close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1309.Путь в науку Сборник научных работ аспирантов и студентов исторического факультета

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Министерство образования и науки Российской Федерации
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова
ПУТЬ В НАУКУ
Выпуск 9
Сборник научных работ
аспирантов и студентов
исторического факультета
Под редакцией
доктора исторических наук,
профессора А.М. Селиванова
Ярославль 2004
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ББК Т 3(2Р – 4Яр)
П 90
Путь в науку: Сборник научных работ аспирантов и студентов исторического факультета / Под ред. д-ра ист. наук проф. А.М. Селиванова; Яросл. гос. ун-т. Ярославль,
2004. Вып. 9. 184 с.
Сборник содержит результаты научных исследований аспирантов и студентов исторического факультета по различным проблемам отечественной и мировой истории, истории Ярославского края и смузеологии. Статьи подготовлены на основе широкого использования литературы, опубликованных и архивных документальных источников, мемуаров
и периодической печати.
Сборник может быть полезен всем, кто интересуется историей и музеологией, в том
числе и исследователям, изучающим затронутые в статьях проблемы.
Редакционная коллегия: проф. А.М. Селиванов (отв. редактор),
проф. М.Е. Ерин,
проф. В.В. Дементьева,
проф. Ю.Ю. Иерусалимский,
проф. В.П. Федюк,
канд. ист. наук Н.В. Тихомиров
© Ярославский
государственный
университет, 2004
Научное издание
Путь в науку
Сборник научных работ
аспирантов и студентов исторического факультета
Выпуск 9
Редактор, корректор Л.Н. Селиванова
Компьютерная верстка И.Н. Ивановой
Подписано в печать 21.12.2004. Формат 60х84/16. Бумага тип.
Усл. печ.л. 7,9. Уч.-изд.л. 11,03. Тираж 100 экз. Заказ
Оригинал-макет подготовлен в редакционно-издательском отделе ЯрГУ.
Ярославский государственный университет
150000 Ярославль, ул. Советская, 14
Отпечатано
ООО «Ремдер» ЛР ИД № 06151 от 26.10.2001.
г. Ярославль, пр. Октября, 94, оф. 37.
тел. (0852) 73-35-03.
2
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т.В. Григорюк
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ
Т.В. Григорюк
«Минойская талассократия»:
содержание понятия
Период XVII – XV вв. до н.э. в истории Крита известен как «минойская
талассократия». В исторической науке до сих пор идёт дискуссия о характере
этого явления. На протяжении XX века возникали различные гипотезы – от
констатации наличия мощной единой империи, включавшей, по меньшей мере, Грецию и Эгеиду (Эванс1, Пендлбери2) до провозглашения минойской талассократии выдумкой афинской пропаганды V в. до н.э. (Ч. Старр3).
Все эти гипотезы сфокусированы на характере отношений Крита с островами Эгейского моря и материковой Грецией, при этом исследователи
обычно буквально переводят исходный для термина греческий глагол
qalassokratšw и, соответственно, пишут, что талассократия – это господство
на море4. Однако нам такое определение кажется недостаточным. Учитывая
всю спорность вопроса о характере контактов Крита с различными регионами
Средиземноморья (а не только с Эгеидой), можно привести три – так или
иначе использующихся исследователями – определения:
1) талассократия – внешнеполитическая и внешнеэкономическая деятельность государства, осуществляемая в достаточно крупном масштабе с
помощью флота;
2) талассократия – система внешнеполитических и внешнеэкономических отношений государства, преимущественно основанная на широком использовании флота и позволяющая государству оказывать значительное
влияние на другие страны;
3) талассократия – абсолютный контроль над обширной морской территорией, окружающей главный контролирующий центр (определение Н.
Платона5).
Из этих трех определений нам кажется наиболее адекватно отражающим
исторические реалии второе, т.к. обладание флотом для Крита было необходимым условием его существования как державы, тогда как, например, для
Египта флот, способный играть значительную роль, имел далеко не первостепенное значение. Если принять первое определение, то можно было бы говорить и о «египетской талассократии». Третье определение представляется нам
4
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
неверным по нескольким причинам: во-первых, «абсолютный контроль» минойцев, если когда-либо и существовал, то только в районе Эгейского моря,
но даже и там помимо собственно критских судов были и кикладские, и микенские флоты, хотя и не столь значительные6; во-вторых, если признать существование подобного контроля над Эгеидой и собственно назвать его талассократией, то становится непонятным характер отношений Крита с
другими регионами Средиземноморья; в-третьих, при таком подходе талассократия предстаёт не как система отношений государства, а лишь как определенные действия в отдельном регионе, что, на наш взгляд, неверно.
Рассматривая талассократию как систему отношений, можно определить
ареал распространения минойской талассократии следующим образом: это
территории, обнаруживающие какие-либо свидетельства контактов с Критом.
Таким образом, мы выходим за рамки Эгеиды.
Грекам, из чьей традиции взят термин, была видна лишь часть системы –
Эгеида, где господство Крита естественно; поэтому древние авторы и называют всю деятельность минойцев «моревладычеством». Верный для данного
региона, термин не слишком точен для других направлений деятельности
критян. Мы считаем, что его можно рассматривать двояко – в узком (для
Эгеиды) и в широком (для всех направлений) смыслах.
В связи с тем, что контакты Крита с различными регионами Средиземноморья происходили в разных формах, мы считаем нужным ввести такое
понятие, как «уровень талассократии» – форма взаимодействия Крита с регионом, определяющаяся степенью влияния Крита в регионе. Можно выделить, по крайней мере, четыре уровня талассократии: 1) непосредственное
политическое подчинение региона Криту (острова Эгеиды)7; 2) политическая
зависимость региона от Крита (Греция, острова Эгеиды)8; 3) экономическое
и/или культурное доминирование Крита (Сицилия, Ливия)9; 4) равноправные
отношения (Хатти, Египет)10; возможно выделить и еще один уровень: 5) доминирование над Критом (речь идет о Египте, у правителей которого, по всей
вероятности, были, по крайней мере, претензии на это)11.
Какова же была основная функция этой, выявленной нами, системы отношений, какой цели она служила? Для того чтобы ответить на этот вопрос,
необходимо выясниь, что объединяет все «уровни талассократии». На наш
взгляд, их объединяет торговля – торговый характер отношений с Критом
просматривается во всех вышеупомянутых областях (особенно в Эгеиде12 и
на Востоке13), в то время, как и политические, и военные отношения везде
различны. Как мы считаем, форма политического и военного присутствия
Крита в регионе определялась необходимостью и/или возможностью установления или развития торговли.
Исходя из вышеизложенного можно предложить следующие определения: минойская талассократия – это 1) в широком смысле – система внешнеполитических и внешнеэкономических отношений Крита XVII-XV вв. до
н.э., основанная на масштабном использовании флота и ориентированная на
Т.В. Григорюк
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
активное участие Крита в международной торговле; 2) в узком смысле –
одно из направлений активности Крита, существовавшее в рамках минойской системы внешнеполитических и внешнеэкономических отношений, ограничивающееся территорией Эгеиды и характеризующееся политическим,
экономическим и культурным доминированием Крита. Уровень талассократии – форма взаимодействия Крита с регионом, определяющаяся способом
осуществления курса на активное участие Крита в международной торговле.
Мы считаем, что исследование истории Крита XVII-XV вв. до н.э. (а
также международных отношений этого времени), исходя изпредложенного
содержательного наполнения понятия «таласократия», позволит ответить на
многие существующие сегодня вопросы.
 Примечания
1
Evans A. The Palace Of Minos at Knossos. Vol. I-IV. L., 1921-1935.
Пендлбери Дж. Археология Крита. М.: Изд-во иностр. литер., 1950.
3
Starr Ch. G. The Myth of The Minoan Thalassocracy // Historia. Bd. 3. Hf. 3 1954/55. P.
290-296.
4
См., например, Stos-Gale Z.A., Gale N.H. The Minoan Thalassocracy and the Aegean
Metal Trade // The Minoan Thalassocracy: Myth and Reality. Proceedings of the Third International Symposium at the Swedish Institute In Athens. Stockholm, 1984. P. 59
5
Platon N. The Minoan Thalassocracy and the Golden Ring of Minos // The Minoan Thalassocracy… P. 65.
6
Петерс Б.Г. О морском деле в Эгейском мире // История и культура античного мира. М., 1977.
7
См.: Evans A. Op. cit. Vol. 1. P. 23-24; Vol. 2 P. 571, 626, 757; Vol. 4. P. 281-284, 297298, 746-749, 887.
8
См.: Андреев Ю.В. Островные поселения Эгейского моря в эпоху бронзы. Л.: Наука,
1989; он же. Поэзия мифа и проза истории. Л.: Лениздат, 1990; Молчанов А.А. Социальные
структуры и общественные отношения в Греции II тыс. до н. э. М., 2000.
9
Ильинская Л.С. Легенды и археология: Древнейшее Средиземноморье. М.: Наука,
1988; она же. Этнические и культурные контакты Западного и Восточного Средиземноморья в микенскую эпоху. Сицилия и Эгеида. М., 1983; она же. Дедал, Минос и Кокал (легенды и археология) // Вопросы истории. 1979. №3
10
Sakellarakis E., Sakellarakis Y. The Keftiu and the Minoan Thalassocracy // The Minoan
Thalassocracy… pp. 197-202
11
Strom I. Aspects of Minoan Foreign Relations, LM I – LM II // The Minoan Thalassocracy… P. 191-194.
12
Barber R.L.N. The Cyclades in the Bronze Age. London, 1987. P. 197.
13
Cline E.H. The Nature of the Economic Relations of Crete with Egypt and the Near East
during the Late Bronze Age // From Minoan Farmers to Roman Traders: sidelights on the economy of Ancient Crete. Leipzig, 1999. P. 115-144.
2
6
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.А. Власова
Должностные отношения римского претора
(классическая и поздняя Республика)1
Претор, являвшийся курульным магистратом, наделенным империем, занимал вторую по важности – после консулата – должность исполнительной
власти. Для более полного понимания процесса функционирования претуры и
определения места претора в иерархии должностных лиц следует выяснить
степень подчиненности преторов сенату и консулам, выявить основные направления их взаимодействия с другими должностными лицами, а также охарактеризовать отношения внутри самой изучаемой магистратуры.
В первую очередь надлежит рассмотреть отношения преторов с сенатом.
Решения сената не являлись законодательными актами, но были лишь «советами сената» (senatus consulta), однако благодаря авторитету (auctoritas) сената его распоряжения воспринимались гражданами как обязательные для выполнения. С самого своего возникновения претура находилась в практически
полном подчинении у сената, чему способствовало право сената распоряжаться казной. Претор (обычно городской, так как именно он чаще всего оставался в Риме) выполнял поручения сената: он связывался с консулами во
время ведения ими военных действий вдали от Рима, передавая им волю сената (Liv. XXVII. 34. 4), докладывал в сенате о состоянии дел в государстве, а
в случае непосредственной угрозы безопасности Риму по приказу сената возглавлял оборону (Liv. X. 21. 1-4). Вероятно, отчет в своих действиях претор
представлял также сенату.
Поручения сената претору носили самый разнообразный характер – от
постройки водопровода (Plin. Nat. hist. XXXVI. 121) до проведения дипломатических переговоров с соседними государствами (Liv. VIII. 1. 8; 2. 1-2). Следуя решению сената, претор вносил законопроекты в народное собрание (Liv.
XXVII. 23. 5-7). Сенат указывал претору, как вести себя не только с соседями,
но и с богами, то есть вмешивался в сакральные обязанности магистрата (Liv.
XXVII. 11. 6). Сенату же направлялись преторские отчеты по результатам
управления провинцией (Cic. Ad fam. V. 20. 2). Очевиден контроль сената за
действиями претора. Тем не менее, претор обладал возможностью неофициального давления на сенат. Манипулируя временем созыва сената и интерпретируя его решение в своих интересах, претор мог влиять на политику Рима, добиваясь желаемого ему результата (App. XII. 6).
Важным являлось и взаимодействие претуры с консулатом. Претора называли collega minor consulis, то есть младшим коллегой высшего ординарного магистрата. Он был подотчетен консулу и полностью подконтролен ему
как высшему должностному лицу государства. Консул мог наложить вето на
О.А. Власова
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
любой акт, принятый претором (Liv. XXVII. 5. 17; Aur. Vict. De vir. LXXII. 56). В условиях военных действий консул определял преторскую компетенцию, давал войско. Отчет в своих действиях претор представлял консулу.
И все же, конфликтные ситуации между претором и консулом существовали (Liv. X. 24-25). При этом претор опирался на свою популярность у народа и, наоборот, играл на негативном отношении граждан к консулу. Так,
Квинт Фабий, консул 295 года до н.э., недовольный бездействием претора
Аппия Клавдия, отстранил Аппия и отправил его в город как виновного в моральном разложении воинов (Liv. X. 24. 18; 25. 4-10). Ливий сообщает (X. 25.
11-17; X. 26. 1-6), передавая мнение некоторых своих источников (с которым,
видимо, сам не вполне согласен), что «претор Аппий Клавдий вызвал его
(Фабия) в Рим, расписав пред сенатом и перед народом ужасы этрусской войны»2. При этом претор почти сумел убедить всех в некомпетентности консула. Только приезд в Рим самого Квинта Фабия и то обстоятельство, что он
взял в Этрурию своего коллегу Публия Деция, сняли созданную претором напряженность. В некоторых случаях конфликты возникали не без помощи сената (Liv. XLIII. 14. 2-15. 5). Тем не менее, преторы не рисковали вступать с
консулами в открытый конфликт даже тогда, когда на их стороне находилась
внушительная сила сенатской auctoritas.
Следует рассмотреть отношения внутри самой магистратуры преторов.
Претура – магистратура уникальная: до 242 г. до н.э. претор действовал без
коллеги. Возможно, объяснить подобное следует практически полной подчиненностью претора сенату и консулам, что служило защитой от его злоупотреблений. «Главной характеристикой» римской магистратской коллегиальности являлось право интерцессии3. Для того, чтобы определить, была ли
подлинная коллегиальность свойственна претуре, следует рассмотреть ситуации, когда претор налагал вето на распоряжение своего коллеги, что встречается довольно редко. Это объясняется дифференциацией функций преторов и
редким пересечением их должностных интересов.
Преторы, получив в свое управление ту или иную провинцию, отправлялись на место службы и мало интересовались делами чужой провинции (Cic.
Att. VI. 1. 4). Те же из преторов, которые оставались в Риме, вероятно, редко
выходили за пределы своей компетенции и вмешивались в дела коллеги. Скорее исключением из правил, чем обычным случаем, можно считать сообщение Цезаря о попытке одного из преторов – М. Целия Руфа – использовать
свое право интерцессии. «С первых же дней вступления в должность он поставил свое судейское кресло рядом с креслом городского претора Г. Требония и обещал свою помощь всем, кто будет апеллировать на приговоры третейских судей касательно оценки имущества и уплаты долгов…» (Caes. Bell.
civ. III. 20)4. Надежды Руфа не оправдались: Требоний судил гуманно, и жалобщиков не нашлось. Донесенные до нас традицией случаи, свидетельствующие о возможности использования интерцессии, малочисленны и редки.
8
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Но, тем не менее, они позволяют сделать вывод о реальном существовании
коллегиальности претуры.
Информация о взаимоотношениях претора и младших магистратов
фрагментарна. Наиболее обширные и ценные сведения мы получаем из писем
Цицерона. В данном случае речь идет о провинциальном преторе и его окружении. Квестор, обязанный сопровождать претора, избирался в Риме и направлялся в ту или иную провинцию по жребию. Он находился в полном
подчинении у претора, но по окончании службы он представлял сенату отчеты обо всем, что произошло за год (Fam. V. 20. 2). Претор в провинции назначал легатов и префектов. Первые должны были выполнять его поручения, а
вторые – вершить суд в отдаленных уголках провинции. Назначить на эти
должности наместник мог любого человека. Обычно это происходило по рекомендации кого-либо из друзей или знакомых магистрата (Att. VI. 1. 4).
Также при преторе постоянно находилась когорта – сопровождавшие наместника знакомые, клиенты, сыновья друзей, которые таким образом начинали
свою карьеру и знакомились с кругом своих возможных в будущем обязанностей. В конце служебного срока, при возвращении в Рим, претор представлял
их всех к наградам «за особые заслуги» (Fam. V. 20. 7). Претора сопровождали шесть ликторов с фасками, в чьи обязанности входило исполнять приговоры претора. Были также следователи, проводившие по приказу претора следственные мероприятия по выяснению обстоятельств дел, поступивших на
рассмотрение претора.
Итак, мы можем говорить о подчиненности претора сенату и консулам.
Но это не исключает выводов о признании за претором важной роли в государственной жизни и о самостоятельности многих его действий. В отсутствии
консулов в Риме претор обязан был докладывать сенату обо всем, что происходило в государстве и за его пределами. От того, как подавались события
претором в сенате, зависело, частично, и решение, принимавшееся сенатом по
поводу данного события. По отношению к консулу претор являлся collega minor и должен был осуществлять всю возможную помощь и поддержку, находясь в полном его подчинении. Единичные случаи конфликтов можно считать
исключениями из правил, основанными на личностных особенностях конкретных носителей должностей претора и консула. По отношению к младшим
магистратам империй, которым обладал претор, проявлялся полностью, что
позволяло претору руководить действиями должностных лиц, как при ведении военных действий, так и в гражданской сфере.
 Примечания
Статья подготовлена в рамках проекта «Римское государство в переломные эпохи:
формирование политико-правовых основ Республики и Империи» (грант Минобразования
по фундаментальным исследованиям в области гуманитарных наук Г02-1.2-535).
2
Перевод М.Л. Гаспарова и Г.С. Кнабе.
1
О.А. Власова
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Дементьева В.В. Децемвират в римской государственно-правовой системе середины
V в. до н.э. М., 2003. С. 117.
4
Перевод М.М. Покровского.
3
А.Н. Фролова
Марк Юний Брут в переписке Цицерона
Марк Юний Брут, являя собой незаурядного оратора и мыслителя, был
значимой фигурой в политической жизни Древнего Рима. Основным источником, благодаря которому становится возможным комплексное исследование общественной деятельности Брута, служит переписка Марка Туллия Цицерона1. Марку Юнию уделено внимание в значительной части
эпистолярного наследия Цицерона (166 писем, где, так или иначе, упоминается имя Брута).
Не стоит забывать, что специфика эпистолярного жанра предопределила
ряд существенных затруднений, встающих на пути исследователя писем Цицерона как исторического источника: информация дается отрывочно, на
уровне отдельных фраз, полунамеков, понятных лишь автору и адресату послания, аллюзий на какие-либо события из жизни Брута. Переписка не предназначалась для массового прочтения, так что письма богаты не стесненными рамками официального стиля оценками личностей, упоминаемых в них,
что, несомненно, расширяет горизонт суждений о Марке Юнии.
Все многообразие писем, где фигурирует имя Брута, можно разделить на
категории по такому критерию, как адресование:
1. Переписка Цицерона непосредственно с Брутом (29 писем), посвященная, в основном, политической ситуации после убийства Цезаря.
2. Письма Цицерона к близким и друзьям (таких насчитывается примерно 125, большинство из которых адресованы Титу Помпонию Аттику – 99 посланий, а так же Аппию Клавдию Пульхру, Гаю Кассию Лонгину, Квинту
Корнифицию и другим).
3. Ряд посланий, непосредственным автором и даже адресатом которых
Цицерон не являлся. Их наличие в переписке Цицерона объясняется тем, что
друзья Марка Туллия считали некоторые письма чрезвычайно важными и посылали ему копии писем.
В рамках второй категории выделяются следующие тематические группы:
- Письма личного содержания (15 писем), где Цицерон, к примеру, сообщает о своем решении попытаться поддержать Брута в решении жениться
после развода, вопреки воле матери и общественному мнению, на дочери одного из злейших политических врагов Цезаря Катона Утического.
10
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
- Комплекс деловых посланий, связанных с ростовщической деятельностью Брута (примерно 15 писем). Некоторое время Цицерон занимал должность претора провинции Киликия; город Саламин, один из основных должников Брута, находился на подвластной автору писем территории. Марк
Туллий раскрывает Аттику подробности этой финансовой операции Брута. На
основании данной группы писем можно заключить, что занятие ростовщичеством давало широкую свободу в выборе тактики ведения дел. Размер прибыли мог варьироваться не только в установленных законом пределах, но и значительно превышать их. Это достигалось путем лоббирования интересов
ростовщика при принятии сенатских решений, злоупотреблением должностными обязанностями и применением физической силы с целью запугивания
должников.
- Письма, посвященные неким событиям в политической жизни Рима
(около 80), где Цицерон делится мыслями со своими друзьями относительно
подробностей ситуации в государстве. Данная тематика начинает преобладать в посланиях, хронологически близких ко дню убийства Цезаря и событиям, следующим за ним. Роль Марка Юния в заговоре против Гая Юлия и
дальнейших ожидаемых созидательных политических действиях Цицерон
определяет как ключевую и говорит, что «государственный строй зависит от
Брута, таково положение: либо не будет никакого строя, либо он будет сохранен тем и теми»2 (то есть Марком Юнием и его сподвижниками).
Сначала Цицерон оценивал убийство Цезаря как несомненное благо для
государства и отмечал, что Брут и другие заговорщики сделали правильный
выбор, взяв курс на реставрацию республиканских порядков. Но уже в письмах, написанных примерно через месяц после мартовских ид, начинает просматриваться разочарование в содеянном заговорщиками, так как дальнейшие
события показали невозможность достижения республиканских идеалов путем убийства Цезаря. Таким образом, пессимистичная окраска писем нарастает по мере развития событий, и Цицерон начинает говорить о «другой гавани» (то есть смерти) как о единственно возможном выходе из сложившейся
ситуации3, он с горестью замечает, что человеку его возраста «не надо быть
далеко от могилы»4.
Письма Цицерона проникнуты восхищением добродетелями Марка
Юния, к числу которых Марк Туллий относит «необычайнейший ум, приятнейший нрав, исключительнейшую честность и постоянство»5.
Часть писем не сохранилась или дошла до нас лишь в качестве фрагментов (в двух из которых упоминается Брут), что усложняет задачу реконструкции хода событий, а, следовательно, и работу с письмами Цицерона как историческим источником.
Перепиской охвачен довольно большой промежуток времени (68-43 гг.
до н.э.), на протяжении которого личность Марка Юния Брута раскрывается
как в плане политических ориентиров, так и в отношении его ростовщических дел. Уникальность переписки Цицерона с друзьями и близкими заставА.Н. Фролова
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ляет исследователей рассматривать ее как один из основных источников для
изучения римской истории в целом и общественно-политической деятельности Марка Юния в частности.
 Примечания
Письма Марка Туллия Цицерона к Аттику, близким, брату Квинту, М. Бруту / Пер.
и коммент. В. О. Горенштейна. В 3 т. М.: Ладомир, 1994.
2
Cic. Ad Att. XIV.20.3
3
Cic. Ad Att. XIV.19.1.
4
Cic. Ad Att. XVI.7.1.
5
Cic. Ad Fam. IX.14.5; Ad Att. XIV. 17 a. 5.
1
Е.С. Данилов
Военное искусство готов:
историография вопроса
Представление об истории готов начало формироваться еще в VI в., но
только в начале XX в. этот процесс завершился оформлением стройной логической концепции. Решающую роль сыграли два фактора: изучение самой
письменной традиции о готах, которая, как известно, довольно значительна, и
критическое издание и широкая публикация письменных источников, предпринятые в XIX в. в Германии, Франции, а так же в других странах, в том
числе в России. С именами Ж.П. Миня, Т. Моммзена, В.Г. Нибура,
Ю. Кулаковского, В.В. Латышева связаны издания серий письменных памятников, содержащих сообщения о готах.
Изучение истории готов переживало периоды подъемов и спадов. Эта
группа восточногерманских племен продолжает вызывать большой интерес, а
в последние годы привлекает особенно пристальное внимание как в отечественной науке, так и за рубежом. В общих чертах изучены вопросы борьбы готов с Римской империей на дунайской границе, в балканских и малоазийских
провинциях, а также их взаимоотношения с другими племенами, поселение
на землях империи, принятие христианства. Однако тема о военном искусстве
готов остается почти не затронутой в специальной литературе. Ее раскрытие
позволяет прояснить роль варваров в формировании нового средневекового
лица Европы. Не обладая военным мастерством, готы не смогли бы совершить свою великую миграцию и создать государственность.
Лишь некоторые отечественные и западные труды в совокупности позволяют воссоздать ретроспективу изучения военного искусства варваров, а
также содержат крупицы ценного источникового материала. Краткие заметки
об институте дружины у готов мы находим в исследовании Дитриха Клауде –
«История вестготов»1. Немецкий автор, анализируя кодекс Эвриха, законода12
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тельный памятник V в., пытается определить место дружинников в социальной системе Вестготского королевства. Отечественный византинист
З.В. Удальцова, на основе свидетельств писателя Кассиодора, выявила функции чиновников административного аппарата остготской Италии, заботящихся о материальном обеспечении воинов2. Основы военной организации готов
изложены в работе А.Р. Корсунского «Готская Испания»3 и в его труде, написанном совместно с профессором Лейпцигского университета Р. Гюнтером,
«Упадок и гибель Западной римской империи»4. Испанский историк Рафаэль
Альтамира-и-Кревеа в работе по истории средневековой Испании дал интересную информацию о внешнем облике готских воинов, деталях одежды5.
В.П. Буданова в монографии, посвященной истории готов в северном Причерноморье и на Балканах в III – IV вв., рассматривает движение готских
племен с севера Европы на юг, историю их взаимоотношений с Римом и Византией, а также детально описывает морские походы готов в III в.6
На этом фоне выделяются работы известных западных ученых – варварологов. Австрийский медиевист Хервиг Вольфрам, излагая проблемы социальной организации, политических институтов и этнических процессов у готских народов, представляет данные о военном культе готов, их вооружении и
структуре войска7. Британский классик в области изучения поздней античности Э.А. Томпсон сумел обстоятельно проанализировать осадное мастерство
готов, их тактику и состояние флота8.
Важный вклад в раскрытие поставленного вопроса внесли недавние публикации российских историков. В статье А.К. Нефедкина «Тактика готов IV
века на примере битвы при Салиции (377 г.)» содержится материал о способе
действия готских воинов в бою9. К истории разведки, как методу позднеантичной дипломатии, обратилась Е.Н. Нечаева 10. Она, при опоре на византийские источники, показывает взаимоотношения готов с Восточной Римской
империей во второй половине V в.
По нашему мнению, состояние историографии военного искусства готов в
настоящее время таково, что создание обобщающего труда, который подвел бы
итог изучения всей совокупности проблем, связанных с историей готских племен, можно считать преждевременным. Этому должно предшествовать предварительное изучение и анализ данных в различных областях знаний, касающихся истории не только готов, но и других варварских народов. Исследуя
готскую проблему, важно обратить внимание на военное искусство, в рассмотрении которого значительных результатов достигла современная немецкая
варварология. Хервиг Вольфрам и его школа широко используют данные новейших археологических открытий.
 Примечания:
Клауде Д. История вестготов / Пер. с нем. Иванова С.В. СПб.: Евразия, 2002. 288 с.
Удальцова З.В. Италия и Византия в VI в. М.: Наука, 1959. 542 с.
3
Корсунский А.Р. Готская Испания. М.: Изд-во МГУ, 1969. 326 с.
1
2
Е.С. Данилов
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Корсунский А.Р.; Гюнтер Р. Упадок и гибель Западной Римской Империи и возникновение германских королевств (до середины VI в.). М.: Изд-во МГУ, 1984. 256 с.
5
Альтамира-и-Кривеа Р. История средневековой Испании / Пер. с исп. Вадковской
Е.А. и Гармсена О.М. СПб.: Евразия, 2003. 608 с. Данная книга представляет собой переиздание перевода 1951 г. Она включает первые два тома из четырехтомной истории Испании, написанной Рафаэлем Альтамира-и-Кревеа, профессором университета в Овьедо, в
1923 г.
6
Буданова В.П. Готы в эпоху Великого переселения народов / Изд. 2-е, испр. и доп.
СПб.: Алетейя, 2001. 320 с.
7
Вольфрам Х. Готы / Пер. с нем. Миловидова Б.П. и Некрасова М.Ю. СПб.: Ювента,
2003. 656 с. Автор работы, появившейся в Вене в 1979 г., является директором Института
исторических исследований Австрии.
8
Томпсон Э.А. Римляне и варвары. Падение Западной империи / Пер. с англ. Пономаревой Т.О. СПб.: Ювента, 2003. 288 с. Труд видного медиевиста, члена Британской Академии, впервые переведен на русский язык.
9
Нефедкин А.К. Тактика готов IV века на примере битвы при Салиции (377г.)
// Воин: Военно-исторический журнал (Самара). 2002. № 9. С. 8-11.
10
Нечаева Е.Н. Внешняя разведка в период поздней античности // Материалы 11-й
международной конференции молодых ученых. СПб.: Изд-во СПУ, 2000. С. 291-295.
4
Е.М. Синицына
Труд рабов в ремесленном производстве Византии
(по данным «Книги Эпарха»)
Марксистская методология, с позиций которой были написаны все исследования отечественных византинистов, создавала представление о господстве рабовладельческого способа производства в Средиземноморье на протяжении длительного времени. Именно институт рабства виделся как
определяющий в сфере производства города и деревни. В последние годы интерес к социально-экономической проблематике в связи с отходом от монометодологии в исторических исследованиях значительно ослабел. Вместе с
тем продолжают оставаться во многом неясными вопросы организации производства ремесленной продукции, которая находила широкий спрос внутри
Византийской империи и получила известность в других районах бывшей
единой Римской империи.
К числу уникальных письменных источников, содержащих сведения о
ремесле и торговле в столице Византии, относится «Книга Эпарха». Это
сборник постановлений Х в., касающихся ремесленно – торговых корпораций
города Константинополя. До нас она дошла в одной рукописи, палеографически относящейся к XIV в. и хранящейся в Женевской библиотеке [1]. Предположения исследователей о существовании еще одного варианта документа
не подтвердились.
14
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Остается открытым вопрос является ли сохранившаяся «Книга Эпарха»
законченным юридическим документом. Скорее всего, следует принять точку
зрения большинства историков, что до нас дошел неполный сборник, аргументом в пользу чего может служить тот факт, что в нем не упоминаются такие ремесленные профессии, существование которых в Константинополе в Х
в. является бесспорным: кузнецы, медники, портные, сапожники.
Сборник разбит на главы и параграфы. Определенной последовательности в расположении глав нет, хотя можно отметить, что первоначально идут
сведения о производстве предметов широкого потребления, предметов роскоши, а затем о торговле продуктами питания.
Изучение « Книги Эпарха» началось в конце XIX в. в западной историографии. В отечественной исторической науке заслуга перевода текста документа принадлежит выдающемуся советскому византинисту М.Я. Сюзюмову,
который издал сборник в начале 60-х гг. XX в., сопроводив его своими комментариями [1].
Анализ источника показывает, что в Византии рабовладение сохранялось
вплоть до Х в. Источники рабства были весьма разнообразными. Значительное число рабов византийцы покупали у иностранных купцов. Важным источником была война. Наконец, известное число рабов составляли лица, осужденные за преступления, дети, проданные в рабство, или бедняки,
«добровольно» отказавшиеся от своей свободы перед угрозой голодной смерти [2].
Существуют определенные трудности с выявлением, в каких именно
статьях «Книги Эпарха» речь идет о рабах. В источнике используется несколько терминов для обозначения этой категории людей («ойкеты», «дулос),
значение которых можно перевести непосредственно как «рабы», но встречаются и такие, определение статуса которых нуждается в уточнении.
Вопрос о масштабах применения труда рабов в византийском ремесле Х
в. также остается дискуссионным. Одни исследователи указывают на сохранение выгодности использования дешевой рабской силы, следствием чего являлось значительное число рабов в ремесленных мастерских [3]. Другие
предполагают, что основной массой ремесленников были свободные производители [2].
Несмотря на мнение ряда историков о нерентабельности труда рабов, надо отметить тот факт, что использование их в ремесле оставалось источником
прибыли. Применялись рабы как в сфере изготовления предметов широкого
потребления, так и в сфере производства предметов роскоши (изделия из драгоценных металлов и камней, шерстяные и шелковые ткани, окрашенные в
пурпурный и фиолетовый цвета) [4].
Значение «Книги Эпарха» нельзя недооценивать. Выдающийся византинист Ф.И. Успенский назвал ее «драгоценным сокровищем по истории внутренней жизни Константинополя» [5]. Такая характеристика связана с недостаточным количеством источников для изучения развития городов
Е.М. Синицына
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Византийской империи. Анализ «Книги Эпарха» не только дает сведения по
организации ремесла и торговли, но также может помочь в выявлении причин
длительного (вплоть до Х в.) сохранения традиций рабовладения в Византии
и определении масштабов применения труда рабов в ремесленном производстве.
 Примечания:
Византийская Книга Эпарха / Под ред. М.Я. Сюзюмова М.,1962.
Каждан А.П. Деревня и город в Византии в IX – X вв. М., 1960.
3
Сюзюмов М.Я.Роль городов - эмпориев в истории Византии // Византийский временник. Т. 8. М., 1956. С. 26-41.
4
Книга Эпарха, IV, 1.С. 52.
5
Успенский Ф.И. Константинопольский эпарх // Известия Русского археологического
института в Константинополе. Т. IV, 2. 1899. С. 90.
1
2
А.А. Абакумов
Индейцы и начало американской революции
(1775 – 1776 гг.)
19 апреля 1775 г. с перестрелки под Лексингтоном началось открытое
противостояние англичан и мятежных североамериканских колоний. В планах обеих сторон сразу заняла одно из главных мест работа с индейскими
племенами. Поскольку индейские территории превращались в театр военных
действий, противники могли извлечь пользу как в военном, так и в политическом отношении1. В первом случае стороны получали возможность вести во
вражеском тылу партизанскую и «психологическую» войну, направленную на
деморализацию противника тайными или явными «зверствами дикарей». Во
втором случае та или другая сторона пыталась добиться от коренных жителей
обязательства не вмешиваться в «войну белых людей» и де-факто согласия с
их политикой (в первую очередь, подтверждения условий земельных сделок2). По этим причинам уже в самом начале войны к индейцам отправились
и английские, и американские дипломаты.
Главным направлением их работы стал давний союзник англичан – могущественная Лига ирокезов. За последние годы репутация ирокезов оказалась сильно подмоченной3, их влияние на другие племена упало, да и внутри
самой Лиги уже не было прежнего единства. Французы, которым так и не
удалось справиться с ирокезами силой оружия4, постарались подточить ее
могущество усилиями миссионеров. Под их влиянием большое число индейцев, считавшихся постоянными членами Союза шести народов – из племен
мохоков, сенека, онейда – вышли из Лиги5. Из них набирались индейские
вспомогательные отряды, сражавшиеся против англичан и бывших сопле16
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
менников. Последний мощный удар по единству Лиги перед началом Революции произошел в 1763 г.: когда началось восстание Понтиака6, общий совет Лиги заявил о нейтралитете, однако часть сенека нарушила его и присоединилась к восстанию. Тем не менее, ирокезы располагали обширными
связями во всем индейском мире к востоку от Миссисипи и оставались грозной военной силой. Сама Лига в случае необходимости одна, без помощи
подвластных ей племен, могла выставить как минимум 2 тыс. воинов7. Поэтому вовлечь ее в сферу своих интересов стремились обе противоборствовавшие стороны.
Англичане в данном случае располагали целым рядом преимуществ. Еще
суперинтенданту У. Джонсону8 удалось завоевать расположение «военачальников» Лиги – племени мохок9. Деятельность Джонсона американский историк У. Фентон оценивает так: «Пока Джонсон был ответственным за индейскую политику Англии, мохоки оставались преданными англичанам, а вся
Лига прислушивалась к его речам»10. В итоге мохоки стали едва ли не личной
армией Джонсона. Используя свое влияние, он постарался вывести во власть
«своего человека». Им стал брат его жены-ирокезки, Тайенданега, известный
европейцам под именем Джозефа Бранта.
Джозеф Брант (1742 – 1807) был одним из первых ирокезов, получивших
европейское образование. Он закончил миссионерскую школу (причем так
успешно, что учителя прочили ему успешную карьеру), затем работал у
Джонсона в штаб-квартире Северного департамента в Квебеке.
После смерти У. Джонсона (1774 г.) пост суперинтенданта по делам индейцев и королевского посла в Лиге ирокезов унаследовал его пасынок, Г.
Джонсон. Он продолжил политику своего предшественника; Брант стал его
секретарем. «Джозеф был посвящен в самые сокровенные планы Джонсона и
пришел к мысли, что без помощи англичан Великой Лиге не выжить. По его
инициативе, каждый член Лиги торжественно поклялся «не замышлять ничего худого ни против своих собратьев, ни против короля английского»11.
В мае 1775 г. Г. Джонсон созвал общий совет Лиги. Англичане попытались заставить ирокезов «поднять томагавк за короля Георга» - их единственного защитника и покровителя12. Сами ирокезы были склонны расценивать
англо-американский конфликт как «ссору отца и сына» и не вмешиваться в
него13. Однако вокруг Джозефа Бранта уже сплотилась влиятельная группировка сторонников короны. Осенью 1775 г. он получил чин капитана королевской армии и отбыл в метрополию, где был представлен при дворе Георга
III.
Объективно оценить личность Джозефа Бранта крайне сложно. Проще
всего было бы присвоить ему ярлык «марионетки англичан» (как это и делали
некоторые исследователи), однако реальное положение дел было гораздо
сложнее. Брант предпочитал называть себя индейским именем, а в разговорах
с белыми неизменно подчеркивал, что он прежде всего - воин-ирокез, а уж затем – союзник англичан. Несмотря на свое английское образование, он не
А.А. Абакумов
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
стал «западником» и не идеализировал «цивилизованный» образ жизни.
«Правительство, которое вы называете «цивилизованным», приносит счастье
человека в жертву имперским амбициям… контраст между вашими дворцами
и тюрьмами поразителен. Вы обращаете людей в рабство за долги – и после
этого остаетесь «христианами» и смеете обвинять нас, индейцев, в жестокости?» - писал он в одном из писем14. Однако та же образованность не позволила Бранту остаться традиционалистом. Очевидно, он отлично понимал, что
возврат к прежним временам в новых условиях невозможен, хотя бы в силу
экономической зависимости его соплеменников от европейских товаров. С
усилением центробежных тенденций в Лиге ирокезов и началом Войны за независимость США вопрос стоял уже не о «возврате», а о простом «выживании». Искренней ли была симпатия Бранта к англичанам (из-за личной благодарности к У. Джонсону), или вынужденной (в память о королевских
реформах, злоупотреблениях колонистов, из-за опасения быть раздавленным
в вихре перемен) – сказать сложно. Сложно выявить и личные мотивы участия Бранта в войне – воевал ли он «за» англичан или «против» американцев.
Со своей стороны, революционный Конгресс 4 апреля 1775 г. уполномочил миссионера С. Киркленда провести работу в племени онейда с целью
«привлечь их на сторону патриотов». У Киркленда опыт общения с ирокезами был столь же богатым, как и у Джонсона. Проповедовать среди них он начал по распоряжению того же Джонсона в 1764 г. и со временем превратился
в энергичного критика политики Северного департамента. Благодарные слушатели среди ирокезов нашлись и у него – в первую очередь те, кто «восстал
против того, что англичане уже больше ста лет навязывали ирокезам свою
волю, а взамен индейцы получали лишь несправедливости, чинимые от имени короля. Часть Лиги надеялась с помощью колонистов сбросить английское
ярмо»15. К тому времени у колонистов также имелись стойкие сторонники –
так называемые «индейцы Стокбриджа», селения на западе Коннектикута.
Это были осколки племен, разгромленных англичанами одними из первых –
пекотов, наррагансетов, могикан и других – которые за прошедшее время
свыклись со своим положением и тесно сблизились с колонистами. Они оказали ценную помощь Киркленду в его проповедях.
В апреле-июне 1775 г. по инициативе Континентального конгресса американской стороной, считавшей делом первоначального значения «обеспечение и сохранение дружбы с индейскими нациями» был создан специальный
Комитет по индейским делам. Образование данного комитета оценивается
отечественной историографией как начало индейской политики США. Для
работы в различных регионах по акту Конгресса от 12 мая 1775 г. образовывались Северный, Средний16 и Южный департаменты по индейским делам.
Сношения с аборигенами находились в ведении 11 уполномоченных (в том
числе, например, главный идеолог повстанцев Б. Франклин17). 28 августа
Конгресс направил «Срочное послание» Лиге ирокезов, в котором, в частности, говорилось: “Эта война - семейная ссора между нами и Англией. Она не
18
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
касается вас, индейцев. Мы хотим, чтобы вы сидели по домам, не присоединяясь ни к одной из сторон»18. 31 августа представители Лиги дали свое согласие соблюдать нейтралитет, что было зафиксировано в договоре о взаимной дружбе, подписанном осенью 1775 г. в форте Питт. Годом позже о своем
нейтралитете заявили делавары, шауни и ряд других племен. С этим, естественно, не согласилась группировка Бранта; в то же время и повстанцы, и англичане продолжили давление на потенциальных союзников.
Сложной была ситуация и на Юге. Англичане попытались использовать
недовольство местных племен (в частности, чероки) недавними соглашениями с колонистами19. В сентябре 1775 г. суперинтендант Южного департамента Д.Стюарт начал вербовать индейских добровольцев «на королевскую
службу». Американские посланники, со своей стороны, пытались удержать
индейцев от вмешательства в конфликт, «их не касающийся»20. В итоге племена Юга раскололись на сторонников англичан и сторонников нейтралитета21.
Подготовительный, «дипломатический» этап революционных событий
для индейцев в целом завершился в июле 1776 г. – практически одновременно
с провозглашением Декларации независимости мятежных колоний. Около
700 воинов чероки атаковали два американских форта в Северной Каролине –
Итонс-Стейшн и Уотога. Топор войны был вырыт.
 Примечания
В американской историографии распространена точка зрения о том, что ответственность за вовлечение индейцев в «чуждый» им конфликт целиком лежит на англичанах.
Вместе с тем и до, и во время Революции цели сторон менялись, так что как англичане, так
и американцы в зависимости от ситуации то призывали индейцев на помощь, то советовали им держаться в стороне. Тезис о «чуждом» для индейцев характере войны, в которой
решалась и их судьба, более чем спорен.
2
Немаловажный фактор, поскольку злоупотребления здесь (и, как следствие, несогласие индейцев признавать условия таких сделок) давно стали нормой.
3
В результате завоевательных «Бобровых войн» 1630 – 1700 гг. Лига ирокезов смогла претендовать на статус «силы № 1» в индейском мире. На амбициях ирокезских вождей
умело сыграли английские дипломаты, которые еще в XVII в. добились союза с Лигой. В
XVII – XVIII вв. этот союз неоднократно проверялся на прочность, однако большинство
ирокезов сохранили лояльность англичанам до самой Революции. Ирокезы поддерживали
англичан в войнах с французами и другими индейскими племенами, благодаря чему враги
называли их «тиранами», «карателями» и «слугами бледнолицых».
4
Франко-ирокезский конфликт уходит в 1609 г., когда французская экспедиция С.
Шамплена вмешалась в войну ирокезов и соседних с ними алгонкинов. Со своей стороны,
ирокезы установили контакты сначала с голландцами, потом с англичанами.
5
В результате появились новые этнические общности, дружественные французам
(минго, вайандоты), или даже целиком принявшие христианство (конавага).
6
В ходе восстания бывших союзников Франции 1763 – 1764 гг. под руководством
вождя Понтиака англичане лишились ряда военных баз во внутренних районах континента. Справиться с восстанием удалось не столько военными мерами, сколько умелой дипломатической игрой.
1
А.А. Абакумов
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В канун революции эта цифра выглядела достаточно внушительной, т.к., для сравнения, Англия в 1775 г. имела в североамериканских колониях только 8 тыс. солдат. К
1781 г. английский контингент составлял уже около 65 тыс. чел.; в американских вооруженных силах, по разным подсчетам, в 1776 – 1783 гг. воевало от 50 до 300 тыс. бойцов
(См., например, Война за независимость и образование CША. М., 1976. С. 262; История
США. Т. 1. М., 1983. С. 152).
8
В разгар Семилетней войны в Америке (1755 г.) англичане провели реформу индейской политики, желая снизить потенциальную угрозу со стороны аборигенов (многие из
которых сражались на стороне Франции). Британское правительство решило заимствовать
французский опыт и централизовать управление индейскими делами. Оно было изъято из
ведома отдельных колоний и передано специальному ведомству по делам индейцев. Ведомство делилось на два департамента – Северный и Южный, каждый из которых возглавлял суперинтендант. Искусный дипломат и знаток индейцев У. Джонсон (1715 – 1774) возглавил Северный департамент. В военное время Джонсон получил самые широкие
полномочия. В принципе, можно сказать, что реформа выполнила свои непосредственные
задачи, однако после войны давление местных властей (недовольных «чрезмерной» властью суперинтенданта) при пассивной позиции Лондона фактически свернуло реформу.
9
В Лиге ирокезов существовало своеобразное разделение обязанностей между ее
членами, и мохоки «отвечали» за военное дело.
10
Фентон У. Ирокезы в истории // Североамериканские индейцы. М., 1978. С. 141.
11
Хайнс Д. Лига на перепутье: Ирокезы Нью-Йорка в Американской революции //
Первые американцы. 2002. № 10. С. 69.
12
Galloway C. The American Revolution in Indian Country: Crisis and Diversity in Native
American Communities. Cambridge, 1999. P. 26.
13
Фентон У. Указ. соч. С. 145.
14
Цит. по: Stone W. Life of Joseph Brant. Buffalo, 1851. P. 324. Показательно, что
письмо датировано 1803 г. – 40-летней годовщиной Революции.
15
Хайнс Д. Указ. соч. С. 70.
16
Упразднен в 1786 г.
17
O`Brien S. American Indian tribal governments. Norman, 1989. P. 177.
18
Цит. по: Война за независимость... С. 262.
19
По договорам в Огасте (1773 г.) и Сикамор-Шоулс (1775 г.) индейцы лишились нескольких миллионов акров земли в Кентукки и сопредельных территориях.
20
Debo A. A History of the Indians of the United States. Norman, 1970. P. 69.
21
Вряд ли повстанцами двигала забота об индейцах. Скорее всего, это была просто
ответная мера на успехи англичан в деле обеспечения контроля над сильнейшими племенами.
7
А.В. Яблоков
Петр Сцегенный и его “Золотая книжечка
или история рода человеческого”
как источник по истории Польши
Петр Сцегенный – ярчайший идеолог польского освободительного движения. Он наиболее точно сформулировал пункты борьбы за независимость.
20
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Для понимания истоков, причин борьбы нужно охарактеризовать одного из ее
лидеров.
Родился Петр Сцегенный в 1801 г. в деревне Бильчи в семье бедных крестьян. Отец его был лесником, а потом старостой деревни. Петр учился в “букварной школе “ в Бжезинах, затемв воеводском училище в Кельце. Окончив
училище, он в возрасте 26 лет устроился на работу частным учителем в деревне Старая Весь Сандомирской губернии. В том же 1827 г. Сцегенный едет
в Варшаву, где воплотилась его давняя мечта стать священником. Сначала он
был принят в звание клирика в орден ксендзов-пиаров. Их основным занятием было создание школ и учительская деятельность. В 1832 г. его направляют
в Люблинскую губернию, город Ополе, где он и получает звание викария. В
том же году Петр переезжает в Вильколаз, где служит в местной церкви. Помимо этого Сцегенный попытался открыть школу для мальчиков. Однако местные власти сочли это лишним и запретили создание школы. Эта попытка
Сцегенного была вызвана стремлением изменить положение поляков в деревне привнеся образование. В Вильколазе он познакомился с семьей Яшовских,
от которых и начинает получать запрещенную литературу. Сцегенный не
только сам читал ее, но и распространял в среде духовенства. Об этом узнал
революционер-конспиратор Фалинский и приехал к викарию в 1840 г. К этому времени Петр уже контактировал со студенческими организациями. Фалинский в беседах побуждал Сцегенного создать свою организацию конспиративного характера.
В этот период викарий пишет важнейшую для понимания польской освободительной борьбы книгу - “Золотая книжечка или история рода человеческого”. Его побудило на это прежде всего постоянное общение с простыми
прихожанами. Как известно, Польша чрезвычайно религиозная страна, где
доверие к духовенству очень велико. Поэтому люди шли к викарию не только
как к духовному лицу, но и с желанием разрешения насущных проблем. При
этом надежда была на разрешение не только моральных, но и материальных
вопросов.
Переходя непосредственно к “Золотой книжечке…”, нужно заметить, что
викарий основной упор делает на социальные, а не национальные проблемы.
Для него Россия не была врагом хотя Сцегенный все же уделял достаточно
внимания освобождению поляков из-под власти России.
Основной мыслью произведения можно считать провозглашаемую Сцегенным идею социальной справедливости. Он пишет: «Паны и господа
управляют крестьянами и ремесленниками при помощи кнута и солдат, набранных из тех же крестьян». Сцегенный ведет родословную «панов» и «королей» от разбойников, поработивших простых тружеников и забравших
плоды их труда. Далее он говорит о способах борьбы за социальное равенство. Прежде всего он призывает солдат бросить оружие и вернуться домой.
«Вас учили тому, как стрелять и убивать. Кого убивать? Невинных людей,
ваших ближних, которые вам никогда и ничего плохого не сделали, которые
А.В. Яблоков
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вас даже не знают». Затем говорит Сцегенный вернувшись домой, солдаты
объединятся с крестьянами и пойдут против панов и господ. Таким образом,
угнетенные классы восстанут против тиранов и их прислужников, получат
свободу. Это восстание будет последним, после которого простые люди будут жить благополучно.
Идея социальной справедливости и революционного переворота не могла найти одобрения у всех слоев польского общества. Поэтому Сцегенный не
получил со своими идеями широкой поддержки. Однако он не мог отбросить
свои идеи и целиком уйти в революционную борьбу. Поэтому он оказался в
стороне от непосредственного восстания.
Дальнейшая судьба Петра Сцегенного сложилась очень трудно. В 1844 г.
его арестовали и через два года отправили на каторгу (Александровский завод Нерчинского округа) за создание антироссийской организации. В 1863 г.
его перевели в Соликамск, а через несколько лет разрешили вернуться в
Люблинскую губернию. С этого времени и до смерти в 1890 г. Сцегенный занимался исключительно литературной деятельностью.
Подводя итог, подчеркнем, что Петр Сцегенный являлся не только идеологом и участником польского освободительного движения, но и автором
программы методов и задач борьбы за изменение социальной структуры общества. Более того во время его пребывания на каторге, в Польше прислушивались к его идеям, стремясь убрать из них все от католического священника,
оставив только патриота. В частности, в идеологии одного из течений революционного движения, т.н. лагеря «красных», явно прослеживаются мысли
Сцегенного. Этот человек несомненно оставил заметный след в истории
Польши и его идеи повлияли на дальнейшее развитие страны.
В. Куликов
Лондонская «Times» о социальной политике
в Германии весной 1889 года
1889 г. был очень сложным в политической и социально-экономической
жизни Германии. Только что произошедшая смена поколений на престоле
(предыдущий 1888 г. называют годом трех императоров, когда в порядке очередности правили Вильгельм I, Фридрих III и Вильгельм II) предопределила
борьбу за политическую власть между фракцией Бисмарка и политическими
деятелями, недовольными его политикой, собравшимися вокруг молодого
кайзера.
Добавила беспорядка новая вспышка стачечного движения. 2 мая 1889 г.
началась забастовка в Руре. 10 мая бастовали уже 100 горняков. Подхватили
борьбу горняки Верхней Силезии, где бастовали 18 тысяч рабочих, Саарской
22
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
области – 17 тысяч, в Саксонии – 10 тысяч. Общим везде было требование 8ми часового рабочего дня на подземных работах. При ликвидации рабочего
движения власть кроме традиционного «кнута» (в Рурскую область были введены войска, в Гельзенкирхене и Бохуме произошли столкновения, где были
убитые и раненые) широко применяла политику «пряника». Делегация горняков 14 мая была принята императором. Но, приняв законность требований
горнорабочих, пообещав повлиять на предпринимателей1, он продолжал стоять на старой правительственной позиции, заключавшейся в том, что забастовка незаконна, поскольку не было должного о ней предупреждения за две
недели2. В итоге в этом случае и в отголосках забастовки в декабре, когда была угроза возобновления забастовки в ответ на увольнения рабочих по «черным спискам», был найден компромисс, во многом благодаря новым лицам в
правительстве, такими как обер-президент Рейнской провинции, будущий
министр торговли Ганс-Герман Берлепш.
«Я опасался, что в результате событий 1889 года и возбужденного настроения императора могут последовать беспорядки»3, - писал Бисмарк. Реформы начала правления Вильгельма II и отмену закона против социалистов
спустя несколько лет Конрад Шмидт считал «…результатами движения, начатого великой забастовкой 1889 года»4. Во многом осложняло ситуацию и
противоборство различных позиций в правительстве по социальному вопросу. Промежуточным итогом спора о методах решения вопроса стачечной
борьбы стал уход Бисмарка с поста министра торговли, на котором его сменил Берлепш.
«Постановления, которыми в этой связи интересовались рейхстаг и союзный совет, т.е. законодательное ограничение женского, детского и воскресного труда, уже давно были частично введены в Саксонии и привели к
различным неудобствам различных отраслей промышленности»5. Саксонские
предприниматели хотели их распространения на всю империю, либо отмены
их, так они ставили их в худшие условия относительно других частей Германской империи. Этим Бисмарк объяснял свое резкое «нет» в отношении ограничения труда, его неизменная позиция выражалась в отрицании присутствия интересов рабочих в подобных законопроектах. Но в то время как
канцлер проваливал социальные законопроекты своих политических противников, вершина его собственного законодательства воплотилась в законе 23
мая 1889 г.
Именно этому событию была посвящена статья специального берлинского корреспондента лондонской «Times» от 15 июня, которая вышла в свет в
среду 19 июня 1889 г. По объему «Государственного социализма в Германии»
(более 15 печатных листов мелким шрифтом) - ничего подобного по этой
проблеме в «Times» не писалось во время всего правления Вильгельма II, т.е.
за 30 лет. По обстоятельности (в статье много фактического материала, таблиц, цифр и др.) ее можно сравнить с отчетами о военных маневрах. Необходимо также отметить, что залогом популярности «Times» во второй половине
В. Куликов
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
XIX в. был ее фирменный стиль – объективность, которым она славилась со
времен репортажей Бловица о Парижской Коммуне. В подобном же духе выдержана вся статья, хотя, к сожалению, личность ее автора сложно установить. Ценность ввода статьи в исторический оборот определена и влиянием
газеты на современников – «Times» писала для огромной и очень разной аудитории, от лидеров левых партий до коронованных особ Европы.
Интерес английских обозревателей к решению социальных проблем в
Германии был очевиден, Великобритания - страна, где так много говорилось
о социальной политике, сильно отставала именно в этом вопросе. Бисмарк
вспоминал, что «члены соответствующих комиссий боялись испортить свою
репутацию человеколюбцев, если не будут поддакивать исходящим от Англии фразам о гуманности»6. Но уже скоро для немцев вопрос о первенстве
Англии во всех вопросах промышленности становится сомнительным7:
«…регулярно следить за английским социальным законодательством и «Синими книгами» и обрабатывать их для его издания. Считаете ли Вы, что это
было бы важно для дальнейшего углубления моих экономических познаний,
принимая во внимание то время, которое потребовал бы такой труд? Не
слишком ли тощи в большинстве случаев результаты толстых «Синих
книг»?»8. А. Тойнби в 80-х гг. XIX в. с глубоким сожалением говорил о социальных издержках, с которыми была связана промышленная революция для
низших классов, о вине английской элиты, столь мало сделавшей для решения порожденных индустриализацией проблем, и ее ответственности за обеспечение изменений уровня социальной защиты низкодоходных групп населения9.
Начинает статью автор с истории социальных реформ в Германии. По
его мнению, отсчет им ведется со времени «знаменитого письма кайзера» в
имперский парламент от 17 ноября 1881 года. Истинным же организатором
реформ выступил Бисмарк, чья только «храбрость, политический вес и воля»
могли начать грандиозное мероприятие. Реформы начались, с его точки зрения, для того чтобы решить проблемы, связанные с экономическим кризисом
конца 70-х – начала 80-х гг. и как противовес законам против социалистов.
Автор подробно останавливается на законе 1883 г. о страховании против болезни, первой части закона за обязательное страхование против несчастных
случаев 27 июня 1884 г., где его интересует схема работы, количество охваченных людей и суммы выплат. В итоге он приходит к выводу, что их положения «запутанны». «Первый считается успешным, о втором все еще трудно
окончательно судить, тут еще многое находится в работе и ее растущая тяжесть вызывает некоторую тревогу»10. «Но санкционированное сейчас мероприятие имеет совершенно другой характер, - продолжает он, - В его размах
включены почти все без исключения все люди старше 16 лет, мужчины и
женщины, постоянно работающие по найму в подчиненных должностях. Граница между подчиненными и неподчиненными должностями не всегда ясно
очерчена, так что генеральному совету несомненно требуется благоразумие
24
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
при решении различных ситуаций, например, в случае с владельцами субконтрактов у больших фирм и даже независимых рабочих, которые сами не нанимают к себе работников»11. Закон 1889 г. характеризуется как «самый решительный со времен английского билля об избирательной реформе
законодательный акт»12. Принятие его «настоящий прыжок в неизвестное»,
так как отсутствует настоящая статистика по количеству травм на производстве, но обзор имеющихся в наличии данных говорит о существовании простого правила – «нетрудоспособность удваивается в каждый последующий
период из пяти лет». А то, что правительство не стало собирать фактические
данные, горит только смелости реформаторов, «которым не до пустяков».
По закону был установлен пенсионный возраст – 70 лет, рабочие в соответствии своей зарплате делились на 4 класса, на базе которых шли выплаты
в пенсионный фонд. «Первый класс платит двенадцать пфеннигов, второй 18,
второй 24, третий 30 еженедельно…Каждому рабочему выдается карточка,
чтобы регистрировать получение платежа. К каждому еженедельному платежу мастером в карточке ставится штамп-отметка соответственной ценности,
выданная страховым правлением района и оплаченная на почте. В карточке
47 интервалов, соответствующая 47-ми неделям страхового года. Недели заверенной документом болезни и время военной службы считаются как недели
взносов по второму классу для тех, кто уже вошел в свой страховой период»13. Таким образом, государство платит только за граждан проходящих военную службу (по подсчетам - 8 миллионов в год). Образуется также по закону резервный фонд, подсчитаны расходы на чиновников, которые будут
осуществлять исполнение закона.
Сумму, которую будут платить немцы, нельзя назвать гнетущей - взносы
английских рабочих в свои добровольные кассы взаимопомощи в 4 раза
больше, чем самые максимальные выплаты фиксированные германским законом.
Особое внимание уделяет автор минусам закона, в деталях освещая споры в Германии. «Пенсии, которые нужно будет выплачивать в первые годы,
будут подсчитываться по уровню текущих выплат, который сравнительно
мал. С другой стороны получатели первых выплат требуют для себя равных
условий с их последователями»14. Другая проблема, то, что «гигантское сосредоточение капитала (подсчитывается как более 100 000 000 фунтов стерлингов) встречается с неприязнью и подозрением», превращаясь в объект игры биржевых дельцов и предмет «искушений чиновников в час нужды».
Решая проблему распределения доходов между «прошлым и будущим», путем ограничения первых взносов, закон не затрагивает вопрос о регулировании самих платежей. Если тарифные ставки все время будут повышаться –
пропадает сам смысл закона, который призван облегчить положение рабочих.
Еще одна проблема - затраты на осуществление закона. «Беря расходы на
марки, работу клерка, разбор, сортировку, хранение, подсчеты, надзор, арбитраж, суд, мы выйдем из скромного шиллинга. Эти скромные шиллинги
В. Куликов
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
складываются в год в более чем половина миллиона стерлингов, и это, не говоря уже о дополнительной работе взваленной на почту и государственных
чиновников. Включите сюда огромное количество бескорыстного труда,
только наклеивание 11 миллионов марок каждую субботу - ужасная статья
расходов»15.
«И только теперь мы можем понять, - пишет автор, - насколько пригодна
Германия быть сценой для этого великого филантропического эксперимента.
Нигде нет такой огромной, добросовестной, трудолюбивой и неподкупной
бюрократии, сколь эффективной, сколь и дешевой. Образование – это «лекарства на рынке» (поговорка, т.е. неходовой товар – В.К.). Обилие хороших
кадров может быть использовано для чистой и уважаемой работы за пустяковую цену. Прибавьте к этому, что Германия привыкла к официальному контролю, проволочкам, надсмотру полиции от рождения до могилы, и вы получит полный букет благоприятных условий, отсутствующих в Англии»16.
Приводя таблицы накопления пенсий по старости и инвалидности, многочисленные правила и исключения в законе автор часто проводит параллели
с Англией, сравнивая положение рабочих двух стран. Касается он вопроса об
основных государственных органах, проводящих реформу. Его занимают
многие сложные вопросы социального законодательства. Например, должна
ли пенсия по инвалидности и старости отличаться? Можно ли приравнять
старика-рабочего, несущего все тяготы повседневного труда, к молодому рабочему, закончившего его в самом начале?
«Англия перепробовала множество экспериментов за последние 500 лет.
Когда же заграничный государственный деятель имеет храбрость утвердить
новшество такого грандиозного размаха, мы должны смотреть с удивлением
и интересом, просто как непредвзятые студенты экономического факультета,
убежденные, что принцип «помоги себе сам» и стихийный рост более подходят для англичан, но так же надеющихся и желающих, что инициативное,
сознательное, в духе социалистической науки руководство может быть приспособлено и для других обстоятельств и привычек», заключает в итоге он17.
Как нам представляется, статья только подтверждает распространенное в
последнее время мнение о том, что «в странах первой волны индустриализации, начавших ее в первой половине ХIХ в., нет связи между уровнем развития и временем начала формирования развитой системы социальной защиты.
В ушедших вперед, лидирующих государствах она нередко формируется существенно позже, чем в государствах менее развитых. Большое влияние здесь
имеют национальная традиция, политическая ситуация»18. Хорошее подтверждение этому то, что Бисмарк, разделяя в большинстве случаев позицию жесткого индивидуализма, уважительно относился к старой германской традиции «стариковской доли», когда дети были обязаны не просто содержать
родителей, а отдавать им часть имущества. Таким образом, сложно точно установить связь между временем введения программ страхования и индустриализацией, урбанизацией, политическим участием рабочего класса, распро26
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
странением всеобщего избирательного права в Западной Европе. Определение причин и поводов распространения социального законодательства требует очень внимательного отношения.
 Примечания
Это не было только пустыми словами. Вильгельм не раз пафосно заявлял, что
«Предприниматели и акционеры должны уступить; рабочие – его подданные, о которых он
обязан заботится; если миллионеры-промышленники не пожелают исполнить его волю, он
отзовет свои войска. Если после этого запылают виллы богатых собственников и директор о в и сады их будут растоптаны, то они присмиреют» (Бисмарк О. Мысли и воспоминания. Т. 3. М.: ОГИЗ. СОЦЭКГИЗ, 1941. С. 49).
2
В последствии Вильгельм чаще придерживался своего обычного мнения, что только
он является выразителем интересов рабочих. Соответственно стачки не допустимы в
принципе (Бисмарк О. Указ. соч.).
3
Бисмарк О. Мысли и воспоминания. С. 36.
4
Шмидт К. – Энгельсу Ф. 5 марта 1891 года. Из истории марксизма-ленинизма и международного рабочего движения. М., Политиздат. С. 467.
5
Бисмарк О. Мысли и воспоминания. Т. 3. М.: ОГИЗ. СОЦЭКГИЗ, 1941. С. 44.
6
Там же.
7
В актив можно записать только официальное признание ответственности работодателей за травмы на производстве в 1880 году.
8
Шмидт К. – Энгельсу Ф. 25 июня 1890 года. Из истории марксизма-ленинизма и
международного рабочего движения. М., Политиздат. С. 458.
9
Toynbee A. Lectures on the Industrial Revolution England: Popular Addresses, Notes and
Other Fragments. With a Short Memoir by B. Jowett. London, 1884.
10
The Times. June 19, 1899. P. 4.
11
Ibid.
12
Ibid.
13
Ibid.
14
Ibid.
15
Ibid.
16
Ibid.
17
Ibid.
18
Гайдар Е. Богатые и бедные. История пенсий // Вестник Европы. 2003. № 10. Интернет-публикация. www. magazines.russ.ru
1
А.Н. Михеева
Концепция расово-религиозного сепаратизма
в идеологии Малькольма Х (1925-1965 гг.)
Большинство современных отечественных и зарубежных ученых под сепаратизмом понимают процесс отделения части территории от единого государства с целью достижения государственной независимости или присоединения к другому государству. Сепаратизм – сложное и многозначное явление
политической жизни. В XX – начале XXI в. он стал той реальностью, с котоА.Н. Михеева
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рой не может не считаться фактически ни одно из многонациональных государств мира. Сепаратизм порождает очаги нестабильности, которые все труднее сдерживать в узких религиозных рамках. В результате экскалации сепаратистских конфликтов усиливается угроза международному миру и
национальной безопасности.
На наш взгляд, условно можно выделить три вида сепаратизма:
- этнический;
- религиозный;
- расовый.
Основные требования большей части этнических сепаратистских сил заключаются в следующем: культурное возрождение (создание широкой культурной автономии с использованием в самоуправлении и образовании родного языка), экономическая самостоятельность (возможность распоряжаться
природными ресурсами и экономическим потенциалом, имеющимися в пределах этнической территории), политическое самоуправление (учреждение
местного национального самоуправления в границах этнической территории).
Необходимо отметить, что объем требований этнических сепаратистов зависит от степени развитости и сложности структуры этноса, его внутренней социальной дифференциации. Лидеры менее развитых этнических общностей,
сохраняющих пережитки родо-племенных отношений, как правило, выступают за предоставление независимости и выдворение всех чужаков (например, лидеры национального движения в индийском штате Ассам). У более
крупных и развитых этносов масштаб требований шире: культурная и национально-территориальная автономия, экономическая и политическая самостоятельность (Каталония).
Отличие религиозного вида сепаратизма от этнического состоит в том,
что на первый план выступает не этническое, а религиозное самосознание.
Представители религиозного сепаратизма иногда даже принадлежат к той же
этнической общности, что и основное население государства. Так, приверженцы сикхизма (сикхского сепаратизма) в этническом отношении являются
частью пенджабского этноса, внутри которого большинство составляют верующие индуисты и мусульмане, лояльно относящиеся к целостности соответственно Индии и Пакистана.
Для
расового
сепаратизма
характерно
требование
расовотерриториальной автономии, а также экономической самостоятельности и
политического самоуправления.
Следует подчеркнуть, что существуют этнический, религиозный, расовый сепаратизмы в “чистом” виде, однако часто происходит и их объединение между собой. Так, часто религиозный сепаратизм сливается с этническим: на Кипре (мусульмане турки-киприоты против христиан грековкиприотов), в Шри-Ланке (индуисты тамилы против буддистов сингалов) и
т.д. Вместе с тем существует феномен “расово-религиозного сепаратизма”,
28
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
влияние которого в период 50 – 60-х гг. ХХ в. испытали Соединенные Штаты
Америки.
Основоположниками расово-религиозного сепаратизма выступили Элайджа Мухаммад, руководитель афро-американской религиозной националистической организации “Нация ислама” и его ближайший помощник Малькольм Х. Дело в том, что Э.Мухаммад заложил основу для концепции расоворелигиозного сепаратизма. Однако Малькольм существенно переработал и
дополнил ее. Вместе с тем, нельзя не отметить, что Малькольм, будучи официальным оратором и выдающимся лидером “Нации ислама”, пропагандировал идею расово-религиозного сепаратизма по всей стране. Для этого он использовал телевидение, радио, газеты, а также выступал перед студенческой
аудиторией.
В соответствии с п.4 программного документа “Чего хотят мусульмане?”
под редакцией Элайджа Мухаммада сказано: “Мы хотим, чтобы нашему народу в Америке, чьи родители, бабушки, дедушки были потомками рабов,
разрешили создать собственное отдельное государство – либо на этом континенте или где-нибудь в другом месте. Мы считаем, что наши бывшие рабовладельцы-хозяева обязаны предоставить такую землю, и она должна быть
плодородной, богата полезными ископаемыми”1. Далее отмечается, что белые
американцы обязаны оказывать будущему афро-американскому государству
помощь в течение 20-25 лет, пока оно само не сможет удовлетворять все свои
нужды2.
Малькольм Х горячо отстаивал идею расового государства, которым будут самостоятельно управлять афро-американцы. Он был убежден, что чернокожий народ имеет полное моральное право на формирование независимого государства. По его мнению, афроамериканец не может считать США
своей родиной, так как “его привезли сюда в цепях, он был обращен в рабство
и работал как мул в течение 300 лет; его отделили от родной земли, культуры,
Бога, языка”3.
Важной составной частью концепции расово-религиозного сепаратизма
является критика расистских принципов американского общества, которое
неспособно правильно оценить степень назревшего конфликта и найти верное
решение. Малькольм Х говорил: “Нет, я не американец. Я один из 22 миллионов чернокожих, которые являются жертвами американизма, так называемой демократии и лицемерия”4. Выступая в защиту своего народа, лидер афро-американских националистов резко критиковал белых американцев,
которые предлагали интеграцию в качестве решения расовой проблемы. “Интеграция не решит нашей проблемы. Это ошибочное решение. Это лицемерный подход к проблеме, ловкий план, придуманный вами и распространяющийся через ваших чернокожих марионеток..., - заявлял Малькольм, –
Интеграция не полезна ни одной из сторон. Она уничтожит вашу расу и ваше
правительство, она сокрушит нас, но проблема останется неразрешенной”5.
А.Н. Михеева
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таким образом, немедленный и полный сепаратизм – единственно верное
решение расовой проблемы.
Одной из наиболее сильных сторон концепции расового сепаратизма является убеждение Малькольма Х в том, что создание самостоятельного афроамериканского государства – это божественное решение Аллаха. “Воля Бога
Аллаха на сегодняшний момент – полный сепаратизм чернокожих от их хозяев-рабовладельцев...,”6 – утверждал Малькольм Х. По его мнению, если афроамериканцам не предоставить отдельную территорию для образования их
собственного государства, то произойдет гибель американской белой расы. В
этом черному народу США поможет “всемогущий” Аллах. Как нам представляется, Малькольм мечтал о создании самостоятельного государства афроамериканцев, которые бы исповедовали только религию ислам. Необходимо
отметить, что аргументация Малькольма в защиту афро-американского сепаратизма чрезвычайно изобилует примерами из христианской Библии. На наш
взгляд, это не случайно. Видимо, Малькольм, постоянно аппелирующий в
своих многочисленных выступлениях к белым американцам, хотел показать
им на примерах из Библии историческое правоприемство событий прошлого
и настоящего. Так, Малькольм сравнивает Элайджу Мухаммада с Моисеем,
одним из главных ветхозаветных пророков. По преданию Моисей вывел еврейский народ, угнетаемый и притесняемый египетским фараоном. Он водил
евреев в течение 40 лет по пустыни в поисках земли обетованной. Когда они
нашли ее, то обрели мир и спокойствие. Таким образом, Малькольм открыто
заявлял о необходимости расового отделения для собственного народа и создания самостоятельного государства. Тем не менее, считал, в отличие от Мухаммада, что сепаратизм займет много времени, поэтому в настоящий момент
афро-американцам следует позаботиться о самих себе в месте проживания –
США. “Я есть и всегда буду мусульманином. Моя религия – ислам, - говорил
Малькольм, - Я думаю, что решение расовой проблемы Мухаммада самое
лучшее. Я убежден, что идеальный вариант – полный сепаратизм черного народа США от белого... Но сепаратизм – длительный процесс, и пока он не воплотился в жизнь, 22 миллионам чернокожих американцев прямо сейчас
нужна хорошая еда, одежда, жилье, образование и работа”7.
Примечательно, что Малькольм Х не дал четкого описания механизма
отделения черной расы от белой. Нет доказательств того, что он поддерживал
идею революционного переворота или помощи иностранных государств в образовании независимого афро-американского государства. Как считает американский историк Питер Пэрис, Малькольм представлял, что новое государство будет создано США в результате издания нормативного акта
американского Конгресса8.
Конкретизируя концепцию расово-религиозного сепаратизма, Малькольм Х пришел к выводу, что необходим “полный” сепаратизм. По его мнению, он заключается не только в территориальном отделении одной расы от
другой, но и нравственном совершенствовании афро-американцев, противо30
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
поставлении духовной деградации белых американцев и морального возрождения черного народа США. Почтенный Элайджа Мухаммад учит чернокожих тому, что они должны прекратить употреблять алкоголь, курить, вступать в добрачные связи и прелюбодействовать, играть в азартные игры..., указывал Малькольм Х, - Однажды мы избавимся от этих безнравственных
привычек, что сделает нас более благочестивыми, богоподобными и праведными. Господь станет нашим защитником, и мы достигнем поставленных целей”9.
Таким образом, суть концепции расово-религиозного сепаратизма состоит, на наш взгляд, в требовании территориальной автономии для афроамериканцев, экономической самостоятельности, политического самоуправления в новом государстве. Более того, подчеркивается особая роль религии
ислама в процессе расового сепаратизма. Безусловно, сама идея расоворелигиозного сепаратизма в США в период 1950 – 1960-х гг. была утопична,
так как не было совокупности необходимых объективных и субъективных
факторов. Тем не менее, заслуга Малькольма Х заключается в том, что он, заимствовав концепцию расового сепаратизма Э. Мухаммада, существенно дополнил, переработал и достаточно четко и ясно изложил ее в своих трудах.
 Примечания
1
Elijah Muhammad “What do the Muslims want” // Black Nationalism in America. N.Y.,
1970. P. 404.
2
Ibid. P. 404.
3
Lomax Lois E. When the word is given; a report on a Elijah Muhammad, Malcolm X and
the Black Muslim world. N.Y., 1963. P. 169.
4
Цит. по: Paris Peter J.Black Leaders in Conflict. N.Y., 1978. P. 170.
5
The speeches of Malcolm X at Harvard. N.Y., 1969. P. 127.
6
Lomax Lois E. When the word is given; a report on a Elijah Muhammad, Malcolm X and
the Black Muslim world. N.Y., 1963. P. 149.
7
Цит. по: Paris Peter J. Black Leaders in Conflict. N.Y., 1978. P. 142.
8
Ibid. P. 195.
9
The Negro protest. J. Baldwin, Malcolm X, M.L. King talk with K.B. Clark. Boston,
1963. P. 29.
К.С. Советова
Африка в творчестве писателей и художников
«африканского зарубежья»
Во второй половине XX в. процесс исхода интеллектуалов из Африки в
страны Западной Европы и Америки приобрел значительные масштабы. У
писателей, живущих, в силу разных обстоятельств, за пределами африканского зарубежья, главной темой произведений оставалась Африка. В книге «Аке,
К.С. Советова
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
годы детства» (1981) лауреату Нобелевской премии по литературе 1986 г. Воле Шойинке удалось восстановить в памяти мгновения, проведенные с отцом,
матерью, братьями и сестрами, атмосферу семьи, детали быта – впечатления,
во многом универсальные1. Для Чинуа Ачебе лицом Африки была Онича, город на левом берегу реки Нигер, через который пролегал путь «к сердцу народа игбо»2. Стремясь интегрировать читателя в атмосферу Африки, они использовали различные средства, которые помогали не африканцам:
европейцам, азиатам и американцам - приблизиться к их пониманию.
Африканская тематика произведений была присуща не только писателям, но и художникам. Примером тому служит творчество Узо Эгону. Однако
он покинул родину, когда ему было 13 лет. Поэтому его Африка - это, главным образом, мир ребенка: животные, растения, окружавшие его люди и утварь (ритуальные предметы, маски). Именно воспоминания детства определили тематику произведений. Многие его произведения (они в большинстве
своем написаны в наивной манере) отличаются яркостью, образностью и простотой, которая делает их привлекательными и доступными3.
В произведениях писателей и художников отражалась тоска по Родине,
по пескам и пальмам Отечества. Африка для них существовала как некий
объективный мир, который они воспринимали иначе, чем не африканцы.
Собственно африканцы за пределами Африки тоже были «иными», даже если
они были облачены в европейский костюм и воспитывались под «европейским зонтиком». Именно поэтому писатели и художники видели свою задачу
в том, что развеять существующие «мифы» о «дикости» Африки и ее жителей
(на обывательском уровне Африку воспринимали как нечто экзотическое, как
“иной мир”, чуждый Европе и Америке). Африканцы пытались посредством
своего творчества доказать, что африканцы – такие же люди, как и белые, и у
них есть своя история и культура.
Обращаясь к Африке, писатели стремились показать ее прошлое правдиво. В центре их внимания оказались конкретные события: революции, войны,
реформы, смена правительств. Неотъемлемой частью африканского мира писателей и художников был город: Абеокута, Лагос, Онича. Он был частью
африканского мира лауреата Нобелевской премии (1986 г.) В. Шойинки. Писатель был убежден, что преступно видеть в Африке участок суши с экзотической флорой и фауной. Его африканский мир включал машины и механизмы, нефтяные вышки, гидроэлектростанции, пишущую машинку,
компьютеры, самолеты, железнодорожные составы, автоматы и огнеметы,
бронзовые скульптуры и много чего еще, что можно рассматривать как вечное и универсальное.
Человек и природа, взаимоотношения между ними определили главные
сюжеты произведений Узо Эгону (серия картин «Четыре сезона», 1983 г.).
Персонажи его картин живут в гармонии с природой («Очарование закатом»,
1973 – 1974 гг.). Она является источником их бытия, мира, в котором они существуют. Отношение Узо к природе оставалось уважительным и чутким на
32
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
протяжении всей жизни. Как подобает истинному игбо, он видел силу и могущество природы, даже находясь вдали от Африки. Его отношение к ней
было подобно тому, как поклоняются Богу.
В силу того, что многие писатели десятилетиями жили за рубежом, Африка присутствовала на периферии сознания интеллектуалов. Она воспринималась сквозь призму времени и воплощалась в весьма рафинированные образы, «сны», «грезы» об Африке.
Между тем в творчестве африканцев одной из главных является и тема
страдания. Африка предстает перед читателями как «зона», «ловушка», «лабиринт», «планета рабов», «болото войны». «Страдания правят миром» - к такому выводу приводят их писатели. Б. Окри, в отличие от В. Шойинки в своих произведениях абстрагируется от фактора «цвета». Его герои, будучи
невидимыми, не всегда могут быть идентифицированы как африканцы. Их
волнуют обычные для всех людей, независимо от цвета кожи, проблемы.
Главной из них является проблема выживания.
При написании романа “Тропою голода” Б Окри использовал миф о
“бесконечно возвращающемся ребенке”4 – абику (получеловеке, полудухе).
Главный герой романа Лазарус (Азаро) видит то, что не замечают обычные
люди. Его переходы из одного мира в другой, из одного состояния в другое
просты и естественны.
Пройдя через страдания (в романе он постоянно ощущает чувство голода
и наблюдает, как едят другие), имея возможность вернуться на уровень духов, откуда, собственно, он и был на время «послан» на землю, главный герой
остается с людьми. И хотя текст романа не содержит каких-либо прямых указаний на место, где происходят события, ясно, что это Африка – мир страха,
где правит зло и насилие.
У. Эгону в годы гражданской войны в Нигерии (1967-1970) создал цикл
картин под названием "Война и мир". Его волновали судьбы людей, их мысли, чувства, переживания. В картине "Мать и дитя" Узо видит Мадонну (Богоматерь) - она олицетворяет надежду на спасение, уверенность в завтрашнем
дне.
Африканский мир в творчестве африканцев многолик и многообразен. В
определенном смысле он похож на рынок (воплощение ароматов и ритмов
Африки), где можно все купить и все потерять. В. Шойинка так описывает
базар Абеокуты – города его детства: «… Я свернул на базар. Перец всех
форм и размеров лежал в изобилии на деревянных и глазированных блюдах.
Гари, высившееся горами, низводило к ничтожеству те чашки, в которых оно
появлялось на кухне. Земляной запах ямсовой муки защекотал в ноздрях задолго до того, как я подошел к тыквам, в которых она находилась. Соль сменилась обилием овощей, клубней, раков, сушеной рыбы, затем пошли мясные
прилавки, за которыми мужчины сверкали длинными обоюдоострыми ножами над глыбами мяса, отгоняли от него мух». Б. Окри тоже описывал городской рынок: цветные циновки, калебасы, домотканые наряды, изделия из деК.С. Советова
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рева и бронзы - мир хаоса с обилием обжигающих запахов и многоголосием
брани, ругани, угроз, пчелиный рой, столики с товарами, земля, пропитанная
влагой, при большом количестве людей превращающаяся в грязь, перемешиваясь с раздавленной едой, в лохмотьях, почти голые дети: «маленькие девочки, играющие в песке со смятыми консервными банками, необрезанные
мальчики, прыгающие вокруг, издавая звуки автоматной очереди». Воздух
«вибрирует от ядовитого жара и испарений воды из гниющих канав». Рынок
наполнен различными ароматами: запахом подгнивших овощей, свежих
фруктов, сырого мяса, жаренного мяса, пахучей рыбы; там «плавали запахи
жареной кукурузы и свежеокрашенной одежды, коровьего навоза и арабской
парфюмерии, ростки перца обжигали глаза и щекотали ноздри». Все здесь
теснилось друг к другу, заполняя любое свободное место, громоздясь в фантастическом беспорядке.
Стремясь вовлечь читателя в атмосферу Африки, писатели и художники
использовали различные средства. Свои ощущения они пропускали сквозь
разум и сознание, в результате чего по-своему трактовали образ Африки. Понимая, что восприятие литературы и живописи происходит на индивидуальном уровне и не зависит от этнической и расовой принадлежности, они пытались сделать свои произведения доступными для всех: африканцев и не
африканцев.
 Примечания:
Шойинка В. Аке, годы детства // Шойинка В. Избранное. М.: Радуга, 1987. С. 270.
Achebe Ch. Onitsha: Gift of the Niger. //Morning Yet on Creation Day. London: Heinemann, 1975. P. 90.
3
Oguibe О. Uzo Egonu. An African Artist in the West. London, Kala Press, 1995. P. 131.
4
Окри Б. Голодная дорога. СПб.: Амфора, 2001. С. 310.
1
2
А.С. Загрузина
Политическая элита Сирии
Процесс формирования современной политической элиты в Сирийской
Арабской Республике (САР) носил затяжной характер. Он начался на рубеже
60 – 70-х гг. XX в. и закончился только в первые годы ХХI в. На формирование политической элиты повлияли как традиционные национальные ценности
(обычаи, религия), так и современные проблемы и тенденции.
В результате нескольких военных переворотов конца 1950-х – начала
1970-х гг. к власти в Сирии пришла Партия Арабского Социалистического
Возрождения (ПАСВ). Длительная внутрипартийная борьба окончилась в
1973 г. («Мартовская революция») победой левой (промарксистски настроенной) группировки молодых офицеров, возглавляемой министром обороны и
34
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
командующим военно-воздушных сил Хафезом Асадом. Именно с этого момента формирование новой политической элиты стало одной из основных задач властей. Ее решение сопровождалось различными структурными изменениями внутри правящего блока.
«Старая» политическая элита состояла из представителей крупной городской, торгово-финансовой и военно-бюрократической буржуазии, ориентировавшейся на Западную Европу, в первую очередь, на Францию. К тому
же, абсолютное большинство представляло собой сторонников суннитской
ветви ислама1.
Новое руководство, в силу идейных убеждений, было ориентировано на
построение социалистического строя в стране и создание единой арабской
нации. В ее ряды входили в основном военнослужащие, отражавшие интересы широких слоев населения. Большинство из них было выходцами из алавитской общины (крайне радикальной шиитской секты)2.
Поэтому Х. Асаду необходимо было создать такое политическое окружение, которое учитывало бы интересы обеих сторон.
В ходе формирования новой политической элиты прослеживался ряд
четких тенденций.
В первую очередь произошло повышение образовательного уровня политических деятелей. Представители старой политической элиты, как правило, имели среднее специальное или высшее юридическое образование и обучались в Дамасском Государственном университете или в Парижском
университете (Франция). Новые политические деятели имели по два - три диплома и высшее образование получали не только в Сирии, но и в Ираке,
СССР, странах Западной Европы. Несмотря на то, что пришедшая к власти
группировка состояла в основном из военных, доля военного образования
стала постепенно снижаться. У власти отныне находились деятелипрофессионалы: юристы, педагоги, инженеры, медики, агрономы3.
Одновременно изменились и сроки пребывания политических деятелей
на своих постах. В период 1918 – 1971 гг. пребывание одного деятеля ограничивалось одним - двумя сроками. Редко когда политик занимал пост три, четыре раза. В период 1970 – 1990-х гг. прослеживается тенденция к увеличению периода пребывания на должности. При этом политический деятель,
даже если он находился в пожилом возрасте, мог занять другой пост, менее
важный. На его место приходил другой, более молодой политик.
Так постепенно происходило омоложение политической элиты. Средний
возраст политического деятеля, пик деловой активности которого приходился
на 1950-е – начало 1960-х гг., составлял 66 – 69 лет. На современном этапе
эти показатели снизились до 40 – 50 лет.
Острая необходимость урегулирования политико-религиозного конфликта между суннитами и алавитами побудила Х. Асада, будучи уже президентом САР, провести упорядочение функционирования властных структур.
Главная роль в них отводилась армии и спецслужбам, большинство предстаА.С. Загрузина
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вителей которых было выходцами из алавитской общины (до 90%), но возглавляли их лично преданные Х. Асаду сунниты. На уровне законодательных
органов большинство составляли сунниты. Алавиты контролировали их деятельность.
И, наконец, некоторая демократизация политической общественной
жизни, обусловленная внутренними и внешними причинами, привела к некоторому сближению политической элиты с народными массами. Это проявилось, в первую очередь в том, что общедоступной стала информация о семейном положении, личной жизни и хобби политических деятелей. В семьях
большинства из них насчитывалось два - три ребенка, что само по себе являлось показателем отхода от традиционного принципа многодетности но востоке и отражало общемировые тенденции4.
Среди увлечений деятелей политики в САР одно из первых мест занимает чтение, а также написание собственных трудов. Политики увлекались сирийской литературой, отражающей традиции и обычаи страны, и литературой
(в основном исторической) Западной Европы, США, России. Предпочтение
отдавалось исследованиям в области освободительных движений, борьбы с
фашистскими режимами в Европе и СССР. Хотя известно, что в рамках специальных компаний, проводимых главой государства, например, в 1986 г.
представители политической элиты знакомились даже с мировой детской литературой5.
Труды самих деятелей, в основном, посвящены месту Сирии в мировой
цивилизации, участию сирийских представителей в коммунистических программах и т.д. В основном, они были написаны на арабском и французском
языке.
Таким образом, президенту Х. Асаду и его ближайшему окружению удалось гармонизировать соотношение традиционных основ общества и современных тенденций, временно урегулировать суннито-алавитские противоречия, а также создать такую политическую элиту, которая отвечала бы
практически всем требованиям демократического политического образования
не только в странах Востока, но и на мировом уровне.
 Примечания:
1
23.
Ахмедов В. М. Сирия на рубеже столетий: власть и политика Москва, 2003. С. 22-
Там же. С. 30.
Who is who in the Arab world (1971-1972). 763 p.
4
Кто есть кто в мировой политике. Москва, 1991. С. 37.
5
Детская литература 1986. № 2. С. 69.
2
3
36
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д.А. Савин
Внешняя политика Турции (1983 – 1993)
Внешняя политика Турции в 80 – первой половине 90-х гг. XX в. развивалась динамично и претерпела значительные изменения. Можно выделить
два этапа на пути ее эволюции. Первый этап включал шесть лет премьерства
Тургута Озала (1983 – 1989). Второй (1990 – 1993) этап проходил под знаком
персидского кризиса и распада Советского Союза, что знаменовало собой
кардинальные перемены во внешней политике Турецкой Республики, характеризовавшиеся переходом от роли пассивного “наблюдателя” к активным
действиям.
Т. Озал не думал, что геополитическая и стратегическая роль Турции коренным образом изменилась с окончанием холодной войны. Возникновение
новых (в том числе тюркских) государств, трансформация ситуации на Балканах создавала условия для активного участия Турции в работе международных организаций и комитетах, координирующих деятельность стран Западной Европы и США в регионе. По мнению Т. Озала, Турция не должна
была демонстрировать явного интереса к территориальным изменениям в Европе и Средней Азии, в непосредственной близости от собственно турецких
границ. Однако следовало учитывать, что ранее значительная часть этих земель входила в состав Османской империи.
С точки зрения Бердала Арала1, формула М. К. Ататюрка “мир в стране,
мир во всем мире” изжила себя в 90-х гг. ХХ в., и, препятствуя активности
Турции на международной арене, не могла больше оставаться ключевым
принципом ее внешней политики. Изменения на территории бывшего Советского Союза и в Восточной Европе требовали разработки новой внешнеполитической стратегии для Турции: прежняя политика статус-кво, ориентированная на соблюдение нейтралитета (“безразличие к окружающему миру”)2,
более, по мнению Т. Озала, не соответствовала интересам динамично развивающейся страны.
Период 1983 – 1990 гг. характеризовался налаживанием партнерских отношений со странами Ближнего и Среднего Востока. В ходе него укрепились
связи со странами Европы и Северной Америки, обозначились основные приоритеты. Правительство сделало ставку на сотрудничество с США и ФРГ, которые были объявлены главными экономическими партнерами Турции.
Стремление Т. Озала продемонстрировать лидерам стран Запада свое
намерение вступить на путь демократизации было омрачено развернувшимися с 1985 г. боевыми действиями против курдских повстанцев, которые с
оружием в руках добивались обеспечения гражданских прав, нарушения которых послужили предлогом для отклонения заявки Турции о вступление в
Европейский Союз (ЕС). Отказ во вступлении в ЕС привел к охлаждению отД.А. Савин
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ношений Турции со странами Западной Европы, что послужило поводом к
поиску новых партнеров, сотрудничество с которыми могло бы стать взаимовыгодным.
История советско-турецких отношений прошла через периоды подъемов
и спадов. 26 декабря 1984 г. председатель Совета министров Н. Тихонов подписал в Анкаре торговое соглашение сроком на пять лет. Оно явилось трамплином для дальнейшего развития двусторонних отношений. Во время визита
Т. Озала в Москву 24 октября 1986 г. было заключено соглашение о поставках из СССР в Турцию природного газа. 12 марта 1991 г. был подписан новый
двусторонний договор о дружбе и сотрудничестве, благодаря которому на
территории Советского Союза возникли турецкие строительные фирмы. Они
после распада СССР активно начали осваивать внутренний рынок России и
СНГ.
В первой половине 1980-х гг. были заложены основы сотрудничества
между Турцией и Китаем. В феврале 1984 г. председатель Госсовета КНР Ли
Сяньнянь посетил Анкару. В июне 1985 г. состоялся визит Т. Озала в Пекин.
Установление контактов с Китаем подтвердили общее мнение политических
деятелей и специалистов в области международных отношений о том, что
Турция превращается в субъект мировой политики, расширяя границы своего
сотрудничества далеко за пределы региона. Подтверждением тому служат
также попытки сотрудничества с Индией, Японией, Бангладеш, Южной Кореей, Индонезией и другими странами.
Активизация внешнеполитического курса Турции в 1980-х гг. в значительной мере стало следствием прихода к власти гражданского правительства. Немаловажную роль в расширении “зоны” сотрудничества сыграл лично
Т. Озал. Ему нередко приходилось принимать компромиссные решения и
вступать в конфликты, как, например, в решении кипрского вопроса, приведшего к многолетней конфронтации между Турцией и Грецией. Кризис способстовал налаживанию переговорного процесса между лидерами двух стран
(А. Папандреу и Т. Озала). Переговоры в Давосе в 1988 г. сопровождались серией официальных визитов, что явилось прорывом во взаимоотношениях
двух стран3. Позитивные итоги не замедлили сказаться на процессе интеграции Турции в ЕС. Греция на сессии НАТО в марте 1988 г. поддержала Турцию в вопросе ее полноправного членства в организации. Стороны договорились о выработке мер доверия, способных исключить возможность
вооруженной конфронтации между ними.
Турция стала одной из первых стран, оказавших помощь Армении после
землетрясения 7 декабря 1988 г., разрушившего город Спитак, - это было своего рода покаяние за геноцид армян в 1915 г. и вполне могло бы стать поводом для восстановления добрососедских отношений. Однако конфликт между
Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха, разразившийся в том
же 1988 г., заставил армян вновь вспомнить о перипетиях турецко-армянских
отношений. Поводом для обострения отношений послужила поддержка Тур38
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
цией Азербайджана в начавшемся конфликте (но прямого вмешательства не
было) - она мотивировалась религиозными соображениями и желанием установить влияние на сопредельной территории. Нейтралитет Турция сохраняла
в ирано-иракском противостоянии, что способствовало развитию тесных экономических отношений с каждой из враждующих сторон.
В сложных условиях перехода Турции от военного к гражданскому режиму правления был выработан гибкий механизм внешнеполитической адаптации к противоречивой и неоднозначной реакции мирового сообщества на
явления и факты как внутриполитического положения в стране, так и на особенности ее внешней политики. Турция решила важные для себя задачи. Были определены специфические национальные интересы страны. Сложились
возможности для обеспечения суверенитета за счет проведения сбалансированной, многосторонней внешней политики, опирающейся на столь же разветвленное экономическое сотрудничество с другими странами, прежде всего
со странами Европы и США. Между тем все еще неразрешимой оставалась
проблема идентичности, связанная с необходимостью самоопределиться в
рамках региона и мирового сообщества, в пределах исламского мира и государств с разными общественно-политическими системами.
С распадом СССР окончилась холодная война, завершилось противостояние двух агрессивных блоков. Мир из биполярного превратился в однополярный. Надобность в Турции как щите от распространения коммунизма
отпала, и ей необходимо было искать новые ориентиры во внешней политике.
Реальностью стала ее политическая, экономическая и идеологическая экспансия в регионы, некогда входившие в состав Османской империи (государства
Северной Африки и ближнего Востока, Ирак, Закавказье, Крым, Балканы), и
те, с которыми Турцию соединяли исторические и этноконфессиональные
связи (Иран, Пакистан, республики Средней Азии, Татарстан, Башкортостан).
В начале 1992 г. основной тактической задачей во внешней политике
Турции стало сотрудничество с государствами Средней Азии. Турецкое руководство намеревалось таким образом убедить Запад, прежде всего, США, в
преимуществах посреднической функции и ее использования в ходе реализации
преследуемых
НАТО целей и задач. В феврале 1992 г., во время визита в Вашингтон премьер-министра Турции С. Демиреля и его переговоров с президентом США Д.
Бушем, турецкая сторона заявила об изменении своего регионального статуса,
о способности активно участвовать в определении политического будущего
СНГ. Турция рассматривала себя как “большого брата” (“наставника”, играющего в значительной мере цивилизаторскую роль) по отношению к новым
тюркским республикам, и хотела, чтобы их развитие протекало в том же русле.
Турция финансировала строительство учебных заведений, где наряду с общеобразовательными предметами преподавался и турецкий язык. По телевидению велись трансляции турецких новостей, распространялись турецкие книги
и публикации. Все делалось, в конечном итоге, для распространения культурД.А. Савин
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ного пантюркизма. Устанавливая свое влияние в регионе, Турция заботилась
об обеспечении национальной безопасности. Ибо, по ее мнению, светское образование не позволит зародиться фундаменталистским течениям во взрывоопасном (исламском) регионе.
Но, если политика в отношении новых суверенных республик не вызывала критики со стороны оппозиции в адрес правительства, то авторитарные
методы Т. Озала во время кризиса в Персидском заливе явились поводом для
открытого недовольства. Оппозиция возникла даже внутри партии Отечества
по вопросу об открытии второго фронта и перекрытия нефтепровода, обернувшегося существенными финансовыми потерями. В итоге Т. Озал уступил,
ограничившись концентрацией у границ с Ираком 100-тысячного контингента.
C начала 1990-х гг. Турция стала претендовать на роль регионального
лидера. В рамках концепции экономической интеграции стран черноморского
бассейна Т. Озал предложил создать нечто вроде альтернативы ЕС – Организацию Черноморского Экономического Сотрудничества. В начале в переговорах участвовали лишь Турция, СССР, Болгария и Румыния. Настоящую
декларацию 25 июня 1992 г. подписали уже одиннадцать государств, включая
Грецию и Албанию. Целью организации было “создание благоприятных условий и установление институциональных соглашений между черноморскими странами для развития экономических отношений с использованием преимуществ, возникающих из географического положения и дополнительной
природы их экономик”4. Была разработана программа, в которой, однако, утверждалось, что она не намерена конкурировать с уже существующими интеграционными программами (типа Европейского Сообщества), но являлась
процессом более высокого уровня интеграции в западную экономику. Зона
черноморского экономического сотрудничества рассматривалась как институт по обеспечению мира и стабильности в регионе.
В рассматриваемый период продолжали развиваться и отношения с Грецией. 2 февраля 1992 г. премьер-министры обоих стран С. Демирель и К.
Митсотакис подготовили соглашение о “дружбе, добрососедстве и сотрудничестве”.
27 августа 1992 г. Турция установила дипломатические отношения с
Боснией-Герцеговиной, Хорватией, Македонией и Словенией. 18 декабря того же года Турция и Венгрия подписали соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности с целью борьбы с терроризмом и преступностью5.
Таким образом, в 1980-х и 1990-х гг. стало очевидным то, что Турция
заявила о себе как о субъекте самостоятельной, активной, гибкой, исходящей
из целей обеспечения национальных интересов внешней политики, реализуемой в соответствии с принципом взаимозависимости, в том числе в отношениях с крупнейшим государством мира – США. Принцип взаимозависимости
предусматривал, что, во-первых, без Турции США не должны решать проблем, связанных с “советским наследством” на Кавказе и в Средней Азии. Во40
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вторых, Турция обрела право противодействия экспансии исламского фундаментализма со стороны таких стран, как Иран и Ливия. В-третьих, именно
Турция была призвана сыграть особую (посредническую) роль в разрешении
кризиса, связанного с Ираком.
 Примечания
1
Aral B. Dispensing with Tradition? Turkish Politics and International Society During the
Ozal Decade, 1983-1993 // Middle Eastern Studies. Vol. 37. № 1, 2001
2
Ibid. P. 78
3
Brjwn James. Turkey in the Age of Glastnost // Current History, November, 1990. P. 378
4
Mayal S.V. Turkey: Thwarted Ambition. W., 1997. P. 63
5
Heper M. Historical Dictionary of Turkey. L., 1994. P. 46, 48
Е.Д. Васильева
Проблемы количественной
оценки мусульман во Франции
Последние десятилетия практически во всех странах Западной Европы
нарастает «исламский миграционный бум». В европейских города, таких как
Париж, Антверпен, Франкфурт, возникли мусульманские кварталы, что позволяет некоторым исследователям говорить о «исламизации» Старого континента1. Считается, что среди европейских государств Франция занимает
первое место по числу лиц принадлежащих к исламской культуре. Но неоднократно ставившийся вопрос о точном количестве мусульман во Франции не
нашел пока ответа.
В отличие от других стран, во Франции действует запрет на проведение
статистических подсчетов на базе религиозной принадлежности. Последняя
перепись, где задавался вопрос о вероисповедании, датируется 1872 г.2 Разнородный характер сведений откровенно проявляется в любом исследовании на
эту тему. Постоянное движение населения и приобретение иммигрантами
французского гражданства делают любые попытки подсчета зависимыми от
текущей ситуации. Оценки демографов, социологов и историков, которые
сталкиваются с многочисленными методологическими и этическими затруднениями, позволяют получить только приблизительные данные.
Еще в 1989 г. Бруно Этьен в своей работе3 отмечал трудность в том, чтобы
назвать цифры, отражающие реальное состояние мусульманской части населения. Одна из таких трудностей заключается в том, что понятие «религиозная
идентичность» не является постоянной, неменяющейся характеристикой того
или иного индивида. Например, трудно поддается количественному определению широко представленное во Франции явление религиозной конверсии уход или возвращение к вере. Как отмечает Жослина Сезари, «весь мир думаЕ.Д. Васильева
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ет, что знает или верит что знает, что имеется некоторое число обрядов, религиозных действий и верований, соблюдение и выполнение которых обязательно делают кого-либо мусульманином. Именно обобщающая, эссенциалистская
установка, никогда не принимает в расчет лицо, которое не вписывается в заданные рамки (...). Как только некоторое количество лиц не придерживается
этих предписаний или этих ритуальных правил, наблюдатели начинают заявлять, кто мусульманин или кто им не является: это - преимущественно неверное суждение»4. В целом, отношения отдельных людей и групп населения на
территории Франции в вопросах веры отличаются большим разнообразием,
тем более внутри мусульманских объединений, которые должны «встроить»
свою религиозную культуру во французское секуляризированное ообщество,
где они находятся в меньшинстве.
Таким образом, учет числа мусульман, живущих во Франции является
большой проблемой.
Несмотря на то, что точные данные получить невозможно, оценки исследователей все же сходятся примерно к одной величине: во Франции более четырех миллионов мусульман. Франк Фрегози выдвигает даже цифру 5 миллионов мусульман5, треть из которых - французской национальности. Такой же
точки зрения придерживается и Марта Омеро6. Надо отметить, что перечисленные авторы при анализе данных считают мусульманином любое лицо, вышедшее из «мусульманской культуры».
Одним из возможных способов определения количества мусульман во
Франции является подход французского исследователя Алана Буйера. Основываясь на странах происхождения и игнорируя степень практики или требования признания этим народонаселением его религиозной идентичности, он называет цифру 4 155 000 человек, в частности:
Мусульмане магрибского происхождения: 2 900 000 (из них: алжирского
происхождения: 1 550 000, марокканского происхождения: 1 000 000, тунисского происхождения: 350 000)
Арабы Ближнего Востока: 100 000
Турки: 315 000
Черная Африка: 250 000
Принявшие ислам французы: 40 000
Просители убежища и нелегальные мигранты: 350 000
Азиаты: 100 000
Другие: 100 000
Всего: 4 155 0007.
Алан Буйер предлагает и другой подход: начать со статистики иностранного населения стран происхождения, предполагающих мусульманскую принадлежность. Исходя из данных переписи 1990 г. и учитывая главные страны
мусульманской иммиграции автор отмечает, что во Франции насчитывается
1 671 914 иностранных мусульман, среди которых магрибианцев почти
1 400 000. К этому числу он добавляет подданных других стран, не принятых в
42
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
расчет в первой оценке (Пакистан, Иран) или происходя из государств, для которых долю мусульман среди населения трудно определить: Ливан, Югославия, Индия и т.п. Кроме того, А. Буйер учитывает мусульман французской национальности:
- харки и их потомки - 450 000 согласно Управлению репатриируемых в
1997 г.;
- дети и внуки иммигрантов, получивших французское гражданство;
- французы, принявшие ислам, число которых он оценивает от 10 000 до
100 000;
- мусульмане заморских департаментов и территорий.
Согласно этому подсчету общая сумма тоже легко превосходит четыре
миллиона лиц8.
В целом, если брать за основу оценки Алана Буйера и аналогичные им, то
ислам выходит на второе место среди религий Франции.
Другой взгляд на эту проблему демонстрирует в своих работах Высший
Совет по интеграции. В его ноябрьском отчете 2000 г. указывается на то, что
следует, отличать лиц «мусульманской культуры» от лиц, которые, регулярно
практикуют свой культ – лица «мусульманской религии». Авторы отчета подчеркивают, что доступные цифры, начиная с данных переписи 1990 г., позволяют определить только население, принадлежащее «мусульманской культуре», основываясь на родственной связи с главой семьи, который по рождению
имеет или не имеет французское гражданство. Если же оценивать реальную
численность тех, кто постоянно посещает мечети, то по данным анкетирования, проведенного Национальным институтом статистических и экономических исследований, общая сумма лиц «мусульманской религии» без сомнения
составила бы меньше миллиона человек9.
Такой подход позволяет критически отнестись к предыдущим методикам
подсчета, но, как отмечают сами авторы отчета Высшего Совета по интеграции, не может отражать реальную картину ислама во Франции, так как не служит четким критерием в оценке принадлежности к мусульманской религии10.
В исламе посещение мечети, которая, между прочим, не носит сакрального характера как, например, церковь в католицизме, не является действительно религиозным обязательством: многочисленные мусульмане, верующие и
практикующие, отправляются туда в виде исключения. Кроме того, недостаточное количество мест культа фактически ограничивает эту практику. Наконец, посещение мечети, главным образом касается мужчин и почти ничего не
говорит о мусульманских женщин. В этом отношении, более показательными в
плане выполнения религиозной практики были бы данные о соблюдении пищевых запретов и поста Рамадан. К сожалению, эти сведения трудно измеряемы, и не отображаются в статистических данных.
Таким образом, пытаясь делать разницу между теми, кто по рождению
связан с мусульманской культурой (иммигранты и их потомки) и теми, кто
активно практикует ислам исследователи получают величины, которые могут
Е.Д. Васильева
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
на порядок отличаться друг от друга. Но, в не зависимости от того, сколько
мусульман во Франции – один миллион или пять – влияние ислама на французское общество становится все более ощутимым.
 Примечания
См.: Малашенко А. Два лика исламского радикализма. //Независимая газета, 2003.
15 апр.
2
В отношении департаментов Эльзас и Мозель последние данные относятся к 1962 г.
3
Etienne B. La France et l'islam. Hachette, 1989. P. 45, 53, et aux chapitres III et IV.
4
Césari J. Etre musulman en France aujourd’hui. Hachette, 1997.
5
Fregosi F. Les filières nationales de formation des imams en France. in La formation des
cadres religieux musulmans en France. L’Harmattan. 1999.
6
Omero M. Musulmans de france, combien sont-ils? in Sociologie. № 9. 2001.
7
Boyer A. L’islam en France. PUF. 1998.
8
Ibid.
9
Rapport du Haut Conseil à l'Intégration, Islam dans la République, novembre 2000 //http:
//www. ladocumentationfrancaise. fr/ brp/ notices/ 014000017. shtml
10
Ibid.
1
А.В. Лещенко
Французские экологисты
и создание Европейского Союза
Подписание 7 февраля 1992 г. Маастрихтского договора о Европейском
Союзе вызвало бурные дебаты во французском обществе. Договор стал узлом
противоречий между национально-государственными институтами и наднациональной интеграцией. Ратификация Маастрихтского договора оказалась
трудноразрешимой проблемой для французской политической системы. Ситуация обострялась грядущими законодательными выборами и падением авторитета президента Французской Республики Ф. Миттерана и правящей Социалистической партии. По разным причинам ни одно из влиятельных
политических объединений Франции не смогло однозначно ответить на поставленный 20 сентября 1992 г. на референдуме вопрос о ратификации договора о ЕС1. Исключением явились только две партии, представляющие крайние полюса политического лагеря - Коммунистическая партия и
Национальный фронт.
Французское экологическое движение, как и многие другие, не смогло
избежать острых дискуссий о будущем единой Европы, но борьба, разгоревшаяся в рядах зеленых, имела ряд отличительных черт. Рассмотрим их подробнее.
Политическое движение зеленых и экологистов, зародившееся во Франции в начале 1970-х гг. было и остается одним из самых молодых на полити44
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ческой арене. Их появление означало «зарождение новых политических партий, объединенных общим стилем нонконформистской не бюрократизированной деятельности, практикой прямой демократии и коллективных решений»2. Они обладали однородной социальной базой (молодежь,
высокообразованные граждане преимущественно из средних слоев). Экологисты были нацелены на защиту автономии, гражданских прав, в том числе
этнических меньшинств, окружающей среды, стран третьего мира, разоружения, критику как рынка, так и государства.
В конце 1991 – 1992 гг. произошла эволюция политических принципов
Зеленых. Летом 1992 г. Антуан Вэштер (лидер партии Зеленых) предложил
изменить основополагающие принципы программы партии, принятой в ноябре 1991 г., сместив акценты вправо. Главным мотивом для этого стало нежелание экологистов оставаться более движением, исключенным из политической жизни. Они решили добиться присутствия в парламенте и создать
предпосылки для участия в правительстве.
Параллельно с этим процессом произошло новое перераспределение сил.
На французском политическом небосклоне появилось еще одно влиятельное
экологическое движение – Поколение Экология, во главе с Брисом Лалондом.
В европейском вопросе политическая децентрализация и фракционализм
экологистов усугублялись неоднозначной оценкой европейского строительства. Сильные антиглобалистские тенденции в экологическом движении противостояли интернационализму и европеизму. Эти обстоятельства напрямую
способствовали тому, что две партии французских зеленых по-разному отреагировали на подписание Маастрихтского договора. Если Поколение Экология
сразу после завершения европейского саммита заявило о готовности поддержать планы президента Республики и ратифицировать Маастрихтские соглашения, то Зеленые примкнули к лагерю тех, кто в целом «за», но…».
24 - 25 апреля 1992 г. исполнительный съезд партии Зеленых принял решение, что они поддержат проект Маастрихтского договора при выполнении
ряда условий. Зеленые настаивали на том, чтобы «Европейский совет, который должен был состояться в Лисобоне в 1992 г. поставил вопрос о созыве
новой межправительственной конференции» для внесения поправок в договор о ЕС3. Во-первых, по мнению коллег А. Вэштера, ее целью должно было
стать преодоление дефицита демократии в Сообществе и расширение полномочий Европарламента. Во-вторых, на ней должен быть составлен календарь
для реализации социального и экологического пакета, а не только экономического и валютного. В-третьих, участники должны были дополнить раздел договора об Общей внешней политике и политике безопасности четко сформулированными статьями о разоружении и правах человека.
Постановление исполнительного съезда Зеленых носило уклончивый характер, однозначно ответить будут ли они голосовать «за» или «против» ратификации Маастрихтского договора мешали острые противоречия внутри
партии. С одной стороны исполнительный съезд большинством голосов приА.В. Лещенко
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
знал неудовлетворительными результаты Маастрихтского саммита и выразил
готовность выступить против договора в том виде, в котором он существует.
С другой стороны, впервые экологистов сдерживали внутриполитические амбиции:
во-первых, страх оказаться в лагере противников и остаться рука об руку с
коммунистами и Национальным фронтом - с партиями, с которыми у них нет
общих интересов;
во-вторых, положительное решение европейского вопроса имело большое
значение, как фактор сплочения французских экологистов - Зеленых и Поколения Экология - перед лицом приближающихся законодательных и президентских выборов.
В результате, накануне общенационального референдума по вопросу ратификации Маастрихтского договора в партии произошел раскол. Оформились
две группировки, которые вобрали в себя личности, играющие ключевую роль
во французском экологическом движении. В первой возобладали аргументы
внутриполитического характера. А. Вэштер при поддержки А. Бюшманн,
Д. Анжера отказался от идеи подписания нового договора, который мог бы заменить или улучшить Маастрихтский. Стремление к альянсу с Поколением
Экология и другими сторонниками единой Европы – социалистами и центристами – вынудило их сказать «да» Маастрихту.
Лидеры второй фракции - М.-К. Бландан, Д. Вуане и А. Липиетз решили,
что не вправе позволить приближающимся законодательным выборам и различным альянсам определить будущее Европы. Они заняли сторону искренних
противников договора о ЕС в том виде, в котором он был подписан в Маастрихте.
Раскол в лагере экологистов нашел отражение в результатах референдума,
состоявшегося 20 сентября 1992 г. Согласно исследованиям общественного
мнения только 61% сторонников Поколения Экология и 57% последователей
Зеленых проголосовали на референдуме за ратификацию Маастрихтского договора4. То есть немногим более половины электората партии, имеющей прочные традиции европеизма и регионализма.
С другой стороны, в пяти регионах Франции, где экологисты имели наибольшее влияние (Эльзас, Бретань, Иль-де-Франс, Лотарингия и Рон-Альп),
избиратели более активно, чем в других поддержали договор о Европейском
союзе. А в Норд-Па-де-Кале, последовав протесту президента регионального
совета М.-К. Бландан, победили противники Маастрихта. Но, более вероятно,
что связь между сторонниками экологистов и Маастрихтского договора, носила скорее социальный, а не идеологический характер. Экологистов поддерживал высший средний класс, проживающий в городской зоне, те же люди, в
большинстве своем, проголосовали за ратификацию договора о Европейском
союзе.
Это полностью соответствовало общенациональной тенденции – французский электорат предпочитал при выборе будущего Франции в Европе руково46
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дствоваться не традиционными политическими, идеологическими или классовыми симпатиями, а принимать решение исходя из индивидуальных предпочтений. В углублении процесса европейской интеграции, предложенном Маастрихтским договором, сторонники зеленых увидели возможность реализовать
свои потребности и защитить свои интересы.
 Примечания
ЕС – Европейский Союз.
Канинская Г.Н. Французские Зеленые в поисках единства (середина 70 – 80-х гг.
XX в.) // Проблемы новой и новейшей истории: Сб. науч. тр. Вып. 4. Яросл. гос. ун-т. Ярославль, 2002. С. 23.
3
Le Monde. 1992. 28 avril. P. 13.
4
L’année politique, économique et sociale 1992. P., 1993. P. 92.
1
2
Д.В. Брункевич
Британский консервативный евроскептицизм
Евроскептицизм и Британия – вещи почти неразделимые. Причем не
только на парламентском уровне, но и на более обыденном, бытовом. Тем не
менее, в современной отечественной историографии практически не встречается работ, которые акцентируют свое внимание на таком важном явлении в
жизни британского общества, как евроскептицизм.
В целом евроскептицизм можно охарактеризовать как общественное
движение затрагивающие многие страны Европы, которое оказывает сопротивление дальнейшей европейской интеграции, не видя в ней перспектив, как
для своей страны, так и для Европы в целом и выступает за отказ от уже существующих и реально действующих общеевропейских интеграционных
проектов.
Движение евроскептиков неоднородно и различается по своей силе и направленности1. Наибольшей мощью оно обладает в богатых европейских странах, где имеются влиятельные профсоюзные объединения. К таким государствам относятся страны-члены ЕС: Швеция, Великобритания, Финляндия,
Дания, кандидаты в члены союза – Мальта, и Швейцария (особенно немецкоговорящие кантоны), и некоторые государства, которые в Европейский Союз
не входят.
В большинстве стран Средиземноморья, Центральной, Юго-Восточной
Европы, в Германии и Франции преобладает евроинтузиазм, хотя движения
евроскептиков существуют и там.
Другая группа стран (Великобритания, Дания, Швеция) входя в ЕС, но
выступают против отдельных интеграционных проектов, как, например, введение единой европейской валюты на территории своей страны, отказ от приД.В. Брункевич
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
соединения к Шенгенской зоне, неучастие в проектах ЕС в области социальной
политики, так и против ЕС – как межгосударственного образования. Но главное, что соединяет всех евроскептиков – это стремление сохранить национальный суверенитет своей страны в противовес созданию Единой Европы как
наднационального государства подобного США. Особенно сильны позиции
евроскептиков в консервативной партии Великобритании.
В 2000 г. вышла в свет статья британского консерватора Лорда Пирсона,
который в 1992 – 1996 гг. являлся членом Комитета Лордов по вопросам Европейского Союза, “Лучше выйти” (“BETTER OFF OUT”).2 С тех пор она
стала неофициальным меморандумом части евроскептиков консервативной
партии. В этой связи необходимо остановиться на этом документе более подробно.
Лорд Пирсон считает, что послевоенные идеи, которые “вдохновили” европейскую интеграцию сейчас сильно устарели. Сопротивление растущей угрозе Европе со стороны СССР и идея примирения “вечных” врагов Германии
и Франции потеряли свою актуальность. Уже в то время в Британии понимали, что вслед за экономической интеграцией Европы3 последует постепенное
создание в Европе мегагосударства (EU megastate). В 1950-е гг. консервативная и лейбористская партия Великобритании осознали этот факт и, поэтому,
отказались участвовать в данных проектах.
В 1972 г. правительство Эдварда Хита все же согласилось на вступление
Великобритании в ЕЭС. Чтобы добиться поддержки населения на референдуме по данному вопросу, от лица кабинета министров практически в каждый
дом было разослано послание, в котором говорилось, что присоединение к
Единому европейскому рынку позволит Британии решить проблему занятости, снизить инфляцию и добиться промышленного подъема. Тем не менее,
всячески замалчивался тот факт, что присоединение к ЕЭС нанесет большей
урон интересам страны в сфере рыболовства. Все остальные договоры по Европейской интеграции еще более ограничивали национальный суверенитет
Великобритании и усиливали власть Брюсселя4.
В целом, евроскепсис Лорда Пирсона можно охарактеризовать как национальный евроскепсис, в котором главный упор делается не на критику Европейского Союза как межгосударственного образования, а на невыгодность
участия Великобритании в данной интеграционной структуре.
Несколько другого вида евроскептицизма придерживается премьерминистр Великобритании в 1979 – 1990 гг., один из идеологов и практиков
неоконсервативной революции баронесса Маргарет Тэтчер. В 2002 г. вышла
ее книга (в жанре мемуаров) "Искусство управлять государством"
("Statecraft")5.
По словам бывшего британского премьера, Европейский Союз невозможно сделать менее забюрократизированным, подлинно подотчётным и ответственным. Новая валюта "евро" обречена на провал, - убеждена Маргарет Тэтчер,
которая всегда была противницей централизма и социал-демократической тяги
48
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
к перераспределению и уравниловке. Поэтому Тэтчер советует всем странам,
желающим вступить в ЕС, ещё раз этот шаг хорошо обдумать.
Баронесса призывает Великобританию пересмотреть свои отношения с
ЕС. В частности, экс-премьер советует немедленно выйти из европейских соглашений о единой сельскохозяйственной политике и о рыболовстве. Лондону
следует также отказаться от проведения единой европейской внешней политики и единой политики в сфере безопасности. И вообще, для Великобритании,
по ее убеждению, было бы целесообразней связать себя не с Евросоюзом, а с
Североатлантическим соглашением о свободной торговле (НАФТА), куда входят США, Канада и Мексика.
Советуя будущему консервативному правительству в качестве предварительного шага начать переговоры с Евросоюзом о пересмотре условий членства Великобритании в ЕС, Тэтчер подчеркивает, что у Соединенного Королевства будет при этом очень сильная позиция. Значительные британские
преимущества на таких переговорах, полагает она, обусловлены тем, что
Англия является крупным импортером для большинства стран ЕС, одним из
крупнейших доноров европейского сельскохозяйственного фонда, а ее территориальные воды - важнейший источник рыболовного промысла для европейских стран. Не говоря уже о том, что Соединенное Королевство продолжает оставаться "мировой экономической, политической и военной силой".
"Нередко саму возможность выхода Британии из ЕС ставят под сомнение как
нереалистичную, - пишет Тэтчер. - Однако публичное игнорирование этой
мысли - не более чем скверная имитация здравого суждения".
Критикуя чрезмерную, по ее словам, интеграцию Великобритании в ЕС,
Тэтчер настаивает на том, что единая европейская валюта неизбежно потерпит
"экономическое, политическое и социальное поражение". Евро, убеждена она,
- это не более чем инструмент создания "мнимой европейской сверхдержавы",
не сулящий Британии благополучия. Утрата фунта стерлингов, по мнению
"железной леди", обернется огромными потерями для британского суверенитета, "а значит, станет и неприемлемым ударом по демократии". Таким образом,
Тэтчер сосредотачивается главным образом на недостатках членства Великобритании в Европейском Союзе.
В лице Лорда Пирсона и Маргарет Тэтчер можно видеть представителей
академического или парламентского варианта крайнего британского евроскептицизма. Между тем, существует и другой вариант этого направления, который
можно охарактеризовать как народный или демократический. Через специализированные интернет-сайты и журналы крайние евроскептики пытаются пропагандировать свои идеи среди широких слоев населения Великобритании.
Там публикуются резкие, крайне эмоциональные статьи, направленные против
Европейского Союза и участия Великобритании в данном интеграционном
проекте.
Возьмем, например, статью Эммануэля Голдштейна «Последний довод:
Евроскептицизм и битва за Британию» («The Last Noble Cause: Euroscepticism
Д.В. Брункевич
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
and the Battle for Britain»)6. Голдштейн пишет, что британцы должны сплотиться, чтобы отстоять свою демократию от притязаний Европейского Союза.
По его мнению, Европа все больше становится единым государством и этот
процесс трудно остановить.
Франция и Германия, эти, по мнению Гольдштейна, недемократичные
страны приветствуют объединение, так как они стоят у его руля. Британцам
нужно трезво оценить обстановку и не позволить стать Соединенному Королевству недемократичной страной. «Нам не нужна ни единая европейская армия, ни евро», - пишет он7.
Автор считает, что сила еврооптимистов – в их единстве. Их направляет и
финансирует единый центр – Брюссель. Именно такого единства недостает евроскептикам. Даже в пределах Соединенного Королевства движение евроскептиков весьма разнородно. Много евроскептиков есть в консервативной партии,
в лейбористской партии также существуют приверженцы евроскептицизма.
Есть те, кто не приемлет единую Европу среди британских антиглобалистов и
в других общественно-политических организациях. Гольдштейн считает, что
пришло время сплотить ряды евроскептиков сначала в пределах Великобритании, а затем и на общеевропейском уровне. Большую роль в данном процессе
должна сыграть пропаганда через интернет.
Достаточно специфичный взгляд по проблемам интеграции имеет другой
видный британский евроскептик Лорд Хоуэлл. Его взгляды не столь консервативны, как у большинства представителей крайнего евроскептицизма. Тем не
менее, та категоричность, с которой он отстаивает право Великобритании на
самостоятельное развитие, позволяет нам отнести его именно к этой категории
евроскептиков.
Весной 2003 г. под эгидой консервативной партии Великобритании прошел конгресс, посвященный проблемам будущего Европы и разработки европейской конституции8. На этом конгрессе выступил с речью и Лорд Хоуэлл.
Сейчас европейская интеграция вступает в принципиально новую фазу,
считает он. В повестке дня – кардинальное перераспределение полномочий
между ЕС и государствами Европы. Целый диапазон полномочий, который
принадлежит отдельным государствам, согласно разрабатываемой конституции, станет прерогативой общеевропейских органов управления. Это, прежде
всего внешняя политика, политика в области безопасности, транспортная политика, социальная политика, политика в области энергетики.
Лорд Хоуэлл обвиняет лидеров ряда европейских стран во лжи, когда те
заявляют, что единая европейская конституция не посягнет на национальный
суверенитет стран-членов ЕС, а лишь заменит многочисленные договоры
единым общеевропейским конституционным кодексом, упорядочив таким
образом «правила игры». В доказательство своих слов он говорит: «Согласно
новой конституции Европейский Союз буден координировать политику государств-членов ЕС в области экономики: его вмешательство затронет бюджеты, налоговую сферу и другие составляющие государственного регулирова50
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ния экономики. Система субсидарности не спасет нас от наступления центра.
Роль национальных парламентов будет ограничена многочисленными инструкциями из Брюсселя. Чего стоят только «незаконодательные действия»
('non-legislative' Acts) которые смогут применять Европейская комиссия и Европейский Совет, осуществляя свои полномочия. Таким образом, институциональные органы ЕС станут могущественной пирамидой власти, в компетенции которой войдет правосудие, внутренняя политика, внешняя политика,
политика в области безопасности и в юстиции». Лорд Хоуэлл также выступает против введения поста президента ЕС. Он считает, что президент Европейского Союза «будет говорить за нас, не взирая на то, соглашаемся мы или
нет».
Поэтому, делает вывод автор, английское правительство должно не допустить принятия европейской конституции. В случае если она все же будет
принята, по данному вопросу в Соединенном Королевстве необходимо провести референдум, так как это вопрос более важен, чем, например, Маастрихтский или Амстердамский договоры.
Другой британский консерватор, член палаты общин Дэвид ХичкотАмори благодаря своей активной пропаганде идей евроскептицизма в начале
нового века, получил известность в кругах евроскептиков не только Великобритании, но и всей Европы. Сейчас он является видным деятелем европейской организации евроскептиков «Демократический Форум» (Democracy
Forum).
Свою позицию Д.Хичкот-Амори наиболее ярко изложил в одной из своих речей «Свободная и Демократическая Европа» (A Free and Democratic
Europe)9. Главная миссия консерваторов, по его мнению, это борьба за свободу и демократию. Как он считает, сейчас ЕС еще далек от настоящей демократии.
Европейский союз, по словам Д. Хичкот-Амори отделен от людей, интересы которых он должен защищать. Союз слишком централизован и расточителен. Правительство лейбористов идет на уступки Брюсселю. Оно согласилось принять участие в выработке единой европейской конституции. Оно
заявило, что конституция ЕС будет приоритетным законом и на территории
Соединенного Королевства. Это отступление от британской демократии, считает видный консервативный деятель, который впоследствии представлял
британских тори на форуме, посвященном выработке единой европейской
конституции в 2003 г. Затем, он делает еще более жесткое заявление. Дальнейшая интеграция Британии в ЕС, приведет Соединенное Королевство в политическое рабство и заставит отказаться от своего суверенитета (That's not an
exit clause that's a slavery clause - the final extinction of national sovereignty).
Евроскептицизм, как общественно-политическое явление, в Соединненом Королевстве исследуют и современные политологи-евроскептики.
Стоит отметить, что в Великобритании периодически проводятся научнополитические симпозиумы, на которых выступают видные евроскептики
Д.В. Брункевич
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Англии и других стран. Один из них прошел на базе университета г. Вервика
(University of Warwick) в сентябре 2002 г. Данный симпозиум посвященный
сравнительной политике евроскептицизма (The Comparative Party Politics of
Euroscepticism), был проведен при поддержке Фонда экономических и социальных исследований (Economic and Social Research Council Award) и организован Группой исследователей-евроскептиков (Opposing Europe Research
Network)10.
Профессор Марк Аспинволл (Mark Aspinwall) из университета Р.Гордона
(Robert Gordon University) исследовал взаимосвязь между избирательной системой государст-членов ЕС и отношением их граждан к европейской интеграции. Он установил, что страны с пропорциональной избирательной системой более тяготеют к европейской интеграции, чем государства с
мажоритарной. Также он высказал предположение, что правительства центристской ориентации более склонны поддержать интеграцию своей страны в
единую Европу, нежели крайние. Все это, по его мнению, подтверждается
взаимоотношением Великобритании и ЕС в 90-х гг. XX в. Несмотря на эти
посылки, в конце своего доклада автор делает неожиданный вывод о большом влиянии государственной идеологии в данный исторический момент на
отношение страны к европейской интеграции. По его мнению, консерваторы
в большинстве своем являются евроскептиками или даже еврофобами именно
в силу своей консервативности. Приверженность традициям и боязнь изменений вызывает у британских консерваторов неприязнь к полномасштабной интеграции Соединенного Королевства в Европейский Союз, именно по тому,
что это непременно приведет к ломке традиций.
Достаточно специфичный взгляд на проблему интеграции Великобритании в ЕС у профессора Энтони Фостера (Anthony Forster) из Лодонского Королевского колледжа (King's College, London)11. Он считает, что евроскептицизм британских консерваторов основывается на исторических корнях
Соединенного Королевства, которое, располагаясь на островах, традиционно
противопоставляло себе континентальной Европе, но в то же время хотело
управлять европейскими делами. В 40 – 50-х гг. эта британская оппозиция
Европейской интеграции носила характер неприятия ЕЭС, как явления в целом. В 60-х гг. эта оппозиция приобрела антирыночный характер (anti-Market)
и выражалась в неприятии единого европейского рынка и участии в нем Великобритании. В 80-х гг. прошлого века оппозиция стала еще сильней. Она
проявилась в борьбе против единой денежно-экономической политики и создания в Европе политического объединения (opposition to the Political and
Economic and Monetary Union agenda). Затем в 90-е гг. и начале нового века
это противостояние стало всеобъемлющим и выражается уже в неприятии
Европейского Сообщества в целом и борьбе против него.
Стоит обратить внимание и на доклад доктора Филиппа Линча (Philip
Lynch) с недвусмысленным названием «Защищая «Британский путь»: суверенитет, статус государства и британский евроскептицизм» (Defending the
52
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
'British Way': Sovereignty, Nationhood, and British Euroscepticism) 12. Он сформулировал «претензии», которые есть у британских консерваторов к Европейскому Союзу:
- Членство в ЕС, понизило роль парламента Соединенного Королевства,
и нарушило британский суверенитет.
- Членство в ЕС также навредило автономии Англии, Шотландии, Уэльса
и Северной Ирландии, а правительство Д.Мейджера не смогло помешать
этому.
- Участие Великобритании в Европейской интеграции нанесло большой
ущерб правовой системе государства, так как в некоторых областях определяющими стали законы Союза.
- Ущерб был причинен и местному самоуправлению в Соединенном Королевстве.
- Членство в экономическо-валютном союзе существенно навредило денежно-кредитной политике Соединенного Королевства.
Таким образом, в Великобритании существует три вида евроскептицизма: крайний и умеренный, а также третий вид, который можно охарактеризовать, как научно – политический. Его представители, будучи профессиональными политиками, пытаются подвести под евроскептицизм научную базу и
обобщить его в европейских рамках.
В целом, британский евроскептицизм имеет наиболее радикальный характер. Именно в Британии, а не на континенте более всего дорожат своей независимостью, своим суверенитетом, своими традициями и очень остро воспринимают любое посягательство на свои свободы. Имея отличную от
континентальной Европы систему права, традиционно большую автономию
национальных регионов, британцы очень остро реагируют на вмешательство
Брюсселя в их внутренние дела. И хотя, крайний евроскептицизм не является
среди британских консерваторов подавляющим, тенденция к его радикализму
наблюдается в среде тори на протяжении 90-х гг. прошлого столетия и начала
нового века.
 Примечания
См., например: Buler J. Understanding Contemporary Conservative Euro – Skepticism:
Statecraft and the Problem of Governing Autonomy // The Political Quarterly. Vol. 71. № 3.
2000. P. 319-328.
2
Seven Lords Select Committee Reports 1988-99; Lords Hansard, 1999 Cols. 630-632.
3
Имеется ввиду договор о создание Европейского общества угля, и стали, Евроатома
и Римский договор о создании Европейского Экономического Сообщества.
4
Здесь автор говорит о трех договорах: Едином Европейском Акте (1985), Масстрихстком договоре (1992) и Амстердамском соглашении (1997).
5
Тэтчер М. Искусство управления государством. Стратегия для меняющегося мира.
Москва: Альпина паблишер. 2003. С. 351 – 391.
6
Goldstein E. The Last Noble Cause: Euroscepticism and the Battle for Britain //
www.antiwar.com
1
Д.В. Брункевич
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
7
Goldstein E. The Last Noble Cause… Vol. 1.
Подробнее о конференции см. на сайте консервативной партии
(www.conservatives.com) в разделе Congress for Democracy meeting at Church House, Westminster on the Convention on the Future of Europe.
9
Heathcoat-Amory D. A Free and Democratic Europe. Speech to Conservative Party Conference, 2002 // www.conservatives.com
10
Об итогах симпозиума см.: The Comparative Party Politics of Euroscepticism. OERN
Briefing Paper No 4 //www.conservatives.com
11
Forster А. Anti-Europeans, Anti-Marketeers, and Eurosceptics: the evolution and influence of Labour and Conservative opposition to Europe // The Comparative Party Politics of Euroscepticism. OERN Briefing Paper No 4…
12
Lynch P. Defending the 'British Way': Sovereignty, Nationhood, and British Euroscepticism // The Comparative Party Politics of Euroscepticism. OERN Briefing Paper No 4.
8
54
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ
И.Д. Горшков
«Заговор» И. П. Федорова-Челяднина 1567 г.
в описании Альберта Шлихтинга
«Дело» боярина И. П. Федорова, обвиненного в заговоре против царя и
казненного Иваном Грозным, занимает важное место в истории опричнины.
Трудностью изучения этого события является то, что о «заговоре» практически нет сведений в русских источниках. Отдельные краткие упоминания об
этом деле встречаются в различных иностранных сочинениях XVI – XVII вв.1
Однако, по мнению Б. Н. Флори, «их анализ показывает, что все они в конечном счете повторяют рассказ одного автора – Шлихтинга»2.
А. Шлихтинг находился в России в качестве пленника с 1564 по 1570 гг.
А. Шлихтинг владел русским языком, и его взял к себе слугой и переводчиком врач Ивана Грозного итальянец Арнольф. Осенью 1570 г. ему удалось
бежать в Литву3. Здесь в течение 1570 – 1571 гг. он написал свои сочинения о
России времени опричнины, сначала небольшое сочинение «Новости из Московии, сообщенные дворянином Альбертом Шлихтингом о жизни и тирании
государя Ивана», а затем более обширное произведение под названием
«Краткое сказание о нравах и жестокости правления московского тирана Васильевича».
Итак, в «Новостях из Московии» Шлихтинг представляет «заговор» следующим образом. Он пишет, что «…три года тому назад (т.е. 1567 г.- И.Г.)
много знатных лиц, приблизительно тридцать человек, с князем Иваном Петровичем (Федоровым - И.Г.) во главе, вместе со своими слугами и подвластными письменно обязались, что передали бы великого князя (Ивана Грозного
- И.Г.) вместе с его опричниками в руки вашего королевского величества,
(польского короля Сигизмунда II Августа - И.Г.) если бы только ваше королевское величество двинулись на страну. Но лишь только в Москве узнали,
что ваше королевское величество только отступали, то многие пали духом;
один остерегался другого, и все боялись, что кто-нибудь их предаст. Так и
случилось. Три князя, а именно князь Владимир (Старицкий - И.Г.), князь
Бельский и князь Мстиславский отправились к Ивану Петровичу и взяли у
него список заговорщиков под тем предлогом, якобы имелись еще другие, которые хотели записаться. Как только они получили этот список, они послали
И.Д. Горшков
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
его великому князю с наказом, что если он не хочет быть предан и попасться
в руки своих врагов, то он должен немедленно вернуться в город Москву. Там
ему показали перечень всех записавшихся, или изъявивших свое согласие.
Ивана Петровича, самого знатного из заговорщиков, Московский князь сам
ножом, как я в записке, где буду писать о его смерти…»4. Здесь текст обрывается, но смысл незаконченной фразы вполне ясен. Речь идет о казни
И.П. Федорова лично царем Иваном Грозным. Кроме того, из последних слов
А. Шлихтинга видно, что он, составляя «Новости» уже готовился к написанию следующего произведения, которым и стало «Сказание».
Таким образом, в «Новостях» А. Шлихтинг недвусмысленно говорит о
существовании заговора, одним из главных организаторов которого являлся
сам Иван Петрович Федоров.
В «Сказании» А. Шлихтинг продолжает рассказ о «заговоре» и описывает прежде всего казнь И.П. Федорова. Здесь говорится, что Иван Грозный после одного из военных походов «счел для себя подозрительным» «опытнейшего воеводу» Ивана Петровича Федорова, после чего отнял «все, что у того
было, огромное количество золота, серебра, жемчуга, платья, всей посуды и
домашней утвари… так что из богатого сделал его крайне бедным». Затем
И.П. Федорову было приказано отправляться на войну, «хотя у того не было
во что одеться и на чем ехать». Он все же поехал воевать, «выпросив, как нищий, у одного монаха коня». По возвращении царь потребовал его к себе.
Иван Петрович, «хотя и понял, что идет на казнь, поспешил к тирану». Царь
принял его в своих палатах, облачил в свои одеяния, посадил на свое место,
дал в руки скипетр и державу и оказал ему почет, «преклонив колена» и «обнажив голову». Затем Иван Грозный, по Шлихтингу, произнес такую речь:
«Ты имеешь то, что искал, к чему стремился, чтобы быть великим князем
Московии и занять мое место; вот ты ныне великий князь, радуйся теперь и
наслаждайся владычеством, которого жаждал. Затем, после короткого промежутка он снова начинает так: «Впрочем, - сказал он, - как в моей власти лежит поместить тебя на этом троне, так в той же самой власти лежит и снять
тебя». Далее следует описание того, как царь вместе с опричниками сам заколол И. П. Федорова ножом. После этого тело его было брошено на середине
площади, являя жестокое зрелище для всех»5.
Князья, открывшие царю «заговорщиков», оказались у него в особой милости. А. Шлихтинг сообщает, что «…он (Иван Грозный - И.Г.) держит в своей милости князя Бельского и графа Мстиславского» именно по причине раскрытия «заговора», и даже говорит, что «я и эти двое составляем три
Московских столпа. На нас трех стоит держава»6.
При сравнении описания «заговора» в «Новостях» и в «Сказании» у исследователя может возникнуть впечатление, что А. Шлихтинг дает нам две
разные версии этого события. Если в «Новостях» И.П. Федоров прямо называется главным заговорщиком, то в «Сказании» обращает на себя внимание
некое сочувствие А. Шлихтинга боярину, подробно описана его жестокая
56
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
казнь, но о самом «заговоре» и участии в нем И.П. Федорова нет ни слова.
Получается, что, по «Сказанию», И.П. Федоров пострадал безвинно, по причине лишь безумной жестокости царя Ивана Грозного.
Все это позволило Р.Г. Скрынникову сделать вывод о том, что в «Сказании» А. Шлихтинг в соответствии с полученным от польского правительства
заданием всячески чернил царя и сознательно фальсифицировал известные
ему сведения о «заговоре» И.П. Федорова7.
На наш взгляд, эти выводы нуждаются в пересмотре. Во-первых, то, что
А. Шлихтинг при составлении «Сказания» получил от польского правительства задание «очернения» Ивана Грозного, является не подтвержденной источниками догадкой исследователей. Такое предположение основано на том
факте, что «Сказание» А. Шлихтинга в дальнейшем было использовано, причем успешно, в дипломатической игре Польши против России. Оно было передано нунцию папы римского Пия V Винченцо дель Портико, направлявшемуся в Россию с целью привлечения Ивана Грозного к антитурецкой
коалиции8. И именно образ Ивана Грозного как жестокого и полубезумного
тирана, ярко обрисованный в «Сказании», послужил причиной отказа нунция
ехать в Россию и, соответственно, срыву намечающихся переговоров9.
Во-вторых, анализ информации о «заговоре» И.П. Федорова в «Новостях» и в «Сказании» показывает, что противоречивость этих описаний только кажущаяся.
Как мы уже отмечали, из рассказа об этом деле в «Новостях» видно, что
А. Шлихтинг собирался составлять еще одно произведение, где обещал сообщить о смерти И.П. Федорова10. Именно о самой казни боярина и идет речь
в «Сказании». Далее, из «обвинительной речи» царя, обращенной к сидящему
на троне и облаченному в царские одежды И.П. Федорову ясно видно, что
царь обвиняет его не в чем-нибудь, а именно в покушении на его власть. И,
наконец, третий момент. На наш взгляд, особого внимания заслуживает уже
упоминавшаяся нами фраза, следующая в «Сказании» непосредственно после
описания разграбления царем вотчин убитого И.П. Федорова. Звучит она так:
«По этой причине он (Иван Грозный – И.Г.) держит в своей милости князя
Бельского и графа Мстиславского» и говорит, что «я и эти двое составляем
три Московских столпа. На нас трех стоит держава». У читателя возникает
закономерный вопрос: по какой причине? Ведь до этого момента князья
Бельский и Мстиславский в «Сказании» вообще не упоминались. Смысл этой
фразы становится ясен, если обратиться к описанию «заговора» в «Новостях»,
первом сочинении А. Шлихтинга. Здесь говорится, что именно князья Бельский и Мстиславский открыли царю «заговор» и спасли его власть и жизнь.
Теперь становится понятно, по какой причине царь держит их «в своей милости».
По нашему мнению, описание «заговора» в «Сказании» являяется логическим продолжением рассказа об этом событии в «Новостях». А. Шлихтинг
адресовал оба свои произведения польскому королю. Это видно из того, что
И.Д. Горшков
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
на страницах и «Новостей» и «Сказания» А. Шлихтинг прямо обращается к
Сигизмунду II Августу, почтительно называя его «Вашим Королевским Величеством». Поэтому в «Сказании» А. Шлихтинг просто не стал повторять то,
что ранее уже изложил в «Новостях». В первом сочинении А. Шлихтинг
вкратце упомянул сам факт «заговора», назвал имена «заговорщиков» и рассказал об их разоблачении, а в более обширном «Сказании» автор подробно
описал события, последовавшие за раскрытием «заговора». Сочувствие же А.
Шлихтинга И.П. Федорову, выраженное в «Сказании», является, по нашему
мнению, следствием личной симпатии автора к человеку, пытавшемуся покончить с беззакониями и тиранией Ивана Грозного.
В заключение следует отметить, что исследователи до сих пор не могут
установить, существовал ли «заговор» в действительности. По мнению А.А.
Зимина, «…все рассказы иностранных авторов о «заговоре» И.П. Федорова
передают лишь разнообразные слухи об изменах, распространявшиеся в России и за её пределами. Сами они еще не дают оснований считать, что эти слухи соответствовали реальным фактам»11. По словам Р.Г. Скрынникова, «ясно
лишь, что налицо было весьма опасное настроение, общее негодование против насилий и произвола опричнины»12.
 Примечания
Зимин А.А. Опричнина. М.: Территория, 2001. С. 172-174.
Флоря Б.Н. Иван Грозный. М.: Молодая гвардия, 1999. С. 215.
3
Новое известие о России времени Ивана Грозного. «Сказание» Альберта Шлихтинга: Пер. А.И. Малеина. Л., 1934. С. 15-16.
4
А. Шлихтинг. Новое известие… С. 62.
5
Там же. С. 21-22.
6
Там же. С. 23.
7
Скрынников Р.Г. Царство террора. СПб., 1992. С. 317.
8
Россия и Италия. СПб., 1913. Вып. 2. С. 232-233.
9
Пирлинг О. Россия и папский престол. М., 1912. Кн. 1. С. 414.
10
А. Шлихтинг. Новое известие…С. 62.
11
Зимин А.А. Указ. соч. С. 175.
12
Скрынников Р.Г. Указ. соч. С. 318.
1
2
Н.Г. Новоселова
Развитие образования в Нерехте в XVIII веке
Коренные преобразования Петра I выявили потребность России в грамотных людях. Проблема была осознана в российском обществе и стала актуальной. Это привело к созданию по всей стране на протяжении XVIII столетия сети светских учебных заведений.
58
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В Нерехте первые школы появились во второй половине XVIII в. Несмотря на то, что это произошло в период распространения просветительских
идей, образование в городе оказалось под контролем церковной организации.
Выполняя указ Костромской духовной консистории и епископа Костромского и Галичского Дамаскина от 14 апреля 1760 г.1, духовное правление
Нерехты открыло школу. Она расположилась в Троице-Сыпановом монастыре, находившемся тогда в двух верстах от города. Данный выбор можно объяснить тем, что обитель, созданная преподобным Пахомием в 1365 – 1378 гг.,
являлась ведущим церковным органом и влиятельным духовным центром
края.
Документы, хранящиеся в ГАКО в фонде «Нерехтское духовное правле2
ние» , и сообщение Михаила Яковлевича Диева, сделанное им в «Истории города Нерехты»3, позволяют составить представление об этой школе.
Обучаться в ней должны были мальчики, сыновья духовных лиц. Чтобы
не было роптания родителей по поводу траты денег на обучение детей, содержание учителя, «пропитание» учеников и «покупание» книг осуществлялось за счет нерехтских церквей и монастырей. Школа предназначалась для
подготовки священнослужителей, и самые «понятные» были направлены по
ее окончании в Костромскую духовную семинарию.
Религиозное образование дополнялось церковным. Преподаванием по
часослову, псалтыри заповедей Божиих и церковного устава у учеников закладывались мировоззренческие основы. В школе проводились занятия по
нотному пению, на которых воспитывалось влечение к музыке и художественное видение мира.
Учителю вменялось в обязанность учить «ясно, чисто», а по книгам не
только «честь точно», но и «разуметь прочитанное». Чтение и письмо играли
большую роль в обучении, но важно то, что в школе придавалось значение
развитию мышления и способностей мальчиков. Отсюда высокие требования
к учителю. Предполагалось, чтобы он был человек «умный и честный».
Учебно-воспитательный процесс строился, следовательно, в соответствии с просветительскими идеями, и школа готовила будущих служителей
культа людьми образованными и культурными. Примечательно, что она называлась русской школой. Из ее стен вышел Егор Матвеевич Назанский, протоиерей Нерехты конца XVIII столетия, автор книги «История Костромской
иерархии».
Рассмотрение первого учебного заведения в Нерехте позволяет говорить
как о влиятельности духовного правления в городе, так и о стремлении оградить православную религию в ходе идущего процесса обмирщения человеческого сознания от любых посягательств. Церковное руководство города пыталось удержать просвещение под своим началом, ибо «ко исправлению
церкви полезно сие есть»4. Очевидно, что ради сохранения в неприкосновенности веры в Бога оно придерживалось веяний времени и стремилось направить их в нужное для себя русло.
Н.Г. Новоселова
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Подтверждение этому можно найти при знакомстве с историей возникновения и функционирования второго образовательного учреждения города,
созданного в 1791 г.: малое народное училище, появившееся в результате
школьной реформы 1782 – 1786 гг. Ивана Ивановича Бецкого, очень скоро
превратилось в семинарию.
Поразительный об обучении в нем факт привел М.Я. Диев: ученики, которые с уважением относились к книге и признавали ее ценность, плохо посещали учебные занятия. Чтобы собрать для проведения экзаменов нужное
количество учащихся и «блеснуть» их числом, учителя посылали «звать» детей училищного сторожа Ивана Цветаева. Тот, переходя из дома в дом, доставал из-за пазухи книгу, «манил» учеников и говорил им: «Приходи на экзамен, эту книгу завтра подарят тебе!»5.
Доношение епископу Костромскому и Галичскому Павлу, отправленное
из духовного правления в 1793 г., проясняет парадоксальную ситуацию, сложившуюся в училище6. Из него следует, что императорский указ об открытии
учебных заведений был получен в Нерехте 15 октября 1790 г. Его прислали из
Костромской духовной консистории с указанием набирать учащихся из детей
священнослужителей Нерехтской и Плесской нагорных половин в возрасте
восьми - двенадцати лет. С осени 1790 по весну 1791 г. в училище было записано 37 человек. Это количество сочли достаточным для открытия в Нерехте
семинарного училища.
К учебным занятиям приступили 26 марта 1791 г. Сначала снимали помещение в доме купца Ивана Дмитриевича Хряпина, затем администрацией
города была отведена земля под строительство училищного здания, которое
было возведено к весне 1792 г.
Надзирателем училища являлся протоиерей Е.М. Назанский. Он был
также учителем синтаксимы. Грамматику преподавал священник Никольской
(Богоявленской) церкви Иван Михайлович Иподиаконов-Зверев, информаторию – диакон Казанского собора Михаил Иванович Руфинов. Это были образованные люди своего времени. Руфинову, который после закрытия училища
был префектом и преподавателем философии в Костромской духовной семинарии, восторженную характеристику дал М.Я. Диев, назвав его «мужем высокой учености»7.
Однако их учеников отличало отсутствие стремления к знаниям. Из двадцати трех семинаристов, приступивших к учению в 1791 г., только четверо
было переведено « в высший класс грамматики»8.
Тревогу духовного правления вызывало резко сокращавшееся число поступавших в училище: в 1792 г. – 12 человек, в 1793 г. – ни одного. Нерехтское церковное руководство предприняло соответствующие меры: священнослужители «подписками» обязывались присылать своих детей учиться,
однако данного слова они не сдержали. В этом видятся причины появления
доношения епископу Павлу, где была всесторонне охарактеризована деятельность семинарного училища. В Костроме приняли к сведению ходатайство
60
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нерехтчан, в результате чего количество семинаристов увеличилось на 15 человек. Но в дальнейшем производить набор учащихся не удавалось.
Устройство и функционирование семинарного училища в Нерехте свидетельствовало о том, что создание образовательной системы Нерехты находилось в руках духовных лиц. По-видимому, учитывалось то, что ими был
накоплен опыт в этой области в момент существования русской школы. Однако священнослужители видели, что духовная атмосфера в городе изменилась. Они поняли, что просвещение пришло в столкновение с религиозным
видением мира и нормами, складывавшимися на этой основе.
Служители культа отказались от использования просветительских идей и
изучения наук. Это сказалось на воспитательно-образовательной программе
училища. Если в русской школе уделяли внимание формированию просвещенного священнослужителя, то училищная деятельность была сведена к подготовке из учеников хранителей веры в Бога, религиозных традиций и церковных
устоев.
Это соответствовало воспитанию, что давалось прежде духовным лицам в
семьях. Отцы семинаристов, приобретя дома религиозные начала, житейские
сведения, навыки поведения, были убеждены в том, что их сыновьям вполне
достаточно семейного воспитания для получения духовного сана и добросовестного выполнения своих обязанностей.
Нельзя забывать также о переходе некоторых членов семей церковников
в купечество и мещанство Нерехты. Эта тенденция, наметившись в годы царствования Петра I, усилилась по мере углубления процесса высвобождения
человеческих умов от религиозности. 15 декабря 1785 г. в Гражданский список нерехтчан было внесено 23 священнослужителя, главным образов, диаконов и дьячков. С 6 июля 1786 г. записывать в него церковников стали регулярно9.
Возможно, что семинаристы, взрослевшие в подобной атмосфере, хотели
связать свою жизнь с мирскими занятиями.
Е.М. Назанский, И.М. Иподиаконо-Зверев, М.И. Руфинов воспитывали
своих учеников в почтении к просвещению, прививали им любовь к книге как
источнику знаний, но не пробуждали в них желания получить духовный сан.
Очевидно, что вступление в новое время привело к духовным переменам
в Нерехте и трансформации религиозного мировоззрения у горожан.
В итоге совокупности причин в училище сложилась ситуация, когда семинаристы, уважая своих преподавателей, не хотели становиться священнослужителями. «За плохими успехами» 12 мая 1795 г. училище было закрыто,
а учащиеся – переведены в Костромскую духовную семинарию10.
Лучшие священнослужители Нерехты заронили просветительскую искру
в души людей, что способствовало преодолению «холодности к образованию» в городе11. Вскоре на базе семинарии были созданы уездное и приходское училища, положившие начало народному просвещению в Нерехте.
Н.Г. Новоселова
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
 Примечания
Государственный архив Костромской области (ГАКО). Ф. 31. О. 1. Д. 4. Л. 85.
Там же. Л. 120, 124, 133, 150.
3
Диев М.Я. История города Нерехты / КОИАМЗ «Ипатьевский монастырь». КОК 24
761. Л. 85.
4
О доставлении ведомостей о хлебном приходе Сыпанова и других монастырей по
случаю заведения при архиерейском доме школы / Содержание рукописей, хранящихся в
архиве Ипатьевского монастыря. Выпуск второй. Кострома, 1868. С. 57.
5
Диев М.Я. История города Нерехты. Л. 92.
6
ГАКО. Ф. 31. О. 1. Д. 30. Л. 1 – 12.
7
Диев М.Я. История города Нерехты. Л. 92.
8
ГАКО. Ф. 31. О. 1. Д. 30. Л. 1.
9
ГАКО. Ф. 31. О. 1. Д. 24. Л. 1 – 10.
10
Диев М.Я. История города Нерехты. Л. 92.
11
Там же. Л. 92.
1
2
А.В. Лебедев
Пожар Москвы 1812 года
Отечественная война 1812 года оставила для современников и их потомков много вопросов, часть из которых до сих пор остаются дискуссионными. К
их числу, бесспорно, относится и пожар Москвы. Вплоть до настоящего времени среди историков идут многочисленные споры о причинах его возникновения. Первоначальной распространенной версией среди русских и французов
считались грабежи, которые и стали причиной пожара, главной целью которого было скрыть следы преступлений. Ввиду того, что скрывать следы мародерства в городе, покинутом жителями, было не от кого, а Наполеон всегда смотрел на грабежи своих солдат «сквозь пальцы», данная версия выглядит
маловероятной. Конечно, пожар мог вспыхнуть и по чистой случайности при
разграблении какого-нибудь здания, а уже затем распространиться сильным
ветром по остальному городу, состоящему в основном из деревянных построек.
Однако наиболее достоверно выглядит версия, по которой русские сами
сожгли город, чтобы он не доставался завоевателю. Ее подтверждает ряд следующих фактов. По приказу Ф.В. Ростопчина 2 (14) сентября из Москвы во
Владимир вывезли все пожарные трубы, крючья, ведра, а насосы испортили
(до вступления в Москву французов в каждом квартале было по 3 пожарных
насоса). Вместе со 185 тысячами москвичей, город покинули и 2,1 тысячи
пожарных. Двери тюрем были открыты, и на свободу было выпущено 800
преступников, с условием, исходившим от московского генерал-губернатора,
поджечь город спустя 24 часа после вступления в него французов1. Впоследствии Ф.В. Ростопчин то отрицал причастность к пожару Москвы, то признавал, что был одним из его организаторов, мотивируя этот поступок своим
62
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
патриотизмом. Да и сам М.И. Кутузов в беседе с А.-Ж. Лористоном не отрицал того, что приказал сжечь московские магазины2.
3 (15) сентября Наполеон въехал в Кремль. Уже накануне вечером в торговой части города вспыхнули первые пожары. Тогда он не обратил на них
особого внимания, и только 5 (17) сентября, когда из окна кремлевского
дворца французский император увидел «бушующий огненный океан»3, с ужасом произнес: « Какое ужасное зрелище! Это они сами! Сколько дворцов! Какое необыкновенное решение! Что за люди?! Это скифы!»4.
Из всех частей города к нему шли сообщения о поимке военными патрулями поджигателей, а маршал Л.-Н. Даву доложил о найденных в некоторых
домах фитилях. Но было уже поздно, ситуация вышла из-под контроля, и при
всем желании Наполеон никак не мог повлиять на ее дальнейшее развитие.
«До тех пор, пока сохранялась надежда погасить пожар, - пишет в своих воспоминаниях командир первой бригады Молодой гвардии генерал П. Бертразен, - отдавались и неукоснительно исполнялись самые строгие приказы по
этому поводу. Я видел гвардейцев, не позволивших солдату взять хотя бы локоть ткани на складе, уже охваченном пламенем. Но по мере распространения
огня всякая надежда остановить грабеж исчезла. Контроль ослаб. В течение
двух или трех дней мы были свидетелями страшного беспорядка. Мы видели
французских … солдат, крестьян и крепостных, которые все вместе предавались грабежам.… И остановить это было невозможно…»5.
Город, превратившийся в огромный костер, был готов поглотить и Наполеона и всю его армию. Но этому не суждено было случиться, хотя именно
события в Москве оказали большое влияние на судьбу кампании. В Москве
сгорело 6 496 частных домов, казенных построек и церквей, а нетронуто огнем осталось 2 655 здания. Этого было недостаточно для того, чтобы разместить в них, на зимние квартиры, всю французскую армию, хотя существовала
возможность расквартировать в городе большую ее часть. В Москве еще оставались продовольственные запасы. В складах и подвалах, не пострадавших
от пожара, сохранилось много муки, овощей и овса. По подсчетам главного
хирурга Великой армии Ж.-Д. Ларрея этих запасов продовольствия хватило
бы на 6 месяцев. Наполеон, в сложившейся ситуации, еще не потерявший надежду на заключение мира, долго не мог решиться на дальнейшие военные
действия, теряя драгоценное время.
Пожар Москвы показал всему миру, что Россия не побеждена и готова
продолжать борьбу. «Ни один народ из всех, в продолжение двадцати лет перед счастием Наполеона смирявшихся, не явил подобного примера: судьба
сберегла его для славы России, - писал герой Отечественной войны генерал
А.П. Ермолов. - Двадцать лет побеждая все сопротивлявшиеся народы, в торжестве неоднократно проходил Наполеон столицы их: через Москву единую
лежал его путь к вечному стыду и сраму»6.
А.В. Лебедев
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
 Примечания
1
2
С. 36.
Отечественная война 1812 г. Спб., 1912. С. 110.
Холодковский В.М. Наполеон ли поджег Москву? // Вопросы истории. 1966. № 4.
Тарле Е.В. Наполеон. Талейран. М., 2003. С. 251.
Сегюр Филипп де. Поход в Россию. Мемуары адъютанта. М., 2002. С. 136.
5
Лашук А. Гвардия Наполеона. М., 2003. С. 308.
6
Ермолов А.П. Записки. 1798 – 1826 гг. М., 1991. С. 192-193.
3
4
Н.В. Кобзаренко
Воспитание женщины-дворянки в России
в первой половине XIX века
Воспитание во многом определяет будущую жизнь человека. Именно с
помощью воспитания родители и учителя формируют определенные качества
личности. В данной работе будут рассмотрены цели воспитания, то есть тот
набор качеств личности, который общество хотело видеть у идеально образованной девушки.
При ее воспитании «высокие цели» преследовали, пожалуй, лишь институты благородных девиц. Все они были учреждены по примеру Смольного, в
основе деятельности которого лежала идея создания «новой породы» светских женщин. Фактически, это была попытка применить на практике идеи
просветителей. Частные пансионы и родители, за редким исключением, такой
задачи перед собой не видели. Их целью было дать девушке тот минимальный уровень образования, который позволил бы представить ее обществу,
удачно выдать замуж и привить ей навыки хорошей хозяйки дома. Разумеется, под этим минимальным уровнем в столицах, губернских и уездных городах, в селах подразумевалось разное как из-за качества образования, так и изза материальных возможностей: один вопрос, если девушка живет в Петербурге и ее родители богаты и знатны, другой – если она живет в глухой деревне и ее родители имеют всего десяток крепостных. Но уже к началу XIX в.
институты отходят от своей идеальной задачи. «Воспитание наше,– писала
Е.А. Половцева,– было основано больше на манерах, умение держать себя
comme il faut, отвечать вежливо, приседать после выслушания нотации от
классной дамы или при вызове учителя, держать корпус всегда прямо, говорить только на иностранных языках»1.
Остановимся на том, чему стремились девушку обучить и начнем, пожалуй, с французского языка. По признанию современников незнание этого
языка фактически закрывало двери высшего общества. Ф.Ф. Вигель не раз
отмечает в своих «Записках», что языком общества был именно французский
язык: «Высшее общество, более чем когда- либо, в это время было управляе64
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мо женщинами: в их руках были законодательство и расправа его. Французский язык в их глазах был один способен выражать благородные чувства, высокие мысли и все тонкости ума, и он же был их исключительная собственность»2.
Уже современники высмеивали этот обычай; широко известен анекдот:
на вопрос умна ли эта дама, мужчина отвечает: «Не знаю, я говорил с ней
только по-французски». В.А. Соллогуб приписывает эту фразу Нелединскому, а П.А. Вяземский – Пушкину3.
В первой половине XIX в. многие дворянские семьи, особенно столичные, говорили на французском не только в обществе, но и дома. На русском
общались со слугами, крепостными и т.п.
Другим очень важным умением, требующимся от женщины, было умение держать себя в обществе, умение поддержать светскую беседу. Хорошие
манеры прививались ребенку с детства. Правила хорошего тона должны были
стать привычкой. В противном случае может случиться то, о чем так настойчиво предупреждал сына граф Честерфилд: «Нельзя держать хорошие манеры
про запас, для торжественных дней, они должны сопутствовать человеку постоянно, иначе они покинут его в ответственный момент»4.
Правила хорошего тона требовали скрывать от других подробности своей личной жизни, не обременять посторонних своими личными проблемами.
«Первая обязанность света, возложенная на женщин,– пишет Е. Сушкова,–
стараться возвышать мужа в общем мнении и притворяться счастливой,
сколько достанет сил и терпенья». «В наше время ни одна порядочная женщина не дозволяла себе рассказывать про неприятности с мужем посторонним лицам: скрепи сердце да и молчи»,– свидетельствует Е.П. Янькова5. Скорее всего именно по этой причине описания семейных конфликтов в
воспоминаниях женщин первой половины XIX в. почти не встречаются, а если и встречаются, то это конфликты не в своей семье, а у знакомых или родственников.
Все те же правила хорошего тона требовали от светского человека и непринужденности, простоты в общении, доступности, любезности и доброжелательности по отношению к другим людям. В воспоминаниях
Д.М. Погодина именно такой предстает графиня Е.П. Ростопчина – известная
писательница первой половины XIX в.: «Для каждого, входившего в ее гостиную… у нее находилось ласковое слово, привет, дружеская улыбка, пожатие руки, и каждому было у ней тепло, весело, приятно и, главное, сытно»6.
Чтобы уверенно играть свою роль – держаться свободно, уверенно и непринужденно – светскому человеку, как актеру, нужно было уметь хорошо владеть своим телом. В этом отношении особое значение имели уроки танцев.
Танцам обучали всех дворянских детей без исключения. Это был один из обязательных элементов воспитания. Молодому человеку или девушке, не
умеющему танцевать, нечего было бы делать на бале; а бал в жизни дворяниН.В. Кобзаренко
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
на – это не просто вечер танцев, а своеобразное общественное действо, форма
социальной организации дворянского сословия7.
В известном смысле физические нагрузки в процессе воспитания уравнивались с нравственными, в том смысле, что любые трудности и удары
судьбы должно было переносить мужественно, не падая духом и не теряя
собственного достоинства8.
Также следование правилам хорошего тона предполагало умение вести
светскую беседу. «Главный характер этого легкого разговора состоял в том,
чтобы не зацепиться ни за одну глубокую или оригинальную мысль, не высказать ни в чем своего собственного убеждения; чтобы все было гладко, не
касалось ни жизни, ни правительства, ни науки; одним словом, чтобы разговор не был никому особенно интересен и был всем понятен, всем по плечу;
чтобы не обидеть ничье самолюбивое невежество и все были довольны уровнем ума, всем и каждому общим… скользить по всем предметам ровно, не
останавливаться долго ни на чем и не обременять ума ничем тяжелым – это
было правило светского разговора!»– так описывает суть салонной беседы
М.А. Дмитриев9. Но не следует думать, что это так просто и разговор велся
ни о чем от недостатка образования. Это далеко не так. Светская болтовня –
отточенный ритуал, рудимент виртуозного и нередко тонкого интеллектуального остроумия. «Пустота» присуща подобным беседам по определению. Напротив, попытки «умствования» в салоне неуместны и неизбежно ставят «умствующего» в глупое положение. Морализировать по этому поводу могли или
выходцы из других социальных слоев, или дети, еще не искушенные в светских манерах, или же люди, которым игра по какой-то причине не удавалась10.
Нужно отметить, что при всем внимании к хорошим манерам, люди умные никогда не считали их чем-то самодостаточным. Жуковский, выделяя два
рода светских успехов, один из которых основан на привлекательных, но поверхностных свойствах человека (приятном обхождении, остроумии, учтивости и пр.), а другой – на интеллектуальных и нравственных отличиях, отдает
безусловное предпочтение второму. Однако он мудро замечает, что «искусство общаться приятно» есть достоинство, хотя и более мелкое, но «совершенно необходимое для приобретения от общества благосклонности»11.
Таким образом, при воспитании девушки большее внимание уделялось
тому, что «снаружи», а не внутреннему миру. Умение выражать свои мысли
по-французски, вести легкую и непринужденную светскую беседу, автоматическое выполнение всех правил хорошего тона – вот что стало целью образования. Разумеется, были и хорошо образованные женщины, которые отличались не только энциклопедическими знаниями и хорошими манерами, но и
богатым внутренним миром. Но в целом современники о женщинах отзываются весьма нелестно, обвиняя их в пустоте, наигранности, бесчувствии и
расчетливости.
66
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
 Примечания
Цит. по: Институтки: Воспоминания воспитанниц институтов благородных девиц.
М., 2003. С. 5.
2
Цит. по: Вигель Ф.Ф. Записки. М., 2000. С. 252.
3
См.: Соллогуб В.А. Повести; Воспоминания. Л., 1988. С. 548.
4
Цит. по: Муравьева О.С. как воспитывали русского дворянина. М., 1995. С. 214.
5
Цит. по: Лаврентьева Е.В. Светский этикет пушкинской поры. М., 1999. С. 230.
6
Цит. по: Муравьева О.С. Указ. соч. С. 136.
7
См.: Там же. С. 219.
8
См.: Там же. С. 81.
9
Цит. по: Дмитриев М.А. Главы из воспоминаний моей жизни. М., 1998. С. 218.
10
Цит. по: Лямина Е.Э., Самовер Н.В. «Бедный Жозеф»: Жизнь и смерть Иосифа Виельгорского: Опыт биографии человека 1830-х годов. М., 1999. С. 188-189.
11
Цит. по: Муравьева О.С. Указ. соч. С. 104-105.
1
А.Е. Оторочкина
Женское образование в России
накануне отмены крепостного права
(на примере губерний Верхнего Поволжья)
Вторая половина 50-х гг. XIX века стала переломным временем в истории женского образования: на волне больших ожиданий, связанных с предстоящей реформой, общественными деятелями, публицистами и педагогами
начали активно обсуждаться его цели и формы. Большой резонанс в обществе
вызвало появление в 1856 г. в «Морском сборнике» статьи Н.И. Пирогова
«Вопросы жизни». Ученый критиковал сословность и утилитарно-практическую направленность учебных заведений, в том числе и женских. «Воспитание женщины, кроме индивидуального и семейного значения, имеет еще
огромное значение в народной жизни, потому что через женщину только успехи науки и цивилизации могут войти в народную жизнь», - писал в этот период К.Д. Ушинский1.
Государственная система школ Российской империи в первой половине
XIX в. была рассчитана на обучение молодых людей, исключением являлись
приходские училища, где по уставу 1804 г. могли обучаться дети «всякого состояния», «без разбору пола и лет»2. Но число образованных крестьянок, составляющих абсолютное большинство женского населения страны, к середине XIX века было ничтожно мало.
Для девушек из богатых дворянских семей еще в XVIII в. начали создаваться на общественных началах специальные закрытые учебные заведения.
Обучение девочек в публичных школах, как отмечал Г.Р. Державин, считалось делом «непристойным». Управлением таких школ занималось особое
благотворительное ведомство, основы которого были заложены Екатериной
А.Е. Оторочкина
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
II: «Воспитательное общество благородных девиц». С 1796 по 1828 гг. это
«Общество» возглавляла императрица Мария Федоровна, ею были открыты
Сиротский, или Мариинский институт (1796 г.), училища Ордена Св. Екатерины в Санкт-Петербурге (1798 г.) и в Москве (1803 г.), Московский Александровский институт и др. После ее смерти было образовано «IV отделение
собственной Е. И. В. Канцелярии», на которое и было возложено заведование
всеми учреждениями Ведомства императрицы Марии. Учебные заведения,
входящие в эту структуру, находились чаще всего в столицах, и провинциальное дворянство не всегда могло позволить себе посылать обучаться туда
своих дочерей. В такой ситуации с начала XIX в. в губернских городах особой популярностью пользовались частные пансионы или институты3. Их целью, как и у учебных заведений Москвы и Петербурга, было воспитание «хороших хозяек» и «добродетельных матерей и жен». Значительная часть
дворянок получала только домашнее образование4.
Для обучения представительниц других сословий - дочерей купцов, ремесленников, мелких торговцев, отставных низших военных чинов, мелких
чиновников - тем же Ведомством императрицы Марии создавались особые
«мещанские» учебные заведения в крупных городах России5, но их количество было недостаточным, и с 1840-х гг. среди воспитанниц частных школ увеличилось число девочек купеческого и мещанского сословий. Эта тенденция
была замечена руководством страны, и, чтобы «предотвратить дальнейшее
проникновение в привилегированные учебные заведения» «представителей
непривилегированных сословий», было решено способствовать открытию в
провинции специальных женских школ. Так, например, в Ярославской губернии в г. Ростове в 1846 г. было основано женское училище для девиц купеческого и мещанского сословия за счет доходов города6. По своему уровню оно
было приравнено к приходской школе, в нем было всего два класса. В 1848 г.
Рыбинская Городская Дума создала у себя в городе подобное учебное заведение7.
К числу сословных школ, появившихся в период царствования Николая
I, можно отнести и училища для девиц духовного звания. Идея их создания
была высказана дочерью императора Ольгой Николаевной. Первое духовное
училище было учреждено в Царском Селе в 1843 г. Через два года последовало распоряжение об организации такой же школы в пос. Солигаличе Костромской губернии. Но попечительница училища Великая княгиня Мария
Александровна сочла его существование в этом месте неперспективным, и
учебное заведение в 1848 г. было переведено в Ярославль. Сюда принимались
исключительно дочери духовенства в возрасте от 10 до 12 лет из Ярославской, Костромской и Вологодской епархий. Училище жило за счет пожертвований благотворительных лиц и ассигнований духовного ведомства8.
К середине 1850-х гг. необходимость создания открытых женских школ
стала настолько актуальной и очевидной, что Министерство народного просвещения активно начало подготовку реформы женской школы. 5 марта
68
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1856 г. министр просвещения А.С. Норов подал соответствующий доклад
Александру II и получил от него приказ «приступить к устройству на первый
раз в губернских городах женских школ, приближенных по курсу к гимназиям»9. Инициатива организации открытых всесословных женских учебных заведений была поддержана с финансовой стороны благотворительным Ведомством императрицы Марии Александровны. Именно к ней после появления
доклада А.С. Норова почти одновременно обратились помощник инспектора
Николаевского Сиротского института А.А. Чумиков с запиской о преобразовании женских школ в России и инспектор классов Павловского института,
редактор
«Русского
педагогического
вестника»
профессор
Н.А. Вышнеградский с проектом организации женского среднего учебного
заведения в Петербурге. Усилия последнего увенчались успехом, и в северной столице появилось в 1858 г. женское училище, получившее название Мариинского10.
Традиционно в литературе именно его приводят в качестве самого яркого примера женской школы, созданной в России в период общественнополитического подъема 1850-х гг. на принципах всесословности и открытости11. Отмечают исследователи также и то, что активнее всего учреждались
женские учебные заведения Ведомством императрицы Марии Александровны, забывая, что чуть ранее, в августе 1857 г., в городе Костроме было открыто подобное училище. Действовало оно на основе утвержденного Министерством народного просвещения «Положения Губернского училища для девиц в
г. Костроме, приближенного по курсу наук к гимназии»12. У истоков этой
женской школы стоял видный костромской общественный деятель А.Н. Григоров, который и стал ее первым почетным попечителем, приобрел для училища дом и жертвовал 2000 руб. ежегодно в пользу учебного заведения13.
Первые ученицы были переведены сюда из частного женского пансиона Софьи Андреевны Шкот14. В августе 1858 г. школу «посетили Их Императорские Величества Государь Император Александр Николаевич, Государыня
Императрица Мария Александровна»15. В 1860 году учебное заведение из
трехклассного становится шестиклассным, по документам оно числится как
училище первого разряда. С 1864 г. эта школа начала называться Григоровским женским училищем, статус гимназии ей был присвоен лишь в 1870 г.
30 мая 1858 г. император Александр II утвердил «Положение о женских
училищах Министерства народного просвещения», видимо, опираясь и на
опыт действовавшей в Костроме женской школы. Согласно «Положению», в
разных городах в качестве опыта на три года было разрешено создавать женские училища, доступные для детей всех сословий16.
11 августа 1858 г. еще в одном губернском городе Верхнего Поволжья –
Твери – в присутствии императора и императрицы на базе частного пансиона
К.Ф. Гросвальд было торжественно открыто Мариинское высшее женское
шестиклассное училище17. (С 1862 г. – гимназия18.) Проект положения, по которому доступ в школу предоставлялся представительницам всех свободных
А.Е. Оторочкина
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сословий, был выработан задолго до этого события. Чтобы быть принятым в 1
класс, девочки должны были достигнуть 9 – 10 лет, уметь читать и писать порусски, знать таблицу умножения. В положении училища была тщательно разработана финансово-экономическая сторона его существования. Главным источником финансирования была получаемая с учениц плата за обучение: в
низших трех классах – по 20 руб., в высших – по 30 руб. серебром; для детей
беднейших чиновников предоставлялось 12 бесплатных мест. Также было назначено ежегодное пособие от Тверского городского общества, с 1870 г. – от
правительства. Императрица Мария Александровна утвердила для этой школы
стипендию в 150 рублей19.
Рассматривая историю становления открытых женских средних учебных
заведений в губерниях Верхнего Поволжья, можно отметить, что позднее
всех они возникли в Ярославском крае. В 1858 г. Министр внутренних дел С.
Ланской разослал циркуляры губернаторам «о приглашении дворянства и городского сословия к пожертвованиям на женские училища». В МВД из Ярославской губернии пришло сообщение о том, что здесь «дворяне воспитывают своих дочерей в пансионах и институтах, купцы считают лишним давать
образование девицам, а мещане и ремесленники находят образование бесполезным, если не вредным»20. Появление такого утверждения от губернии с
давними традициями в области просвещения, можно объяснить тем, что С.
Ланской, «обследуя настроения на местах», изначально был настроен против
реформирования женского образования. Причиной открытия в Ярославле
лишь в 1861 г. Мариинской женского училища21 является, видимо, следующий факт: по сравнению, например, с Костромской губернией, к 50-м гг. XIX
в. в Ярославском крае действовало больше специальных женских школ для
представителей разных сословий. Часть из них послужила основой для женских учебных заведений нового типа – городские женские училища в Рыбинске и Ростове перешли в управление Ведомства императрицы Марии и превратились, первое с 1864 г., второе – с 1865 г., в женские училища 2-го
разряда, позднее они стали называться прогимназиями22.
Таким образом, анализируя особенности развития женского образования
накануне отмены крепостного права, можно отметить следующие тенденции:
активное обсуждение в этот период русским обществом на страницах журналов проблемы социальной активности женщины в современной жизни дало
толчок к созданию открытых и всесословных женских средних учебных заведений. У их истоков стояло два ведомства – Министерство народного просвещения и Благотворительное ведомство императрицы Марии Александровны. Процесс создания данных училищ затронул не только столичные
губернии, но захватил и провинцию. Практически одновременно в СанктПетербурге и в губерниях Верхнего Поволжья – Костромской и Тверской открылись школы нового типа, и была заложена основа системы женского
гимназического образования. В Ярославском крае этот процесс был несколько замедлен.
70
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
 Примечания
Ушинский К.Д. Собр. соч.: В 11 т. Т. 3. М., 1948. С. 291.
См.: Высочайше утвержденный устав учебных заведений, подведомственных университетам // Полный свод законов Российской империи. Собр. 1-е. Т. XXVIII. С. 635.
3
См.: Оторочкина А.Е. Женские частные учебные заведения в Ярославской губернии
в первой половине XIX в. // Путь в науку: Сб. науч. р або т / Под ред. А.М. Селиванова;
Яросл. гос. ун-т. Ярославль, 2002. Вып. 7. С. 115-118.
4
См.: Сергеева С.В. Домашнее образование в России в первой половине XIX в. // Педагогика. 2003. № 7. С. 88-93.
5
См.: Яковкина Н.И. История русской культуры: XIX век. СПб., 2000. С. 50, 56.
6
См.: Государственный архив Ярославской области. Ф. 1. Оп. 1. Д. 2087, Д. 2290; Ф.
73. Оп. 1. Д. 3521; Ф. 549. Оп. 1. Д. 906, Д. 1441. (Далее ГАЯО).
7
См.: Там же. Ф. 73. Оп. 1. Д. 3812. Л. 25.
8
См.: Там же. Ф. 73. Оп. 1. Д. 4021. Крылов А. Ярославское училище девиц духовного звания (исторический очерк) // Ярославские епархиальные ведомости. 1860. № 28.
С. 258-259. Ч. Неофиц.; Преображенский Г. Воспоминания о Е.П. Шиповой (1845 - 1883).
Ярославль, 1884. 136 с.; Герасимова Н.Е. Ярославское училище девиц духовного звания
(Первый выпуск, 1848 - 1852) // Страницы минувшего: VI Тихомировские краеведческие
чтения. Ярославль, 1997. С. 102-104.
9
Государственный архив Костромской области. Ф. 426. Оп. 1. Д. 351. Л. 2. (Далее
ГАКО).
10
См.: 25-летие Санкт-Петербургских женских гимназий ведомства учреждений Императрицы Марии: 1858-83 гг. СПб., 1883; Острогорский В.П. 25-летие женских гимназий
// Вестник Европы. 1883. № 4.
11
См.: Яковкина Н.И. История русской культуры. С. 347-348.
12
См.: ГАКО. Ф. 426. Оп. 1. Д. 351. Л. 6-7.
13
См.: Григорович А. Об учреждении женских училищ в Костромской губернии //
Костромские губернские ведомости. 1858. № 43. Неофиц. ч.
14
См.: ГАКО. Ф. 426. Оп 1. Д. 351. Л. 4.
15
Там же. Л. 11.
16
См.: Фадеева Т.Ю. Средние учебные заведения в системе образования России второй половины XIX – начала XX века (на материалах губерний Верхнего Поволжья): Дис.
… канд. ист. наук / Яросл. гос. ун-т. Ярославль, 2000. С. 69.
17
См.: Крылов Д. Двадцатипятилетние Тверской Мариинской женской гимназии
(1858 – 1883). Историческая записка. Тверь, 1883.
18
См.: Тверская Мариинская женская гимназия // Тверская область: Энциклопедический справочник. Тверь, 1994. С. 254-255.
19
См.: Христофорова Н.В. Женские гимназии в России // Педагогика. 1998. № 4. С.
83.
20
Лихачева Е. Материалы для истории женского образования в России (1856 - 1886).
СПб., 1902. С. 53.
21
См.: Памятная книжка Министерства народного просвещения на 1865 год. СПб.,
1865. С. 474.
22
См.: Пастухова Н.А. Из истории женского образования в г. Рыбинске
// Краеведческие чтения, апрель 1996 г.: Тез. докл. Ярославль, 1996. С. 27-29; Рогушкина
Е.В. К истории Ростовской женской Мариинской гимназии // История и культура Ростовской земли: Чтения 1998 г. Ростов, 1999. С. 161-166.
1
2
А.Е. Оторочкина
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е. Столетнева
Гибель Александра II
в оценках ближайшего окружения
Гибель Александра II – это важнейший рубеж в истории России, положивший конец либеральным преобразованиям и давший начало консервативному курсу Александра III. Это также важнейший этап в истории русского
революционного народничества, поскольку цареубийство привело впоследствии к полному разгрому самого движения. Трагедия, произошедшая 1 марта
1881 г. на набережной Екатерининского канала стала человеческой трагедией
царя-реформатора, предоставившего многие свободы, но ставшего жертвой
революционеров-народников.
Вопрос о трагической гибели Александра II изучался в литературе в различных аспектах, как в общем контексте истории России второй половины
XIX века в работах А.А. Корнилова1, Г.И. Чулкова2, Н.Е. Орловой3,
А.В. Якимовой4, так и в контексте развития революционного движения, в работах Л.М. Ляшенко5, «1 марта 1881 года: Казнь императора Александра II6,
«Революционное народничество 70-х годов XIX века»7. Однако в настоящее
время крайне мало работ, которые рассматривали бы гибель Александра II
как трагедию человека, хотя можно выделить ряд источников, посвященных
непосредственно гибели Александра II и реакции на это событие его ближайшего окружения. К ним прежде всего относятся дневники, мемуары и
воспоминания
обер-полицмейстера
А.И. Дворжицкого8,
медика
9
10
Ф.Ф. Маркуса , дневник событий глазами очевидцев .
В центре внимания сюжет о трагической гибели императора – поведение
самого Александра II, реакция охраны и медиков на произошедшие события.
Все источники фиксировали «охоту» на императора, организованную террористами. После шести неудачных попыток народниками было принято решение провести еще одну, которая, в конечном счете, и завершила жизнь Александра II. На вопрос о том, почему не была должным образом обеспечена
охрана царя, и о мотивах неосторожного поведения царя в момент взрыва, источники не дают прямого ответа. Возможно, личное бесстрашие, упрямство,
стремление докопаться до истины не дали ему покинуть место взрыва сразу
после первой попытки покушения на набережной Екатерининского канала.
По свидетельствам Дворжицкого, « Его Величество отклонило и просьбу кучера отправляться дальше»11. Источники фиксируют полную растерянность
медиков и охраны после взрыва первой бомбы, брошенной Рысаковым, а
также замедленность восприятия происходивших событий самим императором. По мнению большинства очевидцев, Александр II, видимо, был слегка
72
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
контужен взрывом первой бомбы. Он не дал увезти себя немедленно с места
покушения, что и привело к дальнейшей трагедии.
Исполняя волю императора, обер-полицмейстер Дворжицкий повернулся
наискось к месту взрыва, но не успел сделать и трех шагов, как был оглушен
новым взрывом, обожжен, ранен и свален на землю. В своих воспоминаниях
он писал: «В первый момент я не мог уяснить себе его положения; Его Величество полусидел-полулежал, облокотившись на правую руку. Предполагая, что
государь только тяжко ранен, я приподнял его с земли и тут с ужасом увидел,
что обе ноги Его Величества совершенно раздроблены и кровь из них сильно
струилась»12. Шок от смертельного ранения царя был настолько велик, что ему
на месте взрыва не оказали даже элементарную медицинскую помощь, хотя
среди его окружения в тот момент было много военных, не раз видевших и
кровь, и страшные раны. В тот момент государь потерял уже много крови, поэтому люди, оказавшиеся в те минуты рядом с ним, не могли помочь императору. Все это, очевидно, сыграло роковую роль и привело к дальнейшей трагедии. Многотрудная жизнь человека, возможно, созданного для частной участи,
но распоряжением судьбы четверть века отдавшего монаршему ремеслу, трагически окончилась.
Наверное, такие черты характера, как сила воли, желание добиться истины, которые были привиты Александру еще с детства, сыграли в этом роковую роль. Поэтому император проявил столь решительное стремление самому увидеть террористов и убедиться в том, что произошло. Таким образом,
источники о последних часах жизни Александра II характеризуют его как человека бесстрашного, решительного, настойчивого, упорного – как истинного
правителя, оставшегося верным своим государственным принципам даже в
последние минуты своей жизни.
Однако они не дают прямых ответов на два очень важных вопросов: почему вообще оказалась возможна «охота» революционеров-террористов на
царя в государстве, где политический сыск был необычайно силен, и почему
охрана царя бездействовала в момент самого покушения.
 Примечания
Корнилов А.А. Курс истории России XIX века. М.: Высшая школа, 1993.
Чулков Г.И. Императоры. Психологические портреты. М.: Искусство, 1995.
3
Орлова Н.Е. Цари и императоры. М.: Белый город, 2001.
4
Якимова А.В. покушение на Александра II. М., 1927.
5
Ляшенко Л.М. Революционные народники. М., 1989.
6
1 марта 1881 года: Казнь императора Александра II. Лениздат, 1991.
7
Революционное народничество 70-х годов XIX века. Т. 2. М.; Л., 1965.
8
Дворжицкий А.И. 1 марта 1881 года // Александр II: Воспоминания и дневники.
СПб, 1995.
9
Маркус Ф.Ф. Последние минуты императора Александра II // Александр II: Воспоминания и дневники. СПб, 1995.
10
Дневник событий с 1 марта по 1 сентября 1881 года. СПб, 1882.
1
2
Е. Столетнева
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
11
12
Дворжицкий А.И. 1 марта 1881 года… С. 348.
Там же. С. 349.
А.М. Мойсинович
Полемика о суде присяжных
в российском обществе в 1860 – 1870-е гг.
Вторая половина XIX в. ознаменовалась рядом важных событий, имевших огромное значение для России. Крестьянская реформа 1861 г. заложила
основу для последующих реформ, а судебные уставы 1864 г. послужили началом построения новых гражданско-правовых отношений. Эпоха преобразований принесла с собой новые понятия и термины, такие как «общественность», «русская гражданственность», «общество», которыми активно начинают пользоваться различные периодические издания и публицисты того
времени. Создание независимого и гласного суда не могло не повлиять на понимание русским человеком своих прав и обязанностей, своего гражданского
долга как перед обществом, так и перед государством.
Благодаря судебной реформе 1864 г. был создан совершенно новый для
России институт присяжных. Дискуссии по поводу института присяжных начались еще во время обсуждения судебной реформы. Обсуждение шло о введении в России инородного и дотоле неизвестного русскому народу суда совести. Он не имел, как в западных странах, своей истории, поэтому
воспринимался в русском обществе крайне неоднозначно. Первоначально
противников этого суда было мало, в основном высказывались опасения по
поводу того, готов ли русский народ к такому учреждению, как институт присяжных приживется в России.
Вопрос о суде присяжных активно обсуждался в обществе, прессе и трудах профессиональных юристов. Так, еще в 1863 г. газета либерального направления «Голос» писала «о необходимости обществу ближе познакомиться
и с предстоящею реформою и вообще с судебным миром. Доселе общество
чуждалось этого мира: каждый суд и все суды вместе были в мнении общества учреждениями частными, но не общественными. Они касались только тяжущихся лиц или лиц близких, по какой бы то ни было причине обвиняемых
подсудимых. Ныне это вновь созидаемые учреждения, могут только существовать и развиваться под условием общественности. Особенности, нами указанные, этих учреждений с одной стороны, суд присяжных с другой стороны,
принуждают общество к непосредственному участию в мире судебном»1.
Говоря о судебной реформе, автор статьи подчеркивал важность суда
присяжных как суда совести, заложенных в нем нравственных начал. В газете
подчеркивалось значение образования для присяжных, хотя бы первоначального. «Есть мнение весьма распространенное между нами, которые говорит,
74
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
что для суждений по делам в качестве присяжных необходима только одна
совесть; образование следовательно не есть условие определяющее способность быть присяжным. Даже более того, есть лица, которые говорят, что суд
по совести человека необразованного есть более суд по совести, чем суд человека образованного, на том основании, что при отсутствии образования совесть и рассудок действуют прямее и внушают сильнее. Мнение странное,
которое вряд ли разделит человек, хотя немного здравомыслящий. В таком
случае мнение дикаря будет еще более изречением правдивым совести»2.
Позднее, в 1870-е гг., подобная мысль о важности образования среди
присяжных, была высказана одним из общественных деятелей, публицистом
А.А. Головачевым. Он считал, что только образованный человек «соединяет в
себе общие условия правоспособности и местожительства». Он предлагал для
особо важных дел (по делам о печати, по преступлениям должностей и законов о семейном союзе и т.д.) создать специальный список присяжных с более
высоким уровнем образованности, так как «для правильной оценки аргументации обвинителя и защитника, необходимо, по крайней мере, общее образование»3.
Газета «Голос» высказывала опасения и по поводу возможного подчинения «народного элемента судебному, необразованности – образованию, присяжных - судьям, адвокатам и другим органам правосудия, или суда по совести не редко пристрастного, несправедливого, иногда даже крайне
безнравственного»4. Следовательно, очевидна необходимость обучения народа, причем основанием обучения народа должна служить православная вера,
так как, по мнению автора только вера учит правде и учит быть сострадательным к участи подсудимого: «никакая наука не может человеку внушить это
чувство, никакая наука не может дать ему понять, что он должен из любви к
ближнему, из сострадания к преступнику, вносить в свои суждения тот дух
братолюбия и милосердия, который не исключает правосудие, но облагораживает его и приближает человека судью к божеству»5. По мнению газеты, на
сельских священников было необходимо возложить обязанность разъяснять
крестьянам их будущие обязанности в качестве присяжных.
Такая точка зрения была не единственной и часто встречала возражения.
Одним из ее противников был А.А. Головачев. Он считал, что полностью полагаться на религию как на источник развития умственных сил нельзя, так
как «религия, при неумении понимать ее, приводила людей к религиозному
фанатизму»6.
Оценивая в своей работе институт присяжных, он высказал ряд замечаний и пожеланий для последующего развития этого суда. В свое время он закончил юридический факультет Московского университета и прекрасно ориентировался в юридических вопросах. Высказанные им предложения и
пожелания, позднее были отмечены многими юристами конца XIX – начала
ХХ вв.
А.М. Мойсинович
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.А. Головачев видел в институте присяжных лучшее средство для смягчения буквы закона. Судья строго следует закону, он не всегда может правильно оценить фактическую сторону совершенного преступления и те причины, по которым человек действовал, а главное, он как представитель
закона, не может пользоваться правом смягчать закон в виду быстро меняющейся жизни7. В этом случае ему приходит на помощь суд совести, который и
принимает окончательное решение о виновности или невиновности подсудимого.
По мнению А.А. Головачева, суд присяжных не должен рассматриваться
как общественная обязанность и повинность, это неотъемлемое право каждого человека. Он выступает как посредник между законом и жизнью «и тем
дает ему средство влиять на самое законодательство, а вместе с тем служит
для него общественной школой, посредством которой законодательство влияет на жизнь»8.
А.А. Головачев негативно оценивал имущественный ценз как не имеющего в России «исторического основания и никакого влияния на степень умственного и нравственного развития лица». По его мнению, степень понимания и добросовестность не зависят от имущественного ценза, и поэтому
гораздо лучше было бы «установить ценз по образованию, а остальное предоставить доверию общества, как оно выражается в общественных выборах»9.
Мнение по этому вопросу полностью подтвердилось на практике. А.Ф.
Кони, например, отмечал тот факт, что в присяжные заседатели люди шли
неохотно, особенно дворяне и купцы. Чиновники, внесенные в списки временной комиссией, являлись к началу судебных заседаний, вооруженные
свидетельствами начальства о фиктивных командировках или внезапно оказавшихся особых поручениях. Служащие зачастую оказывались щедро снабженными свидетельствами о болезни, не препятствовавшей им, однако, просиживать вечера и ночи за картами в губернских и уездных клубах и
восседать в креслах не суда, а театров10.
А.А. Головачев также считал, что составление общего списка присяжных
не должно отдаваться на откуп канцелярии, так как это не гарантирует включению в список лучших людей. Такое право должно быть дано обществу, но
никак не отдельным лицам, хотя бы и в составе комиссии, «члены комиссии
могут принадлежать к одному классу общества и могут действовать в интересах или личных, или своего класса и обойти всех лучших людей общества»11.
На практике такое опасение подтвердилось. Так, А.Ф. Кони отмечал, что выбор из общих в очередные списки происходил большей частью в канцеляриях
земских управ или письмоводителями предводителей дворянства. Таким образом, «основу личному составу того суда, которому вверяются существенные интересы правосудия в стране, клал вольнонаемный писец, легко доступный соблазнам в виде запрашивания и мелких подачек. Следствием этого
было то, что в очередные списки присяжных вносились преимущественно
мещане и крестьяне, а в списки запасные – чиновники и дворяне и притом
76
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
преимущественно на третью четверть года, когда большинство судов, в виду
летних полевых работ, не делает выездных сессий»12.
Не менее важный вопрос, затронутый А.А. Головачевым, был связан с
делами о печати и преступлениями по должности. Правительство настороженно относилось к суду присяжных и постепенно изымало из его ведения
дела касающиеся печати, должностных и государственных преступлений,
считая их прерогативой государства. Это нашло свое отражение в ходе «литературного процесса» по поводу журнала «Современник» 1866 г., и дела чиновника Протопопова 1867 г. А.А. Головачев считал, что преступления по
должности крайне деликатны и касаются самых дорогих интересов общества.
По его мнению, обстоятельства таких преступлений крайне разнообразны, а
доказательства слишком запутанны, чтобы можно было постановить мотивированный приговор, а он может быть сделан только по совести и притом бесконтрольно. Наконец, «жизнь судьи не соприкасается так близко с интересами общества, чтоб вполне оценить весь вред, происходящий от служебных
преступлений и проступков, что заставляет его довольно снисходительно к
ним относиться»13.
Автор считал, что отсутствие общественной совести в решении дел такого рода ведет за собою или излишнюю строгость, или излишнюю снисходительность, что одинаково будет вредно для правосудия, поэтому решение таких дел может быть поручено присяжным заседателям без всяких опасений.
Подводя итог, автор считает суд присяжных прогрессивным началом в
российской общественной жизни и судебной системе. Присяжные заседатели
представляют собой общественную совесть, и если их ошибка или увлечение
могут быть исправлены судом, то ошибка последнего неисправима.
А.А. Головачев высказывает пожелание, чтобы «участие присяжных заседателей не ограничивалось только делами, по которым предвидится ограничение прав, но чтоб оно было распространено на все дела, производящиеся в
окружном суде»14.
Таким образом, в 1860 – 1870-е гг. в ходе полемики были подняты важные проблемы, связанные с введением и практической деятельностью института присяжных, которые нашли свое отражение и развитие в последующих
публикациях периодической печати и в трудах исследователей.
 Примечания:
Голос по поводу судебной реформы. СПб., 1963. С. 18.
Там же. С. 20-21.
3
Головачев А.А. Присяжные заседатели // Десять лет реформ. СПб., 1872. С. 367.
4
Голос по поводу судебной реформы. С. 21.
5
Там же. С. 22.
6
Головачев А.А. Указ. соч. С. 367.
7
Там же. С. 362.
8
Там же.
9
Там же. С. 363.
1
2
А.М. Мойсинович
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Кони А.Ф. Из заметок и воспоминаний судебного деятеля // Русская старина. 1914.
№ 1. С.9.
11
Головачев А.А. Указ. соч. С. 364.
12
Кони А.Ф. Указ. соч. С.8.
13
Головачев А.А. Указ. соч. С. 368-369.
14
Там же. С. 372.
10
Л.М. Рутковская
Проблема будущности дворянства
после реформы 1861 года в России
в трудах К.Д. Кавелина
Отмена крепостного права в России открыла широкие возможности для
дальнейших преобразований, но также поставила ряд новых проблем. Так,
дворянское сословие серьезно заговорило о том месте и роли, которые были
отведены ему в новых условиях, причем очень часто пессимистично и с опасениями за свое будущее.
Однако не все склонялись к мнению, что освобождение крестьян нанесло
урон дворянству. С большой верой во внутренние силы и способность к перерождению этого "высшего сословия" встретил реформу 1861 г. К.Д. Кавелин,
известный либеральный общественно-политический деятель тех лет. Уже в
1862 г. вышла его статья "Дворянство и освобождение крестьян", в которой
он пытался указать обществу на широкие перспективы, открывшиеся с отменой крепостного права.
Кавелин отмечал, что в дворянском сословии все привыкли видеть
"класс крепостников", землевладельцев, причастный гражданской или военной службе, самый образованный, имеющий "исключительные наследственные привилегии". Однако крестьянская реформа пошатнула или отменила
многие из этих отличительных особенностей, в чем сам Кавелин находил
достаточные положительные моменты.
Так, перед дворянством, по его мнению, открывались широкие возможности преодоления внутренней сословной замкнутости и сближения с другими классами. Со временем, писал он, оно лишится свободы от рекрутства и
имущественных податей, а другие сословия обретут некоторые дворянские
преимущества и избавятся от личных податей и телесных наказаний1.
Во-вторых, множество мелких дворян-землевладельцев "имущественными интересами" сблизятся с такими же небольшими землевладельцами других сословий и "сольются с ними в одно сословие", в то время как крупные
собственники недворянских сословий силою тех же обстоятельств войдут в
ряды дворянства2.
78
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Кроме того, с улучшением материального состояния и быта повысится
уровень образования и нравственности прочих сословий, что также ускорит
их сближение с дворянством, так как "имущественные интересы, материальная обстановка, род занятий, среда, в которой вращаются люди, имеют на них
огромное влияние и перерождают их уже во втором поколении"3.
Особенностью новой российской действительности считал Кавелин и
выдвижение в жизнь новых общественных элементов, таких например, как
среднее сословие, которое, однако считал пока слабым и не способным влиять существенно на положение дел в стране. Но он находил, что нельзя не обращать внимание на "переворот" в положении и быту городских и сельских
обществ, получающих "самостоятельность, … гражданские права и значение
государственных сословий"4.
Далее, полагал Кавелин, именно освобождение крестьян с землей, против чего так выступало дворянство, дало "несокрушимый фундамент", приобщив народ "благу поземельной собственности". Именно этим Россия избавила себя от "голодного пролетариата и… мечтательных теорий
имущественного равенства, от непримиримой зависти и ненависти к высшим
классам и от последнего их результата – социальной революции"5.
Теперь, полагал он, вопрос состоял в том, сможет ли дворянство воспользоваться объективно имеющимися на данный момент у него преимуществами, поднять и укрепить свой авторитет и положение в обществе, чему
способствовала и передача правительством исполнения Положений 19 февраля в руки дворянства.
По мнению Кавелина, дворянству открывалось на этом поприще "широкая дверь" в будущее. Те, чьи дела расстроены и материальное положение не
позволяет богатой жизни в столицах, должны переехать в свои деревни, чтобы самолично заняться хозяйством, писал он. Именно так дворянство сможет
"ознакомиться с положением своих собственных дел, с Россиею, с народом"6.
С переселением дворянства должны были развиться местные интересы и наладиться жизнь в провинции.
В местной жизни Кавелин находил множество направлений, где дворянство могло приложить свои усилия и реализовать свои возможности. Например, "по закону" имея право влиять на народное образование и воспитание,
оно должно было распространять грамотность, просвещение в народе, создавать и поддерживать школы и училища; имея право ходатайствовать и делать
представления правительству – отражать в прошениях интересы всего общества7.
При этом Кавелин не только обращался со словесными призывами к
дворянству, но и сам служил примером бескорыстного служения своим идеалам, создав, например, в тульском имении на свои средства две школы и крестьянский банк. Оттого крестьяне "смотрели на него, как на святого; всякий
спор отдавался на его решение, всякое несогласие на его суд"8.
Л.М. Рутковская
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Участие дворянства в местной жизни предполагалось Кавелиным и через
создание органов местного самоуправления в России. В структуре существующих местных учреждений он предлагал заменить губернские собрания
дворянства губернскими собраниями уполномоченных от всех владеющих
классов и сословий, а дворянское депутатское собрание – постоянным комитетом уполномоченных, основанным также на принципе всесословности. В
их компетенции Кавелиным предполагались "все общие земские дела".
Однако за дворянством сохранялось бы право уездных сословных собраний (а в случае признания необходимым и губернских) и депутатского собрания, с тем отличием, что теперь они бы решали дела лишь "чисто сословные,
до одного дворянства касающиеся"9.
Таким образом, К.Д. Кавелин приходил к заключению, что с изданием
Манифеста и Положений 19 февраля 1861 г. началась "новая эпоха" в жизни
дворянского сословия. Новые явления социальной жизни страны, распространение образования среди других классов, размывание самого дворянства
как сословия должны были заставить дворянство найти ту сферу деятельности (а именно к активному преодолению "временных неудобств" призывал
дворянство Кавелин), которая помогла бы ему в дальнейшем сохранить за собой авторитетные позиции в государстве. И такой сферой Кавелин выдвигал
участие в местном самоуправлении.
Непременным условием Кавелин выдвигал перерождение дворянства,
которое получив возможность избавиться от своей сословной изолированности, замкнутости, сблизиться с остальными классами, должно было "поправить старые ошибки" и занять прочное положение в обществе посредством
укрепления своего влияния на быт государства. При этом К.Д. Кавелин оптимистично смотрел на открытые перед дворянским сословием перспективы и
верил в счастливую его будущность в процветающей России.
 Примечания:
Кавелин К.Д. Дворянство и освобождение крестьян // Кавелин К.Д. Наш умственный строй: статьи по философии, русской истории и культуре. М.: Правда, 1989. С. 142.
2
Там же. С. 143.
3
Там же.
4
РО РНБ. Ф. 226. Оп. 1. Д. 92. Л. 4.
5
Кавелин К.Д. Дворянство и освобождение крестьян… С. 144-145.
6
Там же. С. 148.
7
Там же. С. 150.
8
РО РНБ. Ф. 226. Оп. 1. Д. 74. Л. 1об.
9
РО РНБ. Ф. 226. Оп. 1. Д. 92. Л. 5об.
1
80
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д.С. Полубояров
Три штурма Плевны
во время русско-турецкой войны 1877 – 1878 гг.
(по воспоминаниям современников)
Русско-турецкая война 1877-1878 гг. была одним из наиболее значительных событий второй половины XIX века. Ход военных операций был детально изучен Военно-исторической комиссией, а также в трудах дореволюционных и советских историков.
Остановимся подробнее на воспоминаниях современников описываемых
событий. Авторами мемуаров по этой войне были разные люди – генералы и
дипломаты, писатели и художники, придерживающиеся разных позицийлиберальных и консервативных.
Оценка военных действий в мемуарной литературе имеет важное значение для более глубокого понимания причин удач и неудач сопровождавших
русскую армию. Они всегда субъективны и с этой точки зрения нам и интересны. В работе будет рассмотрено три штурма Плевны. Для ее написания
взята мемуарная литература, созданная людьми различного статуса и положения.
После форсирования Дуная из войск, сосредоточенных на плацдарме,
было образованно три отряда: Передовой, Рущукский и Западный. Остановимся подробнее на действиях Западного отряда. Его наступление проходило
под командованием генерала Криденера и имело целью овладеть Никополем,
затем Плевной и, оставив часть сил для прикрытия правого фланга Дунайской
армии, быть готовым к движению за Балканы. Первая задача была удачно
выполнена – был взят Никополь, но при его взятии Криденер вместе со штабом допустили серьезную тактическую ошибку, которая впоследствии выросла в кровопролитные штурмы Плевны. Ошибка заключалась в том, что
Криденер при штурме Никополя для прикрытия своего левого фланга оставил
Костромской полк в Трестенике, в 17 верстах от Плевны. Направь он этот
полк в Плевну, он еще лучше бы прикрыл свой левый фланг и занял бы следующий объект, стоявший в плане наступления. Но этого Криденер не сделал. Лишь 7 июля он отдал приказ занять Плевну отряду под командованием
Шильднер-Шульднера. Выполняя этот приказ, войска Шильднер-Шульднера
провели первый штурм Плевны. Он закончился полным поражением русских
войск. По словам генерала Зотова «отступление после боя сильно походило
на бегство»1. Русские войска потеряли около трех тысяч убитыми. Современники этих событий осознавали ошибки, которые были допущены при штурме
и анализировали их. Во-первых, многие из участников этой войны задают вопрос, почему ни 4, ни 5, ни 6-го числа войска Криденера не выступили? ВоД.С. Полубояров
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вторых, почему не была произведена рекогносцировка местности, и войска
наступали «в слепую»? В-третьих, почему русские войска были малочисленны и не имели резервов? При ответе на эти вопросы они делали вывод о том,
что у наступающих не было ни одного шанса.
17 июля было получено приказание атаковать Плевну второй раз. Атака
должна была вестись по двум направлениям с востока и юго-востока. Направления для атаки были выбраны неудачно, так как у турок здесь имелись
серьезные укрепления и атака сопровождалась бы большими потерями со
стороны наступающих. Нужно было атаковать с юга и запада, так как с этих
сторон у турок не было укреплений и штурм мог увенчаться успехом. В исполнение приказа от 17 июля, 18 июля был проведен второй штурм Плевны,
он также был неудачен. По словам А.Н.Хвостова (ротмистр, ординарец командира 9 корпуса) штурм мог увенчаться успехом, так как генерал Горшков
с несколькими ротами солдат стоял у Плевны, получи он подкрепления от
Шаховского, то 19 июля Плевна была бы взята2.
По словам художника Верещагина разгром 18 июля трудно себе представить- «Это было не отступление, а беспорядочное бегство, разброд… Если
бы не Скобелев разгром мог бы превратиться в истребление»3.
Причины поражения были те же: малочисленность русских войск и их
неправильное распределение для атаки, это выразилось в том, что Криденер
для главной атаки со стороны Радишевских высот дал Шаховскому только 12
батальонов (из которых один батальон был отделен Скобелеву на Ловчинское
шоссе), слабое знание местности, ошибки ряда офицеров, которые не смогли
вывести Коломенский полк к Шаховскому в качестве подкрепления. В письме
Верещагина В.В. Стасову сообщается, что при втором штурме Плевны было
выведено из строя 10 тысяч солдат, в том числе 7 тысяч убитых4.
На этом штурмы Плевны не закончились, и 30 августа состоялся третий
штурм крепости, приуроченный ко дню именин императора. Штурм вылился
опять в поражение, с потерей 18 тысяч убитыми. Хотя при этом штурме войска Скобелева и Куропаткина добились серьезных успехов. Они добрались до
укреплений, с которых «можно было просто шагнуть в Плевну, этот редут
прямо висел над ней»5. Это был успех и можно согласиться со словами Османа-паши «или отобрать этот редут или готовиться уходить». Но этот успех
Скобелева другие генералы не поддержали, объективных причин такому поступку просто нет, есть только субъективные, «он был слишком молод и талантлив и многим своею храбростью намозолил глаза».
Таким образом, три неудачных штурма Плевны показали, те недостатки,
которые существовали в российской армии. В Санкт- Петербурге поняли, что
победа еще далека.
 Примечания
1. Война за независимость славян в 1877-1878 гг. Посмертные записки генерала от
инфантерии Зотова П.Д. // Русская старина. 1886. № 1-3. С. 428.
82
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2. Под Плевной в июле 1877 года. (Отрывок из воспоминаний А.Н. Хвостова) // Исторический вестник. 1900. С. 559.
3. На Войне. Воспоминания о русско-турецкой войне 1877 – 1878 гг. художника
В.В. Верещагина. М., 1902. С. 81.
4. Переписка В.В. Верещагина и В.В. Стасова. Т. 1. М.: Наука, 1950. С. 176.
5. На войне. Воспоминания о русско-турецкой войне 1877 – 1878 гг. художника В.В.
Верещагина. М., 1902. С. 94.
Е.Н. Горюнова
Из истории выставочного дела в России
История промышленных выставок России до сих пор изучена слабо, хотя
в последнее время заметна активизация интереса к проблемам экспозиционной
деятельности, связанного с ее небывалым ростом в России и за рубежом1.
Выставки – это публичные демонстрации достижений в области материальной и духовной культуры, активно содействующие развитию торговли в
общенациональном и международном масштабе.
Эволюцию их целей и задач на протяжении нескольких столетий можно
представить в виде следующей последовательности:
1. Первые выставки конца XVI – XVII вв. имели сугубо ознакомительные
цели.
2. Выставки XVIII в. – образовательные.
3. В XIX в. – политико-стратегические – демонстрация характера экономического могущества страны.
4. С начала XX в. выставки приобретают чисто экономические черты,
становятся «коллективно организованной деловой рекламой», служат «погоней
за покупателем»2.
5. С начала XXI в. выставки превращаются в особую индустрию, в
которой формируется солидная часть бюджетов всех уровней. К организации и
проведению подобных мероприятий существует строго научный подход, о чем
свидетельствует выход в 2000 г. первого в России учебного пособия в помощь
стендисту-консультанту3.
Все выставки XIX в. можно разделить на несколько групп:
1. Всемирные (1851, 1853, 1855, 1862, 1867, 1873, 1876, 1878 гг. и т.д.). По
сведениям Н.А. Мезенина, с 1851 по 1985 г. было организовано 40 всемирных
выставок4. Средства на участие в них России поступали от государства,
расходы казны на подобные мероприятия с 1851-го по 1900 год увеличились в
55 раз;
2. Национальные:
- Всероссийские мануфактурные в С.-Петербурге, Москве и Варшаве.
Всего до 1861 г. их было 12. В 1865 г. выставка проходила в Москве, в 1870 г.
Е.Н. Горюнова
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– в С.-Петербурге, в 1882 г. – в Москве, в 1896 г. – в Нижнем Новгороде, в
1901 г. – в Риге;
- Всероссийские выставки сельских произведений в Москве и С.Петербурге в 1850 и 1855 гг.;
3. Местные:
- губернские. По данным С. С. Дмитриева, за 1836-1837 гг. в России было
устроено 36 губернских выставок, проходивших совершенно бессистемно. С
марта 1849 г. было утверждено расписание с/х выставок по 7 округам, действовавшее до 1862 г. В пятый округ вошла Ярославская губерния, для которой
было устроено 4 крупных выставки – в 1844, 1845, 1850, 1860 гг.;
- специальные сельскохозяйственные (например, выставки льна, льняного
семни и льняных изделий в 1852, 1854, 1855, 1857, 1859 гг. в Ярославской губернии).
Подводя итог, можно сказать, что выставки являлись одной из мер
государственной политики протекционизма, они выражали социальноэкономический идеал общества, быстро “превращаясь в хорошо отлаженный
и прибыльный бизнес с гигантскими оборотами”5.
 Примечания
Мешкунов В.С. Промышленные выставки в России // Финансы. 1992. № 6. С. 72-78;
Лачаева М.Ю. Чем отечество богато // Былое. 1996. № 11. С. 16; Зарецкая Д.М. Россия на
всемирной выставке 1851 г. // Вопросы истории. 1986. № 7. С. 180-185; Зелов Д.Д. История
всероссийских дореволюционных выставок // Отечество. 2004. № 1-2 (44-45), январьфевраль. С. 12-15.
2
Энциклопедический словарь русского библиографического института Гранат / Под
ред. проф. Ю.М. Гамбарова, проф. В.Я. Железнова и др. Т. 12. М., 1936. С. 59.
3
Петелин В.Г. Стендист торгово-промышленной выставки: Секреты мастерства. М.:
Издательство «Ось-89», 2000. 176 с.
4
Мезенин Н.А. Парад всемирных выставок. М.: «Знание», 1990. С. 3-5.
5
Зелов Д.Д. Свидания народов. К истории международных выставок // Отечество.
2003. № 11 (43), ноябрь. С. 18.
1
Е.П. Сергеева
Собственность на землю
в российских городах в XIX веке
Российские города занимали территорию, ограниченную регулярным
планом. Все земли в черте города составляли городскую собственность, за
исключением лишь тех участков, которые уступались городом в частное
пользование или находились в пользовании духовного ведомства. По правам
пользования большее количество земли находилось в частной собственности.
В г. Твери по данным на 1858 г. в казенном ведомстве находилось – 81 дес.
84
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
215 саж., у частных лиц – 539 дес. 2187 саж., в духовном ведомстве – 28 дес.
1000 саж.1.
Любой желающий мог приобрести участок городской земли в потомственное владение. Продажа городской пустопорожней земли осуществлялась на
основании «Положения об устройстве города». Например, на основании §§ 38
и 40 «Положения об устройстве города Ярославля», утвержденного в 1836 г.,
земля под постройку дома не могла быть отдаваема менее, чем за 3 ½ коп. сер.
за сажень.
Горожане выбирали место под строительство в соответствии с городским
планом и сами определяли величину земельного участка. Ограничения касались только участков маленьких размеров, которые не разрешалось продавать
под деревянную застройку в целях пожарной безопасности. Однако они существовали. На владение земельным участком городская дума выдавала собственнику данную на основании указа Сената от 20 июля 1859 года.
Согласно положению Государственного совета от 20 октября 1841 г.2,
участки городской земли, отдаваемые под застройку частным лицам, переходили в их собственность только после того, как были в назначенный срок застроены. На основании т. XII, ст. 42, п. 3 Устава о городском хозяйстве, изданного в 1842 г., каменные строения должны были возводиться в течение 5
лет, а деревянные - 3 лет. В противном случае город в отношении этих участков оставлял за собой право продавать их другому лицу.
Земельные участки внутри городской черты могли находиться в собственности церкви. Это были земли, принадлежавшие церкви по прежним раздачам, писцовым книгам или как усадебные, отводимые для довольствия
причтов. И те, и другие находились в непосредственном распоряжении церковнослужителей, но они не имели права их продавать, оставлять в наследство и даже закладывать. Часто по вопросам владения землей у города с церковью возникали конфликтные ситуации.
Например, по уничтожении церкви Бориса и Глеба на Волжской набережной г. Ярославля освободившаяся площадь, согласно плану, предполагалась к продаже под подстройку каменными домами. Но в конце 50-х гг. XIX
в. Духовная Консистория, руководствуясь своим уставом, признала торги незаконными3, так как земли после упразднения приписанных церквей должны
были отдаваться приходским церквям. Ярославская городская Дума ответила,
что это относится только к сельским церквям, а все земли в черте города, согласно уставу городского хозяйства4, составляли городскую собственность, за
исключением лишь тех земельных участков, которые были уступлены городом в частное пользование. Более того, Духовная Консистория никаких документов о владении землей не предоставила. В связи с этим старший землемер
губернской чертежной Алексей Слудский в 1858 г. составил геометрический
специальный план городской земли, находящейся в шестом квартале на месте
церкви Бориса и Глеба, и эта земля была продана под строительство частных
домов.
Е.П. Сергеева
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Городские площади, улицы, проулки считались городской собственностью. Земельные участки под строительство жилых домов продавались без
стоимости проездов. Горожане могли докупить городскую землю, если оказывалось, что при постройке дома было недостаточно отведенного земельного участка.
Желающие могли приобрести в частную собственность и городские водоемы, прилегающие к их домам, обязуясь их очистить от гнили и обнести забором, но такие покупки разрешались нечасто, так как пруды необходимы были
городу в случае пожаров. В 1859 г. губернский секретарь Миловский хотел купить пруд около своего дома на ул. Чирьевой (ул. Серебряная) г. Твери, обязуясь очистить «до совершенного устранения запаха от гниющих в пруду никем
давно неочищаемых разных веществ и нечистот»5. Он считал, что эта продажа
будет выгодна городу, так как жители близлежащих кварталов жаловались на
невыносимо тяжкие испарения особенно в теплое время года. Но тверской губернатор запретил продажу этого водоема, приказав оставить его на пожарный
случай.
Предместья, находившиеся на набережных улицах, тоже считались городской собственностью. Эти земельные участки, обращенные к реке и удобные для огородов, часто незаконно занимались горожанами. В связи с этим
многие городские думы и комитеты по благоустройству городов вынуждены
были издавать специальные положения. В 1815 г. Тверская городская дума
через городскую полицию в очередной раз объявляла всем завладевшим предместьями по берегам р. Волги и Тьмаки, чтобы они не присваивали себе права
… «при совершении купчих крепостей на продаваемое ими имущество не
включать в эти акты землю, находящуюся против их домов на берегу рек, ибо
она им не принадлежит»6.
На имя министра внутренних дел поступало большое количество прошений от жителей городов. В них горожане доказывали свои права на владение
земельными участками около своих домов вдоль рек, ссылаясь на ст. 316 и
1651 X тома Свода законов гражданских, в которых утверждались «непоколебимость и неоспоримость права владения всяким имуществом, если оно
спокойно продолжалось в течение 10-летнего срока» и запрещалось «об оном
заводить споры и тяжбные дела»7. В 1840-х гг. рассматривалась жалоба девиц
Пироговых и вдовы Блохиной в связи с отобранием принадлежавшей им земли в пользу г. Твери. Эта семья использовала предместье у р. Волги в течение
60 лет под огород, выращивая на нем овощи. По их мнению, этот земельный
участок должен был им принадлежать за давностью лет. Но на самом деле,
предместья, находившиеся на набережных улицах, принадлежали городу согласно городскому плану и положению Комитета по благоустройству г. Твери, утвержденному в 1810 году.
Горожане XIX в. свое недвижимое имущество ставили превыше интересов города, связанных с его благоустройством. Для них в первую очередь была важна частная выгода, которая часто не согласовывалась с общественным
86
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
интересом. Устройство водопровода в пореформенный период во многих городах происходило с большими сложностями, так как многие горожане препятствовали этому, не позволяя прорывать канавы около своих домов или самовольно зарывали их. Тверской мещанин Н.Ф. Журавлев в 1862 г. жаловался
губернатору, что на его огородно-усадебном участке разрыто 71 грядка на
протяжении 16 саж. ( более 34 метров) в связи с прокладкой водосточной
трубы. Он заявлял, что платит повинности за весь участок, на котором у него
уже имеется четыре разрыва. Кроме того, из-за устройства водопровода страдает его семья, которую он кормит за счет огорода по причине бедности8.
Горожане, церковь, нарушая положения об устройстве городов, министерские указы и указы местных городских дум, занимали городские земли
под огороды, пристройки и т.д. Тем самым они препятствовали развитию
процесса общероссийского масштаба - устройству городов по регулярным
планам.
 Примечания
1
2
7.
Государственный архив Тверской области (ГАТО). Ф. 97. Оп. 1. Д. 3896. Л. 7.
Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 218. Оп. 3. Д. 1698. Л.
Государственный архив Ярославской области (ГАЯО). Ф. 509. Оп. 3. Д. 400. Л. 17.
Там же. Л. 17.
5
ГАТО. Ф. 97. Оп. 1. Д. 3970. Л. 2.
6
РГИА. Ф. 1287. Оп. 8. Д. 614. Л. 5 – 5об.
7
Там же. Л. 7.
8
ГАТО. Ф. 97. Оп. 1. Д. 4347. Л. 13, 17.
3
4
О.Д. Ельцова
Епархиальные свечные заводы
в Российской империи
во второй половине XIX-начале XX вв.
Работа выполнена при финансовой поддержке Министерства образования РФ. Грант А03-1.2-9
История российской промышленности является темой, достаточно полно
изученной в отечественной историографии. Исследователи проанализировали
динамику развития различных отраслей промышленности, социальный состав
владельцев предприятий и т.д. Однако промышленное предпринимательство
Русской Православной Церкви не получило должного освещения. Целью
данной работы является исследование важнейшей отрасли церковной промышленности – деятельности епархиальных свечных заводов с момента их
О.Д. Ельцова
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
законодательного оформления во второй половине XIX в. до крушения православного хозяйства после установления советской власти. Источниковая
база работы представлена материалами Российского государственного исторического архива, опубликованными отчетами и церковной периодикой.
Церковные свечи являются неотъемлемым атрибутом и важнейшим источником дохода любого православного храма. До начала XIX в. российские
церкви, приобретая свечи у частных торговцев, продавали их в 2-3 раза дороже закупочной цены, что составляло около 15% итоговой прибыли храма1. Но
государство решило использовать эти суммы в своих целях. С 1808 г. весь
свечной сбор стал изыматься из ведения церквей и поступать на содержание
духовно-учебных заведений. Эта мера правительства вызвала закономерный
протест у духовенства и привела к повсеместной утайке свечных доходов.
Ситуация не улучшилась и после того, как в 1870 г. свечной сбор был заменен
процентным со всего церковного дохода (свечного, кошелькового, кружечного). Это позволило протоиерею Буткевичу заявить в начале XX в. на заседании Предсоборного Присутствия: «В церковных приходно-расходных книгах
правды никогда не бывает ни одного слова»2.
Стремление установить государственный контроль над свечной прибылью явилось одной из важнейших причин появления свечных заводов, принадлежащих епархиальным властям. В 1868 г. в 33 губерниях Европейской
России насчитывалось 117 частных заводов и лишь 6 епархиальных, поэтому
выяснить количество закупленных церквами свечей и объемы продаж было
практически невозможно3. Ликвидация кустарного производства свечей и частной торговли ими в чем-то была выгодна и церквам: в лице епархиальных
заводов они получали надежного поставщика свечной продукции по стабильным ценам. Наконец, должно было улучшиться качество самих свечей: для
снижения их себестоимости к воску нередко добавляли 30-40% примесей, поэтому «фальшивые» свечи быстрее сгорали и портили копотью церковное облачение4.
В 1871 г. Синод повелел съездам духовенства каждой епархии ходатайствовать перед архиереями об устройстве свечных заводов. Но это была лишь
рекомендация, и организация свечных предприятий растянулась вплоть до
конца XIX в. (в Ярославской епархии такой завод появился лишь в 1899 г.).
Тем не менее, к 1900 г. в Российской империи находилось 42 епархиальных
свечных завода, которые считались неотъемлемой частью церковной экономики и располагали оборотным капиталом в 16 млн. рублей5.
По предположению Синода свечные заводы должны были устраиваться
на «общие церковные средства», но так как епархиальные власти не имели
достаточных финансовых ресурсов, то часто прибегали к займам. Так, Ярославский свечной завод взял беспроцентный кредит в 70 тыс. рублей у богатейшего монастыря епархии – Югской Дорофеевой пустыни, сырье для производства также закупалось посредством кредита6.
88
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Основными поставщиками воска на епархиальные свечные заводы являлись заграничные кампании: Люненбургская, Рейнская и Голландская воскобелильни. Российское пчеловодство могло обеспечить лишь треть потребностей епархиальных свечных предприятий в воске7. Это приводило к
существенному повышению цен на сырье.
Техника свечного производства на епархиальных заводах являлась весьма
не сложной и мало поддавалась усовершенствованиям: работа на тяговальных
машинах, срезка свечей с этих машин, отделка и позолота свечей, переноска
воска и свечей со складов в мастерскую завода и обратно. Но в начале XX в. по
инициативе самого духовенства этот процесс был модернизирован. Администрация Петербургского епархиального свечного завода поручила известному
химику, профессору Политехнического института Л.Г. Богаевскому усовершенствовать данное предприятие. Богаевский разработал целую систему переоборудования свечных заводов. По его проекту тяговальные машины приводились в движение паром или электричеством, а свечи разрезались механически.
Выжимка воска из отбросов или огарочного фитиля производилась гидравлическим прессом. Вода для потребностей завода накачивалась паровыми насосами. Немеханизированными оставались лишь отделка, позолота и упаковка
свечей8. К 1908 г. по системе Л.Г.Богаевского были полностью переоборудованы Петербургский, Тамбовский, Саратовский и Самарский епархиальные
свечные заводы.
Управление епархиальными свечными заводами было приблизительно
одинаковым. Их администрация называлась «Комитет», «Управление» или
«Правление» и состояла из небольшого количества человек. Так, заведование
Ярославским заводом находилось в руках Правления из четырех лиц – председателя, делопроизводителя (по совместительству бухгалтера), казначея и
смотрителя.
Положение рабочих на епархиальных заводах также являлось схожим.
На производство допускались не только мужчины, но и женщины, труд которых использовался на второстепенных операциях (сучение фитильной бумаги
и т.п.). Количество рабочих зависело от масштаба предприятия и его технической оснащенности. Так, на весьма небольшом Ярославском епархиальном
заводе в начале XX в. числилось всего 33 рабочих. Старший мастер получал
35 рублей в месяц, «при готовой квартире, остальные – от 6 до 18 при квартире и столе. На пищевое довольство рабочих в 1906 г. израсходовано 2041 руб.
72 коп»9. Дети рабочих обучались в заводских церковно-приходских школах.
Социальные гарантии на всех предприятиях отсутствовали (не выдавались
постоянные пособия по случаю инвалидности и пр.).
Наиболее крупными епархиальными свечными заводами являлись Московский, Петербургский и Курский. Оборотный капитал каждого превышал 1
млн. руб. Эти предприятия получали и наибольшую выручку. Так, в 1905 г.
чистая прибыль Московского свечного завода составляла 150 тыс. руб.10
Правда, епархиальным заводам не всегда удавалось вкладывать эти деньги в
О.Д. Ельцова
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дальнейшее развитие производства. Упомянутый Московский завод был вынужден отчислять на епархиальные нужды (содержание духовно-учебных заведений) 60% дохода. В некоторых епархиях этот налог доходил до 90-100%
от чистой прибыли.
Епархиальные свечные заводы монополизировали производство и сбыт
свечной продукции. Церкви и монастыри могли покупать свечи только на местном епархиальном заводе, ни в коем случае не прибегая к контакту с частными торговцами. Для контроля за этим в 1890 г. были изданы правила о приготовлении и продаже церковных свечей. Свечи, изготовленные для
домашнего употребления, должны были отличаться от церковных по внешнему виду. Оптовая продажа церковных свечей разрешалась только в запечатанных пачках, весом не менее 20 фунтов (8 кг) в каждой, с этикеткой заводаизготовителя. Нарушившие данные правила подвергались денежным штрафам
и конфискации свечей. Постепенно на епархиальных заводах сосредоточилось
не только изготовление и продажа свечной продукции, они стали своеобразными оптовыми складами и для сбыта церковного вина, ладана и деревянного
масла.
Но и епархиальные свечные заводы вскоре были поставлены под контроль Синода. Поводом к этому послужили известия об изготовлении свечей
не из чистого воска, а из смеси его с различными суррогатами уже на самих
заводах, и жалобы священнослужителей на повышение цен на свечную продукцию. Для надзора за свечными заводами при Хозяйственном Управлении
Синода была создана специальная ревизионная комиссия, содержавшаяся на
средства самих заводов. С 1905 г. каждое предприятие отчисляло в Синод
0,5% от своей чистой прибыли, что в совокупности составляло 10799руб.11 На
эти деньги нанимались лица с техническим образованием, следившие как за
процессом производства, так и за финансовыми операциями на заводах.
Благополучное развитие епархиальных свечных заводов было нарушено
с началом Первой мировой войны. Немецкие синдикаты, являвшиеся основными поставщиками воска на российский рынок, прекратили торговые взаимоотношения с империей, что привело к глубокому сырьевому кризису. В апреле 1916 г. Ярославский епархиальный свечной завод был вынужден
приостановить свою деятельность12. Остальные предприятия резко сократили
объемы выпуска продукции. Тем не менее, свечные предприниматели нашли
выход из критической ситуации. Были найдены новые рынки сырья (Лондон,
Антверпен) и способы его доставки (через Владивосток). Преодолев сырьевой
кризис, епархиальные заводы столкнулись с новым – общероссийским политическим кризисом. Приход большевиков к власти обернулся крушением
Русской Православной Церкви как организации, а значит, и уничтожением
подведомственных ей предприятий.
Итак, епархиальные свечные заводы представляли собой монополистические объединения для производства и сбыта свечной продукции церковным
учреждениям. Значительная часть их прибыли поступала на содержание ду90
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ховно-учебных заведений. Имея большие обороты капитала, они являлись
важной отраслью церковного предпринимательства.
 Примечания
Российский государственный исторический архив (далее – РГИА). Ф. 799. Оп. 31.
Д. 578. Л. 4.
2
Церковные ведомости. 1907. № 2.
3
РГИА. Ф. 799. Оп. 31. Д. 578. Л. 17 об.
4
О церковно-свечных заводах //Руководство для сельских пастырей. 1882. Т. 1. № 17.
С. 415.
5
РГИА. Ф. 799. Оп. 32. Д. 2. Л.4.
6
Ярославские епархиальные ведомости. Ч.О. 1907. № 12.
7
Там же. Ч.Н. 1915. № 28.
8
Доклад председателя Киевского епархиального церковно-свечного завода священника Д. Никитина о свечных заводах в разных епархиях России… Киев, 1908. С. 86.
9
Там же. С. 49.
10
Там же. С. 108-109.
11
РГИА. Ф. 799. Оп. 32. Д. 2. Л. 2 об.
12
Там же. Д. 103. Л. 88.
1
А.А. Нуждина
О положении крестьянки в русской деревне
в конце XIX – начале XX в.
Развитие товарно-денежных отношений, проникновение в деревню городской культуры и образования, изменение способов хозяйствования в целом вели к определенной гуманизации нравов в крестьянской семье. Рост семейных разделов и активное распространение малых семей оказывало важное
влияние на положение женщины.
Следует отметить, что крестьяне считали главными катализаторами семейных разделов женщин. “Главным образом в разделах мужики винят баб:
“Жены промежду собой не ладят, все от баб, бабам вместе тесно, как женятся,
— так и делятся”1. Это отразилось и в народных пословицах “Больше баб в
семье, больше греха”, “Семь топоров лежат вместе, а две прялки врозь”2.
Действительно, подобные мнения имели под собой реальную почву. Именно
замужняя женщина, невестка, была членом составной семьи наименее заинтересованным в ее устойчивости и процветании. Она являлась наиболее подчиненным членом семьи, выполняла основную массу женских работ и не
имела прямой материальной заинтересованности в делах семьи, поскольку
была связана с этой семьей только через мужа и в случае вдовства не могла
рассчитывать на долю своего мужа в семейной собственности. Так, С.Я. Дерунов сообщает: “…Если же бездетная сноха, как не долго пожившая, так
А.А. Нуждина
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
равно и долго жившая с покойным мужем, отходит из семьи, то она уносит
только то имущество, которое принесла в приданое, а также и то, которое нажила с покойным мужем. Части же из дому никакой не дается, а только иногда выдают кое-какое платье и постель”3. Поэтому неудивительно, что именно женщины, ощущая расшатывание авторитета большой семьи и
родительской власти, являлись основными, хоть и не очень явными, врагами
составной семьи и сторонниками раздела. “Орудия, которыми она (женщина. – А.Н.) искусно пользуется, – писала А. Ефименко, – хитрость, клевета,
постоянные ссоры из-за всяких мелочей. Действие этих орудий в каждом отдельном случае совершенно незначительны, но взятые в своей совокупности,
они составляют решающую силу”4. Недаром, пословицы видели женскую силу не в открытом бунте, а скорее в “изматывании противника”: “женский
обычай не мытьем – так катаньем”, “день ворчит, ночь верещит, плюнь, да
сделай”, “женская лесть без зубов, да с костями сгложет”5.
Когда же женщина становилась хозяйкой малой семьи, ее положение
существенно менялось. С одной стороны, на нее падала основная трудовая
нагрузка, и расширялся фронт работ. Но с другой стороны, жена-хозяйка становилась не только самостоятельным и заинтересованным работником, но и
распорядительницей хозяйства. Здесь от нее требовались не только физические силы, но и ум, сообразительность, знания, ловкость.
Находясь в подчинении непосредственно перед мужем, женщина могла
претендовать на большую степень свободы. Если в составной семье женщина
являлась для своего мужа по большей части лишь одним из работников в
большом коллективе, то в малой семье она была его товарищем, партнером в
ведении общего хозяйства и главной опорой в устройстве их жизни. При
этом, если мужская сила была особенно нужна в летнюю страдную пору, то в
женщине хозяйство нуждалось постоянно. Она топила печь, готовила пищу,
ухаживала за скотиной, возделывала огород, стирала и обшивала семью, воспитывала детей, и все это еще совмещала со значительной долей полевых работ. От хозяйственных качеств жены в малой семье непосредственным образом зависело процветание хозяйства: “муж задурит, — полдома сгорит, жена
задурит — и весь сгорит”, “муж возом не навозит, что жена горшком наносит”, “дай Бог гореть, не дай Бог овдоветь”, “вдовец детишкам не отец, а сам
круглый сирота"6.
Итак, увеличение экономического значения крестьянки в малой семье,
рост ее трудовых функций, а также уменьшение числа людей в семье и ограничение ее подчинения непосредственно мужу способствовало росту ее прав
и личной свободы в рамках семьи.
Большое воздействие на положение женщины в деревне оказывало распространение во многих местностях отходничества. Традиционно муж в крестьянском хозяйстве стремился наладить производственную деятельность
членов семьи, в то время как жена воплощала потребительские интересы хозяйства. Однако с включением крестьянки в хозяйственную деятельность
92
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
расширялся ее кругозор и сфера интересов: она должна была отвечать за выплату повинностей, осуществлять хозяйские права на землю. При отходе мужа на заработки жена получала право распоряжения семейным имуществом,
могла покупать и продавать отдельные вещи, нанимать работников, уплачивать повинности и т. д. Благодаря этому, крестьянка включалась обыкновенно
в социальную жизнь сельского общества. Другой фактор, расширявший кругозор женщины — необходимость овладения грамотой, по крайней мере, для
переписки с мужем.
Не менее важным было и то, что мужья-отходники относились с большим уважением к своей жене – партнеру в делах, предоставляли им большую
свободу: “У питерцев-промышленников женщина пользуется большим почетом и самостоятельностью в виду того, что весь труд по ведению хозяйства
всецело лежит на ней. Она одна, в отсутствие мужа, правит всем домом и от
личных качеств ее много зависит благосостояние самого хозяйства”7.
Под воздействием городской культуры взгляды их мужей отличались
большим гуманизмом. Поэтому, в центрально-промышленных губерниях к
супружеской измене относились гораздо более снисходительно, нежели в
земледельческих губерниях. Там община жестоко наказывала за измену, а в
промышленных губерниях эти обычаи выходили из употребления, измена
стала рассматриваться как личное дело супругов, в худшем случае мазали
дегтем ворота изменницы. Таким образом, с одной стороны, длительное отсутствие мужчины и выполнение его хозяйственной роли женщиной изменяло ее взгляды, а с другой стороны, мужчина в городе усваивал новые идеи и
отношения и был склонен пересмотреть свои традиционные взгляды. Это
оказывало сильное демократизирующее влияние на семейные отношения.
Ярким показателем изменения положения женщин в семье и деревенском
обществе может служить появление активности самих женщин в отхожих
промыслах. Участие в отходничестве давало женщине экономическую независимость, расширяло ее кругозор, развивало ее самостоятельность и нарушало
сложившийся уклад деревенской жизни. В отходничестве участвовали преимущественно молодые незамужние женщины, вдовы без детей или те, чьи дети стали взрослыми, а также одинокие незамужние женщины, потерявшие
шансы выйти замуж Наибольшее влияние на изменение традиционного семейного уклада оказывали молодые незамужние женщины.
Нередко, более активные и хозяйственные жены занимали руководящие
позиции в управлении домом и семьей. На смену пословицам о пользе воспитания и битья женщины пришли новые: “В старые года бывало муж жену бивал, а теперь жена мужа”, “у плохой бабы муж на печи лежит, а хорошая сгонит”8. Постепенно и очень медленно, но крестьянский менталитет,
воспринимавший традиционно замужество женщины как признание обществом ее достоинств и главное предназначение жизни, изменялся в сторону
уменьшения значимости брака: “Я не дура – у меня муж есть. А я не дура – замуж не пошла”9. Действительно, по подсчетам Б.Н. Миронова уровень брачноА.А. Нуждина
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сти в российской деревне постепенно снижался. В ХVIII в. и первой половине
ХIХ в. коэффициент общей брачности в деревне равнялся 10 бракам на тысячу
человек населения, а с последней трети ХIХ века стал снижаться и составил в
1911 – 1913 г. 8,4 браков на тысячу10. Этому способствовало также и то, что
постепенно увеличивался возраст вступления в брак.
Новые тенденции в семейных отношениях крестьян постепенно стали
распространяться и на имущественные отношения, сильно видоизменяя
обычное право. Повсеместное распространение малой семьи и появление
личного имущества членов семьи вело к оформлению частнособственнического начала и сделало возможным практику наследования. Так, характеризуя
юридические обычаи ярославских крестьян на рубеже веков, С.Я. Дерунов
писал: “Все распоряжения на случай смерти домохозяина в прежнее время
давались словесные, а теперь стали делать также и формальные письменные
духовные завещания, которые пишутся по большей части церковнослужителями в присутствии двух или трех соседей… Завещают имение и имущество
обыкновенно муж жене и также и жена мужу, даже и при жизни детей… Нередко бывает, что отец или мать, почему-либо не желая завещать имение или
имущество родному сыну, завещают его внуку"11.
Таким образом, имущественные отношения в малой семье стали достоянием обоих супругов, женщина также становилась распорядительницей общей семейной собственности. На основе этого примера можно видеть, насколько увеличились имущественные права женщины, поскольку из
работницы, слабо связанной с составной семьей она превратилась в хозяйку
малой семьи и роль ее стала соответствовать роли мужа.
Таким образом, благодаря активному распространению малой семьи,
увеличению значения женщины в хозяйстве и постепенной гуманизации семейных отношений, положение женщины изменялось, укреплялись ее имущественные права, права ее защищал суд. Однако особенно активно традиционные патриархальные отношения демократизировались среди крестьянства
столичных и центрально-промышленных губерний и значительно более медленно среди остальных крестьян.
 Примечания
Весин Л.П. Современный великорус в его свадебных обычаях и семейной жизни //
Русская мысль. 1891. № 10. С. 40 – 66.
2
Кузнецов Я.И. Положение членов крестьянской семьи по народным пословицам и
поговоркам. СПб.: Изд-во жур. Мин. Юст., 1909. С. 8.
3
Дерунов С.Я. Село Козьмодемьянское Щетинской волости Пошехонского уезда //
Ярославские губернские ведомости. 1889. Неофициальная часть. № 69. С. 3
4
Ефименко А.Я. Исследования народной жизни. Вып. 1. Обычное право. М., 1884. С.
91.
5
Там же. С. 93.
6
Кузнецов Я.И. Указ. соч. С. 14 –16.
1
94
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Г-ский А. Болобановская волость Рыбинского уезда в экономическом и бытовом
отношении // Ярославские губернские ведомости. 1889. Неофициальная часть. № 50. С. 4.
8
Кузнецов Я.И. Указ. соч. С. 16 – 17.
9
Там же. С. 29.
10
См.: Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII - начало ХХ
века). СПб.: Изд-во "Дмитрий Буланин", 2000. Т. 1. С. 173.
11
Дерунов С.Я. Село Козьмодемьянское Щетинской волости Пошехонского уезда…
№ 84. С. 4.
7
О.Н. Савельев
Царское правительство и думские выборы
1905 – 1912 гг.
Во все времена государство не могло оставаться в стороне от решения
вопросов, касавшихся власти. В начале ХХ в. русское самодержавие было
вынуждено пойти на уступки обществу. Русско-японская война, обнажившая
серьёзные пороки существующего строя, всей системы управления страной,
подъём массового революционного движения, усиливали обновленческие
тенденции и, по существу, ставили власть перед неизбежностью проведения
демократических преобразований. Царизм уже не мог не считаться с волей
народа и понимал, что, не идя на уступки, можно было потерять всё.
18 февраля 1905 г. был издан манифест с обещанием созыва народных
представителей «при непременном условии сохранении незыблемости основных законов империи»1.Выработанный в Министерстве внутренних дел проект поступил затем на рассмотрение особого совещания в Петергофе под
председательством царя. В результате работы совещания был обнародован
ряд принципиальных документов: Манифест 6 августа 1905 г.; Учреждение
Государственной думы и Положение о выборах в Государственную думу.
Дума рассматривалась исключительно как совещательное учреждение. Избирательная система предусматривала косвенные выборы, разделение избирателей по сословным куриям и высокий имущественный ценз. Министр внутренних дел Булыгин издал циркуляр всем губернским властям, в котором
выражалось повеление государя, чтобы выборы «производились совершенно
свободно, и администрация никоим образом не вмешивалась в выборы в
смысле влияния на выборы тех или других лиц»2. Позднее С.Ю. Витте отмечал, что « циркуляр Булыгина должен был быть для декорации, правительство исподтишка все-таки должно было влиять на выборы»3. Циркуляр остался
на бумаге. Выборы в совещательную Думу не состоялись. Общество не приняло Булыгинскую думу и, поэтому, власть пошла на большие изменения.
17 октября 1905 г. был опубликован манифест, «даровавший» законодательную думу. 11 декабря 1905г. издан новый избирательный закон. Он сниО.Н. Савельев
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
зил имущественный ценз, что позволило привлечь к участию в выборах ряд
новых категорий городского населения. Выборы в I Государственную думу
проходили в то время, когда правительство возглавлял С.Ю. Витте. В своих
воспоминаниях он утверждал, что «мое министерство в выборы не вмешивалось, а только наблюдало…»4. Другой член правительства товарищ министра
внутренних дел С.Е. Крыжановский всё же отмечал, что «по назначению министром внутренних дел П.Н. Дурново попытка вмешательства была сделана»5.
В правительстве, по-видимому, не было единого мнения и плана действий, касавшегося избирательной компании. На местах губернские власти оказались ещё в более сложной ситуации. Необходимо было сбить революционный подъём, организовать выборы в I Государственную думу и по
возможности поддержать проправительственные силы. Действия губернских
властей были непоследовательны и противоречивы. С одной стороны, на местах исправникам предписывалось «ни коим образом не препятствовать предварительным собраниям выборщиков», допускать «право свободно обсуждать
все вопросы, касающиеся выборов в Думу и программ деятельности их представителей»6, с другой стороны, царила полицейская атмосфера выборов.
Происходили гонения на левые и либеральные партии. Устраивать собрания
разрешалось «лишь людям умеренных воззрений»7. Первая Дума оказалась
полным разочарованием для правительства. Особенно власть подвело крестьянство, на консерватизм которого возлагались особые надежды. Витте вспоминал, что Николай II выразил ему упрек в том, что правительство « не воздействовало на выборы, и что потому получилась Дума такая левая».8
Во время избирательной компании во II Государственную думу правительство уже действовало более решительно. Оно ориентировалось на 87-ю
статью Основных законов Российской империи, по которой Совет министров
во время прекращения занятий Государственной думы и Государственного
совета представляет законопроекты непосредственно императору. Были проведены через Сенат «кое-какие толкования закона, несколько сужавшие
крайности»9. Эти «толкования» позволяли властям не допускать в выборщики
неугодных им лиц.
Большинство лидеров либерального движения были отстранены от возможности избираться в депутаты II Государственной думы по причине участия
в «Выборгском воззвании» и начавшемся по этому уголовному преследованию. В ноябре 1906 г. ярославский губернатор разослал уездным исправникам
циркуляр, в котором указывал, что «свобода публичных собраний…легальными партиями, обществами и группами отнюдь не должна быть
стесняема», но при этом «ни какие публичные и частные собрания, устраиваемые революционными партиями, …не только не должны быть допускаемы, но
подлежат самому решительному преследованию»10. Местные власти активно
содействовали черносотенцам. Сам ярославский губернатор призывал население со страниц прессы голосовать «за людей, способных постоять за Веру, Ца96
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ря и Отечество»11. Вторая Дума для власти получилась, в сущности, ещё хуже
первой.
Результатом неудач правительства в попытке повлиять на исход выборов
в I и тем более II Государственную думу стало изменение закона о выборах от
3 июня 1907 г. Справедливо названный современниками «третьеиюньским
переворотом», новый закон дал в руки правительства сильное оружие для
влияния на выборы. Как отмечал А.Я. Аврех «Славу Крыжановского как «мага и волшебника» по части «делания» выборов в III Думу совершенно затмил
его преемник товарищ министра внутренних дел Харузин. Он развернул свою
деятельность в духе тех рекомендаций, что, будучи произнесены вслух, вызывали неловкое молчание даже у коллег и единомышленников»12.
Все рекомендации правительства с особым рвением исполнялись на местах. Запрос, внесенный кадетами в правительство с перечнем ставших им известными фактами административного и судебного произвола, содержал
130страниц13. Вот некоторые из этих фактов на примере Костромской и Ярославской губерний.
Земским начальникам циркуляр губернатора предписывал «разъяснять
необходимость избрания в уполномоченные людей стойких, положительных и
благонамеренных»14. В отличие от выборов в I и II Государственную думу другой циркуляр предписывал исправникам и полицмейстерам сообщать «немедленно о всех выборщиках обозначая» в том числе «принадлежность к партии и
благонадежность»15.
Городская курия по новому избирательному закону была поделена на
две. Первую составляла крупная буржуазия, традиционно более консервативная. Вторую – мелкая буржуазия и городская интеллигенция, которая, по словам Варнавинского уездного начальника Костромской губернии, «составляет
идейно вредный элемент»16. Выборщики от 2 съезда городских избирателей
не могли повлиять на итог выборов по городской курии.
По рабочей курии администрации фабрик и заводов (по негласной договорённости с властями) активно вмешивались в ход выборов. Были случаи,
когда на день выборов, назначался выходной день, и рабочие разъезжались по
домам в свои деревни17. Устраивались, по рекомендации губернских властей,
«частные беседы с уполномоченными от фабрик»18.
Особое внимание уделялось известным либеральным деятелям, многие
из которых были членами Государственной думы. Типичным являлся метод,
когда человека не регистрировали в числе выборщиков, так как он или не
проживал в течении года по месту регистрации, или не платил квартирный
налог за этот же период времени. При этом не учитывалось, что он заседал в
Государственной думе. Подобным образом было отказано известным либералам: депутату II Думы Бобину в Ярославле19 и депутату III Думы Герасимову
в Костроме20. Применялись и другие судебные уловки.
Контролировались чиновники. В МВД докладывали, что они «не выступают за левых, а поддерживают партии центра»21. Канцелярия губернатора
О.Н. Савельев
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
координировала всю эту деятельность. В МВД, с провинциальным усердием,
докладывали о депутатах от губернии с полной их личностной характеристикой. Результат не заставил себя ждать, по словам С.Ю. Витте «теперешняя
Государственная дума - есть Дума не «выбранная» а «подобранная»»22.
Через четыре года ситуация в стране изменилась, но правительство продолжало свою политику «делания» Думы и «избрания наиболее правильного
представительства»23. На выборах в IV Государственную думу у властей был
еще один козырь. В большом количестве провести в Думу священников, таких о которых сообщал Угличский уездный исправник: «…все выбранные
священники ничем не выделяются от типа обыкновенных сельских священников, весь жизненный интерес у них сосредоточен больше на своей собственной жизни и своем материальном благосостоянии»24. В результате правительство всё же не пошло на то, чтобы «обойти избирательный закон и
сформировать Думу с преобладанием черной армии в рясах»25. Способствовал этому тот факт, что в большей части общества резко изменилось отношение к представительному органу в смысле его игнорирования.
Вышеизложенный материал позволяет прийти к следующим выводам.
Правительство и власти на местах активно вмешивались в ход избирательных компаний в I,II,III и IV Государственные думы. С каждой новой
компанией влияние правительства на выборы только возрастало.
Основными методами «делания» Государственной думы были прорехи в
законодательстве: противоречия между новыми конституционными законами
и Сводом законов Российской империи, неоднозначное прочтение статей законов, а так же грубое изменение законов. Применение на местах недозволенных полицейских методов. Поддержка угодных власти политиков, партий
и т.д.
Результаты деятельности правительства не были столь впечатляющими,
как может показаться. Власти проиграли выборы в I и II Государственные
думы. Избирательные компании в III и IV Государственные думы принесли
положительные результаты для правительства, лишь вследствии существенного изменения законодательства, затишья общественно-политической жизни
и равнодушного отношения населения к выборам.
 Примечания
Полное собрание законов Российской империи. Собр. 3-е. Т. XXV, № 26656.
Витте С.Ю. Воспоминания. М., 1960. Т. 3. С. 356.
3
Там же. С. 357.
4
Там же. С. 357.
5
Крыжановский С.Е. Заметки русского консерватора // Вопросы истории. 1997. № 3.
С. 121-139.
6
Государственный архив Костромской области (ГАКО). Ф. 198. Оп. 1. Д. 2. Л. 3.
7
Государственный архив Ярославской области (ГАЯО). Ф. 73. Оп. 4. Д. 277. Л. 3.
8
Витте С.Ю. Указ. соч. С. 105.
9
Крыжановский С.Е. Указ. соч. С. 127.
1
2
98
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ГАЯО. Ф. 73. Оп. 9. Д. 275(3). Л. 184.
Цит. по: Размолодин М.Л. Черносотенное движение в Ярославле и губерниях
Верхнего Поволжья в1905 – 1915 гг. Ярославль, 2001. С. 123.
12
Аврех А.Я. Царизм и третьеиюньская система. М., 1966. С. 161.
13
Аврех А.Я. Царизм и IV Дума 1912 – 1914 гг. М., 1981. С. 21.
14
ГАКО. Ф. 198. Оп. 1. Д. 40. Л. 1.
15
ГАЯО. Ф. 73. Оп. 1. Д. 7429. Л. 20.
16
ГАКО. Ф. 198. Оп. 1. Д. 40. Л. 8.
17
ГАКО. Ф. 198. Оп. 1. Д. 28. Л. 25.
18
ГАКО. Ф. 198. Оп. 1. Д. 30. Л. 55.
19
ГАЯО. Ф. 601. Оп. 1. Д. 77. Л. 15.
20
ГАКО. Ф. 198. Оп. 1. Д. 24. Л. 173-177.
21
ГАЯО. Ф. 73. Оп. 1. Д. 7423. Л. 15.
22
Витте С.Ю. Указ. соч. С. 104.
23
ГАЯО. Ф. 73. Оп. 1. Д. 7277. Л. 23.
24
ГАЯО. Ф. 73. Оп. 1. Д. 7429. Л. 39.
25
Аврех А.Я. Царизм и IV Дума 1912 – 1914 гг. М., 1981. С. 24.
10
11
А.Н. Филиппов
Место спорта
в марксистско-ленинской идеологии
Практически нет такой сферы деятельности человека, которую не затронули бы в своих работах, письмах, публичных выступлениях классики марксизма, претендовавшие на создание цельного учения, которое объясняло бы
все тенденции развития общества. Физическая культура и спорт также не миновали этой участи, но вполне естественно для марксистов, что и эти два вида
деятельности человека они понимали со своих, сугубо специфических позиций.
Впервые К.Маркс обратился к проблеме физической культуры в 1866 г. в
работе «Инструкции делегатам Временного Центрального Совета по отдельным вопросам». В этой работе, адресованной своим сторонникам, Маркс связывал будущее рабочего класса и всего человечества с воспитанием подрастающего поколения рабочих с ранних лет, сформулировав понятие
воспитания как единой системы, «обеспечивающей всестороннее и гармоничное развитие и совершенствование духовных и физических возможностей
человека»1. Маркс не раз возвращался к вопросам физического воспитания
как средства физической и духовной защиты рабочего класса в условиях капиталистического производства: «Нужно организоваться в армию, обладающую достаточной моральной и физической энергией, чтобы вступить в борьбу с вражескими полчищами». Физическое воспитание согласно Марксу
должно было способствовать осуществлению на практике революционной
роли рабочего класса.
А.Н. Филиппов
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Более конкретно эту проблему рассматривал Ф. Энгельс. Он пытался
раскрыть непосредственные связи между физкультурой и военной подготовкой. Так в статье «Военный вопрос в Пруссии и немецкая рабочая партия» он
писал о необходимости сокращения сроков военной службы, компенсацией
чему послужило бы «лучшее физическое воспитание юношества». В другой
своей статье «Может ли Европа разоружиться?» он уделил внимание возможности систематического и основательного обучения гимнастике и упражнениям на гимнастических снарядах «учащихся всех классов»2. В дальнейшем
В.И. Ленин при изучении этой статьи Энгельса заострил внимание на необходимости военного воспитания молодежи, «военной ее подготовки, в том числе и с помощью гимнастики».
В проекте первой программы РСДРП Ленин наряду с политическими
требованиями, изложил и такие, которые были направлены на «ограждение
рабочего класса от физического вырождения: создание условий труда и быта,
обеспечивающих сохранение здоровья рабочего класса, повышающих его
боевую готовность к предстоящим революционным сражениям».
В апреле 1917 г., основатель большевизма подтвердил все вышесказанное в работе «Материалы по пересмотру партийной программы». В.И. Ленин
не мыслил предстоящие бои за коммунизм без «крепкой, здоровой, со стальными нервами и железными мускулами молодежи», без миллионной армии
физически крепких людей. Именно молодежи, по его мнению, предстояло закончить, завершить дело построения коммунизма, именно ей необходимо было выстоять в боях за коммунизм, и она эти бои должна была встретить крепкой, здоровой и т.д.
Но вот революция восторжествовала, и перед молодой советской республикой встала первоочередная задача выжить в борьбе против своих многочисленных врагов, как внешних, так и внутренних. Новая власть остро нуждалась
в хоть как-то обученных бойцах. Теперь Ленину пришлось теоретические построения переводить в практическую плоскость, рассматривать проблему физического воспитания более приземленно. Все его упоминания о физической
культуре той поры непременно рассматривают ее через призму связи между
ней и военной подготовкой. Результат работы вылился в резолюцию
VII экстренного съезда РКП(б) в марте 1918 г.
Эта резолюция, написанная Лениным, требовала принятия мер для «всестороннего, систематического, всеобщего военного обучения взрослого населения, без различия пола, военным знаниям и военным операциям». Таким образом, было положено начало создания Всевобуча, организации, призванной
решить в какой-то мере проблему нехватки обученных бойцов.
Рассматривая высказывания о спорте и физическом воспитании масс последующих после Ленина руководителей государства, необходимо выделить
следующие особенности:
Во-первых, общая направленность работ, которая характеризуется отходом от теоретизирования, большей конкретной практической направленно100
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
стью, рассмотрением непосредственно тех или иных аспектов проблемы, актуальных в данный момент. В плане теоретического осмысления места спорта
в новом обществе они не придумали ничего нового, предпочитая ссылаться
на классиков марксизма-ленинизма. Отчасти это было обусловлено и тем, что
спорт стал одним из средств политической борьбы за власть, поэтому не рекомендовалось отступать от общепризнанных канонов даже в этом вопросе.
Во-вторых, можно усмотреть некоторый временной рубеж по отношению ко спорту в работах государственных и партийных деятелей СССР
1920 – 1930-х гг. Своеобразным поворотным рубежом можно считать 1936 г.,
год принятия «Сталинской» Конституции. Дело в том, что до 1936 г. был силен крен в сторону усиленной военизации физкультуры и спорта (тут мы видим прямое следование марксистской традиции). «Виднейший теоретик марксизма-ленинизма», «лучший друг советских физкультурников», И.В. Сталин,
естественно, внес свою лепту в то, чтобы этот уклон поддержать: «Мы должны воспитать новое поколение советских людей, здоровых и жизнерадостных, способных поднять могущество советской страны на должную высоту и
защитить ее грудью от покушений врагов».3 Как хорошо видно на примере
вышеприведенного отрывка, ничего существенно нового по сравнению с
классиками он не высказывает. Первый председатель Всесоюзного Совета
Физической Культуры (высший орган руководства советским спортом с 1 апреля 1930 г.) Н.К. Антипов говорил следующее: «Крепкие мышцы, зоркий
глаз нужны каждому трудящемуся, каждый физкультурник, осоавиахимовец,
комсомолец должен иметь элементарные навыки бойца». Комсомольский
вождь А. Косарев также развивал военную тему: «Советские физкультурники
готовятся к тому, чтобы в час боевой тревоги всем, как одному, грудью встать
на защиту наших завоеваний»4.
Но вот в 1936 г. принимается Конституция, в которой констатировалось
что страна советов достигла социализма. И теперь в высказываниях видных
большевиков стали заметны новые нотки, характеризующие то, что они нашли новые аспекты в физическом воспитании, которые должны были стать
весьма полезными с точки зрения проблемы построения коммунизма. Дело в
том, что раз социализм, согласно теории общественно-экономических формаций, более высокая ступень развития общества во всех сферах человеческой
жизни, то и советское государство теперь просто обязано было подтверждать
свое превосходство над капиталистическим миром, в том числе и в области
физкультуры и спорта. Распространяя спорт в массы, никто и не думал снижать использование его потенциала в деле подготовки обученных военному
делу кадров. М.И. Калинин в речи к активу днепропетровского комсомола от
3 марта 1934 г.: «Мы хотим всесторонне развить человека, чтобы он был готов и к труду и к обороне». А. Косарев на X съезде ВЛКСМ в апреле 1936 г.
бодро рапортует: «Успехи наши в оборонной работе немалы. Молодежь советской страны к грядущим боям готова!»
А.Н. Филиппов
101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Советские лидеры ставят своей целью не только всесторонне готовить
будущих защитников отечества и широко внедрить физкультуру в массы, но
и стремятся к тому, чтобы достичь и превзойти лучшие мировые достижения
в различных видах спорта, чтобы с помощью спортивных достижений показать преимущества советской общественной системы в целом. Так называемый «уклон в рекордсменство», осужденный ранее в середине 1920-х гг., теперь рассматривается большевиками как важный пропагандистский метод.
Так, «Правда» писала 24 июля 1934 г.: «Стремление к мировым рекордам – не
есть пустое рекордсменство. Мы радуемся каждому успеху советских спортсменов, каждому их новому рекорду, потому что это – результат борьбы самих трудящихся, свидетельство роста нашей спортивной техники, доказательство правильности нашей советской системы физического воспитания»5.
Советская физкультура и спорт находились в полном соответствии с экстенсивным хозяйством и гигантоманией тех лет. М.И. Калинин на вручении правительственных наград 22 июля 1937 г. говорил следующее: «У нас физкультура – народный спорт, у нас в физкультурном движении участвуют
миллионы. И, разумеется, среди этих миллионов скорее можно найти таланты, чем в тысячах… вот почему наши мастера физкультуры должны быть
лучше, чем в капиталистических странах»6.
Подводя итог всему выше изложенному, видно, как менялось отношение
к физической культуре и спорту у теоретиков марксизма-ленинизма: от средства, могущего воспрепятствовать «физическому вырождению рабочего класса», важнейшего элемента подготовки новых поколений борцов за светлое
будущее, до идеологически необходимого момента в борьбе за превосходство
социалистической системы в мире. На протяжении десятилетий тема физической культуры и спорта занимала достаточно постоянное, стабильное место в
трудах приверженцев марксистской теории и большевистской практики. В
ходе развития этого процесса на смену попыткам теоретического обоснования Марксом, Энгельсом, Лениным необходимости физической культуры и
спорта для масс пришли более конкретные и практичные лозунги, призывы и
газетные публикации.
 Примечания
1
Маркс К. Инструкции делегатам Временного Центрального Совета по отдельным
вопросам // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 16. С. 198.
2
Энгельс Ф. Военный вопрос в Пруссии и немецкая рабочая партия // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 16. С. 53. Он же. Может ли Европа разоружиться? // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 22. С. 396-397.
3
Цит. по: Вартанян А. Профессиональный спорт в СССР учредил Сталин // Спортэкспресс. 2001. 30 июля.
4
Очерки по истории физической культуры. Материалы I Всесоюзной научнометодической конференции. М., 1964. С. 111.
5
Косоворотенко Н.И. Наши задачи // Правда. 1934. 24 июля.
6
Очерки по истории физической культуры. М., 1967. С. 41.
102
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В.Б. Паршаков
Советская пропаганда
и пакт Молотова-Риббентропа
23 августа 1939 года
Вопрос о пропагандистском обеспечении курса СССР на сближение с
Германией после подписания ими договора о ненападении 23 августа 1939 г.
и изменений, коснувшихся как средств массовой информации, так и литературы, кино и театра до сих пор остается малоизученным.
Со времени прихода к власти Гитлера отношения между Германией и
СССР начали ухудшаться. В обязательной для всеобщего изучения книге
«История ВКП(б). Краткий курс» (1938) идеология и политика нацистского
режима была заклеймена, а Германия характеризовалась как одна из агрессивнейших держав, развязывающая новую мировую войну. Мюнхенское соглашение западных держав с Германией в 1938 г. обострило неприязнь мировой общественности к гитлеризму. В антифашистскую кампанию включилась
периодика, книгоиздание, кино и театр.
В целом советская культурная политика второй половины 1930-х гг. была направлена на формирование враждебного образа нациста. Газетные и
журнальные статьи, карикатуры, фильмы той поры рисовали фашистов как
кровожадных зверей, нелюдей, часто зло высмеивали их. Газеты 1939 г. просто пестрят антифашистскими заголовками статей: «Бесчинства фашистов в
Клайпеде»1, «Фашистские вандалы в Праге»2. «Фашистские зверства в Каталонии»3, «Наглые угрозы фашистских оккупантов»4 и т.п. Большинство граждан с одобрением относилось к такой направленности средств массовой информации, но эта кампания внезапно оборвалась, после того как советское
руководство свернуло антинацистскую пропаганду. Отправной точкой для
этого стал договор от 23 августа 1939 г.5
Возможно, уже во время переговоров в Москве 22 – 24 августа и прозвучал сталинский призыв «считаться с общественным мнением», но последовавшие сообщения о подписании договора с Германией, публикации в центральных советских газетах, а также выступления Молотова отражали
высокую степень «идеологической мимикрии» режима и послужили сигналом для развертывания в СССР пропагандистской кампании в духе достигнутой договоренности. Большевистское руководство взяло на вооружение идею
о начавшейся «дружбе» с нацистским Рейхом6.
Уже на следующий день после подписания пакта о ненападении в передовой статье газеты «Правда» отмечалось, что различия в идеологии и политических системах государств, заключивших этот договор, не должны и не
В.Б. Паршаков
103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
могут служить препятствием для установления «добрососедских отношений»
между ними. «Дружба народов СССР и Германии, - подчеркивалось в статье,
- загнанная в тупик стараниями врагов…, отныне должна получить необходимые условия для своего развития и расцвета»7.
Вскоре последовали речи Молотова (от 31 августа и 31 октября), суть которых сводилась к тому, что нужно отказаться от враждебного образа Германии и прекратить антифашистскую пропаганду. Теперь поджигателями мировой войны назывались Англия и Франция, и сейчас, разъяснял он, не следует
вкладывать в понятия «агрессия» и «агрессор» тот смысл, какой они имели
несколько месяцев назад, ибо Германия находится в положении миролюбивого государства, а Англия и Франция, наоборот, стоят за продолжение войны…8
6 сентября 1939 г. германский посол в Москве Ф.В. фон Шуленбург сообщал в имперское министерство иностранных дел: сейчас «прессу как подменили… Не только прекратились все выпады против Германии, но и преподносимые теперь события внешней политики основаны на германских
сообщениях, а антигерманская литература изымается из книжной продажи», и
«советское правительство также не скупится на необходимую пропаганду»9.
И действительно, за самое короткое время в новом направлении было
сделано очень многое. Изменилась не только форма подачи материала в прессе, в библиотеках были сняты с выдачи все газеты антифашистского содержания, зато появились нацистские издания. О германских фашистах стали
писать как о членах НСДАП, а слово «фашист» исчезло со страниц советской
печати.
Активизировало свою деятельность Главное управление по контролю за
репертуарами и зрелищами (ГУРК), осуществлявшее политикоидеологический, художественный и военный контроль репертуара кино, театров, цирков, граммофонных записей и радиовещания.
После подписания пакта о ненападении сотрудниками ГУРК было просмотрено на предмет выявления нежелательных антифашистских мотивов
13220 произведений. 4200 из них были запрещены. Снимались с репертуара и
спектакли, уже шедшие на сцене. В пылу рвения один московский цензор запретил даже пьесу «Матросы из Катарро», сюжетом которой было восстание
в 1918 г. против Австро-венгерской империи (!). Сразу со всех экранов были
сняты известные антифашистские кинофильмы «Профессор Мамлок» и «Семья Оппенгейм»; началась работа над фильмами «Богдан Хмельницкий»,
«Минин и Пожарский», а в 1940 г. на советский экран вышел фильм «Суворов», в котором на первый план выдвигалась идея враждебности России и
Франции10.
То же происходило и в книгоиздательстве. 4 сентября 1939 г. появился
приказ Главлита № 901, по которому изымались многие книги антифашистского содержания, в изобилии издававшиеся в СССР с 1933 по 1939 гг. Публицисты и историки буквально не успевали переписывать сданные ими в пе104
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
чать книги и статьи. Десятки уже набранных и даже частично отпечатанных
книг уничтожались непосредственно в типографиях. В «лучшем» случае из
них удалялись в последний момент неудобные места11.
Несмотря на лихорадочное перестроение цензурного контроля и пропаганды, официально провозглашенный большевистским руководством курс на
сближение и даже на «дружбу» с нацистской Германией не находил положительного отклика в общественном сознании людей предвоенной поры. Не
случайно в данной связи появление меткой характеристики нацистов как «заклятые друзья»12.
В целом советская культурная политика второй половины 1930-х гг. была направлена на формирование враждебного образа фашиста. В антифашистскую кампанию были включены периодика, книгоиздание, кино и театр. Но
эта кампания внезапно оборвалась, после того как советское руководство
свернуло антинацистскую пропаганду. И отправной точкой для этого стал договор от 23 августа 1939 года.
 Примечания
Правда. 1939. 1 апр.
Правда. 1939. 4 апр.
3
Правда. 1939. 8 июня.
4
Известия. 1939. 6 июня.
5
Невежин В.А. Метаморфозы советской пропаганды в 1939-1941 годах // Вопросы
истории. 1994. № 8. С. 164.
6
Невежин В.А. Синдром наступательной войны. М. 1997. С. 54.
7
Правда. 1939. 24 авг.
8
Невежин В.А. Метаморфозы советской пропаганды в 1939-1941 годах. С. 164.
9
Вишневский В.В. Собр. соч. Т. 6. М. 1961, С. 295.
10
Невежин В.А. Метаморфозы советской пропаганды в 1939-1941 годах. С. 166.
11
Блюм А.В. Советская цензура в эпоху тотального террора. СП б. 2000. С. 110.
12
Невежин В.А. Синдром наступательной войны. М. 1997. С. 56-57.
1
2
Е.А. Нестеренко
Охрана памятников
в годы Великой Отечественной войны
Вторая мировая война затронула не только судьбы миллионов людей, но
и нанесла колоссальный ущерб историческому наследию многих стран, в
первую очередь Советского Союза. Руководство гитлеровского рейха сознательно разрушало на захваченной территории наиболее важные исторические
памятники, расхищало предметы искусства. На территории временно оккупированных областей было разрушено или уничтожено полностью около 3 тысяч памятников архитектуры. Среди них такие, имеющие мировую известЕ.А. Нестеренко
105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ность шедевры, как церковь Спаса на Нередице (XII в.), церковь Успения на
Волотовом поле (XIV в.), новгородская София (XI в.). Грабежу и разорению
подверглись Петродворец, Гатчина, Павловск, Пушкин, а также усадьба Л.Н.
Толстого Ясная Поляна, Пушкинский музей-заповедник. Фашисты разгромили более 400 художественных, историко-краеведческих и мемориальных музеев. Свыше ста тысяч экспонатов было увезено в Германию1. Это активизировало деятельность, связанную с охраной памятников культуры. В короткое
время были сформированы специальные органы, создана законодательная база для их деятельности.
Первой мерой по спасению памятников культуры стала эвакуация ценностей на Восток страны. Руководил эвакуацией Комитет по делам искусства,
образованный ещё в мирное время2. Главной задачей комитета стало спасение, в первую очередь, коллекций крупных музеев. В результате огромной
организационной работы уже на девятый день войны была осуществлена эвакуация коллекций Государственного Эрмитажа. Сотни тысяч ценнейших экспонатов увезены в Свердловск. В минимальные сроки, в сложнейших условиях были вывезены коллекции Государственного исторического музея,
Оружейной палаты, Третьяковской галереи3. При этом эвакуация проводилась очень чётко и организованно, маршруты следования литерных эшелонов,
караванов барж держались в строжайшей тайне. С каждым днем дело охраны
приобретало всё большую остроту. В связи с этим в мае 1942 г. при Комитете
по делам искусства СНК СССР создана Комиссия по делам искусства- архитектуры, скульптуры и монументальной живописи4. Председателем комиссии
был назначен И.Э. Грабарь.
Осенью того же года указом СНК СССР утверждается временное положение Комиссии по учёту и охране памятников искусства. Основными задачами Комиссии признавались: учёт разрушений и повреждений на оккупированных территориях, принятие мер по охране памятников в прифронтовой
полосе, подготовка к реставрации в освобождённых районах5.
В состав Комиссии вошли бригады экспертов, состоящие из архитекторов и реставраторов. На освобождённых территориях производились обследования разрушенных памятников, описания повреждений. Именно благодаря работе этой комиссии были сохранены памятники, связанные с жизнью
Л.Н. Толстого в Ясной поляне, К.Э. Циолковского в Калуге.
В 1943 г. в рамках деятельности Комиссии началась разработка проектов
восстановления разрушенных городов, в которых большую роль сыграли выдающиеся архитекторы А. Щусев, И. Жолтовский, Г. Гольц, Н. Колли и др.
В связи с увеличившимися масштабами восстановительных работ в сентябре 1943 г. при СНК СССР образован Комитет по делам архитектуры6. В
его составе сформировано Главное управление охраны памятников. Теперь
дело охраны культурного наследия находилось в компетенции этого органа.
Согласно распоряжению СНК СССР в сентябре 1944 г. вновь образована Государственная центральная художественная реставрационная мастерская
106
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
(ГЦХНРМ). Следует отметить, что центральная реставрационная мастерская
было образована ещё в 1918 г. В 1924 г. она была реорганизована. Руководство ею осуществлял И.Э. Грабарь7. Главной задачей ГЦХНРМ явилось восстановление архитектурных памятников, разрушенных во время войны. В
1944 г. начались восстановительные работы в Ленинграде. Расчищались парки и дворцы Павловска, Петродворца, Пушкина, Гатчины. Большие реставрационные работы проводились в Новгороде. В короткий срок был восстановлен разрушенный памятник « Тысячелетие России», который Гитлер лично
приказал вывезти в Германию8.
Таким образом, в годы Великой Отечественной войны была создана
масштабная сеть организаций, основной задачей которых была охрана и реставрация памятников культуры. Это объясняется тем, что государство в полной мере осознало ценность исторического наследия и необходимость его
спасения. Благодаря своевременно проделанной работе были спасены тысячи
ценнейших архитектурных памятников и коллекций музеев. Сложилась система, на долгие годы утвердившаяся в деле охраны памятников. Были подготовлены квалифицированные кадры, накоплен бесценный опыт, совершенствовалась реставрационная техника.
Помимо этого, составление подробных списков памятников разрушенных немецкими войсками, или увезённых в Германию послужило основой по
обвинению немцев на Нюрбергском процессе в преступлениях против культуры. Однако проблема эта является до сих пор точкой столкновения многих
интересов стран участниц войны и требует решения на международном уровне.
 Примечания
Достояние народа. М., 1988. С. 118-119.
Кулемзин А.М. История охраны памятников в РСФСР. Красноярск, 1992. С. 56-60.
3
Там же. С. 79.
4
Культурная жизнь в СССР 1941 – 1950. Хроника. М., 1977. С. 55.
5
Там же. С. 62.
6
Игнаткин И.А. Охрана памятников истории и культуры. Киев, 1990. С. 49-50.
7
Музейная энциклопедия. М., 2001. С. 146.
8
Кулемзин А.И. Указ. соч. С. 82.
1
2
С.С. Красинский
Истоки отечественной рок-музыки
Среди массовых музыкальных жанров рок-музыка вызывает особую остроту и дискуссионность. Очень трудно дать исчерпывающее определение
этому жанру, и нет такого человека ни в нашей стране, ни за рубежом, который бы убедительно это сделал. Определенную трудность для изучения рокС.С. Красинский
107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
музыки представляет то, что этот стиль принимает разные формы и развивается неодинаково в различных странах.
Источниками по истории отечественного рока служат тексты песен1,
публикации в периодической печати.
Негативное отношение к жанру в Советском Союзе обусловило, практически, полное отсутствие советской исследовательской литературы по рок-нроллу. Все появившиеся в этот период работы носят критический характер и
вследствие идеологического подхода не являются объективными2.
Четкую информацию о развитии русского рока дает работа
А.К. Троицкого «Рок в Союзе: 60-е, 70-е, 80-е…»3. Автор - журналист, музыкальный критик - долгое время вращался в рок-н-ролльных кругах, следовательно, может дать достоверную информацию по истории отечественной рокмузыки. Были попытки рассмотрения жанра с точки зрения науки. В частности Г.Д. Забродин и Б.А. Александров рассматривали то, как рок-музыка губительно действует на физическое и психическое здоровье молодых людей,
разрушает личность, рвет социальные связи4.
Изучая феномен русского рока, невозможно оставить без внимания личности тех людей, которые способствовали зарождению и развитию роккультуры в Советском Союзе. Рассмотрению этих персоналий5 и анализу
творчества отечественных рок-групп6 посвящено немало исследований. Интерес к представленному стилю сохраняется и в настоящее время7.
Начиная исследование отечественного рока следует остановится на существовании первого неформального объединения молодежи в СССР – «стиляг». Фактически, они не имели никакого отношения к рок-н-роллу, но важно
то, что была первая попытка создания молодежной субкультуры на основе
зарубежной музыки. «Стиляги» были первыми представителями альтернативного, эпатажного стиля. Конечно, их нельзя назвать предтечами советского рока, но у них были все шансы стать проводниками рок-культуры на советской земле. Они вполне смогли бы «синтезировать», «культивировать»
жанр, но, к сожалению, движение вскоре изжило себя.
Первые записи американского рок-н-ролла были большой модой в
СССР, но не руководством к действию. Многие рок-деятели того времени –
А. Градский, Н. Васин, А. Козлов – сходятся во мнении: «Советский рок начался с «Битлз»8. Именно эта английская группа побудила молодых людей
начать играть рок-н-ролл. Но бит-группы не привнесли в жанр ничего нового,
напротив, старались как можно точнее скопировать своих кумиров. Поэтому
их стиль нельзя назвать русским роком. С этого времени рок-музыка начала
приживаться в Советском Союзе, она начала искать пути развития применительно к «суровому климату» страны. Рок еще не стал самобытным течением,
он не стал адаптированным течением, но то, что стали предприниматься попытки к этому, то, что стали появляться люди, полные энтузиазма и желания
играть рок-н-ролл, безусловно, говорит о том, что рок зашагал по советской
земле.
108
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Стал неизбежным шаг к официальной адаптации рок-н-ролла – и в
1966 г. появились первые официальные бит-группы, получившие названия
ВИА9. Считать их стиль в полной мере русским роком было бы ошибочно.
Настоящий русский рок появляется ближе к середине 1970-х гг., когда в текстах присутствует смысл, идея, когда рок становится самобытным жанром с
собственными традициями, культурой, отличным от западного музыкальным
оформлением10.
Причины этого следует искать как раз в 1960-х гг., когда произошло разделение на «официальных» и нет. Если рассматривать становление отечественной рок-музыки именно в этом ключе, то тогда, безусловно, решающую
роль сыграли ВИА, но как «антипример». В их тени сформировалось, а в
1980-е гг. разрослось до неимоверных масштабов движение, которое сейчас
называют русским роком.
 Примечания
Башлачев А.Н. Посошок. Л., 1990.
Поп-музыка. Взгляды и мнения. Л., 1977.
3
Троицкий А.К. Рок в Союзе: 60-е, 70-е, 80-е… М., 1991.
4
Забродин Г.Н., Александров Б.А. Рок: искусство или болезнь? М., 1990.
5
Федеров Е. Рок в нескольких лицах. М., 1989.
6
Троицкий А.К. Рок-музыка в СССР: опыт популярной энциклопедии. М., 1990.
7
Легенды русского рока. М., 1999.
8
Цит. по: Троицкий А.К. Указ. соч. С. 20.
9
Первые ВИА – «Поющие гитары» в Ленинграде и «Веселые ребята» в Москве.
10
На вершине популярности в это время группы «Аквариум», «Машина времени».
Появляется первая отечественная рок-опера «Орфей и Эвридика».
1
2
С.С. Красинский
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ИСТОРИЯ ЯРОСЛАВСКОГО КРАЯ
Е.А. Пелевина
Материалы о ярославском губернаторе
князе М.Н. Голицыне в фондах ГАЯО
Князья Голицыны – одна из самых разветвленных и многочисленных
фамилий русской аристократии. Из этого рода происходили талантливые дипломаты, военачальники, ученые, государственные деятели. В течение многих веков этот род был гордостью и славой России. Тем не менее, его история
исследована далеко не полностью. Изучение биографии одного из представителей этого рода - Михаила Николаевича Голицына - предоставляет возможность для рассмотрения многих аспектов истории Ярославского края, например, генеалогии этого дворянского рода, истории местного управления,
развития дворянской усадьбы и других проблем.
В дореволюционных изданиях содержались лишь краткие упоминания о
М.Н. Голицыне в связи с его деятельностью на посту губернатора, как, например, в книге К.Д. Головщикова «История города Ярославля»1. Некоторые
сведения были приведены в работах В. Лествицына и С.П. Покровского, но
они в основном касаются роли губернатора в создании Высших наук училища2. Сведения по генеалогии рода Голицыных обобщены в книге
И.Н. Ельчанинова «Материалы для генеалогии дворянства Ярославской губернии»3. И.Н. Ельчанинов дал очень краткие сведения о каждом члене рода
Голицыных, но Михаилу Николаевичу было уделено несколько большее
внимание. В родословной росписи были упомянуты основные вехи его биографии и перечислены полученные им награды. После Октябрьской революции 1917 г. данная тема не привлекала внимание исследователей. Только в
последнее десятилетие возродился интерес к истории дворянских родов. В
книге «Ярославские губернаторы»4 были обобщены материалы обо всех ярославских губернаторах, в том числе и о М.Н. Голицыне. В 1990-е гг. также
вышел целый ряд научных статей, в той или иной мере затрагивающих данную проблематику5.
Ценными источниками по этой теме являются документы из фондов Государственного архива Ярославской области (ГАЯО). Это, в первую очередь,
материалы фондов: № 73 «Канцелярия ярославского губернатора», № 213
«Ярославское дворянское депутатское собрание» и документы фонда № Р110
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1400 «Государственный Ярославский историко-архитектурный музейзаповедник».
Основным административным учреждением губернии, созданной в
1777 г., с конца XVIII в. считалось Ярославское губернское правление, возглавляемое губернатором. В конце XVIII – начале XIX вв. при губернаторе
образовалась канцелярия, сначала состоявшая из одного секретаря. С 1802
года губернатор и все административные учреждения губернии стали подчиняться Министерству внутренних дел. Канцелярия губернатора являлась его
исполнительным органом. Ее делопроизводство и составляет фонд № 73, который содержит материалы за 1796 – 1917 гг. М.Н. Голицын был председателем общего присутствия. В состав фонда № 73 входит большое количество
документов, многие из которых были подписаны самим губернатором. Указы
Сената, циркуляры и предписания Министерства внутренних дел, отчеты губернаторов, ведомости к отчетам, статистические сведения, прошения разных
лиц, поступавшие в канцелярию губернатора, характеризуют государственную и общественную деятельность Михаила Николаевича Голицына6. На материалах фонда № 73 мы можем проследить весь объем работ данного учреждения, вопросы и проблемы, которые ставились и решались губернатором.
Начиная с XVIII века сословные права и привилегии дворян последовательно расширялись и были закреплены «Грамотой на права, вольности и
преимущества благородного Российского дворянства», утвержденной 21 апреля 1785 года. Ярославское дворянское депутатское собрание было образовано 21 января 1787 года. На заседаниях депутатского собрания рассматривались доказательства принадлежности к дворянству, и если решение по
данному вопросу принималось единогласно или двумя третями членов собрания, то род вносился в родословную книгу. В работе собрания принимал участие и губернатор М.Н. Голицын7. При депутатском собрании имелась канцелярия, в которой готовили материалы к заседаниям, хранили документацию,
вели все делопроизводство собрания. В состав фонда входят журналы заседаний, родословные книги и списки дворян губернии, в которые внесены и князья Голицыны (за 1798, 1800-1805 гг.)8, сведения о доходности дворянских
имений, дела о службе дворян9.
Третий использованный фонд № Р-1400 «Государственный Ярославский
историко-архитектурный музей-заповедник» начал складываться в 1935 г. на
основе документов Ярославского краеведческого музея и содержит документы за 1920 – 1998 гг. В него включены приказы директора, протоколы заседаний Ученого совета, тематико-экспозиционные планы экспозиций, отчеты о
работе музея-заповедника, материалы к экскурсиям и тексты лекций, топографические описи экспозиций и выставок, книги отзывов посетителей10. Документы этого фонда позволяют сделать вывод о том, что в музее практически не изучали и не делали выставок на темы истории и культуры начала
XIX в., тем более не изучали дворянские роды и усадьбы. В документах музея
нет сведений непосредственно о роде Голицыных, но есть дела, касающиеся
Е.А. Пелевина
111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
музея-усадьбы «Карабиха», принадлежавшей этому роду до 1860-х гг. Это в
основном тематико-экспозиционные планы выставок и экспозиций, посвященных юбилейным датам со дня рождения или смерти Николая Алексеевича
Некрасова. Из них можно почерпнуть изобразительный материал в виде фотографий усадьбы «Карабиха» второй половины XIX века11. Князь М.Н. Голицын прожил в Карабихе с небольшими перерывами почти 40 лет (1783 –
1827). Усадьба строилась в несколько приемов. В 1780-е гг., скорее всего, было завершено строительство жилого комплекса – двухэтажного дома под четырехскатной крышей с двумя флигелями по бокам. В первые годы XIX в.
наружный облик Большого дома приобрел классические черты, изменилась
его планировка, дом и флигели соединили галереями, с южного фасада пристроили пандусы. На склоне холма был разбит пейзажный парк. В начале XIX
в. при князе Михаиле Николаевиче были выстроены многочисленные хозяйственные постройки.
Князья Голицыны упоминаются в одном из документов фонда № Р-1400 –
это «Списки архитектурных памятников Ярославской губернии» за 1928 г. Под
№ 32 в нем значится «Карабиха, около села Карабихи – имение бывшее Федора и Николая Алексеевичей Некрасовых – Прежде князей Голицыных. Особенно интересен правый флигель, в котором ежегодно проводил лето
Н.А. Некрасов. Три парка из лип, тополей, лиственниц, кедров»12. Материалы
фонда № Р-1400 дают немногочисленные сведения в основном об усадьбе
«Карабиха», да и то в ее связи с поэтом Н.А. Некрасовым. В составе материалов данного фонда мало сведений о дворянстве XIX в., губернаторах и о роде
Голицыных в частности.
Таким образом, фонд 73 «Канцелярия ярославского губернатора», является источником о служебной деятельности Михаила Николаевича Голицына на
посту «начальника губернии». Фонд 213 «Ярославское дворянское депутатское
собрание» дает сведения о сословной принадлежности губернатора и его окружения. Материалы фонда № Р-1400 «Государственный Ярославский историко-архитектурный музей-заповедник» интересны с точки зрения изученности
этой темы и отражения ее в экспозициях и выставках музея-заповедника. Комплексное изучение данных фондов позволяет получить достаточно полное
представление об одном из выдающихся представителей рода Голицыных,
тесно связанном с Ярославской землей и оставившем заметный след в истории
края.
 Примечания
См.: Головщиков К.Д. История города Ярославля. Ярославль, 1889. 277 с.
См.: Лествицын В. От Ярославля до Москвы. Поездка на съезд археологов или
древнелюбителей. Ярославль, 1869; Покровский С.П. Демидовский лицей в его прошлом и
настоящем. Ярославль, 1914. 279 с., ил.
1
2
112
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
См.: Ельчанинов И.Н. Материалы для генеалогии дворянства Ярославской губернии. Ярославль, 1914. Вып. 4. С. 52-160.
4
См.: Марасанова В.М., Федюк Г.П. Ярославские губернаторы. 1777-1917: Историкобиографические очерки / Под ред. А.М. Селиванова. Ярославль, 1998. С. 124-140.
5
См.: Марасанова В.М. К вопросу о составлении перечня ярославских генералгубернаторов и губернаторов (1777-1917 г.) // Страницы минувшего: VI Тихомировские
краеведческие чтения. Ярославль, 1997. С. 76-78; Кокорина Е.А. Формирование и состав
коллекции музея Н.А. Некрасова «Карабиха» // Н.А. Некрасов в контексте русской культуры: Тезисы докладов. Ярославль, 1999. С. 47-50; Полознев Д.Ф. О реставрации усадьбы
«Карабиха» // Научная конференция, посвященная 125-летию со дня рождения
М.И. Смирнова (28 – 30 сент. 1993 г., Переславль-Залесский): Тезисы докладов. Переславль-Залесский, 1993. С. 89-90; и др.
6
ГАЯО. Ф. 73. Оп. 1. Л. 1-4а.
7
ГАЯО. Ф. 213. Оп. 1. Л. 1-2.
8
ГАЯО. Ф. 213. Оп. 1. Д. 26. Л. 9.
9
ГАЯО. Ф. 213. Оп. 1. Л. 2-3.
10
ГАЯО. Ф. Р-1400. Оп. 1. Л. 1-2, 80, 91.
11
ГАЯО. Ф. Р-1400. Оп. 1. Д. 306. Л. 4, 7-8.
12
ГАЯО. Ф. Р-1400. Оп. 1. Д. 38. Л. 3 об., 4 об.
3
Н.В. Белова
Архиепископ Ярославский и Ростовский
Антоний Знаменский (1765 – 1824 гг.)
С древних времен повелось, что епархиальные архиереи, в каком бы сане
они не находились, практически безраздельно правили в своих епархиях. Ситуация начала меняться после церковной реформы начала XVIII в., когда
светские власти стали проводить политику ограничения власти епархиальных
архиереев. Однако, в XVIII в. епархии были почти не затронуты властью Синода. В XIX в., происходит неуклонное усиление власти обер-прокуроров
Синода. Поэтому ситуация в епархиях менется коренным образом, особенно с
тех пор, как в самих епархиальных управлениях у обер-прокуроров появились
личные уполномоченные в лице секретарей консистории. Теперь епископ находился под постоянным контролем. О самостоятельном церковном управлении практически не могло быть и речи. Оппозиция обер-прокурору в Синоде
приводила к возвращению строптивого архиерея в свою епархию, причем, он
мог быть уверен, что дальнейшая его карьера будет затруднена. Более серьезное сопротивление каралось увольнением на покой1.
Одним из проявлений данной политики было частое перемещение архиереев с одной кафедры на другую. Это делалось с целью не допустить
сближения епископов с местным духовенством, чиновниками, паствой и тем
самым ограничить их власть. Подобная политика в отношении епархиальных
архиереев не обошла стороной и Ярославскую епархию. Со времени перемеН.В. Белова
113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
щения центра епархии из Ростова в Ярославль (1788 г.) до начала XX в. на
ярославской кафедре сменилось 11 архиепископов. Некоторые из них занимали эту должность по 1 – 2 года, иногда даже не успев побывать в епархии,
так как являлись в то время членами Синода. Остальные архиепископы по 2 –
3 года из своего пребывания на ярославской кафедре проводили в Синоде.
Необходимо отметить, что, при существовавшей тогда системе определения на высшие церковные посты, архиереями становились люди высоко
образованные, деятельные, незаурядные. Такими были многие ярославские
архиепископы: Евгений Казанцев (1837 – 1854), Нил Исакович (1854 – 1874),
Ионафан Руднев (1877 – 1903) и другие. В этом ряду нельзя не отметить и
Антония Знаменского, который занимал эту должность в течение 14 лет. Однако деятельность большинства ярославских архиепископов мало изучена. И
архиепископ Антоний не исключение.
Родился будущий архиепископ, а в миру Николай Иванович Знаменский,
в 1765 г. в Новгороде. Учился в Новгородской семинарии, а затем в семинарии Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге. В 1792 г. он принял
иночество, а в 1795 г. был назначен настоятелем Валдайского Иверского первоклассного монастыря со званием ректора Александро-Невской семинарии.
В 1799 г. Антоний был назначен епископом Старорусским, викарием Новгородской епархии. В течение следующих семи лет епископ Антоний сменил
еще две кафедры – управлял Вологодской и Тобольской епархиями. В 1806 г.
он уже в сане архиепископа был переведен в Ярославль2.
В обязанности епархиального архиерея того времени входило наблюдение за состоянием веры и нравственности на вверенной ему территории, контроль за проповеднической и богослужебной деятельностью духовенства, архиепископ возглавлял духовный суд. Он представлял интересы церкви перед
местными органами государственной власти. В ведении архиепископа находилось назначение и увольнение священнослужителей, заведование духовными учебными заведениями и руководство епархиальными органами управления, хотя последнее, как уже говорилось выше, становилось чисто
формальным, т.к. все большую власть приобретала консистория во главе с
секретарем.
В Ярославле Антоний, продолжая дела своего предшественника архиепископа Павла (Пономарева), особое внимание обращал на обустройство архиерейского дома. В 1808 г. был построен каменный двухэтажный корпус
монашеских келий, прилегающий к монастырской стене напротив церкви Богоявления. В последующие годы были перестроены Святые ворота, переходы
от архиерейских покоев до стены, прилегающей к Которосли, и ограды между
библиотекой, колокольней и церковью Ярославских чудотворцев. В 1812 г.
было перестроено парадное крыльцо и пристроены сени к Крестовой церкви
и архиерейским покоям. В 1815 г. на берегу Которосли, недалеко от архиерейского дома, начали строить здание для Ярославской консистории, оно было завершено в 1816 г. К колокольне был пристроен второй ярус и добавлены
114
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
колокола в 524, 225 и 121 пуд3. В 1816 г. был подписан контракт на строительство новой ризницы «по данному плану и фасаду за подписанием его высокопреосвященства» с крестьянином Петром Ивановым из деревни Вахрушево Ярославского уезда. Ризница была построена в 1817 г4.
Занимаясь строительными делами и обустройством Архиерейского дома,
Антоний не забывал и об учебных заведениях. В частности, он из епархиальных пожертвований образовал благотворительный капитал на содержание
бедных учеников семинарии. Антоний принимал участие в реформировании
Ярославской духовной семинарии. Еще в 1811 г. в епархию из Синода было
прислано несколько экземпляров уставов духовных академий, семинарий,
уездных и приходских училищ, составленных комиссией духовных училищ,
что бы за ранее ознакомить учебные заведения с теми правилами, которыми
они будут руководствоваться в своей дальнейшей деятельности. А 21 сентября 1814 г. архиепископ Антоний получил указ Синода, который определил
порядок проведения реформы семинарии5.
Одной из главных забот архиепископа Антония было повышение образовательного уровня священнослужителей. В 1813 г. он написал «Записку для
настоятелей монастырей, протоиереев и благочинных Ярославской епархии».
В ней говорилось о том, что некоторые, претендующие на должность священника, не знают что такое Библия и Новый Завет в ее составе. Для того
чтобы знать каковы обязанности духовного лица, Антоний обязал всех, желающих получить место священника или диакона, читать «Духовный регламент», «Кормчую книгу» или «выписки правил должности», на которую человек претендует, «Инструкцию для благочинных», а также Священное
писание, «Краткое руководство к чтению Священного писания» митрополита
Амвросия Подобедова, «Устав Церковный», Требник, сочинение Святых Отцов, «Чинопоследование о приеме иноверцев», «Книгу против старообрядцев»6.
На период правления архиепископа Антония пришлись годы войны с революционной Францией. В июле 1812 г. Антоний получил указ Синода, в котором говорилось о необходимости как можно скорее обнародовать в церквях
манифест императора Александра I. Кроме того, указ предписывал в ближайший праздничный или воскресный день после литургии устроить «молебствие с коленопреклонением» о скорейшей победе над врагом. Архиепископ
22 июля лично проводил праздничную службу в церкви Воскресения Христова при Архиерейском доме. Указ включал в себя также призыв духовенству
жертвовать на ополчение, а причетникам и детям священнослужителей, которые находятся при своих родителях и не имеют своего места, вступать в
ополчение. Антоний приказал разослать этот указ «без всякой отсрочки …
почтою и с нарочными, куда почта в самой скорости не будет отходить»7.
Принимались также меры к вывозу церковных ценностей. 4 сентября
1812 г. генерал-губернатор сообщил Антонию о необходимости «немедленного приуготовления к безопасности церквей, монастырей и других обитеН.В. Белова
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лей». Архиепископ Антоний распорядился суммы и имущество Архиерейского дома, соборов и духовной семинарии, «назначенные к дороге», внести в
списки, ящики запечатать, и отправлять имущество под охраной члена консистории, эконома Архиерейского дома, соборного ключаря и префекта семинарии. «В пособие для дороги взять одного канцелярского служителя и из
учеников семинарии возрастнейших и надежных потребное число»8.
Но более всего архиепископ Антоний известен как собиратель книг и рукописей. Он был в числе первых, кто начал изучать и собирать наследие, хранившееся в церквях и монастырях Ярославской епархии. По его распоряжению с монастырских документов снимали копии и доставляли ему в личную
библиотеку. Научные интересы ярославского архипастыря были связаны в
основном с русской историей. В рукописных сборниках из библиотеки архиепископа Антония были копии жалованных грамот монастырей, описания
монастырей и церквей, выписки из писцовых книг и другие краеведческие
материалы. По завещанию Антония после его смерти библиотека поступила в
Новгородскую духовную семинарию9.
В архиерейском доме Антоний в 1817 г. ввел новую систему описи книг
в библиотеке. Всю опись предполагалось разделить на две части: печатные
книги и рукописи. Книги, предназначенные для богослужений, предполагалось оставить в ризнице. Все остальные книги следовало разделить на 6
групп: 1) Священное писание (толкования святых отцов, катехизисы, жития
святых, проповеди); 2) Философия (история философии, логика, физика, естественная история и др.); 3) Словесность (риторика, буквари, словари и др.);
4) История
(гербовники,
родословные,
«записки»,
«хронологии»);
5) Технология и архитектура (чертежи и планы); 6) География («путешествия», карты и атласы). При занесении книг в описи Антоний особо указывал
«писать, не держась величины книг»10.
Кроме рукописей Антоний интересовался нумизматикой. В том же
1817 г. он разослал указ «О сборе со всей епархии имеющихся при церквях
древних монет, медалей серебряных, золотых и медных…». Архиепископу
прислали 2 серебряные монеты из Покровского монастыря (Угличский уезд)
и серебряную медаль из Николаевского собора города Мышкина11.
Архиепископ Антоний в течение всего периода пребывания в Ярославле
поддерживал тесные связи с губернатором князем М.Н. Голицыным, который, в свою очередь, поддерживал начинания архиепископа вообще и церковное строительство в частности. В 1818 г. Антоний был вызван в СанктПетербург для работы в Синоде, а по прошествии двух лет, по своему прошению, был уволен на покой в Деревяницкий монастырь Новгородской епархии.
Скончался он 10 августа 1824 г.
Архиепископ Антоний оставил заметный след в истории Ярославского
края. На период правления Антония пришлись годы войны с Францией, потребовавшие напряжения всех физических и духовных сил русского общества, и ярославский архиепископ проявил себя как умелый организатор. В мир116
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ное время архиепископ Антоний поддерживал церковное строительство, занимался обустройством Архиерейского дома. Однако за хозяйственными делами не забывал он и об учениках семинарии, об образовательном и нравственном
уровне
священнослужителей.
Кроме
выполнения
своих
непосредственных обязанностей архиепископ Антоний увлекался русской историей, интересовался нумизматикой, занимался выявлением и сбором рукописей в церквях и монастырях. Поскольку в последствии подлинники некоторых рукописей затерялись, то подобная деятельность архиепископа Антония
имела огромное значение.
 Примечания
1
Смолич И.К. История русской церкви (1700 - 1917): В 2 т. М., 1996. Т. 1. С. 297.
Крылов А.П. Иерархи Ростово-Ярославской паствы в преемственном порядке с 992
г. до нашего времени. Ярославль, 1864. С. 280.
3
Там же. С. 82.
4
Государственный архив Ярославской области (далее ГАЯО). Ф. 232. Оп. 1. Д. 1580.
5
Материалы для истории Ярославской духовной семинарии со времени ее преобразования в 1814 г. // Ярославские епархиальные ведомости (ЯЕВ). 1870. Ч. неоф. 23 сентября.
6
ГАЯО. Ф. 232. Оп. 1. Д. 5325.
7
Ельчанинов И.Н. Материалы для истории Ярославской военной силы. Ярославль,
1912. С. 5-8.
8
ГАЯО. Ф. 230. Оп. 4. Д. 4621.
9
Синицына Е.В. Описание рукописных книг исторического содержания из библиотеки Ярославского архиепископа Антония Знаменского // Проблемы истории и культуры.
Ростов, 1993. С 97-123.
10
ГАЯО. Ф. 232. Оп. 1. Д. 1573
11
ГАЯО. Ф. 232. Оп. 1. Д. 1568.
2
М.В. Государева
П.Г. Демидов и основание
Высших наук училища в Ярославле
Среди людей, оставивших заметный след в истории Ярославского края
достойное место занимает Павел Григорьевич Демидов – основатель первого
высшего учебного заведения нашей губернии, учёный, коллекционер, один из
бескорыстных меценатов и благотворителей отечественной науки и культуры.
В начале XIX века в русском обществе живо почувствовалась потребность
образования. 24 января 1803 г. Александр I утвердил предварительные правила
народного образования, в которых призывал своих верноподданных принять
деятельное участие в устройстве учебных заведений. На этот призыв импераМ.В. Государева
117
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тора и правительства откликнулся Павел Григорьевич Демидов. 21 марта 1803
г. с учителем Московского главного народного училища П.М. Дружининым он
направил министру народного просвещения графу А.В. Завадовскому письмо,
в котором говорил, что с давних лет он отлагал часть доходов в пользу какогонибудь благотворительного заведения, и, считая, что просвещение есть первая
степень благосостояния государства, предполагал употребить собранную сумму на заведение или распространение какого-нибудь «учебного места». Павел
Григорьевич обращается к министру с предложением пожертвовать значительные суммы на образование в Ярославской губернии. В предварительных
правилах не говорилось об устройстве университета в этом крае, и потому,
скромный от природы и осторожный в своих предположениях, Демидов сначала предлагал отдать состоящую за ним в Ярославской губернии Романовскую
вотчину в 1 330 душ мужского пола «вечно в пользу назначенной в Ярославле
гимназии... с таким при том намерением, чтобы отличившие себя поведением и
способностями по окончании наук в гимназии были отправляемы в университет, и, если кто окажется того достойным в чужие края»1. Однако истинные
намерения Демидова были гораздо шире. В письме к Дружинину он признается, что, если бы мог, не выходя из приделов благопристойности, сделать предложение, чтобы вместо гимназии завести в Ярославле университет, желал бы,
чтобы Романовская вотчина осталась в пользу этого университета, к которой
присоединил бы он и Угличские свои деревни с 2 240 душами с тем, чтобы доходы с них были вечно в пользу этого учебного заведения, и сверх того –
100 000 рублей чистыми деньгами на его создание2.
Такая отзывчивость Павла Григорьевича к призыву Государя вызвала у
последнего весьма большое удовлетворение, когда министр народного просвещения сообщил ему о предложениях Демидова. В своем ответе Павлу
Григорьевичу граф Завадовский удостоверял его, что император утвердит акт
его благотворения «в непреложное исполнение всех предначертаний» и что
при такой помощи, какую он обещал гимназии, при условии, если он будет
превращена в университет, «не будет никакого препятствия образовать сие
училище в степень, вашему желанию соответствующую, заведя в оном класс
наук университетских»3. Вместе с тем министр предлагал Демидову взять на
себя звание почетного попечителя основанного им учебного заведения, так
как, «кто мог предложить Отечеству таковые жертвы, тот может и устроить
предмет оных наилучшим образом»4.
Какое сильное и приятное впечатление произвели намерения Павла Григорьевича на государя видно из Высочайшего рескрипта, который последовал
на его имя по докладу министра от 4 апреля 1803 г.5 В нем Александр I извещал Демидова о принятии от него капитала для учреждения в Ярославле
высших наук училища. 8 апреля 1803 г. министр Завадовский особым письмом препроводил Павлу Григорьевичу рескрипт императора. Поскольку
предлагаемых Демидовым средств не хватало на устройство университета в
Ярославле, он предложил основать училище, в котором преподавались бы
118
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
науки, принадлежащие почти ко всем университетским факультетам и, составляя в совокупности преподавание энциклопедическое, но не университетское»6.
Письмо министра не удовлетворило Демидова, но, ободрённый Высочайшим рескриптом, он 29 апреля 1803 г. обратился на имя императора с
прошением, в котором благодарил монарха за доброжелательный отзыв о его
начинании и подтверждал свое намерение: «3 578 душ в Ярославской губернии за мной состоящие и самим мною приобретенные, и 300 000 денег есть
приношение, назначенное мною при жизни моей в пособие на заведение училищ»7. Далее Демидов просил, чтобы повелено было назначенную в Ярославле гимназию возвысить в такое училище, «которое бы имело одинаковую
степень с университетами, и все преимущества оного, заведя в нем класс наук
университетских»8. 6 июня 1803 г. на прошении Демидова император начертал: «Быть по сему», а Сенату дал указ привести в исполнение все распоряжения, самим благотворителем учиненные, в точной сообразности с его волею»9. Так свершилось Демидовым великое дело благотворения
современникам и далеким будущим поколениям!10 Всю свою жизнь Демидов
продолжал попечительствовать учрежденному на его средства училищу в
Ярославле, заботился о своем «детище», снабжая его всем необходимым. За
свою многостороннюю деятельность на благо российской науки и просвещения Павел Григорьевич Демидов был уважаем своими современниками и по
праву чтим потомками.
 Примечания
Покровский С.П. Демидовский лицей в г. Ярославле в его прошлом и настоящем.
Ярославль, 1914. С. 9.
2
Щеглов В.Г. Высшее учебное заведение в городе Ярославле имени Демидова. Ярославль, 1903. С. 9.
3
Егоров А.Д. Лицеи России. Кн. 3.Ч. 1. С. 12.
4
Покровский С.П. Демидовский лицей... С. 9.
5
Щеглов В.Г. Высшее учебное заведение... С. 9.
6
Шпилевский С.М. Столетие училища имени Демидова. Ярославль, 1903. С. 4.
7
Цит. по: Очерки истории высшей школы Ярославского края. Ярославль, 2003. С. 28.
8
Покровский С.П. Демидовский лицей… С. 11.
9
Там же. С. 12.
10
ГАЯО. Ф. 582. Оп. 1. Д. 136. Ч. 1. Л. 15.
1
М.В. Ахтямова
Когортный анализ прихода
Петропавловской церкви
М.В. Государева
119
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«при мануфактурах» города Ярославля
(на материалах когорты 1830 года)
На протяжении последних лет наблюдается значительный рост исследовательского интереса к историко-демографическим аспектам развития различных регионов Европы. Параллельно в нескольких университетских центрах нашей страны и зарубежья в связи с этим развернулось интенсивное
изучение материалов церковно-приходского учета населения. Так, в 1991 г.
началась реализация совместного нидерландско-российского проекта «Интегральная история на локальном уровне»1. Целью проекта является комплексное сравнительное изучение российской и голландской провинции в XIX в.2
Преподаватели и студенты нашего университета принимают участие в его
осуществлении.
Изучение демографического развития того или иного региона предполагает использование методики когортного анализа. Указанная методика предполагает выявление достаточно широкого круга источников и изучение их
для сбора сведений о каждом из 120 членов когорты, создание базы данных и
ее анализ.
Одним из объектов изучения в Ярославской губернии является приход
Петропавловской «при мануфактурах» церкви города Ярославля. Этот приход
был выбран для изучения не случайно: он многочислен, материалы его сохранились достаточно хорошо.
К настоящему времени практически завершена работа по созданию на
основе данных приходских книг когорты родившихся в 1830 году. В случае
отсутствия метрических книг - основного источника о родившихся, сочетавшихся браком и умерших, - помогает восполнить пробелы информация, извлекаемая из исповедных росписей.
Обратимся к характеристике данной когорты. Когорта по рождению
1830 г. несколько крупнее стандартной (152 члена против 120). В настоящее
время высокой остается доля тех людей, о которых нет сведений, кроме как о
рождении (40 человек). Это количество составляет 25% от общего числа родившихся. Скорее всего, большинство из них умерло в младенчестве, поскольку ряд метрических книг так и не удалось найти, а в исповедных росписях за более поздние годы информация о них отсутствует. Исследователями
было замечено, что характерными для XIX в. были и пропуски в записях священниками актов о рождении, когда они считали бесполезной регистрацию
рождения и крещения ребенка, который почти сразу умер3. Возможно, родители «потерянных» младенцев поменяли место жительства. Только о десяти
таких семьях из сорока мы располагаем сведениями: они продолжали оставаться прихожанами Петропавловской церкви при Ярославской Большой мануфактуре.
120
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Количество незаконнорожденных детей в когорте незначительно – всего
4 младенца. Это вполне объяснимо. Для русской провинции и, особенно, для
сельской местности в XIX в. были не характерны внебрачные рождения. Число подкидышей в когорте составляет 8 человек. Считается, что матери, которые подбрасывали своих детей, выбирали семьи с кормящими женщинами
или с женщинами, которые уже потеряли своего ребенка4. Часто это были дети со слабым здоровьем. Так, трое из восьми членов когорты не дожили до
одного года, трое умерли в возрасте от 1 до 5 лет.
Говоря о половом составе когорты, следует учитывать особенность, отмечаемую исследователями5. Количество женщин в изучаемом поколении
превосходит количество мужчин. Хотя мальчиков рождалось несколько
больше, чем девочек, уровень детской смертности первых был значительно
выше. По когорте 1830 г. уровень смертности мальчиков до 5 лет составил
38,5%, а девочек – 25,5%. Соответственно доля выживших девочек увеличилась. Многие исследователи, занимающиеся проблемами исторической демографии, отмечают, что для России в XIX в. вообще был характерен очень высокий уровень детской смертности. В изучаемой когорте за первые пять лет
жизни (исключая данные 1831 и 1835 гг.) умерло 49 человек, что составляет
32,2% от общего числа родившихся. Причем, подавляющая масса детей умерла в возрасте до одного года (45 человек из 49).
Итак, общая картина получается следующая: 103 младенца, из родившихся в 1830 г. предположительно выжили, о 63 из них есть расширенные
сведения. С этими членами когорты и проводится дальнейшая работа: прослеживается их судьба (вступление в брак, рождение детей, смерть).
Что касается брачности, то, в отличие от большинства стран Европы, для
России всегда были характерны ранняя и почти всеобщая брачность6. Действительно, все члены когорты, о которых имеются более или менее полные
сведения, обзавелись семьей. Самый ранний брак в когорте 1830 г. был заключен семнадцатилетней девушкой. Тем не менее, возможными считались
браки и в 16-летнем, и даже в 15-летнем возрасте. Возраст 18 – 25 лет явился
наиболее плодотворным на бракосочетания (32 брака). Зафиксирован единственный случай повторного брака. Причиной такого брака стала смерть первой
жены в результате родов. Уже через 3 месяца мужчина женился снова. Понятно, что необходимость ведения домашнего хозяйства и наличие детей от
первого брака стали причиной столь быстрой женитьбы.
Характерной особенностью русской провинции XIX в. было заключение
браков в определенные сезоны. Бракосочетания совершались наиболее часто
осенью и зимой7, что определялось, в главной степени, религиозными установлениями (система постов). Данные, полученные в результате изучения когорты, доказывают этот факт: в октябре-ноябре – 24 брака, в январе-феврале –
4 брака, летом - единственный брак (в июне).
В 67% семьях членов изучаемой когорты первый ребенок появился уже
через 1-2 года после свадьбы. Семьи рабочих были, в большинстве своем
М.В. Ахтямова
121
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
многодетными. Наши подсчеты позволяют судить о том, что в семье ярославского рабочего в XIX в. могло быть в среднем от 3 до 6 детей. Так, например,
в семье Ивана Филиппова Пищурина родилось всего восемь детей. Из них до
1880 г. дожило шесть. В семье Александра Сергеева Скворкина родилось десять детей, из которых до 1899 г. дожило лишь двое.
Отсутствие записи о факте смерти на значительном количестве карточек
не позволяет пока сделать окончательные выводы. Можно выделить лишь основные направления, в которых будет изучаться смертность. Это возраст,
причины и сезонность смертей.
В перспективе планируются поиск недостающих источников, компьютерная обработка собранных данных, сопоставление их с данными когорты 1810 г.
и подведение итогов проделанной работы.
 Примечания
Коой П., Шустрова И.Ю., Синицына Е.В. Совместный исследовательский проект
«Русская провинция XIX в.» // Высшее образование в России: история, проблемы, перспективы. Тез. докл. междунар. науч. конф. Ярославль, 1994. С. 126-127.
2
Шустрова И.Ю. Интегральная история на локальном уровне: методика, источники,
результаты // Горизонты локальной истории Восточной Европы в XIX – XX веках. Челябинск, 2003. С. 34-47.
3
Анри Л., Блюм А. Методика анализа в исторической демографии. М., 1997. С. 54.
4
Mizis Yu., Orlova V. Sources for cohort analysis. The case of Malye Pupki, Tambov region // Where the meet Dutch and Russian regional demographic development in a comparative
perspective 1800-1917 / Ed. by P. Kooij. Groningen; Wageningen, 1998. P. 127.
5
Sinitsina E. First results of cohort analysis in the Yaroslavl region // Ibid. P. 155.
6
Население России: Ежегодный демографический доклад. М., 1993. С. 17.
7
Sinitsina E. First results of cohort analysis in the Yaroslavl region // Ibid. P. 166.
1
Е.А. Залунаева
Питание городских рабочих России
в 70 – 80 гг. XIX в.
(на примере ярославских рабочих)
Как известно, одним из критериев благосостояния народа является уровень питания. Здесь учитывается не только количество потребляемых продуктов, но и их качество ассортимент, соотношение питательных веществ.
Эти показатели существенно отличались среди различных социальных слоёв.
Долгое время в литературе существовало мнение, что среди городского населения наибольшую нехватку в еде испытывали фабричные рабочие. В основном эта мысль прослеживается в исследованиях советских учёных1. Однако, в
настоящее время анализ ранее не привлекавшихся источников ставит под сомнение объективность и полноту освещения данной проблемы в научной ли122
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тературе 60-80 гг. XX в. В связи с этим становится актуальным изучение вопроса, касающегося уровня питания фабрично–заводских рабочих в пореформенные годы. Это было время активного формирования класса пролетариев и увеличения их доли в составе городского населения. Самым крупным
предприятием Ярославля в тот период была Ярославская Большая Мануфактура (далее ЯБМ). В 1898 г. здесь работало около 10 тысяч человек2. Большая
концентрация рабочих в районе мануфактуры, образование здесь целого фабричного посёлка со своей инфраструктурой, делают ЯБМ объектом для полноценного, многопланового изучения быта пролетариата.
Строгое и структурированное ведение документации администрацией
фабрики позволило выявить содержательные источники с данными о характере питания рабочих во второй половине XIX в. Прежде всего, имеется в виду ряд документов, отложившихся в 674 фонде «Ярославская Большая Мануфактура» Государственного архива Ярославской области. Это «Расчётнохарчевые книги фабрично – рабочих ЯБМ» за 1870 – 1880 гг. В описях фонда
первые документы под таким наименованием датируются началом 1870 гг.
Несомненно, появление «Расчётно-харчевых книг» в делопроизводстве ЯБМ
было связано с открытием при фабрике в 1860 г. лабаза. Харчевая лавка имела несколько отделений: хлебное, бакалейное, мясное, рыбное и т.д. Содержание «Расчётно-харчевых книг» во многом отражает ассортимент товаров в
лабазе. Состав источника фиксирует так же имя рабочего, сколько раз в месяц, в каком объёме и по какой цене приобретались продукты питания и товары повседневного спроса (керосин, мыло, вакса и т. п.) в лавке при ЯБМ3.
Возможно, подобная система учёта приобретаемых рабочими продуктов начала оформляться ещё в 60-е гг. XIX в. К настоящему времени нам не удалось
обнаружить материалов этого десятилетия. Тем не менее, наличие «Расчётнохарчевых книг» позволяет определить рацион питания ярославских текстильщиков в 70 – 80-е гг. XIX столетия.
Отметим, что нами был изучен характер питания рабочих за май месяц
1879 г. Это время, когда не было ограничений в пище животного происхождения в соответствии с православной традицией соблюдения постов. Источник позволило выявить наиболее полный ассортимент продуктов, доступных
рабочим. Объектом исследования стали рабочие, проживающие в казармах.
Как правило, они имели семьи. Средний состав такой семьи включал три –
четыре человека. Обычно это двое работающих членов и один или два ребёнка4. В настоящей статье приводятся данные о пищевом рационе, определение
которых производилось из расчёта на одного взрослого человека. Эти расчёты не являются абсолютно точными. Часть продуктов, приобретаемых рабочим, потреблялась его детьми. На основе «Расчётно-харчевых книг» был произведён анализ покупок, совершаемых в лабазе ЯБМ 600 рабочими со
средним заработком 4 – 8 рублей в месяц. Было установлено, что примерно
каждый из этих рабочих посещал лавку около 9 раз за месяц.
Е.А. Залунаева
123
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Итак, источник позволил определить, во-первых, ассортимент товаров,
во-вторых, установить средний вес приобретаемого рабочим того или иного
продукта. Для этого необходимо было подсчитать, сколько раз месяц рабочий
покупал, например, «судака свежего» и какой в среднем был вес каждой такой покупки. Вес в фунтах для наглядности мы переводим в килограммы:
1 фунт = 0,453 кг. В мае рабочие покупали около 5 фунтов «свежего судака» 3
раза. Чтобы определить, сколько это килограммов, необходимо 5х3х0,453 =
9,06. Общий вес делим на 600, то есть число исследуемых в плане посещения
лабаза в мае рабочих.
Для определения содержания питательных веществ в продуктах мы воспользовались расчётами Б.Н. Миронова5. Это позволило определить соотношение питательных веществ в рационе рабочих ЯБМ. Например, по данным
исследователя, в 657 г крупы содержится 69,4 г белков. Нам известно, что на
одного рабочего в месяц приходится 3 кг 78 г крупы. Для подсчёта белков в
этом количестве продукта необходимо 3780х69,4; полученную сумму разделить на 657. В итоге мы определили, что в 3,78 кг крупы содержится 0,34 г
белков. Содержание жиров и углеводов было подсчитано по той же формуле.
Выявление чистого веса продуктов, разложение их на белки, жиры и углеводы позволило оценить калорийность питания. За основу были взяты данные о калорийности продуктов питания в работе Б.Н. Миронова. Зная, что
644 г хлеба содержат 2120 ккал, 17,9 кг хлеба, съедаемого в среднем одним
рабочим ЯБМ за один месяц, умножим на 2120, полученную цифру разделим
на 644. Искомое число – 58925 ккал.
Таким образом, были определены состав и калорийность питания рабочих мануфактуры в мае 1879 г. результаты данных подсчётов сведены в таблицу 1.
Таблица 1
Состав и калорийность питания рабочих ЯБМ в мае 1879 г.
(в расчёте на одного человека)
Продукты
1. Мука
(первач∗, гречневая, ржаная)
2. Хлеб
(ржаной, ситный**, белый)
3. Крупы
(греча, овёс, манная)
4. Рыба:
Сельдь солёная
Сельдь свежая
Судак вяленый
Судак малосольный
Судак свежий
124
Содержание питательных
веществ, кг.
Белки
Жиры
Углеводы
Всего
(Ккал/
мес.)
18, 5
1,954
0, 363
12, 136
60962
17,9
1,893
0,35
11,749
58925
3, 78
0, 34
0,073
2, 452
12318
0, 17
0,135
0,225
0,133
0,015
0,27
0,021
0,024
0,021
0,024
0, 019
0,015
0,016
0,014
0,016
0, 005
0,004
0,007
0,004
0,005
305
242
404
239
269
Потребление
(кг/мес.)
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Севрюга свежая
Снятки свежие
Лещ свежий
Белуга
Икра красная
5. Мясо:
Говядина свежая
Говядина солёная
Баранина
Свинина
Солонина черкасская***
Солонина русская
Колбаса варёная
Колбаса копчёная
6. Грибы:
Чёрные****
Маслята
7. Овощи:
Картофель
Хрен
Капуста квашеная
Лук репчатый
8. Напитки:
Чай
Цикорий
Квас
Толокно*****
9. Масло:
Постное
Льняное
Коровье
10. Сахар
11. Соль
12. Мёд
13. Чернослив
14. Семя подсолнечника
15. Изюм
16. Лавровый лист
17. Перец молотый
18. Солод******
Итого:
0,23
0,03
0,025
0,02
0,019
0.037
0,005
0,004
0,003
0,006
0,025
0,003
0,003
0,002
0,002
0,007
0,001
0,001
0,001
-
413
54
45
36
44
0.022
0,006
0,004
0,006
0,177
0,005
0,003
0,003
0,004
0,001
0,001
0,001
0,034
0,001
0,001
0,001
0,001
0,001
0,001
0,001
0,009
0,001
0,001
0,001
0,002
0,001
0,001
0,001
0,002
0,001
0,001
0,001
30
8
5
8
238
7
4
24
0,02
0,045
0,001
0,001
0,001
0,001
0,001
0,01
4
9
2,5
0,016
0,274
0,1
0,049
0,001
0,003
0,001
0,003
0,0002
0,517
0,0001
0,027
0,01
2343
3
131
48
0,255
0,008
0,16
0,077
0,051
0.001
0,001
0,007
0,013
0,001
0,004
0,01
0,001
0,008
0,045
28
16
31
230
0,027
0,77
0,03
0,343
0,122
0,009
0,006
0,003
0,009
0,005
0,003
0,024
46,959
0,002
0,003
0,002
4,789
0,027
0,77
0,025
0,001
0,003
0,002
0,001
1, 7772
0,33
0,007
0,001
0,002
0,001
27,3521
251
716
237
1352
30
3
28
9
79
141126
Как следует из таблицы, в среднем на одного человека в месяц приходилось около 50 кг различных продуктов. Рабочий со средним заработком получал примерно 141126 ккал в месяц или 4704 ккал в день. Выясним, насколько
это соответствовало физиологической норме. Суточная потребность взрослого мужчины в возрасте 16 – 18 лет весом около 70 кг, работающего 10 –
Е.А. Залунаева
125
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
12 часов в день, равна при умеренном труде 2450 – 2800 ккал, при тяжёлом –
4000 – 4500 ккал. Однако в 1870 – 1880 гг. нормальный трудовой день у
большинства населения продолжался дольше и был связан с физической работой. Например, у фабричных рабочих он составлял около 9 – 14 часов6. Основываясь на этих данных, примем за норму 12-часовой рабочий день при
тяжёлом труде. Тогда суточная потребность взрослого мужчины составит
примерно 4250 ккал. Таким образом, рабочие ЯБМ получали необходимую
для активного труда энергию.
Принимая во внимание большое количество продуктов, перечисленных в
таблице, можно предположить, что пища фабричных была очень разнообразной. В действительности основное ядро пищевого рациона рабочего состояло
из весьма ограниченного количества наименований, встречающихся в пище
ежедневно. Остальные же продукты, приведённые в таблице, присутствовали
в рационе рабочих реже. В основном рабочие потребляли хлеб, крупы, капусту, картофель и рыбу. В связи с этим встаёт вопрос о качестве пищи, одним из
показателей которого является соотношение продуктов растительного происхождения. Нормальным соотношение считалось в том случае, если соблюдалась пропорция 75:25 или 80:207. Таблица 2 демонстрирует, насколько питание рабочих ЯБМ соответствовало норме.
Таблица 2
Соотношение продуктов растительного
и животного происхождения
Происхождение
На ЯБМ
(кг)
На ЯБМ
(%)
Продукты растительного происхождения
Продукты животного происхождения
44,834
95
Норма для рабочих-текстильщиков
(%)
80
2,003
5
20
Как видим, продуктов животного происхождения потреблялось в 4 раза
меньше, установленной диетологами нормы. По данным исследователей, такое несоответствие в потреблении продуктов растительного и животного
происхождения было характерно и для рабочих, проживающих в соседних с
Ярославской губерниях. Так, соотношение продуктов в пищевом рационе
ткача Прохоровской Трёхгорной мануфактуры в 1881 г. соответствовало пропорции 93,9:6,1; доля продуктов животного происхождения в пище текстильщиков Костромской губернии в 1881 – 1885 гг. составляла 6 – 8%8.
Немаловажную роль для поддержания жизни и работоспособности человека играло сбалансированное содержание в пище белков, жиров и углеводов.
По гигиеническим нормам ежедневный состав питательных веществ в пищевом рационе рабочего при умеренной и тяжёлоё работе составляет следующие показатели: белков 118 г, жиров 56 г, углеводов 500 г9. Сравним эти
126
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
цифры с содержанием питательных веществ в продуктах рабочих ЯБМ: белков 159 г, жиров 59 г, углеводов 912 г. На первый взгляд кажется, что эти показатели даже превышают установленный минимум. Однако не всё количество питательных начал, находящихся в пище, усваивается организмом. В этом
отношении существует значительная разница между пищевыми продуктами
животного происхождения и растительной пищей. Например, белок, содержащийся в мясе, усваивается на 97%, растительный же белок усваивается
лишь на 70%. В среднем, если в рационе присутствуют продукты, как животного, так и растительного происхождения, белков не усваивается около 25%,
такой показатель по жирам равен 5%, по углеводам 10%. Поэтому из 159 г.
белков в пище рабочих ЯБМ усваивается лишь 119,25, из 43 г. жиров –
40,85 г, из 912 г. углеводов – 820,8 г. Для наглядности поместим полученные
цифры в таблицу 3.
Таблица 3
Нормативный состав питательных веществ
в рационе рабочих
Наименование
питательных
веществ
белки
жиры
углеводы
Содержание питательных
веществ в дневном рационе рабочих ЯБМ (в
граммах)
159
59
912
Количество усвоенных питательных
веществ
(в граммах)
119,25
40,85
820,8
Идеальное соотношение усвоенных
питательных веществ
118
56
500
Таким образом, в пище рабочих ЯБМ наиболее соответствовало норме
содержание белков и жиров, содержание углеводов было значительно выше,
что объясняется большим потреблением углеводосодержащих продуктов.
Во многом отклонение от норм в питании зависело от покупательской
способности рабочего, уровня его достатка. Дешевле и быстрее можно было
утолить голод высококалорийным пшеном и хлебом, стоимость которых не
превышала 6-7 копеек за фунт. Вносили разнообразие в питание рабочих такие продукты, как рыба, грибы, квас, чай, сахар, иногда сухофрукты. Реже
рабочий мог себе позволить мясо – солонину или колбасу. Стоили эти продукты значительно дороже: от 15-20 копеек за фунт10. Тем не менее не только
дороговизна повлияла на складывание меню рабочего. Немаловажную роль
играла традиция, культура питания. Большинству рабочих, выходцев из деревни, была привычна пища, состоящая из щей, квашеной капусты, всевозможных каш, рыбы, хлеба и картофеля. В городе их вкусовые предпочтения
практически не изменились. В целом, такая пища обеспечивала рабочих необходимой для жизнедеятельности энергией. Однако неполноценность её заключалась в непропорциональном распределение питательных веществ и
большом преобладании растительной пищи над пищей животного происхождения.
Е.А. Залунаева
127
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
 Примечания
Этнографическое изучение быта рабочих. По материалам отдельных промышленных районов СССР / Отв. ред. В.Ю. Крупянская. М.: Наука, 1968. 207 с., Будина О.Р. Вопр о сы быта и культуры русских рабочих на страницах большевистской печати (по материалам газеты «Правда» за 1912-1914 гг.) // Этнографическое изучение быта рабочих. М.:
Наука, 1968. 207 с., Гаврилов А.В. Рабочие Урала в период домонополистического капитализма. 1861 – 1900 гг. М.: Наука, 1985. 302 с. и т.п.
2
Ярославль: История города в документах и материалах от первых упоминаний до
1917 г. / Под ред. д-ра ист. наук, проф. А.М. Пономарёва. Ярославль: Верх.-Волж. кн. издво, 1990. 432 с.
3
Государственный Архив Ярославской области (далее ГАЯО). Ф. 674. Оп. 1. Д. 776.,
Д. 772., Д. 778., Д. 775., Д. 733.
4
Там же. Д. 4040. Л. 2-10.
5
Миронов Б.Н. «Сыт конь – богатырь, голоден – сирота»: питание, здоровье и рост
населения России второй половины XIX – начала XX века // Отечественная история. 2002.
№ 2. С. 30-42.
6
Там же. С. 32.
7
Кирьянов Ю.И. Жизненный уровень рабочих России. М.: Наука, 1979. С. 190.
8
Там же.
9
Эрисман Ф.Ф. Избранные произведения. В 3 т. Т. 1. М.: МедИз, 1959. С. 335.
10
ГАЯО. Ф. 674. Оп. 1. Д. 931. 38 л. Л. 4.
* Первач – лучшая, отсеянная от первого перемолу мука; остаток идёт во второй перемол, и это другач.
** Ситный – хлеб, выпеченный из муки, просеянной сквозь сито.
*** Солонина – засоленная впрок говядина. Основной вид столового мяса у незажиточных слоёв населения.
****Чёрные грибы – подберёзовики и боровики.
*****Толокно – от гл., «толочь». Русское и белорусское наименование муки (чаще
овсяной), получаемой толчением, а не размалыванием. Употреблялось как напиток, разбавленное водой или квасом.
******Солод – продукт, получаемый из ростков чуть проращенного зерна ячменя
или ржи. Непременный компонент при производстве пива и кваса.
1
Т.А. Смирнова
Литературные взгляды А.А. Ухтомского
Алексей Алексеевич Ухтомский родился 13 июня 1875 г. в местечке Вослома Рыбинского уезда Ярославской губернии. Человек знатного рода, князь
рюриковских кровей он обрел истинное величие на поприще служения науке
– академик, выдающийся физиолог, богослов и философ. Его идеи о поведении и существовании человека в мире природы противоречили социальным и
моральным догмам советской эпохи, но остаются невостребованными в
должной мере и сегодня.
«В духовной жизни много поразительно непонятных переходов душевного состояния, неуловимых для рефлектирующего разума, но лишь понят128
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ных для поэтического духа, вообще превосходящих «всякое воображение»1.
Для Ухтомского физиология высшей нервной деятельности — это материальный фундамент духовного мира, а неуловимые душевные переходы и закономерности в мышлении и поведении людей он пытается уловить при помощи искусства.
Анализ библиографии дает возможность проследить как развивался интерес к трудам Ухтомского. Его работы по физиологии в 6-ти томах издавались в 1945 – 1962 гг. Гуманитарное же наследие не затрагивалось, не изучалось до 90-х гг. В 1991 г. открылся мемориальный дом-музей
А.А. Ухтомского в г. Рыбинске. С этим событием связаны многочисленные
отклики в газетах и журналах. Много статей было опубликовано в 1995 –
2000 гг. к юбилею ученого. Наиболее значимы три следующих издания: Ухтомский А.А. Интуиция совести…; Ухтомский А.А. Заслуженный собеседник…; Ухтомский А.А. Доминанта души….
О литературных пристрастиях Ухтомского пишут: Л.В. Соколова в книге
«Ухтомский А.А.», Иванова О.В. «Академик о поэте», Г. Цурикова,
И. Кузьмичев «Странная профессия – писательство», Н.Н. Бикташева «Ухтомский и земляки».
Листая книги, которые держал в руках А.А. Ухтомский, не перестаешь
удивляться каким внимательным, вдумчивым и критичным он был читателем.
Его пытливый ум анализировал каждое слово, каждую мысль. Каждое прочтение книги – это диалог с автором. Иногда замечания и пометки Ухтомского-читателя интереснее идей автора.
Четыре тома из собрания сочинений Салтыкова-Щедрина полностью исписаны пометками А.А. Ухтомского на самые разные темы: история, философия, даже физиология. «И Тургенев, и Гончаров, и Толстой, и Достоевский
– все это продолжатели Пушкино - Гоголевских традиций. Каждый из этих
писателей развил в особенности определенную черту из той манеры восприятия жизни, которая была дана Пушкиным и Гоголем. Но ни один из них не
тронул из наследия этих отцов предания «Ревизора» и «Мертвых душ» - было
делом Салтыкова-Щедрина. Но в этой специализации и односторонности
Салтыкову чужд и непонятен дух того же Гоголя, развившийся в «Переписке
с друзьями». И оттого Салтыков отдался духу Фарисея, так и не докопался до
духа мытаря! Он остался типическим пророком российской интеллигенции,
как ни велик был его талант и как не приоткрывал он ему перспективы за
пределы фарисейского суждения жизни. Оттого у него так испакощено, до
конца не понято церковное мировоззрение, и за одно это российская интеллигенция почитает его «своим» более чем кого-либо. Рефрактерность, невосприимчивость к христианству, вот важнейшие последствия фарисейского духа!»2
В шуточных рассказах Салтыкова-Щедрина Ухтомский нашел примеры,
оценки важных исторических событий. Через произведения сатирика Алексей
Алексеевич дает определения актуальным и новым для того времени словам:
Т.А. Смирнова
129
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«Рассуждения «государственного социализма»3, «типы СССР»4, «Так называемая революция»5.
Алексей Алексеевич никогда не рассуждал с одной позиции. В его трудах синтез многих наук: говоря о физиологии, он не может не обратиться к
литературе, истории. Для примера вновь обратимся к тому из собрания сочинений Салтыкова-Щедрина. На первом форзаце Ухтомский пишет: «Какой
рефлекс будет доминантным? Сказать, что «более сильный» - значит впадать
в механический схематизм. Сказать, что «более важный по биологическому
значению» - значит впадать в биологический схематизм. Всякий раз дело надо решать прямым наблюдением. В последовательном ходе возбуждения ведь
может случиться, что его более слабый по физической величине раздражитель, но действующий определенным размахом, может решить дело в свою
пользу. А история развития и культуры направлена на то, чтобы первоначально слабые и еще не успевшие укорениться рефлексы могли получить
преобладание посреди мощных конкурентов, сделать первоначально слабое –
сильнее постоянных конкурентов»6
В этом высказывании доминанта раскрывается, с одной стороны, как явление физиологическое, с другой, как явление культурное. Автор отказывается делить мир на черное и белое. Каждая ситуация, каждый процесс, и исторический в том числе, индивидуальны. В современной литературе много
говорят о роли сильной личности в историческом процессе. У каждого исследователя собственная позиция, свой взгляд на этот вопрос. Какова роль случая? Вот еще один вопрос, который поднимает ученый. Над ним давно задумываются философы. С развитием генетики роль случая стали изучать в
биологии: «ведь может случиться, что более слабый раздражитель … может
решить дело в свою пользу».
Еще одна книга из библиотеки А. Ухтомского имеет совсем иной характер: Гаральд Гефдинг «Современная философия». Интересна она тем, что
творческое наследие крупных философов рассматривается как наследие литературное « … Здесь полнота, поднимающаяся изнутри, из внутреннего мира
души, влечет мышление к его границам. В связи с этим находится тот факт,
что изложение их стоит по своему характеру на границе между философией и
поэзией»,7 – подчеркивает Алексей Алексеевич красными чернилами.
«В искусстве мы ищем именно более богатой и полной жизни, чем можем найти в обыденной жизни; искусство есть расширение жизни, и нельзя
не пожалеть, что для постижения этого мы должны обратиться к образам и к
игре»8
У Гефдинга много рассуждений о добре и зле, счастье и несчастье. Красным цветом выделено: «счастливые утверждают, несчастные отрицают»9, а
рядом запись Алексея Алексеевича: «и, притом, презрение есть всегда отрицание».
«Модель поведения, какую он в себе воплощал, не универсальна, и у каждого, кто попробует примерить ее на себя, неизбежно найдутся к нему по130
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нятные претензии. Для канонически верующего православного Ухтомский –
скорее всего вольнодумец. Для университетского коллеги-профессора – смелый парадоксалист, поставивший на себе небезопасный эксперимент одновременного служения и естественной науке, и Богу. А для всех, кто попросту
способен задумываться над вечными проблемами жизни и смерти, над местом
и ролью человека в природе, кто размышляет над уроками отечественной и
мировой истории, над психологией народных бунтов, Ухтомский останется
мощной фигурой праведника и мыслителя, с его колоссальной духовной
энергией, душевной щедростью и жизнестойкостью…»10
 Примечания
Меркулов В.Л. О влиянии Ф. М. Достоевского па творческие искания А.А. Ухтомского // Художественное и научное творчество. Л., 1972. С. 170.
2
Салтыков-Щедрин М.Е. Полное собрание сочинений. Т. 7-8 – 5-е изд. СПб, 1906.
(Фонд Рыбинского государственного историко-архитектурного и художественного музея –
заповедника, в дальнейшем – РБМ). РБМ 18503. Заметка приводится на форзаце книги.
Ранее не публиковалось.
3
Там же. С.120.
4
Там же. С. 145.
5
Там же. С. 60.
6
Там же. Заметка приводится на форзаце книги. Ранее не публиковалось.
7
Гефдинг Г. Современная философия / Пер. с нем. А.П.Поливановой, под. ред.
Д.В.Викторова. М., 1904. С. 170. РБМ 5345.
8
Там же. С. 178.
9
Там же. С. 218.
10
Кузьмичев И. А.А. Ухтомский и В.А. Платонова. Эпистолярная хроника. СПб,
2000. С. 17.
1
Л.А. Минькина
Из истории возникновения губернских
ученых архивных комиссий (на примере ЯГУАК)
Возникновение ученых архивных комиссий в России связано с комплексом экономических, политических, социальных и культурных процессов,
происходивших в стране в 60 – 80 гг. XIX в. Достижения науки особенно сказались в стремительном развитии вспомогательных исторических дисциплин,
которое было вызвано обнародованием крупных корпусов ценнейших источников, нуждавшихся в обработке и анализе. Русская историческая мысль,
опиравшаяся на традиционные источники центральных архивов, остро нуждалась в новых документах, во введении в научный оборот мощного потенциала местных архивов. С другой стороны происходят изменения в общественной жизни русской провинции, где идет процесс формирования светской и
духовной интеллигенции. К середине 80-х гг. XIX в. в Ярославской губернии
Л.А. Минькина
131
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сложилась благоприятная ситуация для создания ученой комиссии (ЯГУАК).
В Ярославле уже имелось крупное учебное заведение (Демидовский юридический лицей) и существовала группа любителей древности и знатоков местной истории. Нужно упомянуть такие имена, как И.А. Вахрамеев, А.А. Титов,
Л.Н. Трефолев, В.И. Лествицин, Е.И. Якушкин, С.М. Шпилевский и др.1
Возросший интерес к историческому факту и к историческому источнику заставил взглянуть пристально на состояние разнообразных памятников и
документов. В столичных, и тем более в местных архивах наблюдалось запустение и пренебрежительное отношение к документам и памятникам.
Необходимость специальной подготовки архивистов с годами ощущалась все острее. Уже с середины XIXв. были предприняты отдельные попытки создания архивных курсов. Со всей серьезностью этот вопрос был поставлен в 1865 г. Н.В. Калачовым, заведующим Московским архивом юстиции2.
Он прочитал доклад о состоянии архивного дела в России и важности преобразования состава архивов, особенно провинциальных. Ощущалась острая
необходимость в проведении реформы, хотя правительство не считало нужным финансировать работу в этом направлении. Позднее, потеряв надежду на
проведение архивной реформы и организацию исторических архивов в губернских центрах, Н.В. Калачов предложил в качестве временной меры образовать сперва исторические общества – ГУАКи. Он стремился привлечь местных любителей старины к работе под началом специалистов архивного
дела3.
13 апреля 1884 г. Александр III по предложению Комитета министров «
высочайше соизволил на учреждение в виде опыта в губерниях: Тверской,
Тамбовской, Казанской и Орловской – губернских ученых архивных комиссий и исторических архивов на предложенных министром внутренних дел
основаниях, предоставив ему в случае надобности и имеющихся средств, разрешить открытие подобных же учреждений и в других губерниях»4. В 1885 г.
Н.В. Калачов умер, но сеть ГУАК продолжала развиваться, что свидетельствовало о правильности выбранного пути.
Комиссии были неоднородны по обеспечению денежными средствами,
неодинаковы по основной выбранной ими тематике. Но в одном они были
родственны - в желании построить на действительно научной основе изучение местной истории и памятников старины, охранить памятники от дальнейшего истребления, пробудить в окружающих интерес и уважение к отечественной истории.
Комиссии создавались по взаимному соглашению директора Археологического института в Санкт-Петербурге и местных губернаторов, которые становились непременными их попечителями. Другими словами, ГУАКи находились в двойном подчинении: Археологического института и Министерства
Внутренних дел.
132
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В силу финансовых и организационных трудностей Ярославская ученая
архивная комиссия (ЯГУАК) была создана лишь в 1889 г. Ее первое заседание состоялось 15 ноября.
В число обязанностей ЯГУАК, как и других комиссий входило:
- разбор предназначенных к уничтожению дел и документов в губернских и уездных архивах правительственных, сословных, общественных учреждений всех ведомств и выделение из них тех дел и бумаг, которые по представляемому ими интересу в научном отношении подлежат передаче для
хранения в исторические архивы;
- составление описей, указателей, перечней, каталогов для этих дел;
- приведение их в состояние, доступное для ученых занятий;
- составление по этим документам статей, главным образом по местной
истории;
- предоставление в библиотеку комиссии своих печатных трудов, доставление трудов для изданий комиссии, сведений о своих личных занятиях,
особенно по местной истории5;
- регистрация, описание, охранение и исследование всякого рода памятников местной старины и образование местных историко- археологических
музеев и библиотек;
- организация по мере надобности научных экскурсий для осмотра и
изучения памятников местной старины и исторических местностей, историкоархеологических съездов и выставок6.
В развитие «Положения о ГУАК» 1884 г. комиссией был разработан
«Краткий перечень прав и обязанностей членов ЯГУАК»7. Среди прочего
члены комиссии пользовались правом «участия и голоса в собраниях Ярославской комиссии», правом «посещения архивов присутственных мест разных ведомств губернии и занятий в них», правом «пользования содействия
комиссии в исследовании вещественных и других памятников старины».
На членов ЯГУАК возлагались обязанности «представительства перед
учреждениями и лицами», отстаивания интересов Ярославской комиссии, популяризации ее задач; приема и посильного выполнения поручений комиссии; внесения посильных членских вносов и единовременных пожертвований
книгами, картинами, фотографиями, картами.
Организационная структура ЯГУАК была разработана на первом заседании 15 ноября 1889 г. Первым председателем стал директор Демидовского
лицея С.М. Шпилевский. Были также избраны правитель дел, казначей. Чуть
позже на должность архивариуса приняли И.А. Тихомирова. Члены комиссии
делились на почетных (иерархи, государственные деятели, видные историки
и представители научных обществ), действительных (известные ученые и
краеведы – Барщевский, Василевский, Городцев, Корсунский и др. - и членовсотрудников (те, кто не имел возможности платить членские взносы, но оказывал посильное содействие ЯГУАК).
Л.А. Минькина
133
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Бюджет комиссии складывался из ассигнований земских и городских
управ, уездных земских управ, членских взносов, поступлений от продажи
изданий и мелких «случайных» поступлений.
Комиссии, в том числе и Ярославская, проделали огромную работу по
разбору местных архивов, они организовывали библиотеки, музеи, архивы,
привлекали к архивной работе местную интеллигенцию; доставлять книги в
библиотеки и экспонаты в музеи призвано было местное общество. По свидетельству деятелей комиссии «общество не замедлило откликнуться на этот
призыв», и музеи стали быстро пополняться рукописями, мемуарами, писцовыми книгами, старинной утварью монетами, оружием и т.п. Благодаря деятельности краеведов было спасено большое количество памятников старины.
И хотя фактически возникновение комиссий явилось результатом неудачной попытки добиться в России проведения общей архивной реформы,
опыт по созданию архивной службы и сохранению исторического достояния
российских провинций оказался весьма успешным. Этому способствовал и
подъем в общественном сознании, активность и инициатива многочисленных
деятелей провинциальной исторической мысли, объединенных в ГУАКах.
Плодотворная деятельность архивных комиссий оставила яркий след в истории науки.
 Примечания
Государственный архив Ярославской области (ГАЯО). Ф. 582. Оп. 1. Л. 3.
Зубова Н.Л. Архивно-просветительские организации в России в конце XIX – начале
XX вв. // Вестник МГУ 1990. №. 2. Сер. 8. С. 63.
3
Самошенко В.Н. История архивного дела в дореволюционной России. М., 1989. С.
110.
4
ГАЯО. Ф. 582. Оп. 1. Д. 1. Л. 9.
5
ГАЯО. Ф. 582. Оп. 1. Л. 5.
6
Из проекта Положения о губернских ученых архивных комиссиях // Сохранение
памятников церковной старины в России XVIII – начала XX вв.: Сборник документов. М.,
1997. С. 227.
7
Труды ЯГУАК. Кн. 3. Вып. 1. 1900. С. 27-28.
1
2
Н.В. Дремков
Городская и уездная полиция
Ярославской губернии в конце XIX – начале XX вв.
На рубеже столетий Ярославская губерния насчитывала 1 671 355 человек населения, из которых 146 310 проживали в городах и считалась “наименьшей” по классификации Центрального статистического комитета МВД,
занимая 45 место по численности среди 50 губерний Европейской России1.
134
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В 1897 г. в Ярославле проживало 71 616 человек, в Ярославском уезде –
208 031. В остальных уездах и городах губернии плотность населения была
невысокой. Для сравнения, во всем Романово – Борисоглебском уезде было
всего 75 268 жителей, а в самом Романово – Борисоглебе соответственно
6 6822.
Лиц, состоявших на службе в органах администрации, суда и полиции, в
уездах губернии (без учета городов) насчитывалось 386 (мужчин), наибольшее количество служителей было в Рыбинском уезде – 234 человека и в Ярославском – 65 человек3.
Интересны сведения об возрастных категориях государственных служащих. Так, по Ярославской губернии, на должностях в органах администрации,
суда и полиции числилось 5 мужчин в возрасте 15 - 16 лет, 36 мужчин в возрасте 17 – 19 лет, 1 230 мужчин и 2 женщины в возрасте 20 – 39 лет, 629 мужчин и одна женщина в возрасте 40 – 59 лет, 125 мужчин и одна женщина в
возрасте 60 лет и более и 3 мужчины “неизвестных лет”4.
Финансирование органов местной полиции оставалось достаточно стабильным, составляя к концу XIX в. примерно 7-8% в структуре городских и
уездных расходов. Например, в Ярославле на содержание городской полиции в
1870 г. выделялось 14 917 рублей (20% расходов городского бюджета), в
1880 г. соответственно – 17 242 рубля (9,1%), в 1885 г. – 17 069 рублей (6,8%),
в 1890 г. – 19 738 рублей (8,4%) и в 1898 г. – 29 032 рубля (8,1%)5.
Аналогичную тенденцию отражают сведения о расходах на содержание
городской полиции Рыбинска: 1870 г. – 4 293 рубля (6,1%), 1880 – 5 892 рубля
(2,9%), 1885 год – 8 073 рубля (4,4%), 1890 год – 14 060 рублей (5,9%), 1898
год – 16 635 рублей (7,4%)6.
Распределение выделенных средств, приоритеты расходов хорошо видны на следующем примере. В 1900 г. в Рыбинске было израсходовано на содержание городской полиции 13 664 рубля, в том числе на жалованье личному составу полиции – 7 798 рублей, на квартирные деньги полицейским
чинам – 1 043 рубля, на снабжение чинов полиции “провиантом, амуницией и
вооружением” – 1 241 рубль, на содержания помещения для городского полицейского аппарата – 812 рублей7. При этом необходимо учесть, что общее
число только низших полицейских служителей составляло в Рыбинске на тот
момент всего 40 человек8.
Чтобы выяснить, как менялся размер содержания чинов городской и
уездной полиции с течением времени, можно воспользоваться данными о
штатном жалованьи полицейских Ярославской губернии начала XX в. По
данным на 1910 г., ярославский полицмейстер (в то время – коллежский советник Волков) имел годовое жалованье в размере 2 600 рублей, его помощник (надворный советник Л.Н. Ширшин) получал 1 600 рублей, рыбинский
полицмейстер (коллежский асессор И.И. Кожеловский) – 2 000 рублей, в то
время как уездные исправники получали годовое жалованье в размере 2 715
рублей, а их помощники – 1 500 рублей9.
Н.В. Дремков
135
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Полицейский пристав городской полиции Ярославля, губернский секретарь Крылов, получал годовое жалованье в размере 388 рублей, с добавлением
388 рублей “столовых” и 300 “канцелярских”10. Его коллега, полицейский пристав городской Ярославской полиции коллежский советник С.Ф. Шарыгин
имел годовой оклад 840 рублей11.
Городовые являлись низшими чинами в иерархической лестнице городской полиции, подчинялись они полицейским и околоточным надзирателям,
набирались из числа отставных солдат и унтер – офицеров и впоследствии
служили по вольному найму за счет города, неся наружную охрану на постах.
В конце XIX – начале XX вв. обычный городовой получал в год всего 150
рублей, а также нередко определенную сумму на приобретение обмундирования, шашки и револьвера12. Этих сумм не хватало даже на то, чтобы достойно
нести службу, не говоря уже о содержании семьи.
Вопрос о кадровом составе городской и уездной полиции Ярославской
губернии, степени образованности и обученности, подготовки полицейских
чинов всегда являлся одним из важнейших. Вообще в российской городской и
уездной полиции существовала особая система взаимоотношений лиц с одним и тем же чином – старшинство в чинах. Старшим по ней считался тот,
кто был раньше произведен в чин и имел первенствующее право на более высокую должность. В качестве награды при присвоении чина старшинство
могло устанавливаться с другой, более ранней даты. Подобная система нередко приводила к трениям между начальствующим составом, вплоть до отказа выполнять приказания старшего по должности, но младшего по производству в чин.
Охрана общественной безопасности была бы, впрочем, невозможна без
отлаженного аппарата управления, поэтому стоит отметить, что при всех недостатках полицейской системы, к государственным служащим предъявлялись особые требования. В соответствии с установленным порядком “учреждение, к коему обращается лицо с просьбой о предоставлении должности”,
должно было собирать о нем “у административных властей конфиденциальным путем сведения”, служившие основанием “к разрешению просьбы его в
положительном или отрицательном смысле”13. Подчеркивалась также и недопустимость разглашения источника неблагоприятной для просителя информации. Вопрос о лояльности государственных служащих оставался актуальным на протяжении многих лет.
Таким образом, в качестве вывода можно отметить неоднородность состава чинов ярославской городской и уездной полиции, как низших, так и
высших, а также различную степень их обученности и образованности. Тем
не менее, в конце XIX – начале XX вв. большая часть личного состава вполне
соответствовала требованиям приема на службу.
Несмотря на недостаточное финансирование нижних чинов, случаи взяток не носили поголовного характера, а с установленными целями и задачами
полицейские служители городской и уездной полиции справлялись довольно
136
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
успешно, о чем свидетельствует и низкая динамика роста преступлений в губернии в указанный период и поощрительные отзывы начальства о службе
полицейских, и наградные списки. Наряду с этим, негативные проявления халатность, недобросовестность, взяточничество также имели некоторое распространение среди личного состава, особенно, нижних чинов. Но, в целом,
ситуация в кадрах местной полиции была скорее удовлетворительной.
 Примечания
Первая Всеобщая перепись населения Российской Империи, 1897 год. Издание центрального статистического комитета Министерства Внутренних Дел / Под. ред. Н.А. Троицкого. 1904. С. 1.
2
Там же. С. 8.
3
Там же. С. 138.
4
Там же. 138.
5
Статистический сборник по Ярославской губернии. Вып. 8: Историкостатистические таблицы по Ярославской губернии за 1862-1898 гг. Ярославль, 1901. С. 25.
6
Статистический сборник по Ярославской губернии. Вып. 8: Историкостатистические таблицы по Ярославской губернии за 1862 – 1898 гг. Ярославль, 1901. С.
27.
7
Старый Рыбинск: История города в описаниях современников XIX – XX вв. Рыбинск, 1993. C. 233 - 234.
8
Там же. С. 233.
9
Справочная книга Ярославской губернии на 1910 год. Ярославль, 1910. C. 7, 53, 62,
72, 80, 90, 98, 107, 117, 147.
10
ГАЯО. Ф. 288. Оп. 1. Д. 992. Л. 35-36
11
Там же. Д. 995. Л. 52.
12
Служить Отечеству честь имею: Сборник документов по истории органов внутренних дел Ярославского края в конце XVIII – начале XXI вв. / Сост.: А.М. Селиванов,
Н.П. Рязанцев, Ю.Г. Салова и др.; Под ред. д-ра ист. наук А.М. Селиванова: Ярославль,
2002. С. 149
13
Cм.: ГАЯО. Ф. 906. Оп. 4. Д. 246. Л. 24.
1
К.А. Степанов
Из истории здравоохранения
Ростовского уезда в начале ХХ века:
строительство больницы в с. Ильинском
До постройки больницы в с. Ильинском здесь находился фельдшерский
пункт, в котором больных принимали: земский врач Семен Яковлевич Гоффеншефер, фельдшер Дмитрий Ефремович Елистратов и акушерка Ольга Васильевна Борисоглебская. Кроме фельдшерского пункта в селе имелась небольшая «больничка», размещавшаяся в наемном помещении. За это
помещение Ростовская уездная земская управа уплачивала 100 руб. в год1.
Теснота, отсутствие санитарии в неприспособленном помещении, большое
К.А. Степанов
137
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
количество больных, затрудняли нормальную работу медицинского персонала. В связи с этими обстоятельствами земская управа совместно с Ильинским
волостным правлением принимают решение о строительстве земской стационарной больницы в с. Ильинском.
1 мая 1904 г. состоялось первое заседание строительной комиссии по постройке больницы в составе: Н.А. Дмитриева, М.А. Ошанина,
А.П. Олферьева, С.Я. Гоффеншефера, священника о. Романа (Донского),
А.А. Богачева, Ф.И. Вершкова, А.И. Вахромеева, Ф.С. Киселева и выборного
от с. Ильинско-Хованского В.М. Князькова. Председателем комиссии был избран Н.А. Дмитриев, помощником А.П. Олферьев, а секретарем
С.Я. Гоффеншефер. Дмитриев сообщил присутствующим о денежной сумме,
которой располагает собрание для постройки больницы. В частности «пожертвовано по подписным листам и по приговорам сельских обществ... 2 666
руб. и строительным материалом 1842 губ., добавлено будет земскою управою 4 000 руб.2 На обсуждение комиссии был представлен проект плана будущей больницы, в который она внесла изменение. В частности было предложено квартиру фельдшера «устроить совместно с больницей»3. Общее
руководство работ было поручено врачу Гоффеншеферу с правом созыва
подкомиссии из членов строительной комиссии. Кроме этого комиссия осмотрела местность, отведенную крестьянами села для будущей больницы в
количестве одной десятины, расположенную «по правую сторону большой
дороги к Ростову»4. Место было признано вполне подходящим.
На подряд строительства больницы были объявлены торги, в результате
которых стали поступать предложения от заявителей. Собрав необходимое
количество предложений, 30 мая 1904 г. подкомиссия в составе: Гоффеншефера, Олферьева, о. Романа (Донского), М.Н. и Н.И. Вахромеевых и Вершкова обсудила вопрос о сдаче подряда каменных работ на строительстве больницы.
Рассмотрев заявления подрядчиков, она сделала свой выбор в пользу
Д.М. Курочкина и заключила с ним условие, несмотря на то, что объявленная
им цена по 3 руб. 50 коп. с тысячи кладки выше цен других подрядчиков,
предлагавших сделать эту работу по 3 руб.5 Свое решение она обуславливала
тем, что Курочкин «подрядчик в данной местности всем известный, добросовестный и трезвый, в то время как другие, заявившиеся подрядчики, этим себя не зарекомендовали»6.
Заседание строительной комиссии 17 июня 1904 г. обсудило план больницы, составленный 28 мая 1904 г. инженером Н. Лермонтовым. План было
одобрен, но в целях экономии денежных средств, комиссия внесла в него некоторые изменения. В частности было предложено отказаться от строительства второго этажа «в пристрое... пока не выяснится хватит ли для этого
средств»7. При рассмотрении сметы, представленной И. Полушкиным для
строительства больницы на сумму в 12158 руб. она уменьшила ее до 10972
руб.8 В эту сумму входило и строительство второго этажа в пристрое. Однако,
138
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
второй этаж планировалось не строить, поэтому стоимость здания (по мнению комиссии) должна была «понизиться до 10000 руб.»9. Комиссия обязала
подрядчика немедленно приступить к работам и к 8 июля 1904 г. так выполнить их, чтобы можно было в этот день отслужить молебен при закладке здания. Кроме этого, подрядчику каменных работ было указано закончить постройке к 1 сентября 1904 г.10
25 июня 1904 г. (отношение № 1388) Ростовская земская управа обратилась к Ярославскому губернатору для утверждения, приложенного к отношению, «проекта постройки земской больницы в селе Ильинском-Хованском»11.
К проекту управа прилагала пояснительную записку. В протоколе № 72-б заседания строительного отделения Ярославского губернского правления читаем: «Строительное отделение, рассмотрев план, нашло его составленным
правильно, почему и признает план этот возможным одобрить и постройку
здания больницы разрешить...»12. Из пояснительной записки следует, что здание больницы рассчитано на размещение в нем 10 кроватей и амбулатории, в
которой должны находиться: большая комната для ожидания, кабинет врача и
аптека. Согласно плана, кровати для больных должны были размещаться в 4
комнатах, из которых «три кровати на три комнаты и одна на одну комнату»13. Предлагалось также деление их по болезням или на мужскую и женскую половины. По плану в больнице должна находиться и одна операционная комната. План предусматривал соединение между собой всех палат и
операционной «светлым коридором, шириной в 4 арш.»14 К заднему фасаду
главного корпуса больницы примыкал корпус с помещениями для кухни,
ванной комнаты, ватерклозетов. На втором этаже этого корпуса должны были размещаться квартиры фельдшера и акушерки (однако позже заседание
строительной комиссии отказалось от строительства второго этажа). Высота
помещений больницы и амбулатории была спроектирована в 6 арш., а помещений кухни, ванной комнаты, клозетов и квартир для медперсонала в
4,5 арш.15 Отапливать здание больницы предполагалось голландскими печами. Во избежание охлаждения помещений через пол, строительство полов
первого этажа предусматривается сделать на балках с отдельными «черными» полами. Для постройки больницы было принято решение «отступить от
крайнего двора селения на 25 сажень; фасад поставить почти паралельно
большой дороги... отступить на 15 сажень»16.
Строительная комиссия на своем заседании от 6 февраля 1905 г. обсудила вопрос о вывозке заготовленного леса из казенной Щениковской дачи №
617, необходимого для строительства. Вначале комиссия предполагала, что
крестьяне его вывезут «даром» при оплате 40 коп. за подводу, но они эту работу выполняли неохотно и вывозили из леса в основном мелкий лес. Вследствие этого крупная древесина могла остаться на делянке, поэтому и были
объявлены торги на вывоз деловой древесины. Однако, ввиду высокой цены
(3 000 руб.) которую запросили крестьяне, от их услуг пришлось отказаться и
искать другие возможности для доставки делового леса, вывозка которого
К.А. Степанов
139
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
оценивалась комиссией в 500 руб.18 В этот же день комиссия составила акт
осмотра каменного корпуса больницы. Согласно акта здание больницы одноэтажное, каменное и обращено фасадом к большой дороге. Длина его 48 арш.,
а ширина 14 арш.19 Оно имеет «два парадных хода; один по середине здания,
другой по левую руку в конце фасада»20 для входа в амбулаторию (см. план).
По краям фасада здание имеет два венецианских окна, а между ними «восемь
обыкновенных». С внутренней стороны главного корпуса в центе, перпендикулярно к зданию, примыкает каменная пристройка длиной 27 арш. и шириной 11 арш.21 Высота здания от земли до кровли составляет 7,5 аршин22. Толщина стен здания больницы и пристройки - три кирпича. Кровля выполнена
из железа. В заключение комиссия решила, что «здание выстроено во всем
согласно строительному плану»23, за исключением второго этажа.
На заседании от 17 марта 1905 г. комиссия пришла к выводу, что в первую очередь необходимо выполнить отделочные работы в здании амбулатории. Подряд на выполнение плотницких и столярных работ был передан П.
Гущину. Кроме этого в здании амбулатории планировалось сложить 3 кафельные печи, сделать бетонный пол и покрасить кровлю, окна и двери.
Отделочные работы в здании больницы начались лишь весной 1906 г.
Заседание комиссии 11 мая 1906 г. подряд на плотницкие работы передало
Гущину, столярные - подрядчику П. Солодову, штукатурные и бетонные Н. Миронову. Подряд на выполнение печных работ получил П. Смирнов, который обязался сложить в больнице «4 голландских изразцевых печи, русскую печь с плитою и подтопком и две унтермарковския печи»24. Относительно обеспечения новой больницы водой для «кухни, ванной и клозета»
комиссия на своем заседании 25 июля 1906 г. отказывается от проведения
трубопровода от ближайшего колодца, находящегося в 30 саженях от больницы, а решает «вырыть свой колодец»25.
В конце 1906 г. Ростовская земская управа уведомила врачебное отделение Ярославского губернского правления в том, что «с 1 января 1907 г. ростовским уездным земством надлежит быть открыты две земские больницы на
10 кроватей каждая - 1, в с. Ильинском и 2, в дер. Березниках»26.
Таким образом, к двум имеющимся в Ростовском уезде земским больницам (Ростовской уездной и Вощажниковской сельской) в начале 1907 г. прибавилось еще две земские больницы в сельской местности. Одной из них стала больница села Ильинского.
 Примечания
Ростовский филиал Государственного архива Ярославской области (РФ ГАЯО). Ф. 5.
Оп. 1. Д.562. Л. 2 об.
2
РФ ГАЯО. Ф. 5.Оп. 1. Д. 554. Л. 1.
3
Там же. Л. 1.
4
Там же. Л. 1 об.
5
Там же. Л. 2.
1
140
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Там же.
Там же. Л. 3.
8
Там же. Л. 4 об.
9
Там же.
10
Там же. Л. 5.
11
Государственный архив Ярославской области (ГАЯО). Ф. 80. Оп. 1. Д. 1944. Л. 1.
12
Там же. Л. 2.
13
Там же. Л. 3.
14
Там же.
15
Там же.
16
РФ ГАЯО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 554. Л. 5.
17
Там же. Л. 6.
18
Там же. Л. 6, 6 об.
19
Там же. Л. 7.
20
Там же..
21
Там же.
22
Там же.
23
Там же. Л. 8.
24
Там же. Л. 10 об.
25
Там же. Л. 12 об.
26
Там же. Д. 589. Л. 33.
6
7
О.С. Гожалимова
Деятельность товарищества «Бр. Нобель»
в Рыбинском регионе
В последние десятилетия XIX в. бурный рост переживала нефтяная промышленность России, явившаяся подлинным детищем промышленной революции в стране. Нефтяная промышленность пореформенной России была
сконцентрирована в Бакинском районе Азербайджана. Именно в эти годы
произошли коренные изменения в технике нефтяного производства, как в добыче, так и переработке, достигнуты успехи в части увеличения мощности
паровых котлов и насосов, усовершенствованы способы транспортировки и
хранения нефтяных продуктов, проложены трубопроводы на промыслах и заводских районах, появились нефтеналивные суда, вагоны-цистерны для перевозки нефти и нефтепродуктов1
К числу крупнейших нефтепромышленных компаний с наибольшей добычей нефти относилось Товарищество нефтяного производства братьев Нобель. Начав свою деятельность в конце 1870-х гг., эта нефтяная компания
создавалась как нефтепромышленный комплекс на крупнокапиталистической
основе. В нем были сконцентрированы все основные отрасли нефтяного производства – нефтедобыча, нефтепереработка, керосиновое производство,
транспортировка, сбыт.
О.С. Гожалимова
141
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Товарищество «Бр. Нобель» начало свое участие в экономической жизни
края с постройки складов нефтепродуктов. Главную роль в этом сыграло выгодное географическое положение губернии, в особенности городов Ярославля и Рыбинска, находившихся в центре важнейших сухопутных и водных путей. Во второй половине XIX в. в Ярославской губернии появляется сеть
железных дорог, связавших промышленные центры с обеими столицами и
другими регионами.
Нефтяные склады товарищество открыло в 1893 г. близ Рыбинска, в 12
км от города, в местечке Копаево на берегу Волги2. Место для строительства
выбрали неслучайно. Еще с XVIII в. в Копаево существовала пристань, значение которой постоянно росло. В 1870 г., когда к Рыбинску подвели со стороны Москвы железную дорогу, то ветку протянули и к Копаево, учитывая
огромный грузооборот местной пристани. Грузы с Волжских судов перегружали в железнодорожные вагоны и наоборот. Именно это место пересечения
водного и железнодорожного транспорта товарищество выбрало для строительства нефтяных складов. Время подтвердило правильность выбора. Объемы перевозок Нобелями нефтяных грузов через копаевские склады постоянно
возрастали. Рыбинск стал одним из опорных пунктов товарищества. В октябре 1917 г., когда Петроград покинула часть нобелевских учреждений, железнодорожный отдел эвакуировали в Рыбинск и разместили в бывшей гостинице Тыканова на Волжской набережной, о чем и сообщила рыбинская
городская газета «Призыв»3.
В 1908 г. компания Нобелей открыла небольшое судоремонтное предприятие в с. Лосево близ Рыбинска, а в 1912 г. она скупила большую часть
паев завода минеральных и смазочных масел в с. Константинове и стала его
фактическим владельцем.
Документы государственных архивов Ярославля и Рыбинска позволили
установить, что доверенным лицом товарищества в Рыбинске и прилегающем
к нему районе с 1894 г. был отставной гвардейский лейтенант И.Н. Величко, в
1907 г. его сменил почетный гражданин И.А. Краковский4. В их обязанности
входило заведование торговлей нефтяными продуктами компании и управление складами, судами и конторами. В первую очередь (1894 г) Величко заключил договор с титулярным советником, управляющим РыбинскоБологовской дороги А.О. Ганецким о строительстве нефтяных складов на Копаевской пристани около Рыбинска. Общество Рыбинско-Бологовской дороги
выделило два участка земли размером 100 и 200 кв. саженей под устройство
огромных резервуаров для хранения нефти и нефтепродуктов, прибывающих
по Волге к Копаевской пристани и предназначенных к отправке по железной
дороге. Арендная плата за каждую кв. сажень составляла один рубль серебром, то есть 300 руб. в год, и должна вноситься не позднее 1 февраля за наступающий год. В арендном договоре оговаривалось, что по истечении его
срока «Бранобель» обязуется безвозмездно разобрать и снести все построй142
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ки5. Однако этот договор постоянно возобновлялся, и резервуары стоят в Рыбинске уже более ста лет.
Кроме того при Копаевской пристани с разрешения Ярославского губернского правления был построен земляной бассейн под толевой крышей
для хранения нефтепродуктов вместимостью до 1,5 млн. пудов.
1 июля 1904 г. в С.-Петербурге управление железной дороги и Нобели
заключили договор о сдаче в аренду с первого января сроком на 12 лет земли
в Копаеве под жезнодорожную ветвь и склады. Подписал документ Эммануил Нобель.
Правления железных дорог, проходящих через территорию Ярославской
губернии, ежегодно получали со складов товарищества десятки тысяч пудов
нефтяных продуктов. Например, Московско-Виндаво-Рыбинская (М-В-Р) железная дорога закупала каждый год по 30 тыс. пудов керосина, 40 тыс. пудов
нефтяных остатков и 1,5 тыс. пудов машинного масла. Только из меньшего
копаевского резервуар для разных потребителей по железной дороге отправлялось ежегодно не менее 250 тыс. пудов керосина. Разнообразные нефтепродукты и минеральные масла доставлялись по Волге. Товарищество «Бр. Нобель» перевозило грузы на своих собственных или арендованных судах и
объемы перевозок тоже были весьма значительными.
Вслед за рыбинскими появились склады компании в Ярославле, Угличе,
с. Вознесенье, были устроены бондарные мастерские. В подчинение рыбинской конторы находились 23 склада выше и ниже Рыбинска: Череповец, Петрозаводск, Тверь, Новгород. Нефтяные продукты с территории края отправлялись в 39 городов России: Санкт-Петербург, Ригу, Кострому, Архангельск,
Ковно и др. Среди товаров, поставляемых товариществом, были керосин,
нефть, бензин, мазут, гудрон, солидол, масло машинное, веретенное, соляровое, моторное и т.д. Таким образом, компания Нобелей занималась и торговой, и производственной деятельностью в губернии. Широкий размах активности товарищества обеспечил его доминирующую роль в поставках
нефтепродуктов для всей губернии. К примеру, только Рыбинской городской
управе в 1915 г. потребовалось 8 тыс. пудов нефти для электростанции и еще
керосин для пожарного депо. Как отмечала 18 декабря 1917 г. Рыбинская городская управа: «городская электрическая станция переживает катастрофическое состояние вследствие отсутствия топлива. Вследствие такого положения
в ближайшем будущем придется прекратить освещение города, что при переживаемых обстоятельствах является не только весьма нежелательным, но и
угрожающим общественному порядку и спокойствию»6.
Необходимо отметить, что параллельно с товариществом «Бранобель» в
губернии работало общество «Мазут». В 1907 г. эти монополии заключили соглашение о разделе рынка по торговле керосином в Рыбинском районе (от
г. Романово-Борисоглебска до г. Осташкова по Волге, Мологе до г. Тихвина,
по Мариинской системе до Новой Ладоги, по железной дороге: Северной- от
ст. Лом до Рыбинска, Николаевской – от ст. Бологое до ст. Скворцово, по М-ВО.С. Гожалимова
143
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Р – от ст. Рыбинск до ст. Волошь), этот договор действовал и в дальнейшем.
Было решено, что обе компании будут «ввиду колебания цен во избежания
конкуренции не продавать керосин по твердой цене, а отпускать по ценам, существующим в день требования по обоюдному соглашению»7. Участие в продаже керосина определялось следующим образом: Т-ву «Бранобель» - 70%,
Обществу «Мазут» - 30%. В связи с этим, стоит упомянуть имя рыбинского
купца – Василия Даниловича Нецветаева. Большой оригинал, человек необычайной судьбы, купец, занимавшийся политической деятельностью, член партии октябристов, Нецветаев реагировал на любое политическое событие. Он
был председателем Рыбинского торгово-промышленного союза и Городского
союза домовладельцев. Именно он составил «Докладную записку в Государственную Думу г-ну председателю думской фракции «Союза 17 октября» Александру Ивановичу Гучкову выборщика в 3-ю государственную думу от г. Рыбинска В.Д. Нецветаева»8 по поводу монополий обществ «Бранобель» и
«Мазут». Анализируя деятельность фирмы братьев Нобелей и товарищества
«Мазут», Нецветаев приходит к выводу, что эти два гиганта постепенно вытеснили своих конкурентов и, по сути, монополизировали добычу и переработку нефти в России. Особое внимание Нецветаев обращает на монополистическую деятельность Нобелей в Рыбинске. Так, по его данным, не смог
конкурировать с Нобелями рыбинский купец Иван Федорович Буренин, также
построивший в Копаево в начале XX века свои нефтяные склады. Разорилась и
фирма Шибаева, открывшая там нефтяные склады в 1904 г. Нецветаев предложил национализировать продажу нефтяных, построив для этого в волжских городах ряд казенных нефтяных складов.
Нефтепромышленное и торговое общество «Мазут» также открыло свой
бондарный промысел в Панфиловской волости Рыбинского уезда. Т-во Нобилей самый крупный бондарный промысел открыло неподалеку от Ярославля.
Т-во создало целый комплекс по доставке, хранению, переработке нефтепродуктов. По окладному листу Рыбинской уездной земской управы «Бранобелю» только в Копаево и Лосево принадлежало имущества на 516 659 рублей.
Компании принадлежали склады, судоремонтные, нефтехимическое и бондарные предприятия, пароходы. Так пароход «Сергий» был приобретен в
1901 г. за 33 тыс. руб.
Фирма высоко ценила работу тех, кто способствовал ее процветанию.
Так И.Н. Величко получал 6 тыс. руб. в год, а также одну двенадцатую копейки с каждого проданного пуда и 25% от сэкономленных средств. Годовой
оклад рабочих и служащих составлял от 300 до 450 руб. Помимо зарплаты
выдавались премии к Рождеству и пособия за несчастные случаи.
Вторым предприятием, построенным товариществом в Рыбинске, стал
судоремонтный завод «Слип», получивший свое название по наименованию
подъемно-спускового устройства для подъема судов с воды на сушу. 26 октября 1907 г. на левом берегу Волги заскрипели лебедки и были подняты для
ремонта первые суда Нобелей. Вначале на заводе производили небольшой
144
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ремонт с заменой отдельных частей механизмов. Постепенно ремонт усложнялся, росла номенклатура восстановительных работ. 11 марта 1908 г. газета
«Вестник Рыбинской биржи» поместила объявление местной конторы «Товарищества братьев Нобелей»: «С открытия навигации 1908 г. в Рыбинске открывается сухой док для ремонта судов не превышающих длиной 38 саженей
и шириной 16 аршин»9. Осенью суда для ремонта помещались в док на рельсах с помощью вагонеток с электрической передачей, а весной снимались с
берега полой водой. Техническими руководителями завода «Слип» вначале
были Василий Александрович Яхонин, затем – механик-практик Петр Александрович Соколов, ставший в годы НЭПа главным техническим инспектором нефтесиндиката.
В 1911 г. на «Слипе» построили первое судно – небольшой винтовой
служебный катер. К 1917 г. объемы производства предприятия значительно
возросли. За год построили 22 самоходных судна, 17 барж и шаланд; отремонтировали 185 нефтеналивных барж, 77 служебных и вспомогательных судов, 60 буксирных и 28 товарно-пассажирских пароходов.
Товарищество Нобелей не ограничивалось судостроительной деятельностью в Рыбинске только на своем заводе. Еще с 60-х гг. XIX в. в двух с половиной верстах от Рыбинска, в селе Абакумово работал судостроительный завод Журавлевых, на котором, по общему мнению, строились лучшие
пароходы на Волге. Товарищество не могло не воспользоваться замечательной судостроительной базой. В 1909 – 1910 гг. товарищество заказало владельцу завода, самому богатому человеку Рыбинска начала XX в.
М.Н. Журавлеву два парохода. Одним из построенных пароходов стал колесный «Ингуш» с паровой машиной. Вторым судном был винтовой теплоход
«Самоед» - «последнее слово» отечественной судостроительной техники того
времени.
При советской власти нефтяные склады Нобелей в Копаево национализировали, дав им название «Власть труда». В годы НЭПа, когда большинство
рыбинских предприятий, переживших военную и революционную разруху,
простаивали, нефтесклады «Власть труда» процветали, вели свою деятельность на основах заложенных Нобелями. Был построен даже новый жилой
поселок. Когда Рыбинск предложил складам и поселку присоединиться к городу, войдя в городскую черту, то на общем собрании рабочие и служащие
нефтяных складов гордо отказались. Бывшие нефтяные склады Нобелей под
названием «Рыбинская перевалочная нефтебаза» и поселок сохранились до
сегодняшнего дня.
 Примечания
Соловьева А.М. Промышленная революция в России. М.: Наука, С. 231.
Государственный архив Ярославской области (ГАЯО). Ф. 80. Оп. 1. Д. 1092. Л. 1.
3
Призыв. 1917. 29 октября
4
РФ ГАЯО Ф. 9. Оп. 1.Д. 3229. Л. 153*
1
2
О.С. Гожалимова
145
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
РФ ГАЯО Ф. 6. Оп. 1 Д. 9286. Л. 91-97.
РФ ГАЯО Ф. Р-446. Оп. 4. Д. 1. Л. 272.
7
РФ ГАЯО Ф. 6. Оп. 1 Д. 9286. Л. 127.
8
Нецветаев В.Д. «Докладная записка в Государственную Думу г-ну председателю
думской фракции «Союза 17 октября» Александру Ивановичу Гучкову выборщика в 3-ю
государственную думу от г. Рыбинска В.Д. Нецветаева». Рыбинск, 1909.
9
Вестник Рыбинской биржи. 1908. 11 марта.
5
6
Л.Н. Курцев
Начало «жилищной революции» в Ярославле
(октябрь 1917-лето 1918 гг.)
Жилищный вопрос являлся одним из наиболее социально значимых для
населения России в период гражданской войны. Жилищный кризис, обрушившийся на горожан, принял форму настоящего стихийного бедствия. Хотя
в 1918 г. квартплата составляла примерно 6% от расценок 1913 года, а в дальнейшем, в рамках политики "военного коммунизма", упразднялась вовсе, в
условиях почти стопроцентной приостановки строительства, жилья катастрофически не хватало1. Трудовые слои, как и до революции, оказались в
переломную эпоху вновь не в лучшем положении. Поэтому в числе первостепенных задач, стоявших перед советской властью, было перераспределение
имевшихся площадей в пользу пролетариата. Основными инструментами в
осуществлении этого процесса явились реквизиции жилищ и уплотнение
квартиросъемщиков.
Особенно ярко и своеобразно эти мероприятия проводились в Ярославле,
в городе, потерявшем более трети жилищного фонда в ходе июльских событий 1918 г., в городе, ставшем центром эвакуации правительственных учреждений и концентрации частей действующей Красной армии.
Ярославский городской жилищный подотдел при отделе местного хозяйства исполкома совета начал свою работу в середине декабря 1917 года.
Только до лета 1918 года во главе подотдела сменились несколько комиссаров: И.А. Ступников, Ф.А. Капитонов, С.В. Пушнев, И. Флоренский. Частая
смена руководителей говорила о неудовлетворительной работе данного органа власти и отражала общую тенденцию кадровой чехарды на раннем этапе
советского строя. В феврале 1918 г. появился жилищный подотдел в структуре губернского отдела местного хозяйства (с марта 1920 г. – отдел коммунального хозяйства), заменившего по своей функциональной принадлежности
дореволюционный орган - Ярославскую городскую управу. Несмотря на наличие двух специальных организаций по жилищной политике (городской и
губернский жилищные подотделы) часто другие большевистские инстанции
вмешивались в данное направление работы. Это воздействие обнаруживалось
всё сильнее с расширением масштабов гражданской войны.
146
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
За месяц до организации жилищного подотдела, 16 ноября 1917 г., Ярославский Военно-революционный комитет заявил о вступлении в силу постановления о введении в городе жилищного моратория, что фактически означало временную заморозку квартплаты и секвестр пустующих помещений2. Это
решение шло в русле политики Совета народных комиссаров. Ещё 30 октября
1917 г. жилищный мораторий был объявлен НКВД. Согласно этому постановлению семьи, доход которых не превышал 400 рублей в месяц, освобождались от внесения квартирной платы3. Затем, уже в декабре, последовали
первые реквизиции, осуществленные жилотделом. Так, 2 декабря был муниципализирован особняк владельцев Ярославской кондитерской фабрики на
Волжской набережной, с целью размещения в нем Ярославского городского
продовольственного отдела. Владельцам предоставили в пользование две
комнаты из более чем десятка, имевшихся в здании4. Часто в эпоху «красногвардейской атаки на капитал» передача в народную собственность частных
помещений совершалась по инициативе снизу. Например, в доме лавочника
Подволоцкого при ЯБМ рабочие устроили в марте 1918 г. Палаты народного
суда, а в квартире директора фабрики Грязнова был расположен районный
центр партийных и профсоюзных организаций5. ФЗК кожевенного завода
Львиной просил в марте 1918 г. городской исполком реквизировать под клуб
и столовую для рабочих квартиру бывшего полицмейстера, в которой проживала гражданка Вахромеева. Рабочие – железнодорожники требовали у исполкома в мае 1918 г. выселить некоего Федорова «из дому», где намеревались обустроить пролетарский клуб. Голос народа был услышан, но видимо,
не до конца. 3 июня 1918 г. помещение Федорова реквизировали, но не под
клуб, а под школу грамоты6.
Что касается механизма выселения бывших владельцев, то это была процедура, длящаяся обычно несколько дней. Для примера, гражданину Привалову с Никитской улицы власти предписали 17 марта 1918 г. очистить занимаемые им помещения к 20 марта. В ином случае сроки значительно
ускорялись. Так, 27 марта жилотдел издал постановление о реквизиции одного из частных помещений для общественных нужд к 28 марта. В апреле
1918 г. нажим большевиков на домовладельцев усилился, доходило до арестов и препровождения в ВРК 7.
Отличительной особенностью жилищной политики в Ярославле на этапе
зарождения советского строя была ее направленность не столько на улучшение условий проживания трудящихся масс, сколько на расширение советских
служебных помещений, удовлетворение нужд общественных организаций.
Если, в Москве, за ноябрь – декабрь 1917 г. было реквизировано 216 домовладений и переселено в них 20 тыс. человек, то Ярославль не мог похвастаться подобными показателями. В архивных материалах мы вообще не обнаружили ни единого упоминания о вселении простых рабочих в квартиры
буржуазии, относительно данного отрезка времени. Косвенно об этом свидетельствуют стрелы критики, исходящие в адрес бездеятельности жилотдела
Л.Н. Курцев
147
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
от других членов горисполкома. 5 марта 1918 г. на заседании исполкома звучали слова: «У нас есть жилотдел, который ничего не делает…». 6 марта:
«…почти ничего не сделано. Как и раньше бедняки ютятся в углах, тогда как
богачи заполняют громадные помещения. Надо их переселять». Месяц спустя, 5 апреля: «…Жилотделом до сих пор ничего не сделано и в его работе нет
системы»8. Для исчерпывающей характеристики деятельности отдела, приведем критическую резолюцию ревизора от ВЦИКа М.С. Кедрова (5 июня 1918
г.): «Предписываю реорганизовать жилотдел, которому надлежит установить
нормы плотности жилых помещений, чем и пользоваться в случаях надобности для уплотнения квартир, избегая выселения больших семейств…»9. Этими предписаниями в работу жилотдела была внесена некоторая стройность,
плоды которой проводились уже во второй половине 1918 г.
Таким образом, мероприятия в жилищной сфере в первые месяцы нахождения большевиков у власти выглядят явно недостаточными. Ярославский
пример показывает непреодолимый разрыв между пролетарскими лозунгами
и реально проводимой политикой коммунистов. Отсутствие социальной ориентации в осуществляемых мероприятиях говорит о приоритете военнополитических задач над социально-экономическими потребностями населения в период гражданской войны в Советской России.
 Примечания
Астапович З.Л. Первые мероприятия советской власти в области труда (1917 – 1918
гг.). М., 1958. С. 119.
2
Власть труда. 1917. № 8. С. 3.
3
Петроград на переломе эпох. СПб., 2000. С. 107.
4
ГАЯО. Ф. Р-208. Оп. 1. Д. 2. Л. 39.
5
Ермолин П.А. Боевой восемнадцатый год. Ярославль. 1984. С. 11 - 13, 25.
6
ГАЯО. Ф. Р-208. Оп. 1. Д. 2. Л. 15.
7
ЦДНИ ЯО. Ф. 1. Оп. 27. Д. 37. л. 28. ГАЯО. Ф. Р-208. Оп. 1. Д. 2. Л. 47.
8
ЦДНИ ЯО. Ф. 394. Оп. 1. Д. 95. Л. 69об.
9
ГАЯО. Ф. Р-208. Оп. 1. Д. 2. Л. 48.
1
К.А. Кудряшов
Торговля в Ярославской губернии в условиях
перехода к новой экономической политике
(март 1921 – март 1922 гг.)
Возобновление торговли явилось результатом проводимой в 1920-х гг.
ХХ в. в стране Советов новой экономической политики. Товарообмен как
форма торговой деятельности широко применялся на начальном этапе складывания финансовой системы, когда денежные отношения находились еще в
148
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
стадии формирования. Резолюция Х съезда РКП (б) от 15 марта 1921 г. «О
замене разверстки натуральным налогом» явилась первым шагом перехода к
нэпу. Вводимый натуральный налог, во-первых, был меньше разверстки и,
во-вторых, объявлялся заранее (накануне посевной). Он не мог быть увеличен
в течение года. Следовательно, все излишки продукции после выполнения
налога оставались у крестьянина, получавшего материальный стимул для развития производства. Крестьянин мог реализовать оставшийся у него продукт.
В товарообороте могли участвовать лишь те продукты производства, которые оставались у земледельца после уплаты им продовольственного налога,
включавшего весной 1921 г. 13 видов продовольствия, технических и фуражных культур. Декретом ВЦИК от 21 марта 1921 г. они могли быть использованы «и для обмена на продукты фабрично-заводской и кустарной промышленности и сельскохозяйственного производства. Обмен допускался в
пределах местного хозяйственного оборота, как через кооперативные организации, так и на рынках и базарах»1. Согласно инструкции Совета Народных
Комиссаров все граждане обладали правом производить открытую продажу и
обмен продуктов сельскохозяйственного производства, изделий из них и
предметов кустарной и фабричнозаводской промышленности за исключением
товаров, производимых из сырья и материалов, предоставленных государством на особых договорных условиях2. Заниматься торговлей воспрещалось
лицам, не достигшим 16 лет.
Разрешая торговлю, государство стремилось на коммерческой основе
наладить взаимоотношения между ее секторами, активизировать товарооборот между промышленностью и сельским хозяйством, и, тем самым, накормить голодающую страну. Государство также пыталось осуществлять контроль над увеличивающимся товарооборотом. В Ярославской губернии эту
функцию выполнял Губснаб, реорганизованный 1 февраля 1922 г. в Губернское Управление Снабжения и Торговли (Снабторг). Ему ставилась задача
учета всех отраслей торговой деятельности в губернии. Снабторг также занимался заготовкой и обеспечением сырьем государственных предприятий, реализацией их продукции посредством торговли и товарообмена.
При заготовке сырья и продовольствия государственные организации
использовали товарообменные фонды, образуемые в центре и на местах за
счет отчислений из средств губернии. Преимущественным покупщиком продукции государственных предприятий, согласно декрету от 27 октября 1921
г., являлись губернские торговые отделы, до этого предприятия вели торговлю по своему усмотрению.
Одной из основных целей и задач Ярославского Торгового Отдела являлась реализация продукции производства государственных предприятий, перешедших на хозяйственный расчет и введение их торговых операций в правильное русло. Именно статистические данные оборотов Торгового Отдела
Ярославского Снабторга характеризуют процесс становления и развития
внутреннего торгового рынка губернии в первый год проведения новой экоК.А. Кудряшов
149
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
номической политики. Анализируя сведения за октябрь-март 1921 – 1922 гг.,
сначала обратимся к рассмотрению товарообменных сделок с государственными предприятиями. В октябре и ноябре 1921 г. товарообмен еще оставался
«основным рычагом новой экономической политики» и составлял в октябре
100%, а в ноябре –78,8% по отношению к операциям купли-продажи за эти
месяцы с государственными предприятиями. В декабре 1921 г. цифры оборотов по товарообмену резко понизились, составив лишь 5% к общей сумме
всех операций за этот месяц, еще больше понизились в январе 1922 г., составив только 2,5% названной суммы и, наконец, в феврале 1922 г. дали ноль. В
марте 1922 г. процент товарообменных операций повысился, достигнув январского уровня, и составлял 2,5% всех операций за этот месяц. Выводы ясны: провал товарообмена и торжество – купли-продажи3.
Торговые операции Снабторга с кооперативными организациями носили
совершенно иной характер, чем с государственными предприятиями. Прежде
всего потому, что кооперация также как и Снабторг являлась торговым посредником и, следовательно, могла бы быть ему конкурентом, не будь он
декретом поставлен в привилегированное по сравнению с ней положение.
Кроме того, для серьезных торговых операций с ней у Снабторга не хватало
денежных и материальных ресурсов. Поэтому операции товарообмена с кооперативными организациями носили случайный характер. Обороты по ним в
декабре 1921 г., январе и марте 1922 г. равняются нулю. Процентное отношение общей суммы товарообмена, к общей сумме всех оборотов Снабторга с
кооперативными организациями равно 5%. Предметами закупки у кооперации являлись хлебные злаки в муке и зерне, фураж, трикотажные изделия и
прочее, словом продукты, которые шли на увеличение оборотного торгового
фонда Снабторга или на выполнение договоров по различным сделкам4.
Торговые операции Снабторга с частными лицами носили тот же характер, что и с кооперативными организациями с той лишь разницей, что с кооперацией в суммарном отношении оборот был несколько больше, чем с частными лицами. Но и здесь операции товарообмена составляли лишь
незначительную часть общего оборота (1,8%)5. Предметом продаж являлась,
главным образом, продукция производства местной промышленности, а
предметами покупки товары (зерно, мануфактура), служившие целям торгового оборота Снабторга.
Следовательно, за означенный период 4/5 всей суммы товарообменных
операций Снабторга составляли сделки с государственными предприятиями и
учреждениями, остаток суммы распределялся между кооперацией и частными
лицами, с 1,5 кратным преимуществом первой.
С начала проведения государством курса новой экономической политики
в стране наряду с товарообменом все больше возрастало количество операций
купли-продажи.
В деятельности Снабторга операции купли составляли около 61% всей
суммы оборотов с промышленными предприятиями и государственными уч150
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
реждениями и около 47% общей суммы торговых оборотов его со всеми
контрагентами. Предметами купли служили, главным образом, продукты
производства промышленных предприятий, как-то: хлопчатобумажные и
шерстяные ткани, кондитерские изделия, табак и табачные изделия, мыло,
красящие вещества и прочее. Частично они реализовались с целью снабжения
других промышленных предприятий, частично пускались в продажу для увеличения торгового фонда Снабторга.
Значительный процент общей суммы оборотов с промышленными предприятиями, составляли также операции продажи, которые носили характер
снабжения промышленности, но только в порядке торговой деятельности. В
октябре и ноябре, пока существовало снабжение исключительно в плановом
порядке, сумма операций продажи была равна нулю. Начиная с декабря
1921 г., когда появилось снабжение в порядке торговой деятельности, цифры
оборотов продажи возросли, достигнув к марту 1922 г. 63,2% всех операций
продажи промышленным предприятиям за весь отчетный период6.
Таким образом, Снабторг предстает в виде государственного посредника
в деле торговли государственных предприятий и учреждений друг с другом.
Преимущественный покупщик в губернии – он скупал продукцию производства промышленных предприятий, производил затем между ними обмен продуктов, выполняя, тем свою роль снабженческого органа, устраняя хаотичность в торговых операциях последних, вместе с тем уменьшая размеры
утечки государственных продуктов на вольный рынок.
Развитие торговых операций Снабторга с кооперативными организациями, существенно отличалось от аналогичных с государственными предприятиями. Прежде всего, это относится к операциям купли, обороты по которым, достигнув в декабре 1921 г. своей предельной цифры, затем неуклонно
снижались, и в марте 1922 г. составили ноль. Общая сумма оборота по операциям купли за октябрь 1921 – март 1922 гг. составила 3% общей суммы оборота по всем операциям с кооперативными организациями. Совсем иную картину представляют собой операции продажи, сумма оборотов которых,
неизменно увеличивалась с каждым месяцем. Из всей суммы оборота с октября 1921 г. по март 1922 г. по сделкам с кооперативными организациями
операции продажи составляли 92%, а предметами продажи являлись, главным
образом, продукты производства местной промышленности7.
Сумма оборотов по операциям купли и продажи с частными организациями увеличивалась с каждым месяцем. В процентном отношении к общей
сумме оборота по сделкам трактуемых категорий оборот операций купли составил 56,9%, а оборот по операциям продажи 41,3%8. Снабторг старался, как
можно реже прибегать к услугам и посредничеству частных лиц, однако в
сравнении с операциями товарообмена это получалось значительно хуже.
Итоговые данные свидетельствуют о том, что за означенный период
84,2% всей суммы операций купли-продажи Снабторга составляли сделки с
государственными предприятиями и учреждениями, остаток суммы распреК.А. Кудряшов
151
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
делялся между кооперацией(5,7%) и частными лицами (10,1%), с почти 2
кратным преимуществом последних.
Таким образом, на протяжении всего 1921 г. товарообменные операции
господствовали в экономике губернии, так как денежное хозяйство страны
находилось в состоянии кризиса. Именно с помощью товарообмена происходило налаживание экономических связей между производителем и потребителем, складывание торгового аппарата и формирование рынка. С 1922 г. товарообмен полностью вытесняют операции купли-продажи. Ведущее место в
товаропроводящей сети губернии принадлежало государственному сектору –
до 80% всей суммы оборотов (на основании данных Губснаба-Снабторга), частному – 13% и кооперации – 7%. Среди трудностей в развитии товарооборота следует отметить нехватку материальных ресурсов, влияние сезонного
фактора, затруднявшего доставку товаров и неразвитость торговой сети.
 Примечания
Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. 1917 – 1967. Т. 1. М.,
1967. С. 213.
2
СУ. 1921. № 57. Ст. 356.
3
ГАЯО. Ф. Р-254. Оп. 1. Д. 12. Л. 74.
4
Там же. Л. 75.
5
Там же. Л. 75об.
6
Там же. Л. 74.
7
Там же. Л. 75.
8
Там же. Л. 75об.
1
А.В. Фомичев
Работа органов социального обеспечения
Ярославской области с письмами
и жалобами граждан (первая половина 1970-х гг.)
Одним из важных направлений социальной политики в СССР являлось
социальное обеспечение граждан, о чем свидетельствовало существование
отдельного министерства. Для успешного функционирования и ведения более
продуманной политики необходима была обратная связь с населением, которая осуществлялась через республиканские, областные, городские и районные отделы социального обеспечения. Министерство и его подразделения на
местах контактировали с населением посредством писем и через прием граждан.
12 апреля 1968 г. Верховный Совет СССР издал указ «О порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан в органы социального обеспечения», что поначалу породило на местах бурную деятельность в этом направ152
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лении. Не миновало это явление и Ярославскую область. Всего в 1970 г. в различные сектора Ярославского облсобеса поступило 2597 писем от граждан с
просьбами и жалобами по самым различным вопросам. Непосредственно от
заявителя письма в сектора облсобеса приходили не так уж и часто, граждане
предпочитали обращаться в вышестоящие организации, либо в редакции газет
и журналов. Причинами являлись неверие в способность местных властей разрешить ту или иную проблему, разочарование после неудачного обращения в
данные органы, либо незнание того к какой сфере деятельности облсобеса может относиться данная просьба или жалоба. Писали граждане в самые различные органы и учреждения: ЦК КПСС, Верховный Совет РСФСР и СССР, Совет Министров СССР и РСФСР, Министерство Социального Обеспечения
РСФСР, депутатам, редакции газет и журналов. После получения письма данными инстанциями оно изучалось и направлялось в областной отдел социального обеспечения, где с ним работал уже инспектор. Должность инспектора в
областном отделе была утверждена в 1970 г. «с целью улучшения работы по
рассмотрению заявлений, писем и жалоб»1. Инспектор вел регистрацию, учет,
контроль и хранение поступивших писем. Во всех отделах были выделены ответственные лица за учет и хранение документов, и за 1969 – 1973 гг. случаев
их утери установлено не было. Большинство писем поступало от заявителей
непосредственно, также много писем приходило из редакций газет и журналов
и министерства социального обеспечения.
Регистрация и учет писем проводились в строго определенном порядке.
С 1 января 1970 г. их стали регистрировать на алфавитных карточках. Ранее
запись производилась в журнал.
После регистрации письма передавались на рассмотрение заведующему
отделом (в его отсутствие одному из заместителей), а затем с визой руководителя в конкретные сектора (трудового и бытового устройства инвалидов, по
вопросам домов-интернатов, врачебно-трудовой экспертной комиссии, колхозных пенсий и сектор государственных пенсий) под расписку2. Согласно
указу 1970 г. контроль за рассмотрением писем трудящихся должен был стать
«одним из основных направлений в работе руководителей отделов». Но многие руководители лично рассматривали лишь небольшое количество писем,
чаще всего они перепоручали этот раздел работы другим сотрудникам3. Жалобы и заявления, поступающие через центральные и вышестоящие органы,
от депутатов и военнослужащих, как правило, разрешались заведующими
секторами. Ежеквартально в каждом секторе проводился анализ поступивших
жалоб и заявлений, затем вопрос обсуждался на совещании всего аппарата.
По результатам рассмотрения два раза в год делались обобщающие отчеты по
всем райгорсо, в которых подробно указывалось на недостатки, допускаемые
при работе4.
Особое внимание уделялось анонимкам. Сведения о них заносились в
отдельный журнал. Такому письму присваивали номер (шифр), затем по факту производилась проверка, и принимались меры. Закрывались анонимки с
А.В. Фомичев
153
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ведома руководителя5. Повышенное внимание к ним объясняется частым
подтверждением фактов во время проверок. Писались анонимки, как на учреждения, так и на отдельных людей. Например, в одном из писем в Облсобес
в 1971 г. указывалось, что гр. Иванова Е.П. получает пенсию согласно фиктивной справке, выданной ей родственниками, проверка этого факта подтвердилась. Иванова незаконно получила пенсию в размере 3714 рублей. Материал о взыскании с нее этой суммы был передан Красноперекопским
райсобесом в Народный суд6. Приходили анонимки из домов престарелых с
жалобами на действия персонала, недостойное поведение некоторых подопечных, а также произвол руководства.
По срокам рассмотрения жалоб существовали ограничения. Указом Президиума Верховного Совета СССР срок рассмотрения жалоб устанавливался
от 7 до 15 дней. За это время жалоба должна была быть принята, произведена
проверка по факту, либо предоставлены соответствующие разъяснения. Для
удовлетворения жалобы отводился срок в один месяц.
Если разрешение той или иной жалобы или заявления задерживалось по
каким–либо причинам, то об этом ставился в известность заведующий отделом. Руководители отделов социального обеспечения, по вине которых допускались нарушения, должны были вызываться в облотдел с объяснениями7.
Наиболее часто встречающимся недостатком в работе органов собеса над
письмами являлся формализм. Сотрудники мало проникались проблемами
граждан, что приводило к нежелательным результатам для обратившихся.
Например: инвалид Великой Отечественной войны Смирнов А.П. в 1970 г.
обратился с жалобой в Некоузский райсобес, о том, что его дом пришел в негодность и просил его помочь отремонтировать или предоставить квартиру.
Работники райсобеса, не выезжая на место, уточнили по телефону с сельсоветом состояние дома и дали ответ, что проживать можно. Смирнов не согласился и написал жалобу в вышестоящие инстанции. Просьба была решена в
его пользу8.
Не обходилось без бюрократической волокиты. Ответы давались вовремя, но продолжали находиться в секторах без нужного движения и не отправлялись заявителю. Так, 15 мая 1970 г. от подопечного Ростовского домаинтерната гр. Малышева поступило заявление о нарушении дисциплины со
стороны некоторых обеспечиваемых. Заявление пролежало в секторе без всякого движения 44 дня. Иногда рассмотрение жалоб дольше установленного
срока было обусловлено объективными причинами. Так, заявление от гр. Соколова рассматривалось свыше 1 месяца с 23 марта по 8 мая 1970 г. из-за весенней распутицы в Пошехонском районе.9
Часто ошибки при рассмотрении заявлений происходили из-за простой
невнимательности сотрудников отделов и поэтому носили курьезный характер. Ответы не всегда направлялись по адресу. Так, из редакции журнала
«Крестьянка» в 1973 г. поступило письмо от гр-ки Гагариной из Первомай154
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ского района, которое касалось пенсионного законодательства. А ответ с
разъяснениями был отправлен в журнал «Работница»10.
Процент удовлетворения писем был достаточно высок (примерно половина). По тематике письма чаще всего касались материальной помощи, жилищно-бытовых вопросов, пенсий и пособий11.
Таким образом, органы социального обеспечения активно работали над
письмами, жалобами и заявлениями граждан. Объясняется это, прежде всего,
повышенным вниманием к данному вопросу государства. Рассмотрение писем и работа по их удовлетворению и разъяснению давали неплохие результаты. Во-первых, указывались конкретные недостатки в работе самих органов. Во-вторых, выяснялись нарушения со стороны учреждений,
подчиняющихся органам социального обеспечения. И, в-третьих, органы собеса могли направлять адресную поддержку остро нуждающимся гражданам,
а также решать проблемы в каждом конкретном случае. Это было несомненным достижением в деле улучшения качества социального обслуживания населения. Но, к сожалению, такая работа проводилась лишь в первой половине
1970-х гг., в дальнейшем прикладываемые усилия становятся все меньше.
Анализ писем стал поверхностным, а отчеты приобрели формальный характер. В 1980-е гг. документов, касающихся данного вида деятельности не
встречается. По всей видимости, работа по письмам не прекратилась, просто
ей перестали уделять столь пристальное внимание и она приобрела формальный характер.
 Примечания
Государственный архив Ярославской области (ГАЯО). Ф.Р-2238. Оп. 7. Д. 187. Л. 3.
Там же. Л. 20.
3
Там же. Л.18.
4
Там же. Л. 21.
5
Там же. Л. 17.
6
Там же. Л. 59.
7
Там же. Л. 22.
8
Там же. Д. 256. Л. 60.
9
Там же. Д. 187. Л. 81.
10
Там же. Л. 14.
11
Там же. Л. 29.
1
2
А.В. Фомичев
155
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
МУЗЕОЛОГИЯ
Е.В. Новикова
Изучение жилого интерьера начала ХХ века:
выявление круга источников
Начало XX в. - эпоха в культуре, названная «Серебряным веком». Демократизация культурной жизни в этот период породила стремления людей сделать искусство доступным широким массам.
Именно в этих условиях в культуре появляется стиль модерн, который
считается «зеркалом культурного быта эпохи». Особенностью модерна было
его стремление к синтетичности. Появившись прежде всего в архитектуре, он
затронул и другие области искусства (живопись, декоративно-прикладное искусство), которые активно использовались при оформлении внутренней среды помещений для создания целостного художественного впечатления. По
этой причине различные деятели культуры стали обращать более серьезное
внимание на искусство интерьера. Он превратился в особую область художественного творчества.
Интерьер можно рассматривать как отражение исторической эпохи, так
как в области обустройства повседневной жизни нашли свое выражение вкусы людей, определился стиль жизни. Эти явления характерны для разных социальных групп. Существуют отличия в стиле жизни дворянства и творческой интеллигенции. Различались жилые интерьеры в городской и сельской
местности. Однако для всех типов интерьеров модерна была характерна общая тенденция – это принцип целесообразности и комфорта. От интерьера
начала XX в. требовалось не обилие вещей и украшений, а, прежде всего,
удобство.
До сегодняшнего времени практически не изученными остаются интерьеры жилища простых обывателей из средних слоев общества. Интеллигенция,
мещане, купцы стремились не отставать от господствующей моды, но имели
ограниченные материальные возможности. Именно в этом аспекте исследование интерьера начала XX в. является наиболее перспективным. Важно не
только рассмотрение самого по себе интерьера средних слоев, но и изучение
человека в интерьере, отражение вкусов и пристрастий эпохи в искусстве интерьера.
156
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
До настоящего времени источниками для изучения интерьеров модерна
были предметы эпохи, фотографии и планы, проекты архитекторов. Самым
распространенным видом источников для большинства исследователей были
сами постройки в стиле модерн. Провинциальный город в этом плане изучен
слабо.
Традиционным источником в изучении убранства помещений, то есть их
вещественного наполнения, служат коллекции музеев: изделия из фарфора,
металла, стекла, мебель, осветительные приборы, различные драпировки. На
сегодняшний день является возможным использование каталогов мебели,
фарфора, изделий из стекла из различных музейных собраний.
Представляется возможным расширить круг источников. Можно использовать воспоминания архитекторов и художников, которые принимали участие в
обустройстве городских жилищ. Сохранилось огромное количество дневников и
мемуаров, в которых даны описания интерьеров всех слоев населения. Перспективно использование воспоминаний М. Билибина, И. Грабаря, К. Коровина,
А. Лентулова, С. Маковского, А. Остроумовой-Лебедевой, В. Серова, К. Сомова
и многих других художников, в которых отражена эпоха 1900 – 1917 гг. Примером могут служить воспоминания М.В. Нестерова и В.А. Врубеля1. Не менее
важное значение имеет мнение художников о своем творчестве, о творчестве
других людей и их личное мироощущение, которое также можно проследить в
мемуарах2.
Помимо художников свои мемуары оставили также писатели и поэты
(З. Гиппиус, А. Мариенгоф, Г. Иванов, М. Волошин, К. Чуковский), музыканты (И. Стравинский, С. Рахманинов, Ф. Шаляпин), деятели театра
(В. Немирович-Данченко, С. Дягилев, Е. Вахтангов). Представители творческой интеллигенции очень много писали о жизни в Петербурге, в их воспоминаниях и дневниках отражены описания квартир русской интеллигенции начала XX в.
Особым типом источников могут служить произведения живописи. На
сегодняшний день интерьеры в картинах изучены слабо, и существует лишь
одна работа – книга М.Н. Соколова «Интерьер в зеркале живописи» (1986),
посвященная в основном XIX в. Преимущества использования подобного источника очевидны. К началу века все чаще интерьеры превращались в характерный иносказательный портрет индивидуальной личности, в символический автопортрет или же в портрет времени.
Очень часто художники изображали интерьеры без людей, так как в условиях современной буржуазной цивилизации они хотели показать зрителю
красоту реальную или же существующую в воображении. Ярким примером
может служить картина В. Серова «Зал старого дома. Имение Обнинских
Белкино»(1904). А вариантом демократического интерьера является картина
Н.Л. Симонович-Ефимовой «Девичья» (1911).
Е.В. Новикова
157
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Не менее важными являются материалы архивов. В частности, очень
много информации можно найти в фондах нотариата, где находятся описи
имущества (различные завещания, акты дарения).
Следовательно, в таких источниках, как мемуарная литература, картины
живописцев, вещевой материал, материалы архивов, так или иначе зафиксированы черты времени и основные тенденции в организации интерьеров. Рассмотренные виды источников каждый в своем роде выделяют вещественную
составляющую интересующего нас времени, соответственно, обращение к
ним является перспективным в изучении интерьера начала XX века.
 Примечания
1
2
Нестеров М.В. Воспоминания. М.: Советский художник, 1985. С. 83.
Врубель М.А. Переписка. Воспоминания о художнике. Л.: Искусство, 1963. С. 60.
Е.С. Рубан
Классификация курительных трубок
из музеев Ярославской области
Общепринятой классификации трубок на сегодняшний день нет, в силу
слабой изученности самих изделий. М.Г. Рабинович разделял трубки по способу их производства1. Р.Л. Розенфельдт делил трубки по материалу2. Эти
классификации не подходят для ярославских изделий, так как трубки, обнаруженные на территории области, в основном красноглиняные, но имеют
разную форму и орнамент. И.В. Волков и Г.Л. Новикова предложили делить
трубки по фасонам, устойчивым формам с характерной для них орнаментацией, не зависящей от места изготовления. В идеальном варианте высшим уровнем классификации должны быть группы, выделенные по месту производства. Но техника штамповки позволяла копировать популярные на рынке
образцы. Поэтому сходный внешний вид могут иметь изделия, произведенные в разных местах. Мы выделили по примеру фасонов типы и подтипы.
Основными критериями будут характерная форма, размер и орнамент3.
Тип № 1 – трубки фасона «тахта-чубук». Название заимствовано из
Трактата Шарля Пейсонеля « О торговле на Чёрном море». В музеях Ярославской области хранится 117 курительных трубок типа «тахта-чубук». Составляющими формы является 8-гранная втулка с килем и валиком, 10гранные чашечка и венчик. Ребра между гранями чашечки и венчика выделены двойными разделительными линиями, ограничивающими орнаментальные
поля. На чашечке в верхней части, на ребре, помещена одинарная полупальметка, обращенная вниз. На полях чашечки оттиск концевого штампа «каури», а на полях венчика – оттиски штампа полупальметки в несколько ярусов.
158
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киль выделен штампом - зубчатым колесом. Трубки типа «тахта-чубук» разделены нами на два подтипа. Подтип 1 – классический, с присущим ему набором штампов, подтип 2 – упрощённый или примитивный «тахта-чубук»,
где отсутствуют некоторые элементы орнамента.
Тип № 2 – конический. Он имеет коническую форму венчика и характерный орнамент. Этот тип также разделен нами на 4 подтипа. Характерными
признаками первого и самого многочисленного подтипа 1 являются втулка с
8-гранным валиком, пояс овалов или их прорезные контуры на чашке, характерный орнамент на венчике: 4 круга и два ромба между ними. Сходство трубок позволяет говорить о форме, матрице, по которой штамповали изделия.
Наличие одних а тех же изделий на Усть-Шексне позволяет говорить о возможности существования на Усть-Шексне собственного производства трубок. Характерными чертами подтипа 2 кроме конического венчика являются
богатый орнамент на чашечке. Для подтипа 3 характерно отсутствие валика
на втулке и бедность орнамента. Подтип 4 представлен конической арабской
трубкой. Она имеет дисковидное основание. На венчике полуовалы, между
ними вертикальные линии с ромбами. Выше расположен узкий пояс овалов, а
над ним большие листья, внутри которых расположены ещё 4 маленьких листика и сверху них прожилки.
Тип 3 – малый. Такие изделия не известны на территории Османской
империи и в Причерноморье. Основные признаки небольшие размеры, бедная
орнаментация. Можно предположить, что малые трубки первоначально проникали в Россию из Речи Посполитой, но техника штамповки не исключает
возможность отечественного и даже местного производства.
Тип 4 – «полунарцисс», имеет дисковидное основание и расширяющийся
венчик, по общей форме напоминающий цветок нарцисса. В русском производстве получил распространение сходный, но менее выразительный фасон, у
которого граненое основание невелико по диаметру и лишь отдаленно напоминает цветок нарцисса. Немногочисленное количество изделий позволяет
предположить, что изделия были привозные, хотя не исключается и русское
производство, например московское.
Тип 5 – простой. Это белоглиняные изделия, покрытые зеленой или темно-красной поливой. На изделия нанесен примитивный орнамент. Они датируются первой половиной XVIII в. и, несомненно, относятся к местному производству. Это подтверждают сопутствующая им керамика, примитивная
форма самих трубок и пережженая полива, свидетельствующая о производственном браке.
Тип 6 – чашевидные трубки, они характеризуется округлой формой и отсутствием разделения венчика и чашки. Здесь можно выделить 2 подтипа.
Подтип 1 отличается конусообразной чашечкой с дисковидным основанием.
Для подтипа 2 характерен плавный переход округлого основания в такую же
чашечку. Малое количество трубок данного типа позволяет предположить их
привозной характер из Москвы.
Е.С. Рубан
159
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тип 7 - антропоморфные трубки, имеют ярко выраженные черты человеческого лица.
Тип 8 – вытянутый. Эти изделия не содержат разделения чубука на венчик и чашку.
Тип 9 – это круглая трубка. Трубка эта морёная, названа подобным образом она из-за своего круглого чубука. Мундштук украшен прямыми и волнистыми линиями. Круглая чашка разделена на несколько секторов, между которыми прочерчены волнистые линии с розеткой-цветком наверху и валами,
обращенными вниз.
Тип 10 представлен единственной трубкой фасона «лилия». В основании
изделия находится цветок, напоминающий лилию. Проникновение в Россию
подобных изделий связано с русско-турецкими войнами конца XVIII в., хотя
в отличии от трубок «тахта-чубук» широкого распространения они не получили. Данная трубка скорее всего имеет турецкое или причерноморское происхождения, о чём и свидетельствует и достаточно четкое арабское клеймо.
Тип 11 представлен цилиндрической трубкой из ЯИАХМЗ. Названа подобным образом она в силу своих правильных геометрических форм цилиндра-чубука. Основание трубки имеет 8 граней. Изделие было изготовлено на
фабрике Аграфонова в 1820 – 1830-е гг.
Тип 12 представлен фигурной трубкой. Это белоглиняная трубка. На
чашке отпечатан герб, судя по штриховке сине-красного цвета. По бокам герба располагались изображения льва и единорога. Аналогий подобному изделию нами встречено не было. Скорее всего эта трубка иностранного, западноевропейского происхождения.
Тип 13 - гигантская трубка из ЯИАХМЗ. Подобным образом она названа
так потому, что имеет большие, просто гигантские размеры по сравнению с
другими изделиями. Её высота 6,2 см, длина 15,6 см.
Курительные трубки в коллекциях музеев Ярославской области датируются концом XVIII – началом XIX в., поливные белоглиняные трубки из Ярославля, относятся к середине XVIII в., а часть трубок фасона «тахта-чубук» к середине - второй половине XIX в. Изделия типа «тахта-чубук» в основном
русского производства. Конические образцы первого подтипа устьшекснинского производства. Поливные трубки из Кабинета археологии местного производства. Малые трубки могли быть произведены в России и привезены из Восточной Европы. «Полунарцисс» русского происхождения, так как
это русская трансформация турецких трубок «нарцисс». Вытянутые изделия
привезены, возможно, с Запада, либо это подражания западным трубкам, так
как напоминают собой голландские трубки. Фигурная и антропоморфные
трубки, возможно, европейского происхождения. О цилиндрической трубке
можно сказать, что это русское производство. Таким образом, можно с уверенностью сказать, что в Ярославле и на Усть-Шексне производили собственные курительные трубки.
160
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
 Примечания
Рабинович М.Г. Гончарная слобода в Москве XVI-XVIII веков // МИА. 1947. № 7.
С. 55-76.
2
Розенфельдт Р.Л. Московское керамическое производство XII – XVIII вв. // САИ.
1968. Вып. ЕI-39. С. 38-71.
3
Волков И.В., Новикова Г.Л. Красноглиняные «турецкие» курительные трубки в собрании Музея истории г. Москвы // Археологические памятники Москвы и Подмосковья.
М, 1996. Вып. 9. С. 134-141.
1
М.Н. Гобжелян
Формирование музейного комплекса
поселка Борок
Тема формирования музейного комплекса поселка Борок отдельным
предметом исследования никогда не являлась. Это произошло, возможно, оттого, что музейный комплекс поселка Борок складывался на протяжении многих лет и даже сейчас еще окончательно не оформлен. Кроме того, исследователей больше интересовали личности, проживающие какое-то время на
территории поселка или отдельные музеи, посвященные им: мемориальный
музей Н.А. Морозова и И.Д. Папанина, нежели музейный комплекс в совокупности. Поэтому отдельных работ, посвященных музейному комплексу, не
создано.
Но все-таки стоит сказать о достаточно полных по своим сведениям
статьях в Альманахе «Музеи РАН» - это статьи А.А. Сорина1,
Ю.В. Герасимова2, О.Ф. Камшиловой3. Наиболее ценные и полные публикации
объединены в сборнике «Борок. Прошлое – настоящее – будущее»4, составленном краеведами Некоузского района.
Таким образов, эта тема является перспективной для дальнейшего исследования.
В бывшей дворянской усадьбе открыты четыре музея. Два из них мемориальные: музей Н.А. Морозова и музей И.Д. Папанина; и два, связанные с
богатой природой края: музей природы и музей-аквариум. Все они принадлежат РАН. В ближайшее время готовится к открытию пятый музей, посвященный известным русским художникам XIX в. – Федору Григорьевичу и Егору
Григорьевичу Солнцевым, родившимся недалеко от Борка, в селе ВерхнеНикульское.
Среди современных зданий Борка скромно выглядит двухэтажный деревянный дом, который раньше был флигелем усадьбы Борок, а с 1946 г. ставший мемориальным домом-музеем Н.А. Морозова. Кроме флигеля существовал большой усадебный дом, сгоревший в 1955 г. Но ещё до пожара жена
Н.А. Морозова передала картины Бакста, Бенуа, Грабаря, Кустодиева, ОстроМ.Н. Гобжелян
161
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
умовой-Лебедевой, Рериха, а также старинную мебель Академии наук. Коллекция Н.А. Морозова поступила в санаторий «Узкое»5.
Можно сказать, что музей Н.А.Морозова в Борке – двойной по своему
содержанию и экспозиции: это музей человека уникальной судьбы и русского
усадебного быта XIX - начала XX вв. Через небольшое застекленное крыльцо
посетители попадают в небольшую прихожую с плетеной соломенной мебелью. Из прихожей дверь ведет в столовую и далее на открытую террасу с лестницей в сад. Западный вход ведет в бывшую кухню. Наверху в мезонине
находится летний кабинет-библиотека. Кроме четырех мемориальных комнат, в музее две экспозиционных комнаты, ранее предназначавшиеся для гостей. В доме сохраняется прижизненная обстановка, представляющая собой
смесь дворянской культуры, сельской простоты и научной увлеченности обитателей дома.
В мемориальной библиотеке музея около пяти тысяч книг и журналов на
одиннадцати языках, которыми владел Н.А. Морозов. Почти сто из них - с автографами. Есть и чисто научные экспонаты – звездный глобус, карты.
В памятные дни в музее собираются морозоведы, историки, краеведы;
часто музей посещают иностранные гости.
Вторым мемориальным музеем Борка является дом, в котором жил, приезжая в поселок, И.Д. Папанин. Это один из первых в Борке домиков «финской» постройки 1952 – 1953 гг. Он стоит особняком в березовой роще, близ
лабораторных корпусов. Деревянный дом общей площадью 80 кв.м. сохранил
внутренний интерьер в том виде, который был при И.Д. Папанине. Все вещи
– мебель, посуда – подлинные и подчеркивают скромность и неприхотливость хозяина дома. В музее пять мемориальных комнат: прихожая, столовая,
кабинет-спальня, кухня, ванная. Два экспозиционных помещения – кладовая
и застекленная веранда, есть служебная комнатка и тамбур с крыльцом. Доборковский период жизни И.Д. Папанина представлен в экспозиции в фотодокументах и фотографиях: это снимки из семейного альбома времен Гражданской и Отечественной войны, полярной экспедиции, работа в
Географическом обществе. В витринах экспонируются подлинные вещи: унты, в которых он ходил по льду Северного Полюса, радио, патефон, подаренный ему американцами, контр-адмиральский китель и форменная фуражка,
чехлы от личных охотничьих ружей.
В центральной экспозиционной комнате в фотоматериалах и документах
показана история развития Института биологии внутренних вод и Борка в целом.
Музей открыт в каждый из рабочих дней в течение четырех часов, в особых ситуациях и в выходные дни. Посещаемость зависит от гостей, приезжающих в Борок, главным образом, на семинары, совещания, конференции;
музеем интересуются иностранцы, но чаще всего экскурсионные группы составляют учащиеся городов области и населенных пунктов.
162
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В 1958 г. по инициативе И.Д. Папанина и при помощи таксидермиста
В.В. Аверкиева был создан зоологический музей; под его помещение был выделен целый этаж лабораторных корпусов. В 1996 г. музей был переведен в
более простое помещение, общая площадь которого составляет 150 кв.м. Музей состоит из пяти комнат: три самые большие из них заняты коллекциями
систематических групп-отрядов, семейств и отдельных особей; еще одна
комната оформлена как фенологическая; пятая является мастерской.
В настоящее время в музее экспонируется 287 видов позвоночных животных из 350 обитающих на территории Ярославской области. Все это собрано в районе радиусом не более 18 км6.
Музей-аквариум ведет свою историю с 1972 г. Он занимает просторную
восточную часть ихтиологического корпуса с большими окнами, обращенными в сторону канала и Рыбинского водохранилища. Здесь были установлены
аквариумы, где для исследовательских целей содержались различные виды
рыб. Через некоторое время, учитывая интерес населения, руководство лаборатории приняло решение разместить в нескольких аквариумах экспозицию, составленную из наиболее интересных представителей ихтиофауны Волги.
Основу экспозиции составлял большой бассейн, в котором в разное время обитали щуки, сомы, осетры. Все рыбы, помещенные в этот аквариум,
имели большие размеры. В других аквариумах содержались карпы, лещи, угри, судаки, осетровые. Для придания законченности экспозиции были представлены стенды с фотографиями, иллюстрирующими основные направления
научных исследований. В дальнейшем появились аквариумы с представителями экзотической пресноводной ихтиофауны тропических и субтропических
стран. При этом отдавалось предпочтение видам, знакомым посетителям по
телевизионным программам и книгам (например, пираньям). Или же рыбам с
необычными формами тела, например тетрадонам, которые при испуге набирают воду в полость рта и раздуваются, приобретая форму шара.
Экскурсии проводятся на общественных началах сотрудниками лаборатории экологии рыб. Проблемы пополнения и поддержания экспозиции, проблемы кормов решаются исключительно энтузиазмом сотрудников.
 Примечания
Сорин А.А. Музей природы // Музеи РАН. Альманах. М. : Научный мир, 1998.
С. 144-151.
2
Герасимов Ю.В. Музей-аквариум // Там же. С. 152-156.
3
Камшилова О.Ф. Музей И.Д.Папанина // Там же. С. 166-176
4
Борок. Прошлое – настоящее – будущее. Рыбинск: Рыбинское подворье, Рыбинский
музей-заповедник, 2002. 170 с.
5
Коробко М. Подмосковная Узкое: художественное собрание усадьбы // Наше наследие. 1994. № 29-30. С. 136-145.
6
Сорин А.А. Указ. соч. С. 144-152.
1
М.Н. Гобжелян
163
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М.А. Лобанова
Проект музейной экспозиции
«Дворянский род Михалковых»
По проекту данная экспозиция должна носить не только интерьерный
характер, она должна показать жизнь и быт этого дворянского рода. При этом
нужно отметить, что в фондах Рыбинского музея хранится значительно
большее количество вещей, чем представлено на действующей ныне экспозиции. Это и предметы быта, и предметы минералогической коллекции, и художественной коллекции, и части библиотеки. Эти предметы и должны способствовать изменению экспозиции. В экспозиции предполагается
присутствие музейного оборудования, которое, разумеется, должно деликатно соседствовать с подлинными предметами из усадьбы.
Также как и в существующей экспозиции для отражения всего богатства
усадебной дворянской культуры были выбраны наиболее функционально
значимые и узнаваемые посетителем интерьеры – гостиная, кабинет, столовая.
Данная экспозиция должна располагаться в двух-трех небольших залах
(по одному на каждый интерьер, хотя столовую и гостиную можно поместить
и в один зал), подчиненных анфиладной планировке (анфилада – ряд внутренних помещений здания, расположенных по одной оси и сообщающихся
между собой дверными проемами), характерной для дворянских усадеб
XVIII – XIX вв.
Наблюдается безликость, единообразие многих, особенно мемориальных, музеев, экспозиция которых сводится к комплекту среднего качества
мебели красного дерева, реже карельской березы, с добавлением некоторых
предметов из бронзы, фарфора и стекла, ни один из которых не содержит и
намека на характеристику личности их героя и его окружения.
Для исправления этой закономерной ошибки мы решили выбрать кабинет, мужской кабинет (для усадьбы также было типичным наличие женского
кабинета)1.
Этот кабинет должен будет отражать личность Владимира Сергеевича
Михалкова. Для этого сначала нужно воссоздать интерьер усадьбы, который
существовал при жизни Владимира Сергеевича. Необходимо подобрать вещи,
типичные для того периода времени.
В существующем интерьере кабинета, как мы считаем, не хватает заполнения личными вещами, например, одеждой.
Восстановить объем кабинета необходимо за счет мелких деталей. Рассмотрим рабочий стол хозяина кабинета. Главной задачей является создание
ощущения, что за этим столом до сих пор кто-то работает. Для того чтобы
164
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
показать, какие предметы быта были наиболее популярными в то время,
можно прибегнуть к помощи различных каталогов по известным усадьбам. В
XIX в. в кабинете господствовали аскетичные т.н. «голланскый» или «английскый» вкусы: дубовая корпусная мебель, дубовые же или красного дерева
стулья и кресла с неброской обивкой, скромные настольные часы. Именно
здесь, в кабинете, вершилась подлинная жизнь усадьбы: держали ответ вечно
нерадивые управляющие, писались строгие повеления в другие имения и
многочисленные письма многочисленной родне, разбивались прихотливые
планы парков, подсчитывался оброк, которого вечно не хватало, принимались
«по-домашнему» соседи, обсуждались проекты архитекторов2. Излишне и говорить, что барский кабинет, в отличие от покоев хозяйки, почти не украшался произведениями декоративно-прикладного искусства. Разве что графин и
рюмка для «утреннего употребления» непременной вишневки или анисовки
(анисовая водка из некрупных, но душистых и крепких, годных впрок и в
мочку яблок). Необходимо также продумать расположение канцелярских
предметов на столе. Нужно отметить, что на рубеже веков было модно курение табака. Соответственно, надо показать предметы, предназначенные для
этого занятия3. Даже если хозяин не курил, поставить пепельницу; в то время,
они в основном были из бронзы.
В существующей экспозиции часть минералогической коллекции представлена весьма оригинально – в одном из ящиков стола, который специально
покрыт стеклом. Нетрудно догадаться, что минералы таким способом явно не
хранили. Из этого следует наше предложение поместить минералогическую
коллекцию в специальный шкаф с множеством ящичков и отделений. Некоторые из них можно будет выдвинуть и подобным же образом застеклить. Таким образом, минералов будет экспонироваться большее количество.
Ситуация с книгами идентична. Владимир Сергеевич собрал за свою
жизнь огромную библиотеку. Мы считаем необходимым отражение этого
факта в экспозиции. Книги в усадьбах обычно расставлялись в книжных
шкафах. Соответственно, можно использовать шкаф, принадлежащий роду
Михалковых, либо подобрать подходящий к стилю и определенному периоду
времени, в частности XIX в.
Ящики стола имели иное функциональное назначение. К примеру, в один
из них таким же образом можно поместить некоторые документы, что докажет роль Владимира Сергеевича как общественного деятеля.
При расположении музейных экспонатов таким образом сама собой
встает проблема сохранности предметов и ограниченности доступа посетителей музея к ним.
В XIX в. столь же скромна, как и мебель, была живопись, украшавшая
аскетично решенные стены лапидарно обставленных кабинетов (лапидарность – краткость, отчетливость и ясность). Чаще всего это портреты родителей и детей хозяина. На существующей экспозиции над столом представлены
фотографии членов семьи конца XIX в. и мужской портрет.
М.А. Лобанова
165
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Для воссоздания более точного облика этой части экспозиции можно использовать иллюстративные материалы, а именно графику Степанова, которая предположительно, аттрибутируется как интерьеры усадьбы Михалковых
в Петровском. А также письменные источники, в частности, опись комнат
дома усадьбы Петровское, составленная на французском языке. Эти источники помогут нам в оформлении стен, потолка и пола, а также окон, не только
кабинета, но и гостиной и столовой.
Хотелось бы также кратко сказать о предложениях по гостиной. Гостиная, она же и зала, - центральный парадный интерьер дворянского усадебного
дома, его лицо, его портрет, своего рода «внутренний фасад». В XIX в. уже
было принято разделять парадное и приватное, повседневное и праздничное,
обыденное и гостевое. Повседневность и обыденность в усадебном доме
должна показать столовая.
Холодность гостиных-зал не столько буквальная (хотя и в самом деле,
зачем топить по будням то, что обживается лишь в праздники?), сколько архитектурная. Этот центральный интерьер анфилады неизменно находится на
генеральной линии всего ансамбля, что отмечалась архитектурными средствами, которые можно использовать и при экспонировании данного интерьера.
Часто - двусветностью, непременно - пышным плафоном, как правило, паркетной вставкой. Здесь панегирически звучало резное позолоченное дерево
архитектурной резьбы и мебели, а с начала XIX столетия золоченую мебель
сменило красное дерево. Особенно ярко показать пристрастие к красному дереву в то время, может показать резной мебельный гарнитур, украшенный
вставками фигур лебедей и включающий в себя два вида стульев кресла диван и стол. Комплект мебели выполнен в середине – второй половине XIX века Популярны были светильники с хрустальным убором4.
В начале XIX в. гостиные будто теплеют. Теплеют не столько в колористике, хотя характерна в этом смысле замена прежней золоченой мебели на
красное дерево, как упоминалось выше, а белых и голубых стен на охру или
розовый, сколько в интонации своей. Меняется предназначение интерьера –
если прежде он предполагал немало парадных и официальных функций, то
теперь становится вместилищем негромких радостей. В гостиной, к примеру,
проходят отныне семейные чтения. В семье Михалковых иногда устраивались костюмированные балы либо любительские спектакли, чему свидетельствует фотография начала XX в. из архива Рыбинского музея-заповедника.
В гостиные же переходят отчасти дамские рукоделия, раньше мыслимые
лишь в женских кабинетах. В холодных прежде каминах зажигается огонь, и
каминные экраны красного дерева становятся куда как функциональнее
прежних золоченых. Трансформируется и живопись на стенах. Появляются в
гостиных пейзажи.
Можно сказать, что тематический принцип построения экспозиции очень
часто используется при строительстве выставок образовательного и просветительного направления. Мы же считаем, что проектируемая нами экспози166
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ция будет нести в себе эти функции, так как позволит наглядно познакомиться и изучить историю провинциального дворянства на примере Михалковых.
В целом можно сказать, что будущие экспозиционные комплексы должны выгодно отличаться аттрактивностью, то есть способностью привлекать
внимание, и экспрессивностью – способностью воздействовать на зрителя и
вызывать у него эмоциональные переживания.
 Примечания
Журавская Э. Женский кабинет // Мир русской усадьбы: каталог. М., 1995. С. 46-49.
Глобачева С. Дворянский быт в губернии // Мир музея. 1995. № 6 (146).
3
Вдовин Г. Мужской кабинет // Мир русской усадьбы: каталог. М., 1995. С. 17-31.
4
Вдовин Г. Гостиная // Там же. С. 32-45.
1
2
И.В. Голотин
Мастер - керамист А.А. Егоров
Ярославль – это город с очень богатыми традициями изразцового производства. Известно, что во второй половине XVII в. город занимал первое место после Москвы по широте применения архитектурной керамики. Наверное, не случайно, что именно в Ярославле во второй половине XX в.
появилась школа научной реставрации изразца, создателем которой был
Алексей Алексеевич Егоров. Известно, что А.А. Егоров (заслуженный деятель искусств России) открыл секреты изготовления древнерусских изразцов.
Под руководством Егорова были восстановлены изразцы для церквей Москвы, Ярославля, Смоленска, Чернигова, Астрахани, Новгорода, Углича, Ростова Великого, Переславля – Залесского, Владимира, дворцов СанктПетербурга, мечетей Средней Азии и Азербайджана. Алексей Егоров был не
только уникальным реставратором, художником, технологом, и отчасти, историком в одном лице, но интересной, неординарной личностью, что ставит
его в ряд выдающихся людей XX века. Поэтому, на мой взгляд, очень важным является сохранить память об этом человеке, о той грандиозной работе,
которая была сделана им для реставрации памятников культуры.
«Судьба вела Егорова путем прямым, кратчайшим и единственным, иначе человеческой жизни не хватило бы на то, что он успел»1, – писал А. Миловский в книге «Скачи, добрый единорог». Алексей Егоров родился 9 марта
1931 г. в Ярославле. Не поддается сомнению, что А. Егоров «на предопределенную ему жизнью тропу, как все устремленные и цельные натуры, вышел в
детстве. Рисовал и подавал надежды, обещая с возрастом стать хорошим живописцем»2. В 1950 г. А. Егоров успешно окончил художественноремесленное училище при Первомайском фарфоровом заводе по специальноИ.В. Голотин
167
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сти «живописец по фарфору». С 1950 по 1953 гг. он работал в экспериментальном цехе художественной лаборатории этого завода.
В 1957 г. Егоров поступил на работу в Ярославскую научнореставрационную мастерскую. В то время керамический цех, возглавляемый
А. Богатовым, находился в церкви Богоявления. Но проработал Алексей в
мастерской всего несколько месяцев. Дело в том, что между Егоровым и тогдашним руководством цеха возникли разногласия в подходе к реставрации
изразцов. Егоров выступал за подлинно научную реставрацию архитектурной
керамики. Она предполагала, что новодел или копия изразца должны быть
максимально приближены к оригиналу. Для того, чтобы добиться такого результата, требовалось провести трудоемкую исследовательскую работу, которая практически не оплачивалась. В то время работа реставраторов оплачивалась исходя из веса, сделанных ими изразцов3. Качество работы при этом
почти не учитывалось. Поэтому керамическому цеху было экономически выгодно выпускать как можно больше простых в изготовлении изразцов (как
правило, это была поливная одноцветная черепица). Егоров же предложил на
некоторое время сосредоточиться на исследовательской работе. Он понимал,
что это сократит доход керамического цеха, а значит и зарплату. Но, по мнению Егорова, в будущем затраты должны были окупиться в несколько раз,
так как возрастет авторитет мастерской, появятся новые заказы из других городов. Предложение молодого реставратора было воспринято «в штыки». Он
вынужден был сменить работу. Но через несколько месяцев, когда старый руководитель цеха ушел на пенсию, Егорову предложили вернуться в реставрационные мастерские, но уже в качестве руководителя4.
В 1959 г. Егоров был направлен на специальные курсы в лабораторию
керамики Академии Архитектуры СССР, которую он окончил с отличием.
Далее А. Егорову предстояло самостоятельно реализовать на практике полученные знания, на что ушли многие годы титанического труда.
Сложность реставрации архитектурной керамики состоит в том, что мастер должен создать изразец фактически заново. Вся работа выполняется
вручную. Конечный результат работы - копия изразца должна быть тождественной оригиналу. В одном из интервью А. Егоров говорил: «Я стремлюсь к
тому, чтобы самый наметанный глаз не смог найти даже малейшее различие
между древними и современными изразцами»5. Для того, чтобы добиться успешных результатов, Егорову пришлось провести немало времени в библиотеках, изучая древние фолианты, содержащие рецепты изготовления изразцов, провести тысячи опытов, придумывая новые рецепты эмалей и способов
обжига. Результат был ошеломляющим – старинный изразец нельзя было отличить от новодела. Каждая партия изразцов, сделанная Егоровым для разных
церквей, имела свое решение.
Первым серьезным испытанием для молодого мастера стал в 1961 г. заказ Государственного исторического музея на изготовление печных изразцов
палат бояр Романовых и Софьиных палат Новодевичьего монастыря в Моск168
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ве. Комиссия, принимавшая работу, состояла из известных специалистов в
области керамики. Они высоко оценила работу А. Егорова. Новоделы невозможно было отличить от оригиналов. Затем последовали заказы на реставрацию изразцов Верхне – Спасского собора, церкви Двенадцати Апостолов и
палат теремного дворца в Московском Кремле, а также для Сретенского монастыря в Москве, Воскресенского собора в Истре, Покровского собора в Измайлове, Иосифо – Волоколамского монастыря, церквей Ярославля, Ростова
Великого, Новгорода Великого, Чернигова, Астрахани, Костромы…6 По словам И.Г. Сахаровой, которая в то время была главным архитектором Всесоюзного Научно-Реставрационного центра Министерства Культуры СССР:
«А.А. Егоров вырос в крупнейшего и единственного в настоящее время, специалиста по художественному восстановлению древней керамики»7.
А. Егоров вошел в историю не только как уникальный реставратор, но и
как талантливый художник – керамист. Он был участником и призером областных, всероссийских и всесоюзных художественных выставок. Его изразцы
экспонировались в штаб-квартире организации ЮНЕСКО («Русские изразцы», 1986), в Германии и Франции. Его авторские работы хранятся в Ярославском художественном музее, Ярославском историко-архитектурном музее – заповеднике, а также находятся в частных коллекциях Великобритании,
США и Японии.
Егоров был автором идеи производства сувенирных изразцов. На Всесоюзном конкурсе 1966 г. на лучший образец и идею сувенира им были предложены миниатюрные копии муравленых изразцов XVII века. Он был награжден премией «За лучший сувенир». Авторское право на изготовление этих
сувениров даже было зарегистрировано во Всесоюзном Агентстве по Авторским Правам. В 1979 г. Егоров получил бронзовую медаль ВДНХ за разработку методики реставрации изразцов. В 1990 г., за два года до смерти, ему
было присвоено звание «Заслуженный деятель искусств РСФСР».
А. Егоров был неординарной, яркой личностью. Хотелось бы надеяться,
что наступит время, когда в Ярославле появится музей этого выдающегося
мастера. Уверен, что может стать уникальным явлением в культурной жизни
России и привлечет внимание как российских, так и иностранных туристов.
 Примечания
Миловский А.С. Сказ про поливной изразец // Миловский А.С. Скачи, добрый единорог. М., 1983. С. 63.
2
Дихтярь А. Освящено огнем. // Кругозор. 1969. № 7. С. 8.
3
Овчаров М. Ярославский изразец // Неделя. 1972. № 39. С.5.
4
Из воспоминаний жены А.А. Егорова А.И. Егоровой. Личный архив А.А. Егорова.
5
Овчаров М. Возрождение изразца. // Известия. 1970. 23 мая.
6
Горшкова В.В. Русские изразцы // Путеводитель по ЯХМ. Ярославль, 1982. С. 35.
7
Рекомендация, данная И.Г. Сахаровой А.А. Егорову для вступления в Союз Художников СССР. Личный архив А.А. Егорова. 1981.
1
И.В. Голотин
169
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
170
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ
Григорюк Тимофей Викторович - студент исторического факультета специальности «история» (науч. рук. - В.В. Дементьева).
Власова Ольга Александровна - студентка исторического факультета специальности «история» (науч. рук. - В.В. Дементьева).
Фролова Анна Николаевна - студентка исторического факультета специальности «история» (науч. рук. - В.В. Дементьева).
Данилов Евгений Сергеевич - студент исторического факультета специальности «история»
(науч. рук. - О.В. Трофимова).
Синицына Екатерина Михайловна - студентка исторического факультета специальности
«история» (науч. рук. - О.В. Трофимова).
Абакумов Аркадий Александрович - аспирант кафедры всеобщей истории (науч. рук. –
М.Е. Ерин).
Яблоков Андрей Викторович - студент исторического факультета специальности «история» (науч. рук. - Н.С. Велитченко).
Куликов Виктор - аспирант кафедры всеобщей истории (науч. рук. – М.Е. Ерин).
Михеева Анастасия Н. - аспирантка кафедры всеобщей истории (науч. рук. – М.Е. Ерин).
Советова Ксения Сергеевна - студентка исторического факультета специальности «история» (науч. рук. – Т.М. Гавристова).
Загрузина Анна Сергеевна - студентка исторического факультета специальности «история» (науч. рук. – Т.М. Гавристова).
Савин Дмитрий Александрович - аспирант кафедры всеобщей истории (науч. рук. Т.М. Гавристова).
Васильева Елена Д. - аспирантка кафедры всеобщей истории.
Лещенко Андрей Викторович - студент исторического факультета специальности «история» (науч. рук. – Г.Н. Канинская).
Брункевич Денис Валерьевич - аспирант кафедры всеобщей истории (науч. рук. Г.Н. Канинская)
Горшков Илья Дмитриевич - аспирант кафедры музеологии и краеведения (науч. рук. А.М. Селиванов).
Новоселова Наталия Григорьевна - аспирантка кафедры отечественной средневековой и
новой истории (науч. рук. - Ю.Ю. Иерусалимский).
Лебедев Антон Вячеславович - студент исторического факультета специальности «история» (науч. рук. - Ю.Ю. Иерусалимский).
Кобзаренко Наталия Владимировна - студентка исторического факультета специальности «история» (науч. рук. – А.В. Борисова).
Оторочкина Александра Евгеньевна - аспирантка кафедры музеологии и краеведения
(науч. рук. - А.М. Селиванов).
Столетнева Екатерина Ивановна - студентка исторического факультета специальности
«история» (науч. рук. - Н.С. Велитченко).
Мойсинович Анна Михайловна - аспирантка кафедры отечественной средневековой и новой истории (науч. рук. - Н.С. Велитченко).
Рутковская Лариса Микелисовна - аспирантка кафедры отечественной средневековой и
новой истории (науч. рук. - Н.С. Велитченко).
Полубояров Дмитрий Сергеевич - студент исторического факультета специальности «история» (науч. рук. - Ю.Ю. Иерусалимский).
Горюнова Елена Николаевна - аспирантка кафедры отечественной средневековой и новой
истории (науч. рук. - К.И. Юрчук).
СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ
171
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Сергеева Екатерина Павловна - аспирантка кафедры музеологии и краеведения (науч.
рук. - Ю.Г. Салова).
Ельцова Ольга Дмитриевна - аспирантка кафедры отечественной средневековой и новой
истории (науч. рук. - Н.С. Велитченко).
Нуждина Анастасия Анатольевна - аспирантка кафедры музеологии и краеведения (науч. рук. - А.М. Селиванов).
Савельев Олег Николаевич - аспирант кафедры новейшей отечественной истории (науч.
рук. – Н.М. Александров).
Филиппов Артем Николаевич - студент исторического факультета специальности «история» (науч. рук. – А.Ю. Данилов).
Паршаков Вячеслав Борисович - студент исторического факультета специальности «история» (науч. рук. – В.П. Федюк).
Нестеренко Екатерина Александровна - студентка исторического факультета специальности «музеология» (науч. рук. - Ю.Г. Салова).
Красинский Сергей Сергеевич - студент исторического факультета специальности «история» (науч. рук. - Ю.Ю. Иерусалимский).
Пелевина Евгения Александровна- студентка исторического факультета специальности
«музеология» (науч. рук. - В.М. Марасанова).
Белова Наталия Владимировна - аспирантка кафедры музеологии и краеведения (науч.
рук. - А.М. Селиванов).
Государева Марина Владимировна - студентка исторического факультета специальности
«музеология» (науч. рук. - А.М. Селиванов).
Ахтямова Мария Владимировна - студентка исторического факультета специальности
«история» (науч. рук. - И.Ю. Шустрова).
Залунаева Евгения Александровна - аспирантка кафедры музеологии и краеведения (науч.
рук. - И.Ю. Шустрова).
Смирнова Татьяна Андреевна - студентка исторического факультета специальности «музеология» (науч. рук. - А.М. Селиванов).
Минькина Лидия Александровна - аспирантка кафедры музеологии и краеведения (науч.
рук. - А.М. Селиванов).
Степанов Константин Анатольевич - аспирант кафедры отечественной средневековой
и новой истории (науч. рук. - Ю.Ю. Иерусалимский).
Дремков Николай Владимирович - аспирант кафедры отечественной средневековой и новой истории (науч. рук. - Ю.Ю. Иерусалимский).
Гожалимова Оксана Сергеевна - аспирантка кафедры отечественной средневековой и новой истории (науч. рук. - Ю.Ю. Иерусалимский).
Курцев Леонид Николаевич - аспирант кафедры новейшей отечественной истории (науч.
рук. - В.П. Федюк).
Кудряшов Кирилл Александрович - аспирант кафедры музеологии и краеведения (науч.
рук. - А.М. Селиванов).
Фомичев Александр Валерьевич - студент исторического факультета специальности «история» (науч. рук. – Н.В. Рябинина).
Новикова Екатерина Владимировна - студентка исторического факультета специальности «музеология» (науч. рук. - Ю.Г. Салова).
Рубан Елена Сергеевна - студентка исторического факультета специальности «музеология» (науч. рук. – Е.В. Спиридонова).
Гобжелян Мария Николаевна - студентка исторического факультета специальности «музеология» (науч. рук. - А.М. Селиванов).
Лобанова Марина Андреевна - студентка исторического факультета специальности «музеология» (науч. рук. - А.М. Селиванов).
172
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Голотин Илья Вадимович- студент исторического факультета специальности «музеология» (науч. рук. - И.Ю. Шустрова).
СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ
173
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Содержание
ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ............................................................................................ 4
Т.В. Григорюк 4
«МИНОЙСКАЯ ТАЛАССОКРАТИЯ»: СОДЕРЖАНИЕ ПОНЯТИЯ ................................. 4
О.А. Власова 7
ДОЛЖНОСТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ РИМСКОГО ПРЕТОРА
(КЛАССИЧЕСКАЯ И ПОЗДНЯЯ РЕСПУБЛИКА)1 .................................................... 7
А.Н. Фролова 10
МАРК ЮНИЙ БРУТ В ПЕРЕПИСКЕ ЦИЦЕРОНА .................................................... 10
Е.С. Данилов
ВОЕННОЕ ИСКУССТВО ГОТОВ: ИСТОРИОГРАФИЯ ВОПРОСА ............................... 12
Е.М. Синицына
ТРУД РАБОВ В РЕМЕСЛЕННОМ ПРОИЗВОДСТВЕ ВИЗАНТИИ (ПО ДАННЫМ
«КНИГИ ЭПАРХА») .............................................................................................. 14
А.А. Абакумов
ИНДЕЙЦЫ И НАЧАЛО АМЕРИКАНСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ (1775-1776 ГГ.) ................ 16
А.В. Яблоков
ПЕТР СЦЕГЕННЫЙ И ЕГО “ЗОЛОТАЯ КНИЖЕЧКА ИЛИ ИСТОРИЯ РОДА
ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО” КАК ИСТОЧНИК ПО ИСТОРИИ ПОЛЬШИ .......................... 20
В. Куликов
ЛОНДОНСКАЯ «TIMES» О СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ В ГЕРМАНИИ ВЕСНОЙ
1889 ГОДА .............................................................................................................. 22
А.Н. Михеева
КОНЦЕПЦИЯ РАСОВО-РЕЛИГИОЗНОГО СЕПАРАТИЗМА В ИДЕОЛОГИИ
МАЛЬКОЛЬМА Х (1925-1965 ГГ.) ........................................................................... 27
К.С. Советова
АФРИКА В ТВОРЧЕСТВЕ ПИСАТЕЛЕЙ И ХУДОЖНИКОВ «АФРИКАНСКОГО
ЗАРУБЕЖЬЯ» ......................................................................................................... 31
А.С. Загрузина
ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭЛИТА СИРИИ ............................................................................. 34
Д.А. Савин
ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ТУРЦИИ (1983 – 1993) ........................................................ 37
Е.Д. Васильева
ПРОБЛЕМЫ КОЛИЧЕСТВЕННОЙ ОЦЕНКИ МУСУЛЬМАН ВО ФРАНЦИИ .............. 41
А.В. Лещенко
ФРАНЦУЗСКИЕ ЭКОЛОГИСТЫ И СОЗДАНИЕ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА ..............44
174
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д.В. Брункевич
БРИТАНСКИЙ КОНСЕРВАТИВНЫЙ ЕВРОСКЕПТИЦИЗМ ....................................... 47
ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ ....................................................................... 55
И.Д. Горшков
«ЗАГОВОР» И. П. ФЕДОРОВА-ЧЕЛЯДНИНА 1567 Г. В ОПИСАНИИ
АЛЬБЕРТА ШЛИХТИНГА ..................................................................................... 55
Н.Г. Новоселова
РАЗВИТИЕ ОБРАЗОВАНИЯ В НЕРЕХТЕ В XVIII ВЕКЕ ............................................ 58
А.В. Лебедев
ПОЖАР МОСКВЫ 1812 ГОДА .................................................................................... 62
Н.В. Кобзаренко
ВОСПИТАНИЕ ЖЕНЩИНЫ-ДВОРЯНКИ В РОССИИ
В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА ....................................................................... 64
А.Е. Оторочкина
ЖЕНСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ НАКАНУНЕ ОТМЕНЫ КРЕПОСТНОГО
ПРАВА (НА ПРИМЕРЕ ГУБЕРНИЙ ВЕРХНЕГО ПОВОЛЖЬЯ) .............................. 67
Е. Столетнева
ГИБЕЛЬ АЛЕКСАНДРА II В ОЦЕНКАХ БЛИЖАЙШЕГО ОКРУЖЕНИЯ ..................... 72
А.М. Мойсинович
ПОЛЕМИКА О СУДЕ ПРИСЯЖНЫХ В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ В 1860-1870-Е
ГГ. ......................................................................................................................... 74
Л.М. Рутковская
ПРОБЛЕМА БУДУЩНОСТИ ДВОРЯНСТВА ПОСЛЕ РЕФОРМЫ 1861 ГОДА В
РОССИИ В ТРУДАХ К.Д. КАВЕЛИНА ................................................................... 78
Д.С. Полубояров
ТРИ ШТУРМА ПЛЕВНЫ ВО ВРЕМЯ РУССКО-ТУРЕЦКОЙ ВОЙНЫ 1877-1878 ГГ.
(ПО ВОСПОМИНАНИЯМ СОВРЕМЕННИКОВ) ..................................................... 81
Е. Н. Горюнова
ИЗ ИСТОРИИ ВЫСТАВОЧНОГО ДЕЛА В РОССИИ ................................................... 83
Е.П. Сергеева
СОБСТВЕННОСТЬ НА ЗЕМЛЮ В РОССИЙСКИХ ГОРОДАХ В XIX ВЕКЕ.................. 84
О.Д. Ельцова
ЕПАРХИАЛЬНЫЕ СВЕЧНЫЕ ЗАВОДЫ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ ВО ВТОРОЙ
ПОЛОВИНЕ XIX-НАЧАЛЕ XX ВВ. ........................................................................ 87
А.А. Нуждина
О ПОЛОЖЕНИИ КРЕСТЬЯНКИ В РУССКОЙ ДЕРЕВНЕ В КОНЦЕ XIX –
НАЧАЛЕ XX В. ....................................................................................................... 91
О.Н. Савельев
ЦАРСКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО И ДУМСКИЕ ВЫБОРЫ 1905 – 1912 ГГ. ....................... 95
Содержание
175
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.Н. Филиппов
МЕСТО СПОРТА В МАРКСИСТСКО-ЛЕНИНСКОЙ ИДЕОЛОГИИ ............................. 99
В. Паршаков
СОВЕТСКАЯ ПРОПАГАНДА И ПАКТ МОЛОТОВА-РИББЕНТРОПА
23 АВГУСТА 1939 ГОДА ........................................................................................ 103
Е.А. Нестеренко
ОХРАНА ПАМЯТНИКОВ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ............ 105
С.С.Красинский
ИСТОКИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ РОК-МУЗЫКИ........................................................... 107
ИСТОРИЯ ЯРОСЛАВСКОГО КРАЯ ............................................................... 110
Е.А. Пелевина
МАТЕРИАЛЫ О ЯРОСЛАВСКОМ ГУБЕРНАТОРЕ КНЯЗЕ М.Н.ГОЛИЦЫНЕ
В ФОНДАХ ГАЯО ............................................................................................... 110
Н.В. Белова
АРХИЕПИСКОП ЯРОСЛАВСКИЙ И РОСТОВСКИЙ АНТОНИЙ ЗНАМЕНСКИЙ
(1765 – 1824 ГГ.)................................................................................................... 113
М.В. Государева
П.Г. ДЕМИДОВ И ОСНОВАНИЕ ВЫСШИХ НАУК УЧИЛИЩА В ЯРОСЛАВЛЕ ....... 117
М.В. Ахтямова
КОГОРТНЫЙ АНАЛИЗ ПРИХОДА ПЕТРОПАВЛОВСКОЙ ЦЕРКВИ «ПРИ
МАНУФАКТУРАХ» ГОРОДА ЯРОСЛАВЛЯ (НА МАТЕРИАЛАХ КОГОРТЫ 1830
ГОДА) .................................................................................................................. 119
Е.А. Залунаева
ПИТАНИЕ ГОРОДСКИХ РАБОЧИХ РОССИИ В 70 – 80 ГГ. XIX В. (НА ПРИМЕРЕ
ЯРОСЛАВСКИХ РАБОЧИХ) .................................................................................. 122
Т.А. Смирнова
ЛИТЕРАТУРНЫЕ ВЗГЛЯДЫ А.А. УХТОМСКОГО .................................................... 128
Л.А. Минькина
ИЗ ИСТОРИИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ГУБЕРНСКИХ УЧЕНЫХ АРХИВНЫХ
КОМИССИЙ (НА ПРИМЕРЕ ЯГУАК) ................................................................. 131
Н.В.Дремков
ГОРОДСКАЯ И УЕЗДНАЯ ПОЛИЦИЯ ЯРОСЛАВСКОЙ ГУБЕРНИИ В КОНЦЕ XIX –
НАЧАЛЕ XX ВВ. ................................................................................................... 134
К.А. Степанов
ИЗ ИСТОРИИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОСТОВСКОГО УЕЗДА В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА:
СТРОИТЕЛЬСТВО БОЛЬНИЦЫ В С. ИЛЬИНСКОМ ............................................ 137
О.С. Гожалимова
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ТОВАРИЩЕСТВА «БР. НОБЕЛЬ» В РЫБИНСКОМ РЕГИОНЕ .... 141
176
Путь в науку. Выпуск 9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Л.Н. Курцев
НАЧАЛО «ЖИЛИЩНОЙ РЕВОЛЮЦИИ» В ЯРОСЛАВЛЕ (ОКТЯБРЬ 1917-ЛЕТО 1918
ГГ.) ...................................................................................................................... 146
К.А. Кудряшов
ТОРГОВЛЯ В ЯРОСЛАВСКОЙ ГУБЕРНИИ В УСЛОВИЯХ ПЕРЕХОДА
К НОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКЕ (МАРТ 1921 – МАРТ 1922 ГГ.) .......... 148
А.В. Фомичев
РАБОТА ОРГАНОВ СОЦИАЛЬНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ В ЯРОСЛАВСКОЙ ОБЛАСТИ С
ПИСЬМАМИ И ЖАЛОБАМИ ГРАЖДАН (ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА 1970-Х ГГ.) ......... 152
МУЗЕОЛОГИЯ ................................................................................................... 156
Е.В. Новикова
ИЗУЧЕНИЕ ЖИЛОГО ИНТЕРЬЕРА НАЧАЛА ХХ ВЕКА: ВЫЯВЛЕНИЕ КРУГА
ИСТОЧНИКОВ .................................................................................................... 156
Е.С. Рубан
КЛАССИФИКАЦИЯ КУРИТЕЛЬНЫХ ТРУБОК ИЗ МУЗЕЕВ ЯРОСЛАВСКОЙ
ОБЛАСТИ............................................................................................................. 158
М.Н. Гобжелян
ФОРМИРОВАНИЕ МУЗЕЙНОГО КОМПЛЕКСА ПОСЕЛКА БОРОК .......................... 161
М.А. Лобанова
ПРОЕКТ МУЗЕЙНОЙ ЭКСПОЗИЦИИ «ДВОРЯНСКИЙ РОД МИХАЛКОВЫХ»....... 164
И.В. Голотин
МАСТЕР - КЕРАМИСТ А.А. ЕГОРОВ ....................................................................... 167
Сведения об авторах ...................................................................................................... 171
Содержание
177
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
61
Размер файла
1 423 Кб
Теги
факультета, исторического, путь, 1309, науки, научный, аспирантов, работа, сборник, студентов
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа