close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1230.Век нынешний век минувший Вып 6

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Министерство образования и науки Российской Федерации
Федеральное агентство по образованию
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова
Исторический факультет
Век нынешний,
век минувший...
Исторический альманах
Выпуск 6
Ярославль 2007
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
УДК 94(47)(059)
ББК Т3(2)+Т3(2Рос+4Яро)
В26
Рекомендовано
Редакционно-издательским советом университета
в качестве научного издания. План 2007 года
Рецензенты:
А.М. Белов, доктор исторических наук,
профессор, декан исторического факультета
Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова;
кафедра отечественной истории ЯГПУ им. К.Д. Ушинского
(зав. кафедрой – доктор исторических наук, профессор Г.Н. Кочешков)
Ответственные редакторы:
д-р ист. наук Ю.Ю. Иерусалимский,
д-р ист. наук В.П. Федюк,
д-р ист. наук В.М. Марасанова
В 26
Век нынешний, век минувший...: Исторический альманах.
Вып. 6
/ Под
ред.
Ю.Ю. Иерусалимского,
В.П. Федюка,
В.М. Марасановой ; Яросл. гос. ун-т. – Ярославль : ЯрГУ, 2007. –
179 с.
Альманах посвящён актуальным проблемам социально-экономической, политической и культурной жизни России в XVIII –
XX вв. Статьи написаны на основе широкого круга источников,
многие из которых впервые вводятся в научный оборот.
Альманах может быть полезен преподавателям, научным работникам, студентам и школьникам, всем интересующимся отечественной историей и краеведением.
УДК 94(47)(059)
ББК Т3(2)+Т3(2Рос+4Яро)
© Ярославский государственный
университет, 2007
© Исторический факультет, 2007
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
СТРАНИЦЫ
РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ
А.В. Бородкин
Самозванство в русском старообрядчестве
второй половины XVII в.
Актуальность настоящего исследования определяется не
только необходимостью изучения различных идейных течений
русского раскола, но и объективным отсутствием работ, посвященных данной проблематике. Русский раскол XVII столетия
традиционно продолжает привлекать самое пристальное внимание отечественных и зарубежных исследователей. Однако самозванство как его отдельная составляющая не являлось предметом
самостоятельного исследования. Отчасти этому способствовали
достаточно устойчивые стереотипы исторического мышления.
Дело в том, что для XVII в. характерен устойчивый интерес исследователей к периоду Смутного времени. Здесь присутствуют
яркие личности, богатство персонификаций, основательно разработанные и подготовленные легенды, политическая интрига и
т.д. Кроме того, указанный процесс локален хронологически,
идеологически последователен и относительно точно типологизируется. Однако воцарение Михаила Романова на русском престоле вовсе не знаменует окончания самозванства в России XVII
в. Вторая половина столетия представляет для исследователей
этой проблемы не меньший интерес.
Самозванство – уникальное историческое явление. Его уникальность заключается в универсальности проявлений. Самозванство не имеет ни строгой хронологической, ни четкой территориальной локализации. Оно одинаково характерно практически
для всех типов цивилизаций и культур. Собственно одним из
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
первых упоминаний о самозванстве является легенда о восхождении на трон персидского принца Дария1. Ему пришлось отстаивать свои права на престол от самозванца, некого мага Гауматы2. Таким образом, как историческое явление самозванство
насчитывает не одно тысячелетие.
По характеру и направленности самозванство можно разделить на светское и религиозное. Разумеется, подобное деление
носит весьма условный характер и применимо только к тем случаям, где оно возможно. Светское самозванство не является целью настоящей работы. Оно в большей степени связано с внерелигиозными проявлениями и неоднократно становилось предметом изучения отечественных и зарубежных исследователей3.
«Религиозное самозванство» – явление более спорное и противоречивое. Его не всегда возможно объяснить теми же династическими, политическими, социальными и экономическими причинами, что и светское. В то же время по общности видового происхождения религиозное и светское самозванство может быть
спровоцировано и идентичной проблематикой. В этом случае
специфика религиозного самозванства заключается в сознательном или бессознательном стремлении придать сугубо светским
причинам религиозную окраску.
В психологическом контексте религиозное самозванство
ориентировано на определенный сегмент массовой аудитории.
Средневековая религиозная экзальтация и низкий уровень народного образования создают благоприятные условия для развития
типа. При необходимости могут быть задействованы особенности психологии различных сословий и страт феодального общества, что само по себе способствует как расширению размеров
явления, так и появлению его новых, специфичных черт. Особенно динамично в этом случае развиваются движения, связанные с «борьбой за правое дело» в наследовании престола, и псевдомессианские идеи.
В ряде случаев светское и религиозное самозванство может
пересекаться и даже совпадать в проявлениях. В качестве примера вполне может выступать один из “классических” случаев
российского самозванства – “явление царевича Димитрия” в
начале XVII в.4
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Первые упоминания в христианстве о религиозных самозванцах относятся к периоду “апостольского служения”. Именно в
это время появляются известия о так называемых “лжепророках,
пресвитерах и епископах”, которые возглавляют христианские
общины. Однако по-настоящему опасным явлением стали прецеденты «тайных откровений», полученных рядом священников и
мирян относительного «истинного» христианства. Люди, выдававшие себя за носителей тайных знаний, создавали общины последователей и нарушали не только целостность церкви, но и ее
культ и догматику. Подобного рода прецеденты были осуждены
на вселенских соборах как однозначно еретические5. Однако
движения такого рода полностью ликвидированы не были. Частичное их возрождение наблюдается в Европе VIII – XI вв. Центром формирования подобных идей становится Ирландия, откуда
в VI – VII вв. на Европейский континент буквально «хлынул» поток «просвещенных» и обличенных тайными знаниями миссионеров. Многие из них были самозванцами и способствовали распространению еретических идей.
В истории восточного славянства самозванство получает
принципиально иную трактовку. Оно практически целиком и полностью носит религиозную окраску и связано с системой языческих представлений об устройстве мира. Средневековые авторы
отмечали наличие у славян множества богов. Причем все славянские рода вели свое начало от первопредка, в качестве которого
вполне мог выступать тот или иной бог. Время от времени предок
мог «воплощаться» в одном из потомков, отчего носитель харизмы
приобретал у славян особое почитание и влияние на единоплеменников. Однако подобного рода состояние не является самозванством в полной мере. Это особое явление, находящееся на периферии процесса. В то же время невозможно отрицать предметную
связь с самозванством вождей и участников целого ряда восстаний
на Руси, например 1024 и 1071 гг.
Разумеется, указанные движения волхвов в Суздальской земле, как и события 1078 г. в Новгороде, носили религиозный характер или имели социально-экономическую подоплеку, лишь
маскировавшуюся религиозной мотивацией. Однако в летописном сюжете четко просматривается «особое мессианство» вол6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
хвов, их попытка выдать себя за кого-то, кем они на самом деле
не являлись, что в широкой трактовке термина собственно самозванством и является. Особенность таких проявлений самозванства – в слабой разработке фактической составляющей легенды и
отчасти в скудости дошедшей до нас информационной базы.
В истории Русской православной церкви факты религиозного
самозванства также имели место. Прежде всего, отметим, что до
сих пор исследователям неизвестен точный статус священника
Анастаса Корсунянина, пришедшего с князем Владимиром на
Русь. После официального крещения он некоторое время был
фактическим главой Русской церкви, не имея никакого на то права или благословения Константинопольского патриарха. Аналогичные случаи «должностного самозванства» наблюдаются и на
епископских кафедрах в ряде русских регионов (Новгород, Смоленск), а позднее в Ростове, Полоцке, Чернигове и Пскове. Все
они стали предметами судебных тяжб и разбирательств. В средине XII – начале XIII в. Константинопольской патриархии удалось
сохранить «статус кво» и в большинстве случаев заменить самозванных иерархов своими ставленниками.
В XIII в. после монгольского завоевания в русском церковном праве получают известность дела о самоназначении на церковные должности и присвоения церковного имущества людьми,
не принадлежащими к церковному руководству. Это также примеры «должностного самозванства» или самовыдвиженства.
В XIV в. на Русь зачастили паломники и просители “из святой земли” или Константинополя, самозванные или расстриженные (официально лишенные сана) представители различных православных церквей Востока. Обычно они не претендовали на
должности в Русской церкви и ограничивались сбором пожертвований. С начала XVI в. самозванные сборщики церковной милостыни всеми возможными способами стараются остаться при
дворе московских владык. Известен комплекс церковной переписки между православными церквами по вопросу их депортации на родину6. Приезжие сумели произвести должное впечатление на представителей власти, а некоторые, такие, как архимандрит Бенедикт Константинопольский (вор и подделыватель бумаг), даже некоторое время находились на Русской службе. Ис7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
торик А.П. Богданов сформулировал суть проблемы достаточно
жестко: «Множество … лиц с православного Востока наводняло
в XVII столетии Москву, ища материальной и политической поддержки богатого северного соседа. Немало среди них было авантюристов, потерявших возможность сделать карьеру на родине…
оказавшись в Москве, они… не всегда вели себя с … достоинством … бедность восточных епархий … накладывала свой отпечаток на представления приезжих о морали. Для российского самодержавия эти особенности восточных посетителей … оказались
весьма удобными»7.
Многие «паломники» проживали в России практически постоянно. Они возглавляли подворья своих церквей и монастырей
в Москве, несмотря на то, что на родине их давно сместили с занимаемых ранее должностей и лишили всех титулов. Длительный переговорный процесс между русской и восточными православными церквами часто заканчивался ничем. «Переселенцы»
были образованы лучше, чем большинство отечественных иерархов, поэтому их предпочитали оставлять для «укрепления» собственных организационных позиций. Кроме того, новые «самозванные владыки» были услужливы, легко шли на контакт с государственным руководством и беспрекословно выполняли
весьма неприятные поручения, как это было, например, с привезенным в 1649 г. патриархом Паисием Иерусалимским, переводчиком и ученым-богословом Арсением Греком. Если бы не аргументированные доказательства того, что ученый православный
богослов трижды менял вероисповедание (в том числе на ислам и
католицизм), он не был бы отправлен в Соловецкий монастырь,
откуда был освобожден только в 1652 г.
Еще более прочные позиции в России занимал лишенный
Иерусалимским патриархом сана и должностей митрополит Газский Паисий (Лигарид). Он даже сформировал вокруг себя особую «команду» авантюристов (дьякон Мелетий Грек, дьякон
Агафангел и т.д.), которая принимала активное участие в преследовании русских старообрядцев. Помимо явного самозванства,
Паисий Лигарид показал себя «талантливым предпринимателем».
Он смог дважды получить у русского правительства по «одной
долговой расписке» по 1 500 ефимков для уплаты налогов турец8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
ким властям, а также приобрел по цене лома у казны 250 вышедших из обращения медных рублей с последующей заменой их (по
номиналу) на монеты нового чекана8. Соратники Паисия тоже
оставили свой «след в русской истории». Так, дьякон Мелетий
был уличен в подделке русских летописей и грамот восточных
патриархов.
Нередко самозванные иерархи просто наживались на религиозности россиян. Они привозили в Москву «старые иконы», мощи святых, иные святыни. Как потом выяснялось, все привезенное было сфабриковано ловкими авантюристами. К середине
XVII в. «поток» самозванцев с Востока усилился настолько, что
русское правительство было вынуждено издать в 1645, 1646 и
1649 гг. особые указы, регламентировавшие проезд в Москву
греческих «церковных иерархов», а на границе устроить для них
специальный пропускной пункт.
Кроме того, и часть русских ересей этого времени несет в себе явно выраженные элементы самозванства. «Стригольники»,
например, безосновательно претендовали на право возглавить
«новую церковь», «жидовствующие» – на знание единственно
правильного тайного учения и т.д.
Все перечисленные выше факты являются самозванствами не
в полной, законченной мере, а в отдельных свойствах его проявления. Кроме того, это своеобразные этапы развития типа как эволюционирующего явления. Все эти проявления спонтанного и прагматического самозванства, прежде всего, способствуют эволюции
сознания общества и самих самозванцев. Применительно к периоду русского церковного раскола XVII столетия можно констатировать готовность определенных слоев общества после событий
Смутного времени к принятию самозванства как явления. В то же
время в ряде регионов страны, прежде всего в уездах центра и запада, наблюдается своеобразная психологическая «усталость» населения от многочисленных «явлений» воскресших царевичей и их
многочисленной родни. В целом можно констатировать временный кризис и упадок «светского» самозванства, и, поскольку события Смутного времени способствовали подъему религиозного сознания русского населения, смещается и шкала ценностей, а следовательно, появляется и особый тип самозванства.
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Каждое из явлений самозванцев принято называть «персонификацией», или ложным отождествлением с иным лицом или
объектом. В зависимости от целей, характера, направленности и
специфики можно выделить ряд типов персонификации.
В русском (церковном) расколе присутствуют четыре типа
персонификации: 1) апокалиптические, 2) мистические, 3) мифические, 4) псевдодинастические. Названия типов даны условно,
об их характере и специфике в дальнейшем будут сделаны соответствующие пояснения.
Апокалиптические персонификации заключаются в отождествлении с персонажами библейской истории, чаще всего с апокалиптическими пророками. Главная задача – призыв к покаянию
и предсказание мировой катастрофы. Первые упоминания о данном типе относятся к началу 60-х гг. XVII в., т.е. к так называемой проповеди “о наступлении последних времен”9. В эволюции
типа четко фиксируются три максимума. Первый – около 1666 г.,
второй – в конце 80-х – начале 90-х гг., третий – в конце 90-х гг.
XVII в.
В качестве причин, вызвавших амплитудные колебания,
можно выделить: в первом случае – собственно церковный раскол и мистическое прочтение даты 1666 г. Дата 1666 г. толковалась как “конец света”. В данном случае произошло слияние двух
контекстов. Тысячелетие царствования Христа, за которым
должно было состояться его пришествие, и “число зверя” из
Апокалипсиса Иоанна Богослова.
Во втором случае в качестве причин выступает принятие жестких законов против старообрядцев, фактически санкционировавших их смертные казни, в третьем случае – начало деятельности Петра по реформированию страны. Именно в это время в
России возникает легенда о самозванстве самого Петра. Согласно
легенде, настоящего Петра подменили во время великого посольства 1697 г. и держат в темнице “Стекольного града”, т. е. в
Стокгольме, а на Русь вернулся “немчин”10. Известны случаи, когда религиозно экзальтированные проповедники пытались организовать поход на Стокгольм с целью освобождения царя.
Апокалиптические персонификации по характеру их проявлений есть реакция консервативной части русского общества на
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
преобразования любого характера. Первый максимум способствует распространению самоубийственных смертей, второй активизирует бегство старообрядцев в Сибирь и Поморье, третий во многом способствует возникновению религиозного сектантства11.
Самозванцы данного типа выдают себя за пророков Илию,
Ездру, Еноха и т.д. Это наиболее часто встречающийся в источниках факт самозванства, поэтому выражение «хождение Илии и
Еноха» приобретает нарицательный характер. Появления самозваных «пророков» фиксируются в начале 60-х гг. во Владимирском, Вязниковском, Гороховецком, Коломенском, Московском,
Суздальском и Ростовском уездах12. Во втором и третьем максимумах эту роль выполняют многочисленные “Христы, богородицы, апостолы и пророки”, которые уже не вполне относятся к
церковному расколу, так как вызваны к существованию развитием “хлыстовщины” и родственных ей течений, а потому справедливо относятся исследователями к переходному периоду так называемого “раннего сектантства”13.
По социальному составу самозванцы данного типа персонификации – государственные и частновладельческие крестьяне,
беглые монахи, реже представители посада. В качестве наказания
большинство из задержанных после допроса были сожжены14. В
случае покаяния направлялись в монастырские тюрьмы15.
Второй тип персонификации – мистический – заключается в
отождествлении самозванца с некогда жившим в России историческим персонажем: например, Капитоном Даниловским, “Соловецкими старцами”, патриархом Никоном и т.д. В эволюции типа
фиксируются два максимума. Первый – в 60 – 70-х гг., второй – в
конце 90-х гг. XVII в. Данный тип является переходным между
собственно религиозным и светским самозванством. Это его
свойство проистекает из причин возникновения и целей персонификации. Так, первый максимум явно вызван не только религиозными причинами (раскол), но и ужесточением крепостного
права, ростом феодальной эксплуатации, падением уровня жизни
населения. Как результат – появление персонификации в движении С.Т. Разина16.
Второй максимум вызван отказом ряда радикальных течений
раскола от сотрудничества с правительством Петра. Факты само11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
званства данного типа были зафиксированы в Архангельском,
Вологодском, Владимирском, Каргопольском, Костромском, Кинешемском уездах, на Дону и в нижнем Поволжье17. Социальный
состав данного типа самозванцев проследить сложно, так как в
ряде случаев сохранились лишь упоминания о персонификациях,
а не следственные дела по их носителям. На Севере это крестьяне
и посадские люди, на юге, возможно, казачество. Сведений о наказании задержанных также не сохранилось, однако можно предположить, что оно тождественно наказанию самозванцев первого
типа.
В ряде случаев присутствуют персонификации переходного
характера, совмещающие типы апокалиптического и мистического состава. Так, в Архангельском, Вологодском, Новгородском
уездах и в Сибири действовали многочисленные старцы Соловецкой обители. Они выдавали себя за уцелевших монахов, успевших бежать после взятия монастыря царскими войсками. Их
число заметно приближается к численности всей братии. Не исключено, что среди них действительно были монахи Соловецкого монастыря, однако их число, по подсчетам исследователей, не
могло превышать нескольких десятков. Переходным данный тип
может считаться потому, что, персонифицируя себя с мистическими персонажами монахов, самозванцы выступали с апокалиптической проповедью «последних времен».
Мифические персонификации – один из наиболее спорных
типов – становятся частью раскола, не являясь собственно его
порождением. Их суть заключается в отождествлении самозванца
с персонажами фольклора, колдунами и т.д.18 Время возникновения типа с точностью проследить не представляется возможным.
Вероятно, в той или иной форме они существовали и до христианизации Руси19. В этой связи персонификация может исследоваться как самостоятельная проблематика, выходя за рамки настоящей работы.
В «раскол» подобного рода дела попадают в результате временного совпадения и на волне ужесточения гонений на старообрядцев приобретают контекст борьбы с любыми противниками
официальной церкви. В эволюции типа максимумы не фиксируются. Дела такого рода принимаются к рассмотрению по мере
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
поступления в местные или центральные органы власти. В качестве формальных причин начала следствия используются доносы
о возрождении на местах пережитков язычества (скоморошества,
гадания, ведания, травничества, колдовства и т.д.)20. В ряде случаев доносы такого рода использовались властями как предлог
для преследования инакомыслящих, например иностранцев. Результаты такого рода розысков минимальны. Пострадали уличенные в колдовстве и тайной помощи старообрядцам. Собственно к самозванству представители данного типа относятся сугубо по видовым признакам. Они выдавали себя за людей, наделенных тайной силой, знанием, часто за персонажей фольклора:
леших, мар, колдунов, русалок и т.д.21
Социальный состав задержанных также не поддается анализу.
Однако обращает на себя внимание тот факт, что по сохранившимся делам проходят лица из менее обеспеченных социальных
слоев, в большинстве случаев женщины-вдовы, для которых занятия разного рода волшебными практиками вполне могли быть источником получения средств к существованию22. Дела такого рода
фиксировались в Архангельском, Вологодском, Владимирском,
Суздальском, Новгородском и Псковском уездах. В качестве меры
пресечения по сохранившимся делам использовалось тюремное
заключение с покаянием и возвращением в лоно церкви.
Псевдодинастические персонификации, или отождествления
самозванцев с отдельными представителями правящей российской династии, более характерны для начала XVII в. Данный тип
введен в состав персонификации раскола тоже несколько искусственно, так как находится на грани собственно религиозного и
светского самозванства23. Однако он совпадает с указанным периодом по времени бытования, а также проходит по аналогичному кругу дел. В качестве персонификации использованы: сын царя Алексея Михайловича – царевич Алексей Алексеевич, несуществовавшая дочь царевны Софьи, спасшийся из “Стекольного
города” царь Петр Алексеевич.
Регион появления самозванцев подобного типа – Нижнее
Поволжье, Архангельский, Вологодский уезды. В эволюции типа
максимумы не наблюдаются. Все случаи фиксируются во второй
половине XVII столетия. Первая персонификация относится к
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
движению С.Т. Разина, поэтому можно предположить, что она
носит явный политический характер24. Следующие персонификации, возможно, реакция населения на петровские реформы.
Данные персонификации, по-видимому, и не были бы включены
в состав раскольничьих, если бы не носили старообрядческих лозунгов25.
В качестве причин их возникновения, вероятно, выступают
усиление крепостного гнета, протест против реформ консервативной части общества и даже в какой-то мере сепаратизм казачьих окраин, использовавших самозванцев в качестве своеобразного повода для начала военных действий против центра. Социальный состав самозванцев и меры их наказания не установлены. Это был, пожалуй, самый опасный тип самозванства и в качестве наказания могла быть использована только смертная
казнь, однако фактов ее применения, как и ареста подозреваемых, не зафиксировано.
Исходя из вышесказанного, подведем некоторые итоги:
Религиозное самозванство – один из составляющих элементов русского церковного раскола XVII в. В качестве причин его
возникновения могут выступать как собственно религиозные, так
и экономические, политические, социальные.
Первые случаи фиксации самозванства в расколе относятся к
началу 60-х гг. XVII в. и продолжаются в зависимости от развития амплитуды типа до конца столетия. В расколе известны четыре типа персонификации: апокалиптический, мистический,
мифический и псевдодинастический. Две первые персонификации являются собственно типами религиозного самозванства, две
последние относятся к расколу, весьма относительно являясь порождениями более раннего периода.
Апокалиптический и мистический типы имеют максимумы
развития. Максимумы типов являются реакцией населения на
конкретные действия правительства, часто нерелигиозного характера. Мифический и псевдодинастический типы максимумов
не имеют и относятся к так называемым латентным формам.
Два этих типа не являются порождением собственно русского
раскола и вошли в него по инерции существовавшего в России
делопроизводства.
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
По сохранившимся источникам фиксируются два региона
бытования самозванства. Первый – уезды северо-востока: (Архангельский, Вологодский, Владимирский, Каргопольский, Костромской, Ростовский, Суздальский и т.д.) с частичным эпизодическим включением северо-запада: (Псков, Новгород). Второй –
юг Российского государства: Дон и нижняя Волга, т.е. регион
движения С.Т. Разина.
Социальный состав самозванства определен государственными и частновладельческими крестьянами, посадскими людьми,
частично – низшим духовенством и казачеством. В ряде случаев
ввиду отсутствия документации проследить его не представляется возможным.
В качестве наказания, в зависимости от тяжести преступления, использовались: смертная казнь, тюремное заключение,
ссылка, покаяние в монастыре и проживание под постоянным
надзором.
В целом, несмотря на репрессии, самозванство в расколе к
концу XVII в. уничтожено не было. Персонификации апокалиптического типа, как самые стойкие, периодически фиксируются в
расколе в течение всего XVIII столетия, отдельные их проявления наблюдаются и в начале ХХ в.
Примечания
1
Более подробно см.: Дандамаев М.А. Мидия и Ахеменидская Персия
// История Древнего мира. Расцвет древних обществ. М., 1989. С. 122-123.
2
Царь Камбис приказал убить брата Бардию. В марте 522 г. Камбис во
время похода в Египет получил известие, что Бардия жив, восстал против
его власти и взошел на престол. Под видом Бардии скрывался некий маг
Гаумата, который, будучи похож на убитого, выдал себя за Бардию и
11 марта 522 г. стал царем. Любопытно, что в легенде говорится о факте
самозванства как о знакомом автору явлении, существовавшем и ранее.
3
Клибанов А.И. Народная социальная утопия в России. Период феодализма. М., 1977; Мыльников А.С. Искушение чудом. “Русский принц и
самозванцы”. Л., 1991; Усенко О. 17 самозванцев у русского трона // Родина. 2004. № 5. С. 65-69; Станоjевић Г. Шћепан Мали. Београд, 1997.
4
Скрынников Р.Г. Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников.
Л., 1989.
5
Карташев А.В. Вселенские соборы. М., 1994.
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
6
Акты, относящиеся к истории южной и западной России. СПб., 1884.
Памятники, изданные временною комиссией для разбора древних актов.
Киев, 1859; Чистович И.А. Очерки истории западнорусской церкви. СПб.,
1882.
7
Богданов А.П. Старообрядцы // Старообрядчество: история, традиции, современность. Вып. 2. М., 1995. С. 8.
8
Там же. С. 9.
9
Государственный архив Костромской области (ГАКО). Ф. 558.
Д. 292, Костромская научная библиотека (КНБ). Отдел рукописей. ЦR.
Д. 358619.2, Д. 358611.3., Д. 412446. 4., Д. 418482.5; Кончина Мира. М.,
1912.
10
КНБ. ЦR. Д. 613535.2. «Апокалипсис старообрядческий с толкованием». Огромную работу по исследованию старообрядческой книжности
проделал Н.Ю. Бубнов. Более подробно см.: Бубнов Н.Ю. Старообрядческая книга в России во второй половине XVII в. СПб., 1995.
11
Мельников П. Письма о расколе. СПб., 1862; Зеньковский С. Русское старообрядчество. Духовные движения XVII в. М., 1995.
12
Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 27.
Д. 259. Расспросные речи капитонствующего раскольника старца Вавилы
из пустыни на озере Юхра под Вязниками от 8 января 1666 г.; Государственный архив Ярославской области (ГАЯО). Редкий фонд. Д. 1406, 1434,
1442, 1435; Пыпин А.И. Сводный старообрядческий синодик. СПб., 1883.
13
Раскольничьи дела XVIII столетия, извлеченные из дел Преображенского приказа и тайной розыскных дел канцелярии Г. Есиповым. СПб.,
1861; Клибанов А.И. История религиозного сектантства в России. М., 1965.
14
РГАДА Ф. 27. Д. 258. Ч. 5. Л. 27. Приговор следственной комиссии
Тайного приказа.
15
РГАДА. Ф. 390. Оп. 1. Д. 796. Л. 1. Ростовский филиал Государственного архива Ярославской области (РФ ГАЯО). Ф. 197. Оп. 1. Д. 3, 40,
429. Виденеева А.Е. Содержание старообрядцев в монастырях Ростовской
епархии // Старообрядчество: история, культура, современность. 1995.
№ 4. С. 22-25.
16
Крестьянская война под предводительством С. Разина: Сборник документов. М., 1976; Денисов С. Виноград Российский, или Описание пострадавших в России за древлецерковное благочестие. М., 1906; Ефросин.
Отразительное писание о новоизобретенном пути самоубийственных смертей // Памятники древнерусской письменности. 1895. Кн. 2.
17
ГАКО. Ф. 558. Д. 146. Указы императора Петра I и Святейшего Синода по делам духовным; Румянцева В.С. Народные антицерковные движения в России в XVII веке. М., 1986.
18
Антонович В.Б. Колдовство: документы, процессы, исследования.
СПб., 1877; Горелкина О.Д. К вопросу о магических представлениях в Рос-
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
сии XVIII в. // Научный атеизм, религия и современность. Новосибирск,
1987. С. 289-305.
19
Максимов С.В. Нечистая, неведомая и крестная сила. СПб., 1903.
20
Смилянская Е.Б. Донесение 1754 г. в Синод Суздальского епископа
Порфирия “якобы во граде Суждале колдовство и волшебство умножились” // Христианство и церковь в России феодального периода. Новосибирск, 1989. С. 254-260.
21
Е.Б. Смилянской введены в научный оборот материалы 82 дел “о
волшебствах и суеверии”, содержащихся в фондах РГАДА. Более подробно см.: Смилянская Е.Б. Указ. соч. С. 255.
22
Российский государственный исторический архив. Ф. 796. Оп. 10.
Д. 342; ГАКО. Ф. 558. Д. 146. Указы императоров Петра I, Петра II и Святейшего Синода по делам духовным.
23
Гурьянова Н.С. Крестьянский антимонархический протест в старообрядческой эсхатологической литературе периода позднего феодализма.
Новосибирск, 1988; Рогов А.И. Народные массы и религиозные движения
в России второй половины XVII века // Вопросы истории. 1973. № 4;
Смирнов П.С. Внутренние вопросы в расколе XVII века. СПб., 1898.
24
ГАКО. Ф. 558. Д. 7; Сказание о взятии Астрахани и убиении преосвященного Иосифа Митрополита Астраханского от вора Стеньки Разина.
Иностранные известия о восстании Степана Разина. Л., 1975. Усенко О.Г.
Разинцы и раскольники летом 1682 г. // Вестн. МГУ. 1990. № 2.
25
ГАКО. Ф. 558. Д. 7; Сказание о взятии Астрахани и убиении преосвященного Иосифа Митрополита Астраханского от вора Стеньки Разина;
Шамаро А.С. Эпидемия гарей. Из истории самосожжений раскольников
XVII – XVIII вв. // Наука и религия. 1983. № 12; Юхименко Е.М. Каргопольские гари 1683 – 1684 гг. К проблеме самосожжений в русском старообрядчестве // Старообрядчество в России. Каргополь, 1997.
К.И. Юрчук
Вятская бумага на рынках России и Востока
Развитие писчебумажного производства в России находилось
в зависимости от роста промышленности и торговли, требовавших дешевые сорта упаковочной бумаги (оберточной, чайной,
сахарной, картона и т.п.); бюрократического аппарата управления, потреблявшего писчую бумагу разных сортов; и, наконец, от
распространения новой культуры с присущей ей грамотностью
сравнительно широких слоев населения и появлением издатель17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
ской деятельности. Писчебумажное производство в стране бурно
развивалось в течение второй половины ХVIII – ХIХ вв. С
1762 по 1799 г. число предприятий выросло с 30 до 59, а выпуск
бумаги почти утроился и на 95% удовлетворял внутренний
спрос1. Столь же быстрые темпы роста сохраняла отрасль и в
первой половине ХIХ в., число писчебумажных «фабрик» к
1859 г. составило 1882. В результате закрытия многих мануфактур в условиях промышленного переворота к 1879 г. в России осталось 126 предприятий, на которых было занято 10 790 человек
(против 2 570 человек в 1790 г.), выработка – 9 568 тыс. руб.3 –
почти в 20 раз превышала уровень конца ХVIII в.
Основные потребители бумаги концентрировались в крупнейших торгово-промышленных, административных и культурных центрах страны, прежде всего в столицах. Поэтому именно
вокруг них сформировались ведущие центры производства бумаги. Но по мере роста спроса на бумагу выделились и новые производящие районы. Так, к середине ХIХ в. наряду с центральнопромышленными и северо-западными губерниями выдвинулось в
число заметных производителей бумаги и Приуралье4. П.Г. Любомиров, В.К. Яцунский, А.С. Нифонтов, З.В. Участкина и другие исследователи изучили историю данной отрасли в России,
определили ее основные параметры и сущность технического переворота. Материалы промышленной статистики, как опубликованные, так и архивные, позволяют проследить специфику данного производства в отдельных регионах.
Число писчебумажных предприятий в Вятской губернии выросло с 7 (в 1814 г.) до 12 (в 1860 г.), выработка за то же время
удвоилась, а численность рабочих выросла в 2,5 раза, о чем свидетельствуют данные таблицы.
Ко времени крестьянской реформы Вятская губерния вышла
по производству бумаги на 9-е место в России после Московской,
Владимирской, Калужской, Орловской, Новгородской, Пензенской, Тульской и Черниговской5. В 1860 – 70-е гг. динамика отрасли в крае меняется: число предприятий сокращается, но их
выработка вдвое превосходит предреформенный уровень. Одновременно уменьшается численность рабочих. Причиной была начавшаяся механизация производства.
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
Таблица
Писчебумажное производство в Вятской губернии
в 1814 – 1890 гг. *
Годы
1814
1815
1828
1832
1838
1848
1850
1856
1857
1858
1860
1861
1864
1868
1871
1878
1879
1884
1890
Число
предприятий
7
7
6
5
7
12
7
12
10
12
12
10
9
10
5
7
7
7
8
Размеры
выработки
Численность
рабочих
28 520 стоп
72 518 ст. и 500 л.
38 810 ст.
500
376
403
147 687 руб.
88 615 руб.
83 018 ст., 900 л. = 94 044 руб.
83 941 р. 70 к.
151 845 руб.
96 382 руб.
111 908 руб.
153 364 руб.
195 955 руб.
173 150 стоп = 267 073 руб.
192 100 ст., 2 100 п. = 298 500 руб.
229 950 ст., 13 500 п. = 393 000 руб.
203 000 ст., 16 600 п. = 335 000 руб.
*
1155
1390
1308
631
338
416
422
560
500
Таблица составлена на основе материалов: РГИА. Ф. 18. Оп. 2. Д. 1719,
Л. 10 об.; Д. 1770. Л. 118, 173, 258; Статистические ведомости о состоянии российских мануфактур с 1815 по 1821 год. СПб., Б/г. С. 14-15; Журнал мануфактур
и торговли (далее – ЖМиТ). 1830. № 3. С. 123-127; Список фабрикантам и заводчикам Российской империи за 1832 год. СПб., 1833. Ч. 1. С. 57; ЖМиТ. 1840.
№ 4. С. 73; 1852. № 2-3. С. 403; Военно-статистическое обозрение Российской
империи. Т. 2. Ч. 4: Вятская губерния. СПб., 1850. С. 77; Памятная книжка Вятской губернии на 1857 год. Вятка, 1857. С. 226–231; То же на 1860 год. Вятка,
1860. С. 292; То же на 1866 и 1867 годы. Вятка, 1866. С. 75; То же на 1870 год.
Вятка. 1870; Отдел IV. То же на 1873 год. Вятка, 1873. С. 24; Календарь Вятской
губернии на 1880 год Вятка. Б/г. С. 170; Указатель фабрик и заводов… СПб.,
1881. С. 128; Указатель фабрик и заводов Европейской России и Царства Польского. Материалы для фабрично-заводской статистики / Сост. П.А. Орлов. СПб.,
1887. С. 93; Указатель фабрик и заводов Европейской России. Материалы для
фабрично-заводской статистики / Сост. П.А. Орлов и С.Г. Будагов. СПб., 1894.
С. 115.
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Внедрение машин на частных писчебумажных предприятиях
России началось с 1834 г. и было ускорено разрешением беспошлинного ввоза их по тарифу 1841 г.6 К 1860 г. состоялась полная победа фабрики над мануфактурой, поскольку с помощью
машин изготовлялось 60% продукции7. Введение бумагоделательных машин повышало среднюю выработку на 1 рабочего в
2,5 раза8. Поэтому уже в дореформенный период техническая перестройка наложила отпечаток на динамику отрасли. Соответствующие изменения в писчебумажном производстве Вятской губернии произошли в 1860 – начале 1870-х гг. Следовательно,
технический переворот в данной отрасли промышленности края
несколько запоздал.
Первая бумагоделательная машина появилась на Кордяжской
фабрике купца Платунова (Слободской уезд). В 1850 г. это предприятие было включено в список 29 фабрик России9. В начале
1860-х гг. эта фабрика упоминалась в числе лучших предприятий
отрасли в России10. Она осуществляла расширенное воспроизводство: 17 295 р. (в 1856 г.), 28 000 р. (в 1862 г.), 56 817 р. (в
1787 г.), 85 000 р. (в 1884 г.)11. На Медянской фабрике машина
была установлена в 1863 г., а к 1879 г. здесь действовали 4 паровых двигателя. В 1860-е гг. появилась машина и на Косинской
фабрике12. Выработка Медянской фабрики за 20 лет после реформы выросла в 4, а Косинской – в 2 раза.
Наряду с фабриками, бурно расширявшими производство, в
губернии долго сохранялись мелкие предприятия мануфактурного и даже домануфактурного типа с годовой выработкой от нескольких сот до нескольких тысяч рублей. Принадлежали они и
купцам, и помещикам. Это явление свойственно и писчебумажной промышленности России в целом. Причины столь длительной устойчивости мелкого производства, специализировавшегося
на выпуске оберточной бумаги и картона, пока не ясны. Чтобы
определить их, нужны источники, которые позволили бы провести экономический анализ их деятельности.
В течение всего рассматриваемого периода как по России в
целом, так и в Вятской губернии бумагу изготовляли из льняного
тряпья, обычно привозимого к предприятиям крестьянами13. Необходимые для производства химикаты, клей покупались на Ни20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
жегородской ярмарке, в Казани и других местах. Изготовление
бумаги из древесины началось в России в 1850-х гг.14, но было
слабо распространено даже в 1870 – 80-х гг. Довольно редкие в
России древесно-массные предприятия были обычно малы по
размерам и изготовляли только картон. В Вятской губернии первой стала изготовлять древесную массу с помощью дефибрера
Косинская фабрика15.
В части поисков новых видов сырья для изготовления бумаги
любопытен опыт вятского помещика К.А. Юшкова, организовавшего производство оберточной бумаги из соломы. К 1879 г.
такую продукцию выпускала его небольшая мануфактура в
д. Дмитриевка Малмыжского уезда с 26 рабочими, годовой объем выработки – 1 500 – 2 000 пудов16. К 1890 г. производство выросло здесь до 4 000 пудов при сохранении прежнего числа рабочих. Кроме того, Юшков основал еще три таких предприятия, на
одном из которых был паровой двигатель. Общая выработка четырех его мануфактур составила 9 000 пудов, а численность рабочих – 56 человек17. Видимо, его опыт оказался удачным.
Писчебумажная промышленность России принадлежала к
числу тех отраслей, где высокий уровень механизации сочетался
с преобладанием крепостного труда18. В Вятской губернии появление писчебумажного производства также связано с предпринимательством дворян. Старейшее предприятие края, Никольская
мануфактура, было основано провинциальным секретарем Перминовым в 1760 г.19 Оно было устроено на арендованной казенной земле, но обслуживалось 30 крепостными20. Дочь основателя, П.А. Росихина, продала мануфактуру коллежской асессорше
П.С. Бедаревой21. Новая владелица основала в 1785 г. еще одну
мануфактуру – Медянскую (также в Вятском уезде). Оба предприятия были в 1791 г. куплены Е. Машковцевой, дворянкой, но
женой купца22. Никольская мануфактура начала производство с
300 стоп, а в 1799 г. вместе с Медянской дала 11 тыс. стоп бумаги. С 1808 г. оба предприятия перешли к наследнику Е. Машковцевой, ее сыну купцу И. Машковцеву. Бывшие крепостные рабочие именовались теперь покупными23, т.е. были переведены на
положение посессионных. В 1814 г. казенная земля (721 дес.),
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
которая ранее арендовалась, была утверждена за Машковцевым с
уплатой в казну по 1 руб. за десятину24.
В 1786 г. бригадир П.Е. Озеров устроил небольшую писчебумажную мануфактуру в с. Никольском (Ст. Бурец) и с. Петровском (Красный Ключ) Елабугского уезда, а в 1820-х гг. – Малмыжского уезда25. В 1812 – 1828 гг. здесь работало от 16 до
19 крепостных из дворовых и крестьян. Сезон производства
длился 224 дня в году. Труд крепостных оплачивался: мастеру –
по 1,5 руб., остальным – по 1 руб., а также по 2 пуда ржаной муки и 1,5 гарнца крупы в месяц каждому26. Тряпье покупалось при
«фабрике», остальное – в Казани. Последние сведения об этом
предприятии как действующем относятся к 1878 г.27
Итак, в 1786 – 1808 гг. в губернии существовали три помещичьих писчебумажные мануфактуры, затем осталась только одна – Озерова. В 1828 г. она была единственным помещичьим
предприятием из шести в данной отрасли. Так, уже в начале
ХIХ в. в Вятском крае установилось преобладание купеческих
предприятий над помещичьими, вольнонаемный труд, по данным
1815 г., составлял 70%. В 1858 г. из 12 мануфактур помещичья
была только одна (Милюкова, бывшая Озерова). Возможно, в это
время действовала и мануфактура дворянки Матвеевой, прекратившая работу в 1863 г.28 В 1878 г. в губернии отмечены 2 помещичьих предприятия (Милюкова и Юшкова) с общим производством всего лишь 2 125 руб.29 Наконец, в 1890 г. были четыре
писчебумажные мануфактуры Юшкова с общей выработкой
13 тыс. руб. и с 80 рабочими. Таким образом, помещичье предпринимательство в Вятской губернии в производстве бумаги, уступив ведущую роль купцам еще в начале ХIХ в., все же не исчезло вплоть до конца этого столетия.
Какую бумагу изготовляли вятские «фабрики» и где продавали свою продукцию? П.Г. Любомиров отметил такой интересный момент: одна из вятских мануфактур в конце ХVIII в. вырабатывала писчую бумагу «на азиатский манер» для продажи в
Среднюю Азию30. З.В. Участкина уточнила эти сведения, указав,
что сбыт в Азию был целью производства мануфактуры М. Маматова (Уржумский уезд) не только в конце ХVIII, но и в начале
ХIХ в.31 Позднее прямых указаний в источниках об экспорте бу22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
маги из Вятской губернии нет, хотя в течение всей первой половины ХIХ в. писчая бумага с Никольской и Медянской мануфактур шла регулярно на Нижегородскую и Ирбитскую ярмарки; куда она направлялась далее, источники умалчивают32.
Озеровы поставляли писчую и оберточную бумагу на Камско-Ижевский завод, в Казань и продавали на месте33. В 1814 г.
на предложение министра внутренних дел продавать бумагу в
Синодальную типографию Е. Озерова ответила, что на ее предприятии изготовляется только писчая бумага и то в малом количестве; по этой причине, а также из-за дальности расстояния она
взять поставку в Синодальную типографию не может34. В ведомости о фабриках и заводах губернии за 1848 г. указано производство на 12 предприятиях писчей, оберточной и чайной бумаги
и сбыт ее на Нижегородской и Ирбитской ярмарках, в Вятке, Казани и Москве35. В частности, с мануфактуры Матвеевой, выработка которой в этом году составила 47 тыс. руб., бумага была
продана в Москве, Казани и на Нижегородской ярмарке. Ведомость за 1856 г. добавляет для вятских предприятий, кроме уже
перечисленных пунктов, Астрахань, Сарапул, Бугульминскую и
Мензелинскую ярмарки36.
В 1878-1879 гг. выработка писчей, оберточной, чайной бумаги, картона на вятских предприятиях по-прежнему преобладала37.
Но Медянская и Косинская фабрики изготовляли в числе прочей
и печатную бумагу38. Итак, отличительными чертами развития
писчебумажного производства в Вятской губернии были: 1) дворянская инициатива довольно рано уступила ведущую роль в отрасли купеческому капиталу, 2) технический переворот здесь несколько запоздал, совершившись только в 1850 – 60-х гг., 3) еще
в ХVIII в., а может быть, и позднее имела место ориентация
предприятий на восточные рынки с целью сбыта продукции.
Примечания
1
Яцунский В.К. Крупная промышленность России в 1790 – 1860 гг.
// Очерки экономической истории России первой половины ХIХ в. / Под
ред М.К. Рожковой. М., 1959. С. 121,151; Бурнашев В. Очерк истории мануфактур в России. СПб., 1833. С. 16-18.
2
Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 18.
Оп. 2. Д. 2. Л. 24 – 24 об.
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
3
Указатель фабрик и заводов Европейской России с царством Польским и великим княжеством Финляндским / Сост. П.А. Орлов. СПб., 1881.
С. 128.
4
Нифонтов А.С. Крупная промышленность России на рубеже 50 –
60-х годов ХIХ века // История СССР. 1981. № 3. С. 71.
5
РГИА. Ф. 18. Оп. 2. Д. 1719. Л. 10 об.
6
Там же. Д. 1180. Л. 1.
7
Нифонтов А.С. Фабрично-заводская промышленность в предреформенной России // История СССР. 1983. № 1. С. 29-32.
8
Малкин И.Т. История бумаги. М., 1940. С. 104.
9
ЖМиТ. 1852. № 2-3. С. 403.
10
Обзор различных отраслей мануфактурной промышленности России. СПб., 1865. Т. 3. С. 142.
11
Памятная книжка Вятской губернии на 1857 год. С. 230; Календарь
Вятской губернии на 1880 год. С. 170; Указатель фабрик и заводов… СПб.,
1887. С. 93.
12
Участкина З.В. Развитие бумажного производства в России. М.
1972. С. 108.
13
ЖМиТ. 1830. № 3. С. 125-130; РГИА. Ф. 18. Оп. 2. Д. 63. Л. 433, 444445; Д. 292. Л. 626-630.
14
Обзор различных отраслей… Т. 3. С. 141.
15
Участкина З.В. Указ. соч. С. 108.
16
Указатель фабрик и заводов… СПб., 1881. С. 128-129; Календарь
Вятской губернии на 1880 год. С. 170.
17
Указатель фабрик и заводов… СПб., 1894. С. 115.
18
Рындзюнский П.Г. Утверждение капитализма в России. 1850 –
1880 гг. М., 1978. С. 27-28.
19
РГАДА. Ф. 277. Оп. 2. Д. 1880. Л. 242 об.; Д. 1883. Л. 84 об.; Оп. 3.
Д. 218. Л. 30; Д. 483. Л. 6.
20
РГИА. Ф. 18. Оп. 2. Д. 1153. Л. 26.; Д. 1615. Л. 15-16.
21
РГАДА. Ф. 277. Оп. 2. Д. 1883. Л. 84 об.; Оп. 3. Д. 218. Л. 30.
22
Там же. Оп. 3. Д. 319. Л. 7 об.; ЖМиТ. 1830. № 3. С. 126.
23
РГИА. Ф. 18. Оп. 2. Д. 87. Л. 49.
24
ЖМиТ. 1830. № 3. С. 123.
25
РГИА. Ф. 18. Оп. 2. Д. 63. Л. 409, 438; Д. 87. Л. 68; Д. 292. Л. 585,
626; ЖМиТ. 1830. № 3. С. 130.
26
Семевский В.И. Крестьяне в царствование императрицы
Екатерины II. СПб., 1903. Т. 1. С. 79; РГИА. Ф. 18. Оп. 2. Д. 63. Л. 409, 433.
27
Календарь Вятской губернии на 1880 год. С. 170.
28
РГИА. Ф. 18. Оп. 2. Д. 1770. Л. 228, 360.
29
Календарь Вятской губернии на 1880 год. С. 170.
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
30
Любомиров П.Г. Очерки по истории русской промышленности
ХVII, ХVIII и начала ХIХ вв. Б/м., 1947. С. 152.
31
Участкина З.В. Указ. соч. С. 108.
32
РГИА. Ф. 18. Оп. 2. Д. 63. Л. 444; Д. 292. Л. 628; ЖМиТ. 1830. № 3.
С. 125; Памятная книжка Вятской губернии на 1857 год. С. 226.
33
РГИА. Ф. 18. Оп. 2. Д. 63. Л. 409, 433; Д. 116. Л. 867, 921; ЖМиТ.
1830. № 3. С. 130; Список фабрикантам и заводчикам… Ч. 1. С. 57; Памятная книжка Вятской губернии на 1857 год. С. 228.
34
РГИА. Ф. 18. Оп. 2. Д. 109. Л. 2-8, 15.
35
Военно-статистической обозрение… Вятская губерния. С. 77-83.
36
Памятная книжка Вятской губернии на 1857 год. С. 226-230.
37
Календарь Вятской губернии на 1880 год. С. 170.
38
Указатель фабрик и заводов… СПб., 1881. С. 128-129.
В.М. Марасанова
Губернские органы управления
Верхнего Поволжья
в первой половине XIX в.
В эволюции российской государственности первая половина
XIX в. занимала особое место. Экономическая ситуация, нарастание социальных противоречий в крепостной деревне и особенности общественно-политического развития усложняли задачи
государственного управления на местах, вынуждали бюрократический аппарат приспосабливаться к новым условиям. Реформы
начала XIX в. коснулись, прежде всего, центральных органов
управления. Манифестом 8 сентября 1802 г. в России учреждалось «Министерство, разделенное на восемь отделений»1. Во главе каждого отделения был поставлен министр, и сами отделения
после их создания стали официально именоваться министерствами. Учреждение министерств сужало компетенцию Сената и
уменьшало его значение для губернских учреждений2.
Проблемами местного управления по роду своей деятельности занималось МВД. В сфере компетенции министерства находились сословные дела, проблемы городского строительства, вопросы медицинской помощи населению, дела иностранных вероисповеданий (с 1832 г.) и статистическая часть (с 1834 г.). В
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
1819 г. было упразднено Министерство полиции, и его аппарат
вошел в МВД3. В 1837 г. МВД передало Министерству государственных имуществ дела о попечении над иностранными выходцами, о переселении евреев и ссыльных, дела по поощрению
сельского хозяйства.
С середины 1840-х гг. монархия уже не проявляла даже слабых попыток реформаторской деятельности. Многие распорядительные и даже исполнительные функции сосредоточили высшие
и центральные учреждения. Их чрезмерный контроль за деятельностью местных органов вызвал потоки бумаг. В циркуляре комитета о сокращении переписки от 14 мая 1856 г., присланном в
Костромское губернское правление, говорилось: «Умножение
переписки не столько принадлежит основаниям нашего делопроизводства или причинам случайным, сколько происходит от
ошибочного направления служебных занятий мест и лиц, особенно в низших инстанциях»4. МВД занималось даже столь мелким вопросом, как внешний вид любых объявлений. В частности,
5 марта 1849 г. появилось предписание министра внутренних дел
«о воспрещении печатать украшения на объявлениях»5.
Каждое губернское учреждение регулярно получало многочисленные приказы высших и центральных учреждений6. Все
меры по сокращению переписки оставались безрезультатными,
хотя и довольно регулярными. К примеру, в 1838 г. костромской
губернатор Н.И. Жуков издал распоряжение о скорейшем рассмотрении казенных дел в губернии7. В результате число дел в
губернских учреждениях стало несколько меньше. В 1827 г. по
стране в губернских присутственных местах числилось
3 162 292 дела, а в 1834 г. – 870 952, однако переписка все равно
считалась обременительной8. Местные учреждения разных губерний вели постоянную переписку друг с другом по разным вопросам, как, например, о скорейшем исполнении запросов, о взыскании по векселям, о розыске беглых крестьян и т.д.9
Значительный вклад в сокращение переписки внесло создание новых органов периодической печати. С 1830 г. начали выходить «Журнал Министерства внутренних дел» и «Губернские
ведомости». «Журнал МВД» публиковал распоряжения министерства, статистические сведения, всеподданейшие отчеты ми26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
нистров, а с 1834 г. – еще и выписки из отчетов губернаторов10.
10 июня 1856 г. костромскому губернатору А.Ф. Войцеху был
направлен циркуляр министра внутренних дел С.С. Ланского, в
котором отмечалась важность «Журнала МВД» для местных правительственных учреждений. Министр подчеркнул, что журнал
заменяет сами циркуляры, и опубликованные в нем распоряжения министерства так же обязательны к исполнению, как и рассылаемые по губерниям11.
Несмотря на все усилия, объем делопроизводства и переписки в губернских учреждениях оставался весьма значительным12.
В 1840 – 1850-е гг. «Тверские губернские ведомости» ежемесячно публиковали ведомости о ходе дел в уездных присутственных
местах. Данные публикации свидетельствовали о том, что все
усилия по скорейшему решению дел не давали желаемых результатов в силу медленной работы учреждений, а также в связи с
новыми поступлениями дел и бумаг в присутственные места13.
Ежегодно из каждой губернии в МВД отправлялось от 150 до
174 ведомостей. Однако, к примеру, «Ярославские губернские
ведомости» отмечали, что из требовавшихся «на высшую поверку в Департамент Полиции Исполнительной, согласно указу
18-го Июля 1844-го года и Циркуляра Министерства Внутренних
Дел от 25-го Августа того ж года, за время с 1837-го по 1844-й
год по Ярославской губернии» 26 отчетов были представлены
только 2314. За год губернатор подписывал 100 тыс. документов,
т.е. по 270 входящих и исходящих бумаг ежедневно. Естественно, каждую бумагу внимательно изучить он не успевал, и часть
документов подписывал не читая.
Утрата государственных документов была одним из наиболее серьезных проступков чиновников. В 1845 г. Ярославское губернское правление напоминало «подведомственным ему местам
и лицам, чтобы они исполняли во всей точности предписанные в
законе правила относительно хранения и отправления дел, под
опасением, в случае утраты, ответственности по всей строгости
закона»15. Владимирское губернское правление 4 июля 1802 г. по
сообщению Ярославского губернского правления заслушивало
вопрос об изъятии фальшивого паспорта на имя отставного прапорщика И. Глатнова16. В 1801 г. губернский прокурор Брант на27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
правил в Ярославское губернское правление распоряжение о том,
чтобы городская полиция высылала к нему всех замеченных в
городе иностранцев для проверки паспортов17.
Важным событием в деятельности местных учреждений были личные посещения губерний Верхнего Поволжья императорами, представителями царской семьи и высшими государственными чиновниками. Такие посещения зачастую носили характер
ревизий и заметно стимулировали деятельность губернских учреждений. Александр I побывал в Твери в 1816, 1820 и 1823 гг.18
Костромскую губернию в первой половине века пять раз посещали особы царствующего дома19. Владимир император Александр I посетил 13 августа 1820 г. В 1834 и 1836 г. во Владимире
побывал Николай I, а в 1837 г. – цесаревич Александр с поэтом
В.А. Жуковским20. В Ярославской губернии побывали императоры Александр I (1823), Николай I (1831, 1834, 1848) и другие
представители правящей династии21.
Весьма строго подходили к проверкам деятельности местных учреждений министры и сенаторы во время ревизий. Сенаторы проверяли канцелярское делопроизводство губернских и
уездных присутственных мест; осматривали школы, больницы,
тюрьмы; принимали жалобы от населения. В 1820 г. к обязанностям ревизующих губернии сенаторов было добавлено также
взимание недоимок. В 1810 г. сенатор П.А. Обресков ревизовал
Владимирскую, Нижегородскую и Казанскую губернии. По
просьбе местного дворянства, недовольного злоупотреблениями губернатора Н.Ф. Пасынкова, в 1815 г. ревизия сенатора
А.В. Алябьева проверяла Костромскую губернию. В следующем году сенатор Ф.П. Ключарев ревизовал Тверскую губернию, в 1818 г. сенатор Д.Б. Мертваго – Владимирскую. При
Николае I по верхневолжскому региону прошло две ревизии в
Костромской губернии: ревизии сенатора Е.А. Дурасова (1827)
и князя И.А. Лобанова-Ростовского (1844)22. Таким образом, из
четырех верхневолжских губерний сенаторские ревизии не
проводились только в Ярославской.
Первая половина XIX в. не внесла существенных перемен в
устройство империи. В некоторых губерниях перешли от «павловского» к «екатерининскому» разделению на уезды. По докла28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
ду Сената 24 мая 1803 г. были восстановлены 3 из 4 упраздненных при Павле I уездов Владимирской губернии – Александровский, Ковровский и Судогодский. Город Киржач остался безуездным в составе Покровского уезда23. К середине столетия во
Владимирской губернии числились 13 уездных городов, заштатный город Киржач и 6,6 тыс. других населенных мест. В 1829 г.
Министерство финансов утвердило казенные волости на территории этой губернии. 22 июня 1848 г. к г. Вязники была приписана слобода Ярополч, а 9 декабря 1853 г. в Шуйском уезде был
учрежден Вознесенский посад на казенных землях.
В Тверской губернии в 1803 г. были восстановлены Весьегонский и Калязинский уезды. В составе Весьегонского уезда находился заштатный город Красный Холм, имевший в екатерининскую эпоху свой уезд24. В Костромской губернии в 1802 г.
был восстановлен Буйский уезд. Однако города губернии Плес,
Лух и Кадый не получили вновь статуса уездных центров25. В
Костромской губернии было 12 уездов и 4 заштатных города,
включая Судиславль. Таким образом, из четырех верхневолжских губерний только Ярославская не изменила в начале
XIX столетия своего уездного деления. Количество уездов в
верхневолжских губерниях больше не изменялось до 1917 г.
В 1809 – 1812 гг. должность генерал-губернатора Новгородского, Тверского и Ярославского была введена для родственника
Александра I принца Г.П. Ольденбургского26. Как центральное учреждение для трех губерний Г.П. Ольденбургским была учреждена
канцелярия генерал-губернатора, которая подразделялась на три
отделения – уголовное, гражданское и полицейское. В 1809 г. в
Твери был создан Комитет «для подробного рассмотрения и соображения способов к благоустройству» города, подобные комитеты
появились в Ярославле и Новгороде. Указ Александра I от
29 января 1810 г. закрепил «по представлению генерал-губернатора Новгородского, Тверского и Ярославского, Его Императорского Высочества Принца Георгия Гольстейн-Ольденбургского…,
чтобы дела, кои от Его Высочества вносятся в Сенат, для исполнения обращаемы были не в Палаты, а к Его Высочеству»27.
Главой местной администрации являлся губернатор. После
создания министерств губернаторы были подчинены МВД. Во
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
главе многих губерний при Николае I были поставлены военные
губернаторы. В 1803 г. из 48 губерний и областей гражданское
управление имели 25, а в 1850 г. из 53 губерний и областей –
лишь 12. Так, в Ярославской губернии должность военного губернатора была установлена во время посещения Николая I в
1834 г. для К.М. Полторацкого. В Архангельской губернии было
два губернатора: военный губернатор, начальник порта и управляющий гражданской частью вице-адмирал Р.П. Бойль и гражданский губернатор В.Ф. Фрибес28.
Губернатор назначался императором и лично ему подчинялся. Надзор за губернаторами шел по линии Сената и МВД. Губернаторы осуществляли надзор за местными органами всех ведомств, хотя непосредственно губернатор не председательствовал в таких губернских учреждениях, как казенная палата, палата
государственных имуществ, палата уголовных дел и палата гражданских дел. К примеру, в середине XIX в. костромской губернатор И.В. Каменский являлся председателем губернского правления, приказа общественного призрения, комиссии народного
продовольствия, строительной и дорожной комиссии, оспенного
комитета, рекрутского комитета, комитета о земских повинностях, статистического комитета, попечительного комитета о
тюрьмах и губернского попечительства о детских приютах29.
Всего он руководил работой 10 учреждений.
Новые законоположения о правах и обязанностях губернаторов, губернских правлений и земских полиций появились в
1837 г. 3 июня 1837 г. был принят «Общий наказ гражданским
губернаторам». Согласно наказу, «гражданские губернаторы, как
непосредственные начальники вверенных им Высочайшею волею
губерний, суть первые в оных блюстители неприкосновенности
верховных прав самодержавия, польз государства и повсеместного точного исполнения законов, уставов, Высочайших повелений,
указов Правительствующего Сената и предписаний начальства»30. «Наказ» более точно определил взаимоотношения губернатора со всеми губернскими, уездными и городскими присутственными местами и с вышестоящими учреждениями.
Ближайшими помощниками губернаторов оставались вицегубернаторы. В 1842 г. появилось «Общее положение о правах и
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
обязанностях вице-губернатора». До 1845 г. вице-губернаторы
выполняли важные обязанности председателя Казенной палаты.
Они вступали в управление губернией на период отсутствия «начальников губерний» в связи со служебными командировками,
отпусками или болезнью. К примеру, неоднократно исполняли
обязанности начальника Ярославской губернии вице-губернаторы Я.И. Ипатович-Горанский, И.Ф. Гежелинский, И.К. Трусевич31. «Тверские губернские ведомости» сообщали, что за один
1844 г. вице-губернатор И.И. Лажечников на протяжении трех
месяцев руководил жизнью губернии в период отсутствия губернатора А.П. Бакунина32.
Главными губернскими учреждениями с последней четверти
XVIII в. оставались губернское правление, казенная палата, приказ общественного призрения и управа благочиния. Каждое губернское правление первоначально являлось коллегиальным учреждением под председательством губернатора. Компетенция
губернских правлений во многом была аналогична губернаторской. Они отвечали за обнародование в губернии законов и осуществляли контроль за их исполнением, контролировали развитие местного сельского хозяйства, промышленности, здравоохранения и т.д. Губернское правление состояло из общего присутствия и канцелярии. Кроме того, к нему относились казначей
с помощником, типография, архив и губернский землемер с чертежной.
Аппарат канцелярии правления делился на четыре отделения. Эти отделения возглавляли вице-губернатор и три советника
по типу структуры департаментов в министерстве. Первое отделение канцелярии заведовало обнародованием законов, наблюдением за исполнением распоряжений губернатора и правления, газетой «Губернские ведомости». В нем находились дела по штатам канцелярских мест, по службе чиновников, по рекрутским
наборам, а также ведомости о фабриках и заводах и переписка с
вышестоящими учреждениями. Губернское правление могло выносить поощрения и порицания чиновникам губернии. К примеру, 4 января 1846 г. Тверское губернское правление разбирало
дело «о бездеятельности Весьегонского Городничего по службе
Никольского»33. Через второе отделение губернатор осуществлял
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
руководство полицией и внутренней стражей, в нем откладывались дела об арестантах, недоимках, раскольниках, а также переписка с другими губерниями. Через третье отделение осуществлялась связь администрации с местными судами, в нем сохранялись уголовные дела и дела о ревизиях. На четвертом отделении
лежала связь с финансово-хозяйственными органами.
Новые штаты губерний Верхнего Поволжья начала XIX в.
существенно не изменились по сравнению со штатами конца
1790-х гг. К примеру, в новый штат Ярославской губернии
28 июня 1802 г. были введены чины врачебной управы и уездные
медицинские чины в соответствии с положением 1797 г., не отраженным в прежнем штате. В штате была зафиксирована учрежденная в 1800 г. должность секретаря при губернаторе с жалованьем 350 руб. в год. В таком же размере назначалось жалованье
секретарю губернского правления. В составе земского суда были
введены должности двух заседателей от государственных крестьян с жалованьем по 60 руб. в год каждому. Жалованье губернского землемера и губернского архитектора было увеличено на
100 руб. в год каждому34.
17 октября 1817 г. «Высочайше утвержденным мнением Государственного Совета» было увеличено содержание служащим
в штате губерний медицинским чиновникам и повивальным бабкам. С 1819 г. установлено жалованье губернатора 3 тыс. руб. и
столько же столовых. С 1820 г. для губернатора вводились «прогоны» на всякую поездку по губернии по служебным делам.
14 ноября 1824 г. в состав губернских правлений были введены
третий советник и асессор, и добавлено на содержание канцелярских служащих 2 169 руб. 65 коп. в год. Сенатским указом от
31 мая 1827 г. каждому гражданскому губернатору было разрешено иметь при себе двух чиновников особых поручений. В
1829 г. были учреждены новые должности секретарей в Костромском и Ярославском губернских правлениях35.
В 1835 г. были пересмотрены расходы, выделяемые на содержание губернских правлений и их канцелярий36. Из губернских правлений Верхнего Поволжья к первому разряду были отнесены Владимирская и Тверская губернии. В губерниях данного
разряда было 10 и более уездов, а численность жителей превы32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
шала миллион человек. В каждом губернском правлении первого
разряда полагалось три советника, два секретаря, десять столоначальников, десять их помощников, экзекутор и казначей, его помощник, регистратор и его помощник, протоколист, переводчик,
архивариус и его помощник, десять писцов высшего оклада, десять – среднего и двенадцать – низшего. На канцелярские расходы, отопление, освещение, наем вахмистра, сторожей и ремонт
мебели оба губернских правления получали по 7 550 руб., а на
типографию – по 5 тыс. руб. Всего в губернских правлениях Владимирской и Тверской губерний были назначены по 65 чиновников. Губернские правления Костромской и Ярославской губерний
были отнесены ко второму разряду (численность жителей в губерниях этого разряда от 500 тыс. до миллиона, а число уездов не
меньше 10). Соответственно в них было несколько меньше чиновников: не 65, а 61. Сумма канцелярских расходов и средств на
содержание здания губернского правления устанавливалась в
размере 6 250 руб., а расходы на типографию – в размере
4 тыс. руб.
Штаты губернских правлений в дальнейшем пересматривались в сторону увеличения численности чиновников и их окладов. 29 мая 1836 г. для губернских учреждений МВД были введены «нормальные штаты»37. По штату 1836 г. на содержание
Ярославского губернского правления была ассигнована 41 тыс.
руб., а на содержание канцелярии губернатора – 12 тыс. руб. По
штатам 1837 г. во Владимирской и Тверской губерниях предусматривалось уже 69 чиновников, а в Костромской и Ярославской губерния – 65. В частности, в 1857 г. в составе Костромского губернского правления числились 139 чиновников, из них
классные должности занимали 44 человека, остальные 95 человек
были канцелярскими служащими. За год губернское правление
рассмотрело 2 920 дел и 49,8 тыс. бумаг, т.е. в среднем на одного
чиновника пришлось 21 дело и 305 бумаг. Стоимость годового
содержания этого учреждения составляла 26 086 руб. 47 коп.38
В первой половине XIX столетия самостоятельная роль губернских правлений уменьшалась, они все более превращались
во вспомогательные учреждения при губернаторе. Эти тенденции
были окончательно закреплены в «Наказе губернаторам». Теперь
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
решения принимались на заседаниях губернского правления не
коллегиально, а по усмотрению губернатора как «начальника»
губернии, кроме судебной части, где, как и ранее, требовалось
большинство голосов.
2 января 1845 г. было издано новое положение о губернских
правлениях. Согласно этому положению губернское правление
делилось на три отделения и три стола: ревизионный, казначейский, газетный. Первое отделение следило за соблюдением законов и деятельностью полиции, второе – наблюдало за судопроизводством, а третье ведало проблемами благоустройства, выполнения различных повинностей, следило за проживающими в пределах губернии военными. По мере роста значения губернаторов
в системе местного управления вместо принципа коллегиальности в деятельности губернских правлений все большую роль играл единоличный принцип.
Губернаторы постоянно следили за деятельностью губернских правлений и указывали им на замеченные недостатки. К
примеру, тверской губернатор А.П. Бакунин отмечал, что «с учреждения ревизионного стола при 1-м отделении Губернского
Правления меры побуждения к деятельности хотя усилились, но
они будут безуспешны, если не сделать известным всем, до кого
они касаются, к чему ведет невнимание присутственных мест к
делаемым им напоминаниям»39. В распоряжении губернатора
указывалось, что чиновник, не выполняющий напоминания начальства, будет получать выговоры, а после получения шестого
выговора его ждет отстранение от должности.
До конца XVIII в. при губернаторах не было специальных
канцелярий, и делопроизводство вели канцеляристы губернских
правлений. С 1802 г. повсеместно учреждались канцелярии губернаторов, в составе которых первоначально были правитель и
секретарь. В первой половине XIX в. значение канцелярий губернатора постоянно росло. Они вели переписку по делам о печати, о рекрутских наборах, о выдаче заграничных паспортов и
подорожных, об утверждении судебных приговоров и результатов торгов казенным имуществом.
Состав канцелярии губернатора расширялся, в нем числились правитель, секретарь, помощник правителя, письмоводите34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
ли, старший и младший чиновники особых поручений. При канцелярии могло быть несколько внештатных кандидатов по выбору губернатора. Численность чиновников в составе канцелярии
росла пропорционально усложнению ее функций. Например,
канцелярия костромского губернатора с 1828 г. была разделена
на столы по роду решаемых дел, но в ней не было столоначальников и специального разделения канцелярских служащих по
столам. Три стола не были четко разделены, а четвертый стол работал с просьбами о выдаче «свидетельств о политической благонадежности, поведении и нравственных качествах»40.
В 1848 г. в канцелярии владимирского губернатора числились 11 классных чиновников при одной вакансии младшего чиновника особых поручений, а также 20 канцеляристов. Всего в
двух главных административных учреждениях Владимирской губернии (губернском правлении и канцелярии губернатора) служили 79 чиновников. На тот же 1848 г. во Владимирской губернии числились 1 142 669 жителей. В канцелярии Ярославского
губернатора по штату 2 января 1845 г. также служили 11 классных чиновников: правитель, пять помощников, регистратор и четыре чиновника по особым поручениям.
На 1857 г. в составе канцелярии костромского губернатора
числились 25 человек: правитель канцелярии, два старших и два
младших помощника, регистратор, три старших и три младших
чиновника особых поручений (всего 12 классных чиновников) и
13 писцов. Как и в канцелярии владимирского губернатора,
классные должности занимали 12 человек. За год канцелярия костромского губернатора решила 912 дел и рассмотрела
10 752 бумаги. Таким образом, в среднем один чиновник за год
должен был изучить и решить 49 дел и рассмотреть 566 бумаг.
На содержание канцелярии костромского губернатора в год отпускались 5 957 руб. 43 коп. В середине XIX столетия в Костромском губернском правлении и канцелярии губернатора с учетом канцеляристов числились 164 человека, из них на классных
должностях находились 56 человек. Всего на 1857 г. в Костромской губернии проживали 1 065 577 человек.
Крымская война 1853 – 1856 гг. показала недостатки не
только военного, но и гражданского устройства страны. Вопрос о
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
неотложных реформах был поставлен всем ходом исторического
развития страны. В то же время, как отмечал М.Е. СалтыковЩедрин, приближение реформ вызывало чувство, что «валится
целый порядок явлений, валится целая жизнь». Великий сатирик
передал чувства губернского начальства по поводу грядущих перемен: «До сведения губернатора доходит, что в губерниях будут
заведены новые какие-то учреждения, совсем будто бы независимые… "Как же я теперича повелевать буду?" – вопрошает он
сам себя»41.
В целом в первой половине XIX в. наблюдалось увеличение
количества государственных учреждений всех уровней – высших, центральных, местных, а также усложнение их функций.
Местное управление с 1802 г. перешло под руководство Министерства внутренних дел. МВД сосредоточило наряду с вопросами управления и охраны общественного порядка контроль за сословными учреждениями и органами благотворительности, а
также за всем развитием народного хозяйства и продовольственного дела в стране. Личный контроль монарха и сенаторские ревизии были одними из существенных методов контроля за деятельностью губернской администрации.
На губернском уровне в основном сохранилась система административных учреждений, созданная реформами Екатерины II. Главой местной администрации являлся губернатор, который выполнял свои функции с помощью губернских и уездных
учреждений. В сферу компетенции российских губернаторов
входили практические задачи по контролю за исполнением законов и охраной общественного спокойствия. «Наказ гражданским
губернаторам» 1837 г. изменил порядок взаимоотношений губернатора и губернского правления. Теперь губернатор утверждал все постановления этого учреждения, кроме судебных вопросов, решения по которым по-прежнему принимались большинством голосов. Вторая четверть XIX в. стала периодом усиления власти губернаторов. Однако данный курс проводился одновременно с централизацией системы управления, и по многим
вопросам губернатор и все губернские учреждения должны были
испрашивать мнения министерства, что вызывало значительный
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
объем делопроизводства и не всегда способствовало успешному
и быстрому решению дел.
В регионе, как и по всей стране, отмечался рост значения
канцелярий губернаторов. Канцелярии губернаторов работали
более оперативно, чем губернские правления, и быстрее рассматривали дела. Основными средствами, которые применялись в
Верхнем Поволжье в первой половине XIX столетия для повышения эффективности работы губернских учреждений, были организационные перестройки губернских учреждений, меры по
упрощению делопроизводства, а также повышение окладов местных чиновников.
Примечания
1
См.: Министерство внутренних дел: Исторический очерк. СПб.,
1902. С. 1 – 2.
2
См.: История Правительствующего Сената за двести лет. 1711 –
1911 гг.: В 5 т. СПб., 1911. Т. 3. С. 507.
3
См.: Органы и войска МВД России: Краткий исторический очерк.
М., 1996. С. 16 – 21; и др.
4
См.: Государственный архив Костромской области (ГАКО). Ф. 134.
Оп. 7. Д. 15. Л. 1.
5
См.: Государственный архив Владимирской области (ГАВО). Ф. 14.
Оп. 1. Д. 105. Л. 1 – 3.
6
См.: ГАКО. Ф. 133. Оп. 2. Д. 139; ГАВО. Ф. 40. Оп. 1. Д. 1810,
Л. 197; Д. 1811. Л. 141, 304, 329, 330; Д. 1817. Л. 146; и др.
7
См.: Костромские губернские ведомости. 1838. Офиц. часть. 8 окт.
№ 39.
8
См.: Варадинов Н. История Министерства внутренних дел: В 3 ч.
СПб., 1858–1862. Ч. 3. Кн. 1. С. 51.
9
См.: ГАКО. Ф. 133. Оп. 2. Д. 1317. Л. 1–5; Д. 1334. Л. 1–3; ГАВО.
Ф. 14. Оп. 5. Д. 13, 150; Ф. 40. Оп. 1. Д. 1810. Л. 11; Д. 1811. Л. 303; и др.
10
См.: Указатель материалов по Ярославской губернии, помещенных
в Журнале МВД с 1829 по 1861 год // Ярославский календарь на 1890 г.
Ярославль, 1889. С. 1 – 26.
11
См.: ГАКО. Ф. 134. Оп. 7. Д. 15. Л. 4.
12
См.: Ярославские губернские ведомости. 1845. Офиц. часть. 18 мая.
№ 20; 13 июля. № 28; и др.
13
См.: Тверские губернские ведомости. 1844. Офиц. часть. 19 февр.
№ 8; и др.
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
14
Ярославские губернские ведомости. 1845. Офиц. часть. 27 июля.
№ 30.
15
Там же. 28 сент. № 39.
См.: ГАВО. Ф. 40. Оп. 1. Д. 1810. Л. 11.
17
См.: Распоряжение о паспортах иностранцев в Ярославле 1801 г.
// Русская старина. СПб., 1877. Т. 20. С. 222.
18
См.: Летопись о событиях в городе Твери тверского купца Михаила
Тюльпина. 1762 – 1823 гг. Тверь, 1902. С. 26; Николай Михайлович, великий князь. Император Александр I. Опыт исторического исследования.
2-е изд. Пг., 1914. С. 735.
19
См.: Ранг М.М. Александр I в Костромской губернии. 1824 г. // Русская старина. СПб., 1872. Т. 6. С. 145; Навоев П.Е. Описание Костромской
губернии: Опыт родиноведения. Кострома, б. м. С. 31.
20
См.: Фролов Н.В., Фролова Э.В. Владимирские наместники и губернаторы. Ковров, 1998. С. 53, 58.
21
См.: Марасанова В.М., Федюк Г.П. Ярославские губернаторы.
1777 – 1917 гг.: Историко-биографические очерки. Ярославль, 1998. С. 156,
182 – 183, 186 – 187, 207.
22
См.: История Правительствующего Сената за двести лет. Т. 3.
С. 636, 637, 650.
23
См.: ПСЗ. I. Т. 27. № 20774.
24
См.: Тверская область: Энциклопедический справочник. Тверь,
1994.
25
См.: Материалы по географии и статистике России, собранные офицерами Генерального штаба. Костромская губерния / Сост. Я. Крживоблоцкий. Кострома, 1861. С. 529.
26
См.: ПСЗ. II. Т. 28. Отд. 2-ое. № 23595.
27
ПСЗ. I. Т. 31. № 24107.
28
См.: Зайончковский П.А. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в. М., 1978. С. 150.
29
См.: Материалы по географии и статистике России, собранные офицерами Генерального штаба. Костромская губерния. С. 530.
30
См.: ПСЗ. II. Т.12. Отд. 1-ое. № 10303.
31
См.: «Дабы доходы в целости сохранены были...». 225 лет финансовым органам Ярославской области (1777 – 2002 гг.): Краткий исторический
обзор по материалам ГАЯО. Ярославль, 2002. С. 58 – 59.
32
См.: Тверские губернские ведомости. 1844. Офиц. часть. 4, 25 марта.
№ 10, 13; 29 июля. № 31; 30 сент. № 40.
33
Государственный архив Тверской области (ГАТО). Ф. 466. Оп. 1.
Д. 6198. Л. 1–2.
34
См.: ПСЗ. I. Т. 27. № 20302.
16
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
35
См.: ПСЗ. I. Т. 39. № 30116; Т. 34. №. 27098; Т. 36. № 27887; Т. 37.
№ 28487; ПСЗ. II. Т. 2. № 1139; Министерство внутренних дел: Исторический очерк. С. 62.
36
См.: Варадинов Н. Указ. соч. Ч. 3. Кн. 2. С. 112–113.
37
См.: ПСЗ. II. Т. 11. Отд. 1-ое. № 9240; Т. 12. Отд. 1-ое. № 10304.
38
См.: Материалы по географии и статистике России, собранные офицерами Генерального штаба. Костромская губерния. С. 532.
39
Тверские губернские ведомости. 1844. Офиц. часть. 1 янв. № 1.
40
См.: Давыдова Г. Губернатор. Вся власть в его руках // Губернский
дом. Кострома, 1997. № 1. С. 17.
41
Салтыков М.Е. (Н. Щедрин). Наш губернский день // Салтыков М.Е.
(Н. Щедрин). Сочинения. Т. 2. СПб., 1889. С. 99, 101.
А.В. Борисова
Повседневная жизнь женщины-дворянки
в России в первой половине ХIХ в.
На современном этапе развития исторической науки большое
внимание уделяется изучению культуры, в том числе и «культуры быта». Еще со времени реформ Петра I все большее влияние
на развитие названной сферы оказывали женщины, формировался так называемый тип «женского культурного начала». Особого
расцвета он достиг к началу ХIХ в., когда эпоха романтизма
предложила иной взгляд на место и роль женщины в семье, обществе. В данной работе речь пойдет о женщине-дворянке.
Началом нового этапа жизни для каждой девушки становилось вступление в брак. Именно в семье женщина-дворянка могла реализовать себя как личность. В условиях патриархального
общества женщина представляла интерес для общества как дочь
или супруга, ее называли по должности или званию мужа – генеральша, статская советница и так далее.
При вступлении в брак женщина получала приданое, которое
родители могли и не выделять (если брак совершался против их
воли). Родители подписывали с женихом рядную грамоту. Помимо недвижимости и крепостных в эту грамоту записывалось
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
«множество шкафов и сундуков с разным тряпьем и хламом, которое под названием приданого истребляет целый капитал»1.
Согласно закону, имения жены оставались в ее собственности, она могла приобретать новые имения без согласия мужа, закладывать или продавать их. Об этом писала К. Вильмонт сестре:
«…каждая женщина имеет право на свое состояние независимо
от мужа, а он точно так же независим от своей жены. Следовательно, брак никоим образом не является объединением денежных интересов, и, если женщине, имеющей большое поместье,
случится выйти замуж за бедняка, она все равно считается богатой, в то время как муж может сесть в долговую тюрьму, так как
он не имеет права ни на один фартинг из ее состояния. Это придает любопытный оттенок разговорам русских матрон, которые,
на взгляд кроткой английской женщины, пользуются огромной
независимостью в этом деспотическом государстве»2.
Вступление в брак могло стать как началом долгой и счастливой совместной жизни, так и началом испытаний и лишений. В
зависимости от характеров супругов, разного рода обстоятельств
брак по воле родителей мог со временем стать и вполне благополучным:
…Рвалась и плакала сначала,
С супругом чуть не развелась;
Потом хозяйством занялась,
Привыкла и довольна стала.
Привычка свыше нам дана:
Замена счастию она3.
Традиционно после вступления в брак женщина переходила
под опеку мужа, он играл главную роль в семье. Даже закон устанавливал следующие обязанности супруги: повиноваться, любить, почитать, слушаться и угождать. Иногда эти требования
находили живой отклик и становились естественным чувством на
долгие годы. Так, сын декабриста С.Г. Волконского вспоминал о
своей
бабушке
(супруге
генерала
Н.Н. Раевского):
«... преданность мужу владеет всем ее существом; несмотря на
многочисленное свое семейство, она до последних дней своих
оставалась более супругой, нежели матерью»4.
40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
Воспитанием девушки был предусмотрен такой тип разделения обязанностей, когда муж занимался управлением имениями,
а жена вела хозяйство по дому. Могли сложиться и другие отношения, когда и домом, и большим хозяйством управляла жена. В
данном случае мы рассматриваем пример небогатых семей, проживавших в деревне. Именно они и составляли большинство в
изучаемый период. Характерный образ нарисовал поэт:
Она меж делом и досугом
Открыла тайну, как супругом
Самодержавно управлять,
И все тогда пошло на стать.
Она езжала по работам,
Солила на зиму грибы,
Вела расходы, брила лбы,
Ходила в баню по субботам,
Служанок била осердясь –
Все это мужа не спросясь...
…Но муж ее любил сердечно,
В ее затеи не входил,
Во всем ей веровал беспечно…
Другой пример подобного распределения обязанностей мы
находим в записках Ф.Ф. Вигеля: «Как домашним, так и деревенским хозяйством исключительно занималась княгиня … В ее власти находились все чада и домочадцы, слуги и крестьяне; однако
же муж не переставал быть господином, и хотя всем она управляла, всем повелевала, но он сохранял права генеральной инспекции и контроля; самый благоразумный образ правления в
доме»5.
Ведение хозяйства требовало значительных сил, при недостатке средств – бережливости, умения держать под контролем
все отрасли домашних дел, т.е. организовывать быт во всех его
проявлениях: «Первая (бабушка – А.Ф. Вульф. – А.Б.) держала
себя чрезвычайно важно, даже с детьми своими, несмотря на то,
что входила во все мелочи домашнего хозяйства. Так, например,
я помню, что в ее уборную вносили кувшины молока, и она сама
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
снимала с них сливки для всего огромного ее семейства. Пироги
всегда лепились при ней на большом столе в девичьей, огромной
комнате с тремя окнами. Тут пеклись хлебы к светлому празднику, и часто разбирался осетр в рост человека»6.
Такой же рачительной хозяйкой помнил свою мать С.Т. Аксаков: «Миндальное пирожное всегда приготовляла она сама, и
смотреть на это приготовление было одним из любимых моих
удовольствий… Мать, щегольски разодетая, по данному ей от меня знаку, выбегала из гостиной, надевала на себя высокий белый
фартук, снимала бережно ножичком чудное пирожное с железного
листа, каждую фигурку окропляла малиновым сиропом, красиво
накладывала на большое блюдо и возвращалась к гостям»7.
Много времени женщины проводили, занимаясь рукоделием.
Так, Е.А. Сабанеева вспоминала: «Гардеробная была большая
светлая комната с горшками герани, бальзаминов и жасмина по
окнам; с белыми занавесками; по стенам стоят большие шкафы, в
шкафах картонки, корзины, болваны для чепцов. Посреди комнаты большой круглый стол со всеми швейными принадлежностями: тут и подушечка с булавками, и старые бонбоньерки с разноцветным шелком, непременно тоже картинки мод и обрезки ситца, коленкора, шелковых материй, лент и кружев»8.
Помимо хозяйственных обязанностей, на женщине лежало и
воспитание детей. Отношения между матерью и детьми могли
складываться по-разному. В богатых домах обычно мать встречалась с ребенком только утром и вечером, интересовалась его
здоровьем, успехами в обучении. В небогатых семьях чаще всего
мать уделяла ребенку больше внимания, занимаясь его воспитанием и зачастую обучением сама. Определенный тип отношений
мы находим в рассказах о снах Обломова: «…увидев давно
умершую мать, и во сне затрепетал от радости, от жаркой любви
к ней… Мать осыпала его страстными поцелуями, потом осмотрела его жадными, заботливыми глазами, не мутны ли глазки,
спросила, не болит ли что-нибудь, расспросила няньку, покойно
ли спал, не просыпался ли ночью, не метался ли во сне, не было
ли у него жару? Потом взяла его за руку и подвела к образу»9.
Большое значение для нравственного воспитания девушки
имело влияние семьи, родителей. Так, в семье генерала Н.Н. Ра42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
евского воспитанием и образованием детей руководил сам отец.
Он стремился дать всестороннее образование не только сыновьям, но и дочерям. Мария Николаевна с ранних лет получила доступ к отцовской библиотеке (до 4 тысяч томов), по свидетельствам близких, не читала «пустых книг». Она превосходно знала
французский и английский языки, при этом не владела в совершенстве родным, русским языком. Вместе с тем, пример служения Отечеству, высокие нравственные идеалы, заложенные в семье, сформировали личность Марии Николаевны, ставшей образцом преданности и чести для многих поколений.
Обычно с рождения ребенком занималась крепостная нянюшка, затем – гувернантка. Образование девушек ограничивалось умением говорить на одном-двух иностранных языках, танцевать и держать себя в обществе. Кроме того, девушка считалась хорошо образованной, если умела рисовать, петь и играть на
каком-либо музыкальном инструменте. Юных барышень воспитывали так, чтобы в будущем они могли стать хорошими хозяйками и матерями, умели вести хозяйство, обладали хорошими
манерами. Обязательным элементом обучения были танцы.
В целях повышения качества домашнего образования в
1834 г. правительство издало «Положение о домашних наставниках и учителях». Так, лица, поступавшие в частные дома для воспитания детей, должны были иметь звание домашних наставников и учителей и быть известными со стороны нравственных качеств. При этом говорить об изменениях в женском образовании
на протяжении первой половины ХIХ в. не приходится.
Стремление выйти за рамки семейно-бытового круга могли
реализовать не многие женщины-дворянки. Для этого необходимо было обладать замечательными качествами, быть высокообразованными, и, кроме того, проживать в столицах и занимать определенное положение в обществе. Попытки общественной деятельности женщин-дворянок проявились в организации литературных салонов, значение которых для культурной жизни России
первой половины ХIХ в. велико.
Одним из известнейших в Петербурге был салон Карамзиных. Его хозяйками стали Екатерина Андреевна и Софья Николаевна (супруга и дочь Н.М. Карамзина). Вечера в этом доме бы43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
ли единственными, где не играли в карты и где говорили порусски. Постоянными посетителями салона были А.С. Пушкин,
В.А. Жуковский, А.И. Тургенев, П.А. Вяземский. «Создать такое
пространство, где каждый чувствовал бы себя наилучшим образом, – особое искусство хозяйки, и Софья Николаевна владела им
в высшей степени. Перед началом вечера она, как опытный генерал на поле сражения и как ученый стратег, располагала большие
красные кресла, а между ними легкие соломенные стулья, создавая уютные группы для собеседников; она умела устроить так,
что каждый из гостей совершенно естественно и как бы случайно
оказывался в той группе или рядом с тем соседом, которые лучше всего к ним подходили. У нее в этом отношении был совершенный организаторский гений»10. Современники отмечали, что
в этом салоне не обсуждали сплетни, здесь собирались для обмена мыслями: «Здесь всегда можно было узнать самые последние
политические новости, услышать интересное обсуждение вопроса дня или только что появившейся книги; отсюда люди уходили
освеженные, отдохнувшие и оживленные».
Самым известным в Москве был салон княгини Зинаиды
Александровны Волконской. Ее дом стал местом встреч литераторов, ученых, музыкантов. С.П. Шевырев писал: «Дом княгини
был изящным сборным местом всех замечательных и отборных
личностей современного общества. Тут соединялись представители большого света, сановники и красавицы, молодежь и возраст зрелый, люди умственного труда, профессора, писатели,
журналисты, поэты, художники. Все в этом доме носило отпечаток служения искусству и мысли. Бывали в нем чтения, концерты… представления итальянских опер. Посреди артистов и во
главе стояла сама хозяйка дома»11.
Особым умением и талантом женщин было умение организовать вечер так, чтобы всем собравшимся, независимо от возраста,
сферы деятельности, вкусов и пристрастий, было интересно,
комфортно; построить беседу так, чтобы она казалась «сплошной
импровизацией». «Женские» салоны стали тем проводником
идей, местом воспитания молодежи на лучших примерах научных и творческих достижений, которые значительно превзошли
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
официальные учреждения, призванные выполнять подобные
функции.
Повседневная жизнь женщин-дворянок в первой половине
ХIХ в. определялась существовавшими в обществе традициями,
нормами и правилами. Первой и главной задачей любой женщины считалось вступление в брак и рождение многочисленного
потомства. Именно этим задачам и было подчинено воспитание и
образование девушек. Результаты этого процесса могли значительно отличаться, что было обусловлено достатком семьи, местом проживания, культурным уровнем самих родителей и их
отношением к своим детям.
Основной сферой деятельности женщины оставались хозяйственные заботы, масштаб которых зависел от конкретных условий и обстоятельств. Проживание в провинции диктовало необходимость вникать в устройство быта не только своего дома, но и
зачастую руководить обширным хозяйством поместья. Постоянное пребывание в столицах открывало для женщины иные возможности, но реализовать их смогли не многие. Общественная
деятельность требовала не только желания, но и значительных
способностей. Одним из видов такой деятельности стало создание литературных салонов, в которых так нуждалось образованное общество.
Таким образом, повседневная жизнь женщины-дворянки
представляла собой достаточно многообразное явление, позволявшее демонстрировать различные грани личности.
Примечания
1
Цит. по: Соллогуб В.А. Тарантас // Соллогуб В.А. Тарантас: Избранные произведения. Киев, 1989. С. 235.
2
Цит. по: Письма сестер Вильмонт из России // Записки княгини Дашковой. Письма сестер Вильмонт из России / Под ред. С.С. Дмитриева. М.,
1991. С. 370 – 371.
3
Пушкин А.С. Евгений Онегин // Пушкин А.С. Избранные произведения. М., 1970. С. 40.
4
Цит. по: Филин М. Мария Волконская. «Утаенная любовь» Пушкина.
М., 2006. С. 28.
5
Вигель Ф.Ф. Записки. М., 1891. Ч. 1. С. 36.
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
6
Керн А.П. Из воспоминаний о моем детстве // Керн А.П. Воспоминания. Дневники. Переписка / Сост., вступ. ст. и прим. А.М. Гордина. М.,
1989. С. 107.
7
Цит. по: Марченко Н. Быт и нравы пушкинского времени. СПб.,
2005. С. 242.
8
Цит. по: Там же. С. 100.
9
Гончаров И.А. Обломов. Л., 1978. С. 112.
10
Свидетельство А.Ф. Тютчевой // Ю.С. Рябцев. Хрестоматия по истории русской культуры. Художественная жизнь и быт ХVIII – ХIХ вв. М.,
1998. С. 491.
11
Цит. по: Файнштейн М.Ш. Писательницы пушкинской поры (Историко-литературные очерки). М., 1989. С. 69.
Н.М. Александров
Участие крестьянской молодежи
в отхожих промыслах в пореформенной России
(по материалам Костромской губернии)
«А вчерась мне была выволочка.
Хозяин выволок меня за волосья на
двор и отчесал шпандырем за то, что
я качал ихнего ребятенка в люльке и
по нечаянности заснул. А на неделе
хозяйка велела мне почистить селедку, а я начал с хвоста, а она взяла селедку и ейной мордой начала меня в
харю тыкать».
А.П. Чехов «Ванька»
Отмена крепостного права способствовала усилению трудовой миграции в России. Масса крестьян в поисках работы постоянно перемещалась по стране. Крестьянам приходилось выполнять как знакомые им с детства сельскохозяйственные работы,
так и осваивать новые специальности. Благодаря быстро развивавшейся промышленности и торговле, росту городов стране все
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
больше и больше требовались фабричные и строительные рабочие, прислуга и т.д. Если отход на сельскохозяйственные работы,
как правило, не сильно изменял жизненный уклад крестьянина,
то отход, связанный с работой в городе, приводил к серьезным
изменениям в крестьянской жизни. В начале своего пребывания в
городе, особенно если это были столица или крупный губернский
центр, крестьянин чувствовал себя как человек, оказавшийся на
другой планете.
И.А. Бунин в рассказе «На чужой стороне» так описал эмоциональное состояние крестьян, которые из-за неурожая отправились в отхожие промыслы: «Они чувствовали себя где-то
страшно далеко от родных мест, среди чужих людей, под чужим
небом. Первый раз в жизни им пришлось двинуться на "низы", на
дальние заработки. Они всего боялись и даже перед носильщиками неловко и торопливо сдергивали свои растрепанные шапки»1.
Проводы на чужбину, где ждала неизвестность, были событием в жизни крестьянской семьи. Часто путь от родной деревни
до места работы был длительным. Так, крестьяне из северозападных селений Костромской губернии, прежде чем сесть в поезд, следовавший до Петербурга, в течение трех дней добирались
на лодках до губернского центра. Вот как описывал современник
проводы крестьян Солигаличского уезда Костромской губернии,
отправлявшихся в Петербург на заработки в мае 1888 г.: «В шестом часу подъехали три лодки, и началась суматоха: укладывание
вещей и усаживание уезжающих и некоторых провожатых. Продолжалось это добрых полчаса: дно у всех лодок было завалено
вещами и пассажиры едва ютились на узеньких скамьях. Прощались наскоро, в некоторых местах слышался сдержанный плач…
Все уселись. Рулевой снял шапку и перекрестился, тоже сделали
и все сидящие в лодках и провожатые. "Отваливай", – раздалась
громкая команда рулевого; перекрикивание между уезжающими
и провожатыми на берегу смолкло, и лодка медленно закачалась
от ударов весел. Громко зарыдала какая-то старуха, за ней другая, третья … точно электрическая искра передалась всей толпе,
и весь берег огласился воплями и причитаньями… Было в этом
вытье и настоящее горе… причитали и выли по заведенному по47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
рядку… плакали все, увлеченные общим чувством толпы… И
долго раздавался этот плач...»2. Для некоторых из прощавшихся
это было расставание навсегда. В конце ХIХ – начале ХХ в. Петербург ежегодно поглощал «много молодых и старых жертв,
ушедших искать заповедного "где лучше"»3.
В зависимости от профессии отходника продолжительность
пребывания крестьянина за пределами родного села могла длиться от нескольких месяцев до нескольких лет.
Приобщение к отхожему промыслу, как правило, начиналось
с детства4. Для этого существовал так называемый институт ученичества. Что из себя представляло это явление, очень ярко показал в своем рассказе «Ванька» А.П. Чехов. Подобно чеховскому
герою Ваньке Жукову, множество мальчиков из самых разных
уголков России каждый год привозили из деревень в города.
Здесь перед ними открывался новый мир, где «дома все господские и лошадей много, а овец нету и собаки не злые»5, зато было
много чужих недобрых людей.
Одним из центров поставки рабочей силы для Петербурга и
Москвы были губернии Верхнего Поволжья. Обычно ученичество
начиналось в 12 – 13 лет и длилось 3 – 4 года. Для примера покажем, как проходило в Петербурге обучение малярному делу крестьян из Галичского уезда Костромской губернии. В один из зимних или ранних весенних дней находившемуся на отдыхе в родной
деревне подрядчику родители приводили своего ребенка и с нижайшими поклонами просили взять «лоботряса» в обучение. По
мнению родителей, мальчик уже достаточно подрос и пора ему и
свой хлеб зарабатывать, не все-де на отцовской шее сидеть да «на
собаках шерсть бить». Подрядчик, для которого ученик был выгодным объектом эксплуатации, сначала, как правило, не соглашался брать мальчика в ученики, ссылался на сокращение объемов работ, на слишком большое предложение учеников, на малорослость и слабосильность ребенка и т.п. Дав возможность родителям после продолжительной беседы уговорить себя, подрядчик
принимал решение взять мальчика. После этого между родителями ребенка и подрядчиком заключалось так называемое Условие.
(Один из вариантов Условия приведен в Приложении). Условие
обычно обязывало ученика прослужить подрядчику «верой и
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
правдой» 3½ года, т.е. 4 лета и 3 зимы (очень редко малярыподрядчики брали учеников на меньший срок). Прерывать обучение и забирать ученика назад в деревню родителям или другим
родственникам запрещалось. По окончании срока учения подрядчик обязывался приобрести для ученика «приличную» одежду и
обувь и выдать ему определенную сумму денег.
После заключения соглашения ученик собирался в дорогу,
прощался с друзьями и родственниками и вместе с другими ребятами в сопровождении взрослого односельчанина отправлялся в
Петербург. В столице у сельской молодежи начиналась новая
жизнь. Для проживания ученикам предоставлялись грязные углы
где-нибудь на кухне или в коридоре переполненной рабочими
квартиры. Рабочий день их начинался часов в 5 утра. В первое
лето обучения (в основном малярные работы выполнялись в теплое время года, в зимний период ученик мог использоваться на
разных работах, никак не связанных с выбранной специальностью) в обязанность учеников входили помощь на кухне, растирка красок, мытье малярной посуды и кистей.
Взаимоотношения, которые царили в среде мастеровых, часто было трудно назвать доброжелательными. Особенно тяжело
приходилось ученикам первого года обучения. Им доставалось от
всех и за все, причем подмастерья, сами прошедшие школу малярного обучения и испытавшие на себе все «прелести» этой
школы, больше всех остальных любили поиздеваться над учениками из новичков. Практиковались грубые шутки такого рода. К
лицу ученика кем-либо из маляров подносилась кисть, жирно
смоченная клейстером, и говорилось: «А ну-ка плюнь на кисть и
смотри, как она закипит». Ученик плевал и получал удар в физиономию грязной кистью при торжествующем хохоте и криках
окружающих: «Смотри, закипело ха-ха-ха!»6. Изучение взаимоотношений, господствовавших в среде рабочей молодежи в досоветский период, указывает, что так называемая дедовщина, широко распространенная в современной Российской армии, имеет
глубокие исторические корни.
Во второе лето обучения учеников понемногу привлекали
для выполнения второстепенных малярных работ: побелки дворовых уборных, намазывания клейстером обоев при оклейке по49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
мещений и т.п. При этом в обязанность мальчишек вменялось,
«не разевая рта», чтобы не попасться на глаза хозяину, бегать за
водкой по первому требованию рабочих.
В третье лето обучения ученик достигал квалификации среднего подмастерья и заменял хозяину взрослого рабочего. С этого
времени и начинался период наибольшей выгодности для хозяина использования труда учеников.
В последнее лето ученичества крестьянский юноша уже овладевал главными премудростями малярного дела и, выполняя
основную работу, приносил большой доход своему «учителю».
Хозяйский хлеб, затраченный на ученика, окупался с лихвой.
После окончания обучения, получив полагавшееся ему по
условию от хозяина вознаграждение, крестьянский парень возвращался в родную деревню настоящим «питерщиком». Его
франтоватый вид вызывал зависть у односельчан, особенно у
«домолегов» (крестьян, не занимавшихся отхожими промыслами) и мальчишек, еще не прошедших питерской школы и не
знавших, через что пришлось пройти молодому человеку, чтобы
в один из дней в городском наряде появиться на улицах села.
Несколько лет ученичества, в течение которых подросток
вынужден был находиться за пределами крестьянского общества,
приводили к сильным изменениям не только во внешнем виде
молодого человека. Более значимыми были перемены в психологии человека. Крестьянская молодежь отрывалась от традиционных жизненных норм, выработанных в деревенской среде, но
часто так и не могла до конца понять и усвоить жизненные принципы, принятые среди подлинно городских жителей. Таким образом, в пореформенной России формировался слой маргиналов со
своеобразной культурой и своеобразным стилем жизни.
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
Приложение
Типовое условие,
заключавшееся в Костромской губернии
между родителями ученика и лицом,
принимавшим подростка
на обучение малярному делу*
1888 года марта 19, мы нижеподписавшиеся, Костромской
губернии Солигаличского уезда, Костромской волости, д. Оглоблина, крестьянин Иванов и крестьянская вдова д. Дятлова той же
волости Марья Иванова заключили между собой настоящее условие в следующем: Я отдаю Иванову своего сына Петра Петрова, 13 лет, для обучения малярному мастерству, сроком на 3 года,
считая таковой с 15 мая сего года по 15 мая 1891 года, с платою
25 руб., каковые деньги Иванов должен заплатить в следующие
сроки: по отжитии мальчиком в ученьи одного года 5 руб., затем
через год еще 10 руб. и остальные 10 руб. при выходе мальчика
из ученья, по окончании срока. Дорога до С.-Петербурга и обратно, а также квартира, кушанье, банные и портомойные расходы, а
также одежда верхняя и нижняя с обувью, кроме той, которая дана будет мальчику в дорогу, должна быть за счет хозяина Иванова. В случае болезни мальчика, лечение его в течение одного месяца (в других условиях двух месяцев) должно производиться на
счет хозяина, остальное же время болезни должен заслужить хозяину по окончании срока ученья.
Я, Иванова, отнюдь не дозволяю сыну моему отходить от хозяина ранее окончания срока ученья, равно не дозволено и родственникам уводить его от хозяина ранее условленного срока и
обязываю сына к мастерству быть внимательным, без дозволения
хозяина никуда не отлучаться, а все приказания его исполнять
честно, точно и быстро. Я, Иванов, обязан по окончании срока
ученья, при выходе мальчика, дать ему сверх установленной цены сапоги, рубаху, пальто и фуражку ценою до 10 рублей, в чем
*
Жбанков Д.Н. Бабья сторона // Материалы для статистики Костромской
губернии. Вып. 8. Кострома, 1891. С. 111.
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
настоящее условие и должны с обеих сторон хранить свято и нерушимо. Приметы мальчика такие-то.
Подпись заключивших условие и свидетелей.
Примечания
1
Бунин И.А. На чужой стороне // Собр. соч.: В 6 т. Т. 2. М., 1987.
С. 28.
2
Жбанков Д.Н. Бабья сторона // Материалы для статистики Костромской губернии. Вып. 8. Кострома, 1891. С. 84-85.
3 Жбанков Д.Н. Указ. соч. С. 85.
4
См.: Россия. Полное географическое описание нашего Отечества.
Т. 1. СПб., 1899. С. 185; Отхожие промыслы крестьянского населения Ярославской губернии. Ярославль, 1907. С. 8, 32, 65.
5
Чехов А.П. Ванька // Чехов А.П. Полное собр. соч. и писем: В 30 т.
Т. 5. М., 1976. С. 480.
6
См.: Соловьев А.Н. Питерщики-галичане. Этнографический очерк.
Галич, 1923. С. 5.
В.П. Федюк
Деникин и Петлюра
Гражданская война в России была временем зыбкости и неустойчивости во всем. Обыватель мог заснуть при одном режиме,
а проснуться уже при другом. Рекорд в этом отношении побил
Киев. В 1917 – 1920 гг. власть в городе менялась четырнадцать
(!) раз. Об одном эпизоде, связанном с очередной сменой властей
в «матери городов русских», и будет далее идти речь.
Для начала необходимы некоторые объяснения. На территории, которую уже начали называть Украиной, хотя чаще привычно именовали Малороссией, друг другу противостояли не только
белые и красные. Еще летом 1917 г. украинские политические
партии (преимущественно левой окраски) образовали в Киеве
Центральную раду, заявившую претензии на верховную власть
на Украине. После октябрьского переворота в Петрограде рада
объявила, что не признает большевиков и провозгласила создание Украинской народной республики (УНР). Однако уже в январе 1918 г. под натиском красных правительство новоявленной
республики вынуждено было покинуть свою столицу.
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
На помощь украинским властям пришли немцы. Германские
войска заставили красных уйти с Украины. В Киев вновь вернулось правительство УНР, но, как оказалось, ненадолго. Левацкие
замашки украинских политиков встревожили немецкое командование. Итогом стал государственный переворот в апреле 1918 г.,
в результате которого главой Украины был провозглашен гетман
П.П. Скоропадский. Гетманский режим держался только на немецких штыках. После поражения Германии в мировой войне
немецкие войска начали готовиться к эвакуации на родину. Это
спровоцировало на Украине восстание, во главе которого встали
все же социалисты из Центральной рады. Штабом восстания стала Директория, в составе которой самой яркой фигурой был командующий войсками («головной атаман») С.В. Петлюра.
Сын полтавского извозчика, недоучившийся семинарист и литератор с задатками графомана, Петлюра неожиданно превратился
в вождя, которому верили, за которого были готовы идти на
смерть. С тех пор сторонников украинской национальной идеи и
враги, и друзья называли петлюровцами. В декабре 1918 г. Директория с триумфом вступила в Киев, но уже в конце января бежала
из города под натиском красных. Петлюровцы отступили далеко
на запад, фактически потеряв контроль над Украиной. В ту пору
ходила шутка: «В вагоне Директория, под вагоном – территория».
В это время в действие вступил новый фактор. Часть украинских земель – так называемая Восточная Галиция с центром во
Львове – до Первой мировой войны входила в состав АвстроВенгрии. После распада империи Габсбургов в Восточной Галиции было провозглашено создание Западно-Украинской народной республики (ЗУНР). В распоряжении правительства ЗУНР
оказалась организованная военная сила – полки, сформированные и обученные еще австрийцами. Почти сразу им пришлось
вступить в борьбу с опасным врагом, посягавшим на само существование республики. Дело в том, что Польша, обретшая независимость после крушения императорской России, немедленно
заявила претензии на восстановление границ 1772 г. с включением Белоруссии и Украины.
Поляки захватили Львов и почти половину территории
ЗУНР. Временной столицей государства стал Каменец-Подоль53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
ский. Именно в это время на Подолье появились петлюровцы. В
публичных выступлениях власти УНР и ЗУНР не уставали говорить о единстве украинской нации. Но на деле их интересы были
настолько разные, что впору было говорить не только о двух государствах, но и о двух народах. Петлюра абсолютно равнодушно относился к проблемам галичан. Он был готов отдать полякам
хоть всю Галицию, лишь бы заручиться их поддержкой против
большевиков. Втайне он приветствовал победы поляков, так как
это подрывало позиции его конкурентов1.
В июне 1919 г. Галицийская армия, отступая под натиском
поляков, перешла пограничную реку Збруч и оказалась на крохотном пятачке, который петлюровцы из последних сил защищали от красных. Появление хорошо организованных галичан изменило положение дел. Красные дрогнули и начали отходить.
Еще недавно петлюровцы были на грани полного краха, а теперь
у них появилась возможность начать наступление на Киев. Поспешный отход красных был вызван в числе прочего и тем, что
им приходилось воевать на два фронта. С востока на них наседала Добровольческая армия, захватившая к этому времени Донецкий бассейн и быстро продвигавшаяся в направлении Киева.
Главнокомандующий Вооруженными силами на Юге России
генерал А.И. Деникин, как и большинство белого офицерства, к
идее украинской государственности относился крайне отрицательно. Позиция, занятая белым командованием по украинскому
вопросу, была изложена в обращении к населению Малороссии,
подписанном Деникиным 12 (25) августа 1919 г.2 В нем было
обещано, что в основу организации власти на местах будут положены начала широкого самоуправления при уважении к «жизненным особенностям местного быта». Русский язык объявлялся
государственным, однако в земствах, присутственных местах,
суде было разрешено употребление «малорусского диалекта».
Преподавание на украинском допускалось только в частных
школах, казенные же средние учебные заведения могли при наличии желающих вводить уроки украинского в младших классах3. Проблема, таким образом, была сведена к признанию украинского языка и то исключительно на уровне местных учреждений. При этом речь не шла не только о независимости, но и об
54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
автономии. В понимании лидеров белого движения украинская
идея была искусственной конструкцией, созданной в недрах австрийской и германской разведок.
Однако вернемся к прерванной канве нашего рассказа. Итак,
август 1919 г. Киев еще находится в руках красных, но всем ясно,
что это ненадолго. С запада к городу подходят петлюровцы, с
востока – белые. Петлюровский авангард – три галицийских корпуса под началом генерала А. Кравса – 9 (22) августа подошел к
Киеву на расстояние 40 километров. Здесь из донесений разведки
генерал узнал, что к юго-востоку от города красные ведут бои с
наступающими добровольцами. Не желая самостоятельно принимать решение, Кревс запросил инструкции у верховного командования. В ответной телеграмме ему было предписано уклоняться от столкновений с деникинцами, но вместе с тем препятствовать их дальнейшему продвижению на запад.
Силы добровольцев, наступавших на Киев, представляла
группа генерала Н.Э. Бредова во главе с 1-й гвардейской пехотной бригадой генерала М.И. Штакельберга. Их ближайшей целью была Белая Церковь. Здесь уже стояли петлюровские иррегулярные части под началом полковника В. Сальского и партизанский отряд атамана Зеленого. Генерал Кравс оказался перед
неразрешимой задачей: с одной стороны, он не должен был вступать в бой с добровольцами, с другой – обязан помешать их наступлению. Генерал вновь запросил телеграммой КаменецПодольский, где находился штаб Петлюры. Ответ пришел только
через два дня, когда добровольцы уже заняли Белую Церковь.
Штаб предписал Кравсу вступить в переговоры. Петлюра был готов идти на любые уступки в обмен на прямые контакты с деникинским командованием. Для этой цели уже была сформирована
делегация под началом генерала Омельяновича-Павленко, но Деникин отказался ее принять. Делегатам было заявлено, что Добровольческая армия «не может иметь сношений с большевистской Украинской армией Петлюры»4.
В этих условиях генерал Кравс принял решение начать наступление на Киев с тем, чтобы захватить его раньше белых. В
ночь с 17 на 18 (с 30 на 31) августа 1919 г. город был занят петлюровцами. На полдень следующего дня был назначен парад,
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
принимать который должен был сам Петлюра. Однако рано утром стало известно, что добровольцы заняли Дарницу на левом
берегу Днепра и уже переправляются через реку. Украинские
части были заняты подготовкой к предстоящему параду и не оказали белым никакого сопротивления. Кроме того, в городе не
оказалось никого из старших воинских начальников.
Генерал Кравс прибыл в Киев только в середине дня, еще не
зная о захвате города добровольцами. Первое, что он увидел в городе, – это многотысячные толпы, запрудившие все центральные
улицы. «Всюду царит радость, – писала одна из свидетельниц этих
событий, – знакомые при встрече поздравляют друг друга, целуются, некоторые, говорят, даже христосуются»5. Ощущение
праздника особенно подчеркивали букеты цветов и многочисленные флаги. Среди последних преобладали российские трехцветные и лишь редко-редко где можно было увидеть желто-голубой
украинский флаг. Надо сказать, что население Киева было тогда
преимущественно русско-еврейским по национальному составу.
Показательно, что на выборах в Учредительное собрание «беспартийный блок русских избирателей» получил здесь больше голосов, чем все украинские партии, вместе взятые6.
Людской поток направлялся к Думской площади, в этом же
направлении двинулся и автомобиль генерала Кравса. Неожиданно толпа заволновалась и расступилась в сторону. Со стороны
Институтской улицы на Крещатик вступала еще одна манифестация. Впереди на коне ехал генерал в русской форме, окруженный всадниками в алых черкесках. За ним шел крестный ход с
хоругвями, громко звучали благодарственные песнопения и над
всем этим развевался огромный трехцветный флаг.
После секундного замешательства Кравс стоя отдал честь генералу и, когда тот спешился, крепко пожал ему руку. Это оказался командир 1-й гвардейской бригады М.И. Штакельберг.
Мирно беседуя, русский и украинский генералы поднялись по
лестнице на второй этаж городской думы. На балконе думского
здания уже развевался украинский флаг. Через несколько минут
рядом появилось трехцветное русское полотнище.
В зале заседаний думы генералов встретил городской голова
Н.Е. Рябцев. На свою должность он был избран еще в 1917 г., и с
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
тех пор ему пришлось пережить многое. Его дважды увольняли
большевики, один раз прогнали из думы петлюровцы, но и те и
другие, покидая Киев, отдавали власть на переходное время
именно ему. У Рябцева был немалый опыт миротворца, но сейчас
случай выглядел не особенно сложным. Кравс и Штакельберг соперничали друг с другом по части вежливости и предупредительности. «Пятицветный компромисс», как назвала его позднее
газета «Киевлянин», казался уже достигнутой реальностью. Но
тут в дело вмешался случай, мгновенно изменивший все.
Было решено, что Кравс будет вести переговоры непосредственно с командующим войсками белых генералом Н.Э. Бредовым. Штакельберг отправился с сообщением об этом, а Кравс
выехал вслед за ним. Когда генералы уже покинули здание городской думы, на площади появился полковник В. Сальский со
своими «черными запорожцами». В прошлом Сальский был офицером русской императорской армии, но в последующие годы заслужил славу ярого ненавистника «москалей». Сейчас, увидев на
думе русский флаг, Сальский пришел в ярость. Он позвал начальника своего конвоя сотника Божко и потребовал снять «москальский прапор». Один из запорожцев поднялся на балкон, сломал древко флага и сбросил его вниз. Там его подхватил Божко,
проскакал через толпу и картинно бросил полотнище под копыта
коня Сальского.
Этот поступок нельзя назвать иначе как провокацией. Хрупкий мир немедленно взорвался войной. Штакельберг, уезжая, оставил в думе три десятка терских казаков из своего конвоя. К
этому же времени на площадь подтянулась киевская офицерская
дружина. При большевиках дружинники скрывались в подполье,
а сейчас вышли на улицу с оружием в руках. Дружинники немедленно открыли огонь по запорожцам Сальского. Те попытались
атаковать в ответ, но были отброшены пулеметным огнем со второго этажа здания думы.
В это время Кравс направлялся на переговоры к Бредову. Он
слышал пулеметные выстрелы, но не имел информации о том, что
происходит. Переговоры, проходившие в здании гимназии, затянулись на три часа. За это время Киев полностью перешел в руки
добровольцев. Петлюровцев в городе было больше 18 тысяч, плюс
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
до 5 тысяч партизан атаманов Ангела, Зеленого и других. В распоряжении белых было 3 тысячи человек и в лучшем случае тысяча
дружинников-киевлян7. Однако, несмотря на свое многократное
превосходство, петлюровцы оставили Киев без боя.
В такой ситуации Бредов мог диктовать свои условия. В итоге было достигнуто соглашение, по которому петлюровцы покидали Киев. Захваченные в плен добровольцами солдаты и офицеры Галицийской армии освобождались, но вынуждены были оставить белым артиллерию и эшелоны с боевым имуществом.
С этого времени между петлюровцами и добровольцами началась открытая война. Для петлюровцев сдача Киева стала тяжелейшим ударом. Петлюра отстранил генерала Кравса от командования, но не нашел ничего другого, как назначить на его
место главного виновника катастрофы – Сальского. Однако и это
не помогло. Украинская армия была деморализована и разбегалась с позиций. Самая боеспособная ее часть – галицийские полки – оказались перед риском быть брошенными в фактически
чужой стране. Это заставило командование Галицийской армии
пойти на переговоры с белыми.
В Одессе 3 (16) ноября 1919 г. было подписано соглашение
между добровольцами и галичанами, в соответствии с которым
Галицийская армия переходила под командование Деникина.
При этом она сохраняла внутреннюю автономию и украинский
язык в качестве командного. Особо оговаривалось, что армия не
должна направляться против петлюровцев8. В деникинском штабе это событие рассматривали как важный успех в решении украинского вопроса. Но соглашение оказалось недолговечным.
Уже в начале 1920 г. галичане перешли на сторону красных. Когда же командование армии попыталось в третий раз сменить
подчинение и уйти от красных снова к петлюровцам, галицийские части были разоружены.
«Пятицветный компромисс» не состоялся. Но остается вопрос, был ли он вообще возможен? Наверное, следует ответить – и
да, и нет. Да, потому что по-настоящему непреодолимых разногласий между сторонами не было. До знаменитого «четвертого
универсала» в январе 1918 г. Центральная Рада постоянно подчеркивала, что не ведет речь о государственной независимости Ук58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
раины и готова ограничиться автономией в рамках федеративной
России. Теоретически идею федерации не отвергало и белое командование, несмотря на постоянно декларируемый лозунг России «единой и неделимой». В конце концов, Азербайджан или Эстонию белые по факту признавали независимыми государствами,
хотя и отказывали им в формальном признании суверенитета.
Однако ни петлюровцам, ни добровольцам не удалось главного. Ни те, ни другие не захотели уступить и в итоге проиграли.
Бессмысленная ненависть никому не пошла на пользу. Сорванный со здания киевской городской думы русский флаг стоил
жизней сотен и тысяч людей.
Примечание
1
Савченко В.А. Симон Петлюра. Харьков, 2004. С. 258.
На территориях, контролируемых белыми, был сохранен юлианский
календарь. Поэтому здесь и далее все даты даются параллельно по старому
и новому стилю.
3
Киевлянин. 1919. 21 авг.
4
ГАРФ. Ф. 446. Оп. 2. Д. 45. Л. 191.
5
Л-ой Л. Очерки жизни в Киеве в 1919 – 1920 гг. // Архив русской революции. Т. 3. Берлин. 1921. С. 217.
6
ГАРФ. Ф. 446. Оп. 2. Д. 116. Л. 60.
7
Савченко В.А. Указ. соч. С. 309.
8
ГАРФ. Ф. 446. Оп. 2. Д. 99. Л. 32.
2
Н.В. Рябинина
Первые шаги Советской власти
на пути формирования системы
детских дошкольных учреждений
(октябрь 1917 – март 1921 гг.)
К моменту Октябрьской революции дошкольное воспитание
в России было делом молодым, только начинающим процесс своего становления. Первые дошкольные учреждения появились в
нашей стране в конце XIX в. Создавались они преимущественно
частными лицами и были платными. Позднее стали появляться и
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
бесплатные детские сады и ясли для детей рабочих и крестьян.
Их финансирование брали на себя благотворительные организации. Государственные дотации, которые выделялись с 1900 г.,
были минимальными.
Дошкольные учреждения, таким образом, во-первых, были
редкостью, а во-вторых, четко делились на две группы: на учреждения для детей состоятельных и для детей бедных родителей.
И если платные частные дошкольные учреждения поражали
«своим богатством, изобилием красивых игрушек, а главное –
музыкой, которая звучала повсюду»1, не говоря уже о прекрасном питании и подготовленных педагогах, то народные детские
сады были лишены всех вышеназванных преимуществ и держались, главным образом, на энтузиазме преданных этому делу людей2. В зависимости от того, к какой из названных групп принадлежало детское учреждение, определялись и его задачи: либо
«как первой ступени школы, где ребенок обучался грамоте, счету
и иностранным языкам», либо «как учреждения, служащего суррогатом семьи, куда приходится помещать детей только в силу
необходимости»3.
В послеоктябрьский период внимание государства к дошкольным учреждениям усиливается. С помощью развития сети детских садов и яслей планировалось решить целый ряд важнейших
проблем. С одной стороны, дать возможность женщине полноценно участвовать в производственной и общественной жизни
страны, с другой – предоставить детям необходимое социальное
обеспечение и уход. И наконец, воспитать молодое поколение в
нужном идеологическом русле.
На Первом Всероссийском съезде работниц (1918 г.), было
решено «организовать для всех детей единое, равное воспитание,
сосредоточив его в руках социалистического государства», и
«начинать это воспитание с первого периода младенчества»4.
Предполагалось, что для детей 6 – 8 лет посещение детского
сада станет обязательным. В докладе дошкольного отдела Наркомпроса в 1918 г. отмечалось, что экономическое состояние
большинства населения не позволяет рассчитывать, по крайне
мере в ближайшее время, на продолжение детьми своего образования помимо начальной школы. Более того, статистические
60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
данные говорили о том, что заканчивали начальную школу лишь
30% учеников, и подавляющее большинство детей с 10 – 12 лет
уже начинали работать5. Поэтому и предлагалось с наибольшей
продуктивностью использовать для обучения период 6 – 8-летнего возраста. Следует отметить, что на Западе этот возраст уже
считался школьным. В России же это было невозможно из-за
низкого уровня развития детей, которое, как показали экспериментально-психологические исследования, запаздывало на одиндва года сравнительно с западноевропейским6.
Названные меры были закреплены в одной из резолюций Первого Всероссийского съезда по просвещению (1918 г.). В ней
предписывалось организовывать детские сады при каждой реформированной школе первой ступени с обязательным посещением
их детьми 6 – 8 лет. В целом дошкольное воспитание провозглашалось «первоначальной и главнейшей ступенью в деле народного образования», которая закладывает «фундамент инстинктов,
эмоций и навыков сознательного социального человека»7.
По организации дошкольного воспитания были определены
три основных направления деятельности: пропаганда, подготовка
кадров и непосредственное создание детских учреждений. Осуществление этих задач возлагалось на дошкольный отдел Наркомпроса и соответствующие местные подотделы.
Первым направлением деятельности, от которого во многом
зависела успешность выполнения других задач, являлось «пропагандирование идей дошкольного воспитания в широких массах,
еще недостаточно уяснивших все его значение»8. Как уже отмечалось выше, дошкольное дело само по себе было достаточно
молодым и не успело еще пустить глубоких корней. Кроме того,
опасение вызывало развитие его в условиях новой власти. Усиливали эти опасения и теоретические установки ряда партийных
лидеров по вопросам брака, семьи и воспитания детей. Поэтому
первоначально многие родители боялись отдавать своих детей в
детский сад. В Наркомпрос поступали прошения с большим количеством подписей, где «женщины умоляли сжалиться над ними и не забирать у них ребят»9. Аргументация этих женщин была
простой: «Заберут детей, а назад не отдадут» или «Уведут, запишут в коммунисты». Иногда на местах принимались решения,
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
что первыми понесут «своих ребятишек в ясли коммунистки и
женделегатки»10.
Для того чтобы рассеять возникающие опасения и рассчитывать на поддержку общественности, важно было правильно организовать пропаганду. Эта работа должна была заключаться в
распространении популярной литературы – брошюр и летучек,
содержавших в себе сведения о значении и целях дошкольного
воспитания, о практической деятельности в данной области; в
организации соответствующих лекций, докладов, передвижных
показательных выставок, дошкольных музеев (где путем представления различных пособий, материалов, развивающих игрушек, детских работ демонстрировалось историческое и современное развитие дошкольного дела).
Другой не менее важной задачей была подготовка многочисленных кадров дошкольных работников. Осуществить ее предполагалось путем устройства соответствующих местных курсов с
различными сроками подготовки (начиная с 1 мес.), обучения делегатов с мест на центральных курсах – как краткосрочных, так и
длительных, а также введения преподавания дошкольного воспитания в педагогических вузах и техникумах.
И наконец, основной целью являлось создание системы дошкольных учреждений «на основах единения школы, семьи и
среды»11. Организуемая дошкольная система имела свою структуру. Она предполагала функционирование целой сети учреждений по охране материнства и младенчества (для детей от 0 до
3-х лет), а также собственно дошкольных учреждений (для детей
от 3 до 8 лет). Все учреждения, кроме того, делились на два типа:
открытые и закрытые. К открытым учреждениям по охране материнства и младенчества относились ясли – фабричные, районные,
летние, а также консультации с рядом подсобных учреждений –
молочной кухней, просветительным патронажем и выставкой по
уходу за ребенком; к закрытым – дома матери и ребенка, приюты
для грудных детей и приюты для детей от года до трех лет.
Для детей с трехлетнего возраста планировалось открытие
уже других видов учреждений, основными из которых были детский сад и детский очаг. Отличие их друг от друга выражалось,
главным образом, во времени пребывания там детей. Так, в дет62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
ском саду дети находились в течение четырех-пяти часов, а в
очаге – не менее восьми часов, т.е. весь трудовой день матери.
Далее, исходя из установленной постановлением Наркомпроса от
20 сентября 1919 г. «непрерывной годичной продолжительности
работы дошкольных учреждений», на летний период детские сады и очаги перестраивались в площадки в городских парках или
в колонии с выездом за город12. К дошкольным учреждениям закрытого типа относились соответствующие детские дома.
Специфические особенности названных видов детских учреждений, принципы их организации и деятельности рассматривались в целом ряде правительственных документов – в «Декларации по дошкольному воспитанию», опубликованной Наркомпросом 20 ноября 1917 г.13, а также в более поздних сборниках распоряжений и инструкций – в Справочнике по дошкольному воспитанию (1919 г.), в Спутнике по охране материнства и младенчества (1921 г.)14 и др. Кроме того, публиковались примерные
схемы и указания по оборудованию детских учреждений, разработанные специальной врачебно-педагогической комиссией, перечни наиболее приемлемых детских игрушек, списки литературы для детей и руководительниц15.
В качестве примеров наиболее удачно организованных и
действующих детских учреждений различных видов служили
специально создаваемые опытно-показательные учреждения как
центрального, так и местного значения. Они находились в ведении соответствующего отдела Наркомпроса (отдел опытнопоказательных учреждений – ОПУ) и местных подотделов. В задачи их входила также апробация различных педагогических методов и распространение приобретенного опыта в широком масштабе. Они планировались как своеобразные педагогические
центры, направляющие деятельность других учреждений. «Без
этих учреждений Народный комиссариат по просвещению превратился бы в Министерство, в канцелярию и свою роль глашатая и миссионера живых педагогических идей в живых воплощениях променял бы на бумажное творчество мертворожденных
циркуляров»16, – так оценивалась роль опытно-показательных
учреждений работниками Наркомпроса.
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Разнообразие форм дошкольных учреждений порождало
проблему приоритетов. Примечательно, например, что в противовес взглядам некоторых партийных лидеров и ряду принятых
лозунгов подавляющее большинство практических дошкольных
работников изначально делали ставку на развитие детских учреждений открытого типа. Так, в докладе В.П. Лебедевой, заведующей отделом охраны материнства и младенчества Наркомздрава, сделанном на Первом Всероссийском совещании по охране материнства и младенчества (1920 г.), отмечалось следующее: «... случалось, что товарищи, работавшие в руководящих
органах, указывали на то, что нет необходимости открывать ясли,
а следует всех детей помещать в приюты, освобождая мать целиком. Это глубочайшая ошибка»17. Далее автор на многочисленных примерах показывала, что без грудного вскармливания, которое крайне сложно обеспечить в приютах, дети первых месяцев
жизни почти неизбежно умирают, и призывала работниц, «принимающих участие в строительстве новой жизни, первым долгом
обратить на это внимание». Даже в Москве, подчеркивала В.П.
Лебедева, где технические ресурсы значительно лучше, чем в
других местах, все же смертность в приютах для грудных детей
доходит до 40 – 48%18. И в данном случае, считала она, мало убедить мать не сдавать ребенка в приют, надо создать ей реальную
возможность вырастить этого ребенка. «Наша цель, – отмечал
доктор А.А. Барон, выступая на том же совещании, – поставить
мать в такие условия, чтобы она... не смотрела на наши дома, как
на складочное место, куда можно свалить своего ребенка. Наши
закрытые дома – для подкидышей, сирот, детей родителей, жестоко с ними обращающихся, – это необходимое "зло"»19.
Определенным переходным звеном от закрытого к открытому типу учреждений считались дома матери и ребенка. Существовало два вида домов матери и ребенка: в первом предусматривалось содержание беременных женщин в течение двух месяцев
перед родами и матерей с детьми до двухмесячного возраста, во
втором – работающих матерей с детьми старше двух месяцев до
года20. Эти учреждения должны были не только создать наилучшие условия для матери и ребенка на наиболее ответственном
этапе их жизни, но и позволить совместить материнство и произ64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
водительный труд, обучить мать правильному кормлению и уходу за ребенком. Предполагалось, что матери будут участвовать в
самообслуживании и в коллективном уходе за детьми путем периодических дежурств в прачечной, столовой, спальнях для детей, поэтому обслуживающего персонала требовалось значительно меньше, чем в детских приютах. Однако и в организации этих
учреждений были свои сложности. Довольно типичной была ситуация, когда после выписки из дома матери и ребенка последние
пополняли армию беспризорных, поскольку те причины, которые
привели их в этот дом, не устранялись: у одних не было жилья,
другие не могли устроиться на работу из-за отсутствия яслей21.
Следовательно, была необходима слаженная система учреждений
различных типов, а не универсализация какого-то одного.
Если в отношении детей самого раннего возраста большинство специалистов делали ставку на ясли и материнский уход, то
для детей трех – восьми лет вопрос решался не столь однозначно.
Вслед за партийными лозунгами в резолюциях Первого Всероссийского съезда по дошкольному воспитанию (1919 г.) было записано, что «пролетариат решительно отвергает мелкобуржуазные иллюзии о восстановлении старой семьи как хозяйственновоспитательной ячейки», но, поскольку в настоящее время «семья сохранилась еще как хозяйственно-воспитательная единица»,
предлагалось сочетать «принцип общественного воспитания с
семейным»22.
Следует отметить, что далеко не все участники съездов дошкольных работников разделяли такую точку зрения на будущее
семьи, особенно на Первом и Втором Всероссийских съездах,
проходивших соответственно в 1919 и 1921 гг., когда «дух демократизма» был еще достаточно силен. «Мать несомненно даст
больше тепла и света своему ребенку, чем самая совершенная
общественная организация, взявшая на себя заботы о его воспитании», – говорилось в выступлении Зубаревой на Первом Всероссийском съезде по дошкольному воспитанию23. Подобные
взгляды высказывали и другие участники. Безусловно, здесь не
имелось в виду полное отрицание дошкольных учреждений. Речь
шла лишь о выработке оптимального соотношения общественного и семейного воспитания, о наиболее приемлемой форме учре65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
ждения. «Я не согласна, что наилучшим учреждением является
очаг, где дети остаются на очень долгое время, – утверждала
Флерина, – вместо того, чтобы лишать матерей их прав и обязанностей по отношению к их детям, надо постараться вернуть им
эти права, дать возможность хоть часть дня посвящать себя семье, сократить хотя бы даже их рабочий день»24. Под влиянием
большинства на этом съезде «нормальным типом дошкольного
учреждения» был признан детский сад, с пребыванием в нем детей не более шести часов25. Что касается детских очагов, то их
создание должно было согласовываться с непосредственной потребностью в них в том или ином районе.
К началу НЭПа в стране уже были сделаны первые и довольно успешные шаги по пути складывания системы дошкольных
учреждений разных типов. В 1917 – 1918 гг. по 16 губерниям
республики было организовано 46 домов матери и ребенка,
66 родильных домов, 59 консультаций, 47 молочных кухонь,
409 яслей26. К декабрю 1920 г. насчитывалось уже 1 500 различных учреждений по охране материнства и младенчества, из них –
108 домов матери и ребенка, 197 консультаций, 108 молочных
кухонь, 567 яслей, 267 приютов для грудных детей и 159 домов
ребенка27. Что касается дошкольных учреждений (для детей от
трех до восьми лет), то к январю 1921 г. действовало 4 254 детских сада и очага, которые посещали 221 372 ребенка28. По сравнению с дореволюционным периодом приведенные данные выглядят довольно внушительно. Так, по данным Министерства народного просвещения, в 1917 г. общее число детских садов и яслей составляло всего 554 учреждения29.
Но, несмотря на существенный рост количества детских учреждений в первые послереволюционные годы, оно оставалось
крайне незначительным по сравнению с потребностями в них в
масштабах огромной страны. Так, в 1921 г. число детей, посещавших дошкольные учреждения составляло по Московской губернии 4,5% от общего числа детей трех – восьми лет, по Иваново-Вознесенской – 4,7%, по Ярославской – 4%, по Костромской –
всего 0,1%30 и т.д. И прогнозы специалистов относительно дальнейшего развития системы дошкольного воспитания не позволяли особо надеяться на быстрое решение проблемы. В докладе
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
Шлейфера, например, сделанном на Первом Всероссийском
съезде по дошкольному воспитанию, содержался следующий
перспективный план развития сети дошкольных учреждений. На
1919 г., по его подсчетам (исходя из переписи 1897 г. и соответствующего процента прироста населения), было около 8 млн. детей дошкольного возраста (трех – восьми лет). Таким образом,
для осуществления всеобщего дошкольного воспитания необходимо было открыть 160 тыс. учреждений (из расчета одно учреждение на 50 детей) и обучить около 350 тыс. человек педагогического персонала, для чего требовалось 3,5 тыс. курсов на 100 человек каждые. Все эти задачи, по мнению Шлейфера, возможно
было решить в течение ближайших 20 лет при условии планомерной и слаженной работы государственных органов, привлечения широкой общественности31.
Таким образом, первые мероприятия Советской власти по
формированию системы дошкольных учреждений можно расценивать двояко. С одной стороны, было приложено немало усилий
для создания крайне необходимых в то время учреждений. Подавляющее большинство женщин еще до октябрьских событий и
декрета о всеобщей трудовой повинности были вынуждены работать, поэтому проблема ухода за детьми стояла очень остро. Низкий уровень жизни, антисанитарные условия, высокая детская
смертность заставляли правительство искать способы решения
этих проблем. Несмотря на условия Гражданской войны, росла
сеть дошкольных учреждений, готовились необходимые педагогические кадры.
С другой стороны, наблюдалась погоня за количеством в
ущерб качеству. Многие детские учреждения находились в плачевном состоянии и в таком виде не могли решить проблему детского обеспечения, а нередко даже усугубляли ее. Недоброкачественная пища или почти полное ее отсутствие, нехватка дров,
мыла, одежды и обуви приводили к массовой заболеваемости и
сохранению высокого уровня смертности детей. Кроме того, негативную роль играли идейные установки о скором отмирании
прежней формы семьи, а отсюда – желание поместить детей в
«семью коммунистическую»: дома ребенка, детские дома. Нередко из-за недооценки значения яслей, детских садов, консуль67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
таций упор делался на создание учреждений закрытого типа (это
видно уже из приведенного выше статистического материала:
количество яслей и домов ребенка сопоставимо), что требовало
гораздо больше затрат и не решало проблемы.
Безусловно, необходим был более осторожный, продуманный подход, более значительные материальные ресурсы. Все это
ожидалось в последующее мирное время. Однако принятая в
марте 1921 г. новая экономическая политика сделала развитие
социальной сферы еще более неоднозначным.
Примечания
1
Страницы из воспоминаний // Дошкольное воспитание. 1957. № 11.
С. 51.
2
См. Померанцева-Фроленко А.М. Руководство к устройству и ведению яслей. СПб., 1913. С. 36.
3
Свентицкая М.Х. Наш детский сад. М., 1913. С. 3.
4
Цит. по: Крупская Н.К. Педагогические сочинения: В 10 т. М., 1957 –
1963. Т. 6. 1959. С. 82.
5
Государственный архив Российской Федерации (далее – ГАРФ).
Ф. А-2306. Оп. 2. Д. 263. Л. 38.
6
Там же.
7
Там же. Л. 32.
8
Там же. Л. 33.
9
Крупская Н.К. Педагогические сочинения. Т. 6. С. 125.
10
Ногина О. О том, что теперь привычно // Советская женщина. 1957.
№ 8. С. 38.
11
Там же. С. 34.
12
Собрание узаконений рабоче-крестьянского правительства РСФСР
(далее – СУ). 1919. № 47. Ст. 453.
13
Государственный архив Ярославской области (далее – ГАЯО).
Ф.Р-178. Оп. 1. Д. 250. Л. 1-6.
14
Справочник по дошкольному воспитанию. М., 1919. С. 34-38; Спутник по охране материнства и младенчества. М., 1921.
15
ГАЯО. Ф.Р-178. Оп. 1. Д. 559. Л. 105, 108-121, 198-199.
16
ГАРФ. Ф.А-1575. Оп. 4. Д. 215. Л. 73.
17
Материалы Первого Всероссийского совещания по охране материнства и младенчества (1-5 декабря 1920 г.). М., 1921. С. 10.
18
Там же.
19
Там же. С. 17.
20
Там же. С. 113-115.
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
21
Там же. С. 21.
Первый Всероссийский съезд по дошкольному воспитанию. М.,
1921. С. 195.
23
Там же. С. 26.
24
Там же. С. 66.
25
Там же. С. 196.
26
Баева Л.К. Социальная политика Октябрьской революции. М., 1977.
С.100.
27
Материалы Первого Всероссийского совещания по охране материнства и младенчества. С. 14, 44.
28
Народное образование в СССР на 1 января 1922, 1923 и 1924 гг. М.,
1926. С. 4.
29
Народное образование в СССР на 1 апреля 1923 г. М., 1923. С. 7.
30
ГАРФ. Ф.А-2306. Оп. 12. Д. 116. Л. 3.
31
Первый Всероссийский съезд по дошкольному воспитанию. С. 164.
22
А.В. Урядова
Англо-советское соглашение 1921 г.:
взгляд из эмиграции
Несмотря на то, что данная статья посвящена англо-советскому соглашению 1921 г., начать хотелось бы с некоторых договоров РСФСР со странами Востока, подписанных в том же году и
связанных в том числе с британской проблемой, что отмечала и
эмигрантская пресса. Так, характеризуя советско-персидский договор, берлинский «Руль» писал: «Для того чтобы причинить неприятность Англии… и создать новое затруднение британской
политике на Востоке, советское правительство с легким сердцем
непринужденным жестом отказывается от всего того, чего раньше Россия добивалась от Персии… »1. В более поздней статье газета отмечает: «…договор в действительности направлен против
Англии, с которой советское правительство заключило одновременно другой договор, обязывающий его не предпринимать ничего, что может нанести вред Англии в Азии. Отказываясь от
прав и преимуществ России в Персии, советское правительство
этим самым окончательно дискредитирует в глазах персов политику Англии, поспешившей еще англо-персидским соглашением
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
1919 г. закрепить за собой и те позиции, которые занимала в
Персии Россия до выхода своего из числа великих держав. Советско-персидское соглашение таким образом по основному своему смыслу находится в полном противоречии с договором советско-английским»2. Факт направленности советско-персидского договора против Англии отмечается не только в периодике,
но и информационных справках, составлявшихся в ряде эмигрантских (прежде всего военных) организаций. Так, в одной из
них подчеркивается, что современные советско-персидские отношения есть не что иное, как «один из фазисов традиционной
борьбы между английским и русским влиянием в этой стране»3.
Более того, указывается, что именно тайные переговоры Англии
с Персией спровоцировали сближение последней с Советской
Россией, что привело к эвакуации из Персии английских войск и
кризису английской торговли. В аналогичном русле рассматривался и советско-турецкий договор, в котором выражалось согласие не признавать никаких международных актов, навязанных
силой (прежде всего это касалось Севрского мирного договора
1920 г.). Еще до появления точного текста этого документа,
эмиграция располагала данными, что смысл его, как и других советских дипломатических шагов на Востоке, – подрыв господства Англии4. Несмотря на общее негативное восприятие любых
шагов советского правительства, как не имеющего с точки зрения эмиграции законных прав, советско-афганское соглашение
виделось части русского зарубежья шагом вперед5 по сравнению
с предыдущим периодом. «Руль», оценивая этот документ в свете
его сопоставления с англо-советским договором, приходит к выводу о еще большем противоречии между ними, чем между последним и советско-персидским, советско-турецким договорами6.
Обратимся теперь непосредственно к подготовке и предпосылкам англо-советского договора. Поверенный в делах в Великобритании К.Д. Набоков отмечал, что Англия решила начать
сближение с РСФСР еще в начале 1918 г. с тем, чтобы повлиять
на Брест-Литовский договор7. Уже тогда он расценивал положение русских дипломатических служб как шаткое и предрекал в
недалеком будущем быструю смену общей ориентации международной политики8.
70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
Как пишет советский исследователь тех лет, «вся внешняя и
внутренняя эмиграция, затаив дыхание, прислушивалась к англосоветским переговорам и уповала, что победа консерваторов
сможет что-нибудь изменить в неминуемом ходе событий»9.
В июле 1920 г., оценивая перспективы англо-советского договора, российский посланник в Берне И.Н. Ефремов пишет
М.Н. Гирсу, возглавившему русский дипломатический корпус:
«Я убежден, что Ллойд Джордж не верит большевикам, но не видит, во-первых, вне мирных переговоров, другого способа остановить движение большевиков на Индию и вообще на Востоке, а
во-вторых, хочет доказать Рабочей партии и всему населению
Англии, что не нежелание правительства, а материальные условия и самая сущность большевизма делают невозможным установление мирных отношений и снабжение Запада "обильным"
хлебом и сырьем из России. Но в первом Ллойд Джордж ошибается, так как советское правительство, даже выполняя обязательство не посылать своих войск и своих пропагандистов в Азию,
все же не остановит движение, так как оно уже подготовило кадры местных агитаторов и местные войска; да, наконец, так просто и тем и другим переменить подданство, стать местными гражданами. По отношению к снабжению Запада из России, казалось бы, и без нового опыта пора понять, что экономическая
жизнь страны радикально разрушена и что ее не восстановить в
короткий срок. Всему миру нужно восстановление производительности России, но при коммунистическом строе, при большевистской милитаризации труда производительность восстановить
нельзя…
Большевистский режим может держаться только силою, поэтому ему нужна армия и нужна война, и нельзя верить в искренность мирных переговоров большевиков. Задача большевиков –
мировая революция, они этого не скрывают. Если они согласились начать переговоры о перемирии, то это доказывает только,
что они убеждены, что при этих переговорах успешнее поведут
свою пропаганду в Польше…
Сломить большевиков нельзя мирными переговорами и признанием советского правительства. Они только укрепляют их,
дают простор и авторитетность их пропаганде…
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Отклонив предложенную Ллойд Джорджем конференцию в
Лондоне, советское правительство умалило роль Англии и дало
понять, что считает спор с окраинными государствами внутренним русским делом, для решения коего не нужно вмешательства
Англии»10.
В ноябре 1920 г. советник российского посольства в Великобритании Е.В. Саблин прогнозировал подписание договора со
дня на день11, однако оно все затягивалось. Оценивая перспективы англо-советских переговоров, М.Н. Гирс в январе 1921 г. писал В.Н. Штрандтману (диппредставителю в Королевстве сербов,
хорватов, словенцев): «Я не говорю, что этот путь не может привести в конце концов к фактическому, а затем, быть может, формальному признанию большевиков, но для того, чтобы последнее
осуществилось, нужны столь крупные и действительные уступки
со стороны последних как в области их теоретических воззрений,
так и в практической деятельности, что большевизму как таковому этим самым может оказаться нанесен довольно серьезный
ущерб…»12. Видимо, это обстоятельство и являлось одной из
причин длительной разработки договора.
Анализируя советско-британские отношения, в январе
1921 г. «Руль» удивляется отсрочке подписания договора большевиками. С одной стороны, пишет газета, Советы хотят подписать это соглашение, а с другой – засыпают Англию все новыми
и новыми нотами, перечисляющими «грехи» Англии. Газета сама
же и отвечает на свое недоумение: «Но оно, напротив, вполне
понятно, и последовательно, если как мы убеждены, эти переговоры только средство для агитации, для возбуждения недовольства в английских рабочих»13. В другой статье, оценивая проект
договора, «Руль» пишет, что он пронизан духом взаимного недоверия, и находит уже другую причину затягивания подписания
этого документа: несмотря на то, что в нем оговорены обязательства обеих стран, тем не менее конкретно они касаются только
России14. Еженедельная берлинская газета «Время», развивая
мысль «Руля» об агитационно-пропагандистских целях большевиков при подписании соглашения, пишет о недовольстве советских властей проектом договора, полагая, что это связано с той
его частью, в которой советское правительство обязуется отка72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
заться от пропаганды в странах, входящих в сферу интересов Великобритании, ведь пропаганда для РСФСР – главный экспортный продукт. Авторы статьи были настолько уверены в скором
падении советского режима, что считали преувеличенным то
значение, которое придают широкие круги эмиграции возможности заключения этого договора, полагая, что «бумага эта ничего
не изменит в смысле задержания того социально-политического
процесса, который протекает сейчас в России»15.
Длительность переговоров вызывала у большей части эмиграции, с одной стороны, удовлетворение и радость, а с другой –
сарказм и иронию. Так, «Руль» сравнивает переговоры со сказкой
о белом бычке16, а поэт и сатирик Лоло (Л.Г. Мунштейн) увидел
в затягивании подписания торг с коробейником:
- «Ой, последняя коробушка
У советского посла.
Заведем с тобой, зазнобушка,
Расчудесные дела!»
Улыбаясь саркастически,
Красин, красный комиссар,
Разложил дипломатически
Весь награбленный товар.
- Есть и платина, и золото,
Но не ведает никто,
Сколько люду переколото,
Сколько крови пролито!…
Есть регалии священные
Собирателей-царей,
Есть иконы многоценные
И покровы с алтарей.
Есть меха и ткани разные,
Из купеческих хором…
Все богатства буржуазные
Присовдепил Совнарком.
За сережки, ожерелия,
За кремлевский горностай, –
Дай фабричные изделия,
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Паровозы, рельсы дай!
Ой, последняя коробушка
У советского посла.
Говори, скорей, зазнобушка,
Что для парня припасла?
- Досточтимые разбойнички,
(Отвечает джентльмен),
Ваши граждане – покойнички,
Но я рад начать обмен.
Где вы взяли драгоценности –
Это, так сказать, деталь.
Не люблю я откровенности,
Оскорбляющей мораль…
И хотя Его Величество
Не признало «москвичей», –
Все зависит от количества
И от качества вещей!»
Джордж то взглянет на коробушку,
То пощупает товар…
Ненасытную утробушку
Соблазняет комиссар.
Как поладят, как столкуются –
Угадать я не берусь.
Но… пока они торгуются,
Кто-то плачет… Плачет Русь!17
В феврале 1921 г. состоялась парижская конференция. Эмигранты ожидали обсуждения на ней «русского вопроса», а в частности, трех основных проблем: отношения к советскому правительству, долгов и определения (временно) границ России. Это
было тем более естественно, что к тому времени уже был опубликован проект англо-советского соглашения, поднимавший в числе
прочих эти вопросы. Корреспондент «Руля» Е. Шварц писал: «Само его опубликование английским правительством…, очевидно,
имело целью сделать сношения с советами предметом обсуждения
парижской конференции»18. Однако она уклонилась от этого. Как
считает все тот же журналист, причиной этого послужила опас74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
ность нового разъединения союзников – Англии и Франции19. Эта
конференция явилась одним из показательных моментов, продемонстрировавших, с одной стороны, отношение Запада к РСФСР,
с другой – к бывшим русским дипломатам, и отразила роль и возможности последних в современной политике.
Замалчивание «русского вопроса» на конференции никоим
образом не отразилось на подписании советского торгового соглашения с Англией, которое состоялось 16 марта 1921 г. Помимо неприятия этого акта, как подписанного незаконным, с точки
зрения эмиграции, правительством, этот документ мог иметь для
нее серьезные последствия, прежде всего для той ее части, которая проживала в Англии. Еще до того, как был заключен торговый договор, английское правительство предприняло ряд мер по
ограничению, а затем и полному прекращению деятельности
здесь бывшего русского посольства: отказ в пользовании шифром, конфискация денежных средств, числившихся на текущем
счету посольства, и других русских правительственных установлений в Лондоне, «принудительное» закрытие русского правительственного комитета и др.20 Поэтому вполне естественно, что
этот документ стал предметом обсуждения Совещания, созданного при Совете русских послов. Рассмотрев все возможные
юридические последствия этого акта, оно пришло к выводу, что
«нынешнее положение проживающих за границей и не признающих советской власти русских граждан заключенным соглашением не изменено и что поэтому российским представителям надлежит по-прежнему выполнять принадлежащие им по закону функции в прежней полноте и в деле сношений этих русских граждан с Англией»21. В апреле 1921 г. российским дипломатическим и консульским установлениям Канцелярией МИД
при главнокомандующем вооруженными силами на Юге России
А.И. Деникине (Париж) было направлено письмо, в котором относительно советско-британского соглашения говорилось, что
оно вызывает «тревожное внимание» среди эмигрантов, не признающих советской власти, «независимо от политической оценки
этого акта, в нем усматривают некоторую угрозу для непосредственных интересов, личных и имущественных, русской заграничной колонии, особенно в связи с возможностью, что примеру
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Англии последуют другие страны»22. Но и в этом документе повторялась мысль Совещания, что при внимательном рассмотрении этого соглашения большинство опасений неоправданны, положения эмигрантов оно не затрагивает. Кроме того, в документе
подчеркивалось, что «официальные агенты, которых Советское
правительство получает право назначить в Англию, не признаются за нормальных дипломатических или консульских представителей, а являются исключительно представителями по осуществлению соглашения»23, т.е. занимаются вопросами англосоветской торговли и визируют паспорта русских въезжающих в
Англию для торговли. В связи со всем вышесказанным российским дипломатическим и консульским представителям предписывалось принять все доступные меры к тому, чтобы английские
коллеги случайно, по неосведомленности не нарушили прежнего
существующего порядка, и не более того. Надо отметить, что заключение этого соглашения расстроило и планы тех слоев эмиграции, которые делали ставку на открытую интервенцию.
Каковы же, по мнению эмиграции, были причины англосоветского сближения? Российский посол в США Б.А. Бахметев
считал, что это, с одной стороны, заигрывание английского премьера с «домашними левыми, с другой – оппортунизм, вызываемый экономическим положением Англии…»24, т.е. причины
внутренней политики. М.Н. Гирс, напротив, полагал, что заключением договора Англия скорее стремилась оградить свои внешнеполитические интересы (Индия, Персия, Афганистан), «чем
добиться "товарообмена" с Россией, в возможность которого мало кто верит»25, хотя и не исключал, что есть также финансовые
и концессионные расчеты. Н.В. Савич пишет, что со стороны
Англии цель этого соглашения была вовсе не в торговле, а в «желании поддержать большевизм, продлить в России анархию, ускорить гибель ее экономической и политической мощи. Словом,
это явная война против русского народа в целом»26. Часть русской эмиграции, разделявшей эту точку зрения, даже выступила с
письменным протестом против англо-советского соглашения,
указывая, что оно морально укрепит большевиков и принесет
России много лишений, ничего не дав английскому народу27.
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
Англо-советское соглашение было первой весточкой перемен
на международной арене. Советская Россия получила первую
поддержку среди европейских держав, традиционных исторических союзников России. Н.В. Савич считает, что с подписанием
этого документа произошло фактическое признание большевиков, которое незамедлительно приведет и к юридическому28.
Несмотря на негативное отношение к соглашению, эмиграция не могла игнорировать тот факт, что оно явилось громадным
успехом советской дипломатии. «Россия, которую думали вычеркнуть из мировой карты, оказывается теперь одним из сильнейших государств, – писал "Новый мир". – Разоренная, изнуренная, она стоит на такой высоте международного могущества,
которой не достигала никогда…»29. Газета «Время» шла дальше
и видела в этом не только успех советского государства, но и залог будущей безопасности России после падения большевиков30.
В одном из писем бывшего министра-резидента в Дармштадте
С.Д. Боткина М.Н. Гирсу относительно этого соглашения читаем:
«Как ни неприятна эта новая "победа" большевиков, она не является вполне неожиданной. Особенно реальное значение соглашение это вряд ли будет иметь, но, конечно, поднимет падающий
престиж советской власти», что, как он полагал, продлит ее существование31.
Эмигранты отмечали, что большая часть соглашений (прежде всего торговых) первой половины 1920-х гг. не означает признание советского режима, а является результатом экономической заинтересованности определенных кругов Запада. Поэтому
они считали, что надо четко разделять практическое и политическое значение подобных документов. Русские за рубежом подчеркивали, что для европейских правительств эти соглашения
имели целью прежде всего практическую выгоду, советское же
правительство было заинтересовано главным образом в политических результатах.
Исследователь А. Лысенко считает: «Общение россиян с народами стран Европы – тот единственный плюс, который русские
эмигранты видели в череде дипломатических побед советского
режима»32. На самом деле это не совсем так. Безусловно, русское
зарубежье не было единым в своем мнении, поэтому некоторая
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
часть эмиграции находила свои плюсы и в собственно экономической стороне соглашений, а также в развитии русской дипломатии, в важности некоторых советских дипломатических побед
для России как таковой и для ее будущего. Наибольшими противниками экономической блокады и сторонниками немедленного признания советской власти было левое крыло эмиграции (в
частности, левые меньшевики и левые эсеры). Однако, думается,
было бы преувеличением считать, что именно их совместные
усилия в этом направлении, как считает российский историк
П.К. Антропов (вслед за исследователем-эмигрантом М. Назаровым) «привели к тому, что под их влиянием западные социалистические демократии признали власть большевиков»33.
Еще одно обстоятельство, накладывающее отпечаток на восприятие эмиграцией внешней политики, – это ее зависимость от
политики тех стран, в которых она проживала. Может быть,
именно поэтому в русской зарубежной прессе редко критиковались международные шаги европейских держав, критика если и
была, то достаточно сдержанная. Другое дело страны Востока. О
них писали и говорили больше. Политика же западных стран
критиковалась опосредованно, публикацией материалов на исторические темы с выводами о негативной роли иностранцев в российской истории. Прежде всего, это касалось англичан. Так, например, «Время», писало: «И если в частной жизни принято искать во всяком бедствии – женщину, то в русской государственной жизни при всякой встряске нас приучили искать "англичанку"… Нас никто не учил, но мы убеждены, что вы боитесь сильной и цельной России, как боялись когда-то сильной Франции, и
что единственная держава на всем свете, интересы коей сталкиваются с нашими, – Англия… Когда миллионы русских трупов
преградили путь немецким полчищам в Кале и Дувре, вы втихомолку потащили к себе первый транспорт русского золота как
залог за оружие, которым вы нас снабдили, чтобы с ним за вас
умереть. Эту подлость вы завершаете теперь другой, вонзающей
нам нож в грудь и в спину: истекающую кровью и слезами Россию, спасшую вас от немцев, а теперь спасающую от коммунизма, вы отбрасываете от ее последней победы – победы над собой»34. Естественно, что, критикуя европейские правительства,
78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
эмигрантские газеты, как правило, «забывали» о тех государствах, на территории которых они издавались. Исследователь
А. Лысенко называет это «сковывающей ролью эстетического
аспекта проблемы», отмечая, что русская периодика Германии
подвергла политику Англии большей критике, нежели подписанный позже советско-германский договор: «Одно дело критиковать политику далекой Англии, другое – выступать против того
правительства, под защитой которого на положении гостей находились в Берлине россияне. Ситуация обострялась: если Германия идет навстречу большевикам, значит, под вопросом оказывался статус их антиподов-эмигрантов?»35
Таким образом, надо отметить, что эмиграция по-разному
оценивала англо-советский договор. Но в любом случае относилась к нему не только и не столько как к документу международной дипломатии. Во-первых, большая ее часть относилась к нему
изначально с антисоветских позиций, т.е. как к документу, с одной стороны, незаконному, по ее мнению, с другой стороны, как
к акту, который продлит его существование, а соответственно и
ее пребывание за границей. Во-вторых, эмигранты рассматривали его с собственно эмигрантской точки зрения, т.е. с точки зрения его влияния на положение эмиграции в Англии. Если же говорить о его оценке русским зарубежьем именно под углом международной политики, то здесь отношение зависело от личных,
партийных симпатий не только в отношении РСФСР, но и в отношении Великобритании. Кроме того, эмиграция выделяла во
внешнеполитических документах, в том числе и в этом договоре,
три составляющие – собственно политическую, экономическую и
идеологическую (агитационно-пропагандистскую), неизменно
подчеркивая важность и приоритетность последней для Советов.
Важно отметить и тот момент, что в эмиграции любой международный акт рассматривался под двумя углами – как успех или
провал советской дипломатии и лишь потом как значимый или
нет для России как государства, для ее будущего, для геополитики в целом.
Примечания
1
Руль. 1921. 20 янв. № 53.
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
2
Советские восточные переговоры // Руль. 1921. 3 апр. № 114.
ГАРФ. Ф. 6055. Оп. 1. Д. 20. Л. 1.
4
Советско-турецкий договор // Руль. 1921. 15 апр. № 124.
5
См.: ГАРФ. Ф. 6055. Оп. 1. Д. 20. Л. 4-5.
5
См., например: Советские восточные переговоры // Руль. 1921. 3 апр.
№ 114; Европа и русский вопрос // Там же. 22 дек. № 334.
6
Набоков К.Д. Испытание дипломата. Стокгольм, 1921. С. 188-189.
7
См. подробнее: Кононова М. Структура, статус и механизм функционирования российских дипломатических загранучреждений в эмиграции (1917 – 1925) // Русская эмиграция в Европе: 20 – 30-е гг. ХХ в. Вып. 2.
М.; СПб., 2005. С. 30-31.
8
Бобрищев-Пушкин А.В. Патриоты без отечества. Л., 1925. С. 20.
9
ГАРФ. Ф. 5760. Оп. 1. Д. 50. Л. 5-8.
10
Маргулиес М.С. Год интервенции. Кн. 3. Берлин, 1923. С. 261.
11
«Чему свидетели мы были…». Переписка бывших царских дипломатов. 1934 – 1940: Сб. докл.: В 2 кн. М., 1998. Кн. 2. С. 403.
12
Новая отсрочка. // Руль. 1921. 21 янв. № 54.
13
Англо-советский договор // Там же. 29 янв. № 61.
14
Время. 1921. 7 февр. № 136.
15
Просветление // Руль. 1921. 16 янв. № 50.
16
Мунштейн Л.Г. (Лоло). Советская «коробушка» (Пародия) // Мунштейн Л.Г. (Лоло). Пыль Москвы: Лирика и сатира. Париж, 1931. С. 159160.
17
Шварц Е. Русский вопрос на парижской конференции // Руль. 1921.
1 февр. № 63.
18
Шварц Е. Итоги конференции // Там же. 5 февр. № 67.
19
См.: Набоков К.Д. Испытание дипломата. С. 193.
20
Цит. по: Миронова Е.М. Дипломатические представительства белой
России в эпоху революций, Гражданской войны и эмиграции. (История
деятельности. Создание новых форм, Принцип существования) // Диаспора. СПб., 2004. Вып. 6. С. 129; Она же. Дипломатическое ведомство антибольшевистской России // Проблемы истории русского зарубежья: материалы и исследования. Вып. 1. М., 2005. С. 107.
21
ГАРФ. Ф. 5680. Оп. 1. Д. 18. Л. 24.
22
Там же. Л. 24-25.
23
Там же. Д. 6. Л. 92.
24
Чему свидетели мы были… Кн. 2. С. 403.
25
Библиотека-фонд «Русское зарубежье» (далее РЗ). Ф. 7. Оп. 1. Ед.
хр. 1. Л. 13.
26
Там же. Ф. 7. Оп. 1. Ед. хр. 1. Л. 14 об.
27
См.: РЗ. Ф. 7. Оп. 1. Ед. хр. 1. Л. 17 об.
28
Новый мир. 1921. 6 апр. № 55.
3
80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
29
См.: Cajus. Недоказанное // Время. 1921. 25 апр. № 147.
ГАРФ. Ф. 5680. Оп. 1. Д. 11. Л. 86-87.
31
Лысенко А. Голос изгнания. Становление газет русского Берлина и
их эволюция в 1919 – 1922 гг. М., 2000. С. 81.
32
Антропов П.К. История отечественной эмиграции. Ч. 1. Астрахань,
1996. С. 106; Назаров М. Миссия русской эмиграции. М., 1994. С. 48.
33
Vox. Ссора. Два мнения // Время. 1921. 11 апр. № 145.
34
Лысенко А. Голос изгнания… С. 77.
30
Н.В. Страхова
Москва 1934 г. глазами
финских журналистов
Внешний вид города и его горожан всегда является показателем социальных процессов, происходящих в стране. Изменения
отчетливо видны на городских улицах, в домах, в поведении людей. Появление новых и исчезновение старых социальных слоев,
повышение и понижение культурного уровня жителей, снижение
общего уровня жизни – все это отражается на самом городе. Динамика внешнего вида города фиксируется его постоянными жителями, но горожане привыкают к некоторым новым явлениям,
для них повседневным и привычным, а иностранцы, наоборот,
заостряют внимание на нововведениях. Именно поэтому анализ
впечатлений заграничных гостей дает очень интересную информацию о городе и его жителях.
Облик большинства крупных советских городов на протяжении 20 – начала 30-х гг. менялся. Особенно ярко подобные изменения прослеживались в Москве. В 1934 г., когда отношения между СССР и Финляндией стабилизировались, делегация финских
журналистов была приглашена в Советский Союз. Гостям собирались продемонстрировать достижения народного хозяйства
Советского государства. Поэтому Всесоюзное общество культурных связей с заграницей (ВОКС) организовало для финнов
поездки по стране, особое внимание было уделено знакомству со
столицей первого социалистического государства – Москвой. По
окончании поездки в финской прессе появился целый ряд статей
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
о жизни в СССР, о Москве. К 1934 году страна уже завершила
восстановление экономики, шел процесс индустриализации. Советская пропаганда заявляла о высоком уровне жизни советских
граждан, их материальном достатке, внушалась мысль о превосходстве советского образа жизни. Что же увидели финские журналисты в Москве через 17 лет после Октябрьской революции?
Поскольку делегация финнов была приглашена по линии
Всесоюзного общества культурных связей с заграницей, то сотрудниками ВОКС в течение всего года проводилось выявление
позиций ее членов, для чего собирались статьи финской прессы,
где даже косвенно упоминалось о поездке в СССР. По результатам проделанной работы были подготовлены информационные
сводки финской печати ВОКС за май – ноябрь 1934 г.1 При анализе данного источника необходимо учитывать ряд специфических особенностей. Во-первых, советскими служащими осуществлялась именно выборка публикаций финских газет, а не подбор
всех упоминаний: могли искать резко отрицательные высказывания в подтверждение антисоветской пропаганды в Финляндии и
хвалебные статьи, иллюстрирующие преимущества советского
строя (кстати, таких статей в 1934 г. в финской печати советскими сотрудниками выявлено не было). Во-вторых, финские журналисты являлись носителями определенных идеологических
взглядов. В 1934 г. СССР посещали журналисты правых газет
“Аян суунта”, “Ууси суоми”, “Гельсингин саномат”, печать социал-демократического направления не была представлена в составе делегации. В-третьих, многие финские граждане знали русский язык и неплохо представляли себе дореволюционную Москву. Правда, работая со статьями в газетах “Аян суунта”, “Ууси
суоми”, “Гельсингин саномат”, необходимо четко представлять,
что задачей их стало не столько рассказать правду о Москве и
москвичах, сколько подтвердить целый ряд тезисов, среди которых можно выделить следующие: “опасность с Востока”, превращение СССР в военизированный лагерь, резкое падение уровня жизни в Советском Союзе.
Старая Москва в памяти финских граждан осталась городом
тихим, патриархальным, на чистых улицах которого прогуливались хорошо одетые, никуда не торопящиеся горожане. Многих
82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
интересовало, как она изменилась, став столицей Советского государства. Безусловно, какая-то информация о городе и его жителях попадала в Финляндию, но сами финны неоднократно подчеркивали, что “особенно важно получать действительные сведения, а не рекламные воззвания о СССР”2, и воспользовались предоставленной возможностью.
Финская делегация посетила Советский Союз в мае 1934 г.,
после чего среди уже привычных статей о голоде в СССР, ужасах
жизни в Восточной Карелии, агрессивных устремлениях советских лидеров появились заметки, освещающие столицу Советского государства.
Большое количество статей финских журналистов было посвящено впечатлениям от Москвы. Заметили журналисты, что в
столице ведется широкомасштабное строительство. Новостройки
впечатлили финнов своим размахом, размерами, аляповатым декором. Журналисты подчеркивали, что новые дома не вписываются в городской ландшафт, а ломают и переделывают его3.
Финны также отметили снос ряда зданий, исчезновение памятников, с которыми ассоциировалась старая Москва. Часто сообщалось об исчезновении храмов4. Многие обратили внимание на
внешний вид города: “Какие-то серые, грязные улицы, мрачные
дома, повсюду разбросан мусор, под ногами – шелуха от семечек”5. Грязь на улицах города стала сквозной темой для целого
ряда репортажей, причем акценты расставлялись следующим образом – не постоянные стройки приводят к загрязнению города, а
люди, бросающие мусор прямо себе под ноги: “...сами москвичи,
прогуливаясь по улицам города, бросали мусор прямо на тротуары, которых, впрочем, не видно под слоем грязи”6. Некоторые
журналисты отмечали: Москва – это уже не тот тихий патриархальный город, каким он был при царском правительстве, а новая, вечно спешащая и куда-то опаздывающая столица7. Поразило финнов мирное сосуществование автомобилей и лошадей8.
Важную роль в своих репортажах финские журналисты отводили описанию самих москвичей и их жилья. У делегации
сложилось мнение, что основными занятиями жителей Москвы
стали добыча продуктов питания и стояние в очередях9. Журналисты постоянно писали о голоде, царящем в столице, людях, бе83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
гающих в поисках еды и готовых часами стоять неизвестно за
чем. Кстати, подобные настроения были подкреплены впечатлениями от поездки в Киев. Что касается внешнего облика, то москвичи, по впечатлениям финнов, были очень плохо одеты. Журналисты чаще всего употребляли не слово “одежда”, а слова
“лохмотья”, “обноски”. Писали, что советские граждане донашивали все старое; людей в новых модных вещах не встретить на
улицах города. Среди цветовой гаммы преобладали черный, темно-серый, оттенки коричневого. Вообще жизнь на улицах города
для финских граждан оказалась окрашенной в темные цвета10.
Интересно, что в тех же статьях сами финны подчеркивали: “Комиссар иностранных дел и наркомовские чиновники одеты весьма неплохо”11. Неоднократно в финской печати появлялись сведения о коммунальных квартирах, квартирах в полуподвальном и
подвальном этажах12. Отмечалось резкое увеличение числа горожан, из-за которого, по мнению журналистов, и приходилось
создавать коммуналки. С сожалением писали финны о невозможности переговорить с жильцами подобных квартир и выяснить их отношение к решению квартирного вопроса. Еще более
сильные впечатления на членов делегации произвели военные
учения среди гражданского населения, проводившиеся в городе.
По их наблюдениям, граждане занимались военной подготовкой
прямо на улицах, охотно маршировали, учились обращаться с
оружием13. Многие видели колонны мужчин и женщин, двигающихся строевым шагом под руководством военных. Увиденное
позволяло делать выводы о милитаризациии жизни гражданского
населения Москвы. А то, с какой самоотдачей москвичи включались в подобные учения, лишний раз подтверждало тезис о подготовке СССР к войне.
В целом ряде статей финские журналисты говорили о нищете, крайне низком жизненном уровне, уменьшении потребностей
москвичей и их неопрятности, загрязненности улиц и жилья, общем отставании от уровня царской России. Постоянно присутствовало сравнение советской Москвы с Москвой дореволюционной, причем все выводы делались не в пользу нового города. Наблюдения финских журналистов позволяют нам говорить о маргинализации москвичей. Логичные после Октября изменения в
84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
общественном сознании сломали старую городскую культуру со
всеми ее атрибутами, что особенно бросалось в глаза иностранцам. Формировался новый тип города – города советского, в котором могло существовать только необходимое для советского
общества. Тихая патриархальная Москва превратилась в центр
крепости под названием “Страна Советов”. Москва дореволюционная исчезла, на ее месте возникла другая, но эту другую финны
еще не узнали.
Конечно, необходимо помнить, что впечатления финских
журналистов были поверхностными. В общей сложности в СССР
делегация пробыла около месяца, в самой Москве – неделю. У
финнов отсутствовала свобода передвижения по городу, советские представители повсюду сопровождали своих подопечных.
Журналисты не имели возможности взять интервью у рядовых
советских граждан. Следует также принимать во внимание политическую ангажированность членов делегации, их уверенность в
том, что “коммунисты могли причинить стране и народу лишь
вред”14. Даже с учетом этих обстоятельств выявляется несоответствие радужной картины советского образа жизни, нарисованного средствами массовой информации Советского Союза, и советской реальности. Грязь, голод, нищета, господство военщины –
вот далеко не полный перечень того, что увидели на улицах Москвы в 1934 г. Можно предположить, что в других городах ситуация обстояла еще хуже, чем в столичной Москве, но все это
скрывалось под красивыми рекламными вывесками.
Примечания
1
Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. Р. –
5283. Оп. 5. Д. 580 –586.
2
Там же. Д. 585. Л. 27.
3
Там же. Д. 581. Л. 162.
4
Там же.
5
Там же. Д. 581. Л. 163; Л. 165.
6
Там же. Д. 586. Л. 37; Л. 39; Л. 56.
7
Там же. Д. 580. Л. 8; Л. 12.
8
Там же. Д. 584. Л. 5.
9
Там же. Д. 580. Л. 9; Д. 581. Л. 175.
10
Там же. Д. 580. Л. 7; Д. 581. Л. 160; Д. 582. Л. 15.
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
11
Там же. Д. 586. Л. 39.
Там же. Д. 580. Л. 15.; Д. 581. Л. 176.; Д. 582. Л. 5.
13
Там же. Д. 580. Л. 7; Д. 584. Л. 10.; Д. 585. Л. 26.
14
РГАСПИ. Ф. 518. Оп. 1. Д. 18. Л. 92.
12
Ю.Ю. Иерусалимский, Б.А. Тюрин
Начальный этап отечественной историографии
избирательных кампаний середины 1990-х гг.
в Российской Федерации
В отечественной историографии накоплен существенный
опыт изучения как истории различных политических партий, избирательных кампаний в I – VII Государственные Думы, так и
государственных институтов. При этом приоритетное внимание
исследователей уделялось дореволюционному и советскому периодам деятельности властных органов и политических организаций1, тогда как проблема изучения избирательных кампаний
периода 1990-х гг. в России не получила должного освещения.
Историография данной темы начала складываться в середине
90-х гг. XX в. В этот период в России появляются первые исследования, посвящённые проблемам выборов 1993 и 1995 гг. Вначале данных работ немного, но к концу XX столетия их количество начинает расти. Подавляющее большинство исследований
касалось общероссийских аспектов подготовки и проведения выборов2, и лишь некоторые авторы сосредоточивали своё внимание на региональных особенностях данной проблемы3.
В период 1993 – 1999 гг. выходили издания, затрагивавшие
общие проблемы развития российского парламентаризма в контексте модернизации государственно-политического строя РФ4.
В них поднимались вопросы исторической преемственности Государственных Дум царской и современной России, приводились
картины становления и эволюции института парламентаризма,
изучались методологические аспекты развития российского парламента и др. Одна из таких работ принадлежала перу председателя V Государственной Думы России И.П. Рыбкина5.
86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
По мере становления политической системы России в начале
90-х гг. XX в. происходил процесс складывания и оформления
абсолютного большинства политических партий, блоков, союзов
и движений. В это время появляются работы, посвящённые деятельности разного рода политических организаций, затрагивающие среди прочего и проблемы участия избирательных объединений в ходе выборов 1990-х гг.6
Вопросам систематизации и подразделения общего числа депутатов Государственной Думы РФ на отдельные группы относительно их экономических интересов посвящена работа
О.Т. Вите. Исследователь рассматривает процессы влияния регионов на выборы различных представителей депутатского корпуса, указывая на их прямую взаимосвязь7.
Работа А.А. Собянина «Тайна выборов 12 декабря: действительно ли в декабре 1993 года Россия проголосовала за Жириновского» помогает пролить свет на количественные итоги результатов народного голосования в 1993 г.8 Автор, являясь экспертом
Специальной рабочей группы по исследованию выборов и референдумов, подчеркивает в своей статье, что после событий сентября – октября 1993 г. федеральная исполнительная власть была
крайне заинтересована в закреплении и легитимном оформлении
занятого ею доминирующего положения в обществе. А этого
можно было достичь путём скорейшего принятия устраивавшей её
Конституции и формирования нового федерального парламента,
обладавшего меньшими властными полномочиями, чем распущенные Съезд народных депутатов и Верховный Совет РФ.
А.А. Собянин представил примерные итоги общего объёма
фальсификаций на выборах и референдуме 12 декабря. По его
мнению, в декабре 1993 г. «Россия не проголосовала за Жириновского. А "проголосовали" за него почти повсеместно трусливые и малопопулярные местные начальники, желавшие во что бы
то ни стало быть избранными в Совет Федерации»9.
Анализ и прогноз расклада политических сил, претендовавших на места в парламенте 17 декабря 1995 г., дал в своей статье
В. Тимошенко10. Фаворитами избирательной кампании 1995 г. в
порядке расстановки по прогнозу голосования у него названы КП
РФ, ЛДПР, «Яблоко», АПР, «ДВР – Объединённые демократы» и
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
«Женщины России». Более или менее реальную конкуренцию в
политической борьбе за парламентские кресла им способны были
составить, по мнению автора статьи, лишь пять партий – «Наш
дом Россия», Конгресс русских общин, Блок Ивана Рыбкина,
«Вперёд, Россия» и Партия самоуправления трудящихся. В итоге
Государственная Дума «порозовеет», станет более центристской,
сохранит часть прошлого состава депутатов и будет работать более профессионально.
Исследование М. Макфола «Осмысление парламентских выборов 1993 года в России» позволяет составить представление о
течении, общем направлении и итогах первой избирательной
кампании в Российской Федерации11. Говоря о последствиях
данных выборов, автор отмечает, что новая Дума пока не играет
дестабилизирующей роли предшествующего парламента, однако
первое политически значимое голосование в ней (предоставившее амнистию А.В. Руцкому, Р.И. Хасбулатову и ряду участников октябрьских событий) позволяет предположить, что внеконституционные конфликты возможны в ней и в будущем.
Общий вывод исследователя сводится к тому, что в регионах
РФ в рассматриваемый период ещё очень сильным является
влияние леворадикальной и национал-радикальной оппозиции. В
качестве подтверждения данного тезиса он рассматривает победу
на выборах коммунистической и либерально-демократических
партий. Вместе с тем, М. Макфол высказывает надежду на углубление и расширение демократических процессов в российском обществе, связывая их с деятельностью избирательного
объединения «Демократический выбор России», Партии Российского единства и согласия и блока «Яблоко».
Осмысление общих закономерностей электорального поведения и попытки построения моделей избирательных кампаний
сделаны в статье Л. Кесельмана и М. Мацкевич12. Высокая степень неоднородности политической ситуации в стране в 1993 г.
требовала тщательного анализа специфики становления массового сознания в каждом из её ключевых регионов. В результате
своего исследования авторы пришли к выводу о том, что политические ориентации жителей разных городов России различаются
не только количественными характеристиками сторонников и
88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
противников реформ или правительства, но и направлением развития этих отношений. Со всей очевидностью данную тенденцию продемонстрировали итоги выборов 1993 г., когда по отдельным видам голосования разброс голосов по отношению к
одной и той же партии или блоку в различных регионах России
составил от 3 до 80%13.
Свой взгляд на особенности развития Российского государства, в частности на содержание ряда статей Конституции 1993 г.
и оформление основных программных документов различных
партий и движений, излагает в работе «Проблемы становления
демократического государства в России» В. Дзодзиев14. Исследователь считает, что принятая в чрезвычайных обстоятельствах
новая Конституция была приспособлена в основном для юридического оформления и закрепления господствующего положения
правящей на тот момент политической группировки, наделения
широчайшими полномочиями Б.Н. Ельцина, ограничения реального и общественного влияния парламента и Конституционного
Суда, оказавшихся в оппозиции к президенту. Он указывает на
отсутствие в Основном Законе возможностей для парламентского
контроля над деятельностью исполнительной власти по реализации законов.
Проведя анализ программных документов различных политических партий, В. Дзодзиев пришёл к выводу, что данные документы либо ограничивались провозглашением общих популярных лозунгов по реформированию российской государственности (призывы к демократии, свободе, правам человека и т.д.),
либо предлагали вернуться назад к советской модели государственного строительства, либо выступали с отдельными требованиями политического реформирования страны15.
В целом, по мнению В. Дзодзиева, эффективность государственной власти начала снижаться ещё в период перестройки, что
было связано с общей кризисной ситуацией в стране и ослаблением коммунистической идеологии и власти КПСС в обществе.
Непосредственно по теме выборов 90-х гг. XX столетия в данной
работе приведены лишь общие сведения, касающиеся предвыборной ситуации и расстановки политических сил накануне избирательных кампаний.
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
На проблеме гражданского общества и перспектив развития
демократии в России останавливается в своём научном докладе
авторский коллектив во главе с Б.В. Михайловым под эгидой
Российского научного фонда фундаментальных исследований16.
Авторы, анализируя ход и итоги выборов в Федеральное Собрание в декабре 1993 г., подчёркивают, что опыт данных выборов
свидетельствует о появлении в стране ростков политической
культуры. Выборы послужили мощным катализатором формирования новой общественности в России. Они дали начало новому
поколению политических активистов, которое продемонстрировало эффективность разного рода форм политического действия
и политической коммуникации, в число которых вошли организация предвыборных кампаний, публичных дебатов и т.д. В приложении к данному изданию также подробно освещается вопрос
возникновения политических партий и формирования многопартийной системы в России.
Ход избирательных кампаний 1993, 1995 гг. был проанализирован в работах С. Заславского, Г. Белонучкина и историкостатистическом исследовании «Выборы депутатов Государственной Думы 1995 г. Электоральная статистика»17. Данные работы особо важны для понимания природы принципов организации
и проведения выборов как важнейшего института функционирования публичной власти в современных политических обществах. В них проводится анализ действовавших на тот момент федерального и регионального законодательств, касавшихся вопросов организации и работы выборных институтов в части правового регулирования, политических прав и свобод, юридических гарантий, процедур и избирательных действий.
Процесс формирования политических партий и блоков для
участия в выборах в Федеральное Собрание 1993 г., основные
мотивы предвыборной пропаганды, картину общего соотношения политических сил накануне выборов, их итоги и результаты
освещает в своей работе «Политическая история современной
России» В.В. Согрин18. Исследователь указывал на то, что декабрьские выборы серьёзно изменили расстановку политических
сил в России и обозначили новую перспективу общественного
развития страны. Их основными итогами, по мнению В.В. Со90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
грина, были усиление оппозиции и, как следствие, корректировка
политического и экономического курса страны президентом и
правительством.
Достаточно детальная и подробная характеристика течения
парламентских выборов 1993 и 1995 гг. представлена в исследовании «Россия: партии, выборы, власть»19. Данное издание посвящено вопросам развития многопартийности в России с 1989
по 1996 г., причём особое внимание на его страницах уделено
проблеме демократических выборов высшей законодательной и
исполнительной власти. Авторский коллектив стремился рассмотреть процесс формирования политической элиты в России
начиная с 1993 г., оценить предвыборную ситуацию в стране, показать расстановку политических сил накануне выборов, дать характеристику предвыборных платформ участников избирательных кампаний, выделить основные причины и слагаемые успеха
политических партий, блоков и их лидеров, оценить итоги и уроки выборов.
Анализ хода парламентских выборов 17 декабря 1995 г., порядка формирования и деятельности избирательных комиссий,
статуса избирательных объединений, номинации и регистрации
кандидатов, правил предвыборной агитации, финансирования
выборов, а также проблема конфликтов в избирательном процессе, способов их разрешения и др. рассматриваются в исследовании В.Я. Гельмана20. В данной статье приводится ряд сравнений
основных характеристик электоральной формулы 1995 г. с выборами 1993 г., в результате чего автор приходит к выводу о неизменности электоральной формулы в ходе обоих выборов.
Среди коллективных исследований, где также затрагивались
проблемы предвыборных событий и непосредственно избирательных кампаний 1993 г., следует назвать работы «Очерки парламентского права» и «Парламентаризм в России: опыт и перспективы»21.
Помимо общероссийских тенденций политической истории и
хода выборов 90-х гг. XX в., ряд отечественных исследователей
сосредоточили своё научное внимание на региональном аспекте
избирательных кампаний в указанный период. К числу таких ра91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
бот следует отнести произведения Н.П. Кутырева, Н.А. Поповой,
С.В. Юсова, В.Н. Ткачёва и А.И. Харьковского22.
Данные труды представляют собой научно-практические пособия, в которых рассматривается и обобщается опыт проведения
выборов и практика разрешения избирательных споров в ходе
проведения избирательных кампаний различных уровней в период с 1993 по 1999 г. в Ростовской области. Эти работы созданы
на основе конкретных решений судов различных инстанций,
многочисленных примеров из практики прокуратуры и деятельности избирательной комиссии Ростовской области. Фактический материал, приведённый в данных сборниках, может быть
полезен для сравнения и анализа хода выборов и деятельности
избирательной комиссии Ярославской области в указанные временные рамки.
Таким образом, значительная часть работ отечественной историографии середины – второй половины 1990-х гг., посвящённая проблеме подготовки и проведения выборов 1993 и 1995 гг.,
весьма политизирована, имеет тенденциозный и пристрастный
характер, часто освещает исследуемую ситуацию лишь в том
свете, который нужен и важен автору труда. Этот факт объясняется тем, что данные книги были написаны, как правило, по свежим следам и авторы не смогли или не захотели абстрагироваться от личных оценок и эмоций, которые будили в них происходившие события. Вместе с тем, данные исследования сыграли
большую роль в сборе широкого комплекса документальных материалов по теме, продемонстрировали попытки первого анализа
событий.
Примечания
1
См., например: Городецкий Е.Н. Рождение Советского государства.
М., 1965; Лепешкин А.И. Советы – власть трудящихся. 1917 – 1936. М.,
1966; Гимпельсон Е.Г. Советы в годы интервенции и гражданской войны.
М., 1968; Кукушкин Ю.С. Сельские Советы и классовая борьба в деревне
(1921 – 1932 гг.). М., 1968; Разгон А.И. ВЦИК Советов в первые месяцы
пролетарской диктатуры. М., 1977; Селунская Н.Б., Бородкин Л.И., Григорьева Ю.Г. и др. Становление российского парламентаризма начала
XX века. М., 1996; Монякова О.А. Партийно-политическая жизнь россий-
92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
ской провинции и думские предвыборные кампании (1906 – 1914 гг.): Автореф. дис. … канд. ист. наук. Иваново, 2004; и др.
2
См.: Афанасьев М.М. Поведение избирателей и электоральная политика в России // Полис. 1995. № 3; Беляева Л. Партийно-политические элиты и электоральные процессы в России. М., 1996; Васильев В. Выборы в
Государственную Думу: правовые проблемы. М., 1995; Васильева Т. Федеральное Собрание России. Опыт первых выборов. М., 1994; Выборы депутатов Государственной Думы 1995 г. Электоральная статистика. М., 1996;
Марков С. Избирательные объединения на парламентских выборах. М.,
1996; Митрохин С. Выборы 17 декабря как этап становления многопартийной системы в России. М., 1996; Петров Н. Парламентские выборы
1995 года в России. М., 1996; и др.
3
См.: Афанасьев М.М. Изменения в механизме функционирования
правящих региональных элит // Полис. 1994. № 6; Бадовский Д.А., Шутов А. Региональные элиты в постсоветской России: особенности политического участия // Там же. 1995. № 6; Бузин А. Влияние социальноэкономического развития регионов на итоги выборов в Государственную
Думу Федерального Собрания второго созыва // Там же. 1996. № 1; Голосов Г. Поведение избирателей в России: теоретические перспективы и результаты региональных выборов // Там же. 1997. № 4; Григорьев О. Региональная ситуация в России после декабрьских выборов: анализ основных
тенденций и политических итогов местных выборов весной 1994 г. М.,
1995; Смирнягин Л. Российские регионы накануне выборов-95. М., 1995; и
др.
4
См.: Лысякова Л. Фракции и блоки российского парламента. М.,
1993; Мндоянц С. Парламентаризм в России: опыт и перспективы. М.,
1994; и др.
5
См.: Рыбкин И.П. Российский парламентаризм. Проблемы методологии // Государственная Дума. 1906 – 1917. Стенографические отчёты. Т. 1.
М., 1995.
6
См.: Краснов В.Н. Система многопартийности в современной России. М., 1995; Куксин А.К., Кодин Е.В. Политические партии России. М.,
1993.
7
См.: Вите О.Т. Центризм в российской политике // Полис. 1994. № 4.
8
См.: Собянин А.А. Тайна выборов 12 декабря: действительно ли в
декабре 1993 года Россия проголосовала за Жириновского // Открытая политика. 1995. № 4.
9
См.: Там же. С. 26.
10
См.: Тимошенко В. Левые. Правые. Центр. Расклад политических
сил, претендующих на места в новом парламенте // Российская Федерация.
1995. № 20.
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
11
См.: Макфол М. Осмысление парламентских выборов 1993 года в
России // Полис. 1994. № 5, 6.
12
См.: Кесельман Л., Мацкевич М. Выборы без неожиданности. Некоторые характеристики партийных электоратов // Открытая политика. 1995.
№ 6.
13
См.: Там же. С. 3.
14
См.: Дзодзиев В. Проблемы становления демократического государства в России. М., 1996.
15
См.: Там же. С. 5.
16
См.: Гражданское общество и перспективы демократии в России
/ Под ред. Б.В. Михайлова. М., 1994.
17
См.: Белонучкин Г. Выборы-1995. Законодательство, механизм и
возможные участники выборов в Государственную Думу и формирования
Совета Федерации в декабре 1995 года. М., 1995; Выборы депутатов Государственной Думы 1995 г. Электоральная статистика. М., 1996; Заславский С. Власть и партии. Партийно-политический состав Федерального
Собрания. М., 1994.
18
См.: Согрин В.В. Политическая история современной России.
1985 – 1994: От Горбачёва до Ельцина. М., 1994.
19
См.: Россия: партии, выборы, власть / Под ред. В.Н. Краснова. М.,
1996.
20
См.: Гельман В.Я. Избирательные кампании в России: испытание
электоральной формулы // Полис. 1996. № 2. С. 84 – 99.
21
См.: Очерки парламентского права / Под ред. Б.Н. Топорнина. М.,
1993; Парламентаризм в России: опыт и перспективы. М., 1994.
22
См.: Кутырев Н.П., Попова Н.А. Демократия и выборы. Ростов н/Д,
1999; Юсов С.В., Ткачёв В.Н., Харьковский А.И. Избирательные споры в
ходе федеральных, региональных и местных выборов. М., 1999.
94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
ИСТОРИЯ ЯРОСЛАВСКОГО КРАЯ
Е.В. Спиридонова
Источники по истории
археологического изучения Ярославского края
в XIX – начале XX в. в архиве ИИМК РАН
Институт истории материальной культуры (ИИМК) РАН является прямым наследником старейшего государственного археологического учреждения России – Императорской археологической комиссии (ИАК), образованной в Санкт-Петербурге в
1859 г. После революции, в 1918 г., на основе ИАК была создана
Российская Государственная Археологическая комиссия, которая
в 1919 г. была преобразована в Российскую Академию истории
материальной культуры (РАИМК), а затем, в 1926 г. – в Государственную Академию истории материальной культуры (ГАИМК).
В 1937 г. ГАИМК преобразуется в Институт истории материальной культуры в составе Академии наук СССР (ИИМК АН СССР).
В Ленинграде находились основные подразделения института, а
в Москве – его московская часть. В 1943 г. Дирекция ИИМК была переведена в Москву, было утверждено положение о двух отделениях Института в Москве и Ленинграде. В 1959 г. ИИМК
был переименован в Институт археологии АН СССР с сохранением в его составе Ленинградского отделения (ЛОИА). В 1991 г.
постановлением Президиума АН СССР Ленинградское отделение
было преобразовано в самостоятельное археологическое учреждение с возвращением ему прежнего наименования – Институт
истории материальной культуры1.
Рукописный архив ИИМК РАН сложился в середине XIX в. и
собрал в своей коллекции материалы по археологии и охране памятников начиная с конца XVIII в. Он содержит крупные фонды
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Императорской археологической комиссии, Русского археологического общества (Санкт-Петербург), Московского археологического общества, Департаментов царского правительства, связанных с учетом древностей (Министерства внутренних дел России
и Министерства императорского двора). В архиве насчитывается
102 фонда и более 70 тысяч единиц хранения (рукописные материалы, картографическая и графическая документация, рисунки).
Здесь представлена единственная в стране коллекция церковных
метрик (паспортов) на все христианские постройки Российской
империи от часовен до соборов (более 2 000), с соответствующей
графической документацией, уникальные альбомы изобразительных материалов по исследованиям на севере Европейской России, в Сибири, Крыму, Закавказье, чертежи и обмеры по реставрации новгородских и псковских храмов, материалы архитектурных обследований памятников Средней Азии (Самарканд, Бухара
и т.д.). Архив содержит основной для всей территории бывшего
Советского Союза комплект документации по охране памятников
начиная с 1917 г., материалы деятельности Комиссии по изъятию
церковных ценностей, акты разрушения церквей (1922 –
1929 гг.), списки церковных древностей, переданных в музеи и
вывезенных за границу, материалы учета древностей по районам,
затопленным в 1930-е гг. в ходе проведения сплошной электрификации, описи музейных коллекций, пропавших во время войны. Среди личных фондов архива представлены фонды выдающихся археологов, историков, архитекторов, искусствоведов:
президента Академии художеств А.Н. Оленина, председателя
ИАК А.А. Бобринского, академиков Н.В. Веселовского, П.П. Покрышкина, К.К. Романова и др. Архив является единственным в
стране хранилищем, собранным по одному принципу – археология и охрана древностей во всех направлениях и спектрах этих
дисциплин2.
Источники по истории археологического изучения Ярославского края в XIX – начале XX в. в архиве ИИМК РАН хранятся в
двух фондах. Во-первых, это фонд № 1, фонд Императорской археологической комиссии, здесь сосредоточена большая часть
указанных источников, и, во-вторых, фонд № 8 – личный фонд
П.С. Савельева.
96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
Согласно «Высочайше утвержденному Положению о Императорской археологической комиссии», напечатанному в Учреждениях Министерств под 1876 г. (ст. 2318, прил. II, 2), никакие
раскопки на казенных и общественных землях не могли быть
разрешены без предварительного согласования с ИАК, ведению
которой подчинялись все древности на означенных землях. На
Открытых листах, дающих право на ведение раскопок, помещалась выдержка из «Высочайшего Государя Императора повеления» от 11.03.1889, где подтверждались права ИАК. На первых
страницах Дневника раскопок, который выдавался вместе с Открытым листом, публиковались основные правила проведения
раскопок: необходимость получения Открытого листа, одновременно с выдачей которого руководством ИАК уведомлялось местное начальство. Археолог в срок до конца года обязан был предоставить на рассмотрение Комиссии отчет с планами и чертежами раскопок, а также все найденные предметы. Отчет сохранялся в архиве ИАК, право издания его в течение пяти лет сохранялось за автором, а затем переходило в распоряжение Комиссии. Вещи по указанию лица, производившего раскопки или финансировавшего их, передавались в один из правительственных
или общественных музеев, а наиболее ценные предметы – в Эрмитаж или Исторический музей.
Важнейшую группу источников из фонда № 1 составляют
собственно археологические отчеты. Наиболее ранние из них
включают лишь записку о произведенных раскопках (исследования Ф.Я. Никольского)3, поздние – просьбу о получении Открытого листа, сам Открытый лист, Извещение губернатору губернии о предстоящих раскопках, отчет и/или Дневник раскопок.
Иногда отчет отсутствовал, и дело включало лишь Открытый
лист на право ведения раскопок на определенной территории4. В
частности, именно так выглядит дело о раскопках ЯГУАК в
1917 г., когда, по понятным причинам, исследования не состоялись5.
Среди представленных материалов можно увидеть фамилии
таких известных археологов, как А.А. Спицын (фатьяновский
могильник на Черной горе)6, В.А. Городцов (фатьяновский могильник на Черной горе)7, И.А. Тихомиров (Михайловский и Ти97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
меревский курганные могильники, курганы в Романовском уезде)8, а также имена менее знаменитые: Н.Е. Макаренко (курганы
в Угличском, Мологском и Рыбинском уездах)9, И.С. Абрамов
(Петровский и Тимеревский курганные могильники, курганы Угличского уезда)10, И.М. Новицкий (Михайловский и Тимеревский
курганные могильники)11. Последняя фамилия принадлежит даже
не археологу-любителю, а подполковнику, руководителю ярославского кадетского корпуса, который, желая дать кадетам вверенного ему корпуса во время их пребывания на даче разумное
занятие, просил ИАК о разрешении на проведение раскопок. В
заявке отмечалось, что подобные раскопки уже проводились под
руководством капитана Фанагорийского полка В.А. Городцова.
Примечательно, что иногда известные археологи ходатайствовали в Комиссию о выдаче Открытых листов другим лицам, а
затем, при написании своих исследований, пользовались собранными ими материалами. Так, в частности, поступал А.А. Спицын,
по просьбе которого раскопки в Угличском уезде вел
Н.Е. Макаренко12. В фонде сохранились и материалы о раскопках
Н.К. Рериха на Сарском городище, правда, отчет очень краткий,
рисунки и чертежи в нем, к сожалению, отсутствуют13. Помимо
собственно археологических материалов, отчеты часто содержат
интересные сведения, касающиеся финансовой стороны работ:
суммы, полученные на ведение раскопок, и отчеты об их расходовании.
Часть дел включает сведения о случайных находках тех или
иных археологических ценностей14, причем иногда дело об обнаружении клада может включать в себя и дополнительную информацию об иных находках. Например, к делу о находке старинных русских монет в деревне Коровайцы Угличского уезда
прилагается фотография глиняного сосуда, найденного крестьянами, из фатьяновского могильника Черная гора15. Под №35/1899
в фонде хранится Книга предметов древностей, найденных во
время раскопок или случайно и переданных в ИАК, правда, по
Ярославской губернии информации там совсем немного16.
Целая серия дел так или иначе связана с проведением в Ярославле в 1887 г. VII археологического съезда. Здесь и дела, касающиеся поступления в ИАК коллекций древностей, отослан98
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
ных затем в Ярославль для организации археологической выставки (кстати, часть из них в ходе выставки была утеряна и назад не вернулась)17, и дела о раскопках курганов по поручению
Комиссии VII археологического съезда18, и дела об отсылке археологами вещей, отчетов и планов с рисунками на съезд с обещаниями по завершении его работы вернуть все в ИАК19. В деле
№ 61/1885 помимо Указателя выставки имеется интересная информация о предоставлении железными дорогами льгот для участников съезда: скидка 50 – 60% или бесплатный обратный проезд20.
Особый интерес вызывают дела, помимо прочей информации, включающие законодательные источники по охране памятников. Здесь в первую очередь нужно упомянуть дело № 50/1886,
где содержится циркулярное предложение губернаторам от
27.11.1886 (№ 25) «о безусловном воспрещении всякого рода
раскопок, кладоискательства и о мерах к сохранению памятников
древности». В данном распоряжении имеются упоминания о ранее выходивших циркулярах Министерства внутренних дел от
4.11.1866 (№ 229), 30.07.1882 (№ 26) и 31.05.1884 (№ 11) с
просьбами к губернаторам о воспрещении кладоискательства.
Помимо этого, дело содержит циркулярное письмо оберпрокурора Синода от 5.07.1884 (№ 3192), подтверждающее
просьбу ИАК о содействии духовных властей в противоборстве
кладоискательству. В качестве приложения имеется письмо
председателя ИАК А.А. Бобринского к епископу Ярославскому и
Ростовскому Ионафану с просьбой доставлять в ИАК найденные
крестьянами археологические ценности через местных священников21. В деле №26/1887 имеется подробное объяснение, касающееся передачи находок в ИАК, которая возможна, помимо
всего прочего, через Статистические комитеты (циркуляр Министерства внутренних дел от 27.04.1863 (№ 63))22.
В фонде № 8 интерес представляют дела, связанные с раскопками, которые П.С. Савельев проводил на территории Ярославской и Владимирской губерний в 1853 – 54 гг. Здесь имеется
как информация о финансировании работ и количестве наемных
рабочих23, так и сами дневники раскопок24, и даже начало рукописи недописанной монографии «Древние городища Владимир99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
ской и Ярославской губернии»25. Нужно сказать, что хотя с легкой руки А.А.Спицына в историографии и сложилось негативное
отношение к раскопкам П.С. Савельева и А.С. Уварова как к
крайне непрофессиональным, но данные дневники опровергают
эту точку зрения. Здесь мы можем найти и описание самих погребений (положение костяка, ориентация по сторонам света), и
подробную опись находок, причем П.С. Савельев, как специалист
в области нумизматики, совершенно точно определял принадлежность и датировку найденных в погребениях восточных монет VIII – XI вв. С раскопками П.С. Савельева косвенно связано и
дело из фонда № 1. Это дело об издании Российским археологическим обществом дневников археолога26.
Таким образом, можно с уверенностью сказать, что материалы рукописного фонда ИИМК РАН позволяют составить достаточно полное впечатление об археологическом изучении Ярославской губернии во второй половине XIX – начале ХХ в. Конечно, здесь содержатся далеко не все отчеты, в частности, нет
здесь материалов по раскопкам членов Императорского общества
любителей естествознания, антропологии и этнографии
А.И. Кельсиева, Я.А. Ушакова и Н.Г. Керцелли, проводивших
раскопки в 1886 – 87 гг., нет ряда отчетов ярославских краеведов,
например, Л.П. Сабанеева и А.А. Титова. Но, с другой стороны, в
отличие от вышеназванных отчетов, значительная часть информации, хранящейся в фондах ИИМК РАН, никогда не была опубликована, она уникальна по своему содержанию, до сих пор имеет научное значение и позволяет делать выводы не только по
древнейшей истории Ярославского края, но и по организации и
финансированию археологических изысканий, охране памятников, взаимоотношениям местных краеведческих организаций со
столичными органами власти и т.д.
Примечания
1
Институт истории материальной культуры РАН // www.archeo.ru.
Там же.
3
Архив ИИМК РАН. Ф. 1. Д. № 22/1860. О курганах на р. Юхоти в
Угличском уезде Ярославской губернии (копия записки Никольского).
4
Архив ИИМК РАН. Ф. 1. Д. № 24/1868. Открытый лист на имя магистра философии Д. Европеуса на производство исследований в 1872 г.
2
100
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
древних могильных курганов и городищ в губерниях Тверской, Ярославской, Московской и Новгородской.
5
Архив ИИМК РАН. Ф. 1. Д. № 37/1917. О раскопках ЯГУАК в
1917 г.
6
Архив ИИМК РАН. Ф. 1. Д. № 79/1895. О раскопках члена Комиссии
коллежского советника А.А. Спицына [раскопки на Черной Горе]
7
Архив ИИМК РАН. Ф. 1. Д. № 65/1896. О раскопках В.А. Городцова
в 1896 – 98 гг. [раскопки на Черной Горе]; Д. № 84/1899. О раскопках
ЯГУАК.
8
Архив ИИМК РАН. Ф. 1. Д. № 52/1897. Раскопки И.А. Тихомирова в
1897 г. у с. Михайловское; Д. № 187/1898. О раскопках членов ЯГУАК
В.А. Городцова и И.А. Тихомирова [раскопки Михайловского могильника]; Д. № 82/1900. О раскопках члена ЯГУАК И.А. Тихомирова в Ярославской губернии [раскопки курганных могильников Угличского уезда и Тимеревского могильника]; Д. № 351/1913. О раскопках И.А. Тихомирова в
Романово-Борисоглебском уезде.
9
Архив ИИМК РАН. Ф. 1. Д. № 115/1911. О выдаче Н.Е. Макаренко
открытого листа на раскопки в Новгородской и Ярославской губерниях.
[Курганные могильники Мологского и Рыбинского уездов].
10
Архив ИИМК РАН. Ф. 1. Д. № 71/1908. О раскопках ИРАО во Владимирской, Костромской, Ярославской и Санкт-Петербургской губернии
[Петровский могильник, Тимеревский могильник, курганные могильники
Угличского уезда].
11
Архив ИИМК РАН. Ф. 1. Д. № 117/1904. О раскопках Ярославского
кадетского корпуса в Борисоглебском уезде; Д. № 41/1913. О раскопках
Ярославского кадетского корпуса (подполковник И.М. Новицкий) в Ярославском уезде.
12
Архив ИИМК РАН. Ф. 1. Д. № 96/1902. О раскопках члена Комиссии А.А. Спицына в Тверской губернии.
13
Архив ИИМК РАН. Ф. 1. Д. № 86/1903. О раскопках ИРАО в окрестностях Старой Ладоги и других местах.
14
Архив ИИМК РАН. Ф. 1. Д. № 18/1869. О древностях, найденных в
Ростовском уезде Ярославской губернии и о передаче их в Исторический
музей.
15
Архив ИИМК РАН. Ф. 1. Д. № 223/1900. О находке старинных монет в д. Коровайцы Угличского уезда Ярославской губернии.
16
Архив ИИМК РАН. Ф. 1. Д. № 35/1869. Книга предметов древности.
17
Архив ИИМК РАН. Ф. 1. Д. № 69/1886. Книга на предметы древностей, полученные в Комиссии; Д. № 50/1884. О присылке г. Жуковым из
г. Купянска монет на рассмотрение Комиссии.
101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
18
Архив ИИМК РАН. Ф. 1. Д. № 30/1887. О раскопках губернского
секретаря Селиванова в местности Кокшене Тотемского уезда Вологодской
губернии.
19
Архив ИИМК РАН. Ф. 1. Д. № 26/1887. О расследовании древнего
могильника, случайно открытого близ Томска в 1887 г.
20
Архив ИИМК РАН. Ф. 1. Д. № 61/1885. О VII археологическом
съезде в Ярославле.
21
Архив ИИМК РАН. Ф. 1. Д. № 50/1886. О сношениях с Министерством внутренних дел и ведомством Святейшего Синода по поводу недопущения к производству раскопок лиц, не имеющих на то разрешения от Комиссии.
22
Архив ИИМК РАН. Ф. 1. Д. № 26/1887. О расследовании древнего
могильника, случайно открытого близ Томска в 1887 г.
23
Архив ИИМК РАН. Ф. 8. Д. № 3. Переписка по организации и производству раскопок во Владимирской и Ярославской губерниях под руководством П.С. Савельева.
24
Архив ИИМК РАН. Ф. 8. Д. № 4. Дневники археологических розысканий во Владимирской губернии и опись древностей, найденных в Ростовском уезде Ярославской губернии. Раскопки П. Савельева.
25
Архив ИИМК РАН. Ф. 8. Д. № 9. Начало рукописи П. Савельева
«Древние городища Владимирской и Ярославской губернии».
26
Архив ИИМК РАН. Ф. 1.Д.№13/1861. Об издании РАО дневников
раскопок Савельева во Владимирской и Ярославской губерниях.
Н.С. Велитченко, А.В. Масленников
Проблема учреждения Ростовской епископии
в отечественной историографии
После принятия христианства Киевской Русью Ростовская
епископия стала третьей по счету после Киевской митрополии и
Новгородской епископии. В отечественной исторической литературе до сих пор остается спорным вопрос о дате и мотивах учреждения Ростовской епископии. Можно выделить три основные
точки зрения по данной проблеме.
Первая и доминирующая точка зрения сводится к тому, что
Ростовская епископия была учреждена в 992 г. Ее поддерживают
многие светские исследователи и Русская православная церковь1.
Автором второй концепции является Я.Н. Щапов, который дати102
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
рует образование Ростовской епископии 1072 – 1073 гг.2 Третья
позиция представлена в трудах польского исследователя А. Поппэ, считающего, что Ростовская епископия была учреждена в
1073 – 1076 гг.3 Рассмотрим подробнее каждую из этих точек
зрения.
Учреждение Ростовской епископии в 992 г. связывается исследователями с событиями предшествовавшего 991 г.
Ростовская область в политическом отношении входила в зону влияния Новгорода. Более того, данная территория напрямую
управлялась Новгородом4.
В период великого княжения в Киеве Владимира I (980 –
1015 гг.), как это следует из летописи, задача подчинения Киеву
Ростово-Суздальских земель приобрела особо актуальный характер. Ростовскую область в 991 г. посетил киевский митрополит
Михаил5. По всей вероятности, в Ростов прибыла и часть дружины Владимира I, о чем свидетельствовало присутствие в группе
митрополита родственника Владимира I киевского воеводы Добрыни. Сам факт приезда киевского воеводы вместе с группой митрополита в Ростов, вероятно, был чисто политическим ходом
князя Владимира I. Кафедра была учреждена не в центре княжения, а в политическом центре земли, заселенной меря, которое
слабо подчинялось киевской администрации. В результате в Ростове епископ должен был восполнить недостаточность государственной княжеской власти6.
Вопрос учреждения Ростовской епископии как политического акта Владимира I существенно расширил и дополнил А.Е. Леонтьев. По мнению автора, включение меря в состав Киевской
Руси повлекло за собой возникновение нового государственного
центра – Ростова, возникшего на территории, не обладавшей естественными оборонительными качествами, характерными для
вновь возникавших славянских поселений. Исследователь подчеркнул, что Ростов возглавил новую сложившуюся в регионе
этносоциальную структуру7.
Исследователи Е.В. Плешанов и В.А. Кучкин указывают и на
такой важный фактор повышения статуса Ростова, как славянская колонизация региона.
103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
По данным Е.В. Плешанова, в 988 г. Ростов официально стал
военно-административным центром бывшей земли меря. Основными его функциями стали координация славянской колонизации в регионе, сбор дани и военная защита территории8.
В первой половине X в. Ростов стал главным, "старшим" городом в Волго-Окском междуречье. В данный период времени
возрастает интерес Киева к Ростову, стремление подчинить Ростовскую область Киевской Руси. Однако в то время данная цель
не была решена9.
Разрешению этих политических задач могло также служить
поставление в Ростов князя, напрямую зависевшего от воли Великого князя киевского. В данном случае произошла смена князей в городе Ростове: Ярослав по воле Владимира I переводился в
Новгород, а Ростовская область досталась в удел князю Борису10.
Личность князя Владимира I, несомненно, оказала существенное влияние на учреждение Ростовской епископии. По мнению Ю.А. Кизилова, со времени княжения Олега в Киеве связь с
Ростовской областью киевских князей осуществлялась исключительно через Новгород11. Однако Ростовская область была активно вовлечена во внутригосударственные отношения только при
Владимире I.
Под 969 г. в летописи записано: "...поиде Володимир с Добрынею, уем своим, к Новуграду"12. В данном случае в управление
Владимиру досталась не только Новгородская земля, но и тяготевшая к ней Ростовская область. В 977 г. "поиде Ярополк на Олга, брата своего. Слыша же се Володимир в Новегороде, яко уби
Ярополк Олга, и убоявся бежа за море"13. Усиление государственной деятельности киевского князя Ярополка дало повод Владимиру активно защищать подвластные ему земли. Вернулся
Владимир Святославович в Новгород с отрядом наемников. Противостояние Ярополка и Владимира носило не только военнополитический, но, вероятно, в определенной степени и религиозный характер. В Киеве в то время было достаточно сильно влияние христиан и, в частности, княгини Ольги. По мнению
А.В. Карташева, на Ярополка в Киеве, по всей вероятности, оказывалось давление со стороны христиан, в первую очередь, его
бабкой – княгиней Ольгой14. Владимир же сделал Новгород цен104
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
тром язычества, противостоящим Киеву. "Пришед Добрыня к
Новугороду, поставил Перуна кумир над рекою Волховом"15.
При помощи отрядов наемников Владимир Святославович занял
великокняжеский киевский престол, сокрушив Ярополка.
С обретением великого княжения киевского Владимир I терял свою единоличную власть над Ростовской областью, что было для него не характерно. Владимир I, став Великим князем киевским, начинает рассматривать христианство как важный фактор укрепления великокняжеской власти в государстве и контроля над географически удаленными от Киева, но принципиально
важными для него регионами. В том числе распространение христианства в Волго-Окском междуречье должно было способствовать и подчинению Ростова власти Великого князя киевского. По
летописной традиции Владимир I после смотра различных религий остановился на христианстве, как наиболее отвечавшем его
желаниям.
В 988 г. Владимир I крестился вместе со своими 12 сыновьями, среди которых были Ярослав и Борис. В первую очередь, после Киева Владимир I крестил Новгород. "Крестися Володимир и
вся земля Руская; и поставиша в Киеве митрополита, а Новуграду
архиепископа. И прииде к Новуграду архиепископ Аким Корсунянин, и требища разруши, и Перуна посече"16.
По данным "Ярославских епархиальных ведомостей", в 992 г.
в Ростов митрополитом Леонтием был поставлен епископ Феодор, который был отправлен на кафедру вместе с князем Борисом17. Протоиерей И. Троицкий утверждал, что одновременно с
Ростовской областью была крещена лично Владимиром I Суздальская земля18.
Таким образом, крещение Ростовской области с помощью
"подручного"19 князя Бориса возвращало управление регионом
Владимиру I. Исходя из этого, легко объяснить отсутствие епископа в Ростове во время визита киевского митрополита Михаила совместно с дядей Владимира I Добрыней. Князь Борис был призван
сменить Ярослава на ростовском княжении. Выбор Владимиром I
Бориса ростовским князем вместо Ярослава был не случаен. Главным аргументом здесь было, вероятно, христианское происхождение Бориса. По данным летописи, Борис был рожден от христиан105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
ки-болгарки, в то время как Ярослав был рожден от Рогнеды,
язычницы. Кроме того, по мнению Н.И. Костомарова, рождение
Бориса от христианского брака Владимир считал более законным20.
Таким образом, вновь крещенную Ростовскую область возглавил истинно христианский князь, на роль которого более подходил
Борис, нежели Ярослав. Кротость Бориса, воспитанного в духе
христианской морали, давала Владимиру I возможность прямого
управления Волго-Окским междуречьем в обход Новгорода.
Таким образом, точка зрения, связывающая учреждение Ростовской епископии в 992 г. с борьбой Киева и Новгорода за владение Ростовскими землями представляется вполне убедительной.
Вторая точка зрения, представленная Я.Н. Щаповым, связывает образование Ростовской епископиии с произошедшими в
70-е гг. XI в. социально-политическими потрясениями в регионе,
в частности с восстанием смердов в 1071 г. Автор считает, что
создание епископии преследовало цель предотвратить подобные
выступления впредь.
Основную массу населения в Ростово-Суздальской земле в
XI в. составляли смерды-общинники. Нередко со стороны Новгорода и Киева оказывалось чрезмерное давление на смердов, дружинникам приходилось выяснять вопрос, какому князю подчинены смерды21. Кроме того, смерды-общинники смотрели на себя как
на свободных людей, право суда над ними, по их мнению, принадлежало только князю. Учитывая мнение М.Н. Тихомирова, можно
предположить, что активная просветительская деятельность первых христианских подвижников послужила одной из причин восстания 1071 г. "Во главе восстания смердов стояли языческие волхвы как представители религии отживающих первобытнообщинных отношений"22. Таким образом, учреждение Ростовской
епископии с правами управления территориями было жизненно
необходимо. М.Н. Тихомиров склоняется к теории учреждения
Ростовской епархии в XI в., правда, не указывая точного года23.
Теория учреждения Ростовской епископии А. Поппэ отличается своей неординарностью и связывает появление данной церковной административной единицы с внешнеполитическими связями Киевской Руси, в частности с Византией. Данная точка зре106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
ния наименее распространена в российской исторической исследовательской литературе, поэтому следует остановиться на ней
подробнее.
Впервые в исследовательской литературе о существовании
титулярных митрополий в Киевской Руси упомянул Н.М. Карамзин24. Однако только А. Поппэ убедительно доказал существование во второй половине XI в. на территории Киевской Руси трех
митрополий: Киевской, Черниговской и Переяславской. Две последние митрополии были титулярными, т.е. жестко привязывались к личности епископа (митрополита), после смерти которого
они становились обыкновенными епископиями25.
Появление Черниговской и Переяславской митрополий было
результатом политики Константинополя. После смерти Ярослава
Мудрого в 1054 г. на Руси сложилось соотношение сил, выдвинувшее, наряду со старшим сыном Ярослава Изяславом в Киеве,
двух его братьев – Святослава Черниговского и Всеволода Переяславского26. Можно говорить о триумвирате на Руси. Такое равновесие сил могло найти также соответствие и в области церковной организации. Дружественные отношения с русскими князьями были важны для византийского правительства в тяжелый для
него период внутренней неустойчивости. Учреждение новых митрополий, выполнявших в политическом плане задачи своего рода византийских представительств, содействовало непосредственным сношениям с князьями, от которых в равной мере зависела государственная политика Руси.
Концепция А. Поппэ связывает учреждение Ростовской епископии также и с внутриполитической обстановкой в русских
землях и, в частности, с междоусобной борьбой русских князей
после распада триумвирата Ярославичей. Ростово-Суздальская
земля в территориальных спорах князей в этот период имела далеко не последнее значение. Во второй половине XI в. по разделу
Ярослава Мудрого Ростовская область была присоединена к Переяславскому княжеству, увеличив его размеры27. Однако Святославичи активно стремились к укреплению своего влияния в северо-восточных землях.
По мнению А. Поппэ, образование Ростовской епископии
стало следствием перехода Ростовской области из-под власти
107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Переяславля во владения Святослава Черниговского, занявшего
Киев в 1073 – 1076 гг. Учреждение епископии в Ростове именно в
этот период должно было закрепить политическое влияние Святослава в этом важном регионе. Данный акт дал право ветви князей Святославичей на владение Ростовской областью. Однако
уже на съезде князей в г. Любече в 1097 г. Святославичи потеряли свою власть в Ростово-Суздальской земле и Ростовская область окончательно была закреплена за Владимиром Мономахом,
как и весь удел его отца Всеволода.
Черниговская и Переяславская митрополии явились продуктом определенной политической обстановки и перестали существовать, когда эта обстановка изменилась. Вновь созданная Ростовская епископия была подчинена Киевской митрополии.
Таким образом, А. Поппэ обращает внимание на очень важные возможные факторы учреждения Ростовской епископии
(влияние Византии, междоусобные войны русских князей), которые в основном остались вне поля зрения других исследователей.
Любопытно отметить, что исследователи Я.Н. Щапов,
М.Н. Тихомиров, А. Поппэ, пользовавшиеся разными источниками и исследовавшие проблему с различных точек зрения, пришли к выводу о том, что учреждение Ростовской епископии произошло в 70-е гг. XI в., а именно в период с 1071 по 1076 гг. В
силу этого "поздняя" датировка создания епископской кафедры в
Ростове также заслуживает самого внимательного изучения.
Таким образом, совершенно очевидно, что все без исключения исследователи связывают возникновение Ростовской епископии с теми или иными политическими мотивами. Однако по
поводу конкретных факторов, сыгравших решающую роль в создании Ростовской кафедры, существуют серьезные разногласия.
Большинство исследователей сходятся во мнении, что главной причиной образования новой епископии стало усиление
влияния Киева в Ростовской области в конце X в. и главенствующая роль князя Владимира I. Однако при решении данной
прблемы безусловно заслуживают внимания и такие важные возможные факторы учреждения епископии, как восстание смердов
1071 г., междоусобная борьба русских князей во второй половине
XI в., а также фактор Византии, влиявший на внутриполитиче108
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
скую расстановку сил в Киевской Руси. В целом же проблема датировки возникновения Ростовской епископии остается в исследовательской литературе остро дискуссионной и нуждается в
дальнейшей разработке.
Примечания
1
Макарий (Булгаков), митрополит Московский и Коломенский. История Русской церкви. М., 1995 – 1996; Спиридонова Е.В. Древняя история
Ярославского края в трудах краеведов XIX – начала XX века: Дис. ... канд.
ист. наук. Ярославль, 2003.
2
Щапов Я.Н. Государство и церковь в Древней Руси X – XIII вв. М.,
1989; Он же. Церковь в Древней Руси (до конца XIII в.) // Русское православие: вехи истории. М., 1989. С. 10-70.
3
Поппэ А. Русские митрополии Константинопольской патриархии в
XI веке // Византийский временник. 1968. Т. 28; 1969. Т. 29.
4
Греков Б.Д. Киевская Русь. М., 1953. С. 473.
5
Ярославские епархиальные ведомости. Ч. Неофиц. 1862. № 1.
6
Щапов Я.Н. Государство и церковь… С. 46.
7
Леонтьев А.Е. Археология мери. К предыстории северо-восточной
Руси. М., 1996.
8
Плешанов Е.В. Город Ростов в российской истории периода феодализма (IX в. – 1861 г.): Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Ярославль, 2004.
С. 17.
9
Кучкин В.А. Ростово-Суздальская земля в X – первой трети XIII веков // История СССР. 1969. № 2. С. 94.
10
Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. (Полное собрание русских летописей. Т. 3). М., 2000. V – XII. С. 159; Ярославские епархиальные ведомости. Ч. Неофиц. 1869. № 20.
11
Кизилов Ю.А. Земли и княжества северо-восточной Руси в период
феодальной раздробленности (XII – XV вв.). Ульяновск, 1982. С. 7-8.
12
ПСРЛ. Т. 3. М., 2000. С. 121.
13
Там же. С. 124.
14
Карташев А.В. Очерки по истории русской церкви. В 2 т. Т. 1. М.,
1992. С. 105.
15
ПСРЛ. Т. 3. С. 128.
16
Там же. С. 160.
17
Ярославские епархиальные ведомости. Ч. Неофиц. 1862. № 2.
18
Там же. 1863. № 2.
19
В данном случае этот термин, предложенный Н.И. Костомаровым
для характеристики положения князей в начале XV в., совершенно точно
характеризует отношения Владимира I и Бориса. См.: Костомаров Н.И.
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей: В 4 т. Т. 1. М.,
1998. С. 269.
20
Костомаров Н.И. Указ. соч. С. 41.
21
Тихомиров М.Н. Крестьянские и городские восстания на Руси XI –
XIII вв. М., 1955. С. 38.
22
Там же. С. 123.
23
Тихомиров М.Н. Древнерусские города. М., 1956. С. 395.
24
Карамзин Н.М. История государства Российского. Ростов н/Д, 1997.
Кн. 1. С. 223.
25
Поппэ А. Русские митрополии…; Щапов Я.Н. Церковь в Древней
Руси…
26
Карамзин Н.М. История государства Российского… С. 199.
27
Костомаров Н.И. Указ. соч. С. 68.
О.Д. Дашковская
Финансово-кредитные операции церкви
в конце XVIII – начале XX в.
(по материалам Ярославской епархии)
Экономическое положение Русской православной церкви в
конце XVIII – начале XX в. является темой, актуальность которой сегодня не вызывает никакого сомнения. С конца 1980-х гг. в
положении церкви произошли значительные изменения: она
смогла существенно «поправить» свое хозяйство и даже открыто
заявляет о необходимости хотя бы частичного возврата утраченного при советской власти имущества. Известно, что накануне
Октябрьского переворота духовенство пользовалось как традиционными источниками прибыли, существовавшими еще до секуляризации (доходы от верующих и собственности), так и новыми (жалованье, проценты от вкладов в кредитные учреждения). Последняя категория финансовых поступлений во многом
противоречила аскетическому церковному бытию и представляет
интерес для исследователей. Изучение финансово-кредитных
операций церкви позволит «приподнять завесу» над возникшим
еще до 1917 г. спором о бедности или богатстве духовенства.
110
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
Источниковая база исследования представлена материалами
церковных и светских фондов Российского государственного исторического архива (РГИА), Российского государственного архива древних актов (РГАДА), Государственного архива Ярославской области (ГАЯО), а также статистикой и периодическими изданиями.
В конце XVIII – начале XX в. Ярославская епархия представляла сравнительно небольшой по территории и средний по плотности населения церковно-административный округ Российской
империи. В то же время ее близкое географическое расположение
к центру Европейской России, старой и новой столицам делало
епархию весьма привлекательным и престижным регионом, экономическое благополучие которого во многом определяло благосостояние ярославского духовенства.
Основными субъектами епархиальной экономики, ведущими
самостоятельное хозяйство, считались церкви и монастыри. На
основании значительных прибылей у крупных приходских храмов, а тем более у обителей должны были накапливаться деньги.
До середины XVIII столетия остатки такого рода отдавались в
рост под большие проценты или составляли «лежачую казну»
этих учреждений. Секуляризация нанесла серьезный ущерб их
хозяйству, но церкви и монастыри постепенно сумели восстановить свою экономику. Их финансовое положение постепенно
улучшалось, благодаря чему стала образовываться свободная денежная наличность. Эти суммы, а также пожертвования православного населения стали помещаться в различные организации,
занимающиеся банковскими операциями. Таким образом, церковь стала вкладывать деньги в кредитные учреждения практически одновременно с появлением последних.
Первый вклад в пользу монастырей Ярославской епархии
был совершен 31 марта 1780 г. неким Гончаровым, внесшим в
Московский Опекунский совет по 1 000 руб. асс. на имя Богоявленского и Петровского монастырей Ростовского уезда. Первое
пожертвование в приходскую церковь, поступившее в кредитное
учреждение, произошло несколько позже. В 1791 г. на обеспечение священнослужителей Петропавловского храма Ростовского
111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
уезда от Курманалева было вложено в Ярославский Приказ общественного призрения 100 руб. асс.1
Постепенно как количество, так и размер церковных и монастырских вкладов в кредитных учреждениях Российской империи росли. К 1830 г. в них находилось почти 310 тыс. руб. церковного и 140 тыс. руб. монастырского капитала Ярославской
епархии. Если принять процентную ставку за 5%, то они получали соответственно 15,5 и 7 тыс. руб. в год2.
Главным источником формирования вкладов служили пожертвования верующих и остатки от покрытия собственных расходов. Наиболее значительные приношения в этот период были
сделаны купцами Корзинкиным и Белянкиным (13,1 и 10 тыс.
руб. соответственно) и мещанкой Клитиной – 26 тыс. руб. Помещики предпочитали жертвовать на ту церковь, которая находилась в их имении: граф Мусин-Пушкин – в храм с. Иловны Мологского уезда, князь Урусов – в церковь с. Ильинского Ярославского уезда. Богатые церкви и монастыри также могли себе позволить помещать остатки своих доходов под проценты. Так, в
конце XVIII в. после продажи Московского подворья, принадлежавшего Ярославскому архиерейскому дому, вырученная сумма
(более 37 тыс. руб.) была положена в Санкт-Петербургский государственный заемный банк3.
К кредитным учреждениям первой половины XIX в. нельзя
применить название «банки» в современном значении. Многие из
них были благотворительными учреждениями, которые одновременно для «увеличения собственных средств» принимали на хранение вклады от церквей и монастырей – Московский Опекунский совет Императорского воспитательного дома, Ярославский
Приказ общественного призрения, Ярославский Совет общественного призрения, Петербургский Опекунский совет. Действовали и более привычные для нас Государственный заемный банк
и Государственный кредитный банк.
Около 70% своих сбережений церкви и монастыри епархии
хранили в Московском Опекунском совете и в Ярославском Приказе общественного призрения. Весьма незначительные суммы
размещались в кредитных учреждениях соседних губерний – Костромском и Вологодском приказах. Интересно, что большинст112
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
во ранее перечисленных кредитных учреждений являлись государственными: Заемный и Кредитный банки – на общероссийском уровне, Приказы общественного призрения – на местном.
Российская кредитная система вплоть до ее коренного преобразования при Александре II носила преимущественно казенный
характер.
В середине XIX в. начинается новый период во взаимоотношениях государства, кредитных учреждений и Русской православной церкви. В конце 1850-х гг. ее капиталы в Приказах общественного призрения стали обмениваться на государственные
депозиты и переводиться из ассигнаций в серебро. Это позволило
самодержавию не только упорядочить церковные и монастырские вклады, но и увеличить свою прибыль: процентная ставка
была снижена с 5 до 4%. Этот процесс растянулся на несколько
лет и в Ярославской епархии не был завершен даже к 1866 г.4
Государство предприняло и более серьезные меры по отношению к громадным капиталам церкви: к началу 1870-х гг. только у российских монастырей было 23 млн. руб.5 Часть этих денег
размещалась в появившихся во второй половине XIX в. городских и частных банках, плативших больший процент, чем государство. Поэтому в 1882 г. по «строжайшему» указу Синода все
эти вклады были переданы в Государственный банк, а церкви запрещалось иметь связи с частным денежным рынком6. Указанные суммы отдавались государству на «вечное хранение», т.е.
вкладчики имели право пользоваться только процентами со своих капиталов. Одновременно были опубликованы постановления,
не разрешавшие хранить в храмах более 100 руб.7 Так государство в очередной раз использовало доходы духовенства с выгодой
для себя. В этом прослеживается сращивание финансовых интересов самодержавия и церкви: первое обогащалось за счет монополии на рынке церковных капиталов, а церковь, в свою очередь,
получала гарантированную, хотя и небольшую, прибыль в виде
процентов от своего главного покровителя – государства. Современники данных преобразований предполагали, что «в Государственном банке и его отделениях духовенство дает едва ли не
больший процент вкладчиков, чем прочие сословия»8.
113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
В новых экономических условиях ярославское духовенство
продолжало увеличивать свои капиталы. В начале 1860-х гг. из
949 причтов Ярославской епархии банковские вклады имели
только 423 церкви, получая в виде процентов 19,5 тыс. руб. При
ставке 4% в это время капиталы ярославских церквей составляли
приблизительно 490 тыс. руб. Городские храмы были гораздо богаче сельских: в среднем на один городской причт приходилось в
2,5 раза больше денежных начислений, чем на сельский. Проценты на одну сельскую церковь составляли в среднем 20 – 50 руб.9
Значительную роль в приращении церковных капиталов сыграло движение по улучшению быта епархиального духовенства,
инициированное архиепископом Нилом (1853 –1874), в ходе которого только в начале 1870-х гг. прихожанами было внесено на
обеспечение причтов свыше 634 тыс. руб.10 С середины до конца
XIX в. сумма причтовых капиталов возросла более чем в 6,5 раза
и составила 3 млн. 200 тыс., что современники объясняли как
значительными пожертвованиями в церкви, так и «заботами» о
духовенстве архиепископа Ионафана (1877 – 1903)11.
Благодаря продуманному церковному руководству и благополучному экономическому положению ярославского региона к
1916 г. капиталы церквей Ярославской епархии составляли уже
5,5 млн. руб.12 По этому показателю она уступала лишь Московской епархии, храмы которой имели вклады на 12,5 млн. руб.
Причты богатых соседних епархий (Тверской, Владимирской)
отставали от Ярославской на 1 – 2 млн. руб., а столичная Петроградская епархия – более чем на 3 млн. руб. Капиталы же церквей в большей части церковно-административных округов не
превышали 1 млн. руб. Это позволило приходскому духовенству
Ярославской епархии получать более 105 тыс. руб. в качестве
процентов. Таким образом, это в очередной раз доказывает, что
Ярославская епархия считалась одной из наиболее обеспеченных
в Российской империи.
Капиталы ярославских монастырей во второй половине
XIX – начале XX в. значительно превышали церковные. Это объясняется как значительными доходами монастырей, так и более
крупными вкладами православного населения на помин души.
Считалось, что молитвы за умерших грешников особенно дейст114
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
венны в монастырях. В обителях, как и в приходских храмах,
также существовало деление капиталов на «монастырские» и
«братские», причем последние были значительно больше.
В 1872 г. в различных кредитных учреждениях у 17 монастырей Ярославской епархии находилось 726 тыс. руб., т. е. на
каждую обитель приходилось в среднем по 42,6 тыс. руб. Наиболее значительные капиталы (более 100 тыс. руб.) имели Югская
Дорофеева пустынь и Ростовский Яковлевский монастырь13. В
целом в империи не имелось ни одного монастыря, за исключением лишь недавно основанных, владевших капиталами менее
чем в 5 тыс. руб.: в 1848 г. после смерти графини А.А. Орловой
на вклад каждой обители была положена указанная сумма14.
Особенно бурный рост монастырских капиталов происходил
в конце XIX – начале XX в.: с 1890 по 1912 г. банковские вклады
обителей Ярославской епархии увеличились с 1,5 до 2,6 млн.
руб., т. е. почти в 2 раза15. Это происходило благодаря основанию
в епархии новых обителей (Спасо-Преображенская община в Угличском уезде, Успенский Вауловский монастырь в 11 верстах от
Романова, заштатные Покровский в Некоузе, Казанский в Данилове, Софийский около Рыбинска) и значительным пожертвованиям верующих в их пользу. В среднем к концу изучаемого периода на один монастырь приходилось более 100 тыс. руб.
Одно из наиболее крупных пожертвований не только в масштабах Ярославской епархии, но и всей России совершил в пользу Угличского Богоявленского монастыря купец Иннокентий
Михайлович Сибиряков. Удивительно, что огромный вклад в
147 тыс. руб. не был сделан непосредственно на территории Ярославской епархии, а вручен сборщице доброхотных подаяний
указанной обители Рафаиле в Санкт-Петербурге16. После получения известия о таком благодеянии настоятельница Богоявленского монастыря сама поспешила отправиться в столицу, где из личной беседы с щедрым купцом узнала, что из указанной суммы
проценты с 13 тыс. руб. предназначаются священнослужителям
для еженедельного поминовения рода Сибиряковых.
Итак, на протяжении всего изучаемого периода капиталы
церквей Ярославской епархии были почти в 2 раза меньше монастырских. Но при этом не следует забывать, что число церквей
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
почти в 45 раз превышало численность обителей. Следовательно,
можно говорить лишь о количественном преобладании монастырских вкладов. Реально же капиталов на каждую церковь
приходилось в десятки и даже сотни раз меньше. Это было достигнуто благодаря многочисленным пожертвованиям и значительным остаткам собственной прибыли, помещаемой в банки.
Монастыри, имевшие значительные доходы, не только выступали вкладчиками в банковские учреждения, но иногда могли
являться и кредиторами, выдавая ссуды духовным и светским
лицам. Например, в конце XVIII в. Ярославский архиерейский
дом выделил своему служителю деньги на покупку дома сроком
на три года под залог приобретенной им собственности17. Позднее ярославская кафедра ассигновала архимандриту Угличского
Покровского монастыря 2 тыс. руб. на пять лет на приобретение
имущества18.
Иногда кредитором выступала не церковная организация, а
само духовенство, что могло сопровождаться различными злоупотреблениями. Так, иеромонах Ростовского Борисоглебского
монастыря, нарушив христианский обет нестяжания, дал в долг
25 руб. некоему Степану Ухорскому19. По обоюдной договоренности последний вернул деньги через полгода, выплатив сверх взятой
суммы еще 5 руб., т.е. ссудный процент за это время составил 20%.
Несмотря на то, что монах был обвинен консисторией в ростовщичестве, случай этот, вероятно, далеко не единичный.
Таким образом, одновременно с развитием банковского дела
в России православные церкви и монастыри включились в совсем
не свойственную им сферу деятельности – стали владельцами
значительных вкладов в различных кредитных учреждениях.
Первоначально эти суммы стихийно размещались в существовавших кредитных организациях, но во второй половине XIX в.
были переведены в Государственный банк. Так государство, постоянно нуждавшееся в денежных средствах, получило от церкви
дополнительный источник финансовых ресурсов. Несмотря на
очередное «ограбление», благодаря пожертвованиям верующих и
остаткам от собственной прибыли приходские храмы и монастыри Ярославской епархии продолжали наращивать свои капиталы,
получая за это гарантированные проценты. По объему последних
116
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
к началу XX в. ярославские церкви занимали второе место в Российской империи, что являлось свидетельством благополучного
положения основной массы священнослужителей епархии.
Примечания
1
Государственный архив Ярославской области (ГАЯО). Ф. 230. Оп. 1.
Д. 11432. Л. 125, 126, 127 об.
2
Там же. Л. 118 – 132.
3
Там же. Ф. 232. Оп. 1. Д. 644. Л. 1; Д. 820. Л. 6; Д. 968. Л. 1-2;
Д. 2156. Л. 4.
4
Там же. Д. 2336. Л. 1-4.
5
Опыт исследования о доходах и имуществах наших монастырей.
СПб., 1876. С. 249.
6
ГАЯО. Ф. 230. Оп. 5. Д. 2986. Л. 1.
7
Ярославские епархиальные ведомости. Ч. офиц. 1873. № 41.
8
Цит. по: Заозерский Н. Внешние условия пастырского служения русского духовенства // Богословский вестник. 1894. Т. 1. Апрель. С. 116.
9
Ярославские епархиальные ведомости. Ч. офиц. 1863. № 42.
10
ГАЯО. Ф. 1088. Оп. 1. Д. 9. Л. 102 об.; Савва, архиепископ Харьковский. Воспоминания о Высокопреосвященном Леониде. Харьков, 1877.
С. 318.
11
Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 796.
Оп. 442. Д. 989. Л. 28об.; Д. 1010. Л. 531об.; Д. 1061. Л. 7об.; Д. 1654. Л. 26;
Д. 1706. Л. 33; ГАЯО. Ф. 230. Оп. 4. Д. 1663. Л. 1-11; Д. 13256. Л. 3: Пятидесятилетие служения Церкви Божией и Отечеству Высокопреосвященного Ионафана. М., 1894. С. 5.
12
РГИА. Ф. 796. Оп. 442. Д. 1218. Л. 25об.; Д. 2071. Л. 3об; Д. 2191.
Л. 20; Д. 2371. Л. 14об.; Д. 2499. Л. 9; Д. 2516. Л. 13; Д. 2622. Л. 4об.
13
Самым же богатым в этом отношении в России считался Юрьев монастырь, у которого имелось в различных кредитных учреждениях
752 тыс. руб. См.: Опыт исследования об имуществах и доходах наших
монастырей. СПб., 1876. С. 240.
14
Российский государственный архив древних актов (РГАДА).
Ф. 1407. Оп. 1. Д. 1438. Л. 116 об.-117.
15
РГИА. Ф. 801. Оп. 1. Д. 1016. Л. 203об.-208; Д. 1042. Л. 535об.-536;
Д. 1048. Л. 242 об.-245 об.; ГАЯО. Ф. 230. Оп. 4. Д. 1292. Л. 7; Оп. 5.
Д. 3457. Л. 8 об. – 66.
16
ГАЯО. Ф. 1088. Оп. 2. Д. 63. Л. 1-5.
17
Там же. Ф. 232. Оп. 1. Д. 671. Л. 1.
18
Там же. Д. 1980. Л. 11.
19
Там же. Ф. 230. Оп. 6. Д. 876. Л. 30.
117
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
И.Ю. Шустрова
Крестьянская семья в пореформенной России
(по материалам волостных судов
Ярославской губернии)
Изменения, касавшиеся различных сторон жизни российской
деревни пореформенного периода, не могли не затронуть такие
институты традиционного общества, как семья и брак. Крестьянская семья в XIX в., являясь неотъемлемой частью и основой института общины, в традиционной форме представляла собой
большую патриархальную семью, состоявшую из нескольких семейных пар, связанных прямым родством. Обычно это было объединение под одним кровом женатых братьев под главенством
“большака”, которым становился самый старший член семейства – отец или старший брат. Авторитет старших, как и авторитет
предшествующих поколений, имел огромное значение для существования такой социальной и экономической организации, как
крестьянская семья. Именно таким образом обеспечивался порядок накопления и преемственности опыта и межпоколенной передачи его в хозяйстве1. Динамика развития крестьянской семьи
в пореформенный период может быть прослежена при анализе
документов, отложившихся в результате деятельности низших
судебных органов. Особенно интересны факты, характеризующие повседневные и экстраординарные события на примере конкретных населенных пунктов. Именно они позволяют понять
специфику процессов, происходивших на микроуровне.
Значительная часть материалов, отложившихся в фондах волостных судов архивов различных регионов России, в должном
объеме не введена в научный оборот вплоть до настоящего времени. Между тем наблюдение Е.И. Якушкина о том, что приговоры волостных судов представляют «превосходный и богатый
материал для изучения обычного права»2, сохраняет свое значение до настоящего времени. Названные источники дают возможность составить представление о событиях, происходивших в повседневной жизни конкретных поселений, проанализировать
функционирование семьи в рамках сельского социума, т.е. обра118
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
титься «к малым жизненным мирам, серым зонам и нишам повседневности»3. Далеко не случайно в отечественной науке последних десятилетий обозначилось такое исследовательское направление, как юридическая антропология4.
Известно, что изучение обычного права народов России началось в пореформенный период. Первым этапом стала разработка программ для сбора материалов5. Отечественные юристы обращались к сопоставлению основных положений функционировавших законов и правовых норм, принятых в традиционном обществе6. Позднее этнографы всесторонне проанализировали место обычая в регулировании взаимоотношений в крестьянской
общине7. Историки, ориентированные на новые подходы к исследованиям, в последнее десятилетие отметили оправданность
включения материалов судебных органов в поле зрения исторической антропологии8.
Учрежденные в 1861 г. волостные суды были упразднены в
1917 г. В 1889 г. были утверждены «Временные правила о волостном суде»9. Анализ материалов волостных судов позволяет судить об изменениях, происходивших в крестьянской семье пореформенной России.
Часть вопросов, которые рассматривались волостными судами, касалась взаимоотношений супругов. 25 февраля 1862 г. в
суд поступило прошение проживавшего в с. Ильинское крестьянина Леонтия Моисеева, который жаловался на «крестьянских
детей» д. Хвощевик Дениса Васильева и Кузьму Егорова, приходивших в неподходящее время, т.е. ночью, «неизвестно зачем к
дому». Во время суда сельский староста Михаил Григорьев «объявил», что жена крестьянина Моисеева Катерина Кузьмина
«прежде сего имела любовную связь с Денисом Васильевым, как
она сама созналась». Екатерина Кузьмина за этот проступок
должна была выполнять «общественные низкие работы», т.е.
мести улицы в течение двух дней. Вина Дениса Васильева требовала наказания розгами. И он был приговорен к наказанию пятнадцатью ударами. Кузьма Егоров был «подвергнут» аресту при
волостном правлении сроком на два дня10.
Описанные факты можно сопоставить с данными по Ростовскому уезду, которые приводит А.А. Титов: «Случаи нарушения
119
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
супружеской верности редки. Бывают они обыкновенно при раздельном житии супругов, например, во время отсутствия мужа на
заработках, службе, промыслах, а также и при совместном жительстве. Народ в нашей местности смотрит довольно строго на
эти нарушения. <…> Преступление считается одинаковым, кто бы
из супругов ни нарушил верность. Жена, чтобы посрамить мужа,
выбивает окна в доме его любовницы. Муж, нанесший побои любовнику своей жены, не подвергается наказанию. Подают мужья
на неверных жен жалобы редко, больше справляются с ними сами,
руководствуясь правилом: "Из избы сор не выметать", и вообще
эти дела стараются не доводить до волостного суда»11.
В октябре 1862 г. крестьянином с. Ильинское Хмелевской
волости Пошехонского уезда Григорием Макаровым была подана
жалоба на сноху Марину Васильеву. Вина последней, по словам
истца, состояла «в самовольном отходе от мужа своего и из дому
по неизвестной причине». Сама Марина Васильева, проживавшая
у своего дяди Василия Абрамова «без надлежащего позволения
мужа», созналась, что «тихим образом из дома своего свекра и
мужа выкрала четыре полотна и передала своим брату и сестре».
Волостной суд приговорил ответчицу к наказанию розгами. Она
должна была возвратить полотна и вернуться к мужу. Вскоре
Григорий Макаров обратился в суд вновь со словесной жалобой,
поскольку пришедшая в дом сноха обругала его. Новое рассмотрение дела показало, что сын и сноха разошлись «по добровольному согласию». Решение волостного суда наказать Марину Васильеву двадцатью ударами розог осталось в силе12. Пореформенная деревня знала примеры и иного рода. В ряде случаев суд
защищал интересы женщины, взыскивая с мужа подобие алиментов на содержание ребенка13.
А.А. Титов отмечал: «Посторонние лица не во всякую между
мужем и женой ссору вмешиваются, говорят: "Не суди мужа с
женой!", "Муж с женой хоть и побранятся, а все вместе валятся".
Дела между мужем и женой разбирают и частные авторитетные
люди, и волостной суд. Женщины с жалобами на мужей в волостной суд обращаются в редких, крайних случаях, потому что
стыдятся, считают для себя унизительным доводить дело до суда,
"Уж последнее дело, говорят, до суда доходить!" Местные воло120
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
стные суды, кажется, беспристрастны. Окружные суды обходятся
и дорого, и хлопотно, а главное – стыд, сознание, что далеко разнесется слух, что-де "Матрёнка с мужем на окружном была" –
вот что может удерживать женщин от судов. Идут в суды самые
отчаянные женщины, а большая половина баб, по старому обычаю, предпочитает терпеть, плакать и молится об улучшении доли да изредка делиться несчастьем с ближайшими кровными
родственниками». Характеризуя поведение «сильной половины»,
А.А. Титов писал: «Большая часть мужей ограничивается терпеньем и колотками, другие от горя и унижения запивают, а чрез
это уничтожают накопленное добро»14.
Часть дел, решения по которым принимали волостные суды,
содержит сведения об имущественных отношениях в крестьянских семьях. Так, 8 июля 1886 г. волостной суд рассматривал
конфликт проживавшей в д. Музга крестьянской вдовы Анны
Ивановой и ее сына Глеба Спиридонова. Вдова жаловалась, что
ответчик «постоянно притесняет ее и оскорбляет <…> отобрал от
нее корову и амбар, почему она и просит привлечь его к ответственности по закону». Рассмотрев обстоятельства дела, суд принял решение оставить без последствий жалобу просительницы
относительно отобранного имущества. Это было вызвано тем,
что раздел имущества был совершен по приговору сельского
схода государственных крестьян Музгинского общества. Иное
дело – неуважение к матери. За этот проступок Глеб Спиридонов
был приговорен к аресту при волостном правлении сроком на
один день15. Желанного мира в семье после такого решения не
наступило, поскольку Анна Иванова продолжала жаловаться на
сына и в следующем, 1887 г.16 Приведенный факт весьма примечателен, поскольку в традиционном обществе личные обиды, побои и вообще все действия против родителей считались, по данным А.А. Титова, «ужаснейшими преступлениями»17.
В 1886 г. Хмелевским волостным судом Пошехонского уезда
рассматривался еще один семейный конфликт. В суд поступила
жалоба крестьян д. Гаврилково Кондратия Потапова и его жены
Елизаветы Семеновой. Обидчиком в данном случае выступал
родной сын истцов, который «самовольно завладел имуществом:
овином, амбаром и двадцатью яблонями и не допускает ни к че121
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
му…». Родители свидетельствовали о том, что сын постоянно их
«оскорбляет разными скверно матерными словами и угрожает
действием». Выяснение обстоятельств дела позволило установить, что 27 июля текущего года сельский сход принял решение о
добровольном разделе имущества в данной семье. Тимофей Кондратьев «вышепоказанное спорное имение» получил в соответствии с решением схода. Постановление суда гласило: «...за бездоказательностью жалобу просителей оставить без последствий»18.
Большая семья в нашей губернии к началу ХХ в. стала редкостью
и воспринималась как пережиток старины. «Ныне не дивятся, что
делятся, а дивятся, что вместе живут»19 – так отзывались о разделах жители Ярославской губернии.
Дела, касавшиеся раздела имущества, занимали далеко не
последнее место в деятельности волостных судов вполне оправданно. По официальным данным, по Ярославской губернии с
1874 по 1883 г. было осуществлено 18 897 разделов, из них
12 244 у бывших помещичьих крестьян и 6 653 у бывших государственных. «Ненормальное стремление» в крестьянской среде
к образованию новых хозяйств обратило на себя внимание правительства. 18 марта 1886 г. были приняты Правила, на основании которых «вменено сходам в обязанность обсуждать при разрешении разделов податную состоятельность ищущих разделов
семейств и достаточность имеющих принадлежать вновь образующимся семействам усадебных участков»20.
В конце 80-х гг. XIX в. тенденция перехода к простой (нуклеарной) семье становится все более заметной во многих губерниях страны21. Процесс дробления больших семей в рассматриваемый нами период как среди самих крестьян, так и в исследовательской литературе имел общее название “раздел”. Как правило, в результате раздела в деревенском сообществе возникала
новая социальная и хозяйственная единица – малая семья, в состав которой входила одна супружеская пара и их подрастающие
(но не взрослые) дети.
Экономические основы деятельности такой семьи были качественно иными. Имеется немало свидетельств, характеризующих
семейное хозяйство до раздела и после него. Вот, например, как
выглядит описание имущества семьи, состоявшей из четырех же122
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
натых братьев с их женами, детьми и стариками-родителями:
«Имущество этой семьи заключалось: 1) в постройках: доме…
дворе, небольшом саде, огороде, амбаре, сарае, погребе, овине, риге, бане и картофельной терочной; 2) в сельскохозяйственных орудиях: молотилке, двух железных плугах, из которых один однолемешный, а другой трехлемешный; трех сохах, веялке, нескольких
боронах, косах, серпах, вилах, граблях, пилах, топорах, молотках;
3) в самоваре, сбруе, трех телегах, трех дровнях, санях; 4) в скоте:
трех лошадях, двухлетнем жеребенке, трех коровах, телке, баране,
двадцати овцах; 5) в домашней птице: сорока курах, двенадцати
гусях; наконец, 6) в сене, соломе, одежде, посуде, дровах, посеянном хлебе, в зерне и муке, льне, картофеле, капусте, луке, пшене,
крупе и в разном другом движимом имуществе…»22. Разумеется, в
том случае, когда «имение» было поделено на несколько частей, от
каждой семьи требовались немалые дополнительные усилия, чтобы иметь жилье и постройки, обеспечить хозяйство необходимым
инвентарем, обзавестись скотом и домашним скарбом.
В качестве основных причин семейных разделов в ярославской деревне следует выделить стремление младших членов семьи
свободно распоряжаться заработком; непокорность и непослушание старшим, основанные на упадке экономического авторитета
тех в семье; и, наконец, внутренние семейные межличностные
конфликты, которые зачастую становились поводом к разделам.
Причиной, задерживающей, по мнению современников, но
не препятствующей выходу отходника из большой семьи, была
боязнь нужды на «одиначине»23. Отсутствие поддержки отцовской семьи для малой семьи заключало в себе реальную угрозу ее
разорения. Поэтому в решении младших членов семей отделиться большое значение имела собственность, накопленная ими
(«собина»24). Эти средства, чаще всего утаенные от главы семьи,
которому надо было отдавать весь заработок, служили основанием для выдела новой семьи из большой. Тем не менее, как свидетельствует А.А. Титов, «редко у кого» из отходников Ростовского уезда оставалось «хорошее состояние после дележа»25. Корреспондент «Вестника Ярославского земства» С.А. Пчелин утверждал, что уход сыновей из отцовской семьи ведет исключительно к их обеднению26.
123
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Подобное утверждение может показаться довольно категоричным и даже предвзятым, но, если вспомнить о том, что самыми зажиточными в ярославской деревне рассматриваемого периода являлись неразделенные семьи, оно вполне обоснованно.
Тем не менее, мы видим, что даже при наличии факторов, тормозящих процесс распада большой крестьянской семьи, отходничество способствовало увеличению семейных разделов в Ярославской губернии.
Особое место среди прочих занимают дела, связанные с порядком наследования. Прошение крестьянской вдовы д. Чечино
Екатерины Ивановой Лебедевой, проживавшей вместе с детьми в
Санкт-Петербурге, было подано в Хмелевской волостной суд в
1883 г. После смерти мужа Арсения Лебедева, по свидетельству
истицы, в д. Чечино остался деревянный дом с овином и гумном,
которые истица хотела продать «по вольной цене»27. В волостной
суд был подан встречный иск крестьянской вдовы д. Чечино
свекрови Екатерины Лебедевой Марины Тимофеевой. Марина
Тимофеева свидетельствовала, что оставшегося двухлетним после смерти мужа пасынка Арсения Никифорова она воспитывала
до двенадцати лет «в старом ветхом доме». Потом мальчика взяли в дворовые, затем он проживал в Санкт-Петербурге, где занимался «коммерческим оборотом». На протяжении тридцати лет
пасынок не оказывал ей финансовой поддержки, дом, на который
претендовала вдова пасынка, Марина Тимофеева выстроила
«трудами своими». Поэтому участники сельского схода 1 сентября 1882 г. «единогласно приговорили» считать требования Екатерины Лебедевой необоснованными28.
В 1882 г. предметом разбирательства волостного суда стало
прошение крестьянки д. Хмелевое Анны Ивановой и ее детей
Семена, Сидора, Авдотьи и Анисьи Дмитриевых. Муж Анны
Ивановой Дмитрий Моисеев умер в июне 1882 г., «приказав
имущество» сыну Никите. В духовном завещании не были упомянуты «хлеб и корм». Намолоченный хлеб Анна Иванова положила в амбар Никиты, а сено хранила «в особом сарае». Весь
хлеб, стоимость которого составила, согласно прошению,
220 руб. 20 коп. Никита Дмитриев присвоил себе «и корм увез».
Судебное разбирательство привело к тому, что данное дело за124
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
кончилось «полюбовным разделом»29. Аналогичные иски, связанные с имущественными спорами, становились предметом разбирательства в волостном суде достаточно часто30.
Итак, анализ дел волостных судов позволяет судить об изменениях, которые касались взаимоотношений супругов, родителей
и детей в крестьянской семье Верхневолжского региона в пореформенный период, порядка и правил наследования, семейных
разделов, имущественных споров. Документы свидетельствуют о
трансформации в крестьянской семье региона. Это касалось прав
и обязанностей представителей разных поколений, а проявлялось
в постепенном ослаблении патриархальных порядков, что означало в конечном итоге постепенное вовлечение российской деревни в процесс модернизации.
Примечания
1
См.: Громыко М.М. Семья и община в традиционной духовной культуре русских крестьян XVIII – XIX вв. // Русские: семейный и общественный быт. М., 1989. С. 10-11.
2
Якушкин Е.И. Волостные суды в Ярославской губернии. М., 1872.
С. 5.
3
См.: Леви Дж. К вопросу о микроистории // Современные методы
преподавания новейшей истории. М., 1996; Гренди Э. Еще раз о микроистории // Казус: Индивидуальное и уникальное в истории. 1996. М., 1997.
С. 291-302; Лелеко В.Д. Пространство повседневности в европейской культуре. СПб., 1997; Медик Х. Микроистория // THESIS. Теория и история
экономических и социальных институтов и систем. 1994. Т. II, вып. 4.
С. 193-203; Горизонты локальной истории Восточной Европы. Сб. статей.
Челябинск, 2003; Пушкарева Н.Л. История повседневности и история частной жизни: содержание и соотношение понятий // Социальная история.
Ежегодник 2004. М., 2005. С. 93-112 и др.
4
См.: Обычное право и правовой плюрализм: Материалы XI Международного конгресса по обычному праву и правовому плюрализму (август
1997 г., Москва). М., 1999; http://ethnography.omskreg.ru/page.php?id=485;
http://liga-ivanovo.narod.ru/fenomen.htm;
http://eu.spb.ru/ethno/courses/et_p12n.htm.
5
См.: Харузин М.Н. Программа для собирания сведений об юридических обычаях // Программа для собирания этнографических сведений, составленная при этнографическом отделе Императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. М., 1887; Программа
для собирания народных юридических обычаев. СПб., 1889; Дополнитель-
125
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
ная программа для собирания народных юридических обычаев. Ярославль,
1900.
6
Якушкин Е.И. Обычное право: Материалы для библиографии обычного права. Ярославль, Вып. 1. 1875; Вып. 2. 1896; Соловьев Е.Т. Гражданское право. Очерки народного юридического быта. Казань, 1888; Белогриц-Котляревский Л.С. Роль обычая в уголовном законодательстве. Актовая речь, читанная на торжественном собрании Демидовского юридического лицея 30 августа 1887 года. Ярославль, 1888; Духовской М.В. Имущественные проступки по решениям волостных судов. М., 1891; Никонов С.П., Якушкин Е.И. Гражданское право по решениям Крестобогородского волостного суда Ярославской губернии и уезда. Ярославль, 1902;
Дружинин Н.П. Право и личность крестьянина. Ярославль, 1912 и др.
7
Александров В.А. Обычное право крепостной деревни России.
XVIII – начало XIX в. М., 1984; Власова И.В. Община и обычное право у
русских крестьян Северного Приуралья (XVII – XIX века) // Русские: семейный и общественный быт. М., 1991. С. 24-44; Власть земли. Традиционная экономика крестьянства в XIX – начале XX века. М., 2002; Никишенков А.А. Крестьянство в судебной системе российского государства
// Крестьянское правосудие. Обычное право российского крестьянства в
XIX-начале XX века. М., 2003. С. 37-68; Безгин В.Б. Обычное право русской деревни (вторая половина XIX – начало XX в.). Тамбов, 2004; и др.
8
Акопова Т.В. Менталитет русского крестьянства по материалам волостных судов (60 – 70-е годы XIX в.) // Историческая антропология: место
в системе социальных наук, источники и методы интерпретации. Тезисы
докладов и сообщений научной конференции. Москва, 4-6 февраля 1998 г.
М., 1998. С. 50-51; Добренький С.И. Материалы волостных судов как источник по изучению проблемы «Человек и пространство в сельской местности пореформенной России (на примере Московской губернии) // Там
же. С. 241-243.
9
О волостном суде. Временные правила о волостном суде в местностях, в которых введено Положение о земских участковых начальниках
// Крестьянское правосудие. Обычное право российского крестьянства в
XIX – начале XX века. М., 2003. С. 247-254.
10
Рыбинский филиал Государственного архива Ярославской области
(далее – РбФ ГАЯО). Ф. 393. Оп. 2. Д. 183. Б.п.
11
Титов А.А. Юридические обычаи села Никола-Перевоз Сулостской
волости Ростовского уезда. Ярославль, 1888. С. 58.
12
РбФ ГАЯО. Ф. 393. Оп. 2. Д. 183. Б.п.
13
Там же. Д. 191. Л. 3об.-4.
14
Титов А.А. Юридические обычаи села Никола-Перевоз Сулостской
волости Ростовского уезда. С. 60.
15
РбФ ГАЯО. Ф. 393. Оп. 2. Д. 199. Л. 38.
126
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
16
Там же. Ф. 393. Оп. 2. Д. 199. Л. 117об-118.
Титов А.А. Юридические обычаи села Никола-Перевоз Сулостской
волости Ростовского уезда. С. 62.
18
РбФ ГАЯО. Ф. 393. Оп. 2. Д. 183. Б.п. Аналогичные претензии высказывались и в других исках, рассматривавшихся волостными судами
Пошехонского уезда. См.: Там же. Д. 184. Л. 14, 23-23об.; Д. 187. Л. 3об,
7об, 12об. и др.
19
Цит. по: Отхожие промыслы крестьянского населения Ярославской
губернии (по данным о паспортах 1896 – 1902 гг.) / Под ред. Д. Кириллова.
Ярославль, 1907. С. 27.
20
Колесников В. Последствия крестьянских семейных разделов. Ярославль, 1889. С. 1.
21
См.: Шмелева М.Н. Русские / Материалы к серии “Народы и культуры”: историко-этнографический очерк народной культуры. Вып. 6, кн. 2.
М., 1992. С.151.
22
Колесников В. Последствия крестьянских семейных разделов. С. 910.
23
Титов А.А. Юридические обычаи села Никола-Перевоз Сулостской
волости Ростовского уезда. С. 62.
24
Цит. по: Шмелева М.Н. Русские: Материалы к серии “Народы и
культуры”: историко-этнографический очерк народной культуры. Вып. 6,
кн. 2. С. 152.
25
Титов А.А. Юридические обычаи села Никола-Перевоз Сулостской
волости Ростовского уезда. С. 62.
26
Пчелин С.А. Отход на сторону в одиночку и семьей // Вестник Ярославского земства. 1903. № 19. С. 91.
27
РбФ ГАЯО. Ф. 393. Оп. 2. Д. 192. Л. 145.
28
Там же. Л. 182.
29
Там же. Л. 50-55.
30
Там же. Д. 183. Б.п.
17
127
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Ю.Б. Смирнова
Социальная политика
на текстильных предприятиях
Ярославской губернии
(конец XIX – начало XX в.)*
На рубеже XIX – XX веков Ярославская губерния являлась
одним из промышленных центров России. Преобладающее значение в регионе имели предприятия легкой промышленности,
прежде всего текстильной. Именно в Ярославской губернии находилась Ярославская Большая мануфактура, занимавшая четвертое место в стране среди крупнейших предприятий отрасли.
Вступление России в новый, капиталистический период развития
повлекло изменения различных сторон производственного процесса, определились направления социальной политики предпринимателей. Если такие аспекты, как рабочее движение, условия
труда, были достаточно изучены в советский период, то социальной политике предпринимателей на том или ином этапе истории
исследователи уделяли мало внимания. В рамках данной статьи,
характеризуя социальную политику, проводимую на Ярославской Большой мануфактуре (ЯБМ), Норской мануфактуре и мануфактуре А.А. Локалова, основное внимание будет обращено на
системы материальной поддержки рабочих в виде пособий.
В ходе исследования удалось установить основания, по которым работник мог рассчитывать на помощь со стороны руководства мануфактур, а также факторы, определявшие размер выплат.
Так, владельцы текстильных фабрик предоставляли рабочим
единовременное пособие в связи со смертью работника. Материальная помощь, оказанная правлением ЯБМ, зачастую была сопоставима со среднемесячной оплатой труда работника1. При назначении пособия администрация учитывала стаж и характер
трудовой деятельности умершего. На Норской мануфактуре размер пособия напрямую зависел от квалификации работника. Например, в 1890-е гг. на похороны неквалифицированного рабоче*
Работа выполнена при поддержке РГНФ (проект № 05-01-01240а).
128
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
го руководство выдавало 3 руб., а на похороны квалифицированного работника – 10 руб.2
На мануфактуре А.А. Локалова и ЯБМ предусматривались
выплаты на лечение рабочих. На ЯБМ в последней четверти
XIX в. рабочему, находившемуся на излечении, назначалось пособие, составлявшее приблизительно 30 – 40% от заработной
платы работника. В зависимости от характера заболевания администрация оплачивала работнику от 5 до 10 дней3. В начале XX в.
правление ЯБМ несколько изменило подходы при назначении
данного вида пособия. Пособие по болезни стало выплачиваться
единовременно. Кроме того, размер предоставляемой помощи в
основном зависел от материального положения семьи нуждающегося работника.
На Локаловской мануфактуре размер оказанной единовременной помощи заболевшему рабочему варьировался от 3 до
5 руб., и в основном зависел от среднемесячного заработка работника4.
Кроме того, отдельные выплаты рабочим производились на
ЯБМ в случае производственной травмы. Администрация ЯБМ
еще до издания закона 2 июня 1903 г. «О вознаграждении рабочих от несчастных случаев» оказывала единовременную или
ежемесячную материальную помощь рабочему, пострадавшему
на производстве. Единовременное пособие равнялось среднемесячной оплате труда работника5. Подчеркнем, что сумма выплаченного пособия зависела от трудового стажа работника. Текстильщик, имевший большой трудовой стаж, получал пособие в
среднем на 20 – 30% больше, чем остальные6.
После издания закона 2 июня 1903 г. ярославские рабочиетекстильщики стали получать пособие по нормам, установленным этим законом. Правления мануфактур выплачивали всем рабочим, получившим машинные повреждения, денежную компенсацию и зарплату в половинном размере в течение всего периода
их лечения. Местные предприниматели исправно выполняли
свои обязательства, о чем свидетельствует тот факт, что на протяжении 1903 – 1905 гг. никто из работников мануфактур не обращался с претензиями в суд.
129
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Семьи рабочих рассматриваемых предприятий могли рассчитывать на помощь в случае смерти кормильца. Эта помощь состояла в том, что руководство текстильных фабрик предоставляло денежную сумму на погребение умершего. Обычно размер пособия зависел от занимаемой должности, а также квалификации
работника. Например, на ЯБМ в 1880-е гг. “на погребение” рабочего-ткача выплачивалось 8 рублей, а возчика – 5 руб.7
Кроме того, на ЯБМ в случае гибели работника на производстве его семье выплачивалось единовременное пособие. Его размер соответствовал приблизительно двухмесячному заработку
рабочего8. В случае смерти рабочего по иным причинам его семье периодически оказывалась помощь натуральными продуктами. Денежное выражение пособия составляло около 20% от заработка рабочего9. Если у умершего оставались дети, то администрация выплачивала на них пособие из расчета 1,5 руб. в месяц на
ребенка. Выдача пособия продолжалась до начала собственной
трудовой деятельности детей. Отметим, что обычно дети умершего работника имели преимущества при трудоустройстве на
фабрику. Иногда администрация вместо пособия на ребенка переводила мать или отца на более высокооплачиваемую работу,
что зачастую было выгоднее для семьи.
Следующим основанием для получения пособия являлись
экстренные ситуации в жизни работника. Текстильщикам, пострадавшим от пожара, и в других аналогичных случаях, выплачивалось пособие, соответствовавшее приблизительно двухкратному размеру средней оплаты труда рабочих. Практика единовременных денежных выплат «погорельцам» (городским и сельским) особенно широко применялась в начале XX в. на всех рассматриваемых предприятиях. Нам не удалось установить какойлибо связи между производственными успехами работника и
фактом выдачи, а также размером пособия.
На ЯБМ и мануфактуре А.А. Локалова выдавались деньги на
погребение членов семьи работника. Размер единовременного
пособия был одинаковым для всех категорий текстильщиков. На
ЯБМ он составлял от 1,5 руб. на ребенка до 5 руб. на взрослого,
на мануфактуре А.А. Локалова колебался от 1 руб до 3,5 руб. соответственно.
130
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
Другим видом социальной поддержки рабочих являлось пособие на детей. Выплаты подобного рода были зафиксированы
лишь на ЯБМ. Ежемесячная материальная помощь в размере
1 руб. предоставлялась руководством ЯБМ в том случае, если несовершеннолетний поступал в школу. При назначении такого пособия в первую очередь учитывалось материальное положение
семьи рабочего.
На всех текстильных предприятиях Ярославской губернии
оказывалась материальная помощь беременным женщинам. В
разные годы размер этой помощи колебался от 2 до 3 руб.10 Предоставляемые администрацией фабрик суммы были незначительны, но выплачивались всем одинаково, без учета характера трудовой деятельности текстильщицы.
В конце XIX в. на ЯБМ бывшие фабричные рабочие, вне зависимости от причин потери трудоспособности, получали ежемесячное пособие пенсионного типа. При назначении пособия
правление учитывало срок работы на фабрике, семейное положение, а также материальное благосостояние семьи. Указанные
факторы определяли размер пособия, который составлял от 1 до
12 руб. Пенсионное обеспечение прекращалось, если рабочему
предоставлялось место в богадельне при мануфактуре.
При увольнении рабочего с фабрики по уважительным причинам в конце XIX – начале XX в. предусматривалась выплата
выходного пособия. Такое пособие выплачивалось только на
ЯБМ. Судя по воспоминаниям рабочих, оказываемая помощь
имела единовременный характер, денег хватало «на сапоги, пальто и на рубашку». Как правило, такое пособие выплачивалось рабочим, имевшим трудовой стаж не менее 25 лет.
Выплата перечисленных видов пособий осуществлялась не
только из сумм штрафного капитала. Особенно ярко это прослеживается на ЯБМ. Статистика штрафов и пособий за 1899 –
1907 гг. показывает, что приблизительно на 20% пособия финансировались из других источников предприятия. Интересно, что в
начале XX в. администрация мануфактур информировала рабочих о размерах штрафного капитала и о его использовании11.
Таким образом, на рубеже XIX – XX вв. на текстильных фабриках Ярославской губернии существовала практика выплаты
131
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
пособий нуждающимся рабочим. Факт получения пособия, а
также его размер в большинстве случаев зависели от характера
трудовой деятельности работника. Отчетливо эта тенденция прослеживается на ЯБМ, где фабричное руководство, во многом
опережая российское законодательство в части предоставления
социальных гарантий, самостоятельно устанавливало критерии
для назначения социального обеспечения.
Примечания
1
Государственный архив Ярославской области (ГАЯО). Ф. 674. Оп. 1.
Д. 21412. Л. 3-395.
2
Там же. Ф. 675. Оп. 1. Д. 80. Л. 26.
3
Там же. Ф. 674. Оп. 1. Д. 21413.
4
Там же. Ф. 676. Оп. 1. Д. 100. Л. 43.
5
Там же.
6
Там же. Ф. 674. Оп. 1. Д. 21412, 21413.
7
Там же. Л. 198-200.
8
Там же.
9
Там же. Л. 3-395.
10
Там же. Ф. 675. Оп. 1. Д.183. Л. 51; Ф. 676. Оп. 1. Д. 412. Л.43;
Ф. 674. Оп. 1. Д. 21413. Л. 76.
11
Там же. Ф. 674. Оп. 1. Д. 21649.
А.Ю. Данилов, Н.В. Обнорская
Судьбы ярославского купечества
после революции
Главным противником пролетариата при построении нового,
социалистического общества Ленин и большевистская партия
считали буржуазию, т.е. торгово-промышленный, предпринимательский класс, ядро которого составляло купечество (не в качестве сословия, что к 1917 г. было уже анахронизмом, а как профессиональная группа). Для борьбы с ней задумывалось "особое
государство", соответствующее "переходному периоду от буржуазного к социалистическому обществу... именно: диктатура пролетариата" (т.е. особая система организованного насилия над известным классом)"."А диктатура предполагает и означает со132
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
стояние придавленной войны, состояние военных мер борьбы
против противников пролетарской власти"1. Именно эти положения и легли в основу дальнейших взаимоотношений новой власти
с "буржуями", поставившей себе целью не только сломить их
экономическое могущество, но и уничтожить своих противников
"как класс".
Уже в конце 1917 г. были выпущены декреты о национализации банков и крупных предприятий, местным Советам предписывалось конфисковывать предприятия "саботажников", на них
повсеместно вводился рабочий контроль. Подобная практика
продолжалась и в дальнейшем, и к концу 1920 г. все предприятия
крупнее кустарной мастерской были национализированы.
Что касается непосредственно положения в Ярославле представителей буржуазии, то после захвата власти большевиками они
оказались согласно характеристике, данной членом городской думы, выходцем из купечества, кадетом В.С. Лопатиным, "в руках
вооруженных и не всегда трезвых солдат", а их будущее, по его
мнению, во многом зависело от выяснения вопроса "относительно
винного склада, окончательно ли исчерпаны запасы спирта". Но
все же конец 1917 – первая половина 1918 г. для ярославского купечества были относительно спокойным периодом. Первое время
еще продолжали существовать параллельно с Советами старые органы городского и земского самоуправления, еще не сложился на
местах репрессивный аппарат новой власти (Ярославская ЧК возникла весной 1918 г. и в первые месяцы практически бездействовала). Вообще, согласно ленинской теории революции, в результате октябрьского переворота произошло лишь политическое уничтожение буржуазии (т.е. отстранение от власти), Гражданская война же должна была решить проблему окончательного, физического
уничтожения предпринимательства.
Несмотря на это, местная буржуазия не теряла надежды вернуться к прежнему образу жизни. Именно поэтому ее представители приняли активное участие в июльском 1918 г. антибольшевистском восстании, организованном савинковским "Союзом защиты Родины и Свободы". По воспоминаниям участника восстания генерал-майора К.И. Гоппера, "уже с самого утра первого
дня восстания наш штаб (восставших. – А.Д., Н.О.) осаждала це133
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
лая толпа желающих записаться в наши ряды". Их противники в
1922 г. охарактеризовали состав восставших следующим образом: "В мятеже принимали участие купеческие и поповские сынки из учащейся молодежи, офицеров и юнкеров, а также буржуазные элементы вроде Лопатиных и Вахрамеевых (представители
крупнейших купеческих семей Ярославля. – А.Д., Н.О.)". Подавление восстания стало началом активной репрессивной политики
местных властей против представителей буржуазных классов,
начавшейся в Ярославле ранее объявления всероссийской политики "красного террора" (расстрелы участников восстания).
2 сентября 1918 г. в связи с началом "красного террора" собирается Чрезвычайное экстренное собрание Исполкома Совета
Ярославля и уезда совместно с губернским ВРК и Губкомом
большевиков, которое вырабатывает следующие меры борьбы с
буржуазией: немедленный арест всех контрреволюционных элементов, учет всех членов буржуазного класса и привлечение их к
принудительным работам, запрет кому бы то ни было выезжать
за пределы губернии без особого разрешения. Через полтора месяца вновь объявляется "мобилизация буржуазных и нетрудовых
слоев населения города Ярославля". Для этой же цели в декабре
1918 г. создается Эксплуатационный полк. Последний еще служит и для заключения не уплативших единовременного чрезвычайного налога, которым были обложены в том же месяце представители имущих классов. Согласно "Спискам лишенцев по городу Ярославлю за 1919 –20 гг." (по Конституции РСФСР 1918 г.
представители "свергнутых классов" ограничивались в политических и гражданских правах) из 511 учтенных лиц 308 были обложены "ревналогом" на общую сумму 4 833 670 руб., размер которого колебался от 25 до 207 000 руб. Для содержания участников ярославского восстания и других "чуждых элементов" в мае
1919 г. был организован первый в Ярославле концентрационный
лагерь. О местопребывании 13 из зафиксированных в упоминавшемся выше списке отмечено, что они находились в "концлагере", а еще пятеро содержались в эксплуатационном полку (при
этом надо отметить, что значительный процент лиц из вошедших
в список теми или иными путями покинули Ярославль, а другие
134
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
документы называют и иных представителей ярославского купечества, которых заключали к лагерь в этот период).
Определенное количество представителей купечества и буржуазной интеллигенции, происходивших из купеческих семей,
были приговорены к "высшей мере социальной защиты" – расстрелу (в основном как участники мятежа). В докладе о деятельности Ярославской губернской ЧК за 1918 – 1919 гг. приводились следующие цифры: за период с апреля 1918 по 20 февраля
1919 г. Ярославская ГубЧК расстреляла 317 человек, из которых
было 35 купцов. Кроме того, к расстрелу приговаривал и Ревтрибунал. А сколько погибло в результате несанкционированных
расстрелов непосредственно после мятежа, узнать, видимо, уже
никогда не удастся.
Кроме того, "буржуи" периодически подвергались обыскам,
их имущество конфисковывалось. Так, например, на 27 апреля
1919 г. власти назначили массовый, одновременный во всех частях города, производимый силами милиции и отрядов из рабочих
и служащих обыск в бывших торговых помещениях, квартирах и
т.д. Кроме предметов из драгметаллов и других ценностей, подчас конфисковывались и ординарные бытовые вещи, вследствие
чего владельцам приходилось ходатайствовать в ГубЧК о возврате постельных принадлежностей и белья.
Представители бывшего купечества по-разному приспосабливались к новой ситуации. Одни, бросив все, в прямом смысле с
одним чемоданом бежали за границу. Так, например, поступила
А.Л. Пастухова, по мужу Волкова, дочь богатейшего ярославского купца – владельца пяти металлургических заводов, угольных
копей, одного из крупнейших землевладельцев дореволюционной
России. В 1920 г. с дочерью и минимумом личных вещей она
смогла выехать в Париж. На новом месте ее жизнь не была легкой. Дочь стала балериной, а после окончания карьеры вышла
замуж и уехала в Австралию. Ее сын, Джон, сейчас занимается
фермерством. До своей поездки в Россию он практически ничего
не знал об истории Пастуховых. Семейная память донесла лишь
фамилию и название родного города. Кем были его предки, чем
они занимались, что сделали для родного города – эти сведения
стали для него полной неожиданностью. Кроме того, послерево135
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
люционные лихолетья разметали, рассыпали ранее дружную и
сплоченную семью. Ни Джон, ни исследователи истории ярославского купечества практически ничего не знают о других потомках ярославской ветви Пастуховых (одна часть другой линии
Пастуховых выехала за границу еще в преддверии революции,
сохраненная ими память о предках более обширна). Согласно легенде, слышанной автором в г. Омутнинске (этот город Кировской области возник вокруг металлургического завода, принадлежавшего Пастуховым) от музейного работника, кто-то из Пастуховых умер вскоре после революции в Югославии.
Известно, что ряд представителей других купеческих семей
также пытались перебраться за границу. Списки "лишенцев"
г. Ярославля сообщают, что с некоторых лиц невозможно получить революционный налог, так как они уехали. В ряде случаев
называются близлежащие села или города – родина уехавших. Но
как много было удачных случаев и как сложилась дальнейшая
судьба эмигрантов, неизвестно. Однако то, что подобные предприятия не всегда заканчивались успешно, известно как из семейных легенд, так и из уголовных дел. Например, Николай Иванович Оловянишников, согласно непроверенным данным, погиб
при переходе границы в 1918 г.
Таким образом, можно сделать вывод, что репрессивная политика правившей с октября 1917 г. в России партии по отношению к купечеству развернулась в следующих формах:
1) лишение имущественных и политических прав всех представителей купечества, конфискация большинства или всего
имущества;
2) взятие в заложники крупнейших представителей "буржуазии" (согласно постановлению ВЦИК о начале "красного террора" от 2 сентября 1918 г.) и постановлениям местных органов
власти от 4 и 31 августа 1918 г.;
3) заключение многих купцов и членов их семей в концентрационные лагеря, а также привлечение их на принудительные
работы в эксплуатационные полки.
В 1920 – 1930-е гг. было подтверждено лишение избирательных прав представителей "бывших людей", а затем последовало
и физическое уничтожение многих представителей купеческих
136
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
династий во время репрессий тридцатых годов. Часто это приводило к потере молодым поколением духовной связи со своими
"корнями".
Но все же знания и умения представителей бывшего купечества, оставшихся в России, новая власть стала использовать еще
в двадцатые годы, привлекая их в качестве «буржуазных специалистов» (например, представителей семьи Дунаевых на принадлежавшем им лесопильном заводе).
Несмотря на все преследования, достаточно большое количество потомков купцов смогли адаптироваться к советской действительности. Из их среды вышли ученые (например, потомки
Вахрамеевых), художники (Крохоняткин), архитекторы, врачи,
работники культуры и т.д.
Примечания
1
В.И. Ленин и ВЧК: Сб. док. М., 1987. С. 30.
Ю.Г. Салова
Ярославский журнал "Наш труд"
и его роль в развитии
идей трудового обучения в 1920-е гг.
Реформирование системы образования после Октябрьской
революции 1917 г. сопровождалось созданием различных периодических педагогических изданий. В период 1917 – 1924 гг. в
стране выпускалось свыше 300 таких журналов1. Слабость материальной базы местных органов управления образованием обусловливала их недолговечность, но определенное влияние на
становление новой образовательной системы они, безусловно,
оказывали. Большая часть эти журналов содержала методические
материалы по организации и работе общеобразовательной школы, освещала передовой отечественный и зарубежный опыт,
предлагала дискуссионные статьи по различным проблемам обучения. К сожалению, деятельность педагогических журналов это137
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
го периода не нашла должного освещения в исследовательской
литературе2.
В ряду региональных изданий выделялись такие журналы,
как “Просвещение на Урале”, “Вопросы просвещения на Дальнем Востоке”, “Сибирский педагогический журнал”, ленинградский “Просвещенец”, московский “Работник просвещения”.
Именно в них много места уделялось пропаганде принципов новой трудовой школы. В этом ряду нужно выделить и ярославский
журнал ”Наш труд”. Идея его издания принадлежала сотрудникам Ярославского губернского отдела народного образования(ГубОНО). Осуществить идею можно было только при условии привлечения передового учительства и всех, кто имел отношение к системе образования. Начало издания было приурочено
к годовщине Октябрьской революции 1922 г.
Необходимость издания журнала объяснялась его создателями следующим образом: «В переживаемый момент, когда “третий фронт” неизбежно выдвигается на первый план, приковывая
к себе внимание партийных и советских организаций, когда вокруг и около школы начинает концентрироваться внимание широких рабоче-крестьянских масс, в этот момент вопросы идеологического влияния как никогда выдвигаются на авансцену. До
сих пор наш работник на ниве просвещения не имел под рукой,
не говоря о методических материалах, даже самой необходимой
информации о мероприятиях в области народного просвещения,
вынужден был брести ощупью в поисках новых путей и, за отсутствием должной профессиональной спайки, лишился возможности пользоваться собственным коллективным опытом...»3.
Первым редактором журнала стал Г. Умнов, который так
сформулировал цель журнала: “... прийти на помощь низовым
работникам просвещения (главным образом им) в их будничной
повседневной работе по строительству нового просвещения...”4.
Такая формулировка задачи журнала объяснялась тем, что жизнь
ставила перед учительством целый ряд сложных вопросов: какой
должна быть структура школы, какие организационные системы
окажутся наиболее целесообразными, какие методы обучения
следует рекомендовать для внедрения.
138
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
Кроме того, учителя должны были учитывать, что к 1922 г. в
стране сложилась новая структура общеобразовательной школы:
начальная четырехгодичная, семилетняя, девятилетняя. С общеобразовательной школой тесно связывалась система профессионального образования. На базе начальной школы работала система фабрично-заводского ученичества, на базе семилетки – техникумы, на базе полной девятилетней школы – высшие учебные заведения.
Все организационные изменения в системе образования осуществлялись исходя из теории соединения обучения с производительным трудом5. Именно поэтому предлагались различные
варианты решения этой общегосударственной задачи. Разрушение системы дореволюционного профессионального образования
сделало актуальным вопрос о подготовке рабочих кадров. В решении этой задачи должна была участвовать как общеобразовательная, так и профессиональная школа. С первых публикаций
журнала “Наш труд” прослеживается стремление ярославских
педагогов и руководителей системы образования найти оптимальный вариант соединения обучения с трудом. Естественно,
что подобные поиски могли вести люди, достаточно хорошо
знавшие школу, поэтому редакция журнала старалась привлечь к
сотрудничеству как можно больше рядовых учителей.
В первых номерах издания авторами выступали, как правило,
сотрудники ГубОНО, но постепенно состав авторов начал меняться. Через пять лет работы число руководящих работников и
преподавателей вузов равнялось всего 20% от общего числа авторов, остальные 80% составляли рядовые работники учебновоспитательных учреждений. Это означало, что журнал отражал
весьма широкий спектр мнений на процесс реформирования образования.
Материалы журнала постепенно объединялись в рубрики.
Общий и официальный отделы, раздел “Хроника” содержали руководящие материалы государственных и местных органов власти, материалы конференций, съездов и т.п. Рубрика “Профжизнь” посвящалась положению учительства. Наиболее внушительными с точки зрения конкретного материала по реформированию образования были рубрики “Школа”, “Дошкольное воспи139
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
тание”, позднее объединенные в рубрику “Социальное воспитание”, “Профессиональное образование” и “С мест”.
Большая часть публикуемых материалов обусловливалась
необходимостью разрешения сложных организационных или методических вопросов, поскольку в школе работало довольно
много учителей с дореволюционным стажем, не имевших возможности ознакомиться с новыми теориями создания советской
трудовой школы. Журнал отмечал, что “...старый запас знаний и
умений очень часто не только не помогает в деле, но и является
помехой делу. Революция ставит перед просвещением иные цели
и иные задачи. К новым целям ведут новые пути”6.
Первыми профессиональными учебными заведениями нового
типа, нацеленными на внедрение практического обучения, стали
школы фабрично-заводского ученичества (ФЗУ) и профессионально-технические школы, создававшиеся с начала 1920-х гг. В
этих учебных заведениях на практическую подготовку отводилось более 60% учебного времени. Но в то же время в них преподавались и общеобразовательные предметы. Журнал “Наш труд”
активно обсуждал на своих страницах опыт работы школ ФЗУ. В
1924 г. началась подготовка губернской конференции по рабочему образованию, поэтому весьма активно анализировался имевшийся опыт.
Из сообщений с мест выяснялось, что организация школ и их
работа сопряжены с многими трудностями: отсутствием помещений, мебели, учебных пособий, слабой подготовкой учащихся7.
Но наиболее серьезной проблемой стало отсутствие опыта в подготовке квалифицированных кадров у преподавателей этих школ.
Материальная база стала укрепляться с 1925 г. В то же время
стали уточняться формы организационной и методической работы. Журнал отмечал, что за короткий срок школы ФЗУ были развернуты при всех крупных предприятиях губернии и охватывали
практически все отрасли промышленности, а профшколы имелись практически в каждом уезде8.
Часть ярославских школ имела двухлетний, а часть – трехлетний срок обучения. Это зависело от сложности квалификации, требующейся для рабочих конкретного предприятия. Наиболее крупными были школы при фабриках “Красный Перекоп”, “Заря со140
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
циализма”, “Тульма”. Около 400 учащихся насчитывали четыре
железнодорожные школы ФЗУ. В ряду наиболее крупных профтехшкол были ярославская слесарно-механическая, ростовская
столярно-мебельная и даниловская по ремонту сельхозмашин.
Если профессиональная школа по своей сути должна была
ориентироваться на трудовое обучение, то у общеобразовательной
школы предшествующего периода такого опыта не было. В первые
послереволюционные годы трудовое обучение вводилось через
внедрение различных кабинетов, лабораторий, опытных земельных
участков. В 1924 г. коллегия Наркомпроса приняла решение о
профессионализации девятилетних школ, вводя профессиональный уклон в зависимости от потребностей региона. Такой подход
объяснялся слабой развитостью профессионального образования.
Журнал разъяснял, что уклон – это возможность приблизить школу
к имеющемуся поблизости производству, подготовить тем самым
необходимые кадры и приобщить детей к труду. В этом отношении особое внимание стало уделяться сельским школам, где проблема приближения к производству была очевидной, но и городские школы приобщались к этому процессу9.
Сельскохозяйственный уклон стал предметом особого обсуждения на страницах журнала10. Трудности его введения объяснялись тем, что в Ярославской губернии крупных хозяйств было мало. Поэтому школы пытались использовать для целей обучения
труд школьников в хозяйстве семьи, которое, как правило, было
мелким и велось на низком агротехническом уровне. Видимых результатов такой опыт не давал. Только с середины 1920-х гг., когда
в деревнях начинают возникать коммуны, кооперативы и товарищества по обработке земли, журнал стал возвращаться к этой проблеме, усиленно рекомендуя введение этого уклона.
В 1925 г. на страницах журнала начинают печататься материалы уездных и губернских съездов по народному образованию,
касающиеся еще одного уклона – кооперативного. Отмечалось,
что такой уклон “...дает возможность пополнить деревенский
кадр работников кооперации, в которых деревня сильно нуждается, ...дает возможность пропитать все предметы школьного
курса общественностью и современностью, имея в виду колос141
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
сальное значение кооперации в экономическом возрождении
страны и в наступательном движении по пути к социализму”11.
Идея производственных уклонов коснулась и городских
школ12. На страницах журнала отмечалось, что вполне возможно
ввести коммунальный уклон, который “может подготовить массового работника коммунального отдела, ... технического, жилищного подотделов, ... рабочего электрической станции, водопровода, рабочей кооперации..., т.е. дать возможность широко
провести практическую связь школы с производством”13. Как показывала практика, массового внедрения уклонов не происходило, поскольку предприятия и учреждения в силу разных причин
не хотели работать со школами. Опыт этот оказался для ярославских школ единичным.
В конце 1923 г. Всесоюзный съезд заведующих ГубОНО
признает необходимым создание школ крестьянской молодежи
(ШКМ)14. На основании этих решений Наркомпрос рассылает
циркуляр об организации школ на местах15. Такие решения диктовались необходимостью связи общего образования с сельскохозяйственным, что в свою очередь отвечало интересам хозяйственного строительства.
Ярославский губком комсомола в докладе Наркомпросу отмечал: “Налицо были лишь общие принципы организации, общие
очерченные цели и задачи ШКМ, различно преломлявшиеся в
мнении отдельных работников как губернии, так и уезда”16.
Журнал “Наш труд” очень оперативно откликнулся на эти решения. Отмечалось, что в такой школе должен быть сельскохозяйственный уклон “...а, смотря по местности, может быть отдано
должное внимание и изучению того или иного ремесла. Чтобы
школа ...оказала существенную помощь крестьянину и помогла
ему сделаться культурным человеком, чтобы сдвинуться с мертвой
точки в деле улучшения сельского хозяйства...”17. Первая ШКМ в
Ярославской губернии открылась в г. Мологе, затем в г. Данилове.
На их опыте выявлялись слабые и сильные стороны сельскохозяйственной подготовки учеников. Попытки сделать ее “близкой и
понятной крестьянству” не имели особого успеха. Крестьянство
настороженно относилось к этим нововведениям, поскольку, размещая школу в городе, руководители образования делали ее ото142
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
рванной от опытной базы, удорожали содержание из-за открытия
общежития и удаленности от большинства деревень.
Тем не менее процесс создания таких профессионализированных школ не замедлялся. К 1925 г. по губернии их насчитывалось уже восемь. Анализируя работу ШКМ, журнал отмечал,
что такая школа не может быть сугубо профессиональной, в ней
должны сочетаться общеобразовательные предметы с агрономическими и социально-экономическими. Рекомендовалось обеспечивать материальную базу школ через закупку учебных пособий
и литературы по вопросам работы в деревне, выписать газеты и
журналы, провести переподготовку учительских кадров.
По мере роста количества ШКМ возрастал к ним интерес со
стороны крестьянства, о чем свидетельствуют материалы журнала. К 1926 г. большую помощь в работе им оказывают комитеты
содействия, создаваемые населением. Крестьяне сами настаивали
на открытии таких учебных заведений. Журнал констатировал,
что крестьяне и комсомольцы села Вощажниково ПошехоноВолодарского уезда сами ходили по деревням и собирали подписи среди населения об открытии ШКМ18. Такое отношение крестьянства давало возможность оперативно находить опору и поддержку в строительстве новой школы всем органам образования
и губернского, и уездного уровня. Очень важным становился момент максимального привлечения деревенской молодежи к сельскохозяйственному труду, к строительству новой деревни. В
этом смысле школа отвечала своему назначению.
Процесс профессионализации затронул в полной мере и городскую школу. К середине 1920-х гг. в городах и рабочих поселках стали создаваться фабрично-заводские семилетки, по своему назначению близкие к школам крестьянской молодежи.
Главная их цель заключалась в том, чтобы дать учащимся общее
образование, политехническую подготовку и ознакомить с производством. Поскольку они рассматривались как база для дальнейшего профессионального обучения, то методы их работы
очень тесно переплетались с аналогичными приемами, практикуемыми школами фабрично-заводского ученичества.
Решать проблему трудового обучения, по мнению журнала,
можно было через организацию летней трудовой школы. Первый
143
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
опыт создания такой школы в Ярославской губернии приходится
на лето 1923 г. Журнал информировал, что еще зимой 1923 г. на
заседании школьного совета Мологской школы огородничества и
пчеловодства возник этот вопрос. Предложение было реализовано, и опыт оказался успешным19. Журнал стал обращаться к этой
проблеме регулярно. Отмечалось, что проведение в жизнь этого
опыта зависело от инициативы, умения, а главное, от интереса к
делу школьных работников.
Помимо практических навыков в разных сферах деятельности, дети получали еще и полноценный отдых. Ярославские педагоги предлагали разные виды работ летней школы: экскурсии,
производственный труд, политико-просветительную работу20.
Особое внимание уделялось организации трудовых дружин для
помощи хозяйствам, борьбы с детской беспризорностью21. Получая навыки производительного труда и общественной работы,
школьники профессионально ориентировались на определенные
сферы деятельности. Летняя школа 1920-х гг. стала прототипом
ученических производственных бригад, которые создавались в
сельских школах, и лагерей труда и отдыха для городских
школьников, организованных в 1970-е гг.
Включение журнала в обсуждение проблем трудового обучения не осталось не замеченным педагогической общественностью. Центральный педагогический орган страны журнал “Народное просвещение” подчеркивал: «Если подобно конкурсу на
лучшего учителя был создан конкурс на местный педагогический
журнал, то мы уверенно выдвинули бы в кандидаты на первую
премию ярославский журнал “Наш труд”»22. Такая оценка говорит о том, что журнал был на передовых рубежах педагогических
исканий 1920-х гг. Обсуждение практики трудового обучения делало ярославское учительство весьма активным в решении насущных проблем народного образования, а вовлечение его в
творческий писк становилось главной задачей педагогического
журнала.
Примечания
1
См.: Периодическая печать СССР. М., 1955 – 1963. Т. 1-10.
144
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
2
Исключение составляет работа В.Е. Зябкина, но и в ней анализируются только журналы Наркомпроса РСФСР и Украины. Региональные
журналы остались вне поля зрения автора. См.: Зябкин В.Е. Педагогические журналы в становлении советской трудовой школы (1917 – 1932). Киев; Одесса, 1987.
3
Наш труд. 1922. № 1. С. 2-3. (Далее НТ)
4
Там же. 1923. № 10. С. 2.
5
Главными документами для реформирования образования стало
“Положение о единой трудовой школе РСФСР” и “Основные принципы
единой трудовой школы” (1918), которые объявляли основой школьной
жизни труд. При этом труд рассматривался не только как метод обучения,
но и как производительный “общественно необходимый”. Этот тезис отражал наиболее актуальные педагогические идеи эпохи, высказанные в работах П.П. Блонского, А.Г. Калашникова и др.
6
НТ. 1923. № 10. С. 2.
7
См.: Круглов Г. Подготовка поступающих в школу фабзауча // НТ.
1926. № 10. С. 37- 38.
8
Алексеев Индустриальное профессионально-техническое образование // Там же. 1927. № 10. С. 40.
9
ГАЯО. Ф. Р-178. Оп. 1. Д. 2149. Л. 48 об.
10
См.: Ветвинский А. Школа с сельскохозяйственным уклоном // НТ.
1923. № 6. С. 27-31.
11
Там же. 1925. № 1. С. 56. Эти эксперименты не были забыты. В
1950-е гг. школы вернулись к этой практике, внедряя в сельских школах
такую форму, как школьные производственные бригады.
12
См.: Раевский А. Школа с коммунальным уклоном // НТ. 1925. № 2.
С. 13 – 23.
13
Там же. № 1. С. 56.
14
Правда. 1923. 1, 4 дек.
15
Народное просвещение. 1923. № 10. С. 112.
16
ГАРФ. Ф. 1575. Оп. 10. Д. 161. Л. 483.
17
Ветвинский А. Школа крестьянской молодежи // НТ. 1924. № 4.
С. 6.
18
См.: Парменов К. Население и школа // Там же. 1927. № 10. С. 18.
19
См.: Карельских А. Опыт летней школы в г. Мологе // Там же. 1924.
№ 4. С. 27-30.
20
См.: Там же. 1925. № 3. С. 2.
21
См.: Марков К. Готовьтесь к летней школе // Там же. 1924. № 4.
С. 27.
22
Народное просвещение. 1923. № 6. С. 2.
145
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Н.П. Рязанцев
Из истории краеведческого движения
в Ярославском крае в 1920-е – начале 1930-х гг.
Двадцатые годы вошли в историю отечественного краеведения под названием «золотого десятилетия» советского краеведения. Краеведение, по словам академика С.Ф. Ольденбурга, в этот
период было не только «массовым научно-культурным движением», но и одним из характернейших явлений в общественной
жизни страны. Это массовое движение на протяжении всего периода было хорошо организовано. С 1922 г. действовал руководящий орган всех краеведческих организаций – Центральное бюро краеведения (ЦБК). На губернском и уездном уровнях повсеместно работали краеведческие общества. В стране издавалось
множество специальных краеведческих изданий, в том числе
центральные журналы «Краеведение» и «Известия ЦБК».
Регулярно проводились как на всероссийском, так и на региональном уровне краеведческие съезды, конференции, совещания и т.п. За десять лет после революции число краеведческих
организаций в стране выросло со 155 до 1 761, а число «организованных краеведов» составило почти 70 тыс. человек1. И хотя
подсчеты по отдельным губерниям показывают, что итоговые
цифры оказываются завышенными из-за неточных рассчетов по
низовым краеведческим организациям, это существенно не меняет сути дела. Мы без преувеличения можем говорить именно о
массовом краеведческом движении в 1920-е гг.
Ярославская губерния занимала одно из ведущих мест в этом
процессе. На начало 1926 г. в губернии активно действовало
45 различных краеведческих обществ не только на губернском,
но и на уездном и волостном уровнях. Несколько сотен членов
этих обществ занимались исследовательской, просветительской и
собирательской деятельностью2.
Исследователи неоднократно обращались к причинам расцвета краеведческого движения в послереволюционный период.
В обобщенном виде можно выделить следующие факторы, которые способствовали росту этого явления.
146
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
Во-первых, революционные преобразования, ломка старого
уклада, национализация привели к тому, что огромная масса
культурно-исторических ценностей оказались фактически бесхозными, брошенными на произвол судьбы. Им угрожала реальная опасность быть уничтоженными. Тревога за их судьбу толкнула многих представителей интеллигенции к активной краеведческой деятельности, в рамках которой они действительно сумели многое сделать для спасения культурных ценностей.
Во-вторых, в этом явлении, безусловно, проявилась преемственность традиций в изучении и сохранении прошлого. В Ярославской губернии можно говорить об опыте нескольких десятилетий, в течение которых успешно работала губернская ученая
архивная комиссия. Многие ее члены после революции продолжили эту деятельность в составе краеведческих обществ.
В-третьих, в тяжелых условиях Гражданской войны и послевоенной разрухи многие представители столичной интеллигенции были вынуждены выехать на жительство в провинцию. Часть
этих людей оказалась в глубинке не по своей воле, а в качестве
ссыльных. В результате этого круг потенциальных исследователей края существенно вырос. Среди таких людей, которые оказались в ярославской глубинке, можно назвать Н.М. Коробкова,
В.Н. Дружинина, А.И. Заозерского и других.
В-четвертых, многие краеведы тех лет не скрывали, что для
них краеведение стало той нишей, где можно было отдохнуть от
политики, от революционных потрясений, наконец, от той новой
жизни, которую они не хотели принимать.
В-пятых, немалая часть краеведов, особенно молодых, увидела в революции возможность для просвещения народа в самом
широком смысле слова. Они рассматривали краеведческое движение как особую форму просветительской деятельности. Кроме
того, нужно учитывать, что в течение почти десяти лет власть в
основном поощряла краеведческое движение, особенно те его
направления, которые были связаны с изучением экономического
потенциала регионов3.
Сочетание всех этих факторов способствовало быстрому
росту числа краеведческих организаций и вело к многообразию
краеведческих исследований, в том числе и в Ярославской губер147
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
нии. Центром всей краеведческой работы в нашем крае оставалось Ярославское естественноисторическое общество, которое
имело свои филиалы практически во всех уездах губернии. Начиная с 1923 г. в работе общества все большую роль стали играть
краеведческие исследования. Это привело к созданию при обществе секции краеведения, в которую вошло около 40 членов. Они
стали заниматься такими направлениями деятельности, как история, этнография, география, культура края и др. Возглавлял секцию известный краевед Н.Г. Первухин, а ее секретарем был
Н.Г. Огурцов. Среди первых членов секции краеведения были
И.А. Тихомиров, И.А. Лазарев, А.Е. Богданович, В.Н. Ширяев,
В.Е. Розов и другие.
Секция краеведения сразу же начала активную исследовательскую деятельность. В 1924 г. секция участвовала в подготовке и
проведении губернской конференции по изучению производительных сил края. Члены секции готовили мероприятия по празднованию 900-летия Ярославля (юбилей города отмечали в 1924 г.).
Секция имела прямое отношение к изданию труда Н.Г. Огурцова
«Опыт местной библиографии. Ярославский край».
Ценные для истории края исследования проводили и отдельные члены секции краеведения. Так, В.Н. Бочкарев изучал историю Ярославского посада и Спасо-Преображенского монастыря в
XVII в., а С.С. Дмитриев собирал материалы по истории родов
дворян Некрасовых и Сухово-Кобылиных. М.Е. Кадек закончил
экономическое обследование Даниловского уезда, а его коллега
А.И. Скребков продолжал работу по изучению каменотесного
дела в крае4. Вклад секции краеведения в изучение края был настолько заметен, что в феврале 1924 г. естественноисторическое
общество добавило к своему названию определение – «краеведческое» (ЯЕИКО).
Ярославское естественноисторическое и краеведческое общество занималось также издательской деятельностью. До конца
1920-х гг. им было издано 25 краеведческих сборников. Работы
ярославских краеведов И.А. Полосина, В.Н. Бочкарева, Н.Г. Первухина, Н.Г. Огурцова и других получили высокую оценку как
современных историков, так и исследователей более позднего
периода5.
148
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
Одним из главных направлений деятельности краеведческих
обществ стало сохранение историко-культурного наследия прошлого. Для выполнения этой задачи краеведы использовали, в
первую очередь, такую форму деятельности, как создание новых
и развитие старых музеев. Задолго до революции были открыты
музеи в Ростове, Угличе, Ярославле, Рыбинске. Теперь к ним добавились музеи, созданные при непосредственном участии краеведов – в Мологе, Мышкине, Тутаеве, Пошехоно-Володарске,
Данилове, а также в целом ряде волостей губернии6. Например,
при создании Рыбинского художественно-исторического музея
инициатива исходила в значительной степени от Рыбинского естественноисторического общества и его руководителя А.А. Золотарева. А музей в Мышкине начинался с создания Мышкинского
краеведческого общества7.
Период быстрого роста переживал тогда и Ростовский музей,
который совместно с Ростовским обществом по изучению местного края организовал масштабные раскопки Сарского городища.
Члены общества совместно с музеем проводили этнографические
и антропологические исследования в Угодичской, Поречской,
Карашской и Петровской волостях. Материалы, полученные такими экспедициями, затем передавались в музей.
На протяжении 1920-х гг. в Ярославской губернии работало
около 15 музеев разного уровня. По этому показателю, как отмечали музейные работники, Ярославская губерния шла вслед за
столичными Петроградской и Московской губерниями. Видный
краевед и один из руководителей музейного дела в крае
Н.Г. Первухин с понятной гордостью писал в те годы, что «в музейном отношении мы более чем богаты»8.
Многие ярославские краеведы входили в состав губернского и
уездных подотделов по музейному строительству и охране памятников искусства и старины. Уже в первый состав подотдела в мае
1919 г. вошли такие специалисты, как Н.Г. Первухин, И.А. Лазарев, А.И. Смирнов и другие. Несколько позже в подотделе стали
работать А.Е. Богданович, и А.И. Суслов В.А. Перцев. В штате Угличского подотдела состояли С.Н. Талантова, А.В. Колокшанский,
Н.В. Шляков и другие. Многие краеведы работали в этих структурах как внештатные сотрудники. Присутствие в подотделах боль149
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
шого числа специалистов-краеведов позволило выбрать главные
направления их деятельности. В частности, началась интенсивная
работа по обследованию и вывозу предметов старины из известных
дворянских усадеб. На протяжении 1919 – 1921 гг. были взяты на
учет и частично вывезены в музейные хранилища коллекции из таких усадеб, как «Карабиха» Некрасовых и «Афонино» Карновичей
в Ярославском уезде, «Шишкино» Тучковых в Угличском уезде,
«Вощажниково» Шереметевых в Ростовском уезде и других. Из
усадьбы «Заречье» в Даниловском уезде специалисты вывезли
редкие грамоты XVII в.9
Краеведы и музейные сотрудники спасли огромное количество культурных ценностей и во время так называемой кампании
по изъятию церковных ценностей, проводившейся в 1922 г. Инструкция, которая была выпущена в разъяснение постановления
Совнаркома об изъятии церковных ценностей, подчеркивала, что
изъятие не может производиться без ведома и согласия соответствующего губмузея. В мандатах, которые получили сотрудники
губмузея, также отмечалось, что именно они выносят «окончательное суждение о месте их [вещей] хранения»10. Таким образом, в конечном счете именно специалисты-краеведы решали,
пойдут ли изъятые вещи на переплавку или пополнят фонды государственных музейных хранилищ. И нужно подчеркнуть, что
именно сотрудники губмузея, как правило, занимали очень жесткую позицию в этом вопросе и заявляли о музейном предназначении той или иной вещи.
На основе тех предметов церковного обихода, которые попали в губернский музейный фонд, в 1922 г. в Ярославле был создан музей церковной старины. Его заведующим стал старейший
ярославский краевед В.А. Перцев, который одновременно возглавлял и картинную галерею. В конце 1922 г. музей древнерусского искусства на правах отдела картинной галереи занял правое крыло здания бывшей духовной консистории11.
Уровень развития краеведения в Ярославской губернии был
столь высок, что в конце 1920-х гг. для придания этой работе
большей плановости и масштабности было решено создать в
Ярославле Научно-исследовательский институт Верхнего Поволжья и Русского Севера. В связи с образованием новой укруп150
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
ненной Ивановской промышленной области институт был создан
в г. Иваново. В Ярославле появился филиал этого института, которым руководил профессор В.Н. Бочкарев. В работе филиала
активно участвовали члены ЯЕИКО, преподаватели Ярославского педагогического института, сотрудники музеев. Институт
осуществлял краеведческую работу по трем основным направлениям: природа, экономика, человек. Но продолжалось это недолго, только до начала 1930-х гг.
Рубеж 1920 – 1930-х гг. был очень сложным периодом в истории краеведческого движения. Окончание «культурного нэпа»
ужесточило политику властей по отношению к старой интеллигенции. От нее теперь требовалось жесткое подчинение партийному руководству, признание коммунистической идеологии.
Краеведческое движение стало рассматриваться властями с точки
зрения полезности социалистическому строительству, пятилетнему плану и т.п. Вполне очевидно, что значительная часть краеведческой общественности принять такой поворот не могла, поэтому для многих старых краеведов, как справедливо заметил
С.О. Шмидт, «1937 год наступил уже в 1929 – 1930 гг.»12.
Репрессии против ярославских краеведов начались с Рыбинского научного общества. В феврале 1930 г. А.А. Золотарев,
В.К. Ливанов, А.Ф. Виноградов и другие руководители общества
были выведены из состава его правления. В феврале того же года
они были арестованы. Им было предъявлено обвинение в организации под видом краеведческого общества «антисоветской группировки из научных работников». Их обвинили в проведении антисоветской агитации, которая «сводилась в основном к тому,
что у власти сидят варвары, враги науки и культуры, головотяпы,
не умеющие управлять страной, политика которых приведет Советскую власть к неизбежному краху, а не к социализму…».
Кроме того, А.А. Золотарев был охарактеризован в документе
как «сын местного попа, бывший меньшевик», а А.Ф. Виноградов – как «анархист и сын местного рыбинского попа».
Е.В. Сосниной-Пуцилло вменяли в вину также то, что ее брат,
бывший офицер, был расстрелян как участник белогвардейского
мятежа в Ярославле13.
151
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
В марте 1930 г. Особое совещание при коллегии ОГПУ постановило А.А.Золотарева, А.Ф. Виноградова, Л.А. Альбицкого,
Е.В. Соснину-Пуцилло, П.М. Битюцкого «выслать в Северный
край сроком на три года». Незначительный, на первый взгляд,
срок ссылки на деле оборачивался затем для многих даже рядовых краеведов непрекращающимися репрессиями. Это наглядно
прослеживается, например, на судьбе краеведа П.М. Битюцкого.
После отбытия трехлетней ссылки он в 1934 г. возвратился в
Рыбинск и стал работать по своей специальности зубным врачом
амбулатории водного транспорта. Вскоре на него поступил донос, содержание которого затем легло в основу нового обвинения. П.М. Битюцкого обвинили в распространении «провокационных слухов о жестокостях властей в отношении духовенства»,
а также в том, что после убийства Кирова он сделал «яркий террористический выпад против руководителей партии и правительства». Особым совещанием он был приговорен к трем годам
ссылки в Красноярский край. В 1938 г. он снова вернулся в Рыбинск и работал зубным врачом поликлиники «Волгостроя». Но в
начале 1941 г. он был арестован якобы «за участие в антисоветских сборищах и восхвалении царского строя» и осужден по
ст. 58-10 УК РСФСР на 10 лет с дальнейшим поражением в правах еще на пять лет. Реабилитирован был только в 1989 г.14
В апреле 1931 г. было предъявлено обвинение группе краеведов Ярославского естественноисторического и краеведческого общества – В.Н. Бочкареву, Н.Г. Первухину, В.А. Перцеву, А.А. Соколову. Их также обвиняли в проведении антисоветской агитации
в краеведении, которая «выражалась, в первую очередь, в борьбе с
новым советским краеведением и в отстаивании старых методов
краеведческих работ». В более конкретном виде обвинения звучали так: «Выдвигали на первый план историзм в ущерб изучению
производительных сил и экономики…, пропагандировали антимарксистские методы исторического исследования…, оставляли
без внимания историко-революционные памятники…, отстаивали
сохранение в целости памятников старины…»15.
В мае 1931 г. было оглашено обвинительное заключение по
делу ростовских краеведов. Д.А. Ушаков, Н.Н. Ржевский, В.А. Талицкий, П.С. Иванов обвинялись в том, что они «оказывали всякое
152
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
содействие церковникам и церковным общинам при изъятии церковных ценностей…, оказывали всяческое сопротивление органам
Соввласти при закрытии церквей и превращении их в культурные
и общественные учреждения, а равно для их сноса…, производили
явно ненужные раскопки…, читали доклады о прошлом города
Ростова с явно антисоветскими установками…»16.
После ареста руководителей наступила очередь и самих
краеведческих обществ. Они объявлялись ликвидированными. В
некоторых случаях власти стремились, чтобы это произошло
добровольно, путем самоликвидации. В других случаях просто
распускали общества как незаконные. Например, члены ЯЕИКО
были предупреждены специальными повестками, что 18 марта
1931 г. состоится ликвидационное собрание общества. В повестках было также указано, что в случае неявки будет созвано вторичное собрание, которое будет правомочным при любом количестве собравшихся. В назначенное время собрание не состоялось по причине неявки его членов. Организаторы собрания ждали. Почти через два часа собралось всего лишь 10 человек из более чем ста членов общества. Это собрание было объявлено правомочным, и своим решением, написанным, по существу, под
диктовку представителей власти, постановило «считать Ярославское Краеведческое Общество… ликвидированным»17.
Для ликвидации Рыбинского научного общества была создана
специальная комиссия, которая осуществила проверку его деятельности за восемь лет. По результатам проверки комиссией был
составлен акт, содержание которого больше напоминало обвинительное заключение. В акте отмечалось, что краеведческое общество, музей и их орган журнал «Родной край» главной задачей своей деятельности провозгласили «страстное искание истины», но
исходили при этом не из теории марксизма, а «из установок, насквозь проникнутых реакционной идеалистической идеологией».
В работе общества, отмечала комиссия далее, «полное отсутствие и отражение революционных событий… и отсутствие таких слов, как пролетариат, классовая борьба, республика, советы,
революция и имена вождей». Зато рыбинские краеведы активно
изучали жизнь и деятельность купцов-предпринимателей дореволюционного периода. Наконец, в акте содержались совершен153
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
но абсурдные утверждения о том, что обнаруженные комиссией в
музее серебряные изделия немузейного назначения весом 32 кг и
изделия из цветных металлов весом 750 кг, а также вещи из
усадьбы Михалковых «Петровское» были сохранены не случайно. «Есть основания предполагать, – писали члены комиссии, –
что указанные вещи хранились в целях возвращения их прежнему владельцу». В целом комиссия признала многолетнюю деятельность Рыбинского научного общества в отношении социалистического строительства «вредительской»18. Естественно, что
такая оценка властями краеведческого общества не давала ему
никаких шансов на существование.
Массовое краеведческое движение, во главе которого стояли
многие известные представители старой дореволюционной интеллигенции, перестало существовать. Но формально оно сохранилось. Сохранилось как составная часть государственного аппарата, выполняющая наряду с другими структурами идеологические функции. Новая структура краеведческих организаций и их
новые функции были четко прописаны в решениях Х пленума
Центрального бюро краеведения в январе 1931 г.
В материалах пленума отмечалось, что в последнее время в
стране фактически происходит рождение «советского массового
краеведения». Кадры старых краеведов заняли по отношению к
советскому краеведению «явно враждебную позицию». Это потребовало очищения краеведческих обществ «от классово чуждых элементов». Необходима дальнейшая борьба против остатков «вредительской идеологии в краеведении». Вместе с тем, отмечалось на пленуме, в ближайшее время по всей стране должна
быть создана новая структура краеведческих обществ:
«…В 1931 г. в каждом районе должны быть созданы низовые
ячейки (не менее 5) с минимальным количеством краеведов в
40 человек, из которых рабочих и колхозников должно быть не
менее 20%.
… В 1932 г. в каждом районе должно быть не менее 7 ячеек,
объединяющих минимально 60 краеведов, из которых рабочих и
колхозников должно быть не менее 30%.
154
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
… В 1933 г. в каждом районе должно быть не менее 10 ячеек
и минимально 150 краеведов, в том числе 50% рабочих и колхозников»19.
Краеведческая работа теперь рассматривалась властями
только как коллективная работа ячеек по планам и под контролем
соответствующих партийных органов и только «в рамках социалистического строительства». Всё это означало, что эпоха «золотого десятилетия» краеведения как массового, самостоятельного
общественного движения осталась в прошлом.
Примечания
1
См.: Шмидт С.О. О книге «Краеведение и документальные памятники (1917 – 1929 гг.)» // Филимонов С.Б. Краеведение и документальные
памятники (1917 – 1929 гг.). М., 1989. С. 20.
2
Краеведные учреждения СССР. Список обществ и кружков по изучению местного края, музеев и других краеведных организаций. Л., 1925.
С. 28-31.
3
См.: Шмидт С.О. Краеведение – наука о прошлом и путь в будущее
// Ярославская старина. 1997. № 4. С. 8 – 9; Рязанцев Н.П. Краеведческое
движение в Ярославском крае в 1920-е гг. // Современное краеведение:
проблема методики и взаимодействия. Ярославль, 1994. С. 23 – 24; и др.
4
См.: «Вглядись в минувшее бесстрастно…»: Культурная жизнь Ярославского края 20 – 30-х гг.: Документы и материалы. Ярославль, 1995.
С. 187 – 193.
5
См., например: Краеведение. 1924. № 4. С. 484; Зайончковский П.А.
Отмена крепостного права в России. М., 1960. С. 6; и др.
6
См.: Рязанцев Н.П. «Спасти живую старину…»: Охрана памятников
и музейное строительство в Ярославской губернии в 1918 – 1929 гг. Ярославль, 2000. С. 136 – 137.
7
Рыбинский филиал Государственного архива Ярославской области
(РФ ГАЯО). Ф.Р. 334. Оп. 1. Д. 70. Л. 31.
8
Северный рабочий. 1924. 8 июня.
9
ГАЯО. Ф.Р. 176. Оп. 1. Д. 204. Л. 1.
10
Там же. Ф.Р. 1007. Оп. 1. Д. 29. Л. 17.
11
Там же. Д. 36. Л. 86.
12
См.: Шмидт С.О. О книге «Краеведение и документальные памятники (1917 – 1929 гг.)». С. 13.
13
«Вглядись в минувшее бесстрастно…» С. 214 – 216.
14
Архив Федеральной службы безопасности по Ярославской области
(УФСБ). Дело № С 558498. Т. 1; Дело № С 4978; Дело № С 2486. Т. 1.
155
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
15
«Вглядись в минувшее бесстрастно…». С. 216 – 217.
Там же. С. 219 – 220.
17
Там же. С. 221 – 222.
18
РФ ГАЯО. Ф.Р. 429. Оп. 1. Д. 2. Л. 1 – 3.
19
«Вглядись в минувшее бесстрастно…». С. 213 – 214.
16
156
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
ПУБЛИКАЦИИ
А.Е. Пчелин и его воспоминания
о пребывании в Ярославле
Подготовка публикации
и вступительная статья В.В. Возилова
Алексей Ефремович Пчелин родился 8 марта 1882 г. в селе
Григорьево Лежневской волости Ковровского уезда Владимирской губернии. В 1891 г. перебрался в село Тейково, где окончил
сельскую школу, и в 1896 г. поступил работать на фабрику Каретниковых1. Начало первой русской революции 1905 – 1907 гг.
всколыхнуло жизнь Тейкова: здесь прошли несколько забастовок,
оформилась партийная ячейка РСДРП, в которую в мае 1905 г.
вступил А.Е. Пчелин. Он занимался агитационной работой, был
делегатом окружной партконференции в Иваново-Вознесенске,
сотрудничал с М.В. Фрунзе. С 1905 по 1917 г. четырежды подвергался арестам за революционную деятельность, трижды
увольнялся с работы. После очередного ареста перебрался в
Иваново-Вознесенск, но в 1912 г. был вновь арестован и в марте
1913 г. выслан за пределы Владимирской губернии (с. Середа Костромской губернии, ныне г. Фурманов Ивановской области), где
участвовал в кооперативном и забастовочном движении2.
В 1915 г. Пчелин был выслан в Ярославль, где работал на чугунолитейном заводе бр. Смоляковых токарем. Возобновил связи
с революционным подпольем, принимал участие в организации
рабочих потребительских кооперативов, был членом комитета
по делам беженцев.
157
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
А.Е. Пчелин, 1910-е годы.
Из фондов ШИХММ
им. М.В. Фрунзе.
А.Е. Пчелин, 1950-е годы.
Из фондов ШИХММ
им. М.В. Фрунзе.
После Февральской революции Пчелин стал председателем
завкома фабрики Смоляковых и членом президиума Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Выступил одним из
инициаторов создания профсоюза металлистов в Ярославле, был
членом бюро Ярославской организации РСДРП. В августе 1917 г.
был избран членом городской Думы и Земского собрания. Во время Октябрьского переворота был членом коллегии городского
управления и заведующим военным арсеналом. В 1918 г. – организатор фабрично-заводских отрядов Красной Гвардии. Во время
Ярославского мятежа в июле 1918 г. участвовал в Тутаевском
отряде по укреплению безопасности гор. Тутаева. В декабре
1918 г. вернулся в Тейково, работал на различных должностях,
занимался кооперативной работой, был членом бюро исполкома,
уполномоченным губернской контрольной комиссии. В 1929 г.
был переведен в Шую, где работал на заводе им. Фрунзе и Шуйском спиртзаводе. С 1936 по май 1937 г. был директором
строительства спиртзавода на ст. Семибратово Ростовского
района Ярославской области, с июля 1937 по 1941 г. – директором строительства спиртзавода в г. Ливны Орловской области3.
В годы Великой Отечественной войны – на разных хозяйствен158
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
ных должностях в Тейкове. С 1945 по 1963 г. – персональный
пенсионер республиканского значения.
В Шуйском историко-художественном и мемориальном музее им. М.В. Фрунзе хранится личное дело А.Е. Пчелина, насчитывающее несколько десятков документов, в том числе архивных материалов и фотодокументов. Особого внимания заслуживают его автобиография и мемуары о революционной работе
в Тейкове и Ярославле. Предложенные вниманию читателей воспоминания представляют собой две первые части машинописного текста, имеющего название «Воспоминания о городе Ярославле, о жизни и работе с 1915 г. по 1918 г.»4. При подготовке текста к публикации ряд слов приведен в соответствие с требованиями современного русского языка. Небольшие изменения коснулись орфографии и пунктуации, но при сохранении авторского
стиля.
Примечания
1
МУК «Шуйский историко-художественный и мемориальный музей
имени М.В. Фрунзе» городского округа Шуя (далее – ШИХММ). ОФ. Л.д.
А.Е. Пчелина. № 809/1. Автобиография Пчелина А.Е. 1946 г.
2
Морозов Д., Дианова О. Ивановская организация РСДРП(б) в 1912–
1913 гг. // Грозовые годы: Воспоминания старых коммунистов. Иваново,
1961. С. 81.
3
Старейший коммунист нашего города // Ленинский путь (газ. Тейково). 1962. 21 марта. № 34.
4
ШИХММ. ОФ. Л.д. А.Е. Пчелина. № 809/2.
159
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
А.Е. Пчелин
Воспоминания о городе Ярославле
…О Ярославле раньше я слышал так: Ярославль городок –
есть Москвы уголок. В 1905 году читал газету «Северный рабочий» (изд. в гор. Ярославле), слышал о существовании «Северного Рабочего Союза» и Комитета РСДРП и организации черносотенного союза русского народа, о громких и ретивых сподвижниках его – о иеромонахе Илиодоре и докторе Кацаурове. Сочувствовал я в то время освободительному и революционному движению, да и сам начинал принимать участие вместе с рабочими в
стачках с. Тейкова – ныне города, а после – в организации Тейковской группы РСДРП (б-ков).
В Ярославль я перебрался в конце апреля 1915 года из с. Середы (ныне города) по разрешению канцелярии Министерства
внутренних дел как административно выселенный, лишенный
пределов Владимирской губернии и центральных городов на
2 года с 1914 до 1916 г. Приезд мой совпал с разливом реки Волги, что для меня составляло немалое удовольствие, как нового
провинциала, походил до городу, посмотрел с набережной на
разлив воды реки Волги, a потом занялся розыском земляков и
товарищей по судьбе, как и я. Таковых там было 5 человек: Матвеев С.Т., Корчагин Н., Бубнов Е., Малявин и еще один товарищ,
у которого кончался годичный срок. Работали и жили в различных районах города. Разыскав часть товарищей и переночевав, на
второй день отправился в полицейское управление, где сдал свои
документы и получил временный вид на жительство в городе с
еженедельной отметкой во 2-й части на Сенной площади. На 3-й
день пошел искать должность, на которую был принят в завод
братьев Смоляковых по гор. валу в должности токаря со ставкой
1 р. 50 к. в день. Так прожил я неделю. На второй неделе перебралась моя семья, состоящая из 4-х человек. Нашел комнату по
Духовской улице в доме Кубасовых. Приезд семьи совпал с
окончанием срока отбытия земляков по несчастью. Тут вот и была у нас встреча и проводы в обстановке кочевой; на сундуке
160
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
вместо стола и за хозяйским самоваром, на полу сидя на кукурдышках – так было у нас новоселье.
На заводе с мастеровыми сработался. Думаю, заживу теперь
снова, мытарства кончились. Но моя мечта была преждевременна. Так, в середине мая, в 2 часа утра пожаловали ко мне нежданно гости чел[овек] 5, во главе с приставом 2-го участка, произвели обыск, забрали записную книжку, письмо от тов. Морозова из
Волонецкой губ. и меня с собой захватили, довели до участка, а
потом в губ. тюрьму за Романовскую заставу. Просидел суток
пять: там не вызывают и на мои заявления – «за что?», – не отвечают. Сижу, думаю за что, про что сижу, – не знаю. Вечером перед праздником после тюремной всенощной отпирают камеру,
говорят: собирайтесь с вещами. Не понимаю – этап, нет. Прихожу в контору, говорят: выпустить его. Вышел за ворота, прошел
шагов сто, оглянулся – никого нет, пришел на квартиру, а на второй день пошел снова на завод, где проработал до октября 1918
года, т.е. до революции.
Живя в Ярославле… ездил на «Пчелке» с семьей в Толгский
монастырь, где с другими паломниками участвовал в экскурсии,
осматривая разные достопримечательности во главе с сопровождавшим монахом. Помню, как он подвел нас к одному столетнему кедру, на котором висел образок, остановился и сказал: вот
сие место избрала сама божья матерь. После я подумал это про
себя: не ошиблась, должно быть, была со вкусом она.
Прожив больше месяца, ознакомившись с городом, его обывателями, понемногу стал восстанавливать связь с местными
партийцами: познакомился с тт. Работновым А.П., Кузнецовым
С.И., которому у меня был адрес от Семеновского А.А., костромича, и Мякотиным. Восстановил также связь с товарищами
ссыльными Волонецкой и Пермской губерний первой и второй
партии, в частности, с Коротковым И.И., а также с Сибири с Дадукиным А.М., Козловым С.К. из Нижнего Новгорода, а также с
Ивановом и Тейковом через оставшихся товарищей. Получая
письма от ссыльных товарищей и читая об их жизни и сравнивая
со своей жизнью, как-то невольно бывало обидно: люди заслужили небольшую субсидию, живут и развиваются, имеют много
свободного времени, участвуют в кружках политграмоты, читают
161
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
много, занимаются самообразованием и находятся в кругу интеллигентов-партийцев, а тебе раньше не приходилось развиваться
политически… как будто не заслужил я этого.
В конце июня получаю из Иванова от Веры Коровайко письмо,
в котором она сообщает, что Серов-Сергеев – провокатор, есть
упорные слухи, а он мне был близким по профессии и тюрьме.
Далее пишет Виноградов Иван о забастовке в Иванове на
почве дороговизны и удачных результатах ее с добавлением руководителя Чугунова. А в конце июля я получаю приглашение от
этого Чугунова на партконференцию в Иваново, с которым у меня общего ничего не было, а слышал я о нем от Серова-Сергеева.
У меня запало подозрение, я не решился ехать и отвечать ему, а
написал Виноградову о письме и приглашении на конференцию и
мое сомнение к автору письма. В конце августа получаю сообщение от Виноградова, что мое сомнение оправдалось, хотя конференция состоялась, но после часть участников была арестована. Далее он сообщает о выходе рабочих с фабрик с протестом
против войны и следствия протеста – расстрела рабочих 23 августа. Виновником этого дела подозревают Чугунова.
Осенью в Ярославле стали ощущаться недостаток продуктов
и дороговизна жизни. Напрашивался вопрос о кооперации рабочих, которой в городе не было. Первое зародилось потребительское общество «Надежда», при участии земских служащих и рабочих города. Первое организационное собрание было в уездной
земской Управе по Духовской ул. Руководство и инициатива были за меньшевиком Беляевским П.В. В конце декабря было открыто первое отделение по Ильинской улице в доме Жакова. В
состав первого правления входили: Беляевский П.В., Дунаев К.М., Быков А.Н., Работников А.П., Пчелин А.Е., Кузнецов Н.С. (который после оказался провокатором) и др. Всего
7 человек. Председателем был Дунаев, а в ревизионной комиссии
был председателем С.А. Суворов. Через два года существующее
общество имело 4 отделения, 2 пекарни и свой обоз, на Ильинской ул., Сенной площади, в Коровниках и Тверицах. Весной
1916 года открылось второе Общество железнодорожников, первое отделение – на Федоровской улице, а второе – на Московской
162
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
против вокзала. Во главе его был Савинов И., который после оказался активным участником белогвардейского мятежа.
Летом организовалось третье общество – служащих, которое
имело два отделения, первое – на Казанской ул., и второе – на
Власьевской. Такой был организационный рост кооперативов в
гор. Ярославле с 1915 по 1917 г. С ростом кооперации росла и
втягивалась вся активная, партийная и общественная сила, вовлекая и организуя всю рабочую массу жителей города, после
имеющая громадное значение в революции 1917 года и 1918-го.
В конце лета 1916 года проходит волна беженцев прифронтовой полосы, главным образом Польши и прибалтийских окраин, и застает Ярославль в неподготовленном положении. Помню,
первое собрание было в конце августа в городской управе вечером, на котором выступали и были организаторами ксендз Катаржевский и профессор Аржановский, которые говорили об
ужасном и плохом положении и призывали собравшихся к активной помощи граждан города, после чего была произведена запись, где вошел и я, на меня пала задача – район городского вала
с количеством беженцев до 300 человек, а всего в городе на учете
было до 15 000 человек.
Работу приходилось выполнять в нерабочее время в обед, вечером, в праздники, подыскивая квартиры, общежития, договариваться с владельцами чайных и столовых, устройством своих
кухонь, распределением талонов, продуктов, пищи, одежды и
обуви и разных видов удовольствий.
Так, в первое время не хватало времени по обслуживанию
всех возможных запросов со стороны беженцев. Далее организовался и оформился комитет беженцев, который помещался по
Духовской улице в доме уездной земской Управы; во главе комитета были: ксендз Катаржевский, профессор Аржановский, инженер трамвая Соинский и Макиевский, один из числа беженцев,
которые ведали всем делом беженцев, а мы были как исполнители и назывались попечителями.
Состав беженцев в моем районе был разных национальностей: поляки, латыши, литовцы. Сначала было тяжело понимать
нам друг друга, а потом нашлись среди них люди, которые могли
объясняться на их родном языке – переводить на русский и об163
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
ратно, как Петр Бойщвило, Настя Шевченко, через которых облегчено было наше объяснение.
Первое время беженцы снабжались натурой, потом были переведены на денежный паек 50 коп. в день на человека зачетом
заработка семьи. Преобладающее количество в Ярославле были
поляки, варшавцы и жиравдовцы, последние считались более революционными, а также и в комитете беженцев были различные
взгляды на них. Соинский более сочувствовал варшавским и, как
Пуришкевич, мстил жиравдовцам, врывался в их общежития и
устраивал разные дебоши, а также старался дать варшавцам
больше за счет жиравдовцев. А ксендз Катаржевский сочувствовал больше жиравдовцам, который перед началом революции
был выслан из Ярославля на Кавказ как революционер. Сначала
беженцы держали себя скрыто и недоверчиво, а потом стали более развязнее и доверчивее, большинство их было привезено по
принуждению и под насилием кавказских нагаек, в особенности
пожилые, у которых были на теле следы казацкой нагайки, и были случаи насилия над женщинами; а старики говорили так: лучше бы оставить свои кости на месте, чем вести сюда; таковы были последствия войны. Впоследствии часть беженцев определилась на работы и стали близкими знакомыми. Во время революции и голода Кардаш, работающий на табачной фабрике Дунаева,
частенько приходил на квартиру ко мне и приносил табаку, говоря: «Я принес тебе трошки табаку».
Весной 1916 года я перебрался на другую квартиру, на Пятницкую улицу в дом Селиверстова, в особую с русской печью, в
3 окна 7х7 и 3 аршина в землю. А всего нас жило в этой квартире
10 человек, где и прожили до 18 года, до белогвардейского мятежа.
Весной 1916 года моего надзора я перестал посещать полицейскую часть. Другие товарищи, отбывающие в отдаленных губерниях, также кончали срок, по отбытии срока стали навещать
Ярославль. Первым заявился тов. Шорохов из Волынской губернии, ныне работающий в Верховном Суде, устроился токарем в
трамвайных мастерских. Проработавши до осени, перебрался в
Ленинград. Также пришлось встретиться с тов. Кашиным К. – с
товарищем по тюрьме первой партии Ив.-Вознесенск. Летом того
же года получаю письмо из Тейкова от тов. Спиридоновой К.
164
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
(Землячка), в котором она пишет: «В Тейкове надоело» и с
просьбой, нельзя ли как устроиться в Ярославле, которая по приезде в Ярославль устраивается в потребительском обществе «Надежда» кассиршей. Прослужив до весны 1920 года, в том же году
умерла от туберкулеза в Тейкове.
Осенью того же года приезжает из Иванова тов. Тренин К.,
поступает в общество потребителей «Надежда» бухгалтером. В
конце 1916 года получаю письмо от Короткова И.И., который
пишет, что он находится на родине в Юрьев-Польском уезде и
без дела и просит, нельзя ли как устроиться. После переговоров с
механиком завода, приезжает в Ярославль и устраивается в заводе Смолякова разнорабочим, а жена его – дворником к Годневу
по соседству с моей квартирой. С этого времени начинается снова наша совместная работа.
В начале 1917 года приезжает из Тейкова Гречина Гапа и
устраивается кассиршей в общество «Надежда», а после белогвардейского мятежа 1918 года работала в 1-м райкоме (клуб
имени Закгейма) техническим секретарем и членом президиума
по 15 сентября 1921 года.
Зимой 1916 года на завод Смолякова поступает литейный
мастер Кузенев – беспартийный. Вместе с ним приезжают товарищи из Иванова – Смирнов Н., который был после нач. милиции
5-го района в 18–19 годах, где и умер в этот же год по болезни
тифа. А затем тов. Будкин П.А., который оставил память в Ярославле на долгие годы и погиб на фронте в 20 году. Затем Косолапов Василий, который по сие время живет в Ярославле, и тов.
Наговицын И., который был в 1919 году мобилизован на деникинский фронт и там умер в 20-м году от тифа.
К началу же революции 1917 года нас – ивановцев – собралось в Ярославле всех партийцев 10 человек.
Империалистическая война затягивалась. В Ярославле строились новые казармы, отправлялись на фронт маршевые роты и
вновь пополнялись новым набором. Войск в Ярославе было 4 полка и один подтонный батальон, и следствием войны ощущался все
сильнее голод и дороговизна жизни, а конца войны видно не было.
Наблюдался скрытый ропот как среди населения города, так и солдат. С началом 1917 года стал наблюдаться общий подъем и ожив165
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
ление. Открылись двери учебных заведений для рабочих (лицея),
читались лекции профессорами как академического характера,
росла посещаемость слушателей, а также увеличивался интерес к
лекциям. Я, тов. Коротков и другие товарищи были в числе посетителей лекций. Помню лекцию по кооперации в железнодорожной школе Московского вокзала тов. Довнаровича, которая вызвала широкие прения и немало нашумевшая по городу. Раза два бывали с Коротковым на квартире у ксендза Катаржевского и вели
разговор на тему: должна ли быть у нас революция на почве голода
и есть ли предпосылки к этому. Вскоре после наших бесед с ним
он был выслан из гор. Ярославля за убеждения, и революцию в
Ярославле пришлось нам встретить без него.
За два года моей жизни в Ярославле до Февральской революции я имел связь с товарищами с разными убеждениями,
взглядами, как-то: меньшевиками, эсерами и анархистом Мякотиным. И принимать участие в работе более общественного характера партийных организаций я не находил в городе, но слышал от тов. Работнова о партийных собраниях в лесах в летний
период, что давало основание предполагать о существовании
групп меньшевиков и эсеров. В конце декабря 1916 года жандармерией был произведен ряд обысков и арестов, было арестовано
и выслано человек 5: Работнов А. с завода Жакова, Скотников
Андрей с фабрики Корзинкина, Савинов Иван из железнодорожной мастерской и др. товарищи, которые после предварительного
заключения были высланы в Иркутскую губернию, а после Февральской революции вернулись снова в Ярославль.
Недели за две до Февральской революции я получил особый
выпуск к Международному женскому дню с Поволжья Нижнего
Новгорода. Это была первая ласточка легальной партийной печати после «Правды», в котором передовица посвящена была Международному женскому дню и его организации, где говорилось и
призывалось выходить всем на улицу. Там же в этом номере сообщалось о смерти Джепаридзе – депутата второй Государственной думы и этот выпуск ходил по рукам товарищей и с жаждой
прочитывался всеми.
Переходя к воспоминаниям Февральской и Октябрьской революций и белогвардейским мятежам в г. Ярославле, заимствую
166
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
часть дат сборника «16 дней». Ярославль узнал о свержении самодержавия после дня через три. Как произошло? Дня за два до
известия было заметно какое-то безвластие в городе, отсутствие
на постах и бегание полиции, затаенное молчание администрации в заводе. Посещая по вечерам правление кооперативов, как
член правления, слышал – Дунаев и Быков говорят между собой,
что в Петрограде случилось неладное, есть слухи о свержении
самодержавия и есть якобы полученная телеграмма Губернской
земской Управы и образование Временного правительства из
членов Государственной думы. Услышав новость, под впечатлением пошел домой. На второй день, иду в завод утром и после
обеда, встречая солдат по дороге, останавливаюсь и спрашиваю:
«Вы не слышали о свержении Николая и образовании Временного правительства?» Солдаты молчаливо выслушивали и без ответа расходились. После обеда 1 марта говорили с тов. Коротковым
о происшедшем в Петрограде, он говорит: «Я тоже слышал», добавляя, что сегодня в Губернской земской Управе созывается какое-то собрание, между прочим, добавил, что не провокация ли
какая это на почве голода, не хотят ли устроить какую бойню.
Кончив работу в заводе, отправились в правление ЕПО, чтобы услышать новое, – слухи подтвердились, а также и о назначении собрания сегодня в Губернской земской Управе в 7 час. вечера. Собрались, пошли на собрание. К нам еще пристало несколько человек; входя в общий зал, народу собралось около
300 человек. Тут были земские, городские, кооперативные и другие представители, офицеры с погонами и солдаты, и рабочие
шумели, бегали, говорили с повышенным темпом, что-то доказывали друг другу, потом все это прекратилось. Было объявлено об
отмене собрания, инициатива была в руках кадетов (земцев), была прочитана телеграмма о свержении Николая и образовании
нового правительства, членов Государственной думы во главе с
Родзянко. Помню, говорили об охране и порядке в городе и уездах. Порядок города передан был в ведение гарнизона войсковых
частей, до организации гражданской милиции, разоружения полиции, о создании разных комиссий, о выборе временного Исполнительного Комитета общественного порядка и о назначении
демонстрации в городе, для чего была избрана комиссия во главе
167
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
с комендантом города, в которую вошел и я. Также было решено
выпустить воззвание к населению города и губернии. Комитат
общественного порядка составился из разных общественных и
кооперативных организаций, а также входили представители от
духовенства, возглавляемые правым кадетом Тимрот и губернским комиссаром Черносвитовым (быв. отставным генералом), и
тут же организовался военный совет из командного состава. Собрание кончилось в часа 4 утра. На обратном пути, идя домой, на
улицах были расставлены пикеты солдат и горели костры. Так
было суток семь. С этого времени стал оживать город, проснулись от спячки рабочие фабрик и заводов, солдаты в казармах,
улицы ожили. В губернской земской Управе ежедневно происходили собрания комиссий. Мы с Коротковым не пропускали ни
одного собрания и, почти не спавши, приходили в завод.
После собрания в Губернской земской Управе на другой день
в городе на улицах стали появляться демонстрации рабочих и
солдат, принявшие массовый характер. Стали быстро расти комитеты на фабриках и заводах и солдатских казармах. Были освобождены политзаключенные из тюрем, большинство коих
разъехалось после на родину, и небольшая часть осталась в городе. Под общественным давлением были арестованы полицейские
и жандармские чиновники и были посажены в тюрьму для отвода
глаз и безопасности от масс, после очищения канцелярий своих и
подчистки лишних бумаг.
Недели две собрания происходили в Губернской земской
Управе, а потом перебрались в дом губернатора, а ныне «Дом народа». А за это время дали возможность собраться и уехать ему
из города. Итак, революция в Ярославле произошла бескровно.
Приблизительно недели через две была организована в городе
демонстрация, в которой принимало участие 70 000 человек, которая растянулась по всем улицам с лозунгами и сотнями знамен
и плакатов. В демонстрации принимают участие все население
города, воинские части, рабочие фабрик и заводов, учащиеся
школьных учебных заведений и все граждане. С общим подъемом рабочие поздравляли революционные войска и обратно. Начало демонстрации с 9 час. утра и продолжалось до 5 час. вечера,
со сборного пункта от Дома народа к городскому театру, охваты168
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
вая всю северную часть города, демонстрация закончилась без
инцидента. Только к концу ее часть солдат появилась с топорами
и ломами, с лестницами в руках, посшибали на центральных
улицах на вывесках золотые орлы – царские гербы, как отжившие свой век, знак падения старого строя и династии дома Романовых. Это была первая демонстрация в г. Ярославле.
Городской Совет рабочих депутатов сорганизовался и оформился приблизительно неделю спустя после организации Комитета Общественного порядка, хотя попытки были раньше. В состав вошли 14 человек: Добнарович, Быков, Хрущев, Штентель,
Шиповаленко, Ходотский, Слонин, Коротков, Кмро, Тихонов,
Иванов, Петровичев, Васильев, Вернигор (Докунин, Сергеев, Кубарин). Председателем был Добнарович – меньшевик, большинство состава Горсовета состояло из меньшевиков… С организацией Горсовета было организовано Губернское бюро, в которое
со временем вошли: тт. Коротков, Будкин, Корольков, Доброхотов, Иоффе, Савина, Иванов, Никифоровский. Содержание членов Исполнительного Комитета производилось первое время за
счет предприятий, учреждений и разных сборов. После сорганизовался и оформился Исполнительный Комитет солдатских депутатов, который положил начало выборности комсостава с преобладающим настроением с уклоном большевизма. В середине
февраля* состоялся Губернский съезд крестьян, на котором был
избран Совет крестьянских депутатов во главе с Большаковым –
правым эсером с кулацким уклоном. Во время крестьянского
съезда были первые гражданские похороны матроса с судна «Потемкин», которого из тюрьмы освободили Февральской революцией. Вынос тела был из городской больницы, похоронная процессия проходила мимо городского театра, где заседал в это время съезд, со стороны которого не было уделено никакого внимания… революционеру.
Все исполнительные комитеты разместились в Доме народа.
Комитет Общественного порядка поместился во втором этаже, а
остальные комитеты в третьем этаже и с этого времени ожил
«Дом народа».
*
Вероятно, опечатка – «марта».
169
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
В начале апреля состоялось объединение Совета рабочих и
солдатских депутатов, и был выбран общий Исполнительный комитет с предоставлением автономии фракциям по вопросам
внутреннего характера. Совет же крестьянских депутатов не вошел в объединение и продолжал свою работу вести обособленно.
С организацией и оформлением советской власти в городе
Ярославле стали издаваться: 1. Известия Ярославского комитета
общественного порядка и 2. Газета «Труд и борьба» Совета рабочих и солдатских депутатов.
С организацией Городского Совета Коротков оставил завод,
а я остался на месте председателем заводского комитета и членом Совета.
Деятельность исполнительных комитетов мало удовлетворяла запросы низовых масс и первое время наблюдалась зависимость от Комитета Общественного порядка, который первое время чувствовал себя хозяином положения и власти в губернии,
мало считался и старался отвлечь от основной прямой классовой
борьбы. Обострения назревали на почве автономности и самоопределения, чувствовалась острота голода, а также назревала и
обострялась экономическая борьба на фабриках и заводах между
рабочими и предпринимателями. Также остро вставал и земельный вопрос. Война продолжалась, отправляли новые маршевые
роты с равными напутствиями, кадеты говорили, что война
должна быть закончена с победой, а большевики призывали к
братанию на фронтах и кончать войну. С арестом административных лиц и полиции стали появляться упорные слухи, что при
тюрьмах имеются склады оружия. Этот вопрос стал на объединенном собрании Совета рабочих и солдатских депутатов. После
долгих прений было решено произвести поверку после собрания,
в результате чего утром на другой день привезено было в Совет
два воза разного оружия, которое после было раздано между членами Совета и партийцами. Также общими силами объединенным исполкомом весной после пасхи ликвидирован военный совет, который вел контрреволюционную политику и внушал опасность революции. В продовольственную управу был выделен
Выбок, как бывший кооператор, но продовольственный вопрос в
170
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
дальнейшем становился все острее, и были случаи реквизиции
грузов, шедших вверх по Волге для других городов.
На фабриках и заводах назревали конфликты, а также начали
создаваться профессиональные организации.
В противовес рабочим союзам фабриканты-заводчики объединяются в свой союз (общество фабрикантов и заводчиков), при
котором была организована центральная примирительная камера
по разбору конфликтов в бирже на паритетных началах с представителем Горсовета, которая существовала до Октябрьской революции. Советом организуется комиссия, и выделяются свои
представители, посылаются представители в Городскую Думу,
губернский Комитет Общественного порядка и в уездную земскую Управу, с посылкой представителей происходит обновление учреждений. Избирается редакционная коллегия для организации газеты «Труд и борьба» из 5 человек, в которую входят:
Коротков, Васильев–Зиновьев, Суворов, Добранович и Слонин,
последний остается редактором (сионист). С приездом Равича,
который сменяет его после, с пожеланием содержания точки зрения Петроградского Совета рабочих депутатов*. Также выделяется комиссия по проверке военнообязанных фабрик и заводов под
председательством Большакова, который считал себя большевиком, а старался больше посылать большевиков на фронт.
С организацией Советов в Ярославле попутно шла организация уездных советов.
В конце марта созывается Московская областная конференция и Всероссийская конференция Советов, на которые избираются и едут от Ярославского Совета: Коротков, Тренин, Суворов.
Коротков едет на Всероссийскую конференцию. По приезде обратно Коротков делает доклад о Всероссийской конференции.
Доклад его вызывает много прений по вопросу о войне и то
прежнее единодушие советов нарушается. Лозунг «Мир и братство» стал заменяться лозунгами «Война – войне» и классовой
борьбой. А с прибытием из ссылки и эмиграции меньшевиков и
эсеров положение в Совете усугубляется, и противоречие классо-
*
Так в документе (прим. В.В. Возилова).
171
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
вой борьбы обостряется. Демонстрации в городе проходили и носили характер массовый и мирный до 18 июня.
Советом выпускались листовки и воззвания: 1) О значении
революции, 2) Против приговора смертной казни Адлера, 3) Ленского расстрела и 4) Первое Мая.
В начале мая в Ярославль приехала Брешко-Брешковская, в
то время называлась «бабушкой русской революции», для поднятия авторитета местных организаций социалистов революционеров. По приезде ее было устроено в Совете совещание с частью
советского актива. Собравшиеся обменивались своим мнением о
дальнейшем ходе революции, после чего было устроено массовое
собрание Советов в Городском театре. После выступления ее с
приветствиями выступали от партии эсеров, от меньшевиков и
кадетов, все превозносили ее как богородицу и ухаживали, как за
игуменьей и этими почестями затемняли и влияли, расхолаживали настроения старого революционера.
На первый Всероссийский съезд Советов от Ярославля вместо большевика Короткова были посланы меньшевики – Равич,
Савинов. Съезд проходит под уклоном оборончества. По приезде
со съезда собирается объединенное собрание Советов, докладчиком со съезда выступает Равич. После доклада поднимается шум
и возмущение, собрание с криками – демагогия, провокация против меньшевиков, – выступает Дюшен, старается сгладить остроту доклада и оправдать докладчика, но собрание не успокаивается и принимает затяжной характер. В конце собрания большинство собравшихся оставили зал собрания, и при небольшой кучке
собравшихся меньшевиков и эсеров проходит резолюция съезда в
духе оборончества.
Воинственный патриотизм Временного правительства – наступление на фронтах, введение смертной казни, посылка карательных экспедиций Верховским, провокационный вызов большевиков в Петрограде и других городах, разгром редакции
«Правды», формирование по национальностям и территориальности воинских частей, – в воздухе пахло порохом и кровью, на
улицах Ярославля стали появляться кучки народа, руководимые
какими-то темными личностями, вели черносотенную агитацию
и контрреволюционную пропаганду, на станции Всполье натрав172
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
ливали ингушей на русских и обратно, в результате чего произошли убийства, атмосфера сгущалась, а меньшевики и эсеры,
сидящие в Советах мало обращали на все это внимание, а все
свое внимание было направлено на борьбу против организации
большевиков и организатора тов. Короткова, не брезгуя ничем.
Борьба велась через печать и устно, посредством чего они добились своей цели. В то же время сами копали могилу себе.
8 июня было объединенное собрание Советов. На поставленный фракцией большевиков вопрос против войны и смертной казни на фронтах, меньшевики и эсеры затянули собрание и мошенническим способом решили демонстрацию не устраивать; все же
демонстрация состоялась 18 июня, вопреки постановлению, в которой принимали активное участие солдатские массы под руководством организации большевиков, а меньшевики собрались кучками и таинственно наблюдали за ходом демонстрации.
Положение, созданное меньшевиками, не давало возможности больше оставаться в Ярославле тов. Короткову, и он перебрался в Тейково. С выбытием из Ярославской организации тов.
Короткова организация по-прежнему продолжала свою борьбу. В
лице тов. Короткова Ярославская организация потеряла сильного
организатора и руководителя*.
*
Коротков Иван Иванович – участник революционного движения, член
партии, делегат V съезда РСДРП. В марте–июле 1917 г. работал в Ярославле, с
октября 1917 г. – председатель уездного земского Собрания. После Октябрьской
революции – председатель Тейковского уисполкома. В 1922–1923 гг. – секретарь
Иваново-Вознесенского губкома РКП(б). Делегат X и XII съездов партии. В июле 1923 г. отозван в ЦК РКП(б).
173
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Сведения об авторах
Бородкин Александр Викторович – докторант кафедры новейшей отечественной истории ЯрГУ им. П.Г. Демидова, кандидат исторических наук.
Юрчук Клара Ивановна – доктор исторических наук, профессор кафедры отечественной средневековой и новой истории
ЯрГУ им. П.Г. Демидова.
Марасанова Виктория Михайловна – доктор исторических
наук, профессор, заведующая кафедрой музеологии и краеведения ЯрГУ им. П. Г. Демидова.
Борисова Алина Владимировна – кандидат исторических
наук, доцент кафедры отечественной средневековой и новой истории ЯрГУ им. П.Г. Демидова, заместитель декана исторического факультета по учебной работе.
Александров Николай Михайлович – кандидат исторических наук, доцент кафедры новейшей отечественной истории
ЯрГУ им. П.Г. Демидова.
Федюк Владимир Павлович – доктор исторических наук,
профессор, заведующий кафедрой новейшей отечественной истории, декан исторического факультета, научный руководитель
лаборатории военной истории ЯрГУ им. П.Г. Демидова.
Рябинина Наталья Валерьяновна – кандидат исторических
наук, доцент кафедры новейшей отечественной истории ЯрГУ
им. П.Г. Демидова.
Урядова Анна Владимировна – кандидат исторических наук,
доцент кафедры новейшей отечественной истории ЯрГУ
им. П.Г. Демидова.
174
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
Страхова Наталья Вячеславовна – кандидат исторических
наук, старший преподаватель кафедры музеологии и краеведения
ЯрГУ им. П.Г. Демидова.
Иерусалимский Юрий Юрьевич – доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой отечественной средневековой и новой истории ЯрГУ им. П.Г. Демидова.
Тюрин Борис Александрович – кандидат исторических наук,
ассистент кафедры отечественной истории ЯГТУ.
Спиридонова Елена Владиславовна – кандидат исторических наук, доцент кафедры всеобщей истории ЯрГУ им.
П.Г. Демидова, заместитель декана исторического факультета по
научной работе.
Велитченко Надежда Сергеевна – кандидат исторических
наук, доцент кафедры отечественной средневековой и новой истории ЯрГУ им. П.Г. Демидова.
Масленников Александр Владимирович – аспирант кафедры
отечественной средневековой и новой истории ЯрГУ
им. П.Г. Демидова.
Дашковская Ольга Дмитриевна – кандидат исторических
наук, старший преподаватель кафедры регионоведения и туризма
ЯрГУ им. П.Г. Демидова.
Шустрова Ирина Юрьевна – кандидат исторических наук,
доцент кафедры музеологии и краеведения ЯрГУ им. П.Г. Демидова.
Смирнова Юлия Борисовна – кандидат исторических наук,
доцент кафедры отечественной средневековой и новой истории
ЯрГУ им. П.Г. Демидова.
Данилов Андрей Юрьевич – кандидат исторических наук,
доцент, заведующий кафедрой регионоведения и туризма ЯрГУ
им. П.Г. Демидова.
175
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Обнорская Нина Владимировна – кандидат исторических
наук, старший преподаватель кафедры отечественной средневековой и новой истории ЯрГУ им. П.Г. Демидова.
Салова Юлия Геннадьевна – кандидат исторических наук,
доцент кафедры музеологии и краеведения ЯрГУ им. П.Г. Демидова.
Рязанцев Николай Павлович – кандидат исторических наук,
доцент кафедры музеологии и краеведения ЯрГУ им. П.Г. Демидова.
Возилов Владимир Владимирович – докторант кафедры отечественной средневековой и новой истории ЯрГУ им. П.Г. Демидова, кандидат исторических наук.
176
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
Содержание
СТРАНИЦЫ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ .......................... 4
А.В. Бородкин
Самозванство в русском старообрядчестве
второй половины XVII в. ..................................................... 4
К.И. Юрчук
Вятская бумага на рынках России и Востока ......................... 17
В.М. Марасанова
Губернские органы управления Верхнего Поволжья
в первой половине XIX в. .................................................. 25
А.В. Борисова
Повседневная жизнь женщины-дворянки в России
в первой половине ХIХ в. .................................................. 39
Н.М. Александров
Участие крестьянской молодежи в отхожих промыслах
в пореформенной России (по материалам
Костромской губернии) ..................................................... 46
В.П. Федюк
Деникин и Петлюра................................................................... 52
Н.В. Рябинина
Первые шаги Советской власти на пути формирования
системы детских дошкольных учреждений
(октябрь 1917 – март 1921 гг.) .......................................... 59
А.В. Урядова
Англо-советское соглашение 1921 г.:
взгляд из эмиграции ........................................................... 69
177
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Н.В. Страхова
Москва 1934 г. глазами финских журналистов ..................... 81
Ю.Ю. Иерусалимский, Б.А. Тюрин
Начальный этап отечественной историографии
избирательных кампаний середины 1990-х гг.
в Российской Федерации ................................................... 86
ИСТОРИЯ ЯРОСЛАВСКОГО КРАЯ ................................. 95
Е.В. Спиридонова
Источники по истории археологического изучения
Ярославского края в XIX – начале XX в. в архиве
ИИМК РАН ......................................................................... 95
Н.С. Велитченко, А.В. Масленников
Проблема учреждения Ростовской епископии
в отечественной историографии ..................................... 102
О.Д. Дашковская
Финансово-кредитные операции церкви в конце XVIII –
начале XX в. (по материалам Ярославской епархии) .. 110
И.Ю. Шустрова
Крестьянская семья в пореформенной России
(по материалам волостных судов
Ярославской губернии) .................................................... 118
Ю.Б. Смирнова
Социальная политика на текстильных предприятиях
Ярославской губернии (конец XIX – начало XX в.) ..... 128
А.Ю. Данилов, Н.В. Обнорская
Судьбы ярославского купечества после революции ........... 132
Ю.Г. Салова
Ярославский журнал "Наш труд" и его роль
в развитии идей трудового обучения в 1920-е гг. ......... 137
178
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
Н.П. Рязанцев
Из истории краеведческого движения в Ярославском крае
в 1920-е – начале 1930-х гг. ............................................ 146
ПУБЛИКАЦИИ ..................................................................... 157
А.Е. Пчелин и его воспоминания о пребывании
в Ярославле (Подготовка публикации
и вступительная статья В.В. Возилова)......................... 157
А.Е. Пчелин. Воспоминания о городе Ярославле ................ 160
Сведения об авторах ............................................................. 174
179
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Научное издание
Век нынешний, век минувший...
Исторический альманах
Выпуск 6
Редактор, корректор В.Н. Чулкова
Компьютерная верстка И.Н. Ивановой
Подписано в печать 29.11.06. Формат 60х84/16.
Бумага тип. Усл. печ. л. 9,3. Уч.-изд. л. 7,67.
Тираж 150 экз. Заказ
Оригинал-макет подготовлен редакционно-издательским отделом
Ярославского государственного университета.
150000 Ярославль, ул. Советская, 14.
Отпечатано
ООО "Ремдер" ЛР ИД № 06151 от 26.10.2001.
г. Ярославль, пр. Октября, 94, оф. 37 тел. (0852) 73-35-03.
180
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 6
181
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
79
Размер файла
1 230 Кб
Теги
1230, век, нынешний, вып, минувших
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа