close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

94.Природа науки эпистемологический

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Министерство спорта, туризма и молодежной политики
Российской федерации
Федеральное государственное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«Волгоградская государственная академия физической
культуры»
Кафедра философии
Я.С. Полякова
ПРИРОДА НАУКИ:
ЭПИСТЕМОЛОГИЧЕСКИЙ
АНАЛИЗ
Монография
Волгоград - 2011
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ББК 87.2
П 542
Р е ц е н з е н т ы:
доктор филос.наук, профессор Г.С.Табатадзе,
канд.филос.наук, доктор политич.наук, доцент А.И.Бардаков
Допущено к изданию решением ученого совета ФГОУВПО «ВГАФК»
в качестве научной монографии
П 542
Полякова Я.С. Природа науки: эпистемологический
анализ: Монография / Я.С.Полякова. – Волгоград:
ФГОУ ВПО «ВГАФК», 2011. – 261 с.
Монография посвящена философско-эпистемологическому анализу науки.
Рассматривается понятие науки как вида познавательной деятельности и системы
знаний, критерии и идеал научности, основные концепции современной философии
науки, функции науки, структура научного (по)знания, методология научного
исследования, проблемы динамики науки и научных революций, изменение типа
научной рациональности, идеала и критериев научности в современной
постнеклассической науке. Затрагиваются дискуссионные вопросы современной
философии науки. Предназначена для широкого круга читателей, для всех, кто
проявляет интерес к познанию науки – преподавателей, аспирантов и соискателей,
изучающих «Историю и философию науки», студентов (при изучении темы
«Научное познание»). Может быть использована аспирантами и соискателями всех
специальностей для подготовки к кандидатскому экзамену.
ББК 87.2
© Полякова Я.С., 2011
© ФГОУВПО «ВГАФК», 2011
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Содержание
Введение
5
Глава 1. Эпистемология и философия науки о сущности и природе
науки
8
§1. Предмет эпистемологии и философии науки
1.1.1 Возникновение эпистемологии и философии науки, их предмет и структура
1.1.2 Соотношение эпистемологии и философии науки с другими дисциплинами,
изучающими науку
§2. Понятие науки, основные аспекты ее бытия
1.2.1
1.2.2
1.2.3
1.2.4
Наука как познавательная деятельность
Наука как система знаний
Наука как социальный институт
Наука как особая сфера культуры
§3. Эволюция подходов к познанию науки
8
8
16
18
19
23
39
39
Исследование науки в рамках эпистемологии
Основные этапы эволюции философии науки
Характерные черты постпозитивистской философии науки
Основная проблематика философии науки
43
43
52
59
64
§4. Основные концепции современной философии науки
67
Глава 2. Наука как тип рациональности
79
1.3.1
1.3.2
1.3.3
1.3.4
§1. Понятие научной рациональности
§2. Основные признаки научного познания. Критерии и идеал научности
2.2.1
2.2.2
2.2.3
2.2.4
Основные признаки научного познания. Критерии научности
Идеал научности на разных этапах развития науки
Эталон научности
Различные подходы в понимании природы научного познания
§3. Структура научного знания
79
85
86
94
100
105
109
2.3.1 «Наука переднего края», «твердое ядро науки», история науки
§4. Основные типы знаний
109
112
112
123
125
2.4.1 Наука и философия
2.4.2 Наука и искусство
2.4.3 Наука и обыденное познание
§5. Функции науки
127
2.5.1 Сциентизм и антисциентизм
134
Глава 3. Структура научного познания
136
§1 Критерии различения эмпирического и теоретического знания
§2 Эмпирическое знание и его структура
§3 Теоретическое знание и его структура
136
138
143
144
146
154
157
3.3.1 Структура теоретического познания, его основные формы
3.3.2 Гипотеза
3.3.3 Понятие научного закона, функции законов в научном познании
3.3.4 Структура и функции научной теории
Глава 4. Основания науки
162
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§1 Понятие и структура оснований науки
§2 Идеалы и нормы научного познания
§3 Научная картина мира
4.3.1 Исторические формы научной картины мира
4.3.2 Основные функции научной картины мира
§4 Философские основания науки
Глава 5. Методология научного исследования
§1
§2
§3
§4
Метод и методология
Эмпирические методы
Общелогические методы
Методы теоретического исследования
Глава 6. Динамика науки как процесс порождения нового знания
§1. Различные концепции динамики науки
6.1.1 Эволюционная эпистемология
6.1.2 Постпозитивистские концепции динамики науки
6.1.3 Кумулятивная и антикумулятивная модели развития науки
162
162
165
168
172
173
175
175
178
183
196
205
205
205
211
217
§2. Научное познание как творческий процесс
§3. Теоретическая интерпретация данных эмпирического исследования:
формирование первичных теоретических моделей и законов
§4. Логика открытия и логика обоснования научного знания
§5. Становление развитой научной теории
225
228
235
Глава 7. Научные революции и типы научной рациональности
239
§1. Научные революции как перестройка оснований науки
§2 Глобальные научные революции и этапы развития науки
§3. Глобальные революции и смена типов научной рациональности
220
239
245
248
Вместо заключения
252
Литература
253
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Введение
В культуре современного общества наука играет ведущую роль.
Научно-технический прогресс, явившийся основным содержанием, лицом,
можно сказать, визитной карточкой ХХ в., основан на широком применении
научных достижений. Наука не только изменяет сферу производства, но и
оказывает влияние на многие другие области общественной жизни:
социальную сферу, политику, управление, образование, быт и др.
Человечество в современную эпоху, по мнению ученых и философов,
трансформируется в «общество знаний» (аналог информационного общества).
В настоящее время практически нет ни одной сферы человеческой
деятельности, в которой бы ни использовались научные знания. Это
обстоятельство определило особый интерес к науке, начиная с середины
ХХ в.: ее статусу, сущности, динамике, закономерностям развития,
социальным функциям, взаимодействию с другими сферами культуры. В
ответ на эту потребность осмыслить природу и социокультурные
изменения науки в современном мире возник ряд дисциплин по ее
изучению как конкретно-научного, так и философского характера:
наукоучение, наукометрия, философия науки и др. Последняя из этих
дисциплин имеет особую значимость вследствие ее фундаментального
характера, она нацелена на осмысление природы, закономерностей развития
и социокультурных изменений науки в современном мире. Новая дисциплина
«История и философия науки», недавно утвержденная в статусе
кандидатского экзамена для аспирантов и соискателей всех специальностей,
призвана помочь будущим молодым работникам науки глубже разобраться
в той области (имеется в виду научная деятельность вообще), которую они
избрали своей профессией, получить о ней базисные знания.
Актуальность исследования данной темы, таким образом,
обусловлена тремя факторами различной природы: социальными (возрастанием
роли науки в современном обществе в условиях НТП), когнитивными
(активным исследованием науки в современных условиях в рамках
различных дисциплин, в первую очередь философией науки, экспликацией
природы науки в ее современном облике) и образовательными (подготовкой
аспирантов и соискателей к сдаче кандидатского экзамена по «Истории и
философии науки», приобретением и освоением ими знаний в этой
области).
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Наука как особая форма познания мира, специфическая форма
деятельности сложна сама по себе (это – высший вид познания, наиболее
совершенная его форма в рамках западной культуры), тем более сложна
современная наука, наука XXI века, получившая название постнеклассической.
Ибо развиваясь, по меньшей мере, четыре столетия (а по большому счету
2,5 тысяч лет), наука видоизменялась, усложнялась и прогрессировала,
росла, образно говоря, «и вширь, и вглубь». В современной
постнеклассической науке произошли кардинальные изменения, изменились
ее качественные характеристики: основания науки, тип научной
рациональности, критерии научности и др. Все это актуализирует
исследование данной темы. Что представляет собой сложный мир науки, в
чем ее ценность, какова природа научного знания и критерии научности,
как функционирует и развивается наука и какова ее роль в обществе – эти
и многие другие вопросы являются предметом рассмотрения данной
монографии.
Объектом исследования в данной работе является наука. Однако
наука – образование очень многогранное: это и особый вид познания мира
(познавательной деятельности), и система полученных знаний, и
социальный институт, и академическая система, и особая сфера культуры
и пр. Эпистемологический анализ науки подразумевает исследование ее
как вида познавательной деятельности и системы полученных знаний - это
и составляет предмет данного исследования. Цель, которую мы преследовали
при написании монографии - показать сущность, природу и особенности
науки как вида познавательной деятельности, другими словами, специфику
научного познания, его признаки и критерии научности, отличающие
науку от других типов познания и конституирующие ее в данном статусе.
Поскольку понятие науки постоянно менялось на протяжении ее истории, то
при рассмотрении многих вопросов мы должны были обращаться к
основным ее историческим типам – классической, неклассической и
постнеклассической, ставя своей задачей экспликацию природы современной
науки, выявление трансформации многих ее черт. Более конкретное
исследование науки потребовало также рассмотрение структуры научного
(по)знания, методологии научной деятельности, динамики науки и
закономерностей ее развития.
Поставленные цель и задачи исследования определили структуру
монографии. Она состоит из введения и семи глав. В первой главе
рассматривается основные философские дисциплины по изучению науки 6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
эпистемология и философия науки, основные современные концепции
философии науки, а также понятие науки в различных аспектах ее
проявления. Во второй главе дан анализ науки как типа рациональности,
рассматриваются признаки научного познания, критерии и идеал научности.
В третьей главе рассматривается структура научного познания, характеристика
его эмпирического и теоретического уровней. Третий уровень в структуре
научного познания – основания науки – анализируется в отдельной
(четвертой) главе. В пятой главе излагается методология науки, основные
группы и виды методов. В шестой главе раскрывается динамика науки, где
много внимания уделено творческому характеру научной деятельности,
логике открытия и логике обоснования знания. В седьмой главе
рассматриваются закономерности развития науки, чередование в ней
традиций и революций, смена оснований науки и типов научной
рациональности в ходе научных революций.
При написании монографии мы опирались на научные труды
(монографии, статьи, сборники), посвященные исследованию науки, а
также на учебные пособия по философии науки, которых в последние годы
в связи с актуальностью данной темы издается довольно много.
При написании монографии мы ставили своей задачей рассмотреть
наиболее важные и актуальные проблемы данной темы с тем, чтобы
помочь аспирантам, соискателям, студентам и всем, кто интересуется
наукой, глубже разобраться в многогранном понятии науки, специфике
научного познания и методологии научно-исследовательской деятельности,
а также ознакомиться с особенностями современной науки. Надеемся, что
она поможет им в освоении этих вопросов, а также обратит внимание на
дискуссионные вопросы современной эпистемологии и философии науки.
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава I. Эпистемология и философии науки
о сущности и природе науки
§ 1 Предмет эпистемологии и философии науки
1.1.1 Возникновение эпистемологии и философии науки,
их предмет и структура
Наука как объект исследования является предметом изучения ряда
дисциплин как философского (эпистемология, философия науки), так и
конкретно-научного характера (науковедение, наукометрия, социология
науки, история науки, психология науки и др.). Философская рефлексия
науки имеет длительную историю, начиная с античности. Но пристальный
интерес к изучению науки со стороны философии особенно ярко проявился в
три периода: в новое время в связи возникновением и формированием
науки в строгом и полном смысле слова; в середине и второй половине
XIX в. в связи с институционализацией науки и возникновением
дисциплинарно организованной науки (в результате возникла философия
науки как направление в неклассической философии в виде ее различных
вариантов в позитивизме, неокантианстве и других течениях) и спустя
примерно столетие (начиная с середины ХХ в.) в связи с громадным
возрастанием роли науки в обществе в условиях НТП (в результате
возникла философия науки как особая область философского знания
/дисциплина/ по изучению науки). Неверным было бы утверждать, что в
другие периоды наука не вызывала к себе интереса; философия и наука
практически всегда находились в тесных взаимоотношениях, и философия,
рассматривая себя в то время как универсальную науку («науку наук»),
стремилась эксплицировать природу научного знания, различные виды
знаний и их соотношение. Однако в указанные периоды происходил
особенно большой всплеск интереса к науке, пристальное внимание к ней,
огромное возрастание интереса к ее исследованию.
Впервые философское изучение науки, научного познания зародилось
еще в эпоху античности. В то время внутри философии оформился особый
раздел, специально занимающийся изучением научного познания –
эпистемология (от греч. episteme – знание, logos – учение). Ее предметом
было научное познание, его специфика, отличие от других видов знаний,
источники и методы познания и др. Видные философы античности –
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Парменид, Демокрит, Платон, Аристотель, стоики и др. – представили
свои варианты эпистемологических учений. Следует учитывать, что в
древнегреческом языке есть несколько терминов, обозначающих различные
виды знания; «эпистема» означала высший вид знания, доказательное,
достоверное знание, к которому относили математику и логику, все
остальное считалось мнением («doxa»). Соответственно под эпистемологией
понимали учение о доказательном, достоверном знании. Первым, кто
провел различие между знанием («эпистема») и мнением («докса») был
древнегреческий философ Парменид. Парменид и Платон рассматривали
эпистему как «знание по истине» и противопоставляли ее мнению,
основанному на чувственном восприятии.
Однако после античности на довольно длительное время термин
«эпистемология» был забыт (по крайней мере, не встречается в философских
трудах). Его употребление в философской литературе возобновилось в
начале ХХ в. Уже неопозитивисты (Г.Рейхенбах, Г.Фейгель и др.) в 2030–х гг. ХХ в. широко пользовались этим термином, отождествляя философию
науки с эпистемологией, а последнюю с логикой. Одним из первых, кто
провел четкое различие между гносеологией и эпистемологией, был
английский философ К.Поппер, согласно которому эпистемология
выступает теорией научного познания, а ее важнейшей проблемой
является объяснение статуса науки и ее роста.1 В современной
философской литературе под эпистемологией обычно понимают теорию
научного познания. Хотя ряд авторов не проводят различия между
эпистемологией и гносеологией.2 Основные проблемы, которыми занимается
эпистемология, касаются экспликации природы научного познания,
демаркации научного и ненаучного знания, а также проблем получения,
разработки и обоснования научного знания. Так, одной из первых проблем,
обсуждавшейся в ее рамках на протяжении многих лет, был вопрос об
источниках истинного знания, приобретший в эпоху нового времени (хотя
она тогда не называлась эпистемологией, а исследования науки велись в
общегносеологическом контексте) форму дилеммы: что дает нам истинное
знание – чувства или разум? Решение этого вопроса привело к формированию
двух противоположных направлений: эмпиризма и рационализма. Другой
важнейшей ее проблемой был вопрос о методах (средствах) получения
истинного знания (Бэкон – индукция, Декарт – дедукция и интуиция и пр.).
1
2
См.: Поппер К. Логика и рост научного знания. М., 1983. С. 35, 39-41, 442, 483.
См.: Лекторский В.А. Эпистемология классическая и неклассическая. М., 2001. С. 5.
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Разработкой проблем эпистемологии и гносеологии на протяжении всей
истории философии занимались выдающиеся философы: Платон,
Аристотель, Ф.Бэкон, Р.Декарт, Д. Локк, Г.Лейбниц, Э.Б.Кондильяк, И.Кант,
Г.Фихте, Г.Гегель, Г.Коген, П.Наторп и др. Неклассическая эпистемология
переместила акценты с рассмотрения вопросов получения достоверного
научного знания на вопросы обоснования его истинности, а затем процесса
его развития, роста. Среди них наибольшее распространение получили
эпистемологические концепции К.Поппера, Т.Куна, И.Лакатоса, С.Тулмина,
П.Фейерабенда и др.
Во второй половине ХХ в. в связи с громадным возрастанием роли
науки в обществе в условиях НТР, расширением круга ее социальных
функций, глубокими преобразованиями самой науки и ее взаимоотношений с
другими сферами жизни общества резко возросла потребность в
комплексном изучении науки. В ответ на эту потребность возникла новая
дисциплина «Философия науки», которая нацелена на осмысление
природы, закономерностей развития и социокультурных изменений науки в
современном мире.
«Философию науки» как дисциплину следует отличать от философии
науки как отдельного направления в современной философии. В этом
(последнем) статусе философия науки возникла еще во второй половине
ХIХ в. и представлена множеством разнородных оригинальных концепций,
разработанных внутри различных течений: позитивизма, неокантианства,
неопозитивизма, структурализма, неорационализма и др., т.е. не является
единым направлением. Каждая из этих концепций предлагает свою модель
понимания науки: ее статуса, природы, структуры, динамики, функций и т.д.
Как особая дисциплина философия науки возникла, как уже
говорилось, сравнительно недавно, во второй половине ХХ в., и лишь в
последние годы стала преподаваться в вузах России в качестве учебной
дисциплины. Ее задачей является изучение природы и общих закономерностей
научного познания в его историческом развитии и изменяющейся
социокультурной среде. Как говорится в одной из первых отечественных
монографий по этой проблематике, «предметом философии науки
являются общие закономерности и тенденции научного познания как
особой деятельности по производству научных знаний, взятых в их
историческом развитии и рассматриваемых в исторически изменяющемся
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
социокультурном контексте».1 В отличие от предшествующих этапов,
когда научное познание рассматривалось в основном в эпистемологическом
и логико-методологическом аспектах, современная философия науки
рассматривает науку как социокультурный феномен, т.е. в единстве
когнитивного и социального аспектов, объединяя эпистемологические и
социологические исследования. Некоторые авторы отмечают, что предметом
изучения философии науки является именно реальная наука.2 Естественно,
философия науки должна изучать и реальную науку. Однако вряд ли можно
полностью согласиться с вышеприведенным утверждением, так как
философия науки должна исследовать не только и не столько реальную
науку, как она есть, во всех ее особенностях и проявлениях, ибо тогда она
(философия науки) превратится в науковедение. Философия науки должна
разрабатывать понятийный образ науки, ее модель, изучать науку в ее
предельных основаниях: что это такое? Как возможна? И какой должна
быть, чтобы считаться знанием и выполнять то, для чего предназначена?
Круг проблем философии науки как особой дисциплины достаточно
широк. Будучи рефлексией над наукой, она в первую очередь эксплицирует
само понятие науки, ее природу, сущность: что такое наука? Как отличить
научное знание от ненаучного (обыденного, религиозного, мифологического
и др.)? Каковы критерии научности? (так называемая проблема демаркации
научного знания и ненаучного, остро поставленная постпозитивизмом).
Эта, пожалуй, исходная проблема философии науки, некоторыми
исследователями признается важнейшей, центральной.3 Провести различие,
демаркацию между научным и ненаучным знанием действительно довольно
трудно, ибо то, что было наукой в одну эпоху, иногда или отчасти не
является таковым в другую эпоху. Вспомним, к примеру, понимание науки
в античности, средневековье, эпоху Возрождения, новое время и т.д., или
различный идеал научности в классической, неклассической и
постнеклассической науке. Эта проблема, бесспорно, важна и трудна. Но
вряд ли ее можно считать центральной. Большинством авторов
центральной проблемой философии науки признается проблема роста,
развития научного знания.4 Как развивается наука? Какие факторы
1
Степин В.С., Горохов В.Г., Розов М.А. Философия науки и техники. М., 1996. С.9.
См.: Лебедев С.А. Предмет и структура современной философии науки // Вестник
Московского университета. Серия 7. Философия. – 2009. - № 1. – С. 3-5.
3
См.: Франк Ф. Философия науки. М., 1960. С.56.
4
См: Кохановский В.П., Лешкевич Т.Г., Матяш Т,П., Фатхи Т.Б. Основы философии
науки: Учеб.пос. для аспир. Ростов н/Д., 2004. С.11.
11
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
влияют на ее развитие? Каковы модели развития науки? В этом плане
предметом изучения является не только динамика научной деятельности
как целостного процесса в единстве эмпирии и теории, движения от
проблем к гипотезам и далее к теории, но и развитие научного познания
в контексте истории, социокультурной среды. К числу важнейших
вопросов в этом плане следует отнести проблему научных революций,
детерминант развития науки, а также интернализма и экстернализма в
понимании механизмов научной деятельности. Какие факторы –
внутренние или внешние – оказывают большее влияние на развитие
научного познания? Как будет показано в последующих разделах,
альтернативные подходы,
абсолютизирующие
либо
внутренние
(интернализм), либо внешние факторы развития науки (экстернализм),
одинаково ошибочны. Наука развивается как в силу внутренних факторов
(внутренней логики), так и в результате воздействия внешних факторов
(среды).
К числу важнейших проблем философии науки также относятся:
• структурные характеристики научного исследования – соотношение
эмпирии и теории, теоретической нагруженности факта, объяснения
и понимания, логики открытия и логики обоснования;
• проблема обоснования уже полученного знания – процедуры
проверки, подтверждения и опровержения научных теорий, гипотез
и законов;
• анализ научных теорий, их структуры, функций, истинности,
правдоподобия и соизмеримости;
• проблема научной рациональности и ее изменения в ходе развития
науки;
• возникновение науки и основные стадии ее исторической эволюции;
• особенности современного этапа развития науки и др.
Философия науки представляет собой философский подход к
изучению науки: ее сущности, структуры, методологии, закономерностей
существования и развития; это философская рефлексия над наукой.
Вследствие плюралистичности самой философии философия науки также
оказывается принципиально плюралистичной, в ней нет единой,
общепризнанной концепции. Дискуссионным является вопрос о природе
философии науки: является ли она чисто философской дисциплиной или
междисциплинарной областью знания? Ряд исследователей считает, что
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
философия науки является междисциплинарным исследованием науки, в
рамках которого синтезируются и философский, и конкретно-научный
подходы. Т.е. это область философско-научного знания, использующая как
чисто философские (умозрительные, априорные), так и конкретно-научные
методы, в частности эмпирические и исторические.1 С этим трудно не
согласиться. По мнению С.А.Лебедева, «именно попытка их синтеза
составляет главное методологическое отличие современной философии
науки как от традиционной эпистемологии, так и от…позитивистского»…
подхода. «Переход от умозрительных рассуждений философов…, от
трансцендентально-философских представлений об идеальной науке к
построению моделей реальной науки, основанных на конкретно-научном,
эмпирическом и историческом изучении ее содержания и развития – вот
суть нового понимания философии науки».2
В дискуссии по философии науки, состоявшейся на «круглом столе»
в редакции журнала «Вопросы философии», по вопросу о природе
философии науки было высказано ряд точек зрения: от признания ее чисто
философской дисциплиной (В.Н.Порус) до эволюции ее в специальную
дисциплину наподобие науковедения (М.А.Розов).3 С.А.Лебедев обобщил
разноречивые подходы в понимании этого вопроса (не только в
отечественной, но и в зарубежной мысли) в три основных позиции: 1)
метафизическая – понимание философии науки как имманентной части
философии; 2) позитивистская – трактовка философии науки как части
(наиболее общей) науковедения; 3) философия науки – междисциплинарная
область знания.4 Третий подход представляется нам более правильным,
однако в него надо внести некоторые уточнения. Трактовать философию
науки как междисциплинарную область знания можно опять-таки двояким
образом: а) как имеющую только конкретно-научный, специальный характер
и разрабатываемую специальными науками (когнитивными, социальными,
психологическими, лингвистическими и др.) и б) как находящуюся на
стыке между философией и конкретно-научными исследованиями, а потому
применяющей и чисто философские, и конкретно-научные, специальные
методы и приемы. Именно вторая позиция, на наш взгляд, больше
1
См: Лебедев С.А. Предмет и структура современной философии науки // Вестник
Московского университета. Серия 7. Философия. – 2009. - № 1. – С. 4-6.
2
Там же. С. 6.
3
См.: Философия науки: проблемы и перспективы (материалы «круглого стола») //
Вопросы философии. – 2006. - № 10. – С. 8, 10-14, 27-29, 32, 35-40.
4
См.: Там же. С. 32.
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
соответствует сути философии науки, и именно ее обосновывает С.А.Лебедев
в указанной статье (2009 г.), на круглом же столе его позиции были
несколько иными, больше напоминающими точку зрения М.А.Розова.
Следует показать различие между эпистемологией и философией
науки. В отличие от эпистемологии, изучающей науку как познавательную
деятельность, другими словами, изучающей научное познание, философия
науки рассматривает науку в различных аспектах ее существования: как
специфическую форму деятельности и систему знаний, как социальный
институт, как особую сферу культуры и др. Соответственно, в философии
науки можно выделить различные разделы, в рамках которых наука
рассматривается в тех или иных формах своего существования. Изначально
основными разделами философии науки (как в зарубежных, так и в
отечественных разработках) были эпистемология и методология науки1,
позже добавилась социология науки. В последних публикациях по философии
науки в структуре философии науки выделяют следующие разделы:
1) онтологию науки, предметом которой является анализ и разработка
общенаучной и частнонаучной картин мира;
2) эпистемологию – основной раздел философии науки, изучающий
науку как особый вид познавательной деятельности и систему знаний;
3) социологию науки – раздел философии науки, исследующий
функционирование науки как особого социального института;
4) культурологию науки – раздел философии науки, изучающей ее как
одну из подсистем культуры;
5) праксеологию науки – раздел философии науки, предметом которого
является изучение науки как деятельности, прежде всего как
инновационной деятельности (через призму структуры любой деятельности –
предмет, средства, цель, результат);
6) аксиологию науки – анализ и осмысление научной деятельности с
позиций заявленных ею целей, а также философская оценка
социокультурного смысла науки;
7) антропологию науки, находящуюся в стадии формирования –
изучение жизненного мира ученых.2
1
В частности, в учебном пособии Г.И.Рузавина философия науки четко разделена на
две части: эпистемологию и методологию науки (см.: Рузавин Г.И. Философия науки:
учеб.пос. для студентов вузов. М., 2005).
2
См.: Лебедев С.А. Предмет и структура современной философии науки // Вестник
Московского университета. – 2009. - № 1. – С. 3, 9-25.
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Надо признать, что структурирование философии науки С.А.Лебедевым
– самый обстоятельный подход в разработке этого вопроса. Но данное
структурирование все же неполное: в нем отсутствует такой раздел, как
методология науки (хотя он есть во всех учебных пособиях по философии
науки, ибо это очень важная составная часть в данной дисциплине). Но
нам хотелось бы обратить внимание на еще один раздел в философии
науки, который почему-то оказался вне поля зрения исследователей, по
крайней мере, в отечественных публикациях1; в зарубежных работах есть
интересные разработки в этом плане2; речь идет о философских проблемах
науки. До появления дисциплины «философия науки», точнее сказать, до
ее разработки в нашей стране, как раз отечественных публикаций с
рубрикой «философские проблемы науки» (физики, химии, биологии и
пр.) было множество. Суть сложившейся ситуации и проблемы состоит в
том, что современная философия науки разрабатывается как [философская]
теория науки (ее эпистемология, методология, логика и пр.); но есть
философские проблемы конкретных наук, и, конечно же, должна
производиться философская рефлексия конкретных актуальных проблем
современного этапа развития науки, тех или иных ее областей и
дисциплин.
Кроме того, в рамках философии науки, на наш взгляд, должен
разрабатываться и такой важный ее раздел, как этика науки, который в
современных условиях приобретает особую актуальность вследствие того,
что современная наука вторгается в такие области жизни человека,
исследования которых могут вызвать необратимые процессы и нарушения
в геноме человека и принести большой (может быть, непоправимый) вред
его психике. Речь идет о разработках в области генной инженерии,
биотехнологий (евгеники, биомедицинских и генетических исследований,
клонировании и т.п.). Кроме того, этические проблемы науки возникают в
связи с развитием других наук: физики, космонавтики, биохимии и т.д. В
конце ХХ в. ученые и философы вынуждены были констатировать, что
наука, лишенная нравственных императивов, может поставить человечество
на грань катастрофы. Создание устрашающих орудий массового уничтожения
1
Исключением в этом отношении является коллективное учебное пособие: Философия
науки: Общий курс. Учеб.пос. для вузов / Под ред. С.А.Лебедева. М., 2005. Разд.VII. Гл.3.
2
См.: Фаго-Ларжо А. Легенда о стриптизе философии (современные тенденции в
философии науки) // Вопросы философии. – 2010. - № 8. – С. 125-142; Andler D., FagotLargeault A., Saint-Sernin B. Philosophie des sciences. Paris, 2002.
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
людей, разрушение природной среды, создание технизированного мира
рождают недоверие к науке. Она, по мнению многих философов, утратила
пафос бескорыстного поиска истины. Наука все в большей степени
коммерционализируется, приобретает узкий утилитарно-прагматический
характер. Поскольку, по мнению передовых мыслителей, наука не
располагает пока целостной картиной мира, как Универсума в целом, так и
его отдельных областей (да и будет ли обладать?), то разумно ли,
нравственно ли, скажем, извлекать энергию из расщепления ядра, не имея
полного знания о последствиях этих действий? Можно ли с помощью
генной инженерии скрещивать гены, если развитие природы вообще может
выйти из-под контроля человека? Ответственны ли ученые за технические
приложения их исследований? Как показывает современный швейцарский
философ Э.Агацци, этика науки затрагивает научную деятельность не
только со стороны ее целей, но также средств, условий и возможных
последствий научных исследований.1 Этика науки предполагает и требует
наложение моратория на определенные исследования, которые чреваты
для человечества непредсказуемыми последствиями и могут привести к
катастрофам.
Итак, возвращаясь к поставленному вопросу о соотношении двух
фундаментальных философских дисциплин о науке, резюмируем, что
философия науки значительно шире эпистемологии, как по своему
предмету и содержанию (исследует науку как многогранное образование –
в различных аспектах ее существования), так и по используемым методам
(синтез философского и конкретно-научных методов: эмпирического,
исторического и логического и др.).
1.1.2 Соотношение эпистемологии и философии науки с
другими дисциплинами, изучающими науку
Наряду с эпистемологией и философией науки изучением научного
познания занимается ряд конкретно-научных дисциплин: науковедение,
наукометрия, социология науки, история науки, психология науки и др.
Как уже отмечалось, потребность в комплексном изучении науки стала
особенно ярко проявляться начиная с середины ХХ в. в связи с громадным
возрастанием ее роли в общественном развитии. Постепенно формировались
специальные отрасли и дисциплины, направленные на ее изучение, самой
1
См.: Агацци Э. Почему у науки есть и этические измерения? // Вопросы философии. –
2009. - № 10. – С. 93-104.
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
общей из них является науковедение. В широком смысле науковедением
называют весь комплекс наук о научном познании, т.е. ему придается
предельно широкий смысл, и оно неизбежно является междисциплинарным
исследованием. Как специальная дисциплина, самостоятельная отрасль
знания со своим предметом, задачами, научным коллективом, науковедение
оформилось в 60-е гг. ХХ в., хотя ее основы были заложены в 20-30-х
годах.1 Науковедение изучает закономерности функционирования и
развития науки, структуру и динамику научной деятельности, взаимодействие
науки с другими социальными институтами и сферами общества. В
науковедении выделяют два направления исследований: аналитическое и
нормативное. Целью аналитического изучения является раскрытие
закономерностей функционирования и развития науки как особой формы
деятельности и социального института – познавательные, психологические,
социальные, экономические, структурно-организационные аспекты науки,
связь науки с другими социальными институтами и т.п. Нормативные
науковедческие исследования занимаются разработкой теоретических основ
научной политики и государственного регулирования науки: выработка
рекомендаций по повышению эффективности научной деятельности,
объективных критериев ее оценки, принципов планирования, организации
и управления научными исследованиями.2 Таким образом, по сравнению с
философией науки науковедение имеет менее фундаментальный и более
описательный характер. Дисциплина более частного характера –
«наукометрия» – занимается статистическим исследованием структуры и
динамики информационного объема научного знания и потоков научной
информации. Она представляет собой применение методов математической
статистики к анализу потока научных публикаций, роста научных кадров,
финансовых затрат и пр.
Социология науки изучает науку как социальный институт, ее
инфраструктуру и взаимоотношения с другими социальными институтами
и сферами общества, деятельность и взаимодействие профессиональных
и неформальных сообществ ученых, социальные функции науки, оценку
ее эффективности и пути ее повышения, а также конкретные
1
Термин «науковедение» ввел чешский ученый и философ Б.Больцано (1781-1848), но
он употреблял его в более узком значении – как «логику науки». Основоположниками
науковедения, внесшими большой вклад в его развитие, являются советские ученые
И.Боричевский, С.Г.Струмилин (1877-1974), английский ученый Дж.Д. Бернал (19011971), автор фундаментальных трудов о значении науки в жизни общества.
2
См.: Науковедение // Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 406-407.
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
социокультурные условия развития науки в различных типах общественного
устройства.
Психология науки (психология научного творчества) направлена
на изучение психологических механизмов научного познания, соотношение в
нем сознательных и бессознательных элементов, мотивацию научной
деятельности, личностные характеристики ученых, психологическую
атмосферу научных сообществ и др.
Как уже отмечалось, помимо частнонаучных науковедческих
дисциплин в самой философии есть разделы, непосредственно связанные с
изучением как самого познания, так и его отдельного типа – научного
познания; это – гносеология и эпистемология. Гносеология, или теория
познания, изучает сущность познавательной деятельности, ее исходные и
всеобщие основания, структуру процесса познания, взаимоотношения
субъекта и объекта, основные формы и виды познания, закономерности его
функционирования и развития, возможности постижения истины и ее
проверки и др. В отличие от гносеологии как учения о познании вообще
эпистемология является теорией научного познания.
На основе краткого обзора науковедческих областей знания видно,
что проблематика указанных дисциплин выходит за пределы философии,
носит более частный, узкий характер и разрабатывается частно- и
общенаучными методами. Эпистемология и философия науки же
представляют собой философский подход к изучению науки: ее сущности,
структуры, методологии, закономерностей существования и развития; это
философская рефлексия над наукой. Кроме того, философия науки является
самой общей и фундаментальной по сравнению с рассмотренными выше
дисциплинами областью знания по изучению науки.
§2 Понятие науки, основные аспекты ее бытия
Наука – сложное, многогранное образование, ее можно рассматривать
с разных сторон, под разным углом зрения: как специфическую форму
деятельности, как особый вид познания, как совокупность дисциплинарных
знаний, как академическую систему, как социальный институт и т.д. В
самом общем смысле науку можно определить как деятельность по
производству, систематизации и трансляции знания. Один из основателей
науковедения Дж. Бернал отмечал, что дать исчерпывающее определение
науки по существу невозможно - можно лишь наметить пути, следуя по
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
которым мы приблизимся к пониманию науки.1 Современная философия
науки изучает в основном три аспекта бытия науки:
1) науку как познавательную деятельность;
2) науку как социальный институт;
3) науку как особую сферу культуры.
1.2.1 Наука как познавательная деятельность
Наука – это, прежде всего, деятельность. Всякая деятельность
представляет собой субъект-объектное отношение, в котором активность
субъекта направлена на преобразование объекта в соответствии с
поставленной целью. Любая деятельность имеет следующую структуру:
1) объект – то, на что направлена деятельность;
2) субъект – тот, кто осуществляет деятельность;
3) средства – то, с помощью чего осуществляется деятельность;
4) сам процесс деятельности;
5) цель – ради чего она осуществляется;
6) продукт – результат деятельности.
Через эту призму проанализируем научную деятельность.
Наука есть особого рода деятельность, деятельность по производству
новых знаний, т.е. познавательная деятельность, или познание. Ее структуру
составляет прежде всего взаимодействие субъекта и объекта познания.
Объектом научного познания является все то, на что направлена
познавательная деятельность, что интересует исследователей на данном
этапе. Другими словами, объект науки – это выделенная по некоторым
правилам часть мира (фрагмент реальности), подлежащая познанию и
существующая независимо от сознания субъекта, противостоящая ему в его
познавательной деятельности. Объектом науки могут быть любые предметы
и явления окружающей действительности или самого познания.
Принято различать объект и предмет научного исследования. Если
объектом научного познания может выступать любой фрагмент
действительности (природа, общество, человек и т.д.), то предметом
научного исследования является определенный срез объекта или его
конкретный аспект, т.е. определенные свойства, стороны, связи и отношения
объекта, которые на данном этапе вовлечены в процесс познания и
интересуют исследователя. Другими словами, в предмет входят лишь
1
См.: Бернал Д. Наука в истории общества. М., 1956. С. 17.
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
некоторые свойства и признаки объекта, чаще всего главные,
существенные (с точки зрения данного исследователя и интересующие его
в данный момент). Т.е. если объект - это нечто целое, то предмет - это
часть целого (объекта), его конкретизированная часть.
Следует указать еще на одно различие между объектом и предметом
научного познания, на которое мало обращают внимания. Главное их
отличие состоит в том, что объект в отличие от предмета существует в
самой действительности, т.е. объективно, вне и независимо от чьего-либо
сознания, воли или желания; он не принадлежит науке, а тем более
данному исследованию, а находится вне этой формы познания. Разумеется,
познающий субъект выбирает объект для исследования, и он становится,
таким образом, объектом науки. Но если только этот или другой объект не
будет выбран исследователем для познания, он от этого не перестанет
существовать в отличие от предмета. Итак, если объект всегда и полностью
объективен (извините за тавтологию, но этот момент необходимо
подчеркнуть), то предмет научного познания не является таковым.
Дело в том, что предмет - это всего лишь способ видения объекта с
позиции данной науки (или данного исследователя). Это означает, что
предмет в отличие от объекта всегда субъктивно-объективен, или отчасти
идеален, поскольку существует только в нашем (или чьем-либо) сознании,
в сознании ученого, «конструируется им» (Кант). Форма существования
объекта - реальность, форма существования предмета - знания об этой
реальности. Таким образом, можно дать следующее определение предмету
науки. Предмет науки – это выбранный срез рассмотрения объекта и
полученные научные знания о нем или о той его части или стороне,
которые рассматриваются данной наукой (исследованием).
Существует и такое понятие, как предметная область исследования.
Это - множество всех предметов, свойства которых и отношения между
которыми рассматриваются в той или иной науке. Термин «предметная
область науки» употребляется тогда, когда не удается объединить одним
названием совокупность разных предметов, либо когда границы предмета
недостаточно четко очерчены. Такова сущность и содержание объекта,
предмета и предметной области науки и их соотношение.
Другим компонентом в структуре научной познания является
субъект. Субъект науки – тот, кто осуществляет научную деятельность;
им может быть отдельный ученый, научный коллектив, научное
сообщество и т.п. Научная деятельность требует специальной подготовки
20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
субъекта познания, в ходе которой он осваивает предшествующий
материал в своей предметной области, методологию, методику и технику
научного исследования, усваивает мировоззренческую и нравственную
ориентацию, целевые установки, характерные для научного познания и др.
Субъект всегда действует в определенной социально-исторической среде,
опирается на знания как своих современников, так и предшествующих
поколений людей, использует в своей деятельности различные средства,
выработанные человечеством (язык, понятийный аппарат, коммуникации и
пр.), поэтому можно утверждать, что в широком смысле субъектом научного
познания выступает все совокупное человечество. Как отмечает Л.А.Микешина,
субъект научной деятельности функционирует на трех взаимосвязанных
уровнях – индивидуальном (отдельные ученые), коллективном (коллектив,
научное сообщество) и общественном (общество в целом).1
Итак, наука – это, прежде всего, познавательная деятельность, познание.
Однако не любое познание является научным или наукой. Познание не
ограничено сферой науки, оно шире понятия науки. Познание может
осуществляться различными способами и в разных формах: в обыденной
жизни (обыденное познание), в искусстве (художественное познание), в
религии (религиозное познание) и др. Наука – это особый тип познания,
специально направленный на приобретение новых знаний, более того, не
любых новых знаний, а имеющих статус достоверности, истинности.
Достижение истины – это и есть основная цель науки, движущая умами
ученых. А для этого требуется применять особые средства, позволяющие
получать такие знания, в определенной степени, можно сказать,
гарантирующие таковой их статус. К познавательным средствам относятся
принципы, методы и особые приемы исследования, а также приборы,
оборудование, инструменты (технический инструментарий). В отличие от
других типов познания, осуществляющих отражение мира в
специфической для них форме: художественного образа, здравого смысла,
мнений, догм и т.п., - научное познание отражает мир в теоретической
(абстрактной) форме: понятий, категорий, законов, теорий. Это –
теоретическая форма познания мира. Результатом научного познания
является система достоверных знаний, т.е. истина. Результат и цель
научного познания (как и любой другой деятельности), таким образом,
1
См.: Микешина Л.А. Философия науки: учебное пособие. М., 2005. С. 42, 227.
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
совпадают; цель – это и есть идеальный, предвосхищенный результат
деятельности, а результат есть опредмеченная цель.
Итак, в своем первом значении (первом аспекте своего бытия) наука
означает деятельность по производству нового знания, а также результат
этой деятельности – совокупность достоверных знаний, приведенных в
целостную систему на основе определенных принципов. На основе
проведенного анализа следующее определение науки как познавательной
деятельности представляется нам оптимальным: «Наука – это форма
духовной деятельности людей, направленная на производство достоверных
знаний о природе, обществе и самом познании, имеющая непосредственной
целью постижение истины и открытие объективных законов на основе
обобщения реальных фактов…, для того чтобы предвидеть тенденции
развития действительности и способствовать ее изменению».1
Понимание науки как познавательной деятельности требует экспликации
самого понятия «познание», а это необходимо предполагает обращение к
современной гносеологии. В современной неклассической гносеологии
понятие познания подверглось пересмотру, оно трактуется иначе, чем в
классической традиции. В рамках данного параграфа не уместно
раскрывать все инновационные моменты в разработке данного понятия,
остановимся только на отдельных моментах, представляющих интерес в
контексте рассматриваемого вопроса. Во-первых, в современной гносеологии
само понятие познания, понимание его природы, структуры и функций
трактуется шире по сравнению с классической парадигмой. Традиционное,
идущее от Локка (и догматизированное в марксистской философии)
понимание познания «как отражения» (позиция «наивного реализма»)
подверглось критике вследствие его неточности и неполноты. Как отмечает
Л.А.Микешина, «понятие ″отражение″ фиксирует, скорее, конечный
результат, нежели операциональную сторону познавательной деятельности,
″спрямляя″ многие ее этапы. Познание далеко не всегда имеет
отражательную природу».2 Оно, скорее, представляет собой творческисозидательные процессы, основанные на продуктивном воображении,
соглашениях, индивидуальном и коллективном опыте. Парадокс, по
мнению Л.А.Микешиной, состоит в том, что познание «осуществляется
преимущественно неотражательными по природе операциями». К таким
1
Кохановский В.П., Лешкевич Т.Г., Матяш Т.П., Фатхи Т.Б. Основы философии науки.
Ростов н/Д., 2004. С. 25.
2
Микешина Л.А. Философия науки. М., 2005. С. 17.
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
неотражательным процедурам и приемам относятся выдвижение гипотез,
категоризация, репрезентация, редукция, реконструкция, интерпретация и
др.1 Во-вторых, неклассическая гносеология признала узость, ограниченность
субъектно-объектной парадигмы познавательного процесса и необходимость
дополнения ее субъектно-субъектным отношением, в котором воплощается
идея целостности человека и преодолевается частичный гносеологический
субъект. В-третьих, признание необходимости включения познания в
социокультурный и исторический контекст.2 Во второй половине ХХ в.
признание социокультурных измерений познания стало одной из актуальных
проблем неклассической гносеологии и эпистемологии, а это, в свою
очередь, проблематизировало идею социокультурной и исторической
релятивности познания и необходимость согласования ее с традиционной
идеей объективности знания. В результате этих идейных сдвигов классическая
парадигма познания трансформируется в новый синтетический подход к
познанию,
объединяющий
гносеологические
исследования
с
3
антропологическими, герменевтическими и другими подходами.
1.2.2 Наука как система знаний
Первый аспект бытия науки подразумевает рассмотрение ее не только
как познавательной деятельности, но и как результата этой деятельности,
т.е. системы полученных знаний. Эта сторона науки заслуживает
обстоятельного рассмотрения, так как в большинстве публикаций она либо
не затрагивается, либо освещена предельно кратко. Прежде всего, надо
определить, что такое знание. Интуитивно каждый человек понимает, что
такое знание. Со знанием человек имеет дело «на каждом шагу», оно
пронизывает всю нашу жизнедеятельность и воспринимается как само
собой разумеющееся. В широком смысле слова знание – это информация
(сведения), полученная об объекте познания; способ фиксирования,
сохранения и использования информации. Но знание и информация не
тождественные понятия. Сама по себе информация еще не есть знание. Для
того чтобы стать знанием, информация должна стать фактом сознания,
субъективирована, т.е. усвоена, осознана субъектом.4 Знание всегда «чье-то»,
1
См.: Микешина Л.А. Философия науки. М., 2005. С. 17-18.
См.: Там же. С. 16-17, 19, 25.
3
См.: Микешина Л.А., Опенков М.Ю. Новые образы познания и реальности. М., 1997. Гл. 1.
4
См.: Берков В.Ф. Философия и методология науки: Учеб.пос. М., 2004. С.21; Кармин
А.С., Бернацкий Г.Г. Философия: Учебник. СПб., 2001. С.334-335.
23
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
связано с личностью познающего. С другой стороны, знание объективно,
определяется свойствами объекта и отражает информацию о нем.
Знание является специальным объектом изучения гносеологии, а
также ряда других наук (когнитологии, лингвистики, семантики и др.).
Несмотря на тысячелетнюю историю своего существования (в европейской
культуре оно берет свое начало в древнегреческой философии), это понятие
не имеет однозначного, точного определения и продолжает оставаться
предметом обсуждения и дискуссий; оно многозначно и многогранно, в
особенности, учитывая различие западных и восточных традиций
философской мысли. В философии (гносеологии) дается следующее его
определение. Знание есть «проверенный общественно-исторической практикой
и удостоверенный логикой результат процесса познания действительности,
адекватное ее отражение в сознании человека в виде представлений,
понятий, суждений, теорий»1, фиксируемое в форме знаков естественного и
искусственного языков. Итак, как следует из определения, не любой
результат познания является знанием, а проверенный, удостоверенный и
адекватный объекту. Т.е. познавательные результаты приобретают статус
знания в случае их адекватности изучаемому предмету. Знание – это заявка,
задел на истинность; всякое же сомнение в истинности информации
(познавательных продуктов) транспортирует ее во мнение.2
Исследование понятия «знание» осуществляется, как правило, на
основе сопоставления знания и мнения, знания и веры, научного и
ненаучного знания. В античной философии основным было различение
знания и мнения. В античной традиции считалось, что мнение («докса»)
– промежуточное знание между наукой и незнанием, оно строится на
чувстве, поэтому касается единичных предметов и характеризуется
недостоверностью (может включать в себя заблуждение и иллюзию),
изменчивостью и относительностью. В отличие от мнения знание
(«эпистеме») рационально по своему происхождению, опирается не на
чувства, а на разум; в нем схватываются не единичные, а общие свойства,
суть бытия, его устойчивые и неизменные свойства, в силу чего знание
обладает всеобщностью, необходимостью и общезначимостью, а,
следовательно, достоверностью. Таким достоверным знанием в античности
считалась математика и логика. Первым, кто провел различие между
мнением и знанием, был древнегреческий философ Парменид. Согласно
1
2
Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 192.
См.: Крымский С.Б. Истина и мнение // Философские науки. – 1990. - № 10. – С. 76.
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Платону, знание в отличие от мнения предполагает не только истинность,
но и обоснованность.
В современном значении мнение рассматривается как еще не
доказанное, предварительное и проблематическое суждение, имеющее
чисто субъективный, личностный характер. Мнение – это еще не знание, а
форма предпочтения той или иной информации в сознании человека в
таких ситуациях, когда на истинность претендуют несколько вариантов
или версий. Это «форма установления среди множества позиций…
наиболее вероятного кандидата на испытание» его на истинность.1 Но
мнение отличается и от гипотезы, поскольку последняя представляет собой
форму вероятностного знания, истинность которого еще не установлена,
но предполагается.
Что касается соотношения знания и веры, то вопрос этот до сих пор
остается дискуссионным; основная сложность состоит в выяснении того,
может ли вера быть разновидностью знания и совместимы ли знание и
вера. Решение этой проблемы можно осуществлять только в контексте
определенной культуры - западной, восточной (индийской, китайской,
арабо-мусульманской и др.). Ибо в рамках той или иной культуры
исторически сложились разные традиции в понимании как самого знания и
веры, так и их соотношения.2 Ниже будет рассмотрен западный
(европейский) вариант решения данной проблемы. В рамках европейской
культуры истоки полемики о соотношении веры и знания относятся к
эпохе средневековья, когда была разработана теория двух истин – религии
и науки, веры и разума. В широком смысле вера есть уверенность в чемлибо, для чего не существует доказательства; принятие какой-либо
информации без обоснования. Различают обыденную (житейскую) и
религиозную веру. В обыденном значении вера является неотъемлемым
компонентом повседневных, житейских знаний, а, следовательно, она
совместима со знанием. Человек в повседневной жизни многое принимает
на веру, не утруждая себя доказательством этого. Отличительной
особенностью веры является ее эмоциональная окрашенность: вера не
просто отражает какой-либо объект, но характеризует определенное
эмоционально-волевое отношение к нему со стороны субъекта. Вера лежит
1
Крымский С.Б. Истина и мнение // Философские науки. – 1990. - № 10. – С. 76.
По вопросу о соотношении знания и веры в различных культурных традициях см.:
Степанянц М.Т. Знание и вера: многообразие культурных подходов // Вопросы
философии. – 2007. - № 2. – С. 3-13.
25
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в основе активной деятельности субъекта, мобилизуя его силы на
достижение целей, способствует его лучшей самореализации.
В научном познании также имеются элементы веры. Она является
одним из фундаментальных оснований познания, без которого последнее
просто не могло бы осуществляться. Это – уверенность в реальности
существующего мира, во внутренней связи субъекта с познаваемым
объектом (что получаемые знания являются его отражением), в адекватности
чувственных образов воспринимаемым предметам и явлениям. Это также
доверие интуиции, догадке, поэтому вера выступает инициирующим
моментом исследовательского поиска. Вера является необходимым
условием признания истинности научных теорий, открытий и всего
совокупного знания науки (доверие к знаниям, «добытым не нами»),
условием существования и устойчивости научных традиций и др.
Что касается религиозной веры («Вера есть уверенность в невидимом
и осуществление ожидаемого» - Библия), то, учитывая сложность этого
вопроса, его специфичность и невозможность рассмотрения в рамках данной
работы, ограничимся только констатацией наличия двух противоположных
точек зрения: принципиального различия и несовместимости знания и
веры («верую, потому что абсурдно» - А.Августин), а также возможности
их совместимости и гармоничности (Ф.Аквинский, разработавший
принцип гармонии веры и разума, науки и религии, на котором основана
его рациональная теология).
Существует множество видов знания: обыденные (житейские),
художественные, научные, религиозные, мифологические и др.; их можно
также классифицировать по сравнению с научными как донаучные,
ненаучные, вненаучные, антинаучные, лженаучными и т.п. Чтобы стать
научными, знания должны удовлетворять многим требованиям,
соответствовать определенным критериям. «Критерии научности - это
правила, по которым оценивается соответствие (или несоответствие)
некоторых знаний обобщенным гносеологическим представлениям об
установленных стандартах научного знания».1 Иначе говоря, критерии
научности – это признаки, на основании которых производится оценка и
классификация знания как научного (или ненаучного). Это правила оценки
продуктов познания на их соответствие стандартам науки. Они
обусловливают качественную определенность тех оснований, с позиций
1
Ильин В.В., Калинкин А.Т. Природа науки: гносеологический анализ. М., 1985. С. 6.
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
которых то или иное знание расценивается как научное и зачисляется в
разряд научного знания.
Проблема критериев научности знания является одной из
дискуссионных в современной философии науки, и в зависимости от задач
исследования и точки зрения исследователей выделяют различные виды
критериев научности. К настоящему времени предложено немало
трактовок критериев научности, иногда они не совпадают. Но среди всех
них можно вычленить единые или наиболее важные свойства научности,
признаваемые большинством исследователей. К числу важнейших
критериев научности знания относят: рациональность, истинность
(достоверность), системность, непротиворечивость, доказательность,
проверяемость (верифицируемость), общезначимость и др.1 С.А.Лебедев в
одной из своих последних статей по философии науки предлагает
несколько иной перечень основных признаков научного знания: объектность,
дискурсность, однозначность, обоснованность, верифицируемость,
общезначимость.2 В этом списке мы видим три новых, не отмеченных
другими авторами, отличительных свойства научного знания: объектность,
дискурсность и однозначность. Эти свойства, действительно, присущи
научному знанию, но они также присущи, за исключением однозначности,
и другим видам знания (вненаучному, обыденному и др.), поэтому вряд ли
их можно считать признаками научного знания и критериями научности.
Кроме того из текста статьи не ясно, что автор понимает под
дискурсностью знания, учитывая большую многозначность этого термина,
а в контексте оно не раскрывается.
Критерии научности знания различны по своему характеру и
организуют, упорядочивают, конституируют знание как «научное» с
разных сторон – как со стороны содержания, так и формы. Подробная
характеристика критериев научности будет дана после рассмотрения
научного знания как системы.
Наука как система готовых, добытых знаний представляет собой
сложное образование, она многоаспектна и многогранна. В ее структуре
1
См.: Кезин А.В. Научность: эталоны, идеалы, критерии. М., 1985. С. 26-36; Берков
В.Ф. Философия и методология науки. М., 2004. С. 13-16; Ильин В.В. Философия
науки: учебник. М., 2003. С. 85-93, 97, 127-130, 133-215; Ушаков Е.В. Введение в
философию и методологию науки: Учебник. М., 2005. С. 32-35; Лебедев С.А.
Структура науки // Вестник Московского университета. - 2010. - № 3. – С. 27-33.
2
См.: Лебедев С.А. Структура науки // Вестник Московского университета. Серия 7.
Философия. – 2010. - № 3. – С. 27, 30, 49.
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
представлены различные подсистемы. Выделение различных подсистем в
системе научного знания в литературе произведено по-разному;
заслуживают внимания два подхода. М.С.Бургин и В.И.Кузнецов
выделяют следующие четыре подсистемы: логико-лингвистическую,
модельно-репрезентативную, прагматико-процедурную и проблемноэвристическую.1 В.В.Ильин осуществляет деление несколько иначе:
референциальная, логическая, рефлективная и лингвистическая системы.2
Как нам представляется, структурирование В.В.Ильина более правильное,
(поэтому в дальнейшем при рассмотрении этого вопроса будем ссылаться
в основном на его работу), хотя и в подходе вышеназванных авторов есть
рациональные моменты. Итак, науку как систему знаний можно
представить в виде единства четырех подсистем:
1) референциальная (репрезентативная) подсистема – полученные
знания о предметной области исследования (содержательная сторона
научных знаний, их онтология); она характеризует и конституирует научные
знания с точки зрения истинности, достоверности, соответствия их
содержания отображаемому объекту;
2) логическая подсистема – знания о логических законах и правилах
мышления и построение в соответствии с ними совокупности
приобретенных научных знаний как логической системы;
3) рефлективная подсистема – знания о философскомировоззренческих и методологических основаниях научного познания;
4) лингвистическая подсистема – знания о правильном вербальном
(языковом) оформлении научных знаний, а также наличие
специализированного научного языка со специфическим понятийнокатегориальным аппаратом и терминологией.3
Охарактеризуем эти подсистемы подробнее. Следует отметить, что в
обоих указанных учебных пособиях характеристика подсистем начинается
с лингвистической (логико-лингвистической – у М.С.Бургина и
В.И.Кузнецова) системы, аргументируется это тем, что научному знанию,
для того чтобы описывать что-либо, нужны языковые средства. На наш
1
См.: Бургин М.С., Кузнецов В.И. Введение в современную точную методологию
науки: Структуры систем знания: Пособие для студ. вузов. М., 1994. С. 109-112; Бургин
М.С., Кузнецов В.И. Научная теория и ее логико-лингвистическая подсистема //
Философские науки. – 1987. - № 5. – С. 36-45.
2
См.: Ильин В.В. Философия науки. М., 2003. С. 108-126.
3
См.: Там же.
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
взгляд, выделение и характеристику отдельных систем научного знания
следует начинать с референциальной (репрезентативной) системы, ибо в
знании важнейшей стороной является его содержание, а не форма
выражения и оформления.
I.
Референциальная система
Научное знание как референциальная (от лат. referens - сообщающий;
referent - предмет высказывания), или модельно-репрезентативная
(согласно делению М.С.Бургина и В.И.Кузнецова), система представляет
собой онтологию предметной области. Поскольку целью науки является
раскрытие истинной природы вещей как они существуют вне и независимо
от сознания, то референциальная система предстает как совокупность
достоверных, объективно-истинных знаний об объекте исследования. В
ней сформулированы критерии содержательной организации научного
знания как достоверных, истинных знаний, соответствующих
действительности, адекватно отражающих ее. Но знание – это не
механический слепок действительности, не ее зеркальное отражение. Как
происходит это отображение, и какое соответствие с действительностью
имеют получаемые знания?
Способом представления объектов предметной области в научном
знании, в частности в теории, являются модели, или абстрактные объекты.
Научное знание, как хорошо известно, есть единство эмпирического и
теоретического, поэтому главным вопросом в этом плане является проблема
связи эмпирии и теории. Суть проблемы состоит в том, как достичь
всеобщности и необходимости научных знаний (в области теории), если
эмпирический опыт дает единичное знание, знание об отдельных фактах.
Наука же есть свод всеобщего и необходимого, номотетического знания.
Такое знание (на уровне теории) нельзя получить индуктивным способом,
путем простого обобщения опыта.
Итак, способом представления объектов предметной области или их
свойств и отношений являются абстрактные объекты, или идеальные
конструкты (материальная точка, геометрические фигуры, тело, масса,
вещество и пр.). Идеальные конструкты состоят из базовых и производных
абстрактных объектов. Первые вводятся постулатами, дефинициями,
принципами и образуют основу, скелет теории, вторые образуются в ходе
творческого конструирования теоретической мысли. Совокупность
взаимосогласованных конструктов (абстрактных объектов), находящихся в
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
отношениях координации и субординации, образуют концептуальные
каркасы действительности, выступающие скелетом научного знания
(теории) и подлинным началом науки. Природа идеальных конструктов
такова, что она, во-первых, позволяет связать эмпирию и теорию, вовторых, придает теоретическому знанию характер всеобщности и
необходимости. Как это возможно?
Абстрактные объекты (материальная точка, твердое тело, плоскость,
маятник, световой луч и др.) репрезентируют реальные объекты или их
свойства и отношения между ними «в общем виде», «совокупно», а их
свойства доведены до крайнего выражения (напр., «материальная точка»
выступает представителем определенной черты эмпирических объектов
«иметь массу», но безотносительно к размерам тел). Т.е. абстрактные
объекты существуют не реально, а абстрактно, в чистом виде. Нигде не
существует «тело вообще», «масса вообще» или «материальная точка» и
т.п. Абстрактные объекты, таким образом, являются идеализациями,
идеализированными объектами, а потому они по своей природе
универсальны. Отсюда следует важный вывод: универсальность идеальных
конструктов сообщает знаниям о них всеобщность и универсальность. Но
у абстрактных объектов нет непосредственных референтов, непосредственных
коррелятов в действительности, они не являются «прямым» знанием о
реальных объектах (ньютоновская физика, например, изучает не движение
реальных тел, а движение конечного числа материальных точек,
удовлетворяющих законам классической механики и описываемых
системой дифференциальных уравнений). Абстрактные объекты могут
выступать и восприниматься как репрезентация реальных объектов, как
отображение реального мира, если им удастся приписать эмпирическое
значение, т.е. установить мост между теорией и эмпирией.
Объективация конструктов и, следовательно, концептуальных каркасов,
сообщающая им онтологический статус, осуществляется двояким образом:
1) через проекцию на картину мира и 2) через эмпирическую интерпретацию
и верификацию. Соотнесение абстрактных объектов с картиной мира
означает подведение их под функционирующие в культуре той или иной
эпохи общезначимые образы бытия, связанные с определенными
постулатами, допущениями, гипотезами и др., в результате чего происходит
семантическая (содержательная) онтологизация концептуальных каркасов
и их отождествление с соответствующими компонентами картины мира.
Способом же практической объективации теоретического знания служат
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
эмпирическая интерпретация и верификация. Последние проясняют вопрос
предметного содержания концептуальных каркасов, репрезентативности
абстрактных объектов в чувственно-наглядном, практическом плане.
Переход от конструктов концептуальных каркасов к чувственно-наглядным
объектам эмпирического знания (связь теории с эмпирией) осуществляется
путем совмещения абстрактных объектов с эмпирическими схемами
благодаря операциональным определениям и правилам соответствия.
Таким образом, онтологизация теоретических схем в процессе наложения
на картину мира и эмпирическая интерпретация и верификация абстрактных
объектов осуществляют объективацию концептуальных каркасов, решая
вопрос об их предметном содержании и отображении действительности.1
II.
Логическая система
Идущее от античности понимание и трактовка логики как органона
любой науки, орудия всякого познания имеет непреходящее значение.
Любой процесс познания немыслим без применения (осознанного или
неосознанного) логического инструментария, правил, законов и требований
логики (тем более это касается научного познания). Знание и соблюдение
требований логики – непременное условие последовательного,
непротиворечивого, обоснованного познания. Правила и законы логики
организуют, упорядочивают, конституируют материал научного знания,
начиная от его отдельных компонентов (понятий, суждений, умозаключений,
гипотез, законов и пр.), операций и процедур (определение, доказательство,
обоснование, опровержение и др.) и кончая развитой теорией. Анализ,
обобщение и систематизация материала, построение рассуждений, получение
выводов, формулировка идей и законов, построение теории – все это
требует знания и применения логики; так, скажем, в дедуктивной теории ее
содержание разворачивается по правилам дедукции, а значения истинности
переносятся с посылок на заключения по правилам логического вывода.
Иначе говоря, научное знание строится, конституируется, усовершенствуется
на основе логических правил и законов и в итоге (на выходе) приобретает
систематизированный, упорядоченный, логически организованный характер.
На уровне теории научное знание приобретает характер развернутой
логической системы, построенной дедуктивно или индуктивно или какимлибо другим образом (гипотетико-дедуктивным и пр.). Следует указать на
еще одно важное значение логики – ее большую роль в увеличении точности,
1
См.: Ильин В.В. Философия науки. М., 2003. С. 113-119.
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
четкости и строгости научных знаний благодаря формализации, построению
искусственных научных языков, созданию формализованных систем.
Проиллюстрируем действие основных законов логики в научном
познании и построении научных знаний. Закон тождества [«всякая мысль
(понятие, суждение) в процессе рассуждения должна быть тождественной
самой себе», a=a] требует определенности знаний (мышления). В
соответствии с этим законом все компоненты научных знаний (понятия,
суждения, идеи и пр.) должны иметь точное содержание и четкую
формулировку, исключающую многозначность, неопределенность и
расплывчатость мысли. Также этот закон запрещает подмену понятий
(мыслей): в процессе рассуждения нельзя подменять одну мысль (понятие)
другой, нельзя отождествлять различные мысли, а тождественные мысли
выдавать за различные.
Закон непротиворечия [«два несовместимых друг с другом
суждения не могут быть одновременно истинными; по крайней мере, одно
из них необходимо ложно»] выражает требование непротиворечивости
мышления, недопущения противоречивых утверждений. Этот закон
запрещает высказывать относительно какого-либо предмета в одно и то же
время и в одном и том же отношении взаимоисключающие, несовместимые
суждения, как контрарные, так и контрадикторные.
Третий закон – закон исключенного третьего – требует
последовательности мысли. Его формулировка - «два противоречащих
суждения не могут быть одновременно ложными, одно из них необходимо
истинно» [или: «из двух противоречащих суждений одно истинно, другое
ложно, а третьего не дано»]. Этот закон, требуя последовательности
мышления, запрещает уклоняться от признания истинным одного из
противоречащих друг другу суждений и искать нечто третье между ними
(«третьего не дано»). Тем самым он предостерегает от ненужного
усложнения и запутывания материала («не умножай сущностей без
необходимости» - бритва Оккама).
Четвертый закон – закон достаточного основания [«Всякая мысль
признается истинной, если она имеет достаточное основание»] требует
доказанности, обоснованности мыслей.1 Он имеет чрезвычайно большое
значение для научного познания: в науке нельзя быть голословным (чтолибо заявлять необоснованно, без убедительных доказательств) или
1
См.: Кириллов В.И., Старченко А.А. Логика: Учебник. М., 1982. С. 113-125.
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
принимать что-либо на веру, либо ссылкой на авторитет. Все научные
положения (идеи, законы, выводы и пр.) должны быть тщательно обоснованы,
доказаны. В науке не просто сообщается об истинности того или иного
знания, но приводятся основания, по которым оно истинно. Стремление к
обоснованности, доказательности знания является важным критерием
научности в отличие от недостаточной обоснованности других типов
познания. Обоснование знания, построение его как органичной, единой,
целостной системы всегда было характерным для науки. С этим
стремлением к доказательности знания иногда связывают само возникновение
науки. Поэтому принцип достаточного обоснования считают фундаментом
всякой науки. По мнению многих философов, доказательность, обоснованность
знания является одним из важнейших критериев его научности, именно
этот признак отличает в первую очередь научное знание от других его
типов.1
III.
Рефлективная система
Рефлективные (от лат. reflexio – отражение; размышление, анализ)
механизмы науки – это специальный отдел в науке, задачей которого является
анализ и оценка научного знания с целью его идентификации, т.е.
утверждения и подтверждения в статусе научности. Рефлективная система
включает в себя идеалы, нормы, эталоны и регулятивы, которые направляют,
регулируют и организуют процесс научного познания в соответствии с
имеющимися в них предписаниями-императивами, а применительно к
готовым научным знаниям осуществляют их ревизию, контроль и
корректировку. Философско-методологическая рефлексия научного знания,
таким образом, представляет собой целенаправленную фиксацию и
обоснование общезначимости и общеобязательности неких познавательных
норм и правил, регулирующих как саму исследовательскую деятельность, так
и полученные знания. Другими словами, рефлексия занимается созданием
познавательных образцов (идеалов, эталонов) науки, характерных для той
или иной эпохи, т.е. образов науки с присущими ей парадигмой, стилем
мышления, правилами обоснования и проверки знаний и пр.
Рефлективная система подразделяется на два вида:
1) нормы и правила научного исследования, т.е. производства знаний
(процесса научного познания и его динамики),
1
См.: Ильин В.В. Философия науки. М., 2003. С. 97, 129.
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2) нормы и правила готового (полученного) научного знания, взятого в
статике (результата научного исследования).
Рефлективная система канонов науки, с другой стороны, делится на
три группы:
1) универсальные образцы и нормы, отделяющие науку от ненауки; они
характерны для науки в целом, безотносительно к тем или иным ее этапам
или ее дисциплинарной дифференциации. Их цель – демаркация науки и
ненауки. К таким универсальным нормам научного знания относятся:
истинность, формальная непротиворечивость, причинно-следственная
связность, доказательность, проверяемость, воспроизводимость,
интерсубъективность.
2) конкретно-исторические нормативы научного познания, действующие
на тех или иных этапах развития науки (античная, классическая,
неклассическая и постнеклассичекая наука). Так, скажем, идеал научности
классической науки – достижение чисто объективной и абсолютной
истинности знаний – неприемлем для неклассической и тем более
постнеклассической науки.
3) дисциплинарные нормы и требования, предъявляемые к отдельным
областям научного знания, группам наук и дисциплинам. Так, критерии и
нормы, действующие в естественных науках, будут отличаться от таковых
в общественных или логико-математических науках.1
Итак, научные каноны [исследования] выражают способы и приемы
производства научного знания, а также его аттестации в качестве «научного»
(в случае готовых знаний). Инновационная познавательная деятельность,
не соответствующая указанным стандартам и канонам, не удовлетворяющая
критериям научной рациональности, не может квалифицироваться как
«научная», а ее результатам нельзя присвоить статус «научных знаний».
IV. Лингвистическая система
Научное знание в отличие от других продуктов человеческой
деятельности существует в языковой форме: язык служит строительным
материалом для научных знаний. Языковое (вербальное) выражение
знаний характеризует лингвистическая система. Она включает в себя
алфавит и различные языковые единицы (слова, термины, выражения,
предложения, текст и др.), их композицию, а также правила их построения.
Не секрет, что от качества языковых средств (точность, строгость, красота,
1
См.: Ильин В.В. Философия науки. М., 2003. С. 124-126.
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
выразительность и пр.) в определенной степени зависит и качество
научных знаний. Лингвистическая система научного знания – это не
только правильное, грамотное оформление знаний (мыслей), хотя это
немаловажно. Являясь материальным средством выражения (со)знания,
язык кроме того выполняет функции хранения, аккумуляции и передачи
знаний, а также средства общения. И во всех своих проявлениях язык, в
зависимости от своего качества, может либо способствовать их
эффективному осуществлению, либо препятствовать. В своем первейшем
назначении – служить средством выражения и обозначения предметов и
явлений (денотатов), язык является открытой системой, постоянно расширяется,
обновляется, уточняется, пополняясь новыми словами и терминами.
Важнейшими проблемами лингвистической системы научного
знания являются:
• проблемы словообразования и смыслообразования в процессе
формирования и трансформации знаковых систем;
• соотношения значения и смысла;
• корреляции знаковой системы и денотата (от лат. de-notatio –
обозначение)1;
• установление истинных значений знаковых выражений и их оценок;
• формирования и совершенствования искусственных символических
языков в целях увеличения точности, строгости, экономности и
эффективности научных знаний;
• понимания и интерпретации знаковых систем (текстов) в процессе
их коммуникации и трансляции;
• создание нового (более точного) научного языка и перевод знания на
этот язык.
На основании характеристики основных систем научного знания
можно сформулировать характерные черты научных знаний в обобщенном
виде, или критерии научности знаний.
Охарактеризуем основные черты научных знаний
(критерии научности):
1
Денотат - множество онтологически артикулированных предметов, обозначаемых
данным именем; объект языкового обозначения, реальный предмет или класс предметов
как типовое представление предмета реальной действительности.
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1) рациональность - научное знание является продуктом разумной
деятельности
человека;
неотъемлемый
признак
научной
рациональности – оперирование идеализированными объектами, без
этого признака знание еще не является научным (достаточно
сопоставить донаучные знания, существовавшие
в культуре
Древнего Востока, и античную науку, где этот признак уже
присутствовал);
2) истинность и достоверность – верное, адекватное отражение
объекта, его свойств, связей, отношений и закономерностей так, как
он существует на самом деле, вне и независимо от пристрастий и
мнений познающего субъекта; в науке не просто провозглашается
истинность какого-либо знания, но приводятся основания, по
которым это знание истинно. Поэтому корреляционным признаком,
характеризующим истинность научного знания, является его
достаточная обоснованность, а потому истинность неразрывно связана с
достоверностью как тем, что не подлежит сомнению, проверено.
3) эссенциальность – направленность научного знания на отображение
сущности изучаемых объектов, т.е. основных, общих, повторяющихся,
устойчивых свойств, связей и отношений объектов, обнаружение их
законов1; эту черту иначе можно назвать номотетичностью знаний;
4) системность – научные знания – это не разрозненные сведения и не
механическая совокупность различных компонентов, а строго
организованная по определенным правилам и принципам система,
где все ее элементы находятся в сложных связях и отношениях,
строго упорядочены, концептуально оформлены, образуя динамичную
структуру. Такими элементами научных знаний могут выступать не
только гипотезы, идеи, законы, теории, но и различные научные
области и дисциплины;
5) доказательность и обоснованность – научные знания не принимаются
на веру, без доказательства и не носят декларативный характер, а
должны быть обоснованы, доказаны, тщательно проверены. В
отличие от обыденного познания и религии, где многое принимается
на веру или основывается на житейском опыте и здравом смысле, в
науке применяются различные способы обоснования и доказательства
истинности ее знаний (эмпирические, теоретические, логические и
1
Так названа эта черта научного знания некоторыми авторами, см.: Берков В.Ф.
Философия и методология науки. М., 2004. С. 15.
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
др.). Научное знание суть доказательное знание, оно должно быть
подтверждено фактами, аргументами: выдвигаемые идеи и тезисы
доказаны, полученные выводы обоснованы, результаты подтверждены;
6) вытекающая отсюда проверяемость научных знаний – принципиальная
возможность проверки истинности полученных результатов и их
неоднократной воспроизводимости; если отсутствует возможность
повторения и подтверждения научных результатов, то такие знания
не получают статус достоверных и не включаются научным
сообществом в число научных;
7) опережающее отражение действительности – суть научных знаний
состоит в том, что они не только отражают наличные предметы и их
настоящее состояние, но и могут предвосхищать будущее, новые
свойства и связи предметов, открывать новые предметные области,
т.е. осуществлять предвидение и прогнозирование;
8) интерсубъективность, или общезначимость (иногда характеризуемая
как безличность, что не совсем правильно) – верность и равнозначность
научных знаний для всего научного сообщества, для всех категорий
людей, независимо от их социального статуса, национальной,
классовой и религиозной принадлежности; в некоторых публикациях
интерсубъективность характеризуется как элиминация субъекта и
всего субъективного из контекста научных знаний1; в процессе
эволюции науки от классической к неклассической и
постнеклассической происходит ослабление этого принципа;
9) логическая обоснованность и непротиворечивость знаний –
оформление научных знаний в соответствии с законами и правилами
формальной логики, в первую очередь, с ее основными законами, а
также включенность в систему прежних знаний и совместимость с
ними;
10) наличие специализированного научного языка, включающего
понятийно-категориальный аппарат и специальную научную
1
Принцип интерсубъективности научного знания, является важнейшим постулатом
классической модели науки. Согласно ему, научное высказывание будет тем
достоверней, чем меньше содержит субъективных привнесений. Классическая наука
стремилась элиминировать, исключить субъекта из контекста внутринаучных
построений. Наука должна давать чисто объективное, безусловно достоверное знание,
окончательно установленное и обоснованное. Это требование связывают также с
фундаментализмом и универсализмом научного знания (см.: Электронный ресурс:
//Классическая
наука.
Критерии
научности://
Режим
доступа://
http://tainimirozdania.ucoz.ru/publ/11-1-0-143).
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
терминологию с точным и строго определенным значением в рамках
той или иной научной дисциплины и позволяющего той или иной науке
глубже, точнее, адекватнее отобразить свой предмет.
Данные критерии, как нам представляется, возможно и целесообразно
подразделить на четыре группы в соответствии с основными системами
научного знания:
1) референциальные – организуют и конституируют научное знание со
стороны содержания, а именно требуют соответствия полученных знаний
реальности, их адекватности, достоверности и истинности; оценивают,
насколько точно и полно в наличных знаниях отражены объективные
свойства, связи и закономерности реального мира;
2) логические – оформление научных знаний в соответствии с законами
и правилами логики (определенность, непротиворечивость, последовательность,
обоснованность знаний и пр.);
3) рефлективные – оценка научных знаний с точки зрения соответствия
их философским основаниям, принятым на данном этапе идеалам и
нормам исследования, общенаучной картине мира; применительно к
процессу познания - это также соответствие методологической базы
исследования поставленной проблеме, целям и задачам. Они требуют
органичного вхождения знаний в человеческую культуру;
4) лингвистические – грамотное, корректное оформление и построение
знаний как вербальной системы в соответствии с лингвистическими
правилами; точность и строгость языковых средств науки
(специализированного научного языка, его понятийно-категориального
аппарата с точным значением понятий и терминов).
Причем, критерии первой и третьей группы конституируют знания в
статусе «научных» со стороны содержания, второй и четвертой группы –
и содержания и формы.
Рассмотренные выше критерии научности представляют собой
идеальную модель научного знания, они характеризуют науку с точки
зрения долженствования: каким должно быть научное знание. Реальная
наука не всегда и не в полном объеме им соответствует. Но они
непременно должны быть, выступая в роли позитивного идеала в науке.
Критерии научности имеют нормативно-ориентирующий характер, они
организуют, упорядочивают, конституируют знание в статусе «научного»
как с содержательной, так и с формальной стороны, учреждая типовую
(стандартную) модель научного знания.
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1.2.3 Наука как социальный институт
Второй аспект бытия науки – ее функционирование как социального
института. Учитывая, что этот аспект существования науки
рассматривается философией науки и не в рамках ее эпистемологического
анализа, а вне его, то ограничимся предельно краткой характеристикой.
Оформление науки как социального института, т.е. институализация
науки, произошла в новое время (ХVII в.), когда в Европе были
образованы первые научные общества и академии и началось издание
научных журналов. Понимание науки как социального института говорит
о механизме ее функционирования в обществе: кто, как, где и с помощью
каких средств осуществляет научную деятельность. В этом аспекте можно
дать следующее определение науки: «Наука есть институциональная форма
деятельности людей, направленная на производство достоверных знаний о
мире, их систематизацию, проверку, хранение, аккумуляцию и включение
в культуру соответствующего общества, а также подготовку научных
кадров». Наука как социальный институт включает в себя три
составляющих:
1) производство нового знания;
2) доведение знаний до их практического использования;
3) подготовку научных кадров.
Социальный институт науки представляет собой довольно широкую
и сложноорганизованную совокупность организационных форм и
учреждений, т.е. разветвленную инфраструктуру:
• научные учреждения;
• кадры (профессиональные объединения ученых);
• ресурсы (финансы, научное оборудование и другие средства);
• систему научной информации (печатные органы, издательства и
публикации: книги, журналы и пр.);
• различные коммуникации ученых (конференции, конгрессы,
симпозиумы и пр.);
• управление наукой;
• этос науки.
1.2.4 Наука как особая сфера культуры
Третий аспект бытия науки – наука как особая сфера культуры –
говорит о взаимозависимости и взаимообусловленности науки и всей
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
культуры общества, о вплетенности науки во все сферы общества, все
формы человеческой деятельности. Наука существует не изолированно от
общества, в вакууме, а в конкретной среде. Она возникла не на пустом
месте, а в конкретно-исторических условиях, конкретном социокультурном
контексте вследствие объективной потребности людей в производстве
истинного знания о мире. Она существует, функционирует и развивается,
испытывая воздействия со стороны всей культуры общества и, в свою
очередь, оказывая влияние на нее.
Наука как социокультурный феномен не может существовать и
развиваться вне конкретного общества и его культуры. Не существует
«наука вообще» (это только понятие, абстракция), а реально существует
наука конкретного общества, научные знания определенной эпохи:
античная наука, наука нового времени, современная наука и т.п. Научные
знания пронизаны свойственными той или иной эпохе идеалами,
ценностями, нормами, установками, связаны с политикой, идеологией,
экономикой и пр. Стиль научного мышления, проблематика, задачи,
которые ставит перед собой ученый, во многом обусловлены его временем.
Также научные достижения и открытия в определенной мере детерминированы
характером и уровнем развития культуры соответствующей эпохи: что
невозможно в одно время, станет возможным в другое.
Однако в решении этого вопроса легко впасть в крайности, что
характерно для интернализма и экстернализма, односторонне трактующих
факторы, влияющие на развитие научного познания. Эти альтернативные
подходы сформировались еще в 30-х годах ХХ в. Интернализм признает
ведущую роль в развитии науки внутренних факторов, имманентных
самой науке. Главным представителем и лидером этого направления
является А.Койре (1892-1964) – французский философ и историк науки,
автор трудов по истории и философским проблемам физики. В его трудах
интерналистская концепция представлена наиболее ярко, он разработал
ряд ее методологических принципов, благодаря чему поднял историю
науки на теоретический уровень. Койре объяснял развитие науки
исключительно интеллектуальными факторами; по его мнению, наука как
вид духовной деятельности людей может быть объяснена только из нее
самой, так как теоретический мир полностью автономен, отделен пропастью
от материального мира. История науки, согласно Койре, это движение
идей, понятий, теорий по внутренней логике их развития, а также смена
типов мышления (своего рода «мутация» человеческого интеллекта),
40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
происходящая скачкообразно. Он одним из первых выдвинул идею
некумулятивного развития науки. К основным методологическим принципам
концепции Койре относятся:
1) принцип единства развития научной, философской и религиозной
мысли, на основе которого он высказал идею о том, что великие научные
революции всегда определялись переворотами или изменениями
философских концепций;
2) требование учитывать при изучении научных идей и теорий
духовный, в частности интеллектуальный, контекст эпохи («помещать» их
в этот контекст для аутентичного представления, не допуская
«осовременивания» и модернизации);
3) воссоздание хода научной мысли в ее творческой созидательной
активности путем выявления глубинных устойчивых структур сознания,
которые определяют условия возможности (или невозможности)
возникновения конкретных научных идей;
4) изучение заблуждений и ошибок в истории научной мысли,
поскольку они не менее поучительны, чем достижения.
Таким образом, интернализм, преувеличивает роль внутренних
факторов в развитии науки, принижая или даже отвергая внешние факторы
– социокультурную среду. Для интерналистов движущей силой развития
науки выступает внутренняя логика постановки и решения научных
проблем. Конечно, интерналисты признают существование внешних
факторов (социокультурных, экономических), но они, по их мнению,
могут только либо мешать, либо благоприятствовать развитию науки, но
никакого воздействия на внутреннюю структуру научного знания, его
проблематику и подход к ее решению они оказать не могут.
Экстернализм, напротив, преувеличивает роль внешних факторов,
считая их главной движущей силой развития научных знаний. Объясняя
развитие науки исключительно или преимущественно социокультурной
средой, социальными заказами, экономическими условиями, он
недооценивает внутреннюю логику научной деятельности, преемственность
в развитии научного познания. Одним из основоположников
экстерналистского подхода в изучении науки является английский ученый
Дж.Бернал, он одним из первых стал толковать науку не как чистую
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мысль, а как явление социальное и экономическое.1 Большой вклад в
становление этого подхода внес советский ученый Б.М.Гессен (доклад о
социально-экономических корнях механики Ньютона на международном
конгрессе истории науки и техники – Лондон, 1931 г.). Постепенно
сформировалась целая школа, сторонники которой обосновывали
социально-историческую обусловленность развития науки, ее зависимость
от социально-экономических и культурно-исторических факторов. Несмотря
на положительные моменты (учет социокультурной среды, социальноэкономических факторов в развитии научных знаний), экстернализм в
целом был ошибочным, односторонним подходом, слишком прямолинейно
и упрощенно трактующий развитие науки.
В последние годы эти два крайних подхода в трактовке движущих
сил развития науки в чистом виде почти не встречаются. В настоящее
время уже всем стало очевидно, что наука не может рассматриваться ни
как полностью изолированное и замкнутое в себе образование, ни как
автоматически подчиненное и напрямую связанное с какими-либо внешними
факторами. Правильное, диалектическое, понимание механизмов развития
науки предполагает учет как внутренних, так и внешних факторов. Суть и
вся сложность данной проблемы состоит в том, чтобы понять сам механизм
взаимосвязи и взаимодействия внутренних и внешних факторов. Вненаучные
факторы могут направлять внимание ученых и ориентировать их на
разработку тех областей и проблем науки, в которых заинтересовано
общество в данный момент, но они не могут определять внутреннюю
логику научной деятельности и тем более диктовать ученым способы
решения научных проблем, какими конкретными средствами и приемами
решать встающие перед наукой задачи и проблемы. Современные
исследования социокультурной обусловленности научного (по)знания и
преодоления оппозиции «интернализм-экстернализм» позволили более
глубоко понять социальную природу науки, проникнуть в ее суть. Проблемы,
идеи, понятия, теории и пр. укоренены в конечном счете в культуре
общества (ср.: Письма Ф.Энгельса об историческом материализме).
Социокультурные и социально-экономические факторы, трансформируясь
в творчестве ученых в логические формы, обретают внутринаучный
характер и входят в содержание научного знания как регулирующие
принципы, идеалы и нормы. Социальность науки, таким образом,
1
Следует отметить, что впервые социальная природа познания, в т.ч. научного, была
обоснована К.Марксом и Ф.Энгельсом.
42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
включается в само научное исследование, рассматриваемое в единстве и
внутренних и внешних факторов.
§3 Эволюция подходов к познанию науки
1.3.1 Исследование науки в рамках эпистемологии
Философское изучение науки имеет длительную историю. Впервые
исследование научного знания, его специфических свойств, отличий от
других видов знания и их классификации возникло, как уже отмечалось, в
эпоху античности в рамках теории познания и эпистемологии. Наиболее
глубокий интерес к исследованию научного знания в эпоху античности
проявили Платон и Аристотель. Разработанные ими эпистемологические
концепции были самыми значительными. Рассмотрим их.
Платон впервые в истории мысли сделал предметом специального
анализа соотношение специально-научного и философского знания. Это
исследование он предпринял в целях прояснения вопроса о ступенях
продвижения человека к философствованию, к возвышению души к
философии и необходимости прохождения ею всех стадий и видов
познания на пути к диалектике. Считая философию наивысшим родом
знания («царской наукой»), а диалектику – ее важнейшим инструментом,
методом, он показывает необходимость прохождения душой
подготовительных ступеней познания, готовящих ее к высшему роду
знания - диалектике. Этих ступеней – три, и они соответствуют трем родам
бытия (т.е. их выделение определяется его онтологической концепцией):
подлинное бытие (мир идей), мир чувственно воспринимаемых вещей
(смесь бытия и небытия) и небытие (материя). Соответственно, все области
познания он разделяет на три вида: небытию (низшей ступени)
соответствует незнание, миру вещей соответствует область мнения как
особый вид знания и, наконец, миру идей соответствует подлинное знание.
Незнание он не исследует, так как это именно незнание, поэтому его
внимание направлено на область мнения и подлинного знания. На мнении
основаны частные науки. Все науки Платон делит на два вида: 1)
практические науки, или искусства (науки-искусства), в которых
доминирующую роль играет чувственное познание, и 2) теоретические
науки, основанные на рассудочном познании.
Исходя из такого деления, Платон выявляет и показывает своеобразие
различных наук и их иерархию на пути подготовки души к высшему роду
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
познания. Низшую ступень в этой иерархии занимает музыка, следующую
ступень – естественные науки (астрономия) и, наконец, высшую ступень
(перед философией!) – математика (арифметика и геометрия). Математика
ближе всех других наук подходит к философии, поскольку она больше по
сравнению с другими науками опирается на мышление и, во-вторых,
потому, что так же, как и диалектика, опирается на доказательство. Однако
все эти науки, по его мнению, являются науками лишь в условном смысле,
так как представляют собой предпосылочную форму знания. Подлинной
наукой является только философия как беспредпосылочная и абсолютная
форма знания. Ее предметом являются идеи, постигая идеи, философия
достигает окончательной, безусловной истины. Философия занимает
высшую ступень в иерархии знаний. Почему Платон отводит философии
такое особое (наивысшее) место? Причин тому несколько. Во-первых,
философия в отличие от частных наук, изучающих частные предметные
области, является универсальной наукой, так как она имеет своим
предметом все сущее в его целостности, во-вторых, это - абсолютное,
безусловное и совершенное знание, ибо это знание идей, и, в-третьих,
философия представляет собой высшую практическую мудрость. Методом
получения беспредпосылочного абсолютного знания (философии),
согласно Платону, является диалектика.1
Итак, Платон выделяет следующие виды знания:
• достоверное знание – без примеси лжи и заблуждений (знание идей);
• близкое к достоверному знанию математическое знание, служащее
пропедевтикой к диалектике и знанию идей;
• мнимое знание (смесь истины и заблуждения) – знание вещей,
опирающееся на чувственное восприятие.
Важным моментом платоновской эпистемологической концепции
является выявление характерных черт знания, отличающих его от простого
мнения – достоверности и обоснованности. Эта проблема рассматривается
им в диалоге «Теэтет», где он обосновывает мысль о том, что одного
признака «истинность» недостаточно для того, чтобы считать какое-либо
высказывание «знанием», ибо мнение тоже может быть правильным.
1
См.: Платон. Теэтет // Диалоги. Кн.I. Т. 2. М., 2008. С. 843-937; его же. Государство //
Диалоги. Кн.II. Т. 3. М., 2008. С.89-454 (в особенности гл. 6, 7); его же. Менон //
Диалоги. Кн.I. Т.1. С.367-411; его же. Послезаконие // Диалоги. Кн.II. Т.4. С. 1163-1188;
Надточаев А.С. Философия и наука в эпоху античности. М., 1990. С. 154-179; Асмус
В.Ф. Античная философия. Учеб. пособие. М., 1976. С. 198-216.
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Только в сочетании с объяснением и обоснованностью та или иная
истинная мысль может стать «знанием».1
Аристотель как великий систематизатор знания античности, дал
самую основательную и развернутую классификацию знаний.
Гносеологические и эпистемологические воззрения Аристотеля изложены
в таких его работах, как «Метафизика», «Топика», «Этика Никомаха» и др.
Его теория познания по своему предмету есть теория науки (а потому
выступает и эпистемологией) и опирается на его онтологию: классификация
наук, данная Аристотелем, соответствует иерархии форм бытия. Опираясь
в этом вопросе прежде всего на своего учителя, Аристотель отличает
научное знание от других его видов (форм духовной деятельности):
искусства, опыта и мнения. Аристотель различает следующие виды
(ступени) знания:
1) чувственное восприятие и ощущение – начальная ступень познания,
дающая нам знание о единичных вещах (знание индивидуального);
2) опыт (эмпейриа) – ступень познания, общая человеку и некоторым
животным, он возможен благодаря чувственному восприятию и
памяти; опыт также дает знание индивидуального;
3) ступень «искусства» («технэ») – ступень познания, связанная с
практикой, ибо предмет искусства – производство вещей, поэтому
сфера искусства – практика и производство в отличие от сферы
чистого знания – как созерцания предмета, умозрения, теории;
4) ступень наук, высшая из которых философия; все науки Аристотель
делит на практические и теоретические.
Знание, согласно Аристотелю, есть «род обладания», т.е. способ
бытия специфического рода. В отличие от мнения, которое основано на
вероятностных основаниях, знание обладает определенной степенью
достоверности, истинности. Наука как разновидность знания есть такой
вид бытия, который способен доказывать, отсюда:
Основные черты научного знания:
• доказательность, всеобщность и необходимость;
• способность объяснения;
• сочетание единства со степенями подчинения.
Суть доказательства состоит в получении заключения из начал,
причем, истинных, необходимых начал. Доказательство возможно лишь об
1
См.: Платон. Теэтет // Платон. Диалоги. Кн. I. Т. 2. М., 2008. С.849-937.
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
общем. Общее у Аристотеля коррелируется (и даже сливается) с необходимым.
Научные положения, таким образом, по Аристотелю, характеризуются
необходимостью своего содержания и всеобщностью своего применения.
Вторым признаком научного знания является его объяснительный
характер. Задача научного знания, по Аристотелю, заключается, вопервых, в фиксировании фактов, во-вторых, в выяснении причин вещей
(фактов), в-третьих, в познании их сущности, в-четвертых, в исследовании
условий, от которых зависит существование (или несуществование)
фактов. Третья черта знания – его единство, связанное с подчинением
одних знаний другим. Единство науки означает прежде всего, что
различные предметы науки принадлежат составу одного и того же рода.
Отсюда вытекает классификация наук, данная Аристотелем.
Аристотель разделяет все науки на теоретические (созерцательные,
умозрительные) и практические. Теоретическим наукам он отводит
наивысшее положение и наибольшее достоинство, ибо они дают знание
начал и причин вещей, поэтому близки философии как «науке о высших
причинах всего сущего». Идеалом теоретических наук является «идеал
чистого познания» - знание само по себе, безотносительно к каким-либо
практическим целям. Практические науки нацелены на практическую
пользу, их предмет – практика. Теоретические науки являются условием
практических наук. Классификация наук Аристотеля соответствует его
иерархии форм бытия. Место каждой науки в этой классификации
определяется близостью ее предмета к «чистой» форме, «форме форм»
(перводвигателю, богу). Наивысший предмет науки – сущность, постигаемая
лишь умозрительно.1
Важным моментом и заслугой эпистемологии Аристотеля является
выделение таких свойств научного знания, как достоверность,
доказательность, всеобщность и необходимость. Эти черты составили
идеал и критерии научности знаний и долгое время выступали нормой и
регулятивом в научной деятельности.
В эпоху нового времени в связи с зарождением науки
(естествознания) резко возрастает интерес к общегносеологическим и
эпистемологическим проблемам, к проблемам как самого познания – его
сущности, возможностей, путей и форм, так и научного познания.
Зарождающаяся наука нового времени кардинально по-новому поставила
1
См.: Аристотель. Метафизика // Соч. в 4-х т. Т. 1. М., 1976. С. 65-73,81-93, 272-319;
Асмус В.Ф. Античная философия. М., 1976. С. 308-339.
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вопросы рефлексивного плана о самой себе: о специфике научного знания,
его обосновании, о задачах и методах научного познания, о месте и роли
науки в жизни общества. Формируется новый образ мира и стиль мышления,
который разрушал прежнее умозрительно-схоластическое теоретизирование
и приводил к оформлению опытного познания с его ориентацией на
эксперимент и математические методы. В центре внимания гносеологии
находились вопросы об источниках и методах получения истинного
знания - знания достоверного, всеобщего и необходимого – тот идеал
научности, который был установлен в античности, а также проблема
обоснования достоверного знания. Эти вопросы занимали умы таких
видных философов, как Бэкон, Декарт, Локк, Лейбниц, Кант, Фихте,
Гегель и др. Полемика об источниках получения достоверного знания,
принявшая форму дилеммы, продолжалась около 200 лет и привела к
формированию двух противоположных направлений в теории познания –
эмпиризма и рационализма. Сторонники эмпиризма и сенсуализма (Бэкон,
Гоббс, Локк, Кондильяк и др.) утверждали, что все содержание нашего
знания проистекает из чувственного опыта, разум же ничего нового не
добавляет к знаниям, его задача состоит только в систематизации,
классификации и т.п. знаний. Тезис Локка «Нет ничего такого в интеллекте,
чего ранее не было бы в чувствах» - стал классическим выражением данной
позиции. По сути дела эмпиризм недооценивал, принижал познавательную
роль разума. Представители рационализма (Декарт, Спиноза, Лейбниц и
др.), напротив, утверждали, что источником истинного знания, обладающего
качествами всеобщности и необходимости, может быть только разум,
чувства же вследствие своей ограниченности такого знания дать не могут,
кроме того они могут вести к заблуждениям. Заключительную точку в этой
полемике поставил Кант своим учением о познавательных способностях
(чувственности, рассудке и разуме), что позволило преодолеть крайности
эмпиризма и рационализма. Вследствие этого кантовская философия
претендовала на роль единственно последовательной философии.
Новой науке, имеющей опытный характер и практическую ориентацию,
необходим был новый метод; поэтому одной из ключевых проблем стала
проблема метода познания. Решение этой проблемы взяли на себя видные
философы того времени, их усилия были направлены на поиск такого
метода. В философии оформились два направления разработки научного
метода, одно из них представлено в рамках эмпиризма Ф.Бэконом, другое
– внутри рационализма Р.Декартом. По мнению Бэкона, единственно
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
правильным и продуктивным в новом научном познании является
индуктивный метод: выводы науки должны основываться на фактах и от
них идти к широким обобщениям. Только такой путь, по его мнению,
ведет к истинному знанию. Будучи эмпириком, Бэкон убежден в
преимуществе индуктивного метода, ибо его основу составляет
эмпирический материал, опыт, чувственная достоверность.
Однако Бэкон слишком преувеличил роль эмпирического метода
исследования, недооценив при этом роль рационального начала в познании
и, прежде всего, математики. Развитие зародившегося естествознания в
XVII в. пошло не совсем по тому пути, который ему предначертал Бэкон.
Индуктивный метод, как бы тщательно он ни был отработан, не может
дать всеобщего и необходимого знания, к которому стремится наука. С
помощью индуктивных методов можно открывать лишь простейшие
эмпирические законы наблюдаемых в опыте явлений природы. На
первоначальном этапе развития науки, на котором она находилась в XVII в.,
индуктивные методы могли быть использованы для накопления и
обобщения эмпирического материала и открытия простейших причинных
связей и законов. Но уже тогда создатели новой науки (Галилей, Кеплер и
др.) широко использовали гипотезы, теоретические модели, идеализации и
т.п., для разработки и проверки которых применяли дедуктивные и
математические методы. Эти моменты как раз получили разработку в
творчестве Декарта и Лейбница.
Важнейшим достижением гносеологии нового времени было
обоснование представителями немецкой классической философии активной
роли субъекта познания, что явилось революционным переворотом в
философии, а также попытки философского обоснования научного знания,
его достоверности, всеобщего и необходимого характера.
Достижение идеала научности поставило перед классической
эпистемологией труднейшую проблему выявления источников и способов
достижения важнейших атрибутов науки – всеобщности и необходимости:
откуда проистекают свойственные научным положениям всеобщность и
необходимость? Ключевой фигурой в решении этой проблемы и вообще в
разработке классической эпистемологии был И.Кант. Кантовская философия,
преодолевшая крайности эмпиризма и рационализма, претендовала на роль
единственно последовательной философии, выступающей методологической
основой и средством адекватного обоснования науки. Выявление
гносеологической основы научного знания, основы его достоверности
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
стало одной из важнейших задач в творчестве Канта. Так как Канта
интересовали главным образом три вида знания – математика,
естествознание и метафизика (основные в то время области научного
знания), то вопрос обоснования научного знания у него выливается в
четыре вопроса: 1) Как возможна чистая математика? 2) Как возможно
чистое естествознание? 3) Как возможна метафизика вообще? 4) Возможна
ли метафизика как наука?1 В силу значимости для Канта априорных
синтетических (т.е. дающих новое знание) суждений (заслуга открытия
которых принадлежит ему), так как только в них, по его мнению, связь
понятий может быть безусловно всеобщей и необходимой, основной
гносеологический вопрос об источниках и границах достоверного знания
вылился у него в знаменитый вопрос: как возможны априорные
синтетические суждения? А так как Канта интересовали главным образом
три выше названные вида знания, то указанный вопрос он поставил в
троякой форме: 1) как возможны априорные синтетические суждения в
математике; 2) как возможны они в естествознании и 3) возможны ли они в
метафизике? Решение этой проблемы Кант связывает с тремя основными
познавательными способностями человека: чувственностью, рассудком и
разумом. Результирующий ответ Канта таков: условием достоверности
(всеобщности и необходимости) знаний в области математики являются
априорные формы чувственности – пространство и время (именно их
априорность придает математическому знанию, по Канту, безусловную
всеобщность и безусловную необходимость). Условием возможности
теоретического естествознания являются категории как априорные формы
рассудка. Это в то же время условие возможности «объективного»
(всеобщего и необходимого, по Канту) научного познания вообще. В
основе всех суждений естественных наук, согласно Канту, лежат всеобщие
и необходимые законы. Эти законы, однако, принадлежат не самой
природе, а только нашему рассудку: они априорные законы связи всего
того, что рассудок может мыслить. Отсюда Кант делает вывод, что
сознание само строит предмет науки – не в том смысле, что оно реально
порождает его, дает ему бытие, а в том смысле, что оно сообщает
познаваемому предмету ту форму, в какой он только и может познаваться,
- форму всеобщего и необходимого знания. Наш ум находит и может найти
1
См.: Кант И. Критика чистого разума. М., СПб., 2007. С. 57-59; Кант И. Пролегомены
ко всякой будущей метафизике // Кант И. Критика чистого разума. М., СПб., 2007. С.
524-527.
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в природе только то, что сам вложил в нее до опыта и независимо от опыта
посредством собственных форм.1 Эти мысли Канта о конструировании
субъектом предмета познания (науки) были расценены марксистской
философией как субъективный (гносеологический) идеализм. Однако
последующее развитие науки (неклассической и постнеклассической)
подтвердило мысль Канта: современной философией науки это было
признано чертой неклассического типа научной рациональности (об этом
речь пойдет далее: гл.2 § 2, гл.7 §3). Это было революцией («коперниковским
переворотом», по оценке самого Канта) в гносеологии. Наука познает не
действительность, как она есть сама по себе, а некую сконструированную
сознанием субъекта реальность.
Что касается метафизики, под которой он понимает умозрительное
познание истинно сущего, то ответ Канта – отрицательный, но не
категоричный: метафизика как теоретическая наука невозможна. Вопрос о
возможности априорных синтетических суждений в метафизике он
связывает с третьей познавательной способностью – разумом, порождающим
идеи. Идеи же – это понятия о безусловном. Таких идей, по Канту, три –
идеи о душе, о мире и о боге. Кант приходит к выводу, что все три науки
традиционной философии (метафизики), рассматривавшей эти идеи, «рациональная психология», «рациональная космология» и «рациональная
теология» - науки мнимые. Итак, Кант отвергает метафизику как теоретическую
науку о безусловной целостности обусловленных явлений (душа, мир,
бог): разум не может познать мир как безусловное целое, как «вещь в
себе»; но он признает метафизику как природную склонность, а также в
качестве теории познания, занимающейся «критикой» разума,
устанавливающей границы достоверного знания (теоретического разума и
необходимость перехода от него к практическому разуму). Понимая, что
его критика ограничивает компетенцию теоретического разума, Кант
делает вывод о том, что будто то, что при этом теряет познание,
выигрывает вера: «мне пришлось ограничить знание, чтобы освободить
место вере».2 Итак, Кант ограничил знание в пользу веры. Другими
словами, Кант признает примат практического разума над теоретическим.
Эта мысль Канта получила различную интерпретацию, как в буквальном
смысле, так и в переносном. Заслуживает интереса современная трактовка
данного вывода кантовской философии. Ограничение Кантом знания в
1
2
См.: Асмус В.Ф. Кант И. // Философская энциклопедия. В 5 т. Т. 2. М., 1962. С. 422.
Кант И. Критика чистого разума. М., СПб., 2007. С. 42.
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
пользу веры не следует понимать буквально, тем более, понимая под верой
официальную христианскую веру. Данное положение следует расценивать
как ограничение Кантом безграничных претензий традиционной научной
рациональности (чистого разума), установление ее границ и освобождение
места для иных форм знания, иных форм постижения бытия, «вещей в
себе» – познания, в терминологии Канта, в рамках практического разума.
Говоря с точки зрения современной науки и современной философии науки,
речь идет об иных формах [научной] рациональности и о внерациональных
формах познания.
Результаты кантовской философии были оценены по-разному. И дело
здесь не только и не столько в ее противоречивости (что дало основание
критике ее «справа» и «слева»), сколько в ее сложности и глубине, которые
раскрывались постепенно. «Все великое познается на расстоянии» - эти
слова в полной мере применимы к кантовскому наследию; его гений
раскрывался постепенно, с течением времени. Проблема понимания и
истолкования наследия (текста), согласно герменевтике, подразумевает
основной и добавочный смысл, последний может быть обнаружен только в
иной социокультурной среде. Неклассическая и постнеклассическая науки
показали правоту многих идей Канта, в свое время непонятых или
неправильно истолкованных. Покажем основные линии-параллели оценки
кантовской философии. То, что в свое время марксистская философия
квалифицировала как гносеологический идеализм Канта, оказалось
предвосхищением отдельных черт неклассического типа научной
рациональности; то, что когда-то расценили как уступки кантовской
философии - религии, оказалось идеей иных форм познания мира; то, что
почти повсеместно объявили агностицизмом, оказалось границами
познания в рамках классической научной рациональности.
Разумеется, кантовская философия вследствие своего априоризма,
трансцендентализма и разделяемых им исходных принципов современной
ему науки (евклидовой геометрии, аристотелевской логики, классической
механики и др.) не смогла выполнить все поставленные перед собой
задачи. Способ решения этих задач – диалектических по характеру зачастую был субъективистским и метафизическим. Одно из основных
противоречий кантовской философии – это как раз противоречие между
постановкой диалектических по своему содержанию проблем и
метафизическим способом их решения. Он не осознавал, что
достоверность, всеобщность и необходимость, присущая теоретическому
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
научному знанию, носит относительный характер. Кроме того, Кант
возвел модель физико-математической науки на уровень парадигмы
научного знания вообще (как такового). Однако заслуга Канта состояла в
попытке обоснования возможности научного теоретического знания, в
постановке и предвосхищении многих важных проблем философии науки
– диалектического соотношения теоретического и эмпирического знания,
гносеологической интерпретации категориальных форм знания и др.
Все последующие попытки классической эпистемологии XIX в.
(логики-индуктивисты, кантианцы и др.) обосновать классический идеал
научности – понимания научного знания как совокупности абсолютно
достоверных, всеобщих и необходимых истин - оказались безуспешными.1
Причина этого заключалась в самом основании и истоках данного идеала:
это была метафизическая концепция научного идеала, но исторически
оправданная. Тогдашняя эпоха вследствие конфронтации науки с
религиозным мировоззрением требовала от научного знания абсолютных
совершенств: безусловной истинности, абсолютной аподиктичности и
абсолютной всеобщности. И только зарождение неклассической науки
(теории относительности, квантовой механики и пр.) показали
несостоятельность классического идеала, вскрыв относительность и
изменчивость научных знаний.
1.3.2 Основные этапы эволюции философии науки
В неклассической философии XIX в., начиная со второй трети,
необходимость изучения науки привела к возникновению философии
науки как особого направления, в рамках которого было разработано
множество различных философских концепций. Первоначально философия
науки была ориентирована на познание прежде всего гносеологических
характеристик научной деятельности. Пристальный интерес к науке был
вызван институционализацией науки, возникновением дисциплинарно
организованных научных знаний, процесс оформления которых в это время
шел активным ходом. Философия науки как философское направление
представлена различными философскими течениями, являющимися ее
различными вариантами. Впервые она была представлена в трудах, с
1
В частности, для логиков-индуктивистов (Д.Гершель, У.Уэвелл, Р.Уэттли, Д.С.Милль)
невыполнимой задачей и вследствие этого разочарованием оказалось обоснование
абсолютной надежности «эмпирического базиса» науки путем построения индуктивной
логики.
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
одной стороны, первых позитивистов О. Конта, Д.С.Милля, Г.Спенсера, с
другой – логиков-индуктивистов: Д. Гершеля, У.Уэвелла, Р.Уэттли,
Д.С.Милля и др. (так наз. логика науки). Интересные мысли по поводу
зарождения философии науки высказывает современный французский
философ А.Фаго-Ларжо: вначале возникла «философия наук», а затем
«философия науки».1 Смысл его идеи состоит в том, что «философия
наук» представляет собой философскую рефлексию науки, осуществляемую
различными конкретными науками, т.е. самими учеными (вспомним кредо
позитивизма, сформулированное его основателем О.Контом: «каждая
наука – сама себе философия»). И «философий наук» было множество. «В
середине XIX в., - пишет он, - выражение “философия наук” является уже
общепринятым. В конце XIX в. его сменило выражение “философия
науки” ценой того, что философия стала, по словам Карла Пирсона,
“грамматикой науки”».2
В работах указанных ученых (позитивистов и логиков) была ярко
выражена нормативная задача – привести научную деятельность в
соответствие с общим методологическим идеалом. Выдвижение такой задачи
на передний план было связано с институциональной профессионализацией
научной деятельности, становлением ее дисциплинарной структуры, что
требовало поднять уровень стандартизации научного познания. Именно
эти процессы обусловили резкий рост самосознания науки к середине ХIХ в.
Появляются первые системы математической логики, позволившие
прояснить структурные особенности научного знания (Дж.Буль, У.С.
Джевонс, Э.Шрёдер, Г.Фреге и др.). Также настоятельной стала задача
критической оценки предпосылок и процедур научной деятельности,
протекающей в разных познавательных и социокультурных условиях.
В эволюции философии науки можно выделить несколько этапов.
Первый этап (середина и вторая половина ХIХ в.) связан с деятельностью
первого позитивизма (О.Конт, Д.С.Милль, Г.Спенсер), логиковиндуктивистов (Д.Гершель, У.Уэвелл, Р.Уэттли, Д.С.Милль)3, а также
1
См.: Фаго-Ларжо А. Легенда о стриптизе философии (современные тенденции в
философии науки) // Вопросы философии. – 2010. - № 8. – С. 129-130.
2
Там же. С. 129.
3
Следует иметь в виду, что названные ученые условно объединены под общим
названием логиков-индуктивистов: Гершель и Уэвелл были учеными-естествоиспытателями,
однако они внесли значительный вклад в развитие индуктивного метода, их идеи были
развиты позже Миллем (в частности, методы исследования причинных связей между
явлениями: метод остатков, метод различия, метод сходства, соединенный метод
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
отчасти с неокантианством, с его марбургской (Г.Коген, П.Наторп, Э.
Кассирер) и баденской школой (В.Виндельбанд, Г.Риккерт).1 В центре
внимания находилась гносеологическая, психологическая, и логикометодологическая
проблематика, связанная, главным образом, с
исследованием психологических и индуктивно-логических процедур
научного (опытного) познания и его методологии. В работах
представителей первого позитивизма (О.Конта, Г.Спенсера и др.)
преобладали идеи агностицизма и феноменализма: научное познание, по
их мнению, ограничено явлениями (феноменами сознания) и не способно
проникнуть в сущность вещей; наука должна отвечать на вопрос «как», а
не на вопрос «почему». Признав коренные мировоззренческие проблемы
(основной вопрос философии, вопросы о сущности бытия, о всеобщности
движения, причинности и др.) неразрешимыми, они объявили их
лишенными научного смысла, а всю прежнюю философию, занимавшуюся
ими, метафизической. Подлинно научным (позитивным) они считали такое
знание, которое можно проверить эмпирическим путем. Предмет
философии они свели к методологии научного познания, а ее задачу
видели в синтезе научных знаний и разработке методологических проблем.
Принципиальная новизна позитивистского подхода в исследовании
науки состояла в том, что они осуществляли его конкретно-научными
средствами, т.е. выдвинули программу построения конкретно-научной
(«позитивной») теории научного познания. Этот подход явился
альтернативным по сравнению с предшествующей эпистемологией. По
мнению позитивистов, новая философия науки ничем не должна
отличаться от конкретных наук, имеющих эмпирический материал (базис).
Для философии науки таким эмпирическим материалом должно выступать
фактическое содержание реальной науки. Т.е. в лице позитивизма мы
видим переход от умозрительных, спекулятивных рассуждений философов
о том, какой должна быть идеальная наука, к построению модели реальной
науки. Как отмечает С.А.Лебедев, при всех недостатках первого
сходства и различия, метод сопутствующих изменений). Преувеличение ими роли
индукции в научном познании дало основание Ф.Энгельсу иронично назвать их
«всеиндуктивистами».
1
Деятельность неокантианства только отчасти относится к первому этапу эволюции
философии науки, так как поздние работы Г.Риккерта (1863-1936) и Э.Кассирера (18741945) относятся уже к 20-40-м гг. ХХ в. (см., в частности, Э.Кассирер «Философия
символических форм», 1923-1929).
54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
позитивизма его заслугой было то, что он подчеркнул необходимость
познавательного движения от реальной науки к ее философскому
обобщению и осмыслению, тогда как в классической эпистемологии
вектор направленности был противоположным – от философии к науке.1
Деятельность неокантианцев вплотную связана с исследованием
возможностей, механизмов и логических основ научной деятельности.
Продолжая дело Канта по исследованию априорных всеобщих и
необходимых знаний, представители марбургской и баденской школ
пытались выявить трансцендентальные условия возможности знания, в
центр своих интересов они поставили изучение природы и оснований
естественных и общественных наук. По заявлению Г.Когена, философия
не только по методу, но и по своему предмету должна и может быть только
философией науки. Его знаменитое положение о том, что предмет
познания не «дан» нам, а «задан», долгое время подвергавшееся критике за
идеализм, оказалось верным предвосхищением одной из важнейших
характерных черт будущей неклассической науки, неклассического типа
научной рациональности. Сущность процесса познания Коген видит в
построении предмета познания в серии актов категориального синтеза,
протекающего по априорным законам мышления и осуществляющегося
бесконечно. Бесконечный процесс познания предмета является вместе с
тем и процессом становления самого предмета. Если марбургская школа
неокантианства в основном занималась исследованием естественных и
математических наук, то баденская школа (В.Виндельбанд, Г.Риккерт)
сосредоточила свое внимание на общественных науках. Предложенная
Виндельбандом классификация наук по методу на «номотетические»
(открывающие законы) и «идиографические» (описывающие события,
отдельные факты, «особенное») была продолжена Риккертом: науки о
природе (естествознание) пользуются «генерализирующим» (обобщающим)
методом, а науки о культуре – «индивидуализирующим» методом,
изображающим индивидуальное, однократные события, неповторимые
особенности явлений. Тот факт, что по времени деятельности баденская
школа (как, впрочем, и марбургская) отчасти относится уже ко второму
этапу эволюции философии науки, наложил отпечаток на их творчество,
разрабатываемые проблемы и идеи. В частности, в зрелых работах
Риккерта рассматриваемая проблематика перекликается с проблематикой,
1
См.: Лебедев С.А. Предмет и структура современной философии науки // Вестник
Московского университета. – 2009. - № 1. – С. 6.
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
характерной для второго этапа эволюции философии науки (критика
теории отражения, идеи инструментализма и т.п.).
Второй этап в развитии философии науки, охватывающий рубеж
ХIХ-ХХ вв., был связан в основном с осмыслением революции в
естествознании и революционных процессов, происходивших в основаниях
науки на рубеже веков (Э.Мах, М.Планк, А.Пуанкаре, П.Дюгем,
В.Оствальд, Н.Бор). Главным объектом анализа в это время стали
содержательные основоположения науки. Относительность знаний,
вскрытая революцией в естествознании, стала главной идеей философии
науки этого периода; она приобрела различную форму в учениях видных
ученых и философов этого периода (конвенционализм, инструментализм и
др.). Среди самих ученых делаются попытки истолковать методологические
проблемы современной науки в духе субъективного идеализма и
релятивизма. Ярким примером того является конвенционализм А.Пуанкаре.
Согласно Пуанкаре, основополагающие положения науки (законы,
категории, аксиомы и др.) не являются отражением действительности, а
представляют собой условные допущения, соглашения ученых (конвенции),
принимаемые не в силу их истинности, а ради удобства.
Третий этап в эволюции философии науки (20-е - 50-е годы XX в.)
связан с неопозитивизмом, главным образом, с деятельностью представителей
логического позитивизма (так называемый «Венский кружок» логиков,
философов и математиков, который образовался в 20-х гг. в Венском
университете под руководством М.Шлика и в который входили Р.Карнап,
О.Нейрат, Ф.Франк, Г.Фейгель и др., а также его Берлинская группа –
Г.Рейхенбах, К.Г. Гемпель), в чьих работах и получил широкое
распространение сам термин «философия науки». Именно логические
позитивисты впервые четко разделили научное и обыденное познание, а
науку провозгласили единственной областью познания, разрабатывающей
истинное знание. В целях успешного развития науки, которая все более
утверждалась в своей ведущей роли в развитии общества, они пытались
разработать особую научную методологию, такие методологические
нормативы, которые бы способствовали ее совершенствованию и обеспечивали
ее дальнейший прогресс. Это и было главной целью философии науки. Ее
задачи они видели в разработке такой методологии, которая позволила бы
очистить науку от псевдопроблем и псевдоутверждений (с целью чего они
стремились отделить ее от влияния метафизики) и создать идеальную
«унифицированную» науку на базе единого стандартного языка. С конца
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
20-х годов ХХ в. концепция логического позитивизма приобрела
наибольшее влияние в философии науки.
В понимании природы научного знания неопозитивисты исходили из
субъективно-идеалистических воззрений Э.Маха и логического атомизма
Б.Рассела и Л.Витгенштейна. Именно в логике неопозитивисты увидели
тот инструмент, который должен был стать основным средством
философско-методологического анализа науки. Философское исследование
науки неопозитивисты сводили к анализу ее языка средствами формальной
(математической) логики. В основе наиболее простой логической системы
— пропозиционального исчисления — лежат простые ("атомарные")
предложения: А, В, С… Из атомарных предложений с помощью логических
связок («и», «или», «если…, то» и др.) образуются сложные, "молекулярные"
предложения: p∨q, p→q и др.. К наиболее употребительным логическим
связкам относятся: отрицание ("неверно, что", символически: "~");
конъюнкция ("и", символически: "&"); дизъюнкция ("или", символически:
"v"); импликация ("если..., то...", символически:"→'). Неопозитивисты
считаются основателями трехзначной логики – все научные утверждения
они разделили на три вида: истинные, ложные и бессмысленные.
Последние не подлежат проверке на истинность и вообще не должны
относиться к науке. Для выявления и отбрасывания таких бессмысленных
псевдопредложений, по их мнению, требуется провести логический анализ
научного языка. Именно такой анализ они объявили главной задачей
философии.
Неопозитивисты рассматривали науку как систему утверждений, в
основе которой лежат так называемые «протокольные предложения»,
описывающие чувственные восприятия субъекта. Истинность этих
предложений абсолютна достоверна и несомненна. Совокупность
истинных «протокольных предложений» образует эмпирический базис
науки. Любое научное предложение, по их мнению, можно свести к
«протокольным предложениям», подобно тому, как любое «молекулярное»
предложение математической логики может быть разложено на
составляющие его «атомарные» предложения. Достоверность «протокольных
предложений» передается всем другим (сложным) научным предложениям.
Таким способом логические позитивисты мыслили процедуру удостоверения
истинности научных знаний, которая получила название принципа
верификации (лат. verificare – доказывать истину). Согласно этому
принципу, истинность всякого научного утверждения должна быть в
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
конечном счете установлена путем его сопоставления с чувственными
данными (опытом). Так возникла модель научного знания, которую
логические позитивисты считали тем стандартом, на который должны
ориентироваться все науки. Свою задачу они видели в создании
«унифицированной науки» с совершенным языком. И если первоначально
образцом научного языка они считали феноменалистический язык, то
позже – «физикалистский» (язык физики, в котором они видели образец
точности).1
Попытка логических позитивистов обосновать истинность научных
утверждений с помощью эмпирических данных, посредством их индуктивного
обоснования (путем вывода их из эмпирических предложений) потерпела
крах, оказалась невыполнимой задачей. Ибо ни одно общее утверждение,
тем более закон, нельзя полностью обосновать посредством частных
предложений, и далеко не все можно проверить опытным путем. Таким
образом, неопозитивизм не дал и не мог дать действительного решения
философско-методологических проблем науки ввиду несостоятельности
своих исходных философских установок.
В то же время некоторые представители неопозитивизма имеют
определенные заслуги в разработке современной формальной логики (в
частности, формализованного научного языка), семиотики и специальных
вопросов методологии науки. Но хотя неопозитивистами немало сделано в
области методологии и логики науки, узость и односторонность их
подхода (ибо единственной функцией философии науки считалось логикометодологическое «обслуживание» специальных наук) не могли не
привести к критике и краху неопозитивистской версии философии науки.
В результате возникло разочарование в возможностях не только
логического, но и любого другого нормирования познавательного процесса
и создания унифицированной науки.
По мере того как выявлялась односторонность такого подхода,
изменялась и проблематика философии науки. Она все более расширялась,
обращаясь не только к обоснованию и структуре научного знания, но и к
его истории, развитию. С конца 50-х годов в центре внимания философии
науки оказываются проблемы развития науки, роста научного знания. Этот
поворот связан с деятельностью представителей критического рационализма
1
См.: Мудрагей В.И. Концепция «унифицированной науки» в логическом позитивизме
// Позитивизм и наука. Критический очерк / Отв.ред. Д.П.Горский, Б.С.Грязнов. М.,
1975. С. 131-159.
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
и других течений постпозитивизма, которые представляет четвертый этап
(60-80-е гг. ХХ в.) в эволюции философии науки.
Необходимо дать некоторые разъяснения относительно общей
характеристики постпозитивизма. Постпозитивизм – общее название,
используемое для обозначения множества методологических концепций в
философии науки, пришедших на смену неопозитивистским. Постпозитивизм
не представляет собой особого философского направления или течения, он
суть этап в развитии философии науки. Его наступление было
ознаменовано публикацией в 1959 г. английского варианта основного
методологического произведения К.Поппера «Логика научного исследования»,
а также в 1962 г. книги Т.Куна «Структура научных революций».
Характерная черта постпозитивистского этапа – большое разнообразие
методологических концепций и их взаимная критика. Это –
фальсификационизм К.Поппера, концепция научных революций Т.Куна,
концепция научно-исследовательских программ И.Лакатоса, эволюционная
модель развития научного знания С.Тулмина и др. В то же время
постпозитивизму присущи общие черты, характеризующие его как
определенный этап в эволюции философии науки.
1.3.3 Характерные черты постпозитивистской
философии науки:
1. Постпозитивизм отходит от свойственной неопозитивизму логической
ориентации и обращается к истории науки. Если для логического
позитивизма основным объектом методологических исследований был
логический анализ научного языка, а главной задачей – построение
формально-логических моделей, то постпозитивизм главное внимание
уделяет не формальной стороне своих концепций, а их соответствию
реальному научному знанию и его истории.
2. В постпозитивизме происходит существенное изменение проблематики
философских исследований: если логический позитивизм основное внимание
уделял анализу структуры научного знания, то постпозитивизм главной
проблемой философии науки делает понимание развития научного
знания. Поэтому важнейшей особенностью постпозитивистских концепций
является обращение к истории науки. А это привело к существенному
изменению всего круга проблем философии науки. Их интересы
концентрируются в основном вокруг следующих проблем: как возникает
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
новая теория? как она добивается признания? каковы критерии сравнения
и выбора конкурирующих научных теорий? и т.п.
3. Для постпозитивизма характерен отказ от жестких разграничительных
линий, установлению которых позитивизм уделял большое внимание.
Смягчается известная дихотомия эмпирического – теоретического, исчезает
противопоставление фактов и теорий, процесса открытия и обоснования
научного знания. Позитивисты резко отделяли факты науки как надежный,
устойчивый базис научного познания от теорий, которые могут изменяться
и часто служат лишь инструментами для получения новых фактов.
Постпозитивизм вводит понятие «теоретической нагруженности» фактов,
означающее, что для установления фактов всегда требуется определенная
теория, что факты в определенной мере зависят от теории или даже
определяются ею. Поэтому смена теорий часто приводит и к смене
фактического арсенала науки.
4. Особенностью большинства постпозитивистских концепций является
отказ от кумулятивизма в понимании развития знания, от линейного,
поступательного развития науки. Многие представители постпозитивизма
потому предпочитают говорить не о развитии, а об изменении научного
знания. Для неопозитивизма прогресс науки был несомненен.
5. Само название «постпозитивизм» указывает еще на одну черту,
свойственную всем его концепциям: все они в той или иной мере
отталкиваются в своих учениях от позитивистской методологии и
начинают, как правило, с ее критики. Позитивизм слишком долго
господствовал в философии науки. Поэтому практически каждый
представитель постпозитивизма должен был выразить свое отношение к
позитивистскому наследию.
6. Логический позитивизм был убежден в том, что философия науки
сама является наукой, следовательно, в ней должна существовать одна
общепризнанная методологическая концепция. Постпозитивизм представил
множество таких концепций, однако, долгое время сохранял позитивистское
убеждение в том, что лишь одна из них может быть «правильной»,
истинной, и что в философии науки нужно стремиться к научной
общезначимости. Однако дискуссии между различными представителями
постпозитивистской философии науки зашли в тупик. От многочисленных
методологических концепций осталось множество новых проблем, но
очень мало общепризнанных результатов. К середине 70-х гг. – в основном
благодаря усилиям Фейерабенда – стало выясняться, что создание
60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
общепринятой теории, описывающей строение и развитие науки, - дело
безнадежное. Именно осознание этого обстоятельства и можно считать
признаком заката постпозитивизма.1
Зашедшие в тупик дискуссии в конечном счете показали, что
философия науки - далеко не наука, что в ней не может быть общезначимых
концепций и единственно верных решений, что она неизбежно несет на
себе отпечаток характерного для философии плюрализма. Так исчезла
последняя иллюзия позитивизма, и вместе с тем закончился этап
постпозитивизма. Это произошло в 80-х годах. Философия науки
обратилась к рассмотрению отдельных методологических проблем.
Современный, пятый этап в философии науки (начиная с 90-х гг. ХХ в.
и до настоящего времени) представляет собой довольно сложное и
разнородное явление, «конгломерат разношерстных подходов и
направлений, не имеющий ни четко обозначенных границ, ни единого
метода».2 Во-первых, в современной философии науки последних
десятилетий появилось множество новых концепций (социологических,
культурологических, герменевтических, постмодернистских, лингвистических
и т.д.), по-новому и по-своему трактующих природу и развитие науки,
подтверждая тем самым неизбежный плюрализм в философии науки.
Во-вторых, в зарубежной философии науки все больше наблюдается
уклон в сторону специальных, конкретно-научных разработок в рамках
когнитологии, эволюционной эпистемологии, социологии науки и знания,
лингвистики, этнографии и др. К таким современным направлениям и
подходам, позиционирующим себя в качестве философии науки, относятся,
например, Science studies (изучение науки), социология познания,
социальный конструктивизм, радикальный конструктивизм и др. По
заявлению самих представителей названных направлений, они сознательно
отмежевываются от философско-эпистемологической проблематики и работают
в русле натуралистического подхода.3 А потому закономерно возникает
вопрос: а относятся ли данные разработки к философии науки или это
традиционная область науковедческих исследований? Ответ на первую
часть вопроса, скорее всего, «нет»; их правильнее было бы считать
1
См.: Никифоров А.Л. Постпозитивизм // Современная западная философия: Словарь /
Сост.: Малахов В.С., Филатов В.П. М., 1991. С. 240-242.
2
Философия науки: проблемы и перспективы (материалы «круглого стола») // Вопросы
философии. – 2006. - № 10. – С. 37-38.
3
См.: Там же. С. 38-39.
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
науковедческими концепциями. Разумеется, названные подходы к изучению
науки сами по себе довольно интересны и дают много полезной для
понимания феномена науки информации, в целесообразности которой
никто не сомневается. Проблема в том, как отмечает Е.А.Мамчур, что они
отказывают эпистемологии – традиционной философской и философсконаучной дисциплине – в праве на существование.1 Как критически отмечает
В.Н.Порус на уже упомянутом ранее «круглом столе» по философии
науки, суть дела в том, что «движение потока определяется количеством и
способом систематизации научных данных, полученных в рамках различных
″наук о науке″. Даже когда речь идет о ″философских проблемах″ какойлибо специальной науки, их обсуждение чаще всего выглядит как
экспликация ″старых″ проблем, плохо и невнятно сформулированных
философами, средствами самой же науки или комплекса наук. Таким
образом, философия науки либо исчезает как самостоятельная область
исследований, либо становится архаичным подразделом науковедения.»2
Весьма ироничное высказывание в адрес современной философии науки
произнес И.Т.Касавин на том же «круглом столе»: «Пытаясь вдохнуть
свежий воздух эмпирических реалий науки и общества конца ХХ в. и
породить новые смелые идеи, философия науки закашлялась, зашаталась и
вынуждена была присесть в позе роденовского мыслителя, чтобы
перевести дух. Резвый бег ее прервался…В этом состоянии мы и застаем
философию науки в начале третьего тысячелетия.»3
В-третьих, современная философия науки как сфера междисциплинарных исследований, естественно, должна привлекать и конкретнонаучные разработки (когнитивные, социологические, психологические и
др.) для более полного охвата различных сторон науки. Они, безусловно,
необходимы и дают философии науки, по заявлению В.Н.Поруса,
«материю», без которой философская рефлексия была бы «пустой». Но
они не заменяют и не могут заменить философское исследование науки.
«Философия науки…, - отмечает В.Н.Порус, - есть самосознание всеобщего…
субъекта в особой сфере его самоосуществления» - в сфере научного
познания. «…философия науки не есть ни аббревиатура для обозначения
совокупности наук о культуре, ни отдельная часть «науковедения», ни
1
См.: Философия науки: проблемы и перспективы (материалы «круглого стола») //
Вопросы философии. – 2006. - № 10. – С. 38-39.
2
Там же. С. 36.
3
Там же. С.4.
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
особая научная дисциплина. Она – философия. Ее главным предметом
является человек, осуществляющий научно-познавательную деятельность.
Именно в этом аспекте философию науки интересуют и структура научного
знания, и механизмы его изменения (роста), и методы, и язык науки, и
научные институты, и нравственность и социальная роль ученых…и
многое другое».1 В.С.Степин особо подчеркивает мировоззренческие
аспекты и мировоззренческую значимость философии науки, ее рефлексию
над разработкой наукой и другими областями человеческой культуры
новой стратегии цивилизационного развития, новых мировоззренческих
универсалий культуры.2
В-четвертых, необходимо отметить вклад в развитие современной
философии науки отечественных философов. Негласно сложилась традиция
освещать в основном зарубежные разработки в этой области, тогда как
собственные оставались в тени, видимо, по причине излишней скромности.
В отечественной философии науки видными деятелями являются
В.С.Степин, В.В.Ильин, С.А.Лебедев, Г.И.Рузавин, Л.А.Микешина и др.
(новое – разработка оснований науки, типов научной рациональности,
обозначение нового этапа в развитии науки – постнеклассического, новые
методологические стратегии исследования и др.), еще ранее, в советский
период большой вклад в развитие проблем философии науки внесли
П.В.Копнин, В.С.Швырев, Б.М.Кедров М.В.Мостепаненко, В.А.Лекторский,
П.П.Гайденко и др. Ими более глубоко и детально, чем в западной
философии науки, проанализированы проблемы взаимодействия
философии и науки, дифференциации и интеграции научного знания и
классификации наук, структуры научного знания, соотношения эмпирии и
теории, научной картины мира, методов построения теории (генетическиконструктивный метод), процесса выдвижения гипотез, философскометодологические проблемы конкретных наук и др. Заслуги отечественной
философии науки обобщил В.С.Степин в своем учебном пособии, он
отметил, что разработки в этой области имели развитый и многоаспектный
характер, ничем не уступавший западным достижениям, а в ряде аспектов
1
Философия науки: проблемы и перспективы (материалы «круглого стола») // Вопросы
философии. – 2006. - № 10. – С. 37.
2
См.: Философия науки: проблемы исследования и преподавания. Беседа гл.редактора
журнала «Вопросы философии» акад В.А.Лекторского с акад. В.С.Степиным //
Вопросы философии. – 2006. - № 10. – С. 50-51.
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
и превосходивший их, были получены новые, принципиально важные
результаты.1
1.3.4 Основная проблематика философии науки
Основная проблематика философии науки существенно менялась в
процессе ее эволюции. В начале ХХ в. (II этап) в центре внимания
философии науки находились:
• идея единства научного знания и связанная с ней задача построения
целостной научной картины мира;
• анализ понятий детерминизма, причинности, соотношения
динамических и статистических закономерностей, проблемы
пространства и времени;
• структурные характеристики научного исследования - соотношение
анализа и синтеза, индукции и дедукции, логики открытия и логики
обоснования, теории и фактов;
• проблема демаркации - разделение науки и метафизики, социальногуманитарного и естественнонаучного знания.
На III этапе развития философии науки (20-е - 50-е гг.) большое
значение приобретают проблемы:
• эмпирического обоснования науки – можно ли построить всю науку на
фундаменте чисто эмпирического знания;
• теоретических терминов – их сводимости к эмпирическим, их
инструментального и онтологического смысла;
• обоснования знания – анализ процедур верификации, подтверждения,
дедуктивно-номологического объяснения.
На IV этапе развития философии науки (60-е – 80-е гг.), на передний
план выходят новые проблемы:
• Анализ структуры научных теорий и ее функций: в рамках критики
фундаментализма, предполагающего принципиальную возможность
редукции различных видов знания к некоторой самоочевидной,
непосредственно данной основе, начинается анализ понятий парадигмы,
научно-исследовательской программы, неявного знания, тематического
контекста, предназначенных для принципиально иного типа решения
проблемы оснований научного знания.
1
См.: Степин В.С. Философия науки. Общие проблемы: учеб. для аспир. и соиск. М.,
2006. С. 77-89; Обсуждение книги В.С.Степина «Философия науки. Общие вопросы»
(материалы «круглого стола») // Вопросы философии. - 2007. - № 10. - С. 66-67.
64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
• Проблема обоснования полученного знания: процедуры проверки,
подтверждения и опровержения научных теорий, законов и гипотез
(принцип фальсификации и др.).
• Проблема правдоподобия научных теорий, пришедшая на смену
принципа фальсификации. Понятие правдоподобия, выдвинутое
К.Поппером, породило много споров и уточнений.
• От проблем структуры научного знания методологический анализ
смещается к проблемам его роста, возникают и оспариваются
кумулятивистские, эволюционистские модели развития науки. Для
объяснения природы научных революций вводится понятие
несоизмеримости. Т.Кун и П.Фейерабенд выдвинули тезис о
несоизмеримости конкурирующих научных теорий, т.е. об отсутствии
общих для них стандартов сравнения.
• Проблема рациональности. Узкое понимание рациональности как
соответствия логико-методологическим стандартам, характерное для
логического позитивизма, подверглось в постпозитивизме критике.
Понятие научной рациональности приобретает новое содержание, на
базе которого формулируются критерии научности, методологические
нормы научного исследования, критерии выбора и приемлемости
теорий.
• Реконструкция развития научного знания. Возникает тенденция к
историзации философии науки, в связи с чем соотношение философии
науки и истории науки выдвигается в число центральных проблем,
позволяющих понять, что дает историку философия науки, а
методологу – история науки, как соотносятся историческая и
методологическая реконструкция развития науки.
• Расширение предметной области философии науки, анализ
мировоззренческих и социальных проблем науки: о соотношении науки
и других форм рациональности, о социальной детерминации научного
знания, о науке как факторе общественного развития и т.п. 1 По мнению
современного швейцарского философа Э.Агацци, начиная с 70-х гг.
ХХ в. (с Т.Куна) в философии науки происходит социологический
поворот, формируется социологическое направление в философии
1
См.: Касавин И.Т., Пружинин Б.И. Философия науки //
философия: Словарь. М., 1991. С. 338-339.
65
Современная западная
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
науки (социологическая эпистемология науки!), которое рассматривает
науку в социокультурном контексте - как социальный продукт.1
• Проблемы гуманитаризации науки. Проникновение в философию науки
результатов и методов социогуманитарного знания (социологии,
психологии, лингвистики, социальной антропологии, культурологии).
На современном, V этапе в философии науки наблюдаются
принципиально новые тенденции. К ним относятся:
широкое распространение альтернативных методологических
исследовательских программ, базирующихся на оппозициях, например,
эпистемологический и культурно-исторический, когнитивный и
социальный, кумулятивный и антикумулятивный подходы и др.;
изменение объекта исследования – единицей анализа науки становится
дискурс /текст/, (в особенности в рамках постмодернистской философии), а
отсюда интерес к лингвистическим исследованиям; знание начинает
рассматриваться как форма дискурсивной практики;
формирование гуманитарной парадигмы (=постнеклассическая философия
науки), в рамках которой расширяется роль субъекта не только в
познавательном процессе, но и в оценке результатов научного
исследования;
новая трактовка природы научного знания – как вероятностного знания,
а отсюда новые критерии научности и новые идеалы рациональности;
на первый план выдвигаются новые критерии оценки познавательных
продуктов – по внутренним достоинствам: единства, простоты,
согласованности, убедительности, продуктивности и эвристичности
гипотез и других научных продуктов;
изменение приоритетов философии науки – на первый план выдвигаются
построение моделей развития научного знания как непрерывного
потока инноваций;
признание мультипарадигмальности наук и, соответственно,
множественности способов описания и объяснения объектов; а отсюда
переход от фундаментализма к полифундаментальности (многомерности)
научного мышления и др.2
1
См.: Агацци Э. Переосмысление философии науки сегодня // Вопросы философии. –
2009. - № 1. – С. 45-46.
2
См.: Философия науки: проблемы и перспективы (материалы «круглого стола») //
Вопросы философии. – 2006. - № 10. – С. 20-26, 29-44.
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§4 Основные концепции современной
философии науки
Постпозитивистский этап в развитии философии науки связан, как
было показано в предыдущем параграфе, с обращением к исторической
динамике научного знания и резко возросшим интересом к
социокультурным детерминантам познания. Особенно отчетливо эта
переориентация философии науки проявилась в 60-х гг. ХХ в. на фоне
краха логико-методологических программ неопозитивизма. Появляются
концепции, претендующие на описание развития научного знания:
• фальсификационизм К.Поппера,
• концепция научных революций Т.Куна,
• концепция научно-исследовательских программ И.Лакатоса,
• эволюционная модель развития научного знания С.Тулмина,
• «анархистская эпистемология» П.Фейерабенда и др.
Фальсификационизм К. Поппера
Одним из первых критиков неопозитивизма и, соответственно,
представителей постпозитивизма явился Карл Раймунд Поппер (19021994) – английский философ, логик и социолог. Основные сочинения:
«Логика научного исследования» (1935), «Предположения и опровержения»
(1963), «Объективное знание» (1972), «Логика и рост научного знания»
(1983 – это переизданные первые работы плюс некоторые другие).
Опубликование в 1959 году английского варианта его основного
методологического произведения «Логика научного исследования»
ознаменовало наступление нового, постпозитивистского этапа философии
науки. Свою философскую концепцию – теорию роста научного знания,
Поппер построил в противовес неопозитивизму, хотя и испытал его
влияние. Она получила название критического рационализма, а также –
второе название – фальсификационизма. Оба названия взаимосвязаны
между собой. Название «критический рационализм» означает возрождение
в философии традиций рационализма, однако в отличие от классического
рационализма ХVII-ХVIII вв., рационализм Поппера является «тотально
критическим», ибо его методом становится рациональная критика, и
проявляется она прежде всего в принципе фальсификации.
В центре внимания критического рационализма К.Поппера находится
построение логико-методологической концепции научного знания,
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
демаркация научного знания и ненаучного и определение критериев
научности. Решение этой задачи он осуществляет с антипозитивистских
позиций. Так, если для позитивизма характерно противопоставление науки
и философии («демаркация между наукой и метафизикой»), то Поппер
стремится преодолеть крайности сциентизма и антисциентизма,
абсолютное противопоставление научного и философско-мировоззренческого
знания, признавая целостность научного знания, органическую
«вплетенность» науки в культуру, ее пронизанность философскими и
ценностными установками. В противовес разработанному неопозитивистами
принципу верификации (опытной проверки истинности научных
утверждений) Поппер выдвинул новый метод демаркации – принцип
фальсификации: принципиальной опровержимости (фальсифицируемости)
любых научных положений. Знание, которое не фальсифицируемо, т.е. не
может быть опровергнуто фактами, эмпирическими данными, он вообще
не считает научным. Фальсифицируемость, таким образом, предстает
основным критерием научности знания.1 Поппер также отказался от узкого
эмпиризма логических позитивистов и их поисков абсолютно достоверной
основы знания. Согласно его воззрениям, эмпирический и теоретический
уровни знания органически связаны между собой.
Другой важнейшей идеей Поппера является принцип фаллибилизма
(от лат. fallibilis - подверженный ошибкам, ненадежный) – признание
принципиальной гипотетичности любого научного знания. Если эмпирическая
подтверждаемость теории не может быть основанием для установления ее
окончательной истинности, то любая научная теория, согласно Попперу,
должна рассматриваться как предположение, гипотеза. В таком случае
рост научного знания состоит в смене одних гипотез другими и
осуществлении их опровержений, в результате чего происходит решение
научных проблем. Таким образом, наука, по мнению Поппера, никогда не
может превратить гипотетические знания в достоверно-истинные, гипотезы –
в доказанные теории. Подлинный метод науки – это метод проб и ошибок;
а подлинное начало науки – это проблемы и гипотезы: процесс познания
начинается не с наблюдений и констатаций фактов, как считали эмпирикииндуктивисты, а с выдвижения догадок, предположений, выдвигающих
определенный вариант решения проблемы.
1
См.: Поппер К. Логика научного исследования // Поппер К. Логика и рост научного
знания. М.: 1983. С. 62-65, 105-123.
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Скептицизм в понимании истины1 (так как любая теория
принципиально гипотетична, то вопрос о ее истинности недоказуем, и,
значит, она потенциально ложна) обусловил разработку Поппером
концепции правдоподобия научных теорий и степеней правдоподобия: из
двух ложных теорий та предпочтительна, которая более правдоподобна, и
та более правдоподобна, из которой вытекает больше правильных
следствий.2 Однако некорректность предложенного Поппером определения
правдоподобия теорий вызвала множество споров и возражений.
Для расширения своей эпистемологии и философии науки, которые
первоначально сводились у него к логике научного знания, Поппер
разрабатывает концепцию эпистемологического эволюционизма и теорию
«трех миров», призванных придать эпистемологии онтологическое
обоснование. Для обоснования своих логико-методологических концепций
он использовал идеи неодарвинизма: рост научного знания рассматривался
им как частный случай общих мировых эволюционных процессов. Теория
«трех миров», выдвинутая Поппером, утверждает существование мира
физических объектов, мира состояний сознания (знания в субъективном
смысле) и мира объективного содержания мышления (знания в объективном
смысле), нередуцируемых друг к другу.3 Введением третьего мира Поппер
пытается дать свое решение важнейшей философской проблемы –
обоснования объективного характера человеческого знания. В данной
теории он утверждает также существование эпистемологии без познающего
субъекта («знание в объективном смысле… есть знание без познающего
субъекта»).4
Поппер внес большой вклад в философию науки. Прежде всего, он
изменил ее ориентацию и проблематику. Если неопозитивисты сводили
философию науки к логике и методологии, а ее проблематику ограничивали
анализом структуры знания и его эмпирического обоснования, то Поппер
1
Следует отметить, что Поппер в отличие от многих последующих философов науки
не отрицает понятия истины: с одной стороны, он исходит из трактовки истины как
соответствия знания фактам и ее корректировки А.Тарским, с другой стороны, признает
истину как необходимый, но не достижимый идеал (см.: Поппер К. Логика и рост
научного знания. М., 1983. С. 336-359).
2
См.: Поппер К. Предположения и опровержения. Рост научного знания // Поппер К.
Логика и рост научного знания. М., 1983. С. 325-328; Поппер К. Объективное знание.
Эволюционный подход // Поппер К. Логика и рост научного знания. С. 484-485.
3
См.: Поппер К. Объективное знание // Поппер К. Логика и рост научного знания. М.,
1983. С. 439-459.
4
Там же. С. 442-443.
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
основной проблемой философии науки сделал проблему развития знания –
выдвижения, разработки, проверки и смены научных теорий. Такой
переход существенно изменил и обогатил проблематику философии науки,
кроме того, он ориентировал ее на обращение к реальным примерам из
истории науки. Именно с Поппера философия науки начинает свой
поворот от логики к истории науки. И если в творчестве Поппера этот
момент только намечается, то в концепции последующего философа науки
Т.Куна становится главным средством исследования.
Реализация программы Поппера - создания теории роста научного
знания - столкнулась с серьезными трудностями, которые связанны с
абсолютизацией принципа фальсификации, отказом от признания
объективной истинности научного знания, конвенционализмом в трактовке
оснований знания и отрывом объективного знания от историческиконкретного познающего субъекта.
Концепция личностного знания М. Полани
Майкл Полани (1891-1976) – английский ученый и философ, один из
представителей исторического направления философии науки. Самая
известная работа в области философии науки – «Личностное знание».
Полани является автором концепции «личностного знания», основная
идея которой состоит в преодолении ложного идеала деперсонифицированного
научного знания, ошибочно отождествляемого с его объективностью
(идеала классической науки). Он против эпистемологии без познающего
субъекта (концепции Поппера) и как раз акцентирует внимание на его
активности и на культурно-исторической и социальной обусловленности
процесса познания. Он вводит в основания науки антропологическую
ориентацию и представляет идеал научного знания с учетом его глубоко
личностного характера.
Позицию Полани иногда называют «посткритическим рационализмом»
(в противовес концепции Поппера). Основные принципы его концепции
таковы:
1) науку делают люди, обладающие высоким мастерством; искусству
научной деятельности нельзя научиться по учебнику, оно приобретается
лишь в непосредственном общении с учителем, мастером (так наз.
«неявное знание»);
2) научные знания имеют «личностный характер» – знания неразрывно
связаны с учеными, добывающими их;
70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3) «личностное знание» науки предполагает интеллектуальную
самоотдачу ученого, его страстную заинтересованность в поиске научной
истины, внутреннюю веру в науку, в ее ценность.1
Концепция научных революций Т. Куна
Томас Сэмюэл Кун (1922-1995) – американский историк и философ,
один из основателей историко-эволюционистского направления в
философии науки. Разработал новую концепцию науки на основе
исторического подхода к ее исследованию – концепцию исторической
динамики научного знания, выраженную в его знаменитой работе
«Структура научных революций» (1962). Концепция Куна сформировалась
в полемике с логическим позитивизмом и критическим рационализмом. Ее
основная идея заключалась в том, что эпистемологические концепции
должны разрабатываться на основе обращения к истории науки.
Кун предложил отказаться от ранее господствовавшего (в
неопозитивизме и отчасти критическом рационализме Поппера) образа
науки как системы готовых знаний, оформленной по логикометодологическим стандартам и заменить его образом науки как
деятельности научных сообществ. Специфика этого образа науки
состояла в устранении свойственной неопозитивизму внеисторической
логико-методологической характеристики науки и перемещении акцентов
на социологические аспекты научной деятельности. При таком подходе
облик науки оказывался зависимым от господствующего в те или иные
исторические периоды способа деятельности научного сообщества,
названного им парадигмой. Под парадигмой в узком смысле Кун
понимает модель (образец) постановки и решения научных проблем
(«головоломок»), сквозь призму которой ученые видят и объясняют мир, в
широком - «дисциплинарную матрицу», совокупность убеждений, ценностей,
норм, технических средств, которую разделяют члены определенного
научного сообщества. Другими словами, научная парадигма, в понимании
Куна, означает признанные всеми научные достижения, которые в течение
длительного времени дают научному сообществу образец осуществления
научного поиска и научной деятельности в целом и образуют модель
постановки проблем и их решений.
1
См.: Философия науки: хрестоматия / Отв.ред. Л.А.Микешина. М., 2005. С. 336-340;
Аршинов В.И. Полани Майкл // Современная западная философия: Словарь / Сост.:
Малахов В.С., Филатов В.П. М., 1991. С. 235.
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исходя из этого, Кун разработал модель историко-научного процесса,
представляющего собой конкурентную борьбу между различными
научными сообществами и, соответственно, между различными парадигмами.
Период господства научной парадигмы в определенном научном
сообществе он называет периодом «нормальной науки», а период смены
научных парадигм – научной революцией. В результате история науки
предстала как чередование двух главных периодов: периода «нормальной
науки» (периода безраздельного господства определенной парадигмы) и
периода научной революции (периода распада прежней парадигмы,
конкуренции между альтернативными парадигмами и, наконец, победы
одной из них).1
Философский смысл этой модели заключается в критике главной
идеи неопозитивистской («нормативистской») эпистемологии – убеждения
в том, что существуют единственно верные, абсолютные и неизменные
критерии научности. Кун объявил эти критерии исторически изменчивыми,
относительными: каждая парадигма задает свои стандарты (каноны)
научной рациональности. Поэтому демаркационная линия, отделяющая
рациональную науку от нерациональных форм познавательной деятельности,
устанавливается каждый раз заново с утверждением новой парадигмы. То
есть, начиная с Куна, распространяется идея релятивности норм научнопознавательной деятельности.2 Выдвинутый им тезис «о несоизмеримости
парадигм» говорит о невозможности сравнения двух различных парадигм,
установления каких-либо логических отношений между ними и выявления
лучшей из них. С этим связано отрицание Куном преемственности в
эволюции науки: знание, накопленное в рамках предыдущей парадигмы,
отбрасывается после ее распада. Другими словами, согласно Куну,
прогресса науки, по сути дела, не существует. Прогресс, по его мнению,
имеет место лишь в период «нормальной науки», внутри определенной
парадигмы, где его критерием выступает количество решенных научных
проблем.3
Работы Куна сыграли важную роль в развитии философии науки,
привлекли внимание к истории науки, деятельности ученых и научных
1
См.: Кун Т. Структура научных революций: Пер. с англ. М.,2001. С.23-32, 34-150, 179206, 224-245, 254-265.
2
См.: Порус В.Н., Черняк В.С. Кун Томас Сэмюэл // Современная западная философия:
Словарь / Сост.: В.С.Малахов, В.П.Филатов. – 2-е изд., перераб. и дополн. – М., 1998. С.
206-207.
3
См.: Кун Т. Структура научных революций. М., 2001. С. 24-33, 83, 207-223, 254-265.
72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сообществ, способствовали развитие диалектических представлений о
научном познании, акцентировали внимание на социологических и
социально-психологических аспектах науковедения. Раскрыв некоторые
верные диалектические характеристики развития науки, Кун вместе с тем
не смог дать его адекватную картину. Он ошибочно противопоставил
элементы относительности и абсолютности, дискретности и непрерывности
в развитии научного познания; реалистические моменты и тенденции
сочетаются у него с элементами релятивизма, инструментализма,
прагматизма.
Концепция научно-исследовательских программ И. Лакатоса
Имре Лакатос (1922-1974) – английский философ и историк науки,
представитель так называемого методологического фальсификационизма
– направления в философии науки, ориентирующегося на изучение
закономерностей развития научного знания; разработал универсальную
концепцию развития науки, основанную на идее конкурирующих научноисследовательских программ. Основные сочинения: «Доказательства и
опровержения», «История науки и ее рациональные реконструкции»,
«Фальсификация и методология научно-исследовательских программ».
Цель своих исследований Лакатос видел в логико-нормативной реконструкции
процессов изменения знания и построении логики развития научных
теорий на основе тщательного изучения реальной истории науки.
В концепции Лакатоса рост «зрелой» науки трактуется как смена
исследовательских программ. Научно-исследовательская программа –
это основная единица развития научного знания, представляющая собой
последовательность теорий, связанных непрерывно развивающимся
основанием, общностью основополагающих идей и принципов. В ее
структуру входят:
• «жесткое ядро» – фундаментальные допущения, специфические для
данной программы, условно принимаемые за неопровержимые;
• «защитный» (предохранительный) пояс вспомогательных гипотез;
• правила «положительной» и «отрицательной» эвристики.
«Жесткое ядро» представляет собой совокупность фундаментальных
принципов, сохраняющихся без изменения во всех теориях данной
научной программы. Его сохранность обеспечивается «защитным поясом»,
состоящим из вспомогательных гипотез. Он защищает «жесткое ядро» от
опровержений и может быть модифицирован, частично или полностью
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
заменен при столкновении с контрпримерами. Каждая теория программы
(за исключением исходной) возникает как результат добавления
вспомогательных гипотез к предыдущей теории. Непрерывность программы
обеспечивается особыми нормативными правилами. Правила «положительной»
эвристики предписывают, какими путями следовать в ходе дальнейших
научных исследований, правила «отрицательной» эвристики говорят,
каких путей следует избегать.1
Согласно Лакатосу, в развитии научно-исследовательских программ
можно выделить две основные стадии – прогрессивную и регрессивную
(«вырожденную»). На прогрессивной стадии «положительная» эвристика
активно стимулирует выдвижение новых гипотез, расширяющих эмпирическое
и теоретическое содержание программы. Однако в дальнейшем, достигнув
так называемого «пункта насыщения», исследовательская программа резко
замедляется в своем развитии. Возрастает число ad hoc (букв.: «для данного
случая», ошибочных) гипотез, несовместимых фактов, появляются внутренние
противоречия, парадоксы. Тем не менее наличие таких симптомов еще не
может служить объективным основанием для отказа от исследовательской
программы. Такое основание появляется только с момента возникновения
соперничающей программы, способной ее вытеснить.
Несмотря на ряд бесспорных достижений, Лакатосу не удалось в
должной мере отобразить в своей концепции всю сложность реального
процесса развития научного познания, реконструировать механизмы
формирования исследовательских программ; в ней слишком много
схематизма и упрощенности. Его методология применима лишь к
отдельным периодам развития науки.
Эволюционная эпистемология С. Тулмина
Стивен Эделстон Тулмин (1922-1997) – американский философ,
представитель эволюционной эпистемологии в постпозитивистской
философии науки. В начале 60-х годов ХХ в. он сформулировал
эволюционистскую программу исследования науки, центральной идеей
которой явилась идея исторического формирования и функционирования
стандартов рациональности и понимания, лежащих в основе научных
теорий.
1
См.: Лакатос И. Фальсификация и методология научно-исследовательских программ //
Кун Т. Структура научных революций. М., 2001. С. 322-329, 350, 368-372.
74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Опираясь на идею идентичности биологической эволюции и
познавательного процесса, он привносит в философию науки биологизаторские
мотивы. Согласно Тулмину, познавательный аппарат человека – это механизм
адаптации, развитый в процессе биологической эволюции. Поэтому им
используется биологическая терминология: теории называются «популяциями
понятий», их сохранение уподобляется процессам «выживаемости» и
«мутаций» (инновациям) и т.п. Рациональность научного знания, а также
понимание в науке, по Тулмину, определяется соответствием ее
утверждений принятым в научном сообществе стандартам, или «матрицам».
То, что не укладывается в «матрицу» понимания, считается аномалией и
подлежит устранению в ходе эволюции науки.
Научные теории и традиции, согласно Тулмину, подвержены процессам
консервативной сохраняемости («выживаемости») и инновациям («мутациям»).
«Мутации» сдерживаются факторами критики и самокритики («естественные
и исскуственные отборы»). Поэтому заметные изменения наступают лишь
при определенных условиях, когда интеллектуальная «среда» позволяет
«выжить» тем теориям, которые больше всего адаптируются к ней.
Наиболее важные изменения в науке связаны с заменой фундаментальных
научных стандартов («матриц» понимания). Новое становится
реальностью, когда оно принимается коллективно. Механизм эволюции
научных теорий предполагает взаимодействие с внутринаучными
(интеллектуальными) и вненаучными (социальными, экономическими,
политическими и др.) факторами, которые действуют совместно. Если
внешние условия неблагоприятны, то спорные проблемы долго не
получают своего решения. Однако решающими в эволюции научного
знания являются интеллектуальные факторы. Поэтому ведущая роль
принадлежит научной элите, которая является носительницей научной
рациональности. От нее зависит успешность «искусственного отбора»,
«выведение» новых продуктивных теорий.1
Свою эволюционистскую программу Тулмин изложил в ряде
историко- и философско-научных работ: «Философия науки», «Концептуальные
революции в науке», «Человеческое понимание» и др. Их содержание
обнаруживает ограниченность эволюционистской модели развития науки.
В ней отсутствует идея объективной направленности развития научного
знания. Проблему истины Тулмин решает с позиций прагматизма и
1
См.: Кохановский В.П., Лешкевич Т.Г., Матяш Т.П., Фатхи Т.Б. Основы философии
науки. Ростов н/Д., 2004. С. 224-225.
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
инструментализма. Это дает основания его критикам для обвинений в
релятивизме и субъективизме. Положительными чертами концепции
Тулмина является антиабсолютистская направленность, требование
конкретно-исторического подхода к анализу развития науки,
разносторонность изображения научного познания с использованием
данных социологии, психологии, истории науки и других дисциплин. Он
является одним из самых решительных критиков догматизма, превращения
тех или иных критериев рациональности в универсально значимые.
«Анархистская эпистемология» П. Фейерабенда
Пол Карл Фейерабенд (1924-1994) – американский философ и
методолог науки, получил известность как критик неопозитивизма и
критического рационализма, автор «анархистской эпистемологии», или
«эпистемологического анархизма», часто выступал с «анархистской»
критикой современной философии науки.
Фейерабенд утверждает позицию теоретического и методологического
плюрализма: существует множество равноправных типов знания, и это
обстоятельство способствует росту знания и развитию личности. Он против
приоритета науки («шовинизма науки») в культуре общества: наука не
является универсальной формой познания и не может претендовать на
исключительное место в культуре. Будучи иррациональной, наука, по его
мнению, ничем не отличается от мифа и религии. То есть, по его мнению,
нет принципиального различия между такими формами познания, как
мифология, религия, магия, наука и искусство. Наука представляет собой
одну из форм идеологии, поэтому следует избавить общество от «диктата
науки».
Методологическими новшествами Фейерабенда являются принцип
пролиферации (размножения) теорий и тезис о несоизмеримости
конкурирующих и сменяющих друг друга альтернативных теорий (одним
из авторов которого является также Т.Кун). Согласно принципу
пролиферации, ученые должны стремиться создавать оригинальные
теории, несовместимые с существующими и даже общепризнанными
теориями. Создание таких альтернативных теорий вызывает их взаимную
критику и тем самым способствует развитию науки. Эти конкурирующие
альтернативные теории, по Фейерабенду, несоизмеримы: их нельзя сравнивать
как в отношении эмпирического базиса, так и с точки зрения логикометодологических стандартов и норм. Потому и выбор теорий не может
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
быть рационально обоснованным. Новые теории побеждают и получают
признание не вследствие их бесспорной истинности, а благодаря
авторитету автора или умелой пропагандистской деятельности их
сторонников.
Концепцию Фейерабенда называют «эпистемологическим анархизмом»,
во-первых, вследствие указанных выше моментов (принципа пролиферации
альтернативных теорий), во-вторых, из-за отрицания единого универсального
метода познания и убеждения в плюрализме методов («методологический
анархизм»): ученые должны руководствоваться принципом «все позволено»
(«любые методы хороши», приемлемы). Следование определенному
методу и выполнение всех его предписаний, по его мнению, несовместимо
с творческой природой познания, с реальной практикой научного
исследования. В работе «Против метода. Очерк анархистской теории
познания» (1970) Фейерабенд говорит о принципиальной нерегулируемости
познавательного процесса (развитие науки иррационально, деятельность
ученых не подчинена никаким рациональным нормам), о неравномерности
и хаотичности в развитии научного познания. Он отказывается от понятий
истины и объективности знания, подчеркивает относительность критериев
рациональности в познании и деятельности. Случайному, неупорядоченному
росту знания, по мнению Фейерабенда, никакая методология не нужна.
Научно-познавательный анархизм, считает он, более гуманен и
прогрессивен, чем его альтернативы, опирающиеся на нормы и порядок.
По его мнению, «анархизм не только возможен, но и необходим как для
внутреннего прогресса науки, так и для развития культуры в целом».1
Единственным принципом, не препятствующим прогрессу, является
принцип «допустимо все». По мнению Фейерабенда, можно выдвигать
гипотезы, противоречащие подтвержденным и общепризнанным теориям
или экспериментальным данным. Условие совместимости теорий и новых
гипотез с ранее признанными теориями неразумно, поскольку способствует
консерватизму. Единообразие подвергает опасности свободное развитие
человека.2
В концепции Фейерабенда нашли отражение кризисные моменты в
западной философии науки и намечен определенный выход из кризиса,
состоящий в расширении предмета и методологического инструментария
1
Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. М., 1986. С. 322.
См.: Фейерабенд П. Против метода. Очерк анархистской теории познания: Пер. с англ.
М.: 2007. С. 37, 42-53.
77
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
эпистемологии и философии науки. Однако чрезмерный релятивизм и
познавательный анархизм его концепции не нашли признания в западной
философии науки. Большинство западных философов в основном
отказались от его идей как несовместимых с академической философией.
78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Наука как тип рациональности
Способы познания мира и постижения истины на Востоке и Западе
принципиально различны. Западная наука по своей сути глубоко
рациональна, она оформлялась в соответствии с духом западной культуры,
основополагающим принципом которой является рациональность.
Западная цивилизация изначально складывалась под знаком рациональности,
ей присущ дух рационализма, разумно-рассудочного подхода к
действительности, прагматичного ее освоения. Иначе говоря, научная
рациональность – продукт западной культуры, причем, один из важнейших,
играющий ключевую роль в ее развитии. Кроме того, долгое время наука
рассматривалась как образец рациональности, но во второй половине ХХ в.
эта претензия науки подверглась сомнению и пересмотру. Целью данной
главы является анализ науки как типа рациональности.
§ 1 Понятие научной рациональности
Этимология слова «рациональное» (от лат.: ratio – разум, rationalis –
разумный) означает относящееся к разуму, установленное и обоснованное
им, проистекающее из него, доступное его пониманию.1 В обыденном
значении рациональность означает: целесообразность, разумность, ясность,
отчетливость, расчетливость, экономность («рациональный человек»,
«рациональное действие»).
Понятие рациональности весьма многозначно. В широком смысле
под рациональностью понимается способ жизнедеятельности человека,
способ его отношения к миру, который опосредован предварительной
работой мышления, разума, идеальным замыслом. Рациональность означает
способность мыслить и действовать на основе разумных норм; это
соответствие деятельности разумным правилам. В более узком и своем
стержневом значении рациональность означает способность мышления
оперировать идеальными объектами, отражать мир посредством понятий,
т.е. связана с логико-понятийными структурами. В этом смысле зарождение
рациональности относят к эпохе античности.
В древнегреческой философии рациональность понималась как
эйдос, идея, существо всего сущего, как то, что остается без изменения.
Рациональность выводилась из упорядоченности и закономерности природы,
1
См.: «Рациональное» // Философский энциклопедический словарь. М.: 1983. С.569.
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
космоса. Само слово «ratio» в древнегреческом языке еще отсутствует.
Широкое употребление получает термин «логос», выражающий суть
античной идеи рациональности. Логос (в пер. с греч. – мысль, слово, разум,
учение, закон) – многозначное понятие античной философии, обозначающее
вначале всеобщий закон, основу мира, его порядок и гармонию (Гераклит),
позже (Платон, Аристотель) приобретает также значение логического
принципа, чего-то внутреннего (мысль, слово и т.п.). Стоицизм придает
этому понятию более универсальный смысл, понимая под логосом
всеобщий принцип разумности («внутренний» и «внешний» логос).1
Таким образом, суть античного понимания рациональности – логоса состоит в торжестве разума на основе тождества мышления и бытия. В
основе античной рациональности лежат два момента: принцип тождества
мышления и бытия и оперирование идеализированными объектами,
возможность умозрительного постижения ненаблюдаемых (интеллигибельных)
объектов, что было характерно для философского постижения мира и
зарождающейся науки (первоначально в лице математики, начиная с
пифагорейцев). Слово «рацио» впервые употребляется в древнеримской
литературе; его употребляет Цицерон для перевода греческого слова
«логос». Суть «рацио» - в основополагающей деятельности разума как
принципа мышления и действия.
Классическое представление о рациональности было разработано в
новое время. Рационализм как одна из основных черт философии нового
времени и эпохи Просвещения в широком смысле означал веру в
безграничные возможности разума познавать и изменять мир, убеждение в
его самодостаточности, всесилии и всемогуществе. В более узком значении
под рационализмом понималось направление в теории познания, отдающее
предпочтение в познании разуму по сравнению с чувственным опытом,
признающее разум единственным источником истинного знания. Тенденции
рационализма в философии нового времени в полемике с эмпиризмом
развивали Р.Декарт, Б.Спиноза, Г.Лейбниц и др.. Через призму классической
рациональности мир представал как структурно-организованный,
упорядоченный, законосообразный, действующий по определенным, раз и
навсегда заданным законам. А задача разума состояла в адекватном
познании мира. Исходной установкой рационального сознания и
рационального отношения к миру является установка на соразмерность,
1
См.: «Логос» // Философский энциклопедический словарь. М.: 1983. С. 323-324.
80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
адекватность позиции субъекта реальности, реальному положению дел, что
призвано обеспечить истинность и эффективность познания.
Согласно рационалисту Р.Декарту, разум является источником и
критерием существования истины, достоверности знания. Этому
способствует рациональный метод, составляющими которого являются
интуиция и дедукция. Для достижения достоверного знания разум должен
руководствоваться четырьмя правилами рационалистического метода:
1) ясность и отчетливость знаний: « принимать за истинное только то,
что является уму ясно и отчетливо»;
2) анализ - разделять сложные проблемы на простые компоненты;
3) строгая последовательность - переходить в познании от известного и
доказанного к неизвестному и недоказанному;
4) полнота знаний - составлять полные перечни имеющихся элементов,
не допускать пропусков в логических звеньях исследования.1
Другой видный представитель рационализма Г.Лейбниц также
признает решающую роль ума в процессе достижения истины. Он не
отрицает и значение чувственного опыта в познании, однако отводит ему
второстепенную роль: он может служить основанием знаний, а также
подтверждать истины, открываемые умом. Однако ни опыт, ни ощущения
не могут быть источником необходимого и всеобщего истинного знания.
Всеобщность и необходимость – достояние ума, а не ощущений. Поэтому,
принимая знаменитую формулу эмпиризма: «нет ничего в разуме, чего
прежде не было бы в чувствах», Лейбниц остроумно добавляет: «кроме
самого разума, который невыводим ни из каких чувств».2
Таким образом, в новое время формируется рационалистическая
парадигма – классическая форма рационализма и/или наука как тип
рациональности. Она способствовала небывалому прогрессу науки.
Именно этой форме рационализма современная наука (естествознание)
обязана своими основными достижениями. Классическая рационалистическая
парадигма господствовала в науке около 300-х лет. Долгое время наука
выступала как образец рациональности. Но, во-первых, рациональность и
научность – не тождественные понятия; рациональность – это, как
отмечалось выше, также способ отношения человека к миру, способ его
деятельности, опосредованный работой разума. Во-вторых, классическому
1
См.: Декарт Р. Рассуждение о методе // Соч. в 2 т. Т.1. М., 1989. С. 260.
См.: Лейбниц Г. Переписка с королевой Пруссии Софией-Шарлоттой…// Соч. в 4-х т.
Т. 3. М., 1984. С. 374.
81
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рационализму, по характеристике, В.С.Швырева, был присущ «монологизм»:
«иллюзии о безусловном приоритете рационального сознания перед всеми
иными формами дорационального и внерационального сознания»1 и
связанное с этой рационалистской «гордыней» надменное отношение к
другим формам культуры, которые основывались на иных типах отношения
к миру. Это была привилегированная, с точки зрения ее самой, форма
отношения к миру! «Идеология «монологики», отмечает В.С.Швырев, не
допускает существования каких-либо иных взглядов на реальность»;
определяющая особенность монологизма состоит в «убеждении, что любая
проблема в принципе может быть решена на основе его собственных
исходных предпосылок».2 Монологизм классического рационализма можно
назвать «детской болезнью» или «юношеским максимализмом». Как
отмечает В.С.Швырев, «современное ″зрелое″ рациональное сознание,
распростившись со своими ″подростково-юношескими″ иллюзиями,
«наивно-подростковой категоричностью и прямолинейностью классической
рационалистической идеологии», должно обязательно включать в себя
момент…″метарациональности″, фиксирующей пределы рационализации
как самого сознания, так и действительности», устанавливающей «границы
своих возможностей». «Это и будет метарациональная оценка самой
рационализации».3
Пересмотр понятия рациональности в философии науки начался во
второй половине ХХ в. (с 60-х гг.), с момента возникновения постпозитивизма,
открывшего новый, исторический подход к пониманию рациональности в
науке. Сделав главной проблемой философии науки проблему роста,
развития научного знания и обратившись с этой целью к истории науки,
постпозитивисты (К.Поппер,4 Т.Кун, И.Лакатос, С.Тулмин и др.)
1
Швырев В.С. Рациональность в современной культуре // Общественные науки и
современность. – 1997. - № 1. – С. 108-109.
2
См.: Там же. С. 108.
3
Там же.
4
Основанное К.Поппером новое направление - критический рационализм - претендовал на
выработку новейших критериев научной рациональности. Во-первых, он стремился
отграничить сферу рациональности – науку – от псевдонауки (религии, метафизики,
идеологии) и осуществить демаркацию между научным знанием и ненаучным. Вовторых, критический рационализм выдвинул на первый план гипотетико-дедуктивную
модель научного исследования, в которой преимущественное значение имеют рационально
конструируемые схемы объяснения эмпирических данных. В-третьих, рационализм этого
направления выступает не только как характеристика научного знания, но и как норма
поведения ученых: рационально действует тот ученый, который выдвигает смелые научные
гипотезы, открытые разнообразным попыткам их опровержения. Итак, согласно критическому
82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
разработали множество философско-методологических концепций науки, в
которых во весь рост встала проблема исторического характера
рациональности. Было выявлено, что научные революции (открытие Куна)
изменяют сами критерии рациональности, рационального знания и приводят
к смене форм рациональности. Как отмечает П.П.Гайденко, «это привело к
констатации плюрализма исторически сменяющих друг друга форм
рациональности. Вместо одного разума возникло много типов
рациональности. В результате была поставлена под вопрос всеобщность и
необходимость научного знания.»1 А это, в свою очередь, привело к
распространению скептицизма и релятивизма в философии науки. В
отечественной философии науки исторические типы научной рациональности
были коррелированны с глобальными научными революциями (В.С.Степин) /о
них речь пойдет в 7-ой главе/. Принцип историчности отныне становится
ключевым при анализе научной рациональности и ее типов.
С другой стороны, во второй половине ХХ в. с антисциентистских
позиций были подвергнуты сомнению и критике претензии науки быть
образцом рациональности. Наиболее непримиримым критиком науки и
рациональности вообще выступил П.Фейерабенд – он выступил против
«тоталитаризма» науки и научной рациональности. Он объявил сциентистские
тенденции западного общества «рациофашизмом», а союз науки и
рационализма – источником «шовинизма науки».2 К концу ХХ в.
сложилась следующая картина: одни философы склонны принижать роль и
значение рационального начала как в науке, так и в других формах
человеческой деятельности (антисциентисты, П.Фейерабенд), другие –
лояльно относятся к рациональности, однако выступают против
отождествления рациональности как таковой с научной рациональностью
(Г.Ленк, К.Хюбнер).3
В современной философии науки выделяются следующие наиболее
важные аспекты рациональности:
1) сфера природной упорядоченности и закономерности, отраженной в
разуме;
рационализму, основой и залогом рациональности является соблюдение принципа
бескомпромиссной критики, опирающейся на метод фальсификации. Результатом всех
этих операций было признание принципиальной гипотетичности научного знания.
1
Гайденко П.П. Проблема рациональности на исходе ХХ века // Вопросы философии. –
1991. - № 6. – С. 5.
2
См.: Там же. С. 4.
3
См.: Там же. С. 5-6.
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2) способы понятийного и концептуально-дискурсивного понимания
мира;
3) совокупность норм и методов научного исследования и деятельности;
4) присущая субъекту способность организации деятельности.1
Противоположностью рациональности является иррациональное.
Иррационализм присущ как самому окружающему миру, так и его
познанию. Т.е., можно утверждать, что рациональное всегда дополняется
иррациональными моментами, рациональность не может быть абсолютной.
В контексте данного параграфа особый интерес представляет
рациональность как характерная черта знания. Рациональность как тип
мышления и знания обладает следующими свойствами:
• языковая выразимость (дискурсивность);
• определенность понятий и суждений, их значения и смысла;
• системность – наличие координационных и субординационных связей
между понятиями и суждениями некоторой предметной области;
• обоснованность – существование логических связей между суждениями;
• рефлексивность – самоуправляемость процесса мышления;
• способность к изменению и усовершенствованию всех компонентов
знания (прогрессизм);
• открытость для внутренней и внешней критики (критицизм).2
Научная рациональность – специфический вид рациональности,
характерный для науки; отличается от общей рациональности более
строгой экспликацией всех основных свойств рационального мышления
(указаны выше); стремлением к максимально достижимой определенности,
точности, доказательности, истинности знания. Характеристика науки как
типа рациональности важна в том отношении, что она воспроизводит
стандартную модель научности, ее «идеально средний тип», то, что
составляет специфику научного знания и что отличает его от всех других
типов знания. В.В.Ильин выделяет следующие существенные признаки
науки как типа рациональности: 1) прогрессизм (совершенствование знаний);
2) истинность (объективность, достоверность); 3) критицизм – открытость
1
См.: Лешкевич Т.Г. Философия науки: Учеб.пос. М.,2005. С.16-17. Немецкий философ
науки Г.Ленк насчитывает свыше 20 значений рациональности (см.: Гайденко П.П.
Проблема рациональности на исходе ХХ века // Вопросы философии. 1991. №6. С.9-10).
2
Философия науки: Общий курс / Под ред. С.А.Лебедева. М.,2005. С. 29.
84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
для критики; 4) логическая организованность (доказательность); 5) опытная
обоснованность.1
Научная рациональность, как было показано выше, всегда имеет
конкретно-исторический характер, она обусловлена существующей научной
парадигмой и основаниями науки и в то же время реализуется в них, в
идеале научного знания и способах его достижения. Со сменой оснований
науки, что происходит в ходе научных революций, неизбежно изменяется
научная рациональность, формируется ее новый тип. В ХХ в. в процессе
развития науки и кризиса классического рационализма складываются два
новых типа рациональности – неклассический и постнеклассический (о них
речь пойдет в 7-ой главе), которые существенно отличаются от его
классической формы.. Классическая рациональность была «закрытой»,
тогда как неклассическая и постнеклассическая рациональность являются
«открытыми», способными к усовершенствованию и пересмотру своих
исходных установок.2
§ 2 Основные признаки научного познания.
Критерии и идеал научности
Познание не ограничено сферой науки. Наряду с научным в культуре
общества существует множество других типов познания: обыденное,
художественное, религиозное, мифологическое и др. Проблема демаркации –
отделения научного знания от ненаучного и определение критериев
научности – имеет давнюю историю; пристальный интерес к ней и ее
тщательную разработку, как было показано в предыдущей главе,
осуществляли в ХХ в. представители неопозитивизма и критического
рационализма. Разработанные ими принципы верификации и
фальсификации привлекли внимание к важнейшим характеристикам
науки, однако, обнаружив свою противоречивость, недостаточность и, в
конечном счете, несостоятельность, так и не решили полностью и
убедительно проблему демаркации знания.
1
См.: Ильин В.В. Философия науки. М., 2003. С. 127-129.
См.: Швырев В.С. Рациональность в современной культуре // Общественные науки и
современность. – 1997. - № 1. – С. 111-112.
85
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2.2.1 Основные признаки научного познания.
Критерии научности
В самом общем смысле научное познание – это процесс получения
достоверных знаний, направленный на достижение истины и обнаружение
объективных законов. Научное познание имеет триединую задачу,
связанную с описанием, объяснением и предсказанием явлений и
процессов действительности.
Рассмотрим особенности научного познания, отличающие его от
других типов познания (в 1 гл.: п.1.2.2 были рассмотрены критерии
научности знаний как готовой системы, здесь же в центре внимания будет
находиться процесс научного познания как динамичной системы
производства новых знаний). В современной философии и методологии
науки выделяют различные признаки науки, соответствующие критериям
научности.
1. Предметность - наличие своего предмета исследования. Любая
наука возникает (имеет право на существование) прежде всего тогда,
когда ей есть что исследовать, когда в поле деятельности ученого
оказываются специфические объекты (или его стороны, аспекты),
отличные от предметов изучения других наук. Причем, наука может
изучать и такие объекты, которые могут стать предметом практического
освоения в далеком будущем. «Она постоянно выходит за рамки
предметных структур наличных видов и способов практического освоения
мира и открывает человечеству новые предметные миры его возможной
будущей деятельности».1
2. Специальная направленность на получение, производство новых
знаний. Приращение знаний и их принципиальная новизна неотъемлемое свойство научного творчества.
3. Рациональность научных знаний.2 Наука – продукт человеческого
разума, в ней не может быть ничего мистического, необъяснимого, магического.
4. Существенным признаком научного познания является его
системность, т.е. систематизация полученных знаний, приведение их в
порядок с помощью определенных теоретических принципов, которые
объединяют отдельные знания в целостную систему. Собрание
разрозненных знаний, не объединенных в систему, еще не образует науки.
1
2
Степин В.С. Философия науки: Общие проблемы. М., 2006. С.113.
Речь идет о признаках западной, рационально ориентированной, науки.
86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Знания превращаются в научные, когда они включаются в систему
понятий, категорий, законов, т.е. в состав теории. Другими словами,
научные знания представляют собой теоретические системы,
характеризующиеся упорядоченным, логически организованным характером.
5. Истинность и достоверность научных знаний. Непосредственная
цель и высшая ценность научного познания – достижение истины. Отсюда
характерная черта научного познания – объективность, достоверность,
истинность; устранение из познания для реализации «чистоты»
рассмотрения не присущих предмету исследования субъективистских
моментов (субъективизма, предвзятости, искажений). Вместе с тем надо
иметь в виду, что активность субъекта - важное условие и предпосылка
научного познания. Оно неосуществимо без конструктивно-критического
отношения субъекта к действительности и к самой исследовательской
деятельности, исключающего косность, догматизм. Диалектика объективного
и субъективного в научном познании исторически менялась на разных
этапах развития науки: классической, неклассической и постнеклассической
(об этом речь пойдет ниже при рассмотрении идеала научности в
указанных типах науки).
6. Обоснованность и доказательность научных знаний, достоверность
выводов. В науке нельзя быть голословным, декларативным. Специальные
способы обоснования и доказательства научной истины (эмпирические,
теоретические и т.д.) отличают науку от обыденного познания и религии,
где многое принимается на веру или базируется на житейском опыте.
Научное знание суть доказательное знание, оно должно быть
подтверждено аргументами, фактами: выдвигаемые идеи и тезисы
доказаны,
рассуждения
аргументированы,
полученные
выводы
обоснованы, результаты подтверждены. Практика является одним из
важнейших, но не единственным критерием истинности знаний, есть науки
(напр., логико-математические), где этот критерий неприменим, в них
используются теоретические, логические и т.п. средства доказательства
истины.
7. Проверяемость и возможность многократного воспроизведения
результатов (другими исследователями, в разных странах и условиях и
т.п.) для подтверждения истинности, достоверности полученных знаний.
Критерий проверяемости устанавливает, соответствуют ли научные знания
действительности или нет. Любой исследователь, воссоздав условия, в
которых получен какой-либо научный результат, должен быть в состоянии
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
убедиться в его истинности или, если он не находит подтверждения,
отвергнуть его. Проверяемость в эмпирических науках осуществляется
путем обнаружения соответствия (или несоответствия) научных гипотез и
теорий результатам наблюдений и экспериментов. Причем, в одних науках
можно проводить точные эксперименты (физика, химия, биология), в
других приходится ограничиваться лишь систематическими наблюдениями
(астрономия) или дошедшими до нас историческими фактами (история,
археология, этнография), в третьих в основном приходится анализировать
конкретные факты и лишь отчасти обращаться к эксперименту
(экономика, социология, политология). Многие исходные научные
утверждения, принципы и законы нельзя непосредственно соотнести с
эмпирическими фактами, поскольку они содержат утверждения об
абстрактных и идеальных объектах. Их проверка осуществляется
косвенным путем с помощью выведения логических следствий из теории;
путем сопоставления следствий с действительными фактами можно судить
об истинности или ложности теории.1
8. Основная задача научного познания – обнаружение объективных
законов в исследуемой предметной области. Отсюда ориентация научного
исследования главным образом на общие, существенные свойства
предметов и явлений, углубление в их сущность и выражение их в системе
абстракций, в форме идеализированных объектов. Это основной признак
науки, ее главная особенность, ее конституирующее начало. Если этого
нет, то нет и науки, ибо само понятие научности предполагает открытие
законов.
9. На основе знания законов функционирования и развития
исследуемых объектов наука осуществляет предвидение будущего,
прогнозирует тенденции и перспективы развития объектов, конструирует
«модели» будущего. Наука, таким образом, постоянно выходит за рамки
наличных видов и состояний объектов и открывает человечеству новые
предметные области, открывает возможность опережающего исследования
объектов, не охваченных текущей практикой.
10. Применение в научном познании различных идеальных
(идеализированных объектов, математического аппарата и т.п.) и
материальных средств (приборов, инструментов и другого научного
оборудования), а также методов исследования (общенаучных и
1
Подробнее см.: Рузавин Г.И. Философия науки. М., 2005. С.37- 39.
88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
частнонаучных, специальной методики и техники исследования). Применение
всех этих средств способствует целенаправленному поиску истины, делая
его упорядоченным и организованным, что значительно повышает
эффективность научных исследований. Кроме того, научная деятельность
предполагает определенные стандарты, универсальные критерии и нормы
исследования, которыми должен руководствоваться любой ученый. Они
обеспечивают интерсубъективность научных результатов, т.е. служат
для обеспечения объективности результатов исследования, недопущения и
исключения всякой предвзятости, произвола, предубежденности.1
11. Выработка специализированного стандартного (естественного и
искусственного) научного языка, понятийно-категориального аппарата,
позволяющего той или иной науке глубже, точнее, адекватнее отобразить
свой предмет. Наука не просто фиксирует свое знание в языке, но
постоянно воспроизводит его, формирует в соответствии со своими
нормами и принципами, благодаря чему наука является развивающейся
системой знания.
12. Формальная непротиворечивость знания. Критерий
непротиворечивости означает непротиворечивость и последовательность
научного мышления, достигаемый соблюдением четырех
основных
законов формальной логики, прежде всего закона недопущения
противоречия. Решающую роль критерий непротиворечивости играет в
абстрактно-логических науках (математика, логика). Но его соблюдение
обязательно для любых наук.2
13. Логическая строгость, точность и однозначность (эта черта
характерна для точных наук: естественных, технических, абстрактнологических).
Признаки научного познания и критерии научности – тесно
связанные между собой понятия, но не тождественные. Признаки научного
познания – это то, что отличает научное познание от всех других его типов,
его отличительные особенности; критерии научности – это требования,
предписания, нормативы, предъявляемые к научному познанию,
представляющие некий стандарт научности.3 Из рассмотренных выше
признаков научного познания к критериям научности, на наш взгляд,
будут относиться: 2-8, 12-13 признаки.
1
См.: Рузавин Г.И. Философия науки. М., 2005. С. 34-35.
См.:. Там же С.35-37.
3
Определение критериев научности дано в п.: 1.2.2.
89
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Критерии научности имеют нормативно-ориентирующий характер,
они нормативно ориентируют научные исследования, направляют научнопоисковую деятельность, исключают из науки непродуктивные гипотезы,
тупиковые идеи и ходы мыслей, указывают направления желательной
эволюции хода исследований, выполняют функции отбора различных
единиц знания (форм, видов, отраслей). Другими словами, они учреждают
типовую модель производства научного знания. Рассмотренные выше
критерии научности представляют собой идеальную модель научного
познания, они характеризуют науку с точки зрения долженствования:
каким должно быть научное познание. Реальная наука не всегда и не в
полном объеме соответствует данным критериям. Но они непременно
должны иметь место, выполняя роль позитивного идеала в науке.
Критерии научности – понятие конкретно-историческое, т.е. они не
остаются неизменными на все времена, а постоянно менялись,
конкретизировались, уточнялись в процессе развития науки, ее эволюции
от классической к неклассической и постнеклассической. Некоторые из
этих критериев претерпели существенную трансформацию. Изложенные
выше критерии научности представляют собой стандартную модель
научности, т.е. ее «идеально средний тип». Как правило, в литературе по
философии науки приводятся далеко не все перечисленные и
охарактеризованные выше критерии научности, некоторые из них
отсутствуют. Дело в том, что указанные критерии тесно связаны, сопряжены
друг с другом, взаимопроникают друг в друга, в некотором смысле даже
идентичны. Один признак нередко подразумевает, включает в себя или
коррелятивен с другим(и), которые могут быть опущены в прямой
формулировке, но подразумеваться в контексте. Кроме того, стоит
отказаться от одного признака, как окажутся невыполнимыми некоторые
другие.
Дискуссионным является вопрос о том, какие из этих критериев
являются важнейшими, так сказать субстанциальными, без которых наука
несостоятельна. Большинство исследователей таковыми считают истинность
и доказательность знаний. Без этих признаков наука действительно теряет
свою природу, статус и назначение: именно они прежде всего отличают
научное (по)знание от всех других его типов и оправдывают назначение
науки. Однако ряд философов тем не менее подвергает их сомнению, в
частности, это касается понятия истины. Дискуссии вокруг понятия
истины, бурно протекавшие на протяжении всего ХХ столетия как за
90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рубежом, так и в отечественной философии и науке, не прекращаются до
сих пор. В частности, на страницах философских и научных журналов
развернулась дискуссия по вопросу о том, какую роль в современной науке
играет категория истины и как изменяется ее содержание.1 Эта дискуссия
позволила, с одной стороны, освободиться от ограниченности классической
парадигмы истины и определенного догматизма марксистского подхода в
ее понимании в советский период, с другой стороны, конкретизировала,
откорректировала понятие истины с учетом современного этапа развития
науки. Здесь не целесообразно воспроизводить все аспекты этой корректировки
(это – предмет специального рассмотрения), отметим только интересующие
нас моменты применительно к рассматриваемому вопросу.
Согласно самой радикальной точке зрения, ярким представителем
которой является А.Назаретян, в современной гносеологии категория
истины становится избыточной, анахронизмом, на смену ее приходит
модельное мышление. По его мнению, истинностная парадигма науки,
характерная для классической науки, уже превратилась в анахронизм;
соответствующий понятийный аппарат следует оставить служителям
культов (!). А задачей научных исследований является не поиск истины, а
построение эффективных моделей мира, предоставляющих людям
инструментальные средства для успешной жизнедеятельности и повышающих
интеллектуальную продуктивность, силу и мудрость человека.2 Как видно
из статьи, автор разделяет инструменталистскую и прагматическую концепции
истины не менее ярко, чем авторы указанных концепций. С таким
категоричным утверждением вряд ли можно согласиться. На наш взгляд,
это есть не что иное, как голый релятивизм. То, что понятие истины
претерпело историческую эволюцию, является непреложным фактом.
Относительность знаний, обнаруженная неклассической наукой, как будет
1
См.: Касавин И.Т. О дескриптивном понимании истины // Философские науки. – 1990. № 8. – С. 64-73; Крымский С.Б. Истина и мнение // Философские науки. – 1990. - № 10. –
С.73-77; Микешина Л.А. Современная проблематизация вечной темы // Там же. С. 77-83;
Лобастов Г.В. Так что же есть истина? // Философские науки. – 1991. - № 6. - С. 47-61;
Хазиев В.С. Философское понимание истины // Философские науки. – 1991. - № 9. – С.
54-60; Назаретян А. Истина как категория мифологического мышления // Общественные
науки и современность. – 1995. - № 4. – С. 105-108; Никифоров А. Революция в теории
познания? // Там же. С. 113-117; Зуев К. Следует ли считать архаизмом понятие научной
истины? // Общественные науки и современность. – 1995. - № 6. – С.125-127; Кротков
Е. Эпистемологические образы научной истины // Там же. С. 123-124.
2
См.: Назаретян А. Истина как категория мифологического мышления // Общественные
науки и современность. – 1995. - № 4. – С. 105-108.
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
показано ниже, в п. 2.2.2 привела к кризису классических представлений об
истине как совокупности абсолютных, окончательно установленных и
неопровержимых знаний (абсолютной истины), но не истины как таковой.
Т.е. это не дает основания для отказа от самого понятия истины.
Развитие неклассической науки, усложнение объекта исследования,
введение принципа неопределенности, принципа дополнительности и др.
привело к осознанию многообразия и «многоликости» истин в современной
науке. Как справедливо отмечает Л.А.Микешина, несомненным завоеванием
философской мысли в понимании истины являются основные теории истины:
корреспондентская, когерентная и прагматическая,1 а в определенном
смысле итогом современного пересмотра истины должен стать синтез этих
концепций, которые в своей совокупности выражают гносеологический,
семантический, эпистемологический и социокультурный аспекты истинного
знания.2 Также значительно усложнились процедуры проверки и
подтверждения истинности знаний (в особенности, это касается развитых
теорий, идеализированных объектов, а также других компонентов знания в
современной науке, в особенности в физических и социальногуманитарных науках, где применение корреспондентской теории
истины и практики как критерия истины значительно затруднено, либо в
принципе невозможно).
Однако все эти моменты проблематизируют понятие истины, но не
устраняют ее. Как глубоко заметил А.Никифоров в ходе данной дискуссии,
отказ от понятия истины потребует пересмотра всей гносеологии, многих
гносеологических категорий, прежде всего самого понятия познания (что
это такое тогда, если не стремление к адекватному отображению объекта?),
отражения3, процедур доказательства, опровержения и пр.4 Если истина не
достижима, то зачем тогда 2,5-тысячелетний путь развития науки? Проделав
такой длинный и труднейший путь, неужели наука пришла к позиции
античного скептицизма и софистике? И, неужели, прав был античный
скептицизм, призывавший к отказу от всяких категоричных утверждений о
1
Напомним суть этих концепций истины: корреспондентская – означает соответствие
знаний действительности (фактам); когерентная – соответствие одних знаний другим
(= непротиворечивость знаний); прагматическая – эффективность и полезность знаний.
2
См.: Микешина Л.А. Современная проблематизация вечной темы // Философские
науки. – 1990. - № 10. – С. 77-78.
3
Корректировку неклассической гносеологией понимания познания как отражения см.
с. 22-23 данной работы.
4
См.: Никифоров А. Революция в теории познания? // Общественные науки и
современность. – 1995. - № 4. – С. 115.
92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мире и достижению атараксии? Вряд ли эти выводы неизбежно следуют из
современного пересмотра и корректировки понятия истины, скорее,
указанные трудности требуют ее дальнейшего развития.
В новейших публикациях вносятся дальнейшие коррективы в
понимание истины и статуса знания вообще. В частности, А.П.Огурцов на
«круглом столе» по философии науки, проходившем в редакции журнала
«Вопросы философии», обосновывает идею принципиальной гипотетичности
всякого знания, в том числе научного, его вероятностного характера: в
знании содержится немалая доля заблуждения, оно является лишь
приближением к истине (другими словами, возрождается фаллибилистская
трактовка знания, впервые обоснованная К.Поппером). Истина трактуется
«как набор гипотез», более того, как отмечает А.П.Огурцов, «идея истины
как регулятива научных поисков замещается идеей правдободобности
гипотез и теоретических конструкций. На первый план выдвигаются новые
критерии оценки когнитивных построений – по внутренним достоинствам,
согласованности, убедительности, продуктивности и эвристичности
гипотез. оценка надежности знания всегда дискуссионна, относительна, в
ней сохраняется возможность ошибки.»1 Следует отметить, что это
(фаллибилистская трактовка знания) - довольно радикальная позиция,
которую разделяют далеко не все философы, правоту или ошибочность
которой может подтвердить только дальнейший ход развития науки.
К.Поппер высказал ее еще 50 лет назад. В этой связи хотелось бы привести
слова другого автора, правда, прозвучавшие в другом контексте, о
«неудовлетворенности и озабоченности слишком уж далеко зашедшей
«релятивизацией» и «плюрализацией» «истин науки». С другой стороны,
по этому поводу уместно привести слова К.Лоренца о том, что «все новое
в науке начинается как ересь и кончается как ортодоксия». Достаточно
вспомнить появление квантовой теории и принципа дополнительности,
которые вызвали длительную и бурную дискуссию, «драму идей», по
словам А.Эйнштейна. В данной ситуации, по нашему мнению, важно
соблюдать «пресловутую меру», чтобы признание относительной
истинности знаний не вылилось в голый релятивизм и фаллибилизм.
Опасность этой тенденции в трактовке вопросов природы знания, истины
отмечается рядом философов.
1
Философия науки: проблемы и перспективы (материалы «круглого стола») // Вопросы
философии. – 2006. - № 10. – С. 22; см. также: Аронов Р.А., Баксанский О.Е. Новое в
эпистемологии и хорошо забытое старое // Вопросы философии. – 2004. - № 5. – С. 105.
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Выводы, которые можно извлечь из данной дискуссии, таковы:
1) отказ от классической парадигмы истины, от истины в последней
инстанции, признание относительности, изменчивости знаний (что, впрочем,
уже показала неклассическая наука) и их принципиально гипотетического
характера;
2) признание многомерности, «многоликости» истины вследствие
чрезвычайной сложности и такой же многомерности объекта исследования, а
отсюда допустимость, правомерность и равноправие различных теорий
объекта («различных истин»);
3) синтез различных концепций истины (корреспондентской, когерентной,
прагматической – но в разумных рамках), в своей совокупности выражающих
различные (гносеологический, эпистемологический, семантический и
социокультурный) аспекты истинного знания;
4) отказ от признания практики в качестве абсолютного критерия
истины, признание наряду с практикой других критериев: теоретических,
логических (непротиворечивости, согласованности, единства, простоты,
продуктивности знаний и т.п.).
2.2.2 Идеал научности на разных этапах развития науки
Целесообразно рассмотреть критерии и идеал научности
применительно к различным этапам развития науки. На основании
критериев научности формируется идеал научности, который опять-таки
имеет конкретно-исторический характер. Следует отметить, что понятие
«идеал научности» употребляется в двух смыслах – как набор типичных
признаков научности (совокупность критериев научности) и как образец,
эталон научности.
Рассмотрим идеал научности применительно к трем основным типам
науки: классической, неклассической и постнеклассической.
Классический идеал научности
Классический идеал научности был разработан классической наукой
(XVII-XVIII вв.). Это было время формирования научной рациональности.
Классическая наука, формирующаяся в условиях сосуществования и
отчасти противостояния с религиозным мировоззрением, была нацелена на
максимальную объективность и абсолютную истинность знаний. Хотя
эпоха Возрождения уже поколебала монополию религии на обладание
истиной, и начались процессы секуляризации знаний, но религия
94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
продолжала сохранять свои ведущие позиции. Поэтому в этих условиях
важно было утвердить автономность, самостоятельность и независимость
науки, безусловную истинность добываемых ею знаний. Его основными
признаками были: абсолютная истинность, безусловная объективность,
всеобщность и необходимость, доказательность, опытный характер знания,
проверяемость и воспроизводимость, интерсубъективность, фундаментализм.
Критерии классической модели научности
1. Во-первых, в классической науке научность отождествляется с
истинностью. Глубокая неразрывная связь научности и истинности
выражена в известном утверждении: быть научным, значит, быть
истинным. Истина - это индикатор для проверки знаний на научность.
Именно истинность научных знаний делает их универсальными и всеобщими.
Более того, классическая наука стремилась к достижению абсолютной
истинности знаний, безусловно достоверных знаний. Безусловно достоверное
знание, окончательно сформулированное и всесторонне обоснованное –
вот идеал и кредо классической науки. Этот критерий связывают также с
фундаментализмом1 научного знания.
Отсюда вытекает следующий критерий научности:
2. Всеобщность и необходимость знаний. Для классической науки
характерна трактовка научного знания как совокупности безусловно
всеобщих и безусловно необходимых истин. Этот критерий научности был
установлен еще в эпоху античности Аристотелем, в новое время считался
непременным атрибутом научности и подвергся тщательному, но
безуспешному обоснованию.
3. Истинность, с точки зрения классической науки, неразрывно связана
с объективностью, которая признавалась идеалом знания. Объективность
понималась, во-первых, как совпадение знания с познаваемым объектом, вовторых, как независимость знаний от субъекта познания, его личностных
особенностей, воли и желания. Предполагалось, что субъект дистанцирован
от объекта, как бы со стороны, извне познает мир. В этой связи классическая
1
Фундаментализм как принцип классической модели научности означает идею
абсолютной, окончательной обоснованности научного знания, что предполагалось
достичь возможностью выведения (сведения) всей системы знаний из (к) абсолютно
достоверного(му) и надежного(му) фундамента(у). Вся история фундаменталистской
парадигмы есть история постоянных поисков такого «надежного фундамента»,
безусловно достоверных «начал познания».
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
наука стремилась максимально устранить, элиминировать из знания все
субъективное, все, что связано с субъектом познания, т.е. исключить
субъекта из контекста научных знаний. Считалось, что научное знание будет
тем достоверней, чем меньше содержит субъективных привнесений. Идеал
классической науки – чисто объективное знание, освобожденное от всяких
субъективных наслоений и тем более искажений.
4. Доказательность и обоснованность знаний. Этот признак был
сформулирован еще в эпоху античности, но особую значимость он
приобрел после формулировки Лейбницем закона достаточного основания.
Статус ″научного″ приобретали только те положения, которые были
обоснованы и доказаны. Практически во всех гносеологических концепциях
философов этого периода проблема обоснования достоверности знания
занимала центральное место.
5. Опытный, экспериментальный характер знания. Наблюдение и
эксперимент - основные методы получения и подтверждения знания, вкупе
с математическим описанием придающие ему точность и строгость. В
классической науке к научному эксперименту предъявляется требование
воспроизводимости и повторяемости (6) (следующий – шестой критерий научности). Опыт в любое время и в любом месте может быть
повторен и его результат не изменится. Научный результат не должен
зависеть от того, кто его получил.
7. Интерсубъективность, или общезначимость, означающие, что
получаемые знания одинаково пригодны, равнозначны для всех людей;
язык науки - однозначный, адекватно фиксирующий термины и понятия.
Именно объективность и истинность делает научные знания общезначимыми.
Рассмотренные выше критерии научности характеризуют классическую
модель науки. Это была своего рода идеальная модель, которой в реальной
истории науки вряд ли полностью соответствовало какое-либо научное
построение. Однако эта модель задавала вполне четкие и строгие
критерии, которым в идеале должно соответствовать научное знание.
Система требований, предъявляемых к научности знания, далеко не
случайна, а обусловлена той социокультурной ситуацией, в которой
формировалась классическая наука. Это хорошо видно на примере
критериев абсолютной истинности знаний, интерсубъективности и
фундаментализма. Так, скажем, критерий интерсубъективности
характеризует именно классическую модель научности, так как он
выполнял своего рода защитную функцию в период формирования
96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
новоевропейской науки. Тогда задача заключалась в том, чтобы отстоять
суверенность, самостоятельность и независимость нового, формирующегося
научного знания от диктата религии, церкви, от догматов вероучения,
отстоять независимость нового образа мысли, опирающегося на доверие
опыту и строгому исследованию.
Творцы новоевропейской науки Г. Галилей, И. Кеплер, Р.Гук, Р. Декарт,
И.Ньютон учили новой истине, получить которую возможно не путем откровения, а из
эксперимента или теоретической деятельности самого познающего субъекта. При этом
важно, что субъект познавательной деятельности не отмечен никаким особым знаком,
это не личность, не индивидуальность, это просто субъект рациональной деятельности,
обладающий универсальным свойством - способностью мышления. Отстаивая научную
истину как знание, свободное от всякой догмы и от авторитетов, Декарт отмечал, что
истины движутся в свете как "монета, коя не менее ценна, когда она извлекается из
сумки крестьянина, чем тогда, когда ее выдает банкир" (т.1, с. 155). Ф. Бэкон закреплял
объективное представление об истине, утверждая, что достоверность истины отнюдь не
определяется характером объекта, знание о котором оценивается на истинность, его
близостью к Богу. Он сравнивал свет истины с солнцем, которое "одинаково проникает
и во дворцы, и в клоаки, и все же не оскверняется". Тем самым пионеры науки
освобождали концепцию истины от авторитаризма и догматизма.1
Неклассический идеал научности
получил свое развитие в неклассической науке после создания теории
относительности и квантовой механики, которые со всей очевидностью
показали, с одной стороны, изменчивость знаний, с другой – их
относительность, зависимость от применяемых познавательных средств, в
частности приборов. Неклассическая наука, возникшая в начале XX в. в
результате третьей глобальной революции, произошедшей на рубеже XIXXX вв., показала невыполнимость классического идеала научности, в
частности его стремление к достижению абсолютно истинного, окончательного,
а также чисто объективного знания, из которого элиминированы все
субъективные моменты, все, что связано с субъектом познания.
Неклассическая наука обнаружила, что чисто объективного знания,
абсолютно независимого от субъекта, быть не может. Научные открытия
на рубеже XIX-XX вв., появление альтернативных теорий в области
математики, физики, механики и других наук со всей четкостью
продемонстрировали формирование новых критериев научности знаний:
относительной истинности и изменчивости знаний, особую роль
наблюдателя и применяемых познавательных средств. Теория относительности
1
См.: Классическая наука. Критерии научности:// Электронный ресурс: Философия и
история науки: // Режим доступа: http://tainimirozdania.ucoz.ru/publ/11-1-0-143.
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эйнштейна и квантовая механика показали новое понимание субъекта
познания: он является не внешним наблюдателем, как бы извне
наблюдающий за миром и познающий его со стороны (как это было в
классической механике); исследователь теперь помещается в сам
познаваемый объект (систему), находится внутри него. Появление квантовой
механики, выявление двойственной (корпускулярно-волновой) природы
микрочастиц ярко продемонстрировало зависимость приобретаемых знаний
от применяемых познавательных средств, как эмпирических (приборов и
технических установок), так и теоретических (концептуальных средств). Это
влияние было столь значительным и в то же время необычным (на фоне
идеала абсолютно объективного знания классической науки), что не сразу
нашло адекватную оценку и признание со стороны ученых; достаточно
вспомнить концепцию так называемого «приборного идеализма»,
сторонниками которой были даже видные ученые. Другими словами,
неклассической наукой была обнаружена и показана разница между
техническими операциями, связанными с деятельностью человека субъекта познания (процедурами измерения, используемыми и
осуществляющимися в физике с помощью приборов и эталонов), и
естественными явлениями природы, т.е. по-новому была представлена и
описана сама процедура эксперимента.1
Поскольку многие характеристики объекта, как было обнаружено,
выявляются только благодаря применению познавательных средств, более
того, варьируются в зависимости от видов последних, то неклассическая
наука признала относительность обнаруживаемых свойств объекта к его
взаимодействию с этими средствами, вследствие чего ярко обнаружилась
новая черта познания – допустимость, правомерность и равноправие
различных концептуальных описаний и объяснений объекта. Т.о.,
неклассической наукой была выявлена активность субъекта познания, его
влияние на приобретаемые наукой знания, следовательно, невозможность
существования чисто объективного (по)знания.
На основании вышеизложенного можно сформулировать новые
признаки (критерии) научности знания через призму неклассического
идеала научности:
• относительная истинность знаний, их изменчивость;
1
См.: Липкин А.И. Две методологические революции в физике – ключ к пониманию
оснований квантовой механики // Вопросы философии. – 2010. - № 4. – С. 74-85, в
особенности, 77-84.
98
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
• влияние применяемых познавательных средств, как эмпирических,
так и теоретических, на получаемые знания, а вследствие этого
• признание активной роли субъекта познания в познавательном
процессе (соответственно, отказ от «объективизма» классической
парадигмы знания);
• плюрализм и равноправие различных концепций и теорий,
описывающих и объясняющих один и тот же объект, а потому отказ
от фундаментализма.
Естественно, что помимо новых черт в неклассическом идеале
научности сохранились и продолжали действовать многие признаки
классического идеала научности, которые, собственно говоря, представляют
стандартную модель научности, безотносительно к тому или иному этапу
развития науки. К ним относятся: рациональность, истинность, доказательность
и обоснованность, непротиворечивость, проверяемость и воспроизводимость,
общезначимость (последний признак в неклассическом идеале значительно
ослаблен).
Постнеклассический идеал научности
Новый идеал научности был разработан постнеклассической наукой,
возникшей в последней четверти ХХ в. Сохраняя многие черты стандартной
модели научности и трансформируя предыдущий, неклассический идеал
научности, он усиливает его некоторые моменты, в частности, активность
субъекта познания; зависимость содержания получаемых знаний об
объекте от применяемых познавательных средств; плюрализм концептуальных
картин и теорий объекта. В то же время постнеклассическая наука
привносит в идеал научности принципиально новый момент –
аксиологический аспект. В постнеклассической науке влияние субъекта на
содержание знаний об объекте прослеживается не только вследствие
указанных выше факторов, но и в силу его ценностно-целевых установок.
Дело в том, что объектом постнеклассической науки являются сложные
развивающиеся системы, непосредственным компонентом которых является
сам человек (это – экологические, медико-биологические, биотехнологические
и т.п. объекты). При изучении таких сложных систем идеал ценностнонейтрального исследования оказывается неприемлемым; их изучение
предполагает включение социальных ценностей и оценок. Научное
познание все в большей степени становится зависимым от социокультурных
условий, мировоззренческих ориентаций социума, а значит, не может быть
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ценностно нейтральным, в его составе неизбежно оказывается аксиологический
аспект. Иначе говоря, вненаучные факторы – социокультурная жизнь, ее
ценности, цели и идеалы становятся компонентами научных знаний,
определяя их содержание и облик.1 Таким образом, в противовес принципу
автономности и нейтральности классической науки, где акцент ставился на
интернализме, постнеклассический идеал научности характеризует науку
как социокультурный феномен с его ценностно-целевыми структурами. В
постнеклассической науке, таким образом, преодолевается оппозиция
«интернализм-экстернализм», научное познание рассматривается в единстве
внутри- и вненаучных факторов.
Итак, идеалом классической науки было максимально объективное,
абсолютно истинное, окончательно сформулированное и всесторонне
обоснованное знание (так наз. фундаментализм), условием достижения
которого считалась элиминация из познания всего того, что относится к
субъекту и средствам познания. Для неклассической науки характерной
чертой является идея соотнесенности объекта и применяемых
познавательных средств, а тем самым идея активности субъекта познания,
идея относительной истинности и изменчивости знаний. В постнеклассической науке особое значение приобретает соотнесенность знаний
об объекте не только с познавательными средствами, но и ценностноцелевыми структурами, как внутринаучными, так и вненаучными
(социальными).
2.2.3 Эталон научности
Идеал научности, как уже отмечалось, может выступать не только в
виде набора определенных критериев научности, но и как эталон (образец)
научности. На протяжении длительной истории науки титул эталона
научности поочередно присваивался либо конкретным наукам-лидерам,
либо специальным методам и процедурам, либо целым научным областям.
Этот титул поочередно переходил от математики к механике и физике,
затем к эмпирическим процедурам (в неопозитивизме), позже к биологии
и, наконец, к гуманитарным наукам.
Математический эталон научности. Исторически первой наукой,
выступившей в качестве эталона научности, явилась математика. Истоки
этой традиции восходят еще к античности. В эпоху античности
1
См.: Степин В.С. Философия науки. М., 2006. С. 327.
100
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
математическое знание считалось образцом научности, поскольку оно
обладает такими свойствами, как всеобщность, необходимость и
достоверность – свойствами идеально научного знания. Математическое
знание, согласно античной традиции, является выражением такого вида
знания, как «эпистема», и противопоставлялось мнению («докса») как
недостоверному знанию – знанию о единичных предметах. Факторы,
придающие математическому знанию свойства всеобщности, аподиктичности
(логической необходимости) и достоверности, согласно античным
мыслителям, заключены в логическом аппарате, применяемом для обоснования
знания. Обоснованность истины достигается такими средствами логического
доказательства, как структура умозаключений, правила дедуктивного
вывода, аксиоматизация, непротиворечивость (соответствие выводов основным
посылкам, выраженным в аксиомах), позже – формализация, позволяющая
добиться большей четкости и точности знаний. Но эти средства
составляют суть математического знания, поэтому со времен античности
считалось, что математика воплощает идею «чистого» доказательства.
На этом основании формируется точка зрения, согласно которой «в
науке столько научного, сколько выразимо средствами математики»
(Кант). Таким образом, стремление придать научному знанию ясность,
точность и строгость обусловлено ориентацией на математический эталон
научности. Эту позицию в разные времена разделяли такие философы и
ученые, как Платон, Аристотель, Декарт, Спиноза, Лейбниц, Кант, Коген,
Наторп, Больцано, Гуссерль. Отдельными мыслителями были предприняты
попытки реорганизовать научные теории на математической основе
(Спиноза, Вольф, Гоббс, Тюрго и др.).1 Гегель иронично охарактеризовал
эти попытки как «варварский педантизм». Однако не все требования
математического идеала могут быть применимы к естественнонаучному
знанию, например, в естественнонаучной области неприменим критерий
непротиворечивости. Абсолютизация математики как универсального и
идеального средства познания недопустима, так как ведет к умалению и, в
конечном счете, к упразднению специфики других наук.
Физический эталон научности. Сторонники этой позиции,
получившей название «физикализма», считают, что эталон надо искать не
в рамках логической формы, а в рамках содержательной стороны знания.
Всякое научное знание логически обосновано. Однако логической
1
См.: Ильин В.В. Философия науки. М., 2003. С. 139-140.
101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
обоснованности еще не достаточно для того, чтобы утвердить знание в
статусе научного. Чтобы быть научным, знание должно быть истинным. А
насколько знание соответствует требованию истинности, можно
установить не логическим, а эмпирическим путем – экспериментальной
проверкой. На этом основании сторонники физикализма формулируют
критерии научности: эмпирическая подтверждаемость, приращение знаний,
синтетичность, предсказуемость новых фактов. Исторически первым
воплощением эмпирического эталона научности явилась механика, в
которой в эпоху нового времени видели образец, стандарт всякого
научного знания. Исторически его формирование начато Ф. Бэконом основоположником опытного, индуктивного знания, программа которого
выражена им словами: "Самое лучшее из всех доказательств есть опыт,
если только он коренится в эксперименте".1 Первоначально этот эталон
науки представляла механика, а позднее - весь комплекс физических
дисциплин. Постепенно эмпирический идеал переносится на физику в
целом. Сторонниками физикализма, стремившимися воплотить физический
эталон научности в разных областях научного знания, были Ламетри,
Шлейден, Бокль, Тюрго, Конт, Гельмгольц и др. Физическое знание
послужило эмпирическим материалом для позитивистской философии в
процессе исследования структуры науки и выработки стандартов
научности.
Физический эталон научности по своему влиянию на западную науку
оказался наиболее значительным. Основные критерии научности,
составляющие стандартную модель научности, были выделены
позитивистской философией науки на материале именно физического
знания, которое рассматривалось как образец научности. Это выразилось в
доктрине физикализма и его основном принципе - редукционизме,
согласно которому природа любого явления может быть объяснена на
физическом уровне.
Говоря о несостоятельности этого эталона научности, нужно в
первую очередь отметить невозможность его применения во всех науках:
так, его первый критерий – эмпирическая подтверждаемость – неприменим
в логико-математических и во многих социально-гуманитарных науках,
критерий предсказуемости также не является универсальным (есть науки, в
1
Бэкон Ф. Новый Органон // Соч. в 2 т. Т.2. М., 1978. С. 34.
102
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
которых научность не зависит от предсказуемости – биология, география и
пр.).1
Гуманитарный эталон научности. Некритическое внедрение
идеала естественнонаучного познания во все области наук, в т.ч. и
гуманитарные, вызвало отрицательную ответную реакцию со стороны
последних. Представители баденской школы неокантианства, философии
жизни, интуитивизма, философской герменевтики и др. поставили своей
задачей выявить специфику социально-гуманитарного знания и ограничить
экспансию точных наук в сферу гуманитарных. Обвиняя естественные
науки в духе практицизма и утилитаризма, они предприняли критику
гносеологических оснований научного познания. Они резко противопоставили
естественные науки (науки о природе), пользующиеся «номотетическим»
методом, нацеленным на отыскание общего, открытие законов, и
гуманитарные науки («науки о духе», о культуре), использующие
«идиографический» метод, направленный на выявление индивидуального,
описание единичных событий, фактов (В.Виндельбанд, Г.Риккерт). Науки
о природе основаны на объяснении явлений, науки о духе основаны на
понимании событий (В.Дильтей). Суть позиции «гуманитариев» состояла в
том, что подлинное познание осуществляется не на понятийнорациональной, а на чувственно-иррациональной основе (понимание,
смысл, интуитивное постижение, ″вживание″ – основные понятия
сторонников новой гуманитарной методологии). Более того, сторонники
данного подхода утверждали, что единственно адекватным инструментом
познания мира является не наука, не рационально-научное познание, а
интуитивное переживание и постижение, понимание.
Характерные черты гуманитарного идеала научности:
абсолютизация субъективного компонента (активности субъекта) в
познавательном процессе: не только в формировании научного
знания, но и в определении путей и методов исследовательской
деятельности и оценке ее результатов;
расширительная трактовка субъекта познания – человек во всем
богатстве его способностей и потенций, со всеми его чувствами,
желаниями и интересами (тогда как в естественнонаучном идеале
субъект сводился только к носителю разума);
1
См.: Ильин В.В. Философия науки. М., 2003. С. 140-143.
103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
включение такого рода субъекта в познавательный процесс как
необходимое условие адекватности если не всякого, то по меньшей
мере социально-гуманитарного познания;
включение интересов, целей, потребностей субъекта познания в
стандарты оценки научности знаний;
обоснование превосходства социально-гуманитарного познания и
его идеала.1
Интерес к социально-гуманитарному знанию, убежденность в его
самостоятельной ценности обусловлен как успехами гуманитарных наук, прежде всего,
истории в XIX в., так и осознанием необходимости включения субъективных
параметров в трактовку познавательных процессов. Осуществляя реконструкцию
знания, М. Фуко отмечал, что гуманитарные науки появились в тот момент, когда в
западной культуре появился человек - как то, что следует помыслить, и одновременно,
как то, что надлежит познать. Гуманитарные науки обозначили перестройку эпистемы,
поворот вектора мышления от рационального дискурса к анализу смысла и значения,
от предметности (объектности) к ″вопрошанию″. В фокусе внимания оказалась аналитика
человеческого бытия, которая проясняет, каким образом человек может быть связан с
вещами.
В новой диспозиции знания открылась реальность в сквозной пронизанности
языком. Язык был понят как образ мира, способ мироистолкования, предпосланный
любому акту рефлексии. Осознание этого явилось гештальтом, перевело мышление на
новый - герменевтический уровень. Поэтому наработки гуманитарных наук не могли
остаться их частным приобретением, они стали тем, что П. Рикер назвал
"герменевтической прививкой" всему организму, всей системе знания.
Тенденция учета субъективного фактора в познании во всей полноте выразилась в
концепции «понимающей» эпистемологии, в разработку которой особый вклад
внесли В. Дильтей, Э. Кассирер, Г.-Г. Гадамер. Было показано, что в гуманитарном
научном исследовании способом, с помощью которого исторические события могут
быть адекватно восприняты, является понимание. Понимание опирается на целое, его
задача раскрыть не только текст, но и контекст, не только произведение, но и автора,
творца. Такая цель достигается в результате исследования, трактуемого как игра. Игра,
по Х. Г. Гадамеру, характеризуется самостоятельностью, независимостью от сознания
играющих, она обладает собственной структурой игрового движения. В такой
трактовке познавательный процесс преобразуется в диалог, беседу с текстом, где смысл
порождается в процессе диалога, а не воспроизводится, так как не предзадан.
Герменевтика связана со многими науками и различными сферами культуры
общества: с логикой, лингвистикой, риторикой, поэтикой и др. Философская герменевтика
сделала важный шаг к сближению с психологией и феноменологией с целью
достижения "вживания". С помощью герменевтической рефлексии внутри науки открываются
истины, которые не лежат в лоне исследования, а предшествуют ей. Таким образом,
герменевтика имеет онтологический статус, именно это позволяет ей выступать не
только методологией гуманитарного познания, но и способом естественнонаучного
воспроизведения мира, если учесть актуализацию трактовки природы как текста в
синергетической парадигме.2
1
См.: Кезин А.В. Научность: эталоны, идеалы, критерии. М., 1985. С. 64-68.
См.: Классическая наука. Критерии научности:// Электронный ресурс:// Философия и
история науки // Режим доступа: http://tainimirozdania.ucoz.ru/publ/11-1-0-143.
104
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Представление о том, что можно создать универсальный стандарт
научного знания на базе наиболее развитого, к которому надо
"подтягивать" остальное знание, носит название научного редукционизма.
Редукционизм, как логико-гносеологическая проблема, обсуждался в
работах К. Поппера, П. Оппенгейма, К. Г. Гемпеля, Э. Нагеля, М. Полани и др.
Все редукционистские программы построены по принципу абсолютизации
отдельных черт, процедур научного познания или отдельных научных
дисциплин. Все они потерпели поражение. Попытки редукционистского
сведения всех наук, неисчерпаемого многообразия научного знания к его
отдельным видам как эталону и стандарту научности гносеологически и
методологически неоправданны, искусственны и, в конечном счете,
несостоятельны.
2.2.4 Различные подходы в понимании природы
научного познания
Сложность научного познания и изменчивость его критериев
породили различные варианты трактовок его природы. В современной
философии науки существуют различные подходы к истолкованию
природы научного познания, важнейшими из них являются реализм,
инструментализм, конвенционализм.
Реализм
Реалистическая интерпретация научного познания берет свое
начало с Г. Галилея, основоположника экспериментальной науки нового
времени, заслугой которого было использование эксперимента как
специфического научного метода, дающего точное знание о предметах и
процессах природы. Нововведением Галилея было объединение в науке
экспериментального познания явлений природы с их рациональным
анализом с помощью математических методов, благодаря чему возникло
теоретическое естествознание.
Реализм – 1) букв. означает признание реальности окружающего
чувственно данного мира; 2) совокупность философских школ и учений,
общей чертой которых является признание реальности (объективности)
предмета познания, т.е. его независимости от сознания и познавательных
актов. Позиции реализма в ХХ в. развивали представители марксистской
философии, неореализма, критического реализма и др. Согласно
105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
реалистической интерпретации науки научное познание дает нам истинное
знание об объективных законах вещей и явлений окружающего мира.
Такие законы выражают устойчивые и существенные связи между
явлениями, т.е. характеризуют сущность явлений. Эта сущность не лежит на
поверхности вещей, скрыта от наблюдений, но тем не менее она реально
существует. Т.е. реалистическая интерпретация познания предполагает
существование за наблюдаемым миром повседневного опыта, за
чувственно воспринимаемым миром мир непосредственно не
наблюдаемый, но, тем не менее, реальный. Задача научного познания как
раз и состоит в том, чтобы за явлениями раскрывать сущность, законы,
которыми они управляются и с их помощью объяснять наблюдаемые
явления и предсказывать явления ненаблюдаемые. Основанием
убежденности реалистов в истинности научных знаний о предметах и
процессах природы являются опытные методы – наблюдение и
эксперимент, дающие точные, достоверные знания.
Однако на этапе классической науки в реалистической интерпретации
научного познания преобладала тенденция абсолютизации научных знаний,
добытых ею истин и разработанных теорий, трактовка истины как
непреложной, раскрывающей окончательную сущность исследуемых
предметов и явлений, как истины в последней инстанции. Такое
стремление к окончательному объяснению явлений посредством сущностей
(«интерпретация научных теорий посредством окончательных сущностей»)
К.Поппер в своих работах характеризует как эссенциализм (от лат. essence
– сущность).1 Ошибочность такого подхода в интерпретации научного
познания заключается в том, что он не учитывает диалектического
характера процесса познания, относительности самого понятия
«сущность» (познание, как известно, «идет от явления к сущности, от
сущности первого порядка к сущности второго порядка и т.д.»). Поэтому
законы и теории науки не являются окончательными, абсолютными
истинами, а истинами относительными, все глубже, полнее и точнее
раскрывающими сущность предметов и явлений.
Инструменталистская интерпретация научного познания
Сторонники инструментализма считают, что за явлениями не
скрывается никакой сущности. Поэтому наука должна заниматься только
1
Поппер К. Логика и рост научного знания. М., 1983. С. 209.
106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
изучением явлений, их описанием, классификацией и систематизацией.
Еще позитивисты (ХIХ в.) заявили, что наука не должна задавать вопрос
«почему», а ограничиться вопросом «как». Это означало, что она должна
заниматься только описанием того, как происходят явления, но не
объяснять, почему они происходят. Объяснение предполагает раскрытие
сущности явлений, законов, которыми они управляются. Но позитивисты
отвергают существование какого-либо скрытого мира за явлениями, т.е.
сущности. Они признают реальным только мир наблюдаемых предметов,
их свойств и отношений между ними, а все остальное объявляют
метафизикой, которая должна быть исключена из науки.
Для представителей инструментализма научные понятия, идеи,
законы и теории не отображения объективного мира, а лишь удобные
средства, орудия, инструменты (отсюда и название) для упорядочения и
обобщения фактов, «ключи к ситуации», «планы действия».1 Отрицая
объективное содержание знания и понимание истины как верного
отражения действительности, инструменталисты рассматривают истину
в чисто функциональном плане как нечто «обеспечивающее успех в данной
ситуации».2 Основоположником инструменталистской интерпретации науки
был американский философ Д. Дьюи, а его сторонниками - представители
самых различных направлений: прагматизма, позитивизма, неопозитивизма
и др. (С.Хук, Д.Мид, С.Шиллер, Д.Тафтс).
Конвенционалистская интерпретация научного знания
Еще одной из видных философских концепций науки является
конвенционализм (от лат. convention – соглашение), согласно которому
научные теории и их компоненты – понятия, категории, законы – являются
произвольными соглашениями, условностями, конвенциями
между
учеными, введенными в научный оборот лишь из-за соображений
удобства, целесообразности, простоты. Конвенционализм отрицает
объективное содержание научных теорий и законов, утверждая, что
никакого адекватного отображения мира они не дают, а являются
абсолютно субъективными конструкциями ученых, необходимыми для
удобства
коммуникаций
между
ними
в
целях
достижения
1
См.: Современная буржуазная философия / Под ред. А.С. Богомолова, Ю.К. Мельвиля,
И.С. Нарского. М., 1978. С.52-53.
2
См.: Там же. С. 53-57.
107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
взаимопонимания и служащие наиболее удобному и полезному описанию
явлений.
Основоположником конвенционализма является французский
математик А.Пуанкаре (1854-1912), разработавший его теоретические
принципы и развивший его применительно к математике и физике.
Аксиоматизация ряда математических дисциплин, развитие неевклидовых
геометрий, показавших, что одному и тому же пространству могут
соответствовать различные, не эквивалентные друг другу геометрии,
привели его к выводу, будто геометрия не имеет опытного происхождения
и ничего не говорит о реальном мире.
Следующий этап конвенционализма связан с развитием математической
логики в 30-х гг. ХХ в. и особенно ярко выражен в ранних работах
Р.Карнапа и К.Айдукевича. Карнап сформулировал так называемый
принцип терпимости, утверждающий, что в основу каждой естественнонаучной теории можно положить любую систему аксиом и правил
синтаксиса.
Айдукевич
разработал
концепцию
«радикального
конвенционализма», согласно которому описание мира в науке зависит от
выбора понятийного аппарата, причем, ученые свободны в этом выборе.
Элементы конвенционализма имеются в неопозитивизме, прагматизме и
операционализме.
Гносеологическим основанием конвенционализма является реальная
возможность использовать различные теоретические средства для
исследования явлений, их теоретической реконструкции и описания. Так,
можно до известной степени произвольно выбирать единицы измерения
физических величин (расстояние в метрах, милях, футах…, вес – в
килограммах, фунтах и т.п.), представлять процесс с помощью системы
дифференциальных уравнений или графика и т.д. Отсюда возникает
опасность представить теоретическое мышление как чисто субъективное
образование и приписать использованию учеными определенных понятий,
законов и других теоретических средств произвольный характер,
применяемых якобы с целью достижения взаимопонимания. Однако эта
точка зрения опровергается гносеологией и историей научного познания,
доказывающих, что познавательные средства являются формой отражения
объективного мира. Кроме того, они исторически обусловлены уровнем
развития познания и практики, а потому не могут быть просто результатом
соглашения.
108
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§3 Структура научного знания
Наука представляет собой сложное и динамичное образование как с
точки зрения содержащегося в ней знания, так и с точки зрения
исследовательской деятельности, направленной на его производство.
Эпистемологическая оценка этих компонентов в структуре науки
свидетельствует о том, что как полученные научные знания, так и сама
поисково-научная деятельность могут быть во многих отношениях не
только различными, но и иногда прямо противоположными. В этой связи
возникает вопрос о целостности и однородности науки, ответ на который
будет отрицательным: наука с точки зрения составляющего ее знания не
является гомогенным и целостным образованием. Это проявляется в двух
отношениях: во-первых, наука включает в себя альтернативные и
конкурирующие теории, которые содержательно несовместимы; вовторых, наука представляет собой совокупность научного и ненаучного
знания, поскольку реальная наука далека от идеала, наряду с истинными
знаниями она включает в себя и множество заблуждений, ошибок,
отступлений и пр. В связи с этим возникает вопрос: можно ли включать в
структуру науки выявленные в ходе ее развития ложные (ненаучные)
элементы знаний. Ответ на этот вопрос довольно сложен и в определенной
степени антиномичен. Ибо если эти «ненаучные» знания включать в науку,
то не дискредитирует ли это саму науку как свод истинных знаний; если
же эти имевшие место в истории науки «ненаучные» знания не включать в
нее, то не обеднит ли это науку, ибо из нее будут выброшены многие, не
получившие подтверждения гипотезы и теории? В современной философии
науки рядом исследователей предлагается компромиссное решение, суть
которого сводится к трактовке науки как многослойного, многоуровневого
образования, т.е. структурированию научного знания, выделении в нем
ряда уровней (слоев) и в отнесении «ненаучных» (ложных, не подтвержденных
дальнейшим ходом развития науки) знаний к истории науки.1
2.3.1 «Наука переднего края», «твердое ядро науки»,
история науки
В структуре научного знания в современной философии науки
принято различать следующие ее уровни (сегменты):
• «науку переднего края»;
1
См.: Ильин В.В. Философия науки. М., 2003. С. 85-87, 94-95.
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
• «твердое ядро науки»;
• историю науки.1
«Наука переднего края» - это область реального содержания науки,
современное состояние реальной науки, работающей над многими
актуальными проблемами. Наряду с истинным знанием она включает в
себя неистинные, но полученные научными средствами результаты (что
выясняется постепенно, в ходе ее дальнейшего развития). Наука переднего
края работает над текущими актуальными проблемами, выдвигает
гипотезы и идеи, и что войдет в сокровищницу истинного знания, а что
отсеется, покажет будущее. По выражению В.В.Ильина, «наука переднего
края содержит невыявленное, необоснованное и неистинное, помимо того,
что войдет в грядущую науку, она содержит то, что остается вне науки».2
Предназначение науки переднего края – продуцировать новое,
расширять и обогащать знание, варьировать альтернативы, учитывать
различные варианты решения проблем; она состоит из сложных перипетий
поиска истины. Ее основная ценность – в новизне и нетривиальности
знаний, информативности, эвристичности. В то же время в ней ослаблены
требования точности, строгости и всесторонней обоснованности знаний.
Если же ко всем продуктам науки с самого начала предъявлять жесткие
требования точности, строгости и безусловной доказательности, то, по
меткому замечанию В.В.Ильина, «наука стала бы собранием
тривиальностей».3 Однако это не означает пренебрежение требованием
обоснованности и доказательности знания. По мере развития науки
переднего края, уточнения ее идей и теорий, их строгого обоснования из
нее отсеиваются элементы заблуждений и ошибок (неистинного,
ненаучного знания) и остается истинное и обоснованное знание, которое
получило название «твердого ядра науки».
«Твердое ядро науки» - это сектор науки, образованный из
элементов проверенного, истинного и обоснованного знания, которые
выделяются из совокупной науки в процесс ее развития. «Твердое ядро
науки» включает в себя подтвержденные теории, законы, принципы и т.п.,
которые образуют основу, базис науки, составляя ее достоверный пласт.
Оно олицетворяет наиболее устоявшуюся, проверенную и подтвержденную
часть научных знаний. «Просеивание и очистка» знаний – вот суть
1
См.: Ильин В.В. Философия науки. М., 2003. С. 94-97.
Там же. С. 94.
3
См.: Там же. С. 95.
110
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«твердого ядра науки». Знания, входящие в «твердое ядро науки»
характеризуются строгостью, достоверностью, обоснованностью и
доказательностью. Задача «твердого ядра науки» - выполнять функции
предпосылочного, базисного знания, ориентирующего и корректирующего
дальнейший познавательный поиск.
История науки, согласно трактовке В.В.Ильина, представляет собой
третий сегмент науки, образованный из вытесненного за пределы науки в
процессе проверки и отсеивания знаний науки переднего края массива
неистинного либо морально устаревшего знания. История науки, по его
мнению, «содержит выявленное необоснованное и неистинное – балласт,
не вошедший в твердое ядро из науки переднего края».1 С такой слишком
узкой трактовкой истории науки вряд ли можно согласиться. История
науки – это все фактическое содержание науки, взятое в единстве всех ее
компонентов, как истинных, так и неистинных (ненаучных), и
рассмотренных в процессе ее развития. Она включает в себя не только
заблуждения и ложь, пробы и ошибки, зигзаги и промахи, но и
достоверную часть научных знаний, уже проверенных и подтвержденных,
великие достижения и открытия.
Однако в подходе В.В.Ильина есть и положительные моменты –
история науки, в его понимании, является прежде всего фрагментом науки,
а уже потом – историей. Историко-научная деятельность – это, прежде
всего, деятельность ученого, она входит в научное исследование.
Назначение и роль истории науки, состоит в том, что она:
• способствует адекватной познавательной реконструкции научноисследовательской деятельности;
• стимулирует научный поиск;
• содержит развернутую картину динамики научного знания,
способствует постижению научных перспектив и возможностей;
• выполняет охранительные функции – предостерегает от тупиковых
путей научной мысли, аккумулирует информацию о путях
достижения истинного знания.
Целесообразность и эффективность выделения в совокупной науке
ее различных сегментов, или частей («науки переднего края», «твердого
ядра науки», истории науки) выражается в следующих отношениях. Вопервых, оно фиксирует неправомерность отождествления всего реального
1
Ильин В.В. Философия науки. М., 2003. С. 94.
111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
содержания науки с областью ее истинного и обоснованного знания.
Далеко не все, что входит в реальное содержание науки, является
достоверным и обоснованным знанием. Сведение же всей науки только к
ее истинной, обоснованной и проверенной части значительно бы сузило
границы науки, обеднило ее фонд, лишив науку прежде всего
гипотетического знания, а также многих элементов знаний, неистинность
которых была установлена позже, но которые были получены научными
средствами. Во-вторых, оно наглядно демонстрирует
сложность,
многоуровневость и многослойность науки, а также особенности,
назначение и роль каждой из ее составных частей или слоев.
§ 4 Основные типы знаний
Специфику научного познания позволит глубже осмыслить
сравнительный анализ научного и других типов познания: философского,
художественного и обыденного.
2.4.1 Наука и философия
Сравнительный анализ научного и философского познания
осложняется тем, что понимание самой философии исторически менялось:
то, что вначале входило в ведение философии, постепенно становилось
предметом изучения науки (вследствие их предметного самоопределения).
В целях продуктивного рассмотрения данного вопроса абстрагируемся от
этих моментов, они являются предметом специального анализа.
Сопоставление науки и философии осуществим по следующим
аспектам: 1) их сходство, 2) различие, 3) проблема научности философии,
4) взаимоотношение науки и философии.
Сходство науки и философии
Наука и философия имеют много общих черт. Они возникли в
античности практически одновременно и развивались в тесной связи друг с
другом, взаимно обогащая друг друга. Их сходство состоит в наличии
следующих признаков:
• теоретическое оформление знания;
• систематизация знаний;
• использование понятийно-категориального аппарата;
112
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
• рациональность, логическая обоснованность выводов (знания не
принимаются на веру);
• использование определенных познавательных средств (методов,
принципов и пр.).
Несмотря на большое сходство, научное и философское познание
существенно отличаются друг от друга.
Различие науки и философии
1. Принципиальное различие в предмете познания. Конкретные науки
изучают отдельные стороны, части мира, свой фрагмент бытия, свой
специфический срез (аспект) действительности (по терминологии
Аристотеля, «само сущее»). Согласно Гегелю, научное познание погружено в
конечный материал и ограничено рассудочным постижением «конечного».1
Предмет философии не локализован в какой-либо конкретной области,
философию интересует мир в целом, она стремится к целостному
постижению универсума, созданию единого миропонимания, поиску так
называемых «предельных оснований всего сущего», задумывается о
единстве всего сущего. В этом смысле справедливо аристотелевское
определение философии как учения «о первоначалах и причинах всего
сущего».2 Этим обусловлена высокая степень экстраполяции знания,
всеобщность, универсальность, а потому и абстрактность философского
знания. Поэтому философия по отношению ко всем наукам выступает в
роли теоретической основы и методологии познания.
2. Различие в способе отражения мира (сходство в этом моменте
указано выше). Научное знание в отличие от философского в большей
мере объективно, в нем на переднем плане находится объективный
момент, ибо конкретные науки обращены к предметам и явлениям,
существующим объективно, т.е. вне и независимо от человека; они
изучают мир сам по себе, вне его отношения к человеку. Поэтому в науке
субъективный момент, личностные характеристики ученого (его характер,
воля, темперамент и т.п.), персональное отношение к изучаемым предметам
и социальным последствиям научных открытий не играют существенной
роли («выносятся за скобки»). Иная картина в философии. Философия
изучает мир через призму субъектно-объектных отношений, ее предметом
являются
взаимоотношения
«человек
–
окружающий
мир».
1
2
См.: Гегель. Энциклопедия философских наук. Т.1. Логика. М., 1974. С.299-300.
Аристотель. Метафизика // Сочинения в четырех томах. Т.1. М.,1976. С. 67, 69.
113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Философствующий разум должен определить свое отношение к миру,
потому основной вопрос философии – вопрос об отношении мышления к
бытию. Вследствие этого философское знание во многом субъективно,
несет на себе отпечаток личности автора. Другими словами, в философии
субъективный момент, личностное отношение мыслителя к объекту
познания играет существенную роль, накладывая свой отпечаток на
результаты познания, создаваемые учения. В философии каждая система
(учение) авторизована.
3. Различие в характере получаемых знаний. Наука – это система
строгих, точных, обоснованных, доказательных знаний о действительности.
Она нацелена на обнаружение законов в изучаемой области; ее триединая
задача: описание, объяснение и предсказание процессов и явлений
действительности на основе открываемых ею законов. Философия же не
может быть системой строгого, точного и доказательного знания (хотя
некоторые философы, например Декарт, пытались сделать ее таковой).
Философия суть мировоззрение; она есть личностное понимание тем или
иным философом сути и основ мироздания. Поэтому ее результаты далеко
не всегда общепризнанны и не преследуют такую цель.
4. Соотношение эмпирии и теории. Наука опирается на факты, их
эмпирическую, экспериментальную проверку, она непременно имеет
эмпирическую базу (уровень). Философия же далеко отстоит от эмпирической
сферы, повседневного опыта. Ее стихия – мир интеллигибельных
(умопостигаемых) сущностей. Вопросы, что есть добро, истина, красота,
справедливость, любовь и пр., выходят за рамки эмпирических обобщений.
Типично философские проблемы: о первичности материального или
духовного, атрибутивности движения, объективности и всеобщности
причинности и т.п. – нельзя подтвердить эмпирическим путем.
5. Для науки характерно преимущественно кумулятивное, постепенное,
прогрессивное движение вперед, т.е. движение на основе накопления уже
полученных данных, результатов (в науке не надо заново «изобретать
колесо»). Ее можно сравнить с копилкой, в которой, как монеты, постепенно
скапливаются крупинки истинных знаний. Философии, в отличие от науки, в
основном не свойственно заимствование имеющихся, готовых знаний.
Философские проблемы (о смысле жизни, о добре, справедливости и т.д.)
имеют «вечный» характер, в каждую историческую эпоху они осмысливаются
и решаются по-своему.
114
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6. В науке ценностный аспект отнесен на задний план, хотя в
современной постнеклассической науке его значение увеличивается.
Специфика философии – в особой значимости и существенности
аксиологического аспекта ее исследований. Для философии характерно
осознание результатов и продуктов научной и собственной деятельности
через призму социальных идеалов, целей, гуманистических, этических
ориентиров, т.е. оценка социальной значимости научных открытий.
Вопросы, поставленные Кантом: что я должен делать? на что я могу
надеяться? – имманентно присущи философскому знанию.
7. В отличие от понятий конкретных наук, имеющих узкую сферу
действия и применения, философские категории имеют предельно общий
характер, в них отражается все многообразие человеческой деятельности:
социальной, познавательной, политической, нравственной и т.п., и
действуют они практически везде.
8. Ни одна из наук не задается вопросом о своей специфике, отличии
от других наук и истоках своего знания. Философия всегда стремилась
выяснить исходные предпосылки всякого знания, в том числе философского.
Специфика философии проявляется в том, что она применяет свой особый
метод рефлексии – метод оборачивания на себя.1
Проблема научности философии
При рассмотрении вопроса о взаимоотношении науки и философии
нельзя оставить без внимания проблему научности философии: является
ли философия по своей сути наукой? можно ли ее считать таковой? Эта
проблема до сих пор остается дискуссионной. Ее длительное обсуждение
среди философов, в частности в печати, на страницах философских
журналов, сформировало два противоположных подхода:
1) Философия не является наукой, однако это не принижает ее и не
умаляет ее значимости. Философия шире понятия науки, ее нельзя
уложить в слишком узкие для нее рамки науки. Ее специфические черты
(отчасти рассмотренные выше) делают ее особым, своеобразным способом
познания мира и типом мировоззрения.
2) Философия является наукой (по крайней мере, ее отдельные
учения и направления являются научными), ибо ей присущи многие
признаки научного знания: теоретическая оформленность, систематизация
1
См.: Кохановский В.П., Лешкевич Т.Г., Матяш Т.П., Фатхи Т.Б. Основы философии
науки. Ростов н/Д., 2004. С. 36-38.
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
знаний, использование понятийно-категориального аппарата, логическая
доказательность знания и др.
Взаимоотношение философии и науки
Длительная история сосуществования этих областей знания,
разнообразие и противоречивость их взаимоотношений, а также их оценка
со стороны различных философов и ученых дает богатую почву для
выделения различных видов отношений философии и науки. Их можно
объединить в следующие основные концепции.
1. Трансценденталистская («метафизическая») концепция, идущая от
Аристотеля и ярко выраженная Гегелем, долгое время была
господствующей и признавалась большинством философов и ученых.
Ее суть выражена формулой: «Философия – наука наук» (или «царица
цариц»). Эта формула означает, во-первых, признание гносеологического
приоритета философии как более фундаментального вида знания по
сравнению с конкретными науками; во-вторых, руководящую роль
философии по отношению к частным наукам; в-третьих,
самодостаточность философии по отношению к частнонаучному
знанию и, напротив, существенную зависимость частных наук от
философии.1
2. Позитивистская концепция (О. Конт, Г. Спенсер, Дж. Милль). Ее
суть выражена словами О.Конта: «Каждая наука – сама себе
философия». Согласно позитивистам, историческая миссия философии
по отношению к науке в ХIХ в. закончилась. Сыграв положительную
роль в возникновении и развитии наук, философия, по их мнению,
изжила себя и вместо пользы приносит вред науке своими
умозрительными спекуляциями. В ХIХ в. наука прочно встала на свои
ноги и больше не нуждается в стоящей над ними метафизической
философии. Более того, теперь сама философия должна быть построена
по образцу частнонаучного знания. Отрицая всю предшествующую
философию как метафизическую (лишенную научного смысла),
позитивисты противопоставили ей свою позитивную философию
(построенную по образцу эмпирических наук), предмет которой они
значительно сузили. Философия, по их мнению, больше не может быть
знанием о мире (согласно концепции «отпочкования», все знание о
1
См.: Философия науки: Общий курс / Под ред. С.А.Лебедева. М., 2005. С. 649.
116
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мире дают частные эмпирические науки, философия же не может
высказать о нем ни одного нового положения). Роль позитивной
философии, состоит:
- в обобщении и синтезе научных знаний,
- в создании общей научной картины мира (Спенсер),
- в разработке общей методологии наук.
Неопозитивизм еще более сузил предмет философии, ограничив
его логическим анализом научного языка, тем самым сведя философию
к логике науки (Б.Рассел, М.Шлик, Р.Карнап, Л.Витгенштейн и др.).
3. Антиинтеракционистская
концепция
(«философия
жизни»,
экзистенциализм) отстаивает дуализм во взаимоотношениях философии
и науки:
- абсолютное культурное равноправие и самодостаточность каждой
из них;
- принципиальное (качественное) различие между ними;
- отсутствие внутренней взаимосвязи и взаимовлияния между ними.
Экзистенциалисты, например, противопоставляют философию и
науку. Предметом науки, по их мнению, является сущее, предметом
философии – бытие. Научное знание рационально, философское –
иррационально; для научного знания характерно рассмотрение
действительности в качестве объекта, как чего-то внешнего,
противостоящего
человеку;
философскому
знанию
присуща
нерасчлененность субъекта и объекта, восприятия и вещи.
4. Диалектическая концепция (ярко выражена в марксистской
философии). Ее суть состоит в утверждении:
- качественного своеобразия философии и науки;
- диалектически противоречивого единства между ними;
- внутренней, необходимой взаимосвязи между философией и
наукой;
- их взаимодействия на принципах равенства: философия
предоставляет науке теоретическую основу,
мировоззренческую
интерпретацию ее результатов и
методологию познания, наука
1
философии – эмпирический материал.
Заслуживает внимания рассмотрение истории взаимоотношений
философии и науки, ибо это позволит прояснить многие моменты.
1
См.: Философия науки / Под ред. С.А.Лебедева. М., 2005. С. 657-670.
117
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
История взаимоотношений философии и науки
«Философия всегда находилась в определенном отношении к
научному познанию… и судьба этого отношения основана на той оценке,
которая в развитии европейской культуры выпадала на долю научного
познания»1 – эти слова В.Виндельбанда можно считать краеугольным
камнем в понимании данного вопроса. Казалось бы, вопрос этот предельно
прост: философия и наука всегда были тесно связаны друг с другом,
взаимодействовали, дополняя друг друга как всеобщее и частное знание.
Но, перефразируя одну из антиномий И.Канта, отметим, что все простое –
сложно, а все сложное – просто. Эти слова в полной мере можно отнести к
рассматриваемому вопросу.
Основная сложность в прояснении данного вопроса состоит в
неоднозначности взаимоотношений философии и науки не только в
различные периоды, но даже в одни и те же и их неоднозначной оценке со
стороны разных мыслителей; другая – в выборе угла зрения, призмы
рассмотрения вопроса: из какого понятия философии исходить и через
призму какой концепции рассматривать. И тогда окажется, что
взаимоотношения философии и науки будут выглядеть по-разному в
зависимости от того,
• что понималось, а также называлось «философией» в ту или иную
эпоху и(ли) тем или иным мыслителем;
• чем является философия через призму ее предметного, исторически
меняющегося, конкретизируемого определения (которое опять-таки не
является общепринятым).
Исходя из этого, будет множество вариантов ответа на поставленный
вопрос, а, следовательно, множество точек зрения, концепций и их
различных вариаций. Наиболее распространенными среди них являются
следующие, рассмотренные выше, концепции:
• трансценденталистская;
• позитивистская;
• иррационалистическая (экзистенциалистская);
• диалектическая.
Если рассматривать указанный вопрос через призму того, что
понималось и тем более называлось «философией» в ту или иную эпоху, то
1
Виндельбанд В. Что такое философия? // Виндельбанд В. Прелюдии. Философские
статьи и речи. СПб., 1904. С. 16.
118
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
окажутся верны и первая и вторая концепции (несмотря на всю их
критику), ибо философией долгое время называлось все теоретическое
знание, включая конкретные науки. Широко известные слова Р.Декарта наглядное тому подтверждение: «вся философия подобна дереву, корни
которого – метафизика, ствол – физика, а ветви, исходящие от этого
ствола, - все прочие науки, сводящиеся к трем главным: медицине,
механике и этике»1. И тогда, в известной мере, окажется верной концепция
«отпочкования», ибо из такой «всеобъемлющей философии» постепенно
выделялись в самостоятельные области конкретные науки. Если же вопрос
о взаимоотношении философии и науки рассматривать через призму
предметного определения философии, то эти концепции неверны (или
верны отчасти, с известными оговорками), ибо происходило постепенное
размежевание философского и конкретно-научного знаний, и предмет
философии вследствие этого неизбежно сужался. И это естественный
процесс; многие вопросы, скажем, рассматриваемые в рамках
натурфилософии, отошли в ведение естествознания.
Историю взаимоотношений философии и науки в общей,
схематичной форме можно представить следующим образом, выделив в
ней три периода:
• в эпоху античности философия и наука (зачатки конкретно-научных
знаний) едины и тесно взаимосвязаны, будучи либо единой нерасчлененной
«наукой» (знанием), либо относительно самостоятельными областями
знаний, но существующими в тесной взаимосвязи (две тенденции, о
которых речь пойдет ниже);
• в новое время, XVII-XVIII вв., происходит дифференциация знаний,
размежевание философского и конкретно-научного знаний, но еще
сохраняется традиция их совместного существования;
• в XIX в. разграничение философии и науки происходит окончательно с
возникновением дисциплинарно организованной науки.
Но это только общая картина господствующих тенденций во
взаимоотношениях философии и науки, в каждую эпоху существовали и
другие, менее выраженные тенденции. Кроме того, надо отметить, что речь
идет о фундаментальных науках, прикладные, тесно связанные с
практикой, науки изначально существовали отдельно.
1
Декарт Р. Первоначала философии // Соч. в 2 т. Т.1. М., 1989. С. 309.
119
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рассмотрим историю взаимоотношений философии и науки по
эпохам через призму предметного определения философии, что
представляется нам более правильным.
Античность. Широко распространенным является мнение о том,
что древнегреческая философия первоначально была единым
нерасчлененным знанием, всеобъемлющей «наукой наук», из которой
затем начали выделяться конкретные науки (концепция «отпочкования»).
Эта точка зрения верна лишь отчасти (в ней только доля истины) и
постольку, поскольку она исходит из названия «философия», а не ее
предметной определенности. Если рассматривать этот вопрос через призму
предметного определения философии, то правильным, как нам
представляется, является точка зрения одновременного зарождения
философии и науки, образующих единое нерасчлененное знание, в рамках
которого были объединены и философские и конкретно-научные знания.
Конкретные науки отделяются не от философии, а выделяются из этого
единого знания наряду с философией в самостоятельные области
исследования. Основанием для противоречивого толкования этого вопроса
дают две тенденции в развитии древнегреческой мысли. Древнегреческая
философия зародилась как натурфилософия. В учениях первых философов
(досократиков) философские взгляды неразрывно связаны, переплетены с
элементами конкретно-научных знаний (физических, астрономических,
географических, математических и пр.); первые древнегреческие философы
одновременно были и учеными. Это и дает основание для первой точки
зрения: толкования философии как единой нерасчлененной науки. Но
учения философов и философские учения – не тождественные понятия:
первые могут включать в себя наряду с философскими какие угодно
знания (и история человеческой мысли это подтверждает); вторые – только
чисто философские взгляды, но что считать таковыми, проясняется в ходе
развития философии, ее предметного самоопределения.
С другой стороны, связь философии и зачатков конкретно-научных
знаний в древнегреческой мысли не была однозначной (даже в учениях
досократиков). Наряду с данной тенденцией (неразрывного существования
философского и конкретно-научного знаний) существовала и другая – их
раздельного существования. В Древней Греции был налицо факт
самостоятельного существования и развития конкретно-научных знаний:
астрономии, географии, медицины, математики, истории и др. Были
ученые, которые не имели никакого отношения к философии, (Геродот,
120
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Фукидид, Гиппократ, Гален, Евклид, Архимед и др.) и наоборот: были
философы, не занимавшиеся конкретно-научным знанием (Сократ, Диоген
и др.). В классический период античной философии эта тенденция
специализации знаний и их раздельного существования усиливается. Но в
то же время две тенденции продолжают сосуществовать, и это ярко
проявилось в учении энциклопедического мыслителя Древней Греции
Аристотеля – величайшего систематизатора древних знаний. Учение
Аристотеля - энциклопедия научного знания античности: его философская
система включала в себя наряду с «первой философией», позже названной
метафизикой, также физику, биологию, психологию, логику, этику,
политику и др. С этого времени философские учения начинают
разрабатываться как системы, включающие в себя все теоретическое
содержание научных знаний: астрономических, физических, биологических
и пр. На основе этого складывается и укрепляется своеобразная традиция:
философия в Древней Греции становится синонимом науки!1 И эта
традиция просуществовала вплоть до XIX в. В то же время Аристотель
проводит четкое различие между философским и конкретно-научным
знанием (вторая тенденция), что нашло свое отражение в его
«Метафизике» [I,2]. Определяя первую философию как «науку,
исследующую первые начала и причины всего сущего», он объявляет ее
высшей и наилучшей из всех теоретических наук.2 Таким образом, можно
сделать вывод, что философия исторически формируется как первая форма
теоретического знания и по существу развивается как его единственная
форма в течение ряда веков.
Средневековье. В рамках теории двух истин – религии и науки –
философия и наука были единым целым и противопоставлялись религии
как высшему роду знания. Философия была превращена в служанку
теологии. В системе знания на высшую ступень помещалась теология,
ниже нее находилась философия и еще ниже – частные науки. Поскольку
истина, согласно тогдашним представлениям, содержится в откровении,
священном писании, то познание было направлено в основном на текст, а
не на реальный мир. Отсюда первостепенное развитие логики.
Естественнонаучное знание вплоть до XII-XIII вв. почти совсем не
1
См.: Богомолов А.С., Ойзерман Т.И. Основы теории историко-философского
процесса. М., 1983. С. 46-53, 104-116; Ойзерман Т.И. Проблемы историко-философской
науки. М., 1982. С. 58-59, 127.
2
Аристотель. Метафизика // Соч. в 4 т. Т. 1. М., 1976. С. 69-70.
121
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
развивалось, европейская наука переживала длительный период упадка.
Научный прогресс переместился на Восток, там наука развивалась в
тесной связи с философией, подтверждением тому служат учения
мыслителей-энциклопедистов (Ибн Сина, Ибн Рушд).
В системе образования наряду с теологией преподавались и светские
науки. Светским знанием назывались 7 «свободных искусств»,
подразделявшиеся на две категории: в первую из них «триумвиум»
входили грамматика, риторика и диалектика (гуманитарные науки), во
вторую – «квадриум» - арифметика, геометрия, астрономия и музыка
(естественные науки). Согласно тогдашней традиции, философия
(диалектика, включая логику) входила в «триумвиум» - первую категорию
семи «свободных искусств» (светское знание).
Новое время, XII-XVIII вв. – время активного размежевания
философского и конкретно-научного знаний. XVII в. – это период
возникновения науки в строгом и полном смысле слова – классической
науки, теоретического естествознания. Идет активный процесс
специализации и дифференциации знаний; самостоятельную разработку
получают механика, физика, астрономия, математика и др. В то же время
наука все еще тесно связана с философией, творчество выдающихся
мыслителей этого времени – Р.Декарта, Г.Лейбница – наглядное тому
подтверждение. По Декарту, согласно его широко известному,
вышеприведенному высказыванию, к философии относится не только
метафизика, но и конкретные науки: физика, механика, медицина и др.
По-прежнему, еще сохраняется традиция включения всех конкретных
наук в философию, хотя это уже больше внешняя форма. Лондонское
королевское общество естествоиспытателей (академия наук) издает
«Философские записки», в которых печатаются труды по естественным
наукам. Научные труды «чистых» ученых в заглавии имеют термин
«философский»: «Математические начала натуральной философии»
(И.Ньютон), «Философия ботаники» (К.Линней), «Философия зоологии»
(Ж.Ламарк). И эта тенденция сохраняется до первой трети XIX в. Корифей
философской мысли Гегель иронизирует над теми учеными, которые, не
имея никакого отношения к философии, присваивают себе или другим
ученым титул философа, в частности, прославляют Ньютона как великого
философа. Он саркастически высмеивает продавцов научных инструментов,
в прейскурантах называвших их (инструменты) «философскими
122
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
инструментами»!1 Все научное знание Гегель разделяет на два уровня.
Первый (низший) уровень составляют эмпирическое и абстрактнорассудочное знание (естествознание и математика). Второй уровень
научного знания – это философское, или спекулятивное, знание,
тождественное для Гегеля диалектическому разуму. Наукой в подлинном
смысле слова, по его мнению, является философское, спекулятивное
знание; он называет философию «наукой наук». Это был конец классической
традиции.
Окончательное разграничение философского и конкретно-научного
знания и оформление их в самостоятельные области познания с
уточнением их предмета исследования происходит в середине XIX в.
(начиная с позитивизма) в процессе дальнейшей дифференциации знаний,
институционализации науки и оформлением дисциплинарно организованной
науки. Но взаимодействие философии и науки на этом не прекращается, а
перерастает в новую форму на принципах равноправного сотрудничества в
решении общего дела – познания мира и построении общенаучной
картины мира. Многие теоретические вопросы, решавшиеся ранее
философией в умозрительной форме, переходят в ведение конкретных
наук, что, впрочем, не умаляет роли философии. Философия по-прежнему
сохраняет за собой право быть мировоззренческой системой
общетеоретических взглядов на мир и место человека в нем, выступая по
отношению к конкретным наукам в роли общетеоретической основы,
методологии познания, выполняя эвристическую, критическую,
мировоззренческую и другие функции. Развитие неклассической и
постнеклассической науки показывают все возрастающую роль философии
в развитии научного познания.
2.4.2 Наука и искусство
В духовной культуре общества важное место занимает искусство, в
котором находит свое выражение художественное знание. Это особый
способ познания и освоения мира, качественно отличающийся от
научного. Сравним науку и искусство. Искусство представляет собой
духовно-практическое освоение мира в художественных образах; это –
система способов и средств художественного воспроизведения жизни.
1
См.: Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. В 3 т. Т. 1. Логика. М., 1974. С. 92.
123
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Различие науки и искусства
•
Отличие науки от искусства прежде всего состоит в способах
отображения мира: в науке это отражение происходит в
рациональной форме понятий, законов, теорий, в искусстве – с
помощью художественного образа, это чувственно-образное познание
мира. Часто искусство характеризуют как «мышление в образах», а
науку – как «мышление в понятиях», т.е. в искусстве доминирует
чувственно-образная сторона творческой деятельности человека, а в
науке – в основном интеллектуально-понятийная.
•
Искусство представляет собой личностно-субъективное отображение
мира, в нем субъективный момент, творческое лицо, «Я» художника
находится на переднем плане, это – индивидуальное, во многом
эмоциональное видение и воспроизведение мира. Искусство всегда
предполагает субъективную оценку изображаемого, личное отношение
художника к изображаемому объекту. Научное знание общезначимо и
надличностно (классическая модель научности). Характерной чертой
науки является объективность, наука стремится к максимально
возможному объективному отображению мира, в ней субъективный
момент находится на заднем плане (о соотношении объективного и
субъективного моментов в научном познании на разных этапах
развития науки речь пойдет особо, в последующих разделах).
•
В отличие от науки, нацеленной на поиск общего, закономерностей,
искусство обращено к
индивидуальному, единичным случаям и
событиям, изображение индивидуальности – яркая характерная черта
искусства.
•
Если для науки целеполагающим регулятивом является истина (это
– объективно-истинное отображение мира), то для искусства таковым
является эстетический идеал.
•
В искусстве важную роль играет эмоциональная сторона, оно
сопряжено с богатым спектром эмоциональных переживаний; это
чувственно-эмоциональное видение мира, эмоциональное самовыражение
художника.
Итак, научное познание, стремящееся к предельно возможному
объективному знанию о мире, коренным образом отличается от искусства,
представляющего субъективно-личностное видение и отображение мира в
художественных образах.
124
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Но указанные различия не исключают взаимосвязи и взаимодействия
науки и искусства. Это взаимодействие осуществляется в рамках эстетики
как общей теории художественной деятельности, науки об освоении мира
по законам красоты. Взаимодействие искусства и науки также
осуществляется через ряд прикладных научных дисциплин, изучающих
закономерности эстетического освоения действительности (математическая
эстетика, информационная эстетика и др.), через отрасли научного
познания,
исследующие
процессы
художественного
творчества
(психология искусства, социология искусства), через ряд специальных
дисциплин, изучающих отдельные виды искусства (литературоведение,
музыковедение, театроведение и др.).
2.4.3 Наука и обыденное познание
Между научным и обыденным познанием существует тесная связь и
преемственность. Задолго до возникновения науки люди приобретали
необходимые им знания непосредственно в процессе своей
жизнедеятельности. Эти знания, а также процесс их получения и
называется обыденным познанием. И сейчас немало нового мы узнаем с
помощью обыденного познания. Обыденное познание осуществляется в
процессе повседневной деятельности человека на основе личного опыта,
социально закрепленных форм поведения.
Несмотря на глубокие различия между научным и обыденным
познанием, они тесно связаны между собой и имеют общие черты. Вопервых, зачатки научного познания возникли в недрах и на основе
обыденного познания, а затем отделились от него. Во-вторых, эти формы
познания имеют общую цель – дать объективно верное знание о мире.
Поэтому они опираются на принцип реализма, который в обыденном
сознании ассоциируется со здравым смыслом. Кроме того, по мере
развития науки и превращения ее в одну из важнейших ценностей
цивилизации ее способ мышления оказывает все более значительное
воздействие на обыденное сознание, развивая в нем элементы объективноистинного отражения мира.
Однако между обыденным и научным познанием имеются
существенные различия:
1. Обыденное познание в отличие от научного носит фрагментарный,
хаотичный характер, его суждения мало связаны друг с другом,
представляют собой изолированные обобщения результатов случайных
125
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
наблюдений и повседневного опыта и потому не объединены в
целостную
систему.
Научные
знания
характеризуются
систематизированным, упорядоченным, логически организованным
характером.
2. Обыденные знания есть повседневное житейское мышление и
включают в себя совокупность различных мнений, суждений, взглядов,
сведений, суеверий, предрассудков и т.п., являющихся более
поверхностными и субъективными по сравнению с научным знанием,
являющимся более объективным, глубоким, сущностным знанием, ибо
направлено на познание сущности вещей и процессов, выявление их
закономерностей.
3. Сердцевиной, ядром, квинтэссенцией обыденного познания является
здравый смысл, представляющий собой совокупность очевидных
суждений, нормативных положений и оценок, следование которым
обеспечивает согласование личных стремлений человека с теми
социальными условиями, в которых он живет. В основе здравого
смысла лежит убеждение в реальности окружающего мира, адекватная
оценка событий. Именно здравый смысл позволяет реально смотреть на
вещи и события, трезво оценивать происходящее, дает возможность
отличать реальность от иллюзий, действительное от кажущегося и
воображаемого, исключать мистику. Поэтому суждения здравого
смысла представляются незыблемыми и бесспорными.
4. Обыденное познание носит стихийный характер, оно осуществляется
само по себе в процессе повседневной жизнедеятельности людей, в
отличие от научного познания, имеющего целенаправленный характер:
это сознательно осуществляемый процесс, направленный на
приобретение новых знаний.
5. В отличие от научного в обыденном познании не используется ни
специальные методы приобретения знаний, ни способы их проверки и
обоснования.
6. Обыденное познание использует естественный язык, характеризующийся
неточностью, многозначностью слов в отличие от точного научного
языка.
Преемственность между обыденным и научным познанием состоит
в том, что последнее нередко возникает на основе суждений и
предположений здравого смысла, которые в дальнейшем подвергаются
уточнению и корректируются. Т.е. обыденное познание может служить
126
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
исходным пунктом или началом научного познания. Однако отсюда нельзя
заключить, что наука является простым продолжением и усовершенствованием
обыденных знаний.
§ 5 Функции науки
Поскольку наука многогранна и выступает в различных формах
своего бытия, то необходимо различать функции науки в целом и функции
научного познания, т.е. функции науки в первом аспекте ее существования.
Функции науки не есть нечто раз и навсегда данное. Они исторически
изменяются и развиваются, как и сама наука. В современной науке можно
выделить следующие выполняемые ею функции:
• познавательная,
• мировоззренческая,
• культурная,
• функция непосредственной производительной силы,
• социальная функция.
Эпистемологический анализ науки предполагает рассмотрение
только двух первых (и отчасти третьей) ее функций, т.е. функций науки
как познавательной деятельности и системы знаний, остальные функции
являются предметом рассмотрения в рамках философии науки (в
частности, ее раздела – социологии науки).
1. Так как основная цель науки – достижение истины, то первейшей
функцией науки, которая была ей присуща на всех этапах ее
существования, является
познавательная – функция производства
истинного знания, которая распадается на соподчиненные функции –
описания, объяснения и прогноза (предвидения) процессов и явлений
действительности на основе открываемых наукой законов.
Описание – познавательная процедура, состоящая в фиксировании
эмпирических данных науки с помощью определенных систем обозначений.
Оно представляет собой первичную репрезентацию эмпирического
материала в качественных терминах, в виде утвердительных фактуальных
суждений. Описание производится как посредством естественного языка,
так и специальными средствами, составляющими искусственный язык
науки (символы, графики, матрицы и т.д.). С помощью описания
эмпирическая информация переводится на язык понятий, знаков, схем,
графиков и цифр, принимая тем самым форму, удобную для дальнейшей
рациональной обработки. Описание фактического материала образует
127
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
эмпирический базис науки, опираясь на который исследователи создают
эмпирические обобщения, сравнивают изучаемые объекты по тем или
иным параметрам, проводят их классификацию. Практически каждое
научное исследование проходит эту первоначальную, «описательную»
стадию. Требования, предъявляемые к научному описанию, состоят в том,
чтобы оно было возможно более полным, точным и объективным.
Описание должно давать достоверную и адекватную картину изучаемого
объекта, точно отображать его. А понятия, используемые для описания,
должны иметь четкий и однозначный смысл.
Описание подготавливает переход к теоретическому исследованию
объекта – его объяснению и пониманию. Описание и объяснение тесно
связаны друг с другом. Без описания фактов невозможно их объяснение; с
другой стороны, описание без объяснения еще не составляет науки. В
прошлом, в период зарождения науки описательные процедуры преобладали
в ней и играли достаточно важную роль. Это вполне естественно на ранних
стадиях развития науки: собираемый учеными фактический материал
прежде всего надо было описать. Многие дисциплины вследствие этого
носили сугубо описательный характер, включали в себя объемистые
описания всевозможных свойств растений, веществ и т.п. В современной
науке процедура описания не является важнейшей, скорее, она является
первейшей, исходной процедурой в научном исследовании и дополняется
другими процедурами. Кроме того, описание в современной науке
принимает несколько иной характер.
Дальнейшая познавательная процедура и, соответственно, этап
научного исследования – это объяснение. Объяснение – функция научного
познания, состоящая в раскрытии сущности изучаемого объекта. В самом
общем виде объяснением можно назвать подведение конкретного факта
или единичного явления под нечто общее (родовое понятие, закон,
правило, положение и т.п.). Главная цель научного объяснения –
выявление сущности изучаемого предмета, подведение его под закон с
выявлением причин его возникновения, условий и источников его
развития и механизмов их действия. Объяснение предполагает описание
объекта и его анализ в контексте его связей, отношений и зависимостей.
В структуре объяснения различают следующие элементы:
1) исходные знания об объекте;
2) основания объяснения – знание, используемое в качестве условия и
средства объяснения;
128
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3) познавательные действия, связанные с применением знания оснований
объяснения к объясняемому объекту.
В качестве основания объяснения могут выступать:
• закон – объясняемое явление подводят под закон, частным случаем
которого оно и является;
• причина явления;
• структура объекта;
• функция(и), выполняемые элементами объекта и самим объектом.
Различают следующие виды объяснения:
атрибутивное – задача объяснения состоит в характеристике основных
(атрибутивных) свойств объекта;
эссенциальное - объяснение состоит в выявлении сущности, законов
развития объекта;
генетическое (в частности, причинное) - задача объяснения состоит в
выявлении причин и условий возникновения объекта;
структурное - задача объяснения состоит в выявлении структуры
объекта, его основных элементов и взаимосвязей между ними;
функциональное - объяснение состоит в раскрытии функций, выполняемых
объектом в той системе, в которую он входит и др.
Также существуют различные модели научного объяснения. В
учебной литературе исследователями выделяется различное число
разновидностей моделей объяснения. Заслуживает внимания классификация
моделей, предложенная Г.И.Рузавиным:
1) дедуктивно-номологическая модель – в качестве основания объяснения
используются законы (от греч. nomos – закон); рассмотрение
объяснения как дедуктивного вывода, отсюда название этой модели.
Наибольший вклад в разработку и пропаганду этой модели внес
ученый К.Гемпель;
2) телеологическая модель объяснения (от греч. telos – цель, logos –
учение) – представляет собой способ объяснения, при котором
основное внимание обращается на цели, смысл (не только социальных
объектов и явлений, но и природных), а также намерения
деятельности людей. Берет свое начало у Аристотеля;
3) интенциональная модель (от лат. intentio – стремление) [применяется
в социально-гуманитарных науках] - объяснения основаны на
установлении стремлений, намерений или мотиваций действий людей;
129
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4) функциональная модель – при объяснении выясняется роль и
функции элементов в системе;
5) нормативная модель – выясняет значение и роль норм для
объяснения поведения людей.1
Наряду с описанием и объяснением к познавательным процедурам (и
функциям) научной деятельности относится понимание. Проблема понимания
обсуждается в философии давно. Впервые четкое различение объяснения и
понимания как познавательных операций произвел немецкий философ
В.Дильтей. Его широко известная классификация наук на науки о природе
и науки о духе базируется как раз на этом различии: науки о природе
основаны на объяснении, а науки о духе – на понимании. У Дильтея
понимание означает проникновение в духовный мир автора текста, а также
неразрывно связано с реконструкцией социокультурного контекста его
создания. При рассмотрении «понимания» необходимо учитывать следующие
моменты: во-первых, понимание не сводится полностью к познавательной
деятельности, но имеет место и в практической деятельности; во-вторых,
понимание не следует отождествлять с познанием и понятием.
Понимание есть постижение смысла определенного объекта или
явления, его места в мире, назначения, значимости. Понимание как раз и
связано с проникновением в смысл чего-либо – смысл действий, поступков,
событий и имеет широкое распространение в социально-гуманитарном
познании. Таким образом, понятие «смысл» является ключевым в решении
проблемы понимания. Смысл – это прежде всего значение языковых
выражений (слов, предложений и т.п.), т.е. определенной информации.
Однако смысл имеется не только в информации, но и в совершенно других
образованиях: поведении, действиях, поступках и т.п. и означает «для чего»
совершается то или иное действие. В природе понимания переплетены и
взаимосвязаны рациональные и иррациональные моменты: постижение
смысла во многом иррационально. Понимание является важной
методологической проблемой социально-гуманитарного
познания,
центральной проблемой в современной герменевтике (Г.-Г.Гадамер, П.Рикер).
Объяснение и понимание составляют базу для следующей научной
функции (и соответственно, этапа научного исследования) – научного
предвидения. Особенностью и ценностью науки является то, что она
способна изучать не только наличный предметный мир и его настоящее
1
См.: Рузавин Г.И. Философия науки. М., 2005. С. 353-361.
130
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
состояние, но и будущее, т.е. предвидеть возможные будущие изменения
объектов и открывать новые предметные миры. Предсказательная функция
обладает большой практической ценностью, поскольку значительно
влияет на жизнь людей. Предвосхищение будущего всегда играло важную
роль в идейном обосновании жизненных интересов, целей и стремлений
народов. И не случайно ему уделялось большое внимание в истории
общественной мысли. Значение предвидения особенно возрастает в
переломные эпохи истории. Это тем более характерно для современной
эпохи с ее глубокими, радикальными преобразованиями во всех сферах
жизни общества, стремительными темпами социального и научнотехнического прогресса. В современную эпоху предвидение будущего
стало повелительным социальным императивом, от соблюдения которого
зависит жизнь человечества и судьба новых поколений. Не удивительно
поэтому, что в последние десятилетия исследование будущего, выявление
перспектив развития человечества и составление социальных прогнозов
стало междисциплинарным направлением в науке.
Научное предвидение есть обоснованные предположения о
будущем состоянии явлений природы и общества или о явлениях,
неизвестных в настоящий момент. Оно осуществляется на основе
открываемых наукой законов и теорий. Ярким примером предвидения
является предсказание неизвестных раньше планет солнечной системы –
Нептуна и Плутона, предсказание Д.И.Менделеевым новых химических
элементов. Предвосхищение будущего, исследование перспектив развития
человечества должны придерживаться строго научных критериев, избегать
утопии и необоснованных прогнозов.
Особым видом научного предвидения является прогноз. Прогноз
(от греч.– предвидение, предсказание) – специальное научное исследование
перспектив развития какого-либо явления, преимущественно с
количественными оценками и с указанием более или менее определенных
сроков изменения этого явления. Он связан с подробной разработкой плана
вероятного хода событий и процессов. Прогноз находится во взаимосвязи с
планированием, программированием, проектированием. Предсказание
будущего неизбежно так или иначе влияет на сознание и поведение людей.
В зависимости от содержащегося в социальных прогнозах описания
будущего они формируют либо оптимистичный, либо пессимистичный,
либо нейтральный социальный настрой, т.е. побуждают людей либо
активно стремиться к нему, либо противодействовать его наступлению,
131
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
либо пассивно ожидать его. Методологически прогноз управляемых
явлений ориентирован на желательное состояние объекта с целью
оптимизации принимаемых решений. Вследствие этого любой социальный
прогноз сочетает в себе как научно-познавательное содержание, так и
определенное идеологическое назначение. Исходя из содержания и
назначения прогнозов, выделяют четыре их основных вида:
1) поисковые;
2) нормативные;
3) аналитические;
4) прогнозы-предостережения.
Поисковые прогнозы нацелены непосредственно на то, чтобы
выявить, каким может быть будущее, отправляясь от реалистических
оценок существующих в настоящее время тенденций развития
общественных явлений. Нормативные прогнозы ориентированы на
достижение в будущем определенных целей и содержат различные
практические рекомендации для осуществления соответствующих планов
и программ развития. Аналитические прогнозы обычно имеют своей целью
определить познавательную ценность различных методов и средств
исследования будущего. Прогнозы-предостережения составляются для
непосредственного воздействия на сознание и поведение людей с целью
побудить их предотвратить нежелательное предполагаемое будущее.
В прогностической деятельности применяется обширный и
многообразный арсенал научных методов, специальных методик,
логических и технических средств познания (их насчитывается около 200).
Однако основных методов социального прогнозирования существует пять:
1) экстраполяция;
2) историческая аналогия;
3) компьютерное моделирование;
4) сценарии будущего;
5) экспертиза (экспертные оценки).
Наиболее надежным методом социального прогнозирования является
экспертная оценка перспектив исторического процесса при условии, что
она опирается на верные теоретические представления о нем, использует
результаты, полученные с помощью других методов.
Описание, объяснение, понимание и предвидение являются
проявлением познавательной функции науки, т.е. функциями научного
познания. Продолжим рассмотрение функций науки.
132
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2. Другой важнейшей функцией науки является мировоззренческая
– наука формирует научно-теоретическое мировоззрение человека и
общества. Свое влияние на мировоззрение она оказывает в первую очередь
через научную картину мира, в которой в концентрированном виде
выражены общие принципы мироустройства, фундаментальные законы
развития природы и общества. Вместе с философией наука составляет
рационально-теоретическую основу мировоззрения. Элементы научного
мировоззрения впервые начали формироваться еще в античности, но
наиболее отчетливо мировоззренческая функция науки стала проявляться в
эпоху Возрождения и новое время, когда науке пришлось отстаивать право
на участие в формировании мировоззрения в борьбе с религией и
теологией. До этого, в эпоху средневековья религиозное мировоззрение
было господствующим. Религия установила монополию на обладание
истиной, она решала коренные мировоззренческие проблемы – о
мироздании и месте человека в нем, о происхождении мира, жизни, о
смысле жизни, высших ценностях и т.п. На долю зарождающейся науки в
это время оставались проблемы более частного и «земного» порядка.
Каждое новое научное открытие должно было проходить испытание на
соответствие религиозным догмам. Коперниковским переворотом
(открытие гелиоцентрической системы мира, ХVI в.) наука впервые
оспорила у теологии право монопольно определять формирование
мировоззрения. Именно это открытие стало первым шагом в процессе
проникновения научного знания и мышления в структуру сознания и
деятельности человека и общества. После Ньютона наука стала задавать
тон в формировании мировоззренческих установок и убеждений. С
очередным крупнейшим научным открытием ослаблялись позиции
религии, наука отвоевывала у нее все новые и новые пространства. Должно
было пройти немало времени (сожжение Бруно, отречение Галилея,
идейные конфликты в связи с учением Дарвина и пр.), прежде чем наука
смогла стать решающей инстанцией в формировании мировоззрения,
решении важнейших мировоззренческих вопросов: о возникновении и
строении Вселенной, о происхождении жизни и человека и др.
3. Еще больше времени потребовалось для того, чтобы научные
знания стали элементами общего образования. Без этого научные
представления не могли превратиться в составную часть культуры
общества – это был процесс возникновения и укрепления культурномировоззренческой функции науки. Культурная функция науки связана с
133
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
формированием человека в качестве субъекта познания и деятельности, с
включением его в познавательный процесс, а, следовательно, процесс
социализации. Другими словами, это есть процесс формирования и
развития личности. Составляющей культурной функции науки является
образовательная функция – приобщение человека к знаниям, духовному
опыту человечества.
2.5.1 Сциентизм и антисциентизм
Возрастание роли науки в современном мире, сложности и
противоречивость этого процесса вызвали два противоположных подхода
в оценке статуса науки в жизни общества – сциентистский и
антисциентистский. Сциентизм (от лат.: scientia – знание, наука) –
мировоззренческая позиция и концепция, абсолютизирующая роль науки в
жизни современного общества, в системе культуры, признающая науку
наивысшей культурной ценностью. Он начал складываться в конце ХIХ
века в связи с быстрым развитием науки и большое распространение
получил в ХХ веке в эпоху НТР, когда остро встал вопрос о месте и роли
науки в культуре общества, о ее достижениях и социальных последствиях.
Будучи идейной ориентацией, а не единым направлением, сциентизм поразному проявляется в различных областях духовной культуры: от
объявления науки «панацеей от всех бед» до отрицания специфики
социально-гуманитарных наук. Сторонники сциентизма превозносят науку
превыше всех ценностей, считая, что с ее помощью можно решить все
общественные проблемы, а потому ее нужно внедрять во все формы и
виды человеческой деятельности: управление, образование, коммуникации
и другие социальные сферы. Общественный прогресс они напрямую
связывают с успехами в развитии научного знания, научно-техническим
прогрессом. Идеалом и образцом научного знания сциентисты считают
точные науки (естествознание), а методологию естественных наук
эталоном любой познавательной деятельности: все другие области знания
должны подражать и уподобляться ему. В связи с этим те области знания,
которые не соответствуют стандарту естествознания, подвергаются ими
дискредитации. Сциентизм игнорирует своеобразие социально-гуманитарного
знания, специфику философии, отрицает философско-мировоззренческую
проблематику как лишенную научного смысла и значения и т.п.
Сциентистская тенденция ярко выражена в различных формах позитивизма
и постпозитивизма. Сциентистски ориентированная философия науки
134
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
стремится избавить науку от присущих ей недостатков, от несвойственных
ей установок и ориентиров, чему служит демаркация научного знания и
ненаучного (метафизики, религии и пр.), принцип верификации и
фальсификации, редукция различных теоретических структур знания к
единому эмпирическому основанию и др.
Антисциентизм – противоположная философско-мировоззренческая
позиция, возникшая одновременно со сциентизмом. Являясь оппозицией
сциентизму, он акцентирует внимание на негативных процессах в жизни
человека и общества, порождаемые научно-техническим прогрессом и
распространением естественнонаучного мировоззрения. Антисциентизм
провозглашает ограниченность возможностей науки в решении коренных
проблем человеческого существования, считает, что научно-технический
прогресс не в состоянии обеспечить социальный прогресс, улучшение
жизни людей, а приводит к бездуховности, этическому нигилизму и
цинизму. В своих крайних проявлениях он трактует науку как чуждую и
враждебную человеку силу, разрушающую культуру, обвиняя ее в
различных социальных антагонизмах, бедах, проблемах. Антисциентисты
критикуют науку за утилитаризм, тоталитарные претензии, подавление
иных форм познания, требует равноправия научных и ненаучных способов
видения мира. Обвиняя науку в утилитарном характере и неспособности
понимать и решать подлинные проблемы человека и общества, они
настаивают на реабилитации вненаучных форм познания (искусства,
религии, мифологии и др.). Позиции антисциентизма ярко выражены в
философии жизни, экзистенциализме, антропологии, герменевтике.
Дилемма сциентизма-антисциентизма в гипертрофированной форме
отражает раскол современной культуры на две альтернативные субкультуры:
научно-техническую и художественно-гуманитарную. Несомненно, что
обе позиции в отношении к науке содержат как правильные, рациональные,
так и ошибочные моменты. Синтез рациональных моментов сциентизма и
антисциентизма позволяет более точно, адекватно определить место и роль
науки в современном мире. При этом, одинаково ошибочно как чрезмерно
абсолютизировать науку, так и недооценивать, а тем более полностью
отвергать ее: главная сложность в этом вопросе состоит в том, чтобы,
признавая ценность науки, не впасть в ее сциентистскую абсолютизацию.
135
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Структура научного познания
§1 Критерии различения эмпирического
и теоретического знания.
Научное знание есть сложная развивающаяся система, которая
включает в себя два основных уровня знания: эмпирический и теоретический.1
Им соответствуют два взаимосвязанных вида познавательной деятельности:
эмпирическое и теоретическое исследования. Основными критериями их
различения являются:
1) характер предмета исследования (= уровень познания объектов,
уровень проникновения в их сущность);
2) способы получения знаний и тип применяемых средств
исследования;
3) особенности применяемых методов.
1. Различия по предмету исследования
Эмпирическое и теоретическое исследования могут познавать одну и
ту же реальность, один и тот же объект, но его видение, его представление
в знаниях будут даваться по-разному. Другими словами, эмпирия и теория
имеют дело с разными срезами одной и той же действительности (одного
и того же объекта). Эмпирическое исследование ориентировано на
изучение явлений и зависимостей между ними. На эмпирическом уровне
сущностные связи не выделяются еще в «чистом виде» (они могут только
высвечиваться в явлениях). Эмпирическое знание более поверхностное по
сравнению с теоретическим. На уровне теоретического познания происходит
выделение сущностных связей в «чистом виде», следовательно, законов
объекта. Ибо сущность объекта и представляет собой взаимодействие ряда
законов, которым подчиняется данный объект. Задача теории как раз и
заключается в том, чтобы воссоздать все эти отношения между законами и
1
Хотя традиционно принято выделять два уровня научного знания, некоторые
философы считают правильным трехуровневую структуру - наряду с эмпирическим и
теоретическим уровнями С.А.Лебедев, напр., выделяет третий уровень –
метатеоретический, который включает в себя два подуровня: общенаучные знания
(общенаучную картину мира и общенаучные методологические, логические и
аксиологические нормы и принципы) и философские основания науки. По существу
метатеоретический уровень – это то, что ранее в философии науки (В.С.Степин)
обозначили как основания науки (см.: Лебедев С.А. Уровни научного знания //
Вопросы философии. – 2010. - № 1. – С. 62, 70-74).
136
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
таким образом раскрыть сущность объекта. Следует различать
эмпирическую зависимость и теоретический закон. Эмпирическая
зависимость является результатом индуктивного обобщения опыта и
представляет собой вероятностно-истинное знание. Теоретический закон
– это всегда знание достоверное. Получение такого знания требует особых
исследовательских процедур. Простое индуктивное обобщение опыта еще
не ведет к теоретическому знанию. Теория не строится путем
индуктивного обобщения опыта. Это обстоятельство было осознано в
науке сравнительно поздно, когда она достигла высокой ступени
теоретизации. Эйнштейн считал этот вывод одним из важнейших уроков
развития физики ХХ в.
2. Различие по средствам познания
Эмпирическое познание базируется на непосредственном
практическом взаимодействии исследователя с изучаемым объектом. Оно
предполагает проведение наблюдений и экспериментов. Средства
эмпирического исследования включают в себя приборы, приборные
установки, инструменты и другое оборудование, необходимое для
проведения наблюдений и экспериментов. В теоретическом исследовании
отсутствует непосредственное взаимодействие с объектами познания. На
этом уровне объект может изучаться только опосредованно, через ряд
промежуточных звеньев, каковыми выступают, главным образом,
полученные эмпирические знания. В эмпирическом исследовании, кроме
приборов и устройств, применяются и дискурсивные (понятийные)
средства. Они образуют особый язык, который называют эмпирическим
языком науки, основной единицей которого выступают эмпирические
термины. Смыслом эмпирических терминов являются особые абстракции
- эмпирические объекты. Их следует отличать от реальных объектов.
Реальным объектам присуще бесконечное число свойств и признаков. В
эмпирическом познании реальные объекты представлены в образе
идеальных объектов, обладающих жестко фиксированным и ограниченным
набором признаков. Это и есть эмпирические объекты. Итак, эмпирические
объекты - это абстракции, выделяющие в реальных предметах определенный
набор свойств и отношений. Эмпирическое знание может быть определено
как множество высказываний об абстрактных эмпирических объектах.
Только опосредованно оно является знанием об объективной
действительности. Отсюда следует, что было бы гносеологической
137
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ошибкой считать эмпирическое знание непосредственным описанием
объективной реальности.1
В теоретическом познании применяются иные исследовательские
средства. Язык теоретического исследования отличен от эмпирического
языка. В качестве основного средства теоретического исследования
выступают теоретические идеальные объекты, которые также называют
идеализированными объектами. Это – особые абстракции, в которых
заключен смысл теоретических терминов. Они образуются в результате
идеализации и являются предельным случаем реальных объектов. В
отличие от эмпирических объектов идеализированные теоретические
объекты наделены не только теми признаками, которые присущи реальным
объектам, но и такими признаками, которых нет в реальных объектах
(напр., материальная точка, абсолютно твердое тело и т.п.). Они являются
результатом нашего мыслительного конструирования. Множество
«идеальных объектов» и образует онтологическую основу теоретического
научного знания.
3. Различие по методам исследовательской деятельности
Эмпирическое и теоретическое знания отличаются также
применяемыми методами исследования. Основными методами
эмпирического исследования являются: наблюдение, эксперимент,
эмпирическое описание, измерение, сравнение. В эмпирическом познании
также могут применяться общелогические методы, используемые как на
эмпирическом, так и на теоретическом уровне: анализ, синтез, индукция,
обобщение, абстрагирование, моделирование и др.
Методы теоретического исследования: идеализация, формализация,
логический и исторический методы, методы построения теории:
аксиоматический, гипотетико-дедуктивный, восхождение от абстрактного
к конкретному. В теоретическом исследовании также применяются
общелогические методы: синтез, дедукция, обобщение, абстрагирование,
математическое моделирование и др.
§2. Эмпирическое знание и его структура.
Эмпирическое знание (от лат. «empirio» - опыт) – это знание, полученное
опытным путем, в результате наблюдений и экспериментов. Эмпирический
1
См.: Философия науки / Под ред. С.А. Лебедева. М., 2005. С. 137.
138
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
уровень является начальной стадией научного познания, на которой
осуществляется:
• сбор и накопление фактического материала;
• проведение с этой целью наблюдений и экспериментов;
• первичное обобщение фактов;
• первичная обработка полученных данных: их описание,
систематизация, классификация и иная фактофиксирующая
деятельность.
Эмпирическое исследование направлено непосредственно на свой
объект. Оно изучает его с помощью специальных средств, методов и
приемов (указаны выше). А важнейшим элементом и формой эмпирического
знания является факт. Любое научное исследование начинается со сбора,
систематизации и обобщения фактов. Понятие «факт» (от лат. factum –
сделанное, свершившееся) многозначно и имеет следующие основные
значения:
1) некоторый фрагмент действительности, объективные события,
результаты, относящиеся:
- либо к объективной реальности («факты действительности»);
- либо к сфере сознания и познания («факты сознания»);
2) знание о каком-либо событии, явлении, достоверность которого
доказана, т.е. синоним истины;
3) предложение, фиксирующее эмпирическое знание, т.е. полученное в
ходе наблюдений и экспериментов.1
Второе и третье значения объединяются в понятии «научный факт».
Факт обретает статус «научного» тогда, когда он становится элементом
логической структуры конкретной системы научного знания, включается в
эту систему.
Эмпирическое знание имеет сложную структуру; в нем можно
выделить особые подуровни, каждый из которых характеризуется
специфическими познавательными процедурами и особыми типами
получаемого знания.2
1
См.: Кохановский В.П., Лешкевич Т.Г., Матяш Т.П., Фатхи Т.Б. Основы философии
науки. Ростов н/Д., 2004. С. 171.
2
В учебной литературе по-разному структурируется эмпирическое знание, в
большинстве пособий в структуре эмпирического знания выделяют два уровня, в
учебном пособии под ред. С.А.Лебедева – четыре уровня (см. указ. соч. с. 137-139).
139
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Структура эмпирического знания (уровни):
1) Данные наблюдения – единичные эмпирические высказывания (с
квантором существования ∃ или без него: ∃хР(х)), так называемые
«протокольные предложения». Данные наблюдений фиксируются в форме
протоколов наблюдения. В них содержатся сведения о том, кто
осуществляет наблюдение (или эксперимент), с помощью каких приборов,
даются характеристики приборов. Это необходимо делать, поскольку в
данных наблюдений наряду с объективной информацией об объектах
содержится некоторая доля субъективной информации, зависящей от
состояния наблюдателя, показаний его органов чувств. Объективная
информация может быть искажена случайными внешними воздействиями,
погрешностями в показаниях приборов; наблюдатель может ошибиться,
снимая показания с приборов. Поэтому данные наблюдения еще не
являются достоверным знанием, и на них не может опираться теория.
Базисом теории являются не данные наблюдения, а эмпирические факты.
2) Эмпирические факты. В отличие от данных наблюдений факты –
это всегда достоверная объективная информация; это такое описание
явлений и связей между ними, где сняты субъективные наслоения.
Поэтому переход от данных наблюдения к эмпирическому факту –
довольно сложная процедура. Часто бывает так, что факты многократно
перепроверяются. Научные факты представляют собой индуктивные
обобщения протоколов, имеющие общий характер; это - общие утверждения
статистического или универсального характера. Они фиксируют наличие
или отсутствие некоторых событий, свойств, отношений в исследуемой
предметной области и их количественную характеристику. Их
символическими представлениями являются графики, диаграммы, таблицы,
классификации, математические модели и пр.1
Процедура формирования факта.
Переход от данных наблюдения к эмпирическому факту
предполагает следующие познавательные операции:
во-первых, рациональную обработку данных наблюдения и поиск в
них устойчивого, инвариантного содержания. Для этого необходимо
сравнить между собой множество наблюдений, выделить в них
повторяющееся и устранить случайные, побочные факторы и
погрешности;
1
См.: Философия науки / Под ред. С.А. Лебедева. М., 2005. С. 138, 296-297.
140
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
во-вторых, для установления факта необходимо истолкование
выявляемого в наблюдениях инвариантного содержания. В процессе такого
истолкования широко используются ранее полученные теоретические
знания.1
Отсюда возникает проблема взаимосвязи фактов и теории:
проблема так называемой «теоретической нагруженности фактов», к
осознанию которой пришли видные ученые и философы этого времени
(Н.Р. Хэнсон, Н. Бор, Луи де Бройль, А.Эйнштейн, К.Поппер и др.).
Теоретическая нагруженность факта состоит в том, что, будучи всегда
детерминированы реальной действительностью, практикой, факты в то же
время зависят от определенных установок, представлений, задаваемых той
или иной теорией, т.е. они так или иначе концептуализированы. Ведь
ученые не вслепую ищут факты, а всегда руководствуются при этом
определенными целями, задачами, идеями. Таким образом, опыт никогда
не бывает «слепым»: он планируется и конструируется определенной
теорией, которая выступает для ученых парадигмой, определяющей их
научный поиск. Поэтому исходным пунктом науки, ее началом выступают
не сами по себе «голые» факты, а теоретические схемы, парадигмы,
выступающие «концептуальным каркасом действительности», той
призмой, через которую ученые смотрят на мир, осуществляют сбор
фактов и их осмысление.
Луи де Бройль отмечал, что «результат эксперимента никогда не
имеет характера простого факта, который нужно только констатировать. В
изложении этого результата всегда содержится некоторая доля
истолкования, следовательно, к факту всегда примешаны теоретические
представления».2 А. Эйнштейн считал наивным убеждение в том, что
будто факты сами по себе, без теоретического построения могут привести
к научному познанию. Собрание эмпирических фактов, как бы обширно
оно ни было, без рационального компонента, без теоретического
обобщения не может привести к установлению каких-либо законов и
уравнений. Согласно К.Попперу, абсурдом является вера в то, что мы
можем начать научное исследование с «чистых наблюдений», не имея
чего-то похожего на теорию. Поэтому некоторая концептуальная точка
1
См.: Введение в философию: Учебник для вузов. В 2 ч. / Под ред. И.Т.Фролова. Ч.2.
М., 1989. С. 379.
2
Цит. по: Кохановский В.П., Лешкевич Т.Г., Матяш Т.П., Фатхи Т.Б. Основы
философии науки. Ростов н/Д., 2004. С. 172.
141
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
зрения совершенно необходима. Наивные попытки обойтись без нее могут
привести только к самообману. Итак, в формировании фактов участвуют
теоретические знания, а факты, в свою очередь, служат основой
образования новых теорий и т. д. Таким образом, проблема теоретической
нагруженности фактов должна рассматриваться диалектически, с учетом
двусторонней связи теории и фактов.
В научном познании факты играют двоякую роль: во-первых, они
образуют эмпирическую основу науки, основу для выдвижения гипотез и
построения теорий; во-вторых, факты имеют решающее значение в
подтверждении теорий (если они соответствуют фактам) или их
опровержении (если не соответствуют). Расхождение отдельных фактов с
теорией не означает, что ее надо сразу отвергать. Только в том случае,
когда, несмотря на все попытки, не удается устранить противоречие
между теорией и фактами, теорию либо отвергают, либо видоизменяют,
либо ограничивают пределы ее действия (как, например, было с
классической механикой на рубеже XIX-XX вв.). В.И.Вернадский,
подчеркивая важнейшую роль фактов в развитии науки, отмечал, что
научные факты составляют главное содержание научного знания и
научной работы, являются «воздухом ученого», «хлебом науки». Факты и
эмпирические обобщения составляют тот основной фонд науки, который
резко отличает науку от философии и религии. Ни философия, ни религия
таких фактов и обобщений не создают.1
3) Третьим, еще более высоким уровнем эмпирического знания
являются эмпирические законы различных видов (функциональные,
причинные, структурные и др.).2 Научные законы представляют собой
форму организации научного знания, состоящую в формулировке общих
утверждений о свойствах и отношениях исследуемой предметной области.
Для них характерно временное или пространственное постоянство. Законы
имеют характер общих высказываний с квантором общности: ∀: ∀хP(х).3
Эмпирические законы являются общими гипотезами, полученными
индуктивным путем (посредством индукции через перечисление,
элиминативной индукции и др.). Индуктивные обобщения (восхождение от
1
См.: Вернадский В.И. О науке. Т.1. Научное знание. Научное творчество. Научная
мысль. Дубна, 1997. С. 414-415.
2
3-й и 4-й уровни в структуре эмпирического знания, как отмечалось, выделяют не все
исследователи; см.: Философия науки / Под ред. С.А.Лебедева. М., 2005. С. 138-139.
3
Более подробная характеристика понятия закона будет дана в п. 3.3.3.
142
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
частного к общему) могут дать в заключении только предположительное,
вероятностное знание. Поэтому эмпирические законы и эмпирическое
знание в целом по своей природе являются в принципе гипотетическим
знанием.
4. Четвертым, самым общим и высшим уровнем научного
эмпирического знания являются феноменологические (описательные)
теории. Они представляют собой логически организованное множество
соответствующих эмпирических законов и фактов (например, небесная
механика Кеплера, феноменологическая термодинамика и др.). Являясь
высшей формой логической организации эмпирического знания,
феноменологические теории, тем не менее, и по характеру своего
происхождения, и по возможностям обоснования остаются гипотетическим
знанием. Это связано с тем, что индукция, являющаяся способом
обоснования общего знания на эмпирическом уровне, не имеет логической
доказательной силы (в лучшем случае – только подтверждающую).
§3. Теоретическое знание и его структура
Теоретический уровень научного познания – последующая стадия
научного исследования, на которой происходит:
• теоретическая обработка полученного на эмпирическом уровне материала,
его анализ, систематизация;
• создание понятийно-категориального и концептуального аппарата;
• создание теории, с помощью которой полученные знания объединяются
в целостную систему.
Теоретическое познание – более глубокий уровень научного
исследования, который характеризуется проникновением в сущность
познаваемого объекта, выявлением его существенных свойств, связей и
закономерностей. На теоретическом уровне преобладают рациональные
моменты познания – понятия, законы, теории и другие формы
мыслительной деятельности. Теоретическое знание отражает предметы и
процессы со стороны их универсальных внутренних связей и закономерностей,
постигаемых путем рациональной обработки эмпирических данных. Эта
обработка осуществляется с помощью системы абстракций – понятий,
категорий, умозаключений, законов и др. На этом уровне происходит
постижение сущности объектов, законов их существования и развития,
составляющих основное содержание теорий – «квинтэссенции» знания на
143
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
данном уровне. Важнейшая задача теоретического познания – достижение
истины во всей ее конкретности и полноте.
3.3.1 Структура теоретического познания, его основные
формы
В структуре теоретического познания выделяют компоненты (или
формы) и уровни. К основным формам теоретического познания относятся:
проблема, гипотеза, идея, закон, концепция, теория. Формы научного
познания суть определенные типы научного знания, которые выражают
различную степень проникновения в сущность познаваемого объекта. Они
представляют собой последовательные ступени развития процесса научной
деятельности. В общих чертах его можно представить следующим образом:
↓1) получение научных фактов;
↑2) постановка научных проблем;
3) выдвижение научных гипотез;
4) выработка научных идей;
5) открытие и формулировка научных законов;
6) создание научных концепций и теорий.
Научные факты являются исходным пунктом и основой научного
познания. Научно-исследовательская деятельность начинается со сбора,
накопления, осмысления и систематизации фактов. Надо отметить, что
современная философия науки, начиная с Поппера, признает началом
научного исследования проблемы. Нельзя сказать, что эти положения
противоречат друг другу. Дело в том, что указанные ступени научного
исследования, в т.ч. первая и вторая, постоянно варьируются, они не
являются жесткой и застывшей схемой. Факты являются формой эмпирического
познания, они рассматривались в предыдущем параграфе. Дальнейший ход
научного исследования состоит в постановке научных проблем, которая
осуществляется на основе осмысления и обобщения фактов.
Проблема – это форма теоретического знания, содержанием которой
является то, что еще не познано человеком, но что нужно познать. Иначе
говоря, это знание о незнании; вопрос, возникший в ходе познания и
требующий ответа.1 Научной проблемой называют мысленные затруднения,
возникающие на основе осознания субъектом неполноты, неточности или
противоречивости существующих знаний об объекте исследования.
1
См.: Кохановский В.П., Лешкевич Т.Г., Матяш Т.П., Фатхи Т.Б. Основы философии
науки. Ростов н/Д., 2004. С. 181.
144
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исходным пунктом возникновения проблемы является «проблемная
ситуация», суть которой состоит в несоответствии между старыми идеями
и теориями и вновь обнаруженными фактами, невозможностью их
объяснения посредством имеющихся знаний, в рамках прежней теории
(требуется выход за ее рамки). Ярким примером проблемной ситуации в
науке была революция в области естествознания на рубеже XIX-XX вв.,
важнейшие научные открытия этого периода (открытие электрона, явления
радиоактивности, двойственной природы микрочастиц и др.) не
укладывались в прежнюю механическую картину мира, и требовалась
новая теория, в которую бы органично «вписались» новые факты.
Научная проблема есть процесс, включающий в себя ряд этапов –
постановку проблемы, ее осмысление и разрешение. Правильное выведение
проблемного знания из наличных фактов, умение правильно поставить
проблему – необходимая предпосылка ее успешного решения. Эйнштейн
подчеркивал: «Формулировка проблемы часто более существенна, чем ее
разрешение, которое может быть делом лишь математического или
экспериментального искусства. Постановка новых вопросов, развитие
новых возможностей, рассмотрение старых проблем под новым углом зрения
требуют творческого воображения и отражают действительный успех в
науке».1 По мнению К.Поппера, наука начинается не с наблюдений, а
именно с проблем, и ее развитие есть переход от одних проблем к другим.
По его мнению, причиной и основой возникновения проблемы являются
либо противоречия в отдельной теории, либо столкновение двух различных
теорий, либо столкновение теории с фактами. Тем самым научная проблема
выражается в наличии противоречивой ситуации, которая требует
соответствующего разрешения.
Каждой исторической эпохе свойственны свои характерные формы
проблемных ситуаций и их разрешения. На способ постановки и решения
проблем влияют многие факторы, но в первую очередь, характер
мышления соответствующей эпохи и уровень знания о тех объектах,
которые затрагивают возникшие проблемы. Решение научных проблем
является существенным моментом развития науки, в ходе которого
постоянно возникают новые проблемы. Научное исследование, по сути, и
представляет собой непрерывный и бесконечный процесс выдвижения и
1
Цит. по: Кохановский В.П., Лешкевич Т.Г., Матяш Т.П., Фатхи Т.Б. Основы
философии науки. Ростов н/Д., 2004. С. 181; см. также: Ушаков Е.В. Введение в
философию и методологию науки. М., 2005. С. 190-197.
145
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
разрешения проблем. Формами разрешения научных проблем являются
гипотезы, идеи, концепции. Одним из первых шагов в решении проблемы
является выдвижение гипотезы, цель которой – дать предположительное
объяснение создавшейся проблемной ситуации, высказать догадки ее
разрешения.
3.3.2 Гипотеза
Гипотеза представляет собой форму вероятностного знания,
истинность или ложность которого еще не установлена; это знание, в
основе которого лежит обоснованное предположение о сущности, свойствах
и причинах исследуемых явлений. Гипотезы являются важной формой
развития научного познания, выдвигать гипотезы приходится постоянно в
ходе научного исследования. В любой области научного познания в любой
момент времени, независимо от степени и этапа ее развития содержится
множество гипотез. И даже в общепризнанных научных теориях имеются
гипотетические элементы, выраженные в форме проблематичных суждений.
Поэтому гипотеза может быть названа универсальной формой развития
науки, показателем динамики научного познания. Гипотезы выдвигаются в
том случае, когда невозможно достоверно выяснить причину и сущность
изучаемых явлений, прежде всего, тех, которые происходили тысячелетия
назад или которые недоступны непосредственному наблюдению. Наиболее
распространенным случаем выдвижения гипотез являются ситуации
возникновения противоречий между новыми фактами и старыми
теоретическими представлениями: пытаясь объяснить факты, которые не
укладываются в прежние теории, исследователь выдвигает гипотезы, цель
которых состоит в предварительном объяснении явлений (фактов),
противоречащих старой теории. Для обоснования и доказательства гипотез
требуется поиск новых фактов, проведение экспериментов, анализ прежних
знаний и пр. В ходе доказательства выдвинутых гипотез одни из них,
подтверждаясь, становятся истинной теорией; другие уточняются и
видоизменяются; третьи, не нашедшие подтверждения, отбрасываются,
превращаясь в заблуждения.
Логическая структура гипотезы. Любая гипотеза строится на
основе определенных знаний: она основывается либо на предшествующем
теоретическом знании, либо на новых фактах, либо на том и другом
одновременно. Эти исходные знания (данные) называются ее посылками
(или свидетельствами). Между посылками и самой гипотезой существует
146
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
определенная логическая взаимосвязь, которую называют логической, или
индуктивной вероятностью, поскольку ее данные обеспечивают лишь ту
или иную степень вероятности заключения, так как этих данных
недостаточно, чтобы сделать достоверное заключение. Итак, с логической
точки зрения, гипотеза представляет собой форму не дедуктивного
рассуждения, в котором логическая связь между посылками и самой
гипотезой носит вероятностный характер. Такие рассуждения называются
вероятностными, или правдоподобными. Наиболее распространенной
формой выражения связи между гипотезой и ее данными (посылками) в
логике считается условное высказывание, предложение вида: «Если А, то
В», (символически: p → q): «Поскольку на Марсе есть вода, то, возможно,
там есть (была) жизнь». Однако гипотеза может быть сформулирована и в
виде утвердительного предложения: «На других планетах существует жизнь».
Этапы работы над гипотезой
Поскольку гипотеза является формой приобретения нового знания, в
ней изначально заложена идея развития. Сама по себе гипотеза не является
самоцелью науки, ее роль состоит в получении нового знания. В процессе
обоснования гипотеза может либо превратиться в достоверное знание (и
перестать быть гипотезой), либо, обнаружив свою несостоятельность, быть
опровергнутой и уступить место другим гипотезам. Работа над гипотезой
предусматривает прохождение следующих этапов:
1) выдвижение (зарождение) гипотезы;
2) развитие гипотезы (выведение следствий из нее);
3) проверка гипотезы (обоснование, доказательство, опровержение);
4) принятие гипотезы.
Итак, начальным этапом разработки гипотезы является ее
выдвижение. При выдвижении гипотезы должны соблюдаться следующие
требования: согласованность гипотезы с уже имеющимся знанием, в
частности, соответствие фактическому материалу (в опытных науках),
непротиворечивость, принципиальная проверяемость и др.1 После
выдвижения гипотезы осуществляется серия операций, цель которых
состоит в получении следствий из содержащегося в гипотезе знания.
Выведение следствий из гипотезы составляет второй этап разработки
1
Е.В.Ушаков разделяет эти требования на три группы: логические (непротиворечивость,
независимость), содержательные (принципиальная проверяемость, содержательная
связность) и эвристические (общность применения, фундаментальность идеи) /см.:
Ушаков Е.В. Введение в философию и методологию науки. М., 2005. С. 211-216/.
147
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
гипотезы – ее развитие. Временной интервал между первым и вторым
этапом может быть самым различным: от нескольких минут до десятков
лет. При развитии гипотезы строится сложная цепь умозаключений, в
которой сама гипотеза становится посылкой, символически: p → q, q, где р
– гипотеза, q – выведенные из нее следствия. Для плодотворной
разработки гипотезы необходимо получить (вывести) как можно большее
число следствий. Дальнейшим шагом будет проверка следствий,
сопоставление их с имеющимися знаниями, фактическим материалом. Это
и будет третьим этапом развития гипотезы – ее проверка. На этом этапе
возможны три варианта (исхода) событий:
1) установление истинности гипотезы, т.е. ее доказательство, которое
возможно осуществить эмпирическим (непосредственное обнаружение
искомых явлений или их свойств) или теоретическим способом (логическое
доказательство – прямое и косвенное);
2) изменение степени вероятности гипотезы – повышение ее вероятности
(конфирмация гипотезы) путем установления истинности (подтверждения)
выведенных из нее следствий(я), либо понижение степени ее вероятности в
противном случае;
3) установление ложности гипотезы (т.е. ее опровержение) в случае
выявления ложности следствий или хотя бы одного из них (по правилу
modus tollens – отрицающего модуса условно-категорического умозаключения),
другими словами, путем обнаружения фактов, противоречащих выведенным
из нее следствиям.
Символически это будет выглядеть так: конфирмация гипотезы:
p → q, q; ⇒ p; опровержение гипотезы: p → q, ∼q; ⇒ ∼p.1
И, наконец, четвертым этапом в разработке гипотезы является ее
принятие. Как отмечает Е.В.Ушаков, драматизм этой процедуре придает
необходимость выбора наиболее адекватной гипотезы из множества
конкурирующих. Дело в том, что с одними и теми же эмпирическими
данными могут согласовываться сразу несколько гипотез. Какую же из них
предпочесть? По мнению большинства методологов, не существует какойлибо абсолютной шкалы, по которой можно было бы ранжировать
гипотезы на предмет их правдоподобности. Внутри совокупности
альтернативных гипотез возможна только сравнительная оценка их
приемлемости: лучше подтверждена – хуже подтверждена, более приемлема
1
См.: Ушаков Е.В.Введение в философию и методологию науки. М., 2005. С. 211-216,
218-224; Кириллов В.И., Старченко А.А. Логика. М., 1982. С. 249-261.
148
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– менее приемлема и т.п. Приемлемость гипотезы – это максимальная
сравнительная подтвержденность данной гипотезы свидетельствами: когда
гипотеза оказывается обоснованной имеющимся эмпирическим базисом в
большей степени, чем любая из ее альтернатив. Поэтому стратегия,
которую принимает ученый в связи с принятием гипотезы, в большей мере
носит прагматический характер и не гарантирует несомненного достижения
успеха, множество вопросов ему приходится решать на свой страх и риск.
Драматическим моментом является то, что не каждая подтвержденная
гипотеза может быть принята. И не каждая принятая гипотеза
обязательно истинна. В итоге финальный акт принятия учеными гипотезы
не может рассматриваться как безусловная победа истинной гипотезы.
Таким образом, отношение между истинностью и приемлемостью научных
гипотез оказывается весьма сложным явлением. Приемлемость гипотезы
следует считать не ее логическим свойством, а прагматической категорией,
характеризующей реальный выбор научным сообществом той или иной
гипотезы на основе сложного сплетения содержательных критериев.1
В современной методологии науки понятие «гипотеза» употребляется
в разных значениях: 1) как форма теоретического знания, характеризующаяся
проблематичностью и недостоверностью; 2) как метод развития научного
знания. Рассмотрим эти значения.
Гипотеза как форма теоретического знания
Как форма научного познания гипотеза выступает определенной
ступенью, этапом в его развитии: поставив определенную научную
проблему и пытаясь ее решить, ученый выдвигает различные догадки,
предположительные варианты решения поставленной проблемы, еще не
обладающие достоверностью, доказанностью, т.е. гипотезы. В качестве
формы развития научного познания гипотеза должна соответствовать
некоторым условиям, которые необходимы для ее выдвижения и обоснования.
В литературе по философии науки исследователями сформулированы
следующие условия выдвижения гипотез:
1. Выдвинутая гипотеза должна соответствовать известным в науке
законам.
2. Релевантность гипотезы - она должна быть согласована с
фактическим материалом, на базе которого и для объяснения которого
1
См.: Ушаков Е.В. Введение в философию и методологию науки. М., 2005. С. 223-224.
149
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
она выдвинута, т.е. гипотеза должна объяснять все имеющиеся
достоверные факты. Но если какой-либо факт не объясняется данной
гипотезой, ее не следует сразу отбрасывать, а нужно более внимательно
изучить сам факт.
3. Гипотеза не должна содержать в себе формально-логических
противоречий. Но диалектические противоречия, являющиеся отражением
объективных противоречий, не только допустимы, но и необходимы в
гипотезе.
4. Гипотеза должна быть простой, не содержать ничего лишнего,
никаких произвольных допущений, субъективизма.
5. Общность применения - она должна быть применимой к максимально
широкому классу явлений (емкость гипотезы), а не только к тем, для
объяснения которых она была специально выдвинута, а также должна
предвосхищать появление новых фактов.
6. Принципиальная проверяемость: гипотеза должна допускать
возможность ее подтверждения или опровержения: либо прямо - путем
непосредственного наблюдения тех явлений, существование которых
предполагается данной гипотезой; либо косвенно - путем выведения
следствий из гипотезы и их последующей опытной проверки (т.е.
сопоставления следствий с фактами).1
Выдвинутая научная гипотеза нуждается в обосновании,
доказательстве, в процессе которого она уточняется, конкретизируется,
«обрастает» новыми знаниями, аргументацией. Ее дальнейший исход
может быть двояким: 1) в процессе обоснования и доказательства гипотеза
подтверждается (либо опытными данными, либо логической аргументацией
или тем и другим одновременно) и тем самым превращается в достоверное
знание, т.е. в научную теорию; 2) в процессе обоснования гипотеза не
находит подтверждения (недостаточно аргументов: эмпирических данных,
доводов и т.п. - для ее доказательства и, возможно, много контраргументов,
опровергающих ее), в результате происходит отрицание, отбрасывание
данной гипотезы и выдвижение новых гипотез.
1
См.: Кохановский В.П., Лешкевич Т.Г., Матяш Т.П., Фатхи Т.Б. Основы философии
науки. Ростов н/Д., 2004. С. 184-185; Ушаков Е.В. Введение в философию и
методологию науки. М., 2005. С.211-216; Рузавин Г.И. Философия науки М., 2005. С.
112-115.
150
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Гипотеза как метод научного исследования
Гипотеза может также выступать методом развития научного
познания, средством приобретения новых знаний, его орудием, рабочим
инструментом. Ученые постоянно прибегают к гипотезам в научноисследовательской деятельности. В качестве метода научного познания
гипотеза проходит следующие основные этапы:
1. Попытка объяснить изучаемое явление на основе известных фактов,
законов и теорий. Если такая попытка безуспешна, то дальнейшим
шагом будет
2. Выдвижение догадки, предположения о причинах данного явления,
его свойствах, связях, отношениях и закономерностях развития. На этом
этапе познания выдвинутое положение представляет собой вероятностное
знание, еще не доказанное логически и не достаточно подтвержденное
эмпирически, чтобы считаться достоверным. Обычно выдвигается несколько
предположений для объяснения одного и того же явления.
3. Оценка основательности, убедительности выдвинутых предположений
и отбор из их множества наиболее вероятного варианта на основе указанных
выше условий обоснованности гипотезы.
4. Развертывание выдвинутого предположения в целостную систему
знания и дедуктивное выведение из него следствий с целью их последующей
эмпирической проверки.
5. Опытная, экспериментальная проверка выведенных из гипотезы
следствий. В результате этой проверки гипотеза либо подтверждается и
переходит в ранг научной теории, либо опровергается и отбрасывается.1
Однако следует иметь в виду, что эмпирическое подтверждение
следствий из гипотезы не гарантирует в полной мере ее истинности, а
опровержение одного из следствий еще не свидетельствует однозначно о
ее ложности в целом. Эта ситуация особенно характерна для периода
научных революций, когда происходит радикальная ломка прежних
фундаментальных теорий и выдвигаются принципиально новые, зачастую
необычные, идеи. Поэтому решающей проверкой истинности гипотез
является в конечном счете практика во всех своих проявлениях, а
1
См. : Кохановский В.П., Лешкевич Т.Г., Матяш Т.П., Фатхи Т.Б. Основы философии
науки. Ростов н/Д., 2004. С. 186; Рузавин Г.И. Философия науки. М., 2005. С. 110-120;
Ушаков Е.В. Введение в философию и методологию науки. М., 2005. С. 218-224.
151
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
логические критерии и аргументация играют вспомогательную роль в их
доказательстве.
Виды гипотез
Гипотезы подразделяются на различные виды в зависимости от
оснований. В зависимости от объекта, по отношению к которому они
выдвигаются, гипотезы делятся на общие и частные. Общие гипотезы
распространяются на широкий класс явлений, частные – на единичные
факты, отдельные явления.
В зависимости от вида познавательного действия, которое совершается
по отношению к изучаемому объекту, выделяются следующие виды гипотез:
• интерпретационная – дает исходную интерпретацию изучаемому
объекту;
• описательная – дает характеристику изучаемому объекту;
• систематизирующая – вносит определенную упорядоченность в
структуру изучаемых данных: классификацию, типологию и пр.;
• объяснительная – дает объяснение изучаемому объекту;
• экстраполяционная – осуществляет перенос информации из одной
предметной области в другую;
• методологическая – направлена не на сам изучаемый объект, а на
применяемые при его познании когнитивные действия,
исследовательские процедуры.1
В зависимости от места и роли в исследовательской работе гипотезы
разделяются на предварительные, промежуточные и окончательные;
основные и вспомогательные и др. Особого внимания заслуживают
рабочие и «ad hoc-гипотезы». Рабочие гипотезы – это те гипотезы, которые
выдвигаются обычно на первых этапах исследования и служащие его
направляющим ориентиром для дальнейшего хода работы. «Ad hoc-гипотезы»
(от лат. – к этому, для данного случая) – предположения, выдвинутые с целью
решения стоящих перед исследователем проблем в отношении испытываемой
теории и оказавшиеся в конечном итоге ошибочным вариантом. Обычно
такие гипотезы логически не связаны с основными положениями данной
теории и являются нарушением общепризнанных критериев научности.
Однако ученые иногда идут на это для обоснования испытываемой теории.
1
См.: Ушаков Е.В. Введение в философию и методологию науки. М., 2005. С. 208-209.
152
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Роль гипотез в научном исследовании состоит в новациях, которые
они привносят в науку, в огромном творческом потенциале, эвристической
силе. Процесс выдвижения гипотез и созидания новых научных идей
представляет собой самую трудную и собственно творческую стадию
научного исследования, в котором решающую роль играют интуиция,
воображение и талант ученого. Поэтому этот момент в творческом процессе
не поддается алгоритмизации и точному рациональному описанию. Когда
гипотеза уже найдена и сформулирована, ее дальнейшая разработка ведется
с помощью рациональных средств. С выдвижением гипотезы открываются
новые горизонты научного поиска и новые перспективы научного
исследования. И чем больше инновационный потенциал гипотезы, тем
больше перспектив для дальнейшего развития научного знания она открывает.
Новации, которые несет с собой гипотеза, могут быть различной
значимости и различного объема: от единичной догадки до кардинально
новой теории.
Когда гипотеза получила научное доказательство и подтверждение
практикой, она перестает быть гипотезой и превращается в научную
теорию, но не сразу, промежуточными стадиями на этом пути являются
идеи и концепции. В процессе обоснования гипотезы ученые высказывают
различные идеи. Идея – это ключевая мысль, основное положение,
выраженное в форме суждения и служащее основой объединения знаний в
целостную систему. Развернутая идея приобретает форму концепции. Это
более высокая форма решения проблемы, которая обосновывает основную
идею теории. Концепция представляет собой систему взаимосвязанных и
вытекающих одна из другой идей, составляющих определенный способ
понимания изучаемого объекта. Концептуальное решение проблемы,
концептуальное
оформление
знания
характеризуется
как
раз
взаимосвязанностью и органическим единством всех его компонентов,
позволяющих выразить их в целостной теории. Теория есть система
достоверных знаний об объекте, которая позволяет описать, объяснить его,
а также предсказать его будущие состояния, тенденции и перспективы его
развития. Одним из основополагающих компонентов теории является
закон, который в предельно концентрированном виде выражает важнейшие,
существенные знания об объекте.
153
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3.3.3 Понятие « научного закона», функции законов
в научном познании
Научный закон является важнейшей составляющей научного знания.
Открытие и формулировка законов - один из важнейших признаков
научного познания, отличающих его от других типов, важнейший критерий
научности знания, конституирующее начало науки. «Научный закон – это
научное утверждение, имеющее универсальный характер и описывающее в
концентрированном виде важнейшие аспекты изучаемой предметной
области».1 Научный закон как форма научного знания характеризуется с
двух сторон: 1) с объективной (онтологической) стороны – отражение
объективных сторон, связей и отношений самой действительности 2) с
субъективной, операционально-методологической стороны – как форма
научного знания, прошедшая операциональную обработку. Рассмотрим эти
стороны научного закона.
Объективная сторона научного закона.
С объективной стороны закон есть внутренняя, устойчивая,
повторяющаяся, общая, существенная, необходимая связь между предметами
и явлениями или между их свойствами, обусловливающая их упорядоченное
изменение. Проанализируем данное определение. Во-первых, закон выражает
объективные связи и отношения между предметами и явлениями или между
их элементами и свойствами. Однако не любая связь между предметами
выступает проявлением закона (единичная, случайная, неустойчивая,
эпизодическая связь не является законом), а связь – устойчивая, внутренняя,
существенная, общая и т. п. Устойчивость связи (отношения) означает,
что данная связь (отношение) стабильна, повторяема, воспроизводима при
наличии определенных условий. Существенность связи (отношения)
означает, что отношение, описываемое законом, отражает не случайные,
второстепенные свойства и связи изучаемых объектов, а наоборот, главные,
основные, самые важные свойства и связи – те, которые определяют
сущность объектов, их структуру, характер их функционирования и развития.
А потому закон есть выражение необходимой связи, ибо он действует с
«железной необходимостью» в соответствующих условиях. Далее, закон
является выражением внутренней связи, так как отражает самые глубинные
связи и зависимости определенной предметной области. Кроме того, закон
есть выражение общих связей, так как характеризует не единичный объект
1
Ушаков Е.В. Введение в философию и методологию науки. М., 2005. С. 66.
154
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
и не единичные связи, а их некоторую совокупность, т.е. относится к
целому классу определенных объектов, объединенных в этот класс по
сходным признакам. Таким образом, закон выражает существенные,
инвариантные соотношения, общие (универсальные) для той или иной
предметной области.
Универсальность закона
Сама по себе универсальность является сложным качеством и
понятием. Исследователи выделяют три смысла универсальности:
1. Универсальность, задаваемая самим характером понятий, входящих в
закон. Но поскольку имеются различные уровни общности научных
понятий, то и законы по признаку общности подразделяются на более
универсальные (фундаментальные) и менее универсальные:
- всеобщие – проявляются на всех известных структурных уровнях
материи (законы диалектики);
- общие – охватывающие широкую область действия, описываемые
рядом областей знания (напр., закон сохранения и превращения
энергии);
- частные (или специфические) - действующие в ограниченной области
и изучаемые отдельными науками (напр., закон естественного отбора).
2. Пространственно-временная универсальность, или общность. Утверждение
является универсальным, если оно применяется к объектам независимо
от их пространственного и временного положений.
3. Третий смысл универсальности связан с логической формой
законоподобных утверждений – с использованием в формулировке
закона специального логического оператора – квантора:
- квантора общности ∀: ∀хР(х) (для всех объектов вида А имеет
место…);
- квантора существования ∃: ∃хР(х) (для части объектов вида А имеет
место…).1
Операционально-методологическая сторона научного закона.
С операциональной стороны закон можно рассматривать как хорошо
подтвержденную гипотезу. К признанию закона ученые приходят после
выдвижения какой-либо гипотезы, имеющей универсальный характер, т.е.
обладающей способностью объяснить обширный круг эмпирических
данных и схватывающей существенные черты единичных фактов. После
1
См.: Ушаков Е.В. Введение в философию и методологию науки. М., 2005. С. 67.
155
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
проведения процедур верификации научное сообщество принимает
данную гипотезу как подтвержденную и способную фигурировать в роли
научного закона. Однако универсальность как свойство закона приводит к
определенным трудностям, ведь универсальность предполагает потенциальную
применимость закона к неограниченному классу однородных явлений (ко
всем предметам данного класса). В то же время обоснование гипотезы
всегда опирается на конечное число наблюдений, эмпирических данных.
Переход от конечного числа эмпирического базиса к всеобщему
теоретическому утверждению базируется на ряде допущений. Универсальность
суждения закона, категоричность его формулировки (напр., все тела при
нагревании расширяются) априорно предвосхищает бесконечное число
случаев, которое всё заведомо никогда не может быть исследовано.2
Типология научных законов
Научные законы можно классифицировать по различным
основаниям. По степени общности, как уже отмечалось, законы делятся на:
всеобщие (универсальные),
общие,
частные (специфические).
В зависимости от типа детерминации различают:
• динамические (законы однозначной детерминации);
• статистические, или стохастические законы (законы «больших
чисел»), выражающие неоднозначную зависимость между явлениями,
имеющую вероятностный характер.
В зависимости от состояния проявления законы подразделяются на:
законы структуры – выражают структурную зависимость элементов
системы, их упорядоченность и организацию;
законы функционирования – выражающие закономерные связи между
сосуществующими в пространстве предметами и явлениями (напр.,
закон всемирного тяготения);
законы развития - характеризующие процессы изменения объектов
(напр., переход от одной общественно-экономической формации к
другой).
Наряду с понятием закона наукой выработано понятие закономерности.
Закономерность представляет собой совокупность взаимосвязанных по
содержанию законов, обеспечивающих устойчивую тенденцию или
направленность в изменениях системы.
156
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Функции научных законов
Законы, выступая ключевым элементом научной теории, играют
большую роль в научном познании. Важнейшая задача научного исследования
состоит в открытии законов в изучаемой предметной области и выражении
их в соответствующих абстракциях: понятиях, идеях, принципах и пр. Без
выявления объективных законов, можно сказать, нет и науки. Наука
начинается там и тогда, когда та или иная область знания приходит к
открытию законов, это ее конституирующее начало. В то же время не
следует абсолютизировать законы и их роль в познании. Законы являются
лишь одной из ступеней познания человеком мира, одной из форм его
отражения наряду со многими другими. К функциям научных законов
относятся:
• репрезентация – выражают знания об объектах в предельно
концентрированном виде, являющемся итогом длительного пути
развития познания;
• объяснение – представленное в законах глубинное, сущностное знание
об объектах, являющееся выражением их сущности, позволяет
объяснить и понять изучаемые предметы и явления; сама познавательная
процедура (и функция) – объяснение - и означает прежде всего
подведение единичного явления под закон;
• предсказание – на основе знания законов можно предвидеть поведение
объекта в соответствующих условиях, его будущие состояния и тенденции
развития;
• управленческая функция – посредством познанных законов возможно
управление как природными, так и социальными процессами;
• практически-преобразовательная функция – знание законов позволяет
успешно преобразовывать природную и социальную действительность.
3.3.4 Структура и функции научной теории
Создание научной теории является завершающей стадией научного
познания в целом и его теоретического уровня в частности. Теория
представляет собой наиболее развитую форму научного знания, дающую
целостное отображение закономерностей и существенных связей определенной
предметной области; это – единая целостная система знания, все элементы
которой логически взаимосвязаны.1 Создание теории является длительным и
1
См.: Швырев В.С. Теория // Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 676.
157
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
трудным процессом научного исследования. Как в свое время заметил
А.И.Ракитов, «в сущности, наука по-настоящему начинается там, где
возникает теория. Научная теория – это, так сказать, аккумулятор,
сосредоточивающий все наиболее ценное, что есть в науке.»1 Примерами
видных научных теорий являются классическая механика Ньютона, теория
эволюции Дарвина, теория относительности Эйнштейна, теория
самоорганизации сложных систем (синергетика) и др.
Любая теория – это целостная, внутренне дифференцированная,
развивающаяся система истинного знания, имеющая сложную структуру.
В современной философии науки принято выделять следующие основные
элементы структуры научной теории:
1) исходные основания (базис теории) – фундаментальные понятия,
принципы, постулаты, аксиомы, законы и т.п., из которых могут
быть образованы и выведены другие ее элементы; исходные
основания подразделяются на:
а) исходную эмпирическую основу (фактический материал –
множество зафиксированных в данной области знания фактов) и
б) исходную теоретическую основу (допущения, аксиомы, принципы
и пр.);
2) идеализированные объекты – абстрактные модели существенных
свойств и связей изучаемых объектов, представленных с помощью
гипотетических допущений и идеализаций;
3) логика теории – множество допустимых в рамках теории правил
логического вывода и доказательства;
4) совокупность законов и утверждений, выведенных в теории из
исходных оснований и составляющих основной массив теоретического
знания.2
Теория представляет собой целостную систему знания, которую
характеризуют логическая зависимость одних элементов от других,
выводимость содержания теории из ее исходного базиса по определенным
логико-методологическим правилам и принципам.
Основные особенности научной теории
1. Целостность знаний. Теория – это не разрозненные достоверные научные
положения, а их совокупность, целостная развивающаяся система.
1
2
Ракитов А.И. Анатомия научного знания. М., 1969. С. 127.
См.: Швырев В.С. Теория // Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 677.
158
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Объединение знания в теорию производится прежде всего самим
предметом исследования.
2. Зрелость знаний. Не любая совокупность знаний является теорией,
чтобы превратиться в теорию, оно должно достигнуть в своем развитии
определенной степени зрелости. А именно – когда знание не просто
описывает определенную совокупность фактов, но и объясняет их, т.е.
когда оно вскрывает причины и закономерности явлений.
3. Обоснованность знаний – для теории обязательным является обоснование,
доказательство входящих в нее положений: в науке нельзя быть
голословным, если нет обоснований знания, то нет и научной теории.
4. Полнота и глубина знаний. Теоретическое знание должно стремиться к
объяснению как можно более широкого круга явлений, к постоянному
углублению знаний о них.
5. Характер теории определяет степень обоснованности ее определяющего
начала, отражающего фундаментальную закономерность данного
предмета.
6. Структура научных теорий содержательно определена системной
организацией идеализированных объектов (теоретических конструктов).
7. Теория – это не только готовое, ставшее знание, но и процесс его
получения и развития, поэтому она не является лишь результатом
познания, а должна рассматриваться вместе со своим возникновением и
развитием.1
Методологически важную роль в формировании теории играет
идеализированный объект, построение которого является необходимым
этапом создания любой теории. Этот объект выступает не только как
мысленная модель определенного фрагмента действительности, но и
содержит в себе конкретную программу исследования, которая реализуется
в построении теории. Идеализированный объект теории может выступать в
разных формах (содержать моменты наглядности, включать математические
описания и пр.), но во всех случаях он должен выступать конструктивным
средством развертывания всей системы теории. Многообразию форм
идеализации и, соответственно, типов идеализированных объектов
соответствует и многообразие видов теории, которые могут быть
классифицированы по различным основаниям.
1
См.: Кохановский В.П., Лешкевич Т.Г., Матяш Т.П., Фатхи Т.Б. Основы философии
науки. Ростов н/Д., 2004. С. 194-195.
159
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Виды теорий:
• объясняющие и описательные (феноменологические);
• дедуктивные и индуктивные;
• фундаментальные и прикладные;
• формальные и содержательные;
• «открытые» и «закрытые» и т.д.
Научные теории играют большую роль в научном познании и в
практической деятельности. Давая целостное, достоверное, систематически
развивающееся знание о действительности, теория выступает наиболее
совершенной формой научного обоснования и программирования
практической деятельности.
Основные функции научной теории
1. Интегративно-синтезирующая функция - объединение отдельных
достоверных знаний в единую, целостную систему; упорядочивание
обширного эмпирического материала, накопленного наукой в этой
области, его обобщение и синтез на основе определенного единого
принципа.
2. Объяснительная функция - выявление существенных характеристик
познаваемого объекта, его основных свойств, связей, отношений,
причинных и иных зависимостей, законов его функционирования и
развития.
3. Эвристическая функция - состоит в производстве новых знаний,
пополнении теоретического арсенала науки новыми положениями.
4. Предсказательная функция - функция предвидения. На основании
достоверных теоретических знаний о наличном состоянии действительности
выводятся представления о тенденциях и перспективах ее дальнейшего
развития, предвидение неизвестных ранее фактов, объектов, явлений
или их свойств, связей, закономерностей и т.д.
5. Методологическая функция - на базе теории формулируются различные
методы, принципы и приемы исследовательской деятельности; сама
теория может выступать методом познания, приобретения новых
знаний.
6. Практическая функция
- научные теории выступают орудием
преобразования мира, природной и социальной действительности.
Конечное предназначение практически любой теории – быть
160
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
воплощенной в практику, «быть руководством к действию» по
изменению реальности.
7. Программирующая функция - теория выступает формой научного
обоснования и программирования практической деятельности. Она
открывает новые перспективы перед познанием и практикой, расширяет
их горизонты. Опираясь на знание, воплощенное в теории, человек
способен создавать то, что не существует в наличной природной и
социальной действительности, но возможно с точки зрения открытых
теорией объективных законов.1
Одним из фундаментальных выводов постпозитивистского этапа
философии науки является тезис о неполной детерминации теории
эмпирическими данными и о не сводимости теоретического уровня к
эмпирическому. Теория не может быть полностью обоснована фактами, по
своему содержанию она далеко выходит за их пределы. Эта идея была
обоснована многими постпозитивистами (Поппер, Кун, Лакатос,
Фейерабенд и др.). Эта же мысль чуть ранее высказывалась многими
видными учеными. Уместно привести выразительные и убедительные
слова А.Эйнштейна: «В настоящее время известно, что наука не может
вырасти на основе одного только опыта и что при построении науки мы
вынуждены прибегать к свободно создаваемым понятиям, пригодность
которых можно апостериори проверить опытным путем. Эти
обстоятельства ускользали от предыдущих поколений, которым казалось,
что теорию можно построить чисто индуктивно, не прибегая к
свободному, творческому созданию понятий. Чем примитивнее состояние
науки, тем легче исследователю сохранять иллюзию по поводу того, что он
будто бы является эмпириком… В последнее время перестройка всей
системы теоретической физики в целом привела к тому, что признание
умозрительного характера науки стало всеобщим достоянием.»2
1
См.: Андреев И.Д. Теория как форма организации научного знания. М., 1979. С. 29-51;
Кохановский В.П., Лешкевич Т.Г., Матяш Т.П., Фатхи Т.Б. Основы философии науки.
Ростов н/Д., 2004. С. 196-197.
2
Эйнштейн А. Собрание научных трудов. В 4 т. Т. 4. М., 1967. С. 167.
161
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Основания науки
§1. Понятие и структура оснований науки
В структуре научного (по)знания наряду с эмпирическим и
теоретическим уровнями выделяют также третий уровень (компонент) –
основания науки, некоторые философы называют его метатеоретическим
уровнем.1 В каждой из наук все многообразие знаний организуется в
единое целое во многом благодаря основаниям, на которые они опираются.
Основания науки представляют собой основополагающие элементы научной
деятельности, обеспечивающие ее оптимальное функционирование и
развитие и выступающие для нее в роли базиса, фундамента, благодаря
которому будет возводиться и строиться здание нового знания. Они
включают в себя фундаментальные принципы, идеалы, нормы и стандарты
научного исследования, понятийный аппарат науки и др. Основания науки
обеспечивают целостность предметной области, придают систематизированный
характер определенной совокупности знаний, способствуют интеграции
знаний, регулируют процесс порождения нового знания, определяют
стратегию научного поиска, во многом обеспечивают включение научных
знаний в культуру соответствующей исторической эпохи. Таким образом,
они действительно выполняют функции оснований научной деятельности.
К основаниям науки принято относить:
1) идеалы и нормы познания, характерные для данной эпохи;
2) научную картину мира;
3) философские основания.2
§2. Идеалы и нормы научного познания
Научное познание, как и всякая деятельность, регулируется
определенными идеалами и нормами, в которых выражены целевые и
ценностные установки науки – представления о целях научной
деятельности, способах их достижения и значимости научных достижений.
К этим идеалам и нормам науки относятся как а) собственно
познавательные установки, которые регулируют процесс воспроизведения
объекта в различных формах научного знания, так и б) социальные
1
См.: Лебедев С.А. Уровни научного знания // Вопросы философии. – 2010. - № 1. – С.
62, 70-74.
2
См.: Степин В.С. Философия науки. М., 2006. С. 191.
162
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нормативы, которые определяют роль науки и ее ценность для общества
на определенном этапе исторического развития. Эти два аспекта идеалов и
норм науки соответствуют различным аспектам ее бытия: как познавательной
деятельности, как социального института и сферы культуры. Познавательные
идеалы и нормы науки, в свою очередь, обладают достаточно сложной
структурой; в число этих идеалов и норм науки входят:
1) идеалы и нормы описания и объяснения;
2) обоснования и доказательности знания;
3) построения и организации знаний. 1
Это основные формы, в которых реализуются и функционируют
идеалы и нормы научного исследования. В своей совокупности они
образуют своеобразную схему (парадигму) исследовательской деятельности,
обеспечивающую познание объектов. На каждом этапе исторического
развития науки ее идеалы и нормы были различны, менялись. Так, например,
идеалом классической науки было получение абсолютно истинных,
объективных знаний, элиминирующих все субъективное, все, связанное с
субъектом познания, - именно такое знание считалось истинным,
достоверным. Неклассическая наука показала, что чисто объективного
знания быть не может, в нем обязательно будут находиться элементы
субъективности автора и воздействия применяемых им средств – приборов
и иных (концептуальных) средств. В постнеклассической науке этот
момент усиливается, дополняясь аксиологическим аспектом – ценностными
установками, воздействием социокультурных условий на идеал познания.
В содержании идеалов и норм научного познания можно выделить
несколько уровней:
1. Первый уровень представлен признаками, которые отличают науку от
других типов познания (обыденного, художественного, религиозного и
т.п.) и являются общими (инвариантными) для всякого научного познания.
К таким инвариантным признакам относятся: постижение истины,
обоснованность, доказательность знаний, раскрытие сущности объектов
и др. Все эти нормативные требования выполнялись и в античной, и в
средневековой, и в классической науке.
2. Второй уровень представлен исторически меняющимися установками,
которые свойственны науке на определенном историческом этапе ее
развития и характеризуют стиль мышления определенной эпохи.2
1
См.: Степин В.С. Философия науки. М., 2006. С.192.
2
См.: Там же. С. 192-193.
163
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Например, различия в идеалах обоснования и доказательности
знания прослеживаются на протяжении всей истории науки. Если для
античной науки таким идеалом была внутренняя логическая
непротиворечивость и аргументированность знания чисто теоретическими
средствами, то классическая наука (экспериментальное естествознание
XVII в.) утвердила новые идеалы и нормы обоснованности знания:
таковыми стало требование его экспериментальной проверки (сведение к
эмпирическому фундаменту). Эксперимент стал рассматриваться как
важнейший критерий истинности знания.
Другой пример, касающийся идеалов и норм описания и объяснения.
В средневековье описание вещей и явлений не ограничивалось только
характеристикой их природных, чувственно воспринимаемых свойств, но
обязательно включало обнаружение их скрытых символических признаков,
ибо символизм был характерной чертой средневекового мировоззрения. В
классической науке описание объектов обязательно включало использование
математического аппарата. В процедуре объяснения, к примеру, произошли
следующие изменения: если в средневековье объяснение явлений
осуществлялось через призму телеологической парадигмы, подразумевающей
целесообразность, в классической науке – в рамках строгого детерминизма,
однозначной причинно-следственной зависимости, которая не допускала
случайность, то в современной науке применяется новая форма
детерминации – с использованием статистических закономерностей и
альтернативности различных вариантов. Кроме того, если в классической
науке под объяснением понималась характеристика объекта «самого по
себе», как он существует в первозданном виде, то в неклассической науке
необходимым условием объяснения и описания стали учет и фиксация
взаимодействия объекта с приборами, с помощью которых он исследовался.
Иначе говоря, наука признала, что познающему субъекту объект не может
быть дан в его «первозданном виде»: наука изучает не объект, как он есть
«сам по себе», а его явление в наблюдении субъекта, как оно дано через
взаимодействие с приборами (как здесь не вспомнить хорошо известные
«явление» и «вещь в себе» И Канта, а также мысль неокантианца
марбургской школы Г.Когена о том, что предмет познания нам не «дан», а
«задан»).
3. Третий уровень в содержании идеалов и норм научного исследования
представляет собой конкретизацию установок второго уровня
164
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
применительно к специфике предметной области каждой науки (физики,
химии, биологии и т.д.).
В целом идеалы и нормы науки имеют двоякую детерминацию, они
зависят, во-первых, от специфики изучаемых объектов, во-вторых, от
конкретно-исторических условий той или иной эпохи (социокультурная
обусловленность). Идеалы и нормы науки выполняют функции
регулятивных принципов. Они задают цели, определяют процесс
воспроизведения объекта, ход исследовательской деятельности, влияют на
постановку и формулировку проблемы, оформление научно-исследовательских
работ, на процесс коммуникации ученых. Так, например, в рамках
средневековой теологической парадигмы был невозможен свободный
поиск научной истины; в рамках механического детерминизма классической
науки не допускалась случайность; в современной постнеклассической
науке большую роль начинает играть социокультурная обусловленность
знаний.
§3. Научная картина мира, ее исторические
формы и функции
Научная картина мира представляет собой систему общих
представлений о действительности, вырабатываемых на тех или иных
этапах исторического развития науки и включающую в себя наиболее
важные гипотезы, теории и факты. Она возникает в процессе познания
действительности благодаря стремлению к целостному представлению и
пониманию окружающего мира, независимо от объема и степени „прочности”
имеющихся достоверных знаний о нем. Научная картина мира опирается
на совокупный материал науки, обобщая результаты различных областей
научного познания. В ее задачу входит упорядочивание, систематизация, а
также синтез научных знаний соответствующей эпохи. В научную картину
мира, как правило, входят только те знания, которые отвечают критериям
научности, выработанным на данной стадии развития науки в соответствии
с установленными стандартами. Но следует учитывать, что любая научная
картина мира – это лишь модель действительности, той или иной ее части
или аспекта, поскольку она формируется как результат неограниченной
экстраполяции достоверных научных знаний на ее определенную область,
либо на всю действительность, не доступную проверке. Поэтому в отличие
от науки как системы достоверных знаний научная картина мира, являясь
165
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
безграничной экстраполяцией этих знаний, принципиально гипотетична в
своих отдельных частях (либо в целом). По мере развития науки и практики в
научную картину мира вносятся изменения, уточнения, исправления, т.е. она
непрерывно меняется в процессе развития научного познания и никогда не
будет иметь окончательно завершенный вид. Иначе говоря, научная
картина мира имеет относительный характер и никогда не обретет статуса
окончательной, абсолютной истины.
Различают следующие виды научной картины мира:
• общенаучная картина мира, включающая представления обо всей
действительности (т.е. о природе, обществе, человеке и самом познании),
она складывается в результате синтеза знаний различных наук;
• естественнонаучная картина мира, включающая знания только о
природе, формирующаяся на основе совокупных знаний естественных
наук;
• специальная (частнонаучная) картина мира, которая подразделяется на
физическую, астрономическую, химическую, биологическую и др.
картины реальности. По отношению к общей научной картине мира
такие картины реальности выступают как ее относительно
самостоятельные фрагменты.
Структура научной картины мира:
1) центральное теоретическое ядро, обладающее относительной
устойчивостью - фундаментальные положения, условно принимаемые за
неопровержимые (общенаучный понятийно-категориальный аппарат,
постулаты, принципы, законы, теории);
2) фактический материал науки;
3) частные теоретические модели, которые постоянно достраиваются.1
Так, в физической (и естественнонаучной в целом) картине мира к
фундаментальным положениям относятся:
• закон сохранения и превращения энергии;
• второе начало термодинамики (закон роста энтропии);
• понятийно-категориальный аппарат, описывающий универсум
(материя, движение, пространство, время, вещество, поле и др.);
1
См.: Кохановский В.П., Лешкевич Т.Г., Матяш Т.П., Фатхи Т.Б. Основы философии
науки. Ростов н/Д., 2004. С. 236. Взяв за основу предложенную авторами этого
учебного пособия структуру научной картины мира, мы откорректировали ее в
соответствии с теми взглядами, которые представляются нам более верными и
убедительными.
166
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
• фундаментальные физические константы (ФФП), характеризующие
основные свойства универсума (скорость света, масса элементарных
частиц, гравитационная константа, постоянная Планка и др.).
Научная картина мира обладает определенным иммунитетом,
направленным на сохранение данного концептуального основания. В случае
появления научных фактов, противоречащих существующей научной
картине мира, для сохранности центрального теоретического ядра образуется
ряд дополнительных моделей и гипотез, которые пытаются согласовать
новые факты с имеющимися научными теориями и законами. В рамках
любой научной картины мира происходит кумулятивное накопление
знаний.
Научная картина мира имеет парадигмальный характер, она
складывается через призму определенной, господствующей на том или
ином этапе развития науки парадигмы, которая задает систему установок и
принципов освоения мира, накладывает определенные ограничения на
характер допущений «разумных» гипотез, влияет на формирование и
использование методов и норм научного исследования.
Смена научной парадигмы, которая, как правило, происходит в
процессе научных революций, вызывает полное или частичное изменение
элементов научной картины мира, эпистемологических ценностей, методов
познания и т.п. Научная картина мира опирается на выработанные в недрах
парадигмы стандарты и критерии. Взгляд ученых на мир, их мировидение
и мирообъяснение обусловливаются господствующей в обществе научной
парадигмой, либо той, которую они разделяют. Как отмечают авторы
коллективного учебного пособия: «Парадигмальный характер научной
картины мира указывает на идентичность убеждений, ценностей и
технических средств, этических правил и норм, принятых научным
сообществом и обеспечивающих существование научной традиции. Это на
достаточно долгий срок определяет стойкую систему знаний, которая
транслируется и распространяется посредством механизмов обучения,
образования, воспитания и популяризации научных идей и охватывает
менталитет современников.»1
1
Кохановский В.П., Лешкевич Т.Г., Матяш Т.П., Фатхи Т.Б. Основы философии науки.
Ростов н/Д., 2004. С. 237.
167
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4.3.1 Исторические формы научной картины мира
История научного познания сопровождалась периодической сменой
научных картин мира. Их эволюция осуществлялась в соответствии с
эволюцией науки от классической к неклассической и от нее к
постнеклассической стадии. Итак, в соответствии с этапами развития науки
выделяют три исторических формы научной картины мира:
1) классическая научная картина мира;
2) неклассическая научная картина мира;
3) постнеклассическая картина мира.
Классическая научная картина мира
Классическая научная картина мира (XVII-XIX вв.) формировалась в
рамках механистической парадигмы, она была основана на достижениях
классической механики Галилея и Ньютона, ставшей эталоном научного
знания на долгие годы. Ее основным условием была максимально
достижимая объективность знаний с элиминацией всего субъективного из
процесса познания. Идеалом научного познания в рамках классической
парадигмы признавалась абсолютная истинность и, следовательно, как
результат, окончательный характер знаний. Согласно механистической
картине мира, природа (Вселенная) представляет собой гигантскую, но
простую машину (механизм), все части которой строго подогнаны друг к
другу, а их взаимодействия подчинены жесткой детерминации. Небывалые
успехи механики в то время породили представление о принципиальной
сводимости всех процессов в мире к механическим, что привело к
абсолютизации механических закономерностей, распространении их на
все сферы реальности, что и породило характерную черту классической
науки - механицизм - стремление все в мире объяснять по законам
механики. Основные положения механической картины мира состоят в
следующем:
• материя сводилась к веществу как совокупности огромного числа
неизменных
и
неделимых
частиц
–
корпускул-атомов,
перемещающихся в абсолютном пространстве и времени;
• понимание природы как простой, но хорошо слаженной машины
(механизма), все части которой подчинялись жесткой детерминации;
• строгий детерминизм - представление о том, что между явлениями
существует однозначная причинно-следственная зависимость,
168
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
исключающая всякую случайность (так наз. «лапласовский
детерминизм»);
• редукционизм – сведение сложного процесса к простому (все в мире,
в том числе и социум, стремились объяснить по механическим
законам).
Итак, в классической картине мира, имеющей строго объективный
характер, любое событие однозначно определялось исходными условиями,
в ней не было места случайности («наука – враг случайностей»). Все
детали механизма Вселенной были тщательно подогнаны друг к другу.
Исходя из этого, как предполагалось, в любой момент времени на основе
знания законов развития объекта в настоящем можно было точно
предсказать его будущее, а также восстановить его прошлое.
Механическая картина мира оказала сильное влияние на развитие всех
наук на долгое время: она господствовала в науке в течение более чем двух
столетий (XVII-XIX вв.). Механика как одна из наиболее развитых и
точных наук прямо отождествлялась с естествознанием и стала в то время
эталоном научности. Сфера ее применения казалась безграничной:
экспансия механической картины мира осуществлялась не только в самой
физике, но и в других научных областях – химии, биологии и даже
социальной мысли. И хотя незыблемость механистической картины мира
пошатнулось уже в XIX в. (первую брешь в подобных представлениях
пробила теория электромагнитных явлений (М.Фарадей, Д.Максвелл);
второе направление «подрыва» механической картины мира связано с
диалектическими идеями в области геологии и биологии), она продолжала
господствовать в науке до ХХ в. Научные открытия на рубеже XIX-XX вв.
(открытие электрона, радиоактивности, создание теории относительности,
квантовой механики и др.), не укладывавшиеся в механистическую
картину мира, составили очередную глобальную научную революцию и
положили начало неклассической науке.
Неклассическая научная картина мира
сформировалась в первой половине ХХ в. на основе достижений
неклассической науки. Неклассическая наука подорвала господство
механистической картины мира, показав ее ограниченность, а также
поколебала притязания науки на достижение абсолютно-истинного,
окончательно установленного знания. Научные открытия на рубеже XIXXX вв., появление альтернативных теорий в области математики, физики и
169
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
других наук со всей четкостью продемонстрировали формирование новых
критериев научности знаний: изменчивости и относительности знаний,
особую роль наблюдателя и применяемых познавательных средств.
Неклассической наукой, которая имела дело со сложными
самоорганизующимися объектами, было обнаружено:
• относительная истинность знаний, их изменчивость;
• влияние применяемых познавательных средств, как эмпирических,
так и теоретических, на получаемые знания, а вследствие этого
• плюрализм и равноправие различных концепций и теорий,
описывающих и объясняющих один и тот же объект.
Основные положения неклассической картины мира:
• объектом неклассической науки стали сложные самоорганизующиеся
системы (в отличие от простых объектов классической науки), в
связи с чем повысилась роль целостного и системного подходов в их
познании;
• представление о природе как сложном динамическом и
иерархизированном единстве саморегулирующихся систем
(диалектический характер картины мира); а отсюда
• кардинальное изменение способа научного мышления – вытеснение
метафизики диалектикой;
• формирование нового образа детерминизма – признание более
гибкой детерминации явлений, учитывающей случайности и
осуществляющейся по закону вероятности (вероятностный характер
связи между причиной и следствием);
• открытие статистических (стохастических) закономерностей –
законов больших масс явлений, «больших чисел», выступающих, как
правило, как закон-тенденция; отсюда • формирование нового класса теорий – статистических, основанных
на вероятности, вероятностном характере причинно-следственной
зависимости;
• отрицание способности субъекта давать единственно верную модель
реальности и, соответственно, допущение возможности истинности
одновременно нескольких теорий.
Итак, неклассическая картина мира строится через призму
релятивистской парадигмы, ее ведущей идеей является идея
относительности и изменчивости знаний, следовательно, невозможности
170
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
построения окончательной картины мира. В процессе развития научного
познания, как стало очевидным, научная картина мира непрерывно
меняется, а потому никогда не будет иметь окончательно завершенный
вид.
Постнеклассическая картина мира
формируется в современной науке во многом под влиянием идей
синергетики, ее основными положениями являются:
• объектом исследования являются сложные открытые системы (в т.ч.
саморазвивающиеся системы) и нелинейные процессы, в которых
велика роль исходных условий, входящих в них элементов,
локальных изменений и случайных факторов;
• идея стихийно-спонтанного структурогенеза – возможности спонтанного
возникновения в системе порядка и организации из беспорядка и
хаоса в результате процесса самоорганизации элементов системы
(это было революционным открытием синергетики);
• нелинейность развития объектов (вследствие их сверхсложности),
что означает многовариантность и необратимость развития объектов,
непредсказуемость выбора направлений их дальнейшего развития, а
в связи с этим неопределенность их будущего состояния
(неопределенность приобретает статус атрибутивной характеристики
бытия); в познании и описании подобных сложных систем применяется
метод древовидной ветвящейся графики;
• нарушение принципа когерентности: ситуация, когда малым,
второстепенным причинам соответствуют глобальные по размаху
следствия;
• концепция нестабильного, неустойчивого, неравновесного мира;
• концепция глобального эволюционизма, включающая представления
об универсальности процессов эволюции во Вселенной, охватывающих
все уровни мироздания – неживую, живую и социальную материю (с
привнесением идеи эволюции в физические системы);
• принцип коэволюции человека и биосферы, т.е. сопряженного,
взаимообусловленного их существования и согласованного развития;
171
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
• формирование нового («организмического») понимания природы –
как целостного живого организма, а человека как органической
части природы.1
На формирование постнеклассической картины мира большое
влияние оказала синергетика – новейшая область междисциплинарных
исследований, теория самоорганизации сложных систем, выступающая
теорией и методом исследования самоорганизующихся и саморазвивающихся
систем - главных объектов постнеклассической науки.
4.3.2 Основные функции научной картины мира
1) Онтологическая – научная картина мира выступает как онтология,
т.е. модель мира, или его интегральный образ, включающий в себя
представления не только о природе, ее закономерностях и развитии,
но и об обществе, человеке, его деятельности и познании.
2) Функция систематизации знания – научная картина мира обеспечивает
систематизацию имеющихся на том или ином конкретном этапе
развития знаний в рамках соответствующей науки (напр., физическая
картина мира) или совокупности наук.
3) Интегративная функция – научная картина мира представляет
собой не просто сумму знаний или эклектический набор фрагментов
отдельных дисциплин. Ее назначение состоит в обеспечении синтеза
научных знаний.
4) Эвристическая – научная картина мира функционирует как
исследовательская программа, которая направляет постановку
задач научного поиска, выбор средств их решения, способствует
построению фундаментальных научных теорий.
5) Нормативная функция – научная картина мира не просто
описывает мироздание, отображая его основные закономерности,
но задает систему установок и принципов освоения мира, влияет
на формирование социокультурных и методологических норм
научного исследования.
1
См.: Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. М., 1986. С. 236-386; Князева Е.Н.,
Курдюмов С.П. Синергетика как новое мировидение: диалог с И.Пригожиным //
Вопросы философии. 1992. № 12. С. 3-20; Кохановский В.П., Лешкевич Т.Г., Матяш
Т.П., Фатхи Т.Б. Основы философии науки. Ростов н/Д., 2004. С. 238-241.
172
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6) Мировоззренческая – научная картина мира выступает основой
современного мировоззрения, одним из источников его формирования,
основанием глобального осмысления действительности.
§4. Философские основания науки
Третью группу в основаниях науки составляют философские
основания, которые способствуют включению научного знания в культуру
соответствующей эпохи. Философские основания науки образуют
философские идеи и принципы, которые содержатся в данной науке (или
науках) и дают самые общие ориентиры для познавательной деятельности.
Они обосновывают цели, идеалы и нормы научного исследования, его
методы, содержательные представления научной картины мира, а также
обеспечивают включение научного знания в культуру. Философские
основания науки выполняют следующие функции:
• обоснование уже добытых знаний;
• эвристическая функция – являются средством приращения нового
знания, построения новых теорий;
• методологическая функция – способствуют формированию новых
методов научного исследования или осуществляет их подбор из
имеющегося арсенала.
Философские основания науки исторически изменчивы: при
переходе от одного этапа развития науки к другому в ходе научных
революций они также претерпевают изменения. Рассмотрим роль
философских оснований в развитии науки на различных этапах ее
исторической эволюции: классической, неклассической и постнеклассической.
Классическая наука находила свое обоснование в идеях и принципах
материалистической философии, которая рассматривала познание как
отражение в сознании познающего субъекта свойств объектов, существующих
вне и независимо от субъекта. Идеалом познания было формирование
чисто объективных, абсолютно истинных знаний и построение
окончательной картины мира. Другими словами, основной философской
установкой при обосновании научных знаний о природе была идея
абсолютной суверенности познающего субъекта, который, как бы со
стороны созерцая мир, раскрывает сущность явлений природы. Для
достижения объективности знания предполагалось устранение из
описания и объяснения объекта всего, что относится к субъекту, средствам
173
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
и процедурам его познавательной деятельности. Эти процедуры
рассматривались как раз и навсегда данные, надысторические.
В период неклассической науки философские основания науки
изменились. Философия внесла в систему обоснований:
- идею исторической изменчивости научного знания;
- идею относительности знания, относительной истинности научной
картины мира;
- представление об активности субъекта познания;
- признание (допущение!) истинности различных теоретических
описаний и объяснений одного и того же объекта в силу его многомерности
(поскольку в каждом из них содержится момент истинного знания).
Существенные изменения претерпели многие философские категории:
часть, целое, система, причинность, необходимость, случайность и др.
По-новому строятся философские основания постнеклассической
науки. Они характеризуются:
• признанием исторической изменчивости не только онтологии, но и
самих идеалов и норм научного познания;
• признанием зависимости научного познания от социума, от состояния
культуры с ее ценностными и мировоззренческими ориентациями:
рассмотрение науки в контексте социокультурных условий ее бытия
и ее социальных последствий;
• обоснованием необходимости включения аксиологических факторов
в объяснение сложных системных объектов;
• использование идей синергетики в познании самоорганизующихся и
саморазвивающихся систем.
Переход от одной структуры (типа) философских оснований к
другой означает пересмотр ранее существовавшего образа науки, идеала
научности знаний. Этот переход всегда происходит в форме глобальной
научной революции. В философии вырабатываются не только наиболее
общие идеи и принципы, которые являются предпосылкой освоения
объектов на данной стадии развития науки, но и формируются
категориальные схемы их познания.
174
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 5. Методология научного
исследования
§1. Метод и методология
Вопросы, связанные с методологией научного познания, являются
одними из важнейших в философии науки. До появления философии науки
как особой дисциплины рассмотрение методологических вопросов
осуществлялось в рамках особой области философского знания, носившей
название «Логика и методология научного познания». По мнению ряда
исследователей, методология науки является второй важнейшей составной
частью философии науки наряду с эпистемологией.1
Процесс познания всегда осуществляется с помощью определенных
средств, приемов, методов. В самом широком смысле под методом (от
греч. – methodos – букв. «путь к чему-либо») понимается способ
практического и теоретического освоения действительности, способ
достижения поставленной цели. Метод как средство познания есть способ
воспроизведения в сознании изучаемого объекта. Под научным методом
понимается совокупность определенных средств, правил, приемов, с
помощью которых осуществляется процесс научного познания. Это,
иначе говоря, путь познания, опирающийся на некоторую совокупность
ранее полученных общих знаний, выступающих в роли регулятивных
принципов.2 Содержание метода научного познания составляют
полученные ранее достоверные научные знания об изучаемом объекте в
форме категорий, принципов, законов, теорий. В этом смысле метод и
теория неразрывно связаны между собой. Научная теория может
выступать методом познания и наоборот. Метод – это не сама по себе
теория, а теория, которая включена в реальный познавательный процесс,
служит орудием, средством приобретения новых знаний, т.е. выступает в
роли регулятивных принципов, направляющих исследовательскую
деятельность.
Основное назначение метода состоит в том, что он служит
внутренней организации и регулированию процесса познания. Потому
метод включает в себя совокупность определенных предписаний, принципов,
правил, требований, которые должны ориентировать исследователя в
1
2
См.: Рузавин Г.И. Философия науки. М., 2005. С. 4, 85-86, 267-268.
См.: «Метод» // Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 364.
175
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
поиске истины, решении конкретных задач, достижении определенного
результата. Он организует, «дисциплинирует» поиск истины, позволяет
идти к цели кратчайшим путем с наименьшими затратами и потерями.
Поэтому сравнение истинного метода с компасом удачно выражает его
назначение. Ф.Бэкон, характеризуя роль правильного метода в познании,
сравнивал его со светильником, освещающим путнику дорогу в темноте.
Он говорил, что даже хромой, идущий по дороге, опережает того, кто
бежит без дороги.1 И.П.Павлов отмечал, что «от метода, от способа
действия зависит вся серьезность исследования. Все дело в хорошем
методе. При хорошем методе и не очень талантливый человек может
сделать много. А при плохом методе гениальный человек будет работать
впустую и не получит ценных, точных данных.»2
В оценке роли методов в научном познании имеются самые
различные подходы: от недооценки и даже игнорирования значения
методов и методологии («методологический негативизм», считающий, что
знание и применение методов мешает научной работе, отвлекает от
подлинного творчества), их анархистского истолкования в духе
эклектического плюрализма («анархистская эпистемология»: «допустимо
всё» - П.Фейерабенд) и до их абсолютизации («методологический
абсолютизм», преувеличивающий значение методов, превращающий их в
«универсальную отмычку» ко всему). Ни один метод, как бы он ни был
хорош (ни их совокупность), не может автоматически обеспечить успех в
научной деятельности, гарантировать открытия, если он будет применяться
неправильно, как жесткий алгоритм, как готовый шаблон для наложения
на объект познания. В таком случае любой метод может оказаться
неэффективным и даже бесполезным. Чтобы метод выполнял свое
предназначение – служить руководящей нитью, ориентиром в
исследовании – он должен применяться правильно и грамотно (можно
сказать, виртуозно).
Прежде всего, любой метод обусловлен, детерминирован природой
познаваемого объекта – в этом отношении он объективен. И успешность
его применения во многом будет зависеть от того, насколько он
соответствует объекту, адекватен ему. Вместе с тем метод одновременно
субъективен: методы не существуют в самой действительности, они
создаются человеком для ее познания. Субъективная сторона методов,
1
2
Бэкон Ф. Новый органон // Соч. в 2-х т. Т.2. М., 1978. С. 45.
Павлов И.П. Лекции по физиологии высшей нервной деятельности. М., 1952. С. 16.
176
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
следовательно, состоит в том, что они разрабатываются, формулируются
самим субъектом познания и применяются им в исследовательской
деятельности, служа ему орудием, средством взаимодействия с объектом.
Таким образом, в содержании всякого метода выражена диалектика
объективной и субъективной стороны.
Учение о методах, их природе, классификации, применении в
познании и т.п. составляет предмет методологии. Понятие методологии
многозначно, употребляется в следующих значениях:
1) совокупность познавательных средств, методов, принципов, приемов,
используемых в научной и любой другой деятельности;
2) область знания, изучающая предпосылки, средства и принципы
организации познавательной и практической деятельности, т.е. учение обо
всех этих регулятивных и организующих средствах, их общая теория.
Методология как общая теория метода развивалась как в рамках
философии, так и различных наук. Первоначально проблемы методологии
разрабатывались внутри философии: диалектический метод Сократа и
Платона, дедуктивный метод схоластов, индуктивный метод Ф. Бэкона,
рационалистическая методология Декарта, диалектика Гегеля и Маркса и
др. Поэтому методология до настоящего времени тесно связана с
философией, разрабатывается прежде всего внутри нее. Из других
дисциплин методология тесно связана с формальной логикой, изучающей
структуры готового знания со стороны их формы. Логическое исследование
науки связано с анализом научного языка, логической структуры научных
теорий и их компонентов, изучением возможностей и полноты формализации
научного знания и др. Начиная с нового времени, методологические
проблемы стали изучаться не только в рамках философии, но и частных
наук (механики, физики, химии и др.). Круг проблем, которыми занимается
методология, достаточно широк: природа методов, их роль в познании и
деятельности в целом, классификация методов, соотношение метода и
теории и т.п. Большое разнообразие методов определяет множество их
классификаций, ибо методы могут быть классифицированы по различным
основаниям.
В зависимости от уровней научного исследования выделяют
следующие виды методов:
1) эмпирические методы – методы, применяемые на эмпирическом
уровне научного познания;
177
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2) общелогические методы – методы, применяемые, как на эмпирическом,
так и на теоретическом уровне;
3) методы теоретического исследования – применяемые на теоретическом
уровне.
§2. Эмпирические методы
К эмпирическим методам, применяемым на эмпирическом уровне
научного исследования, относятся:
• наблюдение;
• описание;
• измерение;
• сравнение;
• эксперимент.
Причем, основными эмпирическими методами, или способами
получения эмпирических знаний являются наблюдение и эксперимент, а
описание, измерение и сравнение – вспомогательными методами,
обслуживающими потребности первых двух.
Наблюдение является одним из важнейших методов эмпирического
познания, исходным звеном в познавательной деятельности, оно дает нам
первичную информацию о мире. Под наблюдением понимается
целенаправленное, организованное и систематическое восприятие предметов
и явлений объективной действительности, в процессе которого получают
преимущественно знания о внешних сторонах, свойствах и отношениях
изучаемых объектов. Однако было бы упрощением представлять эмпирическое
знание, полученное с помощью наблюдений, поверхностным знанием, ибо
на этом уровне возможно, как отмечалось ранее, установление эмпирических
зависимостей и эмпирических законов. Научное наблюдение в отличие от
обычного созерцания не является пассивным процессом, а имеет
целенаправленный и организованный характер. Оно предполагает замысел,
цель и определенные средства (приборы). Научное наблюдение всегда
предварено и пронизано определенной идеей, опосредовано уже имеющимся
знанием («теоретически нагружено»), которое определяет, что наблюдать и
как наблюдать. Научное наблюдение должно удовлетворять следующим
требованиям:
• должна быть четко определена и поставлена цель наблюдения;
• разработан план и выбрана определенная методика работы;
• наблюдение должно быть систематичным;
178
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
• должен осуществляться контроль за ходом наблюдения и
объективностью, надежностью его результатов;
• полученные в наблюдениях данные должны быть обработаны,
осмыслены и интерпретированы соответствующим образом.
Другими
словами,
научное
наблюдение
характеризуется
целенаправленностью, организованностью, активностью, систематичностью,
планомерностью, первичной концептуальной оформленностью.
Структуру наблюдения составляют:
1) наблюдатель – субъект, осуществляющий наблюдение;
2) наблюдаемый объект;
3) условия и обстоятельства наблюдения, к которым относятся:
конкретные условия времени и места наблюдения;
технические средства наблюдения;
теоретический контекст, в котором осуществляется данное
эмпирическое исследование.
Обработка данных наблюдения осуществляется с помощью
вспомогательных эмпирических методов: описания, измерения и сравнения.
Описание – это фиксация средствами естественного или искусственного
языка сведений об объектах, данных в наблюдении. С помощью описания
полученная информация переводится на язык символов, цифр, схем,
графиков, рисунков и т.п., т.е. принимает форму, удобную для дальнейшей
обработки материала – его систематизации, обобщения, классификации.
Описание подразделяется на два основных вида: качественное и
количественное. Качественное описание осуществляется с помощью
естественного языка с использованием понятий, знаков и пр.
Количественное описание осуществляется с применением математического
языка и предполагает проведение различных измерительных процедур. В
узком смысле количественное описание представляет собой только
фиксацию данных наблюдения. В широком смысле оно включает также
выявление эмпирических зависимостей между результатами измерений.
Измерение представляет собой метод определения количественных
характеристик материальных объектов при помощи эталонов (мера веса,
длины, объема и т.п.) и технических устройств – приборов. Измерение
играет важную роль в научном исследовании, поскольку предоставляет
точные количественные данные и является основой для применения
математических методов. Введение и применение метода измерения
позволило естествознанию стать точной наукой. Это способствовало
179
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
широкому использованию в науке математических методов и создало
предпосылки для математического выражения эмпирических зависимостей,
что, в свою очередь, способствовало точности и строгости знаний и их
экономному выражению. В основе процедуры измерения лежит операция
сравнения объектов по каким-либо сходным свойствам. Следует отметить,
что сравнение используется не только в процессе измерения, но и имеет
самостоятельное значение весьма распространенного метода познания.
Сравнением называется установление сходства и(ли) различия изучаемых
предметов и явлений. Сравнение является одним из наиболее
распространенных методов не только научного, но и обыденного (и
любого другого) познания; универсальность этого метода запечатлелась в
поговорке «все познается в сравнении».
Различают различные виды наблюдений:
• единичное (случайное или разовое, однократное);
• систематическое (неоднократно повторяемое), а также:
o непосредственное (не оснащенное инструментально) и
o опосредованное (осуществляемое с помощью приборов);
• прямое (при котором наблюдается сам объект) и
• косвенное (наблюдается не сам объект, а эффекты, которые он
вызывает в среде или другом объекте);
непрерывное и
прерывное и др.
Являясь важнейшим методом эмпирического познания, наблюдение,
тем не менее, не лишено ряда недостатков, важнейшим из которых
является рассмотрение объекта в естественных условиях, не
предполагающее активного воздействия на него и активного
вмешательства в него. Недостатки наблюдения восполняются
экспериментом. Он проводится в тех случаях, когда необходимо изучить
некоторое состояние объекта, которое в естественных условиях не всегда
присуще объекту или не доступно субъекту. Воздействуя на объект в
специально подобранных условиях, исследователь целенаправленно
вызывает нужное ему состояние, а затем изучает его.
Эксперимент (от лат. experimentum – опыт, проба, испытание) –
такой метод познания, при котором исследователь активно воздействует на
объект познания, помещая его в искусственно создаваемые и
контролируемые условия, что позволяет выделить это явление из
окружающей среды и наблюдать его в «чистом виде». Благодаря специально
180
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
создаваемым и контролируемым условиям, исследователь может активно
управлять ходом процесса, т.е. вмешиваться в него и видоизменять его в
соответствии с познавательными задачами, а также неоднократно
воспроизводить изучаемое явление.
По сравнению с наблюдением
структура эксперимента как бы удваивается: на первом этапе целью
деятельности является достижение нужного состояния объекта, второй
этап связан с собственно наблюдением. Эксперимент представляет собой
наиболее сложный и эффективный метод эмпирического познания.
Утверждение экспериментального метода в научном познании означало,
как известно, возникновение науки в строгом смысле слова (XVII в.).
Создателем экспериментального метода считается Галилей.
Особенности эксперимента:
• активное взаимодействие с объектом, вплоть до его изменения и
преобразования;
• многократная воспроизводимость изучаемого объекта;
• возможность рассмотрения объекта в «чистом виде» путем изоляции
его от усложняющих и мешающих обстоятельств, помех или путем
изменения условий эксперимента;
• возможность обнаружения скрытых свойств объектов, которые не
наблюдаются в естественных условиях;
• возможность контроля за поведением объекта.
Преимущества эксперимента по сравнению с наблюдением:
1) в процессе эксперимента становится возможным изучение явлений
в «чистом виде» – различные побочные факторы, затемняющие процесс,
могут быть устранены, в результате получают более точные знания об
объекте;
2) важнейшим достоинством эксперимента является его повторяемость;
3) он позволяет исследовать свойства объектов в экстремальных
условиях (при сверхнизких и сверхвысоких температурах, при высоком
давлении).
Для
проведения
эксперимента
необходимы
следующие
составляющие и факторы:
• объект эксперимента – исследуемое явление или предмет;
• экспериментаторы;
• приборы, инструменты и другое научное оборудование;
• цель и методика проведения эксперимента;
181
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
• гипотеза, которая подлежит подтверждению или опровержению.
Различают два вида эксперимента:
1) исследовательский эксперимент, который связан с поиском
неизвестных свойств и зависимостей объекта;
2) проверочный эксперимент – применяется в тех случаях, когда
требуется подтвердить или опровергнуть определенные гипотезы,
положения теории и др.
В современной науке широкое распространение получил мысленный
эксперимент, проводимый над идеализированными объектами.
Мысленный эксперимент представляет собой теоретическую модель
реальных экспериментальных действий и процедур. В нем ученый имеет
дело не с реальными предметами, а с их концептуальными образами.
На современном этапе развития науки (в «большой науке») научный
эксперимент приобретает ряд особенностей:
• высокий уровень его материально-технического обеспечения, требующий
нередко работы целого научного коллектива и сложного оборудования;
• использование мощных технологий обработки данных, прежде всего
компьютерных методов;
• проведение комплексных исследований с применением междисциплинарных подходов.
В научном познании при проведении наблюдений и экспериментов
широкое применение получают различные технические средства –
приборы, оборудование и пр. Рассмотрим гносеологические функции
приборов. Использование приборов в познавательном процессе обусловлено
рядом важных обстоятельств:
1) необходимостью преодоления ограниченности органов чувств;
2) преобразования информации об изучаемом объекте в форму,
доступную чувственному отражению;
3) создания экспериментальных условий для обнаружения объекта;
4) получения количественного выражения характеристик объекта.
Прибор – познавательное средство, представляющее собой
искусственное устройство или естественное материальное образование,
которое человек в процессе познания приводит в специфическое
взаимодействие с исследуемым объектом с целью получения о нем
нужной информации.1 По специфике получаемой информации приборы
1
См.: Философия науки: Общий курс / Под ред. С.А.Лебедева. М., 2005. С. 186.
182
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
делятся на качественные и количественные. Назначение и познавательная
функция качественных приборов состоит в максимальном усилении и
расширении
познавательных
возможностей
органов
чувств.
Познавательная функция количественных приборов состоит в измерении
количественных характеристик предметов (вес, объем, мощность и т.п.).
По своим функциональным характеристикам приборы делятся на
следующие виды:
1) приборы-усилители (напр., микроскоп), их задача – изменить сигнал,
чтобы он стал доступен чувственному восприятию;
2) приборы-анализаторы, задача которых путем непосредственного
воздействия на изучаемый объект преобразовать его в такую форму, чтобы
получить
дополнительную
информацию
(напр.,
спектроскоп,
хроматографическая бумага);
3) приборы-преобразователи (напр., телескоп) - предназначены для
изучения явлений, информация о которых не может быть получена
непосредственно с помощью органов чувств без качественного преобразования
носителя информации (напр., электромагнитного поля, ультразвука,
инфракрасного излучения):
• приборы-индикаторы, их функция – давать сведения о присутствии
или отсутствии искомого явления в исследуемой среде (напр.,
индикатор радиоактивности);
• приборы-регистраторы, основная функция которых – регистрация и
хранение нужной информации в форме, допускающей ее последующее
восприятие, анализ, измерение (напр., фоторегистрация); получение
показаний приборов в виде документа (фотопленки, магнитофонной
ленты и др.);
• измерительные информационные системы (ИИС): напр., ракетный
спектограф.1
Результатом рациональной обработки наблюдений и экспериментов
является эмпирическое знание.
§3. Общелогические методы
К общелогическим методам относятся методы, применяемые на
обоих уровнях научного исследования, как эмпирического, так и
теоретического. Причем, одни из них в большей мере используются при
1
См.: Философия науки: Общий курс / Под ред. С.А.Лебедева. М., 2005. С. 187-195.
183
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
получении эмпирического знания (анализ, индукция), другие – при
производстве теоретического знания (синтез, дедукция, обобщение), а
часть методов в равной мере применяются на обоих уровнях
(абстрагирование, аналогия, моделирование и др.).
Анализ – это такая познавательная операция и метод исследования,
при котором исследуемый объект разделяется (как мысленно, так и
физически) на составные части с целью выявления отдельных его сторон и
более детального их изучения. Анализ не является целью научного
исследования, которое стремится воспроизвести целое, понять его
сущность, характер функционирования, законы развития. Эта цель
достигается посредством других методов: синтеза, абстрагирования,
обобщения и др. Синтез – противоположный прием познания,
представляющий собой объединение (как мысленное, так и практическое)
разных сторон объекта в единое целое, обобщение аналитически
выделенных и изученных особенностей объекта. Синтетический подход
позволяет сопоставить данные анализа, отобрать главное, существенное, а
также выявить новые свойства предметов. В процессе синтеза применяются
другие методы познания: абстрагирование, индукция, обобщение и пр.
Синтетическая способность мышления лежит в основе научного творчества,
позволяет постичь суть целого, схватить целое в единстве. Анализ и
синтез являются двумя неразрывно связанными, взаимодополняющими
сторонами процесса познания. Аналитико-синтетическая деятельность
осуществляется во всех науках, причем, в естественных науках она может
осуществляться не только мысленно, но и практически. Переход от
анализа структуры и особенностей объекта к синтетической деятельности
осуществляется с помощью ряда методов, которые, дополняя друг друга и
сочетаясь, и составляют содержание этой познавательной операции.
Одним из таких методов является абстрагирование.
Абстрагирование (от лат. abstractio – отвлечение) – метод мысленного
отвлечения от ряда свойств и отношений изучаемого предмета с
одновременным выделением в нем отдельных свойств и сторон, интересующих
исследователя в данный момент. Это – очень важный и распространенный
метод научного познания, поскольку никогда нельзя сразу охватить все
свойства, стороны, связи и отношения изучаемого предмета, а потому
необходимо временно отвлечься от них. После процедуры анализа –
разложения предмета на составные части, стороны, свойства и т.п. –
сразу же необходимо вступает в действие операция абстрагирования,
184
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
когда исследователь фиксирует свое внимание на определенных,
интересующих его в данный момент сторонах и свойствах предмета и
отвлекается от других. В результате процесса абстрагирования получаются
абстракции – научные понятия, категории, законы и другие общие
теоретические положения; они представляют собой абстракции, потому
что отражают и фиксируют отдельные стороны, свойства предметов, а не
предметы в целом.
В процессе абстрагирования и синтеза применяется такой
познавательный прием или метод, как обобщение. Абстрагировав, т.е.
выделив определенные свойства и стороны объекта, необходимо их
обобщить и затем синтезировать в общее понятие, картину и т.п. Когда
исследователь абстрагирует некоторые свойства и отношения ряда объектов,
то тем самым создается основа для их объединения в общий класс.
Обобщение и представляет собой такой прием познания, в процессе
которого устанавливаются общие свойства и признаки объектов, на основе
чего они объединяются в определенный класс предметов. Иначе говоря, с
помощью обобщения отдельные предметы на основе присущих им
одинаковых свойств объединяются в группу однородных предметов.
Например, можно выстроить следующую цепочку обобщений в области
спорта: волейбол, баскетбол, футбол → спортивная игра → вид сорта →
спорт.
В процессе исследования часто приходится, опираясь на уже
известные данные, имеющиеся знания, делать заключения о неизвестном.
В процессе перехода от известного к неизвестному применяются такие
методы познания, как индукция и дедукция. Под индукцией понимается
такой метод исследования, при котором выводы об общих свойствах
предметов определенного класса делаются на основании исследования
отдельных фактов (вывод от частного знания к общему). Индуктивный
вывод есть эмпирическое обобщение установленных в ходе наблюдений и
экспериментов фактов или отдельных случаев. Выявленные в ходе этого
общие и повторяющиеся черты ряда объектов и явлений, входящих в
определенный класс, переносятся на весь класс в целом, что ведет к
установлению какого-либо общего положения, закона или другой
существенной связи. Слабой стороной индукции является недостаточная
обоснованность вывода. Эмпирический опыт всегда незакончен и неполон,
в нем нельзя перебрать все отдельные случаи, а перечисление фактов
почти никогда не может быть завершено, а потому нет абсолютной
185
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
уверенности в том, что следующий факт не будет противоречащим общему
заключению индуктивного вывода. Вследствие этого индуктивное
заключение является по существу проблематическим, а знание,
полученное с помощью индукции, всегда носит вероятностный характер.
Различают следующие виды индукции: 1) полная, или совершенная
индукция, в которой исследуются все явления определенного класса
(возможна только в случае замкнутых классов с конечным числом
элементов); 2) неполная индукция, в которой исследуется только часть
элементов (явлений) определенного класса. Неполная индукция по способу
отбора элементов в свою очередь подразделяется на две разновидности: а)
энумеративную – индукцию путем перечисления (популярная индукция);
б) элиминативную – индукцию путем исключения (научная индукция). Из
всех видов индукции более достоверным характером обладают выводы
(заключения) элиминативной индукции, потому ее называют научной
индукцией.1
Наряду с индукцией в научном исследовании широко применяют
парный ей метод - дедукцию. Понятие дедукции употребляется в широком
и узком значении. В первоначальном (узком) значении под дедукцией
понимался метод познания, противоположный индукции: умозаключение
от общего знания к частному; метод исследования (логического перехода)
от общих положений к частному случаю, когда знание об отдельном
предмете получают на основании знания общих свойств предметов
данного класса. В этом значении дедукция употреблялась Аристотелем,
хотя у него еще нет этого термина: он называет дедуктивный вывод
силлогизмом. В широком смысле (более позднем) под дедукцией
понимается любое выводное знание, т.е. всякий вывод новых знаний с
помощью законов и правил логики. Еще конкретнее: дедукция означает
всякое необходимое следование (выведение) из одних суждений
(называемых посылками) других суждений (заключений), осуществляемое
по правилам и законам логики.2 Необходимый характер следования
заключений из посылок делает получаемое дедуктивным путем знание
достоверным по своему характеру (в отличие от вероятного в индукции),
что значительно повышает его научную ценность. Дедуктивный метод
применяется для систематизации накопленных знаний, при изложении
материала, построении теории и т.п. Особенно большое познавательное
1
2
Подробнее см.: Кириллов В.И., Старченко А.А. Логика. М., 1982. Гл.X.
См.: Там же. Гл.VIII, §1,3; гл. IX, §1,2.
186
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
значение дедукция имеет в том случае, когда в качестве общей посылки
выступает какая-то гипотеза, новая научная идея. В этом случае
дедукция является отправной точкой появления новой теории.
Когда в дедуктивном выводе посылки и заключение являются
суждениями одинаковой степени общности (от частного знания к
частному, от общего к общему), то имеет место традуктивное
умозаключение, или умозаключение по аналогии. Аналогия (от греч.
analogia – пропорция, соразмерность) представляет собой метод исследования
на основе установления сходства, подобия или равенства между
изучаемыми объектами; это такой прием познания, при котором на основе
сходства объектов в одних отношениях (признаках) заключают об их
сходстве и в других признаках. Некоторые научные открытия были
сделаны путем аналогии. Так, например, при изучении природы света
были установлены такие явления, как дифракция и интерференция. Эти же
свойства ранее были обнаружены у звука и определялись его волновой
природой. На основе этого сходства ученый Х.Гюйгенс предположил, что
и свет имеет волновую природу. Подобным образом физик Луи де Бройль,
установив некоторое сходство между веществом и полем, пришел к
выводу о волновой природе микрочастиц вещества. Однако следует
учитывать, что знание, получаемое на основе аналогии, носит вероятный,
но не достоверный характер, т.е. аналогия не обладает доказательной
силой, в лучшем случае она может быть толчком к открытию,
иллюстрацией какого-либо знания.
Умозаключения по аналогии, понимаемые предельно широко, как
перенос информации об одних объектах на другие, составляют
гносеологическую основу моделирования. Моделирование – это изучение
объекта-оригинала путем создания и исследования его копии (модели),
замещающей оригинал в определенных отношениях (сторонах),
интересующих субъекта. Другими словами, это метод познания объектов
посредством их моделей. Он применяется в тех случаях, когда
исследование самого объекта в естественном состоянии невозможно или
затруднено. Под моделью понимают условный образ или образец, копию
какого-либо объекта. Важнейшей особенностью модели является подобие,
сходство, тождество ее с оригиналом в определенных отношениях
(структурное, функциональное, физическое и пр.). Именно это подобие и
позволяет переносить результаты, полученные при изучении модели, на
оригинал. Модели могут быть физическими (вещественными),
187
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мысленными и знаковыми (символическими), соответственно, различают
три вида моделирования. Метод моделирования, таким образом, представляет
собой построение модели объекта-оригинала и ее последующее
экспериментальное, мысленное или знаковое исследование. Моделирование
широко применяется в технических и естественных науках (испытания
моделей машин, самолетов, космических аппаратов, конструкций зданий и
т.п.). В современной науке в связи с ростом математизации научного
познания большое распространение получает математическое моделирование,
особый вид знакового моделирования, сращенный с математическими
методами.
В современной методологии науки, начиная с середины ХХ в., этапа
неклассической науки, которая имеет дело со сложноорганизованными
объектами (системами), широкое распространение в научном исследовании
получил системный подход и тесно связанный с ним структурнофункциональный метод.1 Системный подход представляет собой
совокупность общенаучных методологических принципов и приемов, в
основе которых лежит рассмотрение сложных объектов как системы2. В
системном исследовании познаваемый объект рассматривается как
определенное множество элементов, взаимосвязь которых обусловливает
целостные свойства всей системы. Важнейшими понятиями системного
подхода являются: элемент, связь, структура, упорядоченность, организация,
иерархия, целостность, система. Исходным пунктом системного
исследования является представление о целостности изучаемой системы –
принцип целостности. Это предполагает рассмотрение системы в двух
аспектах: ее внутренней упорядоченности и организации и внешнего
отношения со средой. Основными принципами системного подхода
1
Системный и структурно-функциональный методы не относятся к логическим методам,
но поскольку они являются общенаучными методами, их уместно рассмотреть в
данном разделе.
2
Основоположником системного подхода считается австрийский ученый Л.Берталанфи,
который в 40-х гг. ХХ в. выдвинул программу построения общей теории систем,
предусматривающую формулирование общих принципов и законов поведения систем
независимо от их природы и вида. Развитие исследований в этом направлении показало,
что совокупность проблем методологии системного исследования значительно превосходит
рамки задач общей теории систем. Поэтому для обозначения этой более широкой сферы
методологических проблем стали применять термин «системный подход», который с
70-х гг. ХХ в. прочно вошел в научный обиход. Однако в научной литературе разных
стран для обозначения этого понятия используют и другие термины – «системный анализ»,
«системные методы», «системно-структурный метод» и др. В России более распространен
термин «системный подход».
188
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
являются: 1) выявление свойств, места и функций элементов в системе,
причем, свойства целого понимаются с учетом свойств элементов (но не
сводятся к их сумме) и наоборот; 2) рассмотрение упорядоченности
элементов системы, т.е. ее структуры и организации и их влияние на
поведение системы; 3) изучение характера иерархичности элементов
системы; 4) исследование взаимодействия системы и окружающей среды; 5)
рассмотрение системы как динамичной, развивающейся целостности. В ходе
исследования системных объектов, когда неклассическая наука все больше
переходила к изучению сложных систем (в отличие от простых систем
классической науки) было выявлено, что сложные системы обладают
некоторыми новыми свойствами: а) саморегуляцией, б) самообучением; в)
способностью к гомеостазису и др., что способствовало разработке теории
самоорганизации сложных открытых систем, которые стали называть
самоорганизующимися системами. А наука об их изучении впоследствии
получила название синергетики. В последующем системный подход приобрел
тесную связь с синергетикой, явившись в то же время одним из факторов,
способствующих ее разработке.
Структурно-функциональный метод – метод исследования
системных объектов, прежде всего социальных систем на основе выделения
в них структурных составляющих и их роли (функции) по отношению друг
к другу и в системе в целом. Ключевые категории – элемент, структура,
функции. Структура представляет собой устойчивый способ связи
элементов целого (системы). Структура отражает упорядоченность
внутренних и внешних связей объекта, обеспечивающих его устойчивость.
Структура понимается как нечто инвариантное при определенных
преобразованиях системы, а функция как назначение элементов данной
системы. Основные требования структурно-функционального метода: 1)
исследование структуры, строения системного объекта на основе анализа
его элементов и их взаимосвязи; 2) изучение функций элементов и их
изменений; 3) рассмотрение развития системного объекта в целом; 4)
представление объекта как гармонически функционирующей системы, все
элементы которой поддерживают эту гармонию.
В современной науке при исследовании сложноорганизованных систем
широкое применение получает синергетика, выступающая теорией и
методом их изучения. Поскольку синергетика является одной из новейших
и перспективных областей знания, находящихся на переднем крае научных
исследований, «ядром методологии постнеклассической науки» (по оценке
189
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
специалистов), остановимся на ней подробнее. Появление новых объектов
исследования постнеклассической науки – сложных самоорганизующихся
и саморазвивающихся систем – потребовало и новой методологии их
познания, ее сердцевиной и явилась синергетика. Основоположниками
синергетики являются немецкий ученый Г.Хакен и бельгийский ученый
И.Пригожин (последний называет ее теорией неравновесной термодинамики).
Г.Хакен, предложивший само название этой теории, установил, что отличие
синергетического подхода от традиционного, состоит в переходе от
исследования простых систем к сложным, от закрытых к открытым, от
линейности к нелинейности, от равновесных процессов к неравновесным.
Причем, синергетика имеет дело со сложноорганизованными системами
разной природы, разных уровней организации (природных, социальных,
познавательных и пр.). Он обнаружил, что всем этим разнородным системам
принадлежит нечто общее, а именно происходящие в них процессы
самоорганизации: 1) спонтанное образование новых структур (стихийноспонтанный
структурогенез);
2)
качественные
изменения
на
макроскопическом уровне; 3) эмерджентное возникновение новых качеств.1
Признаки самоорганизующихся систем:
• открытость – для обмена веществом, энергией и информацией с
окружающей средой;
• нелинейность – развитие сложных систем происходит не по одному
пути, а по нескольким направлениям с возможностью выбора того
или иного из них;
• когерентность (от лат. cohaerentia – сцепление, связь) – согласованное
протекание во времени процессов в данной системе;
• гибкость структуры, способность учитывать прошлый опыт;
• хаосомность – потеря устойчивости состояния системы и переход к
хаосу;
• непредсказуемость их поведения (вследствие точек бифуркации);
• способность активно взаимодействовать со средой, изменять ее в
направлении, обеспечивающем наиболее успешное функционирование
системы2.
1
См.: Хакен Г. Синергетика: Пер. с англ. М., 1980. С.15; его же. Синергетика: Иерархии
неустойчивостей в самоорганизующихся системах и устройствах. М., 1985. С. 19-35.
2
См.: Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Синергетика как новое мировидение: диалог с
И.Пригожиным // Вопросы философии. 1992. № 12. С. 8-11; Кохановский В.П., Лешкевич
Т.Г., Матяш Т.П., Фатхи Т.Б. Основы философии науки. Ростов н/Д., 2004. С. 410.
190
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Термин «синергетика» имеет древнегреческое происхождение и в
переводе означает: от греч. synergeia – «сотрудничество, содействие,
соучастие» и synergos – «совместно действующий». В своей работе
«Синергетика» Хакен объясняет, почему он назвал новую дисциплину
этим термином. Во-первых, в ней «исследуется совместное действие
многих подсистем…, в результате которого на макроскопическом уровне
возникает структура и соответствующее функционирование»; т.е. это
слово удачно отражает согласованность взаимодействия множества
элементов сложных систем. Во-вторых, она объединяет усилия различных
научных дисциплин для нахождения общих принципов самоорганизации
систем самой различной природы.1 По его мнению, различные по своей
природе системы, как природные, так и социальные («от электронов до
людей»), имеют одинаковые принципы самоорганизации, а значит,
должны быть общие детерминанты природных и социальных процессов,
обнаружить которые и должна синергетика. Итак, синергетика – это
направление междисциплинарных исследований, объектом которых
являются процессы самоорганизации и саморазвития в открытых системах
любой природы (природных, социальных, когнитивных, технических и др.).
Предельно сжато синергетику можно определить как теорию
самоорганизации сложных открытых систем.
Рассмотрим некоторые важнейшие идеи синергетики; нас интересуют
не просто сами по себе проблемы и идеи синергетики (это предмет особого
рассмотрения), а как они работают в познании объектов современной
науки. Прежде всего, надо ознакомиться с понятийным аппаратом
синергетики: нелинейность, флуктуация, бифуркация, самоорганизация,
стихийно-спонтанный
структурогенез,
диссипативные
структуры,
хаосомность, аттракторы и др.
• Нелинейность. Если раньше при исследовании разных объектов
(простых систем, изучавшихся классической наукой) использовался
математический аппарат линейных дифференциальных уравнений (ax
+ by + c = 0), то в синергетике главными стали нелинейные
дифференциальные уравнения (axn + byn + c = 0), более сложный вид
уравнений, который позволил более точно и адекватно описывать и
изучать сложные открытые системы в природе, обществе, технике и
1
Хакен Г. Синергетика. М., 1980. С. 15.
191
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
•
•
•
•
•
•
•
т.д., открывать новые закономерности в их функционировании и
развитии.
Открытые системы – незамкнутые системы, активно обменивающиеся
с внешней средой энергией, веществом и информацией.
Самоорганизация, когда функционирование системы приводит к
повышению упорядоченности ее элементов за счет их согласованного
поведения.
Флуктуация (от лат. fluctuatio – колебание) – случайное отклонение
величины, характеризующей систему из большого числа частиц
(элементов), от ее среднего значения; случайные возмущения и
изменения начальных условий.
Бифуркация (от лат. bifurcus – раздвоенный; раздвоение, разделение,
разветвление) – радикальная перестройка системы в особых точках,
характеризующихся состоянием чрезвычайной неустойчивости; в
этих точках, означающих переломный момент, небольшие
случайные воздействия могут привести к появлению новых
структур. Причем, принципиально невозможно предсказать, в каком
направлении будет происходить дальнейшее развитие: станет ли
состояние системы хаотическим или более упорядоченным.
Диссипативные структуры (от лат. dissipatio – рассеивание) –
новые динамические состояния системы, более высокий уровень ее
упорядоченности, или организации, к которому она переходит в
результате бифуркации или погружения в неравновесные условия.
Это – характеристика поведения системы при таких флуктуациях,
которые охватили ее полностью. Основное свойство диссипативной
системы – необычайная чувствительность к всевозможным
воздействиям и в связи с этим чрезвычайная неравновесность.
Стихийно-спонтанный структурогенез – процессы самопроизвольной
самоорганизации системы, происходящие в ее неравновесных
состояниях и приводящие к возникновению порядка из хаоса (что
стало революционным открытием синергетики). Это – одно из
важнейших понятий синергетики: ее предметом как раз и является
выявление общих закономерностей спонтанного структурогенеза.
Хаосомность - состояние системы, в которой происходит потеря
устойчивости и переход к хаосу. Для синергетики характерно
изменение прежних взглядов на процессы хаотизации: хаос
192
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
трактуется не как источник деструкции (как это было ранее), а как
состояние, которое может привести к спонтанному структурогенезу,
т.е. характерно конструктивное понимание роли процессов
хаотизации.
• Фрактал (лат. fraktus – расколотый, раздробленный, состоящий из
фрагментов) – структура, состоящая из частей, которые в каком-то
смысле подобны целому. Фрактальные объекты - это объекты,
которые обладают свойством самоподобия, когда малый фрагмент
структуры объекта подобен другим фрагментам и структуре в целом.
• Аттракторы – это относительно стабильные состояния системы,
которые притягивают все разнообразие их возможных траекторий, к
которым может эволюционировать система; они выступают как
структуры эволюции, которые являют собой потенциальные
состояния переменчивой среды. Это - притягивающие образования:
они стягивают и концентрируют вокруг себя стохастические
элементы, тем самым структурируя среду и созидая порядок.1
В последние десятилетия синергетика стала весьма продуктивной
научной концепцией и одновременно методом исследования. В
отечественной литературе есть немало публикаций по данной
проблематике.2 Ее основная идея состоит в том, что сложные системы в
состоянии неравновесности являются источником появления новой
организации, или источником самоорганизации, т.е. упорядоченности
своих элементов, другими словами, порядка. Поэтому главное
произведение И.Пригожина и названо: «Порядок из хаоса» (1979); на
первый взгляд, очень необычное название, по крайней мере, для читателя,
не знакомого с идеями синергетики. Ибо знаменитый закон возрастания
энтропии (второе начало термодинамики), напротив, описывает мир как
непрестанно эволюционирующий от порядка к хаосу. Благодаря синергетике
1
См.: Хакен Г. Синергетика. М., 1985. С. 19-35, 39-40, 42-44, 360-363; Пригожин И,
Стенгерс И. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой: Пер. с англ. М.,
1986. С. 40-66, 194-272, 362-386; Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Синергетика как новое
мировидение: диалог с И.Пригожиным // Вопросы философии. – 1992. - № 12. – С. 3-20.
2
См.: Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Основания синергетики. СПб., 2002; Синергетическая
парадигма: Когнитивно-коммуникативные стратегии современного научного познания /
Отв.ред. Л.П.Киященко. М., 2004; Синергетическая парадигма: Многообразие поисков
и подходов / Отв.ред. В.И.Аршинов, В.Г.Буданов, В.Э.Войцехович. М., 2000;
Синергетическая парадигма: Человек и общество в условиях нестабильности / Сост. и
отв.ред. О.Н.Арефьева. М., 2003 и др.
193
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
удалось как раз разрешить противоречие между вторым законом
термодинамики и эволюционными идеями в биологии.
Важно показать сам механизм процессов самоорганизации в
развивающихся системах, как его описывает синергетика. Саморазвивающиеся
системы совершают переход от одного относительно устойчивого состояния
к другому. При этом появляется новая по сравнению с прежним
состоянием организация элементов системы (т.е. новая их упорядоченность)
и ее саморегуляция. Как это происходит? Открытая система (а в
синергетике исследуются именно такие системы) постоянно обменивается
с внешней средой энергией, веществом и информацией. В результате
система может придти в неравновесное состояние, ибо нарушается баланс
между ней и средой. Причем, для поведения систем важна степень и
интенсивность их неравновесности. В сильно неравновесных условиях
возникает новый тип динамического состояния системы – диссипативные
структуры; системы начинают воспринимать те факторы, к которым они
были безразличны в более равновесном состоянии. Как только система
оказалась в неравновесном состоянии, значительно возрастает когерентность,
т.е. согласованность в поведении элементов системы, которые в
равновесных условиях вели себя независимо и автономно. Т.е. возникают
эффекты корпоративного поведения элементов. Интересные комментарии
этих процессов дает И.Пригожин: «В равновесии молекула видит только
своих соседей и «общается» только с ними. Вдали от равновесия каждая
часть системы видит всю систему целиком…Можно сказать, что в
равновесии материя слепа», а вне равновесия прозревает.1
Флуктуации, незначительные малые движения и отклонения, которые
всегда происходят в системе на микроуровне, под воздействием положительных
обратных связей усиливаются и выходят на макроуровень. Когда они
достигают критической точки, исходная система теряет структурную
устойчивость и качественно перерождается: возникает новая структура,
новая организация в исходной системе. Происходит радикальная перестройка
системы, этот момент и называется бифуркацией. В точках бифуркации
перед системой открывается множество вариантов структурного
преобразования и возможных направлений дальнейшего развития; и какой
из этих вариантов реализуется, заранее предсказать невозможно.
Достаточно незначительного случайного воздействия, для того чтобы
1
Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. М., 1986. С. 195.
194
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
система кардинально изменила свою структуру и развитие. История нашей
страны, события 90-х годов наглядный тому пример, когда в считанные
дни государство изменило курс развития страны, который, казалось бы,
был незыблемым.
Одной из особенностей синергетики как раз является то, что она
обратила особое внимание на роль случайностей в развитии, повысила их
онтологический статус, акцентируя внимание на их фундаментальной роли
в процессах самоорганизации и структурогенезе. Т.е. синергетика иначе
(по сравнению с диалектикой) трактует случайности, их природу и роль в
развитии. Для нее случайное – не второстепенные, побочные, незначительные
процессы, а играющие большую роль в развитии (по крайней мере, не
меньшую, чем необходимости), порождающие широкий спектр возможностей
(ветвящаяся графика в точках бифуркации). Другими словами, случайности
приобретают характер имманентных механизмов поведения синергетических
систем, являясь их неизбежным спутником. Случайные процессы способны
вызвать переход от одного уровня самоорганизации к другому, кардинально
преобразуя систему. Человеческое воздействие и может оказаться тем
случайным фактором, который видоизменит состояние системы. Поэтому
взаимодействие со сложными саморазвивающимися системами требует
принципиально новых стратегий, повышенной ответственности человека,
осторожности субъекта познания. В описанной ситуации субъект познания
не является внешним наблюдателем, он становится участником
происходящих событий и своим воздействием может видоизменять
состояния системы. В особенности это относится к «человекоразмерным»
системам, непосредственным компонентом которых является сам человек;
таковы экологические, биотехнологические (генная инженерия), медикобиологические, человеко-машинные и другие объекты.
Будучи методом познания сложных самоорганизующихся и
саморазвивающихся систем, синергетика находит широкое применение в
различных областях научного знания: естественных, технических и
социальных науках. В ее арсенале множество разнообразных принципов,
средств, приемов. Современными исследователями по синергетике
сформулированы ее основные принципы. Так, В.Г.Буданов в зависимости
от двух типов процессов, изучаемых синергетикой, выделяет семь ее
принципов: два принципа бытия, характеризующих фазу «порядка»,
стадию стабильного функционирования системы – гомеостатичность и
иерархичность и пять принципов становления, характеризующих фазу
195
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
трансформации, изменения системы – нелинейность, неустойчивость,
незамкнутость, динамическая иерархичность и наблюдаемость.1
Синергетика является весьма перспективной областью и методом
научных исследований. Она становится основой проектирования дальнейшего
развития человечества. Поскольку всякое развитие многовариантно в своих
путях, то человек всегда имеет возможность выбора оптимального для
него пути, и не только его выбора, но и управления им. Благодаря
синергетике человек способен рассчитать оптимальные для себя «сценарии»
развертывания событий и предполагаемые механизмы их осуществления, а
также осуществлять надежные прогнозы будущего, избегая нежелательных
негативных процессов (кризисов, катастроф и пр.) на основе своевременного
выбора благоприятного пути развития.
§4. Методы теоретического исследования
К методам теоретического исследования относятся те методы,
которые применяются на теоретическом уровне научного познания.
Формализация – метод исследования объектов путем отображения их
содержания и структуры в знаковой форме, при помощи различных
искусственных языков. При формализации исследование содержания
осуществляется через исследование формы, выраженной в символическом
виде: исследователь оперирует символами, формулами. Введение специальной
символики, на использовании которой базируется метод формализации,
позволяет устранить многозначность и неточность слов естественного
языка, обеспечивает краткость и четкость фиксации знания, точность
исследования. Области знания, формализованные средствами математической
логики, приобретают вид формальных систем. Для построения любой
формальной системы необходимо:
1) задать алфавит, то есть определенный набор знаков;
2) задать правила, по которым из исходных знаков этого алфавита
могут быть получены "слова", "формулы";
3) задать правила, по которым от одних слов, формул данной системы
можно переходить к другим словам и формулам.
1
См.: Буданов В.Г. О методологии синергетики // Вопросы философии. – 2006. - № 5. –
С. 79-94; Синергетическая парадигма. Синергетика образования / Отв.ред. В.Г.Буданов.
М., 2007. С. 190-201.
196
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В результате создается формальная знаковая система в виде
определенного искусственного языка. Достоинства этой системы:
• возможность проведения в ее рамках исследования объекта чисто
формальным путем (оперирование знаками) без непосредственного
обращения к этому объекту;
• обеспечение краткости и четкости записи научной информации, что
открывает большие возможности для оперирования ею;
• большая строгость и точность исследования.
В связи с математизацией современной науки
формализация
получает большое распространение, в особенности широкое применение
она находит в математике, логике, информатике. Формализация служит
основой для процессов алгоритмизации и программирования вычислительных
устройств, компьютеризации знания. Одной из важнейших проблем,
связанных с формализацией знания, является проблема степени полноты,
границ формализации. Австрийский логик К.Гедель доказал (известные
теоремы Геделя) принципиальную невозможность полной формализации
научных теорий и научного знания в целом, в нем всегда остается
неформализуемый остаток.
Важнейшим методом теоретического исследования и основной
логической операцией теоретического мышления является идеализация,
целью и результатом которой является создание особого типа предметов –
идеальных объектов. Идеализация представляет собой метод мысленного
конструирования несуществующих и неосуществимых в действительности
объектов, но для которых имеются прообразы в реальном мире:
«материальная точка», «прямая линия», «абсолютно твердое тело»,
«абсолютно черное тело» и т.п. Эти объекты возможны только в
мышлении, но не в действительности. Именно потому они называются
идеализированными (идеальными) объектами. Сутью идеализации является
мысленное внесение определенных изменений в изучаемый объект в
соответствии с целями исследований. В результате таких изменений могут
быть, во-первых, исключены из рассмотрения какие-то свойства, стороны,
признаки объектов (например, материальная точка - абстрактный
объект, размерами которого пренебрегают); во-вторых, объект может быть
наделен какими-то особыми свойствами, в реальной действительности не
существующими (например, широко используемая в физике идеализация
абсолютно черное тело - объект наделяется несуществующим в природе
свойством поглощать абсолютно всю падающую на него лучистую
197
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
энергию, ничего не отражая и ничего не пропуская сквозь себя). В данном
случае происходит доведение до логического предела тех или иных
свойств и сторон реальных объектов. Примерами идеализированных
объектов являются:
• в математике: точка, прямая линия, плоскость;
• в физике: инерция, абсолютное пространство и время, абсолютно
черное тело, математический маятник и др.;
• в социальном знании: общественно-экономическая формация,
цивилизация, страты и др.
Идеализированные объекты (их также называют теоретическими
конструктами) – это особые абстракции, являющиеся предельным случаем
реальных объектов. Они наделены не только теми свойствами, которые
присущи реальным объектам, но и такими признаками, которых нет в
реальных объектах. Они выступают результатом мыслительного
конструирования путем доведения реального свойства реальных
предметов до максимально возможного предельного значения. Например,
«абсолютно черное тело» - объект, способный полностью, стопроцентно
поглощать световую энергию; тогда как все реальные тела обладают
способностью в той или иной мере отражать падающий на них свет.
Множество идеальных объектов образует онтологическую основу
теоретического научного знания. Наука немыслима без оперирования
идеальными объектами; это – один из ее признаков, отличающих ее от
других типов знания.
Существуют различные способы создания идеализированных
объектов:
1) посредством идеализации – операции предельного перехода;
2) введение их по определению.
Для создания идеальных объектов посредством идеализации
характерны три момента: 1) исходным пунктом движения мысли является
эмпирический объект с его свойствами; 2) само мысленное движение
заключается в количественном усилении степени интенсивности исследуемого
свойства до максимально возможного предельного значения; 3) в
результате такого изменения мышление создает качественно новый
(мысленный) объект, обладающий свойствами, которые не присущи
реальному объекту и принципиально не могут быть наблюдаемы (абсолютная
твердость, идеальный газ и т.п.).
198
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Второй способ конструирования идеальных объектов – введение их
по определению – получил распространение в основном в математике
(напр., введение иррациональных чисел).
Целесообразность использования идеализации как метода исследований
определяется следующими положениями:
• когда подлежащие исследованию реальные объекты достаточно
сложны для имеющихся средств теоретического, в частности
математического;
• когда
необходимо исключать некоторые свойства, связи
исследуемого объекта, без которых он существовать не может, но
который затеняет сущность протекающих в нем процессов. Сложный
объект представляется как бы в "очищенном" виде, что облегчает его
изучение;
• когда исключаемые из рассмотрения свойства, стороны, связи
изучаемого объекта не влияют в рамках данного исследования на его
сущность.
Логический и исторический методы. Данные методы применяются
во взаимосвязи при изучении исторически развивающегося объекта.
Историческое – философская категория, выражающая процессы
возникновения и формирования определенного объекта; логическое –
категория, характеризующая объект в развитом состоянии («зрелом» виде).
Задачей исторического исследования является раскрытие конкретных
условий, этапов и форм развития объекта. Исторический метод – метод
познания объекта (явления) в конкретных формах его исторического
проявления со всеми индивидуальными особенностями, с освещением
различных этапов развития объекта в их хронологической
последовательности. Логический метод представляет собой способ
познания (воспроизведения) исторически развивающегося объекта в его
«зрелой», развитой форме (состоянии) как итога, результата определенного
процесса: его стороны, свойства, связи, законы функционирования и
развития. Историческое относится к логическому как процесс развития к
его результату, в котором последовательно формирующиеся в ходе
реальной истории связи достигли зрелости, своей классической формы.
Логический и исторический методы тесно взаимосвязаны, грани, отличающие
их, условны, подвижны. Логическое в конечном счете – это то же
историческое, только освобожденное от его конкретно-исторической формы,
представленное в обобщенном, теоретическом виде (в системе абстракций);
199
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
и наоборот: историческое – это то же логическое, только облеченное в
конкретно-историческую форму развития.
Если изложенные выше методы применяются на уровне
теоретического исследования в целом, то методы, которые будут
рассмотрены ниже, используются только при построении научных теорий.
Аксиоматический метод – специфический метод построения
развитой теории, впервые был применен в математике при изложении
геометрии Евклида. Это способ построения научной теории, при котором
в ее основу кладутся некоторые исходные положения, не требующие
доказательства – аксиомы (постулаты), из которых затем логическим
путем выводятся все остальные положения этой теории. Иначе говоря, при
аксиоматическом построении теории сначала задается набор исходных
положений, не требующих доказательства – аксиом, или постулатов. Затем
из них по правилам логики строится система выводных утверждений.
Аксиомы – это утверждения, доказательства истинности которых не
требуется. Логический вывод позволяет переносить истинность аксиом на
выводимые из них утверждения (следствия). Совокупность исходных
аксиом и выведенных из них знаний образует аксиоматически
построенную теорию.
Структурные элементы и стадии развития аксиоматического
метода:
1) содержательная аксиоматика;
2) формализованная аксиоматика – формальное построение аксиоматических
утверждений;
3) правила вывода;
4) построение формализованных аксиоматических систем с использованием
математической логики. В результате аксиоматическая система начинает
функционировать как особый формализованный язык (исчисление).
Аксиоматический метод является методом построения уже готового
научного знания. Он имеет ограниченное применение, поскольку требует
высокого уровня развития аксиоматической системы, кроме того он не
является методом открытия, а только изложения добытого знания. К
методам, в которых объединены оба этих момента, относится гипотетикодедуктивный метод.
Гипотетико-дедуктивный метод представляет собой специфический
способ построения теоретических знаний в эмпирических науках, сущность
которого состоит в создании системы дедуктивно связанных между собой
200
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
гипотез, из которых в конечном счете выводятся утверждения об
эмпирических фактах. Используется в науке, начиная с XVII в., одним из
первых, кто стал его применять, был Галилей. При этом методе
теоретическое знание строится не «снизу» с помощью индуктивных
обобщений научных фактов (полученное таким путем теоретическое
знание, как было показано, носит вероятностный характер), а
развертывается как бы «сверху» по отношению к эмпирическим данным.
Таким образом, сущность гипотетико-дедуктивного построения
(развертывания) теории состоит в том, что сначала создается гипотетическая
конструкция (набор гипотез), которая дедуктивно развертывается, образуя
целую систему гипотез, а затем эта система подвергается эмпирической
проверке, в ходе которой она уточняется, корректируется и конкретизируется.
Схематически это можно выразить следующим образом: Г → С = Ф, где Г
– гипотезы, С – выводимые из них следствия, Ф - факты.
Стадии развития гипотетико-дедуктивного метода:
1) анализ фактического материала, если его не удается объяснить с
помощью существующих законов и теорий, то:
2) выдвижение гипотез объяснения причин и сущности исследуемых
явлений;
3) оценка основательности предположений и отбор из их числа наиболее
вероятной (убедительной) гипотез(ы);
4) выведение из гипотез(ы) дедуктивным путем следствий;
5) экспериментальная проверка этих следствий (сопоставление следствий с
фактами); если следствия получают эмпирическое подтверждение, то
заключают об истинности гипотез(ы), из которой они были выведены;
6) истинная гипотеза развертывается в теорию.
Другим методом теоретического исследования и построения
развитой теории является метод восхождения от абстрактного к
конкретному, примененный Марксом в «Капитале». Суть этого метода
состоит в выделении в исследуемом объекте наиболее существенных
сторон и образовании на их основе абстракций (понятий, категорий,
законов и т.п.). Однако они являются лишь промежуточным этапом
научного исследования, а не его самоцелью. Его следующим этапом
является воссоздание с помощью полученных абстракций целостного
мысленного образа объекта, целостной научной теории, воспроизводящей
его во всей конкретности.
201
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ступени (этапы) метода:
1) чувственно-данное конкретное – чувственное восприятие конкретного
объекта с его внешней, поверхностной стороны;
2) абстрактное – образование абстракций (понятий, категорий, принципов,
законов и т.д.), отражающих существенные стороны и закономерные связи
объекта;
3) мысленное конкретное – мысленное воспроизведение конкретного
объекта (действительности) на основе синтеза многих абстракций,
полученных на предыдущем этапе (воспроизведение конкретного в мысли).
О некоторых новейших тенденциях в современной
методологии науки
Кардинальные изменения, происходящие в современной науке,
смена ее оснований, парадигмы неизбежно влекут за собой изменения в
методологии научно-исследовательской деятельности. В центре внимания
проходившей на страницах философских и научных журналах дискуссии
по методологической проблематике находился вопрос о значимости самой
методологии в научной деятельности, а также о соотношении классических
и неклассических методов познания. Прежде всего, это отказ от
фундаментализма и переход к полифундаментальной методологии в
современной науке. Фундаментализм, как нам представляется, имеет два
варианта выражения: сильный и слабый.1 В более слабом варианте
фундаментализм представляет собой совокупность разнообразных процедур
и приемов, состоящих в сведении эмпирического многообразия (множества
явлений и их свойств) к некоторому фундаменту – их «ядру», в котором
заключены наиболее существенные признаки явлений, порядок их
изменения и развития. Подобные операции, по существу, пронизывают все
наше мышление и познание, в особенности научное, лежат в основе
абстрагирования, формирования понятий, законов, теорий. Таким образом,
логический фундаментализм выражает познавательную возможность
охватить в рамках определенной теории разнообразное эмпирическое
содержание, подвести его под некоторое общее начало, установить
1
Фундаментализм как принцип классической модели научности означает идею абсолютной,
окончательной обоснованности научного знания (сильный вариант), что предполагалось
достижимым благодаря сведению всей системы знаний к абсолютно достоверному и
надежному фундаменту.
202
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сущностное единство всех явлений в исследуемой области.1 Логический
фундаментализм составляет одну из важнейших предпосылок человеческого
познания, без которого оно немыслимо. Однако в современной науке
наблюдается ослабление этого принципа, ограничение его области
действия. По мнению ряда философов, происходящие изменения настолько
существенны, что позволяют говорить о революции в научном мышлении.
Главным содержанием этой революции являются изменения в логическом
фундаменте научного мышления – «это переход от фундаментализма к
полифундаментальности (многомерности) в категориальном строе и
способе мышления, в его методологическом и мировоззренческом базисе».2
Усложнение объекта современной науки (познание, как известно, идет «от
явления к сущности, а от сущности первого порядка к сущности второго
порядка и т.д.») позволило говорить о его многомерности, а также о
многомерном мире как предмете современной науки. В его изучении
ведущими являются принципы полифундаментализма, дополнительности3,
плюрализма и др. Что такое многомерный объект?
Многомерный объект – это объект, характеризующийся различными
сущностными измерениями (различными «ипостасями»), т.е. это
«неодносущностный», а «разносущностный» объект, он полифундаментален.
Поэтому любая конкретная теория, насколько глубока бы она ни была, не в
состоянии охватить его во всей полноте, в полноте его сущностных
измерений. Она раскрывает только определенное сущностное измерение
объекта. Отсюда следует неизбежность множественности точек зрения на
одну и ту же реальность, плюрализм различных теорий, объясняющих и
описывающих один и тот же объект, и невозможность существования
единственно верной, абсолютно истинной теории (абсолютной истины). Но
каждая конкретная теория имеет свою систему понятий, исходных
1
См.: Алтухов В. Смена парадигм и формирование новой методологии (попытка обзора
дискуссии) // Общественные науки современность. – 1993. - № 1. – С. 92.
2
Там же; см. так же: Алтухов В. Философия многомерного мира // Общественные науки
и современность. – 1992. - № 1. – С. 15-24.
3
Принцип дополнительности первоначально был сформулирован Н.Бором в квантовой
механике для разрешения теоретических трудностей, возникших в процессе
интерпретации физической природы микрочастиц, обнаруживших как волновые, так и
корпускулярные свойства. Для адекватного описания физических явлений (микрообъектов)
и был предложен данный принцип. Это явилось крупным методологическим открытием,
имеющим общенаучное значение, поскольку заложило основы нового метода мышления,
заключающегося в применении взаимоисключающих классов понятий, представлений
и теоретических подходов при описании и объяснении сложных объектов для их более
полного, адекватного познания.
203
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
принципов, методов, которые применимы только в определенных границах,
в рамках определенных познавательных ситуаций для решения определенных
задач и неприменимы (невыводимы и несводимы) в другой системе.1
Современная многомерная логика исследования исключает противопоставление или исключительное предпочтение одной из теорий, а
предполагает взаимное дополнение различных (альтернативных) точек
зрения на изучаемую реальность для ее более полной картины. Как
отмечает В.Алтухов, «принцип дополнительности позволяет сохранить
самостоятельность, теоретический статус каждого описания и в то же время
рассматривать их в определенной системе, в единстве».2 Вследствие этого
характерной чертой современной науки является методологический
плюрализм – осознание ограниченности, односторонности и недостаточности
любой методологии и необходимость применения в научном исследовании
самых разнообразных методов и приемов.
Вследствие рассмотренных тенденций в современном научном
познании нередко получают распространение методологический скептицизм
и анархизм. Наиболее ярким выразителем данных тенденций явился
П.Фейерабенд.
В качестве вывода отметим, что современный этап развития науки,
характеризующийся формированием новой методологии, основанной на
полифундаментализме, многомерном подходе, методологическом плюрализме,
требует формирования новой методологической культуры, включающей в
себя умение оперирования различными сущностными измерениями
объекта, построения его различных теорий с применением разнообразных
методов, установления диалога между альтернативными концепциями и
достижения консенсуса и компромиссов в дискуссиях.
1
См.: Алтухов В. Смена парадигм и формирование новой методологии // Общественные
науки и современность. – 1993. - № 1. – С. 94, 97-98.
2
Алтухов В. Смена парадигм и формирование новой методологии // Общественные
науки и современность. – 1993. - № 1. – С. 98.
204
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 6. Динамика науки как процесс
порождения нового знания
§ 1 Различные концепции динамики науки
Важнейшей характеристикой научного знания является его
динамика, т.е. его рост, изменение, развитие. Идея развития знания
признавалась многими философами, но в классической форме была
сформулирована Гегелем в его знаменитом положении о том, что «истина
есть процесс». Однако в западной философии и методологии науки первой
половины ХХ в., в период господства логического позитивизма научное
знание исследовалось без учета его роста, развития. Для логического
позитивизма, как было показано в первом разделе, была характерна
абсолютизация формально-логического аспекта познания, сведение
философии к логике и методологии научного познания, к формальному
анализу языка науки, игнорирование социокультурного контекста
функционирования и развития знания.
Развитие знания – сложный диалектический процесс, включающий в
себя различные формы и этапы. Этот процесс можно рассматривать и
описывать с разных сторон:
• как движение от мифа к логосу, от логоса к преднауке, от преднауки
к науке;
• как эволюцию науки от одних этапов к другим (от классической к
неклассической и т.д.);
• как движение от незнания к знанию, от неглубокого и неполного
знания к более глубокому и полному;
• как движение познания от проблем к гипотезам и теориям и т.п.
В западной философии второй половины ХХ в. проблема роста,
развития знания становится центральной в философии науки и
разрабатывается наиболее ярко в таких течениях, как эволюционная
эпистемология и постпозитивизм.
6.1.1 Эволюционная эпистемология
Эволюционная эпистемология – новое и быстро развивающееся
направление в западной научной и философской мысли, основная задача
которого – выявление генезиса и этапов развития познания, его форм и
механизмов на основе использования идей эволюционной биологии.
205
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Появление этого направления характеризуется как «натуралистический»
поворот в теории познания. И если в англоязычных странах данное
направление получило название «эволюционной эпистемологии», в
немецкоязычных странах его называют «эволюционной теорией познания».
В основу своих концепций развития научного знания представители этого
течения кладут общую теорию биологической эволюции (что объясняет их
название), исследования в области нейрофизиологии, психофизиологии,
генетики человека, когнитивной психологии и других наук. Распространяя
эволюционный подход на гносеологическую проблематику, они пытаются
объяснить рост научного знания, развитие научных идей и теорий с
помощью эволюционных моделей и построить на этой основе теорию
эволюции научного знания.
Основная идея эволюционной эпистемологии заключается в
утверждении сходства механизмов развития в живой природе и познании:
«Люди, как и другие живые существа, являются продуктом природы,
результатом естественных эволюционных процессов, и в силу этого
формирование их когнитивных и ментальных способностей и даже развитие
познания и знания направляется в конечном итоге механизмами органической
эволюции».1 Исходя из принципов неодарвинистской концепции эволюции,
согласно которой в структурах живых организмов, в том числе и человека,
закодированы свойства и особенности той среды, в которой они существуют,
сторонники эволюционной эпистемологии ставят своей целью объяснение
генезиса и эволюции когнитивных структур (восприятия, мышления,
памяти и др.) и самого знания. Опираясь на данные различных наук –
нейробиологии, нейрофизиологии, психофизиологии, теории информации,
когнитивной науки и др., они анализируют процессы получения информации
и преобразования ее в элементарное знание в когнитивных структурах.
Основоположником эволюционной эпистемологии считается австрийский
ученый-этолог К.Лоренц (1903-1980, концепция разработана в 40-х гг.).
Согласно Лоренцу, сама жизнь представляет собой эволюционный процесс
познания, так как любое приспособление к условиям внешнего мира означает
получение и переработку информации. В процессе взаимодействия с
окружающей средой живые организмы формируют когнитивные структуры,
благодаря которым они могут изменять свое внутреннее состояние,
обучаться и тем самым лучше адаптироваться к среде и выживать. Сам
1
Меркулов И.П. Эпистемология (когнитивно-эволюционный подход). Т. 1. СПб., 2003. С. 15.
206
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
термин «эволюционная эпистемология» был введен в научный лексикон
позже психологом Д.Кэмпбеллом в статье, посвященной философии
К.Поппера (1974). По его мнению, модель естественного отбора можно
распространить и на научное познание, что и сделали К.Поппер и
С.Тулмин1 (их концепции см.: гл.1 §4, гл. 6, п.6.1.2).
Согласно отечественному философу И.П.Меркулову (стороннику
данного направления), которым написан ряд работ в этой области, в т.ч.
солидный двухтомный труд [см. 90, 91, 156], в эволюционной эпистемологии
следует выделять два уровня исследований. Первый уровень – это сама
биолого-психологическая теория когнитивных процессов и их эволюции в
живых организмах (К.Лоренц, Р.Ридль, А.Шимони, Г.Фоллмер и др.). Сюда
же другие авторы относят деятельность таких ученых, как Ф.Х.Варела,
У.Р.Матурана, Э.Уилсон, М.Рьюз (см.: Р.А.Аронов, О.Е.Баксанский,
указ.соч.). Ко второму уровню относятся те теории, которые пытаются
распространить эти идеи на развитие научного познания (К.Поппер,
Д.Кэмпбелл, С.Тулмин и др.). Используя модели естественного отбора,
метод проб и ошибок и иные эволюционные представления, они пытаются
реконструировать процессы роста научно-теоретического знания, развитие
научных идей и теорий.2
В качестве критического анализа данных вариантов эволюционной
эпистемологии необходимо отметить, что если в отношении эволюции
когнитивных механизмов и обыденного познания указанные разработки
имеют немало верных идей и ценного материала, то в отношении развития
научного познания, их биолого-эволюционистские идеи являются явным
упрощением реального положения вещей, проявлением редукционизма.
Меткая критика в этом отношении дана Г.И.Рузавиным: «биоэпистемология в
лучшем случае может объяснить некоторые биологические механизмы
возникновения и эволюции обыденного познания, сформировавшегося в
ходе многовекового опыта исторического развития, но она оказывается
бессильной, когда заходит речь о формировании современного теоретического
знания, где обыденный опыт оказывается явно неприменимым».3 Все
разработки эволюционной эпистемологии, отмечает он, «ведутся в рамках
1
См.: Меркулов И.П. Эпистемология (когнитивно-эволюционный подход). Т. 1. СПб., 2003.
С. 21-22; Аронов Р.А., Баксанский О.Е. Происхождение знания: истоки и основы //
Вопросы философии. – 2008. - № 4. - С. 98-108.
2
См.: Меркулов И.П. Эпистемология (когнитивно-эволюционный подход). Т. 1. СПб, 2003. С. 23.
3
Рузавин Г.И. Эволюционная эпистемология и самоорганизация //Вопросы философии.
– 1999. - № 11. – С. 92.
207
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
упрощенных моделей познания, которые не учитывают всей сложности
развития науки, ее взаимодействия со многими экономическими, социальными,
культурными и мировоззренческими факторами, влияющими на научный
прогресс».1 И, как отмечает И.П.Меркулов, понятийно-концептуальный
аппарат биологической эволюции при анализе научного познания в лучшем
случае уместен в качестве метафор и аналогий; «прямая параллель между
биологической (когнитивной) эволюцией и ростом научного знания
представляется явной натяжкой».2
В качестве более плодотворной И.П.Меркуловым оценивается концепция
эволюционно-информационной эпистемологии (Дретске,Ф.И. /Dretske/),
сторонником которой он сам является. С точки зрения теории информации,
любую живую систему можно рассматривать как систему, обрабатывающую
информацию; «все, в том числе и самые высшие когнитивные способности
людей, имеют информационную природу, они представляют собой своего
рода логические устройства». Теория информации позволяет взглянуть на
эволюцию живых существ как на информационное развитие. Другими
словами, с точки зрения этой концепции, в основе биологической
эволюции лежит не изменение организмов, а изменение информации.
«Отдельные организмы сами по себе не эволюционируют – сохраняется и
эволюционирует только генетическая информация, закодированная в ДНК.
Именно эти информационные изменения затем проявляются на уровне
отдельных организмов.»3 Причем, решающая роль принадлежит адаптивно
ценным изменениям способов обработки когнитивной информации. Как
считают сторонники этого подхода, «когнитивная активность, лежащая в
основе стремления людей к познанию, относится к основополагающим,
видоспецифичным поведенческим характеристикам человека, обеспечивающим
его выживание как биологического существа. Эта когнитивная активность
обусловлена нашей биологической конституцией, она является внутренним
биологическим императивом работы нашей, генетически контролируемой
когнитивной системы.»4 С этой точки зрения, человеческое познание
означает поиск и приобретение новой информации, которая увеличивает
приспособленность людей к окружающей среде и их шансы на выживание.
1
Рузавин Г.И. Эволюционная эпистемология и самоорганизация //Вопросы философии.
– 1999. - № 11. – С. 100.
2
Меркулов И.П. Эпистемология (когнитивно-эволюционный подход). Т. 2. СПб., 2006. С.395.
3
Эволюционная эпистемология: проблемы, перспективы / Отв.ред. И.П.Меркулов. М.,
1996. С. 5.
4
Меркулов И.П. Эпистемология (когнитивно-эволюционный подход). Т. 2. СПб., 2006. С. 82.
208
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таким образом, с точки зрения данной концепции, «человеческое познание
выступает как видоспецифическое, опосредованное культурой средство или
инструмент информационного контроля окружающей среды и внутренних
состояний человека». Причем, «научное познание является высшей ступенью
информационного контроля».1 Вывод, который следует из этой концепции,
таков: «факт продолжающейся когнитивной эволюции человеческих популяций
при участии генов… не вызывает каких-либо сомнений. …когнитивная
эволюция Homo sapiens sapiens – это прежде всего эволюция его
когнитивных способностей, обеспечивающих информационный контроль
окружающей среды и внутренних когнитивных состояний человека, а тем
самым и выживание человеческих популяций.» Причем, благодаря
«непосредственному участию генов в выполнении мозгом своих
когнитивных функций обеспечивается закрепление достижений когнитивной
эволюции в геноме человеческих популяций».2
Итак, с точки зрения эволюционно-информационной эпистемологии,
теоретической основой формальной аналогии между биологической эволюцией
и ростом научного знания является понятие информации. Как отмечает
И.П.Меркулов, «в некотором абстрактном смысле механизмы дарвинского
естественного отбора и отбора концептуальных изменений в науке…имеют
нечто общее. …модель селективного отбора в науке – это не вариант
дарвинского естественного отбора, а скорее частный случай универсальных
механизмов информационного отбора, которые специфическим образом
проявляются как в биологической (когнитивной), так и в культурной
эволюции.»3
В последние десятилетия (начиная с 80-х гг. ХХ в.) развитие
эволюционной эпистемологии пошло по двум основным направлениям:
во-первых, по линии так называемой альтернативной модели эволюции,
разработанной К.Уоддингтоном, в которой более глубоко и полно представлен
процесс эмбриогенеза, соотношения генотипа, фенотипа и среды
(унификационистская концепция эволюционной эпистемологии К.Хахлвега,
К.Хукера и др.) и, во-вторых, по линии синергетического подхода. В
унификационистской концепции генотипу в эволюции науки уподобляется
1
См.: Меркулов И.П. Эпистемология (когнитивно-эволюционный подход). Т. 2. СПб., 2006.
С. 82, 87-88, 411-412.
2
Меркулов И.П. Эволюционируют ли наши когнитивные способности? // Вопросы
философии. – 2005. - № 3. – С. 102.
3
Меркулов И.П. Эпистемология (когнитивно-эволюционный подход). Т. 2. СПб., 2006.
С. 395-396.
209
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
теоретическое знание и научный язык, а фенотипу – научная практика,
экспериментирование. К.Уоддингтон и его сторонники считали, что их взгляд
на эволюцию дает возможность понять, как такие высокоструктурированные
системы, как живые организмы или теоретические системы, могут
посредством управляющих воздействий самоорганизовываться и создавать
особый тип динамической устойчивости, устойчивый динамический
порядок, который позволяет им выжить в неравновесных условиях. В свете
этого становится более убедительной аналогия между биологической и
эпистемологической эволюцией, чем предшествующие эволюционные
модели. Второй, синергетический подход становится в настоящее время
одним из самых распространенных и перспективных, во-первых, потому,
что идея самоорганизации лежит в основе прогрессивной эволюции,
которая характеризуется возникновением все более сложных и иерархически
организованных систем; во-вторых, он позволяет лучше учитывать
воздействие социальной среды на развитие научного познания.1 Концепция
самоорганизации, развиваемая синергетикой, позволяет полнее и точнее
эксплицировать любую эволюцию, так как она раскрывает сам механизм
эволюции как процесс возникновения новых структур в системе в
результате самоорганизации ее элементов (структурогенез). Благодаря
этому в дальнейшем возможно будет построить более адекватные модели
эпистемологической эволюции. Основная задача, которую здесь предстоит
решить, заключается в экспликации понятия «самоорганизация в науке»,
которое трактуется по-разному.2
Таким образом, эволюционная эпистемология в своих различных
вариантах стремится по-новому, в отличие от классических философских
традиций, объяснить развитие научного познания, привлекая для этого
различные эволюционные модели и проводя аналогию между биологической
эволюцией и ростом научного знания. Этот подход выходит за рамки
чисто философского исследования, являясь междисциплинарным, так как
он основывается на результатах различных конкретных наук. И если одни
исследователи (И.П.Меркулов) более перспективным считают эволюционноинформационную эпистемологию, то другие (Г.И.Рузавин) – синергетический
подход.
1
См.: Рузавин Г.И. Эволюционная эпистемология и самоорганизация // Вопросы
философии. – 1999. - № 11. – С. 90, 93, 97-99.
2
См.: Порус В.Н. Является ли наука самоорганизующейся системой? // Вопросы
философии. – 2006. - № 1 . С. 95-108.
210
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6.1.2 Постпозитивистские концепции динамики науки
Особенно активно проблему роста, развития научного знания
разрабатывали, начиная с 60-х гг. ХХ в., представители постпозитивизма,
представившие различные концепции философии науки (К.Поппер, Т.Кун,
И.Лакатос, С.Тулмин, П.Фейерабенд и др.).
Основные черты постпозитивизма:
• в отличие от логического позитивизма, занимавшегося логикометодологическими проблемами «готового» научного знания,
представителей постпозитивизма характеризует и объединяет
активное обращение к истории науки;
• переключение внимания с анализа формальной структуры «готового»,
«ставшего» научного знания на содержательное изучение его
динамики, развития;
• отказ от жестких разграничений (демаркационных линий) эмпирии и
теории, науки и философии, науки и вненаучных форм знания и
попытки гибко сочетать их;
• стремление представить общий механизм развития знания как
единство количественных и качественных изменений (кумулятивность
и антикумулятивность);
• учет и анализ социокультурных факторов возникновения и развития
науки;
• изменение отношения к взаимосвязи философии и науки, признание
важной роли философии в научном исследовании.1
Таким образом, в постпозитивизме происходит существенное изменение
проблематики философско-научных исследований: если логический
позитивизм основное внимание обращал на формальный анализ структуры
«готового» научного знания, то постпозитивизм своей главной проблемой
делает понимание роста, развития знания. В связи с этим представители
постпозитивизма обращаются к истории науки.
Рассмотрим различные концепции динамики научного знания,
разработанные в рамках постпозитивизма. Первой такой концепцией стала
концепция роста научного знания К.Поппера, разработанная им в
произведениях «Логика научного исследования», «Предположения и
опровержения», «Объективное знание» и др.
1
Подробнее характеристику постпозитивисского этапа философии науки см.: гл.1, п. 1.3.3.
211
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В отличие от неопозитивистов, логика науки которых была логикой
обоснования уже готового знания, Поппер рассматривает знание не только
как готовую, ставшую систему, но также и как изменяющуюся,
развивающуюся систему. Этот аспект анализа он и представил в
концепции роста научного знания. Логика науки для него – это прежде
всего логика научного исследования, которую он изложил в работе с
соответствующим названием, а также развил в последующих. Она должна
объяснить в первую очередь стратегию научного исследования. Эта
исследовательская стратегия, в соответствии с принципами
фальсифицируемости и фаллибилизма, состоит в движении познания от
предположений к опровержению, а затем к улучшению предположений;
через опровержение выдвинутых теорий к новым, улучшенным теориям. И
этот процесс безграничен: ученые всегда будут опровергать и изменять,
улучшать свои теории.
Согласно Попперу, рост научного знания не является кумулятивным
процессом, простым накоплением знаний; он есть процесс устранения
ошибок, повторяющееся ниспровержение научных теорий и их замена
лучшими, более удовлетворительными теориями («дарвиновский отбор»).
«…наиболее весомый вклад в рост научного знания, который может
сделать теория, - утверждает он, - состоит из новых, порождаемых ею
проблем. Именно поэтому мы понимаем науку и рост знания как то, что
всегда начинается с проблем и всегда кончается проблемами – проблемами
возрастающей глубины – и характеризуется растущей способностью к
выдвижению новых проблем».1 По его мнению, рост знаний, идя от старых
проблем к новым проблемам, осуществляется посредством «предположений
и опровержений»: «основным механизмом роста знаний остается именно
механизм предположений и опровержений».2 Итак, рост научного знания,
согласно Попперу, состоит в выдвижении смелых гипотез и наилучших
теорий и осуществлении их опровержений, в результате чего и решаются
научные проблемы. Таков необычный механизм роста научных знаний по
Попперу; он осуществляется методом проб и ошибок. Однако на пути к
научному прогрессу имеются некоторые трудности, как например,
авторитаризм, преувеличение роли формализации и пр. К необходимым
средствам роста науки Поппер относит язык, формулировку проблем,
1
Поппер К. Предположения и опровержения // Поппер К. Логика и рост научного
знания. М., 1983. С. 336.
2
Поппер К. Объективное знание. Эволюционный подход. М., 2002. С. 250, 255.
212
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
появление новых проблемных ситуаций, конкурирующие теории,
взаимную критику в процессе дискуссии. Основной метод науки –
критический метод.1
Поппер формулирует три основных требования к росту знания. Вопервых, новая теория должна исходить из простой, новой, плодотворной и
объединяющей идеи. Во-вторых, она должна быть независимо
проверяемой, т.е. вести к представлению явлений, которые до сих пор не
наблюдались. Иначе говоря, новая теория должна быть более
плодотворной. В-третьих, хорошая теория должна выдерживать строгие
проверки.2 Свою модель роста научного знания Поппер изображает
следующей схемой: P1 – TT – EE – P2, где P1 – некоторая исходная
проблема; ТТ – предположительная пробная теория, т.е. теория, с
помощью которой она решается; ЕЕ – процесс устранения ошибок в
теории путем критики и экспериментальных проверок; Р2 – новая, более
глубокая проблема, для решения которой необходимо построить новую,
более глубокую и более информативную теорию.3 Согласно Попперу,
теорией научного знания и его роста является эпистемология, которая
становится теорией решения проблем, конструирования, критического
обсуждения, оценки и проверки конкурирующих гипотез и теорий.4
Концепция научных революций Т.Куна
Американский философ науки Т.Кун в своей знаменитой работе
«Структура научных революций» разработал модель развития науки,
которая включает чередование двух периодов: этапа так называемой
«нормальной науки» (парадигмальная стадия) и этапа научной революции
(внепарадигмальная стадия). Период «нормальной науки» характеризуется
безраздельным господством определенной парадигмы, которую разделяют
все члены научного сообщества. Под парадигмой, как уже говорилось,
он понимал в широком (социологическом) смысле совокупность убеждений,
ценностей, технических средств и т.д., которая характерна для членов
определенного научного сообщества, в узком смысле - общепризнанную
1
См.: Поппер К. Объективное знание // Поппер К. Логика и рост научного знания. М.,
1983. С. 458.
2
См.: Поппер К. Предположения и опровержения // Поппер К. Логика и рост научного
знания. М., 1983. С. 364-369.
3
См.: Поппер К. Объективное знание // Поппер К. Логика и рост научного знания. М.,
1983. С. 457-458, 486-488.
4
См.: Там же. С. 483.
213
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
модель (образец) постановки и решения научных проблем («головоломок»).1
Руководствуясь данной парадигмой, ученые в период «нормальной науки»
занимаются усовершенствованием и приращением знаний: в этот период
происходит кумулятивное накопление знаний, т.е. осуществляется научный
прогресс. Однако по мере накопления противоречащих фактов («научных
аномалий»), которые не укладываются в рамки прежней теории и не могут
быть объяснены и разрешены посредством существующей парадигмы,
начинается научный кризис. Появляется множество альтернативных гипотез,
а позже и теорий, которые пытаются дать различное объяснение научным
аномалиям. Это и есть период научной революции. Таким образом, этап
научной революции характеризуется распадом прежней парадигмы и
конкуренцией между альтернативными парадигмами. По мнению Куна,
переход от одной парадигмы к другой через революцию является обычной
моделью развития науки. Причем, научное развитие, по его мнению,
представляет собой однонаправленный и необратимый процесс. В
развитии науки Кун выделяет еще и третий этап, правильнее, подэтап –
допарадигмальный период, характеризующийся соперничеством различных
школ и направлений и отсутствием общепринятых концепций и методов
исследования. С победой одной из теорий (парадигм) начинается
очередной период «нормальной науки», что связано с переходом научного
сообщества на новую систему ценностей и мировидения. И так, по мнению
Куна, было всегда, на протяжении всей истории науки указанные стадии
поочередно сменяли друг друга.2
Концепция научно-исследовательских программ И.Лакатоса
Целью исследований английского философа и историка науки
И.Лакатоса является логическая реконструкция процессов изменения
знания и построение логики развития научных теорий на основе
тщательного изучения реальной истории науки. Уже в своей ранней
работе «Доказательства и опровержения» он заявил о том, что «догматы
логического позитивизма гибельны для истории и философии математики».
По его мнению, история математики и логика математического открытия
не могут быть развиты «без критицизма и окончательного отказа от
формализма». Формализму логического позитивизма Лакатос противопоставляет
программу анализа развития содержательной математики. Этот анализ и
1
2
См.: Кун Т. Структура научных революций. М., 2001. С. 225.
См.: Там же. С. 34-223, 224-245, 254-262.
214
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
есть логическая реконструкция реального исторического процесса
научного познания. Исследование процесса развития научного знания
продолжается Лакатосом в последующих работах, в которых он, частично
пересмотрев свои исходные методологические установки, разработал
универсальную концепцию развития науки, основанную на идее
конкурирующих
научно-исследовательских
программ.
Научноисследовательская программа – основное понятие концепции Лакатоса,
являющееся основной единицей развития и оценки научного знания. Под
научно-исследовательской программой он понимает серию сменяющих
друг друга теорий, объединенных совокупностью фундаментальных идей и
методологических принципов. В структуру научно-исследовательской
программы входят:
1) «жесткое ядро» - целостная система фундаментальных допущений,
сохраняющаяся во всех теориях данной программы ;
2) «защитный пояс», состоящий из вспомогательных гипотез и
обеспечивающий сохранность «жесткого ядра» от опровержений;
3) нормативные методологические правила-регулятивы, предписывающие,
какими путями следует идти в дальнейших исследованиях («положительная
эвристика») и каких путей следует избегать («отрицательная эвристика»).1
Лакатос рассматривает рост «зрелой» науки как смену
исследовательских программ, состоящих из непрерывно связанной
последовательности теорий. Каждая теория программы (за исключением
исходной) возникает как результат добавления вспомогательной гипотезы
к предыдущей теории. Непрерывность программы обусловлена особыми
нормативными правилами эвристики. Основными этапами в развитии
научно-исследовательской программы является прогресс и регресс,
границей между которыми является «пункт насыщения». Новая программа
должна объяснить то, что не могла старая. Смена научно-исследовательских
программ и есть научная революция. Лакатос называет свой подход
историческим методом оценки конкурирующих методологических концепций,
отмечая, что он никогда не претендовал на то, чтобы дать исчерпывающую
теорию развития науки.
Эволюционная модель развития научного знания С.Тулмина
Американский философ С.Тулмин в начале 60-х гг. ХХ в.
сформулировал эволюционистскую программу исследования науки. Он
1
Подробнее о концепции Лакатоса и других постпозитивистов см. гл.1, §4.
215
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
привносит в философию науки биологизаторские мотивы, проводя аналогию
между познавательным процессом и биологической эволюцией, потому
его концепция называется эволюционной эпистемологией. Так, он
рассматривал научные теории как «популяции понятий», которые
подвержены процессам консервативной сохраняемости («выживаемости»)
и инновациям («мутациям»). Механизм эволюции научных теорий он
представил как взаимодействие внутринаучных (интеллектуальных) и
вненаучных (социальных, экономических и др.) факторов, но решающее
значение отдавал первым. Центральной идеей его эволюционистской
концепции была идея исторического формирования и функционирования
стандартов рациональности и понимания, лежащих в основании научных
теорий. Рациональность научного знания, по Тулмину, определяется его
соответствием принятым в научном сообществе стандартам понимания
(или «матрицам»). То, что не укладывается в «матрицу» понимания,
считается аномалией и подлежит устранению. Эволюция науки трактуется
Тулминым как непрерывный отбор концептуальных новшеств.
Положительным моментом концепции Тулмина является требование
конкретно-исторического подхода к анализу развития науки, всесторонность
(«многомерность») изображения научного познания с использованием
данных социологии, психологии, истории науки и других дисциплин.
«Анархистская эпистемология» П.Фейерабенда
Американский философ и методолог науки П.Фейерабенд, автор
известной «анархистской эпистемологии», также считает необходимым
при создании теории науки опираться на ее историю. Это – тот путь,
который позволит предостеречь современную философию науки от
схоластичности. По мнению Фейерабенда, нельзя упрощать науку и ее
историю, изображать их как однолинейный и однообразный процесс.
Напротив, историю науки, как ее содержание и идеи, так и ее создателей,
надо рассматривать как нечто диалектическое – как сложный, хаотичный,
полный ошибок и разнообразия процесс. Он считает недостаточным
абстрактно-рациональный подход к анализу развития знания. Ограниченность
этого подхода Фейерабенд видит в том, что он отрывает науку от того
культурно-исторического контекста, в котором она существует и развивается.
Рациональный подход к анализу науки, по его мнению, сосредоточивает
основное внимание на внутренней логики развития научного знания, на
тщательном изучении его идей и теорий, но не занимается исследованием
216
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
неидеальных моментов, общественных движений, т.е. социокультурных
детерминант развития науки. Однако Фейерабенд считает односторонним
и социально-экономический анализ этих детерминант (экстернализм), так
как он впадает в другую крайность – преувеличивает внешние факторы
развития знания и забывает его внутреннюю логику. Фейерабенд выступает
за создание новой теории развития науки, которая бы охватывала все
стороны и детали этого развития и была бы свободна от крайностей
интернализма и экстернализма. Она должна исходить из того, что в
развитии науки в одни периоды ведущую роль играет концептуальный
фактор, в другие – социальный; поэтому она должна всегда учитывать оба
этих фактора и их взаимодействие.
Развитие научного знания есть одновременно и изменение научных
методов, «методологических директив», которые Фейерабенд не отрицает,
но и не ограничивает их только рациональными правилами. Его
методологическое кредо, принцип «все дозволено!» означал, что ученые
могут и должны использовать в своей научной работе любые методы и
приемы, которые считают нужными.1 Он подчеркивает, что научные
методы, как и вся наука в целом, не являются статичными, неизменными, а
всегда носят конкретно-исторический характер. По его мнению, наука, как
сложный, динамический процесс, насыщенный неожиданными и
непредсказуемыми изменениями, «требует разнообразных действий и
отвергает анализ, опирающийся на правила, которые установлены заранее
без учета постоянно меняющихся условий истории».2 Таким образом,
Фейерабенд утверждает позицию теоретического и методологического
плюрализма: существует множество равноправных типов знания и
методов, и это обстоятельство характеризует науку и способствует росту
знания и развитию личности.
6.1.3 Кумулятивная и антикумулятивная модели
развития науки
В истории и философии науки существует два крайних подхода к
анализу динамики научного знания: кумулятивизм и антикумулятивизм.
Альтернативность этих концепций состоит в понимании механизмов
1
См.: Фейерабенд П. Против метода. Очерк анархистской теории познания. М., 2007.
С. 30, 37, 42.
2
Там же. С.38.
217
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
развития науки, понимании того, как развивается наука - как постепенное
накопление неопровержимых истин или как-то иначе?
Кумулятивизм (от лат. cumula – увеличение, скопление) считает, что
развитие знания происходит путем постепенного и систематичного
добавления новых положений к накопленной сумме знаний. Согласно этой
концепции, знания, однажды приобретенные наукой, накапливаются,
собираются, кумулируются, образуя своего рода фонд, постоянно растущий,
увеличивающийся, что и обусловливает рост и развитие научного знания.
Кумулятивная концепция опирается на следующие методологические
принципы:
1) знание представляет собой неизменные, раз навсегда установленные,
окончательные истины, которые накапливаются;
2) заблуждения не являются элементом научного знания, не
представляют интереса для его истории и методологии;
3) наука жестко отделена от ненаучных форм знания;
4) весь накопленный на протяжении истории науки запас знаний
остается неизменным, ничто не отбрасывается.
Кумулятивная концепция абсолютизирует количественные моменты
роста знания, непрерывность этого процесса и исключает возможность
качественных изменений в развитии научных знаний, моменты прерывности
и скачков, т.е. научные революции. Сторонники кумулятивизма представляют
развитие научного знания как его простое количественной увеличение:
умножение числа накопленных фактов и устанавливаемых на их основе
законов.
Разумеется, кумулятивность человеческих знаний – давно известный
объективный факт. Как свойство знания кумулятивность характеризует его
историческое развитие и не вызывает возражений. Оно фиксирует
социальную природу науки и научного прогресса, тот факт, что в науке
суммируются усилия одного поколения ученых, а также осуществляется
преемственность научного творчества в разных поколениях. Однако от
объективного свойства кумулятивности знаний следует отличать особую
концепцию – кумулятивизм, - которая стремится объяснить развитие науки
только, или исключительно, кумулятивностью. Кумулятивизм не объясняет и
не учитывает многие важные моменты развития науки: ее эволюцию,
изменчивость и относительность знаний; он не объясняет, как происходит
переоценка и качественный отбор накапливающихся знаний; в нем
отсутствует процедура критики, отрицания, выявления противоречий
218
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нового и старого знаний. Ограниченность кумулятивистской концепции
развития науки проявляется еще и в том, что в ней не рассматривается и не
учитывается проблема научного творчества, осуществления научных
открытий, механизма предвидения и прогнозирования будущего науки.
Очевидно, что реальная история науки – это не только накопление знаний,
но и постоянное отбрасывание, критическое преодоление некоторых
прошлых идей, гипотез, теорий.
Во второй половине ХХ в. кумулятивизм был подвергнут критике на
основании новых положений о природе научного знания и его развитии.
Было установлено, что
• в развивающемся знании истина тоже развивается и существует как
относительная истина;
• разграничение истины и заблуждения (заблуждение является
элементом истинного знания), науки и ненауки тоже относительны;
• обоснование принципов научного знания, теорий и научных
дисциплин не может быть окончательным, оно определяется
исторически достигнутым уровнем знания;
• преемственность знаний с необходимостью предполагает их
преобразование;
• наука не автономна, но взаимодействует с философией и культурой в
целом.
Кумулятивизму противостоят разнообразные антикумулятивистские
концепции, которые впадают в другую крайность и отрицают
преемственность в развитии науки. Антикумулятивизм считает, что в
ходе развития знаний не существует каких-либо устойчивых и
сохраняющихся компонентов. Переход от одного этапа эволюции науки к
другому связан лишь с пересмотром фундаментальных идей и методов.
История науки изображается в виде непрекращающейся борьбы и смены
теорий, методов, между которыми нет ни логической, ни содержательной
преемственности. Примерами антикумулятивного подхода может служить
тезис о «несоизмеримости теорий», сформулированный Т.Куном и
П.Фейерабендом. По их мнению, каждая новая фундаментальная теория,
объясняя тот же эмпирический материал из различных онтологических
оснований, имеет принципиально иной понятийный аппарат. Даже в том
случае, когда используются одни и те же термины, они получают иное
содержание. Отсюда следует, что и факты, лежащие в основе
219
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сравниваемых теорий и сформулированные на языках этих теорий, также
различны, что подтверждает их несоизмеримость.
Реальный процесс развития науки далек от этих крайностей –
кумулятивизма и антикумулятивизма. Он представляет собой диалектическое
сочетание и взаимодействие количественных и качественных, кумулятивных
и некумулятивных изменений научного знания, единство непрерывности и
прерывности в его развитии.
§2 Научное познание как творческий процесс
Рассмотренные концепции динамики науки характеризуют различные
аспекты, стороны и моменты сложного процесса научной деятельности,
выделяя в нем когнитивные структуры, формы изменений и этапы
развития: в нем есть и исследовательские программы, и научные парадигмы,
и конкурирующие теории; кумулятивное накопление знаний и моменты
прерывности в нем, периоды революционных изменений, коренной ломки
предшествующих представлений и теорий и т.п. и т. д. Но прежде всего
динамика науки проявляется в качественном изменении, развитии знания,
порождении нового знания, а значит, в творческом характере научной
деятельности.
Рассматривая динамику науки, невозможно оставить без внимания
творческую природу научной деятельности. Научное познание имеет
творческий характер, обладает принципиальной новизной знания – это его
важнейший признак. Творчество пронизывает все основные формы и этапы
научной деятельности, начиная с накопления фактов и постановки
проблемы и заканчивая построением развитой теории. В широком смысле
творчество есть процесс человеческой деятельности, создающий нечто
качественно новое, никогда ранее не бывшее, качественно новые
материальные и духовные ценности, т.е. это форма деятельности,
отличающаяся новизной и оригинальностью. Под творчеством в обыденном
значении понимают способность принимать нестандартные решения. Под
научным творчеством понимается деятельность, связанная с развитием
научного познания, созданием нового в области науки, обогащением науки
новыми фактами и гипотезами, новыми научными идеями и теориями.
Научное творчество представляет собой наивысший акт познания,
характеризующийся оригинальностью, неповторимостью способов получения
принципиально нового научного знания и повторимостью его результатов;
220
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
акт, в основе которого лежит процесс преобразования интуитивного
знания.1 Научное творчество суть созидательная деятельность ума,
состоящая в постановке проблем и их решении, созидании новых идей,
свершении научных открытий и изобретений. Открытие нового является
важнейшей стороной, сутью научного творчества. Оно проявляется в
различных формах: в виде нахождения нового научного факта, открытия
нового научного закона, создания новой теории, новой области научного
знания и т.д. Процесс научного творчества многосторонен и
многообразен, творческий момент проявляется в той или иной степени на
всех стадиях научной деятельности: тема → факт ↔ проблема → гипотеза
→ идея → закон → концепция → теория. Научная деятельность по
своему существу носит исследовательский характер. Он выражается в
постановке цели, выборе пути и средств ее достижения, постановке и
решении множества проблем, выдвижении гипотез и пр. В творческом
процессе выделяют следующие стадии (этапы):
• постановка и формулировка проблемы;
• изучение доступной информации, анализ предлагавшихся ранее
решений (если таковые имелись);
• поиск дополнительной информации;
• период инкубации, созревания;
• инсайт (от англ. insight – проницательность) - акт непосредственного
постижения истины, ″озарение″, сопровождающийся выдвижением
гипотез и идей;
• обоснование и развитие найденного решения, конкретизация и
доказательство гипотезы;
• практическая проверка гипотез(ы). 2
Более кратко стадии творческого процесса можно изложить
следующим образом:
1) подготовка (постановка проблемы и сбор информации);
2) инкубация (период созревания);
3) озарение (инсайт) – выдвижение гипотез и идей;
1
См.: Ирина В.Р., Новиков А.А. В мире научной интуиции. М., 1978. С.157.
См.: Проблемы научного творчества. ИНИОН АН СССР. М., 1980. С.209, 225;
Ленинская теория отражения в свете развития науки и практики. Т.1. Отражение,
познание, творчество. София, 1981. С. 587; Диалектика и теория творчества. М., 1987.
С. 100; Алексеев П.В., Панин А.В. Теория познания и диалектика. М., 1991. С.192-193;
Майданов А.С. Процесс научного творчества: Философско-методологический анализ.
М., 2003. С. 105-115.
221
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4) верификация, проверка их.
Выдвижение гипотез и идей – центральное звено творческого
процесса, его сердцевина. Оно происходит в форме озарения, инсайта –
акта непосредственного постижения истины. Инсайт не всегда означает
гениальную идею, зачастую (или порой) - это весьма скромная догадка.
В творчестве находят сложное переплетение и взаимодействие
сознательные и бессознательные процессы, рациональные и иррациональные
компоненты, потому его нельзя полностью алгоритмизировать, полностью
описать в терминах дискурсивного мышления. Исследователями
выделяются разные формы бессознательного в творческом процессе, в
частности, в коллективном научном труде советских и болгарских авторов
характеризуется пять форм бессознательного.1 Одной из его важнейших
форм являются процессы комбинаций, новых сочетаний содержащейся в
памяти информации, которые совершаются в инкубационном периоде
научного поиска под воздействием познавательной задачи, решаемой
проблемы или случайных факторов («яблоко» Ньютона). Механизм
творчества изучен не достаточно хорошо. Одним из его проявлений
является интуиция. Многие философы и ученые считали творчество
(научное творчество в особенности) и интуицию неразрывными
процессами, полагая, что природу творчества невозможно постичь вне
интуиции, а интуицию можно более глубоко познать и оценить лишь в
цепи творческого процесса; в частности, один из основоположников
теории творчества французский математик и методолог науки А.Пуанкаре
отмечал, что от решения проблемы интуиции зависит успех в раскрытии
тайны научного творчества.
В научной и учебной литературе имеются различные определения
интуиции, приведем некоторые из них. Интуиция (от лат. – пристально
смотреть) –
1) внезапная догадка, «озарение»;
2) непосредственное постижение истины без предварительного
логического рассуждения;
3) способность постижения истины путем прямого ее усмотрения без
обоснования с помощью доказательства;
1
См.: Ленинская теория отражения в свете развития науки и практики. Т.1. Отражение,
познание, творчество. София, 1981. С. 626; Симонов П.В. Мозг и творчество // Вопросы
философии. – 1992. - № 11. – С. 6-8.
222
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4) способность «внезапного» нахождения истины на основе анализа и
обобщения всего предшествующего познавательного и практического
опыта человека.1
Чертами, присущими интуиции, по мнению ряда исследователей,
являются «внезапность» и непосредственность. Однако это не означает,
что она является чисто иррациональным актом. Интуиция есть единство
рационального и иррационального, сознательного и бессознательного
процессов; ее основой является прошлый опыт человека. Проблема
интуиции интересует исследователей достаточно давно, имеются
различные подходы в ее понимании; в рамках данного учебного пособия
не уместно их изложение – это предмет особого рассмотрения. Отметим
лишь сущностную черту интуиции как свернутого, алогичного акта. В
психологии интуиция часто рассматривается как особый механизм
«свертывания» неявных дискурсов в состоянии инсайта. Многократное
повторение связей, отношений между субъектом и объектом придают
мышлению свернутость, определенный автоматизм. Решение задачи
усматривается как бы внезапно, неосознанно, внелогическим путем. В
интуитивном акте присутствует так называемый «перескок», перерыв в
цепи рассуждения, как бы внезапное «озарение», непосредственное
«усмотрение» истины, искомого ответа. Но внезапность здесь мнимая. Ибо
решение задачи опосредовано целевой установкой исследователя,
подготовлено длительным этапом поисковой
деятельности,
ему
предшествует долгая и кропотливая работа исследователя по накоплению и
обработке материала. Внезапность «озарения» в интуиции есть не что
иное, как «интериоризация свернутого последовательного и строгого
рассуждения при неосознанности механизма получаемого результата».2
Несмотря на множество работ по интуиции (солидные монографии,
защищенные диссертации, статьи и пр.) ее природа и механизм действия
изучены недостаточно. Тем не менее, полученные знания позволяют
выделить в ней определенные стадии. С точки зрения современной
психологии творчества и нейрофизиологии, интуиция включает в себя
следующие этапы:
1) накопление и бессознательное распределение образов и абстракций в
памяти;
1
См.: Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 216.
Марксистско-ленинская диалектика. В 8 кн. Кн.3. Диалектика процесса познания /
Под ред. М.Н.Алексеева, А.М.Коршунова. М., 1985. С. 265.
223
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2) неосознанное комбинирование и переработка накопленных абстракций,
образов и правил в целях решения поставленной задачи;
3) четкое осознание задачи;
4) неожиданное (для данного субъекта) нахождение решения задачи,
происходящее в форме «озарения» (инсайта). Нередко такое решение
приходит в самое неожиданное время, когда сознательная деятельность
человека сосредоточена на других задачах (или во сне).1
Как свидетельствуют данные нейрофизиологии и психологии, в
процессе творчества и интуиции совершаются сложные функциональные
переходы, и на каком-то этапе разрозненная деятельность правого и левого
полушарий головного мозга по оперированию абстрактными и
чувственными знаниями внезапно объединяется, синхронизируется,
приводя к «озарению», к получению искомого ответа, которое может быть
великим открытием. Многое в творчестве зависит от степени одаренности
ученого. По выражению А.Шопенгауэра, талант попадает в цель, в
которую никто попасть не может; гений попадает в цель, которую никто не
видит. Сходную мысль высказывает американский ученый Гоуэн: «То, что
гениям открывалось в одной вспышке озарения, может прийти к менее
ярким людям в результате длительных и напряженных усилий».2
Интуиция во многом зависит от силы воображения субъекта, его
способности комбинировать, синтезировать, абстрагировать и т.п.
Особенностью воображения является способность создавать новые идеи и
образы на основе преобразования прошлого опыта. Воображение играет
большую роль в научном познании, оно обладает большой эвристической
силой (потенциалом), имеет большое значение в научном поиске, в
формировании гипотез. Оно не сковано никакими шаблонами, схемами,
стандартами и эталонами. Имеющийся у субъекта опыт и знания
применяются в процессе научных поисков свободно и творчески.
Воображение, кроме того, обладает прогностической функцией, оно
способно предвосхищать результаты творческого процесса, направленность
исследования, его дальнейшее развитие, а также позволяет воспроизвести
целостную структуру исследуемого объекта раньше, чем он будет
проанализирован в частностях.
1
См.: Введение в философию: Учебник для вузов. В 2 ч. / Под ред. И.Т.Фролова. Ч.2.
М., 1989. С. 346.
2
Цит. по: Алексеев П.В., Панин А.В. Теория познания и диалектика. М., 1991. С. 198.
224
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§3 Теоретическая интерпретация данных
эмпирического исследования: формирование
первичных теоретических моделей и законов
Научное исследование есть единство эмпирического и теоретического
знания. Динамика научного познания потому состоит, в частности, в
переходе от эмпирического уровня к теоретическому и в развитии последнего.
В структуре теоретического знания выделяют два уровня:
1) частные теоретические модели, схемы и законы;
2) развитую теорию.
Частные теоретические модели и законы представляют собой
первичные теории, относящиеся к ограниченной области явлений. Примерами
таких теорий являются теория колебания маятника и теория движения тел
по наклонной плоскости, разработанные Галилеем до появления
ньютоновской механики. На этом уровне теоретического знания имеются,
как было отмечено, теоретические модели, частные теоретические схемы,
объясняющие явления, и первичные законы. Модель включает в себя
идеализированные объекты и связи между ними. Она представляет на
теоретическом уровне сущностные характеристики исследуемого объекта.
Модели позволяют представить в наглядной форме объекты и процессы,
недоступные для непосредственного восприятия (напр., модель атома,
гена, клетки и т.п.), отражая их строение, свойства и поведение.
По мнению В.С.Степина, теоретические схемы не являются
результатом чисто индуктивного обобщения опыта. В развитой науке они
строятся как гипотетические модели с использованием ранее
сформулированных абстрактных объектов. Только на ранних стадиях
научного познания (когда осуществляется переход от преимущественно
эмпирического изучения объектов к их теоретическому исследованию)
конструкты теоретических моделей создаются путем непосредственной
схематизации опыта.1
Важнейшими характеристиками теоретической модели является ее
структурность, а также возможность переноса абстрактных объектов из
других областей знания. На выбор абстрактных объектов оказывает
существенное влияние научная картина мира, которая стимулирует
развитие исследовательской практики, определяя поисковые задачи и
1
См.: Степин В.С. Философия науки. М., 2006. С. 239-240.
225
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
способы их решения. Абстрактные объекты (или теоретические конструкты)
являются идеальными объектами, возникшими в результате идеализации
(«точка», «прямая линия», «идеальный газ» и т.п.). Они не могут
существовать в действительности в статусе реальных объектов, так как
представляют собой идеализации и направлены на замещение
определенных реальных сторон и связей действительности. В реальности
не существует изолированных систем, которые не испытывали бы никаких
внешних воздействий, поэтому вся классическая механика построена с
помощью теоретических конструктов («маятник», «равномерное
прямолинейное движение», «наклонная плоскость» и др.). Перенос
абстрактных объектов из одной области знания в другие осуществляется с
помощью аналогии и предполагает существование прочного основания для
аналогий, которые указывают на отношения сходства между вещами.
Другим элементом на первом уровне теоретического исследования
помимо моделей и частных теоретических схем являются частные
теоретические законы. Формирование законов предполагает, что эмпирически
(экспериментально) обоснованная гипотетическая модель имеет возможность
превратиться в схему. Причем теоретические схемы вводятся вначале как
гипотетические конструкции, а затем адаптируются к определенной
совокупности экспериментов и в этом процессе обосновываются как
обобщение опыта. Затем следует этап применения модели к качественному
многообразию вещей, т.е. ее качественное расширение, и лишь после этого
– этап количественного математического оформления в виде уравнения
или формулы, что означает фазу появления закона.
Итак, формирование первичных (частных) теоретических законов
можно представить в виде цепочки следующих действий: гипотетическая
модель → теоретические схемы → качественное расширение модели →
количественное (математическое) оформление модели в виде уравнения
или формулы (= фаза появления закона).
Итак, схема формулировки закона:
модель → схема → качественные и количественные расширения →
математизация → формулировка закона.1
На всех стадиях формулировки закона осуществляется корректировка
как самих абстрактных объектов, так и их теоретических схем, а также их
количественной обработки, математической формализации. Теоретические
1
См.: Кохановский В.П., Лешкевич Т.Г., Матяш Т.П., Фатхи Т.Б. Основы философии
науки. Ростов н/Д., 2004. С. 260.
226
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
схемы также могут видоизменяться под воздействием математических
средств, однако все эти трансформации остаются в пределах выдвинутой
гипотетической модели.
Понятие закона было раскрыто ранее (см.: п.3.3.3). Поскольку
законы выражают сущность предметов и явлений (необходимые и
существенные связи между ними), то их открытие происходит на этапе
теоретического исследования. Знания о законах обнаруживаются сначала в
форме предположений, гипотез. В ходе дальнейшего исследования на
основе эмпирических данных происходит проверка гипотез, одни из них
устраняются, другие исправляются, пока, наконец, не будет установлен
закон в чистом виде. Американский физик Р.Фейнман описывает механизм
открытия законов следующим образом: «Прежде всего о нем
догадываются. Затем вычисляют следствия этой догадки и выясняют, что
повлечет за собой этот закон, если окажется, что он справедлив. Затем
результаты расчетов сравнивают с тем, что наблюдается в природе, с
результатами специальных экспериментов или с нашим опытом, и по
результатам таких наблюдений выясняют, так это или не так. Если расчеты
расходятся с экспериментальными данными, то закон неправилен».1 Он
также отмечал, что законы физики нередко не имеют прямого отношения к
опыту, а представляют собой его абстрактное выражение; очень часто
между законами и реальными явлениями дистанция огромного размера.
Также В.Гейзенберг отмечал, что открытие и формулировка законов (а это
впервые стало возможным в ньютоновской механике) связано с
идеализацией действительности: в законах речь идет не о самой
действительности, а об идеализации действительности.2
Открытие и формулировка законов – важнейшая, но не конечная
задача науки. Наука еще должна показать, как действует и какие
последствия имеет открытый ею закон. Для этого надо, опираясь на закон,
объяснить все явления данной предметной области. Следует учитывать,
что каждый закон почти никогда не проявляется сам по себе, а всегда во
взаимосвязи с другими законами разных уровней. Кроме того, многие
законы
действуют
как
законы-тенденции,
равнодействующая
многочисленных сил, действий. На основе знания законов осуществляется
не только объяснение действительности, но и предсказание, предвидение
1
Цит. по: Кохановский В.П., Лешкевич Т.Г., Матяш Т.П., Фатхи Т.Б. Основы
философии науки. Ростов н/Д., 2004. С. 142.
2
См.: Гейзенберг В. Шаги за горизонт. М., 1987. С.202-203.
227
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
новых явлений, процессов, событий. Познанные законы могут быть
использованы в практической деятельности людей. Знание законов –
основа целесообразной деятельности, человек должен руководствоваться
требованиями, вытекающими из объективных законов, как регулятивами
своей деятельности. На основе познанных законов люди могут сознательно
управлять природными и социальными процессами, оптимально их
регулировать.
Второй уровень теоретического познания – развитая теория – будет
рассмотрен в § 5 данной главы.
§4 Логика открытия и логика обоснования
научного знания
Подлинная новизна научного знания заключается в научных
открытиях и изобретениях, они являются его главной ценностью. Среди
ученых и философов нет единого мнения по вопросу о том, что считать
тем и другим и в чем состоит отличие между ними.1 Долгое время
считалось несомненным традиционное различение открытия и изобретения,
сформулированное И.Кантом. Согласно этому пониманию, открытие
есть обнаружение того, что существует независимо от человека, а
изобретение – создание человеком того, что прежде не существовало.2
Кант отмечал: «Изобрести что-то – это совсем не то, что открыть; ведь
то, что открывают, предполагается уже существующим до этого
открытия, только оно еще не было известным, например, Америка до
Колумба; но то, что изобретают, например порох, не было никому
известно до мастера, который его сделал.»3 Позже была выявлена
относительность различения открытий и изобретений и тесная связь между
ними. Другой вопрос состоит в том, что (какие объекты) считать
открытием и что относить к ним: законы, теории, понятия и т.д.? Так,
С.Тулмин акцентирует внимание на открытии понятий; М.Полани
считает результатом открытия новые проблемы; многие неопозитивисты
– суждения; Т.Кун считает «открытием» обнаружение новых фактов, а
«изобретением» - создание новых теорий.4 А подлинным открытием его
собственного учения стало понятие научной парадигмы. В самой общей
1
См. по этому вопросу монографию Никитина Е.П. Открытие и обоснование. М., 1988. Гл.3.
См.: Никитин Е.П. Открытие и обоснование. М., 1988. С. 82.
3
Кант И. Соч. в 6 т. Т.6. М., 1966. С. 466.
4
См.: Никитин Е.П. Открытие и обоснование. М., 1988. С. 88-95.
228
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
постановке вопроса, суть открытия состоит в принципиальной новизне
знания; результатом открытий являются новые знания: все то, что было
перечислено выше (факты, законы, теории ...) и многое другое.
Другим аспектом этого вопроса является рассмотрение природы и
логики научного открытия и его соотношения с обоснованием. По вопросу
о природе научного открытия существует множество точек зрения, но
несомненно одно: в открытиях находят сложное переплетение рациональное
и иррациональное, сознательное и бессознательное. Подробно этот аспект
рассматривался в параграфе о творчестве (см. §2 данной главы);
творчество и открытия неразрывно связанные процессы: ибо суть научного
творчества состоит в открытиях, а научные открытия осуществляются
благодаря творчеству и интуиции.
В коллективном учебном пособии под редакцией В.П.Кохановского
рассматривается механизм научного открытия с позиций рационализма на
основе различения аналитического (расчленяющего) и синтетического
(обобщающего) знания. Аналитическое знание позволяет прояснить детали
и частности, выявить весь потенциал содержания, имеющийся в том или
ином знании. Суть аналитического подхода состоит в том, что существенные
стороны
и
закономерности
изучаемого
явления
полагаются
содержащимися в заданном, исходном материале, исходной основе.
Исследовательская деятельность осуществляется в рамках обозначенной
области, поставленной задачи и направлена на анализ ее внутреннего
потенциала. Аналитическая форма получения нового знания фиксирует
новые связи и отношения предметов, которые уже попали в сферу
практической деятельности человека. Она тесно связана с дедукцией
и логическим следованием. Примером аналитического приращения нового
знания является нахождение новых химических элементов в периодической
таблице Д.И.Менделеева.
Синтетическое знание ведет к созданию принципиально нового
содержания, которое не содержится ни в отдельных элементах, ни в их
совокупности. Синтетическое знание – качественно новое знание, отличное
от прежнего, имеющегося в исходной основе знания. Синтетический
подход ориентирует исследователя на поиск зависимостей за пределами
самого объекта, во внешних системных отношениях. Логика открытия
нового знания, имеющего синтетический характер, обладает следующими
особенностями:
• конструктивное изменение наблюдаемых условий объекта;
229
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
• введение новых идеализаций;
• создание новой научной предметности, не встречающейся в готовом
виде;
• интегративное перекрещивание принципов на «стыке наук».1
Новая теория в этом случае строится на принципиально иной,
конструктивной основе, отвергая имеющиеся логические каноны (напр.,
общая и специальная теория относительности Эйнштейна).
В процессе научных открытий нередко имеют место побочные
продукты, непреднамеренные последствия сознательной, целеполагающей
деятельности (напр., Х.Колумб хотел открыть новый путь в Индию, а
открыл неизвестный ранее в Европе материк – Америку). Расхождение
целей и результатов поисковой научной деятельности – довольно частое
явление. Нужно учитывать, что конечный результат научного исследования
может включать в себя разные компоненты: как ожидаемые результаты
первоначально поставленной цели, так и непреднамеренные последствия
целесообразной деятельности, ее побочные продукты. Не исключено, что
побочный продукт может быть даже более существенным, чем первоначально
поставленная цель. Поэтому современный ученый должен быть готов к
фиксации и анализу непреднамеренных результатов его научной деятельности,
к тому, что они могут оказаться гораздо важнее, чем исходная цель.
В научном исследовании выделяют такую, тесно связанную с
научным открытием процедуру, как обоснование. В обыденном значении
под обоснованием понимается процедура сведения неизвестного к известному,
незнакомого к знакомому. В науке под обоснованием понимается логическая
процедура, связанная с оценкой различных логических форм знания
(утверждений, гипотез, теорий и др.), выступающих компонентами
системы научного знания, с точки зрения их соответствия целям, задачам
и функциям этих систем.2 Выделяют следующие способы обоснования
научных знаний:
• доказательство,
• опровержение,
• подтверждение.
1
См.: Кохановский В.П., Лешкевич Т.Г., Матяш Т.П., Фатхи Т.Б. Основы философии
науки. Ростов н/Д., 2004. С. 262-264.
2
См.: «Обоснование» // Философская энциклопедия. В 5 т. Т.4. М., 1967. С.110.
230
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Некоторые авторы к методам (процедурам), используемых при
обосновании научных знаний, также относят объяснение и интерпретацию.1
В зависимости от понимания характера знания по-разному
понимаются и критерии обоснования. В логических моделях знания,
опирающихся на средства формальной логики, знание изображается как
совокупность высказываний, связанных между собой формальнологическими отношениями. При этом различают два уровня обоснования:
• Логическое обоснование утверждений путем установления формальнологических отношений с другими высказываниями, определяющими
истинность исходных. В такой модели в конечном счете должны
существовать высказывания, являющиеся пределом всякого
сведения, выступающие логическим базисом обоснования системы.
• Обоснование утверждений, относящихся к логическому базису. Оно
должно иметь нелогический характер и опираться на ту или иную
гносеологическую
концепцию
(например,
непосредственная
очевидность истинности знания в теории интеллектуальной
интуиции Декарта, эмпирическая очевидность в неопозитивизме).
В понимании обоснования в истории науки можно выделить два
подхода:
1) обоснование как установление соответствия внешним по отношению к
системе знания условиям, которым данная система должна удовлетворять;
2) обоснование как установление того, что обосновываемый логический
элемент может служить средством функционирования или развития
системы.2
В обоих случаях объектом обоснования является элемент системы
теоретического знания, оцениваемый с точки зрения его применимости в
данной системе, выполнения им функций, определяемых характером
системы.
Важнейшим способом обоснования знаний является доказательство.
В логике дается следующее его определение: «Доказательство – это
логическая операция обоснования истинности какого-либо суждения с
помощью других истинных и связанных с ним суждений».3 Сам процесс
обоснования называют также аргументацией. В структуре доказательства
выделяют следующие элементы:
1
См.: Берков В.Ф. Философия и методология науки. М., 2004. С. 93-104.
См.: «Обоснование» // Философская энциклопедия. Т.4. М., 1967. С.110.
3
Кириллов В.И., Старченко А.А. Логика. М., 1982. С. 214.
231
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1) тезис – суждение, истинность которого доказывают в процессе
аргументации;
2) аргументы (доводы, или основания доказательства) – утверждения,
исходные теоретические или фактические положения, с помощью которых
доказывается истинность тезиса;
3) демонстрация – это логическая связь между аргументами и тезисом,
она представляет собой одну из форм условной зависимости. Логический
переход от аргументов к тезису протекает в форме умозаключения.
Продемонстрировать – значит показать, что тезис логически следует из
принятых аргументов по правилам формальной логики.
Различают два вида доказательств: прямое и косвенное.1
Наряду с доказательством в науке находит широкое применение
такой способ обоснования знаний, как подтверждение. Особенно
большую роль оно играет при обосновании гипотез. В отличие от
доказательства, при котором достигается полное обоснование истинности
некоторого положения, при подтверждении – только частичное. В
логическом позитивизме подтверждение является одной из важнейших
категорий и методологических процедур (см. принцип верификации).
Соотношение логики открытия и логики обоснования
Одним из первых, кто сознательно и четко поставил вопрос о
соотношении этих познавательных процедур, был немецкий философ и
логик Г.Рейхенбах2. В книге «Опыт и предсказание» (1938) он вводит
различие таких составляющих научной деятельности, как контекст
открытия и контекст обоснования.3 Рейхенбах не просто различал эти
познавательные процедуры, но и относил их исследование к разным
областям науки: открытием занимается психология, а обоснование является
делом философии науки, отождествляемой им с эпистемологией.4 В
указанной монографии отечественного философа Е.П.Никитина произведен
1
О доказательстве см. подробно: Берков В.Ф. Философия и методология науки. М.,
2004. С. 94-96; Кириллов В.И., Старченко А.А. Логика. М., 1982. Гл.XII.
2
Хотя еще до него разведение этих процедур – открытия и доказательства – и их
орудий осуществил А.Пуанкаре. «Логика, которая одна может дать достоверность, отмечал он, - есть орудие доказательства; интуиция есть орудие изобретения»
(Пуанкаре А. Ценность науки. М., 1913. С. 23).
3
См.: Никитин Е.П. Открытие и обоснование. М., 1988. С. 51-54; Ушаков Е.В.
Введение в философию и методологию науки. М., 2005. С. 317.
4
См.: Никитин Е.П. Открытие и обоснование. М., 1988. С. 52-54.
232
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
обстоятельный анализ решения проблемы соотношения процессов открытия
и обоснования в истории философии.1
В творчестве Ф.Бэкона и Р.Декарта искусство открытия и
обоснования – неразрывно связанные, единые процессы: процесс научных
открытий одновременно является и процессом их обоснования, т.е.
установления их истинности. Г.Лейбниц разъединяет процессы научного
открытия и обоснования; именно поэтому он вводит свой знаменитый закон
достаточного основания, согласно которому никакое положение не может
считаться истинным, если оно не имеет достаточного основания своей
истинности. В логическом позитивизме тенденция разъединения процессов
открытия и обоснования углубляется, обоснование превращается в
эмпирическую процедуру (знаменитый принцип верификации). Если
Рейхенбах связывал с контекстом открытия лишь психологию, то
впоследствии неопозитивисты добавили к ней также социологию науки и
историю науки. Контекст обоснования же по-прежнему считался делом
философии науки, отождествляемой ими с эпистемологией, которую они
сводили к логике.
Эта концепция претерпела ряд модификаций и в своем
окончательном виде вошла в историю под названием «стандартной
концепции». Ее суть состоит в следующем. Открытие субъективно и
доступно лишь описанию в психологии, социологии науки и истории
науки: они изучают психологические, культурно-исторические и другие
факторы научного творчества; по сути дела логики научного открытия не
существует. Обоснование объективно и нормативно и составляет объект
философии науки и эпистемологии. Т.е. с точки зрения этой концепции, в
логико-методологическом отношении исследователя не интересует, как
пришел ученый к тому или иному открытию, но нам важно, как
обосновывались, проверялись и доказывались эти продукты научного
творчества. Другими словами, ученый может творить, как ему
заблагорассудится,
но
конечный
продукт
творчества
должен
соответствовать всем логико-методологическим стандартам научного
исследования.2
Стандартная концепция практически безраздельно господствовала в
западной философии науки на протяжении трех десятилетий. Однако со
временем она начала сходить с научной сцены, полностью исчерпав себя.
1
2
См.: Никитин Е.П. Открытие и обоснование. М., 1988. Гл.1, с. 24-38; гл.2.
См.: Ушаков Е.В. Введение в философию и методологию науки. М., 2005. С. 317.
233
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В конце 50-х гг. ХХ в. два мыслителя почти одновременно бросили вызов
стандартной концепции открытия и обоснования. Речь идет о работах
Н.Р.Хэнсона: «Логика открытия» (статья) и книги «Образцы открытия»
(1958) и книге К.Поппера «Логика научного открытия» /»исследования»/
(1959). В своих работах Хэнсон выдвинул идею построения логики
открытия (отрицавшуюся стандартной концепцией), более того, он
привел ее конкретный пример из истории науки. Речь шла об одной
разновидности логического вывода, называемой абдукцией, или
ретродукцией. В отличие от индукции и дедукции, посредством которых
теории лишь проверяются, абдукция способна производить новые идеи.
Итак, именно ретродуктивный вывод (абдукцию) Хэнсон стал рассматривать
как эталон логики открытия, конкретно – как средство выдвижения
новых гипотез.1 Таким образом, согласно Хэнсону, логическая процедура,
посредством которой совершается открытие, может при других
обстоятельствах выполнять функцию обоснования. Иначе говоря,
процедуры научного открытия и обоснования в их логическом аспекте
иногда оказываются неразличимыми. Кроме того, Хэнсон высказал
(впервые!) идею о «теоретической нагруженности факта»: не существует
нейтральных фактов, они всегда воспринимаются и интерпретируются
через определенные теоретические установки. Также процесс выдвижения
гипотез осуществляется на разумных основаниях: выдвигая гипотезу,
ученый уже предварительно отчасти ее обосновывает. Таким образом,
Хэнсон воссоединил разорванные стандартной концепцией процедуры
открытия и обоснования.
Что касается книги Поппера «Логика научного исследования»
(первое, немецкое издание – 1935 г., английское издание – 1959 г.), то
расхождение со стандартной концепцией было незначительным.
Единственным отличием была интерпретация обоснования: в отличие от
принципа верификации логических позитивистов, он выдвинул новый
принцип - принцип фальсификации, т.е. опровержения теорий. Тем самым,
стандартная антитеза открытия и обоснования превращалась в антитезу
открытия и опровержения.
Появление указанных работ Хэнсона и Поппера послужило толчком
к исследованию процесса научного открытия и его взаимосвязи с
обоснованием (Д.Пойа, Т.Кун, К.Шеффнер, М.Кэд и др.). Однако вывод, к
1
См.: Никитин Е.П. Открытие и обоснование. М., 1988. С. 61.
234
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
которому пришли большинство исследователей, оказался неутешительным:
логики научного открытия не существует.1 К разочарованию в идее логики
открытия их привели фиктивность попперовской и ошибочность
хэнсоновской «логик открытия». В то же время работы Хэнсона побудили
науковедов пересмотреть распространенные представления о том, что
процессы научного творчества существенно внелогичны, рационально
невыразимы, а также способствовали преодолению разрыва между процессами
открытия и обоснования знаний. На сегодняшний день в ходе изучения
природы научного познания многие исследователи пришли к
необходимости сблизить контексты открытия и обоснования знаний, к
выводу о том, что открытие и обоснование являются единым непрерывным
процессом, в котором различать эти стадии (процедуры) можно лишь с
определенной долей условности: уже само выдвижение гипотезы происходит
с одновременной оценкой ее истинности и первичной проверкой.2 С
другой стороны, разработка и обоснование гипотез представляет собой
творческий процесс, приводящий к новым идеям и открытиям. Итак,
вывод, какой можно сделать по данному вопросу, на наш взгляд, состоит в
следующем: 1) научное открытие и обоснование – единые, взаимосвязанные
процессы; 2) что касается природы научного открытия и возможности
логики открытия, то, как нам представляется, она отчасти возможна, ибо в
основе открытия как сути научного творчества лежат не только
бессознательные, но и осознанные процессы, как иррациональные, так и
рациональные моменты.
§5 Становление развитой научной теории
Научное исследование завершается созданием научной теории. Как
было показано в четвертой главе, процесс научного исследования идет
следующим образом: тема → факты ↔ проблема → гипотеза → идея →
закон → концепция → теория. Задача ученого-теоретика состоит в
создании теории или концепции об изучаемом объекте. Под теорией
понимается высшая форма организации научного знания, которая
обеспечивает целостное понимание сущности и закономерностей развития
определенной предметной области. Теория должна репрезентировать
исследуемую область реальности, объяснять имеющиеся факты на основе
1
2
См.: Никитин Е.П. Открытие и обоснование. М., 1988. С. 64-76.
См.: Ушаков Е.В. Введение в философию и методологию науки. М., 2005. С.318-319.
235
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
открытых закономерностей, а также расширять сферу познанного.
Развитая теория содержит в себе данные о причинных, генетических,
структурных и функциональных процессах и взаимодействиях реальности.
Она открыта для описания, интерпретации и объяснения новых фактов, а
также для включения в себя дополнительных метатеоретических построений.
Зрелая теория представляет собой не просто совокупность связанных между
собой положений, но содержит в себе механизм концептуального
оформления, внутреннего развертывания идейного содержания, включает в
себя программу построения знания. По форме теория представляет собой
систему непротиворечивых, логически взаимосвязанных утверждений.
Теории используют специфический понятийно-категориальный аппарат,
систему принципов и законов.1
Научные теории обладают своим специфическим языком, который
детерминирован спецификой предметных сфер наук. Научный язык
определенным образом структурирован и иерархизирован. Язык – это
способ объективированного выражения содержания науки. Это
специфический понятийный аппарат научной теории. Сам процесс
продвижения к истинной теории отчасти зависит от выразительных
возможностей языка. Некоторые ученые считают, что развитие науки
непосредственно связано с развитием языковых средств выражения, с
выработкой более совершенного языка. Многообразие различных видов
научных языков обусловила проблему классификации языков научной
теории. В ее основу была положена внутренняя структура теории, т.е.
различие языков производится в зависимости от того, в какой из подсистем
теории они используются. Исходя из этого, выделяют следующие классы
языков науки:
1. Ассерторический - язык утверждения, с помощью которого
формулируются основные положения данной теории. Ассерторические
языки делятся на формализованные и неформализованные.
2. Модельный – язык, который служит для построения моделей, он также
подразделяется на формализованный и неформализованный.
3. Процедурный – язык, служащий для описания измерительных,
экспериментальных процедур, а также правил преобразования языковых
выражений, процессов постановки и решения задач.
1
Подробно понятие, структура, функции и виды теорий изложены в гл.3: 3.3.4.
236
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4. Аксеологический - язык, описывающий различные оценки элементов
теории, он располагает средствами сравнения процессов и процедур в
структуре научной теории.
5. Эротетический – язык, используемый при формулировке вопросов,
проблем, задач и пр.
6. Эвристический – язык, описывающий научный поиск в условиях
неопределенности. С его помощью производится постановка проблемы.1
Напомним, что различают различные виды теорий:
1) дедуктивные и индуктивные;
2) описательные и объяснительные;
3) содержательные и формальные;
4) фундаментальные и прикладные;
5) «открытые» и «закрытые» и др.
Классическая и неклассическая теории
Для классической науки характерен идеал дедуктивно построенных
теорий. В классический период развитые теории создавались путем
последовательного обобщения и синтеза частных теоретических схем и
законов. Классический вариант развитой теории выражает системы
закрытого типа. Ярким примером такой теории является механика
Ньютона. Неклассический вариант научных теорий ориентирован на
открытые системы. Качество открытости признано современными
методологическими исследованиями неотъемлемой характеристикой
бытия. Оно обнаруживается в поведении макросистем любого вида.
Примерами неклассической теории является квантовая механика,
синергетика. Таким образом, исследования показали, что современная
теория не может и не должна быть закрытой и окончательно
сформулированной теорией. Она принципиально должна быть открытой и
содержать в себе механизмы своего развития.
В.С.Степин обращает внимание на три особенности построения
развитой научной теории в современных условиях. Первая заключается в
том, что развитые теории большей степени общности в современных
условиях создаются коллективом исследователей с отчетливо выраженным
разделением труда между ними, т.е. речь идет о коллективном субъекте
научного творчества. Это обусловлено усложнением объекта исследования
и увеличением объема производимой информации. Вторая особенность
1
См.: Кохановский В.П., Лешкевич Т.Г., Матяш Т.П., Фатхи Т.Б. Основы философии
науки. Ростов н/Д., 2004. С. 272-273.
237
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
современной науки состоит в том, что фундаментальные теории все чаще
создаются без достаточно развитого слоя первичных теоретических схем и
законов; промежуточные звенья, необходимые для построения теории,
создаются по ходу ее разработки. Третьей особенностью является
применение метода математической гипотезы. В отличие от классических
теорий в современной науке (в особенности в физике) «построение теории
начинается с формирования ее математического аппарата, а адекватная
теоретическая схема, обеспечивающая его интерпретацию, создается уже
после построения этого аппарата». При обнаружении неконструктивных
элементов внутри теоретических схем проводится своеобразная селекция
идеализированных объектов с помощью мысленного эксперимента.1
Таким образом, на различных стадиях развития науки формирование
теоретического знания осуществляется различными способами и методами.
Современная наука сохраняет некоторые основные операции построения
теории, присущие классической науке. Но она в то же время развивает эти
операции, частично видоизменяя их, адаптируя к новейшим условиям и
специфике постнеклассической науки.
1
См.: Степин В.С. Теоретическое знание. М., 2000. С. 420-422, 427; его же. Философия
науки: Общие проблемы. М., 2006. С. 248-265.
238
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 7. Научные революции и типы научной
рациональности
§1 Научные революции как перестройка
оснований науки
Вопрос о возникновении нового знания в науке – один из
важнейших в истории и философии науки. Научная деятельность
осуществляется прежде всего в рамках научных традиций, т.е. может быть
традиционной. Основателем учения о научных традициях является Т.Кун.
Традиционная наука называется в его концепции "нормальной наукой",
которая в своих исследованиях опирается на общепринятую парадигму,
которая в течение некоторого времени признается определенным научным
сообществом как основа для его деятельности. Т.Кун показал, что традиция
является не тормозом, а наоборот, необходимым условием быстрого
накопления научных знаний. "Нормальная наука" развивается не вопреки
традициям, а именно в силу своей традиционности.
Научные традиции представляют собой устойчивую совокупность
фундаментальных теоретических убеждений, познавательных предпочтений,
исследовательских стратегий, особого стиля мышления и навыков мастерства,
существующих длительное время и постоянно воспроизводимых новыми
поколениями. При этом традиция является обновляющимся когнитивным
образованием: ее жизнеспособность зависит от того, насколько она умеет
сохранять и использовать свои лучшие достояния, эвристический потенциал,
сочетая их с открытостью к инновациям и совершенствованию.1 Научные
традиции играют большую роль в развитии науки, они обеспечивают
преемственность научного знания и создают оптимальные условия для его
развития. Научные традиции передаются, транслируются по каналам
тесного научного общения (через образование, наставничество и пр.).
Существенную часть научной традиции составляет неявное знание, освоить
которое можно только в непосредственном тесном общении с наставником,
учителем, коллегами (см. М.Полани) и которое невозможно передать через
учебники.
Видный американский философ и методолог науки Т.Кун в своей
широко известной книге «Структура научных революций» обосновал
модель развития науки, которая включает чередование двух этапов: так
1
См.: Ушаков Е.В. Введение в философию и методологию науки. М., 2005. С. 416.
239
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
называемой «нормальной науки» и научной революции. Т.Кун один из
первых на Западе стал заниматься проблемой научных революций.1 С
целью преодоления ограниченности неопозитивистских концепций он
обратился к истории науки, что позволило ему разработать оригинальную
концепцию науки, ее изменения и роста. Основные положения концепции
Куна состоят в следующем.
1. Субъектом научной деятельности является научное сообщество,
организующееся как некоторая школа, направление. Новизна подхода
Куна состояла в том, что он предложил отказаться от господствовавшего в
неопозитивистской философии образа науки как системы готовых знаний,
оформленной по логико-методологическим стандартам и заменить его
образом науки как деятельности научных сообществ. Специфика этого
образа науки состояла в устранении свойственной неопозитивизму
внеисторической логико-методологической характеристики науки и
перемещении акцентов на социологические аспекты научной деятельности,
рассмотренной в конкретных социокультурных условиях. При таком
подходе облик науки оказывался зависимым от господствовавшего в те
или иные исторические периоды способа деятельности научного сообщества.
Отсюда - вторая новация Куна.
2. Он разрабатывает свое знаменитое понятие научной парадигмы2,
под которой понимает признанные всеми научные достижения, которые в
течение длительного времени дают научному сообществу образец
осуществления научного поиска и научной деятельности в целом и
образуют модель постановки проблем и их решений. Каждый отдельный
ученый, входящий в научное сообщество, усваивая все его идеалы, нормы,
ценностные ориентации, должен разделять эту парадигму и осуществлять
научную деятельность в соответствии с ней.
3. В зависимости от господства или крушения (низвержения)
определенной научной парадигмы Кун выделяет в истории науки два
периода:
1
Понятие “научной революции” первым в научное употребление ввел французский
ученый и философ А.О.Курно (1801-1877) еще в конце XIX в.
2
Понятие научной парадигмы впервые было введено позитивистом Г.Бергманом,
заслуга же Куна состояла в обстоятельной разработке и распространении этого
понятия; считается, что на его разработке сказалось влияние другого понятия - “стиля
мышления”, введенного польским ученым и философом Л.Флеком [см.: Фаго-Ларжо А.
Легенда о стриптизе философии (современные тенденции в философии науки) //
Вопросы философии. 2010. № 8. С. 134].
240
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1) парадигмальная стадия – период безраздельного господства
определенной парадигмы в научном сообществе (период так называемой
«нормальной науки»);
2) внепарадигмальная стадия - период смены научных парадигм (период
научной революции).
В концепции Куна предполагается также наличие третьей стадии,
точнее предстадии – допарадигмальной стадии – периода сосуществования
различных альтернативных гипотез и конкурирующих научных сообществ.
История научного познания в изложении Куна выглядит следующим
образом. Допарадигмальной стадии свойственны концептуальный хаос и
конкуренция различных гипотез и теорий. Однако со временем происходит
выдвижение на первый план какой-то одной теории; когда ее принимает
большая часть научного сообщества, она становится общеобязательной
точкой зрения и начинает трактоваться как образец решения проблем,
конституируясь в теоретическое и методологическое основание научных
исследований этого периода, т.е. в парадигму. Эту стадию в развитии
науки Кун называет периодом «нормальной науки». Употребляя слово
«нормальная», он хотел подчеркнуть, что именно на этой стадии ученые
могут плодотворно (нормально!) заниматься научной деятельностью:
усовершенствованием, приращением знаний, т.е. осуществлять научный
прогресс (вследствие этого именно этот период научной деятельности в
прошлом отождествлялся с наукой вообще). На этом этапе научная
парадигма определяет спектр значимых научных проблем и возможные
способы их решения, одновременно игнорируя не согласующиеся с ней
факты и гипотезы, т.е. выполняет проективно-программирующую,
регулятивную и селективно-запретительную функции. В рамках «нормальной
науки» прогресс осуществляется посредством кумулятивного накопления
знаний, теоретического и эмпирического усовершенствования исходных
установок. Парадигма находит свое воплощение в фундаментальных
трудах ученых, в учебниках и на многие годы определяет круг проблем и
методы их решения в той или иной области научного знания.
Однако на определенном этапе в рамках принятой парадигмы ученые
сталкиваются с рядом «аномальных явлений», т.е. с фактами, которые не
укладываются в рамки прежней теории и не могут быть объяснены и
разрешены посредством существующей парадигмы (она перестает
«работать»), что вызывает научный кризис. Появляется множество
альтернативных гипотез, а позже и теорий, которые пытаются дать
241
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
различное объяснение научным аномалиям. Это и есть период научной
революции. Из множества конкурирующих теорий выбирается та, которая,
по мнению научного сообщества, предлагает наиболее удачный вариант
решения научных «головоломок». Достижение конвенции при выборе
образцовой теории означает формирование новой парадигмы и знаменует
собой начало следующего этапа в развитии науки - «нормальной науки». И
так, по мнению Куна, было всегда, на протяжении всей истории науки
указанные стадии поочередно сменяли друг друга. Существование
парадигмы связано с периодами «нормальной науки», а смена парадигм
осуществляется посредством и в ходе научных революций, что связано с
переходом научного сообщества на новую систему ценностей и
мировидения.1
Трактовка Куном понятия парадигмы (его неопределенность и
неоднозначность, а также чрезмерный психологизм и социологизм)
вызвала дискуссию и критику философов и ученых (К.Поппер, И.Лакатос,
Мастерман и др.), что побудило его пересмотреть и эксплицировать данное
понятие. В дополнении 1969 г. к указанному произведению Кун
конкретизирует понятие парадигмы посредством введения понятия
«дисциплинарной матрицы» - более широкого понятия, которое оказывается
тождественным социологическому (в его понимании) смыслу понятия
парадигмы.2 В структуру «дисциплинарной матрицы» входят:
1) символические обобщения – формальный аппарат и специальный
язык, выражающие законы и наиболее употребляемые понятия-термины
конкретной научной дисциплины;
2) метафизические установки (концептуальные модели) – общепризнанные
предписания, определяющие наиболее фундаментальные теоретические и
методологические принципы миропонимания, задающие способ видения
мира и его онтологию;
3) ценности, задающие идеалы и нормы построения и обоснования
научного знания;
4) общепризнанные образцы (стандарты) – схемы решения конкретных
задач («головоломок»).3
1
См.: Кун Т. Структура научных революций. М., 2001. С. 26-223.
Кун различает широкий (социологический) и узкий (методологически-инструментальный)
смысл понятия парадигмы (см. с. 71 данной работы).
3
См.: Кун Т. Структура научных революций. М., 2001. С. 224-245.
242
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Уточненное после дискуссии видными специалистами в области
философии науки понятие научной парадигмы приобрело более широкое
значение и в современной философии науки понимается как совокупность
общепринятых в научном сообществе на том или ином этапе развития
науки теоретических, методологических, аксиологических и иных установок,
которыми ученые руководствуются при решении научных проблем в
качестве образца или стандарта.
Кун слишком расширительно трактовал понятие «научной революции»,
распространяя его не только на коренные изменения и крупнейшие
события в науке, связанные с деятельностью выдающихся ученых, таких
как Коперник, Галилей, Ньютон, Эйнштейн, но и на мелкие, текущие
изменения в научном сообществе, обусловленные реконструкцией
предписаний, которыми оно руководствуется. Для ученых вне этого
научного сообщества подобные изменения могли и не быть
революционными. Главным для Куна было показать, что кумулятивные
процессы в науке часто прерываются научными революциями.
После работ Куна и других философов и методологов науки понятие
научной революции закрепилось в философии науки. Было установлено,
что в ходе научных революций происходит перестройка исследовательских
стратегий, задаваемых основаниями науки. К основаниям науки, как было
показано в четвертой главе, относятся идеалы и нормы исследования,
научная картина мира, философские идеи и принципы, обосновывающие
цели, идеалы, нормы и методы научного исследования. Исходя из этого,
под научной революцией стали понимать те этапы развития науки, когда
происходит смена исследовательских стратегий, задаваемых ее основаниями.1
Основания науки обеспечивают рост знания до тех пор, пока общие
черты системной организации изучаемых объектов учтены в научной
картине мира, а методы познания этих объектов соответствуют сложившимся
идеалам и нормам исследования. Однако по мере развития науки ученые
могут столкнуться с принципиально новыми типами объектов, требующими
иного видения реальности по сравнению с тем, которое предполагает
имеющаяся в данное время картина мира. Кроме того, для познания новых
объектов могут потребоваться изменения в существующей методологии
научного исследования. В этой ситуации дальнейший рост научного
знания предполагает перестройку оснований науки.
1
См.: Степин В.С. Философия науки. М., 2006. С. 267.
243
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Перестройка оснований науки может быть вызвана, во-первых,
внутридисциплинарным развитием знаний, в ходе которого возникают
проблемы, неразрешимые в рамках имеющихся знаний данной научной
дисциплины. Во-вторых, научные революции могут быть обусловлены
междисциплинарными взаимодействиями, вследствие чего происходит
перенос идеалов и норм исследования из одной научной дисциплины в
другие, что нередко приводит к научным открытиям.
В зависимости от того, какой компонент оснований науки
перестраивается, различают два вида научных революций: 1) происходит
изменение научной картины мира без изменения идеалов и норм
исследования; 2) осуществляются радикальные изменения и в картине
мира, и в системе идеалов и норм научного познания. Примерами научных
революций первого вида являются революция в математике в связи с
открытием дифференциального и интегрального исчисления Ньютоном и
Лейбницем; переход от механической картины мира к электродинамической в
связи с открытием электромагнитного поля и построением соответствующей
теории (Фарадей, Максвелл, сер. XIX в.). В этих случаях хотя революция в
науке сопровождалась радикальными изменениями знаний и картины
мира, познавательные установки наук (математики и физики) существенно
не менялись. Примером научной революции второго вида может служить
появление квантовой механики в первой половине ХХ в., сопровождавшееся
перестройкой классических идеалов объяснения, описания, обоснования и
организации знаний.
Предпосылкой любой научной революции является появление новых
фактов («научных аномалий»), которые не укладываются («не вписываются»)
в прежнюю картину мира и не могут быть объяснены посредством
имеющихся знаний, средствами существующей теории. Когда аномалии и
проблемы накапливаются и становятся явно не разрешимыми в рамках
прежней теории, возникает кризисная ситуация, которая и приводит к
научной революции. Ярким примером такой ситуации явился кризис в
области физики (и всего естествознания) на рубеже XIX-XX вв. и
последующая революция в нем.
Научная революция – это не одномоментный акт, а длительный
процесс, сопровождающийся выдающимися открытиями, радикальной
перестройкой знаний, переоценкой ранее существовавших познавательных
и мировоззренческих ценностей. Изменяются не только научные теории,
но и стандарты научной деятельности, методологический инструментарий.
244
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Научные революции являются проявлением некумулятивных пер