close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Сумцов Н. Ф. Verboten!

код для вставкиСкачать
Сумцов Н. Ф. Verboten! : [запрещено (нем.)] / Н. Ф. Сумцов // Юж. край. – 1913. – 28 июля.
Сумцов Н. Ф. Verboten! / Н. Ф. Сумцов // Юж. край. – 1913. – 28 июля.
Verboten (по-русски — запрещено) в Германии на каждом шагу, на вокзалах, в
гостиницах, на проезжих дорогах, в садах, вагонах. Запрещается большей
частью курить, портить растения, вводить собак! Хотя немца трудно
представить без сигары, но больше всего запретов курения. Verboten — не
пустое слово; за ним следят и за нарушение его карают. Филологически
тождественный немецкий verboten, однако, во многом отличается от русского
запрета. Хорошей его чертой является обдуманность и удачное приспособление
к общественным интересам, большей частью в смысле ограничения личного
произвола в пользу общего блага. Немецкий verboten — известного рода
социальное строительство и сбережение средств и сил.
Русская жизнь полна разнообразными запретами; но во многих запретах нет
внутренней убедительности, по отпечатку личного усмотрения и по обилию
разных исключений, снисхождений в одних случаях и чрезмерной
требовательности в других; часто запрет делается притчей во языцех, попадает
в печать и треплется на все манеры в значении бытового курьеза. Внутренняя
личная и общественная дисциплина необходима в интересах правильного
общежития; но, при всем обилии запретов, такой дисциплины мало; напротив,
много халатности в частной и в общественной жизни; мало сознания
целесообразности и полезности запрета, в смысле воспитания характера и
выработки хороших привычек и общественной порядочности. Господствующие
понятия о личной свободе даже в интеллигентной сфере не всегда стоят на
надлежащей культурной высоте: личная свобода иногда смешивается с личным
недомыслием, капризом и невоспитанностью. Если, например, остановить
ребенка, рвущего цветы, маменька и папенька в обиде; ребенку, мол, все
можно, и для ребенка законы не писаны. Совершенно упускается из виду, что
из сдерживаемого ребенка должен выйти сдержанный корректный взрослый
человек. Нечему удивляться, что из малюток, когда они вырастают, иногда
выходят хулиганы и саврасы. Два-три примера бесконечного числа
безобразных явлений этого рода. Лет двадцать тому назад, на Университетской
горке городское управление по углам лестницы поставило несколько больших
красивых глиняных ваз; через неделю ночью какие-то малютки в форменных
картузах сорвали их со стержня и разбили вдребезги.
В этом году какие-то малютки в форменных картузах вытоптали цветник у
памятника Каразина, единственного крупного в городе памятника, если не
единственному, то, во всяком случае, наиболее выдающемуся местному
общественному деятелю.
Запреты бывают бесконечно разнообразны, в зависимости от культуры; чем
народ культурнее, тем их больше, потому что у всякого культурного народа
много ценностей материальных и духовных, которыми он дорожит и которые
тщательно оберегает; одни запреты касаются цветов, платья; другие — жены
ближнего, вола и осла его, если такие водятся; третьи гласят — не убий!
запреты на садовых вывесках, на каменных скрижалях, в многотомных сводах
законов. Самыми прочными представляются те запреты, которые выработаны
культурно-историческим путем, записаны в сердце человека и построены на
уважении к личности и к труду. Прогресс не только развязывает, расширяет
круг свободы, но и связывает взаимностью материальных содействий и
нравственных обязательств. Жизнь, школа преуспевают, когда тот и другой
строительный процесс развивается обдуманно и целесообразно. У нас легко
рассыпаются запреты направо и налево, скоро их забывают, легко отменяют, и
самой главной основы для их оправдания — личного и общественного
прогресса — часто налицо не имеется; в смысле воспитательном такой запрет
получает обратное значение деморализующего элемента; никто ему серьезно не
верит, никто не желает найти для него оправдание, и получается такой опасный
и вредный вывод, что запрет — только столб, который вывернуть нельзя, а
обойти всегда можно. Запрет — палка о двух концах, может он служить и
освобождению, и порабощению в зависимости от общего направления жизни. В
интересах просвещения, свободы, удобств общежития запреты должны быть
открыты для критики и обсуждения после введение, или, что гораздо важнее,
до их осуществления, причем все запреты морально-социального характера
должны находить прочную опору в самом общественном сознании.
Низшая и средняя школа — это область, где запрет должен играть большую
роль, и вряд ли где-либо находится более ошибок, как в этой области. Большой
односторонностью представляется исключительно внешний характер запрета в
связи с трудностью, почти невозможностью выработки среди самих учащихся
сознания пользы запрета и личного их в том участия, того участия, которое
возможно только при допущении под руководством преподавателей
ученических организаций, вроде существующих на Западе и поощряемых
ученических обществ хорошего поведения, покровительства животным,
коллекционирования и обмена собранными предметами по минералогии и
ботанике, летних экскурсий и прогулок, вообще таких детских общественных
организаций, которые воспитывают серьезные чувства любви к природе, к
родному краю, к местным памятникам старины, устраняют из детского мира
присущие ему по природе разрушительные инстинкты и подготовляют
прочную почву для уважения и охраны того, что действительно того
заслуживает. Вместо запрета в школе должен господствовать verboten, в
лучшей форме убеждения, по возможности, с воздействием на чувство и
образы. И в обращении с взрослыми мало еще обращаться к их рассудку. В
природе человека, особенно ребенка, особенно юноши, есть такая глубокая
складка, которая служит обоснованием для многих мотивов в поведении и в
мыслях. Сущность ее состоит в силе чувства и воображения, в накоплении
приятных воспоминаний, которые, складываясь в душе в определенном
порядке, упрочиваются настолько, что творят хорошие привычки и дорогие
убеждения. Если, например, к запрету портить растение добавить детские
праздники цветка, привлечь детей к древонасаждению, сообщить им названия
растений, привлечь к разумному коллекционированию, то запрет таким
образом получит лишь прикладное значение, и так далее, переходя к другим
цветам жизни, к именам лучших людей родного края, связывая представления о
них с лучшими моментами их жизни и творчества, с местами их деятельности, с
посвященными им памятниками; тогда не может быть шутливого или
небрежного к ним отношения; наоборот, таким путем вырабатывается пиетет,
та потребность в высших началах уважения, которая является основой и красой
жизни — будет ли то любовь к Богу или любовь к родному краю и его лучшим
деятелям.
Автор
468   документов Отправить письмо
Документ
Категория
История
Просмотров
15
Размер файла
34 Кб
Теги
Сумцов Н. Ф.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа