close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Чистое безумие. Философ бессмертия Н.Ф.Фёдоров (с правками 2013 и 2016 гг.)

код для вставкиСкачать
Что это был за философ? И какое дело завещал человечеству? Он был незаконнорожденным сыном князя Павла Ивановича Гагарина и дворянской девицы Елизаветы Ивановны Макаровой, о которой сведений почти нет. Родился в селе Ключи Тамбовской губернии (ныне
М. Жаворонкова
Чистое безумие
Философ бессмертия Н.Ф.Фёдоров
Рязань, Издательство «Пресса», 2002
2
87.3 (2Рос) 51
Ж 135
- Как-никак, а умереть-то нам
придётся, - сказал я.
- А вы дали труд себе подумать,
так ли это? - спросил Николай
Фёдорович.
Из дневника В.Я.Брюсова,
21 апреля 1900 года
С
М.Н.Жаворонкова, 2002
3
И невозможное возможно...
Предисловие
С огромным опозданием Рязанская земля начинает осознавать
себя родиной одного из великих умов человечества, светоча мысли в
борьбе со смертью, дерзновенного философа, учёного-энциклопедиста
Николая Фёдоровича Фёдорова.
Ещё нет ни памятника ему на родине, ни улицы, носящей его
светлое имя, нет его портрета в Рязанском Кремле, в галерее
прославленных рязанцев, рядом с учеником - К.Э.Циолковским. В
словарях и энциклопедиях вы найдёте разные даты его рождения.
Но малые шаги к увековечению памяти неистового земляка,
всю страсть свою вложившего в отрицание смерти, уже сделаны. Его
имя зазвучало в передачах Рязанского радио. Во второе издание
"Рязанской энциклопедии" вошла статья о нём со списком литературы.
Решением президиума Регистра Национального Интеллекта создан
Комитет по изучению и развитию идей Николая Фёдоровича
Фёдорова.
Один из таких шагов - эта книга, написанная рязанским
библиографом. В 1982 году автор её, Маргарита Николаевна
Жáворонкова, не смогла равнодушно пройти в книжном магазине
мимо нераскупленных Сочинений философа. Так произошло её первое
знакомство с Николаем Фёдоровым. Это была первая его книга,
изданная за годы Советской власти, а его фамилия вошла только в
третье издание Большой Советской Энциклопедии.
С тех пор идеи космиста о воскрешении, бессмертии, о выходе
человечества из своей колыбели в иные миры, в Космос уже не
оставляли Маргариту Николаевну. Она несла эти идеи читателям,
выступала по Рязанскому радио, участвовала в Фёдоровских чтениях в
Институте мировой литературы. В свободное от работы время
создавалась эта популярная книга о земляке, коллеге, чьи мысли всё
жарче будут разгораться на родной земле.
Мне довелось, используя компьютерную вёрстку, превратить
последний вариант рукописи о гении Рязанской земли в эту книгу.
Надеюсь, она вовлечёт и вас, уважаемый читатель, в свою
космическую орбиту.
Президент Регистра Национального Интеллекта
Владимир Дмитриевич Тавинцев
4
Жизнь
Имя философа Николая Фёдоровича Фёдорова (1829-1903)
нашему народу почти ничего не говорит. За треть столетия моей
работы в библиотеках никто никогда не упоминал о нём. В 1995 году
вышел
"Энциклопедический
социологический
словарь",
подготовленный Академией наук. Подобный словарь издан в России
впервые. Имя Фёдорова - отсутствует, Фрейд - есть. Прошёл чуть ли
не век со дня его смерти, а только начинает выходить Собрание
сочинений. Когда-то оно дойдёт до народа (тираж 5000)?
А между тем дело, завещанное Фёдоровым, Проект, которому
мыслитель отдал полвека, ждать больше не может.
Что это был за философ? И какое дело завещал человечеству?
Он был незаконнорожденным сыном князя Павла Ивановича
Гагарина и дворянской девицы Елизаветы Ивановны Макаровой, о
которой сведений почти нет. Родился в селе Ключи Тамбовской
губернии (ныне Сасовский район Рязанской области) в 1829 году.
"Точную" дату его рождения различные источники дают по-разному.
Он родился 26 мая 1829 года. Закончил Шацкое уездное училище,
Тамбовскую гимназию и 2 курса Ришельевского лицея в Одессе.
Служил в уездных училищах и библиотеках Москвы. Интеллигентпролетарий, одинокий холостяк, он завершил жизненный путь 15
декабря 1903 года в Мариинской больнице для бедных в Москве. Вот и
вся карьера коллежского асессора.
Даже для России, кого только ни перевидавшей, он был
чудаком из ряда вон. Он не оставил фотографий, вообще уходил в
тень, даже печатался анонимно, под псевдонимами или чужой
фамилией. Художник Л.О. Пастернак в 90-е годы тайно сделал эскизы
к портрету Фёдорова, который служил тогда дежурным при читальном
зале Румянцевской библиотеки в Москве. По воспоминаниям
Пастернака, перед ним работал "маленький согбенный старичок с
седой бородкой и усами, с жиденькими волосами на почти лысом
черепе, очень бедно и странно одетый в какую-то старую женскую
тонкую кофту-кацавейку; руки его были всегда засунуты в рукава,
словно он ёжился от холода. С зеленовато-жёлтого, бледно-смуглого
лица живо и остро пронизывал вас горящий взгляд чёрных запавших
глаз. В нём было что-то очень странное, оригинальное, что-то от
аскетических монахов, которых изображали итальянские художники.
С него можно было писать Франциска Ассизского. Как я потом узнал,
это и был своего рода святой - по высоким нравственным принципам и
по аскетическому образу жизни".
Продажу книг Фёдоров считал грехом. К интеллектуальной
собственности относился оригинально: она принадлежит всем - как
общая ценность. Из своего жалования учителя, потом библиотекаря,
5
снимая частные квартиры (углы), питаясь в основном хлебом, чаем,
рыбой, сыром, месяцами без горячего, он умудрялся выделять деньги
ещё более бедным, которые хорошо знали день его зарплаты. Одежде
и вообще "мануфактурным игрушкам" он не придавал значения. Одно
из его изречений: "Не гордись, тряпка, завтра будешь
ветошкою!" Спал на голом сундуке. Вместо подушки клал книги.
Учителем географии и истории Николай Фёдорович
прослужил четырнадцать лет. Большая часть жизни прошла в
московских библиотеках. С 1869 года - в Чертковской (помощник
библиотекаря), с 1874 по 1898 год - в каталожной комнате Библиотеки
Московского публичного и Румянцевского музеев. Карьера
закончилась в читальном зале Библиотеки Архива Министерства
иностранных дел.
Румянцевская библиотека, где Фёдоров работал дольше, чем в
других, двадцать четыре года, - место, где сформировалось его учение,
где был самый большой в России фонд (более 300 тысяч книг;
впоследствии эта библиотека стала Ленинской), видела его в одной
должности - дежурным при читальном зале, у каталогов. Пешком
приходил он на службу за 1,5-2 часа до открытия, подбирал
заказанную накануне литературу. Взбираясь по лесенкам, быстро
находил нужное, так как знал фонд как никто. О его
энциклопедических знаниях по Москве ходили легенды. О нём
говорили: "Скорее вы сами отложите в сторону и забудете о вашей
работе, чем он забудет о том, что для неё надо; он раньше не
успокоится, пока не исчерпает всего материала". Имея незаконченное
лицейское образование, библиотекарь знал многие иностранные языки,
но не унижал читателей своим превосходством, переводил им с листа,
мгновенно, название и оглавление иностранной книги. К стопке
заказанных книг он прикладывал и те, которые считал необходимыми
читателям. Если книги в фонде Библиотеки не было, Фёдоров
советовал, где её найти; иногда покупал за свои деньги. От повышений
оклада он отказывался в пользу семейных сослуживцев, иногда
приплачивал «нижним служителям» за старание.
Объём его работы совершенно не соответствовал его
должности. Л.О. Пастернак ошибочно писал в воспоминаниях:
"Заведовал тогда огромной Румянцевской библиотекой маленький согбенный старичок" . В выходные дни Фёдоров приходил в каталожную
комнату встретиться и побеседовать на просторе с умными людьми. За
острый язык, искусство спора, обширный ум его прозвали Московским
Сократом. В Библиотеку и в "каморку" (домой к Фёдорову) приходил
Толстой. Ещё с Чертковской библиотеки с Фёдоровым был знаком
Циолковский. В автобиографии "Черты моей жизни" Константин
Эдуардович вспоминал: "Кстати, в Чертковской библиотеке я заметил
6
одного служащего с необыкновенно добрым лицом. Никогда я потом
не встречал ничего подобного. Видно, правда, что лицо есть зеркало
души. Когда усталые и бесприютные люди засыпали в библиотеке, то
он не обращал на это никакого внимания. Другой библиотекарь сейчас
же сурово будил.
Он же давал мне запрещённые книги. Потом оказалось, что
это известный аскет Фёдоров - друг Толстого и изумительный
философ и скромник. Он раздавал всё своё крохотное жалование
беднякам. Теперь я вижу, что он и меня хотел сделать своим
пенсионером, но это ему не удалось: я чересчур дичился". Свои
"университеты" Циолковский прошёл в библиотеках, у Фёдорова.
Книга
Но главным делом Николая Фёдоровича было не учительство,
не дежурство у каталогов, не беседы.
Делом жизни был Проект всеобщего воскрешения. Фёдоров
хотел издать его под великим именем, чтобы идея скорее дошла до
народа, но из попыток завязать отношения с Толстым и В.С.
Соловьёвым ничего не вышло. Как философы они были эже Фёдорова,
многие их мысли - прямо противоположны фёдоровским, их образ
жизни контрастировал с их поучениями.
Судьба рукописей так угнетала больного старика, что, чуя
конец, он не находил себе места. В год смерти он шесть раз переезжал
в Москве с квартиры на квартиру. И только на смертном одре
расстался с ними, поручив издание - под своим уже именем - другу и
ученику В.А. Кожевникову.
Владимир Александрович Кожевников (1852-1917) - философ,
поэт, в совершенстве владел восемью языками. Его научное наследие
почти неизвестно (двухтомник "Буддизм в сравнении с
христианством" и другие книги). В рукописи остался основной труд,
который потребовал более двадцати лет, - о европейской культуре от
эпохи Возрождения до ХХ века. Он познакомился с Фёдоровым через
Библиотеку Румянцевского музея и до самой смерти пропагандировал
его идеи. Ученики "Великого учителя" продолжили "дело, без
которого лучше не жить" (слова в кавычках - из их переписки), то есть
печатание "Святой Книги". По большому счёту, Книга была
завeршена. Но и пятидесяти лет не хватило Фёдорову, чтобы довести
её до конца: так грандиозен был Проект.
Многолетняя ночная работа над рукописями (спал три четыре часа) приводила Николая Фёдоровича к такому изнурению, что
он иногда бросал на полуслове текст, совершенно не в силах
продолжить мысль. Он доверял ученикам обработку своих ночных
трудов, связывание отрывков и т.п.
7
Мощная, подавившая страсти тела, торжествующая,
пророчествующая мысль. Эти абзацы, эти громадные предложения, эта
масса имён, фактов, это парение над всемирной историей. Ве-яние
Космоса...
Ученики напряжённо разбирали, соединяли, редактировали
составные части Книги, и в 1906 году в Верном (Алма-Ата) вышел
первый том, а в 1913 в Москве - второй.
Бурлила революция, надвигалась мировая война, а из Москвы
в Асхабад, потом в Верный и обратно шли письма и посылки:
Кожевников и Н.П. Петерсон печатали "не для продажи", а для
рассылки первые 2 тома Фёдорова. Проект стал известен как
"Философия общего дела". Начались доносы, травля, разгром
идеологической диверсии, часть тиража подверглась аресту, стали
вычёркивать имя Фёдорова в рукописях, которые лежали в
издательствах. Но имя оказалось неопалимым.
При Советской власти было только одно издание, в 1982 году,
неполное, пробитое с трудом, с приключениями, с купюрами, так как
головотяпы из ЦК считали Фёдорова реакционным и опасным.
Утрата смысла
Философия бессмертия и воскрешения трудно укладывается в
сознании.
Вернее: пока совсем не укладывается.
И не потому, что она наполнена формулами или написана
заумно. И не потому, что теперь Проект представляет 4 толстых тома.
А потому, что человечество тысячелетиями умирало, продолжает
умирать, будет умирать и, с шевелящимися от ужаса волосами,
неумолимо движется только в могилу, в не-бытие. И гениальные
индивиды. И вся масса. И никаким отшельничеством, деньгами,
славой, молитвами от могилы не уйти. Безостановочно вымирающая
вокруг природа, животный мир, то есть наша пища, подтверждают
вековечную оче-видность: смертно всё, смерть набирает обороты.
Прогресс - это и есть ускорение пожирания. Роды - это смерть. Жить
= умирать.
Земной шар, такой необъятный когда-то, стал маленьким
островком смерти. Спастись никому нигде не удаётся. Настали
последние времена. Всё более безумеет природа, замордованная
людьми-паразитами.
Всё более самоуничтожается человечество, почуяв конец
света. Происходит "шизофренизация сознания", "массовая
утрата здравого смысла" (Кара-Мурза С.Г. Интеллигенция на
пепелище родной страны // Наш современник. - 1997.- № 2. - С. 162).
Человек разумный с бешеной скоростью возвращается к скотскому
8
состоянию... "Вдруг" вспыхнула национальная вражда, пошла резня
братьев. Её скрытый смысл: победно наступает поголовная смерть
индивидов, пусть выживет хоть род. Но и род не удержится. "Вдруг"
вспыхнул секс - как у крыс перед гибелью корабля. Усиливается
растление (= убивание) детей родителями, кровосмешение. Но пожар
хаотического секса даёт иллюзию силы и сжигает остатки
человечности. Человек познал все извращения своей природы - от
людоедства до психотронного оружия. И осталось последнее:
уничтожить себя и Землю.
"Человек в буквальном смысле слова выгрызает свою обитель,
оставаясь в абсолютном большинстве голодным и обделённым, а
значит всё более агрессивным" (Распутин В.Г. Сколько будет лет в
XX1 веке // Завтра.-1999.-Янв.(N 1).-С.5).
Впереди - не-бытие для всех. Жизнь планеты зависла над
бездной. Сбывается пророчество Фёдорова: "И наше солнце, хотя и
медленно, но меркнет, и мы вправе сказать не только, что настанет час,
когда оно совсем не даст света, но что это уже настанет "и ныне есть".
Угасание звёзд (внезапное или медленное) представляет для нас
поучительный пример, грозное предостережение; истощение же земли,
истребление
лесов,
извращение
метеорического
процесса,
проявляющегося в наводнениях и засухах, - всё это свидетельствует,
что будут "глáди и пáгуби", и побуждает нас не оставлять тщетными
все эти предостережения. Но кроме своего медленно, постепенно
наступающего конца мы не можем быть уверенными, что землю, эту
песчинку вселенной, не настигнет какая-либо внезапная катастрофа".
Что делать
И - одновременно - на пороге XXI века, при конце света, всё
более и более всплывает из глубин забытия айсберг философаспасителя, завещавшего смертным общее дело. Его утопия (в переводе
это слово означает: "место, которого нет", "нигдейная земля") всё
более и более подтверждается учёными разных стран. Место
находится.
Как спастись каждому и всем? Непременно всем, потому что
поодиночке спастись нельзя.
Прежде всего: повернуть поток сознания. Осознать своё место
в мире.
"Ты уехал, а цветы, посаженные тобою, остались и растут. Я
смотрю на них, и мне приятно думать, что мой сынишка оставил после
себя на Капри нечто хорошее - цветы.
Вот если бы ты всегда и везде, всю свою жизнь оставлял для
людей только хорошее - цветы, мысли, славные воспоминания о тебе, легка и приятна была бы твоя жизнь.
9
Тогда ты чувствовал бы себя всем людям нужным, и это
чувство сделало бы тебя богатым душой. Знай, что всегда приятнее
отдать, чем взять" (Из письма М.Горького сыну).
Осознать свою ответственность как высшего существа за весь
мир. Осо-знать, что никто спасать нас не будет. Мысль Фёдорова о
природе: «Слепая сила, поражая нас бедствиями, как бы
напрашивается, навязывается, требует под страхом истребления
руководительства. А учёное сословие остаётся глухо и слепо к этим
вызываниям и продолжает ковать оружие для истребления себе
подобных из-за мануфактурных игрушек».
Первое, что необходимо для спасения: отойти от культа
смерти.
Гениальный И.И. Мечников лучшие годы творчества посвятил
проблеме старости и смерти.
"Тот факт, что смерть часто страшна, как пугало, которому не
решаются посмотреть в
лицо, является, без сомнения, одной из
причин полного неведения науки о том, что относится к этому
явлению. У постели умирающего присутствует не представитель науки
и не врач, а служитель церкви, которого призывают в этот час"
(Мечников И.И. Смерть бабочки тутового шелкопряда // Академ. собр.
соч. - М., 1962.- Т.15.-С.79).
Что говорят нам современные философы-смертобожники?
"Смерть - естественный конец всякого живого существа"
(Философская энциклопедия: [В 5т.] - М., 1970. - Т.5. - С.34). Слово в
слово - в "Философском энциклопедическом словаре" 1983 и 1989
годов издания, в "Краткой философской энциклопедии" 1994 года.
Что говорил задолго до их рождения библиотекарь в
кацавейке?
Люди "считают смерть каким-то законом, а не простою
случайностью, водворившеюся в природе вследствие её слепоты и
ставшею органическим пороком. А между тем смерть есть просто
результат или выражение несовершеннолетия, несамостоятельной,
несамобытной жизни, неспособности к взаимному восстановлению
или поддержанию жизни. Люди ещё недоросли, полусущества, но
полнота личного бытия, личное совершенство возможно только при
совершенстве общем. Совершеннолетие есть и безболезненность,
бессмертие; но без воскрешения умерших невозможно бессмертие
живущих".
Со смертью человечеству предстоит вступить в такую
яростную схватку, перед которой мировые войны покажутся мелкими
эпизодами прошлого. Фёдоров часто цитировал Библию: смерть последнее зло.
10
Кого мы боимся, трепеща перед убийцей, садистом, драчуном,
сплетней, мелким ежедневным адом трёпа, издёвок, брани, допросов,
советов?
Не убийц же, которые ниже нас?
Мы трепещем перед смертью. Мы боимся вслух, публично
ответить на тучу насмешек (достаточно одной фразы, чтобы отбрить
навечно) потому, что боимся умереть, - от разрыва сердца, инсульта.
Мы трепещем перед "последним злом".
Для победы над ним людям понадобятся колоссальные знания
- о человеке, природе, Земле, Вселенной, безграничной материи, в
которой и Земля - песчинка.
Спасение - в полноте знания. И в претворении его в дело.
Смерть долго-долго ходит вокруг более низших организмов.
Почему высшее достижение природы должно терпеть всю жизнь
приближение к ямке, где ни встать ни сесть?
Если ваша психика застыла навеки в страхе перед смертью,
если вы не в состоянии повернуться лицом к жизни, то оставьте
надежду хотя бы детям. Не глушите их разговорами о старости,
болезнях и обязательности умирания. Не кодируйте мягкий мозг на
гибель, как телевидение кодирует всех на обязательность жвачки.
Гибель-но вколачивать формулы типа: "Сорок лет - бабий
век", "Двум смертям не бывать, а одной не миновать", "Радикулит
неизлечим!", "Всё пройдёт", "Все там будем!", "Уже полвека прожил",
"От судьбы не уйдёшь", "Всё на свете поправимо, непоправима одна
смерть" и т.п. Не программируйте их на гроб с детского сада.
"Изгоните всякий страх смерти, и жизнь будет продолжаться
бесконечно. Если страшитесь смерти - будете умирать постоянно"
(Учение Храма: Храмовая терапия, т.III // Дельфис.- 1998.- N2.- С.14).
Осторожно с бранью. Обращайтесь с ней, как с утюгом,
пущенным влёт. "Он меня смертельно оскорбил" - это выражение
имеет прямой смысл. Каждое грубое слово несёт смерть. Имеет
значение не только каждое слово, но и одно и то же слово,
повторённое неоднократно. Каждый жест. И взгляд. И любая ваша
вещь, даже если вы уехали навсегда.
"Все преступления и проступки, от малейшего оскорбления до
убийства, имеют значение разрушения жизни; юридическое же
возмездие жизни не возвращает", - вот позиция Фёдорова, в том числе
и по поводу споров о смертной казни. Каждый лишний съеденный
кусочек - чья-то смерть.
В коммерческом магазине ражие парни,
огни и медные трубы прошедшие,
с разбитными девчатами кавалерам в пáру
покупают коньяк по цене сумасшедшей.
11
Весёлые, шумные,
не смущаясь убытком,
запросто рассовывают по красивым сумкам
драгоценный напиток.
Пугаясь бедовой компании,
какая-то бабуся, притулясь у стенки,
вслух подсчитывает, сколько канальи
могли хорошего сотворить на эти деньги...
Одеть, обуть ребятёнков ораву,
купить школьные книжки, ранцы.
Вернуть глаза слепой Клаве,
оплатив необходимую операцию...
Я молча кивком поддакиваю
сердобольной старушке:
выдули диковинное спиртное и столько добрых дел похерили.
И вдруг словно голый
под ледяным оказываюсь душем:
а я ведь тоже в жизни не обременял себя
людской бухгалтерией.
Е.Карасёв. "В коммерческом магазине"
Над бездной
Смерть полновластно господствует в мире. (Термин "человек"
казался Фёдорову неясным. Он заменил его своим: "смертный".
Впоследствии и этот термин стал для него "отвлечённым″ и даже
″нелепым″; более точно: ″сыны и дочери умерших родителей″). Не
надо питать её, сгущать её силу, на-гнет-ать зло, звать, торопить,
трепетать с младенческих лет.
Предчувствиям не верю, и примет
Я не боюсь. Ни клеветы, ни яда
Я не бегу. На свете смерти нет.
Бессмертны все. Бессмертно всё. Не надо
Бояться смерти ни в семнадцать лет,
Ни в семьдесят. Есть только явь и свет,
Ни тьмы, ни смерти нет на этом свете.
Мы все уже на берегу морском,
И я из тех, кто выбирает сети,
Когда идёт бессмертье косяком.
Арсений Тарковский. "Жизнь, жизнь"
12
Формула Фёдорова: "Величайшая, безусловная ненависть к
Року". Никакого компромисса со смертью. Ни церковного
примирения. Ни утешения в перевоплощении. Всё это - равнодушие,
небратство, отчуждённость, предательство. Некоторые учёные и
юмористы успокаивают: уж сколько раз наступал конец света, ерунда, переживём!
Однако...
"200 лет назад естествоиспытатель Жан-Батист Ламарк
утверждал, что рыбы никогда не могут быть поголовно уничтожены,
поскольку они слишком хитры, чтобы попадать в ловушки, и к тому
же очень быстро размножаются.
Но Ламарк заблуждался. Современные рыболовные флотилии,
направляемые самолётами и спутниками, вооружённые новейшими
сетями, прочнейшими канатами (длиной до 100 километров) и
оснащённые крючками, не оставляют рыбе никаких шансов выжить в
море. Например, мраморный окунь, обитатель антарктических вод. В
семидесятые годы рыболовные флотилии разных стран три года
подряд вылавливали по 400 тысяч тонн этого окуня. И вот сегодня
этого промысла здесь уже нет. В середине девяностых годов из 15
районов Мирового океана, традиционно богатых рыбой, 13 опустели.
Ловля в них не ведётся - добычи там уже нет" (Александровский Г.
Планета тяжело больна. Повинен в этом человек // Наука и жизнь. 1997. - № 9. - С. 25).
Маленький эпизод: впервые корабль прошёл вокруг острова
Джеймса Росса в Антарктике. До сих пор проливы там были покрыты
льдами. Началось таяние шестого континента.
Воображение не в силах пока объять последствия этого
половодья...
Археологи сообщают, что находили у некоторых мамонтов
траву в желудках, то есть эти мамонты вымерзли внезапно. Они тоже,
мирно жуя траву, не предполагали, что смерть рядом.
"Природа казнит смертью за невежество", - говорил Фёдоров.
Наш народ вышел с протянутой рукой на мировую паперть,
продаёт детей, роется в мусорных баках. Такова расплата за набитые
хлебом мусоропроводы, за игру хлебом в футбол, за глумление над
предками, которые защищали, строили, укрепляли Родину как
великую державу.
Конференция ООН по окружающей среде и развитию в Риоде-Жанейро в 1992 году признала, что "во всём мире промышленность
развивалась без учёта исчерпаемости многих невозобновляемых
ресурсов и понимания того обстоятельства, что восстановительные
способности живой природы не беспредельны. <...> Преобладающее
мнение таково: выжить человечеству, используя нынешние формы
организации быта и производства, не удастся" (Данилов А.Н.
13
Глобализм, регионализм и современный трансформационный процесс
// Социс: Социол. исслед. - 1998.- N9.- С.15, 17).
Такой международной конференции не было за всю историю
человечества. Впервые речь шла буквально о спасении всех жителей
Земли.
Светящийся человек
Новой землёй и новым небом называл философ такое братское
человечество, которое благодаря знаниям будет управлять Землёй как
ракетой, изменять климат, обеспечивать себе полноценную жизнь, а не
мнимое богатство одних и нищету других, жизнь, не зависимую от
смертельных капризов стихий.
"У человека, как существа разумного, есть один только враг это слепая сила природы; но и этот враг лишь временный и станет
другом вечным, когда между людьми не будет вражды, а будет
соединение в познавании и управлении ею, слепою силою природы,
которая казнит за невежество..."
Спасти природу и себя. Отойти от понимания природы как
бесплатной кормушки. От потребления, скотских оргий, скрытого
массового людоедства, которое бушует в современном мире, особенно
в "золотом миллиарде", в "центрах мировой цивилизации",- к
спасению и созиданию. Спастись можно только вместе с природой,
ибо человек - её крошечная частица, миг бесконечной, неисчерпаемой
материи. Если человек будет пре-образ-овывать слепой хаос природы,
то одновременно будет пре-образ-овываться сам. О том, каким будет
человек, дают намёк вершины: Сократ, Аристотель, Гиппократ,
Коперник Леонардо да Винчи, Микеланджело, Авиценна, Пушкин,
Лермонтов, Гёте, Бальзак, Чехов, Лйсгафт, Альберт Швейцер, Ф.А.
Цандер, Я.Курчак, Н.И. Вавилов...
От поколения к поколению идёт усложнение мозга.
Это хорошо видно по школе М.П.Щетинина, где продолжена
педагогика В.А.Сухомлинского: свобода развития каждого, создание
своих учебников, развёртывание каждой личности, действующие
понятия: честь, спасение Родины, вечность, пассионарность,
самообслуживание, ранний подъём, безупречная чистота. Здесь настоящий мозговой штурм, расширение сознания, беспрерывная
педагогическая практика. В школе осваивают программу средней
школы, вузовские предметы, ремёсла, без которых невозможно
полноценно жить: швейное, строительное, газосварку и т.д. Здесь заводики,
прудовое
хозяйство,
сбор
лекарственных
трав,
сельхозтехника. Образование - принципиально бесплатное для всех.
Преподают в школе мастера экстра-класса, сюда едут со всего света.
Школа существует без диктата Минобра, от которого получает только
зарплату. О школе какой-то гость сказал: "Здесь я понял, что прожил
14
жизнь зря...". Всех объединяет надежда, что в заплёванном мире
можно вычистить родник. Центр всего - директор Михаил Петрович
Щетинин. Он как будто родился, чтобы подтвердить учение Фёдорова,
ибо его девиз: "Невозможное - возможно". Он тоже, как и философ, пассионарная личность. Щетинин переводит это: "воспламенённая
служением роду своему". Директор школы подтвердил формулу
Фёдорова:"Величайшая, безусловная ненависть к Року". Щетинина
гнали, травили, высмеивали, запрещали. Рок преследовал новатора.
Выжили из Белгородской области, из Кировоградской, станицы
Азовской Краснодарского края. Изгой, пáрия, неудачник, седой
романтик, идеалист, "сектант"... Он брал воришек, юных пьяниц,
дебилов и хулиганьё, отбросы, брак ПТУ и школ, отпетых. Это у него
цветы на полу сельской школы нарисованы детьми. Это он придумал
повесить зеркала во всю стену. Это он "эксплуатировал" детский труд,
когда жили в бараках и готовили пищу на костре . На фоне сплошь
пьющей деревни, среди окурков, мата и драк, он построил зáмки,
сохранив природу. "Идиотизм сельской жизни" убил его племянника,
архитектора, по чьим эскизам были воздвигнуты эти зáмки. Более трёх
тысяч детей на одно место в школе. Едут, пишут, умоляют спасти...
"Мы должны чувствовать неполноценность свою, когда ходим
по цветам, по траве. Летать нам надо!" (Щетинин М.П. Учить себя:
[Беседа с педагогом М.П.Щетининым / Беседовала Е.Доцук] //
Огонёк.- 1987.- N29.-С.26).
Бережное отношение к природе, .разнообразие занятий,
грандиозность замыслов, реализация бессознательного, сознание,
пропитывающее
каждую
"мелочь",
вроде
осмысленного
"Здравствуйте!", которое под-разум-евает: "Продолжайте жить, жить,
жить..." (Кирьянова И. Михаил Щетинин: "Программа - это я.
Утверждайте!" // Лит.газ.- 1998.- 26 авг.- С.7).
Зачем оно, усложнение, эти миллиарды клеток мозга, если
человек погибнет? Значит, мы задействованы на выживание? Упорно
лезет наверх, из могилы, трава, придушенная горячим камнем. Упрямо
цепляется за крышу деревце, угнездившись на комочке пыли.
Тараканы, залитые ядом, выскакивают из щелей с яйцами в лапках...
Всё жаждет жить. Значит, надо не ждать в "минеральном обмороке"
(или животной истерии) конца, а действовать - сегодня, сейчас.
"Щетинин со своими мыслями и делами есть исключение в
нашем нынешнем образовательном мире, и он же норма будущего"
(Амонашвили Ш.А. Идея школы Щетинина // Первое сент.- 1999.- 31
июля.-С.8).
"Ценность нетронутой природы в условиях экологического
кризиса стремительно возрастает. В недалёком будущем она на много
порядков превысит все другие ценности. Вот тогда Россия, если она
15
оставит неразрушенной часть своих территорий, будет богаче всех
других стран мира.
В наше сложное время нам ни в коем случае нельзя поддаться
искушению получить сиюминутную выгоду, необходимо сохранить
свой естественный фундаментальный потенциал. Вряд ли освоение
новых территорий повысит благосостояние народа, скорее, оно только
сделает ещё богаче совсем небольшую группу людей. Следует также
помнить, что не бывает малоценных участков неосвоенной природы.
Все они играют определённую роль в стабилизации окружающей
среды, её очистке и восстановлении.
Слово "освоение" должно быть исключено из лексикона и
допустимых моральных норм так же, как словá "война", "грабёж",
"убийство". Надо принять законы, в которых призывы и действия,
ведущие к дальнейшему освоению Севера, Сибири, Дальнего Востока,
расценивались бы как одни из самых серьёзных преступлений против
народов России.
Необходимо преодолеть синдром разграбления природы,
который был присущ практически всем развитым странам и
повторяется с устрашающим постоянством в странах, стремительно
входящих в число "передовых". И в слове "передовых" мы ставим
кавычки потому, что вперёд эти страны выходят на развалинах
собственной природной среды" (Лукашова О., Фёдоров А. Исчезнет ли
человек как вид? // Зелёный Луч.- 1998.- Окт.-нояб. (N 15).-С.12).
Творение мира не завершено. Примерно 4 миллиарда лет
эволюция Земли была в химическом русле. Потом явилось нечто,
похожее на преддверие живого: началась биологическая эволюция.
Она идёт уже примерно 4 миллиарда лет. Последние полмиллиарда лет
биологические закономерности стали ведущими.
На освоение дыхания ушло 1,3 миллиарда лет.
Первые многоклеточные черви появились 1,1-1,4 миллиарда
лет назад.
Первые скелетные (панцирь - раковина, скелет - из карбоната
кальция или фосфата) - 570 миллионов лет назад.
Появились рыбы (позвоночник, челюсти, начало роста головы
и центральной нервной системы). Жизнь вышла на сушу 470-420
миллионов лет назад.
Лёгкие формировались 50 миллионов лет.
60-40 миллионов лет назад появились человекообразные
обезьяны: стереоскопическое зрение, необходимое для прыжков по
тропическим деревьям, утрата хвоста, сильные ладони с отдельно
стоящим большим пальцем, максимальный мозг среди животных.
В социальную историю Земля вошла около 2 миллионов лет
назад.
16
Главенствовать социальное стало на планете в последние 10
тысяч лет.
"Говорят, человек произошёл от обезьяны. Это далеко не так.
Гоминиды отделились от обезьян 30 млн. лет назад. Наш же
позвоночник начал формироваться ещё на стадии рыб. О родстве с
ними свидетельствуют и жаберные щели, которые в двухмесячном
возрасте трансформируются в горло. Лёгкие, голову и пятипалую
ладонь мы получили в наследство от амфибий и рептилий. Тёплую
кровь и живорождение - от млекопитающих. От обезьян хватательную способность рук и стереоскопическое зрение. От
высших приматов у нас - рудиментарный копчик. И самое главное,
наш мозг имеет три слоя: нижний, рудиментарный, - наследие стадии
пресмыкающихся, средний, центр эмоций, - наследие древних
млекопитающих и только верхний слой - кора головного мозга, центр
разума, формировался на стадии Homo. Таким образом, человек - не
творение случая, не творение инопланетного Разума или Бога "по
образу своему и подобию", а результат длительной эволюции всей
биосферы" (Зубаков В.А. Куда идём: к экокатастрофе или
экореволюции? // Философия и о-во.-1998.-N6.-С.101-102).
Итак, творение мира не только не кончено, оно убыстряется.
Наоборот, оно вступает в очеловеченную стадию. Если
раньше всё творилось в природе без участия человека или при его
хищничестве, то теперь он обязан сознательно продолжить творчество.
Смерть - ненормальна. Норма - жизнь.
Только человек знает о смерти.
Только он обязан одолеть её.
Почему он?
На человека миллиарды лет работала вся планета, вся природа
- от космической пыли до высших животных.
Он обязан вернуть долг.
Умные и чистые люди обязаны жить долго: зло слишком
велико.
Холод-еет кровь, стекл-енеют глаза, дерев-енеют суставы,
камен-еют ногти. Тело стремится назад, к минеральному сну, к хаосу,
бес-сознательности. Два процесса: назад, в сон, в первичную материю
- тёмную, без света сознания. И - вперёд, к свету, к сознанию,
преображению себя и Вселенной.
Если когда-то появилась в неорганической материи первая
органическая клетка; если потом в растительном мире появилось
первое животное; если в животном мире появилось разумное
существо; если среди обезьян возник первый прямоходящий человек;
если индивиды излечивают себя и других при помощи одной мысли;
если эзотерики способны на глазах у публики уменьшать своё тело;
если есть люди, которым не мешают любые расстояния видеть других
17
людей; если некоторые чувствуют телá мёртвых под землёй; если у
стариков вырастают молодые зубы; если предсказывают будущее и
оно сбывается, то почему бы со временем не овладеть их тайнами
всем, то есть научиться пропитывать сознанием все процессы в
организме?
Без нашего ведома растут и отмирают ногти и волосы.
Стихийно у зайцев стачиваются и вновь отрастают зубы. Вырастает
хвост у ящерицы, который она отбрасывает при опасности.
Восстанавливаются глаза и конечности у тритонов. У животных на
месте ранок могут появиться три лапы, два хвоста. Звери частично
восстанавливают даже внутренние органы.
Если человек осознает всё это, он будет созидать себя
заново. Это доказывают целительные усилия киевского учёного
Б.В.Болотова, написавшего 13 томов труда «Бессмертие – это
реально»: на месте отмороженных рук и ног у его пациента выросли
новые.
Фёдоровская перспектива - совершенно преображённый
разумный человек: "полноорганный", могущий жить в любом времени,
в любых средах, без машин, одежды, еды, без протезной цивилизации,
"мануфактурных игрушек", увеличивающих собственность, комфорт,
изнеженность, праздность, паразитизм, раскол, взбудораживающих
страсти, похоть, милитаризм (для защиты "игрушек").
Сейчас человек ущербен. "По голове - человек, по туловищу скот и зверь". Тип современного человека - промежуточный,
частичный, кризисный. Циолковский писал о "бездне физических,
умственных
и
социальных
недостатков"
несовершенного,
становящегося, незавершённого творения: "Разве это не ужас? Разве
это не преступление природы против человека? Я не устал, я хочу
жить, а тело отказывается мне повиноваться. Значит, пресловутая
медицина ещё не наука - она не умеет лечить старость".
Внешность человека будет соответствовать духовному
содержанию. Чужая душа перестанет быть потёмками. Наоборот: люди
будут светиться. "Огонь, мерцающий в сосуде", в теле, выйдет
наружу и осветит Вселенную. Угасание звёзд и Солнца не будет
концом света. Светящаяся аура, которую изображали только на
иконах, уже сфотографирована. В будущем её можно будет видеть без
приборов, которые постепенно отомрут, как отмерла лучина. Зачем
зрячему очки? Садист не сможет укрыться за приятной наружностью.
Добрый человек не будет уродом. Крылья души - это сбудется
буквально: человек научится летать. Он будет везде-сущ, как Бог, и
божественно прекрасен. Не удивляемся же мы, что человек, сидящий в
телеящике, одновременно - в телестудии в Москве и в любой точке
земного шара, где есть телевидение. Какой красоты может достичь
лицо человека, говорят вершины: Леонардо да Винчи, Байрон, княгиня
18
З.А.Волконская, пианистка М.Шимановская, дочь Николая I Мария (её
божественный портрет кисти божественного Брюллова - в
Третьяковке), жена Пушкина Натали, Ж.Маркс, А.Я.Панаева, Василий
Слепцов, Леонид Андреев, Есенин, П.Н.Васильев, Тухачевский,
историк религии Ю.Н.Данзас, писательница И.Ракшá, кинорежиссёр
Л.Шепитько, Э.Быстрицкая... О выразительности тела, которую
запланировала в человеке природа, напоминают: В.Нижинский,
А.Павлова, А.Дункáн, Г.Уланова, М.Плисецкая, Марсель Марсо,
А.Миронов...
"Мы можем сказать: красота есть знак потенциальной
гармонии бытия, залог возможности, мыслимости его актуальной,
сполна осуществлённой гармонии; и если бы мир был насквозь
прекрасным, он был бы насквозь гармоничным, внутренне
согласованным, чуждым трагического разлада и расколотости.
Поэтому мечта о конечном преображении мира есть мечта о всецелом
торжестве красоты в нём; но это есть лишь мечта, которой
противостоит горькая реальность внутренней несогласованности,
расколотости бытия. Красота есть только отблеск "рая" <...>" (Франк
С.Л. Непостижимое // Соч.-М., 1990.-С.443).
Фёдоров задумал превратить эту мечту в реальность. Не
собирание трупов и оживление их, а полное воссоздание
неповторимой, единственной личности, похороненной сейчас в
рабском изуродованном теле, подчинённой низшей материи и
зависимой от укуса тифозной вши или невидимого микроба.
"Полнооргáнность" - это полное управление телом. Разве
можно быть высшим существом с гнилыми зубами? C желудком,
который "не варит" и болит? С глазами, которые наполовину не видят?
В полном смысле, мы не разумны, а, наоборот, - в неволе у низшей
материи.
Рынок удвоил каторгу бытия. Люди слепнут, гибнут из-за
гриппа, лысеют даже женщины, всё больше рождается дебилов.
Человечество давно отравлено. Об этом вопиют исследования врачейнатуропатов. Появилась новая болезнь - синдром хронической
усталости. В прошлом веке об этом предупреждал немецкий врач
М.Нордау в книге "Вырождение".
Один из учеников Фёдорова писал о нежной, прозрачной,
светящейся коже юных девушек. "Многоочитые херувимы" перейдут
из мифов в жизнь каждого: все тела будут светиться, а не только очи.
Тело будет про-зрач-ным, зрячим. Уже теперь можно улучшить
зрение, массируя кончики пальцев, где клетки особенно "зрячи"
(сходны с клетками глаз). Глаза рассеяны по всему телу человека (в
зародышевом состоянии). Вот почему мы иногда чувствуем затылком,
что кто-то есть за спиной. Част-ично зри-м. Прогресс протезов
сменится прогрессом света.
19
Разумеется, светящийся человек не будет питаться трупами,
как осатаневшие от трупоедения современники. Исчезнет вонючая
ненасытная утроба. Он будет жить за счёт энергии Солнца и
неорганической материи (как растения).
"Во время "воздержания от пищи", то есть в условиях
отсутствия питания, человек остаётся в силах нормально работать и
учиться. Откуда же он черпает энергию? Согласно теории об инь и ян
и современным философским воззренниям, все явления и субъекты
имеют двуединую природу. Это же относится и к путям получения
энергии человеком. С момента рождения человек получает энергию
двумя путями: во-первых, вместе с потребляемой пищей, во-вторых,
скрытым путём, не связанным с потреблением пищи. Поскольку
первый путь является основным, то второй, как правило, бездействует.
Когда человек погружается в состояние "воздержания от пищи",
основной путь получения энергии перекрывается и в действие
вступает второй, скрытый путь, который позволяет полностью
удовлетворять потребности человека в энергии. Недавно газета
"Мэйжи цяобао" опубликовала статью, в которой сообщалось, что в
организме человека существуют твёрдоазотные бактерии, которые
могут позволить ему обходиться без пищи. Это, по существу, явилось
научным подтверждением теории "воздержания от пищи". В статье
говорится, что в процессе жизнедеятельности определяющая роль
принадлежит белкам, основу которых составляет азот. А ведь в
атмосфере Земли содержится 80% азота. Раньше считалось, что
атмосферный азот не может непосредственно использоваться
биологическими субъектами, в том числе и человеком. Однако в
последнее время учёные обнаружили, что в кишечнике человека
имеются твёрдоазотные бактерии, способные поглощать и
фиксировать атмосферный азот, превращая его в необходимый для
поддержания жизни белок. Это подтверждает вывод о том, что
человек, подобно бобовым растениям, способен непосредственно
использовать атмосферный азот и перерабатывать его в белок и таким
образом стать "небожителем" , обходящимся без мирской пищи" (Фэн
Вэй, Лю Гуаньжень. "Воздержание от пищи": почему оно возможно//
Цигун и жизнь.- 1999.-№5/6.-С.6).
Чистое безумие!
Времени не будет, ибо время мы определяем как движение к
смерти. Но не будет и райского покоя, неподвижности, застылости,
однообразия, тысячелетней созерцательности. Будет жизнь в полном
смысле, то есть бесконечный подъём.
Страдания (приближения к смерти) не будет. Будет
бесконечное совершенствование в космической беспредельности.
Осуществление всех сказок, мифов, мечтаний, фантазий, пророчеств.
Конец "дурной бесконечности" рождений (= смертей). Марксисты
20
называли это "прыжком из царства необходимости в царство
свободы". Верующие - "Царствием Небесным". Конец распрям,
"небратству", ибо в конечном счёте все шесть миллиардов, которые
живут на этом свете, и необозримое количество с того света - это
родственники, одна семья.
Чтоб вся
на первый крик:
- Товарищ! оборачивалась земля.
В.Маяковский. "Про это"
Долгое-долгое долголетие (сотни, потом тысячи лет) позволит
осуществить самое главное в общем деле - воскресить предков.
" <…> старость – это не просто угасание, успокоение,
постепенный переход к покою (могу сказать - к "вечному покою"), а
как раз напротив: это водоворот непредвиденных, хаотических,
разрушительных сил. Это мощная стихия. Какая-то засасывающая
человека воронка, от которой он должен отплыть, отойти, избавиться,
с которой он должен бороться, преодолевать её <…>
Со старостью нельзя играть в поддавки, её надо атаковать.
Надо мобилизовать в себе все интеллектуальные силы, чтобы не плыть
по течению, а уметь интуитивно использовать хаотичность, чтобы
двигаться по нужному направлению" (Лихачёв Д.С. Книга
беспокойств. – М., 1991. – С. 371).
Да, жизнь - это смерть, жить = умирать. А если умирать 100,
200, 500 лет?
"Подобно тому как ребёнок не должен слепо следовать своим
наклонностям и должен быть подготовлен к дальнейшей жизни, точно
так же молодой человек должен ограничивать свои потребности в
удовольствии в интересах зрелого и преклонного возраста. Ошибочно
думать, что молодость - самый счастливый возраст человеческой
жизни. Когда последняя протекала разумно, то, напротив, именно
зрелый возраст и старость являются наибольшими источниками
счастья. Ребёнок не оценивает красот природы, и молодой человек
точно так же неспособен наслаждаться чувствами, доставляющими
удовольствие лишь в поздние периоды жизни и являющимися
источниками радости жизни" (Мечников И.И. Возможно ли продлить
человеческую жизнь? // Академ. собр. соч….-Т.15.- С.342).
Без воскрешения всех казнённых смертью невозможен
никакой рай. Или это будет «безжалостный рай» (определение
Фёдорова), где десятки будут уплетать яблочки, злорадно поглядывая
на кипящих в котлах грешников. Имя им - миллиарды. Ведь в котёл
21
попал бы и Чехов, который перед смертью писал в письме: "<...> я
давно растерял свою веру и только с недоумением поглядываю на
всякого интеллигентного верующего". (См. также: Свинцов В. Вера и
неверие: Достоевский, Толстой, Чехов и другие // Вопр.лит.- 1998.- N
5.-С.176-207). Такой рай слишком напоминает империализм с его
"золотым миллиардом". Или издевательскую рекламу путёвок для
тысяч граждан на экзотические тёплые острова, которую смотрят
дрожащие от холода миллионы с куском самого дешёвого хлеба в
руке.
Энергия похоти
Откуда же возьмётся несметная энергия у погибающего
человечества на такой вселенский подвиг? Ведь питаться Солнцем и
камнями напрямую мы пока не умеем.
Из энергии похоти, из родотворной, половой, бешено
развитой, движущей индустрию "игрушек", сосущей жизнь, мчащей
нас в могилу. Тоннами эта индустрия выдаёт свою смертоносную
продукцию, работая без отдыха. Похоть ( = смерть) кормится
эротической пищей (наркотики всякого рода: мясо, алкоголь, курево и
т.п.), эротической музыкой, приводящей тысячные толпы в состояние
полового экстаза, агрессии, безумия, эротической живописью,
скульптурой,
модой,
рекламой,
сексуальной
литературой,
подстёгивающей половое влечение чуть не с ясельного возраста.
Искусственное овзросление толкает к истеканию энергии, укорочению
жизни, помутнению разума (болезни, самоубийства).
Интеллигенция, ворочающая круглосуточно эту половую
индустрию (печать, радио, ТВ, театр, эстрада, кино, библиотеки),
управляет энергией смерти.
Интеллигенция,
сопротивляющаяся
этому
ворочанию
смертельными жерновами, - это борцы со смертобожничеством во всех
его углах, самых скрытых.
У князя Гагарина были ещё незаконнорожденные дети,
например, известный актёр Малого театра А.П.Ленский (1847-1908),
первый любовник на русской сцене, "сирота без роду и племени", как
он выразился в своём "Пережитом". Родился он от связи
любвеобильного князя с итальянкой О.Вервициотти (Ленский псевдоним). Воспитывался в семье актёра Малого театра Полтавцева,
женатого на незаконноружденной дочери того же Гагарина. Детство
Ленского прошло в Сасове. Унаследовав от отца страстный
темперамент, Фёдоров сознательно отвёл родотворную энергию от
любовных игр и рождения детей в русло мысли. Святым образом
жизни, подвижничеством он обратил мощь половой страсти в мощь
разума. И какие силы появились у "маленького согбенного старичка"!
В Дневнике Брюсова есть запись о "великом учителе жизни,
22
необузданном старце". Обузданная страстность старца чувствуется
даже в его огромных, во всю страницу, предложениях. Не может
остановиться, пока не выскажет кусище мысли, не изольётся в ней.
Преобразование половой (низшей) энергии в энергию
воскрешения, рождение не детей родителями ("Извращённая природа
под видом брака и рождения скрывает смерть"), а сынами и дочерьми
своих родителей, чью жизнь они пожрали, взяли в долг, истратили на
себя, поворот времени вспять, к воскрешению всех до первого
смертного, - тут самая сласть для обвинителей философа памяти, чья
могила давно затоптана на кладбище Скорбященского монастыря,
превращённом в гульбище блудными потомками. Об этом давно
пророчески писал Фёдоров.
Сознание не то что не вмещает - оно не откликается на эти
прогнозы Фёдорова. Или отбивается от "реакционной утопии".
Бесполый человек? Отсутствие ночи? Восстановление по
атому предков из праха? Младенцев из кровавых тазов абортариев?
Нерождённых? Съеденных в Гражданскую войну? Утонувших во всех
океанах? Сгоревших в самолётах? Запоротых рабов? Из пепла
Освенцима? Из братских могил Колымы? Поднять все сто мил-ли-ардов? Кладбище в центре города, рядом с храмом, школой,
университетом? Свечи - подобия предков, которые светят по ночам из
могил потомкам? Человек, поднимающий... падающую Землю? Армия
как регулятор природы? Обильное чтение как начало воскрешения
останков авторов? Значит,- братство с Гитлером, со Сталиным?
Без-умие...
Усложнение чудес
Не будем спешить. И горячиться. Тем более, что рано или
поздно смерть охладит всех без исключения.
Будем думать. Будем раз-умно мыслить. Мысль Фёдорова
улетела на тысячи лет вперёд. Космически осмыслил Фёдоров притчу
о зерне - посеянном, сгнившем, восставшем в колосе. Нам не догнать.
Будем осваивать её частями. Шаг за шагом. Тогда будет не так
"страшно".
Когда Д. Стефенсон изобрёл паровоз и построил первую
железную дорогу, пассажиры забывали, с какой целью они ехали и
даже сходили с ума от скорости (смехотворной для нас). А ведь и
двухсот лет не прошло, как все привыкли к с-ума-шед-шим скоростям.
Какую темноту переборол изобретатель, сын английского шахтёра,
работавший с восьми лет по найму и к восемнадцати годам
научившийся читать и писать! Яд насмешек, злобная брань,
столкновения в парламенте, протесты землевладельцев, анáфема в
храмах. Газеты кричали, что никто не будет пользоваться его
железными дорогами и они останутся памятниками безумию и
23
глупости. И почти непреодолимые технические препятствия: болота,
скалы, отсутствие специалистов... Хорошо ещё, что его, как Прометея,
не приковали к скале за похищение огня у богов и орёл не прилетал
каждый день клевать его печень.
Теперь споры умолкли. Все ездят по железным дорогам, забыв
о безумии их строителя. По-двиг Стефенсона занесён в энциклопедии
всего мира.
Сделаем ещё шаг.
Когда бедный учитель Циолковский в Боровске мчался на
своём "парусном кресле" по льду реки, лошади всхрапывали и неслись
сломя голову. Глуховатого изобретателя "ругали мáтерным гласом" и,
конечно, не принимали всерьёз. Внуки крутивших у виска смотрят
теперь на памятник ученику Фёдорова, а внуки их и представить не
могут планету без выхода в Космос, зажатую в себе самой.
Бесчисленные "парусные кресла" носятся по небу, посмеиваясь над
здравым смыслом современников Циолковского - "калужского
мечтателя".
По-двиг Циолковского признан человечеством за абсолютную
истину, а ведь безумие Константина Эдуардовича было совсем
недавно.
Безумие ещё быстрее стало заурядным делом.
Сделаем ещё шаг к Фёдорову, чей Проект ученик осуществил
в микроскопической дозе. Вспомним, что говорил Циолковский о
своём изобретении: ракета не самоцель, а только способ
проникновения в Космос, чтобы заселить его.
Не просто случай славы тленной
С иными случаями в счёт Ступить за тот порог Вселенной,
Что вечность глухо стережёт;
Где дальних солнц теснятся чащи,
Миров безмолвных тьмы и тьмы...
Всего людского рода счастье,
Что этот шаг ступили мы.
Недаром в мире планетарном
На этот мирный позывной
Глубоким вздохом благодарным
Ты отозвался, шар земной.
А.Твардовский. "Не просто случай славы
тленной..."
"Не просто случай" - естественная победа усложнившегося
мозга над хаосом материи.
24
Могут ли управлять шесть миллиардов людей космической
материей, которая формировалась "дециллионы лет тому назад,
дециллионы дециллионов лет, дециллионы в дециллионной степени"
(Циолковский)? Они не могут управлять даже крошечной Землёй.
Значит, нужно другое население. Циолковский предполагал, что оно
должно исчисляться в биллионах, чтобы выйти в бой с бездной.
Представьте себе: не один учитель в провинции, бедный и
голодный, не имея даже единомышленников и собеседников, корпит
над своими изобретениями и издаёт крохотными тиражами свои
гениальные книги, которые едва ли кто понимает, а миллионы
циолковских в разных концах мира одновременно решают,
обмениваясь идеями, ноосферные проблемы. Какими темпами
двинется тогда изучение Космоса!
Эта мечта космиста пока утопия. Всемирный банк, Всемирная
организация здравоохранения, Международный детский фонд,
ЮНЕСКО, Фонд народонаселения
при ООН, Министерство
образования РФ не дают выйти проекту Циолковского на свет.
Планомерным сокращением лишних людей руководит Агентство
международного развития . От Министерства здравоохранения РФ
веет могильным холодом: дорогие лекарства, платные операции,
платная учёба, аборты на поздних сроках, запрещённые в 134 странах
как особо вредные для матерей, фетальная терапия (использование
органов младенцев), растление детей в школах сексуальными уроками,
покупка импортных инструментов для стерилизации и т.п. (Медведева
И., Шишова Т. Новые точки на "карте опасности" и государственные
приоритеты // Нар. образование. – 1999. - №9. – С.198-199).
Лишнего нет нигде.
Гениальный Д.И.Менделеев утверждал: "Не то, что 10 млрд.,
но и во много раз больше народу пропитание на земном шаре найдут,
прилагая к делу этому не только труд, но и настойчивую
изобретательность, руководимую знаниями" (Менделеев Д.И. Работы
по сельскому хозяйству и лесоводству. – М.,1954.- С.10). Запас
времени (тающий) есть. Остаётся разумно им распорядиться.
Мы говорим: "Идеи носятся в воздухе" или: "Мне пришла в
голову мысль..."
Значит, Космос полон информации. Значит, безбрежные
пространства вокруг полны мыслей.
"С.Н.Лазарев в своей книге "Диагностика Кармы" пишет
следующее: "Пора отойти от примитивного материалистического
представления о том, что человек начинается и заканчивается
физическим телом. Человек – это очень сложная информационно –
энергетическая система, только на несколько процентов состоящая
из физического тела и сознания, и на 95-98% - из информационно-
25
энергетических слоёв подсознания, настолько же неизвестных нам,
как и Вселенная".
Я не согласен с Лазаревым насчёт неизвестности
информационно-энергетических слоёв
подсознания, но целиком
согласен с тем, что человек по своей массе всего на 2 – 5% состоит из
физического
тела,
а
всё
остальное
представляет
собой
информационно-энергетическое
образование,
в
котором
и
сосредоточена жизнь" (Малахов Г.П., Малахова Н.М. Уринотерапия:
Древние методы. Толкование. Практика.- Ростов н/Д, 1995.-С.67-68).
В.И.Вернадский,
последователь
Фёдорова,
человекуниверситет, человек-энциклопедия, скажет в 30-е годы о науке как о
"мощной геологической силе".
Нам нужно постоянное, безостановочное увеличение
сознания, интеллигенции, которая уничтожается рынком или
занимается "бесцельным трудом". Пробуждение хоть искры разума в
малочувствительных головах смертобожников. От минерального,
каменного состояния, бесчувствия валуна - к сознательности. От
постельных исследований, от постельных спецов - к исследователям
причин смерти.
Откуда же возьмутся эти биллионы?
Русский пророк и святой Николай Фёдоров предсказал выход
человека в Космос ("Фантастичность предполагаемой возможности
реального перехода из одного мира в другой только кажущаяся...") и
завещал чеканную формулу: "Долг воскрешения требует такого
открытия, ибо без обладания небесным пространством невозможно
одновременное существование поколений, хотя, с другой стороны, без
воскрешения невозможно достижение полного обладания небесным
пространством".
Выход в другой мир стал фактом. Сказка об Икаре
осуществилась в полёте Гагарина.
Ах, этот день двенадцатый апреля,
Как он пронёсся по людским сердцам!
Казалось, мир невольно стал добрее,
Своей победой потрясённый сам.
Какой гремел он музыкой вселенской,
Тот праздник, в пёстром пламени знамён,
Когда безвестный сын земли смоленской
Землёй-планетой был усыновлён.
Жилец Земли, геройский этот малый
В космической посудине своей
По круговой, вовеки небывалой,
26
В пучинах неба вымахнул над ней...
В тот день она как будто меньше стала,
Но стала людям, может быть, родней.
А.Твардовский. "Памяти Гагарина"
1969 год . Американский астронавт Н.Áрмстронг на Луне.
Снова мировое чудо.
Первого космонавта знали все земляне. Имя второго - уже не
все. Третьего - ещё меньше. Имя двадцатого - учёные и эрудиты.
Последующие стали почти безвестны.
Чудо стало обыденным.
Фёдоров мог пророчествовать, потому что носил в себе
колоссальные знания. Конечно, он не читал, как все, - по складам. Он
не только знал, например, об "экстатических хождениях, восхищениях
на небеса", всякого рода видениях, "спиритических фокусах" и т.п., но
и делал прогноз: "Если не будет естественного, реального перехода в
иные миры, будут фантастические, экстатические хождения, будут
упиваться наркотиками; да и самое обыкновенное пьянство в
большинстве случаев можно, по-видимому, отнести к тому же
недостатку более широкой, чистой, всепоглощающей деятельности".
Мертвецы
У дикарей и цивилизованных народов отношение к
покойникам можно выразить одним словом: страх. В основе страха заражение от трупа и посещение покойниками живых: газы, миазмы,
которые тоже заразны. Поэтому дикари вбивают кол в могилу,
цивилизованные всячески открещиваются. Кладбища выносят на
окраины, где свалки и дома сирот, брошенных блудными родителями.
Но колы, кресты, оградки, угощения, зáговоры не спасают.
Засыпаемый землёю труп рвётся к людям, даже разлагаясь. Кладбищ
всё больше и больше. Мёртвые к тому же умирают не совсем, а
продолжают жить в телах ещё живых: бушует наследственность. Вы
ненавидите свой длинный (короткий) нос, но куда деваться - у
дедушки был ещё длиннее (короче). Хочется быть брюнеткой, отец и
мать брюнеты, но лезет только белобрысость - точь-в-точь, как у
бабушки. У вас маленький рост и короткие руки, вы не созданы для
балета, вас там не ждут, но покойная мама - балерина за уши тащит в
балетный класс - будто рукой из гроба! И вы танцуете, танцуете, хотя
собирались стать медиком.
27
Предки, хотим мы того или нет, всегда живут в нас и
переходят через нас к детям. (Кудри отца и тонкие черты лица матери
у Фёдорова).
Частично они всегда живы.
Сжигание трупов постепенно обрекает живых на голод. Ведь
мы питаемся прахом предков. Вся Земля - обеденный стол.
"Сожигание
трупов,
так
странно
противоречащее
утилитарному направлению века, а последовательно проведённое,
осуждающее всё человечество на голодную смерть, вместе с тем
доказывает трусость, эгоизм поколения. Сожигать не значит
развязывать узел, а разрубать его. Для разрешения вопроса нужна
смелость, для коей нет мотива у нынешнего поколения, не только не
сожигать трупы, но даже не выбрасывать их за ограду населённых
мест, какими бы лицемерно почтительными знаками ни
сопровождалось это выбрасывание, напротив, должно поместить их в
самый центр каждого поселения и заняться исследованием ещё
совершенно неизвестного явления, которое называется смертью". Вот
ответ Фёдорова о клад-бищах в центре городов.
Сделаем ещё шаг к Проекту.
Если левитация научно доказана у некоторых индивидов, то
почему бы не научиться летать всем? Со временем и улететь с Земли?
Если пирамиды способны собирать энергию Космоса, почему бы ею не
воспользоваться? Если отдельные старики омолаживались, то, значит,
это возможно? (См. ст.: Михайлов Д. Кровать бессмертия хочет
построить русский умелец Алексей Митешов // Инженер. - 1998. - N 8.
- С.36-37). Если есть индивиды, которые одолели время и
рассказывают о прошлом и будущем, будто о настоящем, то почему
бы не достичь этого всем? И управлять временем?
А что такое управление временем (поворот его вспять,
например), как не воскрешение, не собирание разлетевшихся молекул
трупа? Где бы они ни находились. Убивать время на безделушки - отсроч-ивать возвращение предков.
Нас всех "никогда" не было. Но мы явились. Откуда? Из чего?
Из каких частичек? Причём каждая пылинка нашего "Я" вопиёт о всех
предках. Причём зародыш в утробе проделывает всю эволюцию Земли
в скоропалительный (9 месяцев) срок: то рыба, то лягушка, то
обезьяна. Циолковский по этому поводу иронизировал: "Опять
говорят: "я умру, вещество моё рассеется по всему земному шару, как
же я могу ожить?" До вашего зарождения вещество ваше тоже было
рассеянно, однако это не помешало вам родиться".
Индустрия планеты работает на смерть(искусственная пища,
ядовитые "лекарства"), производя из живого мёртвое, рассыпая,
распыляя, рассеивая, анализируя живое досмерти.
28
Из живой берёзы - мёртвый стул. Из живой рябинки –
полумёртвая настойка. Из свежей морковки - сухой мёртвый сок. Из
сочных яблок - сухой компот. Из зелёного столетнего дуба - гроб.
Последний, самый авторитетный анализатор - госпожа
Смерть. Она делает окончательный анализ: всё живое истлевает,
изгнивает до праха, до пыли, до полного исчезновения в хаосе
материи.
Фёдоров предложил, изучив анализ, заняться "всеобщим
синтезом", собиранием праха, пепла, молекул, атомов из того же хаоса.
Адскую силу слепой природы, хаос Космоса обратить в силу
разумную, чувствующую. "Природа нам враг временный, но друг
вечный".
Древнее предсказание о клонировании подтверждалось
многократно. Об овечке Долли писала уже пресса всего мира. До
овечки были мыши, лягушки, амфибии. кролики, козы... Переезжая,
берут горсть праха с могил предков. Каков древний смысл в этом, если
нет веры в воскрешение?
Всё тайное станет явным. Из семи версий смерти Горького
останется одна (или ни одной). Прекратятся споры об авторстве
"Гамлета". Будет известен автор текста песни "Бухенвальдский набат",
сгинувший в бедности и забытый всеми. Отыщется всё пропавшее,
сгоревшее, утонувшее.
Разумеется, восстановится человек преображённый, а не труп,
стряхнувший саван. Восстановится таким, каким он задумывался, а не
искалеченным слепой природой и людьми. Не переселение душ, а
полноорганность неповторимой личности.
Гитлер? Прежде чем стать извергом рода человеческого, он
был художником. Но этот дар не развился, умер. Вероятно, после
очищения от смрада прошлой "жизни" он станет художником.
Сталин? В нём умер поэт.
Тухачевский? В нём умер скрипач.
Н.И.Ежов? Нарком прекрасно пел. Его прослушивали в
Петроградской консерватории.
Берия, сгнивший бы от сифилиса, если б не расстреляли, стал
бы... И т.д.
"Нет злодея, которого нельзя было бы сделать на что-нибудь
годным" (Ж.-Ж. Руссо. "Об Общественном договоре").
Деление на палачей (властителей) и жертв (народ) условно:
миллионы участвовали в истории как палачи. Ни один человек не
должен быть потерян при воскрешении.
Верующие говорят: у Бога все живы. Атеисты: материя
неуничтожима.
Фёдоров сказал на эту тему так: "Отлучать стало легко,
потому что церковь стала настолько бесчувственна, что, отсекая у себя
29
члены, делая себя калекою, не чувствует боли, не сознаёт своей
искалеченности. Если религия есть совокупная (вселенская) молитва
всех живущих о всех умерших, то из молитвы не может быть
исключён и Иуда - этот последний грешник; исследование как
составная часть молитвы, очищая грешников, не может исключить и
Иуду из предмета своего действия".
Как это понимать у Фёдорова?
Исследование греха Иуды говорит о том, что не корысть
руководила учеником Христа. Он бросил дом и добровольно пошёл за
Учителем. Но он разочаровался в Христе, когда Учитель стал
пророчить... свою смерть, ведь Иуда верил в божественное послание
Иисуса, то есть в его бессмертие. Он принимал его теперь за
лжепророка, а себя почувствовал предателем своей прежней веры,
своего народа. Поэтому он выдал "лжепророка", решив этим искупить
грех. После суда над Христом, суда неправого, как убедился Иуда, он
понял, что страшно ошибся, послал на казнь невинного. Потрясённый,
он пошёл в храм со словами покаяния в предательстве, бросил 30
сребреников и удавился.
Вот исследование братское, с любовью. Оно будет иметь
восстанавливающую силу для таких, как Иуда, несвятых, простых
смертных, великих грешников. У Фёдорова и "сатана прощается".
«Конечно, - говорил он, - для людей XIX века, так высоко ставящих
достоинство каждого человека, разыскивать частицы и образы какогонибудь Сидора или Карпа будет очень унизительно. Но в этих
экспедициях будут участвовать Сидоровичи и Карповичи. Философы,
находящие
ненужным
воскрешение
простых
<людей>,
преувеличивают своё несходство с ними, по ошибке принимая его за
превосходство».
Сократ (около 470-399 до н.э.) уродился с курносым носом
(длинный нос - признак интеллекта) и внешностью разбойника или
бродяги. Он ничего не писал и философствовал на улицах. От него не
осталось ни строки. Он мог часами стоять на одном месте,
погружённый в свои мысли. Однако прошло более двух тысячелетий с
того дня, когда он мужественно принял яд цикуты, а его мысли
остаются классикой, вызовом судьбе. Он преодолел сопротивление
собственного тела и навязанную смерть. Маркс удачно назвал Сократа
"воплощённой философией". Фёдоров без устали отрицал Сократа,
невольно воскрешая его имя.
Итальянский
философ
Боэций
(около
1480-1524),
приговорённый мракобесами к казни, именно в тюрьме написал труд
"Утешение философией", который изучают до сих пор как вызов Року.
Итальянский
философ,
поэт,
астроном,
обладатель
сверхъестественной памяти Джордáно Брýно (1548-1600), , несмотря
на преследования инквизиторов с юных лет, когда он бросил
30
монашество, и до самой смерти; несмотря на двадцатилетнее скитание
по разным странам Европы, на тюрьмы, стал уникальным учёным
эпохи Возрождения: обогнал своё время на сотни лет. Он оставил
трактаты, которые до сих пор вдохновляют мировую науку. Его жизнь
можно сравнить с пыточной камерой. Венецианские судьи дали
Джордáно Брýно такую характеристику: "Он совершил тягчайшие
преступления в том, что касается ереси, но это один из самых
выдающихся и редчайших гениев, каких только можно себе
представить, и обладает необычными познаниями, и создал
замечательное учение..." (Левитан Е. За что сожгли Джордáно Брýно //
Наука и жизнь.-1998.-N11.-С.73). За несогласие с Библией, за сатиру на
богословское племя, которое и Эрáзм Роттердáмский называл
"смрадным болотом", папа приказал сжечь гения публично в Риме. Но
недаром Джордано писал книгу "О героическом энтузиазме". Он
сказал о себе за потомков:"Страх смерти был чужд ему". Перед
смертью он обронил, по легенде: "Вы, наверное, с большим страхом
оглашали этот приговор, чем я его выслушал... Сжечь - не значит
опровергнуть...". На площади Цветов, где его сожгли, стоит памятник
пламенному мыслителю с надписью:"От столетия, которое он
предвидел, на том месте, где был зажжён костёр". В его книге "О
бесконечности вселенной и мирах" есть такие стихи:
Кто дух зажёг, кто дал мне лёгкость крылий?
Кто устранил страх смерти или рока?
Кто цепь разбил, кто распахнул широко
Вратá, что лишь немногие открыли?
Векá ль, годá, недели, дни ль, часы ли
(Твоё оружье, время!) - их потока
Алмаз и сталь не сдержат, но жестокой
Отныне их я не подвластен силе.
Отсюда ввысь стремлюсь я, полон веры,
Кристалл небес мне не преграда боле.
Рассекший их, подъемлюсь в бесконечность.
И между тем, как всё в другие сферы
Я проникаю сквозь эфира поле,
Внизу - другим - я оставляю Млечность.
Пророчество мученика частично сбылось.
Трещал костёр. Горел Джордано Бруно,
и папский дым закрыл сиянье дня.
Но истина, как ни было ей трудно,
шагнула к людям из того огня.
31
Пока с горячих плит золу сметали,
порядок создавали, как могли,
из пепла, будто фениксы, взлетали
незримо в чёрный космос корабли.
А.Бортняк. "Трещал костёр. Горел Джордано
Бруно…"
Итальянского
философа,
политика,
поэта
Томмáзо
Кампанеллу (1568-1639) подвергали жестоким пыткам за то, что он
был слишком смел в своих взглядах, палачи признали его
"невменяемым". Это спасло гения от смерти. Прозорливца
приговорили к пожизненному заключению. Почти двадцать семь лет
он провёл в тюрьмах. Десятки трудов по философии, астрономии,
медицине и другим наукам были созданы именно здесь, в том числе и
"Город солнца". "Кампанелла" по-итальянски "колокольчик". Более
трёхсот лет звенит живой колокольчик великого утописта, борца со
смертью.
Николай Гаврилович Чернышевский (1828-1889) - экономист,
публицист, писатель - может служить классическим образцом борца с
Роком. Алексеевский равелин, гражданская казнь на площади в
Петербурге, присуждение к четырнадцати годам каторжных работ в
сибирских рудниках с последующим поселением здесь, лишение всех
прав. В крепости Чернышевский написал два романа, повесть,
рассказы. Александр II сократил срок каторги до семи лет. Но условия
жизни были тяжёлыми. После интенсивной культурной жизни в
столице - общение только с жандармами и местными якутами в глухом
Вилюйске, где лучшим зданием была тюрьма. Однако и в Сибири
мыслитель работает, споря с Роком: романы, пьесы, повесть, рассказы.
Он сознательно отказывается бежать с каторги, хотя ему не раз это
предлагали единомышленники, проделавшие немыслимый путь из
столицы. Рукописи при обысках отбирались, поэтому Чернышевский
сам уничтожал их. Александр III переселил его в жаркую Астрахань.
Позади были двадцать лет крепости, каторги, ссылки. Только в год
смерти ему разрешили переехать в родной Саратов, где он скончался
от кровоизлияния в мозг.
Публицист Дмитрий Иванович Писарев (1840-1868) прожил
двадцать восемь лет, пережил психическое заболевание, свыше
четырёх лет провёл в одиночном заключении в Петропавловской
крепости. Именно в эти годы написаны его вершинные работы.
Уильям Сидни Портер (1862-1910) начал писать свои рассказы
в тюрьме, тайно переправляя их в журналы под псевдонимом О'Генри.
Генрих Гейне (1797-1856), один из глашáтаев революции 1848
года, не мог в ней участвовать, так как был поражён параличом,
32
который он называл "матрацной могилой". Разумеется, он продолжал
работать, хотя не мог даже выйти из своего дома.
Карл Маркс (1818-1883) похоронил на чужбине, в Лондоне,
четверых детей, голодал, сам себе взрезывал бритвой фурýнкулы,
потому что не было средств, чтобы пригласить врача, но продолжал
работать над "Капиталом", которому отдал сорок лет беспримерной
жизни. Он отмахивался от громовой клеветы, которая, вспыхнув на
одном континенте, могла переброситься на другой, как от паутины.
"Сегодня многие пишут с восторгом об окончательном "крахе"
марксизма. С этим утверждением согласиться нельзя, так как
коммунистические идеи изначально принадлежат не Марксу, а
возникли ещё в эпоху античности, и, раз возникнув, они не только не
потерпели крах, но в дальнейшем получили интенсивное развитие в
недрах христианской религии. Нечего и говорить о европейском
просветительстве и утопическом социализме, в трудах представителей
которых родились отдельные основополагающие положения
марксизма. Углубив и придав научно-доказательную форму более чем
2000-летним наблюдениям своих предшественников о замеченной ими
в истории объективной тенденции развития человечества,
движущегося в направлении к социализму и коммунизму, Маркс
вдохнул в эти разрозненные идеи новую силу" (Джохадзе Д.В.
Научная конференция в Институте философии РАН, посвящённая 180летию со дня рождения К.Маркса // Философия и о-во.-1998.-N6.С.209). Маркса сейчас особенно долбят проворные рыночники. Но
скоро они почувствуют на своей шкуре правоту гения, который
пророчил: чем дольше длится спокойствие капитализма, тем
разрушительнее будет очередной мировой кризис.
Ироничный Фридрих Энгельс (1820-1895) находил в себе
силы более двадцати лет работать на фабрике, чтобы семья друга не
вымерла от голода. Он мужественно посмеивался над своей раковой
опухолью. Бесконечное вышучивание Маркса и Энгельса без конца
воскрешает их имена (пока имена).
Николай Иванович Кибáльчич (1853-1881), революционер,
изобретатель, в заключении разрабатывал проект реактивного
летательного аппарата. Казнён в 1881 году.
Актёр Малого театра Александр Алексеевич Остýжев (18741953) продолжал играть на сцене несмотря на усиливающуюся
глухоту. Потеряв слух, он выработал свою систему исполнения.
Глухим он сыграл Уриэля Акосту и Отелло.
Революционер,
учёный-энциклопедист,
поэт
Николай
Александрович Морозов (1854-1946) провёл около тридцати лет в
крепостях-тюрьмах. Именно там, рядом с умирающими, сходящими с
ума, самоубийцами, звероподобными тюремщиками, он сделал
научные открытия в нескольких областях знаний. В своей камере-
33
одиночке, исхоженной несчётное количество раз, он писал стихи,
делал астрономические подсчёты, изучал насекомых, залетавших в
тюрьму, при всяком стуке приговаривая:"Идут освобождать". 1905 год
освободил из Шлиссельбургской крепости уцелевших узников, и
Морозов сумел тайно вывезти двадцать шесть томов своих рукописей.
Его архив в Академии наук - крупнейший. Великий космист прожил
свою фантастическую, необъятную жизнь, выдирая её у смерти,
умирая много раз и воскрешая себя. Туберкулёз, бич сырых казематов,
не умертвил его только потому, что учёный (биолог, химик, физик,
геолог, астроном, ботаник - на прогулках собирал гербарий,- историк,
знаток языков - изучал их и в тюрьмах, знал одиннадцать) кашлял в
подушку, осторожно. Когда Николай Александрович умер и его
вскрыли, то увидели шрам, который пересекал одно лёгкое и шёл на
другое,- след самоизлечённой чахотки. Николая Александровича я
помню всегда, побывала в его Доме-музее в Ярославской области и в
Шлиссельбурге.
За революционную работу царский суд приговорил Михаила
Васильевича Фрунзе (1885-1925) к смертной казни. После кассации пересмотр дела, и вновь - смертная казнь. Смертники не спали, ждали
до пяти утра, когда уже на виселицу не вызывали. Фрунзе тогда читал
учебник английского языка. Под влиянием протестов общественности
казнь заменили десятью годами каторги, потом пожизненной ссылкой
в Сибирь. Там Фрунзе развернул кипучую деятельность, даже
организовал среди ссыльных кружок по изучению военного дела "Военную академию".
Николай Иванович Бухарин (1888-1938) перед гибелью, в
тюрьме, писал автобиографический роман "Времена", стихи,
"Философские арабески", книгу "Социализм и культура". При
прощании с женой сказал:"Не озлобься, Анютка!".
Павел Александрович Флоренский (1882-1937), священник,
богослов, математик, продолжал и в Соловецком лагере оставаться
гуманистом-учёным. Между эмиграцией и Соловками ему не
пришлось выбирать: он не мыслил себя на чужбине. Только теперь
вышли его фундаментальные книги; среди них - "Генеалогические
исследования", как раз то кропотливое собирание сведений о предках,
к которому призывал Фёдоров.
Мусá Джалиль (1906-1944) создал свои лучшие стихи в
Моабитской тюрьме.
Врач и педагог Януш Корчак (1878-1942), директор Дома
сирот в Варшаве, выбрал у Рока своё сознательно: отправился с
двумястами детьми и всем персоналом в газовую печь Треблинки, хотя
немецкий офицер, узнав его, предложил бежать.
34
Юлиус Фýчик (1903-1943) тайно передавал из фашистских
застенков листки своей вершинной книги-завещания "Репортаж с
петлёй на шее".
Изощрённые восточные пытки в японской тюрьме не сломили
советского разведчика Рихарда Зорге (1895-1944). Он был казнён
непобеждённым.
Генерала Дмитрия Михайловича Кáрбышева (1880-1945)
фашисты превратили в глыбу льда в концлагере Маутхаузен, обливая
на морозе голого, иссохшего, а он кричал из последних сил:"Бодрей,
товарищи! Думайте о своей Родине, и мужество вас не покинет!.."
Философ, поэт, историк Даниил Леонидович Андреев (19061959) продолжал работать во Владимирской тюрьме, где провёл десять
лет. Там созданы "Роза Мира" и "Железная мистерия".
Английский писатель Олдос Хáксли (1894-1963), автор романа
"О дивный новый мир", в юности почти ослеп, читал по Брайлю. Он
сделал всё, чтобы прозреть. И помутнение роговицы, которое
продолжалось более двадцати пяти лет, начало проясняться. Свой
опыт он изложил в книге "Как вернуть зрение".
Василий Александрович Сухомлинский (1918-1970) после
войны носил в груди осколки, левая рука была на шесть сантиметров
короче правой. Он был инвалидом, но запрещал учителям приносить в
школу разговоры о болезнях и смертях. Он бросил вызов Року,
застенчивый и несгибаемый, прожив в сёлах полную смысла жизнь,
воспитав сотни детей, свободных от курения, пьянства, хамства,
умеющих работать одинаково ловко обеими руками. Он вместе с ними
сажал рощи и сады, украсил пыльный степной Павлыш цветниками.
Тромбоз сосудов, гангрена, эмфизема лёгких... Он сам дошёл из
школы к машине, без санитаров: не хотел, чтобы дети видели
директора беспомощным. "Cовершенствование педагогического
мастерства у лучших учителей как раз и обусловлено тем, что
постоянное чтение непрерывно пополняет море их знаний. Если
знания, которыми обладает учитель в первые годы своей
педагогической деятельности, относятся к тому минимуму знаний,
которые надо дать детям, как 10:1, то к 15-20 годам педагогического
стажа это соотношение меняется - 20:1, 30:1, 50:1 - и всё это благодаря
чтению. Школьный учебник становится с каждым годом каплей всё
меньшей и меньшей в море знаний педагога" ("Сто советов учителю").
Коммунист Сухомлинский внушал ученикам: кладбище – это святыня,
чужих могил – нет: все могилы – человеческие. Его школа находится
рядом с дореволюционным кладбищем. Дети ухаживали за
брошенными могилами.
Ольга Ивановна Скороходова (1912-1982) после менингита в
детстве, во время Гражданской войны, стала слепоглухонемой. В
десять лет она попала в Харьков, в волшебные руки профессора
35
И.А.Соколянского. Она нашла в себе силы сопротивляться болезни. О
своей борьбе она написала кандидатскую диссертацию "Как я
воспринимаю, представляю и понимаю окружающий мир". Работала
преподавателем, обслуживала себя сама, обходясь без посторонней
помощи. Ею восхищался М.Горький, сам после попытки застрелиться
бросивший вызов Року. Он всю жизнь боролся со своими болезнями,
неимоверно много работал, помогал сотням людей, отвечая на тысячи
писем со всей планеты. Как и академик И.П.Павлов, он диктовал свои
ощущения при умирании.
Варлам Тихонович Шалáмов (1907-1982) лучшие годы провёл
на Колыме, в забоях, на нарах, где волосы примерзали к доскам, среди
уголовников и вообще нелюдей, в голоде, побоях, - о нём ещё не
создано его житие, потому что описать то, что пережил Варлам
Тихонович, пока невозможно. Даже те стихи и рассказы, что успели
записать его промороженные руки, - это лишь малая доля
испытанного.
Задержимся на биографии чудо-человека, который умер от
голода, но продолжает кормить нас.
Николай Иванович Вавилов (1887-1943). Биолог, генетик,
географ, директор Всесоюзного института растениеводства, первый
президент ВАСХНИЛ, корифей науки, человек сверхъестественной
работоспособности, памяти, колоссальных знаний. Он ещё не окончил
сельскохозяйственный институт, а за студента Вавилова боролось
несколько кафедр. Читал он всегда, при любых обстоятельствах, днём
и ночью. Не признавал отпусков и, как Фёдоров, использовал
прерывистый сон. Спал в машине, в дороге, не теряя драгоценного
времени. Свободно работал по восемнадцати часов в сутки. В одной
библиотеке списали два экземпляра книги о Николае Ивановиче:
Рядом с Н.И.Вавиловым: Сб. воспоминаний / Сост. Ю.Н. Вавилов. М.: Совет. Россия, 1978. – 252, [1] с., [9] л. фот., ни разу не выданные.
Их не успели растерзать и сдать в макулатуру.
Посмотрим на человека, который будто создан был, чтобы
подтвердить "Философию общего дела". В скобках после цитат я
укажу только страницы спасённого сборника.
"За многие десятки лет мне ни разу не приходилось видеть на
лице Николая Ивановича выражения печали, разочарованности,
равнодушия,
усталости.
Это
была
какая-то
воплощённая
жизнестойкость, и благодаря ей Николай Иванович был в состоянии
работать с исключительным напряжением.
- Заходите ко мне после двенадцати на квартиру, тогда и
побеседуем, сейчас не могу, - говорил он при мне только что
поступившему в ВИР профессору Е.В.Вульфу.
- Но ведь сейчас уже первый час, - недоумённо ответил тот,
взглянув на часы.
36
- После двенадцати ночи, понятно,- разъяснил Николай
Иванович.
Он очень любил ночные часы, когда можно было всецело
обратиться к науке и перестать чувствовать себя директором большого
института.
Мне рассказывали молодые сотрудники отдела интродукции,
куда широким потоком стекались семена, плоды, колосья и иные
богатства, собираемые со всего мира, как они ожидали в 10, 11, 12
часов ночи обещанного прихода Николая Ивановича для просмотра
вновь поступившего коллекционного материала" (С. 84-85).
К книге, к библиотеке Вавилов относился так же, как Фёдоров.
"Обладая огромной эрудицией, будучи неизменно в курсе важнейшей
ботанической и общебиологической литературы, Н.И.Вавилов
проводил эти лекции-беседы исключительно интересно и живо. Не
имея под рукой ни конспектов, ни каких-либо заметок, он брал в руки
книгу, кратко, живо и содержательно характеризовал её и передавал
аудитории. Библиотечные работники едва успевали подвозить книги
на ручных тележках" (С.112).
"Когда я принёс ему для "Докладов" статью "Фотопериодизм и
иммунитет растений", он долго и любовно разглаживал её рукой,
любовался изображением листьев чёрной смородины, по-разному
поражённых ржавчиной, а затем сказал с такой уверенностью, что у
меня даже дыхание перехватило:"Эта ваша работа войдёт во все
монографии мира как по иммунитету, так и по физиологии растений"
(С.124).
Николай Иванович объехал десятки стран, всюду собирая
семена растений. Экономя государственные деньги, он сам писал
бланки на посылки, упаковывал их (речь идёт о тысячах посылок и
десятках тысяч бланков) - до онемения рук. С 1923 по 1940 год, когда
арестовали Вавилова, им и его сотрудниками было совершено 180
экспедиций, из них 40 - в 65 зарубежных стран. Коллекция семян к
1940 году насчитывала 250 тысяч образцов. Сторицей вернул народу
взятое у него Николай Иванович.
Он мало мог сказать о красотах Парижа или Берлина, ему
некогда было их рассматривать. У машинистки чудом сохранилась
часть рукописи книги Вавилова "Пять континентов", она сохранила
рукопись во время войны, в эвакуации. Когда берёшь эту книгу в руки
- хочется жить. От книги, ещё не прочитанной, уже идёт энергия.
Нападения павианов, вой гиен и шакалов, переправа через
реки, кишащие крокодилами, штурм гор, где росли злаки,
вынужденная посадка самолёта в африканской пустыне, отгон льва
костром... О Вавилове уже при жизни ходили легенды.
"Сижу я как-то вечером в институте. Вдруг входит Николай
Иванович:"Милый мой, мне для "Земледельческого Афганистана"
37
нужно снять веточки афганских масличных крестоцветных. Доставьтека мне их из Детского".-"Хорошо, завтра они у вас будут".-"Да не
завтра, сейчас бы надо!"-"Но ведь скоро девять часов, в Детское я
доберусь в одиннадцать, вернусь около полуночи. Кто же будет
фотографировать в это время?"-"А я уже договорился с Александром
Фёдоровичем (фотограф Алексеев), он обещал к утру всё сделать". Еду
в Детское. Разыскиваю и бужу нужных сотрудников, зажигаем фонари
и идём на коллекцию. Веточки выбраны, срезаны, доставлены
Алексееву. Часов в 10 утра Вавилов рассматривает готовые снимки, и
они сразу же идут в цинкографию. Вот при таком темпе работы за 1-2
месяца был создан капитальный труд "Земледельческий Афганистан"
(С.203).
До сих пор не выходит в мире ни одной серьёзной работы по
растениеводству без ссылок на труды русского генетика, далеко не
реализованные.
Для него всё было полно бушующей жизни и смысла. Он
однажды на Кавказе, в роще реликтовой сосны, предложил коллегам
"снять шапки перед ботанической святыней"(С. 178).
Необъятная, пассионарная личность. Один из его знакомых
говорил с Вавиловым после встречи учёного со Сталиным, когда "дело
было табак", как выразился Николай Иванович.
"Он мне в ту ночь говорил, да он это повторял не раз,- на крест
пойдём, а науку не предадим" (Ивин М.Е. Судьба Николая Вавилова.Л., 1991.- С.255).
Гений умер от дистрофии, исчахнув в Саратовской тюрьме.
Его рукопись о спасении человечества от голода исчезла.
Во время войны ученики Вавилова сохранили запас семян,
несмотря на голод. Эти семена помогли стране выжить и встать на
ноги.
Энергия Вавилова питает нас до сих пор.
Нравственно ли поедать чужую жизнь, не мысля о её
возвращении?
Врач Авиценна, астроном Улугбек, писатели Тарас Шевченко,
Леся Украинка, первопроходец Ф.Кук, революционер Сергей Лазо,
Николай Островский, Зоя Космодемьянская, Николай Бирюков - все
эти борцы со смертью не забыты.
Интенсивность изучения некоторых из пророков и борцов
настолько велика, что если б кто из них вдруг появился среди нас, то
людьми овладели бы те же чувства, что при восстании Лазаря: ужас,
изумление, радость.
Вспомним: смердящий Лазарь поднят в субботу - день покоя.
Приводя этот эпизод из Библии, Фёдоров доказывал, что
субботство (=безделье) - это смерть, отсрочка воскрешения предков,
38
преступление, как и бездельное воскресенье, когда мы «осуждаем себя
на покой, объявляем, так сказать, себя покойниками, мертвецами».
Да, Сухомлинский, украинский самородок, умер на
операционном столе в пятьдесят два года. Но кого из живущих
педагогов можно поставить рядом?
Разве Макаренко, умершего от разрыва сердца в поезде почти
в том же возрасте.
Эти светочи почти живы, но Фёдоров ставил в Проекте
безумное: восстановить полностью.
В каком же возрасте?
Во всех сразу.
В "Пугачёве" Есенина есть такая строка:
... чтоб звенеть в человечьем саду!
Райский сад и есть ″посюстороннее Царство Божие″,
бессмертие для всех.
"Завтра же будешь в раю", - сказал распятый Христос
разбойнику на соседнем столбе. (Кстати: крест, на котором распяли
Христа, - из дерева - символа жизни и бессмертия у всех народов с
доисторических времен).
Остановимся на этой библейской фразе. Подумаем...
"И эти алкаши воскреснут?" И эти. В своём осуществлённом,
человеческом состоянии. Даже в старой, несчастной, грязной жизни
они сумели частично я-вить миру своё лучшее. Среди пьющих были:
Николай Успенский (перерезал горло бритвой), Дмитрий Минаев,
Мусоргский, Э.По, Саврасов, Есенин, Леонид Андреев, Твардовский,
Фадеев, Хемингуэй, Рубцов, Высоцкий... (Перечисление заняло бы
целую книгу).
"И эти бомжи?" И эти, до которых опасно даже дотронуться.
Среди бомжей были: А.Левитов, Джек Лондон, Ф.Решетников,
Скиталец, Хлебников, Клюев, Алексей Пешков, писатель И.Вольнов.
Данте провел в изгнании и скитаниях двадцать лет. Есенин никогда не
имел собственного жилья. Христос, бездетный скиталец, тоже не имел
своего угла и ходил из города в город с учениками, ночуя у чужих.
Яростный полемист, громовержец, отрицатель авторитетов,
Фёдоров по большому счёту не отрицал никого. Обратите внимание на
его попутное замечание в скобках: "Европа считает своим врагом
Россию; но как только этот враг, эти мнимые туранцы (мы, впрочем,
не пренебрегаем и этим родством) погибнут, Европа увидит у себя в
гостях истинных туранцев".
"Наш идеал - образ человеческий, богоподобный, по
отношению к которому мы все являемся только материалом, только
39
болванками, которые нужно оформить, но болванками живыми,
носящими свой идеал в себе самих". Чья это мысль? Циолковского?
Фёдорова? Нет. Это говорил коммунист, атеист, "пламенный
большевик" А.В.Луначарский.
Фундаментальные ценности у них - Фёдорова, Циолковского,
Луначарского, Бебеля, Маркса, Энгельса, Ленина - были, как ни
странно, одни.
Не так просто обстоит дело: или - или.
"Говорят: кто спит, тот не грешит. Нет, кто спит сверх меры,
тот грешит ужасно, теряет время, убивает себя, убивает в себе образ
человеческий, убивает общество и убивает самый идеал человечности.
Когда собираются те или иные чиновники и говорят: давайте сыграем
несколько робберов в винт, чтобы УБИТЬ время, они совершенно
правильно характеризуют своё дело, они - четверо убийц, которые
занимаются самоубийством, убийством друг друга и убийством
общественно полезного времени" (Луначарский).
Совершенно фёдоровская мысль. Как и эта:
"Слышите!
Каждый,
ненужный даже,
должен жить:
нельзя,
нельзя ж его
в могилы траншей и блиндажей
вкопать заживоубийцы!"
В.Маяковский. "Война и мир"
Фёдоров неустанно повторял: Пресвятая Троица – образец для
общечеловеческого соединения без поглощения отдельных личностей.
У Маркса и Энгельса мысль о гармонии общества и личности
выражена так: «<…> каждый, в ком сидит Рафаэль, должен иметь
возможность беспрепятственно развиваться», а беспрепятственное
развитие, свобода не могут быть осуществлены без коллективности.
Тоже фёдоровское.
"Не будем, однако, слишком обольщаться нашими победами
над природой. За каждую такую победу она нам мстит" (Ф.Энгельс).
Его же: "Природе потребовались миллионы лет для того,
чтобы породить существа, одарённые сознанием, а теперь этим
сознательным существам требуются тысячелетия, чтобы организовать
совместную деятельность сознательно; сознавая не только свои
поступки как индивидов, но и свои действия как массы, действуя
совместно и добиваясь сообща заранее поставленной общей цели".
Из «Тезисов о Фейербахе» Маркса, 10-й: «Точка зрения
старого материализма есть «гражданское» общество; точка зрения
40
нового
материализма
есть
человеческое
общество,
или
обобществившееся человечество»; 11-й: «Философы лишь различным
образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить
его».
Тоже фёдоровское…
Задумаемся над опошленной мыслью:"Религия есть опиум для
народа". В ней, первоначально изречённой, нет ненависти. Только
жалость. Прозорлива мысль К.Г.Юнга:"Мне думается, что веру
СЛЕДУЕТ заменить ПОНИМАНИЕМ; таким образом мы удержим
красоту символа и вместе с тем освободимся от угнетающих
последствий вероисповедного порабощения. В этом и должно было бы
заключаться психоаналитическое исцеление как от веры, так и от
безверия" (Либидо, его метаморфозы и символы.- СПб., 1994.- С.236).
Даже М.А.Бакунин, который так много писал об "ужасном
религиозном безумии", которое он сравнивал с пьянством; который
Бога называл "неограниченным грабителем", а священников "божественными палачами"; который дал формулу: "бог существует,
значит, человек - раб. Человек разумен, справедлив, свободен, значит,
бога нет"; который говорил: "Остервенение, с каким правительства
защищают религию, доказывает, насколько для нас необходимо
бороться с нею и уничтожить её", - даже яростный Михаил Бакунин
мог бы найти родственные мысли у Фёдорова. Ведь и Бакунин
утверждал, что "человек, постоянно побуждаемый той же
фатальностью, которая составляет основной закон жизни, создаёт свой
человеческий мир, свой исторический мир, отвоёвывая шаг за шагом у
внешнего мира и у своей собственной животности свою свободу и своё
человеческое достоинство. Он отвоёвывает их посредством науки и
труда" (Философские рассуждения о божественном призраке, о
действительном мире и о человеке // Избр. философ. соч. и письма.М., 1987.- С.378).
Смешно и грустно видеть в "Краткой философской
энциклопедии" (М.: Прогресс, 1994) отсутствие имён Маркса,
Энгельса, Ленина, Грамши, Лýкача... Пренебрёг "Прогресс" для
краткости этими "мнимыми туранцами" - философами мирового
уровня.
Современный писатель, утверждая победу коммунизма в
будущем, говорит, не упоминая имени Фёдорова, его языком о
неизбежной перемене сознания.
"Перемена эта предусматривает прежде всего освобождение
человека от "добычи пищи" как главной задачи жизни (включая в это
понятие и трагикомическую бессмысленность приобретения
богатства)", освобождение от сáмого унижающего его обстоятельства:
использовать грандиозные возможности разума только ради сытости,
ради победы над такими же смертными. "Это обстоятельство, по сей
41
день уничижающее человека до одноклеточной амёбы элементарной
задачей выжить, или, что то же - утвердить свою жизненную
несокрушимость, порождено "правом сильного", перенесённым из
мира животных в мир людей. В мире животных это право обеспечено
физической силой, в мире людей - её усложнённым анáлогом - частной
собственностью" (Зурабов А.А. Возвращение к будущему // Слово.1998.- N5.- С.54).
"Охватившее нас в последнее время кликушеское
самобичевание заставляет отрицать всё, что связано с последними
семьюдесятью годами русской истории, в том числе и отечественную
философию этого периода. Западнический нигилизм смыкается здесь с
возрождающимся
славянофильским
национализмом,
рассматривающим "советскую" философию только как оторвавшегося
от национальных корней идеологического монстра. Реальные
достижения философов советского периода в различных областях:
онтологии, гносеологии, социальной философии, логике и т.д.,- не
уступающие достижениям западных коллег, а зачастую и
превосходящие их, убедительно доказывают, что философская мысль в
России жила и развивалась" (Ефремов О.А. Опыт коллективного
портрета отечественной философии // Философия и о-во.- 1998.- N 5.С.274).
Формально "Философия общего дела" - религиозная книга.
Но церковь не признаёт Фёдорова "своим".
Он слишком далеко ушёл в своём Проекте от христианских
догм.
Он слишком оригинально трактует Священное Писание.
Он слишком тяготеет к рабам Божьим. Разве может церковь
принять его мысль: «Наше учение не догма, а метод, в
противоположность мистицизму, который есть догматизм без всяких
доказательств; наше учение соединяет в себе веру с безусловным
неверием»?
В средние века его сожгли бы или забили камнями.
Эпоха пара и электричества затоптала его могилу и задушила
его учение молчанием, не подозревая о его словах: «Но моя
уверенность и дерзость растут вместе с непризнанием и отрицанием
моих убеждений».
Не стоит удивляться, если даже гений, святой, мученик,
энциклопедист А.Ф.Лосев (1893-1988) в своей последней книге, на
десятом десятке, писал о "проповеди чудовищной теории физического
воскрешения покойников, без всякого участия церкви и даже вообще
религии, исключительно только при помощи естественнонаучных
методов. Этот утопизм Фёдорова был неимоверной вульгаризацией
общечеловеческих мечтаний о лучшем будущем и основан на полном
42
непонимании между законами природы и законами общественного
развития" (Владимир Соловьёв и его время.- М., 1990.- С.72-73).
Тысячелетия человечество упорно хранит, передавая из
поколения в поколение, сведения о воскрешениях из религиозных
памятников, сказок, легенд. Упорно занавешиваем зеркала, если в
доме покойник, чтобы смерть не увидела и не унесла в Зазеркалье
живых.
И эта "сказка" будет былью. Воскрешение теоретически
осуществимо. Значит, оно свершится как факт, вышедший из
лабораторий. У "энциклопедии смерти" А.П.Лаврина "Хроники
Харона" будет продолжение: "Хроники воскрешения".
Это спящее воинство встанет однажды,
сбросив прах и кладбищ, и систем...
Прав был Фёдоров. Ибо с такою-то жаждой
разве можно уйти нам совсем?
П.Кошель. "Завтра"
Идут два процесса: ускорение бега к гибели и ускорение
объединения землян.
Колесо, письменность, телеграф, телефон, радио, телевидение,
компьютер; Интернет - мировая копилка информации, способная
соединить любые поселения на Земле. И подступы к изучению
торсионных полей.
Мир движется к предсказанному Фёдоровым: «Для будущей
рентгеновской оптики глубины могил не будут уже мраком».
Пророчество Фёдорова: "Всеобщее воскрешение есть полная
победа над пространством и временем. Переход "от земли к небесе"
есть победа, торжество над пространством (или последовательное
вездесущие). Переход от смерти к жизни, или одновременное
сосуществование всего ряда времён (поколений), сосуществование
последовательности, есть торжество над временем. Идеальность этих
форм знания (пространства и времени) станет реальностью".
Смысл искусства
Рассмотрим это предсказание Фёдорова на примере искусства.
Оно, начиная с надгробных памятников всей Земли, просто вопиёт о
воскрешении. Вырвать у смерти хоть подобие ушедших!
Наскальные рисунки, маски, портреты, фотографии,
скульптуры, игрушки, полотенца с петухами, часы с кукушкой, платья
в васильках, тюль с розами, чайные чашки в горошек, грибы на
клеёнках, лебеди на коврах, кино, музыка, архитектура, литература,
семейные альбомы и реликвии... "Изучающие славянский орнамент
43
находят и цветок, смотрящий глазом, и листки в инициалах,
снабжённые ушами и глазами <...>". И синтез искусств - храмы.
И не на то мне пара крыл прекрасных
Дана, чтоб нб сердце держать пуды.
Спелёнутых, безглазых и безгласных
Я не умножу жалкой слободы.
Нет, выпростаю руки, - стан упругий
Единым взмахом из твоих пелён,
Смерть, выбью! - Вёрст на тысячу в окрýге
Растоплены снега - и лес спалён.
И если всё же - плечб, крылб, колена
Сжав - на погост дала себя увезть, То лишь затем, чтобы, смеясь над тленом,
Стихом восстать - иль рузаном расцвесть!
М.Цветаева. "Любовь, любовь! И в судорогах и в
гробе..."
Нет художника, поэта, музыканта, скульптора, который бы не
терзался мыслью о сонме ушедших в бездну. Утончённые творцы
искусства плачут и стенают, заламывая руки, о невозвратном.
Творчество некоторых, уязвлённых смертью, почти целиком
отдано этой теме (итальянский поэт Джакомо Леопáрди):
... На земле и в небесах
Иного друга у несчастных нет,
Убежища иного - лишь могила.
Д.Леопарди. "Уединённая жизнь"
Другие с юности примеряли на себя смерть, третьи звали её,
только чтобы избавиться от невыносимого ожидания:
Цветы мне говорят - прощай,
Головками склоняясь ниже,
Что я навеки не увижу
Её лицо и отчий край.
Любимая, ну, что ж! Ну, что ж!
Я видел их и видел землю,
И эту гробовую дрожь
Как ласку новую приемлю.
44
С.Есенин. "Цветы мне говорят прощай..."
"Начиная с 17-летнего возраста (1773 г.) у Моцарта часто
прорываются безумная скорбь, безграничное отчаяние, в последние же
пять лет его жизни скорбь сливается с его космизмом, делается
устойчивым элементом его творчества и постоянной подпочвой
последнего. Один из ближайших к нему людей сказал о нём: "Это
глубоко несчастный человек". В 1787 г. Моцарт пишет отцу, что перед
ним неотступно - мысль о смерти, и что смерть есть величайшее
счастье. Раньше были поразительно близорукими в отношении
Моцарта; вещи, прямо трепещущие отчаянием, считали "весёлыми и
грациозными": Мерсман совершенно правильно говорит, что ложное
представление о моцартовской весёлости и радости жизни было
именно тем, что больше всего мешало к нему подойти, закрывало
доступ к действительному Моцарту. Как говорит Феликс Гюнтер:
"Самое великое в нём - драматизм его творчества. Этот драматизм есть
чистая человечность. Что означает человечность? Разве это прежде
всего не означает: человеческое страдание?" <...>
И предчувствие смерти - постоянный подголосок <...>
Моцарта - сознание, что он умрёт молодым, и незаметная смерть, и
похороны без присутствующих, и погребение в одной из общих ям,
неизвестно какой, и космическая экзальтация, которой напоена вся
музыка последних 5-6 лет Моцарта..." (Чичерин Г.В. Моцарт.- Л.,
1987.- С.113, 123).
Предсказали свою смерть: Нострадамус, Бетховен, Лермонтов,
Гоголь, Цветаева, Рубцов, киноактёр Л.Быков, Высоцкий.
Предчувствовал свою раннюю смерть художник Валентин Серов.
Четвёртые умоляли, завещали воскресить их:
Ваш
тридцатый век
обгонит стаи
сердце раздиравших мелочей.
Нынче недолюбленное
наверстаем
звёздностью бесчисленных ночей.
Воскреси
хотя б за то,
что я
поэтом
ждал тебя,
откинул будничную чушь!
Воскреси меня
45
хотя б за это!
Воскреси своё дожить хочу!
В.Маяковский. "Про это"
Старость, дряхлость, долголетие - ничто не спасало от
стенаний по поводу конца:
... Я стар, и смерть всё чаще
За край одежды дёргает меня.
И скоро я, как этот мой светильник,
Угасну - и последней искрой жизни
Не разгоню суровой темноты.
Какая безнадёжность! Мрак и горе!
Как близко смерть, как далеко до неба!
Г.Лонгфелло. "Микеланджело"
Ничто, даже всемирная слава: "Во Льве Николаевиче есть
много такого, что порою вызывало у меня чувство, близкое ненависти
к нему, и опрокидывалось на душу угнетающей тяжестью. Его
непомерно разросшаяся личность - явление чудовищное, почти
уродливое, есть в нём что-то от Святогора-богатыря, которого земля
не держит. Да, он велик! Я глубоко уверен, что помимо всего, о чём он
говорит, есть много такого, о чём он всегда молчит, - даже и в
дневнике своём, - молчит и, вероятно, никогда никому не скажет. Это
"нечто" лишь порою и намёками проскальзывало в его беседах,
намёками же оно встречается в двух тетрадках дневника, которые он
давал читать мне и Л.А.Сулержицкому; мне оно кажется чем-то вроде
"отрицания всех утверждений" - глубочайшим и злейшим нигилизмом,
который вырос на почве бесконечного, ничем не устранимого
отчаяния и одиночества, вероятно, никем до этого человека не
испытанного с такой страшной ясностью. Он часто казался мне
человеком непоколебимо - в глубине души своей - равнодушным к
людям, он есть настолько выше, мощнее их, что они все кажутся ему
подобными мошкам, а суета их - смешной и жалкой. Он слишком
далеко ушёл от них в некую пустыню и там, с величайшим
напряжением всех сил духа своего, одиноко всматривается в "самое
главное" - в смерть.
Всю жизнь он боялся и ненавидел её, всю жизнь около его
души трепетал "арзамасский ужас", ему ли, Толстому, умирать? Весь
мир , вся земля смотрит на него; из Китая, Индии, Америки - отовсюду
к нему протянуты живые, трепетные нити, его душа - для всех и навсегда! Почему бы природе не сделать исключения из закона своего
46
и не дать одному из людей физическое бессмертие, - почему?"
(М.Горький. "Лев Толстой").
Умирая, творцы бросали вызов самой смерти:
Ты дура, смерть: грозишься людям
Своей бездонной пустотой,
А мы условились, что будем
И за твоею жить чертой.
И за твоею мглой безгласной,
Мы - здесь, с живыми заодно.
Мы только врозь тебе подвластны, Иного смерти не дано.
И, нашей связаны порукой,
Мы вместе знаем чудеса:
Мы слышим в вечности друг друга
И различаем голоса.
И как бы ни был провод тонок Между своими связь жива.
Ты это слышишь, друг-потомок?
Ты подтвердишь мои слова?..
А.Твардовский."Ты дура, смерть: грозишься
людям..."
В.Брюсов, сомневаясь и надеясь, перед смертью написал
стихотворение "Как листья в осень":
Так сдаться? Нет! Ум не согнул ли выи
Стихий? узду не вбил ли моленьям в рот?
Мы жаждем гнуть орбитные кривые,
Земле дав новый поворот.
Так что ж не встать бойцом, смерть, пред тобой нам,
С природой власть по всем концам двоя?
Ты к нам идёшь, грозясь ножом разбойным;
Мы - судия, мы - казнь твоя!
Не листья в осень, праздный прах, который
Лишь перегной для свежих всходов, - нет!
Царям над жизнью, нам, селить просторы
Иных миров, иных планет!
47
Причём "нет!" гении искусства бросали не только смерти
людей, но и всего живого:
Вот она, суровая жестокость,
Где весь смысл страдания людей.
Режет серп тяжёлые колосья,
Как под горло режут лебедей.
Наше поле издавна знакомо
С августовской дрожью поутру.
Перевязана в снопы солома...
Каждый сноп лежит, как жёлтый труп.
На телегах, как на катафалках,
Их везут в могильный склеп - овин.
Словно дьякон, на кобылу гаркнув,
Чтит возница погребальный чин.
А потом их бережно, без злости,
Головами стелют по земле
И цепами маленькие кости
Выбивают из худых телес.
Никому и в голову не встанет,
Что солома - это тоже плоть.
Людоедке-мельнице - зубами
В рот суют те кости обмолоть.
И из мелева заквашивая тесто,
Выпекают груды вкусных яств...
Вот тогда-то входит яд белесый
В жбан желудка яйца злобы класть.
Все побои ржи в припёк окрасив,
Грубость жнущих сжав в духмяный сок,
Он вкушающим соломенное мясо
Отравляет жернова кишок.
И свистят по всей стране, как осень,
Шарлатан, убийца и злодей...
Оттого что режет серп колосья,
Как под горло режут лебедей.
С. Есенин. "Песнь о хлебе"
48
Бетховен
На необъятном мировом полотне, где осталась память о
борцах со смертью, даже на фоне титанов прошлого всё более
проясняется грандиозная фигура Людвига ван Бетховена (1770-1827).
Фигура эта полностью подтверждает истинность призыва
Фёдорова:"Величайшая, безусловная ненависть к Року".
Судьба сделала всё, чтобы как можно быстрее убрать в могилу
этого смертного, который выделялся среди окружающих, как
одинокий дуб в поле. Все обстоятельства жизни Бетховена
складывались так, чтобы забить, искалечить, замордовать, выбросить
его вон, не дать реализоваться его дару.
Задолго до рождения была предначертана судьба мальчика:
тяжёлая алкогольная наследственность со стороны бабки и отца,
служившего в театре, - недалёкого, беспутного. Мать - дочь повара,
служанка; первый её брак - с лакеем. Она оставила сыну
туберкулёзную наследственность.
Людвиг родился в убогой комнатке. Отец решил зарабатывать
на его музыкальных способностях. С четырёх лет ребёнок сидел
часами за клавесином, его запирали со скрипкой, заставляя играть до
изнеможения. Если Людвиг спал, его будили, силой усаживали играть,
играть, играть, несмотря на плач.
С одиннадцати лет он работает в оркестре, бросив школу:
нечем платить за неё.
С семнадцати лет, после смерти матери от чахотки, Бетховен
воспитывает двух младших братьев.
Недоедание, тяжба из-за пенсии покойного отца, близорукость
(очки с юных лет), оспа, обезобразившая его лицо, частые боли в
желудке, катар дыхательных путей, приступы ревматизма, тиф,
желтуха,
конъюнктивит,
лихорадка,
носовое
кровотечение,
кровохарканье... Вдобавок предки - фламандские пахари и
ремесленники - дали ему короткие и толстые пальцы.
Но жизнь не сразу взяла его за горло.
К тридцати годам плебей стал великим музыкантом. Его
сравнивали с Моцартом и Гайдном. Лучшие оркестры Европы
исполняли его сочинения. Красавицы высшего света окружали его
мощную фигуру с шапкой волос вместо парика и даже находили нечто
обаятельное в этом медведе. Он воспламенялся от любого
хорошенького личика, чувствуя красоту, как никто. Бедняк стал
завсегдáтаем салонов. Его переполняли замыслы. Хотелось объехать
мир. Во время Венского конгресса им восхищались даже
коронованные особы.
Примерно в двадцать семь лет Бетховен стал глохнуть, не смея
поверить, что уходит "благороднейшая часть" его - слух. Он долго
49
скрывал свою страшную новость, лечился, но лекари не помогали.
Свист и гудение в ушах не умолкали даже по ночам.
Жизнь стала похожей на пытку.
С одной стороны, его божественный дар разгорался всё
сильнее. Несмотря на удары, он сочинял вещи всё более глубокие.
С другой - физические и душевные муки становились всё
невыносимее.
В чередовании падений в бездны и подъёмов на вершины
пройдёт вся его изумительная жизнь.
Насмешки, крики из зала, глумление, интриги, равнодушие,
провалы представлений, неудачи в любви, развод, отказ от концертов
из-за глухоты, легкомысленная ненавистная Вена, где он сменил
тридцать квартир за тридцать пять лет жизни, "великосветский навоз",
от прихотей которого он страдал, случайное и недолгое
покровительство, бесплатные уроки музыки, сочинение буквально изза куска хлеба, непонимание, вечные долги издателям (его шедевры до
самой смерти не могли обеспечить тяжёлому инвалиду сносного
существования), падение на землю во время очередного нервного
припадка в ответ на придирки какого-то тенора, рваная обувь, из-за
которой давно известный в мире композитор не мог выйти из дома,
слуховая трубка, "разговорные тетради" - всё, чем он мог общаться с
собеседниками, тяжбы из-за своей пенсии... Его вопли о своих
увеличивающихся страданиях донесли его письма...
Уже в тридцать два года Бетховен решает уйти из жизни.
Завещание братьям начинается так:"О люди! Вы, которые
меня ославили и сами считаете меня озлобленным, сумасшедшим или
человеконенавистником, о, как вы несправедливы! Вы не знаете той
скрытой причины, по которой я кажусь вам таким" (Роллан Р.
Музыкально-историческое наследие: В 8 вып.- М., 1990. - Вып.5:
Жизнь Бетховена; Бетховен: Великие творч. эпохи: От "Героической"
до "Аппассионаты". - С. 54. В дальнейшем, цитируя книгу Роллана в
этой главе, я укажу только страницы).
Он на краю могилы. "Он лежит на земле. Но как легендарный
Титан, чтобы вдруг воспрянуть с удесятерённой силой...
- Нет, я этого не допущу...
Он борется с судьбой.
- Тебе не удастся меня совсем согнуть!..
У таких натур избыток боли предопределяет спасительную
реакцию. Сила растёт вместе с врагами, которые на неё нападают. И
когда поверженный человек снова становится нá ноги, человек этот
уже не один: он - движущаяся армия "Героической" (С.97).
Из публики кричали на первом представлении её:"Дам
крейцер, чтобы кончили всё это!.." (С.171), журналисты учили его
писать.
50
"Я схвачу свою судьбу за глотку! Ей не удастся сломить меня.
Ах, как прекрасно было бы прожить тысячу жизней!" (С.62). Эпоха
переплавлялась в музыку: несчастная любовь, страдания тела и души,
наполеоновские войны, Великая Французская буржуазная революция,
марши миллионов ног, внутренние видения, гомон птиц, клокотанье
обид, надежда...
В момент составления завещания в нём уже зародилась
"Героическая симфония":"<...> на призывный крик "Завещания"
отвечают таинственные звуки валторн "Героической"... "Встань,
Лазарь!.." (С.100).
"Лунная соната"... "Пасторальная соната"... "Аврора"...
"Аппассионата"... "Пятая симфония" - с девизом "Борьба с судьбой"...
Жизнерадостная "Седьмая"... Полная юмора "Восьмая"... Опера
"Леонора" (её оглушительный провал)...
Чем глубже впивались когти судьбы в его измученное тело,
тем больше Надежды и Радости несли его вершинные вещи.
Ужас, содрогание, похоронный марш, покорность Року и трель, безудержный смех над Роком, залитые солнцем равнины,
щебетанье птиц, ярмарочное веселье.
Лампадку музыкального дара отца он раздул в костёр. Он жил
тысячекратной жизнью народов, сам был неповторимым Космосом.
Львиное лицо, развевающиеся волосы, властный голос, резкие
движения, стиснутые челюсти, ярость во всём, чувство собственного
огромного дара, "дерзкая вольность языка и манер" (С.38), и нежность, утончённость; язвительная манера разговора, постоянные
переливы эмоций, их нечеловеческая чрезмерность, рыдания, уход в
себя, в обожаемую природу, где деревья были лучше людей. Природа его единственная наперсница, его убежище. "В Вене он каждый день
гулял за городом. В деревне от зари до потёмок он бродил одинодинёшенек без шляпы - и в жару и под дождём. "Всемогущий! - В
лесах счастлив я, - я счастлив в лесах, где каждое дерево говорит о
тебе. - Боже, какое великолепие! - В этих лесах, в долинах этих - там, в
покое, - можно служить тебе" (С.42-43).
Вместо университета он постигал науки и искусства
самообразованием. Среди любимых: Гомер, Сократ, Платон, Оссиан,
Плутарх, Шекспир, Шиллер, Гёте. Гёте тайно с ужасом восхищался им
и боялся этого неистового, способного свести его с ума.
Бетховен был резок до нестерпимости. Неукротимый
фламандский дух. Неустанная, почти круглосуточная работа. Сразу
над несколькими вещами. Терпение, взнуздывание себя волей,
дисциплина при внешней разбросанности. Взрывы страстей, припадки
эмоций и - гармония и железная воля в непрекращающейся битве с
Роком, чьи шаги прошли по всему полю творений Бетховена.
Он назвал себя "электрическим гением".
51
"Нельзя себе представить этот неслыханный труд. Кусочек
арии, какое-нибудь начало написано восемнадцать раз, и все
восемнадцать раз по-разному. Какой-нибудь крик вызывает
бесчисленные наброски. Просто подавляет этот невероятный
беспорядок, в котором теснятся все "подправки" (нет! Каждый
неудачный кусок окончательно отбрасывается), - эти нагромождённые
ряды набросков. Для двадцати двух строчек вокальной музыки шестнадцать пробных страниц, где словá диалога повторяются,
переплетаются без конца, без начала, как болтовня сумасшедшего...
Непонятно, как Бетховен мог в них разбираться и как его рассудок не
свихнулся на этих ухабах... Это тина в цвету! Это мутная жизнь
болота,
вызванная
солнцем!..
И
какой
блестящий
сад,
распланированный и рассаженный, как королевские кущи и
классические аллеи какого-нибудь мэтра Разума и Порядка в Великом
веке!.." (C.188).
И ледяные обливания головы, прилив крови к которой был
слишком напорист.
И глухота из-за этого нечеловеческого перенапряжения.
Под занавес неугомонная судьба устроила для композитора
новый спектакль.
После смерти брата от чахотки он взял к себе его сына. Но
взял после судебных дрязг в связи с опёкой над племянником, чтобы
увезти мальчика от недостойной матери. Холостяк, без своего дома,
скиталец, всегда одинокий, он был рад ему как сыну. "Злосчастный
братец" и "вся его отвратительная семья" (из письма Бетховена
племяннику при очередной ссоре). И вскоре:"Дорогой сын! Забудем
всё,- вернись в мои объятия, ты не услышишь от меня ни одного
жестокого слова" (С.44). И так далее. Юноша оказался негодяем:
игорные притоны, долги. Он даже пытался застрелиться, чуть не убив
этой выходкой дядю. Племянник терзал Бетховена до самой его
смерти.
На этом фоне Бетховен пишет свою главную вещь, замысел
которой носил в себе тридцать лет. Симфонию Радости - "Девятую", с
заключительным хором, поющим "Оду к радости" Шиллера:
Обнимитесь, миллионы...
Он замыслил переехать в Лондон, где его ценили, из
легкомысленной Вены, где нищета преследовала его. Письмо друзей
уговорило его остаться.
"Успех был триумфальный, граничащий с потрясением основ.
Когда Бетховен появился, его пятикратно приветствовали взрывами
аплодисментов, тогда как в этой стране этикета императорскую
фамилию
полагалось
приветствовать
лишь
троекратным
52
рукоплесканием. Понадобилось вмешательство полицейских, чтобы
положить конец овациям. Симфония вызвала неистовый восторг.
Многие плакали. Бетховен от потрясения после концерта упал без
чувств <...>" (С.47-48).
Но успех не принёс облегчения Бетховену. В его замыслах
была "Десятая симфония", увертюра на имя "Бах", "Фауст", оратория
на библейский сюжет "Саýл и Давид". И в то же время он знал, что
смерть рядом.
Поездка из Вены в деревню по делам племянника осенью, без
тёплого пальто, на тележке молочника, свалила его.
Он попросил племянника вызвать доктора. Негодяй вспомнил
о просьбе через два дня.
Плеврит, понос, рвота, водянка, четыре операции. Умирающий
гений из больницы обратился в Филармоническое общество в Лондоне
за помощью и получил задаток за концерт в его пользу.
«"Это было душераздирающее зрелище, - говорит один из его
друзей,- когда он, получив письмо, сжал руки и зарыдал от радости и
благодарности". От потрясения у него снова разошёлся шов». (С.66).
Неукротимый фламандец, умирая, завещал имущество
племяннику, которого не оказалось рядом, и чужие руки закрыли ему
глаза. Все его рукописи, книги, вещи были проданы с аукциона.
Умирающего заедали клопы.
"Конец комедии",- сказал он на смертном одре. Шёл март 1827
года. В день смерти разразилась буря со снегом, гремел гром.
В бреду, в огнях, в громáх стихии
Он покидал предел Земли,
И фáнтомы немоглухие
На муки смертные пришли.
Ярились молнии, рвалися тучи,
И вдруг два мира он постиг,
Но наклонился в мир созвучий,
Чтоб вечно слышать святость их.
А.Чижевский. "Смерть Бетховена"
Мыслимо ли счастье без возврата этой космической
личности?
Повторюсь: мы в области безумия. Для самоутверждения
можно покрутить у виска, как делали это в Калуге, когда сумасшедший
учитель, обременённый семьёй, удивлял нормальных людей новым
прожектом полётов в небо.
Разумеется, речь идёт как раз о ненорме.
53
Каков смысл нашего отношения к искусству? Когда
невозможно жить ни дня без стихов, рисунков, музыки, мемуаров
художников, когда закрытие Третьяковки на 10 лет ощущаешь как
беду, а поездку, наконец, туда - как счастье встречи с любимыми:
Шишкиным, Верещагиным, Лансере, Антокольским?
Смысл искусства - по Фёдорову - воскресить (пока - в проекте;
отсюда -отчаяние, муки творчества) умершее. В камне, на полотне, в
звуках, движениях (танец, балет, кино).
Поэтому лучшая похвала творцу мёртвых подобий: "словно
живые!", "живой образ", "одухотворённое творчество". Творческое
вдох-новение будет пониматься буквально: художники вдох-нут
жизнь в свои творения.
Перевод эротики, особенно насыщенной у людей искусства,
в... воспроизведение людей? Каким образом?
Посмотрите на девушку в пору её цветения. Как все тянутся к
ней: она заставляет оглядываться на свою свежесть, красоту,
стройность, лёгкость.
Тайны здесь нет. Влечёт к юной красавице... магнитное
облако. Оно разряжается от избытка энергий высшего порядка,
которые взаимодействуют со световыми волнами. Круг влечения к
этому облаку - полуощутимая световая оболочка. Эта оболочка - семя
жены (по аналогии со спермой). От этого кожа сквозит светом,
прозревает. Кажется: всё чистое розовое тело - сплошной зрачок.
Сквозит кожа, её почти нет, так она тонка, сверхчувствительна.
Так много раз доказывается точность древнего афоризма:
"Светильник тела есть око". Избыток энергии юности, женственности
даёт выброс света из себя в пространство. В пространстве очи
формируют любой образ. Создают свет.
Если сознательно реконструировать светоносный организм (а
очи в зародыше рассеяны по всему телу), то он будет производить
всеми своими зрачками любые образы. Эротическое волнение (волны
света) будут выбрасывать не семя, а образ. Тело станет сплошным
фаллосом, сплошной эрогенной зоной. Эрекция будет производиться
не только половыми органами, а всем телом. Световой образ (матери,
отца) будет вырван из хаоса, тьмы светом дочери, переработан из
неорганизованной материи (неорганической) в организованную
(светом от тела дочки) в органическую. Из мёртвой в живую.
Это и будет воскрешение. Один из его вариантов.
Подробнее об этом - в "Огромном очерке" философа
А.К.Горского, ученика Фёдорова. Зачатки такого светоносного тела
есть. Существуют люди, видящие предметы за стеной, в закрытых
ящиках, все четыре стены комнаты одновременно, все четыре стороны
куба, шар со всех сторон, ауру...
54
Доказательство научности замысла Фёдорова - в практике
целителей, например. Чтобы облегчить связь с образом далёкого
больного, они используют его фотографии, рисунки, голос по
телефону, кусочек сахара из-под его подушки и т.п. (Кузник Б.И.
Джуна, Ванга и другие.- М.: Радио и связь, 1995.- 295 с.: фот.)
Образ, родившийся в сознании целителя, "может быть вынесен
за пределы мозга в виде биоэнергетического сгустка и волевым
усилием целителя локализован в определённой точке пространства"
(Практические советы великой Ванги.- Минск, 1998.- С.232-233).
Что такое чудо? Это сверхъестественное явление. Это видимое
следствие с невидимой причиной.
Но если бабушка Ванга видела покойных родственников своих
пациентов, если общалась с ними, если читала в кусочке сахара их
биографии, занимаясь этим из десятилетия в десятилетие, то какое
же это для неё чудо?
Просто каждодневная работа. Слепая старушка видела
причину. Свиток жизней разворачивался перед ней во все стороны, в
том числе в далёкое прошлое, в далёкое будущее, уходил под землю, в
иной мир...
"Постой. Вот что я хочу сказать тебе на прощание. СМЕРТИ
НЕТ. Когда человек умирает, разлагается лишь тело, но ДУША его не
гниёт, не исчезает…" (Свиблова О. Ванга вернула меня к жизни//
Россияне.- 1998.-N10/11/12.-С.118).
Память Земли - это энергоинформационное поле, на котором
ничто не пропадает. Это поле засеяно историей всех смертных,
живших на ней. Наша матерь (матер-ия) не забыла ни одного из своих
детей, сколько бы их ни было.
Информировано всё. Вода несёт громаду сведений о прошлом.
"Наговорённая" лечит, вода из крови убитых животных, съеденная с
мясом, мстит и калечит.
Вступив с Землёй в интимный (волновой) контакт, слившись
воедино своим биополем со всей планетой, как Ванга, человек может
получить информацию о любом предке, обрести сверхпамять, даже
"быть" предком.
Образ любого предмета даёт в пространство волны, которые в
одно и то же время ощутимы в любой точке Земли (и Космоса).
Уловить их, уложить в сгусток рассеянного когда-то тела... воскресить.
Итак: ничего сверхъестественного в воскрешении нет.
Сверхъестественно упорство смертных своему общему делу.
Вот это упор-ство и нужно пре-одолеть.
Чем? Знанием. Фактами. Расширением сознания.
"В Китае находится под длительным наблюдением женщина,
которая, как сообщается, за 20 лет не съела и маковой росинки. По
мнению учёных, благодаря особым свойствам кожного покрова, она
55
"питается" биологически активной составляющей солнечного
излучения. Такие люди известны в истории. По российскому
телевидению был показан индийский пророк, много лет не слезающий
с высоты 2-3 метров, где он соорудил себе убежище из листьев. На
вопрос корреспондента телевидения Алексеева, чем он питается, йог
простодушно ответил: "А ничем..." (Основы безопасности жизни. 1997. - № 1. - С. 44).
Когда человек выйдет в Космос, его организм будет
сознательно приспосабливаться к другой среде. Тело будет
прозревать, светиться, сознание изменится. Эротика, запертая сейчас в
теле и исходящая через половые органы, будет воспроизводящей. Кого
угодно.
Исчезнут половая (животная) страсть, ревность, зависть к
сопернику, муки любовных треугольников.
Исчезнут муки супружества: Сократ и его бранчливая
Ксантиппа, Салтыков-Щедрин и его модная половина, Толстой и
Софья Андреевна...
Противоречие полов, которое не мог разгадать больной гений
- З.Фрейд, разрешается: бесполый - бессмертный.
Предчувствие бесполого (=бессмертного) человека легко
наблюдается в росте лесбиянства, гомосексуализма, однополых
браков, нетрадиционного совокупления (оральное и т.п.). Даже эти
извращения человеческой природы доказывают верность пророчества
Фёдорова. В перспективе интим и будет переживаться каждой
клеткой. Но не для соития с другим полом, а для любовного
(интимного) воскрешения из себя предков. Это предрекает даже
современная протезная половая индустрия - разнообразные игрушки,
безделушки, усиливающие потенцию. Но не для рождения, конечно.
Возбудить всё тело. Пока эти игрушки и игры истощают двуполых,
прогресс игрушек-безделушек гонит их в ту же ямку.
Человеку же, сбросившему половое изнурение, будут
"доступны все небесные пространства, все небесные миры только
тогда, когда он сам будет воссоздавать себя из самых первоначальных
веществ, атомов, молекул, потому что тогда только он будет способен
жить во всех средах, принимать всякие формы и быть в гостях у всех
поколений - от самых древнейших до самых новейших, во всех мирах,
как самых отдалённых, так и самых близких, управляемых всеми
воскрешёнными поколениями, во всех мирах, которые во всей их
целости будут предметом художественного дела всех поколений в их
совокупности, как единого художника".
Так о-существ-ится миф о скульпторе Пигмалионе и его
Галатее, которая ожила под его руками.
56
Так станет явь-ю пророчество: "Красота спасёт мир". Пока эту
истину приходится носить людям типа "идиота" Льва Мышкина,
посмешища общества.
Пока утончённость (развитое сознание) преследуется
(умерщвляется).
Вникая всё больше в общее дело, мы будем преображаться
задолго до воскресения. Тот, кто начал осваивать эстетику и этику
Фёдорова, не захочет прожигать жизнь, до утра глядя в ящик, где
блудные сыны и дочери беснуются в похоти и убивают друг друга изза игрушек - на фоне гибнущих от голода детей. Для того человека
отомрёт производство побрякушек искусства, безделушек: галстуков,
браслетов, заколок, заклёпок, серёжек, бус, колье, лаков для ногтей и
волос, куколок Барби и т.д. и т.п. – имя им легион. Его невозможно
будет «завести» эстрадным насилием, как игрушку.
Многочисленные дискуссии о сближении искусства с жизнью
(о степени его мертвенности) исчезнут.
Искусство не будет "ярко отражать жизнь". Оно будет
творить её в самых совершенных, прекрасных формах.
Человек по природе своей - созидатель. Глаза его видят
развалины дворца, а воображение рисует целое здание. Он видит
только пень от дерева, а в глазах - каким оно было при жизни.
Когда человек созидает - он сияет, светится. Разрушая,
умерщвляя, - гибнет сам, дуреет, темнеет, оскотинивается, звереет.
Мысленно странствуя по вселенной, я увидел, что то немногое,
что зовётся добром, неуклонно стремится к бессмертию,
А всё то многочисленное, что зовётся злом, неуклонно
стремится к гибели и самоуничтожению.
У.Уитмен. "Мысленно странствуя. После чтения Гегеля"
"Слов-но живые" стан-ут живыми. Памят-ников, игрушек
искусства не будет. Память - это о прошедшем. Но прошедшее,
настоящее и будущее будут одновременно.
Зачем вам мраморное надгробие Есенину, если он будет рядом
с вами всегда живой? Зачем городу статуя академика Павлова, если он
живёт и продолжает свою книгу? Зачем памятник Мичурину, если он
давно воскрес и продолжает свои опыты над райскими яблоками?
Воскреснут забытые мастера искусств и договорят, допоют
всё, что не успели из-за смерти. Проявятся те писатели, что не успели
войти в сознание народа так полно, как Пушкин, Чехов, Достоевский,
Толстой; они жили в народе, голодали с ним, скитались, страдали понастоящему в отличие от Онегина и Печорина, но несправедливо были
забыты: Златовратский, Помяловский, Левитов, Н.Успенский,
57
Решетников, Слепцов, Воронский, Подъячев, Чаянов, Скиталец,
Вольнов, Шалáмов...
Библиотеки
Никто до легендарного библиотекаря не понимал
библиотечного ("священного") дела так: "Само собой разумеется, что
под собранием книг должен НЕ СКРЫВАТЬСЯ, а ОТКРЫВАТЬСЯ
собор их сочинителей, т.е. подобных нам людей, способных,
следовательно, ошибаться. Помня же это, мы обеспечиваем себя от
опасности принять мнение за истину, а вместе с тем и отдаём должное
автору, не останавливаемся на ВЕЩИ, или книге, но восходим к лицу
её сочинителя, делая его предметом общего поминовения, чтим его со
всеми другими отцами в свите, так сказать, Бога всех наших отцов.
Несмотря на безбожие многих из этих авторов, несмотря на их неверие
в будущую жизнь или, вернее, на их ОТЧАЯНИЕ в ней, каковы,
например, энциклопедисты, поминовением их полагается начало их
будущности. Библиотека есть, или должна быть, культом не книг, а
сочинителей этих книг, но культом в духе истины, т.е. исследованием.
Библиотека должна быть не читальнею, не местом для чтения ради
забавы, а местом исследования <...>."
Библиотечное образование (активное самообразование)
Фёдоров ставил выше университетского (пассивного, отмирающего).
Какой учебник, какой курс лекций может рассказать о Киеве,
Балаклаве, Ницце, Монте-Карло, Марселе, Венеции так, как
А.И.Куприн? Некоторые строки, абзацы, сравнения, шутки, попутно
брошенные замечания я читаю сейчас у Александра Ивановича по пять
и более раз, снова возвращаюсь, не в силах расстаться с его томами,
как он со Дворцом дожей, где "каждая, даже самая мелочная деталь
носит на себе отпечаток вкуса и длительно терпеливой,
художественной работы. Простой стальной ключ, всунутый в замок
двери, отчеканен рукой великолепного мастера, который, может быть,
даже не оставил своего имени истории, и я должен, к моему стыду,
признаться, что только большое усилие воли помешало мне украсть
этот ключ на память о Венеции" ("Лазурные берега").
Как редок фёдоровский взгляд на библиотеки, я вижу из того,
что, прослужив в храмах книг треть столетия, я не встретила и намёка
на такой подход к книге. Я работала с людьми, которые отбывали свои
дни здесь, как отбывают их миллионы не в храмах: кто почестнее, кто
из рук вон, кто - ни шатко ни валко. Я работала с обыкновенными
специалистами библиотечного дела.
Фёдоровцев среди них не было и в помине.
Зато
тридцать
лет
стажа
показали
мне
тьму
праздношатающихся в культуре, которые, проблудив по тридцать сорок лет в храмах (блýдом Фёдоров называл не только похоть, но и
58
вообще любое безделье, праздношатание, трепотню, блуждание вокруг
дела), так и не подошли к мысли, зачем нужен служитель в храме.
Они зевали, от скуки допрашивали друг друга до
изнеможения, курили, попивали за здравие друг друга по
смехотворным причинам, подворовывали, крутили кудри, ковыряли в
ногтях, носах, стриглись, бросались с размаха на казённый стол
расслабиться,
пока
начальство
отбывало
на
совещания
(совещательный блуд), спали на широких полках, опаздывали, вязали,
вели нескончаемые дискуссии о красоте у окон, завешанных паутиной,
сматывали удочки при удобном случае, разгадывали кроссворды, от
скуки впивались в новеньких, как клопы в гостинице в свежего
постояльца, торговали в храмах, развратничали, прикидывались
православными, буддистами, казакáми, марксистами, историками,
музыковедами, целителями, ораторами, наставниками, книголюбами,
театралами, энциклопедистами, пописывали за блудных чужих детей
платные рефераты, развращая (отбивая охоту стать разумными) их,
гляделись бесперечь в зеркала, красились, врубали магнитофоны,
смотрели детективы по телевизору, списывали рецепты омоложения,
консервирования, похудания, выходили на дуэли из-за чайника,
тряпки, форточки, ножниц, спорили о кумирах, идолах, отбрыкивались
от любых новшеств, пересказывали сновидения, подолгу размышляли
над гороскопами и статьями о сексе, много, в охотку, судачили о
болезнях, несчастных случаях, смертях, котятах, собаках, тараканах,
забивали ящики столов лекарствами, болея друг от друга, и дружно
загоняли в угол любого, кто на секунду высовывал нос из
смертобожничества, кричали по телефону, уходили в магазины, в
словоблудие, транжирили народные деньги на покупку ненужных
газет, журналов и книг, дрались из-за квартир, страдали от жирности,
давления крови и давления начальства, собственного шума, стучали
каблуками, активно поглощали утиль, без конца переделывали одну и
ту же работу, без конца подсчитывали, сколько исписали бумаги,
вампирствовали и страдали от вампирства, ставили опивки чая в
захватанных бокалах на краешке стола, над неповторимыми книгами и
т.д. и т.п. Я видела, как жгли баяны, стулья, списывали в макулатуру
только что полученные книги, иногда в единственном экземпляре, как
гноили их в книгохранилищах, как ставили грязные сапоги рядом с
Шекспиром, Шолоховым, Шоу, потому что они завершали
"Библиотеку всемирной литературы". Приходилось разбирать в сырых
подвалах слежавшиеся груды осклизлых, заплесневелых книг и
вдыхать вонь тех, которые не раз плавали в канализационных сбросах.
Или, наоборот, задыхаться вместе с уникальными изданиями в
библиотечных душегубках. Испытывать насилие горланящего весь
рабочий день радио. Терпеть гнёт самодуров, одно присутствие
которых смертельно, которые никогда не были здоровы, у которых по
59
тридцать - сорок лет болела голова . Наблюдать потерю ориентировки
в пространстве у начальства при визитах (бесцельных, бездельных,
если за дело не принимать обжорство и пьянство за казённый счёт)
более высокого начальства, то есть более смертоносного. Довелось
работать под руко-водством недорослей и полусуществ, по сравнению
с которыми рецидивист О.Бендер был бы энциклопедистом, ибо сын
турецкого подданного признавал неприкосновенность чужой личной
жизни, никогда никого не пытал советами и допросами почти круглые
сутки, не читал утильсырьё и чтил Уголовный кодекс.. Читатели
отвечают таким инженерам человеческих душ активной резкой и
тáской. Незабываемы товарищ-еские (сестринские) суды, ежедневный
ад трёпа...
Всё это - скрытое, неосознаваемое самоубийство, смерть.
Умалчиваю о большем.
Ещё не написана книга о специалистах по умерщвлению и
воскрешению по "ту сторону лакированного прилавка" (В.Т.Шалáмов).
Умерщвление идёт скрытно, опосредованно, например, тратой
средств существования на блуд.
Всё это не значит, что я оплёвываю коллег. Я не утверждаю,
что в книжных храмах подбираются особенно ни-к-чём-ные люди.
Вовсе нет. Здесь свои трудяги, свои безвестные герои,
которым приходится геройствовать потому, что негерои заняты
безделушками,
свои
воскресители,
свои
изгои,
свои
профессиональные паразиты (культурная шпана), те же проблемы
выживания...
И доля утробных индивидов здесь не больше, чем в других
профессиях,самых
прославленных
(врачи,
учителя,
поэты,
музыканты). И степень скрытого людоедства здесь не выше.
По сравнению с банками, пожирающими все средства
существования (скрытое людоедство), или онкомафией, описанной в
книгах Т.Я.Свищёвой, открывшей вирус рака, библиотеки выглядят
ангельскими учреждениями.
Здесь многие стали инвалидами, потеряв здоровое тело.
Но несчастнее их присосавшиеся к культуре, потерявшие свою
индивидуальность. "Очень мёртвые" (Л.Толстой).
Незабываем трупный
запах
распада, гниения
тел
(личностей)…
Чего стоят обжорки и пьянки по случаю юбилеев деятелей
культуры - эта компенсация едой и алкоголем за нарастающую
ущербность.
Мы все проходим школу зла, но зачем же быть в ней первым
учеником?
Господь захочет покарать - лишит разума.
60
Вот почему о большинстве культурных начинаний можно
сказать: весь пар в свисток вышел.
Довлеют механические, небратские услуги. В библиотеках –
складское обслуживание. Но и оно становится платным, продажным.
И читатели - те же люди, то есть "несовершеннолетние",
"недоросли", по Фёдорову.
Когда десятилетиями изо дня в день встречаешь одно и то же
отношение к библиотеке, то начинаешь понимать его мысли о
библиотечном деле.
"Ребячество" читателей: шум и хохот среди книг, грязная
обувь, отношения чужих друг к другу людей, немытые руки,
швыряние книг, выбор той литературы, о которой можно сказать:
"зловонный набор беллетризованных инструкций по грабежам,
порнографии и убийствам, упакованных под призывные пёстрые
обложки" (Зурабов А.А. Возвращение к будущему // Слово.- 1998.N5.- С.62), постоянное забывание очков, бумаги, авторучек, то есть
равнодушные сборы из дома на безделье, на "досýг", неумение читать
серьёзно, углублённо, нежелание конспектировать, выдирание
страниц, оборачивание раскрытых книг лицом вниз, раздирая их, и т.д.
и т.п. Вместо дела - игры с книгами: любование, бесцельное
перелистывание, забавы с ними, перекладывание с одного места на
другое.
И всё это - не минутами, а десятилетиями. Когда ходишь из
одного храма культуры в другой, когда приезжаешь в храмы других
городов и сёл, всюду налицо одно и то же, одно и то же: валом валит
народ, абсолютно не понимающий, где он и зачем он здесь. Всё те же,
всё те же шумные дискуссии о прыщах, давлении крови, сексе, моде,
болезнях; всё те же жалобы, те же домашние несчастья, имя им легион,
принесённые в храм на бурное публичное обсуждение; всё те же, всё
те же половые шутки, что и тридцать и сорок лет назад; всё та же, всё
та же вонь от тел, питающихся трупами; всё те же, всё те же лица, что
и двадцать и тридцать лет назад, разные по чертам и одинаковые по
сути; всё то же, всё то же, как и тысячи лет назад, забрасывание
камнями иного, чужого, не такого, не массового.
Абсолютно любое новшество пробивается потерей части
жизни в скальной породе невежества.
"Я давно понял такую истину: как только у тебя много энергии
и ты начинаешь "светиться", на тебя из темноты и мрака лезет разная
мерзость, чтобы паразитировать" (Малахов Г.П., Малахова Н.М.
Уринотерапия... – С. 416).
Рынок сильно увеличил массу болтающихся без дела,
паразитов от культуры, нашедших свою тёплую тараканью нишу в
общем разорённом доме, среди полубессознательных, теряющих
сознание, полубезумных и совершенно обезумевших от голода,
61
наркотиков или наживы. Фабрикуется массовый потребитель услуг
культурного бизнеса, забывающий, что такое чтение и
конспектирование. Он спешит, время - деньги:
И краске
и песне
душа глуха,
как корове
цветы
среди луга.
Этика, эстетика
и прочая чепуха просто его
женская прислуга.
В.Маяковский. "Владимир Ильич Ленин"
За свою карьеру я видела только одну библиотеку, где с
детства приучали читателей переобуваться, как в оперном театре. Это
была детская библиотека завода САМ в Рязани под руководством
Н.Д.Любомищенко. После её ухода это было прекращено.
В культуре точно так, как везде: те, кто должен быть внизу, наверху. Смертобожники от культуры не осознают ещё, куда они
попали. Не представляют святости своей службы.
Много званых, но мало избранных.
Блуждают. Суетятся. Шёл в комнату - попал в другую.
Скопища
невостребованных
книг
в
библиотеках
Сухомлинский называл «спящими великанами», Фёдоров – «немыми
могилами».
"Образованность и интеллектуальное развитие – это
естественное состояние человека, а невежество, неинтеллигентность –
состояния ненормальные для человека. Невежество или полузнайство
– это почти болезнь. И доказать это легко могут физиологи" (Лихачёв
Д.С. Книга беспокойств…- С. 314).
Велики
надежды
на
компьютеризацию
библиотек
(автокостыли). Но как костыли не заменят живые ноги, так и автоматы
никогда не возвысятся до личности и не отменят её, оставаясь
подсобным орудием труда. На компьютерах можно играть в карты, как
и на нарах.
Колоссальные труды библиотечных тружеников, унося их
жизни, пока не соответствуют их результатам.
Общего дела пока нет. Одни падают от чужих трудов, другие
изнемогают от безделья. Один с сошкой, семеро с ложкой.
Но мысль зажжена библиотекарем Фёдоровым.
62
Образ библиотекаря, предначертанный Фёдоровым, пока не
только не просматривается, но и не обсуждается.
Одно из доказательств этого, которым нет числа, сборник
памяти историка и библиотекаря: Харламов В.И. Книга. Библиотека.
Культура: Аспекты теории и практики. Воспоминания о В.И.
Харламове.-М.:РГБ,1998.-408 с.:ил.
Самые униженные, самые ненужные, самые задвохлые, самые
непрестижные учреждения (архивы, музеи, библиотеки) Фёдоров
поднял на такую высоту в Проекте, которая пока для них невыносима.
Но мысль зажглась...
"Последние будут первыми".
При-званные воскрешать, они ещё часто убивают (себя,
коллег, читателей, предков). Фёдоров: «И вовсе не одни лишь военные
поставлены в необходимость убивать; строго говоря, умерших нет, а
есть только убитые. И гражданские убивают, и словом, и всеми
способами, убивают не по тяжёлой лишь обязанности или
необходимости, а иногда и по злобе; и если военных считать
преступниками, то во сколько же раз преступнее гражданские?!..» Его
же вывод: «Мы, которых вся жизнь есть непрерывное взаимное
истребление, вольное и невольное друг друга умерщвление…»
Безумные выводы. Но именно таков уровень требований
философа-воскресителя к интеллигентам, "учёным": не блудите,
воскрешайте! Этот уровень после смерти Фёдорова стал ещё выше:
воскрешайте как можно быстрее!
Если мы примем эту точку зрения, то становятся понятными
зло в культуре и общественная грязь. Рыночная культура (продажная)
быстро вытесняет остатки социалистической (бесплатной, почти
бесплатной и даже навязываемой бесплатно). Пресса и библиотеки,
выписывающие её, информируют о рецептах самогоноварения,
сообщают адреса ночных притонов, номера телефонов для
автоматического секса, идёт подписка (сжигание народных денег) на
помоечные издания, заполненные постельными интервью и тому
подобными отбросами цивилизации.
Я много лет близко наблюдала чужой образ жизни изо дня в
день, из года в год, из десятилетия в десятилетия. Грубые ухватки,
громкий (уличный) разговор, несение личных дрязг в храм на всеобщее
обсуждение, резкие брызги эмоций по мелкому поводу… Я видела
учреждения культуры, почти полностью оккупированные горластыми
невеждами, где коллективные пьянки были высшим наслаждением.
"Скромные труженицы" ("женская прислуга") втянуты в
орбиту продажной культуры и поглощают её плоды уже второе
десятилетие.
Итоги известны.
63
Если же мы будем твердить о "скромных тружениках и их
бескорыстном труде на благо народа", то непонятно, откуда зло,
изливающееся на умопомрачённый народ из культурных учреждений.
Откуда оно, если культура наполнена шеренгами скромников,
тихонь, бессеребренников, энтузиастов, героев, учёных, деятелей и
т.п.?
Шеренги – выдумка, миф.
Такие, как Моцарт и
Сухомлинский, творили и гибли вне шеренг, под их улюлюканье.
В черновике письма к В.С.Соловьёву в 1897 году Фёдоров
писал о Чичерине, оппоненте Соловьёва, «представителе очень
значительной части (интеллигенции), имя которой – легион, а пославянски – тьма; а что всего хуже, эта тьма мнит себя светом, а между
тем вне своего узкого и преузкого кругозора ничего не способна
видеть, и особенно того, чему суждена будущность. Категорическое
отрицание воскресения, признание <его> за личное мнение, почти за
безумие, со стороны Чичерина и ему подобных не может не усилить
веры в долг воскрешения».
Прошло 100 лет.
"В 90-е интеллигенты предали сами себя, Они добровольно
пéреняли психологию лавочников и проституток. Лавочник
ориентирован на сиюминутный материальный успех, на то, чтобы
продать побольше и подороже (и избавиться от залежалого товара).
Проститутка точно так же продаёт свой товар (себя)- вообще-то
говоря, тоже не первой свежести- и точно так же норовит продать его
подороже и большему числу покупателей, Ни лавочник, ни
проститутка не являются творцами, они не производят, а лишь
продают. "Интеллигенция" в 90-е стала социальным слоем духовных
лавочников и духовных проституток. Массовое потребление требует
массовых , то есть унифицированных , то есть по большому счёту
примитивных, товаров – и "интеллигенты" принялись всучивать всем
духовную сивуху, преданно ловя любое слово и любой жест сутенёров
(спонсоров, то есть банкиров, фондов, государственных чиновниковтех, кто платил деньги , давал гранты, распределял ставки, задавал
правила игры) и с энтузиазмом, достойным лучшего применения,
выполняя любые, самые извращённые пожелания сутенёров".(Тарасов
А.Н. Десять лет позора // Свобод. мысль- XXI.- 1999.-№7.-С.42).
Задача культуры - объединять, стирать "небратские"
отношения, хранить в памяти прошлое с целью его восстановления.
"Культура"-от латинского "cultura" – возделывание земли,
человека.
Продукция культуры - личность.
Фёдоровскую мысль о библиотеках носил Д.С.Лихачёв,
повторяя, что книга – самый важный хранитель и двигатель
человеческой культуры, что самое главное в культуре любой страны -
64
библиотеки (если погибнут университеты , культура может
восстановиться за счёт хорошо организованных библиотек), что без
памяти нет совести.
"Однако по мере и в процессе перерастания культуры в
цивилизацию человек как субъект жизни всё чаще выступает в
качестве "агента деятельности". Неслучайно социология начáла XX
века началá использовать это понятие вместо личности. Общение для
агента деятельности теряет собственную ценность и рассматривается
как элемент деятельности, средство достижения результата.
Подавляющая часть отношений между людьми опосредуется вещами,
точнее их всеобщим эквивалентом - деньгами. Неотчуждённый,
"переживающий", непосредственный человек вытесняется на обочину
социума. Жизнедеятельность редуцируется просто к деятельности,
духовность - к менталитету, а понятие счастья заменяется понятием
комфорта и благосостояния" (Кутырев В.А. Традиция и Ничто //
Философия и о-во.- 1998.- N6.- С.186).
Непродажная культура держится на плаву благодаря
"переживающим", которых рынок теснит к могилам.
"Культура России находится в состоянии всё углубляющегося
кризиса, постепенно перерастающего в катастрофу, по своим
масштабам сравнимую разве только с той, которую она пережила в
XIII веке во время татаро-монгольского нашествия" (Россия на пороге
XXI века. - М., 1996.- С.179).
"Учёные" - это слово уже у Фёдорова было наполнено
иронией. То есть начётчики, фарисеи, талмудисты, сухари, книжные
черви. Он был похож горячностью на другого подвижника - П.Ф. Лесгафта, который ругал своих студентов "классиками", "книжниками",
"словесниками", "медалистами". Академик И.П. Павлов говорил:
"Нужно помнить, что вторая сигнальная система имеет значение через
первую сигнальную систему и в связи с последней, а если она
отрывается от первой сигнальной системы, то вы оказываетесь
пустословом, болтуном и не найдёте себе места в жизни"(Павловские
среды.-М.;Л.,1949.-Т.3.-С.318). Таких болтунов, одно присутствие
которых изнуряет, вокруг тьма. Но они умудряются высасывать силы
не только жирной болтовнёй на тему, как Волга впадает в Каспийское
море, а лошади кушают овёс, но и своим отсутствием, изгаживая всё, к
чему бы ни прикасались. Классиками, звёздами, медалистами
переполнена культура, а тьма невежества и преступности всё гуще и
гуще.
Особенный гнев вызывали у Фёдорова философы: "Начало
настоящей, нынешней науки положено вместе с образованием особого
городского сословия, с отделением города от села, имеющего дело с
живою природою, живущего одною с природою жизнью; вместе с
отделением мануфактурного промысла от земледелия полагаются
65
основы мёртвого, так называемого субъективного знания, мысленного
или мнимого восстановления. Всякое ремесло должно прежде всего
лишить жизни растение или животное, выделить из общего хода или
строя предмет или вещь, чтобы произвести над ними свои операции.
Среди таких-то работ и родилась наука; мастерская была колыбелью
физики и химии. За этими эмпирически отвлечёнными науками
последовали, пошли тем же путём анализа, разделения, и
умозрительные. Всё развитие этих последних состоит в разделении и
отвлечении; человека наука рассматривает отдельно от условий жизни,
антропологию от космологии; точно так же душу отделяют от тела,
психологию от соматологии; последняя также разделяется на
физиологию и анатомию; словом, чем далее идёт анализ, тем
мертвеннее продукты его. Выше всего, казалось бы, стоит в этом
отношении
метафизика,
эта
мертвеннейшая
из
мёртвых,
отвлечённейшая из отвлечённых.
Однако есть еще онтология, наука о самом отвлечённом
бытии, равнозначащем уже небытию. Поэтому понятно выражение
Плотина (который в данном случае является представителем вообще
спиритуализма - откуда и аскетизм), что состояние смерти есть самое
нефилософское понятие; воскресение всё собирает, восстановляет и
оживляет, тогда как философия всё разделяет, всё отвлекает и тем
умерщвляет, в конце же концов философия не только восстановление
делает лишь мысленным, т.е. самым отвлечённым, но даже самый
внешний, существующий мир благодаря созерцательной, сидячей,
недеятельной жизни обращается в представление, в психический лишь
факт, в фантом; и такое превращение действительного мира в
субъективное явление есть результат сословной жизни, функция
мыслящего органа человечества.
Но тем не менее всё это необходимый, предшествующий
момент, ибо прежде нужно всё разложить, разделить, чтобы потом
сложить и соединить, так как только смертью может быть попрана
смерть. Нужно было дойти именно до такой глубины сомнения, чтобы
только воссоздание, восстановление всего исчезнувшего и бессмертие
исчезающего признать полным доказательством действительного
существования, и для такого доказательства необходимо, чтобы
мышление стало действием, чтобы мысленный полёт превратился в
действительное перемещение".
Итак: при всех пороках культуры, именно она хранит вечное,
и ей воскрешать его.
Проектируемая история
череп.
Крепость, которую труднее всего взять, - это человеческий
66
″Существует громадная масса безликих существ с
удостоверением личности, отвергающих всё, чего они сами не умеют и
не знают. Они всегда стараются устранить возмутителя спокойствия.
Всё новое, необычное, выходящее за привычные рамки их понимания,
и есть та самая угроза.
Так сожгли Джордано Бруно, распяли Иисуса Христа,
погубили генетиков, поставили к стенке кибернетиков. Ради
интеллектуального покоя, т.е. лени, они готовы уничтожить любое
новшество″ (Норбеков М.С. Опыт дурака, или Ключ к прозрению. –
СПб., 2000.- С.124).
Отдаём ли мы, интеллигенция, себе отчёт, что мы
"пропагандируем", "несём в массы"? Философы, экономисты,
психологи, библиотекари, журналисты, писатели, учителя, люди
искусства...
Информационный империализм занял наши крепости.
"Медиократия выступает своего рода надстроечным объектом
современного ультраимпериализма, определяя его глобальную
политику, духовную экспансию во все национально-государственные
социокультурные
общности.
Тотальная
вестернизация
(американизация) планеты, под прикрытием мондиализма и "нового
мирового порядка" выступает информационно-духовным обрамлением
товарно-технологической, валютно-финансовой, военно-политической
экспансии этого ультраимпериализма. Опасность здесь в том, что
наблюдается сращивание ВПК США, Запада с конгломератами
психотропных СМИ как через заказы на рекламу, имидж армии и её
"дел", так и через закупку ВПК США всех программных продуктов по
воспитанию молодёжи" (Иголкин М. Информационный колониализм и
медиократия // Коммунист. - 1997. - № 5. - С.77).
Наступила эпоха проектируемой истории, но в извращённом
виде, нефёдоровском.
Например, в США, на Западе десятилетиями изучали СССР.
Знали нас лучше, чем мы сами. Просчитывали нас на компьютерах.
Моделировали. И пришёл час - разгромили в одночасье, как и
проектировали. С нашей помощью. С нашим невежеством. Глупостьвеликая сила. Россия быстро погружается в хаос, тьму, животность,
конкуренцию (=затаптывание совестливых), небытие.
В славянском мире Запад развернул широкомасштабную
охоту на специалистов и невест. "Последний казус особого рода. Запад
вступил в полосу демографического одряхления. Ему нужна свежая
кровь. <...> Запад предпочитает привлекать женщин белой расы.
Отсюда всё растущий спрос на славянок. Польки и украинки
преимущественно пополняют бардаки, русских предпочитают брать в
жёны <...>. Эмиграция невест стала массовым явлением. Тем более
славянок по красоте не сравнишь ни с немками, ни с англичанками. А
67
в США, к тому же, тáмошние девушки выделяются своей
"эмансипированностью" (распущенностью). Да и СПИД наших в
99,9% не затронул. Поэтому, выманив наших специалистов, Запад
всерьёз займётся и нашими невестами" (Хорев Б. Четыре позиции
антирынка // Завтра.- 1999.- Янв. (N 1).- С.4).
Затем - очередь миллиардного Китая. Что сказал бы Фёдоров о
таком "синтезе", как НАТО, Всемирный банк, Международный
валютный фонд?
Подтверждением
мыслей
Фёдорова
о
социальном
прогнозировании являются гениальные открытия А.Л.Чижевского о
влиянии Солнца на человечество (сам он чутко реагировал на любое
изменение погоды и называл себя "солнцепоклонником").
Почему история захлёбывается в крови? Почему революции
начинаются с лозунгов о свободе и братстве, а заканчиваются
гильотинами и концлагерями? Почему реформы идут не так, как
задумывались? Можно ли говорить об управлении народами, если
масса случайностей непредсказуема? Имеют ли место в истории такие
же законы, как в естественных науках, то есть если начинать опыты в
обществе, то можно ли ждать от них прогнозируемого результата?
"Таким образом перед нами встаёт огромная задача
практического действия, направленная в сторону рационального
использования возможной и наиболее соответственной данному
моменту энергетической продукции человечества: индивидуальной
или коллективной его творческой силы. В конечном счёте эта задача
имеет целью постепенное овладевание психическими силами
человечества и один из первых шагов в направлении того изменения
мира, о котором так определённо сказал Маркс в одиннадцатом тезисе
о Людвиге Фейербахе: "Философы лишь различным образом
ОБЪЯСНЯЛИ мир, но дело заключается в том, чтобы ИЗМЕНИТЬ
ЕГО". Овладеть стихийными силами социальных явлений, направить
их в наиболее рациональное для всего человечества русло и дать
наиболее стойкую организацию психическим силам, улучшая этим
самым социально-экономические условия жизни, - вот те
возможности, зачатки которых таятся в изучаемой проблеме"
(Чижевский А. Л. Космический пульс жизни. - М., 1995, - С. 688-689).
Чижевский
Во время Первой мировой войны выпускник Калужского
реального училища Чижевский, у которого с детства было ощущение
огня в груди, заметил: как только на Солнце появляется много пятен,
начинаются движения на фронтах. В 1924 году с помощью
Циолковского вышла его брошюра "Физические факторы
исторического процесса" (рукопись всего труда составляла 900
страниц).
68
Александр Леонидович Чижевский (1897-1964) - биофизик,
основоположник гелиобиологии, историк, социолог, геофизик,
метеоролог,
физиолог,
литературовед,
живописец.
Учился
одновременно в Археологическом и Коммерческом институтах в
Москве. Одновременно же посещал лекции на естественноматематическом и медицинском факультетах в Московском
университете. Здесь в 1918 году он защитил диссертацию на степень
доктора всеобщей истории "Исследование периодичности всемирноисторического процесса" (при отсутствии публики). За год до неё он
окончил кандидатскую: "Русская лирика 18-го века". Он сохранил
"чувство мира как неделимого целого" (его слова). Друг Циолковского,
он оставил капитальные воспоминания о Константине Эдуардовиче.
Энциклопедист Чижевский заслужил редакционные статьи "Правды":
"Враг под маской учёного" (1935), "Безмерная наглость
лжепрофессора Чижевского" (1936), требование публичного покаяния,
россыпь подготовленных к изданию томов, утрату полотен, запреты
посмертных изданий и выставок. Был членом нескольких зарубежных
академий и обществ, почётным президентом Первого международного
конгресса по биофизике и биокосмологии (1939). Заранее отказался от
Нобелевской премии, на которую его выдвигали западные учёные "как
Леонардо да Винчи двадцатого века". Собрал в московской квартире
огромную библиотеку. Отказался выйти на свободу из Песчлага,
чтобы завершить опыты. Отбыв срок (1942-1950), получил вечную
ссылку в Караганду. Ледяные ветры... Отсутствие кипятка... И - мысли,
мысли...
Везде продолжал научные исследования, писал стихи,
картины. Реабилитирован в 1961 году. Принимал участие в
космических исследованиях. За три дня до его смерти "Партийная
жизнь" опубликовала статью "Тёмные пятна" - погром научных
открытий Чижевского. Одна из телеграмм по случаю смерти: "Умер
Галилей XX века".
Так продолжились безумные искания библиотекаряфилософа...
Недальновидные "космисты", отдирая таких мучеников науки,
как Чижевский, от коммунизма, ставят себя в неловкое положение.
Приходится замалчивать их цитаты из Маркса или объявлять их
случайностью.
Но подобных случайностей слишком много.
Социализм, действительно, был тоталитарным, пьяным,
воровским, концлагерным и т.п.
Нет числа преступлениям социалистов.
Но они никогда не ставили целью полное истребление
населения своей страны или других стран. Никогда.
69
Американизм, едва только взял за шиворот нашу ослабевшую
(мыслью) страну, как стало ясно, что вместо плохого, но живого строя
впереди только смерть (или её разновидность-зомбирование).
"Американская доктрина примитивизации сознания имеет
глобальную цель- подвести мировую культуру к общему знаменателю.
То есть создать всемирную империю дебилов, покорных рабов,
которым голова нужна как необходимость для ношения шляп и
модных причёсок, а цивилизация выражается в умении употреблять
туалетную бумагу!.." (Бондарев Ю.В. Искушение американщиной:
[Беседа
с
писателем
Ю.В.Бондаревым
/Беседовал
В.Юдин]//Совет.Россия.-1999.-16 сент.-С.5).
Временно подкармливается та интеллигенция ("мозг нации"),
долдоны рынка, что внедряет "общечеловеческие ценности" в
обманутую массу.
Ценности эти таковы: "золотой миллиард" (15% населения
Земли) потребляет половину продовольствия планеты и половину
производимой в мире энергии.
В 90-е годы соотношение уровней доходов богатых и бедных в
мире увеличилось с 13:1 (в 1960 году) до 60:1; 1,3 млрд. человек живут
в абсолютной нищете; 1 млрд. - неграмотны; 1,5 млрд. не обеспечены
безопасными источниками воды; 2 млрд. прозябают в антисанитарных
условиях; в бедных странах ежегодно умирают 14 млн. детей от
излечимых болезней... (Неклесса А.И. Конец цивилизации, или
Конфликт истории // Мировая экономика и междунар. отношения.1999.- N3.-С.34).
Ни о какой колонии на месте СССР нет и речи: не для этого
рушится всё.
А что же будет?
"История Америки и Аргентины в частности - это история
истребления индейцев. Известно, что выстрадали "краснокожие" в
Северной Америке, пока их не загнали в жалкие резервации. Что же
касается Латинской Америки, то здесь достаточно одного примера: до
появления белых земли, протянувшиеся от Мексики до Боливии,
населяло 60-90 миллионов ацтеков, мáйя и инков. Через полтора
столетия после начáла завоевания их осталось лишь три с половиной
миллиона...
Основные причины этой массовой гибели - жесточайшая
эксплуатация вкупе с худшими проявлениями расизма и садизма.
Европа признала индейцев "полноценными людьми" лишь в 1537 году
после бýллы папы Павла III. Впрочем, официальное признание церкви
нисколько не препятствовало продолжавшемуся истреблению: в
течение нескольких последующих лет только на серебряных рудниках
Потоси в Боливии отошли в лучший мир восемь миллионов коренных
жителей. И это не считая тех индейцев, которые погибли в лесах и
70
горах, где на них устраивалась настоящая охота. Не считая тех,
которых одаривали отравленными рисом, сахаром, зерном и одеялами,
доставленными из мест, где недавно свирепствовали среди населения
сифилис или оспа... <...>.
Мысли о геноциде и уничтожении целых культур вызывают в
воображении самые мрачные картины, но они сами собой приходят на
ум, когда ступаешь по земле Южной Америки. Эти ужасы составляют
такой контраст с величественной природой, что путешественник
быстро теряет чёткие ориентиры в своих взглядах на жизнь. Из
Латинской Америки уезжаешь не таким, каким приехал. Сочетание
великолепия и жестокости потрясает душу" (Кусто Ж.-И., Паккале И.
Жизнь на краю земли.- Л., 1984.- С.19,22).
Моря крови. Горы костей. Миллионы загубленных жизней.
Такова предыстория блистающих унитазов, которые приковывают
взоры россиян, привыкших к замызганным толчкам.
"Составляя лишь 5% населения Земли, американцы
потребляют 48% мировых ресурсов. Этот экологический грабёж
становится угрозой существования всей земной цивилизации" (Санин
А. Однополярный мир - это современный фашизм // Обозреватель.2000.- N4.- С.21).
Там, где были тоталитарные детские ясли и сады, в которых
негодные советские воспитательницы и поварихи старались чуть ли не
насильно накормить брыкастых карапузов молочной кашей со
сливочным маслом, теперь редакции каких-нибудь газетёнок "Помои"
и "Чего изволите?"
Когда и в них отпадёт нужда, здесь вырастет густая и высокая
трава забвения с торчащей из неё забытой рекламой: "Наращивание и
дизайн ногтей".
"Стратеги российской экономики мечтают о пятнадцати
миллиардах долларов от МВФ – якобы такая инъекция позволит
реанимировать наше оцепеневшее в последней судороге народное
хозяйство. Но Россия официально признаёт, что миллиард долларов
нелегально уплывает из России на Запад ежемесячно! Эксперты же
называют суммы в полтора-два раза большие. ОБНИЩАВШАЯ
РОССИЯ ИНВЕСТИРУЕТ БЛАГОПОЛУЧНЫЙ ЗАПАД" (Новоженов
Ю.И., Лукьянин В.П. Утопична ли "русская идея"?// Москва .- 1999.№7.-С. 141).
Слишком поздно, но начали это понимать любители кокаколы и жвачки, уставшие от советских очередей.
Вот отчего эти круглосуточные воспоминания о дрянном
социализме, при котором мы... (перечисление достоинств того строя
заняло бы целую книгу).
71
Вот отчего это круглосуточное воскрешение (пока в мыслях)
перспективного строя, оценённого гибнущими невеждами только после
его гибели.
Вот отчего этот строй будет обязательно восстановлён трудом
его разрушителей, уже в более совершенном виде.
"По моему глубокому убеждению, за всеми божественными
религиями должен последовать Социализм, который, взятый в
религиозном
смысле,
есть
вера
в
ИСПОЛНЕНИЕ
ПРЕДНАЗНАЧЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА НА ЗЕМЛЕ" (Бакунин М.А.
"Международное тайное общество освобождения человечества" (1864)
// Избр. философ. соч. и письма...- С.265).
Ярость отрицания, небратства, злобности (=смерти) обратить в
ярость тяги к согласию, братству, "всеобщему синтезу"
(=воскрешению)...
"Внешний пафос различных движений века - в их
конструктивных программах народоустройств; но внутренний пафос
новейших историй - в стихийном стремлении ко всемирному"
(Д.Л.Андреев. "Роза Мира").
О, пора помыслить о Новом Мире.
Поучение Моё открывает дверь действия.
Умалишённо снуют люди, не знающие будущего.
Обречённые толпы стремятся к уничтожению.
Чутьё их несёт к пропасти.
Посмотрите устремления безумцев.
Новые преступления открывают пасть.
Явления явные не тревожат мозг полоумных.
Пустое время для глупых.
Тяжкое для различающих свет.
Н.Рерих. "Листы Сада Мурии"
Но вернёмся к искусству.
Спасение от культуры
У произведений искусства откроются их настоящие глубины.
Чужой своему веку, всплывёт божественный Моцарт. "Не
гуляка праздный, не гениальный дурачок, не мелкий глупый мещанин,
в которого якобы по странной аберрации природа всадила
музыкальный гений"; "самый малодоступный, самый скрытый, самый
эзотерический из композиторов, Моцарт не "неуч", который оставил
"жалкую библиотеку". "Нищий, подолгу питался хлебом и кофе", но
далеко опередил даже ХХ век. "Есть два Моцарта - внешний и
внутренний. Внешний - это чудачества, это шутки писем, даже писем к
отцу, всякие выходки. Внутренний - скрыт. В его музыке глубочайшее
72
- проблематика. Загадка мира и внутренней жизни... никто так глубоко
не заходил по этому пути". "Не только выразить тёмные сферы души,
но посредством выражения преодолеть их - вот что стоит над многими
его темами, как скрытый приказ". "Итак, результат: слияние
космизма и жизненной реальности" (Чичерин.Г.В. Моцарт...- С.55, 70,
75, 83, 118).
Но как определить степень зрелости творца? Степень красоты
его творения? Мы говорим: "бессмертное произведение такого-то".
Эта оценка будет буквальной.
Фёдоров оставил афоризм: "Бессмертие есть критерий
совершенства". Смертный станет творцом, богочеловеком и сделает
больше, чем Бог.
Словá Христа о человеке, особенно любимые Николаем
Фёдоровичем: "Делá, которые творю Я, он сотворит, и больше сих
сотворит".
Он даже считал, что имя Христа (Спаситель) не отражает
главного в нём. И предпочитал другое: Воскреситель.
Его формула будущего искусства: "Если же художественное
изображение
есть
историческое,
то
воскрешение
есть
сверхисторическое". "Целью жизни будет СПАСЕНИЕ ОТ
КУЛЬТУРЫ".
Какая бездна смысла...
Проект Николая Фёдоровича устремлён на выявление скрытой
гениальности каждого смертного. О том, каковы будут бессмертные,
можно догадываться по проявившимся (частично) гениямэнциклопедистам: Пифагор, Аристотель, Альберт Великий, Авиценна,
Р.Декáрт, Б.Паскáль, Г.Лейбниц, М.В.Ломоносов, Н.А.Морозов,
Д.И.Менделеев,
И.И.Мечников,
А.Грамши,
А.А.Богданов,
П.А.Флоренский, А.Л.Чижевский и другие.
Эстетика Фёдорова - в одном абзаце - такова: "Зарывая в
землю
по
физической
необходимости,
тотчас
же
по
НЕОБХОДИМОСТИ НРАВСТВЕННОЙ восстановляют зарытого, в
земле скрытого, ибо сотворённые Богом, смерти не создавшим, не
могут переносить заключения в земле себе подобных, от единой крови
произведённых. Такова эстетика сынов человеческих. По эстетике же
блудных сынов искусство рождается из полового побуждения".
Будь мудрым. В тоске синеокой
Не сетуй над прахом в гробу.
Не дух ли яйцом златобоким
Сияет у смерти в зобу.
А.Ганин. "Звёздный корабль"
Высота Проекта
73
Останавливают
внимание
характеристики
титанов,
рассыпанные по Проекту и письмам Фёдорова.
О
Данте:
"Рая
для
НЕСОВЕРШЙННЫХ,
или
несовершеннолетних, и быть не может; потому-то все попытки создать
такой рай - таковы попытки Данте, Мильтона, Шенавара и множества
других - были совершенно бесплодны; представить рай, созданный не
самими людьми, а помимо их, данный им как награда, по
справедливости считается предметом самым неблагодарным.
Совершенство, совершеннолетие и есть рай, точно так же как
вышеописанное состояние несовершеннолетия, выражающееся в
скотских оргиях, в зверском истреблении друг друга, в безграничном и
ненасытном сладострастии, есть истинный ад".
О Гёте: "Нетрудно понять, что то, что мы называем
живущими, суть или недозревшие, или отживающие, т.е. рождающие
и потому умирающие.
«Бессмертие как привилегия сверхчеловеков» не есть ли
величайший эгоизм, несравненно больший, чем «бессмертие как
привилегия даже всех живущих», хотя и сие последнее есть страшный
эгоизм. Может быть, людям нужно было пережить ужас
привилегированного бессмертия, бессмертия сынов при смерти
отцов, бессмертия, отделяющего присных, близких одного от другого,
брата от брата, чтобы признать необходимость долга воскрешения.
Гёте так и не понял того момента, когда Фауст мог сказать времени остановись, не умерщвляй!"
Об энциклопедистах XVIII века: "Всё совершённое
энциклопедистами и их предшественниками может быть названо
превращением поминальной трáпезы в банкет, в салонные беседы; это
вероломство, совершённое с изумительным легкомыслием. Для этого
не требовалось ни продолжительных исследований, ни глубокого
изучения, которое в данном случае ограничивалось беглым обзором,
мимолётным взглядом, чтобы ставить свои решения о самых важных
для человека вопросах, и при этом легкомыслие достаётся на долю
философов, а вероломство совершено историею, превратившею
патриархально-земледельческий быт в городской. Всё это
отрицательное миросозерцание выработано в салонных разговорах,
шутя, в виде остроумных выходок, это отрицание без боли, потому что
чувства сыновней любви, любви к отцам, уже давно не было в сердцах.
Поминальная трáпеза основана на памяти об отцах, на вере в
загробное существование, банкеты же - на забвении отцов, на
отрицании бессмертия. Поминальная трáпеза была жертвою за живых
и умерших, пищею для живых и умерших или же простою
формальностью, как ныне. Банкет - весёлый пир, где отрицание
бессмертия было побуждением не терять минуты наслаждения; эти
74
банкеты, "dejeuners" и "soupers" 1, потому уже были весёлыми, что,
забывши умерших, забыли и о своей неправости, о наследственных
пороках. Для поминальной трáпезы хлеб и вино имели священное
значение; они были условиями бытия, существования; для банкета же это не более как предмет наслаждения. Банкетные философы считали
себя вправе вести роскошную жизнь, ибо они, кажется, были уверены,
что виною бедности - христианство, которое проповедует аскетизм в
настоящем и блаженство в будущем, а не они сами, живущие в
роскоши. Они принимали эту роскошь как справедливое
вознаграждение за то, что предметом салонных бесед было такое же,
т.е. роскошное, будущее для всех живущих. Тем не менее эти
салонные банкеты, это отрицательное направление имело значение
протеста против храма, заменившего церковь, против литургии,
обратившейся в службу, воскресавшую будто бы в своих мессах
Христа; жизнь не могла бы так извратиться, если бы христианство
вошло в жизнь, стало единым, общим для всех сынов и дочерей
человеческих делом. До какой степени вышеозначенное направление
не понимало предшествующего, которое отрицали, лучше всего может
показать толкование открытых позднее египетских памятников. Сцены
обыденной жизни, изображённые в египетских могилах, принимались
или за биографические картины, или же за изображение того
блаженства, коим наслаждались умершие в загробной жизни. Судя по
себе (и это неотъемлемая, характеристическая черта нашего времени),
думали, что и египтяне также заботились о существовании в памяти, о
номинальном существовании, были также тщеславны, также желали
только КАЗАТЬСЯ, а не быть; но тщательное изучение не подтвердило
такого толкования: на все эти изображения египтяне смотрели как на
действительное средство, приписывали им действительную силу
поддерживать жизнь умерших в загробном мире. Такая забота о
предках была принадлежностью всех первобытных народов и
сохранилась, более или менее, даже до настоящего времени у всех
земледельческих народов: самая евхаристия в народном понимании
есть поминальная трапеза, которая имеет действительную силу
облегчать умерших или же, как прежде думали, питать их".
О Пушкине: "Пушкин же - представитель блудных сынов, у
которых сердце пусто, празден ум и цели нет, т.е. дела нет". Фёдоров,
возмущённый юбилейной суетой вокруг имени Пушкина в 1899 году,
когда в России разразился голод, выделил лишь одно стихотворение
поэта ("Дар напрасный, дар случайный..."), которое оценил так: "Если
на одну чашку весов положить это изумительное по глубине, широте и
высоте стихотворение, а на другую чашку весов все прочие его
творения, то перевесит оно, это стихотворение".
1
Завтраки и обеды (фр.)
75
О Байроне: "В этом отрицании труда, в этом презрении к
труду, как это видно, например, в Каине Байрона, который такой же
аристократ, как и его автор, и заключается несовершеннолетие,
ребячество; а между тем блаженство состоит прежде всего и выше
всего в его созидании. Регуляция метеорического процесса есть уже
первое начало небесного дела, созидание рая".
О Герцене: "Но если довольствоваться только мысленным
восстановлением, в таком случае мы или никогда не можем быть
убеждены, что этот образ соответствует действительности (это
субъективное только знание), или же, если мы его примем за
действительный образ мира, в таком случае этот образ, как его знает
настоящая наука, будет изображением всеобщего шествия к смерти,
сопровождаемого всякого рода страданиями; т.е. такое представление
будет истинным мучением для человека, ибо созерцать страдания и
смерть, не иметь возможности помочь и при этом не чувствовать
мучения от такого созерцания могут только учёные, по самому своему
положению не обязанные иметь ни сердца, ни воли, а один только ум.
К тому же должно заметить, что, пока наука находится в своей
языческой, т.е. городской, стадии развития, пока она есть только образ
мира, каким он даётся нам в нашем ограниченном опыте и остаётся в
лабораториях и кабинетах, истинного единства между нею и религиею
быть не может. Сомнение для науки в таком состоянии обязательно (и
это есть сомнение, не жаждущее видеть и слышать, сомнение
бесчувственное, не из любви проистекающее); религия же при этом
сама ограничивает своё дело храмом, пресуществлением вместо
воскрешения, и самое собирание, производимое ею, будет бесцельно.
В такой науке народ не принимал никакого участия, ибо для него, как
не лишённого ни чувства, ни воли, живущего сердцем и
нуждающегося в деятельности, нужно не мёртвое, не мнимое или
мысленное, а живое, действительное воскресение; он не может найти
утешения в воскрешении мнимом, в какие бы пышные фразы оно ни
было облечено и как бы ни были соблазнительны эти фразы для
сословий вроде адвокатов, ораторов, живущих фразами. Вот,
например, как изображают это мнимое воскрешение: "Мир
прошедший, покорный мощному голосу науки, поднимается из
могилы свидетельствовать о переворотах, сопровождавших развитие
поверхности земного шара (поднимается из могилы не для себя, не для
жизни, а лишь для того, чтобы удовлетворить наше праздное
любопытство); почва, на которой мы живём, эта надгробная доска
жизни миновавшей, становится как бы прозрачною, каменные склепы
раскрылись; внутренности скал не спасли хранимого ими. Мало того,
что полуистлевшие, полуокаменелые остовы обрастают снова плотью!
Палеонтология стремиться раскрыть закон отношения между
геологическими эпохами и полным органическим населением их.
76
Тогда всё, некогда живое, воскреснет в человеческом разумении, всё
исторгнется от печальной участи бесследного забвения, и то, чего
кость истлела, чего феноменальное бытие совершенно изгладилось,
восстановится в светлой обители науки, в этой области успокоения и
увековечения временного" (Герцен. "Письма об изучении природы").
Впоследствии, впрочем, тот же писатель логику назвал кладбищем и в
этом ближе подошёл к истине".
О В.С.Соловьёве: "И конечно, отношения между
бессмертными сверхчеловеками и смертными не могут быть иными,
как помещиков к крестьянам, и это в лучшем случае. Как бессмертные
боги Гомера относятся к смертным, так сверхчеловеки Соловьёва
относятся к людям, т.е. между сверхчеловеком - бессмертным и
человеком - смертным несравненно большее расстояние, чем между
смертным и животным. Но удовлетворит ли такая привилегия самих
сверхчеловеков? Не найдутся ли между ними такие честные люди,
которые - если уже невозможно ВСЕХ сделать бессмертными разделят судьбу смертных. А с другой стороны, какие чувства будут
питать смертные к бессмертным?!.."
В черновике письма к нему Фёдоров писал: "Верно в Вашем
письме только то, что Вы не понимаете меня иногда, а ещё вернее, что
не понимаете никогда. Самое письмо заключает в себе оправдание в
отречении от истинного дела и в замене его трескучими <речами…> и
притом оправдание юридическое, то есть предпочтение решительное
последнего первому".
О Л.Толстом: "Панегирист смерти - величайший лицемер
нашего времени. Кроме лицемерия, свойственного сословию, к
которому он принадлежит, лицемерие - самая существенная, личная
черта его характера. Какую бездну бесстыдства надо иметь, чтобы,
проповедуя отказ от платы податей и от воинской повинности,
относить это к непротивлению злу и прикидываться таким человеком,
который желает мира, а не величайшей смуты?
Конечно, требовать от Толстого, который в чудо не верит, а
логики не признаёт, требовать, чтобы он говорил подумавши, чтобы в
его словах был смысл, нельзя. Поэтому когда он говорит, что "смерть
не дурная вещь", то если он, избалованный всеобщим поклонением, не
вменяет в обязанность принимать его слова на веру, как бы нелепы
они ни были, не должны ли мы спрашивать Толстого, чью смерть он
считает недурною, свою или других людей, близких или неблизких,
совершенно лишнее - Толстой знает только себя".
Первое, что приходит в голову: "Суров был старик!" Но дело
не в суровости, а в другой логике, другой эстетике и этике.
Чтобы поднять строителей новой земли и нового неба из
"буддийствующих" смертных, пророк сразу задаёт - во всём космическую высоту.
77
Тянет, тащит, поднимает смертных ввысь.
Но не дубиной, как нам привычно, а силой своего ума.
Как натуропатия переворачивает философию лечения с
головы на ноги, как уринотерапия отбрасывает вон брезгливость к
моче и ставит её на положенное место, так и Проект Фёдорова
переоценивает мир.
Нельзя брать в Космос всего обожаемого Пушкина. Надо
отринуть в нём временное, пустяковое, смертное, греховное.
Необходима колоссальная переоценка ценностей. Переворот в
сознании: не экономика главное, а культура. Не экономоцентризм, а
культуроцентризм. Праздные герои романов, заменяющие дело
болтовнёй, не будут образцами, "героями".
Это не бес, искуситель людской,
Это, увы! - современный герой!
Книги читает да по свету рыщет Дела себе исполинского ищет.
Благо наследье богатых отцов
Освободило от малых трудов...
Н.Некрасов. "Саша"
Дети и взрослые отринут подловатую песенку, вдолблённую в
их сознание десятилетиями ханжеского распевания:
Маленькой ёлочке холодно зимой,
Из лесу ёлочку взяли мы домой...
Умертвили прекрасное лесное дитя, чтобы весело сплясать
около него и через неделю выбросить трупик на помойку.
В искусстве, даже сугубо индивидуализированном, Фёдоров
находил коллективные истоки. И сам, скрываясь за псевдонимами
(один из них писался так: "N"), выражал массу "неучёных".
Героями, то есть воскресителями, по Фёдорову, будут все...
Поэтому, о чём бы ни писал пророк, он писал о будущем
человечестве, объединённом общим делом - воскрешением.
Вот, к примеру, его мысль о музыке: "Можно сказать, что
Музыкальное искусство ещё не явилось на свете, оно ещё готовится к
тому, само того не сознавая. Концертные залы суть только
консерватории. Целый город или весь должны быть слушателем и
композитором и исполнителем. Так, по крайней мере, должно быть.
Всеобщеобязательное музыкальное образование, т.е. чтение и письмо
звуков, нот, сделает всех способными к исполнению и даже
композиторами своих личных дум и чувств, а музыкальное творение,
78
раз написанное, может жить века <...>, не бледнея, не утрачивая
ничего в красоте и живости... На исполнителях, т.е. всех живущих,
лежит священная обязанность оживления музыкальных произведений
всех умерших. Это уже всеобщее воскрешение. Но такое воскрешение,
воскрешение дум и чувств, без воскрешения самого композитора, без
субъекта думающего и чувствующего, есть мнимое воскрешение,
потому-то музыка и должна действовать в связи со всеми другими
искусствами, также вышедшими из своей школьной формы;
объединить и руководить всеми в деле воскрешения - задача музыки".
Его мысль о медицине: "Восстановление здоровья телесного и
душевного всего рода человеческого, освобождение от болезней не
только хронических и эпидемических, но и от наследственных,
органических пороков - вот в чём заключается содержание
санитарного вопроса".
Кажется, здесь Фёдоров неоригинален. Но дело в том, что под
"наследственными, органическими пороками" он подразумевает порок
пороков - смерть.
Этика
Этику подвижника можно кратко дать через его формулу:
"ЖИТЬ НУЖНО НЕ ДЛЯ СЕБЯ (ЭГОИЗМ) И НЕ ДЛЯ ДРУГИХ
(АЛЬТРУИЗМ), А СО ВСЕМИ И ДЛЯ ВСЕХ; ЭТО И ЕСТЬ
ОБЪЕДИНЕНИЕ ЖИВУЩИХ (СЫНОВ) ДЛЯ ВОСКРЕШЕНИЯ
УШЕДШИХ (ОТЦОВ)".
Для себя лишь жизнь преступна,
Невозможна без себя;
Жизнь счастливая доступна
Всем, со всеми, всех любя.
Жизнь дана, чтоб силой знанья,
Силой общего труда
Уничтожить все страданья,
Все лишенья навсегда.
Жизнь дана нам для победы
Над природою слепой,
Что родит болезни, беды,
Голод, смерть в семье людской.
Жизнь дана нам для спасенья
Жизни всех земных сынов;
Жизнь дана для оживленья
Наших братьев и отцов.
79
В.А.Кожевников. "Цель жизни"
В Проекте философа разработаны заново все важнейшие
понятия этики: добро, зло, долг и т.д.
"Добро есть сохранение жизни живущим и возвращение её
теряющим и потерявшим жизнь".
Погашением сыновнего долга может быть только воскрешение
отцов (всех). Это будет действительное исполнение долга, а не
праздная болтовня о нём или "бесцельный труд", вроде спорта,
цирковых представлений, шоу, презентаций, показа модной одежды,
юбилеев и всякого рода коллективных пьянок, обжорок, игр.
Спортивные
игры.
Военные.
Биржевые.
Деловые.
Эротические. Телевизионные. Лотереи. Карточные игры. Смертельно
опасная рулетка, выжигающая дотла всё человеческое. Пустопорожние
лото, домино. Однорукие бандиты - игральные автоматы. Иллюзион
мыслительной деятельности - кроссворды. Банковские игры. И т.д. и
т.п.
Всё это, по Фёдорову, - "ребячество", "блуд", "дрязги".
"Признав своим долгом всеобщее воскрешение, для нас не
будет страшно признать, что всё первобытное человечество виновно в
грехе каннибализма даже самых близких, и осудить этот грех мы не
имеем права, потому что и в настоящее время живём на счёт предков,
из праха которых извлекаем и пищу и одежду; так что всю историю
можно разделить на два периода: 1-ый период - прямого,
непосредственного каннибализма, и 2-й - людоедства скрытого,
продолжающегося и доселе, который и будет продолжаться, пока
человек не найдёт выхода из своего заключения на земле. Но за этим
вторым периодом необходимо должен последовать третий - период
всеобщего воскрешения, как единственно действительного искупления
греха каннибализма <...>. Увеличивающееся количество умерших
отцов не уменьшает, а увеличивает сыновний долг. Для нашего
притупившегося чувства непонятно, какая аномалия, какая
безнравственность заключается в выражении "сыны умерших отцов",
т.е. сыны, живущие по смерти отцов, как будто ничего особенного,
ничего ужасного не произошло! Нравственное противоречие
"ЖИВУЩИХ СЫНОВ" и "ОТЦОВ УМЕРШИХ" может разрешиться
только долгом всеобщего воскрешения".
Даровое сменить на заработанное. Это и есть новая этика. Всё
-заработать. Вплоть до собственного бессмертия.
"Все бедствия, не только физические, но и нравственные, суть
естественные последствия подчинения слепой силе, на счёт которой
мы живём; ибо, повинуясь влечениям слепой, чуждой, неподобной,
хотя и в нас самих живущей, силы, становимся врагами себе подобных
и даже самых близких. Таким образом, нынешняя жизнь делает нас не
только недостойными счастья, но и несчастными; и если глубина
80
самоосуждения делает страшный суд из трансцендентного
имманентным, то и искупление требует с нашей стороны усилий,
труда для обращения не нами произведённого в трудовое. Долг,
следовательно, возникает не из займа только, но и из греха,
преступления; ибо каждое поколение, рождаясь, тем самым наносит
смерть своим родителям, и потому долг есть вместе и повинность.
Сознание, что этот долг не оплачен, есть сознание своей зависимости,
рабства, невольности, смертности - словом, небратства. В
неоплаченном долге заключается наказание рабством, смертью.
Оплаченный долг есть возвращение жизни своим родителям, т.е. долга
своим кредиторам и через то - свободы себе. <...>
При этом должно заметить, что содержание долга всегда
одинаково, разница только в уплате, т.е. в чём мы полагаем уплату:
око за око, жизнь за жизнь, конечно, уплата, и даже до жестокости
равноценная: вира, т.е. материальное вознаграждение за рабочую силу,
уплачиваемое семье убитого, тоже плата, хотя и весьма
неравноценная; но как в том, так и в другом случае плата, очевидно,
недействительна, произвольна и не уменьшает долга, а как в первом
случае (око за око, жизнь за жизнь) даже удвояет его. Все
преступления и проступки от малейшего оскорбления до убийства,
имеют значение разрушения жизни; юридическое же возмездие жизни
не возвращает. Экономическая плата за вещи и услуги
недействительна. Правда, за услуги и вещи, полученные нами от
других, мы можем уплатить тем же, т.е. подобными же услугами,
такими же вещами, но не можем возвратить тех сил, той части жизни,
которая потрачена на их производство; мена не заключает в себе
взаимного возвращения потраченных сил, а ведёт к взаимному
разорению, к смерти. Всё это показывает, что содержание долга всегда
есть жизнь, а потому и погашением долга может быть только
восстановление жизни - воскрешение".
Зло
Фёдоров - мудрец, возвращающий словам утерянный смысл:
"Всеобщее воскрешение есть только выражение в действии, на деле,
обычного пожелания всем быть живыми и здоровыми". Вместо
формулы "Помни о смерти" (эгоизм), он дал свою: "Помни
умерщвлённых". Им переосмыслены понятия: Пасха, Троица,
православие, храм, наука, торговля, образование, разоружение, кремль,
прах, война, самоубийство, город, село, дело, естествознание,
благотворительность, искупление, смертная казнь, досуг… Он
произвёл космическую переоценку всего: от заселения звёзд до
кремации трупов.
81
Зло у Фёдорова, главное зло, - это, конечно, не войны, не
людоедство, не воровство, не бедность и т.д. Это всё следствия.
Главное зло - смерть.
"Нужно прежде всего признать, что никакими общественными
перестройками судьбу человека улучшить нельзя; зло лежит гораздо
глубже, зло в самой природе, в её бессознательности, зло в самом
рождении и связанной с ним неразрывно смерти <...>. Истинная
нравственность не должна считать зло неистребимым, а благо
недоступным".
Зло - "недостаток добра". Добро будет полным, зло умрёт
навсегда. Наши пороки - продолжение (извращённое) наших добрых
черт. Жажда братства и - пьяное "братство". Желание совершенства и зависть к чужому уму и красоте. Насколько универсальна эта формула,
доказывает то, что коммунист В.А. Сухомлинский думал так же, как
православный философ: ненавидеть не злого ребёнка, а зло в ребёнке.
Понять истоки этого зла. Вытеснить не ребёнка из жизни, а
выталкивать причину зла, "неисправимости", "неуправляемости".
Только при перевоспитании злых познаётся, настоящий ли учитель
перед нами или гуманный болтун, бездельник, Манилов.
Нас приучили к мысли, что зло надо уничтожать.
У Фёдорова другая логика: "Нужно даже зло не
уничтожать, чего и сделать нельзя, а превращать его в
добро. В этом и заключается смысл заповеди,
повелевающей не противиться злу злом".
В его основном труде, в статьях, письмах - искры огня одной
мысли: воскресим!
Он пишет о смысле работы музеев так: "Для музея самая
смерть не конец, а только начало; подземное царство, что считалось
адом, есть даже особое специальное ведомство музея. Для музея нет
ничего безнадёжного, "отпетого", т.е. такого, что оживить и
воскресить невозможно; для него и мёртвых носят с кладбищ, даже с
доисторических; он не только поёт и молится, как церковь, но ещё и
работает на всех страждущих, для всех умерших! Только для одних
жаждущих мщения в нём нет утешения, ибо он - не власть и, заключая
в себе силу восстановляющую, бессилен для наказания: ведь
воскресить можно жизнь, не убийство!"
Любое поселение (город, его кремль, село, деревню) философ
памяти видел как историческую личность.
Где бы он ни селился, начинал собирать краеведческие
материалы для местных музеев. Бросал в землю зёрна бессмертия.
Мораль у Фёдорова - всюду; оригинальная, с проекцией на
счастье всех - живых и пока ждущих в гробах. Вот он пишет о
наказании - ещё одном понятии этики; оно тоже понимается в свете
82
общего дела: "амнистия вместо страшного суда, всеобщей войны,
кончины или катастрофы мира". Он "позволяет себе думать, что
пророчество о страшном суде условно, как пророчество пророка Ионы,
как и всякое пророчество имеет в виду исправление тех, к кому оно
обращено, и не может осуждать на безысходную гибель, и притом
даже тех, которые ещё не родились..." Им переосмыслены понятия:
Пасха, Троица, храм, православие, кремль, прах, война, торговля,
наука, образование, разоружение, самоубийство, смертная казнь,
астрономия, естествознание, город, село, досýг, дело, искупление,
благотворительность… Он произвёл космическую переоценку всего: от
кремации трупов до заселения звёзд.
«Кладбища не будут обращаться в сады – гульбища, но они
останутся столовыми для сынов человеческих, где каждая могила
будет столом, трапезою, на которую будет полагаться пища, но не из
праха отцов произведённая, а из внеземных пространств почерпнутая,
так что прах отцов, который теперь обращается в пищу потомкам,
возвращаться будет тем, кому он принадлежал. Тогда то, что
совершалось у живущих внутри организма (т.е. пища, из праха отцов
произведённая, обращалась в их плоть и кровь), - то самое будет
происходить вне организма, т.е. прах будет преобразовываться в ткани
тел умерших.
Сады будут не гульбищами, ибо растение будет орудием
воскрешения, воссозидания тел».
Последний строй зла
Вот его памфлет о Всемирной выставке в Париже в 1889 году итоге буржуазной культуры - языческой, потребительской,
милитаристской. Всюду ошеломляющая роскошь; одних роз в цвету
4500 сортов; мебель, духи, одежда, кулинария, экипажи, книги...
Блеск, шик, комфорт, последние крики моды, тьма посетителей,
захлёбывающиеся от восторга репортажи...
Что же думал бедный московский библиотекарь, читая их?
Каков его анализ этой "ассамблеи" и "французской в Москве выставки,
устроенной в подражание парижской"? И каков его прогноз?
Он увидел на этом "балу" высшего идола буржуазного
искусства - блудницу в будуаре, а "вещи - игрушки", из-за которых
надрываются голодные рабы на шахтах, заводах, фабриках, счёл
забавой для соблазна обоих полов, для разжигания похоти. Выставка съезд женихов всех возрастов, блудных детей, уверяющих себя, что
смерти нет. Всё - для половой страсти, для наслаждения, для иллюзии,
что нет старости и тлена: "кружева, шляпки с искусственными
цветами, обувь из позлащённой и посеребренной кожи, женские и
мужские платья, выставленные на безголовых манекенах, с
предлиннейшими у женских платий хвостами наподобие павлиньих
83
или райских птиц" - это
чувственность, гордость, презрение,
отчуждение, отталкивание всего негородского, а косметика "сокрытие старения и гниения".
Пророчество Фёдорова на балу буржуазии: выставка
доказывает "вымирание третьего сословия". Или, как выражались
марксисты: последний этап общего кризиса империализма.(Над этим
"последний" не покатывался со смеху только ленивый). Ещё жирует
"золотой миллиард", надеясь спастись за счёт третьего мира. Ещё
шикует последний эксплуататорский строй на Земле, получив нового
донора - Россию. Ещё качает он нашу нефть, наш мозг, свежую
детскую кровь. Сапог НАТО недаром стучит у нашей границы: Россия
обладает 35% мировых природных запасов. Одно только озеро Байкал
вмещает пятую часть мирового объёма пресной воды. У нас больше
всех газа, железа, меди… "Не счесть сокровищ…". Сокровища,
планируется, будут добывать россияне и отправлять на Запад.
"Золотой миллиард", объедая весь мир, хочет проглотить и
Россию.
Но мыслящая его часть улавливает чутким ухом
нарастающий вал смерти. Возьмём мелочь: рекламу снадобий против
морщин, заботу о "зрелой коже", рекламу прокладок, кремов,
шампуней, духов, чудодейственных лекарств и т.д. и т.п. Подтекст:
закрыть все окна от смерти, все щели, откуда несёт её могильным
холодом. "Нет, нет, нет! Мы ещё молоды! Мы не собираемся умирать!
Мы славно устроимся на этом свете! Пусть неудачник плачет, а у нас
улыбка крепких, белых, здоровых зубов!"
И секс, бешеный секс, всех со всеми, всегда, везде. Родителей
с детьми, детей друг с другом, людей со зверями, птицами,
растениями,
вещами.
Ручная,
телефонная,
телевизионная,
музыкальная, литературная, компьютерная мастурбáция. Разговоры о
сексе возросли тысячекратно. Пресса оккупирована сексом. По ТВ секс. Всё и вся - половое, сексуальное, то есть смертельное. Магия
секса. Капкан секса. Царство секса (=смерти). Сбывается прогноз.
"Не гордись, тряпка..."
"Во Вьетнаме погибло около 40 тысяч военнослужащих США,
а после окончания боевых действий покончило с собой около 120
тысяч ветеранов вьетнамской войны ( и это при наличии 196
специальных центров реабилитации, финансируемых государством)"
(Панарин И.Н. Возможен ли развал США в 2010 году? //Власть.-1999.N6.- С.70-71).
Невозможно пожирать чужие жизни, не убивая себя.
Могучая идея частной собственности изживает себя, потому
что она действует в рамках ещё животного (низшего) мира, где
царствует физическое превосходство, сильный кулак, конкуренция.
84
Мир, погибая, уясняет себе, что прогресс - это не победа
сильнейших в драке всех со всеми, а подъём всех к разумной,
нравственной, совестливой, утончённой общности
К человеческой общности.
К единой семье.
Какой том Николая Фёдоровича ни откроешь - всюду глубокое
дыхание мощного интеллекта, энциклопедичность, всеохватность,
пиршество разума, афористичность: "Прогресс есть именно та форма
жизни, при которой человеческий род может вкусить наибольшую
сумму страданий, стремясь достигнуть наибольшей суммы
наслаждений"; "Деловое выражение мировой скорби есть всеобщее
воскрешение"; "Государство необходимо, пока не образовалось
всемирное родство"; "Единство без слияния, различие без розни есть
точное определение "СОЗНАНИЯ" и "ЖИЗНИ"; "Бедность человека
заключается в его смерти"; "Бедность будет существовать до тех пор,
пока существует смерть".
Он был философом, логиком, социологом, публицистом,
языковедом, культурологом, историком, психологом, книговедом...
Смысл истории
И всюду - Проект воскрешения: "ИСТОРИЯ КАК ФАКТ есть
взаимное истребление друг друга и самих себя, ограбление или
расхищение чрез эксплуатацию и утилизацию всей внешней природы
(т.е. земли), есть собственное вырождение и умирание (т.е. культура);
история как факт есть всегда взаимное истребление, будет ли оно
открытым, как во времена варварства, или же скрытым, как при
цивилизации, причём жестокость делается только утончённою, а
вместе и более злою. Такое положение ставит вопрос: должен ли
человек быть истребителем себе подобных и хищником слепой
природы, или же он должен быть регулятором (руководителем)
последней и восстановителем жизни себе подобных, жертв своей
необузданной, слепой юности, всего своего прошлого, т.е. жертв
истории как факта?
Для неучёных история есть исполнение долга к предкам, культ
отцов, умерших; для неучёных история начинается Эдемом рождения,
или создания, и состоит в вынужденном внешнею необходимостью
(приростом населения и истощением средств жизни) удалении от
могилы праотца и в постоянном стремлении возвратиться к ней. Это
постоянное тяготение, любовь к могиле праотца, вращение около неё,
как земли около солнца, показывает, что задача, цель жизни воскрешение; иначе жизнь (история) была бы бесцельною, бессильным
стремлением, и человек был бы вечно кающимся блудным сыном,
притягиваемым внутреннею силою, любовью, и отталкиваемым
85
внешнею силою; потому-то неучёные и начинают историю Эдемом
рождения, а кончают её Эдемом воскрешения".
Мнение Фёдорова об истории дохристианского мира: "Кратко
вся история дохристианского мира, до Воскресения Христова, может
быть выражена так: Древний мир ставил главной целью своего
существования сохранение или заботу о жизни предков, которых он
представлял себе живущими, хотя и иною, чем мы, жизнью, причём
благосостояние умерших, по мнению древних, зависело от жертв,
приносимых ещё не умершими, а для сохранения души нужно было
создать ей тело, так что сохранение души было восстановлением тела.
Во всех открытиях, на суше и на море, выражалось стремление
отыскать страну умерших; по крайней мере в народных сказаниях
придавался такой смысл всем этим открытиям, судя по тому, что все
путешествия на Запад морем и на Восток сушею, начиная с Одиссея и
до экспедиции Александра, заканчивались, по народным легендам,
открытием рая и схождением в ад. Морские путешествия могли
представляться для народа средством к открытию "страны мёртвых"
ещё скорее, чем сухопутные, потому что у приморских народов гробом
служила лодка (почему и самоё название корабля "naos" имело общий
корень с "навьё" - умерший) - лодка, которую уносило в неведомые
страны Запада или Востока, и за "вратами плача" (Баб-эль-Мандеб)
встречаем Эдем (Аден), рай. Мореплаватели шли, можно сказать, по
следам покойников; таким образом проложил себе древний человек
путь и чрез Геркулесовы Столпы, в Западный Океан. Открытия
восточные, сухопутные, завершились походом Александра в Индию;
этот поход в народном представлении является "хождением
Александра в ту страну, где небо сближается, соткнулось с землёй, где
начинается рай" (поэма "Александрия"). Такие путешествия, хотя и
мнимые, выражают действительную потребность сближения с
умершими, потребность возвращения их из области тьмы (ада) к
жизни. Но страну умерших, т.е. рай и ад, по мере открытий, по
необходимости, приходилось отодвигать всё дальше и дальше, потому
что представлять её возможно было лишь за пределами известного,
уже открытого; и вот Древний мир, отыскивая предков, открыл
Индию, и это открытие повлекло его к измене долгу, к соблазну
поставить наслаждение настоящим на место служения отцам.
Услужливая философия явилась для оправдания измены,
поколебав и даже совсем уничтожив верование в существование ада и
рая и в самую загробную жизнь. Философия, начавшаяся сомнением в
необходимости забот о предках (что составляло цель существования
живых), кончила всеобщим скептицизмом".
Проект Учителя - действительно реакционная философия;
запретители не ошибались. Фёдоров - враг "прогресса".
86
Последний паразитизм
Смерть разделывает планету, как мясник тушу. Идут
беспрерывные войны, ещё больше умирают от самоубийств, миллионы
зомбируются на прожигание остатков жизни в борделях, игорных
притонах, на дискотеках, куда идут уже пьяными (с затемнённым
разумом), чтобы "познакомиться", "послушать музыку". "отдохнуть",
где продают "травку", где некоторые совокупляются в полутьме, почти
открыто, скотски, где общий "балдёж" вытрясает остатки разума,
откуда по утрам уборщицы выгребают кучи шприцов и презервативов.
Великое гульбище на великом кладбище. Гульбище после
однообразной работы с автоматами. "Массовизация жизни",
"отмирание личности, её превращение в "озабоченный автомат". Уход
сознания в машину. "Уже сейчас, заклеив уши плейерами, люди
слушают, но не слышат, смотрят, но не видят". Множится
"постчеловек", "бездушный труп", "техногенный человек" (Кутырев В.
Прогресс или возвращение к вечному? // Москва.- 1998.- N9.- С.3-19).
Миллионы простаков тратят миллионы часов, сидя с детьми у
телевизоров, облучаясь и зомбируясь на низшую, тёмную, животную
материю. Тысячи видны по самому ТВ: хохочут, сидя на "Поле чудес",
в "Белом попугае", "L-клубе", бесчисленных КВН-энах и т.п., где весь
разум тратят на угадывание одной буквы, одной цифры, рассказывание
анекдотов и т.п. За это угадывание ("бесцельный труд") какие-то
дельцы обещают им подарки, и дурни,бросив всё и обрядившись в
лучшие одежды, едут за даровым. Открытый паразитизм
"постчеловеков". "Чтобы быть личностью, нужно усилие"
(Там же.- С.18).
Все до того рассудком стали слáбы,
Что люди верят всякому вранью,
И на любой посýл толпа пришла бы.
Данте Алигьери. "Божественная
Комедия"
Задолго до компьютерной революции Фёдоров писал о
"промышленном направлении, стремившемся обратить все дни в
однообразную, прозаическую, душеубийственную работу", о
"фабричном язычестве", где "главная трудность состоит не в
усиленной деятельности всего человека (ибо в работе нередко
участвует лишь несколько пальцев)", а в "усилии держать в
бездействии все остальные, не участвующие в работе члены". Поэтому
дни отдыха требуют "только разгула". Античное рабство слабее
уродовало личность. Рабы тоже были вещью, но их труд был
разнообразнее, у них работало всё тело и мозг.
Сотни тысяч в каменном обмороке: никуда не едут, ничего не
смотрят, ничего не читают, храпят под орущую электронику и просто
87
переваривают еду и пойло - какие попадутся;"<...> они могут влачить
своё существование вплоть до самого преклонного возраста, однако
лишь в качестве неких фрагментов, или частичных личностей,
поддерживаемые средствами социального или психического
паразитизма. Такие люди, главным образом к несчастью других, часто
являются по существу отъявленными очковтирателями, которые
некоей прекрасной видимостью прикрывают свою смертельную
пустоту" (Юнг К.Г. Психология бессознательного.-М., 1994.-С.161162).
Сколько насильно прослушано банных разговоров, сколько
перевидано развёрстых от зевоты ртов, сколько психической заразы
испытано... И летя скопом в бездну, эти недоросли ухитряются
куснуть друг друга побольнее.
"Я был более оптимистичен - как всякий человек, живущий
вне этой системы и оберегающий себя от неё. Но когда погружаешься
в мир насилия и жестокости... Большинство дел - "бытовуха": 90 с
лишним процентов! Вы знаете, просто поразительно - кажется, что ты
читаешь одну и ту же историю: встретились - выпили - ссора убийство. Муж убил жену - зарезал кухонным ножом. Дочь душит
мать. Сын режет отца. Брат убивает брата. Бесконечное уничтожение
друг друга. 30 тысяч убийств в год! Не считая тяжких телесных
повреждений - часто кончающихся смертью.
Вот так Россия сейчас живёт.
Когда я беру папку, я ставлю галочку неработающим и
крестик пьющим. Потом подсчитываю. Пьющих - 90-95 процентов,
неработающих - больше половины. В основном мужчины. Никогда не
работали! Кто нас прокормит, если мы сами не хотим ни чертá делать?
Вот пресса кричит: "Маньяки! Маньяки!" - у нас их было всего пять.
Страшные преступления, читать невозможно. Но не они самые
злостные преступники, а те, кто в тишине дома безмолвно убивает
друг друга". (Приставкин А.И. Милосердие в нашем народе не
ночевало, особенно в безумные времена: [ Беседа с писателем, пред.
Комис. по помилованию при Президенте РФ А.И.Приставкиным /
Беседовала И.Руденко ] // Комсом. правда.-1998.- 8 окт.-С.1).
Слуги золотого тельца наводнили Россию своими учебниками
и справочниками, где прославляются рыночные ценности, уже
88
отправившие на тот свет миллионы доверчивых простофиль, и где
разрушаются устои национальной культуры за счёт выбрасывания
наших светочей или шельмования их. Например, в "Философском
энциклопедическом
словаре"
(М.:
ИНФРА-М,
1998)
нет
А.А.Богданова; о Фёдорове сказано, что он служил православным
священником, а те, кто изучают его, - мистические философы.
"Соросовский учебник "Культурология" был написан доктором
химических наук, впервые в жизни взявшимся за общественную
тематику. Учебники истории переполнены безумным количеством
ошибок, передёргиваний, вымыслов и домыслов и совершенно
откровенно внушают школьникам, что все жители
России – люди
ущербные, что вся история России - цепь неудач и позора, а образцом
для подражания является… конечно же, западная цивилизация
"общества потребления". Все соросовские учебники были одобрены
Министерством образования и утверждены в качестве эталонных"
(Тарасов А.Н. Молодёжь как объект классового эксперимента //
Свобод. мысль – XXI .- 1999. – N 11.
– С. 36-37).
Руководитель Фонда Сороса "рассказал недавно, что Фонд
потратил в России
1,5 миллиарда долларов. В то же время на
реализацию благотворительных и научных проектов и программ
Фонда за 10 лет было потрачено лишь 350 миллионов долларов. На что
же пошли остальные деньги? На пропагандистскую кампанию,
создание структур, которые "прикрывают" друг друга, на подкуп (с
помощью грантов) нужных людей и внедрение их в нужные места (в
Министерство образования, например)" (Тарасов А.Н.Молодёжь как
объект классового эксперимента // Свобод. мысль.- XXI.-2000.-№1.С.53). "Учительская газета" и другие издания тоже финансируются
"гигантом мысли", как пишут наши педагоги, рекламирущие его
проекты. Он же стимулирует утечку мозгов из России в США,
внедряет Интернет не из любви к русским вузам, а как инструмент
глобальной слежки за наукой, образованием, обороной и навязывания
своих ценностей, в том числе через библиотеки, где читает в основном
молодёжь.
89
Если учесть, что в подопытных школах введено изучение
секса во всех его извращениях, а следовательно, практика
смертобожничества,
если
добавить
голод
и
полуголод,
государственное спаивание (отъём сознания), растущую преступность
и наркоманию детей и подростков, которой они отвечают на
насильственное внедрение смертельного рынка, то поистине "сатана
там правит бал".
Весёлая передача для детей "Волшебный мир, или "Синема":
педагог бегает по рядам зрителей с рамкой; дети корчат рожи, смех;
кроме того, они соревнуются в угадывании героев из фильмов; под
конец им предлагают наложить моментальный грим по образцу,
сделанному педагогом-художником. И беготня дяди с рамкой, в
которой являются искажённые лики, и эпизоды из фильмов с драками,
убийствами, преследованиями, и грим со шрамом, сочащимся кровью,
через всю щёку, и беспрерывный бессмысленный смех, и "бесцельный
труд" блудных внуков гибнущей Земли - всё говорит о правоте
Учителя.
Таков вам положён предел,
Его ж никто не преступает.
Вся тварь разумная скучает:
Иной от лени, тот от дел;
Кто верит, кто утратил веру;
Тот насладиться не успел,
Тот насладился через меру.
И всяк зевает да живёт И всех нас гроб, зевая, ждёт.
А.Пушкин. "Сцена из Фауста"
Фёдоров называл современную эпоху «глубокой ночью
неведения, мраком невежества». Пройдут десятилетия, и другой гений
скажет: "Непроходимые дебри невежества и тьмы заставляют
задуматься над грядущим нашей страны" (Чижевский А.Л. Академия
Поэзии: Проект // Чижевский А.Л. Стихотворения.- М., 1987.- С.202).
Оно пришло, это грядущее, где у тысяч и тысяч идеал "золотой миллиард", а не "эта страна", загаженная ими же до
неузнаваемости. Какая ненависть к самым беззащитным - детям! Ни в
городе, ни в деревне нет и кусочка земли, не усыпанного острым
битым стеклом из-под алкоголя. Смерть запрограммирована пьющими
(=самоубийцами) на тысячелетия вперёд: они перемрут, а
смертоносные осколки будут убивать и убивать.
"Посмотрите мультфильмы, которые показывают сегодня
малышам: и сюжет, и изобразительная манера, и интонации героев, и
даже частота кадров – всё провоцирует агрессию. Её буквально
закачивают в ребёнка. К совершеннолетию современные дети
успевают увидеть по телевизору десятки тысяч (!) убийств. Причём
90
красочных, с выдумкой – на любой вкус" (Медведева И., Шишова Т.
Государство – это я //Россия XXI. – 1999. - №5. – С.185). Эти же
авторы пишут об отборном мате, который несётся со школьного двора,
и восьмиклассницах, которые "мало чем отличаются с виду от
проституток" (Там же. – С.187).
С тоской думаешь: в этой ли стране творил чудо-человек,
проживший сорок два года, Николай Николаевич Миклýхо-Мáклай,
естествоиспытатель, этнограф, изучавший папуасов-людоедов,
завещавший свой череп Академии наук, оставивший громадную
коллекцию, великолепные рисунки и сочинения о своих безумных
путешествиях?
В этой ли стране жил мыслитель Семён Людвигович Франк,
думавший перед смертью о "религии человечности" и утверждавший в
"Непостижимом": "<...> бытие в своей основе и во всеобъемлющей
полноте своего состава всегда и всюду совпадает с непостижимым.
Но в непостижимом - в недоступных нам в своей
определённости бесконечных глубинах, более того, в глубинах, по
существу, выходящих за пределы всего определённого, - всё вообще
возможно. Истинно мудрые и дальновидные умы, даже в пределах
чисто научной установки, всегда сознавали это. Великий французский
физик Араго сказал однажды: "За пределами области математики (т.е. прибавим от себя - области чистой рациональности как таковой) я бы
остерёгся употреблять слово "невозможно". Более того, не только в
бесконечных трансцендентных глубинах бытия всё вообще возможно,
но эти глубины сами суть, как мы видели, лоно всеобъемлющей,
выходящей за пределы всякого определённого бытия сущей
возможности и мочи" (Франк С.Л. Соч. ...-С.435).
В этой ли стране похоронен писатель Фёдор Александрович
Абрамов, говоривший: "Нельзя доводить принцип частной
инициативы, частной собственности до крайности. Полное
разъединение людей. Духовное обнищание. Помешательство на
копейке. А раз бездуховность – секс… Превращение человека в свою
противоположность. Надругательство над человеком. Всё коммерция.
Всё бизнес. Нет литературы. Искусства. Кино и т.д.". И ещё: "За месяц
я не очень мог вникнуть во все сложности американской жизни. Но
знаете, чего не хватает Америке? Русского идеализма. Русского
порыва к горним вершинам духа человеческого…Я не хотел бы жить в
другой стране. Только в России. Сытость, индивидуализм Запада – это
не по мне. Это не для меня" (Цит. по ст.: Крутикова-Абрамова Л.В.
Свет совести // Москва. – 2000. - №2. – С.163, 164.).
Жизнь в городах становится всё более грязной, безумной. Уже
100 лет тому назад Фёдоров заметил: «Переезд на дачу есть также
указание на несостоятельность городской жизни».
91
Земля перенасыщена двуногими паразитами, похожими друг
на друга, как гвозди, этими потребителями товаров и услуг, которые
изгадили всю планету до последнего уголка (см. ст.: Платонов О.
Почему погибнет Америка // Наш современник.- 1998.- N9.- С.213-232;
N10.- С.172-189). И гадят даже в Космосе. Самые ядовитые отбросы и
в самом большом количестве идут от самых прогрессивных народов,
разодетых в пух и прах с их «расширением потребностей», то есть
«соблазнов», как 100 лет тому назад выражался Фёдоров, отвечавший
на афоризм прогрессистов «Умеренность есть добродетель баранов»
своим: «Неумеренность есть добродетель свиней».
Уклад жизни, при котором паразиты жаждут наслаждаться
собой, продлевая даже свои ресницы «до бесконечности»; при котором
каторжным трудом их кормильцев добываются всё более драгоценные
косметические снадобья для продления молодости паразитов; при
котором требуется всё больше других паразитов, готовых охранять
вместо собак эти снадобья от тех, которые роются целыми днями в
заразе мусорных баков; при котором переполненные магазины
промышленных игрушек всё более приближаются к музеям, то есть
кладбищам,- этот уклад «жизни» стремительно летит к смерти.
Он обречён.
Чудовищная силища необузданной природы всё более свирепо
бросается на человечество: «Обуздай меня, дай мне разум!»
Человечеству не до природы: игры и драки. Чудовище смывает в
океаны города, топит корабли, трясёт горы, бушует тайфунами,
грозами, ураганами, градом, выжигает и вымораживает посевы,
крушит жилища, заставляет корчиться от болезней, меняет климат и в
конце концов пожирает неразумные миллиарды, ненасытно
переваривая игрунов и драчунов.
Недалёк день, когда всё потребление будет сведено к
обыкновенной питьевой воде. Сбудется пророчество: по золоту ходить
будем, а живые будут завидовать мёртвым. " <...> мы медленно, но
верно приближаемся к войне из-за воды, потому что до 2025 года две
трети населения планеты её лишатся" (Долгополова С., Малаш Л. Вода
- стратегическое сырьё // Управление риском.- 1998.- N4.- С.34).
Таково мёртвое поле, усыпанное костями, на котором
предстоит
трудиться
немногочисленным
борцам
со
смертобожничеством. Особенно в стране, где количество самоубийств
превышает количество убийств, где смертей больше, чем рождений,
где подавляющее количество населения - за смертную казнь, где
умерщвляются библиотеки и расцветают банки, где забирают в
армию инвалидов и неграмотных, недорослей и нежелающих.
Грабители, насильники, убийцы,
воры, наркоманы, проститутки,
взяточники, казнокрады, вымогатели,
92
альфонсы, сутенёры, педерасты,
завистники, мошенники, доносчики,
эгоисты, льстецы, лицемеры.
Города, опасные по ночам для их жителей;
отхожие места, особенно на рынках и
вокзалах,
пахнущие застоявшейся мочой;
переполненные тюрьмы и лагеря
с неистребимыми в них вшами;
религиозный фанатизм и национальная
вражда,
ненависть, злоба, отчаяние.
Политиков и уголовников сплотка;
локальные войны, вой жерл.
И над всем этим
единственная жизнеутверждающая нотка летящий в далёком космосе "Вояджер".
...20 августа 1977 года с мыса Канáверал
был запущен космический аппарат "Вояджер2".
... В 296036 году "Вояджер-2" достигнет
окрестности Сириуса.
Е. Карасёв. "Надежда"
Чистое безумие!
Итак, все резервы жизни почти исчерпаны. Кроме изменения
сознания.
Фёдоров: «Только бы ожили живущие, тогда станут
воскресать и умершие поколения».
Утопию Фёдорова подтверждают физиология и психология.
"Человек есть, конечно, система (грубее говоря - машина), как и всякая
другая в природе, подчиняющаяся неизбежным и единым для всей
природы законам; но система, в горизонте нашего современного
научного видения, единственная по высочайшему саморегулированию.
Разнообразно саморегулирующиеся машины мы уже достаточно знаем
между изделиями человеческих рук. С этой точки зрения метод
изучения системы – человека тот же, как и всякой другой системы:
разложение на части, изучение значения каждой части, изучение связи
частей, изучение соотношения с окружающей средой и в конце концов
понимание, на основании всего этого, её общей работы и управление
ею, если это в средствах человека. Но наша система в высочайшей
степени
саморегулирующаяся,
сама
себя
поддерживающая,
восстанавливающая, поправляющая и даже совершенствующая.
Главнейшее, сильнейшее и постоянно остающееся впечатление от
93
изучения высшей нервной деятельности нашим методом – это
чрезвычайная пластичность этой деятельности, её огромные
возможности: ничто не остаётся неподвижным, неподатливым, а всё
всегда может быть достигнуто, изменяться к лучшему, лишь бы были
осуществлены соответствующие условия" (Павлов И.П. Ответ
физиолога психологам.- Киев,1953.-С.55-56).
И всё это скопище негодяев ( не - годных),мерзавцев Фёдоров
задумал воскресить, сделать сознательным ( помнящим умерших)
обществом? Именно это.
Неизлечимых больных можно лечить.
Умирающих можно возвращать к жизни.
Мерзавцев можно исправлять.
Найдётся ли время для общего дела? Оно в избытке. Целые
жизни тратятся только на одно пьянство.
Есть ли энергия у народа? Есть. Стоит только всмотреться в
ежедневное расточительство мозгов на кроссворды, болтовню,
«балдёж» у телевизоров, сидение на лавочках и т.п.
Критикуя церковь за безделье, за превращение всей веры из
христианской в буддийскую, за упование на чудо, за признание
законности «самого существования нашего, которое, по ребяческому
суждению нынешних Веры и Разума, должно быть наполнено
пустяками, а необходимое будто бы придёт само собою, не требуя от
нас ни усилий, ни труда (не требуя объединения в труде познания), не
только всеобщего, а даже вообще труда», Фёдоров говорил, что она
напутствие к делу (молитву) приняла за самое дело и занимается
вместо дела бесконечным приготовлением к нему. Действительно: о
каком деле поют бесконечные молитвы эти лоснящиеся от
пресыщенности священнослужители, облачённые в дорогие одежды,
блистающие византийской роскошью, привезённые на лимузинах
баснословной стоимости, живущие в царских чертогах? Обильную
дань собирают сейчас с многочисленных могил эти смертобожники.
Это о них метко сказал Егор Булычов в пьесе Горького: "Разбогатели
от нищего Христа...".
Что сказал бы Николай Фёдорович теперь, когда, обласканная
рынком, "невеста Христова" через уполномоченных начала торговать
алкоголем и куревом" (Разумов А. Этюд об историческом оптимизме //
Свобод. мысль. - 1998.- N7.- С.6)?
Чего же не хватает? Сознания.
Сознание - вот с чем в первую очередь придётся работать
тому, кто посягает на смерть.
"Следовательно, разруха сидит не в клозетах, а в головах!" (М.
Булгаков. "Собачье сердце").
Сухомлинский, наблюдая, как горячие склоны оврагов
зарастают травой, мечтал о виноградниках здесь. Руки и время у его
94
односельчан были, не было желания, сознания необходимости
вырастить себе и детям чудесные плоды.
Нельзя быть счастливым (=бессмертным), выламывая каждую
весну белоснежные руки у черёмухи.
В Агни Йоге есть небольшое дополнение: "сознание красоты
спасёт мир" (Арманд А.Д. Путь к гармонии и красоте // Дельфис.1998.- N3.- С.83).
"Всё понимая, наблюдать безумие мира, не будучи в силах
ничему помочь и ничего исправить! Чем больше он жил, тем больше
убеждался: научить никого ничему нельзя. Можно только указать
путь. Пройти его каждый должен сам …" (Фиш Р.Г. Джалаледдин
Руми.- М.,1987.-С.94).
Не мольбою лишь бесплодной,
Не мечтой лишь благородной
Нам продлится жизни свет!
Не в погоне за блаженством
И за личным совершенством
К нам сойдёт бессмертье, нет!
И не блудными сынами,
Что так жаждут жизни сами,
Забывая об отцах,
Их любивших и почивших,Нет, не жизнью долг забывших
Оживится смертный прах!
Только свет всеобщий знанья,
Долга общего сознанье,
Воля всех и всех любовь
Одолеют смерти силы
И отцов из тьмы могилы
Воскресят для жизни вновь.
В.А.Кожевников
«Жить или не жить»
Расширение сознания невозможно без книги.
"<…>15-20 миллионов граждан России сегодня фактически
вытеснены из цивилизации и влачат варварский – буквально! – образ
жизни. Судя по официальной статистике и социологическим
исследованиям, 95-98% населения России не посещают театров,
концертов, музеев, кинотеатров; до 80 и более процентов издающейся
литературы не доходит до провинции, оседая в городах, в которых она
издана, а это прежде всего Москва и Петербург. Кроме того,
саморазрушаются десятки тысяч заброшенных памятников истории и
95
культуры, за границу вывезено около 80 процентов (!) икон и
умопомрачительное число произведений живописи, книжных
раритетов, архивных документов, исход из России деятелей искусства
едва ли не превзошёл по масштабам их эмиграцию в начале ХХ века и
в послеоктябрьские годы" (Чурбанов В. Почему культура главнее
политики//Рос. Федерация сегодня.- 2000.-№5.- С.50).
Это отлично подтвердил библиотекарь Фёдоров.
К счастью, не все зевают. Не все светильники погашены.
Фёдоровская этика собрала надежды дочерей и сыновей, не забывших
могилы родителей, не продавших со-весть. Древнейшее слово
"совесть" означает: разумение, понимание, знание, согласие,
совместное знание. (См.: Черных П.Я. Историко-этимологический
словарь современного русского языка.- М.,1993.- Т. 2.- С.184).
"Гигантскую энергию человеческого гения , затрачиваемую
ныне на бессмысленную, опустошающую Землю и разум,
самоуничтожающую внутреннюю борьбу в обществе, в исторически
короткое время необходимо направить на решение двух сверхзадач
XXI в. – построение жизнеспособного мироустройства Земли и
освоение планет Солнечной системы" (Федотов А. Глобалистика –
наука XXI в. // Alma mater: Вестн. высш. шк.-1999.-№11.-С.41).
Сопротивление
"СОПРОТИВЛЕНИЕ ОРГАНИЗОВАННОЙ МАССЕ МОЖЕТ
ОКАЗАТЬ ЛИШЬ ТОТ, КТО СУМЕЛ ОРГАНИЗОВАТЬ СВОЮ
ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ В НЕ МЕНЬШЕЙ МЕРЕ, ЧЕМ МАССА"
(Юнг К.Г. Современность и будущее.- Минск, 1992.- С.33).
Фёдоров
с
юности
сумел
организовать
свою
индивидуальность.
Иметь - мало, а значить - много.
Николай Фёдорович подробно разбирает все библейские
заповеди - всё освещено огнём общего дела. "Не убий" - это означает
больше, чем буквальное толкование. "Не убий" - значит: "воскреси".
Фёдоров выразил чаяния человечества...
Нравственное чувство никогда не смирится с тем, что мы
истратили жизни своих близких и "чужих", но всё равно родных;
пожрали, заели, не уберегли. Никогда.
Вслед гробу рассыпают вечнозелёную хвою, в гробы кладут
цветущие растения.
И первый шум листвы ещё неполной,
И след зелёный по росе зернистой,
И одинокий стук валька на речке,
И грустный запах молодого сена,
И отголосок поздней бабьей песни,
96
И просто небо, голубое небо Мне всякий раз тебя напоминают.
А.Твардовский. "Матери"
"...Вчера ночью Федин сказал мне, будто с собой покончила
Марина. Я не хочу верить этому. Она где-нибудь поблизости от нас
<...>. Если это правда, то какой же это ужас! Позаботься тогда о её
мальчике, узнай, где он и что с ним. Какая вина на мне, если это так!
Вот и говори после этого о "посторонних заботах"! Это никогда не
простится мне" (Из письма Б.Пастернака жене о М.Цветаевой).
Вина чувствуется даже тогда, когда умирают совершенно
чужие люди без нашего вторжения:
Я знаю, никакой моей вины
В том, что другие не пришли с войны,
В том, что они - кто старше, кто моложе Остались там, и не о том же речь,
Что я их мог, но не сумел сберечь, Речь не о том, но всё же , всё же, всё же...
А.Твардовский. "Я знаю, никакой моей вины..."
"Я ГОД примеряю - смерть. Всё - уродливо - и - страшно.
Проглотить - мерзость, прыгнуть - враждебность, ИСКОННАЯ
отвратительность воды. Я не хочу пугать (посмертно) - боюсь. Я не
хочу - УМЕРЕТЬ, я хочу НЕ БЫТЬ" (Из записей М.Цветаевой).
Многолетние поминания покойников, хождение в храм с
листочками, где список умерших (не за-быть бы). Воспоминания в
семьях - вплоть до собственной кончины. Горы мемуаров. Не
закапывание, а захоронение. Мёртвые хран-ятся, спят до утра, то есть
подъёма, "востания" (так писал Фёдоров, не желая употреблять
ненавистное «восстание», то есть рознь, бунт, смерть), пока стоят
только мёртвые подобия, только памятники с фотографиями
(фотография содержит часть живого человека). Мы пока ходим к
родным на по-гост, в гост-и. Рад-уница - весеннее поминовение
усопших (уснувших).
О, эта душераздирающая похоронная музыка...
О, это душераздирающее вытьё над уходящими...
А у меня изба новая Полати с подзором, божница неугасимая,
Намёл из подлавочья ярого слова я
Тебе, мой совёнок, птаха моя любимая!
Пришёл ты из Рязани платочком бухарским,
97
Нестираным, неполосканым, немыленым,
Звал мою пазуху улэсом татарским,
Зýбы табунами, а буроду филином!
Лепил я твою душеньку, как гнездо касатка,
Слюной крепил мысли, словá слезинками,
Да погасла зарная свеченька, моя лесная лампадка,
Ушёл ты от меня разбойными тропинками!
Кручинушка была деду лесному,
Трепались по урочищам берестяные седины,
Плакал дымом овинник, а прясла солому
Пускали пу ветру, как пух лебединый.
Н.Клюев. "Плач о Сергее Есенине"
Но ни одевание покойников в лучшие платья с символами их
заслуг, ни украшение гробов, ни богатые поминки, ни свечи, ни
поминальные списки, ни молитвы, ни причитания на могилках, ни
крашение оград, ни дорогие памятники, ни воспоминания об ушедших
- ничто не искупает вины. Мы - здесь, в бытии, Они - там, за бытием,
за-быты в этом, настоящем смысле.
Скорбей и радостей жилище,
Великих дел и счастья снов,
Весь мир - огромное кладбище
Забытых братьев и отцов.
В.А.Кожевников. "Да приидет
царствие Твое!"
Ад - это не место, а состояние души. Адские муки совести,
очищающие, преображающие. И чем больше грехов, тем длительнее
горение в котле этих мук, тем дольше выжигание грехов.
Пророчество Фёдорова о кладбищах: "Но что может быть
чáемо от кладбищ, этих мест отчаяния, где отпеваемое в смысле
возвращения духа жизни стало отпетым в смысле безнадёжности
возвращения? Но эта безнадёжность - преждевременная, не
употребившая действительных средств возвращения жизни, ибо
безвозвратность - немыслима".
Истинная нравственность - подъём всех, без различия языка,
расы, пола, возраста, причин гибели. Всех казнённых смертной
казнью, общей для верующих и атеистов. Со времён палеолита и в
Старом и в Новом свете встречается на могилах свастика - символ
бессмертия.
98
Разумеется, всё это безумие, если за ум принять
приближение конца света, в который люди гонят себя с
нарастающей скоростью.
"Чистое безумие" - так Фёдоров охарактеризовал свой Проект.
То есть абсолютное. Без примеси здравого смысла.
Пророк был ироником. Он чувствовал, что вырвался на
тысячи лет вперёд. И едва ли его поймут современники. В его письмах
к ученикам постоянная резкость, досада, разнос; вскоре – смятение,
отход от вспыльчивости. Он торопил их, себя, время…
В.А.Кожевникову он, слабеющий, «отживающий», писал: «Вы никогда
не поймёте, что значит сознавать свою полную никому ненужность,
служить лишь предметом бескорыстного благотворения».
Когда
Л.Толстой
рассказал
членам
Московского
психологического общества о Фёдорове и на их вопрос, как уместятся
на планете бесчисленные воскрешённые поколения, ответил, что у
Фёдорова это предусмотрено, "царство знания и управления не
ограничено землей", этот ответ вызвал неудержимый смех. И 100 лет
не прошло, как человек шагнул с Земли на Луну...
Физик Н.Бор говорил: достаточно ли безумна идея, чтобы
стать гениальной?
Идея библиотекаря в кацавейке достаточно безумна, чтобы
стоило взяться за неё обеими руками, отбросив крайности (яростное,
многолетнее отрицание философии «рабовладельца» Л.Толстого) и
устаревшие детали (превозношение самодержавия (что сказал бы
Фёдоров после 9 января 1905 года или после знакомства с Дневником
«истинно тишайшего Царя» Николая II?).
О её живучести говорит тот факт, что зародившись в голове
юноши в 1851 году, когда ему было двадцать два года, после смерти
дяди, воспитавшего его, мысль Фёдорова о спасении всех уже не
угасала никогда; нашла отклик у Л.Толстого, Достоевского (который
писал Фёдорову, что прочёл его мысли "как бы за свои"),
В.С.Соловьёва, Фета, С.Н.Булгакова, Бердяева, Вернадского,
философа-медика А.А. Богданова, А.Белого, Г.П.Федотова, Клюева,
Есенина, Маяковского, Горького, Шагинян, Чижевского, Заболоцкого,
фантаста Ивана Ефремова, руководителя космических полётов
С.П.Королева, братьев Стругацких, Б.Пастернака, Платонова,
Пришвина, философов А.К.Горского и Н.А.Сетницкого, художников
В.Чекрыгина, П.Филонова, В.Гурьева, белорусского физика,
математика и философа А. К. Манеева, белорусского биолога
В.Ф.Купревича...
Эта идея создала Общество имени Николая Фёдорова, Музейбиблиотеку Н.Ф.Фёдорова в Москве и собор современных
исследователей смерти, жизни и бессмертия.
99
Общий язык
Обращение народов мира к единому делу потребует общего
языка. "Лингвистика, наука, изучающая все языки, другого
приложения, кроме выработки общего языка для всех народов, и иметь
не может; в настоящее время есть корнеслов языков арийского
происхождения, будет, конечно, корнеслов и всех языков. Изучение
корней слов путём общеобязательного образования будет
распространяться всюду, и изучение своего и иностранных языков
будет вести к познанию того, что в них есть общего, родственного,
отеческого, праотеческого". Так пророчествовал библиотекарьфилософ.
О том, что язык будет общим, говорит наличие полиглотов,
которые говорили и читали на многих языках: до двадцати знал
американский проповедник Т.Пáркер, на двадцати "заикался" и
Энгельс, Вернадский знал четырнадцать; Сухомлинский скромно
писал в анкетах о знании четырёх иностранных, а исследователи
насчитывают
шестнадцать;
Василий
Александрович
считал
необходимым чтение на славянских языках для русских, белорусов,
украинцев... Любимого Я.Корчака он читал, конечно, в подлиннике.
Жажда к изучению чужих языков и необходимость в этом были у
Маркса, Чернышевского, Фёдорова, математика С.В. Ковалевской,
Ленина, И.Ф.Арманд, А.М.Коллонтай, Луначарского, Лосева.
"Колоссальна объединительная (воссоединительная?) роль
цивилизационного фактора. Зачастую он действует стихийно. Однако
его можно использовать осознанно и продуманно. На территории
протяжённостью в 10 часовых поясов русскому языку, как языку
"международного" общения, нет и пока не предвидится конкурентов.
Для двух с половиной сотен миллионов людей он сохраняет своё
значение в качестве магистрального канала выхода в мировое
информационное пространство. Несмотря на широчайшую экспансию
западных ценностей, массовая эйфория по поводу их преимущества
перед своими собственными, обычно свойственная восприятию
неофитов. постепенно идёт на убыль. При всех успехах планомерной
и иногда достаточно искусной политики вестернизации они касаются
в основном внешней, ярлычно-потребительской стороны жизни, да и
то поверхностно. Предпочитая "кока-колу" "лимонаду", нося джинсы и
немного говоря по-английски, мы, как бы ни хотели , не становимся
американцами. Сопротивляемость нашей "сути" возрастает прямо
пропорционально усилиям, прилагаемым к преодолению её.
Духовные тенденции последних лет показывают, насколько
органичны и прочны корни великой российской и советской культуры,
насколько бесплодны попытки их выкорчевать. Она обладает могучим
и каким-то иррациональным притяжением для людей разных
национальностей,
политических
убеждений
и
религиозной
100
принадлежности" (Дегоев В.В. Кавказ и судьбы российской
государственности (вольные мысли по случаю) // Россия XXI. - 1999.
– N3. – С. 34).
Сиротством называл современное состояние человечества
Фёдоров. Сиротство в течение тысячелетий: всеобщая вражда и
пожирание друг друга - в буквальном смысле. Его предсказание о
счастье для всех: "ВСЁ БУДЕТ РОДНОЕ, А НЕ ЧУЖОЕ; и тем не
менее для всех откроется ширь, высь и глубь необъятная, но не
подавляющая, не ужасающая, а способная удовлетворить безграничное
желание, жизнь беспредельную, которая так пугает нынешнее
истощённое, болезненное, буддийствующее поколение. Это жизнь
вечно новая, несмотря на свою древность, это весна без осени, утро без
вечера, юность без старости, воскресение без смерти. Однако будет и
тогда не только осень и вечер, будет и тёмная ночь, как останется и ад
страданий, в нынешней и прошлой жизни человеческого рода бывший,
но останется он лишь в представлении, как пережитое горе,
возвышающее ценность светлого дня востания. Этот день будет
дивный, чудный, но не чудесный, ибо ВОСКРЕШЕНИЕ БУДЕТ
ДЕЛОМ НЕ ЧУДА, А ОБЩЕГО ТРУДА".
Вот итог полувековых трудов мыслителя. Он вырвался за
пределы всех религий.
Переселение душ
"Человек неразрывно связан в одно целое с жизнью всех
живых существ, существующих или когда-либо существовавших"
(Вернадский В.И. Автотрофность человечества // Русский космизм:
Антол. философ. мысли.- М., 1993.- С.291).
Естественно, что буддизм полярен Проекту Фёдорова. Не уход
от мира, а вхождение в него, всё более глубокое, проник-новенное,
интимное, близкое. Не человек-ремесленник, для которого есть "я",
субъект, и другое, объект, а человек-интуитивист, который чует
другое, других, как себя: боль спиливаемого дерева, писк брошенного
котёнка, страдания старости.
Современное "это ваши проблемы" - это, по Фёдорову,
"небратство, раскол, вражда, т. е. смерть".
Сознание ужасается до паралича мысли от неминуемости
смерти.
Подсознание не верит в смерть. И потому мы не убиваем
себя, а живём, будто впереди вечность. Подсознание хранит всю
историю человечества. В нём спрессованы все времена в одно настоящее. Здесь ключ к тайне пророчеств - в изобилии информации.
Бессмертие уже существует: в "неживой" природе - в виде
неуничтожимости энергии, которая никуда никогда не исчезает;
101
бессмертие в вечно живой природе; в высшей материи, в разуме, в
психике: подсознание держит все времена - сразу - в настоящем.
"В настоящее время существует научная гипотеза о единстве
наследственной информации у родственных форм, например, в
яйцеклетке современного слона наряду с программой развития этого
животного есть все данные о других его родственниках, в том числе и
вымерших - мамонте, мастодонте, южном слоне и др. Польские
селекционеры, обнаружив в наследственности некоторых современных
пород признаки некогда истреблённых человеком быка тура и степной
лошади, после нескольких десятков лет упорной работы вывели этих
красивых животных" (Погребицкий Ю.А. О бессмертии - конкретно //
Экон. газ.- 1998.- Янв. (№ 2).- С. 5).
Что же смертно? В чем трагизм человека, самого счастливого?
В конечности (смерти) его сознания. Но, ужасаясь, парализуясь, и оно
знает не только свой конец, но и бес-конечность истории до и после
него. То есть и в конечном сознании уже есть (пока мысленное) преодоление смерти с помощью памяти и воображения.
Память бесконечна. В ней не только предки живут, но и Адам,
Ева, Каин, Áвель, Пушкин, Шопен, Горький, тьма героев, персонажей
книг, лиц с забытыми именами, встреченных случайно, увиденных
мельком в окне, животные, вещи, чьи-то руки, крики, глаза...
При этом, нося в себе Аввакума и Шекспира, Кафку и
Паустовского,
мы
ни
на
миг
не
становимся
другой
индивидуальностью. Толстой - это Каренин, Каренина, Нехлюдов,
Катя Маслова, Холстомер, Наташа Ростова, но это и неповторимая
личность сама по себе. Грозный и Салтычиха - в Берии, в Сталине, но
они и сами по себе. Братья Гримм, Ильф и Петров, Маркс и Энгельс,
сливаясь, оставались собой, в своей самости.
Итак, душам некуда переселяться: они везде уже? И незачем?
Это миф, вымысел, сказка?
Гениально начал разгадывать этот миф психолог Карл Густав
Юнг. Побывав в Индии, он писал: "Человеческая жизнь предстаёт там
удивительно быстротечной. Древний город Бомбей - лабиринт
беспорядочно нагромождённых жилищ. Жизнь людей в нём кажется
бессмысленной, хлопотливой и шумной. Бесконечными волнами они
рождаются и умирают, во все времена оставаясь почти неизменными.
Это могучая монотонность бесконечно повторяющейся жизни.
Среди всей этой ничтожности, в этом шуме и гаме человек
осознаёт существование внеисторического бытия. Зачем пишется
история? В такой стране, как Индия, не особенно ощущается её
отсутствие. Во всяком случае изначальное величие Индии - анонимно,
безлично, подобно величию Вавилона или Египта. История имеет
смысл в европейских странах, где на фоне ещё близкого варварского,
внеисторического прошлого вещи начали приобретать форму.
102
Возведены замки, храмы и города. Построены улицы и мосты. Народы
открыли для себя, что они имеют имена, что они где-то живут, что у
них стало больше городов и с течением времени их мир расширяется.
Заметив, что во всём этом присутствует какое-то развитие, люди
заинтересовались происходящими изменениями. <...>.
В Индии же будто и нет ничего такого, что уже сотни раз не
существовало бы ранее. Будто каждый, кто живёт сегодня, жил уже
множество раз в прошлых временах. Сам мир есть не что иное, как
возобновление существования, которое уже многократно повторялось.
Даже величайшей личности Индии - самому Гаутме Будде предшествовали дюжины других Будд. Да и он вовсе не последний.
Ничего удивительного, что и боги тоже имеют свои бесчисленные
АВАТАРЫ <...> - зачем же тогда нужна история? Ведь время условно.
Йог видит как прошлое, так и будущее. Если следовать "совершенным
восьмеричным путём", можно вспомнить, чем ты был десятки тысяч
существований назад. Пространство тоже условно - йог полётом
мысли пересекает страны, моря и небеса. То, что мы называем
реальным, всё доброе и злое в человеческой жизни - иллюзия" (Юнг
К.Г. Йога и Запад.- Львов; Киев, 1994.- С.11-12).
Задолго до Юнга Фёдоров, нигде не живший, кроме России,
тоже анализируя Индию, предсказал: "Многострадальный край,
эксплуатируемый Западом, когда почувствует облегчение, не будет
считать уничтожение, небытие благом и изменит нирвану на
воскрешение".
Он же объяснил материальные истоки буддизма: "Родина
буддизма - Индия, страна эпидемий, где часто уже одно
прикосновение, всякого рода общение между людьми смертоносно;
страна зноя и влаги, где жизнь течёт с такой быстротою, что
непрочность становится очевидною, разрушение делается видимым,
ясным, где, говорят, даже благородные металлы, как серебро,
ржавеют; где всё необычайно быстро покрывается плесенью, которая
принимает роскошные формы (растительность); где борьба, взаимное
истребление в среде животной жизни, самая ожесточённая, где
болезни, эта своего рода флора и фауна, принимают также
колоссальные размеры, где юность соприкасается со старостью,только в такой стране и могла явиться известная легенда о Будде и
учение, признающее жизнь злом, а небытий благом, т.е. осуждая жизнь
за зло, в ней заключающееся, оно теряет надежду пред силою этого
зла, впадает в отчаяние".
В книге "Йога и Запад" Юнг писал: "Считается, что
применение "йоги самоосвобождения" возвращает сознанию весь
забытый опыт прошлого. Мотив апокатастазии (возвращения,
воссоздания) существует во многих мифах освобождения, являясь
важным аспектом психологии бессознательного, открывающим
103
огромные залежи архаического материала в снах и спонтанных
фантазиях здоровых и психически больных людей. При
систематическом анализе индивидуальной психики становится
очевидным, что причиной такого "возвращения" является спонтанное
пробуждение активности образов, унаследованных от предков,
выступающих как компенсация" (С.211).
Никакой "компенсации" не приемлет русский поэт:
Слишком я любил на этом свете
Всё, что душу облекает в плоть.
С. Есенин. "Мы теперь уходим
понемногу..."
Классик русской философии С.Л.Франк мыслил о нирване так:
"Восточное, индусское решение: заменить мою "самость"
безразличной всеобщностью <...>, за счёт "самости" раствориться во
всеединстве, в том, что есть "всё и ничто", и в нём обрести последний
покой и спасение, - это решение всё же не открывает нам того
всеединства, которого мы ищем, к которому мы подлинно стремимся.
Ибо в этом истинном всеединстве должно было бы быть сохранено
именно всё - и в том числе, следовательно, и в первую очередь, и наше
собственное самобытие, во всей его полноте и метафизической
глубине" (Франк С.Л. Непостижимое // Соч. ...- С.423).
Никакого переселения душ не принимал и русский философ
Б.П Вышеславцев: "ВСЁ должно быть восстановлено, за исключением
несовершенства, и должно быть восстановлено ради усовершения, ибо
от постулата совершенства человек никогда не может отказаться <...>.
И если жизнь совершеннее смерти, то СМЕРТЬ ДОЛЖНА БЫТЬ
ПОБЕЖДЕНА. В этом основном постулате, составляющем
неискоренимое стремление человеческого духа, одинаково сходятся
самый крайний позитивизм какого-нибудь Мечникова с христианской
идеей победы над смертью. Она должна быть побеждена на всех
фронтах: на телесном, душевном и духовном. Вот этот постулат, это
странное скрещение позитивизма науки с последней верой и надеждой
христианства, со всею силою усмотрел и выразил Фёдоров. Довод
НЕВОЗМОЖНОСТИ здесь не имеет никакой силы, ибо человеку
свойственно стремиться к невозможному" (Вышеславцев Б.П.
Бессмертие, перевоплощение и воскресение // Россия XXI. - 1997. - №
5/6. - С. 169-170).
"Ничто так полно не возвращает к сознанию своей связи с
природой, как ею же исторгнутые чувства. Я не часть её. Во мне есть
всё, что есть в ней. Для каждого дуновения во мне находится клетка,
которая отзывается на него. Я переполнен очертаниями гор, пением
птиц, красками неба, запахами лесов. Маленький и затерянный в мире,
104
я вмещаю мир в себя, и это чудо дают мне мои чувства" (А.А.Зурабов.
"Поздняя весна на Сурамском перевале").
Истина в том, что любая душа несёт в себе весь мир сразу, по
её способу отражённый. Она проникает во все другие души, как и они
проникают в неё. Мы несём в себе мёртвых (живыми в памяти), живых
(ещё) и неродившихся (в предчувствии). Но кроме них, мы сами по
себе, в своей неповторимости. Переселение - уже повторимость.
Неповторимо всё: рисунок кожи, отпечатки пальцев, кашель,
вздох, походка, почерк...
Однотипные болезни, описанные в сотнях учебников,
неповторимо преломляются в индивидуальностях больных.
Неповторимо сумасшествие: каждый сходит с ума по-своему.
Пьяница - каждый - пьян по-своему.
Крики младенцев одинаковы только для неродных. Мать
узнаёт своего мгновенно.
Близнецы различны.
Даже полусущества, которые неразличимы, как гвозди, тоже
разные, как и гвозди.
"Корни личности любого человека тянутся за пределы
исторической области его фактического существования, в мир
сверхъестественного. И когда мы идём вдоль этих корней, мы
проходим все слои истории и праистории. Внутри себя мы встречаем
дикаря с его масками и ритуалами; внутри себя мы обнаруживаем
корни той цивилизации, в которой мы живём, но также и медитацию
Азии, и магическое слово жившего в каменном веке колдуна"
(Нойманн Э. Искусство и время // Юнг К.Г., Нойманн Э. Психоанализ
и искусство.- М., 1996.- С.191).
Я верю и знаю, что в нашей семье некто станет музыкантом:
отец, чья могила неизвестно где, был музыкален; мама, агроном, из
крестьянок, любила петь; я из-за нужды не могла учиться в
музыкальной школе, но музыку чувствую до слёз; сын дважды
окончил детскую музыкальную школу по разным инструментам,
учился в музыкальном училище; внук нежен, чувствителен,
переживает сказки, стихи, слушая их без конца, и танцует, танцует
одновременно; внучка поёт, танцует, живёт всем тельцем. Я ношу в
себе предчувствие более тонкого музыканта, чем все мы, зажатые,
исковерканные, не-проявленные.
Коллективное бессознательное (научно открыто Юнгом) - это
и есть страна предков, царство мёртвых, инстинктов, архетипов,
предчувствий, предсказаний, всей той парапсихологии, которая пугает
и притягивает. Наш привычный мир скрывает иной, где нет "здесьтам", "сегодня-завтра", "причина-следствие" и т.п. Вот почему нельзя
селиться в местах, где были чумные бараки, тюрьмы, концлагеря. Эти
места помнят зло и несут смерть.
105
В нём - без-дна. Никто не забыт. Ничто не забыто.
Космическая книга памяти. Мифы народов мира давно догадывались
о нём. Но до сих пор здесь масса загадочного. Даже психоаналитик,
пророк, экстрасенс Юнг, много лет изучавший своё бессознательное
(рискуя сойти с ума), вынужден был промолвить на девятом десятке в
мемуарах: "Я не знаю ответа на этот вопрос, я не знаю, является ли
моя карма результатом моих прошлых воплощений, или я лишь
наследую своим предкам, воплощая их жизни. Жил ли я уже однажды,
и чего достиг я в той жизни, если сейчас я только пытаюсь найти
какие-то решения? Я не знаю. Будда оставил вопрос открытым, и мне
хочется думать, что он сам не был уверен в ответе" (Юнг К.Г.
Воспоминания, сновидения, размышления.- Киев, 1994.- С.313).
"Если человеческая психэ и являет собой НЕЧТО, то это нечто
должно быть столь невообразимо сложным и безгранично
разнообразным, что к нему невозможно приблизиться с позиций
психологии инстинкта. Я могу лишь с изумлением и трепетом
вглядываться в глубины и высоты нашей психической природы. Её
внепространственный универсум таит несказанное изобилие образов,
которые накапливались в живом организме в течение миллионов лет.
Моё сознание подобно глазу, проникающему в самые отдалённые
пространства, где оно уже перестаёт быть психическим Эго, и
заполняющему эти пространства непространственными образами. И
образы эти являются не бледными тенями, а потрясающе мощными
психическими факторами, природу которых мы не в состоянии
постичь. Однако силу их мы отрицать не вправе. Рядом с этой
картиной я бы хотел поместить изображение ночного звёздного неба,
ибо единственным эквивалентом универсума внутри нас является
универсум, находящийся вовне; только лишь я начинаю постигать этот
мир посредством тела, тотчас же я обнаруживаю его посредством
души" (К.Г.Юнг. "Фрейд и психоанализ". Цит. по кн.: Юнг К.Г.
Воспоминания, сновидения, размышления...- С.372).
Эта же мысль в Проекте Фёдорова. Он реабилитировал тело.
Оно не сосуд греха. Тело нельзя отделить от души.
Другое дело, что в теле сама природа указывает на
преображение его в будущем: органы выделения и размножения
скрыты внизу; их работа сопровождается стыдливостью; роды в
большинстве случаев мучительны; человек рождается голым, природа
заставляет его работать головой для добывания пищи, одежды,
постройки тёплого жилья; только ему даётся память об умерших
предках; теряя её, он возвращается к животному.
«Кладбища не будут обращаться в сады – гульбища, но они
останутся столовыми для сынов человеческих, где каждая могила
будет столом, трапезою, на которую будет полагаться пища, но не из
праха отцов произведенная, а из внеземных пространств почерпнутая,
106
так что прах отцов, который теперь обращается в пищу потомкам,
возвращаться будет тем, кому он принадлежал. Тогда то, что
совершалось у живущих внутри организма (т.е. пища, из праха отцов
произведённая, обращалась в их плоть и кровь), - то самое будет
происходить вне организма, т.е. прах будет преобразовываться в ткани
тела умерших.
Сады будут не гульбищами, ибо растение будет орудием
воскрешения, воссоздания тел».
Ученик Фёдорова Николай Павлович Петерсон (1844-1919),
учитель, судья, почти 40 лет помогавший ему в обработке, переписке и
публикациях его статей, поддерживавший его материально, искавший
для него комнатки и углы, у которого Фёдоров не раз гостил и в
Пензенской губернии, и в Воронеже, и в Асхабаде, писал в статье
«Вопрос о смысле и цели»: «Для осуществления задачи требуется
жизнь в телах, ибо мир материален и человек не дух только, но и
плоть, и только духовная жизнь так же не может удовлетворить
человека, как и одна плотская; при бессмертии деторождения уже не
будет, не будет, следовательно, и тех вожделений, удовлетворением
которых прельщает магометанство. Те же, которые думают, будто
христианство обещает одно только духовное блаженство, совсем не
понимают христианства, не понимают до забвения, что Христос
приходил воскресить именно плоть человека, потому что дух
бессмертен; и Сам Христос воскрес не духом, но плотию; конечно,
плоть Его, по воскресении, обладала такими свойствами, которыми не
обладает в настоящее время наша плоть; но по воскресении и наша
плоть приобретает, надо думать, те же свойства, как и плоть Христова,
потому что Христос – первенец из мёртвых, положивший начало
всеобщему воскресению» (Цит. по кн.: Фёдоров Н.Ф. Собр. соч. – М.,
1999.- Т.4.- С.554-555).
После
Фёдорова
великолепно
защищал
тело
как
неотъемлемую часть личности философ и психолог В.В.Зеньковский:
"<...> тело наше тоже личностно - оно служит проводником во
внешнем выражении личности того, что наполняет её внутри, оно не
"приклеено" к личности, а есть живая "часть" личности, органически в
ней живущая. Наличность тела, подчинённого своим законам,
отличного по своей природе от души, вовсе не разрушает целостности
в личности: тело есть орган личности, а не внешняя "оболочка" <...>.
Тело нужно личности для её жизни, вне тела личность может жить
лишь в умалённой жизни, ожидая восстановления тела: без тела нет
полноты жизни, нет целостности". Нельзя снять тело, как костюм. А
ведь именно это предполагает идея перевоплощения. "Воскресение не
есть новое воплощение <...>. Распад тела не есть гибель телесности в
человеке, не есть развоплощение <...>. Не всё в телесной стороне
человека, очевидно, погибает со смертью. <...>. Мы можем кончить
107
наш анализ лишь утверждением - единство и целостность личности
никоим образом не допускают перевоплощения" (Зеньковский В.В.
Единство личности и проблема перевоплощения // Россия XXI.- 1998.N9/10.- С.66, 72, 80).
Итак, отвлечёмся от упования на даровое бессмертие
(перевоплощение) и осмыслим Проект: ничто даром не даётся.
Коллективное бессознательное не только хранит, содержит,
передаёт индивидуальностям полное знание, но этим взывает, требует
полноты жизни всех, то есть бессмертия не только в памяти, но и на
деле.
И русский врач и писатель А.П.Чехов мыслил так: "О, зачем
человек не бессмертен? <...>. Зачем мозговые центры и извилины,
зачем зрение, речь, самочувствие, гений, если всему этому суждено
уйти в почву и, в конце концов, охладеть вместе с земною корой, а
потом миллионы лет без смысла и без цели носиться с землёй вокруг
солнца? Для того, чтобы охладеть и потом носиться, совсем не нужно
извлекать из небытия человека с его высоким, почти божеским умом, и
потом, словно в насмешку, превращать его в глину.
Обмен веществ! Но какая трусость утешать себя этим
суррогатом бессмертия! Бессознательные процессы, происходящие в
природе, ниже даже человеческой глупости, так как в глупости есть
всё-таки сознание и воля, в процессах же ровно ничего. Только трус, у
которого больше страха перед смертью, чем достоинства, может
утешать себя тем, что тело его будет со временем жить в траве, в
камне, в жабе… Видеть своё бессмертие в обмене веществ так же
странно, как пророчить блестящую будущность футляру после того,
как разбилась и стала негодною дорогая скрипка" ("Палата № 6").
Всё на свете поправимо, непоправима одна лишь смерть.
Так думают миллиарды смертобожников.
Русский библиотекарь, потратив свою святую жизнь на
опровержение
смертобожничества,
доказал,
что
смерть,
властительница мира, - одолима. Вместо буддийского и ницшеанского
бесконечного умирания и возвращения в другом теле – единственное
воскрешение: «Что лучше – миллионы ли возвратов жизни и столько
же смертей или один возврат как результат перехода природы чрез
всех нас от бессознательного бытия (и от опьянения) в сознательное и
трезвое, если человек не случайный выродок и появление разума есть
новая стадия мировой жизни».
И до него и после него думали о смерти и забвении от неё
мыслитель Заратýстра, живший в период примерно X - I половины VI
веков до н.э., богословы Ориген (II-III века), Григорий Нисский (IV
век), Д. Пристли, О. Конт, Ж.Э.Ренáн, П.Бертло, Декарт, Радищев,
Лермонтов, Л.А. Мей, Дарвин, Герцен ("<...> всякая смерть
насильственна. Смерть вовсе не лежит в понятии живого организма,
108
она вне его, за его пределом. Старчество и болезнь протестуют своими
страданиями против смерти, а не зовут её, и найди они В СЕБЕ СИЛЫ
или ВНЕ СЕБЯ средства, они победили бы смерть" ("Концы и
начала"), Сухову-Кобылин... С.Л.Франк в "Непостижимом" писал:
"Когда частное, единично - сущее через абсолютизирование "не",
которое конституирует его существо, полагает себя как замкнутое,
безусловно в себе и по себе сущее, оно становится для себя мнимым
Абсолютом, неким псевдо-божеством. Но так как в действительности,
бытийственно, оно всё же не есть всё, а нуждается в бесконечно
многом, во всём остальном, то его мнимое всебытие может
осуществляться лишь в форме бесконечного, неутомимого стремления
всё присвоить себе, всё поглотить в себя. Самоутверждению - тому,
что на языке морали называется гордыней, - соответствует неутолимая
корысть или похоть. И так как всякое обособление по существу
взаимно - так как, обособляя себя от других, мы тем самым имеем и их,
как существа, обособленные от нас, - то это метафизическое состояние
мира есть бесконечная борьба всех против всех, - мир, в котором
властвует грабёж и убийство. Здесь не только homo homini lupus
(человек человеку - волк), - здесь, в метафизической глубине, ens enti
lupus - каждое сущее есть "волк" для каждого сущего. Но эта борьба
бесконечна и абсолютно безнадёжна; так как бытийственно каждое
частное и единичное существо связано с другими, нуждается в них,
имеет в них опору своего бытия, то эта борьба есть бесконечное
самоуничтожение, самораздирание и самоубийство - в чём и состоит
адская мука земного бытия.
Это есть, как указано, всеобъемлющее метафизическое и, тем
самым, космическое состояние. Им определено не только моральное
зло, но и зло как метафизическое и физическое бедствие, чем
определено, прежде всего, центральное, основное метафизическое зло
- смерть. В настоящее время даже положительная биологическая
наука приходит к сознанию, что не существует и не может быть так
наз. "естественной" смерти, а что всякая смерть есть в конечном счёте
смерть насильственная - последствие убийства, выражение факта
жизни одних существ за счёт пожирания и истребления других,выражение состояния бытия как всеобщей, до последней глубины
жизни проникающей гражданской войны между живыми существами.
Но этим определены и такие бедствия, как нужда, болезни, страдания
и лишения всякого рода. Всё это есть последствие космической
гражданской войны, вытекающей из самоизолирования частных
элементов реальности, из некого распада или развала всеединства.
Судьба всего мира - участвовать сообща во зле и страдать от него"
(Соч. ...- С.336-337).
Совершенно фёдоровская мысль.
109
Но только Фёдоров создал "всеобщий синтез" - оригинальное
учение о том, как избавиться от последнего зла.
Ничего подобного человечество не знало. В этом и состоит подвиг спасителя.
Литература
Обретение "безграничного родства" можно начинать с книг,
где изложена философия и технология общего дела.
Начнём со сборников: Вечное солнце: Рус. социал. утопия и
науч. фантастика (вторая половина XIX- нач. XX в.) /Сост.,авт.
предисл., коммент. С.Калмыков.- М.: Мол. гвардия, 1979. - 430, [1] с.:
ил.; Русский космизм: Антол. философ. мысли. - М.: Педагогика Пресс, 1993.- 365, [2] с.: портр. Попробуйте далее познакомиться с
творцом Проекта: Фёдоров Н.Ф. Собрание сочинений: В 4 т.[Сост.,
подгот. текста и коммент. А.Г.Гачевой, С.Г.Семёновой].- М.:Издат.
группа "Прогресс": Традиция, 1995-1997,1999. -4т. Современные
ученые,
обновляющие
Проект
новыми
доказательствами,
накопившимися в течение века после смерти пророка, представлены в
материалах Фёдоровских чтений; описание восьми Чтений дано в
статье: Гачева А.Г. VIII Фёдоровские чтения // Вопр. философии. –
2000. - №2. –С.180-183. В Институте мировой литературы работает
философ С.Г.Семёнова, автор многих трудов о бессмертии. В её книге
"Тайны Царствия Небесного" (М.: Школа - Пресс, 1994 - 414, [1] с. (Вселен. духа) - найдёте "Реальные пути осуществления Царствия
Небесного. (Какою силою оно берётся)". Самая капитальная
биография мыслителя создана ею же: Семёнова С.Г. Николай
Фёдоров: Творчество жизни. - М.; Совет. писатель, 1990. - 382, [1] с.
Впервые опубликованы труды и письма последователей Фёдорова:
Горский А.К., Сетницкий Н.А. Сочинения. - М.: Раритет, 1995. - 445,
[2] л. ил., [1] л. портр. - (Б-ка. духов. возрождения: В 20 т.). Впервые
полностью вышла книга ученика Циолковского: Чижевский А.Л. На
берегу Вселенной: Годы дружбы с Циолковским. Воспоминания. - М.:
Мысль, 1995. - 734, [1] с., [1] л. портр. См. также: Чижевский А.Л.
Космический пульс жизни: Земля в объятиях Солнца. Гелиотараксия. М.: Мысль, 1995. - 766, [1] с.: ил. Переизданы "Грёзы о Земле и небе.
Научно-фантастические произведения" К.Э.Циолковского (Тула;
Приок. кн. изд-во, 1986, - 447, [1] с., [1] л. портр.).
Ищущий - найдёт. И более того найдёт.
Почти ничего не осталось от Николая Фёдоровича. Ни детей,
ни вещей, ни могилы. Всю жизнь – под чужой фамилией, с чужим
отчеством.
А "чистое безумие" тихого служителя из библиотеки горитразгорается.
110
«Невежественно-уверенное отрицание достоверности русского
идеализма как основы исторического развития России и примитивное,
самонадеянное навязывание сегодня России западного прагматизма с
его неотвратимым провозглашением жизни как игры, в которой
единственная цель - выигрыш, не только чуждо, но и враждебно
русскому миропониманию. Для этого достаточно прочитать великих
русских писателей XIX века, создавших образ неукротимого никакими
доводами самосохранения, устремления к Идеалу как единственной
реальности человеческой жизни - образ, который в Европе ещё в XVI
веке был так трагически высмеян Сервантесом. (В России
«исправители мира» никогда не были смешны – герои русских
романов в той или иной степени все – «рыцари Печального Образа»)»
(Зурабов А.А. Возвращение к будущему // Слово. - 1998.-N5.- С.62).
"Фёдоров - единственное, необъяснимое и ни с чем не
сравнимое явление в умственной жизни человечества...
Рождением и жизнью Фёдорова оправдано тысячелетнее
существование России. Теперь ни у кого на земном шаре язык не
повернётся упрекнуть нас, что мы не бросили векам ни мысли
плодовитой, ни гением начатого труда..." (А.Л. Волынский,
современник Фёдорова, искусствовед. Цит. по кн.: Семёнова С.Г.
Тайны Царствия Небесного .- М., 1994.- С.260).
Гений русской нации нашёл выход в Проекте Фёдорова,
который рассчитан на бесконечность (русский идеализм), на всех
(русская всемирная отзывчивость), на достижение всего (русское "всё
или ничего").
Проект преодолевает русскую смуту, бестолковость, раздоры,
шараханья из одной крайности в другую, бессознательность,
излишнюю щедрость, чрезмерность во всём, крепость задним умом,
маханье кулаками после драки, чугунную неповоротливость,
безалаберность, привычку к изобильным дарам природы,
расточительность, самоунижение, доверчивое подражание чужому,
непривычку к ритмичной работе, простоту, которая хуже воровства,
упование на чудо, разбросанность, растрату сил, невежество,
легковерие, душа нараспашку, уход в нирвану (алкоголизм,
наркоманию, игры, бесплодную мечтательность) и другие пороки
национального характера.
"Н. Фёдоров – один из немногих в истории христианской
мысли, почти единственный, который преодолел пассивное понимание
апокалипсиса" (Бердяев Н.А. Человек и машина: (Проблема
социологии и метафизики техники) // Бердяев Н.А. Философия
творчества, культуры и искусства: В 2 т. - М., 1994.- Т.1.- С.520).
Фёдор (Тео-дор) означает: «Божий дар».
111
Мы дети Космоса. И наш родимый дом
Так спаян общностью и неразрывно прочен,
Что чувствуем себя мы слитыми в одном,
Что в каждой точке мир - весь мир сосредоточен...
И жизнь - повсюду жизнь в материи самой,
В глубинах вещества - от края и до края
Торжественно течёт в борьбе с великой тьмой,
Страдает и горит, нигде не умолкая.
А.Чижевский. "Гиппократу"
112
Оглавление
И невозможное возможно... ........................ 3
Жизнь ............................................ 4
Книга ............................................ 6
Утрата смысла .................................... 7
Что делать ....................................... 8
Над бездной ..................................... 11
Светящийся человек .............................. 13
Энергия похоти .................................. 21
Усложнение чудес ................................ 22
Мертвецы ........................................ 26
Смысл искусства ................................. 42
Бетховен ........................................ 48
Библиотеки ...................................... 57
Проектируемая история ........................... 65
Чижевский ....................................... 67
Спасение от культуры ............................ 71
Высота Проекта .................................. 72
Этика ........................................... 78
Зло ............................................. 80
Последний строй зла ............................. 82
Смысл истории ................................... 84
Последний паразитизм ............................ 86
Сопротивление ................................... 95
Общий язык ...................................... 99
Переселение душ ................................ 100
Литература ..................................... 109
Оглавление ..................................... 112
114
113
Благо-дарю радиожурналистку Светлану Петровну Лебедеву,
Светлану Александровну Скуратову, филолога Анну Борисовну
Михайлову, кандидата физико-математических наук Виктора
Петровича Васильева, психолога Леонида Ивановича Кузнецова,
главного редактора журнала "Меценат и Мир" Левона
Оганесовича Осепяна, журналиста Сергея Михайловича Романова,
инженера-программиста Вячеслава Михайловича Романова,
Наилю Афзáловну Баранову, учительницу Валентину Георгиевну
Миняеву, Ольгу Владимировну Позднякову, Ларису Николаевну
Костикову, Эмилию Степановну Весёлкину, Надежду Леонидовну
Никонову, Анну Николаевну и Наталью Николаевну Евсиковых,
семьи Зинкиных и Капрановых, библиотекарей: Лидию Николаевну
Первоушину, Надежду Дмитриевну Любомищенко, Людмилу
Зиновьевну Мелехову, Людмилу Михайловну Куликову, Элину
Васильевну Захарову, Ирэн Владимировну Селиванову, специалиста
по информации
Рязанского городского отдела занятости
населения Галину Ивановну Щёлокову, инженера
Татьяну
Евгеньевну Кровякову, эколога Ольгу Владимировну Корепанову,
заведующую кафедрой библиотековедения и библиографии РЗИ
МГУКИ Маргариту Владимировну Целикову, старшего лаборанта
кафедры библиотековедения и библиографии РЗИ МГУКИ Галину
Борисовну
Шатилову,активиста
общества
"Мемориал"
Владимира Петровича Сивакова, Дмитрия Шаповалова,
сотрудников Рязанской Государственной Радиотехнической
Академии Владимира Николаевича Кучина и Юрия Васильевича
Фомина, президента Регистра Национального Интеллекта
Владимира Дмитриевича Тавинцева и всех, без кого эта рукопись
не воскресла бы из могилы черновиков.
Жаворонкова
Маргарита Николаевна
114
По общему закону Спасение вселенной выходит из
самой ничтожной планеты, из ничтожной
системы Солнечной, а не из Сириуса, не из
Юпитера, подобно тому как христианство
вышло из презираемой Иудеи, из Назарета,
откуда ничего доброго не ожидали, не из дворца, а
из яслей и вертепа.
Н.Ф.Фёдоров
Автор
tavintsev
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа