среду,
их породившую. Чем глубже и всесторонне познана внешняя среда,
чем рациональнее использованы предыдущие знания, чем в большей
мере они отражают назревшие и назревающие потребности этой
среды, тем выше теоретический уровень законотворчества, эффективное действие правовых норм, заключенных в законах.
Правотворческими органами Российской Федерации уделяется
значительное внимание: а) юридической форме принимаемых нормативных решений; б) их доступности, точности и компактности; в)
четкости и единообразию структуры законодательных актов, их стилю изложения; г) точности и ясности языка, единообразию терминологии. Упорядочивается практика отмены старых актов, внесения в
них необходимых изменений. Но позитивные процессы лишь явственнее высвечивают недостатки современной правотворческой
практики, отрицательно влияющие на качество принимаемых нормативных актов и эффективность их действия. Такие недостатки могут
быть вызваны как не всегда оправданной поспешностью разработки
и принятия новых актов, так и недостаточным вниманием к их юридической форме и способны привести к существенной рассогласованности всей системы российского законодательства, его отставанию от нужд времени. В этой связи особое значение приобретает
эффективное использование субъектами правотворческой и правоприменительной деятельности технико-юридических правил, приёмов и средств.
Терминологический разнобой, как уже отмечалось, наблюдается
в литературе и при определении понятия юридической техники, что
также является крайне нежелательным, так как такие краеугольные
научные категории должны иметь одно значение. Два основных вопроса возникают при уяснении содержания исследуемого явления: 1)
используется юридическая техника во всех сферах права либо ограничивается рамками одной сферы, к примеру правотворческого
процесса (или правоприменительного); 2) применяется ли юридическая техника на всех уровнях правотворческой деятельности либо
ограничивается границами законодательной.
Грамматическое толкование не вносит много ясности в рассматриваемую проблему. В Словаре русского языка С.И. Ожегова и Н.Ю.
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Шведовой значение понятия «юридический» означает: в широком
смысле – «относящийся к праву, правовой», в узком смысле – «относящийся к практической деятельности юриста». Этот же источник толкует одно из значений достаточно полисемичного термина
«техника» как «совокупность приёмов, применяемых в каком-нибудь
деле, мастерстве»37. В Толковом словаре В. Даля «техника» определяется в данном контексте как знание, умение, приемы работы и
приложение их к делу, обиход, сноровка38. В Большой советской энциклопедии под ней понимают совокупность средств человеческой
деятельности, создаваемых для обслуживания непроизводственных
потребностей общества39. Следовательно, содержание юридической
техники может рассматриваться: во-первых, в узком смысле как
приёмы и средства, используемые в практической (правоприменительной) деятельности юриста, во-вторых, в широком смысле как
приёмы и средства, используемые в целом надлежащими субъектами во всей правовой сфере. И в последнем случае более точным, на
наш взгляд, было бы название «правовая техника».
Многозначность и многоаспектность терминов «право» и «техника» приводят к подвижности содержания понятия «юридическая
техника» и соответственно вкладываемому в него смыслу на различных исторических отрезках и в различных правовых системах.
Так, в странах англо-американского права (или общего права) широкое распространение получило понятие «законодательная техника»,
которая встраивается во весь процесс законотворчества – от законодательной инициативы до опубликования принятого и утверждённого закона. Соблюдение требований законодательной техники призвано гарантировать от ошибок в обсуждаемых проектах законов, а
также от поспешного их принятия. При этом процедура принятия законодательным органом других решений, имеющих правовое значение (о недоверии правительству, об импичменте и т.д.), в содержание рассматриваемого понятия не включается40.
Представляется, что специфика понятия «техника» в системе категорий англо-американского права в немалой степени объясняется
37
См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.,
1997. С. 797, 915.
38
Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. СПб., М., 1882.
Т. 4. С. 404.
39
БСЭ. 3-е изд. / От вред. А.М. Прохоров, М., 1975. Т. 25. С. 522.
40
См.:Intemational encyclopedia of the social sciences. P. 228–229.
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
характером его доктрины и структуры. Здесь, как известно, нет права вне судебного процесса, поэтому понятие права a priori включает
процедуры, а теория права понимается как метод рассмотрения дел.
Так, в английских источниках термин «юриспруденция» определяется порой как знание или искусность в праве, как стиль или форма
права41. В юридических английских и американских словарях подчеркивается, что юриспруденция как наука о позитивном праве имеет формальный характер. В ее функции входит определение принципов, лежащих в основе правовых норм, их должной классификации и
соотношения, а также метода, на основе которого могут быть решены новые и сложные (doubtful) дела. Аналогичную картину мы видим и в области понятийного аппарата, где понятия «технический» и
«формально-юридический» обозначаются с помощью одного и того
же термина «technical». Следовательно, как отмечает Г.И. Муромцев,
юридическая техника «как бы «вмонтирована» в теорию права уже
на уровне её определения. Неудивительно поэтому, что применительно к тем сферам характеристики права, где юрист романогерманской школы обычно употребляет термин «техника», англоамериканские авторы его, как правило, не используют»42.
В странах романо-германского права понятие юридической техники хотя и является общепризнанным, тем не менее определяется
различными исследователями неодинаково. Объяснение этому видится в различии методологических подходов, а также, как уже было
указано, в различном восприятии и оценке самих понятий «техника»
и «право» и возможности в силу этого неодинакового видения технических аспектов права43.
Романо-германское или континентальное право, являясь результатом эволюции римского права и приспособлением его к новым социально-экономическим условиям, зарождалось на базе римского
права, продолжило его. Континентальная правовая семья сложилась
в Европе в результате усилий учёных европейских университетов,
которые выработали и развили начиная с ХII века на базе кодификации Юстиниана общую для всех юридическую науку, приспособленную к современным условиям мира. Теоретической и практиче41
См.: A new English dictionary. Oxford, 1974. Vol. 5. P. 635–636.
См.: Муромцев Г.И. Юридические техника: некоторые аспекты содержания понятия // Проблемы юридической техники. С. 30.
43
См.: Муромцев Г.И. Указ. соч. С. 30–31.
42
20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ской базой осмысления юридической (законодательной) техники европейскими учёными послужили «философские законотворческие
наработки» Платона, Сенеки, Цицерона, правоприменительная деятельность таких выдающихся римских юристов, как Гай, Ульпиан,
Павел, Лабеон и др.44, благодаря деятельности которых римское право перешагнуло за рамки своей эпохи, превратилось в явление всемирно-исторического значения45. Римская «школа юридической техники» позднее развивалась и усовершенствовалась, как уже упоминалось, в работах Ф. Бэкона, И. Бентама, Ж. Дабена, Ш. Монтескье,
Ч. Беккариа, Ф. Жени, Р. Иеринга. В России эти проблемы разрабатывали и освещали П.И. Люблинский, М.М. Гродзинский, М.А. Унковский, Ф.В. Тарановский, А.М. Винавер и др.
При всём разнообразии взглядов на проблему юридической техники, существующих в разные периоды развития европейской правовой науки, в литературе выделяются следующие подходы к определению исследуемого понятия: 1) «широкий» подход, когда юридическая техника отождествляется с правом в целом, либо лежит в его
основе, либо отражает несколько элементов правовой действительности и 2) «узкий» подход, когда юридическая техника присутствует
лишь в одной сфере права – законодательной. При этом «широкий»
подход преобладает в западноевропейской, «узкий» – в советской
правовой литературе46.
В «широкой» европейской трактовке указанной проблемы, в
свою очередь, выделялось несколько точек зрения47. Так, И. Колер,
44
См. подробнее о сущности юридической (законодательной) техники в
римском праве: Перетерский И.С. Дигесты Юстиниана. М., 1956; Дигесты Юстиниана: Избранные фрагменты в переводе и с примечаниями И.С. Перетерского
/ Отв. ред. Е.А. Скрипилёв. М., 1984; Новицкий И.Б. Римское право. 6-е изд. М.,
1998; Черниловский З.М. Лекции по римскому частному праву. М., 1991.
45
См.: Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права. М., 1996.
С. 95.
46
См.: Муромцев Г.И. Указ. соч. С. 30–31. Необходимо отметить, что до начала 60-х годов публикации отечественных юристов (Ф.В. Тарановский,
Л.И. Дембо, П.И. Стучка и др.) на эту тему отличал «широкий» подход к проблеме, сохранивший печать досоветского правового мышления (см. подробнее: Там
же. С. 32–33).
47
Подобный анализ точек зрения европейских учёных-правоведов предложен Г.И. Муромцевым (см.: Муромцев Г.И. Указ. соч. С. 31–33) в соответствии с
классификацией бельгийского учёного Ж. Дабена, посвятившего проблеме юри-
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ж. Рипер полагают, что юридическая техника представляет собой
искусство адаптации абстрактных юридических принципов к жизни.
Следующая группа ученых (В. Штаммлер, Салейль) понимает
юридическую технику двояко. Во-первых, как развитие концепций,
посредством которых право с неизбежностью приобретает научное
выражение. И в этом смысле юридическая техника отождествляется
с некой интеллектуальной разновидностью правотворчества. Вовторых, под ней понимают деятельность по логической систематизации правовых норм, осуществляемую совместными усилиями доктрины и судебной практики.
Авторы третьей группы (Л. Дюги, Р. Демог) считают, что юридическая техника является совокупностью средств и процедур, призванных обеспечить реализацию целей права и его защиту.
По мнению четвёртой группы исследователей (Р. Иеринг, Ф.
Жени), юридическая техника есть средство перевода социальных
потребностей на язык права, выработки правовых норм для поддержания порядка в обществе.
В соответствии с точкой зрения Ж. Дабена, проблема юридической техники сводится к вопросу о том, в чём собственно состоит
мастерство юриста, его искусность в правотворческой деятельности,
применении и толковании права.
Большинство отечественных исследователей (как мы уже отмечали) относят юридическую технику исключительно к сфере правотворчества и в этом контексте, являясь приверженцами отмеченного
«узкого» подхода, нередко отождествляют её с техникой законодательной48, нормотворческой49. Причины этого явления обстоятельно
исследованы Г.И. Муромцевым, который указывает, что эволюция
советских правоведов на проблему юридической техники отражает
дической техники фундаментальный труд: Dabin J. La technique de l elaboration du
droit positif. Specialement du droit prive. Bruxelles, Paris, 1935.
48
См., например: Керимов Д.А. Культура и техника законотворчества. С. 12
и далее; Власенко Н.А. Основы законодательной техники: Практическое руководство. Иркутск, 1995. С. 70; Законодательная техника: Научно-практическое пособие / Под ред. Ю.А. Тихомирова. М., 2000. С. 5-11; Бабаев В.К. Теория советского права в конспектах лекций и схемах: Учеб. пособие. Горький, 1990. С. 68;
Марксистко-ленинская теория государства и права: Социалистическое право. М.,
1973.
49
См.: Бабаев В.К. Теория современного советского права: Фрагменты лекций и схемы. Н. Новгород, 1991. С. 76.
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
влияние факторов двоякого рода: во-первых, известный «перекос» в
«системе ценностей» советского права, который проявился в преувеличении классового фактора в праве и недооценке правовой формы;
вторым фактором, по мнению автора, стало влияние на указанную
проблему официальной советской доктрины права, которая, вытесняя понятие юридической техники в его западноевропейском, прежде всего в частно-правовом смысле, с начала 60-х годов стала повсеместно использовать понятие «законодательная техника»50.
Отметим, что в этот период такой подход становится официальным и идеологически «канонизированным», о чём говорит факт его
закрепления в самом авторитетном исследовании того времени по
теории права51. Интересным, на наш взгляд, выглядит то обстоятельство, что в крупнейших юридических энциклопедических изданиях
послевоенного советского периода не упоминаются ни юридическая,
ни законодательная техника52. Очевидно, предполагалось, что правотворческий процесс в этот временной период предусматривал настолько эффективные механизмы (в том числе и идеологические),
что не мог страдать техническими погрешностями. Сейчас же мы
можем с полной ответственностью утверждать, что законотворчество, в значительной степени основанное на извращенных идеологических установках не может в полной мере отвечать общественным запросам, как бы ни был отточен его технический инструментарий.
Рассмотрение юридической техники исключительно как элемента правотворческого процесса на этапе формирования законодательного (нормативного) акта не предполагает её «встраивание» в функционирование закона в правоприменительном периоде. Но ведь проблема толкования правового акта, его неукоснительного исполнения
и эффективного применения составляет если не доминантное, то, во
50
См.: Муромцев Г.И. Указ. соч. С. 31–32;
См.: Марксиситко-ленинская общая теория государства и права: В 4 т. М.,
1971 – 1973. Т. 1, 2.
52
См., например: Юридический словарь. М., 1953; Юридический энциклопедический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева. М., 1984. Отметим также, что в некоторых современных учебниках по теории государства и права освещение проблем
юридической (законодательной) техники по непонятным причинам исключено из
предмета исследования. (См., например: Хропанюк В.Н. Теория государства и
права: Учеб. пособие для высших учебных заведений / Под ред. В.Г. Стрекозова.
М., 1999; Проблемы теории государства и права: Учеб. пособие. М., 1999.)
51
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
всяком случае, очень важное начало в процедурах и приёмах юридической техники.
Следует также согласиться с Л.Л. Кругликовым, который считает отождествление законодательной и юридической техники необоснованным, «по крайней мере, по двум причинам. Во-первых, последняя, как категория более широкая, охватывает собой процесс «изготовления» не только законов, но и иных нормативных актов. Вовторых, она имеет отношение и к правотворчеству, и к правоприменительной деятельности»53. Аналогичную точку зрения в литературе
высказывают В.Н. Карташов, А.Г. Братко, Н.Л. Гранат54. Промежуточную позицию по этому вопросу занимает С.С. Алексеев, который
хотя и не рассматривает юридическую технику в русле правоприменительной деятельности, но «встраивает» её механизмы в выработку
не только законов (подзаконных актов), но и индивидуальных правовых актов55.
Очень часто для обозначения «технического элемента» правотворческой деятельности также используется понятие нормотворческой техники. При этом в рамках обозначения одного и того же понятия порой происходит смешение законодательной, нормотворческой и юридической техники56. Перефразируя слова известного
поэта, можно сказать: «Мы говорим – юридическая техника, подразумеваем законодательная, мы говорим – законодательная техника,
подразумеваем нормотворческая». По-разному определяется в литературе и соотношение указанных понятий57. Так, на наш взгляд,
53
Кругликов Л.Л. О средствах законодательной техники в уголовном праве //
Проблемы юридической техники в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве: Сб. науч. статей / Под ред. Л.Л. Кругликова. Ярославль, 1996. С. 3.
54
См. об этом: Карташов В.Н. Юридическая техника, тактика, стратегия и
технология (к вопросу о соотношении) // Проблемы юридической техники. С. 17–
18; Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. М.,
1994. С. 123–125.
55
См., например: Алексеев С.С. Проблемы теории права: Курс лекций: В 2 т.
Свердловск, 1973. Т. 2. С. 143.
56
См., например: Общая теория права и государства: Учебник / Под ред.
В.В. Лазарева. С. 111–139; Бабаев В.К. Теория современного советского права:
Фрагменты лекций и схемы. С. 76.
57
См. подробнее: Иванчин А.В. Понятие техники построения уголовного законодательства // Дифференциация ответственности и вопросы юридической техники в уголовном праве и процессе: Сб. науч. статей / Под ред. Л.Л. Кругликова.
Ярославль, 2001. С. 69–70.
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
необоснованным выглядит утверждение И.Л. Брауде о том, что юридическую технику необходимо считать частью законодательной58.
Юридическая и законодательная техника, считает И.А. Семёнов, не
разные названия одного и того же явления, а два самостоятельных
элемента правотворческого процесса, хотя и тесно связанные между
собой и взаимодополняющие друг друга59. По мнению А.В. Иванчина, термин «нормотворческая техника» имеет смысл более узкий,
чем термин «законодательная техника», так как законодательная
техника применяется не только при выработке норм права, но и при
выработке «нестандартных», «нетипичных»60 предписаний, имеющих «столь мало общего с правовыми нормами». При этом автор
указывает, что именно понятие законодательной техники должно
применяться на всём правовом поле61.
Представляется, что терминологическую определённость этих
понятий необходимо установить в соответствии с уровнями правотворческой деятельности, приведёнными нами выше. Законодательная (законотворческая) техника соответствует уровню законодательной (законотворческой) деятельности, нормотворческая техника должна применяться при «приготовлении» не только законов, но
и подзаконных нормативных актов. Юридическая техника может
использоваться как обобщающее универсальное понятие в правоприменительном, правореализационном и правотворческом процессе62. И в последнем случае возможно говорить и о правотворческой
технике.
К целям юридической техники, как правило, относят: рационализирование юридической деятельности, достижение ясности, простоты, краткости, определенной стандартности, единообразия (унифи58
См.: Брауде И.Л. Вопросы законодательной техники // Сов. государство и
право. 1957. № 6. С. 55.
59
См.: Семёнов И.А. Законодательная техника в уголовном правотворчестве.
Тюмень, 1998. С. 59.
60
Позиция А.В. Иванчина основана на выводах, сделанных ранее
В.М. Горшеневым. (См. подробнее: Горшенёв В.М. Нетипичные нормативные
предписания в праве // Сов. государство и право. 1978. № 3. С. 115.)
61
См.: Иванчин А.В. Понятие техники построения уголовного законодательства. С. 70.
62
В отдельных случаях понятие юридической техники действительно является универсальным и незаменимым, к примеру, в случае оценки качества индивидуальных правовых актов.
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
цированности) юридических документов63. К примеру, как уже отмечалось, Р. Иеринг выделяет две главные цели в деятельности юридической техники. Первая заключается в качественном усвоении,
овладении правом теми, «кто хочет вполне уверенно применять право». Второй целью, по мнению автора, является «искусность» в
применении права к каждому конкретному случаю64.
Социально-правовая характеристика основных функций юридической техники заключается: а) в использовании накопленных знаний и навыков, преломляющихся через совокупность средств и
приемов, которые применяются в процессе создания закона;
б) в понимании правильного смысла и содержания правовых норм,
осознании их влияния на правоприменительную деятельность;
в) в оказании систематического и планомерного воздействия на законотворческую деятельность, формировании нового правового акта
с четким соблюдением техническо-юридических правил; г) в рационализации системы мер, направленных на предупреждение и исправление правотворческих, интерпретационных и правоприменительных ошибок; д) в согласованности нормативно-правовых актов,
информационном и методическом обеспечении правоприменения, в
стабилизации и повышении эффективности правового регулирования.
По мнению Г.М. Муромцева, в отечественной правовой литературе существует тенденция к некоторой идеализации юридической
техники как средства «правильного» составления актов и «правильного» применения их норм. В действительности юридическая техника отражает не только положительный, но порой и отрицательный
правовой опыт: борьбу интересов, а также уровень профессионализма и нравственности (либо безнравственности) отдельных юристов.
Важно подчеркнуть, что юридическая техника как формализованная
сторона правовой действительности нейтральна по отношению к морали. Отсюда возможность использования ее с позиций как нравственности, так и аморальности65. В истории отечественного права,
равно как и зарубежного, было немало феноменов «аморального»
права. Таковое в одних случаях было результатом деятельности ти63
Общая теория государства и права: Академический курс / Под ред.
М.Н. Марченко. Т. 2. С. 367–368.
64
См.: Иеринг Р. Указ. соч. С. 25–26.
65
См.: Муромцев Г.М. Указ. Соч. С. 37.
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ранических, тоталитарных и иных антидемократических режимов, в
других – являлось итогом добросовестных заблуждений и непреднамеренных ошибок законодательных органов. При этом даже в демократических странах островки «аморального» права могли долгое
время сосуществовать с демократическими правовыми институтами.
Так, дискриминационное законодательство, закрепляющее расовую
сегрегацию, существовало в некоторых регионах США до начала
60-х годов прошлого столетия.
Недавним примером «аморального» права в России является печально известный закон № 122-ФЗ_от 22 августа 2004 «О внесении
изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов «О
внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих
принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации"» и "Об общих принципах организации местного
самоуправления в Российской Федерации"»66 с неофициальным "народным" названием "О монетизации льгот". Принятие указанного
законодательного акта вызвало серьезное недовольство населения
(прежде всего, людей пенсионного возраста), которое вынудило законодательную власть проводить резкую и глубокую коррекцию некоторых положений указанного закона. Заметим, что первая редакция закона не выдерживала никакой критики не только с точки зрения нравственности, но и с точки законодательной техники:
громоздкое название, неоправданно большой объем, конкуренция с
другими правовыми актами и т.д. Низкое техническое качество нормативного материала привело к тому, что за три года действия этого
закона изменения и дополнения вносились в него 32 раза (!), одно
изменение внесено Определением Конституционного Суда РФ67.
В общей теории права высказываются различные взгляды и на
границы применения юридической техники в процессе «изготовления» правовых актов. Мы уже упоминали, что в этом контексте
юридическая техника трактуется в «узком» смысле и смыкается по
66
См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 2004. № 35.
Ст. 3607.
67
См.: Определение Конституционного Суда РФ от 11.07.2006 № 353-О
// СПС «Консультант»
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
содержанию с законодательной. В «законодательном» смысле юридическая техника опять дифференцируется на «широкое» и «узкое»
понимание. В широком смысле слова юридическая (законодательная) техника охватывает «как разработку решений по существу, так
и разработку решений, называемых обычно решениями технического порядка. Иначе говоря, она охватывает собой и операции по подготовке правовых норм с точки зрения их существа, их содержания,
и операции, при помощи которых решения по существу приобретают свою специфическую форму выражения»68.
Так, «широкое» понимание юридической (законодательной) техники позволяет некоторым исследователям утверждать, что «юридическая (законодательная, нормотворческая) техника – совокупность
правил и приёмов подготовки, формирования и опубликования нормативных правовых актов»,69 «совокупность специфических средств,
правил и приёмов наиболее оптимального правового регулирования
общественных отношений»70, «совокупность правил и приёмов подготовки, рассмотрения, принятия и обнародования проектов нормативных правовых, правоприменительных, интерпретационных актов»71.
По утверждению Ж. Дабэна, к области юридической техники
необходимо относить стадию научных исследований, на которой ведётся поиск решений по существу (материальная юридическая техника), и стадию технического построения, когда эти решения облекаются в форму, необходимую для их восприятия общественной
жизнью (формальная юридическая техника)72.
Наибольший объём правовой действительности включает в понятие юридической техники В.М. Артёмов. В его понимании юридическая техника существует далеко за пределами законотворческой
деятельности – до развёртывания и после завершения её процедур.
68
Нашиц А. Правотворчество: Теория и законодательная техника. М., 1974.
С. 138.
69
Бабаев В.К. Теория современного советского права: Фрагменты лекций и
схемы. С. 76.
70
Общая теория права: Курс лекций / Под общ. ред. В.К. Бабаева. Н. Новгород, 1993. С. 100.
71
Бабаев В.К., Баранов В.М., Толстик В.А. Указ. соч. С. 82; Бабаев В.К., Баранов В.М., В.И. Гойман. Словарь категорий и понятий общей теории права.
С. 35.
72
Цит. по кн.: Нашиц А. Указ. соч. С. 138.
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Юридическая техника, отмечает он, существует не только как величина правовой сферы жизнедеятельности, но и включена в более
широкий процесс социальной динамики, процесс создания необходимого правопорядка. Именно правовой порядок является целепологающим основанием юридической техники в современных процессах совершенствования правовой системы российского общества. В
этом смысле, по мнению В.М. Артёмова, юридическая техника является стержнем выстраивания правового уклада российского общества73.
Напротив, «узкое» понимание юридической (законодательной)
техники связывается только со стадией «собственно технического
построения норм с присутствующими ей техническими средствами и
приёмами, ибо иначе невозможно было бы понять, каким образом
специфические приёмы, при помощи которых правила поведения,
формулируемые законодателем на основе познания и оценки правообразующих факторов, получают специфическое выражение и специфическую функциональную способность»74.
В.В. Лазарев считает, что «юридическая техника как раз и связана в основном с организацией правового материала, его внешним изложением»75. Ю.А. Тихомиров пишет, что объектом юридической
техники является текст нормативного документа, в отношении которого законодатель прилагает интеллектуальные усилия76. По мнению
А. Нашиц, «процедурные вопросы, весьма важные для понимания
различных аспектов правотворчества, находятся вне сферы законодательной техники, хотя и связаны с ней»77. Аналогичной точки зрения придерживаются А.Р. Парамонов, Л.Я. Полуян и др.78.
73
См.: Артёмов В.М. Правопорядок как целеполагающий ресурс развития
законодательной техники в современном обществе // Законотворческая техника
современной России: состояние, проблемы, совершенствование: Сб. статей: В 2 т.
/ Под ред. В.М. Баранова. Н. Новгород, 2001. С. 65–70.
74
Нашиц А. Указ. соч. С. 138.
75
Цит. по ст.: Чунакова Н.Б. Проблемы использования лексических средств
языка и юридической техники в законотворческом процессе // Проблемы юридической техники. С. 206.
76
См.: Законодательная техника: Научно-практическое пособие / Под ред.
Ю.А. Тихомирова. С. 6.
77
Нашиц А. Указ. соч. С. 139.
78
См. подробнее: Большая российская юридическая энциклопедия: Электронно-правовой справочник. СПб., 1998. № 1(1).
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Некоторые определения юридической техники, встречающиеся в
литературе, суживают границы рассматриваемого понятия до соблюдения порядка построения текста правового акта и установления
необходимых реквизитов документа79. В связи с этим интересно отметить, что А.К. Анджелеску различал «внешнюю» и «внутреннюю»
законодательную технику. В первом случае он имел в виду порядок
подготовки закона, используемую законодателем процедуру и принятие (голосование) закона, во втором – приёмы собственно законодательной техники80. В отечественной юридической литературе в
подобном контексте разграничивал юридическую технику на «внешнюю» и «внутреннюю» А.А. Ушаков81.
Как полагают некоторые исследователи, в настоящее время «в
общей теории права преобладающим становится мнение о необходимости придерживаться узкого понимания юридической и законодательной техники, исключающего процедурно-процессуальные моменты той или иной стадии правотворческого процесса»82. На наш
взгляд, подобные утверждения верны лишь в отношении законодательной техники. Юридическая техника как инструментарий, применяемый на любом уровне и любом этапе функционирования права, его «жизнедеятельности», – явление, несомненно, более масштабное и содержательное. К примеру, В.Н. Карташов под
юридической техникой понимает совокупность средств, с помощью
которых достигаются цели юридической практики – правотворческой, правоприменительной, судебной, следственной, прокурорской
и т.п.83
В отечественной правовой литературе последних лет встречается мнение о том, что под юридической техникой следует понимать
исключительно навык юриста-профессионала, с помощью которого
обеспечивается осуществление правотворческого процесса. По этой
причине юридическую технику не следует включать в понятие пра79
См.: Теория государства и права / Под ред. М.М. Рассолова, В.О. Лучина,
Б.С. Эбзеева. С. 295.
80
Цит. по кн.: Нашиц А. С. Указ. соч. 140–141.
81
Ушаков А.А. О понятии юридической техники и её основных проблемах //
Учён. зап. Пермского ун-та. 1961. Т. 19, вып. 5. С. 81–82.
82
Кругликов Л.Л. О средствах законодательной техники в уголовном праве.
С. 4; см. об этом также: Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1982. С. 267.
83
См.: Карташов В.Н. Юридическая техника, тактика, стратегия и технология (к вопросу о соотношении) // Проблемы юридической техники С. 17–18.
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вотворчества и не надо считать её составным элементом правотворческого процесса84. Думается, подобный крен в сторону исключительно практической, профессионально-технической деятельности
юриста объясняется: во-первых, «маятниковым» эффектом, когда
после долгого доминирования в науке законодательного элемента
юридической техники «набирает вес» элемент правоприменительный; во-вторых, практической насущностью пересмотра взглядов на
границы функционирования на российском правовом поле институтов прецедента, аналогии, диспозитивности и т.п.; в-третьих, определенным влиянием общего (англо-американского) права на отечественную правовую доктрину. Применительно к практической (в основном правоприменительной) деятельности юриста в современной
юридической литературе можно встретить иные «пересекающиеся»
понятия, например «рабочая техника юриста»85.
Как выход в условиях разных (порой существенно) взглядов на
проблемы юридической техники многие учёные-правоведы предлагают отказаться от использования термина «юридическая техника».
Так, В.М. Баранов полагает, что термин «юридическая техника» неточен, противоречив и применяется лишь в силу правовой традиции.
По мнению автора, этот термин условен прежде всего потому, что не
согласуется с обоснованным различением между наукой и техникой.
Получение знания о природе юридических приёмов создания, реализации и толкования норм права нельзя называть техникой. Для этого,
указывает В.М. Баранов, необходимо применять другой термин –
технология86.
Схожую позицию по этому вопросу высказывает В.Н. Карташов.
Юридическая техника, полагает он, наряду с юридической тактикой
и стратегией является лишь частью юридической технологии. Последняя понимается указанным автором в двух смыслах. Во-первых,
юридическая технология – это процесс подготовки, оформления и
обнародования разнообразных правовых решений (актов), в ходе которого используются необходимые средства, приёмы, способы и методы юридической деятельности. Во-вторых, под юридической тех84
См., например: Теория государства и права / Под ред. М.М. Рассолова,
В.О. Лучина, Б.С. Эбзеева. С. 297–298.
85
См. подробней: Жалинский А.Э. Профессиональная деятельность юриста.
Введение в специальность. М., 1997. С. 8.
86
См.: Проблемы юридической техники / Под ред. В.М. Баранова. С. 11–12.
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нологией понимается наука, система знаний о средствах, способах и
методах наиболее эффективной и планомерной юридической практики87. С точки зрения А.К. Черненко, более адекватным и приемлемым является использование в общей теории права понятия правовой технологии как метода конструирования устойчивой правовой
системы88.
Многозначность понятия юридической техники, полагает
Г.И. Муромцев, делает проблематичным его использование в качестве научного понятия. Учёный видит здесь такие пути решения проблемы:
1) отказ от данного понятия и замена его другим, более адекватным понятием;
2) договорённость между юристами о приемлемом его значении.
При этом сам же автор справедливо замечает, что первый путь
является неприемлемым в силу широкого внедрения данного понятия в научный оборот и профессиональную лексику юристов, а также в силу отсутствия адекватного понятия для его замены89.
По нашему мнению, юридическая техника встроена во все
уровни и сферы функционирования права, а точнее, во все формы
реализации воли правоустановителя: 1) в сфере правообразования
она применяется на всех уровнях – законотворческом, нормотворческом, правотворческом; предметом её воздействия выступают законы и иные нормативные правовые акты; 2) в сфере правоприменения
(правореализации), интерпретации правовых актов она используется
во всех случаях «приложения» закона и иных правовых актов к конкретным лицам и конкретным обстоятельствам. Следовательно,
юридическая техника должна иметь полем своего приложения всё
право, а не только отдельные его составляющие (пусть и очень важные) – нормотворческую деятельность либо правоприменительную
практику.
Проанализировав все многообразие проявлений юридической
техники, мы приходим к выводу, что в ее содержании наличествуют
три вида компонентов: средства, приемы и правила. При этом, как
справедливо заметил С.С. Алексеев, при теоретическом истолкова87
См.: Карташов В.Н. Юридическая техника, тактика, стратегия и технология (к вопросу о соотношении). С. 17–22.
88
См.: Черненко А.К. Философия права. Новосибирск, 1997. С. 23.
89
См.: Муромцев Г.И. Указ. соч. С. 37.
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нии юридической (законодательной) техники на первый план необходимо выдвинуть ее субстрат, «так сказать, ее субстанциональную
сторону – средства, а вслед за тем и приемы...»90. Средство с точки
зрения русского языка трактуется как «орудие (предмет, совокупность приспособлений) для осуществления какой-либо деятельности»91. Соответственно применительно к праву под средствами техники должны пониматься не способы деятельности, а нематериальный инструментарий юриста. Полагаем, что материальные
инструменты к средствам юридической техники не относятся, хотя
такая точка зрения и высказывалась в литературе (В.Н. Карташов, к
примеру, к средствам юридической техники относит множительную
технику, компьютеры, фотоаппараты и т.п. предметы92). Не оспаривая принадлежность этих предметов к разряду технических средств,
вряд ли правомерно относить их к специфичным средствам техники
юридической в силу их общефункционального назначения и материального происхождения. Ведь используя такой вектор выделения
средств юридической техники, к последним можно отнести абсолютно все предметы материального мира, так или иначе фигурирующие в правовой практике (технические системы голосования в
представительных органах, специализированные патрульнопостовые машины, табельное оружие сотрудников милиции и т.д.),
что представляется абсолютно неоправданным.
Таким образом, юридическая техника определяется нами как
система выработанных теорией и практикой правотворческой и
правоприменительной деятельности правил, приёмов (способов,
методов) и средств, используемых в процессе реализации юридической воли – правотворческой, правоинтепретационной, правоприменительной – уполномоченных органов и лиц.
Представляется, что научно обоснованное определение юридической техники, чёткая классификация этого понятия позволят создавать наиболее эффективную систему правил, приёмов и средств
выработки правовых актов и реализации воли субъекта правотворчества в правоприменительной практике на всех уровнях и во всех
сферах функционирования права. Несомненно, что правила и спосо90
Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т. 2. С. 271.
Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Указ. соч. С. 749.
92
Карташов В.Н. Юридическая техника, тактика, стратегия и технология (к
вопросу о соотношении) // Проблемы юридической техники. С. 18.
91
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
бы конструирования и «реконструирования» нормативного массива,
скажем, в уголовном и налоговом праве имеют как много общего,
так и много различного, специфического. Аналогично и выработка
законов на федеральном уровне и на уровне субъекта федерации в
каких-то элементах может осуществляться по единому алгоритму, а
в чём-то кардинально различаться. Кстати, именно механическое копирование правил и приёмов законодательной техники, используемых на федеральном уровне, приводит к серьёзным сбоям и противоречиям в региональной нормотворческой деятельности, рассоглассованности федерального и регионального законодательства. Как
справедливо заметила Т.Д. Зражевская, «отсутствие всякого опыта
создания законов у большинства субъектов РФ по объективным
причинам фактически привело к эмпирическому осуществлению
этого сложного процесса, «копирующему» во многом аналогичный
процесс на уровне Федерации»93.
Ещё более активным является обратное воздействие формы и
содержания уголовно-правовых предписаний на достижение содержательных целей уголовного права в процессе правоприменительной деятельности суда, прокуратуры, органов следствия и дознания.
Следует отметить, что не только граждане, но и указанные органы
служат адресатом уголовно-правовых норм, однако при конструировании уголовно-правовых предписаний интересы этих органов учитываются не всегда должным образом94.
Отметим, что на состояние юридической техники, её качество и
эффективность оказывают влияние её объективные и субъективные
составляющие. Юридическая техника с объективной стороны характеризуется политическим и социально-экономическим уровнем
развития государства, общим состоянием правовой системы общества, наличием качественной нормативной (прежде всего законодательной) базы, чётко регулирующей основные правила игры в процессах правотворчества и правоприменения и т. д.
С субъективной стороны юридическая техника характеризуется
отношением субъекта к правилам, средствам и приёмам, используемым им в юридической деятельности, его уровнем образования, пра93
Зражевская Т.Д. Закономерности развития юридической техники в правотворческом процессе субъекта Российской Федерации / Там же. С. 131.
94
См.: Наумов А.В. Форма уголовного закона и её социальная обусловленность // Проблемы совершенствования уголовного закона. М., 1994. С. 20.
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вового мышления, его установками и волей в момент совершения
тех или иных юридических действий. Представляется, что именно
влияние отрицательных факторов субъективного характера, в большей степени, приводит к серьёзным сбоям в правотворческой и правоприменительной деятельности. Как верно отмечается в современной юридической литературе, качество юридической техники в значительной мере зависит не только от правил и приёмов, но и
наличия подготовленных юристов95.
Не иначе как халатным отношением субъектов законотворчества
к техническим аспектам принятия нормативных актов можно объяснить пробелы недоработки, появившиеся в УК РФ после внесения в
него объемных изменений в декабре 2003 года. В качестве примера
можно привести долго сохранявшееся противоречие между положениями примечаний к ст. 169 и 171 УК, нарушения правил законодательной техники при регламентации санкций в ч. 1 ст. 165 УК РФ, ч.
4 ст. 174 и 1741 УК РФ и т.д.
Интересный пример, характеризующий уровень подготовки законопроектов (а следовательно, и интеллектуальный уровень лиц, их
готовящих), приводит Н.Б. Чунакова – руководитель отдела лингвистической экспертизы законопроектов Правового управления
Аппарата Государственной Думы РФ. Например, в понятийном аппарате проекта федерального закона о защите животных давалось
определение домашнего животного. Звучало это по смыслу так:
«Домашнее животное – это партнер человека по совместному отдыху и получению взаимного удовольствия». Комментариев не требуется. Только после сделанных юристами и лингвистами замечаний,
указывает Н.Б. Чунакова, нелепая двусмысленность в определении
была устранена96.
Подводя итоги сказанному, следует согласиться с теми исследователями (Л.Л. Кругликов, В.М. Горшенёв и др.), которые отмечают,
что применительно к уголовному законодательству целесообразно
оперировать понятием законодательной техники, а в случае анализа
правоприменительной деятельности или техники применения уго-
95
См., например: Теория государства и права / Под ред. М.М. Рассолова,
В.О. Лучина, Б.С. Эбзеева. С. 237.
96
См.: Чунакова Н.Б. Указ. соч. С. 207.
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ловного закона необходимо использовать более ёмкое понятие –
юридическая техника97.
Несомненно, что причины слабой «работоспособности» уголовно-правовых норм кроются как в дефектах самих норм, так и в недостатках практики их применения. Правовая действительность в
России такова, что порой «хромает» применение даже вполне грамотно выработанного законодателем (либо иным компетентным
субъектом) нормативно-правового акта. Особенно это характерно
для деятельности правоохранительных органов. Так, по разным причинам не имея возможности эффективно реализовать волю законодателя, вложенную в тот или иной нормативный акт, руководители
разных уровней причиной всех бед объявляют «пробелы и сбои» в
законодательной технике. При этом от субъектов правотворческой
деятельности требуют универсальной нормативной конструкции,
«работоспособной» в любой ситуации и в любых руках. К примеру,
на практике часто возникают проблемы применения уголовноправовых запретов в сфере экономической деятельности, когда ключ
к эффективному результату видится не в улучшении организационной или кадровой деятельности, а в мнимых «недостатках» уголовного, налогового, таможенного и иного законодательства. В этом
смысле эффективность как правового акта в целом, так и отдельной
правовой нормы должна изучаться с учётом всех элементов юридической техники, а не только с учётом её законодательной составляющей.
С точки зрения М.А. Унковского, источником изучения формы
законодательства и разработки правил законодательной техники является исследование недостатков законодательства, выявленных при
его применении98. При этом, по его мнению, основным источником
необходимого практического материала для таких исследований
должно стать государство, так как ему «доступны все способы понуждения разных учреждений и лиц к доставлению сведений о
встречающихся в их практике недоумениях по толкованию закона, и
все меры поощрения тех отдельных личностей, кто такие сведения
97
См.: Кругликов Л.Л. О средствах законодательной техники в уголовном
праве. С. 5; Горшенёв В.М. Способы и организационные формы правового регулирования в социалистическом обществе. М., 1972. С. 248–249.
98
См.: Унковский М.А. О неясности законодательства, как общественном
бедствии, и о ближайших путях к её устранению. СПб., 1913. С. 14–15.
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мог бы доставлять, и создание наиболее полной библиотеки изданий,
содержащих сообщения о случаях недоумений, вызываемых законами»99. Высказанная в начале прошлого века мысль имеет серьёзную
актуальность и в наши дни, так как именно недостатки уголовноправовой практики наглядно демонстрируют необходимость совершенствования не только уголовного, но и банковского, финансового,
налогового и иного законодательства.
Обобщение практики, – как отмечает в этом же ключе А.А. Ушаков, – применения правовых норм выступает критерием научного
решения всех без исключения проблем юридической техники, для
чего необходимо систематически накапливать и изучать технические
недостатки права, так как наука о юридической технике как наука о
правилах законодательствования и начала оформляться на основе
анализа недостатков правовых норм, обнаруженных при их применении100. Не случайно ст. 1 проекта Федерального закона «О нормативных правовых актах Российской Федерации» (см. Приложение 1)
говорит об установлении единых требований к законам и иным нормативным правовым актам, их подготовке, внесению, рассмотрению,
принятию, опубликованию, толкованию и систематизации101.
Содержание взаимодействия двух основных элементов юридической техники – правотворческого и правоприменительного – состоит в том, что первый указывает, по каким правилам и с помощью
каких средств строился правовой акт, а второй определяет, насколько верно и оптимально это было сделано.
Отметим также, что в литературе выделяют несколько основных
направлений комплексного применения юридической техники.
Во-первых, систематическое и планомерное воздействие на нормотворческую деятельность, в ходе которой формируется нормативная
ткань будущего закона и иного правового акта; проведение юридической экспертизы с точки зрения соблюдения правил правотворческой техники в целях недопущения и исправления возможных
ошибок.
99
Унковский М.А. Указ. соч.
См.: Ушаков А.А. О методике юридической техники (К вопросу о принципах и приёмах изучения) // Учён. зап. Пермского ун-та. 1966. № 104. С. 102.
101
См.: Проект N 96700088-2 Федерального закона «О нормативных правовых актах» // СПС «Консультант».
100
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Во-вторых, юридическая техника выступает как средство международного обмена правовой информацией, как способ сближения
национальных законодательств и введения общих и согласованных
режимов102. Отмечая роль государства в расширении поля изучения
предмета юридической техники за счёт зарубежного исторического
опыта, М.А. Унковский писал, что именно «государство имеет возможность войти в сношения с правительствами других стран относительно доставления им сведений о недоумениях, встречаемых по
толкованию законов в практике учреждений…, так как работа по
выводу наиболее целесообразных правил ясного и краткого законописания нужна не для какого-нибудь государства, а для всякого государства»103. Мысли учёного, высказанные столетие назад, как никогда актуальны и в наше время. Особенно важно сейчас достижение
эффективной «сопряжённости» информационно-правовых технологий обработки, хранения и использования законодательных массивов
в рамках СНГ104.
В-третьих, юридическая техника служит средством обучения
основам правотворчества и правоприменения. Введение спецкурсов
по вопросам технических аспектов правотворческой и правоприменительной деятельности для специализированных юридических учреждений, депутатов федерального парламента и законодательных
органов субъектов Федерации, государственных служащих органов
исполнительной власти, для работников судов, правоохранительных
органов и юридических служб стоит на повестке дня. Показательно,
что Нижегородский юридический институт МВД РФ и МГЮА разработали программу по спецкурсу «Юридическая техника»105.
В качестве общего вывода еще раз отметим, что, по нашему
мнению, юридическая техника встроена во все уровни и сферы
функционирования права, а точнее, во все формы реализации воли
правоустановителя: 1) в сфере правообразования она применяется
102
См.: Законодательная техника: Научно-практическое пособие. С. 10–11.
Унковский М.А. Указ. соч. С. 14–15.
104
Необходимо отметить, что в последние годы в значительной степени преодолён «вакуум» научного общения в юридическом сообществе (некогда общем
по научному менталитету и мировоззрению) стран СНГ. Так, в настоящее время
разрабатываются и осуществляются совместные научные программы по унификации, оптимизации законодательства СНГ прежде всего в таможенной, налоговой и иных сферах.
105
См.: Законодательная техника: Научно-практическое пособие. С. 11.
103
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
на всех уровнях – законотворческом, нормотворческом, правотворческом; предметом её воздействия выступают законы и иные нормативные правовые акты; 2) в сфере правоприменения (правореализации) и интерпретации правовых актов она используется во всех
случаях «приложения» закона и иных правовых актов к конкретным
лицам и конкретным обстоятельствам. Следовательно, юридическая
техника должна иметь полем своего приложения всё право, а не
только отдельные его составляющие (пусть и очень важные) – нормотворческую деятельность либо правоприменительную практику.
Таким образом, юридическая техника определяется нами как
система выработанных теорией и практикой правотворческой и
правоприменительной деятельности правил, приёмов (способов,
методов) и средств, используемых в процессе реализации юридической воли – правотворческой, правоинтепретационной, правоприменительной – уполномоченных органов и лиц.
Вопросы для самопроверки
1. В чем состоят особенности анализа технических аспектов
функционирования права в европейской юридической науке?
2. Определите место юридической техники в правотворческой
сфере?
3. Каково значение правотворческого процесса в механизме правового регулирования общественных отношений?
4. Как соотносятся понятия «правотворчество», «нормотворчество», «законотворчество»?
5. Назовите этапы правотворческого процесса?
6. Применяется ли юридическая техника на всех уровнях правотворческой деятельности либо ограничивается границами законодательной?
7. Что понимать под «узким» и «широким» подходом к определению феномена юридической техники?
8. Что относят к целям юридической техники?
9. В чем состоит значение юридической техники на поле правовой практики?
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Виды юридической техники
Отсутствие единства взглядов на содержание юридической техники приводит и к многообразию подходов в классификации ее видов и подвидов. В последнее время в научных кругах активно обсуждается вопрос о том, как корректнее классифицировать понятие
юридической техники106. Несмотря на то что любая классификация
является в определенной мере условной, в настоящем параграфе
рассмотрим наше видение указанной проблематики.
Так, А.Ф. Черданцев выделяет следующие виды юридической
техники: законодательная (правотворческая) техника, техника систематизации нормативных актов, техника учета нормативных актов,
техника индивидуальных актов107. По мнению С.С. Алексеева, исследуемое понятие необходимо делить на виды по двум основаниям:
1) по типам правовых актов, которые эта техника обслуживает, и в
этом смысле необходимо выделять законодательную технику и технику индивидуальных актов; 2) по содержанию технических приёмов и средств, при помощи которых «сооружаются» правовые акты;
в этом случае различают юридическую технику изложения воли законодателя и юридическую технику документального выражения
содержания нормативного акта108.
В литературе предлагаются и иные варианты классификации
рассматриваемого понятия. Так, одни авторы подразделяют юридическую технику на правотворческую, интерпретационную, правореализационную (правоприменительную)109, другие – на правотвор-
106
Артемов В.М. Правопорядок как целеполагающий ресурс развития законодательной техники в современном обществе. С. 66.
107
Общая теория государства и права: Академический курс / Под ред.
М.Н. Марченко. Т. 2. С. 367–368.
108
См.: Алексеев С.С. Проблемы теории права: Курс лекций. С. 143–152.
Отметим, что в некоторых случаях С.С. Алексеев выделяет как самостоятельный
подвид юридической техники кодификационную технику (см.: Алексеев С.С.
Общая теория права: В 2 т. Т. 2. М., 1982. С. 267).
109
См.: Бабаев В.К., Баранов В.М., Толстик В.А. Указ. соч. С. 82.
40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ческую, правоприменительную, следственную, судебную110. По мнению Т.В. Кашаниной, можно выделить шесть видов юридической
техники: правотворческую, технику опубликования нормативных
актов, технику систематизации нормативных актов, интерпретационную, правореализационную, правоприменительную111.
Думается, что такое понимание видов юридической техники нуждается в существенном уточнении. В процессе классификации
важно установить основные направления, критерии, границы и глубину абстрактного разделения того или иного понятия. Усложнение
общественной жизни, возрастание воздействия права на общественные отношения влекут расширение, углубление и разветвление юридической деятельности, ее дальнейшую специализацию. Перечень
видов и способов правового воздействия на общественные отношения постоянно видоизменяется, что приводит к подвижности классификации юридической техники по всем направлениям. Юридическая практика, ко всем сферам которой, как мы установили ранее,
имеет отношение юридическая техника, представляет собой многогранную деятельность различных субъектов, направленную на обеспечение воздействия на общественные отношения с помощью правовых инструментов. Деятельность же эта условно может быть разделена на две основные стадии: 1) изменение сферы правового
регулирования и 2) воздействие права на общественные отношения,
т.е. создание права и его действие. Это стратегическое, сквозное
предназначение права, которое и должно лежать в основе классификации юридической техники. Стержневая правовая деятельность
может далее делиться на вспомогательные виды и прирастать дополнительными функциями: в сфере правотворчества это может
быть техника систематизации и кодификации, в правоприменении –
техника исполнения судебных актов и т.д.
Так, например, техника систематизации и техника учета правовых актов, определяемые указанными выше авторами как виды
юридической техники, не имеют, по нашему мнению, самостоятельного значения. И учет правовых актов, и их систематизация имеют
цель обеспечения правотворческой, правореализационной и правоприменительной практики, повышения ее результативности. «Опыт
110
См.: Общая теория государства и права. Академический курс / Под ред.
М.Н. Марченко. Т. 2. С. 344–345.
111
См.: Кашанина Т.В. Указ. соч. С. 85.
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
законодательной и правоприменительной деятельности в Российской Федерации и зарубежных странах, указывает А.С. Пиголкин,
показывает, что качество учета нормативных актов в государственных органах и учреждениях, степень его налаженности, эффективность сбора и хранения сведений о действующих нормативных актах, о внесении в них изменений и дополнений во многом определяют юридическую культуру правотворчества, эффективность
правоприменительной деятельности и правового воспитания»112.
Следовательно, техника учета нормативных актов всего лишь обеспечивает, «обслуживает» правотворческий процесс и правоприменительную практику, что является скорее вспомогательной функцией. Кроме того, учет нормативных актов весьма условно может быть
отнесен к юридической деятельности. Учет образуют технические в
собственном смысле этого слова, нежели правовые, операции.
То же самое можно сказать и о систематизации законодательства в виде его инкорпорации, т.е. о подготовке и издании различного рода собраний и сборников нормативных актов, поскольку в результате инкорпорации «содержание правового регулирования по
существу не меняется»113. Иными словами, инкорпорация облегчает,
делает более эффективным процесс правотворчества и правоприменения, но к ним впрямую не относится и так же, как и учет актов,
выступает своего рода технической, а не правовой деятельностью.
Иначе обстоит дело с такими видами систематизации, традиционно выделяемыми в теории права114, как консолидация и кодификация законодательства. Эти виды систематизации однозначно включены в сферу правотворчества и являются особыми видами (а точнее, подвидами) законотворческого процесса. Так, консолидация
выражается как в отмене устаревших актов и их частей, так и во внесении в них изменений, что по общему признанию характерно для
правотворчества. Кодификация также есть правотворчество, результатом которого является появление на свет кодифицированного акта.
Кстати, этот тип правотворчества наиболее характерен для отечественного права, где значительная часть отраслевого законодательства
кодифицирована и отражена в уголовном, гражданском, налоговом,
112
Общая теория государства и права: Академический курс / Под ред.
М.Н. Марченко. Т. 2. С. 198 (автор главы А.С. Пиголкин).
113
Там же. С. 202.
114
См., например: Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т. 2. С. 254.
42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
таможенном и иных отраслевых кодексах115. Учитывая их вспомогательный характер, техника кодификации и техника консолидации
права, на наш взгляд, также не являются самостоятельными видами
юридической техники, а представляют собой подвиды правотворческой законотворческой техники.
Мы уже определили, что основными элементами юридической
деятельности являются: 1) создание права и 2) действие права. Для
уточнения нашей позицию в части содержания второго элемента необходимо определиться в двух вопросах. Во-первых, в юридической
литературе сферу действия права либо соотносят с процессом реализации права, а одной из форм реализации считают практику правоприменения116, либо дифференцируют на две самостоятельные
формы – правоприменительную и правореализационную деятельность117. В соответствии с последней (менее распространенной) позицией реализация права предусматривает самостоятельное участие
субъектов в правоотношениях. Применение же права – деятельность
уполномоченных государственных органов по разрешению юридических дел – имеет место в случае нарушения нормального хода основных видов юридической техники: правотворческой, правореализационной и правоприменительной.
Не вдаваясь в полемику по данному вопросу, отметим, что грань
между реализацией права и применением права достаточно зыбка. В
правовой доктрине есть позиция, предусматривающая и широкую
трактовку правоприменения, которое и образует всю сферу действия, функционирования права118. Позиция эта не нова. В дореволюционной России, например, правоприменением считалась не только
деятельность государственных органов и их должностных лиц, но
вообще всех лиц, кто сообразовывает свое поведение с нормами
права. Соответственно в духе того времени правомерным было вы115
Подробнее об уголовно-правовой кодификации см.: Кленова Т.В. Основы
теории кодификации уголовно-правовых норм. Самара, 2001.
116
См.: Матузов М.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник.
М., 2004. С. 243; Теория государства и права: Учебник для юридических вузов /
Под общ. ред. А.С. Пиголкина. М., 2003. С. 164–166.
117
См.: Кашанина Т.В. Указ. соч. С. 85; Румянцева Е.В. Техника конструирования и применения диспозиций статей о налоговых преступлениях (ст. 198 –
1992 УК РФ): Дис. … канд. юрид. наук. Ярославль, 2007. С. 39.
118
Фалькина Т.И. Формы реализации права и механизм их осуществления:
Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2007. С. 18.
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
деление и «негосударственной юридической техники», например
техники адвоката. Полагаем, что юридическая техника в большей
степени касается правовой деятельности специальных, компетентных субъектов, отсюда справедливо рассматривать ее более детально
в русле правоприменительной деятельности. Это, однако, не исключает использование некоторых компонентов юридической техники и
в сфере правореализации. Добавим, что в настоящей работе нами
рассматриваются проблемы уголовно-правовой охраны общественных правоотношений лишь с точки зрения правотворческой (законодательной) и правоприменительной техники.
Во-вторых, необходимо уяснить, является ли правоинтерпретационная техника основным видом юридической техники или
только разновидностью техники правоприменительной. В юридической литературе отстаивается как одна, так и другая точка зрения.
Указывая на интерпретацию как на подвид техники правоприменительной, ряд исследователей отмечают, что любое толкование преследует цель обеспечить правильное применение законов при рассмотрении конкретных дел. Такое значение имеет нормативное,
официальное и доктринальное толкование. Эти виды толкования
оказывают опосредованное воздействие на решение дел через правоприменяющего субъекта, который воспринимает закон и следует
тому его пониманию, которое выражено в результате официального
и доктринального толкования119. Напротив, иные авторы справедливо, на наш взгляд, однозначно выделяют интерпретационную деятельность как самостоятельный вид юридической практики120.
Приведем несколько аргументов в защиту того, что толкование
может считаться автономным видом юридической практики.
1) На наш взгляд, ограничивать интерпретационную деятельность рамками исключительно правоприменения не совсем верно.
Толкование имеет особое значение среди различных видов юридической деятельности, поскольку обслуживает все элементы механизма правового регулирования на всех его стадиях. Необходимость в
119
См.: Румянцева Е.В. Техника конструирования и применения диспозиций
статей о налоговых преступлениях (ст. 198 – 1992 УК РФ). С. 35; Черданцев А.Ф.
Толкование права и договора: Учеб. пособие для вузов. М., 2003. С. 110.
120
См.: Кашанина Т.В. Указ. соч. С. 337; Теория государства и права: Учебник для вузов / Под ред. М.М. Рассолова, В.О. Лучина, Б.С. Эбзеева. С. 308.
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
интерпретации возникает как в процессе правоприменения, так и при
создании новых норм права.
2) Официальное толкование призвано обеспечить единство понимания законов и на этой основе их единообразное применение на
всей территории государства. Следует признать, что официальное
юридическое толкование вносит определенные изменения (уточнения, конкретизацию и т.п.) в правовое регулирование общественных
отношений. И в этом смысле интерпретационная деятельность хотя
бы частично пересекается с правотворческой.
3) В ряде случаев положения интерпретационной практики (в
отличие от правоприменительной) направлены не на конкретное и
персонифицированное юридическое разрешение в системе тех или
иных правоотношений, а на абстрактную, неопределенную по кругу
юридических фактов и лиц ситуацию. Например, в соответствии с п.
3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007
года № 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве
и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» в
случаях, когда в процессе совершения хулиганства лицо использует
животных, представляющих опасность для жизни или здоровья человека, содеянное с учетом конкретных обстоятельств дела может
быть квалифицировано по пункту "а" части 1 статьи 213 УК РФ121.
Это положение адресовано всем полномочным субъектам, применяющим уголовное право, распространяется на неопределенный
круг лиц и противоправных посягательств и находится в превентивном, «спящем» состоянии до момента совершения реального посягательства на охраняемые уголовным законом правоотношения. По
этой причине вряд ли, например, всю интерпретационную практику
Пленума Верховного Суда РФ можно относить к правоприменительной деятельности.
Следовательно, по форме реализации юридической воли соответствующего субъекта юридическая техника делится на: 1) правотворческую (законодательную, нормотворческую); 2) интерпретационную; 3) правоприменительную (правореализационную). Понятно, что на отдельных участках и уровнях различные сферы
функционирования юридической техники могут «пересекаться» и
121
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 года
№ 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений»// СПС «Консультант».
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«смешиваться», например, в процессе применения и толкования права. Эти три вида являются основными, стержневыми видами юридической техники. В качестве вспомогательных видов можно выделить технику систематизации, опубликования, учета правовых актов, технику правотворческой процедуры и т.д.
Законодательная техника в свою очередь тоже может быть
дифференцирована по различным основаниям: 1) по субъекту она
может различаться на: а) законодательную технику федерального законодателя, б) законодательную технику субъекта федерации; 2) по
предмету регулирования на: а) технику уголовного законодательства, б) технику налогового законодательства, в) технику административного законодательства г) технику бюджетного законодательства
и т.д.
Правоинтерпретационная техника или техника толкования может быть разграничена, к примеру: а) по субъекту (техника официального и неофициального толкования); б) по юридическому содержанию (техника толкования норм уголовного, гражданского, налогового и иного отраслевого законодательства); в) по способу
(техника толкования языкового, логического, систематического, исторического и т.д.); г) по общности и объему исследуемых решений
(техника общего или нормативного и казуального толкования); д) по
полученным результатам (техника адекватного, распространительного и ограничительного толкования). В свою очередь техника неофициального толкования делится на: обыденную, профессиональную и доктринальную; в технике официальной интерпретации можно
выделить технику аутентичного и судебного толкования. Процесс
выделения по иным основаниям и дробления можно осуществлять и
далее, необходимо помнить только, что все виды и подвиды интепретационной деятельности имеют не только общие, но и различные
технико-юридические особенности.
Как исключение из общего правила, можно рассматривать классификацию видов толкования в зависимости от объектов интерпретации, представленную А.Ф. Черданцевым122. Автор исходит из того, что «…юридическое толкование не сводится к толкованию действующих нормативных актов, оно имеет более широкую сферу
применения и обслуживает процесс нормотворчества, систематиза-
122
См.: Черданцев А.Ф. Толкование права и договора. С. 108–110.
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ции нормативных актов, реализации» и выделяет следующие виды
толкования:
1) проектов нормативных актов;
2) действующих нормативных актов;
3) исторических источников права (это необходимо не только
для исторической науки права, но и для исторического способа толкования действующего законодательства);
4) индивидуальных юридических актов, документов, фиксирующих юридические факты, и т.д.;
5) документов – доказательств в ходе разбирательства юридических дел123.
Правореализационная техника делится на: технику договорной
работы, технику использования, исполнения, соблюдения права,
технику юридических и физических лиц и т.д.
Правоприменительная техника также может быть классифицирована по различным основаниям. Так, по субъектам она подразделяется на следственную, судебную, административную и т.д. Каждую разновидность юридической техники применяют субъекты, занимающие различные места в иерархической системе соответствующих органов, что позволит осуществить более дробное ее
деление. Так, «в зависимости от места в судебной системе необходимо вычленять применение уголовного права а) судом первой,
б) апелляционной, в) кассационной и г) надзорной инстанции. Эта
классификация, по мнению Е.В. Благова, уточняет субъектный состав применения уголовного права и отражает использованную законодателем возможность исправления характера применения уголовного права в рамках судебной системы»124. В свою очередь, В.Н.
Карташов разграничивает судебную практику: 1) по вертикали
(практика Верховного Суда РФ, областных, городских, районных
судов) и 2) по подведомственности и категории разрешаемых дел
(практика конституционных и уставных судов, судов общей юрисдикции и арбитражных судов, техника гражданского и уголовного
судопроизводства)125. Соответственно разграничивается и право-
123
См.: Черданцев А.Ф. Толкование права и договора. С. 108–110.
Благов Е.В. Применение уголовного права. СПб., 2004. С. 79.
125
См.: В.Н. Карташов. Теория правовой системы общества: В 2 т. Ярославль, 2005. Т. 1. С. 236.
124
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
применительная техника, которая обслуживает указанные виды
практики.
По отраслевому признаку выделяется техника применения уголовного, административного, гражданского, семейного, налогового
права и т.д. В рамках настоящего исследования особое значение
имеет, разумеется, техника применения уголовного права, которая
далее будет рассмотрена более обстоятельно.
Вопросы для самопроверки
1. Назовите подходы к выделению видов и подвидов юридической техники?
2. В чем состоит значение техники систематизации и техники
учета правовых актов в обеспечении юридической практики?
3. Является ли правоинтерпретационная техника основным видом юридической техники или только разновидностью техники правоприменительной?
4. Как дифференцируется юридическая техника в зависимости
от формы реализации юридической воли соответствующего полномочного субъекта?
5. По каким основаниям можно классифицировать законодательную технику?
6. Перечислите виды неофициального толкования?
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 3. Законодательная техника
в доктрине уголовного права
Представляется, что при исследовании правотворческой сферы
юридической техники необходимо прежде всего обратиться к анализу её основного элемента – законодательной техники. Одним из
важных условий совершенствования законодательства является овладение системой определенных требований, предъявляемых к процессу создания законов. Эти требования, выработанные в течение
веков различными научными школами и представительными органами государств, концентрированно формулируются в отрасли знания, именуемой законодательной техникой. Показательно, что в отечественной правовой науке законодательная техника традиционно
рассматривается в контексте правотворчества в качестве одного из
его элементов как промежуточный этап на пути от формирования
идеи (концепции) законопроекта (в соответствии с широкой трактовкой – проекта нормативного акта) до практического применения
принятого и действующего закона.
Мы уже отмечали (в разрезе юридической техники) подходы
учёных к границам применения законодательной техники в ходе
правотворческого процесса. Разные точки зрения высказываются в
литературе и на объём предметного содержания законодательной
техники. Одна группа авторов рассматривает законодательную технику в контексте выработки любого нормативного акта, другая
группа учёных считает, что законодательная техника должна
«встраиваться» только в процесс создания законов. Так, по мнению
А.С. Пиголкина «законодательная техника – это система базирующихся на практике нормотворчества и теоретически обоснованных
правил и приёмов подготовки совершенных и целесообразных по
форме и структуре проектов нормативных актов, обеспечивающих
максимально полное и точное соответствие формы нормативных
предписаний их содержанию, доступность, простоту и лёгкую обозримость нормативного материала, исчерпывающий охват регули-
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
руемых вопросов126. Румынский учёный И. Мрежеру считает, что законодательная техника представляет собой «комплекс методов и
процедур, используемых при разработке законов и других нормативных актов, которые помогают принять решения, отвечающие социальным потребностям, а также способы изложения этих решений
в соответствующим образом отредактированных текстах»127. Схожее
определение законодательной техники предлагают в научной литературе А. Нашиц128, Б.А. Миренский129 и др.
Исключительно с выработкой закона как специфического нормативного акта высшей юридической силы связывают функционирование механизмов законодательной техники Т.А. ЛесниевскиКостарева, Д.А. Ковачёв, И.А. Семёнов130и др. Так, по мнению
Т.А. Лесниевски-Костаревой под законодательной техникой следует
понимать совокупность определённых приёмов, которые применяются при разработке содержания и формы законодательных актов131.
Законодательная техника, считает Ю.А. Тихомиров, – это система
правил, предназначенных и используемых для познавательнологического и нормативно-структурного формирования правового
материала и подготовки текста закона132. Нами законодательная техника определяется как система научно обоснованных средств и
приемов, применяемых по общепринятым правилам с целью максимально точного, экономичного и последовательного выражения воли законодателя в законодательных актах.
126
См., например: Подготовка проектов нормативных актов (Организация и
методика). М., 1966. С. 10; Общая теория права: Учебник для юридических вузов
/ Под общ. ред. А.С. Пиголкина. М., 1998. С. 216. Отметим, что в иных источниках А.С. Пиголкин связывает определение законодательной техники исключительно с деятельностью законодателя по подготовке законопроектов (см.: Законотворчество в Российской Федерации (научно-практическое пособие) С. 241).
127
Мрежеру И. Законодательная техника / РЖ АН СССР. Государство и право. 1961. Сер. 4. № 4. С. 55.
128
См.: Нашиц А. Указ. соч. С. 137 и далее.
129
См.: Миренский Б.А. Законодательная техника и проблемы уголовного
права // Сов. государство и право. 1986. № 12. С. 106.
130
См. подробней: Уголовное право: Словарь-справочник / Авторсоставитель Т.А. Лесниевски-Костарева. М., 2000. С. 328; Семёнов И.А. Законодательная техника в уголовном правотворчестве С. 57–59, 61.
131
См.: Уголовное право: Словарь-справочник. С. 328.
132
См.: Законодательная техника: Научно-практическое пособие. С. 8–9.
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В юридической науке нет единства мнений и по поводу элементов, из которых состоит законодательная техника, а точнее, инструментов, которые она использует. Так, в рамках определения сущности законодательной техники В.В. Лазарев, Д.А. Ковачёв, Ю.А.
Тихомиров, И.Л. Брауде говорят о правилах133; Т.А. ЛесниевскиКостарева – приёмах134; А.Б. Венгеров – о правилах и приёмах135; А.
Ф. Черданцев, Б.А. Миренский – правилах, средствах, приёмах и методах136; С.С. Алексеев, В.М. Галкин – о средствах и приёмах137;
И.К. Ильин, Н.В. Миронов – о приёмах и методах138. Некоторые исследователи не считают, видимо, данный вопрос принципиальным и
в разное время и в разных источниках по разному подходят к выделению элементов законодательной техники139. К примеру,
Д.А. Керимов в одной работе определяет законодательную технику
как совокупность правил140, в другой – как систему требований141,
оперируя, кроме того, понятиями технических средств и приёмов142.
И.А. Семёнов, ранее рассматривавший содержание законодательной
техники как систему правил, приёмов, средств и методов143, позже
133
См.: Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права: Учебник для
вузов. М., 1998. С. 253; Ковачёв Д.А. Механизм правотворчества социалистического государства. Вопросы теории. М., 1977. С. 94; Законодательная техника:
Научно-практическое пособие. С. 8; Брауде И.Л. Вопросы законодательной техники // Сов. государство и право. 1957. № 6. С. 53.
134
См.: Уголовное право: Словарь-справочник. С. 328.
135
См.: Венгеров А.Б. Теория государства и права. М., 1998. С. 504–505.
136
См.: Общая теория государства и права: Академический курс // Под ред.
М.Н. Марченко. Т. 2. С. 368; Миренский Б.А. Там же.
137
См.: Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т. 2. С. 105; Галкин В.М.
Проблемы уголовно-законодательной техники // Проблемы совершенствования
советского законодательства. Т. 18. М., 1980. С. 170.
138
См.: Ильин И.К., Миронов Н.В. О форме и стиле правовых актов (Некоторые вопросы законодательной техники) // Сов. государство и право. 1960. № 12.
С. 66.
139
См. об этом подробнее: Иванчин А.В. Указ. соч. С. 65-66.
140
См.: Керимов Д.А. Понятие законодательной техники // Вопросы кодификации советского права. Л., 1958. Вып. 2. С. 9.
141
См.: Керимов Д.А. Законодательная техника. С. 3.
142
См.: Там же. С. 17.
143
См.: Семёнов И.А. О понятии законодательной техники в советском уголовном праве. С. 144.
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
исключил из него методы144. Однако фактически к элементам законодательной техники он относит лишь правила145. Некоторые исследователи в этом смысле говорят о правовых средствах как инструментах правовой технологии, с помощью которых удовлетворяются
интересы субъектов права, обеспечивается достижение социальнополезных целей146.
При всей многогранности и сложности такого исследуемого
правового явления в правовой литературе выделяют элементы, составляющие сердцевину, «ядро» законодательной техники. Некоторые исследователи относят к ним технические средства и технические приёмы147.
Как мы уже отмечали, по мнению С.С. Алексеева, юридическая
(законодательная) техника в содержательном смысле складывается
из двух элементов: 1) технических средств и 2) технических приёмов. По аналогии с материальной техникой, где тоже, с одной стороны, выделяются средства техники, то есть машины и оборудование,
а с другой – методы, приёмы их использования, то есть технология, в
области права, считает он, техническими средствами являются, в частности, юридические конструкции, терминология; правовой технологией – способы изложения норм, система отсылок148. Таким образом, по мнению С.С. Алексеева, именно средства и приёмы составляют основное содержание законодательной техники, являются её
«субстанциональной стороной». Правила же являются стороной, которая характеризует лишь использование технических средств и
приёмов, а посему не должны рассматриваться в качестве компонента законодательной техники149.
На наш взгляд, соотносить законодательную технику исключительно с материальными системами и исходя из этого определять её
элементы будет не совсем верно. Качество этой техники и, в конечном счёте, качество законодательного материала зависит не в по144
См.: Семёнов И.А. Законодательная техника в уголовном правотворчестве. С. 61.
145
См.: Там же. С. 73 и далее.
146
См.: Проблемы теории государства и права: Учеб. пособие. М., 1999.
С. 326.
147
См.: Кругликов Л.Л. О средствах законодательной техники в уголовном
праве. С. 5; Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т. 2. С. 140 и далее.
148
См.: Алексееев С.С. Общая теория права: Курс лекций. Т. 2. С. 268.
149
См.: Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т. 2. С. 142.
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
следнюю очередь и от того, какие правила использует законодатель,
применяя те или иные средства и приёмы.
Выделяемые в юридической литературе правила законодательной техники весьма разнообразны и многочисленны. Многие из таких правил являются абсолютно универсальными и вполне подходят
к законодательному конструированию уголовно-правовых норм. Назовём наиболее общие из них:
1) конкретность, ясность и исчерпывающая полнота правового
регулирования;
2) отсутствие внутренних и отраслевых противоречий, пробелов,
коллизий;
3) логика в изложении текста документа и связь нормативных
предписаний между собой;
4) ясность, простота применения терминов, недопустимость использования в тексте закона неясных, многозначных, нечётких терминов;
5) краткость и компактность правовых норм, сокращение до минимума дублирования нормативного материала по одному и тому же
вопросу;
6) отказ от канцеляризмов, словесных штампов, устаревших
оборотов и редко встречающихся слов.
В современной юридической литературе нет единства мнений в
отношении круга средств законодательной техники. По мнению
С.С. Алексеева, такие средства необходимо подразделять на две
группы: 1) средства изложения воли законодателя как нематериальные формы, при помощи которых «строится право», возводится его
скелет; 2) средства документального выражения содержания нормативного акта как формы, позволяющие закреплять, юридически фиксировать изложенную волю законодателя. К первой группе автор относит такие средства – нормативное построение, юридические конструкции, отраслевую типизацию, юридическую терминологию; ко
второй – документы, их реквизиты и внутреннее построение, законодательную стилистику150.
Несколько отличную позицию по этому вопросу занимает
В.К. Бабаев, который выделяет следующие средства законодательной техники: 1) средства юридического выражения воли законода150
См. подробнее: Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т. 2. С. 144 и да-
лее.
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
теля: а) нормативное построение (норма права должна быть выражена в виде нормы-предписания: гипотеза – диспозиция, гипотеза –
санкция), б) системное построение (норма права должна быть выражена в виде логической нормы: гипотеза – диспозиция – санкция), в)
отраслевая типизация (каждая норма права должна быть помещена в
соответствующую отрасль права); 2) средства словеснодокументального изложения текста документа: а) реквизиты (наименование акта, его заголовок, дата принятия, вступления в действие, подписи и т.п.), б) структурное построение (определённый порядок расположения материала, его расчленённость и согласованность), в) юридическая терминология (совокупность слов и
сочетаний, в которых выражаются юридические понятия), г) стиль
правового акта (система приёмов наиболее целесообразного использования языковых средств в нормативных документах)151. Особыми
средствами законодательной техники указанный автор считает правовые презумпции и правовые фикции152.
В.М. Горшенёв, рассматривая средства как разновидность нетипичных нормативных предписаний, относил презумпции и фикции к
нормативным обобщениям, а дефиниции и юридические конструкции – к нормативным предписаниям. При этом автор оставлял перечень технических законодательных средств открытым, относя к последним «преюдиции и т.д.»153
Иные исследователи к средствам законодательной техники относят: юридические конструкции (модели) и терминологию
(Е.В. Ильюк)154, нормативное построение, юридические конструкции и отраслевую типизацию (М.К. Юков)155. Т.А. ЛесниевскиКостарева, на наш взгляд, совершенно безосновательно считает, что
юридические конструкции и юридическая терминология должны относиться к техническим приёмам156.
151
См.: Бабаев В.К., Баранов В.М., Толстик В.А. Указ. соч. С. 83.
См.: Там же. С. 86.
153
См. подробнее: Горшенёв В.М. Нетипичные нормативные предписания в
праве // Сов. государство и право. 1978. № 113–117.
154
См.: Ильюк Е.В. Законодательная техника построения диспозиции статьи
уголовного закона: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1989. С. 6.
155
См.: Юков М.К. Место юридической техники в правотворчестве
// Правовоедение. 1979. № 5. С. 47.
156
См.: Лесниевски-Костарева Т.А. Указ. соч. С. 328.
152
54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В этой связи следует согласиться с Л.Л. Кругликовым в том, что
по мере развития теории права исследователями будут вычленены и
иные средства, как уже фактически используемые законодателем,
так и могущие быть использованными для законодательного закрепления, юридического выражения воли законодателя. В настоящее же
время, по его мнению, основываясь на современном уровне отечественной юридической науки, в теории уголовного права необходимо
оперировать следующими понятиями: 1) юридической конструкции;
2) терминологии; 3) презумпции; 4) юридической фикции157.
В русле рассмотрения средств законодательной техники необходимо отметить, что в современном отечественном праве одним из
наиболее слабых звеньев законодательной деятельности является
использование терминологии. Требования, предъявляемые к юридическим терминам: единство (однозначность), общепризнанность, устойчивость, краткость, ясность и простота – особенно часто нарушаются при законодательном закреплении различных понятий.
Оптимально выполнить свою роль в правовом отражении законодательная техника способна во многом благодаря применению
понятий. Именно в них сосредоточен интеллектуальный потенциал
закона и его норм. С понятия начинается логическое бытие любой
правовой нормы. Внепонятийных правовых нормативов не существует, как не существует и внепонятийного правового мышления. Отсюда всякая нормативная конструкция, неадекватная соответствующему понятийному строю нормативного мышления, не может быть
эффективной в правоприменительной деятельности. Специфика
данной деятельности такова, что понятийный плюрализм здесь нетерпим. Поэтому уже в античной древности предъявлялись самые
жёсткие требования к понятийному формулированию правовых актов158.
Чёткое выполнение таких требований особенно необходимо в
«производстве» уголовно-правовых норм как наиболее репрессивных
и правоограничивающих. Прежде чем подчиниться тому или иному
правовому императиву, субъект правовых отношений должен представлять (хотя бы в общих чертах), что от него требует законодатель,
157
См.: Кругликов Л.Л. О средствах законодательной техники в уголовном
праве. С. 7.
158
См. подробней: Чернобель Г.Т. Правовые понятия и их применение в законах // Законодательная техника: Научно-практическое пособие. С.79.
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
каковы «правила игры» и где находится граница преступного и непреступного. Особенно это понимание важно для субъектов некоторых видов экономической, финансовой, бюджетной, экологической деятельности, где, как уже было отмечено, и характер, и степень общественной опасности противоправного поведения порою
размыты, а преступное от непреступного может отграничивать сумма в десять или двадцать рублей, «перешагнувшая» через формализованный в законе объем денежных средств. Если, скажем, государство наказывает за преступное уклонение от уплаты налогов, таможенных платежей или нецелевое расходование бюджетных средств
либо средств государственных внебюджетных фондов, оно обязано
законодательно определить, что понимается под такими преступлениями, причём сделано это должно быть чётко, понятно и недвусмысленно. Несколько идеальное пожелание, но вполне актуальное в
ситуации, когда высшие правоприменительные и интерпретационные инстанции или известные учёные-юристы (простому смертному
уж вовсе не разобраться) часто дают путаные и противоречивые
комментарии и пояснения понятий, содержащихся в нормах уголовного закона.
Особое место в ряду элементов, составляющих содержание законодательной техники, занимают приёмы (способы, методы). В
правовой литературе приёмы часто смешиваются с правилами и наоборот159. На наш взгляд, говорить о правилах применительно к законодательной технике мы можем в тех случаях, когда какое-либо
положение, устанавливающее определённый порядок работы с законодательным материалом, становится обязательным либо в силу общепринятого обычая, либо в силу нормативного установления. Следовательно, можно говорить о перерастании того или иного технического приёма в правило тогда, когда, например, приём единой
сквозной нумерации статей в кодифицированном законодательстве и
унифицированного деления статей на части и пункты будет закреплён в соответствующем нормативном акте. Не случайно в ст. 1 проекта Федерального закона «О нормативных правовых актах Россий-
159
См., например: Законодательная техника: Научно-практическое пособие.
С. 11 и далее; Законотворчество в Российской Федерации (научно-практическое
пособие). С. 241.
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ской Федерации» говорится об «установлении …правил законодательной техники»160.
Приёмы законодательной техники, используемые при юридическом изложении и закреплении воли законодателя, считает С.С.
Алексеев, выражают особенности юридико-словесного построения
законодательного акта. Они в определённой степени касаются и
внешней документальной формы закона, но в первую очередь
«… способствуют полному, точному, экономному, «строго юридическому» изложению содержания нормативных предписаний»161.
В этом смысле большинство авторов, относящих приёмы к элементам законодательной техники, подразделяют такие приёмы на
две группы в зависимости от: 1) степени обобщения конкретных показателей нормы; 2) способа изложения элементов нормы162. В первую группу включают два приёма – абстрактный и казуистический,
во вторую три – прямой, отсылочный (ссылочный), бланкетный.
При создании той или иной запрещающей уголовно-правовой
нормы всегда возникает противоречие между необходимостью достаточно полного описания состава преступления в диспозиции и
требованием лаконичности изложения, «экономии» закона. Отсюда
возникает вопрос: насколько подробно должны быть прописаны в
законе признаки того или иного элемента состава преступления, например, предмет, способы или последствия совершения преступного
деяния?
Казуистический, или формальный, приём заключается в том, что
в диспозиции статьи даётся полный (по мнению законодателя) перечень видов возможного преступного поведения либо фактические
обстоятельства даются путём указания на конкретные, индивидуальные признаки. Абстрактный, или оценочный, приём прямо противоположен казуистическому и состоит в том, что законодатель, для того чтобы описать все вероятные формы преступных посягательств,
применяет абстрактные, обобщающие формулы. Это позволяет достигнуть большей полноты закона и сократить объём нормативного
материала.
160
См.: Проект Федерального закона о нормативных правовых актах в Российской Федерации // http://arbitr.spb.ru/cgi-bin/docbigview.plst-138.
161
См.: Алексеев С.А. Проблемы теории права: Курс лекций. Т. 2. С. 148.
162
См., например: Бабаев В.К., Баранов В.М., Толстик В.А. Указ. соч. С. 85;
Алексеев С.С. Проблемы теории права: Курс лекций. Т. 2. С. 148–149.
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М.Д. Шаргородский указывал, что выбор приёма конструирования диспозиций зависит от решения задачи, непосредственно связанной с широтой, которую законодатель хочет предоставить судейскому усмотрению163. Аналогичную точку зрения ранее высказывал
известный русский правовед Л.Е. Владимиров, который отмечал, что
уголовный закон, дающий широкий предел судебной власти в применении законов, является весьма опасным орудием, могущим причинить много бед164. Отсюда на первый взгляд представляется, что в
законодательной технике более приемлемым является казуистический приём, так как формализованное изложение диспозиций статей
уголовного закона практически исключает возможность судейского
усмотрения. Именно казуистическая форма построения уголовноправовых норм наиболее широко применялась в законодательстве
рабовладельческого, феодального и раннего буржуазного общества.
Развитие общества, усложнение форм криминального поведения человека объективно привело к отказу от использования в законотворческой деятельности исключительно казуистических диспозиций165.
Казуистичность норм закона, полагает Н.Ф. Кузнецова, является значительным их недостатком. По ее мнению, она характерна для
неразвитых систем права, например феодального. Избыточными с
точки зрения языка следует рассматривать все нормы, содержащие
казуистический перечень тех или иных лиц (предметов, действий,
последствий) и заканчивающиеся оборотом «иные». Эта форма построения норм является неприемлемой вследствие нулевой семантической ценности166.
Абсолютно ясно, что применение в законотворческой деятельности только казуистического приёма не соответствует современным требованиям, предъявляемым к форме и содержанию закона.
Во-первых, такой приём законодательной техники ведёт к значительному увеличению объёма нормативных правоположений, что
противоречит принципу экономии законодательного материала. Вовторых, даже тщательная формализация диспозиции не даёт полной
163
См.: Шаргородский М.Д. Советский уголовный закон. М., 1948. С. 61.
См.: Владимиров Л.Е. Правовое творчество. М., 1905. С. 29.
165
См. об этом подробнее: Семёнов И.А. Законодательная техника в уголовном правотворчестве. С. 121–122.
166
См.: Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений: Лекции по
спецкурсу «Основы квалификации преступлений» / Науч. ред. В.Н. Кудрявцев.
М., 2007. С. 126.
164
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
уверенности, что все виды криминального поведения закреплены в
законе. В-третьих, постоянная динамика и трансформация общественных отношений, неизбежно ведущие к появлению новых видов
общественно опасных посягательств, не запрещённых законом, потребует регулярного внесения в уголовное законодательство различных изменений и дополнений.
Абстрактному приёму также присущи некоторые недостатки.
Диспозиции, выраженные только в оценочных, абстрактных формулах, дают значительный простор для следственного и судебного усмотрения, что, несомненно, может привести к нарушению конституционных принципов охраны прав личности. В этой связи справедливо указывает М.И. Ковалёв, что «излишне оценочная норма не менее
вредна, чем излишне формализованная, так как она практически
очерчивает лишь контур преступного деяния, оставляя на совести
судьи определение его действительного содержания… «Оценочность», если она понимается однобоко, может привести к преобладанию изменчивости, к свободе случая и игре обстоятельств над
личностью»167. Повышение уровня абстрактности при описании запрещенных форм поведения ведет к расширению сферы преступного, создает возможность правоприменительным органам, фактически
отстранив законодателя, толковать закон по своему усмотрению.
Нормы, сформулированные с преобладанием абстрактных диспозиций, неизбежно порождают необходимость в актах толкования с детализированными и конкретизирующими положениями. Несомненно, что использование того или иного приема изложения закона зависит от степени изменчивости и подвижности общественных
отношений. Стабильным правоотношениям больше соответствуют
казуальные нормативные положения, нестабильные, изменяющиеся
правоотношения требуют обобщенных, абстрактных формулировок.
Свойство описательной нормы состоит в том, что она может устареть быстрее, чем абстрактная норма, которая обладает способностью к адаптации за счет своей обобщенности, аморфности168.
Отсюда очевидно, что и формальный, и абстрактный метод в
отдельности имеют наряду с положительными моментами и опреде167
Ковалёв М.И. Советское уголовное право: Курс лекций. Свердловск, 1974.
Вып. 2. С. 62–63.
168
См.: Панько К.К. Методология и теория законодательной техники уголовного права России. Воронеж, 2004. С. 126–127.
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лённые изъяны, которые необходимо учитывать при конструировании уголовно-правовой нормы. Следует также согласиться с предложениями учёных-правоведов о том, что искать оптимальный механизм нормативного конструирования в некоторых случаях необходимо посередине, на стыке двух отмеченных приёмов, в русле
использования формально-оценочного приёма. Так, М.И. Ковалёв
указывает, что «норма уголовного права только тогда является полной, когда в ней правильно сочетаются элементы формализма и
оценки»169. П.И. Люблинский называет формально-оценочный приём наиболее конструктивным, определяющим все существенные
признаки преступления170.
Соотношение формальных и оценочных признаков либо использование одного из рассматриваемых приёмов при законодательном
конструировании уголовно-правовой нормы прежде всего зависит от
особенностей потерпевшего лица, правового положения субъекта,
характера объективной стороны состава преступления и т.д. и должно подчиняться определённым правилам. Так, в статьях с диспозицией, предусматривающей многообразные и сложные действия, объективная сторона, как правило, выражается либо открытым примерным перечнем действий, который заканчивается словами «или иные
действия», «или иным способом» и т.п., либо оценочным, абстрактным понятием, вбирающим в себя все варианты преступного поведения лица – «незаконное использование», «уклонение», «неправомерное завладение», «нарушение правил». Особенно это характерно
для бланкетных диспозиций, которые корреспондируют с объёмным
массивным законодательством (экологическим, налоговым, бюджетным, таможенным и т.п.), предусматривающим юридическую ответственность за десятки или даже сотни видов противоправных деяний
субъекта. При этом преступное поведение от непреступного отграничивается в одних случаях криминообразующим порогом, который
выражен в конкретных денежных суммах, предусмотренных в примечании конкретной статьей УК, в других – тяжестью причиненного
здоровью вреда (ст. 263, 264 УК).
Полагаем, что в законодательной регламентации объективной
стороны многих преступлений, закрепленных в УК (ст. 1411, 1421,
169
Ковалёв М.И. Советское уголовное право: Курс лекций. Вып. 2. С. 62–63.
См.: Люблинский П.И. Техника, толкование и казуистика уголовного закона // Записки юрид. факультета Петроградского ун-та. Вып. 5. СПб., 1917. С. 23.
170
60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
178, 198, 199 и др.), необходимо отказаться от упоминания конкретных способов их совершения и ориентироваться в этом случае
на объем и характер последствий, содержание вины деяния и закрепление форм противоправного поведения в отраслевом законодательстве. Указание в диспозициях некоторых норм УК определённых способов уклонения от уплаты налогов, особенно при наличии
открытого перечня таких способов, выглядит не вполне оправданно,
если не сказать бессмысленно171. Это особенно актуально в такое
время, когда динамика экономических, политических и социальных
изменений в стране порождает всё новые и новые формы преступного поведения субъектов.
Отметим, что, к примеру, в главе 22 УК законодатель в большинстве случаев установления уголовной ответственности за уклонение от какой-либо обязанности (от уплаты таможенных платежей,
от погашения кредиторской задолженности, от обязательной сдачи
на аффинаж или обязательной продажи государству драгоценных
металлов или драгоценных камней) не включает в описание объективной стороны преступления конкретный способ такого уклонения. Аналогичные конструкции диспозиций статей применяются и в
других главах УК (например, в ст. 157, 287, 314, 328 и др.).
Напомним, что в качестве элемента состава преступления способ
может осуществлять следующие функции:
1) служить конструктивным элементом состава, отграничивающим преступное поведение от непреступного; например, принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации становится преступлением, предусмотренным ч. 1 ст. 120 УК, только
если указанное деяние совершено с применением насилия либо угрозой его применения;
2) выполнять роль признака, по которому одно преступление по
характеру и степени общественной опасности отличается от другого;
например, тайный и открытый способ хищения отличает кражу (ст.
158 УК) от грабежа (ст. 161 УК);
171
См. об этом также: Лопашенко Н.А. Уголовная ответственность за налоговые преступления // Налоговые и иные экономические преступления. Ярославль, 2001. Вып. 3. С. 43–44; Козлов В.А. Криминалистическая характеристика
налоговых преступлений и её значение для правоприменительной деятельности
федеральных органов налоговой полиции России: Автореф. дис. … канд. юрид.
наук. М., 2001. С. 16–17.
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3) служить квалифицирующим признаком состава172.
Заметим, что в отечественной юридической литературе иногда
указывается и на обязательность закрепления в диспозициях с открытым перечнем некоторых формальных признаков для ориентации правоприменителя в толковании и применении уголовноправовой нормы173. Согласимся, что такой вариант приемлем: 1) в
ситуации, когда диспозиция статьи не является бланкетной (отсылочной) и не связана с иной нормативной базой, 2) в случае, если
иные способы (действия) связаны с уже описанными в законе деяниями каким-либо общим ориентирующим признаком, позволяющим ограничить и конкретизировать возможный объём таких действий: «иные насильственные действия» – ст. 117 УК, «иные действия
сексуального характера» – ст. 132 УК.
Бланкетная диспозиция уголовно-правовой нормы характеризуется законодательной отсылкой к другим отраслям права. Такая конструкция статей УК неизбежна и необходима для охвата тех или
иных меняющихся по опасности элементов составов преступлений.
Значение существования бланкетных диспозиций состоит, вопервых, в экономии законодательного материала в статьях уголовного закона; во-вторых, в обеспечении гибкости и подвижности уголовного. Текст бланкетной диспозиции нормы УК может оставаться
стабильным достаточно долго, а содержание меняться в связи с изменением корреспондирующих норм иных отраслей права. Еще П.И.
Люблинский отмечал, что «бланкетные диспозиции, не содержащие
в себе указания видов воспрещаемого поведения, а отсылающие к
каким-либо другим узаконениям и правилам, не содержащимся в
уголовных законах, удобны в том отношении, что они делают уголовно-правовые нормы гибкими и устойчивыми»174.
Бланкетная диспозиция предполагает не просто интерпретацию
и использование закрепленных в ней признаков, но и уяснение и
применение положений нормативных актов других отраслей права.
Без этого невозможно установить в полном объеме признаки объективной стороны данного состава преступления. Типичными «бланкетными» нормами уголовного закона являются, к примеру, ст. 143,
172
См.: Уголовное право России. Часть Общая / Под ред. Л.Л. Кругликова.
М., 1999. С. 166.
173
См.: Семёнов И.А. Указ. соч. С. 123–124.
174
Люблинский П.И. Указ. соч. С. 21.
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
195, 198, 199, 1991, 216, 243, 264 и др. Так, в статье 1991 УК устанавливается уголовная ответственность за неисполнение в личных
интересах обязанностей налогового агента по исчислению, удержанию или перечислению налогов и (или) сборов, подлежащих в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и
сборах исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет (внебюджетный фонд), совершенное в крупном размере. Немыслимой представляется ситуация, при
которой все обязанности налогового агента в НК были бы отменены,
а ст. 1991 УК продолжала бы применяться.
Действительно, в ситуации, когда корреспондирующие положения отраслевого законодательства перестают действовать, невозможно применять и уголовно-правовую норму с бланкетной диспозицией. В этом случае в зависимости от характера и степени общественной опасности уголовная ответственность либо вообще
исключается, либо может применяться другая (общая) норма уголовного закона. Так, отмена каких-либо правил, связанных с соблюдением техники безопасности на предприятиях, строительных и
иных объектах, железнодорожном, водном, воздушном транспорте,
может исключить ответственность лица, причинившего по неосторожности смерть или тяжкий вред по ст. 143, 216, 263 УК, но в этом
случае допустимо применение ст. 109 или 188 УК.
Напротив, если в России будут пересмотрены установленные в
Федеральном законе от 26.03.1998 № 41-ФЗ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях»175 правовые основы регулирования отношений, возникающих в области геологического изучения и разведки месторождений драгоценных металлов и драгоценных камней,
их добычи, производства, использования и обращения (гражданского оборота) и, к примеру, отменена государственная монополия на
перечисленные выше действия, невозможно будет привлекать к уголовной ответственности за уклонение от обязательной сдачи на аффинаж или обязательной продажи государству добытых из недр, полученных из вторичного сырья, а также поднятых и найденных драгоценных металлов или драгоценных камней, совершенное в
крупном размере (ст. 192 УК Нарушение правил сдачи государству
драгоценных металлов и драгоценных камней).
175
Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 13. Ст. 1463.
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Нужно ли в этом случае обязательное последующее исключение
ответственности за подобные деяния из уголовного закона. Однозначного ответа на этот вопрос нет. Интересная ситуация сложилась
в этом смысле со ст. 193 УК, предусматривающей ответственность
за невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте. Так,
резиденты внешнеэкономической деятельности, согласно Инструкция ЦБР от 30 марта 2004 г. № 111-И «Об обязательной продаже
части валютной выручки на внутреннем валютном рынке Российской Федерации»176, вообще не осуществляют обязательные продажи валютной выручки (п. 1.2 Инструкции), что естественно в условиях, когда отпала экономическая необходимость в такой продаже, а
в стране создаются предпосылки для полной конвертируемости рубля. Эти изменения лишают смысла существование анализируемой
нормы, поскольку деяние, описанное в ней, ранее предпринималось
как раз и в основном для того, чтобы избежать установленной в законе обязательной продажи валютной выручки.
Однако, если неблагоприятная экономическая ситуация в той
или иной форме будет повторяться, то необходимость в продаже хозяйствующими субъектами определенной части валютной выручки
может быть опять закреплена в финансовом законодательстве. Учитывая это, целесообразнее будет нахождение ст. 193 в УК, так сказать, в «спящем» состоянии.
В Общей части УК на 1 января 2008 г. норм с бланкетной диспозицией не более десяти. В Особенной части на них приходится 65%
статей. И процесс «бланкетизации» уголовного закона, как указывает Н.Ф. Кузнецова, все более интенсифицируется по мере развития
системы законодательства, отражающей усложнение регулируемых
общественных отношений. Прочно наметившаяся такая тенденция
формулирования и закрепления норм различных отраслей права в
кодексах весьма положительна. Она, несомненно, намного облегчает
и упрощает процесс квалификации преступлений по бланкетным
уголовно-правовым нормам, исходя из достаточно четко кодифицированных кодексов Гражданского, Административного, Таможенного, Бюджетного, Налогового, Земельного, Семейного и др177.
176
Инструкция ЦБР от 30 марта 2004 г. № 111-И «Об обязательной продаже
части валютной выручки на внутреннем валютном рынке Российской Федерации»
// Нормативные акты по банковской деятельности. 2004. № 8.
177
См.: Кузнецова Н.Ф. Указ. соч. С. 156.
64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Отметим, что в юридической литературе выделяют и иные приёмы законодательной техники. Так, В.К. Бабаев к приёмам законодательной техники дополнительно относит: конституционные поправки, классификацию (приём, который состоит в подразделении юридических явлений на группы, виды, разделы), а также примечание в
нормативном правовом акте как особый приём, представляющий
элемент вспомогательной графики178. С.С. Алексеев указывает на
приёмы, касающиеся документального выражения содержания нормативных актов: приёмы законодательной стилистики, общего делопроизводства, информационной техники и т.д.179
К примеру, во внутренней законодательной технике можно вычленить и такой прием, как законодательная конкретизация уголовно-правового значения обстоятельств дела. Так, в ст. 62 УК 1996 г., в
сравнении с УК 1960 г., формализовано значение отдельных смягчающих обстоятельств. «Уточнение непосредственно в уголовном
законе (ст. 62 УК 1996 г.) силы влияния явки с повинной, активного
способствования раскрытию преступления и т.п. обстоятельств на
наказание («срок или размер наказания не могут превышать трех
четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида
наказания») стало гарантией реального учета деятельного раскаяния
при избрании судом меры уголовно-правового воздействия»180. Нетрудно заметить, что данный прием выступает одним из средств
обеспечения справедливости избираемых правоприменителем
средств уголовно-правового воздействия.
В настоящее время можно зафиксировать более или менее стабильные тенденции российского уголовного законодательства. Они
обусловливаются, в первую очередь, условиями радикальной трансформации экономической, политической и идеологической сфер
российского общества, которая, к сожалению, сопровождается значительными негативными явлениями. Изучение реальных процессов,
которые ныне происходят в сфере правового регулирования общественных отношений в России, даёт основание выделить среди исследуемых тенденций следующие: а) качественная новеллизация отече178
См.: Бабаев В.К., Баранов В.М., Толстик В.А. Указ. соч. С. 89.
См.: Алексеев С.С. Проблемы теории права: Курс лекций. Т. 2. С. 155.
180
Кругликов Л.Л. Конкретизация уголовно-правового значения обстоятельств дела как законодательный прием // Проблемы юридической техники.
С. 568.
179
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ственного уголовного права, б) интенсификация законотворческой
деятельности, в) недостаточно эффективное воздействие науки уголовного права на правотворческую и правоприменительную деятельность.
На фоне обозначенных тенденций достаточно чётко прослеживаются серьёзные дефекты современного российского законодательства, в том числе и уголовного. Справедливости ради отметим, что в
определённой степени такие недочёты вызваны динамикой и объёмом изменений, происходящих в стране. Во-первых, необходимо
констатировать определенную бессистемность развития законодательства, изрядное количество изменений и дополнений к действующим законам, причём в основном к тем, которые приняты в последнее десятилетие181. К примеру, по состоянию на 1 июня 2008 года в ныне действующий Уголовный кодекс РФ изменения и дополнения вносились уже свыше 50 раз. Во-вторых, законодатель попрежнему допускает серьёзные, порой необъяснимые, сбои в законодательной технике – пренебрежение терминологическими требованиями, нестыковка уголовного законодательства с иными отраслями
права, нарушение правил дифференциации ответственности и т.п.
По мнению В.М. Баранова и П.М. Рабиновича, ликвидация технико-юридических дефектов в действующем законодательстве, а
также их предупреждение возможны лишь при определённых предпосылках и при помощи определённых средств. Среди них необходимо выделить теоретические и практические. К первым относятся
научные положения, выводы, рекомендации по техникоюридическим вопросам, а ко вторым – специальные правовые акты и
организационные мероприятия182.
В этой связи необходимо отметить значение законодательного
принятия специализированного правового акта, в котором были бы
закреплены надлежащие требования и правила законодательной техники. Во многих странах часть технико-юридических требований закрепляется в нормативных актах, регламентирующих правотворческую деятельность, вследствие чего такие требования приобретают
юридическую обязательность для соответствующих правотворче181
См.: Баранов В.М., Рабинович П.М. Юридическая техника законотворчества в России и Украине: опыт сравнительного правового анализа // Проблемы
юридической техники С. 69.
182
См.: Там же. С. 71–72.
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ских органов. Так, в Японии ещё в 1898 году было принято общее
положение о законах183, в Ватикане в 1929 году был принят Закон об
источниках права184. Аналогичные нормативные акты ныне действуют и во многих странах Европы: Закон о законодательной технике
(1889 г.) и Закон о кратких названиях законов (1896 г.) в Англии; Закон о нормативных актах (1973 г.) в Болгарии185. Важно, однако,
обеспечить качество этого акта, ибо принятие противоречивого документа может лишь усугубить ситуацию. Так, 24 марта 1998 года
вступил в силу Закон Республики Казахстан «О нормативных правовых актах»186 (Приложение 2). Но по оценке некоторых специалистов он имеет весьма серьёзные изъяны и ещё более запутывает проблему оценки и классификации нормативно-правовых актов187. Следует сказать, что за период своего существования закон подвергался
серьезной законодательной «реконструкции» уже 11 раз.
К сожалению, уже упомянутый нами проект Федерального закона «О нормативных правовых актах Российской Федерации» (название этого документа многократно менялось), предложенный учёными Института государства и права РАН и Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве России много
лет назад, Государственной Думой не был принят, хотя и прошёл
первое чтение. Более чем десятилетняя история этого законопроекта
выглядит достаточно грустной. Проект внесен 2 июня 1996 года,
принят в первом чтении 10 ноября 1996 года. После неоднократного
обсуждения в профильном комитете был представлен к процедуре
второго чтения 29 октября 1999 года, после чего возвращен на доработку. Однако 12 мая 2004 указанный законопроект отклонен Государственной Думой ФС РФ188.
Целью данного законопроекта является упорядочение системы
действующих в Российской Федерации нормативных правовых ак183
См.: Инако Ц. Современное право Японии. М., 1981, С. 132.
См.: Конституции буржуазных государств Европы. М., 1957. С. 127–138.
185
См.: Панько К.К. Методология и теория законодательной техники уголовного права России. Воронеж, 2004. С. 43.
186
Ведомости парламента Республики Казахстан. 1998. № 2, 3. Ст. 25.
187
См.: Окушева Р.Т. Теория и практика классификации нормативных правовых актов в Республике Казахстан (некоторые вопросы) // Государство и право.
1999. № 8. С. 89–97.
188
См.: Постановление № 491-IV ГД от 12 мая 2004 года // СПС «Консультант».
184
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тов, определение видов нормативных правовых актов в зависимости
от их юридической значимости и особенностей предмета регулирования, а также установления порядка их принятия, официального
опубликования и вступления в силу. В законопроекте предпринята
попытка закрепить иерархию нормативных правовых актов на уровне федерального закона, подтвердить принадлежность права законодательной инициативы Президенту РФ, Совету Федерации, членам
Совета Федерации, депутатам Государственной Думы, Правительству РФ, законодательным (представительным) органам субъектов
Российской Федерации, Конституционному Суду, Верховному Суду
и высшему Арбитражному суду Российской Федерации.
Трудно объяснить решение законодателей об отклонении этого
законопроекта, тем более что в их рядах не было единой позиции.
Так, правовое управление аппарата Государственной Думы в Заключении от 26 апреля 2004 г. № 2.2-1/1469 отметило, что в целом проект Закона может быть допущен к процедуре второго чтения после
необходимой юридико-технической доработки в соответствии с Методическими рекомендациями по юридико-техническому оформлению законопроектов, рекомендованными Советом Государственной
Думы (протокол № 187 от 20.11.03, пункт 36) для использования при
осуществлении законопроектной деятельности189.
Напротив, Комитет ГД РФ по конституционному законодательству и государственному строительству указал на нецелесообразность
дальнейшего рассмотрения проекта Федерального закона "О нормативных правовых актах Российской Федерации" и предложил Государственной Думе его отклонить190. По мнению членов Комитета, за
истекший период со времени внесения законопроекта претерпела
изменения система российского права, существенно обновлены и
упорядочены такие отрасли законодательства, как конституционное,
гражданское, уголовное и уголовно-процессуальное, арбитражное,
административное, налоговое, финансовое и др., приняты основные
законы, направленные на реализацию судебной реформы. В этой свя189
См.: Заключение от 26 апреля 2004 года № 2.2-1/1469 по проекту Федерального закона № 96700088-2 «О нормативных правовых актах Российской Федерации» // СПС «Консультант».
190
См.: Заключение Комитета ГД РФ по конституционному законодательству и государственному строительству от 22 апреля 2004 года по проекту Федерального закона № 96700088-2 «О нормативных правовых актах Российской Федерации» // СПС «Консультант».
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
зи многие положения законопроекта утратили актуальность, так как
правовое регулирование по рассматриваемым вопросам иначе осуществлено уже в действующем федеральном законодательстве.
Кроме того, как указывается в Заключении, в Государственной
Думе в стадии подготовки ко второму чтению находится проект Федерального закона № 97700183-2 "О порядке принятия федеральных
конституционных законов и федеральных законов", внесенный Президентом Российской Федерации, ряд норм которого конкурирует с
нормами рассматриваемого законопроекта191.
В этой связи, не умаляя важности идеи систематизации российского законодательства и отмечая необходимость разработки комплексного решения проблемы с учетом действующего законодательства, Комитет посчитал нецелесообразным дальнейшее рассмотрение данного вопроса в рамках проекта Федерального закона "О
нормативных правовых актах Российской Федерации" и предложил
Государственной Думе его отклонить192.
По всей видимости, депутаты не хотят связывать себя жёсткими
правилами и процедурами по разработке и принятию законов. Научно-организационная работа в этом направлении продолжается193 и
остаётся надеяться, что ценность и необходимость «закона о законах» будет осознана депутатским корпусом России.
До сих пор не принят аналогичный правовой акт и в Украине –
Закон «О нормативно-правовых актах», предназначенный для унификации деятельности нормотворческих органов и придания ей гармоничности, согласованности и непротиворечивости. Проект разработан Центром правовой реформы и законопроектных работ при
Министерстве юстиции Украины, в настоящее время закон принят
во втором чтении Верховной Радой. Следует подчеркнуть, что в проекте данного закона (в отличие от российского) закреплена дефини191
Трудно принять подобные аргументы, т.к. оба законопроекта внесены в
ГД практически одновременно и приняты лишь в первом чтении. При наличии
должной законодательной воли это позволяло исключить возможные элементы
конкуренции норм. Что мешало законодателю за 10 лет отшлифовать оба проекта
ко второму чтению?
192
См.: Заключение Комитета ГД РФ по конституционному законодательству и государственному строительству от 22 апреля 2004 года.
193
См., например: Рахманина Т.Н., Баранов В.М., Тихомиров Ю.А., Сырых
В.М. Рекомендации по подготовке и оформлению проектов федеральных законов.
Н.Новгород, 1999.
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ция понятия нормотворческой техники. Она определяется как система выработанных теорией и практикой нормотворчества правил
и способов создания наиболее эффективных по форме и совершенных по структуре, содержанию и изложению нормативных актов194.
Конечно, даже самый полный, тщательно научно выверенный и
хорошо подготовленный закон не в состоянии четко регламентировать весь процесс законотворчества. Потребуются уточняющие и
конкретизирующие отраслевые и ведомственные подзаконные акты.
Однако существование в отечественном праве единого закона о нормативно-правовых актах могло бы помочь сделать правовое регулирование единым и системным, а потому – более полным и непротиворечивым. Ученые и практические работники надеются, пишет Д.В.
Чухвичев, что работа авторов указанного законопроекта «не пропадет, не останется только предметом научного изучения и ляжет в основу единой системы правового регулирования техники всего законотворческого процесса»195.
В заключение настоящего параграфа еще раз отметим, что законодательная техника определяется нами как система научно обоснованных средств и приемов, применяемых по общепринятым правилам с целью максимально точного, экономичного и последовательного выражения воли законодателя в законодательных актах.
Вопросы для самопроверки
1. Каково место законодательной техники в правотворческом
процессе? Перечислите основные элементы законодательной техники.
2. Какие правила законодательной техники выделяют в юридической литературе?
3. Что относят к средствам законодательной техники?
4. Каково значение приемов законодательной техники в процессе конструирования уголовно-правовых норм?
5. Чем характеризуется бланкетная диспозиция уголовноправовой нормы?
194
195
См. подробнее: Баранов В.М., Рабинович П.М. Указ. соч. С. 69 и далее.
Чухвичев Д.В. Законодательная техника: учебное пособие. М., 2006. С. 37.
70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 4. Техника применения
уголовного закона
Правовые нормы существуют для того, чтобы целенаправленно
воздействовать на волю и сознание людей, побуждая их вести себя
так, как предписывает законодательство, регулировать общественные отношения. Волевое поведение людей – объект правового регулирования. Через поведение участников общественных отношений
достигаются те результаты, которых намерен добиться законодатель,
издавая нормы права. Одной из форм реализации права является его
применение. Иногда в литературе говорят о применении как об особой стадии реализации права – правоприменительной реализации196.
В обыденном понимании применение права – это разрешение
какой-либо правовой ситуации, конкретного дела, связанного с определенными лицами и обстоятельствами. Общее правовое положение, рожденное в ходе правотворческого процесса, в ходе правоприменения распространяется и «примеряется» на конкретное фактическое обстоятельство. Правоприменительная деятельность в
научной литературе определяется как «осуществляемая в специально установленных законом формах государственно-властная, организующая деятельность компетентных государственных органов и
уполномоченных государством органов общественности по вынесению индивидуально-конкретных правовых предписаний»197, «властная деятельность компетентных государственных органов по реализации правовых норм относительно конкретных жизненных случаев
и определенных лиц»198. Действительно, именно на этапе правоприменения обеспечивается реализация норм посредством придания им
элементов властности. Этот процесс выражается в индивидуальном
правовом регулировании соответствующих общественных отношений. Однако в настоящее время рассматривать правоприменение исключительно в русле деятельности государственных органов или
196
См.: Алексеев С.С., Дюрягин И.Я. Функции применения права // Правоведение. 1972. № 72. С. 26.
197
Дюрягин И.Я. Применение норм советского права. Свердловск, 1973.
С. 19.
198
Хропанюк В.Н. Указ. соч. С. 260.
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
органов общественности видится не совсем точным. Значительное
место в правоприменительной практике занимает работа негосударственных органов: коммерческих, банковских, образовательных и
иных структур.
Отметим, что подавляющее большинство научных дефиниций
понятия «правоприменительная деятельность» являются комплексными, т.е. такими, которые сочетают признаки широко используемых в правовой доктрине определений через род и видовые характеристики и операциональных понятий. Содержание этих определений
является сложным и включает родовое понятие, «традиционные»
видовые признаки-характеристики и указание на совершаемые в ходе такой деятельности и присущие лишь ей операции (действия) и
(или) ожидаемый результат. Как родовое понятие при определении
содержания «правоприменительная деятельность» обычно выступает понятие «деятельность компетентных субъектов»; среди видовых признаков правоприменительной деятельности как деятельности компетентных субъектов наиболее часто упоминаются ее сложность; властный (государственно-властный) творческий характер,
предопределяющий императивность и вариативность ее результатов;
ее реализация на принципах законности, эффективности, целесообразности и обоснованности (доказательности); нормативная регламентированность границ собственного усмотрения правоприменителя, а также порядка и форм ее осуществления. Кроме того, подавляющее большинство определений понятия «правоприменительная деятельность» среди других видовых признаков содержит
элемент, имманентно присущий операциональным дефинициям, которые определяют понятия, указывая на характер и последовательность совершаемых действий (операций) и (или) результат (цель)
этой деятельности. Содержанием правоприменительной деятельности большинство ученых считает совершение специфических операций, обрисованных с разным уровнем детализации в рамках разных
подходов (кибернетического, структурно-функционального, психологически-деятельностного и т.п.). В качестве ожидаемого результата правоприменительной деятельности, как правило, указываются
решение юридического дела, издание индивидуальных государствен-
72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
но-властных предписаний или осуществление (издание) акта применения права (правоприменительного акта)199.
Следовательно, правоприменение – это комплексная властная
деятельность органов государства (или иных компетентных органов и лиц), которые, используя свои специальные полномочия, издают акты индивидуального значения на основе норм права, решая по
существу конкретные вопросы многогранной жизни общества в целях обеспечения адресатам правовых норм реализации принадлежащих им прав и обязанностей. Такое понимание применения права
основано на специфике властной деятельности государственных и
иных специальных органов по реализации предписаний правовых
норм с тем, чтобы не допустить растворения деятельности государственного аппарата среди других проявлений общественной самодеятельности и инициативы.
Характер государства как аппарата властвования предопределяет возможность и необходимость деятельности по применению права. В данном случае государство в целях упорядочения общественной жизни, установления четких организационных начал взаимоотношений между людьми передает решение определенных вопросов в
компетенцию заранее установленных органов. Применение права –
это одна из форм государственной деятельности, когда определенный компетентный орган выступает от имени государства и по его
уполномочию200.
Правовой статус такого органа, содержание его полномочий зависит от вида правового регулирования общественных отношений.
Таких видов можно выделить четыре: 1) государственное (деятельность исключительно органов государственной власти и органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, воинских формирований); 2) сорегулированное, смешанное
(совместная деятельность государства и иных структур, например
государственных корпораций); 3) делегированное саморегулирование (некоторые существенно важные для общества виды деятельности частных хозяйствующих субъектов, общественных организаций
199
См.: Бочаров Д.А. Доказывание в правоприменительной деятельности:
общетеоретические вопросы: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Харьков, 2007.
С. 5.
200
См.: Теория государства и права: Учебник для юридических вузов / Под
общ. ред. А.С. Пиголкина. С. 178.
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
и т.д.); 4) добровольное саморегулирование (например, внутренняя
хозяйственная, организационная или корпоративная деятельность
предприятий).
В теории права обращается внимание на необходимость различения и разграничения понятий «правоприменение», «применение
норм (нормы) права» и «правоприменительная деятельность». Термин «правоприменение» предлагается употреблять для обозначения
специфической формы правореализации, связанной с реализацией
властной компетенции; «применение норм (нормы) права» – для
обозначения случаев полной реализации нормы в акте применения; а
случаи, которые требуют последовательного осуществления многочисленных актов применения норм права, и поэтапно совершаемые в
рамках акта применения правовой нормы действия – обозначать
термином «правоприменительная деятельность»201. В настоящей работе в основном будут рассматриваться некоторые проблемные вопросы применения отдельных норм уголовного закона.
Для более четкого уяснения содержания применения права необходимо выделить его характерные особенности, которые заключаются в следующем:
1) представляет собой активно-властную форму реализации права;
2) осуществляется компетентными, уполномоченными на то органами, должностными лицами либо иными специальными субъектами, наделенными властными полномочиями;
3) структурно включает в себя определенные этапы, стадии, относительно обособленные во времени и пространстве, совершаемые
в определенной последовательности юридически значимые правоприменительные действия, которые связаны с разрешением юридического дела и вынесением персонально определенных и индивидуально-конкретных решений;
4) предусматривает нормативно закрепленный процессуальнопроцедурный порядок;
5) имеет под собой соответствующие юридические основания и
связано с вынесением правоприменительных актов;
201
См.: Бочаров Д.А. Указ. соч. С. 6.
74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6) направлено на урегулирование конкретных ситуаций и является разовым и индивидуально-определенным действием, касающимся персонифицированных субъектов202.
Предпосылками применения закона выступают ситуации, когда:
1) адресаты правовых норм не могут реализовать своих предусмотренных законом прав и обязанностей без своего рода посредничества
компетентных органов; 2) правоотношение с учетом его сложности и
важности с точки зрения решения задач, стоящих перед властью,
может и должно быть отрегулировано лишь по решению органа,
олицетворяющего государственную власть, или где правоотношение
должно пройти контроль со стороны государства в лице его властных органов.
Следует выделить также причины, по которым возникает необходимость в применении норм права. Иными словами, каковы основания, поводы этого юридически властного действия? Необходимость в применении правовых норм возникает при следующих обстоятельствах:
1) когда совершается правонарушение и необходимо установить
конкретному субъекту определенную меру и вид юридической ответственности либо определить иные меры принуждения;
2) когда нет добровольного исполнения обязательств (возврата
долга, уплаты штрафа, налога, соблюдения условий договора);
3) когда появляется препятствие на пути реализации субъектом
своего права (например, гражданин получил ордер на квартиру, но
занять ее не может, так как она самоуправно занята другим лицом);
4) когда возникает спор о праве и стороны не могут сами найти
согласованное решение, уладить конфликт (раздел имущества, домовладения; спор о детях, наследстве и т.д.);
5) когда те или иные юридически значимые действия в силу их
особой важности должны пройти контроль со стороны государства с
целью проверки их правильности, законности, достоверности (сделки по купле-продаже недвижимости, регистрация нотариальным учреждением завещания, выделение земельного участка, оформление
202
См. об этом также: Общая теория права и государства / Под ред.
В.В. Лазарева. М., 1994. С. 174–175; Матузов М.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. М., 2004. С. 198; Хропанюк В.Н.
Указ. соч. С. 260.
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
доверенности на пользование автомашиной, заверение копий различных справок, документов, дипломов, аттестатов и т.д.);
6) когда определенные права и обязанности, соответствующие
им правоотношения не могут возникнуть из односторонних действий
самих субъектов и требуется вынесение компетентным органом или
должностным лицом содействующего правоприменительного акта
(представление гражданина к награде, назначение пенсии, вступление в должность, переход на другую работу, получение премии);
7) когда по закону необходимо официально установить (нередко
через суд) наличие или отсутствие какого-либо факта, события, состояния (например, признание лица безвестно отсутствующим либо
умершим; нахождение на воинской службе, в родстве, в браке; приобретение или утрату гражданства)203.
Существуют и другие обстоятельства, служащие основаниями
правоприменительной деятельности. В разных правовых семьях и
государствах, в конкретных сферах общественной жизни они имеют
определенную специфику и своеобразие.
Правоприменение предполагает совершение как познавательных
(исследовательских), так и распорядительных (властных) действий.
«Юридическое познание складывается из двух главных разновидностей: во-первых, из познания правовых предписаний, образующих
юридическую основу применения (толкования) и, во-вторых, из познания фактических обстоятельств дела. В своей совокупности они
образуют один из общих, сквозных элементов применения права –
интеллектуальную сторону его содержания»204. Соотношение результатов этих двух видов познания завершает интеллектуальный
этап правоприменительной деятельности итоговой квалификацией.
Распорядительные действия заключаются в разрешении юридического дела. В дореволюционной теории права в процесс правоприменения включали четыре элемента: 1) установление фактического
состава деяния; 2) ориентировка, т.е. нахождение в законодательстве соответствующих или подходящих к данному фактическому составу нормативных положений; 3) критика, т.е. выяснение подлинности закона и его действия в отношении данного случая; 4) толко203
См. об этом подробнее: Карташов В.Н. Теория правовой системы общества: Учеб. пособие: В 2 т. Ярославль, 2005. Т. 1. С. 234; Матузов М.И., Малько А.В. Указ. соч. С. 199.
204
Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 2. С. 320.
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вание, т.е. извлечение из закона надлежащего решения для данного
случая205.
В современной общей теории права выделяют три и более основные стадии правоприменительного процесса, к которым в соответствии с одной позицией относят: 1) установление фактических
обстоятельств дела; 2) установление юридических основ дела;
3) решение дела206. Другие авторы приводят более подробный перечень стадий: 1) установление и анализ фактических обстоятельств
дела; 2) выбор правовой нормы, по которой надлежит разрешить дело; 3) проверка юридической силы и толкование выбранной нормы;
4) вынесение правоприменительного акта (документальнооформительская стадия); 5) контрольно-исполнительная стадия (реальное исполнение приговора или решения суда207. На наш взгляд,
процесс применения диспозиций статей Особенной части УК можно
условно разделить на шесть этапов: установление фактических обстоятельств дела; анализ фактических обстоятельств дела; выбор соответствующей нормы; установление юридической силы данной
нормы; уяснение смысла (толкование) нормы; принятие решения путем издания акта.
Правоприменительная техника (как производная правоприменительной практики) также является многогранным понятием. Напомним, что правоприменительную деятельность осуществляют (в
отличие от реализации права) только уполномоченные на то государственные органы и должностные лица. Граждане, не являющиеся
должностными лицами, по мнению М.Н. Марченко, правоприменительной деятельностью заниматься не могут208. Однако в общей теории права есть и другие точки зрения. Так, по мнению
М.С. Строговича, гражданин, задержавший на улице хулигана и доставивший его в милицию, тем самым якобы применил к нему норму
права. Ученый, передавший в дар государству свою научную библиотеку или какую-либо иную ценную коллекцию, например собрание картин, тоже применил соответствующую правовую норму. Но
можно ли называть применением такие действия? Как представляет205
См.: Люблинский П.И Указ. соч. С. 60.
Теория государства и права: Учебник для вузов / Под ред. М.М. Рассолова, В.О. Лучина, Б.С. Эбзеева. С. 301.
207
См.: Матузов М.И., Малько А.В. Указ. соч. С. 201
208
Марченко М.Н. Указ. соч. С. 608.
206
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ся, в первом случае гражданин исполнил свой гражданский долг; во
втором – использовал предусмотренное законом право подарить любую вещь любой организации или лицу. В действиях явно отсутствует элемент властности209.
Поэтому справедливо говорить о правоприменительной технике
исключительно в контексте деятельности компетентных, специально уполномоченных органов и лиц. Правоприменительная техника зачастую являясь непосредственным элементом процесса возникновения, развития, прекращения, охраны и т.п. правовых отношений,
обеспечивает непрерывность правового регулирования, не расширяя
и не сужая его пределов. К основным признакам правоприменительной техники можно отнести следующие:
1. Правоприменительная техника представляет собой определенную разновидность юридической техники, отсюда ей присущи
основные черты, характерные для любой юридической деятельности.
2. Правоприменительная техника отражает специальные технические вопросы разрешения отдельных юридических дел в процессе
вынесения компетентными субъектами обязательных для конкретных
адресатов индивидуально-конкретных предписаний.
3. Правоприменительная техника обеспечивает необходимые
условия для эффективного казуального правового регулирования
общественных отношений и персонифицированного подхода к их
участникам в осуществлении индивидуально-определенных мер властного юридического воздействия.
4. Правоприменительная техника, являясь элементом властной
юридической деятельности компетентных, специально уполномоченных органов и лиц, обеспечивает обязательность выполнения их
решений различными средствами и методами, в том числе мерами
государственного принуждения.
Мы уже говорили, что эффективность реализации норм уголовного права зависит не только от качества закона, но и качества техники правоприменения. Современная российская юридическая практика правоохранительных органов свидетельствует о том, что со
стороны органов правоприменения допускается значительное число
нарушений законности, среди которых основную массу составляют
правоприменительные ошибки технического характера. Это резко
снижает воспитательное значение правоприменительного процесса,
209
Цит. по кн.: Матузов М.И., Малько А.В. Указ. соч. С. 202.
78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
отрицательно влияет на авторитет осуществляющих властные полномочия органов и должностных лиц. Некачественная работа субъекта, применяющего нормы уголовного права, создает у граждан неверное представление о направленности его деятельности,
в результате совершения правоприменительных ошибок нарушаются
права, свободы, законные интересы личности, что особенно опасно в
условиях особой репрессивности уголовного закона. В этой связи
первостепенное значение приобретает выявление природы, видов,
причин и условий недостатков правоприменительной техники органов уголовной юстиции, а также определение основных путей их
преодоления. Все вышесказанное обусловливает необходимость
глубокого комплексного научного исследования правоприменительной техники в уголовном праве.
Несомненно, что техника применения уголовного закона не
только обладает вышеуказанными признаками, но и обладает рядом
специфических, равно как и процесс применения уголовного права в
определенной степени отличается как от общего порядка применения права, так и от применения отраслевых норм: административного, налогового, бюджетного и т.д. Следовательно, для дальнейшего
обстоятельного исследования правоприменительной техники считаем необходимым рассмотреть некоторые теоретические вопросы
применения уголовного права.
Прежде всего необходимо определить общие подходы к выработке понятия применения уголовного закона. Несомненно, прав
Е.В. Благов, который исключает нормативный (в силу отсутствия законодательной дефиниции) и семантический подход к выяснению
того, что включается в содержание применения уголовного права, и
предлагает исследование данного феномена в рамках как общей теории права, так и отраслевых особенностей уголовного права210.
Несмотря на немногочисленность в юридической литературе
общих исследований по вопросам применения уголовного права, отдельными учеными рассматриваются подходы к определению исследуемого понятия. Так, по мнению А.В. Наумова применение уголовного права – это деятельность, направленная «на решение вопроса
(положительное или отрицательное) об уголовной ответственности и
наказании лица, совершившего преступление, либо устанавливаю210
См.: Благов.Е. В. Общая теория применения уголовного права. Ярославль,
2003. С. 68 и далее.
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
щая правомерность поступков лица и освобождающая его от уголовной ответственности и наказания»211. Применение уголовно-правовых
норм, полагает А.С. Шляпочников, – это основывающийся на … уголовном законе властный волевой акт государственного органа, …
опирающийся на установленную по уголовному делу объективную
истину в вопросе о виновности или невиновности лица, привлеченного к уголовной ответственности212. В свою очередь, Л.Д. Гаухман
определяет применение уголовного закона как многообразную деятельность государственных правоохранительных органов, связанную
с решением вопросов: 1) уголовно-правовой оценки содеянного, 2)
назначения наказания, 3) освобождения от уголовной ответственности и от наказания, 4) применения принудительных мер воспитательного характера к несовершеннолетним, 5) применения принудительных мер медицинского характера213.
Заметим, что приведенные позиции страдают либо некоторой
узостью (и напротив, абстрактностью, размытостью) либо процессуальным уклоном. Интересное мнение по этому вопросу высказывает
Е.В. Благов, считающий, что «…применение уголовного права – это
принятие и закрепление решения о предусмотренности (или непредусмотренности) установленных фактических обстоятельств в соответствующей норме и об определении (или неопределении) содержащейся в ней меры уголовно-правового характера»214.
Такой подход, представляющийся в целом логичным, по мнению
Е.В. Румянцевой, должен быть немного скорректирован. Дело в том,
указывает она, «что применение уголовного права и, соответственно,
техника этого процесса заключаются не только в принятии и закреплении соответствующего решения, но и в самой деятельности... Следовательно, техника применения уголовного права относится не
только к выработке правоприменительного решения, но и в целом к
деятельности по квалификации преступления, оценке малозначи-
211
Наумов А.В. Применение уголовно-правовых норм (по материалам следственной и прокурорско-судебной практики). Волгоград, 1973. С. 44–45.
212
См.: Шляпочников А.С. Толкование советского уголовного закона. М.,
1960. С. 47.
213
См.: Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика.
М., 2001. С. 10.
214
Благов Е.В. Общая теория применения уголовного права. С. 73.
80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тельного деяния, назначению наказания или освобождению от него и
т.д.»215
Представляется, что в формулировке, предложенной Е.В. Благовым, речь идет, в том числе, и о деятельности, но применительно к
единичной правоприменительной операции, поскольку и оценка малозначительности, и назначение наказания либо освобождения от
него всегда связаны с принятием и закреплением юридического решения. Понятно, что, если речь идет о правоприменительном процессе, таких решений может быть много и осуществляются они в
определенной последовательности – это и образует правоприменительную деятельность. Но в исследуемом определении говорится о
применении уголовного права (выделено нами. – О.С.), поэтому
вполне логично говорить о единичной операции как основном элементе всего процесса. Что является главным содержанием деятельности хирурга по применению своих навыков – совершение хирургической операции или операций? Спор в этом смысле является бессодержательным.
Тем не менее, если вести речь о содержании абстрактной правоприменительной деятельности, во-первых, правильней привязывать
ее к процессу принятия решений. Не случайно большинство вышеуказанных авторов говорят именно в этом ключе. Во-вторых, с учетом того, что квалификация является необходимой составляющей
правоприменения, в перечень основных операций должен включаться и элемент толкования уголовного закона. Заметим, что толкование, интерпретация по времени и сложности может занимать подавляющий объем в применении норм уголовного права. Очевидно, что
широкая трактовка термина «принятие решения» позволяет включать в него и элемент толкования, т.е. выработки решения. Но, заметим, что процессы выработки и принятия решения могут различаться как по субъектам, так и по основному содержанию (например, по
количеству предложенных для принятия решений). Следовательно,
сам перечень основных операций по применению уголовного закона
может выглядеть следующим образом: выработка, принятие, закрепление… решения.
215
См.: Румянцева Е.В. Техника конструирования и применения диспозиций
статей о налоговых преступлениях (ст. 198 – 1992 УК РФ): Дис. … канд. юрид. наук. Ярославль, 2007. С. 59.
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Думается также, что оба процесса 1) «принятия и закрепления
решения о предусмотренности (или непредусмотренности) установленных фактических обстоятельств в соответствующей норме» и
2) «определения (или неопределения) содержащейся в ней меры уголовно-правового характера» должны не только объединяться союзом
«и», но альтернативно разделяться союзом «или». Отсюда немного
модернизированное понятие, предложенное Е.В. Благовым, может
выглядеть следующим образом: применение уголовного права – это
деятельность полномочных субъектов по выработке, принятию и
закреплению решений о предусмотренности (либо непредусмотренности) установленных фактических обстоятельств в соответствующей норме и (или) об определении (либо неопределении) содержащейся в ней меры уголовно-правового характера.
Считаем целесообразным несколько слов сказать о соотношении
таких явлений, как реализация уголовного права и его применение. В
обшей теории права применение права рассматривается, в том числе,
и как своеобразная или особая форма (стадия) реализации права216.
Однако применительно к отрасли уголовного права этот вывод вряд
ли приемлем. Как обоснованно отмечает Е.В. Благов, в большинстве
ситуаций реализация уголовного права происходит только после его
применения и чаще всего в рамках уголовно-исполнительного права.
В других случаях применение уголовного права является условием,
исключающим его реализацию, в третьих – ее следствием217. Заметим, что в некоторых случаях делаются попытки отождествлять процесс применения и реализации права218. Такие ситуации возможно и
могут иметь место применительно к иным отраслям права, да и то в
исключительных правовых казусах, но никак ни в сфере уголовных
правоотношений.
В юридической литературе отмечается, что этап реализации не
наступает, если в ходе применения уголовного закона выявлено а)
деяние, в силу малозначительности не представляющее общественной опасности; б) отсутствие в деянии хотя бы одного признака состава преступления219.
216
См.: Карташов В.Н. Применение права. Ярославль, 1990. С. 6
См.: Благов Е.В. Общая теория применения уголовного права. С. 80.
218
См.: Тарарухин С.А. Понятие и значение квалификации преступлений:
Учеб. пособие. Киев, 1990. С. 56.
219
См.: Благов Е.В. Общая теория применения уголовного права. С. 79; Румянцева Е.В. О видах юридической техники. С. 45.
217
82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
На наш взгляд, перечень таких условий может быть расширен за
счет следующих законодательных положений: 1) ст. 75 – 78 УК, предусматривающих общие виды освобождения от уголовной ответственности. При этом в одних случаях реализация права не следует за
этапом правоприменения в императивном порядке (ст. 178 УК «Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности»), в других – в диспозитивном (ст. 175 УК «Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием» и ст. 176 УК «Освобождение от уголовной ответственности в
связи с примирением с потерпевшим»); 2) норм, предусматривающих освобождение от уголовной ответственности только в случаях,
специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК (примечания к ст. 126, 1271, 222, 228 и др.). Заметим,
именно норм, предусматривающих: а) специальные виды освобождения от уголовной ответственности и б) в связи с деятельным раскаянием, т.е. позитивным посткриминальным поведением лица.
Развивая последний вывод, следует указать, что не все примечания к статьям Особенной части, предусматривающие исключение
(освобождение от ... и непривлечение к …) уголовной ответственности необходимо причислять к указной выше группе. Во-первых, несмотря на позиции некоторых ученых220, не следует относить к специальным видам освобождения от уголовной ответственности
примечания к ст. 151, 230, 308, 316, 322 УК. От предшествующей
подгруппы указанные примечания отличаются тем, что в них идет
речь не об освобождении от ответственности, а о случаях неприменения уголовного закона, о случаях законодательного закрепления
позитивной уголовной ответственности при условии, что содеянное
формально совпадает с признаками преступления, однако не должно
иметь отрицательных правовых последствий. В литературе такие
нормы часто называют примечаниями – запретами ответственности221.
Во-вторых, следует также исключить из исследуемой группы
примечания, освобождающие от уголовной ответственности не в
связи с деятельным раскаянием: 1) освобождение от уголовной от220
См.: Уголовное право. Общая часть / Под ред. А.И. Марцева. Омск, 1998.
С. 311.
221
См.: Панько К.К. Виды примечаний в уголовном праве и проблемы их
квалификации // Российский судья. 2006. № 2. С. 34.
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ветственности, связанное с добровольным согласием потерпевшего
на причинение ему вреда (примечание к ст. 122 УК); 2) освобождение от уголовной ответственности вследствие стечения тяжелых обстоятельств (примечания к ст. 337 и 338 УК).
Как уже отмечалось, в иных случаях реализация уголовноправовой нормы может происходить до этапа правоприменения
(ст. 37 – 42 УК). В этих случаях лицо уже реализует свое право действовать соответствующим образом в условиях необходимой обороны, крайней необходимости и т.д.222 Помимо указанных норм к этой
ситуации следует отнести и применение (рассмотренных выше)
примечаний к ст. 122, 151, 230, 308, 316, 322, 337, 338 УК. Условия,
описанные, к примеру, в примечании к ст. 151, 322, 337, 338 УК, по
сути являются конкретизированной разновидностью положений о
крайней необходимости.
Так, примечание к ст. 322 УК предусматривает, что «действие
настоящей статьи не распространяется на случаи прибытия в Российскую Федерацию с нарушением правил пересечения Государственной границы Российской Федерации иностранных граждан и лиц
без гражданства для использования права политического убежища в
соответствии с Конституцией Российской Федерации, если в действиях этих лиц не содержится иного состава преступления». В этом
случае императивное указание на запрет привлечения лица к уголовной ответственности исключает и дальнейшую реализацию права.
В других случаях, исходя из диспозитивности нормы (прим. к
ст. 337, 338 УК), дальнейшая реализация права является возможной,
так как в соответствии с примечанием к ст. 338 УК военнослужащий, впервые совершивший дезертирство, предусмотренное частью
первой настоящей статьи, может быть (выделено нами. – О.С.) освобожден от уголовной ответственности, если дезертирство явилось
следствием стечения тяжелых обстоятельств.
Особое место в исследуемой группе занимает примечание 2 к ст.
201, содержащее фактически процессуальное положение, в соответствии с которым, если деяние, предусмотренное статьями главы 23
УК, причинило вред интересам исключительно коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным
предприятием, уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия. Следовательно, отсутствие
222
См.: Благов Е.В. Общая теория применения уголовного права. С. 80.
84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
такого заявления или согласия организации исключает реализацию
уголовного права в отношении лиц, совершивших указанное деяние.
В сфере уголовного правоприменения особое значение приобретает деятельность компетентного субъекта по принятию соответствующих правоприменительных актов и соблюдение им основных
принципов правоприменительной деятельности. В теории выделяют
следующие основные требования, предъявляемые к применению
права: законность, обоснованность, целесообразность, справедливость, гуманизм, профессионализм223. Следование указанным принципам определяет содержание и результат всей деятельности, оказывает непосредственное влияние на повышение эффективности техники правоприменения органами уголовной юстиции.
Среди различных принципов правоприменительной деятельности основополагающим является принцип законности. Субъекты,
применяющие уголовно-правовые нормы, должны осуществлять
свою деятельность в строгом соответствии с требованиями действующего законодательства, которое в том числе устанавливает и
правовой статус указанных субъектов, и не вправе выходить за пределы предоставленных им полномочий. Нарушение указанного
принципа может повлечь отмену принятого акта. При осуществлении толкования правоприменительного акта в первую очередь следственный, судебный или иной компетентный орган должен получить
представление о законности и обоснованности его издания. В этой
связи правоприменительные акты органов уголовной юстиции
должны содержать ссылки на нормы права, во исполнение которых
они принимаются. Если, кроме того, властные предписания будут
надлежащим образом аргументированы, соблюдение обозначенных
требований при издании правоприменительного акта значительно
упростит уяснение цели издания и смысла акта.
Если нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти проходят обязательную государственную регистрацию в министерстве юстиции РФ и только после нее подлежат
опубликованию и соответственно вступают в силу, то для актов ненормативного характера такая процедура не предусмотрена224. Час223
См.: Теория государства и права / Под. ред. А.С. Пиголкина. М., 2005.
С. 473–477.
224
См.: Указ Президента РФ «О порядке опубликования и вступления в силу
актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тым нарушением требований законности при издании ведомственных актов является принятие решений и «расширительное» или произвольное толкование норм законов с превышением компетенции.
Как пишет И.В. Котелевская, «нарушению принципа законности
при издании актов органами исполнительной власти способствует
также и неоднозначное изложение соответствующих положений закона. Естественно, что неясные законы могут породить издание еще
более неоднозначных правоприменительных актов, ставших результатом неправильного толкования правовых норм. Поэтому основное
решение обозначенной проблемы представляется в совершенствовании законодательной техники во избежание разночтений и неясности нормативно-правовых актов, а также в строгом следовании
принципу законности правоприменителем»225.
Вопросы для самопроверки
1. Назовите стадии правоприменительного процесса?
2. Каковы характерные особенности правоприменительной
практики?
3. Выделите причины, по которым возникает необходимость в
применении норм права?
4. На какие этапы возможно условно разделить процесс применения диспозиций статей Особенной части УК?
5. Перечислите основные признаки правоприменительной техники в уголовном праве.
6. В чем состоит соотношение таких явлений, как реализация
уголовного права и его применение?
и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти» от
23 мая 1996 г. № 763 // Собрание законодательства РФ. 1996. 27 мая. № 22. Ст.
2663.
225
Котелевская И.В. Закон и ведомственный акт // Журнал российского права. 2000. № 10. С. 34.
86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 5. Интерпретационная техника
в уголовном праве
Выбор правовых норм в процессе правоприменения неизбежно
связан с уяснением их содержания. Часто в этом правоприменителю
помогают разъяснения нормативных правовых актов, которые дают
различные органы и лица в официальном и неофициальном порядке.
Этот взаимосвязанный процесс уяснения и разъяснения содержания
правовой нормы объединяют одним понятием – толкованием или
интерпретацией права. П.И. Люблинский писал, что во всей правовой практике основной задачей юриста является толкование, интерпретация нормативных предписаний. А проблематика методов толкования является, по его мнению, «одной из труднейших и наиболее
спорной в современной науке»226.
В отечественной литературе юридическое толкование определяется неоднозначно. Одни ученые (С.И. Вильнянский, В.В. Суслов,
Г.Ф. Шершеневич, Б.В. Щетинин) под толкованием понимают мыслительный процесс, направленный на уяснение смысла правовых
предписаний227. Известный русский теоретик права Г.Ф. Шершеневич указывал, что «сущность процесса толкования заключается в
уяснении содержания нормы права, т.е. совокупности приемов, направленных к раскрытию тех представлений, которые соединял создавший норму с внешними законами выражения своей мысли и воли»228.
Некоторые ученые (С.А. Голунский, М.С. Строгович, Ю.Г. Ткаченко и др.) под толкованием понимают лишь разъяснение содержания нормы права229. Так, авторы первого советского учебника по
226
Люблинский П.И. Указ. соч. С. 96.
Подробнее см.: Вильнянский С.И. Лекции по советскому гражданскому
праву. Харьков, 1958; Суслов В.В. Герменевтика и юридическое толкование // Государство и право. 1997. №6; Шершеневич Г.Ф. Общая теория права: Учеб. пособие: В 2 т. Т. 2, вып. 2, 3, 4 (по изданию 1910 – 1912 гг.). М., 1995; Щетинин Б.В.
Проблемы теории советского государственного права. М., 1969.
228
Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 296.
229
См.: Голунский С.А., Строгович М.С. Теория государства и права. М.,
1940. С.260; Ткаченко Ю.Г. Толкование юридических норм в СССР: Автореф.
дис. … канд. юрид. наук. М., 1950. С. 8.
227
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
теории государства и права пишут, что «уяснение нормы тем, кто ее
применяет, ни для кого не является обязательным; юридическое значение имеет не уяснение, изучение, анализ правовой нормы, а ее
применение к обстоятельствам конкретного случая…»230.
Большинство же ученых-юристов (Н.Н. Вопленко, В.В. Лазарев,
П.Е. Недбайло, А.С. Шляпочников, Л.С. Явич и др.) приходят к выводу о том, что толкование представляет собой единый процесс уяснения и разъяснения нормативно-правовых предписаний231. Следовательно, интерпретация включает в себя два обязательных элемента:
уяснение смысла закона и разъяснение его для других правоприменителей. Эти элементы тесно взаимосвязаны. Они позволяют говорить о толковании как методе познания права, с одной стороны, и о
толковании как виде юридической деятельности – с другой. В.В. Лазарев, к примеру, отмечает: «Разграничение уяснения содержания
правовых норм и его разъяснения оправдано лишь в методических
целях, в целях наиболее полного анализа той или другой стороны в
деятельности по толкованию правовых норм… Сколько бы ни были
самостоятельными и специфичными названные процессы, в их взаимосвязи усматривается нераздельность объективного и субъективного, диалектический переход одного в другое»232.
В последнее время юридическое толкование рассматривается не
столько в виде обособленной юридической деятельности, сколько в
качестве определенного типа юридической практики с соответствующими исходными понятиями, конструкциями, выводами и направлением поиска. Следует также учитывать, что юридическая интерпретация присуща и научной деятельности, и учебному процессу,
и вообще любому осмыслению правовой действительности233.
230
Голунский С.А., Строгович М.С. Указ. соч. С. 240.
Подробнее см.: Вопленко Н.Н. Праворазъяснение в системе правовых
форм государственной деятельности. Саратов, 1983; Лазарев В.В. Применение
советского права. Казань, 1972; Недбайло П.Е. Применение советских правовых
норм. М., 1960; Шляпочников А.С. Толкование уголовного закона. М., 1960; Явич
Л.С. Общая теория права. Л., 1976.
232
См.: Лазарев В.В. Указ. соч. С. 65–67.
233
См.: Ващенко Ю.С. Филологическое толкование норм права: Автореф.
дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2002. С.6; Карташов В.Н. Введение в общую
теорию правовой системы общества: Ч. 4. Интерпретационная юридическая практика. Ярославль, 1998. С. 10 и след.; Плюснина О.В. Индивидуально-правовые
договоры: природа, практика толкования и реализации: Автореф. дис. … канд.
231
88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Следовательно, толкование (интерпретация) права – это вид
правовой деятельности, который имеет целью установление смысла
нормативных предписаний и представляет собой сложный взаимосвязанный процесс уяснения и разъяснения фактического содержания юридической нормы. Назначение и сущность техники толкования наиболее наглядно проявляются в ходе применения и реализации права. Во-первых, толкование является обязательной стадией
правоприменительного процесса, о какой бы норме речь ни шла.
Прежде чем применить ту или иную правовую норму, ее надо подвергнуть всестороннему толкованию и убедиться в том, что выраженная в ней воля законодателя понята правильно. Во-вторых, толкование влечет юридические последствия и в других сферах реализации права, например для граждан, так как незнание или
заблуждение по поводу официально опубликованного закона не освобождает от ответственности. Не случайно М.Д. Шаргородский
именно с толкованием связывает самые насущные проблемы судебной практики234.
Юридическое толкование (интерпретация), отмечается в литературе, – деятельность по установлению содержания правового акта
для его практической реализации235. При этом, как подчеркивает
С.С. Алексеев, рассматривая теоретические и практические вопросы
толкования, необходимо каждый раз учитывать, что перед нами –
просто толкование (уяснение норм вне органической связи с их применением) или же правоприменительное толкование (при условии
их непосредственного применения)236.
И, как мы уже отмечали, не менее важна техника юридического
толкования и в плоскости осуществления правотворческой деятельности. Ясное, не противоречащее существующим законам изложение нормативного акта предполагает точное уяснение смысла содержания как «конструируемых» норм, так и уже действующих, связанных с ним правовых установлений, необходимых в
правотворческом процессе.
юрид. наук. Н. Новгород, 2004. С. 23; Половова Л.В. Функции интерпретационной практики. Ульяновск, 2002. С. 5.
234
См.: Шаргородский М.Д. Избранные работы по уголовному праву. СПб.,
2003. С. 176.
235
Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно-процессуального
права. М., 1967. С. 57.
236
См.: Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 2. С. 290.
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известно, что толкование права осуществляется тогда, когда
необходимо установить и раскрыть волю, выраженную в законе или
ином нормативном акте. Кроме того, цель толкования в том, чтобы
не просто уяснить смысл нормы, но и перевести ее смысл на язык
более конкретных высказываний, настолько приближенных к практическим ситуациям, что не возникало бы сомнения в соотносимости этих ситуаций с толкуемой нормой и тем самым облегчалось бы
ее применение. Для достижения указанных целей необходимо, чтобы предмет толкования – текст конкретного нормативного правового акта – обладал ясностью, точностью и непротиворечивостью.
В литературе идет давний спор о том, все ли юридические нормы подлежат толкованию или только неясные. Правильным представляется такое решение этой проблемы, согласно которому должна толковаться каждая норма права. Во-первых, правовые нормы
не могут быть заранее разделены на ясные и неясные. Учитывая, что
толкование является методом познания права и познаваема любая
норма права, то и толкуема, следовательно, тоже любая норма, независимо от степени ясности ее субъекту толкования. Субъект применения права, чтобы действовать согласно требованиям нормативного
правового акта, изучает его текст, постигает его смысл, а следовательно, осуществляет толкование. Только на этом этапе возможно
выявить неясность или ясность текста нормативного правового акта
для субъекта применения права237.
А во-вторых, «ясная» на первый взгляд, практически любая
норма при более внимательном ее рассмотрении обнаруживает в себе определенные, подчас еле заметные некорректности, противоречия, умолчания, невнятности, несостыковки с иными правоположениями, требующие более глубокого профессионального анализа.
Своеобразной является точка зрения А.С. Пиголкина, который считает, что «уяснению подлежат в принципе все нормативные акты,
разъяснению – лишь те, по поводу которых возникают сомнения или
разногласия на практике. За уяснением вовсе необязательно должно
следовать разъяснение, и в большинстве случаев достаточно лишь
уяснить смысл закона, чтобы вынести решение по делу»238
237
См.: Матузов М.И., Малько А.В. Указ. соч. С. 255; Хабриева Т.Я. Толкование Конституции РФ: теория и практика. М., 1998. С.12.
238
Подробнее см.: Общая теория права / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 1995.
С. 283; Пиголкин А.С. Толкование нормативных актов в СССР. М., 1962. С. 8;
90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Итак, законы, допускающие различное толкование, содержащие
двусмысленности, лазейки, разночтения, – это несовершенные законы. Их в принципе (в идеале) не должно быть, но в действительности они есть, и в этом далеко не обязательно кроется «злой умысел»
законодателя или иного субъекта правотворчества. Более того, подобные акты или нормы в какой-то мере неизбежны. По меткому
выражению Г. Еллинека, «законодатель должен мыслить как философ, а говорить как крестьянин». Но это не всегда получается. Отсюда возникает жесткая необходимость в толковании (интепретации) права. В литературе указываются следующие причины такого
положения вещей239:
1) сложность, неопределенность или нечеткость юридических
формулировок, скажем, излишняя их абстрактность либо, напротив,
казуальность;
2) несовершенство законодательной (нормотворческой) техники,
поспешность в принятии тех или иных правовых актов, их слабая
проработанность, декларативность, неконкретность, политическая
или экономическая ангажированность;
3) несовпадение норм и статей правовых актов, наличие бланкетных и отсылочных норм, нетипичных предписаний;
4) специфика юридических терминов и понятий, интерпретация
которых требует специальных познаний, высокой квалификации;
5) сопряженность отдельной нормы права с системой других
норм.
Указанные причины в полном объеме вызывают необходимость
и в качественном и своевременном толковании норм уголовного права. Техника интерпретации нормативных актов неразрывно связана с
законодательной техникой. Толкование юридических норм представляет собой в известном смысле процесс, обратный тому, который осуществляется законодателем при разработке юридической
нормы. «Интерпретация и заключается в этом обратном переводе,
расшифровке текста закона. А для расшифровки, как известно, нужно знать шифр или код, в качестве которого выступает в данном
случае законодательно-технический инструментарий. Поэтому знание специфических средств и приемов построения уголовноПиголкин А.С. Толкование норм права и правотворчество: проблемы соотношения // Закон: создание и толкование. М., 1998. С. 68.
239
См.: Матузов М.И., Малько А.В. Указ. соч. С. 256.
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
правовых предписаний призвано служить прочной основой толкования уголовного закона. Знание секретов законодательной техники –
ключ к уяснению и объяснению уголовного закона»240.
Следует отметить, что научному исследованию вопросов о толковании дало толчок именно уголовное право. Ни в одной отрасли
правоведения в XVIII веке толкование не было подвержено такому
произволу, как в уголовном праве, ибо тут толкование должно было
решить неразрешимую задачу – согласовать посредством своего искусства пережитую и устаревшую уголовную систему с идеалами
нового времени241. В этот период из неограниченного произвола судьи бросились в другую крайность. Судьям категорически запрещалось толковать законы, так как это считалось вреднее и опаснее буквального их применения. Так, толкуя произвольно законы по поводу
их неясности, в принципе признавая естественное право или, прямо
говоря, индивидуальные мнения вспомогательным источником права, германские ученые стали требовать законодательства четкого,
ясного, устраняющего необходимость толкования. Спор о том продолжался довольно долгое время, хотя ни практика, ни наука не могли обойтись без толкования242. Как пишет Г.Ф. Шершеневич, «некоторые законодатели, считая свои кодексы стоящими по ясности вне
всяких сомнений, дошли до запрещения толкования. Так поступил
Юстиниан, признав за собой монополию толкования, так же действовал Папа Пий IV в отношении постановлений Тридентского Собора. В Германии запрещение толкования не раз высказывалось в течение ХVIII столетия: в Баварии в § 9 Кодекса 1756 года, в Пруссии
Указом 14 апреля 1780 года, в Австрии в § 24 законопроекта 1 ноября 1786 года. Наполеон пришел в ужас при известии о появлении
первого комментария на его кодекс. Указом 19 октября 1813 года
было запрещено писать и печатать какие-либо комментарии к баварскому уголовному уложению того же года. … Ошибочность точки
зрения законодателей в приведенных случаях обусловливалась тем,
что они полагали, во-первых, будто в толковании нуждаются только
240
Иванчин А.В. О взаимосвязи законодательной и интерпретационной техники в уголовном праве // Актуальные вопросы дифференциации ответственности
и законодательной техники в уголовном праве и процессе. Ярославль, 2004. С. 86.
241
Будзинский С. Начала уголовного права. В., 1870 // Allpravo.Ru. 2005.
242
См.: Будзинский С. Начала уголовного права.
92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
неясные законы, а во-вторых, будто все изданные ими законы ясны»243.
В Англии активно и твердо выступал против комментирования и
толкования уголовного закона И. Бентам, который считал, что «при
издании кодекса законов является желательным сохранить его от искажений, которым он может подвергнуться с точки зрения как содержания, так и формы. Для этой цели необходимо воспретить дополнение его каким либо неписанным правом... Если был бы написан какой-либо комментарий к кодексу с целью разъяснения его
смысла, то следует потребовать, чтобы на такой комментарий никем
не обращалось внимание, должно запретить цитировать его в суде в
каком бы то ни было виде, ни прямо, ни обходными путями. Если же
судья или адвокат во время своей практики заметят что-либо, кажущееся им ошибочным по содержанию или дефектным по стилю, то
пусть заявят о том законодателю, приведя основания своего мнения
и предполагаемые поправки… Если какое-либо место окажется неясным, то лучше выяснить его путем нового законодательства, чем
путем комментирования. Пусть каждые 100 лет законы пересматриваются полностью с целью устранения таких терминов и выражений,
которые вышли из употребления»244. Подобные рекомендации если
и могли быть в какой-то степени восприняты, то именно в период
деятельности И. Бентама, когда динамика развития и трансформации
политической, правовой, экономической и иных сфер общества была
не такой стремительной, как в наше время. Ныне, как показывает
юридическая практика, отдельные законы (иные нормативные правовые акты) требуют дополнений, изменений, а то и полного пересмотра в течение трех-пяти лет.
Следует сказать, что для многих отечественных ученыхправоведов характерно признание не только допустимости, но и необходимости толкования уголовных законов. После судебной реформы 1864 года, пишет М.Д. Шаргородский, подавляющее большинство русских криминалистов высказывалось за допустимость
толкования уголовных законов245.
243
См.: Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 134.
Цит. по кн. Шаргородский М.Д. Избранные труды (Толкование уголовного закона). СПб. 2004. С. 147.
245
См.: Шаргородский М.Д. Указ. соч. С. 152–151.
244
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Так, обосновывая необходимость толкования закона, Н.Д. Сергеевский указывает, что, « ... применяя уголовный закон, мы, очевидно, применяли не слова его, но выраженную в них мысль законодателя, которая и образует действительное содержание обязательных
для него предписаний; поэтому применение закона вызывает необходимость раскрыть мысль законодателя, выраженную в словах закона. Деятельность, к сему направленную, называют разъяснением,
интерпретацией или толкованием закона»246.
Действительно, особая необходимость адекватного толкования
уголовного закона вызвана, во-первых, общим характером норм права; во-вторых, особой репрессивностью уголовного законодательства; в-третьих, использованием специальных правил, средств и приемов законодательной техники для построения уголовно-правовых
норм (бланкетных диспозиций, примечаний, оценочных терминов и
т. д.); в-четвертых, особой системностью уголовно-правовых норм,
их взаимосвязью и взаимозависимостью с нормами права иных отраслей.
Толкование относится к формально-догматическим методам
анализа права, поэтому воля законодателя анализируется в процессе
толкования уголовного закона только в том аспекте, который нашел
отражение в этом законе, т.е. имеет юридическое выражение. В процессе толкования правовых норм интерпретатор никогда не может
отходить от объективированного результата воли законодателя –
уголовного закона. В ходе уяснения уголовно-правовых норм используются дополнительные источники, например материалы правотворческой инициативы и обсуждения проекта закона (пояснительные записки к нему, заявления, предложения специалистов, ученых,
общественных и государственных деятелей и т.д.), что уместно
только тогда, когда они отразились на его смысле. В таком понимании объекта толкования решается в определенном смысле формальное противоречие между понятиями «воля законодателя» и «воля
закона».
Одним из важнейших направлений в интерпретационной деятельности высших судебных органов является толкование Верховным Судом РФ уголовного закона. Именно Верховный Суд РФ в
своих разъяснениях по вопросам судебной практики осуществляет
легальное (официальное нормативное) толкование норм уголовного
246
Сергеевский Н.Д. Русское Уголовное право. Тула, 2002. С. 346.
94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
права и тем самым способствует преодолению неопределенности в
их понимании. В связи с этим в науке уголовного права уже на протяжении многих десятилетий идет дискуссия о юридической природе разъяснений Верховного Суда РФ. Предваряя нашу оценку этой
дискуссии, обратим внимание на распространенность суждения, согласно которому проблема правового значения разъяснений Верховного Суда по уголовным делам является сугубо отраслевой проблемой. Поэтому, как утверждается в литературе, «проблема юридического значения разъяснений Верховного Суда РФ не только не
может получить удовлетворительного решения с одних лишь общеправовых позиций, но вообще носит по преимуществу уголовноправовой характер и, соответственно, нуждается прежде всего в специально-отраслевом исследовании»247.
Однако, на наш взгляд, указанная проблема в первую очередь
является общеправовой проблемой. Ведь разъяснения Верховного
Суда РФ, справедливо отмечает В. Петрушев, касаются всех отраслей права. Следовательно, изучать их юридическую природу должна
прежде всего общая теория права, а не отраслевые науки. Последние
лишь дополняют, конкретизируют, уточняют общетеоретические
положения применительно к своим областям юридического знания248.
Отраслевые исследования очень часто страдают определенной
ограниченностью, порой неспособностью выйти за рамки своих узкоспециальных знаний. Поэтому без признания приоритета положений общей теории права над положениями специально-юридических
исследований невозможны единство юридического знания, согласованность между отраслями законодательства, единообразие в толковании и применении законодательных актов. Игнорирование наукой
уголовного права и другими отраслевыми науками этих положений
может привести к неправильным научным выводам, а впоследствии – к правотворческим и правоприменительным ошибкам249.
Уголовное право России всегда относилось к континентальной
(европейской) системе законодательства. В отличие от англосаксон247
См.: Мадьярова А.В. Разъяснения Верховного Суда Российской Федерации в механизме уголовно-правового регулирования. СПб., 2002. С. 12.
248
См.: Петрушев В. О толковании уголовного закона в разъяснениях Верховного Суда по вопросам судебной практики / Уголовное право. 2007. № 3.
С. 34.
249
См.: Там же.
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ской системы в нем судебный прецедент не признавался нормативным актом, обязательным для других судебных решений по аналогичным делам. Квалификация преступлений по приговорам аналогично приговорам вышестоящих судов является разновидностью
аналогии. Согласно ч. 2 ст. 3 УК «применение уголовного закона по
аналогии не допускается». Логически толковательная аналогия,
сравнение используются в правоприменительном и доктринальном
толковании, но не более того, полагает Н.Ф. Кузнецова. Обязательной нормативной силой сравнения с решениями Верховного Суда по
схожим делам при квалификации преступлений не обладают250.
Аналогично и разъяснения Пленума Верховного Суда, как считают многие исследователи, не обладают обязательной силой, а
имеют только рекомендательное значение. Так, А.И. Рарог отмечает,
что «ни из Конституции РФ, ни из федеральных конституционных
законов, ни из других федеральных законов не следует, что разъяснения Пленума Верховного Суда РФ имеют нормативный характер и
являются обязательными для судебных органов страны»251. Тем более, нередко Верховный Суд РФ дает разъяснения, «не соответствующие букве закона»252. По мнению М.В. Баглая, «разъяснения, которые в соответствии с Конституцией РФ дает Верховный Суд РФ,
безусловно, важны для обобщения судебной практики и, следовательно, для единообразия применения законов. Но объять всю разнообразную практику (даже в пределах законности) все же невозможно. И независимость суда – гораздо более важная ценность правосудия, чем возможные редкие отклонения от общего правила»253.
Сходной позиции в теории уголовного права придерживаются
Н.Д. Дурманов, А.С. Шляпочников и иные ученые254.
Другие исследователи, напротив, утверждают, что разъяснения
Верховного Суда РФ по вопросам судебной практики имеют обязательное значение. Относительно юридической силы постановлений
250
См.: Кузнецова Н.Ф. Указ. соч. С. 123.
Рарог А.И. Правовое значение разъяснений Пленума Верховного Суда РФ
// Государство и право. 2001. № 2. С. 53.
252
Там же.
253
Баглай М.В. Вступительная статья к кн.: Барак А. Судейское усмотрение.
М., 1999.
254
См.: Шляпочников А.С. Толкование советского уголовного закона. М.,
1960. С. 33–35; Дурманов Н.Д. Советский уголовный закон. М., 1967. С. 44–46,
292–293.
251
96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Пленума Верховного Суда РФ высказывается мнение, что их следует
относить к источникам права, в том числе уголовного. Учитывая,
что законы нередко устаревают, а поскольку аналогия закона запрещена, источником права выступают именно постановления Пленума
Верховного Суда255. Как полагает Л.В. Смирнов, нормативные постановления Пленума Верховного Суда РФ являются действенным
правовым регулятором общественных отношений и обладают признаком обязательности потому, что «решение судей, игнорирующих
сформулированное Пленумом правило, может быть отменено вышестоящим судом, и в итоге дело должно рассматриваться в соответствии с указаниями высшей судебной инстанции»256. В свою очередь,
А.В. Мадьярова убеждена, что выбор одного из нескольких соответствующих закону вариантов понимания (уточнения, развития) нормы всегда является не толкованием, а созданием новой нормы права257. Один из членов Верховного Суда РФ В.В. Демидов утверждает, что судебный прецедент в российском уголовном праве
выполняет роль закона и поэтому, ссылаясь на него, можно решать
аналогичные дела258.
Можно долго дискутировать по этому поводу, приводить аргументы «за» и «против», искать противоречия в различных нормативных актах, но абсолютно ясно, что, пока исследуемый вопрос не
найдет четкого законодательного решения, научные споры не прекратятся. Печально, что даже проекты законодательных актов, которые могли бы решить проблему, содержат прямо противоположные
решения. Так, авторы одного из проектов Федерального закона «О
нормативных правовых актах Российской Федерации» полагают необходимым наделить высшие судебные органы правом уточняющего, разъясняющего «нормотворчества». Статья 86 этого закона гласит: «Верховный Суд Российской Федерации, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в случае необходимости дают
разъяснения по применению действующих нормативных правовых
255
См.: Рашидов А. Проблемы признания судебного толкования источником
права // Вестник ВАС РФ. 2005. № 1. С. 174–177.
256
Смирнов Л.В. Деятельность судов Российской Федерации как источник
права // Журнал российского права. 2001. № 3. С. 53.
257
См.: Мадьярова А.В. Указ. соч. С. 58.
258
См.: Демидов В.В. О роли и значении постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. № 3. С. 22.
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
актов Российской Федерации, обязательные соответственно для судов и арбитражных судов на территории Российской Федерации»259.
Напротив, упомянутый нами другой проект Федерального закона «О нормативных правовых актах Российской Федерации» (см.
приложение 1), предложенный учёными Института государства и
права РАН и Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве России определяет, что в случае обнаружения неясностей и различий в понимании положений, а также
противоречивой практики применения нормативного правового акта
осуществляется его официальное нормативное толкование, под которым понимается деятельность нормотворческих органов (выделено нами. – О.С.) по обязательному для исполнения установлению
содержания норм права. При этом толкование нормативного акта не
должно изменять его смысл (ст. 50 проекта).
В соответствии со ст. 52. Государственная Дума РФ дает толкование федеральных конституционных и федеральных законов. Толкование федеральных конституционных законов и федеральных законов оформляется постановлением Государственной Думы. Президент Российской Федерации дает толкование указов Президента
Российской Федерации (ст. 53 проекта). Толкование иных нормативных правовых актов осуществляется исключительно теми нормотворческими органами, которыми они принимаются (издаются) (ст.
54 проекта).
Как видно из текста проекта, Верховный Суд и Высший Арбитражный Суд не наделены правом нормативного толкования. Из всех
высших судебных органов лишь Конституционный Суд России на
основании ч. 5 ст. 125 Конституции имеет право толкования исключительно Конституции Российской Федерации (ст. 51 проекта).
Следует отметить, что в последнее время интерпретационная
техника высших полномочных субъектов оставляет желать лучшего.
Так, в литературе неоднократно и обоснованно критикуются многие
положения постановлений Пленума Верховного Суда РФ260. Доба259
См.: Федеральный закон о нормативных правовых актах Российской Федерации (проект) // Закон: создание и толкование / Под ред. А.С. Пиголкина. М.,
1998. С. 240.
260
См., например: Благов Е.В. О толковании уголовного закона Пленумом
Верховного Суда РФ // Юридические записки Ярославского государственного
университета им. П.Г. Демидова. Ярославль, 2000. Вып. 5. C. 196–206; Иванов Н.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об
98
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вим к сказанному, что Пленум крайне неоперативен в даче разъяснений и подчас «явочным порядком вытесняет законодателя с правового поля, присваивая себе несвойственные ему функции»261.
Так, анализ постановления № 1 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.01.99 г. «О судебной практике по делам об
убийстве (ст. 105 УК РФ)»262 подтверждает вывод о том, что высший
судебный орган порой занимается нормотворчеством, а не официальным толкованием. Так, в п. 14 названного постановления указывалось, что по смыслу закона основанием для квалификации действий виновного по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК (ныне утратившего силу) является также совершение им ранее преступлений, предусмотренных
ст. 277, 295, 317, 357 УК РФ. Между тем, в ч. 1 ст. 16 УК (также утратившей силу) было недвусмысленно определено, что совершение
двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями настоящего Кодекса, может признаваться неоднократным в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной
части настоящего Кодекса. Как, например, это имеет место в примечании 3 к ст. 158 УК. Комментарий излишен. По нашему мнению,
Верховному Суду РФ целесообразней было бы воспользоваться своим правом законодательной инициативы и обратиться в Федеральное Собрание РФ с предложением внести дополнение в виде примечания к ст. 105 УК РФ соответствующего содержания.
К сожалению, Пленум оставил без внимания другие важные
проблемы толкования и применения уголовного закона, например
вопрос о том, как следует квалифицировать действия виновного, который совершает посягательство, предусмотренное ст. 277 УК (или
295, 317, 357 УК), и одновременно убивает лицо, не обладающее
признаками специального потерпевшего (к примеру, его родственубийстве (ст. 105 УК РФ)»: Критический взгляд // Уголовное право. 2000. № 2;
Поздняков М.Л. Дрейф в системе придуманных координат (анализ п. 13. Постановления Пленума Верховного Суда от 15 июня 2006 года № 14 и практике его
применения) // Адвокат. 2007. № 8; Чечель Г.И. Спорные вопросы квалификации
убийства двух или более лиц // Труды юридического факультета СГУ. Ставрополь, 2003. Вып. 2. С. 186.
261
Кругликов Л.Л., Климцева О.Ю. К вопросу о пробелах в уголовном праве
и путях их преодоления // Государство и право на рубеже веков (материалы всероссийской конференции). Криминология, уголовное право, судебное право. М.,
2001. С. 74.
262
См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 3. С. 2-6.
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ника, друга). Например, стреляет в сотрудника правоохранительного
органа и его супругу. Следует ли квалифицировать действия такого
субъекта, кроме всего прочего и по п. “а” ч. 2 ст. 105 УК – убийство
двух и более лиц?
Несмотря на многие положительные моменты, последующие постановления Пленума Верховного Суда РФ по многим вопросам
также не оправдали ожиданий ученых и практиков. По отдельным
проблемам Пленумом высказаны спорные или противоречивые, а
иногда и ошибочные, на наш взгляд, суждения. От решения ряда
важнейших проблем понимания и квалификации признаков конкретных преступлений Пленум иногда просто уклонялся.
Так, 27 декабря 2002 года состоялся очередной Пленум Верховного Суда Российской Федерации, который принял очень важное для
правоприментельной практики постановление «О судебной практике
по делам о краже, грабеже и разбое»263. В юридической литературе
обстоятельно рассмотрены как положительные, так и негативные
моменты этого постановления264.
Прежде всего достаточно спорным следует признать положение,
содержащееся в п. 10 постановления: «Исходя из смысла части второй статьи 35 УК РФ уголовная ответственность за кражу, грабеж
или разбой, совершенные группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них. Если другие участники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия,
направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления (например, лицо не проникало в
жилище, но участвовало во взломе дверей, запоров, решеток, по заранее состоявшейся договоренности вывозило похищенное, подстраховывало других соучастников от возможного обнаружения со263
См.: Постановление № 29 Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря
2002 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 2. С. 2–6.
264
См., например: Кругликов Л.Л., Зуев Ю.Г. Новое постановление Пленума
по делам о хищениях: удачи и просчеты // Актуальные проблемы дифференциации ответственности и законодательная техника в уголовном праве и процессе.
Ярославль, 2003; Лопашенко Н. Новое Постановление Пленума Верховного Суда
РФ по хищениям // Законность. 2003. № 3; Третьяк М., Волошин В. Определение
момента окончания хищения // Уголовное право. 2007. № 3.
100
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вершаемого преступления), содеянное ими является соисполнительством и в силу части второй статьи 34 УК РФ не требует дополнительной квалификации по статье 33 УК РФ».
Так, весьма своеобразно истолкована норма ч. 2 ст. 35 УК:
«Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления». Как видно, в ней
ничего не говорится о том, что соисполнительство в группе лиц по
предварительному сговору понимается иначе, чем соисполнительство в простой группе. Соисполнители и здесь должны непосредственно совершать преступление или непосредственно участвовать в его
совершении совместно с другими лицами (ч. 2 ст. 33 УК). Только к
такому выводу позволяет прийти грамматическое и систематическое
(в системе с ч. 1 ст. 35 и ч. 2 ст. 33 УК) толкование приведенной
нормы.
Непосредственное совершение преступления означает выполнение его объективной стороны, т.е. в хищении – изъятие чужого
имущества и (или) обращение его в пользу виновного или других
лиц. При соисполнительстве именно эти действия в полном объеме
или частично выполняются каждым соисполнителем265. Именно так
интерпретировал понятие непосредственного совершения преступления применительно к убийству и сам Верховный Суд РФ ранее
(см., например, п. 10 Постановления от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»)266. Следовательно, судам предстояло решать еще одну проблему с квалификацией преступной группы по предварительному сговору. В Постановлении Пленума Верховного Суда рекомендация о квалификации
такой группы по делам об убийстве – одна, по делам о краже, грабеже и разбое – другая.
Не могут быть, на наш взгляд, расценены как непосредственное
совершение преступления «действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления»; это не что иное, как пособничество в преступлении, т.е. содействие «совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления
265
См.: Лопашенко Н. Новое Постановление Пленума Верховного Суда РФ
по хищениям.
266
См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 3. С. 2–6.
101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
либо устранением препятствий» (ч. 5 ст. 33 УК). Действия любого
пособника направлены на содействие исполнителю в непосредственном совершении преступления, поэтому они и признаются преступными и уголовно наказуемыми. Но это – другая, нежели исполнение преступления, роль.
Поскольку сформулированный вывод несколько расходится с
положениями закона, Пленум, по мнению Н.А. Лопашенко, внес
правку и в закон, следующим образом изложив положения ч. 5 ст. 33
УК: «Действия лица, непосредственно не участвовавшего в хищении
чужого имущества, но содействовавшего совершению этого преступления советами, указаниями либо заранее обещавшего скрыть следы преступления, устранить препятствия, не связанные с оказанием
помощи непосредственным исполнителям преступления, сбыть похищенное и т.п., надлежит квалифицировать как соучастие в содеянном в форме пособничества со ссылкой на часть пятую статьи 33 УК
РФ» (ч. 2 п. 10). Подобное ограничительное толкование понятия
устранения препятствий не согласуется с редакцией ч. 5 ст. 33 УК267.
Кроме того, Пленум не различает участие члена группы во взломе дверей, запоров, решеток и такие действия, как вывоз похищенного или страховка исполнителей преступления. Между тем такие
действия носят принципиально разный характер и должны квалифицироваться по-разному. Участие во взломе дверей и т.п. – это участие в непосредственном совершении хищения; вывоз похищенного
и страховка исполнителей – это пособничество в нем268.
Хищение, сопряженное с незаконным проникновением в помещение, жилище или хранилище (п. "б" ч. 2; ч. 3 ст. 158; п. "в" ч. 2
ст. 161; п. "в" ч. 2 ст. 162 УК), является сложным преступлением по
объективной стороне; оно включает в себя два взаимосвязанных
действия, каждое из которых – необходимая часть деяния: незаконное проникновение и собственно изъятие и (или) обращение чужого
имущества. Участвуя хотя бы в одном таком деянии, лицо является
соисполнителем. Иначе обстоит дело с вывозом похищенного или
страховкой исполнителей хищения. Такие действия остаются за рамками изъятия и (или) обращения имущества как в простом, так и в
267
См.: Лопашенко Н. Новое Постановление Пленума Верховного Суда РФ
по хищениям.
268
См.: Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики: Авторский комментарий к уголовному закону (раздел VIII УК РФ). М., 2006. С. 78.
102
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
квалифицированных разновидностях хищения. Такие действия, по
сути, – это действия пособников.
Однако лицо, обеспечивающее безопасность места совершения
хищения, не совершает никаких действий по изъятию и (или) обращению имущества. Подобные действия не являются необходимым
элементом изъятия имущества и, следовательно, не входят в объективную сторону хищения. Их совершение должно признаваться пособничеством и требует применения ст. 33 УК при квалификации269.
Несомненно, отрицательно влияет на техническую составляющую указанного постановления терминологическая некорректность
при обозначении обстоятельств, используемых законодателем в качестве средства дифференциации уголовной ответственности в
статьях Особенной части УК. В одних случаях Пленум именует их
квалифицирующими, в других – отягчающими обстоятельствами, в
третьих – обстоятельствами, предусмотренными в качестве признака
преступления, отягчающего наказание. Подобная полисемия вряд ли
повышает качество исследуемых положений270.
Определенные нарекания среди ученых и практиков вызвало и
Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от
18 ноября 2004 г. № 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных
средств или иного имущества, приобретенных преступным путем»271.
Так, Пленум ничего не сказал о понимании использования преступно приобретенного имущества для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности (ст. 1741 УК). Проблема состоит в том, охватываются ли составом легализации по названному признаку не сделки, а, к примеру, использование
похищенного автотранспорта для перевозки грузов между контрагентами по договору купли-продажи. Неясным остался вопрос о
269
См.: Лопашенко Н. Новое Постановление Пленума Верховного Суда РФ
по хищениям.
270
См.: Кругликов Л.Л., Зуев Ю.Г. Указ. соч. С. 15.
271
См.: Лопашенко Н. О позициях Пленума Верховного Суда РФ в вопросах
толкования ответственности за незаконное предпринимательство и легализацию //
Уголовное право. 2005. № 2; Селезнов А.М., Рыжов О.А. Некоторые уголовноправовые аспекты составов преступлений, предусмотренных ст. 174, 1741, 175 УК
// Российский следователь. 2006. № 1; Яни П. Незаконное предпринимательство и
легализация преступно приобретенного имущества // Законность. 2005. № 3.
103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
возможности привлечения к уголовной ответственности лица (в
форме вынесения обвинительного приговора) по ст. 174 УК, если
совершенное им преступление, в результате которого приобретено
имущество (предикатное преступление), не получило самостоятельной судебной оценки. Последнее обстоятельство породило серьезную полемику в научной и практической среде272.
Еще одну проблему для правоприменения создает не очень ясное описание в ст. 174 УК цели «легализаторской» деятельности как
желания придать правомерный вид владению, пользованию и распоряжению имуществом, приобретенным преступным путем. Однако,
затронув эту проблему, Пленум лишь подчеркнул, что без соответствующих целей финансовые операции и другие сделки с таким
имуществом состава легализации не образуют, а если эти действия
можно расценить как сбыт имущества, которое было получено в результате совершения преступления (например, хищения) иными лицами, то они в зависимости от конкретных обстоятельств дела могут
содержать признаки состава преступления, предусматривающего ответственность за хищение (в форме пособничества) либо состава
преступления, предусмотренного ст. 175 УК (абз. 1 п. 20, п. 25 Постановления).
Вопрос же, по мнению П.С. Яни, заключается в том, допускает
ли указание в ст. 174 УК на названную цель как на конститутивный
элемент преступления вменение состава легализации в случае, когда
главной, «итоговой» целью лица было получение выгоды от использования преступно приобретенного имущества при том, однако, что
лицо осознавало неизбежный характер придания правомерности
владению и т.д. таким имуществом? Отрицательный ответ на этот
вопрос делает невозможным вменение соответствующего состава
преступления при совершении значительного числа сделок с преступно приобретенным имуществом273.
272
См., например: Верин В.П. О некоторых вопросах судебной практики по
делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных
средств или иного имущества, приобретенных преступным путем // Бюллетень
Верховного Суда Российской Федерации. 2005. № 2; Яни П. Ответственность за
легализацию: нужен ли приговор по делу о предикатном преступлении // Законность. 2005. № 8.
273
См.: Яни П. Незаконное предпринимательство и легализация преступно
приобретенного имущества. С. 34.
104
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В Постановлении № 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных
средств или иного имущества, приобретенных преступным путем»
наконец получил правильное разрешение дискуссионный вопрос о
совокупности незаконного предпринимательства и налоговых преступлений. Согласно п. 16 указанного Постановления «действия лица, признанного виновным в занятии незаконной предпринимательской деятельностью и не уплачивающего налоги и (или) сборы с доходов, полученных в результате такой деятельности, полностью
охватываются составом преступления, предусмотренного ст. 171 УК
РФ. При этом имущество и иные ценности, полученные в результате
совершения этого преступления, в соответствии с пунктами 2 и 2.1
части 1 статьи 81 УПК РФ признаются вещественными доказательствами и в силу пункта 4 части 3 статьи 81 УПК РФ подлежат обращению в доход государства с приведением в приговоре обоснования
принятого решения». Приняв такое решение, Пленум вместе с этим
по непонятным причинам не внес изменений в Постановление от 4
июля 1997 г. № 8, которое на тот период продолжало действовать.
Отметим, что Постановление Пленума Верховного Суда РФ от
28 декабря 2006 г. № 64 «О практике применения судами уголовного
законодательства об ответственности за налоговые преступления»274
было достаточно тщательно проработано. Стоит только сказать, что
за последние 10 лет это уже второй интерпретационный акт, посвященный проблематике налоговых преступлений. Ни один вид преступных посягательств не удосуживался такого внимания высших
судебных органов. Однако его отдельные положения также содержат
недостатки, противоречия, пробелы.
Так, по непонятным причинам в п. 1 Постановления № 64 дублируются некоторые положения налогового законодательства (ст. 8
НК РФ), в частности раскрывается понятие налога и сбора. Использованные при описании диспозиции термины налогового законодательства изложены четко, ясно и недвусмысленно, поэтому не требуют дополнительного толкования в части их понятийного содержания. По этой причине нежелательно, а порою и вредно, отмечает
274
См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2007. № 3. С. 1.
105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.В. Румянцева, раскрытие их содержания дополнительным толкованием275.
К сожалению, разъяснения Пленума Верховного Суда РФ № 64
не внесли ясности по применению признака «личного интереса». В
этом случае Пленум пошел по самому легкому пути, переписав определение понятия «личной заинтересованности» из Постановления
Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. № 4276. В п.17
Постановления № 4 «личная заинтересованность» определяется как
стремление извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленное такими побуждениями, как карьеризм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную
услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса и
т.д. Данное «копирование» отразило, в том числе, и высказанную в
литературе позицию о возможности использования такого определения и при привлечении к уголовной ответственности за неисполнение обязанностей налогового агента277.
При этом не было учтено то, что, во-первых, «личный интерес»
и «личная заинтересованность» – не тождественные понятия; вовторых, разъяснение в Постановлении № 4 давалось применительно
к должностным преступлениям в исторический период, когда в экономике отсутствовали полномасштабные рыночные отношения.
Представляется также, что такое толкование иной личной заинтересованности не совсем подходит к налоговым преступлениям, где
личная заинтересованность проявляется в других мотивах, связанных, в первую очередь, с хозяйственной деятельностью субъекта налоговых отношений.
Спорным выглядит также указание на то, что в тех случаях, когда лицо осуществляет юридическое или фактическое руководство
275
См.: Румянцева Е.В. С. Техника конструирования и применения диспозиций статей о налоговых преступлениях (ст. 198 – 1992 УК РФ). С. 75.
276
Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. № 4
«О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» // Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных
Судов СССР, РСФСР и РФ по уголовным делам с комментариями и пояснениями
/ Отв. ред. В.И. Радченко. М., 1999. С. 271–278.
277
См.: Алферов И.С. Ответственность налоговых агентов // ЭЖ-Юрист.
2004. № 4. С. 19; Яковлев Г.Л. Налоговая и уголовная ответственность налоговых
агентов // Налоговые споры. № 1. 2005. С. 28.
106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
несколькими организациями и при этом в каждой из них уклоняется
от уплаты налогов и (или) сборов, его действия при наличии к тому
оснований надлежит квалифицировать по совокупности нескольких
преступлений, предусмотренных соответствующими частями статьи
199 УК РФ (п. 13).
Вопреки позиции Пленума, мы полагаем, что уклонение от уплаты налогов не по одной, а по нескольким организациям при наличии «сквозного» умысла субъекта (единого руководителя) должно
квалифицироваться как единое преступление по ст. 199 УК. При
этом суммы уклонения по всем хозяйствующим субъектам должны
складываться.
Критическому анализу в уголовно-правовой литературе278 обоснованно подвергались и иные интерпретационные акты Пленума
Верховного Суда РФ: постановление от 15 июня 2006 г. № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами»279, постановление от 15 ноября 2007 г. № 45 «О
судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений»280.
Вопросы для самопроверки:
1. В чем состоит суть толкования как обязательной стадии правоприменительного процесса?
2. Определите значение техники юридического толкования в
плоскости осуществления правотворческой деятельности?
3. Перечислите основные причины, вызывающие необходимость
в интерпретации уголовно-правовых норм.
4. Выделите особенности интерпретационной техники постановлений Пленума Верховного Суда РФ.
278
См.: Поздняков М.Л. Указ. соч.; Федоров А.В. Уголовная ответственность
за незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ (ст. 234 УК
РФ) // Наркоконтроль. 2007. № 1; Волженкин Б. Постановление Пленума Верховного Суда «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» // Уголовное право. 2008.
№ 1.
279
См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2006. № 8.
280
См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2007. № 11.
107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5. Назовите роль и значение уголовного права в процессе эволюции интерпретационной техники.
108
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Заключение
По итогам исследования основных проблем функционирования
юридической техники в механизме уголовно-правового регулирования, анализа содержания, элементов, функций и технических аспектов законодательной, правоприменительной и интерпретационной
практики сформулирован ряд положений и выводов.
1. Логическая цепочка понятий, характеризующих процессы
появления на свет и юридического закрепления правовых актов,
должна выглядеть следующим образом: правотворчество (общее и
наиболее ёмкое понятие), нормотворчество (термин, наиболее
точно отражающий процесс рождения нормативного правового акта), законотворчество (ядро, стержень всей правотворческой
деятельности).
На наш взгляд, рассматривая содержательную сторону исследуемых понятий, следует определять правотворчество как специальную деятельность правомочных субъектов, осуществляющих
процесс правообразования, в результате которого приобретают
юридическую силу и вступают в действие законы и иные нормативные правовые акты. Представляется, что в процесс правотворчества
не входит создание индивидуальных правовых актов, т.к. последние
являются результатом правоприменительной или правореализационной деятельности.
Субъектами правотворчества являются: государство, государственные органы, должностные лица, суды, органы и должностные
лица местного самоуправления, общественные организации, органы
управления юридических лиц, население (народ) посредством референдума, трудовые коллективы.
Нормотворческая деятельность, на наш взгляд, аналогична по
содержанию деятельности правотворческой и также направлена на
создание нормативных актов (законов и подзаконных нормативных
актов). Соответственно к законотворческой деятельности необходимо относить процесс подготовки и принятия исключительно законов – нормативно-правовых актов высшей юридической силы.
2. Представляется, что терминологическую определённость технико-юридических понятий необходимо установить в соответствии с
уровнями правотворческой деятельности, приведёнными нами выше.
Законодательная (законотворческая) техника соответствует уров109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ню законодательной (законотворческой) деятельности, нормотворческая техника должна применяться при «приготовлении» не только
законов, но и подзаконных нормативных актов. Юридическая техника может использоваться как обобщающее универсальное понятие
в правоприменительном, правореализационном и правотворческом
процессе. И в последнем случае возможно говорить и о правотворческой технике.
3. Отметим, что на состояние юридической техники, её качество
и эффективность оказывают влияние её объективные и субъективные составляющие. Юридическая техника с объективной стороны
характеризуется политическим и социально-экономическим уровнем
развития государства, общим состоянием правовой системы общества, наличием качественной нормативной (прежде всего законодательной) базы, чётко регулирующей основные правила игры в процессах правотворчества и правоприменения и т. д.
С субъективной стороны юридическая техника характеризуется
отношением субъекта к правилам, средствам и приёмам, используемым им в юридической деятельности, его уровнем образования, правового мышления, его установками и волей в момент совершения
тех или иных юридических действий. Представляется, что именно
влияние отрицательных факторов субъективного характера, в большей степени, приводит к серьёзным сбоям в правотворческой и правоприменительной деятельности. Как верно отмечается в современной юридической литературе, качество юридической техники в значительной мере зависит не только от правил и приёмов, но и
наличия подготовленных юристов.
4. По нашему мнению, юридическая техника встроена во
все уровни и сферы функционирования права, а точнее, во все формы
реализации воли правоустановителя: 1) в сфере правообразования
она применяется на всех уровнях – законотворческом, нормотворческом, правотворческом; предметом её воздействия выступают законы и иные нормативные правовые акты; 2) в сфере правоприменения (правореализации) и интерпретации правовых актов она используется во всех случаях «приложения» закона и иных правовых
актов к конкретным лицам и конкретным обстоятельствам. Следовательно, юридическая техника должна иметь полем своего приложения
всё право, а не только отдельные его составляющие (пусть и очень
110
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
важные) – нормотворческую деятельность либо правоприменительную практику.
5. Юридическая техника определяется нами как система выработанных теорией и практикой правотворческой и правоприменительной деятельности правил, приёмов (способов, методов) и
средств, используемых в процессе реализации юридической воли –
правотворческой, правоинтерпретационной, правоприменительной – уполномоченных органов и лиц.
6. По форме реализации юридической воли соответствующего
субъекта юридическая техника делится на: 1) правотворческую (законодательную, нормотворческую); 2) интерпретационную;
3) правоприменительную (правореализационную). Понятно, что на
отдельных участках и уровнях различные сферы функционирования
юридической техники могут «пересекаться» и «смешиваться», например, в процессе применения и толкования права. Эти три вида
являются основными, стержневыми видами юридической техники.
В качестве вспомогательных видов можно выделить технику систематизации, опубликования, учета правовых актов, технику правотворческой процедуры и т.д.
7. Приведем несколько аргументов в защиту того, что толкование может считаться самостоятельным, автономным видом юридической практики:
а) на наш взгляд, ограничивать интерпретационную деятельность рамками исключительно правоприменения не совсем верно.
Толкование имеет особое значение среди различных видов юридической деятельности, поскольку обслуживает все элементы механизма правового регулирования на всех его стадиях. Необходимость в
интерпретации возникает как в процессе правоприменения, так и при
создании новых норм права;
б) официальное толкование призвано обеспечить единство понимания законов и на этой основе их единообразное применение на
всей территории государства. Следует признать, что официальное
юридическое толкование вносит определенные изменения (уточнения, конкретизацию и т.п.) в правовое регулирование общественных
отношений. И в этом смысле интерпретационная деятельность хотя
бы частично пересекается с правотворческой;
в) в ряде случаев положения интерпретационной практики (в
отличие от правоприменительной) направлены не на конкретное и
персонифицированное юридическое разрешение в системе тех или
111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
иных правоотношений, а на абстрактную, неопределенную по кругу
юридических фактов и лиц ситуацию. Так, многие положения постановлений Пленума Верховного Суда РФ адресованы всем полномочным субъектам, применяющим уголовное право, распространяются на неопределенный круг лиц и противоправных посягательств
и находятся в превентивном, «спящем» состоянии до момента совершения реального посягательства на охраняемые уголовным законом правоотношения. По этой причине вряд ли, например, всю интерпретационную практику Пленума Верховного Суда РФ можно
относить к правоприменительной деятельности.
8. Законодательная техника определяется нами как система
научно обоснованных средств и приемов, применяемых по общепринятым правилам с целью максимально точного, экономичного и последовательного выражения воли законодателя в законодательных
актах.
Выделяемые в юридической литературе правила законодательной техники весьма разнообразны и многочисленны. Многие из таких правил являются абсолютно универсальными и вполне подходят
к законодательному конструированию уголовно-правовых норм. Назовём наиболее общие из них:
1) конкретность, ясность и исчерпывающая полнота правового
регулирования;
2) отсутствие внутренних и отраслевых противоречий, пробелов,
коллизий;
3) логика в изложении текста документа и связь нормативных
предписаний между собой;
4) ясность, простота применения терминов, недопустимость использования в тексте закона неясных, многозначных, нечётких терминов;
5) краткость и компактность правовых норм, сокращение до минимума дублирования нормативного материала по одному и тому же
вопросу;
6) отказ от канцеляризмов, словесных штампов, устаревших
оборотов и редко встречающихся слов.
Приёмы как элементы законодательной техники подразделяют
на две группы в зависимости от: 1) степени обобщения конкретных
112
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
показателей нормы; 2) способа изложения элементов нормы281. В
первую группу включают два приёма – абстрактный и казуистический, во вторую три – прямой, отсылочный (ссылочный), бланкетный.
9. В общеправовом смысле, правоприменение – это комплексная властная деятельность органов государства (или иных компетентных органов и лиц), которые, используя свои специальные полномочия, издают акты индивидуального значения на основе норм
права, решая по существу конкретные вопросы многогранной жизни
общества в целях обеспечения адресатам правовых норм реализации
принадлежащим им прав и обязанностей.
10. Процесс применения диспозиций статей Особенной части
УК можно условно разделить на шесть этапов: установление фактических обстоятельств дела; анализ фактических обстоятельств дела; выбор соответствующей нормы; установление юридической силы данной нормы; уяснение смысла (толкование) нормы; принятие
решения путем издания акта.
Применение уголовного права – это деятельность полномочных субъектов по выработке, принятию и закреплению решений о
предусмотренности (либо непредусмотренности) установленных
фактических обстоятельств в соответствующей норме и (или) об
определении (либо неопределении) содержащейся в ней меры уголовно-правового характера.
11. Толкование (интерпретация) права – это вид юридической
деятельности, который имеет целью установление содержания и
смысла нормативных предписаний и представляет собой сложный
взаимосвязанный процесс уяснения и разъяснения фактического содержания правовой нормы.
Назначение и сущность техники толкования наиболее наглядно
проявляются в ходе применения и реализации права. Во-первых, толкование является обязательной стадией правоприменительного процесса, о какой бы норме речь ни шла. Прежде чем применить ту или
иную правовую норму, ее надо подвергнуть всестороннему толкованию и убедиться в том, что выраженная в ней воля законодателя понята правильно. Во-вторых, толкование влечет юридические последствия и в других сферах реализации права, например для граж281
См., например: Бабаев В.К., Баранов В.М., Толстик В.А. Указ. соч. С. 85;
Алексеев С.С. Проблемы теории права: Т. 2. С. 148–149.
113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дан, так как незнание или заблуждение по поводу официально опубликованного закона не освобождает от ответственности
114
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Список рекомендованных
источников
Книги, монографии, учебники, учебные пособия,
сборники научных статей, справочные издания
1. Алексеев, С.С. Проблемы теории права: Курс лекций: в 2 т.
/ С.С. Алексеев. – Свердловск: Изд-во «Уральский рабочий», 1973. –
Т. 2.
2. Алексеев, С.С. Общая теория права: В 2 т. Т. 2. /
С.С. Алексеев. – М.: Юрид. лит., 1982. – Т. 2.
3. Алексеев, С.С. Государство и право: Начальный курс
/ С.С. Алексеев. – М.: Юрид. лит., 1993.
4. Алексеев, С.С. Теория права / С.С. Алексеев. – М.: БЕК, 1995.
5. Бабаев, В.К. Теория советского права в конспектах лекций и
схемах: Учеб. пособие / В.К. Бабаев. – Горький: Горьк. ВШ МВД
СССР, 1990.
6. Бабаев, В.К. Теория современного советского права: Фрагменты лекций и схемы / В.К. Бабаев. – Н. Новгород: Нижегор. ВШ МВД
РСФСР, 1991.
7. Бабаев, В.К. Словарь категорий и понятий общей теории права / В.К. Бабаев, В.М. Баранов, В.И. Гойман. – Н. Новгород: Нижегор. ВШ ШК МВД РФ, 1992.
8. Бабаев, В.К. Теория государства в схемах и определениях:
Учебное пособие / В.К. Бабаев, В.М. Баранов, В.А. Толстик. – М.:
Юристъ, 1999.
9. Благов, Е.В. Общая теория применения уголовного права
/ Е.В. Благов. – Ярославль: ЯрГУ, 2003.
10. Благов, Е.В. Квалификация преступлений (теория и практика) / Е.В. Благов. – Ярославль: ЯрГУ, 2003.
11. Большая российская юридическая энциклопедия. Электронно-правовой справочник. – СПб.: «ВК-Кодекс», 1998.
12. Брайнин, Я.М. Уголовная ответственность и её основание в
советском уголовном праве / Я.М. Брайнин. – М.: Госюриздат, 1963.
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
13. Венгеров, А.Б. Теория государства и права / А.Б. Венгеров. –
М.: Юристъ, 1998.
14. Власенко, Н.А. Основы законодательной техники: Практическое руководство / Н.А. Власенко. – Иркутск: Восточно-Сибир. кн.
изд-во, 1995.
15. Власенко, Н.А. Язык права / Н.А. Власенко. – Иркутск: Восточно-Сибир. кн. изд-во, 1997.
16. Владимиров, В.Е. Правовое творчество / В.Е. Владимиров. –
М., 1905.
17. Винер, Н. Кибернетика и общество / Н. Винер. – М.: Наука,
1958.
18. Гаухман, Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория,
практика / Л.Д. Гаухман. – М.: Изд-во «Центр ЮрИнфоР», 2001.
19. Горелик, А.С. Преступления в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих и иных организациях / А.С. Горелик, И.В. Шишко, Г.Н. Хлупина. – Красноярск:
КрасГУ, 1998.
20. Горшенёв, В.М. Способы и организационные формы правового регулирования в социалистическом обществе / В.М. Горшенёв. – М.: Юрид. лит. 1972.
21. Даль, В. Толковый словарь живого великорусского языка
/ В. Даль. – СПб.; М., 1882. – Т. 4.
22. Жалинский, А.Э. Профессиональная деятельность юриста:
Введение в специальность / А.Э. Жалинский. – М.: БЕК, 1997.
23. Законодательная техника: научно-практическое пособие
/ под ред. Ю.А. Тихомирова. – М.: «Городец», 2000.
24. Законодательная техника / под ред. Д.А. Керимова. – Л.,
1965.
25. Законотворчество в Российской Федерации (научно-практическое пособие) / Под ред. А.С. Пиголкина. – М.: Формула права,
2000.
26. Законотворческая техника современной России: состояние,
проблемы, совершенствование: сб. статей: В 2 т. // под ред.
В.М. Баранова. – Н. Новгород: Нижегородская академия МВД,
2001. – Т. 2.
27. Иеринг, Р. Юридическая техника / Р. Иеринг; пер. с нем.
Ф.С. Шендорфа. – СПб.: Типо-Литография А.Г. Розена (А.Е. Ландау), 1905.
116
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
28. Исаев, И.А. История государства и права России: полный
курс лекций / И.А. Исаев. – М.: Юрист, 1994.
29. Карташов, В.Н. Теория правовой системы общества: учебное
пособие: в 2 т / В.Н. Карташов. – Ярославль: ЯрГУ, 2005. – Т. 1
30. Кашанина, Т.В. Юридическая техника / Т.В. Кашанина. – М.:
Эксмо. 2007.
31. Керимов, Д.А. Культура и техника законотворчества
/ Д.А. Керимов. – М.: Юрид. лит., 1991.
32. Ковалёв, М.И. Советское уголовное право: курс лекций
/ М.И. Ковалёв. – Свердловск, 1974. – Вып. 2
33. Козаченко, И.Я. Преступления с квалифицированными составам и их уголовно-правовая оценка: текст лекций / И.Я. Козаченко, Т.А. Костарева, Л.Л. Кругликов. – Екатеринбург: Изд-во
УрГЮА, 1994.
34. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части первой и второй / Сост. и авт. комментариев А.Б. Борисов. – М.: Книжный мир, 2000.
35. Комментарий к Налоговому кодексу РФ части первой (постатейный) / под ред. А.В. Брызгалова. – М.: Юристъ, 2000.
36. Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. Н.А. Громова. – М.: ГроссМедиа, 2007.
37. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации
/ под ред. В.И. Радченко. – М.: Спарк, 1999. – 662 с.
38. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации
/ отв. ред. А.В. Наумов. – М.: Юристъ, 1999.
39. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации:
в 2 т. / под ред. О.Ф. Шишова. – М.: Вердикт, 1998. – Т. 2.
40. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации
/ под ред. Н.Ф.Кузнецовой. – М: ЗЕРЦАЛО, 1998.
41. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации
/ под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. – М.: Норма-ИНФРА,
2002.
42. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации
/ отв. ред. А.И. Бойко. – Ростов н/Д: «Феникс», 1996.
43. Коржанский, Н.И. Очерки теории уголовного права
/ Н.И. Коржанский. – Волгоград, 1995.
44. Коробеев, А.И. Советская уголовно-правовая политика
/ А.И. Коробеев. – Владивосток, 1987.
117
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
45. Коробеев, А.И. Уголовно-правовая политика: тенденции и
перспективы / А.И. Коробеев, А.В. Усс, Ю.В. Голик. – Красноярск,
1991.
46. Кругликов, Л.Л. Преступления в сфере экономической деятельности и налогообложения: вопросы конструирования составов и
дифференциации ответственности / Л.Л. Кругликов, О.Г. Соловьев. –
Ярославль: ЯрГУ, 2003.
47. Кудрявцев, В.Н. Общая теория квалификации преступления /
В.Н. Кудрявцев. – М.: Юрид. лит., 1972.
48. Куринов, Б.А. Научные основы квалификации преступлений
/ Б.А.. Куринов. – М.: Изд-во МГУ, 1976.
49. Лопашенко, Н.А. Преступления в сфере экономики: Авторский комментарий к уголовному закону (раздел VIII УК РФ)
/ Н.А. Лопашенко. – М.: Волтерс Клувер, 2006.
50. Люблинский, П.И. Техника, толкование и казуистика уголовного кодекса / П.И. Люблинский; под ред. В.А. Томсинова. – М.:
Зерцало, 2004.
51. Марат, Ж.-П. План уголовного законодательства / Ж.-П. Марат. – М.: Иностр. лит., 1951.
52. Марксистско-ленинская теория государства и права: Социалистическое право. М.: Госюриздат, 1973.
53. Матузов, Н.И. Теория государства и права: учебник для
юридических вузов / Н.И. Матузов, А.В. Малько. – М.: Юристъ,
2004.
54. Мелехин, А.В. Теория государства и права: учебник
/ А.В. Мелехин. – М.: Маркет ДС, 2007.
55. Монтескье, Ш. Избранные произведения / Ш. Монтескье. –
М.: Иностр. лит., 1955.
56. Нашиц, А. Правотворчество, теория и законодательная техника / А. Нашиц. – М.: «Прогресс», 1974.
57. Научные основы советского правотворчества. – М.: Юрид.
лит., 1981.
58. Новицкий, И.Б. Римское право. – 6-е изд. / И.Б. Новицкий. –
М.: «ТЕИС», 1998.
59. Ожегов, С.И. Толковый словарь русского языка / С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. – М.: Азбуковник, 1997.
60. Общая теория государства и права: в 2 т. / отв. ред.
В.С. Петров, Л.С. Явич. – Л., 1974. – Т. 1.
118
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
61. Общая теория государства и права / под ред. В.В. Лазарева. –
М.: Юрист, 1994.
62. Общая теория государства и права: Академический курс в
2 т. / под ред. М.Н. Марченко. – М.: ЗЕРЦАЛО, 1998. – Т. 2: Теория
права.
63. Общая теория права: курс лекций / под общ. ред. В.К. Бабаева. – Н. Новгород: Нижегор. ВШ МВД РФ, 1993.
64. Огурцов, Н.А. Правоотношения и ответственность в советском уголовном праве / Н.А. Огурцов. – Рязань, 1976.
65. Панько, К.К. Методология и теория законодательной техники уголовного права России / К.К. Панько. – Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2004.
66. Познышев, С.В. Очерк основных начал науки уголовного
права: Общая часть / С.В. Познышев. – М., 1928.
67. Поленина, С.В. Законотворчество в Российской Федерации
/ С.В. Поленина. – М.: ИГиП РАН, 1996.
68. Проблемы юридической техники: сб. статей / под ред.
В.М. Баранова. – Н. Новгород: Нижегород. юрид. ин-т МВД РФ,
1999.
69. Российское уголовное право. Особенная часть / под. ред.
М.П. Журавлева, С.И. Никулина. – М.: Спарк, 1998.
70. Самощенко, И.С. Ответственность по советскому законодательству / И.С. Самощенко, М.Х. Фарукшин. – М.: Госюриздат,
1971.
71. Сенякин, И.Н. Специализация и унификация российского законодательства: проблемы теории и практики / И.Н. Сенякин. – Саратов, 1993.
72. Семёнов, И.А. Законодательная техника в уголовном правотворчестве / И.А. Семёнов. – Тюмень: Вектор-Бук, 1998.
73. Таганцев, Н.С. Русское уголовное право: лекции: часть общая: в 2 т. / Н.С. Таганцев. – Тула: Автограф, 1994. – Т. 2.
74. Теория государства и права: учебник / под ред. В.В. Лазарева. – М.: Юристъ, 1996.
75. Теория государства и права: учебник для юридических вузов
/ под ред. А.С. Пиголкина. – М.: Городец, 2003.
76. Теория государства и права: учебник для вузов / под ред.
М.М. Рассолова, В.О. Лучина, Б.С. Эбзеева. – М.: ЮНИТИ-ДАНА,
2000.
119
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
77. Титов, Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права
России / Ю.П. Титов. – М.: «ПРОСПЕКТ», 1999.
78. Трайнин, А.Н. Состав преступления по советскому уголовному праву / А.Н. Трайнин. – М., 1951.
79. Трайнин, А.Н. Общее учение о составе преступления
/ А.Н. Трайнин. – М., 1972.
80. Уголовный кодекс Российской Федерации: Научнопрактический комментарий / под ред. Л.Л. Кругликова, Э.С. Тенчова. – Ярославль, ЯрГУ, 1995.
81. Уголовное право: Словарь-справочник / Авт.-сост. Т.А. Лесниевски-Костарева. – М.: НОРМА-ИНФРА, 2000.
82. Уголовное право: Общая часть / под ред. Н.Ф. Кузнецовой,
Ю.М. Ткачевского, Г.Н. Борзенкова. – М.: Юрид. лит., 1993.
83. Уголовное право: Часть Общая. Часть Особенная / под ред.
Л.Д. Гаухмана, Л.М. Колодкина, С.В. Максимова. – М.: Юриспруденция, 1999.
84. Уголовное право: Особенная часть / под ред. В.Н. Петрашева. – М.: ПРИОР, 1999.
85. Уголовное право России: Общая часть: учебник / под ред.
В.П. Малкова, Ф.Р. Сундурова. – Казань, 1994.
86. Уголовное право России: Часть Общая / под ред. Л.Л. Кругликова. – М.: Издательство БЕК, 2005.
87. Уголовное право России: Часть Особенная / под ред.
Л.Л. Кругликова. – М.: Издательство БЕК, 2004.
88. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть
/ под ред. Н.Ф. Кузнецовой. – М., 1998.
89. Уголовное право Российской Федерации: Общая часть / отв.
ред. Б.В. Здравомыслов. – М.: Юрид. лит., 1996.
90. Уголовное право России: Особенная часть / отв. ред.
Б.В. Здравомыслов. – М.: Юрид. лит., 1996.
91. Уголовное право Российской Федерации: Особенная часть
/ под ред. А.И. Рарога. – М., Юристъ, 2004.
92. Унковский, М.А. О неясности законодательства, как общественном бедствии, и о ближайших путях к её устранению
/ М.А. Унковский. – СПб., 1913.
93. Филимонов, В.Д. Норма уголовного права / В.Д. Филимонов. – СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2004.
120
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
94. Хропанюк, В.Н. Теория государства и права: учеб. пособие
для высших учебных заведений / В.Н. Хропанюк; под ред.
В.Г. Стрекозова. – М.: Ин-т экономики и права, 1999.
95. Черниловский, З.М. Всеобщая история государства и права /
З.М. Черниловский. – М.: Юристъ, 1996.
96. Черненко, А.К. Философия права / А.К. Черненко. – Новосибирск, 1997.
97. Чухвичев, Д.В. Законодательная техника / Д.В. Чухвичев. –
М.: Юнити–Дана, 2006.
98. Шаргородский, М.Д.
Советский
уголовный
закон
/ М.Д. Шаргородский. – М., 1948.
99. Шаргородский, М.Д. Избранные труды / М.Д. Шаргородский; сост. и предисловие Б.В. Волженкина. – СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2004.
100. Шувалов И.И. Правотворчество в механизме управления
обществом: необходимость комплексного исследования / И.И. Шувалов. – М.: Норма, 2005.
Диссертации и авторефераты диссертаций
101. Антонов, А.Г. Деятельное раскаяние как основание освобождения от уголовной ответственности: автореф. дис. … канд. юрид.
наук / А.Г. Антонов. – Томск, 2000.
102. Айкимбаев, А.К. Проблемы борьбы с уклонением от уплаты
налогов в Республике Казахстан: автореф. дис. … канд. юрид. наук
/ А.К. Айкимбаев. – Караганда, 2000.
103. Васильевский, А.В. Дифференциация уголовной ответственности и наказания в Общей части Уголовного права: дис. … канд.
юрид. наук / А.В. Васильевский. – Ярославль, 2000.
104. Дуюнов, В.К. Механизм уголовно-правового воздействия:
теоретические основы и практика реализации: автореф. дис. … д-ра
юрид. наук / В.К. Дуюнов. – М., 2001.
105. Иванчин, А.В. Уголовно-правовые конструкции и их роль в
построении уголовного законодательства: дис. … канд. юрид. наук
/ А.В. Иванчин. Ярославль, 2003.
106. Каплин, М.Н. Дифференциация ответственности за преступления против жизни и здоровья: дис. … канд. юрид. наук
/ М.Н. Каплин. – Ярославль, 2003.
121
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
107. Мусаев, Ф.А. Преступления против общего порядка осуществления экономической деятельности (ст. 171, 172 – 1741 УК РФ):
вопросы законодательной техники и дифференциации ответственности: дис. … канд. юрид. наук / Ф.А. Мусаев. – Ярославль, 2005.
108. Ремизов, М.В. Дифференциация уголовной ответственности
за преступления против интересов публичной службы: дис. … канд.
юрид. наук / М.В. Ремизов. – Ярославль, 2005.
109. Румянцева, Е.В. Техника конструирования и применения
диспозиций статей о налоговых преступлениях (ст. 198-1991 УК):
дис. … канд. юрид. наук / Е.В. Румянцева. – Ярославль, 2007.
110. Спиридонова, О.Е. Символ как предмет преступления: дис.
… канд. юрид. наук / О.Е. Спиридонова. – Ярославль, 2002.
111. Смирнова, Л.Е. Унификация в уголовном праве: дис. …
канд. юрид. наук / Л.Е. Смирнова. – Ярославль, 2006.
112. Семенов, Я.И. Законодательная техника в уголовном праве:
дис. … канд. юрид. наук / Я.И. Семенов. – Челябинск, 2007.
113. Тенетко, А.А. Юридическая техника правоприменительных
актов: автореф. дис. … канд. юрид. наук / А.А. Тенетко. – Екатеринбург, 1999.
Статьи, тезисы, научные сообщения
114. Благов, Е.В. Квалификация соучастия в экономических преступлениях (закон и практика) / Е.В. Благов // Налоговые и иные
экономические преступления. – Ярославль, 2001. – Вып. 3.
115. Благов, Е.В. О толковании уголовного закона Пленумом
Верховного Суда РФ / Е.В. Благов // Юридические записки Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова / под ред.
В.Н. Карташова, Л.Л. Кругликова, В.В. Бутнева. – Ярославль: ЯрГУ,
2001. – Вып. 5.
116. Бокова, И.Н. Примечания в уголовном законодательстве
России: эволюция правовой природы, модификация функций, техника эффективного использования / И.Н. Бокова, С.В. Изосимов,
Д.С. Кондаков, А.П. Кузнецов // Законотворческая техника современной России: состояние, проблемы, совершенствование. –
Н. Новгород, 2001. – Т. 2.
117. Братчикова, Н. Уголовная ответственность за нарушение
законодательства о внебюджетных фондах / Н. Братчикова // Право и
экономика. – 1999. – № 2.
122
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
118. Брауде, И.Л.
Вопросы
законодательной
техники
/ И.Л. Брауде // Сов. государство и право. – 1957. – № 6.
119. Горшенёв, В.М. Нетипичные нормативные предписания в
праве / В.М. Горшенёв // Сов. государство и право. – 1978. – № 3.
120. Звечаровский, И. Новый УК: проблемы применения
/ И. Звечаровский // Законность. – 1999. – № 1.
121. Злобин, Г.А. Советская уголовная политика: дифференциация ответственности / Г.А. Злобин, С.Г. Келина, А.М. Яковлев // Сов.
государство и право. – 1987. – № 9.
122. Иванов, Р.Л. Проблемы законодательной техники в Российской конституции и юридическая практика / Р.Л. Иванов // Вестник
Омского университета. – 1999. – Вып. 2.
123. Иванов, Н. Постановление Пленума Верховного Суда РФ
«О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» Критический взгляд / Н. Иванов // Уголовное право. – 2000. – № 2.
124. Иванчин, А.В. Уголовно-правовые конструкции и язык уголовного закона / А.В. Иванчин // Нормотворческая и правоприменительная техника в уголовном и уголовно-процессуальном праве. –
Ярославль, 2000.
125. Иванчин, А.В Вопросы конструирования составов налоговых преступлений / А.В. Иванчин // Налоговые и иные экономические преступления. – Ярославль, 2000. – Вып. 1.
126. Иванчин, А.В. Использование уголовно-правовых конструкций и приёма примечания при регламентации экономических
преступлений / А.В. Иванчин // Налоговые и иные экономические
преступления. – Ярославль, 2000. – Вып. 2.
127. Ильюк, Е.В. К вопросу о приёме законодательной техники в
уголовном законодательстве / Е.В. Ильюк // Вопросы совершенствования уголовно-правового регулирования. – Свердловск, 1988.
128. Каплин, М.Н. Сущность дифференциации уголовной ответственности / М.Н. Каплин // Юридические записки Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова / под ред.
В.Н. Карташова, Л.Л. Кругликова, В.В. Бутнева. – Ярославль, 2001.
129. Каплин, М.Н. К вопросу о понятии уголовной ответственности / М.Н. Каплин // Дифференциация ответственности и вопросы
юридической техники в уголовном праве и процессе: сб. науч. статей
/ под ред. Л.Л. Кругликова. – Ярославль, 2001.
123
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
130. Ковалёв, М.И. Соотношение уголовной политики и уголовного права / М.И. Ковалёв // Сов. государство и право. – 1979. –
№ 12.
131. Ковачёв, Д.А. Механизм правотворчества социалистического государства / Д.А. Ковачёв // Вопросы теории. – М., 1977.
132. Коробов, П.В. Понятие дифференциации уголовной ответственности / П.В. Коробов // Дифференциация формы и содержания
в уголовном судопроизводстве (материальный и процессуальный аспекты): сб. науч. ст. / под ред. Л.Л. Кругликова. – Ярославль, 1995.
133. Кригер, Г.Л. Дифференциация оснований и пределов уголовной ответственности / Г.Л. Кригер // Совершенствование мер
борьбы с преступностью в условиях научно-технической революции
/ под ред. В.Н. Кудрявцева. – М., 1980.
134. Кригер, Г.Л. Некоторые вопросы построения Особенной
части Уголовного кодекса / Г.Л. Кригер // Проблемы совершенствования уголовного закона. – М., 1984.
135. Кропачев, Н.М. Общие вопросы применения мер ответственности за преступления / Н.М. Кропачев // Уголовное право на современном этапе: Проблемы преступления и наказания. – СПб.,
1992.
136. Кругликов, Л.Л. О средствах законодательной техники в
уголовном праве / Л.Л. Кругликов // Проблемы юридической техники в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве:
сб. науч. статей / под ред. Л.Л. Кругликова. – Ярославль, 1996.
137. Кругликов, Л.Л. Правовая природа квалифицирующих обстоятельств как средства дифференциации уголовной ответственности // Кругликов Л.Л. Проблемы теории уголовного права: Избранные статьи. 1982 – 1999 гг. – Ярославль, 1999.
138. Кругликов, Л.Л. О видах и типах санкций в уголовном законодательстве / Л.Л. Кругликов // Юридические записки Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова / под ред.
В.Н. Карташова, Л.Л. Кругликова, В.В. Бутнева. – Ярославль, 1997. –
Вып. 1.
139. Кругликов, Л.Л. Рец. на кн.: Лесниевски-Костарева Т.А.
Дифференциация уголовной ответственности: Теория и законодательная практика. М., 1998. / Л.Л. Кругликов, А.В. Васильевский
// Нормотворческая и правоприменительная техника в уголовном и
уголовно-процессуальном праве: сб. научных статей / под ред.
Л.Л. Кругликова. – Ярославль, 2000.
124
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
140. Кругликов, Л.Л. Дифференциация ответственности как уголовно-правовая категория / Л.Л. Кругликов, Т.А. Костарева
// Категориальный аппарат уголовного права и процесса: сб. науч.
трудов. – Ярославль, 1993.
141. Кругликов, Л.Л. Государственная политика противодействия налоговым преступлениям в Российской Федерации
/ Л.Л. Кругликов, О.Г. Соловьёв // Налоговые и иные экономические
преступления. –Ярославль, 2001. – Вып. 3.
142. Кругликов, Л.Л. К вопросу о пробелах в уголовном праве и
путях их преодоления / Л.Л. Кругликов, О.Ю. Климцева // Государство и право на рубеже веков (материалы всероссийской научной
конференции): Криминология, уголовное право, судебное право. –
М.: ИГП РАН, 2001.
143. Курляндский, В.И. Уголовная политика, дифференциация и
индивидуализация уголовной ответственности / В.И. Курляндский //
Основные направления борьбы с преступностью. – М., 1975.
144. Лебедев, В. Актуальные проблемы правосудия / В. Лебедев
// Сов. юстиция. – 1993. – № 17.
145. Муромцев, Г.И. Юридическая техника: некоторые аспекты
содержания понятия / Г.И. Муромцев // Проблемы юридической
техники: сб. статей / под ред. В.М. Баранова. – Н. Новгород, 1999.
146. Мрежеру, И. Законодательная техника / И. Мрежеру // РЖ
АН СССР. Государство и право. – 1961. – Сер. 4, № 4.
147. Наумов, В.В. Форма уголовного закона и её социальная
обусловленность / В.В. Наумов // Проблемы совершенствования
уголовного закона. – М.: ИГПАН, 1994.
148. Панов, Н.И. О точности норм уголовного права и совершенствовании законодательной техники / Н.И. Панов // Правоведение. – 1987. – № 4.
149. Перетерский, И. «Примечания» в законе (один из вопросов
законодательной техники) / И. Перетерский // Советское право. –
1928. – № 2 (32).
150. Побегайло, Э.Ф. Проблемы дифференциации уголовной ответственности за тяжкие насильственные преступления / Э.Ф. Побегайло // Совершенствование правовых мер борьбы с преступностью. – Владивосток, 1986.
151. Ушаков, А.А. О понятии юридической техники и её основных проблемах / А.А. Ушаков // Учён. зап. Пермского ун-та, 1961. –
Т. 19, вып. 5.
125
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
152. Ушаков, А.А. О методике юридической техники (К вопросу
о принципах и приёмах изучения) / А.А. Ушаков // Учён. зап. Пермского госуниверситета, 1966. – № 104.
153. Чхиквадзе, В.М. Роль советской правовой науки в совершенствовании законодательства / В.М. Чхиквадзе, Д.А. Керимов
// Вопросы кодификации. – М., 1957.
154. Юков, М.К. Место юридической техники в правотворчестве
/ М.К. Юков // Правоведение. – 1979. – № 5.
155. Яни, П. Специальный случай освобождения от уголовной
ответственности за налоговые преступления / П. Яни // Российская
юстиция. – 2000. – № 1.
156. Яни, П.С. Совершенствование норм об ответственности за
экономические преступления / П. Яни // Вестник Нижегородской
академии МВД России. – 2001. – № 1.
Список источников на иностранных языках
157. Corley, R.N. Fundamentals of business law / R.N. Corley,
P.J. Shedd. – N.J., 1990.
158. Mannheim, H. Comparative Criminology / H. Mannheim. –
N.Y., 1965. – Vol. 2.
159. Bottomley, A. Criminology in focus / A. Bottomley. – N.Y.,
1979.
160. Van Dijk J. Crime across the Worlds / J. Van Dijk. – Boston,
1991.
161. Congressional Quarterly Almanac. – Washington, 1997. –
Vol. 21.
162. Intemational encyclopedia of the social sciences / Ed. by David
L. Stills. The Macmillan Company The Free Press. – Phil., 1968. –
Vol. 9.
163. Dabin, J. La technique de 1 elaboration du droit positif
/ J. Dabin // Specialement du droit prive. – Bruxelles; Paris, 1935.
126
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Приложения
Приложение 1
Проект
№ 96700088-2
Внесен депутатами
Государственной Думы – членами
Комитета по законодательству
и судебно-правовой реформе
Российская Федерация
Федеральный Закон
о нормативных правовых актах
Российской Федерации
Обеспечение принципов правового государства неотделимо от высокой
эффективности законодательного регулирования общественных отношений,
основой которой являются единство и непротиворечивость правовой системы,
строгая соподчиненность и взаимодействие нормативных правовых актов,
уровень их подготовки, а также наличие механизмов реализации правовых
норм.
Глава I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
Статья 1. Настоящим Федеральным законом на основе и во исполнение
Конституции Российской Федерации устанавливаются единые требования к
законам и иным нормативным правовым актам Российской Федерации, их подготовке, внесению, рассмотрению, принятию, опубликованию, толкованию и
систематизации, правила законодательной техники, а также определяются способы разрешения юридических коллизий (противоречий между правовыми актами).
Отношения, являющиеся предметом настоящего Федерального закона, регулируются также Федеральным конституционным законом "О референдуме
Российской Федерации", другими федеральными конституционными законами, Федеральным законом "О порядке опубликования и вступления в силу фе-
127
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
деральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания", Регламентами палат Федерального Собрания, а также
издаваемыми на основе настоящего Федерального закона иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
Международные договоры Российской Федерации, наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права, являются составной
частью правовой системы Российской Федерации. Порядок заключения, выполнения и прекращения международных договоров Российской Федерации
устанавливается Федеральным законом "О международных договорах Российской Федерации".
Статья 2. Нормативный правовой акт – письменный официальный документ, принятый (изданный) в определенной настоящим Федеральным законом
форме, направленный на установление, изменение или отмену правовых норм
как общеобязательных государственных предписаний постоянного или временного характера, рассчитанных на многократное применение.
Нормативный правовой акт принимается либо путем референдума, либо
органом государственной власти, который наделен правом принятия (издания)
нормативных правовых актов (нормотворческий орган) по предметам его ведения.
Нормативными правовыми актами Российской Федерации являются: Конституция Российской Федерации, законы Российской Федерации, нормативные
постановления палат Федерального Собрания Российской Федерации, нормативные указы Президента Российской Федерации, нормативные постановления
Правительства Российской Федерации, нормативные правовые акты Центрального банка Российской Федерации, нормативные правовые акты федеральных
органов исполнительной власти, нормативные постановления Конституционного Суда Российской Федерации.
Особыми видами нормативных правовых актов являются Федеративный и
иные договоры о разграничении предметов ведения и полномочий, а также соглашения о передаче осуществления полномочий между федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов
Российской Федерации.
Статья 3. Нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти составляют федеральное законодательство.
Нормативные правовые акты органов государственной власти субъектов
Российской Федерации и органов местного самоуправления составляют законодательство субъектов Российской Федерации.
Федеральное законодательство и законодательство субъектов Российской
Федерации составляют законодательство Российской Федерации.
Статья 4. Действовавшие на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации законы и другие норматив-
128
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ные правовые акты применяются на территории Российской Федерации в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации, федеральным
конституционным законам, федеральным законам, принятым (изданным) после 25 декабря 1993 года, другим нормативным правовым актам Российской
Федерации, международным договорам Российской Федерации.
Статья 5. Порядок подготовки, внесения, рассмотрения, принятия (издания), вступления в силу и официального опубликования законов и иных нормативных правовых актов, составляющих законодательство Российской Федерации, определяется Конституцией Российской Федерации, Федеральным конституционным законом "О референдуме Российской Федерации", другими
федеральными конституционными законами, Федеральным законом "О международных договорах Российской Федерации", настоящим Федеральным законом, а также принятыми в соответствии с ним Регламентами палат Федерального Собрания Российской Федерации, другими федеральными законами
Российской Федерации, указами Президента Российской Федерации и постановлениями Правительства Российской Федерации.
Статья 6. Нормативные правовые акты, составляющие законодательство
Российской Федерации, действуют на основе принципа верховенства актов,
обладающих более высокой юридической силой.
В случае коллизии субъекты права обязаны руководствоваться нормативным правовым актом, обладающим более высокой юридической силой.
В случае коллизии правовых актов, обладающих равной юридической силой, действуют положения акта, принятого позднее.
Если международным договором Российской Федерации установлены
иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.
Статья 7. Правомочные принимать или издавать нормативные правовые
акты органы государственной власти (нормотворческие органы) в процессе
подготовки, принятия и реализации нормативных правовых актов обеспечивают отражение интересов граждан Российской Федерации.
Нормотворческие органы Российской Федерации поддерживают народную правотворческую инициативу, учитывают предложения граждан, политических партий и иных общественных объединений, органов местного самоуправления о принятии, изменении или отмене нормативных правовых актов.
Для выявления и использования общественного мнения нормотворческие
органы Российской Федерации могут проводить всенародное, общественное и
профессиональное обсуждения проектов нормативных правовых актов.
129
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава II. ВИДЫ И ИЕРАРХИЯ
НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХАКТОВ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Статья 8. Конституция Российской Федерации закрепляет основополагающие принципы правового регулирования в Российской Федерации, является правовой основой законодательства Российской Федерации.
Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу и
применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные нормативные правовые акты в Российской Федерации принимаются на основе и во
исполнение Конституции и не могут ей противоречить.
Статья 9. Закон Российской Федерации регулирует наиболее значимые,
типичные и устойчивые общественные отношения и принимается в соответствии с Конституцией Российской Федерации путем референдума Российской
Федерации или представительным и законодательным органом Российской
Федерации.
Законы Российской Федерации принимаются в виде:
законов Российской Федерации о поправках к Конституции Российской
Федерации;
федеральных конституционных законов, принимаемых по вопросам, предусмотренным Конституцией Российской Федерации;
федеральных законов.
Федеральные законы не могут противоречить Конституции Российской
Федерации и федеральным конституционным законам.
Статья 10. Федеральные законы могут также приниматься в форме основ
законодательства и кодексов.
Основы законодательства – федеральный закон, содержащий принципы и
основные положения законодательного регулирования определенной сферы
общественных отношений, подлежащие развитию и конкретизации в нормативных правовых актах Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Основы законодательства принимаются по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.
Кодекс – систематизированный нормативный правовой акт, принимаемый
по предметам ведения Российской Федерации, а также по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, требующим единообразного регулирования. Кодекс содержит всю или основную
массу норм, регулирующих определенную сферу общественных отношений.
Основам законодательства и кодексам должны соответствовать все другие
нормативные правовые акты, издаваемые в Российской Федерации в сфере
общественных отношений, регулируемых основами законодательства или кодексом.
130
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Статья 11. К сфере исключительного регулирования Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными законами Российской Федерации относятся:
основы конституционного строя Российской Федерации;
основные права, свободы и обязанности граждан;
основы федеративного устройства Российской Федерации;
порядок выборов Президента Российской Федерации и Государственной
Думы, формирования Совета Федерации, их правовой статус;
основные принципы организации, формирования и деятельности органов
законодательной, исполнительной и судебной власти;
ратификация и денонсация международных договоров Российской Федерации;
правовые основы экономического, социального и экологического развития Российской Федерации;
правовое положение партий и иных общественных объединений;
правовой статус средств массовой информации;
порядок формирования и расходования федерального бюджета;
федеральные налоги и сборы;
общие вопросы национальной безопасности Российской Федерации;
порядок введения режима чрезвычайного, военного положения;
порядок ратификации и денонсации международных договоров Российской Федерации;
уголовная ответственность и уголовный процесс, порядок исполнения
уголовных наказаний;
судоустройство;
иные вопросы, отнесенные Конституцией Российской Федерации к ведению Российской Федерации.
Статья 12. В соответствии с Конституцией Российской Федерации Совет
Федерации и Государственная Дума принимают и одобряют федеральные конституционные законы, федеральные законы, постановления и регламенты.
Регламенты палат и нормативные постановления Совета Федерации и Государственной Думы принимаются на основе и во исполнение Конституции
Российской Федерации, законов Российской Федерации и не могут им противоречить.
Статья 13. Президент Российской Федерации издает в пределах своей
компетенции указы и распоряжения.
Указы и распоряжения Президента Российской Федерации принимаются
на основе и во исполнение Конституции Российской Федерации и законов Российской Федерации и не могут им противоречить.
Нормативные правовые акты Президента принимаются исключительно в
форме указов.
131
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Указы Президента Российской Федерации, восполняющие пробелы законодательства в сфере регулирования исключительно федеральными конституционными законами и федеральными законами, действуют впредь до принятия
соответствующих федеральных законов.
В случае издания Президентом Российской Федерации указов, восполняющих пробелы законодательства в сфере регулирования исключительно федеральными конституционными законами и федеральными законами, Президент Российской Федерации не позднее десяти дней после их вступления в силу вносит в Государственную Думу в порядке законодательной инициативы
соответствующие проекты законов. Государственная Дума рассматривает такие законопроекты в первоочередном порядке.
Указы Президента Российской Федерации о введении военного положения и о введении чрезвычайного положения подлежат утверждению Советом
Федерации.
Статья 14. Правительство Российской Федерации в пределах своей компетенции издает постановления и распоряжения.
Постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации
принимаются на основе и во исполнение Конституции Российской Федерации,
законов Российской Федерации, нормативных указов Президента Российской
Федерации, нормативных постановлений палат Федерального Собрания Российской Федерации и не могут им противоречить.
Нормативные правовые акты Правительства Российской Федерации принимаются исключительно в форме постановлений.
Статья 15. Федеральные органы исполнительной власти в пределах своей
компетенции издают нормативные правовые акты в виде постановлений, правил, приказов, инструкций, положений, разъяснений, указаний и в иных видах,
предусмотренных положениями о соответствующих органах федеральной исполнительной власти.
Такие нормативные правовые акты издаются на основе и во исполнение
Конституции Российской Федерации, законов Российской Федерации, нормативных указов Президента Российской Федерации, нормативных постановлений палат Федерального Собрания Российской Федерации, нормативных постановлений Правительства Российской Федерации.
Нормативный правовой акт может быть издан совместно несколькими органами федеральной исполнительной власти или одним из них по согласованию с другими.
Структурные подразделения федеральных органов исполнительной власти
не вправе принимать нормативные правовые акты.
132
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава III. ПЛАНИРОВАНИЕ
НОРМОТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Статья 16. В целях создания единой и непротиворечивой системы законодательства РФ, обеспечения гласности в нормотворческой деятельности, совершенствования процесса подготовки нормативных правовых актов, координации деятельности нормотворческих органов, во избежание дублирования
правового регулирования общественных отношений в нормотворческой деятельности применяется текущее и перспективное планирование.
Статья 17. Текущие программы нормотворческих работ разрабатываются
и утверждаются соответствующими органами государственной власти на определенный срок. В ходе нормотворческого процесса текущие программы могут корректироваться.
Статья 18. В программах нормотворческих работ указываются наименования и виды актов, а также органы, ответственные за разработку нормативных
правовых актов, и сроки их подготовки.
Статья 19. Принятие и утверждение программ нормотворческих работ не
исключают подготовку и внесение нормативных правовых актов, не включенных в них.
Статья 20. Перспективные федеральные программы законопроектных работ разрабатываются Государственной Думой на основе предложений субъектов права законодательной инициативы.
Субъекты права законодательной инициативы представляют в Государственную Думу программы подготовки законопроектов, которые они намереваются внести в Государственную Думу в сроки, установленные Государственной Думой.
В перспективных программах могут определяться направления развития
законодательства, мероприятия по кодификации и иному упорядочению нормативно-правовых актов, подготовка систематизированных изданий.
Перспективные программы учитываются и конкретизируются в текущих
программах законопроектных работ.
Статья 21. Программы федеральных законопроектных работ утверждаются Государственной Думой и одобряются Советом Федерации. Если в ходе
реализации программ перспективных законопроектных работ соответствующие субъекты права законодательной инициативы придут к выводу о нецелесообразности подготовки соответствующего проекта нормативного правового
акта, они представляют мотивированное обоснование в Государственную Думу, которая вправе принять решение об исключении проекта из программы.
Перспективные программы законопроектных работ подлежат опубликованию в Собрании законодательства Российской Федерации.
133
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава IV. ВНЕСЕНИЕ ПРОЕКТОВ
НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХАКТОВ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Статья 22. В соответствии со статьей 134 Конституции Российской Федерации предложения о поправках и пересмотре Конституции Российской Федерации вправе вносить Президент Российской Федерации, Совет Федерации,
Государственная Дума. Правительство Российской Федерации, законодательные (представительные) органы субъектов Российской Федерации, а также
группа численностью не менее одной пятой членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы.
Право внесения предложений о поправках к Конституции Российской Федерации реализуется посредством внесения проектов законов Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации.
Статья 23. В соответствии с частью 1 статьи 104 Конституции Российской
Федерации право законодательной инициативы принадлежит Президенту Российской Федерации, Совету Федерации, членам Совета Федерации, депутатам
Государственной Думы, Правительству Российской Федерации, законодательным (представительным) органам субъектов Российской Федерации, а также
Конституционному Суду Российской Федерации, Верховному Суду Российской Федерации и Высшему Арбитражному Суду Российской Федерации по
вопросам их ведения.
Право законодательной инициативы реализуется посредством внесения
проектов федеральных конституционных законов и федеральных законов.
Порядок внесения проектов федеральных законов о ратификации и денонсации международных договоров Российской Федерации устанавливается Федеральным законом "О международных договорах Российской Федерации".
Статья 24. В соответствии с частью 2 статьи 104 Конституции Российской
Федерации законопроекты, проекты законов Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации, проекты федеральных конституционных законов и проекты федеральных законов вносятся в Государственную
Думу.
Необходимым условием внесения законопроекта является представление
пояснительной записки, содержащей в себе обоснование необходимости принятия законопроекта, развернутую характеристику его целей, основных положений, места в системе действующего законодательства, а также прогноз социально-экономических и иных последствий его принятия.
Статья 25. В соответствии с частью 3 статьи 104 Конституции Российской
Федерации законопроекты о введении или отмене налогов, об освобождении
от их уплаты, о выпуске государственных займов, об изменении финансовых
обязательств государства и другие законопроекты, предусматривающие расхо-
134
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ды, покрываемые за счет федерального бюджета, могут быть внесены в Государственную Думу только при наличии заключения Правительства Российской
Федерации и не могут быть без него предметом рассмотрения Государственной Думы. Такие законопроекты направляются субъектами права законодательной инициативы или субъектами права внесения предложений о поправках
к Конституции Российской Федерации на заключение в Правительство Российской Федерации.
Правительство Российской Федерации обязано направить заключение соответствующему субъекту права законодательной инициативы либо субъекту
права внесения предложений о поправках к Конституции Российской Федерации не позднее одного месяца со дня поступления законопроекта в Правительство Российской Федерации. Непредставление заключения в установленный
срок приравнивается к даче положительного заключения Правительством Российской Федерации.
Статья 26. Государственная Дума обязана рассмотреть внесенный субъектом права законодательной инициативы либо субъектом права внесения предложений о поправках к Конституции Российской Федерации законопроект и
принять по нему решение.
Статья 27. Депутаты Государственной Думы вправе осуществлять законодательную инициативу в форме внесения законодательных предложений
(предложений о разработке проектов федеральных законов). Государственная
Дума в обязательном порядке рассматривает законодательное предложение
депутата и принимает по нему постановление о поручении разработки проекта
федерального конституционного закона или федерального закона либо отклоняет законодательное предложение.
Необходимым условием внесения законодательных предложений является
представление письменного обоснования необходимости разработки законопроекта.
Статья 28. Перечень субъектов права внесения проектов постановлений
Государственной Думы, требования к проектам постановлений Государственной Думы и процедура внесения устанавливаются Регламентом Государственной Думы.
Перечень субъектов права внесения проектов постановлений Совета Федерации, требования к проектам постановлений Совета Федерации и процедура внесения устанавливаются Регламентом Совета Федерации.
Статья 29. Перечень субъектов права внесения проектов нормативных
указов Президента Российской Федерации, требования к проектам указов Президента Российской Федерации и процедура внесения устанавливаются Президентом Российской Федерации.
135
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Статья 30. Перечни субъектов права внесения проектов нормативных постановлений Правительства Российской Федерации и права внесения проектов
нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, требования
к названным проектам и процедуры внесения устанавливаются Правительством Российской Федерации.
Статья 31. Законопроекты могут быть вынесены на всенародное обсуждение.
Порядок организации и проведения всенародных обсуждений устанавливается федеральным законом.
Статья 32. Для оценки качества внесенного в нормотворческий орган проекта нормативного правового акта может проводиться его независимая научная (правовая, финансовая, научно-техническая, экологическая и др.) экспертиза.
Заключение экспертов прилагается к проекту нормативного акта при его
внесении.
Статья 33. Научная экспертиза проектов нормативных правовых актов
осуществляется научными учреждениями и вузами соответствующего профиля, экспертами из числа ведущих ученых и специалистов в зависимости от содержания нормативных правовых актов.
В качестве экспертов привлекаются ученые и специалисты, не принимавшие непосредственного участия в подготовке соответствующего проекта.
Для проведения научной экспертизы могут быть приглашены ведущие
ученые и специалисты из зарубежных государств и международных организаций.
Глава V. ПОРЯДОК ПРИНЯТИЯ, ПОДПИСАНИЯ,
ОФИЦИАЛЬНОГО ОПУБЛИКОВАНИЯ
И ВСТУПЛЕНИЯ В СИЛУ НОРМАТИВНЫХ
ПРАВОВЫХ АКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Статья 34. Порядок, правила и процедуры подготовки к рассмотрению и
рассмотрения Государственной Думой законопроектов и постановлений Государственной Думы устанавливаются Регламентом Государственной Думы.
Требования Регламента Государственной Думы, относящиеся к порядку,
правилам и процедурам подготовки и рассмотрения проектов нормативных
правовых актов, обязательны для государственных органов, должностных лиц,
общественных объединений и граждан.
Регламент Государственной Думы не может противоречить Конституции
Российской Федерации, федеральным конституционным законам, настоящему
Федеральному закону и другим федеральным законам.
136
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Статья 35. Порядок, правила и процедуры подготовки к рассмотрению и
рассмотрения Советом Федерации одобренных Государственной Думой проектов законов Российской Федерации о поправках к Конституции Российской
Федерации и федеральных конституционных законов, принятых Государственной Думой федеральных законов и проектов постановлений Совета Федерации, устанавливаются Регламентом Совета Федерации.
Требования Регламента Совета Федерации, относящиеся к порядку, правилам и процедурам подготовки к рассмотрению и рассмотрения проектов
нормативных правовых актов и принятых Государственной Думой федеральных законов, обязательны для государственных органов, должностных лиц,
общественных объединений и граждан.
Регламент Совета Федерации не может противоречить Конституции Российской Федерации, федеральным конституционным законам, настоящему
Федеральному закону и другим федеральным законам.
Статья 36. Порядок принятия, подписания, вступления в силу и официального опубликования законов Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации устанавливается федеральным законом, принятым в соответствии с положениями статьи 136, части 2 статьи 108 и части 3
статьи 15 Конституции Российской Федерации.
Статья 37. Федеральные конституционные законы принимаются в порядке, установленном частью 2 статьи 108 Конституции Российской Федерации.
Федеральные конституционные законы подписываются Президентом Российской Федерации в порядке, установленном частью 2 статьи 108 Конституции Российской Федерации.
Статья 38. Федеральные законы принимаются Государственной Думой в
порядке, установленном статьями 105 и 107 Конституции Российской Федерации, а также Регламентом Государственной Думы.
Федеральные законы одобряются либо отклоняются Советом Федерации в
порядке, установленном статьями 106 и 107 Конституции Российской Федерации, а также Регламентом Совета Федерации.
Совет Федерации после одобрения им федерального закона путем голосования или без рассмотрения его в четырнадцатидневный срок обязан направить закон Президенту Российской Федерации для подписания и обнародования. Совет Федерации обязан направить федеральный закон Президенту Российской Федерации для подписания и обнародования также в случаях, когда
он пропустил четырнадцатидневный срок. Несогласие Совета Федерации с
принятым Государственной Думой законом, заявленное по истечении этого
срока, не считается отклонением закона и не порождает юридических последствий, предусмотренных частью 4 статьи 105 Конституции Российской Федерации.
137
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Федеральные законы подписываются либо отклоняются Президентом
Российской Федерации в порядке, установленном статьей 107 Конституции
Российской Федерации.
Решение Президента Российской Федерации об отклонении закона, заявленное по истечении четырнадцатидневного срока, не порождает юридических
последствий, предусмотренных частью 3 статьи 107 Конституции Российской
Федерации.
Президент Российской Федерации не вправе возвращать принятый Государственной Думой и одобренный Советом Федерации с соблюдением требований Конституции Российской Федерации федеральный закон иначе, чем в
порядке, предусмотренном частью 3 статьи 107 Конституции Российской Федерации, либо оставлять его без рассмотрения.
Статья 39. Постановления Государственной Думы принимаются в порядке, установленном частью 3 статьи 103 Конституции Российской Федерации и
Регламентом Государственной Думы.
Статья 40. Постановления Совета Федерации принимаются в порядке, установленном частью 3 статьи 102 Конституции Российской Федерации и Регламентом Совета Федерации.
Статья 41. Порядок официального опубликования и вступления в силу
федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат
Федерального Собрания устанавливается федеральным законом.
В соответствии с частью 3 статьи 15 Конституции Российской Федерации
неопубликованные официально федеральные конституционные законы и федеральные законы не применяются.
Статья 42. Порядок, правила и процедуры подготовки к рассмотрению и
рассмотрения проектов указов Президента Российской Федерации, а также порядок принятия, официального опубликования и вступления в силу указов
Президента Российской Федерации устанавливаются Президентом Российской
Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным законом.
Статья 43. Порядок, правила и процедуры подготовки к рассмотрению и
рассмотрения проектов постановлений Правительства Российской Федерации,
а также порядок принятия, официального опубликования и вступления в силу
постановлений Правительства Российской Федерации устанавливаются Федеральным конституционным законом "О Правительстве Российской Федерации"
и Регламентом Правительства Российской Федерации.
Регламент Правительства Российской Федерации не может противоречить
Конституции Российской Федерации, федеральным конституционным законам, настоящему Федеральному закону и другим федеральным законам.
138
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Статья 44. Порядок принятия, официального опубликования и вступления
в силу нормативных правовых актов иных федеральных органов исполнительной власти устанавливается Правительством Российской Федерации в соответствии с настоящим Федеральным законом.
Статья 45. Нормативные правовые акты Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и иных федеральных органов исполнительной власти подлежат официальному опубликованию. Такие нормативные правовые акты не применяются, если они не опубликованы официально.
Если нормативный правовой акт содержит сведения, составляющие государственную тайну, то официальному опубликованию подлежат только его
наименование, реквизиты, а также положения, не содержащие сведений, составляющих государственную тайну.
Статья 46. Если нормативный правовой акт не опубликован официально
до указанной в нем даты вступления в силу, то днем его вступления в силу является день его официального опубликования.
Статья 47. В соответствии с частью 3 статьи 15 Конституции Российской
Федерации любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не
опубликованы официально для всеобщего сведения.
Статья 48. Нормативный правовой акт, в который внесены многочисленные изменения и дополнения, может быть официально опубликован повторно
по решению нормотворческого органа, принявшего соответствующий акт.
Статья 49. Вопросы о внесении изменений и дополнений, а также о признании утратившими силу актов ликвидированного или преобразованного
нормотворческого органа федеральной исполнительной власти решаются его
правопреемником или Правительством Российской Федерации.
Глава VI. ТОЛКОВАНИЕ И РАЗЪЯСНЕНИЕ
НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Статья 50. В случае обнаружения неясностей и различий в понимании положений, а также противоречивой практики применения нормативного правового акта осуществляется его официальное нормативное толкование.
Официальное нормативное толкование – деятельность нормотворческих
органов по обязательному для исполнения установлению содержания норм
права.
Толкование нормативного акта не должно изменять его смысл.
139
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Статья 51. В соответствии с частью 5 статьи 125 Конституции Российской
Федерации Конституционный Суд Российской Федерации дает толкование
Конституции Российской Федерации.
Статья 52. Государственная Дума дает толкование федеральных конституционных и федеральных законов. Толкование федеральных конституционных законов и федеральных законов оформляется постановлением Государственной Думы.
Постановление Государственной Думы о толковании федерального конституционного закона вступает в силу после утверждения Советом Федерации.
Статья 53. Президент Российской Федерации дает толкование указов Президента Российской Федерации.
Статья 54. Толкование иных нормативных правовых актов осуществляется исключительно теми нормотворческими органами, которыми они принимаются (издаются).
Глава VII. ПРАВИЛА ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ ТЕХНИКИ
Статья 55. Нормативные правовые акты Российской Федерации излагаются на русском языке – государственном языке Российской Федерации.
Статья 56. В нормативный правовой акт может включаться преамбула, содержащая в себе разъяснение мотивов и целей его издания.
Нормативные предписания в преамбулу не включаются.
Статья 57. В Конституции Российской Федерации и в законах Российской
Федерации нормативные предписания излагаются в виде статей, имеющих порядковый номер.
Статьи законов Российской Федерации могут подразделяться на абзацы,
именуемые частями. В частях статей могут содержаться пункты и подпункты.
В иных нормативных правовых актах Российской Федерации нормативные предписания излагаются в виде пунктов, имеющих порядковый номер.
Пункты могут подразделяться на подпункты.
Статья 58. Статьи (пункты) близкого содержания значительных по объему
нормативных правовых актов объединяются в главы. В необходимых случаях
главы могут объединяться в разделы. Разделы и главы имеют заголовки и нумеруются.
Статья 59. В нормативных правовых актах даются определения вводимых
в законодательство юридических, технических и других специальных терминов.
В нормативных правовых актах не допускается употребление устаревших
слов и выражений, образных сравнений, эпитетов, метафор.
Статья 60. В случае необходимости в нормативном правовом акте воспроизводятся отдельные положения из нормативных правовых актов более высокой юридической силы со ссылкой на такие акты.
140
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В нормативных правовых актах не воспроизводятся повторно нормативные предписания, содержащиеся в действующих нормативных правовых актах
той же юридической силы.
Статья 61. Ссылки в статьях, пунктах или подпунктах нормативного правового акта на другие его статьи, пункты или подпункты, а также на иные действующие нормативные правовые акты, их отдельные положения применяются
в случаях, когда необходимо показать взаимную связь нормативных предписаний либо избежать повторений.
Статья 62. Нормативные правовые акты Российской Федерации имеют
следующие реквизиты:
наименование (вид и название) нормативного правового акта;
даты (дату) принятия, издания, одобрения, подписания нормативного правового акта и его номер;
подписи лиц, полномочных подписывать соответствующие нормативные
правовые акты.
Статья 63. При издании федеральным органом исполнительной власти
нормативного правового акта в нем указывается, во исполнение какого акта
издается данный акт.
Статья 64. В связи с принятием нормативного правового акта подлежат
отмене или признанию утратившими силу нормативные правовые акты или их
части, если они противоречат положениям принятого нормативного правового
акта.
Статья 65. Положения об отмене, признании утратившими силу, изменениях и дополнениях ранее принятых нормативных правовых актов, их отдельных частей включаются либо непосредственно в текст нормативного правового акта, либо в текст нормативного правового акта о его вступлении в силу.
Предложения и поручения отменить, изменить или дополнить ранее принятые нормативные правовые акты в связи с принятием данного нормативного
правового акта включаются либо непосредственно в текст нормативного правового акта, либо в текст нормативного правового акта о его вступлении в силу.
Глава VIII. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ
Статья 66. Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его
официального опубликования.
Статья 67. Предложить Президенту Российской Федерации и поручить
Правительству Российской Федерации привести свои правовые акты в соответствие с настоящим Федеральным законом.
Президент Российской Федерации
141
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Приложение 2
Закон Республики Казахстан от 24.03.1998
«О нормативных правовых актах»
Глава 1. Общие положения
Статья 1. Основные понятия, используемые в настоящем Законе
В настоящем Законе используются следующие основные понятия:
1) закон – нормативный правовой акт, который регулирует важнейшие
общественные отношения, устанавливает основополагающие принципы и
нормы, предусмотренные пунктом 3 статьи 61 Конституции Республики Казахстан, принимаемый Парламентом Республики Казахстан, а в случаях, предусмотренных подпунктом 4) статьи 53 Конституции Республики Казахстан, –
Президентом Республики Казахстан;
2) законодательный акт – конституционный закон, указ Президента Республики Казахстан, имеющий силу конституционного закона, кодекс, закон,
указ Президента Республики Казахстан, имеющий силу закона, постановление
Парламента Республики Казахстан, постановления Сената и Мажилиса;
3) подзаконные нормативные правовые акты – иные не являющиеся
законодательными, нормативные правовые акты, издаваемые на основе и во
исполнение Конституции и законодательных актов Республики Казахстан;
4) законодательство – совокупность нормативных правовых актов, принятых в установленном порядке;
5) кодекс – закон, в котором объединены и систематизированы правовые
нормы, регулирующие однородные важнейшие общественные отношения,
предусмотренные статьей 3-1 настоящего Закона;
6) Конституционный закон – закон, названный в Конституции Республики Казахстан конституционным, принимаемый в порядке, установленном
пунктом 4 статьи 62 Конституции Республики Казахстан;
7) Государственный реестр нормативных правовых актов Республики
Казахстан – единая система государственного учета нормативных правовых
актов Республики Казахстан, содержащая реквизиты нормативных правовых
актов и другие сведения информационно-справочного характера об этих актах;
8) эталонный контрольный банк нормативных правовых актов Республики Казахстан – совокупность печатных текстов нормативных правовых
актов (с изменениями и дополнениями), сведения о которых внесены в Государственный реестр нормативных правовых актов Республики Казахстан;
142
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
9) закон, вносящий изменения и дополнения в Конституцию Республики Казахстан – закон, принимаемый в порядке, установленном пунктом 3
статьи 62 Конституции Республики Казахстан;
10) норма права (правовая норма) – общеобязательное правило поведения, сформулированное в нормативном правовом акте, рассчитанное на многократное применение и распространяющееся на всех лиц в рамках нормативнорегламентированной ситуации;
11) нормативный правовой акт – письменный официальный документ
установленной формы, принятый на референдуме либо уполномоченным органом или должностным лицом государства, устанавливающий правовые нормы,
изменяющий, прекращающий или приостанавливающий их действие;
12) последующее официальное опубликование текстов нормативных
правовых актов – опубликование в печатном издании нормативных правовых
актов, прошедших экспертизу на соответствие эталонному контрольному банку нормативных правовых актов Республики Казахстан;
13) уровень нормативного правового акта – место нормативного правового акта в зависимости от его юридической силы в иерархии нормативных
правовых актов;
14) официальное опубликование нормативного правового акта – публикация для всеобщего сведения полного текста нормативного правового акта
в официальных и периодических печатных изданиях;
15) уполномоченный орган – государственные органы и должностные
лица Республики Казахстан, которые вправе принимать нормативные правовые акты в соответствии с их компетенцией, установленной Конституцией
Республики Казахстан, настоящим Законом, а также законодательством, определяющим правовой статус этих органов и должностных лиц (Президент Республики Казахстан, Парламент Республики Казахстан, Правительство Республики Казахстан, Конституционный Совет Республики Казахстан, Верховный
Суд Республики Казахстан, Центральная избирательная комиссия Республики
Казахстан, центральные исполнительные органы, местные представительные и
исполнительные органы, Национальный Банк Республики Казахстан, иные государственные органы).
Статья 2. Сфера действия настоящего Закона
1. Особенности разработки и представления, принятия, регистрации, введения в действие, изменения, дополнения, прекращения или приостановления
действия, опубликования законодательных и иных нормативных правовых актов определяются, в соответствии с их уровнем, законодательными актами, регулирующими деятельность государственных органов, принимающих нормативные правовые акты, актами, определяющими правовой статус этих органов,
в том числе положениями о них и их регламентами, другими нормативными
правовыми актами.
2. Настоящий Закон не регулирует порядок принятия, изменения и прекращения действия Конституции Республики Казахстан.
143
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3. Настоящим Законом не регулируется порядок подготовки, заключения,
исполнения и денонсации международных договоров, в том числе включающих в себя нормы права.
4. Настоящим Законом не определяется порядок разработки, представления, принятия, введения в действие, действия, опубликования, изменения, дополнения и прекращения действия нормативных актов, принятых в соответствии с законодательством, но не отвечающих требованиям, приведенным в подпункте 1) статьи 1 настоящего Закона и имеющих правореализующее и
правоприменительное значение, в частности:
1) нормативных актов негосударственных организаций, в том числе общественных объединений и органов местного самоуправления;
2) нормативных актов государственных организаций, не являющихся
уполномоченными органами;
3) нормативных актов, содержащих технические и технологические стандарты.
Статья 3. Основные и производные виды нормативных правовых актов
1. Нормативные правовые акты подразделяются на основные и производные.
2. К основному виду нормативных правовых актов относятся:
1) Конституция, конституционные законы, кодексы, законы;
2) указы Президента Республики Казахстан, имеющие силу конституционного закона; указы Президента Республики Казахстан, имеющие силу закона; иные нормативные правовые указы Президента Республики Казахстан;
3) нормативные постановления Парламента Республики Казахстан и его
палат;
4) нормативные постановления Правительства Республики Казахстан;
5) нормативные постановления Конституционного Совета, Верховного
Суда Республики Казахстан и Центральной избирательной комиссии Республики Казахстан;
6) нормативные правовые приказы министров Республики Казахстан и
иных руководителей центральных государственных органов;
7) нормативные правовые постановления центральных государственных
органов;
7-1) исключен
8) нормативные правовые решения маслихатов, нормативные правовые
постановления акиматов, нормативные правовые решения акимов.
3. К производному виду нормативных правовых актов относятся:
1) регламент – нормативный правовой акт, регулирующий внутренний
порядок деятельности какого-либо государственного органа и его структурных
подразделений;
1-1) технический регламент – нормативный правовой акт, устанавливающий обязательные требования к продукции и (или) процессам их жизненного
144
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
цикла, разрабатываемый и применяемый в соответствии с законодательством
Республики Казахстан о техническом регулировании;
1-2) регламент оказания государственной услуги – нормативный правовой
акт, определяющий порядок деятельности государственных органов, иных государственных учреждений и государственных предприятий, их структурных
подразделений, а также должностных лиц по оказанию государственной услуги;
1-3) стандарт оказания государственной услуги – нормативный правовой
акт, устанавливающий нормативные значения показателей количества, качества и доступности государственной услуги, порядок взаимодействия с физическими и юридическими лицами и иные нормы, обязательные для выполнения,
обеспечивающие право физических и юридических лиц на получение государственных услуг установленного количества и качества;
2) положение – нормативный правовой акт, определяющий статус и полномочия какого-либо государственного органа или его структурного подразделения;
3) правила – нормативный правовой акт, определяющий порядок организации и осуществления какого-либо вида деятельности;
4) инструкция – нормативный правовой акт, детализирующий применение
законодательства в какой-либо сфере общественных отношений.
Законами Республики Казахстан могут быть предусмотрены иные формы
нормативных правовых актов производного вида.
4. Нормативные правовые акты производных видов принимаются или утверждаются посредством нормативных правовых актов основных видов и составляют с ними единое целое. Место нормативного правового акта производного вида в иерархии нормативных правовых актов определяется уровнем акта
основного вида.
5. Территориальные органы центральных исполнительных органов и государственных органов, непосредственно подчиненных и подотчетных Президенту Республики Казахстан, а также местные исполнительные органы, уполномоченные акимом, финансируемые из местных бюджетов, не вправе издавать нормативные правовые акты.
6. Принимаемые государственными органами и должностными лицами
правовые акты индивидуального применения не являются нормативными правовыми актами.
Статья 3-1. Общественные отношения, регулируемые кодексами Республики Казахстан
Кодексы Республики Казахстан принимаются с целью регулирования следующих однородных важнейших общественных отношений:
1) бюджетных;
2) гражданских;
3) гражданских процессуальных;
4) брачно-семейных;
145
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5) экологических;
6) водных;
7) земельных;
8) лесных;
9) налоговых;
10) таможенных;
11) транспортных;
12) трудовых;
13) связанных с исполнением уголовных наказаний;
14) связанных с привлечением к административной ответственности;
15) связанных с привлечением к уголовной ответственности;
16) уголовно-процессуальных;
17) в сфере здравоохранения.
Статья 4. Иерархия нормативных правовых актов
1. Высшей юридической силой обладает Конституция Республики Казахстан.
2. Соотношение юридической силы иных, кроме Конституции, нормативных правовых актов соответствует следующим нисходящим уровням:
1) законы, вносящие изменения и дополнения в Конституцию;
2) конституционные законы Республики Казахстан и указы Президента
Республики Казахстан, имеющие силу конституционного закона;
2-1) кодексы Республики Казахстан;
3) законы Республики Казахстан, а также указы Президента Республики
Казахстан, имеющие силу закона;
4) нормативные постановления Парламента Республики Казахстан и его
палат;
5) нормативные указы Президента Республики Казахстан;
6) нормативные постановления Правительства Республики Казахстан;
7) нормативные правовые приказы министров Республики Казахстан и
иных руководителей центральных государственных органов, нормативные
правовые постановления центральных государственных органов и нормативные постановления Центральной избирательной комиссии Республики Казахстан;
7-1) исключен
8) нормативные правовые решения маслихатов, нормативные правовые
постановления акиматов, нормативные правовые решения акимов.
3. Каждый из нормативных правовых актов нижестоящего уровня не должен противоречить нормативным правовым актам вышестоящих уровней.
4. Вне указанной иерархии находятся нормативные постановления Конституционного Совета Республики Казахстан, Верховного Суда Республики
Казахстан.
5. Иерархия нормативных правовых решений маслихатов, нормативных
правовых постановлений акиматов и нормативных правовых решений акимов
146
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
административно-территориальных единиц определяется Конституцией Республики Казахстан и законодательными актами о местном государственном
управлении.
6. Нормативные постановления Конституционного Совета Республики
Казахстан основываются только на Конституции Республики Казахстан и все
иные нормативные правовые акты не могут им противоречить.
Статья 5. Прямое действие нормативных правовых актов
1. Все нормативные правовые акты имеют прямое действие, если иное не
оговорено в самих нормативных правовых актах или актах о введении их в
действие.
2. Для применения нормативных правовых актов, введенных в действие,
не требуется каких-либо дополнительных указаний.
3. Если в самом нормативном правовом акте указано, что какая-либо его
норма права применяется на основе дополнительного нормативного правового
акта, то эта норма применяется в соответствии с основным и дополнительным
нормативным правовым актом. До принятия дополнительного нормативного
правового акта действуют нормативные правовые акты, ранее регулировавшие
соответствующие отношения.
Статья 6. Противоречия норм права различных нормативных правовых актов
1. При наличии противоречий в нормах нормативных актов разного уровня действуют нормы акта более высокого уровня.
2. Нормы законов в случаях их расхождения с нормами кодексов Республики Казахстан могут применяться только после внесения в кодексы соответствующих изменений.
3. При наличии противоречий в нормах нормативных правовых актов одного уровня действуют нормы акта, позднее введенные в действие.
Глава 2. Планирование подготовки проектов
нормативных правовых актов
Статья 7. Планы подготовки проектов нормативных правовых актов
1. Планы подготовки проектов нормативных правовых актов подразделяются на текущие, составляемые на один год, и перспективные, составляемые
на более длительные сроки.
В перспективных планах предусматривается разработка наиболее важных
нормативных правовых актов, а также нормативных правовых актов, подготовка которых планируется на срок более одного года.
2. В планах подготовки указываются:
1) наименование нормативного правового акта, отражающее его уровень,
форму и предмет регулирования;
147
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2) сроки подготовки;
3) государственные органы и организации, ответственные за разработку
проекта.
3. Планы подготовки нормативных правовых актов составляются и утверждаются государственными органами, компетентными принимать соответствующие акты, если иное не предусмотрено настоящим Законом и другим законодательством.
4. При составлении планов подготовки проектов нормативных правовых
актов учитываются предложения государственных и иных органов и организаций, в том числе научных, а также предложения иных заинтересованных лиц.
5. Государственные органы, составляющие и утверждающие планы подготовки проектов нормативных правовых актов, могут включать в планы и другие показатели, отражающие подготовку этих актов.
Статья 8. Планирование подготовки нормативных правовых актов,
издаваемых Президентом Республики Казахстан
Порядок и формы планирования подготовки проектов нормативных правовых актов, издаваемых Президентом Республики Казахстан, определяются
Президентом Республики Казахстан.
Статья 9. Планирование подготовки законодательных актов Парламента Республики Казахстан
Порядок и формы планирования подготовки проектов законодательных
актов, принимаемых Парламентом Республики Казахстан, определяются Парламентом и его палатами в соответствии с их компетенцией, установленной
пунктом 3 статьи 61 Конституции Республики Казахстан.
Статья 10. Планирование законопроектных работ Правительства
Республики Казахстан
1. Правительство Республики Казахстан составляет перспективный и ежегодные планы законопроектных работ.
2. Проекты планов разрабатываются Министерством юстиции Республики
Казахстан.
3. Планы законопроектных работ Правительства согласовываются с Президентом Республики Казахстан.
Статья 11. Поручения Правительства Республики Казахстан по подготовке нормативных правовых актов
Правительство Республики Казахстан в соответствии с планом законопроектных работ дает поручения государственным органам и организациям, указанным в плане, подготовить проекты нормативных правовых актов в сроки,
предусмотренные в плане.
148
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Статья 12. Особенности планирования подготовки проектов нормативных правовых актов центральных исполнительных органов, как входящих, так и не входящих в состав Правительства Республики Казахстан
и иных центральных органов Республики Казахстан, а также органов местного государственного управления Республики Казахстан
Особенности планирования подготовки проектов нормативных правовых
актов центральных исполнительных и иных центральных государственных органов Республики Казахстан как входящих, так и не входящих в Правительство
Республики Казахстан, а также органов местного государственного управления, определяются каждым из этих органов.
Глава 3. Подготовка и оформление проектов
нормативных правовых актов
Статья 13. Государственные органы, разрабатывающие проекты
нормативных правовых актов
1. Проекты нормативных правовых актов разрабатываются уполномоченными органами по своей инициативе или по поручениям вышестоящих государственных органов, если иное не установлено законодательством.
2. Все иные государственные и негосударственные организации и лица
вправе вносить предложения по разработке нормативных правовых актов или
передавать на рассмотрение уполномоченных органов инициативные проекты
таких актов. Уполномоченные органы могут принять их в качестве основы для
разрабатываемых ими проектов или признать их дальнейшую разработку и
принятие проектов нецелесообразными.
Статья 14. Порядок разработки проекта нормативного правового акта
1. Уполномоченный орган, разрабатывающий проект нормативного правового акта, создает рабочую группу по подготовке проекта или поручает его
подготовку одному из своих подразделений, которое выполняет функции рабочей группы. В подготовке проекта обязательно участие работников юридического подразделения органа, подготавливающего проект.
Депутаты Парламента Республики Казахстан вправе принимать участие в
работе рабочей группы по подготовке проекта закона на любой стадии.
2. К подготовке законов, нормативных правовых указов Президента Республики Казахстан, нормативных правовых постановлений Правительства
Республики Казахстан, а при необходимости – проектов нормативных правовых актов других уполномоченных органов могут привлекаться специалисты
различных областей знаний, научные учреждения и научные работники, представители общественных объединений.
3. Подзаконные нормативные правовые акты уполномоченных органов
одного уровня могут разрабатываться, а при необходимости – приниматься несколькими уполномоченными органами.
149
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Подзаконные нормативные правовые акты нескольких уполномоченных
органов разрабатываются ими совместно, в порядке, предусмотренном настоящим Законом, и принимаются в виде совместных приказов или постановлений, подписываемых руководителями уполномоченных органов.
Порядок оформления и согласования проектов подзаконных нормативных
правовых актов определяется Правительством Республики Казахстан.
Производные виды совместных нормативных правовых актов (пункт 3
статьи 3 настоящего Закона) утверждаются посредством основных нормативных правовых актов уполномоченных органов, принявших производный нормативный правовой акт, с указанием в нем основных нормативных правовых
актов, посредством которых принят производный акт.
4. Разработчиками проектов законов, подготавливаемых в порядке законодательной инициативы депутатами Парламента Республики Казахстан, являются депутаты Парламента.
По проектам нормативных правовых актов Министерство юстиции Республики Казахстан проводит юридическую экспертизу, если эти акты имеют
общеобязательное значение, касаются прав и свобод граждан или регулируют
предпринимательскую деятельность.
5. Уполномоченный орган, если иное не установлено законодательством,
может поручить подготовку проекта нормативного правового акта подведомственным ему государственным органам и организациям или заказать его подготовку на договорной основе специалистам, научным учреждениям, отдельным ученым или их коллективам, в том числе зарубежным, с использованием
на эти цели выделенных бюджетных средств и грантов.
6. Уполномоченный орган вправе поручить подготовку альтернативных
проектов нескольким государственным органам и организациям или поручить
их разработку на договорной основе, в том числе по конкурсу, нескольким научным организациям или ученым.
7. Если для обеспечения действия норм готовящегося проекта законодательного акта Республики Казахстан, нормативного правового указа Президента Республики Казахстан, нормативного правового постановления Правительства Республики Казахстан необходимо внесение изменений и дополнений в
другие нормативные правовые акты, одновременно с проектом основного акта
должны быть подготовлены проекты актов с указанными изменениями и дополнениями или дано поручение соответствующим органам о подготовке таких актов.
Статья 14-1. Особенности разработки и принятия нормативных
правовых актов, затрагивающих интересы субъектов частного предпринимательства
1. Центральные государственные и местные исполнительные органы через
экспертные советы направляют проекты нормативных правовых актов, затрагивающих интересы субъектов частного предпринимательства, в аккредито-
150
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ванные объединения субъектов частного предпринимательства для получения
экспертного заключения.
2. Пояснительная записка к проекту нормативного правового акта, затрагивающего интересы субъектов частного предпринимательства, должна содержать результаты расчетов, подтверждающих снижение и (или) увеличение
затрат субъектов частного предпринимательства в связи с введением в действие нормативного правового акта.
3. Экспертное заключение представляет собой консолидированное мнение
членов аккредитованных объединений субъектов частного предпринимательства, носит рекомендательный характер и является обязательным приложением
к проекту нормативного правового акта до его принятия государственным органом.
4. Государственный орган при согласии с экспертным заключением вносит в проект нормативного правового акта соответствующие изменения и дополнения.
В случае несогласия с экспертным заключением государственный орган
направляет в объединение субъектов частного предпринимательства ответ с
обоснованием причин несогласия с экспертным заключением.
5. Сроки введения в действие нормативного правового акта, затрагивающего интересы частного предпринимательства, должны устанавливаться исходя из сроков, необходимых субъекту частного предпринимательства для подготовки к осуществлению деятельности в связи с устанавливаемыми законами
Республики Казахстан требованиями.
Порядок и сроки введения в действие нормативных правовых актов не
должны наносить ущерб субъектам частного предпринимательства.
6. Процедуры, предусмотренные настоящей статьей, являются обязательными условиями принятия нормативных актов, затрагивающих интересы субъектов частного предпринимательства.
7. Проекты нормативных правовых актов, затрагивающих интересы субъектов частного предпринимательства, подлежат обязательному опубликованию
(распространению) в средствах массовой информации, включая WEB – сайты в
общедоступных телекоммуникационных сетях до их рассмотрения соответствующим органом или на заседании экспертного совета.
Статья 15. Согласование проекта нормативного правового акта с заинтересованными государственными органами и организациями
1. Подготовленный проект нормативного правового акта, а при необходимости – и проект другого нормативного правового акта, принимаемого в его
развитие, направляются на согласование с заинтересованными государственными органами и организациями. К проектам нормативных правовых актов,
предусматривающим сокращение государственных доходов или увеличение
государственных расходов, прилагаются финансово-экономические расчеты.
2. Перечень государственных органов, с которыми проекты нормативных
правовых актов подлежат обязательному согласованию, определяется Прави-
151
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тельством Республики Казахстан, за исключением проектов актов Президента
Республики Казахстан и проектов законодательных актов, вносимых депутатами Парламента Республики Казахстан в порядке законодательной инициативы.
3. Государственные органы и организации, которым проект нормативного
правового акта направлен на согласование, должны подготовить свои замечания и предложения по проекту или сообщить об их отсутствии органу, разработавшему проект, в течение тридцати календарных дней со дня получения,
если иной, более короткий, срок не был установлен уполномоченным органом.
Замечания государственного органа по проекту нормативного правового
акта должны содержать предложения по устранению недостатков, а также относиться непосредственно к вопросам его компетенции, быть обоснованными
и исчерпывающими, представлены в письменной форме.
4. По полученным замечаниям проект, при необходимости, дорабатывается органом, разработавшим проект, а рабочая группа составляет справку о
принятых и отклоненных замечаниях, мотивах отклонения замечаний. Эта
справка передается государственному органу, создавшему рабочую группу,
вместе с проектом нормативного правового акта.
5. Государственный орган, создавший рабочую группу, может внести в
проект изменения и дополнения, которые должны быть обсуждены с рабочей
группой, или вернуть проект на доработку в рабочую группу.
Статья 16. Реквизиты нормативного правового акта
Нормативные правовые акты должны иметь следующие реквизиты:
1) государственный Герб Республики Казахстан;
2) указание на форму акта: конституционный закон Республики Казахстан; указ Президента Республики Казахстан, имеющий силу конституционного закона; кодекс; закон Республики Казахстан; указ Президента Республики
Казахстан, имеющий силу закона; постановление Парламента Республики Казахстан; постановление Сената; постановление Мажилиса; указ Президента
Республики Казахстан; постановление Правительства Республики Казахстан;
приказ Министра; приказ руководителя центрального государственного органа; постановление центрального государственного органа; решение маслихата;
постановление акимата; решение акима; иная форма нормативного правового
акта, предусмотренная настоящим Законом;
3) заголовок, обозначающий предмет регулирования данного нормативного правового акта;
4) место и дату принятия нормативного правового акта;
5) регистрационный номер нормативного правового акта;
6) подпись лица, уполномоченного подписывать соответствующий нормативный правовой акт;
7) указание на дату и номер государственной регистрации нормативного
правового акта в нормативных правовых актах, подлежащих такой регистрации в органах юстиции Республики Казахстан;
152
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
8) гербовую печать.
Статья 17. Структура нормативного правового акта
1. Основным структурным элементом нормативного правового акта является статья или пункт, содержащие в себе нормы права. В виде статей с наименованием "статья" нормы права включаются в законодательные акты. Иные
нормативные правовые акты состоят из пунктов, без их наименования словом
"пункт".
2. Близкие по содержанию статьи (пункты) значительных по объему нормативных правовых актов могут объединяться в главы. Несколько глав, близких по содержанию, могут объединяться в разделы, а разделы, в свою очередь,
могут объединяться в части нормативного правового акта.
3. В больших по объему главах могут выделяться параграфы нормативного правового акта и части параграфа, а в больших разделах могут аналогично
выделяться подразделы.
4. Статьи нормативного правового акта могут подразделяться на пункты,
содержащие отдельные нормы права, а пункты – на подпункты. Внутри статей,
пунктов и подпунктов могут быть части – логически законченные отдельные
нормы права, выделяемые абзацами.
Абзацем считается часть текста, представляющая собой смысловое единство, выделяемая отступом в первой строке и начинающаяся со строчной буквы, кроме первого абзаца части, который начинается с заглавной буквы. Абзацы заканчиваются точкой с запятой (кроме первого и последнего абзацев части).
В кодексах могут быть использованы другие обозначения внутренней
структуры.
5. Каждая статья (пункт), а также главы, разделы и части нормативного
правового акта нумеруются арабскими цифрами. Нумерация статей (пунктов)
является сквозной для всего нормативного правового акта. Самостоятельной и
сквозной является также нумерация разделов и частей нормативного правового
акта.
6. Нумерация пунктов и подпунктов статьи самостоятельна для каждой
статьи, а в нормативных правовых актах, в которых основным структурным
элементом является не статья, а пункт, самостоятельна нумерация подпунктов
каждого пункта. Самостоятельной, а не сквозной, является также нумерация
параграфов в каждой главе и нумерация подразделов в каждом разделе нормативного правового акта.
7. Номера подпунктов в пунктах статьи обозначаются арабскими цифрами
со скобкой.
8. В случаях, когда необходимо разъяснить цели и мотивы принятия нормативного правового акта, основные задачи, которые перед ним стоят, изложению норм права предшествует вступительная часть (преамбула).
153
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
9. При необходимости уточнения терминов и определений, используемых
в нормативном правовом акте, в нем помещается статья, разъясняющая их
смысл.
10. В целях удобства пользования каждая глава нормативного правового
акта, его раздел, часть, а также параграфы глав и подразделы разделов должны
иметь заголовки. Заголовки должны иметь и статьи законодательных актов.
Небольшие, не имеющие глав, законодательные акты могут не иметь заголовков статей.
11. Необходимым структурным элементом кодексов, а в случаях, когда
это признает необходимым уполномоченный орган, и других крупных нормативных правовых актов является оглавление.
12. В структуру нормативного правового акта могут включаться приложения.
Статья 18. Требования к содержанию и стилю изложения текста
нормативного правового акта
1. Задачи, функции и компетенция государственных органов в области государственного регулирования общественных отношений должны устанавливаться в законах с четким разграничением по уровню государственного управления.
2. Текст нормативного правового акта излагается с соблюдением норм литературного языка и юридической терминологии. Не допускаются употребление устаревших и многозначных слов и выражений, эпитетов, метафор, сокращение слов. Текст статьи (пункта) не излагается повторно в других статьях
(пунктах).
Статья 19. Ссылки в нормативных правовых актах на статьи других
актов и воспроизведение в актах статей других актов
В случае необходимости в нормативном правовом акте допускаются
ссылки на статьи (пункты) иных актов, а также воспроизводятся отдельные положения из нормативных правовых актов вышестоящих уровней со ссылкой на
такие акты.
Статья 20. Ссылки в статьях нормативных правовых актов на другие
статьи
Ссылки в статьях (пунктах и подпунктах) нормативного правового акта на
другие его статьи (пункты, подпункты) применяются в случаях, когда необходимо показать взаимную связь правовых норм либо избежать повторений.
Статья 21. Внесение проекта нормативного правового акта в Мажилис Парламента Республики Казахстан
1. В соответствии с пунктом 1 статьи 61 Конституции Республики Казахстан право законодательной инициативы реализуется исключительно в Мажилисе Парламента Республики Казахстан. Проект нормативного правового акта
154
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
на бумажных и электронных носителях вносится в Мажилис на государственном и русском языках.
2. Предоставляемые материалы по проекту должны содержать следующие
приложения:
1) наименование государственного органа или организации, подготовившей проект;
2) пояснительную записку с обоснованием необходимости принятия проекта, развернутой характеристикой целей, задач, основных положений;
3) состав рабочей группы;
4) лист согласований с заинтересованными государственными органами;
5) экспертные заключения по проекту, если проводилась экспертиза;
6) перечень законодательных актов, подлежащих изменению или признанию утратившими силу в связи с принятием проекта и предложения о разработке нормативных правовых актов, необходимых для реализации проекта;
7) к проекту, как правило, прилагаются финансово-экономические расчеты, статистические данные, прогнозы возможных экономических, социальных,
юридических, экологических последствий действия принимаемого нормативного правового акта.
При внесении проекта нормативного правового акта об изменении и дополнении в действующее законодательство представляется сравнительная таблица прежней и новой редакций статей.
Глава 4. Научная экспертиза проектов
нормативных правовых актов
Статья 22. Задачи научной экспертизы
1. По проектам нормативных правовых актов может проводиться научная
экспертиза (правовая, экологическая, финансовая и другая) в зависимости от
правоотношений, регулируемых данными актами.
По проектам нормативных правовых актов, вносимым на рассмотрение
Парламента Республики Казахстан, проведение научной экспертизы обязательно.
1-1. Проекты законодательных и иных нормативных правовых актов, последствия от принятия которых создают угрозу экологической, в том числе радиационной, безопасности, охране окружающей среды, подлежат обязательной
экологической экспертизе.
2. Экспертиза проводится для:
1) оценки качества, обоснованности, своевременности, правомерности
проекта, соблюдения в проекте закрепленных Конституцией Республики Казахстан прав человека и гражданина;
2) определения возможной эффективности нормативного правового акта;
3) выявления возможных отрицательных последствий принятия проекта в
качестве нормативного правового акта.
155
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Статья 23. Лица и организации, осуществляющие экспертизу
1. Научная экспертиза проектов нормативных правовых актов проводится
научными учреждениями и высшими учебными заведениями соответствующего профиля, экспертами, привлекаемыми из числа ученых и специалистов, в
зависимости от содержания рассматриваемого проекта. Проведение экспертизы может быть поручено одному или нескольким экспертам (экспертной комиссии).
2. По проекту может проводиться комплексная экспертиза экспертами
различных специальностей или самостоятельные экспертизы различных видов,
а при необходимости – и повторная экспертиза.
3. В качестве экспертов привлекаются организации и лица, не принимавшие непосредственного участия в подготовке проекта.
4. В качестве экспертов могут привлекаться специалисты из других государств и международных организаций. Проект может быть направлен для научной экспертизы в иностранные и международные организации.
Статья 24. Инициатива при направлении проектов нормативных
правовых актов на экспертизу
1. Решение о проведении экспертизы проекта нормативного правового акта может быть принято:
1) уполномоченным органом;
2) депутатами Парламента Республики Казахстан и Правительством Республики Казахстан, вносящими проект в Мажилис в порядке законодательной
инициативы;
3) должностными лицами или структурными подразделениями уполномоченного органа, если регламентом этого органа или иным законодательством
этим лицам и структурным подразделениям такое право предоставлено.
2. В случаях, когда проект нормативного правового акта подготавливается
на договорной основе (пункт 5 статьи 14 настоящего Закона), экспертиза проекта может быть проведена по решению заказчика проекта.
Глава 5. Порядок принятия нормативного правового акта и
его введения в действие
Статья 25. Определение порядка принятия нормативных правовых
актов
1. Порядок принятия нормативных правовых актов определяется Конституцией Республики Казахстан и настоящим Законом.
2. Особенности порядка принятия различных видов нормативных правовых актов определяются также:
1) для кодексов – настоящим Законом.
156
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Кодексы, изменения и дополнения в них принимаются не менее чем в
двух чтениях путем последовательного рассмотрения на раздельных заседаниях палат Парламента Республики Казахстан;
2) для законов – Конституцией Республики Казахстан, законодательными
актами о Парламенте Республики Казахстан, о Президенте Республики Казахстан, о референдуме, иными законодательными актами, в том числе регламентами Парламента и его палат;
2-1) для нормативных постановлений Парламента и его палат – Конституцией Республики Казахстан, законодательными актами о Парламенте Республики Казахстан;
3) для указов Президента Республики Казахстан – Конституцией Республики Казахстан, законодательным актом о Президенте Республики Казахстан, а
также актами Президента Республики Казахстан, регулирующими этот порядок;
4) для постановлений Правительства Республики Казахстан – Конституцией Республики Казахстан, законодательным актом о Правительстве, актами
Президента и Правительства Республики Казахстан;
5) для нормативных правовых актов центральных исполнительных и иных
центральных государственных органов как входящих, так и не входящих в состав Правительства Республики Казахстан, в том числе Национального банка
Республики Казахстан – законодательными актами о Правительстве и этих органах, актами Президента и Правительства Республики Казахстан, указами
Президента Республики Казахстан, постановлениями Правительства Республики Казахстан, регулирующими деятельность этих органов;
6) для нормативных постановлений Конституционного Совета Республики Казахстан – законодательным актом о Конституционном Совете Республики Казахстан;
7) для нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан – законодательством о судах Республики Казахстан;
8) для нормативных постановлений Центральной избирательной комиссии
(Комиссии по проведению референдума) – законодательными актами о выборах и референдуме;
8-1) для нормативных правовых актов ведомств центральных государственных органов – законодательными актами Республики Казахстан, актами
Президента и Правительства Республики Казахстан, регулирующими деятельность этих органов;
9) для нормативных решений местных представительных и исполнительных органов – законодательными актами об этих органах, иными законодательными актами, актами Президента и Правительства Республики Казахстан.
3. Принятие нормативного правового акта уполномоченным органом допускается только в случаях, когда компетенция уполномоченного органа по
принятию данного акта прямо предусмотрена законодательством Республики
Казахстан.
157
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Статья 26. Порядок введения в действие нормативного правового акта
1. Порядок введения в действие нормативного правового акта может определяться самим нормативным правовым актом.
2. Порядок введения в действие законов, в том числе кодексов, определяется в самих законах (кодексах) либо отдельными законами.
Статья 27. Признание утратившими силу, изменения и дополнения
нормативных правовых актов и их частей в связи с принятием нового
нормативного правового акта
1. В связи с принятием нормативного правового акта подлежат признанию
утратившими силу, изменению или дополнению все ранее принятые нормативные правовые акты или их структурные части, если они противоречат
включенным в новый акт нормам права или поглощаются ими.
2. Перечень актов и их частей, подлежащих признанию утратившими силу
в связи с принятием нормативного правового акта, должен содержаться либо в
самом акте, либо в акте о порядке введения его в действие.
3. При значительном числе актов или их частей (глав, статей, пунктов и
подпунктов), подлежащих признанию утратившими силу, изменению или дополнению в связи с принятием нового нормативного правового акта и имеющих тот же уровень, что и новый акт, их перечень оформляется самостоятельным актом. Проект такого акта подготавливается разработчиками проекта основного акта и представляется одновременно с ним.
4. При значительном числе актов или их частей (глав, статей, пунктов и
подпунктов), подлежащих признанию утратившими силу, изменению или дополнению в связи с принятием нового нормативного правового акта и имеющих более низкий уровень, чем новый акт, уполномоченный орган поручает
соответствующим государственным органам принять (издать) акты о признании утратившими силу, изменении и дополнении их актов с указанием срока
принятия (издания).
Проект такого поручения подготавливается органом, вносящим в уполномоченный орган проект нового нормативного правового акта.
5. При признании нормативного правового акта утратившим силу одновременно признаются утратившими силу все нормативные правовые акты либо
их части, которыми вносились изменения и дополнения в данный акт.
6. Не вступившие в силу нормативные правовые акты не могут быть признаны утратившими силу. При необходимости такие нормативные правовые
акты могут быть отменены.
Статья 28. Внесение в действующие нормативные правовые акты изменений и дополнений
1. При признании структурных частей действующего нормативного правового акта (частей, разделов, подразделов, глав, параграфов, статей, пунктов,
подпунктов) утратившими силу, такие части из действующего акта исключа-
158
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ются, но их номера сохраняются. К сохранившемуся номеру добавляется ссылка на нормативный правовой акт о признании акта (или его части) утратившим
силу. Нумерация сохранившихся структурных частей не изменяется.
1-1. Новым структурным частям, включаемым в нормативный правовой
акт за последней структурной частью того же вида, присваиваются последующие порядковые номера.
2. При включении между структурными частями нормативного правового
акта дополнительных структурных частей того же вида они включаются под
дополнительными номерами, дублирующими номера тех структурных частей
акта, за которыми следуют: раздел 2-1, параграф 8-1, статья 26-1, пункт 4-1 и
так далее.
После текста включенной структурной части в скобках вводится ссылка
на акт о включении. Нумерация остальных структурных частей сохраняется.
3. При изменении текста структурной части действующего акта такая
часть продолжает действовать в измененной редакции. После текста измененной структурной части следует ссылка на то, что эта часть действует в редакции акта, изменившего ее.
4. При внесении изменений и дополнений в структурную часть нормативного правового акта в объеме, превышающем половину содержания текста такой структурной части, принимается ее новая редакция.
Статья 29. Лица, уполномоченные подписывать нормативные правовые акты
1. Официальные тексты нормативных правовых актов подписываются
следующими должностными лицами:
1) Конституция, конституционные законы, кодексы, законы Республики
Казахстан, указы Президента Республики Казахстан, в том числе указы,
имеющие силу конституционного закона или закона, – Президентом Республики Казахстан;
2) постановления Парламента Республики Казахстан – председателем
Мажилиса;
3) постановления Правительства Республики Казахстан – ПремьерМинистром Республики Казахстан;
4) решения маслихата – председателем сессии маслихата;
5) постановления акимата, решения акима – акимом;
6) иной нормативный правовой акт – руководителем органа, его принявшего (издавшего).
2. При принятии нормативного правового акта производного вида в особой форме посредством нормативного правового акта основного вида (пункт 4
статьи 3 настоящего Закона) уполномоченным лицом подписывается только
нормативный правовой акт основного вида.
159
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 6. Опубликование нормативных правовых актов
Статья 30. Обязательность официального опубликования нормативных правовых актов
1. Все законы, международные договоры, участником которых является
Республика Казахстан, публикуются. Официальное опубликование нормативных правовых актов, касающихся прав, свобод и обязанностей граждан, является обязательным условием их применения.
Официальными изданиями являются Ведомости Парламента Республики
Казахстан и Собрание актов Президента Республики Казахстан и Правительства Республики Казахстан.
2. Официальное опубликование нормативных правовых актов осуществляется также периодическими печатными изданиями, получившими такое право на конкурсной основе, в порядке, определяемом Правительством Республики Казахстан.
Последующее опубликование официальных текстов нормативных правовых актов осуществляется печатными изданиями в порядке, определяемом
Правительством Республики Казахстан, и при условии прохождения экспертизы на соответствие публикуемых ими текстов эталонному контрольному банку
нормативных правовых актов Республики Казахстан.
Порядок предоставления права на осуществление последующего опубликования текстов нормативных правовых актов не распространяется на официальные издания, указанные в части второй пункта 1 настоящей статьи, самостоятельно принимающие решения о необходимости последующего официального опубликования текстов нормативных правовых актов.
3. В правоприменительной практике должны использоваться официальные публикации нормативных правовых актов.
4. Неофициальное опубликование нормативных правовых актов допускается только после их официального опубликования.
Статья 31. Официальное опубликование законодательных актов
1. Законодательные акты Республики Казахстан официально публикуются
в Ведомостях Парламента Республики Казахстан, а также в других печатных
изданиях в порядке, определяемом статьей 30 настоящего Закона.
2. Официальное опубликование законодательных актов может осуществляться только в периодических печатных изданиях, распространяемых на всей
территории Республики Казахстан.
Статья 32. Официальное опубликование указов Президента Республики Казахстан и постановлений Правительства Республики Казахстан
1. Указы Президента Республики Казахстан, постановления Правительства Республики Казахстан официально публикуются в Собрании актов Президента Республики Казахстан и Правительства Республики Казахстан, а также в
160
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
других печатных изданиях в порядке, определяемом статьей 30 настоящего Закона.
2. Официальное опубликование указов Президента Республики Казахстан,
постановлений Правительства Республики Казахстан осуществляется только в
периодических печатных изданиях, распространяемых на всей территории
Республики Казахстан.
Статья 33. Официальное опубликование нормативных правовых актов центральных исполнительных и иных центральных государственных
органов Республики Казахстан
1. Нормативные правовые акты центральных исполнительных и иных
центральных государственных органов публикуются в периодических печатных изданиях в порядке, определяемом статьей 30 настоящего Закона.
2. Официальное опубликование нормативных правовых актов центральных исполнительных и иных центральных государственных органов осуществляется только в периодических печатных изданиях, распространяемых на
всей территории Республики Казахстан.
Статья 34. Официальное опубликование нормативных правовых решений маслихатов, нормативных правовых постановлений акиматов и
нормативных правовых решений акимов
1. Официальное опубликование нормативных правовых решений маслихатов, нормативных правовых постановлений акиматов и нормативных правовых решений акимов осуществляется в порядке, предусмотренном статьей 30
настоящего Закона.
2. Официальное опубликование нормативных правовых решений маслихатов, нормативных правовых постановлений акиматов и нормативных правовых решений акимов осуществляется в периодических печатных изданиях,
распространяемых на территории соответствующей административнотерриториальной единицы.
Статья 35. Недопустимость опубликования нормативных правовых
актов в неполном изложении
Не допускается официальное опубликование нормативных правовых актов в неполном изложении, за исключением нормативных правовых актов, содержащих государственные секреты и иную охраняемую законом тайну.
Статья 35-1. Контроль за опубликованием нормативных правовых
актов центральных и местных государственных органов
1. Контроль за опубликованием нормативных правовых актов центральных и местных государственных органов осуществляют Министерство юстиции Республики Казахстан и его территориальные органы.
2. Порядок осуществления контроля за опубликованием нормативных
правовых актов центральных и местных государственных органов определяется Правительством Республики Казахстан.
161
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 7. Действие нормативных правовых актов во времени,
пространстве и по лицам
Статья 36. Время вступления в силу и введения в действие нормативных правовых актов
1. Нормативные правовые акты, за исключением нормативных правовых
актов, указанных в части второй настоящего пункта, вступают в силу после их
подписания.
Нормативные правовые акты, подлежащие государственной регистрации
в органах юстиции в соответствии со статьей 38 настоящего Закона, вступают
в силу со дня государственной регистрации.
2. Нормативные правовые акты вводятся в действие в следующие сроки:
1) законодательные акты Республики Казахстан, за исключением постановлений Парламента Республики Казахстан и его палат, нормативные правовые указы Президента Республики Казахстан, нормативные правовые постановления Правительства Республики Казахстан – по истечении десяти календарных дней после их первого официального опубликования, если в самих
актах или актах о введении их в действие не указаны иные сроки;
2) постановления Парламента Республики Казахстан и его палат, нормативные постановления Верховного Суда Республики Казахстан – со дня первого официального опубликования, если в самих актах не указаны иные сроки;
3) постановления Конституционного Совета Республики Казахстан – со
дня их принятия;
4) нормативные правовые приказы министров Республики Казахстан и
иных руководителей центральных государственных органов, нормативные
правовые постановления центральных государственных органов, нормативные
постановления Центральной избирательной комиссии, нормативные правовые
приказы руководителей ведомств центральных государственных органов, нормативные правовые решения маслихатов, а также нормативные правовые постановления акиматов и нормативные правовые решения акимов – со дня их
принятия, если в самих актах не указаны иные сроки, а подлежащие государственной регистрации в органах юстиции – не ранее государственной регистрации;
5) нормативные правовые акты, предусмотренные в подпункте 4) настоящего пункта, касающиеся прав, свобод и обязанностей граждан, – по истечении десяти календарных дней после дня их первого официального опубликования, если в самих актах не указаны иные сроки.
3. В нормативных правовых актах или актах о введении их в действие могут быть указаны иные сроки введения в действие отдельных разделов, глав,
статей, частей, пунктов, подпунктов и абзацев статей нормативных правовых
актов, чем установленные для всего акта в целом.
162
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4. Нормативный правовой акт, предусматривающий юридическую ответственность за действия, которые ранее не влекли такой ответственности, либо
устанавливающий более строгую ответственность по сравнению с прежней, не
может быть введен в действие до истечения десятидневного срока после официального опубликования этого акта.
5. Если из-за значительного объема нормативного правового акта его
текст публикуется в нескольких номерах периодического печатного издания,
то днем официального опубликования считается день опубликования заключительной части текста нормативного правового акта.
Нормативные правовые акты должны публиковаться в периодических печатных изданиях на государственном и русском языках одновременно.
6. Обязательным условием введения в действие нормативных правовых
актов, касающихся прав, свобод и обязанностей граждан, является их официальное опубликование.
7. Нормативные правовые акты, содержащие государственные секреты
республики или иную охраняемую законом тайну, вводятся в действие со дня
их принятия или в сроки, указанные в самом акте.
Статья 37. Обратная сила нормативного правового акта
1. Действие нормативного правового акта не распространяется на отношения, возникшие до его введения в действие.
2. Исключения из правила пункта 1 настоящей статьи представляют случаи, когда обратная сила нормативного правового акта или его части предусмотрена им самим или актом о введении в действие нормативного правового
акта, а также, когда последний устраняет или смягчает ответственность за правонарушение, предусмотренную ранее.
3. Нормативные правовые акты, устанавливающие или усиливающие ответственность, возлагающие новые обязанности на граждан или ухудшающие
их положение, обратной силы не имеют.
Статья 38. Государственная регистрация нормативных правовых
актов центральных исполнительных и иных центральных государственных органов как условие их введения в действие
1. Нормативные правовые акты государственных органов, указанные в
подпункте 4) пункта 2 статьи 36 настоящего Закона, имеющие общеобязательное значение, межведомственный характер или касающиеся прав, свобод и
обязанностей граждан, за исключением нормативных постановлений Конституционного Совета, Верховного Суда Республики Казахстан, подлежат государственной регистрации в органах юстиции Республики Казахстан. Такая регистрация является необходимым условием их введения в действие.
Незарегистрированные нормативные правовые акты не имеют юридической силы.
2. В регистрации нормативного правового акта, подлежащего государственной регистрации, может быть отказано, если такой акт:
163
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1) ущемляет установленные законом права и свободы граждан;
2) противоречит нормативным правовым актам вышестоящего уровня;
3) выходит за пределы компетенции органа, издавшего нормативный правовой акт;
4) не согласован, если согласование необходимо;
5) принят с нарушением порядка, установленного правилами государственной регистрации.
3. Отказ в регистрации нормативного правового акта, подлежащего государственной регистрации, может быть обжалован заинтересованным государственным органом в судебном порядке.
4. Правила государственной регистрации нормативных правовых актов
устанавливаются Правительством Республики Казахстан.
Статья 39. Срок действия нормативного правового акта
1. Нормативный правовой акт действует бессрочно, если в самом акте или
акте о введении его в действие не предусмотрено иное.
2. Временный срок действия может быть установлен для всего нормативного правового акта или его отдельной части (отдельных частей). В этом случае должно быть указано, на какой срок нормативный правовой акт или его
часть сохраняет действие. До истечения этого срока орган, издавший акт, может продлить действие акта на новый срок или придать ему бессрочный характер.
Статья 40. Приостановление и прекращение действия нормативного
правового акта
1. Действие нормативного правового акта или его отдельных норм может
быть приостановлено на определенный срок. Приостановление действия нормативного правового акта или его отдельных норм осуществляется отдельным
нормативным правовым актом.
2. Нормативный правовой акт (его часть или части) прекращает свое действие в случаях:
1) истечения срока, на который был принят акт или его часть (части);
2) принятия нового нормативного правового акта, которому противоречат
положения ранее изданного нормативного правового акта, его части (часть)
или который поглощает ранее изданный акт или его часть (части);
3) признания принятого акта неконституционным в порядке, установленном Конституцией Республики Казахстан;
4) признания акта или его части (частей) утратившим силу органом, принявшим этот акт или иным уполномоченным на это органом.
3. Государственная регистрация и (или) опубликование нормативного
правового акта о прекращении или приостановлении действия другого нормативного правового акта осуществляются в порядке, предусмотренном настоящим Законом.
164
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Статья 41. Действие нормативных правовых актов в пространстве
1. Нормативные правовые акты Республики Казахстан, принятые Президентом Республики Казахстан, Парламентом Республики Казахстан, Правительством Республики Казахстан, центральными исполнительными и иными
центральными уполномоченными органами, распространяют свое действие на
всю территорию Республики Казахстан, если в самих нормативных правовых
актах или актах о их введении в действие не установлено иное.
2. Нормативные правовые акты, принятые местными представительными
и исполнительными органами, действуют на соответствующей территории.
Статья 42. Действие нормативных правовых актов по лицам
1. Действие нормативных правовых актов Республики Казахстан распространяется на граждан и юридических лиц Республики Казахстан, а также находящихся на ее территории иностранцев и лиц без гражданства, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами и международными
договорами, ратифицированными Республикой Казахстан.
2. На дипломатических представителей и некоторых других сотрудников
государственных органов иностранных государств и международных организаций нормативные правовые акты Республики Казахстан распространяются в
пределах, предусмотренных международными договорами и общепризнанными принципами и нормами международного права (дипломатический иммунитет).
Статья 43. Меры обеспечения законности нормативных правовых
актов
1. Законность нормативных правовых актов обеспечивается следующими
мерами:
1) приведением нормативного правового акта в соответствие с Конституцией и законом;
2) приостановлением в установленном порядке действия нормативного
правового акта;
3) проверкой на соответствие законам при государственной регистрации
нормативных правовых актов.
2. В соответствии с компетенцией, установленной Конституцией Республики Казахстан и другими законодательными актами, органами и должностными лицами государства, обеспечивающими законность нормативных правовых актов, являются:
1) Конституционный Совет Республики Казахстан;
2) суды;
3) Генеральный Прокурор Республики Казахстан и подчиненные ему прокуроры;
4) Министерство юстиции Республики Казахстан и его территориальные
органы;
165
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5) государственные органы – в отношении нормативных правовых актов,
принятых нижестоящими органами.
Глава 8. Официальное толкование
нормативных правовых актов
Статья 44. Случаи и условия официального толкования нормативных
правовых актов
1. В случаях обнаружения неясностей и различного понимания нормативных правовых актов, противоречий в практике их применения может быть дано официальное толкование содержащихся в нормативном акте правовых
норм.
2. В процессе официального толкования нормативных правовых актов не
допускается внесение в них изменений и дополнений.
3. Нормы законодательных актов должны толковаться в полном соответствии с положениями Конституции Республики Казахстан.
4. Смысл подзаконных нормативных актов при их толковании должен
раскрываться в полном соответствии с законодательными актами.
5. Официальное толкование нормативных правовых актов имеет обязательный характер при реализации содержащихся в них правовых норм, в том
числе при их применении.
Статья 45. Государственные органы, осуществляющие официальное
толкование нормативных правовых актов
1. Конституционный Совет Республики Казахстан дает официальное толкование норм Конституции.
2. Официальное толкование подзаконных актов дают органы или должностные лица, их принявшие (издавшие).
Глава 9. Систематизация и учет
нормативных правовых актов
Статья 46. Систематизация нормативных правовых актов
1. Государственные органы, принимающие нормативные правовые акты,
проводят учет и систематизацию этих актов, ведут контрольные экземпляры
принятых ими актов, в которые своевременно вносят все текущие изменения и
дополнения.
2. Государственные органы периодически издают сборники принятых ими
нормативных правовых актов либо дают поручения об издании таких сборников иным государственным органам и организациям.
Статья 47. Государственный учет нормативных правовых актов
1. Государственный учет нормативных правовых актов, принимаемых
центральными государственными органами, осуществляет Министерство юс-
166
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тиции Республики Казахстан. Государственный учет включает в себя централизованный сбор таких актов, ведение эталонного контрольного банка нормативных правовых актов Республики Казахстан.
2. Министерство юстиции Республики Казахстан создает единую систему
правовой информации, оказывает помощь министерствам и другим центральным государственным органам в справочно-информационной работе.
Статья 48. Гласность нормативных правовых актов
Все уполномоченные органы обязаны предоставлять доступ заинтересованным лицам для ознакомления с принятыми нормативными правовыми актами, кроме тех, которые содержат государственные секреты или охраняемую
законом тайну.
Президент Республики Казахстан
167
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оглавление
Введение ............................................................................................. 3
§1. Юридическая техника в общей теории права:
понятие, структура, значение ................................................. 5
Вопросы для самопроверки: ..................................................... 39
§ 2. Виды юридической техники ................................................. 40
Вопросы для самопроверки: ..................................................... 48
§ 3. Законодательная техника в доктрине
уголовного права..................................................................... 49
Вопросы для самопроверки: ..................................................... 70
§ 4. Техника применения уголовного закона ............................ 71
Вопросы для самопроверки: ..................................................... 86
§ 5. Интерпретационная техника в уголовном праве ............. 87
Вопросы для самопроверки: ................................................... 107
Заключение ................................................................................... 109
Список рекомендованных источников .................................... 115
Книги, монографии, учебники, учебные пособия, сборники
научных статей, справочные издания .................................. 115
Диссертации и авторефераты диссертаций ...................... 121
Статьи, тезисы, научные сообщения .................................. 122
Список источников на иностранных языках ....................... 126
Приложения .................................................................................. 127
Приложение 1. Российская Федерация федеральный закон
о нормативных правовых актах Российской федерации ... 127
Приложение 2. Закон Республики Казахстан
от 24.03.1998 «О нормативных правовых актах» .............. 142
168
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Учебное издание
Соловьев Олег Геннадьевич
Юридическая техника
в механизме уголовно-правового
регулирования:
проблемы теории и практики
Учебное пособие
Редактор, корректор Л.Н. Селиванова
Компьютерная верстка И.Н. Ивановой
Подписано в печать 23.07.2008. Формат 60х84/16. Бумага тип.
Усл. печ. л. 10,0. Уч.-изд. л. 9,76. Тираж 500 экз. Заказ
Оригинал-макет подготовлен
в редакционно-издательском отделе ЯрГУ.
Ярославский государственный университет
150000 Ярославль, ул. Советская, 14
Отпечатано
ООО «Ремдер» ЛР ИД № 06151 от 26.10.2001.
г. Ярославль, пр. Октября, 94, оф. 37
тел. (4852) 73-35-03, 58-03-48, факс 58-03-49.
169
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
170
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
165
Размер файла
1 115 Кб
Теги
соловьева, регулирование, техника, практике, механизм, уголовное, 1156, проблемы, юридическая, правового, теория
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа