close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Реферат на тему История информатики в лицах"

код для вставки
Областное государственное автономное
профессиональное образовательное учреждение
«СТАРООСКОЛЬСКИЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ КОЛЛЕДЖ»
Предметно-цикловая комиссия преподавателей естественно-математических
дисциплин
ГОТФРИД ВИЛЬГЕЛЬМ ЛЕЙБНИЦ
РЕФЕРАТ
по профессиональному модулю ПМ.02. Разработка, внедрение и адаптация
программного обеспечения отраслевой направленности
специальность 09.02.05. Прикладная информатика (по отраслям)
Очная форма обучения
Выполнила: Багдасарова
Елизавета Владиславовна
студентка 2 курса, 21-И группы
Работа защищена
«___»_______2016 г.
Отметка «_______»
Преподаватель
____________________
Старый Оскол, 2016
Содержание
Введение…………………………………………………………...3
I.
ЖИЗНЬ ЛЕЙБНИЦА
 Ранние годы……………………………………………..5
 Личные качества………………………………………..10
 Последние годы………………………………………...11
II.
ДОСТИЖЕНИЯ
 Важнейшие научные достижения……………………..13
 Теория познания Лейбница…………………………….15
 Лейбниц как дипломат и юрист………………………..19
III.
ОТКРЫТИЯ
 Физика……………………………………………………20
 История…………………………………………………...21
 Лингвистика………………………………………………23
 Изобретения………………………………………………24
IV.
ВЫВОД
 Сочинение…………………………………………………25
 Заключение………………………………………………...26
 Список литературы………………………………………..27
2
Введение
Го́тфрид Ви́льгельм Ле́йбниц (21 июня (1 июля) 1646, Лейпциг,
Германия — 14 ноября 1716, Ганновер, Германия) — немецкий философ,
математик, юрист, дипломат, логик, историк, изобретатель и языковед.
Готфрид Вильгельм родился 1 июля 1646 года в семье профессора
философии морали (этики) Лейпцигского университета Фридриха Лейбнюца
и Катерины Шмук.
Когда мальчику было 8 лет, его отец умер, оставив после себя большую
личную библиотеку. Свободный доступ к книгам и врождённый талант
позволил молодому Лейбницу уже к 12 годам самостоятельно изучить
латынь и взяться за изучение греческого языка.
Учился в лейпцигской школе Святого Фомы, в 15-летнем возрасте
(1661) Готфрид сам поступил в тот же Лейпцигский университет, где когда
то работал его отец. В свою бытность студентом он познакомился с работами
Кеплера, Галилея и других учёных. Спустя 2 года переходит в Йенский
университет, где изучает математику. Затем возвращается в Лейпциг изучать
право, но получить докторскую степень там не удалось. Расстроенный
отказом, Лейбниц отправился в Альтдорфский университет в АльтдорфНюрнберге, где успешно защищает диссертацию на соискание степени
доктора права. Диссертация была посвящена разбору вопроса о эрудиции,
ясность изложения и ораторский талант Лейбница вызывают всеобщее
восхищение.
В этом же году он написал первое из своих многочисленных сочинений
«О комбинаторном искусстве». Опередив время на два века, 20-летие Лебниц
задумал проект математизации логики. Будущую теорию (которую он так и
не завершил) он называет «всеобщая характеристика». Она включала все
логические операции, свойства которые он ясно представлял.
Закончив
обучение,
он
устраивается
советником
курфюриста
Майнциского по юридическим и торговым делам (1670). Работа требовала
3
постоянных разъездов по всей Европе; в ходе этих путешествий он
подружился с Гюйгенсом, который согласился обучать его математике.
Служба, однако, продолжалась недолго, в начале 1672 года Лейбниц с
важной дипломатической миссией покинул Майнц, а спустя год курфюрист
умер.
4
Ранние годы
Готфрид Вильгельм родился 1 июля 1646 года в семье профессора
философии морали (этики) Лейпцигского университета Фридриха Лейбнюца
(нем. Friedrich Leibnütz или нем. Friedrich Leibniz) (1597—1652) и Катерины
Шмукк (нем. Catherina Schmuck), которая была дочерью выдающегося
профессора
юриспруденции.
Отец
Лейбница
был
сербо-лужицкого
происхождения. По материнской линии Готфрид Вильгельм Лейбниц, повидимому, имел чисто немецких предков.
Отец Лейбница очень рано заметил гениальность своего сына и
старался развить в нём любознательность, часто рассказывая ему маленькие
эпизоды из священной и светской истории; по словам самого Лейбница, эти
рассказы глубоко запали ему в душу и были самыми сильными
впечатлениями его раннего детства. Лейбницу не было и семи лет, когда он
потерял отца, его отец умер, оставив после себя большую личную
библиотеку. Лейбниц рассказывал.
Когда я подрос, мне начало доставлять чрезвычайное наслаждение
чтение всякого рода исторических рассказов. Немецкие книги, которые мне
попадались под руку, я не выпускал из рук, пока не прочитывал их до конца.
Латинским языком я занимался сначала только в школе и, без сомнения, я
подвигался бы с обычной медленностью, если бы не случай, указавший мне
совершенно своеобразный путь. В доме, где я жил, я наткнулся на две книги,
оставленные одним студентом. Одна из них была сочинения Ливия, другая —
хронологическая сокровищница Кальвизия. Как только эти книги попали мне
в руки, я проглотил их.
Кальвизия Лейбниц понял без труда, потому что у него была немецкая
книга по всеобщей истории, где говорилось приблизительно то же самое, но
при чтении Ливия он постоянно попадал в тупик. Лейбниц не имел понятия
ни о жизни древних, ни об их манере писания; не привыкнув также к
возвышенной
риторике
историографов,
стоящей
выше
обыденного
5
понимания, Лейбниц не понимал ни одной строки, но это издание было
старинное, с гравюрами, поэтому он внимательно рассматривал гравюры,
читал подписи и, мало заботясь о тёмных для него местах, попросту
пропускал всё то, чего не мог понять . Он повторял это несколько раз и
перелистывал всю книгу; забегая, таким образом, вперёд, Лейбниц стал
немного лучше понимать прежнее; в восторге от своего успеха подобным
образом он продвигался дальше, без словаря, пока ему, наконец, не стала
вполне ясной большая часть прочитанного.
Учитель Лейбница вскоре заметил, чем занимается его ученик, и, не
долго думая, он отправился к лицам, которым мальчик был отдан
на воспитание, требуя, чтобы они обратили внимание на «неуместные и
преждевременные» занятия Лейбница; по его словам, эти занятия были
только помехой учению Готфрид .По его мнению, Ливий годился для
Лейбница, как котурн для пигмея; он считал, что книги, годные для старшего
возраста, надо отобрать у мальчика и дать ему «Orbis pictus»Коменского
и «Краткий катехизис»
Лютера. Он убедил бы в этом воспитателей
Лейбница, если бы случайным образом свидетелем этого разговора не
оказался один живший по соседству учёный и много путешествовавший
дворянин,
друг
хозяев
дома;
поражённый
недоброжелательством
и
глупостью учителя, который мерил всех одной мерой, он стал, напротив,
доказывать, как было бы нелепо и неуместно, если бы первые проблески
развивающегося гения были подавлены суровостью и грубостью учителя.
Наоборот, он считал, что надо всеми средствами благоприятствовать этому
мальчику, обещающему нечто необыкновенное; немедленно попросил он
послать за Лейбницем, и когда, в ответ на его вопросы, Готфрид ответил
толково, он до тех пор не отстал от родственников Лейбница, пока не
заставил их дать обещание, что Готфрида допустят в библиотеку его отца,
давно находившуюся под замком. Лейбниц писал:
6
Я торжествовал, как если бы нашёл клад, потому что сгорал от
нетерпения увидеть древних, которых знал только по имени,— Цицерона и
Квинтилиана, Сенеку и Плиния, Геродота, Ксенофонта и Платона, писателей
Августова века и многих латинских и греческих отцов церкви. Всё это я стал
читать, смотря по влечению, и наслаждался необычайным разнообразием
предметов. Таким образом, не имея ещё двенадцати лет, я свободно понимал
латынь и начал понимать по-гречески.
Рисунок 1. Церковь и Школа Святого Фомы (1723)
Этот рассказ Лейбница подтверждается и сторонними свидетельствами,
доказывающими, что его выдающиеся способности были замечены и
товарищами, и лучшими из преподавателей; Лейбниц особенно дружил в
школе с двумя братьями Иттигами, которые были значительно старше его и
считались в числе лучших учеников, а их отец был учителем физики, и
Лейбниц любил его больше других учителей. Лейбниц учился в знаменитой
Лейпцигской школе Святого Фомы.
Библиотека отца позволила Лейбницу изучить широкий спектр
передовых философских и теологических работ, к которым он мог бы иметь
доступ только в студенческие годы. К десяти годам Лейбниц изучил книги
Цицерона, Плиния, Геродота, Ксенофана и Платона. В возрасте 12 лет
Лейбниц был уже знатоком латыни; в возрасте 13 лет у него проявился
поэтический талант, которого в нём никто не подозревал. В День Святой
7
Троицы один ученик должен был прочесть праздничную речь по латыни, но
он заболел, и никто из учеников не вызвался его заменить; друзья Лейбница
знали, что он мастер писать стихи, и обратились к нему. Лейбниц взялся за
дело и за один день сочинил триста гекзаметров латинского стиха для этого
мероприятия, причём на всякий случай специально постарался избежать хотя
бы единого стечения гласных; его стихотворение вызвало одобрения
учителей, которые признали Лейбница выдающимся поэтическим талантом.
Лейбниц также увлекался Вергилием; до глубокой старости он помнил
наизусть чуть ли не всю «Энеиду»; в старших классах его особенно отличал
Якоб Томазий (нем.)русск., однажды сказавший мальчику, что рано или
поздно он приобретёт славное имя в научном мире. В четырнадцатилетнем
возрасте Лейбниц также стал вдумываться в истинную задачу логики как
классификации элементов человеческого мышления; он рассказывал об этом
следующее:
Я не только умел с необычайною лёгкостью применять правила к
примерам, чем чрезвычайно изумлял учителей, так как никто из моих
сверстников не мог сделать того же; но я уже тогда во многом усомнился и
носился с новыми мыслями, которые записывал, чтобы не забыть. То, что я
записал ещё в четырнадцатилетнем возрасте, я перечитывал значительно
позднее,
и
это
чтение
всегда
доставляло
мне
живейшее
чувство
удовольствия.
Лейбниц видел, что логика подразделяет простые понятия на известные
разряды, так называемые предикаменты (на языке схоластики предикамент
означал то же самое, что и категория), и его удивляло, почему таким же
образом не подразделяют сложные понятия или даже суждения так, чтобы
один член вытекал или выводился из другого. Готфрид придумал
собственные разряды, которые он тоже называл предикаментами суждений,
образующими содержание или материал умозаключений, подобно тому, как
обыкновенные предикаменты образуют материал суждений; когда он
8
высказал эту мысль своим учителям, они не ответили ему ничего
положительного, а лишь сказали, что «мальчику не годится вводить
новшества в предметы, которыми он ещё недостаточно занимался».
В школьные годы Лейбниц успел прочесть всё более или менее
выдающееся, что было в то время в области схоластической логики;
интересуясь богословскими трактатами, он прочёл сочинение Лютера,
посвящённое критике свободы воли, а также многие полемические трактаты
лютеран, реформатов, иезуитов, арминиан, томистов и янсенистов. Эти
новые занятия Готфрида встревожили его воспитателей, которые боялись,
что он станет «хитроумным схоластиком». «Они не знали,— писал Лейбниц
в своей автобиографии,— что мой дух не мог быть наполнен односторонним
содержанием».
9
Личные качества
Отличительной чертой Лейбница с самых ранних лет была его
гениальность, которая не вписывалась в традиционные образовательные
схемы. Трудные книги казались ему лёгкими, а лёгкие — трудными; если
глубина изучаемого материала была недостаточна, то мысль Лейбница
работала вхолостую, приводя к неэффективной растрате интеллекта .
Вспоминая о школе, Готфрид Вильгельм Лейбниц писал главным образом о
том, чему научился не в ней, а за её стенами.
По мнению Бертрана Рассела, Лейбниц «был одним из выдающихся
умов всех времён, но человеком он был неприятным». Рассел также писал,
что «Лейбниц— скучный автор, и его влияние на немецкую философию
сделало её педантичной и сухой». Однако, по характеристике Л.А.
Петрушенко, Лейбниц производил в общем приятное впечатление, будучи по
натуре миролюбивым, гуманным, мягким, великодушным, демократичным и
доброжелательным человеком; обо всех людях он говорил только доброе и
даже щадил своих врагов .
По мнению многих биографов, Лейбниц был скуп, хотя сам он отрицал
в себе корыстолюбие. Когда какая-нибудь фрейлина ганноверского двора
выходила замуж, Лейбниц обычно преподносил ей то, что сам называл
«свадебным подарком», состоящим из полезных правил, заканчивающихся
советом не отказываться от умывания теперь, когда она заполучила мужа.
10
Последние годы
Дом Лейбница (Ганновер)(нем.) русск.,в котором он жил с 29 сентября
1698 года вплоть до своей смерти 14 ноября 1716 года.
Последние годы жизни Лейбница прошли печально и беспокойно. Сын
Эрнста-Августа, Георг-Людвиг, наследовавший отцу в 1698 году, не любил
Лейбница. Он смотрел на него только как на своего придворного
историографа, стоившего ему много лишних денег. Их отношения охладели
ещё сильнее, когда Георг-Людвиг под именем Георга I вступил на
английский престол. Лейбниц хотел быть приглашённым к лондонскому
двору, однако он встретил упорное сопротивление английских учёных,
поскольку печально известный спор, который он вёл с Ньютоном, очень
повредил ему во взгляде англичан; Лейбниц безуспешно пытался
примириться с королём и привлечь его на свою сторону. Георг I постоянно
делал Лейбницу выговоры за неаккуратное составление истории его
династии; этот король обессмертил себя рескриптом на имя ганноверского
правительства, где было официально выражено порицание Лейбницу, и
знаменитый учёный публично был назван человеком, которому не следует
верить. На этот рескрипт Лейбниц ответил полным достоинства письмом, в
котором писал:
Никогда не думал, что первым моим актом по восшествии Вашего
Величества на престол английский будет апология.
Лейбниц написал девять десятых всего труда; он очень много работал,
и его зрение страдало от архивных занятий, которые были ему не по
возрасту. Тем не менее, король утверждал, что Лейбниц ничего не делает и
забывает свои обещания: его до садовало, что история не доведена до его
собственного благополучного царствования.
Готфрид Вильгельм Лейбниц был окружён интригами придворных; его
раздражали нападки ганноверского духовенства. Последние два года жизни в
Ганновере были для Лейбница особенно тяжёлыми, он находился в
11
постоянных физических страданиях; «Ганновер— моя тюрьма»,— сказал он
однажды. Приставленный к Лейбницу помощник, Георг Экгардт, при случае
следил за Лейбницем в качествешпиона, докладывая королю и его министру
Бернсторфу, что Лейбниц по дряхлости недостаточно работает. Когда
Лейбниц заболел продолжительной болезнью, Экгардт писал: «Ничто более
не поставит его на ноги, вот если царь и ещё дюжина монархов дадут ему
надежду на новые пенсии, тогда сразу начнёт ходить».

1716: в начале августа этого года Лейбницу стало лучше, и он
решил наконец окончить брауншвейгскую историю . Однако он
простудился, у него был приступ подагры и ревматические боли в плечах;
из всех лекарств Лейбниц доверял лишь одному, которое когда-то
подарил ему один приятель, иезуит . Но на этот раз Лейбниц принял
слишком большую дозу и почувствовал себя плохо; прибывший врач счёл
положение настолько опасным, что сам отправился в аптеку за
лекарством, но во время его отсутствия Готфрид Вильгельм умер.
12
Важнейшие научные достижения
Важнейшие научные достижения:
 Лейбниц, независимо от Ньютона, создал математический анализ
– дифференциальное и интегрированное исчисления (см.
исторический ), основанные на бесконечно малых.
 Лейбниц создал комбинаторику как науку.
 Он заложил основы математической логики.
 Описал двоичную систему счисления с цифрами 0 и 1.
 В механике ввёл понятие «живой силы» ( прообраз современного
понятия кинетической энергии) и сформулировать закон
сохранения энергии.
 В психологии выдвинул понятие бессознательных «малых» и
развил учение о бессознательной психической жизни.
Лейбниц также является завершителем философии XVII века и
предшественником немецкой классической философии, создателем
философской системы, получившей название монадология. Он развил учение
об анализе и синтезе , впервые сформулировал закон достаточного основания
(которому, однако , придавал не только логический (относящийся к
мышлению), но и онтологический (относящийся к бытию) смысл: «… ни
одно явление не может оказаться истинным или действительным , ни одно
утверждение справедливым ,-без достаточного основания, почему именно
дело обстоит , иначе…»); Лейбниц является также автором современной
формулировки закона тождества ; он ввёл термин «модель» ,писал о
возможности машинного моделирования функции человеческого мозга.
Лейбниц высказывал идею о превращении одних видов энергии в другие ,
сформулировать один из важнейших вариационных принципов физики –
«принцип наименьшего действия» - и сделал ряд открытий в специальных
разделах физики.
13
Он первым обратился к вопросу о возникновении российской правящей
династии , первым в немецкой историографии обратил внимание на
взаимосвязь лингвистических проблем с генеалогией , создал теорию
исторического происхождения языков и дал их генеалогическую
классификацию, явился одним из создателей немецкого философского и
научного лексикона.
Лейбниц также ввёл идею целостности органических систем , принцип
несводимости органического к механическому и высказывал мысль об
эволюции Земли.
14
Теория познания Лейбница.
«Новые опыты…»
Работа Лейбница построена в форме живого философского диалога
(что еще раз подчеркивает платонистические ориентации её автора). Некий
Филалет, защищающий и развивающий философию Локка на основе его
«Опыта...», вступает в полемику с Теофилом, в свою очередь опирающимся
на систему Лейбница. Их философская полемика — острая, резкая, но по
форме уважительная и по содержанию конструктивная — следует
проблематике и структуре локковского «Опыта...». Разберем, в чем состоят
существенные стороны лейбницевской критики.
Существуют ли принципы, врожденные человеческому духу? Этот
вопрос, поставленный, что называется, ребром в первой главе Первой книги
«Новых опытов...», вводит в самый центр уже знакомой нам полемики
выдающихся мыслителей XVII в., где в одном лагере были "иннативисты"
(сторонники концепции врожденных идей) во главе с Декартом, а в другом
— их критики: Гассенди, Локк и другие авторы. Лейбниц в этом споре — в
главном — на стороне иннативистов, однако его защита врожденного знания
достаточно своеобразна. Лейбниц уже не принимает натуралистического по
сути, или реалистического, представления, согласно которому врожденные
идеи физически, или "реально", наличны где-то в мозгу или уме, душе
человека. Разумеется, Лейбниц и его современники еще никак не могли
обсуждать эти проблемы в плоскости, родственной изысканиям современной
генетики; впрочем, и она до сих-пор не предложила по данному вопросу
ничего
ясного
и
определенного.
Лейбниц
склонен
отвергать
как
натуралистический иннативизм, так и тяготеющий к натуралистическому
сенсуализму локковский символ души как tabula rasa. , Более доказательным
и перспективным ему кажется иннативизм, основывающийся на толковании
необходимых идей разума как неких чистых возможностей, потенций: это
своего рода "живые огни, вспышки света", "нечто божественное и вечное",
15
что всегда предваряет столкновение наших чувств с окружающим миром."
Припомним, что Декарт причислял к врожденным идеям необходимые
истины науки. Лейбниц согласен с этим. Однако в ответ на недоуменные
утверждение и вопрос по-локковски мыслящего Филалета: "Это покажется
очень многим странным. Неужели можно утверждать, что самые сложные и
глубокие науки врождены?" — Лейбниц разъясняет: "Их актуальное знание
не врождено, но врождено то, что можно назвать потенциальным (virtuelle)
знанием, подобно тому как фигура, намеченная прожилками мрамора,
заключается в мраморе задолго до того, как их открывают при обработке
его".
В полемике с Локком Лейбниц обсуждает и вопрос о врожденном
характере правил нравственности. Он согласен, что есть такие практические
нравственные
правила,
которые
не
врожденны
и
обладают
лишь
относительной, временной, фактической значимостью. Однако необходимые
правила нравственности — те, которым как истинам привержена большая
часть человечества, — все же существуют, и они врожденны. Их принимают,
хотя и в разных формулировках, Библия и Коран.
Локковскую
концепцию
простых
идей,
основанных
якобы
исключительно на чувственных впечатлениях, Лейбниц опровергает с
помощью резонного аргумента: "..эти чувственные идеи просты лишь по
видимости, так как, будучи неотчетливыми, они не дают разуму возможности
различить то, что они содержат в себе". Относительно таких идей, как
пространство, протяжение, фигура, движение и покой, происхождение
которых Локк возводит к комбинации различных чувств, Лейбниц (вслед за
Декартом) резонно замечает, что "это идеи чистого разума, имеющие,
однако, отношение к внешнему миру и осознаваемые нами при помощи
чувств". В теории познания позиция Лейбница была, таким образом,
вариантом рационализма, противопоставленного концепциям наиболее
влиятельных сторонников эмпиризма и сенсуализма (Гассенди, Локк).
16
Используемое
Локком
крылатое
выражение,
служившее
принципом
эмпиризма: "нет ничего в интеллекте, чего раньше не было бы в чувстве", —
Лейбниц дополняет именно в духе рационализма: кроме самого интеллекта.
Но ценно, что великий ученый и философ анализирует недостатки как
эмпиризма, так и прежнего рационализма и пытается предложить новую
концепцию познания и истины.
Лейбниц вовсе не отрицал важной роли ощущений, непосредственной
интуиции, т.е. того, что в кантовской философии будет впоследствии
отнесено к способности созерцания. Более того, Лейбниц развивал далее
теорию
"чувственных
понятий",
показав,
что
из-за
неизбежного
вмешательства чувств существует и порой даже образует опору познания
смутное, приблизительное знание, а также представление о вероятном. Такое
знание он отличал от истинного. Лейбниц выстраивает следующую схему
понятий, имея в виду ясность или смутность заключенного в них знания. Эти
критерии в принципе восходят к Декарту, но Лейбниц не считает их вполне
надежными, полностью применимыми к реальному знанию, в том числе и
научному. Речь скорее может идти о своего рода логико-гносеологическом
идеале. Понятия, по Лейбницу, бывают (см. работу 1684 г. «Размышления о
познании, истине и идеях»):
Понятия, причисляемые к адекватным и интуитивным, характеризуют,
по Лейбницу, высший вид познания. Однако добыть такое познание очень
трудно, если вообще возможно. Эта классификация также показывает, что
Лейбниц не был односторонним и жестким рационалистом и что из честной
полемики с выдающимся философом Локком он многое извлек для
обогащения
рационализма.
Чувственно-символические,
созерцательно-
рефлективные, интуитивные, относящиеся к воображению аспекты и формы
познания играют в лейбницевской системе немалую роль. (Впрочем, то же
можно сказать и о декартовом или спинозистском рационализме, если не
сводить их концепции к упрощенным "учебниковым" схемам.) След
17
воздействия эмпиризма можно найти и в знаменитом лейбницевском делении
истин на истины факта и истины разума. Истины факта Лейбниц — в
определенном согласии с Гоббсом или Гассенди — готов возвести к опыту.
Как и весь опыт, выражающие его истины факта случайны, вероятностны. К
ним ведет индукция. В обычной жизни и в естествознании часто строятся и
фигурируют именно такие истины. Весьма важно, что даже законы
естествознания, поскольку они не содержат в себе непререкаемых
необходимости и всеобщности, могут быть, по Лейбницу, сочтены всего
лишь истинами факта. Для их "добывания" достаточно опереться на закон
достаточного обоснования.
Иначе, разъясняет Лейбниц, обстоит дело с истинами разума. Для их
обоснования нужны законы логики (например, закон тождества, или закон
противоречия) , но не только они. Всеобщие истины — а таковыми являются,
по Лейбницу, основополагающие истины математики и логики — не могут
быть выведены путем индукции из опыта. Эти истины суть конструкции
разума, его создания, но никак не произвольные, а подчиненные строгим
логическим и математическим правилам анализа (расчленения на элементы),
их синтеза, приведения к единству. Как именно осуществляется такое
конструирование, опирающееся и на природу, но в еще большей степени на
сам разум, — тому учат математика, логика, метафизика. Немалым
подспорьем служат и те разделы естествознания, где эмпиризм долгое время
видел поле собственной деятельности — где трактуются, например, такие
понятия, как пространство, время, величина, фигура, движение. И оттуда
исходят если не сами истины разума, то новые импульсы к их пониманию и
построению.
Великий Лейбниц как бы завершает тернистый путь философии XVII в.
и передает XVIII столетию ту эстафету, которую впоследствии переняли
Кант и Гегель.
18
Лейбниц как дипломат и юрист
Готфрид Вильгельм Лейбниц был видным общественным деятелем
Германии, отразившим взгляды прогрессивной, но нерешительной немецкой
буржуазии, действовавшей в условиях феодальной раздробленности путём
компромисса с «просвещённым» абсолютизмом немецких князей. В качестве
дипломата и юриста Лейбниц отстаивал принципы национального единства
немецких государств и начала естественного права. Готфрид пытался связать
воедино
правовое
абсолютизма.
и
полицейское государство, идеи
Согласно
Лейбницу,
государство
демократии и
образуется
путём
общественного договора. При этом субъектом власти выступает само
государство, а не личность правителя. Лейбниц близко подошёл к идее
народного суверенитета. Он различает три ступени естественного права или
справедливости: строгое право, равенство, благочестие и праведность.
Лейбниц, занимаясь социальными вопросами, составил предложения о
реформе податной системы, уничтожении барщины, крепостного права и
введении общинного самоуправления. Как мыслитель, он склонялся к
компромиссу с официальной религиозной идеологией, одновременно
выступая и против богословской ортодоксии, и против материализма и
атеизма. Ленин отмечал у Лейбница «…примирительные стремления в
политике
и
религии».
Лейбниц
стремился
примирить
враждующие
курфюршества и дворы, католическую и протестантскую церкви, религию и
естествознание, идеализм и материализм (на базе объективного идеализма), а
также априоризм с эмпиризмом.
19
Открытия
Физика
В физике Лейбниц развивал учение об относительности пространства
,и движения. Он ввёл в качестве количественные меры движения « живую
силу» ( позднее получившую название кинетической энергии)- произведение
массы тела на скорость квадрата, в противоположность Декарту ,
считавшему мерой движения произведение массы на скорость – «мертвую
силу», как назвал её Лейбниц.
Частично использовав результаты Х .Гюйгенса, Лейбниц открыл закон
сохранения «живых сил», явившийся первой формулировкой закона
сохранения энергии. Он также высказывал идею о превращении одних видов
энергии в другие.
Готфрид Вильгельм Лейбниц , исходя из философского принципа
оптимальности всех действий природы, сформулировал один из важнейших
вариационных принципов физики- «принцип наименьшего действия»,
который впоследствии получил название принципа Мопертюи Лейбницу
также принадлежит ряд открытий в специальных разделах физики: в теории
упругости , теории колебания , в частности открытия формулы для расчёта
прочности былое (формула Лейбница).
20
История
Готфрид Вильгельм Лейбниц первым обратился к вопросу о
возникновении российской правящей династии, который связывался в
первую очередь с проблемой образования Древнерусского государства.
Лейбниц начал свою работу с вопросов происхождения генеалогий.
В первую очередь Лейбница интересовали корни русской царской
фамилии, и он понимал, что эти корни уходят в глубокую древность. 26 июля
1697 года Лейбниц писал графу Палмиери:
… Я желал бы узнать различные подробности как насчёт родословного
происхождения царя, о чём у меня есть таблица, так и насчёт
этнографического различия подвластных ему народов. Родословное древо, о
котором я говорю, показывает, как Михаил Фёдорович, первый великий царь
ныне царствующей ветви, происходит по прямой мужской линии от того же
самого родоначальника, от которого происходила прекратившаяся теперь
ветвь царей.
Вопрос о корнях русской правящей династии в представлении того
времени был напрямую связан с вопросом об этническом происхождении
Рюрика . Готфрид Вильгельм Лейбниц собрал и систематизировал для этого
большое количество материалов по древнерусской истории, оставив
интересную переписку. В своём письме от 15 апреля 1710 года к Ла-Крозу
Лейбниц писал, что рассматривает область варягов как область Вагрия в
окрестностях Любека. Позднее эта область была подчинена норманнами и
датчанами. По предположению Лейбница, само слово «варяг» представляет
собой искажённое производное от названия Вагрия.
Несмотря на то что Лейбниц выводил Рюрика из области Вагрия, он
называл его «благородным датским сеньором» на том основании, что имя
Рюрик «часто употребляется у датчан и других северных германцев». Это
доказательство с современной точки зрения не кажется столь безупречным,
потому что, если судить по именам, большинство нынешнего населения
21
России — это греки и евреи, что не соответствует действительности, но в
XVIII веке к древности относились иначе.
Лейбниц, возможно, подозревал и о существовании каких-то древних
родословных, которые представляли Рюрика в ином свете. Одно время он вёл
переписку с бароном фон Урбихом, когда тот с 1707 по 1712 год был русским
послом в Вене; через Урбиха Лейбниц наводил справки в баварских архивах
для исследования истории брауншвейгского дома, однако все его попытки
только вызвали подозрения в Вене, так как в то время Бавария управлялась
австрийским наместником.
Интерес к вопросу о происхождении варягов вполне вписывался в
общую направленность научных интересов Лейбница. Лейбниц, изучая
произведения греческих и латинских авторов, сформулировал задачу
отыскать «origines populorum» (начало народов); он понимал этногенез как
процесс формирования языка, поэтому для него генеалогическая схема
развития языка вполне соответствовала схеме этнического развития. О
вендах, которые населяли Северную Германию, Лейбниц писал в письме
генералу Брюсу от 23 ноября 1712 года.
22
Лингвистика
В
языкознании
исторического
Готфрид
происхождения
Вильгельм
языков,
Лейбниц
дал
их
создал
теорию
генеалогическую
классификацию, а также развил учение о происхождении названий. Он
выступил простив господствовавшей в то время библейской легенды о
происхождении всех языков от древнееврейского и указал на историческую
близость ряда языков (например, германских и славянских языков, финского
и венгерского, тюркских). Лейбниц явился также одним из создателей
немецкого философского и научного лексикона.
23
Изобретения
В 1673 году, после знакомства с Христианом Гюйгенсом,
Лейбниц создал механический калькулятор (арифмометр), выполняющий
сложение, вычитание, умножение и деление чисел. Машина была
продемонстрирована во Французской академии наук и Лондонском
королевском обществе.
Лейбниц подсказал Дени Папену конструкцию паровой
машины (цилиндр и поршень).
Среди других изобретений можно отметить:

Устройство использования энергии ветра при
отводе воды из шахт;

Чертежи подводной лодки;

Проектирование
оптических
приборов
и
гидравлических машин;

Работа
над
созданием
«пневматического
двигателя».
24
Сочинения
Основные философские сочинения
 «Рассуждение о метафизике» 1685 или 1686, издание 1846.

«Новая система природы и общения между субстанциями, а также о
связи, существующей между душою и телом», 1695.

«Новые опыты о человеческом разуме», 1704, издание 1765.

«Опыты теодицеи о благости Божией, свободе человека и начале зла»,
1710.

«Монадология» 1714, издание 1720.
Политические и юридические сочинения
 «Трактат о праве…» (1667).

«Христианнейший Марс…» (1680).

«Кодекс международного дипломатического права» (1693).
25
Заключение
Го́тфрид Ви́льгельм Ле́йбниц, был выдающимся человеком: немецкий
философ, математик, юрист, дипломат, логик, историк, изобретатель и
языковед. Лейбниц стал первым гражданским лицом Германии, которому
был воздвигнут памятник.
В честь Лейбница получили название:

Кратер и самая высокая горная цепь на Луне;

Университет в Ганновере.
26
Список литературы:
1. «История компьютера»: Готфрид Лейбниц и его арифметическая
машина
2. Храмов Ю. А. Лейбниц Готфрид Вильгельм (Leibniz Gottfried
Wilhelm) // Физики: Биографический справочник / Под ред А. И.
Ахиезера. — Изд. 2-е, испр. и дополн. — М.: Наука, 1983. — С. 159.
— 400 с —200 000 экз. (в пер.)
3. Большинство сочинений Лейбница на русском языке (сборник
сочинений в 4-х томах)
4. Интернет-ресурсы:
Образовательный портал: https://ru.wikipedia.org/wiki/
27
Автор
bagdasarova.liza2016
Документ
Категория
Рефераты
Просмотров
13
Размер файла
80 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа