close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Я был на той войне...

код для вставки
Я был на
той войне…
с. Юргинское
2016
ББК 63.3(2Рос-4Тюм-253.3)
Я-11
Я был на той войне…: воспоминания о Великой
Отечественной войне / сост. Т. М. Михайлова. – Юргинское:
Центральная районная библиотека, 2016. – 52 с.
Составитель: Михайлова Т. М., библиограф ЦРБ
2
Помнить
сердце велит
3
Воспоминания участников трудового фронта о военном
времени из села Агарак
Батурина Дарья Васильевна
Из воспоминаний:
«В войну я работала в Химлесхозе вздымщицей.
Работа была тяжёлая, собирали живицу. Таскать
деревянные бадьи с живицей было не под силу.
Живицу выливали, там её вываливали в бочки, а
бочки сами поднимали на подводу. Надорвали всё
своё здоровье! Сама была вечно голодной, но норму выработки давала, в
стахановках ходила. Ела сама и семью кормила ягодами, грибами,
пиканами, лебедой, медунками – всё шло в ход. Носить нечего было, плела
себе обутки. За день стирала ноги в кровь. Дома со слезами стягивала эти
обутки с опухших ног и смазывала жиром. На другое утро опять себе
обувку придумывала. Досталось нам, бабам, в войну! Лес мы берегли,
пожары тушили вручную, страшно было! Порядок был в лесу. Мы
понимали, что лес – наш кормилец! Я была проворная, никогда с голыми
руками домой не ходила. Успею и работу сделать, и ягод набрать, дома
семья ждала, детей чем-то кормить надо было! В войну муж погиб. Троих
братьев: Петра, Михаила, Григория – не дождались с войны. В войну мы,
бабы, деревню и колхоз на своих плечах сдержали!
Воронина Клавдия Васильевна
Из воспоминаний:
«Трудно жили в войну… Мужа взяли на войну, а
у меня на руках пятеро детей осталось. Три зимы
возила воду на ферму. Бочка – шестьдесят ведер.
Оттянула рученьки-то славно! Долбила навоз на
ферме, возила на поле. Золу собирала. Однажды с
углём выставила золу в сенки. Случился пожар, не
всех детей сберегла! Хлебнула горя-то, почернела вся. Муж пришёл
4
больной туберкулёзом. Прожил девять месяцев и умер. Двое детей, кормит
нечем: ни крошки хлеба, ни картошечки! В войну-то в деревне был детский
дом Ленинградский. Так вот, когда они стали уезжать, отдали картошки да
овощей немного. Спасибо Нине Николаевне – кладовщику и Елене
Николаевне – врачу! Я у них сторожем работала, вот и пожалели моих
ребятишек и меня! Вот как моя жизнь сложилась!»
Тверских Мария Осиповна
Из воспоминаний:
«Есть в войну было нечего. Соку насочишь – и
работать! В 1941 году кладовщиком работала, очень
ответственно, боязно. На лесозаготовках пришлось
работать. Ни обуви, ни лопоти (одежды) не было!
Тряпкой старые валенки зашиваешь – в лес на
работу. По колено в снегу! Плачем, сил не хватает!
Коров поить гоняли к проруби, надо было прорубь
сделать – десяток метров пешнёй продолбить
(ломом)! Дадут вилы в руки – таскай сено, навоз! С песней работали,
помню, пели «Призывался я на призыв». День Победы!
Плачем, смеёмся, радость! Нас с работы всех домой Кузьма Егорович
отпустил. И как ещё живём, дюжим?
Анкушева Вера Гавриловна
Из воспоминаний:
«Разве всего расскажешь? Я в войну работала с
Басовой Прасковьей Дмитриевной. Ох, и досталось
нам тяжелого труда. Сейчас говорим, что ноги, руки
болят. Да как им не болеть-то, ведь не железные!
Сколько мы всего перелопатили. Я постоянно
вспоминаю случай, когда мы возили хлеб в Омутинку
на коровах. По трое суток добирались, а кругом волки стаями ходили! Вот
5
страхов-то натерпишься, а ехать надо. Так вот про случай начала
рассказывать. Ехали с зерном в этот раз на лошадях, разнесли лошади, всё
зерно на землю вывалилось, а мы с Парушей окостеневшими от холода
руками обирали зерно от земли. Всю дорогу тряслись потом от страха, что
зерно не примут у нас, слава Богу, приняли! Вот ведь как было в войну-то.
Муж с фронта не вернулся. Боль этой страшной утраты жила во мне
постоянно…»
Груздева Анна Михайловна
Из воспоминаний:
«Всё мои рученьки переработали! Пасла телят,
коров доила. Есть нечего. Коровы все ноги
обступали, босиком бегала, сейчас все косточки
болят, ходить не могу. Темно, бороним. Есть охота,
сбегаю домой лепёшек с травой напеку – обратно в
поле. По пути с собой тесину на дрова тащу. Шестьсот граммов хлеба
давали тому, кто лошадь подгоняет и кто водит. Училась на трактористку в
Северо-Плетнёво, немного и на тракторах пришлось поработать. Хлебнули
горя в войну!»
Степанова Мария Григорьевна
Из воспоминаний:
«Мне было 15 лет, когда война началась.
Окончила в Агараке 6 классов. Жили на участке
Синявино. Радио не было. Страшную весть о войне
привёз нарочный. Женщины голосили, ребятишки
тоже ревели, глядя на матерей. Как сейчас помню,
мужчины собрались и пешком пошли в военкомат.
Их вернули, объяснив, что посылать повестки будут.
Отец мне сказал: «Ты, Маруся, не переживай, я старый, меня не возьмут».
Ему было 38 лет. Взяли даже папиного брата – дядю Захара, а ему было 42
6
года! Остались мы с мамой одни, было тяжело. Надо было работу
выполнять! Мы, ребятишки, всегда были около взрослых, матери брали нас
с собой. Я помогала взвешивать живицу. С едой было плохо. Работали и
учились полуголодные. Выручал лес: ягоды, грибы, травы. Школьники
трудились с взрослыми. Помогали выращивать картошку, овощи,
заготавливать дрова. В войну к нам в село был эвакуирован детский дом из
Ленинграда. Детей разместили в единственном двухэтажном здании. В
классах было по сорок человек. Я училась со многими из них. Бросалась в
глаза аккуратность, подтянутость. Мне запомнилось, что в седьмом классе
со мной учились два Александра Пушкина. Они привезли с собой красивую
песню «Студенточка». Она – о Ленинграде, о любви, о войне и о Победе! Я
выучилась играть на гитаре и песня эта стала и моей. Нам, деревенским,
она полюбилась: «Но верю я, мы разобьем врага и встретимся с тобою
навсегда…» Так и осталась эта песня жить в душе каждого из нас. Пою её
и сейчас. Она напоминает мне о моих друзьях юности.
Жила я в Синявино, училась в Агараке. Спасибо семье Арины
Ивановны Колышкиной, они взяли меня на квартиру. Так вот и жила, деля
радость и горе с их семьёй. Дочь Арины Ивановны – Дарья Васильевна,
вместе с мамой в химлесхозе работали. Я своими глазами видела, как им
трудно. Дружила с дочерью Дарьи Васильевны Любой, ей тоже работы
доставалось! Копали и перебирали картошку, ездили на корове по дрова.
Помню, едем с Любой, а навстречу мужик на лошади! Дорог-то не было,
ему бы нам дать проехать, а он нет! Свернули мы с дороги и сели! Корова
пала, мы, девчонки, ревём. Хорошо, что Дарья Васильевна увидела, корову
освободила от упряжи, повела. Дружная была семья Колышкиных – семь
детей. Троих сыновей не дождалась Арина Ивановна с войны! Петра,
Григория, Михаила. Горько оплакивали родных, я – вместе с ними. Они
тоже мне близкими стали!
Наступил долгожданный день Победы. Теперь нарочный привёз
радостную весть: «Мы победили!» Что было! Кто плакал, кто смеялся,
девчонки обнимались, играли на балалайках!
7
Бажикова Александра Александровна
Из воспоминаний:
«Проводила я своего Пантелея Николаевича на
войну, с четырьмя детьми осталась одна, а было мне
26 лет! Чего только не переделали мои натруженные
руки! Чтобы детей прокормить, надо было много
работать, а ещё фронту, чем могли, помогали. Доила
коров, косила хлеб, работала на раскорчевках, возила
зерно в Омутинку. В октябре 1942 года мужа ранило
в плечо, через четыре месяца в ногу, ещё через
полгода – в грудь. Последнее ранение в ногу, тяжелое, в 1943 году. Сколько
слез пролила! Жили голодно, ели траву, лепешки из мороженой или гнилой
картошки. Хозяйничать за старшую оставляла Нину, а сама шла на работу.
Маша, Аня, Поля, мал-мала меньше! Переживала за детей, боялась за мужа,
но работала я как все, с верой, что вношу посильный вклад в Победу. Мы,
бабы, понимали, что голодный и раздетый солдат – не вояка! Вот так и
жили в войну, верили в Победу!»
Елешева Александра Евгеньевна
Из воспоминаний:
«Я родилась в 1924 году. В войну мне семнадцать
было. Работы хлебнула с лихвой. Родилась я в
Омутинском районе, потом перебрались в село
Лабино. Здесь повстречала свою первую любовь –
дело-то молодое! Не сложилась жизнь, а тут и война
отвлекла от своего горя немного. Работала вместе с
другими женщинами на поле и ферме. Всё перенесла,
молодая, крепкая была! Бог дал мне счастья с
фронтовиком Петром Петровичем, сына признал
своим, душа в душу прожили! Я 30 лет в лесничестве проработала».
8
Межецких Татьяна Григорьевна
Из воспоминаний:
«В 1930 году поженились, а в 1941 году ушел на
фронт суженый. Ушёл в июне, а в сентябре мы
получили похоронку. Я семь лет в колхозе конюхом
проработала. Чего только не переделали мои руки!
Жала, вязала, косила! Жила с матерью, помощь была
мне, а то совсем одна. Нас сыворотка выручала! На
покос с гармошкой ходили. Любили песни: «Ехали
солдаты со службы домой», «Призывался я на
призыв», «На взморье мы стояли», хоть хлеба вдоволь не ели, а ещё и
веселились, пели! Не знаю, как бы без песен выжили! Легче было бабам с
песней. Где ревём, где поём! Норму надо было дать, не выполнишь норму –
пять трудодней долой! Добрые артели были, больше двадцати человек
молодых, верхреченских полегло на войне. Анна Фёдоровна Батурина два
года с мужем-то прожила, убили! Забирали мужиков от сельсовета. По
двенадцать машин отправляли, ни один не вернулся! Парнями ушли наши
мужья, парнями остались в памяти нашей.
Я в войну за свиньями ходила, за овцами, телятницей была. Пиканов
наварим, сока насочим березового – вот вся еда! Про день Победы помню.
Боронили мы в Верх - речках, бежит Надежда Петровна Батурина к нам и
кричит: «Война кончилась!» Мы все у конторы собрались. Плач стоит и от
радости и от горя. Не было сил сдерживать слёзы, рыдания: войне конец, а
наши мужики погибли, не вернутся, как жить?»
Воспоминания записаны участниками клуба «Родники»
9
Воспоминания участников трудового фронта о военном
времени из села Володино
Участница трудового фронта Игнатова Александра Викторовна.
Я, Игнатова (Абрамова) Александра Викторовна, родилась 1930 году в
деревне Тарбаковой. Отец и мать из бедных семей. Семьи в ту пору были
большие.
В начале войны мне исполнилось одиннадцать лет. В Тарбаковой
жизнь в военные годы была такая: женщины и дети тянули тяжкий воз всех
колхозных работ. С двенадцати лет мы уже работали летом, а зимою
учились. На полях пропалывали сорняки. Осенью рвали лён, пшеницу
молотили. Став старше – умела косить, вообще делала всю работу, какая
была. Вручную вскапывала весь личный огород под картошку. Картошка
спасала семью. В пятнадцать лет отправили на лето в бор собирать живицу.
Было очень тяжко, ведро живицы весило 15 килограммов, заедал овод,
мазались дегтем и не убежишь, было строго. Говорили, что живица нужна
для фронта. Однажды пришла домой в деревню и решила не ходить в бор
на участок, он назывался мартовский, до него было 30 километров, но
бригадир увидел, что я дома, заругал меня: «Чтобы завтра вышла на
работу». Тогда, в военное время было строго, даже судили. И мне пришлось
идти в ночную, бором, было очень страшно, мог напасть медведь, но я шла
всю ночь. Только к утру пришла, всё обошлось нормально, так доработала
до осени.
Зимой училась в школе. Во время войны у нас был урок военного дела:
изучали рацию, винтовку, чтоб умели отстреливать, подтягивались на
турнике, бегали по бревнам, класс делился на две группы: пришивали к
платью звездочки, и как бы в бою, нужно было сорвать звездочку. Тот
считался убитым и выходил из игры. Учили немецкий язык. Учиться было
трудно, не было ни учебников, ни бумаги. На уроках сидели тихо, чтобы
запомнить, что рассказывает учитель.
Во время войны готовили посылки для отправки на фронт. Мы тоже
отправили шубу, валенки, шапки.
В мае сорок пятого, когда война окончилась, учительницу вызвали к
директору. А потом всех собрали и объявили: «Победа!»
10
Как мы обрадовались. Что мы делали, обнимались, кричали от радости,
парты ворошили, пыль коромыслом. Впервые за всё время учителя не
наказали за этот шум и беспорядок. Отпустили домой, всю дорогу, от
Северо-Плетнёво до Тарбаковой – 10 километров бежали, несли
долгожданную весть домой. Неслись и смеялись от радости. Прибежали
домой, а в деревне уже знали, что война закончилась.
Я награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной
войне 1941-1945 гг.», знаком «Ударник 9 пятилетки», юбилейными
медалями и медалью Материнства.
Записано учащимися Володинской школы со слов А. В. Игнатовой.
Участник трудового фронта Шашков Иван Егорович
Я, Шашков Иван Егорович, родился 21 сентября
1930 года, в Коровинке. С 1944 года работал на
тракторе в колхозе «Заря», вспахивали поля. В семье
нас было трое. Отца убили в 1942 году, он был
артиллеристом. Мать воспитывала нас одна. Было
худо, собирали траву. Давали за работу на трудодни
отходы. Из них стряпали шаньги. В войну было
строго – хоть больной, хоть не больной, иди работать. Победу встретили
радостно, плясом, я играл на баяне.
Имею много наград: знак «Ударник XI пятилетки», медаль «За
долголетний добросовестный труд», юбилейные медали.
Записано учащимися Володинской школы со слов И. Е. Шашкова
Воспоминания участников Великой Отечественной войны о
военном времени из села Северо-Плетнёво
Участница Великой Отечественной войны
Герб Аграфёна Матвеевна
Эпизоды войны:
День Победы встретила в селе Вишевичи, когда по телефону позвонили
в 5 часов утра, что кончилась война. Девушки выскочили и стали из
11
пулемёта стрелять: люди испугались, проснулись, спрашивают, что
случилось. В Совете состоялся митинг.
Домой добирались поездом, нас сопровождал лейтенант. В Омске
построили, посадили в вагоны. Дорогой сообщили, что война с Японией.
Мы думали, что нас повезут на фронт, но, оказалось, домой… От радости
плясали все.
Участник Великой Отечественной войны
Александров Александр Иванович
Эпизоды войны:
Мне было 23 года, когда воевал в 78-ой стрелковой дивизии.
Командовал дивизией Белобородов Афанасий Павланьевич. Я часто его
видел на наблюдательном пункте, был я разведчик. Сейчас это 9-ая
легендарная стрелковая дивизия.
Госпиталь находился в г. Смоленске Покровского района. Сейчас там
живет племянник Александров Николай Васильевич (сын брата). Он всё
приглашал съездить по боевым местам, в Ельне госпиталь посмотреть…
Госпиталь находился на возвышенности в каменном здании. Деревянные
дома горят. Фашисты видят, что горят и сбрасывают бомбы на Смоленск
многократно, особенно в ночное время. Когда объявили тревогу, нас в
убежище уводили, всё здание тряслось. Я спустился и под стену встал над
убежищем 3-х этажного здания. Много раненых было… Бомба упала на
здание, стену вышибло, случайно остался жив, много раненых погибло…
Этот случай мне хорошо запомнился.
Орденом Красной Звезды меня наградили в Восточной Пруссии. Надо
было взять дорогу, чтобы фашисты не могли перевозить продовольствие. В
кюветах воевали, гранаты были. Окопчик вырыл, а рядом молдаванин не
вырыл окоп. Как начали стрелять, молдаванин заскочил в мой окоп на меня
и погиб. Я говорю: «Что так давишь меня?» А он мёртвый, кровь льётся…
Воспоминания участников Великой Отечественной войны
из села Юргинское
Участник Великой Отечественной войны
Казанцев Филимон Платонович
12
Родился я 22 декабря 1909 года в селе Паново Крутинского района
Омской области в семье крестьянина. Семья была многодетной – 4 сестры и
4 брата. Я был самым младшим, в школу пошёл в 9 лет, после революции,
шла гражданская война, поэтому учёба была трудная. Не было тетрадей,
карандашей, чернил, писали на грифельных досках, между строк
исписанных тетрадей. Чернила делали из сажи, свеклы. Одежда была
плохая, а в 1921 году был голод, ели траву, корни листьев, прошлогодний
картофель, пекли лепёшки, и в этом году учёбу пришлось бросить. Затем в
1922 возобновил и только в 1924 году окончил четвёртый класс. Дальше
учиться не было возможности, во-первых, школа была 4-х классная, вовторых, отец определил меня в подпаски, где 2 года пришлось пасти скот.
В 1926 году поступил работать на маслозавод, в этом же году вступил в
комсомол, организация была большая, вела большую работу на селе среди
молодёжи. По вечерам проводили занятия, устраивали концерты,
проводили субботники по благоустройству.
В 1928 году стали организовываться ТОЗы, а в 1929 году у нас
организовали колхоз «Власть труда», сначала было 19 хозяйств, а в 1930
уже 100 дворов. Первым председателем избрали меня, мне было всего 20
лет.
В 1930 году к нам прибыл на пост председателя из Ленинграда
рабочий, двадцатипятитысячник, а меня избрали председателем сельского
Совета. В 1931 году призвали в армию. В 1935 году демобилизовался и
поступил учиться в г. Омске в Комвуз (коммунистическая
сельскохозяйственная школа). В 1937 года окончил и был направлен на
работу в С-Плетнёвскую МТС зам. директора. Работал до мая 1939 года,
затем взяли на переподготовку в армию, а в июне, в составе 65-й
стрелковой дивизии прибыл на границу МНР, станция Мациевская.
Занимались укреплением границ вплоть до разгрома Квантунской армии.
В ноябре 1939 года демобилизовался, а в декабре в г. Ялуторовске
формировали лыжные батальоны из сибиряков-добровольцев, и нас из
Юргинского района зачислили 13 человек, помню – Господаров, Горшков и
другие. В январе были уже в Финляндии, в феврале наш батальон влился в
ряды наступающих войск. Задачей нашего батальона, в основном, была
разведка. В апреле 1940 года демобилизовался. В мае стал работать
инструктором РК КПСС (вступил в партию в марте 1939 года), с ноября до
начала войны зам. директора по политчасти Юргинской МТС.
13
23 июня 1941 года призван на фронт и направлен на переподготовку в
город Красноярск. Были там 3 месяца, в октябре прибыли в город Тюмень
на формирование, в ноябре был назначен комиссаром артдивизиона 820-го
артполка, формировавшегося в г. Томске.
На фронт прибыли в феврале 1942 года и заняли оборону в районе г.
Ливны, Щигры (Орёл, Курск).
После поражения под Москвой враг укрепился в районе Орла. Наша
284-я дивизия была здесь. Враг стал активизироваться по всему Брянскому
фронту, а с половины июня перешёл в наступление. Противник наметил
сделать прорыв в нашей дивизии, для этого было сосредоточено большое
количество танков, пехоты. Ежедневно, по несколько атак, приходилось
отбивать танковое наступление. Всё время висели над нами самолёты, но
прорвать нашу оборону не смогли.
В последних числах июня противник пополнился свежими частями, и
ему удалось на стыке нашей и соседней дивизий вклиниться в наши части, а
затем сомкнуть клещи и окружить дивизию, т.к. дивизия и ещё одна
бригада оказались в окружении. Положение было трудное, круговые атаки,
боеприпасов недоставало, фашисты предлагали сдаться, но бойцы
держались стойко. А, примерно, через 6 дней сосредоточили в одном месте
большие силы и прорвали вражескую оборону на 5-6 км и вышли из
окружения. После заняли оборону в районе Задонска, и сколько ни старался
враг занять побережье Волги, не смог.
Мне вспоминается 22 июня 1942 года. Этот день был жарким, в грохоте
снарядов всё дрожало, большинство орудий били прямой наводкой, пушки
накалялись так, что почти не делали отката. Мы выставили одно орудие,
расчёт которого погиб, кроме занкового, подносчика снарядов. Тогда я
встал за наводчика, и мы подбили ещё один танк. Всего до этого было
подбито 12 танков. В этом бою я был тяжело ранен.
С 1945 по 1947 гг. воевал в составе оккупационных войск в Германии.
Награжден орденом Красной Звезды, медалью «За победу над Германией».
Войну закончил в Берлине, в звании капитана.
С 1947 по 1952 гг. работал директором Упоровской МТС. Затем, с 1952
по 1970 гг., председателем колхоза «Советская Сибирь» Юргинского
района. За труд награжден орденом Трудового красного знамени, медалями
«За освоение целинных земель», «За доблестный труд в ознаменование 100-
14
летия со дня рождения В.И. Ленина», почетным значком Тюменского
обкома ВЛКСМ «Ветеран».
Участник Великой Отечественной войны
Ищенко Илья Ананьевич
Анкета (составлена самим участником войны)
Ищенко Илья Ананьевич
Родился 20 июля 1905 года в Новой Деревне Юргинского района
Тюменской области. Русский. Образование пять классов. Беспартийный.
По 1917 год жил с родителями. Отец крестьянин-хлебороб, социальное
положение беднятское. Семья была 12 человек, шесть братьев и шесть
сестёр. В годы гражданской войны мои три брата ушли в Красную армию.
Ищенко Николай Ананьевич, Ищенко Федот Ананьевич, Ищенко
Степан Ананьевич участвовали в боях против Колчака, служили в дивизии
В. И. Чапаева, 220 полку. Отец уехал с Красной армией в обоз, подвозил к
фронту патроны, снаряды и продукты.
В виду тяжёлых условий жизни – война, голод, разруха – мать умерла.
Мне довелось с 12 летнего возраста работать отроком у богатых кулаков.
Девять лет работал за кусок хлеба с темна до темна.
С 10 сентября 1927 года служил два года 7 месяцев в Красной армии в
кавалерии. Кавалерист конницы К. Е. Ворошилова на Украине, в Полтаве и
на Дону.
После демобилизации в 1930 году работал 7 лет на железной дороге,
Тюменский вагонный участок. Слесарь и осмотрщик вагонов. После чего
уехал в город Чита. Оттуда ушёл добровольцем в армию.
29 июля 1938 года встретил бой у озера Хасан, а 1939 году второй бой
на реке Халхин-Гол. 11 армия, вторая пулемётная рота, был пулемётчиком,
после чего демобилизовался, приехал в Юргу, работал шофёром в
автоколонне.
Труден фронтовой путь моей жизни. С первого и до последнего дня
Великой Отечественной войны я находился в действующей армии 14-й,10-й
гвардейской Печенгской дважды Краснознамённой стрелковой дивизии 35
гвардейского стрелкового полка, прошёл много фронтовых дорог от стен
советского Заполярья. Воевал на фронтах: Мурманском, Карельском,
Волховском. Участвовал в освобождении Ленинграда от блокады. Прошёл
через всю Европу, закончил войну в Германии у Бранденбургских ворот.
15
Десять лет служил кадровым военным советской армии. Год сражался в 46й отдельной истребительной противотанковой бригаде. Ещё мне довелось
поехать на Дальний Восток для разгрома Японских агрессоров. В 1945
году, с 8 августа по 30 сентября, участвовал в боях в Манчжурии и Корее
закончил войну в городе Мукден. Имею три ранения и контузию.
Награждён орденом Красной Звезды за форсирование реки Свирь и за
боевые заслуги в боях медалями: «За оборону советского Заполярья», «За
отвагу», «За оборону Ленинграда», «За Победу над Германией в Великой
Отечественной войне 1941-1945», «За победу над Японией» и юбилейными
медалями. Имею нагрудный знак Гвардии.
На войне погибли три родных брата. Ищенко Николай Ананьевич –
погиб в бою на Дальнем Востоке, Ищенко Степан Анананьевич – погиб
смертью храбрых под Ленинградом в 1943 году, Ищенко Павел Ананьевич
– в 19 лет погиб в боях под Москвой.
Сохранилась красноармейская книжка. Семейное положение – женат,
имеет двух дочерей. Общий стаж работы – 45 лет, ветеран войны и труда.
Краткое
описание
наиболее
памятных
эпизодов
Великой
Отечественной войны и войны с Японским милитаризмом.
Я, как старый солдат, прошел три войны. Ушел молодым
добровольцем, на Дальнем Востоке служил в 11-й армии, второй
пулеметной роте – пулеметчиком. Участвовал в боях у озера Хасан,
участвовал в боях против Японских агрессоров в районе реки Холхин-Гол.
В годы Великой Отечественной войны находился в разных частях и
подразделениях действующей армии в советском Заполярье, на
Карельском,
Волховском,
Ленинградском,
Северо-Западном,
и
Забайкальском фронтах. Занимал должность командира отделения, в
артиллерии-заряжающий.
Форсировал реки на боевой машине – амфибии шофером в звании
гвардии старший сержант. Проявил в боях организаторские способности и
отвагу. Безмерно счастлив, что не взяла меня пуля-враг, и вот теперь дожил
я до 40-летия Великой Победы. И чем дальше уходят те грозные годы
войны, тем ярче вспоминаются в памяти все те тяжкие кровопролитные
годы и все эпизоды прошедшей войны.
Я вспоминаю один из эпизодов (август 1944 года). Нашей роте
поручили вывести из строя железнодорожное полотно. На боевое задание
отправились мои однополчане: лейтенант гвардии Морозов, сержант
16
Коковкин, ефрейтор Маркелов, боец Асеев, лейтенант Деменков, боец
Хруленко и я. Нам было поручено выполнить боевую задачу вывести из
строя железнодорожное полотно и уничтожить сторожевую будку, в
которой спали 15 гитлеровцев. В эту же ночь железнодорожное полотно
взлетело в воздух, движение поездов на длительное время было прервано.
Боевое задание мы с группой бойцов с честью выполнили.
Разведчики лейтенанта Салова и мы, бойцы 1-го отделения 1-го взвода,
3-й роты, 35 стрелкового полка пошли на выполнение боевого задания.
Двое суток разведчики подразделения Салова вели пристальное
наблюдение за местом расположения противника: получили задачу добыть
пленного. Мы, как всегда, тщательно готовились, продумывали каждый
свой шаг. После напряжённого ожидания на тропинке появились два
фашистких патруля. Как только они приблизились к засаде, лейтенант
Салов, сержант Колчанов, я (сержант), бойцы Денисов, Шишкин,
Абдурахманов набросились на врагов. Мгновенно взяли в плен. Это
солдаты 396 немецкой пехоты 216 немецкой дивизии, фамилии Флирс и
Дублир рассказали, что в городе Витебске на вокзале стоит большой
железнодорожный состав вагонов, которые закрыты на замках, из них
доносятся крики. Наша рота скрытно подошла к составу, часовых
охраняющих эшелон сняли, обезоружили. Они рассказали, что в вагонах
находятся русские дети, женщины, которых насильно отправляют в
Германию. При посадке в вагоны многие из них были избиты, шесть
женщин расстреляны около вагонов. Этот эшелон с людьми был спасён
нашим подразделением, боевую задачу мы с честью выполнили.
Вот эпизод:
Ежедневная красноармейская газета писала (мы читали «В бой за
Родину») о зверствах фашистских захватчиков над пленными
красноармейцами, да и мы сами своими глазами это видели. Гитлеровцы
изрезали ножами лица раненых, перебивали переносицы, выкалывали глаза,
разбивали скулы.
Я поклялся отомстить врагу за разрушенные города и сёла, за гибель
советских людей, за смерть трёх родных братьев. Вспоминаю все эпизоды
до сего времени, они стоят у меня в душе и снятся во сне... Меня немецкие
фашисты не убили, а Японским самураям и подавно не довелось убить.
17
Пройдут годы, но человечество никогда не забудет великого подвига,
совершённого советским народом и его героической армией в годы
Великой Отечественной войны.
Ветеран войны и труда И. А. Ищенко
18
Я помню!
Я горжусь!
19
«Память сердца» возвращает солдатские имена
Оба моих деда воевали на фронтах Великой Отечественной войны.
Оба были призваны в первый день войны. Оба не вернулись домой.
Иван Миронович Давыдов воевал на Украине. За взятие в плен
«языка», проявленные смелость и смекалку ему даже давали отпуск домой.
Продолжил участие в боях. Вскоре пришла похоронка: погиб 7 апреля 1944
года в звании ефрейтора. Похоронен в д. Долгоносы Ковельского района
Волынской области. Бабушка, Наталья Яковлевна Давыдова, осталась с
тремя маленькими детьми, работала в колхозе. До конца своих дней она
хранила верность солдату.
Второй дед, Иван Васильевич Михайлов, родился в
1902 году. Из рассказов близких мы знаем, что 22 июня
1941 года в село приехал нарочный из военкомата,
собрал народ в центре, объявил о начале войны.
Перечислил всех, кому следовало прибыть назавтра в
военкомат для отправки на фронт. Вместе с земляками
наш дед ушёл воевать. Приходили от него письма изпод Москвы. А зимой 1942 года пришла похоронка, что
он погиб в бою 27 февраля 1942 года. Похоронен в деревне Бологижа
Старорусского района Ленинградской области. Когда дед уходил на фронт,
на руках бабушки осталось пятеро детей. Старшему Саше (моему отцу)
было тринадцать лет. Младшему Толе – восемь месяцев. Тяжкая доля легла
на плечи бабушки Елизаветы Фроловны. День и ночь она трудилась, чтобы
прокормить семью. Работала в колхозе дояркой.
Мы знали по рассказу ветерана – однополчанина Пантелеева из Юрги,
который воевал вместе с нашим дедом, как он погиб. Во время атаки
немцев был сокрушительный обстрел. Деда оглушило разрывом снаряда и
засыпало глыбами камней и земли. Когда похоронная бригада откопала
убитых, на нём не было ни единой царапины. А Пантелееву тогда оторвало
руку и ногу.
В феврале этого года было неожиданностью услышать о том, что
поисковый отряд «Память сердца» одного из лицеев Тюмени нашёл
20
останки сибиряков-юргинцев, в их числе был наш дед – Иван Васильевич
Михайлов. 22 марта поисковая группа приехала на встречу с
родственниками. Волнительно было смотреть видеоматериал о местах боёв,
о работе поисковиков при раскопках. Руководитель группы рассказала, как
с почестями перезахоронили останки всех погибших. На мраморных плитах
высечены имена бойцов. В том числе – деда. Нам передали землю с
могилы, где он похоронен (земля отпета в церкви), которую мы отвезли на
могилу бабушке.
384 стрелковая дивизия, в которую попал наш дед, сформировалась в
Омской области в августе-октябре 1941 года. Юргинцы отправились со
21
станции города Ишим. Сибиряков держали в резерве, как более
выносливых. Самые жестокие бои были в Рамушевском коридоре в 1942
году, и большие потери личного состава были именно у сибирских дивизий.
Старая Русса – Демянск – единственное шоссе, единственная железная
дорога: чтобы разорвать Рамушевский коридор и уничтожить фашистов,
нужно взорвать шоссе. Подходы к нему усиленно охранялись и были
заминированы. Весь световой день в воздухе носились самолёты
противника – до 50 в день.
384 СД воевала в чрезвычайно трудных условиях. Полки теряли
личный состав, но продолжали не только задерживать противника –
отражать яростные атаки фашистов. Таким образом, получив приказ 23
февраля 1942 года – сходу вступить в бой, овладеть штурмом городом
Старая Русса, бойцы ежедневно вели наступление, гибли под бомбами, но
не дали возможности фашистам взять Ленинград. Убито было в боях 3804
человека, ранено – 5839, пропало без вести – 314. За девять месяцев выбыло
из строя 9957 человек, что составило 71,2 процента личного состава. Это
основная причина расформирования 384 стрелковой дивизии.
Татьяна Котова
Рассказ о моих прадедушках и прабабушке ветеранах
Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г.
Старозубаев Дамин
(родился 18 июня 1922 года - умер 16 сентября 1991 года)
Старозубаев Дамин родился 18 июня
1922 года, в Средней Азии, в городе
Ташкент. Когда ему исполнилось 19 лет, в
1941 году началась Великая Отечественная
война с фашистами, и моего деда призвали
на фронт, в пехотные войска. Когда в
солдатском эшелоне их везли на войну, на
их поезд напали, а их захватили в плен.
Два месяца наш дед пробыл в плену в лагере у фашистов, а потом он и
ещё несколько советских солдат сбежали из плена. Они шли к своим
22
ночами, а днём скрывались от немецких захватчиков. Спустя несколько
дней, когда они проходили через хутор, им помогли мирные жители
примкнуть к партизанскому освободительному отряду «Югославия». В
этом отряде дед воевал до конца войны и дошёл до Берлина, а также
участвовал в его освобождении. Дед имеет несколько наград и даже медаль
участника Великой Отечественной войны. Уже в мирное время он за
добросовестный труд был награждён орденом. Дед Дамин умер 16
сентября 1991 года.
Драгунова Зинаида Васильевна
Ещё у нас есть прабабушка Драгунова
Зинаида Васильевна. Она тоже является
участником Великой Отечественной войны.
Пошла на фронт в двадцатилетнем возрасте.
Имеет звание младший лейтенант, воевала в
артиллерийских войсках. Когда была на
фронте, она взяла в плен фашистского
«языка». Прабабушка награждена тремя
орденами Красного знамени. Она умерла,
когда мне было 2 года.
Никифоров Георгий
Ещё один прадед, про которого мы мало знаем. Он погиб очень
молодым на войне в 1942 году в Сталинградской битве.
Я помню и горжусь подвигами своих дедушек и бабушки. Про них
мне рассказала моя мама, а ей её мама, моя бабушка, чей папа был на
войне.
Соня Барнёва
ученица 4а класса
МАОУ «Юргинская СОШ»
23
«Боевой путь солдата»
Уже второй год я работаю над темой: «Война в истории моей семьи».
Трудно говорить о войне, когда о ней знаешь только по редким фильмам на
экране телевизора, да по скупым воспоминаниям ветеранов войны. Ещё
труднее представить, что такое война, нынешнему поколению, которое и
книг о войне мало читает. Однако, как бы там ни было, рассказ живого
участника Великой Отечественной войны есть неоспоримый факт.
К сожалению, моих прадедушек не было уже в живых, когда я
родилась. Великая Отечественная война закончилась 70 лет назад, мои
сверстники не слышали рева самолетов и свиста пуль, не видели зарева
пожарищ и взрывов бомб, не знали ужасов войны. Мы живем мирно и
счастливо: учимся и работаем, радуемся и грустим, мечтаем и дружим… Но
бывают минуты, когда с особой остротой понимаешь, что всей нашей
жизнью мы обязаны тем, кто сражался за наше светлое будущее. И, чем
дальше уходят от нас годы войны, тем больше нам хочется узнать о тех, кто
дал нам мир, кто не щадил своей жизни в боях за наше счастье и свободу. О
войне моё поколение знает только из книг, кинофильмов, спектаклей. Но
главное – рассказы ветеранов, они, как живой родник, питают нашу
благодарную память. В каждой семье есть своя маленькая история войны, и
мы должны как можно больше узнать о подвиге наших дедов и прадедов –
славных защитников Родины!
Мирошниченко Николай Петрович
1917-1995 гг.
Мой прадед Николай Петрович был четвёртым ребёнком в семье. По
воспоминаниям родственников, семья жила не очень богато, хотя все
работали, держали скотину. Но хлеба не всегда хватало до нового урожая.
В годы коллективизации вступили в колхоз и всю свою жизнь посвятили
крестьянской работе. Прадед родился в 1917 году, в 1937 году женился. Его
жена – моя прабабушка Параскева Федоровна, наоборот, была из
зажиточной семьи. Хотя семья тоже была многодетной, но, видимо,
хозяйствовать умели и жили богато. У родителей прабабушки Праскевы –
Фёдора и Липестиньи Пуценко тоже было шестеро детей – Василий, Павел,
Серафима, Параскева, Мария и Анна. Семью раскулачили, когда они
отказались вступить в колхоз, и отправили в высылку на Север. Как
рассказывают, ехали они зимой, на лошадях, везли малых детей - Марии
24
было два года, а Анна родилась уже на высылке. Прабабушке Параскеве
было четырнадцать лет. В высылке они были более десяти лет. Когда
Параскеве было уже двадцать три года, она приехала в Новую Деревню в
отпуск и, чтобы не уезжать обратно, родственники в деревне договорились
выдать её замуж за Николая Мирошниченко, которому едва исполнилось
восемнадцать лет. Свадьба вроде бы была по принуждению, но прожили
они счастливую жизнь, хотя и очень трудную.
Боевой путь солдата Мирошниченко Николая Петровича
15 мая 1940 года моего прадедушку призвали на военную службу в
РККА. Николай Петрович попал по распределению в 300 стрелковый полк,
вблизи западной границы. Перед самой войной полк был перемещен на
границу с оккупированной немцами Польшей.
В интервью местной газеты «Призыв», посвященной 40-летию Великой
Победы, Николай Петрович рассказывал: «…На политзанятиях часто
возникал разговор о том, что фашисты сосредотачивают много войск
вблизи наших рубежей. Нас успокаивал тот факт, что существовал договор
о ненападении. Но вероломство фашистов подняло нас по тревоге. Когда
началась бомбежка, мы покинули казармы, захватив оружие».
Начались позорные дни отступления, так говорил мой прадедушка. В
одном из боев за районный центр его ранило разрывной пулей в левую
ногу. Попал к немцам в плен и мог умереть от дизентерии, но его спасла
украинская женщина Софья, выдав его за своего мужа, этот факт
документально нигде не значится, в военном билете в графе ранения
написано «нет», в плену «не был». По рассказам моего дедушки и бабушки,
Николай Петрович попал в плен с поля боя, ранение было настолько
сильное, что он не мог передвигаться.
В концлагере ему оказали первую помощь. Врач, который работал у
немцев, был из русских и тоже имел ранение, ходил с костылем и любил
издеваться над ранеными солдатами. Когда он подходил к раненым, то
давил в рану костылем до тех пор, пока из раны не пойдет кровь. Вечером к
колючей проволоке приходили жители и бросали картошку, свеклу,
морковь. Все, кто мог передвигаться, садились ближе к ограждению, а
прадедушка не мог передвигаться из-за ранения, и однажды картошка
долетела до него, это было спасение для него, потому что он много дней не
ел. Спасла его украинская женщина, которая и бросила картошку, она
сказала, что это ее муж. Затем было освобождение Кировоградской
25
области, и дедушка уже попал в руки работников НКВД, он только говорил,
что ему попался хороший человек из НКВД.
Оказывается, судьба моего прадедушки могла быть совсем другой, как
мне рассказали родители. Раньше те, кто был в плену, могли быть
посажены в тюрьму или их могли признать, как «изменщиков» Родины и
могли расстрелять.
В октябре 1943 года – январе 1944 года части 149-го Гвардейского
мотострелкового Ченстоховского Краснознаменного ордена Красной
Звезды полка участвовали в наступательных операциях 2-го Украинского
фронта на криворожском и кировоградском направлениях.
Именно тогда в 1944 году Мирошниченко Николая Петровича снова
приняли в ряды РККА в Каменском РВК, Украинской ССР,
Кировоградской области, Каменского района в 39 гвардейский стрелковый
полк 13 гвардейской стрелковой дивизии 1 Украинского фронта. Эту
информацию мы нашли на сайте «Подвиг народа» номер записи: 35312073.
В просторах интернета мы нашли боевой путь 39 гвардейского
стрелкового полка.
За образцовое выполнение заданий командования при освобождении
городов Ново-Украинка (17 марта) и Первомайск (22 марта, в нём 39-й
гв.сп формировался три года назад) и проявленные при этом личным
составом доблесть и мужество дивизия была награждена орденом Суворова
2-й степени (29 марта) и вторым орденом Красного Знамени (1 апреля 1944
года).
В Львовско-Сандомирской наступательной операции 1944 года вместе
с другими соединениями 5-й гвардейской армии дивизия участвовала в
разгроме мелецкой группировки противника и в боях за удержание и
расширение сандомирского плацдарма.
Высокое боевое мастерство, отвагу и мужество показали воины
дивизии в Сандомирско-Силезской наступательной операции (12 января - 3
февраля 1945 года).
В это период, а именно 28 января, в бою за высоту 146, 8 во время
атаки мой прадедушка первым поднялся и в составе своего отделения
ворвался в укрепления противника и из личного оружия уничтожил
немецкого ефрейтора и одного солдата взял в плен. За этот подвиг он был
награжден медалью «За отвагу».
26
После прорыва обороны противника части дивизии за 12 дней прошли
с боями более 250 км и 23 января форсировали реку Одер (Одра) юговосточнее города Бреслау (Вроцлав).
За освобождение города Ченстохова (12 января 1945 года) 39-й
гвардейский стрелковый полк приказом Верховного Главнокомандующего
№225 от 17 января 1945 года был удостоен почетного наименования
Ченстоховский.
В феврале – начале мая дивизия последовательно участвовала в НижнеСилезской, Верхне-Силезской и Берлинской наступательных операциях. В
ходе наступления на столицу фашистской Германии, с 16 по 21 апреля,
действуя в составе ударной группировки армии, она форсировала реки
Нейсе и Шпре, продвинулась на 60 км и перерезала автостраду Дрезден Люббен северо-западнее Зенфтенберга. 23 апреля вышла к реке Эльба в
районе Торгау, где через день встретилась с передовыми подразделениями
союзных американских войск. За образцовое выполнение заданий
командования при прорыве обороны немецко-фашистских войск на реке
Нейсе и последующие действия в ходе Берлинской операции была
награждена орденом Кутузова 2-й степени (28 мая 1945 года).
Боевой путь завершила в Пражской наступательной операции, в ходе
которой участвовала в овладении важным узлом коммуникаций и мощным
опорным пунктом обороны гитлеровских войск в Саксонии – городом
Дрезден (8 мая). За взятие города Дрезден 39-й гвардейский стрелковый
Ченстоховский полк был награжден орденом Красной Звезды.
Ранним утром 9 мая 1945 года передовой отряд дивизии вместе с
другими частями 1-го Украинского фронта вступил в столицу
Чехословакии - Прагу. За ратные подвиги в годы Великой Отечественной
войны около 20 тысяч воинов дивизии были награждены орденами и
медалями, Мирошниченко Николай Петрович награжден медалью «За
освобождение Праги», а 19 из них удостоены звания Героя Советского
Союза.
21 мая 1945 года в районе Носсен на одной из площадей, украшенной
алыми знаменами, состоялся парад 13-й гвардейской стрелковой дивизии в
честь победоносного окончания Великой Отечественной войны.
Вот такой путь пришлось пройти моему прадедушке в годы Великой
Отечественной войны. Только через год он вернулся домой в Новую
Деревню.
27
Очень трудно собирать информацию, когда прошло столько лет, и
прадедушки нет в живых. Сейчас мои бабушки и дедушки говорят, что
нужно было больше спрашивать о том, как воевали наши ветераны, но и
они не спешили рассказывать, потому что было больно вспоминать весь
ужас войны.
В ходе своей работы я узнала много новых названий: войск, работники
НКВД и так далее. Я с помощью мамы составила весь боевой путь моего
прадедушки. Мы нашли и изучили документальные источники о боевом
пути моего прадедушки. Своим сверстникам я рассказала о своей работе.
Для районной библиотеки и для школьного музея я предоставила
информацию о солдате Мирошниченко Н. П., воевавшем с сентября 1941
года по май 1945 года и завершившем свой боевой путь в Праге.
Пока мы помним ушедших от нас, жива связь поколений. А, значит,
жива Россия! Пожалуй, нет ни одной семьи, в чью судьбу безжалостно не
ворвалась война. Вот и в моей семье есть участники Великой
Отечественной войны. И я буду всегда помнить, и гордиться своим
бесстрашным прадедушкой, и учиться у него любви к Родине, смелости,
упорству, трудолюбию. Но на нашей планете есть и такие уголки, где
рвутся бомбы, погибают люди. Это сейчас происходит на Украине, там,
откуда корни нашей семьи, там, чью землю мои прадеды поднимали после
войны несколько лет. И мы, продолжая дело дедов и прадедов, не должны
допустить мировую военную катастрофу; не напрасно проливали кровь,
защищая мир, солдаты Второй мировой войны!
Ксения Мирошниченко
ученица 5а класса
МАОУ «Юргинская СОШ»
28
Наследники
Победы
29
В связи с созданием уникальной исторической Летописи Победы «1443
дня и ночи до нашей Великой Победы во Второй мировой войне» В. И.
Побочного, Центральная районная библиотека провела акцию с 15 сентября
по 25 октября 2015 года по сбору воспоминаний наследников Победы о
шествии с портретами родственников-фронтовиков «Бессмертный полк». В
акции приняли участие жители нашего района из 4-х сельских поселений –
это Замятина Галина Николаевна из с. Володино, Давыдова Валентина
Анатольевна из с. Зоново, Замятина Тамара Тимофеевна из с. Шипаково,
Кузнецова Галина Алексеевна и Усольцева Татьяна Михайловна из с.
Юргинское.
Мы предлагаем вашему вниманию данный материал.
Аллея Памяти
8 мая 2015 года жители села собрались на митинг, посвященный 70-ой
годовщине со дня Победы в годы Великой Отечественной войны. Митинг
проходил в сквере возле школы, там же стоит памятник погибшим, и в день
Победы зажигается «вечный» огонь. К подножию памятника дети и
взрослые возлагают гирлянды, венки и цветы. Учащиеся школы
декламируют стихи, доходящие до каждого сердца, читают отрывки из
собственных сочинений о дедах, прошедших дорогами войны. У многих
взрослых слезы на глазах. Память жива!
Митинг в с. Володино
Я, затаив дыхание, стою и вслушиваюсь в каждое слово. В руках у меня
два портрета: моего отца Кашина Николая Федоровича и моей свекрови
30
Замятиной Раисы Даниловны. Оба они участники Великой Отечественной,
прошедшие всю войну и возвратившиеся с победой. Рядом со мной дочери
и сыновья защитников Отечества, также держат портреты своих
родственников. Мы, их дети, не знавшие войны, в едином строю с
миллионами людей, в разных городах и селах. Мы в едином строю
Бессмертного полка.
Односельчане с портретами родственников-фронтовиков
Я горжусь своими родственниками, сознавая, что в победе над
фашизмом, есть и их вклад.
После митинга все направились по
посадить аллею «Лес Победы». Неся
чувствовала их присутствие среди нас,
молоденькие березки. Именные. Ведь
запомнил где, приметил как-то.
улице к месту, где нужно было
портреты дорогих мне людей,
и будто мы все вместе сажаем
каждый, кто посадил деревце,
Галина Николаевна с портретами отца и свекрови
31
Недавно мы с бывшей коллегой, Васильевой Галиной Андреевной,
проходили мимо. Она говорит: «Вон моя березка. Прижилась». А я ей
показала свою. Поздоровались мы с березками, как будто со своими
отцами.
Жизнь идет, зеленеет аллея Памяти.
Галина Николаевна Замятина
Ветеран педагогического труда
с. Володино
«Бессмертный полк»
Митинг 9 Мая 2015 года. Дети бережно прижимают к груди портреты
погибших и умерших позже участников Великой Отечественной войны.
А глаза на портретах, словно живые и смотрят на нас из прошлого. Они
молоды, красивы и радостны. Но, пришлось покинуть дом, семью, чтобы
защитить от посягательства родную землю, прекрасный уголок планеты.
Ушли. Их больше нет? А эти дети? Девочка держит портрет прадеда, к ней
подходят ее сестры, братья, родственники.
«Если бы все погибшие остались живы, сколько детей могло
родиться?» - вопрос возникает, и будто слышу в ответ: «Мы не погибли.
Защитили тех, кто остался – сестер, братьев, матерей, вдов. И родились
дети, а потом дети тех детей. Мы не ушли, потому - что Вы живы!»
Давыдова Валентина Анатольевна
пенсионерка
с. Зоново
Советский солдат
22 июня 1941 года – одна из судьбоносных дат в истории Отечества.
Много лет прошло с того времени. Для оставшихся фронтовиков и
тружеников тыла война ещё жива, помнить её будут до конца своих дней. В
голоде и холоде, в крови и ужасах они выстояли, победили и спасли страну
32
от фашизма. Советский солдат совершил бессмертный подвиг. Победа в
Великой Отечественной войне – как символ беззаветного героизма и
бессмертия народа навсегда останется в памяти поколений.
9 мая 2015 года исполнилось 70 лет с той поры, когда закончилась
война. Я участвовала во всероссийской акции «Бессмертный полк». Мой
отец, Макаров Тимофей Иванович, участник Великой Отечественной
войны и войны с Японией. Дед мой, Перевозкин Гаврил Кузьмич, тоже
участник Великой Отечественной войны.
Папа награждён орденом Отечественной войны I степени, медалями
«За честь и отвагу», «За Победу над Японией», «Медалью Жукова» и
юбилейными медалями.
Дед награждён орденом Отечественной войны I степени, медалями «За
доблесть и самоотверженный труд в период ВОВ», «За Победу над
Германией» и юбилейными медалями.
Когда я стояла на митинге у памятника с их портретами, я испытывала
гордость за своих родных отца и деда и нестерпимую душевную боль за всё
то, что они перенесли. Поклонилась у памятника воинам-односельчанам,
положила букетик гвоздик, помолилась за тех, кто отдал в войне своё самое
дорогое – жизнь. Помолилась за брата папиного, Макарова Данила
Ивановича, который пропал без вести, искали его всю жизнь, писали везде
по всем адресам, но ответа так и не получили. Всё безрезультатно.
Для меня акция «Бессмертный полк» была волнительной и значимой.
Хочется сказать спасибо и от всей души поблагодарить всех тех, кто
принимал участие в организации этого мероприятия.
Никто не забыт и ничто не забыто! Спасибо государству, что заботится
о ветеранах, оно в неоплатном долгу перед ними. Они завоевали Победу, и
мы живём в счастливой стране.
Замятина Тамара Тимофеевна
пенсионерка
с. Шипаково
33
День Победы!
Самый яркий, значимый, запоминающийся праздник! Особенно в этот
год. Он надолго останется в сердце каждого человека. К нему готовились: и
стар, и млад.
Мой папа, Перевозкин Алексей Павлович, и отец моего мужа, Кузнецов
Игнатий Михайлович, были участниками военных событий. Была война,
жестокая и страшная. Мой папа рассказывал о ней. Мы, дети послевоенного
времени, не испытывали того, что пришлось испытать детям войны. И это
тоже надо помнить. Но в первую очередь мы должны помнить о тех, кто
остался на полях сражений, и кто вернулся домой.
Но, нет, ведь мы не вправе забывать тех,
Кто храбро на полях сражался,
Дань уваженья ветеранам отдавать,
Кто верным Родине остался…
Это наш долг – помнить всегда, помнить везде о наших ветеранах, и эту
память передавать из поколения в поколение. Каким положительным
примером для молодежи в День 70-летия Победы, явилось шествие
«Бессмертный полк». Это не просто надо было пройти с портретами своих
отцов, дедов и прадедов, а принять участие в подготовке этого
мероприятия. Моя шестилетняя внучка, например, вместе с родителями
готовила портреты своих прадедов, украшала их георгиевскими
ленточками, хорошо запоминала и называла по имени и отчеству каждого
прадеда, ездила вместе с родителями в магазин за гвоздиками, поставила их
в вазу к портретам и во время шествия подарила их ветеранам.
Сколько положительных эмоций испытывал каждый человек, когда
несли портреты своих родителей. Гордость переполняла наши души за
наших отцов, дедов, прадедов, за то, что отстояли свою родную землю и
дали всему человечеству свободу, независимость.
Галина Алексеевна Кузнецова
Ветеран педагогического труда
с. Юргинское
34
Вечная память друг друга
Как майский гром, салют над Юргой. Над центральной площадью,
храмом Святой Троицы, сквером с молодыми тонконогими деревцами.
Над памятником воинам-юргинцам. Ритуальное место. Парень с
гранитными скулами – барельефный символ памяти землякам, не
вернувшимся с фронта. 70-я весна Победы.
Такая молодая и солнечная! Флагштоки с кумачовыми стягами.
Песни военных лет. Многолюдно, как никогда.
Около четырёх с половиной тысяч наших земляков было призвано
защищать Отечество в годы войны.
2444 – больше половины – не вернулись домой. Память о них жива.
Неразрывна связь поколений.
Задолго до праздничных мероприятий юргинцы собирали
архивные материалы и вырезки газет, реанимировали старые портреты,
фронтовые фотографии, чтобы принять участие в марше «Бессмертный
полк». Проходят десятилетия, а память о дорогих родных, не
вернувшихся с войны, свята, трепетна, жива.
Праздничные мероприятия начались с акции «Бессмертный полк».
Нескончаемый людской поток. Горестно и светло. В руках детей и
взрослых, учащихся, воспитанников дошкольных учреждений,
портреты родных и близких – настоящих героев той страшной войны.
В глазах – гордость: мы правнуки поколения победителей. И
благодарность: спасибо от потомков, что научили мужеству, терпению,
готовности отдать всё во имя Родины. Каждый ощущает свою
причастность к великому дню. Низкий поклон и благодарная память
вам, солдаты Победы.
У нас с мамой, которой исполнилось 88 лет, труженицей тыла,
человеком несгибаемого оптимизма, и маленькой внучкой Соней –
тоже дорогие портреты: деда, защищавшего Ленинград и убитого в
бою в 43-м, моей бабушки, солдатской вдовы, сохранившей верность
ему до своего смертного часа, и их сына, моего дядюшки, отважного
танкиста, прошедшего дорогами войны до Европы.
35
Моя бабушка, как никто, любила жизнь, хотя никогда об этом не
говорила, никому в этом не признавалась. Вообще не была человеком
пафосным. Своей сутью и статью, своей судьбой была примером для
меня. А судьба была трудная, вдовья. Труд, как у всех солдаток,
исполинский. И, как никто, она любила землю, суровую, неласковую.
Сибирскую землю.
На всю оставшуюся жизнь
Всё дальше Великая Отечественная, но нам по-прежнему дороги и
близки люди, победившие войну. Почему я так упорно возвращаюсь к
теме войны? Отвечаю: это генная память. Для большой семьи
Фадеевых это не просто страницы истории – с ней связаны горькие
утраты и глубокие переживания. Все знают, как трудно в войну
пришлось женщинам: невестам, матерям, вдовам. В прошлом году я
подготовила цикл публикаций, посвящённый солдаткам Великой
Отечественной войны. Моя бабушка Прасковья Сидоровна Фадеева
могла быть в их числе равной среди равных. В феврале сорок третьего
вся семья оплакивала деда, Федота Фёдоровича Фадеева, который
погиб под Ленинградом. И старшего сына Александра. На обаятельного
деревенского парнишку, весельчака и большого жизнелюба Шурку
похоронка пришла вместе с отцовской. В один день. И бумага на
награждение орденом Великой Отечественной войны. Посмертно.
Мой дед, Федот Фёдорович Фадеев, пол-России прошагал
смертельными вёрстами войны. У нас почти нет его фотографий.
Только довоенный, давний, с детства знакомый, висевший над
кроватью и любимый мной портрет. Помню, я подолгу рассматривала
его: высокий лоб, сосредоточенный, напряжённый взгляд,
нарисованный фотомастером галстук, которого у деда никогда не
было. Мне портрет страшно нравился. А всё, что было связано с
дедушкой, меня трогало и интересовало. Я засыпала расспросами
бабушку. Всё, что я знаю о нём, – её восприятие, дорогие для неё
воспоминания.
В своих юношеских стихах я написала:
Дед был крутой и неспесивый,
Порядок за столом любил.
36
Семь шкур спускал он с нерадивых,
В лоб ложкой неслухов лупил.
Вниманьем обходим домашних –
Всё для колхоза, для страны.
Но как родня рыдала наша,
Когда он не пришёл с войны.
Благодаря трепетной бабушкиной любви и живым воспоминаниям,
я представляю его голос и интонации. Могу мысленно говорить с ним.
Это особый разговор о самом дорогом. О том, что деду так и не
удалось при жизни увидеть и узнать. То, что поддерживает меня в
трудные дни и помогает жить. Что не подлежит забвению.
Пашенька
Уходя на фронт, расставаясь с семьёй, плачущей Прасковьей
Сидоровной и четырьмя детьми, дед попросил бабушку: «Убьют меня
– не ходи второй раз замуж, не води моих ребятишек к чужому отцу».
Моя бабушка до конца дней оставалась верной данному обету. Она
вырастила, поставила на ноги четверых детей. Страшно представить,
сколько горя и лишений выпало на её долю!
Та война в живых оставила только счастливчиков. А дед, говорят,
был неудачлив с рождения. В тринадцать лет осиротел, остался без
отца и матери. Хозяйство большое, крепкое. Много земли, лошадь,
коровы, разная другая домашняя живность без счёта. Хозяйка хорошая,
умелая, трудолюбивая требовалась позарез. Через годик заслали сватов
к Паше Кузнецовой, маленькой, миниатюрной, работящей и славной
характером. Бабушка до конца дней вспоминала это сватовство. Лет ей
в ту пору было меньше, чем жениху. Заливалась невеста горючими
слезами:
– Мамонька, не отдавай. Я в девчонках ещё не бывала, не
наигралась с подружками.
Она и впрямь света белого не видела от работы. С матерью
Устиньей Даниловной день-деньской по хозяйству и в поле.
Приветливая, но строгая Пашенька ещё и не любила никого. Не знала
37
заветных мыслей с гаданием на ромашках и тайной надеждой рядом с
нечётным лепестком. И вдруг замуж! А не стерпится, не слюбится?
Жених, сидя за столом напротив, сам близ слёз. С несвойственной
ему нежностью стал уговаривать:
– Да ты не бойся. Нет ни свёкра, ни свекрови – мы с тобой как два
голубка жить будем.
Так и просватали Пашеньку-Прасковью. Мягко женишок стелил, а
мужем оказался суровым: никаких вольностей в поведении, даже в
одежде, из-под платка чтоб ни единого волоска не выглядывало. («Ох,
дед бы тебя за космы-то оттаскал», – говорила мне, любительнице
распустить косы, бабушка – прим. автора). А мне погибший героем
дедушка казался ангелом во плоти! Во всяком случае, много добрее и
мягче бабушки с её назиданиями. Хотя я понимала, конечно, что любит
она меня, как никто.
Не каждому по плечу
На действительную срочную службу деда призвали, они
невенчанными были. Годов-то не хватало для оформления законного
брака. В Сибири голод. Хлеб выгребали до зёрнышка. А с молоденькой
солдаткой что церемониться? Подъехали на подводах, даже в дом не
зашли – сразу к амбарам. А она рассыпала весь хлеб по полу и сеном
прикрыла. Хотела уберечь свой урожай.
– Надо – собирайте, – отважно встала перед продразвёрстчиками, –
вы мне хоть один сноп завязали? Всё одна, всё сама. Совесть есть у
вас? Он в солдаты уходил – посеял редко, колосья тяжёлые. Достался
мне этот хлебушко!
Прасковья Сидоровна рассказывала, что Федот Фёдорович крепко
усвоил крестьянскую науку. Пахал на лошадях, сеял вручную.
Хороший хлеб родила палецковская земля. Жили они безбедно в
пятистеннике с резными наличниками. Бабушка исправно вела дом,
любила цветы: фикус, большая роза, бальзамин украшали его до
войны. Четверых детей родила бабушка своему Федоту Фёдоровичу.
Стерпелось и слюбилось, да так, что никто не мог бы разлучить. Война
только. Сын Александр родился в 1924 году, дочь Тая (моя мама) – в
1926, Андрей – в 1929, Николай – в 1934. Жила семья крепко, хлеба
38
были полнёхонькие амбары. Все дети носили фамилию Фадеевы. В
родной деревне Палецкой без вариантов – все знали Федота
Фёдоровича Фадеева, толкового колхозного организатора, хорошего
семьянина, лучшего запевалу.
Чёрный ворон,
Что ты вьёшься
Над моею головой?
Ты добычи не добьёшься,
Чёрный ворон, я не твой…
Дедушкин репертуар. В родне все его любимые песни знают и
помнят. В выходной косоворотке, ладный, весёлый, он был душой
застолья. Редкой силы голосом обладал. Был широк в гулянии, а дома
крут и суров.
До войны он был избран председателем колхоза «Пламя». Умело
вёл хозяйственные дела. Бабушка вспоминала, что дед умел как-то поособому радоваться сиянию дня, благодати родной земли, красивой
народной песне. Незадача с его председательством была в одном – дед
был неграмотным. Ни читать толком, ни писать. Фамилию мог только
вывести свою: «Фадеев». Прасковья Сидоровна боялась за него и всё
время отговаривала от председательства.
– Подумай сам, Федот, ведь не знаешь, под чем подписываешься.
Сядешь в тюрьму и не будешь знать, за что.
Федот Фёдорович хоть и доверял своей памяти и хозяйской хватке,
но всё же послушал жену: худого не посоветует. Да и опасался: время
было жестокое. Сказал о своём намерении уйти работать на почту:
начальник отделения связи не раз приглашал. В колхозе не отпускали.
Но дед сказал – отрезал. Его тогда исключили из колхоза. Землю
обрезали по пригонам. Сено, что семья накосила и ребятишки стаскали
на себе, забрали, поскольку, посчитали, накошено оно на колхозной
земле. Шёл сорок первый год. До ухода Федота Фёдоровича на фронт
оставались считанные месяцы. Разве могла бабушка со своими
разумными советами знать, да и он тоже, на какой голод дед обрёк
семью, оставляя без земли. Несчастья посыпались на бедную
бабушкину голову одно страшнее другого. Сколько горя и лишений!
39
Да ещё злополучная история с фамилией мужа. Всего-то и надо
было заплатить сто рублей за оформление документов, чтобы
«узаконить» свою фамилию. Но их у деда не погодилось. Поэтому он
ушёл воевать с чужой фамилией, на которую когда-то записал семью
прадед Емельян, скрывавшийся под чужим именем от царских
застенков. И похоронка в сорок третьем пришла на Гаврикова Федота
Фёдоровича. Видимо, фамилия прадеда значилась во всех
военкоматовских документах. Бабушка Прасковья с детьми – Фадеевы,
а похоронка – на Гаврикова. Даже пенсию по потере кормильца
женщина не могла выхлопотать. И только через много лет, когда дети
были уже взрослыми и имели свои семьи, удалось через суд
восстановить положенные 36 рублей в месяц за погибшего под
Ленинградом мужа-освободителя.
В войну
В памяти моей мамы запечатлелась сцена прощания с семьёй,
когда дед уходил на фронт. До самого военкомата Федот Фёдорович
вёл за руку младшего сына Колю, светлого симпатичного мальчика.
Говорил с ним всю дорогу: вот ты и остаёшься за хозяина, помогай
матери, Вербу паси как следует. Рёв стоял у военкомата – слов не
разобрать. Все Фадеевы плакали. Как чувствовали: прощаются
навсегда.
Их пятистенник, который до сих пор стоит в Палецкой,
многооконный, ясноглазый, где зимой и летом всегда было много
солнца, как-то сразу помрачнел. Осиротел будто. Прасковья Сидоровна
работала санитаркой в Юргинской больнице. Дневала и ночевала на
дежурствах. Отличник здравоохранения Анна Ефимовна Трофимова
всегда с теплотой вспоминает мою бабушку. Столько в ней было
несокрушимого оптимизма, хоть и жилось тяжко. А какая чистота была
в больничных палатах! Некрашеный пол сверкал белизной, хотя
никаких моющих средств в войну не водилось, сияли чистотой окна
палат.
На своих детей бабушка могла полагаться во всём. Дед научил всех
сызмальства косить сено, профессионально отбивать косы, управляться
40
со скотом, прополкой, дровами. Бабушке Паше с лихвой хватало
больничной и домашней работы. Она обладала неистощимой,
неиссякаемой «весёлой силой». Всех готова была накормить и
обогреть. На дежурство шла с кузовком, где лежали картофельные
лепёшки. Молоденькие медсестрички, зная душевную щедрость
санитарочки, спрашивали: «Прасковья Сидоровна, нет ли чего
вкусненького?». Она стеснялась своих нехитрых крестьянских
гостинцев, но очень хотела подкормить девчат. «Да вот лепёшки!».
Лепёшки уходили влёт. Бабушка Паша умела всё делать просто и
вкусно. Мне, маленькой, ужасно нравились её «военные» печёнки из
голландской печи. Готовая картошка разрезалась пополам, в середину
бабушка клала кусочки домашнего крестьянского масла и соли чуток.
Ложечкой, как из стаканчика, мы с ней выедали вкусное картофельное
содержимое. Я любила с ней просто посидеть у раскрытой печи
зимним вечером. Гладить её руки, натруженные, больные, с пальцами,
разбитыми от непосильной работы. Она находила столько ласковых
слов для меня. И столько рассказов. Больше всего про войну. Это
время по-особому врезалось в её память, трудное, горькое, горестное.
В августе сорок второго года принесли повестку сыну
Александру. Новобранцу, который ростом пошёл в маленькую
Прасковью Сидоровну, не хватало чуток до полутора метров.
Направили парня в Омское пехотное училище имени Фрунзе. Там,
присмотревшись, решили, что будет из парнишки толк: крепкий,
неутомимый, подвижный. И организатор хороший – в Федота
Фёдоровича. Из действующей армии пошли весточки – сердце
Прасковьи Сидоровны замирало от страха и тревоги. На почтовом
штемпеле Курск. Орловско-Курское сражение. Сын писал, что
командование дало приказ сдерживать наступление ударных
вражеских сил до последнего. Сердце не обмануло: сын под Курском
был тяжело ранен. Тогда от их батальона в живых осталось только
трое. Его долгое время считали погибшим. А Прасковья Сидоровна
тогда-то и получила в один день две похоронки – на мужа и сына.
Горе казалось безмерным. Туго стянув платок на голове, убрав под
него до единого волоска, как любил Федот Фёдорович, она шла на
41
дежурство, загнав своё горе глубоко-глубоко в сердце. Что душу рвать
– в каждой семье утраты! Молилась – набожной была с детства. Бог
милостив – принесла почта весточку от Александра: жив! Писал, что
капитально раздроблен тазобедренный сустав. Что первую помощь
оказали в полевом госпитале, а потом санавиацией доставили в
Калужский госпиталь. После нескольких тяжёлых операций пошёл на
поправку. А после госпиталя прошёл подготовку в Казанском танковом
училище.
Принимал участие в освободительной миссии в Венгрии,
участвовал в крупнейшем танковом сражении на озере Балатон. При
штурме королевского дворца спас жизнь однополчанина, вытащив
боевого товарища из тонущего танка… В австрийском городе ШтадтЙоган в апреле 1945 года Александр встретил Победу. Награждён
орденом Красной Звезды, орденами Великой Отечественной войны І и
ІІ степеней, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие
Вены», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне
1941-1945 гг.»
Из победной Вены был направлен в Грузию и лишь в 1947 году
вернулся домой. В Юрге Александр Федотович пошёл в колхоз, потом
рекомендовали в райком, на партийную работу.
Моя мама, Таисия Федотовна, с пятнадцати лет работала на почте.
Разносила в войну письма и телеграммы, похоронки, которые до самых
мирных дней боялась передавать адресатам.
Божья угодница
Прасковья Сидоровна всегда жила для детей. Считала, что это и
есть счастье – жизнь с горестями и радостями, трудный крестьянский
быт. Этим и определяется главное предназначение человека на земле.
Она умела создать вокруг себя атмосферу любви и привязанности,
общих интересов, единых жизненных приоритетов, сохраняя и
умножая хорошее, преодолевая трудности, неизбежные в жизни.
Когда началось освоение Тюменского севера, наша Прасковья
Сидоровна отправилась вслед за тремя сыновьями в Нефтеюганск,
помогать воспитывать внуков. С детскими садами было трудно, быт
42
самый незатейливый: тесный балок на две семьи. Бабушка не
жаловалась. Смотрела за малышами, рассказывала им свои
удивительные сказки, которые могла сочинять походя. Такой была
наша Прасковья Сидоровна: всегда рядом с теми, кому особенно
трудно. Всем старалась угодить. В моём понимании – святая женщина,
мученица, Божья угодница. Уже много лет прошло, как отгремели
победные салюты, а она всё ждала деда с войны.
Я написала в своё время очерк о дедушке, смелом артиллеристе
Федоте Фёдоровиче Фадееве «Письма в сорок третий». И всегда было
огромное желание написать о солдатской вдове Прасковье Сидоровне,
моей бабушке. Сейчас мои племянницы живут в Санкт-Петербурге.
Наташа разыскала братскую могилу, где похоронен наш дед. Всего в
ней, страшно вымолвить, лежит около трёх тысяч человек.
А Прасковья Сидоровна похоронена в Лесном. Я каждое лето
приезжаю к ней на сельское кладбище. Разговариваю с моей любимой
бабушкой, как с живой. И такая иллюзия, что она слышит мой рассказ.
С фотографии на надгробье она смотрит ослепительно молодой, какой
осталась навсегда в памяти моего деда.
Татьяна Усольцева
Редактор районной газеты «Призыв»
с. Юргинское
Две дороги – одна судьба
Тем, кто выжил в концлагере и прошёл через особый отдел, была
одна дорога и одна перспектива – ГУЛАГ. Клавдии Лукьяновне
Мартовицкой, по документам Кларе, повезло: она вышла замуж за
фронтовика из Сибири Ивана Павловича Меньших, который вместо
возвращения домой – в сожжённую фашистами Украину – предложил
поехать к нему домой, в Тюменскую область. Тот случай, когда она
была безмерно счастлива, что в послевоенной суматохе её выпустили
из виду, забыли, оставили, как осколок жизни. И никогда потом, до
самых преклонных лет, она не рассказывала сыну и дочери, своим
внукам о лагере Людвигсфельд. Портреты Ивана Павловича и
43
Клавдии Лукьяновны – среди других в акции «Бессмертный полк». Их
несла дочь Лилия Ивановна Меньших.
Поиск
– Я пять лет искала документы, – мы сидим с дочерью Лилией
Ивановной Меньших в моём кабинете. Фронтовые фотографии,
запросы, ответы – ворох пожелтевших от времени и готовых
рассыпаться в руках бумаг. – Не одну сотню писем отправила по всей
Европе. Шесть телефонов правительства стали постоянными в списке
контактов. Обратилась на центральное телевидение в программу «Жди
меня». Игорь Кваша тогда мне ответил: «Своевременно позвонили.
Последнюю неделю принимаем заявления по концлагерям». Когда из
Москвы пришёл факс, ей пришлось объясниться с мамой что и зачем.
Клавдия Лукьяновна со страхом в глазах сказала: «Нас посадят!».
Поводом к активным поискам стали воспоминания Клавдии
Лукьяновны и письмо, пришедшее в Управление социальной защиты
населения о том, что «в документах архива советских граждан
Добровольческого района, вывезенных в Германию и страны Западной
Европы в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 годов, есть
письмо Клары Лукьяновны Мартовицкой из концентрационного лагеря
Людвигсфельд, Берлин».
Самой мне при жизни посчастливилось знать этих людей. Иван
Павлович и Клавдия Лукьяновна Меньших жили в соседнем
многоквартирном доме. Очень приветливые и скромные люди. Ещё
одно определяющее качество Меньших – порядочность. И глубокий
аналитический ум, унаследованный по линии дедушки, человека,
который всегда смущался, ощущая на себе внимание людей, внуками.
Сергей Дьячков – заместитель мэра города Новосибирск,
преподаватель двух Новосибирских вузов, обладатель множества
титулов, высоких должностей и учёных степеней. Второй внук Олег
Меньших успешно работает в Ханты-Мансийске. Окончил
авиационный институт в Новосибирске. Конструктор военных
самолётов. Потом Тюменскую юридическую академию. Ещё в школе
мальчики отличались уникальными энциклопедическими знаниями.
Сергей пишет стихи и песни. При своей хлопотной должности
44
заместителя мэра ещё и лидер группы «Николаевский проспект». Вот
такие замечательные внуки.
– До сих пор не могу понять, как мама в концлагере выжила, как
чудом спаслась от преследований и лагерей после войны, – Лилия
Ивановна признаётся, что пока искала документы, сама едва не
«разрушилась». Так психологически трудно было погружаться в
события военных лет и переосмысливать их. В основе этого
повествования её рассказ, от которого холод по спине. Который долго
не отпускает.
Мама
Клавдия Лукьяновна родилась в 1922 году на Украине. В
небольшом селе Александра Заводское Добровольческого района
Кировоградской области не было школы. Она уехала учиться в город к
братьям Якову и Алексею. Отец с библейским именем – Лука
Максимович Мартовицкий – служил писарем на броненосце
«Потёмкин». Мать Серафима Федосеевна Холоденко была
крестьянкой. Клавдия Лукьяновна не раз рассказывала о том, как в
тридцатые годы семье пришлось пережить страшный голод. Это на
Украине, где земля богатая и плодоносная, что палку воткни –
зацветёт! Продразвёрстчики забирали зерно, овощи, кукурузу, фасоль.
Подчистую. Люди умирали от голода. Опухшую от недоедания Клару
– так её звали в семье – спас брат Яков, директор школы. Увёз к себе в
город. Там, в Кировограде, Клара поступила после седьмого класса в
педагогическое училище. В 1937 году поехала по распределению в
сельскую школу учить детей. Проработав год, поступила в институт в
городе Мелитополь.
Сообщение о войне в июне 1941 года обрушилось на девушку
крушением всех планов и надежд. Наскоро собрав лишь то, что
попалось под руку, она спешно направилась к родителям. Германская
армия наступала молниеносно, занимала один за другим украинские
города. Клава зашла в село к сестре Тамаре, хотела остаться в
45
малолюдном местечке, – там немцы. В аптеке, где та работала, –
немецкая конюшня. Еле добралась к родителям – там тоже немцы.
Девушек схватили, пригнали на биржу для отправки в Германию.
Везли в товарных вагонах, где негде было присесть. Люди умирали
стоя. В Берлине, район Тельтов, их встретили военные в чёрной форме
с кожаными плётками. У женщин стали отнимать их детей. Крики,
слёзы, рыдания, лай немецких овчарок – это было страшно.
Пленных остригли наголо, выдали одеяла, деревянные башмаки.
Отправили в баню с холодной водой. Клара потеряла сознание, а
когда очнулась, увидела солдат СС. Её погнали до барака. Наутро всех
отправили на авиазавод. Поставили к станкам. Людей убивало,
увечило – никто не знал, как подступиться к станкам. Работали по
восемнадцать часов в сутки. Кормили узников два раза: баландой и
«кофейным напитком». Вся Германия была засажена какой-то
культурой, очевидно, цикорием, из которого делали «кофе».
В Людвигсфельде было много пленных. Лагерь большой: «места
хватало» для французов, голландцев, русских, украинцев, белорусов.
Голландцев и французов подкармливал Красный Крест – приходили
посылки. Русским ничего не полагалось – Сталин отказывался от
помощи Красного Креста. Ничего не могло перепасть по ошибке – у
русских на груди был знак «ost». Ужасней всего, что над голодными,
измученными людьми проводились медицинские опыты. Приезжали
врачи из Берлина, делали уколы, брали анализы. Пленные зачастую не
могли пережить всех ужасов и бросались на электрическую проволоку.
Говорят, все в мире узники любят смотреть на звёзды. Красивый
безмолвный мир ночных светил был как мечта об освобождении.
Были среди немецкой охраны и человечные люди. Немецкий
солдат по имени Отто подкармливал девчат по очереди. Бледные,
худые, измождённые, они не утратили стати и красоты. А душа! Есть ли
в мире красивее и чище русской души? Даст банку консервов и
попросит съесть в туалете, чтобы никто не видел. В туалете кушать
мало приятного, но всё лучше, чем каша с червями. А потом Клавдия
Лукьяновна едва не умерла от фурункулёза. В бараке сказали, что
умирает девушка из России, и врач-чешка добилась, чтобы Клару
46
лечили в лазарете. Все помогали друг другу, как могли, поэтому
выжили в этом чудовищном аду.
Несколько раз женщин водили в баню в лагерь для военнопленных.
Наши советские солдаты, истощённые, как скелеты, подходили,
расспрашивали: искали своих жён и детей. Запах стоял страшный: гдето прямо на территории была яма для захоронений.
Когда пришёл час освобождения – 22 апреля 1945 года – мало кто
выбежал навстречу солдатам. Многие просто не могли подняться с нар.
А потом долгий путь домой. Нескончаемые проверки и допросы
офицеров НКВД. Клару зачислили в банно-прачечный отряд. С
отрядом она пешком прошла сотни километров. Была в Освенциме, в
других лагерях.
Свою дочь Клавдия Лукьяновна назвала именем любимой подругикрасавицы Лилии, которую в концлагере, редкий случай, не остригли
как других! Так хороша была. Куда её увозили офицеры, не говорила.
Всё, что она могла принести с собой из еды, девушки делили на всех
поровну, по крошечке, разрезая ниткой.
А как встретилась с Иваном Павловичем – ну что сказать? Счастье,
счастье и ничего, кроме счастья. В октябре 1945 года поженились.
Клара Мартовицкая сменила имя и фамилию. Муж, сибиряк Иван
Меньших, прошёл всю войну. Служил в Германии. Счастьем для
Клары стало спасение от ГУЛАГа – многие подруги после Германии
так и пропали в лагерях НКВД. И настоящим счастьем стала их
семейная жизнь, долгая и безоблачная.
Отец
Иван Павлович Меньших, обаятельный и светлый человек,
юргинцы помнят, родом из Бушуево. Ровесник Октябрьской
революции. Мать Ульяна Васильевна была женщиной добрейшей
души, но рано умерла. Семья большая. Мачеха не жаловала чужих
детей, продукты на замок запирала. Словом, детство безрадостное.
После восьми классов Иван пошёл работать учителем в школу.
Когда началась война, попросился на фронт добровольцем. Был
комсоргом батальона. Участвовал в боях под Старой Руссой. Он тогда,
47
окровавленный, выбирался с поля боя, замерзая и истекая кровью,
натыкаясь на каждом шагу на тела убитых ребят. Сколько полз, теряя
сознание, не помнит. Вдруг как Божья рука: «Стой, кто идёт!». Наш
дозор. Попал в госпиталь.
Настоящая боевая биография его началась в 1943 году, после
окончания Брянского военного училища. Иван Меньших был
направлен комсоргом батальона в 162 гвардейский СП 54 СД
Белорусского фронта. Шли ожесточённые бои. Из боя в бой. От
усталости бойцы едва стояли на ногах, но в затылок кричали:
«Вперёд!». И он поднимал солдат в атаку. Вспоминал: грянуло «Ура!»,
но враг такой мощный огонь открыл, что от батальона почти ничего не
осталось. Был батальон, и нет батальона. Сколотились в боевое
подразделение – и дальше воевать.
Раз во время артобстрела завалило землянку, Иван Павлович был
тогда серьёзно контужен. Кое-как тогда его боевых товарищей
откопали. Живы, слава Богу! Вышли из такой переделки, значит,
битый народ, за какого двух небитых дают!
Потом Кёнигсберг. Освобождение Европы. Фрицы дали дёру, но
путь освободителей до Берлина – не райские кущи. «Пол-Европы попластунски», спали стоя. В 1945 году Иван Павлович Меньших –
комсорг 160 гвардейского стрелкового полка 54 СД 28 армии. Победу
встретил в звании капитана. Награждён двумя орденами Великой
Отечественной войны, медалями «За взятие Кёнигсберга», «За взятие
Берлина», «За Победу над Германией».
После войны капитан Меньших служил в Белорусском военном
округе. Как раз в это время он и встретил Клавдию Лукьяновну, которая
после концлагеря служила в банно-прачечном отряде. Ухаживал
нежно. Руку и сердце предложил. Мир на земле! Хотелось любить,
жить, быть счастливым, но, сказав о своём намерении жениться, он
попал под прицел спецслужб. Вызвали в особый отдел, припугнули,
что снимут звёзды с погон и вообще выгонят из армии, чтобы не
срамил офицерской чести. Иван Павлович был честен и непреклонен.
Не отказался от любимой девушки из-за того, что была узницей
48
концлагеря. В 1946 году, в Белоруссии, у Меньших родилась дочь
Лиля, а через год – сын Юрий.
А военная служба не стала легче. В Белоруссии то там, то здесь
поднимали головы националисты, недобитые фашисты, власовцы,
бандеровцы. Нападали на военных, мирное население, устраивали
провокации. Война продолжалась ещё долго.
В 1951 году Иван Павлович Меньших с семьёй вернулся домой, в
Тюменскую область. Много пережившие за годы войны, они очень
дорожили семейным счастьем, строго воспитывали дочь и сына.
Клавдия Лукьяновна работала в школе, потом воспитателем в детском
саду. Документы из института ей прислали, но даже в памяти было
страшно возвращаться к тому, что довелось пережить.
Иван Павлович работал в районном комитете народного контроля.
Эталон настоящего мужчины – сильный, добрый, порядочный,
образованный. Эталон отца, мужа. Очень скромный человек, он даже 9
Мая не надевал ордена. Только планки.
Семья и работа стали главным содержанием их жизни. Крепкое
супружеское партнёрство. Супруги Меньших не расставались с тех
самых победных лет, когда они встретились на истерзанной войной
земле и сделали свой выбор, достойный восхищения. С благоговением
говорят о них дети и внуки. Помнят и бережно хранят военные истории
родителей. И то, что из забвенья вырастает, – навечно. Навсегда.
Татьяна Усольцева
Редактор районной газеты «Призыв»
с. Юргинское
В марше «Бессмертного полка»
«Лучше воинов, чем сибиряк и уралец, бесспорно, мало в мире,
поэтому невольно рука пишет эти слова с большой буквы».
Р.Я. МАЛИНОВСКИЙ, маршал Советского Союза
С этой удивительной жизнестойкости и высокого внутреннего
достоинства женщиной Антониной Макаровной Патлиной при жизни
мне чаще всего доводилось видеться в нашем Свято-Троицком храме.
49
Общались очень тепло – она в юности была дружна с моей мамой, они
родились и выросли в одной деревне Палецкой. Мне думалось всегда:
если такими людьми земля полнится, то век нашей страны безмерен.
До свидания,
девочки
Ах, война, что ж ты подлая сделала:
Вместо свадеб разлука и дым.
Наши девочки платьица белые
Раздарили сестрёнкам своим.
Сапоги, ну куда от них денешься?
Да зелёные крылья погон…
Вы наплюйте на сплетников, девочки,
Мы сведём с ними счёты потом.
Пусть болтают, что верить вам не во что,
Что идёте войной наугад.
До свидания, девочки, девочки,
Постарайтесь вернуться назад.
(Булат Окуджава)
Годы войны стали самым неизгладимым в памяти временем её жизни.
Сполна довелось узнать весёлой, неугомонной деревенской девчонке весь
трагизм войны, все её тяготы. Ушла на фронт в июне 1943 года. Месяц
подготовки – и на платформах вместе с орудиями – на запад.
– Устраивайтесь капитально, – скомандовал им тогда старший по
званию. – Никаких отступлений. Орудия тяжёлые, чтобы возить их тудасюда.
– Мы не отступим, – ответила Тоня. Имя, такое популярное в те годы,
было ей под стать, тоненькой, стройной, милой.
Так и случилось: не отступили. И гнали – гнали фашистов. Под огнём, с
тяжёлой техникой. Поэтому всегда, после многих мирных лет,
воспоминания о военной молодости для Антонины Макаровны были
самыми дорогими.
Шестнадцатилетней красавицей Тонечка пришла в колхоз в деревне
Палецкой. Работа ей нравилась, люди в бригаде пришлись по душе. Жили
верой в победу. «Для меня тракторы не гудят, а поют» – говорила она
всегда. Частушки, песни. С ними не замечали усталости. Молодость есть
50
молодость. Время всеохватного полновесного счастья и надежд. Жили они
вдвоём с бабушкой. Мать умерла, у отца другая семья. И вот опустел дом:
бабушку услали в лагеря, найдя в карманах горсточку отходов из-под
веялки. По закону военного времени. Тоня в военкомат: «Отправьте на
войну. Пусть лучше убьют, чем быть внучкой врага народа». Хотела
кровью на полях сражений смыть позор семьи. В военкомате, вместо
ответа: «Жить надоело? Иди работай» «Ну, как работай! С таким
клеймом!». Тогда военком позвонил председателю райисполкома, и её
приняли делопроизводителем.
Летом сорок третьего нарочный вручил ей повестку на фронт. «Хотела
на фронт? Давай живее!». Времени на прощания-расставания не дали. Да и
прощаться больно не с кем. Без родительского благословения шла воевать.
До осени прошли ускоренные курсы армейской подготовки под Омском. И
ночным эшелоном на запад. Вместе с Тонечкой девчата-землячки из
Юргинского района: Клава Басова, Таисия Вахнина, Агрофена Чемакина,
Наталья Прохорова, её тёзка Наташа Мухина, Нюра Толстокузова, Ольга
Макарова. Эшелон бомбили. Как только начинались налёты, состав
останавливали. Страха не ощущали, так хотелось на фронт – бить
ненавистного врага! Не раз потом с девчатами говорили друг другу: в
рубашке родились – живыми добрались до передовой.
На защите волжской твердыни
И вот идут улицами Сталинграда, города, о котором много слышали до
войны. Представляли город вождя цветущим краем. Руины, останки жилых
строений, кирпичное крошево, убитыми загружают полуторки: здравствуй,
сердце великой русской реки! По Волге на пароходе до безымянной
пристани. Потом строем: посёлок Чёрный яр. Разместились в
полуразрушенном здании школы. Остригли девчат под мальчишек. У
каждой косы, локоны ниже плеч. Не плакали о косах – воевать приехали!
Какие могут быть локоны! Военная форма на вырост. Шинели огромных
размеров, английские ботинки – тоже на мужскую ногу. Осень, непогода.
Дует из всех щелей. Пустые оконные проёмы заложили кирпичами – их в
округе груды. Страшно загадывать, что там впереди. Да и бабушка
говорила всегда: «Загад не бывает богат».
После присяги выдали новое обмундирование. Шинели, гимнастёрки,
пилотки, сапоги кирзовые по размеру. Приоделись девчата: а форма-то
51
военная к лицу! Волосы ёжиком! Да русскую красоту разве чем
испортишь? Как сёстры девчонки сроднились, но пришла пора
расставаться. Всех направили по разным частям. Из землячек Тоня осталась
вдвоём с лысановской Клавой Басовой, которую взяли санитаркой в
медсанчасть. Антонину – на батарею. Три 85-миллиметровых орудия.
Прибор управления зенитно-артиллерийским огнём. Восемь бойцов – одна
моложе другой. Команда: «Прямой наводкой два снаряда, беглых, огонь!».
«Ой, мамочка, ой, страшно мне! Ой, мама!». А во время передышек
строевая. Учились ползать по-пластунски.
Там, на Орловско-Курской дуге, но уже после исторического сражения,
воевали девчата. Вражеские самолёты бомбили ещё и ещё, хотя по сводкам
было известно о продвижении нашей армии далеко на запад. Наши
зенитчицы выполняли скромную, но важную оборонительную миссию на
стратегически важных рубежах.
Здесь живёт семья российского героя
Потом, сколько бы лет ни прошло, до самого преклонного возраста
постоянно разыскивала Антонина Макаровна однополчан. Всё время
чувствовала себя звеном в боевом строю, своей – в дружеском ветеранском
кругу. Разыскала командира батареи Елену Тимофеевну Юхтину, с которой
спала под одной шинелью. Написала в Полтавский район Омской области.
Получила ответ военного комиссариата, что Елена Тимофеевна погибла во
время грозы. Долго переписывалась с Ольгой Рочевой из Салехарда.
Последнее письмо – конверт с чужим почерком: «Мы получили Ваше
письмо, мама его очень ждала… умерла наша мамочка, Антонина
Макаровна… А с Граней из Северо-Плетнёво, Аграфеной Матвеевной Греб
– телефонистом-наблюдателем, виделись в майские праздники часто, когда
собирались в райцентре. Пятого июня 2005 года ей позвонили: скончалась
боевая подруга. Съездила, как водится, Тоня проводила в последний путь.
Однажды Антонина Макаровна написала письмо в газету «ЗОЖ»,
которую читала постоянно. Рассказала о себе, о годах службы. Попросила
откликнуться друзей-однополчан. И получила ответ. Незнакомый ей
участник военных событий тех лет описывал бои, которые она помнит. Как
забудешь тех ребят, заживо похороненных в воронке. Девчонки тогда перед
бомбёжкой со страху побежали в лес, хотя знали: всё заминировано.
Уцелели чудом. И воспринимал он всё, как и она. Как суровый,
52
ежедневный, ежечасный ратный труд солдата. Светлые, простые, согретые
подлинной сердечностью слова.
«Уважаемая, далёкая Тоня, здравствуй.
Случайно просматривал газету «ЗОЖ» за декабрь 2004 года и
обратил внимание на заголовок «Пишите, братцы». Был очень удивлён,
прочитав знакомую фамилию командира батареи старшего лейтенанта
И.Я. Помело. Я служил на второй батарее, в зенитно-артиллерийском
полку. Помню, мы стояли на охране строящегося железнодорожного
моста через реку прямо на том месте, где сейчас находится
Чернобыльская АЭС, а наша – недалеко от станции Янов. При движении
по железной дороге на станции Бабичи нас бомбили. Одна бомба попала в
орудийный расчёт. Весь расчёт погиб, там же на станции были все
похоронены в воронке. Запомнился только один Виктор Остапенко,
высокого роста, родом из Кропоткина. Я это пишу для того, чтобы ты
могла сверить события, оставшиеся в памяти. Наш полк формировался в
Сталинграде и шёл центром на запад.
Люблю свой край – Кубань. Когда младший сын служил в Забайкалье, а
старший жил и работал в Магадане, я решил навестить их. Поехал
поездом, чтобы посмотреть Россию. Удивительно красивая наша страна!
Напиши мне письмо обязательно: как у вас живут люди, какая природа.
С уважением Дмитрий Дмитриевич Малышко.
г. Краснодар».
Антонина Макаровна написала ответ. Завязалась переписка. Может,
кому-то она покажется обыденной. Это была не просто переписка. Это знак
глубокой гражданской памяти. Это история большой войны. История
судеб. И письмо, пришедшее Антонине Макаровне Патлиной и переданное
нам в редакцию, – ещё одно тому свидетельство.
Победная весна
Ах, какой солнечной и счастливой была победная весна! Тоня
встретила её в Курской области, а в июле вернулась домой. После войны
Тонечка встретила свою любовь. Приглянулась она бравому фронтовику
Александру Патлину. Семья Александра Степановича Патлина проводила
на фронт двоих сыновей. Егор, старший, погиб в 1942 году подо Ржевом
Калининградской области. Последнее своё письмо прислал из госпиталя.
Писал левой рукой, сообщал о том, что ранен в грудь. Умер в госпитале.
53
(Антонина Макаровна ездила после войны в Ржев. Поклонилась дорогой
могиле). Младший же, Александр, красавец-гармонист, был призван в 1942
году. Прошёл с боями всю Европу. Брал Берлин. Освобождал Прагу,
Будапешт, Белград, Софию. Домой вернулся – на груди огнём горели
ордена и медали: Красной Звезды, «За отвагу», «За освобождение Праги»,
«За освобождение Будапешта», «За Победу над Японией». Фронтовую
гармошку привёз с собой. Как играл! Душа пела и плясала.
Одержим победу,
К тебе я приеду
На горячем, боевом коне.
Как лихо и задушевно звучала популярная «Лизавета», частушки,
вальсы, плясовые. Увидев его, Тонечка не могла не влюбиться. Такой
задор! Такая светлая улыбка! Столько радости и надежды в глазах.
Рассказам о фронтовой жизни не было конца. Казалось, им за все годы не
наговориться. Он рассказывал, как осенью сорок четвёртого, когда наша
армия взяла европейскую столицу, солдаты в короткую минутку
передышки прошлись по улицам. Их остановила женщина, со слезами на
глазах сказавшая по-русски: «Я иду с панихиды, где отпевали ваших
солдат, убитых при взятии города. Зайдите. Неужели никто в Советском
Союзе Бога не помнит!». Показала дорогу в церковь, построенную
русскими эмигрантами. Солдаты постояли в храме – панихида уже
кончилась. Это могло быть расценено очень жёстко. Запрещалось, да и не
соответствовало идейным убеждениям. Служители храма рассказали, что
на городском кладбище – могила Врангеля с эпитафией: «Всегда и везде
помните, что вы русские».
Это была особенная семья – супруги-фронтовики. Души полны светом!
До последних дней не утратилось чувство переднего края. Закалённые
опытом мужества, они поднимали в послевоенные годы сельское хозяйство
в сибирской глубинке. Вели большое хозяйство. Александр Степанович
держал пчёл. Великий воин – великий труженик. Сложно было найти
человека столь же рукастого и мастерового, столь же любящего мирную
землю.
В один из дней боль скорби коснулась сердца Антонины Макаровны –
ушёл из жизни дорогой Александр Степанович. Прошедший военными
дорогами всю страну и пол-Европы без единого ранения, Богом хранимый,
54
он ушёл из жизни раньше Антонины Макаровны. Она пережила его на
пятнадцать лет.
Время уводит за собой очевидцев той войны. Живущим остаётся
память. Чудесные стихи об Антонине Макаровне принесла в редакцию её
племянница, руководитель поэтического клуба в Омутинском Тамара
Николаевна Осинцева.
А он не для девчонок – фронт,
Но пережили…
И тяготы, и трудности войны,
Зенитные войска…
Там воевали и служили.
По окончании войны –
Домой пришли.
Залечивают раны годы.
Жизнь набирает оборот,
Пусть будут позади невзгоды –
Земля российская цветёт!
Три вместительных пакета с документами, альбомами, картами
привезла Тамара Николаевна. С чувством светлой грусти мы рассматриваем
фронтовые фотографии, на одной из которых трофейная гармонь,
пропахшая дымом и пороховой гарью спутница боевых дорог. Её хранили,
как дорогую реликвию, пока не рассыпалась от времени. Фотоальбомы –
тоже дорогая реликвия, символ счастья, доставшаяся дорогой ценой –
гибелью целого поколения великих людей, мужественных, отчаянно
любивших свою Родину и доблестью тех, кто остался жить.
Татьяна Усольцева
Редактор районной газеты «Призыв»
с. Юргинское
55
Содержание
Помнить сердце велит
Воспоминания участников трудового фронта о военном
времени из села Агарак………………………………………..
Воспоминания участников трудового фронта о военном
времени из села Володино……………………………………
Воспоминания участников Великой Отечественной войны о
военном времени из села Северо-Плетнёво………………….
Воспоминания участника Великой Отечественной войны из
села Юргинское…………………………………………………
Я помню! Я горжусь!
«Память сердца» возвращает солдатские имена
Татьяна Котова………………………………………………….
Рассказ о моих прадедушках и прабабушке ветеранах
Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г.
Соня Барнёва…………………………………………………….
«Боевой путь солдата»
Ксения Мирошниченко…………………………………….
Наследники Победы
Аллея Памяти
Галина Замятина………………………………………………...
«Бессмертный полк»
Валентина Давыдова……………………………………………
Советский солдат
Тамара Замятина………………………………………………..
День Победы!
Галина Кузнецова………………………………………………
Вечная память друг друга
Татьяна Усольцева……………………………………………...
Две дороги – одна судьба
Татьяна Усольцева………………………………………………………
В марше «Бессмертного полка»
Татьяна Усольцева……………………………………………..
56
4
10
11
12
20
22
24
30
32
32
34
35
43
49
Документ
Категория
Художественная литература
Просмотров
24
Размер файла
1 816 Кб
Теги
война
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа