close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1444.Путь в науку Вып 10 Сборник научных работ аспирантов и студентов исторического факультета

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Министерство образования и науки Российской Федерации
Федеральное агентство по образованию
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова
ПУТЬ В НАУКУ
Выпуск 10
Сборник научных работ
аспирантов и студентов
исторического факультета
Под редакцией
доктора исторических наук,
профессора А.М. Селиванова
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ярославль 2005
2
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ББК Т 3(2Р – 4Яр)
П 90
Рекомендовано
Редакционно-издательским советом университета
в качестве научного издания. План 2005 года
Редакционная коллегия: проф. А.М. Селиванов (отв. редактор),
проф. М.Е. Ерин,
проф. В.В. Дементьева,
проф. Ю.Ю. Иерусалимский,
проф. В.П. Федюк,
доц. Н.П. Рязанцев,
и.о. доц. Н.В. Тихомиров
П 90
Путь в науку: Сборник научных работ аспирантов и студентов исторического факультета / Под ред. д-ра ист. наук проф. А.М. Селиванова ; Яросл.
гос. ун-т. – Ярославль : ЯрГУ, 2005. – Вып. 10. 280 с.
Сборник содержит результаты научных исследований аспирантов и студентов исторического факультета по различным проблемам отечественной и
мировой истории, истории Ярославского края и краеведения, истории культуры и музеологии. Статьи подготовлены на основе широкого использования
литературы, опубликованных и архивных документальных источников, мемуаров и периодической печати.
Сборник может быть полезен всем, кто интересуется историей, культурой, краеведением и музеологией, в том числе и исследователям, изучающим
затронутые в статьях проблемы.
© Ярославский
государственный
университет, 2005
А.М. Селиванов
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.М. Селиванов
«... ЛИШЬ ПЕРВЫХ ПОЗНАНИЙ
БЛЕСНЕТ ТЕБЕ СВЕТ»
В заглавие нашей редакционной статьи вынесены слова великого восточного поэта и мыслителя X – XI вв. Абулькасима Фирдоуси, которого хочется процитировать еще подробнее: «Науку все
глубже постигнуть стремись, / Познания вечного жаждой томись. / Лишь первых познаний блеснет тебе свет, / Узнаешь: предела для знания нет». Это вполне уместное, на наш взгляд, предварение вопроса, о котором далее пойдет речь, вопроса, связанного
с появлением очередного сборника научных работ молодых исследователей.
Выходит в свет уже десятый выпуск сборника научных работ
студентов и аспирантов исторического факультета «Путь в науку».
В определенном отношении это выпуск юбилейный, позволяющий
говорить о складывании и реальном воплощении одной из весьма
примечательных традиций исторического факультета, начало которой было положено еще в начале 1990-х гг. Когда выходил в
свет пятый выпуск сборника, мы говорили о подведении определенных промежуточных итогов осуществления того «благого» начинания исторического факультета, которое возникло в начале
1990-х гг. Даже тогда не было уверенности, что издание сборников, фиксирующих результаты исследовательской деятельности
молодых историков (а затем уже не только историков) будет закреплено и зафиксировано в деятельности факультета и уж тем более станет регулярным. Хотя финансово-экономическая ситуация,
связанная с обеспечением выхода в свет даже «традиционных»
учебных и научных плановых изданий факультета, и в то время
была очень далека от идеальной, да и сейчас таковой не является.
Однако, несмотря на препятствующие обстоятельства (а точнее
будет сказать, как и в прошлый раз, вопреки им), факультету удалось в течение менее чем полутора десятилетий обеспечить выход
4
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в свет десяти выпусков сборника «Путь в науку», сделав его естественной частью и действительно необходимым атрибутом своей
научной жизни.
Страницы сборника «Путь в науку» стали своеобразными ступеньками «лестницы знания» для многих студентов, соискателей и
аспирантов исторического факультета, только начинавших и начинающих свой долгий и нелегкий подъем по этой «лестнице». Их
первые публикации – это своего рода первый этап деятельности
молодых ученых, когда их исследование доводится до научной
общественности и проходит публичную проверку в ограниченных
масштабах. Этот этап подтверждения первых выводов самостоятельного исследования позволяет в дальнейшем расширить проверку и распространение его результатов в исследовании более
широкого квалификационного характера, каким является для молодых исследователей сначала дипломное сочинение, а затем кандидатская диссертация.
Публикации сборника очень наглядно показывают устойчивую направленность и последовательность движения по этому пути многих его авторов, начинающих, как правило, свои научные
изыскания еще на студенческой скамье, продолжающих их в аспирантуре и фиксирующих достигнутый реальный результат успешной защитой кандидатской диссертации. Важно отметить и подчеркнуть именно направленность и последовательность этого
движения. В свое время академик И.П. Павлов, обращаясь к молодежи, писал: «Что бы я хотел пожелать молодежи моей родины,
посвятившей себя науке? Прежде всего – последовательности. Об
этом важнейшем условии плодотворной научной работы я никогда не смогу говорить без волнения. Последовательность, последовательность и последовательность. С самого начала своей работы приучите себя к строгой последовательности в накоплении
знаний».
Многие авторы сборника «Путь в науку» после окончания исторического факультета Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова стали аспирантами различных учебных и
академических учреждений и значительная часть из них (более 60
человек) уже успешно защитили кандидатские диссертации по темам, которые первоначально были заявлены в их студенческих, а
А.М. Селиванов
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
затем аспирантских публикациях этого сборника. В их числе –
А.Л. Лебедев, А.В. Кукушкина, Н.В. Рябинина, О.И. Шабасова,
О.Г. Коротаева, И.В. Шабров, А.В. Борисова, С.А. Шубина,
О.В. Сизова,
А.Ю. Данилов,
Ю.Б. Смирнова,
Е.В. Серова,
А.М. Ермаков,
С.В. Лазарев,
М.Ю. Диунов,
А.Н. Смирнов,
М.Л. Размолодин, А.С. Буров, А.В. Никифоров, Н.В. Обнорская,
С.В. Холяев, И.В. Кузнецова, И.В. Разумов, Н.В. Прокофьева,
М.А. Грибков, М.Н. Широкова, А.В. Гаврилов, А.А. Саблина,
С.В. Кудрявцев, Т.Ю. Фадеева, Н.В. Страхова, И.В. Меланченко,
А.В. Васильченко,
Н.Е. Герасимова,
Н.В.
Тихомиров,
Н.А. Кукушкина, Д.П. Колобова, А.В. Суров, Е.В. Спиридонова,
О.Д. Куликова, Н.П. Скороходова, В.В. Накропин, О.Д. Ельцова,
В.И. Яковлев, Д.А. Головушкин, А.В. Киселев, Ю.В. Красовская,
А.Б. Иванов,
Н.А. Смирнов,
О.А. Полетаева,
А.С. Гайдис,
А.И. Ветерков, Е.С. Веденский, М.В. Кольцов, А.Е. Оторочкина,
Д.В. Брункевич, И.Д. Горшков, Е.А. Тихонова и др.
На страницах десяти выпусков сборника «Путь в науку» за
минувшие годы (1992 – 2005 гг.) было опубликовано 515 статей
студентов (как правило, это статьи по материалам докладов, прочитанных во время проведения ежегодных студенческих научных
конференций исторического факультета – «Дней науки», и получивших призовые места на этих конференциях), а также соискателей и аспирантов. В том числе, на страницах первого выпуска
(1992 г.) – 23 (12 – по отечественной истории, 11 – по всеобщей
истории); второго выпуска (1995 г.) – 53 (40 – по отечественной
истории, 13 – по всеобщей истории); третьего выпуска (1997 г.) –
55 (42 – по отечественной истории, 13 – по всеобщей истории);
четвертого выпуска (1998 г.) – 50 (40 – по отечественной истории,
10 – по всеобщей истории); пятого выпуска (1999 г.) – 71 (по отечественной истории – 59, по всеобщей истории – 12); шестого выпуска (2001 г.) – 47 (по всеобщей истории – 7, по отечественной
истории – 11, по истории Ярославского края – 29); седьмого выпуска (2002 г.) – 61 (по археологии, этнографии, музеологии – 15,
по всеобщей истории – 14, по отечественной истории – 9, по истории Ярославского края – 23); восьмого выпуска (2003 г.) – 40 (по
археологии, музеологии – 5, всеобщей истории – 8, отечественной
истории – 8, по истории Ярославского края – 19); девятого выпус6
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ка (2004 г.) – 51 (по всеобщей истории – 15, по отечественной истории – 18, по истории Ярославского края – 13, по музеологии – 5);
десятого выпуска (2005 г.) – 64 (по всеобщей истории – 19, по
отечественной истории – 14, по краеведению, истории Ярославского края – 22, по музеологии, культурологии, истории культуры
и искусства – 9). Сборники чрезвычайно многообразны по характеру и содержанию представленных в них статьей (См.: Приложение к данному сборнику).
Приведенные данные свидетельствуют, что исследовательская
деятельность молодых историков и музеологов факультета уверенно и последовательно развивается по восходящей линии, обогащая и расширяя его научный потенциал.
Хотелось бы еще раз напомнить авторам следующих выпусков
сборника «Путь в науку» о содержательных и структурных параметрах их работ, которые будут готовиться к публикации. Научная
статья для этого сборника носит скорее характер «микростатьи»,
поскольку имеет строго ограниченный объем (3 – 6 страниц машинописного текста). Однако и в этих фиксированных рамках главной задачей данной научной публикации (как и любого научного
исследования) является не только, и не столько свидетельство о
новых, накопленных и собранных автором, оригинальных фактических материалах по проблеме, сколько их обобщение, анализ и
необходимое теоретическое объяснение с формулировкой выводов
по достигнутым в ходе исследования результатам. От автора статьи, по словам академика К.А. Тимирязева, как «от самостоятельного исследователя мы вправе требовать: 1) умения выбрать
и поставить вопрос; 2) умения пользоваться средствами исследования, которыми располагает наука (если уж не находить свои,
новые); 3) умения разобраться в полученных результатах, т.е. понимать, что дало исследование и дало ли оно что-нибудь».
В основу структурного построения статьи для сборника может
быть положено последовательное рассмотрение:
1) научного и практического значения проблемы;
2) методики своего исследования;
3) конкретного фактического материала по проблеме (прежде
всего нового документального материала, не вводившегося ранее в
научный оборот) с его соответствующим анализом и обобщением;
А.М. Селиванов
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4) выводов по полученным результатам исследования.
Большое значение при подготовке статьи имеет четкое формулирование ее названия, которое должно отвечать характеру проводимого исследования. В заглавии статьи обязательными должны
быть указания на объект исследования и на исторический период,
охватываемый им. Иногда период может и не упоминаться, если
он подразумевается в самом названии объекта или события, которому посвящена статья.
Как правило, статьи молодых исследователей очень ярко показывают, насколько хорошо они освоили категориальный и понятийный аппарат своей науки, владеют ее языком, умело пользуются специальной (исторической, музеологической, культурологической и т.д.) терминологией, умеют излагать существо изучаемой проблемы. Важно в рамках статьи профессионально и
грамотно использовать письменно-книжную речь (к которой относится и научный стиль), соответствующие термины и типичные
для исторических трудов обороты речи. Но использование исторической терминологии не должно быть чрезмерным и ведущим к
ненужному «наукообразию» текста статьи.
Необходимым структурно-содержательным элементом статьи
является ее научно-справочный аппарат, т.е. комплекс обязательных ссылок на использованные в работе источники и литературу.
Без ссылок на использованные источники и литературу фактический материал статьи практически «провисает», поскольку не фиксируется его соответствующее документальное или историографическое подтверждение и может возникнуть сомнение в его
достоверности, и, в свою очередь, в достоверности и правильности
делаемых автором выводов.
Уже вышедшие в свет сборники «Путь в науку» наглядно отражают процесс постепенного и последовательного накопления
исторических знаний, исследовательского опыта и профессиональных навыков научной работы молодыми исследователями исторического факультета. Материалы этих сборников все более отчетливо становятся одним из важных элементов научного знания,
не только получаемого молодыми исследователями, но и создаваемого ими в процессе обучения и формирования высококвалифицированных профессионалов своего дела.
8
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.М. СЕЛИВАНОВ, профессор,
доктор исторических наук
А.М. Селиванов
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ
Т.В. Григорюк
«Минойская империя»: критика гипотезы
Существование в Эгеиде середины II тыс. до н.э. критской морской
державы не вызывает сомнения у исследователей. Однако историки до сих
пор не пришли к единому мнению о характере критской экспансии в этом
регионе, о том, что представляло собой минойское господство. Один из наиболее распространенных (особенно в первой половине XX в.) взглядов – гипотеза, предложенная ещё первооткрывателем цивилизации минойского
Крита А. Эвансом. Он придерживался мнения, что практически вся Эгеида
была политически, экономически и культурно объединена в рамках «Минойской империи»1. Так же считал его ученик и последователь Дж. Пендлбери, писавший, что «весь Эгейский бассейн подвергся столь сильному воздействию минойской культуры, что мне по крайней мере представляется
неизбежным вывод о политическом господстве Крита в этой области»2. В
дальнейшем, однако, многие исследователи отошли от такого понимания
сущности критской морской державы, отрицая, в целом, наличие политической власти Крита на островах Эгеиды и в материковой Греции. Несмотря на
это, «имперская гипотеза» продолжает существовать, что подтверждается,
например, недавним появлением статьи В.В. Шувалова «Морская держава
Миноса»3. В настоящей работе мы хотим подвергнуть критическому анализу
«имперскую гипотезу», реанимированную в данной статье.
Работа начинается с утверждения, что «в середине II тыс. до н.э. греки и
другие народы, населявшие Эгейский регион, оказались объединены в рамках Критской морской державы»4. Сразу скажем, что мы с ним не согласны,
и по ходу рассмотрения статьи будем аргументировать свою позицию.
В начале В.В. Шувалов останавливается на причинах генезиса талассократии. Так как этот вопрос выходит за рамки нашей темы, мы не будем
подробно его рассматривать, отметим лишь, что колонизация, которая, как
полагает автор5, была следствием перенаселения Крита (что само по себе
спорно), совершенно не обязательно проходила в рамках «империи» (достаточно вспомнить позднейшие политически независимые от метрополий греческие колонии).
Следующее затем утверждение, что «Крит уже в период «старых дворцов» был безусловным лидером в регионе»6 мы оспаривать не будем, однако
10
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
пояснения автора о путях формирования «Минойской империи» нам представляются ничем не обоснованными, как и рассуждения Дж. Пендлбери, на
которого ссылается автор7.
Далее следует перечисление античных свидетельств о связях Крита с
островами Эгеиды, Грецией и другими частями Средиземноморья (полный
список источников по этой теме можно найти у А.А. Молчанова8), после чего следует вывод, что «античная традиция рисует картину могущественной
морской державы Миноса, полностью контролировавшей Эгеиду и распространившей своё влияние на многие районы Средиземноморья»9. С подобным выводом мы категорически не согласны. По нашему мнению, то, что
«на Наксос отправилась дочь Миноса, Ариадна» (Hom. Od. XI. 321-325;
Diod. IV. 61. 5; Plut. Thes. 20), «на Эвбею путешествовал Радамант» (Hom.
Od. VII. 321-326; Strab. IX. 3.14), «с Икаром, сыном Дедала, связан о. Икария
и примыкающая к нему часть Эгейского моря» (Apollod. II. 6. 3; Diod.; IV. 77.
5; Strab. XIV. 1. 19; Paus. IX. 11. 4-5) и т.д. и т.п. никак не указывает на существование державы, «полностью контролировавшей Эгеиду». Данная информация (и то если доверять ей) говорит лишь о наличии связей Крита с
этими регионами. Хотя, конечно, нельзя не признать, что в источниках
встречаются и свидетельства действительного господства минойцев, например, в случае с мегарской войной (Apollod. III. 15. 8; Ovid. Met. VII 1-150;
Paus. I. 19.4; 44, 3). Однако и в этих случаях характер господства минойцев
далеко не всегда ясен. Ни один источник не говорит о том, что в каких-то регионах существовала минойская администрация или были расположены постоянные критские гарнизоны. Не подтверждается это и археологически. У
древних авторов мы встречаем лишь упоминания об уплате дани минойцам
(Plat. Leg. IV. 706 b; Apollod. III. 15.8; Plut. Thes. 15-16). Даже «совершенно
ясное указание Фукидида» об изгнании с Киклад местного населения10 можно понимать совершенно по-иному. Так, например, Геродот пишет о жителях островов как о союзниках Миноса11, у Фукидида же, во-первых, неясно,
кого он понимает под пиратами, с которыми боролся Минос, а во-вторых,
фразу «изгнал карийцев и посадил правителями собственных сыновей»
можно толковать так: поскольку здесь речь идет о правителях, коими стали
сыновья Миноса, то логично предположить, что, говоря об изгнании карийцев, Фукидид имел в виду изгнание не всего народа, а лишь его правящей
верхушки. Археологически смена культур на Кикладах в XVI – XV вв. до
н.э., неизбежная в случае исчезновения прежнего населения, никак не подтверждается12. Да и тексты Геродота и Фукидида, как мы можем видеть, при
прочтении, предложенном В.В. Шуваловым, плохо согласуются между собой. На основании этих источников мы можем констатировать лишь наличие
ставленников минойского царя на островах (как, впрочем, и в Мегарах, в
случае с которыми об этом говориться прямым текстом). Причем наличие
ставленников критян совсем не обязательно свидетельствует о непосредственном вхождении в «Минойскую империю»13.
Т.В. Григорюк
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Мы также считаем мало обоснованной и апелляцию автора к археологическому материалу. Все доказательства, им приводимые, – и минойское
влияние в керамике, и минойская архитектура, и минойские меры веса, и находки критской керамики, и наличие табличек с линейным письмом А, – всё
это говорит о несомненном доминировании Крита в культурной и экономической сферах, но никак не о политическом его господстве.
Как мы можем видеть, все свидетельства, на которые ссылается
В.В. Шувалов, говорят не об «империи Миноса», а лишь о лидерстве Крита в
регионе, хотя некоторые пункты, очевидно, действительно были подвластны
критским дворцам.
 Примечания
1
Evans A. The Palace Of Minos at Knossos. Vol. I-IV. L., 1921-1935. Vol. 1. P. 23-24;
Vol. 2 P. 571, 626, 757; Vol. 4. P. 281-284, 297-298, 746-749, 887.
2
Пендлбери Дж. Археология Крита. М., 1950. С. 244.
3
Шувалов В.В. Морская держава Миноса // Мнемон. Исследования и публикации по
истории античного мира. Вып 2. СПб., 2003. С. 17-27.
4
Там же. С. 17.
5
Там же. С. 20.
6
Там же.С. 21.
7
Пендлбери Дж. Указ. соч. С. 303-304.
8
Молчанов А.А. Социальные структуры и общественные отношения в Греции II тыс.
до н. э. М., 2000. С. 89-96.
9
Шувалов В.В. Указ. соч. С. 25.
10
Thuc. I. 4 : «Минос раньше всех, как известно нам по преданию, приобрел себе
флот, овладел большею частью моря, которое теперь называется Эллинским, достиг господства над Кикладскими островами и первый заселил большую часть их колониями,
причем изгнал карийцев и посадил правителями своих сыновей. Очевидно также, что
Минос старался, насколько мог, уничтожить пиратство, чтобы тем вернее получать доходы» (пер. Ф. Мищенко). M…nwj g¦r pala…tatoj ïn ¢koÍ ‡smen nautikÕn
™kt»sato kaˆ tÁj nàn `EllhnikÁj qal£sshj ™pˆ ple‹ston ™kr£thse
kaˆ tîn Kukl£dwn n»swn Ãrxš te kaˆ o„kist¾j prîtoj tîn ple…stwn
™gšneto, K©raj ™xel£saj kaˆ toÝj ˜autoà pa‹daj ¹gemÒnaj
™gkatast»saj· tÒ te lVstikÒn, æj e„kÒj, kaqÇrei ™k tÁj qal£sshj
™f' Óson ™dÚnato, toà t¦j prosÒdouj m©llon „šnai aÙtù.
11
Herod. I. 171 «В глубокой древности они [карийцы] были подвластны Миносу, назывались лелегами и жили на островах. Впрочем, лелеги, по преданию, насколько можно
проникнуть в глубь веков, не платили Миносу никакой дани. Они обязаны были только
поставлять по требованию гребцов для его кораблей. Так как Минос покорил много земель и вел победоносные войны, то и народ карийцев вместе с Миносом в те времена был
самым могущественным народом на свете» (пер. Г.А. Стратановского). E„sˆ d
toÚtwn K©rej mn ¢pigmšnoi ™j t¾n ½peiron ™k tîn n»swn· tÕ g¦r
palaiÕn ™Òntej M…nw kat»kooi kaˆ kaleÒmenoi Lšlegej econ t¦j
n»souj, fÒron mn oÙdšna Øpotelšontej, Óson kaˆ ™gë dunatÒj e„mi
<™pˆ> makrÒtaton ™xikšsqai ¢koÍ, oƒ dš,
Ókwj M…nwj dšoito,
™pl»roun oƒ t¦j nšaj. “Ate d M…nw te katestrammšnou gÁn poll¾n
12
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
kaˆ eÙtucšontoj tù polšmJ tÕ KarikÕn Ãn œqnoj logimètaton tîn
™qnšwn ¡p£ntwn kat¦ toàton ¤ma tÕn crÒnon makrù m£lista.
12
Андреев Ю.В. Островные поселения Эгейского моря в эпоху бронзы. Л.: Наука,
1989; Barber R.L.N. The Cyclades in the Bronze Age. London: Duckworth, 1987.
13
Хрестоматийный пример из всемирной истории, демонстрирующий подобного
рода вассалитет – отношения Франции и Испании при Людовике XIV и Филиппе V.
С.С. Хахалева
Гетерии – сообщества друзей
в античной Греции
Одним из проявлений дружеских отношений в Греции была так называемая гетерия (˜ταιρε…α) – общество, основанное на личной привязанности
его участников, созданное с целью достижения каких-либо задач или просто
для приятного времяпрепровождения. Данное понятие является одним из
самых дискуссионных в исследовательской литературе, посвященной греческому этосу. Причиной тому служат фрагментарные сведения источников о
подобных организациях. Гетерии были тайными обществами и не афишировали свою деятельность, что в результате и породило массу догадок и предположений. Ю.В. Андреев относил к числу гетерий в гомеровском обществе
корпорацию сотрапезников и вместе с тем боевую дружину, которую составляли троянские герои, а также сообщество женихов Пенелопы, имевшее
определенную внутреннюю организацию и регламентацию1.
Гетерии Афин раннеклассического периода многие исследователи рассматривают как разного рода политические группировки, для которых ключевым вопросом была внешняя ориентация. И.Е. Суриков отмечает, что подобные организации опирались не на какие-либо принципиальные идейные
убеждения, а на личную, семейную, локальную основу, на связи и соперничества отдельных аристократических групп и их окружения2.
Одной из разновидностей концепции о политическом характере гетерий
является теория П.Дж. Родса, согласно которой гетерии возникали вокруг
политического лидера, а члены ее, называвшиеся гетайрос (˜τα‹ρος), были
представителями лидера или его агентами3. Э.Д. Фролов, рассматривая политическую деятельность Алкивиада, находит в его окружении группу ближайших приверженцев, которые являлись его родственниками. Эта группа
составляла его личное окружение, его ближайшую опору, его гетерию4.
М.С. Корзун гетериями называет объединения граждан, связанные
общностью экономического положения и социально-политических требований5. О группировках, которые формировались вокруг какого-либо политического лидера говорится в работах А.И. Макарова6. По представлениям
М.Ю. Владимирского, в V в. до н.э. гетерии начали объединяться между соС.С. Хахалева
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
бой, их политическая активность и влияние сильно возросли, они превращались в динамичные объединения, обретавшие четкую политическую ориентацию
и
призванные
поддерживать
определенного
человека7.
С.И. Соболевский отмечал, что гетериями были соединения или кружки,
имевшие целью взаимную поддержку в искании должностей, в судебных
процессах. Но вскоре их деятельность расширилась, и они получили политический характер8.
Наиболее точно, на наш взгляд, характер гетерий определила
Е.В. Никитюк9. Данный автор не останавливается на какой-либо конкретной
деятельности этих организации, а рассматривает все возможные варианты их
активности. Часто это были только дружеские, более или менее четко организованные сообщества. В одних случаях гетерия – это объединение почитателей одного культа, в других – это сообщества учеников вокруг философов.
В греческой литературе классического периода термин "гетерия" использовался для обозначения союза политических единомышленников, преследующих вполне определенные цели. Раскрыть суть этого явления общественно-политической жизни греческих полисов достаточно сложно, так как
известно об этих тайных сообществах становилось только в случае громкого
скандала или государственного переворота10. Однако гетериями могли быть
не только политические группировки, но и другого рода организации и сообщества. Возможно, к числу гетерий можно отнести и так называемый
"кружок Перикла". И хотя источники эту организацию не называют гетерией, вполне вероятно, что она именно таковой являлась. Политических целей
это сообщество не имело, однако ему были присущи черты организации друзей, товариществ, члены которых проводили свое время в участии в философских беседах, организации пиров и других мероприятий.
В одной из судебных речей Лисия содержатся некоторые сведения о подобных товариществах. Судя по источнику, характер данного общества заключался в следующем: члены его должны были поддерживать того из них,
кому нужен будет защитник и свидетель в суде (Lys. VIII. 18.).
Таким образом, гетериями в древнегреческом обществе были организации с широкой сферой деятельности. Зачастую лиц, входивших в подобные
сообщества, объединяли общие интересы в области общественнополитической жизни, религиозной сфере, судебно-правовой практике и других отраслях. Как правило, участники этих товариществ занимались не только своей непосредственной обязанностью, но и могли проводить время в неформальном общении, в частности, участвовали в философских
рассуждениях, религиозных церемониях или просто приятно общались.
Важнейшими критериями понятия гетерии являются: наличие дружеских
отношений между членами сообщества; организация пиров-симпосиев и непосредственное участие в них. Если названные принципы характерны для
какого-либо товарищества, то, на наш взгляд, данное общество вполне можно обозначить как гетерию. Членов общества связывали в первую очередь
14
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дружеские отношения, которые выражались в поддержке друг друга и взаимопомощи. Гетерии были, главным образом, формой организации друзей и
отражали специфику межличностных взаимоотношений в греческом обществе V – IV веков до н.э.
 Примечания
Андреев Ю.В. Гомеровское общество. Основные тенденции социально-экономического развития Греции XI-VIII веков до н.э. СПб., 2004. С. 249-256; Он же. Мужские
союзы в поэмах Гомера // ВДИ. 1964. № 4. С. 37-50.
2
Суриков И.Е. Политическая борьба в Афинах в начале V века до н.э. и первые остракофии // ВДИ. 2001. № 2. С. 118-130; Он же. Перикл и Алкмеониды // ВДИ. 1994. № 4.
С. 14-35.
3
Родс П.Дж. Кому принадлежала власть в демократических Афинах? // ВДИ. 1998.
№ 3. С. 16-26.
4
Фролов Э.Д. Греция в эпоху поздней классики: Общество, личность, власть. СПб.,
2001. С. 96-97; Он же. Сообщества друзей в политической жизни античной Греции. Предварительные замечания // Проблемы истории, филологии, культуры. Вып. 10. М., Магнитогорск, 2001. С. 3-23.
5
Корзун М.С. Социально-политическая борьба в Афинах в 445 – 425 годах до н.э.
Минск, 1975. С. 22.
6
Макаров А.И. Идеологические аспекты раннегреческой тирании // ВДИ. 1997. № 2.
С. 25-43.
7
Владимирский М.Ю. Афинская олигархия // http://centrant.pu.ru. /aristeas/
monogr/vladim m/vlad m16; Он же. Фукидид сын Мелесия и Гетерии в Афинах. Античное
общество-3. Тезисы докладов научной конференции 22-23 марта 1999. Там же.
8
Лисий Речи / Пер., статья, коммент. С.И.Соболевского. М.: Ладомир, 1994. С.119.
9
Никитюк Е.В. К вопросу о гетериях в Греции в V-IV веках до н.э. // Древние и
средневековые цивилизации и варварский мир: Сб. научных статей. Ставрополь, 1999.
С. 32-51.
10
Arist. Ath. pol. 20. 1; Ibid. 34.3.
1
О.А. Власова
Praetor peregrinus: греческое влияние
на развитие римской магистратуры
Принципиально важным для формирования магистратуры преторов
явился период Классической Республики (287 – 133 гг. до н.э.). При всем
внимании исследователей к претуре как одной из высших должностей дискуссионными остаются вопросы, связанные с датировкой численных изменений в ней, причин, их вызвавших; спорен и недостаточно исследован
смысл происходивших преобразований, нуждается в тщательном исследовании вопрос о заимствовании специального суда для иностранцев из гречеО.А. Власова
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ского права. На последнем из перечисленных дискуссионных вопросов мы и
остановимся.
В 242 г. до н.э. возникает praetor peregrinus, в ведении которого были
дела между иноземцами и римскими гражданами, а также между иноземцами в Риме. Необходимо определить цель, для достижения которой создается
претор перегринов, датировку и обстоятельства его появления.
Первым дополнением было, согласно Ливию, должностное место претора 40-х гг. III в. до н.э. Информация Ливия сохранилась в периохах и чрезвычайно кратка, она содержит лишь сведения о том, что "впервые избранны
тогда двое преторов": Duo praetores tunc primum creati sunt (Liv. Per. XIX).
Кроме того, Ливий утверждает, что претура пополняется во время первой
Пунической войны, до битвы при Эгатских островах. Так, после сообщения
о преторах он пишет, что "многие полководцы успешно сражаются с пунийцами; вершиной успеха была победа консула Гая Лутация над пунийским
флотом при Эгатских островах. После этого по просьбе карфагенян с ними
заключен мир"1. И.А. Покровский, отмечая, что другой претор "был присоединен… специально для наблюдения за перегринами, которые к тому времени начинают появляться в Риме большими массами для различных торговых
дел", предполагал, что, возможно, "образцом для учреждения этого второго
претора специально для перегринов послужили аналогичные магистратуры в
некоторых торговых греческих городах, например κόσμος ξένιος в Гортине"2.
Законы критского города Гортины были составлены в 480-460 гг. до н.э.
и представляют собой один из самых ранних греческих юридических памятников3. То, что было характерно для раннего периода, можно отнести и к более поздним временам. Следует рассмотреть, были ли подобные институты в
территориально близких к Риму городах, и было ли возможно перенесение
греческой судебной практики в римское судопроизводство.
Специальные суды над иноземцами были характерны для греческого
права. О них говорит Аристотель (Pol. IV. 13. 2): "Суд над иноземцами ведает делами иноземцев с иноземцами же или иноземцев с горожанами". Большинство сицилийских городов являлись колониями греческих и, естественно, основные нормы судопроизводства были взяты колонистами из права
метрополий. Известно, что в Селинунте в VI в. до н.э. существовал отдельный суд для иностранцев, членами которого были синдики
τ
( îν ξενîν
4
συνδίκων) . Можно предположить, что сицилийские города имели схожие законодательства и нормы правосудия.
По представлению Платона, как было отмечено И.А. Шишовой, благим
законодателем Италии и Сицилии считался Харонд из Катаны5. Аристотель
(Pol. II. 9. 8) приводит его в пример как номофета, чьи законы по точности
формулировки "выделяются даже среди нынешних законодателей". Он же
называет Харонда и Залевка из Локров Эпизефирских законодателями не
только для своих сограждан, но и "для остальных халкидских городов в Италии и Сицилии" (Arist. Pol. II. 9. 5). В.И. Козловская отмечает, что Харонд
16
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
был настолько известен своими законами, что его приглашали в другие города как кодификатора6.
Возможно, что специальные суды для иноземцев существовали в большинстве сицилийских городов. Первая Пуническая война продолжалась с
264 г. до н.э. до 241 г. до н.э., то есть римляне в течение длительного времени находились в близком культурном контакте с гражданами сицилийских
городов и могли воспринять часть греческой судебной практики.
Римская община и раньше имела дипломатические отношения с греческими колониями в Италии, но в ситуации длительной войны контакты неизбежно должны были стать более тесными. Идея о специальном суде для
иноземцев могла быть заимствована из сицилийских городов, но для ее
практического воплощения были необходимы определенные условия. Потребность в судах должна была стать настолько острой, чтобы римляне
осознали это, что было возможно, только когда число перегринов увеличилось, и один претор не справлялся с количеством исков. Помпоний (D. IV.
28) говорит об этом следующее: "спустя несколько лет этого претора оказалось недостаточно, так как много перегринов пришло в государство. Поэтому избрали другого претора, который был назван претором перегринов".
Война вызвала к жизни активную внешнюю торговлю, так как Рим нуждался во множестве различных товаров и рынке сбыта собственной продукции. Доказательством может служить тот факт, что Рим активно выводит
колонии именно в период войны. К.А. Ревяко отмечает, что Рим вывел семь
колоний с 264 г. до н.э. по 241 г. до н.э., четыре из которых – морские портовые города или речные порты, связанные с морем, – Брундизий, Эзис, Алсий
и Фирм7. Морская торговля открывала новые возможности в сфере товарноденежных отношений как для римлян, так и для тех народов, которые торговали с ними, что приводило к увеличению в Риме числа перегринов. Соответственно увеличивался и объем судебных исков и между римлянами и чужестранцами, и между чужестранцами на римской территории. Это и
способствовало появлению претора перегринов в государственно-правовой
системе Римской Республики.
 Примечания
1
Liv. XIX: Rebus aduersus Poenos a pluribus ducibus prospere gestis, summam uictoriae
C. Lutatius cos. uicta ad Aegates insulas classe Poenorum imposuit. Petentibus Carthaginiensibus pax data est.
2
Покровский И.А. История римского права. СПб., 1998. С. 96.
3
Пальцева Л.А. К вопросу о кодификации права в древней Греции // Ius Antiquum.
2002. №2 (10). С. 18.
4
Высокий М.В. Древнейшее греческое право на Сицилии // Ius Antiquum. 2002. 1 (9).
С. 64.
5
Шишова И.А. Раннее законодательство и становление рабства в античной Греции.
Л., 1991. С. 71.
О.А. Власова
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Козловская И.В. Залевк, Харонд и первые систематизированные своды законов в
Великой Греции // Актуальные проблемы естественных и гуманитарных наук. Исторические науки. Тезисы юбилейной конференции. Ярославль, 1995. С. 185-187.
7
Ревяко К.А. Пунические войны. Минск, 1988. С. 105.
6
Е.С. Данилов
Священник на войне: франкская традиция
В истории раннего Средневековья большую роль играла христианская
церковь. Она осуществляла не только культовые функции, но и вмешивалась
также в мирские дела. После потери христианского Востока и Испании в результате арабских завоеваний, вторжений мадьяр и начала набегов норманнов, церковь становится перед необходимостью защищать цивилизацию от
вторжений извне и развала изнутри. Побуждая светских властителей к защите христианства, церковные иерархи сами зачастую оказываются в гуще военных событий.
Хотя клириков и монахов нельзя было принуждать к военной службе, в
источниках иногда встречаются упоминания о священнослужителях, участвующих в военных действиях. Чаще всего речь идет о добровольном участии
священников в войне, не связанных с какой-либо военной повинностью1.
Что являлось причиной того, что служители культа по собственной инициативе брались за оружие? Для ответа на этот вопрос обратимся к практике
возведения в духовный сан, характерной для галльской церкви в VI – X вв.
Начиная с Орлеанского собора 511 года, который принял решение о
том, что без королевского постановления ни один мирянин не может быть
назначен на церковную должность, франкские короли активно продвигали
своих приближенных, подчас не имевших духовного сана, на церковные посты2. Эти приближенные оставались полезными короне, продолжая выполнять свои светские обязанности. Свидетельства Григория Турского убеждают нас в этом3.
Так было, например, с референдарием короля Хлотаря Бавдином, направленным епископом в Тур (Gregorius. H. F. X, 31.), и с бывшим майордомом Хильперика Бадегизилом, назначенным в Ле-Ман (Gregorius. H. F. VI,
9.). При дворе короля, как и в городах, чиновничество срасталось с церковной иерархией, поскольку франкский король, уподобляясь римским императорам, относился к епископам как к своим чиновникам и обсуждал с ними –
даже на церковных соборах – не только церковные, но и государственные
дела4.
При Каролингах ситуация оставалась прежней. С VIII века во франкском войске начинает получать преобладание конный строй над пешим, что,
несомненно, взаимосвязано с арабской экспансией. Карл Мартелл создал для
18
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
отпора арабам конные контингенты, материальное обеспечение которых
осуществлялось за счет церкви. Земельные владения церкви он передал
франкским магнатам с тем, чтобы они, со своей стороны раздали их в виде
бенефициев в обеспечение конной службы возможно большего числа людей.
Карл Мартелл, по-видимому, просто сажал на епископские кафедры и на
места аббатов своих военных слуг или сговорчивых клириков, и те по его
требованию раздавали церковные земли для военных целей5.
Феодалы, став канониками, долгое время не могли расстаться со светскими привычками. Многочисленные предписания каролингских капитуляриев содержат призыв к духовенству воздержаться от мирского образа жизни: избегать споров и конфликтов, не обучать охотничьих собак и птиц, не
предаваться пьянству, оргиям6. Григорий Турский упоминает епископов, которые имели под рукой вооруженные отряды и сражались вместе с ними
(Gregorius. H. F. V, 20.). Епископы считаются сеньорами рыцарей, но и сами
становятся вассалами императоров, королей, герцогов и графов7. Все это вызывает у воинов – мирян чаще всего недоумение. Так, бенедиктинский монах
Эрмольд Черный, рассказывая о походе Людовика Благочестивого против
бретонцев, упоминает о своем участии в нем: автор находился при франкском войске в полном вооружении, несмотря на свое звание аббата, что вызвало, как он сам сознается, смех Пипина Аквитанского, его друга, и совет:
"Ты бы, брат, оставил оружие, – сказал ему Пипин, – твое дело писать" (Ermoldus Nigellus. Carminis in honores Hludovici libri IV.). Случаи присутствия
священников в войске, не только в качестве духовников, но и активных участников боя, находят отражение и у других историков эпохи Каролингов8.
Их участие в военных кампаниях имело идеологическое обоснование. В
данном случае действовала выдвинутая еще святым Августином доктрина
войны, описанная им в трактате "О Граде Божьем". Августин Блаженный
разработал концепцию сближения мирского и Христова воина. Он утверждал, что война и ратный труд священны, а молитва является военным действием9.
Сравнительный анализ исторических сочинений позволяет прийти к
следующим выводам: одну из причин приобщения духовенства к военным
действиям можно определить, как их предрасположенность к светскому образу жизни; непосредственное участие в рукопашных схватках – исключение, духовные лица чаще всего выступают в качестве военачальников; военные священники – люди не только физически развитые, но и образованные;
помимо отправления христианских обрядов, капелланы выполняют дипломатическую и организаторскую функции.
 Примечания
Контамин Ф. Война в Средние века / Пер. с фр. Ю.П. Малинина. СПб.: Ювента,
2001. С. 28.
1
Е.С. Данилов
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2
Лебек С. Происхождение франков / Пер. с фр. В.А. Павлова. М.: Скарабей, 1993. С.
3
Григорий Турский. История франков / Пер. с лат. В.Д. Савуковой. М.: Наука, 1987.
105.
462 с.
Мажуга В.И. Королевская власть и церковь во Франкском государстве VI века //
Политические структуры эпохи феодализма в Западной Европе (VI – XVII вв.). Л.: Наука,
1990. С. 49.
5
Кардини Ф. Истоки средневекового рыцарства / Пер. с ит. В. П. Гайдука. М.: Прогресс, 1987. С. 281.
6
Хэгерманн Д. Карл Великий / Пер. с нем. В. П. Котелкина. М.: АСТ, 2003. С. 444.
7
Пти-Дютайи Ш. Феодальная монархия во Франции и в Англии X – XIII веков /
Пер. с фр. С.П. Моравского. СПб.: Евразия, 2001. С. 24.
8
Аноним. Жизнь императора Людовика / Пер. с лат. А.В. Тарасовой // Историки
эпохи Каролингов. М.: РОССПЭН, 2000. С. 37-94. Эрмольд Черный. Поэма в честь Людовика, императора, в IV книгах // История Средних веков (768 – 1096 гг) / Сост. М.М. Стасюлевич. М.: АСТ, 2001. С. 118. Ведастинские анналы / Пер. с лат. А.И. Сидорова // Историки эпохи Каролингов. М.: РОССПЭН, 2000. С. 161-185. Рихер Реймский. История /
Пер. с лат. А.В. Тарасовой. М.: РОССПЭН, 1997. 336 с. Ноткер Заика. Деяния Карла Великого / Пер. с лат. Т.И. Кузнецовой // Памятники средневековой латинской литературы
IV – IX веков. М.: Наука, 1970. С. 369-381.
9
Булдакова Е.В. Некоторые философские принципы св. Августина и государственная политика Меровингов и Каролингов // Карл Великий: реалии и мифы. М.: ИВИ РАН,
2001. С. 89.
4
А.Ю. Киселев
Экспансия Арабского Халифата
на Пиренейский полуостров
К завоеванию Пиренейского полуострова войска Дамасского халифа
приступили в начале VIII века. К этому времени власти халифа была подчинена территория Северной Африки.
О непосредственном поводе вторжения мусульман в готское королевство точных сведений нет. Исследователи оперируют информацией, содержащейся в легенде о графе Юлиане. Возможно, он был византийским экзархом
города Сеуты или вассалом готских королей.
Абд ар-Рахман ибн Абд ал-Хакам1 называет Юлиана властителем алАндалуского города ал-Хадра (ныне город Тарифа), что передавало успешную переправу мусульман через Гибралтар целиком в его руки. Среди готской знати бытовал обычай посылать своих детей в столицу, чтобы они обучались вместе с детьми короля. Согласно традиции Юлиан отправил дочь
учиться в Толедо под покровительство короля Родерика, который обесчестил ее. Узнав о случившемся, Юлиан немедленно прибыл ко двору Родерика
и получил разрешение на время забрать ее домой. Вскоре после этих событий Юлиан прибыл в Кайруан ко двору наместника ал-Магриба Мусы ибн
20
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Нусейра и убедил его начать вторжение в Вестготское королевство. Скорее
всего, в ходе общения с мусульманами он опирался на поддержку вестготских противников Родерика или был выразителем их интересов2.
Мусульманским войскам удалось полностью захватить Вестготское королевство за сравнительно короткий период времени (711 – 715 гг.). Завоевание можно разделить на три этапа.
В ходе первого этапа (711 – 712 гг.) вестготские войска потерпели решающие поражения. Они предопределили окончательный исход арабоготского противостояния. Руководство военными действиями Муса ибн Нусейр доверил своему маулу3 по имени Тарик. Тарик высадился в местности,
позднее получившей название Джабаль-аль-Тарик (“гора Тарика" – в европейской транскрипции Гибралтар).
Между 19 и 26 июля 711 года произошло решающее сражение между
войсками Тарика и Родерика. Тарик одержал победу, которая подорвала могущество Вестготского королевства и вызвала дезинтеграцию в рядах его
защитников. Впоследствии мусульманские отряды встречали сопротивление
локального характера, во время захвата замка или крепости, в гористых областях королевства. После победы над Родериком войска Тарика захватили
Кордову (будущую столицу арабской Испании) и Толедо (столицу вестготского королевства). После первых успехов Тарик получил приказ Мусы ибн
Нусейра остаться на зимовку на захваченных территориях и дождаться прибытия войск самого Мусы.
В ходе второго этапа (712 – 714 гг.) Муса высадился на Пиренейский
полуостров, захватил Севилью и Мериду (712 г.). О событиях 713 г. мало известно. Мусульмане закрепились на ранее завоеванных территориях. В 714
году были захвачены Сарагоса, Леон, Асторга. Продвижение арабов вглубь
полуострова было приостановлено, возможно, в силу того, что халиф алВалид призвал Мусу и Тарика к себе в Дамаск осенью 714 г.
Третий этап (714 – 715 гг.) стал завершающим в процессе завоевания
полуострова. Командование было поручено сыну Мусы, Абд аль-Азизу. Под
напором его войск в 715 г. пали города Памплона, Таррагон, Херон и, возможно, Нарбонн – центр вестготских владений на юге Галлии.
Быстрая победа завоевателей была обусловлена рядом причин экономического, политического и социально-психологического характера. Вопервых, в неудовлетворительном состоянии находилась армия готских королей. К концу VII века готские короли начали сталкиваться с немалыми трудностями при формировании сколько-нибудь боеспособной армии. Сказывались этно-конфессиональные распри и ограниченность денежных средств.
Во-вторых, сыграла свою роль неудачная политика вестготских монархов по
отношению к национальным меньшинствам, в частности, к евреям. Антиготская позиция еврейской диаспоры была связана с суровым обращением со
стороны властей. Управление государством было возложено на церковные
советы, которые действовали исходя из религиозных соображений, по котоА.Ю. Киселев
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рым евреи воспринимались как враги. В конце VII века было выпущено ряд
декретов, ухудшавших положение евреев. В 693 году вышел декрет, запрещавший евреям заниматься торговыми операциями, а в 694 году декрет, объявлявший все население страны не принявшее крещение рабами. Еврейская
община, вполне возможно, могла содействовать победам мусульман, которые воспринимали евреев как “братьев" в силу многовекового духовного соседства с ними, единобожия и общих святынь.
И, наконец, в-третьих, причиной легкой победы мусульман было отсутствие в королевстве вестготов закона о престолонаследии. Предполагалось,
что король выбирается представителями знати из своей среды. Некоторые
короли пытались обеспечить престол детям, при жизни привлекая их к делам
управления государством. Их, по сути, не законные действия вызывали недовольство других представителей правящего класса – претендентов на престол, что делало престолонаследие предметом постоянных интриг.
Таким образом, Пиренеи можно рассматривать как “легкую добычу".
Владычество мусульман над полуостровом продолжалось с VII по XIV век.
Ислам, мусульманские традиции и обычаи были привнесены в общественнополитическую и экономическую жизнь, укоренившись в сознании местного
населения, о чем свидетельствует трансформация земельно-налоговой, судебной и территориально-административной системы. Свидетельства тому
можно найти в сфере образования и культуры, в языке и системе градостроительства.
 Примечания
Египетский автор. Родился в 187 году хиджры (802 – 803 гг.) и умер в 257 году
хиджры (871 г). Хиджра буквальный перевод с арабского “выселение". Хиджра – это переселение Мухаммада и его сторонников из Мекки в Медину в 622 году. При Омаре I
Хиджра была принята за отправную точку нового летоисчесления.
2
Уотт У.М. Мусульманская Испания. М., 1976. С. 25-26. Данное высказывание подтверждается текстом Хроники Альфонсо III, которая сообщает, что арабы вторглись в
Испанию по наущению сыновей предпоследнего Вестготского короля, Витицы.
3
Клиент или вольноотпущенник.
1
Е.В. Комарова
"Римский вопрос"
в кирилло-мефодиевской проблематике
Моравская миссия Константина Философа, согласно его Житию, была
организована в 863 году по инициативе византийских властей в ответ на
просьбу князя Ростислава прислать в Моравию "епископа и учителя", который на славянском языке изложил бы "правую христианскую веру". 40 ме22
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сяцев Философ провел в славянских землях, а затем "пошел рукоположить
учеников своих". Молчание Жития о том, в какой церковный центр отправился с этой целью Константин, вызвало дискуссии в исследовательской литературе. Нами были выделены следующие гипотезы, авторы которых поразному подходят к рассмотрению "римского вопроса" в кирилломефодиевской проблематике.
1. Константин хотел добиться посвящения своих учеников у аквилейского патриарха. Сторонники данной точки зрения ссылаются на тесные
культурно-религиозные связи патриархата и Моравии. Но Аквилея не менее
тесно взаимодействовала и с Восточнофранкским королевством, а, следовательно, и с пассауским епископатом, в подчинении которого находилась моравская церковная организация. В Моравии же у Философа сложились напряженные отношения с представителями немецкого духовенства, поэтому он
вряд ли мог рассчитывать на успех в Аквилее.
2. Константин направлялся к венецианскому духовенству, признававшему над собой патронат Римского папы. Б.Н. Флоря считает, что в
Венеции был собран церковный синод для рассмотрения просьбы Философа
о рукоположении учеников. Но, согласно Житию, далее последовал спор о
правомерности использования Константином в литургии славянского (варварского) языка, поэтому, скорее всего, истинной причиной созыва синода
стали жалобы немецкого духовенства, находящегося в Моравии, а целью –
решить, противоречит ли деятельность Константина на славянских землях
канонам церкви. Следовательно, Философ покинул Моравию не по своей
инициативе, а по вызову венецианского духовенства; по-видимому, его собственные намеренья были иными.
3. Конечным пунктом поездки Философа должна была стать Византия, поскольку, по версии Жития, именно имперские власти выступили с
инициативой моравской миссии. Но в византийских источниках нет упоминаний о посольстве Ростислава и об отправлении ответной делегации к князю, что может свидетельствовать о нежелании, а скорее о неготовности Византии устанавливать официальные отношения с Моравией, хотя последняя
и стремилась к этому из-за опасного для нее конфликта с Восточнофранкским королевством. Константинополь не мог претендовать на включение Моравии в свою церковную юрисдикцию, поскольку эта страна была отделена от Византии обширными болгарскими землями. Однако ситуация
могла измениться, если бы Византии удалось включить Болгарию в сферу
своего влияния – тогда союз с Моравией приобрел бы актуальность. Поэтому вполне возможно, что имперские власти решили отправить в моравское
государство своего представителя, не наделенного официальными полномочиями, с целью выяснить обстановку в малоизвестных славянских землях и
подготовить почву для установления в будущем более тесных взаимоотношений. Этим делегатом как раз и стал Константин Философ. Его возвращеЕ.В. Комарова
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ние в Византию с отчетом после окончания миссии было вполне закономерным.
4. Константин изначально собирался отправиться из Моравии в
Рим. По мнению Г.А. Хабургаева, именно Философ стал инициатором моравской миссии, а все его последующие действия объясняются наличием у
него четко продуманного плана, направленного на превращение славянского
языка в язык богослужебный, наравне с греческим и латинским. Константин
понимал, что византийские власти самым решительным образом выступят
против попыток заменить на территории империи греческое богослужение
варварским (славянским), поэтому решил заняться осуществлением своих
идей на населенных славянами землях историического Иллирика, издавна
подчинявшихся папскому престолу. В качестве гарантий, позволяющих рассчитывать на успех у папы римского, Константин вез с собой мощи высоко
почитаемого в Риме святого Климента, обретенные по инициативе самого
Философа в Херсонесе в 862/863 году, то есть непосредственно перед моравской миссией. Однако сама возможность составления такого детального
плана на несколько лет вперед в условиях постоянно изменяющейся внешнеполитической ситуации кажется весьма маловероятной.
Таким образом, следует признать, что, отправляясь в Моравию, Константин все же представлял интересы византийских властей, но, как и прежде, он успешно сочетал службу империи и труд, направленный на осуществление своих собственных идей, тем более что они не противоречили
задачам, поставленным перед ним имперским правительством. Поэтому,
оказавшись в конце 867 года в Венеции, Философ, бесспорно, рассматривал
возможность возвращения в Константинополь. Но он знал, что его деятельность в Моравии, не только дипломатическая, но и просветительская, будет
интересна Византии только в том случае, если ей удастся взять под покровительство Болгарию. Последняя же, как известно, в 866 году разорвала отношения с византийской церковью и обратила свои взоры к Риму. Кроме того,
в конце 867 года в правящих кругах Империи произошли изменения, которые сделали поиски поддержки в Константинополе весьма проблематичными: еще в 866 году был убит кесарь Варда, 24 сентября был заколот император Михаил III, а затем был низложен патриарх Фотий. Людей, которые,
вероятно, стояли у истоков моравской миссии, уже не было в живых. Следовательно, у Константина практически не осталось никакого иного выбора,
кроме поездки в Рим, тем более, что сам папа, узнав о деле Философа, возжелал встретиться с ним лично. Это не нарушало планов Константина, для
которого важнее всего было добиться признания славянской азбуки, независимо от того, из какого духовного центра – Рима или Византии – это признание будет исходить.
24
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ю.Л. Романова
Истоки отечественного дантоведения
Исследователи широко используют термин "дантоведение" или "дантология", который, однако, отсутствует в справочной литературе1. Наша задача – проследить установить истоки отечественного дантоведения, и основные вехи его исторической ретроспективы.
Данте Алигьери, один из наиболее значимых поэтов Италии. По характеру творчества Данте – поэт переходного времени, стоящего на рубеже двух
исторических эпох: средневековья и Возрождения. Вершина творчества
Данте — поэма "Комедия", названная потомками "Божественной" (повидимому, начата в 1307 г., закончена в 1321 г., первое печатное издания
1472 г.). Форма поэмы восходит к традиционному жанру "видения"; она изображает странствие поэта по загробному миру и состоит из трёх частей:
"Ад", "Чистилище" и "Рай". В России (1798 г.) в альманахе "Приятное и полезное препровождение времени" был помещен отрывок под названием
"Мир осуждения"2. Это был прозаический перевод из 28-й песни "Чистилища" Данте, которого неизвестный переводчик называл "одним из первых и
славнейших итальянских стихотворцев XII века".
В числе первых переводчиков Данте П.А. Катенин – талантливый поэт,
который впервые обратился к творчеству Данте в 1817 г. Он перевел один из
наиболее драматичных эпизодов "Ада", который увидел свет в 1832г.
Переводы П.А. Катенина сразу же нашли почитателей, первым из них
был А.С. Пушкин. В критических статьях и заметках Пушкина имя Данте
встречалось неоднократно. Он высоко оценивал эстетические достоинства
"Комедии", его поражала композиция, творческая фантазия и стилистические формы. Пушкин мечтал увидеть поэму Данте ("Комедию"), переведенной на русский язык. Об этом свидетельствует его письмо к П.С. Шевыреву,
которого он просил перевести "Божественную Комедию"3. П.С. Шевырев
был одним из первых знатоков итальянской литературы в России, его перу
принадлежит первый русский труд о Данте, "Дант, и его век". В своей работе
автор объясняет философию Данте, связывает ее с богословскими догмами,
политическими идеями и научными познаниями XIII в., а также отмечал
влияние античности. Особое место в его исследовании занимает вопрос о
роли Данте в создании итальянского языка.
В середине XIX в. началась серьезная работа над полным стихотворным
переводом поэзии Данте. В 1843 г. появляется стихотворный перевод отрывка из "Ада" в переводе Д.Е. Мина. В 1847 г. Данте и его поэмой заинтересовались известный историк П.Н. Кудрявцев, филолог Ф.П. Буслов, историк
литературы А.Н. Веселовский.
Ю.Л. Романова
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В монографии П.Н. Кудрявцева "Дант, его век и жизнь" напечатанной в
"Отечественных записках" за 1855 – 1856 гг., показана фигура Данте на фоне
политической борьбы и поэтического творчества средневековой Италии.
Статья Ф.И. Буслова, написанная в 1864 г., "600-летний юбилей дня рождения Данте Алигьери", носит публицистический характер. В ней автор подчеркивает политические идеи Данте об объединении Италии.
Ряд статей посвятил Данте А.Н. Веселовский. В статье "Дант и мытарства Итальянского единства" он критикует западных исследователей за модернизацию Данте, отрицает значение политических идей Данте и сводит
его творение к поэтизации католической космогонии. В конце XIX в. были
сделаны еще несколько переводов "Комедии" и других произведений Данте
такими переводчиками, как: Н. Голованов, А.П. Федоров, Д.Д. Минаев,
О.Н. Чюмина, С. Задуднов. Их переводы, по мнению А.К. Дживелегова4
представляют собой посредственную ремесленную работу. В XX в. среди
переводчиков Данте можно выделить В.Я. Брюсова, который по-новому
прочитал "Божественную комедию", заставил читателя почувствовать красоту поэмы.
В 1934 г. был опубликован перевод "Новой жизни" А.М. Эфроса.
Наиболее значимым для последующего развития дантологии явился перевод "Божественной комедии", выполненный М.Л. Лозинским5. Лозинский
подходил к своей работе не только как поэт, но как ученый-филолог. В 1936
г. он приступил к огромному труду. В течение полувека перевод Лозинского
оставался единственным, заслонив собой все ранее имевшиеся версии переводов "Божественной Комедии". Он сыграл выдающуюся роль в становлении и развитии отечественной дантологии.
В 1939 г. выходит фундаментальный труд М.А. Алпатова "Итальянское
искусство эпохи Данте и Джотто"6. Очень подробно и оригинально анализируется "Новая жизнь" и "Божественная комедия" в связи с общественнополитической борьбой во Флоренции. Большое внимание автор уделил рассмотрению исторического развития итальянской поэзии до Данте. В 1930-е и
1940-е годы одним из ведущих итальянистов был А.К. Дживелегов. Ему
принадлежит остававшаяся долгие годы единственной в советской литературе книга о Данте7, которая вышла впервые в 1933 г. в серии "Жизнь замечательных людей", а затем была переиздана в 1946 г. Данте представлен на
фоне своего века – политического, экономического и культурного развития
Италии, особенно Флоренции. В частности, А.К. Дживелегов останавливается на идейной и литературной борьбе, в обстановке которой формировался
облик Данте, подробно рассматривая борьбу политических партий во Флоренции.
В 1960-е годы творчеством Данте стал заниматься И.Н. ГоленищевКутузов8. Он написал прекрасную биографию Данте для серии "Жизнь замечательных людей" и составил сборник "Данте в СССР. Библиография переводов и критической литературы. 1918 – 1964". В 1971 г., уже после смерти
26
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Голенищева-Кутузова, выходит его книга "Творчество Данте и мировая
культура"9, первая литературоведческая научная монография, посвященная
Данте. Книга завершила многолетние занятия автора творчеством Данте, начало которым было положено в 1920-е годы работой над рукописями поэта в
библиотеках Флоренции, Венеции и Рима. Творчество Данте рассматривается ученым на широком фоне культурного и литературного развития Европы
в период высокого средневековья и Предвозрождения. Судьбам произведений Данте в мировой литературе посвящается специальный раздел. В нем
дана картина развития мировой дантологии за шестьсот лет.
В 1965 г. вышел в свет труд Л.М. Баткина "Данте и его время. Поэт и
политика"10. Автор воссоздает сложную и многогранную доктрину Данте,
прослеживает истоки и становление его политических взглядов. Анализируя
одну из важнейших сторон философии "Божественной комедии", он убедительно доказывает, что идея Данте – это империя, несущая Италии мир и порядок.
В 1966 г. при Научном совете по истории мировой культуры АН СССР
была создана Дантовская комиссия. В издательстве "Наука" вышел подготовленный ею коллективный сборник статей "Данте и славяне", а также 9
выпусков "Дантовских чтений".
Одной из последних работ о Данте является монография
А.Л. Доброхотова "Данте Алигьери"11, вышедшая в 1990 г. Доброхотов рассмотрел основные аспекты философии Данте: концепция личности, философия любви, космогония, психология.
Таким образом, отечественное дантоведение имеет большую историческую ретроспективу, истоки которой восходят к концу XVIII века.
 Примечания
Краткая литературная энциклопедия: В 9 т./ Ред. А.А. Сурков. М., 1962; Новая философская энциклопедия: В 4 т. Т. 1 /Ред. В.С. Степин. М., 2000; Оксфордская иллюстрированная энциклопедия: В 9 т. Т. 5. Искусство. М., 2001; Энциклопедия мировой литературы
/ Сост. С.В. Стахорский. СПб., 2000.
2
Ефремов П.А. Материалы по истории русской литературы. СПб., 1867. С. 168-195.
3
Розанов М. Пушкин и Данте // Пушкин и его современники. Вып. 37. Л., 1928.
С. 11-41.
4
Дживелегов А.К. Данте А. Жизнь и творчество. М., 1946.
5
Данте А. Божественная комедия / Пер. М. Лозинского. М.: Худ. литература, 1967.
6
Алпатов М.В. Итальянское искусство эпохи Данте и Джотто. М., 1939.
7
Дживелегов А.К. Данте А. Жизнь и творчество. М., 1946.
8
Голенищев-Кутузов И.Н. Данте. М., 1967.
9
Голенищев-Кутузов И.Н. Творчество Данте и мировая культура. М., 1971.
10
Баткин Л.М. Данте и его время. Поэт и политика. М., 1965.
11
Доброхотов А.Л. Данте Алигьери. М., 1990.
1
Ю.Л. Романова
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
К.С. Диков
Вооружение кораблей эпохи
Великих географических открытий
(конец XV – XVI вв.)
Изучение истории корабельного вооружения заслуживает серьезного
внимания историков. Особо следует выделить конец XV – XVI вв. – период
бурного развития в области корабельного вооружения. Это эпоха Великих
географических открытий. Помимо открытий новых земель в это время происходит ряд крупных военно-политических конфликтов (падение Константинополя, окончание Столетней войны, завершение Реконкисты, разгром
Непобедимой Армады и др.), которые в определенной степени, обусловили
развитие парусных судов и их вооружения. Действительно, далекие морские
путешествия требовали качественно новых типов судов, их оснастки (такелаж и рангоут). Стремление уберечь грузы и сами суда от пиратов способствовало развитию огнестрельных орудий, устанавливаемых на кораблях.
Однако, несмотря на важность проблемы, исследовательская литература на
русском языке (зарубежная переводная и отечественная) не содержит значительной информации относительно типов судов и их вооружения. В литературе имеется лишь краткое описание кораблей или орудий. Так, в работе
Г. Винтера "Суда Колумба 1492 г."1 речь идет только лишь о кораблях, участвовавших в первой экспедиции Х. Колумба. Из литературы о парусных судах следует выделить исследование А.П. Шершова "История военного кораблестроения. С древнейших времен до нашего времени"2. Хотя эта работа
носит обзорный характер, в ней имеются сведения о развитии парусного
флота в рассматриваемый период. В труде Г. Нойкирхена "Мореплавание
вчера и сегодня"3 содержатся дополнительные сведения о корабельном вооружении конца XV – начала XVI вв.
В рассматриваемый период корабельная артиллерия не отличалась
принципиально от полевой. В классических трудах П. фон Винклера4 и Г.
Дельбрюка5 содержится информация в известной степени касающаяся корабельной артиллерии. Оба автора описывают не судовые орудия, а полевые,
которые использовались в конце XV – XVI вв. Примеры использования пушек и других орудий на бортах кораблей приводятся в работе А. Штенцеля
"История войн на море"6. Автор подробно не рассматривает корабли и орудия в отдельности, однако он представляет ряд ценных сведений о применении артиллерии в крупнейших морских сражениях того времени.
В ряде случаев автору статьи пришлось обращаться и к справочной литературе, прежде всего, к "Морскому словарю"7. Это справочное издание со28
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
держит множество разъяснений военно-морских терминов, обозначающих
орудия и части корабля в различные исторические моменты.
Среди доступных источников на первое место, по значимости, следует
поставить записки о путешествиях Христофора Колумба8. В этом, сравнительно новом (1999г.) издании собраны различные документы и судовые
журналы всех путешествий Колумба. Однако в ценном источнике по истории самих Великих географических открытий есть лишь несколько упоминаний об орудиях, размещавшихся на борту кораблей Колумба. Можно также опираться на косвенные свидетельства, а именно – упоминание членов
команды, профессия которых тем или иным образом связана с артиллерией:
пушкари, плотники, мастера фортификационных сооружений. Такое небольшое количество информации, по-видимому, обусловлено тем, что для
составителей судовых журналов не было столь важно наличие орудий на
борту корабля по причине обыденности этого явления.
Следующий источник – речь дожа Венеции Томмазо Мочениго9, которую он произнес в 1423 году. Хотя этот документ относится к первой половине XV века, он важен для нас, как дополнительное подтверждение использования артиллерии на бортах кораблей, пусть и в более раннее время.
Упоминаемые в тексте "вооруженные галеры" скорее всего, имели артиллерию, но, к сожалению, это не прямое доказательство. В сочинении Кабесы де
Вака "Кораблекрушения"10, имеется лишь одно упоминание о члене команды, который "хорошо стрелял из пушки", т.е. упоминается, по-видимому, наводчик орудия.
Можно предположить, что уже на рубеже XV – XVI веков артиллерия
была довольно распространена, хотя ее применение было не столь эффективно. О распространении артиллерии говорит незначительное внимание,
которое авторы источников уделяют орудиям. Ведь если бы артиллерия
только начала появляться на бортах кораблей, то мы читали бы у Колумба
разнообразные отзывы, при этом, в большом количестве, относительно орудий. Следовательно, огнестрельное оружие и артиллерия на судах имели
обыденный характер.
Исследователи, в качестве источников, преимущественно используют
не письменные документы, а сохранившиеся до нашего времени или найденные археологами орудия и суда (фрагменты судов). Очевидно, что такие
типы источников дают нам наиболее достоверную информацию. Наиболее
распространенными видами кораблей были в то время каравеллы, каракки,
нефы, галеоны. Каждое отдельное судно имело свои уникальные черты и
свойства. В рассматриваемый период разнообразие орудий было слишком
велико, не было четкой классификации (до конца XVI века) орудий по калибрам. В более подробной работе можно упомянуть основные типы орудий
(бомбарда, кулеврина, мортира, фальконет), отметить их признаки, описать
принцип действия и сферу применения того или иного вида орудий.
К.С. Диков
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В рассматриваемый период (конец XV – XVI вв.) происходит ряд Великих географических открытий. Вооружение судов этого времени связано с
бурным развитием артиллерии. В ходе проведенного исследования было установлено, что до начала XVI века артиллерия не разделялась на морскую и
сухопутную, но с изобретением орудийных портов развитие артиллерии пошло двумя путями: судовая артиллерия развивалась обособлено от полевой.
К концу XVI века стало возможным отличить корабельную пушку от сухопутного орудия.
В ходе Великих географических открытий ускорился процесс развития
кораблестроения и корабельной артиллерии.
 Примечания
Винтер Г. Суда Колумба 1492г. Л.: Судостроение, 1975.
Шершов А.П. История военного кораблестроения. С древнейших времен до наших
дней. СПб.: Полигон, 1994.
3
Нойкирхен Г. Мореплавание вчера и сегодня. Л.: Судостроение, 1977.
4
Винклер П. Оружие: Руководство к истории, описанию и изображению ручного
оружия с древнейших времён до начала XIX века. СПб, 1894.
5
Дельбрюк Г. История военного искусства. СПб.: Наука, 1994. Т. 3.
6
Штенцель А. История войн на море. М.: ЭКСМО-Пресс. 2002, Т. 1.
7
Морской словарь. М.: Воен. издат., 1959.
8
Путешествия Х. Колумба. Дневники, письма, документы. М.: Гос. издат. геогр.
лит-ры, 1999.
9
Документы по истории Венеции XIII – XVI века. Горький, Издание ГГУ, 1983.
10
Кабеса де Вака. Кораблекрушения. М.: Мысль, 1975.
1
2
И.Д. Горшков
"Сказание" Альберта Шлихтинга
в европейской политике начала 70-х гг XVI в.
Среди иностранных сочинений о России второй половины XVI в. особое место занимает сочинение Альберта Шлихтинга под названием "Краткое
сказание о нравах и жестокости правления московского тирана Васильевича"1. Исследователи отмечают высокую достоверность сообщений Альберта
Шлихтинга о событиях в Московском государстве 60-х гг. XVI в.2
Однако "Сказание" А. Шлихтинга представляет интерес не только своим содержанием, но также и историей своего создания, которая тесно связана с европейской политикой начала 70-х гг. XVI в., а именно с внешнеполитической игрой польских дипломатов против Москвы.
Альберт Шлихтинг, воевавший на стороне польского короля Сигизмунда II Августа, попал в русский плен в 1563 или 1564 гг. у литовской крепости
Озерище3. Благодаря знанию немецкого и русского языков он вскоре был
30
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
взят на службу "в качестве слуги и переводчика" придворным врачом Ивана
Грозного итальянцем Арнольфом4. Врачу Арнольфу А. Шлихтинг служил до
осени 1570 г., после чего, "почувствовав угрозу своей жизни", совершил побег в Польшу. Здесь в 1570 – 1571 гг. он и составил своё "Сказание", основным содержанием которого являются казни, погромы, бесчинства опричников и жестокость царя Ивана Грозного.
В Европе в это время шла активная дипломатическая работа по созданию антитурецкой коалиции. Турецкий султан Селим II готовил нападение
на остров Кипр, принадлежавший Венецианской республике. 13 января 1570
г. представитель Венеции в Константинополе был арестован, а венецианские
галеры, стоявшие в турецкой гавани, подверглись захвату5.
Инициатором создания союза против турок стал римский папа Пий V. К
маю 1571 г. в коалицию входили Рим, Венецианская республика и Испания6.
В числе предполагаемых участников лиги оказалось и Московское государство. В 1570 г. нунций папы римского в Польше Винченцо дель Портико получил задание ехать в Москву и вести переговоры с Иваном Грозным о его
вступлении в союз, а также выяснить ситуацию относительно возможности
крещения русского царя в католичество7.
Из числа документов, которые должен был везти с собой в Москву нунций Портико, сохранилось письмо папы римского Ивану Грозному от 9 августа 1570 г., опубликованное на латыни в 1906 г.8 Нами выполнен перевод
этого интереснейшего документа.
Обращаясь к Ивану Грозному, папа римский Пий V подчеркивает общеевропейский характер турецкой опасности. "Не сомневаемся мы,- пишет
он,- что твоей Светлости хорошо известно, сколь огромно морское и наземное войско, собранное ужаснейшим Турецким тираном, который задумал в
этом году вести войну против христианской республики, … собираясь отправить многочисленный флот на Венецианский остров Кипр, а огромным
пешим войском угрожая гибелью и разорением христианским странам и
Империи". Именно папа римский выступает организатором антитурецкого
союза. "Встревоженные столь великой опасностью, грозящей нам и всему
Апостольскому престолу, … повели мы всех христианских королей и правителей к созданию союза против врагов наших, ибо мы понимаем, что разобщенные и раздробленные их войска не могут сравниться с могучими силами
турок, но мы не теряем надежду, что сплоченные и объединенные, они в состоянии сокрушить грозные их силы"9.
Из письма также следует, что к августу 1570 г. в состав коалиции входили Рим, Венеция и Испания. Кроме того, велись переговоры с королем
Франции Карлом IX и Максимилианом II, королем Венгерским и Чешским.
Папа Пий V горячо призывает Ивана Грозного присоединиться к союзу.
"К сообществу этого благочестивейшего и славнейшего союза вознамерились мы привлечь и твою Светлость, и, сообразно с тем, о чем мы сообщаем
в нашем письме, призываем взяться за оружие, посредством которого ВсеИ.Д. Горшков
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
могущий Господь возжелал прославить себя и преданные свои народы, ради
защиты всеобщего христианского благополучия, против турок, совместно с
нами и вошедшими в союз христианскими правителями; и если ты последуешь этому, ибо надеемся мы, что есть воинская храбрость и сила у тебя и у
подчиненных тебе народов, то великие надвигающиеся силы общего врага
всех христиан будут нами неизбежно ослаблены и повержены, ибо мы хорошо осведомлены, какова степень твоего могущества и каково мужество
рода твоего в военных делах"10.
Свои призывы папа Пий V подкрепляет следующими доводами: "Побуждать твою Светлость к этому благородному делу обязывает и твоё стремление к истинной славе, а кроме того, и собственная твоя выгода: ибо ошибается твоя Светлость, если полагает, что ненасытные турки когда-либо
останутся в спокойствии, не уничтожив или не подавив прежде жестоким
рабством все царства и государства; это всегда было тебе угрозой, это ты видел всегда и видишь сейчас, как он [т. е. турецкий султан] дерзким стремлением к господству обращает в рабство народы каких бы то ни было земель,
все царства и королевства. … Поэтому увещеваем мы твою Светлость, чтобы
пожелал ты войти в сообщество упомянутого выше союза и совместными
усилиями вести священную войну против общего врага, тирана турецкого, а
не ждать, как, истребив все царства, его губительный огонь дойдет и до тебя
самого"11.
Последним пунктом в письме стоит вопрос о вере. "И так как мы осведомлены наверное, – пишет папа римский Ивану Грозному,- что твоя Светлость имела некогда намерение обратиться в веру Святой Римской церкви,
поэтому обещаем тебе, что если ты последуешь этому, то мы, не упуская
случая явить наше отеческое к тебе благоволение, могли бы оказать всяческую нашу к тебе благосклонность, … что лучше разъяснит твоей Светлости
возлюбленный сын наш Винченцо Портико, секретарь наш и нунций Апостольского престола при Светлейшем короле Польском, которого пожелали
мы отправить к твоей Светлости с этим намерением; сверх того, что изложит
он тебе своей речью, он наставит тебя в вере, которую мы предлагаем тебе
принять, если нам об этом говорили истинно"12.
Как отмечал П. Пирлинг, "папские депеши должны были повергнуть
нунция в большое удивление, если не сказать недоумение. Он лучше знал
московские дела, чем Курия. Вероятно, Портико не скрывал от себя, что между римскими предположениями и действительностью лежала целая пропасть. И раньше царь не чувствовал большого желания присоединиться к
римской церкви. А в 1570 г. он был менее, чем когда-либо расположен к подобному акту"13.
Кроме того, чтобы отправиться в Москву, нунцию Портико необходимо
было получить санкцию польского короля Сигизмунда II Августа. Обычай
требовал, чтобы поляки были осведомлены о всех переговорах, которые ведутся папской Курией с их соседями. Идея военного союза против турок не
32
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
могла иметь успеха в Польше, тем более, если в него входил русский царь.
Поэтому польский король под разными предлогами отказывал нунцию Портико в разрешении на поездку в Москву, несмотря на то, что длительная задержка нунция начинала вызывать недовольство в Риме14.
И в этой ситуации прибывший в Польшу А. Шлихтинг с его подробной
информацией о последних событиях в России пришелся как нельзя более
кстати. "Сказание" А. Шлихтинга с подробным описанием кровавых событий опричнины было передано нунцию Портико15.
Это сочинение Шлихтинга должно было убедить нунция, во-первых, в
том, что поездка в Россию сейчас опасна для его жизни, а во-вторых, в том,
что с Иваном Грозным нецелесообразно, да и невозможно заключить договор
о союзе против турок. Кроме того, "Сказание" могло послужить нунцию оправданием его нежелания ехать в Россию. Таким образом, "Сказание" должно
было содействовать срыву намечающихся переговоров между Римом и Москвой.
Получив польский текст "Сказания" Шлихтинга, Портико поручил перевести его на латынь16 и 19 сентября 1571 г. вместе с соответствующим донесением отправил латинский перевод "Сказания" в Рим, где оно произвело
чрезвычайно сильное впечатление17. Римский папа Пий V одобрил отказ
нунция ехать в Россию18, а 31 ноября 1571 г. писал польскому королю Сигизмунду II Августу: "Мы совершенно отказываемся от московского дела
благодаря сведениям, которые получили о жизни царя"19.
Таким образом, "Сказание" А. Шлихтинга, волей случая оказавшись инструментом в руках польских дипломатов, сыграло заметную роль в европейской политике начала 70-х гг. XVI в.
 Примечания
1
Archivio Segreto Vaticano. Armadio II. Vol. 69. P.17-39. De moribus et imperandi crudelitate Basilij Moschoviae Tyranni brevis enarratio. Bayerisches Hauptstadtarchiv, Kurbayern
Äuβeres Archiv. Bd. 4424. Folio 1-37. Eine kurze erzelung von des Mostkowitischen Tyrannen
Basilij Sitten und grausamen Tyrannischem Regiment. Новое известие о России времени
Ивана Грозного. “Сказание" Альберта Шлихтинга: Пер. А. И. Малеина. Л., 1934.
2
Веселовский С.Б. исследования по истории опричнины. М., 1963. С. 57-58; Зимин
А.А. Опричнина. М.: Территория, 2001. С. 63; Скрынников Р.Г. Царство террора. СПб.,
1992. С. 58; Флоря Б. Н. Иван Грозный. М.: Молодая гвардия, 1999. С. 225.
3
ASV, Arm. II. Vol. 69. P. 17-39. De moribus… Л. 17.; BayHStA, Kurbayern Äuβeres
Archiv, Bd. 4424, fol. 1-37. Eine kurze Erzelung… Л. 1.; Новое известие о России времени
Ивана Грозного. С. 15.
4
ASV, Arm. II. Vol. 69. P. 17-39. De moribus… Л. 17-17об.; BayHStA, Kurbayern
Äuβeres Archiv, Bd. 4424, fol. 1-37. Eine kurze Erzelung… Л. 1об.; Новое известие о России
времени Ивана Грозного. С. 15-16.
5
Пирлинг П. Россия и папский престол. М., 1912. Кн. 1. С. 400-401.
6
Там же. С. 411.
7
Там же. С. 403-404.
И.Д. Горшков
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лихачев Н. П. Письмо папы Пия V к царю Ивану Грозному в связи с вопросом о
папских бреве. СПб., 1906. С. 2-5.
9
Там же. С. 2-3.
10
Там же. С. 3-4.
11
Там же. С. 4.
12
Там же. С. 4-5.
13
Пирлинг П. Россия и папский престол. М., 1912. Кн. 1. С. 404-405.
14
Там же. С. 409-412.
15
Россия и Италия. СПб., 1913. Т. 2. Вып. 2.С. 232-233.
16
Там же. С. 248.
17
Там же. С. 233.
18
Пирлинг О. Указ. соч. С. 414.
19
Там же.
8
Л.В. Семикашева
К вопросу о социально-психологическом
портрете гайдука
Следствием завоевания балканских земель турками-османами стало национально-освободительное движение покоренных народов. Его наиболее
распространенной формой в XV – XIX вв. являлось гайдучество. Гайдуки
жили в горах и совершали нападения на турецких чиновников, купцов, спахиев и зажиточных христиан. Уходившие гайдучить, уже не возвращались к
мирной хозяйственной деятельности, оставаясь в отрядах сотоварищей до
самой смерти. Таким образом, гайдуки представляли собой отдельную социальную группу, для представителей которой были характерны особый быт и
мировоззрение. Основным источником для изучения их облика являются
болгарские и сербские гайдуцкие песни, которые не были объектом комплексного изучения историков.
В условиях постоянных вооруженных столкновений у гайдуков сформировалось особое отношение к жизни и смерти. Сами они ежедневно видели смерть и противников-турок, и своих товарищей. Мало кто доживал до
преклонных лет. В болгарской песне "Татунчо" мать героя говорит: "Гайдуки живут недолго!"1. Юноши (а гайдуками часто становились подростки)
прекрасно понимали, какой образ жизни их ждет. Гайдуками становились
люди авантюрного склада характера. Не зря их в песнях называют удальцами, а удаль – это безудержная, лихая смелость.
Не страшась смерти и мучения, гайдуки ценили все радости жизни. Они
носили дорогие, бархатные, расшитые золотом одежды. Все свободное время проводили в пирах и застольях, которые поражали роскошью убранства:
дорогие софри (болгарские столы на низких ножках), белоснежные скатерти,
золотые блюда и чаши. Гайдуки употребляли большое количество вина и
34
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
много курили. Они понимали, что каждый день может для них стать последним и старались прожить его ярко.
Если гайдук попадался в руки противника, то при любом удобном случае он, используя хитрость и смекалку, пытался освободиться. Например,
пойманный турками гайдук просил конвоиров освободить ему правую руку,
чтобы дать сопровождающим его туркам денег на помин своей души или
чтобы перекреститься и попросить у бога прощения за грехи.
Замечательно отношение гайдука к оружию: он относился к нему очень
бережно, с любовью, словно к живому существу. В сражениях с турками
приходилось полагаться в первую очередь на себя и свое оружие. Тогда сабли, ружья, пистолеты становились настоящими друзьями. Перед смертью
Стоян-воевода просил мать принести его саблю дамасскую, прощаясь с ней
как с членом своей семьи. В этом отношении самой показательной является
песня "Ангел-воевода", которая представляет собой диалог воеводы и дружины. Она является аналогом русской песни "Солдатушки – бравы ребятушки". Отвечая на вопрос дружины: "Есть ли у тебя старый седой батюшка?",
Ангел говорил: "Мой отец – сабля тонкая". А сестры его – пара патронных
сумок, жена – длинное ружье, дети – патроны2.
Песни демонстрируют симпатию народа к гайдукам. В деревнях и городах сложилось представление о них, как о национальных героях. Маленькие
мальчики выходили за село, смотрели на горы и мечтали скорее вырасти и
уйти в гайдуки. Матери сами желали, чтобы их сыновья превратились в
храбрых воинов. Образ гайдука был окутан ореолом героизма и романтики.
Поэтому они пользовались особой благосклонностью девушек, а отвергнутые женихи уходили в четы, надеясь таким образом заполучить сердце возлюбленной. Любили гайдуков не только христианки, но и турчанки, а храбрецы благосклонно отвечали им взаимностью. В одной из сербских песен
Човек-паша спрашивает у Михата: "Почему девиц турчанок любишь?", на
что последний отвечает:
Скажу всю правду,
Почему люблю, паша, турчанок.
Как распустятся цветы на склонах,
Как повсюду заалеют розы,
Призренские девушки выходят,
На венки себе их собирают,
Вешают цветы мне на оружье,Ты бы сам, паша, ума лишился,
А не то, что дурочка какая!3
Источники рассказывают, что болгарские гайдуки не обижали и не оскорбляли женщин: ни христианок, ни турчанок. А вот в сербских песнях
встречаются описания очень жесткого обращения с мусульманками: жену
Л.В. Семикашева
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ашин-бега избили плеткой, а жене Бечир-аги под ногти загнали гвозди.
Правда, всегда это было местью за жестокость по отношению к гайдукам. Но
честь христианки для них была неприкосновенна: они не трогали девичье
приданое, убивали турок, которые похищали девушек. В самих гайдуцких
отрядах были и девушки, которые выходили замуж за кого-либо из соратников.
Живя в лесу, вдали от церквей, гайдуки оставались христианами, соблюдали христианские обряды, в частности, венчание, и обращали в христианство своих турецких невест. А в тяжелую минуту они обращались к Богу:
"Слезно мы бога молили. Ой, боже, господи милый"4. Но для гайдуков, истинных христиан, было характерно почти языческое обожествление природы. Лес на долгие годы становился родным домом, как говорил Ангелвоевода: "дом мой любимый – лес нелюдимый".
Гайдукам приходилось жить в коллективе долгое время, они делили радости и невзгоды, у них были общие цели и интересы. В дружинах устанавливались особые отношения братства, чему способствовало и присутствие в
них кровных родственников. Но, несмотря на это, даже между братьями случались размолвки, приводившие к кровавым последствиям. Груица убивает
своего брата Таде за то, что он якобы является любовником его жены. Он
делает это сгоряча и, осознав весь ужас своего поступка, поняв несправедливость навета, убивает себя – жизнь стала ему не мила без родного брата.
Таким образом, в среде гайдуков сформировались особые моральные
представления, соответствующие их образу жизни, и способствующие превращению гайдуков в особую социальную группу.
 Примечания
"Татунчо" // Болгарская народная поэзия. М.: Гослитиздат, 1953. С. 49.
"Ангел-воевода" // Болгарская народная поэзия. С. 16.
3
"Човек-паша и Михат-пастух" // Сер бский эпо с: В 2 т. Т. 2 . М. : Худо жественная
литература, 1960. С. 200.
4
"Настас-чорбайджия и гайдуки" // Болгарская народная поэзия. С. 45.
1
2
В.Р. Авакян
Мухаммед Али: борьба с ваххабитами
и политика в Аравии
В XVIII – первой трети XIX вв. Османская империя переживала беспрецедентный упадок. Затяжной кризис системы провинциального управления,
ослабление контроля центра стимулировали развитие сепаратистских настроений на периферии. Многие арабские провинции выходили из-под пря36
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мого управления и добивались значительной степени самостоятельности, хотя и продолжали признавать своё формальное вхождение в состав империи.
В Египетском пашалыке при содействии богословов у власти в 1805 г.
оказался албанец Мухаммед Али. Он занялся борьбой с мамлюкской оппозицией, защитой Египта от британских притязаний, интенсивными внутренними реформами.
Известия о взятии ваххабитами Мекки (1803 г.) и Медины (1804 г.) повергли османских властей в панику. Их беспокоило не столько насильственное отторжение от государства бедных, полупустынных земель, сколько потеря священных городов, что наносило их престижу и духовному авторитету
сокрушительный удар. Порта не могла выделить большой армии для борьбы
с ваххабитами и поручила разгромить их Мухаммеду Али, который являлся
наиболее дееспособным вассалом.
Однако желание Порты было и не главной, и не единственной причиной, толкнувшей практически независимого правителя Египта на долгую и
дорогостоящую кампанию в Аравии. Далеко идущие цели Мухаммеда Али
были ясны для многих. Приближённый к паше врач Клот-бей сообщал, что
"войны с Аравией дорого стоили Мухаммеду Али, но были ему чрезвычайно
полезны. С одной стороны, победы над ваххабитами сделали его имя известным всему народу. С другой, силы, которых они требовали, послужили ему
предлогом обратить регулярное войско в основу своего могущества"1.
Дальновидный паша рассчитывал, отвоевав священные города Аравии,
завоевать популярность и, используя статус "покровителя святых мест", приступить к осуществлению главной задачи – созданию собственной арабомусульманской империи. Аравии отводилась важная роль ключа к Сирии и
Ираку. Мухаммед Али намеревался вывести из Египта часть янычарской
гвардии и солдат, которые превращались в слишком опасную силу и стесняли его свободу действий.
Учение Абд аль-Ваххаба не содержало никаких новых догматов. Важнейшей в нем была доктрина таухида: один Аллах творец данного мира, а
пророк Мухаммед – обыкновенный человек, избранный Аллахом для пророческой миссии. Места, связанные с его жизнью, нельзя делать объектом поклонения. Ваххабиты выступали против "отуреченного" ислама, который
деформировал сунну пророка, султана они называли "лже-халифом". Они
рассматривались Портой как непримиримые враги ислама, покусившиеся на
ядро мусульманского вероучения. Ваххабиты посягнули на важнейшую обязанность мусульманина – поклонение святыням Аравии. Они чинили препятствия караванам хаджа из Египта и Сирии, не пропускали на подконтрольные территории паломников.
Военная кампания египтян в Аравии продолжалась с 1811 г. и завершилась осенью 1818 г. падением столицы государства Саудидов Дерийи. Когда
разнеслась весть о том, что благословенные города ислама – Мекка и Медина отвоеваны, освобождены Джидда и Таиф, были разосланы указы султана
В.Р. Авакян
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
о победе османского оружия и провозглашено, что "все желающие могут
свободно совершить хадж и что безопасность гарантирована"2. "Правоверные, многие годы воздерживавшиеся от хаджа из страха перед ваххабитами,
толпами с женами и детьми устремились в Хиджаз"3.
Но, уничтожив ваххабитскую угрозу, М. Али сам начал чинить преграды на пути широкого хаджа. Во главу угла он ставил лишь финансовые потребности. С паломников взимали плату, "преступавшую всякие пределы"4,
– от 15 до 20 французских талеров. Установленная Мухаммедом Али монополия на продажу хлеба вылилась в экспроприацию у паломников зерна и
муки. Направлявшихся в хадж через египетские земли принуждали менять
французские талеры на обесценивавшиеся египетские пиастры.
Несмотря на трудности, "постепенно наплыв десятков тысяч паломников вновь восстановил процветание жителей хиджазских городов"5. Немалую выгоду от хаджа приобрел и Мухаммед Али, употребив значительную
часть "святых денег" для финансирования последующих завоевательных
кампаний в Судане, Сирии и Палестине.
Однако население Хиджаза, пережившее фанатичную ярость ваххабитов, с приходом египтян не испытало желанного облегчения. Египетские
гарнизоны не обеспечивали элементарной безопасности и порядка. Перешедшие на сторону Мухаммеда Али бедуинские ополчения вернулись к
практике грабительских набегов на паломнические и торговые караваны.
Моральный облик египетской армии не соответствовал миссии, которая
была на нее возложена. Большинство солдат игнорировали обязанности правоверных мусульман, "не соблюдали поста в рамадане"6. В памяти населения
Хиджаза надолго сохранилась варварская жестокость египтян. Главными
объектами террора наряду с военачальниками и знатью стали религиозные
авторитеты: над ними совершались вопиющие акты насилия. "Когда солдаты
овладели Бадром,-повествует ал-Джабарти,-они ограбили богословов, захватили их жен, дочерей… и одни перепродавали захваченных другим"7. Не
склонивших голову ваххабитских алимов подвергали пыткам, многие были
казнены.
Непрочность египетских позиций в Аравии проявилась уже через несколько лет после крушения эмирата Саудидов. Тем не менее вплоть до
окончательной эвакуации египтян из Аравии в 1840г. Мухаммед Али упорно
удерживал Хиджаз, что подтверждало его приоритетное внимание к стратегически ключевому бассейну Красного моря.
Аравийская кампания 1811 – 1819 гг., вдохновлявшаяся призывами к
восстановлению "истинной славы мусульманства", попранной поборниками
ваххабизма, послужила прелюдией дальнейшим военным мероприятиям
египетского паши, в том числе его борьбе за османский трон, которая также
мотивировалась стремлением защитить ислам от коррупции и низвергнуть
утратившее мусульманскую сущность османское правительство. Вместе с
тем под покровом благой идеи реставрации "исламского правоверия" про38
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сматривались честолюбивые амбиции египетского монарха, объектом вожделения которого был весь мусульманский мир.
 Примечания
Клот-бей.Египет в прежнем и нынешнем своем состоянии. Спб., 1843. Т. 1. С. 52.
Ал-Джабарти.Египет под властью Мухаммада Али. М., 1963. С. 476.
3
Елисеев А.В. По белу свету. СПб., 1898. Т. 2. С. 192.
4
Ал-Джабарти. Указ. соч. С. 476.
5
Васильев А.М. История Саудовской Аравии. С. 160.
6
Ал-Джабарти. Указ. соч. С. 506.
7
Там же. С. 326.
1
2
В.В. Куликов
Двор германского императора
в письмах Ады Лесли (опыт анализа источника)
Не так давно для историков стал доступен интересный источник эпистолярного жанра1, дающий несколько с необычной точки зрения представление об европейской правящей элите конца XIX века. Письма Ады Лесли
помогают почувствовать ритм жизни высших слоев европейского общества
в конце XIX столетия, останавливают внимание на фактах, которые часто
выпадают из исторических исследований. Ада во время переписки (за одиннадцать лет с 1883 по 1894 год сохранилось 52 письма с более 34 тысячами
слов) со своей кузиной Мэри Ан Голсуорси (в письмах Ада называет ее
"Полли") работала гувернанткой при семьях аристократов, а с 1886 года и
вплоть до замужества в 1894 году работает на дом Гогенцоллернов, где состоит гувернанткой детей будущего кайзера Вильгельма II, а потом при его
сестре, греческой принцессе, и, в последствии, королеве Софье, исполняя
обязанности Lady-in-Waiting (наиболее близкое по смыслу слово – фрейлина,
либо компаньонка). Доступны исследователям они стали только в начале
XXI века, когда потомок Мэри Голсуорси заинтересовался популярной в
Англии семейной историей и отыскал в архиве прапрабабушки небрежно
переплетенный томик писем2.
Между тем, некоторые бытовые подробности, вроде бы незначительные
эпизоды из жизни коронованных особ, о которых упоминает Ада, до этого совершенно не упоминались ни в источниках, ни в литературе. Пожалуй, это
плюс всех источников эпистолярного жанра – иногда там можно встретить сообщение о фактах, которые, видимо, впоследствии просто выпадают из зрения
мемуаристов, дневников, составителей придворных хроник. К примеру, Ада
была очевидцем, как Вильгельм I отобедал 29 октября 1887 года на дне рождения "принцессы Вильгельм"3 (жены своего внука Августе, или просто Доне).
В.В. Куликов
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Император встал, чтобы выпить за здоровье именинницы, но не удержал бокал,
который "выпал из его руки и красное вино залило всё миленькое платье принцессы"4. Образ Вильгельма как дряхлого старика совершенно нетипичен для
мемуаров и дневников того времени, и для писем Ады Лесли в том числе. Это
замечание проливает совершенно иной свет на старую германскую легенду о
последних годах императора5. Письма Ады имеют и все типичные недостатки
писем как исторических источников – это и огромное количество традиционных эпистолярных штампов, сильно "засоряющих" рассказ о пережитом в промежутке между письмами, краткость и отрывистость описания интересующих
историка событий, что и понятно – двух молодых девушек политические и вообще общественно важные события интересовали лишь постольку поскольку.
Ада сама несколько раз признавалась, что у нее мало времени на написание писем, ведь их приходится писать сразу нескольким адресатам. Нет сомнений,
что сведения неличного характера просто копировались из письма в письмо. И
очень вероятно, что самые большие и подробные письма писались все же не
"дорогой Полли", а кому-то другому.
И, тем не менее, от этого значение этого источника нисколько не меняется. Часть писем, написанных во время пребывания при дворе принца Вильгельма, любопытна уже потому, что сам принц часто нетерпимо относился к
английской колонии при немецком дворе, называя свою мать "английская
шпионкой". Историки часто ссылаются на тревожные письма Виктории в
Англию6, где она высказывает свои опасения по поводу намерений своего сына. Письма Ады Лесли в этом ряду совершенно противоположный пример –
Ада достаточно сильно абстрагирована от политики, до тех пор, пока политика не касается ее. Единственное жесткое замечание она позволила себе только
раз, комментируя с сожалением возможность визита германского двора в Великобританию – "я не думаю, что это чем-нибудь закончится [имеются в виду
слухи о поездке] – скорее объявят войну, чем мы поедем в Англию"7. Учитывая начавшуюся волну англофобии в Германии эти слова понятны8.
В настоящей статье мы затронем прежде всего период пребывания Ады
при дворе принца Вильгельма с 1886 года по 1889 год. К сожалению, сохранилось не так много писем этого времени, а на интереснейший с точки зрения
политических событий 1888 год приходится большой пропуск в письмах (они
по каким-то причинам не сохранились до нашего времени). Таким образом,
нет комментариев о самом накале борьбы немецкой партии во главе с Бисмарком против императора Фридриха III и императрицы Виктории.
Ада, приехав в ноябре 1886 года в Потсдам, не знала немецкого языка.
Совершенно естественно, что в первых письмах много упоминаний о посещении служб в англиканской церкви Берлина, об английской общине при
германском дворе. Для акклиматизации ей было необходимо общество соотечественников. Но постепенно Ада втягивается в немецкий ритм и образ
жизни. В Мраморном дворце она получила комнату с "двойными окнами и
большим-большим камином". Часто в ее письмах начинают встречаться
40
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
упоминания о "милых немецких друзьях" и об успехах в изучении немецкого
языка. "Сейчас я знаю лучшую часть Берлина почти также как Вестэнд в
Лондоне"9. Уже спустя немного времени она с покровительственным тоном
будет писать о новичках при германском дворе. "Там [на рождественской
елке] был один офицер от герцога Эдинбургского. Бедное создание, он так
нервничал, что заставил меня почувствовать себя дурно, когда попытался
выйти из комнаты в противоположном направлении. Принц [Вильгельм] все
время очень по-доброму пытался его приободрить"10. Совершенно естественно, что в письмах много места занимает выражение благодарности хозяевам. "Принцесса [Августа Виктория или просто Дона, жена будущего Вильгельма II] очаровательна, она мягко пожала мне руки, спросила о
путешествии, а на следующее утро она дала мне почитать несколько английских книг и сказала, что у нее есть гораздо больше, когда я закончила их читать. Она говорит по-английски очень хорошо, так же как и принц, ее муж,
но он – с большим иностранным акцентом"11.
Ада резко повысила свой статус, в 26 лет из гувернанток при полковнике английской армии перейдя работать в семью наследника германской империи. Нельзя исключать, что она могла опасаться перлюстрации, вполне
возможной. Хотя на вопрос осуществлялась ли перлюстрация писем на родину иностранцев, работающих в Германии, ответить сложно. По большому
счету, многое говорит за это. Подозрительность к англичанам, как раз усилившаяся в эти годы, большие традиции в этом смысле германского почтового ведомства. С другой стороны, чем тогда объяснить смелость в письмах
молодой Ады Лесли, которая порой довольно вольно говорит о своем работодателе, и что на ее карьере никак не отразилось? Косвенно отрицательный
ответ подтверждает знаменитое дело с архивом (и перепиской германской
кронпринцессы Виктории с матерью, английской королевой) Фридриха III,
которые активно пытались изъять после его смерти Бисмарк с Вильгельмом
II. Таким образом, письма, по крайней мере, Виктории точно не перлюстрировались.
"Мои обязанности легки и приятны", – таково первое впечатление Ады
о своей новой работе. В ее обязанности входило воспитание и занятия с сыновьями принца Вильгельма (прежде всего игры12) – наследным принцем
Вильгельмом и Эйтелем Фридрихом (при ней родился также Август Вильгельм, рождение которого она описывает). Ада была носительницей английского языка, а по традициям воспитания детей при дворе Гогенцоллернов в
штате должны быть иностранные воспитатели. Ада практически сразу же
столкнулась с особенностью принцев – "у детей прирожденный военный
дух, с утра до ночи, солдаты, как правило, основная тема разговоров. Смешно, учитывая его юный возраст, как много он13 заметил во время своего недолго пребывания в Англии, относительно разницы между английскими и
немецкими солдатами. "Почему англичане не маршируют как наши? Почему
английские солдаты салютуют не как германцы?" – вот такие вопросы он
В.В. Куликов
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
постоянно задает мне"14. Такое впечатление об юных принцах у Ады превратилось в стереотип, который со временем только укреплялся. Впрочем, когда
"Полли" спрашивала, кого она больше любит, мальчиков или девочек (очевидно, имеется в виду напоминание о прошлой работе), Ада написала, что
хотя девочки послушнее и легче управляемы, с ними "больше проблем с нарядами и пр.". Кроме гувернанток, при юных принцах постоянно находились
три немецкие няньки и два лакея. Обязательно у каждой детской комнаты
дежурил лакей. Для пользования принцев всегда было два специальных экипажа. "Принцы выезжают каждое утро, еду с ними, как правило, каждый чередующийся день. С ними очень интересно кататься". Последнее замечание
вовсе не комплимент юным принцам – скорей всего Аде просто нравилось
появляться на людях в этом очень престижном статусе. И особенно в Потсдаме, который "такой же военный город, как и Альдершот15" и просто наводнен молодыми офицерами. "Где бы и когда-либо мы не встретили военных, они всегда салютуют нам".
Из писем Ады до нас дошло описание нескольких "выездов" семьи
Вильгельма как бы изнутри. Характерный пример – поездка в Берлин на
день рождения к кронпринцессе Виктории. Потсдамский десант занимает
три экипажа. В первом едут три юных принца, фрау Хайнер (суперинтендант
детского департамента) и Ада, во втором свита принца, в третьем сам Вильгельм и Дона. Доехав до железнодорожной станции в Потсдаме, направляются в зал ожидания для королевских особ, который в первый раз потряс
Аду роскошью отделки, к тому же весь перрон был уложен коврами. У
Вильгельма было хорошее настроение, и он веселит свое семейство. "Принц
смешной", – первое впечатление довольной и понемногу обустраивавшейся
Ады. "Дети гордятся отцом. Один из них растрепал волосы на подъезде в
Берлин и попросил причесать их у своего отца. Что тот и сделал очень забавным способом, заставив нас всех смеяться".
Безусловно, главная форма получения информации при дворе – это слухи. Ада оказалась неплохим их передатчиком и довольно аккуратно передавала их своей подруге в Англию. Характерно письмо от 26 ноября 1887 года,
написанное из Мраморного дворца. В нем, начав с описания местности вокруг
Потсдама, она переходит к рассказу о положении с кронпринцем. Вся страна
находится в тревожном ожидании, а от одного человека, который видел
Фридриха шесть недель назад, она слышала, что его состояние "гораздо хуже,
чем об этом сообщают". "Ты не поверишь, в какой тайне все держат, тревожные слухи не должны попасть в газеты". Аду поразили обстоятельства пребывания принца Вильгельма в Сан-Ремо, где в то время лечился Фридрих III –
младший Гогенцоллерн остановился в отеле рядом и в течение нескольких
дней своего пребывания там, никто из его свиты ничего не видел и не слышал
о кронпринце. "Это очень печальное положение дел, ведь не может же старый
император жить бесконечно долго". Старый император вызывал у Ады самое
хорошее впечатление после кронпринцессы Виктории и кронпринца Фридри42
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ха. В Берлине "я видела императора, по своему обычаю, сидящего у окна [во
дворце], так чтобы все, кто желал его видеть сделали это, – старый храбрец!
Только несколько месяцев назад в эту самую комнату кинули камень, но император продолжает сидеть на прежнем месте"16.
Впечатление от будущего вершителя мировых судеб и своего работодателя у Ады, очевидно, поначалу было чуть ли не восторженным. Но вскоре
оценки стали гораздо более объективными. Показательно вот это резюме –
"говорят у принца много хороших качеств и он очень популярен, но, очевидно, люди не очень хотят видеть его кайзером, ходят слухи (it's whispered),
что его частная жизнь не так уж идеальна, как у его отца и он, также говорят,
имеет большую склонность к войне с Францией, хотя старые люди не забыли войны 1870 года17, сейчас страна намного более благополучна, чем раньше, и мудрые люди не хотят возвращения старого положения вещей". Ада
попала прямо в эпицентр борьбы между двумя фракциями за власть – канцлера Бисмарка и принца Вильгельма против наследника престола Фридриха
III и его жены Виктории (условно их можно обозначить как английскую и
реформаторскую партию). Вокруг нее происходили "значительные события",
о которых она вскользь упоминает в письмах – повышение в чинах Вильгельма (Ада пишет про назначение Вильгельма генералом, хотя на самом деле, не без помощи Бисмарка, Вильгельм довольно быстро продвигался "по
всем постам", опережая "график" отца в аналогичном возрасте), оппозиция в
придворных кругах доктору Макензи (англичанину, врачу Фридриха), который "как говорят, ошибся18" и, что особо печалит Аду, рост недовольства по
отношению к кронпринцессе Виктории, которая в кругу ее сына воспринималась как источник чуждого влияния, опасного для страны.
Однако, политические вопросы все же довольно мало беспокоили Аду,
которая больше писала о том, в чем больше разбиралась – прежде всего о
различиях в моде, традициях и праздниках. С восхищением она описывает
празднование Рождества в Германии "…немцы думают о нем намного больше, чем мы, англичане … За несколько недель начинаются громадные приготовления, день за днем принцесса Августа и ее леди заняты – шьют одежды для бедных детей. 23 декабря устраивается экскурсия для 150 детей. Они
были приглашены в огромный сверкающий мраморный коридор, затем по
настоянию принцессы, чтобы сделать все максимально интересным для них,
их провели в главный вестибюль, который предназначается обычно только
для официальных мероприятий. Какое удовольствие было видеть удовольствие детей, получившие такие подарки! Каждая девочка получила смену
нижнего белья, теплую нижнюю юбку, прекрасное платье, не в обычном
благотворительном фасоне, а отделанное вельветом, а также шали и удобные
капюшоны, какие носят местные девушки, три или четыре книжки и большую корзину апельсинов и орех. Соответственно были одарены и мальчики"19.
В.В. Куликов
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
На следующий день, когда во дворце были зажжены четыре елки для
императорской семьи, в три часа дня Ада привела вместе с двумя немецкими
гувернантками принцев на елку, где "бедные ребята должны были торжественно пожелать своему отцу счастливого рождества и спеть несколько рождественских песен в присутствии всех придворных". Потом принцы забрали
свои, спрятанные под елкой подарки, в числе которых были презенты от королевы Виктории и принца Уэльского. Порой немецкая старомодность у
Ады вызывали недоумение и даже – осторожные насмешки. "Принц Вильгельм выбрал странные подарки для своей жены, среди прочих было шесть
чепчиков! Говорят, он послал 40 человек выбирать подарки, и адъютанты
сделали дело, даже не попросив помощи у фрейлин принцессы. По стилю и
форме они что-то пугающее, но принцесса храбро их носит"20. Когда принцесса Августа родила "еще одного принца", весь Потсдам покрылся флажками, в воздухе прозвучал традиционный салют из 71 залпа, внимание Ады задержалось на излишнем внимании непосредственно к уставшей роженице,
которую не оставляли в покое – "мое личное мнение в том, что в покоях
принцессы было слишком много народу, я полагаю 10 или 11 человек"21.
Информация из писем Ады чем-то похожа на куски мозаики, из которых сложно сделать отдельное панно, но зато их вполне можно использовать
в исследовании этого периода, вписывая их в исторический контекст. По
крайней мере, очень интересно отметить разницу между германским высшим обществом вильгельмовской эпохи и предшествующей ему эпохи объединения22.
Вместе со временем изменялась и сама Лесли, совершив довольно
большое карьерное продвижение. Работа при принцессе Софье в Греции, которая началась в 1889 году, окончательно превратила Аду в классическую
фрейлину23, важную леди, которая стала позволять себе поучительные выражения в письмах к подруге. Спустя пять лет Ада вышла замуж за английского офицера, которого она в письме называет "Мистер Кастл". Это был
Реджинальд Альфред Эдгар Кастл, командующий полицейским округом в
Бирме (District Police Commander). После свадьбы Ада заканчивает работу
при принцессе Софье и уезжает с мужем в Бирму, где, как она пишет, страдает от тропического климата. Письмо от 5 декабря 1894 года становится последним. По предположению Френсиса Барнарда и его научного руководителя Дебби Чемберса, она умерла вскоре после написания этого письма.
Впрочем, обстоятельства ее жизни и судеб, связанных с ней людей, еще, наверное, будут поддаваться уточнению. Так же как ее письма будут помогать
реконструкции жизни той эпохи.
 Примечания
Письма, правда, с большими купюрами, можно найти на Интернет сайте
/www.barnardf.demon.co.uk/. Печатной публикации писем пока нет (данные на начало
2004 года).
1
44
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Авторские права принадлежат Френсису Барнарду (Francis Barnard), а переведены
и отредактированы для интернет-издания его сестрой Джейн Кертис (Jane Curtis). В настоящей статье все ссылки будут идти на Интернет-сайт /www.barnardf.demon.co.uk/ с
указанием даты и места написания письма. По запросу Барнард предоставляет и неопубликованные на сайте письма.
3
Ада очень быстро освоила германскую традицию официально называть жен представителей немецкой правящей династии по имени мужа – например, Августа – принцесса
Вильгельм, Виктория – императрица Фридрих и т.п.
4
Мраморный дворец, 26 ноября 1887.
5
Расхожим было представление об императоре как главном гаранте спокойствия,
"твердой рукой" управляющей империей.
6
См. например – Darling child… Private correspondence between queen Victoria and the
crown princess of Prussia. 1871-1878. London, 1976.
7
Потсдам, 7 марта 1887.
8
О жизни "английской колонии" при германском дворе существует интересная работа начала XX века, посвященная императрице Фредерик. The Empress Frederick. A Memoir. James Nisbet & Co., London, 1913.
9
Потсдам, 7 марта 1887.
10
Там же.
11
Мраморный дворец, 26 ноября 1886.
12
См. письмо, описывающие игру в снежки – Потсдам, 22 декабря 1887.
13
Речь идет о старшем сыне Вильгельма, будущем кронпринце Вильгельме. Любопытно, что в воспоминаниях кронпринца Вильгельма есть упоминание о "английских гувернантках", правда, довольно смутное. Мемуары германского кронпринца. М.; Пг., 1923.
Между тем в письмах Ада практически не называет имен принцев.
14
Мраморный дворец, 26 ноября 1887.
15
Мраморный дворец, 26 ноября 1886. Маленький военный городок на юге Англии.
База английской армии, место крупнейших парадов в XIX веке, на время которых в него
съезжалась вся элита королевства.
16
Потсдам, 7 марта 1887.
17
Франко-прусская война, победа Германии в которой определила новую геополитическую ситуацию в мире и главное противостояние в Европе в конце XIX – начале
XX века между Францией и Германией.
18
В Германии шла долгая борьба вокруг споров между англичанином Морелом Макензи и немецкими докторами. Немцы считали, что необходима срочная операция, Макензи ее всячески откладывал. Также спор шел вокруг диагноза – Морел говорил о злокачественной опухоли во рту. Немецкий врач, обследовавший Фридриха в 1887 году, ее не
обнаружил. Фридрих доверял только Макензи.
19
Подтсдам, 7 марта 1887 года.
20
Мраморный дворец, 26 ноября 1887.
21
Потсдам, 7 марта 1887.
22
См. интересную характеристику германского двора в эпоху Вильгельма I – Доминик Л. Аристократия в Европе. 1815 – 1914. Спб, "Академический проект", 2000. 364 с.
23
Подробное исследование о жизни и обязанностях компаньонках викторианской эпохи смотри – Demoskoff Y. Queen Victoria's Ladies-in-Waiting, 1837-1901.www.users.
uniserve.com.
2
В.В. Куликов
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.А. Молчанова
Партия европейских социалистов
в европейском парламенте
На современном этапе исторического развития происходит преобразование многих устоев политической жизни, в том числе и политической организации общества. Новым явлением политической жизни Европы стали общеевропейские политические партии. Своим появлением они обязаны
успеху процесса европейской интеграции, результатом которой стало образование Европейского Союза. Договор о Европейском Союзе в статье 138а
предусматривал в качестве расширения политического сотрудничества появление общеевропейских политических партий, признавая их роль в "формировании европейской идентичности и выражении политической воли граждан Союза"1. Это дало ведущим политическим группам возможность
провести реформу своих общеевропейских структур. Хотя эта реформа началась гораздо раньше, а именно в середине 1970-х годов, после объявления
намерений о проведении прямых выборов в Европейский Парламент.
Еще с начала 1950-х годов в рамках Европейского Парламента (тогда
еще Парламентской ассамблеи Европейского сообщества угля и стали, затем
Европейского экономического сообщества) из национальных делегаций постепенно сформировались группы, объединившие депутатов по партийному
признаку. В марте 1953 г., менее чем через год после первого заседания Общей Ассамблеи ЕОУС (Европейское объединение угля и стали)(10 сентября
1952 г.) были организованы первые политические группы. А уже в июне
1953г. они получили официальный статус, а заодно и материальную поддержку от Ассамблеи. Регламент Европейского Парламента определил политическую группу как "число отдельных представителей, сформировавших
партийную группу внутри Парламента в соответствии с правилами, установленными в Регламенте Европейского Парламента"2.
Первые политические группы Европарламента сформировались на базе
традиционных направлений идеологической мысли – христианскодемократической, социалистической, либерально-демократической, коммунистической. Таким образом, этим политическим образованиям характерна
определенная степень идеологического единства.
Первыми такую группу создали социал-демократы, имеющие давние
традиции сотрудничества в рамках социалистического интернационала. Социалистическая политическая группа была образована на первых заседаниях
Общей Ассамблеи ЕОУС в 1952 г. Она объединила в своих рядах представителей социалистических и социал-демократических национальных партий.
Социалисты одобряли планы дальнейшей интеграции. После заключения
46
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Римских договоров (1957 г.), учреждающих общий европейский рынок, социалисты приняли решение создать контактное бюро для координации действий социалистических и социал-демократических партий стран-членов в
области европейской политики. В декабре 1958 г. такое бюро было организовано.
Затем, в 1968 г., на базе социалистического интернационала началась
подготовка создания европейской социалистической партии. Результаты Гаагского саммита 1969 г. вызвали новые надежды на развитие интеграции и
вдохновили социалистов на дальнейшее развитие межпартийного сотрудничества на европейском уровне: Контактное бюро было преобразовано в бюро
социал-демократических партий в ЕС и ему было поручено выработать проект формирования конфедерации социалистических партий. Такой проект
был подготовлен и представлен на рассмотрение национальных партий, а затем одобрен бюро социалистического интернационала. Таким образом, 5 апреля 1974 г. была учреждена Конфедерация социалистических партий
(КСП). Наряду с социалистами в 1970-е годы, перед перспективой проведения прямых выборов в Европарламент и другие партийные группы Европарламента совместно с соответствующими национальными партиями создают
общеевропейские партийные федерации. Так, христианские демократы формируют Европейскую народную партию (1976 г.), либералы – Федерацию
европейских либералов, демократов и реформистов (1976 г.). Их назначение
– "содействие сотрудничеству своих партий в предвыборных кампаниях и в
процессе выработки общих программ"3.
Собственно, свое нынешнее название европейские социалисты получили в 1993 г., когда на учредительном съезде в Гааге европейскими социалдемократами была создана Партия европейских социалистов (Party of European Socialists) – ПЕС.
Одна из основных задач ПЕС – соединить воедино те ресурсы власти,
которые имеются у социалистов в различных политических институтах Европейского Союза на всех уровнях, начиная с местных и земельных советов,
заканчивая национальными и Европейским парламентами.
По данным интернет-сайта4 ПЕС на июль 1998г. имела 214 из 626 мандатов в Европейском парламенте; 9 из 20 мест в Европейской комиссии; 9 из
15 членов Европейского совета представляли ПЕС и одновременно являлись
главами правительств, а именно, Тони Блэр (Великобритания), Лионель
Жоспен (Франция), Пол Расмуссен (Дания), Пааво Липпонен (Финляндия),
Костас Симитис (Греция), Уим Кок (Нидерланды), Горан Перссон (Швеция),
Антонио Гутерес (Португалия), Виктор Клима (Австрия).
На сегодняшний день ПЕС – вторая по величине политическая группа в
Европейском парламенте. Из 731 депутата Европарламента – 201 являются
членами ПЕС. Парламентскую группу ПЕС возглавляет Мартин Шульц
(Германия). В Европейской Комиссии 9 членов из 30 состоят в ПЕС. (Филипп Баскуин (Бельгия), Нейл Киннок (Великобритания), Паскаль Лами
О.А. Молчанова
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
(Франция), Эркки Лииканен (Финляндия), Пол Нильсен (Дания), Хоакин
Альмуния (Испания), Гюнтер Верхоген (Германия), Антонио Виторино
(Португалия), Марго Валльстрам (Швеция))5. Члены ПЕС сейчас входят в
правительства 11 из 25 стран-членов Европейского Союза: Бельгии, Чешской республики, Кипра, Финляндии, Германии, Венгрии, Литвы, Польши,
Испании, Швеции и Великобритании. Членами ПЕС являлись следующие
премьер-министры Европейского Совета: Герхард Шредер (Германия), Хосе
Луис Родригес Запатеро (Испания), Горан Персон (Швеция), Тони Блэр (Великобритания), Владимир Спидла (Чешская республика), Альгирдас Бразаускас (Литва).
Президент ПЕС избирается Конгрессом ПЕС. 24 апреля 2004 г. Конгресс избрал нового президента. Им стал Пол Расмуссен.
Парламентская группа ПЕС является одним из центральных звеньев Европейского Парламента. Сегодня это вторая по величине фракция. Первое место занимает парламентская группа Европейской народной партии. Первое
место европейские социалисты удерживали постоянно со времени присоединения Великобритании к Европейскому Сообществу в 1972 г. и включения
Лейбористской партии в работу группы до 1999 г., когда лидерство перехватила Европейская народная партия – Европейские демократы.
В своей парламентской деятельности группа ПЕС сосредоточилась на
нескольких основных направлениях. Ее главные цели:
- Усиление социалистического и социал-демократического движения в
Европейском Союзе и в Европе в целом;
- Развитие более тесных рабочих взаимоотношений между национальными партиями, их парламентскими группами, парламентской группой ПЕС
и Партией;
- Определение общей политики для ЕС;
- Принятие общего предвыборного манифеста для выборов в Европейский Парламент6.
Признавая объективную необходимость процесса дальнейшей европейской интеграции, социал-демократы обеспокоены недостаточной демократичностью общеевропейского политического уровня.
В связи с этим одной из первых задач и необходимым условием дальнейшей интеграции для социал-демократов является установление демократического контроля над всеми политическими институтами Европейского
Союза. Еще предвыборный манифест 1994г. гласил: "Будущее Европы заключается не в создании централизованного супергосударства. Только демократическая Европа может быть сильной"7.
Большая демократичность структур Европейского Союза, расширение
полномочий Европейского Парламента, по мнению социал-демократов являются гарантами соответствия политики Союза интересам его граждан. Поэтому главным направлением деятельности группы, как и всей европейской
социал-демократии, остается борьба за социальную Европу. На первом месте
48
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– борьба с безработицей. Этой проблеме было посвящено специальное заявление съезда ПЕС в Мальме (1997 г.), опубликованное под названием "Дайте
Европе работу"8, в котором европейские социалисты поддерживали создание
внутреннего рынка и введение в 1999 г. единой валюты, что должно было, на
их взгляд, способствовать расширению Европы. Но, говорилось в заявлении,
"наше видение Европы идет намного дальше. Валютная стабильность должна служить развитию и занятости"9. Из парламентского доклада ПЕС также
следует, что "борьба с безработицей – наша непреходящая политическая задача"10. В этом направлении сосредоточили свою деятельность депутатысоциалисты четвертого созыва Европейского Парламента (1994 – 1999 гг.). В
рамках Европейского Парламента депутаты-социалисты участвовали в разработке проектов по "внедрению пожизненной системы обучения, анализу и
поощрению местных инициатив по занятости, более эффективному управлению европейскими структурными фондами для создания рабочих мест, снижению рабочего времени, мер по поддержке "групп высокого риска" – молодежи, "хронических" безработных и женщин" и пр.11
Для депутатов пятого (1999 – 2004 гг.) и шестого (2004 – 2009 гг.) созывов Европейского Парламента социальные вопросы оставались и до сих пор
остаются на первом месте.
В этом плане депутаты-социалисты придают большое значение Европейской Конституции. По представлению европейских социалистов европейская социальная модель должна совмещать в себе рыночную экономику
и социальную защиту. И именно Европейская Конституция должна стать ее
основой. "Европейская Конституция должна обеспечить создание пространства социальной справедливости, экономического, социального и территориального объединения, полной занятости, солидарности и способности поддерживать экономическое развитие" ("Европа, которая нам нужна",
Брюссель, апрель 2003г.)12.
Лидеры ПЕС подчеркивают важность Конституционного договора в
обеспечении занятости и безопасности для всех европейцев и считают, что
"принятие Конституции на национальных референдумах жизненно необходимо для обеспечения благосостояния людей в Европе" ("Заявление лидеров
ПЕС относительно Конституционного договора", 27 ноября, 2004г.)13.
В этом плане очень показательно заявление президента ПЕС Пола Расмуссена, сделанное 1 мая 2005г.: "Конституционный договор – это основа для
обеспечения большей занятости, безопасности и процветания простых людей.
Обеспечение большей занятости – это главная цель, но должна быть гарантирована также достойная работа. Мы заботимся не только об увеличении занятости, но также о более достойной работе. Достойная работа – это главная и
центральная часть нашей социальной модели. Нам необходима сильная Европа, борющаяся с безработицей. Главный шаг в этом направлении обеспечивает Конституция, которая концентрирует важнейшие права европейских рабочих. "Хартия фундаментальных прав"14 – это историческая веха в европейской
О.А. Молчанова
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
интеграции и мы все должны ее поддержать. "Да" Конституции – это "да"
большей и лучшей занятости и социальной справедливости"15.
Таким образом, будущее европейской интеграции, в которой европейские социалисты принимают активное участие, в некоторой мере зависит от
соответствия этого процесса интересам граждан Европы. Большое значение
европейские социалисты придают в этом плане решению проблем в социальной сфере, а именно в обеспечении занятости, безопасности и социальной
справедливости. В связи с этим социалисты возлагают большие надежды на
Европейскую Конституцию, рассматривая ее как гарант социальной защиты
и благосостояния европейцев, как гарант большей демократии. Тем не менее,
провал Европейской Конституции на референдумах в отдельных странах,
таких, как Франция и Нидерланды, в мае 2005г., свидетельствует о том, что
именно социалистам придется взять на себя главную роль в урегулировании
возникшей проблемы. Это обуславливается тем, что в ПЕС, как и в национальных социалистических партиях с Европейской Конституцией связывались более радужные надежды, чем, например, у Европейской народной партии.
 Примечания
Единый Европейский Акт. Договор о Европейском Союзе. М., 1994. С. 105.
EP: Rules of Procedure. 12th edition, Brussels. 1996. P. 23.
3
Smith J. How Europeans are the Europeans Elections//Political Parties and the European
Union. L.; N.Y.,1996. P. 278-279.
4
http://www.pes.org/
5
Там же.
6
Там же.
7
Parliamentary Report of the Group of PES in the European Parliament//http://www.europarl.eu.int./pes
8
The Action Programme of PES//http://www.pes.org/malmocongr
9
Там же.
10
Parliamentary Report of the Group of PES in the European Parliament//http://www.europarl.eu.int./pes
11
Там же.
12
http://www.pes.org/
1
3 Там же.
14
Хартия фундаментальных прав является составной часть Европейской Конституции.
15
http://www.pes.org/
1
2
50
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
И.А. Колесова
Развитие системы высшего образования
как направление социальной политики
правительства Тони Блэра
Деятельность британского лейбористского правительства, возглавляемого Тони Блэром (1997 – 2005), вызывает особый интерес у исследователей.
Это происходит в силу ряда факторов, важнейшими из которых являются
обновление лейбористами идеологических установок и использование разработанных на этой базе методов и подходов, что довольно-таки решительно
отличает их от прежних лейбористских правительств. Особенно ярко данная
новолейбористская специфика прослеживается на примере образовательной
политики правительства. Следует отметить, однако, что расхождение с
прежним лейборизмом в вопросах тактики, не мешает сохранению и реализации прежней цели: развитие системы образования в стране.
Особое значение лейбористским правительством придается развитию
системы высшего образования в Великобритании. Стратегия правительства в
данной области определяет два направления.
Первое направление предполагает расширение системы высшего образования в стране (своеобразное развитие системы вширь), что имеет важное значение: приносит выгоды экономике страны, улучшает возможности
трудоустройства и карьерного роста людей, открывает перед ними более
широкие социальные перспективы1.
Проблемы в данной области действительно существуют: по данным исследователей Годгсона и Споурса, с 1995 года наблюдается замедление притока молодежи в британские ВУЗы по сравнению с предыдущим периодом
1987 – 1994 года2. Лейбористы намереваются решать задачу двумя способами:
путем увеличения численности мест в высших учебных заведениях, а также
привлечения большего количества студентов. Увеличение количества студентов, в частности, предполагается осуществить за счет следующих мер: вопервых, расширения возможности обучения в ВУЗах по неполной программе
с получением дипломов более низкого уровня3, во-вторых, расширения возможностей получения высшего образования для взрослых (зрелых студентов).
Зрелыми студентами в Великобритании считаются лица, достигшие 21 года4.
Второе направление образовательной политики ЛПВ предполагает
реформирование системы высшего образования (развитие системы вглубь).
В связи с этим, в 1997 году лейбористским правительством была введена ежегодная плата за обучение в ВУЗе. По мнению лейбористов, такое нововведение больше всего отвечает требованиям социальной справедливости.
Дело в том, что предыдущая система финансирования высших учебных заИ.А. Колесова
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ведений основывалась на выплачиваемых всем населением налогах. Однако
не все налогоплательщики получали образование в ВУЗе. Получалось, что
те, кто прошел курс обучения в университетах, сделали это за счет тех, кто
такой возможности не имел. Новая система финансирования в этом смысле
более справедлива5.
По данным правительства, плата за обучение в 2005 году составила
около 1200 ф. ст. в год6. Оплата производится вначале академического года.
Стоимость обучения может варьироваться как по различным факультетам,
так и по разным ВУЗам. Планируется, что с 2006 года ежегодная плата увеличится до 3 000 ф. ст.7.
Студенты имеют право получить помощь при оплате обучения, в зависимости от получаемого ими дохода (или дохода их семьи). Студенты, чей
семейный доход составляет менее 21 000 ф. ст., могут рассчитывать на то,
что их образование оплатит государство. Студенты с уровнем семейных доходов от 21 000 до 32 000 ф. ст. имеют право на частичную помощь по оплате обучения. Студенты, чей доход превышает 32 000 ф. ст., вынуждены оплачивать свое образование полностью8.
Однако стоимость высшего образования включает не только стоимость
обучения. Важной составной частью является и стоимость проживания. Последний параметр зависит: во-первых, от места расположения выбранного
университета (естественно, что стоимость жизни в Лондоне будет выше, чем
в любом другом городе Великобритании), а во-вторых, от места проживания
студента (общежитие, частное жилье).
В качестве помощи по оплате стоимости высшего образования студенты
имеют право на получение ссуд. Сумма ссуды варьируется в зависимости от
различных факторов. По данным лейбористов на 2004 год, в случае, если
студент учился в Лондоне и жил не дома, он имел право на ежегодную ссуду
в пределах от 3 790 ф. ст. до 5 050 ф. ст. Если студент учился не в Лондоне и
жил вдали от родительского дома, то сумма, на которую он мог претендовать, составляла от 3 071 ф. ст. до 4 095 ф. ст. Если студент жил с родителями, размер ссуды был от 2 430 ф. ст. до 3 240 ф. ст.9.
Точная сумма предоставляемой ссуды определяется размером дохода
студента (или дохода его семьи). Ссуды выдаются под льготные проценты, в
отдельных случаях кредит может быть беспроцентным10. По окончании ВУЗа студент обязан его возвратить.
Студенты британских высших учебных заведений имеют право на получение стипендий. Лейбористским правительством введена в действие
Higher education grant (Стипендия ВУЗа). Размер стипендии зависит от уровня дохода студента (или дохода его семьи). Максимальная сумма (1 000 ф.
ст. в год) полагается студентам с низким уровнем дохода (в пределах 15000
ф. ст.)11. Стипендия является премией за отличную учебу12.
Лейбористы считают, что данная программа мероприятий позволит
улучшить ситуацию в области высшего образования. Вопрос этот спорный.
52
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Дело в том, что ситуация складывается двойственная. С одной стороны, выделяются определенные положительные аспекты:
1) экономическая эффективность обновленной системы высшего образования. По расчетам исследователей, она приносит государству около миллиарда ф. ст. в год13;
2) ответственный подход студентов к выбору будущей профессии (в частности, из-за высокой стоимости образования);
3) нацеленность студентов на успех (не последнюю роль в этом играет
стипендия, ориентированная на результаты учебной деятельности).
С другой стороны, имеются отрицательные аспекты. Это огромное напряжение студентов в материальном плане:
1) высокая стоимость обучения. Взяв ссуду, студент покидает университет с долгом, который вынужден будет погашать с первых зарплат;
2) высокая стоимость проживания. По данным на 1999 год, стоимость
комнаты с индивидуальными удобствами в студенческом общежитии составляла 700 – 800 ф. ст. за полгода14;
3) высокая стоимость затрат на обучение. Не все студенческие библиотеки Великобритании в состоянии обеспечить студентов полным комплектом учебников. Некоторые учебные пособия приходится покупать. В 1999
году цена за учебник составляла 10 – 15 ф. ст.15.
В наличии серьезных положительных и отрицательных аспектов реформы и заключается проблема.
Стратегия лейбористского правительства в области высшего образования, таким образом, содержит два направления: расширение и реформирование системы. В соответствии с данной стратегией разрабатываются и осуществляются конкретные мероприятия. На данный момент представляется
сложным говорить об эффективности (неэффективности) проводимых мероприятий в области высшего образования. Для получения объективных результатов должно пройти время. Однако лейбористское правительство уверено в
правильности своих действий. В качестве аргументации приводится, вопервых,увеличение численности студентов, во-вторых, повышение качества
британского образования, в-третьих, повышение привлекательности британского образования за границей.
 Примечания
1. Годсон А., Споурс К. Развитие высшего образования в Великобритании // Экономика образования. 2001. № 5. С. 81.
2. Там же. С.82.
3. Part-time students// www.direct.gov.uk/Topics/Learning/ HighterEducation Students/fs/en.
4. Mature students// www.direct.gov.uk/Topics/Learning/Highter EducationStudents/fs/en.
5. Дмитриева О. Приказано выжить! Вспоминайте иногда бедного студента… //
Учительская газета. 1997. № 15. 20 апреля. С. 17.
6. Fess 2005 // www.direct.gov.uk/Topics/Learning/HighterEducation Students/fs/en.
И.А. Колесова
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
7. Fess 2006 // www.direct.gov.uk/Topics/Learning/HighterEducation Students/fs/en.
8. Fess 2005 // www.direct.gov.uk/Topics/Learning/HighterEducation Students/fs/en.
9. Loans 2005// www.direct.gov.uk/Topics/Learning/HighterEducation Students /fs/en.
10. Дмитриева О. Там же. С. 17.
11. Grants 2005// www.direct.gov.uk/Topics/Learning/HighterEducation Students/fs/en.
12. Дмитриева О. Там же. С. 17.
13. Дмитриева О. Там же. С. 17.
14. Дмитриева О. Там же. С. 17.
15. Дмитриева О. Там же. С.17.
М.Д. Кербиков
Германские наследники
классического либерализма
Известно, что Великая Французская революция открыла новую страницу в истории Европы, объявив своим лозунгом "Свободу, равенство и братство". Идейным источником лозунга является классический либерализм эпохи Просвещения. Важнейшей концепцией, которая легла в основу взглядов
просветителей была концепция естественных прав человека. Естественные
права человека, ни при каких обстоятельствах не могут отчуждаться. Прежде
всего, к ним относятся, свобода совести, равенство всех перед законом и
всеобщее избирательное право. Необходимо отметить, что и наше время,
спустя столетия, провозглашённые революцией ценности, остаются актуальными и общезначимыми. Интерес к либерализму и либеральным партиям,
которые являются пропагандистами данной идеологии, не уменьшается до
сих пор.
В Германии партией, которая воспринимает себя приемницей либерализма, является Свободная Демократическая Партия (СвДП): "СвДП, продолжила традиции разделённых во времена Веймарской республики левых
(Немецкая Демократическая Партия) и правых (Немецкая Народная Партия)
либералов"1. Таким образом, СвДП является наследницей обоих линий либерального движения. Партия основывается в своей программатике на либеральных идеях свободы, справедливости, человеческого достоинства и равенства. Несмотря на то, что французское Просвещение считается высшим
этапом Просвещения, свои идеи оно черпало от английских мыслителей, таких как Локк, Болинброк, Шефсбери и других: "Духовные традиции СвДП
восходят к классической буржуазной мысли Англии 17 века: к Джону Локку,
чья либеральная концепция государства ограничивала государственную
власть с помощью законов, и к Адаму Смиту с его заключительной речью о
свободной игре сил в экономике"2.
Все перечисленные выше категории взаимосвязаны между собой, но
приоритет отдаётся свободе. В январе 1983 года во Фрайбурге была вырабо54
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тана предвыборная платформа, в которой указывалось на свободу как основную из трёх ценностей. "На первом месте стоит максимальная свобода личности. Равенство и братство являются для либерализма средством, чтобы
осуществить свободу"3. Главным в содержании понятия "свободы" либералы
считают возможность самоопределения, не стеснённого ничем выбора, осуществляемого независимым индивидом. Но, как говорил Аристотель: "Человек – политическое животное", то есть социальное. Человек является как
объектом воздействия общества, так и активным субъектом. Он неразрывно
связан с обществом и не может быть от него свободен и на каждом лежит
ответственность перед согражданами.
В конце концов, это означает признание неких границ свободы отдельного человека. Здесь мы видим следование кантовской традиции, выраженной в следующей идее: "Свобода человека кончается там, где начинается
свобода другого человека". Отсюда главной задачей либерализма видится
обеспечение наибольшей свободы для наибольшего количества людей. Осуществление этой задачи прямопропорционально связано с характером экономического строя. Решить задачу должно социально-рыночное хозяйство
во взаимодействии с правовым государством: "СвДП делает упор на задачу
обеспечение индивидуальной свободы с помощью правового инструментария"4. Свобода должна быть обеспечена во всех сферах общественной жизни
и по возможности максимально. Без свободной экономики нет и свободного
общества, потому как, рыночно-хозяйственный строй и свободное правовое
государство базируются на одинаковых ценностных представлениях. "Немецкий либерализм, формируясь ещё в 19 веке, написал на своём флаге
принципы свободной экономики и либерально-правового государства с парламентским управлением"5. Главным условием свободы считается собственность, она порождает свободу. Локк, давая своё определение прав человека,
включил туда право на жизнь, свободу и собственность, а Руссо даже появление государства связывал с институтом частной собственности. Для Руссо
идеальным строем был строй – где все боле или менее равны и имеют собственность.
Специфику свободы либералы видят в том, что она не является раз и
навсегда данной обществу. За неё необходимо бороться. Всё подвержено изменениям, содержание свободы развивается вместе с обществом и временами нуждается в пересмотре. Должна происходить корректировка отношений
между индивидом и обществом в целом и между индивидами в частности.
Здесь возрастает роль государства как гаранта свободы: "Свободные демократы, выказывая позитивное отношение к государству как гаранту индивидуальной свободы, в то же время усиленно подчёркивают необходимость ограждения отдельного человека от возможного посягательства на его права со
стороны государственной власти"6. Государство может в то же время нести и
угрозу существования свободы. В общественной сфере либералы выдвинули
лозунг "Больше свободы и меньше государства".
М.Д. Кербиков
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Частная собственность даёт свободу одному – обладателю и вместе с
тем ущемляет свободу и права другого, того, кто ею не владеет. Рынок, тоже,
с таким своим атрибутом как конкуренция изначально содержит в себе
принцип неравенства – выживает сильнейший. Но, несмотря на это "Свободные демократы выступают за неприкосновенность частной собственности, свободного предпринимательства и конкуренции"7. Получается, что
свобода приходит в противоречие с принципами равенства и справедливости. Свободные демократы вынуждены признать существование общественного неравенства, а также необходимость его сглаживания и уменьшения.
Люди, с точки зрения либералов, являются равными между собой по фундаментальным правам, определяющим общепринятые законы и принципы. Социальную справедливость они видят в равенстве возможностей в зарабатывании жизненных благ, в равенстве шансов, но не в равенстве результатов.
Неравенство в обществе должно устранять государство. Оно должно оказывать активную социальную помощь нуждающимся (безработным, нетрудоспособным, малообеспеченным): "Христианские и свободные демократы полагают, что государство должно предоставить необходимую материальную
помощь, если отдельный человек по каким-либо причинам не может обеспечить себя"8. Для того чтобы социальная помощь была эффективной необходим экономический рост. Экономический рост, по мнению либералов, возможен только на пути сокращения государственного вмешательства в
экономику и значительного расширения рыночных отношений.
Справедливое общественное устройство, согласно либеральной трактовке, предполагает всеобщее благосостояние, экономическую свободу и
демократию в политической сфере. Их функционирование осуществляется
при опоре на государство. Таким образом, государство обеспечивает равновесие интересов всех социальных слоёв, являясь надклассовым арбитром.
Оно призвано решать разногласия и конфликты на основе справедливости,
обеспечивать целостность общества и порядок в нём. Государство должно
быть слугой, а не хозяином общества.
Одним из важных понятий в идеологии либерализма является "толерантность" (терпимость, снисходительность к чему-либо): "Активно, требовательно развивать состязательно-ориентированную экономику необходимо
только в рамках общественной культуры толерантности. Это является либеральной вестью в политической дискуссии"9.
Согласно классическим либеральным убеждениям, свободные демократы считают, что в будущем обществе главной ценность станет сам человек и
его потребности. "Мы либералы, хотим политики, которая поставит индивидуум в центр внимания государства, экономики и общества и осуществит
максимально возможную свободу каждого отдельно взятого гражданина"10.
Либералами предполагается ослабление роли государства в будущем. В область государственной деятельности попадёт обеспечение свободы, демократического права, равенство шансов для всех, мир и внутренний порядок.
56
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Характерно, что для свободных либералов, как и для просветителей присущ
оптимистический взгляд на исторический процесс. "Либеральный манифест
для общества в переломный момент 1985 года испытывался доныне как последний основополагающий документ, формулирующий оптимистический
вид на будущее... В качестве либерального кредо считалась следующая фраза во введении: "Против всех опасений катастрофы и страхов за будущее либералы делают ставку на доверие компетентности, исходя из личной ответственности при формировании свободного, спокойного и социальноправового мира"11. Также, в задачу государства входит оказание социальной
помощи низшим слоям общества и создание условий для рыночного, децентрализованного развития. Государственную экономическую деятельность,
"которая не может быть обоснована задачами суверенитета, следует приватизировать"12. В отношении к государству либералы проявляют себя скорее
деэтатистами. Такая тенденция в развитии современных государств характеризуется в следующих позициях:
1) в ограничении власти государства и переходе этой власти к негосударственным организациям;
2) в расширении зоны гражданского общества;
3) в разгосударствлении, приватизации экономики и других сфер.
Необходимость данных мер связана с низкой эффективностью госсектора экономики и регулирующих мероприятий государства, с растущей бюрократизацией госструктур и со стремлением людей к самостоятельности и
самоуправлению. Таким образом, должно произойти усиление коммунального самоуправления. Важное место в либеральной дискуссии занимает проблема соотношения рынка и государства. В 80-е годы произошло падение
былого доверия к государству и его регулирующим возможностям. Сходные
позиции по данной проблеме занимали как свободные демократы, так и блок
ХДС/ХСС, что позже определило общность экономической линии либерально-консервативного правительства. "ХДС/ХСС, СвДП и СДПГ в равной мере признают модель рыночной экономики, но ХДС/ХСС и СвДП придерживаясь неолиберальной линии, считают, что государство должно как можно
меньше вмешиваться в хозяйственные процессы… Христианские и свободные демократы склонны к превознесению рынка. Предпринимательский уклон в более сильно выраженной форме проявился у СвДП, весьма красноречив выдвигаемый ею девиз: "Больше рынка и меньше государства"13.
Последний девиз был особенно популярен среди среднего сословия, которое
является основной социальной базой партии.
Свободные демократы, довольно рано уловили наступающие перемены
и внесли в начале 80-х годов ряд поправок в свою программатику. Лозунгом
стало "Преимущество свободы для единиц". В области политического порядка – парламентаризм, демократия, независимость депутатов, выборность,
народный референдум, права национальных меньшинств на предприятиях, в
парламенте и государстве, общефедеральную компетенцию по вопросам обМ.Д. Кербиков
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
разования. В качестве средств политического преобразования они видят
продуманные реформы. "Либерализм является необходимым образом философией перемен, реформ, только СвДП гарантирует последовательные перемены. Либералы являются в нашей политической системе элементом равновесия и глазомера. Они предотвращают экстремальные отклонения и
заботятся о стабильности демократического развития"14. В отношении к
средствам массовой информации признаётся – разнообразие, свобода, общедоступные и частные радиостанции. Либералы выступают за сохранение
прав эмигрантов, контроль над федеральным ведомством по охране конституции, ясную регламентацию борьбы рабочих. В сфере экономической политики выдвигаются следующие идеи: рыночная экономика, поддержка самостоятельности, дерегуляция и приватизационная политика, снижение цен на
предприятия, понижение налогов для больших инвестиций, ослабление тарифной политики. Целью государства объявляется также охрана окружающей среды и распространение штрафов за причинение вреда природе. Социальная и распределительная политика базируется на большей личной
ответственности и предусмотрительности, своевременной оплате выполненной работы, гибком переходе на пенсию. Либералы выступают за широкий
выбор школ, поддержку новых педагогических идей, дальнейшее образование и помощь при трудоустройстве выпускников. Не обошли они и "женский вопрос": "СвДП – либеральная партия, она традиционно выступает за
создание равных возможностей для женщин в буржуазном обществе, причём
не только правовое, но и фактическое равенство шансов. Согласно статистическим данным, в 1987 году женщины составляли 25% от общего числа членов партии"15.
Что касается современных либералов и консерваторов, то теперь их
принято называть уже с приставкой "нео" – новые. Исследователи отмечают,
что их идеологические позиции имеют много общего. Если раньше государству либералы отводили скромную роль "ночного сторожа", охраняющего
порядок во взаимоотношениях людей, то современным либералам чужда эта
концепция. Таким образом, СвДП уже с начала 80-х считается исследователями неолиберальной партией "…когда она снова раскрылась в центре, в
стороне от социал-демократии, по направлению к экономической позиции
неолиберализма, который в эти годы праздновал успех с Рейганом в США и
Тэтчер в Великобритании"16. То, что партия стала в меньшей степени ориентироваться на идеологию и в большей степени руководствоваться прагматическими соображениями не умаляет её заслуг в политическом и экономическом возрождении современной Германии. Свободные демократы ответили
на вызов времени. По словам немецкого учёного Вольфганга Рудцио, – "Либеральный манифест1985, Висбаденские заявления и программа к выборам в
бундестаг 1990 года считаются важнейшими для современности программными выражениями"17.
58
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
 Примечания
1
Rudzio W.Das politische System der Bundesrepublik Deutschland: Eine Einführung.Opladen, 1991. S. 115.
2
Ibid. S. 137.
3
Wahlaussage zur Bundestagswahl 1983 // Neuer Bonner Depesche. 1983. № 2. S. 2.
4
Диманис М.Д. Политические партии ФРГ и государство // Мировая экономика и
международные отношения. 1997. № 12. С. 124-125.
5
Rudzio W. Op.cit. S. 138.
6
Диманис М.Д. Указ. соч. С. 124.
7
Розанов Г.Л. ФРГ: время решений // Знание. 1987. № 10. С. 16.
8
Диманис М.Д. Указ. соч. С. 125.
9
Hofmann R. Geschichte der deutschen Parteien. Von der Kaiserzeit bis zur Gegenwart.
München, 1993. S. 243-244.
10
Das Liberale Manifest .Bonn, 1985 // Идейно-политическая платформа западногерманских либералов в 80-е годы. М., 1992. С. 10.
11
Hofmann R. Op. cit. S. 243.
12
Das Liberale Manifest. Bonn, 1985 // Идейно-политическая платформа западногерманских либералов в 80-е годы. М., 1992. С. 10.
13
Диманис М.Д. Политические партии ФРГ и государство // Мировая экономика и
международные отношения. 1997. № 12. С. 126.
14
Langenwische D. Liberalismus in Deutschland. Frankfurt am Main, 1998. S. 299.
15
Шипуло Т.И., Цвигун Т.А. Подходы ведущих политических пар тий ФРГ к женскому вопросу //Вестник Московского университета. Сер. 12. 1991. № 4. С. 66.
16
Ulrich von Alemann. Das Parteiensystem der Bundesrepublik Deutschland. Bonn, 2003.
S. 62.
17
Rudzio W. Op.cit. S. 140.
А.С. Загрузина
Проблема передачи власти
в Сирийской Арабской Республике
на рубеже ХХ – ХХI веков
Проблему преемственности власти в странах Ближнего и Среднего Востока на рубеже веков можно считать одной из самых актуальных на рубеже
ХХ – ХХI веков.
Поколение политических лидеров Египта, Ливана, Сирии, Ливии, Пакистана, "сердитых молодых людей", приверженцев идей независимости, родившихся в 30-х и сформировавшихся в период 50-х годов ХХ века в силу
преклонного возраста и слабого здоровья, вынуждено было уйти в отставку.
Руководство государством и обществом должно было перейти в руки молодых политиков – "детей", выходцев из тех же социальных и конфессиональных слоев, что и "отцы". Однако в рамках современного государственного
устройства (республиканского типа) процесс прямого наследования значиА.С. Загрузина
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тельно осложнился, несмотря на то, что мусульманские, в значительной мере, монархические традиции, основанные на передаче власти по мужской
линии, сохранялись на протяжении ХХ века. Формы и методы наследования
были приспособлены к современным условиям и стали более демократичными.
Сирия стала первой страной Ближнего Востока, где был осуществлен
план передачи власти в рамках одной семьи. Сирийский лидер Хафез Асад
занимал пост президента в течение почти трех десятилетий. Ему "перевалило" за семьдесят. Здоровье президента ухудшилось: ишемическая болезнь
сердца, сахарный диабет и лейкемия неизбежно вели к летальному исходу.
Вопрос о том, кто "унаследует" президентский пост, встал на повестку дня.
Кандидатами на президентское кресло могли стать многие: Басиль (Базель) Асад – старший сын действующего лидера, Рифаат и Джамиль Асады –
братья Х. Асада, Абдель Халим Хаддам и Зухейр Машарка – два вицепрезидента САР, Хикмат Шихаби – начальник генштаба ВС САР и М. Тлас –
министр обороны Сирии. В условиях диктата алавитского1 меньшинства и
семьи Асадов, их шансы были сведены к минимуму. Большинство претендентов тем или иным способом были устранены. Оба вице-президента вынуждены были официально отказаться от участия в выборах. Х. Шехаби был
снят с поста и выслан в США. К тому же, преклонный возраст большинства
претендентов мог бы создать лишь видимость стабильности режима и неизбежно привел бы к скорым перевыборам.
Реальная борьба происходила в рамках самого "львиного семейства"2.
Изначально наследником Х. Асада был его старший сын Басиль. Инженерстроитель, офицер армии, спортсмен, программист, он вел активную партийную работу, сумел завоевать уважение генералитета. Именно его отец готовил к управлению страной. Однако 21 января 1994 г. по дороге из аэропорта Басиль погиб в автомобильной катастрофе. Обстоятельства его смерти
остались невыясненными. По стране "ходили" слухи о том, что заказчиками
убийства были братья Х. Асада: Рифаат и Джамиль. Они претендовали на
президентский пост и одновременно занимались контрабандой и наркобизнесом. Их считали едва ли не самыми крупными контрабандистами и наркобаронами. Басиль по поручению отца возглавлял компанию по борьбе с коррупцией и организованной преступностью, чем навлек на себя недовольство
со стороны последних.
Среднего брата Х. Асада Рифаата, известного бабника, щедрого гуляку,
бесстрашного солдата и авантюриста вовсе не прочили в наследники. В 1971
г. он возглавил службу безопасности, тем самым, обеспечив себе серьезную
опору в лице спецслужб. В 1982 г. Р. Асад стал командующим сирийской
армией. В 1983 г. Х. Асад лично назначил брата на должность вицепрезидента, осознавая при этом, что данный пост – лишь формальность. В
том же году президент с диагнозом инфаркт миокарда попал в больницу, а
Рифаат предпринял государственный переворот. Он распустил Временный
60
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Комитет, созданный Х. Асадом, и взял бразды правления в свои руки. Однако президент вскоре выздоровел и обрушил гнев на заговорщиков. Он изгнал
брата из страны (в Женеву, затем в Париж) без права возвращения. Тем не
менее, уже в начале 90-х годов Р. Асад вернулся на родину. После смерти
Басиля Рифаат вновь занял должность вице-президента, однако во время
очередной болезни Х. Асада он был весьма предусмотрительно выслан на
Запад, а Джамиль – заключен под домашний арест.
Под воздействием обстоятельств Х. Асад избрал своим преемником
Башара. Для его подготовки был разработан последовательный план, хотя во
всех СМИ президент неоднократно заявлял: "Я не готовлю своего сына Башара наследовать мне, и ни разу не слышал от него ни слова на эту тему. Что
касается наследования высшей государственной должности, то ни наша конституция, ни наши законы ничего не говорят о том, что родство дает право
такого наследования. Мой ответ краток – никакой подготовки нет"3.
Х. Асад сознавал, что "для безболезненного вхождения в ХХI век страна
нуждается в корректировке всего внутри- и внешнеполитического курса"4.
Основными задачами Х. Асада стали: обеспечение авторитета Б. Асада в
партийных кругах и в обществе в целом, формирование группы поддержки
из числа сторонников будущего президента САР (с помощью обновления
кабинета министров и состава руководства ВС, спецслужб) и установление
мирных взаимоотношений с Израилем, США и другими странами.
Начиная с середины 90-х годов, Х. Асад проводил последовательную
политику по очистке военного контингента от ненадежных элементов
(увольнения А. Дубы и А. Хейдара) и назначение на их место лиц, преданных Башару. Так, в мае 1997 г. пост начальника контрразведки занял зять Х.
Асада Асыф Шаукат. В 1998 г. вместе со своими сподвижниками ушел в отставку глава генштаба Х. Шехаби. На их места были назначены А. Аслан,
А. Сайяд, Ф.И. Ибрагим. Начальника Управления военной разведки
Б. Наджара сменил сначала Али Хури, а через два года – А. Хаммуд.
С 1996 г. был ужесточен контроль над деятельностью местной администрации. Х. Асад уволил столичного и нескольких провинциальных губернаторов за недостатки в работе и конфликты с партийным руководством.
В середине марта 2000 г. президент произвел крупные перестановки в
правительстве. На пост премьер-министра был назначен пятидесятидевятилетний Мухаммед Мустафа Миро, занимавший ранее пост губернатора
Алеппо. Он зарекомендовал себя как сильный организатор и человек, лояльный (во всех отношениях) правящему режиму.
На свободные места в армии, спецслужбах и правительственном аппарате назначались преимущественно выходцы из алавитской общины, в возрасте 30 – 40 лет, с высшим образованием, полученным в западноевропейских вузах и проявившие себя на партийной работе в ПАСВ5.
Состав политической элиты Сирии был кардинально обновлен. Средний
возраст политических деятелей снизился примерно на 10 лет. Такой состав
А.С. Загрузина
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
политической элиты был выгоден будущему президенту. Во-первых, потому,
что все они были слишком молоды, чтобы претендовать на реальную власть
и представлять угрозу режиму. Во-вторых, своим назначением все они были
обязаны именно Б. Асаду.
Однако наиболее важной задачей в рамках подготовки Б. Асада было
создание его прочного авторитета в обществе и в среде высокопоставленного генералитета. Б. Асад, по профессии врач-офтальмолог, с отличием закончил медицинский факультет Дамасского Государственного Университета
и продолжал обучение в Лондоне. После смерти брата он вынужден был
вернуться на родину. Отец назначил его одним из своих советников. Параллельно в звании капитана Б. Асад поступил в элитные части президентской
охраны – Дивизию Республиканской Гвардии, где под личным надзором отца прошел интенсивную военную подготовку. С 1995 г. Б. Асад активно участвовал во внутри- и внешнеполитических мероприятиях: налаживал связи с
ливанским руководством, курировал ряд вопросов инвестиционной политики, возглавлял программы по борьбе с коррупцией, осуществлял проверку
организаций здравоохранения, туризма, энергетики, высшего образования и
прочее. В течение двух лет, начиная с 1998 г., он проходил обучение в военной Академии Генштаба, по окончании которой защитил диссертацию на
тему "Способность арабских армий противостоять в вооруженном конфликте с врагом". В 1999 г. Б. Асаду было присвоено звание полковника. Он возглавил одно из подразделений Дивизии Республиканской Гвардии. В том же
году Б. Асад совершил своё первое дипломатическое турне в Саудовскую
Аравию.
После смерти отца (10 июня 2000 г.) Б. Асад занял президентский пост.
Народный Совет (парламент) принял поправку к конституции САР о снижении возрастного порога кандидата в президенты с 40 до 34 лет. План Х. Асада по передаче власти в руки сына был успешно осуществлен.
Таким образом, в Сирии на рубеже веков имел место феномен, подобный индийскому, пакистанскому, азербайджанскому, где высшая власть в
государстве перераспределялась в рамках одной семьи (Ганди, Алиев, Бхутто). Существует вероятность того, что примеру САР могут последовать и
другие арабские страны. Так, возможным наследником президента Египта
Хосни Мубарака является его младший сын Гамаль, а средний сын ливийского лидера Муамара Каддафи Сейф аль Ислам в будущем может занять
пост главы государства.
 Примечания
Алавиты – религиозное меньшинство, составляющее 8-12% от населения Сирии.
Х. Асад, выходец из алавитского меньшинства пришел к власти в результате военного
переворота в 1970 г.
2
"Асад" – (арабск.) лев, хранитель.
1
62
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Из интервью президента Хафеза Асада французскому телевизионному каналу TF1, 16.07.1998. // Мир глазами президента Сирии Х. Асада. М.: институт Востоковедения
РАН, 2000. С. 211.
4
Ахмедов В., Филоник А. Президент Сирии Хафез Асад // Азия и Африка сегодня.
2000. № 5. С. 49.
5
ПАСВ – Партия Арабского Социалистического Возрождения.
3
Д.А. Савин
Тургут Озал в кругу семьи
Семья на протяжении всей жизни Тургута Озала (премьер-министра и
восьмого президента Турецкой республики) играла большую роль.
Его родители, Хафиза и Мехмед, всю душу вложили в старшего сына.
Всего в семье было трое сыновей. Мать учила их соблюдать нормы мусульманской морали и благочестия, отец прививал любовь к труду. Именно он,
согласно мнению многих людей из их окружения, научил Т. Озала ведению
деловых отношений с партнерами по бизнесу. Под влиянием родителей,
прежде всего, матери, все братья Озалы (Тургут, Коркут и Юсуф) поступили
в Стамбульский технический университет и успешно его окончили. В годы
учебы они заявили о себе и со временем оказались в числе лучших выпускников этого престижного вуза, наряду с такими "знаменитостями", как С.
Демирель, Н. Эрбакан. После получения дипломов, братья стажировались в
США и работали в Мировом банке реконструкции и развития (МБРР). Уже в
молодости они зарекомендовали себя как высококвалифицированные специалисты, способные быстро реагировать на ситуацию и принимать решения.
Влияние семьи на них было велико. Т. Озал всегда советовался со своими братьями и матерью, так что, можно считать, что воздействие ближайшего окружения Т. Озала (его семьи) на принятие тех или иных политических
решений, безусловно имело место.
В период президентства Т. Озала (1989 – 1993 гг.) начался неуклонный
рост числа женщин в сфере управления государством и обществом, хотя, как
известно, занятие политической деятельностью в мусульманских странах
всегда считалось уделом мужчин. Женщина рассматривалась как домохозяйка – хранительница домашнего очага, воспитательница детей. В турецкой
"глубинке" и в настоящее время велико число неграмотных и малограмотных женщин. Однако в последней трети ХХ века ситуация изменилась. В городах женщины стали проявлять большую активность, вступив в борьбу за
свои права, прежде всего, в области образования.
В 1975 году ЮНЕСКО объявило десятилетие женщин. На улицах крупных городов в различных странах можно было наблюдать крупные женские
демонстрации в защиту своих прав. Они требовали равенства в правах с
Д.А. Савин
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мужчинами и в быту, и в общественной жизни (требовали право голоса на
выборах). Правительствам приходилось вносить поправки в законодательства, учитывать интересы женской части населения. Стали появляться женские
общественные организации, которые повели борьбу за обеспечение прав
женщин. Все это коснулось и Турции, светского по конституции, но мусульманского по составу населения (99%) государства.
Ислам (на основе действия принципа лаицизма – светскости) был отделен от государства и в течение многих десятилетий, по крайней мере с середины 1920-х годов, не являлся государственной идеологией. Последователи
М. Кемаля Ататюрка опасались того, что к власти могут прийти мусульманские фанатики и ввести порядки в соответствии с шариатом. Однако полностью оградить большинство жителей страны от влияния ислама они не смогли. Политический ислам ушел в подполье, а обыденный ислам продолжал
существовать. Невозможно было запретить посещать мечети по праздникам
и молиться, и со временем власти стали терпимее относиться к отправлению
культа ислама: посещение мечетей оставалось нормой общественной жизни,
также как и пятикратная молитва и соблюдение поста. Вполне терпимо к исламу относилась и семья Озалов.
С приходом на пост премьер-министра в 1983 году Т. Озала религиозному и женскому вопросам стало уделяться гораздо больше внимания.
Партия Отечества не была единой. Большую роль в ней играло консервативное (мусульманское) крыло. В семье премьера тоже преобладали исламисты. Исключение составляли жена (Семра) и дочь (Зейнеп), прочно
вставшие на путь европеизации жизни и быта. В определенном смысле обе
являлись феминистками, так как в мусульманской среде любая женщина, которая так или иначе выступает против патриархальных традиций, считается
сторонницей феминизма.
Жена и дочь Т. Озала не соблюдали предписанных исламом норм, чем
вызывали недовольство матери Тургута, женщины глубоко религиозной и
считавшей религиозное воспитание основой культуры. С ее точки зрения обе
(жена и дочь) по меркам мусульманской морали вели себя вызывающе.
Семра прославилась пристрастием к курению и спиртному. 1997 год в
Турции был провозглашен годом "Женщины с сигарой", и законодательницей порочной моды стала именно Семра Озал. Она появлялась в высшем
свете, на приемах и вечеринках, с гаванской сигарой и виски со льдом.
Дочь Т. Озала Зейнеп, как и ее мать, была "светской львицей". Ее видели на тусовках музыкантов. Она одевалась в авангардных бутиках. В 1987 г.
Зейнеп во второй раз вышла замуж. Первый ее брак – она была замужем за
инженером – распался. Ее вторым мужем стал барабанщик одной из известных в Турции поп-групп. И она, и Семра публично осуждали традиционалистские взгляды Х. Озал.
Мать Озала имела определенное воздействие на общество вплоть до
своей смерти. В свои 80 лет, в 1987 году, она призвала турецких женщин
64
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
строго придерживаться исламских норм в одежде, хотя в городах в моде была европейская одежда, которая была удобнее традиционной – особенно для
работающих женщин.
Наибольшую политическую активность среди женской половины семьи
Озалов проявила Семра. Она не только оказывала влияние на муж, участвуя
в обсуждении государственных и общественных проблем, но и смогла добиться получения поста председателя стамбульского отделения Партии Отечества в 1991 году. Ее вмешательство в политическую жизнь не способствовало росту популярности партии и даже явилось причиной раздоров. Во
многом, именно С. Озал была виновата в падении престижа Партии Отечества, что привело к проигрышу на всеобщих выборах 1991 года. Сама Семра
в том же году ушла с поста председателя стамбульского отделения Партии
Отечества. Вероятно, сыграла свою роль растущая критика в ее адрес, особенно после того, как она приложила свою руку к смещению с поста премьер-министра Йылдырыма Акбулута и назначению на этот пост летом 1991
года ее фаворита Месут Йылмаза.
Клановость была характерной чертой экономической социальнополитической жизни Турции. Мужчины из окружения Т. Озала сформировали
группу, востребованную и эффективно функционирующую в сфере политики
и экономики на протяжении последних десятилетий. Все они были хорошо
образованы, динамичны, пользовались уважением и авторитетом в самых
разнообразных кругах и, кроме того, умели работать. Они сотрудничали с высококвалифицированными специалистами и набирали в свою "команду", как
правило, профессионалов, образованных и молодых. "Своим" они доверяли
даже самые высокие – ключевые – посты. У сына Т. Озала – Ахмета – был самый настоящий "нюх" на "таланты". Он работал в МБРР и в Американском
банке в Стамбуле и, во многом, благодаря ему, смогли заявить о себе
Р. Саракоглу, управляющий центрального банка, и Чингиз Исрафил, вдохновитель приватизации.
Самый молодой из братьев Озалов, Юсуф, считался наиболее одаренным. В 1984 году он ушел с поста менеджера в МБРР (Вашингтон) и на родине возглавил государственную плановую организацию. Он зарекомендовал себя как выдающийся экономист, сторонник инноваций. Коркут Озал в
1970-х возглавлял министерство сельского хозяйства в правительстве С. Демиреля и был одним из немногих преуспевающих министров. Как член партии Национального спасения, он был арестован после переворота 1980 года,
освободившись, разбогател. Ему удалось наладить деловые и финансовые
контакты с различными арабскими странами, в том числе с Саудовской Аравией.
Трое братьев, таким образом, осуществляли руководство кланом Озалов
в последней трети ХХ века. На второй ступени семейно-клановой иерархии
оказались сыновья, кузены, зятья, племянники. Хусню Доган, племянник Т.
Д.А. Савин
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Озала. Долгие годы занимал пост министра сельского хозяйства. Зять Т.
Озала, Али Танрияр, был министром внутренних дел.
По существу клан Озалов в 1980 – 1990-х годах оказался едва ли на самым влиятельным в турецком истеблишменте. Т. Озал мечтал о том, чтобы
Турция стала "мостом" между Азией и Европой. Он рассматривал ее как связующий элемент на пути единения двух цивилизаций: христианской и исламской. Его семья была носительницей двух культур и в значительной мере
служила образцом для подражания, так как в равной мере успешно интегрировалась в лоно европейских и неевропейских традиций. Вплоть до настоящего времени клан Озала сохраняет свои позиции в политической и экономической областях. Из его среды формируется высшая политическая и
государственная элита, что, безусловно, свидетельствует о том, что в будущем кто-либо из этого клана вновь сможет оказаться у горнил правления в
Турции – одном из самых динамично развивающихся государств Азии.
О.Н. Кангина
Реконструкция образа
политического деятеля Японии
на исходе ХХ столетия
В начале 90-х годов ХХ века наиболее развитую в экономическом отношении страну Азиатско-Тихоокеанского региона – Японию – охватил кризис. Его итогом стал значительный спад производства. Замедлился рост
ВВП. В 1980 – 1990 гг. он составлял 4,1% (в США – 3,5%), в 1990 – 2000
гг. – 1,3%, что дало основание ряду исследователей говорить о Японии как о
стране "заходящего солнца".
Эксперты и наблюдатели связывали спад в экономике с курсом правящей Либерально-демократической партии (ЛДП), которую в 1990-х годах
тоже охватил кризис.
Политическая система Японии сложилась в ходе послевоенных лет и не
подвергалась каким-либо существенным изменениям четыре десятилетия.
ЛДП почти бессменно находилась у власти (за весь послевоенный период
она единственный раз, в 1993 г., проиграла парламентские выборы, однако
уже в 1996 г. вернулась на политический Олимп, где остаётся вплоть до настоящего времени) и, по сути, не имела оппозиции, что позволяет говорить о
политической системе страны как о "полуторапартийной".
В таких условиях ЛДП из рядовой политической партии превратилась в
структуру, на которой держится государство и общество, а образ японского
политического деятеля (на уровне общественного мнения и политических
аналитиков, исследователей) связывался именно с членом Либерально66
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
демократической партии. Вот почему любые изменения в ЛДП являются
существенными для всего японского общества.
Кризис 1990-х не прошёл бесследно для ЛДП и политической системы
Японии. Внешне она стала трансформироваться в нечто иное, сохраняя
принципы существования неизменными. Проявлением трансформации явилось изменение восприятия образа японского политика на уровне общественного мнения. Примером тому служит премьер-министр Дзюнъитиро Коидзуми – совсем не типичный для Японии политический деятель. Он много
улыбается и жестикулирует, не носит традиционной причёски, не женат1. В
1989 г. премьер-министру Сосукэ Уно пришлось подать в отставку только
потому, что была обнародована информация о его внебрачных связях. Однако прошло чуть более семи лет, и лояльность была проявлена к его преемнику Рютаро Хасимото. Японцы, в целом, и политическая элита, в частности,
стали допускать снисходительность в отношении друг к другу, демонстрируя менее консервативные взгляды.
Согласно традиции, полагалось, чтобы политический деятель не выделялся из среды себе подобных, в силу чего многим японские политики казались скучными, заурядными, неинтересными.
Нынешняя беспрецедентная популярность Дзюнъитиро Коидзуми (его
рейтинг не опускался ниже 80%) свидетельствует о желании со стороны населения видеть во главе государства сильную, яркую, незаурядную личность. По той же причине стало возможным появление в японском парламенте женщины-министра иностранных дел (Макико Танака), которая
позволяла являться себе на важнейшие заседания с большими опозданиями,
к тому же не в строгих костюмах, а в ярких цветастых платьях, хотя ее политическая карьера оказалась не долгой. Макико Танака любила "играть" не по
правилам. Она пыталась интриговать, манипулировала именем отца, известного государственного и политического деятеля, бывшего премьер-министра
Японии Какуэя Танаки.
Однако, если внешние перемены в облике политика электоратом и коллегами воспринимались терпимо, к "правилам игры" в сфере политики японцы относятся с большим пиететом и требуют их неукоснительного соблюдения в соответствии с традициями, сложившимися в ходе веков. Так что
критерии, по которым можно определить японского политика, всё-таки остаются неизменными. Прежде всего, он должен быть членом "клана" – случайные люди в "большой политике" Японии редки. Как правило, в состав политической элиты попадают состоятельные, имеющие связи в деловых и
партийно-политических кругах люди. Деньги – важнейший компонент участия в выборах. В ходе подготовки к ним не обходится без так называемых
"политических подношений" со стороны влиятельнейших лиц. Они идут на
предвыборную кампанию, хотя нередко попадают и в карман политика, который таким образом (за три-четыре срока) успевает нажить вполне приличное
О.Н. Кангина
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
состояние2 за счет своего рода "спонсорской" помощи. Вот почему при любой
представившейся возможности японцы идут в политику.
Родственные связи тоже важны. Преемственность традиций в Японии
проявляется и в области "большой политики". "Дети" следуют по стопам
"отцов". При этом важно и политическое наследство родителей. Как правило, преданный электорат продолжает поддерживать детей своих кандидатов.
В Японии существуют целые династии политиков (например, Танака).
Ради места в парламенте многие готовы бросить свои основные занятия:
науку, преподавательскую деятельность и даже бизнес, и уйти в политику,
как, например, Кэйдзо Обути, который оставил научное поприще (он по образованию филолог, его специализация – шекспироведение) и (вместо отца)
стал членом в парламенте.
У большей части ведущих политиков Японии родители – министры и
депутаты (Дзюнъитиро Коидзуми, Ёхэй Коно, Макико Танака, Рютаро Хасимото, Кэйдзо Обути, Цутому Хата, Юкио Хатояма, Кунио Хатояма и др.).
Многие японские политические и государственные деятели являются
выходцами из предпринимательских слоёв.
Большинство – родом из наиболее развитых и богатых префектур – Канагава, Хёго, Токио.
Многие закончили самые престижные и привилегированные университеты (Васэда, Кэйо, Токийский государственный университет) и получили
дипломы юристов и экономистов.
Высокие государственные посты, как правило, получают в преклонном
возрасте, и японская политическая элита в этом смысле не исключение.
В настоящее время возникла новая тенденция, свидетельствующая о
гендерных изменениях в среде политической элиты – увеличивается число
женщин в ее составе. Даже весьма престижный пост министра иностранных
дел в японском правительстве некоторое время занимали женщины: Ёрико
Кавагути сменила Макико Танаку.
На рубеже ХХ столетия таким образом происходит внешняя трансформация образа политического деятеля Японии, однако все основные черты,
определяющие японского политика, остаются пока неизменными.
 Примечания
По установившемуся обычаю японский политик носит волосы, зачесанные на пробор, строгий, тёмного цвета костюм, галстук в горошек, и к тому же он обязан быть примерным семьянином.
2
Головнин В. Что кроется за "феноменом Коидзуми"? // Азия и Африка сегодня.
2001. № 9. С. 23-26.
1
68
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
К.С.Советова
Образ женщины в произведениях писателей
и художников нигерийской диаспоры
Судьбы женщин в Африке никогда не были простыми. Однако, несмотря ни на что, они всегда играли важную роль в жизни мужчин. В условиях
африканских обществ отношения между полами никогда не были враждебными – антагонизма в отношениях мужчин и женщин не наблюдалось.
Взаимоотношения формировались на основе синтеза христианских, мусульманских и африканских традиций, что обеспечивало более или менее равные
возможности мужчин и женщин в обществе, в процессе принятия решений
и, прежде всего, в области интеллектуальных и творческих профессий.
Роль женщин в обществе не ограничивалась воспроизводством населения. Они не только давали жизнь человеку, но и воспитывали, учили, лечили. Это нашло отражение в мифологии. С деятельностью женщин африканцы связывали происхождение и культ огня. Им приписывали обладание
магической "женской силой". С "благословления" женщин увеличивалось
плодородие земли и стада.
Женские образы и судьбы – одна из наиболее важных тем в творчестве
У. Эгону. Брак родителей У. Эгону распался. Мальчик оказался под опекой
тетушек и бабушек – в окружении женщин. Они воспитывали его в русле
африканских традиций. В Лондоне, куда У. Эгону приехал на учебу, его
поддерживала герцогиня Олбани. Благодаря ей, Эгону получал заказы. В
1966 г. состоялась первая выставка У. Эгону.
В 1971 году в Великобритании У. Эгону женился на немецкой художнице Гертруде Стрейче. Браки с белыми можно рассматривать как один из
наиболее распространенных путей для того, чтобы обосноваться за рубежом.
Гертруда помогала Эгону во всем, следила за домом, выполняла функции
личного секретаря, опекала его, вдохновляла.
Атмосфера дома питала его. Однако в не меньшей мере он любил атмосферу интеллектуальности. Подтверждением тому служит цикл "Поэты и
философы", в него вошло несколько портретов поэтесс (1980, 1981).
В своем произведении "Портрет нигерийской девушки" (1962) У. Эгону
изображает образ слегка печальный, но излучающий доброту и ласку, стойкость к жизненным испытаниям и тяготам судьбы. Влияние Гражданской
войны (1967 – 1970) в Нигерии прослеживается в картине "Горе женщины"
(1968). Лицо и фигура является воплощением страдания.
В создании образа африканской женщины писатели полагались на личный опыт. В. Шойинка сформировался в среде, где говорили по-английски, и
воспитывался как христианин. Он рано приобрел опыт политической активК.С.Советова
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ности – его мать вела борьбу против налогового бремени, за права женщин.
В книге "Аке, годы детства"1 (1981) ему удалось восстановить в памяти
мгновения, проведенные с матерью ("нежной и непредсказуемой", "дикой
христианкой" – так называет ее В. Шойинка).
Образ матери изобразил Б. Окри в романе "Голодна дорога"2. Главным
ее занятием была торговля на рынке. Чтобы принести в дом немного денег,
Маме Азаро приходилось терпеть унижения. Несмотря на лишения, она была мужественной и волевой женщиной. Азаро запомнилась картина того, как
"Мама пудрила лицо, поправляла складки головного убора, надевала свои
браслеты и бусы, свои повязки и белые туфли, поправляла волосы перед зеркалом"3. Ей приходилось делать это очень редко, только по особенным случаям.
В результате нехватки денег, "у Мамы была единственная выходная
одежда – французский костюм"4. "Вся усталость от долгих часов работы, худоба ее лица, озабоченное выражение лба – все это исчезло в миг, когда она
его надела"5. Желание преобразиться сделало свое дело: "ее лицо сияло от
свежести, помады и туши для глаз. Цвет кожи был смягчен кремом и румянами"6. Роль матери она выполняла хорошо, и, как отмечает Б. Окри, "Азаро
часто скучал по Маме и хотел быть с ней рядом"7. Она была заботлива и требовательна, стремилась к тому, чтобы ее дети всегда были сыты, хотя торговля на рынке приносила жалкие гроши.
Образ матери – едва ли не самый почитаемый и уважаемый у игбо и йоруба. О матери тоскует Омово, с ее смертью в дом его "вошли беды и несчастья"8. Родина для африканца – тоже мать, хотя и не добрая, но, несмотря ни
на что, к ней питают положительные чувства, подпитанные надеждой на
лучшее.
Судьба женщин в Африке не были простыми. Им приходилось вести
борьбу с предрассудками и мужским шовинизмом, отстаивать свои права
перед законом. Африканские женщины всерьез интересовались "женскими
проблемами", в их числе защита материнства и детства, борьба с пьянством
и наркоманией, голодом и болезнями. Подобные сюжет волновали ученых,
общественно-политических деятелей, писателей, в том числе женщин.
Б.Ф. Эмечета испытывала интерес к "корням", к настоящему и прошлому Африки и диаспоры, к теме рабства, и, конечно же, к самоутверждению
женщины как личности. Многие ее повести посвящены судьбам женщин. В
их числе – "Гражданин второго сорта"9 (1977), "Цена за невесту" (1976), "Девушка-рабыня" (1983), "Радости материнства" (1979), "Гвендолен" (1989),
"Семья" (1980) и другие.
За пределами Африки женщины подвергались двойной дискриминации
и вели борьбу на два фронта: против расизма и мужского шовинизма. Как
жены и матери, они выполняли функции посредничества между детьми и
взрослыми. Они легче, чем мужчины, адаптировались в новой среде и спокойнее относились к некой раздвоенности своей роли в семье и обществе.
70
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таким образом, судьбы женщин в Африке и за ее пределами были довольно сложными. С помощью своих способностей сглаживать конфликты,
быть кроткой и понимающей, женщины сохраняли свои семьи, растили детей. Помимо этого, женщина была музой и вдохновительницей для мужчин,
занимающихся творчеством. Только благодаря своей настойчивости и образованию, профессиональным знаниям и самодисциплине, они могли сделать
карьеру и обрести свое место в обществе.
 Примечания
Шойинка В. Аке, годы детства. // Шойинка В. Избранное. М.: Радуга, 1987. С. 270.
Окри Б. Голодная дорога. СПб.: Амфора, 2001.
3
Окри Б. С. 170.
4
Там же.
5
Там же.
6
Там же. С. 171.
7
Там же. С. 213.
8
Окри Б. Горизонты внутри нас… С. 160.
9
Emecheta B. Second – Class Citizen. Glasgow, 1977.
1
2
К.С.Советова
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ
А.Ю. Быков
Правовое положение Украины в составе
Российского государства в 50 – 60-е гг. XVII века
В статье освещены вопросы взаимоотношений России и украинских земель с точки зрения правового положения местных сословий после присоединения к Москве в 1654 г. и до конца 1660-х гг. – времени закрепления Левобережной Украины за Россией по результатам Андрусовского перемирия
1667 г. с Речью Посполитой.
В результате анализа источников и литературы по данной тематике
можно так обозначить следующие основополагающие моменты нашей работы:
Установлен факт тяготения большинства населения Малороссии к Москве не только перед 1654 г., но и в последующее десятилетие.
Выявлена неоднородность сословий края и разобщённость их интересов
друг с другом как в социально-экономической, так и политической сферах.
Россия приняла под свою опеку "бурлящий котёл", наполненный противоречиями внутри складывающегося украинского общества. Так, казачество желало сохранения своих "исконных" привилегий и усиления своих прав в городах, в основном в сфере сбора налогов1; мещане были заинтересованы в
сохранении положений магдебургского права и в защите от посягательств на
их права казачества; духовенство, чёрное и белое, по сути раскололось по
поводу отношения к автономности от московского патриархата; крестьянство же было недовольно постоями казаков в сёлах и разоряющими их казацко-татарскими набегами2.
Российское государство, присоединив по решению Переяславской рады
украинские земли, проводит в 50 – 60-е гг. XVII в. в крае довольно гибкую
политику, пытаясь удовлетворить интересы всех сословий путём предоставления льгот и привилегий, поощрения переселения крестьян и шляхты из
польско-литовской части Украины в русскую и другими подобными мерами3.
По желанию украинских сословий Россия вводит институт воеводства
для усиления обороноспособности земель, легализует институт внутреннего
72
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
самоуправления, ограниченного только в части "внешних сношений" и в
сборе налогов для содержания русских войск4.
В начавшейся в середине 60-х гг. XVII в. смуте на Украине прежде всего повинны дестабилизирующие силы в самом украинском обществе – значительная часть казачества, стремящегося улучшить свой статус путём постоянных конфликтов. С другой стороны, факты превышения служебных
полномочий, среди московских чиновников на Украине так же не способствовали улучшению обстановки. Несмотря на то, что Москва естественно
стремилась сделать Малороссийский край более послушным, в данное время
царь не пытается проводить серьёзных мероприятий для усиления своей власти, больше делая упор на диалог с оппозиционными группами украинских
сословий.
 Примечания
Статьи Богдана Хмельницкого, утверждённые царём и Боярской Думой, определявшие положение Украины в составе Русского государства // Воссоединение Украины с
Россией. Документы и материалы. Т. 3. М., 1953. С. 524 – 532.
2
Соловьёв С.М. Сочинения в 18 кн. Кн. 6. Т. 11-12. История России с древнейших
времён. М., 1995. С. 367.
3
Пирог П.В. К вопросу о русских воеводах на Украине во второй половине XVII века // Отечественная история. 2003. № 2. С. 162-166.
4
Маньков А.Г. Законодательство и право России второй половины XVII века. СПб.,
1998. С. 249.
1
А.М. Бедушкин
М.М. Щербатов – общественный деятель
и историк
Щербатовы – русский княжеский род, происходящий от Рюрика. Село
Михайловское Ярославского уезда – усадьба рода Щербатовых. Церковь служила усыпальницей, здесь покоится прах князя М. Ю. Щербатова и его сына
М. М. Щербатова. Фамильным художником Щербатовых был Кипренский, а
под фамилией Щербицких их "увековечил" в романе "Анна Каренина" Лев
Толстой1.
М.М. Щербатов родился 22 июня 1733 г. в Москве, в очень зажиточной
семье, где и получил тщательное разностороннее широкое образование и воспитание. Щербатов был в раннем возрасте записан в Семёновский полк2.
В 1746 г. в "Донесении о масонах" Елизавете Петровне статссекретарем Олсуфьевым среди членов масонского кружка назван унтерофицер князь Щербатов. Однако Щербатов в дальнейшем, очевидно, полностью отошёл от масонства3.
А.М. Бедушкин
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Военная карьера Щербатова проходила в Петербурге и очень рано
оборвалась. В 1762 г. после объявлении манифеста "о вольности дворянской", Щербатов вышел в отставку в чине капитана.
Щербатовым были написаны ненапечатанные при его жизни статьи
"Разговор двух приятелей о любви к отечеству (ноябрь 1759)", "О разуме законов"(1759), "Три письма о военном деле" (1760) и "Сравнение Цезаря с
Александром" (1757 – 1760), "О надобности и пользе градских законов". Уже
в статье "О пользе и надобности градских законов" Щербатов приходит к
выводу о необходимости сильной правительственной власти и единого политического законодательства; выступает против идеи равенства людей.
После выхода в отставку в 1762 г. Щербатов серьёзно занялся изучением русской истории и тогда же приступил к написанию "Истории Российской". В 1767 г. он поступил на службу и получил первый придворный чин
камер юнкера. Двумя важными событиями в этот период были: его выступление в Вольном экономическом обществе (ВЭО) по поводу обсуждения вопроса о состоянии земледелия в России, участие в Комиссии по сочинению
нового Уложения. Екатерина II открыла ему доступ в патриаршую и типографическую библиотеки, и во все российские архивы. К 1769 г. Щербатов
написал два тома "Истории Российской", повествование в которых доведено
до 1237 г.
Тогда же началась его усиленная издательская деятельность. Он печатает: в 1769 г. по списку патриаршей библиотеки, "Царственную книгу", в
1770 г. по повелению Екатерины – "Историю свейской войны", собственноручно исправленную Петром Великим, в 1771 г. –"Летопись о многих мятежах", в 1772 г. – "Царский летописец". История его тоже подвигалась очень
быстро. Последние тома, 14-й и 15-й (до свержения Вас. Шуйского), были
изданы год спустя после его смерти4.
В 1771 г. Щербатов был назначен герольдмейстером, а в 1773 г. – пожалован камергером. В 1779 г. он получил долгожданный чин сенатора. В
1774 г. Щербатов пишет и издаёт, очевидно, по заданию Екатерины II "Краткую повесть о бывших самозванцах".
В последние годы жизни Щербатова его оппозиционность Екатерине II
и её правительству достигает своего апогея. В своем знаменитом произведении "О повреждении нравов в России" Щербатов даёт резкую, желчную и
ядовитую критику не только нравов двора и придворных, но и политики
правительства.
"Путешествие в Землю Офирскую шведского дворянина С…" – одно из
интереснейших произведений Щербатова. Его политические и социальные
взгляды получают законченные очертания в нарисованном им идеале государственного устройства. В обетованной Офирской стране все отношения
базируются на сословиях-кастах, стабильных и нерушимых, не подчиняющихся требованиям " Табели о рангах" Петра I. По своей форме "Путешествие в Землю Офирскую" – социально – утопический роман, по содержанию –
74
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
политический трактат, включающий в себя и сатиру на современное Щербатову государственное устройство России, и программу реформ5.
В Ярославской губернии М.М. Щербатову принадлежало четыре вотчины Ярославская, Борисоглебская, Романовская и Ростовская расположенные
в уездах одноименных названий. Центром всех вотчин Щербатова были села
Михайловское и Козьмодемьянское ярославской вотчины. Земледельческое
хозяйство Щербатова велось по обычной трехпольной системе с озимыми и
яровыми посевами. Удобрения не применялись, крестьяне, по словам
М.М. Щербатова "сего не исполняют". В полях у Щербатова высевались:
рожь, пшеница, ячмень, овес, лен, греча, горох, конопля, просо. Кроме земледелия в ярославской вотчине Щербатова существовало животноводческое
хозяйство: конские заводы и скотные дворы. Ткацкое производство занимало особое место среди всех отраслей щербатовского хозяйства. Крепостная
мануфактура давала помещику фландские полотна, ревендуки, коломенки,
различного рода салфетки, тики и многие другие текстильные изделия,
шедшие на продажу. Немалое место в торговом предпринимательстве Щербатова занимало мельничное хозяйство. Это хозяйство в ярославских вотчинах состояло из 2-х мучных мельниц и одной пильной мельницы6.
Щербатов умер 12 декабря 1790 г. До конца дней своих он остался убежденным и последовательным защитником узко сословных дворянских интересов, крайним представителем фрондирующей феодальной реакции7.
 Примечания
Борисов Н.С. Окрестности Ярославля. М.: Искусство, 1984. С. 86, 87.
Шикман А.П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. М.:
Просвещение, 1997. С. 65.
3
Вернадский Г.В. Русское масонство в царствование Екатерины II. СПб.: Наука,
2001. С. 236.
4
Щербатов М.М. Сочинения. Т. 1. СПб., 1898. С. 79.
5
Федосов И.А. Из истории русской общественно-политической мысли XVIII столетия: М.М. Щербатов. М.: Изд-во МГУ, 1967. С. 58, 59;
Черепнин Л.В. Русская историография до XIX в. Курс лекции. М.: Изд-во МГУ.
1957. С. 98, 99.
6
Сретенский Л.В. Помещичья вотчина нечерноземной полосы России во второй половине XVIII в.: Дис. … канд. ист. наук. Ярославль. С. 91, 112, 143.
7
Федосов И. А. Указ соч. С. 94.
1
2
А.С. Попов
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.С. Попов
Скопчество и хлыстовство в России
в первой половине XIX века
Формирование и деятельность сект представляет одну из проблем для
церкви и общества. Влияние сект на общество в первой половине XIX века
было огромным,поэтому мы не сможем представить полную историческую
картину российского общества того времени, не изучая их. В дореволюционный период секты рассматривались с разных углов зрения. В советской
историографии секты изучались в социально – экономическом аспекте, что
приводило к ограниченному пониманию их учений и деятельности. Сейчас
изучение сект историками актуально и с учетом опыта дореволюционной и
советской историографии появляются новые концепции по данной теме.
В данной работе пойдет речь о самых влиятельных сектах в России в
первой половине XIX века – хлыстах и скопцах.
Хлысты появились еще в XVII веке во времена раскола. Основателем
считается Данило Филиппович1, который дал им 12 заповедей для спасения
(основа хлыстовских догм). Оживление хлыстовства произошло в первой
половины XIX века. Связано это с ослаблением контроля правительства над
деятельностью религиозных движений.
Хлысты признавали православные молитвы, иконы, посты. Они чтили
Библию как откровение от Бога, но толковали ее по – своему: хлысты считали, что Христос не родился от Девы, а был ее духовным сыном (ересь по
православию). В основе их вероучения лежит вера в возможность прямого
общения Бога с человеком во время радений (специальный обряд). Во время
радения Христос мог вселиться в человека и тот мог говорить от Его имени
т.е. стать "христом"2. Св. Дух, по их мнению, мог во время этого обряда дать
человеку дар пророчествовать и тот становился "пророком"3. Одним из таких
пророков в тот период был Аввакум Копылов. Ходили легенды о том, что
Аввакум был взят на небо живым и удостоился беседовать с Богом4.
Он проповедовал в Тамбовской губернии среди крестьян, говорил, что
Бог сказал ему спасаться по Священным книгам. Он был строгим постником
и пользовался поддержкой народа.
Наиболее ярким и оригинальным "христом" XIX века был В. Радаев из
Арзамасского корабля Нижегородской губернии. Он проповедовал учение о
таинственной смерти и таинственном воскресении. Св. Дух, по его учению,
нисходит не на всякого хлыста, а только на того, кто таинственно умер и затем воскрес. Таинственная смерть необыкновенна (Радаев назвал ее "смертью о Адаме" – следствие прародительского греха): "мертвые о Адаме" не
воскресают – они уходят в землю, а таинственно умершие становятся святы76
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ми и живут. Святость достигается молитвой " Господи Иисусе Христе, помилуй мя грешного", следованию вожделению Св. Духа, отвержением всего
земного: разума, памяти, чтения, самолюбия, правил и уставов. Когда же верующий почувствует святость – он безгрешен и ему не надо исполнять заповеди обязательные другим. Василий Радаев был осужден в 1853 г. за хлыстовство и разврат. Следствие установило, что он имел связь с 13
женщинами. Он назвал их и сказал, что имел соитие с ними по Божьей воле.
Так, 17-летнюю он соблазнил на блуд, говоря, что это должно быть по Божьей воле и обещал девушке огненные крылья. Другой девушке во время собраний он приказал раздеться и вместе с товарищем бил по непристойным
местам. В 1856 г. Радаева заключили в тюрьму. Но его учение прижилось и
многие люди фанатично следовали ему. Дополнение нового учения Радаева
в догматику хлыстов свидетельствует об склонности их общих догм к эволюции.
Таким образом, хлысты верили, что во время радений на человека нисходит Св. Дух и говорит ему как спастись. Важное влияние в их кораблях
(общинах) занимали "пророки" и "христы", которые руководили умами и
душами людей. В отличие от других сект не порывали с православием5.
Хлыстовство оказало большое влияние на русские секты и получило широкое распространение среди всех слоев населения.
Скопчество выделилось во второй половине XVIII века из хлыстовства.
В 1769 г. основатель русского скопчества К. Селиванов требовал: "отныне
никому с женщинами плотского сожития не иметь, почитая это за тягчайший
грех; но как тело хочет женщину – только оскоплением надо избавляться"6.
Соответственно простое бичевание, которое было у хлыстов, считалось не
эффективным методом борьбы с грехом и не признавалось скопцами7. Оскопление совершалось раскаленным железом, коим отжигались у мужчин половые ядра, а у женщин соски. В ход шли также бритва, нож. Еще в 1792 г.
московский генерал-губернатор писал: "В Москве … есть люди, которые делают себя скопцами, и страшную сию операцию производят раскаленным
ножом"8. Начало оскоплению положили Кондратий Селиванов и Александр
Шилов9. Они совершили себе оскопление в доме Лугинина в Тульской губернии. Там оскопляли и фабричных крестьян. В первой половине XIX века
скопчество бурно распространяется. Правительство Александра I не мешает
деятельности скопцов в отличие от Павла I. С 1803 г. Селиванов поселился в
С.-Петербурге. А в 1809 г. его навестил сам император и слушал его советы
по поводу политики. Кондратию удалось обратить в скопчество статского
советника Е. Еленского10. В своем проекте Божественной канцелярии Еленский говорил о делении империи на "корабли". Кондратий Селиванов, по его
мнению, должен был стать их главой и давать советы императору. Данный
проект Еленский представил Александру I, но тот отклонил его. Пропаганда
хлыстов стращала людей грехом: "змею бить, так бей до конца, поскорее,
покуда на шею не вспрыгнула и не укусила."11.По догме Страшный Суд
А.С. Попов
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
должен быть, когда скопцов станет 144 000. Тогда Селиванов явится в облаках в Москву, соберет скопцов и отправится судить живых и мертвых.
В отличие от многих религий вознаграждение ожидалось скопцами на
этом свете, а не в загробной жизни. Главное было перейти черту – оскопиться и смерть перестанет властвовать над тобой. Купец Клюквин оставил в
своем дневнике 1827г. живой образец скопческой агитации. Неофитам предлагали, что после оскопления "чисто жить бы стали на этом свете, якобы в
раю, не было бы у нас плотской нечистой похоти"12. Скопцы не верят в воскресенье мертвых, потому что не верят в смерть. Факт смерти они признавали как временный сон, после чего скопец вставал в плоти и продолжал жить
невидимо.
Скопцы активно вели пропаганду до 1820 г. Когда их учение проникло
в армию, это вызвало недовольство генерал – губернатора графа Милорадовича. По его инициативе правительство приняло решение запретить деятельность секты. Кондратий Селиванов был сослан в Спасо-Евфимиев монастырь, где и умер в 1832 г. После этого о секте какое-то время не было
слышно.
Таким образом, скопчество выделилось из хлыстовства как несогласие
лишь истязанием и радениями бороться с грехом, предлагая свой извращенный, но более эффективный, по их мнению, способ борьбы. Идеология секты
оригинальна: обещает награду за праведность в этой жизни, признает человека безгрешным только после оскопления, которое лишает его, по их мнению, основы греха – похоти. Без оскопления даже стремящийся к праведности человек не мог достичь святости по их представлениям.
В заключение отметим, что главное сходство двух сект – цель: борьба с
грехом (без нее не достичь святости). Именно борьба с грехом в процессе
самосовершенствования выходит на первый план в русском сектантстве в
отличие от западных сект, которые считают, что только веры достаточно для
спасения. Большинство же русских сект (в том числе хлысты и скопцы) считали, что вера без дел мертва и праведность нужно заработать с помощью
духовных подвигов. Cредства же достижения святости у них были различны:
у хлыстов – молитва, радения, самоотвержение; у скопцов для начала духовного пути требовалось "огненное крещение" – оскопление, а потом только
молитвы и обряды.
 Примечания
Андерсон В. Старообрядчество и сектантство. СПб., 1895. С. 290.
Малахова И.А. Духовные христиане. М., 1970. С. 9–13.
3
Эткинд А. Хлыст. М., 1998. С. 49.
4
Никольский Н.М. История русской церкви. М., 1988. С. 296.
5
Клибанов А.И. История религиозного сектантства в России. М., 1965. С. 47.
6
Высоцкий Н.Г. Первый скопческий процесс. М., 1915. С. 220.
7
Эткинд А. Указ. соч. С. 138.
1
2
78
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Подлинные черты и случаи из истории русского раскола 1792 – 1807гг. // Русский
архив. 1866. Ст. 127.
9
История русской церкви /соч. Филарета, архиепископа Черниговского. Изд. 5. М.,
1888. С. 104 – 105.
10
Смолич И.К. История русской церкви. Т.8.ч.2. М., 1996. С.173.
11
Православный миссионерский календарь. СПб., 1902. С. 227 – 228.
12
Цит. по: Эткинд А. С. 96.
8
Д.Н. Рябков
Эволюция системы городского самоуправления
в России в конце XVIII – начале XX вв.
В последней четверти XVIII века в российском законодательстве появился документ, определивший деятельность органов городского самоуправления. “Грамота на права и выгоды городам Российской Империи" от
21 апреля 1785г. определила права и обязанности городского населения, систему управления в городах1.
По этой грамоте все “городские обыватели" подразделялись на шесть
разрядов: “настоящих городовых обывателей" – владельцев домов и земель в
черте города; “иногородних и иностранных гостей"; купцов, “вписавшихся в
гильдии, первую, вторую и третью"; “именитых граждан" – представителей
интеллигенции и некоторых категорий буржуазии; “вписавшихся в цехи" –
“мастера, подмастерья и ученики различных ремесел, кои вписались в цех
своего ремесла"; “посадских" – которые в других частях городской обывательской книги не внесены, “промыслом, рукоделием или работой кормятся". С конца XVIII века за последней группой утвердилось наименование
“мещане".
Первичным органом городского самоуправления являлось городское
собрание, состоявшее из всех “городовых обывателей". Но право избирать и
быть избранным имели лишь те, кто достиг 25 лет и имел годовой доход не
менее 50 руб. Городское собрание избирало городского голову, старост, судей словестного суда, заседателей от городского населения в судебные учреждения.
Городское собрание выбирало распорядительный орган городского самоуправления – общую городскую думу, которая состояла из городского головы и гласных от всех шести групп населения.
Собирались раз в три года, кроме исключительных случаев, общая городская дума избирала исполнительный орган – шестигласную думу, в которой каждая группа населения имела по одному гласному. Председателем думы был городской голова.
Д.Н. Рябков
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Общая городская дума в городе Ярославле начала функционировать с
11 ноября 1785 года, а 12 ноября состоялись выборы в шестигласную думу2.
В ведении думы были вопросы городского благоустройства, развития
торговли и ремесла, защита сословных прав многое другое. Хозяйственную
деятельность городского самоуправления ограничивал недостаток средств.
Бюджеты городов основывались на отчислении 1% от казенной продажи вина, гильдейских сборах, штрафах, мелких налогах.
Вся деятельность думы проходила под контролем властей. Городское
собрание созывалось только с “приказания и дозволения" губернатора, он же
наблюдал за “правильным" употреблением денежных сумм городским обществом, шестиглавая дума отчитывалась перед ним и казенной палатой в доходах и расходах.
Таким образом, органы городского самоуправления не обладали реальной властью и были полностью подчинены губернской администрации, но
их позитивную роль в развитии просвещения, образования, благотворительности, торговли и ремесла нельзя отрицать.
В первой половине XIX века произошли изменения в системе городских
сословных учреждений. Прекратили существование городские собрания и
общие городские думы, а их члены использовались для отдельных поручений шестигласной думы3. Шестигласные думы, в свою очередь, стали называться просто городскими думами. Так, Ярославская шестигласная дума стала называться Ярославской городской думой в марте 1813 года4.
Рост городов в Российской империи, явившейся следствием развития
капиталистических отношений, еще до отмены крепостного права поставил
вопрос о пересмотре городского “положения 1785 г.
В 60 – 70-е гг. XIX века был проведен ряд реформ, среди которых важное место заняла реформа городского самоуправления. Новое “Городовое
положение" было утверждено 16 июня 1870 г.5 и создало лучшие, чем раньше, условия для развития городов. В соответствии с ним создавались бессословные органы городского управления: городская дума и городская управа.
Городская дума являлась распорядительным органом. Она состояла из
гласных, избиравшихся раз в 4 года налогоплательщиками, достигшими 25
лет.
Городская дума избирала из своего состава исполнительный орган – городскую управу в составе городского головы и членов управы. Городской
голова, который утверждался в должности министром внутренних дел, возглавлял и думу и управу. Городская управа имела постоянную канцелярию,
возглавлявшуюся городским секретарем и разделявшуюся на отделы (столы), соответствующие функциям городского самоуправления. Управа ежегодно отчитывалась перед думой о своей деятельности.
“Для принятия мер в случаях чрезвычайных, а также для заведывания
отдельными отраслями городского хозяйства и общественного управления
дума могла, по представлению городской управы, учреждать особые испол80
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нительные комиссии, временные или постоянные, состоявшие из лиц, назначенных думой"6.
В ведении городского самоуправления было благоустройство города,
народное образование, здравоохранение, благотворительные заведения, попечение о развитии торговли и промышленности.
Но на первом плане, как самое дорогое для городского самоуправления
дело, было все же народное образование. В 1873 году при старой думе в Петербурге было 16 училищ, на что город вносил в кассу Министерства Народного Просвещения 33 000 р. С 1877 г. заведывание школьным делом
впервые перешло с учреждением городского школьного совета к городу, и с
тех пор прогрессивно стало расти число школ и их благоустройство. С 1877
по 1880 г. число городских училищ возросло с 16 до 88, к 1883 г. достигло
153, a в 1892 г. дошло до 281 с 13 750 учащимися, в том числе 7 625 учеников и 6 124 ученицы. Расходы города на народное образование выразились в
следующих цифрах: в 1871 г. – 27 364 р., в 1881 г. – 265 496 р., в 1891 г. –
671 914 p., a с присоединением пособий разным учреждениям (в том числе
3 000 р. Обществу для доставления средств высшим женским курсам в Петербурге) общая сумма получается 705 090 р. К 1 января 1895 г. состояло 320
училищ с 16 668 учащимися и на них израсходовано было 689 807 p., a с пособиями разным учреждениям на народное образование израсходовано Петербургом было 836 416 р.7
Для пополнения городских финансов думе предоставлялось право устанавливать в пользу города следующие сборы: оценочный с недвижимых
имуществ; с документов на право производства, торговли и промыслов; с
трактирных заведений, постоялых дворов и "с`естных лавочек", а также "с
извозного и перевозного промыслов, с лошадей и экипажей, содержимых частными лицами и владельцев собак"8.
Деятельность органов городского самоуправления была поставлена под
строгий надзор властей. Для рассмотрения “возникающих по жалобам, пререканиям или непосредственному усмотрению губернатора дел о незаконности определений городского управления"9 в каждой губернии создавалось
губернское по городским делам присутствие, председателем которого являлся губернатор.
Первое заседание Ярославской городской думы, избранной на основе
“Городового положения" 1870 г., состоялось 16 марта 1871 г.10 Дума состояла из 66 гласных. Городская управа была избрана в составе четырех членов и
пятерых кандидатов. Городским главой стал купец Р.И. Кокуев.
После убийства Александра II во внутренней политике произошел переход к консервативному курсу, который отразился и на городском самоуправлении. Прежнее “Городовое положение", 1 июня 1892 г. было заменено новым “Положением", которое значительно сузило число избирателей, заменив
налоговый ценз имущественным, в результате чего, мелкие и отчасти средние налогоплательщики лишались избирательных прав.
Д.Н. Рябков
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
После введения этого “Положения" число избирателей в городе Ярославле сократилось до 1% от всего населения города11. В 1913 г. в думе было
80 гласных и 17 кандидатов в гласные12.
При городской думе существовали различные комиссии, число которых
не было постоянным, т. к. одни комиссии ликвидировались, другие образовывались. В 1913 г. были образованы 4 новые комиссии: хозяйственная, занимавшаяся вопросами заготовки топлива, строительными материалами и
т. д.; юридическая – для рассмотрения юридических вопросов, возникающих
при деятельности городских учреждений; комиссия о пользах и нуждах общественных – для предварительного рассмотрения предложений и представлений администрации, докладов городской управы, заявлений гласных и частных лиц; комиссия по общественному призрению, занимавшаяся
богадельнями, приютами и другими благотворительными заведениями. Тогда же санитарная комиссия была преобразована в комиссию общественного
здравия, школьная комиссия – в финансовую и бюджетную комиссию13.
В 1917 г. при думе существовали следующие комиссии: ревизионная;
строительная и воинско-постойная; водопроводно-канализационная; по благоустройству города; общественного здравия и призрения; арендная; народного образования – 1) театральная подкомиссия, 2) библиотечная подкомиссия, 3) по внешкольному образованию; по скотобойням; оценочнораскладочная; финансовая; продовольственная; топливная; трамвайная; пожарно-милиционная; юридическая; по выборам в Учредительное собрание14.
Канцелярия городской управы в 1913 г. включала следующие отделы:
исполнительный, хозяйственный, арендный, по воинской повинности, общественного призрения, школьный, оценочно-окладной, общественного здравия, водопроводный, строительный, городских скотобоен, инвентарный, городских сборов, по составлению смет и отчетов, а также бухгалтерию,
регистратуру и архив15.
Эта структура с небольшими изменениями просуществовала до 1918
года. В феврале 1918 г. городская управа в г. Ярославле была ликвидирована16.
Таким образом, за период своего существования система городского
самоуправления в стране в целом и в г. Ярославле, в частности пережила как
периоды подъема, так и упадка. В разное время состав избирателей колебался и зависел от политики, проводимой царским правительством. В ведении
думы были вопросы городского благоустройства, развития торговли и ремесла, защиты сословных прав и многое другое. Менялась и структура городской думы – образовывались и ликвидировались различные комиссии.
Но, так или иначе, система городского самоуправления не обладала реальной властью и была подчинена губернской администрации и полиции. Но
нельзя не воздать должного успехам городского самоуправления.
82
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
 Примечания
ПСЗ, 1-е изд. Т. 22. № 16187.
ГАЯО. Ф. 501. Оп. 1. Д.1. Л.1.
3
См.: Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. М., 1980. С. 185.
4
ГАЯО. Ф. 501. Оп. 1. Д. 141. Л. 227.
5
ПСЗ, 2-е изд., Т. 45. № 48498.
6
Там же.
7
См.: Джаншиев Г.А. Эпоха великих реформ. СПб., 1907. С. 47.
8
ПСЗ, 2-е изд. Т. 45. № 48498.
9
Там же.
10
Журналы Ярославской городской думы за 1871 г. Ярославль, 1877. С. 8.
11
См.: Ярославль. Очерки по истории города. Ярославль, 1994. С. 123.
12
См.: ГАЯО. Ф. 509. Оп. 1. Д. 1728. Л. 158.
13
См.: ГАЯО. Ф. 509. Оп. 1. Д. 1595. Л. 3-4.
14
ГАЯО. Ф. 509. Оп. 1. Д. 1916. Л. 7-18.
15
ГАЯО. Ф. 509. Оп. 1. Д. 3704. Л. 39.
16
Ярославль социалистический. Ярославль, 1960. С. 15.
1
2
М.Н. Челнокова
Органы суда и прокуратуры в России
в первой половине XIX века
При рассмотрении вопроса о состоянии судебных учреждений и органов прокуратуры в России в указанный период необходимо обратить внимание на то, что до судебной реформы 1864 г. в стране фактически не было
единой судебной системы. Как отметила Н.Н. Ефремова, основным законодательным актом, определявшим организацию судебных органов в первой
половине XIX в. оставались " Учреждения о губерниях" 1775 – 1785 гг.1 По
своему характеру, суды были сословными. Не были восстановлены, как излишние, лишь некоторые, упразднённые ещё в конце XVIII в. сословно – судебные органы: верхние и нижние расправы (для государственных крестьян
и однодворцев), верхние земские суды (для дворян) и губернские магистраты (для мещан)2.
Важнейшими судами второй инстанции (третьей, высшей инстанцией,
был Правительствующий Сенат) в каждой губернии были палаты уголовного
и гражданского суда (соединённые в менее значительных городах в одну палату) председатели которых до 1831 г. назначались императором, а с 1831 г.
избирались дворянами3. По делам о должностных преступлениях палаты
уголовного и гражданского суда были судом первой инстанции.
М.Н. Челнокова
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Далее за всем этим, согласно ст. 773 Свода законов Российской империи, следовали суды первой инстанции – уездные суды, городовые магистраты, ратуши, надворные суды4.
Как отметил Н.П. Ерошкин, уездный суд был первой инстанцией для
мелких уголовных и гражданских дел для всех сословий, кроме городского,
в том числе для государственных крестьян5. В свою очередь, в рамках данной категории, дворянские и крестьянские суды существовали раздельноВ
связи с этим необходимо упомянуть о том, что вплоть до отмены крепостного права в 1861 г. и проведённой вслед за этим в 1864 г. судебной реформы
крепостные крестьяне фактически были лишены возможности самостоятельно выступать в суде, так как согласно ряду указов конца XVIII в., в том
числе "Жалованной грамоте дворянству" 1762 г., большинство помещиковполучили право творить собственный суд и расправу. Кроме того, в городах
и сельской местности для крестьян функции уездных судов отправлялись
полицией, которая также имела право проводить судебное следствие6. В связи с этим, И.В. Гессен указал, что для крестьян существовали также сельские
суды7.
Судебное следствие проводилось также особо назначенными чиновниками.
Затрагивая сферу компетенции органов суда необходимо упомянуть о
том, что, в частности, уездные суды, рассматривали мелкие уголовные и
гражданские дела8. В ведении этого суда находились также и некоторые несудебные дела: хранились межевые книги и планы, проводились ревизии
("свидетельства") уездного казначейства. В свою очередь, палаты уголовного и гражданского суда в губерниях рассматривали более крупные уголовные дела, факты поджогов, вопросы, связанные с недвижимым имуществом
и были апелляционной инстанцией для дел, рассмотренных в уездных, а
также городских судах, нижних земских судах и управах благочиния9. В городах, имевших университеты, последние выступали в роли специальных
судебных органов. Они обладали особой подсудностью. Таким образом, в
указанный период в России имелась своя определённая система органов правосудия.
Однако многие исследователи, например И.В. Гессен, Н.Н. Ефремова,
отметили тот факт что, структура судебной системы и подсудность судов не
были чётко определены законом10. По этому поводу И.В. Гессен в качестве
примера привёл объяснительную записку конца 1850 гг. к проекту устава
уголовного судопроизводства: "…уголовное наше судопроизводство никогда
не подвергалось общему полному пересмотру и не было предметом особой
систематической законодательной работы. Нынешняя книга II-я т. XV Свода
законов есть не что иное, как собрание разнородных постановлений, частью
оставшихся от древнего нашего законодательства, частью же изданных впоследствии, в разные времена, при общих или частных преобразованиях по
судебной и административной частям или же нередко и для разрешения ка84
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ких – либо частных, или, по крайней мере, отдельных вопросов. От сего
происходит, что сии постановления вообще не полны, не имеют необходимой между собой связи и надлежащего единства, а иногда и противоречат
одни другим"11. Исходя из этого можно выдвинуть предположение, что благодаря этим постепенным "наслоениям", часто производившимся для удовлетворения потребности дня, организация суда, взаимоотношение судебных
инстанций должны были быть чрезвычайно сложными и запутанными. Таким образом, единая законодательно – процессуальная основа отсутствовала.
Так, на практике, дело могло пройти до 14 инстанций, несмотря на то, что
законом, как уже отмечалось, предусматривалось только три12.
Существенным минусом системы правосудия было отсутствие чёткого
разграничения между судебной и административной властями13. Суд был
только частично отделён от администрации. Об этом свидетельствует, например, тот факт что некоторые судебные функции, в частности, в отношении
крестьян, как указывалось выше, выполнялись органами полиции, например,
городничими, частными приставами, квартальными надзирателями. Как отметил С.А. Егоров, полицейские органы правомочны были разбирать дела о
кражах на сумму до 20 рублей (сумма по тем временам довольно значительная)14. В нашем распоряжении имеются мемуары присяжного заседателя Е. И.
Козлининой, содержащие довольно интересные сведения о том, как "творили
суд" органы полиции: " Человека, совершившего буйство, бесчинство или затеявшего на улице драку, постовой городовой, по тогдашней терминологии –
будочник, влёк прямо с места преступления в квартал, если это было время
присутственное, то есть утром, от 9 до 12 часов или вечером от 6 до 12; если
же проступок совершался в неприсутственное время, то до наступления такового, буяна сажали в будку и затем уже в урочное время вели в квартал"15. Далее городовой, доставивший провинившегося, докладывал свидетелям преступления, если такие были, обвинительные пункты которые те или
подтверждали или отвергали, затем предоставляли слово в свою защиту обвиняемому. Всё это здесь же записывалось письмоводителем и сразу же произносилось решение суда. Если проступок обвиняемого был ничтожен, и его
оправдания заслуживали уважения, то судья, по словам автора: "… ограничивался двумя, тремя плюхами и строгим внушением обвиняемому впредь держать ухо востро"16. Если же вина обвиняемого была более тяжкой, то его приговаривали к наказанию розгами от 10 до 20 ударов. После этого составлялась
записка и, если суд производился до 12 часов дня, то обвиняемого вместе с
этой запиской городовой, являвшийся его обвинителем, вёл в часть, где ежедневно от 12 до 4 часов дня производилась экзекуция для всех присланных с
такими записками17. При этом полиция активно злоупотребляла своими правами. Она возбуждала дела, по словам губернатора П.Н. Клушина, "…при ничтожности поводов к начатию", обвинения были бездоказательны18. Исходя
из всего этого, можно сделать вывод, что полицейские чины предпочитали
быструю и скорую расправу реальному судебному процессу.
М.Н. Челнокова
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Наиболее показательным примером зависимости судебной власти от органов полиции является также то, что, её представители открыто входили в
состав некоторых судебных учреждений, а именно, управы благочиния и
нижнего земского суда19. При этом следует отметить, что нижний земский
суд играл достаточно большую роль в уезде: он исполнял распоряжения губернатора и губернских учреждений и надзирал за соблюдением законов, и в
основном материалы следствия полиция отправляла именно туда20. При подобных обстоятельствах, разумеется, вряд ли можно говорить об объективности результатов судебного процесса, так как полиция просто не была в
этом заинтересована.
Сущей чумой российской судебной системы в этот период были взяточничество и волокита. Разбирательство по ряду дел, особенно гражданских,
тянулось десятилетиями. В. связи с этим С.А. Егоров привёл мнение декабриста П.Г. Каховского, который считал: " Медленное отправление справедливости уже не есть справедливость. У нас же дела тяжебные длятся с апелляциями десятки лет и очень часто справедливость вознаграждается лишь
убытками"21. Если же говорить о взяточничестве, то оно, отчасти, объяснялось маленьким жалованьем служащих судебного ведомства. По этому поводу в мемуарах Е.И. Козлининой содержатся данные о том, например, что
оклад квартального надзирателя не превышал 50 руб., из которых производились ещё вычеты, а его помощника – 28 рублей. Далее она отметила, что
этого не хватало даже на хлеб, а у большинства этих людей были семьи, которые требовалось кормить, и поэтому перед ними стояла дилемма: или
умереть с голоду или к получаемому жалованью прибавить что-либо ещё22.
Правительство вполне сознавало это положение и вынуждено было смотреть
на взяточничество сквозь пальцы, преследуя лишь тогда, когда оно переходило в открытый грабёж. Неудивительно, поэтому, что многие чиновники
Министерства юстиции, как крупные, так и мелкие, составляли себе состояние именно на взятках.
Если же говорить о самом судебном процессе, то он также имел массу
недостатков. Например, собственное признание считалось наилучшим доказательством вины. Как отметил И.В. Гессен "…кроме него не требовалось
дальнейших доказательств"23. Сам же ход процесса базировался на так называемой теории формальных доказательств. Согласно этой теории различные
виды доказательств имеют разную ценность и заслуживают большего или
меньшего доверия. Систематизируются они по чисто абстрактным признакам и, механически смешанные, служат основанием для определения виновности подсудимого24. В частности, доказательства вины подразделялись на
совершенные и несовершенные. Совершенными считались такие, которые
исключали всякую возможность для установления невиновности подсудимого, а несовершенными, когда они этой возможности не исключали. Эта теория была заимствована Петром I из опыта европейских стран, однако в первой половине XIX в. законодатели на Западе приходят к выводу о
86
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
несовершенстве подобной системы судопроизводства, и уже к середине столетия она в большинстве европейских стран она была отменена25. Если же
говорить о свидетельских показаниях, то они их значимость оценивалась в
зависимости от пола, социального или образовательного статуса26. Вся процедура, при этом, велась на основе письменных документов, которые, конечно, должны были представляться в надлежащей форме. Таким образом,
судебный процесс нуждался в коренном реформировании.
Недостатком судебного процесса была также его тайна. После передачи
дела в суд секретарём канцелярии суда составлялась записка с содержанием
дела, доводами сторон, справками и ссылками на законы. Стороны удостоверяли правильность фактов своими подписями. Далее секретарь докладывал краткое изложение дела общему присутствию суда, заседавшему в особой комнате за присутственным столом. Доступ сторон и подсудимого в эту
комнату запрещался27. Разумеется, это также создавало массу возможностей
для злоупотребления властью. Таким образом, в целом состояние судебной
системы, являвшейся частью административного аппарата крепостнического
самодержавия, к середине XIX в. было кризисным. Требовалась всесторонняя реформа правосудия, одной из составляющих которой должно было
стать дарование судам независимости от власти.
Органы прокуратуры, в обязанности которых входил надзор за судами,
не были способны улучшить положение. В связи с этим следует упомянуть о
том, что в первой половине XIX в. происходит значительная трансформация
функций прокурорского надзора. Из надзора за правительством, каким он
мыслился на момент создания Петром Великим должности генерал – прокурора при Сенате, он превращается в правительственный надзор за судебными учреждениями и местными административными органами. Дело в том,
что на деятельность созданных в первой половине XIX в. новых высших государственных органов (Комитета Министров и Государственного Совета)
прокурорский надзор не распространялся28. Кроме того, 8 сентября 1802 г.
Александр I подписал указ о правах Сената, которым права генерал – прокурора были сужены, а его должность соединена с должностью министра юстиции, который, как отметил С.М. Казанцев, не только фактически, но и
формально являлся членом правительства, за которым никакого надзора не
осуществлял29.
Центр тяжести прокурорского надзора был перенесён из столиц в провинцию. Согласно "Своду законов" прокурорский надзор в губерниях имел
три основных направления: 1) охранение общего благоустройства в губернии. 2) казенные дела и 3) суд и расправа, каждое из которых имело не менее
десяти подразделений. Так, например, губернская прокуратура была обязана
наблюдать за точным исполнением законов, охраной порядка и вместе с тем
принимать участие в свидетельстве одежды и обуви пересыльных арестантов, повсеместно охранять выгоды казны, следить за тем, чтобы не было:
"…подлогов в приписке купцов к семейным капиталам"30. Исходя из переМ.Н. Челнокова
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
численного, можно сделать вывод, что сфера надзора была достаточно обширной и, в целом, не имела определённого характера, а это, в свою, очередь, создавало значительные трудности при её реализации.
Необходимо, однако, при этом упомянуть о том, что "Свод законов"
предоставлял сотрудникам прокуратуры соответствующие права для реализации своих полномочий, например, присутствовать во всех губернских судебных и административных органах, выступать там и делать чиновникам
этих учреждений устные замечания и напоминания, давать заключения по
юридическим вопросам, а главное – вносить в соответствующие учреждения
письменные протесты и представления по фактам нарушения закона31.
Но даже при всём этом власть губернской прокуратуры носила, фактически, эфемерный характер. В связи с этим, П.А. Зайончковский указал на
то, что обо всех замеченных недостатках губернский прокурор обязан был
сообщать губернатору, а не министру юстиции, являвшемуся его непосредственным начальником32. Помимо этого, факт зависимости прокуратуры от
администрации подчёркивает то обстоятельство, что непосредственные помощники губернского прокурора, губернские стряпчие, подчинялись именно
губернатору, а также то, что некоторые приговоры палаты уголовного суда,
не могли быть утверждены без согласия губернатора, даже если они были
одобрены губернским прокурором. Помимо этого, при Николае I надзором
наряду с прокурорами ведало и III отделение33. В связи с этим Н.Н. Ефремова отметила, что такое слияние надзора с администрацией, также как и суда с
полицией, было характерным для самодержавного помещичьего государства34. При таких условиях органы прокуратуры не могли играть большой роли
на местах и, по сути дела, являлись лишь ширмой законности, прикрывавшей произвол и насилие администрации. Например, жандармский обер –
офицер писал о вологодском губернском прокуроре И.П. Делло: "Сколь
можно заметить чрезвычайно кропотлив в делах, робко действующий по
своей должности, соглашаясь почти всегда с волей и намерениями начальника губернии"35. О могилевском прокуроре Найдёнове жандармский офицер сообщал, что он : "старается угодить и начальству и просителям", в силу
чего "на дела имеет слабое влияние, в обществе же – никакого"36.
С. М. Казанцев по этому поводу отметил также и то обстоятельство, что
Министерство юстиции не поощряло протесты и представления прокуроров,
особенно если они обостряли отношения Министерства юстиции с другими
ведомствами. Протесты прокуратуры о нарушении закона местной администрацией и судами или принимались генерал – прокурором к сведению или
направлялись соответствующим должностным лицам с осторожной просьбой обратить внимание на отмеченные прокурором недостатки37.
Однако, не все прокурорские работники были столь пассивны.
А.Ф. Кони в связи с этим в своих воспоминаниях отметил следующее: "История Министерства юстиции с тридцатых до шестидесятых годов представляла немало примеров энергической борьбы губернских прокуроров с мест88
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ными злоупотреблениями. Борьба эта не всегда была успешна, но уже само
возникновение её, основанное на предписании закона, определявшего обязанности губернского прокурора, действовало благотворно, не говоря уже о
тех случаях, когда последствием её являлись сенаторские ревизии, нёсшиеся
как грозовые тучи на местность, поражённую правовою засухой"38. Но к сожалению, протесты прокуроров носили единичный характер и были не способны изменить ситуацию в целом.
Исходя из выше указанного, можно сделать вывод о том, что зависимость от властей, многообразие сферы надзора привели к тому, в первой половине XIX в. прокуратура как орган надзора превратилась в бюрократическую организацию, не способную организовать контроль за законностью в
стране. С.М. Казанцев по этому поводу отметил, что главное внимание губернских прокуроров было сосредоточено на исключительно формальном
просмотре решений и приговоров губернских присутственных мест и административных учреждений, на которых прокурором ставилась отметка: "Читал"39.
Таким образом, судебные учреждения и прокуратура на всём протяжении первой половины XIX в. находились в состоянии глубокого застоя.
Только демократизация судебной системы государственного аппарата в целом могла способствовать установлению истины при проведении правосудия и обеспечить успех в направлении повышения законности.
 Примечания
Ефремова Н.Н. Судоустройство в России в первой половине XIX в. Исторический
очерк М., 1989. С. 173.
2
Егоров С.А. История отечественного государства и права (IX – первая половина
XIX в.). Ярославль, 1997. С. 326.
3
Гессен И.В. Судебная реформа. Спб., 1905. С. 3.
4
Ефремова Н.Н. Судоустройство в России в первой половине XIX в…С. 173.
5
Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России.
М., 1983. С. 179.
6
Коркунов Н.М. Русское государственное право. Спб., 1893. С. 123.
7
Гессен И.В. Указ. соч. С. 2.
8
Ерошкин Н.П. Указ. соч. С. 179.
9
Ефремова Н.Н. Министерство юстиции Российской империи 1802 – 1917 М., 1983.
С. 47.
10
Гессен И.В. Указ. соч. С. 2; Ефремова Н.Н. Судоустройство в России в первой половине XIX в... С. 173.
11
Гессен И.В. Указ. соч. С. 2.
12
Орлова С.А. Сенат как высший надзорно – контрольный и судебно – административный орган России // Известия вузов. Правоведение. 2000. № 2. С. 227.
13
Тарановски Т. Судебная реформа и развитие политической культуры царской России // Великие реформы в России. 1856 – 1874. М., 1992. С. 304.
14
Егоров С.А. Указ. соч. С. 327.
15
Козлинина Е.И. За полвека. 1862 – 1912. Воспоминания, очерки и характеристики.
М., 1913. С. 2.
1
М.Н. Челнокова
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Там же.
Там же.
18
Цит. по: Коротких М.Г. Самодержавие и судебная реформа. Воронеж, 1989. С. 21.
19
Ефремова Н.Н. Судоустройство в России в первой половине XIX в... С. 175.;
20
Коротких М.Г. Указ. соч. С. 15.
21
Цит. по: Егоров С.А. Указ. соч. С. 328.
22
Егоров С.А. Указ. соч. С. 328.
23
Гессен И.В. Указ. соч. С. 6.
24
Тарановски Т. Указ. соч. С. 304.
25
Там же.
26
Там же.
27
Ерошкин Н.П. Указ. соч. С. 180.
28
Казанцев С.М. История царской прокуратуры. М., 1993. С. 109.
29
Там. же.
30
Филиппов М.А. Судебная реформа в России. СПб., 1875. С. 29.
31
Казанцев С.М. История царской прокуратуры…С. 115.
32
Зайончковский П.А. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в.
М., 1978. С. 168.
33
Ефремова Н.Н. Министерство юстиции Российской империи…. С. 57.
34
Там же. С. 50.
35
Цит. по: Зайончковский П.А. Указ. соч. С. 169.
36
Цит. по: Там же.
37
Казанцев С.М. История царской прокуратуры…С. 118.
38
Кони А.Ф. Отцы и дети судебной реформы // Кони А.Ф. Собр. соч. в 8 т.: Т. 4, М.,
1967. С. 125.
39
Казанцев С.М. Дореволюционные юристы о прокуратуре. Спб, 2001. С. 17.
16
17
А.М. Мойсинович
Дискуссия о суде присяжных
в середине 90-х гг. XIX в.
Суд присяжных – один из наиболее демократических институтов не
только судебной системы, но и всей системы органов государственной власти, воплощающий в себе принцип непосредственного участия народа в отправлении правосудия.
Возникнув в Англии в XII-XV вв., он распространился в европейских
странах в конце XVIII – начале XIX в., а в России был введен судебной реформой 1864 г. Необходимо учесть, что для правового демократического государства характерна судебная власть, представляющая собой самостоятельную влиятельную силу, подчиненную только закону и независимую в своей
деятельности от других ветвей власти – исполнительной и законодательной.
В середине XIX века не могло быть и речи о подобной форме правления
в России. Абсолютная монархия, сосредоточив в своих руках всю полноту
власти, не смогла создать необходимых условий для поступательного и пра90
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вильного развития суда присяжных, поэтому с самого начала он стал объектом критики и постепенного наступления правительства на его основы и
острых дискуссий в обществе. В частности, с 1864 по 1917 гг., в дополнение
и изменение Судебных уставов, было внесено 8 нормативных актов о суде
присяжных: указ Сената от 23 июня 1871 г. о порядке составления списков
присяжных заседателей; указ Сената от 20 марта 1872 г. о включении некоторых должностных лиц в списки присяжных заседателей; указ Сената от 14
июня 1873 г. об уважительных причинах неявки присяжных заседателей в
суд; определение Сената от 5 сентября 1873 г., запрещавшее земским собраниям назначать денежные пособия нуждающимся присяжным заседателям
из крестьян; законы 9 мая 1878 и 7 июля 1889 г. об ограничении компетенции суда присяжных; закон 28 апреля 1887 г., изменивший порядок формирования суда присяжных; закон 2 марта 1910 г. о разъяснении присяжным
заседателям угрожавшего подсудимому наказания. Эти законодательные акты были направлены прежде всего на то, чтобы ограничить политический
характер суда присяжных. Из компетенции суда присяжных, в первую очередь изымались дела о преступлениях против порядка управления, насильственных действиях против должностных лиц и т.д. В тоже время правительство заботилось о привлечении в присяжные заседатели тех слоев общества,
которые служили опорой самодержавия (например, зажиточных крестьян), и
напротив, ограничивало доступ разночинной интеллигенции.
Наибольшей остроты дискуссия о суде присяжных достигла в середине
90-х гг. XIX в. В большинстве случаев его критика не была голословной и
очень часто носила конструктивный характер. Например, у юристовпрактиков негативное отношение к суду присяжных было связано в значительной степени с тем, что для участия в некоторых наиболее сложных процессах была необходима высокая квалификация судей, обвинителей, адвокатов, следователей, которой далеко не всегда обладали представители
общества. Для многих одним из главных упреков, адресованных суду присяжных, было то, что процент оправдательных вердиктов был значительно
выше процента оправдательных приговоров по делам, рассмотренным профессиональными судьями.
В 1894 г. Александром III был подписан указ о создании комиссии по
пересмотру законоположений судебных уставов 1864 г., председателем которой был назначен Н.В. Муравьев. Работа над проектами новой редакции
Учреждения судебных установлений, уставов уголовного и гражданского
судопроизводства закончилась в мае 1899 г. В 1901 г. доработанные проекты
были внесены на рассмотрение Государственного совета, однако в силу разных причин так и не были утверждены правительством.
Одним из наиболее трудных для обсуждения вопросов в комиссии стал
вопрос о суде присяжных. С 29 по 31 декабря 1894 г. в Петербурге проходило совещание высших представителей судебных округов – старших председателей и прокуроров судебных палат. На А.Ф. Кони было возложено рукоА.М. Мойсинович
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
водство совещанием, на котором обсуждались важнейшие вопросы судоустройства и судопроизводства, в том числе о деятельности суда присяжных,
необходимости изменений в этом учреждении.
Результаты совещания сразу же стали известны обществу, так как
"Журнал Министерства Юстиции" поместил на своих страницах статью А.Ф.
Кони, которая содержала в себе его вступительную и заключительную речь1.
Юристы, после выступления Анатолия Федоровича, почти единогласно (18
голосов против двух) проголосовали за сохранение суда присяжных в России. Были подробно рассмотрены все обвинения против суда присяжных.
Представители судебной практики признали их или лишенными основания,
вызванными недостаточным знакомством с вопросом, или обусловленными
причинами, лежавшими вне суда присяжных: в неустройстве следственной
части, в недостатках устаревшего уголовного Уложения и пр.
Одним из проголосовавших "против" был прокурор петербургской судебной палаты В.Ф. Дейтрих, который в том же журнале поместил свои соображения по поводу реорганизации суда присяжных2. Автор, поставил задачу рассмотреть недостатки суда присяжных, определить причины, по
которым они происходят, и определить пути их устранения.
Среди недостатков В.Ф. Дейтрих выделяет четыре ключевых момента:
1) юридическая неспособность присяжных справиться со следственным
материалом в сложных и запутанных процессах, т.е. неумение сгруппировать улики, систематизировать доказательства по сложным делам и сделать
из них соответствующие выводы; 2) изменчивость и неустойчивость приговоров суда присяжных. По мнению автора – это "капитальнейший" из недостатков. "Суд с меняющимся воззрением на природу преступления, суд,
осуждающий сегодня одного виновного и оправдывающий завтра при тех же
условиях другого, не может быть признан здоровым"3; 3) захват законодательной власти, т.е. стремление выйти за пределы своей компетенции, что
в итоге приводит к нарушению равновесия между судьями права и факта. В
ведении присяжных находится право установления фактической стороны
дела, а в ведении коронного суда – применение карательных постановлений
по признанным присяжными фактам. На практике же получается, что присяжные заседатели, обсуждая вину подсудимого, задумываются о последствиях, ожидающих этого человека, и когда они считают, что суд может назначить ему слишком суровое наказание, выносят оправдательные
приговоры. Такое вторжение присяжных в область назначения наказания,
т.е. превышение своих полномочий и есть один из главных недостатков, выражающийся "в формах уродливых, ничего общего с задачами правильного
отправления правосудия не имеющих"4; 4) оправдание виновных и обвинение невиновных. "…Невиновный рискует легче быть осужденным на суде
присяжных, чем на суде коронном, а виновный имеет у присяжных гораздо
более шансов избегнуть заслуженного им осуждения"5.
92
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Во избежание этих недостатков В.Ф. Дейтрих предложил: 1) чтобы присяжные не подпадали под влияние сторон защиты и обвинения, ввести в их
состав лицо, которое бы руководило и направляло действия присяжных в их
прениях и дебатах. Этот человек должен легко оперировать уликами и судебными доказательствами, а также быть хорошо знакомым с судебным делом. По мнению В.Ф. Дейтриха, старшина присяжных такими качествами не
обладает, ему не достает предварительной подготовки к делу, он редко обладает опытом в оценке и группировке улик и еще реже – умением руководить
прениями. При таких условиях нельзя поручиться за правильный исход процесса. Направляющим и корректирующим деятельность присяжных в совещательной комнате должен стать председатель суда – образованный юрист
досконально изучивший дело, привыкший "по своей профессии, обращаться
с уликами, умеющего их систематизировать и давать им надлежащую оценку"6; 2) совместить две противоположные друг другу коллегии – суд присяжных и суд коронный. Это даст возможность изменить соотношение "суд
народный с участием правительственных судей" на "суд правительственный
с участием представителей общества". Такая форма суда должна, по мнению
автора, состоять из трех правительственных судей и девяти присяжных
(причем он предлагает сократить количество присяжных на 3 человека). Такое количество участвующих коронных судей ни в коей мере не поглотит
присяжных, а лишь будет способствовать правильному разрешению дела,
что позволит "устранить изменчивость решений и предохранить их от произнесения…, возмущающих чувство справедливости приговоров"7. Эта совместная коллегия решает и вопрос о виновности подсудимого, и вопрос о
наказании. Здесь автор обращается явно к суду шеффенов, действовавший во
второй половине XIX века в Германии, в котором присяжные решают все
дела совместно с судьей и не являются самостоятельной коллегией. Подобная тенденция к ограничению деятельности суда присяжных прослеживалась
в некоторых судебных системах других государств (Австрии, Венгрии, Германии). В России, задолго до В.Ф. Дейтриха похожие взгляды высказывали
М.Н. Катков, В. Фукс и др.8
Будучи одним из практиков и наблюдая работу суда присяжных, В.Ф.
Дейтрих выделил те явления или недостатки института, на которые обращали внимание и другие юристы, присутствовавшие в комиссии. Однако последние, соглашаясь с тем, что, как и всякий суд, суд присяжных отражает в
себе недостатки общества в котором он действует, делали акцент на значимости этого института, имеющего облагораживающее влияние на народную
нравственность, служащего проводником народного правосознания, а значит
имеющего право на существование и укрепление в жизни9.
В ответ на статью В.Ф. Дейтриха один из самоотверженных защитников
Судебной реформы 1864 г., Г.А. Джаншиев выпустил небольшую работу, где
подверг резкой критике все высказанные автором положения10. Если В.Ф.
Дейтрих, подошел к обсуждаемому вопросу хладнокровно, попытался абстА.М. Мойсинович
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рагироваться и со стороны взглянуть на работу суда присяжных, то его противник Г.А. Джаншиев не пожалел своего темперамента и со всей своей
энергией обрушился на того, кто лишь попытался критически оценить ситуацию: "…по характеру своему маленькая, но претенциозная статейка г
Дейтриха, ломающая великое учреждение, созданное и взлелеянное многовечными усилиями всего цивилизованного мира, не больше как необдуманный набросок, скороспелая, расплывчатая, неряшливая работа…чисто отвлеченный характер"11.
Полностью разделяя взгляды, своего соратника А.Ф. Кони, Г.А. Джаншиев вслед за ним повторял, что отсутствие навыка или ремесленной сноровки в систематизации доказательств у присяжных не недостаток, а преимущество перед судьей, который будучи склонен к рутине, к апатии, к
формализму, не обладает тем богатым запасом знаний жизни, живой восприимчивости, разносторонностью и проницательностью, заложенной в институте присяжных заседателей, и который позволяет этому институту сделать правильный выбор. Остальные доводы Г.А. Джаншиева звучали в
унисон с решениями комиссии. Признавая, что в "деятельности суда присяжных встречаются шероховатости", Г.А. Джаншиев делал вывод о том, что
"бесчисленные достоинства, присущие ему и ему только, так велики, что
ввиду этого просто смешно говорить о реорганизации"12.
Будучи в меньшинстве, В.Ф. Дейтрих не смог повлиять на решение комиссии. Участвовавшие в ней судьи-практики понимали всю важность института присяжных заседателей и полагали, что внедрение в этот институт
судей, сделало бы его не народным и общественным элементом, а просто
еще одним органом, подвластным правительству, следовательно, был бы нанесен удар по независимому суду. Данный институт вводился прежде всего
для соблюдения прав и свобод личности, ограждения ее от беззакония в условиях изменения приоритетов, выделения личности, ее прав и свобод как
наивысшейценности в государстве. Сам факт создания комиссии по пересмотру Судебных уставов 1864 г. показал нежелание самодержавного правительства идти по пути развития в стране гражданского общества. Однако результаты деятельности комиссии показали, что даже в условиях жесткого
давления власти в обществе имелись силы, способные отстоять демократический дух Судебной реформы 1864 г.
 Примечания
Кони А.Ф. О суде присяжных и о суде с сословными представителями // Журнал
Министерства Юстиции. 1895. № 4. Февраль.
2
Дейтрих В.Ф. О суде присяжных. Вопрос о его реорганизации // Журнал Министерства Юстиции. 1895. № 6. Апрель.
3
Там же. С. 15.
4
Там же. С. 9-11.
5
Там же. С. 16.
6
Там же. С. 7-9.
1
94
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Там же. С. 20.
Катков М.Н. Вопрос о суде присяжных // Катков М.Н. Собрание передовых статей
Московских ведомостей. 1885. М., 1898. С. 138-140.; Фукс В. Суд и полиция. М., 1889.
232 с.
9
Кони А.Ф. О суде присяжных и о суде с сословными представителями // А.Ф. Кони. Собрание сочинений. Т. 4. М., 1967. С. 282.
10
Джаншиев Г.А. Суд над судом присяжных (по поводу статей г. Дейтриха и Гражданина). М., 1896. 179 с.
11
Джаншиев Г.А. Суд над судом присяжных (по поводу статей г. Дейтриха и Гражданина) // Джаншиев Г.А. Основы судебной реформы: Сборник статей. М., 1916. С. 261.
12
Там же. С. 298.
7
8
Н.В. Лисицина
К вопросу о крестьянской преступности
в России в дореформенный период
Изучение преступности и ее истоков является весьма актуальной проблемой в связи с неблагоприятной криминальной ситуацией в современном
обществе.
Крестьянская преступность – это лишь составная часть преступности в
целом. Будучи самым многочисленным сословием и являясь основой для
развития всего народного хозяйства Российской империи, крестьянство на
протяжении долгого времени оставалось и самым бесправным слоем русского общества.
На особенности крестьянской преступности влияла специфика правового положения крестьянства и другие факторы, такие как, малограмотность, а
зачастую и вовсе неграмотность, отсутствие правопонимания. Большое
влияние оказывал так же сам образ жизни: замкнутость крестьянского мира с
совершенно особыми порядками, царившими в нем, в том числе и в сфере
"преступления-наказания" и непосредственно крестьянский менталитет.
Тенденции в развитии крестьянской преступности в рассматриваемый
период, а это вторая половина XVIII – первая половина XIX вв., не были
стабильны. Так, во второй половине XVIII столетия состояние преступности
по основным показателям было постоянным, но с 1800-х годов темпы ее начали расти. Только индекс заключенных увеличился на 28%1. Исследователи
связывают это с многочисленными кровопролитными войнами, а также с
проведением важных реформ государственного управления, которые дестабилизировали жизнь общества. С середины 1820-х годов показатели крестьянской преступности вновь начали уменьшаться.
При такой меняющейся динамике структура преступности оставалась
достаточно стабильной. Это в частности замечал и С.С. Остроумов, основываясь на данных дореволюционного исследователя Н. Анучина2.
Н.В. Лисицина
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Этот же факт подтверждают и источники. Так, судя по архивным документам в рассматриваемый период коренных изменений в структуре крестьянской преступности не произошло, соотношение наиболее и наименее распространенных преступлений не стадо иным.
Наиболее часто встречаемыми в крестьянской среде правонарушениями
по официальной статистике были преступления, попадающие под категорию
преступлений против личности, однако, в тот период относящихся к двум
разным группам: "преступления противу безопасности жизни и прав общественного состояния", а также "преступления касательно противузаконного
удовлетворения плотских страстей".
Но официальная статистика не всегда отражала реальную ситуацию в
силу одной из особенностей крестьянской преступности – очень большого
процента латентных правонарушений. Изучая другие виды источников, например, мемуары, можно сделать вывод о том, что иерархия крестьянских
правонарушений выглядела несколько иначе. Так, во главе ее находились не
тяжкие правонарушения, а мелкое воровство, которое оставалось неучтенным в силу многих факторов, и, прежде всего из-за того, что о них вовремя
не заявляли либо из-за того, что данное преступление не было замечено, либо из-за восприятия его не как правонарушения.
Как ни странно, высшую строчку в классификации крестьянских правонарушений занимали преступления против личности, причем далеко не самые безобидные, а именно убийства и изнасилования.
Первые можно классифицировать по принципу "объектности": так
можно выделить преступления против посторонних и преступления против
близких родственников. Среди последних можно выделить убийства партнеров по браку, родителей, золовок, свояков и т.д. Убийства братьев и сестер
практически не встречаются.
Конкретным примером может служить дело из фонда Ярославской палаты уголовного суда "об убийстве женой Дарьей Тимофеевой своего мужа
Митрофана Харитонова"3.
Что касается второго вида по численности правонарушений – сексуального насилия, то необходимо отметить, что достаточно большое количество
данных преступлений было направлено против подростков и даже детей.
Например, "блудодеяние" над "крестьянской дочерью" Надеждой Ивановой
было совершено, когда ей было только 10 лет4.
Особую статью занимали самоубийства и детоубийства. Самоубийства
по Российскому законодательству до 1845 года считались уголовно наказуемыми. По данным Н. Анучина, на 100 человек, сосланных в Сибирь по этому
виду преступлений, крестьян приходилось: 31,03% государственных и
54,31% частновладельческих5. Причину такой разницы можно искать в более
тяжелом экономико-правовом положении последних.
Так же крестьянами совершались детоубийства, но не в таком масштабе, как об этом говорят западные исследователи. Детей, как правило, неже96
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ланных, не убивали, а отдавали в зажиточные бездетные семьи или в монастырь.
В целом, крестьянская преступность во второй половине XVIII – первой
половине XIX вв. не была рецидивной и имела среднюю степень общественной опасности. Преступления не отличались особой жестокостью, несмотря
на то, что орудием преступления зачастую являлся либо топор (даже в женских руках), либо другой "тяжелый" предмет. Большинство правонарушений
совершались в нетрезвом виде и не были спланированы заранее.
Крестьянская преступность является неизученной проблемой, но уже по
имеющейся информации можно сказать, что явление это многоспектрально
и неразрывно связано с общероссийской ситуацией в правовой, социальной
и экономической сферах.
 Примечания
Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи XVIII – начала XIX
вв. М., 2002. Т. 2 С. 93
2
Остроумов С.С. Преступность и ее причины в дореволюционной России. М., 1960
3
Государственный архив Ярославской области. Ф. 150. Д. 96.
4
ГАЯО. Ф. 150. Д. 69.
5
Цит. по: Остроумов С.С. Указ. соч. С. 12.
1
Л.М. Рутковская
К.Д. Кавелин о проблеме эволюции
положения крестьянства
после реформы 1861 года в России
Отмена крепостного права в 1861 г. открыла для России путь к дальнейшим преобразованиям, но также дала повод к многочисленным дискуссиям, касавшимся различных аспектов российской действительности. В качестве одной из основных на протяжении послереформенных десятилетий
рассматривалась проблема положения крестьянства.
Активным сторонником реформ выступил профессор правоведения, известный либерал К.Д. Кавелин. Так, в целях реализации реформы в своих
статьях он призывал дворянство к справедливому наделению крестьян землей и скорейшему переходу к их выкупу – по соглашению или при помощи
казны1, успокаивая недовольную консервативную часть дворянства сохраняющимся за ним преимуществом владения значительной поземельной собственностью.
При этом К.Д. Кавелин полагал, что после реформы большинство мелких землевладельцев (даже если они и дворяне) непременно должны будут
Л.М. Рутковская
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сблизиться, хотя бы по имущественным интересам, с собственниками небольших земельных участков из других сословий, в то время как крупные
собственники земли из других сословий сблизятся с крупным дворянством и
вольются в его ряды2.
Далее, отмечая, что крестьяне получили в результате реформы и некоторые гражданские права, К.Д. Кавелин надеялся на их дальнейшее развитие, в частности, освобождение крестьян от личных податей, телесных наказаний и пр.3
Следующими мереми по "раскрепощению" крестьянства, считал К.Д.
Кавелин, должно было стать распространение образования и просвещения в
крестьянской среде, причем, к участию в этом деле он призывал не только
государство, но и дворянство4.
При этом К.Д. Кавелин и сам служил примером бескорыстного служения своим идеалам, создав, например, в тульском имении на свои средства
две школы и крестьянский банк. "Ежегодно в его школах устраивалаь елка и
каждый ученик получал подарок, весною к его приезду также все дети получали сарафан, рубашку или книжку"5.
Однако надежды на улучшение положения крестьянства с отменой крепостного права во многом не оправдались. Как пишет современный исследователь А.В. Аникин, "вскоре выяснилось, что оброки забирают непомерно
большую долю убогого денежного дохода крестьян, а в некоторых случаях
даже превышают крестьянский доход"6.
Уже к концу 1860-х гг. стали говорить о растущем обнищании крестьян
и новом "аграрном вопросе"7. С этого времени крестьянская проблема становится предметом дискуссий, научных исследований и публикаций, как в
правительственных, так и в частных изданиях8.
В то же время происходил рост бюрократии, в том числе местной, "которая укрепила свою связь с деревенским и крестьянским бытом, что привело как к увеличению числа тех, кто обладал точными знаниями и опытом в
сельском хозяйстве и местном управлении, так и к распространению этих
знаний и опыта в среде центральной бюрократии. Важны были и неформальные контакты, сближавшие правительство и общество. Наиболее примечательными начинаниями такого рода был салон К.Ф. Головина, посетители которого "специально интересовались происходящими в деревне
событиями", – пишет Д. Мейси9. Кроме того, этот автор замечает, что именно в это время появляются "новые люди", реализовавшие в итоге столыпинские аграрные реформы.
И, действительно, прав был П.Н. Милюков, писавший, что "на народе и
народности" в 60-х гг. сошлись все – от славянофилов Беляева, Самарина и
Кириевского до либерала Градовского, до Писарева и Чернышевского10.
К.Д. Кавелин в письме из деревни в 1876 г. К.К. Гротту отмечал: "Весь
строй порядков и привычек у крестьян и помещиков чисто крепостнический,
который только снаружи соскоблен Положением 19 февраля, но крепко си98
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дит в нравах. Медленно выветривается крепостной строй. Собственно переменились этикетки, а не сущность дела"11.
Таким образом, К.Д. Кавелин полагал, что негативные последствия крестьянской реформы не есть результат плохой разработанности правительственной программы по освобождению крестьян, а, в том числе, непонимания
и неприятия их обществом. Другим важным моментом, на который обращал
внимание К.Д. Кавелин, было искажение основных принципов и положений
реформы при ее реализации, на что, вслед за ним, обращали внимание и другие исследователи, в частности, А.А. Корнилов.
Не прекращая следить за реализацией крестьянской реформы, К.Д. Кавелин в 1881 г. в серии статей "Крестьянский вопрос", напечатанных в нескольких номерах "Вестника Европы", отмечал, что она привела к оскудению крестьянских хозяйств и ухудшению их быта, усилению
экономического на них давления: "Сборы с крестьян с 1861 г. увеличились в
5, 6 и более раз против прежнего" (даже при учете роста цен эти цифры кажутся значительными), "отношения обостряются, переходят во взаимное недоброжелательство и вражду, которые решаются нередко "красным петухом", пущенным в хлебник, сенной сарай, дом или другие строения
помещика"12.
То же отмечал К.Д. Кавелин и на юбилейном обеде участников реформы 19 февраля 1881 г.: "теперь до нас отовсюду доходят слухи о крайне печальном положении крестьян на всем пространстве обширного русского государства, кроме разве Сибири и Западного края"13.
Однако, находились и более удачливые и предприимчивые крестьяне,
которые, как писал К.Д. Кавелин Д.А. Милютину в том же 1881 г., "понемногу и в огромных размерах" скупали помещичьи земли.
К.Д. Кавелин, видя в крестьянстве основную часть населения России, в
цикле статей "Крестьянский вопрос" 1881 г. определял настоятельную необходимость дальнейших преобразований в деревне: "1) общие меры улучшения материального быта, 2) улучшение землевладения, 3) улучшение сельского хозяйства и экономического положения 4) улучшение крестьянских
учреждений, административных, судебных, 5) расширение и упрочение
сельской школы"14.
И правительство действительно обратилось к преобразованиям. Первая
попытка, как пишет Д. Мейси, относилась к началу 1880-х гг., ко времени
после убийства Александра II. Ее основные направления: послабление в налоговой сфере, переселенческая политика (на Восток), создание Крестьянского банка для содействия крестьянству в приобретении дополнительных
земель. И именно эти меры, еще до реформы П.А. Столыпина, явились основой аграрной политики российского правительства первых лет царствования
Александра III15.
Достаточно много внимания К.Д. Кавелин уделял и проблеме сохранения крестьянской общины. Так, он отмечал в ней механизмы саморегуляции:
Л.М. Рутковская
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
"1) член общины не имеет права собственности на отведенный ему земельный пай, а лишь право владения и пользования. Поэтому он не может
отчуждать его ни при жизни, ни на случай смерти; не может его закладывать;
2) владение и пользование общинною землей неразрывно связано с постоянной оседлостью в общине; …нельзя владеть общинными земельными
паями в одно и то же время в нескольких общинах, а можно только в одной;
нельзя владеть в одной и той же общине двумя и более паями;
3) владение и пользование общинною землей соединено с отправлением
известных податей и повинностей и есть пожизненное"16.
В дальнейшем, полагал К.Д. Кавелин, общинное землевладение сможет
перейти в личную, пожизненную, поземельную аренду, предостерегая при
этом, чтобы оно не трансформировалось в личную собственность17, так как
господство одной частной собственности, не уравновешенное другим началом, приведет к "ажиотажу и коммерческой конкуренции" землей.
Для беднейшей части крестьянства, для "слабых", "посредственных",
"довольствующихся немногим", считал К.Д. Кавелин, община является прибежищем, "якорем спасения", обеспечивающим возможность достаточно
спокойного существования без необходимости вести постоянную "борьбу
занаживу"; в то время как наиболее "предприимчивые" и "даровитые", тяготясь общинными порядками, при желании могут выйти из общины.
Таким образом, К.Д. Кавелин приходил к выводу, что в России должны
сосуществовать два начала, дополняющие и регулирующие друг друга –
личное и общинное, признавая за последним социальную значимость для
беднейших слоев крестьянства.
Складывающееся в крестьянской среде расслоение, по мнению
К.Д. Кавелина, вело к социальным переменам в обществе, когда более предприимчивые крестьяне могли, двигаясь по социальной лестнице из поколения в поколение, влиться в высшие слои общества, ведь перерождение, как
он считал, происходит уже в третьем поколении, за счет получения образования, воспитания и той среды, в которую попадает человек.
В целом приветствуя крестьянскую реформу, неудачи ее К.Д. Кавелин
относил на искажения в ходе реализации, нежелание консервативной части
дворянства идти на уступки и попытки вернуть все к старому порядку. Но
будучи критиком, он предлагал и дальнейшие пути улучшения состояния
крестьянских хозяйств и быта, в том числе, улучшение материального состояния, помощь в усовершенствовании сельскохозяйственного процесса и
землевладения, улучшение крестьянских учреждений, развитие образования,
освоение новых территорий России.
Крестьянская реформа, задуманная правительством как процесс, а не
одномоментный акт, отразилась во многих сферах жизни России. Крестьянство получало гражданские права, в социальной сфере происходила трансформация существующих классов и сословий, в идейно-нравственном отно100
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
шении усилился интерес к проблеме народа и народности, выдвинулась
плеяда видных ученых, экономистов, политиков-реформаторов. Именно отмена крепостного права открыла, наконец, для России путь к реформаторству 1860-х гг. Так, реформа 1861 г., названная крестьянской, оказалась судьбоносной для всей страны.
 Примечания
Кавелин К.Д. Дворянство и освобождение крестьян // Кавелин К.Д. Наш умственный строй. М., 1894. С. 148.
2
Там же. С. 143.
3
Там же. С. 142.
4
Там же. С. 129.
5
РО РНБ. Ф.226. Оп. 1. Д. 74. Л. 1 об.
6
Аникин А.В. Путь исканий: Социально-экономические идеи в России до марксизма. М., 1990. С. 250.
7
Мейси Д. Земельная реформа и политические перемены: феномен Столыпина
// Вопросы истории. 1993. № 4. С. 6.
8
Аникин А.В. Путь исканий… С. 252; Мейси Д. Земельная реформа и политические
перемены… С. 6.
9
Мейси Д. Земельная реформа и политические перемены… С. 6.
10
Сахаров А.Н. И.Е. Забелин: новая оценка творчества // Вопросы истории. 1990.
№ 7. С. 7-8.
11
Наше отечество. Опыт политической истории. Т. 1. М. С. 126.
12
Цит. по: Россия в революционной ситуации на рубеже 1870-1880-х гг. М., 1983.
С. 49.
13
Там же.
14
Кавелин К.Д. Крестьянский вопрос // Кавелин К.Д. Собр. соч. Т. 2. СПб., б.г.
Стлб. 393-398.
15
Мейси Д. Земельная реформа и политические перемены… С. 4.
16
Кавелин К.Д. Взгляд на русскую сельскую общину // Кавелин К.Д. Наш умственный строй. М., 1894. С. 101-102.
17
Кавелин К.Д. Дворянство… С. 130.
1
А.А. Нуждина
Крестьянские представления
о структуре российского общества XIX века
В рамках существующего социума традиционное крестьянское общество, в основной массе своей ведущее натуральное хозяйство и слабо затронутое развитием товарно-денежных отношений (особенно до начала буржуазных реформ 60-х годов XIX века) основывалось на замкнутости
хозяйственного быта, общинном самоуправлении и традиционном характере
деревенской культуры. Сельское хозяйство, поглощавшее все физические и
духовные силы крестьянина, от успеха которого напрямую зависело не тольА.А. Нуждина
101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ко благосостояние, но и жизнь крестьянской семьи, оставляло мало времени
на посторонние интересы, находившиеся вне пределов крестьянского мира.
Глеб Успенский, публицист-народник, проведший продолжительное время в
глухой новгородской деревне, так описывал образ жизни крестьянина, занимавшегося исключительно земледельческим трудом: "Жизнь Ивана Ермолаевича, что называется "полнехонька" до краев <...>, начиная с той минуты,
когда он поднимается до свету и кончая непробудным сном <...>, у Ивана
Ермолаевича фактически нет времени слушать мои разглагольствования
<...>. Случайности природы он сосредотачивает в Боге, случайности всевозможной политики – в царе. Царь пошел воевать, царь дал волю, царь дает
землю, царь раздает хлеб. Что царь скажет, то и будет; деньги платятся царю, а разбирать, что такое урядник или непременный член, это уже совершенно ненужные подробности <...>"1.
Изолированности традиционного крестьянского мира способствовал
также культурный разрыв, вызванный вестернизацией и отрывом от традиционной русской культуры образованных слоев общества. Все это в совокупности способствовало возникновению культурного отчуждения и непонимания между городом и деревней. Отношение к городу воронежских
крестьян 80-х годов XIX века описывает в своих воспоминаниях выходец из
крестьян И.Я. Столяров: "Мужик города не любил. Он боялся его, и если ездил туда, то не ради удовольствия, а затем, чтобы только продать свой урожай или купить самое необходимое для домашних нужд <...>. В городе крестьянин чувствовал себя всегда окруженным обидчиками"2. Продолжая
"питаться соками старины", воронежская деревня, по словам Столярова, жила обособленной жизнью. "Оказалось, – пишет он, – что разрыв между городом и деревней не только экономический, но и психологический, и даже
языковой. Культурный город плохо понимал язык деревни и даже отвергал
его, а деревня совсем перестала понимать городской культурный язык. <...>
Город был ближе к европейскому, деревня не отличалась от мира, каким он
был при Петре Великом, до реформ. Крестьянин не понимал, если ему говорили, что такое событие случилось 24 июня, (то есть на Ивана Купалу) или
что он должен сделать то-то к 29 июля (к Петрову дню)"3.
Разрыв и отчуждение сознавали не только крестьяне, но и интеллигенция, устремившаяся во второй половине XIX века "в народ". Так, Н.М. Астырев, задавшийся целью познакомиться с жизнью крестьян, принести им
пользу, и ради этого устроившийся на должность волостного писаря в воронежском селе, писал: "Хотя я и жил в клетушке у заправского мужика, обедал и ужинал с его семьей, <...> хотя я и служил в мужицком присутствии
<...>, – но сам мужик был ко мне не ближе, чем был в Петербурге, и волна
народной жизни не касалась меня в своем быту. Мужик кормил меня, но постоянно давал чувствовать, что общение наше с ним случайно и безрезультатно: я был для него чиновником из чужого ведомства, до него никакого касания не имеющего"4.
102
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В то же время известный публицист, народник по своим взглядам, А.Н.
Энгельгардт, сам непосредственно занимавшийся сельским хозяйством;
сменив по приезде в свое имение "немецкое" платье на полушубок и валенки
и активно заимствуя вековой земледельческий опыт у крестьян, через несколько лет удостоился обращения "Лександра" и полного доверия крестьян
к своему опыту и нововведениям. В первые месяцы своего пребывания в Батищево, Энгельгардт получил очень ценный урок. Когда весной у него испортилась дорога, он предложил местным крестьянам ее поправить. Однако
вместо ожидаемых 30 рублей, крестьяне запросили 100. Вот как объяснил
этот поступок Энгельгардту его старый знакомый крестьянин: "- Не так вы
сделали, А.Н., – заговорил Степан. – Вы все по-петербуржски хотите на
деньги делать; здесь так нельзя. <...> У вас плотину промыло, дорогу попортило – это значит от Бога. Как же тут не помочь по-соседски? Да вдруг у кого, – помилуй господи, – овин сгорит, разве вы не поможете леском? У вас
плотину прорвало, – вы сейчас на деньги нанимаете, значит, по-соседски
жить не желаете, значит все по-немецки на деньги идти будет. Сегодня вам
нужно плотину чинить – вы деньги платите; завтра нам что-нибудь понадобится, – мы вам деньги плати. Лучше же по-соседски жить – мы вам поможем, и вы нас обижать не будете"5.
Действительно, крестьянские внутриобщинные отношения традиционно
строились на принципах взаимопомощи. Плохой урожай или пожар, от которых никто не был застрахован, подрывал шансы обеспечения хозяйства на
следующий год. Это имело большое социально-психологическое значение и
порождало стремление к безопасности. Община должна была не уравнивать
экономическое состояние крестьян, а обеспечивать всем право на выживание, пусть и в ущерб самостоятельности и высокой эффективности производства. Каждый взрослый мужчина в общине имел право на надел, а значит
и право на труд. Перераспределение земли, чересполосица, принудительный
севооборот были теми приспособительными приемами, которые должны
были гарантировать стабильный, пусть и меньший доход. Обычаи взаимопомощи, например, обязательная подача милостыни, законы гостеприимства, помочи – имели ту же причину.
Крестьяне, осмыслявшие все общество через свою локальную культуру,
также стремились найти в нем принципы моральной общности и патернализма. Поскольку общество в XIX веке жило уже на основе принципов формальных взаимоотношений, его представители воспринимались крестьянами
как чужаки, которые всегда стремились взять, но при не оказывали взамен
помощи и поддержки.
Я.И. Кузнецов, собравший в конце XIX века комплекс пословиц, характеризующих восприятие крестьянами общественных отношений, пришел к
выводу, что крестьянство отводило себе роль главного кормильца, за счет
которого живут все остальные классы: "Как заживет крестьянин, к дворянину доход", "Кабы у мужика ни крохи, все дворяне бы подохли", "Брать в
А.А. Нуждина
103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
долг дело дворянское, а отдавать долг – дело крестьянское", "Мужичьими
мозолями бары сыто живут"6. Кроме помещиков, крестьяне выделяли среди
"бар" также и чиновников: "Всяк подьячий любит принос горячий", "Бойся
худого локтя, да светлой пуговицы", "В лесу сучки, в городе полицейские
крючки обдерут"7. Похожая роль отводилась и священникам: "И роди – плати, и хорони – плати"8. В целом же представление о структуре общества было очень расплывчатым, крестьяне смешивали сословное положение со служебным и имущественным. Политические воззрения крестьян XIX века еще
сохраняли многие термины и идеи, восходящие к XVI – XVII векам.
В рамках этого общества, устроенного на иных началах, крестьяне всетаки находили объект, на который распространялась моральная общность
крестьян. Это был патриархальный батюшка, который думал за всех, заботился об общей пользе и ко всем слоям общества относился с любовью, то
есть – царь ("Без царя Русь вдова"). Эти представления крестьян были еще
очень сильны и в конце XIX века. "По понятиям мужика, – писал Энгельгардт, – каждый человек думает о своей пользе, каждый человек эгоист,
только мир да царь думают обо всех, только мир да царь не эгоисты. Царь
хочет, чтобы всем было ровно, потому что всех одинаково любит, всех ему
одинаково жалко. Функция царя – всех равнять"9.
В крестьянских представлениях царская казна была неистощима, царь
являлся полновластным распорядителем всей земли и "главным земляным
хозяином". При этом бюрократический аппарат, на который он опирался, оставался за рамками этих представлений. В понимании крестьян главное
предназначение и обязанность царя состояла в заботе и помощи крестьянам:
"Не честь царю радоваться, когда народ печалится". Так, деревенские
школьники, участвовавшие в анкетировании Н.А. Рыбникова, объясняли,
почему своим идеалом они выбрали Александра II: "он освободил крестьян",
"был жалостив к народу", "всю жизнь старался для крестьян и даже кончил
мученической смертью за них"10.
Благодаря такому представлению о роли царя, все действия, совершаемые на пользу крестьян, понимались как забота царя. Особенно это ярко
видно на примере голода 1891 – 1892 годов: "Скажите вы народу о земской
помощи, оказанной голодающим, – писал М.А. Дикарев, – и народ будет
иронически улыбаться вам, потому что всякое "пособие" исходит от Царя.
<...> А где же Царь деньги берет? – спрашиваете вы у крестьянина.
- А нешто он не начакрыжа (не наделает)?11"
Другим аспектом восприятия царя крестьянами являлось его божественное происхождение. Царь, как и икона, являлся одним из важнейших
символов православия, земным отражением бога, представителем божественной власти: "Кто Богу не грешен, Царю не виноват", "Чего Бог не изволит, того и Царь не изволит", "Без Бога свет не стоит, без Царя землю не
правится", "Бог богат милостью, Государь – жалостью"12. Поэтому, по народным представлениям, царя характеризовали такие истинно христианские
104
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
добродетели, как скромность, смирение, жертвенность, богобоязненность. В
то же время, благодаря его божественной сущности, царь обладал неземной
красотой и был окружен ослепляющей роскошью. Вот как описывал свои
впечатления крестьянин Богородского уезда Московской губернии, которому посчастливилось видеть царскую семью: " Со стороны моей сидела Государыня Императрица, и я первую увидел Ее, Царицу-Матушку. Ее лицо добродетельное, взор покровительственный, очи кроткие <...>. Думал ли я
встретить в таком смиренном виде Величайшую Царицу в мире, такого Величайшего Царства<...>. Видим у нас мало-мальски какую богачкуженщину, и то сколько она показывает гордости и франтовства. А наша возлюбленная Матушка-Царица является нам столь смиренная в величии своем
<...>. Потом я вижу Государя-Отца нашего, статного, могучего, но тоже не
горделивого. Даже, братья мои, немного я опечален, что наш Великий Монарх и Великая Монархиня ехали в обыкновенном экипаже, а не в драгоценной коляске, и четверке кровных коней писаных в золотой драгоценной
сбруе, чтобы сияние разливалось на всю Москву"13. Традиция восприятия
самодержавия через призму религиозных представлений уходит корнями в
изначальную специфику православия, в котором отсутствовала конкуренция
со стороны высшего духовного лица. Благодаря своей божественной причастности царь, по представлениям крестьян, обладал божественной силой и
всемогуществом, и являлся неким защитным талисманом страны.
Таким образом, крестьянский мир существовал в определенной культурной изоляции от других слоев, он жил в соответствии со своими принципами взаимоотношений, традициями и заботами, чуждыми динамично развивавшемуся обществу. Эта изолированность порождала аполитичность,
поскольку поглощенные сельскохозяйственным трудом, крестьяне не имели
возможности защищать свои интересы. Однако, принимая свою зависимость
и подчинение, они понимали их в форме патриархальных отношений, считая, что такие отношения накладывают определенные обязанности на господствующие классы и правителя. Само крестьянство не стремилось создавать своих лидеров, а отдавало эту функцию государству в лице царя,
ожидая взамен послушания покровительство.
 Примечания
Успенский Г.И. Сочинения: В 2 т. М.: Художественная литература, 1988. С. 29 – 30.
Столяров Я.И. Записки русского крестьянина // Записки очевидца. Воспоминания,
дневники, письма. / Сост. М. Вострышев. М.: Современник, 1989. С. 390 – 395.
3
Там же. С. 395.
4
Астырев Н.М. В волостных писарях: Очерки крестьянского самоуправления. М.,
1886. С. 30
5
Энгельгардт А.Н. Из деревни: 12 писем. 1872 – 1887. СПб: Наука, 1999. С. 56 – 57.
6
Кузнецов Я.И. Характеристика общественных классов по народным пословицам и
поговоркам // Живая Старина. 1903. Вып. 3. С. 399.
7
Там же. С. 400.
1
2
А.А. Нуждина
105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Там же. С. 401.
Энгельгардт А.Н. Из деревни: 12 писем. 1872 – 1887. СПб: Наука, 1999. С. 56 – 57.
10
Рыбников Н.А. Деревенский школьник и его идеалы: очерки по психологии
школьного возраста. М., 1916. С. 20.
11
Дикарев М.А. Толки народа о скорой кончине света // Этнографическое обозрение. 1894. С. 161.
12
Иллюстров П.П. Сборник российских пословиц и поговорок. Киев, 1904. С. 13 – 14.
13
Сельский вестник. 1888. № 50. С. 529.
8
9
Д.С. Полубояров
Завершающий этап
русско-турецкой войны 1877 – 1878 гг.
Русско-турецкая война 1877 – 1878 гг. была одним из наиболее значительных событий второй половины XIX века. Существует достаточно большое количество литературы, посвященной этой теме. Русская дореволюционная военная историография много сделала для изучения истории этой
войны. Высшим достижением в исследовании данной темы явились труды
Военно-исторической комиссии. В советское время интерес к этой войне не
угас. Крупным исследованием является монография Н.И. Беляева, созданы
труды по истории внешней политики России накануне и в ходе войны, в
1970-е годы выходит работа "Русско-турецкая война 1877 – 1878 гг." под редакцией И.И. Ростунова; из исторической литературы Балканских стран выделяется работа А. Бендерева1.
Существует большое количество источников по данной теме. Научную
ценность представляет трехтомная публикация документов "Освобождение
Болгарии от турецкого ига", подготовленная коллективом советских и болгарских историков2. Авторами воспоминаний были люди различного статуса
и положения: генерал-лейтенант Н.К. Языков, офицер П.Д. Паренсов, художник В.В. Верещагин и другие.
Цель статьи – проследить ход военных действий на завершающем этапе
войны и показать, что эта война велась с целью усилить позиции России на
Балканах, оказать помощь в освобождении славянских народов от турецкого
господства.
В начале декабря 1877 г. военно-политическая обстановка складывалась
в пользу России, оборона Шипки завершилась успешно, Плевна была взята.
В связи с этим было выдвинуто предложение о немедленном переходе через
Балканский хребет. 30 ноября на военном совете это предложение было
одобрено. Переход намечалось осуществить последовательно тремя отрядами – сначала корпусом И.В. Гурко через Араб-Конакский перевал, затем от106
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рядом П.П. Карцова через Троянов перевал, наконец, отрядом
Ф.Ф. Радецкого с Шипкинского перевала.
На рассвете 13 декабря главные силы корпуса И.В. Гурко выступили из
Врачеша. После ряда мелких сражений главные силы отряда, преодолев горы, 18 декабря сосредоточились у деревни Чурьяк.
Отряд генерала П.П. Карцова, используя успех корпуса И.В. Гурко, 23
декабря 1877 г. двинулся через горы. Главной трудностью для русских войск
был Троянов перевал. Этот перевал оборонял небольшой отряд отборного
турецкого войска. Попытка внезапной атаки на перевал 23 декабря 1877 успеха не имела. Второй штурм перевала 27 декабря увенчался успехом. Отряд
Карцова вышел в район Карлово.
Переход через Балканы Западного и Троянского отрядов открыли возможность для начала наступления Ф.Ф. Радецкого и его войск. Отряд Радецкого принимал участие в Шипко-Шейновском сражении. Сражение началось
27 декабря. Русские войска заняли северо-восточную часть населенного
пункта Сипиричево. На следующий день оно разгорелось с новой силой.
Атака велась с четырех направлений. Густой туман скрывал от противника
русские колонны. Турки оказывали упорное сопротивление, однако, войска
М.Д. Скобелева овладели Шейново. В результате этой атаки турецкая армия
оказалась в окружении. Считая дальнейшее сопротивление безнадежным,
турки капитулировали. В плен сдалось 22 тыс. человек с 83 орудиями, в том
числе 3 паши и 765 офицеров. Турецкая сторона потеряла около 1тыс. человек убитыми и ранеными. Потери русских составили 5 тыс. человек убитыми
и ранеными. Это сражение завершило боевые действия по преодолению
Балканских гор.
После преодоления Балканского горного хребта русское командование
приняло решение организовать стратегическое преследование отступающих
турецких войск.
Первым его начал Западный отряд. В трехдневном сражении 3 – 5 января 1878 г. под Филиппополем войска Сулеймана-паши были разгромлены.
Их остатки, бросив всю артиллерию (около 180 орудий), поспешно бежали
через Родопские горы к берегам Эгейского моря. Это сражение открыло русским войскам путь к Константинополю. В это время Центральный отряд несколькими колоннами двигался к Адрианополю. 8 (20) января авангард русских войск под командованием А.П. Струкова, неожиданно для противника
появился близ города. Русские заняли город практически без боя. 14 (26) января отряд А.П. Струкова занял Люле-Бургас и двинулся далее на восток.
Вместе с отступавшими к Константинополю турецкими частями, покидало свои дома и местное население, об этом рассказывает генераллейтенант Н.К. Языков: " По дороге нагоняли обозы турецких жителей, от 10
до 15 тысяч повозок, удиравших в Константинополь. К Константинополю
старались их не допускать, дабы не могли они обнаружить силы нашего
авангарда"3.
Д.С. Полубояров
107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
17 января русские войска встретил сопротивление турок у железнодорожной станции Чорлу. В результате боя русские войска потеряли 5 человек
убитыми и 3 человека ранено4. Оставшиеся турецкие войска отступали в
беспорядке. В результате этих побед разгром Турции стал фактом.
Главная квартира русских войск находилась в Казанлыке, куда 19 января прибыли чрезвычайные послы из Константинополя – Сервер-паша и Намыка-паша, чтобы от имени султана начать переговоры о мире. В Адрианополе 19 января 1878 г. между Турцией и Россией было заключено
соглашение о перемирии. В последующие дни русские войска продолжали
движение с целью выхода на рубеж установленной демаркационной линии.
В результате всех этих перемещений передовые российские войска стояли в
15 км от Константинополя.
В русской армии существовало устоявшееся мнение, что "последний
шаг – взятие Константинополя, возможен и будет сделан если не сегодня, то
завтра"5. Все эти слухи и мнения имели определенное основание, так как в
Санкт-Петербурге в Зимнем дворце было созвано большое заседание для
решения вопроса о Константинополе. Но под угрозами со стороны Англии,
Александр II и его окружение, были вынуждены отказаться от занятия города. Российское правительство боялось новой войны с западными державами.
Известия о принятии Турцией русских предварительных оснований мира было враждебно встречено в Англии и Австро-Венгрии. Англия заявила,
что она не принимает этих предварительных оснований мира и не будет с
ними считаться. В подкрепление этого заявления, 8 февраля в Мраморное
море вводится английская эскадра, а на Мальте сосредотачиваются английские войска, даже из Индии. Несмотря на это, 3 марта 1878 года между Россией и Турцией был подписан Сан-Стефанский мирный договор. По этому
договору Сербия получала независимость, Болгария образовывала самоуправляющееся, платящее дань княжество, Порта признавала независимость
Румынии. По договору Оттоманские войска не будут более находиться в
Болгарии, в ней остается оккупационный русский корпус из 6 дивизий пехоты и двух кавалерий. Турция обязывалась выплатить России 1410 миллионов
рублей.
В результате успехов русских войск Россия освободила ряд балканских
народов от Османской империи и укрепила свои позиции на Балканах. Таким образом, русско-турецкая война 1877 – 1878 гг. оказала большое влияние на исторические судьбы многих народов. На Балканах появились новые
государства, а престиж России на мировой арене, пошатнувшийся после
Крымской войны, был восстановлен.
 Примечания
Беляев Н.И. Русско-турецкая война 1877-1878 гг. М., 1956; Залышкин М.М. Внешняя политика Румынии и румыно-русские отношения 1875-1878 гг. М., 1974; Русскотурецкая война 1877-1878 гг. / Под ред. И.И. Ростунова М., 1977; Бендерев А. История
1
108
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Болгарского ополчения и освобождения Болгарии 1877-1878 гг. София, 1930; История
дипломатии / Под ред. В.М Хвостова т.2. М., 1963.
2
Освобождение Болгарии от турецкого ига. Документы. Т. 1-3. М., 1963-1967;
3
Воспоминания генерал-лейтенанта Николая Константиновича Языкова о кампании
1877 года // Русская старина. 1915. № 7. С. 107.
4
Там же. С. 109.
5
"Из прошлого: Русские войска перед Константинополем в 1878 г." Воспоминания
П.Д. Паренсова // Русская старина. 1909. № 2. С. 32.
Е.С. Горохова
Обращения в католическую веру
православного населения Российской империи
в конце XIX- начале XX вв.
При рассмотрении сюжета о переходе русского населения в Католическую церковь в конце XIX – начале XX вв. можно выделить два этапа, рубежом между которыми стал манифест от 17 апреля 1905 г.
Активная пропаганда римско-католического вероучения в Российской
империи стала осуществляться с начала XIX в. Законодательно деятельность
католических миссионеров находилась под запретом, что вынуждало их действовать нелегально. Закон также запрещал переход русского населения из
православной церкви в католическую, хотя в православие мог быть обращён
представитель любого исповедания, если он изъявит такое желание. В связи
с этим все обращения в католическую веру в XIX столетии происходили
тайно. Деятельность католических миссионеров сосредотачивалась в основном в среде высших слоёв общества. Этим отчасти можно объяснить тот
факт, что большинство русских, перешедших в католическую веру в это
время, были представителями дворянства и интеллигенции. Понятно, что
никакой статистики по количеству обращённых в католицизм, не велось, поэтому судить о численности таких лиц довольно трудно. Известны лишь немногие имена людей, сменивших вероисповедание в XIX в. – это сёстры Белосельские, Д.Д. Голицын, А.М. Голицын, П. Чаадаев, З. Волконская,
М. Лунин, В. Печёрин и И.С. Гагарин.
В российском обществе можно выделить две группы людей, перешедших в католицизм из православия. Первую группу составляют те, кому пришлось силою обстоятельств сменить веру. К ним, например, относятся русские дамы, вышедшие замуж за иностранцев-католиков, и их дети. При
отъезде за границу и слиянии с католической средой переход жён в веру мужа был практически неизбежным и несложным. Одной из главных причин
при этом становилось нежелание разрывать духовные связи с собственными
детьми, рождёнными в католической вере. Российское правительство не
Е.С. Горохова
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
препятствовало в этом женщинам и никак не наказывало их. К тому же переход мог сохраняться в тайне, "дабы не огорчать оставшуюся в России родню". Число этих дам и их потомства не поддаётся учёту, но, скорее всего,
оно достаточно велико. Аналогичный процесс происходил при женитьбе
русского подданного на иностранке с последующим проживанием за границей. В этом случае, как правило, сам мужчина и его дети (с русской фамилией) становились католиками. В качестве примера можно привести
М.А. Голицына, Д.П. Бутурлина, А.К. Разумовского, П.Б. Козловского.
Ко второй группе относятся лица, проживающие в России, в православной семье, которые принимали католицизм "под влиянием проповедников
или родственников по зрелом размышлении, ради душевной потребности,
сознавая всю сложность, ответственность и даже опасность такого шага"1. К
таким обращениям правительство относилось враждебно, на что было несколько причин. Во-первых, нельзя было допускать религиозного многообразия в русском обществе и нарушать тем самым господствующего положения православной церкви. Во-вторых, в русском общественном мнении
после польского восстания 1863 г. слова "поляк" и "католик" воспринимались как синонимы, поэтому весьма популярным стал такой логический ряд:
Польша – это распространение революционного духа, а значит все католикиреволюционеры. Вследствие этого принятие католической веры ставилось в
разряд с государственным преступлением и расценивалось как подрыв национальной целостности страны. Причиной отчасти можно считать и желание властей "противодействовать утечке состояний в казну католической
церкви"2. Так к примеру, произошло с деньгами З.А. Волконской.
Главной формой наказания для лиц, перешедших в католическую церковь, покинувших страну и отказавшихся вернуться и принять церковное
покаяние, а также для лиц, уличённых в пропаганде католицизма, было лишение всех прав российского подданства и состояния.
Возникает вопрос: каковы же были мотивы индивидуального крещения
из православия в католицизм? В статье С. Филатова и Л. Воронцовой выделяется два весомых обоснования этого перехода. Во-первых, убеждённость в
европейском призвании России приводила к мысли о необходимости преодоления религиозной изоляции от европейских стран. Для русских католиков воссоединение с Римской церковью было равнозначно "вхождению в западную, христианскую культуру", многие из них считали Запад идеальной
моделью цивилизации. Второй причиной обращения интеллектуальной элиты XIX века в католическую веру было негативное отношение к современному им состоянию России3. Особенно резко эту позицию выразил
П.Чаадаев, который воспринимал ситуацию в Российской империи как "постоянное и повсеместное отсутствие идей долга, справедливости, права и
порядка"4.
В целом следует сказать, что переход из православия в католицизм в
XIX столетии отмечается лишь в узком кругу российской интеллигенции и
110
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дворянства. Эти относительно немногочисленные католические обращения
шли вразрез с государственным курсом – "православие, самодержавие, народность". Вследствие этого любого человека, принявшего католическую
веру, считали вероотступником и изменником своей национальности и культуры.
С началом XX столетия ситуация изменилась. Переход из православия в
католицизм стал характерен для более широкого круга лиц, что было связано
с провозглашением свободы совести манифестом 17 апреля 1905 г.: "отпадение от православной веры в другое христианское исповедание… не подлежит преследованию"5. Кроме того, миссионеры получили право легально
распространять свою религию. Последствия манифеста для властей оказались неожиданными: вскоре после издания указа свыше 200 тысяч человек
оставили насильственно навязанное им православие. В отчёте оберпрокурора Святейшего Синода за 1905 – 1907 г.г. говорилось, что 170 тыс.
человек, отпавших от православия, были католиками и униатами Западных и
Юго-западных губерний и 36 тысяч – мусульманами Поволжья6. В своих
воспоминаниях епископ Люблинский, викарий Холмско-Варшавской епархии Евлогий Георгиевский пишет, что указ о свободе совести застал его
врасплох. "Едва новый закон был опубликован, – говорит Евлогий – все деревни были засыпаны листовками, брошюрами с призывом переходить в католичество… Многие, очень многие… приняли в те дни католичество…"7.
Дело в том, что малоросское население Холмского края8 около трёхсот лет
пребывало в унии, затем по указу 1875 г. все униаты были насильно воссоединены с православием. Отсюда понятно, что после манифеста 17 апреля
население Холмщины вернулось к привычной им вере в унию, а некоторые
из унии обращались в католицизм.
Иностранные проповедники после издания манифеста развернули активную деятельность на территории России, которая вышла за пределы светского общества, и доходила даже до высших духовных учебных заведений.
В основном их идеями заражались представители профессорскопреподавательских кругов. Под влияние западных идей, например, подпала
профессура Петербургской духовной академии, "самого высокого места по
подготовке будущих пастырей Православной Церкви9, где вообще не должно было быть места для мыслей, идущих вразрез с православием.
Но несмотря на провозглашение свободы совести, правительство попрежнему крайне негативно относилось к переходу русских в католичество.
Наступление на недавно дарованные права начались сразу после окончания
в стране революционных событий. Решения Всероссийского миссионерского
съезда, проходившего в Киеве в 1908 г., были направлены против перехода
из православия в другие христианские религии, главным образом, путём
усилении пропаганды православия.
С середины XIX в. в российском обществе складывается представление
о том, что Католическая и Православная церкви равно истинны. Ещё Н. ГоЕ.С. Горохова
111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
голь говорил, что не видит между двумя церквами разницы, поэтому переход
из православия в католичество не имеет смысла: "Я не переменю обрядов
своей религии…, потому что религия наша, как и католическая, совершенно
одно и тоже, и потому совершенно нет надобности переменять одну на другую"10. О равноправном воссоединении церквей мечтала княгиня
З. Волконская. Подобные взгляды будут характерны и для XX столетия. Ярким примером является бывший православный священник Н. Толстой, который принял католицизм в 1894 г. В воспоминаниях, написанных 20 лет спустя, Толстой говорит, что на такой серьёзный шаг он решился не сразу.
Католицизмом начал интересоваться из любопытства, "чтобы убедиться, насколько наша вера выше и лучше всех остальных". Окончательно все его сомнения развеял католический проповедник патер Ванутелли: "Он устранил
все мои сомнения и сказал, что я могу считать себя католиком, так как православие и католичество синонимы"11.
Итак, начало XX в. отличается массовостью перехода из православной
церкви в католическую, более пёстрым социальным составом обращенных,
основная масса которых отпала от православия, потому что оно было некогда навязано им силой. Кроме того, часть русского населения переходила в
католическую церковь восточного обряда, что способствовало становлению
русской католической церкви.
 Примечания
Цымбаева Е.Н. Русский католицизм. Забытое прошлое российского либерализма.
М.: Эдиториал УРСС, 1999.
2
Там же. С. 58.
3
Филатов С., Воронцова Л. Судьба католицизма в России // Иностранная литература. 1998. № 11. С. 244
4
Цит. по: Там же. С. 246.
5
Из указа "Об укреплении начал веротерпимости" (17 апреля 1905 г.) // А.В. Беляева. Государство. Общество. Церковь. Хрестоматия. XX век. С. 10-11.
6
Цит. по: Грекулов Е.Ф. Церковь. Самодержавие. Народ. (вторая половина XIX –
начало XX вв.). М.: Наука, 1969. С.136.
7
Евлогий Георгиевский. Путь моей жизни. Воспоминания митрополита. М., 1994.
С. 141.
8
Холм – уездный городок Люблинской губернии Привисленского края, расположен
на границе Малороссии и Польши.
9
Зырянов П.Н. Православная церковь в борьбе с революцией. М.: Наука, 1984.
С. 29.
10
Цит. по: Филатов С., Воронцова Л. Указ. соч. С. 246.
11
Толстой Н. А. Исповедь бывшего священника // Русский архив. 1915. № 3. С. 274.
1
112
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Л.Н. Курцев
Жилищный вопрос в столичных
и провинциальных городах
в годы гражданской войны
Жилищный кризис наблюдался в городах Российской империи ещё задолго до революционных потрясений 1917 года. На рубеже XIX – XX вв. его
испытывали на себе, в первую очередь, столичные жители. Перегородки в
квартирах, угловые и коечные жильцы стали реалиями уже того времени.
"Острая нехватка жилья" была вызвана резкой модернизацией и урбанизацией. В Москву и Петербург хлынул поток сезонных рабочих (например, отходников). В то же время со стороны городских обывателей стало проявляться "повышенное внимание к функционализму, комфорту и гигиене"
жилья1. С одной стороны, рост социальных притязаний горожан, с другой
стороны, наплыв новых городских обитателей в условиях отсутствия какихлибо чётких государственных программ по решению этого вопроса вкупе
привели к тому, что жилищный кризис к 1914 году "превратился в одну из
наиболее взрывоопасных проблем"2.
Первая мировая война, революционная стихия 1917 года и начавшаяся
вслед за ней кровопролитная гражданская междоусобица объективно обусловили непрерывные кризисные, "пограничные" ситуации в повседневной
жизни горожан той эпохи. Жизнь на грани выживания – так можно охарактеризовать каждодневный быт обывателей как "красных" столиц, так и провинциальных городов России того времени.
В этих катастрофических условиях жилищный кризис не только усугубился, но и был распространён по всем городам России. В провинции перенаселённость в квартирах достигала порой угрожающих масштабов. Можно
сказать, что столицы и провинция поменялись местами: многие стремились
уехать из центра в глубинку, тогда как в обычные времена всё было наоборот. Война и революция принесли с собой эвакуацию, наплыв беженцев, воинские части, госпитали в российские города.
Квартирный вопрос тогда испортил и жителей провинции. Обе столицы,
обезлюдевшие Москва и Петроград (население в них сократилось в 2 – 3
раза), не знали подобного в рассматриваемый период. Они опустели. Бегство
буржуазии в стан белых и за рубеж, массовый исход пролетариата в родные
деревни и города (возвращение отходников и т.д.) стали типичными явлениями. Голод и холод – главные бичи столичной жизни – выгоняли многих
москвичей из своих просторных квартир в поисках более сытной и теплой
жизни. И пытались найти её в провинции. Поэтому в столицах остаётся
Л.Н. Курцев
113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
множество пустующих жилых помещений. Обратная картина наблюдалась в
провинциальных советских городах. Об этом ниже.
Причины жилищного голода лежат на поверхности. Помимо дореволюционных факторов (нехватка жилья, наплыв сельских жителей), в эти годы
огромную негативную роль играли военные действия, общая разруха и запустение имевшегося жилищного фонда. Отличительной чертой обеих столиц был искусственно созданный кризис, имевший место в отдельно взятых
зданиях, в связи с массовым переселением рабочих с окраин в полупустые
особняки центральных районов Москвы и Петрограда. Только в ноябредекабре 1917 г. в Москве было реквизировано 216 домовладений и заселено
в них 20 тысяч рабочих3. Так, если в 1917 году в пределах Садового кольца в
Москве проживало 5% рабочих, то к 1920 году – уже 40 – 50%4.
"Эх, привольно мы живём/Как в гробах покойники/Мы с женой в комоде спим/Тёща в рукомойнике", – так гротескно изображал городской фольклор ситуацию с жильём в Москве в 1921 г. Всё-таки в этих едких словах –
большая доля преувеличения.
В Петрограде в рассматриваемое время переселению подверглись, по
разным данным, от 65 до 300 тыс. чел. "Подверглись" потому, что подчас
самим рабочим это было вовсе не нужно (дорогой перевоз вещей, далеко от
места работы, дорого отапливать большую квартиру, психологический дискомфорт). В то же время исчезли угловые и коечные жильцы и "жилищные
условия большинства жителей Петрограда… изменились к лучшему"5. Петербургский исследователь повседневности Н.Б. Лебина отмечает, что в
Петрограде в период гражданской войны "жилищный кризис перестал существовать как таковой"6. Если до революции в Северной столице на 1 квартиру приходилось в среднем 8,8 чел., то уже в середине 1918 года – 5,3 чел. В
Москве ситуация была сложнее, но именно в провинциальных городах квартирный кризис тогда был на самом деле ужасающим.
В жилищном кризисе той эпохи следует выделить две стороны:
1) Технико-бытовая (развал жилищно-коммунального хозяйства, разруха в домах, обветшание домов при почти, что стопроцентной приостановке
нового жилого строительства и т.д.)
2) Социально-психологическая (перенаселённость, коллективный быт и
т.д.)
Что касается технической стороны, то, уже начиная с 1917 года, фактически повсеместно прекращается строительство нового жилья. Коммунальные службы работали в соответствии с общими условиями жизни страны.
Водопровод, канализация и работа ассенизационных обозов, центральное
паровое отопление, электрическое освещение квартир постепенно в те годы
уходили в прошлое. Поэтому введение бесплатных коммунальных услуг
большевиками в январе 1921 было обусловлено скорее не наступлением эры
коммунизма, а тем, что реально платить уже было просто не за что.
114
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Второй, социально-психологически-бытовой аспект жилищного кризиса
остро проявился в провинциальных городах Верхнего Поволжья. Квартирным кризисом были объяты практически все большие и малые города Ярославской и Костромской губерний (Ярославль, Рыбинск, Кострома, Галич,
Буй, Чухлома, Макарьев, Ковернино, Ростов, Углич, Пошехонье, Данилов,
Тутаев, Любим). Ярославль, наполовину разрушенный при подавлении антисоветского восстания в июле 1918 года, был в данном случае не столько исключением, сколько наиболее ярким примером.
Например, ещё до "дней ярославской Помпеи", в июне 1918 г. сподвижники полковника А.П. Перхурова, "так как на частной квартире устроиться
было нельзя, а в гостиницах не разрешалось жить дольше известного срока,
не более…3-4 дней" ночуют "в канавах за городом и на берегу Волги" в Ярославле7. Англичанин Рэндом, корреспондент "Манчестер Гардиан", с К.Б.
Радеком и М.А. Лариным, прибывшиев Ярославль в начале 1920 г., ужинали
в концлагере (на территории бывшего женского Казанского монастыря), а
ночевали на вокзале в вагонах8. В августе 1921 г шофёры, посланные самим
Лениным за хлебом, в Рыбинске ночуют под открытым небом, а их транспорт эксплуатирует местный совдеп9.
Краткая сводка по уездным городам Ярославской и Рыбинской губерний дает представление о повсеместном жилищном неустройстве в годы
гражданской войны. Город Ростов ноябрь 1920-январь 1921 г.: "… в настоящее время ощущается большой кризис в квартирах", "переплотнённость городских помещений"10; город Данилов ноябрь 1920 г.: "…острый квартирный кризис", коммунальный отдел "несмотря на стихийный характер
недостатка жилых помещений, всё-таки управлялся с размещением всё прибывавших и прибывавших жителей"11; город Любим январь 1921 г. на заседании коллегии коммунального отдела обсуждался вопрос "О создавшемся
жилищном кризисе в городе" (намеченные меры: уплотнять буржуазию, выселять в уезды учреждения)12; город Углич декабрь 1920 г.: в жилищном вопросе "крайне тяжёлое положение" (даже ставится вопрос о переводе в уезд
отделов исполкома)13; город Пошехонье-Володарск декабрь 1920 г.: "квартирный кризис ещё в минувшем году достиг такой остроты…" (например,
детские приюты размещают по монастырям)14; город Рыбинск: "тяжёлое
квартирное положение" (октябрь 1920), "О катастрофическом положении
квартирного вопроса в г. Рыбинске" (январь 1921), рабочие "в невыносимых
условиях в отношении жилищ", рекомендуют "обратиться в город Кострому,
где квартирные условия в более лучшем положении, чем в Ярославле" (по
поводу присылки очередной партии воинских частей и госпиталей в Рыбинск)15.
Но и в самой Костроме положение в действительности было немногим
лучше. Здесь в 1920 году констатировалось "критическое положение с жилищами", "все лучшие здания заняты организациями", а рабочие "ютятся на
окраинах в полуразрушенных рабочих кварталах"16. Примерно такой же карЛ.Н. Курцев
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тина была и в уездном городе Костромской губернии Галиче: "В жилищном
отношении замечается большая скученность…Красноармейские части занимают 52 лучших дома. Все эти дома не муниципализированы, а взяты ввиду
потребности. С расформированием воинских частей 40 домов освободилось,
но все они находятся в полном разрушенном виде. Отремонтировать эти 40
домов нет возможности за отсутствием средств"17. В г. Ковернино (до 1918 г.
– село Макарьевского уезда Костромской губернии), по сведениям на конец
1920 г., "острота квартирного кризиса доходит до того, что невозможно установить какие-либо нормы для жилья, в комнатах приходится помещать по
3-4 человека…"18. В г. Буй за время революции и гражданской войны население возросло с 5 – 6 тысяч до 13 тысяч человек и "жилищный кризис обострился". Городское население спасалось бегством на жительство в близлежащие села.
В г. Макарьеве "жилищный кризис всё более и более обостряется". В г.
Чухлома: "В городе жилищный кризис. Несмотря на уплотнение свободных
квартир нет"19.
Безусловно, Ярославль в ряду перечисленных городов испытывал наибольшие трудности. Если до революции в Ярославле в среднем на человека
приходилось по 4 с лишним квадратных метра жилой площади, то в рассматриваемый период этот показатель упал до 1 – 1,5 квадратных метра. Удручающая картина представлена в "братской просьбе" Ярославского губернского исполкома к Рыбинскому о создании детских пригородных колонийлагерей на лето 1921 г.: "Вследствие разрушения города Ярославля белогвардейским восстанием в 1918 году рабочие испытывают тяжёлые затруднения в квартирном отношении, занимая тесные маленькие комнаткикаморки в 4-5 кубических саженей объёмом. Часто в такой каморке проживает до 15 человек и более. Благодаря топливному кризису помещения зимой
отапливаются слабо, так что сырость, холод, душный воздух – обычная атмосфера, в которой живут дети рабочих"20.
Сложно сказать, да и нужно ли это делать, где было тяжелее, а где проще
существовать простым мирным обывателям – в столицах или провинциальных городах. Везде люди именно существовали, пытались выжить. Исторический анализ жилищного кризиса еще раз подчёркивает это. Причины кризиса
в целом были одинаковы как для столиц, так и для провинции. Всё-таки если
в столицах жилищный кризис был результатом идеологической линии новых
властей и наблюдался в отдельно взятых домовладениях, то в провинции он
был повсеместным и происходил в связи с эвакуацией учреждений, госпиталей, воинских частей, наплывом беженцев21.
Россия продолжала движение в сторону социально-классовой нивелировки. Стирались грани между социальными слоями, между столицами и
провинцией. "Опровинциальнье жизни" – так назвал это явление А.А. Блок в
феврале 1921 года22.
116
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
"Деурбанизация" столиц – временное явление. Вечная спутница модернизации – урбанизация, с её неотвратимым квартирным кризисом, обрушилась во время гражданской войны на всю страну, охватила и провинциальные города. Несмотря на эксперименты большевиков, Россия продолжала
развиваться в контексте модернизации.
Процесс этот протекал в экстремальных условиях и с извечным для нашей страны своеобразием. Нищета, дефицит, разруха проникли во все сферы
жизни россиян и стали важнейшими факторами зарождения нового типа советского сознания. В годы гражданской войны наблюдалось привыкание к
жизни в нищете, к равенству в нищете. В отличие от западного издания модернизации с стремлением к социально-правовому равенству в изобилии и
материальной самостоятельности, в России новые власти "вытравили быт и
уничтожили отдельных людей", как писал А.А. Блок23. Тяжелейшие условия
жизни выработали непритязательность, закалили будущие поколения в пекле
нового коллективного (коммунального) быта.
 Примечания
Жилище в России: век XX. Архитектура и социальная история. Монографический
сборник. М., 2001. С. 35, 43-44.
2
Там же. С. 49.
3
Баева Л.К. Социальная политика Октябрьской революции (октябрь 1917 – конец
1918 гг.). М., 1977. С. 131.
4
Жилище в России… С. 94.
5
Петроград на переломе эпох: город и его жители в годы революции и гражданской
войны. Спб., 2000. С. 109, 115, 131.
6
Лебина Н.Б., Чистиков А.Н. Обыватель и реформы: картины повседневной жизни
горожан в годы нэпа и хрущевского десятилетия. СПб., 2003. С. 27
7
Перхуров А.П. Исповедь приговорённого. Рыбинск, 1990. С. 12, 14.
8
А. Рэнсом: Россия, Ярославль, 1920-й… // Ярославль многоликий. 2002. № 3. С. 25
9
ГАЯО. Ф.Р-1431.Оп. 1. Д. 100. Л. 143.
10
ГАЯО. Ф.Р-208.Оп. 1. Д. 85. Л. 154. ГАЯО. Ф. Р-1431. Оп. 1. Д. 26. Л. 193.
11
ГАЯО. Ф.Р-208.Оп. 1. Д. 85. Л. 38, 40.
12
ГАЯО. Ф.Р-208.Оп. 1. Д. 85. Л. 96.
13
ГАЯО. Ф.Р-1431.Оп. 1. Д. 100. Л. 117.
14
ГАЯО. Ф.Р-1431.Оп. 1. Д. 100. Л. 118.
15
ГАЯО. Ф.Р-1431.Оп. 1. Д. 100. Л. 38, 42.
16
ГУ ГАНИКО. Ф. Р-383. Оп. 1. Д. 44. Л. 292-294.
17
ГАКО.Ф.Р-188. Оп. 1. Д. 168. Л. 37.
18
Красный мир. Орган Костромского губернского исполнительного комитета советов и губернского комитета РКП (б). 1920. № 287. С. 2.
19
Там же. 1920. № 288. С. 2.
20
ГАЯО. Ф.Р-1431.Оп. 1. Д. 100. л. 123.
21
В отличие от столиц, официальная политика переселения рабочих в городские
усадьбы в провинции берёт своё начало лишь с наступлением нэпа, с весны 1921 г.
22
Блок А.А. Избранное. М., 1995. С. 512.
23
Там же. С. 509-510.
1
Л.Н. Курцев
117
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Н. Мудров
СССР и ГДР: немецкий вариант
"коммунистической модели"
С момента своего создания советская военная администрация (далее
СВА) направляла свои главные силы на строительство в Германии социализма. Вопрос лишь в том, какой это был социализм? Копия Советского
союза или совершенно иной, специфический германский социализм?
Советская администрация четко осознавала, что в Восточной Германии
создать режим, подобный существовавшему в СССР, будет нельзя. Этому
мешали несколько причин: во-первых, несмотря на статус страныпобедительницы никто, не позволил бы СССР установить социалистический
строй в Восточной Германии. СВАГ находилась под постоянным пристальным наблюдением со стороны Запада; во-вторых, у СВАГ просто не было
столько сил, чтобы вести такую же работу по идеологии и пропаганде в Восточной Германии, какая велась в Союзе; в-третьих, коммунисты никогда не
были особо популярны в Германии. Фашистская пропаганда и поведение военных советской армии еще более усугубляло ситуацию1. Все это создавало
негативную ауру вокруг коммунистов, им не доверяли, их боялись. Помимо
этого в умах немцев КПГ всегда ассоциировались со СВАГ (причем небезосновательно). В политической программе КПГ особенно непопулярны были
такие пункты как обвинение немецкого народа в фашизме, требование демонтажа предприятий в качестве компенсации и т.д.2
Совершенно иным было положение социал-демократов. Их программа
находила широкий отклик в народе, т.к. была полностью противоположной
программе КПГ. Большим плюсом было и то, что СДПГ не соотносили со
СВАГ, наоборот, социал-демократы выглядели как защитники немецкого
народа и противники коммунистов и советской администрации. Если у КПГ
были проблемы с кадрами (принимали даже пассивных фашистов3), то
СДПГ по численности превосходила все существующие тогда партии. Кроме
того, СВА способствовала выдвижению пассивных фашистов в руководящие
органы других организаций. Так по протекторату политического управления,
инженер Швеннике стал председателем Берлинской организации ЛДП (либерально-демократической партии). По данным комендатуры района Панков, он был членом НСДАП, но скрыл это в своей анкете. Учитывая его лояльность по отношению к советской администрации, боязнь своего
разоблачения и то, что он послушно выполнял все указания СВА, было решено поставить его на эту должность. Подобная практика имела широкое
распространение.
118
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В такой ситуации СВАГ понимала, что нужно принимать меры пока не
поздно. Было два пути решения проблемы:
1) попытаться предложить такую программу, которая привела бы к увеличению социальной базы коммунистов;
2) блокировать СДПГ, чтобы она не мешала СВАГ управлять Германией.
Первый вариант был нереален, поэтому всерьез стал разрабатываться
второй план. Блокировать СДПГ "мирным" способом, можно было, присоединив ее к КПГ. Этим СВАГ убивала сразу двух зайцев: во-первых, устраняла опасного политического конкурента, а во-вторых, в случае успеха, получала широкую социальную базу социал-демократов в свой актив. Но цель
этого мероприятия была очевидна – оставить на политической арене Восточной Германии одного игрока.
Можно ли сказать, что СВАГ добилось своего? С одной стороны – да!
Создав СЕПГ (социалистическая единая партия Германии), советская администрация ликвидировала двойственность левого лагеря, устранила конкурента и получила управление в свои руки. Но с другой стороны, насильное
объединение привело к тому, что внутри СЕПГ произошел раскол, который
положил начало многочисленным кризисам. Многие функционеры вышли из
новой партии, а те, кто остался не понимали той линии, что проводила СЕПГ
(а по сути СВАГ).
К примеру, председатель Культурбунда Бехер был возмущен отстранением члена правления ХДС (христианско-демократический союз) Фриденбурга. Бехер был хорошо знаком с ним и считал его вполне лояльным и понимающим человеком. Но ему объяснили, что эта отставка вызвана тесными
связями с германскими монополиями и злоупотреблениями служебным положением. А проще говоря, он отказался сотрудничать.
Вся идеологическая работа, которую проводило отделение пропаганды
советской администрации, буксовала на месте, наталкивалась на стену непонимания. Эти препятствия приходилось преодолевать при помощи постоянного контроля и вмешательства в дела СЕПГ (и не только) со стороны
СВАГ. Именно благодаря этому удалось объединить СДПГ и КПГ.
Несмотря на положение в Германии после войны, немецкая политика
рассчитывала на "честную" борьбу между партиями, без вмешательства посторонней третьей силы. Но СВАГ не могла позволить себе такую роскошь.
Ее целью было не выяснение того, кто популярнее в восточном секторе, а
укрепление своей власти. Бразды правления изначально не должны принадлежать какой-либо политической партии, они должны быть в руках СВАГ.
Только так можно было построить социализм в Восточной Германии. Все
прекрасно понимали, что СВАГ всеми силами будет избавляться от тех, кто
будет стоять у нее на пути.
После создания СЕПГ всем стало ясно, что разделение Германии на две
части почти свершившийся факт (причем не только территориальное, но и
С.Н. Мудров
119
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
политическое). Германия превратилась для всего мира в витрину. В Западной ее части продавали капитализм, а в Восточной – социализм, который
сильно маскировали подо что-то иное, называемое народной демократией.
Но проблемы выбора при такой демократии не существовало, т.к. об этом
заботились оккупационные войска и СВАГ, облегчая тем самым жизнь восточным немцам.
 Примечания
СВАГ: Управление пропаганды (информации) и С.И. Тюльпанов 1945 – 1949 / Под
ред. Б. Бонвена, Г. Бордюгова. М., 1994, С. 31.
2
Бордюгов Г.А. Чрезвычайный век Российской истории: четыре фрагмента. СПб.,
2004. С. 177.
3
СВАГ: Управление пропаганды (информации) и С.И. Тюльпанов 1945-1949. С. 61
1
Б.А.Тюрин
Выборы в Государственную Думу РФ в 1993 году
Выборы 1993 года оказались далеко не традиционными со всех точек
зрения, и в первую очередь, по времени их проведения и по их содержанию.
Они проходили после октября 93-го в обстановке довольно высокой общественной напряженности, в рамках новых политических правил, установленных президентом1. Выборы в Госдуму совпали с референдумом по проекту
новой Российской Конституции. Этот факт отвлекал от предложенных участниками выборов программ, что привело к изменению расстановки сил
кандидатов в депутаты.
Уже через несколько дней после подавления сопротивления противников роспуска Верховного Совета РФ началось формирование политических
блоков для участия в выборах в Федеральное собрание. Блоки и политические партии сосредоточились на борьбе за депутатские места в его нижней
палате, Государственной думе, половина мест в которой рассчитывалась по
мажоритарной системе (т. е. от каждого избирательного округа в парламент
попадал победитель), а другая половина – по пропорциональной системе,
означавшей распределение депутатских мандатов между партиями в зависимости от количества поданных за них голосов. Проведение выборов по пропорциональной системе сыграло положительную роль в становлении в России многопартийной системы. Правда, смешанная система проведения
выборов имела еще и негативные черты, т. к. депутаты-списочники имели
значительное преимущество по сравнении с депутатами-одномандатниками.
О праве выдвинуть списки кандидатов в депутаты Государственной
Думы по общефедеральному округу изначально заявили 35 общественных
объединений. На регистрацию представили списки кандидатов уже от 21 из120
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
бирательного объединения2. Центризбирком зарегистрировал списки только
тринадцати из них: Аграрная партия России, "Яблоко", "Будущее России –
новые имена", "Выбор России", "Гражданский союз", Демократическая партия России, "Достоинство и милосердие", КПРФ, "Кедр", Либеральнодемократическая партия России, Партия российского единства и согласия,
"Женщины России", "Российское движение демократических реформ"3. Остальные так и не смогли набрать в свою поддержку необходимые 100 тысяч
подписей.
Тем не менее, выборы состоялись. Более того, после 80-летнего перерыва представительный законодательный орган страны избран на многопартийной основе в условии конкуренции взглядов, позиций, мировоззрений4.
"Выбор России" выступал под знаменем радикальных экономических
реформ. В своей предвыборной кампании блок провозгласил необходимость
жесткого монетаристского курса, как основы финансовой стабилизации и
главного условия возрождения экономической активности. Лидером этого
блока стал Е.Т. Гайдар, кроме него в руководстве оказались такие влиятельные члены кабинета министров, как А.Б. Чубайс, А.В. Козырев,
Б.Г. Фёдоров.
С.М. Шахрай и его сторонники в 1993 году создали собственную Партию российского единства и согласия, настаивавшую на необходимости корректив рыночных реформ, поддерживающую умеренно-реформистский подход тогдашнего премьер-министра В.С. Черномырдина. В программе ПРЕС
декларировалось укрепление экономических прав и возможностей регионов,
возрождение семьи, нации и государства.
Еще одной партией, отмежевавшейся от блока Гайдара, была Демократическая партия России. Ее лидеры – С.Ю. Глазьев и Н.И. Травкин – считали
ошибочной гайдаровскую шокотерапию, объявив ее главной причиной спада
производства и растущей инфляции.
Российское движение демократических реформ тоже дистанцировалось
от гайдаровской команды. Для этой партии и ее лидера Г.Х. Попова оптимальным политическим течением являлся центризм.
Еще один демократический избирательный блок "Яблоко", название которого возникло от фамилий его лидеров: Г.А. Явлинский, Ю.Ю. Болдырев,
В.П. Лукин, выразил свое несогласие с гайдаровским курсом. Программа
"Яблока" была ориентирована на приверженцев демократических ценностей
и основана на идеях либерализма.
На противоположном фланге избирательной кампании главными участниками оказались КПРФ, Аграрная партия5. Конечно, взгляды членов этих
партий также различались. КПРФ в первую очередь ориентировалась на защиту интересов малообеспеченных городских слоев; Аграрная партия выражала интересы коллективных сельских товаропроизводителей.
Многие политологи заявляли о несоответствии названия Либеральнодемократической партии ее программе, некоторые критики открыто называБ.А.Тюрин
121
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ли ЛДПР "фашистской". Правда некоторые политологи не соглашались с
этим определением, считая ЛДПР просто праворадикальной партией, т. к.
она не была привержена расизму, антисемитизму и тоталитарным лозунгам.
Во время избирательной кампании ЛДПР запомнились выступлениями ее
лидера В.В. Жириновского, носившими популистско-националистический
характер. В.В. Жириновский продуктивно использовал эфирное время в
СМИ для агитации.
Лозунги В.В. Жириновского отличались простотой и эмоциональностью и были ориентированы на различные слои населения. Предпринимателям было обещано снятие ограничений со всех видов экономической деятельности; вооруженным силам – возрождение "лучших традиций царской и
советской армии"; молодежи – работа, образование, материальное благополучие, рабочим – развитие социально ориентированной системы хозяйствования; интеллигенции – возрождение отечественной науки культуры, образования. Особое значение в предвыборной кампании ЛДПР играл
национально-патриотический мотив. Главной целью внешней политики
В.В. Жириновский видел восстановление границ Российской империи. Лидер ЛДПР делал ставку на патриотических чувствах россиян.
Какие выводы можно сделать. Во-первых, на демократическом фланге
заметно нежелание выступить единым демократическим фронтом, а наоборот, явное противостояние между разными партиями и блоками. Во-вторых,
партии коммунистического толка рассчитывали на голоса людей, активно
недовольных гайдаровской шокотерапией и желающих вернуться к социалистическим ценностям.
Наконец, 12 декабря 1993 года было избрано 444 депутата, в их числе
225 по общефедеральному избирательному округу и 219 по одномандатным
избирательным округам. Что касается избирательных объединений, то лишь
8 из 13 (Аграрная партия России, "Яблоко", "Выбор России", Демократическая партия России, КПРФ, Либерально-демократическая партия России,
Партия российского единства и согласия, "Женщины России") преодолели
пятипроцентный барьер, давший право на получение мандатов по общефедеральному округу6.
Главной неожиданностью декабрьских выборов стало то, что в состязании партийных списков победу одержала ЛДПР. В канун выборов аналитики
прогнозировали, что Либерально-демократическая партия может набрать до
7% избирателей. Но ее партийный список получил 22,92 процента. Итоги голосования существенно расходились с прогнозами демократических партий.
В состав Государственной Думы вошли представители 32 национальностей, что немаловажно для многонациональной страны. Около 95 процентов
депутатов – это специалисты с высшим и незаконченным высшим образованием; свыше трети – имеют ученые степени докторов, кандидатов наук; почти каждый десятый – член-корреспондент или действительный член различных академий. Около 11% депутатов занимались предпринимательской
122
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
деятельностью; 7% пришли из правоохранительных структур, 12% из профсоюзов7. В V Государственную Думу было избрано 68 бывших народных депутатов Российской Федерации.
Подводя итоги, можно сказать, что в Думе оказались представлены
практически все социальные слои и группы населения, отражен весь спектр
общественно-политических настроений, преобладавших в тогдашней России.
Главным итогом выборов было то, что правительство и президент, распустив оппозиционный Верховный Совет, получили оппозиционную Государственную Думу.
 Примечания
Согрин В.В. Политическая история современной России, 1985 – 2001: от Горбачева до Путина. М., 2001. С. 165.
2
Парламентаризм в России. Федеральное Собрание 1993 – 1995 гг: V Госдума. Совет Федерации. М., 1996. С. 7
3
Российская Федерация. Федеральное Собрание. Федеральное собрание первого созыва: Совет Федерации. Государственная Дума. 1993 – 1995. Справочник. М., 1996. С. 16.
4
Калмыков Ю.Х. Повороты судьбы: в двух парламентах, одном правительстве, в
национальных движениях. М., 1996. С. 106
5
Рыбкин И.П. Государственная Дума: Пятая попытка. Очерк новейшей истории
представительной власти в России. М., 1995. С. 77.
6
Российская Федерация. Федеральное Собрание. Федеральное собрание первого созыва: Совет Федерации. Государственная Дума. 1993 – 1995. Справочник. М., 1996. С. 27.
7
Парламентаризм в России. Федеральное Собрание 1993 – 1995 гг.: V Госдума. Совет Федерации. М., 1996. С. 43.
1
КРАЕВЕДЕНИЕ. ИСТОРИЯ
ЯРОСЛАВСКОГО КРАЯ
А.Г. Морозов
История Ростовского края
в трудах дореволюционных исследователей
В последнее время значительно вырос интерес к историографии провинциальных городов. Современная историография истории Ростова требует
определенного обобщения накопленного опыта, для того чтобы подвести
А.Г. Морозов
123
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
итоги, а также наметить дальнейшие пути разработки истории как города,
так и уезда.
Проблема историографии истории Ростова заслуживает отдельного монографического исследования по причине обширности и разнообразия существующей литературы. В силу этого мы ограничимся историографическим
обзором дореволюционной литературы. Рассмотрим в дореволюционных исследованиях такие сюжеты, как население, экономика, культура Ростовского
уезда XIX в.
В дореволюционной отечественной историографии Ростовская земля
получила достаточное освещение. Тип провинциальных учёных исследователей, не принадлежащих к академическим кругам, но работающих самостоятельно, в силу своей глубокой заинтересованности той или иной наукой – распространённое явление, как в России, так и в Европе второй
половины XIX – начала ХХ вв. Многие из них публиковали свои исследования в повременных изданиях различных научно-общественных организаций
и музеев, в местной периодической печати. Это, в свою очередь, приводило
к складыванию особой манеры письма, языка провинциальных историков,
появлению произведений историко-публицистического плана. Но, несмотря
на это, многие из них написаны на довольно высоком уровне научной культуры и принадлежат к числу научно-исследовательских работ историкокраеведческого направления.
Анализ публикаций показывает, что авторы владели методами историописания, были знакомы с текущей научной литературой и активно использовали исторические источники, хранящиеся в местных архивах и музеях. Работы
историков-любителей
формировали
историческое
сознание
провинциального общества, прививали любовь к своей малой родине. Их
нельзя не включать в контекст общего развития исторической мысли России
конца XIX- начала ХХ вв.
Рассматривая научные коммуникации местных историков, можно сделать вывод, что ростовские исследователи имели контакты со многими научными организациями, обществами и отдельными учёными, как в крупных
центрах России, так и за рубежом. Большинство краеведов, будучи активной
частью провинциального сообщества, являлись членами множества научных
обществ, работали в их библиотеках. Фонды последних пополнялись за счёт
обмена изданиями, что было распространённым видом официальной коммуникации.
Среди опубликованных работ следует особо выделить записки купца,
почетного гражданина Михаила Ивановича Маракуева, бывшего Ростовского городского головы. К сожалению, большая часть его "Записок…" сгорела
во время пожара в его доме. Однако, начало их все же уцелело и было передано Маракуевым И.А Титову (деду А.А. Титова) до пожара и сохранялось в
семейном архиве Титовых.
124
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В своих повествованиях М.И. Маракуев бесхитростно изображает
жизнь купцов небольшого провинциального города начала XIX в. Он описывает отчасти свои знакомства и торговые отношения. Интересны страницы,
где содержится описание толков и разговоров в провинции о событиях 1812
г., во время которых автор был на украинских ярмарках.
Ряд сведений о Ростове XIX в. можно встретить в записках, опубликованных путешественниками, посещавшими город: монастыри и храмы, уклад жизни1.
В изучение истории Ростова и Ростовского уезда XIX в. существенный
вклад внесли: известный статистик Е. Зябловский, ростовские краеведы
И.И. Хранилов, М.А. Толстой, А. Израилев, А. Артынов и др. В работе
Е. Зябловского "Российская статистика" говорится, что ростовцы "с успехом
разводят, даже в холодных местах, такую зелень, которая свойственна умеренному климату; знают, как и для каких растений приготовить огород; словом, искусство их в сем промысле достигло совершенства"2.
В сочинениях И.И. Хранилова содержатся описания современного ему
Ростова, быта и занятий горожан, данные об огородничестве3. Сведения по
истории Архиерейского дома, его святынь имеются в книге М.А. Толстого4.
Колокола, колокольные звоны были предметом исследования о. А. Израилева5. Следует выделить здесь и сочинения ярославских историков П.А. Критского, А.П. Крылова, Л.Н. Трефолева6.
Авторами приводятся данные об архитектурных памятниках, населении,
епархиальном управлении, дается характеристика ростовских сел в социально-экономическом и административном плане.
Среди целой плеяды историков и краеведов, писавших о Ростове, особо
стоит имя Андрея Александровича Титова (1844 – 1911 гг.), автора более 700
работ по истории края7. Интересной личностью был крестьянин с. Угодичи
А. Артынов, ряд работ которого, рассматривающих раннюю ростовскую историю, носят сказочный, мифологический характер8. Следует выделить
сборник материалов для изучения ростовского говора В. Волоцкого, а также
статьи В.И. Ивановского, А. Соколова, М. Ошанина, фотоальбом с пояснениями В. Талицкого.
Заслуживают особого внимания работы Д.А. Булатова и Ф.А. Бычкова
по истории и генеалогии дворянских родов Ростовского уезда Ярославской
губернии9.
История Ростова XIX в. отражена в российских энциклопедических
словарях. Словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона отражает современное ему
состояние Ростова. Подчеркнем, что автором статьи о городе был А.А. Титов10.
Названными авторами не исчерпывается круг дореволюционных исследователей, оставивших свой след в изучении истории Ростова и Ростовского
уезда. Однако большинство дореволюционных публикаций представляют
собой довольно поверхностные очерки экономической или общественноА.Г. Морозов
125
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
политической жизни, основанные на ограниченной документальной базе.
Методология работ не предусматривала глубокого анализа. В целом можно
констатировать внимание дореволюционных авторов к проблемам истории
города и уезда, их населению. В этот период шло накопление и обобщение
архивных документов и личных наблюдений.
 Примечания
А.Н. Муравьев "Путешествие по святым местам русским" СПб., 1846. С. 61 – 62;
Струков Д. Ростов Великий. Из путевых заметок. М., 1886; Ушаков А.Н. Из путевых заметок от Ростова Великого до Углича. Ярославль, 1890; Мадрич. Заметки и воспоминания туриста – иностранца. Ярославль, 1893; Случевский К.К. По северо-западу России.
СПб. 1897. Т. 1. (описание Ростова на основе личных впечатлений во время поездки в
1885 г.).
2
Зябловский Е. Российская статистика, С.-Петербург, 1832, Ч. II, С. 31.
3
Хранилов И.И. Ростовский уезд и город Ростов Ярославской губернии. М., 1895;
Хранилов И.И. Петровск // Ярославские губернские ведомости (ЯГВ). 1857. Ч. н. № 29 – 31.
4
Толстой М. Ростовский Кремль и восстановление его зданий. М., 1887 и др.
5
Израилев А.А. Описание Ростовского Ярославской губернии Рождественского девичьего монастыря. СПб., 1858; Израилев А.А. Ростовские колокола и звоны. СПб., 1884.
6
Критский П.А. Наш край. Ярославская губерния. Опыт родиноведения. Ярославль,
1907; Крылов Н. Краткий очерк экономического быта крестьян Ростовского уезда. Ярославль, 1891; Трефолев Л.Н.: Путешествие императрицы Марии Федоровны в Ростов Великий в 1818 году. Ярославль, 1819; Ростовские кладоискатели. Исторический очерк.
Ярославль, 1870; Ростовское училище в старину // ЯГВ, 1868. Ч. н. № 43
7
Титов А.А. Народное ополчение 1806 года. Высочайший указ с инструкциями,
данный 19 декабря 1806 года тайному советнику Козодавлеву // Русский архив (РА).
1895. № 8; Вымирающий город: [Ростов]. Ярославль, 1877. То же // Вестник Ярославского земства (ВЯЗ). 1876. № 53, 54; Ростов Великий Ярославской губернии и его святыни.
М., 1909; Ростовский уезд Ярославской губернии. Историко-археологическое и статистическое описание. М., 1885; Кремль Ростова Великого, М., 1905; Записки ростовца Николая Васильевича Одинцова // РА. 1906. № 5; Кустарная промышленность Ярославской губернии. Очерки кустарной промышленности Ростовского уезда Ярославской губернии.
СПб., 1881; Материалы для истории Ростовской ярмарки. Ярославль, 1881. То же // ВЯЗ.
1881. № 103, 104.
8
Артынов А. Воспоминания крестьянина села Угодичи Ярославской губернии Ростовского уезда. Ярославль, 1882.
9
Булатов Д.А. Материалы для генеалогии дворянских родов Ростовского уезда Ярославской губернии 1783 – 1887. Ростов, 1887. Вып. 1; Бычков Ф.А. Материалы для генеалогии и истории дворянских родов Ростовского уезда Ярославской губернии 1783 –
1887 гг. (Документы, уцелевшие в архивах дворянства) // ЯГВ, 1888. Ч. н. № 12; Бычков Ф.А. Опыт библиографического указателя печатных материалов для генеалогии русского дворянства. СПб., 1885.
10
Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. Т. 53. СПб., 1899.
С. 131; Ярославский край в "Энциклопедическом словаре" Брокгауза и Ефрона / Сост.
В.П. Федюк, Ю.Г. Салова, Н.П. Рязанцев; Под ред. А.М. Селиванова. Ярославль, 1996.
1
126
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ю.Н. Образцова
К вопросу о развитии сельского хозяйства
в Ростове Великом в конце Х – ХIII вв.
(по археологическим данным)
В Х – ХIII вв. население Ростова Великого было знакомо с земледелием
и занималось животноводством. Об этом свидетельствуют обнаруженные в
небольшом количестве при раскопках города зёрна культурных растений,
фрагменты ручных орудий для обработки почвы и собранного урожая, кости
домашних животных, предметы, служащие для заготовки и уборки сена, остатки загонов со значительными отложениями навоза в культурном слое,
предметы, связанные с содержанием и выпасом скота, снаряжением лошади
и обработкой шерсти.
Все хранящиеся в ростовской коллекции предметы земледелия (фрагмент диска ручного жернова из известняка, три фрагмента деревянных лопаток, железная оковка лопаты) не отличаются по форме и размерам от аналогичных предметов, обнаруженных на других памятниках лесной полосы
Древней Руси, но это не позволяет судить о состоянии земледелия в Ростове.
Наиболее важным источником являются зёрна культурных растений. Хронологически все исследованные в лаборатории естественнонаучных методов
ИА РАН ростовские зерновые материалы относятся ко времени конца X –
первой половины XIII вв.1, что совпадает с первым из периодов, по которому обычно рассматривается зерно с древнерусских поселений2. При этом все
найденные в культурном слое Ростова культуры, а именно: рожь, овёс, просо, пшеница, горох, конопля3, – являются типичными для домонгольских
слоев Древней Руси4. Просо, пшеница и овёс, бесспорно, являются культурами яровыми. Рожь, судя по материалам с других памятников лесной зоны5,
могла быть уже озимой.
Делать какие-либо конкретные выводы о системах земледелия, существовавших в Ростове и его округе в исследуемый период, по имеющимся зерновым материалам довольно сложно. Поэтому в первую очередь они могут
быть использованы как фиксация находок зёрен сельскохозяйственных культур на памятнике. Во-вторых, зерновые материалы из раскопок Ростова свидетельствуют об изменениях в составе возделываемых культур, а именно –
об уменьшении роли проса и возрастании числа посевов ржи с первой половины ХII в.. Такое изменение характерно за некоторым исключением для
большинства древнерусских памятников этого времени6. По всей вероятности, именно с рубежа ХI – ХII вв. начинает меняться и сам характер посевных участков в Ростове. Скорее всего, преобладавшее в городе и его округе
до середины ХII в. подсечно-огневое земледелие постепенно стало уступать
Ю.Н. Образцова
127
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
место длительному использованию земель, хотя на открытых участках продолжительное время могла применяться переложная система. К тому же на
основании исследования нескольких экземпляров ручных орудий вторичной
обработки почвы, можно предположить, что население Ростова занималось
земледелием не только на больших участках, но и на огородах. Вероятно, в
Ростове в Х – ХIII вв. в земледелии происходили те же процессы, что и на
большей части территории Древней Руси – использовалось несколько систем, которые были взаимосвязаны и находились в постоянном совершенствовании. Дальнейшие археологические раскопки в Ростове должны расширить представления о развитии земледелия в этом районе.
В коллекции Ростовского музея выявлены предметы и остеологический
материал, связанные с разведением крупного и мелкого рогатого скота, лошадей, свиней и домашней птицы, что свидетельствуют о существенной роли скотоводства в домашнем хозяйстве местных жителей. Оно обеспечивало население пищевой продукцией в виде мяса, молочных продуктов, яиц, а
также давало материал для одежды (овчины, шерсть для пряжи и войлока),
кожу и кости для кожевенного и косторезного ремесла. Большую роль по
сравнению с другими животными, судя по находкам и остеологическому материалу, играли корова и лошадь. Очевидно, лошадь в этот период использовалась исключительно как средство передвижения и перевозки, как тягловая
сила на пашне, поэтому не исключено, что её значение в домашнем хозяйстве возросло с началом перехода к пашенному земледелию и длительному
использованию земель.
По археологическим данным (прежде всего, находки двух фрагментов
деревянных ботал) прослеживается возможный благодаря климатическим
условиям выпас скота, также есть материалы, указывающие на стойловое
содержание животных в зимнее время (часть дверного полотна хлева, колодка грабель, два экземпляра деревянных вил). Каких-либо конкретных выводов о количестве разводимого скота и его породах сделать на данном этапе исследования нельзя, т. к. почти весь остеологический материал,
полученный в ходе археологических раскопок, остаётся неизученным. Скорее всего, в Ростове, как и по всей Древней Руси, особи различных пород
животных были меньших размеров по сравнению с современными, а численность поголовья стада держалась в определённых рамках7. Безусловно,
лишь комплексный анализ костных остатков и новые находки позволят
уточнить процессы, происходившие в этой отрасли сельского хозяйства в
начальный период существования города.
Таким образом, ростовский материал в очередной раз подтверждает тезис о том, что земледелию и скотоводству, развивающимся взаимосвязано,
отводилось важное место среди занятий населения существенного числа
древнерусских памятников, а сельское хозяйство было основой жизни Древней Руси.
128
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
 Примечания
Кирьянова Н.А. Зерновые материалы из раскопок Ростова Великого // Археологический сборник. Труды ГИМ. М., 1999. Вып. 111. С. 155.
2
Кирьянова Н.А. Сельскохозяйственные культуры и системы земледелия в лесной
полосе Руси ХI – ХV вв. М., 1992. С. 4.
3
Кирьянова Н.А. Зерновые материалы из раскопок Ростова Великого… С. 155.
4
Чернецов А.В., Куза А.В., Кирьянова Н.А. Земледелие и промыслы // Древняя
Русь. Город, замок, село. М., 1985. С.219.
5
Кирьянова Н.А. Материалы по земледелию Псковской земли (из раскопок на ул.
Ленина) // Археологическое изучение Пскова. Вып. 3. Псков, 1996. С. 215.
6
Кирьянова Н.А. О составе земледельческих культур Древней Руси Х – ХV вв. (по
археологическим материалам) // СА. 1979. № 4. С. 82.
7
Цалкин В.И. Материалы для истории скотоводства и охоты в Древней Руси. По
данным изучения костных остатков из раскопок археологических памятников лесной полосы Европейской части СССР // МИА. № 51. 1956. С. 43.
1
С.А. Ладошина
Рукописи ярославских семинаристов
на латинском языке конца XVIII – XIX веков
в собрании Государственного архива
Ярославской области
В рукописной коллекции Государственного архива Ярославской области хранятсярукописи на латинском языке русского происхождения, большинство из которых поступило при организации архива в 1919 году из собрания бывшей Ярославской губернской учёной архивной комиссии и из
библиотеки Ярославской духовной семинарии (далее ЯДС). Среди них можно выделить для самостоятельного исследования группу ученических работ
ярославских семинаристов на латинском языке. Хронологические рамки
этой группы источников определяются временем существования Ярославской духовной семинарии: 1747-1918 гг.
В ходе исследования данной проблемы автор поставил цель расширить
представление о процессе обучения ярославских семинаристов, увидеть уровень их образования, раскрыть круг интересующих их вопросов. Для этого
необходимо было выявить латиноязычные рукописи семинаристов и проанализировать их содержание.
Стоит отметить, что в ГАЯО на сегодняшний день нет отдельного описания рукописей на латинском языке. Автором данного сообщения их поиск
осуществлялся по указателю известного ярославского археографа
В.В. Лукьянова1, а также по двум более поздним описаниям, выполненным
сотрудниками архива. Во всех трех описаниях было выявлено около 30 руС.А. Ладошина
129
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
кописных сборников, в которых встречаются выполненные ярославскими
семинаристами сочинения, поздравительные стихи и речи, выписки из разных книг на латинском языке. Как отмечает М.Ю.Тимченко, преподавание
главных предметов, к которым относились грамматика, риторика, философия, богословие, в Ярославской славяно-латинской семинарии велось на латинском языке2.
Изучаемые рукописи до создания Ярославского губернского архива находились в библиотеке ЯДС. В деле их сохранения особая роль принадлежит
Николаю Николаевичу Корсунскому (1843 –1899), который преподавал в
семинарии "класс гражданской истории и соединённых с нею предметов –
православного исповедания и языков греческого и латинского…"3. Педагогическую деятельность Н.Н. Корсунский совмещал с исследованием богословских проблем, с переводом сочинений святых отцов и учителей церкви,
а с 1871 по 1898 гг. редактировал неофициальную часть "Ярославских епархиальных ведомостей", на страницах которых публиковал документы по истории ЯДС4.
Просмотр рукописей показывает, что самым распространённым видом
письменных работ учеников ЯДС, является dissertatio, т.е. сочинение на определённую тему. Чаще всего среди таких сочинений встречаются размышления на богословские темы, например: "De veritate religionis Christianae"
("Об истине христианской религии") Фёдора Иванова5, "Si existentia Dei cuique certa est, non ne vacua demonstratio sit illius?" ("Если каждый уверен в существовании Бога, то не будет ли бессмысленным доказательство этого?")
Фёдора Пеликанова6 и др. Среди сочинений можно выделить работы философского содержания: "Homines non accipiunt vitam brevem, sed faciunt"
("Люди не принимают жизнь короткой, но делают её таковой") Василия Розова7, "Oculis propriis magis videas,quam alienis" ("Увидишь больше своими
глазами, чем чужими") Ивана Боголюбского8, "De pretio Philosophiae Socratuae" ("О ценности философии Сократа") Ивана Остроумова9 и др. Немало
сочинений посвящено ораторскому искусству и прочим общественным наукам: "De utilitate Logicae" ("О пользе логики"), "Lectio librorum est utilis et necessaria" ("Чтение книг полезно и необходимо") Н. Каменского10 и т.п.
Как правило, работы семинаристов носят нравственно-воспитательный
характер. Особенно эмоциональными по содержанию являются сочинения,
призванные воспитывать дух патриотизма и верности императору. Такими,
например, являются рукописи Ивана Иконникова "De patria bene merendum
est" ("О необходимости служить Отечеству")11 и Николая Каменского "De
praestantia Imperii Monarhici prae ceteris formis" ("О превосходстве власти
монарха над другими формами власти")12. К сожалению, на данный момент
неизвестно, во время правления какого императора писал своё сочинение
Н.Каменский, поскольку эта рукопись не датирована. Другое сочинение, автор и название которого отсутствуют, можно датировать 1801-1825 гг., ибо в
нём есть упоминание имени Александра I: "… Optime-maxime Deus!..
130
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
conservа beneficentissimi Nostri Imperatoris ALEXANDRI I vitam…" ("… Величайший Господь!.. сохрани жизнь благодетельнейшего нашего императора
Александра I...")13.
Достаточно часто встречающейся формой семинарских ученических работ является oratio, или речь. В качестве примера можно привести преподнесенную в День ангела ректору ЯДС архимандриту Нафанаилу речь семинариста Якова Ильинского, начинающуюся словами: "Revenderissime Pater!..."
("Наипочтеннейший отец!..")14.
Интересными образцами работ семинаристов являются и так называемые "богословские состязания", или disputatio theologica. Как правило, в них
участвуют две стороны: защитник и оппонент, которые вели дискуссии на
различные темы, излагая свои мысли на бумаге. После окончания состязаний
следовала благодарственная речь.
Более простыми формами письменных работ в семинарском курсе являются переводы с латинского языка на русский и с русского на латинский.
Чаще всего студенты переводили сочинения отцов церкви, произведения античных авторов. Так, например, Пётр Успенский выполнил собственный перевод письма Марка Туллия Цицерона, обращенного к Теренции15.
Необходимо отметить, что в рукописях встречаются многочисленные
палеографические особенности, присущие тому или иному семинаристу. Но
среди них выделяются общие особенности – это сокращения, которые, видимо, ускоряли процесс написания текста. Семинаристы сокращали союз
"que" ("и", "также"). Очень похожее сокращение этого союза можно найти в
книге Л.И. Киселёвой, где приведена таблица основных латинских сокращений в средние века16. Это свидетельствует о том, что традиция сокращения
"que" из Средневековья перешла в Новое время. Латинское буквосочетание
"ae" в семинарских рукописях часто сливается и напоминает знак, похожий
на букву "О" латинского алфавита с небольшой петелькой сверху. Эта палеографическая особенность была выявлена двумя путями: словарным поиском (если данное сокращение находилось в приставке или корне слова) и по
таблице падежных окончаний латинских существительных (если сокращение
употреблялось в окончании слова).
Итак, можно сделать вывод о том, что ярославские семинаристы в процессе своего обучения не ограничивались одним лишь кругом теологических
проблем. Владение семинаристов латинским слогом, умение использовать в
предложениях красивые обороты было непременным требованием во время
обучения в семинарии.
 Примечания
Лукьянов В.В. Описание коллекции рукописей Государственного архива Ярославской области XIV – XX вв. Ярославль. 1957..
1
С.А. Ладошина
131
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тимченко М.Ю. Из истории Ярославской духовной семинарии 1747 – 1918
// Культура. Образование. Православие: Сб. материалов региональной научно-практической конференции. Ярославль, 1996. С. 218
3
Н.Н. Корсунский (Некролог) // Ярославские епархиальные ведомости. Неофициальная часть. 1899. № 25. С. 381.
4
Там же. С. 381-382.
5
Кол. рук. Оп. 1. Д. 78(263). Л. 57-61.
6
Кол. рук. Оп. 1. Д. 78(352). Л. 95-96об.
7
Кол. рук. Оп. 1. Д. 78(263). Л. 44-47об.
8
Кол. рук. Оп. 1. Д. 78(332). Л. 29-30.
9
Кол. рук. Оп. 1. Д. 78(591). Л. 162-163.
10
Кол. рук. Оп. 1. Д. 78(380). Л. 56-58об.; 31-34.
11
Кол. рук. Оп. 1. Д. 78(263). Л. 1-10об.
12
Кол. рук. Оп. 1. Д. 78(380). Л. 28-30об.
13
Кол. рук. Оп. 1. Д. 78(263). Л. 11-21.
14
Там же. Л. 37об.-38.
15
Кол. рук. Оп. 1. Д. 78(337). Л. 42-66об.
16
Киселёва Л.И. Письмо и книга в Западной Европе в средние века. С.-Петербург.
2003. С. 155.
2
М.В. Государева
Финансовое обеспечение
Ярославского высших наук училища
в первой четверти XIX века
С момента своего создания в 1803 году Ярославское высших наук училище стало культурным центром губернии. История этого учебного заведения, система подготовки студентов в нем, состав научных и педагогических
кадров, вопросы управления и хозяйственного обеспечения уже больше века
привлекают внимание ученых и исследователей. Высших наук училище было учреждено в Ярославле по инициативе и на средства Павла Григорьевича
Демидова в 1803 году. Для материального обеспечения училища Демидов
приписал к нему свои Угличскую вотчину, состоящую из двух сел – Воскресенского и Ильинского и 67 деревень, включающих 2 396 душ мужского и
2 579 душ женского населения, и Романовскую вотчину, состоящую из села
Старого Андреевского и 33 деревень и одной деревни Мокрец Пошехонской
вотчины, включающих 1 342 души мужского и примерно столько же душ
женского пола; первая вотчина имела 7 113 десятин земли (7 750 га), а вторая – 4 546 десятин (4950 га)1.
Когда в 1804 году Ярославское высших наук училище было открыто,
свое содержание на первых порах оно получало из так называемой тогда Демидовской суммы, образующейся из оброчных денег, которые начали платить отданные Демидовым в пользу училища крестьяне с конца 1803 года, и
132
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
процентов, приходившихся на стотысячный капитал, внесенный Павлом
Григорьевичем для обеспечения училища в Московский воспитательный
дом. Александр I, подписав указ об основании училища, не выделил из
средств государственного казначейства в дополнение к пожертвованиям Демидова никаких, даже самых минимальных сумм. И не подлежит сомнению
то, что без этого пожертвования Демидова учебное заведение такого высокого статуса в Ярославле еще не скоро бы появилось.
По первому штату училища, утвержденному в 1805 году и определяющему расходы на его содержание, было исчислено 21 530 рублей2. Это должно было покрываться процентами на капитал в 100 000 рублей и оброчной
суммой, вносимой крестьянами Демидовских вотчин. Капитал в 100 000 рублей приносил ежегодный доход в 5000 рублей, а 3 578 душ крестьян должны
были уплачивать на первых порах оброку по 5 рублей с души, что составляло
17 890 рублей3. Таким образом, сумма в 22 890 рублей с избытком покрывала
исчисленное по штату содержание училища. Кроме того, в Угличской вотчине на разных речках было 11 водяных мельниц, которые сдавались в аренду.
Однако этот избыток был не столь значителен, чтобы можно было бы путем
сбережений остатков приступить к устройству зданий училища, увеличить
число учащихся в нем и сберегать часть суммы на непредвиденные расходы.
Поэтому на переустройство архиерейского дома для училища П.Г. Демидов
пожертвовал в разное время 30 000 рублей4. Когда зашел вопрос об увеличении числа студентов училища, содержимых на средства Демидова, то оказалось, что, согласно со штатом, можно было содержать только 20 человек, на
которых было исчислено по 150 рублей на каждого, а на всех – 3 100 рублей5.
Для увеличения доходов Совет училища и П.Г. Демидов ходатайствовали через министра народного просвещения графа Разумовского о повышении оброка с демидовских крестьян на 3 рубля на основании того, что и оброк с казенных крестьян к этому времени составлял 8 рублей6. Воля
благотворителя наук была Высочайше утверждена, и доходы училища в результате увеличились почти на 11 000 рублей7. Так как роста количества
студентов после 1810 года не замечалось, то училище могло быстро сделать
значительные сбережения, на которые и было начато в 1813 году устройство
громадного здания. Большие улучшения в материальном положении училища произошли в 1818 году, когда к платимому крестьянами оброку было
вновь прибавлено по 2 рубля с ревизской души. На это было также испрошено советом согласие П.Г. Демидова. Прибавка была разрешена в 1819 году министром финансов и, если принять во внимание, что к этому времени
количество приписанных к училищу крестьян возросло и равнялось уже
3 617 душам, то прибавка по числу душ исчислялась в сумме 7 239 рублей, а
всего оброчных денег должно было поступать в училищную казну 36 170
рублей8. Таким образом, всех непременных доходов с процентами на капитал училище должно было иметь 41 495 рублей в год, то есть почти вдвое
больше того, что было исчислено в штате 1805 года9. Необходимость увелиМ.В. Государева
133
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
чения оброка вызывалась потребностью в новом штате училища. Вопрос об
этом поднимался советом училища не раз в связи с возвысившимися на все
вещи ценами и недостатками, которые терпят в своем содержании профессора и служащие училища, получая весьма умеренное жалованье. Согласно с
обстоятельствами училища, совет находил нужным прибавить еще некоторые статьи сверх положенных в штат, а именно на награды студентам, на
экстраординарные расходы по училищу, на больницу и жалованье библиотекарю.
Издание нового штата училища последовало в 1823 году10. В этом штате, против прежнего, была сделана прибавка к жалованью профессоров, которым вместо 1 200 назначалось 1 400 рублей, на 100 рублей увеличилось
добавочное жалованье проректору, на 50 рублей – секретарю совета, на 60
рублей – инспектору над студентами – все из числа профессоров, их дополнительные жалованья составили 400, 360 и 200 рублей соответственно11.
Увеличилось жалованье кассиру – стало 500 рублей, и эконому – 550 рублей12. Вводился также целый ряд новых статей: определялось содержание
библиотекарю (120 рублей), учителям Закона Божьего, новых языков, музыки, рисования, танцев и фехтования (от 300 до 500 рублей), доктору при
больнице (250 рублей), на больницу и лекарства (320 рублей), двум комнатным надзирателям (по 250 рублей), на медали и награды студентам (120 рублей), повышалась содержание строения и служителей13. Главнейшим же
улучшением против прежнего штата нужно отметить то, что в него было
введено содержание на иждивении училища сорока студентов по 280 рублей
на каждого (а не 20 по 155 рублей как раньше)14. Таким образом, новый штат
был увеличен до 38 494 рублей, и из доходов училища еще оставалось 3 001
рубль на непредвиденные расходы15.
В действительности, доходы училища значительно превышали установленные штатом расходы. Училище получало за помещение в своем здании
пансиона ежегодно 2 000 рублей, кроме того, еще оставались суммы, исчисленные на содержание студентов, так как их количество было меньше сорока
человек16. Насколько хорошо было экономическое благосостояние училища,
показывает тот факт, что с 1819 года оно не брало процентов со стотысячного капитала и к 1825 году в сохранной казне Московского воспитательного
дома накопилось одних процентов 52 680 рублей17.
Таким образом, пожертвования П.Г. Демидова на много лет вперед определили финансовое благосостояние и материальное благополучие Ярославского высших наук училища. Поэтому можно смело говорить о неоценимом вкладе благотворителя Демидова в развитие образования, науки и
культуры в Ярославском крае.
 Примечания
Егоров А.Д. Лицеи России. (Опыт исторической хронологии). В 5 кн. Кн. 3; Демидовский юридический лицей. В 2-х ч. Ч. 1. Иваново, 1994. С. 15.
1
134
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Там же. С. 20.
Покровский С.П. Демидовский лицей в его прошлом и настоящем. Ярославль,
1914. С .49.
4
Егоров А.Д. Указ. соч. С. 30.
5
Покровский С.П. Указ. соч. С. 49.
6
Егоров С.А. Ярославское высших наук училище. Ярославль, 1980. С. 16.
7
Егоров А.Д. Указ. соч. С. 32.
8
Покровский С.П. Указ. соч. С. 50.
9
Егоров А.Д. Указ. соч. С. 43.
10
Шпилевский С.М. Столетие училища имени Демидова. Ярославль, 1903. С. 9.
11
Егоров А.Д. Указ. соч. С. 47.
12
Головщиков К.Д. П.Г. Демидов и история основанного им в Ярославле училища
(1803 – 1886). Ярославль, 1887. С. 82.
13
Егоров А.Д. Указ .соч. С. 47.
14
Покровский С.П. Указ. соч. С. 52.
15
Егоров А.Д. Указ. соч. С. 47.
16
Шпилевский С.М. Указ. соч. С. 37.
17
Покровский С.П. Указ. соч. С. 52.
2
3
Н.В. Белова
Брак в духовном сословии
в конце XVIII – первой половине XIX вв.
(на материалах Ярославской епархии)
В Русской Православной Церкви, в отличие, от католической, которая
установила для своего приходского духовенства безбрачие (целибат), при
определении на должность приходского священника или диакона обязательным условием было вступление в брак. При этом претендовавшему на эти
должности запрещалось жениться на разведенной женщине, актрисе или исповедовавшей другую религию. Вопрос о рукоположении в священнический
сан неженатых был положительно решен лишь в 1869 г.: неженатые лица
старше 40 лет могли рукополагаться в священники, но при том условии, что
они навсегда отказывались от вступления в брак1.
Из этого правила вытекала и проблема вдовых священнослужителей.
Вопрос о них неоднократно поднимался на протяжении XVIII-XIX вв. Вдовый священнослужитель зачастую мог еще в течение некоторого времени
исполнять свои обязанности, если Консистория выдавала ему для этого особую "епитрахильную грамоту" (вдовым диаконам "стихарные грамоты").
Эти грамоты выдавались обычно на 1 год, реже на 3-4 года, потом их следовало возобновлять, что зависело от епархиального архиерея. Архиереи
должны были ежегодно удостоверяться в "добром поведении" лиц, имеющих
подобные грамоты, через "заручные прошения" (своего рода характеристиН.В. Белова
135
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ки) прихожан. Служение без таких грамот штрафовалось2. Нередко вдовые
священнослужители вынуждены были принимать постриг. Вопрос о вдовых
священнослужителях в синодальный период так и не получил окончательного решения.
Однако в системе Русской Православной Церкви во второй половине
XVIII – первой половине XIX в. брак был не только необходимым условием,
но и одним из основных способов поступления на церковную должность.
Вызвано это было рядом обстоятельств. С одной стороны, в XVIII – XIX вв.
в центральных районах России, и в Ярославской епархии в том числе, ощущался дефицит церковных, и особенно священнических мест, и соответственно – переизбыток молодых людей духовного звания, имеющих соответствующее образование и желающих занять церковные должности. Наиболее
ярко это проявилось после реформы духовного образования 1808 – 1814 гг.,
которая обязала всех сыновей клириков посещать духовные школы.
Другим, более важным обстоятельством, было установление принципа
наследственности при занятии церковных должностей. Наследственность
при замещении церковных должностей имела место и в XVII в., но в следующем столетии она приобрела вполне официальный характер. С 1767 г. и
особенно после 1770 г. началась официальная регистрация вакансий с целью
закрепить их за осиротевшими детьми их последних владельцев, пока наследники находились в учении. Примечательно, что в указе принимались во
внимание и сироты женского пола, так что церковная должность отца рассматривалась в известном смысле как приданое. В указе 1767 г. было написано: "после коих умерших останутся дочери и племянницы девицы, а жены
их на место к своим дочерям и племянницам пожелают кого принять, таковых по их желаниям достойных определять без платежа, точию о содержании тех сирот и матери обязывать"3.
Таким образом, наследственность в сфере церковных должностей рассматривалась как способ социальной помощи, возможность обеспечить вдов,
сирот и престарелых родителей умерших клириков. Подход епархиальных
архиереев к этому вопросу отличался удивительной кастовостью: стремясь
сохранить социальное равновесие внутри духовного сословия, они поощряли
браки кандидатов на вакантные должности с дочерьми не просто духовных
лиц, а клириков того же ранга, причем преимущественно с сиротами.
А. Артынов в своих воспоминаниях так пишет о Ярославском архиепископе Евгении (1837 – 1854): "У Евгения была бесчисленная родня, и он всех
старался определить к месту… Особенно жестоко поступал он с молодыми
студентами, определяя их на места непременно "со взятием" своих бесчисленных племянниц и родственниц"4.
М.С. Альбицкий, бывший священником в Переславле, который в то
время относился к Владимирской епархии, рисует в своих воспоминаниях
подобную картину, описывая замужество своей сестры: "…послан был архиепископом к ней жених, кончивший курс богословия, … домогавшийся занять
136
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
отцовское место. Это место в то время было очень выгодное и богатое, … и владыка согласился удостоить его отцовского места только в том случае, если он
возьмет себе невесту — сироту, которую он назначит"5.
О том, как широко была распространена подобная практика, свидетельствуют и архивные материалы. В фонде Ярославской духовной консистории сохранилось немало прошений с просьбами от родителей, братьев и даже прихожан "выбрать из семинаристов жениха", "объявить желающим ученикам
семинарии жениться", "о дозволении приискать кандидата к дочери" с поступлением на место6. Так, в 1804 г. прихожане церкви Николая Чудотворца села
Ефимьева Любимского уезда просили оставить священническое место за старшей
дочерью умершего священника и объявить ученикам богословия о "праздном"
месте7. Дьячок Евтихий Дмитриев в 1808 г. сообщал в консисторию, что согласно
резолюции архиепископа Антония, "приискал к дочери своей Домне на свое место
зятя" ученика второго русского класса Ростовского духовного училища Ивана Разина, которому "от роду 15 лет". Заступавший на место обязывался содержать отца
жены и его семью до смерти последнего, "буде же выйдет несогласие, то должен
он из земли, как пахотной, так и сеноукосной 1/3 выделить"8. Подобная практика
была официально запрещена лишь в 1867 г.9
В сложившейся ситуации по окончании семинарии, бывший ученик должен был озаботиться поиском места. Часто, еще во время учебы сына, его отец
или родственники подбирали по своему усмотрению невесту. Если этого не
случилось, он направлялся в поездку по селениям с целью найти себе невесту.
Вот что писал по этому поводу И. Беллюстин, священник Калязинского уезда
Тверской губернии в своей книге "Описание сельского духовенства": "Он
ищет себе невесту, т. е. собственно, не невесту, а деньги с невестой, и хлопочет не о том, чтобы выбрать себе подругу жизни, а чтобы как можно больше
найти денег. Приторговавшись к нескольким невестам, решается там, где
дают больше, – будь невеста со всеми недостатками, нравственными и даже
физическими"10.
М.С. Альбицкий писал, что кончившие курс семинарии обычно "толклись" в приемной архиепископа, пытаясь разузнать о священнических местах. Узнав о "невесте с местом", отправлялись туда с родственниками, либо с
рекомендательным письмом какого-нибудь общего знакомого. Сначала родственники жениха и невесты обговаривали условия и приданое. Если соглашение было достигнуто, устраивали смотрины.
В своем дневнике И. Матусевич, священник села Иванькова Ярославского
уезда описывает смотрины следующим образом: "… встретили нас и ввели в
горницу. Поднесли вина. В то время сделали "персональное зрение" (в Костромской губернии такой обычай: поднести свечку к самому лицу невесты и та
должна смотреть прямо на нее, таким образом, убеждаешься, что невеста не
косая). Потом засветили свечи и молились Богу о благополучии. Так с новой
родней сделали сватовство"11.
Н.В. Белова
137
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Чтобы вступить в брак, необходимо было получить разрешение архиепископа и подтверждение предоставления места. Кандидат подавал прошение на имя архиерея и, если решение было положительным, возвращался со
специальным билетом. Только после этого назначалась свадьба. Венчание
проходило, как правило, в той церкви, при которой будет служить жених.
Существенную роль при заключении брака играло приданое. И. Беллюстин писал, что в Ярославской епархии могущему поступить в сельские иереи давалось 500 – 1000 руб. серебром кроме приданого. От этого женами
сельских иереев становятся лишь дочери богатых клириков12. Обычно приданое состояло из определенной суммы денег и различных вещей (предметов одежды, домашней утвари и др.), на которые составлялась подробная
роспись. Как показывают документы бедные клирики, вынужденные принимать к себе жениха, нередко уступали в приданое за дочерью и свой собственный дом.
Необходимо отметить, что "кандидат", взявший "невесту с приданым", получал не только жену и новую должность, но и ее родителей, а зачастую еще и
братьев, и сестер, которых ему на весьма небольшой доход сельского иерея предстояло вывести в люди. Нередко это приводило к семейным конфликтам. Если
проблема не решалась полюбовно, в дело включалась Консистория. В архивных фондах сохранились жалобы пожилых священников о несоблюдении зятем условий договора. Один престарелый дьячок из села Якимовского Ростовского уезда писал в консисторию: "жить в доме с ним, покуда он еще не имеет
детей, я не находил для него тягостным, и так думал, что остаток дней наших
проживем в покое, но предположения мои не оправдались на деле. Зятю стало
тесно вместе с нами жить в доме, без всякой причины изгоняет нас вон"13. От
молодых священников поступали следующие жалобы: "... мой тесть, человек
характера не мягкого, вздорного и не доброго, предположительно ко мне, неприятно мне слышать от него частые ругательства"14.
Подобная семейная обстановка, конечно же, не способствовала подвижническому служению. Напротив, она только усугубляла нравственный разлад в массе
служителей культа. Так как обеими сторонами при заключении брака чаще всего
руководила не свободная воля, а необходимость, последствия нередко оказывались самыми плачевными, а выходом из ситуации часто становилось пьянство.
"Молодой иерей, не имея в себе нравственной точки опоры, … принимался
за чарку – сначала чтобы заглушить горе, а потом чарка делается для него
потребностью и обращается в страсть"15. Следующим шагом были, как правило, жалобы от домочадцев на пьянство и побои со стороны мужа и отца16,
нарушения по должности. Наказанием за подобные проступки в лучшем
случае было отправление в монастырь "в подначальство", а в худшем – запрещение служения и лишение сана. Но и в том, и в другом случае страдали
и сам священнослужитель, и его семья, остававшаяся без средств к существованию.
138
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Нужно сказать, что и в то время определенная часть духовенства осознавала губительность подобной практики. Уже упоминавшийся М. С. Альбицкий писал в своих воспоминаниях: "От архиерейского сватовства зачастую
устраивались неравные и оттого ненавистные браки"17. Сам он отказался от
нелюбимой невесты, не смотря на хороший приход и богатое приданое. Он
женился на девушке, которая пришлась ему по душе, хотя приданое было
небогатым, необходимо было содержать ее отца, брата и младших сестер18.
Таким образом, в рассматриваемый период, брак в духовном сословии был
непременным условием поступления на священнослужительскую должность и
одновременно одним из основных способов ее получения. Причиной тому во
многом была установившаяся в сфере занятия церковных должностей наследственность, а так же переизбыток духовенства в центральных районах страны. Церковная должность рассматривалась в известной мере как приданое, и была одним
из способов социальной помощи, так как другой социальной защиты от государства духовенство не получало. Под влиянием сложившейся ситуации таинство
брака было поставлено на прочную деловую основу и нередко представляло собой неприкрытую сделку.
 Примечания
Полное собрание законов Российской империи. Собрание 2 (далее ПСЗ-2). Т. 44.
№ 46974.
2
Федоров В. А. Русская Православная Церковь и государство. Синодальный период. 1700-1917. М., 2003. С. 31.
3
Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1. Т. 18. № 13067.
4
Воспоминания крестьянина села Угодичи Ярославской губернии Ростовского уезда Александра Артынова. М., 1882. С. 134.
5
Страницы истории России в летописи одного рода (автобиографические записки
четырех поколений русских священников). 1814 – 1937. М.: "Отчий дом", 2004. С. 30.
6
См. Государственный архив Ярославской области (далее ГАЯО). Ф. 230. Оп. 1.
Д. 1764, 1871, 3677, 3976, 4424, 4810, 6416
7
ГАЯО. Ф. 230. Оп. 1. Д. 1871. Л. 1, 6.
8
ГАЯО. Ф. 230. Оп. 1. Д. 3677.
9
ПСЗ-2. Т. 42. № 44610.
10
Беллюстин И. Описание сельского духовенства // Федоров В.А. Русская Православная Церковь и государство. Синодальный период. 1700-1917. М., 2003. С. 369.
11
Семевский В.И. Сельский священник во второй половине XVIII в. // Русская старина. 1877. Т. 19. № 8. С. 535.
12
Беллюстин И. Указ. соч. С. 370.
13
ГАЯО. Ф. 230. Оп. 4. Д. 774. Л. 1.
14
ГАЯО. Ф. 230. Оп. 4. Д. 774. Л. 4.
15
Беллюстин И. Указ. соч. С. 371.
16
См., например, ГАЯО. Ф. 230. Оп. 1. Д. 3742, 7312, Оп. 6. Д. 849.
17
Страницы истории России в летописи одного рода (автобиографические записки
четырех поколений русских священников). 1814 – 1937. М.: "Отчий дом", 2004. С. 31.
18
Там же. С. 45.
1
Н.В. Белова
139
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т.В. Фролова
Исповедные росписи как источник
для изучения русской городской семьи
в первой трети XIX в.
(на примере г. Ярославля)
Семья и семейные отношения – тема в целом традиционная для отечественной науки. Она находится на стыке ряда дисциплин, включающих в себя исторические, социологические, юридические, демографические и другие
исследования. Русская городская семья сравнительно недавно стала сюжетом специальных исследований, поскольку носителями традиций русских, в
том числе и семейных, длительное время считалось крестьянство. Из этнографических исследований в первую очередь следует отметить труды
М.Г. Рабиновича1. Изучение семейного и общественного быта горожан, их
материальной культуры было выделено им в отдельные главы. Однако широкие территориальные рамки позволили автору обозначить лишь общие
тенденции в развитии семейного быта. Более узкие территориальные рамки
охватывает работа Л.А. Анохиной и М.Н. Шмелевой2. Здесь авторы анализируют занятия населения, материальную культуру, общественный быт и досуг жителей городов средней полосы России, типичных как в историческом,
так и в этнографическом отношении. Выявление социально-бытовых групп,
наиболее полно представляющих городское население, выявление общеэтнической специфики и собственно городской специфики культуры и быта
горожан стали сюжетом исследования О.Р. Будиной и М.Н. Шмелевой3. Семейная обрядность горожан, в частности, брак и свадебная обрядность горожан стала сюжетом специального исследования Г.В. Жирновой4. Сужение
территориальных и временных рамок работы позволило автору проследить
не только общие тенденции, но и региональные особенности свадебной обрядности горожан средней полосы России. Из историко-социологических
исследований следует отметить труды Б.Н. Миронова5. В ряде случаев автор
привлекает массовые источники, поэтому его работы представляют интерес
с точки зрения сравнительного анализа ситуации, сложившейся в Ярославской губернии с другими регионами страны. Основная часть демографических исследований семьи затрагивает лишь общие тенденции, характерные
для страны в целом в различные периоды истории6.
В последние годы значительное место в истории и смежных дисциплинах занимает новый подход к изучению города – это микроистория7. Этот
сравнительно новый подход позволяет на примере относительно небольшой
территориальной или социальной общности проанализировать многие аспекты истории на качественно новом уровне. Так, ряд вопросов, касающихся
140
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
юридического статуса мещан, экономическим аспектам семейных отношений, на примере городов Ярославской губернии затронут в исследовании
О.А. Кострикиной, Е.И. Сазоновой и др.8
Как видим, вопросы, касающиеся демографического развития русской
городской семьи XIX в., нечасто становились темой специального исследования. В то же время, изучение городской семьи на примере конкретно взятых приходов представляет значительный интерес в рамках сравнительно
нового подхода к изучению быта – микроистории, в связи с чем обращение
заявленной теме вполне оправдано.
В статье мы попытаемся проанализировать значение такого вида массовых источников как исповедные росписи для изучения русской городской
семьи в XIX в. Обратимся к характеристике источника. Исповедные росписи
составлялись в каждом приходе в двух экземплярах: один предназначался
для отчета в Духовной консистории, второй экземпляр оставался в приходе.
В результате сохранилось довольно значительное количество исповедных
росписей, что позволяет привлекать их в качестве источника для изучения
семьи и семейных отношений. Структура исповедных росписей включает в
себя сведения обо всех жителях прихода, как о живущих отдельным двором,
так и "разноквартирующих"9. Все данные о жителях прихода четко структурированы в зависимости от социального статуса. Так, под отдельными заголовками в росписях перечислены духовные, статские, военные, купцы и мещане. Каждый двор нумеровался отдельно, в конце представлялись сведения
о "разноквартирующих". Первым по каждому двору в исповедных росписях
числился глава семьи, затем перечислялись все остальные члены семьи, в зависимости от степени родства. Так, если во главе семьи находился отец, после него вписывалась жена, затем их дети10 строго по старшинству, затем
супруги и дети сыновей или дочерей. Обязательно в росписях указывалось
семейное положение каждого члена семьи, а в случае вдовства женщины
обязательно указывалось отчество ее детей. Последними фиксировались
снохи, племянники, тетки. Напротив каждого имени в отдельной графе проставлялся возраст, присутствие или отсутствие на исповеди и причины, по
которым человек не принимал святого причастия в "отчетный" период. Исповедные росписи первой трети XIX в. расчерчивались от руки11.
Исповедные росписи являлись официальным документом, по которому
приходские священники ежегодно должны были отчитываться перед Духовной консисторией. Как любой официальный документ исповедные росписи
должны представляться наиболее достоверным видом источника. С другой
стороны, несмотря на контроль со стороны епархиальных властей за правильностью ведения документации в приходах, неточности, подчистки или
явные упущения в составлении исповедных росписей все же допускались.
Так, к примеру, в 1802 г. в семье коллежского регистратора Михаила Иванова Меншева были записаны дети Николай 16 лет, Екатерина 15 лет и Петр 13
лет12. В следующем 1803 г. в этой же семье уже вместо дочери Екатерины
Т.В. Фролова
141
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
записан сын Андрей 13 лет, а Петр записан как имеющий от роду 6 лет13.
Возможность подобных погрешностей следует учитывать при проведении
исследований, поэтому для более полного анализа необходимо привлечение
и других источников.
Для настоящего исследования были использованы исповедные росписи
за период с 1802 по 1833 гг. по двум приходам г. Ярославля – Параскевы
Пятницы в Калачной слободе (1802, 1813, 1833 гг.) и Иоанна Златоуста в
Коровниках (1804, 1813, 1833 гг.), отложившиеся в фонде Ярославской духовной консистории Государственного архива Ярославской области (далее –
ГАЯО)14. При написании статьи были взяты за основу сведения по семьям,
живущим в отдельных домах, без учета "разноквартирующих".
В отечественных исследованиях были выделены четыре типа семей
сложных форм. Первый тип – это расширенная семья с прямой линией родства. Она включает в себя, как правило, родителей, детей, не состоящих в
браке; сына или дочери состоящих в браке, как бездетных, так и имеющих
собственных детей. В данном случае преобладает прямая линия родства
брачных пар. Второй тип семьи включает в себя помимо родителей с детьми,
не состоящими в браке, еще и нескольких женатых или замужних детей.
Здесь четко прослеживается прямая линия родства для детей и родителей, и
боковая для братьев или сестер. Третий тип семьи объединяет семьи братьев
или сестер с детьми и представляет многолинейное двухпоколенное родство.
Наконец, четвертый тип семьи, где многолинейное боковое родство сочетается с прямым однолинейным родством каждой из них с женатыми или замужними детьми и их детьми15.
Анализ источников заставляет внести некоторые коррективы в принятую типологию. В качестве вариантов были выделены семьи, включавшие
помимо женатых или замужних детей вдовых снох или зятьев. Соответственно для типов братской семьи были добавлены варианты, включавшие,
помимо женатых братьев, вдов. Отдельно были выделены семьи, включавшие племянников, дядей и теток; сведения об одиноких мужчинах и женщинах. Последние данные были разделены по семейному положению – "холостые / вдовцы" и "незамужние / вдовы". Изначально можно было
предположить, что их количество окажется незначительным, но исключение
этих сведений, как представляется, не позволило бы представить полную
картину при исследовании городской семьи.
В результате данные расположились следующим образом: для взятых
приходов города в период с 1802 по 1833 гг. преобладающим типом являлась
двухпоколенная семья, члены которой имели прямое родство. Немногим
меньше было представлено трехпоколенных семей. Однопоколенных семей
(как правило, это были бездетные супружеские пары, реже – холостые братья) было намного меньше: в процентном соотношении они составляли от
3,9% до 7,2% в разные годы. И, наконец, большие семьи, где проживало четыре поколения родственников, представлены единичными случаями. В
142
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
приходе церкви Параскевы Пятницы в Калашной слободе в исповедных росписях только в 1813 г. была выделена лишь одна такая семья посадского Федора Константинова Горошкова, с его детьми, внуками и правнуками16
(1,8%). К 1833 году после смерти отца все братья или их дети числились уже
купцами, проживающими отдельными дворами17 Приход церкви Иоанна
Златоуста в Коровницкой слободе был более многочисленным, но и здесь
четырехпоколенных семей было выделено лишь две. Одна из них в 1804 году – это семья вдовы Мавры Григорьевой Сопляковой, где помимо ее сына и
внучки проживала ее свекровь18 (1,1%). И в 1813 семья солдатки Надежды
Ивановой Хрусталевой 38 лет, проживающей с детьми, внуками19 и свекровью20 (1,1%).
Как уже упоминалось, для анализа типов семей были отдельно взяты
семьи, включавшие в себя вдовых снох и зятьев, которые продолжали жить в
семье умершего супруга. Основная часть семей, включавших представителей двух поколений, это семьи, первого типа, состоявшие из родителей и детей, из них, около 8,6% – семьи третьего типа, включавшие жен (в ряде случаев, вдов) и детей двух или более братьев.
При изучении вопроса о брачности жителей прихода, данные расположились следующим образом. В 1802 и 1804 гг. во взятых нами приходах
полностью отсутствовали браки среди несовершеннолетних. С 1830 года, на
основании Указа, данного Синоду, был установлен брачный возраст – для
мужчин 18 лет, для женщин – 16 лет21. Однако, как уже отмечалось исследователями в отношении крестьян, для Верхне-Волжского региона было характерно позднее физическое и половое созревание22. Подобное замечание,
вполне справедливо и для исследуемых приходов. В 1813 году в источниках
упоминается только три супружеские пары, где супруга в двух случаях достигла 17 лет, и в одном случае 16 лет. Как видим, несмотря на то, что гражданским законодательством XIX в. разрешалось вступать в брак женщинам с
16 лет и мужчинам с 18 лет, процентное соотношение столь ранних браков
было очень незначительным. Так, женщины, вышедшие замуж в 16 или
17 лет в 1813 году составляют 2,65%, а в 1833 году 2,25%. Довольно незначительный процент составляет и количество вступивших в брак в возрасте
от 18 до 20 лет. Среди мужчин это в среднем 17,1%, для женщин среднее
значение было намного выше – 47% в этой возрастной категории числились
уже замужем. Для лиц, достигших возраста 21 – 25 лет и состоящих в браке
процентное соотношение резко увеличивалось для мужчин в среднем на 35%
и составляло уже 52,8%, среди женщин замужем числились в среднем 86,6%.
Как видим, подавляющее большинство как мужского, так и женского населения приходов вступали в брак в возрасте от 18 до 25 лет. Разумеется, оставались холостые и незамужние в более позднем возрасте. Хотя их количество было неизмеримо меньше, нежели замужних, женатых или вдов/вдовцов,
но очень четко просматривается тенденция в преобладании незамужних
женщин над холостыми мужчинами. Так, если в возрасте от 26 до75 лет23
Т.В. Фролова
143
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
процент незамужних женщин составляет стабильно 11% – 25%, то для мужчин эти значения колебались от 15,1% в возрасте 26 – 30 лет, до 9% к 75 годам.
При сопоставлении данных по приходам, обращает на себя внимание
резкое различие в соотношении вдовцов и вдов. Если в возрасте 21-25 лет
вдовы и вдовцы составляют за все годы 0,8% у мужчин и 2,3% у женщин. В
возрасте от 26 до 30 лет количество вдовцов составляет 0,89,% а вдов 11%.
Дальнейшие расчеты показывают достаточно стабильное увеличение процентного соотношения вдовства у мужчин от 4,1% в 36-40 лет и до 50 % к 75
годам. Для женщин характерно большее количество вдов с более раннего
возраста. Так, с 31 года процент вдов среди женщин этой возрастной категории обоих приходов составляет в среднем 15% и стабильно увеличивается к
75 годам до 77,7%. Для мужчин эти цифры варьируются от 4,1% в возрастной категории от 36 лет и стабильно возрастает до 45% к 75 годам. Резкое
возрастание количества вдов отмечено с 46 лет, когда их процентное соотношение резко возрастает с 29% до 50%. Среди мужчин столь же резкое увеличение вдовцов с 11,5% до 22,5% характерно для более позднего возраста –
с 56 лет. Столь значительное различие вероятно объясняется с одной стороны стабильным преобладанием женщин в обоих приходах по каждой возрастной категории, а с другой стороны большим количеством повторных браков
среди мужчин24.
Как уже упоминалось, в исповедных росписях наряду с указанием родства членов семьи, указывался и возраст. В связи с этим интересным представляется проследить разницу в возрасте между супругами. Как показал
анализ источников, большинство семей составляли те, где разница в возрасте
у супругов не превышала 1 – 3 лет. Значительно меньше было семей, где
разница в возрасте между супругами составляла 4 – 6 лет. Интересно отметить, что нормой являлось старшинство мужчины, хотя были и исключения.
Так, за 30-летний период было выявлено 6 браков, где жена была старше
мужа на 1 – 3 года и один случай, когда жена была старше мужа на 6 лет.
Примерно одинаковое количество браков насчитывалось между ровесниками и с возрастной разницей в 7 – 10 лет, но в ряде случаев для одного из
супругов был второй брак и третий брак. Когда разница в возрасте между
супругами варьировалась от 11 до 20 лет, процент повторных браков был
намного больше (около 26%). Наконец, можно говорить о том, что разница в
возрасте более 20 лет была более характерна для второго и третьего брака.
Исповедные росписи – один из источников, на основании которого
можно попытаться проанализировать и такой немаловажный аспект в развитии городской семьи, как главенство в семье. Для выбранных приходов в
первой трети XIX в. наиболее характерны были семьи, во главе которых находились мужчины. Для большинства семей, разумеется, это были отцы семейств или старшие братья. Младший по возрасту брат числился во главе
семейства, только если он проживал со своей старшей сестрой вдовой или
144
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
незамужней или же вдовыми снохами. Сыновья, как правило, возглавляли
семейство только в случае смерти отца, но таких семей насчитывалось совсем мало. И, наконец, единичным случаем представлена семья, где во главе
стоял пасынок. Семей, во главе которых находились женщины, в целом, было меньше, но не намного. Почти абсолютное большинство их возглавляли
вдовы-матери семейств. В качестве единичных случаев можно привести
примеры, когда семью возглавляла теща, дочь или тетка. Немногим чаще
встречались случаи, когда во главе семьи находилась замужняя женщина,
как правило, солдатка.
Подводя итоги, отметим следующее: исповедные росписи являются
весьма информативным источником для проведения демографического анализа русской городской семьи. На основании собранных сведений, сведенных в соответствующие таблицы, можно сказать, что в первой трети XIX в.
для приходов церквей Параскевы Пятницы в Калашной слободе и Иоанна
Златоуста в Коровницкой слободе наиболее характерными были два типа
семьи, включающие в себя два или три поколения родственников по прямой
линии. Основная часть семей возглавлялась отцами или вдовыми матерьми.
Не менее четко прослеживалась и тенденция более раннего вдовства среди
женщин, которое могло объясняться, в том числе и сложившейся нормой,
когда муж был старше жены на несколько лет. Однако при проведении подобного анализа только на основании исповедных росписей без подключения других источников можно выявить наиболее общие тенденции в развитии семьи горожан, поэтому выводы можно назвать лишь
предварительными.
 Примечания
Рабинович М.Г. Очерки этнографии русского феодального города. М., 1978. Он
же. Очерки материальной культуры русского феодального города. М., 1988.
2
Анохина Л.А., Шмелева М.Н. Быт городского населения средней полосы РСФСР в
прошлом и настоящем: нам примере г. Калуга, Елец, Ефремов. М., 1977.
3
Будина О.Р., Шмелева М.Н. Город и народные традиции русских. М., 1989.
4
Жирнова Г.В. Брак и свадьба русских горожан в прошлом и настоящем. М., 1980.
5
Миноров Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – начало ХХ
в.). Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства. Т.1. СПб., 2000.
6
См., напр.: Детность семьи: вчера, сегодня, завтра. М., 1986; Развод. Демографический аспект. М., 1979; Голод С.И. Стабильность семьи: социологический и демографический аспекты. Л., 1984.
7
См., напр.: Леви Дж. К вопросу о микроистории // Современные методы преподавания новейшей истории. М., 1996. С. 167-190.
8
Кострикина О.А. Мещанство уездных городов Ярославской губернии в конце
XVIII – начале XIX вв.: Дис. ... канд. ист. наук. Ярославль, 2003; Сазонова Е.И. Мир вещей ростовского обывателя первой половины XIX в.: домашний скарб и носильная одежда // История и культура Ростовской земли. Ростов, 1993.
1
Т.В. Фролова
145
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Термин "разноквартирующие" можно обозначить как типично городской. Поскольку именно спецификой любого города является наличие определенного количества
людей, проживающих на съемных квартирах и не имеющих собственного дома.
10
В исповедных росписях фиксировались в общем порядке незаконнорожденные
дети, приемные и подкидыши.
11
Исповедные росписи, отпечатанные типографским способом, появляются в более
поздний период – с 1840-х гг., что должно было способствовать унификации предоставляемых приходскими священниками сведений.
12
ГАЯО. Ф.230. Оп.1. Д.1024. Л.15 об.
13
Государственный архив Ярославской области (далее – ГАЯО). Ф. 230. Оп. 1.
Д. 1305. Л. 13 об.
14
ГАЯО. Ф. 230. Оп. 1. Д. 1024, 1305, 1689, 5135, 5152, 12102. Дальнейшие сведения
были взяты из указанных дел.
15
См.: Ганцкая О.А. Семья: общие понятия, принципы типологизации // Этносоциальные аспекты изучения семьи у народов зарубежной Европы. М.: Наука, 1987. С.910.
16
ГАЯО. Ф. 230. Оп. 1. Д. 5135. Л. 64.
17
ГАЯО. Ф. 230. Оп. 1. Д. 12102. Л. 98 об.
18
ГАЯО. Ф. 230. Оп. 1. Д. 1689. Л. 2 об.
19
Внучка Хрусталевой ее пасынка.
20
ГАЯО. Ф. 230. Оп. 1. Д. 5152. Л. 22.
21
Указ именный, данный Синоду. О воспрещении священниками венчать браки, если жених и невеста не достигли еще: первый 18-ти, а последняя 16-ти летам от 19 июля
1830 г. // Полное собрание законов Российской империи (далее – ПСЗРИ). Т. V. С. 749.
22
Синицына Е.В., Шустрова И.Ю. Русская крестьянская семьи верхневолжского региона в XIX – начале ХХ вв.: основные проблемы изучения // Актуальные проблемы естественных и гуманитарных наук. Ярославль, 1995. С. 276.
23
Возрастные категории включают в себя и представителей более старшего возраста, но в тексте используется в качестве крайнего возраста 75 лет по причине отсутствия
данных для более старшего возраста. В целом, не имеет особого смысла обращаться к более старшему возрасту, поскольку законодательством запрещались браки в возрасте
старше 80 лет.
24
В исповедных росписях, при перечислении детей, обычно указывалось, от какого
по счету брака они родились. Но в ряде случаев, без привлечения других источников, например, метрических книг, выявить счет брака проблематично.
9
М.О. Курочкина
Пожертвования дворян
на приходские церкви в XIX в.
(на материалах Мологского уезда)
В последнее время в развитии исторической науки наметился ряд новых
тенденций, к которым следует отнести интерес к проведению исследовательской работы на локальном уровне. Во многом это связано с наличием
региональных особенностей исторического и культурного развития отдель146
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ных районов. В статье будет рассматриваться такой аспект, как пожертвования дворян в приходские церкви Мологского уезда. Более широко данную
проблематику можно обозначить как взаимоотношения лиц духовных и
светских в рамках прихода. Следует отметить несколько работ, затрагивающих вопрос о роли храма в жизни дворянского сословия России. Одной из
них является статья О.В. Кириченко " Православный храм в жизни русских
дворян XVIII века", опубликованная в "Этнографическом обозрении"1. Пожертвования дворян в контексте истории Ярославской епархии XVIII века в
целом рассматривает К. Атуелл2.
Значительный блок информации по интересующему нас вопросу содержится в фондах духовных ведомств: Ярославской духовной консистории
(далее – ЯДК) и Мологского духовного правления (далее – МДП). Важно
обозначить не только реалии жизни приходского духовенства, взаимоотношения внутри сословия, но и обратиться к характеристике прихода в целом,
как социума. Опираясь на документы, можно выявить, в каких ситуациях
происходило взаимодействие между представителями клира и прихожанами.
Значительная часть дел, находящихся в фондах духовных ведомств, связана
со строительством церкви или проведением в ней ремонтных работ. Как
правило, церковь не обладала необходимой суммой, и работы большей частью производились за счет пожертвований.
В ходе работы с фондами был обнаружен ряд документов, в которых
содержалась информация о финансировании представителями дворянства
строительства храмов. Например, в 1817 году коллежский советник Михаил
Петров Шуранов "при живности своей" продал "состоящую Мологской округи в приходе села Покровского, что в Раменье, крепостную деревню Жатцово и пустынь Сулепцово помещику Алексею Арнаутову за 8 100 рублей,
из коих 4 000 получил, а 4 100 предоставил на строение новой в означенном
селе каменной церкви…"3. Строительство церкви, что немаловажно, должно
было проходить при тесном взаимодействии с представителями клира и церковным старостой. Однако в тексте документа отмечено, что " священник и
староста нимало не пекутся о том…"4. Уклонение представителей духовенства от выполнения служебных обязанностей было частым явлением. Об
этом свидетельствуют жалобы, подаваемые в МДП и ЯДК, которые могли
исходить как от светских лиц, так и от духовных, что может свидетельствовать о сложных отношениях внутри сословия и с причтом.
Дворяне в ряде случаев не только спонсировали строительство, но и
могли выступать в качестве его организаторов. Так, церковь в селе Космодемьянском была возведена по инициативе действительного статского советника Б.П. Островского, который пожертвовал на ее сооружение 15 000
рублей5. В "покорнейшем объявлении" он писал, что "имея у себя деньги,
употреблял их на надобности церковные", и при этом отмечал: "распоряжаясь, я доставляю ей благолепие"6. Согласно установленным правилам строительство церкви не могло быть начато без получения разрешения от архиеМ.О. Курочкина
147
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рея. К документу прилагается датированная 11 сентября 1790 года "грамота"
от "Преосвященного Арсения"7.
Нередко представители дворянского сословия преподносили в дар
церквям вещи, необходимые при богослужении. Интерес, в частности, представляет "Рапорт благочинных о пожертвованиях в пользу церквей графом
Мусиным – Пушкиным"8. В данном случае имеется ввиду Владимир Алексеевич Мусин – Пушкин, который известен в истории как участник восстания декабристов на Сенатской площади в 1825 году. Стоимость всех вещей,
пожертвованных им в 1842 году, составляла 260 рублей; из них: 200 ассигнациями и 60 серебром9. Для того, чтобы оценить размер вклада, приведем
следующие цифры: в 1858 году секретарь земского суда получал годовое
жалование в 171 руб. 58 коп., смотритель Ярославского училища детей канцелярских служащих – 115 руб., а преподаватель приходского училища в городе Молога – 50 руб.10 Как видим, сумма, пожертвованная Владимиром
Алексеевичем, являлась по тем временам внушительной.
Данная статья посвящена приходским храмам Мологского уезда, однако, необходимо отметить, что значительные дворянские вклады поступали и
в монастыри уезда. Например, в Афанасьевский женский монастырь в 1831
году тайным советником Б.П. Оболенским была пожертвована 1 000 рублей
"в пользу настоятельницы и священного причта"11. В данном случае известна
цель вклада: "поминовение княжны Прасковьи Вяземской и родственников
ея"12.
Таким образом, пожертвования дворян в приходские храмы Мологского
уезда были крупными, что во многом обяснялось значительным материальным достатком дарителей. Документы, отложившиеся в фондах ЯДК и
МДП, позволяют выделить несколько направлений финансирования: строительство храма, проведение ремонтных работ и обеспечение церкви вещами,
необходимыми при богослужении. Следует отметить, что деятельность дворян в рамках названных направлений проходила при активном взаимодействии с представителями клира.
 Примечании
Кириченко О.В. Православный храм в жизни русских дворян XVIII века // Этнографическое обозрение. 1995. № 5. С. 92 – 99.
2
Атуелл К. Религиозная жизнь Ярославской епархии в XVIII веке // История и культура Ростовской земли. 1995. Ярославль, 1996. С. 161 – 169.
3
Рыбинский филиал Государственного архива Ярославской области. Ф. 210. Оп. 1.
Д. 2130. Л. 1. (Далее – Рб.Ф. ГАЯО).
4
Там же.
5
ГАЯО. Ф. 230. Оп. 1. Д. 1957.
6
Там же. Л. 4.
7
Там же. Л. 9.
8
Рб.Ф. ГАЯО. Ф. 210. Оп. 1. Д. 3027.
9
Там же.
1
148
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Общая именная роспись начальствующих и прочих служебных лиц по гражданскому, военному и церковному ведомству. Ярославль, 1858. С. 5 – 142.
11
ГАЯО. Ф. 230. Оп. 1. Д. 12189.
12
Там же. Л. 2.
10
А.Л. Каретников
Краеведение в Ярославской губернии
во второй четверти XΙX века
В историографии есть точка зрения, что древнейшее прошлое Ярославского края начинает привлекать внимание историков-краеведов с середины
50-х гг. XIX в.1 Однако, на наш взгляд, это явление могло зародиться раньше
как минимум на два десятилетия, т.е. во второй четверти XIX в. Исследователи, изучавшие данную тему, обозначают следующие причины появления
краеведения:
1. Влияние "высокого духа просвещения".
2. Подъем патриотизма, вызванный Отечественной войной 1812 г.
3. Огромный успех "Истории…" Н.М. Карамзина2.
Но данные утверждения применительно к провинции пока лишь констатируются, а не доказываются. В то же время выявление причин, породивших
ярославское краеведение, очень важно, т.к. "сущность явления нельзя понять, не зная его генезиса"3.
В качестве одной из вероятных причин любопытно рассмотреть точку
зрения ростовского краеведа И.И. Хранилова (1829 – 1866). Он связывает
общественное развитие, следствием которого было появление краеведения, с
развитием торговли. В конце своей книги автор делает интересное заключение: "Дай Бог, чтобы людскость, образованность и благоустройство в городах более и более возрастали, лишь бы доброта души оставалась неизменна"4.
Мнение И.И. Хранилова объясняет тот факт, что первыми к краеведению обратились именно представители купечества. Некоторые факты для
размышления в этом направлении были выявлены Е.И. Крестьяниновой. В
20-е – 30-е гг. XIX в. ростовское купечество (3 000 человек из 10 000 жителей города) занимало ведущие позиции в торговле, промышленности и городском управлении. Грамотность среди купечества, духовенства и чиновничества в городе составляла 30%, тогда как в среднем по России – 6%. В
Ростове ежегодно проводилась третья по товарообороту в России ярмарка5.
За нижнюю хронологическую рамку появления ярославского краеведения можно условно взять 1832 г. В этом году в "Ярославских губернских ведомостях" появилась статья "О древностях Ярославской губернии", но ее авторство до сих пор не установлено. Можно предположить, что автором был
А.Л. Каретников
149
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
известный ярославский краевед С.А. Серебренников, который в 1851 г.
опубликовал работу со сходным названием в "Записках отделения русской и
славянской археологии"6. Примерно в это же время в Ростовской уезде у села Юрьевская слобода, как отмечает А.А. Титов, крестьянином был выкопан
шлем, 2 меча и спекшаяся кольчуга – все это было продано "известному тогда ростовскому собирателю Хлебникову". А.А. Титов пишет также и о существовании у П.В. Хлебникова (1806 – 1865) коллекций (видимо, самого
широкого состава – от древних книг до археологических находок), которые
после его смерти "были проданы кое-как, чуть не на рынок"7. Видимо, что-то
из этих коллекций приобрел и сам А.А. Титов, но нам известно лишь об антропоморфной фигурке, которую принимали за идола. Упоминание об этом
"идольчике" как о принадлежности коллекции П.В. Хлебникова есть и у
В.И. Лествицына8. Видимо, не случайно в 1854 г. питерский археолог
П.С. Савельев останавливался именно у П.В. Хлебникова на время проведения полевого сезона.
Одним из отражений появления интереса к древностям и местной истории вообще была исследовательская и публикаторская деятельность первых
краеведов, которая до сих пор серьезно не рассматривалась в историографии, а многие их статьи вообще не атрибутированы. Согласно данным библиографического указателя Н.Г. Огурцова, П.В. Хлебников за 1854 – 1856 гг.
опубликовал в "Ярославских губернских ведомостях" 11 статей.
Важным последствием зарождения краеведения в Ростове была деятельность по спасению от разрушения знаменитого Ростовского Архиерейского двора. Уже в 1840 г. запущенный вид этого ансамбля вызывал чувство
глубокой скорби и слезы на глазах у некоторых жителей города9. За восстановление Кремля боролись П.В. Хлебников и И.И. Хранилов. Последний из
них добился восстановления части кремлевских храмов10.
Таким образом, появление "любознательных лиц, коим не чуждо имя
Ростова и его окрестностей", вернее, интереса к истории местного края у определенных лиц можно отнести ко второй четверти XIX в. Но пока в целом
остается нерешенным вопрос о причинах и сущности этого явления. Не все
ясно с хронологическими рамками. Хотя уже сейчас можно сказать, что зарождение краеведения проходило два этапа:
1. Собирательский (антикварный) 20-е – 40-е гг. XIX в.
2. Теоретический (публикаторский) с конца 40-х гг. XIX в.
 Примечания
Аграфонов П.Г. Начало ярославской археологии // Археология Ярославского края.
Рыбинск, 1998. Вып. 1. С. 7.
2
Формозов А.А. Страницы истории русской археологии. М.,1986. С. 44.; Начало
ярославской археологии // Археология Ярославского края. Рыбинск, 1998. Вып.1.
С. 7.Крестьянинова Е.И. Ростовское купечество пушкинской поры // Ярославский край
пушкинской поры. Ярославль, 1999. С. 5.
1
150
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Формозов А.А. Указ. соч. С. 5.
Хранилов И.И. Ростовский уезд и город Ростов Ярославской губернии М., 1859.
С. 68 – 69.
5
Крестьянинова Е.И. Указ.соч. С. 5.
6
Огурцов Н.Г. Опыт местной библиографии. Ярославский край (1718 – 1924). Ярославль, 1924. С. 22 – 24.
7
Титов А.А. Юрьевская слобода (село в Ростовском уезде) // Исторический вестник,
1891. № 5. С. 440.
8
Лествицын В.И. От Ярославля до Москвы. Поездка на съезд археологов или древнелюбителей. Ярославль, 1869. С. 22, примеч. 18.
9
Титов А.А. Ростовский Кремль и новейшие реставрации его. М., 1883. С. 9 – 13.
10
Там же. С. 13.
3
4
М.В. Соколова
Е.И. Якушкин в Ярославле:
государственная служба
и общественная деятельность
Среди деятелей Ярославского края XIX века видное место занимает
краевед, общественный деятель, сын декабриста Евгений Иванович Якушкин (1826 – 1905). Он служил в губернии в пореформенное время, когда проводился комплекс "великих реформ". В эти годы создавались различные научные общества и, прежде всего, Ярославская губернская ученая архивная
комиссия (ЯГУАК). С 1834 г. работал Ярославский губернский статистический комитет (ЯГСК). В их открытии и деятельности непосредственное участие принимал Евгений Иванович. Он жил и работал в Ярославле с 1859 по
1905 годы. Сначала Е.И. Якушкин был управляющим Палатой Государственных Имуществ, а с 1865 г. по 1885 г. являлся председателем Казенной
Палаты1. Однако его деятельность в данных учреждениях и организациях
еще не становилась предметом специального исследования.
Полнее представить вклад Е.И. Якушкина в общественную и научную
жизнь края позволяют исторические источники. Это журналы Казенной Палаты, ЯГСК из фондов ГАЯО, протоколы и отчеты ЯГУАК и ЯГСК2. Особую ценность имеет "Формулярный список Е.И. Якушкина" из фонда Казенной Палаты3. К исследованию также привлекались письма из личного фонда
И.А. Тихомирова Якушкину и воспоминания о Евгении Ивановиче И.А. Тихомирова и князя С.Д.Урусова4.
Государственная служба Е.И. Якушкина проходила довольно успешно.
В 1863 г. за "усердие" ему назначили добавочное содержание (1 тыс. руб. из
200 тыс., назначенных всем чиновникам Министерства Государственных
Имуществ в этом году)5. В 1865 г. Е.И. Якушкин получил повышение в чине
до V класса (статский советник). За время службы он был отмечен правиМ.В. Соколова
151
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тельственными наградами (орден св. Анны III ст., бронзовая медаль в память
о Крымской войне 1853 – 1856 гг., орден св. Анны II ст.)6. В то время, когда
Е.И. Якушкин начинал службу в Ярославле, губернатором являлся И.С. Унковский. Последний признавал большое влияние на него Евгения Ивановича
и очень ценил их дружбу7.
Е.И. Якушкин внес значительный вклад в изучение истории края, являясь помощником председателя ЯГСК. В 1861 г. он предложил создать "музеум", где собирались бы предметы, отражающие экономическое развитие губернии. Комитет собирал образцы изделий фабрик и заводов до 1866 г.,
затем все экспонаты передали Обществу для исследования губернии в естественно- историческом отношении8.
В 1863 г. министр внутренних дел П.А. Валуев предложил статистическим комитетам собирать сведения о памятниках древности и сообщать об
этом в Императорскую Археологическую комиссию, и тогда Евгений Иванович порекомендовал обратить внимание на несколько церквей Ярославля.
По его совету за помощью обратились к губернскому архитектору Муратову
и купцу С.А. Серебренникову, посвятившему себя археологическим исследованиям ярославских древностей. В 1865 г. в комитет были предоставлены
рисунки и описания церквей Иоанна Златоуста, Архангела Михаила, Усекновения Главы Иоанна Предтечи9.
В 1866 г. для геологического исследования губернии Е.И. Якушкин
предложил обратиться к профессору Г.Е. Щуровскому. Были совершены две
"экскурсии", одной из них предшествовал обзор мест вдоль Волги, произведенный Евгением Ивановичем. В отчете ЯГСК указывалось, что он собрал
значительную коллекцию, которую позднее отдал в музей. Е.И. Якушкин
лично принимал участие в раскопках в 1866 г. в Мологском уезде, где обследовал группу курганов и нашел немалое, по сравнению с последующими
раскопками, количество вещей10.
Многое Е.И. Якушкин сделал и для ЯГУАК. В 1887 г. он принимал участие в подготовке выставки к VII всероссийскому археологическому съезду,
проходившему в Ярославле. В 1891 г. Якушкин высказал слово в защиту
провинциальных музеев, когда один из членов ЯГУАК Я.А. Ушаков сообщил о том, что найденные им останки человека пожертвованы в музей Московского университета. Якушкин возразил, что уместнее было бы их поместить в музей ЯГУАК.
Е.И. Якушкин сам пожертвовал Древлехранилищу монеты, рукописи
XVI в., письмо А.П. Мельгунову от князя Потемкина и другие11. В 1904 г.
Е.И. Якушкину пришел запрос от заведующего библиотекой Конгресса в
Вашингтоне с просьбой сообщить сведения о ЯГУАК. Эта информация была
необходима для подготовки издания, в котором планировалось собрать сведения о научных обществах мира. С 1899 г. ЯГУАК стала собирать портреты
и фотографии выдающихся личностей губернии, одним из таких людей она
считала Е.И. Якушкина, поэтому и приобрела его портрет12.
152
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таким образом, Евгений Иванович в Ярославской губернии проявил себя как талантливый руководитель, имел награды и повышения по службе,
являлся влиятельной личностью в кругах администрации. Е.И. Якушкин
способствовал историческому, геологическому, археологическому изучению
края. Он приглашал в Ярославль известных специалистов. Собранные им
коллекции поступали в музей; его идею создания профильного музея при
ЯГСК можно считать своевременной, хотя она и потерпела неудачу. Он был
дарителем ЯГУАК, содействовал созданию музея и библиотеки. Архивные и
опубликованные источники показали, что он внес заметный вклад в изучение губернии.
 Примечания
О государственных и научных учреждениях губернии и деятельности в них
Е.И. Якушкина кратко упоминается в краеведческой литературе, например, см.: Волкова Т.И., Полева Г.Н. Создание и деятельность ЯГУАК в области архивного дела // К 100летию ЯГУАК. Ярославль, 1990. С. 1 – 10; Ярославские губернаторы. 1777 – 1917. Историко-биографические очерки / В.М. Марасанова, Г.П. Федюк. Ярославль, 1998; Марасанова В.М, Саблина А.А. Ярославский край в XIX веке. Ярославль, 2001; "Дабы доходы в
целости сохранены были…": К 225-летию финансовых органов Ярославского края. Ярославль, 2002; Марасанова В.М. Адмирал И.С. Унковский – ярославский губернатор (по
документам ГАЯО) // Отечественные архивы. 2004. № 5. С.42-48; и др.
2
См.: Государственный архив Ярославской области (далее ГАЯО). Ф. 100. Оп. 1;
Ф. 582. Оп. 1; Ф. 642. Оп. 1; Отчет ЯГСК за 1886 и 1887 гг. Ярославль, 1869; Труды
ЯГСК. Ярославль, 1868; и др.
3
ГАЯО. Ф. 100. Оп. 1. Д. 2209. Л. 37-39.
4
См.: ГАЯО. Ф.Р.-411. Оп. 1. Д. 44; Тихомиров И.А. Незабвенный старичок // Граждане Ярославля. Ярославль,1988. С. 42-98; Урусов С.Д. И вот в дали показался красавец
Ярославль // Ярославская старина. Ярославль, 1997. С. 52-54.
5
ГАЯО. Ф. 100. Оп. 1. Д. 2209. Л. 38.
6
ГАЯО. Ф. 100. Оп. 1.Д. 2209. Л. 39; Д. 2211. Л. 66.
7
Урусов С.Д. И вот в дали показался красавец Ярославль. С. 52; Марасанова В.М.
Адмирал И.С. Унковский – ярославский губернатор. С. 47.
8
ГАЯО. Ф. 642. Оп. 1. Д. 22561. Л. 85 об; Д. 22654. Л. 55 об.
9
ГАЯО. Ф. 642. Оп. 1. Д. 22583. Л. 48 об; Д. 22640. Л. 29.
10
ГАЯО. Ф. 642. Оп. 1. Д. 22654. Л. 72-73; Д. 22663. Л. 11; Отчет ЯГСК за 1886 и
1887 годы. С. 12.; Труды ЯГСК. С. 43-44.
11
ГАЯО. Ф. 582. Оп. 1. Д. 2. Л. 1-2.; Д. 7. Л. 1-1 об.; Д. 23. Л. 46.; Д. 25. Л. 18.; и др..
12
ГАЯО. Ф. 582. Оп. 1. Д. 60. Л. 146-147, Л. 153-153 об.; Д. 61. Л. 16 об.
1
К.М. Павлова
К вопросу о достоверности статистических данных
по Ярославской губернии в 1860-е гг.
(на материалах опубликованных журналов
К.М. Павлова
153
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
и протоколов заседаний Ярославского
губернского статистического комитета)
При изучении статистических источников, на основании которых можно проводить исследования Ярославской губернии XIX – начала XX вв., неизбежно приходится обращаться к вопросу об их качестве и выяснять степень надежности содержащейся в них информации. Достоверность
статистических данных волновала и современников.
Цель данной публикации – иллюстрация отношения Ярославского губернского статистического комитета (далее – ЯГСК) к вопросам качества
собираемой им статистической информации. ЯГСК, как учреждение официальное и коллегиальное, протоколировал свою работу. Журналы и протоколы его заседаний представляют большой интерес с точки зрения изучения
практической, текущей деятельности комитета. Имеется несколько опубликованных журналов и протоколов заседаний ЯГСК за 1860-е гг. – за время
активизации деятельности губернских статистических комитетов после реорганизации 1861 г. Содержание этих документов дает целостное представление о видах деятельности ЯГСК и ее интенсивности и проблемах, с которыми сталкивался комитет и способах их решения. Весьма ценная
информация содержится и по вопросу качества статистических сведений,
собиравшихся ЯГСК.
Во второй половине XIX – начале XX вв. в Российской империи практическая статистика была представлена правительственной статистикой,
земской статистикой, а также статистикой, собиравшейся научными учреждениями. Правительственная статистика, в свою очередь, включала в себя
статистику Центрального статистического комитета (далее – ЦСК) и статистику, собиравшуюся различными ведомствами. Попыткой централизации и
упорядочения статистических работ в рамках всего государства было создание Статистического совета в начале 1860-х гг. Предполагалось, что он должен разрабатывать общие направления статистических работ, формы и методы сбора и представления статистических сведений, координировать
деятельность учреждений, занимавшихся статистикой. Поскольку предложения Статистического совета носили рекомендательный характер, то они
не оказывали серьезного влияния на организацию статистических работ различных учреждений и ведомств.
ЦСК занимался организацией и проведением статистических работ,
разработкой и публикацией статистических материалов. Губернские статистические комитеты являлись органами ЦСК на местах. Они состояли из чиновников местной администрации и государственных учреждений, представителей интеллигенции и духовенства, не имевших специальных знаний и
обремененных своими непосредственными прямыми служебными обязанностями. Только с начала 1860-х гг. правительство ввело штатную должность
154
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
секретаря губернского статистического комитета. Комитеты проводили начальную обработку первичных статистических данных, собиравшихся местной полицейской администрацией (становыми приставами и полицейскими
исправниками. Полицейская администрация также имела множество прямых
обязанностей, мало желания заниматься этой деятельностью и знаний о том,
каким образом нужно собирать требуемые сведения1. Известный русский
статистик XIX в. Ю.Э. Янсон писал, что сбор и анализ первичных статистических сведений возлагался на неспециалистов, людей, которым приходилось сочетать данную работу с другими своими обязанностями; при этом
"никто и ничего им никогда не объяснял, откуда, какими способами они
должны получать те сведения, какие от них требуются. Оттого даже сама
администрация находится в полном неведении, как возникают и создаются
те цифры, которые под руками местных и центральных учреждений укладываются в многочисленные и сложные таблицы"2.
Отсутствие централизованной системы статистики, государственной
подготовки специалистов – статистиков, и разработки и стандартизации методик и способов статистических работ, отражалось на качестве статистики,
несмотря на то, что с развитием капиталистических отношений в России,
расширением горизонтов государственного управления потребность в статистической информации только возрастала.
Проанализировав содержание опубликованных журналов и протоколов
заседаний ЯГСК за 1860-е гг., можно констатировать, что вопрос о достоверности собираемых статистических данных поднимался ежегодно. На заседаниях комитета секретарь А.К. Фогель, выступая с годовыми отчетами о
деятельности ЯГСК, критиковал качество работы и представляемых полицией статистических данных, отмечая "прохладное" отношение полиции к статистической работе, невнимательность при сборе данных, пренебрежение
правилами их оформления и требованиями к сбору и срокам сдачи собранной информации, к объяснению наблюдаемых явлений и происходившим
изменениям в показателях. Следствием такой работы оказывались ошибки,
неточности в представлявшихся сведениях, неполнота информации. Имелись
данные о том, что полицейские управления нередко меняли цифры в сведениях, представляемых для губернаторского отчета. В результате проверок,
проведенных на местах членами ЯГСК в 1865 – 1867 гг., как отмечал
А.К. Фогель, было установлено, что сведения, представляемые полицейскими управлениями, в лучшем случае, имеют погрешность в 10%. В 1866 г.
секретарь ЯГСК заявил на основании трехлетнего опыта работы, что
"…положительно верных сведений через полицейские управления получить
невозможно…".
А.К.Фогель констатировал, что подобная ситуация была массовым явлением, отмечаемым в губернских статистических комитетах. Он предлагал
два способа исправления положения. Первый способ заключался в назначении специальных чиновников, которые ездили бы по губернии и на местах
К.М. Павлова
155
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сверяли собранные полицией данные. Но такие назначения связаны были со
значительными для ЯГСК финансовыми затратами. Второй способ заключался в избрании уездных исправников и их помощников в действительные
члены комитета, вследствие чего, по мнению А.К. Фогеля, "…они, … как
лица заинтересованные, поневоле стали бы обращать большее внимание…"
на качество собираемой статистической информации. Дополнительных финансовых затрат со стороны ЯГСК при этом не требовалось. Поэтому было
принято решение действовать вторым способом3.
Постоянно отмечая плохое качество статистики, представляемой полицией, ЯГСК с 1864 г. стал параллельно искать новые способы получения
статистических сведений. Так, было решено сделать запросы во все уездные
и губернские присутственные места о том, какие статистические сведения, к
какому времени ежегодно они могут представлять, кроме того было решено
просить представлять копии годовых отчетов губернских присутственных
мест. Впоследствии, при сборе некоторых данных, ЯГСК стал отказываться
от сведений, собранных полицией, заменяя их другими, представляемыми,
по его просьбе, частными лицами, земскими управами, разными ведомствами, становыми приставами (становым приставам рекомендовалось доставлять статистические сведения непосредственно в ЯГСК, минуя полицейские
управления). Учреждения, в которые обращался ЯГСК, не всегда отвечали
на его просьбы4.
Помимо этого ЯГСК все же пытался устранить недостатки работы полиции по сбору статистических данных путем неоднократной рассылки
предписаний местной полицейской администрации с указаниями способов и
порядка "составления сведений" – сбора статистической информации. Но
попытки не приносили желаемого успеха, и полицейские управления продолжали делать ошибки в доставляемых ими статистических сведениях5.
В результате безуспешной борьбы за представление полицейскими
управлениями достоверной статистической информации, А.К. Фогель в 1868
г. выступил с идеей создания статистических отделений в каждом уездном
городе из одного – нескольких сотрудников, за небольшое вознаграждение
из числа местной интеллигенции. Эти сотрудники могли бы заниматься сбором статистических данных в уезде. Также А.К.Фогель предлагал привлечь к
работе волостные правления и земские управы. По мнению А.К.Фогеля
"…без учреждения статистических отделений в уездах, которые были бы в
зависимости от губернского комитета, никакие способы собирания сведений,
как бы они в основании своем не были правильны и логичны, не могут быть,
при настоящем положении дела, приведены с успехом в исполнение". Он
предлагал выйти с этим предложением в ЦСК. Несмотря на то, что ЯГСК
считал необходимой и полезной организацию уездных статистических отделений, он вынужден был от самостоятельного осуществления этой идеи отказаться, так как не имел необходимых для этого финансовых возможностей6.
156
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С проблемой достоверности статистики, отмеченной в журналах ЯГСК,
связана имевшаяся практика составления статистических приложений к всеподданнейшим отчетам губернатора в его канцелярии. Но эта работа была
прямой обязанностью статистического комитета. В результате такого положения дел, наблюдалось отсутствие единства статистических данных, так
как получали их ЯГСК и канцелярия губернатора из разных источников.
А.К. Фогель говорил, что ЯГСК приходится сверять свои данные с данными
канцелярии губернатора и по выявленным расхождениям делать специальные объяснения в своих собственных отчетах. Он предлагал изменить ситуацию, и сосредоточить работу по составлению приложений к губернаторским
отчетам в ЯГСК7.
Изучая деятельность ЯГСК в 1860-е гг. на основании журналов и протоколов его заседаний, можно отметить, что подход к сбору требуемых от него
по закону текущих статистических сведений, не был формальным. Члены
комитета прекрасно понимали проблемы административной статистики, пытались по мере своих физических и материальных сил и возможностей решать их как на местном уровне, так и путем попыток выдвижения предложений в ЦСК.
Совершенствование и унификация способов и методов сбора статистической информации, привлечение к сотрудничеству широкого круга организаций, учреждений и общественности, по мнению ЯГСК, должны были
улучшить качество статистики. Реорганизация структуры статистических
учреждений с созданием специальных низовых органов по сбору первичной
статистической информации представлялась принципиальным фактором в
повышении качества статистических сведений.
Таким образом, использование статистики как источника в научных исследованиях возможно лишь в комплексе с другими массовыми источниками в целом и с другими видами статистики в частности.
 Примечания
Источниковедение: Теория. История. Метод. Источники российской истории. М.,
1998. С. 429-431; Гозулов А.И. История отечественной статистики. (Краткие очерки). М.,
1957. С. 23-25; Бердинских В.А. Уездные историки: Русская провинциальная историография. М., 2003. С. 49-53; Янсон Ю. Теория статистики. Изд. 4-е. СПб., 1907. С. 156.
2
Янсон Ю. Указ. соч. С. 149-150.
3
Журналы ЯГСК от 24.04.1863 г. С. 2-4; Журналы ЯГСК от 15.05.1866 г. С. 1; Протокол годичного заседания ЯГСК 03.03. 1868 г. С. 3, 6.
4
Журналы ЯГСК от 03.05. 1864 г. С. 3-4; Протокол ЯГСК от 09.05.1865 г. С. 9;
Журналы ЯГСК от 15.05.1866 г. С. 1, 2; Протокол годичного заседания ЯГСК 03.03.1868
г. С. 3, 7, 8.
5
Журналы ЯГСК от 03.05.1864 г. С. 2. Журналы от 15.05.1866 г. С. 2.
6
Протокол годичного заседания ЯГСК 03.03.1868 г. С. 7, 21.
7
Журналы ЯГСК от 03.05.1864 г. С. 3.
1
К.М. Павлова
157
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Л.А. Минькина
Деятельность Ярославской губернской
ученой архивной комиссии
по охране памятников истории и культуры
К моменту создания и в первые годы деятельности губернских ученых
архивных комиссий проблема сохранности отечественных древностей активно обсуждалась на самых разных уровнях. Однако несмотря на многочисленные предложения, в законодательном порядке вопрос так и не был
решен. В силу этого утвержденное комитетом министров в 1884г. "Положение о губернских исторических архивах и ученых архивных комиссиях"
включало в круг обязанностей ГУАК "разыскание, описание и объяснение"
различных памятников старины1.
С первых дней существования ЯГУАК членами ее ставился вопрос о
сохранении памятников старины Ярославской губернии. Деятельность
ЯГУАК по охране памятников осуществлялась в трех основных направлениях:
- выявление, исследование и описание памятников;
- обсуждение поступающих в комиссию проектов их ремонта и реставрации;
- принятие возможных мер к охране от порчи или уничтожения.
В первую очередь сотрудниками комиссии проводился сбор материала
и описание церквей и монастырей г. Ярославля2. Составлялись исторические
очерки храмов часто самими служителями церкви: описание угличской" Царевой ", что на крови церкви (автор Иоанн Розов), исторический очерк Леонтьевского прихода и кладбища, сообщения протоиерея Израилева о Ярославских храмах Ильи Пророка и Спасо-Пробоинской церкви, Воскресенского и
Афанасьевского монастырей и др.
Кроме того, необходимо отметить важный вклад членовкорреспондентов в дело сбора материала о сохранившихся церквях Ярославского края. Так, например, И. В. Костоловский "из любви к археологии" ездил по маленьким деревням и селам и собирал сведения о местных памятниках старины: курганах, пустошах, церквях, кладах. 1899 годом датируется
его отчет об осмотре двух деревянных храмов в Мышкинском уезде, которые находились уже в плачевном состоянии. В этом же году Костоловский
сделал донесение в ЯГУАК о сохранившихся старинных вещах церкви в с.
Рудачей Слободке Мышкинского уезда: брачных венцах, дискосе, ковчеге,
Чаше для благословения хлебов, которые "валялись в сусеках церковной
житницы"3. Он просил сделать запрос через епархиальное начальство взять
эти вещи в музей ЯГУАК.
158
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
На заседаниях архивной комиссии высказывалось мнение о том, что
было бы полезно устно или письменно сообщать о новых историкоархеологических материалах по Ярославской губернии, даже если они
встречаются в текущей литературе, и указывать их первоисточник, т.к. "многое, часто весьма важное, но находящееся в посторонних, не посвященных
Ярославской губернии изданиях…, не будучи отмеченным, легко забывается
и остается неизвестным местным исследователям"4.
12 декабря 1895 г. вышло постановление Ярославской духовной консистории о разрешении выборным комиссии производить подробный осмотр
церквей епархии. Это дало возможность ярославским краеведам, которые
сталкивались до сих пор с различными препонами со стороны церковников,
более тщательно изучать памятники архитектуры и живописи, выполнять
необходимые замеры, планировать текущий ремонт и реставрацию храмов.
За годы существования комиссии духовные лица неоднократно обращались
к членам ЯГУАК с просьбой осмотреть ту или иную церковь и сделать смету
на ее ремонт5.
На 18-м заседании комиссии 22 декабря 1897 г. от И.Ф. Барщевского и
И.А. Тихомирова поступило предложение учредить при ЯГУАК постоянную
подкомиссию по охране и надзору за памятниками старины. Кроме того Тихомиров составил ряд "соображений" по охране памятников древности, а в
1898 г. эти соображения были приняты комиссией для руководства. Сотрудниками Ярославской комиссии было осмотрено большое количество церквей
как в Ярославле, так и за его пределами, их храмовой живописи и предметов
церковной утвари. Часто в благодарность за ремонт церкви ЯГУАК принимала в дар от причта какие-либо старинные вещи. Например, причт Владимирского храма уступил в музей комиссии храмоздательный крест и укладку
для церковных вещей6. Для командированных было предусмотрено наличие
свидетельства о том, что он является членом ЯГУАК и направлен "для исследования всяких древних и старинных памятников, как находящихся в ведении казны, так и частных лиц, для доставления о них сведений комиссии… Вместе с сим ЯГУАК покорнейше просит духовные и гражданские
власти…оказывать возможное содействие командированному от нее члену в
исполнении возложенного на него поручения…"7.
Несмотря на это, в практике ЯГУАК случались случаи столкновения со
священнослужителями. В 1908 г. в комиссию пришло прошение Тверицкого
причта о ремонте в их церкви – возобновлении живописи. Тихомиров на заседании ЯГУАК дал отчет о том, что во время осмотра им церкви ремонтные
работы уже подходили к концу. Что было здесь ранее и о чем давать заключение, Тихомиров был в затруднении. Таким образом, работы были начаты
раньше подачи прошения в комиссию и, судя по отчетам ЯГУАК, такие случаи уже встречались в практике8. В 1909 г. А.А. Никифорову поручили сделать осмотр замеченной в Ильинской церкви г. Ярославля трещины и смету
Л.А. Минькина
159
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
на исправление. Он доложил о том, что местный священник и староста препятствовали ему выполнить назначение9.
Нельзя обойти вниманием и работу сотрудников ЯГУАК в области исследования Ярославского края в археологическом отношении. За годы существования комиссии было проведено большое количество полевых экспедиций по выявлению и изучению древних стоянок, курганов, городищ,
могильников. В с. Великое на протяжении нескольких лет (с 1896 г.) велись
раскопки урочища "Черная гора", на пустоши Жигалиха Мышкинского уезда
был исследован ряд древних землянок, в которых, по утверждению местных
жителей, жили "дикие люди"10. От членов ЯГУАК поступали все новые сведения о древних памятниках края, что вызывало бурные обсуждения на заседаниях комиссии. Даже учитывая скудные материальные средства, которыми располагала архивная комиссия, исследования не прекращались,
сотрудники изыскивали средства, чтобы хотя бы осмотреть найденный памятник. Так, например, узнав о любопытном археологическом объекте – каменной плите с надписью, которая располагалась на "Шуйских горах" (по
Вологодской железной дороге), комиссия направила туда г. Попова, "в силу
того, что ему приходится бывать в тех местах"11. Если памятник находился в
ведении церкви, председатель ЯГУАК старался договориться о его изучении
совместно с епархиальным начальством.
В 1903 г. И.А. Тихомиров составил справочное издание по доисторическим местным археологическим памятникам "Древности Ярославской губернии". О необходимости подобных работ не раз было высказано как в литературе, так и на всероссийских и областных археологических съездах,
ввиду их крупного научного интереса для археологии. Предметы, найденные
в результате раскопок, становились частью коллекции музея ЯГУАК – Древлехранилища, созданного в 1895 г. по инициативе Тихомирова и пополнявшегося поначалу лишь благодаря пожертвованиям членов комиссии и любителей старины. Среди них И.А. Вахрамеев, Л.Н. Трефолев, И.Е. Поляков и
др. Многие экспонаты, хранящиеся сегодня в ярославских музеях были приобретены еще Илларионом Александровичем или при его содействии. Тихомиров обладал тонким музейным чутьем – он прекрасно понимал, что не
только нумизматика, рукописные книги или редкий фарфор достойны храниться в музейном собрании, но и те предметы, которые поначалу кажутся
обыденными, привычными и не заслуживающими особого внимания, а десятилетия спустя могут стать ценными музейными экспонатами. Из отчета комиссии за 1900 – 1914 гг. видно, что при пополнении музея предпочтение
отдавали "предметам с народным характером, а также предметам местного
происхождения"12. К 1914 г. в музее насчитывалось 12 тысяч экспонатов.
Несмотря на препятствия, на протяжении всей своей истории ЯГУАК
обнаруживала явное стремление к изучению и популяризации памятников
материальной культуры края. С этой целью она предпринимала его исследование в археологическом отношении, проявляла заботу об обеспечении со160
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
хранности местного историко-культурного наследия, знакомила с ним на базе собраний своего музея городское население. Необходимо отметить, что в
силу неопределенности своего правового статуса и отсутствия законодательства в области охраны памятников, ей приходилось работать в условиях
полной зависимости от воли местной церковной и светской администрации,
далеко не всегда проявлявшей понимание задач научно-исторического общества.
 Примечания
1
Л. 9.
Государственный архив Ярославской области ( далее – ГАЯО ). Ф. 582. Оп. 1. Д. 1.
ГАЯО. Ф. 582. Оп. 1. Д. Д. 242, 243, 247.
ГАЯО. Ф. 582. Оп. 1. Д. 174. Л. 18-28.
4
Труды ЯГУАК. Кн. 3. Вып. 1. Ярославль, 1899. С. 55.
5
ГАЯО. Ф. 582. Оп. 1. Д. 131; Труды ЯГУАК. Кн. 6. Вып. 1. С. 65.
6
Труды ЯГУАК. Кн. 7. Вып. 2. Ярославль, 1914. С. 18.
7
Труды ЯГУАК. Кн. 3. Вып. 1. Ярославль, 1899. С. 99-100.
8
Труды ЯГУАК. Кн. 6. Вып. 3,4. Ярославль, 1913. С. 14.
9
Труды ЯГУАК. Кн. 7. Вып.2. Ярославль, 1914. С. 33.
10
ГАЯО. Ф. 582. Оп. 1. Д. 174. Л. 1.
11
Труды ЯГУАК. Кн. 7. Вып. 1. С.48.
12
ГАЯО. Ф. 582. Оп. 1. Д. 103. Л. 23.
2
3
М.А. Михайлова
Источники для изучения истории
усадьбы "Карабиха"
второй половины ХΙΧ – начала ХХ века
Дворянская культура и ее символ – усадьба есть одно из высших достижений, ценностей прошедшего периода русской истории и культуры. Воспетая поэтами, она была почвой, породившей и взрастившей многие выдающиеся явления художественной культуры, создала целостный и
гармоничный мир, который сейчас безвозвратно для нас утрачен. Однако те
свидетельства, которые мы имеем об этом феномене русской культуры, заставляют снова обращаться к нему с попыткой воссоздать этот уникальный
мир.Усадебная жизнь долгое время не привлекала внимания исследователей
и оказалась почти забытой. Особенно это касается провинциальной усадьбы.
Отсутствие обобщающих работ по проблеме изменения усадьбы в пореформенный период, недостаточность изучения вопроса о дворянском
предпринимательстве, слабое внимание к экономической составляющей
жизни поместья обусловили наш интерес к этим аспектам жизни усадьбы.
М.А. Михайлова
161
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Усадьба Карабиха – неразрывно связанная с именем Н.А. Некрасова, –
единственный сохранившийся на территории Ярославской области памятник, на примере которого можно изучать историю русской провинциальной
усадьбы и повседневный быт ее обитателей. Только использование всех
имеющихся документов позволяет дать более развернутую характеристику
усадьбы в целом.
Для того, чтобы проследить изменения в укладе жизни провинциальной
усадьбы в пореформенный период на примере имения Карабиха, и понять
насколько типичен был быт помещиков рассматриваемого периода мы обратились к разноплановым источникам:
• Исследование обстоятельств покупки Карабихи и управления ею потребовало изучения официальной делопроизводственной документации,
которая в массе своей не опубликована (источники, отложившиеся в результате деятельности Ярославской палаты гражданского суда, Ярославской городской управы). Эти документы хранятся в Государственном архиве Ярославской области, а так же в документальном фонде Государственного
литературно-мемориального музея-заповедника Н.А. Некрасова "Карабиха".
Послереволюционная история усадьбы отражена в документах Подотдела по
делам музеев и охране памятников искусства и старины1. Следует отметить,
что делопроизводственные документы дают нам достоверную, но чаще всего
лаконичную информацию. Несмотря на характер изложения материала, мы
можем проследить изменение состояния Карабихи в связи со сменой владельцев2, составить представление о финансовом положении усадьбы и хозяйственной деятельности, организации управления в имении, о дальнейшей
судьбе некоторых усадебных предметов в связи с национализацией поместья.
• Для характеристики личности владельцев усадьбы, взаимоотношений
в семье Некрасовых, облика Карабихи, образа жизни в имении мы использовали источники личного происхождения (эпистолярный корпус, мемуары,
дневниковые заметки). При работе с этими документами следует помнить о
возможной субъективности содержащихся сведений. В источниках иногда
приводятся неверные сведения, слухи, кое-что домысливается, рассказывается о событии по памяти, спустя годы, или со слов непосредственных его
участников. Что касается мемуаров, то некоторые из них были написаны по
просьбам некрасоведов, исследователей личности и творчества поэта, что
так же могло оказать влияние на достоверность и объективность информации. Работая с эпистолярным корпусом, можно не опасаться преднамеренного искажения действительности, кроме этого, необходимо отметить его информативность. Переписка родственников Н.А. Некрасова с ним и друг с
другом дает нам возможность представить жизнь владельцев имения как в
период пребывания Николая Алексеевича в Карабихе (до 1875 г.), так и после его смерти до начала ХХ в. А для периода конца XIX – начала ХХ вв. в
истории поместья письма являются одним из основных источников. Но не
162
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
следует забывать и о возможной субъективности сведений, содержащихся в
них, поэтому необходимо их использование в совокупности с другими документами для сопоставления и уточнения данных.
• Из мемуаров, писем, делопроизводственной документации мы узнаем
о том, что на территории имения во второй половине XIX в. располагался
целый винокуренный комплекс. Он был создан Ф.А. Некрасовым (1827 –
1913). на базе винокуренного завода, построенного в 1800 г. прежними владельцами Карабихи Голицыными. Федор Алексеевич – младший брат поэта,
который сначала был управляющим имения, а с 1867 года стал владельцем
Карабихи, расширил производство и вся хозяйственная деятельность в
усадьбе была подчинена выкурке спирта. Производство в имении алкогольной продукции было объектом критики в адрес Н.А. Некрасова, владевшего
усадьбой в начале 1860-х годов. На страницах периодических изданий развернулась полемика Г.Е. Благосветлова и М.М. Антоновича, опубликованная
в журналах "Русское слово" и "Современнике"3. Г.Е. Благосветлов в своей
статье раскритиковал Н.А. Некрасова за то, что "певец народа" имеет винокуренный завод и получает от продажи алкоголя немалую прибыль, которую
использует для оплаты литературных гонораров, публикующихся у него авторов. Его оппонент из "Современника" опроверг тезис "обидчика" о происхождении средств, выплачиваемых поэтом. Данная полемика наталкивает
нас на мысль о том, что необходимо более тщательно рассмотреть экономическую составляющую имения, проследить изменения в организации хозяйства вследствие смены владельцев.
• Для изучения винокуренного производства, на доходы от которого
усадьба существовала, мы использовали статистические источники, которые издавались Министерством земледелия и государственных имуществ
("Описания отдельных хозяйств"), Ярославской губернской земской управой
("Вестник Ярославского Земства"), Ярославским губернским статистическим
комитетом ("Памятная книжка", "Справочная книга Ярославской губернии",
"Ярославский календарь"). Публикуемые здесь сведения характеризуют организацию хозяйства в усадьбе, его структуру, дают нам представление о
земледелии, скотоводстве и винокурении в поместье. К сожалению, на основе приведенной здесь информации мы не можем проследить, как изменялись
количественные показатели из года в год, динамику производства, часто в
этих изданиях отсутствует анализ данных. Статистические источники отложились в результате деятельности канцелярии Ярославского губернатора,
Ярославского статистического комитета, Ярославского губернского правления, Ярославского уездного раскладочного присутствия, Ярославского акцизного управления4. В результате деятельности этих государственных учреждений, мы имеем систематизированные данные о частных предприятиях
в виде сводных статистических материалов. В их числе различные виды ведомостей фабрик и заводов. Промышленная статистика отличается сравнительной устойчивостью своего формуляра.
М.А. Михайлова
163
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
• Итак, мы можем представить "в цифрах" результаты деятельности помещика, организацию его хозяйства. Информация, изложенная в этих документах, лаконична, объективна, но не всегда полно раскрывает существующее положение дел. К сожалению, более исчерпывающих источников об
экономической составляющей жизни в усадьбе нет. Для представления целостной картины, необходимо использовать любые сведения, относящиеся к
изучаемому вопросу.
• В нашем распоряжении есть документ рекламного характера –
"Прейскурант Ярославского оптового склада пива и меда купца Е.П. Анкудинова", опубликованный в Ярославских губернских ведомостях5, в котором
содержатся цены на продукцию завода Ф.А. Некрасова. Используя этот источник, мы можем сравнить стоимость указанных здесь марок пивомедоваренной продукции. Отметим, что ярославское производство представлено только заводом Федора Алексеевича, что служит для нас своеобразной характеристикой качества изготавливаемого им пива.
• Изобразительные источники, фотодокументы, хранящиеся в музееусадьбе Н.А. Некрасова "Карабиха"6 позволяют судить о наименовании выпускаемой алкогольной продукции на основе сохранившихся этикеток с бутылок; получить представление о том, как выглядела усадьба и как она менялась со временем (с 1860-х до 1940-х гг.), что собой представляли
винокуренный завод, окрестности Карабихи и интерьеры жилых помещений.
Сохранились фотоснимки, запечатлевшие образ жизни владельцев усадьбы,
дополняющие наши представления о быте обитателей Карабихи.
Привлечение различных типов источников позволяет с большей долей
достоверности воссоздать картину повседневной жизни провинциальной
усадьбы пореформенного периода, и выявить ее составляющие. Используя
все вышеперечисленные материалы, мы можем получить обширную и разнообразную информацию об усадьбе Карабиха, ее архитектуре и интерьерах,
о смене владельцев поместья, их вкусах, повседневных занятиях, ведении
хозяйственной деятельности и управлении имением, об отношениях в семье,
приеме гостей и пр.
Все источники имеют различную степень достоверности и свою специфику, поэтому для более объективного исследования необходимо использовать их в совокупности, дополняя данные каждого из них источниками другого рода.
 Примечания
Государственный архив Ярославской области (далее – ГАЯО). Ф. 151, 509, Р –
1007; документальный фонд Государственного литературно-мемориального музеязаповедника Н.А. Некрасова "Карабиха".
2
Усадьба Карабиха была приобретена Н.А. Некрасовым у князей Голицыных
(1863 г.), а с 1867 года поэт продает имение своему младшему брату Ф.А. Некрасову
1
164
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
См.: Благосветлов Г.Е. Буря в стакане воды или копеечное великодушие г. Постороннего сатирика // Русское слово, 1865. Январь. С. 166 – 171; Посторонний сатирик
(М.М. Антонович). Глуповцы в "Русском слове" (Посвящается гр. Е. Благосветлову)
// Современник. 1865. Февраль. С. 367 – 386
4
ГАЯО. Ф. 73, 642, 79, 112, 140
5
Прейскурант с 25 февраля 1880 г. Ярославского оптового склада пива и меда купца
Е.П. Анкудинова // Ярославские губернские ведомости. 1880. № 21, 24, 31. Часть неоф.
С. 7.
6
Коллекция усадебных фотографий (1860 – 1940-х гг.) в собрании музея Н.А. Некрасова. Каталог / Сост. Е.А. Кокорина. Рыбинск, 1997. 100 с. с илл.; фотодокументы и
изобразительные материалы Фонда изобразительных материалов ГЛММЗ Н.А. Некрасова
"Карабиха".
3
А.Н. Егорова
Благотворительность ярославского купечества
в конце XIX – начале XX веков
(на примере рода Огняновых)
Многим хорошо известны фамилии таких крупных ярославских благотворителей и меценатов как И.А. Вахрамеев, А.А. Титов, И.Н. Дунаев, Пастуховы, Беляева, Андронов, Друженковы, Голодухины. Но было в Ярославле
и много таких семей, которые хоть и не открыли на свои средства ни одного
благотворительного заведения, как это сделали большинство из вышеперечисленных лиц, но включили благотворительность в тот образ жизни, который они вели.
Родоначальником династии Огняновых считается Кирьяк Огнянов, происходивший из мещан г. Ярославля. У него было двое сыновей, одним из которых был Михаил, являющийся общим предком всей линии Огняновых,
живших в Ярославле в конце ХIX – начале XX вв. Именно с Михаила и началось все богатство этой семьи. К сожалению, невозможно ничего сказать
по поводу его благотворительной деятельности, так как мною изучались документы более позднего периода, касающиеся уже его сыновей. Их было
трое: Константин, Дмитрий и Геннадий. Уже после смерти Михаила Кирьяковича, в 1882 году, был образован торговый дом "М.К. Огнянова сын-я" на
правах полного товарищества для производства чайной и другой торговли, а
также для банковских операций по продаже и покупке ценных бумаг. Капитал его составлял тогда 150 тыс. руб.1 Но с середины 1890-х годов семейный
бизнес начал постепенно угасать, а капиталы торговых и банковских операций сворачиваться. Однако Огняновы никогда не переставали заниматься
благотворительностью.
В 1888 году Константин Огнянов пожертвовал 3 тыс. рублей на планируемый к открытию Ярославский Дом Трудолюбия2. Он же был одним из
А.Н. Егорова
165
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
шести наиболее активных представителей ярославского купечества, участвовавших в постройке часовни Александра Невского, заложенной 17 октября
1889 года и располагающейся на современной улице Андропова3.
На проценты с пожертвованных Огняновыми 5 тыс. руб. содержалось
несколько человек в городской Леонтьевской богадельне. В 1890 году в семье произошло два несчастья: скончался Константин Михайлович и жена
Геннадия Михайловича Анна Александровна. В связи с этим событием в течение лета неоднократно проводились поминальные обеды для нищих людей. Прямо во дворе дома на Рождественской улице накрывались большие
столы, и каждому приходящему подавалось горячее, на второе – или картофельник или каша, большой кусок пирога, хлеба – ешь, сколько хочешь, и,
наконец, поминальный картофельный кисель с молоком. По окончании обеда нищих выпускали через одни ворота, и тут же через другие, с противоположной стороны, пропускали следующую партию. И так продолжалось чуть
ли не весь день. При выходе из двора каждый обедавший получал пятачок на
помин душ "рабов Божиих". К тому же в течение 40 дней по приказу Огняновых было велено развозить и раздавать по 5 копеечной булке всем больным в земской больнице в Загородном саду, всем арестантам и служителям в
губернской тюрьме на Романовской заставе и арестантских ротах в Коровниках и на Угличской улице. К тому же в лавке ежедневно безотказно подавали каждому подходящему к дверям просителю копейку4.
Таким образом, мы видим, что достаточно часто благотворительность
Огняновых проявлялась на религиозной почве. Но помимо этого представители (и представительницы) семьи Огняновых являлись членами нескольких
благотворительных обществ. Известно, что еще в 1867 году Любовь Андреевна (жена Михаила Кирьяковича) состояла действительным членом Ярославского общества вспомоществования бедным, образованного в 1861 году.
Условием присвоения этого звания была уплата членского взноса не менее
10 рублей в год и участие в действиях общества личным трудом5. А из Ярославского календаря на 1885 год мы узнаём, что в числе 13 попечительниц
этого общества числилась и супруга Дмитрия Огнянова6.
В 1886 году это Общество было объединено с образованным годом ранее Комитетом для призрения неимущих в г. Ярославле. Константин Михайлович являлся членом-попечителем Комитета, стать которым мог каждый
внесший в кассу Комитета единовременно не менее 200 рублей и ежегодно
жертвующий не менее 10 рублей серебром7. После смерти Константина его
место занял следующий по счету брат – Дмитрий, ставший к тому же членом
Совета Комитета, что было очень почетно и естественным образом подразумевало наиболее активное участие в деятельности этого общества. Дмитрий
полностью оправдывал это свое избрание тем, что бесплатно в течение нескольких лет поставлял чай и сахар для Горяиновского детского приюта, содержащегося на средства Комитета8. В начале 1900-х годов членом Совета
Комитета для призрения неимущих являлся и Михаил Константинович Ог166
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нянов, заслуживший за свою деятельность звания Личного Почетного Гражданина9. К 1909 году в общество вступают женщины семьи Огняновых – овдовевшая к этому времени Серафима Георгиевна и жена Михаила – Варвара,
ставшие Почетными членами – попечителями Комитета10. Геннадий Огнянов
больше внимания уделял Екатерининскому Дому Призрения Ближнего, членом Совета которого он долгие годы являлся11. Так же Геннадий, а с ним и
Дмитрий являлись почетными членами Ярославского Губернского Попечительства детских приютов Ведомства учреждений императрицы Марии12.
Участвовали Огняновы и в работе других благотворительных организаций
города.
В целом, очень сложно оценить тот вклад, который сделала семья Огняновых в дело развития благотворительности в Ярославле в конце XIX – начале XX вв., но значение его несомненно. И благодаря своей деятельности,
они заслужили почет и уважение среди ярославцев.
 Примечания
Дмитриев С. В. Воспоминания. Ярославль, 1999. С. 197.
ГАЯО. Ф. 509. Оп. 1. Д. 451. Л. 2.
3
Дмитриев С. В. Ук. соч. С. 143.
4
Там же. С. 215-218.
5
Отчет Ярославского общества вспомоществования бедным с 1 октября 1865 по
1 января 1867 года // ЯГВ. 1867. № 25. Ч. неоф.
6
Календарь Ярославской губернии на 1885 год. Ярославль, 1884. С. 95.
7
Отчет о действиях состоящего под Августейшим покровительством Ее Величества
Государыни Императрицы Марии Федоровны Комитета для призрения неимущих в
г. Ярославле с 1 декабря 1885 г. по 1 января 1887 г. Ярославль, 1887. С. 12.
8
То же за 1895 год. Ярославль, 1896. С. 10; и др.
9
То же за 1904 год. Ярославль, 1905. С. 11.
10
То же за 1909 год. Ярославль, 1910. С. 9.
11
Отчет о состоянии Ярославского Екатерининского дома призрения ближнего и о
действиях совета сего дома в 1900 году. Ярославль, 1901. С. 7; и др.
12
Памятная книга Ярославской губернии на 1903 год. Ярославль, 1903. С. 79. и др.
1
2
М.В. Ахтямова
Традиционный тип воспроизводства населения
и его трансформация в русской провинции XIX в.
(на примере фабричного населения г. Ярославля)
В последние десятилетия особенно усилилось внимание ученых к историко-демографическим вопросам развития регионов. И в России, и за рубежом развернулись исследования локального характера. Так, с 1991 года началась реализация совместного российско-нидерландского проекта
М.В. Ахтямова
167
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
"Интегральная история на локальном уровне". Целью проекта является комплексное сравнительное изучение российской и голландской провинции в
XIX веке (социального, демографического состава населения, изменений его
профессиональной структуры, религиозного сознания, образования и менталитета, а также отношений между социальными группами населения). В
рамки демографического направления проекта входят следующие задачи:
максимально полное выявление и изучение источников (материалы церковно-приходской регистрации: метрические книги, исповедные росписи, ревизские сказки); формирование на этой основе когорт по рождению с интервалом в 20 лет (именно через такой промежуток времени, как принято
считать, происходит смена одного поколения другим); компьютерная обработка данных, анализ полученных сведений; сопоставление материалов по
разным регионам.
К настоящему времени преподавателями и студентами нашего университета собраны и проанализированы материалы по селам Вятское и Архангельское Даниловского уезда, Ильинское Пошехонского уезда, Великое Ярославского уезда, Сандырево Романово-Борисоглебского уезда.
Для успешной реализации проекта необходимо привлечение сведений
не только по сельским, но и по городским приходам. Поэтому объектом нашего изучения был выбран один из приходов города Ярославля – Петропавловский при мануфактурах. Этот приход был выбран неслучайно: он многочислен и типичен для средних размеров города XIX века. К тому же,
материалы церкви сохранились достаточно хорошо. Все они находятся в Государственном архиве Ярославской области (ГАЯО). Сохранность источников по нашим подсчетам составляет 79%. Этого достаточно для составления
когорт и работы с ними.
Состав прихожан был разнообразен: военные, отставные военные, рабочие и крестьяне в отходе, временно работающие на ЯБМ. Основную же
часть списка прихожан Петропавловской церкви составляли "фабричные"
вместе со своими семьями. В исповедных росписях церкви встречаются и
трех-, и даже четырехпоколенные семьи, что говорит об относительной стабильности состава прихода.
Когорта в историко-демографических исследованиях – это совокупность лиц, у которых в один и тот же период времени произошло определенное демографическое событие (например, группа лиц, вступивших в брак в
течение календарного года; группа женщин, разведшихся или овдовевших в
одном и том же календарном году и т.д.)1. На основании документов исследуемого прихода были сформированы три когорты, члены которых объединены по месту и году (1810, 1830, 1850) рождения
Исследователи отмечают, что вплоть до начала XX века в России сохранялся так называемый "традиционный тип" репродуктивного поведения
населения2. Б.Н. Миронов назвал такой тип демографического поведения
"экстенсивной моделью воспроизводства населения"3. Оба названия верно
168
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
отражают ситуацию в русском обществе, для которого было характерно:
беспрекословное подчинение традициям, проистекающим из догм православия; абсолютное преобладание экзогенных факторов воздействия над эндогенными, вследствие чего модель поведения и была названа экстенсивной.
Для русского варианта традиционного типа демографического поведения
были характерны следующие основные черты: высокая рождаемость и отсутствие внутрисемейного ее регулирования; раннее и почти всеобщее вступление в брак; высокий уровень смертности, особенно в младенческих и детских возрастах; так называемая "сезонность" заключения браков и рождения
детей.
Тем не менее, исследования показали, что поведение фабричного населения города Ярославля на протяжении всего периода XIX – начала XX веков не было стабильным. Во всех трех основных демографических процессах (рождаемости, брачности, смертности) наблюдались тенденции отхода
от характерных признаков традиционного общества. Остановимся на характеристике рождаемости, одного из основных процессов естественного движения населения, обеспечивающего непрерывную смену поколений.
Как уже было сказано ранее, для дореволюционной России была характерна высокая нерегулируемая рождаемость. Рождение детей в России поощрялось религиозными установками и народными традициями, во многом
схожими как в городе, так и в деревне. Дети воспринимались как дар божий.
Противодействовать каким бы то ни было способом зачатию или рождению
ребенка считалось страшным грехом. Женщина, не имеющая детей, считалась не выполнившей основной своей функции – рождения ребенка. Традиционные культурные нормы не допускали никакого внутрисемейного регулирования. Исследователь А.Г. Вишневский отмечал, что практика
ограничения рождаемости получила распространение среди городского населения только в конце XIX века (да и то это было характерно для столичных городов), в деревню же сколько-нибудь эффективные методы предотвращения зачатия или плодоизгнания не проникли и в начале XX века4.
Уровень рождаемости в России был действительно высоким. По нашим
подсчетам, на семью ярославского рабочего в XIX веке приходилось в среднем 6 рождений (максимальное число рождений, зафиксированное в когортах, равно 15). Следует сказать для сравнения, что в Западной Европе, например, уже в конце XVII – XVIII веков среднее количество рождений было
ниже, и на одну женщину приходилось 4 – 5 рождений5.
Первый ребенок появлялся у женщины уже через 1 – 2 года после
свадьбы. А средний интервал между рождением детей составлял 2 года. В то
же время, нередкой была ситуация, когда женщина рожала практически каждый год. Вскоре после рождения ребенка наступала новая беременность,
снова роды, снова беременность и т.д. Как справедливо заметил исследователь А.Я. Кваша, существующее представление о многодетной семье неточно – семьи были многорождающими, а высокая младенческая и детская
М.В. Ахтямова
169
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
смертность, охватывавшие порой 50% от всего числа родившихся, приводили к тому, что до трудоспособного возраста доживала примерно половина
родившихся. На 1900 год Россия занимала первое место среди европейских
стран по уровню данного показателя6. В результате, с учетом младенческой
и детской смертности, по нашим подсчетам, на семью рабочего приходилось
в среднем 3 – 4 ребенка.
Примечательно, что при примерно одинаково высоких показателях рождаемости во всех когортах, был зафиксирован количественный рост числа
детей в семьях ярославских рабочих (в когорте 1810 г. рождения – 3,6 детей,
в когорте 1850 г. рождения – 4,2). Принимая во внимание тот факт, что качество церковно-приходской регистрации со временем улучшалось и не имело
обратной тенденции, можно сделать вывод о сокращении уровня младенческой и детской смертности в результате повышения культуры ухода за детьми и некоторого улучшения качества жизни. Этому способствовало, например, строительство в 70-х годах XIX века больницы при мануфактуре с
родильным отделением7.
Претерпевала существенные изменения и такая черта русского дореволюционного общества, как сезонность рождений. В России на интенсивность
половой жизни влияние оказывали посты, во время которых предписывалось
воздержание: Великий (48 дней), Рождественский (40 дней), Петров (20
дней), Успенский (15 дней). Они охватывают месяцы март, апрель, июнь, август и декабрь. Соответственно рождение детей, зачатых в эти месяцы,
должно было произойти в ноябре, декабре, феврале, апреле и августе. Материалы когорт демонстрируют нам постепенное сглаживание помесячных колебаний. Так, например, если в когорте 1810 года рождения действительно
обнаруживается минимум рождений в эти месяцы, то в когорте 1850 года
рождения большинство рождений приходилось именно на февраль, апрель,
август и ноябрь.
Объяснение подобного явления кроется, на мой взгляд, в так называемом "городском феномене". Развитие урбанизации, постепенное отдаление
горожанина от своего крестьянского происхождения, увеличение темпов и
интенсивности жизни привели к тому, что приверженность православию, как
мотивация в осуществлении различных поступков (в том числе демографических), отошла на второй план. Здесь уже скорее не жизнь согласовывалась
с религиозными канонами и подчинялась им, а наоборот, православные нормы "затирались", и строгое их соблюдение становилось неудобным и казалось пережитком прошлого.
Все же рождение детей в сознании русского человека продолжало оставаться благодатью божьей и неотъемлемой частью семейной жизни. Кроме
этого, в дореволюционной России имела место и внебрачная рождаемость.
Рождение ребенка вне брака грозило женщине позором и презрением общества. Ей приходилось очень тяжело, особенно если она не работала, и от нее
отворачивались даже родственники. Матери незаконнорожденных детей пы170
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тались скрыть факт незаконнорожденности географической мобильностью.
Среди новорожденных Петропавловской церкви в 1814 году был зафиксирован один внебрачный ребенок, в 1830 году – 4, в 1850 – 4, в 1881 – 12, в 1898
– 17. Налицо явное увеличение цифр ближе к концу XIX века. Это можно
объяснить лучшей степенью регистрации, ростом числа случаев рождений
вне брака. Как бы то ни было, сам факт увеличения числа зарегистрированных незаконнорожденных детей говорит, как нам представляется, и о смягчении нравов, повышении лояльности общественного отношения к данному
явлению. Подтверждением сказанному служат и два случая усыновления таких детей, зафиксированные в источниках по приходу8.
Итак, мы видим, что демографическое поведение русского населения в
XIX веке оставалось традиционным. Впрочем, наметилась уже его трансформация (главным образом со второй половины XIX века). Обозначилась
тенденция формирования в городской среде нового "рационального" типа
репродуктивного поведения. Однако развитие этих тенденций происходило
слабо, поскольку доля выходцев из деревни в среде городских жителей продолжала оставаться высокой.
 Примечания
1
С. 192.
Демографический энциклопедический словарь. / Под ред. Д.И. Валентея. М., 1985.
Вишневский А.Г. Демографическая революция. М., 1976; Вишневский А.Г. Ранние
этапы становления нового типа рождаемости в России // Брачность, рождаемость, смертность в России и в СССР. М., 1977. С. 105-135; Кваша А.Я. Что такое демография? М.,
1985; Носкова А.В. Демографическое поведение российского общества в доиндустриальную эпоху // Социальная политика и социология. Междисциплинарный научнопрактический журнал. М., 2004. № 1. С. 77-81.
3
Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – начало
XX вв.): в 2 т. СПб., 2000. Т. 1. С. 199.
4
Вишневский А.Г. Ранние этапы становления нового типа рождаемости в России
// Брачность, рождаемость, смертность в России и в СССР. М., 1977. С. 126-128.
5
Носкова А.В. Указ. соч. С. 78.
6
Кваша А.Я Указ. соч. С. 84.
7
Паялин Н.П. Волжские ткачи. Фабрика "Красный перекоп", 1722-1917 гг. М., 1936.
С. 113.
8
ГАЯО. Ф. 230. Оп. 11. Д. 394. Л. 38(об.), 40(об.).
2
М.В. Ахтямова
171
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.А. Залунаева
Профессиональные заболевания
ярославских рабочих
во второй половине XIX – начале XX вв.
Основным бедствием городов России во второй половине XIX – начале
ХХ вв. было их антисанитарное состояние. Это, безусловно, оказало влияние
на повышение заболеваемости и смертности среди населения. По данным
исследователей, около 2/5 прекративших работу на фабрике пролетариев
сделали это из-за болезни или смерти, вызванными тяжелыми условиями
труда и быта, высоким уровнем производственного травматизма и профессиональных заболеваний1. По мнению П.М. Лукьянова2, одними из самых
вредных производств ЦПР были предприятия текстильной, химической отраслей, а также табачные фабрики.
До 1886 г. в России организованного санитарного надзора за фабриками, заводами и мастерскими не существовало. Отсутствовала необходимая
законодательная база, а также "персонал, специальная обязанность которого
состояла бы в надзоре за промышленными заведениями и санитарным состоянием рабочих"3. Только с началом деятельности в 1886 г. фабричной инспекции организация и условия труда на производствах стали приобретать
правовую основу. Одной из главных функций созданной структуры был надзор за соблюдением "охранения жизни, здоровья и нравственности рабочих
во время работы"4.
Тем не менее, появление закона, признающего необходимость охраны
труда, не означало скорейшего улучшения санитарной обстановки на заводах и состояния здоровья рабочих. Чиновниками и предпринимателями не
было выработано единых критериев определения опасности, вредности производства, ясного представления о профессиональном риске.
В структуре ярославской промышленности ведущее место принадлежало текстильной, пищевкусовой и химической отраслям. Это были предприятия, производственный процесс которых способствовал развитию у рабочих
различного рода заболеваний. По статистике, приводимой Г.И. Лифшицом5,
на рубеже ХIХ – ХХ вв. среди рабочего населения промышленных городов
наиболее распространенным заболеванием была бугорчатка легких, чахотка
или туберкулез. У горожан эта болезнь встречалась в 2,5 раза чаще, чем у
сельских жителей. Туберкулез по справедливости считался болезнью городского пролетариата. На различных предприятиях болезнь была развита неодинаково. Большей опасности заболеть подвергались рабочие, вынужденные постоянно вдыхать пыль в цехах. К этой категории относились ткачи,
прядильщики, полировщики стекла, металлов и т.п.
172
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Особенно много туберкулезных больных было среди рабочих ткацких
фабрик. Техническая оснащенность, связанная с охраной труда и здоровья
рабочих текстильных предприятий, не была совершенной. Система вентилирования цехов имелась лишь на крупных фабриках. Так, механические вентиляторы имелись в цехах ЯБМ. Для "убережения здоровья" Правила внутреннего распорядка мануфактуры обязывали всех работающих на фабрике
"держать машины и пол около этих машин в чистоте во все время работы;
ежедневно, перед окончанием работы, машины должны быть обмахнуты и
пол подметен"6.
Существующие правила безопасности, а также вентиляция не гарантировали сохранение здоровья рабочих. Об этом свидетельствуют данные санитарных отчетов. К примеру, только в 1902 г. из 9 880 рабочих ЯБМ 7 106
человек подверглись заболеваниям органов дыхания7. Материалы годовых
отчетов ярославских санитарных врачей за 1890 – 1910-е гг. позволяют соотнести количество и характер профессиональных заболеваний рабочих ЯБМ,
данные о которых представлены в таблице 1.
Таблица 1
Профессиональные заболевания рабочих ЯБМ
на рубеже ХIХ – ХХ вв.*
Болезни
- органов дыхания
- нервной системы
- органов зрения
- кожные
Количество заболевших (%)
56 %
18 %
16 %
10%
* Таблица составлена по: ГАЯО. Ф. 1150. Оп. 1. Д. 1836, 2787.
Таким образом, туберкулез был самым массовым, но не единственным
профессиональным заболеванием ткачей. Многие рабочие болели экземой,
плоскостопием, малокровием, расстройством нервной системы, нарушением
вестибулярного аппарата головного мозга и головокружением. Большинство
перечисленных в таблице 2 заболеваний являлись следствием повышенной
запыленности производственных помещений. Наряду с загрязненным воздухом в цехах была сильная вибрация полов, вследствие чего у женщин, работавших на фабрике случались выкидыши и преждевременные роды. Шум от
станков и веретен приводил к снижению слуха у большинства работников
текстильных фабрик8.
Главным фактором, оказывающим отрицательное воздействие на здоровье рабочих табачных фабрик, являлась пыль и испарения от табака при его
обработке. Раздражение от табачной пыли вызвало у рабочих фарингит,
бронхит, язвы на коже, воспаления глаз, конъюнктивит9. По описаниям современников "рабочие-табачники выглядели какими-то ненормальными…
Е.А. Залунаева
173
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Табачная пыль разъедала глаза, спирала грудь, вызывала постоянный кашель"10.
Как и на текстильных предприятиях, удаление пыли из цехов на табачных фабриках осуществлялось посредством вентиляторов. К началу ХХ в.
механические вентиляторы были установлены на всех табачных предприятиях Ярославля. Исключение составила лишь фабрика М.Е. Вахрамеева в
Коровниках. В санитарном отношении это было неблагополучное производство. Самыми чистыми фабричными помещениями считались цеха, принадлежащие И.Н. Дунаеву. Здесь, кроме обычных вентиляторов, использовались
"водяные пылеустранители"11.
Между тем, число профессиональных заболеваний работников Дунаевской фабрики оставалось вполне сопоставимым с положением на других табачных предприятиях Ярославля. Для сравнения в таблице 2 приведены данные о профессиональных заболеваниях рабочих фабрик И.Н. Дунаева иФ.Е.
Вахрамеева.
Таблица 2
Профессиональные заболевания рабочих табачных фабрик
И.Н. Дунаева и Ф.Е. Вахрамеева (по данным на 1904 г.)*
Болезни
- бронхит
- анемия
- кожные болезни
Число заболевших
на табачной фабрике
И.Н. Дунаева (%)
Ф.Е. Вахрамеева (%)
44.8
64.8
31.7
22.6
23.5
12.6
* Таблица составлена по: ГАЯО. Ф. 1150. Оп. 1. Д. 2242. Л. 4, Д. 2787. Л. 28, 29.
Таким образом, уровень заболеваемости здесь был примерно одинаков.
По числу страдающих бронхитом предприятие Дунаева заметно уступало
фабрике Вахрамеева. Вероятно, это объяснялось более совершенным техническим оснащением фабрики, способствовавшим поддержанию относительно чистого воздуха. Как следует из таблицы 3, на втором месте среди профессиональных заболеваний стояла анемия или малокровие. Анемия
являлась следствием токсического поражения костного мозга в результате
вдыхания испарений от табака. Рабочих, больных малокровием, отличала
бледность кожи, одышка, головокружение. Раздражающее действие табачной пыли приводило к появлению дефектов кожи и слизистой оболочки.
Специальная одежда для рабочих защищающая открытые участки тела, глаза, не была предусмотрена. В связи с этим кожные заболевания, такие как
экземы, язвы, сыпи, занимали третье место среди профессиональных заболеваний рабочих табачных фабрик.
174
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В ХIХ в. Ярославль был центром производства свинцовых белил. В рассматриваемый период в городе насчитывалось до 7 свинцово-белильных заводов12. Санитарно-гигиеническая обстановка на производствах химической
отрасли и, в особенности, на заводах, изготовлявших свинцовые и хромовые
краски была чрезвычайно тяжелой. Здесь еще в большей степени, чем на
текстильных и табачных фабриках, условия труда и быта приводили к быстрому изнашиванию организма, профессиональным заболеваниям и ранней
смерти рабочих. Свинцово-белильные заводы были сравнительно мелкими
промышленными заведениями с числом рабочих 20 – 80 человек. Фабричная
инспекция не контролировала их деятельность, поэтому профилактические
меры здесь практически не применялись. Несмотря на чрезвычайную вредность производства многих привлекал короткий рабочий день, длившийся
3 – 5 часов, и довольно высокая заработная плата, составляющая в месяц 12
– 14 рублей.
Самым распространенным профессиональным заболеванием рабочих
свинцово-белильных заводов было отравления парами свинца. Первыми
признаками недуга были бледность кожи и появляющаяся чернота на зубах13. Рекомендации по профилактике химических отравлений на каждом заводе были свои. Вместе с тем, предлагаемые меры не могли спасти рабочего
от отравления, особенно, если на заводе применялся "голландский" или "сухой" способ изготовления красок. Новые, щадящие здоровье рабочих, способы обработки белил появляются на свинцово-белильных заводах города
только в начале 1890-х гг. На некоторых предприятиях Сорокиных и Вахрамеевых обработка свинца стала производится "мокрым" методом. Вследствие этого свинцовой пыли, обычно образующейся при пережигании и просеивании свинца, в помещениях стало меньше. В начале ХХ в. на заводах
П.И. Оловянишникова и И.А. Вахрамеева обработка свинца производилась
по-прежнему старым "сухим" способом посредством пережигания свинца и
просеивания его в закрытых ящиках14.
Несмотря на нововведения при дальнейшем изготовлении белил, то есть
размельчении кубиков, просеивании, в заводском помещении неизбежно
распространялась свинцовая пыль и пары с частицами свинцовых солей.
Первые признаки интоксикации проявлялись уже на 4 – 5 неделе работы в
цехах15. Болезнь начиналась с нарушения функций органов дыхания пищеварения, снижения аппетита. Данные, собранные в таблице 3, отражают процентное соотношение заболеваний, которым подвергались рабочие свинцово-белильных заводов в результате вдыхания паров свинца.
Таблица 3
Профессиональные заболевания рабочих
свинцово-белильных заводов г. Ярославля
(по данным на 1897 г.)*
Болезни:
Е.А. Залунаева
Число заболевших на заводе:
175
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
- органов дыхания
- органов пищеварения
- отравления химическими веществами**
Торгового дома
братьев Вахрамеевых (%)
9.5
34
С.Н. Сорокина
(%)
11.6
17.9
Торгового дома
П.И. Оловянишникова (%)
24
44
56.5
70.5
32
* Таблица составлена по: ГАЯО. Ф. 1150. Оп. 1. Д. 2081, 2787.
** Свинцовые колики, мозговая интоксикация.
Таким образом, главная опасность организации труда на свинцовобелильных заводах заключалась в том, что каждый этап производства красок
крайне негативно сказывался на здоровье рабочих. Профессиональные заболевания "химиков" зачастую носили необратимый характер. Пребывание на
заводе в течение нескольких лет приводило человека к инвалидности. По
словам Ф.Ф. Эрисмана, смертность рабочих в результате профессиональных
заболеваний была самой высокой на предприятиях химической промышленности16. В материалах фондов ярославских свинцово-белильных заводов не
удалось обнаружить сведений о числе умерших рабочих вследствие свинцового отравления, так как в большинстве случаев летальный исход наступал
по увольнении рабочего с завода в связи с его нетрудоспособностью.
Подводя итоги изучения причин и характера профессиональных заболеваний ярославских рабочих во второй половине ХIХ – начала ХХ вв., отметим следующее. Были исследованы условия труда на предприятиях трех ведущих в городе отраслей – текстильной, табачной и химической. С точки
зрения организации производственного процесса их объединяло то, что в
ходе обработки того или иного материала заводские помещения наполнялись
пылью, различными испарениями. Механизмы очистки воздуха в цехах были
мало эффективны или отсутствовали вовсе. Не на всех заводах была предусмотрена специальная защитная одежда для рабочих. В связи с этим более
всего подвергались заболеваниям органы дыхания, слизистые оболочки. Чахотка, бронхит, астма, малокровие, конъюнктивит – те болезни, которыми
страдали рабочие большинства ярославских заводов. Не менее распространены были кожные заболевания. Раздражающее действие частиц пыли приводило к появлению язв, гнойников.
На предприятиях различных отраслей существовали свои специфические формы профессиональных заболеваний. Так, ткачи чаще рабочих других специальностей, страдали пониженным слухом и зрением. Экземам и
другим кожным заболеваниям нередко подвергались рабочие табачных фабрик. Химические ожоги и отравления были распространены на свинцовобелильных заводах.
176
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
 Примечания
Мейерович М.Г. Причины увольнения как показатель положения российского
пролетариата (на материалах Ярославской губернии) // "Минувших дней связующая
нить…" V Тихомировские чтения / Под ред. Селиванова А.М. Ярославль, 1995. С. 128.
2
Лукьянов П.М. История химических промыслов и химической промышленности
России до конца XIX века: В 6 т. Т. 4. М.: АН СССР, 1955. С. 501.
3
Эрисман Ф.Ф. Избранные произведения: В 3 т. Т. 1. Влияние жилища и питания на
здоровье человека. М.: Медизд, 1959. С. 89.
4
Туган-Барановский М.И. Русская фабрика в прошлом и настоящем. Историческое
развитие русской фабрики в XIX веке. СПб.: Наша жизнь, 1907. С. 411.
5
Лифшиц Г.И. Медицина прошлого и медицина будущего. Ярославль: Типография
№ 2, 1921. С. 5.
6
Государственный архив Ярославской области (далее ГАЯО). Ф. 674. Оп. 3. Д. 285.
Л. 101.
7
Там же. Ф. 1150. Оп. 1. Д. 1836. Л. 2.
8
Там же. Д. 1836, 2787.
9
Заболеваемость населения Ярославской Государственной Махорочной фабрики
им. В.И. Ленина в 1924 г. Ярославль: Издание Яргубздравотдела, 1926. С. 8.
10
Балканская звезда. Страницы истории: Юбилейное издание. Ярославль: Нюанс,
2000. С. 72.
11
ГАЯО. Ф. 1150. Оп. 1. Д. 535. Л. 173.
12
Там же. Л. 172-174.
13
Там же. Д. 516. Л. 2.
14
Там же. Д. 535. Л.173.
15
Там же. Л. 172.
16
Эрисман Ф.Ф. Профессиональная гигиена или гигиена умственного и физического труда. М., 1897. С. 358.
1
А.Н. Пичуев
Временно-каторжная тюрьма “Коровники"
Свою историю главная тюрьма Ярославской губернии начинает с 1800
г., когда по указу Александра I началось строительство первых корпусов тюремного замка в Коровницкой слободе (строительство закончилось лишь в
1910 г.). В 1842 г. вновь образованная Ярославская арестантская рота также
расположилась на берегу р. Волга, в Коровниках1. В 1870 г. она была переименована в Ярославское исправительно-арестантское отделение. Статус
тюремного замка изменился в связи с подъемом революционного движения,
когда наиболее остро встала проблема нехватки тюрем для содержания заключенных, осужденных на каторгу. 22 февраля 1910 г. Ярославское отделение стало временно-каторжной тюрьмой2.
С началом работ по переоборудованию старых помещений под временную каторжную тюрьму встал вопрос о расширении территории, т.к. занимаемая отделением площадь была полностью застроена: для этого были
А.Н. Пичуев
177
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
приобретены смежные участки3. Основные строительные работы на территории тюрьмы были проведены в 1910 – 1911 годах. К 1912 году – в основном, а к 1914 году – полностью, Ярославская временно-каторжная тюрьма
(ЯВКТ) обрела свой окончательный облик.
О важном значении ЯВКТ говорит и наличие в ней, кроме надзирательской команды, и воинского караула, производившего внешнюю охрану
тюрьмы. Такие караулы в тюрьмах Европейской России существовали лишь
в виде редкого исключения (в 1911 г. – в Пермской и Екатеринбургской
тюрьмах, каторжной тюрьме Николаевского градоначальства и в нескольких
временно-каторжных тюрьмах, в том числе и в Ярославской)4.
Вот как характеризует караул тюрьмы начальник Ярославского охранного отделения (сентябрь 1911 г.): "Военный караул … не отвечает тем требованиям, которые должны к нему предъявляться. На почве неприязненного
отношения к тюремному надзору им просто, по отсутствию среди нижних
чинов частей, от которых караул назначается, воинской дисциплины и сознания служебного долга сплошь и рядом происходят грубые нарушения часовыми своих обязанностей до самовольного оставления поста включительно, на каковой почве между войсковыми начальствами и начальником
тюрьмы неоднократно происходят … недоразумения, в результате коих последний склонен совершенно отказаться от военного караула, тем более, что
по негласным сведениям, подтверждающимся … агентурными указаниями
…, часовые, кроме того, принимали и непосредственное участие в передаче
с воли и обратно…"5.
Начальник ВКТ Адамов Василий Николаевич располагал канцелярией
из 9 помощников и 8 письмоводителей. С образованием тюрьмы выявилась
малочисленность тюремной стражи. По ходатайству губернской тюремной
инспекции число чинов надзора было увеличено с 6 старших и 98 младших
надзирателей в 1910 г. до 8 старших и 124 младших надзирателей в 1911 г.
Кроме того, в штате тюрьмы состояли священник, псаломщик, врач и 4
фельдшера6.
7 сентября 1910 г., задолго до окончания работ по переоборудованию
тюрьмы, Главное тюремное управление уведомило ярославского губернатора об отправке в Ярославль первой партии каторжных арестантов из Казанской, Нижегородской и Олонецкой губернии7. С этого момента началось регулярное пополнение тюрьмы арестантами. Кроме ссыльнокаторжных в
тюрьме содержались арестанты других категорий: 1) следственные, 2) приговоренные к заключению в тюрьме, в крепости, в исправительноарестантском отделении. К 1 января 1911 г. в тюрьме (в "крепости" или замке, как ее еще называли) отбывали наказание 858 заключенных (из них 344
каторжных), а к 1 января 1912 г. – уже 1008 (681 каторжный)8.
В тюрьме был установлен достаточно жесткий режим: в 5 часов утренняя проверка, туалет и выдача кипятка; через 20 минут – наряд на работы,
прогулка на 25 – 30 минут, начало работы, затем ужин и вечерняя проверка.
178
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Такой режим ГТИ признала "наиболее образцовым". Каждый шаг заключенного строго регламентировался "правилами порядка содержания"9, любое
нарушение которых (разговор на прогулке, неподчинение чинам надзора, отказ от работы и т.п.) влекло суровое наказание. Система взысканий, от денежных штрафов, заключения в темный и светлый карцер до наказания розгами (от 25 до 100 ударов), была направлена на подавление малейшего
недовольства и неповиновения заключенных. Министр юстиции И.Г. Щегловитов, посетивший тюрьму 1 сентября 1912 г.10, остался доволен порядками тюрьмы.
Большая часть времени заключенных была занята тюремной работой,
которую администрация рассматривала как возможность извлечения доходов и важное средство для исправления арестантов. Работы делились на наружные, которые исполнялись заключенными разряда исправительного отделения, а внутренние – для каторжных арестантов. Среди наружных
важнейшее место занимали сельскохозяйственные – на Приютской, Телегинской, Кругликовской дачах, работы на тюремных пароходах "Успех" и
"Тихвинка", при ассенизационном обозе и т.п. В 1911 г. общая прибыль от
наружных работ составила 6 085 руб. 04 коп.11 К внутренним относились работы на холщово- и суконно-ткацкой фабриках, в кузнечно-слесарной и столярной мастерской и т.д.. Доходы от всех внутренних работ составили в
1911 г. 36 693 руб. 63 коп., а в 1916 – уже 99 758 руб.12, т.е. почти в 3 раза
больше. Большая часть средств, заработанных заключенными, поступала в
доходы казны и каторжной тюрьмы (до 66%), а предполагаемая к выдаче
арестантам сумма всячески сокращалась.
Тяжелое положение заключенных усугублялось скудным рационом питания: хлеба 2 фунта (820 г.) в день; мясной паек – около 15 золотников (64
г.) мяса 3-го сорта или солонины13. Слабое медицинское обеспечение тюрьмы (при 1 тыс. заключенных существовала тюремная больница на 30 коек)
не позволяло предотвратить высокую смертность среди заключенных. Так, в
1911 г. в тюремной больнице умерло 133 человека14, чему в какой-то мере
способствовало и плохое питание заключенных.
Довольно любопытными для иллюстрации условий содержания и быта
заключенных Ярославского централа могут быть воспоминания бывших арестантов этой тюрьмы – Цветкова и Ясюкевича. На основании этих воспоминаний можно сделать вывод, что в ВКТ "Коровники" соблюдался строжайший режим: "Это был настоящий застенок. Даже Шлиссельбургская
крепость и та не могла соперничать с "Коровниками"15.
С самого первого дня начинались злоключения вновь прибывших арестантов. В Коровниках существовал следующий порядок: каждого "новичка"
прежде всего, направляли в одиночный корпус "на испытание", вещи и продукты у него отбирались. Те же приемы практиковались и при определении
в карцер. Целый месяц ничего не выдавалось из кладовой, кроме казенного
пайка, даже покупать на свои деньги что-либо не полагалось. Через месяц
А.Н. Пичуев
179
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вещи из кладовой извлекали, правда, продуктов в мешке, как правило, уже
не было.
Надзирателям было строго наказано, чтобы каждый из них несколько
раз в неделю представлял рапорта, по которым можно было заключенных
сажать в карцер. Не выполнявшим это негласное предписание угрожал
штраф или увольнение со службы, как "не соответствующих назначению"16.
В карцер сажали практически без повода: за громкий разговор в камере, не
встал перед надзирателем, громко кашлянул, посмотрел в окно, на прогулке
посмотрел в сторону и т.п.
Обыски в камере делались раз в неделю, а иногда и два, хотя по инструкции их полагалось делать каждый день. Придирались надзиратели "ко
всякой мелочи": то кружка не на месте, то посуда не так вычищена, то гденибудь царапина на стене, то обтрепанный уголочек одеяла, за которое уже
успели посидеть в карцере несколько человек. Нужно сказать, что уводя в
карцер, смотрители забирали как казенные, так и личные вещи заключенных
в цейхгауз, после карцера постельные принадлежности выдавали какие попадутся. Нередко случалось, что за одну и ту же вещь сидело несколько человек. Возражать было нельзя, т.к. грозила порка, или, как выражались на
арестантском жаргоне, "посадить на кобылку"17. Если обыск проходил благополучно – не было причин посадить в карцер – заключенные могли вздохнуть с облегчением, потому что после карцера только спустя месяц выдавались вещи и заключенный целый месяц был лишен и книг, и табака, и
собственных продуктов.
Если приходило письмо во время "испытания" – оно выдавалось тоже
через месяц. После выхода из карцера, когда еще не кончился срок месячного испытания, – свидания не разрешались. Бывали случаи, когда заключенные пребывали в карцере с перерывами в течении полугода или года. "А потом – подорванное здоровье: истощение, цинга, туберкулез или еще чтонибудь, затем в больницу, а там через несколько времени и на тот свет"18.
Неудивительно, что процент смертности в Коровниках был достаточно высок.
В тюрьме арестантов водили в баню, давая времени всего 10 минут;
"порасторопнее набирали воды, и кой как обмывались, другим же часто не
удавалось брать даже воды, т.к. кран был один и вода текла медленно. Стоишь, бывало, в очереди, вдруг раздается команда: "выходи", и идешь, почти
совершенно не помывшись", – вспоминал бывший арестант ВКТ "Коровники" Ясюкевич19. Естественно, при таком положении вещей ни о каком соблюдении санитарно-гигиенических норм не было и речи.
Ежедневно заключенных на 20 минут выводили на прогулку, за исключением воскресений и дней бани. Расстояние друг от друга арестанты должны были держать шагов на 10, "так и ходили по двору гуськом", не разговаривая друг с другом и не поворачивая головы в сторону20.
180
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Надо сказать, что зачастую цифра карцерных доходила до 8% всех сидевших в тюрьме. Если карцеров не хватало – делали камеры на карцерном
положении. Редкий день в тюрьме проходил без порки. Некоторые заключенные не выдерживали такого деспотичного режима и кончали жизнь самоубийством, особенно бессрочные21.
На основании имеющихся данных с полной уверенностью можно сделать вывод, что крупнейшую и самую известную тюрьму Ярославской губернии преследовали те же проблемы, что и почти все тюрьмы Российской
империи: это и произвол тюремной администрации, и недостаточная благоустроенность арестантских корпусов, и полное несоблюдение гигиенических, медицинских и пищевых норм содержания заключенных, совершенно
несоответствующие правилам условия содержания последних, и, наконец,
полная неустроенность быта лиц, отбывающих наказание за совершение
преступлений.
 Примечания
ГАЯО. Ф. 335. Оп. 1. Д. 3. Л. 12.
См.: Там же. Д. 1169. Л. 63.
3
См.: Там же. Д. 1173. Л. 58, 75.
4
См.: Познышев С.В. Очерки тюрьмоведения. М., 1915. С. 275.
5
См.: ГАЯО. Ф. 906. Оп. 4. Д. 928. Л. 9.
6
См.: Там же. Ф. 338. Оп. 1. Д. 156. Л л. 179об. – 187об.
7
См.: ГАЯО. Ф. 335. Оп. 1. Д. 1163. Л. 4.
8
См.: Там же. Ф. 338. Оп. 1. Д. 170. Л. 3-4.
9
См.: Отчет о деятельности Ярославской губернской тюремной инспекции (ЯГТИ)
за 1911 г. Ярославль, 1912. С. 28-29.
10
См.: ГАЯО. Ф. 338. Оп. 1. Д. 153. Л.41.
11
См.: Отчет о деятельности ЯГТИ за 1911 г. С. 86.
12
См.: ГАЯО. Ф. 338. Оп. 1. Д. 1458.
13
См.: Там же.
14
См.: ГАЯО. Ф. 338. Оп. 1. Д. 1461. Л. 3.
15
См.: Цветков А.Д. "Коровники" // На волю. Л., 1927; Ясюкевич. ВКТ "Коровники"
// На перевале. Ярославль, 1923.
16
Ясюкевич. Временно-каторжная тюрьма "Коровники" // На перевале. Ярославль,
1923.
17
Цветков А.Д. "Коровники" // На волю. Л., 1927.
18
Ясюкевич. ВКТ "Коровники" // На перевале. Ярославль, 1923. С. 44.
19
См.: там же. С. 43.
20
См.: Цветков А.Д. "Коровники" // На волю. Л., 1927.
21
См.: Ясюкевич. ВКТ "Коровники" // На перевале. Ярославль, 1923. С. 43-44.
1
2
М.Н. Барабаш
181
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М.Н. Барабаш
Религиозные преступления
православного населения Ярославской
и Костромской губерний
в конце XIX – начале XX вв.
Конец XIX – начало XX вв. в истории России – это время, когда страна
и её население переживали "…кризис мировоззрения, кризис всей системы
ценностей"1. Кризис этот коснулся и взаимоотношений православной церкви
и верующих и выразился, прежде всего, в "охлаждении" к вере среди представителей различных сословий, которое отмечали как сами представители
церкви, так и светские власти. Это "охлаждение" проявлялось по-разному –
от нежелания выполнять некоторые церковные обряды (например, уклонение от исповеди и причастия "по опущению", т. е. без уважительных причин)
до открытых действий против православной церкви и её служителей, выражавшихся, прежде всего, в совершении религиозных преступлений. Рост
преступности является одним из показателей кризисной ситуации. Поэтому,
изучение религиозных преступлений может показать, насколько изменилось
религиозное сознание верующих, насколько сильным было влияние православной церкви на прихожан и насколько эффективны были меры, предпринимаемые властями для повышения статуса и значения русской православной церкви (далее – РПЦ).
Надзор за религиозной ситуацией в России, помимо центральных и местных церковных учреждений, вели и такие светские учреждения как III отделение Собственной Его Императорского Величества Канцелярии (далее –
СЕИВК) (до 1880 г.) и департамент полиции Министерства внутренних дел
(1880 – 1917 гг.)2. Для ответа на обозначенные выше вопросы мы обратились
к источникам местных судебных учреждений – ярославского, рыбинского3 и
костромского4 окружных судов, которые в то время занимались, в том числе,
и рассмотрением религиозных преступлений. Нередко наиболее "громкие"
преступления освящались в периодической печати.
Под религиозным преступлением (или как тогда ещё говорили – посягательством) понималось "преступления против веры и ограждающих оную
постановлений"5. По 12-му изданию "Уложения о наказаниях уголовных и
исправительных"6 все преступления против православной веры и церкви
разделены на четыре главы: "О богохулении и порицании веры", "Отступления от веры и постановлений церкви", "О оскорблении святыни и нарушении
церковного благочиния", "О святотатстве, разрытии могил и ограблении
мёртвых тел". В зависимости от тяжести совершённого преступления предусматривалась различная степень наказаний – от смертной казни (нужно от182
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
метить, что до 1905 г. такая мера наказания по религиозным преступлениям
практически не применялась; после событий 1905 г. она назначалась, в основном, за убийство или нанесение тяжких увечий священнослужителям) и
ссылки на каторгу до кратковременных арестов, штрафов или даже простых
"внушений" провинившимся.
Наибольшее количество преступлений было совершено по статьям "О
святотатстве…": с 1887 г. по 1914 г. по этим статьям в Ярославской губернии было совершено 175 преступлений и осуждено 214 мужчин и 3 женщины7. Большую часть из этой группы религиозных преступлений составляют
дела о кражах церковного имущества и денег. К началу ХХ в. в связи "с часто повторяющимися кражами церковного имущества" Ярославская Духовная
консистория 31 августа 1901 г. издала даже Циркулярный указ, который
предусматривал усиление мер со стороны церковных старост по охране церковного имущества, в частности, установку прочных ставен на церквях и часовнях, устройство при церквях фонарей для лучшего освещения прилегающей территории и т. п.8
На втором месте находятся преступления по статьям "Богохуление и
порицание веры": за тот же период в Ярославской губернии их было совершено 81 и осуждено 81 мужчина и 9 женщин. Как видно из следственных
дел, приблизительно 90% таких преступлений совершалось людьми в пьяном виде и лишь незначительная часть "с умыслом" раскольниками или старообрядцами, которые и во время следствия не скрывали своего неприязненного отношения к православной церкви и, как правило, заранее готовились к
своим "злодеяниям". Например, показательным в этом плане является дело,
которое произошло в одном из соборов Вологодской губернии в октябре
1863 г. и было настолько "дерзостным", что его отправили в III отделение
СЕИВК. Государственный крестьянин Вологодской губернии И.М. Замаров
во время совершения литургии в Грязовитском соборе вошёл в алтарь, схватил с престола чашу с вином, бросил её на пол и сказал: "…вот что мне надо.
Это сатанинская чаша…"9. Позже он признался, что принадлежит к секте
странников и цель его поступка состояла в том, чтобы "изобличить народ в
неправильном веровании в чашу Христову, употребляемую в православной
церкви"10. Интересен также и комментарий по поводу этого инцидента, содержащийся в письме в канцелярию обер–прокурора Синода, от представителя вологодских властей Г.М. Ахматова: "Трудно верить, чтобы в наш век,
когда литература и многие даже правительственные в государстве лица силятся доказать невинность и благонамеренность раскола, были возможны
столь уродливые и безобразные явления; от сюда до терроризма только один
шаг. Безнаказанная дерзость, пример нарушения законов, ослабление власти
всегда и везде имеют те же последствия – общественное разложение… А когда авторитет её [Святой Церкви – М.Б.] будет поколеблен, чей тогда устоять
может?"11. Хотя это высказывание касалось, в первую очередь, раскола в наМ.Н. Барабаш
183
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
чале ХХ в. оно, как мы увидим далее, станет актуальным и для православных верующих.
Самым неблагонадёжным сословием в плане религиозной преступности
было крестьянство – на его долю приходится более 60% всех преступлений,
на втором месте находится мещанское сословие – примерно 20% преступлений. Возраст преступников от 21 до 60 лет, хотя в некоторых делах, в основном связанных с грабежом церковного имущества и денег, фигурируют люди и более юного возраста (до 20 лет). Так, из 217 осуждённых по статьям
"Святотатство, разрытие могил и ограбление мёртвых тел" 16 осуждённых
были в возрасте до 17 лет и 40 осуждённых в возрасте от 17 до 20 лет, т. е.
примерно 1/4 преступлений подобного рода было совершено совсем молодыми людьми.
Что же касается роста религиозных преступлений, то на основе указанных выше источников нельзя делать вывода о стремительном росте религиозной преступности в начале XX в. по сравнению с 70 – 90 гг. XIX в. Хотя,
например, костромским окружным судом в 70 – 90-е гг. XIX в. было рассмотрено только 9 уголовных дел, связанных с религией, а с 1900 г. по 1916
г. – 39 дел12. Оговоримся, что не по всем из них был вынесен обвинительный
приговор.
Но, как видно из источников, в начале ХХ в., особенно после 1905 г.,
религиозные преступления становятся более жестокими, начинают фигурировать дела об ограблениях с избиением и даже убийством священно- и церковнослужителей. Например, в селе Каменном Броде Пензенской губернии
двое крестьян (18-ти лет) пришли в дом священника Касторского, один из
молодых людей стал избивать священника, а второй "…сломал у стола
ящик; но не найдя в нём денег, захватил четверть ведра водки…", после чего
оба как ни в чём не бывало ушли из дома13. В 1906 г. в Рыбинске ученик 7
класса рыбинской мужской гимназии П.И. Матвеевский ворвался в квартиру
священника указанной гимназии В. Закедского и угрожал священнику револьвером14. К счастью, в этом деле никто не пострадал.
Здесь мы привели лишь два подобного рода дела, хотя их было в то
время гораздо больше и не все они имели такой "счастливый" конец. Некоторые исследователи, на основе газетных статей того времени, пишут о "настоящем терроре", развёрнутом против духовенства, после революции 1905
г.15 Причём "устроителями" этого "террора" очень часто являлись учащиеся
или выпускники духовных учебных заведений.
После событий 1905 г. обострилась и проблема хулиганства, под которым юристы того времени понимали "ничем со стороны потерпевшего не
вызванное и никаким стремление к личной выгоде не внушённое, противозаконное, умышленное, злобное посягательство на чужую жизнь, здоровье,
честь или имущество"16. Такие "безмотивные", как говорили в то время, преступления буквально захлестнули как город, так и деревню. Очень часто
184
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
жертвами хулиганских действий становились священнослужители и предметы культа.
Таким образом, в начале XX в. наблюдается ухудшение моральнонравственной ситуации как в городе, так и в деревне, которое проявляется не
столько с количественной, сколько с "качественной" стороны, т. е. в усилении жестокости при совершении преступлений против РПЦ и её служителей.
Что касается причин подобной ситуации, то можно говорить и о проблеме
пьянства, и о влиянии раскола, и о личных мотивах. Но некоторые представители того времени задумывались и говорили о том, что хулиганства и преступность против церкви, которая в сознании простого народа отождествлялась с государством, – это своеобразная подсознательная месть "за прошлое
крепостничество", это "…полное отрицание общественно-государственного
порядка", своеобразный инстинктивный протест против "старого"17. Получается, что дело даже не столько в степени секуляризации религиозного сознания православных, большая часть которых и после революции 1917 г. оставалась верующими, сколько в "сращивании" понятий "церковь" и
"государство". Соответственно, говорить о какой бы то ни было эффективности мер по повышению в сознании верующих авторитета церкви в тот период не представляется возможным.
 Примечания
Очерки городского быта дореволюционного Поволжья / Сост. А.Н. Зорин, Н.В. Зорин, А.П. Каплуновский и др. Ульяновск. 2000. С. 73.
2
Государственный архив Российской Федерации (далее – ГАРФ). Ф.109 "III отделение СЕИВК", ф. 102 "Департамент полиции МВД".
3
Государственный архив Ярославской области (далее – ГАЯО). Ф. 346 "Ярославский окружной суд", ф. 37 "Рыбинский окружной суд".
4
Государственный архив Костромской области (далее – ГАКО). Ф. 340 "Костромской окружной суд".
5
Религиозные посягательства // Энциклопедический словарь / Брокгауз и Ефрон.
1899. Т. 26. С 535.
6
Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1885 года. СПб., 1904. 977 с.
7
Здесь и далее посчитано автором на основе данных, содержащихся в приложениях
к "Обзору Ярославской губернии за… год", за период с 1878 г. по 1914 г. было проанализировано 27 "Обзоров…", т. е. данные не за все годы из указанного периода.
8
ГАЯО. Ф. 230. Оп. 4. Д. 1485. Л. 82.
9
ГАРФ. Ф. 109. Оп. 38. Д. 10. Ч. 9. Л. 2.
10
Там же.
11
Там же. Л. 10.
12
ГАКО. Ф. 340. Оп. 1, 1 доп.
13
ГАРФ. Ф. 102. Оп. 204. Д. 8828. Л. 1.
14
ГАЯО. Ф. 8. Оп. 1. Д. 946. Л. 7.
15
Шалимова Л. Кризис системы духовного образования в России в начале XX в.//
Вестник Евразии. 2002. № 4. С. 69.
16
Цит. по: Фирсов С.Л. Православная церковь и государство в последнее десятилетие существования самодержавия в России. СПб., 1996. С. 56.
1
М.Н. Барабаш
185
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
17
Цит. по: Фирсов С.Л. Указ. соч. С. 58, 60.
Р.А. Невиницын
Иваново-Вознесенская стачка 1905 года
на страницах ярославской губернской газеты
"Северный край"
Вопрос освещения Иваново-Вознесенской стачки на страницах либеральной газеты "Северный край" представляет серьезный интерес для региональных исследователей истории первой российской революции. Данная тема рассматривалась в ряде работ. Так, Т.И. Волкова пришла к выводу, что
журналисты "Северного края" благодаря высокому профессионализму способствовали радикализации общественных настроений. А.В. Девяткина подчеркивала усиление цензурного давления на газету из-за смелых статей весной-летом 1905 г. "Северный край" в контексте освещения стачки
рассматривался Ю.А. Якобсоном. Он сравнивал характер публикаций "Северного края" со статьями в оппозиционных изданиях Санкт-Петербурга и
Москвы.
Источниками нашего исследования были номера газеты "Северный
край" весны – лета 1905 года, воспоминания сотрудника редакции Л.С. Федорченко, документы из фондов Государственного архива Ярославской области, публикации изданий консервативного лагеря – "Ярославских губернских ведомостей", "Ярославских епархиальных ведомостей", листовки
социал-демократических организаций Иваново-Вознесенска.
Стачка в Иваново-Вознесенске стала яркой страницей первой российской революции 1905 – 1907 гг. Это выступление рабочих почти не было отражено в печати Владимирской губернии (к которой и относился ИвановоВознесенск), где в то время не выходили издания общественнополитического характера, зато подробные сведения нашли отражение в ярославских и костромских изданиях1. В первую очередь, это относится к ярославской газете "Северный край".
В "Северном крае" особенно в первой половине 1905 года очень много
заметок о тяжелом положении рабочих Иваново-Вознесенска. Большую роль
в освещении жизни, труда и борьбы ткачей сыграли корреспонденции местного писателя и журналиста И.А. Волкова, печатавшегося в газете под псевдонимами Кифа Мокиевич2, К. М-ч., К. –ч3. Будучи сам потомственным текстильщиком, он хорошо знал, чем живут рабочие, его недавние коллеги.
Крайне ценны его статьи о положении ткачей, о низкой заработной плате, о высоких штрафах, которые часто "зависят не от степени важности содеянного рабочим проступка, а от степени способности раздражаться, скверно186
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
го настроения, личной неприязни"4, об активном использовании сверхурочных работ (приводится статистика часов, переработанных рабочими и не полученные ими за это значительные суммы денег), об отсутствие достаточного количества бань в городе (на 100 тысяч рабочих – 3 городских бани), об
отсутствия какого-либо досуга, за исключением "водки, карт, да спанья"5.
Журналист сравнивает Иваново-Вознесенск с "царством фабричных труб,
рубля и аршина", где "кроме дешевых миткалей и ситцев фабрикуют еще
преждевременных мертвецов и калек"6. В этих статьях перед читателем
предстает та ужасающая картина обыденной безысходности, в которой протекает жизнь ткача и которая не может оставить безразличным. Газета выступает за улучшение жизни трудящихся.
Другим корреспондентом "Северного края" здесь был А.П. Дьяченко.
Он не имел в отличие от Кифы Мокиевича опыта работы ткачом, но, являясь
фельдшером на одной из фабрик Иваново-Вознесенска, имел полное представление об условиях жизни и труда текстильщиков. Публикации его выходили под псевдонимами "Осколок", "Одинокий", "Никандр", "Весна"7.
В корреспонденциях марта – апреля 1905 г. чувствуется явное недовольство покорностью, нежеланием рабочих бороться за свои права: "Тихо,
чинно у нас. Мир и благоволение вокруг. А где-то там, далеко, далеко, чтото происходит, что совершается"8. Своими публикациями журналисты готовили забастовку текстильщиков. Первого мая по городу распространялись
слухи, что произойдет еврейский погром, другие говорили, что будет грандиозная политическая демонстрация9. Не произошло в результате ни того, ни
другого. Однако подобные сообщения характеризуют наэлектризованную
атмосферу в городе.
Утром 12 мая, по словам корреспондента "Северного края", "забастовали рабочие трех фабрик Дербенева, Бакулина и Бурылина. К вечеру того же
дня прекратились работы и на других фабриках. Утром 13 мая на некоторых
фабриках работы возобновились, но забастовщики остановили их, переходя
огромными толпами с фабрики на фабрику"10. Кифа Мокиевич особо подчеркивает, что в городе порядок, а рабочие ведут себя спокойно, не допуская
эксцессов. Автор одобряет то, что рабочие, наконец-то вступили в борьбу за
свои права, и то, что это организованная стачка, а не стихийный протест. Издание сообщает, что на следующее утро забастовщики остановили все прядильные, ткацкие, ситцевые фабрики, механические заводы, типографии,
прачечные, колбасные, портняжные, каретные, кондитерские и другие мастерские.
Далеко не все газеты поддерживали рабочих: официальные "Ярославские епархиальные ведомости" осуждали борьбу рабочих за права, призывали к пассивному ожиданию: "не бунтовать следует рабочему человеку и не
оставлять работу, когда слишком в тяжелых условиях бывает труд, а просить
и просить… От голода русский работник, если он только трезвого и честного
Р.А. Невиницын
187
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нрава, никогда еще не погибал. А в других странах знают голодную
смерть… Там-то и придумали забастовку"11.
Такое важное событие для Центрального промышленного района как
всеобщая стачка в Иваново-Вознесенске привлекла внимание не только региональных газет, но и периодической печати Москвы и Петербурга. Не случайно "Русские ведомости", "Русский листок", "Русское слово", "Сын Отечества", "Вечерняя почта" послали в город ткачей своих специальных
корреспондентов12.
"Северный край" подробно освещал стачку рабочих и служащих. Ни
один номер не обходился без "Писем из Иваново-Вознесенска". Газета вела
отчет дням с начала выступления. Ряд статей начинались с напоминания читателям, что сегодня уже 11 – 12… 23… день забастовки.
Часто на полосах издания отмечается упорство рабочих, их готовность
идти до конца. "Три недели, месяц, продержимся, а добьемся своего – твердо
заявляют они". "Рабочие же, видя упорство хозяев, тоже твердят упорно:
что-ж, и мы подождем. Тяжело хоть нам, да ведь и им не сладко. Ну а если
уж все-таки сила не возьмет дальше бороться, и фабриканты нам не сделают
уступок, то мы, встав на работы и собравшись с силами, через месяц-два
снова забастуем"13.
На страницах "Северного края" не нашли подробного отражения сведения о Совете рабочих уполномоченных. Сообщалось лишь о "депутатском
собрании"14, но не приводилась информация о его конкретной деятельности.
Анализ корреспонденций из Иваново-Вознесенска не позволяет выявить
централизованного руководства борьбой ткачей. Из статей можно лишь узнать, что текстильщики организованно решили устроить сбор средств на нужды бастующих и создать "милицию из рабочих для поддержания порядка в
городе"15. В газете нет упоминаний персоналий, наиболее ярких ораторов,
стойких борцов, подававших пример. Возможно, что это дело рук цензора
газеты. Но более вероятной представляется версия о том, что для "Северного
края" было не важно, что за организация или человек ведет за собой движение. Журналистам было куда принципиальнее осветить подробности борьбы
рабочих с предпринимателями и властями, показать массовость стачки, сознательность и стойкость ее участников, чем выделить кого-то персонально.
Яркими штрихами нарисованы собрания на берегу реки Талки, "где говорились горячие и страстные речи. И толпа рабочих в несколько тысяч человек с лихорадочно горящими глазами жадно слушала ораторов"16. "Здесь,
собравшись в 20-ти тысячную толпу, они мирно и тихо обсуждают свои нужды. Полиция и казаки здесь отсутствуют, и эта многотысячная толпа держит себя в удивительном порядке. Сами рабочие следят друг за другом. И
это оказывается лучший контроль за массой, здесь не только никогда не бывает драк, ссор, но даже не слышно "трехэтажных" словечек, на какие наш
рабочий в обыкновенное время большой охотник"17. Рассказывая о стачке
ткачей "Северный край" с одобрением отмечал спокойствие, выдержку и ор188
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ганизованность рабочих. Другие либеральные газеты от своих корреспондентов получали аналогичные сообщения. "Русское слово" отмечает: "В любой праздник больше шуму и скандалов, чем теперь в дни всеобщей забастовки". "Рабочие ведут себя удивительно корректно. Пьяные отсутствуют
совершенно", – свидетельствовали "Русские ведомости"18.
Правдивое освещение стачки на страницах "Северного края", сочувствие газеты борьбе рабочих, осуждение ею действий властей и фабрикантов
сделали газету популярной среди рабочих19. Такая позиция издания не могла
не вызвать реакции со стороны властей. При чем против либерального издания начали действовать два губернатора – ярославский и владимирский. Так,
владимирский губернатор в телеграмме министру внутренних дел, касаясь
иваново-вознесенской стачки, отмечал: "Вреднее того, что рабочий люд читает в газетах, особенно "Вечерняя почта", "Северный край", агитаторы говорить не могут"20.
Частый недосмотр чиновников, приводил к тому, что отставки и назначения на пост цензурирующего "Северный край" происходили постоянно.
Как пишет А.В. Девяткина, в 1905 г. у газеты сменилось несколько цензоров,
среди них были начальник губернской тюрьмы и помощник прокурора. Частая их смена объяснялась тем, что каждый держался до первой крупной
ошибки21.
Летом 1905 г. цензор А. Готовцев отмечал, что "особенно много места
уделяет на своих страницах "Северный край" рабочему вопросу и рабочему
движению. Не осталось, кажется, ни одной отрасли промышленности и ремесленного труда, которой бы не был посвящен ряд статей, заметок и корреспонденций. И во всех их сквозила обычная тенденция, а именно обрисовать положение рабочего самыми мрачными красками… а работодателя –
безжалостным кровопийцей. Нельзя при этом обойти молчанием, что тенденциозность газеты "Северный край" постепенно усиливается"22.
Характерно, что после разгона собрания иваново-вознесенских рабочих
казаками 3 июня 1905 г. "Северный край" выходит с большим количеством
белых пятен – сразу чувствуется строгая, не в пример обычной, работа цензора. Под карандаш цензора попадали в первую очередь "Областной раздел"
(из него на несколько дней исчезают любые сообщения из города ткачей),
"подвал" и "Городская хроника".
Причиной большого количества пустот вместо статей было еще, помимо активности цензуры, стремление руководства "Северного края" подчеркнуть лишний раз бесправное положение не только печати (на примере своего
издания), но и российского общества в целом. Сотрудник газеты социалдемократ Л.С. Федорченко вспоминал, что изданиям, "особенно провинциальным, "белыми" местами зачастую приходилось демонстрировать свою
растущую оппозиционность и пускать их вместо запрещенных цензурой статей"23.
Р.А. Невиницын
189
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Но, несмотря на многочисленные препоны, "Северный край" выполнял
свой гражданский долг, не отступив от своей позиции в освещении рабочего
движения вообще и стачки в Иваново-Вознесенске в частности. И активность цензоров (вплоть до столичного цензурного управления), смена одного
другим – тому подтверждение.
Необходимо отметить, что Иваново-Вознесенская стачка стала первой
столь серьезной пробой сил рабочих России. Выступление текстильщиков
ЦПР подстегнуло революционное движение весной-летом 1905 года. Закономерен вывод, к которому приходит "Северный край", как и большая часть
либеральной печати: "Все факты ясно говорят за то, что мы имеем дело с
крупным явлением политического характера"24.
Насколько знаменательна была сама стачка для революционного движения, настолько важно и ценно освещение ее в газете. Еще никогда в ней не
выходил цикл статей, так подробно, раскрывавший причины и действия пролетариата. Статьи "Северного края" оказывали несомненное влияние на общественное сознание, способствуя его пробуждению и радикализации настроений. Материалы издания являются ценным источником для изучения
рабочего движения.
 Примечания
См.: Волкова Т.И. Подцензурная печать губерний Верхнего Поволжья как источник
по рабочему движению в период первой российской революции (1905 – 1907 гг.) Автореф.
дис. … канд. ист. наук. М., 1988. С. 3.
2
Девяткина А.В. Большевики в редакции «Северного края» (1904 – 1905 гг.) // Краеведческие записки Ярославского краеведческого музея. Ярославль, 1957. Вып. 2. С. 169.
3
См.: Северный край. 1905. весна – лето.
4
Северный край. 1905. 1 марта.
5
Там же. 25 февраля.
6
Там же. 1 февраля.
7
Волкова Т.И. Подцензурная печать губерний Верхнего Поволжья…: Дис. ... канд.
ист. наук. С. 135.
8
Северный край. 1905. 14 апреля.
9
Там же. 4 мая.
10
Там же. 15 мая.
11
Ярославские епархиальные ведомости. 1905. 14 августа.
12
Якобсон Ю.А. Либеральная печать России о стачке иваново-вознесенских рабочих летом 1905 г. // Печать и рабочее движение в Центральном промышленном районе в
период империализма. Ярославль, 1988. С. 73.
13
Северный край. 25, 29 мая.
14
Там же. 26 мая.
15
Там же. 25 мая.
16
Там же. 20 мая.
17
Там же. 23 июня.
18
Якобсон Ю.А. Либеральная печать России... С. 75.
1
190
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Якобсон Ю.А. Иваново-вознесенская стачка 1905 года на страницах газеты «Северный край» // Пролетариат Центрального промышленного района в революции 1905 –
1907 гг. Ярославль, 1982. С. 68.
20
Цит. по: Якобсон Ю.А. Иваново-вознесенская стачка 1905 года… С. 69.
21
Девяткина А.В. Указ. соч. С. 169.
22
Государственный архив Ярославской области. Ф. 73, Оп. 7, Д. 750-б.
23
Федорченко Л.С. Газета в революционном огне 1905 года: Из воспоминаний старого журналиста-марксиста // Каторга и ссылка. 1925. № 6(19). С. 129.
24
Якобсон Ю.А. Либеральная печать России… С. 76.
19
И. А. Коновалов
"Кровавая пятница" 9 декабря 1905 года
в Ярославле
В отечественной историографии советского периода 9-е декабря 1905
года получило название "Кровавая пятница". У всех исследователей, занимавшихся этой проблемой, нет расхождений в описании картины произошедших событий.
9 декабря 1905 года на Ярославской Большой мануфактуре состоялся
митинг с участием рабочих ряда предприятий. Было принято решение провести массовую политическую демонстрацию в центре города с целью передать лично губернатору свои требования: 1) освободить арестованных ранее
на Московском вокзале железнодорожных служащих; 2) осуществить передачу 6 000 рублей в пользу бастующих.
Демонстрация двинулась к центру города. Проходя по Московской улице (Московский проспект), к забастовщикам присоединялись рабочие с фабрик, расположенных по улице Большая Федоровская, а также железнодорожники станции Ярославль. Колонна прошла через площадь Богоявления и
по улице Угличская (Кирова) вышла на Ильинскую площадь (Советская).
Оттуда демонстранты двинулись вдоль Демидовского сквера, вышли на
Воскресенскую улицу (Революционная) и остановились у Спасских казарм.
В это время на Воскресенской улице появились казаки – три взвода 1-ой
сотни 30-го Донского полка.
В советской литературе четко прописано, что губернатор выслал против
демонстрантов 3 взвода казаков, которые бросились с нагайками, а затем открыли стрельбу1. Губернатор, который был хорошо осведомлен о событиях в
стране и знал, что лично к нему движется толпа в 5-8 тысяч человек, отправил на встречу демонстрантам всего 3 взвода казаков (примерно 100 человек). В таком количестве казаки должны были остановить демонстрацию, не
пропустив ее к резиденции губернатора. Здесь нужно учесть тот факт, что А.
А. Римский-Корсаков занял пост губернатора с 29 ноября 1905 года после
оставившего свою должность А.П. Роговича. Таким образом новый губернаИ. А. Коновалов
191
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тор находился у власти 11 дней2. В результате неравного боя рабочие потеряли убитыми 9 человек, около 20 раненых; у казаков убит 1 человек и 3 ранены.
Также во многих изданиях советского периода говорится о наличии
боевой дружины, сопровождавшей демонстрантов. Дружина приняла неравный бой с казаками, защищая демонстрантов3. Ярославское охранное отделение очень подробно описало в своем делопроизводстве эти события. Сообщается, что рабочих сопровождала боевая дружина в количестве 200
человек4, а казаков всего было около 100.
Спорным остается главный вопрос: кто же первым (казаки или дружинники) открыли огонь? На этот вопрос советская литература отвечает однозначно… Но это скорее всего своеобразие исторической эпохи и дань уважения людям, внесшим посильный вклад в дело победы революции. Даже
исследователи конца 1980-х годов однозначно утверждают, что первыми
стреляли казаки5, ссылаясь на донесение ротмистра Немчинова, который
подробно изложил события6.
На этот вопрос по материалам Государственного архива Ярославской области ответить непросто. Фонд канцелярии ярославского губернатора (Ф. 73),
фонд ярославского губернского жандармского управления (Ф. 906) не дают
никаких сведений об этом событии. Однако фонд ярославского охранного отделения (Ф. 912) описывает происшествие довольно подробно."… Командир
казачьей сотни предложил толпе разойтись, предупредив, что в случае неисполнения его требования, после троекратного сигнала на трубе, он прикажет
казакам действовать силой. Так как демонстранты после троекратного сигнала не разошлись и стали осыпать казаков бранью и угрозами, командир сотни
приказал казакам разогнать толпу нагайками. В ответ на это боевая дружина
рабочих, численностью до 200 человек, шедшая все время впереди толпы и
имевшая отличительные знаки (револьверные шнуры и красные повязки), открыла огонь по казакам залпами из револьверов. Только после этого командир сотни приказал казакам открыть по стрелявшим одиночный огонь с коня.
Стрельба с обеих сторон продолжалась около 8 – 10 минут, после чего толпа
беспорядочно рассеялась в разных направлениях…"7. Таким образом, казаки
открыли огонь после выстрелов в них и только по стрелявшим дружинникам.
Остается интересным тот факт, что в советской исследовательской литературе нет ссылок на какой-либо источник по вопросу о начале стрельбы
казаками или они указывают этот же фонд, опись, дело и даже этот же лист
(донесение ротмистра Немчинова), но исследователь "не замечает" факт.
В описании революционных событий советскими авторами главную
роль играл пролетариат. Оценка произошедшего столкновения была в рамках партийной идеологии, присутствуют умышленные искажения фактов для
оправдания дела революции.
192
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
 Примечания
Очерки истории ярославской организации КПСС. Ярославль: Верхне-Волжское
книжное издательство, 1967. С. 84.
2
Марасанова В. М. Местное управление в Российской империи. – М.: Издательство
"Карпов", НАНОО "МСГИ", 2004. С. 160.
3
Андреев П., Генкин Л., Дружинин П., Козлов П. Ярославль. Очерки истории города. Ярославль, 1954. С. 245-246.
4
Государственный архив Ярославской области (ГАЯО). Ф. 912. Оп. 1. Д. 12.
Л. 249 об.
5
Историко-революционные памятники Ярославской области / Под ред.
А.М. Пономарева. Ярославль: Верхнее-Волжское книжное издательство, 1989. С. 17, 98.
6
Государственный архив Ярославской области. Ф. 912. Оп. 1. Д. 12. Л. 250.
7
Там же. Л. 249.
1
К.А. Степанов
Из истории здравоохранения Ростовского уезда
в начале XX века:
строительство больницы в д. Березники
В начале XX века Ростовское земство стало проводить активную работу
по строительству сельских земских больниц в Ростовском уезде. Необходимость в них была вызвана тем обстоятельством, что применявшаяся в крае
разъездная помощь врачей была мало эффективна и не приносила должного
результата, особенно при лечении тяжело – больных.
На состоявшемся 29 мая 1905 г. волостном сходе в деревне Березники
выборные крестьяне сельских обществ Березниковской волости в количестве
123 человек (из 180 имеющих голоса) в присутствии волостного старшины
Ивана Лапшина и членов земской комиссии – члена земской управы И.А.
Щелкина, врача В.И. Ивановского слушали предложение волостного старшины передать здание волостного правления "для устройства в нем больницы"1.
В ходе голосования 93 человека высказались за передачу здания под больницу
и 30 выступили против. Исходя из этого, волостное правление постановило:
"Уступить здания волостного правления Ростовской уездной земской управе
за три тысячи (3 000) рублей с тем, чтобы по устройству названной больницы
никаких расходов нам более не производить"2. В приговоре, который подписали участники схода Ефим Власов, Александр Борисов, Иван Сергеев, Даниил Александров, Кузьма Лебедев, Егор Орлов, Николай Шашуков и др., было
оговорено, что крестьяне передавали земской управе под будущую больницу
два дома и навес. Однако, выделить необходимый для нужд больницы участок земли возле построек волостного правления крестьяне отказались. Об
этом председатель волостного правления уведомил земскую управу письмом
К.А. Степанов
193
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
от 6 июля 1905 г., в котором сообщил, что среди крестьян д. Березники "никакого решения не состоялось относительно уступки участка земли"3.
В связи с этим 14 июля 1905 г. волостной сход собрался повторно в количестве 131 домохозяина, членов земской комиссии, а также уездного земского начальника 5-го участка. Как и в первый раз, сход согласился передать
здания волостного правления под больницу, но только за 4 000 руб., а сельское общество д. Березники, также собравшееся в этот день на сход, согласилось на передачу участка земли. Об этом земский начальник 5-го участка
уведомил земскую управу 15 июля 1905 г. письмом, с которым направил в
управу приговор волостного схода от 14 июля 1905 г. и сельского общества
д. Березники о предоставлении "безвозмездно десятины земли под больницу"4.
На заседании Ростовского уездного земского собрания 17 июля 1905 г.
(экстренная сессия) был заслушан доклад М.А. Ошанина "О постройке больницы в деревне Березниках". Из доклада следовало, что санитарно – исполнительная комиссия земства решила построить в 1905 г. "барак в дер[евне]
Березниках, Березниковской волости, на 10 коек ценностью не свыше 3 000
руб."5 для предупреждения заболеваний холеры. Однако крестьяне этой волости обратились в управу с ходатайством об устройстве в этом населенном
пункте врачебного пункта с больницей. Для этого они передавали все здания
волостного правления за 4000 руб. и прилегающий к ним участок земли
площадью в одну десятину.
Необходимость открытия врачебного пункта в западной части Ростовского уезда "давно уже сознавалась". Этот вопрос неоднократно обсуждался
на совещании врачей при Ростовском земстве, а сведения по Ростовской
земской больнице и Петровскому врачебному пункту показывали, что население этого "района" было совсем лишено врачебной помощи. Так, количество больных из Березниковской волости, которые находились на стационарном лечении в Ростовской больнице за 1901 – 1903 гг. составило 74
человека, а из Угодичской волости, значительно меньшей по размерам и населению, за эти годы – 181 человек6. Еще хуже обстояли дела с амбулаторным лечением. Так, количество больных, обратившихся за помощью в Ростовскую больницу в 1903 г. из Шулецкой волости было 1 509 человек,
Угодичской – 873, а из Березниковской всего 127человек7. Аналогичное этому положение было и в Петровском врачебном пункте8, где в течение 1903 г.
лечились всего 4% жителей Березниковской волости9.
5 июля 1905 г. земская комиссия в составе председателя земской управы
Н.А. Дмитриева, врача Л.Я. Богданова, членов ревизионной комиссии М.А.
Ошанина и В.М. Здановича, гласного земского собрания Д.Ф. Васильева и
землемера К.И. Щапова провела осмотр здания волостного правления и написала акт. Из него следовало, что здание правления 2-этажное, нижний
этаж каменный, а второй деревянный и оно вполне может быть пригодно для
размещения в нем (после небольших изменений на 2-м этаже) "постоянной
194
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
больницы на 12 человек"10. На нижнем этаже планировалось оборудовать
квартиру для фельдшера, амбулаторию и аптеку. Флигель здания комиссия
предложила использовать в качестве заразного барака.
Учитывая заключения комиссии, земская управа обратилась к собранию
ассигновать 4 000 руб. на постройку больницы и 1 000 руб. на закупку инвентаря (мебель – 300 руб., белье и обувь – 300 руб., посуда кухонная и различные хозяйственные принадлежности – 100 руб., инструменты и предметы
ухода за больными – 300 руб.) из "капитала в 10 000 рублей, предназначенных
для борьбы с холерой"11. По предложению гласного Н.Н. Полубояринова открытие больницы было назначено земским собранием на 1 января 1906 г. Однако, сделать это не удалось, и земство приняло решение открыть в марте
1906 г. врачебный пункт12.
На земском собрании 24 февраля 1906 г. (экстренная сессия) управа доложила, что постановлением собрания 17 июля 1905 г. были выделены деньги
в сумме 1 500 руб. на постройку дома для врача из леса, который по просьбе
управы "бесплатно отпущен И.В. Богомоловым"13. В докладе земскому собранию очередной сессии 29 сентября 1906 г. земская управа предложила построить "флигель" для акушерки (занимала 2 комнаты на 2-м этаже рядом с
больничными палатами) и вырыть при больнице колодец, т.к. "в Березниках
не имеется воды, и доставка оной при функционировании больницы обойдется около рубля"1. 20 мая 1907 г. председатель земской управы А. Ошанин сделал доклад земскому собранию (экстренная сессия) о том, что все работы,
связанные с постройкой здания для врача и смотрительницы – акушерки, приспособлением дома под больницу, отделкой флигеля для фельдшера, а также
строительством новой бани и погреба, были окончены к 1 января 1907 г. Работы производились под наблюдением строительной комиссии в составе Д.Ф.
Васильева, С.М. Леонтьева и члена управы А.А. Маринина, при этом сумма
затрат составила 4747 руб.
В ответ на письмо врачебного отделения Ярославского губернского
правления от 24 октября 1906 г., в котором оно просило Ростовскую уездную
земскую управу сообщить точные сведения об имеющихся больницах в Ростовском уезде, управа ответила, что "с 1 января 1907 года Ростовским уездным земством имеют быть открыты две земские больницы на 10 кроватей –
1 в с. Ильинском Хованском и 2 в дер[евне] Березниках"15. 1 октября 1907 г.
врач В.И. Ивановский в докладе "О положении земско – медицинского дела
в Ростовском уезде" земскому собранию очередной сессии отметил, что по 1
сентября 1907 г. в Березниковской больнице "пользовано 100 коечных больных", которые провели в ней 1 162 дня16. В это время в ней работали врач
В.К. Данилов17, старший фельдшер А.А. Лебедев, смотрительница – акушерка Л.И. Бахтиарова, служитель А. Спиридонов, сиделка Н. Пиленкова и кухарка В. Спиридонова. Примечательно, что Л.И. Бахтиарова получала суточное довольствие, полагавшееся низшему медицинскому персоналу за
дежурства из расчета говядины 1 фунт на 12 коп., булка (фунтовая) – 5 коп.,
К.А. Степанов
195
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
черного хлеба 1 ф. – 3 коп., молока 1/2 кружки – 2 коп., гречневой или
пшенной крупы 1/3 ф. – 2 коп., масла скоромного 1/12 ф. – 3 коп., приправы
разной – 3 коп. Это 30 – копеечное суточное содержание было назначено ей
постановлением управы с 1 января 1906 г.18
Таким образом, к двум имеющимся в Ростовском уезде земским больницам (Ростовской уездной и Вощажниковской сельской) в начале 1907 г.
прибавилась еще две земские больницы в сельской местности, одна из которых в деревне Березники.
 Примечания
Ростовский филиал Государственного архива Ярославской области (РФ ГАЯО).
Ф. 5. Оп. 1. Д. 578. Л. 35.
2
Там же. Д. 578. Л. 35.
3
Там же. Д. 578. Л. 37.
4
Там же. Д. 578. Л. 39.
5
Там же. Д. 578. Л. 12.
6
Там же. Д. 578. Л. 12 об., 13.
7
Там же. Д. 578. Л. 13.
8
В медицинском отношении Березниковская волость (состояла из 83 селений,
имевших 2000 дворов, где проживали 11 000 человек) была разделена в начале XX века
на две части – северную и южную. Северная часть причислена к Вощажниковскому врачебному пункту, а южная к Петровскому. Самые близлежащие селения Березниковской
волости находились на значительном удалении от врачебных пунктов, и минимальное
расстояние до них было 20, а максимальное 40 верст. Однако практика того времени показывала, что сельское население только тогда обеспечено "правильной врачебной помощью", когда место нахождения врача не превышает 10 – 15 верст. Подтверждением этому
являются больные по Петровскому пункту, которые обратились в 1903 г. за помощью к
врачу. Так, количество больных из сел удаленных от этого пункта на расстоянии 5 верст
составило 2 460 человека, а находящихся на удалении 40 верст, всего 17. (РФ ГАЯО. Ф. 5.
Оп. 1. Д. 578. Л. 13, 13 об.)
9
РФ ГАЯО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 578. Л. 14.
10
Там же. Д. 578. Л. 15.
11
Там же. Д. 578. Л. 15 об., 17.
12
Там же. Д. 639. Л. 25.
13
Там же. Д. 609. Л. 17.
14
Там же. Д. 608. Л. 118.
15
Там же. Д. 589. Л. 33, 33 об.
16
Там же. Д. 639. Л. 28.
17
Постановлением Ростовской уездной земской управы от 21 августа 1906 г. назначен на должность с 1 сентября 1906 г. с денежным довольствием 110 руб. в месяц. (РФ
ГАЯО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 612. Л. 196.)
18
Там же. Д. 612. Л. 126, 126 об.
1
196
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.Н. Александрычев
Политические настроения российской провинции
накануне введения НЭПа (по материалам
Ярославской и Костромской губерний)
Советская республика встретила 1921 год, находясь в довольно тяжелом
положении. Экономика страны была практически разрушена военно – коммунистическими экспериментами. Нарастали кризисные явления в продовольственной, топливной и транспортной сферах. На тамбовщине, в Поволжье, Сибири и ряде других регионов ширилось повстанческое движение
крестьян. Волна крестьянских восстаний предвещала начало нового этапа
гражданской войны. Но самое страшное для правительства большевиков заключалось в том, что оно стремительно теряло поддержку со стороны всех
социальных слоев населения России1.
Рабочие беспокоили партийное руководство своими забастовками и выступлениями еще начиная с 1918 года. В феврале – марте 1921 года по стране прокатилась новая серия забастовок, которая затронула и Ярославскую
губернию.
25 февраля 1921 года забастовали рабочие самого крупного предприятия Ярославля – Ярославской Большой Мануфактуры. В этот день в 5 часов
утра прекратили работу одновременно около 6 тысяч человек. Забастовка
проводилась "итальянским способом", то есть не покидая рабочих мест.
Причиной стачки послужила проблема снабжения продовольствием. Рабочие протестовали против несправедливого, по их мнению, распределения
пайков. Несмотря на обещания представителей правления и рабочего комитета выдать в ближайшее время рабочим бронированный паек в полном объеме, работа возобновлена не была. Собрание рабочих избрало комиссию, которая должна была отправиться в Москву и выяснить ситуацию с
продовольствием. Губернское руководство решило применить испытанный
способ борьбы с забастовщиками и объявило локаут. Через несколько дней
рабочие сами стали обращаться с просьбами о том, чтобы "пустили фабрику"2.
Февральско – мартовские рабочие выступления в Ярославской губернии
не выдвинули четких политических требований. Вместе с этим существуют
данные о достаточно радикальных настроениях части рабочих по отношению к коммунистам. Коллектив РКП(б) при заводе Вестингауз 16 марта сообщал, что "настроение массы против членов партии ужаснее, даже некоторые члены…заявляют, что.. совсем невозможно работать при мастерских,
того гляди отколотят… Членов партии…при проведении каких-либо выбоЕ.Н. Александрычев
197
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ров… провести ни коим образом невозможно, в случае настойчивости с нашей стороны стараются сорвать выборы"3.
В начале марта началась забастовка работников водного транспорта г.
Рыбинска. 2 марта 1921 года на общем собрании "водников" выступали с
докладами их представители, вернувшиеся с уездной беспартийной конференции. Все речи докладчиков сводились к жесткой и бескомпромиссной
критике советского руководства и коммунистической партии. Присутствовавшие на собрании представители Губкома и Уездкома РКП(б) попытались
повлиять на ситуацию, но были освистаны и лишены права голоса. Выступления были продолжены и сопровождались оскорбительными выкриками из
зала в адрес коммунистов. Собрание постановило прекратить все работы и
объявить забастовку. Хотя требования "водников" в основном касались решения продовольственного вопроса, ГубЧК квалифицировала их как политические. Видимо чекистам показались слишком радикальными высказывания, прозвучавшие на общем собрании, где членов РКП(б) называли
"мерзавцами" и т.д. Кроме того "водники" попытались привлечь на свою
сторону рабочих городских фабрик и солдат местного гарнизона. В ответ
ГубЧК арестовала двух руководителей забастовщиков и ввела в городе военное положение. Спустя несколько дней протестные настроения работников водного транспорта пошли на убыль и вскоре они приступили к работе4.
В целом рабочие оставались единственной социальной группой, которая
относилась к большевиками достаточно лояльно. В основе этой лояльности
лежало понимание того, что власть большевиков выступает гарантом сохранения за пролетариатом статуса привилегированного класса.
Но стачечное движение первых месяцев 1921 года выявило новые тенденции, которые в перспективе могли обернуться серьезными проблемами
для власти. Несмотря на преимущественно неполитический характер рабочего протеста, в фабрично – заводской среде зрело недовольство, принимавшее
в ряде случаев довольно радикальные и эмоционально окрашенные тона. Все
большее число рабочих заявляло о своей ненависти к коммунистам. Учитывая условия в которых находилось в то время советское государство, развитие подобных настроений могло способствовать переходу рабочего протеста
в другие формы.
Деревня, на которую тяжким грузом лег ряд многочисленных разверсток, сохраняла негативное отношение к существующей власти. В информационной сводке Ярославского ГубЧК за период с 1 по 15 марта отмечалось,
что "отношение крестьян к коммунистической партии враждебное, к Советской власти недоверчивое"5. При этом никаких активных действий протестного характера крестьянство Ярославской губернии не предпринимало. Пик
повстанческого движения здесь пришелся на лето 1919 года и начиная с этого времени массовых открытых выступлений крестьян не наблюдалось. Поэтому свое недовольство сельские жители выражали в форме слухов и путем
отказа от выполнения правительственных декретов.
198
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия о Тамбовском и Кронштадтском восстаниях провоцировали
количественный рост слухов о скором свержении власти большевиков6.В
начале 1921 года в Даниловском уезде Ярославской губернии ходил слух о
проведении "недели сундука", в течение которой будут изыматься личные
вещи крестьян7. Этот слух отражал ощущение полного бесправия крестьян
перед произволом властей.
Особое недовольство крестьянства вызвало учреждение 11 января 1921
года постановлением ВЦИК, комитетов по расширению посевов и улучшению обработки земли (посевкомов). В функции посевкомов входил учет
размера посевной площади, семенного фонда, рабочей силы и инвентаря
всех крестьянских хозяйств. Посевкомы должны были составлять планы
обязательного засева и производить перераспределение семян8. Крестьяне
восприняли нововведение как очередную попытку власти ограничить их
права и реквизировать их имущество.
В Ярославской губернии крестьяне повсеместно заявили, что "посевкомы им не нужны", так как они создаются в ущерб сельскому хозяйству. В
марте 1921 года в ряде волостей РКП(б) высылала своих представителей по
организации посевкомов до трех раз, но успеха добиться так и не смогла. На
беспартийных конференциях крестьяне открыто высказывались против проведения посевной кампании9.
По сообщениям из Ветлужского уезда Костромской губернии сельское
население воспринимало посевкомы "как комбеды самой извращенной формы". В уезде среди крестьян распространялись слухи о необходимости создания "Комитетов спасения семян от посевкомов", а в случае отчуждения
семян выступить организованно против посевкомов. В Галичском уезде работников посевкомов, пытавшихся доказать целесообразность и пользу мероприятий по организации посева, крестьяне не хотели даже слушать10.
Антикоммунистические тенденции проявились в ходе проведения беспартийных конференций и уездных Съездов Советов. По оценке Ярославской ГубЧК значительная часть резолюций, принятых конференциями, была
выдержана в эсеровском духе. При этом резолюции проводились голосованием почти единогласно11.
В Тутаевском уезде Ярославской губернии вторая беспартийная конференция состоялась 13 февраля 1921 года. На конференции присутствовало
около 400 человек. После бурного обсуждения ряда вопросов участники
конференции вынесли резолюцию, которая противоречила решениям VIII
Всероссийского Съезда Советов. В результате конференция была объявлена
контрреволюционной и распущена. Впоследствии более двадцати участников конференции были арестованы "как подозреваемые в течении с-р". При
производстве объектов у них была обнаружена эсеровская литература и печать партии первых эсеров. В числе арестованных оказался ответственный
секретарь уездного комитета РКП(б) Валенков12.
Е.Н. Александрычев
199
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Во время проведения конференции в г. Мышкине гражданка Анна Чистякова, делегатка от города, была арестована по обвинению в открытой агитации против Советской власти13.
Кризис общественного доверия к коммунистической партии отразился в
результатах выборов членов Уездных Исполкомов Советов, проходивших в
феврале – марте 1921 года. Во многих уездах Ярославской и Костромской губерний коммунисты потерпели поражение и оказались в меньшинстве по
сравнению с беспартийными.
В Любимский уездный исполком (Ярославская губерния) прошли 14
человек, именовавших себя беспартийными, в то время как РКП(б) оказалась
представленной лишь 7 членами. Таким образом беспартийные получили
двухкратный перевес. После проверки, проведенной ГубЧК, обнаружилось,
что в состав исполкома прошли граф Зубов и личный дворянин Федулов.
Это дало повод произвести изменения в исполкоме14.
В Костромской губернии ситуация для коммунистов складывалась еще
сложнее. В Чухломском уезде Съезд Советов был распущен по приказу образованного ревкома. Члены ревкома предложили делегатам "солидарным с
существующей властью" продолжить работу Съезда без "враждебных элементов". Вплоть до окончания Съезда уезд оставался на военном положении.
Исполком был переизбран15.
В Солигаличском уезде на Съезде Советов соотношение коммунистов и
беспартийных было один к десяти (одиннадцать и девяносто пять человек
соответственно). Беспартийные планировали вообще не пропустить членов
РКП(б) в состав исполкома. В этой ситуации 7 мест, полученных коммунистами, можно считать выдающимся успехом. Все резолюции, предложенные
коммунистами, были отклонены большинством голосов. По мнению Политбюро уездной милиции влияние на беспартийную массу оказывали правые и
левые эсеры. Информаторы Политбюро называли конкретные фамилии эсеров: Кудрин, Доброхотов и Кудрявцев16.
Антикоммунистические настроения преобладали в ходе Съездов Советов в Макарьевском и Буйском уездах. Причину данного положения власти
также усматривали в эсеровской агитации17.
Необходимо отметить, что вопрос о степени влияния эсеров на настроения
в деревне остается открытым. Существует по крайней мере несколько факторов, которые ставят под сомнение тезис о планомерной и активной работе членов партии эсеров среди крестьян в указанный период. Во-первых, ни ярославским, ни костромским чекистам так и не удалось обнаружить организованных
эсеровских отделений на территории подведомственных им губерний. Рассуждения о деятельности эсеров основывались на предположениях, а не на фактах.
Зарегистрированные губернскими ЧК члены партии проживали практически во
всех уездах Ярославской и Костромской губерний, но их количество было
слишком незначительным, чтобы вести масштабную агитацию. Например в
Тутаевском уезде насчитывалось всего пять зарегистрированных эсеров18.
200
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Во-вторых, широкое распространение и популярность эсеровских идей,
объясняется тем, что программа эсеров была основана на традиционных представлениях крестьянства о земледелии и общественном устройстве. Поэтому
при отсутствии документальных свидетельств довольно трудно определить
были ли требования крестьян о введении свободной торговли, развитии кооперации и создании союзов трудового крестьянства следствием агитации, или
просто отражали естественное желание сельских жителей пользоваться результатами своего труда и иметь систему самоуправления19.
На фоне усиливающейся непопулярности в обществе коммунистической
партии, начиная со второй половины 1920 года набирал темпы процесс добровольного выхода из рядов РКП(б). Мотивы выхода зачастую были вполне
утилитарные: нежелание посещать партийные собрания и платить членские
взносы, стремление избежать партийной мобилизации и т.д.20 Например, в Тутаевском уезде член РКП(б) с октября 1919 года Гонялова во время Кронштадтского мятежа подала заявление о выходе из партии, испугавшись перехода на казарменное положение. Когда мятеж был ликвидирован она снова
подала заявление о приеме ее в партию21.
Однако многие не желали больше быть членами РКП(б) по идеологическим и политическим соображениям. К началу 1921 года в обществе утвердилось представление о том, что большевики переродились и предали свои
первоначальные идеалы. Рабочий Ярославской Большой Мануфактуры В.
Калинин в письме своему брату на фронт писал: "Остается лишь воспоминание о большевиках 1918 года, где мы вели беспощадную войну с контрреволюцией внешней и внутренней"22.
Власть коммунистов постепенно переставала ассоциироваться в массовом сознании с народной властью. Большевики стали восприниматься либо
как партия неспособная управлять страной и постепенно отдающая нити руководства старой бюрократии ("спецы засели и взяли в свои руки все правление")23, либо как сила эксплуатирующая и грабящая граждан России.
Искренне желая свержения власти большевиков, российское общество
вместе с тем опасалось, что это повлечет за собой продолжение гражданской
войны, установление диктатуры или реставрацию монархии. Поэтому население России согласилось принять предложенный ему вариант компромисса
между властью и обществом в виде новой экономической политики.
 Примечания
Павлюченков С.А. Военный коммунизм в России: власть и массы. М, 1997.
С. 102 – 103.
2
Центр документации новейшей истории Ярославской области (далее ЦДНИ ЯО)
Ф. 1. Оп. 27. Д. 340. Л. 123, 126 об, 127.
3
Там же. Л. 140.
4
Там же. Л.143.
5
Там же. Л.138.
1
Е.Н. Александрычев
201
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Государственный архив Ярославской области (далее ГАЯО) Ф. Р. – 1248. Оп. 3.
Д. 4. Л. 140 об.
7
Там же. Л. 17.
8
Декреты Советской власти. М., 1986. Т. 12. С. 151-158.
9
ЦДНИ ЯО. Ф. 1. Оп. 27. Д. 340. Л. 126 об, 138
10
Государственный архив новейшей истории Костромской области (далее ГАНИ
КО) Ф. 1. Оп. 1. Д. 510. Л. 11, 43.
11
ЦДНИ ЯО. Ф. 1. Оп. 27. Д. 340. Л. 127 об.
12
ГАЯО. Ф. Р – 282. Оп. 2. Д. 3. Л. 9.
13
ЦДНИ ЯО. Ф. 1. Оп. 27. Д. 340. Л. 128.
14
Там же. Л. 127 об, 138.
15
ГАНИ КО Ф. 1. Оп. 1. Д. 510. Л. 32, 41 об.
16
Там же. Л. 30, 34 об, 35 об.
17
Там же. Л. 35, 43.
18
ЦРНИ ЯО. Ф. 1. Оп. 27. Д. 340. Л. 127 об; ГАНИ КО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 510. Л. 32,
34 об, 35; ГАЯО. Ф. Р – 282. Оп. 2. Д. 3. Л. 14.
19
ЦДНИ ЯО. Ф. 1. Оп. 27. Д. 340. Л. 138.
20
Там же. Д. 550. Л. 19.
21
Там же. Л. 21.
22
Там же. Д. 340. Л. 86.
23
Там же. Л. 65 об.
6
К.А. Кудряшов
Кризис сбыта и "ножницы цен"
во внутренней торговле Ярославской губернии
в первые годы НЭПа
Для процесса возникновения и становления торговли в годы новой экономической политики характерен ряд кризисных явлений одним из которых
являлись затруднения в области сбыта произведенного продукта, тесно связанные с вопросом организации цены на выпущенный товар. Не миновали
эти явления и внутреннюю торговлю Ярославской губернии. На наш взгляд,
возникновение кризиса сбыта и "ножниц цен" явилось, отчасти, следствием
государственной политики и датировать их следует не осенью 1923 года, а
годом раньше.
Еще в 1921 году Наркомпродом был установлен общий эквивалент для
обмена товаров промышленного производства на продукцию сельского хозяйства. Эквивалент имел соотношение 1:31. (Следовательно, изначально
промышленность получила преимущественное положение). Именно в 1921
году и берут начало события, приведшие вскоре к кризису сбыта и "ножницам цен".
В 1921 году сельское хозяйство испытывало проблемы, вызванные засухой в хлебородных губерниях (Поволжье и Украина), и смогло поставить
202
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
для торговли лишь очень ограниченное количество продукции. Необходимое
количество хлеба пытались заготовить повысив нормы хлебосдачи в других
губерниях. В Ярославской губернии размер нормы хлебосдачи по сравнению
с 1920 годом увеличился в четыре раза и составлял 800 тыс. пудов2. Для его
выполнения размер посевных площадей ранее отводимых под зерновые увеличивался за счет других сельскохозяйственных культур. Однако эти меры
не способствовали насыщению зерном внутреннего рынка губернии. При заготовке сырья и продовольствия для промышленности путем натурального
товарообмена государственные органы использовали товарный эквивалент,
что ставило крестьян в менее выгодное положение чем рабочего. Однако,
даже в таких условиях крестьяне предпочитали не денежный расчет на падающие в цене совзнаки, а натуральный товарообмен. Примером может
служить заготовка кожевенного сырья Ярославским Снабторгом. Его уездные уполномоченные сообщали, что население реализует сырье лишь на товары, избегая расчетов на деньги, при этом наиболее ходовым товаром являлся кожевенный и мануфактура.
Итак, в 1921 г. сельское хозяйство испытывало проблемы и смогло поставить для торговли лишь очень ограниченное количество продукции. Тем
временем промышленное производство успешно функционировало и давало
товары, которые не находили сбыта в силу вышеупомянутых обстоятельств:
кризиса в сельском хозяйстве и преобладания неравноценного товарообмена.
Ограниченность спроса и растущая инфляция совзнака ставили предприятия,
действующие на основах хозрасчета перед выбором: либо реализовывать
продукцию по убыточным ценам, либо придержать на складе. Естественно,
что предприятия занимали выжидательную позицию, стремясь продать свою
продукцию подороже, что вело к затовариванию и образованию неликвидов.
Поскольку цены на продукцию государственных предприятий устанавливались Госпланом, а основные отрасли промышленности (9/10 всей) контролировались государством, то происходил процесс ее затоваривания. Таким образом, уже в 1922 году государственная промышленность испытывала
кризис сбыта3.
В виду тяжелого кризиса, переживаемого промышленностью и торговлей, с 15 июня 1922 года отменялось действие приказов о процентных отчислениях в пользу голодающих при торговых операциях трестов4. Это
можно рассматривать в качестве стимула для продажи продукции.
В этих условиях в стране начинает проводиться денежная реформа. Как
известно, денежная система мер изначально исходила из эквивалентных отношений товаров существовавших ранее (во время товарообмена), следовательно, разрыв между ценами на промышленную и сельскохозяйственную
продукцию сохранялся. Рынок, который должен был сглаживать этот разрыв,
не функционировал. Легальный внутренний рынок 1921 – 1923 гг. состоял из
обособленных, самостоятельных частей, вследствие чего спрос и предложение на нем были разобщены, т. е. не было понятия рыночной цены. СледоваК.А. Кудряшов
203
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тельно, при затоваривании промышленности налицо был кризис сбыта, когда
одни не могут приобрести, а другие не могут продать.
Ситуацию усугубил неплохой урожай 1922 года и достаточно успешный
исход заготовительной компании, что предопределило падение сельскохозяйственных цен. В Ярославской же губернии, напротив, при общем падении
сельскохозяйственных цен, наблюдался сильный упадок в сельскохозяйственном производстве. Происходило систематическое падение урожаев полевых культур. Засушливое лето 1920 – 1921 гг. и затем сменившие их дождливые и холодные годы 1922– 1923 гг. оказали резкое влияние в сторону
уменьшения урожая. Помимо этих метеорологических факторов и общие
экономические условия сыграли свою роль: изношенность и отсутствие орудий обработки почвы, возвращение местами к сохе, плохой семенной материал, посевы без удобрений. Исходя из этого, становится понятно, что картина падения урожая не являлась неожиданной, а служила логическим
следствием из создавшихся условий5. Сложившаяся ситуация в сельском хозяйстве губернии, сильное расхождение в ценах на продукцию фабричнозаводской промышленности и сельскохозяйственного производства, ставили
крестьянское население в условия невозможности приобретать дорогостоящие машины и орудия.
Таким образом, даже Ярославский ГСНХ, говоря о кризисе сбыта охватившим и заставшим промышленность врасплох, датирует его весной 1922 года6. Рассчитывая смягчить стеснения в сбыте, он, начиная с февраля 1923 года,
рассылает анкеты предприятиям, занимающимся торговлей, для выяснения
причин затруднений в сбыте. В анкетах временем начала затруднений в сбыте
называется ноябрь 1922 года. Среди причин вызвавших его значатся: недостаточная покупательная способность населения, невысокое качество товаров, незначительное количество ценных товаров в оборотном фонде, повышение цен
дорожных тарифов и налогов7.
Со стороны государства фактическое признание наличия в экономике
"ножниц цен" и кризиса сбыта, а также принятие мер по их преодолению
происходит лишь осенью 1923 года. Для ликвидации кризиса был предпринят ряд административных мер. Борьба велась в двух направлениях. Первое
– путем закрепления твердого денежного знака, что достигалось сокращением эмиссии и кредитования, денежной реформой. Второй метод – посредством регулирования торговли, а именно продажей по сниженной цене продукции промышленного производства. В результате форсированного
экспорта хлеба повысились закупочные цены на сельскохозяйственное сырье. В октябре 1923 года Комитет внутренней торговли по предложению ЦК
РКП (б) почти на 30% снизил оптовые цены на ряд важнейших промышленных товаров8.
Однако ориентация на снижение цен в условиях товарного голода не могла дать положительных результатов. Снижение промышленных цен приводило
к усилению товарного голода, а, следовательно, и к росту разрыва между офи204
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
циальной и вольной ценами. В связи с этим, товары, поступающие в торговую
сеть по сниженной цене, становились объектами спекуляции, а снижение "не
доходило" до потребителя, оставаясь в каналах системы сбыта.
Например, в период активного регулирования оптово-отпускных цен с 1
февраля 1924 г. по 1 октября 1926 г. отпускные цены государственной промышленности были снижены на 18% и как показал розничный индекс
Конъюнктурного института, это снижение сопровождалось повышением
розничных цен за тот же период на 5%9. Но все-таки доминирование государственной оптовой торговли в общем товарообороте страны положительно
проявилось в процессе ценообразования. Цены в ней были фиксированными,
не имели большого разброса, а в частной торговле – свободными. И по законам единого рынка разрыв между ценами разных секторов не мог быть очень
большим. Цены колебались в пределах 25 – 40%. И чем интенсивнее происходили процессы восстановления промышленности и ликвидации товарного
дефицита, тем меньше становился этот разрыв10.
В рамках общегосударственных мероприятий по преодолению кризиса
сбыта и "ножниц цен" Ярославским губисполкомом в ряде городов и крупных фабрично-заводских поселков губернии были введены предельные цены
на некоторые товары массового потребления. Помимо этого восстановлению
нормального товарооборота и развитию торговли в Ярославской губернии
способствовали благоприятные условия – выгодное географическое положение, хорошие пути сообщения, как водные, так и железнодорожные, относительно высокая покупательная способность населения, значительная часть
которого была занята ремеслами и промыслами, работала на торговопромышленных предприятиях.
Таким образом, можно сделать вывод, что противоречивая экономическая политика государственных органов явилась причиной возникновения
"ножниц цен" и кризиса сбыта, охватившего в том числе и Ярославскую губернию весной 1922 года. Разрешение его административными мерами показало эффективность такого способа решения проблем. И когда рыночные
формы хозяйствования в рамках развивающегося советского общества показали невозможность овладения государством и кооперацией всей сферой
торговли, в экономике стали все шире использоваться административные ресурсы.
 Примечания
КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. (1898 –
1986). Т. 2. 1917 – 1922. 9-е изд., доп. и испр. М.: Политиздат, 1983. С. 420.
2
История Ярославского края с древнейших времен до конца 20-х гг. ХХ века
/ А.М. Пономарев, В.М. Марасанова, В.П. Федюк и др. / Отв. ред. А.М. Селиванов. Ярославль, 2000. С. 310.
3
ГАЯО. Ф. Р-254. Оп. 1. Д. 59. Л. 267.
4
ГАЯО. Ф. Р-254. Оп. 1. Д. 60. Л. 184.
5
ГАЯО. Ф. Р-242. Оп. 1. Д. 55. Л. 217.
1
К.А. Кудряшов
205
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ГАЯО. Ф. Р-254. Оп. 1. Д. 451. Л. 70.
Там же. Л. 71 – 71об.
8
НЭП: приобретения и потери. М., 1994. С. 156.
9
Крюкова С. Опыт становления рынка в период НЭПа // Вопросы экономики, 1991.
№ 2. С. 151.
10
Наринский А. Записки очевидца: торговля в годы нэпа // Торговля, 1993. № 3. С. 54.
6
7
МУЗЕОЛОГИЯ. КУЛЬТУРОЛОГИЯ.
ИСТОРИЯ КУЛЬТУРЫ
И ИСКУССТВА
А.В.Масленников
Ярославский Кафедральный Успенский собор
Ярославский Кафедральный Успенский собор занимал особое место в
истории и культуре города Ярославля, являясь на протяжении долгого времени кафедральным собором и средоточием духовной жизни. Решение восстановить Успенский собор на Стрелке в Ярославле, разрушенный в 1937
году, делает вновь актуальным обращение к изучению истории этого храма.
По данным летописей, в 1215 году князь Константин Всеволодович,
старший сын великого князя Всеволода Большое Гнездо, внук Юрия Долгорукого заложил Успенский собор в Ярославле1. Всеволод Константинович
завершил в 1219 году сооружение каменного Успенского собора.
По археологическим данным, приведенным Н.Н. Ворониным в 1940 году, первый Успенский собор был сложен из красного кирпича и украшен белокаменными резными деталями2. Документальных свидетельств о нем
практически не сохранилось.
В 1237 году во время первого нашествия монголо-татар под предводительством Батыя Успенский храм сильно пострадал, но остался не разрушенным до основания. Однако в 1501 году храм был уничтожен полностью
во время пожара3.
По мнению А.Л. Баталова, достоверно можно установить время строительства каменного собора XVI века только в очень широких границах: ме206
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
жду 1501 и 1526 – 1533 г.4 И.П. Болотцева несколько расширяет границы
строительства каменного собора XVI века. По ее мнению, “в 1535 году содействием Елены Глинской строится Успенский кафедральный собор"5.
Недолго существовал и храм Ивана Васильевича; в 1658 году, в царствование Алексея Михайловича он вновь пострадал от пожара6. При анализе
широкого круга источников, А.Л. Баталов приходит к выводу, что перестройка Успенского собора произошла до 1659 года после пожара 1658 года7.
Вопрос об исторической ценности Успенского собора, после перестройки его в середине XVII века в современной исследовательской литературе
остается дискуссионным.
По данной проблеме можно выделить две точки зрения:
1) собор, после перестройки в середине XVII века связан с собором XVI
века и с собором 1215 года;
2) собор, после перестройки в середине XVII века был возведен в 200-х
м от собора XVI века.
Вторая точка зрения появилась после проведения раскопок в 1940 году
в Ярославле профессором Н.Н. Ворониным. По его мнению, Успенский собор XVII века никак не связан с собором XVI века, ни с собором XIII века8.
Данный вывод был сделан на основании археологических раскопок, в результате которых под фундаментом собора XVII века не было обнаружено
никаких следов от ранних построек.
В 1962 году Н.Н. Воронин изменил свою точку зрения на противоположную. Теперь, по его мнению, здание Успенского собора, построенного в
1215 году, никогда не перестраивалось. Это подтверждается находками у
стен храма9. К такому же выводу приходит и Б. Недорезов. Он считает, что
Ярославский Успенский собор до конца своих дней имел древнее здание XIII
века10.
В 2004 году на Стрелке начались археологические раскопки на месте
Успенского собора под руководством А.В. Яковлева. По новым археологическим данным в фундаменте собора XVII века были найдены детали XIII
века, относящиеся к Успенскому собору11. Этот факт на сегодняшний день
говорит в пользу единого храма, который был построен в 1215 году и перестроен на этом же месте в середине XVII века.
С 1786 года Успенский собор стал считаться кафедральным12.
Представление об устройстве храма и его внутреннем убранстве дают
материалы такого важного источника, как “Ярославские епархиальные ведомости".
Собор был покрыт изнутри иконописью, а снаружи увенчан пятью позолоченными главами.
В этом храме первое место занимала соборная холодная церковь Успения Божьей Матери, с приделом равноапостольного князя Владимира. По
преданию, в собор поступили из дома князей Василия и Константина ВсевоА.В.Масленников
207
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лодовичей иконы Ярославской Божьей Матери, Спасителя, Николая чудотворца, которые находились на столпах собора. Кроме того, столпы собора
украшались и другими, не менее замечательными священными памятниками
– иконами Богоматери Всех скорбящих Радости, Хлыновской Богоматери. В
величественном пятиярусном позолоченном иконостасе находились чудотворные иконы: Смоленской Божьей Матери, Спасителя, сидящего на престоле, храмовая икона Успения Божьей Матери, Божьей Матери Федоровской и Живоначальной Троицы, которые были украшены драгоценными
ризами. Икона Успения Божьей Матери была подарена Филаретом митрополитом Киевским, бывшим архиепископом Ярославским.
Но главной святыней Успенского кафедрального собора считались мощи святых князей Василия и Константина. Они находились в серебряной раке, стоявшей на подножии с тремя ступенями, обнесенной медной литой решеткой, между столпами по правой стороне от западного входа в собор. Эта
рака заключала в себе части святых мощей Василия и Константина, так как
они пострадали от пожара, случившегося в соборе 20 февраля 1744 года.
“Пламя коснулось стоявшей над ракою деревянной сени, дошло до самой
раки и, к безутешной горести всех истинных чад православной церкви, святые мощи благоверных князей Василия и Константина сгорели"13.
Справа от раки князей, у стены, отделяющий холодный храм от пристроенного теплого, висело резное изображение Святителя Николая. Мирликийский чудотворец представлен с мечом в правой руке, с церковью в левой.
Эта икона поступила в Успенский кафедральный собор из упраздненной
Флоровской церкви вместе с другой иконой Флора и Лавра.
По правую сторону алтаря Успенского храма, находился теплый придел
во имя равноапостольного князя Владимира. Он был устроен на месте диаконника.
До пристройки теплого собора в 1833 году, этот придел был единственным теплым помещением, несмотря на то, что мог вмещать не более 30 человек.
Новая теплая церковь при Успенском соборе посвящена в честь благоверных князей Василия и Константина, ярославских чудотворцев. Она пристроена в 1832 году возле теплого придела святого князя Владимира во всю
длину холодного храма. Он освящен 22 января 1833 года Авраамом архиепископом Ярославским и Ростовским. Иконостас был устроен в “новейшем
вкусе, вызолочен на полименте"14; иконы украшены серебром. В 1855 году
стены храма были покрыты составом под белый мрамор.
Ризница собора заключала в себе немало ценных и интересных вещей:
1) Евангелие, писанное на пергаменте, без обозначения года; 2) четыре напрестольных креста с мощами, один из которых – дар царя Алексея Михайловича; 3) позолоченный серебряные сосуды Алексея Михайловича, переделанные дочерью его, царевной Марией Алексеевной; 4) позолоченное
серебряное кадило царя Алексея Михайловича 1652 года.
208
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Памятником времени митрополита Арсения в соборе служил большой
соборный колокол, который был вылит 5 ноября 1754 года в Ярославле при
содействии владельца Ярославской мануфактуры Дмитрия Максимовича и
его сына Ивана Затрапезновых весом в 700 пудов15.
Успенский собор связан с одним из важнейших событий отечественной
истории. 28 июля 1612 года, в день празднеств чудотворной иконы Смоленской Божьей Матери, князь Дмитрий Михайлович Пожарский служил в храме молебен Богоматери и, приняв напутственное благословение от митрополита Ростовского Кирилла, окропившего его хоругви, двинулся с
ополчением на освобождение Российского государства от поляков.
Таким образом, очевидно, что Успенский собор был одним из наиболее
богатых и красивых храмов Ярославской епархии, игравшим важную роль
не только в духовной жизни Ярославского края, но и Российского государства в целом.
Однако в истории Успенского собора еще немало неизученных или остро дискуссионных проблем, что свидетельствует об актуальности темы и необходимости ее дальнейшего изучения.
 Примечания
Рутман Т. На волжском берегу крутом // Северный край. 2004. 14 мая. С. 3.; Кафедральный Успенский собор // Ярославские епархиальные ведомости. Ч. неофициальная. 1860. 17 декабря. С. 328.
2
Рутман Т. На волжском берегу крутом // Северный край. 2004. 14 мая. С. 3.
3
КафедральныйУспенский собор // Ярославские епархиальные ведомости. Ч. неофициальная. 1860. 17 декабря. С. 328.
4
Баталов А.Л. Успенский собор Ярославля: первая копия московского кафедрала
или памятник эпохи Ионы Сысоевича? // Сообщения Ростовского музея. Вып. XI. Ростов,
2000. С. 91.
5
Болотцева И.П. Ярославская иконопись второй половины XVI – XVII веков. Ярославль, 2004. С. 43.
6
Кафедральный Успенский собор // Ярославские Епархиальные ведомости. Ч. неофициальная. 1860. 17 декабря. С. 329.
7
Баталов А.Л. Успенский собор Ярославля: первая копия московского кафедрала
или памятник эпохи Ионы Сысоевича? // Сообщения Ростовского музея. Вып. XI. Ростов,
2000. С. 96.
8
Рутман Т. На волжском берегу крутом // Северный край. 2004. 14 мая. С. 3.; Баталов А.Л. Успенский собор Ярославля: первая копия московского кафедрала или памятник
эпохи Ионы Сысоевича? // Сообщения Ростовского музея. Вып. XI. Ростов, 2000. С. 97.
9
Недорезов Б. 65 лет без Успенского собора // Городские новости. 2002. 1 мая. С.
15.
10
Недорезов Б. Успенский собор снесли из-за ошибки историков? // Городские новости. 1999. 30 июня. С. 12.
11
Недорезов Б. Новые тайны Успенского собора // Городские новости. 2004. 15 декабря. С. 21.
12
Кафедральный Успенский собор // Ярославские епархиальные ведомости. Ч. неофициальная. 1860. 17 декабря. С. 329.
1
А.В.Масленников
209
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Там же. С. 330.
Там же.
15
Ярославский собор при митрополите Арсении // Ярославские Епархиальные ведомости. Ч. неофициальная. 1874. № 46. С. 367.
13
14
Н.В. Белякова
Престолы православных храмов г. Рыбинска
Огромна роль православной церкви в создании и развитии Российского
государства. В отдельные периоды истории церковь оставалась одним из немногих государственнообразующих факторов. Приняв христианство, Русь
унаследовала византийские ценности, которые пронизывали все области общественной жизни, стали основой духовности, основанной на любви к Богу,
к друзьям и, даже, к врагам.
В православии, как и в других мировых религиях, при общении человека с Богом огромную роль играют символы, представленные в концентрированном виде, но доступные для восприятия даже неграмотным, основы вероучения. Каждый храм посвящался православному празднику или святому.
Принципы выбора престолов православного храма, что в последствии играло
значительную роль в духовной жизни местного населения, до сих пор не освещены в православной и светской литературе. В единственной имеющейся
работе, посвящённой престолам рыбинских храмов, автор А.Е. Виденеева
ограничилась систематизацией престолов и их количественными показателями, не затронув причин их выбора.
Цель нашего исследования заключается в том, чтобы показать социальные условия и исторические причины для возведения храмов с определёнными престолами в определённое время, на конкретной территории города
Рыбинска.
Сложный путь испытаний прошла Россия в XVII веке: через время смут,
иностранной интервенции, народных восстаний, церковного раскола… Активную роль в государственных делах играло Ярославское Поволжье. Например, в лето 1612 года именно Ярославль становится местом пребывания
народного ополчения (по существу, столицей государства), под руководством К. Минина и Д. Пожарского.
В XVII веке Рыбная слобода являлась дворцовой. Ее жители платили
оброк красной рыбой. Происходило постепенное имущественное расслоение
среди посада: выделение зажиточной верхушки и бедноты. С развитием всероссийского рынка торговля постепенно становится экономической основой
Рыбной слободы. Это подтверждает наличие здесь таможни, мирского двора
210
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
для приезжих торговцев, двух торговых площадей, где происходили еженедельные торги, ярмарочного двора.
В XVII веке силами рыбнослободцев будет построено два храма – в середине и в самом конце века. Если в соседних городах (в Ярославле, Угличе)
каменное храмовое строительство начнется в начале века, то в Рыбной слободе первый каменный храм – Преображения Господня, возведется в 1654
году. В большинстве русских городов кафедральные храмы назывались Преображенскими. Преображение Господне (один из 12 основных христианских
праздников) здесь приобретал главное церковное предназначение – преобразовывать души мирян, готовить их к вечной жизни. Таким образом, церковь
определяла и укрепляла свою роль в обществе.
В 1697 году в нижнем конце слободы, на месте впадения Черемухи в
Волгу, на месте деревянного монастыря будет построен второй приходской
каменный храм во имя Иконы Казанской Божьей Матери. Казанская икона
была особо почитаема на Верхней Волге: именно этой иконой благословила
церковь народное ополчение К. Минина и Д. Пожарского на изгнание интервентов из Москвы в 1612 году. Поэтому в Поволжье повсеместно строились
храмы в честь иконы Казанской Богородицы. Не стал исключением и г. Рыбинск. Роспись северной стены рыбинского храма сохранила стояние народного ополчения на фоне Московского кремля. В руках ополченцев и в облаках, осеняя воинов – Икона Казанской Божьей Матери. В настоящее время
церковь является действующей, восстановлено утраченное пятиглавие, реставрационные работы продолжаются.
XVIII век вошел в историю России как время бурного противостояния
двух систем – еще господствующего феодализма и уже развивающегося
буржуазного строя. Их соперничество сказывалось в социальноэкономической, идейно-политической, культурно-бытовой сферах жизни, в
области науки и просвещения..
Основание Санкт-Петербурга и ориентация российской внешней торговли на незамерзающие порты на Балтике превращают Волгу в главную
торговую магистраль, связывавшую Урал и южные регионы России с северозападными регионами. Именно в это время Рыбная слобода будет привлечена к государственным делам: перевалочная пристань на долгое время станет
основой экономической жизни Рыбной слободы, впоследствии – города Рыбинска, создавая широкие возможности для купеческого предпринимательства.
Значительно возрастает количество постоянных жителей города: в 1777
году их насчитывалось более 1700 человек. Рост числа населения потребовал
строительства новых храмов, и такие были построены. Следует отметить,
что новые храмы не поражали размерами; два из трех построенных были теплыми храмами уже двух существовавших рыбинских приходов. К событиям в храмовом зодчестве Рыбной слободы начала века следует отнести
строительство Никольского храма (1720 г.) в Спасо-Преображенском прихоН.В. Белякова
211
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
де. Святой Николай Мирликийский – великий христианский святой, покровитель купечества. Храму было отведено лучшее место в центральной части
Слободы. Храм с данным престолом свидетельствовал об экономической
ориентации населения Рыбной слободы на посредническую торговлю.
После освящения Казанской церкви сразу же начались сборы на строительство теплого храма. В церковном приходе композиционно (в смысле архитектуры) и идейно доминирует летний (холодный) храм давая название
приходу. Престол летнего храма был ранее посвящен "народной заступнице" – иконе Казанской Богоматери. Поэтому престол зимнего храма, имевшего подчиненное значение был посвящен эпизоду из жизни богородицы –
введению трехлетней Девы Марии в Иерусалимский храм и посвящении ее
богу (во исполнении обета, данного по его рождению) Оба престола Казанского прихода показывали прихожанам земной трагический путь и подвиг
Богородицы.
В XIX век Россия вошла сильным европейским государством. Отмена
крепостного права способствовала росту населения российских городов за
счет выходцев из деревни. Именно в это время в городах возникает потребность строительства новых храмов. Рыбинск не был исключением. Начинает
процветать различного рода благотворительность, значительные купеческие
капиталы жертвуются на строительство храмов.
В 1846 году в верхнем конце города будет построен КрестоВоздвиженский храм. Крест является одним из главных христианских символов: как постоянное напоминание об искупительной смерти Христа и его
новом приходе.
В 1851 году в обстановке особой торжественности в городе будет освящен новый Спасо-Преображенский собор. По отзывам современников, изящество форм и богатство отделки сделает его "красой всего Поволжья" Красота должна была способствовать всеобщему преображению прихожан. Чуть
позже в зачеремушной части города будет освящен храм Покрова.
В 1868 году в квартале улиц Пушкинской и Ивановской возведется
один из оригинальнейших по формам храм – пятишатровая Спасская церковь с высокой ярусной шатровой колокольней.
В 1890 г. в заволжской части города будет построена небольшая по размерам Иверская церковь, Обретенная в Иверском монастыре, что на Афонской горе, икона Иверской Богоматери покровительствует южным границам
Руси.
К концу XIX века строительство православных храмов в Рыбинске завершилось. Наблюдается любопытная ситуация: престолы храмов верхней
части города посвящены Спасителю; престолы храмов нижней части города
– преимущественно Богородице. Престолы рыбинских храмов, отображавшие трагические жизни Христа и Богородицы от рождения до смерти, были
важной частью православной идеологии.
212
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
На протяжении столетий при строительстве православных храмов выбор названий их престолов не был случайным. Это была важнейшая составная часть православной идеологии, укреплявшая устои церкви в народных
массах. Часто выбор названий престолов определяли важнейшие исторические события или профессиональная направленность деятельности населения. Важным обстоятельством является то, что названия престолов рыбинских храмов находились во взаимосвязи. Пять основных храмов
дореволюционного Рыбинска были посвящены Христу (СпасоПреображенский собор, Кресто-Воздвиженская, Сретенская, Спасская и
Вознесенская церкви), чтобы увековечить его земной подвиг. Эти храмы находились в верхней части города. Четыре храма нижней части города (Казанский, Введенский, Покровский и Иверский) знаменовали земной подвиг
Богородицы.
А.Н. Голованова
Образ Екатерины Великой в живописи
ХVIII век в истории России ряд исследователей называет веком женщин. После смерти Петра I в 1725 году и до конца столетия на российском
престоле оказались последовательно пять женщин. Самая яркая и талантливая из всех женщин на российском престоле – Екатерина II. «Так называемый "золотой век" Екатерины II – один из интереснейших этапов в истории
России»1. История правления любого монарха неразрывно связана с его личностью.
Екатерина II оставила после себя огромное письменное наследство, состоящее из документов разнообразных жанров, рассказывающих как правила
и жила "российская самодержица". Существует и обширная портретная галерея монархини: яркие, торжественные, парадные и малоизвестные, камерные изображения, отразившие многоликую немецкую принцессу, волею
судьбы прибывшую в Россию и вошедшую в историю под именем Екатерины Великой.
Первые известные изображения будущей императрицы относятся к середине ХVIII века, сразу после приезда ее в Санкт-Петербург. Портретист
Г.Х. Гроот в 1748 году изобразил принцессу Ангальт-Цербстскую с худым
лицом, заострившимся подбородком, длинным носом. Он представил свою
соотечественницу естественно, даже без легкого, обычного в то время, приукрашения. Художник знал как угодить императрице Елизавете Петровне,
считавшейся первой красавицей. Он не выявляет красоты юной великой княгини. Состояние здоровья Екатерины на тот момент оставляло желать лучшего. Она сообщает в своих "Записках", что чуть не умерла от плеврита2.
Гроот не может скрыть умных глаз девушки и некоторой настороженности,
А.Н. Голованова
213
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
свойственной ее тогдашнему положению. В. О. Ключевский пишет касательно того времени о чувстве скуки и одиночества у молодой Екатерины,
которое ничто не могло заглушить3.
Портрет итальянца Пьетро Ротари дает представление о тридцатилетней
Екатерине. Сдержанная улыбка и общее выражение ее лица свидетельствуют
об уме, осознании своего достоинства. В ней появляется уверенность и целеустремленность.
Если на портрете Гроота изображена хрупкая, болезненная, неуверенная
в себе девушка, то на портрете Ротари – энергичная женщина с сильной волей и характером.
В 1762 г. русский художник Федор Рокотов был удостоен особой чести.
Ему было поручено выполнение коронационного портрета новой императрицы. Сохранился небольшой этюд, безусловно исполненный с натуры. Он
лег в основу большого парадного полотна, где Екатерина изображена сидящей в кресле и словно ведущей доброжелательную беседу. По мнению
большинства исследователей в таком образе императрицы можно усмотреть
надежду на становление просвещенной монархии. Подобные взгляды поддерживались и самой Екатериной, высказывавшей модные идеи свободомыслия и просветительства. И.Б. Чижова пишет: "Рокотов изобразил ее прекрасной и полной гордого величия, недоступной земным тревогам и
милостивой"4.
Особая страница портретистики Екатерины Великой – изображение ее в
облике античной богини мудрости Минервы. Многократно использовал его
болонский живописец Стефано Торелли, работавший в России с 1752 года.
На полотне "Аллегория на победу Екатерины II над турками и татарами" он
создал мифологизированный образ императрицы, в котором воплотил программу, созданную И.И. Бецким, видным государственным деятелем того
времени. Символично и то, что у древних Минерва считалась покровительницей искусств, и, неслучайно, именно этот образ был использован для Екатерины II.
Одна из самых известных работ – "Екатерина II – Законодательница в
храме богини правосудия" выполненная Дмитрием Левицким в 1783 г. Своеобразную программу портрета разработал друг Левицкого, литератор и архитектор Львов, изложивший в зашифрованном виде философские представления о роли просвещенного монарха. Д. Левицкий воспевает
благородный идеал гражданского служения монарха обществу и государству. Он пытается свести воедино и отметить ее государственный ум, деятельность на пользу Отечества.
Особое место среди портретов Екатерины II занимает работа Владимира
Боровиковского "Екатерина II на прогулке в Царскосельском парке" 1794 г.
Пожилая дама идет по тенистой аллее с любимой собачкой левреткой (многие современники свидетельствуют о необычайной привязанности к ней императрицы). Подобная ситуация могла быть знакома художнику не раз на214
Путь в науку. Выпуск 10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
блюдавшему императрицу на прогулке5. Видимо это один из немногих портретов где Екатерина больше изображена обычной женщиной, чем государыней. Интересен и тот факт, что Пушкин почти процитировал портрет Боровиковского в своей "Капитанской дочке".
Портреты "Семирамиды Севера" значительно отличаются от портретов
ее предшественниц на российском троне. Блеск драгоценных камней затмевал характер царствующих персон, а Екатерине II каждый художник придает
определенные черты, чтобы идеализировать ее образ. Для этого мастера используют внешние данные: улыбку, глаза, позу. Под влиянием этих художественных образов в ХVIII веке существовал один высший недосягаемый
идеал красоты, ума, всех добродетелей – сама императрица Екатерина II.
Портретная галерея созданная русскими и иностранными живописцами наглядно показывает как изменялась внешне и внутренне эта уникальная женщина. Со временем девочка- подросток превратилась в российскую "матушку- императрицу".
 Примечания
1
С. 19.
Рахматуллин М.А. Непоколебимая Екатерина // Отечественная история. 1996. № 6.
Екатерина II. Памятник моему самолюбию. М., 2003. С. 183.
Ключевский В.О. Основной факт эпохи – Императрица Екатерина II // Екатерина II
в воспоминаниях современников и оценках историков. М., 1998. С. 50.
4
Чижова И.Б. Бессмертных торжество и смертных красота. М., 2004. С. 243.
5
Маркина Л. Портреты Екатерины II // Юный художник. 1997. № 3. С. 21.
2
3
Т.А. Смирнова
Культурологические взгляды А.А. Ухтомского
Культура такое же важное для человеческого познания понятие, как гравитация, материя, эволюция, общество, личность. Культурология, некоторое
суммарное обозначение целого комплекса наук, изучающих культурное поведение человека и человеческих общностей на разных этапах их исторического
существования.
Алексею Алексеевичу Ухтомскому довелось жить в противоречивую и
сложную для однозначного восприятия эпоху, во время, когда в мире происходили изменения глобального уровня, время философских размышлений и
решительных действий, грандиозных научных открытий и трагических человеческих потрясений.
На культурологическую мысль России оказывали огромное влияние
происходившие в с