close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1189.Психологический механизм юридического поведения личности

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Министерство образования и науки Российской Федерации
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова
Юридический факультет
Психологический механизм
юридического поведения личности
Монография
Ярославль 2011
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 10.07.37
ББК Ю937
П86
Рецензенты:
доктор юридических наук, профессор Р.Б. Головкин;
кафедра теории и истории государства и права
Юридического института Костромского государственного
технологического университета
Авторский коллектив:
В.Н. Карташов, А.Б. Иванов, Д.С. Котомин,
Л.А. Гречина, Н.В. Вантеева, А.Р. Барахоева,
С.В. Бахвалов, Д.Д. Мещеряков, А.Л. Скрябин
П86
Психологический механизм юридического поведения
личности / под науч. ред. В.Н. Карташова; ЯрГУ. –
Ярославль, 2011. – 184 с.
ISBN 978-5-8397-0832-7
Монография посвящена широкому кругу теоретических, практически-прикладных и дидактических вопросов, касающихся общей
характеристики психологического (социально-психического) механизма юридического поведения личности и отдельных его элементов
(особенностей юридического мышления, мотивов, установок, целей,
способностей, знаний и др.).
Книга рекомендуется преподавателям, научным работникам,
студентам и аспирантам юридических вузов, всем интересующимся
вопросами правосознания и подсознания в юридической деятельности.
Библиогр.: 258 назв.
УДК 10.07.37
ББК Ю937
© Ярославский государственный
университет им. П.Г. Демидова,
2011
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Предисловие
Преподаватели кафедры теории и истории государства и
права юридического факультета Ярославского государственного
университета им. П.Г. Демидова и ученики профессора
Н.В. Щербаковой продолжают исследования, которые были посвящены ею психологическим и социологическим аспектам правового поведения личности1.
Научная новизна, актуальность, теоретическая и практическая значимость поставленной в этой книге темы заключается в
том, что здесь отражены разнообразные аспекты социальнопсихологического механизма правового и неправового поведения
личности, определена общая модель указанного механизма, дана
краткая характеристика основных его блоков и стадий. Достаточно подробно раскрыты юридические установки личности и их
стереотипы. Рассмотрены классификации установок и их стереотипов в различных сферах жизнедеятельности общества, причем
правовые установки (стереотипы установок) рассматриваются в
виде элементов сознания и подсознания, социальнополитического и социально-психологического аспектов юридического поведения личности.
Авторский коллектив, работавший над данной книгой,
представляет следующая группа ученых-юристов: Карташов В.Н.
(предисловие; 1.1, 1.2; 6.1, 6.2, 6.3); Иванов А.Б. (2.1. 2.2, 2.3);
Котомин Д.С. (2.4); Гречина Л.А. (3.1, 3.2); Вантеева Н.В. (3.3);
Барахоева А.Р. (3.4); Бахвалов С.В. (4.1, 4.2, 4.3, 4.4); Мещеряков Д.Д. (5.1, 5.2); Скрябин А.Л. (7.1, 7.2). В шестой главе использованы некоторые материалы, предоставленные А.В. Тимофеевым.
1
Среди капитальных трудов Н.В. Щербаковой можно выделить следующие издания: Щербакова Н.В. Социально-психологические основы
правомерного поведения личности в СССР: учебное пособие. Ярославль,
1984; Она же. Правовая установка и социальная активность личности. М.,
1996; Она же. Проблемы правовой установки личности. Ярославль, 1992.
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Мы выражаем искреннюю признательность и благодарность
рецензентам монографии – доктору юридических наук, профессору Р.Б. Головкину и членам кафедры теории и истории государства и права Юридического института КГТУ, а также доктору
юридических наук, профессору, Заслуженному деятелю науки РФ
В.М. Баранову, доктору юридических наук, профессору, кандидату культурологии М.В. Барановой, доктору юридических наук,
профессору, Заслуженному юристу РФ В.В. Оксамытному и другим ученым (юристам, психологам, социологам и т.д.), которые
своими рекомендациями и ценными замечаниями существенно
улучшили как содержание, так и форму изложения материала.
Будем рады принять любые советы от наших читателей, которых заинтересуют соответствующие проблемы, поставленные и
отчасти разрешенные в этой работе.
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава I.
Общая характеристика
психологического (социально-психического)
механизма юридического поведения личности
1.1. Уровень разработки проблемы
и некоторые ее методологические основы
Какими бы терминами («психологический», «психический»,
«социально-психологический» и пр.) ни обозначали «потоки»
сознания и подсознания, регулирующие юридическое поведение
личности, все эти термины будут условными. Ни один из них
достаточно адекватно не отражает тот сложнейший процесс, который охватывал бы индивидуальные и общесоциальные, идеологические и психологические, сознательные и бессознательные,
биологические и физиологические, психические и пр. его аспекты. Поэтому в качестве рабочих (признавая их ограниченность)
мы будем использовать очень часто как равнозначные понятия
«психологический механизм», «социально-психологический механизм» и «психический механизм» и т.п. юридической деятельности (поведения), которые включают элементы правосознания и
подсознания. Это во-первых.
Во-вторых, в данной книге термины «юридическая деятельность» и «правовое (точнее – юридическое) поведение» рассматриваются в качестве тождественных. В-третьих, исследуются как
правомерные, так и ошибочные, конфликтные, противоправные и
т.п. юридические деятельности. В-четвертых, уже в самом названии монографии мы указали на то, что в основном речь пойдет о
личностном аспекте юридического поведения. Это не исключает
«выхода» в отдельных случаях на коллективный, групповой, общесоциальный, профессиональный и другие уровни научного познания проблемы.
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В-пятых, стремясь представить психические процессы и
правосознание личности в частности в качестве системного образования, включающего взаимодействующие между собой блоки и
компоненты, мы отдаем себе отчет в том, что построенная здесь
модель не воспроизводит в должной мере существенные свойства, элементы и стороны системы – оригинала, не в полном объеме
раскрывает основные психические и психофизиологические регуляторы поведения людей в правовой системе общества. Однако
набросанная схема механизма осознанной и подсознательной
юридической деятельности все-таки дает определенные представления о происходящих в данной области процессах и состояниях.
В юридической литературе эта проблема трактуется либо
весьма упрощенно, либо настолько сложно и витиевато, что и в
том и в другом случае порой достаточно трудно уяснить научную, практически-прикладную и дидактическую значимость изучаемых вопросов.
Кратко рассмотрим некоторые подходы и их варианты. Логичнее, видимо, пойти от простых решений этой проблемы к более сложным теоретическим конструкциям. Так, Е.А. Лукашева
пишет, что «для раскрытия сущности правосознания индивида
первостепенное значение имеет исследование элементов социально-психической регуляции, которые заложены в правовом
сознании – интересов, мотивов, цели, волевой направленности.
Все эти элементы действуют как система и в своем единстве регулируют поведение человека в правовой сфере»1.
По мнению И.М. Максимовой, «к компонентам правосознания, которые оказывают влияние на правовое поведение личности … следует отнести: правовую установку, ценностные ориентации личности, убеждения, цели, мотивы»2.
Н.В. Щербакова, понимая юридические установки личности
достаточно широко, считая их «результатом синтеза всех элемен1
Лукашева Е.А. Социалистическое правосознание и законность. М.,
1973. С. 302.
2
Максимова И.М. Правосознание как источник правового поведения
личности: Атореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2005. С. 13.
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тов правосознания, поведения (деятельности) личности в сфере
права», рассматривала их главными регуляторами поведения, динамическими аспектами правосознания и, в определенном смысле, – программ юридической деятельности субъектов.
Отсюда ясно, почему столь сложным представляется в ее
исследованиях структура правовой установки, где первое место в
содержании занимает когнитивный элемент (выражает уровень
знания права); на втором месте располагается оценочный блок
(закрепляет степень одобрения либо неодобрения требований
норм права и соответствующих действий субъектов); далее следуют коммуникативный (отражает взаимосвязь личности с государством, отношения к правам и свободам других лиц и т.п.) и
инсензитивный (показывает роль правовых чувств, эмоций в постижении смысла права) компоненты. Наконец, при наличии указанных выше свойств и элементов и при необходимости осуществить юридическое требование «вызревает» готовность к действию как практический аспект юридической установки. Причем
при формировании и реализации установки особая роль, по мнению Н.В. Щербаковой, должна принадлежать волевой активности
личности. То есть любая юридическая установка, рассмотренная
в качестве системного образования, по сути своей представляет
социально-психологический механизм юридического поведения
(деятельности) личности1.
В.Н. Кудрявцев, исследуя позитивное и противоправное поведение личности, отмечал, что «каждый сознательный человеческий поступок имеет более или менее развернутую структуру.
Ему свойственны постановка цели, выбор средств, определение
способов совершения действий, места и времени, а также предвидение последствий. Сознательная волевая регуляция сопровождает все этапы внешнего поведения вплоть до наступления результата; оценка совершенного поступка в сознании человека сохраняется и после его окончания. Все это весьма существенно для
понимания механизмов воздействия извне на поведение, в том
1
Подробнее об этом см.: Щербакова Н.В. Социально-психологические
основы правомерного поведения личности в СССР. С. 5 и след.; Она же.
Правовая установка и социальная активность личности. С. 23 – 25.
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
числе и посредством права; без участия сознания и воли человека
эффективное воздействие на него оказалось бы невозможным»1.
Нам представляется такой подход к психологическому механизму юридической деятельности слишком общим, несмотря
на все попытки автора в других работах показать (опять же весьма абстрактно) отдельные его свойства и элементы2.
Те же упреки можно адресовать отечественным и зарубежным авторам, исследующим, например, проблемы правотворчества и правоприменения. Так, А. Нашиц в психологический механизм правотворчества включает познавательную, оценочную и
волевую стороны. Процесс познания при этом касается как «фактического положения вещей, так и состояния сознания», «отражает не только настоящее положение, но и предвосхищает … будущие последствия». Он (механизм) должен «отфильтровывать
среди бесконечного числа многообразные интересы, оценки и волеизъявления, типичные для определенных ситуаций, положений,
социальных ролей»3. «Знания, полученные в результате изучения
социальной действительности, требующей правового регулирования, подвергаются затем оценке, которая обусловливает в свою
очередь выбор законодательных решений. Познавательная сторона процесса правотворчества, – по мнению автора, – должна обязательно дополняться аксиологической и волевой стороной»4.
В процессе познания и оценки кристаллизуется такой решающий элемент правосознания, как общественная воля, направленная на регулирование общественных отношений, воля, которую законодатель в ее существенных элементах и призван отразить в законодательной политике, и возвести в ранг государственной воли, в нормы позитивного права. «Таков в самых общих
1
Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. М., 1982.
С. 83 – 84.
2
См., например: Механизм преступного поведения / под ред.
В.Н. Кудрявцева. М., 1981; Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н.
Генетика поведения, ответственность. М., 1982; Криминальная мотивация /
под ред. В.Н. Кудрявцева. М. 1986.
3
См.: Нашиц А.А. Правотворчество. Теория и законодательная техника. М., 1974. С. 82 – 83.
4
Там же. С. 86.
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
чертах тот сложный механизм, посредством которого осуществляется переход от социальных фактов, отношений и процессов к
правовым нормам…», – делает вывод автор1.
В.В. Лазарев, исследуя социально-психологические аспекты
применения права, отмечает, что нормы права, строго говоря, регулируют внешние поведенческие акты не иначе как через сознательные детерминанты. «Правовые нормы – это программа, в
соответствии с которой вербальное и реальное поведение адресатов норм или саморегулируется их психологическим механизмом, или регулируется через посредство психологического механизма правоприменителя». «Психологический механизм действия норм, – по его мнению, – представляет собой
обусловленное установками осознание адресатами предписаний и затем взвешивание, примерку, эмоциональное переживание и соизмерение цели и средств их достижения, предписываемых нормами, с идеальными и реальными целями и
средствами, а также с теми, которые субъект хотел бы видеть
реализованными в действии других лиц»2.
К психологическим признакам (элементам) правомерного
поведения Н.И. Уздимаева относит:
а) осознание в той или иной степени правомерности совершаемого деяния (знание личностью требований основных норм и
принципов права);
б) обоснованность правомерного поведения системы мотивов (позитивных правовых побуждений и т.п.);
в) целенаправленность правового поведения, стремление
лица к достижению целей, полезных для него, иных людей, коллективов и организаций, общества в целом;
г) волевой характер деятельности, который проявляется в
самодетерминации и саморегуляции субъекта;
д) добровольность и самостоятельность, которая выражается в том, что никто не вправе ни морально-психологически, ни,
1
Нашиц А.А. Правотворчество. Теория и законодательная техника.
С. 86 – 87.
2
Лазарев В.В. Социально-психологические аспекты применения права. Казань, 1982. С. 97 – 98, 103.
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тем более, физически побуждать субъекта к совершению правомерных действий и операций;
е) убежденность, глубокая и обоснованная уверенность лица в необходимости своего правомерного поведения (деятельности)1.
В рамках рассматриваемой нами проблемы весьма своеобразно раскрывает понятие «субъекта права» проф. С.И. Архипов.
Субъект права предстает в его монографии и как «правовая воля», и как «правовое сознание», и как «юридическая внешность»
и т.д. Причем воля, с его точки зрения, заключает в себе ключевой момент, характеризующий любого субъекта права. Понятие
воли считается объединительным, интегративным для других понятий, раскрывающим различные аспекты и стороны явления,
именуемого «субъектом права». Правда, сетует автор, этому понятию еще недостает определенности, конкретности, оно еще не
вполне оформилось и не получило необходимой завершенности,
но по этой причине «вовсе не следует отказываться от него, заменять его другим понятием» 2 (кто отказывается от данного понятия или пытается его заменить? – В.К.).
Цитируемый автор приходит к выводу о том, что «субъективную волю по форме и содержанию нельзя отождествлять с
психологической волей, т.к. она внешне, как правило, лишена
мотивов, эмоций, не выражает тех или иных чувств, переживаний»3.
Вывод нам представляется несколько странным, и это усугубляется к тому же уточнениями и разъяснениями, что «принципиально субъективная воля соотносится с психологической волей
так же, как субъект права соотносится с реальным индивидом»,
что первое «является абстрактным выражением, юридическим
слепком последнего» и т.д.4
1
См.: Уздимаева Н.И. Правомерное поведение: понятие, квалификация, мотивы / под ред. Н.И. Матузова. Саратов, 2006. С. 54–55.
2
См.: Архипов С.И. Субъект права: теоретическое исследование.
СПб., 2004. С. 48.
3
Там же. С. 56.
4
Там же.
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Указанные положения, по сути, дела разрушают все теоретические конструкции волевой теории права, его субъектов, их
действий и т.д.; абсолютно неясной становится роль волевых решений в психологическом механизме юридического поведения
личности.
Любопытной является позиция автора по поводу понимания
субъекта права как элемента правового сознания: «Субъективный
аспект бытия правового лица, – пишет он, – может быть выражен
посредством понятия «правовое сознание», в котором раскрывается понимание и отношение лица к праву в целом, а также к различным отдельным правовым явлениям» (?)1.
Следует согласиться с автором в том, что правовое сознание
субъекта по своей природе представляет единство индивидуально-интуитивных и рационально-нормативных свойств (аспектов,
элементов, сторон и т.п.)2. Однако возникает существенное противоречие в концепции, когда почти здесь же автор пишет, что
правовое сознание субъекта существует «как рациональный элемент воли, как ее интеллектуальная сторона»3.
А если учесть, что понятие воли, как мы уже отмечали, считается у этого автора весьма аморфным и неопределенным, то и
регулятивная, оценочная, коммуникативная и другие функции
правосознания сводятся на нет.
Таким образом, попытки С.И. Архипова показать место и
роль отдельных элементов психического механизма юридической
деятельности личности по сути свелись к общим фразам о значимости правосознания субъектов в правовом регулировании общественных отношений.
Представители отраслевых, практически-прикладных и пр.
юридических наук также не «чураются» данной темы. Так, в
учебном пособии «Юридическая психология», которое специально рассчитано на слушателей и преподавателей юридических вузов и факультетов, судей, следователей и работников других правоохранительных органов, отмечается, что социально1
Архипов С.И. Субъект права ... С. 79 – 80.
Там же. С. 83.
3
Там же. С. 85.
2
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
психологический механизм конкретного преступления, как и любого другого человеческого поведения, складывается из соответствующих элементов и этапов развития и функционирования.
Элементами данного механизма авторы считают «нравственные
свойства личности, среди которых с этим поступком непосредственно связаны потребности, интересы, мотивы, цели.
А этапами функционирования механизма являются формирование нравственных свойств, их актуализация, принятие поведенческого решения и его реализация»1.
Причем само преступление обусловлено не особым характером психологического механизма личности, его совершившей,
отличным от механизма правомерного поведения, а определенными погрешностями, дефектами и т.д. отдельных элементов и
этапов «общего механизма» его формирования и функционирования.
Соответствующие дефекты и искажения, превращающие
правомерное поведение в преступление, по мнению авторов, могут относиться к любому названному звену (элементу) психологического механизма, либо к одному или нескольким этапам его
развития, иметь разный уровень и «удельный вес», различный
характер действий во времени и пространстве и т.д.
Некоторые криминологи, развивая предыдущие положения,
пишут, что в процессе деформации потребностей, интересов и
ценностных ориентаций личность все активнее воспринимает
криминогенные элементы юридической антикультуры. Так,
Т. Варчук пишет, что на уровне механизма индивидуального преступного поведения личность отдает приоритет примитивным
потребностям, развитию псевдопотребностей, возникновению негативных интересов, собственных желаний и амбиций, которые
берут верх над любыми другими материальными и духовными
ценностями2.
Другие авторы, не отрицая известной роли социальной среды (микросреды и т.п.), считают, что в механизм преступления
1
Баранов П.П., Курбатов В.И. Юридическая психология. Ростов-наДону, 2004. С. 355.
2
См.: Варчук Т. Криминология. М., 2002. С. 61.
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
входят следующие этапы психической деятельности: мотивация,
принятия решения, планирование, исполнение задуманного и др.1
При всем уважении к перечисленным выше авторам, нам
представляется, что их рассуждения носят слишком общий характер, требуют более четкой и ясной конкретизации и интерпретации.
В уголовном праве субъективную (психологическую) сторону преступления, по мнению большинства авторов, составляют
разнообразные формы вины. Однако ответ на этот вопрос не так
прост, как кажется. Во-первых, психологи, за редчайшим исключением, вообще не признают понятия вины (нет ее определения и
в психологических словарях и справочниках).
Во-вторых, отдельные ученые полагают, что субъективная
сторона преступления включает наряду с виной и другие психические моменты, а именно: мотивы, цели, эмоции и др. Так,
П. Сорокин еще в начале прошлого века под преступлением понимал психические явления, психические процессы, переживаемые тем или иным индивидом2.
Любопытной в этом плане является позиция проф.
В.П. Малкова. Он пишет: «Субъективную сторону преступления
составляют различные явления психического характера, однако
не все из них имеют уголовно-правовое значение. К явлениям
психического характера, имеющим уголовно-правовое значение,
относятся: вина, мотив, цель преступления и эмоциональное состояние лица во время совершения преступления. Одни из названных признаков субъективной стороны принадлежат к обязательным (вина в форме умысла или неосторожности), а все другие – к факультативным»3.
В связи с этим у читателей возникает такой вывод: бывают
преступления, где отсутствуют какие-либо эмоции, мотивы, цели
1
См., например: Хохряков Г.Ф. Криминология. М., 2000. С. 178 – 182;
Омигов В.И. Криминология: учебник для вузов. Общая и Особенная части.
Пермь, 2007. С. 102 и след.
2
См.: Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992. С. 73.
3
Уголовное право России. Общая и Особенная части: учебник / под
ред. В.К. Дуюнова. М., 2008. С. 99.
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
и т.д. На наш взгляд, вряд ли, такие ситуации существуют в реальной жизни.
Достаточно противоречива позиция Ю.А. Красикова. С одной стороны, с ним следует согласиться, когда он пишет, что каждое преступление имеет свой психологический механизм, в котором следует выделять интеллектуальный, волевой и эмоциональный компоненты, что составными элементами психического
отношения, проявленного в преступлении, являются знание и воля. «Интеллектуальное отношение субъекта может быть не одинаковым по отношению к различным обстоятельствам. Одни обстоятельства могут быть осознанны определенно, другие – предположительно, одни отражаются в сознании правильно, адекватно, другие – в различной степени ошибочно. … Неосознание …
тех или иных обстоятельств – это тоже определенное психическое состояние, обусловленное личностными особенностями,
степенью восприятия личностью тех раздражителей, которые
воздействуют на нее». Далее автор продолжает: «Воля – это
практическая сторона сознания, которая заключается в регулировании практической деятельности человека.
Волевое регулирование поведения – это сознательное направление умственных и физических усилий над достижением
цели или удержание от активности»1.
С другой стороны, автор приходит к выводам, которые противоречат всем предыдущим его рассуждениям, а именно: «вина
относится к субъективной стороне преступления, при этом содержание вины исчерпывает содержание субъективной стороны
преступления (эти понятия тождественны)»; «с психологической
стороны вина – это интеллектуальное и волевое отношение лица
к совершаемому им деянию и его последствиям»2. Куда же «пропали» у нас цели, интересы, мотивы, эмоции и др. элементы психологического механизма преступления?!
Е.А. Белканов, изучая структурирование и функционирование правосознания, полагает, что его механизм должен выглядеть
1
Уголовное право России. Часть Общая: учебник / под ред.
Л.Л. Кругликова. М., 2005. С. 205.
2
Там же. С. 207.
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
следующим образом: 1) Воспринимаемая правовая информация
определенным образом истолковывается и оценивается (положительно или отрицательно). Таким образом, постепенно у индивида складывается особая система критериев восприятия, истолкования и оценки соответствующей информации – план интерпретации. 2) В дальнейшем происходит процесс закрепления – забывания полученной правовой или иной информации. 3) Соотнесение поступающей к субъекту информации о реальной действительности с представлениями о должном, желаемом и сущем в
праве. 4) Выбор варианта поведения в зависимости от цели, которую ставит перед собой индивид. 5) Формирование воли, т.е.
стремление осуществить выбранный вариант деятельности.
6) При реализации волевых актов происходит их коррекция под
воздействием вновь поступающей информации, уточнение ранее
поступившей и т.д. 7) И, наконец, в момент, непосредственно
предшествующий внешне выраженному акту-действию, складывается план правового поведения, который и реализуется1.
Используя сходную с предыдущим автором методологию
(«дескриптивный подход» и «конструктивный подход» в исследовании, которые соответствуют примерно соотношению понятий «структура» и «функция») при системном анализе профессионального
правосознания
юристов,
Н.Я. Соколов
и
В.А. Леванский полагают, что ядро структуры данного правосознания, регулирующего деятельность юристов-профессионалов,
составляют следующие его блоки и уровни: «1 – уровень направленности, состоящий из эмоционально-образного, логиконормативного и принципиально-волевого блоков; 2 – уровень
опыта социально-правовой активности; 3 – уровень позитивной
мотивации поведения в сфере права; 4 – уровень негативной мотивации. Если объединить 3-й и 4-й уровни, получим уровень
мотивации поведения в сфере права»2.
1
См.: Белканов Е.А. Структура и функции правосознания: Автореф.
дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1996. С. 20 – 21.
2
Соколов Н.Я. Профессиональная культура юристов (по итогам социологического исследования): науч.-практ. пособие. М., 2007. С. 11.
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Правильно выделяя присутствие в «ядре структуры правосознания» (т.е. в психологическом механизме деятельности) интеллектуальных, эмоциональных, волевых компонентов, юридических установок и ценностных ориентаций в сфере права, авторы ошибочно включили в эту структуру элементы, характеризующие уже правовую культуру, а не правосознание. Так, блок
«опыта социально-правовой активности граждан», согласно их
мнению, составляют: а) «степень влияния окружения (малых
групп – семьи, друзей, знакомых) на выбор разных вариантов
правового поведения»; б) «социальная активность (общественная
работа, активность на собраниях трудовых коллективов и т.д.)»;
в) «активность в правовой сфере (участие в деятельности правоохранительных органов; наличие замечаний и предложений по
совершенствованию законодательства; участие в обсуждении законопроектов и т.д.)»; г) «степень использования источников
правовой информации в общественно-полезных целях»; и др.1
Подробнее рассмотрим отдельные взгляды Г.В. Мальцева,
которые во многом схожи с нашей концепцией психологического
механизма юридической деятельности (поведения) личности,
разрабатываемой уже четверть века2.
К начальной стадии психической регуляции автор правильно относит ощущения, восприятия и представления, через которые личность получает информацию о внешнем мире и делает
попытки использовать ее для своих нужд3.
Следует также согласиться с Г.В. Мальцевым и другими авторами в том, что сознание и мышление хотя и близкие, но не
тождественные явления, что мыслительные процессы представ1
Соколов Н.Я. Профессиональная культура юристов ... С. 11.
См., например: Карташов В.Н. Юридическая деятельность в социалистическом обществе. Ярославль, 1987; Он же. Юридическая деятельность: понятие, структура, ценность. Саратов, 1989; Он же. Профессиональная юридическая деятельность (вопросы теории и практики). Ярославль, 1992; Он же. Введение в общую теорию правовой системы общества. Ярославль, 1995 – 2004. Части 1 – 10; Он же. Теория правовой системы
общества: учебное пособие: в 2-х т. Ярославль, 2005 – 2006. Т. 1 – 2.
3
См.: Мальцев Г.В. Социальное основание права. М., 2007. С. 130 –
131.
2
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ляют собой особую среду, оснащенную логическими, языковыми
и иными средствами (способами, приемами, методами и т.п.)
психической регуляции, в формировании которой участвуют обе
сигнальные системы (первая состоит из непосредственных внутренних и внешних форм воздействия на органы чувств, а вторая
включает в себя слова, знаки, символы и т.п., обозначающие эти
воздействия). Регулятивная функция мышления сводится, в конечном счете, к решению тех задач, которые возникают перед
личностью в ходе ее практической деятельности. Принятие волевого решения, выбор вариантов юридического поведения осуществляется с учетом множества психических факторов, когда
мышление выполняет определенные интеллектуальные функции
и операции, обеспечивая интеграцию и дифференциацию разнообразных психических факторов, перевод элементов сознания в
логические суждения и умозаключения, производя отбор смыслов, слов и интеллектуальных действий (бездействий), находя, в
конечном счете, тот единственный логически обоснованный вариант юридического поведения личности1.
Исходными факторами психической регуляции являются
разнообразные потребности, приводящие в динамическое состояние психику личности и направляя ее, в конечном счете, на соответствующие цели и предметы удовлетворения конкретных потребностей. В механизме психической регуляции происходит
преобразование этих потребностей в соответствующие интересы,
эмоции и мотивы. Но вряд ли здесь правильно говорить о том,
что данный процесс осуществляется через «необходимые фазы их
опредмечивания»2. Дело в том, что проблема опредмечивания и
распредмечивания характеризует соответствующие способы бытия человека в мире и мира в человеке, раскрывает взаимодополняемые стороны человеческой жизни. Опредмечивание – это
прежде всего процесс реализации человеком своих способностей,
в том числе и в любой юридической деятельности, поэтому сама
постановка вопроса об «опредмечивании потребностей» требует
1
2
Мальцев Г.В. Социальное основание права. С. 131 – 132.
Там же. С. 132.
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
обстоятельного его исследования, а не просто констатации факта.
Исчезает ясность выводов.
Трансформация потребностей, по мнению автора, приводит
к возникновению мотивов (сферы мотивации), которые побуждают личность к деятельности, связанной с удовлетворением потребностей и интересов1. При этом внутренние сформировавшиеся интеллектуальные решения для планируемой деятельности,
представленные в разнообразных формах (установки, цели, желания, намерения, замыслы и т.п.), превращаются в правило для
реального поведения, упорядочивая его в тех рамках и направлениях, в каких пожелал сам действующий субъект. Однако психическая регуляция (саморегуляция) здесь ограничена нормативноправовыми (правоприменительными, интерпретационными, корпоративными и т.п.) предписаниями, нравственными, религиозными и другими нормами и принципами2.
Большая роль в психическом регулировании юридической
деятельности и человеческого поведения в целом отводится чувствам и эмоциям, которые носят как позитивный, так и негативный характер. Поэтому, безусловно, любые правовые акты должны до предела разгружать социально-правовые ситуации, способные в потенциале порождать психическую напряженность
(страх, переживание, гнев, злобу и т.п.) людей, участвующих в
разрешении разнообразных юридических дел3.
1
Мальцев Г.В. Социальное основание права. С. 133 – 135, 204 и след.
Там же. С. 136.
3
О регулятивных функциях эмоций и регуляции эмоциональных состояний подробнее см.: Петражицкий Л. Введение в изучение права и
нравственности. Основы эмоциональной психологии. СПб., 1997; Он же.
Теория права и государства в связи с теорией нравственности. СПб., 1999.
Т. 1; Вилюнас В.К. Психология эмоциональных явлений. М., 1976; Додонов Б.И. В мире эмоций. Киев, 1987; Изард К.Е. Эмоции человека. М.,
1980., Психология эмоций: Тексты. М., 1984; Рубинштейн С.Л. Основы
общей психологии: в 2-х т. М., 1989. Т. 2; Фресс П., Пиаже Ж. Экспериментальная психология. М., 1975. Вып. 5; Карпов А.В. Психология менеджмента. М., 2004; Асмолов А.Г., Ковальчук М.А. О соотношении понятия установки в общей и социальной психологии // Социальная психология: Хрестоматия / сост. Е.П. Белинская, О.А. Тихомандрицкая. М., 1999.
2
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Взяв за основу схему С.Л. Рубинштейна, Г.В. Мальцев выделяет следующие этапы волевой регуляции поведения личности:
возникновение побуждения и предварительная постановка цели
(фаза выработки различных вариантов цели, целеполагания);
формирование и борьба мотивов; принятие волевого решения и
его исполнение.
Воля, как известно, предполагает борьбу мотивов, поэтому
не случайно еще Аристотель заметил, что воля наряду со стремлением способны существенно изменять ход поведения человека,
а именно: инициировать его, останавливать, менять направление,
темп и т.д.
Таким образом, волевая регуляция предстает перед нами как
сознательное, целенаправленное, энергичное, настойчивое, достаточно сильное и выдержанное интеллектуальное усилие человека по преодолению внутренних и внешних препятствий.
Исходя из этого, мы согласны с выводом Г.В. Мальцева о
том, что сегодня учение о воле должно пронизывать практически
все этико-правовые проблемы, от самого понятия социальных
норм, имеющих волевое происхождение, до теорий социальной и
юридической ответственности, которые предполагают, что люди
всегда действуют сознательно согласно выбору собственной воли
и потому должны отвечать за последствия своего выбора1.
Нам представляется последний вывод весьма спорным даже
применительно к деятельности юристов-профессионалов, не говоря уже о поведении отдельных граждан, правонарушителей и
иных делинквентов, деяния которых могут быть интуитивными,
спонтанными и обусловлены автоматизмами и другими элементами подсознания. Тем более, что далее автор пишет о том, что в
психическом механизме регуляции поведения людей, в обход
сознания и воли, на мотивацию, целеполагание и др. процессы
существенно воздействуют бессознательные факторы, а также
разнообразные навыки и привычки, которые имеют важное регулятивное значение на уровне сознания и подсознания2.
1
См.: Мальцев Г.В. указ. соч. С. 204.
О навыках и некоторых элементах бессознательного в сфере правового регулирования см.: Мальцев Г.В. Указ. соч. С. 141 – 156, 227 – 238.
2
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Заканчивая достаточно беглый обзор вопросов, рассматриваемых Г.В. Мальцевым, следовало бы, видимо, обратить внимание на несколько погрешностей, существенно влияющих на рассуждение автора и содержание его монографии.
Во-первых, проф. Г.В. Мальцев, по сути дела, не использовал ни одного теоретического юридического источника, посвященного данной проблеме. Во-вторых, конечно, психическую регуляцию можно, но с огромной натяжкой, отступая от научно выдержанной и вполне ясной на сегодняшний день терминологии,
отнести к социальным основаниям права (книга так и называется
«Социальное основание права»). В-третьих, речь в ней идет не
столько о праве, сколько о всей правовой системе, в которой личность во всех компонентах этой системы (в правотворчестве,
юридическом толковании, правореализующей деятельности, правовой культуре и т.п.), на всех уровнях, стадиях, технологиях и
т.д. занимает центральное место со своими потребностями, интересами, мотивами, целями, планами, волей, навыками, мастерством и другими компонентами психической регуляции и саморегуляции. И, наконец, автору даже чисто схематически не удалось
раскрыть психический (социально-психологический) механизм
юридической деятельности (поведения) людей. Естественно, что
эта задача архисложная по всем своим параметрам, усугубляемая
к тому же слабой методологической основой исследования. Но
попытка не пытка … Стремиться к этому нужно в любой работе,
посвященной данной теме, постепенно приближаясь к истине,
создавая идеальную модель поведения (деятельности) личности.
1.2. Основные компоненты (блоки) психического
механизма юридического поведения личности
Анализ взглядов, указанных выше и других ученыхюристов, представителей философских, психологических, социологических и иных наук (Б.Г. Ананьева, П.К. Анохина,
А.Г. Асмолова, Л.М. Веккера, В. Вундта, Л.С. Выготского,
Ю. Галантера, А.В. Карпова, Ю. Козелецкого, О.А. Конопкина,
Э. Кэрола, Д. Майерса, А. Маслоу, Дж. Миллера, А.Н. Леонтьева,
20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ж. Пиаже, К.К. Платонова, С.Л. Рубинштейна, Г.В. Суходольского, В.Д. Шадрикова и др.)1, привел нас к следующим выводам.
Во-первых, психический (социально-психологический) механизм с формальной точки зрения является одинаковым как для
правомерной, так и правонарушительной деятельности. Разными
могут быть (и чаще всего бывают) их содержательные свойства и
элементы (стороны, аспекты и т.п.), структуры, формы выражения и функционирования.
Во-вторых, психический (социально-психологический) механизм юридической деятельности (поведения) людей включает
следующие блоки: а) сбора и обработки фактической и правовой
информации (дистантные ощущения, восприятия, представления,
память и т.п.); б) мотивационный (интересы, мотивы, установки и
т.п.); в) программно-целевой (цели, программы, планы, прогнозы
и т.п.); г) энергетический (внимание, воля, эмоции и т.п.); д) блок
личного опыта (способности, знания, навыки, умения, мастерство); е) оценочный (мыслительные оценки, которые проявляются в
1
См., например: Анохин П.К. Проблема принятия решения в психологии и физиологии // Проблемы принятия решения. М., 1976; Асмолов А.Г.
Психология личности. М., 1990; Березина Т.Н. Многомерная психика.
Внутренний мир личности. М., 2001; Социальная психология личности /
под ред. М.Н. Бобневой, Е.В. Шороховой. М., 1979; Веккер Л.М. Психические процессы: в 3-х т. Л.,1981. Т. 3; Вундт В. Очерк психологии. М., 1897;
Выготский Л.С. Собрание сочинений: в 6 т. М., 1982. Т. 1; Карпов А.В.
Психология принятия решений в профессиональной деятельности. Ярославль, 1991; Козелецкий Ю. Психологическая теория решений. М., 1979;
Конопкин О.А. Психологические механизмы регуляции деятельности. М.,
1980; Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.. 1972; Он же.
Избранные психологические произведения: в 2-х т. М., 1983. Т. 1-2; Современная психология мотивации / под ред. Д.А. Леонтьева. М., 2002; Лурия А.Р. Основы нейропсихологии. М., 1973; Майерс Д. Интуиция. СПб.,
2009; Маслоу А. Мотивация и личность. СПб., 2009; Миллер Д., Галантер Ю., Прибрам К. Планы и структура поведения.М., 1965; Немов Р.С.
Психология: учебник в 3-х книгах. 5-е изд. М., 2004. Кн. 1; Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М., 1969; Рубинштейн С.Л. Основы общей психология: в 2-х т. М., 1989. Т. 1; Тихомиров О.К. Психология мышления. М., 1984; Шадриков В.Д. Проблемы системогенеза профессиональной деятельности. М., 1982; Он же. Деятельности и способности. М, 1994;
Психология личности: Хрестоматия. Самара, 2008. Т. 1–2.
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
понятиях, суждениях, умозаключениях и т.п.); ж) блок принятия
рационального решения и его реализации (анализ информации и
построение идеальных образов, формирование и сопоставление
эталонных и текущих образов, их коррекция, выбор или построение гипотезы и т.п.)1.
В-третьих, тщательное изучение указанных выше блоков
позволяет выявить соответствующие дефекты и погрешности в
данном механизме, служит основой целенаправленного воздействия на отдельные его стороны и параметры путем соответствующей организации осознанного и подсознательного регулирования
юридического поведения личности во всех сферах ее жизнедеятельности.
Более подробно основные компоненты указанного механизма (кроме блока «ж» ввиду ограниченности объема работы)
будут рассмотрены в следующих главах монографии.
1
Подробнее о данной теоретической схеме психологического механизма см.: Карташов В.Н. Введение в общую теорию правовой системы
общества. Ярославль, 1995. С. 107 – 116; Он же. Теория правовой системы
общества: в 2-х т. Ярославль, 2006. Т. 2. С. 40 – 52.
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава II.
Проблемы сбора, накопления и использования
информации для урегулирования поведения
субъектов права
2.1. Роль ощущений, восприятий и представлений
в накоплении информации
Информация (от лат. informatio) означает «осведомление»,
«разъяснение», «изложение». В теории и на практике данное слово может нести различную смысловую нагрузку. В литературе,
например, под информацией обычно понимается: а) сообщение,
описание фактов; б) новости, новые сведения; в) уменьшение неопределенности в результате сообщения; г) передача, основа связи и управления в живой природе и машинах. При этом чаще всего информация рассматривается с точки зрения процесса отражения (способности любого объекта воспроизводить некоторые
особенности воздействующих на него объектов) и разнообразия
(различие между двумя объектами в каком-либо одном фиксированном свойстве). Любая информация обладает тремя основными
параметрами: содержанием, количеством и ценностью. Количественный компонент исследуется в основном математической
статистикой, аксиологический и содержательный – семантической теорией1.
В юридической науке при анализе информации акцент делается на новых данных и сведениях2. Похожее определение дается на «легальном уровне» – в Федеральном законе «Об информации, информационных технологиях и защите информации»
1
Подробнее см.: Краткий философский словарь / Под ред. А.П. Алексеева. М., 2009. С. 140–141; Тимофеев А.В. Юридический опыт: проблемы
теории и практики: дис. … канд. юрид. наук. Ярославль, 2008. С. 27–41.
2
См.: Юридическая энциклопедия / Под ред. М.Ю. Тихомирова. М.,
2005. С. 374.
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
(п. 1 ст.2), где под информацией понимаются «сведения (сообщения, данные) независимо от формы их предоставления»1.
Под правовой информацией, как правило, понимается информация, содержащаяся в различных юридических актах – документах и действиях2. К ней будут относиться сведения о правотворческом процессе, реализации права, о позициях Конституционного Суда РФ и т.д. Эта информация усваивается человеком в
ходе «отражения» сведений, содержащихся в различных источниках (телевидение, интернет, периодика, деятельность правоприменительных органов, справочные правовые системы, преподаватели, знакомые и др.).
Накопление и обработка любой информации (в том числе и
правового характера) начинается с ощущений и восприятий. Физиологическую основу этих процессов составляет деятельность
органов чувств.
Ощущения – это отражения отдельных свойств предметов реального мира, возникающие при их непосредственном воздействии на рецепторы3. Ощущением называется простейший,
уже не разложимый далее психический элемент. Он возникает
вследствие влияния на органы чувств различных объектов, которые называются раздражителями, а само воздействие – раздражением. Раздражение в свою очередь вызывает еще один акт – возбуждение, которое по нервам переходит в кору головного мозга,
где и возникают ощущения.
В ощущениях проявляются познавательные, эмоциональные
и регуляторные функции психики. Ощущения «связывают чело-
1
Федеральный закон от 27.06.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации» // Российская газета.
29.07.2006. № 165.
2
Ср.: Кудрявцев Ю.В. Нормы права как социальная информация. М.,
1981. С. 15; Гаврилов О.А. Курс правовой информатики. М., 2000. С. 14;
Егоров А.В., Котов А.М. Информационные системы в юриспруденции.
Ростов на/Д., 2008. С. 5–62; Ловцов Д.А. Информационное право: учеб. пособие. М., 2011. С. 3 и след.
3
Краткий психологический словарь / под общ. ред. А.В. Петровского,
М.Г. Ярошевского. М., 1985. С. 227–228.
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
века с внешним миром и являются как основным источником познания, так и основным условием его психического развития»1.
Существуют различные классификации ощущений. Так, по
количеству органов чувств различают пять видов ощущений
(обоняние, вкус, осязание, зрение, слух). По принципу модальности ощущения делятся на интероцептивные, или органические
(объединяют сигналы, доходящие до человека из внутренней
среды организма), проприоцептивные (передают информацию о
положении тела в пространстве, обеспечивают регуляцию движений человека), экстероцептивные (обеспечивают получение сигналов из внешнего мира и создают основу для сознательного поведения человека). Именно последний вид ощущений важен с
точки зрения получения информации социально-правового характера.
Все ощущения также могут быть охарактеризованы с точки
зрения их свойств. К ним ученые относят: качество, интенсивность, продолжительность и пространственную локализацию, абсолютный и относительный пороги ощущений2.
Cбор и накопление определенной информации, выявление
отдельных свойств предметов являются необходимой предпосылкой юридического поведения личности. Именно с помощью
опущений первичные сведения по интересующему вопросу получают, например, граждане при общении со своим участковым или
депутатом; лица, знакомящиеся с ответом, пришедшим из государственных или муниципальных органов на их жалобу. Для человека первостепенное значение при сборе правовой информации
будет иметь зрение (например, при изучении содержания актуальных для него актов-документов), а также слух (например, во
время судебного разбирательства информация доводится до заинтересованных лиц судьей посредством судоговорения). Однако
при получении сведений правового характера могут быть востребованы и другие анализаторы. Так, гражданин, привлеченный к
участию в процессе в качестве свидетеля, может сообщить след1
Лурия А.Р. Ощущения и восприятия. М., 1975. С. 5 и след.
Подробнее см., например: Маклаков А.Г. Общая психология. СПб.,
2002. С. 173–180.
2
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ственным органам важную информацию, полученную им при помощи таких анализаторов, как обоняние и вкус (например, о запахе газа, ощущавшемся перед взрывом в жилом доме).
Практически все виды ощущений связаны друг с другом.
Благодаря этому взаимодействию личность получает наиболее
полную информацию об окружающем её мире. Однако эта информация ограничивается лишь сведениями об отдельных свойствах предмета. Целостный же его образ человек получает благодаря восприятию.
Восприятие представляет собой вид чувственного познания, который дает целостное отражение предметов, ситуаций
и событий, возникающих при непосредственном воздействии
разнообразных раздражителей на органы чувств1.
Помимо ощущений, восприятия задействуют и предыдущий
опыт, то есть в ходе восприятия включаются психические процессы более высокого уровня, такие как память и мышление.
Н.В. Щербакова верно пишет, что «восприятие и усвоение правовой информации возможно только при активной мыслительной
деятельности, заключающейся в отборе необходимой информации»2.
Огромная роль отведена желанию человека воспринимать
тот или иной предмет, сознанию необходимости или обязательности воспринять его свойства, волевые усилия, настойчивость,
которую человек в этих случаях проявляет.
Хотя на человека постоянно воздействует большое количество внешних раздражителей, естественно, что далеко не все из
них воспринимаются сознанием одинаково ярко. Различные
свойства предметов и явлений выступают в ходе восприятий с
большей или меньшей силой в зависимости от установок, внимания и прочих качеств личности. Направленность внимания определяется, в частности, интересом, к определенным предметам и
событиям. Любой человек в своей жизни может столкнуться с
1
Подробнее см.: Линдсей П., Норман Д. Переработка информации у
человека. Введение в психологию. М., 1974. С. 14–61.
2
Щербакова Н.В. Правовая установка и социальная активность личности. М., 1986. С. 41.
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
серьезными проблемами, решение которых требует определенных юридических познаний (например, задержка заработной платы на предприятии, неисполнение своих обязательств кредитной
организацией и т. д.). Поиск способов решения этих проблем будет иметь для него важное значение. Если человек, например, занят домашними делами, то работающие телевизор или радио могут выступать для него лишь фоном. Но если по ним будет озвучена новая информация, связанная с его проблемой, то на эту информацию сразу же будет обращено внимание человека.
На процесс приема и переработки информации могут влиять
не только чувства, но и эмоции. Одни события, например, волнуют человека, другие оставляют безразличным. Испытываемые
чувства в зависимости от индивидуальных особенностей человека и конкретной ситуации восприятия могут быть более или менее глубокими либо поверхностными. Верно отмечает
Ю.В. Чуфаровский, что «… воспринимают не анализаторы, а
конкретная личность со своими потребностями, интересами,
стремлениями, способностями, собственным отношением к тому,
что воспринимается»1.
К основным свойствам восприятия относятся: предметность, целостность, структурность, константность, осмысленность, апперцепция и активность. Так, предметность восприятия – это способность отражать предметы и явления реального
мира в форме отдельных объектов.
Восприятия всегда связаны с особенностями личности. Зависимость восприятия от общего содержания психической жизни
человека называется апперцепцией. Различается устойчивая апперцепция – зависимость восприятия от устойчивых особенностей личности (мировоззрения, убеждений, уровня образования и
т.п.) и временная апперцепция – обусловленность восприятия
эмоциями, настроением и др. Система ожиданий, созданная профессиональными навыками и привычками, получила название
профессиональной апперцепции.
Активность (избирательность) восприятия заключается в
том, что в любой момент времени человек воспринимает только
1
Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. М., 1997. С. 58.
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
один объект или их группу, в то время как остальные объекты реального мира являются фоном восприятия, то есть не отражаются
в сознании человека.
Существуют различные виды восприятий. В соответствии с
тем, какой анализатор играет в нем преобладающую роль, различают зрительное, слуховое, осязательное, кинестетическое, обонятельное и вкусовое восприятия. При этом различные восприятия редко встречаются в чистом виде, обычно они носят смешанный характер. Так, ознакомление граждан, входящих в состав
суда присяжных, с доказательствами включает зрительное, слуховое, кинестетическое и др. восприятия.
Выделяются также восприятия пространства, времени и
движения. Принято выделять непреднамеренное (произвольное)
и преднамеренное (произвольное) восприятия. Так, человек зачастую становится случайным очевидцем преступления, а может
выступать в качестве понятого во время проведения определенных следственных действий (опознание, обыск, следственный
эксперимент и др.).
В процессе восприятия могут иметь место расхождения получаемой информации с реальной действительностью или сведения об определенном объекте могут быть недостаточно полными
(иллюзия восприятия). Последние возникают по разным объективным и субъективным причинам (физическим, физиологическим, психическим и т.д.)1. Полнота и качество восприятия могут
зависеть от условий, в которых оно осуществлялось (например,
неосвещаемое помещение, жаркая погода); от особенностей органов чувств конкретного человека (остроты зрения, слуха и т.п.);
его общего физического и психического состояния (состояния
усталости, стресса и др.); образовательного уровня человека, его
настроя (желания) получать нужную информацию. Большинство
же ошибок в ходе восприятия, возникает из-за ложного суждения
об объекте, вследствие неправильного осмысливания полученной
информации2.
1
См.: Сорокотягин И.Н. Психология юриспруденции. СПб., 2006.
С. 45.
2
См.: Васильев В.Л. Юридическая психология. М., 2002. С. 63.
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Содержание и характер воспринимаемой людьми правовой
информации в значительной степени зависит от уровня их правосознания и правовой культуры. Действительно, ученый-юрист в
сборе информации будет, прежде всего, ориентироваться на научные публикации (монографии, диссертации, научные статьи,
материалы научных конференций), обсуждение проблем в научном сообществе (на симпозиумах, конференциях, во время защиты диссертаций). В свою очередь, практикующий юрист (например, адвокат, нотариус) для получения информации будет опираться на нормативные правовые акты, комментарии к законодательству, юридическую прессу, судебную практику, личный профессиональный опыт в данной сфере, мнение своих коллег.
Большинство же граждан, как правило, узнают юридические новости из средств массовой информации, из бесед с юристами,
знакомыми и т.д. Причем нередко интересующие их сведения
они получают в искаженном виде.
Хотя индивидуальные различия в восприятии велики, тем
не менее, можно выделить определенные их типы, характерные
для отдельных групп людей. Люди с целостным (синтетическим)
типом восприятия меньше всего обращают внимание на детали,
многие нюансы остаются ими не замеченными. Лица с аналитическим типом восприятия, наоборот, склонны к четкому выделению деталей и подробностей. Предмет в целом, отходит для них
на второй план.
Юридическое поведение конкретной личности обусловливается описательным и объяснительным, объективным и субъективным типами восприятия, которые отражают и фиксируют
внутренние и внешние аспекты реальной действительности.
Большое значение для гражданина при решении вопросов
правового характера играет наблюдательность, которая, как отмечает К.К. Платонов, предполагает способность замечать в воспринимаемом малозаметные, но существенные для определенной
цели детали в качестве знаковых, решающих «фигур»1.
1
См.: Платонов К.К. Краткий словарь системы психологических понятий. М., 1981. С. 74.
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Наблюдательность присуща далеко не всем людям и не в
одинаковой степени. Различия в наблюдательности в значительной степени зависят от индивидуальных особенностей личности,
хотя её можно развивать, совершенствовать, приумножать на
теоретическом и эмпирическом уровнях. Гражданин, не имеющий профессионального юридического образования, но обладающий большим опытом участия в судебных разбирательствах,
в отличие от человека, впервые столкнувшегося с необходимостью обратиться с иском в суд, гораздо лучше ориентируется во
всех тонкостях процесса, затрачивает меньше сил для разрешения
правового конфликта и имеет больше шансов выиграть дело.
Наиболее важной формой восприятия является преднамеренное, целенаправленное, систематическое, планомерное и организованное наблюдение. Человек, способный таким образом
воспринимать правовую действительность, значительно более
оперативно и эффективно решает возникающие юридические вопросы.
Значительную роль в психологическом механизме юридического поведения личности играют представления – это вид
чувственного познания, дающий образы предметов, сцен и событий, возникающие на основе их припоминания или продуктивного
воображения1. Представления базируются на восприятиях,
имевших место в прошлом. В рамках представления остаются не
все, а лишь основные свойства объекта познания. При этом представление уже предполагает абстрагирование, то есть данный вид
чувственного познания непосредственно связан с его рациональным уровнем. В отличие от восприятий, представления могут носить обобщенный характер. Если восприятия относятся только к
настоящему, то представления относятся к прошлому и возможному будущему.
Представления важны для всех психических процессов,
обеспечивающих юридическое поведение личности. Процессы
восприятия, мышления, письменной речи всегда связаны с представлениями, так же как и память, которая хранит правовую информацию и благодаря которой формируются представления.
1
См.: Краткий психологический словарь. С. 257.
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Представление в каждом конкретном случае отражает не только
образ явления, ранее воздействовавшего на органы чувств (например, выступление в качестве понятого), но и многообразную
информацию об этом явлении, которая под влиянием конкретных
воздействий преобразуется в систему сигналов, управляющих
поведением (в нашем примере действиями гражданина, привлеченного к участию в следственном действии). Благодаря представлениям происходит также отбор нужной информации о
предмете, ранее воздействовавшем на органы чувств. Причем
этот выбор осуществляется не абстрактно, а с учетом реальных
условий предстоящей деятельности. Кроме того, представления
ориентируют деятельность человека в зависимости от характера
воздействий
окружающей
экономической,
социальнокультурной, правовой и т.п. сфер жизнедеятельности.
Для представлений характерны: наглядность, фрагментарность, неустойчивость, непостоянство, обобщенность и др. черты.
С одной стороны, представления наглядны, и в этом они сходны с
сенсорными и перцептивными образами, а с другой – содержат в
себе значительную степень обобщения, и в этом отношении они
сходны с понятиями. Таким образом, представления являются
«мостиком» от сенсорных и перцептивных образов к понятиям1.
Выделяются представления памяти. Они возникают на основе непосредственного восприятия человеком в прошлом какого-либо предмета (например, гражданин, выступая в качестве
истца, ссылается на основные статьи нормативного акта, с содержанием которого он до этого ознакомился). Также существуют представления воображения, которые формируются на основе
полученных в прошлом восприятиях и более или менее творческой переработки информации (например, гражданин, участвовавший ранее в сделке купли-продажи квартиры в качестве покупателя, может на основе анализа поведения своего контрагента
спланировать механизм своих действий в новой сделке в качестве
продавца). Именно воображение является высшей формой представлений, так как в его рамах происходит преобразование обра1
Подробнее о природе представлений см.: Маклаков А.Г. Указ. соч.
С. 235–236.
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
зов в наглядном плане, осуществляемом при ведущей роли мышления.
Таким образом, ощущения, восприятия и представления играют ключевую роль в получении и накоплении людьми разнообразной правовой информации, являясь важной предпосылкой
грамотных юридических действий.
2.2. Юридическое поведение личности и память
Под памятью в психологии понимаются процессы организации и сохранения прошлого опыта, делающие возможным его
повторное использование в деятельности или возвращение в сферу сознания. Именно благодаря памяти человек в состоянии накапливать информацию, не теряя прежних знаний и навыков. Память часто характеризуется как «сквозной» процесс, обеспечивающий объединение и преемственность всех психических и познавательных процессов в единое целое1.
Как известно, психика человека развивается в результате
его практического взаимодействия с внешним миром. При этом
юридическое поведение личности, будучи внешним проявлением
психической деятельности в правовой сфере2, также оказывает
значительное влияние на его внутренний мир, определяет дальнейшее развитие всех психических процессов личности, в том
числе и памяти.
В свою очередь, функциональная специфика юридического
поведения личности в определенных ситуациях (участие в судебном процессе, обсуждение положений законопроекта во время
общественных слушаний, заключение гражданско-правовой
сделки и т.д.) предъявляет свои требования к различным механизмам памяти.
Память является сложным психическим процессом, который включает: запоминание определенной информации; ее со1
См.: Веккер Л.М. Психические процессы. Л., 1981. Т. 3. С. 206–262;
Линдсей П. Норманн Д. Указ соч. С. 313–419.
2
См.: Психологический словарь / под общ. ред. Ю.Л. Неймера. Ростов
н/Д, 2003. С. 343.
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
хранение; узнавание при повторном восприятии и воспроизведение запомненного.
Воздействие среды на мозг человека осуществляется или
непосредственно через органы его чувств, или же опосредованно
через речь (слова, описания и т.д.). Сознание того, что воспринимаемый в данный момент предмет или явление воспринимались в
прошлом, называется узнаванием. Механизм воссоздания образа
предмета, воспринимаемого человеком ранее, но не воспринимаемого в данный момент, именуется воспроизведением. Необходимой предпосылкой узнавания и воспроизведения является запечатление или запоминание того, что было воспринято, а также
его последующее сохранение.
По характеру психической активности, преобладающей в
деятельности, память делится на двигательную, эмоциональную,
наглядно-образную и словесно-логическую; по характеру целей
деятельности – на произвольную и непроизвольную; по продолжительности закрепления и сохранения материала – на кратковременную, долговременную и оперативную1. В процессе юридического поведения личности могут быть важны все виды памяти.
В первой классификации ведущей является словеснологическая память, так как от нее зависит понимание связей между событиями, их соотношение во времени. Основное ее содержание – мысли, выраженные в словесной форме. В рамках функционирования этого вида памяти человек сохраняет в памяти и
воспроизводит мысли, возникшие в процессе обдумывания какой-либо социально-правовой ситуации, запоминает содержание
своей беседы с юристом во время консультации, изученных нормативных и правоприменительных актов и т. д.
Эмоциональная память сохраняет чувства, которые человек
испытал как участник или очевидец события. Ее называют памятью чувств, она тесно связана с образной памятью и служит
предпосылкой развития способности к сочувствию и сопережи1
Подробнее о видах памяти см.: Линдсей П., Норман Д. Указ соч.
С. 313–354.
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ванию. Эмоциональная память помогает глубже проникнуть в
эмоциональную сферу юридического поведения личности. Двигательная память позволяет сохранять навыки и автоматически
выполнять привычные действия. Практические, трудовые навыки, физическая ловкость, сноровка формируются при участии
двигательной памяти. Например, гражданин, ранее несколько раз
совершавший однородные гражданско-правовые сделки (договор
аренды и т.д.), может затем последовательно выполнить необходимые юридические действия при заключении такой же сделки
или воспроизвести порядок своих действий в суде в случае возникновения правового спора. Образная память подразделяется на
зрительную, слуховую, осязательную и др. Данный вид памяти
хорошо развит у преподавателей и в целом у представителей
творческих профессий.
Для юридической деятельности весьма значимы как кратковременная, так и долговременная память. Информация о событии
первоначально поступает в блок кратковременной памяти. Впоследствии эта информация может перейти в блок долговременной
памяти и сохраняться там неопределенное время. При этом объем
запоминаемой человеком информации имеет свои границы (невозможно, а зачастую и не нужно держать в памяти все события,
с которыми человек сталкивался в своей жизни).
Из кратковременной памяти может выделяться хранящаяся
в ней информация в виде оперативной памяти. Оперативная память представляет собой соединение кратковременной памяти с
той информацией из долговременной памяти, которая в данный
момент необходима для выполнения какого-либо юридического
действия. Когда действие закончено, оперативная память выключается. Оперативная память в рамках несущественного для личности юридического поведения «хороша» тем, что после разрешения конкретного правового вопроса многие обстоятельства,
детали, факты по делу полностью могут утратиться памятью как
потерявшие свою актуальность. Если же юридическим предписанием субъект будет пользоваться регулярно и продолжительное
время, то оно останется в памяти надолго. Переход информации
из кратковременной в долговременную память называется процессом консолидации.
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С одной стороны, конкретные деяния, которые совершает
личность, могут соответствовать сложившимся в обществе и отраженным в законодательстве представлениям о справедливости,
то есть быть правомерными по своей сущности (своевременная
уплата налогов, соблюдение правил дорожного движения и т.д.).
С другой стороны, деяния могут носить негативную окраску, вызывать отрицательную оценку и не соответствовать правовым
предписаниям (совершение правонарушений, злоупотребление
правом и т. д.). В этой связи человек не должен забывать о важной роли права в регулировании общественных отношений, о
том, что его правомерное поведение является важным фактором,
обеспечивающим правопорядок в обществе.
Основными характеристиками памяти являются: объем,
оперативность запечатления, точность воспроизведения, длительность сохранения, готовность к использованию информации1. В рамках юридического поведения личности особую роль,
на наш взгляд, играет быстрота воспроизведения, которая характеризует способность человека оперативно использовать в конкретной практической ситуации нужный «багаж» информации.
В процессе сохранения часть информации в памяти утрачивается, а часть – искажается. При воспроизведении правовой информации человек может допускать ошибки. Поэтому способность человека четко воспроизводить необходимую информацию
(например, ясно формулировать содержание определенного актадокумента) в юридической сфере также очень важна.
Большое значение в ходе деятельности личности в правовой
сфере имеет умение эффективно запоминать те или иные события, явления или процессы. Активность, специально направленная на запоминание и воспроизведение удержанного материала,
называется мнемической. При этом выделяется осмысленное и
механическое запоминание. Механическим является запоминание
без осознания логической связи между элементами запоминаемого материала (например, запоминание дат вступления в законную
силу судебных решений). И хотя механическое запоминание гораздо менее эффективно и требует постоянных повторений, акту1
Подробнее см.: Хоффман Н. Активная память. М., 1986.
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
альность его в определенных случаях не вызывает сомнений. Осмысленное запоминание основано на понимании внутренних логических связей между отдельными частями материала. Оно во
много раз продуктивнее механического. Наглядно-образный материал при этом запоминается лучше словесного.
Человеку, стремящемуся к эффективной реализации своих
прав и законных интересов, а также выполнению возложенных на
него обязанностей, следует уделять внимание тренировке умений
и навыков запоминания фактов и явлений правового характера,
важных в связи с его последующим юридическим поведением.
Эта тренировка должна организовываться и проводиться с учетом
главных закономерностей памяти. Так, Ю.В. Чуфаровский полагает, что целесообразно запоминать воспринимаемую информацию по плану: а) основная мысль (осмысливание запоминаемого); б) факты и события (что, когда и где происходит);
в) причины происходящих событий; г) выводы и источники информации. Кроме того, желательно периодически освежать в памяти все, что было усвоено в процессе деятельности (перечитывать источники, продумывать полученную информацию и т. д.)1.
На процесс запоминания большое влияние оказывают человеческие эмоции. Когда определенное событие или действие затрагивает чувства, заставляет человека переживать, то восприятие становится более активным, а процесс запоминания – более
продуктивным.
Способность к запоминанию зависит и от индивидуальных
особенностей личности, которые проявляются, с одной стороны,
в особенностях процессов запоминания, сохранения и воспроизведения информации, а с другой – в специфике содержания памяти, то есть в том, что запоминается. Различные сочетания этих
особенностей делают память каждого человека индивидуальной в
смысле ее продуктивности. В процессах памяти индивидуальные
различия выражаются в скорости, объеме, точности, прочности
запоминания и готовности к воспроизведению, которые, в частности, определяются биологическими особенностями.
1
См.: Чуфаровский Ю.В. Указ соч. С. 65, 69.
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
При анализе роли мнемических процессов в рамках юридического поведения личности необходимо обратить внимание на
такое свойство памяти, как забывание, под которым понимается
процесс постепенного уменьшения возможности припоминания и
воспроизведения заученного материала.
Человек быстро забывает информацию, которая им не используется, не освежается в памяти или редко воспроизводится в
повседневной жизни. Вследствие этого, особенно юристу, стремящемуся быть осведомленным в важных для него правовых вопросах, необходимо постоянно быть в курсе происходящих в
правовой сфере событий (выписывать издания юридической направленности, пользоваться справочно-правовыми системами,
изучать рекомендации по решению правовых вопросов на интернет-сайтах и т. д.). Также забывание протекает быстрее, если материал недостаточно понят человеком или неинтересен ему. Скорость забывания зависит от возраста, объема материала и степени
трудности его усвоения.
В стремлении правильно и оперативно извлекать из памяти
необходимые сведения правового характера личности следует
ориентироваться на навыки, которыми обладает профессиональный юрист. Известно, что его профессиональная память должна
отличаться достаточным объемом, точностью запоминания и
воспроизведения важных в его деятельности обстоятельств, высокой мобилизационной готовностью припомнить требуемые
сведения в нужный момент.
2.3. Правовое мышление
и юридическое поведение личности
Мышление является высшей ступенью познания, духовной
теоретической деятельности человека, которая заключается в
«целенаправленном, опосредованном и обобщенном отражении
человеком существенных свойств и отношений вещей». Это «активный процесс, направленный на постановку проблем и их решение»1.
1
Спиркин А.Г. Философия: учебник. М., 2009. С. 439.
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Любое мышление включает в себя два необходимых компонента, к которым относятся знание и действие. Знания являются
либо предпосылкой мышления, либо его результатом. Мышление
выражается в применении знаний для решения определенных задач. Этот процесс слагается из мыслительных действий, каждое
из которых решает конкретно одну элементарную задачу. Система знаний и действий образует мыслительную деятельность.
Мышление может быть наглядно-действенным, нагляднообразным и словесно-логическим, абстрактным и конкретным,
продуктивным и репродуктивным, произвольным и непроизвольным, интуитивным и логическим, шаблонным и т.д.1
Сфера, в которой протекает деятельность личности (экономическая, политическая, духовная и др.), безусловно, накладывает отпечаток на мыслительные процессы. Не является в этой связи исключением и правовая сфера. Необходимость решения возникающих на практике правовых вопросов требует осмысления
человеком стратегии и тактики своего юридического поведения.
На процесс и содержание юридического осмысления действительности оказывают влияние уровень образования и правовой
культуры, возраст, национальность, место жительства человека и
другие факторы. В этом ряду отдельно необходимо выделить
профессиональную деятельность человека. Особые требования
предъявляются к юридическому мышлению юристов, стиль которого предопределен их профессиональным правосознанием. «Без
развитого профессионального юридического мышления, – пишет
Т.В. Авакян, – эффективное функционирование и стабильное развитие правовой системы невозможно»2.
По мнению А.И. Овчинникова, актуальность анализа правового мышления имеет три основных измерения:
– науковедческое, связанное с юридической эпистемологией
и методологией, вопросами научного познания правовой действительности;
1
См., например: Тихомиров О.К. Психология мышления. М., 1984.
С. 7–10.
2
Авакян Т.В. Юридическое мышление в правоприменительном процессе: дис. … канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2006. С. 3, 4.
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– технико-юридическое,
обосновывающее необходимость
исследования профессионального правового мышления в процессах применения правовых норм (а также при создании, толковании, систематизации правовых предписаний – прим. А.И.);
– регулятивно-правовое, вытекающее из задач правоведения – с помощью научного знания обеспечить справедливый правопорядок через эффективное регулирование общественных отношений посредством права1.
Следует отметить, что специфика правового мышления давно является объектом внимания исследователей. Первоначально
данный тип мышления изучался применительно к профессиональной юридической деятельности. Так, именно особенности
мыслительной деятельности юристов ранее остальных профессий
стали анализироваться учеными. Впервые они были обстоятельно
изучены в средневековье представителями школы глоссаторов2.
Носителями современного юридического мышления были
юристы романо-германского права XIX века. Именно они ставили своей задачей разработку логически последовательной структуры абстрактных правовых правил, в терминах которых были бы
определены факты данного юридического казуса, а затем принято
решение по нему. Именно у них обнаруживается тенденция строгого следования процедуре как важнейшей форме правового рассуждения. Юристы этого периода впервые представили право как
логически взаимосвязанную систему абстрактных норм, на основе которых разрешаются конкретные дела3.
В настоящее время изучением правового мышления занимаются не только юристы, но и психологи, социологи, философы
и другие ученые. В частности, А.И. Овчинников сформулировал
теоретико-методологическую базу его изучения, он рассматрива1
См.: Овичнников А.И. Правовое мышление: теоретико-методологический анализ. Ростов н/Д, 2003. С. 3.
2
См.: Гетьман-Павлова И.В. Истоки науки международного частного
права: школа глоссаторов // Международное публичное и частное право.
2010. №2. С. 22.
3
Овчинников А.И. Правовое мышление: теоретико-методологический
анализ. С. 63.
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ет его в виде интеллектуальной формы правосознания и т.д.1 Философско-правовые, логические и ценностно-мировоззренческие
стороны, психологические механизмы юридического мышления
стали объектом изучения П.П. Баранова, В.П. Малахова,
В.Л. Васильева и Ю.В. Чуфаровского и др. авторов2.
Существует следующая структура правового мышления:
а) научно-теоретическое юридическое мышление (активный процесс обобщенного и опосредованного освоения правовой действительности, обеспечивающий раскрытие ее закономерных связей и их выражение в системе правовых абстракций – правовых
понятий и категорий); б) профессиональное юридическое мышление (интеллектуальная деятельность профессионального правосознания, выражающаяся в познании юридически значимых
явлений общественной жизни, осмыслении, а также в выборе и
проектировании модели реализации правовых норм; в) повседневное юридическое мышление (исходный уровень правосознания, на котором оперирование правовыми понятиями происходит
в пределах здравого смысла и интуитивного правопонимания).
При этом Т.В. Авакян обращает внимание на то, что большинство авторов рассматривают юридическое мышление в узком
смысле – только в качестве профессионального3.
Отечественные авторы говорят о высокой логичности правового мышления, его аналитической направленности. По мнению А.И. Овчинникова, оно отличается доминантой формальной
рациональности, которая как ценность обязана своим появлением
естественным или точным наукам4.
Качества
юридического
мышления
подразделяются
В.П. Малаховым на две группы: а) характеризующие его как логико-формальное: правильность (истинность), нормативность,
1
Овчинников А.И. Правовое мышление: теоретико-методологический
анализ; Он же. Правовое мышление: дис. … д-ра юрид. наук.
2
См., например: Баранов П.П., Курбатов В.И. Юридическая психология. Ростов н/Д, 2004; Малахов В.П. Логика для юристов. М., 2002; Васильев В.Л. Указ соч.; Чуфаровский Ю.В. Указ соч.
3
См.: Авакян Т.В. Указ соч. С. 8, 19.
4
См.: Овчинников А.И.
Правовое
мышление:
теоретикометодологический анализ. С. 24.
40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
системность, оценочный характер юридического мышления;
б) собственно логические свойства юридического мышления:
аналитичность, дедуктивность, повышенная связанность, точность, терминологичность1.
В процессе юридического поведения личности мыслительные операции базируются на различных психических процессах,
в частности, на полученных ранее знаниях. Мышление связывает
прошлый опыт и знания с вновь полученной информацией, помогает анализировать эту информацию, отбирая из нее самое необходимое, дополняя ее новыми представлениями или знаниями,
которые могут сыграть роль при решении очередной интеллектуальной задачи.
Существенную роль при разрешении вопросов правового
характера должно играть прогностическое мышление, связанное
с необходимостью предвидеть все этапы дела вплоть до вынесения решения (акта). Большое значение для успешного решения
правового вопроса имеют такие свойства мышления, как познавательная активность, глубина и широта, гибкость, перспективность «видения», подвижность, самостоятельность, рефлекторность и др. качества2.
К основным функциям юридического мышления следует
отнести понимание и интерпретацию юридических предписаний,
прогнозирование, объяснение, категоризацию правовой действительности3.
Правовое мышление как функция правового сознания в целом именно в процессе интерпретации правовых предписаний,
юридически значимых ситуаций, собственных и чужих поступков
соединяет рациональное и иррациональное, взаимодействует с
правовым чувством и интуицией. Оно (правовое мышление) является интеллектуальной компонентой установки на правомерное
поведение. Отсюда велика важность его прогнозирования. Объяснительная же функция правового мышления систематизирует
1
См: Малахов В.П. Логика для юристов. М., 2002. С. 15.
См.: Сорокотягин И.Н. Указ соч. С. 59-60.
3
Подробнее см.: Овчинников А.И. Правовое мышление: дис. … д-ра
юрид. наук. Ростов н/Д, 2004.
2
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
правовые знания, приводит их в целостную, непротиворечивую
систему1.
Формально-логические качества правового мышления не
исключают его творческих характеристик, а именно: а) проблемный характер подхода к изучаемым явлениям (проявляется в способности найти вопросы, подлежащие выяснению и исследованию); б) динамичность мышления (умение быстро, творчески
ориентироваться в проблеме, установить, на что именно необходимо обратить внимание при решении той или иной практической задачи); в) оперативность мышления предполагает использование тех умственных операций (наблюдательности, воображения и др.), которые наиболее важны в изучении юридически значимых фактов, а также гибкость в применении различных методов и приемов, при помощи которых определенная задача может
быть качественно решена в короткие сроки; г) широта мышления
проявляется в его продуктивности, большом кругозоре, рациональном применении знаний, умений и приобретенного ранее
опыта в процессе деятельности; д) глубина мышления проявляется в избирательности и выявлении существенных свойств и связей между предметами, в ходе сочетания анализа и синтеза;
е) логичность мышления характеризуется развитием последовательности мыслительного процесса, строгостью доказательств,
умением сделать обобщающие выводы из обширных и разнообразных юридических фактов; ж) критичность и непредвзятость
(объективность) мышления говорят о важности соответствия сделанных в процессе практической деятельности выводов действительности, необходимости тщательной проверки результатов
проделанной работы2.
Перечисленные творческие качества мышления автор относит как к отвлеченному (теоретическому), так и к практическому
уровню юридического мышления и познания.
1
О функциях юридического мышления см.: Авакян Т.В. Указ соч.
С. 45–49.
2
Подробнее об указанных и иных качествах творческого юридического мышления см., например: Васильев В.Л. Указ соч. С. 83–86.
42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Особенности правового мышления зависят от его типов (видов и подвидов). Традиционно (в зависимости от вида правовой
семьи) выделяются: романо-германский тип мышления, в рамках
которого юридические рассуждения и аргументации строятся на
основе приложения правовых норм к разнообразным фактам;
англосаксонский тип мышления, основанный на отыскании судебного прецедента, наиболее соответствующего установленным
фактам, а в случае его отсутствия – создание нового образца
юридического решения1.
Например, в России, как известно относящейся к системе
континентального права, лица, занимающиеся разрешением правового конфликта должны: «… определить круг фактов, необходимых для решения дела, проанализировать их свойства; выбрать
норму права, которая должна быть положена в основу рассматриваемого дела, и принять решение, связывающее норму права с
конкретным случаем. Юрист рассчитывает, прежде всего, на законы, на их однозначный смысл, выявляемый при толковании, и
гарантирует надежность применения норм справедливостью своих суждений и тонкостью своего анализа»2.
Важное значение имеет классификация юридического мышления в зависимости от характера юридической практики. Так, в
зависимости от характера и способов преобразования общественных отношений выделяется правотворческий, правореализующий, интерпретационный и правосистематизирующий типы
практики3. В данной связи уместно говорить о правотворческом,
правоприменительном, интерпретационном, правосистематизирующем юридическом мышлении. Еще более важную роль будет
иметь классификация юридического мышления на основе субъектов и участников юридической практики. В этом случае можно
выделять мышление законодателя, судьи, адвоката, нотариуса,
1
Подробнее см., например: Леже Раймон. Великие правовые системы
современности. М., 2010; Бернард Дж. Вайсс. Дух мусульманского права.
М.; СПб., 2008.
2
Адвокат: навыки профессионального мастерства / под ред.
Л.А. Воскобитовой, И.Н. Лукьяновой, Л.П. Михайловой. М., 2006. С. 126.
3
Карташов В.Н. Теория правовой системы общества. Ярославль, 2005.
Т. 1. С. 235.
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
работников органов прокуратуры и т.п., что позволяет определить характерные черты профессионального мышления отдельных юристов.
В целом искусство юридической деятельности – это в значительной степени умение видеть и понимать все. Мелочей здесь
быть не может. Исследование отдельных деталей (анализ) требует обобщения и перехода к социально-правовой ситуации (синтезу). А это предполагает диалектическое сочетание конкретного и
абстрактного мышления в юридической деятельности, что, в
свою очередь, позволяет воссоздать картину в целом и увидеть ее
специфические черты, элементы, стороны, аспекты.
2.4. Влияние характера и темперамента личности
на её юридическое поведение
Под темпераментом в психологии принято понимать совокупность черт личности, характеризующих индивидуальные особенности протекания психических процессов, их динамические и
энергетические свойства1.
Учение о темпераменте восходит к трудам таких известных
античных ученых, как Аристотель, Алкмеон, Гиппократ, Гален.
Представления о четырех элементах-первоосновах (огонь, вода,
воздух, земля) и четырех образуемых ими качествах (тепло,
влажность, холод, сухость) со временем выросли в теорию о типах темперамента, образуемых соответствующими стихиями.
Именно преобладание какой-либо одной из них в человеке со
времен Ранней Античности и вплоть до начала XX века служило
основанием выделения соответствующих типов людей. К таким
стихиям (элементам) относятся: ветер, тепло, жар, холод, сухость
и влажность в древней японской философии; кровь, желчь или
лимфа в гуморальной теории Галена; кровь, слизь, желтая и чер-
1
См., например: Немов Р.С. Психология: учебник: в 3 кн. М., 2008.
Кн. 1. С. 394–396; Крысько В.Г. Социальная психология: курс лекций. М.,
2006. С. 42–43.
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ная желчь в учении Гиппократа; ветер, желчь и слизь в тибетской
медицине и др. 1
Довольно продолжительное время важную роль в науке играла конституционная теория, связанная с исследованиями
Э. Кречмера, Э.А. Хутена, У.Г. Шелдона и др., детерминантами
темперамента в которой считаются различные анатомические
особенности строения организма человека2.
С 20-х годов XX века гуморальная и конституционная теории существенно ослабили свои позиции. Связано это было с исследованиями З. Фрейда и И.П. Павлова3. В частности, типология
высшей нервной деятельности выдвинула характеристики центральной нервной системы человека в качестве основы типологии
темпераментов4.
Как мы можем увидеть, учение о темпераменте связывается
с биологическими особенностями строения организма. Темперамент считался и продолжает считаться врожденным и мало изменяемым качеством человека. Выделяемые в науке типы темперамента за столь длительный период времени мало изменились. Попрежнему пользуясь классификацией, созданной Галеном и подробно раскрытой И. Кантом, абсолютное большинство авторов
выделяют четыре соответствующих типа: сангвинический, флегматический, холерический и меланхолический темперамент.
Характер человека определяется в его отношении к самому
себе, окружающим его людям и явлениям5. Существует довольно
широкий спектр взглядов по поводу его соотношения с темпераментом: от полного совпадения (Э. Кечмер) до противопоставления (З. Фрейд)6. Нам представляется более верной позиция
1
Подробнее см.: Псядло Э.М. характер в истории медицины и психологии: учебно-справочное пособие. Одесса, 2007. С. 9–16.
2
См., например: Кречмер Э. Строение тела и характер. М., 2003.
416 с.
3
См.: Chess S. Temperament: Theory and Practice. New York, 1996. P. 5.
4
См., например: Симонов П.В. Ершов П.М. Темперамент. Характер.
Личность. М., 1984. С. 8.
5
См., например: Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология: учебник. М., 2010. С. 151–153.
6
См.: Никандров В.В. Психология: учебник. М., 2009. С. 838.
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Л. Рубинштейна, считавшего темперамент константной частью
характера, его чувственной основой1. Следствием этого является
более пластичная сущность последнего, возможность его существенной корректировки с помощью различных способов социального воздействия.
Являясь важнейшими психологическими особенностями
каждого человека, и темперамент, и характер наиболее ярко выражаются в деятельности человека, в том числе и в юридической.
Анализ источников по данному вопросу показал, что при изучении влияния рассматриваемых психологических черт человека на
его правовую активность основной аспект делается прежде всего
на правоохранительную сферу2. Действительно, в отраслях уголовно-правового цикла в настоящее время осуществляется довольно тщательное исследование психологических особенностей
личности. С ним связываются, в частности, вопросы квалификации действий преступника (например, состояние аффекта, беспомощность потерпевшего и т.п.) и назначения ему наказания. Изучение личности преступника в криминологии всегда предусматривает исследование его биофизиологических признаков, которые определяют темперамент, и нравственно-психологических,
содержащих сведения о характере3. Криминалистические рекомендации по расследованию преступлений, ведению отдельных
следственных действий часто опираются на изучение индивидуально-психологических особенностей участников предварительного расследования или разыскиваемых лиц. На основе знаний об
особенностях темперамента и характера подозреваемого, следователем избирается тактика допроса, строятся гипотезы о спосо-
1
См.: Никандров В.В. Психология: учебник. С. 838.
См., например: Сорокотягин И. Н. Сорокотягина Д. А. Юридическая
психология: учебник для вузов. М., 2011. 456 с.; Юридическая психология:
хрестоматия. М., 2010. 480 с.; Чуфаровский Ю.В. Психология оперативнорозыскной и следственной деятельности: учеб. пособие. М., 2010. 208 с.
3
См., например: Криминология: учебник / под ред. Н.Ф. Кузнецовой,
В.В. Лунеева. М., 2005. С. 119–123; Криминология: учебник для вузов /
под ред. А.Д. Малкова. М., 2006. С. 82–86; В.Л. Васильев. Юридическая
психология. СПб., 2003. С. 251–253.
2
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
бах, мотивах, целях совершения преступления1. Немаловажное
значение играет это и в вопросе организации превентивных мер
для снижения вероятности совершения преступлений в дальнейшем.
Однако, несмотря на столь высокое значение исследования
индивидуально-психологических особенностей человека в уголовно-правовой сфере, представляется малообоснованным игнорирование этих аспектов проблемы в других важнейших направлениях юридической науки. Так, например, исследователи верно
отмечают целесообразность изучения темперамента и характера
людей при решении вопроса об их принятии на службу в правоохранительные и иные государственные органы2.
Думается, что любая юридическая деятельность (особенно
профессиональная) предъявляет к психологическим характеристикам лиц, ею занимающихся, целый ряд существенных требований. Юридический статус арбитражного судьи, нотариуса, адвоката и т.д. требует необходимых для соответствующих профессий качеств уравновешенности нервной системы, лабильности и
подвижности нервных и психических процессов в целом и т.д.
Иначе, как показывает практика, не исключены самые разнообразные негативные поступки и их непредсказуемые последствия
(ярким примером здесь может послужить печально известное дело бывшего майора милиции Дениса Евсюкова).
К сожалению, высказываемые в литературе точки зрения
чаще всего ограничивают влияние психологических характеристик отдельного лица лишь осуществляемой им правоприменительной деятельностью и особенностями ряда профессий, что
также представляется мало обоснованным. По нашему мнению,
индивидуально-психологические черты человека проявляются в
любой юридической деятельности, будь то правотворчество, реализация, интерпретация или систематизация права. Поскольку
1
См.: Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г. Криминалистика.
М., 2007. С. 611–613; Криминалистика: учебник / под ред. Яблокова Н.П.
М., 2005. С. 241–247; Васильев В.Л. Указ. соч. С. 445–446.
2
См., например: Романов В.В. Юридическая психология: учебник. М.,
2009. С. 191–194.
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
каждый из указанных видов активности находит свою объективацию в действиях конкретных людей, все они несут на себе отпечаток их темперамента, характера и иных психологических особенностей.
Любой законопроект является результатом труда человека,
его психологических действий, принятых решений. Анализ того
или иного нормативного правового акта позволяет нам в большей
или меньшей степени судить о психологических чертах лица,
принимавшего участие в его создании. При этом нельзя забывать,
насколько важной в данном процессе является аккуратная и
взвешенная работа с различными терминами, способность кропотливо анализировать экспертные оценки и заключения, внимательно обращаться с поступающими инициативными обращениями граждан и других заинтересованных субъектов права.
В настоящее время существует объективная необходимость
более глубокого изучения индивидуально-психологических особенностей человека в его юридической деятельности. Целями подобной работы должны стать во-первых, максимально широкое
исследование влияния таких особенностей на правовую активность людей и, во-вторых, стремление к повышению качества и
эффективности юридической деятельности за счет использования
положительных особенностей темперамента и характера отдельных людей, освобождения её от проявлений различных негативных акцентуаций и индивидуальных психологических патологий.
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава III
Мотивационный блок
юридического поведения личности
3.1. Потребности и интересы –
необходимые условия
юридического поведения личности
Под деятельностью обычно понимают внутреннюю (психическую) и внешнюю (физическую) активность человека; она неразрывно связана с сознанием, подсознанием и волей, опирается
на них, невозможна без познавательных процессов, социальных и
психических регуляторов. Деятельность – это целеустремленная
активность, существующая через соподчиненные потребности,
интересы, мотивы, цели, задачи и т.д.1 Ее побудительными причинами являются потребности и интересы, а цели и задачи определяют направления и пути достижения соответствующих результатов2.
Кратко раскроем содержание и роль этих элементов в психологическом механизме юридической деятельности. Так, в литературе можно встретить различные определения понятия «потребность». С.Л. Рубинштейн, например, писал: «Наличие у человека потребностей свидетельствует о том, что он испытывает
нужду в чем-то, что находится вне его, – во внешних предметах
или в другом человеке; это значит, что он существо страдающее,
в этом смысле пассивное. Вместе с тем потребности человека являются исходными побуждениями его к деятельности: благодаря
им и в них он выступает как активное существо»3.
1
См.: Психология / под ред. Б.А. Сосновского. М., 2005. С. 109, 635.
См.: Маклаков А.Г. Общая психология. СПб., 2002. С. 122, 512–516.
3
Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб., 2005. С. 522.
2
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
По мнению А.Г. Маклакова, потребность – это состояние
нужды человека в определенных условиях жизни и деятельности
или материальных объектах1.
В.Н. Куницына определяет потребность как состояние нужды в объективных условиях, предметах, объектах, без которой
невозможно развитие и существование живых организмов, их
жизнедеятельности; это особое психическое состояние индивида,
ощущаемое или осознаваемое им «напряжение», «неудовлетворенность», отражение в психике человека несоответствия между
внутренними и внешними условиями деятельности2.
Анализ приведенных и иных определений понятия «потребность» позволяет выделить следующие его признаки. Во-первых,
она носит предметный характер, т.е. всегда на что-то направлена,
к чему-то реальному отнесена, отражает не данность, а нужность
предмета. Во-вторых, потребность является источником всякой
активности человека, она стимулирует его поведение, направленное на поиск того, что требуется. В-третьих, потребности носят
конкретно-исторический характер. Исходным моментом их формирования является положение человека в обществе. Так, биологические потребности человека (в пище, жилище и т.п.) со временем преобразуются и приобретают социальный характер, возникает особый класс социогенных потребностей. В-четвертых, для
них характерен динамизм. С течением времени появляются новые, развиваются, уточняются и дифференцируются уже имеющиеся3. В-пятых, их преобразования связаны также с изменением
способов их удовлетворения. Важно, что формы поведения диктует не потребность как таковая, а общественно принятые способы ее удовлетворения. В-шестых, важной особенностью потребности является возможность ее осознания. Побудительной силой
к юридической деятельности становятся именно осознанные по-
1
См.: Маклаков А.Г. Указ. соч. С. 515-516; Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. М., 1997. С. 96–97.
2
См.: Психология / под ред. А.А. Крылова. М., 1999. С. 188.
3
См.: Рубинштейн С.Л. Указ. соч. С. 524.
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
требности1. И, наконец, потребности представляют собой определенную иерархию, которая предполагает и расположение их по
«ранжиру», и согласованное соучастие в структуре совместно
реализуемой направленности личности2.
Авторы по-разному относятся к ее сущности. Ряд ученых
считают потребность субъективным состоянием3, другие – рассматривают ее как объективную категорию4.
На наш взгляд, потребность – категория объективносубъективная. С одной стороны – потребности существуют независимо от конкретного человека (например, потребности экономического развития), с другой – являясь источником деятельности, они тесным образом связаны с сознанием человека, выступают определенным психическим состоянием индивида5.
Человеческие потребности разнообразны. По своему происхождению они делятся на естественные и культурные; по характеру предмета – материальные и духовные; по возможности
удовлетворения – идеальные, реальные, неидеальные; по циклам
жизнедеятельности – суточные, недельные и т.п. Потребности
могут проявляться в состоянии, когда человеку не хватает чего-то
важного для его жизнедеятельности (позитивные потребности), и
в стремлении избавиться от того, что ему мешает (негативные
потребности)6. Представляется, что можно различать потребности и по сферам деятельности личности – экономической, политической, социальной, правовой и т.п.
1
См.: Лукашева Е.А. Социалистическое правосознание и законность.
М., 1973. С. 302–306; Щербакова Н.В. Социально-психологические основы
правомерного поведения личности в СССР. Ярославль, 1984. С. 43.
2
См.: Психология / под ред. Б.А. Сосновского. С. 80.
3
См.: Там же. С. 77, 639.
4
См.: Лукашева Е.А. Указ. соч. С. 305.
5
В связи с этим справедливо утверждение С.К. Попова: «До тех пор,
пока материальные и духовные потребности общества … не будут в той
или иной степени отражены в человеческом сознании, они не могут стать
стимулами (мотивами) к действию» (цит. по: Лукашева Е.А. Указ. соч.
С. 178).
6
См.: Романов В.В. Юридическая психология. М., 2010. С. 105.
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Правовые потребности – это внутренние требования, обращенные на какой-либо объект, имеющий правовое значение1. По
мнению Н.В. Щербаковой, потребность в создании, применении
или реализации правового требования всегда выступает как выражение воли общества в целом или отдельных социальных
групп, следовательно, личность обязана подчинить, согласовать
свои потребности с потребностями общества. Это обстоятельство, на наш взгляд, находит наиболее яркое проявление в деятельности должностных лиц, государственных и муниципальных
служащих. Например, согласно ФЗ от 27.07.2004 г. № 79-ФЗ «О
государственной гражданской службе РФ»2 гражданские служащие обязаны исходить из того, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина определяют смысл и
содержание его профессиональной служебной деятельности; им
запрещено совершать действия, связанные с влиянием какихлибо личных, имущественных (финансовых) и иных интересов,
препятствующих добросовестному исполнению должностных
обязанностей (п. 2, 5 ч. 1 ст. 18). Разработан алгоритм действий
служащего при возникновении ситуации так называемого конфликта интересов (ст. 19 ФЗ «О государственной гражданской
службе РФ»).
Особенностью потребности в сфере правового регулирования является то, что она всегда должна иметь четкое оформление
(заявление, приказ, протокол и т.п.). Кроме того, правовая потребность выступает как необходимость закрепления тех или
иных общественных отношений. «Без права и законности, – пишет Л.С. Явич, – нельзя себе представить нормальное и успешное
… развитие человеческой личности, удовлетворение ее растущих
духовных и материальных потребностей … В непременной жизненной системе «общественные отношения – право» последнее
выступает как одно из орудий превращения социальных потреб-
1
См.: Щербакова Н.В. Социология правовой установки личности: дис.
… д-ра юрид. наук. М., 1992. С. 78.
2
См.: Собрание законодательства РФ. 2004. № 31. Ст. 3215.
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ностей и возможностей в действительность, как момент перехода
первых во второе»1.
В связи с этим важно своевременное отражение в правовой
системе общества назревших объективных потребностей и социальных интересов, поскольку только это в состоянии поддерживать действенное правовое регулирование общественных отношений, правопорядок и законность2. Например, человеческая потребность в безопасности в последнее время вынуждает государство принимать соответствующие меры по борьбе с терроризмом,
таким образом активизируя и правотворческую, и правоприменительную, и др. виды юридической деятельности.
Правовые потребности, имеющие источником общественную необходимость, далеко не всегда соответствуют внутренним
потребностям отдельной личности, особенно в тех случаях, когда
последняя не вполне социализировалась3. Поэтому процесс удовлетворения потребностей может осуществляться и вопреки установленным правовым требованиям. В этих случаях мы имеем дело, например, с противоправным или иным девиантным поведением лица (так, потребность в пище человек удовлетворяет путем
кражи продуктов из магазина). Примечательно, что при проведении социологического исследования, направленного на выявление отношения самих юристов к действующему праву, закону и
юридической практике, когда респондентам было предложено
назвать старинные народные пословицы, содержащие оценку
различных видов юридической деятельности, 23 % опрошенных
назвали поговорку: «Нужда закона не знает и через него шагает»
(третья позиция из девяти названных юристами)4.
С категорией «потребность» тесно связано понятие «интерес». Не было бы потребностей, мотивирующих поведение чело-
1
Явич Л.С. Общая теория права. Л., 1976. С. 201–202.
См.: Там же. С. 190.
3
См.: Щербакова Н.В. Социально-психологические основы правомерного поведения личности в СССР. С. 44.
4
Подробнее см.: Соколов Н.Я. Профессиональная культура юристов
(по итогам социологического исследования). М., 2007. С. 23.
2
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
века, не было бы и интересов, направленных на поиск способов
удовлетворения потребностей1.
Интерес – сложное понятие, имеющее различные смысловые оттенки в зависимости от контекста и сферы употребления. В
психологии это специфическая форма проявления познавательной потребности, обеспечивающая направленность личности на
осознание целей деятельности и тем самым способствующая ориентировке личности в окружающей действительности2. Интерес
понимается и как эмоционально насыщенная направленность
личности на объекты, связанные с удовлетворением его потребностей3, и в виде состояния, внутреннего напряжения, движущего
момента, желания, побуждающего к деятельности4. Это элемент
правового сознания, отражающий назревшие потребности экономического и пр. развития, требующие опосредствования в правовой форме5.
Для поведения в правовой сфере, обращает внимание
Н.В. Щербакова, важен интерес, понимаемый как сочетание личного с общественным. Совпадение интересов – основа для проявления наивысшей социально-правовой активности; при расхождении интересов – она снижается или не проявляется совсем,
влечет противоправную деятельность6.
В служебном праве изучение интереса с точки зрения совпадения (несовпадения) личных потребностей гражданского служащего и общественных (государственных) интересов также является актуальным7. Речь идет о конфликте интересов1, когда у
1
См.: Психология / под ред. А.А. Крылова. С. 196.
См.: Маклаков А.Г. Указ. соч. С. 512.
3
См.: Еникеев М.И. Юридическая психология. М., 2000. С. 420; Романов В.В. Указ. соч. С. 106.
4
См.: Психология / под ред. А.А. Крылова. С. 195.
5
См.: Лукашева Е.А. Указ. соч. С. 179.
6
См.: Щербакова Н.В. Социально-психологические основы правомерного поведения личности в СССР. С. 52.
7
Приоритет публичных интересов над личными устанавливается в законодательстве ряда зарубежных стран. Так, в США все служащие должны
соответствовать высшим стандартам честности, поведения и заботы об
общественных интересах (см.: Государственная служба в странах основ2
54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
гражданских (муниципальных) служащих возникает личная или
групповая заинтересованность в достижении определенной цели,
которая влияет или может повлиять на объективное и беспристрастное рассмотрение вопросов при исполнении ими своих
должностных (служебных) обязанностей2.
Следует выделить ряд общих черт, позволяющих раскрыть
понятие «интерес»: а) он обусловлен потребностями человека;
б) является важнейшей побудительной силой к познанию и преобразованию окружающей действительности; в) носит динамичный характер; г) выполняет ориентировочную функцию; д) связан с осуществлением определенных волевых действий («без интереса нет волевых действий; без волевых действий не удовлетворить интереса»3).
Существует огромное разнообразие интересов. Их классификацию можно проводить по следующим основаниям. В зависимости от лежащих в их основе потребностей интересы делят на
материальные и духовные; по степени и глубине – на широкие и
глубокие; по объекту – непосредственные и опосредованные4. В
зависимости от сферы жизнедеятельности существуют экономические, политические, правовые и т.п. интересы.
ных правовых систем мира / под ред. А.А. Демина. М., 2010. Т. 1. С. 315).
В Японии все служащие обязаны нести службу в качестве слуг всего народа и ради общественных интересов (см.: Там же. Т. 2. С. 352).
1
См.: ст. 19 ФЗ «О государственной гражданской службе»; ст. 14.1 ФЗ
от 02.03.2007 г. № 25-ФЗ «О муниципальной службе в РФ» // Собрание законодательства РФ. 2007. №10. Ст. 1152.
2
Подробнее см.: Комментарии к ФЗ «О государственной гражданской
службе РФ» и законодательству о гражданской службе зарубежных государств / отв. ред. А.Ф. Ноздрачев. М., 2005. С. 159–165; Комментарий к ФЗ
«О муниципальной службе в РФ»: Постатейный / под ред. С.Е. Чаннова.
М., 2008. 65–66. Детально механизм разрешения конфликта интересов регламентируется, например, в ст. 68–72 Закона Китайской Народной Республики от 27.04.2005 г. «О государственной службе» (см.: Государственная
служба в странах основных правовых систем мира / под ред. А.А. Демина.
Т. 2. С. 397, 416–417).
3
Явич Л.С. Указ. соч. С. 187.
4
Подробнее см.: Психология / под ред. А.А. Крылова. С. 196–198.
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
По своему характеру (если рассматривать с точки зрения
структуры личности) первичными являются интересы, определяемые потребностями человека как такового (в жилье, одежде,
пище и т.п.). Далее выделяют интересы, типичные для личности
как представителя данного общества или социальной группы.
Наконец, есть интересы, характеризующие индивидуальную неповторимость личности, ее своеобразие1.
Результаты социологических исследований подчеркивают
необходимость большего учета потребностей и интересов конкретных работников и служащих при осуществлении кадровой
работы в организации с целью повышения уровня удовлетворенности своей профессиональной деятельностью и повышения ее
эффективности. Так, неудовлетворенность работой опрошенные
юристы объясняли, прежде всего, низким уровнем заработной
платы (45%), неудовлетворительными условиями труда и слабым
материально-техническим обеспечением (28%), низким уровнем
социально-бытового обеспечения (25%), неудовлетворенностью
занимаемым служебным положением и его перспективами (14%),
низким уровнем личной безопасности (9%)2 и т.д.
В юридической литературе интерес рассматривают применительно к правотворчеству и реализации права3. В первом случае интерес выступает как социально-психологическая константа,
категория правового сознания. Он представляет собой определенную целенаправленность правовых идей, представлений, настроений и т.п., возникающих из осознания объективных потребностей общественного развития и ставящих перед собой задачу –
придать правовую общеобязательную форму отношениям между
людьми, их коллективами и организациями.
В сфере реализации права интерес есть элемент индивидуальной социально-психической регуляции и саморегулирования
деятельности. Интерес наиболее ярко характеризует направленность личности. Субъективно он обнаруживается в эмоциональном тоне, сопровождающем процесс познания или внимание к
1
См.: Лукашева Е.А. Указ. соч. С. 305–306.
См.: Соколов Н.Я. Указ. соч. С. 37-38.
3
См.: Лукашева Е.А. Указ. соч. С. 175.
2
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
определенному объекту. Интерес предполагает осознание объективных потребностей и сознательно-волевую деятельность, направленную на достижение целей, выдвигаемых соответственно
понятому интересу. В случае, когда индивид осознает потребность правильно, верно определяется и интерес, который побуждает правомерную деятельность. Человек может осознать потребность неправильно, отсюда извращенное, ложное представление об интересе, порождающее противоправное поведение
личности1. Например, среди причин, негативно влияющих на
профессиональную деятельность юристов, были названы и такие,
как стремление извлечь, пользуясь служебным положением, дополнительные блага и выгоды (17%), корыстная заинтересованность (16%)2.
Потребности и интересы лежат в основе любого юридического поведения личности. Однако этими двумя категориями не
исчерпывается содержание мотивационного блока ее психологического механизма. Важнейшую роль в формировании поведения
личности играют мотивы и установки.
3.2. Мотивы, мотивация
и юридическое поведение личности
Этимологически термин мотив образован от лат. moveo –
двигаю, мотивация – от лат. movere – побуждать, толкать. Таким
образом, при всей многозначности данной категории общим в
понимании ее сущности является то, что мотив – это определенный побудитель.
Юридические мотивы – это побуждения к правовому поведению, связанные с удовлетворением интересов и потребностей
субъекта. В юридической практике обычно мотив рассматривается как причина поступка3. В свою очередь, мотивация понимается
1
См.: Лукашева Е.А. Указ. соч. С. 305.
См.: Соколов Н.Я. Указ. соч. С. 39.
3
См.: Щербакова Н.В. Проблемы правовой установки личности. Ярославль, 1993. С. 32; Карташов В.Н. Теория правовой системы общества.
Т. 2. С. 46.
2
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
как процесс формирования мотива поведенческого акта, его
оформления, развития и реализации в фактических действиях1.
Значение мотива и мотивации для юридической деятельности в большей степени проявляется в их функциях. Определение
функций мотивации в юридической науке дают криминологи2.
Представляется, что с известной корректировкой эту дефиницию
можно использовать не только применительно к противоправному, но и правомерному поведению. Итак, функции мотивации –
это относительно обособленные направления воздействия мотивов на сознание личности, которое они оказывают в процессе
возникновения, формирования, осуществления и завершения ее
поведения.
Для мотивации в правовой сфере необходимо, чтобы человек осознал потребность в чем-либо в виде интересов; определил
характер своих действий и их конечный результат; соотнес свою
деятельность с теми социальными целями и требованиями, которые содержатся в юридических предписаниях.
Предлагается выделять следующую систему функций3. Вопервых, отражательную, которая позволяет считать мотивацию
специфической формой субъективного выражения объективных
явлений. Мотивация формируется на основе актуальной потребности, которая должна быть субъективно осмыслена человеком в
качестве своего интереса. В данной ситуации – отражение объективных процессов, преломляясь через опыт и психику человека,
проходит фильтр мотивационной сферы, которая накладывает
«личностный» смысл на любое формируемое психологическое
действие и решение4.
В связи с этим некоторые авторы предлагают выделять в
качестве самостоятельной смыслообразующую функцию5. Чело1
См.: Криминальная мотивация / отв. ред. В.Н. Кудрявцев. М., 1986.
С. 15; Романов В.В. Указ. соч. С. 111.
2
См.: Криминальная мотивация. С. 20.
3
См.: Там же. С. 23.
4
См.: Там же. С. 27.
5
См.: Карташов В.Н. Теория правовой системы общества. Т. 2. С. 46;
Щербакова Н.В. Социально-психологические основы правомерного поведения личности в СССР. С. 42; Романов В.В. Указ. соч. С. 111.
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
век – существо, ориентированное на смысл, а мотив есть довод в
пользу избранного действия, осознание его личностного смысла.
Смысл отвечает на вопрос, зачем личности необходим тот или
иной предмет ее потребности и деятельности. Если не будет убедительного личностного смысла, мотив как побудитель к действию не сработает.
Здесь также нужно иметь в виду, что субъективное отражение личностью объективных явлений происходит не просто индивидуально, а еще и оценочно. Социализация личности ведет к
тому, что подавляющее большинство побуждений в процессе их
актуализации подвергается определенной сознательной оценке,
соотносится не только с актуальными ситуациями, но и с отдаленными последствиями действий, не только с близкими этому
побуждению мотивами, но и со всей системой потребностей,
внутренних норм и внешних социальных требований, общих
принципов и направленности юридического поведения1. Представляется, что в этом состоит суть оценочной функции мотивации.
Во-вторых, возникновение мотива и формирование цели поведения человека выполняют побудительную функцию. В качестве движущей силы мотив выступает, когда человек испытывает
определенную нужду и совершает действия, направленные именно на удовлетворение конкретной потребности. Побудителями к
той или иной юридической деятельности выступают также интересы, взгляды, убеждения, эмоции, привычки, психические состояния, установки и др. внутренние и внешние детерминанты.
По мнению В.В. Романова, мощной побудительной силой, лежащей в основе мотивации, являются мировоззрение человека, его
ценностные ориентации и правосознание2.
Так, по данным социологических исследований, основными
мотивами, которыми руководствуются юристы в своей профессиональной деятельности, являются профессиональное чувство
ответственности (58,5%), профессиональный интерес к работе
(54%), необходимость оказания помощи гражданам, защиты их
1
2
См.: Лукашева Е.А. Указ. соч. С. 316.
См.: Романов В.В. Указ. соч. С. 111.
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
прав и интересов (39%), привычка, сформировавшаяся во время
работы (27%), возможность получения личной выгоды (27%),
чувство долга перед обществом и государством (15%), страх наказания (8%), общественное мнение (5%), поведение товарищей
по работе (3%) и некоторые другие1.
В-третьих, регулятивная функция предполагает управление
активными процессами (мыслительной и физической деятельностью субъекта), направленными в соответствии с его потребностями на достижение запланированного результата, выбор путей,
средств и способов достижения цели, прогнозирование своих и
чужих действий, наступление тех или иных последствий, принятие психологического решения на совершение действий и их
осуществление. Данную функцию еще называют направляющей.
Действительно, недостаточно просто «запустить» юридическую
деятельность, важно ее постоянно подпитывать, т.е. вести, реализовать, конкретизировать.
В-четвертых, надзор за действиями, управление ими, анализ
наступивших последствий составляют суть контролирующей
функции. В данном случае речь идет о сопоставлении субъектом
достигнутого с тем мысленным образом, который у него сложился до совершения действий, и корректировке (в случае необходимости) своего поведения сообразно мотивации и обстановке.
Обязательной составляющей данной функции является соотнесение своей деятельности с общепринятыми нормами поведения
(правовыми, этическими, корпоративными, эстетическими и т.п.).
В литературе выделяются и другие функции мотивации, например, детерминирующая и системообразующая2. Суть первой
выражается в том, что через мотивацию осуществляется детерминация поведения субъекта внутренними и внешними, объективными и субъективными факторами (силами, формами, уровнями и т.п.).
Кроме того, вместе с целями мотивы интегрируют в единый
психологический механизм интересы и знания, эмоции и навыки,
волю и оценки, установки и др. свойства, состояния, процессы.
1
2
См.: Соколов Н.Я. Указ. соч. С. 35.
См.: Карташов В.Н. Теория правовой системы общества. Т. 2. С. 46.
60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Полифункциональность мотивации в известном смысле условна, поскольку в реальном поведении его элементы и соответствующие функции взаимно переплетаются (например, оценка
происходит не только на начальных стадиях деятельности, но и
при последующих действиях), образуют органически целостную,
единую систему. К тому же любая деятельность полимотивирована, т.е. подчиняется не одному, а нескольким мотивам, находящимся между собой в определенной иерархии и зависимости. В
результате происходит как бы расщепление, распределение
функций между несколькими мотивами. Это обусловлено тем,
что у личности «припасены» разные мотивы, ибо они реализуют
многообразные функции в общем мотивационном обеспечении
деятельности.
В юридической науке мотив и мотивация также рассматриваются в нескольких аспектах. Особенности мотивации противоправного поведения человека широко исследуются криминологами и представителями уголовного права. В теории права значительное внимание уделяется не только мотивации противоправного, но и правомерного поведения (см. работы С.Н. Кожевникова, Е.А. Лукашевой, В.В. Оксамытного и др. авторов)1.
Понимание мотивов осуществления тех или иных действий
имеет большое значение не только для законодателя, но и для
правоприменителя. Так, осуществляя мониторинг ФЗ «О государственной гражданской службе РФ», эксперты отметили существенный недостаток – его немотивированность, поскольку вместо мотивационно-телеологического введения к закону (преамбулы) законодатель ограничился лишь кратким информационным
введением2.
Между тем, справедливо подчеркивают авторы, исполнителям закона недостаточно знать, «что» и «как», они должны знать
также, «зачем», «почему» так, а не иначе. Это определяет превен1
Подробнее см.: Уздимаева Н.Н. Правомерное поведение: понятие,
квалификация, мотивы. Саратов, 2006.
2
См.: Ноздрачев А.Ф., Чернобель Г.Т., Чеснокова М.Д., Болдырев В.Б.
Мониторинг реализации ФЗ от 27 июля 2004 г. «О государственной гражданской службе РФ» // Законодательство и экономика. 2007. №7 // СПС
КонсультантПлюс.
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тивную значимость мотивационно-телеологического обеспечения
принимаемых законов. Мотив в логической структуре механизма
действия законов выступает генетически первичным смысловым
компонентом. Это начальная ступень, детерминанта, которая
приводит в логическое действие, включает в сознательную сеть
функционирования всю систему норм права на законном и подзаконном уровнях. Мотив своей побудительной силой, далее рассуждают эксперты, осуществляет определенную развертку процесса функционирования, действия законодательных нормативов,
программирует этот процесс, придает ему определенную социальную направленность. Именно мотив как определенная проекция общественного сознания дает возможность субъекту правовых отношений найти объективный критерий целесообразности
того или иного нормативного выбора в правовом поведении. Мотивационный фактор опосредует и логически организует все содержательное движение системы права, ее функционирование в
конкретных общественных отношениях.
Нормативную основу для изучения проблемы мотивации в
сфере управления создают ряд положений ФЗ «О государственной гражданской службе РФ» (например, ст. 52, 60) и иные нормативные правовые акты1. Особенную остроту этот вопрос приобретает в связи с повышением эффективности деятельности
гражданских служащих в целом и совершенствованием кадровой
работы на государственной службе в частности. Так, среди задач
Федеральной программы «Реформирование и развитие системы
государственной службы РФ (2009 – 2013 годы)» отдельно выделена необходимость внедрения эффективных технологий и современных методов кадровой работы, направленных на повышение профессиональной компетентности, мотивации государственных служащих и обеспечение условий для увеличения результативности их профессиональной деятельности. Чтобы реализовать поставленные задачи, важно понимать, что собой представ1
См., например: Указ Президента РФ от 10.03.2009 г. №261 «О федеральной программе «Реформирование и развитие системы государственной службы РФ (2009 – 2013 годы)» // Собрание законодательства РФ.
2009. №11. Ст. 1277.
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ляет мотив, каковы функции и роль мотивации в психологическом механизме служащих, и соответственно этому находить
наиболее оптимальные пути стимулирования эффективной их
деятельности.
Введение особого порядка оплаты труда гражданских служащих, при котором она производится в зависимости от показателей качества и оптимальности профессиональной деятельности
(п. 14–17 ст. 50 ФЗ «О государственной гражданской службе
РФ»), приведет к серьезным сдвигам в мотивации служащих, позволит привлечь на государственную службу профессионалов и
удержать высококвалифицированных специалистов1.
Содержание мотивационного блока психологического механизма юридического поведения личности будет неполным, если не рассматривать в качестве самостоятельного такой его элемент, как юридические установки.
3.3. Юридические установки: понятие и виды 2
Термин «установка», которым в правоведении обычно обозначается один из структурных компонентов правосознания, заимствован юристами из психологической науки, а потому имеет
смысл обращение к достижениям экспериментальной и социальной психологии для более обстоятельного раскрытия его содержания, а также решения «смежных» проблем.
Впервые рассматриваемый термин использовал философ
Г. Спенсер, позднее – русский психолог Ланге. В социальную
психологию понятие социальной установки было введено в
1918 г. У. Томасом и Фл. Знанецким, которые определили ее как
1
См.: Ноздрачев А.Ф. Преобразования в системе государственной
службы в контексте административной реформы // Законодательство и
экономика. 2005. №12; 2006. №1, 2 // СПС КонсультантПлюс.
2
Поскольку все установки подразделяются на позитивные и негативные, то более грамотно именовать рассматриваемые нами феномены
«юридические установки». Данный термин включает в свое содержание и
те и другие разновидности установок. Правовые же установки присущи
позитивным, правомерным типам правосознания, подсознания и поведения
личности.
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
психическое переживание значения, смысла, ценности социального объекта1.
В 1928 г. Л. Терстоун и Е. Богардус разработали операциональный подход к установке (измерительные шкалы). В 1931 г.
Р. Парк отметил, что установки обладают латентностью: у каждой есть бессознательная стадия, на этой стадии поддерживаются
одни реакции и затормаживаются другие. В 1935 г. Г. Оллпорт
дал классическое определение установки. Это состояние умственной и нервной готовности, основанное на опыте, направляющее реакции индивида в отношении всех объектов и ситуаций, с
которыми она связана. Известны также определения установки
как прогнозируемого синдрома реакций, последовательных по
отношению к ряду социальных объектов (Кемпбелл); как предрасположенности индивида к оценке какого-либо опыта или его
символа, которая может выражаться вербально (мнение, оценка)
и невербальным поведением (Катц); как приобретенной оценочной реакции, направленной на определенные объекты, которая
сравнительно устойчива, влияет и мотивирует наше поведение по
отношению к этим объектам (Игли, Чейкен)2.
Немаловажный вклад в развитие теории установки личности
внесли отечественные ученые, прежде всего Д.Н. Узнадзе, посвятивший ей ряд интереснейших экспериментов. В классических
работах Д.Н. Узнадзе выделены существенные черты установки,
ее виды, факторы формирования и действия. Установка определяется как особое состояние психики, которое предваряет появление отдельных фактов сознания или предшествует им. В психике субъекта установка формируется в результате предварительных опытов, в идее изначальной реакции на воздействие ситуации, в которой ему приходится ставить и решать задачи. Характерной чертой установки, по его мнению, является ее внесознательный психический процесс, оказывающий решающее влия1
О развитии представлений о социальной установке в зарубежной социальной психологии см. подробнее: Шихирев П.Н. Социальная установка
// Социальная психология: хрестоматия / сост. Е.П. Белинская, О.А. Тихомандрицкая. М., 1999. С. 364–377.
2
См.: Психология: учебник / под ред. А.А. Крылова. М., 1999. С. 265.
64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ние на содержание и течение сознательной психики1. Иными словами, установка – общая диспозиция личности, определяющая
реальную позицию в конкретном действии.
В психологических исследованиях показан процесс формирования фиксированных установок, определяющих поведение
личности, выделены составляющие в структуре установок. Так,
когнитивная подструктура есть образ того, что готов познать и
воспринять человек; эмоционально-оценочная подструктура
представляет собой комплекс симпатий и антипатий к объекту
установки; поведенческая подструктура – это готовность определенным образом действовать в отношении объекта установки,
осуществлять волевые усилия.
Определяя понятие «социальная установка», современные
авторы делают акцент на различных сторонах этого сложного явления. Так, одни говорят о ней как о готовности действовать соответствующим образом, другие - о предрасположенности к определенному способу реагирования, третьи отмечают внесознательную природу установок, четвертые не исключают из структуры установки элементы сознания; пятые определяют установку
через категорию «отношение», шестые – через термин «состояние» и т.д.
Приведем несколько определений. Вслед за Д.Н. Узнадзе
авторы ряда учебников и учебных пособий по психологии установкой обозначают неосознаваемое личностью состояние готовности, предрасположенности к деятельности, с помощью которой
может быть удовлетворена та или иная потребность2.
С.Л. Рубинштейн под установкой личности понимает занятую ею позицию, которая заключается в определенном отношении к стоящим целям или задачам и выражается в избирательной
мобилизованности и готовности к деятельности, направленной на
их осуществление. Так, моторная установка организма – это рабочая поза, приспосабливающая индивида к производству соот1
См.: Узнадзе Д.Н. Психологические исследования. М., 1966. С. 149–
150.
2
См., например: Общая психология / под ред. А.В. Петровского. М.,
1986. С. 214.
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ветствующих движений, сенсорная установка приспосабливает
организм или орган к наилучшему восприятию. Установка в широком, обобщенном значении заключает в себе избирательное
отношение к чему-то значимому для индивида и приноровление к
соответствующей деятельности или способу действия уже не отдельного органа, а личности в целом, включая ее психофизический строй1.
«Установка, – пишет Ю.В. Чуфаровский, – есть психическое
состояние человека как субъекта деятельности, определяющее
готовность и конкретные особенности его поведения в ответ на
воздействия внешней среды»2.
Социальная установка, возникающая в каком-либо виде
деятельности, мыслится как фактор формирования социального
поведения человека, выступающий в форме отношения последнего к условиям его деятельности3.
Нередко установка определяется как «стереотипная готовность действовать в соответствующей ситуации определенным
образом»4.
Развитие представлений о социальных (в том числе правовых) установках привело исследователей к выводу, что далеко не
все достижения экспериментальной психологии могут использоваться для их характеристики.
В работах, посвященных юридическим установкам, отмечается, что в их формировании главная роль принадлежит познавательной активности личности. Причем для верного решения задачи нужна интенсивная работа мысли, она характеризует состояние готовности к совершению действия, поступка. Эмоциональное постижение права не всегда приводит к верным право-
1
См.: Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. С. 520.
Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология: учебник. М., 2010.
С. 109.
3
См.: Асмолов А.Г., Ковальчук М.А. О соотношении понятия установки в общей и социальной психологии ... С. 387.
4
Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии: учебник
для вузов. М., 1996. С. 68.
2
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вым представлениям и воззрениям. Иными словами, восприятие
правовых явлений невозможно без активной работы сознания1.
В правовой сфере установки приобретают специфическое
содержание. Оно настолько многогранно, что большинство исследователей данного феномена отмечают невозможность вместить его в одно сжатое определение.
Н.Н. Вопленко рассматривает установку как устойчивую
положительную реакцию личности на правовую действительность2.
«Сущность установки в правовой сфере, – по мнению
Н.В. Щербаковой, – определяется самым общим образом как
предрасположенность личности к восприятию содержания нормы
права, его оценке, готовность к совершению действия, поступка,
имеющего юридическое значение, или же как вероятность того
или иного варианта поведения (деятельности) в сфере правового
регулирования»3.
В.Н. Карташов под установкой понимает «состояние готовности действовать тем или иным образом, предрасположенность
субъекта к определенному восприятию фактического и правового
материала в конкретной социально-правовой ситуации»4.
Анализ приведенных выше и иных определений установок
привел нас к выводу, что необходимо выделять следующие признаки правовой установки.
1. Юридическая установка – специфическая разновидность
социальных (политических, идеологических, культурных, религиозных и иных) установок. Поэтому ей присущи все основные
свойства, характерные для социальных установок.
В отличие от психологических установок, в которых преобладают эмоции, чувства, в правовых установках как разновидно1
См.: Щербакова Н.В. Социально-психологические основы правомерного поведения личности в СССР. С. 29.
2
См.: Вопленко Н.Н. Социалистическая законность и применение
права. Саратов, 1983. С. 44.
3
Щербакова Н.В. Правовая установка и социальная активность личности. С. 8.
4
Карташов В.Н. Теория правовой системы общества. Т. 2. С. 46.
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сти социальных доминантой является рациональное, сознательное начало – идеи, мысли, оценки1.
2. Юридическая установка – важнейший компонент психологического механизма поведения личности. Она является тем
звеном, которое связывает правовые чувства, эмоции, мотивы,
оценки, отношения индивида к ценностям права с поведением,
деятельностью в рамках правового регулирования. Установка –
«мостик» между психической сферой человека и его действиями.
Юридическая установка тесным образом взаимодействует с
другими компонентами психологического механизма юридического поведения личности, прежде всего, мотивами. Образование
установки предполагает вхождение субъекта в ситуацию и принятие им задач, которые в ней возникают. Она зависит от распределения того, что значимо для индивида. Смена установки означает преобразование мотивации индивида. Установка возникает в
результате определенного распределения и внутреннего взаимодействия тенденций, выражающих направленность личности,
представляя их итог в состоянии динамического покоя и предпосылку, фон, на котором они в дальнейшем развиваются2.
«Установка, – пишет И.С. Кон, – не только более устойчива,
нежели мотив, но и гораздо сложнее: она включает и мысль, и
чувство, и побуждение к действию»3.
3. Большинство ученых, исследовавших установку личности, определяют ее через понятие готовности. Готовность действовать определенным образом – главный признак установки. Она
может выражаться в возможности предусмотренных правом активных действий (в правотворческой, правоприменительной и
иных областях), в воздержании от поступков, запрещенных правовыми нормами, и т.п. Готовность понимается как предрасположенность субъекта, побуждающая его действовать в правовой
сфере определенным образом скорее, чем каким-либо другим.
1
См.: Щербакова Н.В. Социология правовой установки личности: дис.
… д-ра юрид. наук. М., 1992. С. 21.
2
См.: Рубинштейн С.Л. Указ. соч. С. 520.
3
Кон И.С. Социология личности. М., 1967. С. 83.
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Так, в литературе подмечена общая предрасположенность
свидетелей, дающих показания в суде, помочь тому, кто нуждается в помощи. Такое естественное влечение усиливается, когда
подсудимый и свидетель принадлежат к одной корпорации: добросовестно заступаясь за подсудимого, свидетель охраняет и собственное доброе имя. Люди, объединенные общим знаменем,
иногда только общим названием, с крайней неохотой изобличают
товарища в недостойном или противозаконном поступке1.
4. Важный признак установки – ее предваряющее действие.
Категория установки характеризует состояние личности в момент, предшествующий совершению действия. Поэтому некорректным, на наш взгляд, является включение в структуру установки поведенческого компонента в виде объективированных вовне реакций индивида, выработанных им навыков и т.п.
5. Особенностью рассматриваемой нами установки является
юридический характер объектов, с которыми она связана. В качестве таковых могут выступать отдельные нормы или институты
права, юридические действия (операции), средства и способы их
осуществления, элементы правомерного и противоправного поведения личности.
6. Основой для формирования юридической установки личности является предшествующий опыт. Возникает установка в
результате сознательного или неосознанного «сканирования»
психикой человека юридических явлений, состояний и пр., с которыми он столкнулся в ходе своей жизнедеятельности.
7. Установка – фактор, направляющий и организующий
протекание психических процессов, регулирующий поведение
личности по отношению к правовым объектам.
Пример интересной установки судьи в процессе приводится
в книге П. Сергеича «Искусство речи на суде»: «И коронные судьи, и присяжные заседатели, – пишет автор, – бывают весьма
склонны преувеличивать свой ум и знание людей и пренебрежительно относятся к молодому товарищу прокурора или помощнику присяжного поверенного; они по большей части думают, что
1
См. подробнее: Сергеич П. Искусство речи на суде. М., 2009. С. 210–
211.
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
речи сторон – ненужная болтовня, что они сами понимают дело
лучше ораторов и знают без них, как надо решить его»1.
8. Фиксированные юридические установки личности входят
в систему ее ценностных ориентаций, носят стабильный, устойчивый характер.
С другой стороны, ошибочным было бы характеризовать
юридические установки индивида как статичную категорию. Им
присущ и определенный динамизм. Так, П.К. Анохин социальную
установку рассматривает как динамичную функциональную систему, регулирующую поведение личности по отношению к социальному объекту2.
Складываясь в ходе развития индивида, юридические установки постоянно перестраиваются в процессе его деятельности.
По мере личностного роста изменяется и «набор» установок человека. На формирование установок оказывают влияние различные факторы – условия жизни личности, ее социально-правовой
статус, принятые в обществе стандарты правового поведения,
уже имеющиеся установки и т.п.
В правовой науке предлагаются различные классификации
правовых установок, рассмотрение которых является залогом более полного раскрытия сущности исследуемого явления. Часть
классификаций заимствованы из психологии, другие являются
следствием развития представлений о правовой установке. Рассмотрим основные из них.
Представители психологической науки ведут речь о различной степени неосознанности установок3 и делят последние на более и менее неосознанные.
Для правоведов в свете постановки проблем правового воспитания, пропаганды и т.п. большую актуальность приобретает
исследование «сознательных» компонентов в структуре юридической установки личности. Поэтому следует, на наш взгляд, раз1
Сергеич П. Искусство речи на суде. С. 92.
См.: Психология: учебник для педагогических вузов / под ред.
Б.А. Сосновского. М., 2005. С. 304.
3
См.: Общая психология / под ред. А.В. Петровского. С. 214; Романов В.В. Юридическая психология: учебник. М., 2010. С. 107-109.
2
70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
личать сознательно сформированные и спонтанно возникшие
юридические установки в зависимости от характера их формирования, включенности в эти процессы элементов сознания. Первые
целенаправленно формируются нами, фиксируются в нашем сознании. С течением времени они могут подвергаться переосмыслению, заменяться на новые. Вторые возникают спонтанно, под
воздействием различных жизненных факторов, однако заключают в себе не меньшую степень готовности личности к совершению того или иного поступка, к осуществлению деятельности.
По времени действия установки подразделяются на кратковременные (одномоментные) и длительного действия. Первые
возникают и реализуются в каждый момент деятельности личности, последние представляют собой жизненные принципы, ориентации субъектов.
По степени устойчивости выделяют фиксированные (закрепленные, точные) и слабо фиксированные (неопределенные) правовые установки.
«Четкие границы степени фиксированности правовой установки выявить очень трудно, – отмечает Н.В. Щербакова. – Даже
сам человек не всегда может определить степень усвоенности тех
или иных правовых знаний, не может точно предсказать, как поступит в той или иной ситуации, так как не всегда осознает,
сформировалась ли готовность к действию, не разрушится ли эта
готовность под воздействием какого-то случайного фактора»1.
В психологии принята классификация установок по отношению к различным фактам общественной жизни (событиям,
людям и т.д.) на позитивные и негативные, принимающие характер предубеждения.
Аналогичным образом и юридическая установка может нести в себе положительный либо отрицательный заряд. Под воздействием разнообразных факторов реальной действительности у
субъектов формируются позитивные установки по отношению к
правовым явлениям и действиям, а также имеющим юридическое
значение фактическим обстоятельствам, либо негативные.
1
Щербакова Н.В. Правовая установка и социальная активность личности. С. 27.
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Так, одной части российского общества свойственна активная гражданская позиция, выражающаяся в регулярном участии в
выборах различных уровней власти в стране, в проводимых общественных, публичных слушаниях и т.п. У другой, значительно
большей его части, сформировалась предрасположенность к игнорированию подобного рода мероприятий.
Проиллюстрировать сказанное можно, обратившись к результатам прошедших в августе 2011 г. дополнительных выборов
в советы муниципальных образований в двух округах СанктПетербурга. Перед началом выборов представитель городской
избирательной комиссии отмечал, что активность петербургских
избирателей на муниципальных выборах трудно прогнозировать в разные периоды она составляла от 0,9% (!) до 30%1. По данным
РИА Новости в Петровском округе явка составила 31,33%, в округе Красненькая Речка – 18,3% избирателей2. Высокая явка, по
мнению обозревателей, вызвана участием в выборах в качестве
кандидата в депутаты губернатора Санкт-Петербурга Валентины
Матвиенко.
Примером негативной юридической установки может служить предубеждение участников уголовного судопроизводства
(следователя, прокурора, суда) в отношении виновности подозреваемого (обвиняемого, подсудимого), которое ведет к доминированию в их сознании обвинительных доказательств, оправдательные же доказательства отступают на второй план.
Предвзятость, составляющая сущность многих установок,
либо является результатом поспешных и недостаточно обоснованных выводов из некоторых фактов личного опыта человека,
либо это результат некритического усвоения стереотипов мышления – стандартизированных суждений, принятых в определенной общественной группе.
В юридической литературе отмечается, что правовая установка может заключаться в настрое личности на совершение правомерного действия, представлять потенциально позитивное начало в человеке, а может выражаться в готовности к противо1
2
URL: http://ria.ru/politics/20110821/421256829.html
URL: http://ria.ru/politics/20110821/421237405.html
72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
правному поведению (деятельности), нести антиобщественный,
антиправовой заряд.
В правовой науке общепризнано, что для формирования установки индивида на правомерное поведение в той или иной сфере важно тщательно изучить и классифицировать потребности
личности в правовом регулировании соответствующих общественных отношений как первоначального, глубинного фактора зарождения установки на соблюдение норм права.
Исследование обозначенных групп установок, равно как и
причин их формирования, имеет большое значение для грамотной организации системы правового воспитания личности, должно учитываться при осуществлении правового регулирования, в
правоприменении и т.д.
Исследователи социальной установки долгое время ограничивали сферу ее действия областью индивидуального поведения.
Впоследствии было признано ее свойство выполнять функции регулятора не только на индивидуальном, но и на групповом уровне.
Правовые установки по носителю также классифицируются
на индивидуальные и общие (принятые в той или иной социальной группе). Последние по тому же критерию можно подразделить на групповые, классовые, национальные и т.п.
С учетом уровня развития носителя установок формируются профессиональные и непрофессиональные правовые установки. Указанную классификацию можно продолжить. В частности,
в зависимости от субъектного состава в общей массе профессиональных установок следует выделять установки судей, прокуроров, следователей и т.д.
Практически и теоретически значимой представляется классификация правовых установок в зависимости от вида юридической практики (правотворческой, правореализационной, судебной, нотариальной и т.п.).
В зависимости от источника, «дающего жизнь» правовой
установке, последние могут быть следствием восприятия положений, содержащихся в нормативных правовых актах и договорах. В ряде случаев формированию правовых установок способствует информация, полученная из юридической практики либо
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
правовой доктрины. Подмечено, что источники, из которых личность черпает информацию о правовых явлениях и процессах,
определяют объем и глубину правовых знаний, непосредственное
отношение личности к элементам правовой системы общества,
влияющее в конечном итоге на формирование правовой установки.
Некоторые авторы дифференцируют правовые установки,
связанные с действием принципов права (они служат характеристикой жизненной позиции личности), и установки, направленные на соблюдение конкретных правовых норм (должны прекратить свое существование с отменой правовых предписаний)1.
В правовой науке указывается на необходимость деления
установок на виды в зависимости от их отраслевой принадлежности (установки в сфере действия уголовного, гражданского, семейного, трудового, финансового права и т.д.), степени юридической силы источников права, исторического типа общества и т.д.
Известно, что действенность права зависит не только от совершенства самой юридической нормы, но и более всего от установки на ее соблюдение субъектов права2.
Какую же роль играют установки в правовом поведении?
В литературе описаны самые различные функции социальной установки личности: адаптивная, защитная, экспрессивная
(выражает индивидуальную значимость культурных (правовых)
ценностей), познавательная и функция координации всей познавательной системы психических процессов3.
Рассматривая установки с точки зрения потребностей, которые они удовлетворяют, отдельные авторы выделяют такие
функции, как инструментальная (приспособительная, утилитарная), эго-защитная, выражения ценностей и организации знания,
познания действительности4.
1
См.: Кваша А.А. Правовые установки граждан: автореф. дис. …
канд. юрид. наук. Волгоград, 2002. С. 11.
2
См.: Явич Л.С. Общая теория права. Л., 1976. С. 202.
3
См.: Психология: учебник / под ред. А.А. Крылова. С. 265.
4
См.: Шихирев П.Н. Указ. соч. С. 371-372.
74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
На наш взгляд, правовые установки выполняют следующие
функции.
Регулятивная – основная их функция. Установка направляет
деятельность человека, она управляет реакциями личности в ответ на воздействие каких-то внешних факторов. Именно потому,
что можно усмотреть непосредственную связь между правовой
установкой и поведением личности и в ряде случаев спрогнозировать ее поступки, изучению установок в правовой сфере уделялось особое внимание. По мнению некоторых авторов, знание закономерностей проявления установки – необходимое условие для
оценки личности преступника, потерпевшего и т.д.1 Установки –
своего рода «ключ» к проблеме целенаправленного осуществления правового воспитания и пропаганды.
Вместе с тем, не следует абсолютизировать регулирующее
значение правовых установок и забывать, что деятельность человека определяется всей системой психологических, социальных,
правовых и иных факторов. На поведение личности оказывают
влияние, помимо правовой установки, также убеждения, цели,
мотивы, ценностные ориентации личности и некоторые другие
моменты2. Чтобы попытаться объяснить какой-либо поступок,
нельзя исходить только из социальной, либо только психологической, либо правовой установки, действующих в изоляции одна от
другой, тем более, что в действительности не существует строго
очерченной границы между различными установками3.
Таким образом, правовая установка – компонент механизма
регуляции социально-правового поведения личности.
Установка личности, в которой сконцентрировано определенное правовое содержание, играет существенную роль в восприятии, в познании человеком правовой действительности (правовых явлений, процессов и состояний). Она выступает как бы
апперцепцией всего бытия личности4, в известной степени упро1
См.: Чуфаровский Ю.В. Указ. соч. С. 108 и след.
См.: Максимова И.М. Указ. соч. С. 13.
3
См. подробнее: Щербакова Н.В. Социология правовой установки
личности. С. 94-95.
4
См.: Рубинштейн С.Л. Указ. соч. С. 521.
2
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
щает познавательные процессы. Поэтому имеет смысл говорить о
гносеологической функции правовой установки.
Облегчая процесс познания, установки позволяют своему
носителю предельно быстро ориентироваться в социальноправовой ситуации. Нередко они освобождают субъекта от необходимости принимать решения в стандартных, ранее встречающихся случаях, выполняя ориентационную функцию.
Установка – фактор, направляющий и организующий протекание психических процессов, упорядочивающий наши реакции. Правовые установки определяют устойчивый, последовательный, целенаправленный характер протекания юридической
деятельности, выступают как механизм ее стабилизации1, а потому следует указать на их организационную функцию.
Правовая установка способствует привлечению необходимых для того или иного варианта поведения психических и иных
ресурсов, осуществляя мобилизующую функцию.
Адаптационная функция выражается в том, что правовые
установки позволяют сохранить направленность действий в непрерывно изменяющихся социально-правовых ситуациях.
Сигнальная функция состоит в выполнении ими задачи «индикаторов» эффективности правового регулирования. Правовая
установка выражает отношение ее носителя к тому или иному
элементу правовой системы общества (действующим правовым
нормам, практике их реализации), а также к желаемым изменениям указанных элементов.
Как уже отмечалось, установки не являются статичными,
застывшими элементами человеческой психики. Они подвержены
постепенным изменениям. Правовые установки формируются по
мере развития личности и постоянно перестраиваются в процессе
ее юридической деятельности. Для этого надо «расшатать» их,
т.е. заставить человека засомневаться в их адекватности, незыблемости «прописных» истин и т.д.2
Эти и другие моменты должны учитываться в процессе
юридического образования и воспитания, разработки методик,
1
2
См.: Карташов В.Н. Теория правовой системы общества. Т. 2. С. 46.
См.: Шихирев П.Н. Указ. Соч. С. 376.
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
направленных на повышение уровня правосознания, особенно
служащих и должностных лиц, закладывать основы правопослушного поведения у подрастающего поколения, поскольку
сложнее впоследствии корректировать проявления юридической
антикультуры: романтизма и нигилизма, догматизма и инфантилизма, цинизма и др.
3.4. Стереотипы юридических установок личности
В отечественной и зарубежной литературе нет принципиальных разногласий по поводу определения «стереотип». В качестве такового выступает устойчивое схематическое представление о явлении, выражающее привычное отношение личности к
происходящей ситуации, выработанное на основе внутренних
ощущений, взглядов, эмоций, идей, идеалов, предшествующего
опыта и под влиянием определенных социальных условий и обстоятельств.
Применительно к юридической действительности стереотип
можно рассматривать как относительно стабильное представление о праве и правовых явлениях, основанное на правосознании
и/или подсознании, а также опыте правового поведения личности, и проявляющееся в юридических установках, предписаниях,
действиях, средствах и способах их осуществления, результатах
действий и т.д.
В целях более глубокого познания сущности феномена
«стереотип правовой установки» необходимо индивидуализировать его среди ряда юридических феноменов, которые в силу
внешней однородности терминов, их обозначающих, могут ошибочно трактоваться в качестве синонимов.
В первую очередь необходимо соотнести понятия «стереотип юридической установки» и «юридическая установка личности», поскольку в литературе очень часто происходит смешение
этих категорий. Существенное отличие между ними заключается
в следующем:
Во-первых, стереотип существует в понятийной форме как
своеобразный гносеологический образ, а юридическая установка
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
представляет собой неосознанную и/или осознанную готовность
человека что-либо предпринять.
Во-вторых, стереотипность юридического поведения следует понимать как склонность применять соотносимые с целями
привычные, часто употребляемые, относительно устойчивые,
обобщенные и упрощенные способы, программы действий, нивелирующие частные и особенные черты объекта деятельности
(склонность и свойство достигать цели привычными и удобными
способами с минимальными затратами субъективных усилий)1.
В-третьих, если установка – это готовность к юридическому
поведению, то стереотип – определенный образ возможного поведения, сложившийся в результате повторения определенных
юридических действий или мыслеобразов (представлений о действиях), основанных на личном или общественном опыте.
Стереотип может оставаться в сознании, не достигая готовности к юридическому поведению. Установка на деятельность, в
том числе на юридическую, может возникнуть и реализоваться
спонтанно. При этом реализацию установки более или менее достоверно можно верифицировать лишь через объективацию в поведении личности.
Это не все отличительные черты данных явлений, но их
достаточно, чтобы разграничить юридическую установку и стереотип юридической установки.
Следует различать понятия «стереотип юридической установки» и «нормативная установка». В теории права учеными под
нормативной установкой понимается норма права. Общеизвестно, что нормы права – это логически завершенные и цельные общеобязательные веления (правила, требования, распоряжения),
которые выражены и непосредственно закреплены в соответствующих единицах (статьях, абзацах, параграфах, пунктах, частях
и т.п.) текста2.
1
См.: Пискарев Д.П. Социально-психологические стереотипы противоправного поведения молодежи. Москва; Кострома, 1999. С. 17.
2
См.: Юридические записки ЯрГУ им. П.Г. Демидова. Вып. 15: Нормы права: теория и практика. Ярославль, 2011.
78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Данные явления обладают рядом общих признаков: обязательностью, обеспеченностью, определенностью и др. Однако это
не означает их тождественности. Отличия между ними проявляются в следующем: а) стереотип юридической установки является категорией субъективного мира, а норма права – объективной
реальности; б) стереотип юридической установки имеет обязательный характер для какой-то определенной группы лиц, а норма права в силу своей объективности имеет обязательный характер для неопределенного круга людей, их коллективов и организаций; в) данные явления различаются по способам их обеспечения: следование нормам права обеспечивается внешней силой –
публичной властью, которая действует во всем обществе и применяется от его имени в целях защиты общих интересов; опорой
для выполнения юридических стереотипов служат внутренние
убеждения людей, их совесть и т.д.1; г) норма права выражается в
определенных формально юридических источниках права, а стереотип юридической установки неотделим от психики человека,
это правовой феномен, живущий в подсознании и правосознании
личности в виде потенции к юридическому поведению.
Характеризуя стереотипы юридических установок, следует
выявить различия между ними и навыками, умениями и привычками. Несмотря на то, что юридические стереотипы, навыки,
умения и привычки образуют некую устойчивость и автоматизм,
характер и природа их образования носят разный характер.
В психологии навык определяется как «действие, сформированное путем повторения, характеризующееся высокой степенью освоения и отсутствием поэлементной сознательной регуляции и контроля»2, «автоматизированный способ выполнения действий, сформированных в процессе соответствующих упражнений»3. Следует отметить, что юридические навыки относятся к
вторичным элементам юридического поведения, поскольку они
1
См.: Абрамов А.И. Функции правосознания и их роль в реализации
функций права // Правоведение. 2006. №5. С. 29.
2
Психология: Словарь / под ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. М., 1990.
3
Курс общей, возрастной и педагогической психологии / под ред.
М.В. Гамеза. М., 1982. С. 138.
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ранее протекали с осознанием характера данного поведения, а
лишь потом отдельные элементы поведения стали автоматизированными.
Необходимо отличать навык и умение. Под умением в юридической психологии понимают «владение сложной системой
психических и практических действий, необходимых для целесообразной регуляции деятельности имеющимися у субъекта знаниями и навыками»1.
Умения в отличие от навыков образуются в результате координации навыков, объединяя их в систему с помощью действий, находящихся под сознательным контролем. Умения в отличие от навыков всегда предполагают активную интеллектуальную деятельность (поведение) и обязательно обусловлены процессом мышления2.
Навык, иначе говоря, связан с приобретением личностью
определенного умения. При долгом отсутствии упражнений, тренировок навык утрачивается. В отличие от привычки, навык, как
правило, не связан с устойчивой тенденцией к актуализации в
определенных условиях.
Привычка отличается от навыка тем, что она является новым мотивом у ранее сформировавшегося действия, определяемым потребностью в выполнении последнего. В.Н. Чулахов подчеркивает, что решающее значение для отделения привычки от
других элементов деятельности является констатация возникновения у личности при осуществлении привычки физического и
психического самочувствия, окрашиваемого положительным
эмоциональным фоном «приятного удовольствия»3. При отказе
от привычки у человека возникает чувство дискомфорта. Навык в
отличие от привычки характеризует действие с точки зрения освоения, позволяет мастерски осуществлять деятельность, но не
стимулирует человека к деятельности, пока перед ним не возник-
1
Общая психология / под ред. А.В. Петровского. М., 1981. С. 138.
См.: Чулахов В.Н. Криминалистическое исследование навыков и
привычек человека. М., 2003. С. 17.
3
Там же. С. 21.
2
80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нет соответствующая цель и задача. Привычки характеризуются
внутренними потребностями в определенных видах поведения.
Привычка – это автоматизированный, относительно устойчивый и индивидуальный компонент деятельности, регулярно
повторяемый человеком в связи с удовлетворением его внутренних психофизиологических потребностей и обусловленный закономерностями формирования соответствующего динамического
стереотипа1.
Устойчивость навыков и привычек включает в себя возможность к неоднократному воспроизведению и способность к
сохранению (восстановлению) заученных действий.
Юридический стереотип относится к разряду «гибридных»
компонентов, поскольку представляет собой взаимодействие мотивационных, познавательных и т.п. элементов. В отличие от
привычки он целенаправлен (формирует готовность личности к
правовому поведению). Юридический стереотип не испытывает
потребности в своей реализации безотносительно своего содержания. Он реализуется в актуальной ситуации, при наличии потребности личности в выборе юридического варианта поведения.
В отличие от навыка юридический стереотип личности не требует мастерства исполнения.
Стереотипы юридических установок – полиструктурные явления. Особенность логической их структуры состоит в том, что
основное место в ней занимают рациональные, а не сензитивные
элементы. Это связано с тем, что стереотип юридической установки относится к числу деонтичных явлений и доминирующую
роль в нем играет именно осознание личностью норм и принципов права, легальных дефиниций и других нормативно правовых
предписаний, а не ее эмоции и чувства.
Следует выделять три элемента в логической структуре стереотипа юридической установки:
а) когнитивный (отражает уровень познавательной активности личности, свидетельствует о степени знания ею определенного нормативного массива);
1
См.: Чулахов В.Н. Криминалистическое исследование навыков и
привычек человека. С. 26.
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
б) эмоциональный (выражает рефлексию человека по отношению к тому или иному юридическому предписанию или иллюстрирует уровень либо его одобрения, либо неприятия, а также
содержит оценку правового поведения людей, которые поступают в соответствии или вопреки данному предписанию);
в) поведенческий (выражается в многочисленных взаимосвязях между людьми, между личностью и должностными лицами государственных и негосударственных органов и коллективов, а также определяет перспективность взаимосвязей субъекта с
членами различных групп с точки зрения социального самочувствия и самовыражения личности.
Пространственная структура позволяет рассмотреть следующие виды стереотипов, основания деления которых аналогичны правовым установкам.
По отраслевому признаку различаются стереотипы юридических установок в конституционном, гражданском, административном и т.п. праве.
В зависимости от типа отношения личности к праву их
можно разделить на активно-позитивные, традиционнопозитивные, неустойчивые, негативно отклоняющиеся, «пограничные» и т.д.
По кругу лиц можно анализировать стереотипы юридических установок граждан, иностранцев, лиц без гражданства и т.д.
В зависимости от времени их действия выделяются постоянные и
временные стереотипы. По степени определенности следует разграничивать фиксированные и актуально-моментальные стереотипы юридических установок.
По мотиву, который побуждает личность к совершению того или иного правового поведения, можно выделить принципиальные, прагматические и вынужденные стереотипы установок.
Особенности и направленность воздействия их на правовое
поведение личности позволяет различать стереотипы юридических установок, побуждающих к правомерному поведению и
противоправному поведению.
Таким образом, мы видим, что классификации стереотипов
установок во многом сходны с классификациями самих юридических установок.
82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Временная структура позволяет раскрыть стадии формирования стереотипов юридических установок.
Нами установлены четыре основные стадии (этапа):
– информационный этап – связан с получением личностью
юридических знаний, соотнесением поступившей информации с
уже имеющейся и формированием правовых представлений о тех
или иных юридических явлениях или социально-правовых ситуациях;
– оценочный этап характеризуется тем, что личность на основе имеющихся юридических знаний и представлений вырабатывает свое отношение к поступившей юридической информации, оценивает ее;
– эмоциональный этап означает формирование у личности
внутреннего убеждения в необходимости и целесообразности
следования юридическим предписаниям или их отрицанию;
– установочный этап, являясь заключительным, предполагает формирование у личности готовности к правовому поведению, то есть связан с окончательным оформлением стереотипов
юридических установок.
Влияние стереотипов юридических установок на правовое
поведение личности выражается в том, что, во-первых, они лежат
в основе правового поведения личности, обусловливают его целесообразность и направленность; во-вторых, активизируют
юридическое поведение личности и содержат в себе шаблоны
должного реагирования и юридически значимого поведения в определенной ситуации; в-третьих, они не только выражают представления и отношения личности к правовым нормам и принципам, к другим нормативно-правовым предписаниям, но и формируют готовность к действию либо в соответствии с нормативными образцами, либо вопреки им; в-четвертых, свидетельствуют о
предрасположенности личности к тому или иному поведению,
поскольку в них спроектирован мысленный образ юридических
действий или бездействия, сформированный в сознании личности
для реализации в определенной ситуации; в-пятых, являются
стержнем позитивной юридической ответственности личности,
прежде всего, перед собой за совершение юридического деяния.
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В свою очередь, правовое поведение является внешней
формой выражения стереотипов юридических установок личности. Оно раскрывает процесс реализации этих стереотипов и иллюстрирует его особенности; отражает качество их усвоения индивидом, раскрывает действительные правовые потенции личности.
84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава IV.
Программно-целевой блок
психологического механизма
юридического поведения личности
4.1. Цели и задачи юридического поведения личности
Проблемы телеологии (учения о целях, от греч. telos – цель и
logos –и учение) издавна привлекали внимание философов, политиков, юристов, а также представителей других наук. В обыденном
смысле цель – это «предмет стремления, то, что надо, желательно
осуществить»1; в философском – «отображение в сознании определенного объекта того, что является предметом потребностей, интересов и ценностей, на достижение которых (как желательного, полезного результата) направлена деятельность социального субъекта
– личности, социальной группы, исторической общности, общества»2; в психологическом – «1. Конечный ожидаемый результат какого-либо процесса: движения, действия, деятельности и т.п.;
2. Символ, образ, идея, которая представляет собой конечный,
внутренний результат целенаправленного поведения»3.
Начало разработки вопросов телеологии в юриспруденции
было положено Р. Иерингом в многотомном труде под названием
«Цель в праве». Основной мыслью работы была идея о предопределенности права его целями (социальными, политическими, экономическими и пр.). В итоге ученый фактически исследовал не
«внутренние», а «внешние» по отношению к праву цели, что послужило основанием для критики его позиции со стороны современников. Так, Б.А. Кистяковский пишет: «Р.Ф. Иерингу вполне
1
Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка:
80000 слов и фразеологических выражений. М., 2003. С. 873.
2
Новейший философский словарь / В.А. Кондрашов, Д.А. Чекалов,
В.Н. Копорулина / под общ. ред. А.П. Ярещенко. Ростов н/Д., 2008. С. 613.
3
Психологический словарь / Р.С. Немов. М., 2007. С. 472.
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
основательно можно сделать упрек, что он исследует не «цель в
праве», а «цель вне права»1. Несмотря на это, методологические
основания, заложенные указанной работой, на долгие годы определили основные направления развития философских и правовых исследований в области телеологии.
В частности следует отметить труды зарубежных и русских
дореволюционных юристов, таких как: В. Дильтей, Г. Еллинек,
Г. Радбрух, Р. Штаммлер, Е.В. Васьковский, П.Г. Виноградов,
А.А. Жижиленко, Н.М. Коркунов, Л.И. Петражицкий, В.Ф. Тарановский, Е.Н. Трубецкой, Г.Ф. Шершеневич и др.
Серьезные дискуссии разворачивались на конференциях и
страницах юридических журналов в период с конца 60-х по 80-е гг.
XX века. Современные ученые также не утратили интерес к вопросам целеполагания в их взаимосвязи с проблемами рациональности
и эффективности юридической деятельности.
Кратко обозначим некоторые точки зрения. Р. Акофф и
Ф. Эмери представляют цель в виде желаемого результата, недостижимого за рассматриваемый промежуток времени, но доступного
в будущем, причем за данный период к нему можно приблизиться2.
«Цель, – пишет Б.Т. Базылев, – есть идеальное, мысленное
представление результатов отдельного действия или системы действий (поведения, деятельности) субъекта-человека, социальной
группы, государства, общества»3.
К.В. Шундиков полагает, что юридическая (правовая) цель
должна рассматриваться как идеально предполагаемая и гарантированная государством модель какого-либо социального состояния
или процесса, к достижению которой при помощи юридических
средств стремятся субъекты правотворческой и правореализационной деятельности. Причем, по мнению автора, указанным понятием
охватывается как цель в праве (официальный ориентир, установленный на нормативном уровне), так и цель в юридической прак1
Кистяковский Б.А. Философия и социология права / сост., примеч.,
указ. В.В. Сапова. СПб., 1999. С. 388.
2
См.: Акофф Р., Эмери Ф. О целеустремленных системах: пер. с англ.
/ под ред. и с пред. И.А. Ушакова. М., 2008. С. 63-65.
3
Базылев Б.Т. Цели и функции юридической ответственности // Вопросы теории права и государственного строительства. Томск, 1978. С. 29.
86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тике (ориентир конкретного субъекта правореализационного процесса), ибо в идеале они совпадают1.
Н.П. Котляр предложил понимать цель как «модель, которая
управляет деятельностью системы»2. М.В. Бавсун же указывает,
что цель служит не только конкретным результатом, который хотел
бы получить человек, она обусловливает действия, осуществление
которых необходимо для ее достижения3.
Категория «цель» может характеризовать различные юридические феномены. Так, широкое распространение получила практика закрепления целей правового регулирования в отдельных
статьях нормативных актов4.
В правоприменительной практике выяснение целей поведения субъекта имеет ключевое значение для правильного разрешения юридического дела. Например, выявленные летом 2010 года
факты поджогов жителями своих домов с целью получения государственной компенсации привели не только к лишению их права
на соответствующие выплаты, но и послужили основанием для
возбуждения ряда уголовных дел5.
Телеологическое толкование – распространенный метод работы интерпретационных органов. Например, Конституционный
Суд РФ в постановлении от 22 июня 2010 г. №14-П подчеркнул,
что «цели ограничения прав и свобод должны быть не только
юридически, но и социально оправданны, а сами ограничения –
адекватными этим целям и отвечающими требованиям справедливости; при допустимости ограничения федеральным законом
того или иного права в соответствии с конституционно одобряе1
См.: Шундиков К.В. Цели и средства в праве: дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1999. С. 8.
2
Котляр Н.П. Цель как модель деятельности. М., 1991. С. 9.
3
См.: Бавсун М.В. Целесообразность в уголовном праве: дис. … канд.
юрид. наук. Омск, 2002. С. 16.
4
См., например: Закон Ярославской области от 7 октября 2008 г.
№50-З «Об общественной палате Ярославской области» // Губернские вести. 2008. 10 окт.
5
См.: В России начались поджоги ради новых домов: во Владимирской области спалили целую деревню // URL: http://www.newsru.com/russia
/02aug2010/fire.html
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мыми целями государство должно использовать не чрезмерные, а
только необходимые и строго обусловленные этими целями меры; публичные интересы, перечисленные в статье 55 (часть 3)
Конституции Российской Федерации, могут оправдывать правовые ограничения прав и свобод, только если такие ограничения
адекватны социально необходимому результату; недопустимо
искажение в ходе правового регулирования самого существа конституционного права или свободы; цели одной только рациональной организации деятельности органов власти не могут служить основанием для ограничения прав и свобод»1.
В научной литературе понятие «цель» используется также
при характеристике правоотношений и обязательств, доказывания
и юридической ответственности, судопроизводства и др.
Широкая палитра мнений представлена в отношении классификации целей юридической деятельности. Например, предлагается выделять реальные и демагогические; количественные и качественные; типичные и случайные; текущие и краткосрочные;
среднесрочные и долгосрочные; тактические и стратегические;
общие и частные (конкретные); истинные и ложные; общеправовые и отраслевые; функциональные и предметные цели.
Серьезному исследованию подвергнуты проблемы социального, экономического, политического и иного целеполагания, отдельные ученые предлагают говорить о «дереве целей»2.
Цель в праве теснейшим образом связана с категорией «задачи», что зачастую приводит к их отождествлению в юридической
науке и практике. Так, задача представляется в виде: ближайшей,
1
Постановление Конституционного Суда РФ от 22 июня 2010 г.
№14-П «По делу о проверке конституционности подпункта «а» пункта 1 и
подпункта «а» пункта 8 статьи 29 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан
Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина А.М. Малицкого» //
Российская газета. 2010. 7 июля.
2
См.: Эекхофф И., Ходов Л.Г. Цели и средства государственного регулирования жилищного хозяйства // Жилищное право. 2008. № 3. С. 5355.
88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
юридически обязательной цели1; совокупности способов, служащих для достижения цели2; результатов, достижение которых
возможно в настоящем3 и пр.
На наш взгляд, цель составляет важную часть (идеальную
модель, образ) психологического механизма юридической деятельности, а задачи формируют основу для внешнего выражения
цели в виде плана или программы действий. В частности, цель
защиты прав и законных интересов несовершеннолетних на территории области, декларированная в п. 1 ст. 1 Закона Ярославской области от 7 апреля 2003 г. №17-З, конкретизируется в следующих задачах:
– координирования деятельности органов и учреждений государственной системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних на территории области;
– оказания содействия в реализации и обеспечения защиты
прав и охраняемых законом интересов несовершеннолетних во
всех сферах жизнедеятельности;
– осуществления контроля за предоставлением несовершеннолетним гарантированных прав в области содержания, воспитания, образования, охраны здоровья, социального обеспечения и
иных социальных услуг;
– обеспечения принятия мер к защите несовершеннолетних
от физического, психического, сексуального, психологического и
иных форм насилия, а также от вовлечения в различные виды антиобщественного поведения;
– организации контроля за условиями воспитания, обучения, содержания несовершеннолетних, обращения с ними в учреждениях системы профилактики безнадзорности и правонару1
См.: Рабинович М.П. О юридической природе целей правовых актов
// Правоведение. 1971. С. 28.
2
См.: Ченцов Н.В. Государственный интерес в гражданском процессе
// Теория и практика субъективных прав и процессуальной формы их защиты: сборник научных статей. Тверь, 2000. C. 4.
3
См.: Ефимичев С.П., Ефимичев П.С. Задачи предварительного расследования // Журнал российского права. 2006. № 9. С. 83-84.
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
шений несовершеннолетних на территории Ярославской области1.
При исследовании целей и задач важно также подчеркнуть,
что в большинстве своем их осуществление требует рациональных действий, характеризующихся ясностью и однозначностью,
осознанием субъектами своих намерений, соотнесение их с рационально-осмысленными средствами, обеспечивающими достижение нужного результата. Рациональность цели определяется
двояким образом: как с точки зрения рациональности ее собственного содержания, так и в плане целесообразности избираемых
средств. Такой подход позволяет легче и четче различать случаи,
когда юридические действия (операции) субъектов права можно
считать осознанными при использовании соответствующих
средств и достижении целей, а когда цель избрана случайно и
средства применяются нерациональными способами2.
Цель всегда выступает в качестве основного системообразующего фактора реализации любой юридической деятельности,
объединяя в единое целое юридические действия и операции различных ее субъектов, используемые ими способы и средства, результаты и т.д.3
Особое значение для повышения эффективности юридической деятельности имеет последовательность закрепления (формализации) целей. В связи с множественностью правовых целей
важной задачей любого законодателя является их (целей) «грамотная системная» организация, которая обеспечивала бы логичность, стройность и непротиворечивость «целевого древа», гарантировала бы максимально адекватное восприятие юридических ориентиров субъектами права. Юридические цели необхо-
1
См.: Закон Ярославской области от 7 апреля 2003 г. № 17-З «Об организации деятельности комиссий по делам несовершеннолетних и защите
их прав в Ярославской области» // Губернские вести. 2003. 13 апр.
2
См.: Современная западная социология. М., 1990. С. 383-394.
3
См.: Карпов В.А., Терещенко Н.Г. Психология управленческой деятельности: монография. Казань, 2006. С. 67.
90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
димо устанавливать с учетом реальных потребностей и интересов
участников общественных отношений1.
Возникает вопрос о значении цели в психологическом механизме юридической деятельности. Как известно, юридическое
значение имеет не только сама цель, но и ее правовая оценка со
стороны законодателя, правоприменителя или иного субъекта.
Например, приобретая два автомобиля: один для личного пользования, а второй для ведения предпринимательской деятельности, – покупатель в обоих случаях совершает одни и те же юридически значимые действия, направленные на одну и ту же цель –
возникновение у него права собственности со всеми вытекающими правомочиями. Однако зафиксированная в действующем законодательстве оценка цели совершаемой сделки в первом случае
предоставляет покупателю дополнительные правомочия, предусмотренные Законом «О защите прав потребителей», во втором –
может являться основанием для уменьшения размера обязательств со стороны продавца. Аналогичные примеры дифференцированной оценки тождественных целей можно привести из
сфер уголовного, административного, таможенного и многих
других отраслей права.
В науке прочно утвердилось мнение, что юридическая деятельность непременно должна носить целенаправленный характер2. Так, Д.А. Керимов пишет: «деятельность, лишенная цели,
является бесцельной, бессмысленной …»3. Тем не менее, следует
обратить внимание на тот факт, что бесцельность деятельности
вовсе не говорит о безразличии к ней права. Как известно, юридические поступки (создание произведений искусства, находки и
пр.) порождают правовые последствия независимо от воли субъ1
См.: Шундиков К.В. Механизм правового регулирования: учебное
пособие. Саратов, 2001. С. 71–81.
2
См., например: Лукашева Е.А. Социалистическое правосознание и
законность. М., 1973. С. 302; Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и
патология. М., 1982. С. 83–84; Максимова И.М. Правосознание как источник правового поведения личности: автореф. дис. ... канд. юрид. наук.
Н. Новгород, 2005. С. 13.
3
Керимов Д.А. Методология права (предмет, функции, проблемы философии права). М., 2008. С. 272.
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ектов, действующих в силу случайного стечения обстоятельств,
под влиянием событий, не входивших в их планы, которые приводят к некоторому правовому результату помимо сознания этих
людей и вне связи с их целями.
Таким образом, использование телеологического критерия
дает нам возможность отграничить профессиональную юридическую деятельностью, которая всегда целенаправленна, от юридически значимой деятельности (поведения), целесообразность или
бесцельность которой получает правовую оценку со стороны
компетентного субъекта и лишь поэтому влечет (а точнее, может
повлечь) правовые последствия.
4.2. Вопросы прогнозирования
юридического поведения личности
Прогнозирование непосредственным образом связано с целеполаганием, поскольку формулировка (или) выбор целей всегда опирается на прогноз будущих событий, а также антиципируемых изменений объекта и условий юридической деятельности1.
В научной литературе трудно встретить точку зрения, в которой бы отрицалась социально-экономическая ценность юридического прогнозирования. «Социальная потребность в правовом
прогнозировании, – пишет В.С. Ломтева, – объясняется все более
активной нормотворческой деятельностью органов государственной власти, эффективность которой в значительной мере определяется итогами прогнозирования, основанного на анализе процессов правотворчества и правоприменения и ориентированного
на своевременное определение круга общественных отношений,
нуждающихся в правовом регулировании»2.
В общем смысле прогнозирование определяется как «обоснованное определение развития дальнейшей внутриполитиче1
См.: Карпов А.В., Савин И.Г. Психологический анализ деятельности: учебное пособие. Ярославль, 2005. С. 33.
2
Ломтева В.С. Прогнозирование в правотворчестве и правоприменении: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006. С. 3.
92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ской, геополитической, социально-экономической и правовой обстановки, а также вероятностного исхода ключевых событий,
влияющих на развитие права, государства и общества»1.
С.В. Проценко считает, что прогнозирование – это предвидение вероятностных изменений, тенденций и закономерностей в
нужном для общества и государства направлении в будущем2.
По мнению отдельных ученых, юридический прогноз представляет собой «вариативное научное предвидение динамики
развития правовой сферы»3. С подобным подходом не согласен
И.В. Бестужев-Лада, который полагает, что прогноз – это не просто предвидение, а «систематическое исследование перспектив
развития того или иного явления или процесса с помощью
средств современной науки»4.
Разрабатывая проблему прогнозирования деятельности органов внутренних дел в борьбе с преступностью, Т.Б. Токалов
приходит к выводу, что под прогнозированием в контексте исследования необходимо понимать «систематизированный комплекс научно обоснованных (на базе научных знаний) социальных факторов, влияющих как на процесс развития криминальной
среды, так и на общественно-экономическое преобразование обслуживаемого региона в определенном временном промежутке,
результаты которого позволят выработать и реализовать управленческие решения (план)»5.
Существуют и легальные определения прогнозирования.
Так, согласно ч. 1 ст. 1 Федерального закона от 20 июля 1995 г.
№115-ФЗ «Государственное прогнозирование социально1
Голощапов А.М. Конституционные основы становления государственно-правовой стратегии: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 75-76.
2
Проценко С.В. Практическая значимость научного прогнозирования
в транспортном праве Российской Федерации // Транспортное право. 2009.
№2. С. 8.
3
Егорова Н.Е., Иванюк О.А. Правовая реальность и юридическое прогнозирование // Журнал российского права. 2009. № 12. С. 153.
4
Бестужев-Лада И.В. Окно в будущее. М., 1968. С. 13-14.
5
Токалов Т.Б. Прогнозирование деятельности оперативных аппаратов
органов внутренних дел в борьбе с преступностью // Российский следователь. 2007. № 14. С. 27.
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
экономического развития Российской Федерации – система научно обоснованных представлений о направлениях социальноэкономического развития Российской Федерации, основанных на
законах рыночного хозяйствования»1.
Не вдаваясь детально в обзор положительных и отрицательных сторон представленных определений, отметим, что прогнозирование юридической деятельности, на наш взгляд, можно определить как результат систематического научного исследования
ее возможных последствий в будущем при различных вариантах
изменения внутренней и внешней среды.
В правоведении рассматриваются признаки, требования,
принципы, виды, функции, методики и т.п. прогнозирования2.
Подчеркивается вероятностный, оценочный характер прогноза,
альтернативность путей его реализации, исчислимость значений
прогноза определенным интервалом3. Специфика также усматривается в тенденциях (основных направлениях) развития объекта
прогнозирования; системе факторов (политических, экономических, демографических, социальных, психологических, идеологических, технических, информационных и других), влияющих
на объект; их характере (существенных и второстепенных, постоянных и временных, изменчивых и неизменчивых, внутренних и
внешних, контролируемых и неконтролируемых, управляемых и
неуправляемых, стимулирующих и тормозящих, положительных
и отрицательных и т.п.)4
Э.Е. Гензюк обращает внимание на необходимость соответствия процесса прогнозирования требованиям непрерывности,
1
Федеральный закон от 20 июля 1995 г. № 115-ФЗ «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития
Российской Федерации» // Российская газета. 1995. 26 июля.
2
См.: Криминалистика: учебник / Т.В. Аверьянова, Р.С. Белкин,
Ю.Г. Корухов, Е.Р. Россинская. М., 2008. С. 122.
3
См.: Гаврилов О.А. Стратегия правотворчества и социальное прогнозирование. М., 1993. С. 8-10.
4
См.: Овлащенко А.В. Прогнозирование международно-правового регулирования межгосударственных морских отношений: проблемы теоретического обоснования // Международное публичное и частное право.
2008. № 2. С. 27.
94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
определенности, целесообразности, практической ценности и
т.п.1
Сотрудники Института законодательства и сравнительного
правоведения при Правительстве РФ несколько расширяют и
конкретизируют перечень требований (правил), предъявляемых к
прогнозу. Так, в ходе прогнозирования, применительно к законотворчеству: а) должны быть исследованы возможные варианты
развития прогнозируемого объекта (отрасли права, института
права, отдельного закона и т.п.) с целью определения наиболее
оптимального решения; б) необходимо провести опирающийся на
фактические и эмпирические данные расчет позитивных и негативных последствий решения проблемы по каждому из возможных вариантов; в) требуется учесть, что изменение сложившегося
правового регулирования не только решает определенные проблемы, но и нередко связано с появлением определенных отрицательных моментов; г) для получения объективной оценки результатов прогноза необходимо привлечение независимых экспертов;
д) в случае особой важности и значимости прогноза целесообразно изучить общественное мнение; е) существенным элементом
прогноза должна стать проверка предлагаемого законодательного
решения на коррупциогенность, а также на полноту регулирования с целью недопущения пробелов в законе2.
Широкий спектр мнений представлен в юридической литературе в отношении временной структуры прогностической деятельности. Так, О.А. Гаврилов выделил в ней пять этапов:
а) постановку задачи исследования и разработку его плана;
б) изучение и анализ прогностической информации, формирование банка данных; в) формирование прогноза; г) его верификацию; д) оформление результатов прогноза3.
1
См.: Гензюк Э.Е. Административная деликтология: дис. ... д-ра
юрид. наук. М., 2001. С. 262-267.
2
См.: Радченко В.И., Иванюк О.А., Плюгина И.В., Цирин А.М., Чернобель Г.Т. Практические аспекты прогнозирования законодательства и
эффективности применения прогнозируемых норм // Журнал российского
права. 2008. № 8. С. 4–5.
3
См.: Гаврилов О.А. Указ. соч. С. 33–38.
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В.С. Ломтева приходит к выводу, что прогнозирование проходит исходный, подготовительный, рабочий, верификационный
этапы, а также этап применения искомого результата, композиционно-синтезирующий и научно-абстрактный этапы1.
Некоторые ученые, отдавая приоритет практической направленности прогнозирования, предлагают выделять следующие
этапы: выявления потребности в осуществлении прогнозирования; определения исполнителя прогнозного исследования; составления программы прогноза; изучения объекта прогнозирования; определения результатов работы и возможных вариантов
развития объекта прогнозирования; технического оформления результатов прогнозного исследования и их последующей передачи
заказчику. При этом верификация (проверка) прогноза представляется в качестве факультативного этапа2.
Результаты некоторых исследований были учтены в конкретных нормативных актах, касающихся, правда, социальной и
экономической, а не юридической сферы жизнедеятельности.
Так, на федеральном уровне принято постановление Правительства РФ от 22 июля 2009 г. № 596, в котором детально регламентированы правила разработки прогноза социально-экономического развития РФ3.
На региональном уровне прогнозирование, помимо сферы
социально-экономического развития, активно внедряется в законодательный процесс. Так, в законе Нижегородской области от
10 февраля 2005 г. №8-З в числе основных задач прогнозирования в законотворчестве называются: 1) получение научной прогностической информации о тенденциях, путях и формах дальнейшего развития законодательства области; 2) определение первоочередных и наиболее актуальных проблем, требующих своего
1
См.: Ломтева В.С. Указ. дис. С. 39-41.
См.: Радченко В.И., Иванюк О.А., Плюгина И.В., Цирин А.М., Чернобель Г.Т. Указ. соч. С. 11-14; Юридическая техника / под ред. Т.Я. Хабриевой и Н.А. Власенко. М., 2009. С. 13–23.
3
См.: Постановление Правительства РФ от 22 июля 2009 г. № 596 «О
порядке разработки прогноза социально-экономического развития Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 27.07.2009. № 30.
Ст. 3833.
2
96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
разрешения со стороны органов государственной власти области;
3) выявление общественных потребностей и общественных отношений, подлежащих в будущем нормативному правовому регулированию в области; 4) определение наиболее перспективных
и прогрессивных форм и методов нормативного правового регулирования в области; 5) установление наиболее целесообразной
очередности подготовки проектов законов области; 6) использование в законотворчестве области специальных прогнозов в сферах экономики, политики, демографии, экологии и других сферах
общественной жизни1.
В целом отмеченную тенденцию следует признать позитивной, однако стоит напомнить, что прогнозирование не должно
становиться самоцелью, оно должно реально оценивать вероятность решения текущих проблем и предупреждать возможные положительные и отрицательные изменения в прогнозируемой сфере.
А вот с этим как раз имеются серьезные проблемы.
Несмотря на использование разнообразных методик (моделирования, экстраполяции, аналогии, экспертных оценок и пр.), качество прогнозов и эффективность их использования оставляет желать лучшего. Отчасти это объясняется тем, что точность прогноза
зависит от многих факторов: достоверной статистической информации за предшествующие периоды, сведений о динамике
(изменчивости), интенсивности внутренних и внешних воздействий, силе связей и взаимосвязей, устойчивости структуры, ресурсной обеспеченности, периода упреждения прогноза и т.п.
факторов той или иной юридической деятельности.
Следует согласится с тем, что «правовая реальность очень
сложна и рассмотрение ее с точки зрения однолинейной зависимости не срабатывает»2, поэтому при прогнозировании следует
учитывать многовариантность правового регулирования общественных отношений.
1
См.: Закон Нижегородской области от 10 февраля 2005 г. № 8-З «О
нормативных правовых актах в Нижегородской области» // Нижегородские
новости. 2005. 26 февр.
2
Егорова Н.Е., Иванюк О.А. Правовая реальность и юридическое прогнозирование // Журнал российского права. 2009. № 12. С. 152.
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Конечно, низкая реализуемость прогноза может быть обусловлена сознательным воздействием той или иной группы людей, учитывающих прогноз, но стремящихся изменить ход событий в желательном для них направлении1. Но в таком случае необходимо признать, что функции прогноза2: дать информацию о
будущем; определить возможные и оптимальные пути, методы и
средства достижения поставленных целей; активно влиять на
формирование будущего; и др. – выполнены.
На наш взгляд, неэффективность юридического прогнозирования обусловлена также ошибочным методологическим подходом как к формулированию самого прогноза, так и к использованию его результатов. Например, в юридической науке распространено мнение, что многовариантность прогноза «позволяет
законодателю либо согласиться с одним из предложенных
разработчиками прогноза вариантов, либо избрать иной путь
решения проблемы (выделено нами. – С.Б.)»3. В действительности такие рассуждения основаны на физико-математических
представлениях о прогнозировании, которые, увы, не работают в
социальной сфере. Поясним данный тезис на простом примере.
Точность суточного прогноза погоды, представляемого
Гидрометеоцентром РФ, составляет около 80 процентов, что является достаточно высоким показателем4. Его достоверность определяется физическими законами и показателями (температурой, давлением, скоростью и пр.), а также современными вычислительными средствами, которые до определенного предела позволяют рассчитать и тем самым предвидеть развитие событий.
Совершенствование измерительных приборов, которые предоставляют исходные данные, и развитие вычислительной техники в
перспективе позволят получить абсолютно достоверный прогноз.
1
См.: Овлащенко А.В. Международно-правовое регулирование деятельности государств в мировом океане: методологические основы прогнозирования // Транспортное право. 2008. № 1. С. 43-44.
2
См.: Лукашук И.И. Международное право. Особенная часть: учебник. М., 2000. С. 380–383.
3
Радченко В.И., Иванюк О.А., Плюгина И.В., Цирин А.М., Чернобель Г.Т. Указ. соч. С. 5.
4
См.: Ермакова М. Снег идет к нам // Российская газета. 2006. 18 дек.
98
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Следовательно, использование точных методик прогнозирования
эффективно лишь в отношении циклических (повторяющихся)
событий либо событий, находящихся в прямой, жесткой, логической зависимости.
В предыдущем разделе мы писали, что действия субъектов,
приводящие к правовым последствиям, могут быть не только целенаправленными, но и случайными. Если бы мы стали применять точные методики прогнозирования, то нам пришлось бы допустить (признать), что обязанности всегда исполняются, за правонарушением неотвратимо следует юридическая ответственность, объективное право не содержит пробелов и т.п., а это противоречит самой жизни. Кроме того, как можно предвидеть действие управомочивающих и рекомендующих норм, реализация
которых зависит от усмотрения субъекта, подверженного влиянию множества факторов? В таком случае даже достижение 80процентно вероятностного прогноза (в пользе которого вы легко
можете убедиться, просто выглянув в окно) представляется архисложной задачей1.
На наш взгляд, юридический прогноз на основе теории вероятности должен определять ту долю случайности, которая присутствует в поведении субъекта права. Выявление всего спектра
возможных последствий правового воздействия, сопоставление
их с текущим положением – основная функция юридического
прогнозирования. При этом компетентный субъект (законодатель
и пр.) должен предусмотреть регулирование (а также механизмы,
ресурсы и пр.) на случай реализации любого из вариантов прогноза, пусть даже самого маловероятного.
4.3. Планирование
юридического поведения личности
Применительно к психологическому механизму юридической деятельности планирование выступает в двух «ипостасях»:
а) является компонентом правового мышления, суть которого заключается в правильном определении целей и задач субъекта
1
См. подробнее: Ломтева В.С. Указ. дис. С. 100, 133.
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
(планирование в этом смысле еще не означает осуществления самой деятельности); б) объективируется во внешне выраженных
организационных и процессуальных действиях, сроках, стадиях,
результатах и т.д. Именно эти качества в совокупности с достоверным прогнозом и дают начало грамотному процессу планирования любой юридической деятельности1. Рассмотрим этот аспект проблемы на примере отечественной правотворческой практики.
«Планирование законодательной деятельности, – пишет
А.В. Старовойтов, – можно определить как деятельность уполномоченных органов парламента (палат парламента), обеспечивающую достижение долгосрочных целей и приоритетов развития законодательства и связанную с установлением порядка и
очередности рассмотрения законопроектов и принятия законов»2.
К его существенным признакам следует отнести: поэтапность
формирования и последовательность выполнения плана, точность
количественных и качественных показателей запланированной
деятельности, ориентацию на цель и др. Право составления плана
принадлежит властному субъекту, в силу чего план приобретает
императивность, что, однако, не препятствует его изменению в
установленном порядке.
В ст. 22 «Планирование законотворческой деятельности»
закона Нижегородской области от 10 февраля 2005 г. №8-З отмечается, что разработка проектов нормативных правовых актов
области осуществляется, как правило, на плановой основе с учетом результатов прогнозирования в законотворческом процессе.
Подготовка и принятие законов и нормативных актов Законодательного Собрания области предусматривается в примерной программе его законопроектной работы, которая формируется на основании предложений депутатов Законодательного Собрания, его
комитетов, губернатора, других заинтересованных органов и уч1
См.: Тихомиров Ю.А. Эффективность закона: от цели к результату //
Журнал российского права. 2009. № 4. С. 5.
2
Старовойтов А.В. Перспективы совершенствования планирования
законодательной деятельности в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации // Представительная власть – XXI век: законодательство, комментарии, проблемы. 2005. Вып. 1. С. 5.
100
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
реждений области. В ней указываются наименования и формы
нормативных актов, органы и должностные лица, ответственные
за разработку их проектов, сроки подготовки, а также учитываются программы и планы федеральных органов законодательной
и исполнительной власти.
В рамках целевых комплексных программ выделяются разделы о подготовке и принятии соответствующих нормативных
актов. Планирование законотворческой деятельности не исключает возможности подготовки проектов законов и иных актов, не
содержащихся в утвержденной примерной программе законопроектной работы Законодательного Собрания области.
Графики, отражающие детальное хронологическое распределение процесса, и расписания, описывающие его цикличность,
могут составлять самостоятельные эпизоды плановой деятельности.
Стратегия законотворчества требует вовлечения в процесс
множества органов и должностных лиц. При этом простого, механического сложения их проектов и инициатив явно не достаточно, требуется сложная координация деятельности, позволяющая оптимально распределить имеющиеся силы и средства, устранить дублирование действий, заранее определить возможные
проблемные точки.
В литературе (как советского, так и российского периода),
посвященной вопросам законодательного планирования, доминирующими представляются рассуждения общетеоретического характера, а именно: о понятии, классификации, значении, а также
месте планирования в законодательной деятельности1. В отдельных случаях предпринимаются попытки определить перспективные направления развития общества и обосновать необходимость
их правового регулирования, что по большей части является
1
См., например: Завадский С. Планирование правотворческой деятельности в странах социализма // Советское государство и право. 1979.
№2. С. 72–74, 79–81; Пиголкин А.С., Николаева М.Н. Плановые основы
совершенствования советского законодательства // Правоведение. 1982.
№3. С. 3–8; Тихомиров Ю., Пиголкин А., Казьмин И. Законотворчество и
план // Народный депутат. 1990. № 9. С. 95–98.
101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
предметом политологии. Множество работ посвящено планированию подготовки и принятия отдельного закона.
Безусловно данные исследования необходимы, но отнюдь
не достаточны для построения адекватной стратегии развития
российского законодательства. В последнее десятилетие многие
авторы говорили о необходимости усилить работу по планированию и прогнозированию законотворчества, о тех расходах, которые вынуждены нести федеральные и региональные органы в качестве платы за плохую координацию работы своих служб. Однако, как говорится, «воз и ныне там».
Анализ работы Государственной Думы РФ за 2009 –
2010 гг. показывает, что в соответствии с планом рассматривается не более половины текущих и 55 процентов приоритетных
проектов федеральных законов1. Причем обсуждаемые вне очереди дополнительные законопроекты подчас увеличивают объем
программы более чем в два раза, а темпы их рассмотрения и принятия гораздо выше, чем у плановых проектов законов2. В этой
связи следует признать справедливым вывод А.В. Старовойтова о
том, что календарное рассмотрение законопроектов, или рассмотрение их в порядке поступления в законодательный орган,
является признаком слабости плановой деятельности3.
Трудно согласиться с позицией Т.Н. Рахманиной и
Ю.Г. Арзамасова, которые утверждают, что «планирование как
принцип эффективной законоподготовительной работы достаточно успешно реализуется и в правотворческой практике субъектов Российской Федерации»4. Существующее планирование
деятельности по большому счету является чисто формальным.
Причиной тому в немалой степени является авральность в подго1
Данные приводятся по состоянию на 10 июля 2010 г.
См.: Автоматизированная система обеспечения законодательной
деятельности. Статистика и контроль результатов законодательного процесса. Информация о выполнении календаря // URL: http://asozd2.
duma.gov.ru
3
См.: Старовойтов А.В. Указ. соч. С. 5.
4
Нормография: теория и методология нормотворчества: учебнометодическое пособие / под ред. д-ра юрид. наук Ю.Г. Арзамасова. М.,
2007. С. 169.
2
102
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
товке и принятии законов, создание их в режиме «мозгового
штурма», несогласованность некоторых концептуальных положений проекта закона и взаимосвязанных законов, чрезмерная
зависимость выбора темы закона от текущего момента и т.д. Такое «скоростное» законотворчество не позволяет глубоко осмыслить проблему, провести весь цикл необходимых правовых экспертиз, проработать закон с участием ученых и специалистов, что
самым отрицательным образом сказывается на качестве законодательства1.
Анализ законодательной практики субъектов РФ показывает, что в регионах в этом аспекте также складывается удручающая ситуация, которую отчасти можно объяснить низкой предсказуемостью работы федерального и регионального законодателей. Например, проведенное нами исследование практики планирования законодательной деятельности Ярославской областной
Думы показывает, что в среднем только один из пяти законов
принимается по заранее утвержденному плану законодательных
работ, четверть законов – с переносом первоначального срока их
рассмотрения, а более половины законов были приняты вне плана.
Приведенные факты наглядно свидетельствуют о том, что
планирование законодательной деятельности на региональном
уровне связано со значительными трудностями. Более или менее
успешной можно признать лишь работу по текущему планированию, т.е. планированию повестки дня очередного заседания законодательного органа. Краткосрочные планы (сроком до года)
претерпевают постоянные изменения. Среднесрочного (от 2 до 4
лет), долгосрочного (свыше 5 лет), а тем более стратегического
планирования законодательства на сегодняшний день в субъектах
РФ не существует.
Корень данной проблемы многие авторы склонны видеть в
отсутствии своевременных среднесрочных и долгосрочных программ и концепций социально-экономического развития России в
1
Нормография: теория и методология нормотворчества … С. 169, 183.
103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
целом либо развития конкретного региона1. Между тем на федеральном уровне в настоящее время реализуется Концепция долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до
2020 года2, аналогичные программы приняты и в большинстве
субъектов РФ.
В литературе высказываются мнения о возможной «рецепции» (точнее – аккультурации) зарубежной практики планирования законодательной работы. В частности, предлагается использовать опыт Великобритании и Германии, где программа законопроектных работ основывается на программе партии, одержавшей победу на выборах. Альтернативой также может служить
план законодательных работ Швейцарии, который формулируется на компромиссной основе и принимается на весь четырехлетний срок работы парламента3.
Представляется, что внедрение подобного планирования как
на уровне Федерации, так и на уровне ее субъектов позволило бы
в среднесрочной перспективе значительно упорядочить законодательную деятельность4.
1
См., например: Евдокимов В. От подготовки законов к их эффективной реализации // Российская юстиция. 2002. № 9. С. 11; Тихомиров Ю.А.
Правовое обеспечение экономики – территориальный аспект // Законодательство и экономика. 2002. № 10. С. 6; Хабриева Т.Я. Национальные интересы и законодательные приоритеты России // Журнал российского права. 2005. №12. С. 26; Канчукоева А.В. Планирование как условие эффективности подготовки и принятия нормативных правовых актов в субъектах
Российской Федерации // Законодательство и экономика. 2006. №8. С. 14,
16.
2
См.: Распоряжение Правительства РФ от 17 ноября 2008 №1662-р «О
Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года» // Собрание законодательства РФ.
24.11.2008. № 47. Ст. 5489.
3
Cм.: Косачев К. Думский хаос мешает реформам // Российская Федерация сегодня. 2002. № 11. С. 21; Старовойтов А.В. Планирование законоподготовительной и законодательной деятельности: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 75, 94, 103, 125;
4
См.: Хаванский Н. Нужен закон о нормативных актах // Российская
юстиция. 1996. № 6. С. 27.
104
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Уже на стадии планирования законопроектных работ следует определить меры, направленные на обеспечение действия закона1. В идеале закон должен уже в самом себе предусматривать
четкий механизм реализации устанавливаемых в нем норм.
Возможно также выполнение параллельной работы по созданию подзаконных нормативных правовых актов, которые бы
претворили нормы закона в жизнь. «В противном случае, – отмечают Т.Н. Рахманина и Ю.Г. Арзамасов, – нормы основного закона, требующие конкретизации и развития, могут «повиснуть в
воздухе», остаться долгое время бездействующими»2. Такой комплексный, «пакетный» подход позволяет уже на стадии создания
закона предвидеть и оценить намечаемое правовое регулирование, избежать пробелов, ошибок и погрешностей.
К сожалению, многие рекомендации ученых о необходимости планирования законодательной деятельности остаются без
внимания практических работников. Лишь четверть субъектов
РФ приняла нормы (в пределах 2-3 статей), касающиеся планирования законодательных работ, около трети – пытаются организовать планирование своей законодательной деятельности. Закономерным итогом такой организации является необходимость беспрестанного изменения законов, принятых в спешке, подчас без
увязки с действующим федеральным и региональным законодательством, бюджетами и т.д.
Стратегия развития законодательства требует, прежде всего,
ясного представления о текущем его состоянии. Это является
первым шагом на пути прогнозирования, а затем и планирования
законодательной деятельности3. Только тогда, когда на смену
аморфным заявлениям о низком качестве законов придут фактические, конкретные данные о текущих проблемах каждого отдельно взятого закона, только тогда можно будет планировать
деятельность по совершенствованию всего массива законодательства. Без таких данных законодатель слеп и обречен вечно
латать правовые «дыры».
1
См.: Канчукоева А.В. Указ. соч. С. 16.
Нормография: теория и методология нормотворчества … С. 192.
3
См.: Голощапов А.М. Указ. дис. С. 76.
2
105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Закономерно возникает вопрос – откуда можно получить
столь необходимую информацию? В ближайшей перспективе таким источником должна стать судебная практика1 и наука2.
Обобщение практики и ее выражение в виде посланий законодательным органам позволит в значительной степени сократить
число коллизий и пробелов. В отдаленной же перспективе следует исходить из того, что отдельному человеку не под силу проанализировать и сопоставить все существующее законодательство, поэтому решение данной задачи следует осуществлять через
автоматизацию «процессов подготовки, принятия, хранения, систематизации и распространения правовой информации»3. Создание подобной системы по-настоящему сложная задача, но ее решение станет величайшей вехой в культуре законотворчества.
4.4. Программы юридической деятельности
Усложнение процессов управления и организации выдвигает на первый план задачу поиска оптимальных решений и обусловливает необходимость определения линии поведения системы на длительный период посредством грамотного прогнозирования и планирования деятельности в соответствии с избранной
целью4. Формальная (организационная) сторона цели должна вы1
См., например: Бондарь Н.С. Конституционное правосудие как фактор модернизации российской государственности // Журнал российского
права. 2005. № 11. С. 15–30; Шумаков А.И. Роль судебной практики в повышении качества законотворческого процесса // Гражданин и право. 2006.
№9. С. 63–69.
2
См., например: Фархуллина Н.Н. К вопросу о противоречии федеральному и региональному законодательству муниципальных нормативных правовых актов субъектов РФ (практический аспект) // Конституционное и муниципальное право. 2010. № 2. С. 73–76; Сергеев Д.Б. Термины
«местное самоуправление», «органы местного самоуправления» и «муниципальное образование»: противоречия при использовании в понятийном
аппарате российского права // Современное право. 2010. № 6. С. 26–28.
3
Концепция совершенствования законодательства Республики Беларусь // URL: http://www.sovrep.gov.by/index. php/.312.688... 0.0.0.html
4
См. подробнее: Стефанов Н. Общественные науки и социальная технология. М., 1976. С. 165.
106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ражаться в плане и конкретизироваться в соответствующей программе либо концепции.
В отличие от плана, ориентированного на результат, программа концентрируется на самой юридической деятельности,
задачах, средствах и способах ее осуществления. В ней допустимо выделять приоритетные направления, связанные с острой социальной потребностью, и действия, которые следует предпринять в дальнейшем1.
От программы следует отличать концепцию, т.е. «последовательно развиваемую, взаимосвязанную цепь рассуждений, которые подкреплены теоретическими аргументами и доказательствами, взятыми из реальной жизни, и конечная цель которых –
объяснить природу обсуждаемого феномена и предложить отвечающие общественным потребностям оптимальные их решения»2. Концепция характеризуется как научный способ понимания и трактовки явления, идеальный замысел, теоретическое построение, включающее анализ ситуации и выводы3.
В философском плане любую заранее определенную последовательность действий человека в обществе можно считать программой поведения. Причем, если данная последовательность (не
исключая ее вариативности) выражена в формальноюридическом источнике права, то следует говорить о специфической программе юридической деятельности, или юридическом
процессе.
Программно-целевой метод социального проектирования
получает все более широкое распространение в юридической
практике, что имеет не только положительные, но и отрицательные моменты. Так, в настоящее время только на федеральном
уровне действует более 4000 различных методик и 750 регламен1
Подробнее о сущности юридических программ см.: Жарова Е.Ю.
Программа как правовой документ: монография. Н.Новгород, 2008.
2
Воеводин Л.Д. Юридическая техника в конституционном праве
// Вестник МГУ. Серия 11: Право.1997. С. 18.
3
См.: Баранов В.М. Концепция законопроекта: понятие, элементы,
виды, проблемы реализации // Законотворческая техника современной
России: состояние, проблемы, совершенствование: сб. ст.: в 2 т. Т. 1.
Н. Новгород, 2001. С. 102.
107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тов, регулирующих деятельность в различных социальных сферах, что, с одной стороны, значительно упорядочивает поведение
субъектов права, сокращает число пробелов правового регулирования и т.п., а с другой – приводит к повышенной бюрократизации юридического процесса. Например, п. 66 административного
регламента, утвержденного приказом МВД РФ от 2 марта 2009 г.
№185, запрещает останавливать транспортные средства на участках дорог, где их остановка запрещена правилами дорожного
движения, за исключением случаев, когда такая остановка связана с необходимостью пресечения преступления, предотвращения
реальной угрозы причинения вреда жизни, здоровью и (или)
имуществу участников дорожного движения, а также случаев
обозначения места остановки патрульным автомобилем с включенными специальными световыми сигналами, другими средствами регулирования и организации дорожного движения. В то же
время пункт 36 рассматриваемого регламента предписывает заполнять бланки процессуальных документов шариковой ручкой с
наполнителем черного, синего или фиолетового цвета (выделено нами. – С.Б.) либо с использованием печатающего устройства1.
Бесспорно, наилучшие перспективы применения юридического программирования видятся в сфере правотворчества. Здесь
следует говорить о создании двух принципиально отличных
групп программных документов. К первой относятся документы
социально-экономического и иного внеюридического характера,
ко второй – документы, определяющие ход самого правотворческого процесса.
Многочисленные публикации свидетельствуют о том, что
методология создания социальных программ вызывает серьезный
интерес в научной среде. В качестве предварительных выводов
предлагаются алгоритмы разработки и оценки целевых программ,
1
См.: Приказ МВД РФ от 2 марта 2009 г. №185 «Об утверждении Административного регламента Министерства внутренних дел Российской
Федерации исполнения государственной функции по контролю и надзору
за соблюдением участниками дорожного движения требований в области
обеспечения безопасности дорожного движения» // Российская газета.
2009. 7 июля.
108
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
перечни требований к программам, правила их составления и т.п.
В частности, отмечается допустимость изложения проблемной
ситуации в программе, необходимость следования четкой и единой терминологии, возможность включения графиков, определяющих темп осуществления запланированных работ1. «Программа, – пишут Т.Н. Рахманина и Ю.Г. Арзамасов, – должна, с
одной стороны, исходить из анализа действующего законодательства, адекватно отражать экономическое, социальное и политическое состояние общества, а с другой – основываться на научных прогнозах развития государственной и общественной жизни
и в этом отношении определенным образом ориентировать законодателя»2.
Правительством РФ принято постановление, утверждающее
порядок разработки, реализации и оценки эффективности государственных программ Российской Федерации. В нем, в частности, предъявляются следующие требования к содержанию государственной программы. Во-первых, она разрабатывается исходя
из
положений
концепций
долгосрочного
социальноэкономического развития РФ, федеральных законов, решений
высших органов власти.
Во-вторых, государственная программа должна содержать:
а) паспорт; б) характеристику текущего состояния соответствующей сферы социально-экономического развития РФ, основные показатели и анализ социальных, финансово-экономических
и прочих рисков реализации программы; в) приоритеты, цели и
задачи государственной политики в соответствующей сфере, прогноз ее развития и планируемые макроэкономические показатели
по итогам реализации государственной программы; г) прогноз
конечных результатов государственной программы, характеризующих целевое состояние (изменение состояния) уровня и качества жизни населения, социальной сферы, экономики, общест1
См., например: Доценко Ю.В. Федеральные целевые программы
«Развитие судебной системы России» как технологии программноцелевого проектирования // Администратор суда. 2007. № 3. С. 9–16; Матненко А.С. Юридическая техника изложения программно-целевых актов //
Законодательство и экономика. 2008. № 11. С. 53-62.
2
Нормография: теория и методология нормотворчества … С. 170.
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
венной безопасности, государственных институтов, степени реализации других общественно значимых интересов и потребностей в соответствующей сфере; д) сроки реализации государственной программы в целом, контрольные этапы и сроки их реализации с указанием промежуточных показателей; е) перечень
основных мероприятий государственной программы; ж) основные меры правового регулирования в соответствующей сфере,
направленные на достижение цели и (или) конечных результатов
государственной программы; з) перечень и краткое описание федеральных целевых программ и подпрограмм; и) перечень целевых индикаторов и показателей государственной программы с
расшифровкой плановых значений по годам ее реализации, а
также сведения о взаимосвязи мероприятий и результатов их выполнения с обобщенными целевыми индикаторами государственной программы; к) обоснование состава и значений соответствующих целевых индикаторов и показателей программы по этапам ее реализации и оценка влияния внешних факторов и условий на их достижение; л) информацию по ресурсному обеспечению; м) описание мер государственного регулирования и управления рисками с целью минимизации их влияния на достижение
целей государственной программы; н) методику оценки эффективности программы.
В-третьих, в государственной программе отражаются целевые индикаторы и показатели, которые должны количественно и
качественно характеризовать ход ее реализации1.
Такой способ социального проектирования представляет
собой стадию реализации управленческого процесса в соответствующей сфере общественной жизни (экономике, науке, культуре,
здравоохранении и т.д.).
Не меньшее значение имеет работа по формированию второй группы программ – программ нормотворчества государственных и муниципальных органов власти. Их характерной осо1
См.: Постановление Правительства РФ от 2 августа 2010 г. №588
«Об утверждении Порядка разработки, реализации и оценки эффективности государственных программ Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 09.08.2010. № 32. Ст. 4329.
110
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
бенностью является системный и специально-юридический характер деятельности, нацеленный на оптимизацию правотворческого процесса. Такие программы, по мнению И.И. Пляхимовича,
«являются более сложным продуктом нормотворчества, чем сами
нормативные правовые акты, представляя собой документы с ярко выраженным прогностическим характером»1. Их разработка
требует применения научных методов, глубокого изучения состояния действующего законодательства в целом и отдельных
институтов, тенденций их эволюции, учета политических факторов, а также направлений развития всех основных сфер общественной жизни2.
К сожалению, в российских реалиях подобные программы
развиты слабо. Принимаемые на федеральном и региональном
уровнях они в лучшем случае содержат развернутый план работы
соответствующего органа на предстоящий год (или даже сессию)3, учитывающий подчас лишь хронологический порядок поступления законодательных инициатив. При этом поступательное
и целенаправленное развитие законодательства становится невозможным, поскольку отсутствует необходимая связь и преемственность планов.
Следует подчеркнуть, что эффективное управление правотворческим процессом возможно лишь при условии согласования
и учета соответствующих федеральных, региональных и местных
планов и программ. Однако такие на первый взгляд элементарные положения трудно воплощаются в жизнь. Например, каким
1
Пляхимович И.И. Перспективное планирование нормотворчества в
Беларуси // Закон: стабильность и динамика (Материалы заседания Международной школы-практикума молодых ученых-юристов, Москва, 1-3
июля 2006 г.) / отв. ред. Т.Я. Хабриева. М., 2007. С. 165.
2
См.: Пляхимович И.И. Указ. соч. С. 165.
3
См., например: Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 7 сентября 2010 г. № 4076-5 ГД «О примерной программе законопроектной работы Государственной Думы Федерального
Собрания Российской Федерации в период осенней сессии 2010 года» //
СПС КонсультантПлюс; Постановление Ярославской областной Думы от
25 декабря 2009 г. № 241 «О Программе законопроектных работ Ярославской области на 2010 год» // Документ-Регион. 2009. 31 дек.
111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
образом муниципальные образования Ярославской области могли
учесть при формировании собственных программ на 2010 год законопроектную работу Ярославской областной Думы, если содержание соответствующей региональной программы было
опубликовано 31 декабря 2009 года?
В заключение отметим, что программа нормотворческой
деятельности должна носить долгосрочный (стратегический) характер и подразумевать работу не только с уже поступившими
законодательными инициативами, но и с проектами, которые еще
только предстоит создать, т.е. сформулированными на уровне
идеи и (или) концепции.
112
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава V.
Энергетически-волевой блок
психологического механизма
юридического поведения личности
5.1. Значение внимания
в юридическом поведении личности
Внимание в юридическом поведении личности проявляется
в памяти, мышлении, воображении, восприятии и т.д. Вместе с
тем традиционно внимание оценивается в виде самостоятельного
элемента, как активная сторона психической деятельности человека. Наличие внимания в деятельности позволяет сделать последнюю продуктивной, организованной, активной.
В качестве физиологической основы внимания принято рассматривать тот характер процессов в нервной системе, который
получил свое наиболее развернутое выражение в принципе доминанты Ухтомского1. Однако с точки зрения оценки энергетически-волевого блока психологического механизма юридической
деятельности больший интерес представляет анализ внимания
как его психологической составляющей.
Как справедливо отмечал С.Л. Рубинштейн, «внимание –
это в первую очередь динамическая характеристика протекания
познавательной деятельности: оно выражает преимущественную
связь психической деятельности с определенным объектом, на
котором она как в фокусе сосредоточена. Внимание – это избирательная направленность на тот или иной объект и сосредоточенность на нем, углубленность в направленную на объект познавательную деятельность»2.
1
Подробнее см., например: Ухтомский А.А. Доминанта как рабочий
принцип нервных центров // Русск. физиол. журн. 1923. № 6.
2
Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. С. 417.
113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Сущность внимания может быть раскрыта через исследование его специфических черт, к которым можно отнести следующие:
1) ядро внимания составляет связь сознания или психической деятельности индивида с конкретным объектом (нормой
права и т.д.);
2) внимание как связь носит двусторонний характер. Дуалистичность проявляется в том, что внимание само по себе направлено на некий конкретный предмет объекта (санкцию нормы), но вместе с тем сам объект (предмет) своими свойствами
привлекает внимание;
3) внимание тесным образом связано с деятельностью, в
частности юридической. На ранних ступенях филогенетического
развития внимание непосредственно включено в поведение,
практику. Например, первоначально внимание возникает как некая настороженность, готовность к активности по соответствующему сигналу, мобилизованность на восприятие этого сигнала.
Одновременно с этим уже на ранних стадиях внимание означает
и заторможенность, которая служит для подготовки к действию.
В дальнейшем по мере того, как у человека из практики выделяется и приобретает относительную самостоятельность теоретическая деятельность, внимание обретает новые формы, выражаясь в
заторможенности внешних действий и сосредоточенности на созерцании объекта1;
4) внимание одновременно является предпосылкой для правового поведения личности и его результатом. Так, речь о сосредоточенности внимания на объекте можно вести лишь в том случае, если субъект совершает мысленно какую-либо операцию,
направленную на объект.
Таким образом, внимание можно определить как психическое явление, выраженное в сосредоточенности сознания и отдельных психических действий и процессов на конкретном объекте с одновременным отвлечением от посторонних раздражителей2.
1
2
См., например: Рубинштейн С.Л. Указ. соч. С. 418.
См.: Романов В.В. Юридическая психология. М., 1999. С. 129.
114
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Внимание является избирательным процессом. Поэтому отдельного исследования заслуживают факторы, обеспечивающие
подобный процесс, а также объем и устойчивость юридической
деятельности. Традиционно данные факторы объединяются в две
основные группы: внешние и субъективные факторы1. К внешним относятся интенсивность раздражителя, его сила, абсолютная или относительная новизна, а также контраст раздражителей.
В число субъективных включают степень соответствия внешних
раздражителей потребностям человека, уровень значимости, которую личность придает внешним раздражителям, а также чувства, эмоции, интерес субъекта к объекту внимания и т.д. Разные
комбинации внешних и субъективных факторов влекут за собой
дифференциацию видов внимания, формирующихся под воздействием этих факторов. Так, внешние раздражители в большей
степени влияют на уровень непроизвольного внимания, а субъективные факторы отвечают за формирование внимания произвольного2.
При этом произвольное внимание обычно сознательно направляемое и регулируемое; субъект совершенно сознательно избирает тот объект, на который внимание будет направлено. Такое
внимание является результатом соответствующей активности
субъекта, не исключающей, в то же время, незначительную долю
пассивности. Стоит заметить, что подобная активность носит
конкретный, направленный и волевой характер, поскольку фактически происходит сознательное регулирование внимания.
Что касается непроизвольного внимания, то для него характерны превалирование пассивности над активностью субъекта в
процессе формирования, относительно бессознательное регулирование внимания. По своей сути такое внимание является непосредственным и непроизвольным продуктом интереса3.
Взаимопроникновение той и другой форм внимания вполне
естественный процесс. Выполнение профессиональной функции,
1
См.: Лурия А.Р. Внимание и память. М., 1975. Ч. 3. С. 5.
См.: Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Психология: учебник. М.,
2000. С. 228–229.
3
См.: Рубинштейн С.Л. Указ. соч. С. 423.
2
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
требующей произвольного внимания, может настолько увлечь,
например, юриста (ученого либо практика), что он обретает неподдельный интерес к объекту, влекущий за собой формирование
непроизвольного внимания. Разумеется, возможно движение и в
обратном направлении, когда интерес к монотонному процессу
(например, допросу свидетелей) угасает, то внимание к данной
ситуации приходится поддерживать сознательно.
Внимание обычно характеризуется объемом, концентрированностью, распределяемостью, устойчивостью, переключаемостью.
Объем определяется количеством одновременно воспринимаемых субъектом изолированных элементов (для взрослого человека, как правило, 6). При наличии смысловых связей между
элементами этот объем возрастает. Чрезмерное же увеличение
объема внимания нередко влечет за собой снижение интенсивности и последующее падение эффективности правового поведения
и его результатов.
Концентрированность внимания раскрывается в направлении сознания на один конкретный объект или вид деятельности
(обвинение, защиту и т.д.). По сути, речь идет о сосредоточенности, самой сущности внимания, т.е. сфокусированной связи между субъектом и объектом. С повышением концентрированности
внимания обычно возрастает и его узость, если, конечно, между
элементами, формирующими объем внимания, не поддерживаются смысловые связи.
Следствием концентрированности внимания является его
распределяемость, поскольку концентрация на одном объекте
может привести к положительному результату деятельности
только при условии последовательного и своевременного перераспределения внимания. Распределяемость позволяет субъекту
одновременно совершать несколько значимых действий, что является особо полезным умением при выполнении работы в рамках серьезного давления, граничащего со стрессовыми показателями1. Это особенно важно знать юристам, осуществляющим су-
1
См.: Менеджер: Книга 1 / пер. с англ. 2007. С. 18–23.
116
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дебную, уголовно-исполнительную и иную юридическую деятельность.
Устойчивость внимания определяется продолжительностью, в течение которой сохраняется концентрация внимания на
каком-либо из объектов, т. е. его экстенсивностью. Наиболее
простым способом поддержания устойчивости внимания является волевое усилие, которое действует до тех пор, пока не будут
исчерпаны соответствующие возможности психики (последствия
такой ситуации проявляются прежде всего в формировании состояния утомления)1. Кроме того, устойчивость внимания можно
продлить путем отыскания в объекте новых признаков, когда на
объект приходится смотреть как бы со стороны, под новым углом
зрения. В ином случае создаются все предпосылки для легкой отвлекаемости и неизбежно наступают колебания внимания2.
Наконец, переключаемость внимания проявляется в способности быстро отключаться от одних юридических установок и
включаться в новые, соответствующие изменяющимся условиям.
По сути переключаемость – это внешнее проявление гибкости,
позволяющей поддерживать внимание на должном уровне в течение относительно длительного временного промежутка за счет
смены объектов внимания. Переключение, как правило, является
осмысленным, сознательным, волевым действием, становящимся
основой для быстрой ориентации в ходе трансформации внешних
обстоятельств.
Для судей, например, переключаемость и устойчивость
внимания являются двумя наиболее существенными, диалектически связанными свойствами, которые в значительной степени определяют их мастерство, качество и эффективность деятельности.
1
См.: Романов В.В. Указ. соч. С. 132.
См.: Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии // Хрестоматия по
вниманию. М., 1976. С. 235.
2
117
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5.2. Волевой характер
юридического поведения личности
Волевая детерминанта в правовой сфере весьма многообразна и изменчива. Например, в течение длительного времени в
отечественном правоведении господствовала теория, согласно
которой право воплощало волю господствующего класса и государственную волю1.
Вторая, и, пожалуй, более явная субстанция волевого воздействия проявляется в различных видах юридической практики.
Так, в правотворчестве воля субъектов направлена на разработку,
издание и совершенствование (изменение или отмену) нормативно-правовых предписаний, повышение эффективности правового
регулирования общественных отношений путем преобразования
вполне определенных социальных потребностей и интересов в
соответствующие нормативные правовые акты2.
В рамках юридического толкования воля проявляется не
только непосредственно в сфере регулирования деятельности
субъектов в целях установления и разъяснения содержания и
формы правовых предписаний, но и опосредованно в вопросах
выявления и оценки волеизъявления субъекта правотворчества,
отраженного в интерпретируемой норме3.
Наиболее ярко волевой характер проявляется в рамках правоприменительной практики. Здесь он касается не только субъектов, осуществляющих тот или иной тип правоприменения, но и
воли соответствующих «законодателей». При установлении конкретной меры уголовной ответственности, иных мер принуждения в отношении лица, совершившего правонарушение, например, необходимы волевые усилия со стороны дознавателей, следователей, судей и пр. субъектов применения права с целью оп-
1
Алексеев С.С. Общая теория права: учебник. М. 2009. С. 54 и след.
Подробнее см., например: Карташов В.Н. Теория правовой системы
общества. Т. 1. Гл. 13.
3
См.: Там же. Глава 15.
2
118
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ределения тактик допросов свидетелей, потерпевших, подозреваемых и т.д.1
Оценивая наличие (отсутствие) соответствующих структур
и составов преступной деятельности, правоприменители устанавливают вину, мотивы, цели, эмоции и т.п. её субъектов. При этом
дифференциация форм вины осуществляется на базе волевого
критерия2.
Но что же такое «воля» и каким образом она встраивается в
психологический механизм юридической деятельности? В уголовно-криминалистических науках воля рассматривается как
«… сторона сознания, которая заключается в регулировании
практической деятельности человека», а волевое регулирование
его поведения – в виде сознательного направления умственных и
физических усилий на достижение цели или удержание от активности3. При этом волевые качества личности касаются не только
действий, но и бездействия, поскольку достижение противоправной цели возможно в том числе и путем воздержания от использования собственных способностей для предотвращения вредоносных последствий.
Сталкиваясь с препятствиями, человек либо отказывается от
действия в выбранном направлении, либо наращивает усилия,
чтобы преодолеть барьер, то есть осуществляет особое действие,
выходящее за границы его изначальных побуждений и целей. Такое особое действие заключается в изменении самого побуждения к действию. Индивид намеренно привлекает дополнительные
мотивы активности, фактически выстраивая новый мотив, в том
числе на базе воображения, предвидения, конструирования идеальных моделей и «проигрывания» возможных последствий своего поведения.4
Волевая сущность личности проявляется в выполнении двух
взаимосвязанных функций, направленных по единому вектору в
1
Подробнее см.: Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Россинская Е.Р. Криминалистика. С. 606–621.
2
См.: Уголовное право России. Часть Общая: учеб. для вузов / под
ред. Л.Л. Кругликова. М., 2005. С. 205 и далее.
3
См.: Там же. С. 205
4
См.: Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Указ. соч. С. 223–224.
119
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
противоположные стороны: побудительной и тормозной. Первая
функция обеспечивается активностью человека. При этом действия личности носят не реактивный характер (когда субъект фактически реагирует на предшествующую ситуацию и воздействие
раздражителей), а проактивный, порождающий собственно действие в силу специфики внутренних его состояний, обнаруживающихся в момент самого действия.
Тормозная функция проявляется прежде всего в сдерживании нежелательной активности. Субъект останавливает пробуждение мотивов и выполнение действий, не соответствующих цели, которая, в зависимости от ситуации, может быть как законной, так и противоправной, поскольку продолжение действий или
реализация мотивов способны поставить под угрозу ценности более высокого порядка.
С точки зрения отдельных психологов, воля человека проявляется в значительной мере в том, кому он склонен приписывать ответственность за результаты собственных действий1. Одной из особенностей деятельности личности является несовпадение результата активности с ее целями, что и обусловливает необходимость субъекта в ряде случаев решать специфическую задачу – интерпретировать причины ближайших и отдаленных последствий своих юридических действий. Эта задача выходит за
границы исходных побуждений человека и представляет собой
развитие деятельности, однако в ходе ее решения рождаются импульсы, значимые для достижения первоначальных целей, вызывая в одних случаях волевые проявления активности, а в других –
безволие.
С подобной ситуацией тесно связано понятие локализации
контроля (от лат. locus – местоположение и фр. controle – проверка), то есть качества, характеризующего склонность человека
приписывать ответственность (в том числе юридическую) за результаты своей деятельности внешним силам и обстоятельствам
или же, напротив, собственным усилиям и действиям2. Локализация контроля существует в двух формах: экстернальная, или
1
2
См., например: Романов В.В. Указ. соч. С. 136.
Подробнее см.: Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Указ. соч. С. 225.
120
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
внешняя, когда субъект объясняет собственные мотивы и побуждения внешними факторами, не зависящими от субъекта, и интернальная, или внутренняя, когда индивид принимает на себя
ответственность за свои деяния, объясняя их исходя из собственных способностей, особенностей характера и т.п. Очевидно, что
субъектам юридической деятельности (практики) с учетом специфики ее содержания, а также особенных оснований ее возникновения присущ именно интернальный локус контроля, поскольку для реализации своих полномочий субъекты осуществляют
конкретные волевые усилия, которые представляют собой некую
форму эмоционального стресса, мобилизующего внутренние ресурсы человека (память, мышление, воображение и др.), создающего дополнительные мотивы к действию, которые отсутствуют
или недостаточны, переживаемого в виде состояния значительного напряжения и т.д.
Вследствие волевых усилий удается затормозить действие
одних и предельно усилить действие других мотивирующих факторов. Именно благодаря волевому усилию преодолеваются
внутренние трудности, а также внешние препятствия, которые
воспринимаются субъектом как некий псевдовнутренний барьер,
требующий дополнительных усилий для преодоления1.
Волевое действие, выражающее сознательную организацию
и саморегуляцию активности субъекта, может быть реализовано
как в простых, так и в сложных формах, различие между которыми обусловлено спецификой сознательного процесса, протекающего между побуждением и собственно действием. Так, в простом волевом акте побуждение к действию, направленному на
более или менее ясно осознанную цель, почти непосредственно
переходит в действие, не предваряемое сколь-либо сложным и
длительным сознательным процессом. При этом сама цель не выходит за пределы непосредственной ситуации, а ее осуществление достигается с помощью привычных действий, которые производятся после подачи соответствующего импульса практически
автоматически.
1
Подробнее см.: Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Указ. соч. С. 226.
121
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В ходе же сложного волевого акта в его наиболее выраженной специфической форме существенным фактором является
прежде всего то, что между импульсом и действием вклинивается
опосредующий действие сложный психический (сознательный и
подсознательный) процесс. Действию предшествует учет его последствий, осознание его мотивов, принятие психологического
(рационального и т.п.) решения, возникновение намерения его
осуществить, составление плана для его осуществления. Соответственно сам по себе волевой акт уже трансформируется в сложный механизм, включающий целую цепь различных моментов и
последовательность всевозможных стадий и фаз, в то время как в
простом волевом акте эти стадии и фазы могут отсутствовать или
существовать в усеченном виде.1
В сложном волевом действии обычно выделяют четыре основные стадии:
а) возникновение побуждения и предварительная постановка цели;
б) обсуждение и борьба мотивов;
в) решение;
г) исполнение.
На первом этапе происходит осознание цели на основе возникшего побуждения с учетом существующих взаимосвязей и
принципа взаимообусловленности. Всякое волевое действие является избирательным актом, включающим сознательный выбор
и решение, однако именно осознание цели и настойчивость в ее
достижении являются квинтэссенцией сущности волевого процесса. Сам по себе волевой акт начинается с формирования побуждения, выражающегося в стремлении. По мере того, как осознается цель, на которую оно направляется, стремление переходит
в желание. При этом желание неразрывно связано с наличием соответствующего опыта, позволяющего оценить тот предмет, который способен удовлетворить потребность субъекта. Однако
желание, направленное на тот или иной предмет как цель, еще не
является законченным волевым актом, поскольку носит еще не
практический, а созерцательный и аффективный характер. Под1
См.: Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. С. 595-596.
122
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
линным волевым актом желание становится после того, как к
осознанию цели присоединяется установка на ее реализацию,
уверенность в ее достижимости и направленность на овладение
соответствующими средствами. Такую конструкцию в психологии принято именовать «хотением», то есть устремленностью на
достижение цели1.
Основным содержанием второго этапа в развитии волевого
процесса является обсуждение и борьба мотивов. Поскольку волевое действие представляет собой избирательный акт как результат произведенного индивидом выбора, постольку оно само
по себе обусловлено природой субъекта права, а также известной
степенью конфликтности личностных интересов и потребностей,
что влечет за собой соответствующий предварительный анализ
желаний и хотений.
По сути, на этом этапе волевой процесс совмещается с интеллектуальным, который, в свою очередь, трансформирует волевой акт в действие, опосредованное мыслью. В ходе обсуждения
и борьбы мотивов происходит учет специальных и юридических
последствий, которые может повлечь осуществление желания,
поскольку желательное само по себе действие может при определенных условиях привести к нежелательным последствиям. В
процессе анализа временной задержке одновременно с приводящим к действию импульсом подвергаются конкурирующие импульсы, а волевой акт превращается в регулируемое поведение,
базирующееся в том числе и на самоограничении.
Третья фаза – собственно решение, в ходе которого возможна даже корректировка первоначальной цели. На этом этапе
индивид в полной мере осознает последствия своего действия и
наличие зависимости последствий от собственного решения.
Традиционно в науке рассматривают три стандартных сценария
принятия решений (но это вовсе не означает, что каждое принятие решения протекает строго в соответствии с типовыми сценариями; на практике скорее имеют место комбинации этих сценариев с различными вариативными показателями).
1
См.: Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. С. 595–596.
123
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1. Решение не выделяется в сознании как отдельная фаза,
и волевой акт совершается, как правило, самостоятельно. Этот
сценарий характерен для случаев, когда возникшее у субъекта
побуждение не встречает на этапе анализа никакого внутреннего противодействия, а осуществление цели полностью соответствует побуждению. По сути, сам волевой процесс в такой
ситуации оказывается настолько сжат, что решение существует в виде усеченной стадии.
2. Решение разрешает тот конфликт интересов, который
вызвал борьбу мотивов в рамках второго этапа. Такое происходит по результатам внутренней работы, осмысления, сопоставления мотивов и побуждений и итогового выбора, наиболее
приемлемого варианта с учетом нивелирования значимости
альтернативных побуждающих факторов.
3. До последнего момента взаимоисключающие мотивы
обладают приблизительно равной силой, и ни одна из возможностей сама по себе не отпала, а решение в пользу какого-либо
из факторов принимается не из-за нивелирования конкурирующих мотиваторов, а вследствие осознания необходимости
или целесообразности. По сути, при таком развитии ситуации
борьба мотивов не прекращена и конфликт интересов не устранен, но решение принято только с точки зрения достижения
конкретной цели.
Последний этап волевого процесса – это логический итог
предыдущих фаз, заключающийся в фактическом претворении
принятого решения в жизнь и соответствующем изменении действительности. Всякое волевое действие является намеренным,
поскольку результат действия соотносится с его целью. Это действие может быть довольно сложным. Тогда период от момента
принятия решения до итоговой реализации будет занят именно
намерением, формально выраженным в зафиксированной решением направленности на осуществление цели, а фактически представляющим собой внутреннюю подготовку субъекта к выполнению затрудненного или отсроченного действия. Если же действие
представляется не просто затрудненным, а действительно сложным, то намерения может оказаться недостаточно, и в таком случае оно должно быть подкреплено определенными тактическими
124
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
приемами (такими, например, как составление плана заключения
контракта, допроса, очной ставки и т.д.). При этом формируется
ситуация, в которой для завершения первоначального волевого
процесса потребуется выполнить еще один, промежуточный волевой процесс, что лишний раз показывает высокую степень
взаимопроникновения и взаимозависимости социальных (в том
числе и правовых) явлений разнопорядкового уровня.
Следует заметить, что субъект юридической деятельности,
оценивая результат своих волевых действий, сопоставляет его с
той целью, на которую соответствующее волевое усилие было
направлено. В самом общем плане с этого начинается исследование эффективности любой юридической практики1.
Анализ места и роли в психологическом механизме юридического поведения личности волевых актов позволяет определить
их (акты) в качестве сознательных, целенаправленных усилий и
действий, посредством которых субъект стремится достичь стоящую перед ним цель, подчиняя свои импульсы сознательному
контролю и изменяя окружающую действительность в соответствии со своими и общественными потребностями и интересами.
1
См.: Карташов В.Н., Бахвалов С.В. Законодательная технология
субъектов Российской Федерации. Ярославль, 2010. С. 188 и след.
125
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава VI.
Личный юридический опыт:
сущность и строение
6.1. Понятие и характеристика
личного юридического опыта
Личный юридический опыт – это сохраненная в долговременной памяти отдельного человека система юридических «сценариев», отражающих социально-правовые ситуации реальной
действительности, а также закрепленные знания, навыки, умения, привычки и т.п., приобретенные им в процессе воспитания,
образования и практической деятельности1.
Выделим следующие специфические признаки личного
юридического опыта:
Он формируется на протяжении всей жизни конкретного
человека в процессе его социализации, в результате коммуникации с другими субъектами и самостоятельного осуществления
юридически значимого поведения. Человек, участвуя в различных правоотношениях, приобретает новые знания, развивает и
оттачивает юридические умения и навыки.
Логическую его структуру составляют приобретенные отдельным человеком юридические «сценарии», отражающие социально-правовые ситуации, знания, средства, приемы, способы
и методы выполнения юридических действий, интегрированные в
единый комплекс.
Закрепление, хранение и воспроизведение опыта происходит с помощью мнемических процессов долговременной памяти.
При этом отличительной особенностью является его автономный, индивидуальный характер.
1
Ср.: Тимофеев А.В. Юридический опыт (проблемы теории и практики): дис. … канд. юрид. наук. Ярославль, 2008.
126
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Это дифференцированная и одновременно упорядоченная
система «сценариев», обеспечивающая воспоминание не только о
социально-правовых ситуациях, но и приемах, способах, средствах и правилах выхода из них1. Когда субъект обладает достаточным личным опытом регулирования определенной сферы общественных отношений, он не только точно знает цель и задачи
юридической деятельности, но, что значительно важнее, – он может четко определить, каким образом в конкретной ситуации
можно наиболее рационально и эффективно воздействовать на
объект регулирования, чтобы получить необходимый результат.
В данном случае субъект действует не только целенаправленно,
но и целесообразно, что и обеспечивает грамотное психологическое и нормативное регулирование общественных отношений.
Для личного юридического опыта характерны также определенный объем, избирательность, организованность, операциональность, продуктивность, разнообразие и др. качества.
Сущность опыта заключается в накоплении наиболее целесообразной, поучительной и полезной для актуальной и последующей
юридической деятельности информации, закрепленной в памяти
личности.
Без юридического опыта немыслимо формирование индивидуального правосознания и правовой культуры. Даже наиболее
абстрагированные теоретические правовые идеи и взгляды имеют
своим первичным (пусть даже очень отдаленным) информационным основанием индивидуальные опытные юридические образцы. Именно на подобном опыте основываются система юридических оценок и правовое мировоззрение. Участвуя в правотворчестве и юридической систематизации, наблюдая за реализацией и
интерпретацией права, человек проходит важный уровень специфической социализации – усваивает особую разновидность социальных, а именно правовых предписаний (правил, требований,
приказов и т.п.).
1
Подробнее о личном профессиональном опыте в регулировании
управленческой деятельности см.: Карпов А.В. Психологический менеджмент. М., 2004. С. 263–272.
127
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6.2. Юридические знания
в содержании личного опыта
Юридические знания – это результат процесса юридического познания, истинность которого проверяется в ходе практической деятельности. Они отражают в сознании человека в
виде восприятий, представлений, понятий, суждений, теорий и
т.п. юридические аспекты жизнедеятельности общества, его правовую систему, проявление юридической антикультуры и пр.
Знания представляют также и процесс понимания и оценивания
реальной юридической действительности. Они неотделимы от
способности личности использовать юридические сведения в ходе своей практической деятельности. Поэтому знания предполагают постановку и решение конкретных юридических вопросов и
проблем.
Юридические знания предстают обычно в виде чувственных
и рациональных, отражаются не только в мышлении, но и в восприятиях и представлениях, связаны у личности с логическими
понятиями и носят, как правило, осмысленный характер.
Они различаются по своим формам, содержанию, степени
достоверности и аргументированности. Их активность проявляется в деятельности по преобразованию не только правовой системы, но и экономической, политической и иных систем общества. Кроме того, юридические знания выступают в качестве важных факторов совершенствования личности, ее правосознания и
правовой культуры, интеллектуального и т.п. развития.
Специфика юридических знаний определяется предметом
их отражения. Они являются наиболее распространенной и универсальной формой личного опыта, поскольку в отличие от остальных его форм могут не только воспроизводиться и использоваться индивидом, который первоначально получил соответствующий опыт, но и передаваться почти в неизменном виде другим субъектам права.
В зависимости от отражаемых объектов можно выделить
следующие компоненты первичных фундаментальных знаний,
без которых невозможно глубокое и обстоятельное осмысление
128
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
юридической «материи». Например, под правовой системой
общества мы понимаем единый комплекс органически взаимосвязанных и взаимодействующих между собой правовых явлений
(права, правосознания, юридической практики и т.п.), с помощью
которого осуществляется целенаправленное воздействие на поведение людей (их коллективов и организаций) и юридическое
обеспечение (обслуживание) разнообразных сфер общественной
жизни.
Говоря о ее признаках, следует указать, что правовая система представляет собой важнейший компонент любого гражданского общества. Это особая разновидность социальной (общественной) системы, возникновение, развитие и функционирование
которой тесным образом связано с экономической и политической системами общества, его культурой и духовной средой в целом. Это целенаправленная, дифференцированная, открытая, самоорганизованная, динамичная, иерархичная, автономная, управляемая и т.п. система.
Она представляет собой полиструктурное образование,
включающее, в частности, генетическую и функциональную, логическую (логико-философскую) и психологическую, пространственную и временную, горизонтальную и вертикальную, стохастическую и синергетическую, рекурсивную и циклическую, а
также иные ее структуры.
Логическая (логико-философская) структура позволяет
раскрыть взаимосвязи отдельных частей, компонентов (элементов) и правовой системы в целом как органически единого и логически завершенного образования. Именно в этом аспекте главным образом рассматривается различными авторами элементный
состав правовой системы общества1.
В правовой системе общества необходимо выделять основные элементы (условно неделимые ее составные части) и компоненты, т.е. более крупные образования, представляющие собой
подсистему однородных элементов.
1
Подробнее см., например: Карташов В.Н. Теория правовой системы
общества. Т. 1. С. 55 и след.; Синюков В.Н. Российская правовая система.
Введение в общую теорию. М., 2010. С. 196 и след.
129
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В самом общем плане к основным компонентам, ее составляющим относятся: а) объективное право, взятое в единстве и
взаимодействии его содержания и формы; б) юридическая практика (деятельность и социально-правовой опыт), осуществляемая
в рамках правовых отношений и иных юридических связей;
в) правосознание, которое находит выражение и в объективном
праве, и юридической деятельности, и правоотношениях, и юридической культуре, и т.д.
В рамках пространственной структуры мы выделяем различные типы, виды и подвиды правовой системы общества, раскрывающие юридическую «карту» мира. Этот аспект проблемы
достаточно подробно рассматривается как в отечественной, так и
в зарубежной литературе (см. работы Р. Давида, В. Кнаппа,
Р. Леже, М.Н. Марченко, А.Х. Саидова, К. Цвейгарта и др. авторов).
В каждой стране (России, Франции и т.п.) имеется своя национально-правовая система, в которой отражаются конкретноисторические особенности данного общества.
Все существующие национальные правовые системы общества можно сгруппировать по схожим признакам в определенные
типы. В зависимости от того, к какой общественноэкономической формации они принадлежат, следует говорить о
рабовладельческой, феодальной, буржуазной и социалистической
правовых системах (семьях).
В относительно самостоятельные типы группируются правовые системы (семьи), которым присущи некоторые общие
фундаментальные черты в содержании права и формах его выражения, юридической практике и правоотношениях, правосознании и правовой культуре. В этом плане выделяют западную и
восточную, романо-германскую и англосаксонскую, традиционно-религиозные (мусульманскую, индусскую, иудейскую и т.п.) и
обычные, смешанные и иные правовые системы. Некоторые авторы в качестве самостоятельной рассматривают славянскую
правовую семью.
Огромная роль сегодня отводится региональным (например,
правовой системе ЕС) и общей международным правовым системам.
130
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В связи с этим возникают вопросы к профессору Раймону
Леже (Франция), который к «великим правовым системам современности» относит лишь «три основные системы: английское,
французское и немецкое право» (?)1
Процесс развития отдельных правовых семей связан как с
определенной их интеграцией, так и дифференциацией. Поэтому,
с одной стороны, например, в романо-германской правовой семье выделяют в качестве относительно самостоятельных романскую и германскую правовые системы (подсистемы), с другой –
отдельные правовые системы объединяют в латиноамериканскую, дальневосточную и смешанные правовые семьи.
Проблема типологии играет существенную роль как в познавательной, так и практической деятельности. Данный подход
лежит в основе исследования процессов наследия и правовой
преемственности, юридической аккультурации и экспансии. Типология правовых систем не только позволяет значительно расширить наши представления о правовой географии и картине мира, но и способствует сближению различных стран и народов,
процессам экономической, политической, юридической и т.п. интеграции в целом.
К основным компонентам правовой системы общества относятся: а) объективное право, взятое в единстве и взаимодействии его содержания и формы; б) юридическая практика (деятельность и социально-правовой опыт), осуществляемая в рамках
правовых отношений и иных юридических связей; в) правосознание, которое находит выражение и в объективном праве, и в юридической деятельности, и в правоотношениях.
Каждый из отмеченных компонентов правовой системы
общества представляет собой относительно самостоятельную
подсистему и состоит из более дробных единиц, отдельных элементов.
Право занимает одно из центральных мест в правовой системе общества. Содержание права составляет вся совокупность
его элементов и свойств.
1
См.: Леже Р. Великие правовые системы современности: сравнительно-правовой подход. М., 2010.
131
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Под юридическим содержанием права одни авторы понимают нормы права; другие – нормативные установки; третьи –
нормы права и правосознание; четвертые – нормы права и правоотношения; пятые – нормы права, правоотношения и правосознание; шестые – субъективные права; седьмые – нормы права,
субъективные права и юридические обязанности; восьмые – нормы права и / или судебные предписания; и т.д.
На наш взгляд, юридическое содержание права составляют
нормативно-правовые предписания, которые позволяют охватить
все его компоненты, весьма удачно соединить логический и языковый, философский и психологический, юридический и социологический, этический и иные его аспекты.
Основными элементами в юридическом содержании права
являются принципы и нормы права. Относительно самостоятельное место занимают другие, так называемые «нестандартные»
предписания: легальные дефиниции и нормативные справки,
предписания, сроки и цели, нормативные рисунки и т.д.
В целом же нормативно-правовое предписание можно
определить как цельное, логически завершенное и формально определенное властное, общее, обязательное веление (распоряжение, правило, приказ и т.п.), которое служит особым (императивно-атрибутивным либо диспозитивным, юстициабельным и
т.п.) регулятором поведения людей, их коллективов и организаций.
Право, таким образом, представляет собой систему общеобязательных, властных, гарантированных нормативноправовых предписаний, которая отражает (должна отражать)
идеи и состояния свободы и ответственности, справедливости
и юридического равенства, гуманизма и демократизма, личной и
общественной безопасности.
Источниками права являются все обстоятельства объективной и субъективной реальности, которые служат «источником
сведений» о нем, «социальным субстратом» и «данностью права»
(А. Нашиц), «основой» и «причиной», «созидательной силой права» (Ж.-Л. Бержель и т.п.), вызывают его к жизни, способствуют
его функционированию. Как говорили древние: cessante ratione
132
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
legis cessat et ipsa lex – с исчезновением оснований для возникновения закона должен перестать существовать и сам закон.
Все действующие в правовой системе источники права
можно подразделить на материальные и духовные, исторические
и фактические, институциональные и формальные (формальноюридические), первоначальные и производные, главные и подчиненные, текстуальные и нетекстуальные, традиционные и нетрадиционные, внутренние для данной правовой системы и внешние
по отношению к ней, и др.
Формально-юридические источники права или его формы –
это способы внешнего выражения юридического содержания
права. К ним можно отнести правовые обычаи, судебные прецеденты, нормативно-правовые договоры, юридические доктрины,
программно-юридические документы, нормативные правовые акты, квазинормативные акты и др.
Значительный интерес представляет понимание юридической практики и технологии в правовой системе общества. В отечественной и зарубежной науке юридическая практика рассматривается либо в качестве чувственно-предметной юридической
деятельности, либо в виде определенных итогов и результатов
этой деятельности. Представители Ярославской юридической
школы теоретиков (В.Н. Карташов, С.В. Бахвалов, Н.В. Вантеева,
Л.А. Гречина, А.А. Макурова, Л.В. Половова, А.В. Тимофеев,
Д.Д. Мещеряков, А.Л. Скрябин, А.С. Постнов и др.) понимают
под юридической практикой деятельность по изданию, толкованию, реализации, систематизации и т.п. юридических предписаний, взятую в единстве с накопленным правовым опытом (социально-правовой памятью)1.
Изучение теоретических источников создает впечатление,
что многие авторы не всегда представляют себе, о чем идет речь
при характеристике отдельных типов (видов и подвидов) юридической практики. Иначе трудно объяснить следующие «пассажи».
Так, известный французский ученый Норбер Рулан пишет, что
1
Подробнее о разнообразных точках зрения по поводу понятия, признаков, структур, функций и видов юридической практики см.: Карташов В.Н. Теория правовой системы общества. Т. 1. Главы 13–16.
133
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
термин «юридическая практика» обозначает «все, что связано с
применением права»1.
Н.Н. Вопленко полагает, что под юридической практикой
«понимается преимущественно правоприменительная и праворазъяснительная практика, ибо правотворческая деятельность изначально призвана создавать источники права и ее структурные
элементы имеют заранее заданную юридическую природу»2(?)
Раймон Леже, раскрывая значение судебных решений в
Германии и Франции, высказывает не совсем, конечно, оригинальную, но достаточно распространенную в настоящее время
точку зрения на природу судебной практики. «То, что называют
судебной практикой, – пишет он, – является совокупностью норм,
из которых можно сделать вывод о преемственности судебных
решений. Но одно решение, пусть даже и вынесенное высшим
судебным органом, не лишает суды, которые в последующем
столкнутся с подобным вопросом, свободы в принятии решения.
К тому же ничто не запрещает судам, которые заняли определенную позицию по какому-то правовому вопросу, изменить свою
точку зрения и воспользоваться «поворотом». Судебные решения
имеют только убеждающее значение»3. По мнению указанного
автора, соблюдение прецедентов в Англии осуществляется также
с определенной гибкостью – все зависит от того, «правильные»
или «неправильные» решения выносят суды. А провести это различие становится все труднее, что приводит к выводу об ослаблении силы судебных прецедентов в Соединенном Королевстве4.
Нам представляется, что в зависимости от характера, способов юридического преобразования общественных отношений
нужно различать следующие типы юридической практики:
правотворческая, правореализующая, интерпретационная и правосистематизирующая.
В функциональном аспекте можно выделить правоконкретизирующую, контрольную, координационную, распорядительную
1
Рулан Норбер. Историческое введение в право. М., 2005. С. 194.
Вопленко Н.Н. Очерки общей теории права. Волгоград, 2009. С. 312.
3
Леже Раймон. Великие правовые системы современности. С. 84-85.
4
См.: Там же. С. 85 – 87.
2
134
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
практику и иные типы. Их особенности заключаются в том, что
изменения общественных отношений возможны здесь с помощью
правотворческих, правоприменительных и иных юридических
технологий (техники, тактики, стратегии, ресурсообеспеченности
и т.д.).
Любой тип юридической практики можно подразделить на
определенные виды и подвиды. Так, в зависимости от субъектов
можно выделять юридическую практику государственных (судебных, следственных, прокурорских и т.п.) и негосударственных
(нотариальных, муниципальных, хозяйствующих и т.п.) органов.
В правотворческой практике, например, можно различать следующие виды: первичную и правоконкретизирующую (вторичную), правообразующую, правоизменяющую и правопрекращающую, законодательную и иную правотворческую практику. В
свою очередь законодательную практику можно подразделить на
подвиды: федеральную и региональную.
Достаточно «богатыми» по своему разнообразию являются
другие типы, виды и подвиды юридической практики.
Если рассматривать юридическую практику как духовноматериальное производство, то ее ядро (основу и т.п.) составляет,
естественно, технология.
Основными элементами юридической технологии являются
следующие:
а) субъекты («производители»), обладающие определенными знаниями, умениями, мастерством и т.д.; б) объекты (предметы), т.е. «обрабатываемые продукты»; в) активные интеллектуальные и внешне актуализированные действия субъектов и участников технологического процесса; г) совокупность средств
(юридическая техника); д) система приемов, способов и правил
оптимального использования указанных средств (тактика);
е) принципы, долгосрочные планы и прогнозы образуют ее стратегический компонент; ж) процессуальные формы (стадии, производства и т.п.); з) «продукты» (результаты) соответствующей
технологии; и) показатели, характеризующие качество соответствующего духовно-материального производства и его «продуктов» (результатов); к) критерии и параметры эффективности действий, выносимых юридических решений (предписаний, актов и
135
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
т.п.); л) механизм вступления в юридическую силу (отмены, изменения, приостановления, продления, возобновления и т.п.)
юридических предписаний, решений и актов; м) ресурсообеспеченность технологического цикла в полном объеме и/или отдельной его части; н) соответствующие виды, методы и т.п. контроля
за законностью и справедливостью, качеством и эффективностью
юридических действий, принимаемых решений, их оформлением
и обнародованием, соблюдением процессуальной формы и т.д.
Таким образом, указанный инновационный подход к юридической практике позволяет глубже и обстоятельнее, с учетом
современных достижений отечественной и зарубежной науки исследовать ту или иную технологию и практику (законодательную, правоприменительную и т.п.) в целом или некоторые их
элементы, стадии и фазы, обратить внимание как на позитивные,
так и негативные свойства, на необходимость совершенствования, повышения качества и эффективности конкретной юридической технологии и практики, отдельных их сторон и характеристик.
Логическая структура юридической практики – это не
только состав определенных элементов ее содержания и формы.
Взаимообусловленность и развитие компонентов юридической
практики обеспечивается генетическими и функциональными,
внутренними и внешними, прямыми и обратными, правовыми и
неправовыми связями и отношениями, с помощью которых совершается перенос энергии, информации, свойств и т.д., осуществляется взаимный обмен результатами различных видов юридической деятельности, контроль, помощь в реализации разнообразных полномочий и функций. В этом легко убедиться, если
рассмотреть, например, взаимодействие органов следствия, прокуратуры, суда.
В отечественной и зарубежной науке одни авторы отождествляют понятия «отношение» («общественное отношение»,
«правовое отношение») и «связь» («социальная связь», «юридическая связь»); другие полагают, что первое («отношение» и т.п.)
понятие является более широким по объему, чем второе; некоторые ученые считают, что к «общественным отношениям» можно
136
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
относить лишь те связи, которые возникают в процессе и результате деятельности людей и т.д.
Не вдаваясь в суть дискуссии по данному вопросу, на наш
взгляд, достаточно четко можно увидеть разницу между понятиями «юридическая связь» и «правовое отношение». Правоотношение всегда выступает в виде юридической связи (связей), но
не всякая юридическая связь является правовым отношением.
Юридические связи представляют собой определенные зависимости, обусловливающие взаимное существование и функционирование относительно самостоятельных, разделенных во
времени и пространстве правовых явлений. Например, для системы позитивного права любого общества характерны связи между: его содержанием и формой; нормами права и нестандартными предписаниями (легальными дефинициями, юридическими
рисунками и т.п.); гипотезой, диспозицией и санкцией нормы
права; разными видами правовых предписаний (регулятивными и
охранительными, императивными и т.п.); институтами, отраслями и другими общностями права.
Правоотношение, являясь важнейшей частью юридической
практики и правовой системы общества, также можно рассматривать в качестве определенной подсистемы, где существуют соответствующие элементы (объекты, участники с их интересами,
правомочиями и т.п.), внутренние и внешние связи между этими
элементами и иными явлениями.
Сущность же любого правоотношения выражается в том,
что это юридическая связь прежде всего между людьми, их коллективами и организациями, специфическая форма социальноправового взаимодействия (коммуникации) управомоченных и
обязанных субъектов права. Еще римские юристы регулируемые
общественные отношения обозначали термином «juris vinculum»,
что означало юридические узы, связи.
Социальное же назначение правоотношений в юридической
практике заключается в том, что через реализацию субъективных
прав и обязанностей их участники удовлетворяют свои потребности и интересы, обеспечивают охрану своих и чужих прав,
свобод и законных интересов. Поэтому правоотношения и составляют важнейший элемент правопорядка в обществе.
137
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Подавляющее большинство авторов, исключая некоторые
нюансы в их позициях по данному вопросу, в структуре правоотношений выделяют его субъектов, объекты и содержание (юридическое содержание – субъективные права и субъективные
юридические обязанности, фактическое содержание – поведение
участников правоотношений и т.д.). А.В. Поляков пишет, что
«данную классификацию можно дополнить и таким элементом,
как форма правового отношения, без определения которой, по
нашему мнению, немыслимо само содержание правового отношения»1.
Изучение разнообразных точек зрения по данному аспекту
проблемы привело нас к выводу о том, что под его содержанием
следует понимать не просто отдельные юридические действия, а
правовое поведение (юридическую деятельность) в целом. Поскольку элементами любой юридической деятельности являются
ее объекты, субъекты, их конкретные права и обязанности, юридические действия и операции, средства и способы их осуществления, результаты и т.п., то указанные элементы наряду со свойствами и будут составлять юридическое содержание правоотношения. В качестве же форм выступают соответствующие процедуры реализации субъективных прав и обязанностей (внутренняя
форма), а также разнообразные правовые акты-документы, в том
числе правовые акты (акты применения права, договоры и т.п.), в
которых находят внешнее выражение и закрепление все свойства
и элементы содержания правоотношения (внешняя форма).
Правовое сознание составляет субъективный компонент
любой юридической деятельности и правовой системы общества.
Это совокупность идей, теорий, представлений, чувств и т.п.,
выражающая отношение и оценку людей, их коллективов и общностей к ранее действовавшим, ныне существующим и желаемым юридически значимым явлениям, служащая внутренней детерминантой любой юридической деятельности.
В качестве главных элементов правового сознания следует
выделять правовую психологию и идеологию; индивидуальное,
групповое и общественное; обыденное и научное; профессио1
Поляков А.В. Общая теория права. СПб., 2003. С. 738.
138
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нальное и непрофессиональное; познавательное, эмоциональное
и ценностное; ретроспективное, адекватное и перспективное; истинное и ложное; продуктивное и репродуктивное правосознание.
Стремясь представить индивидуальное правосознание в качестве системного образования, мы попытались в данной монографии
разработать
психологический
или
социальнопсихический механизм правового поведения (деятельности) со
всеми вытекающими отсюда выводами методологического, теоретического и практически-прикладного характера.
Отдельные ученые-юристы (А.Д. Магденко, В.В. Сафронов,
И.А. Шаповалов и др.) включают в правосознание поведенческий
элемент. Позиции указанных авторов, к сожалению, никак не аргументированы. Поэтому затруднительно высказать по данному
поводу какие-либо контраргументы. Можно лишь отметить два
существенных момента. Во-первых, правовое сознание является
внутренней (субъективной, идеальной и т.п.) детерминантой правового поведения людей и их общностей. Во-вторых, поведенческий компонент (наряду с правовой психологией и идеологией),
исследуемый в качестве позитивного, ценностного аспекта в механизме правового регулирования, на наш взгляд, все-таки характеризует одну из сторон правовой культуры, но никак не правосознания.
Правовая культура занимает особое место в индивидуальной и общественной сферах жизнедеятельности. Не претендуя на
полноту, совершенство и какую-либо завершенность, мы считаем
целесообразным дать следующее синтетическое (охватывающее
и личностный, и общесоциальный аспекты) ее определение.
Правовая культура – это относительно самостоятельная разновидность духовно-материальной культуры, которая представляет собой совокупность юридических ценностей, отражает качественное состояние правовой системы (степень совершенства и эффективности права, правосознания и юридической
практики), уровень правового развития личности (ее идей, знаний, умений, действий и т.п.) и обеспечивает юридическую коммуникативность, упорядоченность и управляемость общественных отношений.
139
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Американский антрополог А. Кребер в свое время, на наш
взгляд, сформулировал очень важное понятие «культурного образца», которое применяется в самых различных науках и может
быть использовано и при анализе правовой культуры. Совокупность ценностных «правовых образцов» и составляет ядро правовой культуры.
Таким образом, усвоение юридических явлений, процессов
и состояний чрезвычайно обогащает и расширяет правовой опыт
личности, который в конечном итоге регулирует ее юридическую
деятельность.
6.3. Юридические навыки, привычки, умения
и мастерство как компоненты личного опыта
Блок личного юридического опыта, на наш взгляд, должен
включать также необходимые навыки, умения, мастерство, способности и др. индивидуально-психологические явления, процессы и состояния1.
Юридические навыки – это полностью автоматизированные компоненты умений, осуществляемые на уровне подсознания и бессознательного контроля.
Контроль над юридическим действием в данном случае
смещается с процесса деятельности на ее конечный результат, а
внешний (сенсорный) контроль замещается внутренним, проприоцептивным. Оперативность выполнения юридических действий в подобных случаях резко возрастает.
Юридические навыки всецело детерминированы типичностью многих выполняемых действий, средств и способов их осуществления, «заурегулированностью» видов юридической деятельности в целом, для которой характерна ориентированность на
четкие нормативно-правовые предписания, требования процессуальной формы (стадии, производства, режимы и т.д.).
1
Подробнее см.: Шадриков В.Д. Деятельность и способности. М.,
1994. С. 181 и след.; Карташов В.Н. Профессиональная юридическая деятельность: учебное пособие. Ярославль, 1992. С.14 и след.; Он же. Теория
правовой системы общества. Т. 2. С. 43 и след.
140
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Естественно, что в структуре юридических навыков преобладают автоматизированные, схематические, типовые и пр. интеллектуальные юридические акты (действия и т.п.). Например,
формируются определенные навыки допросов свидетелей и потерпевших, поиска и фиксации, оценки и представления доказательств, вынесения и оформления психологических и юридических решений.
Юридические умения – освоенный на базе ранее приобретенных юридических знаний и отчасти навыков «механизм» выполнения правового поведения, отличающийся развернутостью
сознательного контроля над всеми этапами его осуществления
(определение цели и задачи, принятие волевого решения, формирование плана и программы действий, контроль за совершением
отдельных юридических операций, оценка полученных результатов и др.).
В первую очередь здесь следует выделить особенность решаемых в юридической практике целей и задач. К ним относится,
например, регулирование или охрана общественных отношений.
Это, безусловно, детерминирует специфику техники, тактики,
стратегии и т.п. выполнения юридической деятельности. Последовательность, характер, виды, методы совершаемых юридических действий в основе своей определены нормативно со значительной степенью вариативности используемых приемов, способов, средств, правил и т.п. выполнения участниками правоотношений.
Юридическая привычка. По мнению психологов, от умений и навыков привычка отличается тем, что представляет собой
не всегда продуктивный элемент деятельности. Умения и навыки
связаны обычно с решением определенной задачи, предполагают
получение какого-либо результата, а привычка является частью
деятельности, которая человеком выполняется механически, не
имеет сознательной цели или явно выраженного ее «продукта».
В отличие от навыка привычка может в определенной степени
сознательно контролироваться, а от умения она отличается тем,
что не всегда считается полезной и разумной1.
1
См.: Немов Р.С. Психология: учебник в 3 кн. М., 2004. С. 162.
141
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Мастерство – это система свойств, качеств, опыта личности, позволяющая комплексно, эффективно и надёжно выполнять сложную юридическую деятельность в самых разнообразных условиях.
В понятиях «профессионализм» и «мастерство» отражается
такая степень овладения субъектом объективных и субъективных, внутренних и внешних, нормативных и иных сторон юридической деятельности, которая соответствует насущным общественным требованиям, стандартам и «культурным образцам»1.
Информация, составляющая данный компонент опыта, сохраняется, реализуется на основе глубокого знания и понимания
системы специальных юридических терминов, понятий, конструкций, концепций, психологического и социального механизмов
правового регулирования поведения людей, их коллективов и организаций. Основная сфера «мастеровитой» личности – профессиональная юридическая деятельность (судебная, прокурорская и
т.д.). Именно в профессиональном опыте появляются, совершенствуются наиболее целесообразные, эффективные, прогрессивные и креативные средства, приемы, способы, методы, правила и
т.п. осуществления юридической деятельности. Отличие профессионального юридического опыта от непрофессионального состоит в том, что первый устойчиво позволяет обеспечить оптимальное регулирование общественных отношений, направленное
на удовлетворение общественных, групповых и личных потребностей и интересов, юридическую защиту коллективных и инди1
В данном параграфе «мастерство» и «профессионализм» в целях
«упрощения» исследования правового поведения личности мы употребляем как тождественные понятия. Однако подобное упрощение недопустимо,
когда речь идет, например, о мастерстве судей (см.: Халдеев Л.С. Мастерство судейской деятельности // Российское правосудие. 2011. №7. С. 103106).
В указанной статье отмечается, что судьи должны иметь следующие
качества, характеризующие их мастерство: 1 – «самоконтроль»; 2 – «судья
обязан сознавать, что он занимает особое место в обществе»; 3 – «смирение»; 4 – «здравый смысл и трезвое суждение»; 5 – «лучшие судьи постоянно помнят об оценочных суждениях, которые они привносят в процесс».
Думается, что какие-либо комментарии здесь излишни.
142
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
видуальных прав и обязанностей, неотвратимость юридической
ответственности, стабильный правопорядок.
Обретение юридического мастерства требует наличия определенных способностей к той или иной юридической профессии
и качеств характера (например, внимательности, аккуратности,
дисциплинированности и т.д.), формирования волевых характеристик, общей и специальной подготовки и овладения современными интеллектуальными юридическими технологиями. Мастерство выражается не только в достижении личностью высоких количественных и качественных показателей, оптимальной результативности юридической деятельности, но и в особой профессиональной и нравственной мотивации, системе ее ориентаций и успехов на «избранном поприще».
В данной главе мы затронули лишь основы личного юридического опыта и некоторые его компоненты, требующие относительно самостоятельного, глубокого и всестороннего монографического исследования психологами, философами, социологами,
юристами и представителями других наук.
143
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава VII.
Оценочный блок психологического механизма
юридического поведения личности
7.1. Оценки в юридическом поведении:
понятие, структура, функции
Оценочный блок является одним из важнейших в психологическом механизме юридического поведения личности.
Е.А. Лукашева, указывая на значимость оценочной составляющей
в правовой деятельности, пишет: «При выборе варианта поведения в правовой сфере человек соотносит предполагаемые поступки с действующей в обществе системой норм, оценивает эти поступки с позиции тех моделей поведения, которые зафиксированы в правовых нормах. Избранный вариант поведения может соответствовать или противоречить тем образцам, которые зафиксированы в правовой норме, но правомерному или отклоняющемуся от нормы поведению всегда сопутствует оценочная деятельность правового сознания»1.
Значимость оценки в механизме правового поведения личности определяется и тем, что на этом этапе происходит консолидация многих предшествующих ей психических процессов и
состояний, сопоставление разнообразных (юридических, политических, социальных, экономических и др.) объектов с определенными идеалами и эталонами. Оценочный компонент играет важную роль в обеспечении позитивного и законопослушного поведения, повышении эффективности правового регулирования, поскольку он, среди прочего, связывает планируемые, совершаемые
и совершенные действия субъекта с фундаментальными ценностями общества и общепризнанными принципами права: свободы, равенства, справедливости, гуманизма, неприкосновенности
1
Лукашева Е.А. Социалистическое правосознание и законность. М.,
1973. С. 296.
144
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
личности и др. «Оценочный процесс, – указывает Н.Н. Вопленко, – осуществляется параллельно с познавательным и выглядит
как измерение права и юридической деятельности через призму
категорий правомерного и неправомерного, законного и незаконного, справедливого и несправедливого. Оценочная деятельность
как бы придает законченный характер познанию права, нацеливает юридические знания на решение практических задач в соответствии с осознанными человеческими интересами»1.
Таким образом, оценочный блок психологического механизма юридического поведения позволяет субъекту выявить полезность, нужность и целесообразность тех или иных элементов и
сторон правовой системы общества, правильно ориентироваться
в социально-правовых ситуациях, устанавливать оптимальные
условия для своего правового поведения2.
Изучение
оценочной
составляющей
социальнопсихического механизма правового поведения личности невозможно без использования положений психологической науки. В
общей психологии все психические явления подразделяются на
три основные группы: психические процессы, психические состояния, психические свойства личности3. Оценка в психологической науке относится к одному из видов психического процесса и
представляет собой акт психической деятельности, имеющий
свой объект отражения и выполняющий ориентировочнорегулирующую функцию в поведении личности.
В юридической литературе понятие, природа и роль оценки
в психологическом механизме правовой деятельности изучена
недостаточно, несмотря на актуальность такого исследования.
Имеющиеся в правовой науке разработки, касающиеся этой проблематики, как правило, не носят комплексного, фундаментального характера, а ограничиваются рассмотрением особенностей
отдельных видов оценок и смежных с ними явлений и процессов.
1
Вопленко Н.Н. Очерки общей теории права: монография. Волгоград,
2009. С. 109–110.
2
См.: Карташов В.Н. Теория правовой системы общества. Т. 2. С. 51.
3
См.: Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. М.,
1997. С. 46-47.
145
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Так, М.Ф. Лукьяненко, исследуя оценочные понятия гражданского права, пишет: «Оценки устанавливаются путем сопоставления свойств оцениваемого объекта с имеющимся у субъекта
правоприменения образом, выражают его отношение к предмету,
явлению и т.п. в моральном и этическом плане»1.
При изучении сущности социальной ценности и оценок в
уголовном праве Ю.А. Демидов отмечает, что «оценки относятся
к области сознания, которое содержит наряду со знанием также
отношение к тому, что в действительности значимо для человека
в силу его потребностей и интересов»2. Далее ученый продолжает: «В процессе оценки объект соотносится с потребностями и
интересами в соответствии с представлениями оценивающего
субъекта о ценностях, с системой его оценок, которые складываются в сознании как результат социального опыта»3.
А.Ф. Черданцев полагает, что оценка представляет собой
сознательное выражение положительного или отрицательного
отношения к оцениваемому объекту. Это выражение одобрения
или неодобрения фактического состояния (предмета, явления и
т.п.)4.
Перспективной в плане дальнейшей разработки представляется концепция сущности юридической оценки и ее места в различных
сферах
правовой
деятельности,
предложенная
А.А. Новиченко. Она, во-первых, указывает, что следует различать гносеологический, онтологический и логический аспекты
правовой оценки. Гносеологический аспект состоит в рассмотрении юридической оценки как явления идеального, субъективного
характера, неотъемлемого компонента человеческого мышления,
специфической формы социального отражения и познания, особой ступени функционирования правосознания. Онтологический
аспект проблемы заключается в исследовании правовой оценки в
1
Лукьяненко М.Ф. Оценочные понятия гражданского права: теоретико-правовой анализ и практика применения: автореф. дис. … д-ра юрид.
наук. М., 2010. С. 37.
2
Демидов Ю.А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве. М.,
1975. С. 13.
3
Там же. С. 15.
4
См.: Черданцев А.Ф. Толкование права и договора. М., 2003. С. 197.
146
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
практической деятельности, которую осуществляют официальные органы (законодательные, судебные и т.п.), а результаты ее
закрепляются в нормативных и процессуальных актах. Наконец,
логический аспект юридической оценки предполагает ее рассмотрение в виде рассуждения, протекающего при соблюдении логических форм и законов1.
Во-вторых, правовую оценку А.А. Новиченко рассматривает в качестве фиксируемого результата, итога деятельности, закрепленного в правовом акте2.
В итоге автор приходит к следующему выводу: «Специфика
юридической оценки такова, что она как часть правовой практики
включает в себя идеальную свою сущность, и, будучи разновидностью познания действительности, по существу представляет
собой мыслительную деятельность (логический процесс) по соотнесению оцениваемого социально-правового объекта с неким
эталоном, стандартом поведения (нормой права); и как результат
этой деятельности, закрепляемый в соответствующем правовом
документе»3.
Положительным моментом указанной концепции является
выделение разных подходов к исследованию юридической оценки, а также включение в содержание оценочного отношения результата психических действий субъекта. В то же время нельзя не
отметить, что исследование правовой оценки только в названных
аспектах не позволяет в полной мере раскрыть ее природу, место
и роль в различных видах юридической деятельности. Кроме того, весьма спорным представляется утверждение автора, что результат оценки находит свое закрепление в правовом документе.
Очевидно, что ее последствия могут быть внешне выражены и в
иной форме (устная речь, мимика, жесты и т.п.).
Анализ разнообразных точек зрения позволил нам сделать
следующие выводы.
1
См.: Новиченко А.А. Правовая оценка и ее основания // Государство
и право. 2006. №2. С. 82-85.
2
См.: Там же. С. 86.
3
Новиченко А.А. Юридическая оценка и особенности ее проявления в
различных сферах правовой деятельности: автореф. дис. ... канд. юрид.
наук. М., 2006. С. 8.
147
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оценка в юридическом поведении личности представляет
собой единый мыслительный процесс, имеющий психологическое,
аксиологическое, логическое, социальное, юридическое и иное
обоснование и содержание. Оценка – это, прежде всего, психический процесс, протекающий в сознании человека, субъекта права
и т.п., состоящий из эмоциональных и мыслительных актов разного уровня. Свое внешнее выражение они находят в мимической, поведенческой, языковой и другой форме, что не изменяет
их ментальной сущности.
Кроме того, оценка включает в себя не только сопоставление различных феноменов юридической действительности с их
сформировавшимся образом (эталоном, стандартом), но и выражение отношения к этим объектам с позиции полезности, значимости, целесообразности, результативности психических действий. В социально-психическом механизме деятельности она является важным этапом, предшествующим принятию интеллектуального решения.
Таким образом, оценка в юридическом поведении личности
есть единый психический процесс по сопоставлению разнообразных элементов и сторон правовой системы общества, а также
связанных с ними явлений с их сформировавшимися образами
(стандартами, идеалами) и выражению отношения к этим объектам, в ходе которого выявляется их полезность, значимость,
целесообразность.
Любая оценка структурирована. В литературе на этот счет
существуют различные мнения. Ряд ученых (Р.О. Опалев,
А.Ф. Черданцев и др.) указывают, что ценностное суждение состоит из субъекта, объекта (предмета) и основания1. Другая группа авторов (Т.В. Кашанина, Д.Н. Левина и др.) в процессе оценки
правовых понятий выделяет четыре самостоятельных элемента:
субъект и предмет оценки, а также основание и стандарт2.
1
См., например: Опалев Р.О. Оценочные понятия в арбитражном и
гражданском процессуальном праве: монография. М., 2008. С. 78–80; Черданцев А.Ф. Указ. соч. С. 198.
2
См., например: Кашанина Т.В. Оценочные понятия в советском праве // Правоведение. 1976. №1. С. 25–31; Левина Д.Н. Теоретические про-
148
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Весьма распространенным является подход (А.А. Ивин,
Ю.А. Демидов, А.А. Новиченко и др.), согласно которому в
структуре оценки выделяются следующие ее составляющие:
субъект и объект, характер и основание1.
В.Н. Карташов указывает, что важно также выделять способы выражения и закрепления оценки и ее последствия (результативность)2.
Остановимся на характеристике отдельных ее элементов. В
качестве субъектов, дающих оценку разнообразных элементов и
сторон правовой системы общества, могут выступать нации и народности, классы и социальные группы, политические партии и
общественные объединения, отдельные индивиды и т.д.
Д.Н. Левина называет в качестве субъектов оценки законодателей, правоприменителей, лиц, которым адресованы нормы
права3.
На наш взгляд, круг субъектов оценки не может быть ограничен какими-либо рамками. Нередко он прямо назван в действующем законодательстве. При этом статус оценивающего субъекта влияет лишь на юридическую значимость ценностного суждения и его результаты. Причем центральной фигурой любой
оценочной деятельности является личность.
В юридической науке традиционно превалирует широкий
подход к определению объекта (предмета) оценки, то есть тех
явлений, процессов, состояний и т.п., ценность которых определяется. Так, В.Н. Карташов пишет: «Объектами оценки служат
правовая система общества в целом, отдельные ее компоненты,
свойства, условия и предпосылки, способствующие или препятствующие ее нормальному развитию и функционированию, блаблемы толкования и применения оценочных понятий: автореф. дис. …
канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2007. С. 17–18.
1
См., например: Ивин А.А. Основания логики оценок. М., 1970.
С. 21–34; Демидов Ю.А. Указ. соч. С. 17–19; Новиченко А.А. Юридическая оценка и особенности ее проявления в различных сферах правовой
деятельности: автореф. дис. … канд. юрид. наук. С. 8.
2
См.: Карташов В.Н. Введение в общую теорию правовой системы
общества: в 10 частях. Ярославль, 1995. Ч. 1. С. 54.
3
См.: Левина Д.Н. Указ. соч. С. 17.
149
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
га, соопосредуемые, существующие уже оценки»1. Причем объекты (предметы) оценки могут относиться не только к существующим, но и к будущим явлениям и фактам прошлого2.
В науке имеются различные взгляды, касающиеся оснований (критериев) оценки. Так, ряд авторов (А.А. Ивин,
Ю.А. Демидов, Р.О. Опалев и др.) полагает, что основание оценки – это позиция, точка зрения, иная оценка, ценностная ориентация, с которой производится оценивание3.
А.Ф. Черданцев указывает, что критерием оценки различного рода явлений являются образцы, стандарты, складывающиеся
в той или иной сфере человеческой деятельности. Эти стандарты
характеристик явлений и предметов складываются применительно к определенному виду явлений, предметов или ситуаций в
определенное время4.
Т.В. Кашанина помимо оснований оценки выделяет стандарты (критерии). По ее мнению, основание – то, с точки зрения
чего производится оценка, та позиция, доводы, которые склоняют
субъекта оценивать предмет так, а не иначе. В качестве конкретных оснований оценки приводятся факторы, действующие в обществе (политика, правосознание, мораль, эстетические взгляды,
судебная практика, общественное мнение, теоретические воззрения)5. «Стандарт (образец, эталон), – пишет она, – это критерий
оценки, т.е. совокупность типичных свойств, которые должны
быть присущи оцениваемым предметам. Стандарты складываются эмпирически и пригодны лишь в определенный отрезок времени»6.
«В качестве оснований оценок, – отмечает В.Н. Карташов, –
выступают самые разнообразные явления и процессы, которые
могут раскрыть степень нужности и полезности правовых явле1
Карташов В.Н. Введение в общую теорию правовой системы общества. Ч. 1. С. 54. См. также: Кашанина Т.В. Указ соч. С. 27.
2
См.: Черданцев А.Ф. Указ. соч. С. 232-233.
3
См., например: Ивин А.А. Указ. соч. С. 31; Демидов Ю.А. Указ. соч.
С. 18; Опалев Р.О. Указ. соч. С. 78-80.
4
См.: Черданцев А.Ф. Указ. соч. С. 200.
5
См.: Кашанина Т.В. Указ. соч. С. 27.
6
Там же. С. 27–28.
150
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ний. Поскольку их ценность в первую очередь связана с удовлетворением определенных интересов и потребностей субъектов
общественных отношений, то степень этого удовлетворения и
служит одним из важнейших критериев. Причем, естественно,
речь идет об удовлетворении объективно необходимых и разумных потребностей граждан и организаций»1. Далее он указывает,
что «оценивать правовые явления можно и с точки зрения идеала,
то есть тех высоких, совершенных качеств, которым они должны
отвечать»2.
Идея множественности и постоянной изменчивости оснований оценок реальной действительности представляется нам
вполне обоснованной. Дело в том, что критерии оценок в юридической деятельности отличаются многообразием ввиду разнотипности самой деятельности и большого числа объектов, ценность
которых может определяться при ее осуществлении. В основаниях оценок переплетены субъективные и объективные, юридические и общесоциальные, абсолютные и относительные, первичные и вторичные, актуальные и потенциальные, нормативные и
ненормативные, теоретические и практические, профессиональные и обыденные ценности, аспекты, свойства предметов. Значение и роль в каждой конкретной ситуации и оценочном отношении данных критериев неодинаковы.
Нестабильность и изменчивость образов (стандартов, идеалов и т.п.) явлений и процессов реальной действительности, с которыми в ходе правового поведения происходит сопоставление
оцениваемых объектов, обусловлена постоянным изменением
структуры и содержания интересов и потребностей субъектов
правовых и иных отношений.
Некоторые исследователи в структуру оценки часто включают ее характер3. Так, Ю.А. Демидов пишет: «Характер оценки – это выражение положительного, безразличного или отрица1
Карташов В.Н. Введение в общую теорию правовой системы общества. Ч. 1. С. 54.
2
Там же. 54–55.
3
См., например: Демидов Ю.А. Указ. соч. С. 18; Новиченко А.А.
Юридическая оценка и особенности ее проявления в различных сферах
правовой деятельности: дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 37; и др.
151
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тельного отношения субъекта к объекту, признание его ценности
или антиценности»1.
Указанная позиция вызывает определенные сомнения. Полагаем, что характер является лишь одним из оснований деления
оценок на отдельные виды: положительные, нейтральные и отрицательные.
Результат воплощает в себе итог психических решений и
сопоставления разнообразных элементов (сторон и т.п.) правовой
системы общества с их сформировавшимися образами (стандартами, идеалами). Например, в правотворчестве результатом оценки нормативных предписаний с позиции адекватного отражения
ими существующих политических, экономических или других
отношений может быть выявление необходимости внесения изменений в действующие акты или принятия новых юридических
норм.
В литературе указывается, что результат оценки, осуществляемой в процессе юридического поведения личности, может
быть внешне выражен в письменной и устной форме. Письменная
форма характерна для официальных, юридических, политических, научных оценок, а устная присуща неофициальной, как
правило, обыденной оценке2. Они могут быть внешне выражены
также посредством мимики, жестов, символов, рисунков и пр.
Структура оценочного отношения тесным образом связана с
функциями, которые выполняет оценка в правовом поведении
личности. Данный аспект проблемы слабо изучен в науке, где основной акцент делается на исследовании функций правосознания – схожего феномена, также имеющего психологическое происхождение и обоснование3. А.А. Новиченко, анализируя соот1
Демидов Ю.А. Указ. соч. С. 18.
См. напр.: Лельчицкий К.И. Проблемы оценки доказательств в гражданском процессе: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2008. С. 12.
3
Подробнее о функциях правосознания см., например: Белканов Е.А.
Структура и функции правосознания: автореф. дис. … канд. юрид. наук.
Екатеринбург, 1996; Вопленко Н.Н. Правосознание и правовая культура:
учебное пособие. Волгоград, 2000; Карташов В.Н. Теория правовой системы общества. Т. 2; Максимова И.М. Правосознание как источник правового поведения личности: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Нижний Новго2
152
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ношение функций правооценок и юридического сознания, пишет,
что юридическая оценка является одной из форм правосознания,
имеет свои специфические цели, характерные особенности их воплощения и влияния на правовую реальность. Поэтому функциональная характеристика юридической оценки имеет относительно
самостоятельное значение1.
Функции оценок в юридическом поведении личности – это
относительно обособленные направления однородного воздействия их на общественные отношения, право, правосознание, юридическую практику и связанные с ними явления, в которых проявляется природа, место и роль оценок в психологическом механизме правового поведения. Поскольку направлений воздействия
оценок на социально-правовую действительность достаточно
много, детальному и обстоятельному исследованию помогает
классификация их функций.
Необходимо выделять следующие функции оценок в юридической деятельности: гносеологическую, регулятивную, аксиологическую, прогнозирующую, идеологическую и другие.
Гносеологическая функция заключается в том, что оценки
представляют собой важнейшее средство, основу познания и осмысления разнообразных сфер общественной жизни, требующих
правовой регламентации, уяснения различных компонентов и
сторон правовой системы общества. Посредством ценностных
суждений субъекты накапливают научные и практические знания
о закономерностях правовой жизни. Как отмечают А.В. Наумов и
А.С. Новиченко, правовое познание в целом, как и любое другое
социальное познание, не может не быть оценочным. Неразрывная
связь оценок и познания вытекает из жизненной потребности освоения человеком окружающей действительности. Эта связь заложена в полученном знании о предмете, знании того, каким об-
род, 2005; Надыгина Е.В. Теоретико-правовой анализ влияния информационных технологий на правосознание: автореф. дис. … канд. юрид. наук.
Нижний Новгород, 2007; и др.
1
Новиченко А.А. Юридическая оценка и особенности ее проявления в
различных сферах правовой деятельности: дис. … канд. юрид. наук. С. 74.
153
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
разом данный предмет может удовлетворять некоторые потребности человека1.
Регулятивная функция проявляется в том, что совместно с
нормативными, индивидуальными и иными предписаниями юридические оценки выступают существенными ориентирами и регуляторами отношений между людьми, их коллективами и организациями.
Суть аксиологической функции выражается в том, что в ходе
оценки устанавливается нужность, полезность, значимость различных элементов и сторон юридической деятельности и правовой системы общества. В результате формируются основополагающие ценности общества, которые становятся основанием будущих оценочных отношений.
Прогнозирующая функция проявляется в том, что на основе
оценки существующего характера той или иной правовой деятельности делаются научно-обоснованные и обычные прогнозы о
путях и перспективах ее дальнейшего развития и функционирования.
Идеологическая функция состоит том, что юридические
оценки играют важную роль в формировании правовой культуры
индивидов, социальных групп и общества в целом. Являясь составной частью правосознания (одного из основных элементов
правовой культуры), оценочные отношения способствуют видоизменению либо формированию относительно новых позитивных
взглядов, чувств, идей, знаний, убеждений2.
Существуют и другие (охранительная, компенсационная и
т.п.) функции, позволяющие раскрыть место и роль оценок в любой юридической практике.
1
См.: Наумов А.В., Новиченко А.С. Квалификация преступлений как
логическая форма юридической оценки // Правоведение. 1981. №2. С. 87–
89.
2
См.: Карташов В.Н., Баумова М.Г. Правовая культура: понятие,
структуры, функции: монография. Ярославль, 2008. С. 49.
154
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
7.2. Эмоциональные и рациональные оценки
в юридическом поведении личности
Анализ трудов философов, психологов, юристов и представителей других наук позволяет нам сделать вывод, что в зависимости от способа оценки, а точнее психического механизма оценивания могут быть выделены эмоциональные и рациональные
оценки. Эти вопросы занимали умы многих мыслителей с древнейших времен.
Философы отмечали взаимосвязь разума и эмоций, которая
проявляется, прежде всего, как доминирование мыслительных
функций над аффективной сферой. Со временем в философии
сформировались два относительно самостоятельных направления, которые по-разному решали вопрос об основных способах
познания и оценки явлений бытия: рационализм (Р. Декарт,
Б. Спиноза, Г. Гегель и др.) и иррационализм (С. Кьеркегор,
Ф. Ницше, А. Бергсон и др.).
Рационализм выдвигает на первый план логические формы
получения знаний о действительности, признает разум основным
источником познания и критерием его истинности (Р. Декарт:
«Cogito ergo sum» – «Я мыслю, следовательно, существую»).
Чувственное, по мнению представителей данного подхода, является второстепенным способом познания окружающего мира.
Оно подчинено разумному его осознанию.
Для иррационализма характерен разрыв эмоций и интеллекта, при этом эмоции не подчиняются разуму. В рамках данного
направления главный приоритет отдается не интеллекту, а способности человека к чувственной оценке. Здесь отрицается способность разума отражать действительность, а реальное постижение мира происходит благодаря эмоциям и интуиции.
Проблема отношений между эмоциями и мышлением является одной важнейших в современной психологической науке.
Так, А.В. Карпов и А.С. Петровская указывают, что и в отечественной, и в зарубежной психологии проводились отдельные, хотя
и достаточно значимые исследования взаимосвязи аффективной и
когнитивной составляющих психики. При этом западные авторы
155
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в основном сосредоточивали внимание на вычленении эмоциональных компонентов интеллекта, тогда как отечественные исследователи изучали эмоциональное сопровождение мыслительной деятельности, в частности процесса творческого мышления1.
Как показывает исследование психологических источников,
многие
советские и российские ученые (Л.С. Выготский,
А.Н. Леонтьев, А.В. Карпов, С.Л. Рубинштейн, В.Д. Шадриков,
Д.В. Ушаков и др.) указывают на единство и неразрывную связь
между интеллектуальной и аффективной сторонами в психике
человека. Например, С.Л. Рубиншнейн отмечает: «Поскольку
мышление теснейшим образом связано с практикой и исходит из
потребностей и интересов человека, эмоциональные моменты
чувства, выражающего в субъективной форме переживания, отношение человека к окружающему, включаются в каждый интеллектуальный процесс и своеобразно его окрашивают. Мыслит не
«чистая» мысль, а живой человек, поэтому в акт мысли в той или
иной мере включается и чувство»2.
В последнее время в психологии получила обоснование и
интенсивно развивается новая перспективная концепция эмоционального интеллекта, предполагающая изучение способностей
личности к познанию, пониманию эмоций и управлению ими,
причем как собственных эмоций субъекта, так и эмоций других
людей3.
В то же время психологами отмечается, что аффективные и
мыслительные способы познания действительности принципиально отличаются. Так, указывая на особенности эмоциональной
и рациональной переработки информации, Д.В. Ушаков пишет:
«Эмоции – способ глобальной переработки информации и выработки ответа на нее. Ситуация оценивается в своей целостности
1
См.: Карпов А.В., Петровская А.С. Психология эмоционального интеллекта: теория, диагностика, практика: монография. Ярославль, 2008.
С. 42.
2
Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб., 2002. С. 391.
3
О теоретических и практических исследованиях эмоционального интеллекта см. подробнее: Карпов А.В., Петровская А.С. Указ. соч.; Социальный и эмоциональный интеллект: От процессов к измерениям / под ред.
Д.В. Люсина, Д.В. Ушакова. М., 2009; и др.
156
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
путем сведения к некоторому прототипу, на который существует
вектор поиска правильного ответа. Анализ ситуации происходит
через сличение ситуации с прототипом: чем ближе ситуация к
прототипу, вызывающему радость, гнев или сострадание, тем в
большей степени развиваются соответствующие реакции. Такой
тип анализа принципиально отличается от анализа рационального, при котором ситуация разлагается на элементы, из которых
затем конструируются структуры. Рациональная же организация
поведения предполагает анализ ситуации и реконструкцию ее как
уникальной структуры известных элементов»1.
В общетеоретической науке эта проблема изучена слабо.
Все сводится обычно к констатации того факта, что юридическая
деятельность включает в себя два уровня: эмоциональный и мыслительный (рациональный)2.
А.А. Новиченко пишет: «Познавательная природа юридической оценки проявляется, с одной стороны, в идеальном воспроизведении объекта, его отображении в сознании, в копировании
внешности, чувственного восприятия объекта (эмоциональный
уровень), а с другой, в проникновении в его сущность, раскрытии
его социальной и правовой природы, в установлении его качественности (рациональный уровень)»3.
Психическая природа и механизм осуществления эмоциональных и рациональных оценок в правовом поведении личности
различны. Основными способами проявления аффективных оценок выступают разнообразные эмоции (страх, гнев, недовольство,
удивление, радость, восторг и др.). Именно посредством данных
эмоций индивид выражает свое отношение к оцениваемым объектам. Эмоциональные оценки проявляются в восприятиях и чувствах людей; в них (оценках) фиксируется и запечатлевается непосредственное отношение человека к социально-правовой ре1
Ушаков Д.В. Социальный и эмоциональный интеллект: надежды,
сомнения, перспективы // Социальный и эмоциональный интеллект: От
процессов к измерениям / под ред. Д.В. Люсина, Д.В. Ушакова. С. 23–24.
2
См.: Карташов В.Н. Теория правовой системы общества. Т. 2. С. 50;
Мальцев Г.В. Социальные основания права. М., 2007. С. 157 и след.
3
Новиченко А.А. Юридическая оценка и особенности ее проявления в
различных сферах правовой деятельности: дис. … канд. юрид. наук. С. 18.
157
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
альности (положительное, отрицательное и пр.). Такие оценки не
столько описывают, раскрывают объективные ценностные свойства объекта, сколько делают акцент на значимом моменте отражаемых объектов1.
Но этапу выражения отношения, как правило, предшествует
фаза сопоставления предмета оценки со сформировавшимся в
сознании его идеальным, желаемым образом. К примеру, подсудимый, выслушав обвинительный приговор, прежде чем выразить недовольное или гневное отношение к нему, соотносит оглашенный акт суда с созданным в своем сознании его идеальным
образом (например, оправдательным вердиктом), т.е. даже в эмоциональных отношениях в юридическом поведении есть «разумная» составляющая.
Рациональные оценки имеют в своей основе когнитивные
психические процессы, которые присутствуют и при сопоставлении различных явлений юридической действительности с их
сформировавшимся образом (эталоном, стандартом), и при выражении отношения к этим объектам с позиции полезности и
значимости. Эти оценки характеризуют обобщенное, опосредованное и достаточно осознанное отражение правовых феноменов.
Для них специфичной является и форма проявления – понятия,
суждения, умозаключения2.
Значение эмоциональных и рациональных оценок в психологическом механизме правового поведения личности неодинаково. Если первые позволяют получить, как правило, лишь поверхностный результат, но очень быстро (порой моментально) и с
минимальными затратами, то в ходе рациональной оценки возможно достижение максимальной точности, верности и обоснованности выводов при использовании, естественно, больших интеллектуальных, временных, финансовых и иных ресурсов. В ходе юридической деятельности, особенно профессиональной, безусловно, должны превалировать рациональные оценки.
1
См.: Новиченко А.А. Юридическая оценка и особенности ее проявления в различных сферах правовой деятельности: дис. … канд. юрид. наук. С. 18–20.
2
См.: Карташов В.Н. Теория правовой системы общества. Т. 2. С. 51.
158
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Конечно, исключить эмоции из правового поведения личности вряд ли возможно, да это и не нужно. «Когда в единстве интеллектуального и аффективного, – пишет С.Л. Рубинштейн, –
эмоциональность подчинена контролю интеллекта, включение
чувства придает мысли большую напряженность, страстность,
остроту. Мысль, заостренная чувством, глубже проникает в свой
предмет, чем «объективная», равнодушная безразличная мысль»1.
И в этом плане дальнейшая разработка и практическая реализация в правовой сфере концепции эмоционального интеллекта, которая предполагает познание эмоций и управление ими, представляется нам очень перспективной.
1
Рубинштейн С.Л. Указ. соч. С. 392.
159
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вместо заключения
Ближе всего стоит к практической деятельности блок принятия решения и его реализации. Для правового поведения этот
компонент имеет особое значение потому, что юридическим оно
становится в тот момент, когда все субъективные, осознанные и
подсознательные процессы начинают объективироваться, «проявляться» в практических действиях субъектов.
Под принятием решения в психологии понимается формирование мыслительных операций, снижающих исходную неопределенность проблемной ситуации и ведущих к достижению намеченных целей.
Данный блок, как, впрочем, и другие, в психологическом
механизме выделяется условно. Дело в том, что принятие психологических решений является предпосылкой всех практических
деяний и пронизывает все блоки, этапы, стадии и процедуры
субъективной психологической деятельности.
По мнению отечественных (А.В. Карпов, О.А. Конопкин,
В.Д. Шадриков и др.) и зарубежных (Ю. Козелецкий, Г. Кунц,
С. О’Доннел, М. Мескон и др.) авторов, принятие решения считается главным, «центральным звеном» и «интегральной частью»
любой деятельности (в том числе и юридической) и управления1.
«С одной стороны, – пишет А.В. Карпов, – они [решения] базируются на всех иных – когнитивных, регулятивных, коммуникативных процессах, а с другой – сами являются основой для последующих управленческих действий. Поэтому они представля1
Подробнее см., например: Карпов А.В. Психология принятия управленческих решений. М., 1998; Его же. Психология принятия решений.
Ярославль, 2003; Его же. Психология групповых решений. М., 2000; Его
же. Психология менеджмента. М., 2004; Конопкин О.А. Психологические
механизмы регуляции деятельности. М., 1980; Козелецкий Ю. Психологическая теория решений. М., 1979; Кунц Г., О’Доннел С. Управление. Системный и ситуационный анализ управленческих функций. М., 1981; Мескон М., Альберт М., Хедури Ф. Основы менеджмента. М., 1992.
160
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ют собой своеобразный «мост» между ориентировкой в проблеме
и действиями по ее разрешению; выступают переходом от познания ситуации к действию в ней»1.
Ограниченный объем рукописи, тематика, которая после
«ухода» проф. Н.В. Щербаковой, не является приоритетной на
кафедре, не позволяют глубоко и обстоятельно исследовать этот
аспект проблемы, дать подробную характеристику организационному (нормативному) и дескриптивному (психологическому)
подходам к принятию решения и его реализации в юридической
деятельности личности.
В заключение следует отметить, что рассмотренные в данной книге элементы психологического механизма имеют свои
особенности применительно к различным субъектам и участникам правотворческой, интерпретационной, правореализующей
(правоприменительной и т.п.) и правосистематизирующей практики.
1
Карпов А.В. Психология менеджмента. С. 351.
161
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Краткая библиография
Монографии, учебники, учебные пособия
1. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Россинская Е.Р. Криминалистика. М., 2008.
2. Адвокат: навыки профессионального мастерства / под
ред. Л.А. Воскобитовой, И.Н. Лукьяновой, Л.П. Михайловой. М.,
2006. С. 126.
3. Акофф Р., Эмери Ф. О целеустремленных системах: пер.
с англ. / под ред. и с пред. И.А. Ушакова. М., 2008.
4. Алексеев С.С. Общая теория права: учебник. М. 2009.
5. Алексеева Е.А. Стереотип и динамика мышления.
Минск, 1993.
6. Анохин П.К. Проблема принятия решения в психологии
и физиологии // Проблемы принятия решения. М., 1976.
7. Архипов С.И. Субъект права: теоретическое исследование. СПб., 2004.
8. Асмолов А.Г. Деятельность и установка. М., 1979.
9. Асмолов А.Г. Психология личности. М., 1990.
10. Асмолов А.Г., Ковальчук М.А. О соотношении понятия
установки в общей и социальной психологии // Социальная психология: Хрестоматия / сост. Е.П. Белинская, О.А. Тихомандрицкая. М., 1999.
11. Бабаев М.М., Крутер М.С. Молодежная преступность.
М., 2006.
12. Баранов П.П., Курбатов В.И. Юридическая психология.
Ростов-на-Дону, 2004.
13. Баранов П.П. Проблемы теории правосознания и правового воспитания: избранное. Ростов-на-Дону, 2005.
14. Березина Т.Н. Многомерная психика. Внутренний мир
личности. М., 2001.
15. Бернард Дж. Вайсс. Дух мусульманского права. М.
СПб., 2008.
162
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
16. Блинова О.И. Мотивология и ее аспекты. М., 2010.
17. Бобнева М.И. Социальные нормы и мотив поведения.
М., 1978.
18. Бондарев А.А. Проблемы реализации правовых установок сотрудников ГИБДД в сфере обеспечения законности и правопорядка. Орел, 2010.
19. Буева Л.П. Социальная сфера и сознание личности. М..
1968.
20. Васильев М.А., Поплужный В.А., Тихомиров О.К. Эмоции и мышление. М., 1980.
21. Васильев В.Л. Юридическая психология. СПб., 2003.
22. Васильева Т.Е. Стереотипы в общественном сознании:
социально-философские аспекты. М., 1988.
23. Веккер Л.М. Психические процессы: в 3-х т. Л., 1981.
Т. 3.
24. Вилюнас В.К. Психология эмоциональных явлений. М.,
1976.
25. Витаньи И. Общество, культура, социология. М., 1984.
26. Вопленко Н.Н. Правосознание и правовая культура:
учебное пособие. Волгоград, 2000.
27. Вопленко Н.Н. Очерки общей теории права. Волгоград,
2009.
28. Вундт В. Очерк психологии. М., 1897.
29. Выготский Л.С. Собрание сочинений: в 6 т. М., 1982.
Т. 1.
30. Государственная служба в странах основных правовых
систем мира / под ред. А.А. Демина. М., 2010. Т. 1.
31. Грановская Р.М. Творчество и преодоление стереотипов. СПб., 1994.
32. Гребнева Э.Э. Психология человека: тактикоориентационный подход: учебное пособие. Белгород, 2007.
33. Григолава В.В. Контраст, иллюзия, установка и бессознательное. Тбилиси, 1987.
34. Гурьева Л.С., Бондаренко Ю.П. Социальная активность
населения в развитии процесса самоуправления в современной
России. М., 2009.
163
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
35. Дмитриев М.А. Психология труда и инженерная психология. Л., 1979.
36. Додонов Б.И. В мире эмоций. Киев, 1987.
37. Дриль Д.А. преступность и преступники: Уголовнопсихологические этюды. СПб., 1985.
38. Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Генетика
поведения, ответственность. М., 1982
39. Дугин А.Т. Психофизические начала стереотипного поведения: философам, психологам, юристам. М., 2009.
40. Дэвис Д. Социология установки // Американская социология: Перспектива, проблемы, методы. М., 1968.
41. Изард К.Е. Эмоции человека. М., 1980.
42. Казимирчук В.П., Кудрявцев В.Н. Современная социология права: учебник. М., 1995.
43. Кант И. Антропологическая характеристика: О способе
познавать внутреннее состояние из внешнего // Соч.: в 6 т. М.,
1966.
44. Кант И. Критика критического разума // Соч.: в 6 т. М.,
1965. Т. 4. Ч. 1.
45. Кант И. Пролегомены во всякой будущей метафизике,
могущей появиться как наука // Соч.: в 6 т. М., 1966. Т. 6.
46. Карпов А.В. Психология менеджмента. М., 2004.
47. Карпов А.В. Психология принятия решений в профессиональной деятельности. Ярославль, 1991
48. Карпов А.В. Психология принятия управленческих решений. М., 1998.
49. Карпов А.В. Психология принятий решений. Ярославль,
2003.
50. Карпов А.В. Психология групповых решений. М., 2000.
51. Карпов А.В., Савин И.Г. Психологический анализ деятельности: учебное пособие. Ярославль, 2005.
52. Карпов А.В., Петровская А.С. Психология эмоционального интеллекта: теория, диагностика, практика: монография.
Ярославль, 2008.
53. Карташов В.Н. Юридическая деятельность: понятие,
структура, ценность. Саратов, 1989.
164
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
54. Карташов В.Н. Профессиональная юридическая деятельность (вопросы теории и практики). Ярославль, 1992.
55. Карташов В.Н. Введение в общую теорию правовой
системы общества. Ярославль, 1995 – 2004. Части 1 – 10.
56. Карташов В.Н. Теория правовой системы общества:
учебное пособие: В 2-х т. Ярославль, 2005 – 2006. Т. 1-2.
57. Карташов В.Н., Бахвалов С.В. Законодательная технология субъектов Российской Федерации. Ярославль, 2010.
58. Карташов В.Н., Баумова М.Г. Правовая культура: понятие, структура, функции. Ярославль, 2008.
59. Карташов В.Н., Вантеева Н.В. Ошибочная юридическая
деятельность органов местного самоуправления. Ярославль, 2010.
60. Кистяковский Б.А. Философия и социология права /
Сост., примеч., указ. В.В. Сапова. СПб., 1999.
61. Ковалева Е.Л. Правомерное и противоправное поведение: их соотношение. М., 2002.
62. Козелецкий Ю. Психологическая теория решений. М.,
1979.
63. Комлев Ю.Ю., Сафиуллин Н.Х. Социология девиантного поведения. Казань, 2006.
64. Кон И.С. Социология личности. М., 1967.
65. Конопкин О.А. Психологические механизмы регуляции
деятельности. М., 1980.
66. Котляр Н.П. Цель как модель деятельности. М., 1991.
67. Краткий психологический словарь / под общ. ред.
А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. М., 1985.
68. Краткий философский словарь / под ред. А.П. Алексеева. М., 2009.
69. Кречмер Э. Строение тела и характер. М., 2003.
70. Криминальная мотивация / отв. ред. В.Н. Кудрявцев. М.,
1986.
71. Кудрявцев В.Н. Право и поведение. М., 1978.
72. Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. М., 1982.
73. Кудрявцев В.Н. Причины правонарушений. М., 1976.
74. Кудрявцев В.Н. Криминальная мотивация / под ред.
В.Н. Кудрявцева. М. 1986.
165
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
75. Кунц Г., О’Донел С. Управление. Системный и ситуационный анализ управленческих функций. М., 1981;
76. Кэрол Э. Психология эмоций. СПб., 2008.
77. Лазарев В.В. Социально-психологические аспекты
применения права. Казань, 1982.
78. Леже Раймон. Великие правовые системы современности. М., 2010.
79. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М..
1972.
80. Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения: в 2-х т. М., 1983. Т. 1–2.
81. Линдсей П., Норман Д. Переработка информации у человека. Введение в психологию. М., 1974.
82. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1984.
83. Лукашева Е.А. Социалистическое право и личность. М.,
1987.
84. Лурия А.Р. Внимание и память. М., 1975. Ч. 3.
85. Лурия А.Р. Основы нейропсихологии. М., 1973.
86. Лурия А.Р. Ощущения и восприятия. М., 1975.
87. Майерс Д. Интуиция. СПб., 2009.
88. Маклаков А.Г. Общая психология. СПб., 2002.
89. Малахов В.П. Логика для юристов. М., 2002.
90. Мальцев Г.В. Социальные основания права. М., 2007.
91. Мануковский М.В. Стереотипы сознания в межкультурной коммуникации: учебное пособие. Воронеж, 2005.
92. Маслоу А. Мотивация и личность. СПб., 2009.
93. Меренков А.В. Социология стереотипов. Екатеринбург,
2001.
94. Мескон М., Альберт М., Хедури Ф. Основы менеджмента. М., 1992.
95. Механизм преступного поведения / под ред. В.Н. Кудрявцева. М., 1981.
96. Миллер Д., Галантер Ю., Прибрам К. Планы и структура поведения.М., 1965.
97. Надирашвили Ш.А. Установка и деятельность. Тбилиси,
1987.
166
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
98. Надирашвили Ш.А. Понятие установки в общей и социальной психологии. Тбилиси, 1974.
99. Нашиц А.А. Правотворчество. Теория и законодательная техника. М., 1974.
100. Немов Р.С. Психология: учебник: в 3 кн. М., 2008.
Кн. 1.
101. Норакидзе В.Г. Методы исследования характера личности. Тбилиси, 1989.
102. Нормография: теория и методология нормотворчества:
учебно-методичсекое пособие / под ред. д-ра юрид. наук
Ю.Г. Арзамасова. М., 2007.
103. Нурпеисов Е.К. Психология правомерного поведения.
Алма-Ата, 1984.
104. Общая психология / под ред. А.В. Петровского. М.,
1986.
105. Овчинников А.И. Правовое мышление: теоретикометодологический анализ. Ростов н/Д, 2003.
106. Оллпорт Г. Становление личности: избранные труды.
М., 2002.
107. Омигов В.И. Криминология: учебник для вузов. Общая
и Особенная части. Пермь, 2007.
108. Опалев Р.О. Оценочные понятия в арбитражном и гражданском процессуальном праве: монография. М., 2008.
109. Парыгин В.Д. Социально-психологический климат
коллектива. Л., 1981.
110. Петражицкий Л. Введение в изучение права и нравственности. Основы эмоциональной психологии. СПб., 1997.
111. Петражицкий Л. Теория права и государства в связи с
теорией нравственности. СПб., 1999. Т. 1.
112. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Психология: учебник. М., 2000.
113. Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М.,
1969.
114. Пискарев Д.П. Социально-психологические стереотипы противоправного поведения молодежи. Москва; Кострома,
1999.
167
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
115. Платонов К.К. Краткий словарь системы психологических понятий. М., 1981.
116. Подгурецкий А. Очерк социологии права. М., 1975.
117. Политические стереотипы как теоретическая и практическая проблема. М., 1990.
118. Поляков А.В. Общая теория права: феноменологокоммуникативный подход: курс лекций. СПб., 2003.
119. Прангшвили А.С. Исследование по психологии установки. Тбилиси, 1967.
120. Психологический механизм юридической деятельности
(личностный аспект): монография / под общ. ред. В.Н. Карташова. Ярославль, 2010.
121. Психология / под ред. Б.А. Сосновского. М., 2005.
122. Психология личности: хрестоматия. Самара, 2008. Т. 1-2.
123. Психологический словарь / Р.С. Немов. М., 2007.
124. Психология эмоций: тексты. М.. 1984.
125. Речкин Н.С. Философское осмысление природы и
сущности человека в понятии «стереотипы сознания» на основе
исследования симметрии и «золотого сечения». Волгодонск,
2008.
126. Рибо Т. Психология чувств. СПб., 1898.
127. Романов В.В. Юридическая психология: учебник. М.,
2009.
128. Рубинштейн С.Л. Основы общей психология: в 2-х т.
М., 1989.
129. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб.,
2005.
130. Рулан Норбер. Историческое введение в право. М.,
2005.
131. Сарджвеладзе Н.И. Личность и ее взаимодействие с
социальной средой. Тбилиси, 1989.
132. Сергеева А.В. Русские: стереотипы поведения, традиции, ментальность. М., 2007.
133. Символы, образы, стереотипы: исторический и экзистенциальный опыт: сборник статей. СПб., 2000.
134. Скомпска Г. Типология отношений к праву. Краков,
1975.
168
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
135. Смоленский М.Б., Дунаева Н.Н. Правовая культура и
личность в контексте российской государственности. Ростов-наДону, 2002.
136. Современная западная социология. М., 1990.
137. Современная психология
мотивации / под ред.
Д.А. Леонтьева. М., 2002.
138. Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М.,
1992.
139. Сорокотягин И.Н. Психология юриспруденции. СПб.,
2006.
140. Социальная психология личности / под ред. М.Н. Бобневой, Е.В. Шороховой. М., 1979.
141. Социальный и эмоциональный интеллект: От процессов к измерениям / под. ред. Д.В. Люсина, Д.В. Ушакова. М.,
2009.
142. Спиркин А.Г. Философия: учебник. М., 2009.
143. Стереотипы и динамика мышления / под ред. Д.И. Широканова Минск, 1993.
144. Судаков К.В. Динамические стереотипы или информационные отпечатки действительности. М., 2002.
145. Татаринцева Е.В. Правовое воспитание (методология и
методика). М, 1990.
146. Тихомиров О.К. Психология мышления. М., 1984.
147. Уздимаева Н.И. Правомерное поведение: понятие, квалификация, мотивы / под ред. Н.И. Матузова. Саратов, 2006.
148. Узнадзе Д.Н. Психологические исследования. М., 1966.
149. Узнадзе Д.Н. Основные положения теории установок.
Тбилиси, 1977.
150. Узнадзе Д.Н. Теория установки. М., 1997.
151. Узнадзе Д.Н. Экспериментальные основы психологии
установки. Тбилиси, 1961.
152. Фресс П., Пиаже Ж. Экспериментальная психология.
М., 1975. Вып. 5.
153. Хоффман Н. Активная память. М., 1986.
154. Хохряков Г.Ф. Криминология. М., 2000.
155. Чавчавадзе Н.Н. Социальное подкрепление как один из
факторов формирования установки. Тбилиси, 1987.
169
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
156. Черданцев А.Ф. Толкование права и договора. М.,
2003.
157. Чулахов В.Н. Криминалистическое исследование навыков и привычек человека. М., 2003.
158. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология: учебник.
М., 2010.
159. Шадриков В.Д. Проблемы системогенеза профессиональной деятельности. М., 1982.
160. Шадриков В.Д. Деятельности и способности. М, 1994;
161. Шарковская Н.В. Теоретико-методологические основания научного исследования социально-культурной активности
личности. М., 2007.
162. Шингаров Г.К. Эмоции и чувства как форма отражения
действительности. М., 1971.
163. Щербакова Н.В. Правовая установка и социальная активность личности. М., 1986.
164. Щербакова Н.В. Проблемы правовой установки личности. Ярославль, 1993.
165. Юридическая энциклопедия / под ред. М.Ю. Тихомирова. М., 2005.
166. Явич Л.С. Общая теория права. Л., 1976.
167. Ядов В.А. Социологическое исследование. М., 1972.
168. Якунин В.И. Западня: новые технологии борьбы с российской государственностью. М., 2010.
170
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Статьи, лекции, диссертации,
авторефераты диссертаций
169. Абрамов А.И. Функции правосознания и их роль в реализации функций права // Правоведение. 2006. № 5.
170. Авакян Т.В. Юридическое мышление в правоприменительном процессе: дис. … канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2006.
171. Аверьянов М.А. необходимо уходить от стереотипов
мышления при расследовании убийств // Проблемы эффективности уголовного судопроизводства и защиты прав граждан. Казань, 2005.
172. Агеев В.С. Психологическое исследование социальных
стереотипов // Вопросы психологии. 1986. № 1.
173. Агеев В.С. Психологические и социальные функции
поролевых стереотипов // Вопросы психологии. 1987. № 2.
174. Антонов – Романовский В.Г. Стереотипы регистрации
преступлений в период изменений в уголовной политике // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации.
2007. № 1.
175. Алехин Е.В. Формирование криминального стереотипа
поведения подростков // Проблемы государства и права в исследованиях курсантов, слушателей и студентов: сборник докладов и
сообщений на всероссийской научно-практической конференции
(30 мая 2008 г.). Тюмень, 2008.
176. Алихаджиева И.С. Общественное мнение о проституции и мерах по ее предупреждению (региональное исследование)
// СОЦИС. 2006. № 5.
177. Бабаева А.Н., Сучкова Е.Л. Правовые представления
осужденных мужчин, отбывающих наказание в колонии строгого
режима // Правовые представления и установки осужденных: диагностика и коррекция: сборник материалов научнопрактического семинара. Вологда, 2009.
178. Бабенко А.Н. Правовые ценности и освоение их личностью: автореф. дис. … д-ра. юрид. наук. М., 2002.
171
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
179. Бавсун М.В. Целесообразность в уголовном праве: дис.
… канд. юрид. наук. Омск, 2002.
180. Баженова М.И., Гинатулина О. Ограничение прав мужчин и женщин в связи с существованием гендерных стереотипов
в обществе // Права человека в контексте российской модернизации. Пермь, 2007.
181. Базиков Р.В. Социальные стереотипы: концептуальный
аспект. автореф. дис. … канд. филос. наук. Ростов-на-Дону, 1999.
182. Байбурин А. Этнические стереотипы поведения // Общественные науки. 1986. № 2.
183. Байниязов Р.С. Правосознание и правовой менталитет
в России: дис. … д-ра юрид. наук. Саратов, 2006.
184. Баламут А.Н. Правовые установки и отношение осужденных к уголовному наказанию как к мере превентивного воздействия // Правовые представления и установки осужденных:
диагностика и коррекция: сборник материалов научнопрактического семинара. Вологда, 2009.
185. Балицкий А.Г. Социальные стереотипы и социальная
саморегуляция // Философия истории: диалог культур. М., 1989.
186. Баранов П. Витрук Н. Правосознание работников милиции: мифы, деформация, стереотипы // Право и жизнь. 1993.
№3.
187. Барахоева А.Р. К вопросу о соотношении правовых и
моральных установок личности // Вестник Поморского университета. 2008.
188. Барахоева А.Р. Правовые установки личности // Вестник Поморского университета. 2009. №8.
189. Барахоева А.Р. Правовые установки личности как фактор обеспечения законности и правопорядка в современной России // Вестник Саратовской государственной академии права.
2009. №5 (69).
190. Барахоева А.Р. Некоторые особенности регулятивных
оснований психологических установок к правовому поведению //
Вестник Саратовской государственной академии права, 2010. №5
(75).
191. Барахоева А.Р., Баранова М.В. Стереотипы правовых
установок: понятие, структура, функции // Юридическая наука и
172
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2010.
2 (13).
192. Барахоева А.Р. Сущность установки личности в сфере
права // Юридические записки молодых ученых и аспирантов
Ярославского государственного университета: сб. статей / под
ред. М.В. Лушниковой. Ярославль, 2008. Вып. 8.
193. Батыгин Г.С. Стереотипы поведения: распознавание и
интерпретация // Социологические исследования. 1980. № 4.
194. Белканов Е.А. Структура и функции правосознания:
автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1996.
195. Белканов Е.А. Базовые стереотипы правосознания //
Российский юридический журнал. 1998. № 2.
196. Беляев Г.Ю. Культурно-поведенческие стереотипы
сознания // Поиск. 2004. №3.
197. Бодалев А.А., Куницына В.Н., Панферов В.Н. О социальных эталонах и стереотипах и их роли в оценке личности //
Человек и общество. Проблемы социализации индивида. Л., 1971.
198. Бугазов А.Х. Социально-психологический стереотип
как элемент познания // Знание: семантика и прагматика. Фрунзе,
1991.
199. Бурканова О.А. Правосознание в правоприменительной
деятельности сотрудников органов внутренних дел: дис. … канд.
юрид. наук. М., 2007.
200. Галкина Е.А. Стереотип: формирование и хранение в
сознании человека // Теория языка и межкультурная коммуникация. Курск, 2005. Вып. 3.
201. Голощапов А.М. Конституционные основы становления государственно-правовой стратегии: дис. ... канд. юрид. наук.
М., 2004.
202. Голубева М.Л. Судебная ошибка: теоретикоприкладной анализ: дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2009.
203. Гордеева Е.Ю., Сучкова Е.Л. Правовые установки несовершеннолетних осужденных // Правовые представления и установки осужденных: диагностика и коррекция: сборник материалов научно-практического семинара. Вологда, 2009.
173
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
204. Гречин А.С., Красиков Ю.А. Правосознание как система социально-правовых установок // Вестник МГУ. Сер. Право.
1978. №6.
205. Новиченко А.А. Юридическая оценка и особенности ее
проявления в различных сферах правовой деятельности: дис. …
канд. юрид. наук. М., 2006.
206. Дугина Е.В. О некоторых стереотипах либерального
правового мышления // Философия права. 2004. № 3.
207. Егоров А., Соколовская М. Профессиональная социальная работа и стереотипы массового сознания // Вопросы социального обеспечения. 2008. № 17.
208. Егорова Н.Е., Иванюк О.А. Правовая реальность и
юридическое прогнозирование // Журнал российского права.
2009. № 12.
209. Екимов С., Слюсаренко С.Н. О профессиональных стереотипах сотрудников ОВД // Психопедагогика в правоохранительных органах. 1996. № 2.
210. Ефремова Г.Х. Правовые установки и ориентация молодых правонарушителей // Правовая культура и вопросы правового воспитания: сборник научных трудов. М., 1974.
211. Ефремова Г.Х., Зудин В.В., Ратинов А.Р. Опыт изучения правовых установок и ориентаций преступников // Психологическое изучение личности преступника. Методы исследования.
М., 1976.
212. Захарова Л.Н. Психологические стереотипы в управлении как барьеры социально-экономического развития России //
Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского.
2007. №1.
213. Захарова Л.Н. Психологические стереотипы в управлении как сдерживающие факторы социально-экономического развития // Проблемы теории и практики управления. 2008. №2.
214. Иванова Е.А. Стереотип как феномен культуры: автореф. дис. … канд. филос. наук. М., 2000.
215. Иванова Н. Стереотип как явление культурного пространства // Коммуникативно-функциональное описание языка.
Уфа, 2006. Ч. 1. С. 90 – 98.
216. Ивин А.А. Основания логики оценок. М., 1970.
174
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
217. Иосебадзе Т.Т., Иосебадзе Т.Ш. Проблема бессознательного и теория установки школы Узнадзе // Бессознательное.
Природа, функции, методы исследования / под ред. А.С. Прангишвили, А.Е. Шерозия, Ф.В. Бассина. Тбилиси, 1985. Т. 4.
218. Казурова О.Ю. Правовая социализация студенческой
молодежи в условиях современного российского общества: автореф. … канд. социол. наук. Волгоград, 2006.
219. Каминская В.И., Ратинов А.Р. Правосознание как элемент правовой культуры // Правовая культура и вопросы правового воспитания. М., 1974.
220. Карбовский Ж. Стереотип как феномен сознания //
Сознание и знание. М., 1984.
221. Карпухин О.Н. Молодежь России: особенности социализации и самоопределения // СОЦИС. 2000. № 3.
222. Касьяненко М.В. Стереотипы правового нигилизма //
Право и государство: теория и практика. 2009. № 5.
223. Касьянова Е.И. Роль установок и стереотипов сознания
в формировании толерантного поведения // Современные гуманитарные исследования. М., 2006. № 4.
224. Кашанина Т.В. Оценочные понятия в советском праве
// Правоведение. 1976. № 1.
225. Кваша А.А. Правовые установки граждан: дис. … канд.
юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2002.
226. Климанский Д.В. Факторы, интегрирующие и дезинтегрирующие правосознание сотрудников ОВД // Право и образование. 2008. № 6.
227. Ковалев В.В. Социальные стереотипы как образующая
основа особенностей правового сознания российского общества //
Философия права. 2008. № 3.
228. Королева В.П. Стереотипы в политике // Политика и
общество. 2004. № 3.
229. Кузнецова О.Г. Информация и стереотипизация сознания // Человек. Природа. Общество: актуальные проблемы. СПб.,
1996. С. 115 – 117.
230. Курганов С.И. О стереотипах в криминологии // Государство и право. 1998. № 1.
175
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
231. Левина Д.Н. Теоретические проблемы толкования и
применения оценочных понятий: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2007.
232. Ломтева В.С. Прогнозирование в правотворчестве и
правоприменении: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006.
233. Лукьяненко М.Ф. Оценочные понятия гражданского
права: теоретико-правовой анализ и практика применения: автореф. дис. ... д-ра. юрид. наук. М., 2010.
234. Магденко А.Д. Правосознание сотрудников органов
внутренних дел Российской федерации в контексте международных стандартов правоохранительной деятельности: теоретический и практический аспект: дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2004.
235. Меняйло Д.В. Правовой менталитет: дис. … канд.
юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2003.
236. Метелкина Ю.С. Социальные стереотипы: процессы
формирования, виды и использование в политике: информационный подход: автореф. дис. … канд. социол. наук. Новосибирск,
2002.
237. Мехтиханова Л.В. Факторы формирования правовой
установки // Современные проблемы государства и права: сборник научных трудов. Нижний Новгород, 2003. Вып. 2.
238. Надыгина Е.В. Теоретико-правовой анализ влияния
информационных технологий на правосознание: автореф. дис. …
канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2007
239. Новиченко А.А. Правовая оценка и ее основания // Государство и право. 2006. №2.
240. Новиченко А.А. Юридическая оценка и особенности ее
проявления в различных сферах правовой деятельности: автореф.
дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006.
241. Номоконов В.А. Преступное поведение: механизм детерминации, причины, ответственность: автореф. дис. … д-ра
юрид. наук. М., 1991.
242. Овчинников А.И. Правовое мышление: дис. ... д-ра
юрид. наук. Ростов н/Д, 2004.
243. Орлова О.В. Правовая свобода личности в гражданском обществе // Журнал российского права. 2007. № 5.
176
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
244. Певцова Е.А. Современные и дефинитивные подходы к
правовой культуре и правовому сознанию // Журнал российского
права. 2004. № 3. С. 70 – 71.
245. Пискарев Д.П. Исследование социально-психологических стереотипов противоправного поведения молодежи: автореф. дис. … канд. психол. наук. Кострома, 1999.
246. Рыжков В.А. Регулятивная функция стереотипов //
Знаковые проблемы письменной коммуникации. Куйбышев,
1985.
247. Рябова Т.Б. Стереотипы и стереотипизация как проблема гендерных исследований // Личность. Культура. Общество.
2003. Т. 5. №1-2.
248. Семендяева О.Ю. Стереотип как социальный и социально-психологический феномен: автореф. дис. … канд. филос.
наук. М., 1986.
249. Семитко А.П. Понятие и структура правовой установки, ее роль в правовом поведении // Проблемы реализации права.
Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1990.
250. Старовойтов А.В. Планирование законоподготовительной и законодательной деятельности: дис. ... канд. юрид. наук.
М., 2004.
251. Стома А.А. Правосознание как фактор профессионального становления при подготовке офицерских кадров // Вестник
Калининградского юридического института МВД России. 2009.
№1 (17).
252. Суходольская Н.П. Социальный стереотип в жизнедеятельности людей // Философия и общество. 2007. №3.
253. Терешкин А.Ф. Моральные установки в системе отношений субъекта: автореф. дис. … канд. психол. наук. СПб., 2004.
254. Тимофеев А.В. Юридический опыт: проблемы теории
и практики: дис… канд. юрид. наук. Ярославль, 2008.
255. Тихомиров Ю.А. Эффективность закона: от цели к результату // Журнал российского права. 2009. №4.
256. Хапчаев С.Т. Феномен правовых стереотипов // Ленинградский юридический журнал. 2008. №2.
177
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
257. Хачатуров Р.И. Формирование правовой культуры в
условиях становления гражданского общества в России: автореф.
дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2005.
258. Щербакова Н.В. Роль правовой установки в формировании социальной активности личности в условиях развитого социализма: дис. … канд. юрид. наук. М., 1978.
178
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Сведения об авторах
КАРТАШОВ Владимир Николаевич – доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, почетный
работник высшего профессионального образования РФ, заведующий кафедрой теории и истории государства и права юридического факультета Ярославского государственного университета
им. П.Г. Демидова.
Сфера научных интересов – формирование инновационной
модели фундаментальной юридической науки и учебной дисциплины «Теории правовой системы общества», проблемы институционального содержания права и его функций, природа юридических принципов и иных нестандартных предписаний, создание
концептуальных основ юридических практик и технологий, культур и антикультур, механизма детерминации правовой системы и
отдельных ее компонентов, определения ее места и роли в гражданском обществе, правовом прогрессе, процессах юридической
аккультурации и экспансии, глобализации и другие приоритетные направления юридической науки, имеющие теоретическое,
дидактическое и практически-прикладное значение.
Опубликовано более 500 научных и учебно-методических
работ.
Под его руководством защищены 3 докторские и 73 кандидатские диссертации аспирантами из 10 субъектов РФ.
ИВАНОВ Артем Борисович – кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры теории и истории государства и права юридического факультета Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова.
Сфера научных интересов – правосистематизирующая практика в правовой системе общества, история советского трудового
и гражданского права.
Опубликовано 15 научных и учебно-методических работ.
179
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
КОТОМИН Дмитрий Сергеевич – аспирант кафедры теории и истории государства и права юридического факультета
Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова.
Сфера научных интересов – технология лоббирования в
правотворческой практике.
Опубликовано 15 научных работ.
ГРЕЧИНА Любовь Александровна – кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права
юридического факультета Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова.
Сфера научных интересов – государственная гражданская
служба, муниципальная служба, ошибочная юридическая деятельность.
Опубликовано 40 научных и учебно-методических работ.
ВАНТЕЕВА Наталья Владимировна – кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории государства и
права юридического факультета Ярославского государственного
университета им. П.Г. Демидова.
Сфера научных интересов – юридическая антикультура в
деятельности органов местного самоуправления, проблемы юридической ответственности.
Опубликовано 42 научные и учебно-методические работы.
БАРАХОЕВА Алла Руслановна – кандидат юридических
наук, старший преподаватель кафедры теории права и гражданско-правовых дисциплин Академии МУБиНТ.
Сфера научных интересов – юридические установки и их
стереотипы, проблема формирования и реализации в правовом
поведении личности и деятельности государственных и негосударственных органов.
Опубликовано 16 научных работ.
180
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
БАХВАЛОВ Сергей Владимирович – кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры теории и истории государства и права юридического факультета Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова.
Сфера научных интересов – проблемы правотворчества и
правовой систематизации, юридическая технология и техника,
правовой прогресс, информатизация права, другие направления
правовой мысли, нацеленные на повышение эффективности и совершенствование права.
Опубликовано более 50 научных и учебно-методических
работ.
МЕЩЕРЯКОВ Денис Дмитриевич – кандидат юридических наук, главный жилищный инспектор Ярославской области.
Сфера научных интересов – общетеоретические проблемы
юридической тактики и технологии.
Опубликовано 11 научных работ.
СКРЯБИН Алексей Леонидович – кандидат юридических
наук, доцент кафедры теории и истории государства и права
юридического факультета Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова.
Сфера научных интересов – проблемы эффективности актов
толкования права, технология юридической интерпретации.
Опубликовано 34 научные и учебно-методические работы.
181
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оглавление
Предисловие ………………………………………………………..3
Глава I. Общая характеристика
психологического (социально-психического)
механизма юридического поведения личности............5
1.1. Уровень разработки проблемы
и некоторые ее методологические основы ............................5
1.2. Основные компоненты (блоки) психического механизма
юридического поведения личности......................................20
Глава II. Проблемы сбора, накопления
и использования информации
для урегулирования поведения субъектов права.......23
2.1. Роль ощущений, восприятий и представлений
в накоплении информации....................................................23
2.2. Юридическое поведение личности и память.......................32
2.3. Правовое мышление и юридическое поведение личности.37
2.4. Влияние характера и темперамента личности
на её юридическое поведение...............................................44
Глава III Мотивационный блок
юридического поведения личности ..............................49
3.1. Потребности и интересы – необходимые условия
юридического поведения личности......................................49
3.2. Мотивы, мотивация и юридическое поведение личности..57
3.3. Юридические установки: понятие и виды ..........................63
3.4. Стереотипы юридических установок личности ..................77
Глава IV. Программно-целевой блок
психологического механизма
юридического поведения личности ..............................85
4.1. Цели и задачи юридического поведения личности.............85
4.2. Вопросы прогнозирования
юридического поведения личности......................................92
4.3. Планирование юридического поведения личности............99
4.4. Программы юридической деятельности ............................106
182
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава V. Энергетически-волевой блок психологического
механизма юридического поведения личности........113
5.1. Значение внимания в юридическом поведении личности 113
5.2. Волевой характер юридического поведения личности.....118
Глава VI. Личный юридический опыт:
сущность и строение......................................................126
6.1. Понятие и характеристика
личного юридического опыта.............................................126
6.2. Юридические знания в содержании личного опыта .........128
6.3. Юридические навыки, привычки, умения и мастерство
как компоненты личного опыта..........................................140
Глава VII. Оценочный блок психологического механизма
юридического поведения личности ............................144
7.1. Оценки в юридическом поведении:
понятие, структура, функции..............................................144
7.2. Эмоциональные и рациональные оценки
в юридическом поведении личности..................................155
Вместо заключения .....................................................................160
Краткая библиография...............................................................162
Монографии, учебники, учебные пособия ...............................162
Статьи, лекции, диссертации, авторефераты диссертаций......171
Сведения об авторах ...................................................................179
183
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Научное издание
Психологический механизм
юридического поведения личности
Монография
Авторский коллектив:
Владимир Николаевич Карташов
Артем Борисович Иванов
Дмитрий Сергеевич Котомин
Любовь Александровна Гречина
Наталья Владимировна Вантеева
Алла Руслановна Барахоева
Сергей Владимирович Бахвалов
Денис Дмитриевич Мещеряков
Алексей Леонидович Скрябин
Редактор, корректор А.А. Аладьева
Компьютерная верстка А.А. Аладьевой
Подписано в печать 01.10.2011. Формат 60х84/16.
Усл. печ. л. 10.93. Уч.-изд. л. 10,3.
Тираж 150 экз. Заказ 022/11
Оригинал-макет подготовлен
в Управлении научных исследований и инноваций ЯрГУ.
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова
150000, г. Ярославль, ул. Советская, 14
Отпечатано
ООО "ЦМИК"
150014, г. Ярославль, ул. Победы, д. 51, корп. 2
тел. (4852) 200-121, www.yarcmyk.ru
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
88
Размер файла
1 157 Кб
Теги
психологический, поведения, 1189, механизм, личности, юридического
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа