close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

история отечественного государства и права

код для вставкиСкачать
Оглавление
1. Система преступлений и наказаний в Древнерусском государстве. ............. 3
2. Суд и процесс по «Русской правде»................................................................ 10
3.Семейное, наследственное и обязательственное право Древнерусского
государства............................................................................................................. 13
Список использованных источников литературы: ......................................... 19
2
1. Система преступлений и наказаний в Древнерусском государстве.
Одна из давних традиций российского правотворчества — определение
в уголовном законе понятия преступления. Не исключение и новый УК РФ,
где в ст. 14 установлено: «Преступлением признается виновно совершенное
общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой
применения наказания». Полагая, что данное определение содержит четыре
наиболее актуальных типа взаимосвязи (родовой и видовой, внешний и
внутренний, объективный и субъективный, материальный и формальный),
каждый из которых так или иначе раскрывает содержание и соотношение
признаков
понятия
преступления,
остановимся
на
них
отдельно.
Если обратиться к источникам права Х—XVII вв., то в них трудно найти
термин, который бы охватывал все наказуемые формы поведения.
Древнерусское право, важнейшим памятником которого считается Русская
Правда (в различных редакциях), нередко использовало слово «обида», но
было бы неверно считать, что оно подразумевало любое наказуемое
действие, т. е. имело значение родового понятия. Аналогичное нужно сказать
и о терминах «лихое дело» (Судебник Ивана Грозного), «злое дело»
(Соборное Уложение 1649 года) и т.д. Вместе с тем уже в средневековых
уставах и уставных грамотах начинают употребляться словосочетания типа:
«кто преступит сии правила» (Устав князя Владимира Святославича.
Синодальная редакция), «а кто уставление мое порушит» (Устав князя
Ярослава Мудрого. Краткая редакция), «аще кто устав мой и уставление мое
порушит» (Устав князя Ярослава Мудрого. Пространная редакция), «а кто
иметь преступати сия правила» (Устав великого князя Всеволода) и т. д.
Надо
полагать,
(заключительная
именно
часть
на
основе
княжеских
такого
уставов)
рода
словосочетаний
возникает
и
широко
распространяется во времени Петра I обобщающий термин «преступление», с
которым стали связывать всякое уголовно наказуемое поведение.
3
Русская Правда знает лишь два рода преступлений - против личности и
имущественные. В ней нет ни государственных, ни должностных, ни иных
родов преступлений. Это не означало, конечно, что выступления против
княжеской власти проходили безнаказанно. Просто в таких случаях
применялась непосредственная расправа без суда и следствия.
В уголовном праве особенно ярко проявляется классовая природа
феодального права, открыто встающего на защиту господствующего класса и
пренебрегающего интересами трудящихся. Это отчетливо видно при
рассмотрении отдельных элементов состава преступления. Так, субъектом
преступления может быть любой человек, кроме холопа. За действия холопа
отвечает его господин. Однако в некоторых случаях потерпевший может сам
расправиться с холопом-обидчиком, не обращаясь к государственным
органам, вплоть до убийства холопа, посягнувшего на свободного человека.
Русская Правда не знает еще возрастного ограничения уголовной
ответственности,
понятия
невменяемости.
Состояние
опьянения
не
исключает ответственности. В литературе высказывалось суждение, что
опьянение по Русской Правде смягчало ответственность (убийство на пиру).
В действительности при убийстве в драке имеет значение не состояние
опьянения, а элемент простой ссоры между равными людьми. Больше того,
Русская Правда знает случаи, когда опьянение вызывает повышенную
ответственность. Так, если хозяин бьет закупа под пьяную руку, то теряет
этого закупа со всеми его долгами; купец, пропивший доверенный ему чужой
товар, отвечает не только в гражданском, но и в уголовном порядке, притом
весьма строго.
Русской Правде известно понятие соучастия. Эта проблема решается
просто: все соучастники преступления отвечают поровну, распределение
функций между ними пока не отмечается.
Русская
Правда
различает
ответственность
в
зависимости
от
субъективной стороны преступления. В ней нет различия между умыслом и
неосторожностью, но различаются два вида умысла прямой и косвенный.
4
Это отмечается при ответственности за убийство: убийство в разборке
карается высшей мерой наказания потоком и разграблением, убийство же в
«сваде» (драке) - только вирой. Впрочем, некоторые исследователи полагают,
что здесь ответственность зависит не от формы умысла, а от характера
самого преступления: убийство в разбое - это низменное убийство, а
убийство в драке все-таки как-то может быть оправдано с моральной точки
зрения. По субъективной стороне различается и ответственность за
банкротство: преступным считается только умышленное банкротство.
Состояние аффекта исключает ответственность.
Что
касается
объективной
стороны
состава
преступления,
то
подавляющее число преступлений совершается путем действия. Лишь в
весьма немногих случаях наказуемо и преступное бездействие (утайка
находки, длительное невозвращение долга). Наиболее ярко классовая
природа древнерусского права выступает при анализе объекта преступного
посягательства. Ответственность резко различается в зависимости от
классовой принадлежности потерпевшего. Так, за убийство основной массы
свободных людей платится вира в 40 гривен. Жизнь верхушки феодалов
оценивается двойной вирой в 80 гривен. Жизнь же зависимых людей
оценивается в 12 и 5 гривен, которые даже не называются вирой.
Русская Правда знает лишь два родовых объекта преступления личность человека и его имуществе. Отсюда, как уже упоминалось, только
два рода преступлений. Однако каждый из родов включает в себя довольно
разнообразные виды преступлений. Среди преступлений против личности
следует назвать убийство, телесные повреждения, побои, оскорбление
действи-ем. Княжеские уставы знают и состав оскорбления словом, где
объектом преступления является преимущественно честь женщины.
В
уставах
князей
Владимира
Святославича
и
Ярослава
рассматриваются также половые преступления.
Среди имущественных преступлений наибольшее внимание Русская
Правда уделяет краже (татьбе). Наиболее тяжким видом татьбы считалось
5
конокрадство, ибо конь был важнейшим средством производства, а также и
боевым имуществом. Известно и преступное уничтожение чужого имущества
путем поджога, наказуемое потоком и разграблением. Такая высокая мера
наказания за поджог определяется, очевидно, тремя обстоятельствами.
Поджог - наиболее легкодоступный, а потому и наиболее опасный способ
уничтожения чужого имущества. Он нередко применялся как средство
классовой борьбы, когда закабаляемые крестьяне хотели отомстить своему
господину. Наконец, поджог имел повышенную социальную опасность,
поскольку в деревянной Руси от одного дома или сарая могло сгореть целое
село или даже город. В зимних условиях это могло привести и к гибели
массы людей, оставшихся без крова и предметов первой необходимости.
В княжеских уставах предусматривались и преступления против
церкви, а также против семейных отношений. Церковь, насаждая новую
форму брака, усиленно боролась против остатков языческих порядков.
Система наказаний Русской Правды еще довольно проста и мягка.
Здесь сказывается недостаточное обострение классовых противоречий,
свойственное раннему феодализму.
Высшей мерой наказания, как уже отмечалось, был поток и
разграбление. Сущность этой меры не совсем ясна. Во всяком случае в
разное время и в разных местах поток и разграбление понимались поразному. Иногда это означало убийство осужденного и прямое растаскивание
его имущества, иногда - изгнание и конфискацию имущества, иногда продажу в холопы.
Следующей по тяжести мерой наказания была вира, назначавшаяся
только за убийство. Если за преступника расплачивалась его вервь, то это
называлось дикой вирой.
До второй половины XI в. в качестве наказания за убийство
применялась кровная месть, отмененная в Русской Правде сыновьями
Ярослава Мудрого. За основную массу преступлений наказанием была так
6
нарываемая продажа - уголовный штраф. Ее размеры были различны в
зависимости от преступления.
Виры
и
продажи,
шедшие
в
пользу
князя,
сопровождались
возмещением ущерба потерпевшему или его семье. Вире сопутствовало
головничество, размер которого нам неизвестен.
За преступления, отнесенные к компетенции церковного суда,
применялись специфические церковные наказания
- эпитимьи. Так,
византийский закон предусматривал, например, за блуд с сестрой 15 лет
«поститися и плакати»; легкой эпитимьей считались 500 поклонов в день.
Эпитимья часто соединялась с государственной карой. По мнению С. В.
Юшкова, церковь приме-няла кроме эпитимий членовредительные наказания
и тюремное заключение.
В
Русской
Правде
видны
определенные
формы
обеспечения
исполнения судебного решения, например, взыскание виры с убийцы.
Специальное должностное лицо - вирник приезжал в дом осужденного с
многочисленной свитой и терпеливо ждал уплаты виры, получая каждый
день обильное натуральное содержание. В силу этого преступнику выгодней
было как можно быстрее разделаться со своим долгом и избавиться от
неприятных гостей.
В Псковской и Новгородской судных грамотах и древнейших уставных
излагаются уголовные постановления, весьма сходные с постановлениями
Русской Правды: из преступлений отмечаются лишь частные: душегубство,
нанесение ран, оскорбление чести (уже сословной), побои, татьба (и «свод»
для отыскания вора), порча межевых знаков, поджог, разбой и грабеж.
Наказания состоят преимущественно в денежных штрафах - «вире» или
«продаже», равной частному вознаграждению; о вире упоминается только
как о дикой (общинной), и именно в случае неотыскания общиной
преступника. Смертная казнь введена в закон; но болезненные и
чпеновредительные наказания еще не узаконены. Смертная казнь полагается
за татьбу в третий раз, конокрадство, за татьбу храмскую, за поджог и
7
земскую измену. В одном случае упоминается дыба за нарушение порядка в
суде. Очевидное преобладание имущественных взысканий над уголовными
карами и, кроме того, соразмерность уголовных штрафов с суммой частного
иска весьма приближает уголовное право судных и уставных грамот к старой
системе Русской Правды; впрочем, при этом не следует забывать, что
денежные штрафы могут получить (и получили) чистокарательное значение;
так, например, большое экономическое неравенство между классами
общества, уже сложившееся в эту эпоху, заставило законодателя в некоторых
случаях разнообразить денежные штрафы по состоянию преступников, а
именно назначать тем больший штраф, чем выше состояние виновного.
Поэтому одним преобладанием имущественных кар еще нельзя измерять
степень близости уголовного права этой эпохи к прежней системе
композиций. Существенным и главным вопросом является право наложения
и отмены наказаний, поскольку в нем конкурирует частное потерпевшее
лицо с государственной властью.
В северорусских памятниках XIV и XV вв. воля частного истца как в
преследовании преступлений, так и в наложении наказания раньше и больше
ограничивается правами государства, хотя в главных чертах остатки системы
композиций проявляются так же, как и западнорусском праве, а именно:
мировые по делам о татьбе воспрещаются раньше, чем по преступлениям
против личных прав.
В древнейших северорусских уставных грамотах есть следующее
постановление «о самосуде» как самостоятельном преступлении: «А самосуд
то, кто, изымав татя с поличным, да отпустит, и себе посул возьмет, а
наместники доведаются до заповеди, ино то самосуд, а опричь того самосуда
нет». Русская Правда взыскивала за самовольное наказание вора, здесь
содержится запрещение самовольного освобождения от наказания, в чем
нельзя не видеть дальнейшего развития уголовных понятий, вопреки мнению
Б.Н. Чичерина, который полагает, что и в эту эпоху общество при-крывает
преступников, а правительство преследует преступления лишь ради доходов
8
(и потому система кормления наместников при-несла будто бы громадную
пользу) В том, что финансовые расчеты при этом имеют свое удельное (не
исключительное) значение, не может быть сомнений: древние цели наказания
не скоро уступили место карательным задачам государства.. Запрещение
самосуда вызвано, очевидно, не финансовыми целями государства, а
сознанием государственного вреда преступлений. Запрещение мировых по
делам о татьбе с поличным не следует понимать совершенно буквально, т. е.
в том смысле, что по всем прочим преступлениям мировые оставались
позволенными; нам известно, что под татьбой подразумевались и многие
другие имущественные преступления (разбой, грабеж). Однако нет сомнения,
что такое раннее запрещение мировых относилось преимущественно к татьбе
и притом только к преступникам «ведомым», как именно говорят об этом
последующие узаконения. Уставная книга разбойного приказа редакции 1566
г. постановляет, что если кто начнет иск пред губными старостами против
разбойников и «татей ведомых», а затем предъявит старостам мировую, то
такая мировая не имеет силы, а обвиненных судить «для земских дел, чтобы
лихих вывести». Редакция 1617 г. той же книги назначила уже уголовное
наказание за такие мировые. По отношению к преступлениям против личных
прав и к лицам, не имеющим репутации заведомых воров и разбойников,
мировые допускались долго. Во всяком случае, неполное запрещение
мировых по уголовным делам, хотя и составляет важную особенность эпохи
судных и уставных грамот, но указывает на продолжающееся значение
частного
лица
в
уголовном
преследовании,
т.
е.
продолжающееся
применение системы композиций.
9
2. Суд и процесс по «Русской правде».
Древнерусское право еще не знало разграничения между уголовным и
гражданским процессом, хотя некоторые процессуальные действия могли
применяться только по уголовным делам (гонение следа, свод). Во всяком
случае, и по уголовным, и по гражданским делам применялся состязательный
(обвинительный) процесс, при котором стороны были равноправны. Обе
стороны в процессе назывались истцами. (Исследователи полагают, что в
церковном суде применялся и инквизиционный, розыскной процесс со всеми
его атрибутами, включая пытку).
Русская Правда знает две специфические процессуальные формы
досудебной подготовки дела - гонение следа и свод. Говоря о гонении следа,
речь идёт об отыскании преступника по его следам. Если след приводил к
дому конкретного человека, то он и считался преступником. Если след
приводил в село, то ответственность несла община. Если след терялся, то
поиск прекращался.
Если ни утраченная вещь, ни похититель не найдены, потерпевшему не
остается ничего другого, как прибегнуть к закличу, т.е. объявить на торговой
площади о пропаже в надежде, что кто-нибудь опознает украденное или
потерянное имущество у другого лица. Человек, у которого обнаружится
утраченное имущество, может, однако, заявить, что он приобрел его
правомерным способом, например, купил. Тогда начинается процесс свода.
Владелец имущества должен доказать добросовестность его приобретения,
т.е. указать лицо, у которого он приобрел данную вещь. При этом достаточно
показаний двух свидетелей и мытника - сборщика торговых пошлин.
Русская Правда выделяла 4 стадии судебного процесса:
Заклич;
свод-отыскание ответчика (следствие);
судоговорение;
вынесение решения.
10
1.
Заклич
–
первая,
начальная
стадия
судопроизводства.
Ее
особенности: лицо, обнаружившее, что пропала вещь или найдено тело,
должно было всенародно огласить об этом на площади при свидетелях (не
обязательно фиксировать поименно этих свидетелей). Свидетелями, как
правило, были все присутствующие при закличе. Заклич осуществлялся в
устной форме.
2. Свод-отыскание ответчика – вторая стадия процесса, которая
использовалась только в гражданском судопроизводстве. Второй стадией
уголовного судопроизводства было следствие. Свод-отыскание ответчика,
или следствие, проводились следующим образом: если лицо, начавшее
судопроизводство (кликавшее на площади), утверждает, что это его вещь,
при условии, что оно продало эту вещь ранее, то начиналась стадия сводаотыскания, на которую приглашались 12 мужчин; если же лицо говорит, что
вещь не его, но куплена или кто-то поручил ее продать, то все идут на свод.
Следствие предполагало прямое отыскание, т. е. все шли от одного
возможного вора к другому, пока не находили истинного собственника.
Если найденное лицо (ответчик) утверждал, что он не крал вещь, и
ссылался на иное лицо, то он независимо ни от чего признавался виновным и
должен был выплатить штраф.
Свод был прямым истребованием вещи из чужого незаконного
владения, в этом он схож с современным виндикационным процессом.
Временные рамки свода не были установлены, но в целях их
сокращения закреплялось, что свод в черте города (в пределах его населения)
мог проводиться не более 3 раз. Свод не проводился вне пределов города.
3. Судоговорение – это собственно рассмотрение дела.
На судоговорении стороны должны были представить доказательства и
свидетелей своей правоты. Таким образом, судоговорение по Русской Правде
носило состязательный характер, а все рассмотрение дела было гласным (на
11
площади, в присутствии всех желающих) и устным (никак ход рассмотрения
не фиксировался).
4. Вынесение решения – это заключительная стадия судопроизводства
по Русской Правде, она также никак не оформлялась, и решение выносилось
в устной форме. Приговор по уголовным делам приводился в исполнение
немедленно.
По гражданским делам на основании решения суда между сторонами
должно было быть заключено соглашение об исполнении приговора. Такое
соглашение заключалось в течение 3–6 месяцев. Если ответчик отказывался
заключить это соглашение, то потерпевший имел право обратиться в суд и
просить ответчика головой, т. е. получить ответчика в качестве раба.
Допустимые доказательства по Русской Правде (документального
оформления доказательства не получали):
свидетельские показания:
а) видаки (очевидцы);
б) послухи (свидетели, не являющиеся очевидцами); лицо для
доказательства своей правоты должно было привести не менее 2 (для
иностранцев) или 6 (для русских) послухов;
письменные документы;
улики (раны, ссадины).
Особый процесс был в Божьих судах. Он был жесток и основывался на
вере в Божью справедливость. Виды наказаний:
ордалии – пытки;
рота – публичная клятва богами;
поле – судебный поединок.
12
3.Семейное, наследственное и обязательственное право Древнерусского
государства.
Для обозначения принадлежности вещи использовались термины: мой,
твой, его и т.д. В качестве объекта «имения» фигурируют одежда, оружие,
кони, другой скот, орудия труда, торговые товары и пр. Право частной
собственности на них было полным и неограниченным. Собственник мог ими
владеть (фактически обладать ими), пользоваться (извлекать доходы) и
распоряжаться (определять юридическую судьбу вещей) до их уничтожения,
вступать в договоры, связанные с вещами, требовать защиты своих прав на
вещи и др. То есть можно говорить, что собственность на Руси - весьма
древний институт, считавшийся во времена Русской Правды объектом
полного господства собственника11 История государства и права России.
Можно предполагать, что субъектами права собственности в указанное
время были все свободные люди (без холопов, ибо последние относились к
разряду имущества). Собственник имел право на возврат своего имущества
из чужого незаконного владения на основе строго установленной в Русской
Правде процедуры (о ней чуть позже). За причиненный имуществу ущерб
назначался штраф.
Возвращение вещей требовало свидетельских показаний и т.д. Причем
можно утверждать, что охрана частной собственности усиливается от
Краткой Правды к Пространной: если в первой величина штрафа зависела
только от вида и количества украденного скота, то в последней (ст. 41-42)
она определяется и местом совершения преступления (украден ли скот из
закрытого помещения или с поля).Гораздо сложнее обстоит дело с
собственностью
недвижимой
и,
в
первую
очередь,
с
земельной
собственностью. В Русской Правде ей посвящено всего несколько статей (ст.
70-72 Пр. Пр., ст. 34 Кр. Пр.), в которых устанавливается штраф в 12 гривен
за нарушение земельной или бортной (пчельника) межи. О том, кому
принадлежит земля (князю, феодалу или крестьянину), закон молчит.
Большой размер штрафа вызвал предположение ряда исследователей о
13
феодальном владении, скорее всего, княжеском. Но есть и другое мнение, что
это могла быть межа любого конкретного индивидуального хозяйства или
общих владений деревни, а значительный размер штрафа - лишь показатель
уважения законодателем прав землевладельца.
Тем не менее, Русская Правда в первой своей редакции не знает
недвижимости как предмета сделок между живыми или на случай смерти, изза земли ещё не возникало споров. Отношение к ней поначалу, как считал
М.Ф. Владимирский-Буданов, было не юридическое, а фактическое. Землю
занимали для скотоводства или земледелия, пользовались ею, пока она не
истощалась, и переходили на другом участок. Первый же, по восстановление
производительных сил, становился достоянием другого лица. Существует
также предположение, что поскольку каждое отдельное лицо было членом
общины (или рода), именно община выступала в качестве юридического
лица, в том числе и в праве владения землей. И лишь со временем, в
результате войн, выделения богатых общинников, дружинников и торговцев,
появления капиталов, личное начало одолевает общинное и появляется
индивидуальная собственность на землю.
Это мнение не является, однако, единственным. Ряд учёных, напротив,
полагает,
что
укрепление
общинных
порядков
последовало
за
индивидуализацией хозяйства и явилось результатом фискальной политики
Московского государства.Как бы то ни было, можно смело утверждать, что в
XII в. земельная собственность существовала в виде княжеского домена (ряд
сел принадлежали княгине Ольге уже в X в.), боярских и монастырских
вотчин, общинной и семейно-индивидуальной собственности.
Очевидно, уже тогда существовали и внутрифеодальные договоры о
земле и нормы, регулировавшие землевладельческие отношения. Но о том,
как
они
выглядели,
можно
судить
только
по
более
поздним
источникам.Самым древним способом приобретения права собственности на
землю была заимка - завладение свободной землей, без строгого определения
границ (а «куды соха, топор и коса ходили») владения. Главным же
14
основанием существования права собственности на землю стали давность
владения и труд (мы увидим это далее в нормах Псковской судной грамоты).
Позднее к заимке прибавляются другие способы: прямой захват
общинной земли, княжеские раздачи земель дружинникам, тиунам и церкви,
и, наконец, купля.Обязательство представляет собой правоотношение,
возникающее между лицами либо вследствие обоюдной ноли (из договора),
либо вследствие правонарушения (деликта).
В любом случае, лицо, нарушившее интересы другого лица,
обязывается совершить определенные действия в пользу потерпевшего. Но в
Русской Правде ещё не существовало отличия гражданско-правового
обязательства от уголовно-правового. Четкие границы между ними будут
определены позднее в процессе формирования отраслей гражданского и
уголовного права. В древнерусском законодательстве обязательства из
деликтов влекут ответственность в виде штрафов и возмещения убытков.
Укрывающий холопа должен вернуть его и заплатить штраф . Взявший
чужое имущество (коня, одежду) должен вернуть его и заплатить 3 гривны
штрафа .
Договорные обязательства оформляются в систему при становлении
частной собственности, хотя ещё не существует ни самого термина
«договор», на определения его понятия. Очевидно, что под договором
понимали соглашение двух или нескольких лиц (контрагентов), в результате
которого у сторон возникают юридические права и обязанности. Для
заключения договора стороны (субъекты) должны были отвечать следующим
требованиям: возраста, правоспособности (умалишенный или раб не имели
ее) и свободы (или доброй воли).
Договоры, заключенные по принуждению, не имели силы.Поначалу
договоры были, как правило, словесные, с употреблением и ходе их
заключения символических обрядов (магарыч, рукобитье) и с обязательным
присутствием свидетелей (послухов).
15
Система договоров была простой и предусматривала следующие их
виды: мены, купли-продажи, займа, поклажи, личного найма. Договор мены один из самых древних; из него как особая разновидность мены вырос
договор купли-продажи. Русская Правда знает лишь сделки с движимым
имуществом, к которому принадлежали и холопы. Сделки с холопами
заключались при обязательном их присутствии (послухов было не
достаточно).
Договор мены или купли-продажи мог быть расторгнут, если
обнаруживалось, что продавец ввел в заблуждение покупателя насчет
качества вещи, или признан несостоявшимся, если обнаруживалось, что
продавец не имел права собственности на проданную вещь.Заем следующий вид договора, он оформлял право заимодавца на личность
должника, вплоть до продажи неисправного должника в рабство. Предметом
займа могли быть деньги (куны), мед, жито, семена, скот и др. вещи. Русская
Правда знает несколько видов займа: 1) Простой заем, предполагавший
возврат долга с процентами, которые назывались резом (с занятых денег),
наставим (с меда), присопом (с жита). Проценты были велики и делились на
годовые, третные и месячные. Размер годовых равнялся 20 (1 к 5), третные и
тем более месячные были ещё выше. Нарушение договора, неисполнение
обязательств, вело к потере свободы. 2) Своеобразной формой займа было
закупничество или так называемый самозакладный заем и заем с отработкой
процентов в хозяйстве кредитора .
Поклажа - передача вещей на хранение. Русская Правда предполагала,
что в случае утайки какой-то их части и обвинения в этом хранителя он
очищался от него принятием присяги (клятвы).Договор личного найма влёк
за собой право нанимателя на личность наймита, что, в конечном счете,
приводило к холопству. Это разновидность самозакладного займа, в котором
имеет место задаток, некая сумма найма, уплачиваемая в двойном размере в
случае, если наймит захочет оставить своего хозяина до срока («Правосудие
Митрополичье»).
16
Наследство в Русской Правде носит название статка или задницы, то
есть того, что оставляет после себя уходящий в другой мир. Русская Правда,
перечисляя вещи, переходящие к наследникам, знает лишь движимости (дом,
двор, товар, рабов, скот), ничего не говоря о землях, очевидно, в силу того,
что право собственности на землю находилось, как мы уже отмечали, в
стадии становления и не достигло того уровня, при котором закон определяет
процедуру передачи собственности по наследству.
Наследование осуществлялось по двум основаниям: по завещанию и по
закону (или по обычаю). Наследование по завещанию (ряду) по своей сути не
отличалось от наследования по закону, ибо допускало к наследованию только
тех лиц, которые бы и без него вступили в обладание имуществом.
То есть завещание имело целью не изменение обычного (законного)
порядка наследования, а лишь простое распределение имущества между
законными наследниками. Согласно выражению «если без языка умрет»
завещания в древности выражались в словесной форме как коллективная
воля всей семьи под руководством её главы - отца. А вообще правом делать
завещание обладали в Русской Правде отец и мать по отношению к детям и
муж по отношению к жене (выдел части имущества).
Кто же обладал правом наследования? Исключительно члены семьи.
Лицам, не принадлежащим семье, завещать имущество было нельзя. Как
правило, имущество делилось поровну между всеми сыновьями без
преимуществ старшинства. Более того, младший сын пользовался той
привилегией, что в его долю всегда входил дом с двором.
Она объясняется, вероятно, тем обстоятельством, что старшие братья
ко времени открытия наследства успевали уже обзавестись собственным
хозяйством.Разрушение патриархальных отношений рождает тенденцию к
развитию свободы завещательных распоряжений, но она не выходит за рамки
права отца завещать одним сыновьям и лишать наследства других.
Кроме того, христианские традиции заставляют включать в число
наследников церковь, получающую часть имущества «по душе» (на помин
17
души). Важно отметить, что матери располагали большей свободой
распоряжения своим имуществом, чем отцы. «А матерня часть детям
ненадобна, - гласит закон, - кому мать захочет, тому и отдаст» Мать могла
отдать добро одному из сыновей первого или второго мужа, если он был,
отдать тому, кто был к ней «добр». Если же все сыновья оказывались
«недобрыми», непочтительными («лихими»), то можно было отдавать
имущество дочерям. Таково было наследование по завещанию.
В наследовании по закону участвовали дети умершего, вдова и
церковь. Жена могла пользоваться имуществом или его частью только до
смерти, после чего оно переходило к детям. После матери наследовали те
дети, у которых она проживала. К наследованию без завещания призывались
все сыновья («паки без ряду умрет, то всем детям»). Дочери же при сыновьях
исключались от наследства, ибо, выйдя замуж, основав свою семью, они
полностью переходили на обеспечение мужа. Единственное, на что они
могли претендовать, это содержание до замужества и приданое при
вступлении в брак. Дочери смердов не могли наследовать и при отсутствии
сыновей-наследников. Имущество таких семей считалось выморочным и
поступало в княжескую казну. «Аще смерд умре, то задница князю, аще
будут дщери у него дома, то даяти ни нее, аще будут замужем, то не даяти
части им». Только имущество бояр, не имевших сыновей, переходило по
наследству
к
дочерям
.От
наследства
исключались
также
незаконнорожденные дети (вне церковного брака) и дети от рабынь наложниц, которые по смерти отца получали вместе с матерью лишь
свободу.
18
Список использованных источников литературы:
1. Всеобщая история государства и права: А. И. Косарев — Санкт-Петербург,
Юриспруденция, 2007 г.- 504 с.
2. История государства и права России: А. И. Толстая — Москва, Юстицинформ,
Омега-Л, 2010 г.- 320 с.
3. История государства и права России: А. И. Толстая, Е. С. Щербакова —
Москва, РГСУ, 2013 г.- 454 с.
4. История отечественного государства и права в вопросах и ответах. Учебное
пособие: И. А. Исаев — Санкт-Петербург, Проспект, 2015 г.- 240 с.
5. История отечественного государства и права в схемах и таблицах. Учебное
пособие: И. А. Исаев, Н. С. Кувырченков — Москва, Проспект, 2015 г.- 336 с.
6. История отечественного государства и права. В 2 частях. Часть 1. Учебник: —
Москва, Юрайт, 2014 г.- 480 с.
7. История отечественного государства и права. В 2 частях. Часть 2: — СанктПетербург, Юрайт, 2012 г.- 512 с.
8. История отечественного государства и права. Конспект лекций. Учебное
пособие: Е. Н. Романенкова — Санкт-Петербург, Проспект, 2015 г.- 96 с.
9. История отечественного государства и права. Учебник и практикум: В. Ф.
Калина, Г. Ю. Курскова — Москва, Юрайт, 2015 г.- 436 с.
10. История отечественного государства и права: Л. Е. Лаптева, В. В. Медведев,
М. Ю. Пахалов — Москва, Юрайт, 2013 г.- 682 с.
11. Хрестоматия по истории отечественного государства и права. Учебное
пособие: — Москва, Юрайт, 2014 г.- 698 с.
12. Отечественная история: конспект лекций: учеб. пособие / С.И. Семенникова
[и др.]. - 3-е изд. - М. : Айрис-пресс, 2007. - 320 с. - (Высш. образование).
13. История России с древнейших времен до конца XX века: учеб. пособие для
студентов вузов /Авт.: М.М. Горинов, А.А. Горский, А.А. Данилов и др. 4-е
изд. стереотип. – М., 2002.
14. История России с древнейших времен до наших дней : учебник. в 2 т. : Т. 1 /
Под ред. А.Н. Сахарова. - М. : Проспект, 2009. - 544 с.
15. История России : учебник / А.С. Орлов [и др.] ; МГУ им. М.В. Ломоносова. 3-е изд., перераб. и доп. - М. : ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. - 528 с.
19
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
20
Размер файла
49 Кб
Теги
государства, право, история, отечественной
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа