close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1400.Экономические преступления в бюджетной и кредитно-финансовой сферах вопросы законодательной техники и дифференциации ответственности Кругликов Л Л

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Министерство образования и науки Российской Федерации
Федеральное агентство по образованию
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова
Л.Л. Кругликов, О.Г. Соловьев, А.С. Грибов
Экономические
преступления в бюджетной
и кредитно-финансовой сферах:
вопросы законодательной техники
и дифференциации ответственности
Ярославль 2008
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Понятие и виды экономических преступлений
УДК 343(075.8)
ББК Х 628.10я73
К 84
Рекомендовано
Редакционно-издательским советом университета
в качестве научного издания. План 2008 года
Под общей редакцией д-ра юрид. наук, заслуженного деятеля науки,
академика МАН ВШ и РАЕН проф. Л.Л. Кругликова
Авторы: 1 – 4 глава – Л.Л. Кругликов;
2 – 3 глава – О.Г. Соловьев; 5 глава – А.С. Грибов
Рецензенты:
Румянцева Е.В., начальник Управления по налоговым преступлениям
УВД Ярославской области, кандидат юридических наук;
Ярославское правовое научно-исследовательское общество
К 84
Кругликов, Л.Л. Экономические преступления в бюджетной и
кредитно-финансовой сферах: вопросы законодательной техники и
дифференциации ответственности : монография / Л.Л. Кругликов,
О.Г. Соловьев, А.С. Грибов ; Яросл. гос. ун-т. – Ярославль: ЯрГУ,
2008. – 232 с.
ISBN 978-5-8397-0611-8
В монографии исследуются признаки экономических преступлений,
предлагаются критерии их научной классификации, делается ретроспективный анализ преступлений в бюджетной сфере, определяется их место в
системе Особенной части УК РФ. На этой базе в последующем раскрываются технико-юридические аспекты конструирования законодателем составов экономических преступлений в бюджетной и кредитно-финансовой
сферах, а также ставятся и решаются некоторые проблемы дифференциации ответственности за такого рода преступления. В заключительной главе
работы рассматриваются особенности законодательной регламентации некоторых видов экономических преступлений в уголовном законодательстве ФРГ и США.
Предназначено для преподавателей, аспирантов и студентов юридических вузов и факультетов, практических и научных работников, а также
иных лиц, интересующихся проблемами уголовного права.
Публикация осуществлена при поддержке научного гранта РГНФ
(проект № 08-03-00345А)
УДК 343(075.8)
ББК Х 628.10я73
© Ярославский государственный
университет, 2008
ISBN 978-5-8397-0611-8
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Понятие экономических преступлений
Глава 1. Понятие и виды экономических преступлений
Глава 1
Понятие и виды
экономических преступлений
§ 1. Понятие экономических преступлений
Обозначения «экономические преступления», «экономическая
преступность» в последнее десятилетие у всех на слуху. Обращается,
в частности, внимание на то, что экономическая преступность стала
проблемой национального масштаба, ибо она обладает мощным зарядом деструктивных и дисфункциональных свойств и оказывает
«негативное воздействие на процессы, протекающие как в хозяйственной, так и в социальной сфере жизнедеятельности общества»1. В
унисон этому Бу Свенссон также замечает, что экономическая преступность отрицательно воздействует на общественную мораль,
подрывает доверие ко всей общественно-политической системе, негативно влияет на общественное планирование в экономической и
социальной сфере2.
Вместе с тем в науке уголовного права так и не сложилось единого мнения относительно научного определения понятия экономических преступлений. Утверждается, что границы такого понятия
вообще очень трудно четко определить в строго уголовно-правовом
смысле ввиду его (понятия) известной условности3.
Можно выделить три взгляда на экономические преступления:
широкое, узкое, умеренное (срединное).
1
Колесников В.В. Преступность в сфере экономической деятельности и ее
криминологическая характеристика // Вопросы квалификации и расследования
преступлений в сфере экономики. Саратов, 1999. С. 75.
2
См.: Свенссон Б. Экономическая преступность. М., 1987. С. 13.
3
См.: Яни п. С. Экономические и служебные преступления. М., 1997.
С. 32.
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Понятие и виды экономических преступлений
Так, отмечается, что «почти любое преступление может быть
сведено к категории экономического, то есть такого, от которого его
субъект получает прямую или опосредованную материальную выгоду»4. Если считать материальную выгоду обязательным и сущностным признаком экономического преступления, то такое утверждение
имеет право на существование.
Скажем, многие посягательства на жизнь совершаются из корысти, и не случайно в п. «з» ч. 2 ст. 105 УК в качестве квалифицирующего обстоятельства предусмотрено убийство из корыстных побуждений, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или
бандитизмом. Пленум Верховного Суда РФ в п. 11 постановления
№1 от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве
(ст. 105 УК РФ)» указал, что корыстным следует считать умышленное лишение жизни, совершенное в целях получения материальной
выгоды или избавления от материальных затрат5.
Намерение получить материальную выгоду чаще всего лежит в
основе и таких посягательств, предусмотренных гл. 16 УК, как принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120), незаконное производство аборта (ст. 123). Теми же мотивами руководствуется нередко лицо, совершая преступления против личной свободы (гл. 17), – похищение человека, незаконные
лишение свободы и помещение в психиатрический стационар, торговля людьми и использование рабского труда. В п. «з» ч. 2 ст. 126
УК установлена повышенная ответственность за похищение человека из корыстных побуждений. Ряд преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина (гл. 19) также предполагают наличие у виновного корыстных намерений, что прямо подчеркивается в диспозиции ст. 145¹. Из корысти мыслимо совершение
многих преступлений главы 20 Кодекса – вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (ст. 150), в бродяжничество и
попрошайничество (ст. 151), подмена ребенка, незаконное усыновление (удочерение) и разглашение тайны усыновления (в ст. 153 – 155
прямо указывается на корыстные побуждения как на обязательный
4
Лопашенко Н.А. Экономическая преступность: понятие, состояние и
проблемы борьбы // Вопросы квалификации и расследования преступлений в
сфере экономики. С. 13.
5
См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 3. С. 4.
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Понятие экономических преступлений
альтернативный признак), злостное уклонение от уплаты средств на
содержание детей или нетрудоспособных родителей (ст. 157 УК).
Нередко и посягательства на общественную безопасность и общественный порядок (раздел 9), государственную власть (раздел 10), против военной службы (раздел 11) и против мира и безопасности человечества (раздел 12) также совершаются в целях наживы.
Так, акты терроризма осуществляются не только «в целях воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями» (ч. 1 ст. 205 УК), но и для удовлетворения неправомерных имущественных и (или) иных интересов. К сожалению,
указание на последнюю из упомянутых целей до сих пор в ст. 205
Уголовного кодекса не произведено, хотя уже после принятия Закона
о борьбе с терроризмом, а затем и Закона о противодействии терроризму дополнения в данную статью вносились неоднократно6. В итоге пробел в уголовном законодательстве не устранен.
Нецелевое расходование бюджетных средств (ст. 285¹) и нецелевое расходование средств государственных внебюджетных фондов
(ст. 285²) – преступления, включенные законодателем в гл. 30, поскольку их основной объект определен как государственная власть,
интересы государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Однако эти деяния имеют дополнительным объектом
бюджетные отношения и весьма тесно смыкаются с соответствующей группой преступлений в сфере экономической деятельности.
Экономические отношения затрагивает и деяние, описанное в ст. 289
«Незаконное участие в предпринимательской деятельности», которое
также вправе «претендовать» на место в гл. 22 УК.
6
См.: Федеральные законы: от 9 февраля 1999 г. № 26-ФЗ «О внесении
изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1999. № 7. ст. 873; от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ
«О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // Там же. 2003. № 50. Ст. 4848; от 21 июля 2004 г. «О внесении изменений в статьи 57 и 205 Уголовного кодекса Российской Федерации» // Там же.
2004. № 30. Ст. 3092; от 27 июля 2006 г. «О внесении изменений в отдельные
законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации конвенции Совета Европы о предупреждении
терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму» // Там
же. 2006. № 31 (1 ч.). Ст. 3452.
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Понятие и виды экономических преступлений
В то же время небесспорно именовать упомянутые преступления
экономическими, поскольку незаконный имущественный интерес в
них выступает в качестве сопутствующего, а экономические отношения – в роли дополнительного (обязательного или факультативного) объекта уголовно-правовой охраны. Собственно же экономические преступления имеют ранее отмеченные отношения в качестве
основного, ведущего объекта. Следовательно, необходимо различать
посягательства, имеющие экономическую мотивацию (так называемой экономической направленности7) и собственно экономические
преступления.
Иного и, как нам представляется, ошибочного мнения на этот
счет придерживается И.И. Рогов, выделяющий основные признаки
экономического преступления (как-то: криминологическую однородность; связь преступления с экономико-хозяйственным механизмом; особый субъект – лицо, непосредственно выполняющее хозяйственные функции, включенное в систему тех экономических отношений, на которые данное преступление посягает) и в их числе
общность объекта посягательства. В качестве такового, по его мнению, выступает экономическая система, причем в роли как основного, так и дополнительного (факультативного) объекта8. Такой подход ведет к чрезмерно широкой трактовке экономических преступлений. К этому же мнению склоняется и М.В. Талан9, которая включает
в рассматриваемые понятия помимо преступлений в сфере экономики также деяние, описанное в ст. 238 УК (гл. 25 «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности»), и деяния
гл. 30, хотя далеко не все из них вопреки делаемой автором посылке
имеют «способность причинять вред рыночным отношениям со сто-
7
Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономической деятельности
(Комментарий к главе 22 УК РФ). Ростов н/Д., 1999. С. 9.
8
См.: Рогов И.И. Проблемы борьбы с экономической преступностью
(уголовно-правовое и криминологическое исследование). Автореф. дис. … д-ра
юрид. наук. Алма-Ата, 1991. С. 12–13.
9
Талан М.В. Система преступлений в сфере экономической деятельности
// Налоговые и иные экономические преступления. Вып. 3 / Отв. ред.
Л.Л. Кругликов. Ярославль, 2001. С. 27.
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Понятие экономических преступлений
роны субъектов, в той или иной мере включенных в эти отношения»10.
Судя по наименованию, экономические преступления – это деяния, совершаемые в сфере экономики. Экономика (от греч. oikonomike) – искусство ведения хозяйства. В учебной литературе этот
термин используется как синоним слова «хозяйство»11, и не случайно
длительное время в отечественном уголовном законодательстве одна
из глав именовалась «Хозяйственные преступления» (гл. 4 УК 1922
г., гл. 5 УК 1926 г., гл. 6 УК 1960 г.).
В настоящее время отдельные авторы склонны называть только
эту группу преступлений экономическими (гл. 22 УК 1996 г.)12.
«Экономическая преступность» и «преступность в сфере экономики», – утверждается в одной из работ, – понятия вовсе не идентичные. Второе шире, поскольку включает все преступления, происходящие в экономике, в том числе и относящиеся к традиционным
имущественным (кражи, грабежи и т.п.)13. К тому же мнению склоняется Бу Свенссон, разделяющий взгляды официальных государственных органов Швеции, и прежде всего полиции и прокуратуры: к
экономической преступности им не относятся имущественные преступления традиционного характера, если они не имеют связи с хозяйственной деятельностью; он считает, что экономические преступления помимо прямого мотива экономической выгоды носят длящийся характер и осуществляются систематически14. Того же взгляда
придерживается правительственная эко-комиссия, согласно директиве которой, чтобы быть охарактеризованной как экономическая, пре10
Талан М.В. Система преступлений в сфере экономической деятельности. С. 28.
11
См. об этом: Ефимова Е.Г. Экономика: Учеб. пособие для направления
«Юриспруденция». М., 1977. С. 7; Толстошеев В.В. Региональное экономическое право России. М., 1999. С. 25.
12
См.: Волженкин Б.В. Экономические преступления. СПб, 1999; Корчагин А.Г., Иванов А.М., Щербаков А.В. Экономические преступления (политико-правовые аспекты). Владивосток, 1999 и др.
13
Корчагин А.Г. и др. Указ. соч. С. 34.
14
См.: Свенссон Б. Указ. соч. С. 25. Следует заметить, однако, что автор
подчас отступает от этого определения, относя к категории данных посягательств, например, мошенничество – преступление имущественное (там же), а
также уклонение отдельных лиц от налогообложения, которое далеко не всегда
носит систематический характер (с. 8 и др.).
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Понятие и виды экономических преступлений
ступность «должна иметь длящийся характер, осуществляться систематически и в рамках экономической деятельности, которая сама
по себе не является уголовно-наказуемой, но в определенных случаях составляет основу уголовных деяний»15.
Касаясь исследуемого понятия, Е.Е. Дементьева также полагает,
что экономические преступления имеют длящееся систематическое
развитие и, нося корыстный характер, совершаются в процессе осуществления профессиональных функций в рамках и под прикрытием
законной экономической деятельности16. В такой интерпретации главенствует узкая трактовка экономических преступлений – под ними
понимаются только деяния, описываемые в нормах гл. 22 УК РФ.
На наш взгляд, необходимо исходить из того, что российский законодатель ныне определился в данном вопросе, включив в раздел
VIII «Преступления в сфере экономики» деяния, совершаемые не
только в сфере экономической деятельности (гл. 22), но и против
собственности (гл. 21). В этот раздел вошли и посягательства против
интересов службы в коммерческих и иных организациях (гл. 23),
многие из которых, как верно замечает Б.В. Волженкин, «далеко не
всегда связаны с экономикой» (например, злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами, служащими частных
детективных и охранных служб), в связи с чем нахождение данной
главы в разделе VIII «весьма сомнительно»17. Тем не менее с некоторой долей условности преступления и этой главы должны именоваться экономическими.
Еще в большей мере такое наименование применимо к преступлениям против собственности. И вовсе не потому, что, как отмечается в юридической литературе, почти все посягательства, названные в
гл. 22, причиняют вред и отношениям собственности, а преступления против собственности одновременно нарушают и нормальный
уклад экономических отношений, что «позволяет сделать вывод о
трудностях, о практической невозможности четкого, однозначного
разграничения преступлений против собственности и так называемых экономических преступлений»18.
15
Свенссон Б. Указ. соч. С. 149.
См.: Дементьева Е.Е. Проблемы борьбы с экономической преступностью в зарубежных странах. Дис. … канд. юрид. наук. М., 1996. С. 30.
17
Волженкин Б.В. Указ. соч. С. 52.
18
Корчагин А.Г. и др. Указ соч. С. 118.
16
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Понятие экономических преступлений
Конечно, известные трудности в разграничении деяний гл. 21 и
22 УК существуют. Но они существовали и ранее: об этом свидетельствует, в частности, тот факт, что, несмотря на внешнее обособление в предшествовавших кодексах глав об имущественных и хозяйственных преступлениях19, отдельные виды деяний «перекочевывали» из одной главы в другую.
Так, в гл. 6 УК 1922 г. среди имущественных преступлений назывались покупка заведомо краденого (ст. 181) и самовольное пользование в целях недобросовестной конкуренции чужим товарным,
фабричным или ремесленным знаком (ст. 199), а в гл. 4 среди хозяйственных (наряду с составами нарушений правил торговли, государственной монополии и недобросовестной конкуренцией) – расточение арендатором предоставленного ему по договору имущества
(ст. 129).
В гл. 7 УК 1926 г. среди имущественных преступлений, наряду с
упомянутыми выше (см. ст. 181 и 199 УК 1922 г., ст. 164-2 и 178 УК
1926 г.), фигурировал также состав изготовления, хранения с целью
сбыта и сбыта поддельного пробирного клейма, а равно клеймение
таковым изделий и слитков (ст. 172), а в гл. 5 среди хозяйственных –
упоминавшийся уже состав «расточения» (ст. 130) и расхищение государственного и общественного имущества, в том числе путем заключения невыгодных сделок (ст. 129¹).
В УК 1960 г. расположение составов выглядит более упорядоченным, осмысленным – расхищение, расточение (растрата) упоминаются уже среди посягательств на собственность, а другие упомянутые виды, напротив, – в главе о хозяйственных преступлениях.
Однако объектом состава преступно-небрежного использования или
хранения сельскохозяйственной техники (ст. 99¹) была определена
собственность, хотя, как отмечалось в юридической литературе, данное деяние выглядит типично хозяйственным преступлением20.
19
В УК РСФСР 1960 г. впервые имущественные посягательства были названы преступлениями против собственности с выделением двух глав – «против социалистической собственности» и «против личной собственности».
Позднее (в 1994 г.) произошло объединение этих глав, однако наименование
объекта (собственность) было сохранено и затем воспроизведено в УК 1996 г.
20
Cм., например: Уголовное право. Часть Особенная / Под ред.
М.И. Ковалева, М.А. Ефимова и Е.А. Фролова. М., 1969. С. 94.
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Понятие и виды экономических преступлений
Но несмотря на известные трудности, деяния гл. 21 и 22 вполне
возможно и нужно различать, и прежде всего по объекту. В отношениях собственности принято выделять статическую и динамическую
стороны. Если статическая сторона характеризуется состоянием
принадлежности материальных благ собственнику21, то динамическая – использованием предмета в процессе производства, распределения, потребления и обмена, нахождением «вещи в обороте». В зависимости от того, какому из этих аспектов придается превалирующее значение, выделяются имущественные (против собственности)
преступления и посягательства, совершаемые в сфере экономической деятельности. В целом же они должны именоваться, как замечал еще в 20-х годах прошлого века проф. А.А. Пионтковский (старший), «экономическими преступлениями»22.
УК 1960 года по сути относил к экономическим преступлениям
и посягательства в сфере экологии, признавая последние разновидностью хозяйственных преступлений. В юридической литературе
также существовали взгляды, согласно которым объектом преступлений против природы признавались либо отношения собственности, либо отношения по хозяйственному использованию природных
ресурсов23. Природная среда, сообразно этим взглядам, рассматривалась как своеобразная «кладовая», подлежащая освоению, эксплуатации, а не как среда обитания всего живого на земле – человека,
животного и растительного мира. Закон «Об охране окружающей
природной среды» (ст. 85) определил в своё время экологические
преступления как общественно опасные деяния, посягающие на установленный в Российской Федерации экологический правопорядок,
экологическую безопасность общества и причиняющие вред окружающей природной среде и здоровью человека24. Соответственно
данные деяния были обособлены в отдельную главу (26) и расположены не среди экономических преступлений, а в разделе IХ «Пре21
См.: Фролов Е.А. Объект и преступные последствия при посягательствах на социалистическую собственность // Сб. учен. тр. СЮИ. Вып. 8. Свердловск, 1968. С. 106.
22
Пионтковский А.А. Советское уголовное право. Т. 2. М.; Л., 1928.
23
См. об этом: Жевлаков Э.Н. Экологические преступления // Уголовное
право России. Часть Особенная: Учебник для вузов / Отв. ред. Л.Л. Кругликов.
М., 1999. С. 514 и далее.
24
См.: Ведомости Верховного Совета РФ. 1992. № 10. Ст. 457.
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Классификация экономических преступлений
ступления против общественной безопасности и общественного порядка».
Подытоживая сказанное, можно дать следующее определение
понятия экономического преступления: это совершаемое в сфере
экономики – умышленно или по неосторожности – действие или
бездействие, создающее опасность причинения вреда или реально причиняющее вред отношениям производства, обмена, распределения или потребления и признаваемое преступлением
нормами раздела VПI УК РФ.
§ 2. Классификация
экономических преступлений
Прежде всего заметим, что спорен вопрос о том, к какому виду –
основываясь на делении «по вертикали» – должен быть отнесен объект экономических преступлений. Напомним, что в теории распространено деление охраняемых уголовным правом общественных отношений на общий, родовой и непосредственный объекты, предложенное еще в 1938 году проф. В.Д. Меньшагиным25. До недавнего
времени оно было преобладающим. Заявлялось, что «трехчленному
делению – Особенная часть – глава Особенной части – состав преступления – соответствует и трехстепенное деление объекта охраны:
общий объект – родовой объект – непосредственный объект»26, и
лишь имелись терминологического характера расхождения: скажем,
родовой объект именовался подчас групповым либо специальным, а
непосредственный – видовым27.
В то же время применительно к имущественным преступлениям
речь велась уже о двух видах объектов, поскольку родовой и непосредственный объекты не разграничивались. И это при том, что в
рамках соответствующей главы принято было выделять три группы
посягательств: 1) хищения; 2) корыстные преступления, не являющиеся хищениями; 3) некорыстные имущественные преступления.
25
См.: Советское уголовное право: Учеб. пособие. М., 1938. С. 86.
Курс советского уголовного права: в 5 т. Л., 1968. Т. 1. С. 290.
27
См., например: Уголовное право УССР. Общая часть. Киев, 1984. С. 77.
26
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Понятие и виды экономических преступлений
Другое дело, что критерий подобной классификации не назывался28.
Постепенно, однако, приходило осознание того, что в основе данной
классификации лежит объект: хищения посягают на состояние принадлежности (присвоенности) материальных благ и на отношения
распределения, что и объясняет их повышенную общественную
опасность по сравнению с деяниями двух других групп; преступления второй группы причиняют вред лишь отношениям распределения, равно как третьей группы – лишь состоянию принадлежности
материальных благ собственнику. Подобный же процесс размежевания родового и непосредственного (назовем пока его так) объектов
ныне наблюдается все отчетливее и относительно преступлений,
предусмотренных иными главами Особенной части УК, в том числе
гл. 22.
Таким образом, вычленение в ходе классификации «по вертикали» общего, родового и непосредственного объектов обоснованно.
Но является ли такое деление полным? В уголовно-правовой литературе было высказано мнение, что в поиске новой классификации
объектов преступления нет практической необходимости29, поскольку решение всех основных задач правотворческого и правоприменительного плана вполне достигается с помощью упомянутой триады;
«эта классификация вполне отвечает потребностям практики, весьма
логична…»30. Данное мнение не представляется нам бесспорным,
особенно с учетом структуры принятого УК РФ 1996 г.
Как известно, основными структурными единицами действующего Уголовного кодекса выступают разделы, главы, статьи. Перед
законодателем в период его принятия стояли, как минимум, следующие задачи: а) разбить все статьи на разделы и расположить их относительно друг друга; б) в пределах каждого раздела вычленить главы
и расположить их относительно друг друга; в) скомпоновать статьи
внутри глав в группы (а при необходимости – и в подгруппы) и расположить эти группы относительно друг друга; г) в пределах каждой
группы расположить статьи в определенной последовательности.
28
См., например: Советское уголовное право. Часть Особенная. М., 1965.
С. 109–110.
29
См.: Таций В.Я. Объект и предмет преступления в советском уголовном
праве. Харьков, 1988. С. 79.
30
Уголовное право Украины. Общая часть / Под ред. М.И. Бажанова,
В.В. Сташиса, В.Я. Тация. Харьков, 1999. С. 83.
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Классификация экономических преступлений
Базовыми критериями, судя по строению УК 1996 г., выступили объект того или иного его уровня, выделяемого «по вертикали», и относительная важность объектов, их значимость.
Следовательно, помимо общего необходимо выделять объекты:
разделов, глав, групп преступлений внутри глав, подгрупп (например, связанных с незаконным оборотом наркотиков в рамках группы
преступлений против здоровья населения – гл. 25), отдельных видов
преступлений (мошенничества, разбоя, лжепредпринимательства,
контрабанды и т.д.), а возможно, и конкретного преступления.
Как именовать объект, присущий преступлениям, описанным в
той или иной главе Кодекса? Применительно к посягательствам в
сфере экономической деятельности (гл. 22) одни ученые называют
нарушаемый объект видовым31, другие – родовым32. Тот же разнобой
наблюдается и относительно преступлений гл. 21. Если придерживаться сложившейся традиции в российском уголовном праве и наименования объектов такой структурной единицы, как главы, в период действия прежнего Кодекса, то предпочтительно именовать объекты глав и ныне родовыми. В самом деле, название многих глав
осталось прежним: «Преступления против собственности», «Преступления против правосудия», «Преступления против порядка
управления». Нет потому достаточных оснований утверждать, что
раньше их объект был родовым, а теперь стал видовым, тем более
что речь идет не о виде преступления, а о совокупности видов посягательств, объединенных общими родовыми признаками.
Но если согласиться с таким обозначением, тогда объекты разделов целесообразно называть межродовыми. УК 1996 г. в пределах
31
См., например: Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.И. Преступления
в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Красноярск, 1998. С. 5; Российское уголовное право. Особенная часть / Под ред. М.П. Журавлева и С.И. Никулина. М., 1998.
С. 163; Уголовное право России. Особенная часть / Под ред. А.И. Рарога. М.,
1997. С. 143; Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Отв.
ред. Б.В. Здравомыслов. М., 1996. С. 178.
32
См., например: Корчагин А.Г. и др. Указ. соч. С. 119; Лопашенко Н.А.
Вопросы квалификации преступлений в сфере экономической деятельности.
Саратов, 1997. С. 11; Уголовное право. Особенная часть / Под ред.
Н.И. Ветрова и Ю.И. Ляпунова. М., 1998. С.288; Уголовное право Российской
Федерации / Под ред. Г.Н. Борзенкова и В.С. Комиссарова. М., 1997. С. 246.
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Понятие и виды экономических преступлений
межродовых выделяет, как правило, по несколько родовых объектов.
Так, анализируемый раздел VIII «Преступления в сфере экономики»
(межродовой объект – сфера экономики) в качестве родовых выделяет отношения собственности (гл. 21), сферу экономической деятельности (гл. 22), интересы службы в коммерческих и иных организациях (гл. 23). Исходя из различий в родовых объектах, можно говорить
о трех классификационных группах посягательств, описанных соответственно в гл. 21, 22 и 23 УК.
В свою очередь, родовые объекты, как правило, также состоят из
нескольких объектов, что и позволяет выделять группы преступлений в пределах соответствующих глав. Соответственно присущие им
объекты целесообразно было бы именовать групповыми. Отдельные
виды преступлений посягают на общественные отношения, которые
могут быть обозначены как видовые объекты. Так, групповым объектом хищений являются состояние принадлежности имущества и отношения распределения33, а объекты отдельных видов хищений отличаются специфическими особенностями. Например, мошенничество посягает и на психическую неприкосновенность личности,
присвоение и растрата – также и на интересы службы, разбой – дополнительно на жизнь или здоровье человека.
Аналогичным образом могут быть охарактеризованы и преступления в сфере экономической деятельности. Так, принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст. 179 УК) имеет
видовым объектом свободу экономической деятельности и физическую неприкосновенность личности и (или) собственность, злостное
уклонение от предоставления инвестору или контролирующему органу информации, определенной законодательством Российской Федерации о ценных бумагах (ст. 185¹), также и имущественные интересы граждан, организаций или государства и т.д.
Исходя из групповых объектов, все преступления против собственности (гл. 21) можно классифицировать на: 1) хищения (они, как
упоминалось чуть выше, нарушают и состояние принадлежности
имущества собственнику, и отношения распределения); 2) корыст33
См.: Кригер Г.А. Борьба с хищениями социалистического имущества.
М., 1965. С. 46, 76; Фролов Е.А. Объект уголовно-правовой охраны и его роль
в организации борьбы с посягательствами на социалистическую собственность. Автореф. дис. … д-р юрид. наук. Свердловск, 1971. С. 48.
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Классификация экономических преступлений
ные преступления, не являющиеся хищениями (они направлены на
второй объект – на отношения распределения) и 3) некорыстные
преступления против собственности (они нарушают, напротив, первый объект – состояние принадлежности имущества).
Более сложным предстает вопрос о групповых объектах преступлений главы 22, и не случайно до настоящего времени на него в
уголовно-правовой теории нет однозначного ответа. Между тем данная гл. – самая крупная в действующем Уголовном кодексе: на момент его принятия она содержала 32 статьи и 38 основных составов,
а в настоящее время – 35 статей и 42 состава. Ясно, что без классификации сложно разобраться в структуре данной главы, понять ее
содержание, рассматривать вопросы дифференциации ответственности. Поэтому трудно понять позицию тех авторов соответствующих
разделов учебной литературы, которые вовсе отказались от попыток
классификации преступлений гл. 2234.
Разумеется, классификации могут носить различный характер –
от весьма детализированной до укрупненной. Так, некоторые ученые
ограничиваются выделением 4-5 групп (А.А. Аслаханов, Н.А. Лопашенко, Б.В. Яцеленко, В.С. Устинов и др.), другие приводят от 7 до
10 групп (Н.Н. Афанасьев, Б.М. Леонтьев, И.В. Шишко, Б.В. Волженкин, п. Н. Панченко, А.М. Яковлев и др.).
Встречаются и очень дробные, даже многоступенчатые классификации преступлений в сфере экономической деятельности. Например, М.В. Талан делит вначале все деяния гл. 22 на 5 групп (связанные с нарушением установленного порядка осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности; в сфере
монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции;
таможенные преступления; в сфере финансовой деятельности; связанные с нарушением прав потребителей), а затем подвергает преступления первой и четвертой групп более дробному делению. Так, в
первой группе ею выделяются 3 подгруппы (совершаемые должностными лицами; связанные с экономической деятельностью и оборотом имущества; субъектами которых могут быть предприниматели
либо лица, не зарегистрированные в качестве таковых). К четвертой
группе ею отнесено 5 подгрупп преступлений (в сфере обращения
34
См., например: Уголовное право России. Особенная часть / Отв. ред.
Б.В. Здравомыслов. М., 1996.
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Понятие и виды экономических преступлений
денег и ценных бумаг; валютные; связанные с банкротством; связанные с уклонением от уплаты налогов и других обязательных платежей в бюджет; в сфере кредитных отношений)35. Остается, однако,
непонятным, какой вид объекта «по вертикали» положен ею в основу
выделения групп и тем более подгрупп, поскольку чуть выше она
считает, что выделение общего, родового, видового и непосредственного объектов «полностью» соответствует «структуре нового
Уголовного кодекса РФ»36. Если предположить, что родовой и видовой объекты лежат в основе выделения разделов и глав, то каковы
объекты, по которым выделяются автором группы и подгруппы преступлений? Очевидно, что это не непосредственный, который специфичен для отдельно взятых преступлений, их видов, поскольку
именно на уровне непосредственного объекта многими учеными, а
вслед за ними и авторами выделяются «по горизонтали» основной и
дополнительный объекты.
Несостоятельность устаревшей теории трехчленного (и обновленной – четырехчленного) деления объектов «по вертикали» пора
уже наконец признать.
На наш взгляд, отталкиваясь от группового объекта, который
должен находиться в плоскости родового и соотноситься с последним как вид с родом, можно выделить ряд групп деяний в сфере экономической деятельности, направленных против: 1) установленного
порядка осуществления предпринимательской и иной экономической
деятельности (незаконные предпринимательство и банковская деятельность – ст. 171 и 172; производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт немаркированных товаров и продукции – ст. 171¹;
лжепредпринимательство – ст. 173; и др.); 2) интересов кредитора и
бюджетных отношений (злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности – ст. 177, неправомерные действия при банкротстве – ст. 195; и др.); 3) свободы товарного рынка (недопущение,
ограничение или устранение конкуренции – ст. 178, принуждение к
совершению сделки или к отказу от ее совершения – ст. 179, незаконное использование товарного знака – ст. 180; и др.); 4) установленного порядка обращения денег, ценных бумаг и валютных ценностей (злоупотребления при выпуске ценных бумаг – ст. 185, фальши35
36
См.: Талан М.В. Указ. соч. С. 35–36.
Талан М.В. Указ. соч. С. 29.
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Классификация экономических преступлений
вомонетничество – ст. 186, изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов –
ст. 187; и др.); 5) установленного порядка осуществления внешнеэкономической деятельности: таможенные преступления (контрабанда – ст. 188, незаконный экспорт технологии, научно-технической
информации и услуг, сырья, материалов и оборудования, используемых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники – ст. 189 и др.
В свою очередь, в пределах отдельных групп на базе подгруппового объекта могут быть выделены подгруппы преступлений, например бюджетные преступления (незаконное получение кредита –
ст. 176, уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или с физического лица – ст. 194, уклонение от уплаты
налогов и (или) сборов с физического лица – ст. 198, уклонение от
уплаты налогов и (или) с организации – ст. 199, неисполнение обязанностей налогового агента – ст. 199¹, сокрытие денежных средств
либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счёт которых должно производиться взыскание налогов и (или)
сборов – ст. 199².). Тесно примыкают сюда и посягательства, предусмотренные ст. 285¹ и 285² Уголовного кодекса.
Касаясь роли группового объекта, заметим, в частности, что законодатель должен стремиться компактно располагать составы преступлений внутри глав, исходя из общности группового объекта. К
сожалению, это наблюдается далеко не всегда. Например, нормы
подгруппы посягательств на интересы кредитора разобщены: они
изложены в ст. 176 – 177, 195 –197. Или, описывающая состав уклонения от уплаты таможенных платежей, статья 194 «оторвана» от
группы статей о таможенных преступлениях, а валютные преступления «отдалены» от группы посягательств на установленный порядок
обращения денег, ценных бумаг и валютных ценностей.
Подобного рода издержки и отсутствие единства мнений относительно классификации преступлений главы 22 объясняются весьма
серьезными изменениями соответствующего блока норм по сравнению с прежним Уголовным кодексом. И дело здесь не только в ином
наименовании главы и выведении из нее норм об экологических преступлениях. Появилось немало новых видов уголовнопротивоправного поведения – по нашим подсчетам, около 20 (из 37
основных составов) декриминализированы – ввиду изменения соци17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Понятие и виды экономических преступлений
ально-экономических условий и отпадения в связи с этим общественной опасности. Это такие виды поведения, как спекуляция, коммерческое посредничество и частнопредпринимательская деятельность и т.п.; переведены в другие главы нормы о незаконном усыновлении, выпуске или продаже товаров, оказании услуг, не
отвечающих требованиям безопасности (ныне это ст. 154 и 238 УК).
Законодатель отказался от использования административной преюдиции, что повлекло использование в гл. 22 иных конструкций составов преступлений, изменение содержания соответствующих уголовно-правовых норм.
В частности, немалое число преступлений в сфере экономической деятельности содержит ныне материальный состав, о чем свидетельствует указание на крупный ущерб (ст. 171, 172, 173, 176, 178,
180 и др.) и (или) крупный размер (ст. 171¹, 177, 188, 192, 193, 194 и
др.). Это создает большую надежность в плане соответствия таких
деяний тому уровню общественной опасности, который должен быть
характерен для преступлений.
В связи с этим необходимо сделать два замечания. Во-первых,
как представляется, без достаточных оснований ряд составов сконструирован по типу формальных. Так, воспрепятствование законной
предпринимательской деятельности, выразившееся в неправомерном
отказе или уклонении от регистрации, выдачи разрешения, в незаконном вмешательстве в предпринимательскую деятельность и т.п.
(ст. 169), вне зависимости от мотивов виновного и характера вреда
объявляется преступным. В такой редакции ч. 1 ст. 169 «обречена»
на ее неприменение, ибо совершенно очевидно, что во многих случаях по степени вредоносности такое поведение не выходит за рамки
дисциплинарного или административного правонарушения.
То же касается регистрации заведомо незаконных сделок с землей, искажения учетных данных Государственного земельного кадастра (ст. 170), недопущения, ограничения или устранения конкуренции (ст. 178), нарушения правил изготовления и использования государственных пробирных клейм (ст. 181), незаконного получения и
разглашения сведений, составляющих коммерческую, налоговую или
банковскую тайну (ст. 183). Практически лишь в случаях реального
наступления вреда (крупного ущерба) или заметного размаха преступной деятельности (в крупных размерах) будет возникать вопрос
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Ретроспективный анализ, место и значение преступлений ...
об уголовной ответственности субъекта за соответствующее противоправное поведение.
Во-вторых, следует отметить линию законодателя на уточнение
содержания так называемых оценочных признаков состава преступления, касающихся размера вреда и размаха преступной деятельности. В ряд статей главы 22 введены примечания, конкретизирующие
содержание понятий и по сути превращающие оценочные понятия в
признаки точного значения. Например, предусмотренное ст. 194 деяние признается совершенным в крупном размере, если сумма неуплаченных таможенных платежей превышает пятьсот тысяч рублей, а
в особо крупном размере – один миллион пятьсот тысяч рублей.
Определенные подвижки осуществлены в вопросах дифференциации ответственности за посягательства в сфере экономической
деятельности.
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
Глава 2
Вопросы законодательной
регламентации объективных признаков
составов преступлений, посягающих
на порядок формирования
и расходования бюджетных средств
§ 1. Ретроспективный анализ,
место и значение преступлений
в сфере бюджетных правоотношений
в системе Особенной части УК РФ
§ 1. Ретроспективный анализ, место и значение преступлений ...
Реализация финансово-правовых норм в сфере экономической
деятельности зачастую встречает противодействие со стороны участников финансовых отношений. Обязанность уплачивать налоги и
иные обязательные платежи вызывает у некоторых налогоплательщиков подсознательную готовность к сокрытию дохода либо иным
неправомерным деяниям, обеспечивающим использование получен19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
ного имущества без учета конституционного права государства на
часть этого дохода. Получение денежных средств из государственного бюджета зачастую сопровождается желанием использовать их не
по целевому назначению, многие хозяйствующие субъекты нарушают кредитные и иные финансовые обязательства перед государством.
Несоблюдение установленного государством порядка осуществления
финансовой и, прежде всего, бюджетной деятельности нарушает интересы всего общества, то есть приобретает публично-правовой характер. Совокупность названных факторов создает предпосылки для
совершения большого числа налоговых, таможенных, бюджетных и
иных преступлений и, как следствие, реакцию государства по защите
своих имущественных интересов37.
Подчеркивая особую важность правовой охраны сферы формирования и пополнения бюджета в обеспечении национальных интересов государства, В.Д. Зорькин отметил: «За счет налогов в настоящее время формируется до 80% федерального бюджета России. Но
острота сегодняшней ситуации заключается в том, что, по различным оценкам, в бюджет не поступает от 20 до 50% причитающихся к
уплате налогов. Неуплата налогов напрямую подрывает устойчивость бюджетной политики, нарушает принцип социальной справедливости, провоцирует социальную напряженность в обществе. Налогоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той
частью своего имущества, которая в виде определенной денежной
суммы подлежит взносу в казну, соответствующие же органы публичной власти наделены полномочием в односторонне властном порядке, путем государственного принуждения взыскивать с лица причитающиеся налоговые суммы, иначе нарушались бы воплощенный
в ст. 57 Конституции РФ конституционно защищаемый публичный
интерес и связанные с ним права и законные интересы налогоплательщиков, публично-правовых образований, государства в целом»38.
Не менее важной является задача правового регулирования сферы распределения и расходования бюджетных средств. Федеральный
37
См.: Крохина Ю.А. Теоретические основы финансово-правовой ответственности // Журнал российского права. 2004. № 3. С. 18.
38
Зорькин В.Д. Национальные интересы, современный миропорядок и
конституционная законность: Докл. на межд. науч.-практ. конф. «Роль права в
обеспечении национальных интересов» (Москва, 25 октября 2005 г.). М., 2005.
С. 29–30.
20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Ретроспективный анализ, место и значение преступлений ...
бюджет представляет собой фонд денежных средств, представляющий собой смету расходов и доходов по источникам поступлений и
основным направлениям расходования средств и поддерживающий
стабильную макроэкономическую ситуацию в стране. Распределяя
значительную часть государственных финансов, бюджет должен выполнять прежде всего стабилизационную функцию, выступая одновременно эффективным финансовым инструментом экономической
политики. Таким образом, нормальное функционирование государственных механизмов невозможно без отлаженного процесса поступления денежных средств в бюджет государства, а также их дальнейшего четкого распределения в соответствии с целевым назначением, которое обусловлено нуждами страны. Механизм экономических отношений, сформировавшийся в настоящее время в России,
характеризуется отсутствием должного контроля со стороны правоохранительных и иных государственных органов за деятельностью
в бюджетной сфере. Зачастую эта деятельность носит противоправный характер.
Все меры, реализуемые в случае установления нарушения бюджетного и налогового законодательства, можно разделить на три
большие группы, исходя из цели их применения: предупредительные, правовосстановительные (компенсационные) и карательные
меры.
В группе различных карательных мер необходимо выделить уголовно-правовые средства охраны бюджетной сферы и прежде всего
нормы Особенной части УК. Характерными преступными посягательствами в данной сфере могут быть:
– различные формы хищений – кража (ст. 158), мошенничество
(ст. 159), присвоение или растрата (ст. 160);
– экономические преступления – незаконное получение кредита
(ч. 2 ст. 176), злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст. 177), уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица (ст. 194), уклонение от
уплаты налогов и (или) сборов с физического лица (ст. 198), уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации (ст. 199), неисполнение обязанностей налогового агента (ст. 1991), сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального
предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание
налогов и (или) сборов (ст. 1992);
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
– должностные преступления – злоупотребление должностными
полномочиями (ст. 285), превышение должностных полномочий
(ст. 286), нецелевое расходование бюджетных средств (ст. 2851), нецелевое расходование средств государственных внебюджетных фондов (ст. 2852), превышение должностных полномочий (ст. 286), халатность (ст. 293).
Можно выделить и иные преступления, так или иначе затрагивающие бюджетные правоотношения. Поэтому, определяя круг преступных деяний, представляющих основную опасность для бюджетной сферы, необходимо прежде всего обратиться к положениям
бюджетного законодательства. Напомним, что в соответствии с ч. 1
ст. 1 Бюджетного кодекса РФ (далее кратко – БК РФ) к бюджетным
правоотношениям в первую очередь относятся отношения, возникающие между полномочными субъектами в процессе формирования
доходов и осуществления расходов в бюджетной системе Российской
Федерации, осуществления государственных и муниципальных заимствований, регулирования государственного и муниципального
долга. В юридической литературе, в связи с этим, указывают на необходимость выделения в особую группу преступлений, прямо и непосредственно посягающих на сферу государственных финансовых
правоотношений, то есть на установленный порядок формирования,
распределения и использования централизованных фондов денежных
средств, предназначенных для осуществления государством и местным самоуправлением своих задач и функций. Отмечается, что в
процессе этой деятельности возникают две основные группы правоотношений: 1) по формированию государственных фондов денежных
средств; 2) по распределению и расходованию средств из этих фондов. Соответственно преступные деяния, совершаемые в сфере государственных финансов, также могут быть классифицированы в зависимости от их места в финансовом процессе39.
Анализируя всю палитру уголовно-правовых средств Особенной
части УК в целом, следует согласиться с авторами, считающими, что
действующее уголовное законодательство более полно и обстоятельно защищает государственные имущественные интересы в процессе
формирования доходов бюджетов по сравнению со сферой, в которой
39
См.: Макаров А.В. Бюджетные правоотношения как объект преступных
посягательств // Банковское право. 2005. № 5. С. 45.
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Ретроспективный анализ, место и значение преступлений ...
распределяются и расходуются бюджетные средства40. В то же время
преступления, объектом которых являются отношения в сфере расходования бюджетных и государственных внебюджетных средств,
обладают не меньшим уровнем общественной опасности, так как
размер ущерба, причиненного этими посягательствами, может быть
сопоставим с ущербом от налоговых преступлений.
Выделяя при этом так называемую группу бюджетных преступлений, мы относим к ней деяния, в которых предметом посягательства являются исключительно бюджетные средства как в процессе их
формирования (налоги, таможенные платежи и т.д.), так и в процессе
расходования. По этой причине в такую группу не могут входить, к
примеру, присвоение или растрата (ст. 160), злостное уклонение от
погашения кредиторской задолженности (ст. 177), злоупотребление
должностными полномочиями (ст. 285 УК) и т.п.
Таким образом, в сфере формирования бюджетных средств можно выделить деяния, составляющие соответственно первую группу и
предусмотренные следующими нормами: ст. 198, 199 (уклонение от
уплаты налогов и (или) сборов), ст. 194 (уклонение от уплаты таможенных платежей), ст. 1991 (неисполнение обязанностей налогового
агента), ст. 1992 УК (сокрытие денежных средств либо имущества
организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов).
Что касается уголовно-правовой охраны государственных имущественных интересов в сфере распределения и расходования бюджетных средств, то здесь, уже во вторую группу, следует включить
всего три специальных нормы, причем все три являются новеллами
уголовного законодательства: одна из них была введена с 1 января
1997 года, две другие – с 16 декабря 2003 года. Речь идет о преступлениях, предусмотренных ч. 2 ст. 176 (незаконное получение государственного целевого кредита, а равно его использование не по
прямому назначению), ст. 2851 (нецелевое расходование бюджетных
средств) и 2852 УК (нецелевое расходование средств государственных внебюджетных фондов).
40
См., например: Савченко М.М. Некоторые вопросы противодействия
финансовой преступности. Российская академия юридических наук. Научные
труды. Т. 3. М., 2003. С. 555.
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
Оговоримся, что в УК нет описания преступлений, непосредственно направленных на распределение бюджетных средств. Указанные выше составы (ч. 2 ст. 176, ст. 2851, 2852 УК) связаны исключительно с неправомерным расходованием таких средств. Деяния же,
описанные в ст. 285, 286 УК, могут предусматривать неправомерное
распределение лишь как один из вариантов преступного поведения
должностного лица.
Деяния первой группы в юридической литературе чаще всего
относят к налоговым преступлениям. Нормы, предусматривающие
ответственность за подобные посягательства, имеют более длительную уголовно-правовую историю и характеризуются достаточно эффективным применением. Именно с них мы и начнем исследование
проблем, поставленных в настоящем параграфе.
Понятия «налоговые преступления», «преступления в сфере налогообложения» не раскрыты в законодательстве, но тем не менее
они широко используются в уголовно-правовой науке и в отдельных
нормативных актах. Более продолжительную новейшую историю
имеет выражение «налоговые преступления», которое впервые было
официально использовано в 1993 году в Законе Российской Федерации «О федеральных органах налоговой полиции», в ст. 2 которого
указано, что задачами федеральных органов налоговой полиции являются выявление, предупреждение и пресечение налоговых преступлений и правонарушений41.
Уголовный кодекс РСФСР 1960 года поначалу вовсе не предусматривал уголовно-правовых норм об ответственности за преступления в налоговой сфере. Такой подход законодателя отражал политические и экономические концепции социалистического развития
страны. Экономическая и финансовая системы государства эволюционировали в сторону тотального государственного контроля за
деятельностью хозяйствующих субъектов и граждан, жёстких административных методов изъятия прибыли предприятий и перераспределения финансовых ресурсов через бюджет страны. Предполагалось, что в условиях развитого социализма отсутствуют какие-либо
криминологические предпосылки для существования налоговой преступности. Однако анализ правоприменительной практики показал,
41
См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и
Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 29. ст. 1114.
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Ретроспективный анализ, место и значение преступлений ...
что серьезные нарушения налогового законодательства всё же имели
место. Реагируя на это, государство вынуждено было устранять отмеченный пробел и обеспечивать уголовно-правовую регламентацию
противодействия налоговым преступлениям с помощью других
норм, включённых в УК РСФСР, в частности предусматривающих
ответственность за хищения.
В этой связи Пленум Верховного Суда СССР в п. 20 постановления № 4 от 11 июля 1972 года «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» указал, что
причинение государству имущественного ущерба в результате уклонения от уплаты налогов или других обязательных платежей путём
использования подложных документов должно квалифицироваться
по ст. 94 УК РСФСР «Причинение имущественного ущерба путём
обмана или злоупотребления доверием» и соответствующим статьям
УК других союзных республик, а в тех союзных республиках, УК которых не содержит подобной статьи, как использование заведомо
подложного документа42.
Переход в конце 80-х – начале 90-х годов к системе организации
общественного строя, основанного на принципах рыночной экономики, и связанные с этим изменения в жизни российского общества
потребовали соответствующего законодательного обеспечения, в том
числе в уголовно-правовой сфере. Указом Президиума Верховного
Совета РСФСР «О внесении изменений и дополнений в некоторые
законодательные акты РСФСР» от 28 мая 1986 года в Уголовный кодекс РСФСР была введена ст. 162¹ «Уклонение от подачи декларации
о доходах, несвоевременная подача декларации или включение в неё
заведомо искажённых данных»43.
Указанная статья предусматривала уголовную ответственность
за: 1) уклонение от подачи декларации о доходах от занятия кустарно-ремесленным промыслом, другой индивидуально-трудовой деятельностью либо иных доходах, облагаемых подоходным налогом, и
в других случаях, когда подача декларации предусмотрена законодательством; 2) несвоевременную подачу декларации; 3) включение в
42
См.: Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных
Судов СССР, РСФСР и Российской Федерации по уголовным делам с комментариями и пояснениями / Отв. ред. В.И. Радченко. М., 1999. С. 257.
43
См.: Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1986. № 23. Ст. 638.
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
декларацию заведомо искажённых данных. При этом данные деяния
объявлялись преступными, если они были совершены после наложения административного взыскания за аналогичные нарушения.
Несмотря на насущную необходимость в жёстком использовании
уголовно-правового запрета подобного рода, связанную со значительным ростом в конце 80-х годов криминальных проявлений в
сфере кооперативного движения и малого предпринимательства,
ст. 162¹ УК в этот период практически «не работала». Анализ правоприменительной практики свидетельствует о том, что случаи привлечения к уголовной ответственности за уклонение от подачи декларации о доходах были единичными: в 1987 году было привлечено 8
человек, в 1988 – 5, в 1989 – 4, в 1990 – 444.
На наш взгляд, причинами подобной ситуации явились следующие обстоятельства: а) недостатки в технико-юридическом оформлении рассматриваемой нормы (в частности, наличие административной преюдиции); б) пробелы в налоговом законодательстве и ведомственных нормативных актах; в) отсутствие единой правоохранительной структуры, которая централизованно сосредоточила бы
усилия по борьбе с налоговыми преступлениями (органы налоговой
полиции появились в 1992 году); г) отсутствие у государства политической и организационной воли противостоять растущему криминальному валу в сфере экономики.
Стараясь закрыть «бреши» в уголовно-правовой охране налоговой сферы, государство пошло по пути криминализации отдельных
видов противоправного поведения налогоплательщиков – юридических лиц. Так, 14 июня 1990 года был принят Закон СССР «О налогах с предприятий, объединений и организаций»45, который предусматривал уголовную ответственность за сокрытие (занижение) прибыли (доходов) или сокрытие иных объектов обложения налогами,
совершённое умышленно. Указанный закон действовал только до
конца 1991 года.
44
См.: Изменения преступности в России: Криминологический комментарий статистики преступности. М., 1994. С. 147.
45
См.: Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета
СССР. 1990. № 27. Ст. 522.
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Ретроспективный анализ, место и значение преступлений ...
Законом РФ от 2 июля 1992 года46 УК РСФСР был дополнен
двумя статьями, предусматривающими ответственность за преступления, связанные с нарушениями налогового законодательства –
ст. 1622 и 1623. Первая из них устанавливала ответственность за сокрытие доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения,
вторая – за противодействие или невыполнение требований налоговой службы в целях сокрытия доходов (прибыли) или неуплаты налогов.
Диспозиция ст. 1622 УК фактически дословно, за исключением
указания на умышленный характер деяния, воспроизводила диспозицию, содержавшуюся в упомянутом Законе СССР от 14 июня
1990 года «О налогах с предприятий, объединений и организаций».
Это обстоятельство, наряду с отдельными техническими погрешностями конструкции нормы, позволило многим учёным-правоведам
(А.Г. Кот, Б.В. Волженкин, А.В. Сальников) утверждать, что в ст. 1622
УК предусмотрена ответственность за уклонение от уплаты налогов,
подлежащих взысканию исключительно с организаций (юридических лиц)47. Однако в литературе высказывалась и иная позиция, согласно которой в данной норме была заложена ответственность и физических лиц, скрывающих свои доходы48. Аналогичной позиции
придерживалась и судебная практика в Ярославской области.
Ленинским районным судом г. Ярославля был осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 1622 УК РСФСР,
гр. М. Являясь индивидуальным предпринимателем без образования
юридического лица, в течение 1995 года гр. М. осуществлял торгово-закупочную деятельность. При этом в обоснование понесённых
46
См.: Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета
РФ. 1992. № 33. Ст. 1912.
47
См.: Кот А.Г. Уголовная ответственность за преступления в сфере налогообложения (по материалам России, Белоруссии, Литвы и Польши): Дис. …
канд. юрид. наук. М., 1995. С. 61; Волженкин Б.В., Сальников А.В. Проблемы
ответственности за хозяйственные преступления // Законность. 1994. № 4.
С. 32; Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР / Отв. ред. В.И. Радченко.
М., 1994. С. 288.
48
См., например: Уголовный кодекс Российской Федерации: Научнопрактический комментарий / Под ред. Л.Л. Кругликова и Э.С. Тенчова. Ярославль, 1994. С. 440–442; Кучеров И.И., Марков А.Я. Расследование налоговых
преступлений. М., 1995. С. 23.
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
затрат он предоставлял в налоговые органы фиктивные документы
предприятий г. Москвы и Череповца: счета-фактуры, квитанции к
приходным кассовым ордерам, накладные, договоры. В результате
М. была сокрыта от налогообложения сумма, подпадающая под
признак особо крупного размера, налог с которой составлял
93 338 деноминированных рублей, что в 1476,6 раза превышало
установленный на то время минимальный размер оплаты труда49.
Объективная сторона преступления характеризовалась сокрытием полученных доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения. Сокрытие могло выражаться в действии или бездействии. В
свою очередь, действие могло выражаться во внесении в отчётные
документы о доходах (прибыли) или других объектах налогообложения искажённых данных, уменьшающих суммы доходов (прибыли),
налогооблагаемую базу и влекущих соответственно необоснованное
занижение налоговых платежей. Бездействие заключалось в неотражении в бухгалтерских и отчётных документах хозяйственных операций или подлинных результатов финансово-хозяйственной деятельности организации. Способы сокрытия доходов (прибыли) и
иных объектов налогообложения были различны и во многом зависели от вида уплачиваемого налога. Они могли сводиться к неотражению в соответствующих отчётных документах каких-либо объектов,
незаконному уменьшению налогооблагаемой базы и заведомо неправильному её исчислению, необоснованному снижению налоговой
ставки и т.д.
Следственные органы и суды, как правило, относили к сокрытию
объектов налогообложения действия, состоящие в представлении в
налоговые органы заведомо искажённых отчётных документов, но
лишь в том случае, если искажению отчётности предшествовало
умышленное искажение данных в первичной документации. Если
последнее места не имело, то представление в налоговые органы искажённых данных расценивалось как занижение, а не сокрытие объектов налогообложения и в этом случае уголовное дело не возбуждалось. Данная позиция основывалась на том, что внесение в отчётные
формы неверных сведений без искажения первичного учёта не могло
быть направлено на введение в заблуждение налоговых органов, их
49
См.: Архив Ленинского районного суда г. Ярославля. Приговор от
19 июля 1999 г.
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Ретроспективный анализ, место и значение преступлений ...
обман, поскольку было очевидно и легко обнаруживалось. Последнее обстоятельство свидетельствовало, по мнению следователей, об
отсутствии умысла на сокрытие, о простой ошибке в подсчётах50.
Статья 1622 УК предусматривала уголовную ответственность за
сокрытие полученных доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения лишь в крупных (ч. 1) или особо крупных размерах
(ч. 2). Под сокрытием в крупных размерах согласно примечанию к
данной статье понималось сокрытие доходов (прибыли) или иных
объектов налогообложения, налог с которых превышал пятьдесят
минимальных размеров оплаты труда, а в особо крупных размерах –
когда налог с сокрытых доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения превысил тысячу минимальных размеров оплаты труда.
Поскольку минимальный размер оплаты труда постоянно менялся, то
менялась соответственно и уголовно-правовая оценка содеянного.
Размер сокрытия, учитываемый при квалификации преступления,
должен был определяться на момент совершения преступления.
Преступление считалось оконченным с момента представления
плательщиками налогов в соответствующие территориальные органы налоговой службы отчётной документации, содержащей ложные
сведения о полученных доходах (прибыли), иных объектах налогообложения и размерах подлежащих к уплате или фактически уплаченных налогов. «Формального» определения состава рассматриваемого преступления придерживались правоприменительная практика
и большинство учёных-правоведов (Б.В. Волженкин, И.И. Кучеров и
др.)51. Однако некоторые исследователи (С.Г. Пепеляев, А.П. Кузнецов) относили состав преступления, предусмотренного ст. 1622, к
материальным52.
50
См.: Яни п. С. Экономические и служебные преступления. М., 1997.
С. 163–164; Налоговая полиция: уголовные дела / Сост. М.П. Павлович. М.,
1996. С. 19.
51
См.: Криминологическая характеристика налоговых преступлений. Челябинск, 1997. С. 52; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.И. Радченко. С. 289; Кучеров И.И. Налоги и криминал. С. 153;
Сологуб Н.М. Налоговые преступления: методика и тактика расследования.
М., 1998. С. 11.
52
См.: Пепеляев С.Г. Налоговая инспекция предъявила иск. М., 1994.
С. 60; Кузнецов А.П. Государственная политика противодействия налоговым
преступлениям в Российской Федерации (проблемы формирования, законода-
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
Субъективная сторона преступления характеризовалась виной в
форме прямого умысла. Мотив и цель его совершения не имели значения для квалификации преступления по ст. 1622. При определении
субъективной стороны данного преступления Б.В. Волженкин исходил из грамматического толкования термина «сокрытие», который
предполагает осознанность налогоплательщиком своих действий по
утаиванию объектов налогообложения53.
Однако встречались и противоположные точки зрения. Ряд учёных (П.С. Яни, п. Серов) полагали, что законодательная формулировка состава преступления, предусмотренного ст. 1622 УК РСФСР,
не позволяет однозначно сделать вывод о форме вины, с которой
могло совершаться преступление. Тот факт, что законодатель не использовал понятие «умышленное сокрытие», расценивался ими как
допущение возможности совершения этого преступления не умышленно, а по неосторожности (преступной небрежности). В обоснование таких доводов указывалось, что согласно ст. 13 Закона «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» сокрытие или занижение прибыли или иного объекта налогообложения может быть
совершено как умышленно, так и неосторожно. Таким образом, в их
представлении применительно к данной норме уголовная ответственность является лишь продолжением ответственности финансовой54. Многим учёным-правоведам (И.И. Кучеров, А.П. Кузнецов и
др.) подобная точка зрения представлялась неприемлемой, и практика подтвердила её ошибочность55.
тельной регламентации и практического осуществления): Дис. … д-ра юрид.
наук. Н. Новгород, 2000. С. 121.
53
См.: Волженкин Б.В. Уголовная ответственность за налоговые преступления // Законность.1994. № 1. С. 13
54
См.: Яни п. С. Правоохранительные органы и предприниматель // Законодательство и экономика. 1994. № 11–12. С. 44; Серов п. Ответственность за
налоговые преступления // Экономика и жизнь. 1994. № 20. С. 11. Отметим,
что п. С. Яни в более ранних работах указывал, что (исходя из формального
состава ст. 162²) для привлечения лица к уголовной ответственности необходимо установление прямого умысла (см.: Яни п. С. Налоговое законодательство: проблемы ответственности // Законность. 1993. № 9. С. 9.)
55
См.: Кучеров И.И Налоги и криминал. С.159; Кузнецов А.П. Указ. соч.
С. 127, 128.
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Ретроспективный анализ, место и значение преступлений ...
Ст. 1623 УК РСФСР предусматривала ответственность за противодействие или неисполнение требований налоговой службы в целях
сокрытия доходов (прибыли) или неуплаты налогов. Объектом рассматриваемого преступления являлись общественные отношения в
области государственного управления в сфере осуществления контроля за исчислением и уплатой налогов, предметом – документы и
иные материальные носители информации о деятельности хозяйствующего субъекта.
Объективная сторона рассматриваемого преступления выражалась в совершении одного из следующих действий: 1) уклонение от
явки в налоговые органы для дачи пояснений; 2) отказ от дачи пояснений об источниках доходов (прибыли) и фактическом их объёме;
3) непредставление документов и иной информации о деятельности
хозяйствующего субъекта по требованию налоговых органов. Каждая
из названных форм противоправного поведения образовывала самостоятельный состав преступления. Налоговое законодательство предусматривало и административную ответственность за подобные
действия. Единственным критерием, позволявшим отграничить данное преступление от административного проступка, являлась цель
противоправного поведения. Преступными указанные действия становились лишь в тех случаях, когда они были направлены на сокрытие объектов налогообложения и неуплату налогов.
Субъектами рассматриваемого преступления могли быть руководители, лица, ответственные за ведение бухгалтерского учёта и отчётности, представление сведений и хранение документов, а также
граждане, занимающиеся предпринимательской деятельностью или
имеющие иные источники доходов и обязанные уплачивать налоги.
Субъективная сторона преступления характеризовалась только
прямым умыслом и наличием цели преступных действий, заключающейся в сокрытии доходов (прибыли) или неуплате налогов.
Необходимо отметить, что из всех «налоговых» статей ст. 1623
применялась наиболее часто. В целом же налоговые преступления
занимали весьма скромное место в уголовной статистике56.
Так, в марте 1993 года Ленинским районным народным судом
г. Челябинска было рассмотрено уголовное дело по факту противодействия налоговым органам со стороны руководителя научно56
См.: Кот А.Г. Указ. соч. С. 90.
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
производственного объединения «Зодчие» М. Последний систематически уклонялся от явки в налоговые органы для дачи пояснений, а
также не предоставлял требуемые документы о деятельности
фирмы. Суд признал М. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 1623 УК 1960 года, и приговорил его к наказанию
в виде штрафа в сумме 225 тысяч рублей57.
В процессе разработки нового Уголовного кодекса налоговыми
преступлениями предлагалось признать следующие составы: уклонение от постановки на учёт в налоговых органах; уклонение от подачи налоговых деклараций; уклонение от ведения учёта; действия,
направленные на уменьшение налогов (сборов); действия, направленные на неправомерный зачёт либо возврат налога или сбора; уклонение от налогообложения; разглашение налоговой тайны; утрата
документов, содержащих налоговую тайну58.
Однако процесс правового налогового регулирования протекал
крайне сложно. Налоговый кодекс ещё не был принят; явно не соответствовал реалиям, сложившимся в экономике и налоговой сфере,
Кодекс об административных правонарушениях. Работа над новым
Уголовным кодексом протекала в условиях политической нестабильности и цейтнота. Поэтому разработчики УК 1996 года отказались от
предложенных составов налоговых преступлений и оставили только
два59. Отметим, что и после принятия нового уголовного закона в
юридической литературе высказывались предложения о закреплении
в УК новых «налоговых» норм, предусматривающих ответственность: 1) за неосторожные деяния физических лиц и организаций по
уклонению от уплаты налогов60; 2) за уклонение налоговых агентов
от перечисления налогов; 3) за уклонение от погашения недоимки по
57
См.: Викторов И. Не хочешь платить налоги – плати штраф // Челябинский рабочий. 1993. 16 марта.
58
См. об этом: Ларичев В.Д., Решетняк Н.С. Налоговые преступления и
правонарушения. Кто и как их выявляет и предупреждает. М., 1998. С. 22.
59
См.: Уголовный кодекс: исправленному верить // Налоговая полиция.
1996. № 6. С. 2.
60
См., например: Кот А.Г. Указ. соч. С. 62; Информационный бюллетень
следственной службы УФСНП РФ по Челябинской области. Челябинск, 2000.
№ 1 (5). С. 28.
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Ретроспективный анализ, место и значение преступлений ...
налогам61. Последние два предложения были реализованы законодателем только в 2003 году, когда в УК РФ были введены ст. 1991, 1992.
Менее длительную историю имеет ст. 1626 УК РСФСР «Уклонение от уплаты таможенных платежей». Перемены в России конца
80-х – начала 90-х годов, за которыми последовали экономические
реформы, повлекли значительные изменения и в регламентации
внешнеэкономической деятельности государства. С выходом Указа
Президента России от 15 ноября 1991 г. «О либерализации внешнеэкономической деятельности на территории РСФСР»62 и принятием
в 1993 году Таможенного кодекса РФ возникла настоятельная потребность и в изменении уголовно-правового регулирования деятельности таможенных резидентов. В государственной внешнеэкономической политике произошел отход от монополии государства в
ВЭД к ее либерализации и увеличению числа участников. Вхождение
большого числа новых самостоятельных субъектов хозяйствования в
сферу внешнеэкономических связей, ранее полностью монополизированных государством, ослабление контролирующей роли государства в данных процессах привело к резкому росту уклонений от уплаты таможенных платежей.
Федеральный закон от 1 июля 1994 г. «О внесении изменений и
дополнений в Уголовный кодекс РСФСР»63 включил специальную
норму – ст. 1626 «Уклонение от уплаты таможенных платежей», –
которая действовала до 1 января 1997 г. Статья предусматривала ответственность за умышленное уклонение от уплаты таможенных
платежей в крупных размерах, которое наказывалось лишением свободы на срок до одного года или штрафом от трехсот до восьмисот
минимальных размеров оплаты труда. В качестве квалифицирующих
обстоятельств были закреплены уклонение от уплаты таможенных
платежей в особо крупных размерах (ч. 2) и совершение указанных
деяний лицом, ранее судимым за уклонение от уплаты таможенных
платежей (ч. 3). В примечании к статье указывалось, что под уклонением от уплаты таможенных платежей в крупных размерах следует
61
См., например: Козлов С. В. Уголовно-правовая охрана налоговой системы Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород,
2000. С. 22–23.
62
Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета
РСФСР. 1991. № 47. Ст. 1612.
63
Собрание законодательства РФ. 1994. № 10. Ст. 1109.
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
понимать уклонение, при котором сумма неуплаченных таможенных
платежей превышает двести минимальных размеров оплаты труда,
а в особо крупных размерах – тысячу минимальных размеров оплаты
труда. Со вступлением в силу с 1 января 1997 г. нового Уголовного
кодекса рассматриваемая норма была представлена в иной редакции.
В действующем УК уголовная ответственность за деяния, непосредственно связанные с уклонением от уплаты налогов, предусмотрена тремя статьями: 198 «Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица», 199 «Уклонение от уплаты налогов и (или)
сборов с организации», 1991 «Неисполнение обязанностей налогового агента». Мы склонны включать в эту группу и ст. 1992 «Сокрытие
денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов», так как деяние, описанное в указанной
норме, является разновидностью преступного уклонения от выполнения налоговой обязанности. Б.В. Волженкин, И.Ю. Касницкая,
В.В. Карякин и другие относят к группе налоговых преступлений
деяния, предусмотренные исключительно вышеперечисленными
нормами. В свою очередь, уклонение от уплаты таможенных платежей рассматривается ими как таможенное либо внешнеэкономическое преступление64.
Тем не менее в теории уголовного права имеются и иные точки
зрения о том, какие именно преступления следует причислять к налоговым. Так, неоднократно высказывалось мнение об отнесении
преступления, предусмотренного ст. 194 УК РФ (ст. 1626 УК РСФСР)
«Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица», либо к числу налоговых преступлений65, либо к числу преступлений в сфере формирования бюджета и
государственных внебюджетных фондов66.
64
См.: Уголовное право России. Часть Особенная / Под ред. Л.Л. Кругликова. М., 2005. С. 241; Касницкая И.Ю. Уголовно-правовая характеристика
преступлений в сфере налогообложения: Дис. … канд. юрид. наук. Тюмень,
2008. С. 5; Карякин В.В. Проблемы применения уголовной ответственности за
налоговые преступления // Современное право. 2006. № 8. С. 25.
65
См.: Гильмутдинова Н.С. Уголовная ответственность за уклонение от
уплаты таможенных платежей: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1998. С. 88–90;
Кузнецов А.П. Государственная политика противодействия налоговым преступлениям в Российской Федерации (проблемы формирования, законодательной
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Ретроспективный анализ, место и значение преступлений ...
В уголовно-правовой литературе стало нередко использоваться
понятие «преступления в сфере налогообложения», которое многими
авторами (И.И. Кучеровым, М.Ю. Ботвинкиным, В.Д. Ларичевым и
др.) рассматривается несколько шире, чем понятие «налоговые преступления». К преступлениям в сфере налогообложения В.Д. Ларичев относил деяния, предусмотренные ст. 198, 199, а также ст. 170
«Регистрация незаконных сделок с землёй», ст. 173 УК «Лжепредпринимательство», ст. 171 «Незаконное предпринимательство»,
ст. 172 «Незаконная банковская деятельность», ст. 193 «Невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте»67. И.И. Кучеров
ограничивал число преступлений в сфере налогообложения пятью
составами, предусмотренными ст. 170, 173, 194, 198, 199 УК. К налоговым же преступлениям он относил исключительно деяния, предусмотренные ст. 198 и 199 УК68. После включения в УК в декабре
2003 года ст. 1991 и 1992 деяния, описанные в них, также были отнесены к группе налоговых преступлений.
В настоящее время многие учёные рассматривают ст. 194, 198,
199, 1991, 1992 УК в пределах одной классификационной группы и
определяют их либо как налоговые преступления, либо как преступления в сфере налогообложения69. Не углубляясь в дискуссию по поводу различных подходов к классификации преступлений в сфере
экономической деятельности, отметим, что при исследовании вопросов, связанных с юридической техникой и дифференциацией ответрегламентации и практического осуществления): Автореф. дис. … д-ра юрид.
наук. Н.Новгород, 2000. С. 10 и далее; Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Г.Н. Борзенкова и В.С. Комиссарова. М., 1997.
С. 290; Витвицкий А.А. Уголовно-правовые аспекты ответственности за уклонение от уплаты налогов: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1995. С. 13–
14; Зрелов А.П., Краснов М.В. Налоговые преступления. М., 2004. С. 76.
66
См.: Уголовное право. Часть Общая. Часть Особенная / Под ред.
Л.Д. Гаухмана, Л.М. Колодкина, С.В. Максимова. М., 1999. С. 432; Талан М.В.
Преступления в сфере экономической деятельности: вопросы теории и законодательного регулирования. Казань, 2001. С. 86–89.
67
См.: Ларичев В.Д. Уголовная ответственность за нарушения налогового
законодательства. Ваш налоговый адвокат. М., 1998. С. 74–93.
68
См.: Кучеров И.И. Преступления в сфере налогообложения. М., 1999.
С. 109–120.
69
См.: Клепицкий И.А. Система хозяйственных преступлений. М., 2005.
С. 123.
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
ственности, данные составы обязательно должны рассматриваться
комплексно по следующим причинам.
Во-первых, законодатель ранее относил указанные статьи к однородным (прим. 2 к ст. 198, п. «б» ч. 2 ст. 194, ч. 2 ст. 198, п. «б» ч. 2
ст. 199 в первоначальной редакции УК) и соответственно в едином
ключе (хотя и не всегда последовательно) подходил к конструированию основных и квалифицированных составов, примечаний и т. д.
То, что в результате последующей реконструкции ст. 198, 199 УК законодатель «позабыл» о ст. 194 УК, как раз и является ярким примером сбоя в законодательной технике, о чем более подробно будет
сказано далее.
Во-вторых, таможенная пошлина, наряду с чисто «налоговыми»
таможенными платежами (НДС, акцизы), на наш взгляд, по своей
сущности имеет налоговую природу, и поэтому основные объекты, а
также характер и степень общественной опасности преступлений,
предусмотренных ст. 194, 198 – 1992 УК, близки и сопоставимы между собой. В соответствии со ст. 13 Налогового кодекса РФ (далее
кратко – НК РФ) таможенные пошлины и таможенные сборы отнесены к федеральным налогам и сборам, а ст. 50 БК РФ определяет
таможенные платежи и сборы как вид налоговых доходов федерального бюджета. И в этом смысле, как уже говорилось, все указанные
нормы можно относить к уголовно-правовым средствам охраны порядка формирования бюджета.
Второй из указанных выводов менее освещён в уголовноправовой литературе и требует более глубокого осмысления и обоснования. Поэтому считаем целесообразным в данной работе рассмотреть и определить правовую природу таможенной пошлины.
Отметим, что в дореволюционной юридической литературе таможенную пошлину практически все правоведы (Е.Г. Осокин,
К.Н. Ладыженский, В.А. Лебедев и др.) относили к особому виду налогов70. Так, один из наиболее видных специалистов по финансовому
праву В.А. Лебедев писал: «Таможенная пошлина составляет общую
форму взимания налога с потребления весьма разнообразных пред70
См.: Осокин Е.Г. Несколько спорных вопросов по истории русского финансового права. Казань, 1885; Ладыженский К.Н. История русского таможенного тарифа. СПб., 1886; Лебедев В.А. Финансовое право. СПб., 1882–1885
(1-е изд.); М., 2000. С. 269.
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Ретроспективный анализ, место и значение преступлений ...
метов, причём признаком податной обязанности принимается переход предмета через границу государства»71.
В настоящее время в теории финансового и таможенного права
большинство авторов (С.Д. Шаталов, А.Н. Козырин, Д.Г. Черник,
А.М. Лушников) придерживаются аналогичного мнения и считают
таможенную пошлину видом разового косвенного налога72. Некоторые исследователи определяют таможенную пошлину как особую
«налоговую пошлину»73. Характерно, что и в теории уголовного права некоторые исследователи (С.И. Улезько, Н.С. Гильмутдинова
и др.) указывают на налоговый характер таможенной пошлины
и соответственно на общность объекта, охраняемого ст. 198, 199 и
194 УК74.
Вместе с тем п. 2 ст. 2 НК РФ указывает, что к отношениям по
установлению, введению и взиманию таможенных платежей, а также
к отношениям, возникающим в процессе осуществления контроля за
уплатой таможенных платежей, обжалования актов таможенных органов, действий (бездействия) их должностных лиц и привлечения к
ответственности виновных лиц, законодательство о налогах и сборах
не применяется, если иное не предусмотрено Налоговым кодексом.
Данное положение чётко разграничивает сферы применения Налогового и Таможенного кодексов, отдавая приоритет в сфере отношений,
возникающих в связи с перемещением товаров через таможенную
границу России, Таможенному кодексу (далее кратко – ТК РФ), за
исключением тех случаев, когда НК непосредственно вмешивается в
71
Лебедев В.А. Указ. соч. С. 269–270.
См.: Шаталов С.Д. Комментарий к Налоговому кодексу Российской Федерации части первой (постатейный). М., 2000. С. 176; Козырин А.Н. Таможенная пошлина. М., 1998. С. 4–6; Черник Д.Г. Налоги в рыночной экономике.
М., 1997. С. 270–276; Лушников А.М. О налоговой природе таможенной пошлины // Актуальные проблемы цивилистики и смежных с нею областей
юриспруденции в условиях социально-экономического реформирования российского общества: Сб. науч. тр. Ярославль, 2000. С. 63–68.
73
См.: Савин А.Ю. Финансовое право. М., 1997. С. 119; Кашин В.А. Международное уклонение от уплаты налогов и методы борьбы с ним // Налоговые
соглашения России: Международное налоговое планирование предприятий.
М., 1998. С. 37.
74
См., например: Улезько С.И. Теоретические основы исследования уголовно-правовой охраны налоговой системы России: Дис. … д-ра юрид. наук.
М., 1998. С. 199; Гильмутдинова Н.С. Указ. соч. С. 47.
72
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
это регулирование и устанавливает особые правила (например, в отношении НДС и акцизов при экспорте или импорте товаров).
Это обстоятельство позволило некоторым исследователям сделать категоричный вывод о том, что специальный порядок регулирования отношений, связанных с таможенными платежами, обусловлен
таможенной природой указанных платежей, которые прежде всего
являются « составной частью таможенного дела в Российской Федерации и важным инструментом таможенной политики Российской
Федерации»75.
На наш взгляд, в данном случае налицо ситуация, когда противоречия, имеющиеся как внутри различных законов, так и между различными отраслями права (в данном случае налогового и таможенного), вносят определённый диссонанс в выводы учёных и специалистов-практиков. Ведь согласно п. 8 ст. 13 НК, таможенная пошлина
и таможенные сборы относятся к федеральным налогам и сборам. Не
случайно ст. 57 Конституции РФ устанавливает конституционную
обязанность каждого «… платить законно установленные налоги и
сборы». О пошлинах там не упоминается, но то, что таможенная пошлина по смыслу закона включается в общее конституционное понятие «налоги и сборы», несомненно. Далее отметим, что при перемещении через границу уплачивается не только таможенная пошлина,
но и НДС с акцизами. Статья 318 ТК РФ относит НДС и акцизы к
таможенным платежам, но это не дало оснований кому-либо оспорить их налоговую природу. Косвенно о налоговой природе таможенной пошлины свидетельствуют положения раздела III ТК РФ, в
соответствии с которыми таможенные платежи наравне с НДС и акцизами направляются в федеральный бюджет.
Таким образом, мы поддерживаем точку зрения тех исследователей, которые указывают на налоговую природу таможенной пошлины и относят последнюю к косвенным разовым налогам. В этом случае, учитывая значение «налоговых» таможенных платежей для
бюджета страны (по данным органов таможенного контроля от 30 до
40% федерального бюджета формируется за счёт таможенных пла-
75
Комментарий к Налоговому кодексу РФ части первой (постатейный)
/ Под ред. А.В. Брызгалова. М., 2000. С. 32.
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Ретроспективный анализ, место и значение преступлений ...
тежей)76, можно констатировать общность основного объекта и однородность предмета преступлений, предусмотренных ст. 194, 198 –
1992 УК.
Определяя место и значение преступлений в сфере налогообложения в системе Особенной части УК, необходимо прежде всего обратиться к анализу объектов, охраняемых ст. 194, 198 – 1992 УК.
Принцип законодательной экономии, называемый Р. Иерингом «законом бережливости», «концентрацией («сгущением») нормативного
материала»77, ориентирует законодателя на рациональное закрепление элементов состава преступления при описании противоправных
посягательств в уголовном законе. Анализируя указанный вывод, отметим, что все элементы важны для квалификации содеянного, однако не все они закрепляются в диспозиции большинства статей Особенной части УК РФ. В первую очередь это касается законодательной регламентации объекта преступного посягательства.
Представляется, что такая законодательная практика является правомерной, так как объекты разных уровней определяются в соответствии с названиями разделов и глав Уголовного кодекса (межродовой и
родовой объекты) и толкованием иных элементов состава преступления (групповой, видовой и непосредственный объекты)78. Поэтому в
подавляющем большинстве статей Особенной части объект преступления даже не упоминается79, что является оправданным для сокращения объёма закрепляемого в законе текста.
В связи с этим, однако, встаёт резонный вопрос: а насколько эффективна законодательная техника размещения (дифференциации)
тех или иных видов преступного поведения, описанных в статьях УК
76
См.: Ванин М. Таможенная политика: проблемы и перспективы // Таможня. 2000. № 11. С. 4.
77
Иеринг Р. Указ. соч. С. 28–29.
Подробней о разграничении объектов преступления "по вертикали" см.:
Кругликов Л.Л. Экономические преступления: понятие, виды, вопросы дифференциации ответственности // Налоговые и иные экономические преступления.
Вып. 1. Ярославль, 2000. С. 6–11.
79
В отдельных статьях УК, например в ст. 275, 276, объект преступного
посягательства прямо указан в диспозиции, что скорее является исключением
из общего правила.
78
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
и, в частности, связанных с уклонением от уплаты налогов и таможенных платежей, по главам и разделам Особенной части УК? К
примеру, ряд авторов (В.П. Рольян, С.В. Козлов, К.В. Мамилов и др.)
указывают на ошибочность помещения ст. 194, 198 – 1992 в главу 22
УК РФ80.
Законодатель, следуя приведённому общему правилу (не закреплять в диспозиции уголовно-правовой нормы характеристику объекта), не указывает в исследуемых статьях УК объект посягательства,
что предполагает определение последнего исходя из толкования
предмета и объективной стороны рассматриваемых составов, а также
названия раздела и главы, в которых они размещены. В соответствии
с названием главы 22 УК РФ – «Преступления в сфере экономической деятельности» – родовым объектом исследуемых преступлений
являются общественные отношения, возникающие по поводу осуществления нормальной экономической деятельности по производству,
распределению, обмену материальных благ и услуг. Заметим, что
большинство норм главы 22 охраняют только правоотношения, то
есть общественные отношения, права и обязанности участников которых уже нормативно закреплены81 другими отраслями права.
В литературе часто отмечается, что «экономические статьи» УК
защищают отношения, уже созданные неуголовными правовыми актами82. В случае с бланкетными диспозициями необходимость установления группового объекта налоговых преступлений имеет не
только теоретическое, но и самое большое практическое значение:
без этого невозможно определить пределы действия отраслевого законодательства при применении уголовно-правовых норм.
Понятие объекта налогового преступления различными авторами трактуется по-разному. В юридической литературе, затрагиваю80
См.: Рольян В.П. Налоговые преступления: квалификация и предупреждение: Дис. … канд. юрид. наук. Ставрополь, 2000. С. 63; Козлов С.В. Указ.
соч. С. 12–13; Мамилов К.В. Уголовно-правовое основание уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов: Автореф. дис. …канд. юрид. наук.
Ижевск, 2001. С. 14.
81
Шишко И.В. Экономические правонарушения. СПб., 2004. С. 26
82
Яни п. С. Актуальные проблемы уголовной ответственности за экономические и должностные преступления: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 1996.
С. 60.
40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Ретроспективный анализ, место и значение преступлений ...
щей вопросы налоговой преступности, часто понятие объекта налогового преступления просто не раскрывается. В других источниках
даются витиеватые неоднозначные понятия объекта, такие как, например, объект – общественные отношения, складывающиеся в сфере государственного регулирования налогообложения и формирования доходной части государственного бюджета, а равно отношения
по использованию государственных внебюджетных фондов83. В указанной формулировке затронуты, как минимум, три вида общественных отношений – в сфере государственного регулирования; в сфере
налогообложения; по формированию доходной части бюджета.
Критикуя подобную неопределенность, Э.С. Тенчов совершенно
справедливо отмечает, что уголовный закон призван охранять от
преступлений не эфемерные общественные отношения, а реальный
жизненный интерес. Интерес этот, по мнению ученого, состоит в регулярном пополнении государственной казны, и именно отлаженный
механизм пополнения казны и страдает в результате их совершения84.
Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении (в настоящее время недействующем) от 4 июля 1997 года № 8 «О
некоторых вопросах применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов» (далее – постановление № 8) указал, что общественная
опасность уклонения от уплаты налогов заключается в умышленном
невыполнении конституционной обязанности каждого платить законно установленные налоги и сборы (ст. 57 Конституции РФ), что
влечёт непоступление денежных средств в бюджетную систему Российской Федерации85. В ныне действующем постановлении Пленума
Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 г. № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за
налоговые преступления» (далее – постановление № 64) опять же
83
Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Отв. ред.
Б.В. Здравомыслов. М., 1999. С. 232.
84
См.: Тенчов Э.С. Уголовная ответственность за налоговые преступления
// Налоговые и иные экономические преступления / Под ред. Л.Л. Кругликова.
Вып. 4. Ярославль, 2002. С. 16.
85
См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. № 9.
С. 3.
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
обращается внимание судов на то, что общественная опасность уклонения от уплаты налогов и сборов, то есть умышленное невыполнение конституционной обязанности каждого платить законно установленные налоги и сборы, заключается в непоступлении денежных
средств в бюджетную систему Российской Федерации86.
Следовательно, групповым основным объектом преступлений,
связанных с уклонением от уплаты налогов и таможенных платежей,
являются общественные отношения в сфере экономической и финансовой деятельности, обеспечивающие формирование бюджета и внебюджетных фондов за счёт сбора налогов и таможенных платежей с
юридических и физических лиц87. Дополнительным объектом этих
преступлений можно считать общественные отношения в области
государственного управления при осуществлении контроля за исчислением и уплатой налогов и таможенных платежей.
Основным непосредственным объектом рассматриваемых преступлений являются общественные отношения в сфере экономической и финансовой деятельности, обеспечивающие формирование
бюджетов различных уровней и внебюджетных фондов за счёт уплаты: 1) налогов и (или) сборов физическими лицами (ст. 198) или организациями (ст. 199), 2) налогов налоговыми агентами (ст. 1991),
3) налоговой недоимки (1992), 4) таможенных платежей организациями и физическими лицами (ст. 194).
Отдельные авторы в качестве факультативного объекта ст. 198
УК выделяют общественные отношения, обеспечивающие формирование государственного аппарата из некоррумпированных государственных служащих. По мнению Л.Д. Гаухмана, указанное обстоятельство вытекает из ст. 12 Федерального закона РФ «Об основах государственной службы Российской Федерации» от 31 июля 1995 г.88,
86
См: п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря
2006 г. № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об
ответственности за налоговые преступления» // Бюллетень Верховного Суда
Российской Федерации. 2007. № 3. С. 1.
87
В этой связи отметим, что таможенные платежи, не связанные с перемещением товаров через таможенную границу, в отличие от «основных» платежей (таможенная пошлина, НДС, акцизы и др.) имеют иную правовую природу. Более подробно характеристика таможенных платежей как предмета
преступления будет рассмотрена в следующем параграфе.
88
Собрание законодательства РФ. 1995. № 31. Ст. 2990.
42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Ретроспективный анализ, место и значение преступлений ...
согласно которой «гражданин при поступлении на государственную
службу, а также государственный служащий в соответствии с федеральным законом ежегодно обязаны предоставлять в органы государственной налоговой службы сведения о полученных ими доходах и
имуществе, принадлежащем им на праве собственности, являющихся объектами налогообложения»89. На наш взгляд, указанные декларации имеют различную правовую природу, не совпадают по цели их
применения и, следовательно, не могут пересекаться в сфере объекта
преступления, предусмотренного ст. 198 УК.
Интересной является и точка зрения В.А. Григорьева и
А.В. Кузнецова, которые считают налоговые преступления многообъектными и указывают на то, что общественные отношения, регулирующие порядок уплаты и взимания налогов и (или) сборов в
бюджет и государственные внебюджетные фонды физическими лицами и организациями, в данном случае выступают в качестве основного непосредственного объекта преступного посягательства, поскольку именно на этот объект, прежде всего, посягает лицо, совершающее налоговое преступление. Однако эти преступления характеризуются еще и тем, что дополнительно посягают на отношения
собственности, так как в результате их совершения субъект, который
не платит налоги и страховые взносы, причиняет имущественный
ущерб90. В свою очередь, В.Г. Истомин в качестве дополнительного
объекта налоговых преступлений также выделяет отношения собственности (государственной и муниципальной), поскольку в результате уклонения от уплаты налогов федеральный, региональный или
местный бюджет не получает необходимых налоговых платежей91.
Отметим позицию С.В. Козлова, который признаёт факультативным объектом преступного уклонения от уплаты налогов с организа-
89
См.: Уголовное право. Часть Общая. Часть Особенная / Под ред.
Л.Д. Гаухмана, Л.М. Колодкина, С.В. Максимова. С. 432–433.
90
См.: Григорьев В.А., Кузнецов А.В. Проблемы квалификации налоговых преступлений по признакам объекта и объективной стороны. М., 2004.
С. 67.
91
См.: Истомин В.Г. Проблемы уголовной ответственности за нарушения
налогового законодательства: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск,
2000. С. 20–21.
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
ции интересы учредителей, владельцев организации, интересы самой
организации, а также отношения собственности, которые могут подвергаться посягательству в том случае, если директор либо фактический руководитель или другие лица, осуществляющие управление
организацией, уклоняясь от уплаты налогов и взносов, присваивают
соответствующие денежные суммы и используют их на собственные
нужды, в ущерб интересам организации92. На наш взгляд, в случае
корыстного сокрытия налоговых и таможенных платежей, имущественные интересы учредителей, владельцев вряд ли можно признавать даже факультативным объектом, так как указанные платежи являются обязательными и безвозмездными взносами в бюджеты различных уровней и формально с момента возникновения налоговой
обязанности собственностью налогоплательщика уже не являются.
Кроме того, принимая во внимание то обстоятельство, что неполучение государством необходимых финансовых средств приводит к
невозможности осуществления им на должном уровне своих функций (оборонительной, правоохранительной, социальной) и в итоге
влияет на качество медицины, образования, на выплату заработной
платы, пенсий и т.д., отдельные авторы пришли к выводу о причинении преступлениями в сфере налогообложения ущерба не только интересам государства и общества, но и личности93.
Как мы уже отмечали, в связи с «двойственностью» объекта преступлений в сфере налогообложения в литературе порой оспаривается обоснованность размещения статей 194, 198 и 199 УК в гл. 22
«Преступления в сфере экономической деятельности». Например,
С.В. Козлов отмечает, что отношения, составляющие непосредственный объект налоговых преступлений, носят властный характер, который нашёл отражение в ст. 2 НК РФ, где сказано: «… законодательство о налогах и сборах регулирует властные отношения по установлению, введению и взиманию налогов и сборов в Российской
Федерации, а также отношения, возникающие в процессе налогового
контроля…». Следовательно, основной и дополнительный объекты
уклонения от уплаты налогов более органично вписываются в сферу
92
См.: Козлов С.В. Указ. соч. С. 12.
См.: Ботвинкин М.Ю. Уголовная ответственность за преступления в
сфере налогообложения: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1997. С. 8.
93
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Ретроспективный анализ, место и значение преступлений ...
общественных отношений, обеспечивающих государственную
власть, которые являются родовым объектом преступлений, объединённых в главе 32 УК «Преступления против порядка управления».
Именно здесь, по мнению С.В. Козлова, и должны располагаться
рассматриваемые нормы94.
Напомним, что в УК РСФСР 1926 года составы «налоговых»
преступлений, предусмотренные ст. 59-5, 60¹, 60², 62³, 63 и др., размещались в главе 2 «Преступления против порядка управления» и
относились к формальным. В.П. Рольян предлагает ст. 188, 194, 198,
199 и ряд других «экономических» составов вынести в раздел Х Уголовного кодекса «Преступления против государственной власти» и
объединить их в специально созданной новой главе «Преступления
против экономической безопасности и финансовых интересов государства»95.
В настоящее время, на наш взгляд, исследуемые преступления (в
силу своей «материальности») наносят государству ущерб, прежде
всего, экономического характера, совершаются в сфере хозяйственной деятельности человека, и поэтому законодатель в свое время
вполне обоснованно отнёс их к преступлениям в сфере экономической деятельности. Аналогичное закрепление преступлений в сфере
налогообложения предпринято в уголовном законодательстве многих
стран СНГ96. На особую значимость экономической составляющей
подобных преступлений ранее указывало и примечание 2 к ст. 198
УК РФ, которое в качестве одного из условий освобождения от уголовной ответственности предусматривало возмещение государственному бюджету причиненного ущерба. По сути в период действия
указанного примечания уголовно-правовые запреты, исследуемые
94
См.: Козлов С.В. Указ. соч. С. 12–13.
См.: Рольян В.П. Указ. соч. С. 63.
96
Так, в УК Республики Узбекистан такие деяния признаны преступлениями против основ экономики, в УК Республики Беларусь – преступлениями
в сфере предпринимательства и иной хозяйственной деятельности. В Модельном уголовном кодексе государств-участниц СНГ уклонение от уплаты налогов, например, определено как преступление против порядка осуществления
предпринимательской и иной экономической деятельности (См.: Волженкин Б.
Преступления в сфере экономической деятельности по Уголовным кодексам
стран СНГ // Уголовное право. 1998. № 1. С. 100–104).
95
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
нами, больше были похожи на экономическую сделку с государством: «Живи спокойно и не плати налоги, а если тебя поймают – заплати налоги и опять живи спокойно».
Далее. Существующая редакция рассматриваемых статей, с учетом позиции Пленума Верховного Суда РФ и существующей правоприменительной практики, объявляет преступным умышленную неуплату в установленный срок необходимых денежных средств в
крупном размере. Отсюда все действия субъекта по противодействию государственным контрольным (налоговым и таможенным) органам, введению их в заблуждение относительно своих платёжных
обязательств не признаются как оконченные преступления и могут
быть вообще не преступными, если необходимые платежи будут всё
же сделаны – полностью либо частично. Указывая на определяющее
место экономической составляющей в налоговых преступлениях,
И.И. Кучеров отмечает, что именно в результате уклонения от уплаты
налогов государство утрачивает платёжеспособность, следовательно,
основной ущерб наносится финансовой системе государства, а не
системе управления97.
На наш взгляд, возможное перемещение ст. 194, 198 – 1992 УК
РФ в раздел Х «Преступления против государственной власти»
должно сопровождаться реконструированием указанных составов по
типу формальных, что, несомненно, усилит репрессивную реакцию
государства и позволит более жёстко и эффективно противостоять
криминальным проявлениям в налоговой сфере. Вряд ли такие меры
будут оправданы с точки зрения нынешней экономической и социально-политической ситуации в стране.
Учитывая вышеизложенное, следует определять преступления в
сфере налогообложения, связанные с уклонением от уплаты налогов,
сборов и таможенных платежей с организаций и физических лиц, как
умышленно совершённые посягательства на установленные законодательством общественные отношения по уплате налоговых и таможенных платежей путём их неуплаты или неполной уплаты в установленный законодательством срок при наличии реальной возможности такой уплаты, повлекшие за собой неполучение государством
97
См.: Кучеров И.И. Особенности объекта и предмета преступлений в
сфере налогообложения // Уголовное право. 1999. № 2. С. 45.
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Ретроспективный анализ, место и значение преступлений ...
причитающихся ему денежных средств, а отсюда и недофинансирование бюджетов различных уровней и государственных социальных
внебюджетных фондов.
Далее остановимся также на проблеме определения места в системе Особенной части уголовного законодательства России уголовно-правовых норм второй группы, предусматривающих наказуемость должностных и иных лиц за нарушения финансовой бюджетной дисциплины. В настоящее время ответственность за
посягательства на порядок расходования средств государственных
денежных фондов, как уже отмечалось, предусмотрена ч. 2 ст. 176,
ст. 2851 и 2852 УК.
В советском уголовном законодательстве специальные нормы,
устанавливающие ответственность за нарушение бюджетной дисциплины, отсутствовали. Традиционно в Особенной части УК РСФСР
1922 г., УК РСФСР 1926 г. и УК РСФСР 1960 г. выделялся обособленный блок правовых положений, регулировавших правоотношения, возникающие в связи с совершением должностными лицами
преступлений, посягающих на основы правопорядка в обществе.
Наряду с этим отечественный законодатель в указанный период все
же предпринимал определенные шаги по изменению перечня должностных преступлений, корректировке описания отдельных их составов, а также изменению расположения этой группы составов преступлений в Особенной части Уголовного кодекса (УК РСФСР 1922
г. и 1926 г. – вторая глава, а УК РСФСР 1960 г. – седьмая глава). Данный блок уголовно-правовых норм был специфичен тем, что все они
были сосредоточены в отдельной главе уголовного законодательства
в зависимости от такого критерия, как субъект преступления, в то
время как все иные составы Особенной части Уголовного кодекса
объединялись законодателем в отдельные группы на основе такого
признака, как их родовой объект98.
То, что законодатель использовал субъектный признак для группировки в Особенной части советского уголовного законодательства
определенных преступлений, а также то, что целый ряд противо98
См.: Келина С.Г. Преступления против государственной власти и службы в органах местного самоуправления // Курс российского уголовного права.
Особенная часть. М., 2002. С. 834–835.
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
правных деяний, субъектом которых являлись должностные лица,
был рассредоточен по иным главам УК РСФСР, приводило к дискуссиям о классификации должностных преступлений, а также об их
месте в Особенной части уголовного законодательства99. Так, многие
ученые считали, что наряду с общими должностными преступлениями, совершаемыми в любой отрасли деятельности государственного
аппарата и сосредоточенными в главе седьмой УК РСФСР, существуют и специальные виды должностных преступлений, совершаемые
в определенной отрасли деятельности государственного аппарата и
по этой причине вынесенные за пределы главы седьмой УК
РСФСР100.
В УК РФ 1996 г. законодатель применил совершенно иной подход для расположения преступлений, субъектом которых являются
должностные лица. Во-первых, основные должностные преступления были сосредоточены в главе 30 УК, предусматривающей ответственность за посягательство на государственную власть, интересы
государственной службы и службы местного самоуправления. Вовторых, в иных главах были расположены некоторые специальные
«должностные» составы: ст. 140 «Отказ в предоставлении гражданину информации»; ст. 149 «Воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в
них» (гл. 19 УК); ст. 169 «Воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности»; ст. 170 «Регистрация незаконных сделок с землей» (гл. 22 УК); ст. 305 «Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта» (гл. 31
УК) и др.
В свою очередь, в главе 23 УК РФ была предусмотрена ответственность за преступления по службе в коммерческих и иных организациях. Данная позиция законодателя создавала лишь общие предпо99
См.: Щегулина А. Возможности сдерживающего воздействия уголовного закона в отношении должностных лиц с целью предупреждения преступлений в бюджетной сфере // Юридический мир. 2005. № 10. С. 34.
100
См.: Кириченко В.Ф. Должностные преступления по советскому уголовному праву: Автореф. дис... д-ра юрид. наук. М., 1965. С. 17–18; Гук О.М.
Проблемные вопросы уголовной ответственности за злоупотребление властью
или служебным положением: Автореф. дис... канд. юрид. наук. Киев, 1988.
С. 12.
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Ретроспективный анализ, место и значение преступлений ...
сылки для привлечения к уголовной ответственности должностных
лиц, совершавших различного рода нарушения бюджетной дисциплины, в том случае, если распорядители бюджетных средств действовали вопреки интересам службы из корыстной или иной личной
заинтересованности. Одновременно отсутствие в Особенной части
уголовного законодательства норм, гармонизированных с положениями бюджетного законодательства и устанавливающих ответственность за посягательства на область бюджетных правоотношений,
не способствовало эффективной борьбе с расхищением бюджетных
средств.
Учитывая то обстоятельство, что указанные противоправные
деяния достигли такого уровня общественной опасности, что стали
представлять собой реальную угрозу экономической безопасности
России, законодатель воспринял точку зрения отдельных авторов101,
предлагавших дополнить уголовное законодательство специальными
нормами, устанавливающими ответственность непосредственно за
определенные нарушения бюджетной дисциплины. Необходимо отметить, что предложения специалистов, являвшихся сторонниками
дополнения уголовного законодательства указанными специальными
нормами, были единодушны относительно того, что они подлежали
включению в главу 22 УК РФ. Это можно было объяснить отнесением уголовно наказуемых нарушений бюджетной дисциплины к преступлениям в сфере использования финансов, которые представлены
в указанной главе102.
Однако законодатель, совершенствуя меры, направленные на
борьбу с преступностью в бюджетной сфере, посчитал, что уголовному наказанию подлежат в первую очередь должностные лица, допускающие нецелевое расходование бюджетных средств и нецелевое
расходование государственных внебюджетных фондов посредством
101
См.: Залиш С.И. Незаконное получение кредита и уголовно-правовая
защита бюджетных средств // Вопросы квалификации и расследования преступлений в сфере экономики. Саратов: СЮИ МВД РФ, 1999; Гордейчик С. За
нецелевое расходование бюджетных средств – к уголовной ответственности
// Российская юстиция. 1998. № 12. С. 45; Погосян М.Д. Счетная палата РФ.
М., 1998. С. 15; Демидов Ю.Н. Проблемы борьбы с преступностью в социально-бюджетной сфере. М., 2003. С. 89.
102
См.: Щегулина А. Указ. соч. С. 35.
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
злоупотребления своими полномочиями в бюджетной сфере. Поэтому соответствующие уголовно-правовые нормы в виде ст. 2851, 2852
были включены в главу 30 УК РФ в качестве преступных посягательств на нормальное функционирование аппарата управления органов государственной власти, иных государственных органов и органов местного самоуправления, а также на авторитет государственной службы и органов местного самоуправления.
Непосредственным объектом данных преступлений является порядок расходования бюджетных средств и средств государственных
внебюджетных фондов. Отвлечение бюджетных ассигнований и
средств государственных внебюджетных фондов на цели, не предусмотренные федеральным бюджетом, наносит прямой ущерб государственным и общественным интересам, поскольку затрудняет достижение тех результатов, которые государство хотело иметь за счет
расхода своих финансовых ресурсов.
Представляется справедливой позиция многих специалистов о
том, что с учетом наличия однородного объекта в деяниях, посягающих на сферу бюджетных отношений, целесообразно было бы рассмотреть вопрос о законодательном выделении всех норм, предусматривающих ответственность за преступления в сфере бюджетных
правоотношений, в отдельной главе УК103.
В настоящее время нормы, устанавливающие ответственность за
совершение бюджетных преступлений, рассредоточены практически
по всем разделам Особенной части УК РФ. Следует согласиться с
мнением Ю.Л. Анисимова о том, что бюджетные отношения являются элементами общественных отношений, составляющих объекты
составов значительной части уголовно наказуемых деяний, предусмотренных Особенной частью УК РФ. В частности, бюджетные
правоотношения являются структурными элементами имущественных отношений, отношений в сфере экономической деятельности,
103
См: Арутюнян К.С. Уголовно-правовые и криминологические аспекты
борьбы с преступлениями, совершаемыми в сфере распределения и использования бюджетных средств: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 9;
Бойков Д.А. Общественные отношения, складывающиеся на стадии расходования бюджетов, как видовой объект нецелевого расходования бюджетных
средств // Российский следователь. 2005. № 9. С. 27; Щегулина А. Указ. соч.
С. 36.
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Ретроспективный анализ, место и значение преступлений ...
интересов службы в коммерческих и иных организациях, общественной безопасности, безопасности государства, отношений в сфере
осуществления государственной власти, государственной службы и
службы в органах местного самоуправления104.
В связи со сказанным выделение норм, устанавливающих уголовную ответственность за совершение бюджетных преступлений, в
отдельной главе Особенной части УК РФ может вызвать непонимание и неприятие законодателя. Тем не менее выделение такой главы в
УК РФ, несомненно, является необходимостью, так как эта мера обладает достаточно высокой степенью общепревентивного воздействия на потенциальных преступников, в настоящее время лишь изредка привлекаемых к уголовной ответственности по причине сложности доказывания прямого умысла при совершении ими
преступлений, предусмотренных ст. 2851 УК РФ.
Но основная причина, связанная с необходимостью выделения
отдельной главы «Преступления против порядка формирования и
расходования бюджетных средств», – именно в высокой степени общественной опасности рассматриваемых преступлений. В случае
существования в УК РФ такой главы также можно будет иметь более
четкое представление, в отличие от сегодняшней ситуации в этой области, об уровне преступности в бюджетной сфере на стадии формирования и расходования бюджетов всех уровней.
Другой, менее продуктивный, вариант – включение бюджетных
преступлений в гл. 22 УК. Действительно, преступления, предусмотренные ст. 2851 и 2852, посягают прежде всего на отношения, обеспечивающие рациональное распределение бюджетных средств и
средств государственных внебюджетных фондов в соответствии с
теми целями, на которые они выделялись, то есть на финансовый, а
не на управленческий аспект экономических отношений105. Законодательство многих стран учитывает то, что в действительности непосредственным объектом бюджетного преступления является уста104
См.: Анисимов Ю.Л. Квалификация преступлений в сфере бюджетных
отношений: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2002. С. 17.
105
См.: Карпов А.Г. Нецелевое расходование бюджетных средств и
средств государственных внебюджетных фондов: уголовно-правовой и криминологический анализ: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2007.
С. 9.
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
новленный законом порядок использования бюджетных средств, а
предметом – бюджетные средства. Поэтому подобные преступления
относятся к категории противоправных деяний, посягающих на сферу использования финансов.
Во многих странах СНГ аналогичные нормы относятся к числу
преступлений, характерных для сферы экономической деятельности.
Примером может служить ст. 184 УК Узбекистана, устанавливающая
ответственность за нарушение бюджетной дисциплины, которое отнесено к преступлениям против основ экономики. В свою очередь,
ст. 210 УК Украины, предусматривающая наказуемость за нарушение
законодательства о бюджетной системе этой страны, включена в раздел седьмой УК Украины, объединяющий преступления в сфере хозяйственной деятельности. Поэтому многие авторы считают оправданным включение уголовно-правовых норм, являющихся основанием уголовной ответственности за нарушение бюджетной
дисциплины, в главу 22 УК РФ106.
В пользу расположения анализируемых уголовно-правовых норм
в главе Уголовного кодекса, где сосредоточены преступления в сфере
экономической деятельности, свидетельствует и тот факт, что административно-бюджетные правонарушения (ст. 15.14, 15.15, 15.16
КоАП РФ) признаются посягательствами на сферу финансов, а
именно: на порядок исполнения бюджета и расходования бюджетных
средств; порядок возврата бюджетных средств, полученных на возвратной основе, а также на порядок и сроки уплаты процентов за
пользование бюджетными средствами, предоставленными на возмездной основе. Кроме того, аргументом является и то обстоятельство, что к числу бюджетных правоотношений отнесены согласно ч. 2
ст. 1 БК РФ и те, которые возникают в случае привлечения лиц к ответственности за нарушение бюджетного законодательства. Это послужило основанием для определения сущности указанного правонарушения, а также их перечня в отдельной главе БК РФ (гл. 28).
В итоге отметим, что наличие у нарушений бюджетного законодательства специфического родового объекта создает предпосылки
для законодательного моделирования в VIII разделе УК РФ (Престу106
См.: Демидов Ю.Н. Указ. соч. С. 67; Карпов А.Г. Указ. соч. С. 9; Щегулина А. Указ. соч. С. 35.
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Вопросы законодательной регламентации ...
пления в сфере экономики) специальной главы – «Преступления
против порядка формирования и расходования бюджетных средств»,
что возможно в случае комплексного совершенствования уголовного,
налогового, бюджетного и административного законодательства,
предусматривающего на основе принципа смешанной противоправности институт ответственности за нарушение налоговой и бюджетной дисциплины. В рамках данной главы следовало бы объединить
следующие составы: незаконное получение кредита (ч. 2 ст. 176), уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации
или физического лица (ст. 194), уклонение от уплаты налогов и (или)
сборов с физического лица (ст. 198), уклонение от уплаты налогов и
(или) сборов с организации (ст. 199), неисполнение обязанностей налогового агента (ст. 1991), сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов
(ст. 1992); нецелевое расходование бюджетных средств (ст. 2851), нецелевое расходование средств государственных внебюджетных фондов (ст. 2852 УК).
§ 2. Вопросы законодательной регламентации ...
§ 2. Вопросы законодательной регламентации
предмета бюджетных преступлений
Как известно, одним из элементов общественного отношения,
выступающего объектом преступления, является предмет, под которым понимается все то, по поводу чего или в связи с чем существует
само это отношение. Наличие указанного предмета и его потребительские свойства (признаки) нередко побуждают человека к совершению общественно опасного деяния107.
Предмет преступления – это вещи или иные предметы внешнего
мира, воздействуя на которые виновный причиняет вред охраняемым
законом общественным отношениям. Иначе говоря, с определенными свойствами, качествами и состояниями этих вещей и ценностей
закон связывает наличие в действиях лица состава преступления.
Воздействие на предмет преступления может означать не только его
107
См.: Уголовное право России. Часть Общая / Под ред. Л.Л. Кругликова.
М., 2004. С. 56.
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
неправомерное изъятие, присвоение, уничтожение или повреждение.
Это воздействие может выразиться в создании предмета, его собирании, сбыте, переработке, утрате, хранении, передаче и др. Таким образом, в отличие от объекта преступления, который всегда претерпевает неблагоприятные изменения в результате преступной деятельности виновного, предмет может не пострадать от преступления и
даже, наоборот, быть вновь созданным (например, в случае с незаконным изготовлением оружия).
Несомненно, предмет исследуемых преступлений обладает особыми специфическими свойствами, анализу которых и будет посвящен настоящий параграф. Особенности этого предмета связаны прежде всего со своеобразием процесса формирования и использования
бюджетных средств. В первую очередь остановимся на проблемах
техники законодательной регламентации, научного и практического
толкования налога и сбора как предмета налоговых преступлений
(ст. 198–1991 УК) и особенностях его законодательной регламентации, так как именно по этим вопросам в теории и на практике существуют определенные разногласия.
В процессе подготовки нового УК составы преступлений, предусмотренных ст. 194, 198, 199, в плане технико-юридической регламентации не были для законодателя абсолютно новыми в отличие,
например, от норм, предусматривающих ответственность за различные формы преступного банкротства (ст. 195–197), лжепредпринимательство (ст. 173) и т.д. Напомним, что ст. 1621 «Уклонение от подачи декларации о доходах» была введена в УК РСФСР Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 28 мая 1986 года108, ст. 1622
«Сокрытие доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения» – Законом РФ от 2 июля 1992 года109, ст. 1626 «Уклонение от
уплаты таможенных платежей» – Федеральным законом от 1 июля 1994 года110.
108
См.: Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1986. № 23. Ст. 638.
См.: Ведомости Совета народных депутатов РФ и Верховного Совета
РФ. 1992. № 33. Ст. 1912.
110
Российские вести. 1994. № 123. 6 июля.
109
54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Вопросы законодательной регламентации ...
В арсенале разработчиков нового УК имелась и серьезная научная база по проблемам юридической (законодательной) техники111, и
достаточно обширная правоприменительная практика: в 1993 –
1995 годах по выявленным нарушениям налогового законодательства
правоохранительными органами (прежде всего ФСНП РФ) было возбуждено около 7 тысяч уголовных дел за совершение налоговых преступлений112. Таможенные органы с 1991 по 1995 год возбудили
свыше 7,5 тысяч уголовных дел по таможенным преступлениям, в
том числе и по ст. 1626 УК РСФСР113.
Однако техника законодательной регламентации признаков основных составов исследуемых преступлений, и прежде всего предусмотренных ст. 198 и 199 УК, оставляла желать лучшего. Это обстоятельство в свою очередь привело к определённым сбоям и противоречиям в применении и толковании указанных уголовноправовых норм. В первую очередь полагаем целесообразным обратиться к анализу предмета преступлений, предусмотренных ст. 194,
198-1992 УК.
Общим предметом преступлений в сфере налогообложения являются денежные средства в форме налогов и сборов (ст. 198, 199,
1991 УК), денежные средства или имущество, необходимые для взыскания налоговой недоимки (ст. 1992), таможенных платежей
(ст. 194 УК), взимаемых с физических лиц и организаций в бюджеты
различных уровней.
Согласно п. 1 ст. 8 НК РФ, под налогом понимается обязательный, индивидуально безвозмездный платёж, взимаемый с организаций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на
111
К началу 90-х годов проблемы законодательной техники достаточно
глубоко были разработаны в трудах С.С. Алексеева, Д.А. Керимова, М.И. Ковалёва, А.С. Пиголкина, С.В. Полениной, Ю.А. Тихомирова и др.
112
См.: Кучеров И.И. Налоговые преступления М., 1997. С. 48, 50; Криминологическая характеристика налоговых преступлений. Челябинск, 2000.
С. 53; Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.Н. Преступления в сфере экономической деятельности и интересов службы в коммерческих и иных организациях. Красноярск, 1998. С. 24.
113
См. Кисловский Ю.Г. Контрабанда: история и современность. М., 1996.
С. 181; Куликов А.С. О состоянии и мерах усиления борьбы с экономической
преступностью и коррупцией в РФ // Следователь. 1997. № 1. С. 62.
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного
управления денежных средств, в целях финансового обеспечения
деятельности государства и (или) муниципальных образований. Налог – необходимое условие существования государства, поэтому обязанность платить налоги, закрепленная в ст. 57 Конституции РФ,
распространяется на всех налогоплательщиков в качестве безусловного требования государства. Налогоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той частью своего имущества, которая
в виде определенной денежной суммы подлежит взносу в казну, и
обязан регулярно перечислять эту сумму в пользу государства, так
как иначе были бы нарушены права и охраняемые законом интересы
других лиц, а также государства. Взыскание налога не может расцениваться как произвольное лишение собственника его имущества –
оно представляет собой законное изъятие части имущества, вытекающее из конституционной публично-правовой обязанности114.
Как справедливо отмечено И.И. Кучеровым, налоги не могут
быть признаны предметами налоговых преступлений, так как они
нематериальны и представляют собой определённый правовой механизм (юридическую конструкцию) отчуждения собственности (в виде денежных средств) юридических и физических лиц115. В литературе поддерживается позиция, согласно которой предметом налогового преступления являются исключительно денежные средства,
которые подлежат внесению в бюджет и во внебюджетные фонды в
счет уплаты налогов или сборов116. Следовательно, именно денежные средства, по сути, являются предметом данных преступлений.
Соглашаясь с таким выводом, отметим, что при характеристике
предмета налоговых преступлений большинство специалистов тра-
114
См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 17 декабря 1996 г.
№ 20-П «По делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 части первой
статьи 11 Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 года «О федеральных
органах налоговой полиции» // Собрание законодательства РФ. 1997. № 1.
ст. 197.
115
См.: Кучеров И.И. Особенности объекта и предмета преступлений в
сфере налогообложения. С. 48.
116
См.: Глебов Д.А., Ролик А.И. Налоговые преступления и налоговая
преступность. СПб. 2005. С. 38–39.
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Вопросы законодательной регламентации ...
диционно понимают под понятием «налог» именно денежный эквивалент налога.
В теории уголовного права (Л.Д. Гаухман, В.Г. Истомин,
С.В. Максимов) иногда для обозначения предмета налоговых преступлений неоправданно употребляется термин «неуплаченный налог»117, поскольку уплаченный налог тоже может быть предметом, к
примеру, неоконченного преступления. Трудно согласиться и с мнением некоторых специалистов, полагающих, что «если исполнение
налоговых обязанностей изначально предусматривалось в натуре, то
предметом преступления может быть, например, произведённая налогоплательщиком продукция»118. Налогоплательщик всегда имеет
налоговое обязательство, выраженное в рублях и копейках, а не в
тоннах бензина или зерна. Даже если уплата налога закрывается какой-либо зачётной товарной поставкой, в отчётных документах будут
фигурировать конкретные и обезличенные денежные суммы. И
именно удержание или «экономия» денежного эквивалента продукции, поставляемой в зачёт налогового платежа, является целью преступных намерений лица.
Некоторые авторы (А.А. Витвицкий, Л.Д. Гаухман, Н.А. Лопашенко и др.) в качестве предмета налоговых преступлений, помимо
налогов, рассматривают декларацию о доходах, бухгалтерские документы, «искажённые данные о доходах или расходах» и т.п.119 На
наш взгляд, если исходить из «материальности» составов налоговых
преступлений, эта позиция является небесспорной. Представляется,
117
См.: Уголовное право. Часть Общая. Часть Особенная / Под ред.
Л.Д. Гаухмана, Л.М. Колодкина, С.В. Максимова. С. 433; Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Уголовная ответственность за преступления в сфере экономики. М.,
1996. С. 37; Истомин В.Г. Указ. соч. С. 23.
118
Кучеров И.И. Особенности объекта и предмета преступлений в сфере
налогообложения. С. 48.
119
См.: Уголовное право. Особенная часть / Под ред. В.Н. Петрашева. М.,
1999. С. 278; Уголовное право. Часть Общая. Часть Особенная. / Под ред. Л.Д.
Гаухмана, Л.М. Колодкина, С.В. Максимова. С. 434; Лопашенко Н.А. Уголовная ответственность за налоговые преступления // Налоговые и иные экономические преступления. Вып. 2. С. 40; Лопашенко Н.А. Преступления в сфере
экономической деятельности: система, проблемы квалификации и наказания.
Саратов, 1997. С. 152–153,162–163.
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
что все предметы материального и нематериального120 характера, на
которые воздействует лицо с целью неуплаты налога, будут лишь
средствами для достижения этой преступной цели. Аналогично и
при мошенничестве либо при присвоении и растрате нельзя рассматривать в качестве предмета преступления документы, которые искажаются, фальсифицируются, уничтожаются преступником для достижения своих целей.
Многие специалисты (Н.А. Лопашенко, С.В. Козлов, Д.Ю. Кашубин и др.) оправданно, на наш взгляд, считают, что предметом налоговых преступлений в равной степени может быть налог любого
уровня – федеральный, региональный или местный121. Напротив,
В.А. Егоров усматривает в привлечении к уголовной ответственности за уклонение от уплаты региональных и местных налогов, которые могут взиматься не на всей территории России, нарушение
принципа равенства граждан перед законом в зависимости от места
жительства122. Сходная точка зрения высказана Б.В. Волженкиным,
который полагал, что предметом по ст. 199 УК могут выступать
только федеральные налоги; в противном случае понятие преступного и наказуемого будет разным в зависимости от региона Российской
Федерации, что, в свою очередь, противоречит принципу законности123.
120
В этой связи отметим, что развитие научно-технического прогресса и
соответственно появление в сфере преступных интересов необычных форм
существования материи скорректирует взгляды на исключительную «материальность» предмета преступления.
121
См.: Лопашенко Н.А. Уголовная ответственность за налоговые преступления. С. 35-36; Козлов С.В. Указ. соч. С. 13, 14; Кашубин Д.Ю. Налоговые
преступления в уголовном праве России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук.
М., 2002. С. 19–20.
122
См.: Егоров В.А. Налоговые преступления и их предупреждение: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Самара, 1998. С. 7.
123
См. подробнее по данному вопросу: Волженкин Б.В. О некоторых
спорных вопросах ответственности за преступления в сфере налогообложения
(налоговые преступления) // Актуальные проблемы юридической ответственности за нарушения в сфере экономической деятельности и налогообложения:
Материалы научно-прктической конференции. Ярославль, 2001. С. 13–16.
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Вопросы законодательной регламентации ...
Представляется, что данный вывод вполне оспорим по следующим основаниям. В соответствии с ч. 3 ст. 75 Конституции РФ федеральным законодательством устанавливается система налогов, взимаемых в федеральный бюджет, и общие принципы налогообложения и сборов в Российской Федерации. Органы местного
самоуправления устанавливают местные налоги и сборы (ч. 1 ст. 132
Конституции).
Налоговый кодекс РФ, несколько по-иному расставляя акценты в
«налоговых полномочиях» властей различных уровней, устанавливает не только общие принципы налогообложения в России, но и систему, и виды всех налогов (сборов): федеральных, региональных и
местных (ст. 12 НК РФ). Следовательно, региональные и местные
власти могут регулировать налоговые отношения исключительно в
рамках Налогового кодекса РФ и Конституции: вводить предусмотренные НК РФ региональные или местные налоги (сборы) и устанавливать льготы по этим налогам, определять предусмотренные НК
РФ некоторые элементы налогообложения (налоговые ставки в пределах, установленных НК РФ, порядок и сроки уплаты налога, формы отчётности по данному налогу). Таким образом, базовые, фундаментальные правовые основания как региональных, так и местных
налогов закреплены именно в федеральном законодательстве. Добавим: вполне объяснимо, когда в федеративном государстве часть
полномочий центра передаётся в регионы и на места.
В этой связи отметим, что в уголовном праве «территориальнонациональная исключительность» ранее применялась к этническим
группам людей, у которых ношение оружия является принадлежностью национального костюма или связано с охотничьим промыслом
(прежняя редакция ч. 4 ст. 222 УК РФ; ст. 218 УК РСФСР)124.
В начальный период действия УК РФ среди учёных-юристов
также отсутствовало единство взглядов на содержание предмета
преступления, предусмотренного ст. 198 УК. До внесения первоначальных изменений в диспозицию ст. 198 УК (Федеральным законом
от 20 мая 1998 года № 92-ФЗ) серьезных разночтений в определении
предмета рассматриваемого преступления не возникало, так как
ст. 198 УК в первоначальной редакции предусматривала уголовную
124
См. об этом также: Лопашенко Н.А. Уголовная ответственность за налоговые преступления. С. 36–37.
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
ответственность за уклонение от уплаты лишь одного налога из числа тех, которые были обязаны уплачивать физические лица, а именно
подоходного налога (в настоящее время – налога на доходы физических лиц)125.
Существовавшее до декабря 2003 года законодательное указание
в диспозиции данной уголовно-правовой нормы на уклонение от уплаты налога также ориентировало (можно даже сказать – провоцировало) на усмотрение в действиях субъекта преступного поведения,
связанного с уплатой лишь одного налога, как правило, налога на доходы физических лиц126. Но уже тогда физические лица являлись
плательщиками и других налогов: транспортного и земельного, налога на имущество физических лиц и т.д., поскольку в диспозиции
ст. 199 УК предмет преступления («налоги») упоминался во множественном числе, что является оптимальным для правоприменительной практики. Логичнее было в ст. 198 устранить отмеченный технический сбой и дать указание на предмет преступления во множественном числе, что и было сделано законодателем в 2003 году.
Необходимость постоянного соотнесения налога как уголовноправового признака с положениями налогового законодательства
требовала постоянной коррекции доктринальных взглядов на оценку
налоговых преступлений в целом. Несомненно, что изменившаяся в
1998 году редакция ст. 198 УК и изменения в налоговом законодательстве внесли новые элементы в уголовно-правовую характеристику данного преступления, особенно его предмета, объективной
стороны и субъекта. Наряду с указанными в норме способами уклонения физического лица от уплаты налогов (непредставление декларации о доходах в случаях, когда подача декларации является обязательной; включение в декларацию заведомо искаженных данных о
125
В литературе одним из первых указал на данное обстоятельство
Б.В. Волженкин (См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.И. Радченко. М., 1996. С. 332).
126
См. об этом также: Минская В.С. Уголовная ответственность за уклонение от уплаты налогов или страховых взносов и практика ее реализации
// Проблемы теории уголовного права и практики применения УК. М., 2000.
С. 121; Волженкин Б.В. О некоторых спорных вопросах ответственности
за преступления в сфере налогообложения (налоговые преступления). С. 16.
60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Вопросы законодательной регламентации ...
доходах или расходах), наказуемым стал признаваться и «иной» (не
раскрытый в тексте ст. 198) способ уклонения.
Тем не менее многие ученые-юристы (А.М. Яковлев, И.И. Кучеров, В.П. Верин и др.) не в полной мере учитывали характер и направленность отмеченных изменений, их влияние на квалификацию
противоправных деяний налогоплательщиков – физических лиц – и
продолжали связывать запрещенные ст. 198 УК деяния по уклонению от уплаты налогов исключительно с уплатой подоходного налога и декларированием и соответственно определяли предмет такого
преступления127. При этом, обосновывая свою позицию, они ссылались на разъяснения Пленума Верховного Суда РФ в постановлении
№ 8, которое уже тогда не отражало в полной мере сложившиеся в
теории и на практике реалии.
Отметим, что ещё на момент обсуждения проекта и принятия
нового УК криминогенная ситуация требовала не закреплять в
ст. 198 в качестве предмета исключительно подоходный налог, а распространить действие этой нормы на лиц, уклоняющихся от уплаты
любого налога. Так, по данным В.Д. Ларичева и Н.С. Решетняка, в
1995 году налог на имущество, переходящее в порядке наследования
или дарения, не заплатили 3 434 налогоплательщика, налог на имущество физических лиц – 120 302, земельный налог – 221 931, прочие налоги с физических лиц – 56 706128. Цифры довольно внушительные, тем более они являлись только верхушкой айсберга «налогового нигилизма» населения и отражали лишь выявленные и
официально закрепленные налоговыми органами факты уклонения
от уплаты налогов.
Многие ученые уже в этот период, интерпретируя указанные
нормы, включали в предмет преступления несколько видов налогов.
Так, Н.А. Лопашенко указывала, что предметом преступления по
ст. 198 УК может быть и единый налог на вмененный доход, который
введен Федеральным законом от 16 июля 1998 года129 взамен некоторых существующих налогов и платежей в государственные внебюджетные фонды, в том числе взамен подоходного налога с некоторых
127
См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв.
ред. А.В.Наумов. С. 503; Кучеров И.И. Преступления в сфере налогообложения. С. 39, 48–50; Верин В.П. Указ. соч. С. 100.
128
См.: Ларичев В.Д., Решетняк Н.С. Указ. соч. С. 74.
129
Собрание законодательства РФ. 1998. № 31. Ст. 3826.
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
видов предпринимательской деятельности (например, оказание ремонтно-строительных, бытовых, парикмахерских, медицинских услуг, деятельность в общественном питании, розничная торговля и
т.п. )130. Напротив, И.И. Кучеров, хотя и отмечал, что гражданепредприниматели, осуществляющие отдельные виды предпринимательской деятельности, являются плательщиками налога на реализацию горюче-смазочных материалов, налога на приобретение автотранспортных средств и т.п., вместе с тем исключал эти налоги из
содержания предмета преступления, предусмотренного ст. 198 УК.
По его мнению, «отношения, возникающие в связи с исчислением и
уплатой физическими лицами указанных налогов, в настоящее время
не имеют уголовно-правовой защиты, ибо порядок их уплаты не
предусматривает декларирования»131.
Однако обстоятельный юридический анализ действующей на тот
период редакции ст. 198 УК показывает, что преступные деяния физического лица могли быть и не связаны с уплатой исключительно
подоходного налога, а «иной способ» уклонения не связан исключительно с декларированием и может быть преступным, если приводит
к умышленной неуплате любого налога в крупном размере, и при
этом обязанность по уплате этого налога законодательно закреплена
за физическим лицом. Таким образом, открытый перечень способов
уклонения физического лица от уплаты налогов предполагал, что
предметом рассматриваемого посягательства могут быть любые
действующие налоги, взимаемые с физических лиц в порядке, установленном налоговым законодательством (например, налог на имущество физических лиц, налог с продаж, налог на добавленную
стоимость и т.д.).
В юридической литературе высказываются неоднозначные суждения и в оценке предмета преступления, предусмотренного ст. 199
УК. Так, А.А. Витвицкий, С.И. Улезько полагают, что в качестве такого предмета выступают объекты налогообложения как обстоятельства (юридические факты), порождающие в силу закона или иного
нормативного акта обязанность налогоплательщика уплатить на130
См.: Лопашенко Н.А. Уголовная ответственность за налоговые преступления. С. 35.
131
См.: Кучеров И.И. Преступления в сфере налогообложения. С. 49.
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Вопросы законодательной регламентации ...
лог132. Данная точка зрения представляется весьма сомнительной. На
практике налогоплательщик может уклоняться от уплаты налогов и
не воздействуя на объекты налогообложения133, не скрывая и не искажая их.
Директор акционерного общества З., не желая платить налоги,
дал указание не сдавать выручку в банк, где его организация находилась на «картотеке». При этом все финансово-хозяйственные операции отражались в бухгалтерских документах в полном объёме и
без искажений. Расчёты более поздней очерёдности, нежели отчисления в бюджетную систему, в частности оплату контрактов, хозяйственные расходы и т.п., организация проводила наличным порядком. Сумма уклонения от уплаты налогов составила 300 тыс.
рублей. По уголовному делу в отношении З. районным судом Нижегородской области был вынесен обвинительный приговор134.
Полагаем необходимым отметить ещё один недостаток законодательной техники, касающийся своевременного внесения изменений
или дополнений в диспозиции бланкетных статей УК в случае изменения корреспондирующих с уголовным законом иных нормативных
правовых актов.
В юридической литературе в качестве предмета налоговых преступлений было принято выделять и страховые взносы в государственные внебюджетные фонды. Однако с 1 января 2001 года страховые взносы как вид обязательных платежей «канули в лету» и заменены единым социальным налогом.
Напомним, что в теории уголовного права указывается на «осторожное» применение норм с бланкетными диспозициями135. Особенно это актуально в части конструирования уголовно-правовых запре132
См.: Уголовное право. Особенная часть / Под ред. В.Н. Петрашева.
С. 281
133
В соответствии со ст. 38 НК РФ объектами налогообложения могут являться операции по реализации товаров (работ, услуг), имущество, прибыль,
доход, стоимость реализованных товаров (выполненных работ, оказанных услуг) либо иной объект, имеющий стоимостную, количественную или физическую характеристики.
134
Цит. по ст. : Кикин А.Ю., Яни п. С. Неуплата налогов преступна // Налоговый вестник. 2000. № 10. С. 150.
135
См., например: Нашиц А. Указ. соч. С. 180–181; Законодательная техника / Под ред. Д.А. Керимова. Л., 1965. С. 37, 41.
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
тов. Если за бланкетной нормой немедленно не последует нормативная корреляция правовых документов, к которым она отсылает (и наоборот), то действие этой нормы будет носить проблемный, усечённый характер либо вообще поставлено под вопрос. Схожая ситуация
произошла с введением единого социального налога. Изменения в
налоговом законодательстве потребовали законодательного реконструирования ст. 198, 199 УК, в частности исключения из диспозиций
статей и примечаний к ним государственных целевых взносов и закрепления в качестве предмета преступления нового понятия – единого социального налога. Тем не менее ни в период принятия части 2
Налогового кодекса, ни после этого законодатель не посчитал нужным согласовать в рассматриваемом контексте уголовное законодательство с налоговым.
Отметим, что идея единого социального налога возникла не на
пустом месте. Ещё в 1998 году МНС РФ предложило ввести для всех
фондов единую налоговую базу и передать функции учёта и контроля одному ведомству, сохраняя существующий механизм сбора страховых средств. Однако это предложение было реализовано только со
вступлением в силу части 2 НК РФ (принятой Федеральным законом
от 05.08.2000 № 117-ФЗ), в соответствии с которой с 1 января 2001
года взамен взносов в государственные внебюджетные фонды был
введён единый социальный налог.
Несомненно, замена страховых взносов в государственные внебюджетные фонды на единый социальный налог требовала скорейшей корректировки диспозиций ст. 198 и 199 УК и примечаний к
ним. Однако «скорейшая» законодательная корректировка была осуществлена только в 2003 году. Заметим, что в используемое в настоящей работе понятие «налог» мы включаем и единый социальный
налог.
Исходя из изложенного, в дальнейшем при характеристике составов преступлений, предусмотренных ст. 198 и 199 УК, под предметом мы будем понимать налог или налоги как денежный эквивалент обязательного платежа в бюджеты различных уровней.
Полагаем необходимым остановиться и на проблеме законодательной регламентации сбора как предмета налоговых преступлений. Во-первых, считаем, что в целях исправления явного сбоя законодательной техники необходимо из диспозиции ст. 1991 УК исключить слово «сбор», т.к. законодательством о налогах и сборах на
64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Вопросы законодательной регламентации ...
налоговых агентов не возлагается обязанность по исчислению,
удержанию и перечислению сборов. Во-вторых, следует также исключить упоминание о внебюджетном фонде, так как обязанность
удержания и перечисления налогов налоговыми агентами во внебюджетные фонды действующим законодательством не предусмотрена.
Если применять более кардинальные законодательные меры, необходимо вообще исключить из уголовного закона ответственность
за уклонение от уплаты сборов.
Во-первых, с 1 января 2005 г. в систему налогов и сборов включено только 2 вида сборов: государственная пошлина и сборы за
пользование объектами животного мира и за пользование объектами
водных биологических ресурсов (ст. 13 – 15 НК РФ). При этом размеры данных сборов являются незначительными.
Во-вторых, хотя закон и допускает возможность уклонения от
уплаты сбора путем непредставления документов, предъявление
которых в соответствии с законодательством о налогах и сборах обязательно, такая ситуация невозможна, потому что в силу юридической природы сбора его уплата предусматривает последующее совершение в интересах плательщика сбора государственными органами, органами местного самоуправления, иными уполномоченными
органами и должностными лицами юридически значимых действий
(п. 2 ст. 8 НК). Так что обязанности представления соответствующих
документов, возлагаемой на плательщика сбора, как таковой не существует, поскольку уплата сбора происходит, в отличие от налога,
не в силу существующей правовой обязанности, а в силу реализации
субъективного права лица136.
В-третьих, правовая природа указанных сборов несомненно отличается от правовой природы налоговых платежей. В соответствии
с ч. 1 ст. 8 НК под налогом понимается обязательный, индивидуально безвозмездный платеж, взимаемый с организаций и физических
лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления денежных
средств в целях финансового обеспечения деятельности государства
и (или) муниципальных образований.
136
См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв.
ред. А.И. Рарог. М., 2004. С. 234.
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
Под сбором понимается обязательный взнос, взимаемый с организаций и физических лиц, уплата которого является одним из условий совершения в отношении плательщиков сборов государственными органами, органами местного самоуправления, иными уполномоченными органами и должностными лицами юридически значимых действий, включая предоставление определенных прав или выдачу разрешений (лицензий) (ч. 2 ст. 8 НК).
Как видно из выделенных нами признаков, юридическое содержание налога предусматривает два существенных обстоятельства,
которые отсутствуют в понятии сбора. Во-первых, налог – безвозмездный платеж, во-вторых, он взимается с налогоплательщика в целях финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований, что указывает на стратегическое значение
налога как бюджетообразующего платежа. Сбор же, по сути, является платой хозяйствующего субъекта за услуги в виде юридически
значимых действий, предоставляемые государством.
Таким образом, в связи с обретением системой налогов и сборов
окончательного вида и незначительностью общественной опасности
ответственность за уклонение от уплаты сборов не вызвана общественной потребностью, а значит, нецелесообразна137.
Тем не менее в настоящее время понятие «сбор» включено в
диспозиции исследуемых норм и на практике возникают проблемы,
связанные с определением юридического содержания некоторых
смежных понятий. Как отмечает Е.В. Румянцева, в научных и практических кругах ведется бурная полемика относительно причисления к сборам страховых взносов на обязательное пенсионное страхование138. Позиция Пленума Верховного Суда РФ, изложенная в постановлении № 64, о том, что к налогам и сборам относятся лишь те,
которые поименованы в ст. 13, 14, 15 и 18 НК РФ139, категорично ис137
См.: Зарипов В.М. Предложения по совершенствованию законодательства об ответственности за налоговые преступления // Налоги и налогообложение. 2005. № 5. С. 34.
138
См.: Румянцева Е.В. Техника конструирования и применения диспозиций статей о налоговых преступлениях (ст. 198-1992 УК РФ). С. 89.
139
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 г.
№ 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2007. № 3. С. 1.
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Вопросы законодательной регламентации ...
ключает страховые взносы из числа налогов и сборов, за неуплату
которых может наступить уголовная ответственность, демонстрируя
очередной прецедент корректировки норм закона.
Некоторые авторы не поддерживают такую позицию и справедливо, на наш взгляд, указывают, что уклонение от уплаты страховых
взносов, которые отвечают всем признакам сбора, равно как и сокрытие имущества, за счет которого должна взыскиваться недоимка по такого рода неуплатам, должно охватываться составами
соответствующих налоговых преступлений.
С отдельными аргументами в пользу такого вывода можно согласиться. Во-первых, согласно трактовке определений, изложенных в
НК, страховые взносы полностью охватываются понятием сбора и
соответствуют всем признакам, изложенным в п. 2 ст. 8 НК. Под сбором понимается «обязательный взнос, взимаемый с организаций и
физических лиц, уплата которого является одним из условий совершения в отношении плательщиков сборов государственными органами юридически значимых действий, включая предоставление определенных прав…». Понятие страхового взноса, изложенное в ст. 3
ФЗ № 167 «Об обязательном пенсионном страховании в РФ»140, определяет лишь специфику и целевой характер указанных взносов.
Во-вторых, законодательство о налогах и сборах является понятием более широким, нежели НК РФ. Пункт 1 ст. 1 НК прямо указывает на то, что «законодательство о налогах и сборах состоит из настоящего Кодекса и принятых в соответствии с ним федеральных законов о налогах и сборах».
В-третьих, в ст. 2 ФЗ № 167 указывается, что правоотношения,
связанные с уплатой платежей на обязательное пенсионное страхование, в том числе в части осуществления контроля за их уплатой,
регулируются законодательством Российской Федерации о налогах и
сборах141.
Напомним также, что в соответствии с п. 7 ст. 243 НК налоговые
органы обязаны представлять в органы Пенсионного фонда РФ ко140
Федеральный закон «Об обязательном пенсионном страховании в РФ»
от 15 декабря 2001 г. № 167-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2001. № 51.
ст. 4832.
141
См.: Румянцева Е.В. Техника конструирования и применения диспозиций статей о налоговых преступлениях (ст. 198–1992 УК РФ). С. 123.
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
пии платежных поручений налогоплательщиков об уплате налога, а
также иные сведения, необходимые для осуществления органами
Пенсионного фонда РФ обязательного пенсионного страхования,
включая сведения, составляющие налоговую тайну. Налогоплательщики, выступающие в качестве страхователей по обязательному пенсионному страхованию, представляют в Пенсионный фонд РФ сведения и документы в соответствии с Федеральным законом "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" в ототношении застрахованных лиц.
Заметим, что техника интерпретации высшими судебными органами признаков, характеризующих предмет налоговых преступлений, не всегда находится на должном уровне. Так, по непонятным
причинам в п. 1 постановления № 64 дублируются некоторые положения налогового законодательства (ст. 8 НК РФ), в частности раскрывается понятие налога и сбора. Использованные при описании
диспозиции термины налогового законодательства изложены четко,
ясно и недвусмысленно, поэтому не требуют дополнительного толкования в части их понятийного содержания. По этой причине нежелательно, а порою и вредно, отмечает Е.В. Румянцева, раскрытие их
содержания дополнительным толкованием142.
Существуют определённые технико-юридические противоречия
и в законодательном закреплении предмета уклонения от уплаты
таможенных платежей. В силу определённых обстоятельств этим
вопросам уделяется немного внимания в уголовно-правовой литературе. По этой причине рассмотрим названную проблему более подробно.
В теории уголовного права признается, что предметом преступного посягательства, предусмотренного ст. 194 УК, являются обязательные к уплате в установленном таможенным законодательством
порядке денежные средства в виде (форме) таможенных платежей.
Исследуемая норма предусматривает ответственность за уклонение
от уплаты таможенных платежей, не выделяя, какие именно таможенные платежи подпадают под защиту уголовного закона143. То, что
при описании предмета преступления, предусмотренного ст. 194 УК,
законодатель применяет абстрактное понятие «таможенные плате142
143
См.: Румянцева Е.В. Там же. С. 75.
См.: Чучаев А., Иванова С. Указ. соч. С. 18.
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Вопросы законодательной регламентации ...
жи», требует более детального исследования положений таможенного законодательства.
Ранее основное содержание таможенных платежей, порядок их
уплаты и т.д. были изложены в разделе III ТК РФ 1993 года. Статья
110 перечисляла все виды таможенных платежей – всего 11. По
смыслу названной статьи все таможенные платежи делились на две
группы: 1) непосредственно связанные с перемещением товаров и
транспортных средств через таможенную границу и 2) иные платежи, связанные с таможенной деятельностью.
К первой группе таможенное законодательство относило: таможенную пошлину (ст. 111), налог на добавленную стоимость
(ст. 112), акцизы (ст. 113), таможенные сборы за таможенное оформление (ст. 114), таможенные сборы за хранение (ст. 115), таможенные
сборы за таможенное сопровождение товаров (ст. 116 ТК).
Ко второй же группе относились: сборы за выдачу лицензий таможенными органами и возобновление действия лицензий, сборы за
выдачу квалификационного аттестата специалиста по таможенному
оформлению и возобновлению действия аттестата, плата за информирование и консультирование, плата за принятие предварительного
решения, плата за участие в таможенных аукционах. При этом содержание таможенных платежей, связанных с перемещением товаров и транспортных средств через таможенную границу, раскрывалось в указанных статьях ТК, содержание иных платежей кодекс не
раскрывал. На наш взгляд, это не случайно. Законодатель как бы
подчёркивал особую значимость для государства 1 группы таможенных платежей. Статья 401 ТК определяла, что средства, полученные
от взимания таких платежей, вносятся в федеральный бюджет. И наоборот, все иные платежи являются локальными средствами таможенного регулирования, инструментами внутренней таможенной
деятельности.
По непонятным причинам это обстоятельство не учитывалось
при анализе рассматриваемого преступления многими авторами. В
юридической литературе предпочтение отдавалось широкой трактовке предмета уклонения от уплаты таможенных платежей. Подавляющее большинство исследователей понимали под предметом преступления, предусмотренного ст. 194 УК, все таможенные платежи,
перечисленные в ст. 110 ТК, в любом варианте и количестве. Глав69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
ное, чтобы сумма одного платежа или нескольких, вместе взятых,
превышала крупный размер, закреплённый в примечании к статье144.
В настоящее время количество таможенных платежей, взимаемых таможенными органами РФ, уменьшилось более чем в два раза.
В соответствии со ст. 318 ТК РФ 2003 г. к таможенным платежам относятся: ввозная таможенная пошлина; вывозная таможенная пошлина; налог на добавленную стоимость, взимаемый при ввозе товаров на таможенную территорию РФ; акциз, взимаемый при ввозе товаров на таможенную территорию РФ; таможенные сборы.
Следует согласиться с В.В. Лавриновым в том, что средства, полученные от взимания таможенными органами Российской Федерации таможенных пошлин, налога на добавленную стоимость и акцизов, относятся к налогам и вносятся в федеральный бюджет. Уклонение от их уплаты препятствует поступлению в доходную часть
бюджета средств, связанных с перемещением через таможенную
границу товаров и транспортных средств. Поэтому именно эти объекты должны иметь уголовно-правовую охрану145.
Остальные платежи (сборы), перечисленные в гл. 33.1 ТК РФ,
которые не являются налогами в полном понимании этого слова, так
как не всегда носят обязательный характер, не обеспечиваются государственно-властным принуждением; представляют собой плату за
разрешение определенных действий или предоставление определенных прав, услуг. Статья 357.1. ТК к видам таможенных сборов относит: 1) таможенные сборы за таможенное оформление; 2) таможенные сборы за таможенное сопровождение; 3) таможенные сборы за
хранение.
Действительно, уклонение от уплаты таможенных платежей,
связанных исключительно с перемещением товаров и транспортных
средств через таможенную границу, совершённое в крупном размере,
144
См., например: Михайлов В.И., Фёдоров А.В. Таможенные преступления: Уголовно-правовой анализ и общие вопросы оперативно-розыскной деятельности. СПб., 1999. С. 109; Уголовное право. Особенная часть / Под ред.
В.Н. Петрашева. М., 1999. С. 271 (авторы главы – С.И. Улезько, А.А. Витвицкий); Жалинский А.Э. Уголовная ответственность за уклонение от уплаты таможенных платежей. – http://jurqa.hut.ru/all.docs/u/a/efuzdvtn.html.
145
См.: Лавринов В.В. Проблема определения предмета уголовно наказуемого уклонения от уплаты таможенных платежей // Таможенное дело. 2006.
№ 1. С. 34.
70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Вопросы законодательной регламентации ...
составляет суть рассматриваемого преступления. Именно это и следует из духа уголовного и таможенного закона. Абсурдно предполагать, что законодатель имел намерение криминализовать уклонение
от уплаты «сборов за выдачу лицензий, информирование и консультирование, участие в таможенном аукционе» (ТК РФ 1993 года) Вряд
ли подобные деяния («уклонение от уплаты сборов за таможенное
оформление, сопровождение, хранение» (ст. 357.1 ТК РФ 2003 года)
достигают по характеру и степени общественной опасности уровня
преступления. Да и механизм таких действий представить довольно
трудно. Об этом выше говорилось применительно к «налоговым»
сборам.
Налицо упомянутая ранее проблема бланкетных диспозиций, когда сбои в отраслевом корреспондирующем законодательстве приводят к противоречиям в законодательстве уголовном. Бесспорно, сваливание в «одну кучу» таких разных по своей правовой природе и
назначению платежей является недостатком ТК. Во всяком случае,
законодательное разграничение, «различение» таможенных платежей, перечисленных в ст. 318 ТК, необходимо. К примеру, все платежи, связанные с перемещением товаров и транспортных средств через таможенную границу, можно определить в законе как «таможенные платежи». Иные же платежи отнести к «таможенным сборам и
выплатам». Такая редакция ст. 318 ТК будет способствовать оптимизации таможенного законодательства, а также снимет указанные
проблемы в толковании ст. 194 УК и не потребует внесения изменений в её диспозицию.
В качестве иного способа решения проблемы в уголовноправовой литературе предлагается внести изменения в диспозицию
ст. 194 УК и либо перечислить в статье виды таможенных платежей,
от которых уклоняется виновный (В.И. Тюнин), либо изложить её в
редакции, ограничивающей широкое толкование перечня таможенных платежей, а именно «уклонение от уплаты таможенных платежей, связанных с перемещением товаров и транспортных средств через таможенную границу, взимаемых с организации или физического
лица, совершённое в крупном размере» (А. Чучаев, С. Иванова)146.
146
См.: Тюнин В.И. Уголовно-правовая охрана отношений в сфере экономической деятельности: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. СПб., 2001. С. 37;
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
На наш взгляд, более приемлемым будет решение при котором
«реконструкции» подвергнется и ст. 318 ТК, и ст. 194 УК. В
ст. 318 ТК следует указать на платежи, связанные с перемещением
товаров через границу, как на «таможенные налоги». Соответственно
в диспозиции ст. 194 УК необходимо заменить термин «таможенные
платежи» на обозначение «таможенные налоги». Менее радикальный, но более оперативный вариант может заключаться в принятии
Верховным Судом РФ постановления по данной категории дел, которое сориентирует правоприменительную практику относительно
предмета преступления, предусмотренного ст. 194 УК.
Очевидно, что проблема возможного исключения сборов (и таможенных, и налоговых) как предмета преступлений в сфере налогообложения достаточно актуальна. Заметим также, что поступления
от сборов в бюджеты всех уровней не являются значительными. Согласно приложению № 7 к Федеральному закону "О федеральном
бюджете на 2007 год" поступления от таможенной пошлины в
2007 годк были запланированы в размере 2 394 183 700 тыс. рублей.
Если сложить поступления от таможенной пошлины и от налоговых
доходов, запланированных в Федеральном законе "О федеральном
бюджете на 2007 год", то получится, что они в совокупности дают
федеральному бюджету 663 7146 700 тыс. рублей, что составляет
95% всех доходов федерального бюджета в 2007 году147. Другими
словами, федеральный бюджет практически полностью формируется
из налогов и таможенной пошлины.
В настоящее время в соответствии с примечанием к ст. 194 УК
РФ уклонение от уплаты таможенных платежей признается совершенным в крупном размере, если сумма неуплаченных таможенных
платежей превышает пятьсот тысяч рублей. Закон дифференцирует
уголовную ответственность по ст. 194 УК по такому признаку предмета, как его размер (финансовый эквивалент), и по п. "г" ч. 2 ст. 194
ответственность за уклонение от уплаты таможенных платежей в
особо крупном размере наступает в том случае, если сумма обязаЧучаев А., Иванова С. Уклонение от уплаты таможенных платежей // Российская юстиция. 1999. № 10. С. 41.
147
См.: Тютина В.Ю. Налоговые доходы Федерального бюджета (на примере Федерального бюджета на 2007 год) // Финансовое право. 2007. № 4.
С. 34.
72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Вопросы законодательной регламентации ...
тельного неуплаченного платежа превышает один миллион пятьсот
тысяч рублей.
Законодатель, изменяя размер предмета преступления, оценил
повышенную опасность данного деяния. Так, по данным изучения
уголовных дел, более 10% фактов уклонения от уплаты таможенных
платежей совершены на сумму, превышающую 150 тыс. рублей148.
При определении крупного размера необходимо иметь в виду
многочисленные таможенные льготы, на величину которых должна
быть уменьшена сумма таможенных платежей. Так, в соответствии с
таможенным законодательством они предоставляются представительствам иностранных государств и их работникам, консульским
представительствам иностранных государств и членам их персонала,
иностранным дипломатическим и консульским курьерам, представителям и членам иностранных государств, международных межправительственных организаций и т.д.
Кроме того, в соответствии с разделом VI Закона РФ «О таможенном тарифе»149 при осуществлении торговой политики РФ в пределах ее таможенной территории допускается предоставление тарифных льгот (тарифных преференций) в отношении товаров, перемещаемых через таможенную границу, в виде возврата ранее
уплаченной пошлины, снижения ставки пошлины, в исключительных случаях освобождения от пошлины, установления тарифных
квот на преференциальный ввоз (вывоз) товара.
При отсутствии крупного размера уклонение от уплаты таможенных платежей не образует состава преступления, а квалифицируется как административное правонарушение в зависимости от обстоятельств дела по нормам КоАП России.
Сроки уплаты таможенных платежей определены в ст. 329 ТК
РФ. При ввозе товаров таможенные пошлины, налоги должны быть
уплачены не позднее 15 дней со дня предъявления товаров в таможенный орган в месте их прибытия на таможенную территорию Российской Федерации или со дня завершения внутреннего таможенного транзита, если декларирование товаров производится не в месте
148
См.: Грачев О.В. Уклонение от уплаты таможенных платежей: понятие,
объект и предмет преступления // Таможенное дело. 2007. № 2.
149
См.: Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 23. Ст. 821 (с послед. изм.).
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
их прибытия. При вывозе товаров таможенные пошлины должны
быть уплачены не позднее дня подачи таможенной декларации, если
иное не установлено таможенным законодательством. В определенных законом случаях (ст. 334 ТК РФ) плательщику может быть предоставлена отсрочка или рассрочка уплаты таможенных платежей.
Отметим также, что количественные характеристики предмета
преступлений, предусмотренных ст. 194, 198 и 199 УК, следует унифицировать. Законодатель, как уже говорилось, очевидно, «позабыл»
о ст. 194 УК, когда «привязывал» криминообразующий размер уклонения от уплаты налогов и сборов к общему объему уплачиваемых
налогоплательщиком налоговых платежей, а по сути, к размаху финансово-хозяйственной деятельности хозяйствующего субъекта. Основные таможенные платежи, как мы уже говорили, имеют налоговую природу и если законодатель определенным образом дифференцирует ответственность за сокрытие налогов и сборов в зависимости
от масштабов объекта налогообложения, то почему не применять
аналогичные решения в отношении деяний, связанных с уклонением
от уплаты таможенных платежей?
Далее рассмотрим подробнее предмет преступлений, отнесенных ко второй группе (ч. 2 ст. 176, 2851, 2852 УК РФ) и связанных с
неправомерным расходованием бюджетных средств. Часть 2 ст. 176
УК РФ говорит о незаконном получении государственного целевого
кредита, а равно о его использовании не по прямому назначению, если эти деяния причинили крупный ущерб гражданам, организациям
либо государству. Заметим, что ч. 1 и 2 ст. 176 предусматривают два
различных вида составов незаконного получения кредита. Различие
между ними в том, что ч. 2 этой статьи предусмотрен особый вид
кредита. Это, во-первых, государственный кредит и, во-вторых, –
кредит целевой. Поэтому ко всем тем признакам незаконного получения кредита, которые изложены в ч. 1 данной статьи, ч. 2 добавляет использование кредита не по прямому назначению.
Кредиты, о которых говорит гражданское законодательство, могут быть предметом незаконного получения кредита по ст. 176 УК
РФ; в настоящее время это в юридической литературе практически
не оспаривается.
Согласно ст. 819 ГК РФ кредит – это договор, по которому банк
или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить
денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, пре74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Вопросы законодательной регламентации ...
дусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее. Кредитный договор должен быть заключен в письменной форме (ст. 820). Кредитор
вправе отказаться от предоставления заемщику предусмотренного
кредитным договором кредита полностью или частично при наличии
обстоятельств, с очевидностью свидетельствующих о том, что предоставленная заемщику сумма не будет возвращена в срок. В случае
нарушения заемщиком предусмотренной кредитным договором обязанности целевого использования кредита кредитор вправе также отказаться от дальнейшего кредитования заемщика по договору
(ст. 821).
Под государственным целевым кредитом понимается ссуда в денежной или натуральной форме, выдаваемая Центральным банком
Российской Федерации под конкретные целевые программы и подлежащая возврату с процентами в виде денежных средств или вещей,
определенная родовыми признаками, в частности с представлением
различных льгот. Целевое назначение кредита определяется в нормативно-правовых актах. Кредитором в этих случаях могут выступать
как подразделения Центрального банка России, так и уполномоченные им коммерческие банки. Государственный целевой кредит отсутствует, когда банковские учреждения лишь реализуют гражданско-правовые отношения, не основанные на финансировании соответствующих программ.
Нормативными актами, регулирующими основания и порядок
его предоставления, являются: Закон о федеральном бюджете, Постановление Правительства РФ от 17 июля 1995 года № 714 «Об утверждении порядка контроля за целевым использованием средств
краткосрочной финансовой поддержки»150, Приказ Центрального
банка РФ от 18 августа 1992 года № 44 «О порядке приема и рассмотрения заявок на выдачу кредитов юридическим лицам»151, указание Минфина России от 11 мая 1995 года № 3-Е1-5 «О порядке исполнения Федерального бюджета по финансированию отдельных видов расходов и федеральных целевых программ, осуществляемых на
территориях субъектов Российской Федерации органами Федераль-
150
151
См.: Российская газета. 1995. 23 июля.
См.: Бизнес и банки. 1992. № 35.
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
ного казначейства»152, письмо Минфина России от 3 июля 1992 года
№ 2-9 «О предоставлении кредитных ресурсов для нормализации
платежей в народном хозяйстве»153.
Понятие государственного целевого кредита, условия и порядок
его получения подробно рассматриваются в работах В.Д. Ларичева154, С.И. Залиша155, которые дополнительно относят к данной
группе государственных целевых кредитов: 1) товарные кредиты,
выделяемые из бюджета сельскохозяйственным производителям,
предприятиям и организациям агропромышленного комплекса,
2) инвестиционный налоговый кредит, предоставляемый в виде отсрочки налоговых платежей.
Если в первом случае с указанной позицией можно согласиться,
то во втором – нет. По справедливому мнению Н.А. Лопашенко,
нельзя считать предметом по ч. 1 и по ч. 2 ст. 176 УК РФ налоговый
кредит, в том числе налоговый инвестиционный кредит156. Налоговый кредит, в соответствии с п. 1 ст. 65 НК РФ, представляет собой
изменение срока уплаты налога при наличии хотя бы одного из следующих оснований (предусмотрены пп. 1 – 3 п. 2 ст. 64 НК РФ):
– причинения лицу ущерба в результате стихийного бедствия,
технологической катастрофы или иных обстоятельств непреодолимой силы;
– задержки лицу финансирования из бюджета или оплаты выполненного этим лицом государственного заказа;
– угрозы банкротства лица в случае единовременной выплаты им
налога.
Инвестиционный налоговый кредит представляет собой такое
изменение срока уплаты налога, при котором организации предос152
См.: Финансовая газета. 1995. № 43.
См.: Российская газета. 1995. 2 июня.
154
См.: Ларичев В.Д. Незаконное получение кредита и его отграничение
от других смежных составов преступлений // Законодательство и экономика.
1997. № 3 – 4. С. 18.
153
155
См.: Залиш С.И. Незаконное получение кредита и уголовно-правовая
защита бюджетных средств // Вопросы квалификации и расследования преступлений в сфере экономики. Саратов, 1999. С. 41–42
156
См.: Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики. С. 345.
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Вопросы законодательной регламентации ...
тавляется возможность в течение определенного срока и в определенных пределах уменьшать свои платежи по налогу с последующей
поэтапной уплатой суммы кредита и начисленных процентов. Кредит представляется по налогу на прибыль (доход) организации, а
также по региональным и местным налогам (ст. 66 НК РФ). Основаниями для получения инвестиционного налогового кредита выступают:
– проведение организацией научно-исследовательских или
опытно-конструкторских работ или технического перевооружения
собственного производства, в том числе направленного на создание
рабочих мест для инвалидов или защиту окружающей среды от загрязнения промышленными отходами;
– осуществление организацией внедренческой или инновационной деятельности, в том числе создание новых или совершенствование применяемых технологий, создание новых видов сырья или материалов;
– выполнение организацией особо важного заказа по социальноэкономическому развитию региона или предоставление ею особо
важных услуг населению (ст. 67 НК РФ).
Соответственно суть налогового (инвестиционного налогового)
кредита отличается от сути кредита в гражданско-правовом понимании, и, если лицо предпринимает незаконные действия для получения налогового (инвестиционного налогового) кредита, видимо, в
отдельных случаях можно говорить о налоговых преступлениях при
наличии всех иных их признаков157.
По-иному обстоит дело с бюджетными кредитами. Бюджетный
кредит – форма финансирования бюджетных расходов, которая предусматривает предоставление средств юридическим лицам или другому бюджету на возвратной и возмездной основах (ст. 6 БК РФ).
Статья 76 БК определяет, что бюджетный кредит может быть предоставлен юридическому лицу, не являющемуся государственным
или муниципальным унитарным предприятием, на основании договора, заключенного в соответствии с гражданским законодательством РФ с учетом положений БК РФ и иных нормативных актов, толь-
157
Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики.
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
ко при условии предоставления заемщиком обеспечения исполнения
своего обязательства по возврату указанного кредита.
Бюджетный кредит предоставляется на условиях возмездности и
возвратности. Способами обеспечения исполнения обязательств по
возврату бюджетного кредита могут быть только банковские гарантии, поручительства, залог имущества, в том числе в виде акций,
иных ценных бумаг, паев, в размере не менее 100% предоставляемого кредита. Обеспечение исполнения обязательств должно иметь высокую степень ликвидности. Обязательным условием предоставления бюджетного кредита является проведение предварительной проверки финансового состояния получателя бюджетного кредита
финансовым органом или по его поручению уполномоченным органом. Уполномоченные органы имеют право на проверку получателя
бюджетного кредита в любое время действия кредита, а также на
проверку целевого использования бюджетного кредита.
Согласно ст. 77 БК РФ бюджетные кредиты (процентные и беспроцентные) предоставляются государственным и муниципальным
унитарным предприятиям на условиях и в пределах лимитов, которые предусмотрены соответствующими бюджетами. Отсюда следует,
что нет никаких препятствий для того, чтобы признавать бюджетные
кредиты предметом преступлений, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 176
УК158.
Кроме того, согласно ст. 70 Федерального закона от 19 декабря
2006 года № 238-ФЗ «О федеральном бюджете на 2007 год»159, использование не по целевому назначению бюджетных кредитов, предоставленных российским юридическим лицам, влечет наложение
штрафа на юридическое лицо (получателя бюджетного кредита) в
размере двойной ставки рефинансирования Центрального банка РФ,
действующей на период использования указанных бюджетных кредитов не по целевому назначению.
В соответствии с ч. 2 ст. 70 указанного Закона периодом нецелевого использования бюджетных кредитов, предоставленных российским юридическим лицам, признается срок со дня отвлечения
158
См.: Другова Ю.В. Ответственность за нарушения бюджетного законодательства // Журнал российского права. 2003. № 3. С. 25; Лопашенко Н.А.
Преступления в сфере экономики. С. 346.
159
См.: Собрание законодательства РФ. 2006. № 52 (ч. 11). Ст. 5602.
78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Вопросы законодательной регламентации ...
средств на цели, не предусмотренные условиями предоставления
бюджетного кредита, до дня их возврата в федеральный бюджет или
направления для использования по целевому назначению.
Среди различных форм нарушения бюджетного законодательства, являющихся основаниями применения мер принуждения, в
ст. 283 БК РФ нецелевое использование бюджетных средств поставлено на второе место вслед за неисполнением закона (решения) о
бюджете. В соответствии со ст. 289 БК под нецелевым использованием бюджетных средств понимаются направление и использование их
на цели, не соответствующие условиям получения указанных
средств, что влечет административную, а при наличии состава преступления уголовную ответственность руководителей получателя
бюджетных средств.
Обязательным признаком преступления, предусмотренного
ст. 2851 УК (Нецелевое расходование бюджетных средств), также является его предмет – бюджетные средства в крупном размере, – за
исключением тех средств, которые предоставлены в форме бюджетного кредита, поскольку уголовная ответственность за нецелевое использование бюджетного кредита наступает по ч. 2 ст. 176 УК.
Предметом преступного посягательства являются целевые бюджетные средства, расходование которых определено утвержденным
бюджетом соответствующего уровня, бюджетной росписью, уведомлением о бюджетных ассигнованиях, сметой доходов и расходов либо другими документами, закрепляющими правовые основания получения указанных средств. Они могут быть предназначены для развития промышленности, сельского хозяйства, транспорта, связи,
выделяться для обеспечения охраны окружающей среды, охраны и
воспроизведения природных ресурсов и т.п.
Формами бюджетного финансирования могут быть дотации,
субсидии, субвенции, бюджетные ассигнования, бюджетный кредит.
Дотация – это вид денежной помощи, которая предоставляется,
как правило, убыточным предприятиям со стороны государства с целью покрытия затрат, которые не покрываются выручкой от реализации произведенной продукции, то есть предприятиям, плановые затраты на производство продукции или оказание услуг в которых превышают доходы от реализации произведенной продукции и
оказанных услуг.
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
Субсидия – это финансовая поддержка, помощь, предоставляемая бюджету другого уровня бюджетной системы РФ, физическому
или юридическому лицу, без каких-либо конкретных условий и независимо от финансового состояния субъектов, которым она предоставляется. Как правило, субсидии предоставляются для стимулирования определенной деятельности или производства определенной
продукции, поддержания предпринимательской и иной экономической деятельности вообще.
Субвенция – это помощь, предоставляемая бюджету другого
уровня бюджетной системы РФ или юридическому лицу для финансирования определенных конкретных программ, проектов, которые
одобряются субъектами, предоставляющими помощь. В отличие от
дотации и субсидии субвенция подлежит возврату в случае использования данной помощи не по ее целевому назначению.
Бюджетные ассигнования – это бюджетные средства, предусмотренные бюджетной росписью, выделяемые получателю или распорядителю бюджетных средств.
Бюджетный кредит – это форма финансирования бюджетных
расходов, которая предусматривает предоставление средств юридическим лицам или другому бюджету на возвратной и возмездной основах.
Согласно примечанию к ст. 2851 УК крупным размером признается сумма бюджетных средств, превышающая один миллион пятьсот тысяч рублей. В юридической литературе обращают внимание на
некоторую непоследовательность законодателя, который в диспозиции ч. 1 ст. 2851 УК РФ признал крупный размер признаком общественно опасного деяния («расходование бюджетных средств..., совершенное в крупном размере»), а в примечании к ст. 2851 УК РФ указал, что крупный размер – это определенная сумма бюджетных
средств, то есть признак предмета преступления160. Крупный (особо
крупный) размер израсходованных бюджетных средств, считает А.Г.
Карпов, характеризует не только предмет соответствующих преступлений, но и их объективную сторону161. На наш взгляд, крупный
размер характеризует не объективную сторону нецелевого расходо160
См.: Сердюкова Н. В. Финансово-правовая ответственность по бюджетному законодательству // Финансовое право. 2004. № 5. С. 13.
161
См.: Карпов А.Г. Указ. соч. С. 10.
80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Вопросы законодательной регламентации ...
вания бюджетных средств, а является стоимостным, количественным критерием предмета этого преступления.
Стоит подчеркнуть также, что стоимостные критерии, определяющие крупный (особо крупный) размер деяний, предусмотренных
ст. 2851 и 2852 УК, иногда определяют как завышенные. Поскольку в
литературе есть мнения о том, что нормы о нецелевом расходовании
бюджетных средств и средств государственных внебюджетных фондов имеют сходный объект с преступлениями гл. 22 УК РФ, то предлагается распространить на них те критерии, которые характеризуют
крупный размер и крупный ущерб для норм указанной главы (примечание к ст. 169 УК РФ)162. Думается, что решение о возможном
снижении криминообразующего порога в исследуемой норме до 250
тыс. должно приниматься только после обстоятельных и взвешенных
исследований реальной криминогенной ситуации в сфере нецелевого
использования бюджетных средств.
В литературе указывается на ситуации, связанные с размером
неправомерно используемых бюджетных средств, когда нецелевое
расходование осуществляется должностными лицами государственных или муниципальных учреждений163. Если должностное лицо
этого учреждения допускает нецелевое расходование бюджетных
средств, то есть расходование его на цели, не предусмотренные договором бюджетного кредита, оно должно быть привлечено к уголовной ответственности по ст. 2851 УК за нецелевое расходование
бюджетных средств при условии, что деяние совершено в крупном
размере, то есть с превышением 1,5 млн. рублей.
Если же государственный целевой кредит в виде бюджетного
кредита незаконно получен, в том числе и представляющим государственное или муниципальное учреждение должностным лицом, к
виновному должна быть применена ч. 2 ст. 176 УК.
По мнению Н.А. Лопашенко, необходима правовая оценка и еще
одной противоречивой ситуации, вызванной несогласованностью
уголовно-правовых норм. Возможен случай, когда должностное лицо, представляющее государственное или муниципальное учреждение, получившее государственный целевой кредит в форме бюджет162
163
См.: Карпов А.Г. Указ. соч.
См.: Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики. С. 345.
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
ного кредита, допускает его нецелевое расходование на сумму, превышающую двести пятьдесят тысяч рублей, но не превышающую
1,5 млн. рублей.
В данном случае невозможно применить к нему ст. 2851 УК, в
силу прямого указания закона о денежном выражении крупного размера суммы бюджетных средств (она должна превысить один миллион пятьсот тысяч рублей). Одновременно нет никаких законодательных препятствий для применения ч. 2 ст. 176.
Однако простое сравнение санкций ч. 2 ст. 176 и даже ч. 1
ст. 2851 показывает, что применение в данном случае к виновному
ст. 176 будет нарушением принципа справедливости уголовного закона, поскольку максимальное наказание за нецелевое расходование
государственного целевого кредита составляет пять лет лишения
свободы (преступление признано преступлением средней тяжести),
а за нецелевое расходование бюджетных средств максимум наказания равен двум годам лишения свободы (преступление небольшой
тяжести). И только за квалифицированное деяние (ч. 2 ст. 2851 УК)
наказание может достигнуть пяти лет лишения свободы, если деяние
совершено группой лиц по предварительному сговору или в особо
крупном размере, то есть с превышением 7 млн. 500 тыс. рублей.
Получается, что на законодательном уровне решено, что нецелевое расходование крупных бюджетных средств должностными лицами гораздо менее опасно, нежели такое же деяние, совершенное другими руководителями. Поэтому привлечение в описанной ситуации
должностного лица к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 176 едва
ли возможно. Хотя, безусловно, такая уголовная политика вызывает
не только удивление, но и возмущение неприкрытым лоббированием
государственной охраны от уголовного преследования определенной
категории лиц даже в случаях общественно опасного поведения.
Единственный выход из описанной ситуации – применение нормы административного законодательства – состава нецелевого использования бюджетных средств (ст. 15.14 КоАП), влекущего наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от
4 до 5 тыс. руб.164 Кроме того, согласно ст. 70 Федерального закона
164
См.: Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики. С. 346. См.
также: Титов А.С. Вопросы квалификации бюджетных преступлений // Банковское право. 2004. № 4. С. 34.
82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Вопросы законодательной регламентации ...
от 19 декабря 2006 г. N 238-ФЗ «О федеральном бюджете на 2007
год»165 использование не по целевому назначению бюджетных кредитов, предоставленных российским юридическим лицам, влечет
наложение штрафа на юридическое лицо (получателя бюджетного
кредита) в размере двойной ставки рефинансирования Центрального
банка РФ, действующей на период использования указанных бюджетных кредитов не по целевому назначению.
Предметом нецелевого расходования средств государственных
внебюджетных фондов (ст. 2852 УК) являются денежные средства государственных внебюджетных фондов. Эти средства находятся в федеральной собственности, но не входят в бюджеты соответствующих
уровней бюджетной системы Российской Федерации и изъятию не
подлежат. Хотя в соответствии со ст. 1 БК РФ бюджеты государственных внебюджетных фондов и бюджеты территориальных государственных внебюджетных фондов входят в бюджетную систему
Российской Федерации.
В ст. 13 БК РФ государственный внебюджетный фонд определяется как фонд денежных средств, образуемый вне федерального
бюджета и бюджетов субъектов Российской Федерации и предназначенный для реализации конституционных прав граждан на пенсионное обеспечение, социальное страхование, социальное обеспечение в
случае безработицы, охрану здоровья и медицинскую помощь. Расходы и доходы государственного внебюджетного фонда формируются в порядке, установленном федеральным законом, либо в ином порядке, предусмотренном Бюджетным кодексом. Согласно ст. 144 БК
РФ к государственным внебюджетным фондам Российской Федерации относятся Пенсионный фонд РФ, Фонд социального страхования
РФ, Федеральный Фонд обязательного медицинского страхования,
Государственный Фонд занятости населения РФ.
НК РФ предусмотрена обязанность всех налогоплательщиков
уплачивать единый социальный налог для наполнения государственных внебюджетных фондов (Пенсионного фонда РФ, Фонда социального страхования РФ, Федерального и территориальных фондов
обязательного медицинского страхования), предназначенных для
удовлетворения социальных нужд населения помимо государствен165
См.: Собрание законодательства РФ. 2006. № 52 (ч. 11). Ст. 5602.
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
ного и местных бюджетов. Деятельность названных фондов регулируется Законом РФ от 28 июня 1991 года "О медицинском страховании граждан в Российской Федерации"166, Федеральными законами
от 16 июля 1999 года "Об основах обязательного социального страхования" (в ред. ФЗ от 31 декабря 2002 года)167, от 15 декабря 2001
года "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации"168, положениями об этих фондах и их уставами.
Возникновение внебюджетных фондов в Российской Федерации
связано с появлением реальной потребности в значительных объемах
финансовых ресурсов и целесообразностью их концентрации на государственном и (или) территориальном уровне для проведения ряда
важных социально- экономических мероприятий. С помощью внебюджетных фондов можно оказывать социальные услуги населению
(выплата пенсий, финансирование социальной инфраструктуры и
т.д.); влиять на производственные процессы путем финансирования и
кредитования отдельных отечественных предприятий; финансировать различные природоохранные мероприятия и т.д. Иными словами, внебюджетные фонды представляют собой форму перераспределения и использования государственных финансовых ресурсов для
финансирования важнейших общественных потребностей.
Фактически внебюджетные фонды являются вторым (после
бюджета) механизмом реализации финансовых функций государства.
Они созданы для повышения эффективности управления государственными денежными ресурсами. Стратегическое в этом смысле значение внебюджетных фондов и значительную общность с бюджетами всех уровней подчеркивают положения ст. 13 и 14 БК РФ. Так, в
ст. 13 указывается, что федеральный бюджет и бюджеты государственных внебюджетных фондов Российской Федерации предназначены для исполнения расходных обязательств Российской Федерации.
Использование федеральными органами государственной власти
иных форм образования и расходования денежных средств, предназначенных для исполнения расходных обязательств Российской Федерации, бюджетное законодательство не допускает.
166
Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1991. № 27. ст. 920.
Собрание законодательства РФ. 1999. № 29. Ст. 3686; 2003. № 1. Ст. 5.
168
Собрание законодательства РФ. 2001. № 51. Ст. 4832.
167
84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 3. Особенности законодательного закрепления признаков ...
Статья 14 определяет, что каждый субъект РФ имеет собственный бюджет и бюджет территориального государственного внебюджетного фонда. Бюджет субъекта РФ (региональный бюджет) и бюджет территориального государственного внебюджетного фонда
предназначены для исполнения расходных обязательств субъекта
Российской Федерации.
Таким образом, стратегическое значение и определенная функциональная и юридическая общность средств бюджета и средств государственных внебюджетных фондов налицо. Отсюда возникает и
общность проблем, дискуссионных вопросов, технико-юридических
задач и потребностей, касающихся содержания предметов преступлений, предусмотренных ст. 2851, 2852 УК.
§ 3. Особенности законодательного закрепления признаков ...
§ 3. Особенности законодательного закрепления
признаков объективной стороны
бюджетных преступлений
Основное содержание правовой нормы излагается при описании
объективной стороны преступления. Объективная сторона является
стержневым элементом преступления и одним из главных показателей его общественной опасности. По меткому выражению К. Маркса, человек становится подвластен законодателю лишь тогда, когда
проявляет себя, вступает в сферу действительности. Помимо своих
действий человек совершенно не существует для закона, совершенно
не является его объектом169. Объективная сторона преступления –
это внешняя сторона общественно опасного поведения. Любые поступки человека имеют внешние и внутренние признаки. Внешние –
это проявление человеческого поведения в объективной действительности, внутренние – те психические процессы, которые протекают в сознании человека и обусловливают его поведение. В жизни
они образуют психофизическое единство. Однако в науке уголовного
права раздельное изучение внешних и внутренних признаков необходимо, так как оно даёт возможность более глубоко познать и определить роль и значение каждого признака для уголовной ответственности.
169
См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., Т. 1. С. 14.
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
Объективные признаки, общие для всех составов преступлений,
изучаются в Общей части уголовного права. Объективная же сторона
каждого конкретного состава преступления анализируется в Особенной части. Поэтому, для того чтобы во всём многообразии человеческих поступков точно определить, какие из них представляют общественную опасность и должны быть запрещены уголовным законом,
необходимо полно и точно описать их объективную сторону в статьях Уголовного кодекса. При этом чем сложнее объективная сторона
состава преступления, тем детальнее и в то же время рациональнее
должно быть её описание. Анализ объективных признаков поведения
людей даёт возможность выявить повторяющиеся вредные для общества формы поведения и на этой основе признать их преступлениями. Правильный, соответствующий закономерностям и особенностям развития общества, принципам уголовного права и тенденциям его развития отбор таких деяний, чёткое системное и
последовательное закрепление их в законе является важнейшим требованием законодательной техники, а следовательно, предпосылкой
создания и функционирования эффективного уголовного законодательства.
Выше уже отмечалось, что при создании той или иной запрещающей уголовно-правовой нормы всегда возникает противоречие
между необходимостью достаточно полного описания состава преступления в диспозиции и требованием лаконичности изложения,
«экономии» закона. Отсюда возникает вопрос, который будет рассмотрен нами применительно к характеристике объективной стороны рассматриваемых преступлений: насколько подробно должны
быть прописаны в законе признаки этого элемента состава преступления и в том числе способы совершения преступного деяния?
Отсюда особенное значение для качества законодательной техники изложения элементов состава преступления имеют ранее упомянутые приёмы, связанные с: а) степенью изложения конкретных
показателей нормы, а именно абстрактный (оценочный) и казуистический (формальный); б) способом изложения элементов нормы –
прямой, отсылочный (ссылочный), бланкетный.
Казуистический, или формальный, приём заключается в том, что
в диспозиции статьи даётся полный (по мнению законодателя) перечень видов возможного преступного поведения либо фактические
обстоятельства даются путём указания на конкретные, индивидуаль86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 3. Особенности законодательного закрепления признаков ...
ные признаки. Абстрактный, или оценочный, приём прямо противоположен казуистическому и состоит в том, что законодатель, для того
чтобы описать все вероятные формы преступных посягательств,
применяет абстрактные, обобщающие формулы. Это позволяет достигнуть большей полноты закона и сократить объём нормативного
материала.
М.Д. Шаргородский указывал, что выбор приёма конструирования диспозиций зависит от решения задачи, непосредственно связанной с широтой, которую законодатель хочет предоставить судейскому усмотрению170. Аналогичную точку зрения ранее высказывал
известный русский правовед Л.Е. Владимиров, который отмечал, что
уголовный закон, дающий широкий предел судебной власти в применении законов, является весьма опасным орудием, могущим причинить много бед171. Отсюда на первый взгляд представляется, что в
законодательной технике более приемлемым является казуистический приём, так как формализованное изложение диспозиций статей
уголовного закона сводит к минимуму возможность судейского усмотрения. Именно казуистическая форма построения уголовноправовых норм наиболее широко применялась в законодательстве
рабовладельческого, феодального и раннего буржуазного общества.
Развитие общества, усложнение форм криминального поведения человека объективно привело к отказу от использования в законотворческой деятельности исключительно казуистических диспозиций172.
Абсолютно ясно, что применение в законотворческой деятельности только казуистического приёма не соответствует современным
требованиям, предъявляемым к форме и содержанию закона. Вопервых, такой приём законодательной техники ведёт к значительному увеличению объёма нормативных правоположений, что противоречит принципу экономии законодательного материала. Во-вторых,
даже тщательная формализация диспозиции не даёт полной уверенности, что все виды криминального поведения закреплены в законе.
В-третьих, постоянная динамика и трансформация общественных
отношений, неизбежно ведущие к появлению новых видов общест170
См.: Шаргородский М.Д. Советский уголовный закон. М., 1948. С. 61.
См.: Владимиров Л.Е. Правовое творчество. М., 1905. С. 29.
172
См. об этом подробнее: Семёнов И.А. Законодательная техника в уголовном правотворчестве. С. 121–122.
171
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
венно опасных посягательств, не запрещённых законом, потребуют
регулярного внесения в уголовное законодательство различных изменений и дополнений.
Абстрактному приёму также присущи свои недостатки. Диспозиции, выраженные только в оценочных, абстрактных формулах, дают значительный простор для следственного и судебного усмотрения, что, несомненно, может привести к нарушению конституционных принципов охраны прав личности. В этой связи справедливо
указывает М.И. Ковалёв, что «излишне оценочная норма не менее
вредна, чем излишне формализованная, так как она практически
очерчивает лишь контур преступного деяния, оставляя на совести
судьи определение его действительного содержания… «Оценочность», если она понимается однобоко, может привести к преобладанию изменчивости, к свободе случая и игре обстоятельств над личностью»173. Повышение уровня абстрактности при описании запрещенных форм поведения ведет к расширению сферы преступного,
создает возможность правоприменительным органам, фактически
отстранив законодателя, толковать закон по своему усмотрению.
Нормы, сформулированные с преобладанием абстрактных диспозиций, неизбежно порождают необходимость в актах толкования с детализированными и конкретизирующими положениями. Несомненно, что использование того или иного приема изложения закона зависит от степени изменчивости и подвижности общественных
отношений. Стабильным правоотношениям больше соответствуют
казуальные нормативные положения, нестабильные, изменяющиеся
правоотношения требуют обобщенных, абстрактных формулировок.
Свойство описательной нормы состоит в том, что она может устареть быстрее, чем абстрактная норма, которая обладает способностью к адаптации за счет своей обобщенности, аморфности174.
Отсюда очевидно, что и формальный, и абстрактный метод в отдельности имеют наряду с положительными моментами и определённые изъяны, которые необходимо учитывать при конструировании уголовно-правовой нормы. Следует также согласиться с предложениями учёных-правоведов о том, что искать оптимальный
173
Ковалёв М.И. Советское уголовное право: Курс лекций. Свердловск,
1974. Вып. 2. С. 62–63.
174
См.: Панько К.К. Указ. соч. С. 126–127.
88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 3. Особенности законодательного закрепления признаков ...
механизм нормативного конструирования в некоторых случаях необходимо посередине, на стыке двух отмеченных приёмов, в русле использования формально-оценочного приёма. Так, М.И. Ковалёв указывает, что «норма уголовного права только тогда является полной,
когда в ней правильно сочетаются элементы формализма и оценки»175. П.И. Люблинский называет формально-оценочный приём
наиболее конструктивным, определяющим все существенные признаки преступления176.
Соотношение формальных и оценочных признаков либо использование одного из рассматриваемых приёмов при законодательном
конструировании уголовно-правовой нормы прежде всего зависит от
характера объективной стороны состава преступления и должно
подчиняться определённым правилам. К сожалению, эти обстоятельства не в должной мере учитывались законодателем и в худшую сторону повлияли на качество описания объективной стороны в диспозициях ст. 198 – 1992 УК. Тогда как при конструировании ст. 194 УК
подобные промахи не были допущены.
Так, в статьях с диспозицией, предусматривающей многообразные и сложные действия, объективная сторона, как правило, выражается либо открытым примерным перечнем действий, который заканчивается словами «или иные действия», «или иным способом» и т.п.,
либо оценочным, абстрактным понятием, вбирающим в себя все варианты преступного поведения лица – «незаконное использование»,
«уклонение», «неправомерное завладение». Особенно это характерно
для бланкетных диспозиций, которые корреспондируют с объёмным
массивным законодательством (налоговым, бюджетным, таможенным и т.п.), предусматривающим юридическую ответственность за
десятки или даже сотни видов противоправных деяний субъекта.
При этом преступное поведение от непреступного отграничивается
во многих случаях лишь криминообразующим порогом, который ранее формировался в зависимости от количества МРОТ, а сейчас выражен в конкретных денежных суммах, предусмотренных в примечании конкретной статьей УК.
175
Ковалёв М.И. Советское уголовное право. С. 62–63.
См.: Люблинский п. И. Техника, толкование и казуистика уголовного
закона // Записки юрид. ф-та Петроградского ун-та. Вып. 5. СПб., 1917. С. 23.
176
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
Делая ретроспективный анализ диспозиций исследуемых норм,
отметим, что наиболее удачно этот принцип конструирования диспозиции был реализован законодателем при «рождении» первоначальной редакции ст. 194 УК, в которой лаконично указано, что преступным является уклонение от уплаты таможенных платежей в крупном размере. При этом отказ от закрепления в статье каких-либо
способов уклонения, на наш взгляд, ничуть не повлиял на техникоюридическое качество описания объективной стороны данного состава преступления. Законодатель справедливо отсылает правоприменителя к таможенному законодательству, в котором определяется,
каким способом и в каких случаях лицо уклоняется от уплаты таможенных платежей. Проблемы, возникающие на практике при квалификации деяния лица, уклоняющегося от уплаты таможенных платежей, имеют место не по поводу законодательного использования в
диспозиции статьи абстрактных формулировок, а, во-первых, в связи
с пробелами в таможенном законодательстве и, во-вторых, при конкуренции ст. 194 и 188 УК177.
Некоторые авторы, тем не менее, высказывали мнение о том, что
отсутствие в диспозиции ст. 194 УК законодательного закрепления
способов совершения преступления вызывает определённые трудности в правоприменительной практике. Характерно, что такую позицию высказывали и практические работники. Руководители различных рангов, представляющие правоохранительные органы, часто по
поводу и без повода сетуют на «некачественные законы».
Так, А.А. Максимов (в этот период начальник Челябинской таможни)указывал на несовершенство редакций ст. 1626 УК РСФСР и
ст. 194 УК РФ, в которых состав преступного уклонения от уплаты
таможенных платежей излагался без раскрытия его признаков, что в
свою очередь вызывало в правоприменительной практике сложности
при квалификации таких преступлений178. При этом какие трудности
имеет в виду автор, нам совершенно неясно. «Вместе с тем, – пишет
177
См., например: Гильмутдинова Н.С. Указ. соч. С. 58-60; Красиков Ю.
Контрабанда и уклонение от уплаты таможенных платежей // Российская юстиция. 2000. № 12. С. 39; Кузнецов А.П. Ответственность за таможенные преступления: Учебное пособие. Н.Новгород, 2000. С. 76; Расследование контрабанды: Практическое пособие / Под ред. К.Ф. Скворцова. М., 1999. С. 14–41.
178
См.: Максимов А.А. Уклонение от уплаты таможенных платежей
// Южно-Уральский юридический вестник. 1999. № 4. С. 14.
90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 3. Особенности законодательного закрепления признаков ...
далее А.А. Максимов, – из анализа таможенного законодательства
следует, что умышленное уклонение от уплаты таможенных платежей – это совершение действий, направленных на неправомерное освобождение от таможенных платежей или их занижение либо направленных на необоснованный возврат уплаченных таможенных
платежей, а равно неуплата таможенных платежей в установленные
сроки при реальной возможности их уплаты, либо обращение в таможенные органы о предоставлении отсрочки или рассрочки уплаты
таможенных платежей без намерений исполнить взятые на себя обязательства к установленным срокам, или заведомое представление
ложных гарантий третьих лиц об обеспечении уплаты таможенных
платежей»179. В чём, спрашивается, проблема? Недоступен Таможенный кодекс? Тогда, конечно, надо в УК на половине страницы
подробно описать все возможные способы уклонения от уплаты таможенных платежей. Хорошо, если вместятся, поскольку некоторые
авторы выделяют до нескольких десятков таких способов. Так, исследовав достаточно большой объём практического материала,
Е.А. Жегалов полагает, что только наиболее часто встречающихся
способов уклонения от уплаты таможенных платежей можно насчитать около тридцати180.
Аналогично С. Душкин (помощник Краснодарского транспортного прокурора) и С. Русов (начальник отдела таможенных расследований Краснодарской таможни) также писали о том, что, поскольку «в диспозиции ст. 194 Уголовного кодекса России не раскрыты
признаки этого преступления, в правоприменительной практике возникают сложности при квалификации»181. Далее в работе действительно анализируются проблемы правоприменения, но они вряд ли
относятся к проблеме неполноты формализации признаков в диспозиции данной статьи. Коротко указав на то, что рассматриваемое посягательство может осуществляться как путём действия, так и бездействия, авторы основное внимание уделили опять же проблемам
разграничения уклонения от уплаты таможенных платежей, взимае179
Там же.
См.: Жегалов Е.А Расследование уклонений от уплаты таможенных
платежей, взимаемых с организации или физического лица: Автореф. дис. …
канд. юрид. наук. Томск, 2001. С. 13–14.
181
Душкин С., Русов С. Ответственность за уклонение от уплаты таможенных платежей. – http://jurqa.hut.ru/all.docs/u/a/ocdt0tmc.html.
180
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
мых с организации или физического лица (ст. 194 УК РФ), и контрабанды (ч. 1 ст. 188 УК РФ)182.
К сожалению, подобные не очень корректные выводы специалистов-практиков иногда поддерживаются в теории уголовного права.
Так, Н.С. Гильмутдинова в своём диссертационном исследовании
пишет о том, что «противоправное деяние – уклонение от уплаты
таможенных платежей – дано в диспозиции ст. 194 УК РФ без достаточного раскрытия его признаков… В связи с этим в правоприменительной практике возникают значительные трудности при квалификации такого рода противоправных действий»183. Однако автор не говорит, о каких трудностях идёт речь, какие признаки надо закрепить
в диспозиции статьи для облегчения тяжёлой правоприменительной
ноши. Далее в работе представлен чёткий анализ таможенного законодательства и на его основе дано описание возможных способов
уклонения от уплаты таможенных платежей184. Для чего же тогда сетовать на технические погрешности закона – непонятно. К сожалению, в последнее время очень часто можно наблюдать ситуацию, когда бездарная и беззубая правоприменительная практика становится
чем-то вроде «священной коровы» для теории уголовного права.
В большей степени страдало техническими пробелами законодательное оформление объективной стороны преступлений, предусмотренных ст. 198 и 199 УК. И это несмотря на то, что правоприменительная практика имела достаточный опыт в работе с «налоговыми» статьями УК 1960 года. В период подготовки ныне
действующего УК специалисты налоговой полиции настоятельно
предлагали не «привязывать» уклонение от уплаты налогов к конкретным способам, так как это значительно суживало бы возможности пресечения преступных посягательств в налоговой сфере185, тем
более что формализация в ст. 1621, 1622 УК РСФСР определённых
способов уклонения позволяла преступникам уходить от ответственности, используя иные способы (практика насчитывала в этот период
182
См.: Там же.
Гильмутдинова Н.С. Указ. соч. С. 94.
184
См.: Гильмутдинова Н.С. Указ. соч. С. 94 и след.
185
См.: Кот А.Г. Указ. соч. С. 90; Криминологическая характеристика налоговых преступлений. С. 31.
183
92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 3. Особенности законодательного закрепления признаков ...
по разным данным от шестидесяти до ста способов сокрытия налогов) невыполнения своих налоговых обязательств186.
Аналогичную точку зрения в литературе высказывали ряд иных
исследователей. Так, С.В. Сорокин отмечает, что описание объективной стороны налоговых преступлений, предлагаемое в проекте УК
(например, в ст. 202 проекта – «Уклонение от уплаты налогов путём
включения в бухгалтерские документы заведомо искажённых данных о доходах или расходах либо путём сокрытия других объектов
налогообложения»187), необоснованно сужает объективную сторону
данных преступлений, а законодательная регламентация рассматриваемых посягательств должна сделать наказуемым уклонение от уплаты налогов любым способом188. Признать преступной умышленную неуплату любого налога в крупном размере без указания в законе способов совершения преступления предлагал и А.В.
Сальников189.
Тем не менее законодатель не прислушался к мнению учёных и
специалистов-практиков и закрепил в первоначальной редакции
ст. 198 и 199 УК закрытый перечень способов уклонения от уплаты
налогов. Для физических лиц такими способами были: непредставление декларации о доходах в случаях, когда подача декларации является обязательной, либо включение в декларацию заведомо искажённых данных о доходах или расходах. Как видно, законодатель по
аналогии со ст. 1621 УК РСФСР действия лица, уклоняющегося от
уплаты налогов, связывает исключительно с декларированием. Хотя
на практике палитра криминальных проявлений налогоплательщиков – физических лиц – была намного шире и разнообразней. Уклонение от уплаты налогов с организаций предусматривалось путём
включения в бухгалтерские документы заведомо искажённых дан186
См., например: Кузнецов А.П. Политика государства в налоговой сфере: уголовно-правовые средства и организационно-тактические методы.
Н.Новгород, 1995. С. 199–203; Криминологическая характеристика налоговых
преступлений. С. 30–31.
187
Напомним, что именно такой вариант был законодательно закреплён в
первоначальной редакции ст. 199 УК 1996 года.
188
См.: Сорокин С.В. Уклонение от уплаты налогов по проекту Уголовного кодекса // Вопросы уголовной ответственности и её дифференциации (в
проекте Особенной части Уголовного кодекса): Сб. науч. ст. и тез. С. 192–193.
189
См.: Сальников А.В. Указ. соч. С. 190–191.
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
ных о доходах или расходах либо путём сокрытия других объектов
налогообложения, что также не охватывало всех видов преступного
поведения руководителей предприятий.
Казуистичность формулировки закона, отмечает И.А. Клепицкий, возведение в законе частного случая в общее правило имели неизбежным следствием его пробельность. Люди уклонялись от уплаты
налогов иными способами, нежели это было указано в законе, что
исключало возможность привлечения их к уголовной ответственности за содеянное. Так, физические лица уклонялись от уплаты не
только подоходного налога, но и иных налогов и сборов. Обман мог
быть овеществлен не только в налоговых декларациях, но и в иных
документах, например представляемых для получения налоговых
льгот и вычетов190.
Подобные технико-юридические недостатки незамедлительно
отразились на правоприменительной практике и подверглись критике в юридической литературе, что, несомненно, повлияло на позицию законодателя191. По этой причине через год с небольшим после
вступления в силу нового УК в Федеральном законе от 20 мая
1998 года № 92-ФЗ ст. 198 и 199 УК были изложены в новой редакции, предусматривающей открытый перечень способов преступного
уклонения налогоплательщиков от уплаты налогов.
Резонен вопрос: по какой причине законодатель не прислушался
к предложениям научных и практических работников и сразу не
включил рекомендуемый ими вариант редакции «налоговых» статей
в принятый в 1996 году Уголовный кодекс? Ведь именно законодательная регламентация открытого перечня способов совершения налоговых преступлений позволила в свое время следственным подразделениям налоговой полиции существенно расширить следственную практику, более эффективно реагировать на различные варианты
преступного поведения субъектов, уклоняющихся от уплаты налогов.
Особенно это касается уголовного преследования физических лиц и
руководителей организаций, умышленно не уплачивающих платежи
в бюджет и внебюджетные фонды и при этом вносящих достоверные
190
См.: Клепицкий И.А. Налоговые преступления в уголовном праве России: эволюция продолжается // Закон. 2007. № 7. С. 36.
191
См., например: Рекомендации по расследованию налоговых преступлений. С. 11; Кучеров И.И. Налоги и криминал. С. 6, 47.
94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 3. Особенности законодательного закрепления признаков ...
данные в бухгалтерские и налоговые отчёты. Прежде такие действия
обязанного налогоплательщика не влекли уголовной ответственности, хотя на деле тогда уже рост недоимки по налогам и страховым
взносам принял угрожающие размеры. При этом больше всего страдали платежи в федеральный бюджет и пенсионный фонд. На памяти
свежа имевшая место в 1994 – 2000 годах тяжелейшая ситуация с
выплатой социальных пособий, пенсий и бюджетной зарплаты. Анализируя следственную практику, А.Р. Сиюхов указывал, что по большому количеству изученных уголовных дел уклонение от уплаты налогов «иным» способом по ст. 199 УК встречалось в 22%, а по
ст. 198 УК в 63% случаев192.
Иной способ уклонения от уплаты налогов с организаций мог
быть любым. Представляется, что с учётом анализа практики его условно можно разделить на два вида: общий и специальный. Общий
вид, как правило, связан с нарушением тех или иных норм налогового законодательства и заключался в непредставлении налоговым органам бухгалтерской отчётности либо в нарушении руководителем
организации своей обязанности по уплате налогов при существовании реальной возможности выполнения указанных обязанностей либо в уклонении налогоплательщика от постановки на налоговый
учёт и т.д.
Руководитель ООО «Дельта» О. закупал за наличный расчёт
сантехническое оборудование, которое поставлял на предприятия
Челябинской области. В зачёт поставленного оборудования О. получал продукцию указанных предприятий и реализовывал её через розничную торговлю. При этом, осуществляя хозяйственные операции
и используя реквизиты ООО «Дельта», О. не ставил в известность
бухгалтера предприятия и отчётность в налоговые органы не представлял. В результате этих действий в бюджет не были уплачены
налоги в крупном размере. Приговором Озёрского городского суда О.
осужден по ч. 1 ст. 199 УК193.
Специальный вид заключался в умышленном нарушении руководителем организации норм неналогового законодательства, что в
свою очередь приводило к совершению преступления, предусмот192
См. подробней: Сиюхов А.Р. Указ. соч. С. 15.
См.: Архив Озёрского городского суда Челябинской области за
1999 год: Уголовное дело № 2-112/99.
193
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
ренного ст. 199 УК. Одним из примеров специального вида иного
способа уклонения от уплаты налогов с организаций может послужить неправомерное применение руководителем организации целевых налоговых льгот, предоставленных администрацией закрытого
административно-территориального образования (ЗАТО) Российской
Федерации194.
В одном из проектов нового постановления Пленума Верховного
Суда Российской Федерации по проблематике налоговых преступлений даже предлагалось определить «иные способы» уклонения от
уплаты налога как любые умышленные действия (бездействие), направленные на неуплату налога и не связанные с обманом налоговых
органов относительно размера или наличия налогового обязательства195. Практика знает большое количество способов уклонения от
уплаты налогов, не связанных с искажениями в бухгалтерских документах или налоговой отчётности. Налоговые «уклонисты» находили
и находят новые и всё более изощрённые пути незаконной «экономии» на налоговых платежах. В этой связи справедливо указывалось,
что преступной должна стать умышленная неуплата налога в крупном размере вне зависимости от способа, который использует виновное лицо. В этот период в литературе отмечалось, что попытки некоторых депутатов Государственной Думы (Е.Б. Мизулина и др.) исключить из соответствующих статей указание на «иной способ»
совершения налоговых преступлений внесут серьёзные трудности в
деятельность органов налоговой полиции и выведут из зоны уголовной ответственности многих субъектов, преступно не уплачивающих
налоги196.
Таким образом, диспозиции ст. 198 и 199 УК в редакции Федерального закона от 25.06.1998 N 92-ФЗ включали в себя, наряду с
определёнными формами уклонения субъектов от уплаты налогов,
иные, не раскрытые в законе способы преступного поведения налогоплательщиков. Напротив, формы уклонения от уплаты единого со194
См. об этом подробнее: Лапшин В.Ф. Вопросы уголовно-правового
реагирования на неправомерное пользование целевыми налоговыми льготами,
предоставленными администрациями ЗАТО // Юридические записки Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова. Вып. 5. Ярославль,
2001. С. 220–226.
195
См. об этом: Кикин А.Ю., Яни П.С. Указ. соч. С. 150.
196
См.: Кикин А.Ю., Яни П.С. Указ. соч С. 149–150.
96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 3. Особенности законодательного закрепления признаков ...
циального налога (страховых взносов) в государственные внебюджетные фонды в законе не были конкретизированы. Уголовно наказуемым признавалось уклонение от уплаты данных платежей в государственные внебюджетные фонды в крупном размере, совершённое
любым способом. И несмотря на то что упоминание страховых взносов в качестве предмета налоговых преступлений уже являлось законодательным анахронизмом, это обстоятельство тоже говорит о
«дифференцированном» подходе законодателя к использованию
приёмов законодательной техники в равнозначных ситуациях.
На тот период представлялось, что в законодательной регламентации объективной стороны налоговых преступлений необходимо
отказаться от упоминания конкретных способов их совершения и
ориентироваться, в этом смысле, на экономичную конструкцию диспозиции ст. 194 УК. Указание в диспозициях ст. 198 и 199 УК определённых способов уклонения от уплаты налогов, при наличии открытого перечня таких способов, выглядело не вполне оправданно,
если не сказать бессмысленно197. Особенно в такое время, когда экономическая и социальная ситуация в стране порождала всё новые и
новые формы преступного поведения хозяйствующих субъектов, в
том числе и в сфере налогообложения.
Отметим, что в главе 22 УК законодатель в иных (помимо ст. 194
УК) случаях установления уголовной ответственности за уклонение
от какой-либо обязанности (от погашения кредиторской задолженности, от обязательной сдачи на аффинаж или обязательной продажи
государству драгоценных металлов или драгоценных камней) не
включал в описание объективной стороны преступления конкретный
способ такого уклонения. Аналогичные конструкции диспозиций
статей применяются и в других главах УК (например, в ст. 157, 287,
314, 328 и др.).
Напомним, что в качестве элемента состава преступления способ
может:
1) служить конструктивным элементом состава, отграничивающим преступное поведение от непреступного; например, принужде197
См. об этом также: Лопашенко Н.А. Уголовная ответственность за налоговые преступления. С. 43–44; Козлов В.А. Криминалистическая характеристика налоговых преступлений и её значение для правоприменительной деятельности федеральных органов налоговой полиции России: Автореф. дис. …
канд. юрид. наук. М., 2001. С. 16–17.
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
ние к изъятию органов или тканей человека для трансплантации становится преступлением, предусмотренным ч. 1 ст. 120 УК, только
если указанное деяние совершено с применением насилия либо угрозой его применения;
2) выполнять роль признака, по которому одно преступление по
характеру и степени общественной опасности отличается от другого;
например, тайный и открытый способ хищения различает кражу
(ст. 158 УК) и грабеж (ст. 161 УК);
3) служить квалифицирующим признаком состава198.
В нашем случае способы, включённые в объективную сторону
налоговых преступлений, такими назначениями не обладают.
В юридической литературе встречаются иные точки зрения на
указанную проблему. Так, С.В. Козлов считает, что в рассматриваемых составах не случайно конкретизируются несколько способов совершения преступления. Смысл подобного изложения законодательного материала он видит в том, что указанные в законе способы преступления предназначены выполнять роль ориентира в определении
других криминальных способов уклонения от уплаты налогов, а их
признаки должны способствовать выяснению существенных признаков тех способов, которые прямо не указаны в законе, но обозначены
при помощи обобщающего термина «иным способом»199. Аналогично и И.И. Кучеров в этой связи отмечает, что указание в тексте
ст. 198 УК конкретных способов совершения преступления, вероятно, вызвано необходимостью хотя бы частично раскрыть содержание
термина «уклонение», так как соответствующее определение в налоговом законодательстве отсутствует200. На наш взгляд, подобные выводы учёных связаны с очередной попыткой найти логику законодателя в «нелогичном» конструировании анализируемых уголовноправовых норм.
Похожую позицию занимают некоторые учёные-юристы стран
СНГ. Так, А.К. Айкимбаев указывает, что в диспозициях ст. 221 и 222
УК Казахстана, предусматривающих ответственность за уклонение
от уплаты налогов с физических лиц и организаций, целесообразно
198
См.: Уголовное право России. Часть Общая / Под ред. Л.Л. Кругликова.
М., 1999. С. 166.
199
200
См.: Козлов С.В. Указ. соч. С. 15.
См.: Кучеров И.И. Преступления в сфере налогообложения. С. 27.
98
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 3. Особенности законодательного закрепления признаков ...
изложение по возможности полного перечня типичных форм налогового преступления201. Думаем, что и в Казахстане предпринимательские структуры обслуживают достаточно подготовленные юристы,
экономисты и финансисты, которые в огромном массиве налогового,
гражданского, финансового и иного законодательства найдут несколько «нетипичных» способов. И, как правило, в эти «чёрные дыры» утекают огромные суммы сокрытых налоговых платежей, а налоговые и правоохранительные органы лишь наблюдают за этим и
сетуют на пробелы уголовного закона.
Действительно, в отечественной юридической литературе иногда
указывается и на обязательность закрепления в диспозициях с открытым перечнем некоторых формальных признаков для ориентации
правоприменителя в толковании и применении уголовно-правовой
нормы202. Согласимся, что такой вариант приемлем: 1) в ситуации,
когда диспозиция статьи не является бланкетной (отсылочной) и не
связана с иной нормативной базой, 2) в случае, если иные способы
(действия) связаны с уже описанными в законе деяниями каким-либо
общим ориентирующим признаком, позволяющим ограничить и конкретизировать возможный объём таких действий: «иные насильственные действия» – ст. 117 УК, «иные действия сексуального характера» – ст. 132 УК. Применительно к ст. 198, 199 УК закрепление
таких конкретизирующих признаков является, на наш взгляд, нецелесообразным.
Некоторые законодательные дефекты казуального описания объективной стороны налоговых преступлений стали причиной противоречивого восприятия элементов рассматриваемых преступлений на
практике и в теории. Для правильного понимания проблемы ее также
целесообразно исследовать в историческом контексте. В первоначальной редакции ст. 198 и 199 УК РФ способом уклонения от уплаты налогов признавался обман (активный или пассивный), но его определение в законе было достаточно казуистичным: «непредставление декларации о доходах в случаях, когда подача декларации
является обязательной, либо... включение в декларацию заведомо ис201
См.: Айкимбаев А.К. Проблемы борьбы с уклонением от уплаты налогов в Республике Казахстан: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Караганда,
2000. С. 10.
202
См.: Семёнов И.А. Указ. соч. С. 123–124.
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
каженных данных о доходах или расходах» (ст. 198); «включение в
бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах
или расходах либо... сокрытие других объектов налогообложения»
(ст. 199). Так, анализируя сложившуюся практику применения законодательства о налоговых преступлениях, В.С. Минская приходит к
выводу, что уголовно наказуемым для физического лица является уклонение от уплаты исключительно подоходного налога, хотя в тексте
ст. 198 УК не конкретизирован вид налога203.
Действительно, описание объективной стороны преступления
путем конкретизации двух связанных с декларированием видов поведения способствовало восприятию этих способов как обязательных для наличия состава преступления и автоматически, инерционно
связывало «иной способ» уклонения с нарушениями порядка уплаты
подоходного налога. Как уже говорилось, указание на «иной способ»
нивелировало значение раскрытых в статье способов и ставило под
сомнение необходимость их нахождения в диспозиции этой нормы.
Указание в диспозиции ст. 199 УК на такой способ совершения
преступления, как включение в бухгалтерские документы заведомо
искажённых данных о доходах или расходах, вносило осложнения в
толкование указанной нормы и со стороны учёных, и со стороны
практических работников и высших судебных инстанций. Для уяснения данного способа, указанного в диспозиции рассматриваемой
нормы, прежде всего необходимо определить содержание использованного в её тексте термина «бухгалтерские документы».
Принято считать, что документы бухгалтерского учёта – это
письменные акты, фиксирующие совершённые хозяйственные операции в соответствии с требованиями правил, закреплённых в нормативных актах204. Характеристику документов в бухгалтерском учёте и порядок их оформления определяет Федеральный закон от
23 февраля 1996 года «О бухгалтерском учёте»205 (далее Закон «О
203
См.: Минская В.С. Уголовная ответственность за уклонение от уплаты
налогов или страховых взносов и практика ее реализации // Проблемы теории
уголовного права и практики применения УК. М., 2000. С. 120–121.
204
См.: Судебно-бухгалтерская экспертиза: Справочник / Сост. Н.К. Болдова, А.А. Голубева. М., 1993. С. 34.
205
См.: Собрание законодательства РФ. 1996. № 48. Ст. 5369.
100
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 3. Особенности законодательного закрепления признаков ...
бухгалтерском учёте»). Данный законодательный акт устанавливает
порядок создания, принятия и отражения в бухгалтерском учёте документов организации.
Согласно ст. 9 этого Закона все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами, на основании которых ведётся учёт. Эти документы служат
первичными учётными документами, на основании которых осуществляется бухгалтерский учёт. Первичные учётные документы принимаются к учёту, если они составлены по форме, содержащейся в
альбомах унифицированных форм первичной учётной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах,
должны содержать все необходимые реквизиты. Перечень лиц,
имеющих право подписи первичных учётных документов, утверждает руководитель организации по согласованию с главным бухгалтером. Первичный учётный документ должен быть составлен в момент
совершения операции, а если это не представляется возможным –
непосредственно после её окончания.
В свою очередь, содержащаяся в принятых к учёту первичных
документах информация, необходимая для отражения в бухгалтерском учёте, накапливается и систематизируется в учётных регистрах. Информация о хозяйственных операциях, произведённых организацией за определённый период времени (месяц, квартал, полугодие, год), из учётных регистров переносится в сгруппированном
виде в бухгалтерские отчёты, которые подписываются руководителем и главным бухгалтером (бухгалтером) организации. Следовательно, общее понятие «бухгалтерские документы», делится на три
разноуровневые группы: первичные документы, учётные регистры,
бухгалтерские отчёты.
Таким образом, объективная сторона уклонения от уплаты налогов с организаций по логике законодателя начинала выполняться уже
в момент внесения искаженных (или невнесения достоверных) данных в первичные документы бухгалтерского учёта. Именно такой
позиции придерживался в постановлении № 8 Пленум Верховного
Суда РФ при интерпретации субъекта и иных элементов налоговых
преступлений206. Именно такой вывод следовал из толкования диспозиции статьи, указывающей на конкретный способ преступного по206
См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 9. С. 4.
101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
ведения – «включение в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах или расходах». Закон в данном случае не
указывал уровень бухгалтерских документов, в которые субъект вносит искажённые данные о доходах или расходах. А отсюда, на наш
взгляд, давалась неоднозначная оценка стадий и субъектов налоговых преступлений207. Законодательная конструкция в данном случае
противоречила обоснованной позиции исследователей, считающих,
что объективная сторона рассматриваемого преступления начинала
выполняться только с момента внесения искажённых данных в отчётность, которая представляется в налоговые органы208. Как справедливо отметил И.А. Клепицкий, «применительно к ст. 199 УК РФ
законодатель позволил себе недопустимое невежество, спутав бухгалтерский учет с налоговой отчетностью»209.
Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ в Уголовный кодекс РФ были внесены существенные изменения. Не остались
в стороне и нормы уголовного закона, предусматривающие ответственность за преступления в сфере налогообложения. Одним из таких
изменений является исключение из ст. 198 и 199 УК РФ указания на
«иной способ» уклонения от уплаты налогов и (или) сборов, вызывавшего споры как в теории, так и на практике. По мнению многих
авторов, наличие данного признака влекло зачастую недопустимо
расширительное толкование, следствием чего являлось незаконное
привлечение лиц к уголовной ответственности210. В практике расследования федеральными органами налоговой полиции уголовных дел
о налоговых преступлениях в большинстве случаев под «иным способом» уклонения от уплаты налогов понималось расходование денежных средств при наличии недоимки по налогам на цели, менее
значимые по сравнению с уплатой налогов (в качестве «ориентира»
207
См. об этом подробнее: Лопашенко Н.А. Уголовная ответственность за
налоговые преступления. С. 46.
208
См. напр.: Волженкин Б.В. Экономические преступления. СПб., 1999.
С. 235.
209
Клепицкий И.А. Налоговые преступления в уголовном праве России:
эволюция продолжается. С. 45.
210
См.: Абанин М.В. Ответственность за преступления в сфере налогообложения: новые изменения в Уголовном кодексе РФ // Право и экономика.
2004. № 2.
102
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 3. Особенности законодательного закрепления признаков ...
использовалась установленная п. 2 ст. 855 ГК РФ очередность списания денежных средств со счета при недостаточности денежных
средств на счете для удовлетворения всех предъявленных к нему
требований).
В результате неправильного применения нормы об уклонении от
уплаты налогов «иным способом», указывает И.А. Клепицкий, пострадали не только лица, необоснованно привлеченные к уголовной
ответственности, но и правоохранительная система. По его мнению,
сотрудники правоохранительных органов утратили необходимые навыки борьбы с реально опасными налоговыми преступлениями, деградировала методика расследования налоговых преступлений, экономический анализ и оперативно-розыскные мероприятия были забыты. Выявление и расследование налоговых преступлений было
сведено к простому оформлению уголовных дел. Налоговая инспекция выявляла факт неуплаты налога и констатировала невозможность взыскания недоимки ввиду недостатка (отсутствия) денег на
банковском счете налогоплательщика. Оперуполномоченный выявлял факт списания денег с нарушением очередности, установленной
ст. 855 ГК РФ, и материалы направлялись для возбуждения уголовного дела211.
Так ли уж трагично было положение вещей, как его рисуют отдельные авторы? Действительно, как мы уже говорили, в качестве
уголовно наказуемого уклонения от уплаты налогов на практике стали понимать простую неуплату налога в установленный срок даже
при наличии реальной возможности его уплатить. То, что правоохранительные органы сделали акцент на выявление налоговых преступлений, совершенных «иным» способом, говорит о своеобразном «заказе» государства по наведению элементарного порядка в налоговой
сфере. Выше об этом было сказано.
По поводу же противоречий юридического характера свою позицию высказал Конституционный Суд РФ, который в Постановлении
от 27 мая 2003 г. № 9-П «По делу о проверке конституционности положения ст. 199 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с
жалобами граждан п. Н. Белецкого, Г.А. Никовой, Р.В. Рукавишникова, В.Л. Соколовского и Н.И. Таланова» признал положения ст. 199
211
См.: Клепицкий И.А. Налоговые преступления в уголовном праве России: эволюция продолжается. С.
103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
УК Российской Федерации об уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах или расходах либо иным способом, а равно от уплаты страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации, совершенное в
крупном или особо крупном размере, не противоречащим Конституции Российской Федерации постольку, поскольку названное положение – по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующих правовых норм – предусматривает уголовную ответственность лишь за такие деяния, которые совершаются умышленно и
направлены непосредственно на избежание уплаты законно установленного налога в нарушение закрепленных в налоговом законодательстве правил.
Итак, как мы полагаем, уголовно наказуемым деянием по ст. 1992
УК признано уклонение от погашения недоимки, которое ранее квалифицировалось как уклонение от уплаты налогов и страховых взносов «иным способом». В связи с исключением описания соответствующего признака из диспозиций ст. 198, 199 УК РФ и возникла необходимость предусмотреть специальный уголовно-правовой запрет.
Необходимость дополнения УК этой нормой следует из анализа
хозяйственной практики, выявившего многочисленные способы посягательства на отношения по пополнению бюджетной системы за
счет налогов и сборов притом, что после уголовно-правовой реформы декабря 2003 г. немало этих способов оказалось декриминализировано.
На протяжении последних лет одним из основных способов уклонения от исполнения обязанности по уплате налогов и (или) сборов является фактическая неуплата уже начисленных налоговых платежей. Налогоплательщик своевременно и правильно представляет
налоговую и иную обязательную к представлению отчетность, в соответствии с НК РФ исчисляет подлежащий уплате налог, но умышленно не производит перечисления в соответствующий бюджет (внебюджетный фонд) в установленные сроки. Исключая из числа признаков уклонения от уплаты налогов «иной способ», законодатель в
то же время стремился создать действенную уголовно-правовую защиту от сокрытия средств или имущества, за счет которых должно
производиться взыскание налогов или сборов.
104
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 3. Особенности законодательного закрепления признаков ...
Не вступая в дискуссию о технико-юридическом качестве
ст. 1992 УК, отметим, что, на наш взгляд, большой необходимости в
такой законодательной рокировке не было. Мы уже упоминали положения п. 1 постановления № 64, в котором внимание судов обращается на то, что «общественная опасность уклонения от уплаты налогов и сборов, то есть умышленное невыполнение конституционной
обязанности каждого платить законно установленные налоги и сборы, заключается в непоступлении денежных средств в бюджетную
систему Российской Федерации».
Следовательно, при уклонении недобросовестного налогоплательщика от исполнения конституционной обязанности равно общественно опасно причинение вреда бюджетной системе как путем заведомого искажения данных в налоговой декларации и иных документах (их непредставления), так и собственно посредством
умышленного неперечисления необходимых сумм налогов и сборов.
Для чего же нужно было выделять специальную норму и усиливать ответственность в санкции ст. 1992 УК по отношению к санкциям, предусмотренным ч. 1 и 2 ст. 198 и ч. 1 ст. 199? Получается, что
законодатель считает преступное поведение налогоплательщика,
предусмотренное ст. 1992, более общественно опасным, нежели иные
формы уклонения от уплаты налогов (за исключением квалифицированного уклонения с организации – ч. 2 ст. 199 УК).
Непонятно, правда, почему в ст. 1992 налогоплательщики (физические лица и организации) унифицированы, в ст. 198 и 199 – дифференцированы. Так, физическое лицо, скрывающее денежные средства либо имущество в крупном размере от принудительного взыскания, находится в явно невыгодном положении по отношению к
такому же физическому лицу, которое уклоняется от уплаты налогов
в крупном размере путем обмана налоговых органов, искажая налоговую и финансовую отчетность. В первом случае санкция предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы на срок
до пяти лет с лишением права занимать определенные должности
или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или
без такового, а во втором – лишение свободы на срок до одного года.
Таким образом, если рассматривать сокрытие денежных средств
либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов или
сборов, как одну из форм уклонения от уплаты налоговых платежей,
105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
то ст. 1992 можно считать специальным квалифицированным составом по отношению к ч. 1, 2 ст. 198, ч. 1 ст. 199 и привилегированным – к ч. 2 ст. 199. Поэтому введение данной статьи в УК не есть
установление уголовной ответственности за деяние, которое раньше
не было преступлением, а являлась лишь выделением специального
состава для некоторых видов преступного уклонения от уплаты налогов.
Законодатель иногда использует подобные приемы для углубления дифференциации ответственности за различные виды преступлений, смягчая или усиливая ответственность. Так, из состава простого убийства (ст. 103 УК РСФСР) был выделен привилегированный вид такого деяния – убийство матерью новорожденного ребенка
(ст. 106 УК РФ). Ранее обстоятельства, которые нередко сопутствовали этому виду убийства (особое физическое и психическое состояние женщины во время родов, тяжелая семейная обстановка, материальные трудности), обычно учитывались судами в качестве смягчающих наказание в рамках санкции ст. 103 УК РСФСР. Однако
детоубийство могло быть квалифицировано и по ст. 102 при наличии
квалифицирующих обстоятельств (повторность, особая жестокость).
После введения в действие УК 1996 г. ст. 106 не считалась в чистом
виде новеллой уголовного закона, устанавливающей уголовную ответственность и соответственно признавалась применимой к преступным деяниям, выразившимся в убийстве матерью новорожденного ребенка и совершенным до 1 января 1997 г.
Итак, вводя ответственность за сокрытие денежных средств от
принудительного взыскания, законодатель выделил из открытого перечня способов уклонения от уплаты налогов достаточно распространенный и специфичный случай уклонения. Механизм сокрытия
денежных средств и имущества от принудительного взыскания
предполагает, что данным действиям виновного предшествовало его
бездействие, выраженное в неисполнении обязанности по самостоятельной уплате налогов. Другими словами, исключение иного способа из диспозиций ст. 198, 199 УК не предусматривает полную декриминализацию всех иных способов уклонения от уплаты налогов, а
деяние, предусмотренное ст. 1992, является в одних случаях квалифицированным, в других – привилегированным видом такого уклонения, и выделение подобного преступного поведения в самостоя106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 3. Особенности законодательного закрепления признаков ...
тельный состав – результат углубления дифференциации ответственности за налоговые преступления.
С объективной стороны преступление, предусмотренное
ст. 1991 УК, выражается в неисполнении в личных интересах обязанностей налогового агента по исчислению, удержанию или перечислению налогов и (или) сборов в соответствующий бюджет (государственный внебюджетный фонд), совершенном в крупном размере.
Если действия налогового агента, нарушающие налоговое законодательство по исчислению, удержанию или перечислению налогов
и (или) сборов в соответствующий бюджет (внебюджетный фонд),
совершены из корыстных побуждений и связаны с незаконным изъятием денежных средств и другого имущества в свою пользу или в
пользу других лиц, содеянное следует при наличии к тому оснований
дополнительно квалифицировать как хищение чужого имущества.
Применительно к ст. 1991 отметим, что с учетом соблюдения
принципа экономии законодательного материала видится не вполне
целесообразным при изложении диспозиции нормы раскрывать полное содержание обязанностей налоговых агентов, перечисляя все
возложенные на агентов функции: исчисление, удержание, перечисление налогов (сборов), тем более увязывая эти признаки с понятием
крупного размера. Понятно, что если налог не исчислен, то он не будет и удержан, а если не удержан, то отсутствует и всякая возможность перечислить этот налог, то есть невыполнение хотя бы одной
из обязанностей по исчислению либо удержанию налога с неизбежностью приведет к невыполнению обязанности по его перечислению.
Излишним в литературе признают и включение в диспозицию
нормы содержания налогово-агентских обязанностей в виде фразы:
«…подлежащих в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет». Подлежание
исполнению в силу закона есть не что иное, как законная обязанность212.
Нагромождение различных налоговых и общеупотребительных
терминов в диспозиции статьи, а тем более их дублирование осложняет процесс восприятия нормативного материала, противоречит
212
См.: Румянцева Е.В. Техника конструирования и применения диспозиций статей о налоговых преступлениях (ст. 198-1992 УК РФ). С. 85.
107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
принципу экономии законодательного материала. В связи с этим, по
нашему мнению, изложение статьи как уклонение от исполнения обязанностей налогового агента, повлекшее непоступление в бюджет
сумм налогов и сборов, будет более удачным. При этом диспозиция
не потеряет смысл, заложенный законодателем при ее введении, и
значительно облегчит ее восприятие.
В уголовно-правовой науке преобладает мнение о том, что диспозиции норм о налоговых преступлениях бланкетные. Это утверждение является бесспорным: действительно, бланкетный прием изложения диспозиций в рассматриваемом случае использован законодателем в его классической форме.
Бланкетная диспозиция уголовно-правовой нормы характеризуется законодательной отсылкой к другим отраслям права. Такая конструкция статей УК неизбежна и необходима для охвата тех или
иных меняющихся по опасности элементов составов преступлений.
Значение существования бланкетных диспозиций состоит, во-первых,
в экономии законодательного материала в статьях уголовного закона;
во-вторых, в обеспечении гибкости и подвижности уголовного.
Текст бланкетной диспозиции нормы УК может оставаться стабильным достаточно долго, а содержание меняться в связи с изменением
корреспондирующих норм иных отраслей права. Еще п. И. Люблинский отмечал, что «бланкетные диспозиции, не содержащие в себе
указания видов воспрещаемого поведения, а отсылающие к какимлибо другим узаконениям и правилам, не содержащимся в уголовных
законах, удобны в том отношении, что они делают уголовноправовые нормы гибкими и устойчивыми»213.
Бланкетная диспозиция предполагает не просто интерпретацию
и использование закрепленных в ней признаков, но и уяснение и
применение положений нормативных актов других отраслей права.
Без этого невозможно установить в полном объеме признаки объективной стороны данного состава преступления. Типичными «бланкетными» нормами уголовного закона являются, к примеру, ст. 143,
195, 198, 199, 1991, 216, 243, 264 и др. Так, в ст. 1991 УК устанавливается уголовная ответственность за неисполнение в личных интересах
213
Люблинский п. И. Техника, толкование и казуистика уголовного кодекса. М., 2005. С. 21.
108
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 3. Особенности законодательного закрепления признаков ...
обязанностей налогового агента по исчислению, удержанию или перечислению налогов и (или) сборов, подлежащих в соответствии с
законодательством Российской Федерации о налогах и сборах исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет (внебюджетный фонд), совершенное в крупном
размере. Немыслимой представляется ситуация, при которой все
обязанности налогового агента в НК были бы отменены, а ст. 1991
УК продолжала бы применяться.
Действительно, в ситуации, когда корреспондирующие положения отраслевого законодательства перестают действовать, невозможно применять и уголовно-правовую норму с бланкетной диспозицией. В этом случае, в зависимости от характера и степени общественной опасности, уголовная ответственность либо вообще
исключается, либо может применяться другая (общая) норма уголовного закона. Так, отмена или изменение каких-либо правил, связанных с соблюдением техники безопасности на предприятиях,
строительных и иных объектах, железнодорожном, водном, воздушном транспорте, может исключить ответственность лица, причинившего по неосторожности смерть или тяжкий вред по ст. 143, 216, 263
УК, но в этом случае допустимо применение ст. 109 или 118 УК.
Напротив, если в России будут пересмотрены установленные в
Федеральном Законе от 26.03.1998 № 41-ФЗ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях»214 правовые основы регулирования отношений, возникающих в области геологического изучения и разведки месторождений драгоценных металлов и драгоценных камней, их
добычи, производства, использования и обращения (гражданского
оборота) и, к примеру, отменена государственная монополия на перечисленные выше действия, невозможно будет привлекать к уголовной ответственности за уклонение от обязательной сдачи на аффинаж или обязательной продажи государству добытых из недр, полученных из вторичного сырья, а также поднятых на поверхность и
найденных драгоценных металлов или драгоценных камней, совершенное в крупном размере (ст. 192 УК «Нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней»).
Нужно ли в этом случае обязательное последующее исключение
ответственности за подобные деяния из уголовного закона? Одно214
Собрание законодательства РФ. 1998. № 13. Ст. 1463.
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
значного ответа на этот вопрос нет. Интересная ситуация сложилась
в этом смысле со ст. 193 УК, предусматривающей ответственность за
невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте. Так,
резиденты внешнеэкономической деятельности, согласно Инструкция ЦБР от 30 марта 2004 года № 111-И «Об обязательной продаже
части валютной выручки на внутреннем валютном рынке Российской
Федерации»215, вообще не осуществляют обязательные продажи валютной выручки (п. 1.2 Инструкции). Это естественно в условиях,
когда отпала экономическая необходимость в такой продаже и в
стране создаются предпосылки для полной конвертируемости рубля.
Такие изменения лишают смысла существование анализируемой
нормы, поскольку деяние, описанное в ней, ранее предпринималось
как раз и в основном для того, чтобы избежать установленной в законе обязательной продажи валютной выручки.
Однако если неблагоприятная экономическая ситуация в той или
иной форме будет повторяться, то необходимость в продаже хозяйствующими субъектами определенной части валютной выручки может
быть опять закреплена в финансовом законодательстве. Учитывая
это, целесообразнее будет нахождение ст. 193 в УК, так сказать, в
«спящем» состоянии.
В Общей части УК на 1 января 2008 года норм с бланкетной
диспозицией не более десяти. В Особенной части на них приходится
65% статей. И процесс «бланкетизации» уголовного закона, как указывает Н.Ф. Кузнецова, все более интенсифицируется по мере развития системы законодательства, отражающей усложнение регулируемых общественных отношений. Прочно наметившаяся такая тенденция формулирования и закрепления норм различных отраслей права
в кодексах весьма положительна. Она, несомненно, намного облегчает и упрощает процесс квалификации преступлений по бланкетным
уголовно-правовым нормам, исходя из достаточно четко кодифицированных кодексов Гражданского, Административного, Таможенного, Бюджетного, Налогового, Земельного, Семейного и др.216
215
Инструкция ЦБР от 30 марта 2004 года № 111-И «Об обязательной
продаже части валютной выручки на внутреннем валютном рынке Российской
Федерации» // Нормативные акты по банковской деятельности. 2004. № 8.
216
См.: Кузнецова Н.Ф. Указ. соч. С. 156.
110
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 3. Особенности законодательного закрепления признаков ...
Одним из наиболее значимых с технической точки зрения вопросов является тип конструкции состава, который законодатель избирает для изложения того или иного преступного поведения. В этой связи отметим, что для решения вопроса о возбуждении уголовного дела по налоговым преступлениям, как правило, существует
необходимость устанавливать наличие ущерба в виде определенной
суммы не поступивших в казну налогов. Поэтому многие ученые и
практические деятели относят налоговые преступления к деяниям с
материальным составом217.
Действительно, особенности конструкции диспозиции рассматриваемых преступлений породили вопросы, на которые нет однозначных ответов в теории. Это относится, в том числе, и к определению «формальности» либо «материальности» составов указанных
деяний, а отсюда и установлению момента их окончания. Действительно, конструкции данных составов преступлений, предусмотренных ст. 194 – 1992 УК, не позволяют однозначно отнести их к формальным или к материальным.
Наибольшие дискуссии развернулись вокруг интерпретации
признаков объективной стороны ст. 198 и 199 УК. Дело в том, что в
данных статьях для описания преступного поведения законодатель
использовал понятие «уклонение». Толковый словарь русского языка
разъясняет термин «уклонение» следующим образом: «Уклоняться –
значит избежать чего-либо, устраниться, отказаться от чегонибудь»218. Следовательно, создаётся впечатление, что закон объявляет преступными исключительно действия (бездействие) лица,
предшествующие моменту фактической неуплаты налогов и таможенных платежей в необходимые сроки, и сам факт такой неуплаты
не имеет значения для квалификации оконченного преступления. В
подтверждение такого вывода в юридической литературе проводится
217
См., напр.: Яни П.С. Причиняет ли налоговое преступление ущерб?
// Актуальные проблемы юридической ответственности за нарушения в сфере
экономической деятельности и налогообложения. Ярослвль, 2002. С. 21; Кузнецов А.П. Государственная политика противодействия налоговым преступлениям в Российской Федерации (проблемы формирования законодательной регламентации и практического осуществления): Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Н.Новгород, 2000.
218
См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка.
М., 1997. С. 830.
111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
аналогия с иными статьями, предусматривающими уклонение от исполнения какой-либо обязанности и считающимися «формальными»:
ст. 157 УК «Злостное уклонение от уплаты средств на содержание
детей или нетрудоспособных родителей», ст. 328 «Уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы»219.
Так, характеризуя момент окончания налоговых преступлений,
И.И. Кучеров указывал, что уклонение от уплаты налога путём непредставления декларации о доходах следует считать оконченным по
истечении срока, установленного для представления декларации в
налоговый орган. Если преступление было совершено путём включения в декларацию заведомо ложных, искажённых данных о доходах или расходах, оно полагалось оконченным по истечении установленного законодательством месяца для внесения изменений и
уточнений в декларацию. В случае, когда преступление выразилось в
уклонении от уплаты налогов с организаций, его считали оконченным с момента передачи в соответствующие налоговые инспекции
отчётной документации, содержащей ложные сведения о налогооблагаемых объектах, или со дня, установленного для передачи отчётности, если она не была своевременно представлена220.
На тот период такой позиции придерживались и правоприменительная практика221, и большинство учёных-правоведов
(В.Д. Ларичев, Б.В. Волженкин, п. С. Яни и др.)222.
Директор АОЗТ «Пасьянс» систематически осуществлял торгово-закупочные сделки и иные операции, направленные на извлечение прибыли. При этом он представлял в налоговую инспекцию сведения (нулевые балансы) о том, что его предприятие финансовохозяйственную деятельность не осуществляет, поэтому объекты
219
См.: Сабитов Р.А., Пищулин В.Г. Указ. соч. С. 35.
Цит. по кн.: Кучеров И.И. Налоговые преступления. М., 1997. С. 65, 71.
221
См.: Обзор следственно-судебной практики по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 198 и 199 УК РФ (декабрь 1997 г.) // Архив
Управления ФСНП по Челябинской области; Методические рекомендации по
расследованию налоговых преступлений. С. 21.
222
См., например: Ларичев В. Уклонение от уплаты налогов с организаций: квалификация составов // Российская юстиция. 1997. № 6. С. 8; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.И. Радченко.
М., 1996. С. 333, 335; Уголовное право Российской Федерации. Особенная
часть / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. М., 1998. С. 446, 468.
220
112
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 3. Особенности законодательного закрепления признаков ...
налогообложения отсутствуют. В приговоре районного суда в этой
связи отмечается, что данное преступление следует считать оконченным с момента, когда подсудимым были поданы указанные ложные сведения223.
Однако не всё было так просто и ясно. Законодатель указал в
диспозиции ст. 198 и 199 УК в качестве обязательного признака уклонения «крупный размер», количественные параметры которого
раскрыты в примечаниях к этим статям. Так, в примечании к ст. 198,
199 УК говорится о неуплаченных налогах и (или) сборах. Следовательно, можно предположить, что непоступление в бюджет налогов
(сборов) в крупном размере и есть преступные последствия уклонения и что уклонение в этом случае означает «действие-результат». В
УК встречаются статьи, в которых предусмотрены последствия как
результат преступного уклонения от исполнения тех или иных обязанностей. Но «материальность» состава таких преступлений не вызывает сомнений в силу качественного технического закрепления
признаков, указывающих на наступление таких последствий.
Например, в ч. 1 ст. 124 УК говорится о неоказании помощи
больному, повлекшем по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью; в ч. 1 ст. 195 УК закреплено, что сокрытие
имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей
при наличии признаков банкротства будет преступным в случае причинения крупного ущерба, в ст. 332 УК указывается на неисполнение
приказа, причинившее существенный вред службе. В случае же с
анализируемыми преступлениями законодатель по неведомым причинам применил «хитрую» конструкцию, в которой наделил деяние
количественной характеристикой, при этом прямо не указав на обязательность наступления последствий для квалификации оконченного посягательства. В главе 22 УК, помимо ст. 194, 198, 199, 1991, такая конструкция применена и в других нормах – ст. 177, 192, 193
и др.
Тем не менее окончательное заключение в пользу «материальности» составов преступлений, предусмотренных ст. 198 и 199 УК, было сделано на Научно-консультативном совете при Верховном Суде
РФ и во время дискуссий на Пленуме Верховного Суда РФ, в работе
которых приняли участие как видные учёные-юристы
223
См.: Кучеров И.И. Налоговые преступления. С. 72.
113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
(Г.Н. Борзенков, Н.Ф. Кузнецова, Б.В. Волженкин и др.), так и практические работники224. С учётом мнения большинства участников
дискуссии Пленум Верховного Суда от 4 июля 1997 года в п. 5 принятого постановления № 8 разъяснил, что «преступления, предусмотренные ст. 198, 199 УК РФ, считаются оконченными с момента
фактической неуплаты налога за соответствующий облагаемый период в срок, установленный налоговым законодательством»225.
Однако даже официальные разъяснения названного Пленума не
прекратили теоретических дискуссий, связанных с определением
момента окончания налоговых преступлений. В литературе попрежнему отсутствовало единство точек зрения в вопросах отнесения составов рассматриваемых преступлений к «материальным» или
«формальным»226.
Так, Б.В. Яцеленко, А.П. Кузнецов, А.М. Яковлев, Б.В. Волженкин поддержали позицию Пленума Верховного Суда и полагали, что
преступления, предусмотренные ст. 198, 199 УК, считаются оконченными с момента фактической неуплаты конкретного налога в
срок, установленный законодательством227. Такой же позиции придерживалась и правоприменительная практика, что, на наш взгляд,
вполне оправданно.
Напротив, А.Г. Корчагин, И.И. Кучеров, А.Э. Жалинский,
Н.В. Побединская, И.Н. Соловьёв и др. по-прежнему относили рассматриваемые составы к формальным228. Так, Р.А. Сабитов и
224
См.: Пастухов И., Яни п. Квалификация налоговых преступлений // Законность. 1998. № 1. С. 13–14.
225
Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. № 9. С. 4.
226
См. подробнее: Тюнин В.И. О “длящихся” и “продолжаемых” преступлениях в сфере экономической деятельности // Журнал Российского права.
2001. № 1. С. 44, 45.
227
См.: Российское уголовное право. Особенная часть / Под. ред.
М.П. Журавлева и С.И. Никулина. М., 1998. С. 202; Кузнецов А.П. Государственная политика противодействия налоговым преступлениям в Российской
Федерации. С. 38, 42; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.В. Наумов. М., 1999. С. 503, 505, 506; Уголовное право
России. Часть Особенная / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. С. 352.
228
См.: Корчагин А.Г. Преступления в сфере экономики и экономическая
преступность. Владивосток, 2001. С. 85; Кучеров И.И. Преступления в сфере
налогообложения. С. 45; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: В 2 т. / Под ред. О.Ф. Шишова. М., 1998. С. 150, 153, 156; Победин-
114
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 3. Особенности законодательного закрепления признаков ...
В.Г. Пищулин считали, что указанное разъяснение Пленума Верховного Суда РФ не даёт основания считать составы налоговых преступлений материальными, поскольку понятие «уклонение от уплаты
налогов» означает совершение действия (бездействия), направленного на неисполнение обязанности лица по уплате налогов, и не включает в себя последствия в виде причинения имущественного ущерба.
Указание же в диспозиции статьи и примечании на крупный размер
уклонения является количественной расшифровкой деяния, а не его
последствий229.
Чтобы пресечь дискуссии подобного рода, в п. 1 постановления
№ 64 еще раз подчеркнуто, что общественная опасность уклонения
от уплаты налогов и сборов, то есть умышленное невыполнение конституционной обязанности каждого платить законно установленные
налоги и сборы, заключается именно в непоступлении денежных
средств в бюджетную систему Российской Федерации. Не в обмане
налоговых органов, не в нарушении порядка исчисления и платы налоговых платежей, а именно в причинении реального финансового
ущерба бюджетной системе государства. Следовательно, учитывая
то, что в соответствии с положениями налогового законодательства
срок представления налоговой декларации и сроки уплаты налога
(сбора) могут не совпадать, моментом окончания преступления, предусмотренного ст. 198 или 199 УК, следует считать фактическую неуплату налогов (сборов) в срок, установленный налоговым законодательством (п. 3 постановления № 64).
Преступление, предусмотренное ст. 1991 УК, является оконченным с момента неперечисления налоговым агентом в личных интересах в порядке и сроки, установленные налоговым законодательством (п. 3 ст. 24 НК РФ), в соответствующий бюджет (внебюджетный
фонд) сумм налогов и (или) сборов в крупном или особо крупном
ская Н.В. Уголовно-правовые и криминологические проблемы налоговых преступлений: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 1999. С. 16; Соловьёв И.Н.
Налоговые преступления в торговле: Комментарий к проверкам и уголовным
делам. М., 2001. С. 29. Промежуточную позицию по этому вопросу занимает
В.П. Верин, который определяет уклонение от уплаты налогов по ст. 198 УК
как материальный состав, а по ст. 199 УК как формальный (см.: Верин В.П.
Преступления в сфере экономики. М., 1999. С. 101, 102).
229
См.: Сабитов Р.А., Пищулин В.Г. Налоговые преступления: уголовноправовые и криминологические аспекты. Челябинск, 2001. С. 35.
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
размере, которые он должен был исчислить и удержать у налогоплательщика (п. 17 постановления № 64). Следовательно к этой же
группе («материальных» составов) следует отнести и ст. 1991 УК.
Акцентируя внимание правоприменителя на «материальности»
исследуемых составов и определении момента окончания налогового
преступления, в п. 14 указанного постановления отмечается, что если налогоплательщик не представил налоговую декларацию или
иные документы, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным (ст. 23 НК РФ), либо включил в налоговую декларацию или
в эти документы заведомо ложные сведения, в том числе в случаях
подачи в налоговый орган заявления о дополнении и изменении налоговой декларации после истечения срока ее подачи, но затем до
истечения срока уплаты налога и (или) сбора сумму обязательного
взноса уплатил (п. 4 ст. 81 НК РФ), добровольно и окончательно отказавшись от доведения преступления до конца (ч. 2 ст. 31 УК), то в
его действиях состав преступления, предусмотренный ст. 198 или
199 УК, отсутствует.
Аналогично следует рассматривать момент окончания и, следовательно, конструкцию состава преступления, предусмотренного
ст. 1992 УК. Под сокрытием в смысле ст. 1992 следует понимать такие умышленные действия, которые направлены на непогашение задолженности по налогам и сборам путем непосредственного перемещения имущества (перевод денежных средств на счета других
лиц, незачисление валютной выручки на счета в уполномоченный
банк, несдача денежной выручки в кассу), припрятывание товаров и
материальных ценностей (изменение их маркировки), а также передача другим лицам денежных средств и имущества посредством совершения мнимых сделок, внесение изменений в документы учета и
отчетности или неуказание в них сведений, на основании которых
может быть установлено их наличие у налогоплательщика. При этом
следует иметь в виду, что уголовная ответственность по ст. 1992 может наступить после истечения срока, установленного в полученном
требовании об уплате налога и (или) сбора (ст. 69 НК РФ) (п. 20 постановления № 64).
Естественно, что в юридической литературе нет единства и по
вопросу, каким по конструкции является состав преступления, предусмотренного ст. 194 УК, – материальным или формальным. Одни
116
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 3. Особенности законодательного закрепления признаков ...
исследователи (А. Чучаев, С. Иванова) считают, что состав уклонения от уплаты таможенных платежей сконструирован по типу формального и соответственно посягательство окончено в момент совершения деяния230.
Другие авторы (А.П. Кузнецов, С.И. Улезько, А.А. Витвицкий)
обоснованно, на наш взгляд, указывают на «материальность» состава
преступления, предусмотренного ст. 194 УК, а отсюда момент его
окончания, по их мнению, связан исключительно с истечением предусмотренного законом срока уплаты таможенных платежей231.
Противоречивую позицию по указанной проблеме занимает
Н.С. Гильмутдинова, которая относит конструкцию исследуемого
состава к формально-материальным и указывает, что исследуемое
преступление считается оконченным в момент: 1) когда виновный
обманным путём получил полное или частичное освобождение
от уплаты таможенных платежей; 2) неправомерного возврата таможенных платежей; 3) неуплаты таможенных платежей в установленные сроки. Однако далее автор делает не совсем последовательный
вывод о том, что момент окончания преступления, предусмотренного
ст. 194 УК, будет связан с наступлением конкретных вредных последствий – неполучением федеральным бюджетом таможенных
платежей в крупном размере и в установленный законом срок. Это
обстоятельство, по мнению Н.С. Гильмутдиновой, основано на положениях постановления № 8 по вопросу определения момента
окончания налоговых преступлений232.
Представляется, что ситуация, когда формулировка закона не даёт ясного и чёткого представления об объективной стороне преступления, требует законодательного исправления. В полной мере это касается коррекции диспозиций ст. 194, 198 и 199 УК. На наш взгляд,
«реконструкция» этих уголовно-правовых норм может осуществляться по одному из двух вариантов. Первый из них предусматривает
прямое указание в диспозициях статей на наступление общественно
опасных последствий как результата уклонения от уплаты налоговых
230
См.: Чучаев А., Иванова С. Указ. соч. С. 41.
См.: Кузнецов А.П. Государственная политика противодействия налоговым преступлениям в Российской Федерации. С. 44–45; Уголовное право.
Особенная часть / Под ред. В.Н. Петрашева. С. 272.
231
232
См.: Гильмутдинова Н.С. Указ. соч. С. 96–97.
117
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
и таможенных платежей. При этом необходимо сохранить в тексте
статей понятие «уклонение», сосредоточив тем самым внимание
правоприменителя и на действиях (бездействии), предшествующих
неуплате необходимых платежей. Для описания признаков, указывающих на последствия, можно применить формулировки: «Уклонение от уплаты налогов … причинившее крупный ущерб» либо «…
причинившее ущерб в крупном размере»233.
Второй вариант приемлем в том случае, если законодатель сочтёт нужным сконцентрировать внимание исключительно на моменте умышленной неуплаты налогов и таможенных платежей. Отражающие такой подход формулировки типа: «Неуплата налога, взимаемого с физического лица (либо с организации)...» (А.П. Кузнецов,
А.Н. Караханов) или «Умышленная неуплата налогов…»
(А.В. Иванчин) уже предлагались в юридической литературе234.
Характерно, что в первых советских УК можно встретить аналогичные примеры регламентации налоговых преступлений. Так, в
ст. 79 УК 1922 года говорилось о неплатеже отдельными гражданами
в срок или отказе от платежа налогов, денежных или натуральных.
По УК 1922 года были наказуемы неплатёж в установленный срок
налогов и сборов по обязательному окладному страхованию (ст. 60) и
неуплата в срок специального военного налога (ст. 60-1).
Предлагая свой окончательный вариант обновлённых редакций
ст. 198 и 199 УК, своеобразную конструкцию составов налоговых
преступлений моделирует А.В. Иванчин. По его мнению, при описании рассматриваемых деяний необходимо сосредоточить внимание
правоприменителя как на самой неуплате необходимых платежей,
так и на действиях, ей предшествующих. Он же считает целесообразным вынести из примечаний количественную расшифровку неуп233
Аналогичные предложения по регламентации последствий налоговых
преступлений в литературе высказывали С.В. Козлов, В.Г. Истомин и др. авторы (см.: Козлов С.В. Указ. соч. С. 17–18; Истомин В.Г. Указ. соч. С. 24–27).
234
См.: Кузнецов А.П. Государственная политика противодействия налоговым преступлениям в Российской Федерации. С. 40; Караханов А.Н. Уголовная ответственность за уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации: Автореф. дис. …
канд. юрид. наук. М., 2001. С. 18; Иванчин А.В. Вопросы конструирования составов налоговых преступлений. С. 95–97.
118
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 3. Особенности законодательного закрепления признаков ...
лаченных платежей в диспозиции исследуемых статей. К примеру,
диспозиция ст. 198 УК сформулирована им следующим образом:
«Совершённая в результате умышленных действий (бездействия)
неуплата в установленный срок взимаемых с физического лица налогов и (или) страховых взносов в государственные внебюджетные
фонды в сумме, превышающей …»235.
Представляется, что подобная конструкция выглядит громоздкой
и устаревшей. Вопросы же перенесения количественных признаков
налоговых преступлений из примечаний в диспозиции составов необходимо рассматривать в комплексе с подобной «реконструкцией» и
иных норм УК.
Серьезные трудности в практике связаны с исчислением крупного и особо крупного размера уклонения от уплаты налогов и (или)
сборов. Положения закона, регламентирующие этот вопрос, могут
быть поняты по-разному. Большое значение для единообразного
применения закона имеют п. 11 – 13 постановления № 64.
Примечания к ст. 198 и 199 УК предусматривают довольно
сложный порядок исчисления крупного размера налога: учитывается
не только сумма неуплаченных налогов, но и ее процентное отношение к сумме налогов, подлежащих уплате за определенный период
времени. Такие показатели размера можно условно назвать конкретно-относительными. Конкретность показателей размера определяется строго установленной минимальной суммовой границей, а относительность характеризуется необходимостью проведения сравнительного анализа между суммой уплаченных и неуплаченных
налогов. Такой подход применен в отечественном уголовном законодательстве впервые, хотя давно известен зарубежному криминальному праву236.
Так, согласно примечанию к ст. 199 (которое распространяет
свое действие и на ст. 1991) «крупным размером... признается сумма
налогов и (или) сборов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более пятисот тысяч рублей, при условии, что
235
См.: Иванчин А.В. Вопросы конструирования составов налоговых преступлений. С. 103–104.
236
Например, в КНР. Об этом подробнее: Лопашенко Н.А. Налоговые преступления и наказание за них по законодательству зарубежных государств
(краткий обзор) // Налоговые и иные экономические преступления. Вып. 2.
Ярославль, 2001. С. 24.
119
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 10 процентов
подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая один миллион пятьсот тысяч рублей».
При исчислении указанной суммы можно складывать: а) разные
налоги и сборы и б) за разные налоговые периоды. Крупный размер
уклонения от уплаты налогов и (или) сборов исчисляется применительно к конкретному налогоплательщику. «В тех случаях, когда лицо осуществляет юридическое или фактическое руководство несколькими организациями и при этом в каждой из них уклоняется от
уплаты налогов и (или) сборов, то его действия при наличии к тому
оснований надлежит квалифицировать по совокупности нескольких
преступлений, предусмотренных соответствующими частями статьи
199 УК РФ»237.
Общее правило квалификации продолжаемых преступлений, ограничивающее возможность сложения случаями с «единым умыслом», применяется при квалификации преступлений, предусмотренных ст. 198 и 199 УК, с ограничениями. Существо этих ограничений
в том, что «период в пределах трех финансовых лет подряд» берется
произвольно, а суммы неуплаченных налогов за этот период суммируются независимо от наличия единого умысла, направленного на
уклонение от уплаты налогов в крупном размере. Правильность такого решения не бесспорна в свете принципа вины. Тем не менее на
практике этот вопрос сомнений не вызывает.
Для исчисления размера и доли неуплаченных налогов за определенный период необходимо правильно определить его границы.
Следует учитывать, что период «в пределах трех финансовых лет
подряд» может быть и меньше трех лет. Три года – это лишь максимальные пределы, очерченные законом. Минимальный период равен
налоговому периоду238. Поскольку исчисление доли предполагает
сложение разных налогов и сборов, а разные налоги имеют разные
налоговые периоды, то с учетом действующего налогового законодательства период «в пределах трех финансовых лет подряд» может
составить один год, два года или три года. Пленум Верховного Суда
РФ ориентирует суды на исчисление крупного размера именно за целые налоговые периоды, а не за их части: «По смыслу закона ответ237
238
Пункт 13 постановления № 64.
Пункт 11 постановления № 64.
120
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 3. Особенности законодательного закрепления признаков ...
ственность за преступление, предусмотренное статьей 198 УК РФ
либо статьей 199 УК РФ, может наступить при наличии к тому оснований и за отдельный налоговый период, установленный Налоговым
кодексом Российской Федерации (например, за календарный год или
иной период применительно к отдельным налогам, по окончании которого определяется налоговая база и исчисляется сумма налога,
подлежащая уплате), если уклонение от уплаты одного или нескольких налогов (сборов) составило крупный или особо крупный размер
и истекли установленные налоговым законодательством сроки их
уплаты»239.
На основании ст. 12 БК РФ финансовый год соответствует календарному году и длится с 1 января по 31 декабря. Определившись
с налоговым периодом «в пределах трех финансовых лет подряд»,
необходимо исчислить:
1) сумму налогов и сборов, подлежащих уплате за этот период;
2) сумму неуплаченных налогов за этот период.
В обоих случаях следует учитывать, что имеются в виду не налоги и сборы, подлежащие уплате в течение избранного периода, а налоги и сборы, начисленные за избранный период (точнее, за налоговые периоды в течение избранного периода).
Если сумма неуплаченных налогов с организации за избранный
период превысила 1 500 000 рублей, налицо крупный размер, исчисленный по правилам, предусмотренным примечанием к ст. 199 УК.
Если сумма меньше 1,5 млн. руб., но превышает 500 тыс. руб.,
необходимо исчислить процентное отношение суммы неуплаченных
налогов за избранный период к сумме налогов и сборов, подлежащих
уплате за этот же период. Для «крупного размера» нужно, чтобы эта
доля превысила 10%.
Пленум Верховного Суда РФ разъяснил судам, что крупный или
особо крупный размер неуплаченных налогов и (или) сборов определяется за период в пределах трех финансовых лет подряд240. Это
разъяснение имеет общий характер и не увязывается с исчислением
процентной доли неуплаченных налогов, что приводит к выводу, что
оно относится и к тому случаю, когда процентная доля неуплаченно-
239
240
Пункт 11, 12 постановления № 64.
См.: Абзац первый п. 11 постановления № 64.
121
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
го налога не исчисляется, если сумма неуплаченного налога превышает 1,5 млн. руб.
Из тех же правил нужно исходить при исчислении особо крупного размера, а также при исчислении крупного и особо крупного размера в соответствии с примечанием к ст. 198 УК.
Применительно к ст. 194 и 1992 УК используются традиционные
методы исчисления крупного размера, какие-либо процентные отношения на квалификацию содеянного не влияют. Правила квалификации продолжаемых преступлений в этих случаях применяются в
полном объеме, в том числе и правило о «едином умысле», позволяющее отграничить единое преступление от множественности преступлений или проступков.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 176
УК, включает в себя два вида преступного деяния: незаконное получение государственного целевого кредита и использование законно
или незаконно полученного государственного целевого кредита не по
назначению. И в том и в другом случае для привлечения к уголовной
ответственности необходимо причинение крупного ущерба и установление причинной связи между деянием и последствиями. Крупный ущерб как последствие незаконного получения государственного целевого кредита причиняется субъекту, выдавшему кредит. В
первоначальной редакции ст. 176 УК размер крупного ущерба законодательно был не определен, что порождало проблемы на практике.
При этом ущерб, в конечном итоге, может иметь только денежное
содержание и выражаться как в прямых убытках, так и упущенной
выгоде кредитной организации. Исходя из смысла ст. 176, он может
также выражаться в нарушении нормальной работы организаций,
оказывающих услуги населению; в предоставлении льгот лицам, которые не имеют на это право, в ущерб действительным льготникам; в
причинении существенного вреда гражданам в результате неполучения выделенных средств на осуществление государственной целевой
программы. Главное, чтобы наступившие убыточные последствия
возможно было перевести в финансовый эквивалент в размере
250 тыс. рублей.
Незаконное получение государственного целевого кредита (ч. 2
ст. 176 УК РФ) выражается в получении его на основе поддельных
документов о материально-правовых основаниях для получения такого кредита, о своем экономическом и социальном положении. Це122
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 3. Особенности законодательного закрепления признаков ...
левое назначение кредита определяется документами, предусматривающими выделение государственного кредита, в которых определяются его цели, размеры, сроки, условия предоставления и круг заемщиков. Нецелевое использование кредита в рамках уголовного законодательства отличается от гражданско-правовых отношений
прежде всего по наличию последствий, которые выражаются в причинении кредитору крупного ущерба.
Использование выделенных государственных целевых средств
не по прямому назначению представляет собой действия по распоряжению кредитными бюджетными средствами в противоречии с целевой программой, с условиями получения кредита. Например, внесение средств на депозит и получение процентов по нему, приобретение недвижимости и иных материальных ценностей, не имеющих
отношения к целям программы, иные нецелевые платежи241. Использование государственного кредита не по прямому назначению (по результатам проверок Министерства финансов и Центрального банка
России) выражается, как правило, в следующих действиях: заемщики кредитных ресурсов направляют их в коммерческие структуры и
банки, оказывают кредитную помощь другим предприятиям, приобретают для перепродажи валютные ценности, недвижимость, высоколиквидные сырьевые ресурсы. Подобные действия зачастую сопровождаются должностными злоупотреблениями242. В связи с тем,
что рассматриваемый состав преступления носит материальный характер и оконченным это преступление будет считаться только в связи с причинением интересам кредитора крупного ущерба, обязательным признаком его объективной стороны является наличие причинной связи между незаконным получением государственного целевого
кредита и причинением кредитору крупного ущерба.
Долгое время для квалификации действий конкретных лиц как
незаконного использования государственного целевого кредита следственные работники руководствовались письмом Минфина РФ «О
нецелевом использовании средств, выделенных из федерального
бюджета» от 16 апреля 1996 года № 3-А2-02, в котором разъяснено,
241
См.: Расследование преступлений в сфере экономики: Руководство для
следователей. М., 1999. С. 195–196.
242
См.: Расследование незаконно полученного кредита и злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности: руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. М., 1997.
123
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
что под использованием не по целевому назначению (нецелевым использованием) средств, выделенных из федерального бюджета, следует понимать такое их использование, которое не приводит к результатам, предусмотренным при их предоставлении, или приводит к
этим результатам, но сопровождается неправомерными действиями
или событиями, неправомерность которых закрепляется в правовых
актах, в заключаемых договорах или в решениях полномочных органов, определяющих целевой характер выделяемых из федерального
бюджета средств243.
В настоящее время указанное письмо утратило силу в связи с изданием Приказа Минфина РФ от 13.08.2001 года № 64н "О признании утратившим силу письма Министерства финансов Российской
Федерации", однако рекомендации, которые оно содержало, остались
вполне актуальными для следственной практики.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 2851
УК, выражается в расходовании бюджетных средств на цели, не соответствующие условиям их получения, определенным утвержденными бюджетом, бюджетной росписью, уведомлением о бюджетных
ассигнованиях, сметой доходов и расходов либо иным документом,
являющимся основанием для получения бюджетных средств, совершенном в крупном размере.
Расходование бюджетных средств осуществляется путем списания денежных средств с единого счета бюджета в размере подтвержденного бюджетного обязательства в пользу физических и юридических лиц (ч. 1 ст. 227 БК РФ). Необходимым условием списания
бюджетных денежных средств со счета является подтверждение
бюджетного обязательства. Такое подтверждение осуществляется органом, исполняющим бюджет (Федеральное казначейство и финансовые органы субъектов Федерации и местного самоуправления) после проверки соответствия составленных платежных и иных документов утвержденным сметам доходов и расходов бюджетных
учреждений и доведенным лимитам бюджетных обязательств. Подтверждение осуществляется в форме разрешительной надписи. Поэтому расходование бюджетных средств представляет собой процесс,
состоящий из трех этапов: 1) принятие получателем бюджетных
243
См.: Там же.
124
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 3. Особенности законодательного закрепления признаков ...
средств денежного обязательства путем составления платежного документа, необходимого для совершения расходов и платежей; 2) подтверждение денежного обязательства; 3) списание денежных средств
со счета. Указанное обстоятельство имеет решающее значение при
определении момента начала и окончания анализируемого преступления.
Согласно диспозиции ч. 1 ст. 2851 УК расходование бюджетных
средств является нецелевым, если бюджетные средства израсходованы на цели, не соответствующие условиям их получения, которые
подтверждают следующие документы:
а) бюджет – основной финансовый план соответствующей территории, который ежегодно утверждается в форме закона (федеральный бюджет, бюджет субъекта Российской Федерации) или в форме
решения представительного органа местного самоуправления;
б) бюджетная роспись, то есть документ о поквартальном распределении доходов и расходов бюджета и поступлений из источников финансирования дефицита бюджета, устанавливающий распределение бюджетных ассигнований между получателями бюджетных
средств и составляемый в соответствии с бюджетной классификацией РФ (ст. 6 БК РФ);
в) уведомление о бюджетных ассигнованиях, то есть документ, в
форме которого орган, исполняющий бюджет, доводит показатели
бюджетной росписи до всех нижестоящих распорядителей и получателей бюджетных средств (ст. 220 БК РФ);
г) смета доходов и расходов, то есть план доходов и расходов
бюджетного учреждения (ст. 221 БК РФ);
д) иной документ, являющийся основанием для получения бюджетных средств, – таковым может быть соглашение о предоставлении бюджетных средств на возвратной основе, нормативный акт органа исполнительной власти либо органа местного самоуправления.
Таким образом, в широком смысле нецелевое расходование
бюджетных средств – это осуществление платежа (списание бюджетных средств со счета бюджета в пользу физических и юридических лиц) на цели, не соответствующие условиям получения бюджетных средств.
В п. 2 инструкции «О порядке применения органами Федерального Казначейства мер принуждения к нарушителям бюджетного законодательства Российской Федерации» нецелевое использование
125
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
средств федерального бюджета определяется как направление и использование средств федерального бюджета на цели, не соответствующие условиям получения указанных средств, определенным утвержденным федеральным бюджетом на соответствующий финансовый год, бюджетной росписью федерального бюджета,
уведомлением о бюджетных ассигнованиях, сметой доходов и расходов либо иным правовым основанием их получения.
В указанном документе определен примерный открытый перечень видов нецелевого использования средств федерального бюджета, которые могут выражаться в виде:
а) использования средств федерального бюджета на цели, не
предусмотренные бюджетной росписью федерального бюджета и
лимитами бюджетных обязательств на соответствующий финансовый год;
б) использования средств федерального бюджета на цели, не
предусмотренные в утвержденных сметах доходов и расходов на соответствующий финансовый год;
в) использования средств федерального бюджета на цели, не
предусмотренные договором (соглашением) на получение бюджетных кредитов или бюджетных ссуд;
г) использования средств федерального бюджета, полученных в
виде субсидий или субвенций на цели, не предусмотренные условиями их предоставления;
д) иных видов нецелевого использования средств федерального
бюджета, установленных бюджетным законодательством244.
Иные виды нецелевого использования в зависимости от структуры финансирования и финансового потока могут выражаться, например, в расходовании средств не по коду экономической классификации, по которому было произведено финансирование (перераспределение средств с одного кода экономической классификации на
другой).
244
См.: Инструкция "О порядке применения органами Федерального Казначейства мер принуждения к нарушителям бюджетного законодательства
Российской Федерации": Приказ Министерства финансов РФ от 26 апреля
2001 года // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2001. № 30.
126
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 3. Особенности законодательного закрепления признаков ...
В связи с этим при проведении проверок целевого использования бюджетных средств на предприятиях, в учреждениях, организациях, чья деятельность финансируется за счет средств федерального
бюджета, необходимо определить у нижестоящих распорядителей
бюджетных ассигнований наличие правомочия по перераспределению средств по кодам бюджетной классификации или прав по самостоятельному выбору направлений расходования в пределах полученных из федерального бюджета сумм финансирования. Данные
права могут быть предоставлены законами Российской Федерации
(федеральными законами), указами Президента РФ, постановлениями Правительства РФ, письмами Министерства финансов РФ.
На предприятиях, в учреждениях, организациях, которым предоставлено право самостоятельно определять направления расходования выделяемых из федерального бюджета средств, производить
перегруппировку средств в пределах полученного финансирования
по кодам экономической классификации, данные действия должны
быть надлежаще оформлены распорядительными документами руководителя предприятия (учреждения, организации) нижестоящего
распорядителя бюджетных ассигнований245.
С.В. Попов приводит показательные примеры нецелевого расходования бюджетных средств, изложенные в представлении Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 18 августа 1997 г. №
21-7-97 "О нарушениях законодательства об организации питания
обучающихся". Так, руководители Данковского РОНО Липецкой области средства в сумме 231,8 млн. руб., выделенные из федерального
бюджета на питание детей в дошкольных учреждениях, проживающих в зоне с льготным социально-экономическим статусом вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, потратили на приобретение
легкового автомобиля, холодильников и выплату себе премий. В Комаричском профучилище Брянской области из денежных средств в
сумме 94 млн. руб., перечисленных на питание, 30 млн. руб. с разрешения управления образованием израсходовано на другие цели. В
СПТУ Солонешского района Алтайского края более 12 млн. руб.,
выделенных из федерального бюджета на питание студентов, израсходованы на хозяйственные нужды. Руководством школьно-базовой
245
См.: Титов А.С. Вопросы квалификации бюджетных преступлений
// Банковское право. 2004. № 4. С. 34.
127
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
столовой № 38 г. Екатеринбурга средства в сумме 142,8 млн. руб.,
выделенные на компенсацию питания, направлены на погашение задолженности по транспортным расходам. В Донском казачьем кадетском муниципальном профучилище и учебном центре г. Волгодонска
Ростовской области эти средства перераспределены на оплату командировочных расходов и прочие хозяйственные нужды246.
В правоприменительной практике иногда ошибочную оценку
в виде нецелевого расходования бюджетных средств и средств государственных внебюджетных фондов получают не противоречащие
бюджетному законодательству перемещения финансовых средств
в течение финансового года с одного кода экономической группы,
подгруппы на другой код экономической или функциональной классификации. Такие перемещения, как правило, вызваны недостатками
в планировании бюджетных расходов и им придается законный характер.
Чтобы отграничивать подобного рода действия от преступных
посягательств, С. Устинов предлагает изменить диспозицию ч. 1
ст. 2851 УК247. По его мнению, после слов «средств на цели» необходимо указать «не связанные с осуществлением государственных задач и функций, а также выполнением при выделении средств общественно необходимых работ и...».
Однако с точки зрения других авторов, такое изменение закона
нецелесообразно. Во-первых, уголовно-правовая норма не должна
быть похожа на комментарий. Теорией уголовного права уже давно
признано существование бланкетных норм, которые побуждают правоприменителя обращаться к законодательным источникам других
отраслей права. Во-вторых, при наличии определенных обстоятельств перераспределение бюджетных средств с одного кода на другой может быть признано как целевым, так и нецелевым расходованием бюджетных средств248.
246
См.: Попов С.В. Уголовная ответственность за нецелевое расходование
бюджетных средств // Российский судья. 2006. № 11. С. 23.
247
См.: Устинов С. Что понимать под нецелевым расходованием бюджетных средств? // Законность. 2004. № 7. С. 30–31.
248
См.: Пшеничникова И.В. Нецелевое расходование бюджетных средств
// Арбитражная практика. 2003. № 6; Саркисянц В.Г. К вопросу о совершенствовании уголовно-правовых норм, направленных на борьбу с нецелевым рас-
128
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 3. Особенности законодательного закрепления признаков ...
По мнению В.Г. Саркисянца, в целях недопущения ошибок при
отграничении нецелевого расходования бюджетных средств от целевого более целесообразным представляется не изменение уголовного
закона, а научное обобщение судебной практики, результаты которого должны доводиться до правоприменителя249.
Действительно, провозглашая принцип целевого характера бюджетных средств (ст. 38 Бюджетного кодекса РФ), законодатель в отдельных случаях предоставляет получателям бюджетных средств
возможность использования бюджетных ассигнований на цели, не
соответствующие условиям их получения. Так, согласно ст. 237 БК
РФ бюджетное учреждение, финансируемое на основе сметы доходов и расходов, в случае задержки финансирования из бюджета более чем на два месяца или при финансировании не более 75 процентов объема бюджетных ассигнований, установленного уведомлением
о бюджетных ассигнованиях за квартал, вправе самостоятельно определять направление кассового расхода со своих счетов в органах
Федерального казначейства в пределах, доведенных вышестоящим
распорядителем бюджетных средств, лимитов бюджетных обязательств и объемов финансирования. Такое нецелевое использование
бюджетных средств осуществляется на основании закона и преследует цель минимизировать негативные последствия задержки финансирования из бюджета или недофинансирования бюджетных учреждений. Иными словами, при наличии оснований, предусмотренных ст. 237 БК РФ, нецелевое использование бюджетных средств
следует признавать правомерным.
Представляется, что нецелевое использование бюджетных
средств, признанное правомерным, не может иметь уголовноправового значения и не подлежит квалификации по ст. 285¹ УК250.
Термин «расходование», употребляемый в ст. 2851, 2852 УК РФ,
и применяемый в финансовом праве и в бюджетном законодательстве термин «использование» не совпадают по объему и по содержанию. В этой связи справедливыми выглядят предложения понятие
«расходование» заменить на термин «использование»251.
ходованием бюджетных средств и средств государственных внебюджетных
фондов // Российский следователь. 2007. № 7.
249
См.: Саркисянц В.Г. Там же.
250
См.: Попов С.В. Указ. соч. С. 23.
251
См.: Карпов А.Г. Указ. соч. С. 11.
129
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации...
Обязательным признаком объективной стороны основного состава преступления, предусмотренного исследуемой статьей, является крупный размер израсходованных не по целевому назначению
бюджетных средств. Согласно примечанию к ст. 2851 крупным размером признается сумма бюджетных средств, превышающая 1 млн
500 тыс. рублей. Нецелевое расходование бюджетных средств в
меньшем размере влечет административную ответственность по
ст. 15.14 КоАП. По законодательной конструкции состав преступления является материальным. Преступление окончено в момент фактического нецелевого израсходования бюджетных средств в крупном
размере.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 2852
УК, состоит в принятии решений уполномоченным должностным
лицом расходовать средства фонда на цели, не соответствующие условиям, определенным нормативными актами, регулирующими его
деятельность, или бюджетом фонда, и в их реальном расходовании
(приобретение оборудования, выдача средств физическим лицам и
т.п.). Например, средства Пенсионного фонда, предназначенные для
выплаты пенсионерам, расходуются сверх утвержденных бюджетом
фонда сумм на собственную деятельность фонда путем приобретения автотранспортных средств, мебели, оргтехники и т.д. Обязательным признаком объективной стороны основного состава данного
преступления является крупный размер государственных внебюджетных средств, израсходованных не по назначению. В соответствии
с примечанием к ст. 2852 он составляет сумму, превышающую 1 млн.
500 тыс. руб. По законодательной конструкции состав преступления
также является материальным. Преступление окончено в момент
фактического нецелевого израсходования внебюджетных средств в
крупном размере. Практически это означает списание денежных
средств с банковского счета.
Учитывая однородность объективных признаков нецелевого использования бюджетных средств и средств государственных внебюджетных фондов, считаем оправданными предложения об объеди-
130
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 3. Особенности законодательного закрепления признаков ...
нении в уголовном законодательстве указанных составов преступлений в рамках одной статьи252.
252
См.: Марзаганова А.М. Понятийный аппарат статьи 2851 УК РФ требует уточнения // Российский следователь. 2007. № 4; Карпов А.Г. Указ. соч.
С. 12.
131
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Технико-юридические аспекты описания ...
Глава 3. Технико-юридические аспекты описания ...
§ 1. Особенности нормативного закрепления признаков ...
Глава 3
Технико-юридические аспекты
описания субъективных признаков
составов преступлений
в сфере формирования
и расходования бюджетных средств
§ 1. Особенности нормативного закрепления
признаков субъекта бюджетных преступлений
Преступления, являющиеся предметом нашего исследования,
как и любые другие, представляют собой единство объективных и
субъективных признаков. Все элементы состава преступления органически взаимосвязаны и взаимодействуют между собой. Но наиболее сложная и закрытая от внешнего мира связь имеет место между
субъективными признаками преступления, т.к. именно в психике
субъекта происходят скрытые и порой трудно объяснимые процессы
формирования вины, мотивов и целей совершения общественно
опасного деяния, эмоционального состояния лица.
Одним из признаков состава преступления в российском уголовном праве признается субъект преступления, то есть лицо, виновно
совершившее общественно опасное деяние и способное нести за него уголовную ответственность в соответствии с законом. Однако не
всякое физическое вменяемое лицо, достигшее указанного в законе
возраста, причинившее вред обществу, может быть привлечено к
уголовной ответственности. УК РФ иногда ограничивает круг лиц
путем указания на индивидуальные специфические черты субъекта.
Такие лица, обладающие, помимо общих, дополнительными признаками, называются специальными субъектами.
Действующее уголовное законодательство не дает определения
специального субъекта. Поэтому признаки, которые его характери132
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Особенности нормативного закрепления признаков ...
зуют, как правило, указываются в диспозициях уголовно-правовых
норм Особенной части. Применительно к предмету настоящего исследования это касается ст. 194, 198, 199¹, 1992, 2851, 2852 УК. Однако, если конструкция диспозиции статьи таких признаков не предусматривает (как, например, в ст. 176, 199, 1991), их уясняют путем
систематического, логического и грамматического толкования. Отметим также, что в юридической литературе достаточно длительное
время ведется дискуссия относительно круга лиц, которые могут
быть субъектами бюджетных преступлений.
По общему правилу, субъекты преступлений, предусмотренных
ст. 194, 198 – 1992, являются специальными. Субъектом преступления, предусмотренного ст. 194 УК, являются достигшие 16-летнего
возраста лица – плательщики таможенных платежей. Круг лиц, обязанных уплачивать таможенные платежи, очерчен в Таможенном кодексе. И это серьёзных дискуссий в юридической литературе не вызывает. Анализ признаков субъекта по ст. 194 и признаков лиц, ответственных за уплату таможенных пошлин и налогов (ст. 320 ТК),
позволяет сделать вывод о том, что с юридической точки зрения уголовное и таможенное законодательство не находятся в противоречии.
Лицом, ответственным за уплату таможенных пошлин, налогов, является декларант. Если декларирование производится таможенным
брокером (представителем), он является ответственным за уплату
таможенных пошлин, налогов в соответствии с ч. 2 ст. 144 ТК РФ.
Кроме того, ст. 328 ТК в качестве плательщиков таможенных
пошлин, налогов признает декларантов и иных лиц, на которых возложена обязанность уплачивать таможенные пошлины, налоги. Соответственно на этих же субъектов будет возложена и уголовная ответственность при наличии соответствующих к тому оснований. Так,
при незаконном перемещении товаров и транспортных средств через
таможенную границу ответственность за уплату таможенных пошлин, налогов несут лица, незаконно перемещающие товары и
транспортные средства, лица, участвующие в незаконном перемещении, если они знали или должны были знать о незаконности такого
перемещения, а при ввозе – также лица, которые приобрели в собственность или во владение незаконно ввезенные товары и транспортные средства, если в момент приобретения они знали или должны
были знать о незаконности ввоза, что надлежащим образом подтверждено в порядке, установленном законодательством Российской Фе133
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Технико-юридические аспекты описания ...
дерации. Указанные лица несут такую же ответственность за уплату
таможенных пошлин, налогов, как если бы они выступали в качестве
декларанта незаконно вывозимых или незаконно ввезенных товаров
(ч. 4 ст. 320 ТК).
В отдельных случаях при несоблюдении положений ТК РФ – о
пользовании и распоряжении товарами или о выполнении иных требований и условий, установленных настоящим Кодексом для применения таможенных процедур и таможенных режимов, содержание
которых предусматривает полное или частичное освобождение от
уплаты таможенных пошлин, налогов, лицами, ответственными за
уплату таможенных пошлин, налогов в случаях, прямо предусмотренных настоящим Кодексом, являются владелец склада временного
хранения, владелец таможенного склада, перевозчик, лица, на которые возложена обязанность по соблюдению таможенного режима
(ч. 3 ст. 320 ТК РФ).
Субъектом уклонения от уплаты таможенных сборов за таможенное сопровождение являются лица, получившие разрешение на
внутренний таможенный транзит либо на международный таможенный транзит; от уплаты таможенных сборов за хранение – лица, поместившие товары на склад временного хранения или на таможенный склад таможенного органа, а также лица, которые приобрели
имущественные права на товары, находящиеся на хранении на таможенном складе таможенного органа (ст. 357.2 ТК РФ).
Более сложно в теории и на практике проходил процесс определения признаков субъекта иных преступлений в сфере налогообложения. Сложности возникали прежде всего по причине технических
сбоев в законодательной регламентации этих признаков. Так, в п. 6
постановления № 8 ранее указывалось, что субъектом преступления,
предусмотренного ст. 198 УК, является физическое лицо (гражданин
РФ, иностранный гражданин, лицо без гражданства), достигшее шестнадцатилетнего возраста, имеющее облагаемый налогом доход и
обязанное в соответствии с законодательством представлять в целях
исчисления и уплаты налога в органы налоговой службы декларацию
о доходах253. Данное положение постановления № 8 на момент его
принятия адекватно отражало реалии складывающейся правоприме-
253
Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 9. С. 4.
134
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Особенности нормативного закрепления признаков ...
нительной практики254 и разделялось большинством исследователей255.
Как было отмечено ранее, ст. 198 УК в первоначальной редакции
предусматривала уголовную ответственность за уклонение от уплаты
лишь одного налога из числа тех налогов, которые были обязаны уплачивать физические лица, а именно подоходного налога. Круг лиц,
обязанных декларировать свои доходы, был четко очерчен в Законе
РФ от 7 декабря 1991 г. № 1998-1 «О подоходном налоге с физических лиц» и в инструкции Государственной налоговой службы РФ от
29 июня 1995 г. № 35256.
Естественно, что после изменений, внесённых в диспозицию
ст. 198 УК Федеральным законом 1998 года, в новом свете стал выглядеть и круг субъектов рассматриваемого деяния. Как и иные признаки состава преступления, субъект был уже не «привязан» исключительно к уплате подоходного налога и декларированию. Любое
физическое лицо, являющееся налогоплательщиком, могло быть виновно (при наличии всех иных оснований) в совершении уклонения
от уплаты налога, который оно обязано уплатить.
Вопросы о соотношении физического лица как субъекта налоговых правоотношений и субъекта преступного уклонения от уплаты
налогов рассмотрены также А.Р. Сиюховым и В.Г. Истоминым, которые отмечали, что в диспозиции ст. 198 УК не указан конкретный
вид налога и поэтому определяющим требованием для квалификации является то, что обязанности по уплате того или иного налога на
момент совершения преступного деяния были возложены на лицо и
противоправно им нарушены257.
254
См.: Материалы первого Всероссийского семинара следственных работников федеральных органов налоговой полиции. С. 71–72; Рекомендации
по расследованию налоговых преступлений. С. 16–17.
255
См.: Кучеров И.И. Налоговые преступления. С. 65–66; Комментарий к
Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.И. Радченко. М.,
1996. С. 333; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации /
Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. С. 467–469.
256
См.: Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета
РФ. 1992. № 11. Ст. 591; Экономика и жизнь. 1995. № 30 – 31.
257
См.: Сиюхов А.Р. Налоговые преступления: проблемы квалификации:
Автореф. дис… канд. юрид. наук. Краснодар, 2000. С. 14–16; Истомин В.Г.
Указ. соч. С. 22–23.
135
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Технико-юридические аспекты описания ...
Однако, как уже отмечалось, долгое время в юридической литературе продолжала иметь место необоснованно узкая трактовка
предмета исследуемого преступления. В отношении субъекта этого
преступления некоторые авторы (Н.Г. Иванов, В.П. Верин и др.), на
наш взгляд, ошибочно полагали, что таковым может быть исключительно лицо, обязанное подавать декларацию258.
Тем не менее, несмотря на отмеченные недостатки, как существующая редакция ст. 198 УК, так и прежняя редакция обеспечивали
надлежащее реагирование на все виды преступного поведения в
сфере налогообложения физических лиц и позволяла привлекать к
уголовной ответственности субъектов, преступно уклоняющихся от
уплаты любого налога или налогов, взимаемых с рассматриваемой
категории налогоплательщиков.
Следовательно, субъектом преступления, предусмотренного и
прежней редакцией ст. 198 УК, могло быть вменяемое физическое
лицо, достигшее 16 лет, обязанное в соответствии с законодательством о налогах и сборах уплачивать необходимые налоги и сборы в
необходимые сроки.
В обоснование своих доводов приведем положения ст. 23 НК РФ,
в которой указывается, что каждый налогоплательщик обязан уплачивать законно установленные налоги, но при этом презюмируется,
что не каждый налогоплательщик обязан вставать на учет в налоговых органах, вести в установленном порядке учет своих доходов
(расходов) и объектов налогообложения и представлять в налоговый
орган по месту учета в установленном порядке налоговые декларации по тем налогам, которые он должен уплачивать.
Таким образом, можно в соответствии со ст. 19, 23 НК РФ выделить две категории налогоплательщиков – физических лиц, на которые возложены: общая обязанность уплачивать законно установленные налоги и (или) сборы; дополнительные, специальные обязанности, предусмотренные законодательством о налогах и сборах,
например, обязанность налогоплательщиков – индивидуальных
предпринимателей и лиц, занимающихся частной практикой – представлять налоговые декларации в налоговые органы не позднее
258
См.: Иванов Н.Г. Уголовная ответственность за уклонение физического
лица от уплаты налога // Налоговые и иные экономические преступления.
Вып. 4. Ярославль, 2002. С. 13; Верин В.П. Указ. соч. С. 99–101.
136
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Особенности нормативного закрепления признаков ...
30 апреля года, следующего за отчетным периодом (ст. 227, 229 НК
РФ). Учитывая вышеизложенное, задача законодателя состоит в том,
чтобы при реконструировании (или новом конструировании) диспозиции ст. 198 УК в качестве возможного субъекта преступления предусмотреть физическое лицо, на которое возложены общие обязанности по уплате законно установленных налогов.
Изменения, внесенные в ст. 198 УК Федеральным законом
2003 года № 162-ФЗ, несомненно, уточнили характеристику субъекта
исследуемого преступления.
Новые законоположения были достаточно тщательно интерпретированы высшей судебной инстанцией. В п. 6 постановления № 64
указывается, что субъектом преступления, предусмотренного ст. 198
УК, является достигшее шестнадцатилетнего возраста физическое
лицо (гражданин РФ, иностранный гражданин, лицо без гражданства), на которое в соответствии с законодательством о налогах и сборах возложена обязанность по исчислению и уплате в соответствующий бюджет налогов и (или) сборов, а также по представлению в налоговые органы налоговой декларации и иных документов, необходимых для осуществления налогового контроля, представление
которых в соответствии с законодательством Российской Федерации
о налогах и сборах является обязательным. В частности, в силу ст. 11
НК РФ им может быть индивидуальный предприниматель, зарегистрированный в установленном порядке и осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, а
также частный нотариус, адвокат, учредивший адвокатский кабинет.
Субъектом преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 198 УК, может быть и иное физическое лицо, осуществляющее представительство в совершении действий, регулируемых
законодательством о налогах и сборах, поскольку в соответствии со
ст. 26, 27 и 29 НК РФ налогоплательщик (плательщик сборов) вправе
участвовать в таких отношениях через законного или уполномоченного представителя, если иное не предусмотрено НК Российской
Федерации.
Существенное значение для правоприменительной практики
имеют положения постановления № 64, касающиеся проблем квалификации опосредованного исполнения налоговых преступлений. Так,
в тех случаях, когда лицо, фактически осуществляющее свою предпринимательскую деятельность через подставное лицо (например,
137
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Технико-юридические аспекты описания ...
безработного, который формально был зарегистрирован в качестве
индивидуального предпринимателя), уклонялось при этом от уплаты
налогов (сборов), его действия следует квалифицировать по ст. 198
УК как исполнителя данного преступления, а действия иного лица в
силу ч. 4 ст. 34 УК – как его пособника при условии, если он сознавал, что участвует в уклонении от уплаты налогов (сборов) и его
умыслом охватывалось совершение этого преступления (абз. 3 п. 6
постановления № 64).
В трудных дискуссиях развивалась в науке и на практике точка
зрения и на состав круга лиц, являющихся субъектами уклонения от
уплаты налогов с организаций. В этой связи И.И. Кучеров отмечает,
что задача определения субъекта рассматриваемого преступления
представляется достаточно сложной, так как обязанность по уплате
налогов лежит на юридическом лице, а к уголовной ответственности
может быть привлечено только физическое лицо. При этом является
очевидным то, что далеко не всякий работник имеет отношение к исполнению налоговых обязанностей организации, в которой он трудится259. В целом можно рассматривать три позиции учёных по данной проблематике.
В соответствии с первой позицией ученые (А.М. Яковлев,
В.П. Верин, Д.А. Логунов)260 определяли субъекта преступления по
ст. 199 УК в «широком смысле», придерживаясь позиции постановления № 8, в п. 10 которого было разъяснено, что к ответственности
по ст. 199 УК могут быть привлечены руководитель организацииналогоплательщика и главный (старший) бухгалтер, лица, фактически выполняющие обязанности руководителя и главного (старшего)
бухгалтера, а также иные служащие организации-налогоплательщика, включившие в бухгалтерские документы заведомо искажённые данные о доходах или расходах либо скрывшие другие объекты
налогообложения261. Анализ вышеприведённого текста постановления Пленума позволяла сделать вывод о том, что в данном случае
«иные служащие» (экспедиторы, кассиры, товароведы, рядовые бух259
См.: Кучеров И.И. Налоги и криминал. С. 228.
См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации
/ Отв. ред. А.В. Наумов. С. 503; Верин В.П. Указ. соч. С. 103; Логунов Д.А.
Уголовная ответственность за уклонение от уплаты налогов // Бухгалтерский
учёт. 2000. № 23. С. 60.
261
См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 9. С. 4.
260
138
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Особенности нормативного закрепления признаков ...
галтеры и пр.) рассматриваются как исполнители (соисполнители), а
не как другие соучастники преступления. Однако указанное положение не всегда учитывалось на практике, в том числе и при рассмотрении дел высшими судебными инстанциями.
Южно-Сахалинским городским судом Т. осуждена по ч. 1
ст. 162² УК РСФСР за сокрытие доходов от налогообложения. Отменяя приговор городского суда, коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что в действиях Т. состав уголовно наказуемого деяния отсутствует, поскольку к ответственности по
ст. 162² УК РСФСР могут быть привлечены лишь служащие предприятий, в обязанности которых входит представление в налоговые
органы документов о доходах и налогах. На Т., хотя она и работала
бухгалтером, эти обязанности возложены не были, а недостоверные
сведения о доходах она указывала во внутренних документах предприятия262.
По мнению Б.В. Волженкина, А.А. Витвицкого263 (вторая позиция), субъектами ответственности за уклонение от уплаты налогов с
организаций могут быть руководитель и главный бухгалтер (либо
лица, выполняющие их обязанности). Другие лица, в том числе и те,
кто искажал с целью уклонения от уплаты налога данные в первичных бухгалтерских документах, могут нести ответственность лишь
как соучастники данного преступления. Представляется, что данная
позиция выглядит оптимальной и нормативно обоснованной. Так, согласно ст. 6 Закона «О бухгалтерском учёте», ответственность за организацию бухгалтерского учёта в организациях, соблюдение законодательства при выполнении хозяйственных операций несёт руководитель организации. Главный бухгалтер (бухгалтер), в соответствии со ст. 7 упомянутого Закона, отвечает за формирование учётной
политики, ведение бухгалтерского учёта, своевременное представление полной и достоверной бухгалтерской отчётности.
Оценивая правовое положение главного бухгалтера, отметим,
что его требования по документальному оформлению хозяйственных
операций и представлению в бухгалтерию необходимых сведений
обязательны для всех работников организации. Без его подписи де262
См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 10. С. 19,20.
См.: Волженкин Б.В. Экономические преступления. С. 235; Уголовное
право. Особенная часть / Под ред. В.Н. Петрашева. С. 285.
263
139
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Технико-юридические аспекты описания ...
нежные и расчётные документы, финансовые и кредитные обязательства считаются недействительными и не должны приниматься к
исполнению. Таким образом, главный бухгалтер обладает достаточными полномочиями, чтобы реализовать преступный умысел самостоятельно, а следовательно, может являться субъектом преступления264.
Ряд специалистов – Л.Д. Гаухман, С.В. Максимов – (третья позиция) высказывают мнение о том, что субъектом уклонения от уплаты налогов могут быть только руководители организации либо лица,
исполняющие их обязанности, так как именно эти лица согласно п. 3
ст. 53 ГК РФ в силу закона или учредительных документов юридического лица выступают от его имени и являются представителями организации, обеспечивающими уплату налогов265. На наш взгляд, этот
вывод не отражает реальное правовое положение главного бухгалтера организации, так как сформулирован без учёта норм налогового и
финансового законодательства. Тем более в юридической литературе
отмечаются ситуации, когда бухгалтер, самостоятельно выполняя
объективную сторону преступления, выступает единоличным субъектом уклонения от уплаты налогов, например, в случае реализации
своего преступного умысла путём введения в заблуждение руководителя либо используя некомпетентность последнего в финансовых вопросах266.
Для устранения возникающих на практике противоречий в определении субъекта уклонения от уплаты налогов с организации В.И.
Тюнин предлагает закрепить в ст. 199 УК в качестве такового руководителя организации и главного бухгалтера267.
В постановлении № 64 указанные противоречия были в основном разрешены. К субъектам преступного посягательства отнесены
руководитель организации-налогоплательщика, главный бухгалтер
(бухгалтер при отсутствии в штате должности главного бухгалтера),
в обязанности которых входит подписание отчетной документации,
264
См. подробнее: Кучеров И.И. Преступления в сфере налогообложения.
С. 97–100.
265
См.: Гаухман Л.Д., Максимов С.В. О преступлениях в сфере экономической деятельности. М., 1998. С. 42–43.
266
См.: Кучеров И.И. Налоги и криминал. С. 230–233.
267
См.: Тюнин В.И. Уголовно-правовая охрана отношений в сфере экономической деятельности. С. 39.
140
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Особенности нормативного закрепления признаков ...
представляемой в налоговые органы, обеспечение полной и своевременной уплаты налогов и сборов, а равно иные лица, если они были
специально уполномочены органом управления организации на совершение таких действий. К числу субъектов могут относиться также лица, фактически выполнявшие обязанности руководителя или
главного бухгалтера (бухгалтера).
Спорным, на наш взгляд, выглядит положение п. 13 постановления № 64, в котором указано, что в тех случаях, когда лицо осуществляет юридическое или фактическое руководство несколькими организациями и при этом в каждой из них уклоняется от уплаты налогов
и (или) сборов, его действия при наличии к тому оснований надлежит квалифицировать по совокупности нескольких преступлений,
предусмотренных соответствующими частями ст. 199 УК. Вопреки
позиции Пленума, мы полагаем, что уклонение от уплаты налогов не
по одной, а по нескольким организациям при наличии «сквозного»
умысла субъекта (единого руководителя) должно квалифицироваться
как единое преступление по ст. 199 УК. При этом суммы уклонения
по всем хозяйствующим субъектам должны складываться.
В юридической литературе встречаются предложения провести
новую линию дифференциации ответственности за уклонение от уплаты налогов физическими лицами. Так, В.Г. Пищулин в диссертационном исследовании отмечает, что индивидуальные предприниматели по своей деятельности и налоговым обязательствам ближе находятся к предприятиям, чем к физическим лицам. Поэтому, по его
мнению, в УК необходимо разграничить ответственность физических лиц (как обычных налогоплательщиков) и лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность в качестве хозяйствующего
субъекта, а также дополнить гл. 22 УК ст. 1981, предусматривающей
ответственность за уклонение от уплаты налогов лицами, занимающимися предпринимательской деятельностью и частной практикой268.
Ранее мы отмечали, что ошибочно разграничивать в уголовном
законе виновных налогоплательщиков по характеру их хозяйственной деятельности. Конституционная обязанность платить налоги в
равной степени лежит на всех налогоплательщиках. Какая разница
для формирования бюджета, какие средства были сокрыты от нало268
См.: Пищулин В.Г. Указ. соч. С. 7, 72.
141
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Технико-юридические аспекты описания ...
гообложения: доходы эстрадной звезды, практикующего адвоката,
автотранспортного предприятия или крупного банка? Главное значение имеет размер этих средств. Однако затем позиция В.Г. Пищулина
эволюционировала в другую сторону. В совместной с Р.А. Сабитовым работе выдвигается более продуктивное предложение – ответственность за уклонение от уплаты налогов унифицировать, а отсюда
ст. 198 из УК исключить, а ст. 199 изложить без указания признаков
субъекта преступления269.
Субъектом преступления, предусмотренного ст. 1991 УК, может
быть вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет, являющееся налоговым агентом или обязанное в силу закона, договора
или служебного полномочия обеспечить исполнение обязанностей
налогового агента (например, организации). Пленум уточняет, что
это должно быть физическое лицо, имеющее статус индивидуального предпринимателя, а также лицо, на которое в соответствии с его
должностным или служебным положением возложена обязанность
по исчислению, удержанию или перечислению налогов (руководитель или главный (старший) бухгалтер организации, иной сотрудник
организации, специально уполномоченный на совершение таких
действий, либо лицо, фактически выполняющее обязанности руководителя или главного (старшего) бухгалтера) (п. 17 постановления
№ 64).
В соответствии с уголовным законом субъектом преступления,
предусмотренного статьей 1992 УК, может быть физическое лицо,
имеющее статус индивидуального предпринимателя, собственник
имущества организации, руководитель организации либо лицо, выполняющее управленческие функции в этой организации, связанные
с распоряжением ее имуществом. В литературе характеристику лица,
выполняющего управленческие функции иногда соотносят с положениями примечания 1 к ст. 201 УК РФ270. Однако в соответствии с
указанным примечанием субъектом, выполняющим управленческие
функции в коммерческой или иной организации в статьях гл. 23, а
также в ст. 196 Кодекса признается лицо, постоянно, временно ли269
См.: Пищулин В.Г., Сабитов Р.А. Указ. соч. С. 57.
См.: Наумов А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации. Комментарий судебной практики и доктринальное толкование. М., 2005. С. 354.
270
142
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Особенности нормативного закрепления признаков ...
бо по специальному полномочию выполняющее организационнораспорядительные или административно-хозяйственные обязанности
в коммерческой организации независимо от формы собственности, а
также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным
или муниципальным учреждением. В нашем случае законодатель
либо включает в правовое содержание лица, выполняющего управленческие функции, применительно к ст. 1992 УК несколько иные
признаки, чем описанные в примечании 1, либо просто забыл включить ст. 1992 в указанное примечание. Как бы там ни было распространение положений примечания 1 на ст. 1992 УК, по сути, является
аналогией.
В качестве собственника имущества организации совершенно
правильно указан собственник частного учреждения. Кроме того,
прибегая к расширительному толкованию закона, Верховный Суд РФ
приравнивает к числу собственников имущества организации руководителей органов государственной власти и местного самоуправления, осуществляющих в силу закона права собственника государственных и муниципальных предприятий (п. 19 постановления № 64).
Исходя из смысла ст. 48, 50, 113 – 115, 294 – 300 ГК РФ и Федерального закона от 14 ноября 2002 года № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»271, права собственника имущества юридических лиц (организаций) в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов,
вправе осуществлять руководители органов государственной власти
Российской Федерации и субъекта Российской Федерации, руководители органов местного самоуправления, а также юридические лица и
граждане (п. 3 ст. 125 ГК РФ).
В соответствии со ст. 120 ГК, ст. 9 Федерального закона от
12 января 1996 года № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»272 и
ст. 11 и 39 Закона РФ от 10 июля 1992 года № 3266-1 «Об образовании»273 собственниками имущества учреждения могут быть физиче271
Федеральный закон от 14 ноября 2002 года № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» // СПС Консультант
плюс.
272
Собрание законодательства РФ. 1996. № 3. Ст. 145.
273
Ведомости Российской Федерации. 1992. № 30. Ст. 1797.
143
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Технико-юридические аспекты описания ...
ские лица. В этом случае они также предстают при наличии к тому
оснований субъектами преступления, предусмотренного ст. 1992 УК.
По мнению И.А. Клепицкого, определение субъекта преступления в ст. 1992 УК представляется не вполне удачным. Фактические
основания для понимания субъекта этого преступления в качестве
специального, считает исследователь, отсутствуют; к примеру, деяние может быть совершено супругой предпринимателя или его тещей. И «если при этом супругу можно в силу семейного права рассматривать в качестве собственника имущества должника, то теща и
иные родственники никак не могут попасть в эту категорию. Привлечь их к ответственности за хищение также нельзя, если они действуют в интересах налогоплательщика даже против его воли. Для
квалификации их действий остается только каучуковая норма о самоуправстве»274.
Таким образом, законодатель, исправив ошибку в определении
признаков субъекта преступления, предусмотренного ст. 198 УК, в
том же законе вновь воспроизвел ту же самую ошибку в ст. 1992 УК,
указав одновременно на признаки налогоплательщика и специального субъекта преступления275.
Субъект преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 176 УК, по
юридическому содержанию шире, чем в ч. 1: им может быть и частное лицо, незаконно получившее государственный целевой кредит
или использовавшее его не по прямому назначению. В компетенцию
этого лица обязательно должно входить окончательное утверждение
заявок на получение государственного целевого кредита либо право
принимать решения о распоряжении полученными кредитными
средствами. На практике государственные целевые кредиты выдаются частным лицам на реализацию творческих, историко-культурных
и других проектов общегосударственного значения.
Субъект преступления, предусмотренного ст. 2851 УК, – должностное лицо получателя бюджетных средств, то есть должностное
лицо бюджетного учреждения или иной организации, имеющей право на получение бюджетных средств в соответствии с бюджетной
274
См.: Клепицкий И.А. Налоговые преступления в уголовном праве России: эволюция продолжается. С. 45.
275
Клепицкий И.А. Налоговые преступления в уголовном праве России:
эволюция продолжается.
144
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Особенности нормативного закрепления признаков ...
росписью на соответствующий год (например, губернатор области
или края, руководитель органа местного самоуправления, ректор государственного образовательного учреждения). Кроме того, им может быть лицо, уполномоченное принимать решения о расходовании
бюджетных средств: начальник организации, его заместители, начальники финансовых служб, включая главных бухгалтеров.
В соответствии со ст. 161 БК под бюджетным учреждением понимается организация, созданная органами государственной власти
РФ, органами государственной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления для осуществления управленческих, социально-культурных, научно-технических или иных функций некоммерческого характера, деятельность которой финансируется из соответствующего бюджета или бюджета государственного внебюджетного
фонда на основе сметы доходов и расходов.
Организации, наделенные государственным или муниципальным
имуществом на праве оперативного управления, не имеющие статуса
федерального казенного предприятия, в целях, указанных в БК РФ,
также признаются бюджетными учреждениями (п. 2 ст. 161 БК РФ).
К технико-юридическим недостаткам анализируемой нормы
следует, по-видимому, отнести и ограничительное законодательное
регламентирование субъекта посягательства, в качестве которого
указано должностное лицо исключительно получателя, а не распорядителя бюджетных средств.
В свете проблем законодательной техники следует также обратить внимание на то, что редакция ст. 2851 УК существенно сужает
круг лиц, подлежащих ответственности за совершение этого преступления. В число таких субъектов не попадают руководители государственных и муниципальных унитарных предприятий, являющихся
получателями бюджетных средств. Действующее уголовное законодательство причисляет их не к должностным лицам, а к лицам, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации. В этой связи в диспозиции ч. 1 ст. 2851 УК помимо должностного лица необходимо предусмотреть руководителя организации
(предприятия) – получателя бюджетных средств.
В качестве иной меры предлагается закрепить ответственность
за нецелевое расходование бюджетных средств лиц, выполняющих
управленческие функции в коммерческих и иных организациях и на145
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Технико-юридические аспекты описания ...
деленных соответствующими полномочиями по распоряжению соответствующими финансовыми ресурсами в ст. 1761 УК276.
Субъект преступления, предусмотренного ст. 2852 УК, специальный – должностное лицо соответствующего государственного
внебюджетного фонда, в компетенцию которого входит обеспечение
целевого использования средств данного фонда (руководитель и
главный бухгалтер соответствующего фонда или его территориального отделения). Как видно, субъект данного преступления также
определен как должностное лицо. Однако анализ диспозиции указанной статьи позволяет прийти к выводу о том, что в данном случае
речь идет о еще более узком субъекте – должностном лице государственного внебюджетного фонда. В связи с этим представляется
целесообразным рассмотреть признаки таких субъектов в зависимости от вида внебюджетных фондов.
Как уже говорилось, государственными внебюджетными фондами, согласно ст. 144 БК РФ, являются Пенсионный фонд РФ, Фонд
обязательного медицинского страхования РФ, Фонд социального
страхования РФ.
Согласно п. 7 Положения о Пенсионном фонде277, руководит последним правление Фонда и его постоянно действующий исполнительный орган – исполнительная дирекция. Положение о Пенсионном фонде РФ предусматривает включение в состав его правления,
помимо председателя правления, его заместителей, дополнительно
представителей органов государственной власти, общественных организаций и общественных деятелей. В настоящее время функции
исполнения бюджета Пенсионного фонда РФ, оперативного управления финансами пенсионного страхования и многие другие функции оперативного управления фондом перешли от исполнительной
дирекции к правлению Пенсионного фонда РФ, а фактически – к его
председателю. Характер постановлений правления и распоряжений
председателя правления однозначно указывает на то, что функции
исполнительной дирекции фонда в настоящее время, по сути, суже276
См.: Карпов А.Г. Указ. соч. С. 12.
См.: Положение о Пенсионном фонде Российской Федерации. Утверждено Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 года № 2122-1 // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1992. № 5. Ст. 180.
277
146
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Особенности нормативного закрепления признаков ...
ны до уровня функций административно-хозяйственного управления.
В 2000 году правлением Пенсионного фонда РФ создано управление Пенсионного фонда РФ в федеральных округах278, целью которого стало обеспечение взаимодействия и согласования структуры
его органов с полномочными представителями Президента РФ в федеральных округах. В соответствии с Типовым положением об
Управлении Пенсионного фонда РФ в федеральном округе руководство управлением осуществляется начальником, который назначается и освобождается от должности председателем правления Пенсионного фонда РФ. Начальник управления имеет одного заместителя, который назначается и освобождается от должности
председателем правления Пенсионного фонда РФ.
Таким образом, субъектами нецелевого расходования средств государственного Пенсионного фонда РФ могут быть: председатель и
исполнительный директор Пенсионного фонда РФ, первый заместитель, руководитель финансового подразделения (главный бухгалтер),
руководители управлений Пенсионного фонда РФ в федеральных
округах, их первые заместители, а также главные бухгалтеры, управляющие и главные бухгалтеры территориальных органов Пенсионного фонда РФ279.
Отметим, что техническим недостатком конструкции нормы является то, что субъектами рассматриваемого преступления не могут
быть лица, выполняющие управленческие функции в управляющих
компаниях, которым на основании Федерального закона от 24 июля
2002 года № 111-ФЗ «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации»280 средства пенсионных накоплений по заявлениям застрахованных лиц переданы в доверительное управление. В случае нецелевого расходования указанных средств эти лица должны привлекаться
к уголовной ответственности по ст. 201 УК.
278
Постановление Правления Пенсионного фонда Российской Федерации
от 9 октября 2000 года № 118 "О создании управления Пенсионного фонда
Российской Федерации" // Вестник Пенсионного фонда России. 2001. № 1.
279
См.: Русакова О.А. Субъект нецелевого расходования средств государственных внебюджетных фондов // Адвокатская практика. 2005. № 5. С. 23.
280
Собрание законодательства РФ. 2002. № 30. Ст. 3028.
147
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Технико-юридические аспекты описания ...
В соответствии с Уставом Федерального фонда обязательного
медицинского страхования281, управление фондом осуществляется
коллегиальным органом – правлением – и постоянно действующим
исполнительным органом – директором. Директор решает все вопросы текущей деятельности Федерального фонда, кроме тех, которые
входят в исключительную компетенцию правления. Он несет персональную ответственность за ее результаты и подотчетен правлению.
Директор действует от имени Федерального фонда обязательного
медицинского страхования без доверенности совместно с руководителем финансово-планового управления (отдела) на основании утвержденного бюджета, а также осуществляет контроль за движением
его средств282.
Руководство деятельностью территориального фонда осуществляется правлением и его постоянно действующим исполнительным
органом – исполнительной дирекцией, возглавляемой исполнительным директором. Для выполнения своих задач территориальный
фонд может создавать в городах и районах филиалы.
Следовательно, при нецелевом использовании средств Федерального фонда обязательного медицинского страхования субъектом
преступления могут быть директор, первый заместитель директора,
руководитель финансово-планового управления (отдела) Федерального фонда обязательного медицинского страхования. При нецелевом использовании средств территориального фонда обязательного
медицинского страхования субъектом преступления могут быть директор территориального фонда (области, края, района, города), первый заместитель директора, руководитель финансово-планового
управления (отдела) Федерального фонда обязательного медицинского страхования.
Учитывая тот факт, что территориальные фонды обязательного
медицинского страхования выделяют финансовые ресурсы на осуществление территориальной программы обязательного медицинского страхования, которые затем поступают в медицинские учреждения
на основе договоров, заключенных со страховыми медицинскими
281
Постановление Правительства РФ от 29 июля 1998 г. № 857 (ред. от
16.12.2004) "Об утверждении Устава Федерального фонда обязательного медицинского страхования" // Собрание законодательства РФ. 1998. № 32.
Ст. 3902.
282
См.: Русакова О.А. Указ. соч. С. 23.
148
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Особенности нормативного закрепления признаков ...
организациями или филиалами территориального фонда (страховщиками), субъектом преступления, при нецелевом использовании
средств фонда, могут быть руководители и главные бухгалтеры муниципальных медицинских учреждений.
В соответствии с п. 3 раздела 1 Положения о Фонде социального
страхования руководство Фондом социального страхования РФ осуществляет его председатель283. Председатель фонда и его заместители назначаются Правительством РФ. Председатель фонда имеет четырех заместителей, в том числе одного первого. Фонд, его региональные и центральные отраслевые отделения являются
юридическими лицами, имеют гербовую печать со своим наименованием, текущие валютные и иные счета в банках (п. 4 Положения).
В Фонд социального страхования Российской Федерации входят
следующие исполнительные органы:
– региональные отделения, управляющие средствами государственного социального страхования на территории субъектов Российской Федерации;
– центральные отраслевые отделения, управляющие средствами
государственного социального страхования в отдельных отраслях хозяйства;
– филиалы отделений, создаваемые региональными и центральными отраслевыми отделениями фонда по согласованию с председателем фонда (п. 3 Положения)284. Отсюда распорядителями средств
фонда являются председатель и главный бухгалтер фонда, а в региональных и центральных отраслевых отделениях фонда – управляющий и главный бухгалтер отделения фонда. Следовательно, при нецелевом использовании средств Фонда социального страхования
субъектом преступления могут быть председатель и главный бухгалтер фонда, в региональных и центральных отделениях фонда –
управляющий и главный бухгалтер отделения фонда.
Выплата пособий по социальному страхованию, оплата путевок
работников и членов их семей в санаторно-курортные учреждения,
283
См.: Положение о Фонде социального страхования: Утверждено Постановлением правительства РФ 12 февраля 1994 г. № 101 // СПС Консультант
плюс.
284
См. также: Положение об отделении Фонда социального страхования:
Утверждено Постановлением ФСС от 5 января 1995 г. № 1 // CПС Консультант
плюс.
149
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Технико-юридические аспекты описания ...
финансирование других мероприятий по социальному страхованию
на предприятиях, в организациях, учреждениях и иных хозяйствующих субъектах независимо от форм собственности осуществляются
через бухгалтерии работодателей. Ответственность за правильность
начисления и расходования средств государственного социального
страхования несет администрация страхователя в лице руководителя
и главного бухгалтера. Однако в этом случае указанные лица могут
быть привлечены к уголовной ответственности при наличии всех необходимых обстоятельств лишь по ст. 201 УК285.
Следует, тем не менее, сказать, что на практике возникают сложности с доказыванием того, что бюджетные средства, как и средства
внебюджетных фондов, используются в целях извлечения выгод и
преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим
лицам, поэтому уголовные дела довольно часто прекращаются за отсутствием состава преступления286. Предложения о дополнении
гл. 23 УК (Преступления против интересов службы в коммерческих
и иных организациях)287 или 32 (Преступления против порядка
управления)288 специальными нормами, аналогичными ст. 2851 и
2852 УК, предусматривающими ответственность лиц, выполняющих
управленческие функции в коммерческих и иных организациях, и не
содержащими указания на мотивы и цели, не решат, на наш взгляд,
всех возникающих в правоприменительной практике проблем.
Учитывая то, что лицо, выполняющее управленческие функции в
коммерческой или иной организации, не может быть субъектом данного преступления, так как должностным лицом не является, следует
285
См.: Русакова О.С. Уголовная ответственность за нецелевое расходование средств государственных внебюджетных фондов: Автореф. дис. … канд.
юрид. наук. Ростов-н/Д., 2006. С. 9.
286
См.: Карпов А.Г. Нецелевое расходование бюджетных средств и
средств государственных внебюджетных фондов: уголовно-правовой и криминологический анализ: Дис. … канд. юрид. наук. Н.Новгород, 2007. С. 195.
287
См.: Карпов А.Г. Проблемы ответственности руководителей транспортных предприятий за нецелевое расходование бюджетных средств // Транспортное право. 2006. № 4. С. 27–28.
288
См.: Изосимов С.В. Теоретико-прикладной анализ служебных преступлений, совершаемых в коммерческих и иных организациях (уголовно-правовой
и криминологический аспекты): Дис. … д-ра юрид. наук. Н.Новгород. 2004.
С. 395.
150
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Законодательная регламентация признаков субъективной стороны
поддержать предложения о расширении понятия специального субъекта применительно к диспозиции ст. 2852 УК и законодательно
учесть, что субъектом может быть и лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации289.
Иной вариант решения проблемы лежит в плоскости расширения понятия должностного лица в примечании 1 к ст. 285 УК, что,
впрочем, законодатель уже начал частично осуществлять, наделив
признаками должностного лица субъектов, выполняющих организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных корпорациях.
При определении субъекта преступления и квалификации по ч. 2
ст. 2852 УК (совершение преступления группой лиц по предварительному сговору) следует иметь в виду, что субъектами группы могут быть только должностные лица, работающие как в одной организации фонда, так и в разных его организациях. Так, В.И. Радченко
отмечает, что «...должностное лицо центрального правления фонда и
начальник его регионального отделения договариваются о нецелевом
расходовании средств фонда, выделенных этому отделению. Оказание содействия должностному лицу со стороны служащих фонда или
иных лиц в нецелевом расходовании средств фонда данного состава
преступления с их стороны не образует»290.
§ 2. Законодательная регламентация
признаков субъективной стороны
Субъективная сторона исследуемых преступлений является одной из наиболее острых и актуальных проблем правоприменительной практики и поэтому в последнее время активно привлекает внимание российских ученых-правоведов и специалистов-практиков.
Во-первых, она имеет важное юридическое значение, которое
состоит в том, что четкое установление всех признаков, ее характеризующих, является необходимым условием для правильной квалификации конкретного общественно опасного деяния. Это позволяет,
289
См.: Русакова О.А. Субъект нецелевого расходования средств государственных внебюджетных фондов. С. 24.
290
См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв.
ред. В.М. Лебедев. М., 2004. С. 740.
151
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Технико-юридические аспекты описания ...
к примеру, отграничить налоговое преступление, влекущее уголовную ответственность, от налогового правонарушения, влекущего ответственность административную и финансовую, или избежать определенных ошибок в правоприменительной практике. Как показали
выборочные исследования, до 30% отмененных и измененных приговоров было обусловлено ошибками, связанными с неустановлением или неправильным установлением признаков субъективной стороны291. А.И. Рарог отмечает, что по некоторым приводимым в литературе данным количество судебных ошибок, происшедших по
причине неоднозначного решения различных аспектов вины, колеблется от 20 до 50%292.
Во-вторых, это связано с желанием специалистов более глубоко
проникнуть в сферу формирования преступных намерений, исследовать психологию преступника, понять мотивы и цели его поведения,
выявить особенности данной преступной деятельности и на этой основе предложить новые приемы и методы для повышения эффективности борьбы с посягательствами в сфере налогообложения.
Одной из причин неэффективного применения норм об ответственности за преступления, предусмотренные ст. 198 – 1992 УК, являются сложности, возникающие при формировании доказательственной базы. К примеру, учёные-юристы и специалисты правоохранительных органов, анализирующие состояние следственной
практики, отмечают, что при осуществлении процессуальной деятельности следователи сталкиваются прежде всего с проблемой доказывания умысла. Как правило, у следственных работников возникает меньше сомнений по субъекту, объекту и объективной стороне
налогового преступления, тогда как по субъективной стороне их возникает немало293.
Вина является основным обязательным признаком субъективной
стороны любого состава преступления и в соответствии с ч. 1 ст. 24
291
Уголовное право. Общая часть / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Ю.М. Ткачевского, Г.Н. Борзенкова. М., 1993. С. 154.
292
См.: Рарог А.И. Вина в советском уголовном праве. Саратов, 1987. С. 7.
293
См.: Соловьёв И.Н. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика налоговых преступлений: (ст. 198 и 199 Уголовного кодекса Российской Федерации): Дис. … канд. юрид. наук. М., 1999. С. 133; Информационный бюллетень следственной службы УФСНП РФ по Челябинской области.
2000. № 1 (5). С. 27.
152
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Законодательная регламентация признаков субъективной стороны
УК может выражаться в форме умысла или неосторожности. В настоящее время действует новая редакция ч. 2 ст. 24 (введена Федеральным законом от 25 июня 1998 года № 92-ФЗ), из которой следует, что деяние, совершенное только по неосторожности, признается
преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено
соответствующей статьей Особенной части УК.
Положения, закрепленные в указанной норме, несколько поиному расставляют акценты в определении формы субъективного
отношения в преступлениях гл. 22 УК. Справедливым и обоснованным является вывод Л.Л. Кругликова о том, что, основываясь на действующей редакции ч. 2 ст. 24 и ст. 27 УК, можно допустить применительно к преступлениям, которые содержат материальные составы
(деяния, «причинившие крупный ущерб», иные тяжкие последствия,
когда «деяние совершено в крупном размере» и т.п.), не только
умышленное, но и неосторожное отношение виновного лица к наступлению преступного результата294. В связи с этим А.В. Иванчин
полагает, что действующая редакция ст. 194, 198, 199 УК даёт возможность квалификации по данным статьям и неосторожных деяний295. На наш взгляд, эта точка зрения является весьма сомнительной, так как термин «уклонение» свидетельствует исключительно об
умышленных действиях лица.
Субъективная сторона преступлений, связанных с уклонением
от уплаты налогов и таможенных платежей, характеризуется большинством авторов виной в форме прямого умысла. В настоящее время в юридической литературе, рекомендациях практики преобладает
подобное мнение296. Лицо, не уплачивающее тот или иной налог или
294
См.: Кругликов Л.Л. Экономические преступления: понятие, виды, вопросы дифференциации ответственности // Налоговые и иные экономические
преступления. Вып. 1. Ярославль, 2000. С. 16-17.
295
См.: Иванчин А.В. Использование уголовно-правовых конструкций и
приёма примечания при регламентации экономических преступлений // Налоговые и экономические преступления. Вып. 2. С. 90.
296 171
См., например: Чучаев А., Иванова С. Указ. соч. С. 41; Уголовное
право России. Особенная часть / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. М., 1996. С. 230,
231; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред.
А.В. Наумов. С. 496, 503, 505; Кучеров И.И. Налоговые преступления. М.,
1997. С. 66, 74; Соловьёв И.Н. О налоговых правонарушениях и преступлениях, совершаемых индивидуальными предпринимателями без образования юри-
153
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Технико-юридические аспекты описания ...
таможенный платёж, взимаемый с физического лица или организации, сознаёт общественную опасность своего поведения только тогда, когда оно знает о наличии обязанности уплаты налога (таможенного платежа) и соответственно понимает, что нарушает возложенную на него законом обязанность297.
Практическая позиция по данному вопросу применительно к налоговым преступлениям выработана и в многочисленных актах применения и закреплена в постановлении № 64. Суть ее сводится к тому, что уклонение от уплаты налогов возможно только с прямым
умыслом с целью полной или частичной их неуплаты. При этом
Пленум дважды обращает внимание правоприменителя на прямоумышленность налоговых преступлений. Так в п. 1 указывается на
то, что общественная опасность уклонения от уплаты налогов и сборов, то есть умышленное невыполнение конституционной обязанности каждого платить законно установленные налоги и сборы, заключается в непоступлении денежных средств в бюджетную систему
Российской Федерации.
Далее в п. 8 подчеркивается, что уклонение от уплаты налогов и
(или) сборов возможно только с прямым умыслом с целью полной
или частичной их неуплаты. При этом судам следует иметь в виду,
что при решении вопроса о наличии у лица умысла надлежит учитывать обстоятельства, указанные в ст. 111 НК РФ, исключающие вину
в налоговом правонарушении.
В п. 1 ст. 111 НК дается достаточно обширный, при этом открытый, перечень обстоятельств, исключающих вину лица в совершении
налогового правонарушения, к которым относят:
1) совершение деяния, содержащего признаки налогового правонарушения, вследствие стихийного бедствия или других чрезвычайных и непреодолимых обстоятельств (указанные обстоятельства устанавливаются наличием общеизвестных фактов, публикаций в среддического лица // Налоговый вестник. 1999. № 9; Сотов А.И. Уголовная ответственность за нарушения налогового законодательства // Финансовые и бухгалтерские консультации. 1997. № 9; Материалы первого Всероссийского семинара-совещания следственных работников федеральных органов налоговой
полиции. М., 1997. С. 72, 75.
297
См.: Волженкин Б.В. О некоторых спорных вопросах ответственности
за преступления в сфере налогообложения (налоговые преступления). С. 13,
14.
154
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Законодательная регламентация признаков субъективной стороны
ствах массовой информации и иными способами, не нуждающимися
в специальных средствах доказывания);
2) совершение деяния, содержащего признаки налогового правонарушения, налогоплательщиком – физическим лицом, находившимся в момент его совершения в состоянии, при котором это лицо не
могло отдавать себе отчета в своих действиях или руководить ими
вследствие болезненного состояния (указанные обстоятельства доказываются предоставлением в налоговый орган документов, которые
по смыслу, содержанию и дате относятся к тому налоговому периоду,
в котором совершено налоговое правонарушение);
3) выполнение налогоплательщиком (плательщиком сбора, налоговым агентом) письменных разъяснений о порядке исчисления, уплаты налога (сбора) или по иным вопросам применения законодательства о налогах и сборах, данных ему либо неопределенному кругу лиц финансовым, налоговым или другим уполномоченным
органом государственной власти (уполномоченным должностным
лицом этого органа) в пределах его компетенции (указанные обстоятельства устанавливаются при наличии соответствующего документа
этого органа, по смыслу и содержанию относящегося к налоговым
периодам, в которых совершено налоговое правонарушение, независимо от даты издания такого документа).
Положение настоящего подпункта не применяется в случае, если
указанные письменные разъяснения основаны на неполной или недостоверной информации, представленной налогоплательщиком
(плательщиком сбора, налоговым агентом);
4) иные обстоятельства, которые могут быть признаны судом или
налоговым органом, рассматривающим дело, исключающими вину
лица в совершении налогового правонарушения.
Мотивы и цели не являются признаками составов налоговых
преступлений (за исключением ст. 1991 УК) и на квалификацию содеянного не влияют. Несмотря на то что последнее обстоятельство
почти общепризнано298, выскажем некоторые соображения по этому
поводу. Анализируя характер мотивов и целей, присущих налоговым
298
См., например: Уголовное право России. Часть особенная / Под ред.
Л.Л. Кругликова. С. 353, 357; Уголовное право. Часть Общая. Часть Особенная
/ Под ред. Л.Д. Гаухмана, Л.М. Колодкина, С.В. Максимова. С. 441, 443; Цыганков Э.М. Уголовная ответственность за налоговые преступления // Экономика и жизнь. 1997. № 6.
155
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Технико-юридические аспекты описания ...
преступлениям, И.И. Кучеров справедливо отмечает, что вопреки устоявшемуся мнению эти мотивы не всегда являются корыстными:
«По ряду уголовных дел и очень не малому их числу мотивы таких
действий как раз не были корыстными. Часто сокрытые средства
шли на зарплату, на ремонт помещения, оборудования, благотворительные цели... При этом суд может это учесть как смягчающее обстоятельство, не предусмотренное в законе, но никак не более того»299.
1. Директор завода пивобезалкогольных напитков «Полевской»
П., объясняя мотивы совершения налогового преступления, сообщил,
что его действия были вызваны тяжёлым финансовым положением
предприятия. В целях стимулирования производства он распорядился по ряду совершаемых сделок не оприходовать наличные денежные
средства, на которые затем приобреталось сырьё и оборудование,
производилось финансирование необходимых для завода мероприятий. Работники предприятия стабильно и своевременно получали
заработную плату и социальную помощь300.
2. Директор и собственник предприятия-экспортёра «Вестмет» Л., используя схемы «псевдоэкспорта» («лжеэкспорта») и подложные документы, осуществлял незаконный возврат НДС, а якобы
экспортируемую металлопродукцию реализовывал на внутреннем
рынке. При этом «сэкономленные» на налоговых платежах финансовые средства Л. расходовал исключительно в личных целях – на
приобретение недвижимости, автомобилей, поездки за границу и
т.п. В ходе предварительного следствия действия Л. были квалифицированы по ч. 1 ст. 199 УК301.
Следовательно, действия руководителя производственного предприятия, который израсходовал финансовые средства на выплату заработной платы рабочим, закупку сырья и т.д. и по этой причине не
уплатил в установленный срок необходимые налоги в сумме, превышающей крупный размер, и, например, действия директора коммерческой фирмы, который преступно уклонился от налоговых платежей
в таком же объеме, но использовал средства исключительно в коры299
Материалы первого Всероссийского семинара-совещания следственных работников федеральных органов налоговой полиции. С. 75.
300
Информационный бюллетень следственной службы УФСНП РФ по Челябинской области. С. 12.
301
Архив ФСНП РФ по Челябинской области: Уголовное дело № 2-243/99.
156
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Законодательная регламентация признаков субъективной стороны
стных целях, будут квалифицированы правоприменителем одинаково, как предусмотренные ч. 1 ст. 199 УК. При этом затраты государства, направленные на выявление и расследование преступной деятельности руководителя коммерческой фирмы, как правило, оказываются на порядок выше.
Согласимся, что и характер преступных действий, и характер наступивших общественно опасных последствий в этих двух случаях
сильно разнятся. На это обстоятельство обращают внимание и специалисты-практики. Так, Д.Г. Макаров отмечает, что, во-первых,
«совмещение .... различных по общественной опасности деяний приводит к серьезному недовольству в обществе и потере ориентиров к
воздействию на общественно опасное деяние», а, во-вторых, при
конструировании составов налоговых преступлений необходимо
учитывать такие обстоятельства, как корыстные цели и мотивы, а
также сложность («затратность») расследования302.
Ранее было отмечено, что субъективная сторона уклонения физического лица от уплаты налога характеризуется виной в форме
прямого умысла. Позицию о прямоумышленности преступления,
описанного в ст. 198 УК, поддерживает большинство учёныхправоведов (Н.А. Лопашенко, А.М. Яковлев, И.И. Кучеров, Л.Д. Гаухман и др.)303.
Тем не менее некоторые авторы высказывают мысль о возможности совершения рассматриваемого деяния с косвенным умыслом.
302 177
Макаров Д.Г. Уголовный кодекс в борьбе с теневой экономикой:
Проблемы и перспективы // Налоговый вестник. 2000. № 1. С. 156. Говоря о затратности преследования налоговой преступности, нужно отметить, что расходы при расследовании сложных межрегиональных уголовных дел иногда превышают сумму всего ущерба. Так, в ходе расследования уголовного дела по
обвинению В. по ч. 1 ст. 199 УК, находящегося в производстве следственных
работников УФСНП РФ по Тюменской области, была осуществлена проверка
более 800 предприятий, по уголовному делу в отношении руководителей ООО
«Прод – опт» выемка бухгалтерских документов производилась на 4000 предприятиях (см.: Информационный бюллетень следственной службы УФСНП РФ
по Челябинской области. С. 22).
303
См.: Лопашенко Н.А. Уголовная ответственность за налоговые преступления. С. 47; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации
/ Отв. ред. А.В. Наумов. С. 503; Кучеров И.И. Налоговые преступления. С. 66;
Уголовное право: Часть Общая. Часть Особенная / Под ред. Л.Д. Гаухмана,
Л.М. Колодкина, С.В. Максимова. С. 438.
157
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Технико-юридические аспекты описания ...
К примеру, в случае непредставления декларации и последующей
неуплаты подоходного налога не исключается, по их мнению, ситуация, когда лицо «может действовать и с косвенным умыслом. Гражданин может быть не уверен в том, что его действия повлекут неуплату налога, который он должен уплатить. При этом он допускает с
высокой степенью вероятности, что налог всё-таки заплатить обязан»304.
Достаточно спорный и не очень логичный вывод. Трудно на
практике представить ситуацию, когда при непредставлении декларации гражданин «может быть не уверен в том, что его действия повлекут неуплату налога, который он должен уплатить». Полагаем,
что в рассматриваемом случае любое вменяемое лицо, умышленно не
представляя декларацию, абсолютно чётко понимает, что делает это с
целью не платить налог и что именно в результате этих действий налог не будет уплачен.
Иные исследователи, допускающие в данном случае возможность обеих форм умысла, отмечают, что понятие косвенного умысла
сформулировано в ст. 25 УК таким образом, что его практически невозможно разграничить с прямым, если речь идёт об умысле неопределённом305. Однако вариантов возможного в таких ситуациях поведения они не выдвигают306. В этой связи И.И. Кучеров отмечает, что
вывод об исключительной прямоумышленности налоговых преступлений в значительной степени подтверждается практикой, ведь в
достаточно большом массиве изученных им уголовных дел ни разу
не было зафиксировано деяние, совершённое с косвенным умыслом307.
304
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред.
Н.Ф. Кузнецовой. С. 468.
305
См.: Пастухов И., Яни п. Квалификация налоговых преступлений.
С. 13.
306
См. например: Ботвинкин М.Ю. Уголовная ответственность за преступления в сфере налогообложения: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1997.
С. 16–17; Успенский А.В. Уголовная ответственность за уклонение от уплаты
налогов по новому УК РФ // Финансовые и бухгалтерские консультации. 1997.
С. 89.
307
См.: Кучеров И.И. Налоги и криминал. С. 243.
158
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Законодательная регламентация признаков субъективной стороны
Некоторые авторы допускали наличие косвенного умысла по отношению к уклонению от уплаты налога и при наличии (ранее возможной) идеальной совокупности ст. 171 и 198 УК308. Полагаем, что
данный вывод носит небесспорный характер, так как в большинстве
случаев желание лица извлечь крупный доход напрямую связано с
его попытками «минимизировать» затраты в виде налогов или вовсе
избежать их уплаты. Субъект осознаёт, что извлечь максимально
возможный доход от незаконной деятельности он сможет, если избежит уплаты необходимых налоговых платежей, которые могут превышать в некоторых случаях половину от полученной прибыли.
Тем не менее мы не признаём неоспоримым вывод о наличии у
субъекта, совершившего описанное в ст. 198 УК преступление, только прямого умысла. Расширение круга предметов и субъектов указанного преступления привнесёт в правоприменительную практику и
новые особенности, характеризующие психическое отношение налогового преступника к содеянному. Для индивидуального предпринимателя уплата «производственных» налогов и знание налоговой системы и её элементов (хотя бы в общих чертах) является обязательной
составляющей его профессиональной деятельности. Уклонение от
уплаты налогов, совершаемое такими лицами, носит, как правило,
прямоумышленный характер. Между тем возможна ситуация, когда
обязанность выполнить необходимые действия для уплаты налога
будет возлагаться на субъекта в исключительных, а может, и в единичных случаях. В таких условиях «новоиспечённый» налогоплательщик-нарушитель, в точности не представляющий действие механизмов налогообложения, лишь приблизительно предвидит возможность наступления общественно опасных последствий, а отсюда
относится к ним безразлично. Тем более, что, говоря языком уголовного права, ст. 110 НК РФ признаёт возможность совершения умышленного налогового правонарушения как с прямым, так и с косвенным умыслом.
Некоторые авторы допускают возможность совершения с косвенным умыслом и преступления, предусмотренного ст. 199 УК, например, в ситуации, когда руководитель предприятия выплачивает в
первую очередь долги по зарплате, не уплачивая налоги. При этом,
308
См.: Иванчин А.В. Вопросы конструирования составов налоговых преступлений // Налоговые и иные экономические преступления. Вып. 1. С. 97.
159
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Технико-юридические аспекты описания ...
возможно, он, руководствуясь благой целью, сознательно допускает
наступление таких последствий, как неуплата налогов309.
Напомним, что при косвенном умысле наступление последствий
не является ни целью субъекта, ни средством (этапом) для её достижения, а выступает побочным результатом содеянного. Но в рассматриваемом случае именно незаконное удержание финансовых ресурсов и последующая неуплата налога является средством (этапом)
для обеспечения персонала зарплатой. Руководитель осознаёт неизбежность наступления последствий в результате своих действий: если налоги не уплачены, то денежные средства в бюджет не попадут.
Следовательно, нет и оснований усматривать в его деяниях наличие
косвенного умысла.
Ранее мы указывали на предложения отдельных авторов о необходимости законодательно дифференцировать в Особенной части УК
ответственность за уклонение от уплаты налогов, совершённое как
умышленно, так и неосторожно. Действительно, одной из проблем,
возникающих на практике, является установление в действиях субъектов умышленности уклонения от уплаты налогов. Несомненно,
что очевидность умысла, характерная для иных экономических преступлений (к примеру, ст. 171, 172, 186 и др.), в налоговых преступлениях порой «спрятана» за бланкетными диспозициями, в огром
ном массиве противоречащих друг другу нормативных документов.
Как правило, налогоплательщик объясняет наличие искаженных
данных невнимательностью, небрежностью или неопытностью бухгалтера, запутанностью и непоследовательностью налогового законодательства. Принцип презумпции невиновности в уголовном процессе обязывает толковать все сомнения в пользу налогоплательщика, и потому, как показывает практика, случаи, когда удается доказать
умышленную деятельность в «неочевидных» нарушениях (к примеру, при неправомерном завышении расходов), достаточно редки. Исключения составляют ситуации, когда на предприятии находятся работники из числа руководящего состава, которые дают изобличающие показания.
К примеру, такие показания были даны главным бухгалтером
ТОО ТКП «Негоциант» В. в ходе расследования уголовного дела,
309
См., например: Иванчин А.В. Вопросы конструирования составов налоговых преступлений. С. 97.
160
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Законодательная регламентация признаков субъективной стороны
возбуждённого УФСНП РФ по Свердловской области в отношении
директора этого же предприятия Ф. по ч. 1 ст. 199 УК. Именно показания В. стали решающими в ходе установления вины Ф. в уклонении от уплаты налогов с организации в крупном размере и позволили
суду вынести обвинительный приговор310.
В этих условиях практические работники считают, что в целях
повышения эффективности борьбы с налоговыми преступлениями
целесообразным будет введение в УК РФ статьи, предусматривающей ответственность за «уклонение от уплаты налогов и страховых
взносов ..., совершенное по неосторожности после наложения административного взыскания за совершенное в течение года аналогичное правонарушение». По мнению специалистов правоохранительных органов, «по крайней мере, в переходный период экономических
преобразований, в период роста организованной и экономической
преступности эта мера выглядела бы оправданной, так как угроза
наказания позволила бы существенно повысить собираемость налогов и заставила бы налогоплательщика переосмыслить свое отношение к этой проблеме»311.
Подобные предложения редко, но всё же высказывались и в уголовно-правовой литературе. Так, А.Г. Кот ещё в период обсуждения
проекта УК РФ, предлагал дифференцировать в уголовном законе
ответственность за умышленные налоговые преступления и аналогичные действия, совершённые и по неосторожности. При этом он
ссылался на опыт законодательной регламентации налоговых преступлений в таких странах, как Франция или Польша312.
Несомненно, введение такой нормы облегчит органам налоговой
полиции выполнение их задач по выявлению, пресечению и предотвращению налоговых преступлений и правонарушений. Но, с другой
стороны, это серьезно и неоправданно ухудшит положение налогоплательщиков, т.к. возможность осознания ими противоправности
своих действий и предвидения общественно опасных последствий
значительно осложнена в силу объемности и противоречивости нормативной базы налоговых правоотношений.
310
См.: Информационный бюллетень следственной службы УФСНП по
Челябинской области. С. 28.
311
Там же.
312
См.: Кот А.Г. Указ. соч. С. 62.
161
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Технико-юридические аспекты описания ...
В юридической литературе справедливо указывается на несовершенство и нестабильность налогового законодательства в России
и отмечается, что «отечественное налоговое право отличается излишней объемностью и сложностью. В настоящее время нормативная база по вопросам налогообложения включает в себя огромное
число законов, указов, постановлений, инструкций и разъяснений.
Иногда нормы, ухудшающие положение налогоплательщика, вводятся задним числом или подвергаются расширительному толкованию»313.
Многие специалисты отмечают, что принятие НК РФ серьезным
образом не улучшило ситуацию с законодательной базой в сфере налоговых правоотношений. Часть 1 НК, подвергшаяся многочисленным изменениям, которые создали значительные проблемы для правоприменительной практики, уже нуждается в новой редакции. Аналогичное положение складывается и с последними главами ч. 2 НК.
Многие ее положения изменялись еще до введения в действие.
Думаем, что вышесказанное в полной мере относится и к уклонению от уплаты таможенных платежей. В сегодняшних условиях
криминализация неосторожных деяний в налоговой и таможенной
сфере может стать препятствием для формирования равноправных
рыночных правил хозяйствования и улучшения инвестиционного
климата в стране, необоснованно повысить элементы субъективизма
в правоприменительной практике, позволить руководителям различных уровней использовать порой Уголовный кодекс как «дубинку» в
личных, политических, экономических и иных целях. А.А. Витвицкий, в этом смысле, указывая на необходимость экономии уголовной
репрессии, отмечает, что налоговые правонарушения, совершённые
по неосторожности, вполне могут быть наказаны санкциями, предусмотренными налоговым правом314.
Не случайно законодатель так «осторожно» обращается с «неосторожностью» применительно к преступлениям в сфере экономической деятельности: в гл. 22 УК нет ни одного состава, в котором бы313
Кучеров И.И. Налоговые преступления. С. 40-42. См. об этом также:
Кучеров И.И. Уклонение, сокрытие, неуплата // Ваше право. 1995. № 22. С. 12;
Брызгалин А.В. Сокрытие или неучёт: к вопросу о квалификации составов уголовных преступлений в сфере налогообложения // Налоговый вестник. 1997.
№ 11. С. 41.
314
См.: Витвицкий А.А. Указ. соч. С. 16–17.
162
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Законодательная регламентация признаков субъективной стороны
ло бы прямое указание на неосторожную форму вины315. Возможно,
в скором времени практика и реальная криминогенная ситуация внесут коррективы в эту ситуацию, но оправданы они будут лишь при
наличии следующих обстоятельств:
1) дальнейшей либерализации и упорядочении налогового, таможенного, финансового законодательства;
2) стабилизации социально-экономической и политической обстановки в стране;
3) реформировании и укреплении судебной и правоохранительной системы.
Исследуя содержание субъективной стороны преступления,
предусмотренного ст. 1911 УК, необходимо остановиться на вопросе об обоснованности включения в диспозицию данной статьи такого
понятия, как личный интерес. Уголовная ответственность за неисполнение обязанностей налогового агента наступает только при установлении в деянии субъекта «личного интереса». Личный интерес
как оценочное понятие законодателем в УК не раскрывается и в
гл. 22 больше не используется, хотя и употреблялось ранее, например, в ст. 196 УК316. В других статьях гл. 22 УК законодатель использует схожий признак – «личную заинтересованность» (ст. 170, 181).
Отметим, что традиционно в отечественном уголовном законодательстве используется понятие корыстной или иной личной заинтересованности. В нынешней редакции УК данный признак включен,
например, в ст. 145¹, 285, 292, 327. Ясно, что законодатель вкладывает разный смысл в данные признаки, отсюда попытаемся разобраться: что же понимать под «личным интересом», предусмотренным в
ст. 199¹ УК?
Понятие «личного интереса», как верно отмечает п. С. Яни, довольно неопределенно. Ясно, что речь идет прежде всего о стремлении незаконно обогатиться. Однако, если бы законодатель подразу315
Отметим, что дореволюционное российское уголовное законодательство допускало неосторожную форму вины в некоторых экономических преступлениях (см.: Волженкин Б.В. Экономические преступления. С. 10, 12, 14).
316
Анализируя изменения уголовного законодательства, можно заметить
наметившуюся в последнее время тенденцию по исключению данного признака при изложении составов. Так, в ходе законодательных изменений УК в декабре 2003 года подобный признак исключен из диспозиций ст. 137 и 196 УК.
163
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Технико-юридические аспекты описания ...
мевал только это, он ограничился бы формулировкой «из корыстной
заинтересованности»317.
Раскрывая содержание признака «корыстная и иная личная заинтересованность» путем его лексического толкования, мы приходим к
выводу, что корыстная заинтересованность есть составная часть заинтересованности личной. В связи с этим становится не совсем понятной цель разделения личной заинтересованности на корыстную и
иную в диспозициях норм, если законодательно не имеет значения,
каким видом личной заинтересованности руководствовался виновный. В контексте этих рассуждений с точки зрения оптимизации законодательной техники исключение деления личной заинтересованности на корыстную и иную личную в ст. 1991 УК видится вполне
прогрессивным.
Теперь остановимся на различии самих терминов «интерес» и
«заинтересованность». Термин «интерес» в толковых словарях определяется как выгода, польза318, и он имеет более конкретное материальное проявление по сравнению с термином «заинтересованность»,
последний выступает в форме выражения интереса (стремления к
выгоде)319, без указания на конкретные результаты этого процесса. В
первом случае субъект получает конкретную выгоду, во втором лишь
стремится к ее получению, а сам результат этого стремления остается за рамками понятия «заинтересованность». По этой причине законодатель обязывает при квалификации неисполнения обязанностей
налогового агента, совершенного в личных интересах, устанавливать
характер и размер полученной лицом пользы (выгоды), при этом
размер этой выгоды не обязательно должен соотноситься с размером
причиненного ущерба.
Основополагающим является вопрос о том, что подразумевается
под понятием «личный интерес», каковы границы этого определения, когда интерес перестает быть личным и переходит в интерес неличного характера?
К сожалению, разъяснения Пленума Верховного Суда РФ в постановлении № 64 не внесли ясности по применению признака
317
Яни П.С. Криминальное банкротство. Статья вторая: Банкротство
преднамеренное и фиктивное // Законодательство. 2000. № 3. С. 24.
318
См.: Лопатин В.В., Лопатина Л.Е. Русский толковый словарь. М., 2002.
С. 222.
319
См.: Там же. С. 174.
164
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Законодательная регламентация признаков субъективной стороны
«личного интереса»320. В этом случае Пленум пошел по самому легкому пути, переписав определение понятия «личной заинтересованности» из постановления Пленума Верховного Суда СССР от 30
марта 1990 г. № 4321. В п. 17 постановления № 4 «личная заинтересованность» определяется как стремление извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленное такими побуждениями, как карьеризм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в
решении какого-либо вопроса и т.д. Данное «копирование» отразило,
в том числе, и высказанную в литературе позицию о возможности
использования такого определения и при привлечении к уголовной
ответственности за неисполнение обязанностей налогового агента322.
При этом не было учтено, что, во-первых, «личный интерес» и
«личная заинтересованность» – не тождественные понятия; вовторых, разъяснение в постановлении № 4 давалось применительно
к должностным преступлениям в исторический период, когда в экономике отсутствовали полномасштабные рыночные отношения.
Представляется также, что такое толкование иной личной заинтересованности не совсем подходит к налоговым преступлениям, где
личная заинтересованность проявляется в других мотивах, связанных в первую очередь с хозяйственной деятельностью субъекта налоговых отношений.
Вводя «личный интерес» в качестве обязательного признака в
состав преступления, законодатель не указал нам на лицо, к которому должен относиться данный признак. И здесь существуют варианты. В одном случае это может быть сам налоговый агент (в форме
320
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 г.
№ 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» // Бюллетень Верховного Суда РФ.
2007. № 3. С. 1.
321
Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г.
№ 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности
и должностном подлоге» // Сборник действующих постановлений Пленумов
Верховных Судов СССР, РСФСР и РФ по уголовным делам с комментариями
и пояснениями / Отв. ред. В.И. Радченко. М., 1999. С. 271–278.
322
См.: Алферов И.С. Ответственность налоговых агентов // ЭЖ-Юрист.
2004. № 4. С. 19.
165
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Технико-юридические аспекты описания ...
организации или физического лица). В другом случае может подразумеваться физическое лицо, совершающее деяния по неисполнению
обязанностей налогового агента, которое может совпадать по субъекту с налоговым агентом (в случае с физическим лицом), а может и не
быть им (если речь идет об организации).
В соответствии с лексическим смыслом, заложенным в диспозицию нормы, личный интерес скорее относится к действию, выраженному в форме неисполнения обязанностей, которое осуществляется конкретным физическим лицом. Последнее может быть либо
предпринимателем, либо законным представителем организации.
Понятно, что в первом случае интересы игнорирующего законные
обязанности лица и интересы налогового агента совпадают. В случае
же с организацией личный интерес налогового агента не всегда отожествляется с интересами его представителя. К примеру, если предприниматель не исполняет обязанности налогового агента в интересах осуществляемой им деятельности, то такое деяние полностью
подпадает под признаки ст. 1991 УК; если же лицо действовало не в
личных интересах, а в интересах руководимого им предприятия, такое деяние состава преступления не образует.
В то же время необходимо отметить, что иные «налоговые» составы (ст. 198, 199, 199² УК) не предусматривают каких-либо признаков, характеризующих цели либо мотивы совершения преступления. Денежные средства, сокрытые налогоплательщиком от налогообложения, могут быть использованы в корыстных или иных личных
целях, но также могут быть оставлены в распоряжении организации
или индивидуального предпринимателя исключительно с целью развития производства, поощрения персонала и иного поддержания
бизнеса. И эти факты остаются за рамками квалификации содеянного и влияют лишь на индивидуализацию уголовной ответственности.
Сложно понять логику законодателя, справедливо указывает И. Рогозина, который только для одного из четырех «налоговых» составов
предусмотрел в качестве обязательного признака мотив, который определяется как личный интерес виновного323.
Как неоднократно указывалось в литературе, при правильном
построении законодательства признаком состава следовало бы считать лишь такой признак преступления, который вместе с другими
323
См.: Рогозина И. Указ. соч. С. 69–70.
166
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Законодательная регламентация признаков субъективной стороны
признаками определяет общественную опасность деяния, отличает
его от других преступлений и правонарушений и присущ всем преступлениям данного вида324. В таком контексте указание на «личный
интерес» в диспозиции ст. 199¹ УК не отвечает указанным требованиям, является излишним и приводит к необоснованной декриминализации отдельных преступных деяний в налоговой сфере. В связи с
изложенным нам видится необходимость скорейшего законодательного исключения признака личного интереса из диспозиции
ст. 1991 УК.
Субъективная сторона незаконного получения государственного
целевого кредита характеризуется умыслом (как правило, косвенным). Лицо сознает, что незаконно получает государственный целевой кредит или использует его не по прямому назначению, предвидит, что в результате этого будет причинен крупный ущерб гражданам, организациям или государству, и обычно сознательно допускает
наступление таких последствий (или безразлично относится к их наступлению).
При установлении корыстной цели и умысла на завладение государственным целевым кредитом речь должна идти о хищении чужого имущества (например, в виде мошенничества). Отметим, что при
мошенничестве обман или злоупотребление доверием служат средством изъятия имущества в свою собственность или в собственность
других лиц. При незаконном получении кредита цель обращения денежных средств в свою собственность не преследуется, так как виновный рассчитывает на временное пользование полученными обманным путем деньгами.
Мотивы и цели не являются обязательными признаками состава
преступления и не влияют на квалификацию деяния, хотя и могут
быть учтены при назначении наказания.
Субъективная сторона нецелевого расходования бюджетных
средств (ст. 2851 УК) и средств государственных внебюджетных
фондов (ст. 2852 УК) по общему правилу выражается в умышленной
форме вины в виде прямого умысла. Виновный осознает, что, являясь должностным лицом получателя бюджетных средств или средств
внебюджетных фондов, он расходует их не по назначению и желает
324
См.: Кругликов Л.Л., Спиридонова О.Е. Юридические конструкции и
символы в уголовном праве. СПб., 2005. С. 69.
167
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Преступления в сфере экономической и бюджетной деятельности
этого. Мотивы и цели не являются обязательными признаками состава преступления и не влияют на квалификацию деяния, хотя и могут
быть учтены при назначении наказания.
Некоторые авторы справедливо, на наш взгляд, допускают наличие косвенного умысла в преступлениях, предусмотренных ст. 2851,
2852 УК325. Вопрос о форме вины рассматриваемых деяний должен
решаться с учетом законодательной конструкции состава. Преступления с материальным составом (к которым относятся и деяния, предусмотренные ст. 2851, 2852 УК) могут совершаться не только с прямым умыслом.
По данным В.А. Лобырева, около 80% должностных преступлений совершаются по мотиву корыстной или иной личной заинтересованности326.
Согласимся, что в этом случае характер преступных действий
существенно повышает их общественную опасность, поэтому и наказание здесь должно быть более строгим. Напротив, нецелевое использование государственных бюджетных или внебюджетных
средств на социально полезные цели (выплата зарплаты, ремонт учреждений образования или здравоохранения и т.д.) при отсутствии
признаков крайней необходимости будет квалифицировано так же,
как и при условиях корыстной заинтересованности. Каким-то образом «развести» указанные деяния по разным углам ответственности
возможно только при индивидуализации наказания. Поэтому в рамках углубления дифференциации необходимо закрепить в качестве
квалифицирующих признаков в ч. 2 ст. 2851, 2852 УК корыстную или
иную личную заинтересованность. При этом санкции ч. 2 должны
быть приведены в соответствие с санкциями ст. 285 УК.
Глава 4. Преступления в сфере экономической и бюджетной деятельности
325
См.: Кузнецов А.П. Преступления против государственной власти:
Комментарий к разделу Х УК РФ. М., 2005. С. 117, 122.
326
См.: Лобырев В.А. Субъект должностных преступлений: уголовноправовой и криминологический аспекты: Автореф. дис. … канд. юрид. наук.
Ростов н/Д., 2005. С. 19.
168
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Понятие преступлений с квалифицированными составами
ГЛАВА 4
Преступления в сфере экономической
и бюджетной деятельности:
квалифицированные составы
§ 1. Понятие преступлений
с квалифицированными составами
Если в Уголовном кодексе 1960 года почти в каждой второй статье Особенной части УК содержалось описание одной либо нескольких разновидностей состава преступления, именуемых в теории квалифицированными, особо квалифицированными либо привилегированными, то в действующем УК их доля возросла почти до 65%, а в
разделе VIII она составляет около 70%, что свидетельствует о большем внимании законодателя к использованию такого важного средства дифференциации наказания в Особенной части УК, как квалифицирующие и привилегирующие обстоятельства.
Природа квалифицированных составов и квалифицирующих
признаков двойственна. С одной стороны, последние входят в совокупность признаков состава преступления и, обладая характерными
для него чертами, влияют на уголовно-правовую оценку содеянного,
изменяют санкцию, отражающую специфику диспозиции, ибо «каждому общему типовому определению преступления, даваемому в
диспозиции закона, каждому составу всегда соответствует общее типовое наказание, определенное в санкции…»327.
С другой стороны, квалифицирующие признаки не входят в ту
единственно возможную совокупность признаков общественно
опасного деяния, которая определяет его согласно уголовному закону
«как преступное и уголовно наказуемое»328. Данные признаки используются законодателем для конструирования более или менее
опасной разновидности деяний, установления в законе новых преде327
Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. М., 1957. С. 313.
См. об этом: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. 2-е изд. М., 1999. С. 59.
328
169
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Преступления в сфере экономической и бюджетной деятельности
лов наказуемости, смягченной либо усиленной санкции по сравнению с той, которая сопряжена с основным составом преступления.
Таким образом, квалифицирующие признаки одновременно родственны 1) обстоятельствам-признакам состава преступления и
2) обстоятельствам, смягчающим и отягчающим наказание. Отождествление их с первыми или вторыми приводит к использованию совпадающей терминологии.
Так, в абз. 4 п. 13 постановления Пленума № 14 от 5 ноября
1998 г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» сказано, что разграничение незаконной охоты – преступления и административного проступка – «следует производить по квалифицирующим признакам состава преступления» (далее следует перечисление признаков
основного состава, названных в ч. 1 ст. 258 УК: причинение крупного ущерба, применение механического транспортного средства или
воздушного судна и т.д.)329. Совершенно очевидно, что сакцентировав внимание на свойстве влияния признаков основного состава на
квалификацию содеянного (что сближает их с признаками квалифицированного состава), Пленум Верховного Суда неудачно назвал их
квалифицирующими. Интересно, что в предшествовавшем абзаце,
где дается отграничение уголовно- и административно-наказуемой
добычи (вылова) водных биологических ресурсов, подобной вольности не допущено, говорится просто о «признаках» (абз. 3).
То же происходит при отождествлении квалифицирующих и
отягчающих обстоятельств. Так, в ч. 2 ст. 20 УК законодатель обозначает некоторые квалифицированные виды преступлений, ответственность за которые возможна по достижении лицами 14-летнего
возраста: «умышленное уничтожение или повреждение имущества
при отягчающих обстоятельствах (часть вторая статьи 167)», «хулиганство при отягчающих обстоятельствах (части вторая и третья статьи 213)». При наличии ссылки на соответствующие части статей нет
никаких сомнений, что речь идет о квалифицированных составах и
квалифицирующих признаках.
Ничего, кроме неразберихи, такая терминологическая небрежность вызвать не может. На это уже не раз обращалось внимание в
теории уголовного права, однако законодатель упорно не называл в
329
Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 1. С. 4.
170
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Понятие преступлений с квалифицированными составами
УК 1960 года и называет лишь в одной статье Общей части УК 1996
года (ч. 3 ст. 68) рассматриваемые обстоятельства квалифицирующими признаками, а включающие эти признаки составы – квалифицированными.
На наш взгляд, основной, определяющей является все же связь
квалифицирующих признаков с категорией состава преступления.
Во-первых, во всех случаях они суть признаки состава и этим качественно отличаются от обычных, упоминаемых в ст. 61 и 63 УК обстоятельств. Во-вторых, имея с последними совпадающее свойство
влиять на объем ответственности и на наказание, они служат средством дифференциации, а не индивидуализации наказания, выступают
инструментом в руках законодателя, а не судьи.
Характеристика квалифицированных составов и их признаков
затруднена тем, что дефиниции традиционно ориентированы на основной состав и его признаки. В частности, в современной уголовноправовой теории распространена трактовка состава преступления
как совокупности (системы) признаков, необходимых и достаточных
для признания деяния преступлением330.
Правильная относительно основного состава преступления, она
неточна применительно к квалифицированным составам, ибо квалифицирующие признаки, входя в совокупность (систему) признаков
более (менее) тяжкой разновидности деяния, с точки зрения оснований признания его преступным выступают как дополнительные (избыточные, не необходимые). Так, уклонение от уплаты налогов и
(или) сборов с организации (ч. 1 ст. 199 УК) влечет за собой повышенную ответственность, если оно совершено группой лиц по предварительному сговору, а равно когда оно соединено с совершением
уклонения в особо крупном размере (ч. 2 ст. 199). Ясно, что и без перечисленных усиливающих признаков содеянное не теряет характера
преступного.
Следовательно, приведенная трактовка состава преступления по
существу сведена к характеристике основного состава, его видовых
черт. Между тем основной и квалифицированный составы – это две
разновидности состава преступления, который по отношению к ним
выступает как родовое понятие. Оно охватывает совокупность признаков, описанных в уголовном законе, которая определяет характер
330
См.: Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 60.
171
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Преступления в сфере экономической и бюджетной деятельности
(основной состав) или типовую степень (квалифицированный состав) общественной опасности, типичных для преступления соответствующего вида. Именно родовым понятием должно открываться
учение о составе преступления, а видовые понятия (основной, квалифицированный, привилегированный составы) должны рассматриваться в разделах о видах состава. Поэтому прав был Б.А. Куринов,
который считал, что под составом преступления надо понимать систему объективных и субъективных признаков, которые являются необходимыми и достаточными для признания лица совершившим определенного рода преступление331.
По мнению В.Н. Кудрявцева, признаком состава следует считать
такое качество (свойство, черту, особенность) преступления, которое: а) вместе с другими признаками определяет общественную
опасность, противоправность, виновность и наказуемость деяния;
б) выражает его отличие от других преступлений и правонарушений;
в) прямо указано в законе или однозначно вытекает из него при толковании; г) не является производным от других признаков; д) присуще всем преступлениям данного вида332. Здесь также разговор сведен
к признакам основного состава преступления. В частности, к квалифицированному виду преступления и его составу неприменимо требование п. «г»: нередко квалифицирующее обстоятельство, упомянутое в Особенной части УК, является производным от основного признака, например от признака крупного размера (скажем, совершение
преступления лицом в особо крупном размере).
Признаки квалифицированного состава преступления, поскольку
они суть признаки состава, не могут не выполнять фундаментальную
функцию – служить основанием ответственности. Поэтому они в
своей совокупности определяют общественную опасность, противоправность, виновность и наказуемость поведения. Так, незаконная
банковская деятельность, совершенная организованной группой лиц
или сопряженная с извлечением дохода в особо крупном размере, –
уголовно наказуемое деяние (ст. 172 УК), ибо основание ответственности налицо. Однако оно присутствует и без перечисленных усиливающих наказуемость признаков (ч. 1 ст. 172).
331
Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М., 1984.
С. 32.
332
См.: Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 95.
172
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Понятие преступлений с квалифицированными составами
Таким образом, правильное относительно ряда признаков квалифицированного состава (в том, что они в совокупности определяют уголовно значимую общественную опасность, противоправность,
виновность и наказуемость) положение неточно в части квалифицирующих признаков состава как правового понятия. Последние в
большей мере связаны с выполнением составом его второй функции – как основания применения иного по сравнению с ч. 1 данной
статьи наказания. «Выражая эту вторую функцию состава, связанную с мерой наказания, закон возводит в элементы состава признаки,
устанавливающие не только наличие общественной опасности, но и
ее степень"333.
Квалифицирующие обстоятельства отражают в уголовном законе
степень общественной опасности определенного вида поведения –
типовую степень уклонения от уплаты таможенных платежей, неисполнения обязанностей налогового агента и т.п., свидетельствуя о
существенном изменении уровня опасности по сравнению с отраженной при помощи признаков основного состава. Квалифицирующее значение придается лишь тем обстоятельствам дела, «в которых
совмещаются наиболее крупные и резкие признаки, могущие характеризовать деяние в качестве наиболее опасного»334 либо менее
опасного.
Таким образом, квалифицирующими являются признаки состава
преступления, которые свидетельствуют о резко повышенной – по
сравнению с отраженной при помощи признаков основного состава – общественной опасности деяния. Признаки же состава преступления как родового понятия – это закрепленные в уголовном законе
обстоятельства, определяющие характер и типовую степень общественной опасности деяния, законодательную оценку вида поведения.
Нуждается в уточнении и требование, упомянутое выше в п. «б».
Квалифицирующие обстоятельства отражают внутривидовые различия (например, уклонения от уплаты налогов с физического лица, совершенного в особо крупном размере, от простого уклонения), то
есть отличие одного преступления от другого преступления того же
333
Трайнин А.Н. Указ. соч. С. 77.
Замечания редакционного комитета уголовного отделения СанктПетербургского юридического общества на проект Особенной части Уголовного уложения. СПб, 1885. С. 27.
334
173
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Преступления в сфере экономической и бюджетной деятельности
рода, а не вообще от других преступлений. Что же касается их возможности отграничивать преступления от правонарушений, то ответить правильно на этот вопрос нельзя без уяснения связей основного
и квалифицированного составов.
Ряд ученых считают, что между этими составами существует жесткая связь, преемственность, ибо под квалифицирующими признаками понимаются «дополнительные по отношению к основному составу и его признакам обстоятельства»335. Иначе рассуждал
А.Н. Трайнин. Он полагал, что, скажем, применительно к разновидностям преступления в законе следует говорить не о едином составе,
распадающемся на ряд видов (простой, квалифицированный, особо
квалифицированный), а о трех самостоятельных составах, поскольку
признаки, их характеризующие, различны336.
Думается, однако, что обе точки зрения страдают определенной
односторонностью, ибо не учитывают наличия в российском законодательстве двух разновидностей состава преступления. В Уголовном
кодексе описано порядка 230 квалифицированных составов, которые
по общему правилу расположены в части второй соответствующих
статей, но нередко и в третьей, и в четвертой (особо квалифицированные и «особо» особо квалифицированные – ч. 3 и 4 ст. 174, 174¹,
188 УК и др.). В таких случаях они действительно выделяются исходя из наличия «дополнительных обстоятельств» – дополнительных
по отношению либо к основному (ч. 1), либо к квалифицированному
(ч. 2) составу, либо к тому или другому одновременно. Например,
признак «совершение преступления организованной группой» (ч. 4
ст. 188 УК) – дополнительный к основным признакам, предусмотренным в ч. 1 ст. 188 (контрабанда в крупном размере). В то же время его нельзя считать дополнительным по отношению к признакам
квалифицированного состава (ч. 3 ст. 188), ибо содеянное квалифицируется по ч. 4 и в случаях, когда контрабанде не сопутствуют обстоятельства, названные в ч. 3 (совершение преступления должностным лицом с использованием своего служебного положения, с при335
Барков А.В. Значение, понятие, виды и принципы конструирования
квалифицирующих признаков преступления // Проблемы совершенствования
законодательства и правоприменительной деятельности в СССР. Минск, 1983.
С. 285.
336
Трайнин А.Н. Состав преступления по советскому уголовному праву.
М., 1951. С. 140.
174
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Понятие преступлений с квалифицированными составами
менением насилия к лицу, осуществляющему таможенный контроль).
Нередко признаки квалифицированного состава дополняют, развивают признаки основного состава, что подчеркивается начальными
словами диспозиций их второй части: «те же деяния, совершенные…». Но если квалифицированный состав слагается из признаков
основного состава и квалифицирующих признаков, то можно ли противопоставлять квалифицированный состав основному и утверждать, что налицо самостоятельные составы? Характерной особенностью квалифицированных составов с подобной конструкцией является та, что вменение ч. 2, 3 или 4 соответствующей статьи
невозможно, если не установлены (помимо квалифицирующих) признаки основного состава. Когда квалифицирующий, особо квалифицирующий и т.п. признак, вмененный виновному, не подтверждается
(например, в ходе судебного следствия), он подлежит исключению.
Это, однако, не влияет на вывод о природе деяния (оно остается преступным). В подобной ситуации содеянное должно быть переквалифицировано на ч. 1 (при отсутствии других квалифицирующих признаков) соответствующей статьи.
Упомянутая конструкция квалифицированных составов («то же
деяние, совершенное…») не единственная в российском уголовном
законодательстве. Например, ответственность по ч. 2 ст. 188 УК наступает и при отсутствии некоторых признаков, присущих основному составу данного преступления (ч. 1 ст. 188). Так, ч. 2 используется по признаку особого предмета контрабанды – в отношении него
установлены специальные правила перемещения через таможенную
границу Российской Федерации, даже при отсутствии такого признака основного состава, как крупный размер контрабанды.
Здесь считать квалифицирующие обстоятельства дополнительными, а квалифицированный состав – продолжением основного состава было бы неправильным. В подобных случаях отсутствие квалифицирующих признаков может одновременно означать и отсутствие состава преступления вообще. А не идет ли речь в ч. 1 и 2 ст. 188
УК о двух самостоятельных основаниях ответственности и не надо
ли считать обстоятельства, названные в ч. 2, признаками второго самостоятельного основного состава?
По нашему мнению, в рассматриваемой конструкции квалифицирующие признаки выполняют одновременно две функции: фунда175
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Преступления в сфере экономической и бюджетной деятельности
ментальную (как один из компонентов основания ответственности,
ибо без этих признаков преступления нет) и дифференцирующую (с
учетом названных признаков конструируется более опасная разновидность посягательства). В противном случае они (признаки) фигурировали бы как альтернативные в ч. 1 статьи. В Особенной части
УК квалифицирующие обстоятельства выступают ведущим средством дифференциации наказания, поэтому обстоятельства типа упомянутых в ч. 2 ст. 188 УК нужно считать квалифицирующими, то
есть обусловливающими новые пределы наказуемости. Соответственно составы преступления с подобными признаками являются
квалифицированными.
Изложенное позволяет утверждать, что о квалифицированных
составах идет речь и в тех статьях, в которых при описании разновидностей состава преступления используются признаки: заведомое
поставление в опасность (или угроза) – фактическое причинение
вреда; менее или более тяжкие последствия; совершение преступления менее или более опасным лицом; совершение преступления в
отношении менее или более опасного предмета и т.п.
Квалифицирующими могут быть лишь обстоятельства, прямо
относящиеся к содеянному и к личности виновного и находящиеся в
определенной связи с совершенным преступлением. Еще одна их
черта – они с особой силой влияют на уровень опасности поведения,
о чем нельзя забывать, но подчас забывается. «Законодатель отбирает в каждом случае те обстоятельства, которые особенно сильно
влияют на общественную опасность данного преступления, и на основе их констатирует наряду с основными специальные составы»337.
Отмеченное свойство объясняет, почему именно такого рода обстоятельства из числа относящихся к преступлению и к личности виновного избраны в качестве средства дифференциации наказания.
Наконец, необходимо упомянуть о так называемом формальном
моменте: обстоятельство может считаться квалифицирующим признаком лишь в случае, если оно закреплено в качестве такового законодателем, прямо указано в конкретной статье при описании соответствующей разновидности состава преступления. Этот вывод сле337
Кригер Г.А. Индивидуализация наказания по советскому уголовному
праву // Применение наказания по советскому уголовному праву. М., 1958.
С. 72.
176
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Понятие преступлений с квалифицированными составами
дует из того, что квалифицирующие обстоятельства суть признаки
состава преступления, а последние всегда должны определяться непосредственно в законе.
Будучи признаками состава преступления, квалифицирующие
обстоятельства влияют на квалификацию, изменяют уголовноправовую оценку поведения в сторону ее усиления или смягчения.
Свое внешнее выражение эта черта получает в иной квалификации,
отличной от той, которая применялась бы при отсутствии данного
признака (например, ч. 2 вместо ч. 1 ст. 198 УК).
Основной состав преступления имеет признаки, типичные для
составов данного вида преступления, без серьезных отклонений общественной опасности в какую-либо сторону от обычной. Квалифицированный же состав всегда отражает резкие колебания, существенные отклонения в степени общественной опасности поведения,
что и обусловливает необходимость изменения законодательной
оценки, установления новых пределов выбора наказания. Орган дознания, следователь, прокурор, судья или суд, установив в уголовном
деле наличие квалифицирующих (особо квалифицирующих и т.д.)
обстоятельств, вменяет в вину субъекту преступления ту часть статьи Уголовного кодекса, в которой дано описание квалифицированного состава.
Нередко преступлению сопутствует не один, а несколько квалифицирующих признаков, причем они могут быть предусмотрены
различными частями статьи Особенной части (например, легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества (ст. 174,
174¹), осуществленная в крупном размере – ч. 2, с использованием
виновным своего служебного положения – ч. 3, организованной
группой – ч. 4). Согласно сложившемуся правилу338 в таких случаях
338
Оно изложено применительно к отдельным категориям уголовных дел
в ряде постановлений Пленума (см., например: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и Российской Федерации по уголовным делам с комментариями и пояснениями. М., 1999. С.42, 279–280, 290). Видимо, следовало бы его сформулировать в постановлении, распространяющемся на все категории преступлений, как это сделано, в частности, Пленумом
Верховного Суда Республики Казахстан в постановлении от 30 апреля 1999 г.
«О соблюдении судами законности при назначении уголовного наказания». В
абз. 1 п. 17 сказано: «При совершении одного преступления с квалифицирующими признаками, указанными в различных частях одной и той же статьи УК,
177
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Преступления в сфере экономической и бюджетной деятельности
содеянное квалифицируется по той части статьи, которая предусматривает наиболее тяжкий квалифицирующий признак из имеющихся в
деле (в приведенном примере – по ч. 4). При этом в постановлении о
привлечении в качестве обвиняемого в обвинительном заключении и
приговоре должны быть указаны все без исключения квалифицирующие признаки, сопутствовавшие содеянному.
На наш взгляд, такое правило разумно. Ибо единое деяние должно получить единую уголовно-правовую оценку. Кроме того, вменение лицу всех наличных квалифицирующих обстоятельств позволит
отразить подлинную степень общественной опасности его поведения, а при необходимости (если не подтвердится более тяжкий квалифицирующий признак) – перейти к другой части статьи без перепредъявления обвинения. Но сказанное не означает, что квалификация содеянного должна осуществляться с запасом, с вменением в
вину излишних квалифицирующих признаков в надежде, что суд их
исключит. Подобного рода проявления обвинительного уклона не
столь безобидны, как кажется на первый взгляд, поскольку создают
«предпосылки для последующих нарушений принципа законности и справедливости судебного приговора»339.
Подводя итог сказанному, определим преступления с квалифицированными составами как уголовно наказуемые деяния с резко повышенной или пониженной степенью общественной опасности по
сравнению с зафиксированной основным составом преступления,
что обусловливает выделение данной разновидности в законе в качестве относительно самостоятельной, с иной (повышенной или пониженной) санкцией. Логический итог подобного выделения – необходимость изменения квалификации соответствующего деяния и
ориентация суда на новые законодательные пределы назначения наказания.
деяние следует квалифицировать по одной части статьи, предусматривающей
за совершение данного преступления более строгое наказание, с указанием
всех квалифицирующих признаков» // Казахстанская правда, 1999. 21 мая.
339
Трубин Н. Предотвращение судебных ошибок по уголовным делам –
важнейшая задача прокурорского надзора // Сов. юстиция, 1987. № 22. С. 3.
178
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. О правилах конструирования квалифицированных составов преступлений
§ 2. О правилах конструирования
квалифицированных составов преступлений
Все виды правил конструирования квалифицированных составов
можно с определенной долей условности классифицировать на относящиеся к их содержанию и к форме340.
2.1. Правила, относящиеся к содержанию.
Самое общее правило заключается в том, что лишь существенный перепад в уровне общественной опасности деяния по сравнению с зафиксированным в основном составе преступления дает основание для конструирования его разновидности в уголовном законе.
Однако наличия только названного условия для построения квалифицированного состава явно недостаточно. Для этого требуется ряд
дополнительных условий.
Первое из них – фактическая или вероятностная распространенность на практике данного более опасного варианта преступного поведения (типичность). Эта черта именуется в юридической литературе по-разному: типичность, свойственность, распространенность,
характерность и т.п. Безусловно, важно не название, а сущность вопроса, однако, думается, термин должен адекватно отражать обозначаемое понятие или явление, его суть.
Под типичностью обстоятельств, закрепленных в законе в качестве квалифицирующих, понимается их характерность для отражаемого в квалифицированном составе вида преступления. Например,
приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным
путём (ст. 175 УК), нередко совершается в отношении нефти и продуктов её переработки либо автомобиля, но эти предметы преступления нехарактерны для других видов посягательств, в том числе относящихся к преступлениям в сфере экономической деятельности
(например, незаконное получение кредита, контрабанда, уклонение
от уплаты таможенных платежей). Поэтому данное обстоятельство
применительно к тем видам, где оно типично, нашло отражение в
квалифицированных составах и в то же время ему не нашлось места
в других диспозициях норм. То же самое можно сказать о таких об340
См.: Костарева Т.А. Квалифицирующие обстоятельства в уголовном
праве: Дис. … канд. юрид. наук. Казань, 1992. С. 12.
179
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Преступления в сфере экономической и бюджетной деятельности
стоятельствах, как совершение преступления: в извращенной форме;
в нарушение судебного акта; сопряженное с вымогательством и т.д.
С позиции этого требования вряд ли можно поддержать идею о
включении в квалифицированный состав уклонения лица от уплаты
налога (ч. 2 ст. 198 УК) признака «группой лиц по предварительному
сговору либо организованной группой»341. Криминологическая характеристика деяний по имеющемуся – правда, пока не столь внушительному – массиву дел о налоговых преступлениях не дает оснований утверждать о типичности предлагаемых для усиления наказуемости обстоятельств.
Второе – нехарактерность оцениваемого более опасного варианта преступного поведения для большинства деяний, зафиксированных в основном составе. Иначе говоря, обстоятельства, которым
придается статус квалифицирующих признаков, не должны быть
нормой для большинства преступлений с основным составом. Однако в действующем законодательстве это правило не всегда выдержано. Например, для разбоя, всегда сопряженного с насилием либо угрозой применения насилия, опасными для жизни или здоровья, типично применение оружия либо, по крайней мере, других предметов,
используемых в качестве оружия. Придание этому обстоятельству в
УК значения квалифицирующего признака – п. «г» ч. 2 ст. 162 УК –
сводит к минимуму сферу применения ч. 1 данной статьи. Поэтому
следует поддержать по данному вопросу позицию УК Республики
Беларусь, не включившего рассматриваемый признак в качестве квалифицирующего в состав разбоя (ст. 207)342.
Того же плана – принятое в 1998 году законодательное решение
о расширении круга квалифицирующих обстоятельств в составе уклонения от уплаты налога с организации (ч. 2 ст. 199 УК) за счет
признака «а) группой лиц по предварительному сговору»343. Данное
обстоятельство сопровождает (может сопровождать), на наш взгляд,
абсолютное большинство деяний, за которые наступает ответственность по ст. 199, ибо в соответствии с обычным порядком представляемая в налоговые органы документация составляется и подписы341
См.: Иванчин А.В. Вопросы конструирования составов налоговых преступлений //Налоговые и иные экономические преступления. Вып. 1. Ярославль, 2000. С. 104.
342
См.: Уголовный кодекс Республики Беларусь. Минск, 1999.
343
См.: Собрание законодательства РФ, 1998. № 26. Ст. 3012.
180
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. О правилах конструирования квалифицированных составов преступлений
вается двумя лицами – руководителем организации и главным (старшим) бухгалтером. Если же при этом преследуется цель уклонения
от уплаты налогов, то в большинстве случаев это делается по договоренности и взаимной осведомленности указанных лиц.
Третье – безусловность (обязательность) перепада в уровне
общественной опасности деяния в случаях, когда ему сопутствует
соответствующее обстоятельство, претендующее на роль квалифицирующего признака. Наличие такого перепада предопределяет необходимость применения иных пределов назначения наказания, новой санкции. Если же перепад не присутствует при наличии в деле
квалифицирующего признака, это должно служить сигналом для осмысления законодателем ситуации на предмет обоснованности
включения данного признака в круг квалифицирующих.
Четвертое – строго определенная направленность влияния тех
квалифицирующих обстоятельств, на базе которых планируется создание квалифицированного состава преступления. Обстоятельство,
обусловливающее конструирование квалифицированного состава, во
всех случаях либо только повышает, либо только снижает общественную опасность поведения, поэтому закон однозначно определяет
характер его влияния на наказание, санкцию. Иначе говоря, в квалифицированный состав не должны входить «переменные» обстоятельства (скажем, близкое родство344), которые в зависимости от конкретных данных по делу могут изменять направление своего влияния
на наказание.
Наконец, пятое – связь с временны ми рамками посягательства.
Квалифицирующие обстоятельства – это лишь те данные по делу, которые сформировались до момента окончания преступления, характеризуя степень общественной опасности преступления и личности
виновного.
Поэтому вряд ли можно согласиться с Б.А.Куриновым, который
полагал, что такие обстоятельства, как предотвращение виновным
вредных последствий, возмещение причиненного вреда, оказание
344
Интересно в этом плане примечание к ст. 244 Модельного Уголовного
кодекса: «Уголовное преследование в случае кражи, присвоения, растраты или
мошенничества, совершенных в отношении имущества, являющегося собственностью членов семьи и иных близких родственников, осуществляется по
заявлению потерпевшего» (Правоведение, 1996. № 1). См. также ч. 6 примечания к гл. 24 УК Республики Беларусь.
181
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Преступления в сфере экономической и бюджетной деятельности
(неоказание) помощи потерпевшему, сокрытие с места дорожнотранспортного происшествия, «следовало бы включить в диспозиции
ряда норм Особенной части…, признавая тем самым эти обстоятельства в качестве признаков состава преступления»345.
Названные акты поведения совершаются после преступного поведения, а потому придание им силы признака состава преступления
квалифицированного вида будет противоречить не только условию
связи квалифицирующих обстоятельств с содержанием содеянного и
его временными границами, но и исходной позиции самого
Б.А. Куринова, который полагает, что обстоятельства, характеризующие лишь степень общественной опасности виновного, «не могут и не должны включаться в число признаков состава конкретных
преступлений»346.
2.2. Правила, относящиеся к форме изложения
Первое. В силу того что квалифицирующие признаки – это признаки состава преступления, местом их описания может быть только
диспозиция статьи Особенной части УК. Однако исторически сложилось так, что элементы диспозиции, в том числе касающиеся признаков квалифицированного состава, в прежних УК (1922, 1926, 1960
гг.) порой располагались в санкции. Например, в санкции ч. 1 ст. 184
УК 1922 года говорилось, что разбой карается лишением свободы со
строгой изоляцией, а при рецидиве – высшей мерой наказания, признак повторения был включен в санкцию ст. 226 того же Кодекса. В
УК 1926 года более 20 статей содержали в санкциях элементы диспозиции. Не стал исключением и УК 1960 года: так, ч. 2 ст. 169 предусматривала в санкции за квалифицированную незаконную порубку
леса повышенные размеры штрафа «при корыстной заинтересованности».
Подобный законодательный прием нельзя признать обоснованным. Он ведет к смешению функций диспозиции и санкции уголовно-правовой нормы, вызывает сложности на практике, поскольку в
таких случаях неясно, идет ли речь о разновидности состава преступления (квалифицированном составе) либо о выборе наказания в
345
Куринов Б.А. Повышение роли уголовного закона в предупреждении
преступлений // Вестн. МГУ. Право. 1974. Вып. 5. С. 12.
346
Там же. С. 35.
182
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. О правилах конструирования квалифицированных составов преступлений
рамках того же вида преступления347. Надо, однако, заметить, что в
некоторых кодексах государств, возникших на постсоветском пространстве, критикуемый прием все же используется. Например, в
санкции ст. 165 УК Казахстана сказано, что за государственную измену «во время войны или в боевой обстановке при отягчающих обстоятельствах» наказание в виде лишения свободы повышается с 15
до 20 лет либо применяется смертная казнь или пожизненное лишение свободы348.
Второе. Описанию квалифицированных составов предназначены
части, следующие за первой. Неудачна конструкция, когда квалифицирующие признаки излагаются в одной части с признаками основного состава (ст. 190-б УК 1922 г.), а равно в отдельной статье (как
это было в УК 1960 года: в ст. 103 назывались признаки основного
состава, а в ст. 102 – квалифицированного).
Столь же неудачно, когда в ч. 2, 3 и т.д. статьи приводятся самостоятельные составы преступления, то есть эти части используются
не по своему целевому назначению. В итоге не всегда ясно, идет ли
речь об отдельном виде преступления либо же о разновидности состава того же деяния349. Налицо пример, когда экономия себя не оправдывает. К сожалению, как будет показано далее, в гл. 22 УК РФ
подобное все же не раз встречается.
Основной и квалифицированный составы как разновидности одного и того же состава преступления (фальшивомонетничества, уклонения от уплаты таможенных платежей и т.д.) разумно располагать
в одной статье, хотя и в разных ее частях. Это обеспечит и экономное, и стройное изложение законодательного материала, необходимую преемственность, ибо прежде чем сделать вывод о наличии
деяния квалифицированного вида, необходимо установить все признаки его основного состава. Отсюда логически более последовательным выглядит такое построение статьи: основной состав (ч. 1) –
квалифицированный состав (ч. 2, 3 и т.д.). При таком расположении
составов появляется возможность чаще оперировать положительны347
См. об этом подробнее: Кругликов Л.Л. Элементы диспозиции в санкции уголовного закона // Вопросы совершенствования уголовно-правового регулирования. Свердловск, 1988.
348
Уголовный кодекс Республики Казахстан. Алмааты, 2000.
349
См. об этом: Курс советского уголовного права: В 6 т. Т. 6. М., 1971.
С. 273–274.
183
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Преступления в сфере экономической и бюджетной деятельности
ми понятиями, а не отрицательными («умышленное убийство, совершенное без отягчающих обстоятельств…» – ст. 103 УК 1960 г.),
что имеет немаловажное значение, поскольку люди «предпочитают
извлекать информацию из положительных событий»350.
Описанием в различных частях подчеркивается автономность
основного и квалифицированного составов, а описанием в одной
статье – их близость, взаимосвязь. На их взаимосвязь указывают
вводные слова, которыми обычно начинается описание квалифицированного состава и которые предшествуют изложению квалифицирующих признаков.
Третье. Российскому уголовному законодательству известны несколько вариантов вводной части при описании квалифицированных видов преступлений: а) воспроизведение признаков объективной стороны основного состава преступления; б) использование
слов «если», «если же» с повторением фрагментов объективной стороны основного состава; в) применение сочетаний «то же деяние»,
«те же деяния» и т.п.
Какой из них предпочтительнее? Квалифицирующие признаки –
дополнительные к признакам основного состава, поэтому воспроизводить во второй части все признаки объективной стороны, описанные в ч. 1 статьи, нет необходимости.
В действующем законодательстве, в т.ч. в статьях раздела VIII
Кодекса, преобладает формула «то же деяние» («те же деяния» и
т.д.), а при описании особо квалифицированных составов – «деяния,
предусмотренные частью первой или второй (третьей)». Она лаконична, экономна, логична, отличается достаточной определенностью
и в то же время адекватно передает содержание ч. 1 соответствующих статей, констатируя, что описанное в ч. 1 поведение может выражаться либо в одном деянии, либо в их множественности. В гл. 2123 использованы примерно с одинаковой частотой формулы «то же
деяние», «те же деяния» и «деяния, предусмотренные частями первой или второй (третьей)».
Особняком в этом плане стоит ч. 2 ст. 188 УК, в силу своей конструкции и громоздкости текста затрудняющая определение того,
350
Хант Э., Марин Дж., Стоун Ф. Моделирование процесса формирования
понятий на вычислительной машине. М., 1970. С. 68.
184
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§3. Квалифицированные виды экономических и бюджетных преступлений
идет ли в ней речь о квалифицированном виде или же о самостоятельном составе преступления. Анализ текста позволяет утверждать,
что в ч. 2 воспроизведены признаки контрабанды как правонарушения, за исключением «крупного размера». Очевидно, ее диспозицию – при надлежащей редакции ч. 1 – вполне можно было «разгрузить», применив в итоге экономную и внятную конструкцию.
При ней не возникало бы сомнений и относительно правовой
природы диспозиции ч. 2: становится совершенно очевидным описание в ней квалифицированного (по предмету) вида уголовно наказуемой контрабанды.
Четвертое. Если статья Особенной части УК, описывающая квалифицированный вид преступления, содержит два или более квалифицирующих признака, желательно обозначать их цифрами или буквами. Данный технический прием нашел широкое распространение в
действующем законодательстве. К сожалению, во-первых, это коснулось в абсолютном большинстве случаев лишь составов с множественными (три и более) признаками351. Во-вторых, буквенное обозначение использовано законодателем и в ч. 1 при обрисовке некоторых
основных составов (ст. 256, 258 УК), что нельзя признать удачным.
Введение в законодательную материю буквенных и цифровых
обозначений – не пустая формальность. Итогом уголовно-правовой
оценки становится указание не только на статью и ее часть, но и на
конкретные квалифицирующие признаки, приобретающие в итоге
определенность, свое «лицо». А это важно для правильного определения конкретной степени общественной опасности содеянного и
для назначения законного и справедливого наказания.
§3. Квалифицированные виды экономических
и бюджетных преступлений
Перед законодателем в период создания Уголовного кодекса в
сфере дифференциации наказуемости описываемых деяний в числе
других стояли и следующие задачи:
351
Есть и приятные исключения. Например, в ч. 3 ст. 174 и 174¹, а также в
ч. 2 ст. 199 УК названо всего по два квалифицирующих признака, однако законодателем тем не менее применена буквенная индексация.
185
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Преступления в сфере экономической и бюджетной деятельности
– по возможности осуществить дифференциацию применительно к каждому виду преступного поведения;
– очертить круг обстоятельств для использования их в качестве
квалифицирующих признаков;
– наметить типичные сочетания признаков, которые разумно было бы использовать многократно, как бы «по шаблону», при конструировании квалифицированных составов одной классификационной группы или в целом главы;
– обеспечить преемственность в признаках при переходе от квалифицированного к особо квалифицированному составу преступления, их «ступенчатость».
Насколько успешно эти задачи законодателю удалось разрешить
в главе 22 «Преступления в сфере экономической деятельности» и, в
частности, применительно к посягательствам в бюджетной сфере?
При рассмотрении этого вопроса важно помнить, что гл. 22 подверглась серьезной реконструкции и по наименованию, и по кругу
составов преступлений. Данную особенность нужно иметь в виду в
последующем, поскольку она, бесспорно, наложила свой отпечаток
на процесс регламентации законодателем вопросов ответственности
за экономические преступления.
Сопоставительный анализ норм глав, входящих в раздел восьмой
УК РФ, позволяет сделать вывод, что уровень дифференциации ответственности в них – с помощью квалифицирующих признаков –
весьма заметно различается.
1. Как выше уже упоминалось, в целом по УК РФ примерно две
трети статей Особенной части содержат по нескольку частей (вторая,
третья, четвертая и т.д.), в которых предусмотрены усиливающие наказуемость обстоятельства. гл. 22 демонстрирует определенные отклонения от упомянутой доли.
Во-первых, здесь в ряде статей вторые части, обычно посвященные в УК квалифицированным составам, содержат описание самостоятельных видов преступлений, то есть они используются не по
основному своему целевому назначению. В анализируемой главе
действующего УК такого рода прием используется не в единичных
случаях (ст. 176, 180, 183, 184, 195). Скажем, ст. 184 включает описание трех видов преступлений: подкупа (ч. 1) и незаконного получения предмета подкупа соответственно спортсменами (ч. 3) и ины186
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§3. Квалифицированные виды экономических и бюджетных преступлений
ми лицами (ч. 4). Как итог, 35 статей называют ныне 42 вида преступлений352.
Во-вторых, гл. 22 не предусматривает дифференциации ответственности с помощью квалифицирующих обстоятельств в 12 из 35
статьях. Не названо дифференцирующих признаков применительно к
17 видам преступлений, содержащих основной состав (из 42 описанных в главе).
Количество статей в главе – 35
Количество основных составов – 42
Количество статей с квалифицирующими признаками – 25
Количество видов преступлений без квалифицирующих признаков – 17
Из указанного видно, что принцип дифференциации ответственности и наказания не вполне удачно реализован в гл. 22.
2. Согласно изложенным в предыдущем параграфе правилам
конструирования квалифицированных составов, часть статьи, в которой описывается квалифицированный вид преступления, должна открываться словами «то же деяние» или «те же действия». Подобная
конструкция проста для понимания и логична: квалифицирующие
признаки – дополнительные по отношению к основному составу
преступления. В этих условиях отсутствует необходимость вновь перечислять признаки основного состава, ибо ничего, кроме громоздкости текста статьи и дополнительных трудностей, это не дает.
Именно в таком ключе сформулированы квалифицированные составы в гл. 22: описание открывается словами «то же деяние», «те же
действия», «деяния, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи» и т.п. Исключение составляет лишь ч. 2 ст. 188 УК,
где воспроизводятся по сути все признаки основного состава контрабанды (кроме «крупных размеров»), чем и объясняется чрезмерная
громоздкость диспозиции квалифицированной контрабанды: для ее
описания использовано свыше 30 лишних слов353. Причина же кро352
Тот же недостаток присущ кодексам Беларуси и Казахстана. См., например, ст. 194, 199, 201, 208, 215, 220, 227 УК Республики Казахстан (Уголовный кодекс Республики Казахстан. Алмааты, 2000).
353
Можно было, думается, более общо определить и предмет квалифицированного вида контрабанды, ибо во всех случаях в ч. 2 ст. 188 речь идет о
предметах, частично или полностью изъятых из гражданского оборота, в
отношении которых установлены специальные правила перемещения через
187
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Преступления в сфере экономической и бюджетной деятельности
ется в неудачной редакции части первой упомянутой статьи, где на
первый план выдвинут признак крупных размеров, вместо того чтобы вначале изложить общие для обеих частей признаки, указав затем
и на этот признак как разграничительный с административнонаказуемой контрабандой.
Способ описания, избранный законодателем в ч. 2 ст. 188 УК,
имеет лишь один плюс: у правоприменителя не остается сомнений,
что уголовная ответственность (притом повышенная) наступает и
при отсутствии признака «крупные размеры». Но для исключения
такого рода сомнений достаточно было ввести в ч. 2 негативный
признак – «независимо от размера».
Ст. 188 УК могла бы с учетом сказанного иметь следующий вид:
«1. Контрабанда, совершенная в крупном размере,
наказывается ...
2. То же деяние в отношении предметов, относительно которых
установлены специальные правила перемещения через таможенную
границу Российской Федерации, независимо от размера, –
наказывается …».
В случае нежелания законодателя придавать данной диспозиции
(в части предмета преступления) бланкетный характер, он мог
бы очертить круг таких предметов в примечании 2 к ст. 188 подобно
тому, как это сделано в примечании к ст. 264 УК относительно предмета автотранспортных преступлений (только в более совершенном
виде).
Конечно, такого рода конструкции (ч. 1-2 ст. 188 УК) нежелательны, поскольку они разрывают связь между основным и квалифицированным составами преступлений, вызывают разночтения на
практике.
3. В главе 22 (35 статей) использовано 15 видов квалифицирующих обстоятельств (против 21 по УК РСФСР 1960 г.), которые упоминаются в общей сложности 55 раз. Из них чаще всего применяемые – это совершение преступления организованной группой
(17 раз), группой лиц по предварительному говору (10), в особо
крупном размере (7), с использованием лицом своего служебного положения (5) и в крупном размере (4).
таможенную границу Российской Федерации. Все равно законодателю не удалось избежать отсылочного характера диспозиции ч. 2 данной статьи.
188
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§3. Квалифицированные виды экономических и бюджетных преступлений
Таблица
Виды квалифицирующих признаков
и частота их применения в разделе VIII УК РФ.
№
п/п
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
Квалифицирующие признаки
В нарушение судебного акта
Группа лиц по предварительному сговору
Организованная группа
Крупный размер
Особо крупный размер
Тяжкие последствия
С насилием либо угрозой
С насилием
С использованием свого служебного положения
В отношении нефти и продуктов ее пеработки, автомоб. или
иного имущества
Уничтожение или повреждение чужого имущества либо угроза
Крупный ущерб
Предмет, в отношении которого установлены специальные
правила перемещения
Предмет, в отношении которого установлен экспорт. контроль
С корыстной заинтересованностью
Итого
Кол-во
1
10
17
4
7
1
1
2
5
1
1
2
1
1
1
55
Из изложенного следует заключить, что, во-первых, весьма незначителен круг квалифицирующих признаков (15), что только особенностями объекта и видов преступлений объяснить невозможно.
Существуют признаки, которые, безусловно, заслуживают более
серьезного внимания законодателя при решении вопросов дифференциации ответственности и наказания в рамках гл. 22 (например,
посягательство с причинением значительного ущерба, совершение
преступления должностным лицом). Сферу применения отдельных
признаков можно было бы расширить, о чем свидетельствует предшествовавшая законодательная практика (на первом этапе отдельные
ныне «ходовые» признаки использовались довольно редко).
Так, в гл. 22 до недавнего времени признак особо крупного размера указывался лишь в трех статьях (171, 172, 198), а затем внесен189
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Преступления в сфере экономической и бюджетной деятельности
ными изменениями и дополнениями количество статей с данным
признаком возросло до 7 (см., в частности, ст. 1711, 194, 199 УК
РФ)354. Думается, что в дальнейшем дифференциация наказания с
учетом этого признака продолжится. В частности, в уголовно-правовой теории высказано мнение о дополнении особо квалифицирующим признаком «в особо крупных размерах» состава контрабанды355.
Во-вторых, насыщенность главы 22 квалифицированными составами и квалифицирующими признаками заметно уступает двум
другим главам раздела VIII. Если соотнести число основных и квалифицированных составов в каждой из трех глав, то коэффициент
дифференциации выглядит так: гл. 21- 1,0; гл. 22 – 0,66, гл. 23 – 1,0.
То есть в главах 21 и 23 ответственность за каждый вид преступления дифференцирована, в то время как в каждом третьем случае
дифференциация наказуемости за преступления в сфере экономической деятельности (гл. 22) отсутствует.
Объяснение недостаточно продуманной дифференциации наказания в нормах главы 22 (особенно заметной на фоне главы 21 о преступлениях против собственности) нам видится прежде всего в следующем: в период разработки нового УК 1996 года внимание законодателя было сосредоточено на формулировании многочисленных
новых норм анализируемой главы. В этих условиях вопросы дифференциации наказания отошли как бы на задний план, оказались второстепенными, что повлияло, в конечном счете, на качестве закона,
повлекло некачественную и неполную дифференциацию.
Данный недостаток мог быть устранен в процессе осуществляемых законодателем изменений и дополнений действующего Уголовного кодекса. В этом плане представляет интерес анализ таковых. За
время действия главы 22 в нее введены 5 новых статей, исключены 2
и внесены изменения и дополнения во все без исключения действующие статьи.
4. В этом свете необходимо коснуться одного предложения, высказанного в юридической литературе. В.Д. Филимонов обращает
внимание на то, что в конкретном деле порой один из элементов со354
См.: Собрание законодательства РФ. 1998. № 26. Ст. 3012.
См.: Душкин С.В. Уголовно-правовые меры борьбы с контрабандой.
Вопросы дифференциации ответственности и индивидуализации наказания:
Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2000. С. 7.
355
190
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§3. Квалифицированные виды экономических и бюджетных преступлений
става преступления существует лишь формально, например, когда
хищение совершается с применением технических средств (данный
признак предусматривался в качестве квалифицирующего в прежнем
уголовном законодательстве356), в ситуации, когда виновный мог с
тем же успехом удалить оконное стекло путем выбивания его локтем
или ногой. Применительно к таким ситуациям предлагается установить положение, подобное предусмотренному ч. 2 ст. 14 УК РФ, которое предоставляло бы суду право не придавать соответствующим
признакам юридической силы, не учитывать их при квалификации
посягательств357.
По нашему мнению, следует идти не по пути расширения судейского усмотрения в вопросах квалификации преступлений
(поскольку именно к этому вело бы внедрение предлагаемого автором предложения в практику), а по пути уточнения самим законодателем границ признака состава преступления таким образом, чтобы квалифицирующим признаком во всех случаях выступало лишь такое обстоятельство, которое всегда свидетельствовало бы о резком изменении уровня общественной опасности
деяний того или иного вида.
5. В Уголовном кодексе 1996 года просматривается стремление
законодателя придерживаться «блокового» принципа изложения квалифицирующих обстоятельств, причем и по горизонтали (в пределах
одной части статьи), и по вертикали (при переходе от квалифицирующих к особо квалифицирующим признакам).
Использование устойчивых сочетаний признаков по горизонтали в гл. 22 и в группе бюджетных преступлений
Устойчивые сочетания («блоки») квалифицирующих признаков
слабо присущи составам преступлений в сфере экономической деятельности (гл. 22), в том числе в группе бюджетных преступлений.
Только два блока: «в особо крупном размере или организованной
группой» и «группой лиц по предварительному сговору либо лицом
с использованием своего служебного положения» – встречаются в
статьях главы по три раза (соответственно ч. 2 ст. 171, 171¹, 172; ч. 3
356
И сейчас предлагается восстановить этот признак в составе кражи. См.:
Устинов В.С. Преступления против собственности (уголовно-правовые вопросы). Н. Новгород, 1997. С. 152.
357
См.: Филимонов В.Д. Криминологические основы уголовного права.
Томск, 1981. С. 89–91.
191
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Преступления в сфере экономической и бюджетной деятельности
ст. 174, 174¹ и ч. 2 ст. 178), еще одно сочетание использовано два
раза – в группе бюджетных преступлений: 1) совершенное группой
лиц по предварительному сговору или в особо крупном размере (ч. 2
ст. 194, 199). Оно использовано также в ч. 2 ст. 285¹ и 285² УК.
Использование устойчивых сочетаний признаков по вертикали
Применительно к преступлениям гл. 22, и в частности посягательствам в бюджетной сфере, законодателем использована связка:
«группа лиц по предварительному сговору – организованная группа». В одних случаях она обусловливает выделение квалифицированного вида посягательства (ч. 2 ст. 185), а в других – выделение особо
квалифицированного вида (ч. 3 ст. 180). Однако ни в одном случае
нет вертикали типа: группа лиц по предварительному сговору (ч. 2) –
организованная группа (ч. 3). Или: крупный размер (ч. 2) – особо
крупный размер (ч. 3). Или: крупный ущерб – особо крупный ущерб.
Такое положение вряд ли выглядит логичным и оправданным.
Скажем, в ч. 2 ст. 174 выделен квалифицирующий признак «в крупном размере», но ни в ч. 3, ни в ч. 4 об особо крупном размере не говорится.
Все сказанное свидетельствует о необходимости совершенствования процесса дифференциации наказания с помощью квалифицирующих признаков в рамках гл. 22 и посягательств в бюджетной
сфере, ибо из обстоятельств, задействованных для дифференциации,
лишь часть используется многократно, устойчивые же сочетания
признаков встречаются довольно редко.
§4. Характеристика отдельных
квалифицирующих обстоятельств
4.1. Совершение преступления группой лиц
по предварительномусговору и организованной группой
Действующее уголовное законодательство Российской Федерации различает несколько разновидностей совершения преступлений
группой лиц: без предварительного сговора, с предварительным сговором, организованной группой, преступным сообществом. В качестве квалифицирующих обстоятельств преступлений гл. 22, в том
192
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§4. Характеристика отдельных квалифицирующих обстоятельств
числе совершаемых в бюджетной сфере (включая деяния, описанные
в ст. 285¹ и 285²), выступают две из четырех упомянутых разновидностей, а именно: совершение преступления по предварительному сговору группой лиц (в упомянутой группе использовано 4
раза) и организованной группой. Среди квалифицирующих признаков этой совокупности посягательств они занимают доминирующее
положение (в гл. 22 в общей сложности применены 27 раз).
Повышенная общественная опасность групповых преступлений
очевидна: в этом случае возрастает вероятность возникновения самого посягательства, доведения его до конца, причинения вредных
последствий и большего вреда, чем при совершении преступления
одним лицом. Групповые преступления распространены. Так, в
1997 году в группе совершили преступления 40,8% осужденных, а
число лиц, посягавших в составе организованной группы, увеличилось на 22,4%358. Поэтому вполне понятно и естественно включение
той или иной разновидности признака "группа лиц" в составы преступлений, установление с их учетом новых пределов назначения
наказания, повышенной санкции. Характерно, что за время действия
УК РСФСР 1960 года заметно возросло (почти на треть) количество
статей Особенной части, в которых законодатель оперировал признаком "группа лиц".
В то же время ни в Общей, ни в Особенной части этого УК законодательного определения упомянутого признака либо его разновидностей не содержалось. Ныне в ст. 35 УК РФ понятие отдельных видов группового преступления раскрывается, но по-прежнему нет определения родового понятия группы лиц (как нет и его обозначения),
что, на наш взгляд, является одной из главных причин отсутствия
единства относительно данного признака на практике и в теории. Резонно в этой связи задаться вопросом: можно ли вообще говорить о
понятии группы лиц безотносительно к ее разновидностям и видам
преступлений или единого понятия быть не может и следует устанавливать его черты каждый раз индивидуально?
В уголовно-правовой теории превалирует мнение о необходимости включения в уголовный закон «специального правила, которое
совершенно четко закрепило бы постоянные, обязательные объективные и субъективные признаки, общие для любого группового по358
См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 9. С. 2.
193
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Преступления в сфере экономической и бюджетной деятельности
сягательства”359, т. е. признается возможность "выведения" круга
черт, обязательных для всякого группового преступления. Это мнение заслуживает всяческой поддержки.
Одновременно, однако, делаются оговорки о допустимости отступлений от этого специального правила, скажем, применительно к
ситуациям совершения лицом преступления совместно с невменяемым или малолетним, организованной группой и т. д.
Думается, для подобного рода оговорок-исключений нет достаточных оснований. Как известно, Пленум Верховного Суда РСФСР в
свое время разъяснил, что группу лиц как квалифицирующее обстоятельство следует усматривать и в случае, когда другие участники
преступления (помимо одного) не были привлечены к уголовной ответственности в силу недостижения установленного законом возраста или по другим подобным основаниям360. Сторонники такого понимания групповых преступлений исходили из того, что повышенная опасность последних "может лежать не только в плоскости
соучастия в преступлении, но и в плоскости объективных признаков
исполнения посягательства, способа посягательства"361.
Надо признать, что действительно в случаях использования преступником невменяемых и малолетних в определенной мере возрастает вероятность достижения преступного результата и причинения
большего вреда. Потерпевший воспринимает учиняемое против него
посягательство как совершаемое не одним, а несколькими лицами;
именно на это и рассчитывает виновный.
На наш взгляд, вопрос о квалификации преступлений с участием
нескольких лиц должен решаться следующим образом. Если виновный прибегнул к помощи заведомо невменяемого или малолетнего,
то, несмотря на внешнее наличие группы лиц, на появление облегчающего преступление условия, на восприятие потерпевшего и т. д.,
нельзя говорить о квалифицированном виде преступления из-за реального отсутствия черт, характеризующих группу лиц, определяю359
Галиакбаров Р.Р. Совершение преступления группой лиц. Омск, 1980.
С. 78.
360
См.: Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и Российской Федерации по уголовным делам с комментариями и пояснениями / Отв. ред. В.И. Радченко. М., 1999. С. 290.
361
Галиакбаров Р.Р. Квалификация групповых преступлений. М., 1980.
С. 37–38.
194
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§4. Характеристика отдельных квалифицирующих обстоятельств
щих ее качественные особенности, уголовно-правовой статус. В случае же заблуждения, когда виновный не осознавал, что объединил
усилия с невменяемым (малолетним), содеянное должно оцениваться
по правилам фактической ошибки, т. е. как покушение на более
опасный, квалифицированный вид преступления (посягательство
группой лиц). Следует поэтому согласиться с мнением Г.А. Кригера,
что "ни невменяемые, ни малолетние не могут образовать группу в
смысле квалифицирующего... признака"362.
Преступная группа во всех случаях представляет собой одну из
форм, разновидностей соучастия, о чем свидетельствует место расположения ст. 35 УК, посвященной групповым преступлениям: эта
статья помещена в главе 7 «Соучастие в преступлении» после статей,
посвященных сложному соучастию (его понятию, видам, правилам
квалификации). Нормативной базы для иного истолкования правовой
природы рассматриваемого понятия действующее уголовное законодательство не содержит, а потому прежние попытки Пленума Верховного Суда (и его сторонников) вывести группу лиц за рамки соучастия, трактовать ее в русле способа посягательства не могли быть
восприняты иначе, как противоречащее закону, недопустимо расширительное толкование признака.
Поэтому в соответствующих случаях прежде всего необходимо
констатировать совокупность таких черт, которые характеризуют
преступную группу363 как соучастие (наличие двух или более лиц–
субъектов преступления, совместность, совершение одного и того же
преступления, умышленность). Если по делу будет установлено отсутствие хотя бы одной из этих черт, то ни о соучастии, ни тем более
о групповом преступлении говорить нельзя. Сказанное касается и
случаев, когда отсутствуют два (по меньшей мере) лица, способных
нести уголовную ответственность, создать группу.
Между тем в теории уголовного права предпринимаются усилия
поставить под сомнение непременную связь группового преступления с соучастием. Так, по мнению Р.Р. Галиакбарова, группа в уго362
Кригер Г.А. Квалификация хищений социалистического имущества.
М., 1974. С. 230.
363
Это обозначение используется законодателем лишь однажды – в ч. 3
ст. 150 действующего УК и по смыслу охватывает все разновидности группового преступления, то есть выступает (и может быть использовано) в качестве
родового.
195
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Преступления в сфере экономической и бюджетной деятельности
ловном праве выступает в нескольких качествах, «она не исчерпывается только соучастием в преступлении…»364. Придерживаясь этой
же концепции, А.В. Шеслер утверждает, что «преступная группа –
это социальная группа, состоящая из двух и более лиц, совместно
совершающих преступление. Причем действия лишь одного из этих
лиц могут быть оценены как преступные»365. Соответственно им выделяются 4 вида группового преступления: 1) оцениваемое уголовным законом как соучастие в преступлении (оно складывается только
из преступных действий); 2) слагающееся из преступных действий
лица, посредственно совершающего преступление, и непреступных
действий невменяемого, малолетнего и т.д.; 3) создающее усилиями
определенного лица – при фактическом участии нескольких других
лиц – соответствующую обстановку совершения преступления (например, толпу при массовых беспорядках) и т.п.; 4) выражающееся в
непреступных посткриминальных действиях виновного и в уголовно-наказуемом укрывательстве, осуществляемом другим лицом366.
Совершенно очевидно, что такое понимание группового преступления не имеет надлежащей опоры в действующем уголовном законодательстве и не случайно Пленум Верховного Суда РФ свою
прежнюю позицию пересмотрел. В п. 12 постановления № 29 от
27 декабря 2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и
разбое» сказано, что действия лиц следует квалифицировать по признакам «группа лиц по предварительному сговору» или «организованная группа», если в совершении преступления совместно участвовали два или более лица, «которые в силу статьи 19 УК РФ подлежат уголовной ответственности за содеянное»367.
Исходя из характера участия, выполняемых лицами функций,
различают соисполнительство и соучастие с распределением ролей.
С какой из этих двух форм связано понятие группы лиц? В уголовноправовой литературе распространено мнение, что, если только речь
не идет об организованной группе и преступном сообществе, пред364
Галиакбаров Р.Р. Борьба с групповыми преступлениями. Вопросы квалификации. Краснодар, 2000. С. 46.
365
Шеслер А.В. Групповая преступность: криминологические и уголовноправовые аспекты: Автореф. дис…д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2000. С. 13.
366
Там же. С. 12–13.
367
Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 2.
196
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§4. Характеристика отдельных квалифицирующих обстоятельств
полагается соисполнительство участников группового преступления368, будь то группа, действующая с предварительным соглашением (сговором) или без такового369. Пленум же ныне распространил
такое толкование и на организованную группу (абз.1 п. 12 упомянутого выше постановления)370.
И здесь, как видим, делается исключение из правила, отклонение
от него, ориентирующее на такое суждение: прежде чем определять,
наличествует ли группа лиц, необходимо выяснить, о какой ее разновидности идет речь. Ущербность подобного суждения очевидна, поскольку оно предлагает идти от переменных признаков к постоянным, а не наоборот. Между тем, "прежде чем определять, носит ли
группа организованный характер, необходимо установить ее наличие"371. Уголовный закон предусматривает совершение преступления не только по предварительному сговору, но и группой, поэтому
важно обнаружить наличие признаков группового преступления372.
368
Cм. об этом, напр.: Владимиров В.А. Квалификация похищений личного имущества. М., 1974. С. 176–182. Иное мнение высказывает В.В. Соболев,
считающий, что соисполнительство мыслимо «в составе группы без предварительного сговора, по предварительному сговору, организованной группы»
(Соболев В.В. Основание и дифференциация ответственности соучастников
преступления. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Краснодар, 2000. С. 20).
369
Такого же характера рекомендации дает своим судам Пленум Верховного Суда Казахстана, который в п. 15 упоминавшегося постановления прямо
указывает, что квалификация по этим двум признакам «возможна лишь в тех
случаях, когда в совершении преступления совместно участвовали два или более лица, которые в соответствии с частью 2 статьи 28 УК признаны соисполнителями». Между тем о соисполнительстве говорится в ч. 1 ст. 31 УК КР
лишь применительно к группе лиц без предварительного сговора. Пленум, таким образом, «подправляет» закон.
370
Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 2.
371
Галиакбаров Р.Р. Совершение преступления группой лиц. С. 95.
372
Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1968. № 6. С. 14; 1982. № 5. С. 4.
Иногда в теории этот вопрос упрощается – соучастие по предварительному
сговору сводится к двум видам: группе лиц по предварительному сговору и
преступному объединению (см., напр.: Балеев С.А. Ответственность за организационную преступную деятельность по российскому уголовному праву. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Казань, 2000. С. 13). В данном случае забывается о сложном соучастии и о том, что оно также как правило предполагает наличие предварительного соглашения.
197
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Преступления в сфере экономической и бюджетной деятельности
Иначе говоря, если встает вопрос об уголовной ответственности
за совершение преступления не одним субъектом, а группой лиц,
действовавшей без сговора или по предварительному соглашению
либо носившей организованный характер, то вначале нужно установить, что была преступная группа, а уж затем уточнять ее разновидность. Это правило носит, на наш взгляд, универсальный характер вне зависимости от вида преступления (фальшивомонетничество, уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации и
т. д.) и наличия (отсутствия) предварительного соглашения, степени
сплоченности (соорганизованности) и т. п. В таком случае становится возможным выделить единые, постоянные признаки всякого группового преступления, дать ему законодательное определение.
Конечно, толкование группы лиц как соисполнительства имеет
определенные положительные стороны и прежде всего в плане обеспечения единства понимания, четкости описания границ исследуемого квалифицирующего признака.
Наблюдается, однако, нередко отход от трактовки групповых
преступлений как соисполнительства, причем уже не только относительно такой их разновидности, как совершение организованной
группой373. И это верно, ибо в ч. 2 ст. 35 УК данная разновидность
преступной группы определяется не как совместное участие двух
или более исполнителей (см. ч. 1), а как участие в преступлении нескольких лиц.
В уголовно-правовой теории высказано мнение, что и в подобных ситуациях налицо соисполнительство преступления, а следовательно, никакого отступления от общего правила не допускается.
При этом своеобразно, расширительно толкуется понятие исполнения как выполнения хотя бы части объективной стороны состава
преступления374, а не деяния. В частности, поскольку "структура
объективной стороны хищения представляется достаточно сложной"
и при краже включает в себя определенный способ совершения (тайно), "непосредственными участниками групповой кражи... следует
считать и тех лиц, которые во время совершения преступления стоя373
См., например: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1986. № 7. С. 12.
Борзенков Г. Квалификация соучастия в краже с проникновением в
хранилище или жилище // Сов. юстиция, 1986. № 6. С. 14.
374
198
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§4. Характеристика отдельных квалифицирующих обстоятельств
ли на страже или иным образом обеспечивали другим участникам
возможность проникновения и тайного изъятия имущества"375.
Можно привести два контраргумента против такого понимания
исполнения (соисполнения) преступления. Во-первых, в объективную сторону последнего входят не только деяние и способ, но и ряд
других элементов (место, время, обстановка и т. д.). Если относить
к исполнителям лиц, выполняющих объективную сторону состава
преступления, то любое содействие проникновению в хранилище
при краже или незаконной добыче водных биологических ресурсов
в местах нереста автоматически становится исполнением преступления.
Во-вторых, можно ли считать исполнителем (и участником группового преступления) лицо, стоящее на страже при совершении не
кражи, а грабежа? Казалось бы, нельзя, ибо оно обеспечивало не открытость хищения (признак объективной стороны состава грабежа),
а, напротив, скрытость от посторонних. Между тем совершенно очевидно, что должен существовать принципиально единый подход к
уголовно-правовой оценке поведения лиц, стоявших на страже при
хищении (краже, грабеже, разбое), а также при угоне транспортных
средств, легализации (отмывании) преступно добытого, сокрытии
денежных средств или имущества и т. д.
Согласно закону, исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении, то есть исполнение выражается в полном
или частичном осуществлении деяния, признаки которого указаны в
соответствующей норме Особенной части УК. Лица, создающие необходимые условия для деяния исполнителя, выполняют функцию
пособника, а не соисполнителя.
Сказанное подводит к одному из двух выводов: либо при трактовке группового преступления надо исходить из законодательного
понимания исполнения и соисполнения, либо признать, что группа
лиц возникает не только при соисполнении, но и при соучастии в узком смысле слова, с распределением ролей (сложном соучастии).
375
Борзенков Г. Квалификация соучастия в краже с проникновением в
хранилище или жилище. С. 15. Ту же позицию занимает Пленум Верховного
Суда РФ (см. абз. 1 п. 10 упомянутого постановления № 29).
199
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Преступления в сфере экономической и бюджетной деятельности
Думается, верен второй вывод376. Для группового преступления
характерны двусторонняя осведомленность и согласованность поведения соучастников – признаки, факультативные для соучастия в
обычном смысле слова. Однако достаточно ли этих черт, чтобы утверждать о наличии группы лиц? Видимо, достаточно, когда группу
составляют соисполнители, и недостаточно, если группу образуют
лица, выполняющие в преступлении разные функции. При ином
подходе пришлось бы признать, что предварительный сговор во всех
случаях превращает пособника в члена группы и ссылки на статью о
соучастии становятся недопустимыми. Как правильно замечает
Г.А. Кригер, в законе (в Особенной части УК) говорится не о любом
соучастии с предварительным сговором, а о группе лиц, совершающих преступление по предварительному сговору377.
Подводя итог, заметим, что группа лиц, исходя из действующего
уголовного законодательства, является особой разновидностью соучастия, и только соучастия. Необходимо использовать родовое понятие «преступная группа». Оно наделено помимо обязательных
признаков соучастия (наличие двух или более лиц-субъектов преступления, совместность, умышленность, совершение одного и того же
преступления) тремя дополнительными: 1) обоюдная осведомленность (при сложном соучастии этот признак, на наш взгляд, является
факультативным), 2) согласованность действий и 3) принципиальная
готовность каждого члена группы к выполнению любой посильной и
диктуемой характером преступления функции.
Действия участников преступной группы должны квалифицироваться непосредственно по статье Особенной части УК без ссылки
на ст. 33 Общей части.
Действующее уголовное законодательство РФ, как уже отмечалось в начале параграфа, в разделе VIII оперирует лишь двумя разновидностями группы (организованная либо действующая по предварительному сговору). И вовсе игнорируются в плане квалификации две другие разновидности последней, в то время как в перечне
отягчающих наказание обстоятельств фигурируют все четыре вида
376
См. также: Орымбаев Р. Специальный субъект преступления. АлмаАта, 1977. С. 136–137; Литовченко В. Квалифицирующие признаки кражи
личного имущества граждан // Соц. законность, 1974. № 2.С. 62; и др.
377
См.: Кригер Г.А. Указ. соч. С. 220–221.
200
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§4. Характеристика отдельных квалифицирующих обстоятельств
(п. «в» ч. 1 ст. 63). В этом свете заслуживает внимания позиция УК
Республики Казахстан, который в двух составах главы о преступлениях в сфере экономической деятельности (легализация имущества,
приобретенного незаконным путем, и уклонение от уплаты таможенных платежей и сборов) назвал особо квалифицирующим (ч. 3
ст. 193) и квалифицирующим (ч. 2 ст. 214) обстоятельствами наряду
с признаком организованной группы совершение этих преступлений
преступным сообществом (преступной организацией). Альтернативным квалифицирующим обстоятельством состава нарушения
вещных прав на землю признано совершение этого преступления
группой лиц (ч. 2 ст. 186). При этом в последнем случае обозначение
использовано, по всей видимости, в качестве родового, то есть имеется в виду любая разновидность группового преступления, а не
только группа лиц без предварительного сговора.
В заключение заметим, что следовало бы подумать о формализации силы влияния признака «преступная группа» на избираемое судом наказание. В теории уголовного права высказано мнение, что законодателю надо бы в Уголовном кодексе осуществить эту идею не
только применительно к группе лиц, но и к сложному соучастию –
«закрепить различие ответственности соучастников по убывающей,
исходя из последовательности их перечисления в ст. 33 УК»378. Нам
более импонирует другое предложение – ограничиться в Общей части Кодекса градированием степени наказуемости участников преступной группы. По мнению В.В.Соболева, при совершении преступления а) простой группой лиц либо действовавшей по предварительному сговору наказание не может быть ниже половины,
б) организованной группой – не ниже двух третей максимального
срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление379.
Следовало бы подумать о закреплении данного положения в
ст. 67 УК РФ «Назначение наказания за преступление, совершенное
в соучастии».
378
Васильевский А.В. Дифференциация уголовной ответственности и наказания в Общей части уголовного права: Автореф. дис… канд. юрид. наук.
Н.Новгород, 2000. С. 18–19.
379
См.: Соболев В.В. Указ. соч. С. 23.
201
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Преступления в сфере экономической и бюджетной деятельности
4.2. Совершение преступления с причинением крупного
ущерба в крупном и особо крупном размере
Данный блок усиливающих признаков используется при конструировании квалифицированных составов заметно реже по сравнению с двумя выше рассмотренными – в гл. 22 в общей сложности 13
раз. Наиболее часто из них задействованы обстоятельства «в особо
крупном размере» (7 раз) и «в крупном размере» (4 раза). Два раза
использован признак крупного ущерба.
Если иметь в виду группу посягательств в бюджетной сфере, то
в ней 6 раз (в том числе 2 раза в ст. 285¹ и 285²) задействован квалифицирующий признак «особо крупный размер».
Интересна в этом плане позиция УК Казахстана, также оперирующего в одноименной главе упомянутыми признаками: каждый из
них раскрывается в примечании к соответствующей статье, то есть
носит «персональный» характер. Так, применительно к составу незаконного предпринимательства (ст. 190) значительным размером
«признается такое количество товаров, стоимость которых превышает сто месячных расчетных показателей»; на ту же сумму признается
ущерб значительным применительно к составу нарушения порядка и
правил маркировки подакцизных товаров (ст. 208), а также умышленного уничтожения или повреждения чужого имущества (ст. 187,
гл. 6). Иные параметры значительного размера определены относительно обмана потребителей (ст. 223) – ущерб потребителю в сумме,
превышающей одну шестую часть месячного расчетного показателя.
Иначе решен вопрос в УК Беларуси. Понятие значительного
размера (ущерба в значительном размере) законодателем дано в
группе примечаний, «открывающих» главу 24 о преступлениях против собственности (см. примечание 3), и распространено на статьи
«настоящей главы».
Следует поддержать такой подход. Там, где речь идет о признаках состава преступления (основного или квалифицированного вида), следует, по возможности, избегать использования оценочных
признаков, иначе неизбежен разнобой в определении правоприменителями наличия или отсутствия основания уголовной ответственности, чего не должно быть. Замена в составе преступления оценочного понятия признаком точного значения (постоянным) хотя и имеет
определенные отрицательные стороны, связанные с жесткой форма202
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§4. Характеристика отдельных квалифицирующих обстоятельств
лизацией, но все же предпочтительнее, ибо создает условия для
обеспечения режима законности в процессе правоприменения.
Крупный ущерб. Теория и практика близки к единодушию в
том, что данное понятие охватывает не только прямой ущерб, но и
упущенную выгоду (неполучение должного)380. В стоимостном выражении, думается, они сближаются с крупным размером, и не случайно Пленум Верховного Суда РФ применительно к крупному
ущербу (в составе вымогательства) дал разъяснение, согласно которому вопрос о размерах крупного ущерба должен решаться применительно к крупным размерам хищения381. Ту же позицию занял законодатель в примечании к ст. 169 УК РФ.
Для обеспечения законности в правоприменительной деятельности это очень важно, ибо в гл. 22 УК РФ признак причинения крупного ущерба наличествует в ряде основных составов, а также в квалифицированных составах – ч. 2 ст. 169 и ч. 3 ст. 183 УК.
Признак совершения преступления в крупном размере используется в качестве квалифицирующего в гл. 22 четыре раза, а в особо
крупном размере – семь раз, в том числе в 4 статьях о посягательствах в бюджетной сфере (в ч. 2 ст. 194, 198, 199, 199¹) гл. 22 УК, а
также дважды – в ст. 285¹ и 285².
В ряд статей гл. 22 также введены примечания, конкретизирующие содержание понятия «крупные размеры», «особо крупные размеры» и по сути превращающие оценочные понятия в признаки точного значения. Однако наблюдаются серьезные расхождения в понимании законодателем границ этих признаков. Так, крупные размеры
определены (в том числе относительно данного признака как квалифицирующего): в примечании к ст. 169 УК – как превышающие 250
тысяч рублей (ч. 2 ст. 175, 186, 191); применительно к ч. 2 ст. 174,
174¹ в силу примечания к ст. 174 – как составляющие свыше 1 миллиона рублей.
Того же характера расхождения наблюдаются по признаку особо
крупного размера: по примечанию к ст. 169 – при сумме, превышающей 1 миллион рублей, по иным примечаниям – более 500 тысяч
380
См. об этом: Михалев И.Ю. Преступное банкротство. Иркутск, 2000.
С. 34.
381
См.: Сборник действующих постановлений… С. 332.
203
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 5. Особенности законодательной регламентации ...
(ч. 2 ст. 198), свыше 1 млн. 500 тысяч (ч. 2 ст. 194), свыше 2 млн.
500 тысяч (ч. 2 ст. 199 и 199¹).
Такой разброс не всегда объясним логически и создает трудности в правоприменительной деятельности. Необходима – в пределах
возможного – унификация крупного размера, ущерба, равно как и
особо крупного размера.
Глава 5. Особенности законодательной регламентации ...
§ 1. Общая характеристика составов... по уголовному законодательству ФРГ
Глава 5
Особенности законодательной
регламентации некоторых видов
кредитно-финансовых преступлений
в уголовном законодательстве
ФРГ и США
§ 1. Общая характеристика составов
кредитно-финансовых преступлений
по уголовному законодательству ФРГ.
Сравнительный анализ с УК РФ
Особенностью немецкого уголовного права является множественность его источников. В их круг, помимо собственно Уголовного
кодекса ФРГ от 15 мая 1871 года в ред. от 13 ноября 1998 года382 (в
основе которого лежит неоднократно модифицированное Уголовное
уложение Германской империи), включено множество иных законодательных актов (федеральных и актов земель), в том числе регуля-
382
См.: Уголовный кодекс ФРГ / Пер. с нем. А.В. Серебренниковой. М.,
2000. Далее по тексту статьи ссылки делаются в основном на этот русскоязычный источник УК ФРГ; перевод отдельных параграфов УК ФРГ позаимствован
у проф. А.Э. Жалинского (см.: Жалинский А.Э. Современное немецкое уголовное право. М., 2004).
204
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Общая характеристика составов... по уголовному законодательству ФРГ
тивных383, а также Основной закон (Конституция) ФРГ 1949 года
и иностранное уголовное законодательство. Таким образом, уголовное право ФРГ кодифицировано не полностью: наряду с Уголовным кодексом существуют иные уголовно-правовые нормы,
содержащиеся в различных законах, относящиеся к так называемому дополнительному уголовному праву (Nebenstrafrecht)384.
Но основным источником всё же является Уголовный кодекс.
Эта особенность в полной мере прослеживается и применительно к регламентации экономических преступлений. Например, нормы
о налоговых преступлениях изложены не в УК ФРГ (за исключением
только § 283b этого УК «Нарушение обязанности ведения бухгалтерских книг»), а в Законе о налогах385. Составы экономических преступлений содержатся, кроме того, в Законах о дальнейшем упрощении
хозяйственного уголовного права, о федеральном банке, о кредитных
учреждениях, о торговле ценными бумагами, Законе против неразрешенной конкуренции и многих других386. Такая разобщенность
уголовно-правовых норм создает немалые трудности для правоприменения, поэтому даже консервативный германский законодатель
вынужден предпринимать меры по объединению этих норм в рамках
одного УК. Невзирая на медлительный характер уголовно-правовой
кодификации, следует подчеркнуть: в Германии прослеживается
тенденция консолидации норм об экономических преступлениях в
383
См. об этом: Уголовное законодательство зарубежных стран (Англии,
США, Франции, Германии, Японии) / Под ред. И.Д. Козочкина. М., 1998.
С. 237-240 (автор главы А.В. Серебренникова).
384
См.: Серебренникова А.В. Предисловие к Уголовному кодексу ФРГ /
Пер. с нем. А.В. Серебренниковой. М., 2000. С. 1–3. О дополнительном уголовном праве см.: Шулепова Л.Ф. Дополнительное уголовное право Федеративной Республики Германия (понятие, система, источники): Автореф. дис. …
канд. юрид. наук. М., 2005.
385
Подробнее см.: Вагнер А. Налоговые преступления: пределы ответственности. Законодательный и судебный опыт ФРГ // Налоговые преступления:
пределы ответственности. Материалы бизнес-форума. М., 2005.
386
Ввиду значительного числа нормативных актов, устанавливающих уголовную ответственность за совершение экономический деяний, в Германии
популярны специализированные работы, посвященные этой тематике, например Справочник хозяйственного и налогового уголовного права, составленный
Хейнц-Берндтом Вабницем и Томасом Яновски (см. об этом: Жалинский А.Э.
Указ. соч. М., 2004. С. 350).
205
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 5. Особенности законодательной регламентации ...
рамках УК 387. В этом плане российская модель, когда уголовноправовые предписания в своем абсолютном большинстве сосредоточены в кодифицированном акте, выглядит предпочтительней. Это
важно не только для правоприменителя, но и для адресата уголовноправового запрета – конкретного гражданина, имеющего дело с одним Кодексом, а не с ворохом правовых актов.
В УК ФРГ экономические преступления не сгруппированы в
рамках отдельной главы (как это сделано в гл. 22 УК РФ). Так, отмывание денег регламентировано в разделе 21 УК ФРГ, получение субсидии путем мошенничества и злоупотребления, связанные со страхованием, – в разделе 22, преступные деяния, связанные с банкротством, – в разделе 24. При этом указанные деяния «соседствуют» с
преступлениями против конституционных прав и свобод, правосудия, собственности и др. (по российской терминологии). Таким образом, составы экономических преступлений не только не объединены
в Германии в одном акте, но и в самом УК размещены в различных
главах. С точки зрения законодательной техники экономические преступления описаны весьма казуистично, обрисовка некоторых из них
превышает страницу текста. Впрочем, эти технические недостатки
предписаний об экономических преступлениях компенсируются в
Германии богатым опытом их применения.
Заметим, что, учитывая особенности функционирования финансовой, налоговой и бюджетной системы ФРГ, немецкая уголовноправовая доктрина не рассматривает преступления в сфере формирования и расходования бюджетных средств как самостоятельную
группу. Как правило, подобные деяния рассматриваются в рамках
преступлений в финансовой сфере, к которым относят налоговые,
банкротские, некоторые мошеннические и иные посягательства. Постараемся рассмотреть особенности законодательной регламентации
некоторых из них.
Состав отмывания денег (§ 261 УК ФРГ) имеет широкие рамки и
охватывает любые действия по сокрытию предмета, полученного в
результате противоправного деяния, и информацию о его происхождении. Правда, круг этих деяний (так называемых первичных) ограничен и включает преступления, наказуемые лишением свободы на
387
На эту тенденцию указывает в своей фундаментальной работе и
А.Э. Жалинский (см.: Жалинский А.Э. Указ. соч. С. 348).
206
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Общая характеристика составов... по уголовному законодательству ФРГ
срок не менее 1 года, и лишь отдельные преступления, наказуемые
меньшим сроком (проступки, по немецкой терминологии), например
совершаемые в виде промысла или бандой. Еще один принципиальный момент отмечают Х.-Х. Кернер и Э. Дах: «Лицо, совершившее
первичное уголовно наказуемое деяние (действующее единолично
или как соучастник), согласно § 261 УК не может быть участником
(исполнителем или соучастником) преступления, заключающегося в
отмывании денег»388. Таким образом, в отличие от ст. 1741 УК РФ, за
легализацию отвечает только лицо, непричастное к первичному преступлению. Характерно и то, что в отличие от ст. 174 и 1741 УК РФ,
наказуем не только умысел, но и неосторожность (на что прямо
указано в абз. 5 § 261), однако в последнем случае максимум наказания снижается с 5 до 2 лет лишения свободы. В абз. 9 § 261 УК ФРГ
содержится специальная норма, также не имеющая аналога в УК РФ,
об исключении ответственности лица за отмывание, если оно добровольно сообщает о деянии компетентным органам или добровольно
дает повод для подобного сообщения и деяние в этот момент не является полностью либо частично раскрытым.
Ряд финансовых преступлений выступает по УК ФРГ в качестве
разновидностей мошенничества. Так, § 264 предусматривает ответственность за получение субсидии путем мошенничества. Под субсидией в самом общем виде понимается платеж из общественных
средств по федеральным или земельным правовым нормам или по
праву Европейского Сообщества.
Объективная сторона основного состава данного преступления
может выражаться в 4 альтернативных деяниях:
– предоставлении неправильных или неполных данных о фактах,
имеющих значение для получения субсидии, полномочному в предоставлении субсидии органу или должностному лицу, участвующему в субвенционном процессе, или лицу, предоставляющему субсидию;
– противоправном использовании предмета или денежных
средств либо их использовании с нарушением ограничений, установленных применительно к данной субсидии;
388
Кернер Х.-Х., Дах Э. Отмывание денег: Путеводитель по действующему законодательству и юридической практике. М., 1996. С. 39.
207
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 5. Особенности законодательной регламентации ...
– противоправном создании неосведомленности о значимых для
выдачи субсидий фактах;
– использовании в субвенционном процессе свидетельства о
предоставлении субвенционных прав или значимых для выдачи субсидий сведений, полученных на основании неправильных или неполных данных. Первые три деяния из указанных, согласно абз. 4 §
264, наказываются также в случае их совершения по легкомыслию.
Нетрудно видеть и то, что для данного состава вовсе не обязательно
получение субсидии, достаточно махинаций в процессе ее предоставления (т.е. перед нами усеченный тип состава).
Квалифицирующими обстоятельствами (дословно «особо тяжкими случаями») признается совершение указанных деяний с получением субсидии в крупном размере, путем злоупотребления своими
должностными полномочиями или своим служебным положением в
целом, а также с использованием лица, которое злоупотребляет названными полномочиями или положением. Отметим, что квалифицированный состав этого преступления сконструирован с использованием приема «regelbeispiele» (примерного правила), суть которого
заключается в следующем: в диспозиции перечисляются квалифицирующие признаки, но особо оговаривается, что они учитываются
«как правило». По словам А.Э. Жалинского, это означает, что суд
может выйти за рамки примерного перечня, то есть признать квалифицирующими и иные признаки, но может и не учитывать названные
в законе обстоятельства в качестве усиливающих наказание389. В УК
РФ применяется другой прием (например, п. «в» ч. 3 ст. 126 указывает на смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия). При квалификации по этому пункту тоже много отдается на откуп практике.
Однако, в отличие от либерального «regelbeispiele», отечественный
правоприменитель, как мы знаем, обязан учитывать при квалификации конкретно названный в законе квалифицирующий признак (в
приведенном примере – смерть потерпевшего и иные тяжкие последствия).
Согласно абз. 5 § 264 добровольный отказ от получения субсидии после осуществления основного состава исключает наказание
лица. Вообще, для Особенной части УК ФРГ характерны нормы об
389
См.: Жалинский А.Э. Указ. соч. С. 90.
208
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Общая характеристика составов... по уголовному законодательству ФРГ
исключении наказания в случае позитивного посткриминального поведения преступника (если, по общему правилу, он своими действиями предотвратил причинение вреда). В главе же 22 УК РФ нет ни
одной такой нормы (применяются лишь статьи Общей части – ст. 75,
76 и др.). Поэтому напрашивается вывод: в сравнении с УК РФ немецкий законодатель при дифференциации ответственности за экономические преступления более широко использовал специальные
виды освобождения от ответственности. Представляется, что этот
положительный опыт есть резон использовать и в нашем УК. В частности, необходимо закрепить специальное освобождение по ст. 174,
175 УК РФ в целях стимулирования позитивного послепреступного
поведения лиц, приобретающих (сбывающих, легализующих) преступно добытое имущество.
Еще один вид мошенничества в сфере экономической деятельности закреплен в § 265b – мошенничество, связанное с получением
кредита. Это деяние имеет значительное сходство с отечественным
составом незаконного получения кредита (ст. 176 УК РФ). Понятие
кредита раскрыто в этом же параграфе (абз. 3) и означает денежные
ссуды всех видов, акцептные кредиты, денежные приобретения, отсрочку оплаты денежных требований, векселя, чеки и принятие поручительств, гарантий или иные подобные действия. Отметим, что в
отличие от УК РФ, в котором дефиниции принято размещать в примечаниях, в УК ФРГ это делается в самих параграфах. Такой подход
имеет резон, поскольку, по данным изучения общественного мнения,
граждане воспринимают примечания в законе как нечто второстепенное, обладающее меньшей юридической силой, нежели статьи закона (разумеется, в действительности эти правовые фрагменты равнозначны, но следует помнить, что закон адресован не только юристам)390.
Состав названного преступления имеет громоздкую конструкцию. В самом общем виде его объективную сторону образует одно из
3 деяний, совершаемых в связи с подачей заявления о получении
кредита или заявления об изменении кредитных условий:
390
См.: Иванчин А.В., Грибов А.С. О регламентации составов экономических преступлений в УК ФРГ // Налоговые и иные экономические преступления. Вып. 6 / Под ред Л.Л. Кругликова. Ярославль, 2005. С. 57.
209
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 5. Особенности законодательной регламентации ...
– предоставление неправильных или неполных данных о хозяйственных отношениях, в том числе балансов, расчетов прибыли и
убытков;
– дача в письменном виде неправильных или неполных данных о
хозяйственных отношениях, которые значимы для принятия решения
о предоставлении кредита;
– несообщение об ухудшениях хозяйственных отношений, если
эти отношения имеют значение для принятия решения о предоставлении кредита. Нетрудно видеть, что и анализируемый состав сконструирован по типу усеченного. За его рамками находятся не только
последствия в виде имущественного ущерба, но и получение самого
кредита. Как и во многих иных случаях, в абз. 2 § 265b содержится
предписание о ненаказуемости лица, добровольно предотвратившего
предоставление суммы кредита.
Преступлениям в сфере несостоятельности посвящен раздел 24
УК ФРГ (§ 283 – 283d). Ряд авторов отмечает, что в Германии накоплен богатый законотворческий опыт регламентации ответственности
за преступления, связанные с банкротством391. В § 283 описано уголовно наказуемое банкротство. Состав этого преступления крайне
казуистичен и включает в себя восемь альтернативных форм поведения, в частности:
– сокрытие или утаивание составных частей своего имущества,
которые в случае открытия процесса о банкротстве принадлежали бы
к имущественной массе, подлежащей взысканию, или разрушение,
повреждение или приведение их в непригодность таким образом, который противоречит требованиям надлежащей практики ведения хозяйства;
– вопреки требованиям надлежащей практики ведения хозяйства
вступление в убыточные или спекулятивные сделки или биржевые
сделки на разницу с товарами или ценными бумагами либо трата
чрезмерных сумм или образование долга в результате бесхозяйственных расходов, игры или пари;
391
См., например: Тимербулатов А.Х. Защита прав кредиторов в уголовном законодательстве Австрии, ФРГ и Швейцарии // Государство и право.
1994. № 3. С. 56; Клепицкий И.А. Банкротство как преступление в современном уголовном праве // Государство и право. 1997. № 11. С. 43.
210
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Общая характеристика составов... по уголовному законодательству ФРГ
– предоставление в кредит товаров или ценных бумаг и отчуждение их или каким-либо иным способом передача их или изготовление из этих товаров предметов по цене, значительно ниже их
стоимости, противоречащей надлежащей практике ведения хозяйства
образом;
– введение в заблуждение о правах других лиц или признание их
фиктивных прав;
– неведение торговых книг, ведение которых является установленной законом обязанностью, или ведение или изменение их таким
образом, что это затрудняет получение представления об имущественном положении; и др. Очевиден формальный характер данного
состава.
В этом же параграфе предусмотрено, что уголовная ответственность наступает и за неосторожное совершение вышеперечисленных действий (бездействия), хотя рамки наказуемости за неосторожность снижены.
В § 283а названы особо тяжкие случаи (квалифицированные виды) банкротства (квалифицированный состав и этого преступления
сконструирован с использованием приема «regelbeispiele»): 1) корыстная заинтересованность и 2) осознанное поставление большого количества лиц в опасность причинения ущерба имуществу, вверенному виновному этими лицами, или в опасность причинения бедственного экономического положения. Последняя квалифицированная
разновидность состава банкротства сформулирована по типу состава
создания опасности.
Очевидно, что немецкий законодатель стремится бороться с
причинением ущерба экономическим отношениям на ранних стадиях, создавая формальные и усеченные составы преступлений. Напомним, что все три российских состава преступления в сфере несостоятельности сконструированы по типу материальных и окончены
лишь в момент причинения крупного ущерба. Полагаем, что российский вариант более предпочтителен, поскольку без ущерба соответствующие деяния не достигают уровня вредоносности, характерного
для преступлений. По крайней мере, на сегодняшнем этапе развития
экономических отношений в России. Б.В. Волженкин обоснованно
отмечает, что «чрезмерно широкая криминализация правонарушений
в сфере экономической деятельности, конечно, недопустима, по211
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 5. Особенности законодательной регламентации ...
скольку уголовная ответственность – это крайнее средство, к которому следует прибегать, когда иные возможности исчерпаны»392.
По § 283b наказуемо умышленное или неосторожное нарушение
обязанности ведения бухгалтерских книг. Состав этого преступления
образуют самые разнообразные нарушения: неведение этих книг и
других бухгалтерских документов, их сокрытие, утаивание, повреждение и т.д. Подобные действия являются в России налоговым правонарушением, само по себе которое (без причинения ущерба), на
наш взгляд, также не требует уголовно-правового реагирования.
Состав, сходный с составом неправомерных действий при банкротстве (ст. 195 УК РФ), закреплен в § 283с «Способствование одному из кредиторов». По этому параграфу несет ответственность тот,
кто, зная о своей неплатежеспособности, дает кредитору преимущественное удовлетворение и поручительство, на которые он не может
претендовать или не может в таком виде и в такое время, но ему в результате этих заверений намеренно и осознанно предоставляют преимущества перед другими кредиторами. Состав, в отличие от российского законодательства, сконструирован по типу формального, но
допускает лишь умышленную форму вины (как и в России).
По 283d наказуемым признается лицо, которое, зная о грозящей
другому лицу неплатежеспособности или после прекращения платежей в производстве, связанном с объявлением банкротом или в процессе принятия решения о начале процесса об объявлении банкротом другого лица, утаивает, скрывает с согласия другого лица или в
его пользу составные части имущества, которые в случае открытия
производства об объявлении банкротом являются имущественной
массой банкрота, или разрушает, повреждает или делает непригодными таким образом, который противоречит требованиям надлежащей хозяйственной практики.
В этом параграфе просматриваются признаки системного использования немецким законодателем квалифицирующих обстоятельств. В данном случае эти обстоятельства совпадают с теми, которые закреплены в § 283а, то есть это: 1) корыстная заинтересованность и 2) осознанное поставление большого количества лиц в
опасность причинения ущерба имуществу, вверенному виновному
этими лицами, или в опасность причинения бедственного экономи392
Волженкин Б.В. Указ. соч. С. 67.
212
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 1. Общая характеристика составов... по уголовному законодательству ФРГ
ческого положения. Заметим, что по УК РФ ответственность за преступления в сфере несостоятельности вообще не дифференцирована,
тем более не приходится говорить об использовании так называемого
«блокового метода» дифференциации с помощью квалифицирующих
признаков393. Германские нормы о борьбе с преступлениями в сфере
несостоятельности в этом плане (хотя и фрагментами) выгодно отличаются от отечественных394.
Преступления против конкуренции регламентированы в разделе
26 УК ФРГ. К ним относятся ограничивающая конкуренцию договоренность при описании товаров (§ 298) и взяточничество и подкуп в
предпринимательской деятельности (§ 299). Последнее деяние с позиции российского закона является служебным преступлением
(гл. 23 УК РФ), а первое – монополистическим, то есть чисто экономическим. Согласно абз. 1 § 298 наказывается тот, «кто при конкурсном предложении товаров или предложении промысловых услуг делает предложение, которое основывается на противоправной договоренности, имеющей целью побудить другую сторону к принятию
определенного предложения». Кстати, в отличие от УК РФ, делающего акцент на деяние, в германском Кодексе все диспозиции ориентированы на деятеля и соответственно строятся по формуле «Кто совершит то-то, наказывается» или «Так-то наказывается тот, кто…». В
абз. 2 § 298 указывается, что к конкурсному предложению по смыслу
абз. 1 приравнивается неформальное предложение договора, имеющее признаки конкурса для его участников. Данный состав также
имеет усеченную конструкцию. Это преступление совершается
умышленно. При этом «умысел, – пишет А.Э. Жалинский, – распро393
О «блоковом методе» см.: Кругликов Л.Л., Дулатбеков Н.О. Экономические преступления (вопросы дифференциации и индивидуализации ответственности и наказания): Учеб. пособие. Ярославль, 2001. С. 64–67.
394
Об иных особенностях регламентации преступлений в сфере несостоятельности в УК ФРГ см.: Соловьев О.Г., Грибов А.С. Особенности законодательной регламентации преступлений в сфере несостоятельности (банкротства)
в уголовном законодательстве ФРГ // Актуальные проблемы юридической ответственности за нарушения в сфере экономической деятельности и налогообложения: Материалы третьей научно-практической конференции / Отв. ред.
Л.Л. Кругликов. Ярославль, 2004. С. 97–103. По этому вопросу см. также:
Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности. СПб.,
2002. С. 541–543.
213
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 5. Особенности законодательной регламентации ...
страняется на все признаки состава деяния. Субъект должен по
меньшей мере принимать во внимание противоправность деяния как
нарушающего правила свободной конкуренции на рынке»395. Абзац 3
§ 298 содержит специальную норму, гарантирующую ненаказуемость лица, которое добровольно предотвращает принятие стороной
предложения или оказание стороне услуги.
Повышенное внимание немецкий законодатель уделил фальшивомонетничеству и подделке иных платежных документов, посвятив
им в УК ФРГ специальный раздел (8). Основной состав подделки денежных знаков (§ 146) образуют следующие альтернативные действия: 1) подделка денег с намерением сбыть их в качестве настоящих
или способствовать подобному сбыту или с подобным намерением
фальсификация денег таким образом, что они приобретают вид денежных знаков более высокого достоинства; 2) приобретение с этой
же целью фальшивых денег; 3) сбыт в качестве настоящих фальшивых денег. Усиливает наказание за это преступление его совершение
в составе банды, которая организовалась для постоянного совершения подделки денег, а также в виде промысла. Последний квалифицирующий признак, заметим, нередко используется при регламентации экономических преступлений в УК ФРГ. Не вызывает сомнений,
что совершение экономического преступления в виде промысла существенно увеличивает степень его общественной опасности, поэтому, на наш взгляд, есть все основания использовать этот признак
и при дифференциации ответственности за российские преступления
(и не только экономические).
Смежный состав содержится в § 146 – подделка знаков оплаты.
Его объективная сторона совпадает с фальшивомонетничеством, а
специфика состоит в специальном предмете – служебных знакай оплаты (абз. 1). Кроме того, абз. 2 § 146 наказывает использование в
качестве непогашенных таких знаков, если они уже использованы, то
есть на них устранены штемпели погашения, а равно наказывает их
сбыт. Интересно, что приготовительные действия к данным преступлениям образуют в УК ФРГ самостоятельный состав преступления –
395
Соловьев О.Г., Грибов А.С. Особенности законодательной регламентации преступлений в сфере несостоятельности (банкротства) в уголовном законодательстве ФРГ. С. 506.
214
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Общая характеристика составов ... по уголовному законодательству США
подготовка к подделке денег или знаков оплаты (§ 149). Учитывая
усеченный тип этого состава, не удивительно, что его дополняет
норма о ненаказуемости лица, отказавшегося от подготовки денег и
знаков оплаты либо сообщившего о своих «подвигах» соответствующему органу. Наконец, еще один деликт этого рода предусмотрен
§ 152a, который запрещает подделку платежных карт и бланков европейских чеков.
По УК ФРГ субъектом преступлений, включая экономические,
признается лишь физическое лицо. Как и в России, немецкие организации привлекаются к ответственности на основании предписаний
гражданского, финансового и иного законодательства.
Подводя итог, отметим, что регламентация экономических преступлений в УК ФРГ отличается заметным своеобразием. Отдельные
стороны немецкого опыта вряд ли можно оценить как прогрессивные – это и разобщенность в Кодексе экономических деяний, и казуистика в описании большинства из них. Однако многие решения
германского законодателя (преобладание усеченных конструкций составов, наказуемость неосторожных деяний экономического характера, обилие специальных норм о ненаказуемости лиц, предотвративших наступление вреда и др.) заслуживают пристального внимания и при определенных условиях могут быть с пользой для дела
имплементированы в российский уголовный закон.
§ 2. Общая характеристика составов ... по уголовному законодательству США
§ 2. Общая характеристика составов
кредитно-финансовых преступлений
по уголовному законодательству США.
Сравнительный анализ с УК РФ
В США, как и во многих других странах англо-саксонской правовой семьи, нет единой уголовно-правовой системы. Там действуют
53 самостоятельные системы – 50 штатов, федеральная, округа Колумбия, где расположена столица страны, и «свободно присоединившегося государства» Пуэрто-Рико. Основу этих систем составляют уголовные кодексы. Хотя, например, часть I («Преступления»)
раздела 18 Свода законов США, где собрана основная масса уголовно-правовых норм федерального законодательства, Уголовным ко215
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 5. Особенности законодательной регламентации ...
дексом можно назвать весьма условно. Дело в том, что из 86 глав
указанной части в 85, представляющих собой Особенную часть, материал расположен в алфавитном порядке. Первая гл. – мини-Общая
часть396.
Помимо законодательства, или статутного права, источником
американского уголовного права является прецедентное, или общее,
право, значение которого в непосредственном регулировании уголовно-правовых отношений в XX веке продолжали падать. Такой
вывод подтверждается хотя бы тем фактом, что преступность деяний
на федеральном уровне и в большинстве штатов США определяется
только на основании законодательства397. Однако это не значит, что
там нет общего права. Осуществляя толкование законодательства,
восполняя его пробелы, исправляя другие недостатки, суды по-прежнему занимаются правотворчеством. Особенно велика в этом роль
Верховного суда США, в меньшей степени – федеральных окружных
судов и верховных судов штатов. Однако если первые способствуют
унификации общего права в масштабе всей страны, то последние,
наоборот, – внесению различий, не в последнюю очередь обусловленных отличиями в уголовном законодательстве штатов. Это обстоятельство явилось причиной того, что общее право одного штата
может существенно отличаться по содержанию от общего права другого398. Хотя, как отмечает Ф.М. Решетников, в последние десятилетия предпринимаются попытки сближения и норм общего права отдельных штатов399.
Думается, что эта тенденция обязана своим развитием, а возможно и появлением, реформе уголовного законодательства штатов,
396
Подробнее об этом см.: Уголовное право зарубежных государств. Общая часть / Под ред. и с предисл. И.Д. Козочкина. М., 2003. С. 108–110.
397
На федеральном уровне преступления общего права были поставлены
«вне закона» решением Верховного суда страны еще в 1812 г. (см.: Уголовное
право США: Сборник нормативных актов / Сост., отв. ред. и автор вступительного слова И.Д. Козочкин. М., 1985. С. 15).
398
«Решения судебных органов одного штата имеют лишь силу убеждающего прецедента» для судов другого штата» (Уголовный кодекс штата Техас /
Науч. ред. И.Д. Козочкин; пер. с англ. Д.Г. Осипова, И.Д. Козочкина. СПб.,
2006. С. 7).
399
Решетников Ф. М. Правовые системы стран мира. М., 1993. С. 169, 171.
216
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Общая характеристика составов ... по уголовному законодательству США
начало которой было положено изданием в 1962 году окончательного
варианта Примерного УК400. Одним из первых штатов, который откликнулся на «приглашение» к реформе в наибольшей мере, был
штат Нью-Йорк, где в 1965 году был принят, а в 1967 году вступил в
силу новый Уголовный кодекс401.
Поскольку некоторые вопросы в Примерном УК были изложены
слишком теоретизированно или вообще не рассмотрены, штаты при
проведении реформы своего уголовного законодательства также ориентировались на УК штата Нью-Йорк и проекты федерального УК,
прежде всего на «исследовательский» проект. Реформа уголовного
законодательства была проведена и в штате Техас, где в 1973 году
был принят новый Уголовный кодекс (вступил в силу 1 января
1974 года), заменивший собой УК 1925 года. Представляется, что
анализ средств борьбы с экономическими (в том числе, кредитнофинансовыми) преступлениями в США целесообразно проводить на
примере законодательств одного из штатов. Как уже отмечалось, в
США действует федеральное законодательство (преимущественно
раздел 18 Свода законов США «Преступления и уголовный процесс») и законодательство отдельных штатов. При этом «действие
федерального уголовного законодательства является ограниченным»402. Дело в том, что оно, во-первых, применяется в случае совершения преступлений с так называемым «федеральным элементом»: в отношении федеральных должностных лиц или ими в связи с
исполнением своих служебных обязанностей, в случае совершения
преступлений на территории нескольких штатов, за посягательства
против федеральных учреждений и служб либо США в целом. Вовторых, оно применяется в случае совершения любого преступления
400
См.: Примерный Уголовный кодекс (США). Официальный проект Института американского права / Под ред. Б.С. Никифорова. М., 1969.
401
О причинах, побудивших к проведению реформы и о ее характере см.:
Козочкин И.Д. Реформа американского уголовного права // Государство и право. 1993. № 9. С. 142–151; Козочкин И.Д. 35-летие Примерного уголовного кодекса – годы успехов и неудач в реформировании американского уголовного
права // Государство и право. М., 1998. № 12. С. 82.
402
Уголовное право зарубежных государств. Общая часть / Под ред.
И.Д. Козочкина. М., 2001. С. 111.
217
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 5. Особенности законодательной регламентации ...
на территориях федерального значения: в национальных парках, заповедниках, судах, военных объектах и т.д.403
Из этого становится понятным, что основная борьба с экономическими преступлениями в США осуществляется преимущественно
посредством уголовных законодательств штатов. По этой причине в
рамках настоящей работы мы решили обратиться к опыту штата Техас. УК штата Техас в настоящее время является самым современным источником уголовного права США, переведенным на русский
язык (по состоянию на 1 июля 2003 г.). Кроме того, выбор на этот
Уголовный кодекс пал не только из-за его современной редакции,
доступной российскому читателю. И не потому, что Техас – родной
штат президента Буша, где он был длительное время губернатором и,
естественно, оказывал влияние на уголовную политику в этом штате,
а прежде всего потому, что, по мнению специалистов, многие вопросы, институты уголовного права в данном Кодексе урегулированы
более полно и тщательно, чем во многих других кодексах штатов
США, даже по сравнению с УК Нью-Йорка404.
И.Д. Козочкин отмечает также, что УК штата Техас, по многим
вопросам испытавший влияние Примерного УК, кодексов других
штатов, – современный уголовно-правовой документ, содержащий
оригинальное решение ряда сложных уголовно-правовых вопросов,
по ряду которых он оказал влияние на законодательство других штатов. Не случайно, например, дефиниция причинной связи в нем почти дословно совпадает с ее определением в УК штата Алабама
(ст. 13А-2-5), а в комментарии к этой статье содержится ссылка на
ст. 6.04 УК Техаса405.
Для преступлений в сфере кредитно-финансовой сфере характерен особый субъектный состав, в который могут входить и юридические лица. В этой связи отметим, что, помимо физических лиц, субъектами преступления в Техасе, как и в других регионах США, также
могут быть корпорации и ассоциации. Этим субъектам уголовной
403
См. об этом: Уголовное законодательство зарубежных стран (Англии,
США, Франции, Германии, Японии): Сборник законодательных материалов /
Под ред. И.Д. Козочкина. М., 1999. С. 89.
404
Об этом пишет в предисловии к переводу Кодекса Техаса И.Д. Козочкин (см.: Уголовное законодательство зарубежных стран (Англии, США,
Франции, Германии, Японии) / Под ред. И.Д. Козочкина.. С. 5).
405
См.: Там же. С. 12.
218
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Общая характеристика составов ... по уголовному законодательству США
ответственности посвящена подглава «В» Кодекса «Корпорации
и ассоциации». Статья 7. 21 этой подглавы УК содержит следующие определения: 1) «Представитель» – это директор, должностное лицо, служащий или другое лицо, уполномоченное действовать от имени корпорации или ассоциации; 2) «Представитель высшего управленческого звена» – это: А) товарищ в товариществе;
B) должностное лицо корпорации или ассоциации; C) представитель
корпорации или ассоциации, чьи обязанности характеризуются таким уровнем ответственности, когда можно разумно предположить,
что его поведение выражает интересы корпорации или ассоциации.
Статья 7.22 непосредственно определяет пределы уголовной ответственности корпорации или ассоциации, которые заключаются в следующем. Если поведение, составляющее посягательство,
осуществляется представителем, действующим от имени корпорации
или ассоциации и в пределах своих должностных или служебных
полномочий, такая корпорация или ассоциация подлежит уголовной
ответственности за совершение посягательства.
Примечательно, что корпорация или ассоциация подлежат уголовной ответственности за фелонию только в случае, если ее совершение санкционировано, потребовано, приказано, исполнено или по
неосторожности допускалось: 1) большинством совета управляющих, действующим в интересах корпорации или ассоциации; или 2)
представителем высшего управленческого звена, действующим в интересах корпорации или ассоциации и в пределах своих должностных или служебных полномочий.
Наряду с этим, в ст. 7.23 УК Техаса урегулирован вопрос об
уголовной ответственности самого лица за поведение от имени
корпорации или ассоциации. Индивидуум подлежит уголовной ответственности за поведение, которое он осуществляет от имени или
в интересах корпорации или ассоциации в той же мере, как если бы
такое поведение было осуществлено от его собственного имени или
в его собственных интересах. Представитель, несущий основную ответственность за исполнение обязанности действовать, установленной законом для корпорации или ассоциации, подлежит уголовной
ответственности за неисполнение такой обязанности в той же мере,
как если бы эта обязанность возлагалась законом непосредственно
на него. Если же индивидуум осужден за поведение, составляющее
посягательство, осуществленное от имени или в интересах корпора219
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 5. Особенности законодательной регламентации ...
ции или ассоциации, он подвергается наказанию, предусмотренному
законом для индивидуума, осужденного за совершение такого посягательства.
Ответственность корпораций предусмотрена также большинством других штатов США (Нью-Йорк, Пенсильвания, Огайо и т.д.),
которые в этом вопросе восприняли рекомендации Примерного УК
США406. В литературе приводятся даже различные классификации
экономических преступлений, совершаемых корпорациями407.
Отметим, что вопрос о признании юридических лиц субъектом
преступления в России является крайне дискуссионным в отечественной науке уголовного права, хорошо известны аргументы «за» и
«против»408. Более того, в процессе подготовки УК 1996 года разработчики одного из его проектов предлагали ввести уголовную ответственность для юридических лиц. Это обосновывалось тем, что привлечение к ответственности физических лиц – руководителей организаций за вред, причиненный этими организациями, по существу
является объективным вменением, так как указанные лица, как правило, действовали в соответствии со сложившейся практикой. К тому
же вред, причиняемый юридическими лицами при неуплате налогов,
загрязнении окружающей среды, несоизмерим с размером вреда,
причиненного отдельными гражданами409.
Это предложение вызвало обоснованную, по нашему мнению,
критику. Российское уголовное право никогда не знало ответственности юридических лиц. Его важнейшие институты и понятия (преступление, вина, ответственность, цели наказания, общие начала на406
См.: Соединенные Штаты Америки: Конституция и законодательные
акты / Под ред. О.А. Жидкова. М., 1993. С. 654–656.
407
Подробнее об этом см.: Дементьева Е.Е. Экономическая преступность
и борьба с ней в странах с развитой рыночной экономикой: Автореф. дис. …
канд. юрид. наук. М., 1996. С. 15–16; Шнайдер Ганс Йоахим. Криминология.
М., 1994. С. 48.
408
См. об этом: Волженкин Б.В. Уголовная ответственность юридических
лиц. СПб, 1998. С. 11-23; Антонова Е.Ю. Юридичсекое лицо как субъект преступления: опыт зарубежных стран и перспективы применения в России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Владивосток, 1998; Иванцов п. П. Проблема
ответственности юридических лиц в российском уголовном праве: Автореф.
дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2001.
409
См.: Пояснительная записка к проекту УК РФ // Российская юстиция.
1994. № 6. С. 53.
220
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Общая характеристика составов ... по уголовному законодательству США
значения наказания и др.) разрабатывались в расчете на применение
их только к физическим лицам. Критикуемое предложение лишено
практического смысла, поскольку усиление материальной ответственности за вред, причиненный юридическими лицами, вполне может быть осуществлено средствами гражданского, административного и финансового права. Наконец, в случае введения уголовной ответственности юридических лиц могут возникнуть непреодолимые
препятствия материального и уголовно-процессуального характера, в
частности в вопросах доказывания «поведения» юридических лиц,
причинной связи его с наступившим вредом, вины, продолжения
уголовного преследования при роспуске (самороспуске) таких лиц и
т.д.410 Поэтому использовать в УК РФ опыт США по привлечению к
уголовной ответственности корпораций и ассоциаций, на наш взгляд,
не следует.
Как и в УК ФРГ, в УК Техаса нет единой части (главы и т.д.), которая бы была посвящена экономическим преступлениям411. Но
большая их часть сосредоточена в разделе 7 Кодекса «Посягательства против собственности». Рассмотрим некоторые посягательства,
условно относимые к группе кредитно-финансовых преступлений,
которая включает в себя различные виды мошенничества и хищения
на товарном и валютном рынках, отмывание денег, банкротство и т.д.
Статья 32.23 Кодекса содержит состав подделки товарного
знака. Этот состав образуют действия лица, которое совершает посягательство, если оно намеренно изготавливает, демонстрирует, рекламирует, распространяет, предлагает на продажу, продает или владеет с намерением продать или распространить контрафактный знак,
предмет или услугу: 1) носящие или идентифицированные контра410
См.: Комментарий к УК РФ / Отв. ред. А.И. Бойко. Ростов н/Д, 1996.
С. 78 (автор комментария к главе 4 Л.Л. Кругликов).
411
Следует заметить, что в уголовно-правовой доктрине США экономические преступления зачастую именуют «беловоротничковыми». См. об этом:
Сатерленд Э.Х. Являются ли преступления людей в белых воротничках преступлениями // Социология преступности. М., 1966; Никифоров А.С. Беловоротничковые преступления // США: преступность и политика. М., 1972;
Соловьев О.Г., Худякова Е.Е. «Беловоротничковая (экономическая) преступность» в США: криминологические и уголовно-правовые аспекты // Налоговые и иные экономические преступления: Сб. науч. статей. Вып. 3 / Под
ред. Л.Л. Кругликова. Ярославль, 2001. С. 96–107.
221
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 5. Особенности законодательной регламентации ...
фактным знаком или 2) о которых лицо знает или должно было знать,
что они имеют на себе или идентифицированы контрафактным знаком.
Здесь же, в данной статье, дается расшифровка ряда терминов:
«контрафактный знак» – это знак, идентичный или существенно неотличимый от защищенного знака, использование или производство
которого не разрешены собственником защищенного товарного знака; «идентификационный знак» – это информационная панель, серийный номер или идентификационный номер узла; 3) «защищенный товарный знак» – товарный знак, знак обслуживания или идентификационный знак. С точки зрения российской теории права
законодатель штата Техас в данном случае не учитывает предмет
уголовного права и занимается регулированием вопросов, которые
относятся к компетенции иных отраслей права (применительно к
этому составу – это гражданское право). Не думаем, что введение в
уголовный закон определений, относящихся к иным отраслям, является позитивным опытом.
Обратим внимание, что в этой же статье особо указывается, что
«в случае, если предметы или услуги являются объектом подделки, в
нарушение настоящей статьи, осуществляемой в соответствии с одним замыслом или в ходе длящегося поведения, такое поведение может квалифицироваться как одно посягательство, и розничная стоимость предметов или услуг может суммироваться для определения
степени тяжести посягательства». Таким образом, на законодательном уровне решается проблема продолжаемого преступления. Фактически это сложнейшая проблема квалификации, которая и в России нуждается, на наш взгляд, в законодательной регламентации.
По ст. 32.24 Кодекса Техаса наказывается хищение или получение похищенного чека или подобного платежного документа,
подлежащего оплате по предъявлении: лицо совершает посягательство, если оно похищает неподписанный чек или подобный платежный документ, подлежащий оплате по предъявлении или, зная,
что такой неподписанный чек или подобный платежный документ,
подлежащий оплате по предъявлении, был похищен, получает неподписанный чек или подобный платежный документ, подлежащий
оплате по предъявлении, с намерением его использовать, продать
или передать лицу, но не тому, у кого чек или подобный платежный
документ, подлежащий оплате по предъявлении, был похищен. Лю222
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Общая характеристика составов ... по уголовному законодательству США
бопытно, что в одном составе оказались как хищение платежного документа, так и его получение лицом, которому известно о его криминальном происхождении. Вторая разновидность в УК РФ предусмотрена ст. 175 УК. Думается, что и по уровню опасности, и по объекту,
и по другим свойствам эти преступления (хищение и прикосновенность к нему) столь различны, что их объединение в один состав в
УК Техаса необходимо признать негативным опытом.
В ст. 32.31 УК Техаса изложен состав злоупотребления кредитной или дебетовой картой. Этот состав так же, как и ранее
рассмотренный, включает самые разнообразные и казуистично
описанные действия, когда лицо, в частности: 1) имея намерение
получить выгоду мошенническим путем, предъявляет или использует кредитную или дебетовую карту, зная о том, что такая карта, с истекшим сроком пользования или нет, не была выдана на его имя и
используется без надлежащего согласия ее владельца; или у такой
карты истек срок пользования или действие ее было приостановлено
или прекращено; 2) имея намерение получить выгоду, использует
фиктивную кредитную или дебетовую карту или вымышленные номер или описание фиктивной карты; 3) совершает хищение кредитной или дебетовой карты или, зная о том, что карта была похищена,
получает кредитную или дебетовую карту с намерением ее использования, продажи или передачи лицу, иному, чем эмитент или владелец
карты; 4) покупает кредитную или дебетовую карту у лица, который,
как ему известно, не является эмитентом карты; 5) не будучи эмитентом, продает кредитную или дебетовую карту; и др. Очевидно, что и
этот состав с точки зрения российской доктрины объединяет в одно
целое несопоставимые формы поведения – хищение, приготовление
к нему, приобретение преступно добытого и т.д.
Характерно, что в этой же статье (32.31) даны подробнейшие определения всех ключевых терминов, использованных при описании
данного состава. В частности, «владелец карты» – это лицо, указанное на лицевой стороне кредитной или дебетовой карты, на имя или
в пользу которого карта была выдана; «кредитная карта» – это идентификационная карта, панель, купон, книга, номер или любое иное
устройство, управомочивающее указанное на нем лицо или предъявителя приобретать имущество или услугу в кредит; «банкомат» означает агрегат (иной, чем телефон), управляемый клиентом, посредством которого клиент может сообщить финансовому учреждению
223
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 5. Особенности законодательной регламентации ...
требование о снятии с личного счета клиента или в пределах кредитной линии, ранее открытой таким учреждением клиенту, денежных
средств для себя или другого; и т.д.
В ст. 32.33 регламентирован состав воспрепятствования
осуществлению прав кредитором, имеющим обеспечение долга.
Суть этого состава изложена в п. «е» и заключается в следующем: должник по договору об обеспечении обязательства, не имеющий права продавать или иным образом распоряжаться обремененным имуществом, или должный отчитываться перед стороной, в
пользу которой обременяется имущество, об имуществе, полученном
в результате разрешенных продажи или иного распоряжения обремененным имуществом, совершает противоправное деяние, если продает или иным образом распоряжается обремененным имуществом,
или не отчитывается, как это требуется, перед стороной, в пользу которой обременяется имущество, об имуществе, полученном в результате разрешенных продажи или иного распоряжения обремененным имуществом, с намерением присвоить имущество, полученное в
результате разрешенных продажи или иного распоряжения обремененным имуществом, или стоимости обремененного имущества.
В этой же статье содержится весьма интересное предписание:
«Умысел такого лица на присвоение имущества, полученного в результате разрешенных продажи или иного распоряжения обремененным имуществом, предполагается, если лицо не вручает
стороне, в пользу которой обременяется имущество, имущество, полученное в результате разрешенных продажи или иного распоряжения обремененным имуществом, или не отчитывается перед такой
стороной не позднее 10-го дня после дня предъявления стороной, в
пользу которой обременяется имущество, законного требования о
предоставлении имущества, полученного в результате разрешенных
продажи или иного распоряжения обремененным имуществом или
отчета о таком имуществе». Таким образом, законодатель закрепил в
данной статье презумпцию умысла лица, которой может руководствоваться правоприменитель при определенных выше условиях.
Это очень интересный прием, касающийся установления субъективной стороны преступления, неизвестный российскому уголовному
праву.
В ст. 32.42 сформулирован ряд самостоятельных составов
обманных приемов ведения бизнеса. В начале статьи дан ряд оп224
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Общая характеристика составов ... по уголовному законодательству США
ределений ее понятийного аппарата. В частности, указано, что
«фальсифицированный» означает отличающийся от стандарта по составу или качеству, предписываемым законом или установленным
торговым обычаем, «бизнес» включает торговую и любую коммерческую деятельность, рекламирование, куплю и продажу имущества или услуг, «товар» означает любое вещное или невещное движимое имущество, «розыгрыш призов» означает тотализатор, розыгрыш, азартную игру.
Один из составов, описанных в данной статье, предусматривает
мошеннический розыгрыш призов при покупке товаров и услуг, а
именно такой розыгрыш при покупке товаров и услуг, при котором
создается ложное представление о возможности выигрыша приза
участником либо розыгрыш подтасован или подстроен таким образом, что призы достаются заранее определенным лицам или определенным точкам розничной торговли.
Другой состав образуют, в частности, следующие обманные
приемы ведения бизнеса: использование, продажа или хранение в
целях использования или продажи фальшивых измерительных устройств, в том числе весов; продажа имущества или услуги менее заявленного количества; продажа фальсифицированного или неправильно этикетированного товара; выдача имущества или услуги за
имущество или услугу другого; заявление о том, что товар является
оригинальным или новым, если такой товар является испорченным,
измененным, перелицованным, возвращенным, бывшим в пользовании или употреблении.
Отметим, что ответственность за указанные выше преступления
дифференцирована в зависимости от формы вины и судимости за совершение ранее таких же деяний. Технически это сделано следующим образом: указанные в статье преступления объявлены мисдиминором класса С, если они совершены с преступной небрежностью
и деятель не был ранее осужден за обманные приемы ведения бизнеса; если же они совершены намеренно, осознанно или по неосторожности или если деятель был ранее осужден по настоящей статье,
то содеянное признается мисдиминором класса А.
Как известно, российский законодатель в 2003 г. исключил из УК
РФ такой квалифицирующий признак как совершение преступления
лицом, ранее судимым за такое же либо аналогичное преступление.
В УК же Техаса такое обстоятельство имеет дифференцирующее
225
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 5. Особенности законодательной регламентации ...
значение в Особенной части. Полагаем, что подход УК Техаса к этому вопросу более верный. По крайней мере, для нашей страны. Дело
в том, что доминирующей криминологической тенденцией в России
остается продолжающийся рост рецидивной преступности, представляющей известную опасность как для общества, так и для государства. В частности, в 2006 г. возросло число лиц, совершивших
преступления, ранее уже нарушавших законы (392,3 тыс., + 4,9%).
Их удельный вес в общем числе выявленных правонарушителей остался на уровне предшествующего года (28,8%). Выявлено 316 тыс.
ранее судимых лиц (+2,3%), которыми совершено более 14,56 тыс.
преступлений, признанных опасным или особо опасным рецидивом.
Почти 30% оконченных расследованием преступлений совершены
лицами, ранее совершавшими таковые преступления (534,3 тыс.,
+3,3%). Более трети из них относятся к категории тяжких и особо
тяжких (190,6 тыс., -3,9%)412. Рост рецидивной преступности зафиксирован во всех федеральных округах (кроме Северо-Западного), а
также в 46 субъектах Российской Федерации413. В таких условиях
логично, на наш взгляд, вернуться к использованию в УК такого квалифицирующего признака, как рецидив.
Статья 32.45 УК Техаса содержит состав неправомерного
распоряжения вверенным имуществом или имуществом финансового учреждения. Лицо совершает посягательство, «если оно намеренно, осознанно или по неосторожности неправомерно распоряжается вверенным ему в качестве поверенного имуществом или
имуществом финансового учреждения, способом, включающим в себя существенный риск причинения ущерба собственнику имущества
или лицу, в чьих интересах имуществом владеют». Следует сказать,
что данный состав сформулирован по типу состава создания опасности, поскольку преступление окончено не просто в момент распоряжения вверенным имуществом, а при условии, что это деяние создает риск причинения ущерба.
412
См.: Состояние правопорядка в Российской Федерации и основные результаты деятельности органов внутренних дел и внутренних войск в 2006 году: Аналитические материалы. М., 2007. С. 6.
413
Подробнее об этом см.: Липилин А.Г. Состояние рецидивной преступности и проблемы ее профилактики // Российский следователь. 2007. № 13.
С. 35.
226
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Общая характеристика составов ... по уголовному законодательству США
Кроме того, еще одной особенностью этого состава, как и многих других, описанных в УК Техаса, является объединение в его
рамках различных форм вины (и умысла, и неосторожности). На наш
взгляд, умышленные и неосторожные деяния, хотя и родственные, не
следует объединять в рамках одного состава преступления ввиду их
различной вредоносности (из этого обоснованно исходит и российский законодатель). К тому же, как нам кажется, в настоящее время в
России нецелесообразна криминализация неосторожных экономических деяний. Л.В. Иногамова-Хегай справедливо отмечает следующее: «Стремление распространить уголовную ответственность на
лиц, действующих по неосторожности, является отражением подхода
тотального контроля и максимального наказания предпринимателей
за любые отступления от предписаний закона (а в большей части – от
различных ведомственных инструкций). Думается, неосторожная
вина в экономических преступлениях не может и не должна иметь
место. Ответственность за неосторожные формы деятельности вполне может быть реализована в рамках гражданско-правовых норм и
(или) административного права»414.
Ответственность за рассматриваемое преступление дифференцирована в зависимости от стоимости имущества, которым
поверенный неправомерно распоряжается. Посягательство, указанное выше, признается: 1) мисдиминором класса С, если стоимость имущества, распоряжение которым совершается неправомерно, составляет менее 20 долл.; 2) мисдиминором класса В, если
стоимость имущества, распоряжение которым совершается неправомерно, составляет от 20 до 500 долл.; 3) мисдиминором класса А,
если стоимость имущества, распоряжение которым совершается неправомерно, составляет от 500 до 1500 долл.; 4) фелонией, караемой
лишением свободы с содержанием осужденного в тюрьме штата, если стоимость имущества, распоряжение которым совершается неправомерно, составляет от 1500 до 20 000 долл.; 5) фелонией третьей
414
Иногамова-Хегай Л.В. Пределы уголовной ответственности за экономические преступления // Предпринимательство. Пределы государственноправового вмешательства: Материалы конференции. М., 2001. С. 40. Это мнение разделяет и Б.В. Волженкин (см.: Волженкин Б.В. Некоторые вопросы общей характеристики преступлений в сфере экономической деятельности по УК
РФ // Актуальные проблемы науки и практики коммерческого права: Сб. науч.
статей. Вып. 5. СПб., 2005. С. 78).
227
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 5. Особенности законодательной регламентации ...
степени, если стоимость имущества, распоряжение которым совершается неправомерно, составляет от 20 000 до 100 000 долл. 6) фелонией второй степени, если стоимость имущества, распоряжение
которым совершается неправомерно, составляет от 100 000 до
200 000 долл.; 7) фелонией первой степени, если стоимость имущества, распоряжение которым совершается неправомерно, составляет
200 000 и более долл. Очевидно, что дифференциация ответственности за данное преступление является весьма глубокой – семиступенчатой. Подобных примеров дифференциации УК РФ не содержит.
Легализации (отмыванию) посвящена целая гл. УК Техаса –
гл. 34. Открывает эту главу статья 34.01, в которой даются определения понятий данной главы. Например, указано, что «денежные средства» включают: (A) монету и банкноты Соединенных Штатов или
любого иного государства, являющиеся законным платежным средством, имеющие обращение и обычно используемые и принимаемые
в качестве средства обмена в государстве-эмитенте; (B) серебряные
сертификаты Соединенных Штатов, государственные казначейские
обязательства Соединенных Штатов и векселя Федеральной резервной системы; (C) иностранные официальные банкноты, обычно используемые и принимаемые в качестве средства обмена в государстве-эмитенте и переводные векселя иностранных банков.
Состав легализации сформулирован в ст. 34.02 УК Техаса. Согласно данной статье, «лицо совершает посягательство, если осознанно: (1) приобретает или поддерживает интерес в отношении доходов, полученных в результате преступной деятельности; получает,
скрывает, владеет, переводит или перевозит доходы, полученные в
результате деятельности; (2) является исполнителем, организатором
или пособником сделки с доходами, полученными в результате преступной деятельности или (3) инвестирует, расходует или получает,
или предлагает инвестировать, израсходовать или получить доходы,
полученные от преступной деятельности, или денежные средства,
являющиеся по убеждению такого лица доходами, полученными от
преступной деятельности.
Обратим внимание, что легализацией признается оборот доходов, полученных в результате совершения не любого преступления, а
только определенной категории: (A) фелонии по законам данного
штата или США; (B) преступления, наказуемого лишением свободы
на срок более одного года в соответствии с законами другого штага.
228
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Общая характеристика составов ... по уголовному законодательству США
То есть, как и в России, круг первичных преступлений является ограниченным, что представляется правильным.
В данной же статье в части «b» подчеркнуто, что в указанной
норме презюмируется наличие убеждения у лица в том, что денежные средства являются доходами, полученными от преступной деятельности, если сотрудник правоохранительного органа или лицо,
действующее по указанию сотрудника правоохранительного органа,
заявляют такому лицу, что эти денежные средства являются доходами, полученными от преступной деятельности, независимо от того,
раскрывает или нет сотрудник правоохранительного органа или лицо, действующее по указанию сотрудника правоохранительного органа, свой статус. Отметим, что в данном предписании фактически
решен вопрос о доказывании знания субъекта легализации о преступном происхождении отмываемых денег или доходов.
Отдельная глава УК Техаса посвящена мошенничеству в сфере
страхования. В соответствии со ст. 35.02 лицо совершает посягательство, если, имея намерение совершить мошенничество или обман в отношении страховщика, оно причиняет (подготовляет) или
представляет страховщику, в качестве основания требования о выплате возмещения по договору медицинского страхования, страхования имущества и страхования от несчастного случая, заявление, в
отношении которого такому лицу заведомо известно, что оно содержит ложные или вводящие в заблуждение сведения относительно обстоятельства, существенного для предъявления требования, и от наличия такого обстоятельства зависит возникновение права лица на
выплату или размер причитающейся лицу выплаты. В России такое
поведение квалифицируется не по специальной статье УК РФ, а по
общим нормам, как правило, по ст. 159. Полагаем, однако, что ввиду
широкой распространенности страховых мошенничеств в России,
имеет смысл и в УК РФ создать специальную статью о таких посягательствах.
Заметим также, что и в данной статье произведена семиступенчатая дифференциация ответственности в зависимости от суммы
требования. Мошенничество, предусмотренное данной статьей, является: (1) мисдиминором класса С, если сумма требования составляет менее 20 долл.; (2) мисдиминором класса В, если сумма требования составляет от 20 до 500 долл.; (3) мисдиминором класса А, если сумма требования составляет от 500 до 1500 долл.; (4) фелонией,
229
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 5. Особенности законодательной регламентации ...
караемой лишением свободы с содержанием осужденного в тюрьме
штата, если сумма требования составляет от 1500 до 20 000 долл.; (5)
фелонией третьей степени, если сумма требования составляет от 20
000 до 100 000 долл.; (6) фелонией второй степени, если сумма требования составляет от 100 00 до 200 000 долл.; или (7) фелонией
первой степени, если: (А) сумма требования составляет 200 000 и
более долл.
230
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Общая характеристика составов ... по уголовному законодательству США
Оглавление
Глава 1. Понятие и виды экономических преступлений .......... 3
§ 1. Понятие экономических преступлений .............................. 3
§ 2. Классификация экономических преступлений................. 11
Глава 2. Вопросы законодательной регламентации
объективных признаков составов преступлений,
посягающих на порядок формирования
и расходования бюджетных средств... ................................. 19
§ 1. Ретроспективный анализ, место и значение
преступлений в сфере бюджетных правоотношений
в системе Особенной части УК РФ ........................................ 19
§ 2. Вопросы законодательной регламентации предмета
бюджетных преступлений ... .................................................. 53
§ 3. Особенности законодательного закрепления признаков
объективной стороны бюджетных преступлений ............... 85
Глава 3. Технико-юридические аспекты описания
описания субъективных признаков составов
преступлений в сфере формирования
и расходования бюджетных средств... ............................... 132
§ 1. Особенности нормативного закрепления признаков
субъекта бюджетных преступлений ... ............................... 132
§ 2. Законодательная регламентация признаков
субъективной стороны........................................................... 151
Глава 4. Преступления в сфере экономической и бюджетной
деятельности: квалифицированные составы .................. 168
§ 1. Понятие преступлений с квалифицированными
составами ................................................................................ 169
§ 2. О правилах конструирования квалифицированных
составов преступлений .......................................................... 179
231
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 5. Особенности законодательной регламентации ...
§ 3. Квалифицированные виды экономических
и бюджетных преступлений ................................................. 185
§ 4. Характеристика отдельных квалифицирующих
обстоятельств ........................................................................ 192
Глава 5. Особенности законодательной регламентации
некоторых видов кредитно-финансовых преступлений
в уголовном законодательстве ФРГ и США... ................. 204
§ 1. Общая характеристика составов
кредитно-финансовых преступлений по уголовному
законодательству ФРГ. Сравнительный анализ
с УК РФ .................................................................................... 204
§ 2. Общая характеристика составов кредитно-финансовых
преступлений по уголовному законодательству США.
Сравнительный анализ с УК РФ ........................................... 215
232
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Общая характеристика составов ... по уголовному законодательству США
Научное издание
Кругликов Лев Леонидович
Соловьев Олег Геннадьевич
Грибов Александр Сергеевич
Экономические
преступления в бюджетной
и кредитно-финансовой сферах:
вопросы законодательной техники
и дифференциации ответственности
Редактор, корректор Л.Н. Селиванова
Компьютерная верстка И.Н. Ивановой
Подписано в печать 23.09.2008. Формат 60х84/16. Бумага тип.
Усл. печ. л. 13,71. Уч.-изд. л. 12,3. Тираж 200 экз. Заказ
Оригинал-макет подготовлен
в редакционно-издательском отделе ЯрГУ.
Ярославский государственный университет
150000 Ярославль, ул. Советская, 14
Отпечатано
ООО «Ремдер» ЛР ИД № 06151 от 26.10.2001.
г. Ярославль, пр. Октября, 94, оф. 37
тел. (4852) 73-35-03, 58-03-48, факс 58-03-49.
233
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа