close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1335.Политика Идеология Культура Проблемы всемирной истории Сборник научных трудов

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В.В. Дементьева
Министерство образования и науки Российской Федерации
Федеральное агентство по образованию
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова
ПОЛИТИКА.
ИДЕОЛОГИЯ.
КУЛЬТУРА
Проблемы всемирной истории
Сборник научных трудов
Ярославль 2006
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
УДК 94
ББК Т3 (0)я43
П 50
Рекомендовано
Редакционно-издательским советом университета
в качестве научного издания. План 2006 года
Рецензенты:
доктор исторических наук, профессор А.С. Ходнев;
кафедра всеобщей истории Калининградского
государственного университета им. Иммануила Канта
Политика. Идеология. Культура: Проблемы всемирной истории : сб. науч. тр. / отв. ред. проф. В.В. ДеП50
ментьева, проф. М.Е. Ерин; Яросл. гос. ун-т. – Ярославль:
ЯрГУ, 2006. – 176 с.
ISBN 5-8397-0473-3
Издание содержит статьи преподавателей и аспирантов кафедры всеобщей истории ЯрГУ, посвященные как теоретико-методологическим проблемам, так и конкретно-историческим вопросам
изучения политических отношений и культурно-идеологического
пространства от античности до современности.
УДК 94
ББК Т3 (0)я43
Редакционная коллегия:
проф. В.В. Дементьева – ответственный редактор;
проф. М.Е. Ерин – ответственный редактор;
проф. Г.Н. Канинская;
проф. Т.М. Гавристова
© Ярославский
государственный
университет, 2006
ISBN 5-8397-0473-3
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В.В. Дементьева
I. Методология.
Историография.
Источниковедение
В.В. Дементьева
Римская Республика:
институциональная история и семиология
Магистральные линии обсуждения сущности и специфики
Римской Республики в последние двадцать лет шли несколькими
руслами. Назовем некоторые из них, имеющие прямое отношение
к названию статьи. Наиболее раннее, появившееся во французской историографии, имеет истоки еще в середине 70-х гг. XX в.,
но стало полноводным только с середины 80-х гг. – «грамматика
римской политики», управленческие символы, семиология.
Второе направление – дискуссия по поводу концепции
Ф. Миллара о «римской демократии»1. Оно имело свою логику
развития, но, в конце концов, две названные линии пересеклись
на проблеме «символического капитала», «ритуализованной политики» и «политической культуры».
Третье направление – критика теоретических построений
Теодора Моммзена, его системы римского государственного права. Оно послужило основным стимулом для исследований в рамках «институциональной истории».
Четвертое направление – анализ «социологии господства»
Макса Вебера. Социологические школы оказали влияние на ис3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
следования как собственно римских институтов, так и социальных основ политической жизни civitas.
Названные потоки научной мысли сливались, расходились
разными рукавами, имели общий «бассейн». В результате обсуждения теории Т. Моммзена исследователи перешли от анализа его
«системы» к анализу отдельных «структур». Всплеск институциональной истории пришелся на 90-е гг. и продлился от начала
и до конца последнего десятилетия XX века2.
Институты стали рассматриваться как органы регулирования
социального взаимодействия – это осуществлялось на базе системного анализа социологии, философской антропологии и правоведения. Институты часто понимались как организованные социальные структуры, что, на наш взгляд, вполне естественно. Но
это понятие трактовалось и гораздо шире, оказавшись в итоге
очень размытым. Оно стало включать в себя столь различные
объекты, как нормативные поведенческие структуры, организованные объединения (корпорации) и даже идеальную объективацию социально-политических реалий. Сложно, например, принять такое определение: «Институты есть посреднические инстанции культурной продукции сознания», приведенное в статье
Герхарда Гёлера и Рудольфа Шпета3. Но вполне можно признать
справедливым следующее утверждение данных авторов: «Институты направляют в определенное русло человеческую деятельность, они ограничивают находящийся в распоряжении людей
выбор действий».
Уточнение категории «институт» проводится в научной литературе на основе следующих понятий: «генезис», «изменение»,
«кризис»4, то есть по существу на основе фаз развития любого
института.
В историографии рассматривались условия и модальность
процесса институционализации; изучались формы институциональной идентичности, а также отношения социальных ролей:
«должность» и «индивидуум», «институциональность» и «персональность», «институт» и «харизма» и т.д.
В рамках институциональной истории написаны серьезные
труды по Римской Республике – монографии Эндрю Линтотта5,
Роберты Стюарт6, Кори Бреннана7. К. Бреннан монографию по4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В.В. Дементьева
святил конкретному институту (претуре), Э. Линтотт и
Р. Стюарт – государственному устройству в целом. У Э. Линтотта
институциональный подход более выдержан, а у Р. Стюарт институты уже рассматриваются шире – на пересечении с ритуальной практикой (например, персональный и гентильный элементы,
значение триумфа). В ряду работ по истории институтов следует
назвать также очень содержательный сборник «Государство и государственность ранней Римской Республики»8 (особенно интересны в нем статьи Адальберто Джованнини «Магистратура и
народ» и Карла-Йоахима Хелькескампа «Сенат и плебейский
трибунат в начале III в. до н.э.»), девятый том Кембриджской античной истории9, исследования Бернхарда Линке10, Клауса
Брингманна11, Мари Терез Фёген12. В частности, Б. Линке анализировал процесс развития римской общины от родственных связей к государству и возникновение политических форм, уделял
внимание проблеме patres и ранним магистратам. М.Т. Фёген
рассматривает возникновение Республики как «естественную необходимость», как развитие организма из внутренних ресурсов,
отталкиваясь от моммзеновской традиции в романистике.
В самых последних работах проблема истории институтов,
публичности, публичной жизни также рассматривается весьма
пристально, но термин «институт» используется уже в широком
значении. Примером является издание, посвященное сенату и
римской политической элите13. Сенаторы изучаются в нем как
часть публичной жизни Рима, на пересечении с проблемой исследования «политической культуры». В частности, рассмотрению подвергаются дома сенаторов в Риме, а именно общественные и политические функции жилых домов сенаторов. Как элемент публичной жизни анализируется и жречество.
Специально следует остановиться на работе, которая вызывает у читателя очень много вопросов, подчас недоуменных. Это
монография Кая Сандберга «Магистраты и народные собрания.
Изучение законодательной практики в республиканском Риме»,
изданная в 2001 г. в серии трудов финляндского института романистики14. Она написана на стыке институциональной истории и
дискуссии по работам Ф. Миллара. Автор задается вопросом, –
какие магистраты руководили законодательным собранием?
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
Исходный пункт его анализа – тезис, что институциональные
механизмы Республики рассматриваются в историографии обычно слишком статически. Механизмы поздней Республики переносятся на другие эпохи, тогда как в ранней Республике действовали специфические механизмы. Следует согласиться с этим утверждением К. Сандберга в принципиальном плане, но не с
конкретными положениями его труда.
К. Сандберг констатирует, что в период после законов Лициния-Секстия до преобразований Суллы (367-88 гг.) курульные
магистраты чрезвычайно редко в источниках определенно названы в качестве руководителей законодательных народных собраний. Из этого он постулирует, что в таковой роли часто были
плебейские трибуны. Магистраты же руководили законодательными комициями только тогда, когда требовалось согласие народа на объявление войны.
Центуриатные комиции в трактовке К. Сандберга до конца
эпохи сословной борьбы собирались только для выборов (как
электоральные) и принятия решений об объявлении войны. Раннее гражданское законодательство до конца сословной борьбы
проводилось, на его взгляд, через куриатные комиции, а не через
центуриатные. После уравнения сословий эта функция была передана concilium plebis, и плебейские трибуны с этого времени
имели решающие позиции для внесения законов. Должны были,
по мысли К. Сандберга, высшие магистраты стремиться нарушить монополию законодательной инициативы плебейских трибунов. И на исходе II в. до н.э. увеличившееся число конфликтов
между сенатской аристократией и плебейскими трибунами привело к тому, что роли сменились. С этого времени курульные магистраты предлагали большинство законов.
Затем, – развивает свою концепцию К. Сандберг, – последовала реформа Суллы, по которой право проводить законодательные собрания было сосредоточено у магистратов. А в дальнейшем, когда опять плебейские трибуны были восстановлены в
своих правах, конкуренция между магистратами и трибунами
была конституционно закреплена.
Нечеткости в работе К. Сандберга отмечает в рецензии на нее
Б. Линке15, который делает вывод, что К. Сандберг односторонне
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В.В. Дементьева
постулирует значение comitia curiata для законодательства ранней
Республики, хотя об этих комициях для данного времени в источниках вряд ли что можно узнать. Позднее, замечает Б. Линке,
после того, как плебеи в 471 г. до н.э. стали проводить собрания
по трибам, исчезли эти старые единицы из политической повседневности. Источники не дают также оснований говорить, что в
конце II в. до н.э. современники что-то знали и писали о конфликтном присвоении высшими магистратами законодательных
полномочий, как это утверждает К. Сандберг.
Логически процесс изучения римской республиканской общины двигался в направлении: от институтов (структур) к понятиям и категориям16, а далее – от «понятий» к «концептам». Здесь
и произошло тематическое пересечение с изучением «римской
политической грамматики» в русле семиологии (семиотики) как
науки, исследующей свойства знаков и знаковых систем, в том
числе и такого ее раздела, как семантика.
Особенно повлияли на концептуальные построения по римской истории понятия «символический капитал» и «символическая власть», что отражено в работе Герхарда Гёлера и Рудольфа
Шпета «Символическая власть. К институционально-теоретическому значению Пьера Бурдьё»17. Авторы отмечают, что Пьер
Бурдьё писал не собственно об институтах, у него речь не идет в
непосредственном смысле об институциональной теории18. Но у
него ставится вопрос о том, как социальное структурировано.
П. Бурдьё распространял экономическое понятие «капитала» на
социальную и культурную сферу. Имеется, на его взгляд, не
только экономическая размерность капитала, как ее постулирует
марксизм, но и другие его различные роды. П. Бурдьё осмысливал принцип действия такого «капитала», прежде всего, как
«символического капитала» – через данные семиотики. П. Бурдьё
исходил из того, что имеются три основных размерности капитала: «объем капитала», «структура капитала» и «развитие капитала
во времени»19. Общий же (целостный) объем капитала включает в
себя экономический, культурный и социальный капитал.
П. Бурдьё разработал также теорию социального «поля», которое, по его мнению, структурировано через внешний облик, габитус (habitus – внешность, облик, образ, состояние, и т.п.) и
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
стиль жизни. Дифференциация и иерархизация общества в его
теории основывается на «символической власти». Господствующие символы конституируют и легитимизируют общественные
отношения власти; о символическом, прежде всего, идет социальная борьба.
П. Бурдьё рассматривал институты в качестве элементов, выполняющих важнейшую структурирующую функцию. Власть
осуществляется в обществе не только через единичные персоны и
не только через структурирование социальной жизни вообще, но
прежде всего через институты с их действующими лицами20. Поэтому власть, согласно взглядам последователей теории П. Бурдьё, есть центральная категория для определения принципа действия институтов. У политических институтов, деятельность которых детерминируется действующими лицами намного сильнее,
чем социальных институтов, эта связь особенно бросается в глаза. Власть – это связь между институтами и осуществляющими ее
персонами, она не только выполняется, она признается.
В немецкой историографии развернулась дискуссия о различии между властью переходной (транзитивной) и непереходной
(интранзитивной). Ханна Арендт противопоставляет немецкие
понятия Macht (сила, мощь, власть, влияние) и Gewalt (власть,
сила, могущество). Macht в ее трактовке – это взаимные речи и
действия людей. Macht возникает между людьми, когда они действуют, она соответствует человеческим способностям не только
вообще что-либо делать, но и действовать во взаимном согласии.
Gewalt, напротив, в ее объяснении есть противоположное понятие к Macht, она предназначена для инструментального стратегического проведения в жизнь намерений одних против воли других. Такое понимание термина Gewalt соответствует понятию
Macht у Макса Вебера, по которому последний термин – это
власть в значении возможности осуществлять собственную волю
вопреки сопротивлению других. Получается, что то, что для
М. Вебера Macht, для Х. Арендт – Gewalt21.
Власть в смысле проведения воли понимается как транзитивная (переходная), власть в смысле взаимных речей и действий –
интранзитивна (непереходна). Однако соотношение между тран8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В.В. Дементьева
зитивной и нетранзитивной властью подчас можно установить
лишь с очень большим трудом.
Концепт «символической власти» П. Бурдьё описывает
власть не как чистое принуждение, но и не по модели одобрения
(согласия). Его модель принимает среднее положение между консенсусом и принуждением, причем одобрение не является осознанным, принимаемым по доброй воле, оно описывается им скорее как «фатальное отношение»22. Понятие власти у П. Бурдьё
изображается – в институционально-теоретическом толковании –
в качестве колебаний между транзитивной и интранзитивной властью. Акцентирование центральных понятий (поле, структура,
габитус, символическая власть, капитал и др.) осуществляется
П. Бурдьё для обозначения теоретических рамок, чтобы определить понятие власти как осциллирующей между транзитивностью и интранзитивностью.
П. Бурдьё исходил из того, что все институты представляются как действия и результаты предшествующей борьбы и что вся
борьба должна быть представлена как две оппонирующие стратегии: стратегия консервативная (сохранительная) и стратегия разрушительная.
П. Бурдьё занимался в последние годы жизни (он умер в
2002 году) разработкой теории социального поля. Он показал наличие различных полей: правового (юридического), академического, спортивного, эстетического и политического как имеющих
собственную логику действия. Одновременно он полагал, что эти
поля представляют собой автономные ценностные сферы и особый порядок жизни. Он выступал против теории М. Вебера о
картине мира23; поле в его понимании есть прежде всего «силовое
поле», ансамбль объективных соотношений сил24.
Памяти П. Бурдьё посвятил свою книгу Эгон Флаиг «Ритуализованная политика. Знаки, жесты и господство в древнем Риме»25, ранее также обращавшийся к данной теме26. Э. Флаиг подчеркивает связь своего исследования с работами Клода Николе,
Христиана Майера, Поля Вейна, Жана-Мишеля Давида, которые
усматривали знаковый характер коммуникаций в римском обществе, изучали политические жесты и управленческие символы в
нем. В конце 80-х гг. XX в., констатирует Э. Флаиг, в исследова9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
ниях медиевистов и специалистов по раннему новому времени
подобная проблематика начала активно обсуждаться. Однако
древняя история – вне франкоязычного пространства – была
обойдена таким вниманием. К тому же возникли и серьезные методолого-методические проблемы, – чем больше историков занимались этой тематикой, тем дальше расходились они друг от
друга в теоретической базе и методах исследования. «Этикетками» данного ракурса изучения стали история менталитета, микроистория, культурная история, историческая антропология – это
разнообразие привело к существенному различию методов, стал
особенно отчетлив разнобой смысловых наполнений как категориального аппарата, так и отражаемых им реалий.
В начале XXI века проблематика «ритуализованной политики» стала, таким образом, актуальной уже для всего европейского
антиковедения. Издание монографии Э. Флаига означало следующий этап в развитии логики историографических штудий: от
отдельных «концептов» П. Бурдьё и его последователей к изучению «римской политической культуры» в целом. Но эта проблематика должна быть предметом отдельного рассмотрения.
Примечания
1
Millar F. The Crowd in Rome in the Late Republic. Ann Arbor: Michigan UP,
1998; Idem. The Roman Republic in political Thougth. Hannover and London, 2002.
2
См., например: Institutionen und Geschichte. Theoretische Aspekte und
mittelalterliche Befunde. Hrsg. von Gert Melville. Köln, Weimar, Wien, 1992;
Institutionen und Ereignis. Hrsg. von Reinhard Blänkner und Bernhard Jussen.
Göttingen, 1998.
3
Göhler G., Speth R. Symbоlische Macht. Zur institutionentheoretischen
Bedeuting von Pierre Bourdieu // Instititutionen und Ereignis. Über historische
Praktiken und Vorstellungen gesellschaftlichen Ordnens. Göttingen, 1998. S. 17-48
4
Ibid. S. 23.
5
Lintott A. Tne Constitution of the Roman Republic. Oxford:, 1999.
6
Stewart R. Public Office in Early Rome. Ritual Procedure and Political Practice.
The University of Michigan Press, 2000.
7
Brennan C. The Praetorship in the Roman Republic. Vol. 1-2. Oxford, 2000.
8
Staat und Staatlichkeit in der frühen römischen Republik. Stuttgart, 1990.
9
Cloud D. The Constitution and Public Criminal Law // CAN. Vol. IX.
Cambridge, 1994. P. 491-530.
10
Linke B. Von der Verwandtschaft zum Stadt. Die Entstehung politischer
Organisationsformen in der frührömischen Geschichte. Stuttgart, 1995.
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.В. Трофимова
11
Bringmann K. Geschichte der römischen Republik. Von den Anfängen bis
Augustus. München, 2002.
12
Fögen M. Th. Römische Rechtsgeschichtee über Ursprung und Evolution eines
sozialen Systems. Göttingen, 2003.
13
Senatus populi Romani. Realität und mediale Präsentation einer
Führungsschicht. Stuttgart, 2005.
14
Sandberg K. Magistrates and Assemblies. A Study of Legislative Practice in
Republican Rome. Rom (Institutum Romanum Finlandiae), 2001.
15
Linke B. Kaj Sandberg. Magistrates and Assemblies. A Study of Legislative
Practice in Republican Rome. Rom (Institutum Romanum Finlandiae), 2001. 2001
(Acta Instituti Romani Finlandiae 24) V, 213 S // Klio. 2004. Bd. 86. Heft 2. S. 484-485.
16
См. об этом: Дементьева В.В. Понятие «конституция римского государства» в категориальном аппарате современной романистики. IVS ANTIQVVM.
Древнее право. 2004. №2 (14) С. 92-115
17
Göhler G., Speth R. Op. cit.
18
Ibid. S. 17.
19
Ibid. S. 23.
20
Ibid. S. 12.
21
Ibid. S. 20.
22
Ibid. S. 22.
23
Ibid. S. 25.
24
Ibid. S. 26.
25
Flaig E. Ritualisierte Politik. Zeichen, Gesten und herrschaft im Alten Rom.
Göttingen, 2003.
26
Idem. War die römische Volksversammlung ein Entscheidungsorgan?
// Institutionen und Ereignis... S. 49-74.
О.В. Трофимова
Новые исследования
о гугенотах в изгнании
Французские гугеноты с момента своего появления были
объектом внимания общества, религиозных и государственных
структур1. Они создали собственную историографию с присущими ей чертами апологии трудолюбия, терпимости, мужественного
преодоления трудностей, упорства в достижении целей во имя
благополучия семьи, общины, Отечества. Гугеноты как особый
феномен европейской культурно-религиозной жизни, а также активной предпринимательской, финансовой, хозяйственной деятельности в XVI – XIX вв. продолжают интересовать исследова11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
телей. Внутриполитическая и религиозная ситуация во Франции
на заре нового времени изучена весьма обстоятельно. Вместе с
падением протестантской столицы Ларошели в 1628 г. гугенотская проблема в основном закрывается и привлекает внимание
историков уже как составная истории правления короля-солнца
Людовика XIV. Возникает интерес к той части гугенотов, которые, оставив Францию, обрели новое Отечество в Германии,
Голландии, Англии, Ирландии, а также за Океаном – в американских колониях.
Изучение различных аспектов жизни гугенотов-эмигрантов
(refugies), несомненно, взаимосвязано с изучением истории отдельных стран, земель, регионов, городов2. Исследования представлены статьями, заметками в газетах, справками в справочноэнциклопедической литературе, сборниками статей, реже монографиями. Эти изыскания трудно классифицировать. Часть инициируется церковно-религиозными общинами, которые сохранили архивы. Изучаются архивы реформатских общин, частная переписка, дневниковые записи, документы о пожертвованиях на
строительство церковных зданий, биографии отдельных наиболее
известных либо успешных членов общин, свидетельства и записи
об актах крещения, причастия, браках и т.п. В этом отношении
показательна библиография, приведенная в труде Эберхарда
Греша3. Он приводит в разделе, посвященном миграции гугенотов в германские земли, наименования 66 публикаций, начиная с
середины 50-х годов XX века. В 1970-х годах появилось 7 работ,
в 1980-х – 19, а в 1990-е годы – 26, за 2000 – 2004 годы – 7 работ.
Следовательно, резкое возрастание интереса приходится на 80 –
90-е годы XX века и сохраняется в настоящее время.
Наблюдается координация совместных усилий исследователей разных стран. Об этом свидетельствуют совместно издаваемые сборники статей, организация и проведение конференций4. С
целью сохранения исторической памяти в 1890 г. было создано
Немецкое гугенотское общество. В настоящее время (с 1998 г.) –
Deutschehugenotten Gesellschaft.
В литературе XIX – XX вв. преобладала точка зрения, что гугенотская диаспора, возникшая в странах Западной Европы
вследствие миграции гугенотов на протяжении XVI – XVIII вв.,
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.В. Трофимова
особенно после отмены (Ревокации) Нантского эдикта в 1685 г.,
сыграла роль двигателя в развитии финансов и коммерции. Исход
(Refuge) протестантов имел свою специфику среди других миграционных движений: негативные последствия для дальнейшего
развития Франции, поскольку страна лишилась наиболее трудолюбивой, предприимчивой и квалифицированной рабочей силы и
обладателей капитала, и положительные результаты для принимающих стран. Так, в Бранденбурге они основали мануфактуры,
в Женеве организовали фабричное дело, банки. В Англии с их
появлением улучшилось производство бумаги, произошел взлет
шелкового производства, часового, ювелирного дела5.
Наряду с работами по краеведению, изучением истории общин, различными по объему, масштабам поставленных проблем,
уровнем исследовательского мастерства, появляются труды, в которых предпринимается попытка систематизации материалов ранее проведенных локальных изысканий. К ним относится упомянутая книга Эб. Греша, четвертая часть которой посвящена детальному экскурсу о пребывании гугенотов в Германии (S. 82 –
171).
Германия в раннее новое время в отличие от Франции и Англии не являлась государством с сильной централизованной властью. Мозаике земель, находящихся под властью территориальных князей, и богатых городов соответствовала мозаика конфессий. К концу XVI в. более половины населения проживало на
протестантских территориях. Эб. Греш отмечает, что, несмотря
на господство принципа “cuius regio, eius religio”, поблизости от
границы с Нидерландами и даже в Остфрисландии и Нидерхейне
создавались по инициативе снизу немецкие реформатские церковные общины (DRKG – Deutsche Reformierte Kirchen Gesellschaft). Некоторые из них должны были скрывать свой истинный
статус реформатских. Они (DRKG) возникали также в тех регионах, где проводилась политика веротерпимости с целью привлечения иммигрантов. Образование DRKG могло быть и следствием личной позиции по конфессиональному вопросу членов правящего дома. Наконец, реформатские общины возникали из
числа чужаков, мигрантов.
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
Автор подчеркивает большое значение Вестфальского мира
1648 г. для определения правового статуса церковно-религиозных
общин. Статьи Вестфальского мира закрепили право на существование католиков и протестантов разного толка. Запрещалось
обращение подданных при конверсии князя. Гугеноты получали
отныне свои привилегии на законных основаниях. Эб. Греш
справедливо считает, что миграция французских гугенотов в
Германию имела волнообразный характер6. Он называет две основные волны и их территориальное размещение. Первые беженцы из-за религиозных гонений появились в богатом свободном
немецком Страсбурге уже в 1525 г. Затем в ходе 30-летней войны
миграция сократилась и вновь усилилась после 1670 г. Заметим,
что в литературе обычно отмечают бегство гугенотов в связи с
событиями Варфоломеевской ночи 1572 г. в Швейцарию. Автору
не удается выявить сколько-нибудь целенаправленную положительную или отрицательную динамику этого процесса для Франции и принимающих стран. К мигрантам в Страсбурге примкнули
франкоговорящие валлоны из испанских Нидерландов, с 1544 по
1648 гг. их число достигло 6 тысяч человек. Среди них высококвалифицированные ремесленники и торговцы, т.е. лица, обладающие профессиональными знаниями, умениями, капиталом,
коммуникативные по своему социально-психологическому складу. Одновременно он отмечает в ряде случаев прибытие людей
необеспеченных и неквалифицированных, которые основывали
деревенские поселения. Но преобладали, очевидно, лица, связанные с розничной торговлей, с производством предметов повседневного и самого широкого спроса, например, шерстяных чулок.
Организация производства, в котором могли участвовать члены
семьи, была основана на использовании местного сырья. Селясь
вблизи границы, они создавали и свои независимые церковные
общины, которые со временем могли объединяться, координировать свои действия в рамках союза.
Вторая значительная волна переселенцев в германские земли
приходится на 1670 – 1720 гг., что автор связывает с вступлением
в силу правовых гарантий, выработанных Вестфальским миром.
С 1670 по 1720 год, т.е. за 50 лет, в Германию прибыло почти
40 тысяч переселенцев (S. 83)7. Общая численность населения
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.В. Трофимова
Германии в 1700 году достигала 15 млн. человек, т.е. эмигранты
составили 0,27% от этого показателя. Другое дело, что плотность
населения, очевидно, была неодинаковой по регионам, городам,
сельской местности. Кроме того, за пять десятков лет произошло
воспроизводство прибывших гугенотов.
Автор акцентирует внимание не на количестве мигрантов
(этот вопрос всегда спорен в литературе, поскольку нет необходимого статистического материала в источниках), а их возможности внести весомый вклад в повышение качества жизни в германских землях. Главным принимающим пунктом на территории
Германии был город Франкфурт-на-Майне, откуда эмигранты
направлялись в различные места для поселения. Среди земель,
которые создали наиболее благоприятные условия для пребывания гугенотов, покинувших родину из-за преследований по религиозным мотивам, выделяется Бранденбург-Пруссия. В 1684 –
1710 гг. туда прибыло от 16 до 18 тысяч гугенотов, что составило
1,5% к численности местного населения.
Немецкие земли в первой половине XVII в. испытывали
большие трудности в хозяйственно-экономическом развитии,
дезорганизованном 30-летней войной. Французские гугенотыэмигранты, воспринявшие протестантскую этику трудолюбия и
стремления к богатству, отвечали желаниям князей абсолютистских режимов. На них делалась ставка в выравнивании демографической ситуации, возрождении заброшенных земель, возможно
также и неосвоенных, внедрении новых технологий и т.п. Современный исследователь, анализируя материалы и результаты, достигнутые его предшественниками, может в определенной степени
дать ответ, смогли ли данные переселенцы изменить демографическую ситуацию, насколько благими оказались планы абсолютистских князей.
Гугеноты были не только носителями более высокой производственно-технологической культуры, но и французского языка,
признанного европейским сообществом как язык развитой литературы, философии, искусства. Это обстоятельство стимулировало развитие немецкой культуры, культуры придворного общества, культуры интеллектуалов городов. Немаловажно отметить и
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
привнесение гугенотами методов воспитания и обучения детей,
особенно иностранным языкам, гуманитарным дисциплинам.
Автор обращает внимание на прибытие в Германию в 1685 –
1701 гг., т.е. непосредственно после Ревокации и на протяжении
последующих 15 лет, около 2900 французских вальденсов (S. 85).
Последователи учения Петра Вальдеса о необходимости возвращения к заповедям евангельской бедности и отказа от организационных структур ортодоксальной католической церкви, несмотря на жестокие гонения на протяжении XII – XVI вв., сохраняли
свои общины в юго-восточной части Франции, северной Италии,
Швейцарии. Вальденсы проводили съезды, вели пропаганду своих идей при помощи переводов Библии на народные языки. Гонения протестантов слились с гонениями вальденсов. О длительном сохранении в среде переселенцев-вальденсов и их потомков
своих традиций и особенно языковой самоидентификации было
проведено очень интересное и обстоятельное исследование Юргена Эшманна8. Вальденсы, в основном горных дел мастера и ремесленники, долгое время пытались сохранить свою общность и
найти постоянное место жительства, получая финансовую помощь из Нидерландов и Англии. В дальнейшем в 1823 г. они вошли в состав лютеранской церкви в Вюртемберге, но в Гессене
смогли сохранить самостоятельность.
Заметим, Эб. Греш – один из немногих историков, кто отмечает наличие напряженности в отношениях между местными жителями и мигрантами-гугенотами. Первоначально гугеноты своим привилегированным положением, «чужой» конфессией, культурой, менталитетом и своей конкуренцией и конкурентоспособностью в области экономики вызывали недовольство и отторжение у коренного населения (S. 87). Сглаживание конфликтности произошло постепенно путем инициативы и поисков со
стороны гугенотов, установления ими контактов с теми слоями
немецкого населения, которые занимали видное положение в
торговле, ремесленном производстве, с чиновниками и военными. Для упрочения этих связей и соответственно вхождения в новую среду заключались браки между немецкими дворянами и
дворянами из числа гугенотов.
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.В. Трофимова
Наблюдения Эб. Греша приводят к выводу, что общей тенденцией в организационно-церковном пространстве было объединение в единые немецкие реформатские церковные общины, в
которых известное время могли использоваться разные церковные языки, обычаи, традиции в части культа. Самоидентификация гугенотов-эмигрантов была ориентирована не на противопоставление окружающему миру с его нравами, привычками, языком, а лишь способствовала сохранению и приращению их
культурного базиса. К настоящему времени они получили название евангелистско-реформатские или евангелистские общины.
Существует лишь горсточка общин (об их числе автор не упоминает), которые называются франко-реформатскими. Судьбы некоторых из них оказались взаимосвязанными с судьбами территорий, ставших объектами военно-политического противостояния в новое и новейшее время.
Автор изучил гугенотскую эмиграцию не только в западном
приграничье (на границе с Францией, Нидерландами), но и в землях со сложной судьбой, бывших объектом перекраивания территорий и границ. Так, он приводит данные о том, что в Бреслау в
1742 г. насчитывалось 150 потомков гугенотов, занятых в производстве часов, сукна, париков, одежды. В 1688 – 1813 гг. в Данциге (совр. Гданьск) также существовала община гугенотов и их потомков. С начала XVII в. в Кенигсберг (совр. Калининград) и другие города Пруссии прибыли шотландские розничные торговцы,
английские купцы, нидерландские ремесленники. Они продолжили свою производственно-торговую деятельность и внесли вклад в
основание реформатской церковной общины. В ряде случаев они
создавали также землячества и цеховые братства, которые являлись важной опорой для них в рамках церковной общины.
После опубликования Потсдамского эдикта 1685 г. в Кенигсберг из Франции прибыло почти 500 гугенотов, тогда как общая
численность населения города в 1700 г. достигала 40 тысяч человек, т.е. переселенцы могли составить до 1,25% жителей города.
В 1686 г. гугеноты образовали FRKG (Franzoesische Reformierte
Kirchen Gemeinde) и французскую колонию, которая получила
привилегии. Они занимались ремесленным производством галантерейных изделий, торговлей, продвигая на рынок товар фран17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
цузского происхождения или собственного производства по
французским моделям, преподавали иностранные языки, учили
танцевальному искусству. Таким образом, по роду своих занятий
они скорее принадлежали к среднему классу. С 1736 г., т.е. спустя 50 лет, потомки гугенотов владели собственным зданием церкви, а затем своей школой и домом скорби. Отметим, практически
во всех местах более или менее значительного компактного проживания гугенотов возникала вполне определенная организационная модель. Так, маркграф Иоганн Фридрих (маркграфство
Бранденбург-Ансбах во Франконии) 7 мая 1685 г. разрешил потомственному изготовителю гобеленов Мишелю де Клараво открыть мануфактуру в своем замке в деревне Гененбах. Осенью
27 октября 1685 г. (за два дня до опубликования Потсдамского
эдикта) гугеноты получили право свободного отправления своего
культа в этом замке. 25 декабря того же года в праздник Рождества здесь была основана первая FRKG во Франконии. В следующем 1686 г. все гугеноты вместе с маркграфскими слугами
переселились в Швабах. Таким образом, к 3000 местных жителей
добавилось почти 500 гугенотов. Среди них были широко известные производители ковров и шерстяных чулок. Вплоть до 1808 г.
здесь существовала французская колония. Многие годы они имели также собственную школу, больницу, богадельню и кладбище.
Евангелистская реформатская церковная община и ее старинная
«французская церковь» (здание) существуют по настоящее время
(S. 108). Организационные структуры гугенотской диаспоры или
общины созданы, несомненно, на наш взгляд, по образцу, ранее
возникшему во Франции (школа, госпиталь, приют, церковное
здание, кладбище). Это обеспечивало автономное существование
как на родине, так и за ее пределами.
В начале XIX в. специальное управление гугенотской колонией в Кенигсберге было упразднено. В 1817 г. появился немецкоговорящий пастор, однако церковные книги вплоть до 1835 г.
велись на французском языке. Следовательно, языковая письменная традиция сохранялась на протяжении 150 лет. FRKG пополнялась за счет потомков гугенотов. Она не вступала в церковный
союз других реформатских общин города, но пользовалась поддержкой государства в виде жалованья пастору. От уплаты цер18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.В. Трофимова
ковного налога FRKG была освобождена (S. 106). Франкореформатская церковная община была упразднена вместе с другими 8 реформатскими церковными общинами в 1945 г. Гугеноты
наряду с другими католическими и протестантскими общинами
создали в Восточной Пруссии обширное культурно-религиозное
наследие. Прусско-германское прошлое и принадлежащие ему
культурные знаковые образы и по настоящее время довольно
ощутимы в местной архитектуре, скульптуре, техническом строительстве, в топонимике, графических памятниках. О большом
воздействии этого прошлого на социальную, религиозную, культурную адаптацию советских переселенцев в этот регион речь
шла на международной научной конференции «Государство,
Церковь, общество: исторический опыт и современные проблемы» (апрель 2005 года)9.
В целом, Эб. Греш создает положительную картину гугенотской эмиграции из различных частей Франции в германские земли, не обращаясь к вопросу о причинах изгнания гугенотов. Помимо статистических данных им приводятся сведения о географии расселения эмигрантов, их профессионально-социальном
статусе, отчасти взаимоотношениях с местным населением, о
продолжении миграции внутри страны (особенно вальденсов),
создании гугенотами новых поселений, городов, организации
ими новых видов производства. Автор систематизировал фактический материал, прежде всего из немецких исследований, опубликованных преимущественно в 80-90-е годы XX века. Он выяснил особенности расселения и ассимиляции гугенотов в различных регионах Германии. Несомненно, работа Эб. Греша содержит много полезной информации для исследователей в области
этногеографии и географии религий. Эб. Греш снабдил свое исследование важной и часто малоизвестной справочно-библиографической литературой. Общее заключение при прочтении этого
труда сводится к утверждению важности реализации политики
толерантности, возможности регулирования конфликтов правовым путем, а также сосуществования эмигрантов и местного населения, имеющих общее христианское культурно-религиозное
наследие.
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
Примечания
1
Этимология названия «гугенот» не совсем ясна. Как правило, «гугенот»
производят от немецкого слова Eidgenossen или eiguenot, т.е. совместо давший
клятву. Оно возникло в Женеве в 1520-е годы для обозначения первых последователей реформации в этом городе. Негативный оттенок слова был связан с дискредитацией гугенотов как партии последователей швейцарской реформации
Кальвина. Во Франции впервые название «гугенот» документально зафиксировано в 1551 году как ругательство в рукописи, происходившей из Периге в Гиени. При этом участники иконоборческого движения, в ходе которого разбивались, обезображивались иконы, статуи святых, реликвии, именовались «злым
родом гугенотов» (als böse Hugenottenrasse).
В исследовательской литературе гугенотами называют французских протестантов, последователей Жана Кальвина (1509 – 1564), участников гугенотских (религиозных) войн. По Нантскому эдикту 1598 г. гугенотское меньшинство получило религиозные и частично политические свободы, которые были отменены Людовиком XIV в 1685 г. Гонения и атмосфера нетерпимости по
отношению к гугенотам вызвали их массовое бегство из Франции в последующие годы. См.: Brockhaus F.A. Der Brockhaus in einem Band. Neunte vollstaendig
uberarbeitete Auflage. Leipzig, 2000, S.396.
2
Grundmann, Paul. Hugenotten in Luebeck: Refugies und Emigres
(Huguenotten und Emigranten). Leipzig, 1920. Kimmel, Hellmut. Hugenotten in der
Pfalz (links des Rheins). Obersickte. 1973.Collum, Wolfgang H. Hugenotten in BadenDurlach. Die franqoesischen Protestanten in der Markgraschaft Baden-Durlach,
insbesondere in Fridrichstal und Welschneureut. Ubstadt-Weiher, 1999.
3
Eberhard Gresch. Die Hugenotten Geschichte, Glaube und Wirckung. Leipzig,
2005. 248 S. Здесь и далее приводятся немецкие издания исследований из библиотек г. Гамбурга и г. Бремена, любезно предоставленные автору статьи д-ром
ист. наук, проф. В.В. Дементьевой.
4
Например, Гугенотское общество Лондона провело конференцию в 1985 г.
и опубликовало ее материалы. Huguenots in Britain and their French background,
1550 – 1800: Contributions to the hist. conf. of the Huguenot Soc. of London, 24 –
25 Sept. 1985. Ed. by Scouloudi, Iren. London, 1987. 248 p. Вслед за тремя международными гугенотскими конференциями в Charleston (США, 1998 г.), в Лондоне (2000г.), Stellenbosch (ЮАР, 2002 г.) будет проведена четвертая международная гугенотская конференция в Германии с 14 по 17 сентября 2006 г., организаторы которой находятся в г. Эмден и Бадкарлсхафен, в частности Немецкое
гугенотское общество. Его возглавляет известный автор исследований о судьбах
гугенотов доктор Андреас Флик (Andreas Flick). Темы для обсуждения – теология, история, генеалогия гугенотов.
5
Histoire de la population francaise // Sous la dir. de J.Dupaquier. T. I, Paris,
p. 129.
6
Это наблюдение применительно к эмиграции гугенотов из Франции в целом давно было сделано в литературе. См., например, фундаментальные исследования Luethy H. La Banque protestante en France de la Revocation de l”Edit de
20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.К. Кадиева
Nantes a la Revolution. T. 1. Dispertion et regroupement (1685 – 1730). Paris, 1959.
454 p.; Scoville Warren C. The persecution of Hugenots and French economic development. 1680 – 1720. University of California Press. Berkeley and Los Angeles, 1960.
497 p.
7
Этот показатель не противоречит данным, приводимым в литературе, хотя
могут указываться и иные хронологические рамки.
8
Eschmann J. Die Sprache der Hugenotten // Hugenottenkultur in Deutschland.
Tuebingen, 1989., S. 9-35. Обстоятельная библиография, приведенная Юргеном
Эшманном, свидетельствует о постоянном интересе исследователей к исторической памяти вальденсов, а также их фактическом включении историками в гугенотско-эмиграционное пространство в Германии.
9
Маслов Е.А. Религиозно-политические факторы в процессе социо-культурной адаптации переселенцев Калининградской области (вторая половина 1940-хсередина1950-х годов) // Международная научная конференция «Государство,
Церковь, общество: исторический опыт и современные проблемы». Москва, 11 –
13 апреля 2005 г. С. 154-161. Конференция была организована Российской Академией Наук, Русской Православной церковью, Институтом всеобщей истории
РАН, Институтом славяноведения РАН. Институтом Европы РАН, Папским комитетом исторических наук (Ватикан), Григорианским университетом (Рим).
Е.К. Кадиева
Археологические находки в Ярославле
музыкальных инструментов
С 1992 по 2001 гг. в результате работ, проводимых Ярославской
археологической
экспедицией
под
руководством
В.В. Праздникова, в городских слоях обнаружено значительное
количество предметов, свидетельствующих о различных аспектах
культурной жизни Ярославля. Среди них более десятка вещей
относятся к музыкальному инструментарию1.
Несмотря на то, что уже в Древней Руси многие музыкальные
инструменты или их части изготавливались из достаточно прочных материалов (металл, глина), что способствовало их хорошей
сохранности в культурном слое поселений, специальных работ,
посвященных музыкальной культуре средневековых русских городов, практически нет. На сегодняшний день детально исследованы лишь музыкальные инструменты Новгорода Великого.
Впервые их описание и классификацию осуществил Б.А. Кол21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
чин2. В последнее время изучением данной темы успешно занимается В.И. Поветкин3, который проводит исследования по реконструкции как внешнего вида музыкальных инструментов, так
и их акустических качеств. Ряд керамических музыкальных инструментов Москвы XV – XVIII вв. опубликовал Р.Л. Розенфельдт4.
Музыкальные инструменты, найденные в культурных напластованиях Ярославля, согласно классификации Б.А. Колчина делятся на две большие группы.
1. Самозвучащие.
а) Варган железный – 1 экземпляр (Рис. 1:1). Найден в 2001 г.
в раскопе на ул. Кедрова. Вообще варган – это инструмент в виде
небольшой подковки с вытянутыми концами, которые постепенно утончаются и приближаются один к другому. В середине подковки приделан тонкий язычок, который, проходя между концами, оканчивается крючком. Играя, инструмент подносят левой
рукой ко рту и зажимают концы зубами, а указательным пальцем
правой руки зажимают язычок. При его вибрации возникает тихий приятный звук, который можно усиливать в результате изменений артикуляции рта исполнителя.
Сохранность ярославского варгана, к сожалению, оставляет
желать лучшего. Длина концов составляет 5,9 см, язычок частично утрачен и доходит лишь до половины подковки (его длина –
3,7 см.). Точно датировать варган не представляется возможным,
поскольку культурный слой раскопа перекопан, однако подобные
музыкальные инструменты в Новгороде (всего 6 экземпляров)
встречены в напластованиях XIII – XV вв.5
б) Погремушка керамическая – 1 экземпляр (Рис. 1:2). Обнаружена в 1992 г. в раскопе № 2 на ул. Андропова. Изделие покрыто поливой желтого цвета. Размеры погремушки следующие:
длина – 4,4 см, ширина – 3 см. Изделие, возможно, представляет
собой голову игрушки-птички, поскольку имеет овальную форму
с четко выделяющимся треугольным выступом (клювом). Глиняные погремушки имеют довольно широкие рамки бытования – с
XII по XIX в. В основном они изготавливались в виде шариков,
реже – в виде птичек.
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.К. Кадиева
Ярославскую погремушку следует, видимо, отнести ко времени не позднее рубежа XIII – XIV вв., поскольку в одном слое с
ней обнаружено более 10 фрагментов стеклянных браслетов, бытовавших в Древней Руси примерно до указанного периода. Точнее датировать погремушку невозможно из-за частичной перекопанности слоев раскопа. Следует также отметить, что изделие наверняка было привозным (из Новгорода (?)), так как поливная
керамика в Ярославле в то время не производилась.
2. Духовые.
а) Свистульки керамические – 12 экземпляров. Десять изделий обнаружены при раскопках хозяйственного двора ЯрГУ в
1999 г., одна свистулька происходит из раскопа 2000 г. на ул.
Кедрова и еще одна – из раскопа 2001 г, также находящемся на
ул. Кедрова.
10 экземпляров (9 – из раскопа 1999 г. и 1 – из раскопа
2000 г.) представляют собой части от свистулек-птичек (уточек)
(Рис. 2). Функции свистулек сохранили только три птички. Свистульки сделаны из белой глины с примесью мелкозернистого
песка. Наиболее хорошо сохранившиеся экземпляры имеют округлую грудь, четко выделенную голову с прочерченными глазами, хвост, ножки и налепные крылья. У одной птички сохранился
широкий утиный клюв. Игрушки полые со вставленной внутрь
свистулькой и с двумя отверстиями в хвосте и двумя по бокам.
По размерам и способам орнаментации можно выделить три подгруппы. Первая подгруппа (3 экз.) включает наиболее крупных
птичек (длина – 8-8,5 см, высота – 7,5-8 см), у которых почти отсутствуют следы поливы, а на крыльях и хвосте черной краской
прорисованы полосы (Рис. 2:1,4). Ко второй подгруппе (7 экз.)
относятся свистульки меньших размеров (длина – 7-7,5 см, высота – 6 см), у которых на крыльях и голове с помощью зубчатого
колесика нанесен узор, имитирующий перья (Рис. 2:2,3,5). Птички покрыты пережженной поливой коричневого или зеленого
цветов. К третьей группе (1 экз.) принадлежит небольшая птичка
(длина – 5 см, высота – 5,5 см) поверхность которой глазурована
полихромной поливой (зеленый и коричневый цвета) (Рис. 2:6).
Свистульки-птички встречены и в других городах – Суздале6,
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
Ростове Великом7, однако прямые аналогии ярославским образцам выявлены лишь в Москве: одна свистулька-уточка, практически идентичная второй подгруппе птичек из Ярославля, обнаружена при раскопках Яузской гончарной слободы в слоях XV –
XVI вв.8 Несмотря на это, ярославские уточки явно принадлежали к изделиям местных гончаров и были, вероятно, забракованной партией. Об этом свидетельствуют как следы пережженной
поливы на их спинках (брак), так и значительное скопление свистулек в одном месте (были выброшены).
Один экземпляр, обнаруженный в 2001 году, сделан в виде
"дудки-соловья" (Рис. 1:5). К сожалению, сохранилось лишь тулово, а свисток и венчик утрачены. Однако по форме дошедшей
до нас части можно судить о том, что данная свистулька была
сделана в виде кубышки. Сосуд принадлежит к чернолощеной
керамике и вылеплен из красножгущейся глины с примесью мелкозернистого песка. Вообще же "дудки-соловьи" достаточно активно изготавливались во многих городах России в XVI – XIX вв.
Лепились они на ручном круге. Тулово имели в виде горшочка
или кубышки, размеры небольшие: диаметр венчика – 3-6 см,
диаметр донца – 3-4 см, а вот высота могла варьироваться от 4 до
10 см (в зависимости от формы тулова). С одной стороны от
средней части тулова в сторону и несколько вверх отходил носик
с вделанным в него свистком. Длина носика колебалась примерно
от 4 до 6 см. Фрагменты "дудок-соловьев" на сегодняшний день
выявлены в Москве9. Следует отметить, что три подобных свистульки зафиксированы и в фонде керамики ЯИАХМЗ
(ЯИАХМЗ, № 2850,2854,2907). Точно их продатировать не представляется возможным, однако выполнены они достаточно грубо:
имеют толстые стенки, неряшливое лощение. Как установил при
исследовании московского материала Р.Л. Розенфельдт, эти черты характерны для более поздних форм10. В отличие от "соловья",
обнаруженного в раскопе, тулова у свистулек из ЯИАХМЗ приплюснутые, сделаны в форме горшочка.
Один экземпляр (из раскопа 1999 г.) представляет собой мореную свистульку цилиндрической формы (длина – 4,5 см, внешний диаметр – 1,5 см), вероятно, являвшуюся составной частью
какой-нибудь игрушки (уточки, соловья (?)) (Рис. 1:3).
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.К. Кадиева
Датировать ярославские свистульки можно XVIII – началом
XIX в.
б) Флейта керамическая чернолощеная – 1 экземпляр
(Рис. 1:4). Место находки точно не определяется. Инструмент сохранился фрагментарно: до нас дошла широкая часть флейты
длиной 6,3 см с двумя отверстиями. Еще одно отверстие прослеживается лишь наполовину. Внутренний диаметр инструмента
составляет – 1,6 см, внешний – 2,4 см, диаметр отверстий –
0,6 см. Глина хорошо отмучена, в качестве примеси выявлен
лишь мелкозернистый песок. На поверхности видны следы лощения. Аналогии данному изделию найдены в Москве в слоях
XVII в.11, однако датировать ярославскую флейту следует более
поздним временем, поскольку в Ярославле чернолощеная керамика появляется лишь в конце XVII в.
Таким образом, музыкальные инструменты из Ярославля составляют на данный момент небольшую, но довольно интересную коллекцию. Хочется надеяться, что в скором времени она
пополнится не менее значительными экземплярами.
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
Рис. 1. Музыкальные инструменты Ярославля XIV – XVIII в.
1 – варган; 2 – погремушка; 3 – свистулька;
4 – флейта (фрагмент); 5 – "дудка-соловей"
1 – железо; 2 – 5 – глина
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.К. Кадиева
Рис. 2. Керамические уточки - свистульки
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
Примечания
1
Материал хранится в кабинете археологии ЯрГУ.
Колчин Б.А. Новгородские древности. Деревянные изделия // САИ. Е1-55.
1968; Он же. Коллекция музыкальных инструментов древнего Новгорода // Памятники культуры. Новые открытия : Ежегодник. 1978. Л., 1979.
3
См., например: Поветкин В.И. Музыкальные древности Новгорода // Новгородские археологические чтения. Новгород, 1994.; Он же. Истоки музыкальной культуры Новгорода // Славянский средневековый город: Труды VI Международного Конгресса славянской археологии. Т. 2. М., 1997. Он же. Музыкальные инструменты // Археология. Древняя Русь. Быт и культура. М., 1997.
4
Розенфельдт Р.Л. Московское керамическое производство XII – XVIII вв.
// САИ. Вып. Е1-39. 1968.
5
Поветкин В.И. Музыкальные древности... С. 68. Рис. 2:19,20.
6
Мухина Т.Ф. Глиняные игрушки XIV – XVIII вв. в Суздальских археологических коллекциях // Городецкие чтения. Городец, 1992. С. 64-65.
7
Кузнецов С.В. Глиняные игрушки из археологических фондов Ростовского
музея // История и культура Ростовской земли. 1999. Ростов, 2000. С. 269, 271.
Рис. 1, 2.
8
Розенфельдт Р.Л. Указ. соч. С. 53. Табл. 16:19.
9
Там же. С. 39. Табл. 13:9, 10, 15, 16.
10
Там же. С. 39.
11
Там же. С. 39. Табл. 14:12-14.
2
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.К. Кадиева
Н.Ш. Каркозашвили
Английские путешественники
об американской прессе
первой половины XIX в.
Демократические порядки и институты североамериканской
республики становились в первые десятилетия XIX в. объектом
всё более пристального внимания многих оказавшихся в США
британских путешественников. Не стала исключением и «свободная американская пресса»: в подготовленных по итогам пребывания за океаном публикациях они, как правило, особо отмечали бесчисленное количество разного рода периодических печатных изданий в Америке – газет и журналов, имевших самое
широкое хождение по всей стране.
Жители Великобритании сами традиционно гордились своей
прессой – наиболее прогрессивной в Старом Свете. Периодическая печать Англии уже в конце XVIII в. была освобождена от
«цензурных оков» и стала рупором различных общественных настроений (вплоть до самых радикальных) и, одновременно, –
формирующей их силой. Однако так называемые «законы для затыкания рта», принятые в 1819 г., существенно ограничили её
свободу: авторы нежелательных для властей печатных материалов сравнительно легко могли быть привлечены к ответственности по обвинению в клевете или подстрекательстве к мятежу.
Ещё одним сдерживающим свободное развитие британской печати фактором была дороговизна английских газет и журналов,
ставшая результатом установленных также в 1819 г. высоких
штемпельных сборов с периодических печатных изданий.
Что касается американской прессы, то она фактически была
полностью освобождена от налогообложения и сколько-нибудь
серьёзного контроля со стороны властей. Однако та независимость, которой располагали периодические издания в США, была
не только следствием утверждения в американском обществе демократического принципа «свободы слова». Отсутствие, например, правительственного надзора за прессой на вновь присоеди29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
няемых западных территориях во многом становилось результатом невозможности установления такого контроля в отношении
печатных изданий на весьма отдалённых от центра страны землях. Поэтому именно здесь американская печать обладала свободой, граничившей с анархией1. Вместе с тем создаваемые на западных территориях печатные органы играли неоценимую роль в
самом процессе освоения новых территорий. Выпускавшиеся там
и имевшие широкое распространение газеты прежде всего были
призваны привлекать сюда поселенцев со всех уголков страны и
служили своего рода «первыми средствами национальной рекламы». Поэтому именно благодаря газетам многие новоявленные
поселения сумели выжить и в дальнейшем успешно развиваться.
Таким образом, если первые английские газеты начинали
свою жизнь в основном как литературные издания, лишь позднее
превращаясь в источники новостей, то первые газеты американского Запада чаще всего создавались как рекламные органы, постепенно становясь распространителями и новостной информации.
Необычайно быстрая динамика жизни американского государства, переживавшего стадию ускоренного роста, высокая социальная активность самих американцев вызывали постоянное
увеличение в первой половине XIX в. в США количества газет и
журналов, усиление их влияния в общественно-политической
жизни страны. По словам писательницы Изабеллы Бишоп, побывавшей в США в середине 1850-х гг., газеты в Америке были не
роскошью, а необходимостью: « Каждый крупный город имеет от
десяти до двадцати ежедневных газет, каждый посёлок – от трёх
до четырёх. Даже простое скопление хижин имеет свою ежедневную газету или 2-3 еженедельные. Для газет не существует ни
штемпельных сборов, ни каких-либо обязательств… Их цена
варьируется от полупенни до трёх пенсов, и ни один рабочий, которому позволяют средства к существованию, не откажет себе в
газете… Сотни газет продаются в отелях во время завтрака, на
каждом пароходе и в каждом вагоне…». Английская путешественница особенно отметила чрезвычайное разнообразие материалов, которые содержались в американских периодических изданиях: «Газеты проникают во все сферы общественной жизни и
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.К. Кадиева
информируют читателей обо всём, что там делается… Содержание американских газет весьма разнообразно. Кроме новостей
дня они содержат отчёты из конгресса, примечательные факты из
области судопроизводства, международные новости, и прежде
всего – все аспекты новостей из Великобритании…, так что в результате житель Цинциннати или Нового Орлеана почти так же
хорошо осведомлен о событиях в Англии, как житель Бирмингема…»2. Обилие разнообразного информативного материала в
американских газетах, на которое обращали внимание многие
английские путешественники, во многом стало результатом распространившейся в XIX в. в Америке практики обмена новостями
между различными периодическими изданиями, перепечатки
сведений, опубликованных в иностранной прессе3.
Широкое распространение в США печатных средств массовой информации вызывало особенно восторженные отзывы у радикально настроенных британцев. Вот что об этом писала известная поборница социалистических и феминистских идей
Фрэнсис Райт, долгое время прожившая в Америке: «Нет другой
страны, которая была бы так наводнена газетами. И не только на
английском, но и на французском, голландском языках, а скоро,
видимо, появятся и на испанском языке». При этом англичанка
подчёркивала особую роль периодической печати в общественной жизни США по сравнению с европейскими странами: «Газеты для американцев – не средство развлечения, а возможность
ежедневно выполнять свой гражданский долг: с их помощью они
узнают, например, о ситуации в правительстве, на которую могут
влиять, о положении дел в легислатурах, в остальных регионах
страны…»4.
Чартистская печать также всемерно превозносила достоинства и общественную значимость американских газет и журналов.
В своих публикациях об Америке посетившие эту страну деятели
чартистского движения призывали сограждан взять на вооружение американский опыт в этой сфере общественной жизни. Ссылаясь на него, они прежде всего обращали внимание на то, что
существование всенародной прессы делало возможным защищать
интересы широких слоёв населения от любого произвола: «Если
бы газеты в Англии ходили бы так же широко и свободно, как в
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
США, англичане не были бы такими беспомощными и тёмными»5.
Известный общественный и политический деятель Ричард
Кобден также считал крайне необходимым использовать опыт
развития американских средств массовой информации в Англии.
В 1837 году, через год после возвращения из США, он писал в
одном из своих писем: «Нам нужен новый тип газет, которые
действительно защищали бы интересы народа, и мы будем их
иметь…». А в письме, датированном 1851 годом, Р. Кобден отмечал: «Мы никогда не решим важных общественных проблем…
пока у нас не будет свободной прессы, как в Америке…»6. Следует отметить, что Р. Кобден был одним из активнейших участников многолетней борьбы за отмену penny stamp – штемпельных
сборов, которые долгое время делали недоступными периодические печатные издания для миллионов англичан. Благодаря усилиям Общества содействия отмене налогов на прессу в 1855 г.
налог на газеты в Англии был полностью отменён, что способствовало заметному увеличению числа газет в стране, росту их тиража. А сам Р. Кобден стал одним из учредителей первой массовой газеты в Лондоне – “The Morning Star”.
Многие английские путешественники считали именно периодическую печать США с её чрезвычайно важной ролью в повседневной жизни американцев важнейшей характеристикой
американского общества. Но при том, что в Америке выходило
огромное количество периодики самого разного содержания и
идейной направленности (а помимо изданий, включавших разнообразную новостную информацию и рекламу, здесь публиковались специальные коммерческие, религиозные, сельскохозяйственные, рабочие и пр. газеты), оказавшиеся за океаном британцы
отмечали прежде всего исключительную значимость прессы в
политической жизни американского государства. Так, по мнению
И. Бишоп, количество газет в Америке увеличивалось не только с
ростом населения, но и с появлением всё новых партий и общественных организаций, каждая из которых имела своё печатное издание. При этом, по словам писательницы, «каждая партия в
Америке выступает не в одном, а в 50-ти печатных органах, что
позволяет точно определить оттенки мнений тех, кто поддержи32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.К. Кадиева
вает эту партию». Ожесточённое противостояние между различными общественно-политическими и религиозными группировками также стимулировало стремительное развитие американской прессы, небывалое расширение её влияния в обществе:
«Между газетами противоположных ориентаций идёт жесточайшая война. Существование многих изданий зависит от тех сильных страстей, которые они сумеют возбудить в своих сторонниках». Именно поэтому, по словам И. Бишоп, одним из главных
«инструментов полемики» большинства хотя бы в той или иной
мере политизированных изданий были «грубые выпады, бестактное вмешательство даже в тайны личной жизни героев их публикаций, откровенная клевета». По мнению писательницы, непосредственной «заслугой» подобного рода печатных органов становилось нагнетание атмосферы напряжённости в американском
обществе: «Газеты в Америке только усиливают страсти и предрассудки своих читателей, вместо того, чтобы снабжать их истиной»7.
Активная вовлечённость значительной части американских
газет в общественно-политическую жизнь, по мнению многих
английских путешественников, не позволяла им оставаться действительно свободными печатными изданиями: являясь инструментами политической борьбы, они глубоко проникались партийным духом, как правило, отличаясь крайней тенденциозностью своих публикаций.
Побывавший в США в середине 1830-х гг. консервативно настроенный английский писатель Томас Хэмилтон полагал, что
«огромная власть прессы на умы людей», её «определяющее
влияние на мировоззрение американцев» обусловливались главным образом тем, что «девять десятых населения страны ничего,
кроме газет, не читает». И этим обстоятельством «очень ловко
пользовались политические гладиаторы», которые, не стесняясь в
средствах воздействия на чувства и сознание читателей, превращали страницы многочисленных печатных изданий в настоящую
арену борьбы. Признавая определённые несовершенства и английских газет, например, то, что они не всегда «пристойно» отражали взаимоотношения соперничавших друг с другом политических деятелей, Т. Хэмилтон всё же считал, что по сравнению с
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
американской британская пресса выглядела «вполне добропорядочной»: «Хотя в Англии также случаются несправедливые нападки на честных людей, но в сравнении с Америкой это кажется
почти терпимым». По мнению британского писателя, более благополучное состояние периодических изданий в Англии обусловливалось в том числе и тем, что там «политические соперники не
пользовались недостойными способами и средствами… Редакторы английских газет были гораздо более щепетильными, а читатели-англичане – значительно разборчивее…»8.
Именно ориентированность массовых печатных изданий на
невзыскательные вкусы широкого круга читателей многие побывавшие в США англичане считали одной из основных причин
низкого качества большинства газет в Америке. По мнению
Т. Хэмилтона, существование «дешёвых» американских газет напрямую зависело от поддержки «самых невежественных классов». Поэтому им и приходилось в первую очередь учитывать
достаточно примитивные запросы своих читателей, при том, что
редакторами таких газет были в основном такие же «необразованные, тёмные люди». По свидетельству британского писателя,
результаты подобного положения вещей были самыми удручающими: «Англичанин будет поражён степенью низкосортности
американских газет – в них нет ни капли талантливости, они отвратительно злобны и жестоки»9.
Причиной невысокого содержательного уровня значительной
части периодических печатных изданий в США И. Бишоп склонна была считать в том числе и постоянно растущий спрос на них
в американском обществе. По её мнению, это заставляло «редакторов и журналистов… привлекать в свои ряды тех, кто не имел
ни образования, ни достаточно ума, но был пригоден для участия
в безответственных манипуляциях людьми…». При этом, по словам писательницы, соперничество печатных органов между собой, их борьба за читателей побуждали газетчиков использовать
для своих публикаций наиболее сенсационные и даже откровенно
скандальные материалы, зачастую включавшие непроверенные и
абсолютно недостоверные сведения. Впрочем И. Бишоп указывала и на примеры иного рода печатных изданий в Америке, хотя и
весьма немногочисленные. Так, по её словам, редактор одной из
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.К. Кадиева
ведущих газет США – New –York Tribune – был подлинным защитником принципов морали и гуманизма10.
В ещё более плачевном состоянии находилась периодическая
печать в южных штатах. Побывавшая на американском Юге в середине 1830-х гг. писательница Гарриет Мартино отмечала не
только невысокое качество издававшихся там газет, которые «мало отражают важнейшие проблемы общества», но и гораздо более высокую их зависимость от власти по сравнению с другими
регионами США: «Законы против прессы там неумолимы, как в
самых деспотических государствах Европы…»11.
По оценке британских путешественников, анализировавших
состояние американской прессы преимущественно с критических
позиций, тот интерес, который при всём неприглядном состоянии
массовых печатных изданий в Америке проявляли к ним жители
этой страны, свидетельствовал о явно заниженных нравственных
стандартах, принятых в американском обществе. Весьма мрачную перспективу его дальнейшего развития – именно в связи с
положением дел в средствах массовой информации – обрисовал в
своих «Американских заметках» Чарльз Диккенс, посетивший
США с визитом в начале 1840-х гг.: «До тех пор, пока американские газеты будут представлять собой такое же или почти такое
же гнусное явление, как сейчас, нет никакой надежды на скольконибудь значительное повышение морального уровня американского народа… Покуда дурной глаз этой печати проникает в каждый дом и она умудряется приложить свою грязную руку к каждому назначению на государственную должность… пока непристойная клевета остаётся её единственным орудием – до тех пор
на всей стране будет лежать этот позор…»12.
Таким образом, в сочинениях британских путешественников
об Америке была обозначена весьма актуальная для демократического сообщества проблема так называемой свободной прессы,
когда в условиях отсутствия цензурных и фискальных ограничений массовые периодические издания становятся не только весьма доступным источником разнообразной информации и важным
инструментом политической жизни, но и, ориентированные в условиях свободного рынка на широкого читателя, зачастую способствуют утверждению в общественном сознании недостойных
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
стереотипов мышления и поведения, низких культурных стандартов.
Примечания
1
Бурстин Д. Американцы: национальный опыт. М., 1993. С. 165.
Bishop I. The Englishwomen in America. Madison, 1966. P. 407.
3
Маккарти Ю. Вновь посетив Америку… М., 1981. С. 149.
4
Wright Fr. Views of Society in America. Cambridge, 1963. P. 219.
5
Boston R. British chartists in America.Cambridge, 1971. P. 12.
6
Cobden R. The Diary in America. L., 1952. P. 31.
7
Bishop I. Op. cit. P. 409.
8
Hamilton T. Men and manners in America. L., 1968. Vol. 2. P. 387.
9
Ibid. P. 389.
10
Bishop I. Op. cit. P. 410.
11
Martineau H. Society in America.P., 1837. Vol. 1. P. 301.
12
Диккенс Ч. Американские заметки // Диккенс Ч. Собр. соч. в 30-ти т. Т. 9.
С. 298.
2
Е.Г. Михайловский
Бонапартизм и его социальная опора
в публицистике К. Маркса
Вторая империя во Франции 1852 – 1870 гг. – одно из интереснейших явлений общественно-политической жизни Европы
XIX в. Она привлекала внимание современников – историков различных школ, публицистов, писателей. Многое удивляло в этом не
совсем обычном для Западной Европы государственнополитическом институте. И то, каким путем империя появилась на
свет, и тот строй, который впоследствии сложился. Действия ЛуиНаполеона Бонапарта, ставшего императором Франции, сравнивались с действиями восточного деспота. Многих современников
удивляла та легкость, с которой французы променяли республику
на империю. Луи-Наполеон смог продержаться у власти более
20 лет и создал особую государственную систему, которая получила наименование "бонапартизм". Многие пытались дать объяснение такому явлению, как Вторая империя. Одним из первых, кто
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.Г. Михайловский
попытался дать характеристику Второй империи и определить
сущность бонапартизма, был современник событий К. Маркс.
По сути дела, К. Маркс был первым исследователем, который
попробовал дать обоснованное определение бонапартизма. Многие
его современники в силу недавности происходящих событий, подчас эмоционального, а не аналитического отношения к ним, не
смогли до конца разобраться в этом явлении, четко определить его
истоки и сущность. Так, например, Поль Лафарг видел причину
возникновения бонапартизма во Франции в том, что там "какое-то
время возятся с подобием парламентаризма, а потом требуют спасителя, личной власти... Другими словами, французы таковы, что
их реальные нужды требуют бонапартистского режима, в то время
как их идеалистические иллюзии – республиканские и не идут
дальше парламентаризма"1. В свою очередь Ф. Энгельc отметил
следующее: "отрицательные стороны парижского революционного характера – шовинистический бонапартизм – столь же неизменная его часть, сколь и сторона положительная, и что после каждого крупного революционного усилия мы можем иметь рецидив
бонапартизма, взывания к спасителю, который должен уничтожить
подлых буржуа, использовавших в своих интересах революцию и
республику и заманивших в свои сети наивных рабочих"2.
Конечно, нельзя отрицать роль субъективного фактора в истории. Национальная психология, несомненно, не должна оставаться
без внимания при изучении любой исторической проблемы, тем
более такой, в решении которой принимали участие большие массы людей. Но К. Маркс считал, что основное внимание следует
уделять фактору объективному. Он раскрыл сущность бонапартизма, секрет его популярности среди французских крестьян и военных, которые стали главной опорой режима Наполеона III, а
также проследил, как менялось их отношение на протяжении почти двадцати лет существования Второй империи к этому режиму.
Для характеристики бонапартизма как политического явления
необходимо вспомнить, что писал К. Маркс о Луи-Наполеоне Бонапарте и его действиях в 1851 г. Избрание Наполеона президентом Второй республики удовлетворяло практически все слои и
классы населения Франции, практически все партии, существовавшие в это время. Вот что писал по этому поводу К. Маркс: "Для
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
пролетариата избрание Наполеона означало смещение Кавеньяка,
падение Конституанты, отставку буржуазного республиканизма,
кассацию июньской победы. Для мелкой буржуазии избрание Наполеона означало господство должников над кредиторами. Для
большинства крупной буржуазии избрание Наполеона означало
открытый разрыв с той фракцией, которую это большинство временно вынуждено было использовать против революции и которая
стала ему в тягость, как только захотела закрепить в Конституции
то, что носило временный характер. Наполеон вместо Кавеньяка –
это означало для большинства крупной буржуазии монархию вместо республики, начало роялистской реставрации. И, наконец, армия, выбирая Наполеона, голосовала против мобильной гвардии,
против идиллии мира, за войну"3.
В начале 50-х годов Наполеон решил воспользоваться сложившейся ситуацией для захвата власти, использовать временное
классовое равновесие во французском обществе, нежелание граждан участвовать в политической жизни страны после революционных потрясений 1848 – 1849 гг. Маркс предвидел будущие события: "... Замыслы Наполеона в настоящее время направлены на то,
чтобы использовать недовольство народа. Буржуазия враждебна
Наполеону – народ это знает, и это является связующим элементом
между ними... армия скорее стоит за него, чем за Национальное
собрание... Замыслы Наполеона состоят в том, чтобы сначала использовать народ против буржуазии, затем буржуазию против народа и наконец – армию против них обоих"4.
Государственный переворот 2 декабря 1851 г. подтвердил правильность выводов К. Маркса. Наполеон III взошел на престол, использовав армию против французского народа. Таким образом, как
отмечал К. Маркс, "Франция избавилась от деспотизма целого
класса как будто лишь для того, чтобы подчиниться деспотизму
одного индивида, и притом авторитету индивида, не имеющего
никакого авторитета"5.
После переворота господствующее положение буржуазии во
французском обществе было подорвано. Буржуазия первая ощутила становление нового порядка, ведь ей было что терять в отличие
от большей части населения Франции. И буржуа стали жертвами
этого порядка так же, как прежде они были жертвами своих поли38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.Г. Михайловский
тических противников. К. Маркс заметил по этому поводу: "Буржуазия... обоготворила саблю – сабля господствует над ней. Она
уничтожила революционную печать – ее собственная печать уничтожена... Она распустила демократическую Национальную гвардию – ее собственная Национальная гвардия распущена. Она ввела
осадное положение – осадное положение введено по отношению к
ней... Она ссылала без суда – ее ссылают без суда. Она подавляла
всякое движение общества с помощью государственной власти –
государственная власть подавляет всякое движение ее общества.
Бонапарт кричит буржуазии: "Беги, умолкни, успокойся!.." Республика не потеряла ничего, кроме внешних приличий..., если
ниспровержение парламентарной республики заключает в себе
торжество революции пролетариата, то его ближайшим положительным осязательным результатом была победа Бонапарта над
парламентом, победа исполнительной власти над законодательной,
победа неприкрытой фразами силы над силой фразы"6.
От этих мер пострадала в основном мелкая и средняя буржуазия. Крупные же предприниматели и торговцы, промышленники
всецело были на стороне императора, а он, в свою очередь, стремился проводить политику в их интересах. По словам К. Маркса,
"удачливый узурпатор пустил в ход все свое искусство, чтобы
вслед за военщиной привлечь под свое знамя богачей и власть
имущих, скопидомов и спекулянтов... Поднимались курсы ценных
бумаг; появились на свет и расцвели банки credit mobilier; одним
росчерком пера наживались миллионы на новых железных дорогах, на новой торговле рабами и на новых, самых разнообразных
спекуляциях"7.
Для крупной буржуазии Вторая империя стала золотым дождем, который обрушился на ее голову в виде кредитов, займов, выгодных сделок, подрядов и.т.д., и т.п. Причину возвышения Бонапарта К. Маркс видел не только в том, что враждующие политические партии во Франции окончательно обессилили себя к концу
1851 г., но в том, что государственный переворот Наполеона совпал со "вступлением делового мира в полосу процветания"8, что
также помогло сложиться классовому равновесию в стране. Чтобы
и в дальнейшем сохранить это хрупкое равновесие, Наполеону III
пришлось применять тактику лавирования между двумя основны39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
ми классами французского общества – буржуазией и пролетариатом. О политике по отношению к крупной буржуазии уже было
сказано выше, что же касается пролетариата, то, по мнению
К. Маркса, Вторая империя играла роль его "отеческого покровителя"9. Выражалось это в различных субсидиях, создании благотворительных фондов в пользу рабочих, а также в формировании
обществ рабочих-бонапартистов, поддерживающих правящую династию.
Вообще, Вторая империя стремилась всячески подать себя как
силу, которая стоит выше классовых противоречий, которая не выражает интересы какой-либо конкретной группировки людей и потому служит единственно возможной формой государственной
власти. В то время подобное утверждение в какой-то мере на самом деле соответствовало действительности. Только империя могла продлить существование старого общественного порядка, к восстановлению которого стремились буржуазия, армия и крестьянство, начиная с февральской революции 1848 г.
Чтобы сгладить противоречия между буржуазией и пролетариатом, Наполеону III пришлось лавировать, поэтому, отмечал
К. Маркс, "империя выдавала себя за спасительницу порядка и рабочего класса на том основании, что она разрушила парламентаризм, а вместе с ним и неприкрытое подчинение правительства
имущим классам, и за спасительницу имущих классов на том основании, что она поддерживала их экономическое господство над
рабочим классом. Она претендовала на то, чтобы объединить все
классы вокруг вновь рожденного ею призрака национальной славы, и считала, что ей это удалось. В действительности империя
была единственно возможной формой правления в то время, когда
буржуазия потеряла способность управлять нацией, а рабочий
класс еще не получил этой способности"10.
Самыми массовыми опорами стали крестьянство и армия. Империя Наполеона III покоилась на четырех китах, называемых К.
Марксом "наполеоновские идеи"11. По его мнению, идеи эти происходили из уровня экономического развития Франции. Во второй
половине XIX в. страна все еще была по преимуществу аграрной
(крестьяне составляли 53% ее населения)12. Более того, положение
крестьян непрерывно ухудшалось вследствие непрерывного деле40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.Г. Михайловский
ния личных земельных участков-парцелл, которые облагались к
тому же огромными процентами с ипотечных долгов. Следствием
этого процесса становилось порабощение крестьян капиталистами.
Таковы последствия освобождения крестьян Наполеоном I, что
К. Маркс и называет "первой из наполеоновских идей"13.
Парцелльная собственность стала почвой для появления во
Франции "всемогущей и бесчисленной бюрократии"14. Эта каста
диктует свои условия: "она создает одинаковый уровень отношений и лиц на всем протяжении страны. Она делает поэтому возможным равномерное воздействие на все части этой однообразной
массы из одного центра... Она вызывает всестороннее прямое воздействие государственной власти... Она создает незанятое избыточное население, не находящее себе места ни в деревне, ни в городе и... заставляет увеличивать число государственных должностей... Бонапарт был вынужден создать рядом с подлинными
классами общества искусственную касту, для которой сохранение
его режима – вопрос о хлебе насущном…"15. Это – "наполеоновская идея", наиболее близкая сердцу второго Бонапарта. Маркс называл французскую бюрократию "вездесущим паразитом, питающимся жизненными соками Франции"16.
Следующая "наполеоновская идея" – это господство духовенства, которое становится орудием правительства, вплоть до превращения священников в тайных агентов полиции.
И, наконец, кульминационный пункт "наполеоновских идей" –
преобладающее господство армии во французском обществе. Это
положение К. Маркс оценивает следующим образом: "Армия была
делом чести парцелльных крестьян: она из них делала героев, которые защищали новую собственность, возвеличивали только что
приобретенное ими национальное единство, грабили и революционизировали мир... Но сама армия уже не цвет крестьянской молодежи, а болотный цветок крестьянского люмпен-пролетариата"17.
К. Маркс пришел к выводу, что все "наполеоновские идеи" –
всего лишь следствие неразвитости парцеллы. Для парцеллы, которая уже отживает свой век, эти идеи бессмысленны и вместе с
деградацией парцелльной собственности будет рушиться покоящееся на ней государственное здание18.
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
В своих произведениях К. Маркс нередко сравнивает Вторую
империю во Франции с Российской империей. В оценке государственного строя во Франции он не сомневался: "Для всякого беспристрастного наблюдателя является бесспорным, что ... Франция –
крупная монархия..., во Франции – императорский деспотизм"19. В
своих трудах К. Маркс неоднократно помещал резкие, отрицательные оценки на события в России, критиковал царское самодержавие, считая его самым реакционным режимом в Европе. Теперь,
как он считал, к нему присоединился и бонапартизм Наполеона III:
"Что касается Луи-Наполеона, то он колеблется. Все его симпатии
принадлежат самодержцу, систему правления которого он ввел во
Франции, а все его антипатии направлены против Англии, парламентскую систему которой он уничтожил (имеется в виду во
Франции)"20. К. Маркс сравнивает не только формы правления
Франции и России, но и путь, которым они установились: "...во
Франции все виды свободы конфискованы в пользу голландского
авантюриста (имеется в виду Луи-Наполеон Бонапарт, отец которого Людовик Бонапарт получил в 1806 г. от Наполеона I голландский трон), но ведь эта конфискация основывалась на всеобщем
голосовании... следует признать, что этот новый "демократический
принцип", открытый Луи Бонапартом и его сикофантами, отнюдь
не представляет собой какого-либо новшества; напротив, в течение
приблизительно двух столетий он процветал на святой Руси. Династия Романовых была посажена на престол всеобщим голосованием. С того времени демократия господствует от Немана до Амура"21.
Из всего сказанного выше можно сделать вывод, что во Франции в годы Второй империи сложилась особая форма государственного правления – бонапартизм, который, по утверждению императора Наполеона III, носил "надклассовый характер", а также
стремился сгладить классовые противоречия в обществе путем лавирования между интересами различных социальных групп и
классов и опирался на армию.
42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.Г. Михайловский
Примечания
1
Цит. по: Энгельс Ф. – Лауре Лафарг. 3 июня 1888 г. // Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. 2-е изд. Т. 37. С. 54-55.
2
Там же. Т. 17. С. 238.
3
Там же. Т. 7. С. 43.
4
Там же. Т. 7. С. 54.
5
Там же. Т. 8. С. 205.
6
Там же. Т. 8. С. 203-205.
7
Там же. Т. 13. С. 297-298.
8
Там же. Т. 12. С. 402.
9
Там же. Т. 16. С. 331.
10
Там же Т. 17. С. 341.
11
Там же. Т. 8. С. 211.
12
Лукин Н.М. Избранные труды в 3-х т. М., 1961. Т. 2. С. 35.
13
Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. 2-е изд. Т. 8. С. 311.
14
Там же. С. 212.
15
Там же. С. 213.
16
Там же.
17
Там же. Т. 8. С. 214.
18
Там же. С. 215.
19
Там же. Т. 12. С. 17
20
Там же. Т. 9. С. 18.
21
Там же. Т. 15. С. 71-72.
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
II. Античная история
О.А. Власова
Деятельность претора в Риме:
внесудебные аспекты
Специфика изучения функционирования магистратуры римского претора – как в отечественной, так и в зарубежной историографии – заключается в том, что основное внимание исследователей обращается на две важные стороны преторской деятельности: на участие претора в судопроизводстве, его правотворческую деятельность и на исполнение должностных обязанностей в
провинции. Менее изученными остаются вопросы, находившиеся
в компетенции претора непосредственно в Риме и не относившиеся к его судебной деятельности. На них мы и остановимся.
Ливий, передавая речь Квинта Фабия (X. XXII. 7-8)1, говорит
следующие слова: «кто ловок и смышлен в законах и красноречии, тех надо избирать преторами для отправления правосудия,
чтобы они начальствовали в Городе и на форуме». При отбытии
консулов на войну претор «ведает Городом» (Liv. XXIV. 9. 5). Из
этого следует, что, возможно, основной для претора была деятельность, направленная на урегулирование возникавших в стенах Рима различных проблем и на защиту самих стен города Рима, что становилось особенно актуальным в условиях отсутствия
консулов.
Достаточно часто в исследовательской литературе называют
custodia urbis всю совокупность действий претора в Риме как
высшего магистрата, понимая под ней общую заботу «об охране
внутреннего гражданского мира и порядка»2. Однако следует за44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.А. Власова
метить, что у Ливия, чей труд наиболее информативен по вопросам функционирования претуры, понятие custodia urbis чаще всего означает непосредственно охрану Рима3. Термин используется
в значении «охрана», «защита», при этом имеется в виду внешняя
опасность для города, а не забота о внутреннем порядке. Более
того, Ливий разделяет управление городом, без чего, естественно,
не может быть надлежащего поддержания гражданского мира, и
собственно защиту города (Liv. XXVIII. 8. 13). Таким образом,
под термином custodia urbis в источниках подразумевается в
большей степени защита, охрана от внешних врагов, и действия
претора в Риме не ограничиваются custodia urbis.
Следует рассмотреть круг обязанностей претора в Риме, определить его полномочия и сферы применения преторского империя, попытаться систематизировать данные источников о деятельности претора в Городе. Условно в деятельности претора
можно выделить несколько основных сфер: публично-правовую,
административную и военную. В данном случае следует рассмотреть лишь некоторые из направлений применения империя претора в публично-правовой сфере.
Когда речь идет о деятельности претора в Риме, надо учитывать, что «ведать Городом» мог как praetor urbanus, так и praetor
peregrinus, выбор, вероятно, зависел от сената и от степени занятости магистратов.
В число важнейших прав и обязанностей претора входил созыв сената и народного собрания. По словам Цицерона (De leg.
III. 10), «право обращаться с речью к народу и к «отцам» да будет
у консула, у претора, у главы народа, у начальника конницы…».
Несомненным и одним из важнейших прав (и обязанностей)
претора было право рогации. О праве претора вносить по решению сената на народное обсуждение законопроекты говорит Ливий, излагая события 332 г. до н.э. (VIII. 17. 1): «Аццераны сделались римлянами по внесенному претором Луцием Папирием закону, дававшему им гражданство без права голоса». Так, в 212 г.
до н.э. «городскому претору Лицинию Вару велено было предложить народу закон о праздновании ежегодных игр в честь Аполлона» (Liv. XXVII. 23. 5-7)4. Претор председательствовал на электоральных комициях (Liv. XXV. 7. 5; XXXIV. 53. 1-2).
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
Претор обладал правом созыва сената. Многообразие вопросов, требующих рассмотрения в сенате, столь обширно, что нет
смысла всех их перечислять (App. XII. 6; senatusconsultum de
Tiburtibus5, Liv. XXXIII. 21. 7-9; XXIV. 3-4; LXII. 21. 8; LXI. 6. 4;
XXXVIII. 44. 9; LXV.1. 6-7).
В публично-правовой сфере деятельности претора в Риме
можно выделить политико-административное направление.
Являясь высшим магистратом, с правом созыва сената, претор служил своего рода связующим звеном между, с одной стороны – сенатом и народом; с другой – с сенатом и магистратами.
К претору обращались римские граждане, стремясь донести
свою жалобу до сенаторов, как это было, когда римские женщины требовали отмены закона Опия (Liv. XXXIV. 1. 6-7). В другом
случае, центурион Марк Центений задумал военную хитрость «и
при посредстве претора Публия Корнелия Суллы доложил сенату
о своем замысле» (Liv. XXV. 19. 9-11). Следует сказать, что военная хитрость центуриона не удалась и закончилась тяжелым поражением римлян.
Сенат доводил до сведения римлян свои решения также через
претора (Liv. LXIII. 4. 11; XXX. 17. 3-6). Когда в 215 г. до н.э. затянувшаяся война опустошила казну, сенат решил: «пусть претор
Фульвий выступит перед сходкой, расскажет народу, в какой нужде государство, и постарается убедить людей, разбогатевших на
подрядах, чтобы они отсрочили платежи» и взяли подряды на поставку в войска с тем, что заплачено будет позже (Liv. XXIII. 48.
1-12). Подряды были взяты, и войска получили все, что требовалось.
Через претора поддерживается связь между сенатом и магистратами, находившимися в провинциях. Сенат велит претору
отправлять запросы, письма должностным лицам (Liv. LX. 28. 9;
LX. 16. 6; LXII. 27. 1; LXIV. 17. 3; LX. 16. 5-6; XXV. 22. 11-12;
XXXV. 6. 5-6).
Магистраты отправляют письма в Рим на имя претора, как
высшего в данный момент должностного лица, претор зачитывает эти письма перед созванным им сенатом, докладывает об успехах (Liv. XXVII. 50 9; XXXIX. 5. 6). В докладах претор, несмотря
на внешнюю незначительность этой обязанности, был достаточно
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.А. Власова
свободен, чтобы оказывать влияние на формирование мнения сената и, как результат, дальнейшего отношения сената к магистрату. После того, как претор прочитал письмо консула Марка Попилия Лената о его действиях в Стателлатской области, где он
продал в рабство сдавшихся лигурийцев, поступок Попилия вызвал неодобрение сенаторов, и было решено, чтобы консул выкупил лигурийцев и вернул им имущество и оружие. Марк Попилий
прибыл в Рим, «долго осыпал упреками претора, которому-де
следовало бы доложить сенату о почестях бессмертным богам за
успешные военные действия, а он-де провел сенатское постановление против консула и в пользу врагов; тем самым претор отдал
лигурийцам его победу и почти что приказал выдать им консула.
За это он налагает на претора денежный штраф» (Liv. LXII. 8-9).
В данном случае видно, что в силах претора было представить
дело так, как это было выгодно консулу, повлиять на решение сената.
Претор заботился о внутреннем порядке в Риме, предупреждая заговоры и расследуя уже совершившиеся (Liv. XXXIX. 3. 46). В 198 г. до н.э. был подготовлен бунт рабов, вероятными руководителями которого были карфагенские заложники в Сетии, о
котором рассказывает Ливий (XXXII. 26. 4-18). «Об этом чудовищном замысле донесли в Рим, городскому претору Луцию
Корнелию Лентулу: затемно к нему явились двое рабов и по порядку изложили все, что произошло и что было замыслено. Приказав сторожить их в его доме, претор собрал сенат и поведал о
том, что узнал от доносчиков. Получив приказ расследовать и
подавить этот заговор, он отправился в путь с пятью легатами». В
дальнейшем, для предотвращения подобных ситуаций, претор разослал по латинским городам письмо, в котором требовалось
ужесточить содержание карфагенских заложников и пленных. В
170 г. до н.э. городскому претору было предоставлено решать,
«исходя из интересов государства и его доброй совести», как поступить с теми, кого фисбийцы назвали противниками Рима и их
государства6.
На претора возлагалась обязанность заботиться о людях, которым Рим был чем-то обязан. Консулы и преторы должны были
обеспечить защиту Фецении Гиспале, свидетельнице в расследо47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
вании о вакханалиях (Liv. XXXIX. 19. 6). Претору велено было
позаботиться об Онессиме, македонце-перебежчике, которому
Рим предоставил дом и землю (Liv. LXIV. 16. 4-7).
Обязанности претора распространялись и на совершение сакрально-правовых действий. Например, одной из возможных
причин назначения диктатора в 322 г. до н.э. Ливий называет необходимость, «чтоб на Римских играх было кому подать знак выпускать четверни, так как претор Луций Плавтий как раз тогда
слег от тяжелой болезни» (VIII. 40. 2-3).
Празднование Аполлоновых игр, как и основание, связано с
претором. В 213 г. до н.э. в руки городского претора Марка Эмилия попали книги прорицателя Марция. Марк Эмилий, по окончании должностного года, передал эти книги новому претору
Публию Корнелию Сулле, который исполнял в 212 г. до н.э.
должности городского претора и претора перегринов. Написанному в книгах римляне поверили, так как там предсказывалось,
что они потерпят поражение при Каннах. Там же говорилось, как
можно изгнать врага: «Надо, думаю, посвятить Аполлону игры;
да повторяются они ежегодно, Аполлону приятные. Когда народ
на эти игры отчислит часть из казны, и пусть каждый внесет за
себя и своих; игры будет устраивать тот претор, который разбирает тяжбы народа и плебеев; децемвиры совершат жертвоприношения по греческому обряду. Если все правильно исполните, в
радости всегда пребудете и дела ваши поправятся, ибо расточит
врагов ваших тот бог, который в мире содержит ваши поля» (Liv.
XXV. 12. 2-10). После того, как децемвиры, по решению сената,
справились в Сивиллиных книгах «об Аполлоновых играх и богослужении» (Liv. XXV. 12. 11) и доложили сенату, «постановлено было совершать игры в честь Аполлона, а на устройство их
выдать претору двенадцать тысяч ассов и двух волов» (Liv. XXV.
12. 12). «Претор, собираясь устроить игры в Большом цирке, издал указ, чтобы народ во время этих игр делал посильный взнос
Аполлону» (Liv. XXV. 12. 14). В 211 г. до н.э. по предложению
городского претора Гая Кальпурния сенат постановил справить
игры в честь Аполлона и справлять их отныне ежегодно (Liv.
XXVI. 23. 3). Однако, видимо, решение сената не всегда исполнялось7, так как в 208 г. до н.э. «городскому претору Публию Лици48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.А. Власова
нию Вару велено было предложить народу закон: справлять эти
игры во веки веков и в установленный день. Он первый и справил
их в третий день до квинктильских нон» (Liv. XXVII. 23. 7). Ливий, впрочем, объясняет такое повторение тем, что до этого
Аполлоновы игры «справляли уже все подряд городские преторы, но обет справить их давался на один только год, и дня не назначали», а в 208 г. до н.э. Рим постигло моровое поветрие «и Город и окрестности; смертей, правда, было не так уж много, но болели долго» (Liv. XXVII. 23. 5-6), для избавления от которого и
было принято решение об Аполлоновых играх. Известно, что и в
дальнейшем Аполлоновы игры проводились претором, в том
числе и тем, кто совмещал должность городского претора с
должностью перегринского претора (Liv. XXXIX. 39. 15).
Претор мог дать обет построить храм, об этом свидетельствует Ливий (XXXV. 41. 8), освятить его (Liv. XXXIV. 53. 4). В
Риме преторы могли следить за выполнением храмовыми служителями своих обязанностей. В 203 г. до н.э. после победы римлян
над Сифаком, когда в Риме узнали об этом, «толпа, как водится,
разразилась ликующими возгласами. Претор тут же распорядился, чтобы храмовые сторожа держали по всему городу храмы открытыми, чтобы народ смог за день обойти их и возблагодарить
богов» (Liv. XXX. 17. 5-6). После победы же над Персеем сенат
решил «пусть к каждому ложу богов доставят дары, такие же, как
некогда за победу над Антиохом при консулах Аппии Клавдии и
Марке Семпронии; а проследить за этим велел преторам – Квинту Кассию и Манию Ювентию» (Liv.LXV. 16. 7-8). Когда сенат
назначал молебствие, дни назначались консулом8, в отсутствие
других высших магистратов, наверное, мог делать это претор.
Сакрально-правовая область деятельности претора в Риме
включала, возможно, и «розыск святынь». Известно из свидетельства Ливия, что в 212 г. до н.э. под руководством претора
проведены были выборы, на которых выбрали комиссию из трех
человек для розыска святынь и переписи вкладов9. Вероятно, отчет комиссия давала претору, но сложно установить, что же входило в понятие «розыск святынь». Определенные сведения можно почерпнуть из рассказа о книгах прорицателя Марция. «Римляне вдруг стали богобоязненны – из-за стихов, сложенных
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
Марцием, славным прорицателем. Когда в предыдущем году по
постановлению сената такие книги разыскивали и розыском ведал городской претор Марк Эмилий, предсказания Марция попали в его руки. Он тут же передал их новому претору, Сулле»10.
Таким образом, под «розыском святынь» подразумевался и розыск книг, имеющих сакральное значение. Не случайно, что когда были обнаружены книги Нумы Помпилия, городской претор
забрал их у нашедшего, действуя, предположительно, в рамках
розыска святынь (Liv. LX. 29. 3-13).
В условиях войн, когда консулов не было в Риме, претор отвечал практически за все важнейшие стороны существования Рима. Учитывая некоторую размытость рамок обязанностей претора, все же можно выделить основные направления. Многообразие
применения империя претора поражает (даже если рассматривать
только некоторые аспекты в рамках публично-правовой сферы).
Претор, оставаясь в Городе, участвовал практически во всех аспектах общественной жизни Рима, при этом деятельность претора в Риме не ограничивалась простым выполнением сенаторских
указов, как это может показаться на первый взгляд, а обладала
гораздо более глубоким внутренним содержанием.
Власть претора в Риме была полифункциональна. Но не следует забывать, что это было характерно для всех высших магистратов Рима. Претор, несмотря на столь разносторонний круг
должностных дел, не являлся незаменимым, но чаще всего именно на претора ложилась обязанность заботиться непосредственно
о Городе, как в военном отношении, так и в гражданском.
Примечания
1
Здесь и далее перевод М.Л. Гаспарова и Г.С. Кнабе.
Одним из первых этот термин был использован И.А. Покровским: Покровский И.А. История римского права. Минск, 2002. С. 97.
3
Liv. XXVIII, 8, 13; XXXIV, 29, 14; XXXVII, 44, 7.
4
См. также о праве рогации претора: XXVII. 11 и Vell. Pat. II. XXXII. 3.
5
Перевод Д.А. Литвинова.
6
Senatusconsultum de Thisbensibus. Перевод Д.А. Литвинова.
7
Ливий Т. История Рима от основания Города. Т. 2. С. 754.
8
Liv. LXV. 3. 2.
9
Liv. XXV. 7. 5-6.
2
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.С. Данилов
10
Liv. XXV. 12. 2-4.
Е.С. Данилов
Практика медицинского обслуживания
в римской армии
Постановка военно-санитарного дела всегда стоит в тесной
связи как со способами и приемами ведения войн, так и с общей
организацией армии1. Кроме того, военная медицина имеет целью укрепление здоровья личного состава войск, предупреждение и лечение боевых поражений и заболеваний. Далекие походы
римских легионов в местности, резко различающиеся по климату
и санитарным условиям, способствовали возникновению разнообразных заболеваний2. Но каково же было соотношение профилактики и лечения в общем обеспечении боеспособности римских солдат? Для ответа на этот вопрос обратимся к практике медицинского обслуживания вооруженных сил античного Рима.
Вплоть до конца III в. до н.э. лекарей-профессионалов в Риме
не было. Плиний Старший, ссылаясь на римского анналиста II в.
до н.э. Кассия Гемину, сообщает, что первый врач, грек Архагат,
прибыл в Рим из Пелопоннеса в 219 г. до н.э. Первоначально он
принимал больных в маленьком скромном помещении, но, очевидно, применявшийся им метод лечения оказался весьма эффективным, и вскоре врач, известный главным образом как хирург,
получил римское гражданство и большой дом, предназначенный
для приема больных и выстроенный за государственный счет
(Plin. N.H. XXIX, 12)3. Скорее всего, римский военный врач вел
свое происхождение от греческих гражданских врачей, использовавших медицинские методы Гиппократа.
Как считал Р. Канья, во время республики не было организованной военной медицины4. Цезарь не упоминает о врачах, но
они, несомненно, были при армии. Мы читаем о многочисленных
больных и выздоровлении тяжелораненых (Caes. B. G. II. 25; III.
4; IV. 15; V. 35; VI. 36; VII. 50).
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
По мнению Яна Ле Боэка, отнесенная в период империи к
сфере ответственности префекта лагеря медицинская служба насчитывала многочисленный высокоспециализированный персонал5. Чтобы сохранить боеспособность армии и оказывать хирургическую помощь в сражениях, были созданы военные госпитали, выделены лагерные врачи и санитарные команды.
Когда болезнь была тяжелой, воинов отвозили на крытых повозках в ближайшие города и поместья, где за вознаграждение
оставляли на попечение у наиболее уважаемых отцов семейств и
у безупречных матрон (SHA. Alex. Severus. XLVII. 2-3). В большинстве же случаев людей транспортировали в легионный госпиталь. Госпиталь (valetudinarium), обслуживающий сразу несколько легионов, располагался в ретентуре (задней части лагеря). Рядом находились ветеринарные службы (Pseudo-Hig.
Munitionibus castrorum. 35)6. Строительство госпиталя было важным событием в жизни гарнизона и нередко сопровождалось
торжественной установкой алтаря, посвященного Геркулесу или
Эскулапу. Госпитальные постройки в I веке сооружали из дерева,
начиная с Траяна – из камня. Согласно реконструкциям археологов, римский легионный госпиталь представлял собой типовую
застройку площадью 100 на 60 м. Здание прямоугольной формы
имело внутренний дворик. Большую часть госпиталя занимали
солдатские палаты, в каждой из которых размещалось по 4-6 человек. В угловых, более просторных комнатах устраивались офицеры. Каждый госпиталь был обеспечен системой центрального
отопления. Операционные могли находиться в специальных небольших помещениях во внутреннем дворике. Лекарства и медикаменты хранились в керамических сосудах в особых складских
помещениях.
Важное место в римской системе оздоровления раненых и
больных воинов играли водные процедуры. В каждом госпитале
обнаружены ванные комнаты, а то и целые бассейны. Порой бани
выделялись в отдельное строение. Так, в легионной крепости
Карлеон (Великобритания) недавно выявлено каменное строение
терм квадратной формы с бассейном. Оно занимало огромную
площадь (100 х 100 м.) и отличалось оригинальной архитектурой7.
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.С. Данилов
Обслуживающий персонал госпиталей состоял из врачей
(medicus ordinarius), санитаров (capsarii), инструментариев
(instrumentarii) и младшего персонала. Инструментарии заведовали инструментами, лекарствами, перевязочным материалом.
Младший персонал, главным образом из числа рабов, использовались для ухода за больными. Войсковым врачам было поручено
наносить визиты больным в их палатках и там их лечить, если
болезнь была легкой; они также сопровождали солдат во время
походов и экспедиций, чтобы оказывать первую помощь больным и раненым8. У медицинских служащих было на это время,
так как они относились к особой категории иммунов (immunes),
свободных от хозяйственных работ и других обязанностей, получавших, впрочем, оклад рядового солдата9.
Во время и после сражения раненые солдаты могли получить
медицинскую помощь от хирургов и санитаров, но при том уровне медицины шансов на выживание у раненых было немного10.
Те солдаты, которые выжили после ранения, но не могли продолжать дальнейшую службу, могли получить «missio causaria» –
медицинскую демобилизацию. Это означало, что солдат мог получить те же привилегии, что и ветеран, получивший «honesta
missio» (почетную демобилизацию), т.е. высший официальный
статус, освобождавший от налогов и гражданских обязанностей11.
О медицинских инструментах, использовавшихся военными
врачами на практике, нам известно преимущественно по археологическим раскопкам. Во второй половине II-го – начале III вв. н.э.
вексиляции IV-го Флавиева легиона находились в Аквинке (провинция Нижняя Паннония). Во время раскопок расположенного
здесь госпиталя были обнаружены многочисленные медицинские
и фармацевтические инструменты. На нижней части надгробной
плиты Сатрия Руфа – врача XI-го Клавдиева легиона, дислоцировавшегося с начала II-го века в Дуросторе (совр. г. Силистра в северной Болгарии), обнаруженной в кастелле Бурнум (провинция
Далмация) изображены хирургические принадлежности: скальпели, зажим, зонды для исследования ран. Редкий хирургический
инструмент – «τυφλαγκιςτρόν», предназначенный для извлечения
наконечников стрел и поражающих частей других видов оружия
дистанционного боя, происходит из самой Мезии. Он был обна53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
ружен на территории современного болгарского села Байкал,
расположенного в нескольких километрах западнее штабквартиры V-го Македонского легиона в Эске (совр. – с. Гиген и
возможно, использовался военными медиками этой части)12.
Компонентом многих лекарственных средств являлось вино. Оно
применялось и как наружное средство для лечения ран. Врачи
использовали овечью шерсть, вымоченную в красном вине, в качестве компресса13.
Каждому воину полагалось иметь необходимый перевязочный материал для оказания первой помощи себе и раненым товарищам. Оказание медицинской помощи во время военных действий изображено на колонне Траяна, воздвигнутой им в Риме в
честь победы над даками: санитары (capsarii) – в военной одежде
перевязывают раненых товарищей прямо на поле боя14.
Впоследствии эта система оказания медицинской помощи
раненым воинам была принята в Византийской империи и дополнена рядом нововведений. Так, не позднее VI века н.э. в византийской армии стали создаваться специальные санитарные команды депутатов (deputatus); набирались они из мобильных солдат – по 8 – 10 на каждые 200 – 400 воинов. Верхом на лошадях
за линией боя депутаты подбирали и оказывали помощь тем воинам, которые в схватках получили опасные ранения, были сброшены с лошадей и оказались небоеспособными. За каждого спасенного воина им платили одной номисме (Mauricius Strategikon
II, 9.)15.
Некоторые теоретики военного дела уделяли внимание вопросам гигиены. Флавий Вегеций Ренат указывал на необходимость поддержания здоровья войска. Среди профилактических
мер он предлагал: выбор сухого места для лагеря, заботу о питьевой воде, теплое обмундирование и постоянную физическую активность воинов (Veget. Epit., III, 2)16. Гигин считал, что лагерные
мастерские следует подальше располагать от госпиталя, поскольку выздоравливающим необходима тишина (Pseudo-Hig.4.). По
Маврикию же следует, что стратиг должен заранее изучить местность, благоприятна ли она с точки зрения гигиены и безопасности для воинов и имеются ли вблизи необходимые средства – вода, дрова и фураж (VIII.75.). «Для того чтобы все войско не утом54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.С. Данилов
лялось шумом, возникающим из-за криков людей или звона щитов, следует разбивать лагерь за одну или две мили от осажденной крепости, откуда не будет слышен шум, производимый осаждающими», – добавляет он (X. 1).
Итак, несомненным представляется тот факт, что римские
солдаты, даже в большей степени, чем гражданские лица, нуждались в постоянном медицинском обслуживании. Их лечение осуществлялось профессиональными врачами, которые должны были владеть хирургическими навыками. После сражений помощь
раненым могли оказать только они. Но в повседневной лагерной
жизни на первый план выступали профилактические мероприятия, основывающиеся на принципе, что легче предупредить болезнь, чем ее потом лечить. И именно поддержание гигиены,
обильное питание и тренировки способствовали повышению боеспособности легионеров.
Примечания
1
Бекштрем А.Г. Военно-санитарное дело и общественная помощь в древней Греции // ЖМНП. 1916. № 3. С. 91.
2
Сорокина Т.С. История медицины. М.: Изд-во Ун-та дружбы народов,
1988. С. 34.
3
Винничук Л. Люди, нравы и обычаи Древней Греции и Рима / Пер. с
польск. В.К. Ронина. М.: Высш. шк., 1988. С. 245.
4
Канья Р. Легион / Пер. В. Уварова // www. xlegio. ru.
5
Ле Боэк Я. Римская армия эпохи Ранней Империи / Пер. с фр. М.Н. Челинцевой. М.: РОССПЭН, 2001. С. 75.
6
Пер. с лат. А.В. Колобова.
7
Колобов А.В. Римские легионы вне полей сражений // www. ancientrome.
ru. В период империи в Риме жило немало врачей: практиковали хирурги, терапевты, окулисты, акушеры, стоматологи, военные медики. Врачи даже состояли
в штате библиотек и гладиаторских школ, но были доступны только верхним
слоям населения. В качестве профилактики для широкой публики, впрочем, и
благородной тоже, предназначались бани (Рубинов А.З. История бани. М.: Новое
литературное обозрение, 2006. С. 21). Легионерам же была доступна не только
баня, но и бесплатное медицинское обслуживание (SHA. Aurelianus. VII, 5. Пер.
с лат. С.Н. Кондратьева).
8
Дельбрюк Г. История военного искусства в рамках политической истории.
Т. II / Пер. с нем. В.И. Авдиева. СПб.: Наука, 2001. C. 129.
9
Вэрри Д. Войны античности / Пер. с англ. Е.А. Никитиной. М.: Эксмо,
2004. С. 177.
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
10
«Каждый по возможности лечил свои раны сам или при помощи лекарей;
некоторые, получившие тяжкие увечья, боролись со смертью и испускали дух от
потери крови, другие, пронзенные насквозь, лежали ничком на земле, и, когда
они испускали дух, их отбрасывали в сторону; некоторые были так страшно изранены, что сведущие во врачебном искусстве не позволяли касаться их, чтобы
не усиливать еще более их страдания безо всякой пользы; у иных извлекались из
тела стрелы, и при этой рискованной процедуре они терпели страдания более
тяжкие, чем сама смерть» (Ammianus Marcellinus. XIX, 2, 15. Пер. с лат.
Ю.А. Кулаковского и А. И. Сонни).
11
Кован Р. Римские легионы / Пер. с англ. Н.А. Феногенова. М.: АСТ, 2005.
С. 68.
12
Рубцов С.М. К проблеме медицинского обеспечения римской армии в
Мезии в период принципата // Война и военное дело в античном мире: Материалы конференции, проводившейся 16-17 февраля 2004 г. на историческом факультете СПбГУ (www. histiory. pu. ru.).
13
Шульц Ю.Ф. Антиалкогольные мотивы в греческой и латинской поэзии
// Медицина в памятниках латинской литературы (I – XVI вв.). М.: Моск. мед.
инст., 1980. С. 132.
14
Рубцов С.М. Легионы Рима на Нижнем Дунае. М.: Филоматис, 2003.
С. 216.
15
Здесь и далее пер. с греч. Х. Михаэску. Номисма – золотая монета, введенная в обращение в первой половине IV в.
16
Пер. с лат. С.П. Кондратьева.
Е.Н. Великанова
Процедура вручения Тиберию и Калигуле власти
принцепса
Государственно-правовая система Рима, начиная со времени
Августа, носила официальное название «восстановленная республика». Так же и Тиберий стремился подчеркнуть, что Рим
представляет собой res publica restituta1. Цели демонстрации приверженности республиканским традициям служили и надписи,
относящиеся ко времени правления Гая Калигулы, в которых
упоминались «сенат и народ Рима»: «S.P.Q.R»2. Однако уже античные авторы ясно осознали принципиальное отличие «res
publica restituta» от политической организации Республики. В
представлении Корнелия Тацита «время Августа» отмечено ут56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.Н. Великанова
верждением «новых порядков» (Ann. I.2). Их главным содержанием явилось «глубокое изменение основ государства», которое
впоследствии привело к отказу от «общественных установлений
старого времени» (Ann. I.4). Время правления императоров из
династии Юлиев-Клавдиев Тацит назвал «principatus» (Ann. I.1;
IV.6; XIII.1). Подобные суждения мы встречаем и в сочинении
Светония. Рассказывая о политической деятельности Августа, античный историк отметил, что она была направлена на упрочение
«novus status» (Aug. 28.2). В восприятии Тацита и Светония
принципат не был тождественен не только республиканской организации, но и «regna forma» (Suet. Cal. 22). Историки более
позднего времени, например, Павел Орозий, также характеризовали эпоху Августа как «принципат» (Oros. Hist. I.1.14). Дион
Кассий, описывая политическую систему принципата, использовал обобщенные понятия «monarc…a» (53.17.2; 60.1.1) и
«¹gemon…a» (57.7), которые не отражают нюансы, заключенные
в латинском «principatus». Под понятием «принципат» римские
историки имели в виду как политическую организацию государства в целом, так и власть принцепса. Светоний пишет о том, что
Тиберию была вручена верховная власть – «imperium» (Suet.
Tib.24). В правовом значении «imperium» трактуется как «должностная власть» (D. 50. XVI.215). Дион Кассий использовал в качестве равнозначного3 «imperium» понятие «¢rcÁ» (Dio. 57.2.3),
которое также переводится как «высшая власть». Чуть позднее в
своем произведении Дион Кассий сделал уточнение: власть
принцепса являлась «aÙtokr£torος ¢rc¾» (Dio. 57. 6. 2), властью автократора, т.е. «неограниченной властью». В сочинении
Тацита «власть принцепса» также обозначена словом «imperium»
(например, Tac. Ann. I.7; II. 42). В этом словоупотреблении заключается особый смысл: власть, позволяющая управлять государством, не может быть иной, кроме как высшей должностной
властью. То есть власть принцепса основана на полномочиях
высших должностных лиц Рима. На примере Тиберия и Калигулы
рассмотрим порядок вручения власти принцепса.
День предоставления принцепсу властных полномочий назывался dies imperii. Dies imperii для Тиберия пришелся на 17 сен57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
тября 14 г.4 В этот день Тиберий был назван принцепсом и наследником Августа. Между днем смерти Августа (19 августа5
14 г.) и днем официального признания Тиберия принцепсом прошло несколько недель. В течение этого времени была определена
дальнейшая судьба Римского государства. Нам точно не известны
все политические события середины августа – сентября 14 г. Античные историки рассказывают о наиболее важных из них, непосредственно предшествовавших dies imperii. Считать этот период
«правительственным вакуумом»6 не верно, так как во главе государства стояли консулы (Секст Помпей и Секст Апулей7) и сенат.
По-видимому, в эти дни в политической жизни страны возрастает
значение сената. Корнелий Тацит, Светоний и Дион Кассий практически одинаково рассказывают о событиях, произошедших после 19 августа. Ключевым моментом стало принесение присяги
на верность Тиберию консулами и префектами: in verba Tiberii
Caesares iuravere (Tac. Ann. I.7). Из данного фрагмента «Анналов»
следует, что присяга – iurisiurandi – была им принята до официального провозглашения принцепсом. С формально-правовой
точки зрения такая клятва противоречила нормам res publica, так
как консулы как высшие магистраты не должны были присягать
каким-либо должностным лицам, или лицам, наделенным должностными полномочиями. Тиберий на день смерти Августа обладал tribunicia potestas и imperium proconsulare, врученными ему в
13 г8. Тиберий, наделенный проконсульской властью, имел право
контроля военных сил, которые находились в Италии. Оно подкреплялись клятвой, которую дали войска еще при Августе:
toÝj m n g¦r ™n tÍ 'Ital…v Ôntaj to‹j Órkoij
to‹j
ØpÕ
toà
AÙgoÚstou
katadeicqe‹si
prokatšlaben·™j. (Dio. 57.3.2). Латинским аналогом к «Óρκος»
будет «iurisiurandi». Римляне придавали клятве особый смысл. Ее
нарушение воспринималось как преступление перед обществом и
богами9. Подобное представление о присяге оставалось актуальным и в эпоху ранней Империи. Используя эти средства, Тиберий
«рассылал во все лагеря… указы»10 (Dio. 57.2.1), «дал пароль
преторианским когортам» и «направил войскам послания, словно
принял уже титул принцепса» (Tac. Ann. I.7). Опора на клятву,
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.Н. Великанова
принесенную еще Августу, фактически означала ссылку на его
auctoritas, что было важно для укрепления власти Тиберия. В
дальнейшем он запретил приносить присягу на верность своим
делам11, продолжая ссылаться на авторитет Августа.
Событием, имевшим принципиальное значение, стало заседание сената, на котором обсуждались похороны Августа и посмертные почести. Именно тогда впервые было объявлено имя
главного наследника Августа. Далее, Тацит подробно рассказывает о погребении Августа. Оно состоялось в 1 половине сентября 14 г. (9-10 числа)12. После смерти он был причислен к сонму
богов13. Но этому решению сената предшествовало стихийное
общественное обсуждение: стоит ли обожествлять умершего
принцепса или нет (Tac. Ann. I.9-10). Консекрация Августа стала
важным решением для Тиберия. Он мог всегда сослаться на авторитет Августа. Тиберий теперь именовался «сыном божественного Августа». В надписях встречаются несколько вариантов указаний. Самыми распространенными были: «TI CAESAR. DIVI.
AUG.»14; «TI CAESAR. DIVI. AUG. F. AUGUST.»15. Или «DIVUS.
AUGUSTUS. PATER»16. Официальная пропаганда делала особый
акцент на звании «d.f.», которое стало неотъемлемой частью титулатуры принцепса, являясь основой его господства17. Аналогичные упоминания мы встречаем и в надписях, относящихся ко
времени правления Гая. В них он именует себя «правнук божественного Августа» (C. CAESAR. DIVI. AUG. PRON. AUG18).
Х. Геше подчеркивала ряд преимуществ для наследника, которые
происходили из императорской дивинизации19. Во-первых, титул
«divi filius»20 мог носить только единственный человек, который,
таким образом, признавался наследником принцепса. Во-вторых,
«d. f.» означал преемственность между прежним и новым принцепсами. В-третьих, «d. f.» давал возможность отстаивать собственную точку зрения, независимо от мнения сената. Кандидатура
нового принцепса, в титулатуре которого имелось ссылка на «divi
filius», быстрее получала общее признание21.
17 сентября 14 г. для Тиберия стал днем вручения ему власти
принцепса22. Тацит пишет, что после долгих раздумий Тиберий
согласился принять «imperium» (Tac. Ann. I.13). Империй как
высшая должностная власть предоставлялся куриатным законом.
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
Но уже в конце Республики куриатный закон являл собой «формальный акт, который осуществлялся в присутствии тридцати
куриатных ликторов, представлявших тридцать курий, и трех авгуров»23. По мнению Цицерона, таким путем достигалась видимость участия комиций в избрании должностных лиц (Cic. Leg.
Agr. II.31). Возможно, именно по этой причине античные авторы
не упоминают об этом законе, так как в действительности решение о наделении властью принималось в сенате. Сфера компетенции власти принцепса распространялась на Рим и Италию, провинции и армию (Dio. 57. 2.5). Иными словами, принцепс обладал
полномочиями в Риме подобно магистрату, в провинциях – проконсулу. Imperium принцепса, таким образом, включал в себя военные и гражданские полномочия, на основании которых он действовал в померии и за его пределами.
Представления о власти принцепса дает известный
Vespasiani. Этот закон был принят в 69 (70) г.24 Он является сенатусконсультом25, хотя и носит название «Lex». Lex de imperio
стал «типовым» со времени Гая Калигулы26. Согласно Закону о
власти, imperium принцепса давал ему две главные возможности:
во-первых, оказывать влияние на принятие решений и добиваться
необходимых сенатских постановлений; во-вторых, представлять
римское государство в международных делах. Остальные полномочия, которыми вслед за Августом обладали как Тиберий, так и
Калигула происходили из абстрактного права действовать на благо государства, которое подразумевало и задачу cura et tutela. Ни
Корнелий Тацит, ни Светоний, ни Дион Кассий не сообщают о
наделении принцепса отдельно проконсульским империем. Возможно, это связано с тем, что к моменту провозглашения принцепсом Тиберий уже имел проконсульский империй на 10 лет.
Как его стоит расценивать? Отличался ли он от того, каким был
наделен Август как принцепс? Согласно исследованию Д. Кинаста, в 13 г. Тиберий имел imperium proconsulare aequum27, а
17 сентября 14 г. ему была вручена пожизненная проконсульская
власть28. В произведении Светония (Tib. 22.1) об этом событии
сказано так: Ac non multo post lege per consules lata, ut provoncias
cum Augusto communiter administraret (Немного времени спустя
консулы внесли закон, чтобы он совместно с Августом управлял
60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.Н. Великанова
провинциями). Во фрагменте говорится не об отдельной провинции, а о провинциях, подконтрольных принцепсу, т.е. эта власть
уже имела принципиальное отличие от традиционного проконсульского империя. Управление ими Тиберий и Август осуществляли совместно, т.е. «communiter». В этом контексте смысловое
значение слова подразумевает одинаковые права участников
управления. Следовательно, указание Светония можно понимать
как наделение Тиберия, наследника Августа, таким же проконсульским империем, который имелся у принцепса. Было ли ограничение срока действия властных полномочий принцепса, в том
числе и проконсульской власти? На практике – нет. Но формально по времени исполнения власть была ограничена. Дион Кассий
пишет (57.24.1): «qÒntwn d tîn dška ™tîn tÁj ¢rcÁj
aÙtoà yhf…smatoj m n ™j t¾n ¢n£- lhyin aÙtÁj
g¦r ™de‹to katatšmnwn
oÙdenÕj ™de»qh (oÙd
aÙt»n, ésper Ð AÜgoustoj, ¥rcein), ¹ mšntoi
pan»gurij ¹ dekaethrˆj ™poi»qh». (Когда же прошло
десять лет его власти, он не стал испрашивать постановления о
возобновлении ее, поскольку не желал приобретать ее, как Август, по частям; однако десятилетнее празднество все же
справил29). Когда произошло это событие? До сенатской псефизмы античный историк сообщает о вызове прокуратора Азии Фонтея Капитона в сенат. После – о гибели Кремуция Корда. В «Анналах» Тацита (IV. 34-36) эти события описаны в год консульства
Корнелия Косса и Азиния Агриппы. По данным фаст это консульство пришлось на 25 г.30 Второй раз империй был вручен
принцепсу в консульство Луция Вителлия и Фабия Персика (Dio.
58. 24.1): «После этого, когда наступил двадцатый год его власти,
Тиберий, хотя и проводил время в Альбанской и Тускуланской
округе, однако в город не явился, консулы же Луций Вителлий и
Фабий Персик отпраздновали второе десятилетие его правления.
Ибо называли его так, а не «двадцатилетием», как будто, давая
ему власть, так, как это делали с Августом»31. Это 34 год32. Таким
образом, с формально-правовой точки зрения, власть Тиберия не
была пожизненной. Принимая во внимание оговорку Диона Кассия о «праздновании второго десятилетия», мы можем полагать,
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
что власть не продлевалась, а предоставлялась принцепсу вновь.
Как следует из приведенных отрывков, сам Тиберий отнесся к
этому достаточно легкомысленно, не торопясь вернуться в Рим. В
34 г. специальным сенатским постановлением ему «заочно» вручают власть. Второй (25 г.) и третий (34 г.) dies imperii, хотя и
имели публичное значение, но носили уже сугубо формальный
характер. В 25 г. и 34 г. сенат вручил Тиберию imperium – должностную власть, для обозначения которой Дион Кассий использовал термин «¢rcÁ». Из этого следует, что уже к 25 г. укрепляются представления о власти принцепса как едином целом, все
властные полномочия объединены в комплекс, что подтверждается словами античного автора о нежелании Тиберия получать
власть по частям. Такое положение дел сохранилось и при Калигуле.
Тиберий скончался «в семнадцатый день до апрельских календ», т.е. 16 марта 37 г.33 на Мизенской вилле (Suet. Tib. 72; Tac.
Ann. VI.50), принадлежащей некогда Лукуллу (Phedr. II. 5). Известие об этом лаконично уточняется в календаре с записями
важнейших событий34: XVII K. Apr. Ti. Caesar Miseni | excessit.
IIII K. Apr. corpus | in urbe prelatum per milit. || III Non. Apr.
f(unere) p(ublico) e(latutus e(st). (В семнадцатый день перед апрельскими календами (16 марта35) Тиберий Цезарь скончался в
Мизенах. В четвертый день перед апрельскими календами
(29 марта) тело доставлено в город (в Рим) военными. В третий
день перед апрельскими нонами (4 апреля) состоялись публичные
торжественные похороны). Относительно даты вручения Калигуле власти источники дают противоречивые сведения. Светоний
рассказывает о том, что Гаю, сопровождавшему тело Тиберия в
Рим, при вступлении в Город «тотчас была поручена высшая и
полная власть по единогласному приговору сената» (Cal. 13-14).
Сопоставляя сообщение античного историка и данные вышеприведенной надписи, мы можем сделать вывод о том, что Калигула
стал принцепсом 29 марта. Но с этой датой не согласуется число,
приведенное в записи протокола жреческой коллегии арвальских
братьев от 39 года36: A.d. XV K. Apriles | L. Salvius Otho flamen et
pro magistro collegii | fratrum Arvalium nomine quod hoc die
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.Н. Великанова
C. Caesar Augustus Germanicus ab senatu imperator appel|latus est, in
Capitolio Iovi bovem Iunoni vaccam || Minervae vaccam immolavit (В
15 день до апрельских календ фламин и промагистр Л. Сальвий
Отон от имени коллегии арвальских братьев, в тот день, когда
Гай Цезарь Август Германик был провозглашен сенатом императором, на Капитолии принес в жертву быка Юпитеру, корову – Юноне, корову – Минерве). В протоколе упомянут день жертвоприношений – 18 марта37. Это значит, что день вручения Гаю
империя считался торжественным днем, когда жрец collegii
fratrum Arvalium совершал дополнительные жертвоприношения.
Отметим, что сам Гай в 38 г. исполнял обязанности магистра
коллегии арвальских братьев38, а сама collegium fratrum Arvalium
«была тесно связана с императорским культом»39. Опираясь на
эти данные, мы должны признать, что сенат вручил Гаю imperium
18 марта, через два дня после смерти Тиберия. Таким образом,
перед нами две возможные даты dies imperii Гая – 18 марта и
29 марта. Для того, чтобы определить, какая дата верна, следует
обратиться к сочинению Иосифа Флавия. В «Иудейских древностях» содержится более подробный рассказ об интересующих нас
событиях. Из него следует, что фактически Гай был провозглашен принцепсом в Мизенах, т.е. еще до своего прибытия в Рим, о
чем он сообщил в письме к сенату (XVIII. 6.10). Вероятно, это и
есть день 18 марта. Сенат поддержал это решение и «заочно»
признал нового принцепса. Калигула получил imperium (Suet.
Cal.13.1). Но важно было уладить формальную сторону дела: огласить завещание, официально объявить преемника и вручить
ему властные полномочия, что и было сделано по прибытии траурной процессии в Рим, на заседании сената 29 марта.
Только 4 апреля состоялось погребение Тиберия в Мавзолее
Августа40. Потребовалось только одно сенатское постановление,
для того, чтобы Гай Калигула получил весь комплекс полномочий своего предшественника и титулы, которыми был наделен
Август (Dio.59.3.1–2). Хотя античные авторы и не указывают на
издание Lex de imperio в отношении Гая, косвенные данные всетаки свидетельствуют об этом. Дион Кассий мельком отмечает,
что на сенатском заседании «присутствовали всадники и кое-кто
из народа» (59.6.1): «В том году, когда скончался Тиберий и Гай
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
унаследовал его власть, он вначале высказал немало лестных
слов сенаторам, причем на этом заседании присутствовали также
всадники и кое-кто из народа» (™n m n oân tù œtei ™n ú
Ó te Tibšrioj ™teleÚthse kaˆ aÙtÕj ™j t¾n
toÝj
¹gemon…an
¢ntikatšsth,
prîton
m n
bouleut£j, parÒn- twn ™n tù sunedr…J kaˆ ƒppšwn
toà te d»mou tinîn)41. Задача «представителей» народа
сводилась к утверждению решения о предоставлении империя
Калигуле. Своим присутствием они придавали сенатскому постановлению характер закона. Таким способом достигалась легитимность нового принцепса. Этому способствовала и присяга.
Придя к власти, Калигула разрешил приносить клятву на верность собственным делам – Órkoj (Dio. 59. 3.4). Предпосылкой
такому решению стал оказанный ему «кредит доверия» со стороны народа, сената и армии. Гай, ни чем не прославившийся до
этого момента, приходился сыном Германику, и этого было достаточно, по словам Светония, чтобы на него были возложены
«лучшие надежды римского народа» (Cal. 13.1).
Таким образом, в процессе наделения властью принцепса
важную роль играли неправовые факторы: мнение армии, факт
родственных отношений с предшествующим правителем, который после смерти был обожествлен, завещание принцепса, где
указывалось имя преемника. Для этого использовались трансформировавшиеся республиканские механизмы. Должностная
власть была обособлена от должности и составляла комплекс
полномочий, позволивших принцепсу действовать в различных
сферах.
Примечания
1
Dessau H. Inscriptiones Latinae selectae. Vol. 1. № 156; Ehrenberg V., Jones
A.H.M. Documethe reigns of Augustus and Tiberius. Oxford, 1949. P. 63. № 50.
2
См.: Фролова Н.А., Абрамзон М.Г. Римские монеты в собрании Государственного исторического музея: Католог. В. 2 ч. М., 2001. Ч. 2. Ранняя империя от
Августа до Коммода. С. 28. № 16. Аналогичные надписи на монетах появлялись
в период правления Тиберия. См.: Фролова Н.А., Абрамзон М.Г. Указ. соч. С. 20.
№ 1.
3
Schmitzer U. Velleius Paterculus und das Interesse an der Geschichte am
Zeitalter des Tiberius. Heidelberg, 2000. S. 63.
64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.Н. Великанова
4
Kienast D. Römische Kaisertabelle. Darmstadt, 1990. S. 77.
Реформа календаря, проведенная при Августе, предусматривала переименование месяца секстилия в «август» (Suet. Aug. 30.2).
6
Castritius H. Der römische Prinzipat als Republik // Historische Studien.
Matthiesen, 1982. H. 439. S. 55.
7
См. публикацию консульских фаст в кн.: Ehrenberg V., Jones A.H.M.
Documents illustrating the reigns of Augustus and Tiberius. Oxford, 1949. P. 40.
8
Kienast D. Römische Kaisertabelle. S. 77.
9
Различные аспекты, связанные с понятием «клятва», подробно исследовал
Л.Л. Кофанов: Кофанов Л.Л. Юридико-религиозный характер римской fides в
V – III вв. до н.э.: к интерпретации Полибия (VI. 56. 6-15) // IVS ANTIQVVM.
Древнее право. 2002. № 2. С. 62-72.
10
Использован перевод «Римской истории» Диона Кассия, выполненный
В.М. Строгецким, М.С. Садовской, С.К. Сизовым, Л.В. Логиновой. См.: Методическое пособие к семинарам по истории Древнего Рима: «Римская империя в I
в. н.э.». Часть 1. Горький, 1982.
11
Suet. Tib. 26.2: Intercessit et quo minus in acta sua iuraretur...См. также: Tac.
Ann. I.8.
12
Kienast D. Römische Kaisertabelle. S. 65; См. сноску 47 на стр. 58. в исследовании Г. Кастритиуса // Castritius H. Op. cit. S. 58.
13
Федорова Е.В. Императорский Рим в лицах. Р.н/Д., 1998. С. 84.
14
См.: Фролова Н.А., Абрамзон М.Г. Указ. соч. С. 20. № 3-6.
15
См.: Там же. С. 20. № 9; с. 21. № 21; с. 22. № 27.
16
См.: Там же. С. 22-23. № 34-62.
17
Gesche H. Die Divinisierung der römischen Kaiser in ihrer Funktion als
Herrschaftslegitimation // Chiron. Bd. 8. 1978. S. 379-380.
18
См.: Фролова Н.А., Абрамзон М.Г. Указ. соч. С. 27. № 11; Smallwood E.V.
Documents illustrating the principates of Gaius, Claudius and Nero. Cambridge, 1967.
P. 29. № 35.
19
Gesche H. Die Divinisierung der römischen Kaiser S. 383.
20
В случае с Гаем «PRON. AUG»
21
Gesche H. Die Divinisierung der römischen Kaiser. S. 384.
22
Однако, у Иосифа Флавия сохранилось указание на 13 октября 14 г.
(Antiq. XVIII.6.10).
23
Сморчков А.М. Куриатный закон об империи и ауспиции магистратов
// IVS ANTIQVVM. Древнее право.М., 2003. № 1. С. 26.
24
Текст LEX QUAE DICITUR DE IMPERIO VESPASIANI содержится в издании FONTES IURIS ROMANI ANTEJUSTINIANI. Ediderunt S. Riccobono,
C. Ferrini, J. Baviera. Florentia MCMVIIII (1908)
25
Егоров А.Б. Правление Веспасиана и Тита // Проблемы античной государственности. СПб., 2003. С.289; Sandys J.E. Latin Epigraphy. An introduction to the
study of Latin Inscriptions. Groningen, 1969. P.280.
26
Егоров А.Б. Закон о власти Веспасиана и полномочия принцепса // Проблемы античной государственности. ЛГУ, 1982. С. 155.
5
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
27
Иными словами, Тиберий обладал проконсульской властью равной imperium proconsulare Августа. См.: Kienast D. Der Regierungsantritt des Tiberius
// Kleine Schriften. Darmstadt, 1994. S. 414, 421. К.В. Вержбицкий считает, что в
13 г. imperium proconsulare Тиберия уже был «maius». См. монографию автора,
опубликованную в сети Интернет: Вержбицкий К.В. Развитие системы принципата при императоре Тиберии (14-37 гг.н.э.). Гл. II // http://centat.pu.ru/
aristeas/monogr/verzhbit/verzhb012.htm.
28
Kienast D. Römische Kaisertabelle. S. 77.
29
Перевод выполнен В.М. Строгецким, М.С. Садовской, С.К. Сизовым.
30
Ehrenberg V., Jones A.H.M. Op. cit. P.42.
31
Перевод В.М. Строгецкого, М.С. Садовской, С.К. Сизова, Н.А. Касаткиной, А.Б. Егорова.
32
Ehrenberg V., Jones A.H.M. Op. cit. P.43.
33
В «Римской истории» Диона Кассия ошибочно названа более поздняя дата – 26 марта: tÍ ›ktV kaˆ e„kostÍ toà Mart…ou ¹mšrv (58.28.5.3).
34
Использована публикация в кн.: Smallwood E.V. Op. cit. P.28. № 31.
35
Kienast D. Römische Kaisertabelle… S. 78.
36
Отдельные Acta fratrum arvalium приведены в издании Smallwood E.V. Op.
cit. P.13. № 8.
37
Для перевода даты мы использовали следующую формулу:D (современная дата) = n (число дней в данном месяце) + 2 – r (данное число по римскому
календарю). См. Козаржевский А.Ч. Учебник латинского языка. М., 1971. С. 172.
Искомая дата приходится на 18 марта. В издании неверно указан день 18 апреля.
// Smallwood E.V. Op. cit. P.13.
38
Smallwood E.V. Op. cit. P.9. № 1.
39
Сморчков А.М. Коллегия арвальских братьев // Жреческие коллегии в
Раннем Риме. М., 2001. С. 224.
40
Kienast D. Römische Kaisertabelle… S. 78, 85.
41
Использован перевод, выполненный Н.А. Касаткиной, А.В. Махлаюком,
Е.А. Молевым, С.К. Сизовым. См. публикацию 59 книги «Римской истории»
Диона Кассия в: Из истории античного общества. Вып. 6. Н. Новгород, 1999.
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В.В. Куликов
III. Новая и новейшая
история Европы
и Америки
В.В. Куликов
Англичане о германском «вторжении»
на Британские острова
в конце XIX – начале XX в.
Десятилетия перед Первой мировой войной предоставляют
историку отличный материал для изучения функций, методов и
роли общественного мнения в жизни социумов. Различные политические, экономические и социально-культурные факторы влияли на позицию общественности и сами подвергались обратному
влиянию с ее стороны. Их постоянное взаимодействие, поддерживающее особое информационное поле, идеологические установки и общественную мифологию, во многом было прототипом
современных пропагандистских кампаний и информационных
войн.
Интересный пример подобного взаимодействия – влияние
«гонки вооружений» (прежде всего с Германией в строительстве
военных кораблей) на английское общество перед Первой мировой войной. Среди ее прямых последствий можно назвать и
шпиономанию, и германофобию, для которых существовала некоторая реальная основа. Гораздо более сложно объяснить длительное обсуждение в английском обществе германских планов
захвата Британских островов. Дело в том, что в реальности непо67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
средственной опасности не существовало – германский генштаб
только один раз в начале XX века рассматривал эту возможность
и отбросил ее, признав невозможной1. Ажиотаж вокруг книг и
статей о «германском вторжении» был совершенно необоснован,
английские публицисты, по сути дела, занимались мифотворчеством.
Мысль о потенциальной возможности вторжения в Англию
иностранных завоевателей если и нельзя назвать навязчивой идеей английского общества, то, по крайней мере, старой и часто повторяемой вполне возможно. В 1880-е гг. в Англии, во время обсуждения планов строительства туннеля под Ла-Маншем, возникло целое движение протеста из-за угрозы, что французы
могут использовать его для вторжения в Англию2. Интересно, что
в спорах приняли участие немцы, в то время еще на правах союзников и благожелательных советников. Некто «W-s» в июне
1882 г. в журнале «Милитар-Вохенблатт» написал статью по этому вопросу, переведенную в Англии «для частного использования»3. Германский офицер подробно описал весь риск, которому
подвержена Англия в случае вторжения врага. Проектируемый
туннель от Дувра до Кале будет иметь протяженность около
35 км, которую можно преодолеть на поезде за час. «Туннель
легко может сыграть ту же самую роль для Англии, что и деревянный конь для Трои»4, это лишний шанс для врага. Если французы его смогут захватить, весь английский флот ничем не сможет помочь родине. «W-s» подробно описывает военную мощь
Франции, против которой Англии нечего противопоставить. Последствия вторжения будут катастрофичны – огромная контрибуция, потеря флота и колоний. Цель памфлета достаточно ясна –
доказать наличие французской опасности для Англии. «Временная общность интересов между двумя нациями [Англией и Францией] может очень быстро превратиться в прямую противоположность»5. Германский офицер раскритиковал средневековое
устройство английской армии: «современное государство не может обойтись без постоянной армии»6, ибо «мечи весят больше
золота»7. А мнение о стратегической и тактической важности
подводной дороги должно опираться только на военные принци68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В.В. Куликов
пы, и «может быть дано только военными властями, а не коммерсантами»8, подвел он итог.
В лекции лорда Форбиса «Будет ли у нас Туннель под ЛаМаншем?»9 содержалось еще большее количество доказательств
опасности постройки туннеля: он отвлечет большие средства, необходимые для укрепления безопасности империи, создаст постоянную угрозу для Англии, лишит ее естественных преимуществ, приведет к необходимости ввода всеобщей воинской повинности и пр. Впрочем, в Англии боялись не только молниеносного вторжения французов. Уже тогда, в 1882 г., высказывались опасения и по поводу германцев. «Гораздо хуже, если это
была бы не армия французов, а армия германцев или русских, напавших бы на нас до того, как мы услышим что-нибудь об их мобилизации»10, писалось в одном из памфлетов, посвященном
«туннельной» тематике. В памфлете 1887 г. депутата палаты общин Ч. Бредлоу «Туннель над Ла-Маншем: должна демократия
поддержать его или отвергнуть?»11 автор решительно выступил
за создание туннеля, который, с его точки зрения, укрепит взаимопонимание между Англией и Францией и способствует прекращению гонки вооружений. Таким образом, на этом примере
видно, как еще в 1880-х гг. страхи о возможном вторжении в
Англию вражеских войск постепенно стали видоизменяться –
Франция теряла ореол главного врага Великобритании.
Со складыванием военно-политических блоков на континенте в начале 1890-х гг. в Англии стала появляться литература,
предсказывающая будущие войны между державами. Однако ее
первые образчики были в основном по духу антифранцузскими.
Контр-адмирал П. Коломб12 написал роман «Великая война 189-»
для иллюстрированного еженедельника «Блэк энд уайт», опубликованный частями в 1891 г.13 В нем описывается война на Балканском полуострове, в которую втягиваются континентальные
державы – блок Германии и Австро-Венгрии против России и
Франции. Англия остается нейтральной, но в ходе военных действий вступает в войну против Франции. В 1893 г. писатель
Л. Трейси опубликовал книгу «Последняя война»14, в которой
описывается предполагаемое вторжение Германии и Франции в
Англию. Но по сюжету в самый последний момент Германия пе69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
редумывает и выступает на английской стороне, а лорд Робертс
берет Париж, и все оборачивается триумфом англо-саксонского
союза. Даже один из самых в будущем яростных врагов Германии У. Леке начинал свою карьеру как англофоб и русофоб, в его
«Отравленной пуле», опубликованной в 1893 г., по сюжету русские и французы вторгаются в Англию.
Стереотип Франции как главного врага оказался очень живуч, и только с 1896 г., со знаменитой телеграммы президенту
Крюгеру Вильгельма II, можно говорить, что у англичан появился новый «роковой» соперник. Постепенно новая установка стала
находить отражение и в популярной тогда футуристической литературе. В 1902 г. еще один первопроходец литературы «вторжения» А. Кертис в романе «Новый Трафальгар»15 одним из первых, описал картину молниеносного удара германского флота по
Англии, во время отсутствия английской эскадры, которая должна охранять Ла-Манш. По счастью, у Англии в запасе был один
новый линейный корабль, с помощью которого британцам удалось победить. Высокопоставленный английский чиновник
Э. Чайлдерс16, основываясь на личном опыте частных путешествий к берегам Голландии и Германии, в 1903 г. написал ставший
очень известным роман «Загадка песчаных отмелей»17, своего
рода учебник для английских шпиономанов начала века. Его герои, Кэрратер и Дэвис, совершают путешествие на яхте «Далсибелла» по Северному морю к Фризским островам, через канал
имени Вильгельма и вдоль всего морского побережья Германии.
Вдвоем они рассматривают памятники датско-прусской войне,
рассуждают о Германии и о возможности будущей войны с ней,
открывают, что английские карты изрезанного островами, заливами и мелями побережья Германии не совпадают с действительностью. Автор устами героев указывает на огромную опасность в
случае войны для Великобритании, у которой нет баз в Северном
море, а лучшие английские корабли имеют слишком глубокую
для него осадку. Предупреждает о планах немцев оккупировать
Голландию и ругает правительство, принявшее чудовищное по
глупости решение о продаже Гельголанда. Между тем два его героя оказываются впутанными в головокружительную шпионскую
историю. Раз за разом они наталкиваются на странные явления –
70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В.В. Куликов
подведение разветвленной железнодорожной сети к побережью
Северного моря, оживление, царящее на ничего не значащих для
обороны германского побережья мелях, каналах, протоках, огромное количество сосредоточенных там барж и пр. В результате, после различных приключений герои обнаруживают, что являются свидетелями тайных совместных маневров германской
армии и флота. По плану операции армада морских лихтеров
(барж), переполненных солдатами, должна выйти семью флотами
с помощью мощных буксиров одновременно из семи различных
мест, под эскортом императорского флота пересечь Северное море и десантироваться на английском берегу. Любопытно, что
Чайлдерс демонстративно подчеркивает в предисловии и эпилоге, что описывает реальную опасность – он сам презирает паникеров, но это не тот случай.
Безусловно, «Загадка песчаных отмелей» была написана не
просто ради коммерческой выгоды, высокопоставленный чиновник и довольно богатый человек в ней не особенно нуждался:
«наша основная цель – достучаться до каждого», убедить общество в необходимости ответных мер. Опасность очень велика:
«никто не сможет подсчитать того эффекта на нашу тонкую экономическую ткань, который окажет хорошо спланированный,
удачный по времени удар в промышленное сердце королевства,
по великим северным и центральным городам, переполненным
мирным рабочим населением»18. Германия «идеально приспособлена для того, чтобы совершить вторжение в Англию»: наличие
огромной армии, полной секретности, которую могут обеспечить
выдающиеся организационные качества германского руководства, независимость от колоний и морей – «она многое приобретет и ничего не потеряет», заключает автор. Его аргументация
была крайне привлекательной для англичан. Даже в высших политических кругах подозрения Чайлдерса пустили глубокие корни. Так, например, министр иностранных дел Грей обращал внимание на факт, что «огромное количество германских офицеров
проводят свои каникулы в Германии в разных точках Восточного
и Западного берега … для этого не может быть иной причины,
чем стратегические замыслы в отношении наших берегов»19. А у
короля Эдуарда VII однажды возникло сомнение, «не собирается
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
ли кайзер провезти с собой корпус или два в Англию под видом
родственного визита»20.
В книге Л. Джеймса «Мальчик-дежурный»21, опубликованной
в 1903 г., немцам удается высадиться в Англию и начать завоевание страны. Школьник Джек Монтморенси надевает кадетскую
форму и берется за германцев. Одно из самых известных вымышленных вторжений германцев было описано У. Леке в его бестселлере «Нашествие 1910»22, впервые опубликованном в Дейли Мэйл
в 1906 г. В нем изображалось успешное вторжение в Англию сорокатысячной германской армии и такие эпатирующие англичан
события, как битва за Ройстон и бомбардировка Лондона. Менее
популярной была книга этого же года П. Воу и Л. Йексли «Когда
орел летит к морю»23, в которой писалось о нашествии уже шестидесяти тысяч солдат. Обе истории заканчиваются счастливым
концом – немцев разбивают. Неожиданный сюжет в книге
Р.В. Коула «Смертельная ловушка»24 1907 г. – после германского
вторжения на выручку англичанам пришли японцы. А.Дж. Доусон
в «Послании»25 впервые описал картину полного краха Англии
после германского вторжения – оккупацию, репарации и потерю
нескольких колоний. В его фантазии враг приходит не только извне – он есть и внутри Германии. Пока английские пацифисты
проводят демонстрации за разоружение, тысячи германских эмигрантов собирают информацию об Англии – так чтобы после высадки германских войск на побережье немцы детально знали местность от берега до Лондона. Об этом намекнул германский официант главному герою. После книги Доусона шпионская волна
захлестнула английскую публицистику.
Тем временем тема «германского вторжения» проникала во
все стили и жанры. Путешественник и поэт Ч. Доти написал несколько стихотворений, стилизованных под язык Чосера, на эту
тему – «Скалы»26 в 1909 г. и «Облака» в 1912 г. Гай ду Моуриер
перевел тему вторжения на язык сцены пьесой «Дом англичанина». Даже детские журналы публиковали футуристические истории о новом германском покорении Британии, как например, в
1913 г. журнал «Чамс». А журнал олдебурской школы-пансиона
представил картину того, как дети будут учиться в 1930 г., пред72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В.В. Куликов
полагая, что Англия станет просто «маленьким островом у западных берегов Тевтонии»27.
Книги на тему германского вторжения таких знаменитых писателей, как Г. Уэллса28 и Н. Энджелла29, были гораздо более
свободны от паникерских настроений, вдумчивы и пессимистичны. Авторы делали акцент на разрушениях, которые повлечет за
собой война. Саки (псевдоним Г. Х. Манро30) в 1913 г. написал
роман «Когда Вильгельм пришел: Рассказ о Лондоне под властью
Гогенцоллернов»31, в котором несколько по-иному расставил акценты на последствиях германского завоевания Англии. Его герой Мюррей Йовиль, «порожденный и взращенный представителем правящей расы», во время войны находился в Восточной Сибири, где охотился и собирал коллекцию птиц в «милях от
железной дороги и телеграфной линии», так что при возвращении
он был шокирован случившимся. Все произошло очень быстро:
сначала был конфликт из-за незначительных пограничных вопросов в Восточной Африке, потом волнение на бирже, резкие высказывания одного из германских министров, потом последовал
период взаимных уверений в стремлении к миру, который прервался неожиданным началом военных действий; Англия была не
готова к войне и очень быстро проиграла, король бежал в Дели в
Индию32, где стал своего рода императором Востока, и ему сохранили верность большинство бывших английских доминионов.
Саки современные представления о Германии наложил на
английскую действительность, глазами ревнителя английских
имперских традиций Йовиля он описывал оккупированную германцами Англию, превращенную в «имперскую землю, своего
рода Эльзас и Лотарингию, только вместо Рейна омываемую Северным морем». В Лондоне главного героя оштрафовали на
3 шиллинга за хождение по траве в Гайд-парке, вместо Пикадилли он обнаруживает улицу под названием Регентштрассе, усеянную кафе и ресторанчиками в континентальном стиле, где новые
хозяева Англии – прусские офицеры и гамбургские евреи – играют в шахматы, пьют рейнское вино и читают прессу – «КрейцЦайтунг» и «Таймс». А моряки на флоте (немцы по национальности, т.к. англичанам запретили нести воинскую службу) распевают переделанный гимн «Германия правит морями». В романе,
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
воплощающем в жизнь самые страшные кошмары английских
патриотов, основная критика падает на головы англичан, а не завоевателей. Отношение автора к германцам любопытно – с одной
стороны, для него они, безусловно, враги, с которыми нужно бороться, отстаивая англо-саксонские ценности. С другой – именно
качества германцев, их государственные порядки способствовали
удержанию власти над «имперской землей». Германское завоевание – это не вторжение варваров, оно имеет и свои преимущества. Кэбмен-тевтонец уважительно относится к памятнику королеве Виктории у Букингемского дворца, ласково назвав его «памятником бабушке». Лондонский полицейский доволен новым
режимом, т.к. ему стали платить больше денег; английские коллаборационисты, включая жену Йовиля Сесилию, ее богемных
друзей, мелких чиновников и «вездесущих» евреев из высших
сфер, погрязли в развлечениях и веселье. Они вполне смирились
с завоеванием и проповедовали теорию о тенденции к всеобщему
смешению рас, оправдывающую оккупацию.
Юмористическое произведение Э. Олдмедоу «Бурление Северного моря»33 1906 г. описывает, как захватчики-немцы ублажают своих вассалов рождественскими подарками и поддерживают провиантом. Самые плохие последствия оккупации – введение еды из сосисок и квашеной капусты, правильное произношение имени Генделя во время концертных программ и гомруль
для Ирландии. Фарс П.Дж. Воудхауса 1909 г. – «Налет! или как
Кларенс спас Англию: история великого вторжения»34 довольно
грубо высмеивает паникерские настроения английских публицистов. По стечению обстоятельств во время банковских каникул в
августе 19—г. сразу девять враждебных наций наносят давно готовящийся удар: германцы, русские, шведы, китайцы, монегаски,
марокканцы, младотурки и армии племени Боллиголла и некого
«сумасшедшего Муллы» из Сомали. Но главные силы завоевателей во главе с германским командующим князем Отто СаксПфеннигом, его адъютантом капитаном Поппенхеймом и русским – великим князем Водкакоффом столкнулись с неожиданными трудностями: прежде всего с равнодушным отношением
местного населения к оккупации. В газетах сообщение о высадке
немцев в Эссексе затерялось в хронике новостей среди спортив74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В.В. Куликов
ных результатов. Бомбардировка Лондона также не приносит результатов – в городе никого нет, все разъехались на каникулы.
Попытка германского штаба сообщить отцу главного героя о завоевании Англии закончилась тем, что англичанин продал им билеты на благотворительный спектакль и предложил снять дом на
выгодных условиях. Не подошел германцам и климат Туманного
Альбиона (их кашель в Тоттенхеме был слышен на Оксфордстрит). В конечном счете завоеватели устроили сражение друг с
другом, в котором русские были полностью уничтожены, а от
германской армии осталась одна пятая. Она была окружена и взята в плен бойскаутами, вооруженными рогатками и хоккейными
клюшками под предводительством мальчика Кларенса Чагвотера.
В 1909 г. А. Милн в «Панче» высмеял книгу Леке «Секрет армии
аэропланов». «В прошлый вторник человек, с неправильно зачесанными усами высадился на станции в Базинстоке и спросил,
где находится комната отдыха. Это заставило меня поверить, какую подлость собираются сделать для того, чтобы вырвать превосходство в воздухе из наших рук. И перед этим фактом правительство отрицает активность германских шпионов в Англии!»35 – восклицал герой Милна. Не оставили без своего
внимания тему германского вторжения и английские карикатуристы. Крайне популярна была серия из 11 картинок Х. Робинсона о
германских шпионах, помещенная в «Скетче» в 1910 г. Немцы
изображаются замаскированными под птиц, свисающими с деревьев, в купальных костюмах на пляжах и даже под экспонаты
Греко-римской галереи Британского музея.
Обилие как иронической, так и совершенно серьезной литературы о готовящемся вторжении германской армии в начале
XX в. появилось не на пустом месте – фактически оно стало развитием подобных же страхов еще столетней давности. «Гонка
вооружений» и «холодная война»36 между Англией и Германией
наложила на нее отпечаток, придав ей серьезное политическое
значение. Влияние алармистской литературы было достаточно
велико. Книги в этом жанре часто издавались сериалами в газетах, так что на протяжении многих месяцев читатели популярных
изданий следили за поворотами сюжета в очередном противостоянии англичан и немцев. Можно выделить два основных мо75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
тива, которые двигали теми, кто пытался написать о будущей
войне. Коммерческий – продать читающей публике копии своей
книги, опубликовать ее по частям в газете, или политический –
высказать свое особое мнение. Например, У. Леке работал на медиа-магнатов Нортклиффа и Д. Томпсона. Их сотрудничество напоминало хорошо продуманную кампанию против Германии.
Томпсон в своей «Уикли Ньюс» пошел на оригинальный шаг –
перед сериальной публикацией книги Леке «Шпионы кайзера» он
помещал в газете объявление, предлагающее читателям 10 фунтов стерлингов за информацию о «иностранных шпионах в Британии». Нагнетание военной паники облегчало проведение военной реформы в стране. «Вторжение 1910 г.» того же Леке агитировало за введение всеобщей воинской повинности в Англии.
Книга была написана под влиянием Робертса и адмирала Ч. Бересдорфа, который проводил кампанию против развертывания
флота Ла-Манша. «Повсюду люди сожалели, что остались незамеченными важные предостережения лорда Робертса, сделанные
им в 1906 г., если бы мы приняли его план всеобщей воинской
службы, такая ужасная катастрофа никогда бы не произошла»37.
Примечания
1
Ferguson N. The Pity of War: Explaining World War I. L.: Allen Lane/Penguin
Press, 1998.
2
Французов подозревали в намерении напасть на Англию еще в во времена
наполеоновских войн. См. Kennedy. The War Plans of the Great Powers. L.,1979.
3
Перевод статьи из «Militar-Wochenblatt» № 30, 1882 появился в Англии
без выходных данных и в ограниченном количестве под заголовком «A German
opinion on the Projected Channel Tunnel by the German officer». Издатель
Т.Дж. Денне, ввиду важности соображений германского офицера, в послесловии
просил читателей после прочтения статьи передать ее для ознакомления другому
и попросить его сделать то же самое.
4
A German opinion on the Projected Channel Tunnel by the German officer.
P. 17.
5
Ibid. P. 15.
6
Ibid. P. 4.
7
Ibid. P. 12.
8
Ibid. P. 19.
9
Forbes. Shall we have a Channel Tunnel? Aberdeen: A. Brown & Co, 1883.
10
The Channel Tunnel. Danger for England or no Danger? Submarina or green
eyes and blue glasses. L.: Yates Alexander and Shepheard, 1882. P. 18.
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В.В. Куликов
11
Bradlaugh C. The Channel Tunnel: ought the democracy to oppose or support
it? L.: A.Bonner, 1887.
12
Адмирал P.H. Коломб – в науке известен как изобретатель морского сигнального аппарата Коломба. Много публиковался в прессе в качестве эксперта
по военно-морским вопросам. Интересно, что Коломб сотрудничал с «Сатидэй
Ревью» во время ее кампании 1896-1897 гг. против Германии. Его выступления
способствовали росту алармистских настроений в английском обществе в отношении Германии. См., например, Colomb P.H. "The Naval Programme," The
Saturday Review, March 14, 1896. Р. 268.
13
См.: Colomb P. & others. The Great War of 198- // The Great War with Germany, 1890-1914: Fictions and Fantasies of the War-to-come. Liverpool: Liverpool
University Press, 1997. P. 29-71
14
Tracy L. The Final War // The Great War with Germany, 1890-1914: Fictions
and Fantasies of the War-to-come. Liverpool: Liverpool University Press, 1997.
P. 72-79.
15
Curtis A.C. A New Trafalgar // The Great War with Germany, 1890-1914: Fictions and Fantasies of the War-to-come. Liverpool: Liverpool University Press, 1997.
P. 129- 138.
16
Роберт Эрскин Чайлдерс – известный политический деятель Англии и Ирландии, двоюродный брат Хью Чайлдерса, первого лорда Адмиралтейства и военного министра в правительстве Гладстона. Работая клерком в палате общин, он
имел достаточно времени для морских путешествий на яхтах «Виксн» и «Санбим», которые дали материал для написания «Загадки песчаных отмелей». Эта
книга способствовала расцвету шпиономании в Англии и в довоенное время пользовалась популярностью даже у настоящих английских шпионов в Германии.
17
Childers E. The Riddle of the Sands. L.: Heinemann, 1903.
18
Ibid. P.125.
19
Как раз на тех островах и приморских городках, где по подозрению
Чайлдерса готовится германский десант. Ferguson N. Op. cit. P. 36.
20
Ibid. P.41.
21
James L. The Boy Galloper // The Great War with Germany, 1890-1914:
Fictions and Fantasies of the War-to-come. Liverpool: Liverpool University Press,
1997. P. 326-338.
22
Le Queux W. The Invasion of 1910 // The Great War with Germany, 18901914: Fictions and Fantasies of the War-to-come. Liverpool: Liverpool University
Press, 1997. P. 139- 151.
23
Vaux P., Yexley L. When the Eagle Flies Seaward // The Great War with
Germany, 1890-1914: Fictions and Fantasies of the War-to-come. Liverpool:
Liverpool University Press, 1997. P. 152- 166.
24
Cole R.W. The Death Trap // The Great War with Germany, 1890-1914: Fictions and Fantasies of the War-to-come. Liverpool: Liverpool University Press, 1997.
P. 167- 177.
25
Dawson A.J. The Message // The Great War with Germany, 1890-1914: Fictions and Fantasies of the War-to-come. Liverpool: Liverpool University Press, 1997.
P. 339-355.
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
26
Doughty C. The Cliffs//The Great War with Germany, 1890-1914: Fictions and
Fantasies of the War-to-come. Liverpool: Liverpool University Press, 1997. P. 377380.
27
См.: Ferguson N. Op. cit. P. 67.
28
Уэллс Г. Война в воздухе // Собр. cоч. в 15 т. Т. IV. М., 1964.
29
Angell N. The great illusion. A study of relation of military power in nations to
their economic and social advantage. L.: William Heinemann, 1911.
30
Гектор Хью Манро (1870-1916) – известный писатель и журналист, мастер коротких рассказов. Публиковался в «Вестминстер Газетте», «Монинг
Пост», «Дейли Экспресс», «Аутлук»; с 1902 по 1908 гг. работал иностранным
корреспондентом «Мониг Поста» на Балканах, в России и в Париже. Его острые
сатиры на жизнь эдвардианского общества принесли ему славу писателя уровня
О.Генри и Р.Киплинга. Хотя критики отмечали частые антисемитские и женоненавистнические ноты в его творчестве. Когда началась война, Манро ушел простым солдатом на фронт во Францию, где был убит пулей немецкого снайпера
14 ноября 1916 г.
31
Saki. When William Came: A Story of London under the Hohenzollerns. L.:
John Lane, 1913.
32
Упоминание о Дели не случайно – когда Манро писал роман, в Англии
все еще обсуждали торжественную коронацию Георга V в Дели в качестве императора Индии.
33
Oldmeadow E. The North Sea Bubble//The Great War with Germany, 18901914: Fictions and Fantasies of the War-to-come. Liverpool: Liverpool University
Press, 1997. P. 363-367.
34
Wodehouse P.G. The Swoop! or, How Clarence Saved England L.: Alston
Rivers, 1909.
35
Цит. по: Ferguson N. Op. cit. Р. 36.
36
В том значении, которое впервые обозначил Бернштейн в книге «Die
internationale Bedeutung des Wahlkampfes in Deutschland», изданной в 1892-1893
гг. в «Нойе цайт».
37
Le Queux W. Op. cit. Р. 149.
М.В. Кольцов
Образ лейбористских лидеров Великобритании в
советской печати и партийных документах
(1945 – 1951 гг.)
В период с 1945 по 1951 гг. у власти в Великобритании находилось лейбористское правительство Клемента Эттли. Шестилетнее правление лейбористской партии (далее ЛПВ) проходило
78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М.В. Кольцов
в условиях объективного процесса окончательной утраты Великобританией статуса мирового политического лидера. Осознавая,
что в рамках утвердившейся после Второй мировой войны биполярной системы международных отношений Великобритания не
способна играть полностью независимую роль, правительство
К. Эттли, с одной стороны, сознательно пошло на установление
«особых отношений» с США, ставшими после войны признанным лидером западного мира, а с другой – стремилось обеспечить стратегическую безопасность страны и защиту традиционных британских интересов от посягательств со стороны Советского Союза, ставшего за годы пребывания у власти
лейбористского кабинета главным военно-политическим и идеологическим противником. Такая внешнеполитическая позиция,
занятая правительством К. Эттли, несомненно, сказывалась на
внешнеполитическом образе ЛПВ и её лидеров в СССР.
В сформированном по итогам парламентских выборов 5 июля 1945 г. третьем в истории Великобритании лейбористском
правительстве премьер-министру К. Эттли удалось объединить
представителей разных направлений лейбористского движения.
Главой Форин оффис стал Эрнест Бевин – в прошлом видный
профсоюзный деятель, возглавлявший Генсовет Британского
Конгресса тред-юнионов, и министр труда в коалиционном кабинете У. Черчилля. Новый министр иностранных дел полагал, что
экономическое восстановление и дальнейшее укрепление позиций Великобритании в послевоенном мире во многом зависит от
её внешнеполитической активности. Соединённое Королевство
не должно замыкаться, «уходить в себя», а наоборот, должно
стремиться к установлению тесных и прочных отношений с
США1. В отношении же СССР Э. Бевин традиционно испытывал
весьма прохладные чувства. Ещё в 1927 г. – весьма непростом
для англо-советских отношений – будущий глава Форин оффис,
являясь тогда руководителем тред-юниона английских транспортных рабочих, выступил активным противником сотрудничества профсоюзов двух стран в рамках существовавшего Англорусского комитета единства. Причиной этого послужили советские нападки на британских профсоюзных деятелей, которых
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
Москва обвинила в оппортунизме и предательстве интересов рабочих во время Всеобщей стачки 1926 г.2
Необходимо отметить, что отношение советской пропаганды
к ЛПВ и её лидерам в период 1945 – 1951 гг. находилось в прямой зависимости от состояния англо-советских отношений, которые тогда постоянно ухудшались. Другая закономерность заключалась в том, что по мере утверждения в отношениях СССР и западных держав логики холодной войны, советская пропаганда
все чаще и чаще прибегала к персональным выпадам в адрес британских, американских и других политиков Запада.
В период 1945 – первой половины 1947 г. пропаганда избегала, за исключением, пожалуй, У. Черчилля, давать какие бы то ни
было персональные оценки британским политическим деятелям.
Летом 1945 г. пресса ограничивалась лишь публикацией первых
политических выступлений Эттли и Бевина в их новом статусе3.
Это выглядит показательно в свете того, что впоследствии Москва отказалась от практики публикации пусть даже в сокращённом
виде выступлений британских политиков, как, впрочем, и других
лидеров Запада. Первые трудности в англо-советских отношениях в конце 1945 – начале 1946 г. практически никак не отразились
на характере советской пропаганды, поскольку руководимая лейбористами Великобритания, как и США, по-прежнему определялась как союзническое СССР государство. Что касается партийно-государственной элиты, то жёсткая позиция, которую заняла
Великобритания и руководитель её внешней политики Э. Бевин
на переговорах по послевоенному урегулированию, вызывала в
Кремле очевидное раздражение. Так, например, сам Сталин в одной из телеграмм, направленных осенью 1945 г. в Политбюро,
назвал лейбористских лидеров учениками Черчилля и организаторами «англо-американо-французского блока против СССР»4.
Те же партийные документы свидетельствуют о серьёзной
озабоченности советского руководства, которую вызывала в начале 1946 г. возросшая международная активность ЛПВ. За февраль – март в ЦК поступило несколько записок о международном
отделе Исполкома ЛПВ, через который лейбористы осуществляли контакты с социал-демократическим движением в других
странах5. В одном из отчётов указывалось, что посредством сво80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М.В. Кольцов
его международного отдела лейбористская партия вносит раскол
в рабочее движение, ведёт борьбу против компартий и их влияния, а также оказывает серьёзное и эффективное давление на
правительства тех европейских стран, которые контролируются
партиями социал-демократического толка (Швеция, Норвегия,
Дания, Австрия, Франция, Бельгия и др.)6. Именно на указанных
странах, согласно докладу, международный отдел ЛПВ сосредоточил в последнее время свои усилия с целью «обеспечения в них
влияния Англии и противопоставления их Советскому Союзу».
Председатель ЛПВ Гарольд Ласки и другие руководящие работники посещали указанные страны, имели совещания с лидерами
социал-демократических партий (они же члены правительств),
что, по мнению авторов доклада, свидетельствует о подготовке к
восстановлению II Интернационала и усилении «антисоветского
и антикоммунистического курса руководства лейбористской партии»7.
Подобные негативные оценки деятельности лейбористского
руководства звучали накануне посещения Советского Союза делегацией Исполкома ЛПВ летом 1946 г. Особый интерес представляет не то, как освещался этот визит в советской печати, а
каково было отношение к лейбористам в среде руководства страны. В преддверии визита на всех членов британской делегации –
Г. Ласки, М. Филлипса, Г. Клея и А. Бэкон – были подготовлены
биографические справки, в которых значительное внимание уделялось анализу их отношения к СССР. Например, в материале о
Г. Ласки указывалось, что председатель ЛПВ неоднократно высказывался за установление тесного сотрудничества с СССР, однако никогда не шёл дальше своих словесных заявлений, не поддерживал контакта «с прогрессивными английскими организациями в целях сближения с СССР и никогда не выступал против
антисоветской тенденции в самой лейбористской партии и английской печати»8. Кроме того, само решение Исполкома ЛПВ о
поездке в СССР советская сторона истолковала как «тактический
манёвр», с помощью которого лейбористское руководство хочет
успокоить те круги своей партии, которые недовольны внешней
политикой правительства и ухудшением советско-английских отношений. Следовательно, этим манёвром руководители ЛПВ
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
«стремятся показать, что они делают всё от них зависящее для
установления дружественных отношений с Советским Союзом»9.
В Москве внимательно следили за той информацией, которую представили британской общественности вернувшиеся из
поездки в СССР лейбористские делегаты. Все сделанные ими заявления, комментарии и газетные публикации о визите были собраны работниками отдела международной информации воедино,
переведены и представлены на ознакомление советского руководства. Среди этих материалов была статья участника делегации
Моргана Филлипса, в которой он рассказывал о встрече со Сталиным 7 августа 1946 г. Согласно Филлипсу, вождь задавал представителям Исполкома ЛПВ множество вопросов относительно
работы правительства Эттли, выразив, в частности, своё согласие
с теми мерами, которые предпринимали лейбористы для национализации основных отраслей промышленности10. Ещё более
удивительные вещи, если верить Филлипсу, Сталин говорил о
социализме, к которому, по его мнению, ведут два пути – советский и британский. «Путь советов короче, но он более трудный и
на нём была пролита кровь… Парламентский метод приведёт к
тому же результату, но только процесс более долгий. Какие бы ни
были разногласия, которые в настоящее время разделяют нас, остаётся в силе огромный исторический факт, а именно, что Британия и Советский Союз, две из величайших стран на свете, идут в
сторону социализма»11. Вполне естественно, что во время встречи Сталин не сделал никаких персональных высказываний в адрес членов правительства Эттли, но зато выразил свою уверенность в возможности дружественных отношений между Великобританией и СССР, публично подтвердив её в сентябре 1946 г.,
отвечая на вопросы британского журналиста А. Верта12.
Если официальная пропаганда вплоть до середины 1947 г.
придерживалась в отношении лейбористских лидеров «вооружённого нейтралитета», ограничиваясь лишь эпитетом «правые»,
то в партийных документах, причём уже в 1946 г., стали встречаться весьма нелицеприятные характеристики на представителей правительства Эттли. Так, в одной из докладных записок, направленной 25 октября 1946 г. в международный отдел ЦК, сравнивались между собой министр иностранных дел Э. Бевин и
82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М.В. Кольцов
глава лейбористской фракции в палате общин Г. Моррисон. По
мнению авторов записки, из обоих лейбористских лидеров, которые «ненавидят друг друга», Моррисон более коррумпирован и
умён, следовательно, более опасен. Бевин же, «и это является его
наибольшей хитростью, ещё не снял с себя воинствующей классовой «тоги», он ещё выдаёт себя за человека из народа и «пользуется у масс любовью, которую не следует недооценивать. Если
без сомнения и нет никакой разницы между Бевином и Моррисоном в степени их ненависти к коммунистам, то у Моррисона эта
ненависть всё же держится в рамках человеческой подлости, в то
же время как у Бевина она достигает истеричности сектанта. Он
является антикоммунистом, даже в ущерб своей популярности»13.
Эти и подобные оценки демонстрируют подлинное отношение
советской правящей верхушки к лидерам государства, которое
официальная пропаганда продолжала называть союзническим
вплоть до 1947 г.
С 13 марта по 11 апреля 1947 г. Великобританию посетила
советская делегация депутатов Верховного Совета. Если сравнить, как визит освещался в прессе, с теми оценками, которые
прозвучали в отчётном докладе о результатах поездки, то обнаруживается расхождение между официальной точкой зрения и
скрытым от общественности подлинным отношением советского
руководства к принимающей стороне. И если пресса публиковала
выступления членов делегации с дежурными пожеланиями «крепить дружбу» между СССР и Великобританией, то отчётный
доклад был категоричен в совершенно обратном: Великобритания – это страна, где о дружественном отношении к Советскому
Союзу, по крайне мере в руководстве и «правящих кругах», говорить уже не приходится. Согласно отчёту о поездке, в отношении
лейбористского правительства у делегации «создалось совершенно ясное представление, особенно после полуофициального визита к Эттли, что оно не занимает дружественной позиции в отношении Советского Союза и боится дальнейшего укрепления дружественных чувств у трудящихся Англии к советскому народу»14.
Отзывы делегации о британском премьер-министре были ещё более однозначными: «как государственный деятель и как человек
Эттли произвёл на всех членов нашей делегации самое неприят83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
ное впечатление. Его иезуитская увёртливость, неискренность и
лицемерие, раздражительность, его блуждающие глаза, избегающие взглядов собеседника, весь внешний облик Эттли – облик
приказчика провинциального магазина – всё это действует весьма
отталкивающе»15. Участник советской делегации Н.П. Бажан в
своём отчёте на имя М.А. Суслова писал: «Эттли мне показался
воплощением всех мелких гнусных черточек буржуазного интеллигента – соглашателя. Неискренний, трусливый, прячущий свои
блуждающие глазки от взглядов собеседника, в то же время
злобный и раздражительный, типичный филистер и раздражённый обыватель, он в моём представлении как бы воплотил в себе
все черты современной социал-демократии, современного международного меньшевизма»16. При знакомстве с приведёнными
выше характеристиками возникает вопрос: каким образом у членов советской делегации всего лишь за одну личную встречу
сложилось такое пространное представление о К. Эттли? Скорее
всего, отправляясь в Англию, депутаты Верховного Совета были
надлежащим образом подготовлены, и поэтому увидели здесь
лишь то, что от них хотели услышать в Кремле. Тем не менее,
вполне естественно, что ничего похожего на высказывания членов советской делегации о британском премьере в прессу не попало.
Вообще, если судить по доступным источникам, советское
руководство было невысокого мнения о лейбористских деятелях,
что находило отражение и в пропаганде. И если в период с 1945
по начало 1947 г. в прессе было трудно встретить личностные характеристики британских политиков, за исключением, пожалуй,
У. Черчилля, то в 1947 – 1951 гг. этот «пробел» был восполнен с
лихвой. Корреспонденты, карикатуристы, известные авторы соревновались друг с другом в том, кто «точнее» бросит пропагандистский «камень» в того или иного британского политика, как
лейбориста, так и консерватора. Наибольшей «популярностью» у
сталинской пропаганды по-прежнему пользовался У. Черчилль,
который после своего фултонского выступления награждался в
СССР такими эпитетами, которых не удостаивался ни один английский политический деятель вне зависимости от партийной
принадлежности. Сразу вслед за Черчиллем следовал Э. Бевин,
84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М.В. Кольцов
чья деятельность на посту главы министерства иностранных дел
характеризовалась в общих чертах следующим образом: в Англии трудно найти другого политического деятеля, способного
проводить более враждебную СССР политику, чем он. Такого
мнения придерживался В.М. Молотов. Сравнивая лейбористского
министра с его предшественником, Вячеслав Михайлович отмечал: «Бевин – это черчиллевец. Враждебный. С Иденом можно
было ладить. А с Бевином – это такой, что невозможно»17.
А.А. Громыко в своих мемуарах вспоминал о Бевине как о «колоритной личности», отмечая его далеко не дипломатичный стиль
поведения: «в личном общении это был человек своенравный, с
крутым характером, склонный часто его демонстрировать к месту
и не к месту»18. Видимо, «крутой характер» Бевина снискал ему
неприязненное отношение со стороны советских лидеров. Оно
чувствуется, например, в рассказе В.М. Молотова о том, как на
одном из приёмов в советском посольстве Бевин несколько злоупотребил русским гостеприимством: «Ну что это за человек, какой же это дипломат, если не может за собой последить? Его напаивали, ему нравилось, а русские любят напоить»19. Справедливости ради стоит отметить, что Э. Бевин питал к советским
руководителям весьма схожие чувства. Британскому министру –
принципиальному противнику сталинского режима – было сложно иметь дело с советской верхушкой, чьи моральные принципы
были диаметрально противоположны его собственным взглядам20.
С осени 1947 г. Э. Бевин окончательно «закрепился» в когорте «поджигателей войны» и главных врагов СССР. Об этом свидетельствует то, каким образом освещалась в СССР деятельность
главы Форин оффис во время обсуждения плана Маршалла летом
1947 г., Берлинского кризиса 1948 – 1949 гг. или создания НАТО
в 1949 г. В многочисленных газетных и журнальных публикациях, выступлениях пропагандистов, партийных и общественных
деятелей Бевин представал в образе послушного американского
клиента и одного из главных создателей антисоветского западного блока во главе с США. В этот период частыми гостями газетных страниц стали посвящённые Э. Бевину биографические
очерки, в которых постоянно муссировались факты из его проф85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
союзного прошлого. Главным образом, советская печать метала
молнии по поводу участия Бевина в «величайшем предательстве
тред-юнионистских кругов» – провале всеобщей стачки 1926 г.
Рабочее происхождение Бевина и его многолетний опыт работы в
британских профсоюзах не могли помешать советской пропаганде считать его не имеющим никакого отношения ни к рабочим,
ни к рабочему движению, в которое он «пробрался» при помощи
обмана. Кроме того, британский министр иностранных дел преподносился в прессе как фактический лидер лейбористского кабинета и главный инициатор его внешней политики: «…твердолобый лейборист Бевин, являющийся фактически хозяином в
правительстве Эттли, вполне оправдывает доверие англо-американских империалистов и по заслугам занимает пост одного из
главных жандармов международных монополий в Европе»21.
«Слово Бевина, – вторил в биографическом очерке «Карьера лидера лейбористов» А. Леонидов, – закон для нынешних лейбористских лидеров. [...] Бевин диктует не только внешнюю, но и
внутреннюю политику лейбористского правительства. Никто не
сомневается в том, что он – фактический хозяин, «босс» партии»22.
Дополнением к вышеназванным характеристикам Э. Бевина
могут служить и такие эпитеты, как «типичный представитель
тред-юнионистской бюрократии», «первосвященник правого
лейборизма», «демагог, который подделывался под «простого человека» из народа» и многие другие. Даже кончина Э. Бевина в
1951 г. была использована советской печатью для дальнейших
нападок. В своеобразном «некрологе» А. Леонидов вдоволь поглумился на ушедшим в мир иной британским политиком, назвав
главными «достижениями» Бевина нарушение всех основных соглашений между западными державами и Советским Союзом, заключение вместо них новых, направленных на подготовку к войне, и, наконец, обязательный для всех выступлений министра
«бесконечный поток демагогии, лжи и клеветы»23. Всё это позволило А. Леонидову назвать почти шесть лет пребывания Бевина
на посту министра иностранных дел «дурными годами для Англии, критическими годами для международных отношений»24.
86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М.В. Кольцов
В целом Эрнест Бевин оценивался советской пропагандой по
той же схеме, что и фигура У. Черчилля. Недаром слово «черчиллевец» весьма часто ставилось напротив фамилии британского
министра, который считался «поджигателем войны № 2», вслед
за своим «учителем и наставником» – «поджигателем войны
№ 1 – Уинстоном Черчиллем»25.
Имя премьер-министра К. Эттли на страницах советских газет долгое время оставалось как бы в тени, на втором и даже на
третьем плане. Характеризуя личность премьера, пропаганда старалась нарисовать образ беспринципного политика, предателя,
готового в любой момент отказаться от своих обещаний: «Эттли
является типичным буржуазным деятелем, который стал лидером
лейбористской партии. Ханжа и лицемер, он рекламирует свои
«возвышенные» чувства и каждую свою агрессивную антисоветскую речь заканчивает благочестивым призывом ко «всеобщей
любви», обращением к «проведению» и прочее»26. При сравнении личных качеств премьера и министра иностранных дел выбор зачастую падал на последнего: «Эттли не обладает способностью Бевина произносить демагогические речи, но дополняет Бевина в том отношении, что воплощает в себе характерную черту
оппортунизма – его неопределённость, расплывчатость, неуловимость»27. Как писал еженедельник «Новое время», из всех лейбористских лидеров Эттли, несомненно, «наиболее бледная и незначительная фигура». «Но именно его заурядность, его политическая расплывчатость и анемичность, сочетаемая с ненавистью к
революционному пролетарскому движению, указывает на социальные корни карьеры главы лейбористской партии. Эттли – типичный представитель английской средней буржуазии»28.
Наиболее сильный всплеск интереса со стороны советской
печати к британскому премьер-министру выпал на конец 1950 –
начало 1951 г. Он был связан прежде всего со скандалом вокруг
срыва проведения конгресса сторонников мира в английском
Шеффилде. Главными виновниками в СССР посчитали лейбористских лидеров, которые, по словам советской прессы, приказали
не выдавать виз делегатам конгресса, представлявшим страны
Восточной Европы. В адрес К. Эттли как из рога изобилия посыпались тогда новые «почётные» звания: «лейбористский лакей»,
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
«прислужник Уолл-стрита», «жандарм», «прикрывающийся этикеткой «социалиста», «заурядный полицейский, состоящий в
найме у американских агрессоров» и многие другие. Наконец, в
1951 г. К. Эттли «заслужил» от советской пропаганды сравнения
с нацистскими лидерами, что являлось одним из «весомых» пропагандистских аргументов в пропагандистской войне с Западом.
Первого февраля под заголовком «По примеру Трумэна – по методу Гитлера» в «Правде» появился материал, посвящённый одному из выступлений премьер-министра К. Эттли. Не опубликовав, согласно практике того времени, оригинала речи премьерминистра, газета использовала свои комментарии для дальнейшей дискредитации британского правительства в глазах советских читателей. По словам «Правды», выступление «лейбористского прислужника Уолл-стрита» (т.е. Эттли) содержало «широкую программу усиленных военных приготовлений», свой метод
убеждения слушателей он явно позаимствовал у Гитлера, а по характеру сделанных против СССР и стран народной демократии
выпадов премьер превзошёл не только Черчилля, но и Геббельса29. Уподобив, таким образом, премьер-министра страны, вместе
с СССР боровшейся против нацизма, Гитлеру и Геббельсу одновременно, «Правда» приходит к выводу, что «поджигательская
речь» Эттли является свидетельством намерений «правящих кругов Англии» и впредь «продолжать политику агрессии и подготовки новой войны, следуя в фарватере американского агрессора»30.
Личные выпады против К. Эттли содержались и в «Беседе
товарища Сталина И.В. с корреспондентом «Правды», опубликованной 17 февраля 1951 г. В своей «беседе» (это слово в период
борьбы с космополитизмом пришло на смену понятию интервью)
вождь дал решительный отпор «очередным клеветническим заявлениям» британского премьера, посмевшего утверждать, что не
только западные страны, но и Советский Союз продолжает увеличивать свои вооруженные силы. Сталин не только назвал это
утверждение Эттли клеветой, но и уличил британского премьера
в отсутствии экономических знаний, так как, по мнению вождя,
невозможно расширять гражданскую промышленность, как это
делает СССР, и одновременно умножать свои вооруженные силы,
88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М.В. Кольцов
поскольку «такая безрассудная политика приведёт к банкротству
государства». «И если премьер Эттли, – саркастически замечал
вождь, – несмотря на все эти факты и научные соображения, все
же считает возможным открыто клеветать на Советский Союз и
его мирную политику, то это можно объяснить лишь тем, что он
думает клеветой на Советский Союз оправдать гонку вооружений
в Англии, осуществляемую ныне лейбористским правительством»31. По мнению Сталина, английский премьер-министр распространяет ложь о СССР, изображая его политику агрессивной,
а мероприятия своего правительства мирными, лишь с целью
ввести в заблуждение и обманным путем втянуть английский народ в новую мировую войну. В заключение вождь все-таки успокоил читателей, заявив, что войну, которую так «жаждет» Эттли,
по крайне мере в настоящее время, «нельзя считать неизбежной»32.
Нелицеприятных оценок не избежали и многие другие члены
лейбористского кабинета. Например, Лорд-председатель Совета
Г. Моррисон – «беззастенчивый реакционер», который «играет
ведущую роль в определении реакционной политической линии
партии»33. Министр обороны Шинуэлл – «лейбористский Диоген», который не смог обнаружить в США ни одного милитариста или сторонника агрессии34. Другие министерские кресла занимают «карьеристы, ничего общего с рабочим движением не
имеющие, но проявляющие готовность проводить политику федерации Британских промышленников и американских ростовщиков»35.
В заключение необходимо отметить, что утвердившийся в
советской пропаганде сугубо отрицательный образ лейбористского руководства являлся неотъемлемой частью общего и такого
же негативного образа Великобритании как второго по значимости политико-идеологического противника СССР.
Примечания
1
Кочкин Н.В. Эрнест Бевин // Вопросы истории. 1998. № 8. С. 80.
Там же. С. 76.
3
Правда. 1945. 28 июля, 22 августа.
2
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
4
Печатнов В.О. «Союзники нажимают на тебя, чтобы сломить у тебя волю…» // Источник. 1999. № 2. С. 82.
5
Российский государственный архив социально-политической истории (далее РГАСПИ). Ф. 17. Оп. 128. Д. 1005. Л. 27-107.
6
Там же. Л. 134.
7
Там же. Л. 135.
8
Там же. Д. 1006. Л. 22-23.
9
Там же. Л. 31.
10
Там же. Л. 60.
11
Там же.
12
Правда. 1946. 24 сентября.
13
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 128. Д. 1006. Л. 127.
14
Там же. Д. 1069. Л. 7.
15
Там же. Л. 8.
16
Там же. Л. 22.
17
Сто сорок бесед с Молотовым: из дневника Ф. Чуева. М., 1991. С. 75.
18
Громыко А.А. Памятное: В 2 т. М., 1988. Т. 1. С. 324-325.
19
Сто сорок бесед с Молотовым... С. 385.
20
Кочкин Н.В. Указ. соч. С. 81.
21
Литературная газета. 1948. 3 июля.
22
Новое время. 1948. № 34. С. 6.
23
Там же. 1951. № 12. С. 11.
24
Там же.
25
Матковский Н.В. Великобритания М., 1950. С. 108.
26
Рубинштейн Н.Л. Правые лейбористы Англии – враги мира и демократии. М., 1951. С. 8.
27
Зорина Д.Ю. Лейбористские лидеры – прислужники англо-американского
империализма. М., 1947. С. 15.
28
Новое время. 1949. № 32. С. 27.
29
Правды. 1951. 1 февраля.
30
Там же.
31
Там же. 17 февраля.
32
Там же.
33
Матковский Н.В. Указ. соч. С. 115.
34
Новое время. 1951. № 33. С. 13.
35
Зорина Д.Ю. Указ соч. С. 15.
90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.Г. Пошехонова
О.Г. Пошехонова
Разрядка как главный фактор
внешней политики
президента Р.М. Никсона (1968 – 1974 гг.)
Р.М. Никсон, 37-й президент США, почти четверть века находился на вершине американской политики: он был дважды избран вице-президентом, в 1952 и 1956 гг., и дважды президентом
США – в 1968 и 1972 гг. Р. Никсон стал первым в истории американского государства главой исполнительной власти, который
был вынужден досрочно покинуть Белый дом под угрозой импичмента.
Он начинал политическую карьеру как союзник и сподвижник сенатора Маккарти, яростного противника коммунизма. Но,
тем не менее, в историю вошел как президент, выведший американские войска из Вьетнама, положивший начало договоренностям с Советским Союзом об ограничении ядерных вооружений,
нормализовавший отношения с коммунистическим Китаем, и как
активный участник в повороте к разрядке напряженности с
СССР. Безусловно, важнейшей заслугой во внешнеполитической
деятельности президента Р. Никсона (1968 – 1974 гг.) можно назвать прорыв в американо-советских отношениях, приведший к
сближению двух сверхдержав. Актуальность темы обусловлена
тем, что сотрудничество США и России в военной сфере попрежнему носит стратегический характер и активно развивается с
каждым годом. В связи с этим обеим странам для построения
конструктивного диалога полезно учитывать многолетний опыт
прежних времен в решении вопросов международной безопасности, нераспространения оружия массового уничтожения, а также
в области наступательных вооружений и оборонительных систем.
В советской отечественной историографии внешнеполитическая проблематика американо-советских отношений периода президентства Р. Никсона (1968 – 1974 гг.) достаточно широко освещена в исследовательских работах общего характера. Среди них
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
можно выделить труды следующих авторов: А.А. Фурсенко1,
В.А. Никонова2, В.П. Абаренкова3, Э.А. Иваняна4 и др.
В современной историографии политика разрядки международной напряженности оказалась одной из наиболее дискуссионных и малоизученных тем. В июле 2002 г. в Москве состоялся
коллоквиум, посвященный проблеме разрядки, на основе материалов которого был опубликован сборник статей и докладов5.
Из указанного сборника наибольший интерес для нас представляет статья российского исследователя В.М. Зубока6, работающего
уже несколько лет в США. В своей работе автор рассматривает
развитие внешнеполитических американо-советских отношений
70-х гг. XX в. через призму личностного восприятия Л.И. Брежневым и Р. Никсоном политики разрядки. Среди современных
исследований по американо-советским отношениям периода президентства Р. Никсона можно выделить следующие работы известных американистов: Э.А. Иваняна7, В.В. Согрина8, А.И. Уткина9, а также коллективный четырехтомник российских авторов,
третий том которого посвящен периоду «конфронтационной стабильности» (1962 – 1991 гг.) в международных отношениях10.
Данные работы представляют особый интерес для настоящей
статьи, так как наполнены новыми документальными источниками и оригинальной трактовкой международных событий второй
половины XX века.
Задача статьи заключается в том, чтобы показать, насколько
важным было значение политики разрядки во внешнеполитической деятельности президента США Р.М. Никсона. Решить ее мы
попытаемся на примере мероприятий, проводившихся в процессе
разрядки, и достигнутых результатов американо-советского диалога 1968 – 1974 гг. В качестве необходимых источников для
реализации поставленной задачи автор статьи использовала мемуары Р.М. Никсона11 и материалы официальной ежедневной
американской газеты «Нью – Йорк Таймс».
Безусловно, разрядка была закономерным процессом развития международной системы. На рубеже 1960 – 70-х гг. многие
политики и государственные деятели США признавали объективную необходимость в нормализации двусторонних отношений
и рассматривали политику разрядки как единственный, разумный
92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.Г. Пошехонова
выбор в мире ядерного страха. Однако с приходом Р. Никсона в
Белый дом шансы на разрядку американо-советских отношений
казались равными нулю, поскольку на протяжении всей своей
политической карьеры от конгрессмена до президента Р. Никсон
имел репутацию антикоммуниста и сторонника жесткой линии в
отношении СССР.
Читая воспоминания Р. Никсона о Советском Союзе, трудно
поверить в то, что этот человек положил начало разрядке международной напряженности с СССР. 37-й президент США, идеолог
и проводник политики разрядки, рассматривал американосоветские отношения как соперничество, которое представляло
собой «битву противоположных полюсов человеческого опыта,
света и тьмы, надежды и страха… Противоборство между Соединенными Штатами и Советами, по его мнению, не было похоже
на соперничество других великих держав по поводу национальных интересов и мощи стран, это в большей степени был спор о
судьбе человечества»12.
Р. Никсон до конца своих дней был убежденным антикоммунистом и считал «антикоммунизм – глубоко нравственным делом»13. В условиях начинавшейся холодной войны Р. Никсон
стал активным участником многолетней кампании по борьбе с
антикоммунистами в правительстве. Особую известность получило «дело Алджера Хисса»14, в котором Р. Никсон выступил
главным обвинителем. Но, несмотря на свое антикоммунистическое прошлое, Р. Никсон проявил политическую мудрость, когда
настало время налаживать отношения с Советским Союзом.
Можно назвать несколько причин, по которым Р. Никсон начал проводить политику разрядки международной напряженности в американо-советских отношениях:
Во-первых, произошли изменения в соотношении сил на мировой арене. США были вынуждены признать Советский Союз в
качестве равного субъекта. Это равенство, в первую очередь, существовало в области вооружения, о чем заявил президент
25 марта 1969 г. на пресс-конференции: «ядерное превосходство
США, которое существовало еще в начале 60-х гг., к концу
60-х гг. было ликвидировано. И с этого момента, когда Советский
Союз достиг равенства в системах стратегического оружия, –
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
указывал президент Р. Никсон, – каждая конфронтация означала
соприкосновение с потенциальным ядерным уничтожением всех
цивилизационных народов». Следовательно, по словам Р. Никсона, «ослабление напряженности стало первейшим императивом
американской внешней политики»15.
Во-вторых, руководство США рассматривало политику разрядки как возможность выпутаться из вьетнамской авантюры.
Известно, что Р. Никсон пришел к власти на волне антивоенных
настроений в стране. Его главным козырем в борьбе за президентское кресло стало обещание избирателям скорейшего вывода
американских войск из Вьетнама. США нуждались в поддержке
Москвы и Пекина для завершения войны во Вьетнаме.
В-третьих, росло недовольство американской общественности непомерными расходами на вооружение, в связи с чем сокращение непроизводительных расходов на гонку вооружений
было еще одним предвыборным обещанием Р. Никсона народу.
В-четвертых, Р. Никсон в течение тридцати лет занимался
изучением внешней политики и приобрел уникальный опыт в
этой сфере деятельности. Р. Никсон был профессиональным политиком и дипломатом, благодаря присущему качеству прагматизма, которым он был наделен сполна. К тому же он знал СССР
не понаслышке. В 1959 г. Р. Никсон открывал в Москве первую
американскую выставку промышленных товаров, будучи еще
госсекретарем США16.
Четвертая, на наш взгляд, субъективная причина тоже сыграла определенную роль в эволюции его взглядов по вопросу нормализации отношений с СССР и проведении активных мероприятий по разрядке международной напряженности.
В области внешней политики президент Р. Никсон был «человек слова». После громогласных заявлений в отношении разрядки международной напряженности последовали конкретные
шаги в этом направлении. В отличие от своего предшественника – демократа, президента Л. Джонсона, в годы которого консерваторы с легкостью блокировали любое либеральное предложение о разрядке международной напряженности, Р. Никсон в
феврале 1969 г. призвал сенат незамедлительно рассмотреть и
одобрить Договор о нераспространении ядерного оружия.
94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.Г. Пошехонова
Хотя определенные шаги по налаживанию двусторонних отношений уже были предприняты Соединенными Штатами еще до
прихода Р. Никсона в Белый дом (подписание 5 августа 1963 г.
договора о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере,
космосе и под водой; 27 января 1967 г. США, СССР и Великобритания подписали договор, запрещавший размещение ядерных
вооружений в космосе, на Луне и других небесных телах; подписание в июле 1968 г. договора о нераспространении ядерного
оружия)17, полномасштабный характер разрядка получила только
с избранием в ноябре 1968 г. американским президентом Р. Никсона.
19 июня 1969 г. президент США заявил о согласии вести переговоры с СССР по проблемам ОСВ, к которым и приступили в
ноябре 1969 г. в Хельсинки. Переговоры проходили на двух
уровнях. Официально они велись в Хельсинки «под бдительным
оком мировой прессы. Однако настоящий обмен мнениями, проверка возможных компромиссных решений и преодоление решающих трудностей осуществлялись в ходе секретных встреч
между советником президента по вопросам национальной безопасности Г. Киссинджером и советским послом в США А.Ф. Добрыниным»18.
Американский президент в своей внешнеполитической деятельности неоднократно прибегал к подобного рода практике ведения двусторонних переговоров. По мнению Р. Никсона, «в некоторых случаях успешная международная политика невозможна
без проведения секретных операций и тайных переговоров»19.
В результате, Договор по баллистическим ракетам был успешно подписан обеими сторонами в 1972 г., возможно, благодаря проведению секретных переговоров.
В августе 1971 г. Р. Никсон лично написал письмо Генеральному Секретарю ЦК КПСС Л.И. Брежневу, в котором обратился
к последнему с призывом стать его партнером в обсуждении
«большого вопроса»20, т.е. вопроса об ограничении стратегического вооружения.
30 сентября 1971 г. в Вашингтоне было подписано бессрочное американо-советское Соглашение о мерах по уменьшению
опасности возникновения ядерной войны между СССР и США21.
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
В мае 1972 г. состоялся первый в истории визит американского президента в советскую столицу. Прежде всего были подписаны важные документы, ставшие результатами компромиссов,
достигнутых в рамках переговоров по ограничению стратегических вооружений.
К визиту Р. Никсона в Москву относятся договоренности серии «ОСВ-1» – Договор об ограничении систем противоракетной
обороны (ПРО) и Временное соглашение о некоторых мерах в
области ограничения стратегических наступательных вооружений 1972 г.
Наряду с двумя соглашениями по стратегическим вооружениям на московском саммите также «было решено объединить
совместные усилия в полете в космос в 1975 г., а также были достигнуты соглашения в науке и технике, медицине и экологии»22.
В ходе визита был подписан документ «Основы взаимоотношений между СССР и США», в котором подчеркивалась приверженность сторон принципам мирного сосуществования. И с этой
целью стороны обязывались «прибегать к взаимным консультациям для того, чтобы избежать военных конфликтов и предотвратить начало ядерной войны». Стороны обязались также «не стремиться к извлечению односторонних преимуществ за счет противоположной стороны»23.
Важный раздел соглашений относился к торговому обмену. В
нем предусматривалась возможность закупки Советским Союзом
в США зерна на сумму до 750 млн. долларов в течение трех лет24.
Были также заложены основы для торгового соглашения общего
характера (подписанного затем в октябре 1972 г.), на основе которого Соединенные Штаты должны были предоставить СССР
режим наибольшего благоприятствования.
Еще одним важным политическим шагом в сближении двух
стран было установление «особых личностных отношений» между Л.И. Брежневым и Р.М. Никсоном. Во время разговора с Генеральным Секретарем ЦК КПСС американский президент сказал:
«Я знаю, что Вы лояльно относитесь к своей системе, а мы к своей. Так давайте оставим этот вопрос в стороне и построим хорошие взаимоотношения, несмотря на различия в системах»25.
«Лучшее, что мы сможем сделать, – продолжил президент, – это
96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.Г. Пошехонова
научиться жить в мире с этими различиями, а не погибать из-за
них».
Р. Никсон назвал две «весьма существенные» причины, по
которым США и СССР «должны с оптимизмом смотреть на возможность создания реального мира:
1. Разрушительная сила ядерного оружия сделала войну между сверхдержавами исключительно дорогим удовольствием;
2. Никакая политическая цель не может оправдать войну между ядерными сверхдержавами26.
Установлению «особых личностных отношений» способствовала также «любовь» двух глав государств к роскошным автомобилям. Известен тот факт, что Р. Никсон, зная о страсти
Л.И. Брежнева к дорогим автомобилям, подарил советскому лидеру Кадиллак «Эльдорадо» и лимузин «Линкольн Континенталь». Л.И. Брежнев, в свою очередь, сделал американскому лидеру не менее ценный подарок – 8-местный катер на подводных
крыльях27. Это событие, на наш взгляд, тоже существенным образом повлияло на установление дружеских отношений между
Р. Никсоном и Л.И. Брежневым.
Приезд Р. Никсона в СССР заложил основу традиции регулярных встреч высших руководителей двух стран, которая с перерывами и возобновлениями продолжается до сих пор. В июне
1973 г. в США с ответным визитом ездил Л.И. Брежнев, после того как Р. Никсон был триумфально переизбран на второй президентский срок. Во время этой встречи было подписано большое
количество протоколов, некоторые из которых относились к
ядерной тематике. Один из них касался мирного использования
атомной энергии. Другой был направлен на «предотвращение
ядерной войны» и содержал ряд правил, которых обе стороны
должны были придерживаться, чтобы «избежать угрозы силой
или ее применения одной стороной против другой, против их союзников и против третьих стран»28.
Следующая встреча на высшем уровне состоялась в Москве и
Крыму летом 1974 г. Главной темой дискуссии были системы
противоракетной обороны. На встрече было принято решение,
что в отличие от соглашения 1972 г., каждая держава будет иметь
по одной такой системе, а не по две, как это предполагалось ра97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
нее. Другая обсуждавшаяся тема касалась подземных испытаний
ядерного оружия, по которым было достигнуто соглашение, ограничивавшее «мощность используемых в испытаниях устройств
в СССР 150-ю килотоннами»29.
Это была последняя встреча американского президента
Р. Никсона с главой советского государства Л.И. Брежневым, которая носила переходный характер.
Политические позиции Р. Никсона к 1974 г. уже были серьезно подорваны Уотергейтским скандалом, в связи с чем существенного продвижения в нормализации двусторонних отношений
не произошло, а после отставки Р. Никсона с поста президента
США атмосфера двусторонних отношений вообще коренным образом изменилась. Интерес к разрядке двусторонних связей в
США быстро исчез, достигнутые соглашения превратились в
пустую оболочку, американо-советские отношения вновь заскользили обратно к соперничеству и конфронтации.
Подводя итог, следует отметить, что Р. Никсону в период его
нахождения у власти удалось сделать очень многое для нормализации американо-советских отношений. Одной из причин, по
мнению многих американских политологов, в частности
У. Лафебера, репутация антикоммуниста предоставила президенту Р. Никсону «свободу рук в достижении разрядки или ослабления напряженности в отношениях с коммунистами, поскольку
никто не мог обвинить его в том, что он проявляет «мягкость» по
отношению к ним»30.
Несмотря на приверженность к жестким антикоммунистическим взглядам, Р. Никсон был опытным политиком и дипломатом, он прекрасно понимал, что в условиях изменившегося соотношения сил на мировой арене международная политика США
требовала пересмотра многих направлений и кардинальных перемен. В первую очередь, пересмотра внешнеполитических отношений с Советским Союзом.
Р. Никсон решительно заявил о необходимости начать переговоры с Советским Союзом по сокращению стратегического
вооружения. Контроль над вооружением стал мощным стержнем
разрядки в американо-советских отношениях 70-х гг. XX в. Однако биполярный диалог между США и СССР развивался с пере98
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.Г. Пошехонова
менным успехом, так как наряду с активными действиями американского президента в пользу разрядки были предприняты меры,
которые свидетельствовали о том, что республиканская администрация намерена продолжать наращивание вооружений. Ярким
примером вышесказанному может служить решение о незамедлительном развертывании систем противоракетной обороны
(ПРО) и МБР с разделяющими головными частями индивидуального наведения (РГЧ) в 1972 г.
Этот факт доказывал, что Р. Никсон был непоследователен в
деле разоружения, достигнутые договоренности об ограничении
гонки вооружений, по своей сути, были половинчаты, что в дальнейшем послужило одним из факторов того, что разрядка периода президентства Р. Никсона была обречена на неудачу.
Некоторые исследователи называют еще один фактор размывания разрядки 70-х гг. – китайский фактор в американо-советских отношениях. США и СССР придавали большое значение
Китаю в отношениях двух стран. Л.И. Брежнев хотел использовать разрядку с США как своего рода союз для ослабления и изоляции КНР. Р. Никсон, со своей стороны, не только отверг эту
попытку, но и использовал китайско-советский конфликт для
давления на СССР. Нормализация американо-китайских отношений, по сути, как говорил Р. Никсон, заключалась в том, чтобы
«воспрепятствовать расширению советской гегемонии в Азии»31.
Тем не менее, соглашения и договоренности, достигнутые
между СССР и США в 1970 – 1974 гг., означали существенное
продвижение по пути укрепления международной безопасности и
взаимного доверия. Были выработаны основные политические
принципы взаимоотношений двух держав; сделаны серьезные
шаги по ограничению стратегических и обычных вооружений;
достигнуты компромиссные решения по ряду сложных международных проблем; расширено торгово-экономическое и научнотехническое сотрудничество.
С конца 1973 г. темпы разрядки резко сокращаются. Это было связано с усилившимися промилитаристскими настроениями в
конгрессе, а также со скандалом вокруг президента Р. Никсона в
связи с Уотергейтским делом. Республиканская администрация
оказалась объектом критики по всем вопросам ее политики,
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
включая внешнюю. Курс разрядки в отношениях с СССР стали
называть непродуманным, а соглашения с Советским Союзом –
невыгодными для Соединенных Штатов. Шаткость позиций
Р. Никсона и неопределенность его будущего привели к осложнению процессов разрядки и росту сопротивления ей.
Несмотря на то, что разрядка времен президентства Р. Никсона потерпела неудачу, тем не менее Р. Никсон заложил прочный фундамент для разрядки американо-советских отношений
периода президентства Р. Рейгана (II половина 80-х гг. XX в.).
Примечания
1
Фурсенко А.А. Президенты и политика США. 70-е годы. М., 1989.
Никонов В.А. Республиканцы: от Никсона к Рейгану. М., 1988.
3
Абаренков В.П. Политика США в области «контроля над вооружением».
М., 1987.
4
Иванян Э.А. От Джорджа Вашингтона до Джорджа Буша: Белый дом и
пресса. М., 1991.
5
Холодная война и политика разрядки: дискуссионные проблемы в двух
томах / Под ред. Н.И. Егоровой, А.О. Чубарьяна. М., 2003.
6
Zubok V.M. Factor in the politics of detente // Холодная война и политика
разрядки: дискуссионные проблемы. Т.1. М., 2003.
7
Иванян Э.А. Энциклопедия российско-американских отношений. XVIII –
XX вв. М., 2001.
8
Согрин В.В. Политическая история США, XVII – XX вв. М., 2001.
9
Уткин А.И. Американская футурология международных отношений в
ХХв. М., 1998.; Уткин А.И. Единственная сверхдержава. М., 2001.
10
Системная история международных отношений в четырех томах. События и документы. 1918 – 2003 / Под ред. А.Д. Богатурова. Том третий. События.
1945 – 2003. М., 2003.
11
Никсон Р.М. На арене: Воспоминания о победах, поражениях и возрождении. М., 1992.
12
Там же. С. 311.
13
Там же. С. 352.
14
Никонов В.А. Республиканцы: от Никсона к Рейгану. С. 26.
15
Абаренков В.П. Политика США в области «контроля над вооружением».
М., 1987. С.85.
16
Фурсенко А.А. Президенты и политика США. 70-е годы. С. 36.
17
Системная история международных отношений в четырех томах. Том
третий. События. 1945 – 2003.
18
Никсон Р.М. На арене: воспоминания о победах, поражениях и возрождении. С. 378.
19
Там же. С. 378.
2
100
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М.Д. Кербиков
20
Zubok V.M. Factor in the politics of detente. С.140.
Системная история международных отношений в четырех томах. Том
третий. События. 1945 – 2003. С. 353.
22
The New York Times, May 30, 1972.
23
The Declaration of Principles // The New York Times, May 30, 1972.
24
Ibid.
25
Zubok V.M. Factor in the politics of detente. С. 145.
26
Никсон Р.М. На арене: Воспоминания о победах, поражениях и возрождении. С. 406.
27
Владимир Винник. Автодайджест on.line. Газета // ad.nsys.by/gaseta.
28
The New York Times, June 22, 1973.
29
The New York Times, July 4, 1974.
30
Иванян Э.А. От Джорджа Вашингтона до Джорджа Буша: Белый дом и
пресса. С. 156.
31
Никсон Р.М. На арене: Воспоминания о победах, поражениях и возрождении. С. 321.
21
М.Д. Кербиков
Консервативный поворот 1982 г.
в Германии
В Германии, где в начале 80-х гг. у власти находилась социал-либеральная коалиция (СДПГ-СвДП), назревал политический
кризис. Социал-демократы были сторонниками вмешательства
государства в экономику, а свободные демократы – расширения
рыночных отношений, что, впрочем, не помешало им проработать вместе 13 лет. Так почему же произошел раскол, столь долго
пребывавшей у власти коалиции? Чтобы понять причину раскола,
придётся обратиться к процессам, протекавшим в экономике
Германии и мире. Известно, что «экономическая структура оказывает решающее влияние на структурирование социального
строя и на его политические формы»1. То, что происходило в начале 80-х в ФРГ, советские авторы называли циклическим или
структурным кризисом капитализма2. Этот кризис имел следующие причины: первая – конфликтный характер НТР; вторая – погоня монополистов за сверхприбылью; третья – ограничение реальных доходов населения; четвертая – анархия капиталистиче101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
ского производства; пятая – конкуренция; шестая – межимпериалистические противоречия. Другое дело, что и СССР «так же как
и страны Восточной и Центральной Европы, начал испытывать
экономические трудности в 70-х и 80-х гг. Конечно, это был период, когда почти весь мир также переживал экономический
спад, и многое из того, что произошло в этих странах, было частью общей экономической ситуации»3. К концу 70-х г. вера
бизнеса и общества в способность германского правительства
справляться с кризисными явлениями почти угасла. Социалдемократические эксперименты с глобальным регулированием и
программированием стали терять сторонников. «Недовольство
бизнеса привело социал-либеральную коалицию к краху осенью
1982 года, когда из неё ушли свободные демократы»4. Видный
представитель СвДП, Ганс-Дитрих Геншер провозгласил: «Основная тенденция в нашем обществе – не полагаться более на государство»5.
Повсеместно начало утверждаться мнение, будто инфляция
стала итогом чрезмерных расходов на социальные нужды. Социальное государство начали откровенно критиковать. Обанкротившемуся социальному государству стали противопоставлять
«общество индивидуального успеха» (Leistungsgesellschaft). «Не
государственный дирижизм, не государственные программы по
обеспечению работы, не ограничение рабочего дня или государственный инвестиционный акционизм, который в прошлом часто
приводил только к переинвестированию и плачевным результатам, а частные инновации и инвестиции являются ключом правильной политики»,- возвестил один из идеологов неолиберализма О.Г. Ламбсдорфф6. Интересно, что Ламбсдорфф, министр экономики ФРГ, был генеральным уполномоченным Дюссельдорфского «Тринкхаус-банка», членом правления страховой компании
«Виктория-ферзищерунг АГ» и входил в наблюдательные советы
других монополистических предприятий.
В конце своего канцлерства Гельмут Шмидт всё-таки пошел
на более жесткий курс экономии и социальных расходов для преодоления экономического кризиса, но далее определённых рамок
социал-демократы просто не могли пойти. В этой ситуации правое крыло СвДП дало понять, что не имеет ничего общего с «со102
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М.Д. Кербиков
циальным либерализмом». «Понятие социал-либеральный уже
создало для меня проблему. Для меня СвДП – либеральная партия, и любое прибавление означает ограничение. Действительно,
по началу была попытка образовать коалицию СДПГ-СвДП на
основе понятия социал-либеральный в качестве некоего идеологического образования (или под одним идеологическим сводом),
что уже было бессмысленным, так как коалиция, при своём образовании, вовсе не нуждалась в этом»7. Анализ заявлений лидеров
буржуазных партий, прессы ФРГ показывает, что крупный капитал хотел бы полного отказа СДПГ даже от остатков прежней социальной политики. Политика правительства продолжала вызывать бурю нападок со стороны финансовых кругов. Одновременно усилилось давление на свободных демократов, чьей социальной базой был средний класс. «Партией запрограммированной
безработицы» назвал СвДП член правления ИГ-металл Г. Янсен8.
Раскол произошел, прежде всего, по экономическим мотивам, а
не по каким иным вроде отстаивания «либеральной идентичности». Также не вызывает сомнения роль финансовых кругов в
крахе коалиции СДПГ-СвДП. Ульрих Бек, профессор социологии
Мюнхенского университета, писал: «Внутри себя социальное государство – чем более успешно оно развивалось, тем заметнее –
наталкивалось на сопротивление частных инвесторов, которые
отвечают на рост прямых и побочных расходов по заработной
плате уменьшением инвестиционной готовности или же рационализациями, которые интенсивно высвобождают рабочую силу»9.
Так или иначе, осенью 1982 г. к власти пришла новая коалиция ХДС/ХСС-СвДП. Совершился тот поворот в германской политике, которого ждали финансовые круги и оппозиционные
христианские партии во главе с Г. Колем. Как отмечает Зонтхаймер, в этом проявилась всеобщая тенденция ведущих демократий
западного мира приводить к власти консервативные правительства и по частям разрушать столь долго эффективно действовавший
«социально-демократический консенсус» развитого демократичного индустриального общества. Действительно, пришедшие к
власти новые консервативные правительства всё менее нуждались в социальном консенсусе. Госпожа М. Тэтчер со всей ясностью заявила: «Если бы ветхозаветные пророки, пришедши к лю103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
дям, заявили бы, “Люди, мы хотим консенсус”, то тогда они наверняка не далеко бы ушли». Влиятельный американский политик Г. Харт, последовательно выступавший в 80-х гг. с острой
критикой внутренней политики Рейгана, выразил мнение, что
консервативный курс способствует тому, что впервые за 50 лет
могут возродиться классовые конфликты. «Госпожа Тэтчер, так
же как и президент Рейган в США и Ширак во Франции, не желают более консенсуса. Для них социал-демократическая концепция всего лишь отговорка для ничегонеделания»,- с горечью
пишет в это время либеральный философ Ральф Дарендорф10.
В условиях усиления инфляции и консервативной волны
происходит отказ от идей Кейнса, широкое признание в научных
и правительственных кругах получает экономическая доктрина
монетаризма. Термин «монетаризм» был введён ещё в 1968 г.
американским экономистом Карлом Бруннером и означает подход, выделяющий денежную массу в качестве ключевого фактора, определяющего экономическую конъюнктуру. Отечественные
авторы оценивали формирование и развитие кейнсианства как
проявление реформизма, с одной стороны, и антикейнсианства в
лице монетаризма как проявление политического консерватизма – с другой. Идеологическим оформлением монетаризма и его
социальной основой стал неолиберализм. К числу неолиберализма, по мнению известного представителя монетаризма 80-х
Л. Йегера, следует причислять всех, кто считает ограничение деятельности правительства необходимым условием для свободного
общества, а также необходимым создание независимого центрального банка11. Неолиберализм можно определить и как современную политическую философию, которая ставит в центр
индивидуальную свободу и право частной собственности12. Некоторые авторы рассматривают неолиберализм как ответную реакцию не только на рост социальной сферы и госсектора, но и на
потрясения 60-х – начала 70-х годов. В частности Зонтхаймер утверждает, что «консервативному политическому» повороту
1982 года предшествовал «поворот тенденций», направленный
против того антиавторитарного критического потенциала, который развился во время студенческого движения и проявился,
прежде всего, в политической культуре.
104
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М.Д. Кербиков
Итак, в результате кризиса начала 80-х возникли сомнения в
устойчивости модели социального рыночного хозяйства. Возникла необходимость трансформации теоретической и методологической части официальной доктрины, наполнить их новым содержанием, отвечающим создавшейся обстановке в стране. Известный неолиберальный теоретик Ф. Хайек ещё в 1979 г. указал,
что его кредо – «пуристический капитализм». Для него социальное рыночное хозяйство не является рыночным хозяйством, «социальная демократия – это уже не демократия», «социальная
справедливость не может быть справедливостью» и вообще «всё
социальное подозрительно». Антидемократическими оказались
не только социалистические, но и социал-реформистские идеи,
они были объявлены «прямой дорогой к тоталитаризму».
Неолиберальный подход нашел своё воплощение в политике
новой коалиции. В социальной сфере правительство Коля – Геншера без колебаний пошло на сокращение социальных программ,
там, где это казалось ему более приемлемым. Государство теперь
стало вольно изменить и даже отменить систему перераспределения рыночных доходов из кармана капиталиста в карман наёмного работника, безработного, бедствующих слоёв населения. Президент США Р. Рейган, доказывал, что государственная помощь
матерям-одиночкам разрушает семьи: отцы легче покидают семью, зная, что государство придёт на помощь покинутым детям.
Он также доказывал, что помощь малообеспеченным и бедным
атрофирует у них способность к «самовыживанию». Государству
стало не до филантропии, кейнсианство натолкнулось на монетаризм. Так, например, в 1985 г. расходы федерального бюджета
были урезаны почти на 6 миллиардов марок. В 1987 г. бундестагом была одобрена реформа социального обеспечения. Она предусматривала снижение уровня пенсий после 45 лет отчислений с
70% до 64% от среднего чистого дохода. Кроме того, были урезаны пенсии инвалидов, снизились расходы на строительство больниц, сократилась помощь вдовам и сиротам, уменьшились компенсации за неполный рабочий день. Рабочие места на всю жизнь
превратились в недостижимую роскошь. Молодежь, стремясь избежать стрессов, связанных с профессиональной деятельностью,
уходит в учёбу. «С 1980 по 1988 гг. число студентов в ФРГ вновь
105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
выросло в 1,5 раза, но огромные затраты в рамках реформы образования оказались не слишком эффективными. В отличие от первых послевоенных 10 лет высшее образование перестало быть гарантией социального успеха, всё большее количество «академиков» было вынуждено забыть о карьере и работать таксистами и
секретаршами»13. Однако же полностью ликвидировать социальное государство было делом самоубийственным, консервативнолиберальная коалиция просто не удержалась бы у власти.
Государственная служба превращается в самый успешный
бизнес, а коррупция чиновничества стала надёжным инструментом наживы. Сплошь и рядом вспыхивают скандальные истории
с первыми лицами государства, погрязшими в коррупции. Политический скандал вокруг предвыборных пожертвований со стороны концерна Флика в партийные кассы ведущих партий страны
начался ещё в конце социал-либеральной эры. В 1981 г. журнал
«Шпигель» опубликовал разоблачительные документы, которые
свидетельствовали, что эти пожертвования не были оформлены в
соответствии с законом, а поступали в «черную кассу» партий. В
1987 г. проходило очередное слушание по делу о «деньгах Флика», в котором фигурировали имена Ламбсдорфа, Фридрихса,
фон Браухича и других функционеров ведущих политических
партий ФРГ, а также сумма в размере двух миллиардов марок.
Оказалось, политики покупаются оптом и в розницу со стороны
монополистов. Отметим, что Фридрих Фликк – крупный промышленник, одним из первых начал финансировать Гитлера;
личный друг Гиммлера и финансист СС; в 1947 году признан военным преступником, осуждён на 7 лет заключения, досрочно освобождён, возглавлял промышленную империю. Как пишет скандинавский исследователь Гуннар Фредрикссон: «Крупные предприятия, такие как ИГ Фарбен, Крупп, АЕГ/Телефункен, Сименс
и Хальске, Рейнметал и Фликк жертвовали деньги на консерваторов, так же как и во времена Веймарской республики, затем нацистам и теперь вот политикам из ХДС, ХСС и СвДП»14. Известный немецкий философ К. Ясперс ещё в 1969 г. справедливо отметил, что политическое устройство ФРГ – это не демократия, а
олигархия партий.
106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М.Д. Кербиков
Следующим новшеством в экономической области стал поворот от «экономики спроса» к «экономике предложения». Экономика спроса имела своей целью предотвращать кризисы перепроизводства путём мер, направленных на расширение покупательной способности большинства граждан. Экономика
предложения направлена на стимулирование конкурентоспособных и производственных мощностей капитализма. Взятие на вооружение экономики предложения произошло под влиянием радикальных сдвигов к новым моделям государственного воздействия, произошедшим в США и Великобритании. Хотя Бонн и был
экономическим конкурентом США, но всё-таки оставался в политической зависимости от Штатов, главным образом из-за военной защиты. К тому же, как отмечает Зонтхаймер, новое правительство всё заметнее стало приспосабливаться к своему мощному партнёру, нежели «вести себя по отношению к нему
критически конструктивно». Отечественный исследователь истории немецкой экономики и экономических моделей Сорвиров
пишет, что вся система доводов и теоретических положений, выдвигаемых сторонниками стимулирования производства на стороне предложения «призвана, как отмечают представители профсоюзов в ФРГ, не взирая ни на какие социально-экономические
последствия, добиваться первостепенной ориентации государственной политики повышения эффективности капитала. Поэтому
представители крупного бизнеса и все консервативные силы ФРГ
выступают столь активно на стороне предложения»15. Таким образом, концепция предложения, так же как и монетаризм, относится к фундаментальным основам консервативной экономической политики.
В эпоху «всеобщего благоденствия» государство выполняло
стабилизирующую функцию, управляя платёжеспособным спросом для поддержания полной занятости и перераспределяя налогообложение в пользу социальных нужд. Социальные институты,
созданные в рамках этого государства, сыграли свою роль, стабилизировав капитализм в ХХ веке. Теперь в них более не нуждались. Государственную экономическую деятельность, «которая
не могла быть обоснована задачами суверенитета»16, следовало
приватизировать. Одной из важнейших составляющих нового
107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
экономического курса стала приватизация госсектора. Приватизация рассматривалась неолиберальными теоретиками как политика действенного ограничения чрезмерно разросшейся «авторитарной предпринимательской деятельности государства», как радикальное средство против «худших форм бюрократизма» и
ограничения конкурентных отношений в экономике. При осуществлении частичной распродажи акций прибыльных конкурентоспособных государственных и смешанных компаний в ряде случаев сохранялось государственное участие. Оно сохранялось там,
где затрагивались общие экономические интересы. Сам процесс
приватизации шел под непосредственным контролем финансового капитала. Министр экономики Ламбсдорфф много говорил о
государственном протекционизме, который был им назван «неомеркантилизмом» и «смертным грехом», а также о государственных инвестициях, делающих «невыносимым» частное предпринимательство. Но на практике мало что изменилось, и правительство в условиях «однозначного поворота» к рыночным
методам хозяйствования под давлением мощных компаний, господствующих в некогда процветающих, а ныне охваченных глубоким структурным кризисом отраслях экономики, продолжало
увеличивать объем прямой помощи частному бизнесу в виде субсидий. Здесь нет ничего удивительного, ведь невозможно же
представить себе стабильное развитие американской экономики,
на протяжении почти 70 лет после запуска рузвельтовского курса, без самого активного государственного регулирования. «Поддержание и развитие конкурентоспособности американской экономики, поддержка тех отраслей, которые в первую очередь
обеспечивают ведущую позицию и прибыли на мировом рынке,
составляли приоритет американского правительства на протяжении всей современной истории»17. Итак, госсектор в экономике
ФРГ не был полностью ликвидированным, он оставался представленным объектами инфраструктуры, промышленными и
энергетическими предприятиями, а также собственностью государства на часть национального дохода – госбюджетом.
Важной частью нового курса неоконсервативной политики в
80-е гг. стала налоговая реформа, ведь Германия оставалась страной с крайне высоким уровнем налогов по сравнению с другими
108
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М.Д. Кербиков
промышленно развитыми странами. Её целью было освобождение предприятий от «социальных перегрузок» и восстановление
конкурентоспособности западногерманских фирм на мировом
рынке. Для содействия производству правительство решило стимулировать инвестиционную и инновационную активность фирм,
проводя менее жесткую налоговую политику. В 1983 – 1984 гг.
были снижены промысловый и имущественный налоги, а также
прямые налоги на прибыль компаний и на доходы граждан, облегчена процедура основания личных фирм. Также было разрешено ускоренное списание капитала для малого бизнеса и инвестиций в НИОКР (научные исследования и опытно-конструктивные разработки). В 1986 – 1988 гг. процесс снижения налоговой
нагрузки продолжался, но весьма скромно. Снижение максимальной ставки корпоративного или подоходного налога с 56%
до 53% носило скорее символический характер. Послабления
оказались едва ощутимыми, поскольку возросли косвенные налоги. Если в конце 60-х гг. доля прямых налогов составила 59,4%, а
косвенных – 40,6%, то в 90-х их доля составляла 47,2% и 53,8%
соответственно. Лозунг «Меньше государства, больше рынка»,
выдвинутый в 1982 г. с приходом к власти новой коалиции, оказался не совсем верным. Государство не только никуда не устранилось, но наоборот, наблюдался подъём его роли в экономическом процессе, правда, теперь более в интересах финансового капитала, чем всего населения. Неолибералы по-прежнему
предлагали для расширения рыночных отношений передавать в
руки предпринимателей производительную госсобственность.
Они выступали за приватизацию музеев, театров, городского
транспорта, спортивных сооружений, коммунальных услуг, здравоохранения, сферы образования и т.д.
Несмотря на все обвинения государства и требования сократить его деятельность в экономической сфере, в политической
сфере неолибералы хотели видеть сильное государство. Оно
нужно, чтобы наводить порядок в обществе, создавать предпосылки для развития рыночных отношений и защищать интересы
«общего блага». Отсюда становится ясным, что невидимая рука
рынка никогда не будет действовать без невидимого кулака. Государство может сокращать социальные расходы, но как «гарант
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
права» ни в коем случае не сокращает расходы на военных и армию. А это, в свою очередь, означает поддержку консерваторов и
монополистов.
Инфляция и сопряжённая с ней массовая безработица была
обусловлена во многом обострением социально-экономических
противоречий, порождаемых механизмом осуществления научнотехнической революции (НТР). Последняя в условиях капитализма означала вытеснение живого труда машинным ради увеличения прибыли, что вело к расширению армии безработных. Назрела необходимость обновления основного капитала, предприниматели стали уделять повышенное внимание снижению издержек
производства путём его рационализации. Упразднению защищённости рабочих мест противопоставлялось «высвобождение
творческих сил индивидуума». И в самом деле! Рыночная экономика – это не мероприятие по выдавливанию заработной платы и
социальной защищённости, по словам О.Г. Ламбсдорффа. Очень
характерны слова представителя ИГ-Металл Е. Лодерера. «Не
надо пугаться НТП, он не является убийцей рабочих мест
(Jobkiller). Мы не должны испытывать страх, если рабочие места
падут жертвой рационализации. При этом в другом месте мы сотворим новые. Только идиоты стали бы пытаться задержать прогресс»18. Однако уровень безработицы на протяжении 1980–х гг.
оставался порядка 7 – 9%, то есть более двух миллионов официально зарегистрированных безработных. В 90-х гг. число безработных достигнет рекордной отметки в 4,4 миллиона человек,
или 11,4% трудоспособного населения. Ещё не менее двух миллионов составит скрытую безработицу.
В ходе ликвидации социального государства и прав наёмных
работников, сопровождаемой технической модернизацией экономики, произошел общественный сдвиг доселе невиданного
размаха и динамизма в сторону индивидуализации. Это означало,
что люди начинают в большей мере зависеть от самих себя и своей индивидуальной судьбы на рынке труда с его рисками, шансами и противоречиями. Вступление на рынок труда инициирует
освобождение от устоявшихся форм отношений в семье, с соседями, с коллегами, а также от привязанности к региональной
культуре и ландшафту. Профессиональная деятельность даёт
110
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М.Д. Кербиков
возможность выступать в качестве самостоятельного потребителя. В мире, в котором ценность человека измеряется уровнем его
доходов, такая потребительская самостоятельность становится
наивысшей ценностью. Свободный индивид становится зависим
от рынка, от системы образования, правового регулирования, потребительских товаров, от модных течений в медицинском, психологическом и педагогическом обслуживании. Всё вместе это
создаёт возможность для политического воздействия и регулирования.
В 80-е гг. новая правительственная коалиция прилагала все
усилия, чтобы «ограничить духовное засилье» (Зонтхаймер) левой реформистской интеллигенции в области культуры и добиться усиления консервативных элементов. Правительство желало
повысить значение тех ценностей политической культуры, которые преобладали до студенческого бунта 1968 года, то есть вернуться к временам К. Аденауэра, 14 лет правления которого
«превратили 55 миллионов немцев – в народ полуинформаторов
и полуинформируемых, из которых первые говорят только половину того, что знают, а вторые получают только половину того,
что должны знать. Народ, отягощенный предрассудками, окруженный разными табу, затянутый в корсет иллюзий так, что он
уже не способен ни верно оценивать свои выгоды и преимущества, ни трезво осознавать, в чем его интересы»19. Упомянутое
Ю. Хабермасом «нерушимое историческое сознание» стало существенной частью неоконсерватизма боннской демократии. Новая коалиция выдвинула национально-традиционные ценности;
многие политики начали ссылаться на «добродетели пруссачества» и подчёркивать, что немцы должны «выйти из тени Гитлера»,
они снова должны «стать нормальными». Этот лозунг – обрести
«национальную идентичность», исходил не только от политиков
из ХДС\ХСС, но и от сил располагавшихся значительно правее
философски и публицистически ангажированных «новых правых». Ключевым для 80-х гг. стало слово «немецкий императив».
Политический поворот 1982 года начал расцениваться как духовный поворот, ведущий к национальным ценностям и идентичности. В этой оценке оказались едины, казалось бы, непримиримые
соперники Г.-Д. Геншер (СвДП) и Ф.Й. Штраус (ХСС).
111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
Несмотря на отдельные успехи, правительству не удалось в
полной мере реализовать стратегию «неоконсервативного поворота». Налоги не были так радикально сокращены, как в Великобритании и США. При сокращении госсектора субсидии некоторым отраслям промышленности и сельского хозяйства не были
отменены и продолжали расти. Не удалось добиться и полного
контроля за изменением денежной массы, согласно с монетарными рецептами. Поощрение производства на стороне предложения
оказалось не столь эффективным. Не была достигнута такая важная цель, как ослабление профсоюзов. Численность их рядов
только увеличилась с 40,4% в 1980 г. до 52% наёмных работников в 90-х. С 1982 года по настоящее время в Германии проводятся ежегодные конгрессы безработных с массовым участием
общественности. Рост стачечной борьбы, несмотря на рецессии и
локауты, заставлял правительство идти на определённые уступки.
Однако в 80-е годы произошел отказ от кейнсианской экономической модели капитализма, бывшей результатом двух мировых
войн, русской революции и последовавшего вслед за ней установления сталинизма, крупнейшего мирового экономического
кризиса и фашизма. Идеи консенсуса и социального либерализма
были отвергнуты. Совершился переход к наступлению на социально-экономические завоевания трудящихся, проявившийся как
нарастание консервативных тенденций в социальной политике.
Примечания
1
Зонтхаймер К. Федеративная Республика Германия сегодня. М., 1996.
С. 88.
2
См., например: Семёнов С.И. Инфляция в условиях экономического кризиса (на материалах ФРГ): Автореф. М., 1984. Паньков В.С. ФРГ в экономике современного капитализма. М.: Изд-во МГУ, 1984.
3
Валлерстайн И. Конец знакомого мира: Социология ХХI века. М., 2004.
С. 24.
4
Социальное рыночное хозяйство в Германии: истоки, концепция, практика
/ Под ред. А.Ю. Чепуренко. М., 2001. С. 163.
5
Gеnscher H-D. Erinnerungen. München, 1997. S. 447.
6
Lambsdorff O-G. Frische Luft für Bonn. Eine liberale Politik mit mehr Markt
als Staat. Stuttgart, 1987. S. 13.
7
Gеnscher H-D. Erinnerungen. München,1997. S. 446.
8
Das Parlament. 1982. № 7-8.
112
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.Ю. Спиридонова
9
Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну. М., 2000. С. 287.
Dahrendorf R. Die Chancen der Krise. Über die Zukunft des Liberalismus.
Stuttgart, 1983. S. 53.
11
Воронин А.В. Критика социально-политической доктрины монетаризма.
Гомель, 1987. С. 6.
12
Blomgren A-M. Nyliberal politisk filosofi. En kritisk analys av Milton Friedman, Robert Nozick och F.A. Hayek. Lund, 1997. S. 11.
13
Ватлин А. Германия в ХХ веке. М., 2002. С. 245.
14
Fredriksson G. Konserwativa ideer. Om pessimismens politiska filosofi.
Stockholm, 1986. S. 272.
15
Сорвиров Б.В. Модели социального и экономического пространства в
экономических концепциях Германии. М., 2002. С. 46.
16
Das Liberale Manifest. Bonn, 1985. S. 17.
17
Согрин В.В. Политическая история США ХVII – ХХ вв. М., 2001. С. 226.
18
Lambsdorff O-G. Frische Luft für Bonn. Eine liberale Politik mit mehr Markt
als Staat. Stuttgart, 1987. S. 20.
19
Майнхоф У. От протеста к сопротивлению. М., 2004. С. 86.
10
А.Ю. Спиридонова
К вопросу об истории обострения корсиканской
проблемы
в современной Франции
Диалектический конфликт мировой интеграции и регионального разделения в различных своих формах охватывает все
большее число регионов на планете. Поэтому сейчас, когда мы
говорим об истории страны, в данном случае это Франция, то
прежде всего размышляем об истории ее регионов. Одним из них
является Корсика, остров, расположенный к юго-востоку от
Франции, расстояние от Парижа до столицы южного департамента острова Аяцио составляет 1140 км1. Столицей северного департамента является Бастия2.
Возможно, именно островное положение данного региона отстраняет его от процессов интеграции и препятствует ей. Французский историк Э. Ле Руа Ладюри, автор книги «История регионов Франции», среди движений за культурную автономию на периферии особняком выделяет Корсику: она «представляет собой
113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
последнее препятствие на пути ассимилирующей силы нации в
самом сердце Средиземного моря. До некоторой степени Корсика
бросает вызов странам Европейского континента с их тенденциями к унификации и даже смешению культур»3. Именно ситуация,
сложившаяся на Корсике в конце прошлого века, послужила
толчком для возобновления дебатов по вопросам автономии периферийных регионов, таких как Бретань, Эльзас, Бакская область и даже Савойя, выведя, таким образом, проблему децентрализации на иной уровень. Франция в 2003 г. была готова к территориальным и конституционным изменениям, предложив
жителям острова проголосовать за новый политический и территориальный статус, четвертый за последние двадцать лет.
В отечественной историографии практически не уделяется
внимания Корсике, а также конфессиональным и региональным
проблемам, угрожающим французской республиканской идентичности. Хотя последние события показывают, что эти проблемы стоят перед Францией наиболее остро и корсиканская является одной из наиболее актуальных.
Глубинные корни корсиканской исключительности в ее истории: остров пережил романское, византийское, пизанское, генуэзское, французское, фашистское влияния. Корсиканцы сформировали свой собственный язык, свою культуру, свою политическую
культуру, сочетающую в себе как республиканские ценности, так
и пережитки клановой системы. Но во многом на развитие сепаратистского движения повлияло «недостаточное экономическое
развитие»4.
Ситуация, которая сложилась в послевоенные десятилетия,
во многом объясняет политико-экономические особенности современного региона. Экономического бума, наблюдавшегося на
континенте, не наблюдалось на острове. Попросту, как говорят
некоторые журналисты, Корсика одно время «была забыта», она
«не нашла места»5 в послевоенных планах по модернизации и переоборудованию предприятий. Те немногие и небольшие, что
функционировали, проводили сокращения, как это произошло,
например, с пилорамой, принадлежавшей английской группе
Монтегу-Майер, или закрывались, как заводы дубильных веществ Фолелли, Барчетта Понте-Лечиа и асбестовая шахта в Ка114
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.Ю. Спиридонова
нари6. В 1959 г. из-за «нерентабельности» была закрыта единственная на острове железная дорога7. Уволенные рабочие организовывали манифестации, но это практически не изменило ситуацию.
Результаты развития сельского хозяйства были еще более
противоречивыми. Производство пшеницы и других продовольственных культур стало сокращаться и даже прекратилось. В
1961 г. оставалось всего 3800 га злаковых, в то же время, благодаря государственным мерам, производство вина прогрессировало: в 1959 г. 160 000 гектолитров, в 1971 г. – 2 млн. гектолитров8.
Достаточно быстро начал развиваться туризм, благодаря изгнанию малярии при помощи DTT. Но на своем пути его ожидали
сложности: условия эксплуатации морских сообщений долгое
время оставались архаическими; менталитет местных жителей
предпочитал государственную службу предпринимательской;
«то, что в других местах называли бы развитием и ростом страны, у некоторых интеллектуалов в Бастии или Аяччо попросту
получило характеристики «расправы над островом» или «бетонирование пляжей»9, но с другой стороны сохранились старые планировки прибрежных городов.
Подобные условия жизни вынуждали людей эмигрировать.
Только за 1946 – 1952 гг. остров покинули 30 000 человек. Общее
число эмигрантов за 1900 – 1972 гг. составило 205 000 человек10.
Процесс демографического упадка удалось затормозить к 1960 г.
за счет иммиграции в основном из Алжира.
Сложившаяся на острове общественно-политическая конструкция, обремененная эмиграцией и клановой системой, начала
деформироваться в 60-е гг., на которые пришлись завершение деколонизации и, что важно подчеркнуть, появление нового молодого поколения корсиканцев. Оно не намеревалось более покидать остров, оно обладало огромным желанием жить и работать
на родине и мечтало о том, что на смену архаической Корсике
придет Корсика «корсиканская и современная».
25 ноября 1960 г. Шарль Сантони создал во французской
столице «Корсиканский союз», призванный «содействовать островному сознанию»11. Позднее этот союз объединился с тремя
другими студенческими организациями, существовавшими в Па115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
риже («Корсика», «Союз корсиканских студентов», «Спортивная
Корсиканская Ассоциация»), в июле 1963 г. образовался «Корсиканский Союз Будущее»12. В следующем году в городе Корта
(здесь находится единственный на острове университет) собралась корсиканская молодежь на свой первый конгресс. Он стал
«первым уверенным шагом регионального движения»13. За ним
последовало создание «Студенческого Комитета защиты интересов Корсики», преобразование студенческих групп в «Регионалистский корсиканский фронт». К 1967 г. сформировалась первая
крупная организация «Регионалистское корсиканское действие»
(«ARC»), объединившая под своим крылом двух братьев врачей
Симеони. Многие историки роднятся в негативной оценке радикализма ARC. Несмотря на то, что список ее требований уже
включал «административную децентрализацию, которая предоставила бы место маленькой местной буржуазии»14, все-таки поворотным моментом для многих исследователей и журналистов,
в развитии национализма стал 1973 г., когда появился «Призыв
Кастелларе». К этому периоду относится появление первых тайных организаций. Таким образом, можно проследить логическую
нить развития событий. По мнению французских исследователей,
корсиканский национализм прошел два этапа на пути своего
формирования: от регионализма 60-х гг. к требованиям автономии в 1973 г.; второй – от требований автономии к независимости, приходящийся на вторую половину 70-х – 80-е гг.
Для Франции 1975 г. стал во многом поворотным. 21 августа
20 активистов ARC захватили один из винных погребов в местечке Алерия, он принадлежал богатому репатрианту. Целью лидеров ARC было обратить общественное внимание на незаконную
торговлю вином, распространившуюся практику капитализации и
политику государства в отношении выходцев из североафриканских стран, предоставлявшего им различные субсидии. Вмешательство военизированных сил спровоцировало смерть трех человек и уличные бои в Бастии, за которыми последовали аресты
десятков человек. 5 мая 1976 г. появилась еще одна крупная организация «Фронт национального освобождения Корсики»
(«FLNC»). После этих событий постепенно происходила радикализация требований и методов, под флаги фронта встали пред116
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.Ю. Спиридонова
ставители «второго поколения активистов, родившихся в
1950-х гг.»15.
Как взгляды, так и методы многих организаций претерпели
значительные изменения, которые свелись в конечном итоге к откровенным террористическим актам. По мнению историка
А. Ровере, применение первых бомб было одним из средств выразить гнев и недовольство и было нацелено против выходцев из
Алжира, получавших большие привилегии в приобретении земли. Затем FLNC стал применять взрывчатку, чтобы заявить о своих политических идеалах и своей ненависти к государству, этим
объясняются взрывы многочисленных общественных учреждений. Со второй половины 1970-х гг. были организованы покушения на преподавателей «с континента». Как поясняет А. Ровере,
они были не более чем «средством рэкета»16, средством пополнения касс тайных организаций и устрашения.
В 1980-х гг. терроризм изменил свое значение. Внутренняя
организация FLNC была разделена на несколько независимых
секторов, во главе которых находился свой «сеньор войны»17, более никто не контролировал их деятельность. В 1989 – 1990 гг.
фронт разделился на многочисленные конкурирующие группировки, например, «Фронт национального освобождения Корсики – Исторический канал» (FLNC-Саnal historique) «Фронт национального освобождения Корсики – Обычный канал» (FLNCCanal habituel). Многие авторы констатируют, что эволюция движения за независимость свелась к обыкновенной «войне банд» за
контроль над территориями и секторами теневой экономики.
Итоги подобного развития очень сильно повлияли на французское общественное мнение. Покушения и взрывы как на острове,
так и на континенте не могли вызывать ни доли сочувствия.
Французское правительство действовало смело и последовательно в решении корсиканской проблемы с момента ее обострения. Безусловно, оно учитывало прошлые ошибки, такие как драматическая развязка, допущенная министром внутренних дел
М. Понятовски в Алерии в 1975 г. По мнению А. Ровере, драматизм событий «дает некоторое оправдание националистской жестокости»18. Более важно подчеркнуть, что с 1982 г. Корсика стала
«лабораторией французской регионализации»19, за двадцать лет
117
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
остров приобрел три новых особых статуса и отверг последний,
четвертый в июле 2003 г. Первый был реализован в 1982 г., согласно законам Дефферре, остров превращался в «децентрализованный регион, получивший право избирать и созывать свою
собственную Ассамблею»20. Построение Европейского союза ускорило появление так называемого «статуса Жокса» в 1991 г.,
предоставившего Корсике еще большую автономию в перспективе создания Европы регионов. Закон предполагал создание «территориальной общности Республики, наделенной правом исполнительной власти, ответственной перед Ассамблеей Корсики»21.
К концу 90-х гг. XX в. видимых изменений в улучшении обстановки не происходило. Теракты продолжались: в первой половине 2003 г. произошло 130 взрывов и покушений, 99 – в 2002 г.
и 60 – в 2001 г. С 1976 г. было осуществлено более 5000 терактов22. Самыми громкими были убийства в феврале 1998 г. префекта Корсики К. Эриньяка и в августе 2000 г. Ж.-М. Росси. Парламентская комиссия, созданная 3 марта 1998 г., провела большую работу на Корсике по проверке расходования бюджетных
средств, функционирования государственной администрации и
местного управления. Результаты были неутешительными: например, минимальную заработную плату получали 8 331 человек,
что в два раза больше, чем в каком-либо другом французском департаменте с тем же количеством жителей; за пять лет на 98%
увеличилось число людей, получивших инвалидность, что в 2 или
3 раза превышает национальный уровень23; расходы медицинского персонала с 1994 – 1998 гг. увеличились на 268%; не говоря
уже о крупных скандалах, связанных с расходованием средств
Банками развития Корсики и Креди Агриколь.
Правительство Л. Жоспена взяло курс на дальнейшую децентрализацию. Важно подчеркнуть, что это решение было принято
до крупных скандалов и убийства К. Эриньяка. Еще за год до
вступления в должность премьер-министра в 1996 г. Л. Жоспен
говорил о том, что «со времени «статуса Жокса» децентрализация на Корсике значительно продвинулась вперед. Можно обсуждать ее новый этап, если это находит достаточную желаемую
поддержку»24. Кабинет Л. Жоспена собрал за одним круглым
столом членов правительства, корсиканских политических лиде118
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.Ю. Спиридонова
ров и националистов, а затем приступил к разработке планов
дальнейшей эволюции политических институтов. Результатом
этой деятельности стало подписание «Матиньонских соглашений» в 1999 г. Так называемый «Матиньонский процесс» предполагал: упразднение на Корсике двух департаментов; создание одной уникальной территориальной общности, ассамблея которой
наделялась бы законодательными функциями; референдум, планируемый на 2003 г., должен был решить судьбу Корсики и
Франции, в случае успеха «эксперимента» к острову могли присоединиться другие регионы.
Подготовка к референдуму, намеченному на 6 февраля
2003 г., осуществлялась при кабинете Ж.-П. Раффарена и при
давлении предыдущего правительства25. Его значимость выразилась не только в характере предвыборных дебатов и количестве
политических лидеров, прилетавших друг за другом на Корсику
(только премьер-министр девять раз посетил остров26). Она выразилась в резком размежевании не только среди политических
партий, но и внутри них. Правые в основном поддерживали
Ж.-П. Раффарена, для которого децентрализация стала «личной
великой стройкой»27, Ж. Ширак незадолго до референдума высказал свое мнение: «да» означало бы «привязанность Корсики к
Франции и Республике»28. «Да» объединило правых, социалистов
и националистов, для последних новый статус мог стать еще одним шагом к независимости. Самые большие разногласия возникли среди левых сил. Социалисты, за исключением Ж. Ланга,
высказывались за продолжение «Матиньонского процесса»:
«нельзя сказать нет на то, что уже было инициировано»29.
У политических лидеров Корсики также не было единого
мнения. «Да» поддержали как правые, так левые: Ж. Росси, председатель корсиканской Ассамблеи, Ж. Баггиони, глава исполнительного Совета, П. Натали, сенатор, депутат К. де Рока Сера, все
представители UMP, П. Гиакобби, депутат и председатель генерального совета Северной Корсики, радикал, а также С. Ренуччи,
депутат-мэр, социалист. Резко отрицательно высказывались:
Э. Зуккарелли, депутат-мэр Бастии, левый радикал (по причине
своего несогласия с Л. Жоспеном по вопросу децентрализации,
он покинул его кабинет, будучи министром государственной
119
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
службы, государственного реформирования и децентрализации),
считавший, что «реформа страха» призвана удовлетворить требования националистов»30; а также Н. Альфонси, сенатор департамента Южной Корсики, левый радикал; П.-А. Луччиани, первый
заместитель мэра Аяччио, коммунист; Ж. Польверини, глава республиканского совета31.
Взгляды правых и левых можно объединить в две основные
группы тезисов. Сторонники «да» оставались на позиции «пользы
упрощения»32. Отвечая положительно, избиратели, таким образом, выразили бы свою преданность Франции и Республике. Население Корсики 260 000 человек, остров малонаселен в сравнении с другими департаментами, даже если объединить северный
и южный. Настоящее устройство Корсики (два департамента и
локальная общность) вызывают неразбериху и путаницу в управлении и финансах. Объединение ответственности в одних руках
вокруг одной территориальной единицы позволит устранить отрицательные стороны, рационализировать экономику и управление различными службами, тем самым улучшит намного развитие острова. Близость граждан и избранных ими будет обеспечена через два территориальных совета. Способ пропорциональных
выборов в Ассамблею Корсики создаст паритет мужчин и женщин, ставший недавно конституционной задачей.
Сторонники противоположного мнения следующим образом
аргументировали свое нежелание делать «подарок» националистам. Реформа, представленная и одобренная правительством,
защищаемая президентом Республики, поддерживаемая большинством корсиканцев, которые видят в ней способ обеспечить
будущее острова в рамках Республики, несет в себе двоякую
ставку. Сепаратисты также поддержали реформу, видя в ней этап
к автономии. Проблемы Корсики не носят институциональный
характер. Нет никакой причины отделять эту территорию от других регионов Франции, лишая ее департаментов. Если департаменты играют важную роль на континенте, почему нужно отказываться от них на Корсике. Горный рельеф создает определенные трудности в системе сообщений на острове, делает
необходимым поддержание двух департаментов. Их упразднение
приведет к исчезновению связи, существующей между баллоти120
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.Ю. Спиридонова
рующимся и его территорией, поскольку только генеральные советники будут избираться по мажоритарной системе. Упразднение генеральных советов станет еще одним подарком националистам, так как, благодаря мажоритарной системе выборов в ассамблеи, они не могут в них проникнуть. Удельный вес
сепаратистов в государственных инстанциях острова увеличится
механически за счет пропорциональных выборов в ассамблеи,
позволяющих им иметь своих баллотирующихся. Нет уверенности в том, что сплоченное большинство сможет чередоваться в
будущей ассамблее. Матиньонские соглашения не предусмотрели
статьи, предполагающей приостановку террористической деятельности националистических организаций. За последние двадцать лет правительство предложило четыре статуса, последовательно сменяющих друг друга. Но они не остановили ни теракты,
ни выдвижения требований маленьким меньшинством националистов. Остров стал институциональной лабораторией Республики. Корсиканцы являются такими же французами, как и другие, и
не нуждаются в том, чтобы быть подопытными кроликами.
Э. Зуккарелли говорил об «энной избирательной кое-как залатанной вещи»33.
Как писал Ж.-П. Шевеньман: «Этот проект не является хорошим ни для Корсики, ни для Франции». Результаты референдума подтвердили его слова. Из 60,52% корсиканцев, пришедших
на выборы, на вопрос: «Одобряете ли вы направления, предложенные для статуса территориальной общности, фигурирующего
в приложении?» (приложения были разосланы каждому избирателю) 50,92% ответили «нет» реформе34.
Среди правых, пытавшихся не драматизировать положение,
не проиграл только Н. Саркози. За два дня до референдума он
официально заявил об аресте главного подозреваемого в деле об
убийстве К. Эриньяка – И. Колонна. Его поиски продолжались
более четырех лет. Многие журналисты высказывались с осторожностью о влиянии этого события на мнение избирателей. Так
или иначе, министр внутренних дел укрепил свои позиции, несмотря на провал правительства. Нельзя с уверенностью утверждать, что победили левые, теракты продолжаются, но для
Э. Зуккарелли этот решающий ответ стал «основополагающим
121
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
актом». Общее мнение корсиканцев, уставших от бесконечного
политического реформирования, выражалось в стремлении жить
в безопасности, чтобы государство поддерживало порядок и закон.
С первого взгляда может показаться, что государство было
поставлено в тупик решением большинства жителей острова. Но,
с другой стороны, итоги референдума дали ответы на многие вопросы. На один из самых важных они ответили положительно:
несмотря на свою корсиканскую исключительность, жители острова доказали, что они остаются приверженцами республиканских ценностей.
Референдум поставил точку только в «Матиньонском процессе» и паузу в поиске новых путей решения корсиканской проблемы и реализации децентрализации, поиска общего знаменателя при дальнейшем европейском строительстве. Многие общественные деятели, французские и корсиканские, считают, что
корсиканская проблема не нуждается в институциональном решении. Ш. Ламбурчини утверждает, что это проблема в первую
очередь психологического характера: корсиканцы не чувствуют
себя защищенными, так как до сих пор законы клана обладают
большей силой, чем государства. Э. Зуккарелли убежден, что
Корсика выйдет из кризиса только «благодаря участию ее жителей, благодаря их работе» и, конечно, благодаря соблюдению
республиканских законов35. Для Н. Гиудичи решение не может
быть найдено в одной только корсиканско-французской перспективе: «Корсика будет существовать, только когда будет существовать Европа»36. В области туризма Корсика не может быть достойным конкурентом французскому побережью, пока не выйдет
на средиземноморский уровень, остров расположен в 1200 км от
Парижа и в 100 км от побережья Италии. По его мнению, бороться с терроризмом необходимо экономически, большими экономическими вливаниями в корсиканскую экономику.
Важность и значимость корсиканского регионализма заключается в том, что он постоянно провоцирует правительство на
конкретные действия, продуманные и последовательные. Среди
региональных движений за культурную автономию корсиканское, безусловно, относят к исключениям. Оно единственное до122
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.Ю. Спиридонова
билось попытки пересмотра французской Конституции, другой
вопрос, каким способом.
Примечания
1
От Марселя до Аяцио 340 км // La France et ses regions. Insee. 2002. P. 48.
От Бастии до Аяцио 150 км.
3
Ле Руа Ладюр Э и. История регионов Франции. М.: РОССПЭН, 2005. С.
2
388.
4
Pellegrinetti J.-P., Rovere A. Le Corse et la Republique. La vie politique de la
fin du seond Empire au debut du XXI s. P.: Editions du Seuil, 2004. Р. 384.
5
Ibid. P. 383.
6
Ibid.
7
Ле Руа Ладори Э. История регионов Франции. С. 223.
8
Там же. С. 219.
9
Там же. С. 220.
10
Там же.
11
Цит. по: Pellegrinetti J.-P., Rovere A. Le Corse et la Republique. Р. 440.
12
Ibid.
13
Ibid.
14
Bermond D. “La Corse, c’est la France!” // Histoire. № 287. Mai, 2004. P. 19.
15
Ibid.
16
Ibid.
17
Ibid.
18
Ibid.
19
Ibid.
20
Le Figaro. 2003. 7 juillet. P. 6.
21
Ibid.
22
Ibid.
23
Le Monde. 1998. 10 septembre. P. 9.
24
Le Figaro, 1996. 28 mai.
25
Le Figaro. 2003. 2 juillet. P. 12.
26
Le Figaro. 2003. 7 juillet. P. 5.
27
Le Figaro. Р. 6.
28
Le Figaro. 2003. 1 juillet. Р. 6.
29
Le Figaro. 2003. 8 juillet. Р. 6.
30
Le Figaro. 2003, 7 juillet. Р.5.
31
Le Figaro. 2003. 8 juillet. Р. 6.
32
Le Figaro. 2003. 4 juillet. Р. 7.
33
Le Figaro. 2003. 4 juillet. Р. 7.
34
Pellegrinetti J.-P., Rovere A. Le Corse et la Republique. Р. 647.
35
Le Monde. 1998, 24 octobre. Р. 10.
36
Le Figaro. 1998, 9 ferier. Р. 11.
123
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
О.А. Молчанова
Европейский Парламент
и роль политических партий
в Европейском Парламенте сегодня
Создание Европейского Союза (Изначально Европейских
Экономических Сообществ), безусловно, стало одним из наиболее существенных событий XX столетия. Прошло более 50 лет с
тех пор, как 18 апреля 1951 года шесть стран (Франция, ФРГ,
Бельгия, Нидерланды, Люксембург и Италия) подписали в Париже Договор об учреждении Европейского объединения угля и
стали (ЕОУС) – первый из договоров, на основе которых впоследствии вырос Европейский Союз (два других основополагающих договора – о Европейском экономическом сообществе и о
Европейском сообществе по атомной энергии были подписаны
25 марта 1957 года в Риме). Сейчас Европейский Союз – самая
крупная и развитая интеграционная группировка мира.
В 90-е годы прошлого века западно-европейская интеграция
набрала исключительную динамику. Европейский Союз шел от
одного успеха к другому. Но одновременно Европейский Союз
столкнулся с острейшими внутренними и внешними кризисами.
Почему же это происходило? Большинство правящего класса Европейского Союза пришло к выводу, что достигнутый уровень
сближения государств и народов Европейского Союза недостаточен. Интеграции мало, ее должно быть больше1. К тому же правовая и институциональная структура Европейского Союза
сложна и запутанна. Постепенно возник вопрос о том, что необходима реформа основных институтов Европейского Союза, которая приблизила бы их к населению Европейского Союза.
Реформа институциональной структуры Европейского Союза
включает в себя прежде всего расширение полномочий институтов, по своему предназначению призванных быть проводниками
наднациональных идей. Речь идет, в первую очередь, о Европейском Парламенте.
124
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.А. Молчанова
Вплоть до недавнего времени статус этого института оставался одним из самых слабых в структуре институтов Европейского Союза. Долгое время Европейский Парламент был лишен
каких-либо реальных полномочий. Он не был наделен ни правом
законодательства, ни правом законодательной инициативы. Такой ограниченный объем полномочий Европейского Парламента
и соответственно существовавшая на тот момент его реальная
роль в системе управления Европейского Союза не давали оснований для того, чтобы представить Европейский Парламент в роли высшего законодательного и представительного органа Европейского Союза. Поэтому представляется естественным, что, для
активизации деятельности Европейского Парламента, необходимо было наделить его новыми полномочиями, которые сблизили
бы этот институт (по наличию властных полномочий) с его национальными аналогами.
Большое значение для ускорения этого процесса имел Единый Европейский Акт (1987 г.). С принятием Единого Европейского Акта функции Европейского Парламента в некоторой степени расширились. Европейский Парламент получил право блокировать бюджет Европейского Союза и вносить изменения в его
отдельные статьи (например, финансирование регионального и
социального фонда). Но в целом он стал обладать лишь правом
совещательного голоса.
Вступление в силу Договора о Европейском Союзе в 1993 году (Маастрихтского договора) прибавило много существенного к
полномочиям Европейского Парламента. Другими стали приоритеты и направления деятельности этого института.
Прежде всего усилилась его роль в сфере контроля за руководящими органами Европейского Союза. Европейский Парламент получил право вето в таких сферах, как защита прав граждан Европейского Союза на свободное передвижение и постоянное проживание на территории государств-членов; согласие на
вступление новых государств-членов в Европейский Союз и пр.
Маастрихтский договор внес существенные изменения во
взаимоотношения между Европейской Комиссией и Европейским
Парламентом. Эти изменения были направлены на преодоление
«дефицита демократии». «Дефицит демократии» заключался в
125
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
«отсутствии должного баланса между исполнительной и представительной ветвями власти»2. Теперь же в Маастрихтском договоре было зафиксировано подключение Европейского Парламента к
решению бюджетных вопросов (речь идет о контроле за исполнением бюджета Европейского Союза). Таким образом, Европейский Парламент стал очевидным соучастником процесса.
Повышение роли Парламента проявилось и в его участии в
решении вопроса о приеме новых государств-членов. Как уже
отмечалось, теперь требуется одобрение Европейского Парламента при вступлении в Европейский Союз новых членов, при
заключении договоров об ассоциированном членстве, а также
торговых соглашений с третьими странами.
С принятием Маастрихтского договора определенные возможности для усиления роли Европейского Парламента открылись и в области коммунитарного законотворчества. Статьи Договора о Европейском Союзе прямо свидетельствуют о подключении этого органа к принятию решений в Европейском Союзе,
превращении его в активного участника законодательного процесса3. Это, в свою очередь, придало законодательному процессу
более демократичный характер.
Амстердамский договор 1997 года придал еще более ощутимый вес законодательным полномочиям Парламента. Прежде
всего предусматривалось использование вместо процедуры сотрудничества (с Европейским Советом) совместной законодательной процедуры.
В целом анализ изменений, затронувших статус Европейского Парламента в ходе принятия Единого Европейского Акта, Договора о Европейском Союзе, Амстердамского договора и последующих актов нормативного содержания, свидетельствует о том,
что полномочия данного института со временем все больше и
больше приобретали законодательные функции.
Европейский Парламент является единственным институтом
Европейского Союза, который избирается прямым голосованием.
Именно поэтому он играет очень важную роль в обеспечении демократической законности процесса европейской интеграции.
Европейский Парламент является выразителем европейской по126
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.А. Молчанова
литики, ее олицетворением в большей степени, чем национальные политики4.
Члены Европейского Парламента выбираются по отдельным
спискам от каждого государства-члена Европейского Союза. Однако, как только они избраны и начинают свою работу, то они
формируют свои политические группы, по партийному, а не по
национальному признаку.
Регламент Европейского Парламента определил политическую группу как «число отдельных представителей, сформировавших партийную группу внутри Парламента в соответствии с
правилами, установленными в Регламенте Европейского Парламента»5.
Классическое определение политических групп – «организованные группы членов представительных органов власти, принадлежащие к одной и той же политической партийной организации»6. Однако зачастую ставится под сомнение, насколько политические группы, сформировавшиеся в Европейском Парламенте,
подходят под это определение. Рассмотрим, что представляют
собой политические группы Европейского Парламента.
Члены Европейского Парламента делятся по идеологическому признаку на политические группы. Решение поделить и соответственно разместить депутатов общей ассамблеи Европейского
Объединения угля и стали (1952 г.) по идеологическому принципу было основано на желании избежать их деления на национальные делегации. Эта Ассамблея еще не обладала какими-либо
полномочиями, но воспринималась как прообраз Европейского
Парламента, института «Европейского государства», должна была представлять общеевропейские интересы. В марте 1953 года,
менее чем через год после первого заседания Общей ассамблеи
Европейского Объединения угля и стали (10 сентября 1952 года),
были организованы первые политические группы. А уже в июне
1953 года они получили официальный статус. Первые политические группы Европарламента сформировались на базе традиционных направлений идеологической мысли – христианско-демократической, социалистической, либерально-демократической,
коммунистической. Таким образом, этим политическим образо127
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
ваниям характерна определенная степень идеологического единства.
Первыми такую группу создали социал-демократы, имеющие
давние традиции сотрудничества в рамках социалистического
интернационала. Социалистическая политическая группа была
образована на первых заседаниях Общей Ассамблеи ЕОУС в
1952 г. Она объединила в своих рядах представителей социалистических и социал-демократических национальных партий. Социалисты одобряли планы дальнейшей интеграции. После заключения Римских договоров (1957 г.), учреждающих общий европейский рынок, социалисты приняли решение создать контактное
бюро для координации действий социалистических и социалдемократических партий стран-членов в области европейской политики. В декабре 1958 г. такое бюро было организовано.
Затем, в 1968 г., на базе социалистического интернационала
началась подготовка создания европейской социалистической
партии. Результаты Гаагского саммита 1969 г. вызвали новые надежды на развитие интеграции и вдохновили социалистов на
дальнейшее развитие межпартийного сотрудничества на европейском уровне: Контактное бюро было преобразовано в бюро
социал-демократических партий в ЕС, и ему было поручено выработать проект формирования конфедерации социалистических
партий. Такой проект был подготовлен и представлен на рассмотрение национальных партий, а затем одобрен бюро социалистического интернационала. Таким образом, 5 апреля 1974 г. была учреждена Конфедерация социалистических партий (КСП).
Наряду с социалистами в 1970-е годы, перед перспективой проведения прямых выборов в Европарламент, и другие партийные
группы Европарламента совместно с соответствующими национальными партиями создают общеевропейские партийные федерации. Так, христианские демократы формируют Европейскую
народную партию (1976 г.), либералы – Федерацию европейских
либералов, демократов и реформистов (1976 г.)7.
Однако политические группы в Европейском Парламенте не
сразу получили свое признание. До принятия Маастрихтского договора их статус обеспечивался только внутренними правилами
Европейского Парламента. И только статья 138а Маастрихтского
128
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.А. Молчанова
договора высоко оценила значение политических партий на европейском уровне как «фактора интеграции в Союзе» и выразителя «политической воли граждан Союза». Сам факт признания
значения европейских партий, безусловно, способствовал развитию европейских партийных структур.
Правила внутренней организации Европейского Парламента
способствуют тому, что все основные вопросы, организационные
и политические, решаются именно политическими группами. Отдельным, независимым, парламентариям почти невозможно оказать хоть сколько-нибудь существенное влияние на решения,
принимаемые в Парламенте. Особенности статуса и парламентских прав независимых депутатов определились членами бюро
Европейского Парламента (т.е. Президентом и его заместителями), в соответствии с Регламентом Европейского Парламента.
Состав бюро отражает расстановку сил как раз между политическими группами и не берет в расчет независимых8. Таким образом, возможности независимых парламентариев в Европейском
Парламенте достаточно ограничены.
На сегодняшний день наиболее крупными политическими
группами в Европейском Парламенте являются группы таких
партий, как Европейская Народная партия – Европейские демократы и Партия Европейских Социалистов. Европейская Народная партия – Европейские демократы занимает лидирующее положение в Европейском Парламенте вот уже несколько лет.
Начиная с 1999 года Европейская Народная партия – Европейские демократы составляет наибольшую политическую группу в сегодняшнем Европейском Парламенте. 268 членов Европейского Парламента являются членами Европейской Народной
партии – Европейские демократы, составляя примерно 37%.
Группа объединяет Христианских демократов, Консерваторов и
другие ведущие центристские и правоцентристские политические
силы 25 государств-членов Европейского Союза. Группа Европейской народной партии – Европейские демократы единственная из семи политических групп в Европейском Парламенте, которая имеет членов Европейского Парламента во всех 25 государствах-членах. Председателем Европейской Народной партии –
129
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
Европейские демократы является Ханс-Герт Петтеринг, член Европейского Парламента9.
По данным интернет-сайта10 Партия Европейских Социалистов (ПЕС) на июль 1998 г. имела 214 из 626 мандатов в Европейском парламенте; 9 из 20 мест в Европейской комиссии; 9 из
15 членов Европейского совета представляли ПЕС и одновременно являлись главами правительств, а именно, Тони Блэр (Великобритания), Лионель Жоспен (Франция), Пол Расмуссен (Дания),
Пааво Липпонен (Финляндия), Костас Симитис (Греция), Уим
Кок (Нидерланды), Горан Перссон (Швеция), Антонио Гутерес
(Португалия), Виктор Клима (Австрия).
На сегодняшний день ПЕС – вторая по величине политическая группа в Европейском парламенте. Из 731 депутата Европарламента – 201 являются членами ПЕС. Парламентскую группу
ПЕС возглавляет Мартин Шульц (Германия). В Европейской Комиссии 9 членов из 30 состоят в ПЕС: Филипп Баскуин (Бельгия),
Нейл Киннок (Великобритания), Паскаль Лами (Франция), Эркки
Лииканен (Финляндия), Пол Нильсен (Дания), Хоакин Альмуния
(Испания), Гюнтер Верхоген (Германия), Антонио Виторино
(Португалия), Марго Валльстрам (Швеция)11. Члены ПЕС сейчас
входят в правительства 11 из 25 стран-членов Европейского Союза: Бельгии, Чешской республики, Кипра, Финляндии, Германии,
Венгрии, Литвы, Польши, Испании, Швеции и Великобритании.
Членами ПЕС являлись следующие премьер-министры Европейского Совета: Герхард Шредер (Германия), Хосе Луис Родригес
Запатеро (Испания), Горан Персон (Швеция), Тони Блэр (Великобритания), Владимир Спидла (Чешская республика), Альгирдас
Бразаускас (Литва).
Президент ПЕС избирается Конгрессом ПЕС. 24 апреля
2004 г. Конгресс избрал нового президента. Им стал Пол Расмуссен.
Парламентская группа ПЕС является одним из центральных
звеньев Европейского Парламента. Сегодня это вторая по величине фракция. Первое место занимает парламентская группа Европейской народной партии. Первое место европейские социалисты удерживали постоянно со времени присоединения Великобритании к Европейскому Сообществу в 1972 г. и включения
130
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.А. Молчанова
Лейбористской партии в работу группы до 1999 г., когда лидерство перехватила Европейская народная партия – Европейские
демократы.
К выборам 2004 года в Европейский Парламент эти ведущие
политические силы представили единые предвыборные документы.
Европейская социал-демократия в преддверии выборов приняла ряд программных документов, отразивших дальнейшее видение строительства Европейского Союза. Среди них следует отметить: изложение позиции группы ПЕС в Европейском Парламенте по социальным проблемам Европы, принятое 17 сентября
2003 года, доклад рабочей группы ПЕС под председательством
датского социал-демократа Поля Расмуссена о поддержке государственных и частных инвестиций в Европе, доклад ПЕС об
итогах работы Конвента о будущем Европы, заявления ПЕС о роли Европы в новом глобальном порядке, о стратегии европейской
внешней политики после расширения и, наконец, единый предвыборный манифест, вышедший под названием «Становясь сильнее вместе. Пять намерений на ближайшую пятилетку»12.
Христианско-демократические и консервативные партии на
съезде, состоявшемся в феврале 2004 года в Брюсселе, приняли
также достаточно смелый манифест «Ваше большинство в Европе» и программу действий «Приоритеты группы Европейской
Народной партии – Европейские демократы на 2004 – 2009 годы». В этих программных документах отмечается важность обеспечения должного уровня безопасности, позволяющего сохранить европейское привилегированное положение.
На первое место правыми партиями также ставятся проблемы
внутренней безопасности, включая вопросы сохранения европейского наследия и христианской идентичности в становящейся все
более многокультурной Европе. Проблемы внешней безопасности Европы рассматриваются правыми в неразрывной связи с
НАТО, хотя становление собственной европейской политики в
области безопасности и обороны не наталкивается на препятствия с их стороны13.
131
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
Одним из наиболее важных вопросов для главных политических сил в Европейском Парламенте стал вопрос о Европейской
Конституции.
Вопрос о Европейской Конституции очень актуален на сегодняшний день. Европейская Конституция – это новое качество
Европейского Союза, новый этап в его развитии. С ее помощью
Европейский Союз становится более тесным союзом европейских
государств и народов, сохраняя при этом ценности, идеологию и
традиции западно-европейской интеграции. Европейский Союз
находится сейчас на таком этапе своего развития, что Конституция для него – это жизненная необходимость.
С самого начала процесса подготовки Конституции Европейская Народная Партия выработала определенную политическую
позицию. Именно Европейская Народная Партия стала инициатором создания Конвента о будущем Европы и первой представила на рассмотрение всестороннюю концепцию Конституции
Европейского Союза.
Европейская Народная Партия выступала с позиции необходимости усиления «прозрачности и демократии». «Недостаток
прозрачности в сегодняшнем распределении компетенций между
Европой и государствами-членами является одной из причин для
снижения энтузиазма в интеграционном процессе»14. Таким образом, Европейская Народная Партия исходит из того, что именно
распределение обязанностей между Европейским Союзом и государствами – членами должно лечь в основу Конституции.
Второй важный момент в концепции Европейской Народной
Партии – это инкорпорирование Хартии Основных прав в Конституцию Европейского Союза. Европейская Народная Партия
очень много внимания уделяла этому вопросу.
Большое значение Европейская Народная Партия придавала
своей работе в Конвенте. Она была первой партией, предложившей последовательный план для разработки Конституции. Постепенно, в ходе разработки проекта Конституции, работы Конвента Европейская Народная партия выработала свое видение
Конституции Европейского Союза, намереваясь сделать Европейские институты более прозрачными, приближенными к гражданам, более продуктивными и демократичными. Следует отме132
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.А. Молчанова
тить некоторые моменты, которые Европейская народная партия
включила в свою концепцию Конституции:
1. Хартия Основных прав – неотъемлемая часть Конституции. Эта хартия – политическая декларация Европейской Комиссии, Европейского Совета и Европейского Парламента. Интеграция основных прав в договор о Конституции подчеркивает, что
Европейский Союз – это «Сообщество ценностей».
2. Союз с единой правовой основой: структурная опора Европейского Союза упраздняется, давая рождение более последовательной и демократической Европейской институциональной
системе.
3. Совместные решения становятся стандартной законодательной процедурой. Сейчас Европейский Парламент имеет равный голос с Европейским Советом более чем в 70 областях. Это
сильно увеличит власть и значение Европейского Парламента как
представительства граждан Европейского Союза.
4. Увеличение компетенций Европейского Союза в области
правосудия и внутренних дел будет способствовать увеличению
безопасности граждан.
5. Увеличение компетенций Европейского Парламента в сфере распределения бюджетных средств будет содействовать лучшему управлению Европейским Союзом.
6. Европа должна получить собственного министра иностранных дел. Таким образом, Европа сможет говорить на международной арене одним единым голосом, что в свою очередь
усилит ее международное значение15.
7. Все эти и некоторые другие положения, выдвинутые Европейской Народной Партией, вошли в проект Конституции, претерпев различные изменения. Но главное – Конституция состоялась. И в этом определенно есть заслуга Европейской Народной
Партии.
Партия Европейских Социалистов придает не меньшее значение Европейской Конституции. По представлению европейских
социалистов европейская социальная модель должна совмещать в
себе рыночную экономику и социальную защиту. И именно Европейская Конституция должна стать ее основой. «Европейская
Конституция должна обеспечить создание пространства социаль133
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
ной справедливости, экономического, социального и территориального объединения, полной занятости, солидарности и способности поддерживать экономическое развитие» («Европа, которая
нам нужна», Брюссель, апрель 2003г.)16.
Лидеры ПЕС подчеркивают важность Конституционного договора в обеспечении занятости и безопасности для всех европейцев и считают, что «принятие Конституции на национальных
референдумах жизненно необходимо для обеспечения благосостояния людей в Европе» («Заявление лидеров ПЕС относительно
Конституционного договора», 27 ноября, 2004 г.)17.
В этом плане очень показательно заявление президента ПЕС
Пола Расмуссена, сделанное 1 мая 2005 г.: «Конституционный
договор – это основа для обеспечения большей занятости, безопасности и процветания простых людей. Обеспечение большей
занятости – это главная цель, но должна быть гарантирована также достойная работа. Мы заботимся не только об увеличении занятости, но также о более достойной работе. Достойная работа –
это главная и центральная часть нашей социальной модели. Нам
необходима сильная Европа, борющаяся с безработицей. Главный
шаг в этом направлении обеспечивает Конституция, которая концентрирует важнейшие права европейских рабочих. «Хартия
фундаментальных прав»18 – это историческая веха в европейской
интеграции и мы все должны ее поддержать. «Да» Конституции –
это «да» большей и лучшей занятости и социальной справедливости»19.
Таким образом, будущее европейской интеграции, в которой
европейские социалисты принимают активное участие, в некоторой мере зависит от соответствия этого процесса интересам граждан Европы. Большое значение европейские социалисты придают в этом плане решению проблем в социальной сфере, а
именно в обеспечении занятости, безопасности и социальной
справедливости. В связи с этим социалисты возлагают большие
надежды на Европейскую Конституцию, рассматривая ее как гарант социальной защиты и благосостояния европейцев, как гарант большей демократии.
Итак, на сегодняшний день Европейский Парламент – это
высший законодательный орган Европейского Союза. Европей134
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.А. Молчанова
ский Парламент является существенным компонентом объединяющейся Европы. Уже сам факт существования Европейского
Парламента, его эволюция, процедура выборов говорят о том, что
основа европейской демократии выстраивается достаточно прочно.
Европейский Парламент, безусловно, представляет определенный фактор европейской политики, и, следовательно, не
меньшим политическим весом обладают и политические группы,
его составляющие, поскольку они контролируют деятельность
Европейского Парламента.
Политические группы, а именно наиболее крупные и активные, такие как Европейская Народная партия – Европейские демократы и Партия Европейских Социалистов обладают важной
ролью в процессе принятия решений в Европейском Парламенте.
Именно политические группы контролируют назначения в комитеты и на различные должности в Европейском Парламенте, т.к.
такие вопросы решаются на основе принципа политического баланса сил, отражающего отношения между политическими группами. С участием наиболее крупных политических групп решаются вопросы социальной политики, вопросы о будущем Европы,
о стратегии европейской внутренней и внешней политики, проблемы внутренней и внешней безопасности.
Естественно, одним из наиболее важных вопросов для главных политических сил в Европейском Парламенте стал вопрос о
Европейской Конституции. И именно ведущие политические
группы Европейского Парламента, такие как Европейская Народная партия – Европейские демократы и Партия Европейских Социалистов, сделали многое для воплощения проекта Европейской
Конституции в жизнь.
И хотя европейские партийные группы на данный момент
выглядят довольно аморфными образованиями, в группах слаба
дисциплина при голосовании и нередко депутаты отстаивают не
общеевропейские и не партийные, а национальные интересы,
следует сказать, что партийные группы в Европейском Парламенте приобретают все больший политический вес. Они становятся инициаторами решения многих политических вопросов, касающихся настоящего и будущего Европейского Союза.
135
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
Примечания
1
Энтин М. На пути к Европейской Конституции // Современная Европа.
М., 2004, № 3. С. 24.
2
Noel E. The institutions of the European Community. Bruss. Lux., 1992. P. 41.
3
См.: Ст. 189а Договора о ЕС.
4
Европейский парламент сегодня // Современная Европа. 2004 г. № 4. С.
135.
5
EP: Rules of Procedure. 12th edition, Brussels. 1996. P. 23.
6
Heidar K. and Koole R. Approaches to the Stady of Parliamentary Party
Groups. Oslo, 1996. P. 6.
7
Smith J. How Europeans are the Europeans Elections // Political Parties and the
European Union. L.; N.Y., 1996. P. 278-279.
8
Westlake M. A Modern Guide. P. 190.
9
http://www.epp-ed.org/home/en/default.asp
10
http://www.pes.org/
11
http://www.eurosocialists.org/
12
http://www.pes.org/
13
http://www.epp-ed.org/home/en/default.asp
14
Доклад комитета «Европейской политики» политического бюро Европейской Народной Партии «Конституция для Европы». 6 декабря 2001 г., Брюссель.//http://www.epp – ed.org/home/en/ default.asp
15
XVI Конгресс Европейской Народной Партии – Европейские Демократы.
«Ваше большинство в Европе». 4 – 5 февраля 2004 г. Европейский Парламент,
Брюссель //http://www.epp – ed. org/ home/ en/ default.asp
16
http://www.pes.org/
17
Там же.
18
Хартия фундаментальных прав является составной часть Европейской
Конституции.
19
http://www.pes.org/
136
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т.А. Федорова
IV. Новейшая история
стран Азии и Африки
Т.А. Федорова
Власть и бизнес в колониальной Индии:
структура диалога*
Республика Индия стоит в ряду наиболее активно развивающихся государств современного Востока. Своими успехами в области экономического и социально-политического развития страна во многом обязана системе политических и социальноэкономических взаимодействий, сложившейся в конце XIX –
первой половине ХХ в., в период, предшествующий независимости. Ключевым элементом этой системы, на наш взгляд, были отношения колониальной власти и национального бизнеса. В то же
время исследования, посвященные истории Индии в первой половине ХХ в., во главу угла ставят национально-освободительное
движение, а ключевым элементом общественно-политической и
социально-экономической системы признают взаимоотношения
Индийского национального конгресса, крупнейшей оппозиционной партии, с колониальным правительством, с одной стороны, и
с национальной буржуазией – с другой. Ряд фундаментальных
трудов отечественных и зарубежных индологов, рассматривая
индийскую историю колониального периода, уделяют главное
внимание именно национально-освободительному движению1.
Соглашаясь с его несомненной значимостью, попытаемся пред*
Материал подготовлен при поддержке Совета по грантам Президента РФ. Грант МК-2215.2005.6.
137
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
ставить политический процесс в Индии как систему, ключевым
элементом которой выступают именно взаимоотношения колониального правительства и национального предпринимательства.
Хронологические рамки статьи – 1913 – 1944 гг. – привязаны
к знаковым событиям, изменившим ход и характер взаимодействия между властью и бизнесом. В 1913 г. национальное предпринимательство приняло решение о созыве Индийского коммерческого конгресса2, ставшего впоследствии базой для образования
общеиндийской представительской организации национального
бизнеса. В 1944 г. впервые был опубликован план социальноэкономического развития экономики, созданный совместными
усилиями капитанов национальной индустрии и демонстрировавший классовую зрелость индийской буржуазии3. Цель данного
исследования – представить и в общих чертах обосновать структуру диалога «власть – бизнес», развивавшегося в колониальный
период в рамках общеиндийской системы политических взаимодействий. При этом подразумевается, что проблема власти и бизнеса в колониальной Индии не может быть рассмотрена корректно без краткого экскурса в доколониальную историю.
Индийский национальный бизнес строил свои отношения с
колониальной властью на основе традиционных средневековых
правил социального поведения. Деловое сообщество в Индии
всегда занимало осторожную позицию в отношении политического процесса, предпочитая по возможности не вмешиваться в
него вообще и следить за маневрами властных структур. От них
во многом зависело благосостояние и свободное функционирование агентов экономической жизни: налоги, льготы, пошлины и, в
конечном счете, сама жизнь торговца или ростовщика. Такова
была ситуация со времен правления индусских царей до мусульманских властителей Империи Великих Моголов. Даже в колониальный период до начала ХХ века логика взаимодействия власти
и предпринимательства (в основном торгово-ростовщического)
оставалась практически неизменной и заключалась в стремлении
национального бизнеса приспособиться к менявшимся конкретным политическим и экономическим условиям. Именно тогда
сложилась и в дальнейшем развивалась универсальная система
138
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т.А. Федорова
политических взаимодействий, основанная на господствующем
положении англичан в государстве и обществе.
Ключевым элементом системы, как уже было отмечено, являлись два агента политической и социально-экономической деятельности: колониальное правительство и индийский бизнес.
Их взаимодействие развивалось во времени и подвергалось влиянию остальных элементов системы. Можно структурировать эти
элементы, объединив их в следующие группы:
- политические организации;
- представительские организации бизнеса;
- религиозно-националистические организации.
Политические организации представлены партиями, деятельность которых учитывалась агентами системы. Крупнейшей из
них, безусловно, был Индийский национальный конгресс, основанный в 1885 г. Действия Мусульманской Лиги, политической
партии мусульман, созданной в 1906 г., тоже влияли на расстановку сил. После Первой мировой войны под действием ряда
объективных факторов партийно-политический спектр стал активно расширяться, что способствовало и активизации национального делового сообщества.
Представительские организации бизнеса демонстрировали
постепенную тенденцию к укрупнению и объединению в общеиндийских рамках. В первую очередь следует назвать Индийский
коммерческий конгресс, не столько как организацию (он по сути
таковой не являлся), а как конференцию предпринимательских
союзов и ассоциаций. В 1921 г. была создана организация Объединенные торговые палаты, представлявшая интересы европейского и компрадорского капитала. В 1927 г. – Федерация Индийских торговых палат, защищавшая интересы капитала национального.
Религиозно-националистические организации (Хинду Махасабха, Раштрия сваямсевак сангх), на наш взгляд, имели меньшее
значение, однако их создание было попыткой влияния наиболее
консервативной части зажиточных кругов на политические процессы внутри страны.
Средства взаимодействия элементов системы условно можно
подразделить на легитимные и нелегитимные. Легитимные сред139
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
ства были как формальными (законодательные акты, указы, выступления на заседаниях, съездах, конференциях, консультации,
официальные визиты, просьбы, петиции, протесты), так и неформальными (личные беседы, встречи в кругу семьи, личная переписка, забастовки, митинги протеста).
Факты и события национально-освободительного движения,
такие, как кампании гражданского неповиновения – сатьяграхи, с
точки зрения функционировавшей системы, были нелегитимными, так же, как подкуп избирателей, депутатов Законодательных
ассамблей, должностных лиц, шантаж, угрозы и любые средства
политического давления, не предусмотренные в законодательстве.
Система подвергалась воздействию ряда связанных между
собой факторов, с разной степенью значимости влияющих на
взаимоотношения власти и национального бизнеса. Первый фактор представляет собой объективное качественное развитие индийской национальной буржуазии, в результате которого частный сектор экономики страны совершил переход от традиционных к современным методам производства и общественной
деятельности. Второй фактор касается развития национальноосвободительной борьбы в стране, катализировавшей и частично
осуществлявшей процесс политического взаимодействия между
колониальным государством и корпоративным индийским бизнесом. Третий фактор связан с развитием мировой экономической и
политической ситуации, побуждавшим колониальное правительство менять свою политику в отношении растущего корпоративного сектора индийского предпринимательства. Сочетание этих
факторов обеспечивало национальному бизнесу относительную
свободу маневра и выбора наиболее приемлемой стратегии политического диалога с колониальной властью.
Индийский торгово-ростовщический, а затем и промышленный бизнес до 1913 г. занимал в представленной системе подчиненное положение. Об этом можно судить по количеству и результативности средств, используемых деловым сообществом для
достижения желаемого результата – расширения электоральных
списков и государственной помощи в создании национальной
индустрии. Прежде всего использовались в основном легитимные
140
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т.А. Федорова
средства. Нелегитимные были попросту невозможны, поскольку
деловой мир всегда оставался в интересах самосохранения лояльным официальной власти. Известно, что требования предпринимательства на политическом уровне озвучивал созданный с согласия вице-короля Индийский национальный конгресс. Его действия характеризовались как политика трех “П” – просьб,
петиций, протестов. Целью провозглашались реформы в области
просвещения и экономики. Программа ИНК была составлена
теоретиками национальной экономической школы – Дадабхаем
Наороджи, Махадевом Говиндом Ранаде, Гопалом Кришной Гокхале и Ромешем Чандрой Даттом4. Видные общественные деятели и публицисты второй половины XIX века, осознававшие всю
горечь положения коренного населения Индии, не желали осуждать британское правление в целом, и Конгресс выступал не как
антиправительственная организация, а как “лояльная оппозиция
Ее Величества”5. Можно сказать, что такой «лояльной оппозицией» было деловое сообщество в целом.
В начале ХХ века промышленное развитие Индии продолжалось, но шло слишком медленными темпами. Причиной тому отчасти была политика метрополии, покровительствовавшая коммерческим организациям европейской и компрадорской буржуазии. Поэтому представители национальной буржуазии почувствовали необходимость создать собственную, без участия европейского капитала, организацию, целью которой была бы защита
интересов капитала национального. Базой для воплощения идеи
стали ежегодно созываемые Промышленные конференции, занимавшиеся пропагандой национального производства. На 9-й
Промышленной конференции была принята резолюция, которая
призывала всех заинтересованных в развитии национальной промышленности принять участие в деятельности уже существующих индийских коммерческих палат, торговых ассоциаций,
предпринимательских союзов и промышленных объединений.
Промышленная конференция также озвучила потребность корпоративного национального бизнеса Индии в необходимости координации действий представительских коммерческих организаций6. Таким образом, консолидации деловых кругов способствовала экономическая ситуация в стране накануне Первой мировой
141
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
войны, вызванная кризисом в финансово-кредитной и промышленной сферах экономики7.
В то же время политика колониального правительства Индии
в области промышленности и финансов не способствовала развитию национального сектора экономики, не защищенного государством от конкуренции на индийском рынке. В указанный период именно европейский капитал был защищен корпоративно,
т.е. имел свои объединения и ассоциации, что побудило индийских предпринимателей последовать примеру своих конкурентов.
Одной из важных функций работы Конференций было привлечение общественного мнения на сторону национального предпринимательства. Они также осуществляли тесное сотрудничество с
Индийским национальным конгрессом, а следовательно, так или
иначе занимались и решением проблем политических. Многие
предприниматели-националисты понимали, что для того, чтобы
требования бизнеса были услышаны, необходимо солидное представительство, а не разрозненные коммерческие ассоциации. Поэтому в 1913 г. промышленники Бомбея стали инициаторами нового
движения
национального
предпринимательства.
Ф. Карримбхой, преуспевающий фабрикант и общественный деятель, предложил созвать Индийский коммерческий конгресс.
Инициатива была направлена на укрепление организационной
основы индийской коммерции и получила поддержку национального бизнеса. В документах Конференции 1913 г. акцентировалось внимание на необходимости созыва такого Конгресса8, однако осуществление этой инициативы было отложено до 1915 г.
из-за начавшейся войны.
Военное время оказалось весьма результативным для развития национальной промышленности. За четыре года монополия
англичан в такой отрасли, как угольная промышленность, осталась в прошлом. В хлопчатобумажном производстве также сложилась благоприятная ситуация для индийского капитала. К
1915 г. индийцам принадлежало 32 фирмы и 54 действующие
фабрики в Бомбее, в то время как англичане владели 8 фирмами и
29 фабриками9. Таким образом, за время войны произошли изменения в промышленном секторе экономики колонии за счет увеличения количества индийских предпринимателей. Были и нега142
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т.А. Федорова
тивные последствия, особенно в финансово-промышленной сфере. В годы войны из страны было вывезено огромное количество
продовольствия, сельскохозяйственного и промышленного сырья, продукции горнодобывающей и металлургической промышленности, что ограничивало возможности расширения внутреннего производства и негативным образом сказывалось на развитии национального сектора экономики.
В 1915 г. прошел намеченный еще два года назад съезд Индийского коммерческого конгресса10, который должен был воплотить мысли национальных капиталистов об объединении разрозненных организаций делового мира в противовес ассоциациям
и палатам, где доминировали европейцы и компрадоры.
Первая сессия Конгресса, на которой присутствовало несколько сотен делегатов со всей Индии, состоялась в Городском
зале Бомбея. Первое заседание открыл Д. Вача, занимавший пост
президента Индийской Торговой палаты Бомбея. Первым председателем новой организации был избран инициатор ее создания,
Ф. Карримбхой11. В своей речи он подчеркнул, что создание “федеративной коммерческой палаты... особенно необходимо в современной политической и экономической обстановке в Индии”,
и выразил сомнение в том, что интересы индийского делового
сообщества могли бы адекватно выражаться уже существовавшими организациями бизнеса12.
Сессия провозгласила цели Индийского коммерческого конгресса. Во-первых, предусматривалось совместное обсуждение
вопросов коммерции, торговли и промышленности, а также выработка общей стратегии национального бизнеса. Во-вторых,
ИКК призывал сообща добиваться тех преимуществ, которых
были лишены разрозненные организации. В-третьих, было принято решение о расширении организации за счет открытия отделений в регионах13.
По итогам заседания было объявлено о создании специального комитета по подготовке к созданию принципиально новой
представительской организации деловых кругов. В его состав
вошли предприниматели и общественные деятели: Ф. Карримбхой, М. Рамджи, Л. Самалдас, Д. Вача, В.Д. Тхакерси, Л.Х. Лал,
С. Чинтамани и П. Тхакурдас14. Индийский деловой мир сделал
143
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
первый шаг на пути объединения на общеиндийском уровне. Потребность в нем была продиктована необходимостью защиты
экономических интересов, а также солидарностью с национально-освободительным движением, возглавляемым ИНК.
В ответ Англия была вынуждена пойти на некоторые уступки. С началом Первой мировой войны колониальное правительство объявило о полном изменении своей политики. Необходимость индустриализации Индии была официально объявлена целью правительства в области экономики, а создание в Индии
ответственного правительства провозглашалось политической
целью. Первое объявление о новой политике было сделано вицекоролем лордом Хардингом в 1915 г. В нем оговаривались причины таких перемен. Во-первых, нежелание того, чтобы Индия
“стала объектом демпинга для промышленности иностранных государств, чья конкурентная борьба за рынки будет обостряться по
мере того, как станет ясно, что политическое будущее больших
государств зависит от их экономического положения”. Тезис
имел под собой реальные основания. Доля Англии на индийском
рынке промышленных товаров за время войны действительно
упала с 2/3 до немногим больше чем 1/3 от общего объема проданной продукции. Японская, американская, а позднее и германская конкуренция усиливалась, несмотря на высокие тарифы и
имперские преференции15.
Во-вторых, причиной изменений в политике правительства
вице-король назвал “единодушную позицию” индийской общественности по вопросу об индустриализации колонии16. Под общественностью подразумевалась промышленная элита Индии, которая требовала льгот и уступок и проявляла сочувствие к национально-освободительному движению. Правящие круги метрополии понимали, что без сотрудничества с местной буржуазией
Индия никогда не станет надежным тылом для Великобритании,
ведущей войну на нескольких направлениях. В интересах сохранения стабильности внутри Империи англичане предложили
компромиссный выход из создавшейся ситуации – реформы,
опубликованные в 1918 г.
Таким образом, с момента появления Индийского коммерческого конгресса – первого форума национального предпринима144
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т.А. Федорова
тельства в Индии – в течение всей первой половины ХХ века наблюдался прогресс в области развития общеиндийской системы
политических взаимодействий. В подтверждение можно привести
следующие факты.
После первого созыва ИКК, ставившего целью выработку
общей стратегии национального бизнеса, англичане впервые объявили о намерении осуществить чаяния индийской торговопромышленной буржуазии и провозгласили индустриализацию
Индии целью государства в области экономики. В 1927 – 1928 гг.
власть приветствовала создание Федерации индийских торговопромышленных палат17, целью которых была не только защита
интересов национального предпринимательства, но и озвучивание его политической позиции (которая после 1928 г. практически совпадала с линией Индийского национального конгресса,
крупнейшей оппозиционной организации). В 1931 г. представители Федерации были приглашены на конференцию «круглого
стола» в Лондон, где обсуждался вопрос о политическом будущем Индии18. В 1942 г. члены ФИТПП прияли участие в работе
Комитета послевоенной реконструкции при вице-короле в качестве неофициальных советников19. Таким образом, диалог между
властью и национальным бизнесом с 1913 – 1915 гг. успешно
проходил и без посредничества политических партий, в большинстве которых, тем не менее, были представлены интересы
индийской буржуазии.
Защитив себя корпоративно, индийская буржуазия демонстрировала более взвешенное отношение к колониальным властям.
Промышленники почувствовали себя вправе требовать от метрополии помощи в деле становления национальной индустрии, в
обмен на сохранение лояльности по отношению к правящему режиму.
Таким образом, начиная с 1913 г., когда была образована
первая общеиндийская представительская организация национального бизнеса – Индийский коммерческий конгресс, происходило постепенное усиление влияния национального бизнеса в
рамках диалога с властью. Сам факт образования ИКК говорит о
тенденции к непартийному объединению национальной буржуазии, с одной стороны, и об официальном признании этой тенден145
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
ции колониальным правительством, с другой стороны. Так начинается диалог между властью и непосредственно бизнесом как
социальной общностью, развивавшийся без участия политических партий. Для зарождающейся национальной буржуазии это
был «диалог-тест» на возможность самостоятельного включения
в спектр политического взаимодействия. С позиций колониальной администрации он может быть охарактеризован как «диалогразрешение».
В 1944 г. деловое сообщество Индии опубликовало свой вариант плана экономического развития страны, впервые ставший
результатом коллективных усилий «капитанов национальной индустрии». Этот документ демонстрировал классовую зрелость
индийской буржуазии, ее готовность самостоятельно управлять
экономическими процессами в масштабах всей страны и независимую политическую позицию по отношению к колониальному
правительству. Взаимодействие между колониальной властью и
бизнесом на данном историческом этапе может быть охарактеризовано как «диалог-ультиматум» с позиций национальной буржуазии и как «диалог-компромисс» с точки зрения колониальной
администрации. Такая эволюция свидетельствует, во-первых, о
необычайно возросшей степени влияния национальной буржуазии на развитие социально-экономических процессов в стране, а
во-вторых, о политическом обособлении делового сообщества,
которое не нуждалось в услугах политических партий для того,
чтобы заявить о своих планах на будущее в рамках независимого
государства. Данное утверждение не означает, что буржуазия не
принимала участия в деятельности политических партий вообще,
однако их существование больше не было основным условием
выживания класса.
Подводя итоги, заметим, что такой степени социальноэкономического и политического могущества индийский национальный бизнес достиг в результате ряда взаимосвязанных процессов, происходивших в стране в первой половине ХХ века. Вопервых, укрепляются позиции национальной буржуазии на индийском внутреннем рынке, постепенно вытесняется английский
капитал. Параллельно происходит процесс классового становления индийского предпринимательства, о чем свидетельствует об146
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т.А. Федорова
разование в 1910 – 1930-е гг. ряда представительских организаций национального капитала, в том числе общеиндийских. В результате политическим авангардом зажиточных слоев местного
населения становится национальная торгово-промышленная
буржуазия. Во-вторых, под влиянием экономической и политической конъюнктуры британская колониальная администрация поэтапно делает ряд уступок в деле расширения политических прав
местного населения, в частности, имущих классов. В результате
существенно увеличивается роль национального бизнеса в процессе диалога с колониальными властями. В-третьих, по мере того, как администрация исчерпывает прежние методы воздействия
на внутренний рынок колонии в своих интересах, национальное
предпринимательство, наоборот, приобретает собственный опыт
такого воздействия. Как следствие, к концу колониального периода политические интересы национального бизнеса были представлены не столько партией Индийский национальный конгресс,
сколько представительскими организациями делового мира. Вчетвертых, корпоративно объединенная национальная буржуазия
представляла собой не маневрирующую между ИНК и британской колониальной администрацией часть общества, а значительную политическую силу, способную влиять на принятие государством важнейших социально-экономических решений. В целом
диалог между властью и национальным бизнесом в рамках общеиндийской системы политических взаимодействий характеризовался
возраставшим
влиянием
индийской
торговопромышленной буржуазии.
Примечания
1
Павлов В.И. Формирование индийской буржуазии. М., 1958; Черновская В.В. Промышленное предпринимательство в Индии (социально-историческое исследование): Дис. ... д-ра ист. наук. М., 1995 (на правах рукописи);
Gordon A.D.D. Businessmen and politics: rising nationalism and a modernizing
economy in Bombay. 1918-1933. New Delhi. 1978. Markovits C. Indian business and
nationalist politics. 1931-1939. London. 1985.
2
Silver Jubilee Souvenir 1927-1951. FICCI. New Delhi. 1951. Page Eigh.
3
Thakurdas P. Tata J.R.D. et al. A brief Memorandum Outlining A Plan of Economic Development For India. Bombay: Commercial Printing Press. 1944.
147
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
4
Naoroji D. Essays. speeches and writing. Bombay, 1987; Ranade M. G. Essays
on Indian economics. Bombay, 1898; Dutt R.C. Speeches and papers on Indian Question. 1892-1900. Calcutta, 1904; Gokhale G.K. Speeches of G.K.Gokhale. Madras,
1920.
5
Beasant A. How India wrought for freedom. New Delhi, 1975. P. 59.
6
Silver Jubilee Souvenir 1927-1951. FICCI.Page Eigh
7
Левковский А.И. особенности развития капитализма в Индии. М., 1963.
С. 96.
8
Beasant A. How India wrought for freedom. P. 59.
9
Павлов В.И. Указ. соч. С. 180.
10
The Indian Year Book and Who’s Who 1931. Bombay, 1931. P. 761.
11
Ibid.
12
Silver Jubilee. Op.cit. Page Nine.
13
The Indian Year Book and Who’s Who. Op. cit. P. 761.
14
Ibid.
15
Датт П. Указ.соч. С.143.
16
Там же. С. 153.
17
Federation of Indian Chambers of Commerce and Industry. Proceedings of the
Second Annual Meeting held at Calcutta on 28th and 29th December 1928. Op. cit. P. 2.
18
FICCI. Proceedings of the Fourth annual session. Op. cit. P. 4.
19
Chattopadhyay R. Indian Business and Economic Planning (1930-56)
// Business and Politics in India / Ed. By D.Tripathi. New Delhi: Mahonar, 1991.
Р. 325.
А.С. Загрузина
Этно-конфессиональный фактор
в процессе складывания
политического пространства
современной Сирии
17 апреля 1946 г. после вывода французских и английских
войск с подмандатной территории Сирии на политической карте
мира возникло суверенное государство Сирийская Арабская Республика (САР)1.
Перед Сирией встала проблема выбора пути развития в условиях независимости. К 1946 г. страна во многом оставалась государством без нации, а политическая организация – без политической общности. Поэтому первоочередной задачей властей стало
создание национального единства. Необходимо было определить
148
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.С. Загрузина
роль исламской традиции (в том числе и шариата), создать и сохранить баланс в регионально-племенной среде, учесть всё многообразие конфессиональных и национальных форм и видов,
распространённых на её территории. Представителям различных
этнических и конфессиональных групп предстояло найти свое
место в политической системе страны.
На протяжении веков основной религией в сирийских землях
был ислам. Его ортодоксальным направлением является суннизм.
Его исповедовала значительная часть населения: арабы, курды,
туркмены, турки, черкесы и другие народности, в разное время
заселившие территории страны2. Количество суннитов в Сирии в
середине – второй половине ХХ века составляло примерно 70%3.
Большинство суннитского населения в первой половине
ХХ в. проживало в городах. Во времена французского господства
в Сирии, являясь социально признанным большинством, они занимали руководящие должности. Сунниты предпочитали работать в коммерции. Они были известны как талантливые торговцы
и ростовщики. Именно суннитская торговая и финансовая буржуазия являлась основным источником формирования так называемой политической «протоэлиты» Сирии первой половины
ХХ века. В руках суннитской торгово-финансовой буржуазии
были сосредоточены огромные материальные средства и природные ресурсы. Французские власти поощряли ее деятельность и,
стремясь к союзу с ней, позволили занять основное место в
управлении страной. Таким образом, к середине ХХ века политическая элита Сирии состояла преимущественно из суннитов4.
К неортодоксальным мусульманам относились шииты – имамиты и приверженцы многочисленных шиитских сект: алавиты,
исмаилиты и друзы, «последователи воинствующей веры и мистических ритуалов». Всего шиитов насчитывалось около 18%. В
их числе 8 – 12% (10 – 16 млн. человек) составляли алавиты, 3% –
друзы и 1,5% – исмаилиты5.
90% сирийских друзов сконцентрировано в районе современной провинции аль-Сувейда. Они являются потомками переселенцев из Ливана и Палестины (XVII – XIX вв.), а позднее из
района Алеппо (Халеб). Друзы были заняты в аграрном секторе.
Взаимоотношения между суннитами и друзами были более доб149
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
рожелательными, чем с другими религиозными меньшинствами,
несмотря на то, что последние обычно критически относились к
иноверцам. Вплоть до 1960 г. основная власть в регионе была сосредоточена в руках двух крупных семейств: Аль-Атраш и Абу
Асали6.
Около 90% исмаилитов Сирии населяли современную территорию центральной провинции Хама. Они занимались преимущественно сельским хозяйством в районах Масйаф (Masyaf) и Саламиййа (Salamiyah). Они являются потомками сторонников секты исмаилитов, проживавшей на данной территории в IХ – Х вв.,
а также исмаилитов горных районов Латакии. Представителей
исмаилитской секты всегда опасались, несмотря на то, что они
старались сохранять благожелательные отношения с другими
общинами, за исключением алавитов.
Друзы и исмаилиты не являлись активными участниками
крупных политических процессов. Они занимали должности в
основном в местном аппарате управления. Отдельные представители данных религиозных меньшинств проявили себя лишь с
приходом к власти Партии Арабского Социалистического Возрождения (1963 г.).
Наиболее важную роль в политической жизни страны в ХХ в.
сыграли алавиты – религиозное меньшинство, ранее проживавшее в Ливане и Турции и по своим этническим характеристикам
близкое к друзам. Этнографы считали их неарабским народом7.
Ученые сравнивали алавитов с нусайритами, сектой, основанной
во второй половине IX века Мухаммедом ибн Нусайром8. Основными составляющими их культа являлись шиизм (вера в четвертого халифа)9, христианство (обожествление Иисуса Христа, поклонение троице, празднование Рождества и Пасхи, чтение Евангелия, причащение хлебом и вином) и языческие культы
(астральные культы, пережитки первобытных верований: культ
солнца, луны и звезд). Существует мнение о том, что алавиты
стали считаться мусульманами только после прихода к власти
Х. Асада (1970 г.), когда по религиозному декрету их признали
шиитским меньшинством и мусульманами соответственно10.
150
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.С. Загрузина
Около 75% всех сирийских алавитов проживали в районе современной провинции Латакия. Большинство из них было занято
в сельском хозяйстве.
В целом алавитов можно подразделить на четыре основные
группы: Хаййатун (Khayyatun), Хаддадун (Haddadun), Матавира
(Matawirah) и Кальбия (Kalbiyah)11. Данные племенные союзы
объединяли алавитов из разных частей региона. На протяжении
ХХ века сохранялась племенная структура: избирался вождь
союза (rais, za`im), старейшины племен (mugaddam) и религиозные лидеры (rijal-ad-din). Власть передавалась по наследству, хотя была возможность получить её, благодаря личным качествам и
заслугам. Социальное влияние религиозных лидеров было не
меньшим, а в некоторых случаях и большим, нежели светских.
Основной ценностью в рамках алавитской общины являлась земля. Во времена французского подданства ведущую роль в управлении территориями имели семьи Аббас (Abbas), Канж (Kanj) и
Муршид (Murshid)12. Социальная напряженность в алавитской
среде была особенно велика.
Алавиты на протяжении длительного времени оставались
бесправными: они не могли занимать руководящих должностей,
участвовать в политической жизни страны. Суннитское большинство в течение всей первой половины XX века способствовало
сохранению географической и социальной изоляции алавитов.
Единственной возможностью продвинуться по служебной лестнице была служба в армии, которая впоследствии помогла алавитам получить и удержать власть. С приходом к власти Х. Асада
(1970 г.) положение кардинально изменилось13. Алавиты заняли
практически все руководящие позиции, как в высших эшелонах
власти, так и на местах. Они сформировали т.н. «новую» политическую элиту независимой Сирии. Сунниты, однако, не были
полностью отстранены от власти. По замыслу Партии Арабского
Социалистического Возрождения суннитов допустили к управлению страной, что способствовало сохранению идеи толерантности баасистских властей14. Однако начальниками суннитов всегда
были алавиты, контролировавшие каждый шаг своих подчиненных. Во второй половине XX века проводилась политика привлечения этно-конфессиональных меньшинств в партийные ряды
151
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
ПАСВ, что позволило властям временно сгладить религиозные
противоречия в стране. К началу XXI века соотношение сил на
политической арене САР практически не изменилось. Алавиты
по-прежнему занимали высшие посты, однако наличие крупных
финансовых средств позволило суннитам укрепить политические
позиции.
Особое положение в политической жизни Сирии занимали
христиане. Христианское меньшинство в Сирии составляло примерно 11% населения. Среди них преобладали представители
православной Греко-византийской церкви. Небольшую часть составляли армяно-григориане (Армянская национальная церковь),
католики-униаты (Греко-католическая и Сиро-католическая
церкви), последователи местных ближневосточных христианских
церквей: яковиты, несториане, халдеи, протестанты, католики.
Иудеи и йезиды в Сирии всегда были малочисленны15. Христиане
занимали подчеркнуто нейтральное положение в конфликте между суннитами и алавитами, что позволило им сохранить стабильное положение в политической сфере. Однако, в связи с религиозными различиями, представители христианского меньшинства
редко занимали высокие посты.
Процесс складывания политического пространства в Сирии в
ХХ в. проходил в условиях сосуществования двух основных религий (ислам, христианство) и их многочисленных сект и школ.
Присутствие множества национальных групп на одной территории (арабов, курдов, туркмен и других)16 и локализация миграционных потоков в рамках племенных союзов, сопровождавшаяся
обострением противоречий между отдельными этно-конфессиональными группами, в итоге привели к оформлению сирийского
национализма.
Представители различных этнических общностей исповедовали многочисленные религиозные учения, поэтому сирийское
общество сложно разделить на группы по национальному и религиозному принципам одновременно. Религиозные и этнические
группы неоднородно распределились по всей территории страны.
К 60 – 70-м гг. ХХ в. они сконцентрировались в рамках отдельных административных округов. Недостаточные связи между отдельными территориями, в силу географических особенностей
152
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.С. Загрузина
страны, давали возможность сохранить самобытный характер и
относительную религиозную независимость различных этносов и
групп.
Таким образом, главной особенностью сирийского общества
являлось переплетение этнических, конфессиональных и региональных различий между собой. Национальные и племенные различия основывались на конфессиональном аспекте и способствовали формированию различных общностей. В процессе борьбы за
власть 50 – 60-х гг. ХХ века этно-конфессиональный фактор сыграл решающую роль. Политические и конфессиональные различия в Сирии развивались на протяжении всего ХХ века и способствовали обострению этно-религиозных противоречий в обществе и государстве.
Примечания
1
В 1920-1946 гг. Сирия находилась под протекторатом Франции. 17 апреля
1946 г. – День Независимости САР.
2
Щенников В. Золотой юбилей // Азия и Африка сегодня. 1996. № 4. С. 2-7.
3
Радышевский Д. Сирийский «сфинкс» // Московские новости. 2000. № 4
С. 15.
4
Данный тип политической элиты в политологической исследовательской
литературе принято называть «старой» элитой.
5
Матвеев И.А. Национальная и общеарабская слагаемые политики Сирии
на Ближнем Востоке (1946 – 2003 гг.). М., 2004. С. 45.
6
Dam Van N. The struggle for power in Syria: sectarianism, regionalism and
tribalism in politics 1961-1978. New-York: St Martin’s Press, 1979. P. 24-25.
7
Радышевский Д. Сирийский «сфинкс». С. 16.
8
Капитонов К. Из офтальмологов в президенты // Независимая газета.
21.09.2000. С. 15.
9
Он же первый шиитский имам Али, последователь пророка Мухаммеда.
10
Капитонов К. Лев – царь людей // Итоги. 04.04.2000. С. 20-26.
11
Dam Van N. The struggle for power in Syria: sectarianism, regionalism and
tribalism in politics 1961-1978. New-York, 1979. P. 21.
12
Ibid. P. 23.
13
Х. Асад (1928/29-2000) – президент САР, выходец из алавитской общины.
14
ПАСВ и БААС – обозначения одной и той же партии.
15
Сирийская Арабская республика // М.: Институт изучения Израиля и
Ближнего Востока, 1997. С. 29.
16
В Сирию были направлены миграционные волны религиозных и политических гонений.
153
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
О.Н. Кангина
Политическая элита Японии на исходе ХХ в.:
проблема преемственности поколений
На исходе ХХ столетия на фоне перемен, происходящих в
мире в контексте глобализации, политическая система Японии
претерпела изменения, продиктованные рядом причин экономического и политического характера.
Сложившись в период после подписания Сан-Францисского
мирного договора, «полуторапартийная» политическая система
характеризовалась тем, что в течение 38 лет у власти стояла правящая Либерально-демократическая партия (ЛДП), не давая возможности существующей оппозиции стать лидером. В ходе десятилетий ЛДП (Дзию минсюто или сокращенно Дзиминто) из партии превратилась в сложную общественно-политическую
структуру, ставшую стержнем государственной системы. Интегрированная в состав Дзиминто большая часть представителей политической элиты именно с ней связывала своё существование.
Состав и структура элиты складывались на протяжении долгого времени. В начале 90-х годов XX в. привилегированная верхушка оказалась в сложной ситуации. Финансовые махинации, в
которых обвинялись лидеры Либерально-демократической партии, были одной из причин, приведших к тому, что 1993 году
ЛДП отстранили от власти. Прерванное правление вскоре восстановилось, однако нарушенный баланс повлёк за собой явления и
процессы, прежде не характерные для страны. Они выразились в
перегруппировке политических сил и появлении коалиционных
правительств, что вызвало трансформацию политической системы. И хотя доминирующее влияние ЛДП сохранялось, политическая ситуация в Японии существенно изменилась, обусловив
процесс трансформации политической элиты («сэйдзи эрито»), ее
статуса и этоса. Заметно изменился и образ политического лидера. Однако преобразования не коснулись пока базовой основы
«сэйдзи эрито» – рекрутирования её основных слоёв. Одной из
основополагающих черт формирования политической элиты
154
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.Н. Кангина
Японии является низкая вертикальная социальная мобильность,
выраженная в феномене, получившем название «нисэй»1 (потомственные политики). Представляется актуальным рассмотреть
причины существования подобного явления, саму «сэйдзи эрито», политическую элиту Японии, и истоки её рекрутирования.
Понятие политической элиты считают двойственным и спорным. В любой сфере деятельности, в политике также, должна
быть профессиональная элита, но ее деловые качества не обязательно сочетаются с прочими достоинствами, в том числе и с моральными. Понятие «политическая элита» пересекается с понятиями политического класса (или общины), гораздо более точного (совокупность лиц, профессионально занятых в сфере
политики), и правящего класса (или классов), содержащего социальные характеристики2. В целом политическую элиту определяют как «составляющую меньшинство общества внутренне дифференцированную, неоднородную, но относительно интегрированную группу лиц (или совокупность групп), в большей или
меньшей степени обладающих качествами лидерства и подготовленных к выполнению управленческих функций, занимающих
руководящие позиции в общественных институтах и/или непосредственно влияющих на принятие властных решений в обществе»3.
Политическая элита неоднородна. Её можно разделять на открытую, рекрутирующуюся из общества, и закрытую, воспроизводящую себя; правящую и оппозиционную.
Японскую политическую элиту сложно дефинировать. Тесная корпоративная взаимосвязь между тремя неформальными
макрогруппами – политическими кругами («сэкай»), экономическими кругами («дзайкай») и государственном чиновничеством
(«канкай»), оказывающими непосредственное влияние на развитие политического процесса, – затрудняет выделение элитарной
группы, которую можно было бы характеризовать как политическую. Иногда к «правящей верхушке» относят ведущие предпринимательские организации4.
По всем критериям непосредственно к политической элите
можно отнести политических и государственных деятелей,
влияющих прямым или косвенным образом на политический
155
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
процесс страны и занимающих высокие государственные и партийные посты, или тех, кто в скором времени будет занимать положение ушедших по ряду причин политиков.
Политическая элита как элемент, прочно интегрированный в
политику, свою основную деятельность ведёт в парламенте Японии («коккай»), состоящем из двух палат – нижней (палаты представителей) и верхней (палаты советников).
Своеобразие японской системы формирования политической
элиты заключается в низкой вертикальной социальной мобильности, выраженной в феномене «нисэй». Нельзя утверждать, что
правящие круги Японии образуют полностью замкнутую социальную общность, но большая часть высокопоставленных государственных чиновников (в ранге министра) происходят из семей
(а порою и целых династий) политиков. При этом стоит отметить,
что немалое их число имеет древнее аристократическое происхождение.
Преемственность поколений в политической жизни Японии
может продемонстрировать пример Хосокава Морихиро, занимавшего пост премьер-министра в 1993 – 1994 гг. Он происходит
из древнего рода, известного ещё в эпоху Хэйан, и с 1632 по
1868 гг. правившего провинцией Хиго на юге страны5, позднее
ставшей префектурой Кумамото. Бывший премьер-министр является восемнадцатым главой дома Хосокава, «люди в префектуре
Кумамото зовут его “вака-тоно” (молодой господин) и доверяют
ему»6. В 1971 году он стал самым молодым депутатом парламента (33 года), но в 1983 г. Хосокава сменил сферу деятельности и
возглавил префектуру Кумамото7. За 8 лет, посвященных провинциальной политике, он приобрёл популярность благодаря
борьбе за расширение прав префектуры. В мае 1992 года Хосокава Морихиро вышел из рядов ЛДП и создал Новую партию Японии (НПЯ). На выборах в июле 1993 года он стал депутатом нижней палаты парламента и как лидер НПЯ возглавил коалицию семи бывших оппозиционных партий, сменившую у власти ЛДП.
Хосокава стал первым за 38 лет премьер-министром Японии, не
принадлежавшим к партийным рядам Дзиминто. Морихиро – не
единственный крупный политический деятель в своём роду. Его
156
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.Н. Кангина
дед, принц Коноэ Фумимаро, занимал пост премьер-министра
страны в 1937-1939 и 1940-1941 гг.
Целых три поколения политических деятелей представлены в
роду премьер-министра 2000-2001 гг. Мори Ёсиро. Его отец и дед
занимались политикой, совмещая её с разведением риса. Оба «регулярно занимали выборные посты глав»8 местных администраций. Впоследствии Мори Сигэки9, отец Ёсиро, стал мэром города
Нэагари. Подобных примеров можно найти немало.
Удельный вес потомственных политиков в современной
Японии достаточно велик. Согласно предпринятому автором исследованию 74% представителей «сэйдзи эрито» 90-х годов
ХХ века10 происходят из семей политических и государственных
деятелей. Подобная картина наблюдается и на более низком
уровне – среди рядовых членов палаты представителей и палаты
советников.
Большинство преемственных политиков обладают значительным состоянием. В 1994 году политики Хатояма Кунио и
Юкио, внуки известного премьер-министра Хатояма Итиро, были
на четвёртом и пятом местах по своему материальному благосостоянию среди депутатов парламента11. В списке самых богатых
министров в 1997 году занимал седьмое место Хасимото Рютаро,
тоже происходящий из семьи политиков. Его состояние оценивали в 128 миллионов иен (1,07 миллионов долларов)12.
Основная масса политических деятелей Японии происходит
из состоятельных семей. В политическую деятельность с 70-х годов приходила немалая часть потомственных политиков и богатых людей. Именно эта категория затем органично вливалась в
ряды политической элиты.
По данным на 1986 и 1990 годы доля «нисэй» в парламенте
была ниже. В 1986 году при исследовании нижней палаты «коккай» японскими журналистами был сделан следующий вывод:
«наследственных» депутатов в палате представителей насчитывалось 120, претендовало на избрание 132. В 1990 году подобное
соотношение выглядело несколько иначе: 125 и 16913. Если перевести вышеуказанные цифры в процентное соотношение к числу
парламентариев, то в период с 1986 по 1990 год в нижней палате
157
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
заседало от 23,5% до 24,5% «урождённых» политиков. По всей
вероятности, с течением времени их удельный вес возрастает.
Согласно проведённому автором исследованию, в составе
второго кабинета Коидзуми Дзюнъитиро (современного премьерминистра Японии), сформированного 30 сентября 2002 года, из
18 министров14 не менее 9 являлись выходцами из семей политиков. Тем самым доля потомственных политиков во втором кабинете Коидзуми составляла, как минимум, 50%.
Ещё в большей мере динамика развития института «нисэй»
нашла отражение в составе правящей партии. Тенденцию к росту
численности потомственных депутатов в рядах Дзию минсюто
отмечал Ю.М. Рю ещё в конце 80-х годов15. На начало 90-х годов
более 40% парламентариев от ЛДП сделали политику «семейным
бизнесом»16. В целом депутатскому корпусу либерал-демократов
«присуща претензия на элитарность, закрытость для посторонних…»17, сословность. Фракционная система, утвердившаяся в
ЛДП, долгие годы только поддерживала такое положение. Фракции в ЛДП («хабацу»)18 иногда рассматриваются как некий интернациональный союз19. Существующая фракционная система в
Японии строится на межличностных отношениях между неформальным лидером группы, сложившейся в партии, и её членами.
Как правило, членами «хабацу» являются университетские друзья лидера, родственники, бывшие сослуживцы по фирме. Большую роль здесь играют связи, сложившиеся во время обучения,
«при этом влияние так называемых «университетских кланов»
(«гакабацу»), в первую очередь наиболее влиятельной «Тодайбацу» («клана Токийского университета»), трудно переоценить»20. Естественно, ближайшему родственнику влиятельного
члена фракции проще организовать избирательную кампанию,
стать депутатом и органично влиться в число членов «хабацу».
Проблема феномена потомственных политиков может рассматриваться в ключе цивилизационного подхода. По мнению
японского социолога Т. Мито, любая организация в Японии, в
отличие от стран Запада, представляет собой дуалистическую
структуру, сочетающую в себе формализованную организацию и
неформальный союз, сходный по характеру с общиной21. Концепции социально-политической организации общества на осно158
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.Н. Кангина
ве патерналистской системы получили название «иэ» (семья,
дом), и в 80-х годах имели в Японии широкое хождение. «Иэ»
представлялась как уникальная особенность японского общества
и вызывала интерес у исследователей как в Японии, так и на Западе.
Если фракционная система в ЛДП только поддерживала
мысли о системе «иэ» – «хабацу» рассматривалась как семья,
оценивалась как имитация своеобразной системы «фиктивного
родства»22, – то реальные родственные связи являлись её воплощением. Концепция «иэ» легитимизировала присутствие родственников в парламентских структурах. Характерно, что родственные связи продолжают играть значительную роль в формировании правящей верхушки. Множество братьев, сыновей,
племянников, внуков и даже праправнуков знаменитых политиков были интегрированы в состав политической элиты. Видные
политические деятели 70 – 80-х годов Киси Нобусукэ и Сато Эйсаку были родными братьями, «серый кардинал» 80-х годов Абэ
Синтаро был зятем Киси.
Значимую роль в политической жизни страны играли династии Коно (дед – Итиро, отец Ёхэй, сын – Таро), Миядзава (которых называли «японскими Кеннеди»), братья Косака (Дзэнтаро и
Токусабуро). Трое государственных министров второго кабинета
Коидзуми (Хиранума Такэо, Судзуки Сюнъити, Фукуда Ясуо) являются детьми бывших премьеров (соответственно Хиранума
Киитиро, Судзуки Дзэнко, Фукуда Такэо)23. Существующая система родственных связей приводит к низкой вертикальной социальной мобильности «сэйдзи эрито».
Наиболее уважаемая часть японского общества, чиновничество, презрительно относится к политикам, и особенно презрительно к «нисэй». Чиновники обычно характеризуют их «как не
слишком ярких и способных выпускников второразрядных университетов, чьим единственным достоинством является унаследованное от отцов “дело” и чьи помыслы чрезвычайно далеки от
соблюдения интересов Японии»24. Замечание о «второразрядных
университетах и низких способностях» вряд ли может относиться
к таким потомственным политикам, как Коидзуми Дзюнъитиро,
Коно Ёхэй, Миядзава Киити, Огата Садако, Одзава Итиро, Сака159
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
раути Ёсио, Хасимото Рютаро, Хата Цутому, Хатояма Юкио, Хосокава Морихиро. Они внесли существенный вклад в разработку
законов, стратегии внутренней и внешней политики страны.
Во многом распространённость института «нисэй» объясняется тем, что потомственным политикам значительно легче занять место в парламенте, устроиться по рекомендации отца или
деда в секретари, помощники депутата, что открывает путь вверх.
В Японии долгое время существовала система передачи парламентских мест «по наследству». Практика удержания места и
«передача» его по наследству в исследовательской литературе
часто обозначается термином «институт “наследных” депутатов»,
который первоначально употреблялся по отношению к парламентариям ЛДП25 и позже органично перешел к характеристике парламентариев в целом.
Схема унаследования мест в парламенте характеризуется
следующим: попав в парламент, депутат старается оставить за
собой место пожизненно. Партия оказала ему уважение, приняв в
свои ряды и позволив войти в «коккай»; «своей деятельностью, в
том числе компетенцией в порученном деле, он стремится оправдать доверие политической партии, оказавшей помощь в осуществлении мечты»26. Удержание места рассматривалось как дело
чести, своего рода долга, «гири» перед партией и избирателями,
которые оказали уважение к семье, избрав её представителя. «Гири» выступал в качестве морально-этического обоснования практики «передачи наследственных мест». Желание оставаться в
«коккай» объясняется не столько «гири», выступающим в качестве обоснования практики «передачи наследственных мест»,
сколько тем, что в японской политической системе на протяжении долгих лет устоялись некоторые обычаи. Кратность избрания
в парламент являлась на протяжении долгого времени универсальным критерием кадрового ранжирования и передвижения по
иерархической лестнице партийных должностей. По многолетней
установившейся практике члену ЛДП шестикратное избрание в
парламент давало возможность выдвинуться на пост министра,
семикратное избрание в парламент практически гарантировало
пост. Следующая традиция касается так называемых «политических подношений». Депутат «живёт» за счёт «политических под160
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.Н. Кангина
ношений»27, которые идут на организацию избирательных кампаний. Подношения производятся со стороны поддерживающих
политика компаний, отдельных личностей. По всей вероятности,
не все подношения уходят на рассылку поздравительных открыток избирателям и организацию экскурсий пенсионерам, часть из
них оседает на банковских счетах депутатов.
В конечном итоге некоторые депутаты избираются по 12 –
15 раз. Среди «275 членов палаты представителей от ЛДП на
1990 год 28 избирались в парламент 10 раз и более (вплоть до 18),
а 127 депутатов избирались от пяти до девяти раз»28. В СПЯ,
КПЯ, Комэйто, ПДС, СДС29 5 социалистов (из 139) становились
депутатами 10 раз и более; 40 – 5 раз и более; 9 коммунистов (из
16) – 5 раз и более; 20 представителей Комэйто, то есть почти половина, также получали депутатские мандаты 5 раз и более; у
ПДС 2 депутата (из 14) избирались по 10 раз, а еще пятеро – не
менее 5 раз; у СДС было два ветерана из имевшихся четырех депутатов. Приведённые данные показывают, что представители
Дзию минсюто оставались в парламенте фактически пожизненно.
Правящая партия долгое время выставляла новых кандидатов
большей частью по двум причинам: либо для восстановления естественной убыли, либо в своих политических целях для «вытеснения» оппозиции. В 1990 году, когда произошла заметная смена
поколений консервативных депутатов, от ЛДП в палате представителей появились 43 новых депутата (менее 15%), в то время как
от СПЯ – 56 (более чем каждый ее третий депутат), от Комэйто –
12 (из 45), от КПЯ – 4 (из 16)30.
Наличие постоянной в течение многих избирательных сроков
элитарной части парламента привело к отсутствию мобильности
и динамизма, установлению более тесных корпоративных связей
между членами партий, чиновничеством и экономическими кругами31, что породило высокой уровень коррупции32 и, как следствие всего, преломление «полуторапартийной» политической системы. С конца 80-х годов лидеров Дзию минсюто преследовали
обвинения в финансовых преступлениях. Из партии (период
1991 – 1993 гг.) стали выходить её члены33. В это время правящая
Дзиминто упустила возможность для проведения назревших политических реформ, что в конечном итоге привело к прерыванию
161
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
её почти сорокалетнего правления: в 1993 году ЛДП впервые не
сумела прийти к власти. Лишь в 1996 году ситуация стабилизировалась.
При открытом способе рекрутирования элит происходит автоматический контроль ситуации в результате основанного на
конкуренции «пропуска». При закрытом способе возможности
элиты оперативно реагировать на изменение электоральной
конъюнктуры существенно ниже. После того, как в начале 90-х
годов политическая элита Японии, большую часть которой представляли деятели ЛДП, испытала обвинения в коррупции, и «полуторапартийная система» была преломлена, стала очевидной
необходимость принятия мер для дальнейшего выживания «сэйдзи эрито». Поскольку изменение способа рекрутирования элит с
закрытого на открытый неизбежно требует слома общественного
сознания и занимает долгий временной период, выход был найден в изменении стиля политики. Если раньше для Японии были
характерны безликие, единообразные политики, многие из которых за депутатским мандатом прикрывали связи с бизнесом и
даже миром преступности, то конец XX века характеризуется появлением нестандартного политика нового типа, яркого, необычного, решительного. Фигуры таких политиков, как Коидзуми
Дзюнъитиро и Танака Макико, вызвали небывалую популярность
в народе. Являясь «нисэй», они представляют собой новое поколение элитарных кругов. Они пытаются не давать поводов к обвинениям в коррупции, их имидж не традиционен для «сэкай», их
характеризуют как ярких, незаурядных лидеров.
Тем не менее явные изменения политической системы, коснувшись стиля политики и образа «сэйдзи эрито», в силу непродолжительности процесса, не сказались пока на феномене «нисэй». Несмотря на заметное изменение статуса и этоса японского
«сэйдзика» (политика), базовая его черта – преемственность поколений или так называемый феномен «нисэй» – остается неизменной.
Примечания
1
См.: Иванов А. Распадётся ли «железный треугольник»? // Япония сегодня.
1995. № 7. С. 10.
162
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.Н. Кангина
2
Кравченко И.И. Элита политическая // Политическая энциклопедия. В 2 Т.
М.: Мысль, 1990. Т. 2. С. 640.
3
Введение в политологию: Словарь-справочник. М.: Аспект Пресс, 1996.
С. 254.
4
Макаров А.А. Политическая власть в Японии. Механизм функционирования на современном этапе. М.: Наука, 1988. С. 18 – 19.
5
Кузнецов Ю. Сёгун приходит к власти // Новое время. 1993. № 34. С. 32.
6
http://www.kyoto-su.ac.jp/information/famous/hosokawam.html
7
Япония от А до Я – популярная иллюстрированная энциклопедия. М.:
Япония сегодня, 2000. С. 576.
8
Головин В. Иосиро Мори. Портрет // Эхо планеты. 2000. № 16. С. 16.
9
Сигэки Мори принадлежит честь подписания договора в 1976 году о дружественных связях между городом Шелеховом (Иркутская область) и Нэагари.
10
В состав репрезентативной группы вошло 62 политика (преимущественно
бывшие и нынешние члены кабинета министров и другие высокопоставленные
государственные чиновники).
11
Новости // Эхо планеты. 1994. № 1. С. 4.
12
О благосостоянии членов кабинета // Япония сегодня. 1997. № 12. С. 21.
13
Сенаторов А.И. Политические партии Японии: сравнительный анализ
программ, организации и парламентской деятельности (1945-1992). М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1995. С. 239.
14
Состав кабинета см.: Страны мира сегодня: Справочник ИТАР-ТАСС. М.,
2003. Том 4 . Азия. С. 4-31-5 – 4-31-6.
15
Рю Ю.М. Либерально-демократическая партия: изменения в системе политического руководства // Актуальные проблемы политики и экономики современной Японии. М.: Наука, 1991. С. 62.
16
Сенаторов А. И. Политические партии Японии… С. 239.
17
Там же. С. 241 – 242.
18
Подробнее см.: Макаров А.А. Политическая власть в Японии. С. 113 –
127; Япония: Справочник. М.: Республика, 1992. С. 498 – 499.
19
Ерёмин В.Н. Политическая система современного японского общества.
М.: Наука, 1992. С. 95 – 99.
20
Макаров А.А. Политическая власть в Японии…. С. 22.
21
Там же. С. 18.
22
Там же. С. 22.
23
Информация о происхождении см.: Головнин В. Дзюнъитиро Коидзуми.
Портрет. // Эхо планеты. 2001. № 20. С. 16 – 17; http://www.japantimes.co.jp/cabinets/koidzu00a.htm; http://www.japantimes.co.jp/cabinets.htm.
24
Иванов А. Распадётся ли “железный треугольник”? С. 10.
25
См.: Рю Ю.М. Либерально-демократическая партия... С. 62.
26
Сенаторов А.И. Политические партии Японии… С. 238.
27
О системе политических подношений см.: Сенаторов А.И. Политические
партии Японии… С. 175 – 190.
28
Сенаторов А.И. Политические партии Японии… С. 238.
163
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
29
ПДС и СДС в 1994 году вошли в ПНР, которая в свою очередь была распущена в 1996 году, образовав ещё несколько новых партий.
30
Сенаторов А.И. Политические партии Японии… С. 238.
31
Морозова Е.В., Мирошниченко И.В. Социокультурные основания нетипичности в политике // Ксенофобия на юге России: сепаратизм, конфликты и пути их разрешения. Вып. 6. Ростов-на-Дону, 2002 / http://www.ippk.rsu.ru/sciecelife/csrip/release/6/indexfull.html
32
Сенаторов А.И. Что стоит за политической реформой в Японии // Проблемы Дальнего Востока. 1993. № 2. С. 46 – 56.
33
Из ЛДП вышли: Исиба Сигэру, Кайфу Тосики, Одзава Итиро, Хата Цутому, Хатояма Юкио, Хосокава Морихиро и ряд других.
Е.О. Кангин
Африканский Союз: новый этап
интеграционных процессов в Африке
Начало XXI в. для стран Африки было отмечено важным событием на пути интеграции – созданием новой общеконтинентальной международной организации. В условиях кризиса, усугублённого потерей интереса к Африке со стороны западных государств и России (в этом смысле окончание «холодной» войны
стало сильным ударом по континенту), а также фактической неспособностью Организации Африканского Единства (ОАЕ) каклибо повлиять на сложившуюся ситуацию, лидеры африканских
стран пришли к мнению о необходимости дать новый толчок интеграционным процессам. С этой целью и была создана организация, получившая название Африканского Союза (АС). Он был
образован по инициативе главы Ливии Муамара Каддафи вместо
ОАЕ, просуществовавшей почти четыре десятилетия и выполнившей, по мнению ливийского лидера, свою историческую миссию – освобождение стран континента от колониальной зависимости и ликвидацию режима апартеида в Южной Африке. Объединив в себе политические цели ОАЕ и экономические задачи
проекта Африканского Экономического Сообщества, утверждённого в 1991 г. в Абудже, Африканский Союз был задуман как организация, призванная найти новые подходы к развитию конти164
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.О. Кангин
нента в условиях процесса глобализации и на фоне всеобъемлющего кризиса в Африке.
Начало процессу преобразования Организации Африканского Единства в Африканский Союз было положено на чрезвычайной ассамблее ОАЕ, состоявшейся 8 – 9 сентября 1999 г. в родном городе ливийского лидера – Сирте. Подписанная здесь Сиртская декларация озвучила намерения африканских лидеров
приступить к новому этапу процесса интеграции континента.
Именно на саммите в Сирте было принято решение о создании
нового объединения1. Примечательно, что сам М. Каддафи настаивал на придании ему характера континентальной федерации,
тем самым реанимируя идею Кваме Нкрумы о Соединённых
Штатах Африки. План М. Каддафи предусматривал ликвидацию
границ между государствами, создание единой финансовой системы и общей валюты, единой армии, общеафриканских суда и
парламента. Однако предложение Каддафи по ускоренному формированию наднациональной структуры встретило сопротивление со стороны крупных и влиятельных африканских государств – ЮАР, Нигерии и Алжира. Они отстаивали постепенный
переход к Африканскому Союзу на основе консолидации уже существующих субрегиональных группировок, в частности Сообщества по развитию юга Африки (САДК) в Южной Африке и Экономического сообщества западно-африканских государств
(ЭКОВАС) – в Западной, которые в отличие от общеафриканских
структур уже продемонстрировали некоторые экономические и политические результаты2. Позицию крупнейших африканских стран
фактически поддержал пользующийся большим авторитетом в
Африке уроженец Ганы Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан, который предложил создать по аналогии с Европейским объединением угля и стали, ставшим первоосновой Европейского
Союза, «африканское объединение нефти и алмазов»3.
В июле 2000 г. на 36-й встрече глав государств и правительств ОАЕ в тоголезской столице Ломе в результате дискуссий
был принят проект устава Африканского Союза, а устранение
разногласий по ряду положений было отложено до следующего
внеочередного саммита. Он прошёл в Сирте 1 – 2 марта 2001 г. и
завершился подписанием Учредительного акта АС главами деле165
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
гаций. К моменту проведения очередной, 37-й сессии ОАЕ, которая состоялась летом того же года в столице Замбии Лусаке, Учредительный акт АС был ратифицирован уже 50 из 53 государств – членов ОАЕ.
8 – 10 июля 2002 г. в Дурбане (ЮАР) прошёл первый саммит
уже Африканского Союза, на котором состоялось официальное
провозглашение новой организации.
Главными целями Африканского Союза были объявлены:
«достижение более тесного единства и солидарности африканских стран», «ускорение политической и социально-экономической интеграции», «отстаивание единых позиций Африки в интересах народов континента», всестороннее сотрудничество в повышении уровня жизни населения, а также расширение взаимодействия в обеспечении демократии и прав человека4.
По своей организационной структуре Афросоюз копировал
ЕС. Этого не отрицали и сами африканские лидеры, резонно считавшие, что им не стоит «изобретать велосипед», а следует в полной мере использовать достижения организации, добившейся
существенных успехов в деле объединения стран Европы. Вместе
с тем лидеры африканских стран подчёркивали, что Африканский
Союз будет объединением нового типа, базирующимся на африканском опыте5.
Штаб-квартира АС, как и ранее ОАЕ, расположилась в столице Эфиопии Аддис-Абебе. Высшим органом организации объявлялась Ассамблея глав государств и правительств Африканского Союза. Очередные сессии Ассамблеи должны были проводиться не реже одного раза в год. Кроме того, по предложению
любого из государств-членов и при одобрении квалифицированным большинством стран-участниц мог быть созван внеочередной саммит. Помимо Ассамблеи предусматривалось создание
Панафриканского парламента, Комиссии, Африканского суда,
Исполнительного совета, Совета мира и безопасности, Комитета
постоянных представителей, Экономического, социального и
культурного совета, семи специализированных технических комитетов, а также финансовых институтов – Центрального банка,
Валютного фонда и Инвестиционного банка6. В будущем планировалось создать африканские вооружённые силы, общий рынок
166
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.О. Кангин
и единую валюту. Под конечной целью Африканского Союза
подразумевалось единое в политическом и экономическом плане
пространство, которое охватило бы весь континент.
Реализация столь масштабных планов требовала принятия
действенного инструментария. Рабочей программой деятельности
Африканского Союза в социально-экономической сфере призвано было стать «Новое партнёрство в интересах развития Африки»
(НЕПАД), принятое в октябре 2001 г. на саммите Организации
Африканского Единства в Абудже. Эта программа была разработана под руководством и при непосредственном участии наиболее прагматичных лидеров Африканского континента, региональных «тяжеловесов» – президентов Нигерии (О. Обасанджо),
Алжира (А. Бутефлики), Южно-Африканской Республики
(Т. Мбеки) и Сенегала (А. Вада).
В основу программы НЕПАД легли два схожих проекта решения главных проблем Африканского континента: маргинализации, слаборазвитости, конфликтов, болезней, низкой производительности труда и низкого качества управления. Первый из
проектов («Партнёрство тысячелетия ради программы восстановления Африки») был составлен Т. Мбеки, О. Обасанджо и
А. Бутефликой, второй (план «Омега») – разработан А. Вадом.
Накануне саммита ОАЕ в Лусаке в июле 2001 г. оба проекта были
объединены в концепцию, получившую название «Новая африканская инициатива». Саммит в Абудже переименовал её в «Новое партнёрство в интересах развития Африки» (НЕПАД), и она
стала «главной официальной программой развития континента»7.
НЕПАД можно рассматривать как своего рода «сделку», соглашение между африканскими странами, с одной стороны, и
«большой восьмёркой» совместно с международными экономическими и финансовыми организациями, с другой. В соответствии с программой НЕПАД, мировые финансовые институты, в
первую очередь Всемирный банк, обязались финансировать те
африканские страны, которые создадут у себя благоприятный инвестиционный климат путём демократизации политической жизни, эффективной борьбы с коррупцией и осуществления структурных реформ, направленных на всемерную либерализацию
экономики8.
167
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
В рамках проекта НЕПАД был затронут важный вопрос о сосуществовании Африканского Союза и региональных интеграционных объединений, в которые в большей или меньшей степени
были вовлечены практически все страны континента. Если первоначальный план создания Африканского Союза, выдвинутый
М. Каддафи, предусматривал роспуск этих организаций, то программа НЕПАД отводила пяти существующим региональным
группировкам важную роль в деле повышения конкурентоспособности африканских стран в глобализирующемся мировом хозяйстве9.
Прагматичный подход авторов программы НЕПАД к вопросам дальнейшего развития Африканского континента был благосклонно воспринят мировым сообществом и в первую очередь
промышленно развитыми странами. Осознание африканскими
лидерами необходимости принятия срочных мер для вывода континента из состояния перманентного, всё более усугубляющегося
социально-экономического кризиса и, главное, твёрдой решимости приложить для этого максимум усилий настраивало на оптимистический лад. Страны Севера и мировые финансовые и экономические организации приветствовали выбор Африкой либеральной модели развития и демократических институтов.
Вместе с тем, многие эксперты восприняли новый континентальный проект скептически. Они отмечали труднодостижимость
сохранения темпов экономического роста в общеафриканских
масштабах на уровне 7% в год, как то предусматривается программой НЕПАД, а также то, что страны-доноры не готовы к тем
объёмам финансовых вливаний в африканскую экономику, на которые рассчитывают авторы программы. Кроме того, настороженность стран Запада вызывает фигура инициатора создания
Африканского Союза М. Каддафи. Его гегемонистские амбиции,
стремление позиционировать себя в роли защитника «обиженных
и угнетённых» африканцев и открытая склонность к конфронтации с западным миром порождают опасения, что его влияние в
АС возрастёт и конструктивное сотрудничество развитых стран с
Африкой окажется под вопросом. Многие справедливо отмечают
наличие серьёзных разногласий в видении будущего континента
у руководителей разных стран, отсутствие единой африканской
168
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.О. Кангин
позиции по множеству вопросов, огромные экономические, политические, культурные и иные различия между странами, составляющими АС. Наконец, нет никаких гарантий, что Африканский Союз станет реально действующим институтом и его не постигнет участь предыдущих африканских интеграционных
организаций.
Между тем в 2004 г. было положено начало Панафриканскому парламенту, призванному со временем стать законодательным
органом Афросоюза. Первым его председателем стала представительница Танзании Гертруда Ибенгве Монгелла. Однако в настоящее время парламент, расположившийся в южноафриканском городе Мидранд, обладает узким кругом полномочий, являясь, по сути, чисто совещательным органом10. В том же 2004 г. в
рамках строительства общеафриканских институтов был создан
Совет мира и безопасности, на который возлагаются большие надежды в разрешении вооружённых конфликтов и установлении
мира и стабильности на континенте11. Образование остальных
элементов структуры организации, предусмотренных в Учредительном акте Африканского Союза, остаётся лишь в планах.
В первые годы своего существования АС выступил прежде
всего как объединение, призванное отстаивать интересы африканских государств в отношениях с внешним миром. На данном
этапе перспективы африканского развития Афросоюз во многом
связывает с помощью извне, поэтому приоритетным направлением в его работе на первых порах стали переговоры с промышленно развитыми странами, прежде всего с «большой восьмёркой» и
международными организациями.
Авторитетные африканские лидеры, такие, как Т. Мбеки и
О. Обасанджо, уделяют наибольшее внимание вопросам списания
долгов странам континента, увеличения международной помощи
и свободной торговли как предпосылкам для выхода Африки из
кризиса и её последующего устойчивого развития12.
Африканский Союз неоднократно обращался с призывом к
богатым странам сократить субсидии, предоставляемые местным
фермерам, и устранить торговые барьеры, препятствующие экспорту важных африканских продуктов сельского хозяйства.
169
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
По условиям ряда соглашений, таких как Соглашение о торгово-экономических отношениях между ЕС и странами Африки,
Карибского бассейна и Тихого океана, заключённое в Котону,
африканским продуктам, как-то: текстильные изделия, рыба, кожа и фрукты – был предоставлен преференциальный доступ на
европейские рынки. Американский Закон о росте и возможностях
Африки также предоставляет многим африканским странам беспошлинный доступ на этот крупнейший в мире рынок13. Однако
некоторые из этих торговых соглашений постепенно аннулируются или пересматриваются, и это, наряду с либерализацией глобальных торговых потоков, создаёт угрозу ослабления экономик
Африки, поскольку на арену выходят страны, выпускающие продукцию по более низким ценам, такие как Китай и государства
Юго-Восточной Азии.
Африканский Союз от лица народов своих стран неоднократно призывал мировые финансовые организации и правительства стран «большой восьмёрки» списать долги беднейшим государствам мира и увеличить размеры помощи. Поэтому лидеры
африканских стран приветствовали решение саммита «восьмёрки» 2005 г. в Глениглсе (Шотландия) списать 40 млрд. долл. долга 14 государствам континента, а также увеличить помощь бедным странам на 50 млрд. долл.14
Существенным направлением в работе АС стала проблема
реорганизации Совета Безопасности ООН. Вокруг количества новых постоянных и непостоянных членов Совбеза и их полномочиях развернулась острая дискуссия. О. Обасанджо и ряд других
африканских лидеров предложили поддержать позицию Бразилии, Германии, Индии и Японии, выступающих за отсрочку права вето для новых постоянных членов Совета Безопасности на
15 лет. По мнению этих государств, у подобного компромиссного
проекта реформы имеется больше шансов получить одобрение
действующих постоянных членов Совета Безопасности. Однако
однодневный чрезвычайный саммит АС, собравшийся в АддисАбебе, выработал свой проект реформы ООН, предполагающий
предоставить Африке два постоянных места и пять непостоянных, при том, что первые должны будут незамедлительно получить право вето15.
170
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.О. Кангин
По сравнению с активностью на международной арене деятельность Африканского Союза внутри континента выглядит менее заметной. К относительным успехам можно причислить
стремление последовательно придерживаться пунктов Учредительного акта, касающихся поддержки демократии и введения
санкций против антиконституционных режимов. К примеру, АС
осудил приход к власти в Того Фора Гнассингбе в обход действующей конституции, а после того, как в августе 2005 г. в Мавритании был совершён военный переворот, приостановил членство этой страны в континентальной организации вплоть до проведения свободных демократических выборов16.
Африканский Союз стремится играть ведущую роль в мирном разрешении вооружённых конфликтов, сотрясающих континент. Для решения этой задачи сформированы миротворческие
силы, которые уже приняли участие в операциях в Бурунди и суданской провинции Дарфур и достигли определённых успехов17.
Что же касается вопросов, связанных с конечной целью деятельности Африканского Союза – полной политической и экономической интеграцией Африки, то они обсуждаются практически
на каждой встрече глав государств и правительств. На июльском
саммите 2005 г. в Сирте по инициативе М. Каддафи рассматривались вопросы о введении единого африканского паспорта, единой
валюты, общеконтинентальных ключевых министерств18. В продолжение этих инициатив на ноябрьской ассамблее в Абудже
предметом обсуждения стала возможность формирования единого правительства континента. На саммите в Абудже вынашивались планы создания в будущем единой широкой федерации государств Африки с общей внешней и оборонной политикой, экономическим и валютным союзом, свободным передвижением
людей на континенте. Президент Сенегала Абдулай Вад и ряд
других африканских лидеров неоднократно заявляли о готовности своих стран в любой момент войти в Соединённые Штаты
Африки, поступившись собственным суверенитетом. Тем не менее, вплоть до настоящего времени проекты экономической и политической интеграции в масштабах всего Африканского континента остаются не более чем декларацией намерений, а примеры
171
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
относительно успешных интеграционных планов можно наблюдать лишь на региональном и двустороннем уровнях.
Подводя итог, можно сказать, что три с лишним года существования Африканского Союза принесли противоречивые результаты. На международной арене страны Африки, объединённые в
АС, получили возможность выступать единым фронтом в целях
повышения роли и влияния континента в мире. Афросоюз стал
играть активную роль в деле демократизации и установления мира на континенте. Наряду с этим АС не достиг существенных успехов в достижении одной из главных своих целей – ускоренном
экономическом развитии и интеграции Африки.
Примечания
1
2
См.: Sirte Declaration. http://www.uneca.org/adfiii/riefforts/ref/other5.htm
Африканская интеграция: социально-политическое измерение. М., 2003.
С. 45.
3
Усов В. От панафриканизма к созданию Африканского Союза // Азия и
Африка сегодня. 2002. №10. С. 9
4
Constitutive Act of the African Union. http://www.au2002.gov.za/docs
/key_oau/au_act.htm
5
Усов В. Указ. соч. С. 10.
6
Constitutive Act of the African Union.
7
Бисвас А. Африка: стремление к восстановлению в XXI веке. Африканский Союз (АС) и «Новое партнёрство для развития Африки» (НЕПАД) // Азия и
Африка сегодня. 2004. № 1. С. 53.
8
Подробнее см.: Африканская интеграция: социально-политическое измерение. С. 47 – 52.
9
The New Partnership for Africa’s Development (NEPAD). http://www.nepad.
org/ 2005/files/documents/inbrief.pdf.
10
Подробнее см.: The Pan-African Parliament. http://www.pan-africanparliament.org;
Pan-African
Parliament.
http://en.wikipedia.org/wiki/PanAfrican_Parliament.
11
Подробнее см.: Кофи Аннан приветствовал создание Совета Безопасности Африканского союза. http://www.un.org/russian/news/fullstorynews. asp?news
ID=2105; Peace and Security Council. http://en.wikipedia.org/wiki/ Peace_and_Security_Council
12
Африканский союз просит «большую восьмёрку» списать долги.
05/07/2005. http://www.rian.ru/world/africa/20050705/40849930.html
13
См.: Вишневский М. Л. Развёртывается новая схватка за Африку.
http://www.africana.ru/konkurs/raboti/Vishnevsky/020224_USA_Africa.htm
14
Африканский Союз хвалит итоги саммита G8. 09.07.2005.
http://www.emigranty.ru/news.php?nid=8098
172
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.О. Кангин
15
Голос Африки. 08 июля 2005. http://www.kommentator.ru/policy/
2005/p0708-6.html
16
См.: Глава Африканского Союза: В Того происходит военный переворот.
06.02.2005.
http://top.rbc.ru/index.shtml?/news/daythemes/2005/02/06/
06023731_bod. shtml; Мавритания временно исключена из Африканского союза.
http://www.rian.ru/world/africa/20050804/41092760.html
17
Африканский Союз создаёт миротворческую бригаду. 2005-07-18.
http://www.peacekeeper.ru/index.php?mid=518; Африканский Союз пытается помочь
Дарфуру.
http://news8.thdo.bbc.co.uk/hi/russian/news/newsid_3589000/
3589630.stm
18
Кислова М. Африканский союз выступил за создание «Объединённых
штатов Африки». 05/07/2005. http://www.rian.ru/politics/20050705/40850006.html
173
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
Содержание
I. Методология. Историография. Источниковедение 3
В.В. Дементьева
3
Римская Республика: институциональная история и семиология .......... 3
О.В. Трофимова
Новые исследования о гугенотах в изгнании ............................................ 11
Е.К. Кадиева
Археологические находки в Ярославле музыкальных инструментов...... 21
Н.Ш. Каркозашвили
Английские путешественники об американской прессе
первой половины XIX в. .................................................................... 29
Е.Г. Михайловский
Бонапартизм и его социальная опора в публицистике К. Маркса......... 36
II. Античная история
О.А. Власова
Деятельность претора в Риме: внесудебные аспекты .......................... 44
Е.С. Данилов
Практика медицинского обслуживания в римской армии....................... 51
Е.Н. Великанова
Процедура вручения Тиберию и Калигуле власти принцепса .................. 56
174
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.О. Кангин
III. Новая и новейшая история Европы и Америки
В.В. Куликов
Англичане о германском «вторжении» на Британские острова
в конце XIX – начале XX в. ............................................................... 67
М.В. Кольцов
Образ лейбористских лидеров Великобритании в советской печати
и партийных документах (1945 – 1951 гг.).................................... 78
О.Г. Пошехонова
Разрядка как главный фактор внешней политики президента
Р.М. Никсона (1968 – 1974 гг.) ........................................................ 91
М.Д. Кербиков
Консервативный поворот 1982 г. в Германии ....................................... 101
А.Ю. Спиридонова
К вопросу об истории обострения корсиканской проблемы
в современной Франции .................................................................. 113
О.А. Молчанова
Европейский Парламент и роль политических партий
в Европейском Парламенте сегодня ............................................. 124
IV. Новейшая история стран Азии и Африки
Т.А. Федорова
Власть и бизнес в колониальной Индии: структура диалога ............... 137
А.С. Загрузина
Этно-конфессиональный фактор в процессе складывания
политического пространства современной Сирии.................... 148
О.Н. Кангина
Политическая элита Японии на исходе ХХ в.: проблема
преемственности поколений ......................................................... 154
Е.О. Кангин
Африканский Союз: новый этап интеграционных процессов
в Африке .......................................................................................... 164
175
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика. Идеология. Культура
Научное издание
ПОЛИТИКА. ИДЕОЛОГИЯ. КУЛЬТУРА
Проблемы всемирной истории
Сборник научных трудов
Редактор, корректор А.А. Аладьева
Компьютерная верстка И.Н. Ивановой
Подписано в печать 14.06.2006 г. Формат 60×84/16.
Бумага тип. Усл. печ. л. 10,23. Уч.-изд. л. 8,8.
Тираж 100 экз. Заказ
.
Оригинал-макет подготовлен
в редакционно-издательском отделе ЯрГУ.
Ярославский государственный университет.
150 000 Ярославль, ул. Советская, 14.
Отпечатано ООО «Ремдер» ЛР № 06151 от 26.10.2001
г. Ярославль, пр. Октября, 94, оф. 37 тел (0852) 73-35-03
176
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
18
Размер файла
1 479 Кб
Теги
всемирной, культура, политика, 1335, научный, трудове, история, сборник, проблемы, идеология
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа