close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1231.Экономика Политика Культура Проблемы всемирной истории

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.Г. Цымбал
Министерство образования и науки Российской Федерации
Федеральное агентство по образованию
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова
ЭКОНОМИКА
ПОЛИТИКА
КУЛЬТУРА
Проблемы всемирной истории
Сборник научных трудов
Ярославль 2008
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
УДК 94(06)
ББК Т(0)я43
Э 40
Рекомендовано
Редакционно-издательским советом университета
в качестве научного издания. План 2008 года
Рецензенты:
доктор исторических наук, профессор В.Н. Парфенов;
кафедра истории древнего мира и средних веков
Нижегородского государственного университета
им. Н.И. Лобачевского
Экономика. Политика. Культура: Проблемы всемирной истории: сб. науч. тр. / отв. ред. проф. В.В. ДеЭ 40
ментьева, проф. М.Е. Ерин; Яросл. гос. ун-т. – Ярославль:
ЯрГУ, 2008. – 112 с.
Издание отражает научные интересы коллектива кафедры всеобщей истории ЯрГУ и включает статьи, посвященные вопросам социально-экономических отношений,
политической власти, идеологии и материальной культуры
различных социумов мировой истории.
УДК 94(06)
ББК Т(0)я43
Редакционная коллегия:
проф. В.В. Дементьева – ответственный редактор;
проф. М.Е. Ерин – ответственный редактор;
проф. Т.М. Гавристова
© Ярославский
государственный
университет, 2008
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.Г. Цымбал
I. Античная история
О.Г. Цымбал
Роль «зрелищных денег»
в классических Афинах
Важным элементом социальной политики демократического
афинского государства была система денежных вознаграждений
за исполнение различных гражданских обязанностей: участие в
суде (Arist. Ath. Pol. 27. 3-5; Plut. Per. 9), народном собрании
(Arist. Ath. Pol. 41. 3), военном походе (Plut. Fem. 10). Не меньшее
значение имели выдачи из казны так называемых «зрелищных
денег» – θεωρικά. Эти пособия позволяли гражданам приобретать
билеты на посещение театральных представлений во время крупных религиозных празднеств.
До конца не решенным остается вопрос о времени возникновения раздач θεωρικά1. На основании свидетельства Плутарха
(Per. 9) многие исследователи приписывают организацию выплат
зрелищных денег Периклу2. Другие авторы отождествляют со
зрелищными деньгами диобелию – выдачу пособий размером в
два обола, введенную Клеофонтом в конце V в. до н.э. (Arist. Ath.
Pol. 28. 3-4)3. Некоторые исследователи, опираясь на сообщение
Гарпократиона (153. 15-154. 13), полагают, что раздачи
θεωρικά были введены в начале IV в. до н.э. Агиррием4. И, наконец, ряд авторов считает, что зрелищные деньги появились не ранее середины IV в., во времена Эвбула5, тогда же был создан специальный зрелищный фонд (τό θεωρικὸν), из которого и производились раздачи (Arist. Ath. Pol. 43. 1, Dem. XVIII. 113, Aesch. III.
24-25). На наш взгляд, вполне можно допустить, что раздачи зре3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
лищных денег существовали в Афинах задолго до Эвбула, но носили эпизодический характер. Эвбул же упорядочил выплаты
θεωρικά и сделал их регулярными.
Не менее сложен вопрос о том, какое влияние оказали раздачи зрелищных денег на афинский демос. Основоположником
традиции критического отношения к теориконовским выплатам
был Демосфен, считавший их бесполезной растратой государственных средств, развращающей граждан (III. 28-31). Аналогичные мысли появляются в сочинениях Плутарха (Per. 9): вследствие привычки к денежным раздачам и клерухиям «…народ из
скромного и работящего… стал расточительным и своевольным»6. Негативное влияние теориконовских раздач на афинских
граждан отмечается и в современной литературе7.
Конечно, нельзя отрицать, что денежные раздачи для афинских политиков всех времен были средством заручиться поддержкой демоса8. Но все же, если рассмотреть выплаты зрелищных денег в контексте социально-политического и идеологического развития афинского государства, можно заметить, что этот
институт сложился под влиянием не только субъективных, но и
объективных факторов.
Возникновение системы денежных выплат гражданам было,
на наш взгляд, связано со специфическим представлением афинян об устройстве финансовой системы государства. В его основе
лежала идея о том, что богатства полиса являются достоянием
всех граждан. По словам Геродота (VII. 144), первоначально доходы, которые получало государство от разработки серебряных
рудников Лаврия, распределялись между гражданами. Фемистокл
убедил афинян потратить эти деньги на строительство флота.
Возможно, введение различных денежных пособий, предпринятое Периклом, воспринималось как отмена чрезвычайных условий и возвращение к системе распределения финансовых средств,
характерной для мирного времени. Следует обратить внимание
на то, что упоминания в источниках о возникновении или возобновлении денежных выплат гражданам каждый раз хронологически совпадают либо с заключением мира, либо с восстановлением
демократического устройства. Клеофонт ввел диобелию после
падения режима «Тирании четырехсот», при котором было пред4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.Г. Цымбал
писано расходовать все средства казны только на военные нужды
(Arist. Ath. Pol. 29. 5). Агиррий провел свои преобразования после
заключения мира со Спартой в 404 г. до н.э. и свержения «Тирании тридцати». Эвбул появился на политической арене после
окончания Союзнической войны9. Проведенные им реформы, видимо, были связаны с идеей о необходимости восстановления
мирной жизни в государстве.
Помимо того, что раздачи зрелищных денег, как и другие
выплаты из казны, вписывались в контекст социально-политических представлений афинян, они выполняли ряд важных для
государства функций. Во-первых, в отдельные периоды выплаты
θεωρικά были формой материальной помощи нуждавшимся гражданам. Во время Пелопоннесской войны роль такого пособия
малоимущим афинянам играла диобелия. Впоследствии зрелищные деньги вполне могли перенять эту функцию. Активизацию
выплат θεωρικά во второй половине IV в. до н.э. можно объяснить падением уровня благосостояния афинян10.
Во-вторых, нельзя забывать, что общеполисные празднества,
с целью обеспечения участия в которых и выдавались θεωρικά,
были для афинян не просто средством проведения досуга, а одним из способов осознания и демонстрации своей принадлежности к гражданскому коллективу. Театр был центром не только
культурно-религиозной, но и политико-идеологической жизни
государства.
По словам автора одной из дошедших до нас «Афинских политий» (Ps-Xen. Ath. Pol. III. 2.8), в Афинах было больше праздников, чем в любом другом греческом полисе. Современные ученые подсчитали, что афиняне отмечали около сорока пяти праздников, но наиболее значимыми были Великие Дионисии и
Панафинеи (Великие и Малые)11. Великие Дионисии сопровождались театральными представлениями, носившими состязательный характер. Первоначально посещение театра было бесплатным, но потом была введена плата за вход12. До нас дошло множество свинцовых тессер, служивших театральными билетами13,
об их существовании свидетельствуют и нарративные источники
(Schol. Dem. I. 4, Dem. XVIII. 28). В классический период билет,
видимо, стоил два обола14. Здание театра Диониса было способно
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
вместить до 17 тыс. зрителей15, в то время как численность гражданского коллектива Афин составляла 20 – 30 тыс. человек16. Театральные представления были одним из ключевых событий
культурной и религиозной жизни Афин. О значении этих фестивалей свидетельствует то, что во время их проведения приостанавливалась деятельность судов (Ps-Xen. Ath. Pol. III. 8) и запрещалась конфискация имущества (Dem. XXI. 10). Выплаты денег
из казны для приобретения театральных билетов были средством
обеспечения равного участия всех граждан в культурнорелигиозной жизни полиса17.
Не меньшее значение, чем сами представления, имели особые церемонии, происходившие в театре перед началом спектакля. Например, ритуал вынесения союзниками фороса на орхестру
(Isocr. VIII. 82-83), шествия сыновей погибших в боях граждан
(Isocr. VIII. 82-83, Aesch. III. 153-155), которые во времена Ликурга были заменены парадом эфебов (Arist. Ath. Pol. 42. 4), торжественные награждения венками граждан за особые заслуги перед
полисом (Aesch. III, Dem. XVIII). Таким образом, Великие Дионисии, помимо собственно религиозно-культовых мероприятий,
включали в себя и ряд сугубо гражданских церемоний, имевших
целью консолидацию полисного коллектива и воспитание граждан в патриотическом духе18. Такие фестивали были не менее
важным элементом политической жизни государства, чем народные собрания, и обеспечение равного участия граждан в них было логическим продолжением развития демократии в Афинах.
Подведем итоги. Введение выплат θεωρικά было вызвано не
столько стремлением афинских политиков повысить свой авторитет в демократической среде, сколько объективными причинами.
Практика раздачи денег из казны отвечала представлениям афинян о способе распределения финансовых средств, характерном
для демократического государства. Кроме того, зрелищные деньги были важным элементом социальной политики афинского государства. В отдельные периоды θεωρικά были формой оказания
материальной помощи малоимущим гражданам. Но основное
значение зрелищных денег состояло в том, что они являлись
средством обеспечения всем слоям населения равного доступа к
участию в крупных общеполисных празднествах, выполнявших
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.Г. Цымбал
не только религиозные, но и важные политические и идеологические функции.
Примечания
1
Дискуссии по этому вопросу см.: Кондратюк М.А. Теорикон // ВДИ. 1989.
№ 1. С. 137-138; Cawkwell G.L. Eubulus // JHS. 1963. Vol. 73. P. 54-56. Leppin H.
Zur Entwicklung der Verwaltung Öffentlicher Gelder im Athen des 4. Jahrhunderts v.
Chr. // Die athenische Demokratie im 4. Jahrhundert v. Chr. Stuttgart, 1995. S. 558.
2
Бузескул В.П. История афинской демократии. СПб., 2003. С. 181; Маринович Л.П. Гражданин на празднике Великих Дионисий и полисная идеология
// Человек и общество в античном мире / Отв. ред. Л.П. Маринович. М., 1998.
С. 314.
3
Радциг С.И. Примечания // Аристотель. Афинская полития. Государственное устройство афинян / пер. и прим. С.И. Радцига. М., 2007. С. 92; Латышев В.В. Очерк греческих древностей / Вступ. ст. и общ. ред. Э.Д. Фролова СПб.,
1997. Ч. 1: Государственные и военные древности / Под науч. ред. Е.В. Никитюк.
С. 170.
4
Борухович В.Г. Примечания к речи Демосфена «Против Тимократа» // Демосфен. Речи в трех томах. Т. 1 – 2 / Отв. ред. Л.П. Маринович. М., 1994. Т. 1.
С. 558.
5
Кондратюк М.А. Указ. соч. С. 138; Cawkwell G.L.Op. cit. P. 55; Родс П.
Дж. Афинский театр в политическом контексте // ВДИ. 2004. № 2. С. 42-43.
6
Пер. С.И. Соболевского.
7
Радциг С.И. Демосфен – оратор и политический деятель // Демосфен. Речи. М., 1954. С. 417; Латышев В.В. Указ. соч. С. 173.
8
Beloch K.J. Attische Politik seit Pericles. Leipzig, 1884. S. 177-178; Бузескул В.П. Указ. соч. С. 183-184; Латышев В.В. Указ. соч. С. 173.
9
Cawkwell G.L. Op. cit. Р. 47-48; Кондратюк М.А. Указ. соч. С. 139.
10
К. Моссе считает, что во второй половине IV в. до н.э. теорикон превратился в своеобразное благотворительное учреждение. См.: Mosse C. Aspects sociaux et politiques du declin de la cite grecue au IVe siecle avant. Paris, 1962. P. 303.
11
Маринович Л.П. Указ. соч. С. 296.
12
Трудно дать даже приблизительную датировку этого нововведения. См.:
Родс П. Дж. Указ. соч. С. 42-43.
13
Маринович Л.П. Указ. соч. С. 301.
14
Родс П. Дж. Указ. соч. С. 43.
15
Маринович Л.П. Указ. соч. С. 300.
16
Карпюк С.Г. Роль толпы в политической жизни древней Греции // Общество, политика и идеология классических Афин. М., 2003. С. 190.
17
Бузескул В.П. Указ. соч. С. 184.
18
Маринович Л.П. Указ. соч. С. 361.
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
В.В. Дементьева
Диктаторы-полководцы ранней
Римской Республики как exempla maiorum
античной нарративной традиции
Диктаторы V – III вв. до н.э., особенно те из них, кто прославился на военном поприще, явили собой в античной традиции
примеры предков – exempla maiorum, служившие для последующих поколений образцом гражданских качеств, олицетворявших
римскую идентичность. Если идентичность граждан греческих
полисов формировалась на основе образцов деятельности, относившейся, в первую очередь, к внутриполитической сфере, то
римских – внешнеполитической. Отсюда превалирующее значение воинских моральных качеств и особое почитание воинских
подвигов, в том числе – на переднем плане – заслуг полководцев.
Количество случаев передачи высшей власти раннереспубликанским диктаторам мы определяли в специальной монографии
как приблизительно восемьдесят пять1. Тем же самым числом –
85 обозначил количество римских диктатур, известных нам за период с рубежа VI/V вв. по III в. до н.э. включительно, американский исследователь Артур Каплан2, диссертацию которого нам
удалось найти уже после публикации своей работы. Подсчеты,
следовательно, производились нами независимо друг от друга, но
привели к одной и той же цифре. Порядка 60 диктатур из их общего количества приходятся на V – IV в. до н.э. (большинство из
них, а именно 2/3, применялись в IV в.), когда военные задачи
носителей чрезвычайной власти, безусловно, превалировали.
Диктаторы начала Республики предстают перед нами в изображении античной традиции как образцы римских доблестей и
добродетелей. Дионисий Галикарнасский и Тит Ливий особенно
делают упор на том обстоятельстве, что первые носители диктаторских полномочий стремились решить внешние конфликты
миром, а не кровопролитием. Такой пример являл собой первый
диктатор Тит Ларций (501 г. до н.э. по Ливию, 498 г. до н.э. – по
Дионисию). Дионисий (V. 76.1) подчеркивает гуманность Лар8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В.В. Дементьева
ция3 и его миролюбивые установки (V. 76.2-4), а Ливий – подтверждает ведение римлянами во время его диктатуры мирных
переговоров (II. 18.11). Второй диктатор Авл Постумий (499 или
496 г. до н.э.), по словам Дионисия, также надеялся закончить
войну без боя, заключением мира (VI.5.3) – ¢machtˆ
katalÚsesqai tÕn pÒlemon. При этом желание избежать
кровопролития сочеталось с желанием демонстрации военного и
морального превосходства. Так, Ливий (III. 28.10)4 говорит от
имени Луция Квинкция Цинцинната (диктатура 458 г. до н.э.),
что он не жаждет крови эквов; одновременно же историк сообщает, что диктатор прогнал врагов под ярмом.
Разумеется, диктаторы предстают перед нами, усилиями античных писателей, в основном как талантливые военачальники,
наделенные всевозможными полководческими дарованиями, знаниями тактических приемов и умениями руководить армиями в
самых сложных ситуациях (Liv. IV.21.9; IX.21.4; IX. 22; Dionys.
VI.3.2; X.24.4-5 и др.). Непосредственно в ходе военных действий
диктаторы, в изображении нарративной традиции, не только отдавали приказы, но и воздействовали на сражающихся римлян
разнообразными способами. Они обращались к воинам с мольбами и заклинаниями (видимо, магического характера). Ливий
(II.20.10) пишет, что Авл Постумий во время боя заклинает (умоляет, настоятельно просит) всадников спешиться и заменить в
сражении пехоту: tum ad equites dictator aduolat, obtestans ut fesso
iam pedite descendant ex equis et pugnam capessant. Естественно,
диктаторы воздействовали личным примером, смело подвергали
себя опасности. Об этом, в частности, повествует Дионисий (VI.
41. 3)5, рассказывая о диктаторе Мании Валерии (494 г. до н.э.).
«Начальники народа» воодушевляли предводимый ими народ
призывами, апеллированием к прошлым победам, вызывали жажду мести. Так, о диктаторе Мамерке Эмилии (426 г. до н.э.) сообщается, что он вдохновлял своих отступавших воинов на активные действия против фиденян, напоминая о доблести отцов, о
необходимости отмщения за причиненные бедствия (Liv. IV. 33.
3-5), так что от диктаторского империя было воодушевлено все
войско (Liv. IV. 33. 6: ad imperium dictatoris mota cuncta acies).
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
В античном историописании при изображении полководческих действий диктаторов подчеркивается, что они ободряли римлян в бою похвалами, признанием мужества своих воинов. Ливий
об Аппии Клавдии, диктаторе 362 г. до н.э., информирует, что тот
на contio публично хвалил мужество легата6 и рядовых воинов, отстоявших лагерь, вызывая у остальных желание состязаться в воинской доблести с удостоенными такой похвалы (VII.7.3)7.
Были у диктаторов-полководцев и более «прозаические», менее возвышенные способы активизации военной кампании римской армии. Так, они стимулировали воинов непосредственно в
ходе военных действий грядущей добычей, как это делал Папирий Курсор (диктатор 325 г. до н.э.) в борьбе с самнитами (Liv.
VIII. 36. 10)8. Иногда диктаторы пытались и устыдить воинов,
чтобы вселить в них отвагу. Гай Сульпиций (диктатор 358 г. до
н.э.) стремился в бою с галлами заставить забыть думать об опасности, вопрошая: in castris feroces, in acie pavidi (в лагере беззаветно храбрые, исполнены страха на поле сражения? – Liv.
VII.15.2). Слова эти возымели действие (VII.15.3)9.
Сообщается античными авторами, что диктаторы даже шли
на психологические уловки, сопряженные с некоторым обманом.
Ливий говорит о том, что диктатор Квинт Фабий (315 г. до н.э.),
воюя с самнитами, скрыл от воинов прибытие начальника конницы со свежим войском (Liv. IX. 23. 8), считая, что воины будут
храбрее сражаться, если надеяться будут только на свои силы,
для чего даже приказал поджечь лагерь. Буквально говорится
следующее (Liv. IX. 23. 9): et, tamquam nulla nisi in eruptione spes
esset, 'locis' inquit 'angustis, milites, deprehensi, nisi quam victoria
patefecerimus viam nullam habemus (и будто бы уповать нельзя
было ни на что другое, кроме нападения, обратился с речью:
«Воины, мы поставлены в такое положение, что никакого другого
пути у нас нет, если мы не проложим дорогу победе»).
Не только в ходе сражений диктаторы оказывали воздействие
на воинский боевой дух. Перед битвой, например, они заботились
о раненых. Луций Папирий Курсор (диктатор 325 г. до н.э.) поступал именно таким образом (Liv. VIII. 36.6)10. Он, восстанавливая
тела воинов, еще лучше исцелял их души (medendis corporibus
animi multo prius militum imperatori reconciliarentur (Liv. VIII. 36. 7).
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В.В. Дементьева
Отмечая нравственные качества диктаторов, позволявшие им
приобретать популярность, древние писатели обращают внимание читателей: после военных успехов диктаторы не старались
приписать славу и доблестные подвиги деяния только себе, а, наоборот, щедро делились ей с другими военачальниками. Так,
диктатор Квинт Сервилий Агала (360 г. до н.э.), по свидетельству
Ливия (VII. 11. 9), хотя сам действовал блестяще (egregie), в сенате и перед народом благородно похвалил консулов и, уступив им
даже честь своих деяний, сложил с себя полномочия диктатора
(dictator consulibus in senatu et apud populum magnifice conlaudatis
et suarum quoque rerum illis remisso honore dictatura se abdicauit).
Как видим, античная нарративная традиция широко использовала фигуры диктаторов-полководцев в качестве exempla, достойнейших примеров деяний предков, заложивших могущество
римского государства. Естественно, что одним из ярчайших примеров exempla был в античной исторической традиции Марк Фурий Камилл, но о нем в таком качестве уже шла речь в одной из
наших публикаций11. Лейтмотив, постоянно присутствующий при
характеристике древними авторами раннереспубликанских диктаторов, – они были достойны такой должности. Ливий (IV.
13.12) говорит о диктаторе Цинциннате как о человеке, достойном диктаторской власти: ibi animum parem tantae potestati esse. О
Мамерке Эмилии Ливий пишет (IV. 17.11), что как высшей властью, так и мужем, соответствующим этой власти, удалось изгнать врагов из римской земли за Аниен: cum potestas maior tum
vir quoque potestati par hostes ex agro Romano trans Anienem
submovere. Применительно к его другой диктатуре (426 г. до н.э.)
говорится (Liv. IV.31.5), что Мамерк Эмилий был провозглашен,
когда положение римской общины требовало настоящего мужества: adeo, simul fortuna civitatis virtute vera eguit. Дионисий
(V.77.2) пишет, что, начиная с первого диктатора Тита Ларция (о
деятельности которого он отзывается в самых благожелательных
выражениях), такое усердие сохранялось всеми, получавшими
эту власть, до третьего до нас поколения (oátoj Ð zÁloj ¢p'
™ke…nou toà ¢ndrÕj ¢rx£menoj ¤pasi paršmeine
to‹j lamb£nousi t¾n aÙt¾n ™xous…an ¥cri tÁj
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
tr…thj prÕ ¹mîn gene©j). К этим диктаторам Дионисий
применяет прилагательное «безупречный», «безукоризненный»
(¢nepil»ptoj), уподобляя их в данном отношении самому первому диктатору – Dionys. V. 77.3.
Такое уподобление не случайно, – оно есть не что иное, как
возведение к самому раннему примеру предков. Это проявление
формировавшегося триединства понятий: mos – instituta –
exempla. Уве Вальтер рассматривает exempla Romana как важнейшую и самую выраженную («плакатную») часть mos
maiorum12. Exempla, – отмечает он, – конституировали mos
maiorum в качестве прецедентов в спорных вопросах права и политической культуры. О.В. Сидорович подчеркивает превращение римской историографии в акт самосознания римского народа,
«который протекал в свойственных римскому историческому
сознанию категориях exempla (примеров)»13.
Обратим внимание на примечательную особенность характеристики раннереспубликанских диктаторов у Ливия: диктаторы,
действовавшие со второй половины IV в. до н.э., противопоставляются прежним, более ранних времен (в качестве такого рубежа
усматривается 325 г. до н.э., отмеченный конфликтом диктатора
и начальника конницы). Если у Дионисия все диктаторы до Суллы в суммарной характеристике – образец для подражания, то у
Ливия (VIII. 33.13) имеется восклицание о том, насколько отличаются новые предводители от древних высокомерием и жестокостью: quantum interesse inter moderationem antiquorum et novam
superbiam crudelitatemque.
В целом античная традиция, изображая полководческую деятельность диктаторов ранней Республики, закрепляла историческую память о них (во всяком случае, о тех, чья деятельность
приходилась на V – первую половину IV в. до н.э.) как об образцовых примерах доблести, геройства, военной мудрости и даже
гуманности. Общность лучших черт и сходство проявленных на
войне качеств в портретах многих диктаторов, нарисованных
римскими и греческими историками, очевидны. Вместе с тем,
древние писатели стремились персонифицированно характеризовать диктаторов-военачальников, наделяли их индивидуальными
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В.В. Дементьева
особенностями, не превращая их образы в полностью обезличенный литературный штамп. Mos maiorum фиксировался в exempla
maiorum, но пример предков, будучи единым в главных моральных проявлениях, был множественным не только в количественном отношении, но и в определенном разнообразии портретов героев-полководцев.
Примечания
1
Дементьева В.В. Магистратура диктатора в ранней Римской республике
(V – III вв. до н. э.). Ярославль, 1996. С. 118.
2
Kaplan A. Dictatorship and “ultimate decrees” in the early Roman Republic
501-202 B.C. New York, 1977. P. 169-172.
3
™nqumoÚmenoj d', Óti fron…mwn strathgîn ™stin, oÙ
mÒnon t¦ ˜autîn pr£gmata poie‹n „scur£, ¢ll¦ kaˆ t¦ tîn
polem…wn ¢sqenÁ, kaˆ m£lista m n ¥neu m£chj kaˆ pÒnou katalÚesqai toÝj polšmouj, e„ d
m» ge sÝn ™lac…stV toà
stratiwtikoà pl»qouj dap£nV, polšmwn q' ¡p£ntwn kak…stouj
¹goÚmenoj kaˆ ple‹sta t¦ luphr¦ œcontaj, oÞj prÕj suggene‹j
kaˆ
f…louj
¢nagkazÒmeno…
tinej
¢nairoàntai,
™pieikestšrwn m©llon À dikaiotšrwn õeto de‹n aÙto‹j dialÚsewn.
4
sanguinis se Aequorum non egere; licere abire, sed ut exprimatur tandem confessio subactam domitamque esse gentem, sub iugum abituros.
5
par£deigm£ te Øm‹n ¢xiî genšsqai toÙmÕn e„j toÝj
kindÚnouj prÒqumon· Øperagwnioàmai g¦r æj Ð kr£tista
™rrwmšnoj Ømîn.
6
Упоминание о легате, видимо, является проявлением модернизации в тексте Ливия (имеется в виду, вероятно, военный трибун). Легаты предположительно появились в Первой Пунической войне (Kunkel W. Staatsordnung und
Staatspraxis der römischen Republik. München, 1995. S.677). Во всяком случае, легаты были введены в военную организацию уже после того, как Рим стал вести
войны за пределами Италии (См. об этом: Schleußner B. Die Legaten der
römischen Republik. Decem legati und ständige Hilfsgesandte. München, 1978.
255 s.)
7
et pro contione dictator laudibus legati militumque, quorum virtute castra defensa erant, simul audientibus laudes meritas tollit animos, simul ceteros ad aemulandas virtutes acuit.
8
addebat alacritatem quod dictator praedam omnem edixerat militibus; nec ira
magis publica quam privuatum compendium in hostem acuebat (Liv. VIII. 36. 10).
9
vera audiebant; itaque tantos pudor stimulos admouit, ut ruerent in hostium tela alienatis a memoria periculi animis.
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
10
itaque adhibitis legatis ipse circuit saucios milites inserens in tentoria caput,
singulosque ut sese haberet rogitans curam eorum nominatim legatis tribunisque et
praefectis demandabat.
11
Дементьева В.В. Марк Фурий Камилл: древний портрет полководца в современной реставрации // ANTIQVITAS AETERNA. Поволжский антиковедческий журнал. Вып.2. Саратов: СГУ, 2007. С. 119-127.
12
Walter U. Memoria und res publica. Zur Geschichtskultur im republikanischen
Rom. Frankfurt am Main, München, 2004. S. 55.
13
Сидорович О.В. Анналисты и антиквары: римская историография конца
III – I вв. до н.э. М., 2005. С. 125.
Р.М. Фролов
Форум и Комиций:
организация пространства
римских официальных contiones
(исследования Р. Морстейн-Маркса)
Заметным фактом историографии античной истории стала
монография американского исследователя Роберта МорстейнМаркса1; мы обратимся к той ее части, которая посвящена проблеме «архитектурного оформления» форума и Комиция – площадок, наиболее часто использовавшихся для проведения официальных гражданских contiones, римских народных сходок, где не
принималось решений, имевших юридическую силу.
Сложно не согласиться с Р. Морстейн-Марксом в том, что
физическое окружение (physical setting) влияет на значение любой публичной речи и на ее восприятие аудиторией. Проблема
эта уже давно изучалась в историографии. Р. Морстейн-Марксу
удалось, на наш взгляд, весьма удачно обобщить накопленный
материал2, что позволяет лучше понять глубокий символический
контекст, в котором звучали публичные речи в Риме.
Хорошо известно, что традиционным местом проведения
contiones был форум, неправильный узкий прямоугольник приблизительно 200 м длиной (с северо-запада на северо-восток) и
70 м шириной, занимавший долины между Капитолием, Квириналом, Эсквилином и Палатинскими холмами. Комиций, освя14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Р.М. Фролов
щенное пространство, располагался в слегка возвышенной области в северо-западном углу форума, точно к югу от другого, чуть
более возвышенного, места, где находилось здание сената3.
На Комиции с древнейших времен римские цари и затем магистраты обращались к римскому народу4. Постоянное каменное
ораторское возвышение («Suggesto C»), отделявшее область Комиция от более обширного форума на юге и юго-востоке, относится, по мнению Р. Морстейн-Маркса, к началу V в. до н.э. От
трибуны сохранились и были обнаружены три ступеньки и основание стены перед форумом5. Р. Морстейн-Маркс отмечает, что
крайне необходим все еще отсутствующий новейший план последовательных стадий развития ораторской трибуны, поскольку
до сих пор многие схемы опираются на исследования Эйнара
Гьёрстада.
Согласно Плутарху, обращает внимание Р. Морстейн-Маркс,
ораторы вначале выступали со ступенек возвышения и обращались к северо-западу, к аудитории, собиравшейся на Комиции и,
следовательно, насчитывавшей максимум несколько тысяч человек (C. Gr. 5. 3). Американский антиковед полагает, что нет серьезных оснований ставить под сомнение сообщение Плутарха, даже если античный автор по ошибке приписывает последующий
«поворот» ораторов в сторону форума инициативе Гая Гракха, а
не Г. Лициния Красса, трибуна 145 г. до н.э., который, согласно
Цицерону (Amic. 96) и Варрону (Rust. I. 2. 9), положил начало
превращению форума в место голосования и первым для этой цели «вывел» трибы с замкнутого Комиция на большую открытую
площадь. Наиболее вероятно, считает Р. Морстейн-Маркс, что
магистраты обращались во время выступления туда, где организовывались трибы (таким образом, до 145 г. до н.э. – в сторону
Комиция, после 145 г. все чаще и чаще – в сторону форума)6.
Оценки вместимости Комиция, резонно отмечает американский исследователь, ненадежны, учитывая нехватку точных свидетельств о его размере. Лукас Томмен предлагает оценивать
численность аудитории Комиция в 1000 человек, Рамсей МакМаллен (основываясь на планах Филиппо Коарелли) – 5000 –
6000, Паоло Карафа – в приблизительно 30007, Генрих Моуритсен – 3800 – 4800 человек8. Форум же, по Л. Томмену, вмещал
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
только лишь приблизительно 6000 слушателей, по Р. МакМаллену – 15000 – 200009, по Г. Моуритсену – до 10000 человек10. В
случае с Комицием сам Р. Морстейн-Маркс склоняется к средним
цифрам П. Карафы, по поводу форума – не отдает предпочтения
какой-либо из оценок, не предлагая и своего варианта.
Реконструкция Э. Гьёрстадом ораторского возвышения
(«Suggesto J») дает изображение изящной дуги, восточный край которой стал приблизительно к середине II в. до н.э. изогнут к северу
заметно больше, чем у более древней трибуны («Suggesto C»), возможно, для того, делает предположение уже Р. Морстейн-Маркс,
чтобы удобней было обращаться к той части толпы, которая собиралась на большом открытом пространстве к востоку от платформы, перед базиликой Фульвия (или Эмилия?) и храмом Кастора11.
Согласно точке зрения Ф. Коарелли, широко распространенной в научной литературе, с начала третьего столетия и приблизительно к 80 г. до н.э. Комиций принял форму круглой ступенчатой площадки, дуга же Ростр была только юго-восточной частью этой площадки12. Но, по мысли Р. Морстейн-Маркса, это
лишь предположение, основанное, в конечном счете, на существовании вероятно сравнимых с римским комплексов КурияКомиций в колониях третьего века до н.э.: Козах, Альбе Фуценской, Пестуме13. Многие другие исследователи указывали на недостаточность реальных свидетельств, которые могли бы лечь в
основу такой реконструкции14. К тому же, свидетельствует американский исследователь, есть ясные доказательства того, что
ступенчатая дуга завершалась именно там, где указал Э. Гьёрстад
в своем плане, и дуга эта, следовательно, не описывала полный
круг15. Таким образом, делает вывод Р. Морстейн-Маркс, организация места проведения официальных contiones в период поздней
Республики существенно не менялась: «Suggesto J» должен быть
признан позднереспубликанскими Рострами, где ораторы выступали перед толпой, собиравшейся на форуме.
Далее Р. Морстейн-Маркс рисует следующую картину. Rostra
захваченных кораблей города Антия были установлены на обращенной к форуму16 стене возвышения (ставшего называться также Рострами), в количестве, скорее всего, шести (ср.: Flor. Epit. I.
5. 10). На самой трибуне стояли статуи консулов Г. Мения и
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Р.М. Фролов
Л. Камилла, возможно также статуя М. Камилла, «второго основателя Рима». Вероятно, к концу четвертого столетия относится
появление статуй меньшего размера в честь послов, убитых во
время исполнения возложенных на них миссий. Когда Ростры
были перестроены примерно в середине второго столетия до н.э.
(«Suggesto J»), большая часть этих украшений, по-видимому, была помещена на новом сооружении. Затем была добавлена в 81 г.
до н.э. позолоченная статуя Суллы. Возможно, что в 52 г. до н.э.
той же почести удостоился Помпей, вероятно, в 46 или 45 г. – Цезарь и, наконец, в 43 г. (уже на новых Рострах Цезаря) – Октавиан. Р. Морстейн-Маркс упоминает также символизировавшую
libertas статую сатира Марсия, сопровождавшего бога свободы,
Liber Pater17.
Остатки республиканских Ростр позволяют лишь предполагать
первоначальную высоту трибуны относительно форума. Р. Морстейн-Маркс, основываясь на параметрах подиума храма Кастора и
Ростр времен Цезаря и Августа, заключает, что, по крайней мере,
позднереспубликанские Ростры были немалой высоты (около 2,5 –
4 м) и соглашается с Ф. Пина Поло в том, что различные уровни по
существу разграничивали роли выступающих и слушающих, это
отражало политическую иерархию, подчеркивало особый статус
«класса ораторов» и иллюстрировало уважение, которое испытывали рядовые граждане по отношению к властям18.
Р. Морстейн-Маркс также обращает внимание на серию денариев, отчеканенных в 45 г. до н.э. Лоллием Паликаном19. На
монете, уверен исследователь, – изображение Ростр. Тем, кто
брал ее в свои руки, полагает он, комбинация образов Ростр с
трибунским subsellium (на реверсе) и Libertas (на лицевой стороне) напоминала о важном идеологическом значении трибунской
contio для римского гражданина20.
Ростры, по мнению Р. Морстейн-Маркса, становятся метонимией (заменой) самого процесса обсуждения и принятия решений
римским народом (см.: Cic. Leg. Man. 1-2). Изображение же Цицероном Ростр как места тесного взаимодействия сената и народа
подкреплено самой топографией: в частности, фасады двух зданий создавали фон для выступлений ораторов: это, во-первых,
здание сената (Curia), располагавшееся со времен Суллы, воз17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
можно, всего в нескольких шагах на север от трибуны21, и, вовторых, храм Согласия в северо-западной части форума, возможно, на расстоянии около 50 м от Ростр. Храм этот сдерживал, полагает Р. Морстейн-Маркс, существовавшее в обществе напряжение «самим своим посвящением (name) и спорной, даже кровавой, историей». Concordia, отмечает американский историк,
первоначально связывалась, скорее всего, с уступками патрициев
в ходе борьбы сословий; но реконструкция храма Луцием Опимием (консулом 121 г. до н.э.), человеком, который активно
стремился к устранению Гая Гракха, понималась современниками как весьма двусмысленное событие. Таким образом, как символ храм Согласия, заключает Р. Морстейн-Маркс, был вовсе неоднозначен и сам по себе являлся полем идеологической битвы22.
Автор монографии делает вывод, что место проведения
contio было «идеологически оспариваемым» пространством: полемика, которая происходила здесь, давала римским гражданам
«жизненный опыт» народной сходки «теми путями, которые
нельзя точно определить (сейчас или даже тогда), но часто можно
предполагать с той или иной степенью уверенности»23.
В дальнейшем анализе Р. Морстейн-Маркс переходит к другим местам проведения официальных contiones, таких, например,
как храм Кастора или Цирк Фламиния. Исходя же из представленных американским антиковедом материалов, можно заключить,
что именно Ростры, ввиду богатого исторического контекста и
физического удобства, оставались основным местом проведения
официальных гражданских contiones, отражая самим своим видом
противоречивость и неоднозначность исследуемого института.
Примечания
1
Morstein-Marx R. Mass Oratory and Political Power in the Late Roman Republic. Cambridge, 2004.
2
Далее мы, в основном, опираемся на прекрасный обзор американского исследователя (Morstein-Marx R. Op. cit. P. 42-60). Места проведения contiones подробно рассматриваются также в следующих работах: Taylor L.R. Roman Voting
Assemblies: From the Hannibalic War to the Dictatorship of Caesar. Ann Arbor, 1966.
P. 19-33; Pina Polo F. Las contiones civiles y militares en Roma. Saragossa, 1989.
182-198.
3
См. планы расположения форума: Morstein-Marx R. Op. cit. P. 43-44.
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Р.М. Фролов
4
См. подробней: Coarelli E. Il foro romano (II): periodo repubblicano e augusteo. Rome, 1985; idem. Il foro romano (I): periodo arcaico, 2nd edn. Rome, 1986; Carafa P. Il comizio di Roma dalle origini all'età di Augusto. Rome, 1998.
5
См.: Morstein-Marx R. Op. cit. P. 45.
6
При этом изменение не носило характера вызова сенату, а имело чисто
практический смысл (см.: Morstein-Marx R. Op. cit. P. 47, n. 39). Г. Моуритсен
придерживается противоположного мнения, к тому же полагает, что для
contiones дату этого изменения нужно сместить к 122 г. до н.э. (Mouritsen H.
Plebs and Politics in the Late Roman Republic. Cambridge, 2001. P. 20). См. также:
Pina Polo F. Op. cit. P. 195.
7
См: Morstein-Marx R. Op. cit. P. 45, n. 36
8
По подсчетам Г. Моуритсена площадь Комиция, в случае принятия реконструкции Ф. Коарелли, составляла около 1300 м2 (вместимость – максимум 4800
человек); в случае принятия реконструкции П. Карафы – 960 м2 (соответственно – 3800), см.: Mouritsen H. Op. cit. P. 18-19.
9
См: Morstein-Marx R. Op. cit. P. 45, n. 36
10
Mouritsen H. Op. cit. P. 20-23.
11
Morstein-Marx R. Op. cit. P. 46-47.
12
Coarelli E. Il foro romano (II)... P. 11-20; idem. Il foro romano (I)... P. 146157. См. также: Millar F. The Crowd in Rome in the Late Republic. Ann Arbor,
1998. P. 40 (приводится план, где Комиций представлен в виде замкнутой круглой площадки); Mouritsen H. Op. cit. P. 18-20 (критикуется альтернативная реконструкция П. Карафы).
13
Morstein-Marx R. Op. cit. P. 47. См. также соответствующие планы: Pina
Polo F. Op. cit. P. 191 (со ссылкой на Клауса Краузе (см. прим. 18) и Филиппо
Коарелли).
14
Vaahtera J. On the Religious Nature or the Place of Assembly // Senatus Populusque Rornanus: Studies in Roman Republican Legislation. Ed. Paananen U., Heikkulä
K., Sandberg K., Savunen L., Vaahtera J. Helsinki, 1993. P. 116; Carafa P. Op. cit. P.
150-151. Еще до Ф. Коарелли Клаус Краузе (Krause C. Zur bauliche Gestalt des republikanischen Comitiums // MDAI(R), 1976. № 83. S. 61, 66) исключил «круглый
план». Среди трудностей Р. Морстейн-Маркс называет: во-первых, Sacra Via, повидимому, пересекает Комиций и, таким образом, точно «пробивает» гипотетически круглую ступенчатую площадку; во-вторых, круглая и похожая на театральную сцену площадка предполагала, чтобы оратор находился в центре ее (как в
греческом варианте), а не на верхних ступенях (изложено по: Morstein-Marx R. Op.
cit. P. 47-48, n. 42). См. также: Pina Polo F. Op. cit. P. 190-196.
15
Morstein-Marx R. Op. cit. P. 47-48. Собственные изыскания Р. МорстейнМаркса (Ibid. P. 48, n. 43) вполне убедили его в правоте Э. Гьёрстада: позднейшие раскопки выявили качественно обработанную внешнюю стену, четко обозначающую северо-восточный край «Suggesto J».
16
Liv. VIII. 14. 12; Plin. NH. XXXIV. 20. Цит. по: Morstein-Marx R. Op. cit.
P. 48.
17
Morstein-Marx R. Op. cit. P. 48-50.
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
18
Ibid. P. 51; Pina Polo F. Op. cit. P. 23-25. Ряд исследователей
(Hölkeskamp K.-J. Oratoris maxima scaena: Reden vor dem Volk in der politischen
Kultur der Republik // Demokratie in Rom? Die Rolle des Volkes in der Politik der
römischen Republik. Ed. Jehne M. Stuttgart, 1995. S. 34, n. 104; Mommsen T.
Römisches Staatsrecht. Bd. III. Leipzig, 1887. S. 383-384; Botsford G.W. The Roman
Assemblies. New York, 1909. P. 149) полагают, что «вызванный» (producti) говорил со среднего уровня, ниже вершины ораторского возвышения, но выше уровня окружающей трибуну площади. Как считает сам Р. Морстейн-Маркс
(Morstein-Marx R. Op. cit. P. 51), нет причин сомневаться, что было только два
уровня: superior locus для председательствовавшего магистрата и producti и
inferior locus для аудитории.
19
См.: Crawford M. H. Roman Republican Coinage. Vol. I. Cambridge, 1974.
№ 473.
20
Morstein-Marx R. Op. cit. P. 51-53.
21
Р. Морстейн-Маркс замечает (Morstein-Marx R. Op. cit. P. 56-57), что современникам не было чуждым восприятие расширения Курии Суллой как символа вторжения в пределы древнего Комиция, как отражения интенсификации
сенатского контроля над Рострами, см.: Cic. Flac. 57.
22
Morstein-Marx R. Op. cit. P. 55-56.
23
Ibid. P. 57.
А.Е. Телин
Коллегия triumviri coloniae deducendae agroque
dividundo Римской Республики
Основание колоний было для Республики важным государственным мероприятием. Во-первых, выводя колонии, Рим закреплял свое господство над завоеванными народами. Что касается
италийских колоний, подобный контроль позволял иметь от
них – как от «союзников» – дополнительные военные контингенты для осуществления новых завоеваний. Во-вторых, колонии
позволяли Риму удержать в своей власти земли, захваченные у
разных народов1. Ординарные органы власти не могли организовать управление все увеличивавшимися римскими владениями,
для чего с середины V в. до н.э. создаются особые экстраординарные магистратуры – триумвиры для вывода колоний или триумвиры для раздачи земель – triumviri coloniae deducendae
agroque dividundo, или (реже называемые в источниках) triumviri
agris dandis. Триумвират был наиболее распространенной формой
20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.Е. Телин
организации коллегий по выводу колоний, но также упоминаются
комиссии из пяти, семи, десяти членов2.
Мы не случайно обращаемся к совокупному рассмотрению
этих магистратур, поскольку источники их по сути дела не разделяют и свидетельствуют о чрезвычайной схожести функций данных коллегий (Liv. III. 1. 5-6; IV. 11. 5-6; V. 24. 4; VIII. 16. 14;
XXI. 25. 3-5; XXIX. 44. 10; Vell. II. 2. 3). Как правило, выведение
колонии сопровождалось раздачей земель для колонистов и входило в обязанности триумвиров. Конечно, не каждая раздача земли в римских колониях сопровождалась основанием города3.
Сведения источников о деятельности триумвирата в догракханский период связывают их, прежде всего, с основанием новых городов или расширением уже существовавших (Liv. III. 1. 5-6; IV.
11. 5-6; V. 24. 4; VI. 21. 4; X. 21. 9; XXI. 25. 3-5; XXXI. 49. 6;
XXXII. 29. 4; XXXIV. 45. 2-5; XXXIV. 53. 1-2; XXXV. 9. 7;
XXXVII. 46. 9-10; XXXVII. 57. 7; XXXIX. 44. 10; XXXIX. 55. 6-9;
XL. 29. 1; XL. 34. 3; XL. 13. 4; XLV. 13. 10).
Рассматриваемая нами магистратура упоминается в источниках под несколькими названиями. Титулатура комиссии tresviri
coloniae deducendae agroque dividundo в источниках изменяется,
но при этом существуют несколько формул, в основе которых
лежат те или иные комбинации. Поначалу характер триумвирата
указывался в названии IIIvir a. d. a. или agris dandis adsignandis
(Liv. III. 1; IV.11.5)4. Гракханские триумвиры упоминаются как
triumviri a. i. a., или agris iudicandis adsignandis, что было связано
с изданием земельного закона Тиберия Гракха. Данная титулатура отражала появление новых функций у триумвиров: ограничение собственности на общественные земли и отделение общественной от частной земли (Liv. Per. LVIII). Уже после Гракхов в
82-81 г. до н.э. титулатура вновь изменилась и стала a. d. a. i., т.е.
agris dandis adsignandis iudicandis5. В энциклопедии ПаулиВиссова указано, что Саллюстий и Веллей Патеркул некорректно
называют гракханских триумвиров coloniis deducendis6. Однако
мы не можем твердо различить уже неоднократно созывавшиеся
коллегии республиканских аграрных триумвиров и аграрный
триумвират Гракхов. Во время принятия аграрных законов Тиберий еще не готовился к выведению каких-либо колоний, а Гай
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
ходатайствовал о запланированных им колониях в специальных
отдельных законах (Liv. per. LX; Plut. Gracch. 29, 3). Источники
указывают в ряде случаев оба титула – t. coloniae deducendae
agroque dividendo (Liv. VIII. 16. 14). Титул triumviri agro dando у
Ливия относится не только к процессу раздела земли братьями
Гракхами, а зачастую и к процессу вывода колоний. Для триумвиров по выводу колоний право распределять земли для новых
поселенцев было обязательным, поэтому в источниках могла
быть пропущена вторая часть титула7. В тех источниках, где нет
указания на распределение земли, можно предположить, что триумвиры a. d. a. были ограничены в этом праве.
Форма сообщений источников о деятельности коллегий достаточно стандартна. В большинстве случаев триумвиры, избранные для выведения колоний, названы поименно. Ливий передавал
событийный материал, опираясь на понтификальные хроники,
содержавшие скрупулезно зафиксированные списки магистратов,
замечания об избрании и деятельности интересующей нас коллегии (Характерный пример: Liv. XXXIV. 45. 2-5). Подобные записи по этой причине мы можем считать вполне достоверными. Ливий дает подробное описание и процесса избрания членов коллегии triumviri coloniae deducendae, чего нельзя сказать о других
низших магистратурах. Связано это, конечно, с тем, что организация колоний была очень частым делом в Риме.
Коллегии для распределения земли или вывода колонии создавались по решению сената, ex senatus consulto. Высшие магистраты – консул (Liv. III. 1) или претор (Liv. X. 21; XXXIX. 23. 4:
речь идет о praetor urbanus.), а также плебейский трибун (Liv. X.
21) должны были созвать трибутные комиции и утвердить законопроект. Как правило, в данном законе были определены число
колонистов, общая территория выводимой колонии, размеры земельных участков. Также предлагались кандидатуры триумвиров
(Liv. V. 24; VIII. 16; X. 21). После чего закон утверждался сенатом
(Liv. XXXIV. 53).
Выборы триумвиров производились в соответствии с республиканскими нормами. Председательствовавший в комициях не мог
предложить своей кандидатуры. В противном случае это могло
быть расценено как стремление к личной власти, как в случае из22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.Е. Телин
брания Тиберия и Гая Гракхов, плебейских трибунов, в комиссию
triumviri agro dando (Арр. ВС. I. 13; Plut. Tib. Gr. 13; G. Gr. 5; Vell. II.
6.). Также мы имеем примеры того, как должность в триумвирате
совмещалась с членством в одной из ординарных магистратур (Liv.
XXIII. 24), например совмещение консулата с членством в triumviri
coloniae deducendae (Liv. XXXIV. 45. 2). Тиберий Гракх в 133 г. до
н.э. назначил себя, своего брата Гая и тестя Аппия Клавдия триумвирами по разделу земли согласно его новому аграрному закону
(Liv. per. LVIII). Плутарх же сообщает, что троих для размежевания
и раздела полей выбрал народ (Plut. Gracch. 13. 1.).
Экстраординарный характер магистратуры обусловил отсутствие у коллегии твердо установленных полномочий, которые
оговаривались каждый раз в том постановлении, которым учреждалась чрезвычайная магистратура. Компетенция аграрных комиссий чаще всего включала в себя составление списков колонистов, доставку их на место будущего поселения, измерение земли
по установленному обычаю, распределение ее среди поселенцев
по центуриям, передачу земли в пользование, а также решение
связанных с этим правовых формальностей и создание органов
общественной власти (Liv. IX. 20. 10). Коллегия триумвиров могла одним законом закреплять выведение нескольких колоний. По
данным источников, это мероприятие объясняется всегда географической близостью выводимых поселений (Liv. XXI. 25. 3;
XXXVII. 46. 9; XXXIV. 45. 2-5; XXXIX. 44. 10). В соответствии с
целями и задачами организации коллегий аграрных триумвиров,
их компетенция могла быть расширена или, напротив, сужена. В
123-121 гг. до н. э. был принят судебный закон Гая Семпрония
Гракха, касавшийся состава и деятельности судов. В данном законе перечисляются должностные лица, которых следует исключить из состава суда. И, вероятнее всего, как отмечает Т.Г. Мякин, закон Рубрия здесь мог упоминаться лишь в связи с исключением из состава суда лиц, избранных на должность по закону
Рубрия. Указанный закон Рубрия автор отождествляет с законом
Рубрия о выводе колонии Юнония в Карфаген (123-122 гг.
до н. э.). Таким образом, лица, избранные на должность по закону
Рубрия и исключенные из состава суда по Гракханскому судебному закону, – это «триумвиры по выводу колонии»8. Соответст23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
венно, до принятия данного закона, триумвиры могли обладать и
судебными функциями.
Одной из особенностей коллегий triumviri coloniae deducendae
являлся срок их полномочий. Продолжительность полномочий
триумвиров не была зафиксирована каким-либо одним документом, срок деятельности коллегии в каждом отдельном случае зависел от объема работ, необходимых для проведения, или же он
продлевался, если работа затягивалась, и не ограничивался годичным сроком (Liv. XXXIX. 55. 6-9; XL. 34. 3). У Ливия мы находим
два случая, когда срок полномочий был оговорен специально – на
три года (Liv. XXXIV. 53. 2; Liv. XXXII. 29. 4). Мы не можем назвать подобные случаи отступлением от нормы, поскольку применительно к экстраординарной магистратуре мы далеко не всегда
можем говорить о каких-либо жестко установленных сроках полномочий. В некоторых других случаях триумвиры не использовали весь срок полностью (Liv. XXXIV. 53. 2; XXXV. 9. 7). В дальнейшем Тиберий Гракх в противоположность этому утвердил ежегодное переизбрание аграрной комиссии, вероятно, желая
приравнять их тем самым к ординарным коллегиям (App. BC. I.
37.). Конечно, коллегию триумвиров не следует относить к ординарным магистратурам, так как права членов коллегии в выводимой ими колонии были значительно шире прав ординарных низших магистратов, действовавших в Риме9.
Нередким было повторное избрание триумвиров, например,
при выводе новой колонии. У Ливия мы находим три случая, когда коллегия в полном составе была делегирована для вывода новой колонии. Характерно, что коллегии нередко переизбирались
вновь по истечении настолько короткого срока, что, вероятно,
должны были перемещаться из одной колонии в другую (Liv.
XXXIV. 53. 2; XXXV. 9. 7; XXXVII. 46. 9-10; XXXIX. 55. 8; XLI.
13. 4). Также, например, один из членов триумвирата 180 г. до
н.э. был переизбран в должность через 12 лет, чтобы уладить
проблемы, возникшие в выведенной им колонии (Liv. XL. 43. 1;
XLV. 13. 11).
Коллегия аграрных триумвиров действовала совместно; возможно, им, как и другим магистратам, право par potestas позволяло решать вопросы по должности индивидуально. При этом име24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.С. Данилов
на всех трех магистратов наносились на каждый пограничный
знак, тем самым декларировалась общая ответственность коллег
за соответствующее распределение земель.
Коллегии триумвиров были уполномочены как выводить колонии латинского права или римского права, так и восстанавливать опустошенные, ранее основанные поселения (Liv. XXXI. 49.
6; XXXII. 2. 6; XXXVII. 46. 9-10; XXXIX. 23. 4; XLIII. 17. 1).
Итак, экстраординарная магистратура triumviri coloniae
deducendae agroque dividundo являлась одной из ранних в римской республиканской системе. Коллегия претерпела с течением
времени ряд изменений, в частности, связанных с принятием аграрного законодательства братьев Гракхов. Мы не находим оснований принципиально различать раннюю республиканскую магистратуру coloniae deducendae и преобразованную Гракхами.
Примечания
1
Нечай Ф.М. Рим и Италики. Минск, 1963. С. 54.
Tresviri // A Dictionary of Greek and Roman Antiquities. William Smith. John
Murray. 1890. http://www.perseus.tufts.edu/cgibin/ptext?doc=Perseus:text:1999.04.
0063 & query=id%3D%236636.
3
Strasburger H. Triumviri // Pauli / Wissowa Real-Encyclopedie der classischen
Alterthumswissenschaft. Hbd. 13. S. 511-512.
4
Mommsen Th. Römisches Staatsrecht. Bd. 2. Teil 1. S. 625-627. Strasburger H.
Op. cit. Hbd. 13. S. 511-512.
5
Strasburger H. Op. cit. Hbd. 13. S. 513. Mommsen Th. Op. cit. Bd. 2. Teil 1.
S. 635.
6
Strasburger H. Op. cit. Hbd. 13. S. 513.
7
Mommsen Th. Op. cit. Bd. 2. Teil 1. S. 637.
8
Мякин Т. Г. Судебный закон Гая Семпрония Гракха: документальный первоисточник и литературная традиция // ВДИ. 2007. № 4.
9
Strasburger H. Op. cit. Hbd. 13. S. 513-514.
2
Е.С. Данилов
Использование римского флота
в разведывательных целях
В морской истории Рима достаточно отчетливо выделяются
несколько периодов. Первый из них был связан с Пуническими
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
войнами, когда в первый и единственный раз Республике пришлось столкнуться с противником, безусловно превосходившим
ее на море. Собственно, именно в эти годы и произошло окончательное оформление римского флота в самостоятельную категорию вооруженных сил. Затем последовал этап явного доминирования римского флота в регионе. В ходе подчинения Восточного
Средиземноморья римлянам противостояли эллинистические государства, располагавшие первоклассными флотами, однако их
завоевание было совершено преимущественно в традиционном
римском стиле сухопутных операций, а флот привлекался главным образом в качестве средства переброски войск. Последний,
наименее известный, но при этом не менее важный этап в развитии римского флота связан с противостоянием имперских морских и речных сил варварским войскам и флотам. В любое время
активные боевые действия сопровождались предварительной рекогносцировкой, разведкой будущего театра военного столкновения, наблюдением за врагом. На суше в этом плане действовали
полевые разведчики, на море – разведывательные суда. И те, и
другие, вероятно, долго не были выделены в самостоятельные
подразделения, но, несомненно, они вызывают интерес и нуждаются в тщательном изучении.
В знаменитом противостоянии Рима с Карфагеном встречаются события, относящиеся к использованию судов при выполнении разведывательных задач. В 264 г. до н.э. консул Аппий
Клавдий переправился через Мессанский пролив на рыбачьем
судне, с целью разведать расположение врагов и вступить в переговоры с вождем карфагенян (Aur. Vict. De vir. ill.XXXVII. 3). В
течение 260 г. Рим собрал и укомплектовал личным составом 100
галер с пятью гребцами на каждое длинное весло и 20 разведывательных галер с тремя гребцами на более короткое весло1. В ходе
Первой Пунической войны, когда выяснилось, что римские биремы не могут эффективно бороться против карфагенских квадрирем (имевшим высокий борт, защищенный от таранного удара
множеством весел), для борьбы с карфагенскими кораблями римляне начали строить квинкверемы, а биремы на протяжении следующих веков стали использоваться преимущественно для дозорной, посыльной и разведывательной службы. Весной 217 г. до
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.С. Данилов
н.э. морская победа Гнея Сципиона над Гасдрубалом Баркой в
устье Ибера стала возможной благодаря двум массалийским кораблям, отправленным на разведку. Они выследили неприятельский флот и своевременным донесением позволили Гнею принять взвешенное решение напасть на карфагенян внезапно (Polyb.
III. 95; Liv. XXII. 19. 5-12). В 204 г. до н.э. Публий Корнелий
Сципион Африканский при переправе из Сицилии в Ливию вел за
собой пятьдесят два длинных корабля, четыреста грузовых и
множество разведочных и мелких судов (App. Pun. III. 13). Мы
можем, таким образом, с большой долей вероятности утверждать,
что к концу Второй Пунической войны специальные легкие суда,
совершенно необходимые для разведывательной службы, несомненно, строились2.
В принципе, морская разведывательная операция могла быть
произведена на любом корабле. Особенно это касалось обследования береговой полосы со стороны моря. После завоевания значительной части Галлии Цезарь стал готовить поход в Британию.
Результаты опроса купцов, торговавших с кельтами, были крайне
скудны. Поэтому Гаю Волусену, военному трибуну, было приказано лично отправиться на разведку и в прибрежных водах Британии подыскать место, удобное для высадки войск. Волусен обследовал местность, не сходя с корабля, так как опасался нападения варваров. На пятый день он вернулся и представил Цезарю
донесение обо всем, что сумел разузнать (Caes. BG. IV. 21). Те же
действия произвел столетие спустя Гней Юлий Агрикола, распространивший римское господство вплоть до горных областей
Каледонии (Tac. Agr. 25).
Когда нужно было выслеживать вражеские корабли в открытом море, на первый план выдвигались маневренность и скорость.
Такими характеристиками обладали либурны, получившие широкое распространение в составе римского флота с I в. до н.э. Либурна представляла собой военное гребно-парусное судно, скопированное римлянами с греческой триеры. Как у биремы – два прямоугольных паруса, до 30 пар весел, расположенных в 1-2, реже
3 ряда. Корпус судна имел острые обводы, длину около 30 м, ширину около 5 м и водоизмещение до 80 тонн, при осадке в 1,1 м.
Либурны принимали на борт до 120 человек, включая команду3.
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
Они были быстроходными, маневренными судами с отношением
длины к ширине не менее 7:1, имели одинаково заостренные нос и
корму, благодаря чему могли не только наступать, но и отступать,
невысокий надводный борт, прочный корпус из хвойных пород
дерева, скрепленный медными гвоздями, таран (Veget. IV. 34, 37;
App. Ill. I. 3; IV. 16)4. Устранив к началу новой эры всех своих основных соперников в средиземноморском бассейне, римляне почти полностью переходят на эскадры, состоящие из легких и маневренных либурн (Suet. Aug. 17. 3; Calig. 37. 2; Ner. 34. 2; Tac.
Agr. 28; Hist. III. 12, 47; V. 23)5. С изменением стратегических задач военно-морских соединений меняется в корне и тактика флота. Его основной задачей становится поддержка действий сухопутных войск с моря, высадка десантов, борьба с пиратами, охрана торговых судов и, конечно же, разведка6.
Наряду с большими эскадрами, которые были сформированы
из тяжелых трирем (Tac. Ann. II. 24; IV. 54; XII. 56; Hist. II. 9) и
подчинялись префектам, империя располагала также целым рядом так называемых провинциальных флотов с регионально ограниченными задачами. Эти флоты были образованы в связи с
организацией новых провинций, чтобы охранять берега пограничных рек и наблюдать за акваторией7. Германский, Мёзийский,
Паннонский8 и Александрийский9 флоты были снабжены в основном либурнскими кораблями. Речные либурны служили для
переброски воинских подразделений и фуража. Для патрульной
службы и разведки могли использоваться более мелкие суда – актуарии, лузории и лембы.
Naves actuariae засвидетельствованы как часть речного флота
во время военной кампании Германика 16 г. Вероятно, они могли
служить для транспортировки не только грузов и лошадей, но и
разведывательного патруля через водные артерии. Актуарии имели плоское днище, чтобы избежать возможности посадки на
мель, а также два кормила – для причаливания без поворота всего
судна (Tac. Ann. II. 6). Предполагается, что актуарии при длине в
21 м были шириной 6,5 м, с максимальной осадкой – 0,9 м10. Они
считались легкими судами (D. 49.15.2).
От navis actuaria нужно отличать позднеантичный тип корабля navis lusoria. Лузории предназначались, прежде всего, для пат28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.С. Данилов
рулирований на реках (Veget. IV.46). Аммиан Марцеллин пишет о
них как о небольших быстроходных катерах, курсирующих для
выслеживания и уничтожения отдельных групп варварских воинов, расположившихся на ночлег у воды (XVII.1.4), и сторожевых
судах, экипажи которых ломают лед, чтобы помешать германцам
перебраться через замерзшую реку Моз (XVII. 2. 3). Вид лузориев
известен, прежде всего, благодаря находкам археологов римских
кораблей у Майнца. Это были весельные плоскодонные суда с
30 гребцами11.
Lembus – это небольшое легкое судно, с одним ярусом весел
и низким надводным бортом. Оно впервые упоминается Полибием (I. 53) как корабль, идущий впереди эскадры и, соответственно, несущий дозорную службу. Конструктивно лемб представлял
собой бестаранный многовесельный чёлн с остроконечным носом, что обеспечивало высокую скорость хода. Он был быстрым
и маневренным кораблем, способным к перевозке 50 человек12.
Лембы использовалась иллирийскими пиратами (Polyb. II. 3) и
Филиппом V Македонским (Polyb. V. 109). Император Валентиниан переправлялся на лембе через Рейн для встречи с царем
аламаннов Макрианом (Amm. XXX. 3. 5).
Еще одном вариантом naves exploratoriae, по-видимому особым для Британии13, были скафы (scapha, σκάφη), которые имели
на каждой стороне по двадцать рядов гребцов; их британцы называли просмоленными (picati). Скафы патрулировали Северное
море и побережье Ла-Манша для перехвата и предоставления
раннего оповещения о морских налетчиках14. Вегеций говорит,
что эти корабли и их оснастка были выкрашены в цвет морской
волны, что было также цветом униформы команды, применявшимся как средство камуфлирования (Veget. IV. 37). Скаф мог
использоваться, кроме того, в качестве брандера (App. Lib. XIV.
99) и посадочной шлюпки (Caes. BG. IV. 26).
Видовой состав этих вспомогательных соединений, вероятно,
не ограничивался либурнами, актуариями, лузориями и лембами.
Древней навигационной традиции были известны простые суда,
вполне пригодные для мобильной разведки,– типа лодки или
чёлна. Авл Гелий перечислил в «Аттических ночах» большинство
из них (X. 25. 5). Некоторые выполняли чисто разведывательные
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
функции – ориолы и катаскопии, другие, по своим параметрам,
легкости и маневренности, вполне могли их заменить. Таковыми,
например, были керкуры, гемиолии, миопары.
Керкура (κερκούρα), вероятнее всего, было быстроходным
парусным судном с узким корпусом. Корабль этого типа, по мнению С.Ю. Горькова, вполне мог использоваться как быстроходный транспорт для переброски небольших войсковых контингентов. Данный тип кораблей практически не использовался во Вторую Пуническую войну, однако, вошел, согласно данным
Аппиана (Lib.75), в состав римского флота во время Третьей15.
В период Третьей Пунической войны римляне активно использовали в составе своих флотов гемиолии (ήμιόλιος). Аппиан (Lib.75)
сообщает, что на 50 пентер приходилось 100 кораблей подобного
типа. Буквально перевести данный термин можно как «полуторный» (Polyb. V. 101). Этимология названия объясняет конструкцию
корабля. По мысли Л. Кэссона, он представлял собой бирему, у которой наполовину был сокращен верхний ряд гребцов16. Возможно,
он использовался в качестве десантного судна.
Миопара (μυοπάρων) зафиксирована в составе вновь построенного карфагенянами флота перед последним сражением в годы
Третьей Пунической войны (Арр. Lib. 121). А.Б. Снисаренко определяет ее как широкое и легкое парусно-гребное судно, заимствованное у киликийских пиратов17. Она вполне могла использоваться для каперской деятельности, а также выполнять те же
функции, что и охарактеризованные выше типы кораблей (Plut.
Ant. 35).
Использование римского флота в разведывательных целях,
таким образом, включало в себя выслеживание вражеских судов в
открытом море, патрулирование рек (Дунай, Рейн), наблюдение
за несанкционированными переправами и, когда требовалось,
транспортировку войск.
Примечания
1
Вейс Г. История цивилизации. Т. 1. М., 1999. С. 698.
Хлевов А.А. Морские войны Рима. СПб., 2005. С. 462.
3
Ципоруха М. Корабли, мореходы и торговцы Древнего Рима // История.
2000. № 29. С. 2.
2
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.Н. Фролова
4
Panciera S. Liburna (rassegna delle fonti, caratteristiche della nave, accezioni
del termine) // Epigraphica. 1956. № 18. P. 130-156.
5
Зубарь В.М. Таврика и Римская империя. Киев, 2004. С. 88.
6
Штенцель А. История войн на море. Т. 1. М., 2002. C. 277, 281, 342.
7
Крист К. История времен римских императоров от Августа до Константина. Т. 1. Ростов н/Д, 1997. С. 551.
8
Austin N., Rankov N.B. Exploratio. Military and political Jntelligence in The
Roman World. L., 1995. P. 177-178.
9
Konen H. Die ökonomische Bedeutung der Provincialflotten während der Zeit
des Prinzipates // The Roman Army and the Economy. Amsterdam, 2002. P. 312.
10
Viereck H.D.L. Die römische Flotte. Classis romana. Hamburg, 1996 // www.
de. wikipedia.org.
11
См.: Ferkel H. Navis lusoria. Ein Römerschiff in Regensburg. ScriptaMercaturae-Verl., St. Katharinen, 2004.
12
Wilkes J. The Illyrians (Peoples of Europe). Blackwell, 1995. P. 157.
13
Wacher Jh. The towns of Roman Britain. Berkeley, 1974. P. 395.
14
Gauld W. Vegetius on Roman Scout-Boats // Antiquity. Vol. 64. № 243. 1990.
P. 402-406.
15
Горьков С.Ю. Рим и Карфаген: великая морская война. М., 2003. С. 95.
16
Casson L. Ships and Seemanship in the ancient world. L., 1995. P. 86.
17
Снисаренко А.Б. Властители античных морей. М., 1986. С. 179.
А.Н. Фролова
Марк Юний Брут: черты характера
и формирование качеств vir bonus
На процесс становления личности римских граждан оказывал
влияние ряд факторов, которые не только закладывали основу
нравственного облика человека, развивали его волевые качества,
но и налагали определенные обязательства морального характера
(быть достойным своих предков в глазах civеs). Они влияли на
выбор приоритетных целей и задач и на методы их реализации. К
упомянутым факторам относятся происхождение (фамильное
древо, финансовое положение семьи и ее политический вес), образование, роль ярких и неординарных личностей в процессе
формирования черт характера молодого римлянина.
Разумеется, от рождения каждый человек обладает рядом
личностных качеств, сочетание которых составляет его индивидуальность, уникальность, имеет определенный склад ума, тем31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
перамент. Под воздействием обстоятельств меняется характер,
происходит акцентирование одних черт и нивелирование других.
Обратимся к рассмотрению личностных качеств Марка Брута
и к вопросу о том, насколько его индивидуальность, черты характера были типичными для римского политического лидера. Сначала необходимо проанализировать терминологию античной традиции, относящуюся к политическому лидерству и к особенностям римского воспитания. Антиковеды извлекают информацию
о ценностных представлениях и идеалах римского общества из
работ древних историков и философов. К примеру, известна работа М. Фильберга, в которой представлен анализ латинских понятий, относящихся к mores maiorum. Исследование основано на
творчестве Корнелия Тацита1.
Воспитание являлось одним из элементов, закладывавших
основу моральных, волевых и интеллектуальных качеств римлянина. Оно было важным условием функционирования civitas, сохранения самих основ ее существования. Источники не донесли
до нас подробной информации о том, каким образом воспитывалось молодое поколение эпохи Республики. По мнению
В.А. Квашнина, в качестве основного произведения, позволяющего реконструировать систему традиционного староримского
воспитания, выступают жизнеописания Плутарха2. Среди них
выделяется биография Катона Старшего, где достаточно много
места уделяется тематике, которую в историографии впоследствии принято называть «воспитанием по Катону».
На то, что «катоновская система» восходит к некой универсальной модели воспитания, бытовавшей в Риме, указывает, по
мнению В.А. Квашнина, то обстоятельство, что Катон лично, без
участия учителей и наставников, воспитывал сына3. Именно фигура pater familias была центральным звеном, замыкающим отдельные воспитательные меры в систему римского воспитания.
Из семьи Катона происходила мать Марка Брута – Сервилия, поэтому с уверенностью можно сказать, что данные педагогические
установки применялись при его воспитании.
Матиас Гельцер одним из первых начал разрабатывать проблему роли и места нобилитета в Римской Республике. Его исследования заложили основу дальнейших научных изысканий об ари32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.Н. Фролова
стократическом сословии. В 1990 г. была издана статья Леонарда
Бурхарда, в которой подводился итог длительным дискуссиям о
нобилитете4. Разумеется, сам автор акцентирует внимание на том,
что, несмотря на огромное количество работ по данной тематике,
невозможно дать однозначный ответ на вопросы, поставленные
еще Гельцером. Проблема феномена нобилитета в понимании историка начала XX в. логически распадается на две составляющие:
социальный состав римского нобилитета и методы поддержания
главенствующего статуса в государстве5. Современные ученые не
отказываются от такого подхода к изучению проблемы.
По справедливому замечанию Эрика Вистранда, деньги для
аристократа были всего лишь средством реализовать себя6. Истинная же цель, для достижения которой римлянин не жалел ни сил,
ни внутренней жизненной энергии, лучше всего выражается латинскими словами dignitas (благородство, честность, достоинство) и
gloria (слава, жажда славы). Автор монографии пишет, что желание
аристократа достичь бессмертной славы играло огромную роль в
его политической карьере. Понятие dignitas по содержанию связано
с понятием gloria, но имеет более конкретный смысл и практическую направленность (Вистранд отдельно занимался этимологией
этих слов7). Fides также является одной из неотъемлемых характеристик римского гражданина. Г. Фрейбургер посвятил работу семантическому, этимологическому анализу латинского термина
«fides» и его применению в различных сферах древнеримской социальной, религиозной и культурной жизни8.
Понятие virtus, кажущееся на первый взгляд характеристикой
военачальника, имело в римском обществе более глубокое наполнение: в деятельности высших магистратов военные функции
и полномочия, по существу, были неразрывно слиты с гражданско-административными9. Более того, это понятие могло прилагаться едва ли не ко всем сферам жизни гражданина. При этом,
хотя «доблесть» и признавалась чертой всего римского народа,
все же ее истинными носителями считались viri boni, nobiles.
Для лидера, руководителя civitas, необходимы были и такие
индивидуальные качества, как mens – ум, благоразумие, совесть,
ratio – рассудительность, мышление, умозаключение (mens et
ratio – рассудок и разум). Также нужно было обладать оратор33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
ским искусством, красноречием (oratoria). А.В. Махлаюк считает,
что ораторское слово было одним из ключевых компонентов
римского идеала достойного мужа10. Исследователь отмечает, что
речи полководца перед боем и выступления на военных собраниях носили диалоговый характер, т.е. любой солдат в строю мог
добавлять свои мысли в текст оратора, последний же должен был
молниеносно реагировать на любые значимые ремарки и замечания. Военные выступления и речи, произнесенные на сходке народа в Риме, могли приобретать непредсказуемый оборот: даже
если политик собирался прочесть заранее заготовленную речь, он
не был застрахован от каверзных вопросов публики.
В.Т. Звиревич, анализируя речи Цицерона, приходит к выводу, что ораторское искусство, красноречие, расценивалось римлянами поздней Республики как непременный атрибут славы и
успеха любого общественного деятеля. Риторика выступала,
прежде всего, средством правовой и политической деятельности,
превращая абстрактные философские положения в понятные
слушателям категории11.
Только тот политик и полководец, чье поведение соответствовало системе ценностей mores maiorum и перечисленным личностным качествам, мог заслужить decus (честь), fama (доброе
имя, репутация), gloria (слава), honos (почет).
Необходимо учитывать, что в Риме еще не была выработана
специальная политическая терминология для характеристики государственного деятеля, к которым по этой причине применяли
понятия морального характера, так что политического врага чернили как аморального (плохого) человека12.
А.В. Махлаюк, систематизируя добродетели римского политического лидера, подразделяет их на четыре основные категории:
1) Интеллектуальные (prudentia – опытность, sapientia – благоразумие, ratio – мышление, providentia – предусмотрительность,
calliditas – сноровка, умение);
2) Морально-психологические (сonstantia – твердость, настойчивость, patientia – терпение, diligentia – внимательность, осторожность, gravitas – достоинство, стойкость);
3) Морально-политические (iustitia – справедливость,
modestia – скромность, moderatio – умеренность, соразмерность,
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.Н. Фролова
affectus – одаренность, innoсentia – чистота, бескорыстие, cura –
забота, misericordia – сострадание);
4) Психофизические (vis – сила, abstinentia – умеренность,
vigilantia – рачительность, vigor – жизненная сила, свежесть,
decus – нравственное достоинство)13.
Источники (сочинения Плутарха, Светония, письма Цицерона)
дают довольно полную информацию относительно личностных качеств Марка Юния Брута. Его твердость и целеустремленность вызывали восхищение у многих его современников. К примеру, Плутарх и Цицерон цитируют Цезаря, сказавшего о Бруте: «Я не знаю,
чего хочет этот молодой человек, но то, чего он хочет, он хочет
сильно»14 (Сic. Att. 704-2. Plut. Brut. 6). Однако тот же Плутарх замечает, что твердость характера не была присуща Бруту от рождения: понадобились долгие тренировки; изначально этому человеку
были присущи мягкость и нерешительность (Plut. Brut. 2).
Г. Буасье, анализируя письма Цицерона, говорит о Бруте как
о «слабом и совестливом человеке», «увлеченном событиями за
пределы своих естественных наклонностей»15. Исследователь,
сравнивая двух близких друзей – Марка Брута и Цицерона, приходит к мысли, что это были два противоположных по характеру
человека: нерешительный, сомневающийся Брут и целеустремленный, напористый, дерзкий Цицерон. Трудно полностью поддержать позицию Г. Буасье, так как исследователь воссоздает
портрет Брута, опираясь лишь на субъективное мнение Цицерона.
Сопоставив сведения античных историков с перепиской Цицерона, мы пришли к выводу, что Марк Брут действительно не был
твердым и волевым человеком по сравнению с Цезарем, Помпеем
и Кассием. Однако в глазах современников он имел репутацию
искреннего и целеустремленного человека, неотступно стремящегося к избранной цели.
С детства Марк Брут считался обладателем глубокого и пытливого ума. Он увлекался философией и даже собирался посвятить себя этому занятию. Брут много размышлял, анализировал и
старался не допускать необдуманных поступков. Плутарх, к примеру, с восхищением отмечал такое качество, как умение отрешаться и уходить в философский подтекст проблемы: во время
военного похода, относящегося к периоду гражданской войны
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
между Цезарем и Помпеем, Брут посвящал себя чтению философских трактатов (Plut. Brut. 4). По выражению О. Егера, Марк
Брут был «идеалистом стоической школы»16.
Как писал Плутарх, Брут был прекрасным оратором, мастером не только торжественной, но и судебной речи (Brut. 2). Цицерон также положительно отзывался о публичных выступлениях
Брута, с радостью корректировал черновики его речей (Сic. Att.
732- 2). А.В. Махлаюк, говоря о том, насколько военные выступления военачальников (hortationes) вдохновляли солдат и воздействовали на их эмоционально-психическое состояние, приводит в
пример речь Брута перед сражением при Филиппах17.
Не вызывает сомнения, что Брут обладал добродетелями, интеллектуальными и нравственными ориентирами, которые выделяли его из ряда других политиков и позволили стать одним из
выдающихся общественных деятелей римского государства.
Теперь перейдем к анализу факторов, под влиянием которых
происходило формирование личности Брута. Он принадлежал к
древней аристократической фамилии и вел свое происхождение
от Юния Брута, почитавшегося римлянами как один из основателей республики18. Некоторые современники Марка Брута сомневались в его кровном родстве с легендарным консулом Луцием
Юнием Брутом, который, умертвив сыновей, не оставил потомков (Plut. Brut. 1). Сам Марк Брут не подвергал сомнению родство с полулегендарным консулом, так как воспринимал на свой
счет намеки, содержавшиеся в записках, оставленных под статуей
Луция Юния Брута. В его роду был еще один известный защитник республиканской формы правления – Гай Сервилий Ахала
(Plut. Brut. 1).
Не удивительно, что, как отмечают все древние авторы, Марк
Брут чувствовал долю ответственности за судьбу Республики –
единственно верной для Рима, в его восприятии, формы правления, завещанной предками. Харриет Фловер отмечает, что Марк
Брут является наглядным примером того, насколько память о выдающихся предках и связанные с этим семейные установки влияли на cursus honorum римского аристократа19.
Что же касается влияния ярких и неординарных личностей на
формирование интересов Марка Брута, то в связи с этим необхо36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.Н. Фролова
димо упомянуть имена Катона и Цезаря, величайших общественных деятелей. Общение с ними во многом подтолкнуло Брута
сделать выбор в пользу политики, предпочтя ее философии.
Вероятно, мы бы не смогли говорить о Бруте-политике, если
бы не настойчивое стремление его родственников и друзей вовлечь Марка Брута в общественную жизнь государства. Сервилия
всячески способствовала карьере сына, пользуясь своим привилегированным положением. Благосклонность Цезаря к Бруту не
была секретом для современников, однако его друзья (по крайней
мере Цицерон, Тит Помпоний Аттик и др.) не ставили это в вину
Марку Юнию, т. к. считали его способным и достойным занимать
любые высокие должности и без протекции Сервилии.
Втягивание Брута в политику произошло также отчасти благодаря Катону, который считал, что для молодого племянника
предпочтительнее заниматься политикой, чем в уединении предаваться изучению наук (Plut. Brut. 3).
Несомненно, что именно личные качества Брута позволили
стать ему одной из значимых фигур римской истории. Аристократическое происхождение способствовало быстрой карьере,
дав Марку Юнию Бруту возможность реализовать свой интеллектуальный потенциал на политическом поприще. Заинтересованность семьи в том, чтобы Брут посвятил жизнь политической
деятельности, объясняется тем, что имелись все предпосылки,
чтобы cursus honorum Марка Брута был удачным. На формирование личности Брута как молодого политика оказывала воздействие и принадлежность к роду, члены которого славились заслугами перед государством.
Примечания
1
Vielberg M. Pflichen, Werte, Ideale: Eine Untersuchung zu den Wertvorstellungen des Tacitus. Stuttgard, 1987.
2
Квашнин В.А. Воспитание по Катону (К вопросу о традиционной системе
воспитания в Древнем Риме) // Tabularium: Труды по антиковедению и медиевистике. Т. 1. М., 2003. С. 17.
3
Квашнин В.А. Воспитание по Катону... С. 21.
4
Burckhard L.A. The political Elite of the Roman Republic: Comments on Recent Discussion of the Concepts Nobilitas and Homo Novus // Historia. Bd. 39. 1990.
P. 77-99.
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
5
Ibid. Р. 77.
Wistrand E. Caesar and Contemporary Roman Society. Goteborg, 1978.
7
Ibid. Р. 14.
8
Freyburger G. Fides. Paris, 1986.
9
Махлаюк А.В. Римская доблесть и virtutes полководца // Материалы девятых чтений памяти И.П. Соколова. Н.Новгород, 2004. С. 37.
10
Махлаюк А.В. Роль ораторского искусства полководца в идеологии и
практике военного лидерства в Древнем Риме // ВДИ. 2004. № 1. С. 33.
11
Звиревич В.Т. Римский образ жизни в представлении Цицерона // Исседон: Альманах по древней истории и культуре. Т. 2. Екатеринбург, 2003. С. 112.
12
Ibid. С. 118.
13
Махлаюк А.В. Римская доблесть... С. 39.
14
Здесь и далее используется перевод К. Лампсакова, Г. Стратановского.
15
Буасье Г. Собр. Соч.: В 10 т. Т.1: Цицерон и его друзья. Очерк о римском
обществе времен Цезаря. СПб., 1993. С 354.
16
Егер О. Древний мир. М., 1999. С. 635.
17
Махлаюк А.В. Роль ораторского искусства... С. 34.
18
Liv. I. 56; Plut. Brut. 1; Suet. Caes. 80.
19
Flower H.J. Ancestor Mask and Aristocratic Power in Roman Culture. Oxford,
1996. P. 88.
6
Е.Н. Великанова
Принципат Тиберия и принципат Калигулы в
историографии новейшего времени
Ключевыми вопросами изучения принципата времен Тиберия
и Калигулы являются два: как функционировала политическая
система при первых Юлиях-Клавдиях и какую роль в ней играл
принцепс?
Среди трудов о принципате Тиберия заметное место занимает
монография Ф.Б. Марша. Он выделяет два этапа в правлении Тиберия, опираясь на сообщение Тацита и считая рубежом 23 г., год
смерти Друза. Марш не соглашается с тем, что Тиберий должен
нести ответственность за преследования по закону об оскорблении
величия. Это, по его словам, несправедливый упрек. Оправдывая
второго принцепса, Марш пишет о том, что этот закон не был возобновлен при нем, так как он вообще никогда не прекращал действовать1. С точки зрения Марша, Тиберий был сторонником республиканских традиций в политике. Своей опорой во власти он
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.Н. Великанова
считал сенат и воспринимал его в качестве равноправного партнера в делах управления государством2. В целом в монографии
Марша, созданной в духе «реабилитации» Тиберия, были рассмотрены различные вопросы его внутренней политики.
М.П. Чарльзуортом, редактором нескольких томов (VII – XII)
«Кембриджской древней истории», в 1934 г. была издана работа,
посвященная Тиберию3. Автор предложил свою периодизацию
правления Тиберия, согласно которой первый период составлял
12 лет с 14 по 26 гг., второй – следующие 11 лет, до 37 г. В отличие от Марша, избравшего в качестве критерия изменение личных качеств Тиберия и ужесточение режима, Чарльзуорт считал
рубежом год отъезда Тиберия из Рима. Так же как Марш, Чарльзуорт отметил, что для политики Тиберия важным аспектом стало
сотрудничество с сенатом. Принцепс нуждался в помощи сенаторов, так как большинство из них являлись опытными политиками. По мнению автора, Тиберий уважал права сената и избегал
чрезвычайных полномочий и титулов4.
Ч. Смит отметил, что при Тиберии сенат имел большую свободу действия. Нежелание принять титулы автор рассматривает
как стремление сохранить партнерские отношения с сенатом и
избежать ненужного возвышения над ним5. Действия Тиберия,
согласно его мнению, свидетельствовали о том, что он является
продолжателем курса Августа, а отказ от власти позволил новому
принцепсу «измерить» силу оппозиции, ее «потенциал». Исследователь полагал, что Тиберий оказался «заложником» Августовой политики. Любая допущенная им ошибка могла привести к
умалению его авторитета в сравнении с авторитетом Августа, а
каждый его успех воспринимался как успех политики Августа.
Смит расценил политику Тиберия как «искреннее сотрудничество и либерализм». Оппозиционность сената не позволяла развиваться этому сотрудничеству, поэтому попытка достижения компромисса не имела успеха. В этом исследователь усматривал истоки конфликта Тиберия с сенатом и его желание покинуть Рим6.
В отечественной историографии свое исследование посвятил
принципату Тиберия В.С. Сергеев. По мнению автора, он стремился «удержать поколебавшуюся гегемонию Рима над подвластными ему народами и сохранить внутреннее равновесие граж39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
данской общины»7. Сергеев характеризует Тиберия, прежде всего, хорошим практиком-организатором. При этом принцепсе
произошло расширение полномочий сената, в нем были сосредоточены все функции государственного управления. Но выиграл
от этих изменений только Тиберий, так как «власть сената имела
своим источником волю принцепса, а расширение сферы компетенции сената означало усиление власти императора»8. По мнению автора, в период правления Тиберия в обществе существовала оппозиция императорской власти, которая сконцентрировалась
в сенате. Император для устранения своих противников использовал закон об оскорблении величия. Итог этого противостояния,
как считал Сергеев, – победа принцепса, который лишил сенат
политической самостоятельности и превратил аристократов в чиновников и придворных.
В 1972 г. вышла монография Р. Сиджера9. Изучая правление
Тиберия, автор пишет о том, что главным его преимуществом
стало сохранение достоинства сената как высшего органа власти.
При этом принцепсе позиции сената заметно усилились. Сиджер
считал Тиберия приверженцем республиканских норм. Он не
вводил никаких новшеств, опираясь на установления Августа, в
том числе и в сфере управления. Демонстрируя уважение к сенаторам, этот принцепс не возвышал представителей всаднического
сословия. В целом, по мнению Сиджера, для Тиберия был характерен республиканский стиль руководства10.
Сходную точку зрения разделяла и Б. Левик. По замечанию
автора, Тиберий сторонился всего, что не соответствовало республиканским представлениям. Идея сотрудничества с сенатом
потерпела крах, возможно, это стало одной из причин удаления
Тиберия на Капри. Согласно выводам Левик, новая монархия начинает формироваться только при Веспасиане, когда принципат
был отделен от imperium и potestas. В правление же Тиберия республиканские начала еще сохранились и функционировали11.
А.Б. Егоров отмечал, что развитие власти принцепса шло в
сторону усиления монархических тенденций, при первых преемниках Августа чрезвычайная власть принцепса превратилась в
монархическую12. Автором была высказана идея о том, что принципат, подавляя полисный строй, в то же время опирался на него,
40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.Н. Великанова
поэтому стоит говорить не о ликвидации, а о трансформации полисных институтов власти в эпоху принципата13. Развитие принципата Тиберия определялось как объективными, так и субъективными факторами. По мнению Егорова, в первый период своего правления Тиберий пытался опереться на помощь сената.
Стремление к сотрудничеству с сенатом составляет суть «либерального» этапа (14 – 23 гг.). Ужесточение курса происходит, как
полагает данный исследователь, после 23 г., когда основным
средством политики стал террор14.
Аналогичный взгляд на принципат Тиберия разделяет и
К.В. Вержбицкий. Формирование системы принципата автор считает закономерным итогом внутреннего развития римской гражданской общины. Принципат Юлиев-Клавдиев имел аристократический характер15. Отличительной чертой их правления, по
мнению автора, стало использование террора для решения актуальных внутриполитических задач. Автор подчеркивал, что к
террористическим методам управления прибегли все представители этой династии. Тиберий и Калигула оцениваются исследователем как «принцепсы-тираны» или «деспоты»16.
П. Штайнбах указывал на усилия Тиберия, направленные на
сохранение видимости республиканской конституции и достижение компромисса между аристократией и принцепсом, который
выражался через понятие «свобода»17.
Период принципата Гая Калигулы в ряде исследовательских
работ представлен в виде деспотического правления. По мнению
Г. Дессау, находясь у власти, в первое время своего правления Гай
стремился казаться достойным наследником Августа. Новый
принцепс испытывал недоверие к аристократической элите и был
враждебен ей18. А. Хойс считал, что правление Гая завершилось
катастрофой, и следующее поколение римлян воспринимало его
господство как «дегенерирующую монархию». Политику Калигулы автор рассматривает в качестве имитации эллинизма19.
Г. Бенгтсон считал Калигулу настоящим самодержцем20. По замечанию Ж.-М. Энджел, единственным законом для Калигулы были
его желания, он стремился стать «правителем правителей», мечтая
об Александрии. При нем сложилась монархическая, восточная
концепция власти21. Несколько ранее подобная мысль была выска41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
зана и Р. Огет. По мысли автора, террор был главным методом политики Гая; Калигула стремился подражать Антонию, и его правление напоминало эллинистическую монархию. Гай, согласно
мнению Р. Огет, создал свою концепцию личной власти, при нем
принципат переродился в монархию22. Политика Калигулы, по
словам К.-П. Джона, напоминала стиль эллинистического правителя23. А.Б. Егоров отмечал, что при Калигуле начинает создаваться иная, монархо-теократическая концепция власти24. По мнению
Я.Ю. Межерицкого, принципат Калигулы принял форму эллинизирующей монархии25. Э. Баррет, проанализировав данные Светония, Диона Кассия, Иосифа Флавия и Филона, пришла к выводу о
том, что античная традиция исказила образ Гая, который во многом складывался под впечатлением о времени правления Тиберия26. Автором высказывалась мысль о том, что нельзя преувеличивать приверженность Калигулы египетским обычаям и культуре. Для того, чтобы почувствовать в себе правителя, ему незачем
было обращаться к примеру восточных монархов, так как истоки
самовластия были заложены в imperium. Гай показал себя хорошим администратором, способным подбирать компетентных людей. Благоприятные отношения между сенатом и Гаем продолжались первые несколько месяцев, затем возникает конфликт. С точки зрения Э. Баррет, этому способствовали следующие обстоятельства: во-первых, улеглась эйфория в связи с вручением
принципата Гаю как наследнику Германика; во-вторых, сенат не
всегда был готов к сотрудничеству с Калигулой. Враждебность
между ними, по словам исследователя, несколько преувеличена.
Разногласия, прежде всего, происходили с представителями старинных знатных фамилий. Калигула видел в них угрозу, но не
своей жизни, а своему статусу. В то же время исследователь отмечает популярность Гая в народе. В конце своего правления Калигула превратился в деспота. Этому способствовало и то, что Калигула имел эгоцентричное представление о мире27.
Относительно новым направлением исследований стали работы, в которых выявляется и анализируется психологическая
природа поступков принцепсов, их ментальность. Р. Вебер в качестве предмета своего исследования выбрал необычную тему:
сны и видения принцепса. Он отмечает, что предсказания, толко42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.Н. Великанова
вания снов – один из источников информации для античного человека. В то же время это способ повлиять на принцепса. В окружении Тиберия, например, всегда имелись толкователи. Принцепс был подвержен постоянным страхам. Для того, чтобы психологически защитить себя, он прибегал к помощи
прорицателей28. С точки зрения автора, изгнание астрологов и магов не случайно. Тиберий стремился присвоить себе право таким
образом определять будущее. В отношении Калигулы Вебер приходит к выводу, что у Гая сложилось особое понимание верховной власти в государстве. Объявляя себя божеством, он создает
свое представление о власти, которое находило и материальное
воплощение, например, в архитектуре. Образ правителя диктует
определенный стиль поведения, но он оказался несовместим с
римскими представлениями о господстве, что в итоге привело к
конфликту Калигулы и общества, – подчеркивает автор29.
Психографии Тиберия посвящена статья П. Сомвилля. Автор
рассматривает личность Тиберия, выявляет ее наиболее существенные психологические характеристики. Согласно Сомвиллю, Тиберий на протяжении всей своей жизни испытывал психологические травмы и стрессы. Его реакция – это защитный механизм. Тиберий являлся эмоциональным человеком, ему были свойственны
неконтролируемые эмоции. Исследователь считает, что такие качества, как злопамятность, скрытность, подозрительность, являются
своеобразным «побочным эффектом» более сильного и тяжелого
психоэмоционального переживания. Многие поступки принцепса
объясняются автором действием «обратного импульса». В отказе
от власти в 14 г. Сомвилль увидел, прежде всего, психологические
причины30. Детские переживания, трагедии личного характера, авторитет Ливии – факторы, которые способствовали формированию
особой психологии Тиберия. Гаю Калигуле Сомвилль дал четкую
характеристику: это «император-психопат»31.
Одной из последних работ стал труд А. Винтерлинга «Калигула»32. Автор исходит из идеи о том, что принцепс должен был
считаться с традиционным сознанием аристократов. Винтерлинг
использует понятие «политическая коммуникация», под таким
углом зрения он и рассматривает правление Гая. Политическая
коммуникация способствовала обеспечению интересов как прин43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
цепса, так и сената. Она подразумевала определенный стиль поведения и взаимоотношений. Сенаторы должны были вести себя
таким образом, чтобы складывалось впечатление, будто именно
они владеют властью. С точки зрения Винтерлинга, Калигула не
был готов следовать такому компромиссу, в 39 г. Гай отказался
от принципа политической коммуникации, и через два года это
привело его к гибели.
Таким образом, в истории принципата Тиберия исследователи отмечают характерное для начала его правления стремление
сохранить компромисс с сенатом; ужесточение же курса в дальнейшем имело, в их трактовках, различные социальнополитические и психологические причины. В целом, делается
вывод в историографии, – политика Тиберия не имела успеха.
Принципат Калигулы нередко рассматривается как монархия в
восточном стиле. Для принципата времен первых преемников
Августа – как Тиберия, так и Калигулы – антиковеды подчеркивают наличие конфликта между принцепсом и обществом.
Примечания
1
Marsh F. B. The reign of Tiberius. London, 1931. Р. 105, 106.
Ibid. P. 280 ff.
3
Charlesworth M. P. Tiberius // CAH. Vol. X. Cambridge, 1934. Chapter XIX.
4
Ibid. P. 615-616.
5
Smith Ch. E. Tiberius and the Roman Empire. Lousiana, 1942. P. 23.
6
Ibid. P. 34.
7
Сергеев В.С. Принципат Тиберия (К вопросу о социальной природе императорской власти в Риме) // ВДИ. М., 1940. № 2. С. 83, 84.
8
Там же. С. 90.
9
Seager R. Tiberius. California, 1972.
10
Ibid. P. 136, 140, 142.
11
Levick B. Tiberius the Politician. London, 1976. Р. 81, 92, 100-103.
12
Егоров А.Б. Рим на грани эпох. Проблемы рождения и формирования
принципата. Л., 1985. С. 41.
13
Егоров А.Б. О персональном факторе в истории Римской империи // Политические деятели античности, средневековья и нового времени. Л., 1983. С. 37.
14
Егоров А.Б. Рим на грани эпох... С. 136, 150, 140.
15
Вержбицкий К.В. Правовое оформление и реальные основы власти Августа // Проблемы античной истории. СПб., 2003. С. 280, 281.
16
Вержбицкий К.В. Laesa maiestas и auctoritas Augusti // IVS ANTIQVVM.
Древнее право. М., 2002. № 1(9). С.161.; он же. Laesa maiestas и auctoritas
Augusti. «Авторитет принцепса» в судебной практике времени Августа // Жебе2
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т.В. Григорюк
левские чтения – 3. СПб., 2001. С. 163,168. Изучению политической системы
принципата, в том числе в период правления Тиберия, автор посвятил ряд статей
и монографию, опубликованную в сети Интернет.
17
Steinbach P. Legitimation politischer Herrschaft // Geschichte als Politische
Wissenschaft. Darmstadt, 1998. S. 245, 248.
18
Dessau H. Geschichte der Römischen Kaiserzeit. S. 116, 118.
19
Heuss A. Römische Geschichte. S. 315, 316.
20
Bengtson H. Römische Geschichte. Bd. 1. Republik und Kaiserzeit bis 284 n.
Сhr. München, 1982. S. 299.
21
Engel J.-M. L`Empire romain. Paris, 1986. Р. 46, 48.
22
Auguet R. Caligula ou le pouvoir à vingt ans. Paris, 1984.
23
Johne K.-P. Caligula // Lexikon der Antike. Leipzig, 1977. S. 108.
24
Егоров А.Б. Рим на грани эпох... С. 161.
25
Межерицкий Я.Ю. «Модели» единоличного правления в идеологии раннего принципата // Античная гражданская община. М., 1984. С. 106.
26
Barret A. Caligula: the corruption of power. London, 1989. Р. 215.
27
Ibid. P. 239.
28
Weber G. Kaiser Träume und Visionen in Prinzipat und Spätantike. Stuttgart,
2000. S. 327, 328.
29
Ibid. S. 380.
30
Somville P. Psychographie de Tibére // L` Antiquité classique. P. 2002. Bd. 71.
P. 87, 88, 91.
31
Ibid. P. 92.
32
См.: Meier M. Aloys Winterling. Caligula. Eine Biographie. München, 2003.
205 s. // Klio. 2005. № 87.
Т.В. Григорюк
Цезарь Констанций Галл
в сообщениях историков и хронистов
Флавию Клавдию Констанцию Галлу в историографии – как
античной, так и современной – всегда уделялось намного меньше
внимания, чем его знаменитому брату – Юлиану Отступнику.
Однако его жизнь и деятельность могут представлять достаточно
большой интерес для исследователей поздней античности. В настоящей статье мы не намерены полностью восстанавливать жизненный путь Галла – тем более, что это уже сделано в современной историографии1, – а попытаемся проанализировать представления позднеантичных и ранневизантийских историков об этом
императоре.
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
Сначала необходимо классифицировать древние исторические произведения, повествующие о Галле. Это можно сделать по
различным основаниям (см. табл. 1).
Таблица 1
Краткая характеристика источников*
Аммиан
Евтропий
Аврелий
Виктор
Сократ
Созомен
Феодорит
Орозий
Филосторгий
Иероним
Зосим
ПсевдоАврелий
Виктор
Феофан
Иоанн Никиусский
Время
жизни
автора
Религиозная
принадлежность автора
Вид произведения
(по объему)
Совр.
Совр.
Совр.
Яз.
Яз.
Яз.
Подр.
Кр.
Кр.
Тип произведения (светская
или церковная
история)
Свет.
Свет.
Свет.
IV-V
IV-V
IV-V
IV-V
IV-V
Хр. ор.
Хр. ор.
Хр. ор.
Хр.ор.
**
Хр. н/ор.
Подр.
Подр.
Подр.
Кр.
Подр.
Церк.
Церк.
Церк.
Свет.
Церк.
IV-V
IV-V
IV-V
Хр. ор.
Яз.
Яз.
Кр.
Подр.
Кр.
Свет.
Свет.
Свет.
Позд.
Позд.
Хр. ор.
***
Хр. н/ор.
Подр.
Кр.
Свет.
Свет.
* Обозначения: Совр. – cовременник Галла; IV-V – автор IV-V вв.; позд. –
поздний автор; яз. – язычник; хр. ор. – ортодоксальный христианини; хр. н/ор. –
неортодоксальный христианин; подр. – подробное произведение; кр. – краткое
произведение; свет. – светская история; церк. – церковная история;
**
арианин; *** монофизит.
Необходимо, на наш взгляд, также упомянуть произведения,
рассматривающие время жизни Галла, но не упоминающие о нем.
Это церковные истории Руфина Аквилейского и Сульпиция Севера, а также хроника Исидора Севильского и труды Евнапия и Руфа
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т.В. Григорюк
Феста. Отсутствие информации о Галле у Евнапия можно отнести
к тому, что сам его труд дошел до нас только в отрывках (в основном в выписках Фотия2). Сульпиций Север и Руфин не упоминали
об этом Цезаре, очевидно, из-за крайней своей сосредоточенности
именно на церковной истории. Отсутствие информации у Исидора
о Галле тоже неудивительно – так, в своем кратком изложении он
не упоминает не только его, но и гораздо более крупные фигуры –
такие, как Констанций I Хлор или Лициний. Игнорирование же
Галла Фестом довольно интересно – поскольку сам его краткий
труд фактически посвящен войнам римлян на Востоке, куда и был
отправлен Галл для противостояния персам.
Письменные источники, в которых можно найти информацию о Галле, не ограничиваются, конечно, только историческими
сочинениями. Сведения о нем есть в письмах Юлиана3 (в первую
очередь это «Письмо к афинянам») и Иоанна Антиохийского, речах Либания (в особенности в речи № 184) и Григория Назианзенского (его инвективы против Юлиана), некоторых трудах Иоанна
Златоуста, «Страдании св. Артемия».
Мы проанализировали источники, выделив характеристику
императоров Галла и Юлиана, а также аличие или отсутствие в
них информации о некоторых фактах из жизни Галла (см. табл. 2).
Таблица 2
Сократ
Созомен
Феодорит
Евтропий
Феофан
Орозий
Филосторгий
Иоанн Никиусский
Иероним
Зосим
Аврелий Виктор
нейтр.
нейтр.
пол.
отр.
нейтр.
отр.
пол.
пол.
пол.
нейтр.
отр.
47
нейтр. Псевдо-Аврелий Виктор
Аммиан
Общая характеристика
Галла
отр.
Наличие информации о Цезаре Галле в источниках*
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нейтр.
отр.
отр.
пол.
отр.
отр.
отр.
отр.
отр.
пол.
нейтр.
нейтр.
Характеристика
Юлиана
Отец
Мать
Спасение при
уничтожении
родственников
Константина
в 337 г.
Детство и
юность
Образование
Родство с
Констанцием
Родство с
Юлианом
Наименование Галла
именем Констанция
Причины
прихода к
власти (кроме
родства)
Судебная деятельность (в
т.ч. и террор)
Война с иудеями
Война с персами
Религиозная
деятельность;
религиозная
благочестивость
Внутреннее
управление
Взаимоотно-
пол.
Экономика. Политика. Культура
+
+
+
-
+
-
-
-
+
-
-
+
Н.
-
-
-
-
-
Н.
+
+
-
-
+
-
Н.
-
-
+
-
-
Н.
-
+
-
-
+
-
Н.
-
-
-
-
-
Н.
+
+
-
-
+
-
Н.
-
-
-
-
+
+
+
-
+
+
+
+
+
+
+
-
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
-
+
Н.
+
-
-
-
+
-
Н.
-
-
-
+
-
Н.
-
+
+
-
+-
-
+
-
-
+
+
-
+
+
+-
-
-
+
-
+
-
+
-
-
-
Н.
+
+
-
-
+
-
Н.
-
+
-
+
-
+
-
-
-
-
+-
-
+
-
-
+-
-
-
Н.
-
-
+
+
-
+
-
+
+
-
-
-
-
+
-
-
-
-
-
-
Н.
-
-
-
-
-
+
+
+
-
-
+-
-
+
-
-
-
-
-
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т.В. Григорюк
шения с чиновниками
Взаимоотношения с
populus
Интриги против Галла
Упоминания
Константины
Причины
свержения
Обстоятельства казни
+
-
-
-
-
-
-
Н.
-
-
-
-
-
+
+
+
-
-
+
-
+
-
-
+
-
-
+
-
-
-
-
-
-
+
-
-
+
-
+
+
+
+
-
+-
+
+-
+
-
+
+
+
-
+
+
+
-
-
+
-
+
-
+
+
-
-
* Обозначения: пол. – положительная характеристика, отр. – отрицательная, нейтр. – нейтральная; (+) – наличие информации, (-) – отсутствие информации, (+ -) – косвенная информация, Н. – наличие информации неизвестно (утерянные книги, лакуны в тексте).
Достаточно ясно видны некоторые общие моменты в описании биографии Галла, присутствующие практически во всех сочинениях. В античной историографии утвердилось несколько основных моментов: во-первых, это подчеркивание родства Галла с
Юлианом и Констанцием. Во-вторых, «кочующим» сюжетом
стало спасение Галла вместе с Юлианом от смерти при истреблении родственников Константина Великого; впрочем, сюжет этот
встречается только в крупных сочинениях, авторы кратких хроник предпочитали его выпускать. Детство и юность Галла мало
привлекали историков и хронистов, однако, основываясь на некоторых их сообщениях, можно получить определенную информацию об этом периоде его жизни.
Говоря о провозглашении Галла императором, половина авторов не упоминают о причинах этого события, ограничиваясь
констатацией факта (особенно в кратких произведениях). При
этом, как уже говорилось, все авторы (за исключением Аврелия
Виктора) сообщают о родстве Галла и Констанция. Непосредственной причиной, заставившей Констанция назначить себе соправителя, в большинстве случаев называется опасность, исхо49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
дившая от персов. Также иногда (лишь в одном случае непосредственно, но во многих – косвенно, исходя из контекста) назначение это связывается с тем, что Констанций был вынужден покинуть восточные области Империи и отправиться на войну с Магненцием. Факты, свидетельствующие о стремлении Августа
придать больший вес Галлу – а именно наименование последнего
именем Констанция и женитьба его на сестре старшего императора, Константине5 – встречаются в источниках лишь изредка.
Хотя многие авторы и говорят о внешней опасности как причине
назначения Галла, непосредственно о столкновениях с персами в
тот период информации очень мало. В античной историографии
прочнее закрепился сюжет о подавлении войсками Галла восстания иудеев6. Из событий правления этого Цезаря в большинстве
источников упоминаются еще лишь конфликты Галла с антиохийской знатью и интриги против него. Какие-либо другие события (взаимоотношения с народом, проблемы внутреннего гражданского управления, финансовая деятельность) нашли отражение исключительно в труде Аммиана7.
Говоря о падении Галла, большинство авторов сходятся во
мнении, что он был убит за свою жестокость и стремление к власти (которое появилось у него, по мнению некоторых древних историков, после успешного подавления восстания в Иудее); при
этом частым общим сюжетом для многих произведений является
казнь Цезарем (или, по крайней мере, с его согласия) Домициана и
Монция, что послужило непосредственным поводом для свержения Галла. Фактически эпизод с Домицианом и Монцием является
единственным подтверждением тиранических наклонностей Галла – больше никакие факты, свидетельствующие о его стремлении
к власти, источники не приводят (кроме, опять-таки, Аммиана).
Можно отметить также достаточно стандартное (кроме Аммиана и
Филосторгия) описание обстоятельств казни Галла8.
В целом можно говорить о том, что в позднеантичной и ранневизантийской историографии сложился определенный канон в
изложении биографии Цезаря Констанция Галла, точнее, набор
определенных событий или сюжетов – не обязательно представляющих связную биографию. Канон этот включал в себя следующие моменты9: спасение Галла во время истребления родст50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т.В. Григорюк
венников Константина; упоминание его родственных связей с
Констанцием и Юлианом, приход к власти, объясняющийся
внешней опасностью; подавление восстания в Иудее; интриги
против Галла; гибель Домициана и Монция; свержение Галла изза его стремления стать тираном; его казнь.
В античной историографии достаточно четко прослеживаются две тенденции в характеристике этого императора: негативная
и нейтрально-положительная. Негативная характеристика имеет
более раннее происхождение – так, все историки (Аммиан, Евтропий, Аврелий Виктор), бывшие современниками Цезаря Галла, оценивают его однозначно отрицательно. Нельзя утверждать,
что родоначальником такого взгляда на Галла был Аммиан Марцеллин (хотя ему принадлежит, в силу его авторитета как историка, «заслуга» дальнейшего распространения негативной характеристики Галла, в частности, в современной историографии). Так,
сочинение Евтропия было написано раньше «Деяний». Но истоки
негативного отношения этих авторов к Цезарю, очевидно, одинаковы – Евтропий, как и Аммиан, принадлежал, скорее всего, к
сирийской знати10, у которой отношения с Галлом явно не сложились. Кроме того, все рассматриваемые авторы, негативно относившиеся к Галлу, были язычниками (кроме Павла Орозия).
Появление нейтрально-положительной характеристики можно
связать с христианскими авторами, писавшими в начале V в. – Созоменом, Сократом, Феодоритом и, в особенности, Филосторгием11. Положительное (или нейтральное) отношение этих историков
к Галлу объясняется именно их приверженностью христианству.
Так, стоит отметить любопытную деталь – какие-либо упоминания
о религиозных пристрастиях Галла, о его деятельности, связанной
с теми или иными религиозными фигурами и т.п., присутствуют
только у христианских авторов, более того, только у тех, кто дает
или нейтральную, или положительную характеристику. Причины
такого отношения христианских авторов к Констанцию Галлу
достаточно хорошо становятся ясны, если сравнить их мнения о
Галле и о его брате Юлиане: все авторы, дающие положительную
оценку Галлу (христиане), негативно относятся к Юлиану. И наоборот – авторы, превозносящие Юлиана (язычники), сходятся в
негативной оценке его брата12. Очевидно, в христианской историо51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
графии утвердился нейтрально-благожелательный образ Галла для
подчеркивания негативного образа Юлиана.
Таким образом, можно говорить о формировании в позднеантичной историографии, во-первых, определенного набора фактов
из жизни Галла, и, во-вторых, – двух противоположный тенденций в оценке этого императора, которые условно можно назвать
«языческой» и «христианской».
Примечания
1
Banchich T.M. Gallus Caesar (15 March 351 – 354 A.D.) / http://www.romanemperors.org/gallus.htm; Гиббон Э. История упадка и крушения Римской империи. М., 2002. С. 209-213; Jones A.H.M., Martindale J.R., Morris J. The Prosopography of the Later Roman Empire. Vol. 1. Cambridge, 1971. P. 224-225.
2
См.: Baker A. Eunapius “Nea Ekdosis” and Photius // Greek, Roman and Byzantine studies. 1988. № 29. P. 389-402.
3
Также существует письмо Галла Юлиану, которое, очевидно, является
позднейшей христианской подделкой, хотя вопрос этот спорный, см.:
Den Boer W. Two Letters from the Corpus Iulianeum // Vigiliae Christianae. 1962.
Vol. 16. № ¾. P. 179-197.
4
Данная речь Либания считается одним из основных источников Созомена
и Сократа, см.: Banchich T.M. Op. cit.
5
Константина, между тем, играла, очевидно, далеко не последнюю роль в
политике, см.: Bleckmann B. Constantina, Vetranio, und Gallus Caesar // Chiron.
1994. № 24. P. 29-68.
6
См. Schafer P. Der Aufstand gegen Gallus Caesar // Tradition and reinterpretation in Jewish and early Christian literature. Leiden, 1986. S. 184-201.
7
Blockley R. Constancius Gallus and Julian as Caesars of Constantius II // Latomus. 1972. № 31. P. 441-443.
8
Mooney R.N. Gallus Caesar's Last Journey // Classical Philology. 1958. Vol. 53,
№ 3. P. 175-177.
9
Данная схема, конечно, вовсе не подразумевает обязательное присутствие
всех элементов в конкретных сочинениях, это лишь выделение наиболее часто
встречающихся фактов.
10
Кареев Д.В. Позднеримская историография перед вызовом времени: Евтропий и его «Бревиарий от основания города». СПб., 2004. С. 16.
11
Истоки характеристики, данной Филосторгием, ясны, – он, как и Галл,
был приверженцем арианства.
12
Исключения составляют лишь Павел Орозий (негативная оценка обоих),
Сократ и Псевдо-Аврелий Виктор (нейтральная характеристика).
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.В. Спиридонова
II. Археология
Е.В. Спиридонова
Керамические игрушки из раскопа «Мариотт»
2007 г. в Ярославле
Всего при раскопках на территории Ярославля было найдено
65 игрушек. Большая часть – в ходе раскопок на Стрелке (Успенский раскоп 2004 – 2006 гг., раскоп «Мариотт» 2007 г. на месте
строительства одноименной гостиницы; раскопки Н.Н. Воронина
1940 г.) – 35 изделий; 17 игрушек были найдены в 1999 г. в раскопе на ул. Советской; 5 – из раскопа 2007 г. у церкви Николы
Рубленый город; остальные происходят из шурфов на ул. Кедрова (2000 и 2001 гг. – по 1 игрушке), ул. Андропова (1992 г. – 1 игрушка) и ул. Терешковой (2005 г. – 2 игрушки); 3 игрушки поступили в ЯИАХМЗ в качестве подарков частных лиц. Игрушки
из раскопов на улицах Советской, Кедрова и Терешковой хранятся в Кабинете археологии ЯрГУ им. П.Г. Демидова, находки из
раскопов на Стрелке и у церкви Николы Рубленый город – в
ЯИАХМЗ, погремушка с ул. Андропова находится в Музее истории города1. Данная статья посвящена находкам, сделанным в
2007 г. во время охранных раскопок на месте строительства гостиницы «Мариотт» между Митрополичьими палатами и Ильинско-Тихвинской церковью. Всего в ходе работ было найдено
15 игрушек. Согласно существующим классификациям, их можно разделить на несколько категорий.
Зооморфные игрушки
Лошадки
Всего было найдено 4 изделия. Первый (№ 794 по полевой
описи) представляет собой красноглиняную фигурку без головы,
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
покрытую белым ангобом и расписанную черной краской
(Рис. 6). Длина – 11 см, высота – 12,5 см. Игрушка сплошная,
приземистая с короткими ногами и небольшим хвостом, есть седло. Черной краской прорисованы волнистые линии, изображающие гриву, крестообразный орнамент подчеркивает седло и часть
сбруи, прорисована уздечка. Роспись сохранилась плохо, четко
видна лишь с одной стороны изделия. Также с одной стороны
чуть ниже седла имеется отверстие около 5 мм диаметром и 7 мм
глубиной. Игрушка найдена на 1 участке (кв. 150) в 6 пласте.
Р.Л. Розенфельдт относил подобные игрушки к XIV – XVI вв.,
причем подчеркивал, что черная роспись характерна для ранних
изделий2. Нашу находку можно отнести к XV в.
Вторая игрушка (№ 578) сохранилась гораздо хуже. Найдено
сплошное красноглиняное тулово, без головы, ног и большей
части хвоста (Рис. 15). Длина изделия 12 см. Видны следы плохо
сохранившейся черной краски, которой, вероятно, была покрыта
верхняя часть изделия. Игрушка также найдена на 1 участке
(кв. 129) в 6 пласте и может быть датирована XV – XVI вв.
Третья игрушка (№ 771) сохранилась еще хуже. Найдена
лишь половина полого красноглиняного тулова с четко выраженным крестцом длиной 17 см (Рис. 7), так что к лошадкам данную
игрушку можно отнести лишь условно. На шее и животе фигурки
имеются небольшие пятна белого ангоба. Розенфельдт, описывая
подобные игрушки, правда, немного меньшего размера, называл
их погремушками и датировал XV – XVI вв. Наша находка происходит из балласта 4 участка, и датировать ее мы можем лишь
по аналогии с московскими изделиями.
Четвертая лошадка (№ 742) относится к значительно более
позднему периоду. Она, по-видимому, представляет собой гжельское изделие из майолики. Первые майоликовые мастерские в
Гжели появляются в 50-е гг. XVIII в., в 70-е гг. действовало уже
25 заводов. Производство майоликовых изделий продолжалось и
в первом десятилетии XIX в. Фигурки людей и животных из майолики на фабриках Гжели стали изготавливаться в конце XVIII в.
в подражание фарфоровым статуэткам Императорского Петербургского завода и фабрики Ф. Гарднера. Поскольку клейма на
таких изделиях не ставились, установить место их изготовления
54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.В. Спиридонова
не представляется возможным3. Изделие имеет довольно рыхлый,
легко крошащийся черепок, глина бело-розового цвета. В росписи использована наиболее распространенная для гжельских изделий цветовая гамма – сочетание лилового, зеленого и белого цветов: сама фигурка белая, седло прорисовано коричневыми пересекающимися линиями и неравномерно закрашено зеленым, а
хвостовая часть светло-лиловая. Сохранилась лишь часть полого
тулова (Рис. 3). Игрушка была найдена в 5 пласте 4 участка
(кв. 244) и может быть датирована концом XVIII в. Это подтверждает и найденная в том же квадрате медная полушка 1776 г.
Птички
Всего найдено 4 изделия. Первое – белоглиняная птичкапогремушка (№ 391). Игрушка маленькая: 4,5 на 3,5 см; в нижней
части отверстие диаметром 4 мм (Рис. 1). Орнамент отсутствует,
изделие покрыто плохо сохранившейся желто-зеленой поливой.
Найдена она на 1 участке (кв. 37) в 4 пласте. Это уже третья игрушка такого типа, найденная в Ярославле, первая была найдена на Успенском раскопе, вторая – у церкви Николы Рубленый город.
Правда, последняя сплошная, а первая без поливы. Изделия похожи
на новгородские игрушки, которые А.В. Арциховский датировал
концом XIII – началом XIV в. Сходную московскую птичкупогремушку Р.Л. Розенфельдт относил к XIV – XV в.4, а
А.М. Колызин – к XIII в., считая ее привозной (возможно, из Новгорода)5. Датировка XIII в. подтверждается найденными в соседних
квадратах фрагментами стеклянных браслетов и перстнеобразного
височного кольца. Возможно, и наши птички были привезены из
Новгорода, хотя находка уже третьего однотипного изделия на относительно небольшой территории может свидетельствовать и о
местном производстве, тем более, что техника изготовления желтозеленой поливы в домонгольский период в Ярославле была известна, правда, применялась она не в гончарном, а в строительном деле – поливные плитки пола были найдены на Успенском раскопе.
Второе изделие (№ 808) представляет собой белоглиняную
голову уточки с четко прорисованными глазами, покрытую яркозеленой поливой (Рис. 2). Данный тип хорошо известен в Ярославле, всего здесь было найдено 11 подобных игрушек (9 – на
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
ул. Советской, 1 – на ул. Кедрова и 1 – на Успенском раскопе).
Все игрушки являются свистульками, сделаны явно по одному
образцу и отличаются только размерами и наличием или отсутствием поливы. Учитывая, что игрушки с ул. Советской представляют собой явный гончарный брак, можно сделать обоснованный
вывод о местном производстве, хотя точно такая же уточкасвистулька была найдена в Москве в Лефортовском парке6. Наша
игрушка происходит из постройки 34 (участок 4) и датируется
второй половиной XVIII в.
Третью и четвертую находки мы отнесли к птичкам достаточно условно. Это красноглиняные поливные свистульки, сделанные в виде сирен – птиц с человеческими головами. Первая
(№ 89) сохранилась почти полностью; ее размеры 7,5 на 6,5 см,
имеются две маленькие ножки и такого же размера руки (крылья?), на груди прочерченный растительный орнамент. Женская
головка одета в капор с орнаментом, прочерченным зубчатым колесом; черты лица прорисованы достаточно схематично: пухлые
щеки, узкие глаза, курносый нос и маленький рот (Рис. 5). Цвет
поливы плавно переходит от темно-зеленого на голове к коричневому на тулове. От второго изделия (№ 122) сохранилась только голова, она очень похожа на первую, но капор имеет волнистый край, а зубчатый орнамент отсутствует (Рис. 4). Обе находки происходят со 2 участка (кв. 86 и 49) из 2 пласта. Игрушки
довольно поздние, датируются, видимо, серединой XIX в. Это
подтверждается найденными в соседних квадратах медными копейками 1855 и 1860 гг.
Антропоморфные игрушки
Всего были найдены две игрушки, обе достаточно поздние.
Первая (№ 681) – белоглиняная поливная голова человека с острым
носом в треуголке (Рис. 9). Найдена она была в балласте 4 участка.
По манере исполнения: качеству поливы (мраморовидная роспись)
и четко прочерченным глазам в виде двойных ободков игрушка
сходна с характерными для Ярославля уточками-свистульками и
может быть датирована второй половиной XVIII в.
Вторая игрушка (№ 806) представляет собой мужскую фигурку и, видимо, относится к ранней гжельской майолике. Глина
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.В. Спиридонова
1, 2 – птички; 3, 6, 7, 15 – лошадки; 4 – 5 – свистульки-сирены;
10 – 12 – погремушки; 8 – писанка; 9, 13 – антропоморфные фигурки; 14 – свистулька
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
желто-розового цвета, полива выдержана в характерных для Гжели цветах: белые рубашка, жилет и штаны, зеленый камзол, темно-лиловые сапоги, пояс, пуговицы, отделка жилета и камзола и
узкие полоски на штанах (Рис. 13). Высота сохранившейся части
фигурки 9,5 см. Костюм и прическа (косичка) соответствуют моде времен Павла I, и, хотя находка происходит из 10 пласта (уч. 4,
кв. 240), ее можно отнести к комплексу постройки 34 и датировать рубежом XVIII – XIX вв.
Погремушки
Всего найдено 3 погремушки. Первая (№ 155) – целая красноглиняная с прочерченным орнаментом из вертикальных линий,
диаметр – 3,6 см. Поверхность сильно повреждена огнем, так что
наличие или отсутствие поливы определить затруднительно
(Рис. 10). Найдена на 1 участке (кв. 4) в 0 пласте. Похожее изделие было найдено в 2005 г. в шурфе на ул. Терешковой. Датировка XVII – XVIII вв.
Вторая находка (№ 522) представляет собой фрагмент диаметром 2,5 см, красноглиняный, без орнамента, покрыт темнокоричневой поливой хорошего качества (Рис. 11). На Успенском
раскопе были две погремушки с такой же поливой, обе они происходили из построек XVIII в., так же можно датировать и нашу
находку.
Третья игрушка (№ 842) тоже является фрагментом красноглиняной погремушки, но без поливы с четко прорисованными
вертикальными полосами шириной 3 мм, сужающимися к «полюсам» (Рис. 12). В верхней части отверстие диаметром 7 мм. Судя
по сохранившейся части, диаметр погремушки был около 7 см.
Игрушка происходит из постройки 34 и может быть датирована
второй половиной XVIII в.
Четвертая игрушка (№ 244) представляет собой писанку –
игрушку яйцевидной формы, красноглиняную, покрытую желтой
поливой, диаметром 2,5 см (Рис. 8). Подобные изделия встречались при раскопках Киева и Новгорода, нередко они украшались
орнаментальной росписью. В Новгороде они датируются XI –
XII веками. В.А. Ткаченко и Л.И. Фёдорова называют такие игрушки яйца-грематушки7. В Ярославле это вторая находка, пер58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.В. Спиридонова
вая была на Успенском раскопе. 4 писанки были найдены в Рыбинске в слоях XII – XIV вв. Наша игрушка была найдена на
2 участке (кв. 76) в 5 пласте. Большое количество стеклянных
браслетов, фрагмент кашинной керамики и ряд других находок в
соседних квадратах позволяет датировать находку XIII – XIV вв.
Свистулька
Фрагмент чернолощеной свистульки (№ 119) был найден на
1 участке (кв. 20) в 0 пласте. Его длина 6 см и диаметр около
2 см, в верхней части квадратное отверстие (Рис. 14). Изделие
можно датировать XVIII в.
В целом ассортимент находок и техника их изготовления характерны для Ярославля. Наибольшее количество изделий приходится на XVIII в., 3 изделия можно датировать XV – XVI вв. и
2 – XIII – XIV вв. По технике изготовления можно выделить
красноглиняные изделия с ангобом или без, поливные бело- и
красноглиняные и майолику. Ангобированные изделия и майолика – привозные, вероятно, из Москвы. В Ярославле, в отличие от
Москвы, свое производство ангобированной посуды отсутствовало, зато белоглиняные изделия пусть и в небольшом количестве
встречаются регулярно. Возможно, привозными (из Новгорода?)
являлись и ранние поливные изделия. Поздние поливные игрушки в основном местного производства.
Примечания
1
См.: Спиридонова Е.В. Керамические игрушки XIII – XVIII веков из Ярославля // Археология Ярославского края. Вып. 3. Рыбинск, 2007. С. 82-95.
2
Розенфельдт Р.Л. Московское керамическое производство XII – XVIII вв.
/ САИ. Е1-39.М., 1968. С. 27.
3
Дулькина, Т.И. Григорьева Н.С. Керамика Гжели XVIII – XX вв. Л.,1988.
С. 60.
4
Розенфельдт Р.Л. Указ. соч. С. 54-55.
5
Колызин А.М. Керамические игрушки XII – XVII вв. из раскопок в Московском Кремле // Тверь, Тверская земля и сопредельные территории в эпоху
средневековья. Вып. 4. 2002. С. 180.
6
Векслер А.Г., Воронин К.В., Пирогов В.Ю. Лефортовский парк в Москве:
Исторический очерк и материалы архитектурно-археологических исследований
1999 – 2003 г. М., 2004. С. 97.
7
Ткаченко В.А., Фёдорова Л.И. Звуковые и безмолвные игрушки города Калуги // Родная старина. Калуга, 1995. С. 21.
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
III. История
Азии и Африки
Т.А. Федорова
Экономическая политика Индии
в 1940-х гг.: влияние
национального предпринимательства
С середины XIX в. и вплоть до 1947 г. Индия была колонией
Великобритании. Основные направления социально-экономического развития зависимого государства определяли и контролировали англичане. Тем не менее, к 1940-м гг. в индийском обществе сформировалась хорошо организованная политическая
сила, обладавшая экономическим могуществом и эффективными
рычагами влияния на властные структуры – национальное предпринимательство. Его представители на разных уровнях отстаивали свое видение основных направлений экономической политики Индии в условиях наметившегося интенсивного промышленного роста. Так, патриотически настроенная индийская
буржуазия с 1930-х гг. предоставляла экспертов-экономистов для
работы в комитетах по планированию в рамках провинциальных
правительств, руководимых крупнейшей оппозиционной партией
Индийский национальный конгресс – ИНК. (К концу 1930-х гг.
стало очевидно, что именно эта партия возглавит страну после
достижения независимости от Великобритании.) Одновременно
представители корпоративного национального предпринимательства принимали участие в работе колониальных органов власти,
которые вплоть до 15 августа 1947 г., когда Индия стала незави60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т.А. Федорова
симой, занимались решением вопросов, связанных с экономическим развитием страны.
В то же время деловой мир заявил и о собственной позиции в
отношении будущего экономического развития страны. Национальный характер промышленных предприятий, находившихся
под контролем крупнейших корпоративных союзов индийского
бизнеса – Федерации индийских торгово-промышленных палат
(ФИТПП) и Объединенных торговых и промышленных палат
Индии (ОТППИ), диктовал условия его сотрудничества с иностранным капиталом в последние годы «британского раджа». Волеизъявления «капитанов» индустрии относительно будущего
экономики Индии содержались как в периодических изданиях,
подконтрольных предпринимателям (например, газета «Хиндустан таймс» финансировалась Г.Д. Бирлой), так и в отдельных
брошюрах, издаваемых на их деньги.
В 1944 г. Г.Д. Бирла и П. Тхакурдас, представлявшие интересы ФИТПП, объединили усилия с Дж.Р.Д. Тата, крупным промышленником из ОТППИ, и подготовили документ, известный
под названием «Бомбейского плана»1. В нем лидеры делового сообщества предлагали «рекомендации к выработке генеральных
линий» экономического развития страны в независимых условиях2. Главной целью плана было ускоренное развитие ключевых
отраслей промышленности в рамках частного предпринимательства.
В данном документе предприниматели обозначили свое видение и политической перспективы Индии. Они признавали, что
после войны в стране будет создано национальное правительство,
которое получит свободу действий в области экономики. Все
протекавшие в ней процессы должны были подчиняться единой
схеме, что являлось необходимым условием эффективного планирования. Наилучшей системой управления страной, таким образом, признавалось центральное федеральное правительство, в
юрисдикции которого находились бы вопросы, связанные с экономикой всей страны. Безусловно, «капитаны индустрии» не исключали предоставления автономии провинциям, при условии,
что она «не помешает экономическому единству Индии», так как
в противном случае не было бы возможно осуществление подоб61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
ного этому документу плана. В целом промышленники рассчитывали на создание правительства на основе «центральной директивной власти, которая пользуется существенной поддержкой
населения» и обладает достаточной силой и юрисдикцией3. Целью «Плана» провозглашалось удвоение национального дохода в
течение 15 лет. Для того чтобы это стало реальностью, предполагалось в 2 раза увеличить производство сельскохозяйственной и в
5 раз – промышленной продукции как крупных, так и средних и
мелких ее отраслей.
На начальной стадии претворения плана в жизнь, поясняли
авторы, внимание должно быть сосредоточено главным образом
на создании предприятий энергетики и производстве необходимого оборудования, что позволит сократить зависимость от иностранных поставок и финансирования. Производство товаров народного потребления ложилось на мелкую и кустарную промышленность, деятельность которых сокращала затраты по
производству оборудования4.
Так как основным вопросом в стране по-прежнему оставался
вопрос о бедности, авторы «Бомбейского плана» также не могли
обойти его вниманием. В частности, они подсчитали, какова
должна быть стоимость «сбалансированной диеты» взрослого
индийца. Согласно «Плану», в день он должен был потреблять
16 унций круп, 2 унции сахара, 6 – овощей, 2 – фруктов, 1-5 –
жиров, а также 8 унций цельного молока или 2-3унции мяса, рыбы или яиц5. Одна унция составляет 28.35 грамма, так что прогнозировался по-прежнему весьма низкий уровень потребления.
Следует отметить, что предприниматели сделали расчеты касательно всех сторон жизнедеятельности человека, включая медицинское обслуживание, образование, стоимость и стандарты жилья, примерный уровень дохода населения. Однако главной целью проекта следовало считать индустриальное развитие страны,
о чем свидетельствует таблица расходов, предложенная авторами
«Плана».
Срок в 15 лет был разбит на три пятилетних плана. Первый
план предполагал затраты в 14 млрд. рупий, из которых 7,9 млрд.
отводились промышленности, в том числе 4,8 – основным ее отраслям, т.е. крупной промышленности. На долю сельского хозяй62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т.А. Федорова
ства приходилось 2 млрд., а образования и медицины – по
0,4 млрд. рупий. Второй план требовал большего финансирования – 29 млрд., третий – 57 млрд. При этом пропорция сохранялась: на нужды промышленности отводилась примерно половина
общих затрат6.
В целом «Бомбейский план» свидетельствовал о силе корпоративного бизнеса, его желании и способности самостоятельно
определять направления экономической политики страны. Об
этом же свидетельствует критика Заявления о промышленной политике Правительства Индии7, изданного в 1945 г. англичанами
по результатам работы Совета при вице-короле. Содержание документа констатировало большое влияние корпоративного бизнеса на формирование стратегии экономического развития. В официальных кругах признавалось, что правительственная политика
сформулирована в том же ключе, что и «Бомбейский план»8.
Представители делового сообщества выступали с критикой в адрес данного заявления. В частности, Бирла в своей речи на 19-й
сессии ФИТПП в марте 1946 г. выступил с осуждением правительственной политики в области планирования9. Предприниматель осудил правительство за бездействие и неспособность
управлять экономикой Индии. Он утверждал, что представленный правительством план экономического развития, «более или
менее копирующий «Бомбейский план»10, не мог быть осуществлен колониальным правительством, чему препятствовали такие
положения официального документа, как сохранявшиеся финансовые гарантии британским предпринимателям. (Деятельность
одного из авторов «Бомбейского плана», А. Далала, приглашенного в состав правительства для осуществления экономической
политики государства, не смогла поколебать изначальную позицию колониальной администрации по данному вопросу.) Бирла
критиковал заявленные в правительственном плане ограничения
деловых связей с «нестерлинговыми» государствами, которые касались как покупки технологий, так и приглашения специалистов. Действительно, в 1930 – 1940-е гг. для того, чтобы пригласить американского специалиста для консультации в Индию, согласно точке зрения властей, надо было сначала объяснить в
соответствующих инстанциях, почему такой консультации нельзя
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
было получить в Англии11. Иными словами, предложенное государственное планирование фактически не улучшало ситуации в
экономике страны. Бирла называл это «планированием для ограничения»12 развития индийского производства. Он утверждал,
что если судить об эффективности этого плана и подобных ему
проектов, осуществлявшихся англичанами в течение колониального периода, с точки зрения увеличения производства, то следовало констатировать полный провал. «Были только траты денег,
времени и энергии и никаких достижений», зато увеличился дефицит товаров13. Заканчивая критику правительства, Г.Д. Бирла
сделал дружеский жест в отношении ИНК, имевшего статус
«партии всей страны», которая готовилась принять бразды правления от англичан. От имени делового сообщества он провозгласил, что настоящее правительство, неспособное проводить в
жизнь политику планирования, должно передать власть в руки
национального правительства, единственного, способного справиться с поставленной задачей.
Такое правительство мог возглавить только ИНК, который
под руководством Дж. Неру не стремился строить свою экономическую политику в русле интересов только частного предпринимательства. Поэтому деловой мир использовал возможность еще
раз заявить о себе как о силе, с которой все же придется считаться будущему правительству. По мнению некоторых отечественных исследователей, на этом историческом этапе лидеры организованного бизнеса формулировали условия будущего сотрудничества с государством14.
В 1947 г. Индия получила статус доминиона, к власти пришло национальное правительство во главе с Дж. Неру. В апреле
1948 г. на заседании Учредительного собрания Доминиона Индийский союз министром промышленности и снабжения был
провозглашен документ под названием «Политика правительства
в области промышленности»15. Суть государственной экономической стратегии, изложенная в документе, заключалась в том, «что
государство должно играть все более активную роль в развитии
промышленности», а частное предпринимательство должно было
стать направляемым и контролируемым16. Таким образом, с наступлением независимости крупная буржуазия потеряла рычаги
64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.С. Загрузина
прямого воздействия на экономическую политику государства. В
то же время, благодаря своей активной позиции и участию в разработке основных направлений экономического развития страны
в колониальный период, с наступлением независимости индийские промышленники и коммерсанты все же получили государственную поддержку своей деятельности.
Примечания
1
Thakurdas P., Tata J.R.D. et al. A brief Memorandum Outlining A Plan of
Economic Development For India. Bombay: Commercial Printing Press, 1944. 55 p.
2
Ibid. P. 1.
3
Ibid. P. 2.
4
Ibid. P. 7.
5
Ibid. P. 8.
6
Ibid. P. 53.
7
Statement of Government’s Industrial Policy. Planning and Development Department. April. 1945.
8
Chattopadhyay R. Indian Business and Economic Planning (1930-56)// Business and Politics in India. Ed. By D.Tripathi. New Delhi: Mahonar, 1991.
9
Birla G.D. A Critique of Government Planning. New Delhi, 1946.
10
Ibid. P. 1.
11
Ibid. P. 8.
12
Ibid. P. 9.
13
Ibid. P. 13.
14
Черновская В.В. Внепартийные организации капиталистов в политической жизни Индии и Нигерии // Буржуазные партии и политическая борьба в
странах Востока. М., 1987. С. 71.
15
Политика правительства в области промышленности; провозглашена министром промышленности и снабжения... в парламенте Индии 6 апреля 1948 г.
// Шарма Т.Р. Размещение промышленности в Индии. М., 1958. Приложение.
С. 395-402.
16
Там же. С. 396.
А.С. Загрузина
Роль интеллигенции в процессе формирования
политической элиты Сирии (40 – 90-е гг. ХХ в.)
Суверенное государство Сирийская Арабская Республика
(САР), одно из ключевых Арабского Востока, возникло в апреле
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
1946 г., когда Франция и Великобритания вывели войска с подмандатных территорий. С февраля 1958 г. по март 1963 г. Сирия
наряду с Египтом находилась в составе Объединенной Арабской
Республики. В 1963 г. после прихода к власти Партии Арабского
Социалистического Возрождения (ПАСВ или БААС) начала
складываться сирийская государственность. Продолжался процесс формирования политического пространства страны, немаловажную роль в котором сыграла политическая элита.
С середины ХХ в. политическая элита Сирии претерпела значительные изменения. Она эволюционировала в направлении от
«протоэлиты» (группы «франкофонов», целиком зависевшей от
Франции) до элиты современного типа, представляющей собой
объединение независимой правящей группы, политиков, ее поддерживающих, и оппозиции, открыто высказывающей свою точку зрения. В ходе эволюции оформились основные факторы и
механизмы процесса складывания политической элиты Сирии.
Одним из основных факторов был идеологический. В ходе
ХХ в. в Сирии сменилось три основных тенденции: капиталистическая (первая половина ХХ в.), социалистическая (1969 –
1991 гг.) и демократическая (с 90-х гг. ХХ в.).
В Сирии, стране с глубокими исламскими традициями, конфессиональный фактор играл решающую роль. Несмотря на то,
что во второй половине ХХ в. идеология режима базировалось на
социалистических воззрениях, религия оставалась связующим
звеном между ПАСВ и народом и гарантом стабильности в обществе.
Национальный, региональный и родо-племенной факторы в
процессе формирования политической элиты в САР были неразрывно связаны с религиозными особенностями. Однако влияние
этнических меньшинств не было значительным по сравнению с
деятельностью арабского большинства.
Географические и национальные особенности Сирии обусловили также специфику регионального фактора. Локализация отдельных общин (этнических и конфессиональных) в зависимости
от расположения региона, а также структурные особенности их
размещения, повлияли на состав правящей элиты на начальном
этапе её развития.
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.С. Загрузина
Наиболее важной составляющей процесса формирования сирийской элиты, особенно в 70 – 90-е гг. ХХ в., была роль личности
президента страны Х. Асада. Подобный феномен имел место и в
других странах Востока. Однако в Сирии его появление позволило
организовать вполне устойчивую государственную структуру,
способную к реструктуризации, и новый тип политической элиты.
В течение ХХ в. изменялся внутренний и внешний облик политической элиты. Происходил постепенный рост образовательного уровня её представителей, переход от процесса старения
элиты к омоложению, проникновение в её состав независимых
политиков и женщин. Оформилась профессиональная специализация политических деятелей. Изменялись и социальные источники формирования сирийской политической элиты: от крупной
и средней торгово-финансовой буржуазии до интеллигенции, рабочего класса и крестьянства.
Особую роль в процессе формирования политической элиты
САР сыграла интеллигенция. К интеллигенции стран Азии и Африки, как правило, относят такие профессиональные категории,
как «идеологи, публицисты, литераторы, журналисты, другие работники печати, деятели искусства и иные представители свободных профессий, агрономы, инженерно-технический персонал,
ученые, преподаватели вузов, учителя, врачи, студенчество, служащие, партийно-политические функционеры, служители религиозного культа»1. Непосредственное влияние на складывание
политической элиты в САР оказали армия и спецслужбы. Основной формой их деятельности были государственные перевороты.
С 60-х гг. именно вооруженные силы и службы госбезопасности
стали основным источником формирования политической элиты.
Офицерство представляет особую подгруппу сирийской интеллигенции2. Несмотря на то, что определенная часть русских и западных исследователей не включает офицерство в состав интеллигенции, уровень образования, профессиональные функции,
роль военных в социально-экономической и политической жизни
страны позволяют отнести их к национальной интеллигенции. В
Сирии «зачастую в силу целого ряда причин реальная политическая власть либо остается за армией, либо делится между ней,
правящей партией и госаппаратом»3.
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
В рамках сирийской политической элиты условно выделяется
три основных типа, в зависимости от времени существования,
социальной структуры и особенностей её развития: «старая» и
«новая» политические элиты, а также «элита нового типа».
Появление элиты как таковой («протоэлиты») было связано с
процессом постепенного складывания единого политического
пространства в Сирии, когда значительно возрос уровень политической культуры населения. С обретением независимости экономические интересы родов (кланов) оформились в четкие политические требования, вследствие чего образовались первые общества, клубы, партии и профсоюзные организации. Основой
политической элиты (протоэлиты) в 30 – 40-е гг. являлась крупная торгово-финансовая буржуазия, представлявшая интересы
отдельных родов.
К первому типу политической элиты самостоятельного сирийского государства относилась так называемая «старая» элита
(1946 – 1960-е гг.). Она сформировалась на основе протоэлиты и
носила переходный характер. В структуре элиты в тот период не
существовало понятия «оппозиция».
Социальной основой политической элиты в Сирии были
крупная буржуазия и землевладельцы, в основном выходцы из
суннитской общины. В условиях военных переворотов конца
50-х – начала 60-х гг. основную роль постепенно стала играть
верхушка средних слоёв. В их среде был высок процент мелкособственнических элементов. Большое влияние на них оказывали
идеи национализма. К 1963 г. удельный вес непролетарских категорий составлял 90%4.
На рубеже 60 – 70-х гг. была осуществлена попытка привлечения к политической деятельности средних и низших слоев населения (части интеллигенции, рабочих, крестьян). Однако основную роль данные деятели сыграли непосредственно в ходе
смены государственного режима.
В целом представительство интеллигенции было малочисленным. В стране получило развитие такое явление, как «интеллектуальная безработица». Специалисты в условиях экономической напряженности вынуждены были мигрировать за рубеж5.
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.С. Загрузина
Однако следует отметить особую роль в политической жизни
страны двух учителей дамасской средней школы: греческого ортодоксального христианина Мишеля Афляка и суннита Салаха
ад-Дин Битара. 5 – 7 апреля 1947 г. на Учредительном Съезде
ими было объявлено о создании новой политической партии,
ПАСВ, пришедшей к власти в 1963 г. Партия руководит страной
и по сей день.
«Новая» политическая элита (второй тип) времен правления
Х. Асада (1970 – 1990-е гг.) возникла на основе однопартийной
структуры власти, характерной для социалистического, авторитарного государственного строя. Её представляли члены и сторонники ПАСВ (деятели Национального Прогрессивного Фронта). В последней трети ХХ в. оформилось понятие «оппозиция».
Однако в силу особенностей режима она присутствовала лишь на
нелегальном уровне. С 70-х гг. основные позиции стали занимать
представители мелкой военной буржуазии и верхушки среднего
класса. Старая торгово-финансовая буржуазия к концу ХХ в. постепенно восстановила свои позиции в руководстве страной.
В элите «нового типа» (конца 1990-х гг. – начала ХХI в.) были все составляющие современного демократического политического объединения (правящая элита, её сторонники и оппозиция).
В условиях перехода власти в руки Б. Асада и кардинальных изменений в обществе в целом политическая элита САР вышла на
общемировой уровень.
Основным источником формирования политической элиты
Сирии начиная с конца 60-х гг. была интеллигенция. Данная категория является быстро растущей группой населения Сирии. Если за период с 1969 по 1989 г. численность населения САР увеличилась в 1,6 раза, то представителей интеллигенции – в 5,3 раза
(с 78967 до 415030 человек). Доля интеллигенции в экономически
активной части жителей страны выросла с 7,6% в 1969 г. до
13,5% в 1989 г.6 В 1998 г., по данным сборника «Сирия 2000»,
этот показатель составлял 23% (примерно 1253000 человек)7.
Используя методику малой выборки8, российский исследователь О.М. Рудковская при рассмотрении 75 биографий работников сирийского административно-управленческого аппарата за
весь период независимости выявила, что 14 (19%) имели степень
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
бакалавра, 6 человек (8%) – степень магистра, 20 (27%) – степень
докторов наук. Еще 33 человека также имели высшее образование, но не известно, какие именно дипломы они получили. 2 человека имели только среднее образование9. Причем, если в 50 –
60-е гг. высшие посты в административно-управленческом аппарате занимали лица, получившие образование на Западе, то нынешнее руководство в основном получило образование в Сирии.
Многие представители госаппарата повышают уровень своего
образования (или получают второе высшее образование) в странах Европы, США и – в свое время – в СССР.
Особое место в структуре сирийской политической элиты занимают вооруженные силы и спецслужбы. По некоторым данным, в начале 80-х гг. из 45 тыс. членов правящей ПАСВ 11 тыс.
были военными, что составляло приблизительно 50% всего офицерского корпуса10. В середине 90-х гг. в состав ЦК входило
16 крупных военачальников и руководителей спецслужб11.
Таким образом, в ходе эволюции оформились основные факторы и механизмы процесса складывания политической элиты
Сирии. Главной особенностью её формирования стало тесное переплетение и взаимодействие всех составляющих. Эволюция облика в целом обусловила изменения восприятия политической
элиты внутри страны и за её пределами, что способствовало росту авторитета Сирии в мире. Система воспроизводства сирийской
политической элиты, созданная в ХХ в., обеспечила высокий
уровень её потенциальной вовлечённости в мировую политику. В
данном процессе немаловажную роль сыграла национальная интеллигенция.
Примечания
1
Интеллигенция и социальный прогресс в развивающихся странах Азии и
Африки. М., 1981. С. 18.
2
Рудковская О.М. Социально-профессиональный состав интеллигенции
Сирии во второй половине ХХ в. (количественные характеристики) // ВМУ.
Сер. 13. Востоковедение. 2005. № 1. С. 40.
3
Lowson F.H. Class politics and state power in Ba`thi Syria // Power and stability in the Middle East. L., New Jersey, 1989. P. 26.
4
Ли В.Ф. Социальная революция и власть в странах Востока: о проблемах и
противоречиях некапиталистического развития. М.: Наука, 1984. С. 60-61.
70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.В. Мильто
5
Там же. С. 51-53.
Подсчитано по: Year book of statistics, 1971. Geneva, 1971; Year book of statistics, 1992. Geneva, 1992.
7
Рудковская О.М. Указ. соч. С. 42.
8
Методика малой выборки используется исследователями, как правило, в
тех случаях, когда ограничен доступ к официальным, в том числе статистическим источникам. Она состоит в том, чтобы включить в исследование всю доступную информацию, обработать её. Выводы в данном случае делаются со
ссылкой именно на эти источники и лишь с определенной долей достоверности.
9
Рудковская О.М. Указ. соч. С. 54.
10
Там же. С. 55.
11
Ахмедов В.М. Вооруженные силы в общественно-политической жизни
Сирии // Восток (ORIENS). 2003. № 4. С. 89.
6
А.В. Мильто
Нуруддин Фара и сомалийский кризис
Регион Африканского Рога на протяжении десятилетий является местом непрекращающихся конфликтов: религиозных, клановых, социальных, политических, территориальных.
Актуализация целого комплекса проблем для Сомали объективно обусловлена несколькими факторами: особым состоянием
общества, характеризующегося высокой динамичностью происходящих в нем изменений, их значимостью; прессингом разнохарактерных кризисов разного уровня и степени воздействия на
развитие и состояние общества; ростом общего напряжения; разрывом многих связей и отношений; разрушением прежде устойчивых структур, а также освоением новых пространств видения
человеком себя, мира и себя в мире. Активизация процессов объединения и разъединения позиций, сил, интересов, целей индивидов, групп, государств, разнородность событий, предполагающих
повышение значимости выбора человеком своего места, определения и самоопределения, выявления своих позиций и соотнесения их с другими определили содержание процессов, происходящих в Сомали. В 1991 г. здесь началась гражданская война. Страна оказалась разбита на десятки независимых друг от друга
территорий, во главе с лидерами вооруженных группировок,
опирающихся каждый на свой клан.
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
Истоки сложившегося положения берут свое начало со времен колониального господства европейских держав в регионе,
когда Африка была волюнтаристски разделена, а этносы, племена
и кланы оказались по разные стороны границ и разные стороны
баррикад, что способствовало утрате чувства этнической общности и возникновению противоречий различного уровня.
В годы колониального раздела Африки отдельные части Сомали контролировались разными метрополиями. В 1960 г., в «год
Африки», Сомали получило независимость, объединив бывший
Британский Сомалиленд и Итальянское Сомали. Однако искусственно созданные границы нового государства удовлетворяли не
всех. В стране то и дело вспыхивали этнические конфликты. В
1991 г. сомалийский диктатор Мухаммед Сиад Барре1 был свергнут, в Сомали разгорелась кровавая резня.
Сомали, в отличие от большинства государств Тропической
Африки, внешне представляется этнически однородным – свыше
90% населения страны принадлежит к сомали2, хотя немного
найдется народов, столь дифференцированных на племена и кланы. Идентифицируя себя с разными социальными категориями
(группами принадлежности), которые стремятся к дифференциации от других, относительно близких групп, сомалийцы не сознают своей принадлежности к единому этносу.
История развития сомалийской нации показывает, что во все
времена отношения племен были отягощены междоусобными войнами и кровной местью, а единственным критерием признания
прав собственности на землю и имущество был их захват силой.
Старинная сомалийская поговорка во многом отразила взаимоотношения жителей страны: «Я и Сомали – против всего мира; я и
мой клан – против Сомали; я и моя семья – против клана; я и мой
брат – против нашей семьи; я – против своего брата»3. Традиционно кланы формировали союзы или вели междоусобные войны за
контроль над скважинами с питьевой водой и пастбищами, за скудные ресурсы пустынной земли, населенной кочевниками. Многие
из старых племенных распрей в той или иной форме сохраняются
по сей день. Они оказывают свое воздействие на развитие событий.
Однако в настоящее время большая часть сомалийцев имеет
для защиты своего поголовья верблюдов пистолеты, винтовки и
72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.В. Мильто
автоматы. За годы правления Сиада Барре противоречия между
различными этническими группами еще более обострились.
Бывший президент умело проводил политику «разделяй и властвуй», натравливая племена друг на друга.
В 1991 г. специально созванный конгресс старейшин северосомалийских племен провозгласил создание независимой республики Сомалиленд. Позже на северо-востоке Сомали было объявлено об основании государства Пунтленд, объединявшего территории, контролируемые кланом маджертен. На юге в районе
порта Кисмайо было создано государство Джубаленд. В 1993 г.
ООН направила в Сомали 38 тыс. «голубых касок» для урегулирования обстановки в Сомали. Миротворцы не справились с ситуацией. В 1995 г. они покинули Сомали, и война вспыхнула с
новой силой. В 2000 г. было сформировано единое правительство
в результате договоренности представителей основных сомалийских племен. 10 октября 2004 г. в Найроби (Кения) переходный
национальный парламент избрал временным президентом Сомали Абдуллу Юсуфа Ахмада, президента Пунтленда. 23 декабря
было утверждено парламентом Переходное федеральное правительство Сомали4. На деле оно не обладает реальной властью.
В 2006 г. Сомали превратилось в базу пиратов Индийского
океана. Захват судов и заложников стал частым явлением. Пираты используют катера, автоматы и гранатометы. Из-за засухи
вспыхнули столкновения между племенами за водные ресурсы. В
горниле гражданской войны исчезли полиция и суды, телевидение и больницы. Здесь царили анархия и хаос. В сводках информационных агентств и средствах массовой информации государство существует как очаг конфликтов, на карте – номинально. В
действительности его нет. Фактически там отсутствуют единое
правительство, единая валюта или иные атрибуты централизованной власти, а реальная власть находится в руках непризнанных государств, а также небольших враждующих вооруженных
группировок. Хаос царит в сознании людей. Война ввергла их в
смятение, лишила веры в будущее.
Интерпретация истории клановых противоречий и конфликтов на Африканском Роге нашла отражение в произведениях сомалийского писателя Нуруддина Фары. Несмотря на то, что
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
большая часть его жизни прошла за границей (он был вынужден
покинуть родину – Сомали в 70-х гг. ХХ в.), автор посвятил все
свои произведения родной стране. В его романах нашли отражение перипетии истории Сомали: взаимоотношения между расами,
этносами, полами, проблемы идентичности, выживания, дискриминации и сегрегации женщин.
В произведениях Н. Фары затронута одна из главнейших
проблем современной Африки – столкновение морали патриархального общества и нового мировоззрения. Постколониальный
этап в социокультурном развитии африканских обществ, в том
числе сомалийского, можно определить как время борьбы «ментальных стереотипов» и «индивидуальных импульсов», традиционного и инновационного. С одной стороны, большая часть африканского социума ратовала за сохранение преемственности поведенческих стереотипов прошлого, с другой стороны, условия
развития нарождающихся «суверенных» государств диктовали
необходимость изменения существующих традиций и отторжение того, что больше не соответствовало духу времени. Литературные творения Н. Фары – это попытка художественного осмысления поведения людей разных социальных категорий современного сомалийского общества в меняющейся социокультурной
среде; размышления о прочности традиционных устоев, их адекватности и потенциале в условиях современной действительности; определение допустимой амплитуды отклонения отдельного
индивида от предписанных традицией обычаев.
Перу писателя принадлежат две трилогии. В их основу легли
исторические и политические события, произошедшие в Сомали.
Первая серия романов, объединенная под названием «Вариации на
тему африканской диктатуры» («Сладкое и кислое молоко»5,
«Сардины»6 и «Сезам, закройся»7), пронизана настроением разбившихся иллюзий тех, кто связывал свои надежды с режимом
М.С. Барре. В романах отражено чувство безнадежности, охватившее общество, пытавшееся бороться против диктатуры. Широкий спектр вопросов, поднятых в трилогии, актуален для разных
стран и эпох. Это наиболее зрелая в художественном отношении и
сложная работа писателя. В трилогии проведены параллели между
колониальной практикой и авторитарным режимом в Сомали.
74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.В. Мильто
Вторая трилогия «Кровь на солнце» создавалась более десяти
лет и может восприниматься как своеобразный индикатор меняющегося мировоззрения сомалийского общества, особенно его
интеллектуальной части. Ее содержание касается более абстрактных тем, чем в первой трилогии. Вопросы, затронутые в ней: поиск идентичности по признаку принадлежности к одному языку,
территории, крови («Карты»8, 1986 г.), психология дарения и зависимость от чужой помощи («Дары»9, 1992 г.), организация клановых отношений («Тайны»10, 1998 г.), актуальны для Африки.
В 2004 г. вышел в свет первый роман третьей трилогии
Н. Фары «Связи»11. В нем автор описал страну, которая как геополитическое понятие существовала только на картах и в сводках
информационных агентств. В действительности даже подобия
единого государства не было и в помине. Повсюду шла резня,
племенные распри. Правительство не контролировало даже столицу. Ни дня не проходило, чтобы в городе не случались убийства, грабежи или похищения. Никому не известно, сколько людей
гибло каждый день. В Сомали царил один закон – закон автоматов, террора, грабежей, вооруженных столкновений между бандами. В результате страна оказалась в политической изоляции, а ее
население прозябало в нищете и отчаянно боролось за выживание.
Война практически полностью парализовала экономику.
Профессор Калифорнийского университета Чарльз Гешектер назвал сомалийскую экономику «экономикой смерти»12. Сомали
входит в пятерку самых нищих стран в мире, где каждый второй
ребенок не доживает до пяти лет, а годовой доход на душу населения не превышает 90 долларов13. В условиях распада государственности и воцарившегося в Сомали хаоса оказались блокированными международные усилия по доставке гуманитарной помощи
миллионам
голодающих:
полевые
командиры
рассматривали ее как свою законную добычу.
Если есть на земле место, похожее на ад, то это Могадишо,
утверждают сотрудники международных организаций, оказывающих гуманитарную помощь населению этой восточноафриканской страны. Террор, насилие и хаос в нем правят бал под аккомпанемент тяжелой артиллерии и минометов. Большая часть
города лежит в руинах. Четверть миллиона жителей бежала из
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
него куда глаза глядят. На тех же, кто остался, панический страх
наводят шатающиеся среди развалин банды. Даже юнцы не играют в войну – они солдаты. Порой, нажевавшись чата, растения,
обладающего легкими наркотическими свойствами, одурманенные «люди с ружьями» разъезжают по улицам на джипах и палят
из крупнокалиберных пулеметов по голодным детям – сиротам.
По ночам Могадишо освещается лишь вспышками выстрелов.
Телефоны молчат круглосуточно. В поисках меди мародеры перепахали дороги, чтобы извлечь телефонные кабели. Другие, для
того чтобы раздобыть металл, разобрали водопроводы. Из «чисто
террористических побуждений» были заражены колодцы, в которые сбрасывались расчлененные тела. Тысячи беженцев устремились на юг. В одном из своих романов Н. Фара поделился впечатлениями от увиденного в сомалийской столице: «куда ни кинешь
взгляд – ни деревца, одни пепелища и развалины домов, разрушенных бомбардировками. Еще десять лет назад здесь стояли
правительственные здания, отели, банки, театры и музеи. Редкие,
чудом уцелевшие, дома – в выбоинах от пуль. Машин не видно»14. Отдельные районы столицы контролировали враждующие
группировки. Жизнь двух миллионов людей, проживающих в
Могадишо, оказалась в зависимости от местных кланов, воюющих друг с другом. Число жертв – потрясающее. В гражданской
войне в Сомали погибло от 300 до 500 тыс. человек. Сомали в настоящее время существует только на бумаге.
По мнению писателя, «в эпоху неоколониализма человека
преследует неопределенность: он рождается в неопределенности,
живет в неопределенности, умирает в неопределенности. Он попал в ловушку и не может выбраться из нее, пока не обретет себя.
Он живет взаймы у будущего, поскольку его настоящее неопределенно»15. Еще сложнее положение эмигрантов. Теме беженцев
посвящена другая книга Н. Фары «Вчера, завтра: голоса сомалийской диаспоры»16 – первая его работа, написанная в жанре публицистики (2000 г.). Свою задачу автор видел в том, чтобы попытаться выработать объективную оценку жизни беженцев и эмигрантов. Книга, написанная сомалийцем о сомалийцах, позволяет
читателям увидеть жизни сомалийской диаспоры изнутри. В книгу вошли интервью с беженцами, обосновавшимися в Велико76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.В. Мильто
британии, Италии, Швейцарии и Швеции. Каждую главу Н. Фара
начинает с момента появления сомалийцев в этих странах и истории складывания взаимоотношений с их гражданами.
Сомалийские эмигранты разрываются между двух миров:
между домом и изгнанием, между разными мировоззрениями,
между мечтами и реальностью. Сам писатель давно решил, что
для него не существует никаких границ. Их нет в его мыслях и в
его жизни. Конформист и гражданин мира, он был далек от того,
чтобы строить свои отношения с людьми на основе этносоциальных и конфессиональных связей. Все его произведения направлены на то, чтобы раздвинуть границы, разрушить стереотипы.
Драма в Сомали – наглядный образец того, к чему может
привести социальная и экономическая политика, пренебрегающая
этническим фактором и копирующая чужие, не соответствующие
местным условиям образцы. Когда стало ясно, что и международное сообщество не в силах справиться с ситуацией, Франческо Скорпино, глава Организации восточноафриканских стран,
предложил преобразовать Сомали в несколько самостоятельных
эмиратов. Однако большинство клановых вождей, особенно самые влиятельные из них, выступили категорически против подобных сценариев. Лидеры многочисленных политических движений и полевые командиры вооруженных формирований, контролирующие отдельные районы страны, выдвигают свои
требования по поводу будущего курса государства, которые полностью удовлетворить не представляется возможным. Как и прежде, они надеются одержать победу над соперниками и объединить страну своей властью.
Клановая разобщенность сомалийцев препятствует прекращению гражданской войны, объединению Сомали и решению
экономических проблем. Для урегулирования конфликта необходимо создать в Сомали политическую систему, учитывающую
интересы всех этнических групп. И для начала нужно, чтобы все
стороны осознали важность национального примирения и диалога. Пока же над Сомали витает дух междоусобной вражды и раскола. Ничто не предвещает конец того хаоса, что царит в Сомали.
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
Примечания
1
Мухаммед Сиад Барре – генерал, президент Сомалийской республики
(1969-1991 гг.). Пришел к власти в результате военного переворота 21 октября
1969 г. Барре разогнал парламент, политические партии, установил диктаторский режим, взял курс на строительство социализма. В 1977 г. развязал войну с
Эфиопией за приграничные территории, закончившуюся разгромом сомалийских войск. В 1991 г. был смещен с поста и изгнан из страны. Умер в изгнании в
1995 г.
2
Буянов В., Корочанцев В. Сомали: драма еще не завершена // Азия и Африка сегодня. 1991. № 4. С. 9.
3
Сомали: ад для живых // Эхо планеты. 1992. № 45. С. 6 – 7.
4
Somalia: first batch of MPs leave for Mogadishu / UN integrated regional information networks (IRIN, Nairobi) // http://allafrica.com/stories/200502020056.html
5
Farah N. Sweet and Sour Milk. L.: Allison & Busby, 1979. 237 p.
6
Farah N. Sardines. L.: Allison & Busby, 1981. 250 p.
7
Farah N. Close Sesame. L.: Allison & Busby, 1983. 208 p.
8
Farah N. Maps. L.: Pantheon Books, 1986. 246 p.
9
Farah N. Gifts. L.: Serif, 1993. 242 p.
10
Farah N. Secrets. N.-Y.: Arcade, 1998. 298 p.
11
Farah N. Links. N.-Y.: Riverhead, 2004. 336 p.
12
Ученые в стране поэтов // http://kapchits.narod.ru/uchenye.htm
13
Следует оговориться, что модель «реальной экономики» для Африки,
представляющая собой совокупность всех без исключения видов хозяйственной
деятельности, осуществляемой в данном национальном хозяйстве, предлагает
отказаться от использования данных официальной статистики для анализа экономической ситуации в наименее развитых африканских странах. Это обосновывается не только известной неполнотой и недостоверностью подобных сведений,
но и ускоренным распространением теневого сектора экономики.
14
Farah N. Links. P. 30.
15
Meyer L. A Somali writer dissects his country’s civil war, dictatorial past, and
neocolonial present / L. Meyer // Los Angeles Times. 1999. March 11. P. 2.
16
Farah N. Yesterday, Tomorrow. Voices from the Somali Diaspora. L.; N.-Y.:
Cassell, 2000. 198 p.
78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.В. Трофимова
IV. История Европы
с раннего нового
до новейшего времени
О.В. Трофимова
Подготовка пасторов
для гугенотских общин в XVI – XVII вв.
Институт пасторов играл важную роль в организации жизни
протестантских общин – как в повседневности обычных лет, так
и в годы преследований и изгнания. Пасторский корпус был объектом постоянного внимания и забот синодов, а также городских
властей и общин, предъявлявших им определенные требования.
При этом образовательный ценз, пожалуй, доминировал с момента возникновения протестантских общин. Первоначально состав
пасторов формировался из бывших монахов, священнослужителей, университетских интеллектуалов, затем из числа лиц, получивших образование и специальную подготовку за пределами
Франции, главным образом в Женеве. В 1559 г. в Женеве была
создана академия1, куда устремились студенты из разных стран
Европы с целью изучения первоисточников кальвинистской теологии. По окончании академии они становились руководителями
кальвинистских общин во многих западноевропейских городах.
Как следует из списков студентов (матрикулов), в Женевскую
Академию в период 1559 – 1600 гг. записалось более 1600 студентов, четвертая часть из них – в 1559 – 1566 гг., т.е. в годы наибольшей потребности в кадрах. Однако уровень подготовки пер79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
вых пасторов был невысок и ограничивался прослушиванием
курса теологии, который Жан Кальвин публично читал в аудитории около церкви Святого Петра перед собравшейся толпой слушателей2.
Следует заметить, что каждая из противоборствовавших
церквей, будь то католическая или протестантская, желала, чтобы
молодежь сохранила свою веру во время учебы, поскольку в
учебном заведении (коллеж, университет) могла господствовать
иная религиозная доктрина. Родители также высказывали опасения. Гугеноты предпочитали получать образование в протестантских странах. После Варфоломеевской ночи ежегодно более
100 человек в 1570 – 1579 и 1580 – 1589 гг. из провинций Запада
и Северо-Запада уезжали в английские университеты, но главным
образом в Голландию, в университет Лейдена, который в конце
XVI в. стал главным интеллектуальным центром протестантской
Европы. Ларошельский протестант Жак Эсприншар учился четыре года в Лейдене, затем совершил большое путешествие по
странам Европы с целью ознакомления с гуманитарными ценностями и памятниками3. Нестабильная религиозно-политическая
ситуация во Франции вызвала также отток иностранных студентов. На факультете медицины в Монпелье с 1560 г. число иностранных студентов упало с 37% до 13%.
Католические страны (Испания) запрещали молодежи учиться во Франции. Для католиков престижными были университеты
в Падуе, Саламанке, Лувене, а для протестантов – в Кембридже,
Лейдене, Гейдельберге. Таким образом, происходило формирование общеевропейского протестантского образовательного пространства. Важную роль при этом играли вновь созданные академии для подготовки пасторов. Женевская модель академии, открывшаяся 5 июня 1559 г., объединяла коллеж для местной
молодежи, базировавшийся на гуманистической концепции обучения, и собственно академию для углубленного изучения теологии. Она имела две кафедры, возглавляемые Жаном Кальвином и
Теодором де Без, а также профессоров гебраистики, греческого,
философии. За четыре года курс закончили, по меньшей мере,
162 студента, 80% которых были французского происхождения
против четырех, родившихся в Женеве. Среди них Гаспар Олева80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.В. Трофимова
ниус – будущий сотрудник редакции катехизиса из Гейдельберга,
Филипп Марникс Ван Синт-Альдегонде, Флоран Кретьен – воспитатель Генриха IV, Фома Бодли – основатель библиотеки в
Оксфорде, которая стала носить его имя, Франсуа дю Жон, который в 1574 г. преподавал в Лейдене.
Когда скончался Кальвин, 27 мая 1564 г. более 300 студентов
были записаны в «Книге ректора» (Livre du Recteur) и 1200 воспитанников в коллеже. Академия не давала дипломов об окончании, но лишь сертификаты о прилежании и добром поведении. Ее
статуты предполагали создание кафедр права и медицины. Кальвин успел организовать семинар по теологии для французской
реформаторской церкви4. Теодор де Без обеспечил дальнейшую
жизнедеятельность академии и расширил прием студентов благодаря созданию кафедры гражданского права в 1572 г. В 1559 –
1561 гг. из Женевы в реформаторские церкви Франции отправились более 50 пасторов, а также проповедники ко двору Генриха
Наваррского5.
Развитие Реформации потребовало подготовки кадров, хорошо знавших местные языки, наречия, говоры, традиции, образ
жизни верующих, поэтому Синод протестантских церквей основал подобные академии на территории самой Франции. Географическое и временное пространство создания академий включало: Ним (1561 г.), Ортез (1566 г.), Оранж (1573 г.), Монпелье
(1596 г.), Монтобан (1598), Сомюр (1599), Седан (1602), Ди
(1604). Помимо Франции академии существовали за рубежом: в
Лейдене (1573), Марбурге (1529), Гейдельберге (1588), Страсбурге (1538), Базеле, Монбельяре (1671 – 1677), Женеве (1559). Многие из них имели чисто региональное значение, за исключением
Сомюра и Седана, которые в XVII в. фигурируют среди доктринальных столиц европейского протестантизма. Основные центры
подготовки пасторов сложились на юге и юго-западе Франции,
где наиболее сильны были позиции гугенотов.
Важен вопрос о финансировании и материальном обеспечении протестантских учебных заведений. Установлено, что в
XVII в. в Ди (Дофине) для академии, основанной на базе городского коллежа, прежде всего подыскивают профессора теологии.
Здания и помещения, приспособленные для учебного процесса,
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
обеспечиваются городом. Ежегодно академии город платит
1400 ливров, а провинция – остальные 3000 ливров. Католики
заявили протест, поэтому пришлось использовать средства, предназначенные для оказания помощи бедным. Реально выходило по
600 ливров в год профессору теологии и древнегреческого и
110 ливров регенту младшего седьмого класса6. Однако религиозные войны и социально-политическая нестабильность в целом
негативно сказались на положении учебных заведений, в том
числе университетов, которые могли контролироваться как католиками, так и протестантами.
Города, будучи в долгах, не могли помочь образованию. Так,
в Авиньоне с 1560 г. по конец XVI в. не хватало средств на оплату труда и приглашение профессоров. Студентам, обратившимся
в 1572 г. к городским властям с просьбой пригласить профессора
из Италии, чтобы навести порядок в университете, было отказано. В Монпелье, который переходил из рук в руки, то к католикам, то к гугенотам, университет стал объектом противоборства
религиозно-политических сил. В 1564 г. в университете был восстановлен католицизм, а регенты назначены епископом. Списки
записавшихся на факультете медицины показывают, что с возобновлением войн в 1562 г., 1567-1569 гг., 1574 – 1575 гг., 1589 г.
число студентов сокращается. Наиболее сильные спады – в период 1545 – 1560 гг., и эта тенденция сохраняется до 1590 г.7
Первая протестантская академия на юге была открыта в Ниме
в 1561 г. Она функционировала в помещении протестантского
храма, курс теологии читали городские пасторы. В дальнейшем
он дополнился курсами древних языков. Преследование протестантов короной побудило гугенотов перенести учебное заведение
в Оранж. В 1566 г. благодаря покровительству Жанны Д’Альбре,
королевы Наварры, была открыта академия в Ортезе, насчитывающая до сотни студентов. Тридцать из них предназначались
целенаправленно для пасторской деятельности.
Пасторам на начальной стадии Реформации приходилось работать в среде интеллектуалов и лиц, связанных с предпринимательской, производственной, торговой деятельностью. Это подтверждается, например, данными о социальной структуре протестантов в городе Монпелье, одном из образовательных центров,
82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.В. Трофимова
где находилось несколько коллежей (два коллежа по изучению
медицины, три коллежа по изучению права, один коллеж по изучению канонического права и теологии). Город был разграблен
протестантами в начале Реформации и гугенотских войн. Социальный статус протестантов в Монпелье устанавливается по спискам лиц, присутствующих на молитвенных собраниях, составленным в ноябре 1560 г. Список насчитывает 817 имен, из них
для 561 человека указана профессия: ремесленники (главным образом производители тканей, а также мастера по обработке кожи
и металлов) составляют 69%, далее идут профессии, связанные с
интеллектуальным трудом (чиновники, медики, адвокаты, нотариусы, низшее звено правоведов) – 15,4%, буржуа (горожане) –
4,4%, торговцы – 4,2%, земледельцы – 4,8%, дворяне – 2,3%. Конечно, это не полные данные, т.к. некоторое число участников
кальвинистских собраний старалось избежать фиксации8.
Среди французских академий на первый план выдвинулись
академии в Сомюре и Монтобане. По мнению Элизабет Лабрусс, у
пасторов был высокий образовательный уровень благодаря тщательно разработанной методике обучения, используемой затем иезуитами. В Сомюре профессора были первоклассными теологами
и эрудитами. Сюда часто приезжали иностранные студенты. В
процессе обучения практиковались последовательное пребывание
на стажировке в наиболее знаменитых университетских реформаторских центрах: год в Женеве, год в Лейдене, а после 1660 г. – в
Оксфорде. Таким образом, будущий пастор знакомился с образом
жизни прежде всего гугенотских диаспор в Швейцарии, Нидерландах, Англии. Обучение повсюду шло на латыни, и это обстоятельство облегчало доступ иностранным студентам. Они могли
включаться в учебный процесс, слушать лекции, участвовать в
диспутах без особых затруднений. В Сомюре учились шотландцы,
англичане, нидерландцы, а в Седане – нидерландцы и немцы9.
Другой значительный центр подготовки пасторов – город
Монтобан, который в связи с этим исследователи называют
французской Женевой. В XVI – XVII вв. Монтобан был одной из
столиц протестантизма, его жизнь тесно связана с религиозными
проблемами10. Город Монтобан находится на стыке провинций
Гасконь, Керси и Лангедок. Он доминирует над равниной, удоб83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
ной для занятий сельским хозяйством, хорошо сообщается по судоходной Гаронне с западом Аквитании, экспортируя зерно, вина, ткани, кожи. Система самоуправления города в форме выборного консулата была практически автономна от короны. Учителя,
труд которых оплачивался городом, и старшие школьники – интеллектуальная среда, воспринявшая идеи протестантизма. Парламент Тулузы попытался воспрепятствовать росту сторонников
Реформации, запретив в 1540 г. «всем учителям школ и другим
лицам читать и комментировать публично учение Святого Петра
и другие книги Священного Писания и католической веры, под
страхом тюремного заключения и иных наказаний»11. Молодые
люди, обучавшиеся в Монтобане, были осуждены к сожжению.
В 1598 г. Монтобан – полностью гугенотский город с населением от 12 до 15 тыс. жителей, в его сельской округе насчитывалось до 10 тыс. кальвинистов. К ним примыкали члены могущественных дворянских семей, которые в равной степени занимали
должности в консулате и консистории, выполняя функции старейшин или диаконов и представляя интересы гугенотов на коллоквиумах католиков и протестантов. Консулат и консистория в
своей деятельности тесно сотрудничали и дополняли друг друга.
Консулат оплачивал труд четырех пасторов. В XVII в. повсеместно во Франции пасторы получали жалованье в сумме 500 ливров в год, во всяком случае как минимум 360 ливров, но реально
реформатские общины на юге были бедны, и пасторы получали
лишь часть этой суммы12. Консулат использовал санкции светского суда, если консистория недостаточно строго наказывала чисто
церковно-религиозными наказаниями. Именно консулы вводят и
поддерживают в городе протестантский порядок, исключающий
на его улицах проституцию, нищенство, пьянство, громкие крики
и песни. Нарушители изгонялись из города, принуждались оставаться в ожидании подачки, распределяемой диаконами, подвергались заключению и наказывались в соответствии с религиозными предписаниями (публичное покаяние, отлучение от посещения службы, причастия). Были запрещены театрализованные
представления странствующих комедиантов и музыкантов. Консистория следила, чтобы на улицах не звучала простонародная
музыка. На проведение танцевальных вечеров нужно было брать
84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.В. Трофимова
разрешение даже первому консулу. Эти новации прижились не
сразу. Не принявшие их вынуждены были покинуть город. Но
большинство горожан усилиями пасторов и консулата отказались
от удовольствий, обратившись к труду, семье и религии – основополагающим гугенотским ценностям. Несомненно, большое
значение в этом плане имело то, что в Монтобане были выстроены две большие протестантские церкви, а также специальные
здания, предназначенные для коллежа и академии (1597 –
1598 гг.). Коллеж в Монтобане был открыт еще в 1579 г. Он патронировался Генрихом Наваррским, королем Генрихом III, получал ежегодно пенсию в 200 ливров от Маргариты Валуа, королевы Наварры. Эти учебные заведения притягивали из провинции
состоятельную молодежь. Сыновья некоторых богатых семейств
учились в коллеже ради гуманитарного образования и получения
статуса бакалавра искусств. Таким образом, коллежи, выполнявшие роль первой ступени обучения в течение 7 – 9 лет, давали
основательную общегуманитарную подготовку, что в дальнейшем использовалось в своих целях студентами, не пожелавшими
стать пасторами.
Академия принимала студентов более высокого интеллектуального уровня по окончании коллежа. Именно Монтобан считался главным французским питомником гугенотских министров.
Конечно, некоторые из студентов, желавшие быть профессиональными пасторами, отправлялись в Женеву, очень небольшое
число – в Гейдельберг.
Обучение будущих пасторов теологии проходило в течение
трех лет. На их протяжении студенты, уже изучившие в коллеже
философию, греческий и латинский языки, и ставшие бакалаврами, слушали курсы теологии, гебраистику, осваивали и совершенствовали методику проведения диспутов, методику опровержения догматов папы римского, методику дискутирования и противостояния католическим противникам. Ежедневно учебные
занятия включали один час теологии, два часа гебраистики (один
час грамматики), один час чтения и комментирования Ветхого
Завета. Студенты подготавливали также тезисы для участия в
публичных диспутах, которые проводились по субботам после
обеда. Заметим, организация и проведение публичных дискуссий
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
между блестяще подготовленным пастором и коварным иезуитом
становится на рубеже XVI – XVII вв. своего рода модой для интеллектуалов. Преподаватели монтобанской академии (их число
не превышало шести) старались развивать у будущих пасторов
качества, позволяющие найти контакт с аудиторией, быть убедительными, доказательными, уметь отстаивать свою точку зрения.
Наглядным примером была деятельность одного из первых преподавателей теологии, ювелира по профессии, Мишеля Беро. В
1611 г. его дело продолжил Даниель Шамье, сын пастора из Монтелимара. Презирающий придворные манеры, плохо воспитанный, Шамье принадлежал к числу пасторов-активистов. Он участвовал в работе синодов разного уровня (провинциальных, общенациональных), в политических собраниях региона, публично
выступал в диспутах, привлекая в Монтобан много известных
пасторов. Все необходимые качества будущие пасторы приобретали во время учебной практики или стажировки. На первой стадии – осуществление функций диакона, которому вменялось посещение и оказание помощи больным и бедным, посещение домов верующих и занятия с ними в кругу семьи по катехизису. На
второй ступени, уже зарекомендовав себя, он может быть избран,
с согласия действующего пастора и консистории, своего рода
кандидатом для получения статуса пастора и заниматься катехизацией публично. Одновременно он продолжает свое индивидуальное теологическое образование. По завершении стажировки,
подчас в удаленном районе, стажер становится «служителем господним», что удостоверяется старшим по возрасту пастором или
наиболее авторитетным членом гугенотской общины.
В обязанности пастора входило участие в богослужении,
произнесение проповедей в среду и воскресенье. Кроме того, он
должен был председательствовать на собраниях провинциальных
синодов один раз в неделю, проводимых в городах или провинциальных городках. Наконец, он участвовал в крестинах, бракосочетаниях, чтении курсов теологии, замещал отсутствующих
пасторов из соседних приходов. Это была очень напряженная
жизнь. Комфортность жилища пастора зависела от многих факторов: от позиции и средств консистории, муниципальных властей. Чаще всего вновь прибывший пастор получал деньги на оп86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.В. Трофимова
лату жилья, наем или покупку экипажа, приобретение мебели.
Как правило, жилище было нищее, не меблированное. Требовались дрова на отопление. Пасторы испытывали все тяготы повседневной жизни, особенно в сельской местности. Их жизнь и служение проходили в разъездах, поскольку они должны были посещать верующих в дальних приходах. В течение нескольких
недель ежегодно сельские пасторы обязаны были проживать в
ряде населенных пунктов, чтобы причащать, произносить проповеди и т.д.
Несмотря на все испытания, пасторы разделили судьбу своей
гугенотской паствы и были изгнаны вместе с ней после Ревокации 1685 г. В условиях изгнания они продолжали быть стержневой основой для общин соотечественников и единоверцев. Немецкий исторический музей (Берлин) в кооперации с Генеральным Советом Мозеля провел выставку с 22 октября 2005 г. по
12 февраля 2006 г. «Германия – страна эмигрантов», а с 10 ноября
2006 г. по 10 марта 2007 г. – в протестантской церкви в Меце под
названием «Путь гугенотов от Мозеля до Берлина». Экспозиция,
состоящая почти из 450 экспонатов, позволяет проследить историю миграции гугенотов и ее формы с 1500 г. по 2005 г. в Германию, Англию, Голландию. Эти выставки демонстрируют уникальный опыт гугенотской диаспоры, сохраняющий свою актуальность в современном мире.
Примечания
1
В настоящее время наследником академии в рамках Женевского университета является факультет теологии. Некоторые авторы полагают, что протестантские академии были равнозначны университетам по качеству профессиональной общегуманитарной подготовки. Я. Гарриссон-Эстеб называет Женевскую академию «университетским учебным заведением» (Garrisso-Estebe J.
Protestants du Midi 1559-1598. Toulouse, 1980. P. 124). Она полагает, что Академия в Монтобане выдавала дипломы об окончании, соответствующие «дипломам наших современных университетов» (Histoire de Montauban. Sous la dir. de D.
Ligon. Toulouse, 1984. P. 133). Однако профессор университета В. Монтер (Иллинойс) утверждает, что «Академия в Женеве не давала дипломов, а лишь сертификат о прилежании и добром поведении» (Histoire de Geneve. Sous la dir.
de P. Guichonnet, Toulouse, 1974. P. 150). Поскольку протестантские академии во
Франции создавались по модели женевской, скорее всего утверждение Я. Гаррисон-Эстеб является несколько преувеличенным.
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
2
Mours S. Le protestantisme en France au XVI s. Paris, 1959. P. 224.
Жак Эсприншар (1573 – 1604 гг.) происходил из богатой гугенотской семьи. В возрасте до 10 лет посещал протестантскую начальную школу, а затем
коллеж в Ортезе (Беарн), хотя в Ларошели также имелся коллеж для подготовки
пасторов. Богатые буржуа предпочитали посылать сыновей в Ортез, Пуатье или
Бордо. Обучение в коллеже Ортеза длилось в совокупности 10 лет. «Королевский коллеж Беарна» был основан в 1566 г. Жанной д’Альбре, которая обращалась в Женеву с просьбой прислать профессоров. Жака учил Андре Риве из семьи пасторов. В 1584 – 1593 гг. известный протестантский министр Ламбер Дано – автор 60 трудов, преподавал в Ортезе теологию. Однако Ж. Эсприншар не
стремился стать пастором; учитывая интересы семьи, он учится в университете
Лейдена на факультете права вместе со многими студентами – протестантами из
Франции. Защитив выпускную работу, совершил путешествие по Германии,
Польше, Австрии, Швейцарии, югу Франции. Характерно, что Эсприншар был
дружен с голландским дворянином Корнелем Ван дер Милем, сыном протестантского министра и известного филолога Абрахама Ван дер Миля (1558 –
1637 гг.). В Женеве гостил у поэта, теолога и историка Симона Гулара (1533 –
1628 гг.), протестантского министра и президента «Собрания пасторов Женевы».
Он был дружен с его сыном Симоном (1576-1628 гг.), пастором в Везеле
// Chatenay L. Vie de J. Esprinchard Rochelais et Journal de ses voyages au XVI s.
Paris, 1957. 308 p.
4
Histoire generale de l’enseignement et de l’education en France. De Gutenberg
aux Lumieres (1480 – 1789). En 4 vol. / Sous la patronage de l’Institut national de recherche pedagogique. T. II. Par F.Lebrun, M.Venard, J.Queniart. Paris, 1981, p.226;
Histoire de Geneve. Toulouse, 1974, P.150. Когда будущий министр (пастор) получал образование в Женеве, обучение длилось в среднем год, но могло проходить
и быстрее – 2-3 месяца. Большинство студентов уже обладали гуманитарными
знаниями, и поэтому занимались в кальвинистском семинаре. Программа насчитывала 27 часов занятий в неделю; изучали теологию, экзегетику, систематически читалось Священное Писание, поддерживалось знание греческого и древнееврейского. В 1564 г. имелось 300 студентов-иностранцев в Женеве, однако далеко не все были вписаны в «Книгу Ректора». Студенты должны были
оплачивать учебу, поэтому они старались быстрее сдать выпускной экзамен перед Собранием пасторов Женевы (la Compagnie des pasteurs de Geneve). Затем
они отправлялись на практику в сельские приходы Нефшателя, Лозанны и выполняли функции катехизистов, школьных регентов, распределителей милостыни и т.д. Практикант строго контролировался уже действующим пастором. Его
образ жизни, поведение должны были быть безупречны.
5
Histoire de Geneve... P. 150. Королевский Совет в марте 1560 г. обсуждал
вопрос о деятельности проповедников, подготовленных в Женеве, и о распространении книг, изданных в Женеве, «которые отравили ядом королевство». В
январе 1561 г. Карл IX направил специального курьера в Женеву с поручением
заявить протест, ибо проповедники «осмеливаются открыто толкать наш народ к
мятежу», произнося проповеди в «полях».
6
Histoire generale... P. 232.
3
88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М.В. Кольцов
7
Ibid. P. 227.
Histoire de Montpellier / Sous la dir. de G. Cholvy. Toulouse, 1985. P. 146. Гугеноты контролировали Монпелье вплоть до 1634 г. В 1685 г. у протестантов
уже не было выбора: отречение от своей веры либо изгнание. Массовая конверсия протестантов приходится на конец сентября 1685 г. еще до опубликования
Эдикта о Ревокации Людовика XIV (27 октября 1685 г.), т.к. в город прибыли 16
рот солдат. В связи с массовой конверсией в Монпелье не произошло падения
уровня населения: в 1692 г. оно насчитывало около 24 тыс. человек, т.е. на 1500
больше, чем в 1679 г. Сопротивлявшихся отправили на галеры. В течение большей части XVIII в. продолжалась эмиграция небольшими группами. Некоторые
семьи, происходившие из числа конвертированных, сохраняли тайно верность
протестантизму и передавали его идеи из поколения в поколение вплоть до
Эдикта терпимости 1787 г.
9
Labrousse E. La Revocation de l’Edit de Nantes. Geneve, 1985. P. 45.
10
Histoire de Montauban... 350 p. Работа из серии «Провинции и города
Франции», созданной под руководством Филиппа Вольфа. Книга написана историками и преподавателями университетов Тулузы, Дижона, Парижа, лицея
Мишле в Монтобане. В ней изложена история Монтобана с момента возникновения в октябре 1144 г. по 80-е годы XX в. Работа основана на исследованиях
XVII – XIX вв. и источниках, сохранившихся в департаментских и коммунальных архивах, среди которых наибольшую ценность представляют грамоты или
регистры привилегий города «Красная книга», «Книга клятв», «Книга гербов».
Использованы также топографический и картографический материал, книги счетов монтобанских купцов. Глава VI «Французская Женева XVI в.» написана
Яниной Гарриссон-Эстеб, родившейся в Монтобане в старинной протестантской
семье. Исследования профессора Тулузского университета Я. Гарриссон-Эстеб
посвящены проблемам протестантского юга Франции.
11
Ibid. P. 103.
12
Labrousse E. Op. cit. P. 49.
8
М.В. Кольцов
Советская пресса и дипломатия
о внутриполитической ситуации
в Великобритании: вторая половина 1945 г.
Важным аспектом советской информационной политики в
отношении Великобритании был вопрос о внутренней ситуации в
Соединённом Королевстве. Освещение данной проблемы на
страницах советской печати включало в себя обзоры внутренней
политики лейбористского правительства, статьи о положении
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
различных слоев британского общества, а также материалы о состоянии английской экономики, культуры, образования и спорта.
Основной особенностью газетных материалов, публиковавшихся в 1945 году, было их прямое или косвенное обращение к
проблеме того влияния, которое оказала на британское общество
недавно завершившаяся война. О многочисленных трудностях
послевоенной жизни Великобритании сообщало в своих отчётах
в Москву советское посольство. В одном из таких сообщений
докладывалось, что в Лондоне «ночные обитатели метро до сих
пор ещё ночуют в душных «тьюбах», хотя налёты немецких ракет
прекратились 31 марта. Проблема в том, «что десятки тысяч лондонцев не имеют жилья и потому продолжают ночевать в подвалах метро»1. В июле 1945 г. советник посольства и член Совинформбюро Г. Саксин сообщал, что жилищное строительство –
одна из наиболее острых послевоенных тем в Англии: «Миллионы людей остались пока без жилья, ибо 200.000 домов за годы
войны полностью разрушены, 1.300.000 сильно повреждены, и
если прибавить к этому, что за эти годы почти ничего не строилось, то, естественно, картина крупнейшего жилищного кризиса
встаёт во всей остроте»2.
О последствиях войны советская пресса летом 1945 г. писала
гораздо более осторожно. 15 июля «Правда», ссылаясь на сообщение британского министерства информации, опубликовала
цифры людских потерь Великобритании в годы войны. Согласно
этим данным, за 1939 – 1945 гг. Британское Содружество потеряло 1 427 634 человек, из которых 532 233 убитыми, умершими от
ран или пропавшими без вести. Непосредственно сама Великобритания недосчиталась 233 042 человека убитыми, 57 472 пропавшими без вести, 275 975 ранеными и 183 849 пленными3.
Трудно предположить, как восприняли эти цифры советские читатели, но сам факт их появления в прессе на фоне гробового
молчания о количестве военных потерь СССР говорит о многом.
От внимания самых прозорливых советских читателей не могла
ускользнуть и та точность и оперативность, с какой подсчитала
свои потери Великобритания.
Другой тематикой посольских отчётов лета 1945 г. были сообщения о чрезвычайной популярности СССР в британском об90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М.В. Кольцов
ществе. Тот же Саксин докладывал о четырёх составляющих успеха советской внешнеполитической пропаганды на Англию. Вопервых, «издаваемые в Англии с начала войны советский ежедневный бюллетень и еженедельная газета превратились в популярные органы печати и широко распространены среди различных слоёв населения». Во-вторых, «мы имеем в Англии постоянную клиентуру в лице 360 различных органов прессы и
издательств, систематически печатающих статьи, посылаемые
нами из Москвы». В-третьих, «несмотря на наступление мира,
налицо все условия для дальнейшей нашей ещё более разносторонней и широкой деятельности в Англии по популяризации
СССР через органы печати, различные общества и т. д.». И, наконец, в-четвертых, «Лондон может быть превращен в очень удобный организационно-передаточный центр для продвижения материалов»4. В другом своём письме Саксин обращал внимание и
на проблемы ведения советской пропаганды на Англию, объясняя
их особенностями британского читателя: «опубликованное в
«Таймс» и других английских журналах воспринимается читательской публикой здесь совершенно иначе, чем если это было
опубликовано, предположим, у нас, в «Совньюс». До сих пор, конечно, многие англичане расценивают нашу газету и издание как
«пропаганду», а вот если что-либо напечатано в их собственных
изданиях... – это, мол, дело совершенно другое»5.
Осенью 1945 г. в советской периодике появился ряд статей,
посвящённых проблемам социально-экономического положения
Великобритании и национализации некоторых отраслей промышленности, которую готовилось осуществить лейбористское
правительство К. Эттли. Например, Е. Жуков в опубликованной в
«Известиях» статье «Англия после войны» ставил перед читателями большой вопрос о возможности осуществления в Англии
обещанного лейбористами расширения государственного контроля в промышленности. «В перечне реконструкции, – писал
Жуков, – Эттли на первое место поставил восстановление военных разрушений. В этом отношении сделано пока чрезвычайно
мало. Пострадавшие районы Лондона до сих пор производят удручающее впечатление»6. Картину послевоенных трудностей дополнил рассказ о выбитых стёклах в окнах парламента и заколо91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
ченных фанерой стёклах Букингемского дворца. «Что уж говорить – вопрошал Жуков – о жилищах простых лондонцев, которые вовсе не восстанавливаются»7.
Вопросу о предстоявшей национализации угольной промышленности была посвящена статья Д. Зориной в октябрьском номере журнала «Мировое хозяйство и мировая политика». Автор
подчёркивал важность данной проблемы, поскольку вопрос об
угольной промышленности не только находится в центре внимания английской общественности уже на протяжении десятилетий,
но и составляет основу всей экономической жизни страны. Грядущая национализация угледобычи соответствует предвыборным
обещаниям лейбористов и, в конечном счёте, выгодна для всех
остальных отраслей промышленности, поскольку они получат
более дешёвое топливо и электроэнергию и, следовательно, смогут поднять свою конкурентоспособность на мировом рынке. Зорина справедливо отмечала, что «форма, в которой будет осуществлена национализация угольной промышленности, очевидно,
послужит прецедентом для осуществления других подобных мероприятий лейбористского правительства»8. В целом, советская
пресса давала положительную оценку деятельности британского
кабинета в направлении национализации, а сколько-нибудь серьёзная критика отсутствовала вовсе.
В прессе появлялись статьи, раскрывавшие читателям особенности и проблемы британской повседневной жизни. Например, опубликованная в «Комсомольской правде» статья О. Чечеткиной «Лондон в субботний вечер» была выдержана в жанре записок путешественника. Помимо традиционной лондонской
специфики, как-то двухэтажные автобусы или левостороннее
движение, автор обращал внимание читателей и на последствия
войны: «Лондон сильно пострадал от бомбёжек немецкой авиации и Фау-2. Самые сильные разрушения в районах доков и Сити.
Однако эти разрушения не бросаются в глаза при первом взгляде
на город. Это объясняется тем, что лондонцы разобрали остовы
многих разбомбленных домов и убрали щебень. Но вместе с тем
вы не увидите в Лондоне и восстановительных работ»9. Корреспондентка с удивлением рассказывала о сохранившихся в Лондоне частных дорогах и плате за пользование скамейками в Гайд92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М.В. Кольцов
парке, отмечая, что советскому человеку это трудно представить.
Между тем, «на улицах Лондона очень много рекламы, которая
играет большую роль в жизни города», «витрины магазинов сделаны со вкусом, на них много товаров, но, во-первых, не все эти
товары имеются в магазине, а во-вторых, продаются они только
по купонам»10. Чечёткина поведала читателям и о таких фактах
лондонской жизни, в которые советский человек действительно
мог поверить с трудом. Например, о возможности любого лондонца, заплатив за трибуну, митинговать в Гайд-парке, демонстрируя свои ораторские способности.
Главным неполитическим событием советско-английских отношений второй половины 1945 г. был ноябрьский визит футбольного клуба «Динамо» (Москва) на Туманный Альбион. Турне сильнейшей команды страны по стадионам исторической родины футбола стало возможным исключительно благодаря
установившимся во время войны союзническим отношениям между двумя странами, и выглядело как дальнейшее продолжение
сотрудничества. Советское руководство придавало предстоящим
играм с английскими профессионалами огромное, и не только
спортивное, значение. Подчёркивая особую важность предстоящего визита команды «Динамо», Москва решила поближе познакомить советского читателя с развитием английского футбола. В
появившихся газетных статьях, указывавших на особую значимость предстоящего события, подчёркивалось, куда именно направляется советская команда: «Англия является родиной футбола, её мировым центром», «Англию называют футбольной Меккой. Каждый иностранец стремится побывать на футболе»11.
«Правда» писала, что за более чем 70 лет, в течение которых в
Англии существует так называемый организованный футбол, он
стал «народной игрой, самой любимой и самой привлекательной.
В каждом, даже самом небольшом английском городке имеется
свой футбольный клуб, который участвует в многочисленных розыгрышах «кубков» или первенств»12. Автор статьи в «Комсомольской правде» рассказывал, что в своей любви к футболу англичане похожи на советских людей: «лондонцы любят футбол не
меньше, чем москвичи... Сдержанные, холодные англичане, попадая на стадион, преображаются. Зрители кричат, свистят, то93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
пают ногами…»13. В преддверии приезда советских футболистов,
сообщалось далее, англичане интересуются развитием футбольного движения в СССР. «Они готовятся к встрече с советскими
командами, заключают пари», причём «многие делают крупные
ставки на победу русских»14. Поскольку предугадать итог встреч
динамовцев с сильнейшими британскими клубами было невозможно, «Правда» предрекала вероятную неудачу, отмечая, что
«на своих полях английские футболисты никому никогда не проигрывали»15.
Оказавшееся чрезвычайно успешным четырёхматчевое турне
московского «Динамо» подробно освещалось советской печатью.
Предваряя рассказ о завершившейся «боевой» ничьёй 3:3 встрече
с лондонским «Челси», «Комсомольская правда» в очередной раз
отмечала важность данного события: «международный класс
футбола определяется в интернациональных встречах, а главная
из этих встреч – матч с англичанами»16. «Правда» сообщала, что
приезд советских футболистов в Лондон вызвал огромный ажиотаж, и динамовцы постоянно находятся в центре внимания. По
окончании матча «тысячи зрителей устремились на поле, начали
обнимать, целовать советских футболистов, качать их на руках»17. Описывая восторг лондонцев от игры «Динамо», советские газеты приводили хвалебные отзывы английской прессы:
«Русские могут играть в футбол!», «"Динамо" соответствует данным английских команд» или «Наконец мы увидели, как хорош
русский футбол!». При рассказе о следующей игре, в которой
«Динамо» разгромило валлийский «Кардифф Сити» 10:1, «Правда» решила воспользоваться случаем и продемонстрировать отношение простых британцев к СССР и лично к И. Сталину: «у
главного входа на стадион висит большой портрет товарища Сталина, украшенный живыми цветами». Их принесли простые шахтёры, которые съехались посмотреть игру русских футболистов18.
По поводу следующей победы над усиленным игроками других команд лондонским «Арсеналом» 4:3 «Комсомольская правда» не без удовлетворения писала, что «английские футбольные
команды – самые сильные в мире. Тем приятнее осознавать, что
"Динамо" удалось успешно сыграть… и выиграть у сборной английских команд, которые выступали под флагом "Арсенала"»19.
94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М.В. Кольцов
Сведя матч с сильнейшим шотландским клубом «Глазго Рэйнджерс» вничью, «Динамо» завершило своё эпохальное турне, не
проиграв ни одной встречи. Тем не менее, пресса была несколько
сдержанна, ограничившись фразой, что «советские футболисты с
честью выдержали испытание». Более того, не было попыток
представить чисто спортивную победу как закономерный итог
советского преимущества в идеологической или социальнополитической сфере. Наоборот, газетные репортажи о футбольных матчах демонстрировали читателям, что британский и советский народы объединяет общая любовь к футболу, что, оказав
радушный приём динамовцам, англичане выразили свои симпатии всем гражданам СССР. Эффект от поездки команды «Динамо» в Великобританию был действительно огромен. Московский
корреспондент британской газеты «Дейли уоркер» Д. Гиббонс
считал, что «визит динамовцев в Англию дал такие же политические результаты, как в своё время победы Красной Армии в Москве, Сталинграде, Ленинграде и т.д. О выступлении динамовцев
говорили во всей Англии»20.
В целом материалы о внутриполитическом положении Великобритании, появлявшиеся в советской прессе во второй половине 1945 г., не выходили за рамки союзнической фразеологии.
Указывая на трудности и проблемы послевоенной Англии, советская печать не ставила под сомнение проводимый лейбористским
правительством курс в области внутренней политики, а противоречия, возникавшие в англо-советских отношениях, не находили
пока отражения в статьях о жизни в Великобритании.
Примечания
1
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 316. Л. 7.
Там же. Л. 26.
3
Правда. 1945. 15 июля.
4
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 316. Л. 20, 20 об.
5
Там же. Л. 47.
6
Известия. 1945. 21 сентября.
7
Там же.
8
Мировое хозяйство и мировая политика. 1945. № 10. С. 28.
9
Комсомольская правда. 1945. 18 октября.
10
Там же.
2
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
11
Правда. 1945. 31 октября; Комсомольская правда. 1945. 13 октября.
Правда. 1945. 31 октября.
13
Комсомольская правда. 1945. 13 октября.
14
Там же.
15
Правда. 1945 31 октября.
16
Комсомольская правда. 1945. 14 ноября.
17
Правда. 1945. 14 ноября.
18
Там же. 18 ноября.
19
Комсомольская правда. 1945. 23 ноября.
20
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 128. Д. 752. Л. 163.
12
О.Д. Куликова
Французское общество
и начало войны в Корее:
паника 1950 – 1951 гг.
«Париж погружен в страшную грусть... – писала в конце
1950 г. французская писательница Симона де Бовуар, – стоит
лишь встретиться двум людям, как тотчас же следует вопрос:
«Уезжаете? Когда? Куда?»1. Во второй половине 1950 г. во Франции создалась атмосфера паники и, по свидетельству современников, люди стали спешно делать запасы продовольствия, а число подписей под Стокгольмским воззванием о запрещении атомной бомбы, которые собирали по решению первого Всемирного
конгресса сторонников мира, увеличилось за несколько недель с
семи до одиннадцати миллионов2. Чем же была вызвана подобная
реакция населения?
1949 – 1950 гг. стали для жителей Европы одними из самых
напряженных в послевоенные годы. В 1949 г. была снята блокада
Берлина, создан блок НАТО, в Китае победил Мао Цзэдун, а
СССР объявил об успешном испытании своей атомной бомбы. В
июне 1950 г. началась война в Корее. Никогда еще за послевоенные годы не возникало у европейцев такого сильного страха перед началом третьей мировой войны. Попробуем проследить
хронологию событий.
25 июня 1950 г. с нападением северокорейских войск началась война в Корее. Собравшийся тут же по инициативе США
96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.Д. Куликова
Совет Безопасности ООН потребовал вывода армии Ким Ир Сена
обратно за 38-ю параллель. 27 июня президент США Трумэн отдал приказ американским войскам оказать поддержку Южной
Корее. 6 июля против вмешательства в дела Кореи выступил соседний коммунистический Китай.
Первоначально армии КНДР сопутствовал успех: ей удалось
отбросить войска противника до южной оконечности полуострова, но в сентябре 1950 г. генералу Макартуру удалось переломить
ход борьбы, высадившись недалеко от города Инчхон, перейдя
38-ю параллель и продвинувшись затем до границы с Маньчжурией. Здесь в войну вступил Китай, крайне обеспокоенный близким присутствием американских войск у собственной границы. С
помощью китайских «добровольцев» северным корейцам удалось
в свою очередь перейти в наступление и отбросить армию противника. С ноября 1950 г. корейская война переросла в конфликт
между США и Китаем (а следовательно, и СССР, связанным с
КНР договором о дружбе и взаимной помощи). Сторонник жесткой линии американский генерал Д. Макартур настаивал на ведении открытой войны с КНР, что означало, в частности, бомбардировки китайской территории, вплоть до атомной атаки.
Подобные заявления не могли не вызвать тревоги в обществе: доктрина «массированного возмездия», разработанная Вашингтоном, объявляла о праве США применять ядерное оружие в
ходе любого конфликта. Никогда еще, пожалуй, антиамериканские настроения в Европе не были так сильны. Именно в ноябре
1950 г. и началась так называемая «паника» во Франции3. Газеты
описывали страшные подробности зверских убийств, которые совершают американские солдаты над мирными корейцами. Описания разрушенных городов, окровавленных трупов и растерянных людей, чудом оставшихся в живых после американских рейдов, не могли не оказывать сильного впечатления на читателя.
Так, во влиятельном журнале «Эспри», в статьях Ш. Фавреля,
американцев называли дикарями, расистами и сравнивали их с
германскими нацистами4. Подобные же сравнения в то время
воспринимались французами крайне болезненно – еще жива была
память о фашистской оккупации. Французские высшие чины высказывали опасения о возможной «большой войне», имея в виду
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
войну между СССР и США. В политических кругах США также
велась яростная полемика по вопросу о возможной войне с Китаем и применении атомной бомбы.
Французская пресса в те дни писала, что политика нагнетания напряженности между американцами и китайцами угрожает
миру во всем мире и может привести к третьей мировой войне. В
этой напряженности большую часть вины многие журналисты
возлагали на генерала Макартура, который, по их мнению, «руководил политикой США» в 1950 – 1951 гг.: все действия Макартура сознательно направлены на открытый конфликт с Китаем. И
если не остановить его, американская драма может стать драмой
для всего мира5. Страх, что он может развязать атомную войну,
был достаточно велик. Во Франции начинаются митинги протестов против войны в Корее.
Многие французы прибывали в стойком убеждении, что, если
американцы начнут атомную войну в Корее, советские войска,
находящиеся в Восточной Европе, тут же двинутся на Запад. Люди понимали, что нескольких американских атомных бомб недостаточно для того, чтобы уничтожить весь военный потенциал Советского Союза. Причем французы буквально со дня на день
ожидали, что русские солдаты пересекут французскую границу.
Пресса еще больше нагнетала обстановку, печатая устрашающие
материалы, и устраивала опросы на тему: «Что вы будете делать,
если Красная армия оккупирует Францию?»6. Одним из главных
«виновников» нагнетания обстановки можно назвать известного
интеллектуала, писателя и философа Этьена Жильсона, который
в 1950 – 1951 гг. написал серию статей и открытых писем по поводу возможной войны. В частности, он предвещал, что советские танки не встретят никакого сопротивления во Франции, что
американцы в очередной раз оставят Францию на произвол судьбы. Может быть, потом ее и освободят, но что останется от
Франции, если цвет нации, ее элита погибнет? Выход он видел
только в том, чтобы не сопротивляться захватчикам, иначе Франция будет просто уничтожена. Как вспоминал философ Р. Арон:
«Он (Э. Жильсон. – О.К.), как и немало других, поверил в войну в
той почти панической атмосфере, которую создала корейская
кампания»7.
98
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.Д. Куликова
Конечно, во время этой истерии звучали и более разумные
высказывания. Так, например, профессор университета Нотр-Дам
В. Гуриан вступил с Жильсоном в яростную публичную полемику. Он упрекал оппонента в распространении «мрачного евангелия пораженчества». «Я знаю точно, – писал Гуриан, – что ваши
усилия не имеют целью облегчение коммунистической экспансии. Просто вы считаете ее неизбежной из-за существующей расстановки сил. Но ваши утверждения относительно недостаточности американской помощи и мрачного будущего, уготованного
Европе, ваше предсказание о том, что Франция не будет сражаться, все это может лишь служить делу мирового коммунизма, даже
против вашей воли…»8. С подобным мнением был согласен и
специалист по США Д. Герин, который, вернувшись из поездки
по Штатам, утверждал, что так называемая «военная угроза» западной Европе – чистый миф, и уж меньше всего что-либо сегодня может угрожать Франции. Даже если бы советские войска
двинулись на территорию Франции, писал он, их обстреляли бы с
американских баз в Великобритании9.
Но, тем не менее, многие парижане не питали никаких иллюзий на счет того, что французские солдаты смогут оказать сопротивление возможной оккупации10. Настроения французской интеллигенции хорошо прослеживаются по письмам С. де Бовуар,
которые свидетельствуют о полной убежденности многих известных интеллектуалов в предстоящем поражении. В своих
письмах с ноября 1950 г. по март 1951 г. она постоянно рассуждала о жизни, предстоящей ей и ее друзьям в случае русской оккупации. Она считала, что ей и ее гражданскому мужу, знаменитому философу и писателю Ж.-П. Сартру, неминуемо грозит
тюрьма (или даже Сибирь!), поскольку французские коммунисты
их ненавидят11. Ее страхи разделяли все ее знакомые. «Большинство интеллектуалов, не состоящих в компартии – писала де Бовуар – полагают, что в случае русской оккупации от них потребуют заявлений и действий, противных их убеждениям, и посему
лучше уехать заблаговременно»12. По свидетельству писательницы, тему отъезда непрестанно «обсасывали» в парижской интеллектуальной и некоммунистической среде; люди обеспеченные
активно готовились к эмиграции. Сама де Бовуар и близкие ей
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
люди собирались при первых признаках опасности выехать в
Бразилию, где «ценится французская культура» и французским
эмигрантам есть возможность заработать13. Многие уезжали, не
дожидаясь начала войны. Так, Этьен Жильсон в начале 1951 г.
уволился из Коллеж де Франс, где преподавал, и уехал в Канаду,
работать в Институте исследований средневековой философии
города Торонто. Его тут же обвинили в бегстве из Франции из
страха перед войной и даже лишили почетного звания, которое
автоматически присваивалось профессорам после выхода в отставку14.
Панические настроения во Франции продолжались вплоть до
апреля 1951 г. Когда генерал Макартур фактически вышел из-под
контроля Вашингтона, открыто угрожая использовать ядерное
оружие и призывая конгресс (без согласования со своим руководством) применять к Китаю самые решительные меры, президент Трумэн отстранил его от дел. Это произошло 11 апреля
1951 г. Отставка Макартура квалифицировалась многими во
Франции не иначе как «спасение мира»15. Даже проамериканская
пресса выражала удовлетворение по случаю отставки Макартура.
С. де Бовуар уже 11 апреля 1951 г. с облегчением писала своему
другу: «Только что узнала, что Макартура поперли… Может, и
не начнется война так скоро, раз хоть какой-то здравый смысл
сохранился в бедных головках бедненьких глупеньких дикарейамериканцев»16.
Паника 1950 – 1951 гг. привела и к политическим результатам. В частности, именно в этот период зародилась идея создания
Европейского Оборонительного Сообщества. И, безусловно, паника укрепила позиции движения нейтралистов, что сделало из
Франции довольно ненадежного союзника для США в холодной
войне.
Примечания
1
Бовуар де С. Трансатлантический роман. Письма к Нельсону Олгрену.
1947-1964. М., 2003. С. 430.
2
3
Верт А. Франция. 1940-1950. М., 1959. С. 399.
Это очень хорошо прослеживается по письмам С. де Бовуар: Бовуар де С.
Указ. соч. С. 420.
4
Верт А. Указ. соч. С. 397-398.
100
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д.Н. Христенко
5
Dzelepy E.-N. Mac Arthur et l’affaire de Coree // Les Temps Moderns, 1950.
№ 62. P. 1009; idem. La Lecon de Coree. // Les Temps Moderns, 1952. № 79. P.
1982.
6
Chebel d’Appollonia A. Histoire politique des intellectuels en France. 1944-1954.
Bruxelles, 1991. T. 1. Р. 148.
7
8
9
Арон Р. Мемуары. 50 лет размышлений о политике. М., 2002. С. 297.
Цит. по: Арон Р. Указ. соч. С. 295.
Guerin D. Lettre a H. Beuve-Mery // Les Temps Moderns, 1950. № 54.
P. 1918.
10
«В 1949 или 1950 г. Европа, находившаяся рядом с советской империей,
испытывала, как казалось, наибольшую угрозу, неизбежно была бы захвачена в
случае вооруженного конфликта», – вспоминал Р. Арон. Арон Р. Указ. соч. С. 293.
11
Действительно, у Сартра были сложные взаимоотношения с ФКП. Бовуар де С. Указ. соч. С. 422.
12
Бовуар де С. Указ. соч. С. 430.
13
Там же. С. 430.
14
Арон Р. Указ. соч. С. 295.
15
Dzelepy E.-N. La Lecon de Coree... P. 1982.
16
Бовуар де С. Указ. соч. С. 449.
Д.Н. Христенко
Оценки операции «Буря в пустыне»
(1990 – 1991 гг.) американскими аналитиками
Военная операция «Буря в пустыне» стала одним из наиболее
ярких событий последнего десятилетия ХХ в. и вызвала большие
изменения на международной арене. Достаточно отметить хотя
бы тот факт, что в ходе преодоления кризиса в Персидском заливе СССР и США впервые за много десятилетий действовали на
одной стороне и вместе строили, по выражению американского
президента Дж. Буша, «новый мировой порядок».
В настоящее время, спустя почти 20 лет, отечественными и зарубежными международниками и политологами уже даны первые
оценки этой военной операции. В Соединенных Штатах прошла
целая серия дискуссий по данной теме, и, хотя точки над «i» ставить пока рано, можно проанализировать некоторые оценки.
Задачей данной статьи является стремление (без притязаний
на абсолютную полноту в раскрытии темы) показать, какие вопросы в наибольшей степени волнуют американских специали101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
стов, проанализировать многообразие мнений по наиболее неоднозначным аспектам военной операции «Буря в пустыне». Это
особенно важно в связи с тем, что внешняя политика США в настоящее время небезосновательно подвергается все большей критике мировой общественности и представляется ей в виде безоговорочно одобряемой в своей стране. Между тем среди самих американских исследователей можно наблюдать самую разную, в
том числе и весьма критическую, позицию по отношению к
ближневосточному курсу администрации Дж. Буша-старшего.
Основным источником для данной статьи послужил авторитетный журнал «Форин Афферс», издаваемый Советом по международным отношениям США. Как известно, в США нет жесткой цензуры и поэтому на страницах журнала можно встретить
диаметрально противоположные взгляды, что наглядно проявилось во время операции «Буря в пустыне».
Анализ публикаций показывает, что среди американских
аналитиков наиболее сильные расхождения наблюдались по следующим вопросам: причины начала операции; взаимоотношения
США с СССР; а также оценки роли Америки в мире после окончания холодной войны, итоги операции.
Что касается причин, побудивших президента Буша отправить «на Ближний Восток самые большие экспедиционные войска со времен Вьетнамской войны» и организовать «необычайно
широкую коалицию против Ирака», то уже в их анализе можно
уловить некоторые разночтения1. Например, в редакционной статье журнала «Форин Афферс» отмечалось, что «Вторжение 2 августа (в Кувейт. – Д.Х.) стало шоком. Почти до самого начала
(вторжения. – Д.Х.) Вашингтон предполагал, что угрозы С. Хусейна против Кувейта или блеф, или сведутся к ограниченному
нападению. Тот факт, что Саддам не только захватил всю страну,
но и затем быстро аннексировал ее – во многом объясняет становившуюся все более гневной реакцию Америки. США также были обеспокоены тем, что следующей мишенью Саддама может
стать Саудовская Аравия»2. Во многом сходную позицию занимал профессор Мендельбаум, глава программы по изучению
взаимоотношений между Востоком и Западом в Совете по международным отношениям, который писал: «Соединенные Штаты
102
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д.Н. Христенко
послали войска на Ближний Восток по двум причинам: вопервых, поддержать принцип, согласно которому более мощные
державы не должны поглощать своих более слабых соседей, а вовторых, предотвратить от попадания под контроль жестокого, агрессивного и непредсказуемого деспота большой части мировых
нефтяных запасов»3.
Другой точки зрения, однако, придерживался известный ученый Ноам Хомски. Он был категорически не согласен с рассуждениями Мандельбаума о «моральных принципах» и едко замечал, что «принципы не могут поддерживаться избирательно»4.
Хомски считал, что США не имеют права критиковать Ирак за
агрессию, в то время как Вашингтон занял совершенно иную позицию в отношении ЮАР, Израиля и ряда других стран. Несмотря на то, что ЮАР уже несколько десятилетий противостоит мировому сообществу и проводит политику террора и агрессии против соседних стран, «никто не предлагает бомбить ЮАР, или
установить продовольственную блокаду»5. Более того, Соединенные Штаты весьма активно поддерживают Израиль и добились
для этой страны значительной компенсации за частичный вывод
израильских войск с территории Ливана. Ученый делал вывод:
«США не защищают какие-либо высокие принципы в Заливе,
как, впрочем, и ни одно другое государство»6.
Весьма непросто складывались отношения США с СССР.
Так, исследователь из Брукинского Института США М. Ректенвальд писал: «Вопрос, волновавший многих на Западе: до какой
степени необратим переход к новому мышлению в советской
внешней политике, – с особой остротой встал во время кризиса в
Персидском заливе»7. Американский ученый полагал, что можно
выделить две фазы советской политики в отношении кризиса в
Персидском заливе. Первая фаза началась со времени вторжения
Ирака в Кувейт и продолжалась приблизительно до октября
1990 г. В этот период в печати и общественной жизни наиболее
активны были сторонники нового мышления и демократические
силы. А вот вторая фаза, начавшаяся в октябре 1990 г., была связана со все возраставшей критикой действий США. По мнению
Ректенвальда, перемены были связаны с внутренними процессами в СССР и, в первую очередь, с успехами консерваторов, до103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
бившихся провала программы «500 дней». Общий вывод исследователя был таким: «Доверие Запада к новой внешней политике
Москвы сохранялось на протяжении почти всего 1990 г., но к
концу года это доверие стало ослабевать и резко снизилось в
феврале 1991 г., когда Горбачев выдвинул мирную инициативу…
Советская внешняя политика все более оставляла впечатление
«сочувственного нейтралитета» в отношении агрессора. Широко
распространилось и мнение, что мирная инициатива была направлена на то, чтобы обеспечить большее советское влияние на
Ближнем Востоке в послевоенный период, в то же время не нанося серьезного ущерба отношениям с Соединенными Штатами»8.
Часть американских исследователей также отмечала, что Вашингтону нередко приходилось идти на уступки СССР, когда ему
было нужно добиться поддержки в Совбезе ООН: «Михаил Горбачев особенно сильно сопротивлялся ужесточению давления (на
Ирак перед началом военной операции. – Д.Х.), подавая некоторую надежду на решение в ходе переговоров… Очевидно, что сохранение коалиции стоило дорого. Несомненным свидетельством
этого стала ограниченная реакция (США. – Д.Х.) на действия Советского Союза, подавившего (волнения. – Д.Х.) в Литве»9.
Однако, в любом случае, парадигма в международных отношениях резко изменилась, что и нашло свое отражение в работах
американских международников. Они подчеркивали, что «окончание Холодной войны и новая солидарность между Вашингтоном и Москвой позволили США предпринимать на Ближнем
Востоке широкомасштабные военные операции, не опасаясь тем
самым инициировать больший конфликт с Советским Союзом и
бесконтрольное обострение (его. – Д.Х.) вплоть до третьей мировой войны»10.
Неоднозначно оценивали американские аналитики, в связи с
успешным завершением военной операции «Буря в пустыне», и
роль Америки в мире. Так, известный обозреватель Ч. Кротхаммер писал: «Наиболее выдающаяся черта мира после холодной
войны – это однополярность. Без сомнения, многополярность
придет спустя некоторое время… появятся великие державы, соизмеримые с Соединенными Штатами, и мир будет, по структуре, напоминать мир перед Первой мировой войной. Но мы пока
104
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д.Н. Христенко
еще не там, и не будем там еще десятилетия. Сейчас момент однополярности»11. Он рассуждал о достоинствах однополярности,
утверждая, что «в Персидском заливе, например, именно односторонние действия США с экстраординарной скоростью в августе 1990 г. предотвратили попадание всего (Аравийского. – Д.Х.)
полуострова под контроль Ирака»12. Американский обозреватель
подчеркивал: «Сейчас много ханжеских разговоров о новом многостороннем мире и надежда на ООН как гаранта нового мира
после Холодной войны. Но это ошибка… ООН ничего не может
гарантировать… В заливе, без США… ничего не было бы сделано… Мир списал бы Кувейт подобно тому, как… Лига Наций
списала Эфиопию»13. Главный вопрос, говорит исследователь, заключается в том, сможет ли Америка выдержать свое одностороннее преимущество и нет ли несоответствия между американскими геополитическими возможностями и ресурсами США.
Кротхаммер считал, что успех здесь зависит от внутренних причин, а главное от развития экономики США и тех средств, которые страна сможет выделять на армию. Он полагал, что недопустимо «смотреть на американское присутствие за границей как на
бесполезное расходование средств»14. По его мнению, ситуация в
заливе хорошо демонстрирует тот факт, что американская вовлеченность во внешний мир во многом является основой американской экономики. Он писал: «США, как прежде и Британия, – это
промышленная, морская, торговая нация, которая нуждается в
открытом, стабильном внешнем мире, дабы процветать. Небезопасные морские пути, бедные торговые партнеры, непомерные
цены на нефть, взрывоопасная нестабильность в различных регионах мира – это наиболее очевидные риски от американского
невмешательства»15.
Весьма неоднозначно были восприняты в США и итоги военной операции. Так, бывший госсекретарь Г. Киссинджер писал:
«Конец войны в Заливе еще раз продемонстрировал глубинную
проблему Америки: ей сложно перенести военные успехи в политическую плоскость… Цели войны были определены слишком
узко и излишне юридически строго. Поскольку война началась
из-за иракской оккупации Кувейта, творцы американской политики рассудили, что с освобождением этой страны они добились
105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
своей цели, не выйдя при этом за пределы предоставленных им
ООН прав»16. Сам Киссинджер считал, что необходимо было довести военную операцию до логического конца и устранить
С. Хусейна с политической сцены. Он доказывал: «Выбор состоял не в том, идти ли на Багдад или заканчивать войну; наилучшим вариантом было бы продолжить уничтожение элитных соединений – республиканской гвардии, на которой тогда держалась и до сих пор держится власть Саддама. Если бы была
избрана эта стратегия, возможно, сама иракская армия устранила
бы Саддама»17.
Подводя итоги вышесказанному, следует отметить наличие в
публикациях американских международников и политологов
разного спектра мнений по вопросу о конфликте в Персидском
заливе. Не все они столь безоговорочно поддерживали аргументацию Дж. Буша, выдвигавшуюся для обоснования причин втягивания США в конфликт. По-разному американские специалисты оценивали и роль США в мире после окончания холодной
войны. Тем не менее, акцентируя особое внимание на каких-то
конкретных сюжетах мировой политики периода «Бури в пустыне», все они были единодушны в том, что для США эта операция
открывает блестящие возможности в деле мирового лидерства.
Примечания
1
Mandelbaum M. The Bush Foreign Policy// Foreign Affairs. Vol. 70. № 1.
America and the World 1990/91. P. 10.
2
Road to War // Foreign Affairs. Vol. 70, № 1. America and the World 1990/91.
P. 1.
3
Mandelbaum M. Op. cit. P. 11.
4
Chomsky N. “The Use (and Abuse) of the United Nations”// The Gulf War
Reader: History, Documents, Opinions. N.-Y: Times Books, 1991. P. 308.
5
Ibid. P. 308.
6
Ibid. P. 309.
7
Ректенвальд М. Новое мышление и конфликт в Персидском заливе
// Мировая экономика и международные отношения. М., 1992. № 5. С. 135-138.
8
Там же. С. 135-136.
9
Road to War... P. 3
10
Mandelbaum M. Op. cit. P. 11.
11
Krauthammer С. The Unipolar moment. // Foreign Affairs. Vol. 70, № 1.
America and the World 1990/91. P. 24.
12
Ibid. P. 24.
106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д.Н. Христенко
13
Ibid. P. 25.
Ibid. P. 27.
15
Ibid. P. 27.
16
Киссинджер Г. Нужна ли Америке внешняя политика? М.: Ладомир,
2002. С. 208.
17
Там же. С. 209.
14
107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
Содержание
I. Античная история 3
О.Г. Цымбал 3
Роль «зрелищных денег» в классических Афинах ....................... 3
В.В. Дементьева 8
Диктаторы-полководцы ранней Римской Республики как
exempla maiorum античной нарративной традиции ........ 8
Р.М. Фролов
Форум и Комиций: организация пространства римских
официальных contiones (исследования Р. МорстейнМаркса)................................................................................ 14
А.Е. Телин
Коллегия triumviri coloniae deducendae agroque dividundo
Римской Республики ........................................................... 20
Е.С. Данилов
Использование римского флота в разведывательных целях.... 25
А.Н. Фролова
Марк Юний Брут: черты характера и формирование качеств
vir bonus ............................................................................... 31
Е.Н. Великанова
Принципат Тиберия и принципат Калигулы в историографии
новейшего времени ............................................................. 38
Т.В. Григорюк
Цезарь Констанций Галл в сообщениях историков и
хронистов ............................................................................ 45
108
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д.Н. Христенко
II. Археология
Е.В. Спиридонова
Керамические игрушки из раскопа «Мариотт» 2007 г.
в Ярославле .......................................................................... 53
III. История Азии и Африки
Т.А. Федорова
Экономическая политика Индии в 1940-х гг.:
влияние национального предпринимательства ............... 60
А.С. Загрузина
Роль интеллигенции в процессе формирования
политической элиты Сирии (40 – 90-е гг. ХХ в.) ............. 65
А.В. Мильто
Нуруддин Фара и сомалийский кризис ....................................... 71
IV. История Европы с раннего нового
до новейшего времени
О.В. Трофимова
Подготовка пасторов для гугенотских общин
в XVI – XVII вв. .................................................................... 79
М.В. Кольцов
Советская пресса и дипломатия о внутриполитической
ситуации в Великобритании: вторая половина 1945 г. . 89
О.Д. Куликова
Французское общество и начало войны в Корее: паника
1950 – 1951 гг. ..................................................................... 96
Д.Н. Христенко
Оценки операции «Буря в пустыне» (1990 – 1991 гг.)
американскими аналитиками.......................................... 101
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
Научное издание
ЭКОНОМИКА. ПОЛИТИКА. КУЛЬТУРА
Проблемы всемирной истории
Сборник научных трудов
Редактор, корректор А.А. Аладьева
Компьютерная верстка И.Н. Ивановой
Подписано в печать 12.05.2008 г. Формат 60×84/16.
Бумага тип. Усл. печ. л. 6,51. Уч.-изд. л. 5,46.
Тираж 100 экз. Заказ
.
Оригинал-макет подготовлен
в редакционно-издательском отделе ЯрГУ.
Ярославский государственный университет.
150 000 Ярославль, ул. Советская, 14.
Отпечатано
ООО «Ремдер» ЛР ИД № 06151 от 26.10.2001.
г. Ярославль, пр. Октября, 94, оф. 37
тел. (4852) 73-35-03, 58-03-48, факс 58-03-49.
110
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д.Н. Христенко
111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика. Политика. Культура
112
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
19
Размер файла
1 233 Кб
Теги
всемирной, культура, политика, 1231, история, экономика, проблемы
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа