close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

75.Документология учебное пособие

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ
УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВ»
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ
УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ИСКУССТВ И КУЛЬТУРЫ»
Ю. Н. Столяров
ДОКУМЕНТОЛОГИЯ
Рекомендовано в качестве учебного пособия
Учебно-методическим объединением высших учебных заведений
Российской Федерации по образованию в области
народной художественной культуры, социально-культурной
деятельности и информационных ресурсов
Орёл
Горизонт
2013
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 002. 6 + 003
ББК 65.052
С 81
Рецензенты:
доктор педагогических наук, главный научный сотрудник
Российской государственной библиотеки Т. В. Майстрович;
заслуженный деятель науки России, доктор филологических наук,
профессор, заведующий Отделом теоретических и прикладных
проблем информатики Всероссийского научно-исследовательского
института научно-технической информации Р. С. Гиляревский
Одобрено кафедрой управления информационно-библиотечной
деятельностью Московского государственного университета
культуры и искусств.
Одобрено Учебно-методическим советом Учебного центра
Федерального государственного бюджетного учреждения
«Российская государственная библиотека»
Одобрено Советом по редакционно-издательской деятельности
Орловского государственного института искусств и культуры
Столяров, Ю. Н.
Документология : учебное пособие / Ю. Н. Столяров; МосС 81 ковский государственный университет культуры и искусств;
Орловский государственный институт искусств и культуры. –
Орёл : Горизонт, 2013. – 370 с.
В учебном пособии освещаются социальное значение, свойства и функции документа, излагаются онтологические положения общей теории документа, или документологии: законы функционирования документа в обществе, социальный статус документа, его семиотические составляющие
(наименование, материальная основа, знаковая система, содержание и
смысл, структура, особенности бытования во внешней среде и иные), основания классификации.
Для студентов высших учебных заведений; аспирантов, ведущих исследования по документалистике, документоведению, архивоведению, библиотековедению, библиографоведению, книговедению; слушателей Высших библиотечных курсов, а также для всех, кто интересуется общей теорией документа.
ISBN 978-5-904977-37-5
© Ю.Н. Столяров, 2013
© Орловский государственный институт
искусств и культуры, 2013 Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оглавление
Предисловие …………………………………………………………..
Введение ………………………………………………………………
Лекция первая. Значение документа. Законы документологии …...
Лекция вторая. Фундаментальность документологии ……………..
Лекция третья. Эволюция документа как информационного
объекта ………………………………………………………………...
Лекция четвертая. Возникновение и развитие понятия «документ» ..
Лекция пятая. Документологическая терминология ……………….
Лекция шестая. Сущностные функции документа …………………
Лекция седьмая. Сущность документа ……………………………...
Лекция восьмая. Перцептивная составляющая документа ………...
Лекция девятая. Документская систематика ………………………..
Лекция десятая. Номинативная составляющая документа ………...
Лекция одиннадцатая. Статус документа как научного понятия ….
Относительность, конвенциональность, условность
понятия «документ» ………………………………………………
Документ полноценный и неполноценный ……………………...
Аутентивный и неаутентивный документ ……………………….
Документ стационарный и мобильный ………………………….
Документ плоский и объёмный …………………………………..
Документ дискретный и континуальный ………………………..
Лекция двенадцатая. Материальная составляющая документа …...
Материал основы ………………………………………………….
Материал (вещество и энергия) записи ………………………….
Способы документаризации ……………………………………...
Средства документаризации ……………………………………...
Аксессуары документа ……………………………………………
Тара и упаковка ……………………………………………………
Лекция тринадцатая. Сигнативная составляющая документа ……..
Аналоговый документ …………………………………………….
Символьный документ …………………………………………..
Код ………………………………………………………………….
Лекция четырнадцатая. Семантивная составляющая документа ….
Сущность информации ……………………………………………
Понятие «смысл» ………………………………………………….
Понятие «Содержание» в семантивной составляющей ………...
Лекция пятнадцатая. Синтактивная составляющая документа ……
Принципы синтактивности ……………………………………….
Инфраструктура семантивной составляющей документа ……...
3
5
10
13
27
38
48
62
68
76
85
106
110
126
126
136
142
144
146
148
151
153
169
173
175
177
177
181
184
185
198
204
204
210
214
221
222
228
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Структурирование семантивной составляющей
управленческого документа ………………………………………
Лекция шестнадцатая. Темпоральная составляющая документа ….
Документ диахронный и синхронный …………………………...
Лекция семнадцатая. Прагмативная составляющая документа …...
Лекция восемнадцатая. Взаимосвязь сущностных составляющих
документа ……………………………………………………………...
Лекция девятнадцатая. Жизненный цикл документа ………………
Лекция двадцатая, заключительная. Документские фуркации –
движущая сила цивилизационного процесса ……………………….
Заключение ……………………………………………………………
Резюме …………………………………………………………………
Resume …………………………………………………………………
Список литературы для углублённого изучения курса …………….
Указатель имён ………………………………………………………..
4
235
242
256
263
281
284
287
297
299
328
352
358
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Предисловие
Документ широко используется решительно во всех сферах общественной деятельности. В каждой из этих сфер приходится вырабатывать к нему собственные требования, к его оформлению, номенклатуре
реквизитов и месту их размещения. Наибольшие успехи такого рода
достигнуты областями делопроизводства, архивоведения, библиотековедения, библиографоведения, правоведения. Однако каждой из перечисленных и не названных сфер приходится, что называется, вариться
в собственном соку, вновь и вновь изобретать велосипед, не подозревая о том, что многие рациональные формы документов давным-давно
выработаны в смежных или отдалённых областях деятельности и полностью себя оправдывают.
Причина такой ситуации кроется в том, что общая для всех сфер
деятельности теория документа, несмотря на свою вековую историю,
ведущую начало от трудов Поля Отле (1868-1944, Бельгия), находится
в затянувшейся стадии возникновения. Объясняется это, с одной стороны, углубляющейся дифференциацией и, следовательно, изоляцией
наук. С другой стороны, имеет место неверие в то, что столь далеко отстоящие друг от друга направления деятельности, как, скажем, делопроизводство и финансовое дело, библиотековедение и дипломатика,
палеография и книговедение, космонавтика и музейное дело, криминалистика и законотворчество и так далее до бесконечности, могут иметь
некие общие точки соприкосновения. Едва ли не в каждом из названных направлений делаются попытки разработать общую теорию документа, но при ближайшем рассмотрении оказывается, что общей в
лучшем случае она оказывается только в пределах той или иной дисциплины, а действительно всеобщей теории, интегрирующей достижения всех перечисленных наук, ещё не выработано.
Между тем используемые в любой, без какого-либо исключения,
области документы, – то есть, в широком смысле, записанная информация, – являются тем перекрёстным пунктом, узлом, тем фокусом, на
котором сходятся интересы абсолютно всех отраслей деятельности. И
этот узел в силу своей общественной значимости достоин быть предметом самостоятельного изучения. Чтобы строить действительно научную теорию документа и прежде всего её понятийный аппарат, чтобы избегать противоречивости дефиниций, необходимо исходить, как
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
правильно заметил Юрий Владимирович Нестерович, «из значительно
более обоснованной разработки теоретических основ документоведения»1.
Такое изучение стоит в центре внимания особой дисциплины социального цикла – документологии. Она преподаётся в Московском
государственном университете культуры и искусств уже второе десятилетие (с 1994 г.) на кафедре документных ресурсов и документационного обеспечения управления. Поначалу эта дисциплина называлась
«Документоведение», но в 1998 г. Учебно-методический совет по документоведению при Историко-архивном институте Российского государственного гуманитарного университета утвердил учебную программу под современным, более точным наименованием,
позволяющим отличить данный курс от курса «Документоведение»,
имеющего своим предметом управленческий документ.
Тогда же началась работа над вузовским учебником по документологии, формировавшейся в тот период под наименованием документоведения. Впрочем, по административному документоведению учебника тогда тоже не существовало и не существует до сего времени.
Разработку нового видения общей теории документа и её представления в виде учебника приняла на себя Наталья Николаевна Кушнаренко2. Её учебник «Документоведение» выпущен в 1997 г. К
настоящему времени этот учебник выдержал девять изданий в киевском издательстве «Знання» («Знание»). По нему обучаются студенты
всех республик, входящих в Содружество Независимых Государств, а
также учащиеся высшей школы ближнего и дальнего зарубежья.
1
Нестерович Ю. В. Анализ определений базисных понятий документоведения в СТБ П
2059-2010 и целесообразность соразмерения понятийного аппарата документоведения и
информатики / Ю. В. Нестерович // Науч. и техн. информ. – Сер. 1. - 2010. - № 10 .- С. 14.
2
Наталья Николаевна Кушнаренко широко известна у себя на родине и далеко за её пределами. Выпускница Харьковской государственной академии культуры, она благодаря своему таланту и исключительной трудоспособности (ею опубликовано около 500 книг, статей, рецензий, учебно-методических материалов) стала доктором педагогических наук
профессором. Под её руководством защищено свыше десяти докторов и кандидатов наук.
В 1994 г. она впервые на Украине ввела подготовку студентов по специальности «Документоведение и информационная деятельность», разработав для этого соответствующую
учебно-методическую документацию(1994), и основала первую украинскую кафедру документоведения (1995). Ровно десять лет она проректор по научной работе Харьковской
государственной академии культуры. С 1999 г. носит почётное звание «Заслуженный работник культуры», избрана действительным членом Международной академии информатизации – ассоциированного члена Организации Объединённых Наций. В своей жизни самым счастливым событием последних лет считает рождение внучки, в которой просто
души не чает!
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рис. 1. Наталья Николаевна Кушнаренко –
автор вузовского учебника «Документоведение»
Общетеоретический подход обнаруживается также в учебных пособиях последнего десятилетия: «Документоведение» Н. Б. Зиновьевой
(2001, 2011), О. М. Зусьмана и В. А. Минкиной (2003), Н. С. Ларькова
(2006), Г. Н. Швецовой-Водки. Докторскую диссертацию по общей
теории документа защитили Г. Г. Воробьёв (Москва, 1979),
Г. Н. Швецова-Водка (Киев, 2001), С. Г. Кулешов (Киев, 2000),
Т. В. Майстрович (Москва, 2006), В. В. Бездрабко (Киев, 2010). Монографии «Основы общей теории документа» (2005) и «Эволюция теоретических представлений о документе» (2011) опубликовал
Е. А. Плешкевич. Г. Н. Швецова-Водка выпустила монографию «Общая теория документа и книги» (2009). Избранные труды по общей
теории документа опубликовали К. Б. Гельман-Виноградов (2009),
М. С. Слободяник (2010), А. Н. Сокова (2009).
Постепенно находит всё большее признание и термин «Документология». С 1999 года курс с таким названием ежегодно читается на
Высших библиотечных курсах Российской государственной библиотеки (Юрий Николаевич Столяров), с 2002 года – в Академии переподготовки работников искусства, культуры и туризма (Эдуард Рубенович
Сукиасян), с 2006 года – в Харьковской государственной академии
культуры.
Таким образом, необходимость документологии как научной и
учебной дисциплины всё более осознается научным сообществом. При
имеющем место расхождении взглядов на предмет, содержание, структуру и задачи документологии важно отметить, что сама по себе эта
дисциплина под сомнение не ставится, авторы озабочены поиском путей её рационального развития.
Вместе с тем определилась и антагонистическая позиция, отвергающая существование документологии: «Такой науки нет. Есть доку7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
менталистика, есть документоведение, а документологии нет»3;
«…фундаментальной названа не только спорная, но вообще ещё не существующая наука документология»4.
Такого рода суждения лишний раз побуждают разрабатывать всеобщую т.е. равно значимую для всех документивных дисциплин, теорию документа. За то время, что она преподаётся в различных учебных
заведениях, – около 20 лет, – накопился материал, позволяющий суммировать наиболее значительные достижения документологии, известные к настоящему времени, в самостоятельном учебном издании – курсе лекций по этому предмету.
Предлагаемый вниманию читателей материал представляет собою
только часть более полного курса. Основное внимание в нём уделено
онтологии документа, т.е. его сущности и статусным характеристикам.
Отличие курса от других пособий этого рода состоит и в том, что документ как знаковая система рассмотрен главным образом в понятиях
семиотики. Документология как всеобщая теория документа представлена в курсе лекций пока ещё в первом приближении. Публикация
продолжения лекций – дело будущего.
При том, что в «Документологии» преподаются самые общие положения теории документа, раскрываться они могут профилированно.
Поскольку в данном случае курс читался библиотекарям, многие его
положения разъяснены применительно к библиотечной практике. С таким же успехом их можно иллюстрировать примерами из любой области социальных коммуникаций, имеющих дело с документом.
Автор выражает признательность Учебному центру Российской
государственной библиотеки, выступившему с инициативой подготовить данный курс лекций. Моя большая благодарность Юлии Владимировне Буслаевой, работавшей с фонограммой лекций, устранившей
ряд содержащихся в них оговорок и неточностей, неоднократно исправлявшей текст в процессе его корректирования. Благодарю также
учебно-методический совет Учебного центра послевузовского и дополнительного профессионального образования специалистов Российской государственной библиотеки, кафедру управления информационно-библиотечной деятельности, а также кафедру документных
ресурсов и документационного обеспечения управления Московского
3
Добровольский В. В. Грустные результаты беспредметной дискуссии (по поводу публикации Ю. Н. Столярова в сборнике «Научные и технические библиотеки», 2004, № 4) /
В. В. Добровольский // Науч. и техн. б-ки. – 2005. – № 4. – С. 98.
4
Беспалова Э. К. О фундаментальной подготовке библиотечно-информационного специалиста / Э. К. Беспалова // Библиотечное дело – 2006: Скворцовские чтения: Материалы
Одиннадцатой междунар. науч. конф. (19-20 апреля 2006 г.). – Ч. II. – М., 2006. – С. 101.
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
государственного университета культуры и искусств, обсудивших рукопись ещё в 2007 г. и рекомендовавших её к изданию; моих уважаемых рецензентов, посчитавших курс лекций достойным публикации;
возможным оснастить её грифом; и наконец сам Учебно-методический
совет по библиотечно-информационному образованию Учебнометодического объединения вузов культуры и искусств, выдавший
гриф этому произведению. Спасибо Орловскому государственному институту искусств и культуры, озаботившемуся выпуском в свет данного курса лекций.
Заранее благодарю и моих будущих читателей и критиков. Обещаю самым внимательным образом изучить и учесть их замечания, которые можно прислать по электронным адресам Орловского государственного
института
искусств
и
культуры,
Московского
государственного университета культуры и искусств, Высших библиотечных курсов РГБ.
Как говорили древние, feci, quod potui, faciant meliora potentes: я
сделал что мог, и пусть, кто может, – сделает лучше.
Автор
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Введение
Уважаемые слушатели! Сегодня мы начинаем изучать курс «Документология». Прежде чем говорить об этом предмете, сделаю небольшое введение.
В традициях русской, потом советской, а теперь российской высшей школы учебный план строится таким образом, что если набор всех
предметов принять за сто процентов, то он делится на три части, на которые отводится примерно по одной трети учебного времени. Одна
часть – это общенаучные предметы, их набор одинаков для всех вузов
страны. Что касается этого блока, то имеется в виду, что поскольку он
един для всех высших учебных заведений страны, то вы эти дисциплины уже изучили.
Второй класс – общепрофессиональные предметы, третий – специальные.
Какова разница между ними, и куда попадает наш предмет «Документология», который мы сегодня начинаем изучать? Общепрофессиональные предметы – те, которые дают специалисту широкую теоретическую базу, без которой специальные предметы усваиваются на
уровне ремесленничества. Например, для всех технических специальностей это математика, сопротивление материалов, техническое черчение и т.д. Врачи, фармацевты изучают латынь, на этом строится вся их
профессиональная терминология. В случае с нашей специальностью в
блок общепрофессиональных дисциплин входит до десятка различных
предметов, и среди них, например, библиография (библиография воспринимается библиотекарями как специальная дисциплина, и изучается профилировано к библиотечному делу). Почему она общепрофессиональная? Потому, что выходит за рамки библиотечной
специальности: библиографы нужны и Книжной палате, и издательству, и книжному магазину. Библиографы нужны и в библиотеке, и без
библиографической работы библиотечная работа невозможна.
Сюда же входит «Аналитико-синтетическая обработка документов». У вас этот курс тоже будет, он очень обширный. К общепрофессиональным он относится потому, что речь в нём идёт об описании,
классификации, обработке документа – любого, везде, где это необходимо. В нашем случае речь идёт об обработке документов в библиотеке, и курс будет направлен на библиотечную деятельность.
Есть среди общепрофессиональных курсов «Социальные коммуникации». Библиотека представляет собой документо-коммуникационную
систему. С одной стороны, документскую – потому что базируется на
документе; с другой стороны, коммуникационную, т.е. строящуюся на
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
связях, на общении библиотекарей между собой, с читателем и т.д. Латинское слово communis означает общий. Изучение социальных коммуникаций тоже относится к общепрофессиональным предметам, и у вас
такой предмет будет. Общепрофессиональный он потому, что это наука,
которая очень далеко уходит за пределы библиотечного дела. Социальные коммуникации имеют место в обществе везде (потому они и социальные). Мы общаемся в семье, на работе, в транспорте, в магазине, общаются между собой главы государств. Этот курс будет знакомить с
общими положениями теории социальных коммуникаций, которые приложимы и к библиотечному делу тоже.
В общепрофессиональные дисциплины входит и «Документология». Это курс, который имеет своим предметом документ вообще, документ как таковой, в том числе и документ как элемент библиотечного
фонда. И нам с вами нужно будет в этом базовом, основополагающем
понятии разобраться, что, как мы убедимся, непросто.
Исходя из контингента слушателей, допускаю, что ни «Социальные коммуникации», ни «Аналитико-синтетическую обработку документов», ни «Документологию» прежде вы не изучали, а возможно даже не имели представления об их существовании. Поэтому в их
преподавании (конечно, в усечённом, сжатом виде) видится смысл.
Теперь о «Документологии» с организационной точки зрения: как
будет построено изучение этой дисциплины и что будет от вас требоваться.
Существует учебник Натальи Николаевны Кушнаренко, который
называется «Документоведение». Начиная с 1997 года этот учебник
выдержал уже девять изданий, и этот факт говорит сам за себя.
Документология развивается очень бурно, практически все наши
специальные или общепрофессиональные журналы то и дело публикуют одну статью за другой. Помимо учебника существуют ещё учебные пособия. Но для вас основным материалом для изучения будут
лекции, поскольку мы стеснены временем. Сведения, полученные на
занятиях, желающие могут дополнить знаниями с помощью учебника,
распечаток статей и другого раздаточного материала, который подготовил для вас Учебный центр.
Вторая причина, по которой конспекты лекций важнее, чем учебник, состоит в том, что лекторы обычно стремятся донести до слушателей всё самое новое, что появилось на сегодняшний день в области
читаемой дисциплины. Учебник по вполне понятным причинам несколько отстаёт от времени.
Третья причина заключается в том, что у каждого преподавателя
своё видение предмета. Н. Н. Кушнаренко – моя ученица, учебник она
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
писала по моей просьбе. Она доктор педагогических наук, профессор,
проректор по научной работе Харьковской государственной академии
культуры. Теперь эта академия находится в другом государстве, однако
контакты между нами сохраняются. У Натальи Николаевны свой
взгляд на этот предмет, у меня – несколько иной. Самостоятельность
видения предмета каждым автором – дело вполне нормальное. В главном мы с Н. Н. Кушнаренко, конечно, сходимся. Тем не менее я изложу
собственное понимание документологии.
И ещё одна причина, может быть даже более важная, чем все названные выше: мысль, как говорил мой научный руководитель – в ту
пору единственный на весь Советский Союз профессор Юрий Владимирович Григорьев, должна пройти через руку. Учебник даёт знания, а
лекции – понимание предмета. Вот почему лекции нужны даже при наличии учебника. Если вы запишете лекции сами, своей рукой, то это
означает, что вы поняли записываемое и вы крепче усвоите их содержание. Поэтому мой вам настоятельный совет – конспектировать.
В конце этого курса вы будете сдавать по нему зачёт. Что для этого нужно, каковы условия? Конечно, посещение занятий, поскольку я
этому придаю особенно большое значение. На занятиях попробуем
сделать несколько практических работ, чтобы у вас была возможность
лично поработать с разными видами документов. Затем будут домашние работы, нужно будет самостоятельно поразмыслить, что такое документ, разобраться в дискуссионных статьях, где авторы излагают самые различные точки зрения, и высказать свои соображения.
Для тех, кто по каким-либо причинам не захочет сдавать зачёт
устно, есть возможность написать реферат по теме этого курса (темы,
как и вопросы к зачёту, указаны в Программе). Советую посмотреть
Программу, чтобы уяснить, о чём этот курс, и выбрать тему реферата.
Можно не ограничиваться только теми позициями, которые обозначены в Программе. Вы можете предложить свою тему реферата, и чем
она будет оригинальнее и интереснее, тем охотнее я с вами соглашусь.
В ходе лекций я буду отмечать, какие вопросы было бы интересно изучить самостоятельно и написать по ним реферат. Требования к реферату и домашним работам вытекают из норм управленческого документоведения. Мне бы хотелось, чтобы свои работы вы оформляли так, как
это положено в делопроизводстве.
Мы будем говорить о документе в целом, то есть о любом, применимом к любой сфере деятельности, в том числе и к библиотеке.
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лекция первая.
Значение документа. Законы документологии
На первый взгляд кажется, что взрослой аудитории говорить о
том, что такое документ, излишне, потому что это знают все. В таком
случае зачем нужна наука о документе? Зачем нужна наука и о библиотеке, если всем известно, что такое библиотека? Поэтому и существует
обыденное представление о том, что библиотековедение – не наука.
Нужно иметь в виду, что предметом научного исследования может
стать любая область человеческой деятельности, если в этом есть практическая необходимость. Зачем нужны пищевые институты, почему
нельзя обойтись кулинарным техникумом? Да вообще всякая хозяйка
умеет готовить – и в общем случае не хуже, чем готовят в предприятиях
общепита. Однако достойна всяческого уважения любая наука, поскольку её представители занимаются серьёзным делом, которое касается, по
сути дела, всего общества. Так обстоит дело и с документом, поэтому
нам с вами надо разобраться в этом понятии с научных позиций.
Но сначала требуется осознать значение документа в жизни общества. Со школьных лет нас уверяют, что самое гениальное изобретение
человечества – колесо, поскольку в природе колеса нет. С моей точки
зрения, это утверждение сомнительно. Есть шарообразный полукустарник «перекати–поле». Стволы деревьев имеют цилиндрическую
форму, и первые колёса были созданы путём распиливания стволов на
части, а при перетаскивании судов волоком использовались катки, т.е.
просто брёвна (цилиндры). Если всё же согласиться с этим расхожим
утверждением, то всё равно следует признать, что изобретение человеком колеса относится к достижениям гениальным, но имеющим довольно узкую область применения: технику.
Говорят также, что человечество сделало гениальное открытие:
научилось использовать для своих целей огонь.
Однако существует нечто ещё более гениальное – это изобретение
возможности фиксировать свою мысль и передавать её во времени и
пространстве. Поэтому значение документа, прежде всего, состоит в
том, что он представляет собою самое удивительное (без преувеличения) изобретение человечества. Понимать значение этой возможности
стали только в XVIII веке. Приведу некоторые высказывания. Максимилиан Робеспьер, выдающийся французский революционер, выступая
в 1791 г. по поводу свободы печати, сказал: «После способности мыслить способность сообщать свои мысли себе подобным является наиболее удивительным свойством, отличающим человека от животных.
Эта способность в одно и то же время свидетельствует о вечном при13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
звании человека к общественному состоянию и служит связью, душой,
необходимым условием самого существования общества, единственным средством усовершенствовать его и достигнуть известной степени
могущества, просвещения и счастья».
Следующее высказывание принадлежит Василию Никитичу Татищеву, выдающемуся русскому историку, – по сути дела, первому
серьёзному представителю исторической науки в России, энциклопедисту, по широте мысли и количеству дисциплин, в которые он внёс
вклад чаще всего как первооткрыватель, не уступающему Михаилу Васильевичу Ломоносову. Осмысливая величайшие достижения человеческого ума за всю историю, Татищев пришёл к выводу, что из них
есть три самых выдающихся: «Между всеми полезными науками письмо есть первое, чрез которое мы прошедшее знаем и в памяти сохраняем». Он говорил, что есть три величайшие способа умопросвещения и
среди этих трёх «первое – букв обретение, чрез которое возымели способ вечно написанное в памяти сохранить и далеко отлучным наше
мнение изъявить, второе [второе по значению – вы только подумайте,
мне страшно произнести, если учесть, что это было сказано в середине
XVIII века] – Христа-спасителя на землю пришествие, которым совершенно открылось познание Творца и должность твари к Богу, себе и
ближнему, а третье – чрез обретение тиснения книги, вольного всем
употребления, чрез которое весьма великое просвещение мир получил,
ибо чрез то науки вольные возросли и книг полезных умножилось»5.
Зачитаю небольшую выдержку из романа Марка Твена «Янки при
дворе короля Артура». Он воспроизводит, как люди должны были воспринимать изобретение книгопечатания. Сюжет романа таков: американец XIX века с помощью машины времени попадает в средневековье
к монахам и демонстрирует им газету. Окружающие гадают о её назначении, принимая за платок, кусок попоны или рубахи; о её прочности и
о том, письмена на ней или только украшения. «Я старался отвечать им
возможно проще: «Это – общедоступная газета (когда-нибудь я объясню вам, что такое газета), это не материя, это – бумага…строчки на ней
действительно служат для чтения, они не рукой написаны, а напечатаны…таких листков выпущена целая тысяча, все точь-в-точь как этот,
так что не отличишь одного от другого.
Они все хором воскликнули с удивлением и восторгом: «Тысяча!
Какой огромный труд – работа на год для многих людей!»
– Нет, это работа на день для взрослого и мальчишки.
5
Татищев В. Н. История Российская с древнейших времен / В. Н. Татищев. – М.; Л.: Издво АН СССР, 1962. – С. 92.
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Они перекрестились и пробормотали несколько молитв: «О чудо!
О диво! О тайные силы волшебства!».
Изобретение букв, а затем книгопечатания люди воспринимали как
чудо, как проявление сверхъестественных способностей человека. И когда в XVIII веке стали осмысливать это изобретение, было очень не просто решить, кому же оно принадлежит? Во многих религиях первоначально были склонны считать книгопечатание порождением дьявола, и
долгое время оно запрещалось; это касается и христианства (католичества), и ислама. Что касается изобретения букв и способа фиксирования
мыслей на материальном носителе, у подавляющего большинства народов оно связывалось с Богом (в то время как изобретение колеса бесспорно приписывалось человеку). В различных религиях существуют
самые разные представления относительно того, как появилась письменность, как люди научились записывать свои мысли на бумаге. Это
прослеживается, начиная с глубочайшей древности, с Шумера, Месопотамии и Древнего Египта. Древние египтяне признавали сразу двух богов – бога Тота и богиню Сешат. Они, по представлениям египтян, «курировали» письменность и даже библиотеки, и изначально богиней
библиотек считалась женщина (Сешат), хотя библиотекарями долгое
время – на протяжении тысячелетий – были мужчины.
Представление о том, что документ изобретён сверхъестественными силами, прослеживается в мифах Древней Греции: Прометей дал
людям не только огонь, но и письменность; в эпосе германских и вообще северных народов, кельтов. Это видно и по верованиям китайцев,
индусов, славян.
Таким образом, мы с вами начинаем приобщаться к величайшему
изобретению человечества, и если хотите, к божественному откровению. Поскольку в трёх самых крупных мировых религиях, имеющих
общие корни (иудаизме, христианстве и исламе) изобретение письменности связывалось с божеством, то естественно считалось, что грамотой и знанием (прежде всего сокровенным) лучше всех на земле владеют представители Бога, то есть жрецы, и первыми грамотными
людьми оказывались они же. Только избранные могли быть посвящены в тайны письма. Если Библию рассматривать как научный исторический документ (а для этого есть все основания), то можно узнать, что
среди двенадцати колен Израилевых одно (левиты) было определено в
область священнослужения. Именно из рода Левия в Израиле до сих
пор выбираются священнослужители, именно они, и только они могли
быть приобщены к священному знанию и имели доступ к священным
книгам. При переходе евреев через пустыню было чётко определено
местонахождение каждого идущего, и колено Левино помещалось в
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
середине этой колонны, чтобы в случае нападения оказаться под защитой других колен и сохранить священную Книгу – Скрижали Завета.
Одно славянское выражение хорошо известно. Когда кто-либо переживает большое горе, его утешают, говоря: «Ну что теперь делать,
кому что на роду написано…». Род – главное божество в славянском
пантеоне, порождающее всё (отсюда происходят слова «Родина», «родители», «родник», «народ»). Древние славяне были убеждены, что Род
располагает книгой, в которую записывает судьбу каждого, кто родился.
Второе, в чём состоит значение изобретения документа. Всё, что
нам известно о человечестве до изобретения письменности, относится
к доисторическому этапу его существования. Поэтому можно утверждать, что история человечества начинается с документарной фиксации событий. Крупные учёные мира по этому поводу высказывались
следующим образом. Карл Ясперс (1883–1969) в монографии «Смысл
и назначение истории» пишет: «К истории мы относим всё то время, о
котором мы располагаем документальными данными. Когда нас достигает слово, мы как бы ощущаем почву под ногами. Письменные источники нигде не датируются ранее 3000 года до н.э., следовательно, история длится около пяти тысяч лет»6. Самая ранняя из дошедших до
нас рукописей датируется 3350 г. до н.э. Хранится она сейчас в Париже, в Национальной библиотеке Франции.
Выдающийся историк Николай Михайлович Карамзин тоже интересно высказался: «Историю ума представляют две главные эпохи:
изобретение букв и типография. Все другие были их следствием. Чтение и письмо открывают человеку новый мир, особенно в наше время
при нынешних успехах разума»7. Чарлз Диккенс (1812-1870) тоже был
убеждён, что «из всех изобретений и открытий в науке и искусствах, из
всех великих последствий удивительного развития техники на первом
месте стоит книгопечатание»8.
Выдающийся философ Юрий Михайлович Лотман в книге «Внутри мыслящих миров: человек, текст, семиосфера, история» поместил,
пожалуй, даже слишком экспрессивное утверждение: «История – один
из побочных результатов письменности»9.
Естественно возникает вопрос, что дала человечеству возможность фиксировать мысли и что это за собой повлекло. Изобретение
документа породило важные социальные законы (здесь правомерно го 6
Ясперс К. Смысл и назначение истории / К. Ясперс. – М., 1951. – С. 55-56.
См.: Библиотековедение. – 2000. – № 1. – С. 67.
8
Мудрость тысячелетий: Энциклопедия. – М.: Олма-пресс, 2002. – С. 667.
9
Лотман Ю. М. Внутри мыслящих миров: человек, текст, семиосфера, история / Ю. М.
Лотман. – М.: Языки русской культуры, 1999. – С. 347.
7
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ворить о законах документологии). Нужно пояснить, что такое закон, в
отличие от принципов, правил и других подобных категорий. Принципы устанавливаются людьми и изменяются по их желанию (в СССР все
библиотеки действовали по принципу коммунистической партийности,
и отступлений от него быть не могло – до тех пор, пока у власти была
Коммунистическая партия). Известно, что нет правил без исключений,
и – более того – что исключения подтверждают правило. А вот из категории «закон» исключений не бывает. Закон либо действует без исключений, либо это не закон.
Так вот существует закон документизации (дальше нам придётся
разбираться, что кроется за этими неологизмами), который гласит: всякий социально значимый акт нуждается в документарном оформлении (т.е. в оформлении, представленном в виде документа, сопровождении документом, документарном обеспечении, поддержке). Пришла,
например, в библиотеку посылка с книгами. К ней должно быть сопроводительное письмо (накладная) с указанием веса, и если вес не соответствует объявленному, нераспечатанная пачка отправляется обратно.
Без медицинской карты и направления врач нас не примет. Без документа нельзя ехать в общественном транспорте, без кредитной карты
мы не получим денег. В ресторане, прежде чем пообедать, нужно ознакомиться с меню, а потом расплатиться по счёту. Попробуйте назвать
такой социальный акт, который не нуждался бы в документарном
оформлении, – вряд ли это вам удастся.
Особенность этого закона состоит в том, что он относится к категории модальных законов, т.е. он не безусловный, как законы природы.
Человеческие законы особые, сами собой они не выполняются, однако
требуют своего соблюдения. Если же они не соблюдаются, это плохо
отражается и на обществе в целом, и на том, кто их не соблюдает. Например, при так называемом «гражданском» браке проблем не возникает до того момента, пока у бывших супругов не появится необходимость делить имущество и из-за этого обращаться в суд. А суд примет
дело к рассмотрению только при наличии соответствующих документов. Документы требуются во всех сферах человеческой жизни.
Следствие из этого закона – появление и функционирование колоссального множества видов документов, бесконечно разнообразных
по форме и содержанию. Это множество нуждается в упорядочении.
Движение документов во времени и пространстве порождает понятие
«поток документов». Библиотекарь должен иметь представление о местонахождении нужных документов, иметь связь с источниками пополнения фондов. Появляются понятия «массив документов», «документный ресурс».
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Сделаю попутно терминологическое отступление. Все привыкли к
слову «документальный», т.е. «подтверждённый документами». Но
сказать, например, «документальный массив» нельзя. Массив не «подтверждён» документами, а состоит из них. Или, допустим, «фундаментные работы» – это работы по закладке фундамента, тогда как фундаментальная работа – основательная, капитальная – это уже из другой
смысловой области. Сказать: «Я написал фундаментальный учебник»
можно, а «фундаментный» – нельзя. Поэтому и возникла необходимость в выражении «документный» – в смысле «состоящий из документов».
Из первого, т.е. самого основного закона документологии вытекает ещё одно важное следствие: поскольку документами требуется оснащать абсолютно все важные социальные акты, постольку документы
существуют во всех сферах человеческой деятельности, и поэтому все
социальные институты являются системами документивными. Документивный – исходящий из признания документа основой социальной деятельности.
Документ сопровождает человека с момента рождения и остаётся
надолго после его смерти, продолжая действовать, оказывать влияние
на социальные отношения потомков. Когда я даю задание студентам
перечислить все имеющиеся у них личные официальные документы,
оно поначалу кажется самым лёгким, – до тех пор, пока число таких
документов в списке не начинает приближаться к сотне. Здесь и бирка,
содержащая сведения о новорождённом (до получения свидетельства о
рождении), и студенческий билет, и квитанции по квартплате, и пропуск в общежитие, и десятки других.
В необходимости документивного сопровождения каждого общественного акта есть как положительная, так и отрицательная сторона.
Человек изобрёл документ для того, чтобы регулировать общественные
отношения, но стал заложником своего изобретения. Чем более значимо
изобретение, тем больше оно влечёт и отрицательных последствий.
Представьте на секунду, что вы лишились документов на квартиру. В ту
же минуту вы перестали иметь на неё право и превратились в бомжа.
Ещё одно следствие из закона документизации – необходимость
адекватности документа потребностям внешней среды. Думаю, понятно: если документ внешней среде не нужен, то он и не возникает. А
если часом и возникает, то оказывается чужеродным и быстро отмирает, не сохраняется.
Какой документ положено иметь для достижения какой цели (целеполагание документа) и как обеспечить соответствие его содержани18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ем или формой (или тем и другим) одновременно – это кардинальная
проблема прикладной документологии.
Из этого закона вытекает ещё одно фундаментальное положение:
понятие документа в своей сущности относительное, конвенциональное и условное.
Следствием из закона является и постоянное возрастание документного массива. О нем хорошо сказал документалист Г. Г. Воробьёв:
«Можно сказать, что в настоящее время каждый факт обрастает одеждой из документов, формы которых становятся крайне разнообразными
– это книги, газеты, журналы, фотографии и кинофильмы, магнитные и
патефонные записи, каталоги, рекламы, отчёты, письма, картотеки, экспонаты музеев и выставок».10
Возникнув, документы рассеиваются в пространстве и во времени
и кумулируются в терминальных системах. Данная закономерность
стала известна под наименованием «закон Брэдфорда» (Сэмюель
Бредфорд – английский библиотекарь, библиограф, вице-президент
ИФЛА в 1930-е годы); т.е. закон рассеяния информации. Бредфорд
впервые изложил этот закон в 1948 году в книге «Документация» (сказать по-русски – «Документология»). Его соображения уточнены, и
сейчас это закон рассеяния и концентрации документов.
Термин «документ» очень широко используется в архивном деле.
В сферу делопроизводства понятие «документ» перекочевало из архивоведения. Для архивистов это понятие базовое, основное и разрабатывается ими основательно.
Термин «документ» считают своим и правоведы. В обыденном сознании слово «документ» ассоциируется с юридическим документом
(паспорт и т.д.). Поэтому когда слово «документ» стало внедряться более широко, чем раньше, в библиотечное дело, многие библиотекари
восприняли его негативно. Помимо книг библиотека стала иметь дело с
аудиовизуальными документами, микрофильмами, дискетами – всё это
вместе пришлось обозначить общим словом «документ». Это слово
вошло и в сферу библиографии, потому что понадобилось определить,
что является объектом библиографического описания, и в сферу книжного дела. Заметьте – при активном противодействии книговедов, поначалу не желавших признать его, но вынужденных это сделать, поскольку принят закон «Об обязательном экземпляре документов».
10
Воробьёв Г. Г. Проблема документальной информации / Г. Г. Воробьев // Кибернетика и
документалистика. – М., 1966. – С. 17.
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Закон распространяется в том числе на электронные издания и равно
обязателен для издателей, распространителей и хранителей.
В других областях науки термин «документ» тоже фигурирует, хотя в каждой сфере основной вид документа может иметь своё наименование, и тогда частный случай документа не нуждается в более широком
определении. Например, криминалистика имеет дело с документами, но
они там предстают в виде вещественных доказательств. Этим понятием
она и пользуется. Если начать разбираться, что такое вещественное доказательство, то этимологически это документ.
Таким образом, оказывается, что любая сфера человеческой деятельности имеет собственное документоведение, зачастую об этом не
подозревая или даже (парадоксально, но факт) возражая против этого.
Каждая область человеческой деятельности способна создать
отдельные виды документов применительно к своим нуждам, но эти
виды могут использоваться затем и в других сферах. Из сказанного
следует, что в каждом конкретном случае термин «документоведение»
нуждается в уточнении. И тогда выяснится, что правомерны выражения «архивное документоведение», «управленческое документоведение» (сейчас его называют просто документоведением, что нежелательно), «библиотечно-библиографическое документоведение» и т.д. В
том случае, когда область деятельности связана только с одним (по
преимуществу) видом документов, то и документоведение называется
по этому виду документа. Таковы, например, книговедение, геральдика, сфрагистика (изучает печати), вексилология (наука о флагах – флаг
есть государственный символ и к нему предъявляются очень жёсткие
международные требования), бонистика (имеет дело с денежными знаками, вышедшими из употребления). Для того, чтобы все эти документоведения обобщить в одну науку о документе, введено понятие «документология».
Поначалу, в 1980-е годы, когда был известен только термин «документоведение», и документ в государственном стандарте определялся очень широко, получалось, что документоведение – это общее понятие, распространяющееся на все виды документа. Но на практике слово
«документоведение» без каких бы то ни было уточнений «застолбили»
за собой специалисты в области делопроизводства. В итоге, скажем,
специальность, по которой базовым является Историко-архивный институт в структуре РГГУ, называется «Документоведение и архивоведение», хотя под документоведением имеется в виду теория только
управленческого документа, теория делопроизводства.
Чтобы развести эти понятия, можно оставить за управленческим
документоведением слово «документоведение», поскольку так истори20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
чески сложилось. Науку же обо всех видах документов в этом случае
целесообразно именовать документологией. Наименование для учебника Н. Н. Кушнаренко «Документоведение» приняли в тот период,
когда не было ясности в том, что документоведений много и что они
должны объединяться каким-то общим понятием. Показателен в связи
с этим следующий эпизод.
В Историко-архивном институте, где находится и Учебнометодическое объединение по документоведению, разработали программу по управленческому документоведению, а в МГУКИ разработали программу, которая касается документа вообще, и послали её на
обсуждение в УМО. Содержание нашей программы у членов УМО
возражений не вызвало, но они предложили найти какой-нибудь термин, обобщающий всё, о чём в ней написано. На этом условии члены
УМО согласны были утвердить нашу программу. Мы решили, что это
будет «документология», и оказалось, что изобрели велосипед (т.е.
мыслили в правильном направлении), потому что за полвека до нас,
как выяснилось позднее, этот термин предложил классик теории документа Поль Отле (Бельгия). Признавали его Евгений Иванович Шамурин (1958), Д. Исакович (Югославия, 1965).
Значение первого закона документологии состоит в том, что им
определяется необходимость разработки документоведений в самых
разных сферах, создания обобщающей науки документологии.
Все социальные институты можно разделить с точки зрения их
отношения к документу на следующие группы: социальные институты,
которые заняты:
– только созданием документа (например, редакции, издательства,
Государственная Дума);
– только распространением документов (почта, система книжной
торговли, Интернет);
– изучением и использованием документов в своей деятельности
(притом нет такого института, который не использовал бы документы);
– хранением документов (книжные палаты, архивы, музеи, библиотеки);
– утилизацией, то есть переработкой, уничтожением документов.
Разница между этими социальными институтами заключается
только в том, что одни (и их большинство) неспециализированные по
отношению к документу, а другие специализируются именно на работе
с документами. Библиотеки с этой точки зрения относятся к специализированным документивным учреждениям.
Документология как общая наука о документе с равным уважением
относится ко всем документоведениям, не выделяя какое бы то ни бы21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ло как основное. Для неё равно интересны все области, которые имеют
дело с документами, она их изучает с точки зрения того общего, что характеризует их. Она призвана давать некие общие положения, которые
равно полезны для всех. Свой специфический вид документа имеют, например, археография, которая изучает все аспекты издания письменных
источников, архивоведение, берестология (изучает берестяные грамоты), библиография, библиотековедение, библиофилия, бонистика, векселология (флаговедение), геральдика, графология, дипломатика, кодикология,
криптография,
маргиналистика,
летописеведение,
музееведение, нумизматика, палеография, папирология, перитромофилия (коллекционирование проездных билетов), проспография, сематография, сематология, семиология, текстология, униформоведение (изучает изменение моды на одежду), фалеристика, филигранология,
челобитоведение, шрифтоведение, эпиграфика и т.д., – и это только те
науки, которые прямо имеют своим предметом документ. Документология разрабатывает общие принципы, общие требования к документам,
общие закономерности их создания и циркулирования в обществе.
Второй закон документологии – закон обусловленности существования документа его качественными преимуществами. Суть
этого закона состоит в том, что всякий вид документа может быть вытеснен другим видом документа только при одном условии – что новый вид во всех отношениях лучше прежнего. Если хотя бы в одном
отношении он сохраняет свои преимущества, он сохраняет своё бытование в обществе до тех пор, пока не лишится и этого преимущества.
Почему важно это знать? Сейчас библиотекарей терзают сомнения,
ведь им пытаются внушить мысль, что книга (печатный документ) устарела, исторически обречена, что на смену ей приходит электронный документ, а за ним следуют кардинальные изменения в библиотечном деле: библиотечные печатные фонды могут оказаться невостребованными,
печатные каталоги не нужны. Появилась теория музеефикации (хорошо
хоть не мумификации) библиотечных фондов. Информация, мол, поступает к читателям из Интернета в электронном виде и следовательно не
представляет собой документа. Отсюда делается вывод, что циркулирующие и Интернете ресурсы не документные, а информационные, и
далее следует вывод, что библиотека обречена на умирание.
С другой стороны, сами библиотекари довольно консервативны и
подчас ошибочно убеждены, что работа с электронными документами
– не их дело. Для того чтобы грамотно к таким вопросам подходить, и
надо знать основополагающие положения теории.
В своё время музыкальные архивы перевели информацию с грампластинок на магнитные ленты. Но эти ленты уже не используются,
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
магнитофонные аппараты исчезли. Теперь ленты надо перезаписывать,
а для этого нужны годы и годы, а также соответствующая техника.
Технические средства меняются стремительно. CD–ROMы уже заменены на DVD, у которых информационные ёмкости на порядок больше, а им на смену уже приходят другие носители, и этот процесс будет
ускоряться.
У книги есть преимущество – для пользования ею не нужна ни
техника, ни электричество, она бесшумна, портативна и имеет массу
других преимуществ. Но все эти технические преимущества в связи с
совершенствованием технических средств постепенно отпадают, так
что вопрос о продолжительности существования книги как вида документа решается в другой плоскости. Принципиальное качественное отличие письменного или печатного текста состоит в том, что он стимулирует мыслительный процесс, поскольку мысль в таком тексте
зафиксирована не непосредственно, а кодированно, в абстрактной
форме, которую мы должны самостоятельно расшифровать, т.е. осознать и при необходимости перевести в зрительный образ. На экране мы
видим ту кошку, которую нам покажут, читая же слово «кошка», каждый видит свою кошку. Аудиотекст в фильме путём лингвистических,
паралингвистических и экстралингвистических средств навязывает
единственную точку зрения – именно ту, которую хочет выразить режиссёр, чтец или актёр. В ещё большей мере односторонность свойственна визуальной информации, передаваемой невербальным способом.
Книга этих возможностей лишена, но этот недостаток оборачивается
самым важным преимуществом.
Если же говорить об электронной книге, то это та же самая книга,
только созданная другим способом и на другом носителе. И аудиовизуальные средства не отнимут у книги этого преимущества, по крайней
мере, в обозримом будущем.
Третий закон документологии – закон автономности информации и носителя. В общем случае для простоты понимания предмета
нашего разговора будем считать документом некую информацию, записанную на любом носителе. Так вот этот закон гласит, что, с одной
стороны, одна и та же информация может быть записана на разных носителях. С другой стороны, на одном и том же носителе или на носителе одного и того же вида может быть записана различная информация
(классический пример: возможность многократной перезаписи различной информации на аудиокассете или компакт-диске. Другой пример –
палимпсесты).
Из этого закона вытекает следствие, что в каждом случае нужно
соотносить, сочетать вид информации и наиболее подходящий для
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
неё носитель. В противном случае могут возникнуть нежелательные
коллизии. Например, послание, записанное на клочке бумаги, получатель может оценить как проявление неуважения к себе лично. Это обстоятельство очень тонко учитывалось в делопроизводстве в дореволюционной России, когда заявление или жалобу можно было писать
только на гербовой бумаге, причём она была разных сортов. Для жалоб
по мелким поводам годилась дешёвая, а если речь шла о миллионном
состоянии, нужно было купить ту гербовую бумагу, которая стоила
очень дорого.
Для библиотеки это следствие тоже имеет значение. Она исходит
из того, для чего приобретается тот или иной документ: ставит ли библиотека задачу всего лишь донести информацию, содержащуюся в
произведении, или представить все издания этого произведения, иллюстрации разных художников графиков, подарочные издания, увражи.
Библиотеке важно решить: достоин ли документ бессрочного хранения, - и тогда для него требуется долговечная бумага. Или для документа достаточно кратковременного хранения, и тогда ею будет принят
тот же самый документ, но исполненный на самой дешёвой бумаге.
Ещё одно существенное следствие, вытекающее из этого закона и,
во всяком случае, не очевидное. Информация и носитель (два компонента документа), с одной стороны, связаны между собой теснейшим
образом, поскольку если запись информации не привязана жёстко к
носителю, то нет и документа (особенно когда речь идёт о документе
как вещи – музейном предмете, например), а с другой стороны, они
относительно автономны, и оказывается, что информацию от носителя можно отторгать и распространять, но тем не менее на исходном носителе та же самая информация останется.
Документ как объект обладает удивительным свойством: любой
иной объект при его использовании расходуется, а в документе информация по её использовании остаётся в полном объёме. Поясню: если
люди делятся между собой чем-либо вещественным, то это означает,
что нечто от одного отнимается, а у другого ровно настолько же прибавляется. А при обмене информацией посредством документа этого
не происходит. Это означает, что информация может быть рассмотрена
как товар с исключительными товарными свойствами.
Изнашивается в документе только материальный носитель. Сама
информация может быть подвергнута только моральному старению –
когда она теряет значение, заменяется новой. Связь между информацией и носителем имеет место при рассмотрении факта старения документа. Когда говорят, что книга устарела, обычно имеют в виду содержательную составляющую, но книга и физически может изветшать.
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Она может иметь первозданный физический вид, но устаревшее содержание. Возможен и обратный вариант: книга ветхая (старая), а информацию содержит нетленную. Почему это важно знать библиотекарям? Для предупреждения некоторых заблуждений. Например, в связи
с бурным развитием Интернета библиотеки получили возможность получать информацию из электронных сетей. Следствием стало появление понятия «виртуальная библиотека». Но «виртуальный» означает
«не существующий в реальности». Однако всегда где-то существует
источник, из которого поступает информация, передающаяся в сети,
она где-то обязательно записана.
Итак, документ является самым удивительным изобретением человечества. В нем зафиксированы все знания человечества обо всем.
Или, как сказал Стефан Цвейг: «Книга есть альфа и омега всякого знания, начало начал каждой науки». Документ обладает главной способностью передавать информацию в пространстве и во времени, причём
зачастую она при этом остаётся на своём месте. Своим содержанием
документ как собирательное понятие охватывает все сферы бытия, он
обязателен для всех сфер жизни и выполняет ряд важнейших социальных функций.
Сошлюсь напоследок на высказывание американского писателя
Эптона Синклера (1878–1968): «Задумайтесь на секунду: в книгах зафиксировано всё, чего достигло человечество к настоящему моменту.
Все великие открытия, все неразгаданные тайны природы, все виды
искусства и области науки, величайшие мысли, подлинные радости,
страхи и приключения миллионов людей, которые жили на свете и оставили нам об этом что-то вроде письменного свидетельства». 11 Ещё
раньше, в XVII веке, английский поэт и политический деятель Джон
Мильтон (1608-1674), автор классических поэм «Потерянный рай» и
«Возвращённый рай», сказал: «Хорошая книга – драгоценный источник духовной жизненной силы, сохранённой от забвения и сберегаемой
для потомков как сокровище, и все это бесплатно, в буквальном смысле слова бесплатно, потому что если вы слишком бедны, чтобы купить
книгу, вы можете взять её в библиотеке или одолжить у кого-нибудь,
если вы действительно хотите её достать».12
В заключение темы о законах документологии считаю нужным
подчеркнуть, что они находятся в стадии разработки, причём очень интенсивной. Вполне возможен такой вариант, что то, что сегодня счита 11
Синклер Э. Для чего нужны книги / Э. Синклер // Книга. Исслед. и материалы. – М.,
1988. – Вып. 56. – С. 187.
12
Там же.
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ется законом, завтра будет рассматриваться как одно из следствий другого закона; то, что сегодня характеризуется как один из аспектов статусности документа, завтра поднимется в ранг закона, и так далее. Нынешняя историческая стадия, современниками которой являетесь вы, –
это стадия мучительного рождения фундаментальных теоретических
основ документологии.
Вопрос о законах настолько важен, что в структуре документологии правомерно выделить раздел документономии, имеющей предметом изучение законов и закономерностей функционирования документов в обществе, следствий из этих законов и закономерностей, – короче
говоря, разработку самых главных теоретико–методологических постулатов документологии.
Вопросы для самоконтроля
1. Правомерно ли утверждать, что история человеческой цивилизации началась с изобретения документа?
2. Если, как написано в конце этой главы, «вопрос о законах настолько важен, что в структуре документологии правомерно выделить
раздел документономии», то почему же он не выделен?
3. Как вы думаете, каким количеством своих личных, персональных, а также общесемейных документов располагаете лично вы? Выпишите наименования этих документов, пересчитайте их и проверьте
ваше предположение.
4. Бывают ли случаи, когда документ оказывается важнее человека?
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лекция вторая.
Фундаментальность документологии
Слово «документ» появилось в римском праве, им пользовался в
своих речах Цицерон. Происходит оно от латинского слова d o c e o,
имеющего несколько значений:
1) учить, обучать,
2) утверждать,
3) уведомлять, извещать, ставить в известность,
4) объяснять, показывать, указывать,
5) излагать, докладывать,
6) инсценировать, готовить к театральной постановке, разучивать,
7) преподавать13.
Соответственно слово documentum означает: «Всё, что может служить к учению или наставлению: пример, образец, учение, предостережение и т. под.»14. Другими словами, на это понятие не накладывается никаких ограничений, кроме одного: документ должен о чём-либо
информировать. В частности, Цицерон характеризовал консула Публия
Рутилия (158 до н. э. – 78 до н. э.) как «образец (documentum) доблести,
свойственной нашим людям», т.е. относил слово «документ» к человеку. Историк Ливий (59 до н. э. – 17) «документом» называл «образец
(людских казусов)», «пример (веры, красноречия и т.п.)». Слово «документ» было известно очень широко, в разных значениях им пользовались полководец Цезарь (100 или 102 до н. э. – 15 марта 44 до н. э.),
комедиограф Плавт (?254 до н. э. – 184 до н. э), поэт Гораций (65 до
н. э. – 8 до н. э.).
В русском языке это слово впервые зафиксировано по крайней мере в 1708 г. Слово «документ» использовано в двух значениях. Первое
– канцелярское: «деловая бумага, удостоверяющая что-либо». Второе наглядный факт, служащий доводом, доказательством, аргументом:
«Дочка ваша с ним [героем пьесы] дружна; это явной документ»15. Характерно, что «документ» здесь не имеет вещественного носителя. Это,
однако, не меняет сути дела: очевидная дружба героини с Подбираловым – бесспорное свидетельство (т.е. документ) наличия между ними
неких отношений.
13
Дворецкий И. Х. Латинско-русский словарь. Ок. 50000 слов. – 2-е изд., перераб. и доп. –
М.: Рус. яз., 1976. – С. 344.
14
Ананьев А. Полный латинский словарь, составленный по современным латинским словарям Ананьевым, Яснецким и Лебединским. – М.: Тип. Каткова и °К°, 1862. – С. 296.
15
Словарь русского языка XVIII века. – Л.: Наука, 1991. – Вып. 6. – С. 190.
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С течением времени ареал распространения слова «документ» расширялся всё больше и больше, значение этого слова стало чрезвычайно
ёмким. Специалисты стали стремиться ограничить сферу применения
понятия. То, что документ призван нести информацию (любую), представляется им менее существенным, чем, например, субъект носителя
информации, её вид, способ записи, возможность неоднократного к ней
обращения и иные. Эти попытки продолжаются и в настоящее время.
Мне уже доводилось разъяснять причину переименования курса
«Документоведение». Изменить наименование пришлось в связи с тем,
что документоведение возникло и развивается преимущественно как
теория только управленческого документа, в то время как под документологией понимается всеобщая теория документа, т.е. документа
любого, какого угодно. Овладение такой теорией делает образование
будущего специалиста подлинно высшим, университетским.
Необходимость разработки всеобщей теории документа обусловлена сущностным родством документов, циркулирующих в любой
сфере социальной деятельности, будь то канцелярская, архивная, библиотечная, библиографическая, музейная или любая иная. Выяснение
того общего, что свойственно документам всякого рода, т.е. законов,
закономерностей, принципов, статусных характеристик, признаков
классификации и тому подобных моментов, выводит документологию
в разряд фундаментальной дисциплины комплекса наук социальнокоммуникационного профиля.
Федеральный закон №127-ФЗ «О науке и государственной научнотехнической политике» (1996, с изменениями вплоть до 2011 г.) определяет фундаментальные научные исследования как экспериментальную или теоретическую деятельность, направленную на получение новых
знаний
об
основных
закономерностях
строения,
функционирования и развития человека, общества, окружающей природной среды. В отличие от фундаментальных, прикладные научные и
исследования понимаются как деятельность, направленная на применение новых (т.е. фундаментальных) знаний для достижения практических целей и решения практических задач.
Мы уже знаем, что изобретение документа относится к наиболее
фундаментальным достижениям человечества. Документ охватывает
буквально все сферы бытия личности и социума. Он обеспечивает человечеству выполнение всех общественных функций, фиксирует их
проявления и следствия. Документ является посредником между коммуникантом и коммуникатом, т.е. является центральным элементом
системы социальных коммуникаций. Соответственно документология,
нацеленная на получение общих знаний о документе как специфиче28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ском цивилизационном феномене, относится к фундаментальному сектору соответствующей научной деятельности в области социальных
коммуникаций, поскольку эти знания используются для достижения
практических
целей
в
области
управления,
библиотечнобиблиографической и тому подобной деятельности.
Приоритет введения понятия «Документология» и обоснование
важности разработки этой фундаментальной дисциплины принадлежит
бельгийскому учёному Полю Отле.
По степени фундаментальности он приравнивал документологию к
общему языку, общей логике, общей математике16. В разделе «Библиология, или документология» своего классического труда «Трактат о документации» П. Отле следующим образом обосновывал необходимость
разработки документологии: « Мы нуждаемся теперь не только в Библиографии, описании книг, но в Библиологии, т.е. общей [здесь и далее
выделено мною. – Ю.С.] науке и технологии документа. Знания, относящиеся к Книге, Информации и Документации, слишком долго находятся в таком состоянии, в каком была биология сто лет тому назад. В то
время существовали многочисленные, не связанные между собой, науки
о жизни, у которых, между тем, в качестве общего предмета изучения
были живые существа и жизнь (физиология, ботаника, зоология)»17.
Далее П. Отле развивает эту мысль: «Биология соединила все эти
частные науки в одну общую науку. Сейчас, для Книги, мы располагаем трудами по риторике, библиотековедению, библиографии, книгопечатанию. Но мы не создали ещё Библиологию, т.е. общую науку, которая системно охватила бы всю совокупность данных, относящихся к
производству, хранению, распространению и использованию рукописей и документов всякого рода. Эта наука заставила бы нас более глубоко размышлять над основами, на которых базируются различные частные дисциплины Книги, она позволила бы лучше рассмотреть новые
достижения, благодаря общим и углублённым определениям, благодаря
способности выражать более широкие потребности и технологические
возможности, которые помогут решать новые проблемы.
Таким образом, необходимо предпринять усилия, чтобы создать
Библиологию из самостоятельных наук, извлечь из них все теоретические и практические знания, относящиеся к книге. Эта наука призвана
опытным путём вывести все приложения и достижения»18.
16
Отле П. Трактат о документации. Книга о книге. Теория и практика // Отле П. Библиотека, библиография, документация: Избранные труды пионера информатики / Поль Отле. –
М.: ФАИР-ПРЕСС; Пашков дом, 2004. – С. 190.
17
Там же, с. 196-197.
18
Там же.
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Иными словами, библиология, или документология, что в понимании П. Отле одно и то же, с одной стороны, представляет собой более общую и углублённую дисциплину по отношению к входящим в
неё, однако самостоятельным наукам. С другой стороны, документология обогащается благодаря извлечению из этих частных наук всех их
теоретических и практических достижений. Их обобщением достигается взаимовлияние, взаимообогащение общего и особенного документологического знания.
В заключение своего обоснования П. Отле ещё раз обращается к
сравнению документологии с биологией, а затем – с социологией и механикой: «Мы должны сформировать огромные библиотеки, составить
мощные каталоги. Но, как прежде Жюсье19 и Линней20, описав тысячи
наличных видов, предвосхитили Дарвина21 и Клода Бернара22, которые
создали Биологию – объяснительную, развивающуюся теоретическую
науку о совокупности живых существ, пришло время основать Библиологию – теоретическую, сравнительную, генетическую и абстрактную
науку, охватывающую все наличные книги и все формы документов.
Как социология, синтез наук об обществе, образовалась из частной социологии, как существуют теоретическая и прикладная механика,
должна быть образована Библиология – синтез всех наук о Книге, независимая от любых частных аспектов изучения Книги»23.
Тут придётся пояснить, что Книга для П. Отле — «условный термин для обозначения документов любого вида»24. Однако в конечном
счёте, после анализа терминов, образованных греческими и латинскими корнями biblion, grapho, gramma, liber, documentum25 он отдал предпочтение термину документ26.
19
Жюсье (Jussieu) , французские ботаники, дядя и племянник: 1) Бернар (1669-1777), основал Трианонский ботанический сад в Версале (1758), где расположил растения по разработанной им естественной системе. 2) Антуан Лоран (1748-1836), директор Парижского ботанического сада (1770-1826). Развил и опубликовал (1789) естественную систему
растений, созданную Бернаром Жюсье.
20
Карл Линней (Linne, Linnaeus) (1707-1778) - шведский естествоиспытатель и врач.
21
Чарльз Ро́берт Да́рвин (Charles Robert Darwin; 1809-1882) - английский натуралист и путешественник, одним из первых наглядно продемонстрировал, что все виды живых организмов эволюционируют во времени от общих предков.
22
Клод Берна́р (1813-1878) - французский медик, основоположник эндокринологии. С
1860 г. член-корреспондент Санкт-Петербургской академии наук.
23
Там же.
24
Там же, с. 196
25
Там же, с. 204-205.
26
Там же, с.205.
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В нашей стране понятие «Документология» на уровне дефиниции
первым признал Е. И. Шамурин в 1958 г.27
Рис. 2. Выдающийся советский библиотековед и книговед
доктор педагогических наук профессор Московского государственного
библиотечного института Евгений Иванович Шамурин
К настоящему моменту в документологии выработаны следующие
фундаментальные положения.
Самое значительное достижение – бурное развитие документологического понятийного аппарата. Состояние терминологии и богатство понятийного тезауруса каждой науки лучше всего характеризует степень
разработки её фундаментальных основ и общего состояния. Объясняется
это тем, что наука представляет собою «мышление в понятиях», т.е. занимается их выдвижением, обоснованием, формулированием, выяснением взаимосвязей между собой, преобразованием и выработкой на
этом основании новых понятий. Неспроста одна из трёх частей самого
фундаментального философского произведения Гегеля28 «Наука логики» посвящена учению о понятии.
В понятии отражаются существенные признаки определяемого
процесса или объекта. Без понятий невозможно вывести законы, принципы, научные теории. Таким образом, понятия составляют исходный
пункт науки, её фундамент, они являются, кроме того, средством овладения научными знаниями и их развития. Значение понятий состоит и
в том, что в конечном счёте в них выражаются и результаты познания.
Понятия являются основным логическим элементом отражения на сту 27
Добровольский В. В. К вопросу о новом названии курса “Документоведение” / Добровольский В.В. // Библиотечное дело – 2003: Материалы Восьмой междунар. науч. конф.
(Москва 2003). - М., 2003. - С. 88.
28
Георг Вильгельм Фридрих Ге́гель (нем. Georg Wilhelm Friedrich Hegel; 1770-1831) - немецкий философ, один из творцов немецкой классической философии и философии романтизма.
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
пени логического познания. Любая область научного знания представляет собой не что иное, как систему взаимосвязанных понятий.
Значение фундаментальных научных понятий зачастую бывает
скрыто от поверхностного взгляда, особенно после того, как они введены в научный оборот и реализованы в практике, либо кажутся на
этой стадии само собой разумеющимися, очевидными. На самом же
деле именно их создание, дефинирование определяет общий успех исследования. Фридрих Энгельс тонко заметил: «Там, где дело идёт о
понятиях, диалектическое мышление приводит по меньшей мере к
столь же плодотворным результатам, как и математические выкладки»29. Вообще всё содержание и движение фундаментальной науки, по
сути дела, представляет собой процесс развёртывания основных понятий и усложнения связей между ними, их непрерывной ревизии, проверки на прочность и уточнения.
Понятия выражаются в терминах, поэтому терминологические
разработки тоже относятся к фундаментальной стороне развития той
или иной науки. Тот, кто квалифицирует такие разработки в документологии «терминологическими упражнениями», всего лишь демонстрирует научную близорукость и методологическое невежество30. Николай Гаврилович Чернышевский подчёркивал: «Верный признак
удовлетворительного или неудовлетворительного состояния науки —
удовлетворительность или неудовлетворительность ее терминологии»31.
Исходное понятие «документ» разрабатывается во многих теоретических направлениях. Самым фундаментальным достижением можно считать выработку представления об относительности понятия «Документ»32. Это представление наконец-то позволяет гармонизировать
самые противоречивые взгляды на сущность и объём понятия «документ» — путём принятия общей базовой части дефиниции и многочисленных факультативных ограничений, зависящих от сферы его применения.
29
Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. Т. 20, с. 408.
Беспалова Э. К. О фундаментальной подготовке библиотечно-информационного специалиста / Э. К. Беспалова; Моск. гос. ун-т культуры и искусств // Библиотечное дело – 2006:
Скворцовские чтения: Материалы одиннадцатой междунар. науч. конф. (19 – 20 апреля
2006 г.). – Ч.2. – М., 2006. – С.107.
31
Чернышевский Н. Г. Полное собр. соч. в 15-ти тт. / Н. Г. Чернышевский; Под общ. ред.
Н.Д. Удальцова. – Т. 9. – М.: Гослитиздат, 1949. – C. 787.
32
Шамурин Е. И. Документология // Шамурин Е. И. Словарь книговедческих терминов.
Для библиотекарей, библиографов, работников печати и книжной торговли / Е.
И. Шамурин. – М.: Сов. Россия, 1958. – С.76.
30
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Многосторонне описан статус документа, охарактеризованы его
онтологическая и функциональная сущность, значительно расширено
представление о номинативной, материальной, перцептивной, сигнативной (знаковой), темпоральной, семантивной (содержательной, смысловой), синтактивной (структурной), прагмативной составляющих документа как системы. (У нас с вами об этом речь впереди.) Статус
документа рассмотрен во многих существенных аспектах. Теперь есть
представление о документе вещественном и энергетическом; одномерном и многомерном; антроподокументе и технодокументе, а в составе
последнего – о документе технотронном (онлайновом и офлайновом);
синхронном и диахронном; статичном и динамичном; аутентичном и
неаутентичном; дискретном и континуальном; самодостаточном и несамодостаточном; и т.д.
Успешно исследуется эволюция документа, устанавливаются закономерности его развития. Расширяется представление об информационной сущностной функции документа и производных от неё социальных функциях. Благодаря изучению этой функции документология
выходит на постижение философской категории «информация».
Большим успехом документологии является обоснование самой
широкой трактовки документа. Им правомерно считается любой материальный объект, позволяющий получить нужную информацию. Есть
основания полагать, что родиной широкой трактовки документа является Россия. В 1893 г. энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
определял документ33 как «в обширном смысле всякий материальный
знак, служащий доказательством юридических отношений и событий,
например межевые столбы, определяющие границы владений; билеты
на вход в театр; ярлык, взятый у нанятого извощика; марка швейцара,
принявшего платье на сохранение, и т.п.»*.
В 1914 г. документ дефинировался сходным образом34: как «в обширном смысле всякий неодушевлённый предмет, содержащий в себе
следы человеческой мысли и деятельности»**.
33
Брун М. Документ / М. Брун // Энциклопедический словарь / Издатели Ф. А. Брокгауз,
И. А. Ефрон. - Т.20. - СПб., 1893. - С. 898.
*
Автор этой дефиниции Михаил Исаакович Брун (1860 – 1916) окончил историческое отделение Одесского университета, кандидат прав (1885), присяжный поверенный (Москва),
автор статей по гражданскому праву.
34
Гойхбарг А. Документ / А. Гойхбарг // Новый энциклопедический словарь. - СПб.,
[1914]. - Т. 16. - С. 532.
**
Это определение дал Александр Григорьевич Гойхбарг (1883 – 1962). Он окончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета, кандидат прав. С 1914 г. состоял
приват-доцентом кафедры гражданского права Санкт-Петербургского университета. С
1918 г. работал в Наркомате юстиции, участвовал в подготовке многих законов. В 1921 г.
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В соответствии с определением П. Отле документ, — это «носитель определённого размера из определённого материала, который в
случае необходимости может быть подвергнут сгибанию или свёртыванию, на который нанесены знаки, представляющие некоторые интеллектуальные данные»35. По сравнению с трактовкой русских специалистов данная дефиниция более многословна, она включает в себя
избыточные факультативные ограничения. Разъясняющие её примеры
– запись на дорожном столбе с названием населённого пункта и километража; простой условный знак сигнализации (круглый, треугольный,
закрытый шлагбаум); знак, который бойскаут чертит мелом на деревьях или камнях, и т.д. — не могут быть согнуты или свёрнуты. Следовательно, включение этих ограничений в дефиницию излишне.
Важнее, однако, другое: широкое определение документа вошло в
стандарт Международной организации по стандартизации: «Документ
– материальный объект или записанная информация, которая используется как единица в документационном процессе»36.
Эта трактовка имеет самый общий, т.е. абстрактный характер. Будучи приложенной к той или иной области документивной деятельности, она требует в каждой из них соответствующих факультативных
ограничений.
Углублённое изучение документа позволило установить уже известный по прошлой лекции основной закон документологии, гласящий, что всякий социально значимый акт нуждается в документарном
оформлении, требует документарного сопровождения, обеспечения,
документарной поддержки. Повторю, что из этого фундаментального
закона вытекает ряд важнейших социальных следствий. Одно из них –
необходимость генерации документов социальными системами: каждая из них способна создать вид или даже номенклатуру документов,
специфических именно для неё, но возможных для использования другими социальными системами. Это следствие, имеющее ранг закономерности, объясняет причину бесконечного разнообразия видов документов, их возникновения и своеобразия в любой сфере человеческой
по предложению председателя Совнаркома В.И. Ленина назначен председателем Малого
Совнаркома. В 1919-1920 гг. был членом Сибирского революционного комитета, в 1921 г.
выступал обвинителем на процессе колчаковских министров в Омске.
35
См., напр.: Столяров Ю. Н. Документологический тезаурус / Ю. Н. Столяров // Библиотеки и информационные ресурсы в современном мире науки, культуры, образования и бизнеса: Одиннадцатая междунар. конф. «Крым - 2004». – М., ГПНТБ России, 2004. – Отдельный файл на CD-ROM; Столяров Ю. Н. Развитие документологической терминологии
/ Столяров Ю.Н. // Науч. и техн. информ. – 2004. – Сер. 1. – № 8. – С. 257.
36
Internationale Standart ISO 5127. Documentation and Information Vocabulary. – 1983. . –
Part 1. – Basic concepts. – P. 1.
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
деятельности, сложнейшую диффузию в процессе глобального документооборота и многие другие особенности бытования, трансформации и развития документа.
Благодаря этому появилась возможность теоретически обосновать
объективную необходимость существования множества документоведений. Каждое из них имеет свой денотат, т.е. собственное собирательное наименование вида документа, являющегося предметом исследования данного (управленческого, архивного, библиотечного,
музейного, криминалистического, правового и т.д.) документоведения.
Соответственно обнаружилась потребность в разработке, наряду с
разработкой особенных документоведений, общей теории документа.
Появилась возможность скорректировать статус одной из общепрофессиональных дисциплин, читаемых на библиотечно-информационных факультетах вузов культуры и искусства, на Высших библиотечных курсах.
Впоследствии выяснилось, что термин «документоведение» уже
занят теорией управленческого документа, и общую теорию документа
было Предложение, вслед за П. Отле, Е. И. Шамуриным, именовать
«документологией» [11].
Это предложение часть специалистов (Н. Н. Кушнаренко,
А. А. Соляник, Э.Р. Сукиасян) поддерживают, однако кафедра книговедения МГУКИ считала его излишним, - так же, как в своё время противилась введению документоведения взамен книговедения37. Такое
отрицание происходит на фоне признания факта, что «для отказа от
термина «документоведение» имеются веские основания. Термин «документоведение» ...обозначает... в общепризнанном плане довольно
узкую среду изучения документов, относящихся лишь к управленческой деятельности. С введением курса “Документоведение” в учебные
планы подготовки специалистов библиотечно-информационного дела
содержание термина значительно расширилось»38.
Однако препятствием к выправлению ситуации автор считает то обстоятельство, что лексическое окончание «-логия» в наименовании предлагаемого курса более свойственно теоретическим дисциплинам, в то
время как студентов начальных курсов следует обучать описанию
свойств конкретных видов документов. Повышение фундаментальности
автор считает «излишней теоретизацией» и полагает документологию
более узкой (только теоретической) частью курса документоведения39.
37
Добровольский В.В. К вопросу о новом названии курса “Документоведение” / Добровольский В.В. // Библиотечное дело – 2003: Материалы Восьмой междунар. науч. конф.
(Москва, 2003). - М., 2003. - С. 88.
38
Там же.
39
Там же.
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тем не менее на позиции документологии кафедра книговедения
МГУКИ всё же переходит, хотя и в сильно замедленном темпе. Свидетельство тому – наполнение дисциплины «Документоведение» в программе, соответствующей Государственному образовательному стандарту40. В этом курсе среди прочего предложено освещать следующие
вопросы:
- определение понятий «Документ», «Документация», «Документная информация» и других;
- документ как объект изучения в различных научных дисциплинах;
- сущность, свойства, признаки и функции документа как системного объекта;
- материальная основа документа;
- новейшие носители информации;
- структура документа, его реквизиты;
- код. Язык. Знак документа;
- система документных коммуникаций;
- документные потоки, массивы, ресурсы, фонды;
- классификация документов по различным основаниям – семантическим, синтаксическим, прагматическим.
Все эти вопросы значительно раньше, ещё в 1997 г., отражены в
учебнике Н. Н. Кушнаренко «Документоведение», программе «Документология» Высших библиотечных курсов Российской государственной библиотеки (1999)41. В последующих программах ВБК они получили дальнейшее развитие42. Дело, таким образом, осталось за малым:
привести наименование программы в соответствие с её действительным содержанием, отражающим (хотя и не в полной мере) достижения
современной общей теории документа. Изучение документологии равно важно для будущих библиотекарей, библиографов, книговедов, архивистов, музееведов, журналистов и т.д. – словом, для всех представителей системы документивных коммуникаций.
40
Примерная программа дисциплины «Документоведение» федерального компонента
цикла ОПД ГОС ВПО второго поколения по специальности 052507 – Библиотечноинформационная деятельность / М-во образования и науки Рос. Федерации // Библиотечно-информационная деятельность. Специальность 052700: Государственный образовательный стандарт, примерные программы, учебные планы: Cб. нормативных документов и
учебно-методического обеспечения. – М.: ГРАНД-Фаир, 2005. – С. 150-177.
41
Документология / Сост. Ю. Н. Столяров; Рос. гос. б-ка; Учебный отдел // Высшие библиотечные курсы: Учебный план и программы. – М., 1999. – С. 8-24.
42
Документология / Сост. Ю.Н. Столяров; Рос. гос. б-ка // Высшие библиотечные курсы:
Учебные программы. – М.: Пашков дом, 2005. – С. 27-43; Документология // Высшие библиотечные курсы: Учебно-методический комплекс / Рос. гос. б-ка; Учебный центр послевузовского и дополнительного профессионального образования специалистов. – М.: Пашков дом, 2011. – С. 56–76.
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
От всестороннего рассмотрения исходного понятия «документ»
документология переходит к изучению документных потоков, массивов, фондов, ресурсов. Документные ресурсы классифицируются по
различным основаниям. Получить представление обо всей совокупности позволяет разделение документных ресурсов на генеративные,
транзитные и терминальные.
Известно, что предела совершенству нет, и, значит, документология как фундаментальная дисциплина социально-коммуникационного
цикла год от года, несомненно, будет обогащаться и развиваться.
Вопросы для самопроверки
1. Какие научные дисциплины объединяет документология?
2. Какое понятие шире: документоведение или документология?
3. Видный современный учёный Аркадий Васильевич Соколов утверждает: « <…> есть теоретические разработки, приближающиеся к
метатеоретическому уровню. Я имею в виду школу Юрия Николаевича
Столярова, Правда, Столяров не использует термин «метатеория», а
предпочитает вести речь об общей науке о документе, о документе вообще, о документе каком угодно. Эту «общую науку» Юрий Николаевич именует документологией, не без основания утверждая, что «формирование документологии уже состоялось, хотя предела её развитию
нет»43.
К компетенции документологии относятся: сущность, свойства,
признаки и функции документа; материальные носители, языки, коды,
знаки, используемые для создания документов, классификация документов по различным основаниям, характеристика документных потоков, массивов, ресурсов, фондов, входящих в систему документных
коммуникаций. Очевидно, что разработка общего определения документа (книги), соответствующего статусу межнаучной категории, и соответствующих профессионально-мировоззренческих следствий не
может быть задачей какой-либо частной теории. Это задача метатеории
(обобщающей теории)»44.
Согласны ли вы с А. В. Соколовым? Как вы полагаете, почему автор
этого Курса лекций всё же поостерёгся ввести термин «метатеория»?
43
Столяров Ю. Н. Борьба за научную истину, а не за место под солнцем / Ю. Н. Столяров
// Библиография. – 2007. – № 2. – С. 56.
44
Соколов А. В. Документология как метатеория документной коммуникации /
А. В. Соколов // Книга. Исследования и материалы. – М. : Наука, 2009. – Сб. 91/I-II. –
С. 46-47.
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лекция третья.
Эволюция документа как информационного объекта
Документ, напомню ещё раз, мы рассматриваем как информацию,
закреплённую на материальном носителе. Его изобретение относится к
глубочайшей древности, к доисторическому бесписьменному этапу (по
современным оценкам, 40–35-е тысячелетие до н.э.). С момента возникновения документ непрерывно развивается, причём всё, что возникло в тот или иной исторический период, продолжает развиваться, а
то, от чего оно отпочковалось, тоже в социальной коммуникации сохраняется. Поэтому документ как абстрактное понятие метафорически
можно представить в виде дерева, от ствола которого на разной высоте
отходит то один, то другой сук со своими ветвями – различными видами и разновидностями документов.
Развитие документа неправомерно делить на этапы, фазы, стадии,
поскольку каждый из процессов, называемых этими словами, имеет
начало и конец, тогда как в эволюции тех или иных видов документа
имеет место только начало и последующее развитие. В науке для таких
феноменов пользуются терминами «фуркация», или «бифуркация»,
«полифуркация».
Слово «фуркация» происходит от латинского furcatus – «разделённый» и означает, что разделяемое явление (процесс), продолжая существовать в прежнем качестве, порождает качественно новое явление
(процесс). Разделение надвое называют бифуркацией, одновременное
множественное разделение – полифуркацией.
До изобретения документа первобытные люди мало чем отличались от животных. Животные метят свою территорию, у них есть различные способы, позволяющие им опознавать друг друга и выделять
чужака. Первобытные люди делали, по сути, то же самое, но только
человеческими средствами и при этом с самого начала им пришлось
трансформировать мысль, идею в знак.
Самое сложное при уяснении того, что такое документ, – это то,
что информация не выражается непосредственно, а в с е г д а посредством знака (иначе невозможно). Каждый раз приходится соотносить идею с её знаковым воплощением, а потом от этого знакового воплощения снова перейти к идее. Знак должен быть на чём-то
закреплён, зафиксирован, но об этом речь пойдёт дальше. Пока же разберёмся с понятием «знак».
Появление знака было первым и основополагающим моментом в
изобретении документа. Знаковая система родилась из той или иной
практической, жизненно важной потребности: зарубки на дереве в незнакомой местности для указания обратного пути, а также засечки,
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
черты. Каждому из этих знаков придавалось собственное значение,
собственный смысл.
Появились знаки, с самого начала представлявшие собой символы,
они не были подобны отображаемому объекту. Так, волчьи зубы, повешенные на шею, свидетельствовали об удачливости охотника. Появляется материальное фиксирование социально значимой информации
знаками, которые сами по себе к этой информации отношение имеют
весьма далёкое или вообще не имеют с ней связи. У одного и того же
объекта (в нашем случае у бус из волчьих зубов) появляются и другие
функции – счётная (счёты – преобразованные бусы), декоративная, игровая, мистическая и иные.
Появление наскальной живописи – свидетельство более развитой
знаковой культуры, т.е. более поздней. Пещерная живопись чаще всего
представляет собой ряд жанровых сценок (картин), которые воспринимались более реалистично, чем воспринимается кино нашими современниками. То, что знаки в этом случае нанесены углём или охрой на
неровную поверхность стен и потолков, а не маслом на холст, сути дела не меняет: и в том, и в другом случае перед нами произведение живописи, то есть одна из многих разновидностей документа.
Рис. 3. Наскальная живопись первобытных людей
Кстати, вот и подтверждение мысли о том, что изобретённое тысячи лет тому назад продолжает успешно существовать и сегодня: взгляните на изрисованные граффитёрами заборы, на изрезанные скамейки с
надписями типа «Здесь был Вася» - чем не первобытная живопись? И
вспомните песню Высоцкого о парижском туалете, на стенах которого
«есть надписи на русском языке!» Поэтому в популярной в 1960-е гг.
шутке по адресу документалистов «Забор считаю документом, читаю
надписи на нём» доля шутки в сущности не так уж и велика.
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глядя на детей, можно наблюдать детство человечества: свёрнутая
тряпочка (по сути, символ) воспринимается ребёнком как «дочка»,
т.е. как живой объект. Символьный документ, по-видимому, – самый
первый, который появился у человека, и только потом появились объекты аналоговые (похожие на тот объект, который они изображают).
К древнейшим видам документов относятся, например, игральные кости. Жизненно важную роль для людей играли практически все
виды документов. Они определяли их мировоззрение, ведь именно благодаря документам стала развиваться мифология: при несовпадении
результата метания костей с исходом задуманных событий появилась
идея вмешательства внешних сил, обожествления природы. Языческие
воззрения до сих пор сохранились у многих народов. Например, буряты относятся к Байкалу как к живой сверхъестественной святыне, покровителю их народа, – мне на днях написала об этом коллега–
профессор из Улан-Удэ.
Второй момент в развитии документа знаменуется появлением
п и с ь м е н н о с т и. Письменность появилась около трёх тысяч лет до
нашей эры в результате упрощения аналогового (то есть подобного
отображаемому объекту. Так, буква «алеф», буквально «бык», изображала голову быка) или символьного знака. Стремление к фотографической точности в изображении предметов постепенно уступало место
схематическому представлению. Об этом можно судить по дошедшим
до нас из глубины тысячелетий записям. В Месопотамии для записи
информации применяли глиняные таблички, в обожжённом виде прекрасно сохранившиеся до нашего времени.
В Египте в качестве материальной основы для записей использовали стены помещений – прежде всего храмов и гробниц. Записи несли
наиболее важную информацию – прежде всего для обитателей этих
гробниц. Самая главная информация адресовалась мумиям в саркофагах – чтобы воскресшие души фараонов вспомнили самые значительные события своей прежней жизни. Души вечны, следовательно, и знаки тоже должны храниться вечно, потому их и высекали на камне.
Позднее египтяне стали использовать папирус. Его вывозили в
другие страны, в частности через порт Библ, от которого произошло
слово «библион» – книга. Но в связи с высокой ценой на папирус, устанавливаемой монополистами-производителями, в Передней Азии
были вынуждены изобрести другой материал для записи – пергамен,
изготавливавшийся из шкур животных. Слово «пергамен» произошло
от наименования города Пергам (Малая Азия), где он был изобретён. А
Пергам, как выяснилось недавно, построен на развалинах легендарной
Трои. Сегодня это территория Турции.
40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Северные народы для фиксирования знаков использовали другой
подручный материал – в основном дерево (в основном бук – der Buch, слово «бухгалтер» означало лицо, работающее с книгой, навалившись на неё
грудью). Если приспосабливали для этой цели бересту, появлялись берестяные грамоты, если древесный (липовый) луб, – лубочные картинки.
На Дальнем Востоке использовались бамбуковые и пальмовые листья, а китайцы изобрели рисовую бумагу и вышивали на шёлке. В Аравийской пустыне писали на верблюжьих лопаточных костях. Словом,
первоначально материальную основу для фиксирования знаков брали из
наиболее распространённых подручных природных материалов.
Третьим моментом стало появление в середине XV века в Европе
к н и г о п е ч а т а н и я. Изобретение книгопечатания связано с именем
Иоганна Гутенберга, хотя это и не вполне правомерно. Древнейшие известные ксилографические оттиски были изготовлены в Корее в середине VIII в. Точно датированная книга в виде свитка «Алмазная сутра»
отпечатана 11 мая 836 г. Предание гласит: когда (около 1234 г.) деревянные доски сгорели, восточные мастера отлили оловянные и бронзовые матрицы. Единственное, чего не было на Востоке и что можно было бы отнести к заслугам Западной Европы, – это изобретение п о д в и
ж н ы х литер, пригодных для многократного использования в наборе.
Книгопечатание произвело целый переворот в жизни средневекового социума. До того времени книги переписывали от руки, занимались этим поначалу жрецы, а потом монахи и другие священнослужители. Но когда документы стали тиражировать, появилась возможность
печатать учебники и учить детей. Сразу стало развиваться образование.
Появилась возможность с помощью литературы обучать ремесленников. Началось издание производственной литературы, повлёкшее за
собой обмен научными сведениями, т.е. был дан мощнейший импульс
развитию науки, техники, культуры. Всё это серьёзно озаботило церковь, поскольку помимо сомнений в богоугодности самого происхождения книгопечатания, она начала утрачивать роль посредника в толковании священных текстов. Характерно, что момент католического
раскола совпадает со временем изобретения книгопечатания. Издавать
Библию на различных живых языках церковью долгое время запрещалось, признавалась для этой цели только латынь. Одно из основных
расхождений между церковью западной и восточной, разрешавшей перевод Библии на славянские языки, состоит именно в этом. Лучшим
способом к тому, чтобы утвердить мнение, что книгопечатание богоугодное, а не богопротивное дело, было издать Священную книгу книг
– Библию. Помимо издания Библии Гутенберг печатал календари,
учебники и индульгенции.
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
На Руси веком позднее книгопечатание ввёл царь Иван IV Грозный, просвещённый монарх своего времени. Именно по его поручению
Иваном Фёдоровым был в 1564 году издан Апостол. Как известно, у
каждого первого лица государства есть свои личные вкусы, и межгосударственные отношения строятся с их учётом. Иван Грозный любил
читать, и поэтому все иностранные послы, имевшие какие-либо интересы в русском государстве, ехали к царю с самыми редкими и ценными книгами. По преданию, из этих книг была собрана его библиотека.
Впрочем, начало фонда было положено ещё его дедом – тоже Иваном,
и тоже Васильевичем, но только третьим (III). К тому же у Ивана III
(надо же быть такому редчайшему совпадению!) среди семи прозвищ
одно было «Грозный». Отсюда тянется ещё одна легенда о знаменитой
полумифической библиотеке, которой Иван IV так дорожил, что прятал от всех так, что найти её до сих пор не может никто. Если она существует, сохранилась и будет найдена, это будет событие всемирноисторического значения.
Технология книгопечатания оказала радикальное качественное
воздействие на документивную практику. Она повела за собой обособление прежде синкретично связанных между собой процессов производства, продажи, кумулирования, сохранения документов. Процессы
делопроизводства отделились от процессов библиотечной деятельности, поскольку канцелярское производство на первых порах сохраняло
вполне устраивающий его рукописный способ создания документов и
ведения дел, поскольку большие тиражи для этого не требуются. Книги
же, а впоследствии также журналы и газеты, почтовые открытки стали
создавать индустриальным способом.
Со временем технология документопроизводства стала совершенствоваться как в книжном, так и в канцелярском деле. В первом ручной набор стал заменяться более производительным механическим, во втором
появились ручки со стальными перьями, со временем превратившиеся в
чернильные, а теперь – в шариковые и гелевые авторучки. Была изобретена пишущая машинка, в процессе эволюции из механической она превратились в электромеханическую, а потом в полуавтоматическую. Материал носителя информации, тоже ранее одинаковый для этих областей
деятельности, стал различаться по качеству и формату, всё более приспосабливаясь к требованиям каждого документивного института. Наряду с
книгохранилищами появились архивы, хранящие делопроизводственные
документы и подготовительные материалы.
Переписчиков книг в скрипториях – структурных подразделениях
библиотек – заменили полиграфисты. Редакции, издательства и типографии отпочковались от библиотек и стали совершенно самостоя42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тельными системами. Появились книжные магазины. Поначалу для
них даже не было названий – в Западной Европе они назывались, а в
Англии кое-где называются до сих пор, библиотеками, вводя в заблуждение русских туристов.
В настоящее время полиграфическое книгопечатание во всём мире
развивается, тенденции к замедлению темпов роста книгоиздания пока
не наблюдается.
Коллекции книг стали отпочковываться от коллекций других
предметов, в структуре музеев начали появляться библиотеки (библиотека Британского музея, библиотека Румянцевского музея). С течением
времени и та, и другая структура автономизируются, а если, как встарь,
и существуют синкретически, то их различие всё же подчёркивается
слитным наименованием: библиотека-музей или музей-библиотека.
С начала XIX века отмечается новый, четвёртый момент в развитии документа. Появились документы качественно иной технологии изготовления: зафиксированная в них информация воспринимается техническим устройством. Первыми из таких документов были перфокарты.
Рис. 4. Перфокарта и перфолента
Они использованы французом Жозефом Мари Жаккардом (1752–
1834), создавшим в 1804–1808 гг. программу и механизм, с помощью
которых на ткацком станке можно было изображать тканые узоры.
Затем (в 1832 г.) появились телеграф и телеграмма (буквально: запись на расстоянии); телефон и телефонограмма (1876); радио и радиограмма (1895); кинематограф и кинофильм (1895), т.е. механические и
электромеханические документы. В 1839 г. была изобретена фотография,
т.е. аналоговый вид документа, когда знак подобен отражаемому объекту.
Бумага, чернильница и перо, хотя и продолжают функционировать, уступают место сначала механическим (печатный станок, пишущая машинка), а затем электрическим и электромеханическим средствам и способам записи информации. В дополнение к
человекочитаемому и человекосоздаваемому документу (назовём его
Хомодокументом, или Антроподокументом) появился Технодокумент.
Появилась возможность оперативной (со скоростью света) передачи
информации сразу в неограниченное количество пунктов её приёма.
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Всё это – качественно новые способы производства, распространения,
доставки, обработки и хранения документа. Они, однако, сосуществуют с традиционными способами его изготовления.
Достижения в области функционирования технодокумента многократно умножились с изобретением кинематографа, В 1878 году русским
фотографом Иваном Васильевичем Болдыревым 45 была изобретена киноплёнка, чуть позже, в 1889 году Джордж Истмен, основатель фирмы
«Кодак», изобрёл горючую целлулоидную плёнку. Значимым событием
было изобретение Томасом Эдисоном «Кинескопа», который по своим
техническим характеристикам был наиболее близок к кинематографической технике. Создателями первого кинофильма считаются французы,
братья Люмьер. В 1895 г. состоялся первый киносеанс документального
фильма «Прибытие поезда на вокзал Ла Сьота», вызвавшего панику среди зрителей, поскольку движущийся на экране паровоз они приняли за
настоящий. В 1922 г. кино перестало быть немым, а в 1934 г. оно стало
цветным. Прогресс и в этой области продолжается по сей день.
В начале ХХ века (1911) появилось телевидение, а его сочетание с
электромеханической вычислительной техникой в середине ХХ века
привело к созданию компьютеров. Поначалу их называли электронновычислительными машинами, сокращённо ЭВМ. С точки зрения документологии компьютер есть не что иное, как устройство для создания
обработки, передачи, хранения документа. Новое техническое изобретение создало предпосылки для очередной фуркации в развитии документа. Хотя компьютеры создавались для численных расчётов, вскоре
выяснилось, что они могут обрабатывать и другие виды информации.
Сейчас с помощью компьютеров не только проводят числовые расчёты,
но и подготавливают к печати книги, создают рисунки, кинофильмы,
музыку, производят простые и сложные машины, осуществляют управ 45
Иван Васильевич Болдырев родился в 1848 или 1850 году в донской станице Терновской, в бедной казацкой семье. С раннего детства его привлекала техника, в особенности
фотография, или светопись, как её тогда называли. Оказавшись в 1872 г. в Петербурге, он
осваивал фототехнику путём самообразования, усердно занимаясь в Императорской публичной библиотеке. В 1873 году познакомился с Владимиром Васильевичем Стасовым,
который заведовал художественным отделом библиотеки, куда поступали произведения
графики, российские и зарубежные фотографические издания. Стасов в ту пору занимался
составлением каталога фотографий, хранящихся в библиотеке. Маститый библиотекарь,
библиограф, искусствовед и художественный критик сразу отметил дарование молодого
талантливого фотографа. Стасов помог Болдыреву с заказами, неоднократно рекомендуя
его состоятельным, а подчас и знаменитым заказчикам. Болдырев изобрёл моментальный
фотозатвор для объектива, короткофокусный объектив, используемый сейчас повсеместно,
негативную фотоплёнку (взамен стекла). Его изобретением воспользовался американец
Джордж Истмен, основавший ставшее вскоре знаменитым на весь мир предприятие
«Eastman Kodak». Умер В. И. Болдырев в 1898 году.
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ление заводами и космическими кораблями. Компьютеры превратились
в универсальные средства для обработки всех видов информации.
В 1974 г. несколько фирм объявили о создании персонального
компьютера. Несмотря на свои скромные, по сравнению с большими
вычислительными машинами, возможности персональный компьютер
в короткие сроки завоевал весь мир. Его преимуществами оказались
малые габариты, относительно низкая стоимость, а объём памяти и
скорость передачи информации стремительно возрастают.
Сочетание персонального компьютера, возможностей Интернета –
всемирной системы передачи информации по различным каналам связи – и использования удобных накопителей информации – компактдисков - привело к новой, последней по времени фуркации документа.
Каждый компьютер, где бы он ни находился, можно подключить к Интернету и пользоваться всем мировым электронным документным ресурсом. Простота пользования и богатейшие возможности Интернета
привели к его глобальному распространению и приобщили к новому
способу получения информации решительно все возрастные группы
населения, начиная с дошкольников и без ограничений по образовательному, социальному или какому бы то ни было иному признаку,
кроме экономического. Но по мере удешевления технических средств и
экономический фактор всё больше теряет значение. Количество пользователей Интернета во всем мире увеличивается лавинообразно. На
серверах WWW стали размещать самую разнообразную информацию –
сведения о фирмах, рекламу товаров, советы по эксплуатации и техническую документацию на товары и т.д. Политические партии и общественные организации публикуют в Web материалы о своей деятельности, программы, воззвания и т.п. На WWW-серверах университетов
можно прочесть научные труды по любому вопросу, в том числе произведения своих сотрудников, сведения о приёме и выпуске студентов,
учебные планы и пр. Законодатели оперативно доводят до населения
правовые документы, правительственные учреждения размещают информацию о своей деятельности. Многие газеты и журналы выходят
как в печатном, так и в электронном виде (как WWW-документы). Радиостудии размещают текущую информацию на сайтах. В Интернете
можно найти множество документов по любому вопросу: по финансам,
бизнесу, промышленности, спорту, культуре, развлечениям, хобби и
т.д. Большой сегмент занимает живое общение людей, частная и служебная электронная переписка.
Хотя электронный документ и является в настоящее время наиболее перспективным, но и он – тоже не последнее слово в развитии документа как такового. Компьютер как средство документаризации на45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
чинает уступать позиции мобильному телефону, который уверенно занимает лидирующее место на рынке документной продукции. Диски
всё увереннее вытесняются флэш-памятью (англ. flash memory) — запоминающих устройств в виде микросхем. Благодаря компактности,
дешевизне, механической прочности, большому объёму, скорости работы и низкому энергопотреблению флэш-память широко используется в цифровых портативных устройствах.
Сейчас для подготовки врачей, лётчиков, космонавтов, представителей многих других профессий используют «информационные очки»,
создающие виртуальную реальность, имитирующую проведение операции. Для космонавтов существуют «информационные скафандры».
Такой способ передачи информации имеет и свои плюсы, и свои минусы. Эффект от виртуального восприятия информации зачастую бывает
ярче и сильнее, чем от натурального мира, что приводит к стиранию
грани между реальностью и виртуальностью, а соответственно – к негативному влиянию на психику, и это уже стало серьёзно беспокоить
врачей. Вопрос состоит в том, как приспособиться к достижениям прогресса с пользой для людей и без нанесения вреда.
Новые виды электронных технологий и новые виды документов
появляются с угрожающей скоростью, и движение происходит в том
направлении, чтобы как можно больше достоинств известных видов
документов передать новым. Если газета удобна тем, что её можно
сворачивать, складывать, то сейчас существуют и дисплеи, которые
можно сворачивать как носовой платок. Наличие громоздкой клавиатуры считается недостатком, поэтому появились компьютеры без клавиатуры: либо в нужный момент она появляется на сенсорном экране,
либо её заменяет тень букв, отбрасываемая на любую поверхность. Появляются компьютеры, распознающие человеческую речь и преобразующие её в электронный текст. Стал реальностью автоматический перевод с одного языка на другой. Всё это свидетельствует о нахождении
человечеством способа создания качественно нового вида документа и
уверенном движении в этом направлении.
Новые информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) на
новом витке исторической спирали возвратили прежнюю практику интегрированного производства, распространения и хранения документов. Теперь как единичные, так и тиражированные документы производят посредством одного и того же средства – компьютера, так что
отпала необходимость как в пишущей машинке, так и в типографском
станке. Вновь сливаются системы производства, распространения и
хранения документов, а сами документы во всех системах предстают в
одном и том же электронном виде. Так вновь созданы объективные
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
предпосылки для кооперации и даже интеграции разнородных документивных систем.
Всё увереннее развивается концепция качественного нового вида
записи информации – прямо на генные хромосомы в четверичном коде
(вместо двоичного в электронном способе). Иными словами, зарождается биоинформационный способ документаризации.
Таким образом, человечество на всем протяжении своего существования стремилось к созданию всё более совершенных документивных технологий, открывающих свободный доступ каждого индивидуума ко всей информации, накопленной, обработанной и сохранённой
за весь период существования цивилизации.
Многотысячелетняя история развития документа подтверждает,
что в его эволюции действительно имеет место полифуркация: все документы, которые когда-либо были изобретены, продолжают существовать до настоящего времени, в соответствии с уже известным нам законом. Например, то, что первоначально существовали рукописные
документы, а потом появилось книгопечатание, мало что изменило по
отношению к рукописному документу. Компьютеризация, в свою очередь, если и сказалась на книгопечатании, то скорее положительно, поскольку позволила перейти на компьютерный набор текстов и их автоматизированное редактирование. Но она стремительно развивается и
сама по себе. При этом рукописные документы всё также создаются
ежедневно и в большом количестве. Вот я, например, сейчас говорю о
чудесах новых информационных технологий, а вы, ничтоже сумняшеся, всё это записываете шариковой авторучкой. (Правда, студенты, пока ещё в отличие от старших по возрасту слушателей Высших библиотечных курсов, всё чаще приходят на лекции с портативными
ноутбуками.) Значит, выявленная закономерность продолжает действовать, и мы стоим на пороге появления новых видов документа с удивительными свойствами и признаками.
Вопросы для самопроверки
1. Сколько фуркаций претерпел документ в процессе своего развития?
2. Как вы думаете: что назревает в изменении признаков и свойств
документа, определяющих его очередную фуркацию? Когда (приблизительно) её следует ожидать?
3. Наблюдаются ли сейчас признаки отмирания книги как вида документа?
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лекция четвёртая.
Возникновение и развитие понятия «документ»
Для того чтобы найти собирательное понятие для всех видов источников информации, нашим предшественникам пришлось немало
потрудиться, и выход на это понятие осуществлялся в течение столетий, если не тысячелетий. Пока виды документов были немногочисленны, можно было обойтись словом «книга», и книгой называли всякое произведение письменности. В Библии, одном из древнейших по
времени создания источников информации, для каждой части Ветхого
и Нового Заветов используется слово «книга». В русском языке точная
этимология этого слова неясна. Одна из версий принадлежит лингвисту и директору Ленинградской публичной библиотеки академику
Н. Я. Марру. В результате анализа он пришёл к выводу, что слово
«книга» связано со словом «князь», поскольку тот, кто знает грамоту, –
самый уважаемый человек в сообществе, а таковым являлся князь. Эта
версия интересна в том отношении, что во всех других обществах первые лица государства, как правило (т.е. за редким исключением), были
неграмотны. В качестве исключения можно указать надпись одного из
древних владык, который, завоевав полмира, всё-таки считал своей
наибольшей доблестью то, что он собрал и прочитал книги со всех
концов земли.
Русские князья все были грамотными и большими книголюбами.
Первая в Киевской Руси библиотека, датированная XI веком, была создана Ярославом Мудрым. Свою дочь Анну Ярослав выдал замуж во
Францию, и на Евангелии, увезённом ею в качестве приданого, вплоть
до Великой французской революции (конец XVIII в.) присягали французские короли.
Если вести эту историческую линию дальше, убедимся, что первые лица в нашем государстве были выдающимися знатоками книги. В
особенности это относится к Ивану IV Грозному с его знаменитой библиотекой, Петру I, Екатерине Великой.
Немецкое слово Buch для обозначения книги восходит к слову
«бук» (на деревянных пластинках из бука делали записи). Для наименования документа имели хождение и другие термины – «грамота».
Известны десятки разновидностей грамот: вкладная, жалованная, купчая, служилая, отпускная, кабальная, указная, судная, бессудная, подорожная и др. До нашего времени дошло несколько их видов: почётная,
верительная.
Когда на Руси появились первые бумажные фабрики, собирательным для различных видов источников информации стало понятие «бу48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мага». Оно тоже дошло до нашего времени как синоним, в отдельных
случаях, слова «документ». Сохранилось оно по отношению к термину
«ценная бумага». Видов книг даже в делопроизводстве до XIX века
включительно существовало более сотни наименований (амбарная,
писцовые, книга записи актов гражданского состояния и т.д.), параллельно применялся термин «грамота».
Постепенно в делопроизводстве укрепилось понятие «дело», под
которым понимался один составной документ. Первоначально документы представляли собой чаще всего лентные материалы, сворачиваемые в свитки. Листы с новыми документами, относящимися к делу,
подклеивались снизу. Позднее каждый документ стал составлять отдельный лист, и слово «дело» перешло в название подшивки таких документов.
Но эти термины не охватывают собой всех видов документов и
показывают свою ограниченность.
Пётр I, величайший реформатор своего времени, везде, в том числе и в делопроизводстве, успевший оставить свой след, ввёл в этой отрасли западную терминологию. Соответственно термин «документ»
начал использоваться с XVIII в., хотя приживался очень медленно и
признавался далеко не всеми. Первоначально слово «документ» понималось в чисто юридическом смысле. Появилось оно в Римском праве,
этимологически происходит от слова docere, которое на русский язык
можно перевести как «свидетельствую», «показываю», «учу». На основании этого корня возникло довольно много слов в русском языке: docent (доцент), doctor (доктор), доктрина и documentum (изначально) в
их числе. Если переводить слово документ буквально, это будет «свидетельство», «доказательство», «учение». В таком значении оно использовалось в Древнем Риме. Документами назывались даже свидетельские показания, т.е. устные высказывания. На Западе тоже
пытались использовать различные слова, чтобы все источники информации объединить одним словом. Довольно долго и широко применялось слово record, означающее «запись». В греческом языке использовалось слово «gramma», имеющее то же значение.
Разные корневые основы не давали возможности унифицировать
этот термин так, чтобы он был один и понятен всем во всем мире, – до
тех пор, пока в 1895 году П. Отле (Бельгия) не предложил для этого
слово «документ». Это слово предлагалось понимать в очень широком
значении, которое позволяло считать документом любую зафиксированную мысль, всё, что графическими знаками изображает какой-либо
факт или идею. Под это понятие подпали произведения письменности,
наскальные надписи и многое другое.
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Науку о документе он не сразу назвал документологией, сначала
он попытался создать сложное всеобъемлющее название: книго–музее–
архивоведение (поскольку все названные институты имеют дело с документами). Потом он остановился на слове «документология», или
«библиология», или «документация». Последний термин в конечном
счёте и прижился на Западе в значении «общая наука о документе». У
русского языка возможностей для выражения различных оттенков
смысла больше. В русском языке слово «документация» тоже используется, но оно имеет узкий, точный смысл – набор служебных документов.
Предложение П. Отле было широко известно во всём мире. В России среди документоведов, библиографоведов, книговедов у него были
крупные авторитетные последователи. Назову имена Богдана Степановича Боднарского, Николая Валериановича Русинова, Евгения Ивановича Шамурина. Словом, ряд крупных учёных разделяли позиции
Поля Отле, они в начале ХХ века представляли Россию в Международной федерации по документации. В 1930-е годы наступил очень неблагоприятный для развития советской науки период, целые научные направления сворачивались. Естественно, что все, кто каким-либо
образом был связан с зарубежными учёными, постарались сделать вид,
что к ним они отношения не имеют, и от слова «документ» отказались.
Рис. 5. Богдан Степанович Боднарский
В 1940-е годы произошло второе рождение слова «документ», – на
сей раз в архивоведении. Архивисты встали перед той же самой необходимостью – найти собирательный термин для объектов, где зафиксирована информация. Они продолжают обсуждать этот вопрос и поныне.
Из сферы архивоведения термин перебрался в сферу делопроизводства, поскольку к этому моменту архивисты добились того, чтобы
дела из канцелярий сдавались в архивы в том виде и с тем набором документов, как это было нужно архиву.
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Когда в 1966 г. был создан Всесоюзный (теперь - Всероссийский)
научно-исследовательский институт документоведения и архивного
дела (ВНИИДАД), он стал заниматься обеими сферами деятельности, и
термин «документ» прочно в них закрепился. В этом учреждении стали
разрабатывать стандарты на термин «документ». Поскольку этому
термину в то время не придавалось такого основополагающего значения, как сейчас, постольку право терминирования осталось за сферой
документопроизводства и архивного дела, и стандарты разрабатывает
ВНИИДАД с участием РГГУ и всех тех, кто занимается управленческими документами. Другие науки вынуждены пользоваться теми определениями документа, которые выработаны архивистами и делопроизводителями. При этом документоведы считают, что они занимаются
документом как таковым, и пытаются предложить такое определение,
которое распространялось бы на все виды документов (поскольку в архивах хранятся самые разные виды документов). С другой стороны,
они пытаются трактовать документ таким образом, чтобы было понятно, что понятие документ относится только к делопроизводству, только
к архивному делу. Такое противоречие всё острее сказывается на практике, поскольку термин стал широко использоваться в других сферах, а
понимание его у каждого своё, и то, как его понимает ВНИИДАД, не
всегда подходит другим сферам.
Тем временем, параллельно с архивоведением и независимо от него, в 1950-е годы во всём мире стала развиваться информатика, выросшая на базе документологии, библиотековедения, библиографоведения. Этот факт признают классики информатики и считают П. Отле,
бывшего директором международного Библиографического института,
родоначальником информатики. Термин «документ» был принят ими в
том значении, которое придавалось ему П. Отле, и параллельно с информатикой стала развиваться документалистика. Велись дискуссии о
том, какая из областей шире: информатика или документалистика. Последняя видела своим предметом документ преимущественно научный
и научно–технический в целом (т.е. и с материальной, и с информационной составляющими), информатика же имела дело преимущественно
с информационной составляющей научно-технического документа. В
настоящее время информатика успешно развивается, а слово «документалистика» употребляется редко. Как наука она номинально существует до сих пор, по ней можно защищать диссертации.
Термин «документ» всегда признавался и в юриспруденции, хотя
научно не разрабатывался. Его стали широко использовать также политики (в рамках науки дипломатики), историки, источниковеды (для них
это исторический источник).
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В конце 1980-х годов к возможности применения понятия «документ» в своих областях стали склоняться библиотековеды и библиографоведы, поскольку в библиотечно-библиографической сфере стало
уже недостаточно ограничиваться терминами «книга», «произведение
печати» как элементами библиотечных фондов. В библиотечные фонды стали поступать другие виды источников информации, и для того,
чтобы обозначить все их виды одним словом, решили воспользоваться
словом «документ» как нейтральным и одновременно достаточно широким (документ есть любое свидетельство, любое доказательство).
Термин был закреплён на законодательном уровне, так что появилось
основание использовать его в нормативной литературе. Таков, например, Федеральный закон «Об обязательном экземпляре документов».
В итоге в каждой сфере сложилось своё понимание документа.
Это неизбежно: то, что является документом, например, для архива, не
всегда может стать документом библиотечного фонда, а слово «документ», употребляющееся в делопроизводстве, по смыслу имеет мало
общего с документами как полиграфическими изданиями. В криминалистическом документоведении документ – это и примитивно сработанная, и высококачественная подделка подлинного документа, и клочок бумаги с записанным на нём номером телефона, и трамвайный
билет, и стена с надписью.46 В криминалистическом документоведении
документ трактуется как «материальный носитель специально зафиксированной в нём информации, имеющей значение для уголовного судопроизводства»47. Центр тяжести в этом определении для судопроизводства, как видим, перенесён на важность материального носителя с
информацией. К библиотечному делу такое понимание не подходит,
здесь документом библиотечного фонда считается профильная записанная информация, - например, книга. Но и здесь не всё так просто.
Не всякий объект, даже имеющий на обложке слово «книга», может
считаться объектом функционирования библиотечного фонда. Такова,
например, библиотечная Инвентарная книга. Её наличие и ведение в
библиотеке совершенно необходимо, отношение к ней самое серьёзное
– она приравнена к документам строгой отчётности, наряду с деньгами
и печатью библиотеки хранится в сейфе. Но, будучи документом технологическим, в состав библиотечного фонда Инвентарная книга не
входит и читателям не выдаётся.
46
Двоеносова Г. А. Графологический анализ как инструмент социальных технологий / Г.
А. Двоеносова, Д. Р. Залеева // Делопроизводство. – 2006. – № 4. – С. 98.
47
Приводнова Е. В. Криминалистика / Е. В. Приводнова. - М. : ТК Велби, Изд-во «Проспект», 2005. – С. 51.
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Проблемная ситуация в официальных определениях
понятия «документ»
Рассмотрим сначала, как обстоит дело с определением документа
в нормативных актах. Первый стандарт на термин «документ» появился в 1970 году. Там он определялся как средство закрепления различным способом на специальном носителе информации о фактах, событиях, явлениях объективной действительности и мыслительной
деятельности человека. Это определение было первым среди официальных актов и свидетельствовало о признании термина «документ» на
уровне государственной власти, что имеет большое научное и социокультурное значение. Однако дефиниция страдает существенными
изъянами. Во-первых, документ здесь определяется как средство. Но
документ – это объект, это почти всегда некий результат мыслительной
деятельности, зафиксированный на материальном носителе с использованием не только средства, но и знаковой системы, способа, материального носителя вещества записи и многого другого. Средство –
лишь один из многих и далеко не главный признак документа и во всяком случае оно никоим образом не выражает его сущность. Во-вторых,
выражение «различным способом» для определения не подходит. Если
для создания документа приемлемы различные способы, то это означает – любые, какие угодно. Значит, здесь нет специфики, а всякая дефиниция призвана указывать именно и только отличительные признаки
определяемого понятия. В-третьих, что такое «специальный носитель»? Если древняя грамота написана на бересте, то либо грамота – не
документ (но с этим вряд ли кто согласится), либо береста – специальный носитель. Но тогда любой носитель, на котором зафиксирована
информация, придётся считать специальным, и тогда указание на вид
носителя избыточно.
Ущербность определения была слишком отчётливой, и специалисты принялись искать действительно существенные ограничительные
признаки документа. В 1983 году стандартизировали следующее определение: «документ – это материальный объект с информацией, закреплённой на нём способом, созданным человеком для передачи её во
времени и пространстве». Сравнивая это определение с предыдущим,
видим, что первый недочёт исправлен – теперь документ – это материальный объект, а не средство. Упоминание о специальном носителе
тоже исключено. Добавлено существенное уточнение об искусственном способе и цели закрепления информации. По предыдущему определению документом мог считаться чистый лист бумаги (специального
носителя), по которому прошла кошка, оставив грязные следы лап. По
новому определению такой испачканный лист – не документ: знаки
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
(следы лап) оставлены способом естественным, а не изобретённым человеком. Но есть избыточный элемент: указание на передачу объектом
информации во времени и пространстве. Время и пространство – очень
широкие категории, в их пределах отсутствуют ограничения. Следовательно, эти признаки в дефиниции избыточны. Тем не менее, стандартное определение 1983 года - лучшее среди существующих в нашей
стране, поскольку и те, что были прежде, и появившиеся после уступают ему по многим позициям.
В настоящее время действует определение государственного стандарта 1998 года: документом считается информация, записанная на
материальном носителе, с реквизитами, позволяющими её идентифицировать. Это определение введено для того, чтобы оно подходило
только для сферы делопроизводства, чтобы отсечь от него документ в
широком (в том числе библиотечном) смысле этого слова. Центр тяжести здесь перенесён на наличие у объекта реквизитов как на отличительный признак документа.
Однако это определение, во-первых, внутренне противоречиво.
Во-вторых, претензия документоведов (стандарт
разработал
ВНИИДАД) дать одновременно определение и общее и частное была
воспринята другими областями общественной практики и породила
другие определения – с тем же акцентом на реквизит как главный отличительный признак документа. В-третьих, ущербность нового стандартного определения документа вынудила предлагать и утверждать
другие, качественно отличные от него определения, то есть плодить
полисемию вместо унификации и подлинной терминологической стандартизации.
Рассмотрим каждую из названных реалий.
1. Противоречивость и недоработанность понятия «реквизит».
Вскоре после принятия стандарта мне довелось выступать на международной конференции по документоведению, где в качестве примера я
сослался на рукопись стихотворения А. С. Пушкина «Я помню чудное
мгновенье…». Эта рукопись, естественно, не является официальным
документом и соответственно не имеет стандартизированных реквизитов. Следовательно, она не может считаться документом! И тогда
Пушкинский дом, литературные музеи, рукописные фонды библиотек
и т. п. лишаются права на существование!
Посмотрим на определения других видов документа в том же
стандарте – их там около двух десятков. Изобразительный документ
определён как «документ, содержащий информацию, выраженную посредством изображения какого-либо объекта» – обратим, внимание: о
реквизитах – ни слова. «Графический документ – изобразительный до54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
кумент, в котором изображение объекта получено посредством линий,
штрихов, светотени». О реквизитах забыто и тут. Про иконографический документ сказано, что он содержит преимущественно изображение
произведений искусства, специальной или художественной фотографии.
Они, как известно, часто бывают без реквизитов. «Текстовый документ
– документ, содержащий речевую информацию, зафиксированную любым типом письма или любой системой звукозаписи». А где же реквизиты? Письменный документ – «текстовый документ, информация которого зафиксирована любым типом письма». Рукописный документ –
«письменный документ, при создании которого знаки письма наносят от
руки» (сегодня это определение выглядит архаично: диссертация, набранная на компьютере, имеет статус рукописи). Черновой документ –
«рукописный или машинописный документ, отражающий работу автора
или редактора над его текстом». О реквизитах не упомянуто ни в одном
из этих определений.
Объяснение этого странного обстоятельства можно почерпнуть из
контекста рассматриваемого стандарта.
Если Стандарт отводит решающую роль в деле отграничения документа от не-документа понятию «реквизит», то, значит, термин «реквизит» в свою очередь нуждается в определении. В ГОСТ Р 51141- 98
«Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения» оно
присутствует и гласит: «реквизит – обязательный элемент оформления
официального документа»48.
Оказывается, реквизит свойствен только делопроизводственному
документу, и не всякому, а лишь официальному. Поэтому на него и нет
ссылок в том же ГОСТе при определении других видов документов.
Выходит дело, исходное определение документа распространяется всего-навсего лишь на одну из множества разновидностей и к тому же
только делопроизводственного документа! Существует же их, как мы с
вами уже знаем, неисчислимое множество.
Продолжим рассматривать это определение («зафиксированная на
материальном носителе информация с реквизитами»). Здесь уточняется, что реквизит – это обязательный компонент официального документа. Перечень реквизитов стандартизирован другим нормативно–
правовым документом: ГОСТ Р 6.30-2003 "Унифицированная система
организационно-распорядительной документации. Требования к
оформлению документов". Он содержит перечень таких реквизитов,
включающий 30 позиций. К ним относятся, например, государствен 48
В данном случае под официальным понимается документ, созданный юридическим или
физическим лицом, оформленный и удостоверенный в установленном порядке, т.е. имеющий соответствующие реквизиты.
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ный герб Российской Федерации, наименование учреждения, наименование документа (приказ, распоряжение, командировочное удостоверение), подпись, дата. Текст документа, оказывается, – тоже всегонавсего реквизит, двадцатый в их перечне.
Возникает и ещё один вопрос: несут реквизиты какую-либо информацию или нет. Если ответ отрицательный, то их наличие в документе
лишается смысла. Если ответ положительный, то они и есть информация, и тогда документ (в соответствии с определением) – «информация с
информацией». Поскольку, как уже сказано, текст документа рассматривается как реквизит (№ 20), то документ – «реквизит с реквизитами».
Большей некорректности в официальном документе (главное определение в котором, как выяснилось, относится к официальному же документу) достичь трудно, даже если задаться такой целью.
Но и это ещё не всё. Обратим внимание на роль, выполняемую в
документе реквизитами. В определении документа установлено:
«…информация с реквизитами, позволяющими её [информацию] идентифицировать». То есть реквизиты должны идентифицировать ту информацию, из которой состоит документ. Состоит же он, как мы установили, из одних реквизитов. Некоторые реквизиты действительно
идентифицируют информацию данного документа. Например, о том,
что перед нами паспорт гражданина Российской Федерации, свидетельствуют слово «паспорт» и изображение герба нашей страны на обложке документа. Но, по большому счёту, из анализируемого определения следует, что все реквизиты должны идентифицировать сами
себя. Получается замкнутый круг, лишающий возможности пользоваться этим определением.
Будем поэтому считать, что под информацией, которую должны
идентифицировать реквизиты, всё же имеется в виду то главное, ради
чего создаётся всякий документ, – его основное назначение. И тут же
убеждаемся, что реквизиты паспорта – фотография владельца, его подпись и другие – идентифицируют отнюдь не информацию, содержащуюся в документе, а личность предъявителя этого документа. Иными
словами, и в этом отношении непродуманность определения налицо.
Правы те специалисты, которые отделяют содержание документа от
его реквизитов, а последние в свою очередь классифицируют по разным признакам: коммуникационные, защитные, повышающие информативность содержания, фиксирующие его движение в инфосистеме,
необходимые для машинной обработки, и иные49.
49
Плешкевич Е. А. Понятие реквизит документа: к постановке
Е. А. Плешкевич // Науч. и техн. информ. – Сер.1. – 2004. - № 10. – C. 5.
56
вопроса
/
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2. Стандартное определение документа как методологическая
основа принятия последующих дефиниций этого термина. Вот такой, сказать с позволения, «стандарт» разработали его составители.
Можно было бы порадоваться тому, что Федеральный закон «О техническом регулировании» (2002) делает применение стандартов делом
добровольным. Однако вместо того, чтобы отвергнуть это определение
как во всех отношениях некорректное, специалистами разных областей
оно было некритически воспринято как общее. Сфера его применимости расширилась, степень обязательности применения повысилась. Это
проявилось во включении главных элементов стандартного определения 1998 года в несколько федеральных законов. В Федеральном законе «Об обязательном экземпляре документов» (1994) с изменениями,
начиная с 2002 года, документ определяется как «материальный носитель с зафиксированной на нём в любой форме информацией в виде
текста, звукозаписи, изображения и (или) их сочетания, который имеет реквизиты, позволяющие его идентифицировать [выделено мной. –
Ю. С.], и предназначен для передачи во времени и в пространстве в целях общественного использования и хранения». Федеральный закон
«Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (2006) гласит: «Документированная информация - зафиксированная на материальном носителе путём документирования информация с
реквизитами [выделено мной. – Ю. С.], позволяющими определить такую информацию или в установленных законодательством Российской
Федерации случаях её материальный носитель».
Что имеется в каждом отдельном случае в виду под реквизитом, в
законах не сказано. Поэтому каждый желающий стал вкладывать в
термин «реквизит» произвольное содержание. Библиотековеды, например, быстренько обнаружили реквизиты у документов библиотечного фонда: штампы, регистрационные номера, шифры, ярлыки и т.д.
На этом основании они, как им кажется, распространили делопроизводственное определение на документ библиотечного фонда. Такой
подход, однако, не более чем конъюнктурная натяжка, потому что библиотечным реквизитам при таком подходе отказывается в наличии у
них информационной составляющей. И не в реквизитах суть. Ведь необработанный документ библиотечных реквизитов не имеет, и фондисту только ещё предстоит решить, достоин ли данный объект включения в фонд. Только признав этот объект документом, он начинает
оснащать его реквизитами.
Реквизит (конечно, за вычетом основного текста, иначе всякий документ есть всего лишь набор реквизитов) потому не может считаться
сущностным признаком документа, что этот признак не исходный, не
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
объективный, а приобретаемый в процессе производства документа. К
тому же этот признак свойствен только небольшой части всего множества видов документа.
3. Изобретение качественно иных определений. Там, где пользоваться стандартным определением оказывается совершенно невозможно, приходится вырабатывать качественно другие дефиниции, обходящиеся без указания на реквизиты как главный отличительный
признак этого объекта.
Приведу несколько таких определений. Самое простое из них следующее: «Документ: бумага с нанесённой на ней информацией» (ГОСТ
Р ИСО 9706 – 2000: Бумага для документов). Для цели данного стандарта такое определение удовлетворительно. Далее в нём фиксируются
физические требования к такой бумаге и её параметры.
В стандарте ГОСТ Р ИСО 15489-1-2007 «Управление документами» утверждается иное понимание: «Документ (document, records): зафиксированная на материальном носителе идентифицируемая информация, созданная, полученная и охраняемая организацией или частным
лицом в качестве доказательства при подтверждении правовых обязательств или деловой деятельности». Здесь присутствует признак идентифицируемости информации, однако без указания на реквизит как
средство такой идентификации – допускается любое средство или способ этой процедуры. Это определение тоже имеет локальную область
деятельности, распространяясь только на правовой и деловой документ.
Отмечу заодно лукавство российских составителей этого стандарта.
Словом «документ» они обозначают и то, что в стандарте ИСО относится к термину «document», и то, что в том же стандарте относится к термину «record», а между тем эти термины определяются по-разному,
причём предметом стандарта «Управление документами» являются документы только административные («records management»), а не документы вообще. В Преамбуле составители уверяют, будто «настоящий
стандарт идентичен международному стандарту ИСО 15489-1:2001
"Информация и документация. Управление записями. Общие положения" (ISO 15489-1:2001 "Information and documentation – Records management - General")». Однако следом признаются, что «наименование
настоящего стандарта изменено относительно наименования аутентичного перевода…» в пользу понятия «документ».
Более новый по времени приятия ГОСТ Р 52 292 – 2004 «Информационная технология. Электронный обмен информацией. Термины и
определения» определяет документ как «объект информационного взаимодействия в социальной среде, предназначенный для формального
выражения социальных отношений между другими объектами этой
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
среды»50. Здесь тоже нет и намёка на наличие реквизита как отличительного признака документа. Само определение, однако, весьма расплывчато: социальные отношения могут быть выражены мимикой, жестом, наконец просто молчанием как знаком их неприятия,
отрицательной оценки. Но главное даже не в этом. Раскрытие сущности объекта информационного взаимодействия здесь подменено указанием на предназначение этого объекта.
На роль критерия отграничения документа от недокумента чего
только не предлагалось: и вещественность, средство записи, и способ
записи, и наличие реквизитов, и возможность неоднократного обращения к зафиксированной информации, и правовая сила, и завершённость
сообщения, и различное сочетание этих признаков. В определении документа на первое место выдвигался то материальный носитель (с нанесённой на него информацией) – в стандарте 1983 г.,) то наоборот: как
информация (зафиксированная на материальном носителе) – в стандарте 1998 года. Разница тут очень существенная. От перестановки мест
слагаемых сумма в данной ситуации меняется весьма радикально. Например, на том основании, что в электронной среде материальный (неявно имеется в виду – вещественный) носитель не виден, долгое время
отказывали признавать статус электронного документа.
Далее. Если документ – это прежде всего материальный объект, то
тогда в нём затушёвывается главная – информационная – функция.
Кроме того, складывается впечатление, что документ может существовать отдельно от информации.
Нет ясности и с термином «документированная информация». Таковую считают то синонимом слова «документ» (стандарт 1998 года), то
более общим по отношению к «документу» понятием, то заменяющим
его настолько, что отказываются от более короткого слова «документ»
(Закон об информации, информационных технологиях и о защите информации), то предлагают заменить на искусственные и неудобопроизносимые и неудобочитаемые словообороты типа «ПДЗИ» — «продукт
деятельности с закреплённой информацией» или, как синоним, «фиксант»51. Не многим лучше замена «документа» на «информационный
продукт», «информационный объект», «информационную вещь»52.
50
ГОСТ Р 52 292 – 2004 Информационная технология. Электронный обмен информацией.
Термины и определения. – М.: ИПК Изд-во стандартов, 2005. – П.4. 1. 1.
51
Нестерович Ю. Концепция и классификация продуктов деятельности с закреплённой
информацией / Ю. Нестерович // Термінологія документознавства та суміжних галузей
знань : збірка наук. праць / Київ. нац. ун-т культури і мистецтв, Ін-т держ. управління. —
Киïв: Четверта хвиля, 2009. – С. 28-39.
52
Копылов В. А. Информация как объект гражданского права: проблемы дополнения Гражданского Кодекса Российской Федерации / В. А. Копылов // Информационные ресурсы. –
1998. - № 5. – С. 26-29.
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Документовед Галина Александровна Двоеносова справедливо
заметила: «Настало время вернуть ему [документу] “имя собственное”.
Какие бы синтетические теории документа ни выдвигались уважаемыми коллегами (информационно-логические, документологические, знаниевые и другие), никто не может отрицать, что в целях социального
управления человечеством был изобретён такой предмет (продукт,
вещь), которому была отведена роль символического регулятора человеческих отношений, а следовательно инструмента власти. Имя ему Документ»53.
Совершенно неприемлем термин «бездокументарные ценные бумаги» - он узаконен в статье 2 федерального закона «О рынке ценных
бумаг» (1996). По состоянию на начало 2012 г. к редактированию этого
закона возвращались 20 раз, но этот термин остаётся без изменений.
Е. А. Плешкевич и вовсе с серьёзным видом предлагает ввести оксюморон: «бездокументарные документы54(!), причём введение этой нелепости считает «началом нового этапа развития коммуникаций».
Проблематично обстоит дело ещё с одним ключевым термином –
«документирование». В пункте 2.2.1 Госстандарта «Делопроизводство
и архивное дело. Термины и определения» (1998) документирование
определяется как «запись информации на различных носителях по установленным правилам». Закон «Об информации, информационных
технологиях и о защите информации» (2006) трактует документирование как придание правового статуса только управленческому документу (ст. 11). Документирование информации рассматривается как обязательное условие включения информации в информационные ресурсы.
Предписано осуществлять его в порядке, устанавливаемом органами
государственной власти, ответственными за организацию делопроизводства, стандартизацию документов и их массивов, безопасность Российской Федерации. В словарях же русского языка документирование
определяется как обоснованность, подтверждённость документами55,
достоверное отражение чего-либо документами, в каких-либо произведениях56, но отнюдь не производство документа. Превращение информации в документ уместнее было бы именовать документаризацией.
53
Двоеносова Г. А. Документ как социально-политический феномен / Г. А. Двоеносова //
Документ: история, теория, практика : Материалы Всерос. научно-практич. конф. с междунар. участием / Под общ. ред. проф. О. А. Харусь. – Томск : Изд-во Том. ун-та, 2012. – С. 10.
54
Плешкевич Е. А. Бездокументарный документ: начало нового этапа развития коммуникаций / Е. А. Плешкевич // Науч.-техн. информ. - Сер.1. - 2007. - № 1. - С. 29-31. Оксю́морон, оксиморо́н (др.-греч. – «умная глупость») – стилистическая ошибка – сочетание
слов с противоположным значением (то есть сочетание несочетаемого).
55
См. напр.: Большой толковый словарь русского языка. – СПб.: Норинт, 1998. – С. 270;
56
Большой академический словарь русского языка / Рос. акад. наук, Ин-т лингвистич. исследований. – Москва – Санкт-Петербург: Наука, 2006. – Т. 5. – С. 222.
60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Словосочетание «документированная информация» некорректно в
силу внутренней тавтологичности, поскольку в корне слова «документированная» «информация» присутствует по определению. При всех
различиях в понимании сущности документа все исследователи, к счастью, сходятся в признании информации как обязательной, как самой
важной составляющей документа. В этом свете выражение «документированная информация» означает не что иное как «информированная
информация».
Сделаем выводы из проведённого анализа. Во- первых, констатируем, что создание разных стандартов на один и тот же термин - явление распространённое. Во-вторых, убеждаемся в исключительном разнобое в определении базового для нашей науки понятия. Как видим, до
ясности в понимании сущности документа ещё далеко.
Суть наших занятий состоит не в том, чтобы вы механически зазубрили то, что записано хотя бы и в важной государственной бумаге,
а в том, чтобы умели разбираться в сложных вопросах и решать их
творчески – ну, допустим, с небольшой моей помощью. Перейдём теперь к выяснению сущности документа с научных позиций.
Таким образом, возникает потребность обстоятельно разобраться
в статусе документа как социального явления. Но сначала предстоит
профессионально пользоваться терминологией, построенной на ключевом понятии документологии.
Вопросы для самопроверки
1. Насколько удачен, с вашей точки зрения, термин «документ»
для наименования любого объекта, содержащего записанную информацию?
2. Документом именуют и системообразующий элемент библиотечного фонда, и делопроизводственный, учётный, технологический
источник информации, который создаёт и ведёт сама библиотека. Насколько практична такая ситуация? Есть ли у вас предложения по её
исправлению?
3. Взгляды кого из документологов, изучавших раскрытую в
этой теме ситуацию, представляются вам наиболее убедительными и
почему?
4. На основании прочитанного попробуйте сформулировать собственное определение документа. Отметьте сильные и слабые стороны
своего определения.
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лекция пятая.
Документологическая терминология
Документология, т.е. общая теория документа, развивается довольно активно. Она сталкивается со множеством нюансов, связанных с
различными проявлениями функционирования, структуры документа и
т.д., для характеристики которых в русском языке слов либо очень мало,
либо (если они есть) мало кто с ними знаком. В других науках терминология разработана довольно обстоятельно, но в документологии она
только-только начинает возникать. Для выражения многих понятий
терминов в профессиональном документологическом языке не существует, и их приходится изобретать. Сегодня терминология весьма бедна.
Все понятия, каким-либо образом строящиеся на операциях с документом, представлены прилагательными «документальный», «документационный», «документированный», – вот и всё разнообразие. В эти термины втиснуть значения многих слов не представляется возможным.
Предположим: фонд, который состоит из документов, – можно ли его
назвать документальным? Разумеется, нет: слово «документальный»
принято понимать как «подтверждённый документами». Может быть,
правильнее употребить слово «документационный»? Нет, потому что
термин «документация» в русском языке относится только к набору
служебных документов. Возможно, фонд документированный? – Тоже
нет. А какой же он тогда? Вот в таких случаях и приходится искать точное слово, хотя оно может поначалу звучать непривычно.
Для такого рода объектов и явлений термины предложены были
ещё несколько лет назад, и они, к счастью, в профессиональной речи
постепенно укрепляются. Предлагаемые неологизмы построены строго
по законам словообразования. Существуют словообразовательные словари, где указано, какой смысл придают словам те или иные приставки,
префиксы, суффиксы и т.д.57 Так, для объектов, которые состоят из документов, предложен термин «документный». Этот термин воспринимается как неологизм, хотя известен со времён классического Словаря
академического 1847 года издания, правда, в ином, довольно неопределённом значении: «относящийся к документам». Слово «документный»
сродни таким словам, как, например, деревянный, каменный, кирпичный (дом), т.е. состоящий из определённого материала.
57
См. напр.: Ефремова Т. Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. Свыше 136000 словарных статей. Около 250000 семантических единиц /
Т. Ф. Ефремова. – [В 2-х тт.}. - М.: Рус. яз., 2000. – Т. 1. – 1210 с.; Т. 2. – 1084 с.; Тихонов
А. Н. Словообразовательный словарь русского языка в 2 тт. / А. Н. Тихонов. – 2-е изд. –
М.: Рус. яз., 1990. Т. 1. – 1554 с.; Т. 2. - 888 c.
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В настоящее время отсутствует слово для наименования профессии человека, чья деятельность связана с документом. Для её обозначения можно было бы ввести термин «документатор» (сравните: «систематизатор»), однако это слово уже «занято» за компьютерной
программой. Представителя этой профессии называют документоведом
– слово однокоренное с индийскими Ведами. В славянском языке –
скажу попутно, – корень «вед» породил, с одной стороны, ведуна (знахаря), а с другой, – ведьму. Есть ещё ведьмак – начальник над ведьмами: самим им договариваться между собой, в силу особенностей нрава,
сложновато. Второе слово – «вед» – в сложных словах служит в русском языке, главным образом, для наименования наук (искусствоведение, литературоведение). Иными словами, окончание «-ведение» имеет
отношение к наукам, «-вед» – к учёным. Поэтому слово «документовед» вполне правомерно для обозначения учёного, который занимается
теорией управленческого документа.
Что касается «документолога», то он тоже теоретик, разрабатывает общие принципы, равно касающиеся любых документов. Документовед занимается тем же, но применительно к конкретному набору документов в своей ограниченной, делопроизводственной области.
Для наименования профессии лица, имеющего дело с документом
на практике, подходит слово «документист», поскольку такой способ
словообразования (с помощью суффикса «-ист») характерен для обозначения многих профессий – по тому объекту, с которым связана
профессиональная деятельность (гитара – гитарист, трактор – тракторист, специальность – специалист).
Зарубежная терминология тоже не отличается разнообразием. Когда Полем Отле был предложен термин «документология», не прижившийся ввиду уже существовавшего в том же значении термина
«документация» (понимаемая за рубежом как наука о документе), на
основе документологии на Западе возникли информатика и документалистика. Они существовали и развивались параллельно, причём последняя претендовала на статус более широкой науки. В России на
первое место вышла информатика, поглотившая документалистику.
Соответственно терминология, построенная на основе слова «информация», стала развиваться быстро, а та, что основывалась на «документе», – зачахла.
Так же, как и у нас, тенденция к тому, чтобы путём наименования
выделять документы различного назначения, ощущается в остальном
мире. В английском языке для этого использовалось слово «record» –
запись, причём имелись в виду запись служебная, или управленческий
документ. Характерно в этом отношении наименование американского
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
архива деловой документации: National Archives and Records Administration. Для библиотечного фонда существовало слово «materials»
(библиотечные материалы).
Постепенно и от того, и от другого термина отходят, приближаясь
к унифицированному слову «документ», Та же участь постигла слово
«report» – отчёт, сообщение, доклад, рапорт. Различные варианты,
имевшие место в разных странах, в итоге нивелировались и свелись к
слову «документ». Слово «report» пока ещё используется в компьютерной практике – благодаря массовому распространению языка RPG (Report Program Generation).
В целом документологическая терминология в мире остаётся неразвитой, за исключением только одной страны – Франции. Во французском языке она очень богата (возможно, это связано с основоположником рассматриваемой науки, Полем Отле, – он бельгиец, писал
работы по-французски). Во французском языке существует множество
слов для выражения различных нюансов, связанных с документом.
Стараниями одного из слушателей наших Высших библиотечных курсов вышел французско-русский и русско-французский словарь терминологии, построенной на базе этого слова и слова «информация»58. Например, там появилось слово «документика» (имеется в виду тот же
ранг науки, что и у математики, информатики и т.д.). Это наука об
электронном документе.
Многие другие термины не представляется возможным перевести с
французского посредством кальки, необходимо искать русские эквиваленты. Поясню эту мысль на примерах. Читатель может прийти в библиотеку и спросить какую-либо книгу, – это будет устный запрос, который в рамках наших понятий документом не является, поскольку не
зафиксирован на материальном носителе. Если же читатель заполнил
бланк читательского требования, т.е. представил свой запрос в виде документа, то как назвать такой запрос? Предлагается назвать его
д о к у м е н т а р н ы м. Словообразовательные словари разъясняют, что
суффикс «-арн» с окончанием «-ый» имеет значение признака, качества
или свойства, характеризующегося отношением к тому, что названо мотивирующим словом (легендарный, элементарный, парламентарный)59.
В выражении, например, «документарный запрос» акцентируется внимание на том отличительном свойстве запроса, что он представлен в ви 58
Широков А. Н. Французско-русский словарь информационно-библиотечной и документивной терминологии / А. Н. Широков, Ж-Ж. Донар. – М.: Тезаурус, 2005. – 99 с.
59
Ефремова Т. Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. Свыше
136000 словарных статей. Около 250000 семантических единиц / Т. Ф. Ефремова. – [В 2-х
тт.]. - М.: Рус. яз., 2000. – Т. 1. – С. 43.
64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
де документа. Этот термин укрепился в банковском деле, где означает
«операции над документом, оформление денежных документов».
Как терминировать что-либо необходимое для создания документа? Ведь установлены стандарты на форматы делопроизводственной
бумаги, существует бумага специальных сортов, используемых в делопроизводстве. Определённые требования предъявляются и к веществу
записи: некоторые документы подписывают только тушью со специальными компонентами – на случай необходимости провести экспертизу. Русский язык даёт возможность обозначать подобные объекты,
например, с помощью слова «документовый» (предназначенный для
производства документа). Например: документовая бумага, документовые чернила, документовые аксессуары (пресс-папье, нож для разрезания бумаги, скрепки, степлеры и т.д.). Слово «документовый» – старинное, известно в нашем языке с 1895 г.
В литературе довольно широко, но в разных значениях, фигурирует слово «документированный». Из-за этого происходит путаница даже
на законодательном уровне, в стандартах и законодательных актах, где
«документированная информация» рассматривается то как синоним
понятия «документ», то как процесс создания документа. Это словосочетание нелепо по своей сути. Если исходить из норм русского языка;
оно означает, что есть некая информация, которая чем-либо документирована, т.е. существует безотносительно к тому, чем она документирована, подтверждена. Законодатель же имеет в виду, что информация
сама представляет собою документ: документ = информация (документированная). Федеральный закон ФЗ № 149 «Об информации, информационных технологиях и защите информации» трактует (безосновательно, вопреки толковым словарям) документирование как придание
управленческому документу правового статуса (п.2 ст. 11). В таком
случае документированная информация, или документ должны пониматься узко, только в правовом аспекте.
Суффикс и окончание «-ировать» имеет значение действия, которое соотносится с тем, что названо мотивирующим свойством, т.е. требует соответствующего существительного: визировать – что? копировать – что? минировать – что? документировать – что? Суффикс и
окончание «-ировать» уместны, когда надо показать состояние объекта:
нокаутировать, резюмировать; наделение объекта соответствующим
свойством: асфальтировать, хлорировать60. Какой, спрашивается, объект можно документировать? Думается, что существительное «доку 60
Ефремова Т. Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. Свыше
136000 словарных статей. Около 250000 семантических единиц. – [В 2-х тт.}. - М.: Рус.
яз., 2000. – Т. 1. – С. 606.
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ментирование» и глагол «документировать» в рассмотренных значениях применяться не могут.
В словарях «документированный» разъясняется и в другом значении: как «подтверждённый документом». Такая трактовка представляется наиболее корректной.
Более четверти века тому назад появилось слово «документализация»: достижение фактологической достоверности в освещении чегонибудь. «Документализированный» - значит основанный на подлинных
фактах, документах61. Слова эти воспринимаются как синонимы слов
«документированность, документированный», и неологизм пока не
прижился.
В значении «подтверждённый документом, основанный на документе» словари русского языка толкуют и слово «документальный»:
документальная проза, документальный фильм. В этом случае некорректно называть документальным поток, массив, ресурс или фонд. Каждый из этих объектов состоит из документов. Но тогда к нему приложима характеристика «документный», а отнюдь не «документальный».
Если некий объект или процесс исходит из приоритета документа,
имеет его своим предметом исследования, его правомерно именовать
документивным: документивная теория, концепция, парадигма, документивный стандарт.
Суффикс «-изм» свойствен словам концептуального обобщения
того, к чему он применяется: капитализм, коммунизм. С этой точки
зрения документизм – это концептуальный взгляд на мир, восприятие
объектов как документов.
В значении «имеющий отношение к документу, свойственный документу, принадлежащий документу» целесообразно ввести термин
«документский». Таков, например, документский реквизит. Документология, Документоведение, Документалистика, Документика, Документономия – всё это документские дисциплины. Аналогией здесь могут служить выражения «абонентский ящик», «женская красота).
Подробнее вопрос о документологических неологизмах раскрыт
мною в нескольких статьях62, отсылаю к ним желающих изучить этот
61
Новые слова и значения: Словарь-справочник по материалам прессы и литературы 70-х
годов / Е. А. Левашов, . Н. Поповцева, В. П. Фелицына и др.; Под ред. Н. З. Котеловой. –
М.: Рус. яз., 1984. – С. 284.
62
См.: Столяров Ю. Н. Документный или документальный? / Столяров Ю. Н. Библиография. -1996. - № 2. – С. 38 – 41; Он же. Развитие документологической терминологии // Науч. и техн. информация. – Серия I. – 2004. – № 8. – С. 5-10; Он же. Документологический
тезаурус // Библиотеки и информационные ресурсы в современном мире науки, культуры,
образования и бизнеса: Одиннадцатая междунар. конф. «Крым 2004». - М.: ГПНТБ России,
2004. - Отдельный файл на CD-ROM.
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вопрос более глубоко. Освещают его также О. П. Коршунов,
Ю. В. Нестерович, Е. А. Плешкевич, Е. И. Полтавская, Г. Н. ШвецоваВодка и другие авторы. Они предлагают свои неологизмы: «документализация» (мыслительная деятельность по поводу документа как научного понятия) и «документал» (продукт фиксирования этой деятельности),
«документификация»
(оснащённость
документами),
«документор» (собирательный термин для лиц обучающих, свидетельствующих, доказывающих), «документозный» (наделённый документом в большой степени: документозное донесение, произведение; ср.:
религиозный, тенденциозный, гриппозный), «документарий» (собрание
документов) и др. Далеко не для всех документских явлений и процессов предложены адекватные определения, а из тех, что предложены,
далеко не все приживутся. Жизнь, как говорится, всё расставит по своим местам. Важно другое: теоретическая мысль не должна довольствоваться малым, её задача – оперативно искать адекватную возникающим
задачам терминологию, обогащать и совершенствовать профессиональный понятийный аппарат.
Теперь, зная новые термины и понятия, мы с вами в необходимых
случаях будем легче оперировать ими.
Вопросы для самопроверки
1. Как вы относитесь к неологизмам, имеющим в основе понятие
«документ»? Можете ли предложить новое слово этого рода со своим
значением?
2. Документский, документовый, документарный, документивный,
документный, документальный, документорный. По каким смысловым
оттенкам различаются эти слова?
3. Пользуясь словообразовательными словарями, определите значение слов «Документизм», «Документика», «Документаризатор»,
«Документоника», «Документаризованность», «Документификация».
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лекция шестая.
Сущностные функции документа
Документ является чисто человеческим изобретением – он свойственен только людям. Изобретён был документ главным образом для
получения возможности зафиксировать необходимую информацию и
тем самым сохранить её во времени, а при необходимости ещё и передать в пространстве. Следовательно, самая главная, онтологическая,
или сущностная, функция документа – информационная.
Из неё вытекают феноменологические, или, если попытаться сказать по-русски, явленческие, (вспомните философские категории сущности и явления) функции. Количество этих функций не поддаётся исчислению – документ п о л и ф у н к ц и о н а л е н.
Информационная функция проявляется в качестве мемориальной и
коммуникационной. Мемориальной функции, или функции памяти,
всеми народами придавалось очень большое значение. Она нашла отражение, прежде всего, в мифах (мифы особенно ценны в научном отношении, поскольку дают представление о самых древних представлениях людей). Всякий документ запечатлевает некое действие, некий
факт, мысль. Основатель документологии бельгийский учёный Поль
Отле в 1934 году говорил: «Документ – это материализованная память
человечества, которая день за днём регистрирует факты, идеи, действия, чувства, мечты, которые запечатлелись в сознании человека».
Попутно два–три слова скажу о Поле Отле, чтобы мы с вами знали
классика документологии. (Paul Marie Ghislain Otlet родился 23 августа
1868 г. в столице Бельгии Брюсселе, а умер 10 декабря 1944 г.
Рис. 6. Основоположник документологии Поль Отле
Это бельгийский писатель, предприниматель, мыслитель, документалист, библиограф, юрист и борец за мир; один из ведущих основателей информатики. Но главная его заслуга состоит в обосновании и
разработке общей теории документа, именуемой на Западе документа68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
цией (англизированная версия термина – documentation). Начал он
свою деятельность с того, что в Международном библиографическом
институте (Брюссель) регистрировал сведения о выходящих книгах.
Потом он пришёл к выводу, что нужно регистрировать сведения не
только о книгах, но и о любых других источниках информации, которые могут оказаться важными для человечества, и стал разрабатывать
теорию этого вопроса. Он пришёл к выводу, что факты и идеи можно
регистрировать на любом, в том числе трёхмерном (скульптура), материальном объекте, который назвал документом. Науку о нём он сначала именовал громоздко: книго–архиво–музееведение. Потом обосновал
науку, названную им документологией. За рубежом существует три
термина для этой науки – документация (у нас этот термин не прижился, потому что в русском языке он хотя и существует, но относится
только к множеству служебных документов разного рода), библиология
(но с этим не согласились книговеды) и документология (наука о книге
и документации). Благодаря международному авторитету П. Отле в
1895 году был создан Международный библиографический институт.
С того же года ведёт своё начало основанная П. Отле Международная
федерация по документации (МФД, или FID). Она была крупным международным форумом специалистов в самых разных сферах, которые
имеют дело с документом. Она называлась Федерацией потому, что в
неё целиком включались 70 международных организаций (Всемирный
почтовый союз, ИФЛА - Международная федерация библиотечных ассоциаций и т.д.), рассматривавшиеся как её члены. Федерация просуществовала до 2000 года. Она постепенно свернула свою деятельность
- по финансовым, главным образом, причинам. Правопреемницей FID
является ИФЛА (Международная федерация библиотечных ассоциаций
и учреждений), что и естественно: библиотекари, библиотековеды,
библиографы всегда задавали тон в FID.
Один из сборников изданных в нашей стране избранных трудов
П. Отле называется очень примечательно: «Библиотека, библиография,
документация», а дальше идёт подзаголовок: «Избранные труды пионера информатики». Из этого следует, что информатику породили
библиотека, библиография и документация. В этой книге есть довольно
оригинальное заключение, названное мною «Вместо послесловия». В
нём я решил суммировать все сделанное П. Отле и представить для наглядности в виде таблицы. П. Отле уникальный человек в полном
смысле этого слова (позднее вы убедитесь, что таких людей довольно
много в библиотечном деле). Если посмотреть, что из его предложений
было реализовано, то увидим следующее:
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
он предлагал широкую трактовку понятия «документ», и его предложение принято всем миром;
разработал Универсальную десятичную классификацию – признана во всем мире;
разработал международный стандартный формат каталожной, делопроизводственной и других карточек (почтовых открыток) – принято
всеми;
предлагал использовать в библиотеках микрофильмы и микрофиши – используются повсеместно;
разработал их стандартные размеры – ими пользуется весь мир;
предлагал организовать универсальный библиографический учёт –
реализуется ЮНЕСКО;
считал полезным организовать всемирную систему научно–
технической информации – реализовано в виде Интернета;
предложил учредить Всемирный банк документации по всему
универсуму человеческих знаний – частично реализуется в виде программ ЮНЕСКО «Память мира» и «Информация для всех»;
предложил создать Лигу Наций, – она была создана, её правопреемницей стала ЮНЕСКО (правда уже без участия П. Отле, но задачу
Лиги Наций по части культуры, образования она восприняла полностью – ЮНЕСКО расшифровывается как Организация объединённых
наций по вопросам образования, культуры и науки.
Он предлагал создать интеллектуальные сообщества наций – и они
существовали, считал нужным разработать мировую Хартию и мировую Конституцию, выделить в Бельгии экстерриториальный мировой
город (наподобие Ватикана), чтобы в нём были сосредоточены все международные организации – эта идея реализована частично: Брюссель
определён как центр, столица Европы, где размещаются штаб–
квартиры некоторых международных организаций.
Ему принадлежит идея ввести международную денежную единицу. Европа эту идею помнила всегда и, хотя и через много лет, но всё
же реализовала в виде международной валютной единицы под названием Евро. Он предлагал устроить Международный банк, реализовать
международный экономический план, открыть Международный университет и совместно с выдающимся английским писателем–
фантастом Гербертом Уэллсом предлагал создать «мировой мозг» –
исчерпывающую глобальную библиотеку. Вот какой замечательный
был этот деятель.
Любовь Борисовна Хавкина – это классик российского, затем советского библиотековедения – подчёркивала: «Книга обессмертила
мысль человеческую, уничтожила влияние на неё времени и простран70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ства, и книги представляют как бы коллективный мозг человечества».63
И такого рода высказываний существует множество.
В связи с изобретением документа возник парадокс: информация –
нечто трудноуловимое, эфемерное, но оно же оказывается самым постоянным на свете. Поэты, видящие мир иначе, чем учёные; это люди,
очень тонко чувствующие время, и по–своему, с помощью не разума, а
чувства передают те или иные мысли очень точно:
Ржавеет золото и истлевает сталь,
Крошится мрамор, к смерти всё готово…
Всего прочнее на земле печаль
И долговечней – царственное слово.
(А. Ахматова)
О том же сказано у другого русского поэта, лауреата Нобелевской
премии Ивана Бунина:
Молчат гробницы, мумии и кости, –
Лишь слову жизнь дана:
Из древней тьмы на мировом погосте
Звучат лишь Письмена.
И нам дано лишь это достоянье.
Учитесь же по мере сил беречь
В дни злобы и страданья
Свой дар бессмертный – речь.
Для чего хранится информация в документе? Для того чтобы
иметь возможность передать её как минимум самому себе, чтобы не
забыть её (дневники). Ещё она создаётся в целях коммуникации с теми
людьми, для которых данная информация может оказаться важной.
Следовательно, информационную функцию реализует, наряду с мемориальной, ф у н к ц и я к о м м у н и к а ц и о н н а я.
В соответствии с разнообразным содержанием документ выполняет самые различные социальные функции в зависимости от своего назначения.
Предназначение
документа
определяет
его
п р а г м а ц и о н н у ю функцию. Документ служит основой для получения знаний и следовательно выполняет к о г н и т и в н у ю, или познавательную функцию. Функция о п о з н а н и я состоит в том, что
через знаки и отражаемый ими смысл можно добраться до первопричины появления документа с данным содержанием и в данном виде.
Хотел бы обратить ваше внимание на высказывание выдающегося пе 63
Хавкина Л. Б. Книга и библиотека / Л. Б. Хавкина. – М., 1918. – С. 16.
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дагога Януша Корчака, который говорил, что задача книги – ускорить,
облегчить познание жизни, а не заменить его..
Благодаря документу и содержащейся в нём информации человек
и становится человеком, т.е. приобщение человека к социуму происходит, в том числе, и с помощью документа. Томас Карлейль (1795–
1881), английский публицист и философ, говорил, что книга – чистейшая сущность человеческой души, поэтому приобщение к книге, я бы
сказал, есть процесс душевный. Св. Кирилл, создатель славянской азбуки, говорил: «Душа безбуковная мертва является в человеках». В одной русской летописи написано: «От книжных слов обретаем мы мудрость, они суть реки, напояющие вселенную, они источники мудрости.
В книгах неисчётная глубина, ими в печали утешаемся» (вот так умели
писать раньше; а мы-то всё думаем: раньше примитивные люди были,
– ничего подобного, – намного сложнее были, и духовный мир был намного богаче). «Книги глубине моря подобны, откуда ныряющие выносят жемчуг дорогой»; «Книги просвещают душу, поднимают и укрепляют человека, пробуждают в нём лучшие стремления, острят его ум
и смягчают сердце» (Вильям Теккерей, английский писатель (1811–
1863). Из документов человек узнаёт о своих общественных обязанностях и правах, приобщается к культуре своей страны, её нравственным
ценностям, т.е. социализируется. Королева Швеции Христина, когда
открывала очередную сессию конгресса ИФЛА, сказала: «Чтение – одна из обязанностей честного человека». Слова «читать», «честь» – однокоренные, отождествление чтения с честью, честностью, почестью,
почитанием тоже касается роли документа в социализации. Документ,
таким образом, выполняет с о ц и а л и з а ц и о н н у ю функцию.
Благодаря освоению содержания документа личность приобщается к знаниям, т.е. обучается. О с а м о о б р а з о в а т е л ь н о й роли
чтения мудро выразился А. С. Пушкин: «Чтение – вот лучшее учение.
Следовать за мыслями великого человека есть наука самая занимательная». Дени Дидро усматривал влияние чтения на развитие мыслительных способностей: «Люди перестают мыслить, когда перестают читать».
Ещё одна функция документа – у п р а в л е н ч е с к а я. Об управляющей силе слова хорошо сказал советский поэт Вадим Шефнер:
«Словом можно убить, словом можно спасти, словом можно полки за
собой повести». Документ управляет человеческими отношениями, регулирует их, поскольку принятие нормативно–правовых документов
определяет все общественные отношения в социуме. Документ – незаменимый рычаг управления в любом учреждении, любой фирме. Посредством документа информация передаётся от руководителя испол72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нителям, от исполнителей поступает к руководителю и тем даёт ему
возможность направлять и контролировать возглавляемую им систему.
Документ выполняет в учреждении, организации, на предприятии точно ту же функцию, которую в живом организме выполняет его нервная
система. Без неё мгновенно наступает паралич. Точно так же и социальная система без управления документом тоже слепнет и глохнет.
Поэтому буквально в каждой из них существует служба документационного обеспечения управления. Степень её развития зависит от масштабов деятельности того или иного социального института.
Важнейшая функция документа, обусловившая появление самого
слова «документ» – функция п р а в о в а я, или функция доказательности, функция свидетельствования. Наиболее ярко она проявляет себя в
юридическом документе. Любой юридический акт приобретает законную силу только при наличии соответствующих документов, притом
оформленных по всем правилам, а правила эти весьма многочисленны.
Документ выполняет и другие функции, необходимые обществу.
Например, в научных исследованиях он выполняет н а у ч н о –
в с п о м о г а т е л ь н у ю функцию, поскольку всякое научное исследование начинается с изучения литературы вопроса. Существуют документы в помощь производству, обучению, отдыху, развлечению и
т.д. Короче говоря, сколько у общества социальных функций есть,
столько функций выполняет, в силу первого закона документологии, и
документ. Ведь без документа реализовать социальные функции затруднительно, а в большинстве случаев просто невозможно.
Из философии известно, что сущность всегда спрятана, не видна,
не ощущаема, она всегда проявляется. И то, что видимо на поверхности,
– суть явление. Часто люди принимают за сущность то, что перед ними
является (появляется, проявляется), и одно из глубочайших заблуждений многих моих коллег, специалистов в области библиотековедения
состоит в том, что они функции документа переносят на функции библиотеки. Им кажется, что коль скоро документ выполняет информационную функцию, то и библиотека тоже выполняет информационную
функцию. Но то, что всякому документу свойственна информационная
функция, ещё не означает, что её выполняет и библиотека в целом. Библиотековеды были и остаются озабочены первым и главным вопросом:
для чего библиотека создана, какую функцию она выполняет в обществе? На протяжении веков на этот вопрос существовали ответы на уровне
явления, и поэтому они всегда оказывались неправильными. Если сейчас
сказать какую функцию считали самой главной библиотеки Средневековья – а тогда библиотеки существовали почти исключительно в лоне
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
церкви, – то тогда считалось, что главной их функцией является религиозная. Сегодня такое представление выглядит наивно. Но позднее, в век
Просвещения, эту ошибку повторили с поправкой на новые конкретноисторические реалии: в качестве основной стали считать просветительскую функцию. После Октябрьской революции 1917 года в России –
сущностную функцию понимали как идеологическую, педагогическую.
С распадом Советского Союза от этих функций легко отказались и
вновь наступили на прежние грабли. Теперь на роль сущностной выдвигают информационную функцию, т.е. функцию одного из своих элементов воспринимают как общесистемную. Что можно сказать по этому поводу? Существует ещё много граблей, на которые пока не ступала нога
библиотековеда и библиотекаря.
В документоведении, архивоведении сходная картина. Правильно
отмечая, что документ всегда содержит информацию о минувшем, делают из этого неправомерный вывод об исторической функции документа как его сущностной функции. Опираясь на это не онтологическое, а феноменологическое представление, уводят документоведение
из области социально-коммуникационных наук в область наук исторических – со всеми вытекающими отсюда ошибками и недоразумениями. Такой подход исключает, например, возможность объяснить, почему документалистика, документоведение и архивоведение находятся
в государственной Номенклатуре научных специальностей в классе
технических, а не исторических наук. Впрочем, и в этот класс они попали в результате недостаточного обоснования их истинного места в
системе наук.
Известный документовед Николай Семёнович Ларьков сущностной считает коммуникационную функцию. От неё он производит регулятивную, управленческую, правовую, учётно-статистическую, политическую, идеологическую, познавательную, образовательную,
художественно-эстетическую. Функция исторического источника, согласно В. С. Ларькову, замыкает этот ряд64.
Правильное представление об исходной функции документа облегчает познание сущностной функции всех документокоммуникационных институтов, предостерегает от стратегических ошибок в целеполагании, определении содержания их деятельности и критериев её
оценки.
64
Ларьков Н. С. Функциональный анализ документа / Н. С. Ларьков // Документ: история,
теория, практика : Материалы V Всерос. научно-практ. конф. с междунар. участием / Под
общей ред. проф. О. А. Харусь. – Томск : Изд-во Том. ун-та, 2012. – С. 64-69.
74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вопросы для самопроверки
1. Прочитайте статью: Столяров Ю. Н. Провидец и мыслитель
планетарного масштаба (О Поле Отле и его взглядах) / Ю. Н. Столяров
// Отле П. Труды по библиотековедению : Практ. пособие.- М.: Изд-во
«Либерея», 2002.- С. 7 - 26. Дайте статье свою оценку: что нового по
сравнению с лекцией вы из неё почерпнули, какие моменты особенно
задели ваше внимание, как изменилось ваше отношение к П. Отле после прочтения статьи о нём. Если вам захотелось узнать о П. Отле
больше, самостоятельно разыщите литературу о нём и изучите её.
2. Кто в мире разделял и разделяет взгляды П. Отле?
3. Какие существуют взгляды на сущность документа в настоящее
время? Какие аспекты определения остаются дискуссионными? Есть
ли у вас собственное мнение по спорным аспектам понимания сущности документа?
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лекция седьмая.
Сущность документа
Прежде чем рассматривать многообразные внешние проявления
документа, следует разобраться в его сущности, т.е. в его наиболее устойчивых, имманентных (Имманентное свойство — неотъемлемое
свойство предмета; свойство, присущее ему по самой его природе), неизменяемых свойствах.
При всём многообразии подходов к пониманию сущности «документа» полное единство взглядов всё же существует в главном: что документ представляет собой:
- содержащуюся на материальной основе
- выраженную в знаковой форме
- и н ф о р м а ц и ю.
Разночтения среди документологов начинаются далее – когда определение принимаются уточнять, т. е. ограничивать, сужать.
Представление о том, что документ - это в сущности материализованная информация, совпадает с утверждением о том, что сущностной
функцией документа является информационная. Но если информация
играет для документа столь важную роль, придётся вникнуть в суть
феномена информации.
Достигнутые в последние годы результаты исследований природы
информации как социального феномена65 позволяют считать доказанным, что информация представляет собой нерасторжимое единство
трёх компонентов: 1) содержания (смысла), 2) знаковой формы его выражения и 3) материальной основы, на которой закреплены знаки. Аркадий Васильевич Соколов выразил эту мысль в лаконичной, отточенной форме: «семантическая информация – амбивалентный
[двойственный, двоякий, двусторонний] феномен, выражающий духовные смыслы в коммуникабельной знаковой форме»66.
65
Берестова Т. Ф. Информационное пространство библиотеки : науч.-метод пособие /
Т. Ф. Берестова. – М.: Либерея-Бибинформ, 2007. – 240 с. – (Библиотекарь и время.
21 век (100 выпусков); № 76); Берестова Т. Ф. Законы формирования многоуровневой
структуры информационного пространства и функции разных видов информации /
Т. Ф. Берестова // Библиография. – 2009. – № 5. – С. 32 – 47; Соколов А. В. Философия
информации : проф.-мировоззренч. учеб. пособие / А. В. Соколов; М-во культуры РФ;
Фак. информ. технологий и медиадизайна СПб. гос. ун-та культуры и искусств;. – СПб.:
СПбГУКИ. – 2010. – 363 с.
66
Соколов А. В. Философия информации: Проф.-мировоззренч. учеб. пособие / А. В. Соколов; М-во культуры РФ; Фак. информ. технологий и медиадизайна СПб. гос. ун-та культуры и искусств. – СПб.: СПбГУКИ, 2010. – С. 251.
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рис. 7. Заслуженный деятель науки Аркадий Васильевич Соколов
Если сопоставить эту дефиницию с представлением о сущности
понятия «документ», придём к выводу о практически полной тождественности понятий «информация» и «документ». Это обстоятельство
либо делает одно из них излишним, либо понуждает искать внутри каждого отличительные качества. При этом, на первый взгляд, излишним
или нуждающимся в уточнении оказывается понятие «документ» как
частный случай информации: ведь не всякая информация приобретает
статус документа, но всякий документ содержит информацию, – более
того, является ею.
Казалось бы, наиболее убедительный признак отграничения документа от информации – факт её записи, или фиксации. Однако при
ближайшем рассмотрении приходится признать, что, во-первых, любая
информация всегда непременно зафиксирована, а иначе она существовать не в состоянии. Иное дело – на чём, на каком носителе она зафиксирована и какой промежуток времени следует считать актом фиксации. Впрочем, для дефиниции информации эти вопросы
второстепенны, ответы на них в дефиниции не требуются.
Во-вторых, даже обыденное представление о существовании фиксированной информации как о чём-то протяжённом во времени оказывается не очевидным. Само по себе фиксирование информации в знаковой форме на внешнем носителе характерно лишь для части видов
документа, и записанностью информации долговечность документа
обеспечивается не всегда. Например, контрольный чек на покупку,
предъявляемый контролёру при выходе из торгового зала, существует
в статусе документа всего несколько секунд. Немногим дольше существует билет автобусный, театральный или экзаменационный.
Континуальный документ типа сейсмометрических записей ценен
тем, что информация в нём записывается непрерывно. Имея начало записи информации, такой документ не имеет конца и соответственно не
обладает дискретностью.
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В технотронном документе носитель имеет не вещественную, а
энергетическую природу, т. е. понятие стабильности к нему неприменимо изначально. Информация в нём может обновляться непрерывно, в
непрерывном движении находятся и передающие информацию электрические импульсы. Тем не менее правомерность понятия «электронный документ» (имеется в виду документ онлайновый, или виртуальный), к счастью, перестала быть дискуссионной. Этот вид признали и
те, кто в момент возникновения активно отказывал ему в праве именоваться документом (электронной книгой и т.п.).
Но если и стабильность материальной основы не является главным отличительным признаком документа, то тогда что же придаёт
ему феноменологический статус?
Для ответа на этот вопрос придётся вновь обратиться к этимологии слова «документ». При возникновении этого слова в латинском
языке (documentum) под ним разумелось свидетельство о какихнибудь событиях, фактах, подтверждение какого-либо факта или права на что-либо, доказательство, учение, образец. Иными словами, документ – это такая информация, необходимость в которой возникает
при специфической необходимости что-либо подтвердить, разъяснить,
засвидетельствовать. Характерно, что никаких других ограничений на
такую информацию не накладывается – ни на вид знаковых систем записи, ни на материал или форму носителя, способ, инструмент записи,
ни на наличие реквизитов, ни на время её существования, ни на создающий, передающий или сохраняющий её субъект и т.д. Документом
информацию делает, повторю, только одно: это не просто любой
смысл, выраженный знаками на материальном носителе, а смысл, служащий свидетельством, доказательством, подтверждением, изложением чего-либо. Чего именно? Чего угодно, т.е. в каждом отдельном случае имеется в виду собственная семантическая система.
Следовательно, в её пределах существуют собственные, специфические именно для этой системы виды документов, их номенклатура и
набор. И документами они являются только в этой системе, документ
вообще, документ как таковой – пустая (или, по К. Марксу, самая тощая) абстракция. В реальности документа как такового, документа вообще либо не существует, либо им является всё что угодно, потому что
информацию (некое смысловое сообщение) способно нести решительно всё, причём не только в объективном, но и в субъективном мире.
Поясню это положение на примере, взятом из математики. Насколько вероятно существование слона с крыльями? Абсолютно невероятно, скажет любой здравомыслящий человек. Однако математик ответит иначе: вероятность существования слона с крыльями существует,
78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
и она равна нулю. Более того: существует множество слонов с крыльями. Это множество включает в себя ноль элементов. Почему математик
будет настаивать на своей довольно громоздкой, на взгляд обычного
человека, трактовке? Потому что для него отрицание вероятности существования крылатых слонов равносильно отрицанию – ни много ни
мало – теории вероятности! Эта теория допускает вероятность существования чего-либо в диапазоне от нуля (нижней границы) до единицы
(верхней границы). Приведённый случай относится к нижнему пределу
– только и всего. Но математику потому и называют точной наукой,
что ради строгости рассуждений она отвлекается от здравого смысла.
Документологам тоже надо стремиться к научной точности и строгости
своего языка и рассуждений.
Изложенной «вселенской» трактовки придерживается ряд авторов.
В статье «Весь мир – это документ» Л. А. Лейченко проводила мысль,
что «весь окружающий нас мир – это в определённом смысле тоже документ, потому что является носителем самой разнообразной информации»67. Особенно ценно, что широкой трактовки придерживается
основоположник внедрения понятия «документ» в библиотечнобиблиографическую и книжную деятельность Галина Николаевна
Швецова-Водка: документ в самом широком смысле68 – это любой материальный объект, который «можно использовать для изучения какого-либо физического или интеллектуального явления»69.
Рис. 8. Видный украинский документолог
профессор Галина Николаевна Швецова-Водка
67
Лейченко Л. А. Весь мир – это документ / Л. А. Лейченко // Делопроизводство. – 2006. № 4.- С. 10.
68
Но для неё принципиально важно, что это только первый срез представления о документе. Методом итерации она доводит объём понятия «документ» до отдельной записи о юридическом акте.
69
Швецова-Водка Г. Н. Документ в свете ноокоммуникологии / Г. Н. Швецова-Водка. –
М. : 2010. – С. 27.
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Считать эту трактовку общепризнанной было бы, однако, преждевременно. Дело в том, что столь широкая трактовка документа не имеет практического значения. Практика, каждая её сфера, нуждается в ограничительном понимании документа. И здесь важно заметить, что
информация приобретает статус документа лишь при исполнении своего сущностного предназначения, определённого выше.
Для того чтобы это своё сущностное предназначение выполнять,
документ (как частное проявление информации) должен обладать
свойствами профильности и ценности, значимости для данной семантической системы и включаться в такую систему. И тогда всё сказанное прежде об относительности, условности и конвенциональности документа остаётся в силе.
Пояснения требует только ситуация, в которой функцию документа выполняет объект, не имеющий искусственных знаков, – камень в
воде, звезда на небе или ставшая хрестоматийной антилопа в африканской саванне. Легко допустить, что отсутствие искусственно созданной
знаковой системы выводит такие объекты из понятия «документ». Однако если мы, во-первых, признали тождество понятий «документ – частный случай информации», и во-вторых, понимаем, что информацию
несёт материальный знак, то задача состоит в обнаружении знаков у
названных для примера объектов. Обратимся в таком случае к общим
положениям теории видов знаковых систем.
Заметим, во-первых, и это общепризнанно, что в роли знака может
выступать всё что угодно – любой процесс или объект. Следовательно,
допустимы случаи, когда знаками являются физические объекты – например, звезда, камень, антилопа. Это з н а к и – п р е д м е т ы. Вопрос
состоит в том, представителями (знаками) каких других объектов они
являются. Ответим на этот вопрос чуть позже.
Во-вторых, для передачи информации в предельном случае достаточно всего одного знака – при условии, если с его помощью требуемая информация передаётся адекватно. В приведённых примерах – камень, звезда, антилопа – это условие соблюдается: каждый из этих
предметов вполне адекватно, лучше, чем что-либо иное, информирует… о самом себе.
В-третьих, ещё одно обязательное условие, предъявляемое к знаку, состоит в том, что он является заместителем исходного объекта
или процесса. И вот это-то условие в данном случае исключает, как
многим представляется, правомерность рассматривать камень, звезду и
антилопу в качестве документов. На взгляд многих, изучавших начиная с Сюзанны Брие, этот феномен, документом являются отражения
перечисленных объектов в иной форме. Но тем самым вводится новый
80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
признак отграничения документов от остальных объектов, а это нарушает первоначальные условия. Ведь в дефинициях документа обращается внимание лишь на то, что он представляет собой информацию, записанную знаками на материальном носителе.
Если иметь в виду, что в частном и предельном случае знак может
информировать о самом себе, быть тождественным самому себе, то в
этом и только в этом случае и камень, и звезда, и антилопа удовлетворяют почти всем требованиям. Но, может быть, отклонение от признаков документа состоит в том, что ни в камне, ни в звезде, ни в антилопе
мы не видим искусственно созданной знаковой системы?
Разберёмся и с этим ограничением. Прежде всего заметим, что в
определении информации ограничение знаковой системы искусственностью её происхождения отсутствует, т.е. знаки по происхождению и
исполнению допускаются любые. Заметим также, что информация –
понятие двойственное (согласно А. В. Соколову, амбивалентное) не
только в плане неразрывной связи в нём идеального и материального,
но и в соотношении в этом феномене субъективного и объективного.
В феномене информации главное – её объективное содержание,
или, по А. В. Соколову, смысл70. Но воспринимается-то смысл субъективно! Один человек в объекте (камне, звезде, антилопе) смысл улавливает, другой к этому смыслу слеп и глух. Из тех, кто смысл улавливает, один истолковывает его одним образом, другой – другим.
Наиболее адекватно добраться до смысла позволяет непосредственное
обращение к объекту (процессу), минуя искусственно созданную знаковую систему, в которой неизбежно отсутствует полная аналогия с
отражаемым объектом. Для того чтобы выяснить возраст спиленного
дерева, достаточно пересчитать на срезе годовые кольца – эту знаковую систему создала сама природа, и в дополнительных искусственных
знаковых системах в рассматриваемом случае надобность отпадает.
Самую точную первоначальную информацию о камне, звезде и антилопе дают сами эти объекты, представляя собою в этом случае особый
класс документов. Назовём эти документы аутентивными (от греч.
autos – сам), т. е. информирующими о самих себе.
Вот теперь в камне, звезде и антилопе усматриваются все признаки документа. Эти объекты:
70
Иногда в феномене информации видят только субъективное начало («Информация как
продукт отражения сознанием какой-либо реальности обладает свойством идеальным (то
есть созданным сознанием): таковым является её содержание, смысл» - (Берестова Т. Ф.
Информационное пространство библиотеки : Науч.-метод. пособие / Т. Ф. Берестова. – М.:
Либерея-Бибинформ, 2007. – С. 16), но более обоснованной представляется диалектическая и всесторонне обоснованная позиция А. В. Соколова.
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
- способны передать требующуюся исследователю информацию,
-представляют собою автознаки (в каждом случае единичные),
- являются материальными объектами и
- могут быть вписаны в соответствующий семантический ряд – музейную коллекцию в первом случае, теоретические представления о звёздном небе во втором случае и в классификацию видов или в число обитателей зоопарка как объекта научных исследований – в третьем случае.
Многие исследователи – иногда явно, но чаще интуитивно, – считают документом феномен, созданный сознанием человека, но отвлечённый от этого сознания, бытующий во внешней среде объективно. Такое
представление служит для них непреодолимым препятствием, воспрещающим наделять мыслящую личность статусом документа. Здесь-то и
кроется причина представления, будто «информация» первична по отношению к «документу». Объект, специально предназначенный для информационного обмена, появляется якобы только тогда, когда человек
осознает возможность сохранить смысл путём фиксации знаков. Однако
рассмотрение «документа» как частного случая «информации», т.е.
«средства выражения смыслов в форме коммуникабельных знаков»71, не
требует отчуждения знаков от носителя этих же самых знаков как обязательного условия возникновения «документа». Смысл, выраженный в
форме коммуникабельных знаков, может быть передан устно, и вопрос о
том, правомерно ли считать акт такой передачи документом, становится
вопросом договорённости, или конвенции (convention по латыни означает
соглашение), между субъектами общения.
Переносить ли смысл (всё в той же форме коммуникабельных знаков, но уже иных по существу и по форме) на внешний носитель – вопрос в рассматриваемом плане второстепенный. Если такое решение
принимается и исполняется, мы получаем качественно новый документ, – производный от изначального, только и всего. В общем международном определении документа как записанной информации момент
отчуждения этой информации от того, кто ею владеет, в качестве отличительного признака документа не просматривается. Носителем информации может быть человек или животное, записана она в этом случае в коре головного мозга как материальном объекте. Иными словами,
определение ISO допускает возможность рассматривать живое существо как носитель информации, т. е. как документ.
71
Соколов А. В. Философия информации: Проф.-мировоззренч. учеб. пособие / А. В. Соколов; М-во культуры РФ; Фак. информ. технологий и медиадизайна СПб. гос. ун-та культуры и искусств;. – СПб.: СПбГУКИ, 2010. – С. 259.
82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Остаётся лишний раз напомнить, что документом оно является в
том и только в том случае, в тот и только в тот момент, когда является
источником информации. Известно, что слова свидетеля в суде, дающего устные показания, имеют большую документальную силу, чем
документальная сила его же показаний, изложенных письменно в ходе
дознания или следствия. Во всём, что не относится к свидетельствованию (напомним, что documentum по латыни – свидетельство), субъект,
о котором идёт речь, – это «человек», «отец», «муж», «брат», «атеист»,
«брюнет», «блондин», «коммивояжёр», «автомобилист», «альтруист» и
т.д. до бесконечности, но во всех этих качествах этот субъект – отнюдь
не «документ»! Кстати, и судья, когда он ведёт процесс, выступает в
роли не человека и тем более не мужчины, женщины, блондина, старика и т.д., но в роли суда! При его входе в зал судебных заседаний возглашают: «Встать, суд (а не «судья», «человек») идёт!». Так отчего бы
суду (т. е. олицетворяющему его человеку) не иметь дело с документом – тоже человеком? С точки зрения формальной логики это два совершенно равноправных элемента, выделенных по единому – функциональному – признаку.
Вопрос о том, какой именно пласт «информации» номинировать
«документом», решается конвенционально. Так, можно условиться, что
«информация, соответствующая профилю данной библиотеки и обладающая ценностью для её реальных и потенциальных читателей», называется (в ней) «документом». Тогда собрание документов (т.е. соответствующую данному виду информации семантическую систему)
будем именовать библиотечным фондом, пользователям будем выдавать и принимать от них документы, комплектовать и хранить будем
документы и т.д.
Другие существующие в библиотеке «информации» (кстати: придётся ведь теперь вводить множественное число для частных случаев
информации) – возникающие в процессе общения коллег между собой
и с пользователями разговоры, вывеска с указанием режима работы
библиотеки, настенные часы, объявления, библиотечные плакаты и т.д.
- документами не считаются, но только в данном случае. Исходя из понятия информации, безупречно обоснованного А. В. Соколовым, слова
«часы», «объявление», «плакат», «бесполезные разговоры», есть не что
иное, как такие же частные проявления и соответственно наименования информации, как и «документ». «Документ» – всего лишь один
номинатив из бесчисленных собирательных единичных понятий «информации».
В каждой семантической системе это собирательное понятие нуждается в дальнейшей конкретизации и соответственной номинации.
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Для полицейского собирательное единичное понятие «документ» конкретизируется под наименованием «паспорт», для контролёра – «проездной билет», для банка – «чековая книжка», для суда – «вещественное доказательство» (обгорелая шведская спичка из рассказа
А. П. Чехова). Всё остальное для каждого из названных должностных
лиц – просто «информация, не имеющая отношения к делу». И действительно: по паспорту в автобусе не проедешь и даже в читальный зал
не войдёшь, – там эти объекты статуса документа не имеют. Без сберегательной книжки не получишь пенсию. В магазине без денег (банкноты и монеты полностью подпадают под любое определение документа
– хоть научное, хоть нормативное; хоть международное, хоть своё, доморощенное) ни студенческой зачётной книжкой, ни трамвайными билетами не расплатишься. Иными словами, в каждой документной (состоящей из документов) системе придётся раскрывать содержание
собирательного понятия «документ».
Таким образом, углублённые представления о феномене информации позволяют углубить представления и о феномене документа,
обнаружить непротиворечивость между этими представлениями. Новым при этом стало рассмотрение документа как частного случая информации, т. е. информации специфического назначения, тогда как до
сего момента наличие информации считалось одним из рядовых признаков документа и в ряде определений даже отводилось на второе место: первым считалось наличие материального носителя. Теперь же
стало окончательно ясно, что в определении документа на первое место должна быть поставлена информация, а указания на материальный
носитель, знаковую систему и т.д. избыточны, поскольку они являются
атрибутом информации. В определении документа главное то, что он
представляет собою разновидность информации и что выделяется из
неё благодаря специфике своего социального предназначения.
Вопросы для самопроверки
1. При определении понятия «документ» какой отличительный
признак вы поставите на первое место: «информация» или «материальный носитель»?
2. В категории «сущность» и «явление» противопоставьте сущностные
(онтологические) и явленческие (феноменологические) признаки документов, именуемых в одном случае «паспорт», в другом случае «учебник».
3. Можно ли электронный документ рассматривать как копию
(например нонэлектронного) документа?
4. Можно ли создать всеобщее определение документа, равно приемлемое для всех их видов и не нуждающееся при этом в сужении
применительно к каждому виду?
84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лекция восьмая.
Перцептивная составляющая документа
Того факта, что документ представляет собой в сущности триединство информации, знака и материального носителя, недостаточно
для понимания его статуса. Важен вопрос о субъекте распознавания
документовой информации. Долгое время – тысячелетия! – необходимость рассмотрения этой статусной характеристики документа отсутствовала. В настоящее же время она заявила о себе во весь голос, потребовав рассматривать документ в перцептивном отношении, т. е. с
позиции воспринимающего субъекта и органов восприятия. Словом
перцепция (лат. регсерtio — получение, сбор, понимание, познавание,
понятие) будем обозначать субъект (машину или орган чувств), воспринимающий информационную составляющую документа.
Выше отмечалось, что документ – чисто человеческое изобретение. Поначалу информация записывалась и прочитывалась (расшифровывалось) непосредственно человеком, - это было естественным и потому не замечаемым. Никто не задумывался над вопросом: может ли с
записью информации на внешнем носителе оперировать не человек, а
иной субъект.
Технодокумент
Изобретение книгопечатания ознаменовало качественно новый
этап производства документов: оказалось, что эту миссию можно возложить, фигурально выражаясь, на плечи машины. Противники отхода
от рукописного способа производства документов с этим быстро смирились, видя преимущества механизированного способа, а главное –
получая на выходе качественно изготовленный продукт, удобный для
восприятия без дополнительных приспособлений.
Однако в ходе промышленной революции появились устройства,
не только документ создающие, но и сами же его распознающие и
лишь после этого передающие результат распознания в человековоспринимаемом виде. Первоначально ими были перфокарты, которые
начали применять в ткацких станках Жаккарда72 (1808) для управления
узорами на тканях. В информатике перфокарты впервые были приме 72
Жозеф Жаккард (Jozeph-Maria Jacquard, 1752 - 1834) - изобретатель ткацкого стана для
узорчатых материй. Сын ткача, он поступил в учение к переплётчику, потом стал словолитчиком, т. е. имел прямое отношение к книгопечатанию. В итоге он стал ткачом. Самодействующий ткацкий стан он изготовил в 1790 г., в 1808 г. оснастил его автоматом для
нанесения узоров из ткани. Наполеон I наградил Ж. Жаккарда пенсией и правом с каждого действующего во Франции стана его конструкции взимать 50 франков. В 1840 г. в Лионе Жаккарду соорудили памятник.
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нены в «интеллектуальных машинах» С. Н. Корсакова (1832)73, механических устройствах для информационного поиска и классификации
записей. Перфокарты также планировалось использовать в «аналитической машине» Бэббиджа74. В 1890 г. началось использование перфокарт для обработки результатов переписей населения в США. С этой
целью Герман Холлерит75 (США) построил статистический табулятор.
Затем появились технические устройства, распознающие звук (граммофон, патефон, фонограф), изображение (фотоаппарат, кинематограф), передающие сигналы на расстояние (телеграф, телефон, радиостанция, телестанция) и другие, служащие посредниками между
документом и человеком.
Документ электронный и нонэлектронный
Сущность этих феноменов в течение столетий проходила мимо
внимания документологов. Однако с момента появления понятия
«электронный документ» потребовалось наименовать противостоящий
ему род документа. Его стали называть «традиционным». Но «традиционный» и «электронный» не образуют пары понятий. Традиционному противостоит нетрадиционный, электронному – неэлектронный.
Последний термин нормально воспринимается только на наш слух, и,
по сути, является «смесью французского с нижегородским». Для того
чтобы правильно образовать пару понятий, надо к древнегреческой или
латинской основе прибавить отрицательную частицу, взятую из тех же
языков. В данном случае более корректно выражение на основе древнегреческих слов «нонэлектронный документ».
73
Семён Николаевич Корса́ков (1787 —1853) — русский дворянин, изобретатель механических устройств, «интеллектуальных машин», для информационного поиска и классификации, пионер применения перфорированных карт в информатике. Автор книги «Начертание нового способа исследования при помощи машин, сравнивающих идеи» (1832).
Известен также работами по гомеопатии.
74
Чарльз Бэббидж (англ. Charles Babbage; 1791—1871) — английский математик, изобретатель первой аналитической вычислительной машины. Иностранный член-корреспондент
Императорской академии наук в Санкт-Петербурге (1832). Сконструировал и построил
(1820-22) машину для табулирования. В 1833 разработал проект универсальной цифровой
вычислительной машины — прообраза современного компьютера.
75
Герман Холлерит (Herman Hollerith) (1860 - 1929) – американский изобретатель, работавший некоторое время кондуктором на железной дороге. Кондукторы пробивали на билете отверстия в условных местах, отмечая пол, цвет волос и глаз пассажира (сами билеты
были безымянными), чтобы одним билетом не могли воспользоваться разные люди. В соединении с принципом действия жаккардовских станков и устройством перфокарт
Г. Холлерит изобрёл электромеханическую машину, предназначенную для автоматической обработки числовой и буквенной информации, записанной на перфокартах, с выдачей результатов на бумажную ленту или специальные бланки. В 1924 г. созданная им
фирма по производству табуляторов после ряда преобразований стала называться IBM.
Холлерит также изобрёл электрические тормоза для поездов.
86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
К тому же традиционное сегодня перестаёт быть таковым завтра.
В своё время традиционной была рукописная книга и при учёте фонда
библиотекари специально оговаривали, сколько в фонде книг «харатейных», т.е. настоящих, или рукописных, а сколько тиснёных, друкованых, т.е. печатных, типографских. В настоящее время всё более традиционным становится как раз документ электронный.
Чтобы не возникало путаницы, нужна непротиворечивая классификация, чётко выстроенная на одном основании. Здесь же в одном
случае за основание деления берётся признак необходимости использования электронных средств, а в другом – длительности существования вида документа.
Предложенный неологизм вызвал возражения. Вы о них должны
знать, чтобы выработать собственную позицию.
Авторитетный специалист по электронному фондоведению Татьяна Викторовна Майстрович. Появление электронного документа, пишет она, естественно, вызвало потребность определить его место в общей иерархии документов. Мир документов «распался на две части –
электронные документы и то, что было до них. При этом сложилась
парадоксальная ситуация, когда названия потребовал не вновь возникший объект, а предшествующее ему разнообразие, которое
Ю. Н. Столяров в ряде своих работ определил как нон-электронные документы. Это решение нельзя признать удачным. Во-первых, определение76 через отрицание свидетельствует о явно недостаточной научной проработке вопроса. Во-вторых, появившийся объект как бы
отрицает всё ранее существующее»77
Что я могу сказать по поводу высказанных аргументов? Действительно, хорошо бы иметь термин утверждающий, а не отрицающий. Я
едва ли не первый, кто ещё в начале 1970-х гг. возражал против появившегося тогда двусмысленного термина «непечатные издания». К
слову, это возымело действие. Сегодня предлагают термин «нетекстовый документ»78 - тоже, с моей точки зрения, какой-то доморощенный.
Поэтому если бы в данном случае лучший вариант был предложен, я
76
Здесь Т. В. Майстрович допускает натяжку: у меня отрицание содержится не в
определении, а наименовании, в термин е. Вот, кстати, и наглядный пример недооценки моим критиком номинативной состаляющей документа и вытекающей из
неё сомнительности последующих рассуждений. 77
Майстрович Т. В. Электронный документ: основные характеристики и его место в системе обязательного экземпляра / Т. В. Майстрович // Библиотековедение. – 2012. - № 1. –
С. 44.
78
Шардакова М. В. К определению понятия «нетекстовый документ» / М. В. Шардакова //
Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. – 2012. - № 1. –
С. 44-47.
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
бы тут же на него перешёл сам и вам стал бы советовать пользоваться
более удачным словом. Т. В. Майстрович предлагает дихотомию «аналоговый документ – электронный документ». В доказательство она
приводит следующие соображения: аналоговый сигнал «естественным
образом передаёт речь, музыку и изображение. Письменный документ
сам по себе не передаёт речь, а отображает её с помощью символов,
как и ноты не передают музыку, а показывают, какие звуки соответствуют определённому значку на нотном стане <…> Таким образом, мы
всё равно имеем дело с определённой кодировкой информации. В печатном тексте она кодируется в виде конвенциональных знаков (букв),
понятных людям. И в этом заключается аналоговость этих документов.
В электронной среде буква, в свою очередь, переводится в бинарный
код, непосредственно не воспринимаемый человеком. Поэтому печатный текст является аналоговым – фиксирующим и передающим (условно) речь в её прямом выражении, а цифровое преобразование – это
уже документ электронный»79.
Если освободиться в этой аргументации от многословия, «в сухом
остатке» получается противоречие на противоречии. Аналоговый сигнал «естественным образом» передаёт речь музыку и изображение. Но
тут же это утверждение опровергается: «Письменный документ сам по
себе не передаёт речь». И «ноты не передают музыку». Столь справедливые наблюдения приводят, однако, к странному выводу: несмотря на
кодирование, т.е. отсутствие аналоговости, мы всё равно имеем дело
именно с нею, поскольку буквы, знаки понятны людям. Примем на минуту такую логику рассуждений. Тогда и в цифровой среде на выходе
мы имеем ту же исходную информацию, понятную людям, будь то буквы, ноты или звук. А следовательно разница только в способе кодирования. Коли так, то электронный документ – всего лишь разновидность
документа аналогового, и их противопоставление на уровне дихотомии
несостоятельно.
Углубимся теперь в термин «аналоговый». Т. В. Майстрович понимает под нею передачу информации «естественным образом». Однако это бытовое представление. В термине «аналоговый» словари делают акцент на непрерывности (континуальности) как главном
отличительном признаке аналоговости. Так, аналоговый сигнал обеспечивает передачу данных путём непрерывного изменения во времени
амплитуды, частоты либо фазы. В Толково-словообразовательном сло 79
Майстрович Т. В. Электронный документ: основные характеристики и его место в системе обязательного экземпляра / Т. В. Майстрович // Библиотековедение. – 2012. - № 1. –
С. 44.
88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
варе русского языка Т. Ф. Ефремовой читаем: «Аналоговый. Предназначенный для осуществления операций над непрерывно изменяющимися физическими величинами (аналогами исходных данных)». Электронно-вычислительная машина первых поколений была электронной,
но
аналоговой:
ана́логовый
компьютер —
это
аналоговая
вычислительная машина, которая представляет числовые данные при
помощи аналоговых физических переменных (скорость, длина,
напряжение, ток, давление), в чём и состоит его главное отличие от
цифрового компьютера. ГОСТ Р 52 292 – 2004 «Информационная технология. Электронный обмен информацией. Термины и определения»
определяет термин «Аналоговый» как относящийся к физическим величинам или данным, представленным в непрерывном виде. Понятию
«аналоговый» здесь противостоит понятие «дискретный», т.е. «относящийся к данным, которые состоят из отдельных элементов <…>
имеющим конечное число различных распознаваемых значений
<…>»80. В другом стандарте видим схожую трактовку: «Аналоговый
сигнал данных: сигнал данных, у которого каждый из представляющих
параметров описывается функцией времени и конечным множеством
возможных значений. Определение, относящееся к данным, которые
представлены непрерывными значениями какой-либо физической переменной» 81.
Как видим, акцент в термине «аналоговый» делается на непрерывности в отличие от прерывистости, или дискретности, а отнюдь не
«электронности». Термин «Электронный» означает «свойственный
электрону, характерный для него; связанный с использованием свойств
электронов, или основанный на использовании свойств электронов; состоящий из электронов». Непрерывному (континуальному) противостоит прерывное (дискретное), а электронному – неэлектронное, нонэлектронное.
Конечно, желательно бы иметь дихотомию, состоящую из двух
утвердительных элементов. Однако в отдельных случаях за неимением
лучших термины с отрицающим значением в науке распространены
довольно широко, так что я в этом отношении автор неологизма самый
рядовой и даже заурядный. Судите сами: конформисту противостоит
нонконформист, автониму – аноним, литературному жанру фикшн82 –
80
ГОСТ Р 52 292 – 2004 Информационная технология. Электронный обмен информацией.
Термины и определения. – М. : ИПК Изд-во стандартов, 2005. – Пп. 4.2.2 и 4.2.6.
81
ГОСТ 17657 – 79: Передача данных. Термины и определения // Телекоммуникации. Аудио- и видеотехника. Термины и определения. Часть 1: Сборник стандартов. - М.: Стандартинформ, 2005. – С. 35-59.
82
Фикшн – от англ. fiction - беллетристика; буквально: фикция
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
жанр нон-фикшн83, фигуративному искусству - нонфигуративное и т. д.
Есть подобные пары понятий и с русской частицей «не»: периодическому изданию противостоит издание непериодическое. Все эти термины давно укрепились в языке, вошли в наиболее распространённые
словари. В том же ряду стоит и «нонэлектронный». В ожидании более
обоснованной пары понятий будем продолжать пользоваться предложенной: «электронный документ – нонэлектронный документ»84.
Обоснование статуса документа с точки зрения субъекта, распознающего содержание документа, начнём с признания того, что любые
документы создаются для того, чтобы ими мог пользоваться человек.
Поэтому, в конечном счёте, все они человековоспринимаемые. До тех
пор, пока с помощью техники изготавливали человекораспознаваемые
документы, вопрос о субъекте распознавания в документологии не
возникал. Но когда техника развилась настолько, что стали появляться
документы, которые могут быть прочитаны (лучше сказать: распознаны) только техническим же устройством, причём считанная информация преобразуется в понятную для человека форму, возник новый
класс документов – машинораспознаваемые. Встречаются и документы, занимающие промежуточное положение, поскольку содержат информацию, которая с равным успехом может быть воспринята и человеком, и машиной. В зависимости от того, на какого рода субъект
распознавания ориентируется документ, он относится к классу либо
человекомашинораспознаваемых, либо машиночеловекораспознаваемых документов. Все такого рода документы, которыми можно пользоваться только при наличии некоторого технического устройства, пусть
самого
примитивного,
правомерно
отнести
к
классу
т е х н о д о к у м е н т о в.
Электронный документ – самая современная разновидность технодокумента. Он может существовать и как физический, и как сетевой
объект. Синхронные (существующие в момент воспроизведения с исходного носителя) документы в понятиях современных компьютерных
технологий называют онлайновыми. Диахронные электронные документы имеют статус офлайновых.
Технодокумент создаётся, распознаётся и передаётся техническими устройствами. Как же в таком случае назвать документ, созданный человеком, пусть и при помощи технических средств? Это либо
83
Нон-фикшн – от англ. non-fiction < non - не + fiction - беллетристика; фикция - прозаическое литературное произведение, не являющееся ни романом, ни повестью, ни рассказом;
деловая или критическая проза.
84
Подробнее см.: Столяров Ю. Н. Нонэлектронный документ: правомерность термина /
Ю. Н. Столяров // Науч. и техн. б-ки. – 2012. - № 7. – С. 38-43.
90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
а н т р о п о д о к у м е н т (от греческого anthropos 'человек'), либо
х о м о д о к у м е н т (лат. homo, hominis – человек).
Видеодокумент. Хомодокумент распознаётся одним из пяти
свойственных человеку органов чувств. Львиная доля информации – до
80 процентов - поступает в мозг посредством о р г а н а з р е н и я.
Объясняется это тем, что глаза позволяют распознать информацию как
вблизи, так и на расстоянии, недоступном восприятию других органов
чувств (например, звёзды на небе, расстояние до которых исчисляется
сотнями световых лет). Поэтому абсолютное большинство документов
ориентировано на распознание именно этим органом чувств.
В глубокой древности люди научились передавать сообщения визуальным способом – посредством персональной невербальной коммуникации: мимики, жестов и т.д. В дополнение к этим возможностям
для передачи информации на далёкие расстояния использовались костры, дымовые завесы. Символические и иконические изображения были
первыми видами документов как дописьменного произведения человеческого гения.
С изобретением письменности и вплоть до настоящего времени
визуальные документы остаются наиболее распространённым их видом. Появление электронных видеодокументов сохранило за документами, воспринимаемыми органом зрения, пальму первенства.
С XVII в. известен способ отображения исходного изображения на
внешнюю поверхность, или э п и д о к у м е н т. Первоначальное его
название – «туманные картины», а приспособление для их демонстрации – волшебный фонарь, магический фонарь, фантаскоп и др. Это
приспособление для проекции изображений, постоянно совершенствуемое, использовалось в XVII–XX вв. В XIX в. оно имели место в повсеместном обиходе. Принцип действия состоит в том, что изображения, нанесённые на пластины из стекла, проецируются через
оптическую систему и отверстие в лицевой части аппарата. Источник
света может быть усилен с помощью рефлектора. Оптический принцип
ранних волшебных фонарей идентичен принципу камеры-обскуры,
позднее в них стали применять линзы и объективы. Таким образом,
волшебный фонарь является прототипом большинства современных
проекционных оптических устройств – диапроектора, эпидиаскопа,
фотоувеличителя, кинопроектора и др.
Изначально волшебный фонарь служил для развлечения принцев
и дворян. Однако вскоре он стал очень популярен среди простого населения. Первоначально устроители представлений скрывали фонарь от
глаз зрителей. Образы проецировались на клубы дыма, стены или экраны. Были распространены так называемые «оптические ящики» на
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
колёсах. Их стены были прозрачными, на них и проецировали картинки. Этим демонстраторы добивались эффекта присутствия в затемнённом зале светящихся фантасмагорий, что вызывало приступ страха у
тогдашних зрителей и дало аппарату ещё одно имя – «фонарь ужаса».
Иезуиты использовали волшебные фонари в религиозных целях, показывая верующим муки грешников в преисподней.
В конце XVIII века фонарь стал использоваться в научных целях.
В 1779 году Жан-Поль Марат в своих выступлениях использовал «солнечный микроскоп» – вариант волшебного фонаря, который позволял
проецировать предметы в цвете и движении. В 1864 году некоторые
учебные курсы в Сорбонне сопровождались проекциями. В 1817 году в
Санкт-Петербурге выходил журнал «Волшебный фонарь», или «Зрелище санкт-петербургских расхожих продавцов, мастеров и других
простонародных промышленников, изображённых верной кистью в настоящем их наряде и представленных разговаривающими друг с другом, соответственно каждому лицу и званию». Журнал переводился на
три языка. Кроме него, с 1878 года выходил ежемесячный журнал
«Волшебный Фонарь» «по всем отраслям общеполезных знаний, предназначаемый также и для публичных чтений в общественных аудиториях, учебных заведениях и частных домах с приспособлением туманных картин, наглядных опытов и демонстраций для всех возрастов и
сословий».
Наибольшим успехом волшебный фонарь со спецэффектами пользовался в Англии во второй половине XIX века. Отсюда пошли выражения «туманные картины», «дым-машины». Изобретение и развитие
фотографии способствовало массовому производству пластин с фотоизображениями, частично вытеснив рисованные сюжеты. С появлением кинематографа волшебный фонарь утратил своё значение, положив
начало всей проекционной технике. Волшебные фонари как аттракционы сохранялись лишь в мюзик-холлах.
Принцип волшебного фонаря стал использоваться в диапроекциях.
Греческое слово «эпи» означает «сверху, после». Эпископ позволяет
отбрасывать на экран изображение документа, лежащего на предметном столе и освещаемое источником света. Эпидиаскоп имеет дополнительную возможность: передавать информацию с прозрачной плёнки
(диапозитива) путём прохождения сквозь неё светового луча. Диапозитив (от греч. dia — через + лат. positivus — положительный) — позитивное прямое черно-белое или цветное изображение на прозрачной
основе (на прозрачном фотоматериале: плёнке, стекле). В настоящее
время диапозитивы широко используют как оригинал-макеты при из92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
готовлении печатных форм. Цветные диапозитивы применяют при
сканировании в качестве изобразительных оригиналов.
Последовательное объединение отдельных кадров (слайдов; англ.
slide – «скользить», «плавно двигаться») в единый сюжет образует диафильм, слайд-фильм. Этот вид документа имел большое значение для
воспитания и развития эстетического вкуса, любознательности и трудовых навыков у детей. В СССР с 1930 г. его выпускала студия "Диафильм".
В настоящее время словосочетание «Слайд-шоу» приобрело
смысл презентации из фотографий или рисунков (преимущественно
проецируемых). Слайд-шоу может быть частью компьютерной презентации или же просто способом демонстрации изображений на экране
(мониторе).
В XIX в. с изобретением кинематографа статичные документы,
рассчитанные на зрительное восприятие, дополнились такими же, но
кинетичными документами. Такой их вид получил дальнейшее распространение в уличной рекламе, визуальных транспортных объявлениях,
«бегущей строке» – электронном устройстве, предназначенном для
отображения динамичной текстовой и графической информации.
По признаку восприятия органом зрения образовано слово «конспект» (лат. «обзор» зрить = видеть) и многие другие.
Аудиодокумент. Вторым по распространённости восприятия информации является о р г а н с л у х а. Изобретение восприятия информации слуховым способом тоже относится к самым древним. Люди
общаются друг с другом посредством речи. Для передачи на большое
расстояние особо важных сообщений отдельные народы применяли
барабанную дробь и другие звуковые сигналы. В религиозной практике
в XIV в. был изобретён колокольный звон, широко применяющийся
вплоть до настоящего времени. В XIX веке был найден способ фиксировать звуковую информацию. Всемирно известный американский
изобретатель Томас Эдисон85 изобрёл фонограф – прообраз нынешнего
магнитофона (1877). Он назвал его "говорящей машиной". Когда аппарат был готов, Эдисон громко крикнул в рожок: «У нашей Мэри есть
овечка». Затем он переставил вращающийся валик (изначала запись велась механическим путём на валике, покрытом слоем мягкой фольги,
85
То́мас А́лва Э́дисон (англ. Thomas Alva Edison; 1847- 1931) получил более тысячи патентов в США и около трёх тысяч в других странах мира. Он усовершенствовал телеграф,
телефон, киноаппаратуру, разработал один из первых коммерчески успешных вариантов
электрической лампы накаливания. Между прочим, именно он предложил использовать в
начале телефонного разговора слово «алло». В 1928 году награждён высшей наградой
США Золотой медалью Конгресса.
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
на которой в зависимости от силы звука игла оставляла вмятины разной глубины) в исходное положение, и машина скрежещущим голосом
выкрикнула те же слова.
Успеху внедрения аппарата способствовал перечень его возможностей, составленный Эдисоном:
• Диктовка писем и документов без стенографистки.
• Фонографические книги для слепых.
• Обучение красноречию.
• Воспроизведение музыки.
• Запись на память семейных событий, голосов членов семьи.
• Музыкальные шкатулки и игрушки.
• Часы, которые могут вслух объявлять время.
• Сохранение языков посредством точной регистрации правильного произношения.
• В целях образования.
• В сочетании с телефоном для записи переговоров.
Все эти возможности полностью реализованы. В дополнение к
ним добавились новые функции: сопровождение звуком движущегося
изображения на экране, звуковые извещатели и многое другое. Фонограф был любимым детищем Эдисона, на протяжении 40 лет он вносил
в его конструкцию всё новые модификации, на которые получил 80 патентов.
Рис. 12. Выдающийся американский изобретатель Томас Алва Эдисон
в разные периоды своей жизни
Затем фонограф превратился в графофон и г р а м м о ф о н. Честь
изобретения этих устройств принадлежит Александру Беллу86 и Эмилю Берлинеру87. В частности, Берлинер понял необходимость тиражи 86
Алекса́ндр Грэ́хем Белл (англ. Alexander Graham Bell; 1847-1922) — американский учёный, изобретатель и бизнесмен шотландского происхождения, один из основоположников
телефонии.
87
Эмиль Берлинер (англ. Emile Berliner; 1851-1929) — немецкий изобретатель. В 1887 году
запатентовал граммофон. В 1895 году основал первую компанию по продаже граммофон-
94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ровать носители звука и начал изготавливать матрицы, с которых
штамповали пластинки из специального состава – шеллака, шпата и
сажи. Такие пластинки оказались довольно качественными и долговечными, они выпускались вплоть до 1946 года.
В 1907 г. служащий французской фирмы «Патэ» Гильон Кеммлер
уменьшил, изменил форму и спрятал громоздкий рупор внутрь корпуса. Так появился п а т е ф о н, вытеснивший граммофон и довольно
долго, вплоть до 1960-х годов, находившийся в массовой эксплуатации.
Грампластинки также совершенствовались. Благодаря использованию полихлорвинила звук стал намного качественнее, скорость вращения была снижена более чем вдвое: с 78 об/мин до 33 об/мин. Соответственно на одной пластинке можно было поместить не две
композиции, а целый альбом. К концу своего массового применения в
80-х годах виниловые пластинки стали образцом качества звучания
музыки. Да и сейчас, в век цифрового звука, виниловые пластинки остались особо почитаемыми, на виниле (дисках LP) звук записывается
безо всяких преобразований, в своём первозданном виде.
Почти параллельно с грамзаписью появился и развивался магнитный метод записи звука. Ещё в 1888 году американец Оберлайн Смит
под впечатлением от посещения лаборатории Томаса Эдисона задумался об альтернативном способе звукозаписи. Он теоретически обосновал такую возможность. Однако действующий аппарат построил
датчанин Вальдемар Поульсен (дат. Valdemar Poulsen, 1869-1942) в
1899 году. Запись осуществлялась на проволоку, которая наматывалась
на бобины.
Такой носитель не очень практичен, и в 1925 году в СССР была
запатентована гибкая целлулоидная лента, осыпанная металлическим
опилками на клеевой основе. Направление исследований было верное,
но развития не получило. Магнитную ленту в современном виде запатентовал Фриц Пфлеймер (Dr. Fritz Pfleumer) в Германии в 1927 году.
А уже в 1934 году компания BASF начинает выпускать магнитную
ленту для широкого применения. Магнитная запись открывала новые
горизонты. В отличие от грамзаписи, запись звука на магнитную ленту
была несложным занятием и может осуществляться вне специальных
лабораторий. Первое работающее устройство было изготовлено дат ных записей, затем открыл её филиалы в Великобритании и Германии. Более поздние его
изобретения относятся к авиапромышленности. В 1908 году он сконструировал первый
легкий самолетный двигатель, а в 1919-1926 гг. построил и успешно испытал в воздухе три
вертолёта.
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ским инженером Вальдемаром Поульсеном в 1896 г. Сам аппарат изобретатель назвал «телеграфоном». В 1925 году немецкий изобретатель
Курт Штилле (Curt Stille) представил электромагнитное устройство,
записывающее речь.
В 30-40-х гг. XX века получили развитие бобинные магнитофоны,
причём имелись уже и портативные их модели. В катушечных магнитофонах в качестве носителя используют магнитную ленту, намотанную на пластмассовые или металлические катушки («бобины»; до появления кассетных магнитофонов их называли кассетами).
Катушечники неудобны большими габаритами и массой, высоким
энергопотреблением, поэтому им усиленно искали замену. В СССР с
распространением доступных бытовых магнитофонов (примерно со
второй половины 1950-х – начала 1960-х годов) возникло особая магнитофонная культура. Лёгкость копирования магнитных записей позволила распространять произведения, не одобрявшиеся официальной
идеологией, но популярные в народе: песни бардов и первых полуподпольных рок-групп, западную популярную музыку, лекции по уфологии и т. п. Магнитофоны быстро вытеснили с рынка кустарную грамзапись — грампластинки, записанные на использованной рентгеноплёнке
(«музыка на ребрах»).
С конца 1960-х гг. известны кассетные магнитофоны и магнитолы – симбиоз магнитофона и радиоприёмника. В качестве носителя в
них применяют магнитную ленту, хранимую в компакт-кассетах: время
воспроизведения составляет 60, 90 и 120 минут.
Развитием технологии звукозаписи на магнитную ленту стал цифровой метод записи (конец 1970-х гг.). Магнитофоны, работающие с
цифровыми записями, обозначают аббревиатурой DAT (Digital Audio
Tape). Ввиду явных преимуществ по скорости доступа, ёмкости и пропускной способности, основной стала модификация R - DAT.
В 1950-е гг. начались эксперименты по магнитной записи видеосигнала. Бытовые бобинные видеомагнитофоны на ленте шириной
дюйм и полдюйма появились в середине 70-х гг.; в конце семидесятых
появились кассетные системы и оптический (лазерный) компакт-диск
(CD-ROM – Compact Disc read only Memory, т. е. буквально: «компактный диск, читаемый только в виде памяти»; проще сказать «нестираемый компактный диск»), который произвёл форменную революцию на
аудиорынке. Преимущества: компактность, отсутствие шумов, впечатляющая долговечность, бесконтактная эксплуатация, малая энергоёмкость – почти полностью уничтожили производство грампластинок и
соответствующей звуковоспроизводящей аппаратуры.
96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В Центральном государственном архиве звукозаписей СССР хранилось свыше 150 тысяч документальных и художественных записей
на фонографических валиках, грампластинках и граморигиналах, киноленте и магнитной ленте. Эти фонодокументы, самый старый из которых относится к 1904 году, содержат записи важнейших событий в
жизни страны, выступления, интервью, воспоминания государственных и общественных деятелей, выдающихся представителей науки, литературы, искусства, героев гражданской и Отечественной войн, художественные записи. Ценной составной частью архива являются записи
различных шумов и звуков естественного и искусственного происхождения, что незаменимо для создания звуковых эффектов при съёмке
фильмов и постановке спектаклей.
Половина национальных библиотек мира имеет крупные коллекции грампластинок и магнитофонных записей. В ряде стран существует обязательный экземпляр аудиодокументов. Франция, Бельгия из таких документов формируют самостоятельные фонотеки, в других
странах мира они функционируют на правах структурных подразделений национальных библиотек. Богатыми фондами располагают нотномузыкальные отделы консерваторий, вузов киноискусства, телерадиостудий, библиотек по искусству, для слепых и слабовидящих («говорящие», или аудиокниги).
С развитием цифровой электроники появилась возможность храненить звук и на других носителях. Появилась возможность оперировать с ним, как с любыми другими массивами цифровых данных. Звук
можно сжимать методами цифровой компрессии, передавать без искажений по сетям связи, легко переносить с одного носителя на другой.
Методы оцифровки постоянно совершенствуются, появляются новые
носители высококачественного звука, например DVD-audio, SACD.
Музыкальные композиции на таких носителях уже не уступают виниловому звуку, а то и превосходят его.
С развитием высокоскоростного, особенно беспроводного, Интернета названные носители постепенно отмирают и заменяются всё более
совершенными.
С течением времени перцептивная составляющая документа стала
усложняться и совершенствоваться. Был найден способ совместить достоинства как зрительного, так и слухового восприятия информации в
одном и том же документе. Появились а у д и о в и з у а л ь н ы е (от
лат. audio - слышу и video вижу) документы. За рубежом их широкое
внедрение началось в 1920-е гг., в нашей стране – с 1960-х. Первоначально это были звуковые кинофильмы, теперь к ним добавились теле97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
передачи, видеофильмы, компьютерные проекты. Письменный текст
и/или изобразительный ряд ведётся в них одновременно с воспроизведением фонограммы с дикторским текстом или музыкальным сопровождением.
Мультимедиадокумент. Дальнейшее развитие аудиовизуальных
документов привело к появлению м у л ь т и м е д и й н ы х документов. В них взаимодействуют визуальные и аудиоэффекты под управлением интерактивного программного обеспечения с использованием современных технических и программных средств. Мультимедиадокументы
объединяют текст (возможно на нескольких языках), звук, графику,
фото, видео в одном цифровом представлении.
Информация в них может быть представлена линейным и нелинейным способами. Линейный способ предполагает последовательное
восприятие информации (ср. просмотр кинофильма). В отличие от этого нелинейный способ позволяет человеку участвовать в выводе информации, взаимодействуя со средством отображения мультимедийных данных. Участие человека в данном процессе также называется
«интерактивностью».
Такой способ взаимодействия человека и компьютера наиболее
полным образом представлен в категориях компьютерных игр. Нелинейный способ представления мультимедийных данных иногда называют «гипермедиа».
В качестве примера линейного и нелинейного способа представления информации можно рассматривать проведение презентации. Если презентация записана на плёнку и показывается аудитории, то докладчик не имеет возможности изменить последовательность слайдов. В
случае же непосредственной презентации выступающий может менять
последовательность кадров по своему усмотрению.
Тактиۢльный документ. Видов документов, ориентированных на
восприятие другими органами чувств, изобретено значительно меньше.
Известны т а к т и́ л ь н ы е (осязательные), или проксемические (рассчитанные на прикосновение), документы. Их производят эктипографическим (выпуклым, рельефно-точечным) способом для слепых и
слабовидящих читателей.
Способ создания документов, рассчитанных на восприятие слепыми людьми, изобрёл французский тифлопедагог Луи Брайль (Louis
Braille 1809-1852) в 1829 году. Луи Брайль родился в семье шорника в
пригороде Парижа. В трёхлетнем возрасте мальчик ослеп в результате
воспаления глаз, начавшегося от того, что поранился шорным ножом
(подобие шила) в мастерской отца.
98
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В 1819 г. Брайля зачислили в Парижский институт для слепых.
Воспитанников обучали грамоте, музыке, вязанию и ткачеству. Для занятий предоставлялись книги, изданные рельефно-линейным шрифтом.
Методика преподавания была основана на восприятии информации на
слух. После окончания учебы способнейшему Брайлю предложили остаться и преподавать географию, алгебру и музыку, работая одновременно органистом в церкви.
Во время обучения Л. Брайль познакомился с методом "ночного"
письма, разработанным в 1821 г. отставным капитаном артиллерии
Шарлем-Мари Барбье де ля Серр для того, чтобы солдаты могли составлять и читать донесения в ночное время. Буквы представляли собой пробитые в картоне дыры, и послание можно было «прочесть»
прикосновением. Изобретение Барбье было непрактичным. Кроме того,
символы букв были слишком большими для детских пальцев. Тем не
менее эта система дала Брайлю творческий импульс, он задумал создать систему рельефно-точечной письменности, которая была бы
удобной для восприятия на осязание, позволяла точно отражать все
особенности того или иного языка, записывать цифры, химические и
физические знаки, ноты.
Луи не было и 16 лет, когда его осенила идея создать условный
алфавит из различных комбинаций шести рельефных точек, расположенных в две колонки по три. В этой системе возможны в целом 63 перестановки. Расстояние между двумя точками Брайля 2-2,5 мм, и для
прочтения текста следует проводить кончиками пальцев по выдавленным строчкам.
Из них Брайль выбрал буквы для своего алфавита, знаки нотации,
номера, математические символы и некоторые часто употребляемые
слова, такие, как «для», «от», «вместе», и артикли. Он работал над своей системой долгие годы, и в 1829 г. опубликовал небольшой труд с
изложением своей системы, которую он дополнил знаками препинания, цифрами и нотными знаками. Но совет института его не поддержал – по причине того, что этот шрифт неудобен для зрячих преподавателей. И только в 1837 г. по настоянию слепых совет института
вновь вернулся к рассмотрению этого вопроса. Было принято решение
напечатать рельефно-точечным шрифтом Брайля "Краткую историю
Франции". С выходом этой книги новая система письменности, а также
изобретённый Брайлем специальный прибор для письма стали приобретать популярность. Так как Брайль был талантливым музыкантом, то
кроме букв и цифр на основе тех же принципов он разработал нотопись
и преподавал музыку незрячим.
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рис. 13. Изобретатель шрифта для слепых Луи Брайль
К 100-летию со дня смерти, в 1952 году прах Брайля из родного
городка был торжественно перенесён в парижский Пантеон. В СССР к
этой дате были выпущены почтовые марки, посвящённые Брайлю.
Крупнейшим издателем рельефно-точечных книг, газет, музыкальных работ, экзаменационных билетов и даже банковских извещений является находящийся в Лондоне Королевский национальный институт для слепых. Конгресс США в 1931 г. для поддержки
слабовидящих утвердил программу «Книги для слепых», в 1932 г. американский Фонд слепых начал выполнять «говорящие книги», распространяя их бесплатно.
В России брайлевский алфавит появился во второй половине XIX
столетия. Первым русским незрячим, изучившим систему Брайля, был
князь Денис Михайлович Оболенский (1844-1918). Первые брайлевских книги издала на свои личные средства просветительница, тифлопедагог, книгоиздатель Анна Александровна Адлер (1856–1924). Вот
как отозвался об этом событии журнал "Русский Слепец" (выходил в
Санкт-Петербурге ежемесячно с 1886 г. по 1889 г.): "В Москве одна
молодая благотворительница, г-жа А.А. Адлер решилась содействовать
к скорейшему доставлению русским слепым детям отпечатанных точечным шрифтом книг для чтения <…> она изучила разные методы
брайлевского печатания и выписала из-заграницы пресс, шрифт и другие принадлежности типографии. За неимением знакомого с делом наборщика она стала набирать сама, при содействии своих подруг. Сама
же она, посредством ручного пресса, отпечатала <…> 100 экз., первую
русскую книгу по системе Брайля, под названием «Сборник статей для
детского чтения, посвящённый слепым детям»". Затем попечением
благотворителей брайлевские типографии были открыты в Одессе и
Санкт-Петербурге, начал выходить издаваемый эктипографическим
способом журнал "Досуг слепых". Попечительством императрицы Ма100
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рии Александровны для слепых с 1881 г. в России в конце XIX в. открыто 20 училищ для слепых и библиотек при них. Открывается отдел
для слепых в библиотеке Румянцевского музея. Схожая картина наблюдается в это время Англии, Франции, Германии и других странах.
После Октябрьской революции в России в 1920 г. создаётся Центральная библиотека для слепых. Ныне это Российская государственная библиотека для слепых. С 1925 года подобные библиотеки организуются при отделениях Всесоюзного общества слепых в областных
центрах.
Рис. 14. Экслибрис Санкт-Петербургской библиотеки для слепых
В 1936 году при учебно-педагогическом издательстве в Москве
была создана редакция литературы для слепых. В связи с введением
всеобуча началось массовое обучение системе Брайля взрослых неграмотных слепых, и для них в основном издавали учебники для начальной школы и пособия по ликвидации неграмотности. В союзных и автономных республиках было введено обучение слепых на
национальных языках, что привело к созданию украинского, татарского, грузинского, узбекского и других брайлевских алфавитов. С 1953
года по всей стране создаётся сеть библиотек для слепых, захватывающая не только областные, но и районные центры. Широко развивается
бесплатная пересылка книг по межбиблиотечному абонементу на конвертах, посылках и бандеролях: Право на это даёт специальный штамп
«Секограмма». Се́когра́мма – это почтовое отправление, имеющее рельефный шрифт, например, шрифт Брайля, и подаваемое к пересылке в
открытом виде, с вложением, которое предназначено исключительно
для слепых. Согласно «Правилам оказания услуг почтовой связи», утверждённым постановлением Правительства Российской Федерации
№ 221 от 15 апреля 2005 года, секограммы пересылаются бесплатно.
Почтовые ведомства большинства других стран делают то же самое –
на основании Всемирной почтовой конвенции, принятой в Сеуле
(1994). С 1961 г. в СССР под эгидой Всесоюзного общества слепых начинается выпуск аудиокниг. В 1987 г. образована профессиональная
101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ассоциация аудиоиздателей, с 2002 г. аудиокниги всё чаще выходят
одновременно с печатной версией.
В настоящее время миллионным фондом Российской государственной библиотеки для слепых пользуются незрячие 68 регионов Российской Федерации, восьми других субъектов СНГ (Белоруссии, Казахстана, Латвии, Литвы, Молдовы, Таджикистана, Узбекистана,
Украины), ряда государств дальнего зарубежья (Австрии, Австралии,
Болгарии, Германии, Греции, Израиля, Испании, США, Финляндии,
Сербии, Хорватии и др.).
В библиотеках для слепых широко представлена и рельефноточечная, и плоскопечатная литература, применяют брайлевские приборы для письма и компьютеры с рельефно-точечной клавиатурой,
магнитофоны, читающие машины и синтезаторы речи. Систематика
документов, ориентированных на восприятие органом слуха, довольно
своеобразна. Но с перцептивной точки зрения есть ещё более своеобразные виды документов.
Рис. 15. Читатели библиотеки для слепых
Одородокумент. Документы, ориентированные на распознавание
информации
посредством
о б о н я н и я,
называются
о д о р о г р а м м а м и. В одорологии – науке о запахах – различают
несколько направлений: медицинское, криминалистическое, психологическое. Правомерно существование и документологической одорологии, изучающей объект по способу восприятия заключённой в нём
информации.
Общеизвестно, что обоняние животных, насекомых, рыб весьма
совершенно и по тонкости восприятия значительно превосходит ныне
существующие приборы. Поэтому животных нередко используют для
обнаружения и распознания запахов, – например, для разведки залежей
полезных ископаемых, обнаружения неисправностей в газопроводах по
следам утечки газа, отыскания предметов, являющихся источниками
запаха, и т. п. Раскрытие механизма живых анализаторов позволяет по
102
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
их подобию конструировать запахи искусственно и закреплять их на
материальной основе.
В этом направлении достигнуты некоторые успехи документологического плана, как в нонэлектронном книгоиздании, так и в выпуске
электронных документов. Например, немецкое издательство «ШельцМайнц» выпустило пять книг, иллюстрации которых обладают запахом
розы, гвоздики, сирени, кофе, шоколада, миндаля. Другая немецкая
фирма – «Электроника и литература Эрфурта» приобрела в Японии
лицензию на издание звучащих и пахнущих книг. Благодаря встроенным электронным программам при чтении осязается запах соответствующих веществ, звучат выстрелы, визжат тормоза и т. д.
В Швейцарии изобретён способ записывать на материальном носителе одороинформацию. Применив этот способ, Бразилия выпустила
серию почтовых марок с запахом кофе. Вскоре, в 2003 г., Российский
издательско-торговый центр «Марка» выпустил серию почтовых марок
«Дары природы» с ароматами фруктов. Марки имеют конфигурацию
ананаса, груши, дыни, земляники, яблока. Искусственные запахи не
вызывают аллергии.
Пока ещё всё сказанное относится к области экспериментов. Подчас они приводят к курьёзным случаям. Администрация крупного универмага в штате Теннеси (США) поместила в местной газете рекламное
объявление, испускающее запах жареного цыплёнка. К газетным киоскам стали сбегаться, однако, не восторженные покупатели, а бездомные собаки и кошки. Дело кончилось тем, что за нарушение порядка в
городе полиция оштрафовала владельца магазина. Отнесём этот казус к
издержкам документивного прогресса.
Заметны успехи в области и одорографического электронного документа. Одна из японских телекоммуникационных компаний в 2004 г.
изобрела приставку к компьютеру, внутри которой находятся пахучие
вещества. Компьютер на основе взятых из Интернета программ создаёт
требуемые запахи. Банк включает 2000 запахов. Пока что эта система
работает вкупе с каталогами торговых фирм, продающих духи, цветы,
продукты. Но уже транслируются фильмы с запахами моря, леса, луга
и т. д.
Культура запахов широко применяется в парфюмерии (франц.
parfumerie, от parfum – приятный запах, духи). Запахи стремятся описывать вербально – в этом случае мы имеем дело с обычным письменным документом. Однако имеются и специальные наборчики отрывных талонов, пропитанных запахами различных духов. О специфике
изобретения новых видов духов убедительно рассказал Патрик Зюскинд (род. в 1949) в романе «Парфюмер. История одного убийцы»
103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
(1985, русский перевод 2007), изданном 12-миллионным тиражом на 42
языках и к тому же экранизированном.
Тейстовый документ. Из органолептических способов восприятия
информации осталось рассмотреть в к у с о в о й, или тейстовый – от
английского (в латинском и греческом языках эквивалент отсутствует)
слова «taste» – вкус, пробовать на вкус. Из всех органов чувств язык
имеет самый короткий радиус действия, и поэтому документов, ориентированных на этот орган восприятия, весьма ограниченное количество. Здесь, как и в случае с одородокументом, дело пока ещё тоже не
выходит за рамки эпизодических экспериментов.
Наиболее ранние из них насчитывают около века. Ещё в 1920 г.
русский поэт-футурист и конструктивист Алексей Николаевич Чичерин (1889-1960) тиражом всего 15 экземпляров напечатал поэму «Во
веки веков». Она представляла собой пряник, который следовало есть
по мере прочтения строк. Печатные пряники, съедобные книги, открытки и тому подобные изделия – при условии, что их содержание не
соотнесено с вкусовыми ощущениями, как это имеет место в случае с
одородокументами, – с точки зрения документологии представляют
интерес только со стороны материальной составляющей документа.
Когда такая соотнесённость будет достигнута, тогда можно будет всерьёз говорить о появлении ещё одного вида перцептивной составляющей документа. Пока же вкусовая информация воспринимается непосредственно от объекта, и на профессиональной основе
распознаванием вкуса занимаются дегустаторы (от лат. degustatio – отведывание).
Главный недостаток дегустации как явления – её субъективизм,
высокая степень зависимости от личностных способностей дегустатора. Задача же документа – дать объективную оценку вкусовых качеств
объекта. Важна также возможность многократного обращения к этой
оценке. В акте дегустации присутствует не только техническая, но и
гедонистическая компонента, т. е. вкус – это источник получения удовольствия.
Гедонистическую функцию, наряду с другими, выполняет и получение информации от восприятия информации и другими органолептическими рецепторами. Это и роднит вкусовой способ получения информации с другими перцептивными способами и позволяет надеяться,
что со временем вкусовые документы займут достойное место в ряду
себе подобных.
Таким образом, мы убеждаемся в правомочности и продуктивности рассматривать документ в перцептивном отношении, поскольку он
позволяет получить о нём объективные нетривиальные данные, кото104
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рые существенно дополняют представления о сущности этого объекта.
По перцептивной составляющей (чаще всего в сочетании с материальной, а среди неё – со способом производства документа) названы многие виды документа: фотография. фонограмма, аудиокассета, аудиовизуальный документ, телеграмма, телефонограмма, видеофильм и
многие другие.
Вопросы для самопроверки
1. На восприятие информации какими именно органами чувств
ориентируется наибольшее количество документов?
2. Приведите собственные примеры наименований документов,
ориентированных на восприятие органами
- зрения,
- слуха,
- осязания,
- обоняния,
- вкуса.
3. Изучите этимологию слова «визитка». От какого слова образовано
наименование этого вида документа? К какому виду перцептивной составляющей отсылает это наименование?
105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лекция девятая.
Документская систематика
Для того чтобы упорядочить представление о бесчисленном множестве существующих документов, приходится их систематизировать
в большие группы по каким-либо основаниям. Если это сделать удаётся, значительно упрощается работа с документами, поскольку ко всем
документам одного класса предъявляются одинаковые требования.
Упорядочение обозначения и описание всей совокупности объектов, образующих некоторую сферу реальности, по их общим признакам – предмет области знания, именуемой с и с т е м а т и к о й (от
греч. systematikos — упорядоченный, относящийся к системе). Необходимость систематики ощущает каждая наука, имеющая дело со
сложными, внутренне разветвлёнными и дифференцированными системами объектов. Научная систематизация представлений о документе состоит в создании упорядочения, основанного на объективном основании, и задача первостепенной важности состоит в нахождении
такого основания. Большими достижениями в этом отношении располагают биология, где она, собственно, и зародилась, а также лингвистика, минералогия и другие научные дисциплины. Примером и эталоном естественной системы может служить безупречно выстроенная
Дмитрием Ивановичем Менделеевым периодическая система химических элементов. В документологии вопрос о необходимости разработать систематику документов только поставлен, и произошло это относительно недавно – в 2002 г.88, однако выдвинутое ценное
предложение развития не получило.
Решение задач систематики опирается на выделение в документах
как объектах изучения устойчивых характеристик: признаков, свойств,
функций, связей. При этом единицы(таксоны), с помощью которых
строится систематика, должны удовлетворять следующим формальным
требованиям:
- каждый таксон должен занимать единственное место в системе,
- его характеристики должны быть необходимы и достаточны для
отграничения от соседних таксонов.
Термином «таксон» обозначают реальную группу любого систематического ранга и объёма.
Выстраивают систематику исходя и из теоретических, и из практических соображений.
88
Сокова А. Н. Понятие вида в документоведении (документная систематика) /
А. Н. Сокова // Делопроизводство. – 2002. - № 3. – С. 7-12.
106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Правильная систематика охватывает всю совокупность документов и характеризует их в наиболее существенных отношениях. Она позволяет отделить главное в документе как объекте изучения от второстепенного, общее от частного, охарактеризовать документ во всём
богатстве составляющих его характеристик.
Задача систематики состоит в вычленении наименований и последующем описании всех существующих и имевших место ранее видов
документов, установлении родственных отношений и связей внутри
видов и групп видов. Для этого требуется, во-первых, выяснить этимологию наименований документов, упорядочить эти наименования, сведя их в родственные группы. Во-вторых, необходимо соотнести наименования с сущностными характеристиками документов, что позволит
адекватно и многосторонне описать каждый вид документов и осознать
феномен документа во всей его полноте и многообразии. В-третьих,
описание документа в понятиях систематики даст возможность на научной основе отделить документы от иных объектов и, кроме того, собрать воедино представления обо всём наборе документов, свойственных каждому виду социальной деятельности.
Особая функция систематики состоит в создании практической
возможности ориентироваться во всём множестве существующих видов документов.
Конечной целью документской систематики является создание
единой стройной системы представлений о всемирной номенклатуре
документов, позволяющей каждой социальной системе пользоваться
всем их арсеналом.
Создание полной системы всех видов документов во всех существенных связях и опосредствованиях – задача системной
к л а с с и ф и к а ц и и документов как высшего уровня их систематики.
Классификация документов – важнейший раздел общей теории документа, поскольку позволяет выявить самые существенные связи между
ними и внутри них самих, на основе знания этих связей сформулировать законы создания и функционирования документов в обществе.
Классификация подводит итоги выработанных научных знаний о сущности документа и намечает новые горизонты в их познании. Поэтому
науковеды аттестуют классификацию как высший уровень познания в
соответствующей науке.
Ценность классификации состоит и в том, что она позволяет выстроить чёткую иерархию видов, подвидов и разновидностей документов, исключить взаимопересечения при группировке исходных оснований деления.
107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Из логики известно четыре главных требования к классификации
чего бы то ни было:
1)
Прежде
всего
классификация
представляет
собой
п о с л е д о в а т е л ь н о е деление объёма понятия п о к а к о м у –
л и б о о д н о м у о с н о в а н и ю. Если деление проводится по разным основаниям одновременно, классификация нарушается, возникают
пересечения и путаница.
2) Всякая классификация предполагает д е л е н и е всего объёма
понятия б е з о с т а т к а . К классификации также предъявляется
требование, чтобы она была
3) н е п р о т и в о р е ч и в о й, это означает, что члены деления
должны взаимно исключать друг друга и не пересекаться ни в каком
отношении. Наконец,
4) деление на подклассы должно быть непрерывным и последовательным в отношении ступеней деления, т.е. должна быть исключена
возможность отнесения одного объекта к двум и более группам, а также переход через ближайший подкласс в отдалённый.
Библиотечные классификации, если не с научной, то, по крайней
мере, с прагматической точки зрения, относятся к самым совершенным, из всех известных обществу. Например, официальная Номенклатура специальностей научных работников или государственная Номенклатура направлений учебных дисциплин во многом им уступают.
Поскольку библиотечная классификация в документских системах разработана лучше всего, интегрированные электронные документские
системы (архивы, музеи, управленческие, правовые) принято называть
электронными библиотеками.
Н. В. Гоголь так посмеивался над неграмотными классификациями: «…посреди площади самые маленькие лавочки; в них всегда можно заметить связку баранков, бабу в красном платке, пуд мыла, несколько фунтов горького миндалю, дробь для стреляния, демикотон и
двух купеческих приказчиков, во всякое время играющих около дверей
в свайку».89 Согласитесь, что это не классификация, где пуд мыла и баба в красном платке идут в одном ряду. А таких классификаций множество.
Для того чтобы разобраться в составляющих документ как систему, надо выделить самое существенное в нём и каждый отдельный аспект рассматривать самостоятельно. Только проанализировав все однородные аспекты, их можно соединить в общую картину и
89
Гоголь Н. В. Собрание сочинений / Н. В. Гоголь. – М.: Художественная литература,
1977. – Т. 3. – С. 146.
108
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
синтезировать знание о том, что представляет собой документ в сущности.
Вопросы для самопроверки
1. В чём состоит значение систематики документа?
2. Чем систематика документа отличается от классификации документа?
3. Правомерно ли считать таксоном материальную составляющую
документов?
4. Правомерно ли считать таксоном информативную составляющую документов?
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лекция десятая.
Номинативная составляющая документа
Nomina si nescis, petit et cognito rerum
(Если не знаешь имён, пропадает и
суть вещей)
Латинское изречение
Первейшим основанием классификации документов является их
разделение по наименованию, или по номинативной составляющей.
Пока документ безымянен, он неотличим от других, как бы растворён в
общей их массе. Можно сказать сильнее: без наименования документ
не существует! Столь большое значение наименования всякого объекта вообще, и документа в том числе, понималось ещё в глубокой древности.
Мифологическое сознание придаёт особенно большое значение
имени собственному. Это имя воспринимается как фактически тождественное ему. Согласно мифологическим представлениям, имя – это
суть человека, и узнать его истинное имя означает получить над ним
полную власть и принудить к повиновению. Поэтому в ходу были различные имена–заменители, так называемые эвфемизмы. В одном из
древнеегипетских мифов повествуется о том, как богиня Исида пыталась выведать тайное имя бога Ра (Амона). Она подослала к нему ядовитую змею, созданную из земли и слюны самого бога, а за исцеление
от укуса потребовала, чтобы Ра назвал своё истинное имя. Бог вынужден был согласиться, однако слукавил, избежав произнесения: он предложил Исиде обыскать его, чтобы имя из его груди перешло в её грудь.
Согласно преданию, египетский верховный бог Пта (Птах) создавал людей и богов из драгоценных металлов и, давая им имена, воплощал в реальность.90 Из Ветхого Завета узнаем, что Господу Богу было
недостаточно образовать из земли всех животных полевых и всех птиц
небесных. Самое первое поручение, которое Он дал только что сотворённому человеку, состояло в том, чтобы Адам назвал всякую душу
живую (Быт. 2: 19-20). Это древнейшие свидетельства о первостепенном значении наименования всякой вещи.
Имени придаётся сакральное значение в мифах и сказках многих
народов мира. Вспомним хотя бы сказку об Али-Бабе и сорока разбойниках, где надо знать имя, чтобы двери перед героем отверзлись. Как
отмечает крупнейший теоретик фольклора Владимир Яковлевич
90
Словарь мифов: Пер. с англ. / Под ред. П. Бентли. – М.: Гранд-Фаир, 1999. – С. 275.
110
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Пропп, «эта магия слова оказывается более древней, чем магия жертвоприношения». Произнесение имени древние египтяне рассматривали
как непременное условие пропуска в загробный мир. В 127-й главе
"Книги мёртвых" говорится: "Мы не пропустим тебя, - говорят запоры
этой двери, - пока ты не скажешь нам нашего имени". "Я не пропущу
тебя мимо себя, - говорит левый устой двери, - пока ты не скажешь мне
моего имени". То же говорит правый устой. Умерший называет довольно замысловатые имена каждой части двери. "Я не пропущу тебя
через себя, - говорит порог, - пока ты не скажешь мне моё имя". "Я не
открою тебе, - говорит дверной замок, - пока ты не скажешь мне моего
имени". То же говорят петли, косяки и пол, т.е. мы убеждаемся, как
подробно перечисляются все части двери. Справившемуся с этим заданием говорят: "Ты знаешь меня, проходи"91. Именованию предметов,
как видим, придавалось исключительно большое значение.
Писатель и филолог I в. до н. э. Валерий Соран был казнён за то,
что разгласил тайное имя города Рима, поскольку такое знание давало
врагу власть над городом. Называние тайных имён жрецами отдаёт
высшие силы в их руки, и они могут навязывать высшим силам свою
волю, добиваясь дождя, урожая, утреннего возвращения зашедшего
солнца и весеннего увеличения дня, возрождения природы и победы
над врагами92.
Итак, значение акта наименования документов состоит, прежде
всего, в том, что такое наименование – первейший признак их идентификации и различения между собой.
В российском делопроизводстве XIX в. в наименовывании документов существовала чёткая регламентация, соответствовавшая должностным и социальным отношениям адресанта и адресата, назначением
документа и иными факторами. Так, равные по должностному положению лица обменивались письмами, отношениями. Сверху иерархической служебной лестницы вниз от государя императора спускались повеления, указы, предписания. Документ, адресованный всем
верноподданным, назывался «манифест». Документ на имя конкретного лица или учреждения именовался рескриптом. Снизу вверх направляли рапорт, донесение (до первой половины XIX в. он назывался
доношением), представление. Документы, отражающие взаимоотношения Сената и Синода, назывались «вéдение» или «известие». Гене Пропп В. Я. Исторические корни волшебной сказки / В. Я. Пропп. – Л.: Изд-во Ленингр.
гос. ордена Ленина ун-та, 1946. – С.155.
92
Юдин А. В. Русская народная духовная культура: Учебное пособие для студентов вузов /
А. В. Юдин. – М.: Высшая школа, 1999. – С. 33-35.
91
111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рал-прокурор мог обратиться к Сенату с предложением, а Сенат к подведомственным учреждениям с определением. Государственный совет
высказывал письменное мнение, сокращённый вариант которого именовался меморией. В этом проявлялась культура деловой переписки и
соблюдался служебный этикет.
Организованная совокупность наименований документов в какойлибо области знаний называется н о м е н к л а т у р о й. Она является
моделью соответствующей области и служит основанием для создания в
ней того или иного особенного документоведения: книговедения, патентоведения, картоведения, дипломатики, библиографоведения, криптографии и иных. Управленческому документоведению помимо номенклатуры документов известно понятие «номенклатура дел». Существует
Общероссийский классификатор управленческих документов (ОКУД),
содержащий около 80 наименований и свыше 5 тыс. разновидностей
унифицированных форм служебных документов.
Выявление наиболее характерного признака, который люди хотели выделить, придавая документу то или иное название, обеспечивает
возможность ответить на вопрос: связано ли такое название с какимлибо свойством или признаком документа как такового. Наличие такой
связи – неоспоримый аргумент в пользу того, что наименованный соответствующим образом объект действительно имеет статус документа. Вопрос о том, правомерно ли считать документом, например, банкноту, кардиограмму или даже книгу, составляет предмет научных
дискуссий, и обнаружение исходных корневых основ этих слов может
оказаться весомым фактором установления объективной истины.
Значение этимологии наименований документов состоит ещё и в
том, что можно не знать смысла слова, но, тем не менее, уверенно утверждать, что оно относится именно и только к документу, тому или
иному его виду.
Например, во всех словах с окончанием «–грамма» (что по-гречески
означает «запись, буква») виделось и будет видеться при их создании в
качестве главного, наиболее характерного отличительного признака то
обстоятельство, что они представляют собой, в сущности, запись. А запись информации – один из обязательных признаков документа. Следовательно, основа образования слов телеграмма, программа, осциллограмма и тому подобных – способ производства документа (второе
основание – специфика данного документа в своём роде: телеграмма –
то, что данная запись передаётся в пространстве, на расстоянии; программа – запись того, что произойдёт в будущем; осциллограмма – то, что
на данном носителе записаны электрические (или преобразованные в
электрические) колебания (лат. oscillum – качание, колебание).
112
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Кроме понятия «запись» в документологии известно понятие «перезапись» – перевод информации с одного естественного языка на другой, с одного носителя на другой, с одного искусственного (информационного) языка на другой (например, из вербального в табличный, из
одной компьютерной программы в другую), перекодирование (оцифровывание) и т.д.
Соответственно науки, отрасли деятельности, которые имеют своим предметом те или иные виды записи, являются своего рода разновидностями документоведения, хотя основоположники и приверженцы
десятков и сотен этих дисциплин о том, возможно, и не подозревают.
Например, наука о фотографии – это, в сущности, наука о способе
производства данного вида документа. Для баллистокардиографии
важно разработать собственные методы записи сердечной деятельности, ленографии – сокращения мышц, урографии – деятельности почек,
бронхографии, пневмографии, эхографии и т.д. – других органов и
функций тела человека, и это только в области медицины. Аналогично
дело обстоит и в других отраслях знания.
Множество наук, оказывается, представляет собой ответвления
документологии, но только в части, касающейся специфики видов используемых в их сфере документов. Документология отвлекается от
конкретного содержания предмета деятельности той или иной отрасли,
но занимается тем общим, что роднит документы, циркулирующие во
всех областях деятельности; а именно способами записи интересующей
их информации на материальном носителе, т.е. тем, чем не занимается
специально ни одна из этих отраслей.
Выявление огромного, поистине бесконечного множества документов методом этимологического анализа их наименований позволяет
индуктивно заключить, что документом сопровождается, оснащается
абсолютно любой вид социальных коммуникаций. Без такого анализа
это заключение могло бы быть легко оспорено. В подтверждении же
первого закона документологии – закона документаризации (документарного опосредования любых актов социальной коммуникации) - состоит ещё одно значение изучения этимологии наименования того или
иного вида документа.
Кроме того, вид документа определяется как классификационное
понятие, употребляемое для обозначения группы документов одного
наименования.93 Следовательно, без наличия наименования не представилось бы возможности классифицировать документы, то есть хотя
бы в самом общем виде упорядочить знания о них.
93
Краткий словарь архивной терминологии. – М., 1968. – С. 14.
113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Правда, отдельные документоведы, видя огромное разнообразие
документов, не имеющих, как представляется, между собой ничего
общего кроме одного и того же имени (например: «план»: это и план
дипломной работы, и план города, и план работы отдела, и план перехвата преступника, и т.д.), пасуют перед этим обстоятельством и полагают, что «невозможно отнести к одному виду документы только на
основании критерия номинала»94. На самом деле из этого следует необходимость усложнить и конкретизировать понятие документа. Общее между всеми вида ми плана – их этимология: слово «план» происходит от латинского слова planum – «плоскость» (по другой версии - от
латинского слова planta "подошва, очертание") и указывает на его происхождение по признаку свойства материала носителя заключённой в
нём информации. В дальнейшем значение термина, в соответствии с
первым законом документологии, в разных социальных системах изменилось. Следовательно, наименование вида документа стало
б и н а р н ы м: к его номиналу добавилось указание на выполняемую в
той или иной системе функцию. В XVII в. десятки документов имели
наименование «грамота». Этимологически оно означает «письмо, нечто написанное буквами (от греч. grámma – черта, буква, написание)»,
т.е. указывает на знаковую составляющую, послужившую основанием
для наименования данного вида документа. Чтобы отличить разные
виды грамот друг от друга, их наименование конкретизировали уточняющими определениями: купчая, отпускная, судная, кабальная и т.д.
В настоящее время сродни этому наименованию десятки, если не сотни
названий видов документов с окончанием «-грамма»: радиограмма,
картограмма, эпиграмма, диаграмма и т.д. Назначение этих документов
самое разнообразное, но все их объединяет общность указания на то,
что они представляют собой запись некоторого текста. Столь подробное рассмотрение номинативной составляющей документа позволяет
обогатить представление о нём, а вовсе не отказаться от классификации по этому самому существенному признаку.
Оно позволяет, кроме того, заметить две полярные тенденции в
развитии документа как социального явления:
- с одной стороны, стремление ко всё большей унификации наименований и структуры документов, их перевода в электронную форму,
- с другой стороны, явление гетерогенности, т.е. всё большее расширение разнообразия видов документов. Характерно, что зачастую
они возникают путём модификации известных видов, придания им но 94
Сокова А. Н. Понятие вида в документоведении (документная систематика) /
А. Н. Сокова // Делопроизводство. – 2002. - № 3. – С. 11.
114
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вых функций, а вслед за этим новой структуры, или синтактивной составляющей. Вот и получается, что достаточно появиться названию,
скажем, «протокол» (по-гречески "приклеенный спереди лист на свитке папируса"), как появляются протоколы самого разного назначения
(протокол собрания, протокол допроса, протокол пребывания делегации и т.д.), а исходное значение слова забывается, потому что становится неважным.
Как видим, вопрос о наименовании документа далеко не такой
простой, как может показаться на первый взгляд. В настоящее время
этот вопрос из академической области переместился в остроактуальную практическую сферу. Причиной стало принятие Федерального закона № 94 – ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных
нужд» (2006). Камнем преткновения для библиотек стало понятие одноимённости товара, затрудняющее процесс комплектования библиотечных фондов. Сегодня законодатель считает одноимённым товаром
хоть кирпичи, хоть книги. Но что значит одноимённый документ в нашей сфере? Является ли именем: слово «Книга» (любая) или имя – это
слова “книга Льва Толстого «Война и мир»”? Или выпуск этой книги
одним издательством – это имя одно, а выпуск другим издательством –
имя другое? Библиотекарю ясно, что имя книги образуют не только названные, но и многие другие индивидуальные характеристики книги:
год её издания, порядковый номер издания, авторы Предисловия и
Комментариев и многое другое – поскольку всё это определяющим образом влияет на решение о заказе этой книги или об отказе от заказа.
Теоретические рассуждения в этом вопросе приобрели исключительную практическую остроту, и вопросу о наименовании документа
пришлось посвящать специальную статью.95 С момента принятия в
Закон внесены десятки поправок, Государственная Дума возвращалась к его тексту десятки раз, и дело идёт к тому, что от этого закона
откажутся вообще, заменив его Законом «О Федеральной контрактной
системе» (проект обсуждается с конца 2011 г.). Камнем преткновения
является то, что нет точного, юридически грамотного определения
документа.
Во всякой конкретной системе понятие одноимённости дифференцируется. Собственный смысл вкладывается в понятия «имя», «наименование», «название», «заглавие», «заголовок». В свою очередь,
каждое из этих понятий подлежит дальнейшей дифференциации. Так, в
95
Столяров Ю. Н. О понятии одноименности товара / Ю. Н. Столяров // Университетская
книга. – 2007. – № 3. – С. 41– 42.
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
науке об именах – ономастике (от νομαστική, о́нома – имя, название –
раздел лингвистики, изучающий собственные имена, историю их возникновения и преобразования в результате длительного употребления
в языке-источнике или в связи с заимствованием у других языков общения) различают имя собственное и имя нарицательное. Личное имя
может быть полным (при этом полное официальное имя личности
включает в себя инициалы и фамилию, пример полного личного имени
– Владимир), сокращённым (Володя), уменьшительным (Вова), ласкательным (Вовочка, Вовчик). Имя может быть заменено кличкой, прозвищем, дополнено прозванием (Ярослав Мудрый, Карл Великий, Сергий Радонежский).
Подчас имена собственные служат номинативом вида документа и
превращаются в его наименование. Таково, например, происхождение
слова «монета»: первоначально это был титул богини Юноны Монеты
(слово Монета с латинского переводится как «советница» или «предостерегающая») – супруги великого Юпитера. Наименованием вида
документа это слово стало по прихоти судьбы. Предание гласит, что
во время Пирровой войны (280-275 гг. до н. э.) римляне, потерпев ряд
неудач в сражениях с греками, обратились к богине за помощью.
Больше всего их интересовал вопрос, где добыть денег для продолжения войны. Через своих жрецов Юнона Монета предрекла, что война
окончится победой римлян, что они найдут достаточно средств на проведение войны, но при условии, что римляне будут вести войну
с Пирром справедливыми, угодными богам методами. Предсказание
сбылось – они победили и получили с побеждённых хорошую добычу,
в том числе золото и серебро. В награду за помощь и сбывшееся предсказание римляне разместили на территории храма богини мастерские,
чеканившие деньги. А на выпускавшихся в храме Монеты денежных
знаках стали выбивать её изображение.
Рис.11. Изображение богини Юноны (Монеты)
на первых монетах древнего Рима
116
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вскоре после этого металлические деньги с изображением богини
стали именоваться монетами. Впоследствии все круглые металлические денежные знаки получают общее название — монета.
Имена собственные делопроизводственных документов отражаются в грифе, печати учреждения, подписи и визах должностных лиц.
В художественной литературе за именем персонажа зачастую кроется отношение к нему: в «Мёртвых душах» Гоголя «Молчалин» –
приспособленец, карьерист; «Павел Иванович Чичиков» – это имя вызывает ассоциацию с чем-то гладким, округлым, хитроватым, несколько загадочным (что такое «Чи-чи»?). За именем «Манилов» ощущается
мягкость, обтекаемость, обходительность, но одновременно и ненадёжность, эфемерность, тогда как имя «Ноздрёв» своим «рычанием»
ассоциируется с грубостью, прямолинейностью, беспардонностью.
«Кабаниха» драматурга Островского – свирепая, нетерпимая, властолюбивая хозяйка;
С понятием имени связаны широко используемые в библиотечном
деле понятия полисемии (от греч. poly – много, sema – знак), или многозначности; синонимии, (греч. соимённость), омонимии (греч. homos
– одинаковый, onoma – имя), омографии, омофонии, анонимии, гиперонимии, антонимии и других.
Вопрос о соотношении полисемии и омонимии кажется простым
только на первый взгляд. В общем случае омони́мия (греч. одноимённость) – это случайное совпадение слов, в то время как полисеми́я
(греч. многозначность) — наличие у слова разных исторически связанных значений. Например, слова «бор» в значении «сосновый лес» и
«бор» в значении «химический элемент» – омонимы, так как первое
слово – славянского происхождения, означающее «хвойный лес», а
второе возникло от персидского «бура» – названия одного из соединений бора. В то же время, скажем, слова «эфир» в смысле химического
вещества и «эфир» в смысле «радиовещание и телевидение» происходят от одного и того же древнегреческого слова, означающего «чистый
воздух» и хотя имеют каждое собственное значение, по признаку происхождения слово «эфир» полисемично.
Однако педанты-лингвисты могут возразить: если большинство
людей в двух совпадающих словах общий оттенок смысла (как говорят
лингвисты, «общий семантический элемент») видят, то имеет место
полисемия, а если не видят, то имеет место омонимия, даже если слова
имеют общее происхождение. Например, в выражениях «коса – инструмент», «коса – причёска» и «коса – песчаная полоса у реки» у слова
«коса» общим семантическим элементом, замечаемым большинством
людей, является «нечто длинное и тонкое». Значит, мы имеем дело с
117
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
полисемией слова «коса», но эта полисемия – частный случай омонимии. Совпадающие слова, относящиеся к разным частям речи, относят
к омонимам. Пример таких омонимов – слова «течь» (протекать, глагол) и «течь» (протекание, существительное).
Ярким примером упражнения на различие полисемии и омонимии
служит понятная только русским фраза «Косил косой с косой косой косой». Поэт Яков Козловский96 обыграл омонимию в шуточном стихотворении:
Сев в такси, спросила такса:
«За проезд какая такса?»
А водитель: «Денег с такс
Не берём совсем, вот так-с».
С точки зрения номинативной составляющей понятие «документ»
полисемично в том смысле, что один и тот же документ в зависимости
от обстоятельств можно именовать по-разному. Так, научное рассуждение правомерно в одних случаях назвать «диссертацией», в других «рукописью», в-третьих – «кодексом», в-четвёртых – «фолиантом», и
все эти имена в своих собственных пределах будут корректными. Происходит это потому, что в каждой системе объект называют по самому
характерному для данного случая признаку. Для учёного данный научный труд – диссертация, и её физические габариты ему совершенно
безразличны, он их просто не воспринимает. Напротив, фондохранителю безразлично содержание этого документа, самое важное для него –
формат, поскольку от этого зависит место размещения тома на полке
книгохранилища. Поскольку каждый документ обладает бесконечным
множеством признаков и свойств, он потенциально располагает бесконечным множеством имён.
В отличие от омонимов сино́нимы (греч. sуn (вместе)+ onymos
(имя) – это слова, различные по звучанию и написанию, но имеющие
одинаковое или очень близкое значение. Они служат для повышения
выразительности речи, позволяют избегать её однообразия. Каждый
синоним имеет свой особый оттенок значения, отличающий его от других синонимов, например: «скоморох – лицедей – комедиант – актёр –
артист». Каждое из этих слов отражает разные этапы в развитии театра
и разное отношение к профессии актёра. Поэтому чувство языка должно подсказывать лучший синоним для точного выражения мысли.
Вспомните «Совет эпическому стихотворцу» К. Н. Батюшкова97:
96
Яков Абрамович Козловский (1921 - 2001)– советский и русский поэт, переводчик.
Константин Николаевич Ба́тюшков (1787 - 1855) известный русский поэт, предшественник и современник А. С. Пушкина.
97
118
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«Какое хочешь имя дай
Твоей поэме полудикой,
“Пётр Длинный“, „Пётр Большой“,
Но только „Пётр Великий“
Её не называй».
Если при изложении той или иной мысли безупречная строгость
терминологии принципиального значения не имеет, то взаимозаменяемыми могут стать, например, слова «документ», «книга», «издание»,
«публикация», «произведение печати», «рукопись». В ряде случаев без
ущерба для сути высказывания можно употреблять как приблизительные синонимы слова «пользователь», «читатель», «абонент», «клиент»,
хотя рассматривая эти слова как термины, надо иметь в виду, что каждое из них имеет собственное содержание и объём. Просто не всегда
требуется быть пуританином.
В качестве условных (т.е. не вполне строгих, однако большинством людей воспринимаемых именно в этом качестве) синонимов выступают, например, выражения «Российская государственная библиотека», «РГБ», «Российская библиотека имени Ленина», «ГБЛ»,
«Ленинская библиотека», «Ленинка», «Румянцевская библиотека»,
«Румянцевский музей», «Всесоюзная публичная библиотека» и другие.
Все они в глазах читателей означают один и тот же объект. Поэтому в
поисковых системах, особенно электронных, можно выйти на нужную
информацию по любому из этих слов или словосочетаний.
Для библиотекаря разбираться в феномене синонимов важно, например, при обслуживании читателей, потому что из-за неточного синонима они могут неадекватно выразить свою информационную потребность. Владение же со стороны библиотекаря всем богатством
синонимов поможет ему разглядеть за неточным выражением мысли
то, что действительно нужно пользователю.
Синонимам противостоят анто́́нимы (от греческих слов «против»
и «имя») – различные по звучанию и написанию и имеющие прямо
противоположные лексические значения: правда – ложь, белый – чёрный, говорить – молчать. Отличное языковое чувство обнаруживается
у дагестанского поэта Айдына Ханмагомедова, даром что он не русский:
Вот и входим в август, ой,
в лес не редкий, а в густой,
где с осины не Иуда ли
свис без ропота и удали.
Август путаней узла,
как добро в плену у зла,
119
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
у него цветы под ножками,
часто схожие с подножками.
Свидетельство слабого знания русского языка – неуместное использование паронимов – ещё одного явления, связанного с понятием
имени. Пароними́я (от древнегреческого para — приставка со значением смежности, и onoma – «имя») – сходство слов-парóнимов по форме
при различии по смыслу, а также ошибочное употребление одного из
них вместо другого. Например: «адресант» (тот, кто отправляет письма) вместо «адресат» (тот, кто письма получает); «комплиментарный»,
т.е. содержащий комплименты, и «комплементарный» – дополнительный (от лат. complementum – дополнение). При всём недостатке должной общественной оценки профессии библиотекаря всё же в каждом
отдельном случае он воспринимается публикой как человек культурный, которому негоже употреблять слова в искажённом смысле. Такой
библиотекарь сразу теряет авторитет и доверие в глазах более сведущих собеседников.
Библиотекарям требуется свободно ориентироваться в понятиях
«аноним», «псевдоним», «автоним» и им подобным. Анони́м [греч. безымённый, неизвестный] – это автор художественного или научного
произведения, по каким-либо причинам скрывший своё имя. Анонимными бывают также картины, гравюры, карикатуры, плакаты, фильмы.
Применительно к утилитарным сообщениям анонимным считается любое послание, не подписанное или подписанное чужим именем. Главным критерием является невозможность точно установить личность
писавшего. В административном документоведении к анонимным относятся письма, пасквили, доносы и тому подобные документы; с ними
либо не работают (не принимают к рассмотрению), либо работают в
соответствии со специальными инструкциями.
Псевдони́м (от греческих слов «ложный» и «имя») – это имя, используемое вместо настоящего, т.е. данного человеку при рождении,
зафиксированного в официальных документах. В западной культуре
псевдонимами чаще всего пользуются деятели литературы и искусства.
Аналогом такого рода обязательных псевдонимов можно считать обязательную перемену имени у священников и монахов, особенно в православной церкви. Так, патриарх Кирилл – это в миру Владимир Михайлович Гундяев. В восточных культурах принятие нового имени при
изменении социального статуса в некоторые эпохи было практически
обязательным для любой сферы деятельности. Другой аналог псевдонима – партийная кличка, избираемая политическими деятелями в целях конспирации. Ленина, Сталина, Молотова, Троцкого, Зиновьева и
многих других лидеров мы больше знаем по их партийным кличкам,
120
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
чем по их паспортным фамилиям Ульянов, Джугашвили, Скрябин,
Бронштейн, Апфельбаум (у последнего был ещё и литературный псевдоним – Радомысльский). Клички широко распространены в криминальном мире и по отношению к именам домашних животных.
С распространением Интернета использование псевдонимов стало
как никогда актуально: практически каждый пользователь Сети имеет
псевдоним, который принято называть н и к о м.
Известно много и других разновидностей псевдонимов. Назову
некоторые. Криптони́м – это зашифрованное имя автора документа.
Криптонимом обычно пользуются при обнародовании рискованных в
том или ином отношении произведений («Роман с кокаином» М. Агеева) и/или в тех случаях, когда эти произведения в каком-нибудь отношении отличаются от той творческой деятельности, с которой уже
прочно связано подлинное имя автора. Криптоним Борис Акунин взят
филологом-японистом и переводчиком Григорием Чхартишвили для
публикации его детективных романов. Математик Елена Сергеевна
Вентцель писала романы под криптонимом И. Грекова. Намёк на её
профессию становится понятен, если читать первый инициал и фамилию как одно слово - Иۢгрекова.
Гетерони́м — имя, используемое автором для части своих произведений, выделенных по какому-либо признаку, в отличие от других
произведений, подписываемых собственным именем или другим гетеронимом. Так, Зинаида Гиппиус выступала со стихами под собственным именем, тогда как критические статьи публиковала под «говорящим» гетеронимом Антон Крайний. Скажу по секрету, что я лично с
научными трудами выступаю под своим именем, а с литературоведческими – под гетеронимом. Может быть, в будущем библиографы расшифруют мой гетероним и помозгуют, как его объяснить.
Иногда авторы выдают свои опусы за принадлежащие вымышленному лицу, и тогда мы имеем дело с литературной маской. Так, под
именем Козьмы Пруткова выступали Алексей Толстой и Алексей
Жемчужников в совокупности. Но когда каждый из них выступал единолично (со стихотворениями и к тому же не юмористическими), то
подписывался автонимом. Когда Валерий Брюсов издавал иные свои
стихи под женским именем Нелли, то этим он пытался убедить читателей, что владеет спецификой женского мировосприятия и манерами
письма. Хотя в сущности в этом был элемент мистификации. В свою
очередь детская писательница Маргарита Владимировна Ямщикова
(1872-?) известна под мужским псевдонимом Ал. Алтаев. Французская
писательница Амандина Аврора Люсиль Дюпен (1804-1876) тоже выдавала себя за мужчину – её псевдоним Жорж Санд. Раскрытие псев121
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
донимов всех видов – профессиональная задача библиографов. Известный библиограф Юрий Иванович Масанов в 1949 г. выпустил капитальный специальный Словарь псевдонимов98.
Подчас авторы выдают своё произведение за написанное другим,
более известным существующим или существовавшим лицом, и тогда
мы имеем дело с аллони́мом. Например, под одним из фельетонов Ильи
Ильфа и Евгения Петрова стояла подпись А. Коперник.
Есть и другие разновидности авторских имён. Спрашивается: зачем о них знать документологу, документисту? Дело в том, что они, с
одной стороны, являются наименованиями одной из важнейших составных частей документа. С другой, ещё более важной стороны, такие
имена в ряде случаев служат основанием для наименования всего документа. Таковы, например, выражения «анонимный документ»,
«псевдонимное произведение».
Подлинное имя человека, известного под псевдонимом, – это автони́м.
Словам со значением имени (т.е. оканчивающиеся на –ним, нимия) противостоят слова с тем же первым корнем, но со значением
звучания (-фония) или писания (-граф), и такие слова рассматривают в
ином аспекте. Омо́графы – слова, которые совпадают в написании, но
различаются в произношении, чаще всего из-за различий в ударении:
замо́к и за́мок, кле́щи и клещи́, за́пах и запа́х, ве́дение
(документовеۢдение)
и
веде́ние
(документоведе́ние,
или
делопроизводство). Омофо́ны – слова, звучащие одинаково, но
пишущиеся по-разному и имеющие разное значение: порог —
порок — парок, луг — лук, плод — плот, туш — тушь, бал — балл,
предать
К омофонии
— придать
относят
и т.д. также случаи фонетического совпадения слова и словосочетания или двух словосочетаний. Используемые в слове
(словах) буквы могут полностью совпадать, и различие в написании заключается только в расстановке пробелов: в месте – вместе, во все́ –
вовсе, из мяты – измяты, из люка – и злюка, не мой – немой. Мы с вами
говорим об этих языковых нюансах попутно, чтобы понимать отличие
номинативной составляющей со всеми её разновидностями от смежных понятий и явлений.
Собственным содержанием в библиотечном деле наполняются наименования документов и их частей типа «название», «заглавие», «заголовок», «подзаголовок», «аннотация», «резюме», «реферат», «дайджест», «экземпляр». Например, заглавие – это слово, буква, цифра
98
Масанов Ю. И. Словарь псевдонимов русских писателей, учёных и общественных деятелей / Ю. И. Масанов – В з-х т. - М. : Изд-во и тип. Всесоюз. книж. палаты, 1949.
122
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
или фраза, составляющие наименование издания/произведения, помещаемое перед его началом в виде, утверждённом автором, издателем
или организацией, дающей разрешение на выпуск документа в свет. В
отличие от заглавия заголовок – это первый элемент библиографической записи, включающий имя автора или наименование издавшей документ организации или обозначение вида документа и т.д. Иными
словами, библиограф между этими понятиями проводит чёткую грань,
чрезвычайно важную для его профессиональной деятельности.
Все эти номинативные понятия прошли длительную историю происхождения и развития. Так, поначалу произведения выходили …без
заглавия! Потом их стали различать по первым словам основного текста. Пример тому – папские послания – энциклики. Затем появились
заглавия весьма пространные, из них можно было получить полное
представление о содержании книги. Таково, например, заглавие одной
венгерской книги: «Склад избранных, чудесных, ужасных и устрашающих происшествий. Странности и чудеса на рубеже природы и искусства, грозные явления: землетрясения, пожары, голод, эпидемии,
потопы и тому подобные страсти; ужасающие события на полях сражений, чудовищные акты отмщения, страшные грехи; жизнеописания
злодеев, деспотов и тиранов, а также в высшей степени увлекательное
повествование о других редкостных и чудесных событиях, от которых
волосы встают дыбом» (1832). Самое длинное заглавие имеет книга,
вышедшая в Лондоне в 1633 году, - оно включает 45 строк и содержит
перечень театральных спектаклей и занятых в них актёров. Впоследствии заглавия стали более лаконичны, они кратко передают основную
идею произведения, стремятся привлечь внимание читателя, заинтриговать его либо выполнить иную функцию. О целевом (учебник, справочник, энциклопедия) и читательском назначении (для студентов, для
токарей 6-го разряда) информируют подзаголовки. Различные идентифицирующие функции выполняют и другие элементы документа, каждый из которых имеет собственное наименование.
Для классификации документа по признаку наименования используют латинскую корневую основу. По латыни имя – nomen. Nomina – названия, имена; номинация – называние, наименование чего-либо
языковыми средствами. Номинативный – служащий для называния,
обозначения. В блоке терминов, имеющих корнем слово nomen, находятся номинатив, номинальный, номинал (нарицательная стоимость),
деноминация (переименование, изменение нарицательной стоимости
валюты) и другие. Деление документов по признаку их наименования
правомерно трактовать как классификацию по н о м и н а т и в н о й составляющей документа.
123
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Для оперирования наименованием документа уместно пользоваться понятием денотат, происходящим от латинского слова notation,
буквально означающего замечание, обозначение, метка, отметка.
От этого слова происходит целое семейство слов с разными смысловыми нюансами. Например, нотация – письменная фиксация музыки; система условных обозначений, принятая в какой-либо области
знания (шахматная нотация). Аннотация – буквально примечание, пометка. Слово «нота» имеет значения от звука до официального документа, которым оформляются различные вопросы отношений между
государствами. Особенно многозначно слово «ноут» (note) в английском языке: это и расписка, и примечание, и банкнота (буквально: банковская запись), и символ, и клеймо, и так далее – вплоть до ноутбука,
который буквально переводится как «записная книжка», т.е. своеобразный документ.
Денотатом называется собственное собирательное наименование
вида документа. В каждом документоведении имеется свой денотат,
или предмет данного особенного Документоведения. Так, денотат книговедения – книга; сигиллографии, или сфрагистики – печать (лат.
cigillum и греч. sphragis означают одно и то же – печать); криминалистики – вещественное доказательство, сокращённо вещдок (вспомним,
что доказательство и документ – синонимичные понятия); музееведения – музейный предмет и т.д. Отсутствие денотата в той или иной отрасли знания свидетельствует о неразработанности её документоведческого аспекта.
Основанием для возникновения денотата служит этимология либо документа в целом, либо его составных частей, либо различные аспекты его бытования во внешней среде, либо его наиболее характерная
отличительная черта.
Наименования многих документов, оказывается, имеют в своей
этимологической основе видоизменённое слово «документ». Напомню
в связи с этим, что слово документ происходит от латинского doceo –
учу, показываю, свидетельствую, доказываю. Следовательно, в слове
свидетельство (об образовании, о браке и т.д.) в сущности, заключён
смысл «документ»: свидетельство, буквально говоря, – это документ.
То же самое можно сказать о слове учебник – и он в этимологическом
смысле документ.
«Аттестат» – свидетельство, удостоверение. Сертификат – это тоже, другими словами, удостоверение. Консигнация – письменное доказательство. Удостоверение, т.е. подтверждение достоверности, – это,
иначе говоря, «документ».
124
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Породить наименование документа способна каждая составляющая документа, включая номинативную. Прежде чем в этом убедиться, предстоит рассмотреть сами эти составляющие.
Чтобы выяснить, какие другие составляющие наиболее существенны для классификации документа, то есть могут служить основанием для его классификации по сущностным признакам, вспомним общее
определение документа: документ – это информация на материальном носителе, зафиксированная искусственным способом в знаковой
форме. При этом в каждой социальной сфере имеются свои ограничения такой информации. Исходя из такого понимания документа, можно
выделить основные документообразующие признаки. Коль скоро документ – это, прежде всего, информация, то его первая и важнейшая
составляющая – и н ф о р м а т и в н а я. Но информация – только одна
подсистема документа. Вторая подсистема – материальная основа, на
которой фиксируется информация.
Вопросы для самопроверки
1. В чём состоит значение номинативной составляющей документа?
2. Вернитесь к тексту лекции и найдите в ней ответ на вопрос: на
каком основании в нормативных документах определяется вид документа как классификационное понятие, употребляемое для обозначения группы документов.
3. Документ может быть назван по любой из своих составляющих.
В следующем далее перечне выделите документы, наименование которых восходит к этимологии слова документ:
- аттестат,
- билль,
- бунчук,
- жезл,
- конвенция,
- конкордат,
- консигнат,
- свидетельство,
- сертификат,
- учебник,
- удостоверение,
- фирман,
- шерть,
- эдикт.
4. В тексте лекции приведён отрывок из стихотворения Айдына
Ханмагомедова. Найдите в этом отрывке омофоны.
125
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лекция одиннадцатая.
Статус документа как научного понятия
Широкая трактовка сущности документа позволяет вычленить те
или иные его виды из массива других объектов, придав ему соответствующий статус. Выражаясь научным языком, статус документа – это
правомочность рассмотрения данного объекта как документа.
Относительность, конвенциональность, условность
понятия «документ»
«Классические», т.е. занимающиеся документом управленческим,
документоведы настаивали на том, чтобы представители других сфер
подбирали себе пригодный к употреблению в их сферах другой термин, а не заимствовали уже существующий. Сейчас они вынуждены и
сами заниматься теорией не только управленческого документа, но и
общей теорией документа. Дискуссия о сущности документа особенно
обострилась в последние годы, что связано главным образом с появлением электронного документа.
Если исходить из этимологии этого слова (а для этого есть основания, поскольку название выделяет в объекте самое существенное), то
на понятие «документ» накладывается только одно ограничение: он
должен давать возможность извлекать из него нужную информацию.
Статусом документа может обладать любой объект материальной действительности, который обладает такой способностью.
Обратимся к истории вопроса. Она начинается с П. Отле, определявшего документ как всякую фиксацию идеи, мысли. Перечисляя виды документов, он называл в их числе трёхмерные объекты (скульптуры, музейные предметы). Логика рассуждений о том, почему эти
объекты правомерно рассматривать как документы, такова: если мы
прочитали в книге, скажем, описание цветка ромашки, то мы, несомненно, имели дело с документом. Можно получить более точную информацию, если ромашку нарисовать или сфотографировать.
Далее. Если поместить натуральную ромашку в гербарий, это увеличит точность полученных представлений. Следовательно, и гербарий
правомерно рассматривать как документ. Но живая ромашка, произрастающая в естественной среде, даёт об этом растении ещё более точную информацию, более того, – самую достоверную. И значит натуральная ромашка – тоже документ! Таким образом, экспонаты
ботанического (или иного, любого) музея являются документами.
Однако, давая такое расширительное определение документа,
П. Отле, всё-таки не подразумевал под документом живое существо.
Тем не менее такой вопрос возник в 1930-е годы. Французские энтомо126
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
логи, организовавшие экспедицию в африканскую саванну, попутно
обнаружили там неизвестный науке вид антилопы с единственным рогом между глаз. Её зарисовали и по возвращении в Париж в зоологическом обществе сделали доклад. Однако поскольку художниками эти
учёные были неважными, им не поверили и рисунок документом не
посчитали. После этого незадачливым, но задетым за живое ловцам бабочек пришлось вернуться в Африку, отловить там антилопу и привезти в Парижский зоопарк, чтобы своим сомневающимся коллегам по
научному цеху дать возможность с этим симпатичным млекопитающим ознакомиться воочию. Теперь зоологи, чтобы не быть посрамлёнными, принялись оспаривать научное значение открытия смежников и
задали вопрос: насколько правомерно считать документом живое существо.
В это же время проходили дискуссии о том, что такое документ в
сущности, и вспомним, что Международная федерация по документации, включавшая в себя представителей всех наук, была широко известна. Француженка Сюзанна Брие, пользовавшаяся настолько значительным авторитетом, что вошла в историю с прозванием «мадам
Документация», высказала мысль, поначалу шокировавшую учёных:
описание антилопы – документ, рисунок – тоже документ, но и антилопа в зоопарке – документ, дающий об этом объекте намного более точную и наглядную информацию, нежели рисунок, описание и даже фотография. Далее она рассуждала следующим образом. Если некий
объект находится в естественных условиях, то он документом не является, а в том случае, если он специально взят для изучения и получения
определённой информации, то становится документом. Следовательно,
антилопа в саванне – не документ, тогда как та же антилопа в зоопарке
– документ. Камень в реке – не документ, однако тот же камень в палеонтологическом музее – документ. Звезда на небе – не документ, но
документом является фотография звезды, помещённая в астрономический атлас.
С. Брие сделала решительный шаг в понимании того, что представляет собой документ в сущности. Однако и она подошла к вопросу
о статусе документа несколько ограниченно. Ведь антилопа, помещённая в клетку, даёт учёным информации о самой себе меньше, нежели в
природных условиях. Таким образом, антилопу равно можно считать
документом и в Африке, и во Франции. Однако для посетителей и служителей зоопарка она – не документ. Следовательно, документ – понятие относительное.
С. Брие в написанном ею и обсуждавшемся на форуме Международной федерации по документации (МФД) Манифесте документации
127
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
отстаивала следующую мысль. Есть первоисточники, т.е. исходные,
или так называемые перводокументы (в данном случае антилопа), а
есть вторичные документы (описание антилопы, которое не может
появиться без первоисточника).
Согласимся, что в целом это суждение верно, и сегодня, по прошествии семидесяти лет, можно сказать, что С. Брие был сделан новый
шаг в документологии. Однако предложенная ею классификация более
подвижна, более сложна.
Перводокумент оказывается первым только в том смысле, что в
данном случае изучение было начато с него, но, строго говоря, существование и перводокумента вызвано определёнными обстоятельствами. Фигурально говоря, антилопа первична только по отношению к
последующему описанию или рисунку, а фактически она вторична по
отношению к своим родителям, а те – по отношению к своим предкам
и так далее до бесконечности. Документом в самом большом и общем
смысле этого слова может считаться любой объект, но при одном
обязательном условии: если от (из) него можно получить нужную
информацию. Повторю: в роли документа может выступать любой
объект, где бы он ни находился – хоть в Париже, хоть в саванне, хоть
в реке, хоть в музее. Но этот объект может приобрести статус документа в одном и только одном случае (это и есть ограничение, наложенное на него этимологией самого слова) – если он выступает для
свидетельствования о чём-либо. Если же он выступает в другом качестве (газета в качестве обёрточной бумаги, например), то документом
быть перестаёт.
Можно сказать и иначе: объект (газета) может быть документом
субстанционально (поскольку представляет собой единство информации и носителя), но не функционально – если используется не по назначению. И наоборот: объект (антилопа) документом в определённых случаях может быть функционально, но не субстанционально
(ибо на самой антилопе искусственными знаками информация не зафиксирована).
Такое широкое понимание вырабатывалось, начиная с 30-х годов.
Международный институт интеллектуального сотрудничества вместе с
Французским союзом по документации утвердили на французском, английском и немецком языках определение: документ – любой источник
информации в материальной форме, дающий возможность ссылки (т.е.
быть аргументом. – Ю. С.) или изучения или обладающий юридической силой. Ещё один автор – Уолтер Шуйермаер – в 1935 году писал,
что «в настоящее время каждый понимает под документом любое материальное основание для расширения нашего знания, изучения и
128
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сравнения». Советские учёные в 1979 году, когда стала развиваться документалистика, дали следующее определение: под документом понимается семантическая [т.е. имеющая смысл] информация, выраженная
на любом языке и зафиксированная любым способом99. В настоящее
время такие же широкие определения даёт компания Ксерокс (то есть
это самые современные определения, которые вынуждены давать специалисты по информационным технологиям): документ – это совокупность информации, доступная человеческому восприятию. Энциклопедия Britanica в 2000 г. предлагает считать документом «то, что может
быть использовано как свидетельство или доказательство». Иными
словами, если, к примеру, свидетельствовать о себе может сама антилопа, то в э т о м случае она является документом.
И, наконец, самый авторитетный международный источник по части стандартов – Международная организация по стандартизации
(ISO), один из Технических комитетов которой (ТК-46) занимается вопросами информации и документации и разрабатывает стандарты, на
которые ориентируются внутренние стандарты практически во всех
странах мира, – в 1998 году определила документ как записанную информацию, которую можно считать единицей документационного процесса, независимо от физической формы и технических данных. Таким
образом, в разряд документов попали и электронные, и любые вещественные источники информации.
Стандарт, принятый в 2001 году, трактует документ как записанную информацию или материальный объект, который можно
трактовать как единицу документационного процесса. Это определение более точное, чем предыдущие, разработанные той же ISO. У него, к сожалению, есть один терминологический недостаток – что определяемое совпадает с определяющим, то есть документ определяется
через документационный процесс. Такой подход противоречит правилам дефинирования понятий, он дезориентирует практика. Ведь прежде чем решить вопрос: стоит ли включать объект (скажем, видеодиск) в
библиотечный фонд и начать его обрабатывать (включать в документационный процесс), надо выяснить является ли диск документом.
Можно рассуждать иначе: если я включил в документационный процесс некий объект, в том числе несвойственный этому процессу, то
этот объект приобрёл статус документа. Некорректность такого рассуждения очевидна, а следовательно определение ISO в последнем его
пункте уязвимо.
99
Воробьёв Г. Г. Информационная теория документа. Автореф. дис…д-ра техн. наук /
Г. Г. Воробьев. – М., 1979. – С. 13.
129
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Последняя часть определения ISO подлежит коррекции. Объект
можно трактовать как единицу не любого, а конкретного, и не документационного, а семантического процесса. Под семантическим процессом понимается оперирование содержанием, значением и смыслом
информации в пределах решаемой задачи. С учётом этого уточнения
документом правомерно считать информацию, способную служить
единицей в данном семантическом процессе. Последняя часть определения, т.е. касающаяся данного семантического процесса, в каждом отдельном случае нуждается в расшифровке, что даёт определению главное преимущество, поскольку позволяет конкретизировать понятие
документа применительно к каждому семантическому процессу.
Можно предложить ещё более строгое определение документа:
документ - это профильный для данного семантического процесса
полноценный квант информации, способной быть извлечённой из
данного объекта (способной быть полученной от данного объекта).
На примере, существенном для библиотечной деятельности, поясню, почему важно это уточнение.
В библиотековедении не прекращаются дискуссии о том, что считать единицей или отдельно взятым документом, даже если речь идёт о
книге, применительно к библиотечному фонду. Библиотекарьпрофессионал сразу задаст уточняющие вопросы: что имеется в виду
под книгой: название или экземпляр. Это важно для выделения средств
на покупку, для учёта фонда. Книга может выглядеть как несколько
физических объектов (четыре тома одного произведения – например
«Войны и мира»). Мы выходим на понятия: заглавие, экземпляр, том,
учётная единица, переплётная единица, единица хранения, и наличие
этих понятий характеризует один и тот же документ в разных аспектах.
Что представляет собой единица, которая учитывается при выдаче документов читателям? Как учитывать годовую подшивку газет – как
один документ, как триста или как триста, умноженные на число статей в каждом номере? Если в книге содержится несколько трудов одного или нескольких авторов, то для библиографа, которому нужно
сделать полную аналитическую роспись, она представит несколько документов, а для библиотекаря – один. То есть в одном случае единицей
документационного процесса является заглавие, в другом – том, в третьем – фрагмент тома (например, отдельное стихотворение или цитата). Поэтому в моём определении и говорится о том, что документом
должен быть полноценный, (т.е. достаточный для данной цели) квант
информации, способной быть извлечённой из данного объекта.
Приведу ещё один пример относительности понятия «документ»,
когда один и тот же объект для библиотекаря – документ, а для читате130
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ля – нет. Когда я в 1968 году начал преподавать курс «Библиотечный
фонд», мне нужно было показать, что библиотечный фонд состоит не
только из книг и что специалисты понимали это ещё в начале ХХ века.
Пример для студентов хотелось взять из статьи, которую я прочитал
задолго до этого, не предполагая, что он мне понадобится, и относился
он к факту биографии В. И. Ленина.
Когда Советское правительство переехало в Москву в 1918 г.,
Владимиру Ильичу понадобилась газета «Правда» за 1917 год. Он обратился сначала в фонд Румянцевской библиотеки, затем, когда там газеты не оказалось, последовательно - в библиотеку Академии наук, в
Публичную библиотеку Петрограда, в библиотеку Казанского университета, но запрос по этим библиотекам не дал результата. Он рассказал
об этом казусе на совещании Совнаркома. Нарком юстиции Пётр Иванович Стучка100 сообщл, что девятилетний приёмный сын (домашние
звали его Гóра) одного из членов коллегии решил стать знаменитым
коллекционером и принёс растрёпанную полную подписку этой газеты
за весь год. Поскольку в дом ежедневно приносили «Правду», он стал
собирать все номера этой газеты. Можете представить себе реакцию
Ленина! Он предложил привести коллекцию в порядок и переплести,
для чего попросил (обратите внимание: попросил, а не изъял для нужд
революции и истории) на некоторое время передать комплект ему.
Мальчик согласился, но в условиях полной разрухи Совнарком не имел
возможности решить эту задачу. Ему приходилось заниматься совершенно неотложными и жизненно важными делами: военными, политическими, экономическими, идеологическими, причём в разных масштабах – от страны в целом до отдельной местности или даже города.
Вусловиях жестокой зимы Совнарком даже распределял между московскими учреждениями дрова, и, кстати, этот вопрос решался в пользу Румянцевской библиотеки, а не Большого театра. При всём том
В. И. Ленин начал искать возможность фотокопирования, то есть создания фотодокумента как заменителя газеты. Выяснилось, что в нашей
стране крупноформатная фотобумага и соответствующая фотоаппаратура по условиям военного времени и полной хозяйственной разрухи
отсутствует. Но всё нужное имеется у польского коммуниста Бронского, проживавшего в тот момент в Австрии, с которой, как известно,
Россия находилась в состоянии войны. Тем не менее подборку газет
нелегально, кружным путём переместили в Австрию, там товарищи по
общему делу организовали фотокопирование, драгоценный оригинал
100
Пётр Ива́нович (Петерис Янович) Сту́чка (по-латышски Pēteris Stučka,1865 - 1932) —
писатель, юрист, политический деятель Советского Союза и Латвии.
131
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
переплели в сафьян и вместе с фотокопией, опять же конспиративным
путём, возвратили в Москву. Газеты В. И. Ленин вернул владельцу
(представьте, с каким сожалением!), а фотокопией обогатил Румянцевскую библиотеку.
Это преамбула, рассказал я её к тому, что лектор не имеет права
говорить о чём-либо без точной ссылки, а я её дать затруднялся, поскольку статью читал давно. Пришлось взять в библиотеке комплект
«Науки и жизни» за 1961 год (как мне казалось, именно там была
опубликована нужная статья, автора и заглавие которой я запамятовал), потом за 1962, 1963 годы. Результат – отрицательный. Я беру
комплекты «Техники – молодёжи» за 10 лет, библиотекари фиксируют
книговыдачу – 120 экземпляров. Ещё один «толстый журнал» - и ещё
120 выдач… Гора запрашиваемых мною журналов растёт, библиотекари радостно записывают книговыдачу. Они мне выдали тысячу документов, а я при этом не получил ни одного! И так продолжалось до тех
пор, пока я не обратился к библиографам, сообщив, что не помню ни
имени автора, ни названия статьи, ни места публикации. Минут через
десять они принесли точный ответ: нужный материал опубликован в
журнале… «Огонёк» 101!
Из этого примера видно, что ответу на потребности читателя содействовала в данном случае выдача не сотен или тысяч журналов, а
всего одного, причём вторичного, где содержались библиографические
сведения только об одной статье из одного журнала. Для библиотекаря
выданные журналы документами были, а для меня – нет, поскольку я
не нашёл в них (по своей вине) нужной информации. Уяснение того,
что документ – понятие относительное, условное, конвенциональное, –
на сегодняшний день самый сложный момент во всей документологии.
По умолчанию можно понимать документ как информацию, некими знаками записанную на носителе. Тогда антилопа, на которой никакая информация не написана, автоматически из понятия «документ»
исключается. Но срез дерева – его ствол, или обрубок, или пень – документом считать правомерно, поскольку по количеству годовых колец
можно получить информацию о возрасте дерева. Если, однако, сделать
дальнейшее уточнение: считать документом только информацию, искусственным способом зафиксированную на носителе, то и антилопа, и
срез дерева из класса документов исключатся. Значит, понятие документа ещё и условное: какой объект условимся считать документом,
такой им (в принятых границах) и будет.
101
Виноградская С. Слава : рассказ / Софья Виноградская // Огонёк. – 1960. – № 11. –
С. 8-11.
132
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Уточнение о способности объекта служить единицей в семантическом процессе, где понятие документа подлежит дальнейшему ограничению в соответствии со спецификой этого процесса, поясняет, почему
для одного семантического процесса данный объект статуса документа
не имеет, для другого представляет собой один документ, а для третьего – несколько документов.
Итак, главное, что характеризует документ, – это информация.
И в каждом семантическом процессе понятие «документ» подлежит
дальнейшему ограничению.
Понятие документа, кроме того, в значительной мере условно. Если библиотекари договорятся считать объекты определённого рода
(например, детские игрушки) документами, то начнут их комплектовать, обрабатывать, помещать в фонд, выдавать читателям.102 Антилопа
для библиотекарей не представляет собою документ, где бы она ни находилась. А для полицейского, дежурящего в РГБ на выходе из библиотеки, вообще никаких документов не существует, кроме пропуска
сотрудника и читательского билета.
Таким образом, документом можно считать любой объект, из которого можно получить информацию. Любой – значит от наночастицы
до всей Вселенной. Однако таким слишком широким, т.е. абстрактным,
понятием невозможно оперировать ни в одной сфере деятельности.
Поэтому в каждой такой сфере понятие «документ» должно быть конкретизировано. Начнём постепенно сужать это понятие. Документом
позволительно (если мы так договоримся, условимся) считать не всё
вообще что существует во Вселенной, включая и её саму, а только
предметное проявление цивилизации (то, что создано человеком, некие
искусственные объекты). В таком случае документом в равной мере
становятся и книга, и новые сорта растений, и город, и стоящие в нём
здания, и парковый ландшафт. Поэтому ограничим понятие документа
ещё больше: условимся считать им только такой искусственный объект, на который нанесена информация, выраженная в знаковой форме.
Получим определение: «Документ есть объект, на котором в знаковой
форме закреплена некая информация». Тогда из объёма этого понятия
исключится значительное число объектов, подпадавших под предыдущее определение.
Есть и ещё более узкие определения. Они дают возможность придавать статус документов только тем подпадающим под только что
сформулированное определение объектам, которыми оперируют в раз 102
См.: Баймуратова А. Лекотека – дом игрушек // А. Баймуратова // Библиотека. – 1998. –
№ 5. – С. 65–67.
133
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ных социальных системах. Тогда оказывается, например, что инвентарная книга для одних целей – управленческих – документ собою
представляет, а для других – например целей обслуживания читателей
– нет. В свою очередь, книга «Война и мир» для библиотечного фонда
– документ, а для отдела кадров библиотеки – не документ.
Если понятие документа относительное и условное, то возникает
необходимость в наличии, по крайней мере, двух частей его определения. Одна часть должна быть общей и предельно широкой, а другая –
факультативной и более узкой, пригодной для конкретной сферы документской деятельности. Общая часть состоит в констатации того,
что, отвлекаясь от частностей, любой документ – это материализованная информация. Факультативная часть указывает на специфику и
область применения этой материализованной информации.
Например, документ библиотечного фонда – это материализованная информация, профильная и значимая для библиотеки. Если информация профильна и значима для канцелярии, она приобретает статус служебного, или делопроизводственного, или административного,
или управленческого документа. Такой документ можно определить и
иначе. Например: управленческий документ – это материализованная
информация, созданная с целью администрирования. Если мы хотим
определить архивный документ, то определение примет следующий
вид: «Архивный документ – сохранившая социальную ценность материализованная информация, утратившая изначальную актуальность и
служащая для подтверждения прошедшего события или факта».
Отдельно остановлюсь на определении понятия «м у з е й н ы й
д о к у м е н т», потому что иные музееведы либо вообще не признают
за этим словосочетанием права на существование, либо относят его
только к вербальным описаниям документов, имеющим место либо под
экспонатами, стендами, либо относящиеся к научным материалам, связанным с научными разработками музейных предметов. Заметим, что
музейные объекты в ранге документа наряду с телеграммой, скульптурой и т. п. воспринимал ещё П. Отле. В наименование науки о документе, согласно одному из его предложений, необходимо ввести слово,
имеющее корнем «музей»: книго-архиво-музееведение. Среди отечественных учёных эту идею поддерживал Богдан Степанович Боднарский
В 1977 г. на XI Генеральной конференции Международного совета музеев (ИКОМ) было признано, что музейные экспонаты представляют
собой документы и по сути являются первоисточниками информации.
Представитель Бельгии предложил принять формулу «Объект как документ». Термин «документ» был введён в чешское музееведение
(Збынек З. Странский, Йозеф Бенеш). Музейный предмет они рассмат134
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ривали в качестве документа и деятельность музея определяли как музейное документирование. В процессе отбора, отмечал З. Странский,
«подлинный предмет преобразуется в документ, удостоверяющий реальность. Между реальностью и документом нет промежуточного звена, значит, не бывает и искажений, столь частых в обычных каналах
передачи информации». «Музейностью» считалось свойство предметов
быть ценными для документирования природы, общества.
В советском музееведении информационно-источниковедческая
концепция документа стала формироваться в 1980-х годах. В первую
очередь это нашло отражение в работах Аврама Моисеевича Разгона
(1920-1989), который определял музееведческое источниковедение как
документирование, и И. В. Клюшкиной, развившей понятие «музейное
документирование». Термин «документ» рассматривается ими как
обобщающий по отношению к термину «музейный предмет». В основу
понимания музейного предмета положено «широкое» понимание термина «документ». Под документом предложено понимать источник
социально значимой информации, включающий и вещественные источники. Музейным предметом было предложено считать документальные свидетельства фактов, событий, явлений, реальные первоисточники знаний об историческом процессе, которые становятся частью
социальной памяти общества103.
В начале 1990-х годов Эрик Иосифович Хан-Пира предложил ввести термин «музейный документ». Методологическим основанием
расширенной трактовки документа, позволяющей придать музейному
предмету документивный статус, выступает, по его мнению, понимание документа как синтеза семантический (смысловой) информации и
материального носителя.
Однако более капитально укрепился словооборот «музейный
предмет». Его предложил академик Николай Михайлович Дружинин
(1886 — 1986)104 в начале 1930-х годов.
Музееведы выступили против замены привычного им термина
«музейный предмет» термином «документ». Во-первых, этому, с их
точки зрения, препятствует сложность в определении границ термина
«документ» и соответственно его размывание. Кроме того, наличие в
музейных экспозициях материалов научно-вспомогательного характе 103
Разгон А. М. Музейный предмет как исторический источник / А. М. Разгон // Проблемы
источниковедения СССР и специальных исторических дисциплин: Статьи и материалы. М., 1984. - С. 44.
104
Н. М. Дружинин в 1924-1934 гг. был сотрудником Музея революции (с 1926 г. – его
учёным секретарём), занимался проблемами музееведения, методологией и методикой
экспозиционной и экскурсионной работы. Умер в столетнем возрасте.
135
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ра, являющихся либо копиями, либо муляжами, специально изготовленными для представления их в экспозиции, делает невозможным использование терминов «документ» и «документирование» в их источниковедческом понимании.
Термин «документ» предлагалось использовать для обозначения
источников правового характера, то есть в рамках сложившегося бытового восприятия данного термина.
Коренной недостаток критики музееведами понятия документ состоит в неучёте того обстоятельства, что с логической точки зрения это
понятие относится к числу общих собирательных. Это означает, что
термином «документ» нельзя именовать составляющие его элементы,
подобно тому, как, используя собирательное понятие «лес», нельзя называть лесом каждое растущее в нём дерево: берёзу, осину, дуб, ель,
ольху и т.д. Лес образуется совокупностью всех этих деревьев. Так и в
нашем случае: документ – это общее собирательное понятие для всех
конкретных. Разумеется, некорректно обращаться к библиотекарю с
просьбой выдать документ Толстого «Война и мир», как некорректно
обратиться в магазине к продавцу с просьбой продать килограмм еды –
непременно потребуется конкретизировать свою просьбу. Соответственно различаются между собой собранные в музее объекты: муляж
отличается от картины, каменный топор от трофейного знамени и т.д.
Лишь все эти предметы в своей совокупности имеют статус документов. Выражение «музейный предмет» отнюдь не противостоит термину
«документ» и не нуждается в замене, как в библиотеке слова «книга»,
«журнал» и иные полностью сохраняют своё значение, являясь частным случаем более общего и тоже собирательного понятия «документ». В общем случае документ музейного фонда – это материализованная информация, профильная и значимая для музея. Таким
документом может стать соответствующий предмет, поскольку он заключает в себе информацию, аутентичную ему самому, информирует
непосредственно о самом себе и, косвенно, о многих привходящих обстоятельствах – своём происхождении бытовании, особенностях и т.д.
Таким образом, и к этому виду документа можно приложить общее определение, сочетанное с факультативным.
Подчеркну, что речь в данном случае идёт об авторских определениях, к тому же не претендующих на терминологическую отточенность: они приведены лишь для разъяснения сути вопроса.
Документ полноценный и неполноценный
Объекту можно придавать или не придавать статус документа ещё
на одном основании – по достаточности и полноценности для данного
случая содержащейся в нём нужной информации. На этом основании
136
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
документы имеют статус полноценных и неполноценных. Отдельные авторы стремятся абсолютизировать понятие полноценности, в предельном случае признавая статус документа только за объектом, обладающим всем набором соответствующих реквизитов, т.е. документу только
официальному, как его понимает управленческое документоведение (в
книжном деле официальное издание трактуется иначе, чем в управленческом документоведении). Для остальных объектов предлагаются
иные наименования: документированная информация, преддокумент и
т.д. вплоть до громоздкого словосочетания «ПДЗИ» – «продукт деятельности с закреплённой информацией», или «фиксант». При этом
даже если принять выдвигаемые предложения (а прежде предстоит утвердиться в их обоснованности), всё равно требуется выйти на некий
обобщающий или собирательный термин, но перед этим барьером все
новаторы останавливаются.
Статус полноценного имеет всякий документ, имеющий достаточный для данной семантической системы набор признаков, позволяющих включить его в качестве элемента этой системы. Придание статуса
документа по названному основанию имеет такой же диалектический
характер, как и в предыдущих случаях. Если диссертация имеет весь
набор квалификационных требований, которые предъявляет к этому
виду научных работ Высшая аттестационная комиссия – актуальность,
научная новизна и значимость, практическая ценность и другие, – значит этот документ полноценный и должен быть принят диссертационным советом к рассмотрению. Как проголосует по этой диссертации
совет – это вопрос следующий, он квалифицирует полноценность диссертации по другому основанию – её качеству.
Колода карт без одной из них – документ неполноценный, он не
отвечает предъявляемому к этому виду документа требованию комплектности.
Управленческий документ приобретает статус самодостаточного
при неукоснительном соблюдении набора соответствующих реквизитов, расположенных на установленных для них полях бланка. Однако
официальный документ, оформленный в полном соответствии со стандартными требованиями, но по каким-либо причинам отозванный, аннулированный, отменённый, не зарегистрированный Министерством
юстиции и т.д. – документ неполноценный. Вместе с тем небрежно написанная записка руководителя подчинённому воспринимается им как
полноценный документ и определяет его дальнейшие действия.
Все черновые варианты художественного произведения, хранящиеся в личном архиве автора (говорят, что Лев Толстой переписывал
«Войну и мир» 12 раз), а затем и в государственном архиве, – полно137
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ценные документы, поскольку автор считает нужным все их хранить.
Но и беловик, представленный тем же автором в издательство и отличающийся от черновиков, – тоже полноценный документ, поскольку
обладает, с точки зрения автора, законченным исполнением художественного замысла и соблюдением требований, предъявляемым издателем к авторским рукописям. Однако для редактора, получающего эту
рукопись для подготовки к печати, этот беловик – документ заведомо
неполноценный и становится полноценным только после принятия текста главным редактором. Библиотека относится к приобретённой в результате усилий многочисленной группы издателей, типографов и продавцов книге как к сырью, т.е. неполноценному документу, поскольку
он нуждается в библиотечной обработке. Полноценным, т.е. допущенным к выдаче пользователям, он становится после такой обработки.
Читатель, возвращающий этот документ в испорченном виде, лишает
его статуса полноценного документа, и библиотекарю приходится принимать решения о мерах восстановления признаков полноценности
данного документа.
Документ может обладать буквально всеми признаками полноценности за исключением одного – легитимности его издания. Тогда,
несмотря на высокое техническое качество исполнения, он будет всё
же неполноценным, а контрафактным, и на его изготовителя могут
быть наложены соответствующие санкции.
Короче говоря, понятие полноценности такое же диалектичное и относительное, как и многое иное, что связано со статуированием документа
по различным основаниям. Для любой документской системы, включая
библиотеки, эти нюансы имеют большое значение. Даже полноценные с
точки зрения различных семантических систем документы могут делиться
на самодостаточные и не самодостаточные. Приведу примеры.
С точки зрения издателя сборник кроссвордов – вполне самодостаточный документ, так как с издательской точки зрения безупречен.
Но с точки зрения читателя он не самодостаточен, поскольку нуждается в заполнении пустующих квадратиков. Мало того, при заполнении
кроссворда для следующего читателя он вновь окажется не самодостаточным – в силу, как ни парадоксально, избыточности, поскольку не
выполняет своего предназначения – предоставить пользователю возможность проявить свою эрудицию. В итоге воспользоваться сборником может, как правило, только один читатель.
Возникает вопрос: нужны ли библиотечному фонду документы
разового употребления? Этот вопрос опять-таки решается в зависимости от ряда условий. На него можно дать положительный ответ, если
иметь в виду главную миссию библиотеки как получательницы обяза138
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тельного экземпляра. Такой документ должен в ней иметься и храниться вечно, чтобы можно было составить картину печатной продукции
страны. Однако выдавать читателям этот документ для пользования по
прямому назначению нецелесообразно. Приходим к ещё одному парадоксальному выводу: национальная библиотека в получении сборника
кроссвордов заинтересована, она рассматривает его как документ полноценный, а массовая библиотека рассматривает его как хотя и соответствующий читательскому адресу (среди читателей массовой библиотеки много любителей кроссвордов), но всё же неполноценный, не
отвечающий другому важнейшему требованию – возможности обеспечить его многократную выдачу.
С точки зрения учащегося контурные исторические или географические карты не самодостаточны, для ребёнка не самодостаточны
книжки-раскраски. Для издателей же, полностью выполнивших все авторские, редакторские и технологические требования, эти документы
полноценны и самодостаточны. Для канцеляриста бланочная продукция не самодостаточна, статуса полноценного документа не имеет. В
лучшем случае он рассматривает её как своего рода преддокумент,
протодокумент (прародитель документа). А типография, в точности
выполнившая заказ канцелярии на эту продукцию, правомерно полагает, что выпустила полноценный продукт и на законных основаниях
предъявляет счёт на оплату. В торговой организации бланочную продукцию квалифицируют как полноценный «беловой товар», имеющий
стоимость. К документам такого рода относятся также амбарные, инвентарные книги, чистые блокноты, ежедневники, телефонные книжки,
настольные календари и т.п. Они становятся самодостаточными, т.е.
более не требующими добавлений и исправлений, после заполнения.
В полноценности документу подчас отказывают на том основании, что это документ, произведённый от предыдущего. Настоящий,
т.е. полноценный, с этой точки зрения, документ – тот, который изготовлен изначально. Так, полноценный документ – это, положим, приказ с подлинной подписью руководителя, а копия этого приказа – документ (для суда, например) неполноценный.
В таких рассуждениях виден логический сбой, переход с одного
основания деления на другой. Поясню, что имеется в виду. Когда мы
говорим о приказе, акцентируя внимание на наличие в нём личной
подписи руководителя, мы имеем основание утверждать, что этот документ оригинальный и подлинный. Копия в правовом отношении не
является ни оригиналом, ни подлинником. Что же касается рассматриваемого в данном случае статуса полноценности, то это совсем другой
аспект анализа. По разным причинам оригинал и подлинник статусом
139
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
полноценности могут не обладать (в подлинник приказа по ошибке завернули селёдку, забыли поставить дату и т.д.), тогда как копия в своих
собственных пределах и с точки зрения конечного пользователя может
быть полноценным документом.
Подлинный документ может быть исходным для последующих
генераций документа. Например, с учебника Н. Н. Кушнаренко по документоведению может быть снята копия, и в этом отношении копия
вторична по отношению к оригиналу. При этом копии могут иметь
разный статус. Если копия заверена нотариусом, она приобрела юридическую силу. Главное отличие копии от оригинала, от подлинника
состоит в том, что она вторична по отношению к ним. Копия, далее,
как правило, воспроизводит только часть характеристик оригинала,
или подлинного документа. В случае с учебником Кушнаренко имеющаяся у вас на руках копия выглядит не так, как оригинал, потому что
у неё изменён формат, она имеет иное оформление и т.д.
По качеству исполнения копия может превосходить оригинал.
Представьте себе некий документ, - например архивный, - на пожелтевшей бумаге, с выцветшей типографской крской или чернилами. Если с такого документа сделать копию на высококачественной бумаге,
прекрасными красителями, то получится копия, которая по материальным характеристикам качественнее оригинала. Но она всё равно остаётся копией. Если копия воспроизводит практически все характеристики документа, так что она неотличима от оригинала, то в таком случае
появляются факсим́иۢльные издания (от лат. fac simile – "делай подобное"). Факсимильные издания - это издания, которые представляют собой копию, максимально приближенную к оригиналу по всем составляющим, которых мы знаем уже около десятка.
Помимо понятия "копия" существуют понятия «дубликат», «выписка» (в старину произносили: «выпись») из документа, «отпуск» и
др. Это характеристика подлинности с точки зрения юридической силы
документа. Дубликат - точно такой же документ, как оригинал, но всё
же не исходный документ. Например, в случае утраты, скажем, диплома его восстанавливают. Всё там, казалось бы, то же самое, но всё-таки
это дубликат, потому что исходник был другим. У него другой номер,
другая дата выдачи, стоит реквизит «дубликат» и т.д. Отпуском считается копия документа, отосланная во внешние инстанции, при том, что
его оригинал остаётся в деле учреждения. Выписка из документа – это
часть документа, которую вручают тому, для кого она представляет
интерес. Например, из приказа по учреждению об установлении суммы
заработной платы делают выписки персонально для каждого сотрудника, чтобы он расписался в том, что об этой (только своей) сумме знает.
140
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Сколько платят другим сотрудникам – это теперь по закону – коммерческая тайна.
Юридическая сила документа – это свойство документа, сообщаемое
ему действующим законодательством, компетенцией издавшего его органа и установленным порядком оформления. Понятию "подлинность документа и его юридическая сила" противостоит понятие "контрафакт".
Контрафактная продукция – сделанная в нарушение действующего законодательства. По закону контрафактными являются произведения и фонограммы, изготовление или распространение которых влечёт за собой
нарушение авторских или смежных прав, а также импортируемых в Россию без согласования обладателей прав, в том числе если в других государствах они не охранялись или перестали охраняться. Обладатели прав
могут требовать пятидесятитысячной компенсации оплаты труда плюс
десятипроцентного штрафа в пользу государства. Контрафактные документы конфискуют и уничтожают или передают истцу.
Вопрос о том, какой документ одного и того же содержания считать основным исходя из времени его появления, – это вопрос такой же
относительный, как и прочие, рассмотренные выше. Исходным правомерно считать тот, с которого началось рассмотрение вопроса в данном
случае, в рамках данной семантической системы. Вызвано такое понимание тем, что у каждого документа при ближайшем рассмотрении
оказывается свой предшественник, а у того – свой, и возможно, что таких предшественников множество. Поэтому правомерно ставить вопрос о поколениях документов и о том, какому именно конкретному
документу придавать статус документа первого и последующих поколений. Являются ли документы такого-то поколения полноценными –
это, опять же, вопрос следующий.
Книговед Александр Алексеевич Говоров (1925 - 2003) ввёл в книговедение термин «псевдоиздания». К ним он относил книги с подложными сведениями о годе, месте издания, авторе (фигурально говоря,
когда никому не известный автор подписывается под своими виршами
именем А. С. Пушкина). Это так называемые «ряженые книги», мистификат. Сюда же относятся иные неполноценные с точки зрения
права издания: пиратские (контрафакт), плагиат, имитат, фальсификат,
а в ряде случаев – компилят. Подробнее речь о систематике этих видов
документа впереди.
Другой разновидностью неполноценного документа можно считать с и м у л я к р (от лат. simulo, «делать вид, притворяться») – весьма
своеобразный знак. Он обозначает то, чего, как ни странно, нет. Первоначально этим словом означали любое изображение, картинку, репрезентацию. Например, фотография — симулякр той реальности, что
на ней отображена. Ещё более приблизительно и условно изображение
141
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
на картине, рисунке (особенно на песке или подобной поверхности). В
наше время под симулякром понимают изображение без оригинала,
репрезентацию чего-то, что на самом деле не существует. Например,
симулякром можно назвать картинку, которая кажется цифровой фотографией чего-то, но того, что она изображает, на самом деле нет и не
было никогда. Такая подделка может быть создана с помощью специального программного обеспечения.
Если документ обладает только частью признаков, свойств или
функций подлинного документа, является таковым только по видимости, а не по существу, он относится к разряду документов, представляющих собой пустое множество, д о к у м е н т о и д о в, или документовидных объектов, псевдодокументов.
В пределах документоида как вида существует много разновидностей. Рассмотрим некоторые из них. «Как бы» документом, документом «понарошку» является документ игрушечный. Документоид – обои
с рисунком книжной полки, за которой либо не находится ничего, либо
он маскирует бар, сейф, потайную дверь. Внешне подобный книге объект, внутри которого вместо страниц хранится нечто иное: магнитофонная кассета, альбом CD-ROMов, конфеты, чай, оружие и т.д., изначально создаётся как документоид.
CD-ROM или DVD, у которого про прошествии обусловленного
договором времени закончится возможность считывания информации.
и доступ к ней будет выключен встроенной программой, превратится в
документоид. Документоидом является размагниченная ферролента,
книга с полностью выцветшим текстом или со слипшимися от влаги и
засохшими в таком виде страницами (библиолит). Фальшивый, фальсифицированный, недействующий, недействительный (например просроченный) документ лишён свойства подлинности и представляет собой, по сути дела, документоид.
Как видим, при внимательном рассмотрении обнаруживается довольно много разновидностей документоида. От документиста в связи
с этим требуется либо не допускать документоиды в свой массив, либо
охранять документный массив от образования в нём документоидов,
либо своевременно вычищать их из массива, либо подвергать восстановлению. Документоид как предмет документологии составляет отдельный предмет исследования.
Аутентивный и неаутентивный документ105
Документы можно классифицировать по отношению к имманентности той информации, которую они содержат, к субъекту – её держа 105
Выработке точной формулировки этих предикатов (указаний на признак субъекта, его
состояние и отношение к другим предметам) способствовала Г. Н. Швецова-Водка.
142
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
телю. Если документ несёт информацию только о самом себе или она
интересует нас с точки зрения получения информации о свойствах самого данного документа, то такой документ правомерно назвать аутентивным. Слово «аутентивный» по семантике отличается от близкого к нему по значению слова «аутентичный», т.е. «действительный,
соответствующий подлинному». Аутентичный документ – это документ подлинный, оформленный по всем правилам, не просроченный;
соответствующий по содержанию тексту на другом языке и имеющий
одинаковую с ним силу, и т.п. Слову «аутентивный» придаётся другой
смысл: свидетельствующий о самом себе, а не о чём-то внешнем по отношению к самому себе.
Если документ сообщает о чём-либо внешнем по отношению к
самому себе, он имеет статус документа неаутентивного. Библиотеки,
канцелярии, архивы формируют свои фонды преимущественно неаутентивными документами.
Однако и здесь всё относительно и подвижно: один и тот же документ может иметь статус аутентивного, если из него извлекается информация о нём самом, и неаутентивным, если извлекается информация внешняя по отношению к его субстанции. В качестве примера
можно назвать Библию Гутенберга (один из четырёх сохранившихся
экземпляров, хранящийся в РГБ буквально за семью замками). Она
представляет интерес не столько как книга Священного Писания (в
этом качестве она – документ неаутентивный. Но изданий Библии много, и для того, чтобы почерпнуть из неё содержание, сейчас к ней обращаются редко), сколько как документ своей эпохи и одна из первых
печатных книг в Европе, набранная подвижными литерами. Когда
пользователя интересуют особенности бумаги, шрифта, техники набора, украшений, переплёта и т.п., Библия Гутенберга выступает в статусе аутентивного документа.
Рис. 9. Самая редкая книга в мире – первопечатная Библия Гутенберга
143
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
К комплектованию, учёту, хранению, выдаче документов, которые
выполняют в библиотеках функцию аутентивных, выдвигают и реализуют иные требования, чем к документам неаутентивным. Фонды редких и ценных книг в библиотеках именно потому находятся в особых
условиях с жёстко ограниченной выдачей, что они рассматриваются
как аутентивные документы. То же можно сказать о множестве архивных документов.
Относительность понятия «документ» проявляется и в том, что
один и тот же документ может выполнять функцию в одних случаях –
аутентивного, а в других – неаутентивного.
Документ стационарный и мобильный
Документы можно различать по их месту в пространстве и времени: они могут быть стационарными и мобильными. Первые были
особенно широко распространены на заре человечества. В Месопотамии в каждом крупном городе на площади стоял базальтовый столп с
высеченными на нём 247 законами вавилонского царя Хаммурапи
(XVIII в. до н.э.).
Рис. 10. Фрагмент базальтового столпа
с высеченными на нём законами Хаммурапи
Ещё один пример – надгробные плиты. Стационарные документы
передают информацию во времени (не в пространстве) и потому требуют особой прочности носителя, особенно если находятся в открытом
пространстве. Мобильные документы используют для передачи информации и во времени, и в пространстве. К ним предъявляют другие
физические требования (компактность, малый вес), и они, как правило,
менее долговечны. Таким образом, намечается ещё одна отграничительная линия по отношению к поступающим в библиотеку документам: она имеет дело с мобильными, а не стационарными их видами.
144
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ясно, что с такими же документами работают канцелярии, архивы,
службы информации и многие другие документские институты. Но
вот, например, во дворе Краснодарского краеведческого музея мне довелось видеть десятки вкопанных изваяний каменных баб, которые
ставились на курганах древними народами. Это стационарные сторические документы.
Впечатляющим примером стационарных документов является
стена книгохранилища восстановленной в Египте Александрийской
библиотеки, где иероглифами воспроизведена древнеегипетская надпись, пирамиды и сфинксы (слово «сфинкс» обозначает живое изображение фараона).
Стационарными могут быть документы и небольших габаритов,
причём их вокруг нас – великое множество. Это и вывески учреждений
и магазинов, надписи на стенах метро и у автобусных остановок, да
просто табличка с указанием номера аудитории, в которой мы занимаемся.
Поскольку документ представляет собой единство информации и
носителя, то случай, когда неподвижны оба эти элемента – самый простой и понятный. Однако возможны и другие варианты: когда один
компонент стационарный, а другой мобильный, изменчивый, кинетичный. Например, билборд (в буквальном переводе "доска объявлений") –
отдельно стоящая стационарная конструкция, предназначенная для
размещения рекламного объявления больших размеров. Впервые такие
рекламные щиты появились в Америке около ста лет назад. Сейчас они
чаще всего имеют подвижные, сменяемые тексты при неподвижной
основе. Другой пример: бегущая строка объявлений, которую сегодня
можно видеть где угодно, вплоть до автобусов и трамваев. На экране
компьютера, телевизора, мобильника информация меняется ежесекундно, а её носитель остаётся стабильным.
Нет принципиальных ограничений и на то, чтобы статичной была
записанная информация, а используемая для неё материальная основа –
изменчивой, динамичной. Возможен и вариант, когда динамичны и основа, и информация, а документ, тем не менее, сохраняет единство и
целостность.
Может быть и такой вариант: материальная основа статична, а материальная подоснова динамична: надпись «Волга» на борту мчащейся
автомашины – статичный документ, поскольку прикреплена к ней стационарно. Движение автомобиля по дороге не меняет статуса его номера как статичного документа. То же можно сказать относительно
номера, выбитого на корпусе автомобильного двигателя. Такие примеры можно умножать до бесконечности.
145
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Мобильный документ более всего приспособлен для передачи информации в пространстве. Поэтому по сравнению со стационарным
материальным носителем мобильный материальный носитель, как правило, менее долговечен, имеет небольшие габариты, облегчающие его
перемещение. К размерам мобильного, или портативного, документа
(французское слово portatif, происходящее от латинского porto, означает «ношу, носить») предъявляются эргономические требования. Это
означает, что он должен быть лёгким, по размерам удобным для ручного обращения. Характерно, как через тысячелетия сближаются размеры, например, глиняной таблички из библиотеки Ашшурбанипала,
имеющей четырёхтысячелетний возраст, и современного наладонного
компьютера или мобильного телефона. Удобный средний формат имеет большинство книг и тетрадей для записей, форматы писчей бумаги
тоже рассчитываются исходя из эргономических соображений и удобства транспортирования документов.
Таковы необычные свойства документа, сохраняющие, однако, его
сущность. Надо уметь различать документы в их самых разнообразных
обличьях.
Документ плоский и объёмный
Наиболее привычно представление о документе как об информации, представленной плоскими знаками на плоской же основе. Таких
документов действительно подавляющее количество. Но мы уже знаем,
что принципиальных ограничений на мерность ни основы, ни системы
записи информации по определению не существует.
Документы могут быть не только плоскими, но и объёмными, или
трёхмерными. В трёх измерениях предстают, например, многие стационарные документы. На них или ими самими представлена наиболее
важная, значимая информация, в особенности та, которую требовалось
или требуется сохранить во времени. Именно эту функцию выполняли
в древности межевые столбы, превратившиеся потом в пограничные
(поначалу на них высекались пространные записи, ярко свидетельствующие о высочайшей письменной, и не только письменной, культуре
людей того времени). Об этом говорят даже имена людей, в них упомянутые. Например, пограничный камень (кудурру) XIII в. до н.э., т.е.
четырёхтысячелетней давности, с символом богов – охранителей прав
имеет надписи с наименованием участка, именем лица, которому он
дарился, и перечислением прав нового землевладельца: «Это то поле,
которое подарил своему рабу Мардукапламиддинаму царь Мелишипак
[к слову, сложность имён – лучшее свидетельство сложности, а отнюдь
не примитивности древнего языка]. Ради сохранения за ним его поля и
146
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
освобождения его он постановил, чтобы не отрезали от его поля и не
уменьшали его, не изменяли водяной ров, границу или кудурру. Не
поднимали жалобу о праве владения и не подавали рекламации. Чтобы
работа на дамбе, регулировка и очищение царского канала были делом
поселения Бит-Сикаммиду и города Дашик-Адад. Чтобы и набором,
который набирался из поселения Иштар-Агаде, не набиралось население его. Чтобы оно не производило работы у шлюза царского канала,
будь это работа закрывания или открывания, и не производило рытьё у
царского канала. Чтобы обрабатывающих поля его землевладения,
будь это надзиратели, или же простые поселяне, или же его рабы, пусть
ни один начальник области Бит-Пири-Амурру не выводит из его поселения. Чтобы, будь это по повелению наместника или по повелению
кого-нибудь из Бит-Пири-Амурру, не брали ни деревьев, ни растений,
ни солому, ни зерно, ни ещё что-либо, его телегу, его упряжь, его рабочий скот, его рабов. При недостатке воды в соединительном канале по
имени Ратианим и царском окружном канале не наносили бы ущерба
его оросительному каналу, чтобы не брали воду из его оросительного
канала, не изменяли бы сеть орошения и не наводняли бы и орошали
другие поля. Чтобы не рубили деревья на его земле. Чтобы скот царя и
наместника, который будет назначен в область Бит-Пири-Амурру, не
гнали на его поля и не давали кормиться его травой. Чтобы население
его не устраивало ни дороги, ни моста ни царю, ни наместнику, который будет назначен в область Бит-Пири-Амурру. И каждая новая работа, которую задумает и будет выполнять царь или наместник, который
будет назначен в область Бит-Пири-Амурру, или же работа, которая с
древних времен оставалась незаконченной и к которой заново приступили, и эти работы население его не должно выполнять. Сохранение за
ним поля, свободу его населения, его надела и всего того, что ему было
даровано, он установил перед Шамашем, Мардуком, Анунит и большими богами неба и земли. Оно написано на стеле и оставлено на поле
как вечный кудурру навсегда, вечно и на далекие дни». Всё это высечено на базальтовой глыбе довольно мелкими буквами. Попробуйте
представить какой это был титанический труд. Но хозяин стремился к
полноте информации, а не к её краткости.
Подчас в виде трёхмерного документа созидают не просто стелы,
столпы, обелиски или колонны, но воздвигают более сложные сооружения – триумфальные арки, пирамиды, храмы. Например, храм Василия
Блаженного на Красной площади Москвы представляет собой памятник
взятия Казани Иваном Грозным. Храм Христа Спасителя построен в ознаменование 100-летия Отечественной войны 1812 года. О проектируемом на его месте Дворце Советов государственный и политический дея147
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тель Сергей Миронович Киров говорил, что этот Дворец «будет представлять собой памятник, где собирались бы люди труда; он будет эмблемой торжества, могущества коммунизма».
Как и в случае с документом статичным и кинетичным, здесь тоже
надо разграничивать материальную основу и знаковую систему, которой записана информация. Материальная основа может быть двумерной, а запись – трёхмерной. Таковы голограммы, цифровые видеодиски. Есть и более привычные документы, в которых знаки
зафиксированы путём физического изменения материала основы документа. Тиснение, гравировка, бороздки грампластинок, – всё это примеры использования третьего измерения для нанесения информации на
плоскую основу. Возможен и обратный вариант: на объёмную материальную основу (глобус) нанесены плоские знаки. Иными словами, и
здесь возможны разные комбинации материального носителя и информационно-знаковой системы.
Как своеобразную разновидность можно выделить псевдотрёхмерный документ. Имеется в виду случай, когда на плоском документе
художественными или техническими средствами создают иллюзию
объёмности, глубины пространства.
Условно можно признать наличие документа не только двумерного и трёхмерного, но и одномерного – например, телеграфной ленты со
знаками таблицы Морзе, т.е. точек и тире. Существуют псевдочетырёхмерные документы типа кинофильма и видеофильма, в которых
действие протекает как бы во времени, т.е. в четвёртом измерении. Поскольку принципиальных ограничений на мерность документа не накладывается, можно допустить гипотетическую возможность существования n-мерных документов.
Как видим, статусные характеристики документа и с точки зрения
мерности довольно разнообразны и своеобразны.
Документ дискретный и континуальный
Статус документа меняется в зависимости от законченности сообщения на носителе информации. Существуют объекты, очень напоминающие, например, книгу и даже имеющие на переплёте соответствующую надпись, но не содержащие в себе полноценного кванта
информации. Если сообщение в документе имеет начало и конец, будем говорить о документе дискретном. Библиотеки по преимуществу
имеют дело с дискретными документами. Однако существуют документы продолжающиеся, информация в которых, будучи однажды начатой, постепенно пополняется. Документами такого рода являются
конспекты слушателей, регистрационные журналы, инвентарные кни148
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ги, каталоги. Особенно богат такими документами Интернет, в котором
циркулирует непрерывно меняющаяся информация с автоматических,
автоматизированных или мануальных (в которых информация вводится вручную) датчиков: колебаний земной коры, метеоприборов, биржевых котировок, многого другого. Информацию онлайновых электронных документов можно непрерывно и бесконечно варьировать,
обновлять. Такого рода документы имеют статус континуальных.
Приданию этим объектам статуса документов препятствует прочно укоренившееся представление о документе как об информации,
предназначенной для передачи в пространстве и во времени одновременно. Однако если согласиться, что возможна и альтернатива (условная – ведь с философской точки зрения пространство и время связаны
неразрывно), т.е. допустить, что информация может передаваться либо
только в пространстве (Интернет), либо только во времени (пирамиды
в Гизе, Египет), то документы континуальные получают право рассматриваться на равных правах с документами дискретными. Такое
представление конструктивно и перспективно.
При этом отнесение документа в тот или иной класс относительно,
оно зависит от конкретной ситуации и той решаемой задачи. Любой
континуальный документ может иметь статус дискретного, и наоборот:
каждый дискретный документ при необходимости правомерно воспринимать в качестве континуального. Приведу примеры. Вот вы отложили свои авторучки, лекцию записывать перестали, чтобы вникнуть в
сказанные мною слова, и движение информации в ваших конспектах
прекратилось, конспекты на минуту стали дискретными. Вы продолжили запись – конспекты вновь континуальны. Закончится лекция, и
конспекты до следующего занятия будут представлять собой дискретные документы. Как только наш учебный курс закончится, свойство
континуальности исчезнет, и конспекты приобретут статус классического дискретного документа.
И наоборот: каждый отдельно взятый номер газеты, журнала дискретен, а всё периодическое издание данного наименования – континуально. Каждая отдельно взятая книга дискретна, но она могла появиться лишь при условии включения в себя и переосмысления предыдущей
информации, и следом за ней уже написана или пишется новая книга,
которая будет включена в фонд. Движение мысли, таким образом, непрерывно, континуально. Книга этом фоне – всего лишь частица, но
одновременно и волна, если пользоваться аналогией из области физической теории света.
Таким образом, документы по своему статусу могут быть самыми
разнообразными, но, к облегчению библиотекарей, большую часть ви149
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дов документов библиотеки не комплектуют. Вместе с тем возникает
проблема точного и возможно более конкретного определения документа в библиотечном смысле (являющегося элементом библиотечного
фонда). Главным документообразующим признаком является соответствие информации, зафиксированной на носителе, тому семантическому процессу, с которым имеем дело. Выше говорилось, что в библиотечном смысле документом можно считать профильную для
библиотеки зафиксированную информацию, объём которой достаточен
для включения в тот или иной библиотечный процесс.
Для документоведения это модифицируется следующим образом:
«Документ – специально зафиксированная информация, объём которой
достаточен для обеспечения соответствующего управленческого акта».
Зачем нужно так усложнять представления о статусе документа?
Да хотя бы только затем, чтобы понимать, что виды документов бесконечно разнообразны, и если мы встречаемся с какой-нибудь непривычной формой фиксированной информации, то не должны спешить отрицать её, что называется, с порога. Правильнее задуматься: быть может,
мы столкнулись с документом ещё в одном, не известном ранее статусе? А коль скоро непривычный объект, положим, оказывается в сущности документом, хотя по виду и весьма экстравагантным, значит, на него распространяются уже описанные положения общей теории
документа, и его можно разнести в соответствующие классы по разработанным ранее правилам.
Вопросы для самопроверки
1. Для чего нужно иметь представление о статусе документа как
научного понятия?
2. Правомерно ли рассматривать документ в каком-либо не освещённом в данной лекции статусе? В каком, например?
3. Правомерно ли считать документоидом картоид, или анаморфозу (буквально: картообразный, картоподобный)? Картоид - это топологически преобразованная карта, в проекцию которой кроме географических координат входит сам исследуемый показатель. Например,
на картоиде населения мира Китай будет изображён в десять раз крупнее России, а Антарктида сожмётся почти до точки. При ответе имейте
в виду, что в картоиде карта преобразована в наглядный вид и соответствует поставленной перед нею цели.
4. Перечислите статусные признаки документа.
5. Имеет ли контрафактная продукция, представляющая собой запись информации, право именоваться документом?
150
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лекция двенадцатая.
Материальная составляющая документа
Напомню, что документ как система характеризуется двумя самыми существенными элементами – информацией и материальным носителем. Между ними существует теснейшая диалектическая связь.
Для того чтобы информацию зафиксировать, или, так сказать, остановить во времени, её требуется преобразовать в физическое явление, т.е. занести на материальный носитель.
В определении документа его материальную сторону долгое время
ставили на первое место, т.е. документ определяли прежде всего по
форме и лишь во вторую очередь – по содержанию. Так, в ГОСТе
1983 года документ предстаёт как материальный объект с информацией, закреплённой созданным человеком способом для её передачи во
времени и пространстве.
Доминирование материальной составляющей в определении документа прослеживается и в ГОСТ Р ИСО 9706 – 2000 «Бумага для документов». Документ в этом определении дефинируется как «бумага с
нанесённой на ней информацией». Выше отмечалось, что в данном
контексте простодушный акцент на материальной составляющей документа оправдан спецификой тематики Государственного стандарта.
Казалось бы, столь пристальное внимание к материальной составляющей имеет следствием её тщательную теоретическую разработку.
На деле, однако, наблюдается крайне ограниченное и к тому же неточное, размытое представление об этой составляющей.
Поясню это на примере государственного стандарта 7.72 – 96
«Коды физической формы документа», единые для различных систем
обработки информации, её хранения и обмена. Иными словами, этот
стандарт «предназначен для органов научно–технической информации,
библиотек и других учреждений при обмене библиографической информацией на машиночитаемых носителях». Это означает, например,
что при библиографическом описании вместо длинного наименования
вида носителя ставится всего одна сигла.
Казалось бы, введена замечательная рационализация. Однако вместо физических форм законодатель предлагает восемь видов носителя:
1) бумажный носитель, 2) микроноситель, 3) носитель на киноплёнке,
4) магнитный носитель, 5) перфоноситель, 6) оптический (лазерный)
носитель, 7) носитель на голографической основе и 8) ПРОЧИЕ
НОСИТЕЛИ. Кроме того, здесь речь идёт всего лишь об одной составляющей документа, а именно о материале носителя, а вещество записи
составитель стандарта не видит. И вдобавок он сообщает о материале
151
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
носителя, не указывая, какую конструктивную форму этот материал
имеет.
В этом перечне, содержащем всего восемь видов, прослеживаются
различные основания деления. Если перед нами бумажный документ с
перфорацией, какой номер нужно проставлять: 1 или 5? Поставив любой из них, вы введёте в заблуждение либо первую, либо вторую половину читателей, которые будут искать этот документ.
Что касается микроносителя и так называемого «носителя на киноплёнке» (заметьте безграмотность выражения «носитель на плёнке»,
– т.е. предполагается, что есть киноплёнка, а на ней сидит (лежит, стоит) носитель. Имеется же в виду носитель, представляющий собой киноплёнку), то в одном случае речь идёт о масштабе записи, в другом –
о материале носителя. Куда, например, относить микрофильмы, записанные на киноплёнке, которые к тому же имеют перфорацию, – правда, технологическую – для захвата плёнки, а не для записи информации, – к микроносителям (т.е. № 2), к носителям на киноплёнке (№ 3)
или к перфоносителям (№ 5)?
В итоге библиотекари при попытке делать всё по стандарту запутываются с первых же шагов. На разработку стандарта тратят деньги и
время, а в результате он оказывается не нужен. Этот стандарт библиографы игнорируют, и правильно делают.
Но взамен они придумали доморощенные вставки в библиографическую запись: после заглавия в квадратных скобках пишут слова: либо «текст», либо «электронный ресурс». Вдумаемся и в эту несообразность. Если описан текст, но представленный на электронном
носителе (на CD-ROMе, например), то в квадратных скобках надо писать «текст» или «электронный ресурс»? Два этих выражения не представляют пары понятий, каждое из них создано по собственному основанию. Далее. Если за основу описания взяты сведения из Интернета,
то ссылка в описании будет дана на соответствующий электронный адрес. Он-то и даст представление об источнике описания, и уточнение
«электронный ресурс» окажется избыточным. Если же описание выполнено по печатному источнику, то это тоже очевидно без уточненяющего слова «текст».
Как охарактеризовать того, кто придумал эту новацию? Как вы
думаете, за кого этот новатор держит пользователей своей придумки?
Предоставляю, уважаемые слушатели, решить это вам самим.
Вывод из сказанного очевиден: и в первом, и во втором случае
практическое воплощение представления о материальной составляющей документа абсолютно некорректное, не имеющее под собой теоре152
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тического обоснования. А мы с вами будем подходить к этому вопросу
грамотно, на научной основе.
Материал основы
Носитель информации в общем случае состоит из двух компонентов: материала основы и материала записи. Из этого правила есть и исключения, но сначала рассмотрим правило.
На материальную основу никаких принципиальных ограничений
не накладывается. В её качестве могут выступать как вещество (любое), так и энергия (тоже любая).
Главное требование, предъявляемое к носителю, состоит в том,
что он должен соответствовать цели, с которой на него наносится информация. Если она будет использована только один – два раза и в
ближайшее время, носитель может быть недолговечным. Если информация предназначена для ознакомления с нею лишь на определённом
месте, требуется носитель стационарный, а если она нужна одновременно многим адресатам, находящимся в разных местах, то носитель
должен обеспечивать такую возможность.
Геометрическая и конструктивная форма документа. Представлениями о материале основы и веществе записи понятие о материальной
основе документа не исчерпывается. Следует различать геометрическую форму и конструктивную форму материальной основы документа.
На них также не накладывается принципиальных ограничений.
Геометрически материальная основа может представлять собою
прямоугольник, квадрат, круг, тор, параллепипед, куб или иную форму
вплоть до неправильной. Конструктивно документ может представать
в виде листа, диска, свитка, брошюры, ленты и т.д.
Материальная конструкция документа – это его исторически сложившаяся физическая форма как вещи, предмета, которая характеризуется внешними признаками и параметрами и автономна по отношению
к содержанию заключённой в нём информации. Документ может иметь
любую конструктивную форму, однако в силу преимуществ некоторые
формы используются наиболее часто.
Материал носителя информации и его конструктивная форма являются разными основаниями деления. Они связаны между собой
только в том плане, что для каждой конструктивной формы выбирают
наиболее подходящий материал. Л е н т а, с в и т о к нуждаются в физически гибком носителе, лист может быть сконструирован и из гибкого и из жёсткого материала.
Библиотечный фонд составляют также к а р т ы – географические,
астрономические, военные, исторические, метеорологические и иные
153
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
(в том числе микрокарты, или микрофиши), фильмы (в том числе микрофильмы), диски, дискеты.
Существуют комбинированные документы, представляющие собой сочетания различных конструктивных форм документа.
Документ синкретичный соединяет в себе разнородные системы
записи информации (например, письменную, иконическую, кинетическую и аудиальную), материальные носители (бумагу и синтетическую
пластину), конструктивные формы (лист, диплому и диск) и т.д. Например, учебный комплекс может включать в себя:
– книгу с элементами гербария (вклеенными растениями);
– DVD с гипертекстами и анимацией;
– учебник в виде кодекса;
– рабочую тетрадь студента, заполняемую в процессе обучения.
Существуют интегрированные документы, т.е. такие, в которых
без любого составного компонента не существует и документа в целом.
Листовой материал может иметь конструктивную форму
д и п л о м ы, г а р м о н и к и и другие, менее распространённые формы. Таков, например, ф о л д е р –сфальцованный с двух или более
сторон плакат или буклет.
С т о п а – это набор автономных листов, представляющих цельность только в совокупности: таковы альбом открыток, колода игральных карт, перекидной календарь.
Документ, предназначенный для отрывания использованных листов (отрывной календарь, например), называется б л о к н о т (блок –
совокупность, комплект однородных предметов; в данном случае стопа листов. Нота – запись).
Один из видов стопового документа называется а л ь б о м (лат. album – белая доска для списков, объявлений). Понятие альбома различается для произведений печати и для аудиовизуальных документов.
Когда речь идёт о последних, то под альбомом обычно понимают стопу
дисков, объединённых общностью жанра, темы и т.п. Альбомные произведения печати обычно имеют расширенный и удлинённый формат –
в целях более точной передачи масштабов репродуцированных изоматериалов. Если альбом предназначен для рисования, он состоит из
плотных разъединяемых листов. Альбомы используют также для собирания фотографий (фотоальбом) или иных коллекционных предметов.
В библиотечном деле листовыми материалами считается комплект
взаимосвязанных (темой или чем-либо другим) листов числом до 5.
Листовые документы представлены в библиотеках в относительно
небольшом количестве (к счастью: поскольку замечено, что чем меньше документ по контенту, тем труднее его описывать). Библиотекари
154
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
предпочитают использовать метод групповой обработки таких документов, т.е. обрабатывают не каждый по отдельности документ, а сразу
партию таких материалов, объединённых родственным признаком.
Именуют их м е л к о л и с т о в ы м и материалами и хранят тоже цеименуемых
лыми
подборками
в
специальных
коробках¸
к а р т о н а м и.
Листовые материалы имеют бесчисленное множество разновидностей. Это, например, афиша, бланк, буклет, закладка (книжная), карта, листовка, плакат, марка, микрофиша, почтовая открытка, художественная открытка, экслибрис, эстамп, фолдер, этикетка, кольеретка.
Широкое распространение листовых материалов объясняется их достоинствами: возможностью оперативно обновлять информацию, заменяя отдельные листы; компактностью, относительной дешевизной.
Администрации учреждений и соответственно архивы, в отличие от
библиотек, имеют дело по преимуществу именно с листовым материалом унифицированных форматов.
Скажу несколько слов об истории информационных носителей,
веществе, способах и инструментах записи информации, конструктивных форм документов. Сначала подчеркну, что лучшее, что есть по
этому вопросу, - книга Бориса Арьевича Семеновкера «Эволюция информационной деятельности. Рукописная информация» (2009).
Первоначально о конструктивной форме документа люди не задумывались. Они наносили знаки – символы или изображения - на любую естественную подходящую жёсткую или гибкую поверхность. Материальная конструкция представала в неоформленном виде. Её
функцию выполняла стена пещеры, необработанный предмет: камень,
кость, листья или кора дерева и т.д. По мере развития цивилизации носители информации стали конструктивно оформляться и обособляться
от предметов, выполняющих, помимо функции носителя, иные функции. При этом документ получил собственные геометрические формы,
отличающие его от вещей иного назначения.
Изначально и на протяжении шести – восьми тысячелетий в качестве материальной основы люди использовали вещество – сначала естественное – глину, камень, дерево, кость, металл и т.д., – а затем переработанные естественные материалы – тростник, рис, нить тутового
шелкопряда, – пока не научились изготавливать материал основы из
искусственных материалов.
В течение приблизительно пяти тысячелетий (изображения свитков дошли до нас на каменных носителях, относящихся к IV тысячелетию до н.э.) во всем Древнем мире был известен писчий материал па155
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
пирус. Он изготавливался из тростника, росшего в дельте Нила, и Египет был мировым монополистом производства и продажи этой материальной основы документа.
Известны и другие материалы, на которых записывалась информация. В экспозиции Исторического музея Болгарии имеется самая древняя книга в мире, написанная на забытом этрусском языке. Она состоит
из шести тонких золотых пластин, на которых выбиты текст и изображения всадника, русалки и лиры. Пластины скреплены между собой, и
именно в этом, по словам экспертов, заключается уникальность памятника. До сих пор учёным были известны лишь отдельные пластины с
надписями на этрусском языке. Книгу, возраст которой превышает 25
веков, обнаружили более полувека назад в захоронении на юго-западе
Болгарии. С тех пор она находилась в частной коллекции.
Археологи Саутгемптонского университета (Великобритания) нашли в Египте страусиное яйцо 500-летней давности, покрытое арабской вязью. По словам археологов, на нём записана поэма, посвящённая умершему любимому человеку.
С изобретением иероглифической системы письма запись приняла
форму с т р о к и, от которой произошла конструктивная форма
л е н т ы. Знаки записывали один за другим – по вертикали (сверху
вниз) или по горизонтали (слева направо или справа налево). Получалась лента.
Ленту можно свернуть либо по ребру, либо по плоскости. Если в
целях компактности свернуть её по ребру, запись становится спиралевидной, а весь документ приобретает форму д и с к а. Примером такого документа может служить фестский диск, относящийся к 2200 г.
до н.э., найденный на Крите и до сих пор не расшифрованный (рис. 16).
Рис. 16. Фестский диск
Индейцы, жившие на территории современной Канады, писали
свои тексты на медвежьих шкурах, используя ту же, т.е. дисковую,
форму записи (рис. 17).
156
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рис. 17. Орнамент в форме диска американских индейцев
На начальном этапе цивилизации в разных регионах мира для записи информации используются каменные поверхности. У древних иудеев это каменные скрижали, на которых высечены десять заповедей
Господних. В летописи, высеченной на стене храма в Фивах (Египет)
каменные страницы имеют ширину 40 метров. Особенно много «каменных книг» появилось в Древнем Китае. Первым законченным произведением, которое целиком было высечено на камне, считают «Шицзин» (тексты канонических книг), относящиеся к 174 году до новой
эры. Китайский император приказал заново переписать классические
конфуцианские книги, высечь их тексты на камне и выставить в городе
Лоян, чтобы все грамотные люди могли их читать. Создание «каменных книг» имело в то время огромное значение: по ним можно было
сверить рукописный текст, а также снять с них копию. Поэтому к месту, где были выставлены «каменные книги», каждый день приходило
множество людей, дабы переписать с них текст.
Использование камня для записи книжных текстов имело место
вплоть до XIX века. В бирманском городе Мандалай в пагоде Махалакамараджин хранится самое полное из известных изложений религиозной философии буддизма. Для изготовления книги в середине XIX века
по приказу короля Миндона были созваны сто лучших резчиков по
камню, которые наносили текст на мраморные плиты в течение девяти
лет. Каждая из её 730 «страниц» представляет собой испещрённую
мелким резным шрифтом мраморную плиту высотой полтора метра и
весом свыше двух тонн, установленную внутри небольшой часовни.
Общая площадь единственного в мире хранилища для одной книги
превышает пять гектаров.
157
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Однажды, по случаю одного из церковных праздников, 2400 монахов из всех монастырей Мандалая взялись прочесть вслух то, что
высечено на каменных скрижалях. Сменяя друг друга, они затратили
на беспрерывное чтение 153 дня. Как видим, трудолюбивые китайцы
не считались с трудом и со временем, чтобы запечатлеть драгоценную
информацию.
Другая конструктивная форма документа возникла в связи с тем,
что ленту пришлось делить на отрезки и помещать один отрезок под
другим. В одном случае появляется с т р а н и ц а или л и с т, в другом, если сворачивать ленту или лист по плоскости, – с в и т о к. Появились эти формы практически одновременно и независимо друг от
друга: лист – в Междуречье, свиток – в Древнем Египте.
В культуре Древней Месопотамии с III по I тыс. до н.э. книга имела вид г л и н я н й п л и т к и. Её называли таблеткой, сейчас закрепилось название «табличка». Самые древние таблички относятся к 3500 г.
до н.э. Они найдены при раскопках шумерского храма в городегосударстве Урук. Сегодня это иракский город Варка.
Конструктивная форма л е н т ы существует и в самостоятельном
виде, и в виде свитка. Хронологически первым возник свиток. В рулон
свивали шёлковые ленты с иероглифическими записями в древнем Китае. В Древнем Египте для изготовления свитков использовали папирус. Делалось это следующим образом. Стебли папируса разрезали на
полосы, крестообразно склеивали, сжимали под прессом и разглаживали. Получались листы такой же толщины, как современная бумага. Их
склеивали по кромке, получали полотно шириной 12 – 30 см и длиной
от 6 до 20 м; его сворачивали в рулон (рис. 18).
Рис. 18. Свиток, хранящийся в серебряном ковчеге
Свиток – прямоугольный кусок папируса или пергамена, узкий и
длинный. Текст на него наносили параллельно длинной стороне, слева
158
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
направо, отдельными столбцами. Свиток сворачивали в рулон, поскольку при сгибании папирусные листы ломаются. Самый древний из
папирусов относится к 3350 г. до н.э. Он хранится в Париже, в Национальной библиотеке Франции.
Книга представляла собой свиток – сначала папирусный (он практиковался до V века), затем пергаменный. В этом виде она была известна в Древнем мире. Впрочем, во II в. в Египте бытовали папирусные к о д е к с ы. Это свидетельствует об относительной независимости
материала носителя и конструктивной формы.
Форма свитка просуществовала особенно долго в делопроизводстве. На Руси – вплоть до начала XVIII в., т.е. времени петровской реформы делопроизводства. Все документы, относящиеся к одному делу,
дьяк подклеивал один под другим, а на месте совмещения частей ставил свою подпись, чтобы части документа нельзя было подменить.
Изобретение телеграфа повлекло за собой классическую лентную
конструкцию для записи сначала знаков азбуки Морзе, а затем букв.
Ленту обрезали по ширине листа бумаги и наклеивали один отрезок
под другим, так что в итоге получался лист.
Позже стали использовать перфорированные ленты (бумажные и
фотопленку), ленты для фонограмм. Магнитные ленты длиною в несколько километров, свёрнутые в бобины, служили для записи информации в ЭВМ второго поколения (первое работало на перфокартах).
Кроме того, форма свитка сохраняется в настоящее время – для факсограмм, автобусных билетов и т.д. Лента и диск постоянно соперничают
между собой. В настоящее время доминирует дисковая форма. Лет же
двадцать тому назад преимущество было за магнитофонными и перфолентами, но в 30-80-е гг. прошлого века шире других технодокументов
были распространены грампластинки, т.е. диски.
Преимущество ленты состоит в том, что на ней удобно записывать
поступающие в течение некоторого времени сигналы: сейсмограммы,
осциллограммы, эхограммы, кардиограммы и т.п.
Качественно иная конструктивная форма появилась с изобретением
в Древнем Риме деревянной материальной основы. На прямоугольной
дощечке, изготовленной из обрубка дерева (кодекса), по всему периметру вытёсывалось плоское углубление (ковчег). Оно заливалось воском, и
по застывшей поверхности острым стержнем – стилосом – писали текст.
Высокие края дощечки обеспечивали сохранение воска внутри неё и
защищали текст при наложении одной дощечки на другую.
Следующий шаг в развитии этой конструктивной формы – соединение двух дощечек (ремешками или кольцами) по длине. Новая форма
получила название «диптих». Несколько соединённых таким образом
159
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дощечек образовывают полиптих (рис. 19). Полиптих – прототип современной книги – кодекса.
Рис.19. Полиптих (IV-VI в.) - древнейшая форма книги,
предшественник кодекса
Рис. 20. Один из самых ранних датированных кодексов Древней Руси
Рис. 21. Древняя книга - кодекс
Широкое распространение, начиная со II века до нашей эры, получил п е р г а м е н (пергамент) – писчий материал, изготавливаемый
первоначально близ малоазиатского города Пергама. Сейчас этот город
называется Бергам. Пергамен представляет собой специально обработанную шкуру новорождённых телят и ягнят. Он отличается большой
прочностью, позволяет писать на нём с двух сторон, а не с одной, как
на папирусе. Поначалу листы пергамена имели неправильную (естественную) геометрическую форму, потом их края стали выравнивать и
160
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
либо сворачивать в свитки, либо обрезать в виде прямоугольных листов. Листы складывали, получая четыре страницы из одного листа.
Пергамен употребляли некоторое время и после изобретения бумаги – для фиксирования наиболее важных текстов. Затем его стали применять для обтягивания переплётных крышек. Листы пергамена стали
использовать вместо дощечек. Эти листы складывали либо вдвое (диплома), либо вчетверо (тетрадь), либо ввосьмеро и т.д. Листы тетрадей
сшивали по сгибу, а соединённые вместе тетради переплетали и помещали между дощечками, обтянутыми кожей, тканью и украшенными
тиснением, металлическими накладками, драгоценными камнями и т.д.
Так кодекс превратился в книжный блок, снабжённый переплётом.
Деревянные дощечки как материал для письма использовали и на
Руси. В Новгороде археологами под руководством академика Валентина Лаврентьевича Янина была недавно обнаружена древнейшая книга
всего славянского мира. Книга получила название «Новгородская
Псалтырь». Создана она на рубеже Х и XI веков. То есть «Новгородская Псалтырь» на полвека старше знаменитого «Остромирова Евангелия». Материалом для изготовления найденной книги послужили три
деревянные дощечки размером 20 × 16 сантиметров каждая. В них содержатся тексты трёх псалмов царя Иудейско-Израильского государства Давида. Некоторые исследователи проводят параллели между «Новгородской Псалтырью» и мифической деревянной «Книгой Велеса»,
споры о реальности существования которой не умолкают до сих пор. В
настоящее время «Новгородская Псалтырь» находится на реставрации.
В Китае изготовлялись книги из бамбуковых или деревянных пластин. Бамбуковую палку обрезали так, чтобы получилась круглая трубка. Из этой трубки нарезали много тонких длинных пластинок, на которых затем кисточкой писали иероглифы. Если соединить много
таких пластинок, то получится связка бамбуковых пластинок – это и
есть бамбуковая книга. Первая пластинка связки служила для написания заголовка. Название всей книги повторялось после названия каждого раздела. Если раскрыть любую древнюю китайскую книгу, то,
прежде всего, можно увидеть малый заголовок, а за ним – главный заголовок всей книги. В современных книгах делают наоборот.
На длинных бамбуковых пластинах записывали канонические
произведения, на коротких – исторические летописи и прочие тексты.
Государственные законы писали на самых длинных пластинках, дабы
внушить к ним большее уважение.
Листы скрепляли в виде либо веера, либо жалюзи, либо гармошки.
Процесс изготовления складной книги, записанной на пальмовых листьях, показан на рисунке 22.
161
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рис. 22. Древнеиндийская книга из пальмовых листьев
Пальмовые листья для производства книг использовали вплоть до
конца XIX в.
Буддийские книги из пальмовых листьев (потхи) имели форматы
от 5 ÷ 7 × 15 ÷ 18 см до 50 – 80 см в ширину. Ширина книг обычно в 3 –
5 раз больше их высоты. Некоторые из таких книг включают в себя до
800 листов.
Размер книги зависел от величины пальмового листа. На габариты
подчас влияли исторические события. Так, во времена гонений буддизма в Тибете (IX в) буддисты прятали свои книги в колчаны для
стрел. В связи с этим возник особый книжный формат – формат стрелы, равный приблизительно 80-90 см в длину. Книги из ламских библиотек, содержавшие повседневные молитвы и обрядники, назывались
«запазушными»: ламы, не имея карманов, обычно носили такие книги
за пазухой. Самые маленькие из таких книг имели в длину всего лишь
7-9 см. Для даров храмам Индии, Шри-Ланки и ряда стран ЮгоВосточной Азии изготавливали книги поистине гигантские – до полутора метров в длину и весом тридцать килограммов. Большеформатными выпускались канонические произведения, авторство которых
традиционно приписывается самому Будде. Но основная масса восточных книг имела стандартные размеры – от 15 до 50 см в длину и 7-15
см в ширину.
Начиная с IV в. до н.э. в Китае начали писать тексты на шёлковой
ткани. Такая ткань очень удобна. Она долговечна, мягка и легка, её
легко переносить и хранить. Длина кусков белого шёлка зависела от
объёма произведения. Шёлковые книги не имели ещё определённой
формы, обычно их куски просто складывали. Иногда же, судя по древним письменным источникам, их сворачивали в свиток. Кусок шёлка в
виде свитка либо содержал законченное произведение, либо соответствовал одному разделу сочинения, записанному на бамбуковых пластинках. Книги на шёлке были найдены сто лет назад в провинции
Синьцзян. Из древних письменных источников известно, что в период
162
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
династии Хань (206 до н.э. – 220 н.э.) у некоего Сян Кая была книга
«Тайпин Цинлиншу», состоявшая из 170 свитков. Белый шёлк был разлинован красными линиями, заголовки были также написаны красной
тушью, а весь текст – чёрной, обёрнуты они были в синий шёлк. Книга
эта была очень красива. Эпоха распространения книг на шёлке охватывала семь–восемь столетий.
Рис. 23. Книга потхи и сумка для её хранения и транспортировки
В ходе недавних раскопок был найден относящийся к VIII г. до
нашей эры китайский бумажный лист с надписями. Долгое время в
производстве бумаги (она изготавливалась из отслужившего свой срок
тряпья) Китай сохранял за собой монополию, но уже в VI в. нашей эры
технология её изготовления стала быть известной в других регионах
Азии. Ещё через шесть веков её стали производить в Испании, затем в
Италии и других западноевропейских странах.
Известна также тибетская бумага. Наиболее ранняя книга из неё
изготовлена 1300 лет назад. Для создания бумажной массы тибетские
мастера использовали сердцевину корней дерева стеллера, имеющую
губчатую структуру. Корни, измельчали, смешивали со щёлочью, заливали в специальные формы и высушивали на солнце. В результате получались эластичные сероватые листы, чрезвычайно лёгкие и пористые. Они значительно прочнее и долговечнее большинства сортов
китайской бумаги. Но очень большим недостатком тибетской бумаги
было наличие в ней токсичных веществ. Китайская же бумага безвредна, однако со временем теряет эластичность и начинает крошиться. Как
китайская, так и тибетская бумага очень тонкая, так что для прочности
её приходилось склеивать в несколько слоёв.
Кроме того, монголы, тибетцы и китайцы владели особой технологией окраски и лакировки бумаги. Текст на такую бумагу наносили
чернилами с включением золотой или серебряной пыльцы, а самые
роскошные издания писали чернилами из «девяти драгоценностей»:
золота, серебра, меди, кораллов, бирюзы, жемчуга, перламутра, лазурита и малахита.
С VIII в. китайские, тибетские и японские книги стали украшать иллюстрациями, имеющими смысловое единство с текстом. Это были пер163
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вые книжные иллюстрации в мире. В наиболее развитом виде они представлены в буддийской книге. Она оснащается виньетками на крайних
частях первых и последних страниц книги. Виньетки представляют собой иконы, канонические изображения будд, бодхисаттв, божествхранителей или мудрецов и святых прошлого. Эти рисунки выполняли
по канонам религиозного искусства, очень часто их качество было
столь высоким, что помимо размеров их трудно было отличить от собственно буддийских икон – танка.
Постепенно бумага стала в мире самым распространённым писчим
материалом.
Древнерусские тексты в XI – XV веках процарапывались на берёзовой коре (бересте). Отсюда пошло их название – берестяные грамоты. Недавно археолог Наталья Дмитриевна Зольникова передала в
Институт истории Новосибирского Академгородка необычный манускрипт под названием «Стихосложения». Рукопись исполнена на шелковистой бересте тончайшей выделки. Берестяная книга создана не в
древние времена, а в наши дни в одном из старообрядческих селений
на Нижнем Енисее. Оказывается, и теперь ещё пишут на бересте, а
традицию её использования для письма принесли в Сибирь первопроходцы, шедшие в «землю незнаемую».
Русь и её преемница Россия долгое время пользовались бумагой,
импортируемой из Западной Европы. Древнейшие русские документы,
написанные на бумаге, появились в XIV веке. Собственное производство бумаги началось в XV–XVI веках. Пётр I организовал первую бумажную мануфактуру в 1716 году. Советский Союз был одним из
крупнейших мировых производителей бумаги.
В настоящее время бумага используется для большинства видов
документов, содержащих самую разнообразную нонэлектронную информацию. Её популярность объясняется дешевизной и лёгкостью изменения отражательной способности Она обеспечивает нужную цветовую контрастность, обладает относительно малым весом (по
сравнению, например, с камнем, глиной, кожей), большой информационной ёмкостью, белизной, непрозрачностью, эргономичностью (т.е.
удобна в применении) и многими другими достоинствами. Существует
свыше 600 сортов только писчей и печатной (газетной, типографской)
бумаги, а помимо неё производятся десятки технических (конденсаторная, обёрточная и т.д.) и иных видов бумаги.
Есть у бумаги и недостатки. Она пожароопасна, подвержена биозаражениям. При повышенной влажности она разбухает и плесневеет,
при пониженной – высыхает и ломается, на свету желтеет и обесцвечивается, при неблагоприятных условиях хранения довольно быстро (в
164
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
течение столетия) окисляется и разрушается. Бумага непрочна, легко
мнётся. Для её производства сводят леса – «лёгкие планеты». Этот
скорбный перечень можно продолжать. Но относительная дешевизна
по сравнению с другими материалами и возможность производить в
больших количествах обеспечивают её конкурентоспособность и повсеместное массовое многовековое употребление.
Для того чтобы сгладить технологические недостатки бумаги,
учёные и технологи прилагают большие усилия. С середины XX века
начали изготавливать синтетическую бумагу. Она отличается повышенной прочностью на изгиб и на разрыв в сухом и влажном состоянии, высокой эластичностью, долговечностью, устойчивостью к неблагоприятным
воздействиям
внешней
среды,
малым
весом,
биоустойчивостью, экономичностью и другими привлекательными потребительскими и технологическими качествами.
Тем не менее бумага из целлюлозы пока ещё прочно удерживает
позиции на документском рынке. По отношению к ней тоже достигнуты впечатляющие успехи: создана бескислотная, т.е. долговечная бумага; экспериментируют производство бумаги из ежегодно возобновляемых естественных ресурсов – травы; совершенствуют технологию
вторичной переработки макулатуры. Кроме того, предпринимают специальные меры защиты бумажных носителей информации от неблагоприятных воздействий внешней среды106.
Всё большее распространение получают тонкий картон, различные полимерные вещества, алюминиевая фольга и другие материалы,
предназначенные для нанесения знаков.
На смену рукописному пергаменному кодексу пришёл печатный
кодекс, который сохранился доныне. Со временем материалы, из которых изготавливали книгу, становились разнообразнее и дешевле.
После изобретения книгопечатания рукописная книга сохранилась
и существовала параллельно с печатной вплоть до XIX в. Эти древние
книги принято называть манускриптами. Манускрипт (лат. manus –
рука и scripto – пишу) – рукопись в виде отдельных листов, свитка или
кодекса.
Кодекс может иметь разную толщину, ширину и высоту. Последний параметр в библиотечном деле традиционно именуют форматом.
Это наименование, к сожалению, не совсем точное, но с традициями
106
См. напр.: Столяров Ю. Н. Защита библиотечного фонда / Ю. Н. Столяров. – М.:ФАИРПРЕСС, 2006. – 504 с.; Столяров Ю. Н. Библиотека в экстремальной ситуации: Учебнопрактическое пособие/ Ю. Н. Столяров. – М.: Бибком, 2007. – 464 с.
165
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
приходится считаться. В целях экономии кубатуры хранилища документы в нём в ряде случаев расставляют по форматам.
Применительно к листовому документу нужно знать, по крайней
мере, два профессиональных термина. Если информация записана
только с одной стороны, то при подсчёте листов речь идёт о фолиации
(от лат. folio – лист), и соответственно, если книга, сшитая из листов,
имеет формат печатного листа (приблизительно газетного), то такой
формат называется in folio, а сама книга такого формата – фолиантом.
Если лист сложен вчетверо и обрезан с трёх сторон, то мы имеем дело
с тетрадью (tetra – четыре). Часто книги состоят из переплетённых тетрадей (отсюда слово «переплёт») по 16 страниц, которые прошиваются
нитками (швейное скрепление), имеющими приблизительно одинаковую структуру с бумагой (поэтому-то хлопчатобумажные и шёлковые
нитки предпочтительнее синтетических). Для того чтобы тетради не
рассыпались, их переплетают поперёк и закрывают корешком и переплётными крышками.
Если текст отпечатан на двух сторонах листа, то тогда считается
каждая сторона, именуемая страницей (лат.: page). Отсюда идёт термин пагинация. Пагинация в книгах может быть раздельной – в тех
случаях, когда нумерация страниц в разных частях книги начинается
заново.
Конструктивных форм документов существует великое множество. В большинстве случаев документы бывают двумерными, но встречаются и т р ё х м е р н ы е (объёмные). Таковыми их делает либо объёмная материальная основа, либо объёмное вещество записи
(голограмма), либо то и другое вместе. Между этими компонентами
возможны следующие соотношения:
материал носителя
плоский
плоский
объёмный
объёмный
плоский в изготовлении, но используемый
в виде трёхмерного
объекта
вещество записи
документ в целом
плоский
плоское
объёмный
объёмное
объёмный
плоское
объёмный
объёмное
плоское или объём- плоский или объёмный в хранении, объное
ёмный в использовании
166
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Существуют документы, которые изготавливают как плоские, а
используют как объёмные. Так, некоторые виды плоских в изготовлении настольных календарей при эксплуатации превращают в пирамидки с перекидными листками. Любая книга, даже любой лист, строго говоря, имеет три измерения и считается двумерным документом
условно. Книгу как объёмный документ библиотекари учитывают
только в одном случае: если рассчитывают фондоёмкость хранилища.
В этом случае массив документов измеряют не количеством заглавий,
не учётными единицами, а длиной метрополок. Таким образом, появляется ещё один аспект классификации документов. В качестве примера объёмного документа можно назвать г л о б у с. В австрийской Национальной библиотеке имеется фонд глобусов, состоящий из
нескольких сотен учётных единиц. Самый старый хранящийся здесь
глобус изготовлен в 1535 году. Ещё более крупная и ценная коллекция
глобусов хранится в библиотеке Гринвичской обсерватории (Великобритания).
Если рассмотреть глобус с точки зрения материальной основы, мы
убедимся, что и его материал основы – бумага (папье-маше), и вещество записи – слой типографской краски – представляют собой плоскости. Что же делает глобус объёмным документом? Объёмным его делает подоснова – шар из полимера или папье-маше, на который
наклеивается плоский окрашенный носитель информации. Впрочем, в
отдельных случаях и носитель информации объёмный: когда высота и
глубина передаются рельефно. Это обеспечивается способом тиснения.
Помимо подосновы документ может сопровождаться надосновой –
путём запаивания его в прозрачный ламинат, либо помещением в прозрачный файловый конверт.
Всё сказанное в равной мере распространяется на документы как
человекочитаемые (антроподокументы), так и на технодокументы. Материалом (веществом) основы электронного офлайнового документа
служит, как правило, полимерная пластина. Труднее свыкнуться с
мыслью, что материал основы документа онлайнового – собственно
сам компьютер. В роли вещественной основы выступают также провода, оптоволоконный кабель или эфир, физически переносящие информацию. Нам легко согласиться с тем, что «записная книжка» – это документ (прежде мы в этом уже убедились). Но ведь «ноутбук» – это в
переводе с английского и есть «записная книжка»! Правда, электронная, – вот только этим она и отличается от нонэлектронной. Конечно,
её материальная основа неизмеримо сложнее симбиоза бумаги, клея и
ниток. Ну а где в определении документа сказано, что она должна быть
проще или такой же? Такова уж специфика материала основы электронного документа – только и всего.
167
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Так что понятие материальной основы при ближайшем рассмотрении оказывается довольно сложным.
Технологически важно ориентироваться на к р а т н о с т ь считывания информации с носителя. Однократное считывание информации
вскоре после её производства оправдывает возможность использовать
недолговечный носитель и относительно небольшие габариты материальной основы документа. Одновременное считывание большим количеством людей требует широких экранов, многометровых растяжек,
крупных баннеров. Многократное обращение к одному и тому же тексту требует более прочной материальной основы, чем для текста кратковременного значения.
Помимо материала основы в ряде случаев документ оснащают
п о д о с н о в о й (подложкой) и н а д о с н о в о й (припрессованной,
наложенной плёнкой). Составной частью материальной основы некоторых видов документов являются сердечники, катушки, бобины – для
лент, рулонов разного назначения – и другие вспомогательные технические устройства.
По качеству технологического или полиграфического исполнения
издания разделяются на множество видов. Есть издания карманные в
бумажной обложке, они называются пейпербук, покетбук. Существуют
издательства, специализирующиеся на их выпуске («Пингвин», «Мир в
кармане»). Есть, напротив, подарочные издания, у которых тоже есть
свои названия – увраж, кипсек107.
Говоря о ф и з и ч е с к и х п а р а м е т р а х изданий, нужно иметь
в виду форматы, которые имеют от большого к малому следующие наименования: фолиант, большой формат, средний, карманный, портативный, малый, миниатюрный и микропринт (не путать с микрофильмом и микрофишей). По стандарту имеется 19 основных и 17
дополнительных форматов. Их указывают в выпускных данных печатных изданий.
Газеты, например, – большеформатные документы. Их подшивки
хранят плашмя, стопами в 3-5 штук, чтобы легко было вытаскивать одну подшивку из-под другой.
И з м е р е н и е о б ъ ё м а печатного произведения. Есть понятие,
относящееся ко всем произведениям печати, включая электронные, –
авторский лист (40 тысяч печатных знаков, считая пробелы). Учётно–
издательский лист включает все знаки, которые есть в произведении
печати, в том числе не имеющие отношения к авторскому тексту. По 107
Увраж – (фр. ouvrage - работа); кипсек (англ. keepsake, от keep содержать, и sake вещь) название, вошедшее для обозначения изданных с типографской роскошью книг и альбомов, содержащих в себе текст и изящные иллюстрации.
168
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нятие условный печатный лист отражает фактический объём издания
при оттиске на бумаге формата 60 × 90 см. Физический печатный лист
– объём, реально занимаемый в данном формате.
Иногда в выпускных данных указывают вес бумаги. Положено
указывать, какой гарнитурой (комплектом шрифтов) набрана книга.
Эти данные помогают рассчитать расход бумаги, потребные для хранения площади, вес стеллажей с книгами, прочность бумаги и, соответственно, долговечность издания.
Материал (вещество и энергия) записи
Помимо материала (вещества или энергии) носителя документ
располагает, как правило, материалом (веществом или энергией) записи. Информацию на материальную основу можно записать каким-либо
веществом. Простой пример: вы ведёте конспекты на бумаге (первый
компонент) и записываете лекции пастой шариковой ручки или гелевыми чернилами (второй компонент).
Поскольку общая теория документа находится на начальной стадии разработки, эта, казалось бы, очевидная двухкомпонентная структура для большинства специалистов остаётся в тени. Подчас даже
стандарты определяют материальный носитель информации как единственный компонент, из которого состоит материальная составляющая
документа. Под номером 5 в Госстандарте Р 51141–98 «Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения» даётся определение
понятия «носитель документированной информации». Это, оказывается, всего лишь «материальный объект, используемый для закрепления
и хранения на нём речевой, звуковой и изобразительной информации, в
том числе в преобразованном виде». Наличие вещества записи как обязательного компонента документа здесь не предусмотрено. Согласиться с этим, конечно, нельзя.
Вещество записи информации с течением времени тоже претерпело изменения. Природные ингредиенты – уголь, мел, охра и другие минералы – были постепенно потеснены производными нефтепереработки, синтетическими красителями.
Как и материал основы, вещество записи может быть любым,
лишь бы оно позволяло фиксировать информацию.
Хотя на материал основы и на вещество записи ограничения отсутствуют, но такие ограничения накладываются на связующие компоненты материала основы и вещества записи информации. Требуется:
– их совместимость;
– прочность соединения между собой;
169
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– контрастность второго по отношению к первому (таковы китайские книги, выполненные вышивкой цветными шелковыми нитями по
шёлку же, но другого оттенка).
Чтобы прочно закреплять материал записи на материале основы, не
разрушая её, в средние века были изобретены железо-галловые чернила,
для изготовления которых использовались наросты на дубовых листьях
(«дубовые (галловые) орешки»). Чернила были ярко чёрные, они глубоко проникали в бумагу, были легки в изготовлении, – словом, чернила
замечательные во всех, казалось бы, отношениях. Но впоследствии оказалось, что вступая в химическую реакцию с бумагой, такие чернила
выцветают, становятся коричневыми, а по прошествии ещё некоторого
времени прорезают бумагу по контуру каждой буквы, так что написанные железо-галловыми чернилами документы безвозвратно утрачены.
К материалу основы и вещества записи предъявляются и эксплуатационные требования – прочность, эластичность, долговечность, ремонтопригодность, водостойкость, биостойкость (устойчивость к поражению биоорганизмами), термостойкость, непрозрачность (текст не
должен отмарываться на соседней странице). Эти требования зачастую
взаимно исключают друг друга, но на протяжении тысячелетий ведётся
поиск новых материальных носителей информации, оптимально удовлетворяющих этим требованиям и их сочетанию. Выполнение перечисленных требований достигается разнообразными мерами. В их числе в библиотечном деле наиболее распространены:
пропитка материальной основы укрепляющими составами (импрегнирование);
ламинирование, т.е. припрессовывание к документу прозрачной
надосновы и/или подосновы;
помещение документа в прозрачный файл (инкапсулирование);
изготовление переплётов и футляров или так называемых картонов для листового материала. Их изготавливают из того же материала,
что и материал основы сохраняемых в них документов для предотвращения появления конденсата и отсыревания документов, а также для
их одновременного с документами разбухания и усыхания при изменении влажности.
Для отдельных видов документов к материалу основы предъявляют весьма жёсткие требования, которые имеют подчас символическое
значение. Если, например, речь идёт об официальном государственном
флаге, он должен быть изготовлен из определённого вида ткани (маркизета), а иное рассматривается как оскорбление государственной символики. Правда, только что приняты послабляющие требования: ткань
должна быть долговечной и мягкой.
170
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Требования, предъявляемые к материальной основе документов,
зависят от назначения документа и продолжительности пользования
им. Инвентарные библиотечные книги, например, не рекомендуется
хранить в онлайновых файлах. Лучше по мере накопления перезаписывать данные на CD-ROM – это исключит возможность произвольно
вносить изменения. Сейчас, к сожалению, отказываются от прежней
практики, когда инвентарные книги, изготовленные из бумаги, прошнуровывали, опечатывали, хранили в сейфе наравне с банковскими документами и в них не допускались никакие исправления.
Материя, как известно, предстаёт в виде или вещества или энергии. Соответственно документ может быть представлен либо в вещественной, либо в энергетической форме.
Энергетический носитель информации начинает вторгаться в документопроизводство в XIX в. Сейчас зона его распространения стремительно расширяется. Для записи и сохранения информации всё шире
применяют электронные документы. При этом важное значение имеют
такие характеристики запоминающих устройств, как ёмкость памяти и
плотность записи.
Ёмкостью памяти называют общую накопительную способность
запоминающих устройств в единицах количества информации, - обычно в алфавитно-цифровых знаках или байтах.
Временем доступа называют промежуток времени между поступлением в запоминающее устройство запроса на считывание (или запись) определённой информации и его выполнением.
Плотность записи – это количество элементов носителя (каждый
из которых используется для размещения одного бита информации) в
единице объёма, площади или длины (соответственно размерность
бит/мм 3 , бит/мм 2 или бит/мм). Этот параметр называют также удельной ёмкостью. Её рассчитывают делением количества информации,
записанной в единице объёма, на единицу площади или длины. Этот
параметр оказывает влияние не только на габариты носителя, но и на
время доступа к нужной записи.
Чаще всего повышение плотности записи соответствует уменьшению стоимости носителя, отнесённой к биту.
В вычислительной технике принято выделять носители, информацию из которых считывают органами зрения, слуха или осязания.
Машинные носители информации различают:
по веществу (бумажные, синтетические, металлические, комбинированные, иные),
по виду энергии записи (световой, в т.ч. лазерный луч, температура нагрева вещественной основы, электромагнитные импульсы),
171
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
по принципу изменения структуры (оптические, фотооптические,
магнитные, полупроводниковые, диэлектрические, перфорационные),
по методу считывания (контактные, магнитные, электрические и т.п.).
С точки зрения потребительских свойств различают носители
прямого доступа и носители последовательного доступа. Носители
второго типа являются обычно квазиодномерными, т.е. для того, чтобы
найти запись, хранящуюся на носителе, надо сначала обязательно
«просмотреть» все предыдущие записи. Типичный пример – магнитная
лента. Носители с возможностью прямого доступа являются, как правило, многомерными, т.е. местоположение нужной записи на них задают не одной, а несколькими координатами одновременно.
В специальной литературе выделяют следующие свойства машинных носителей.
1. Они должны принимать и удерживать требуемое состояние в
течение заданного времени под влиянием физических и/или химических воздействий.
2. Они должны иметь способность представать в нескольких (минимум двух) структурных состояниях, различимых и управляемых.
Допускают однозначные изменения состояния носителя – например,
преобразование после проявления скрытого фотоизображения в видимое.
3. Если ставится задача многократно использовать один и тот же
носитель для новых записей, он должен обеспечивать стирание прежней и нанесение новой информации. При этом новая запись должна
воспроизводиться без помех и сохраняться в течение расчётного времени.
4. Для чтения информации каждый элемент носителя должен либо
сам выделять энергию, либо управлять потоком энергии, подводимой
извне. Помимо вещества основы и вещества записи для изготовления
документа применяют связующие материалы (клей, желатин, мёд,
яичный порошок и т.п.), добавляемые в вещество записи. К связующим
относятся также ткань, нитки, металлическая проволока и т.п. - они
служат для скрепления элементов материальной основы.
К связующим материалам тоже предъявляют соответствующие
требования. Например, в брошюрах, подлежащих вечному хранению,
нежелательно оставлять металлические скрепки, которыми обычно
сшивают тетради и прикрепляют обложки к блоку. Такие документы
разброшюровывают и скрепляют нитками (шёлковыми, льняными и
только в последнюю очередь синтетическими, которые лишь на первый взгляд кажутся самыми прочными).
172
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Наличие у материальной основы документа двух компонентов:
материала основы и вещества записи – правило, но не закон. Из этого
правила возможны исключения, когда отсутствует либо вещество записи (книги, выполненные способом рельефного тиснения (эктипографическим), перфоленты, перфокарты), либо когда при наличии вещества записи отсутствует материал основы: плетёные кружева,
художественное литьё. В библиотечные фонды такого рода документы,
к счастью, не включают.
Способы документаризации
Материал основы скрепляют с веществом записи различными способами. Под с п о с о б о м понимается действие или система действий, которые применяются при исполнении какой-либо работы. В данном случае имеется в виду фиксирование знака на материальном
носителе. Фиксирование есть процесс превращения незримой мысли в
знак, т.е. материальный объект, оснащение носителя знаками, т.е. его
превращение в документ, или д о к у м е н т а р и з а ц и я.
Как на материал основы, на вещество записи, средство записи,
конструктивную форму, так и на способ документаризации принципиальных ограничений также не накладывается, и чем этот способ надёжнее и экономичнее, тем лучше. Документ может сочетать несколько способов фиксирования информации различными веществами
записи. Так, почтовые конверты могут иметь: а) типографскую краску,
наносимую
типографским
станком
способом
печатания;
б) штемпельную пасту, наносимую способом оттискивания специальным устройством – штемпелем; в) чернила, наносимые рукописным
способом при посредстве авторучки.
Способы связи вещества записи с веществом основы классифицируют по разным основаниям.
По с у б ъ е к т у документаризации выделяют рукописный, механический, автоматизированный и автоматический способы. Исторически самым первым был рукописный способ, когда знаки рисовали, чертили, выписывали (краской, тушью) на поверхности материала основы.
Под механическим понимается способ, при котором знаки производит
механизм, специально сконструированный для этой цели: резец, перфоратор, механический фотоаппарат, печатный станок и так далее. Соответственно способы имеют наименования: гравирование, перфорирование, фотографирование, печатание и т.д.
При автоматизированном способе документаризация осуществляется автоматом (компьютером) под управлением человека, а при автоматическом – без участия человека, по заранее заданной программе.
173
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Например, записывающее устройство включается только при возникновении колебаний, вибрации – воздуха, почвы и т.д. Климатические
показатели замеряются автоматами в одно и то же время, автоматически же обрабатываются и передаются принимающему устройству.
По п р и р о д е способы разделяют на физические (механический,
электромеханический, электрографический, электромагнитный, оптический, электронный и т.д.), химические (фотографирование, травление кислотами) и их сочетание в различных комбинациях.
Вырезание как способ фиксации информации существует в виде
собственно резьбы, гравирования (гравюра). Наряду с резьбой (по камню, дереву, кости и иным твёрдым материалам), живописанием, одним
из самых древних способов фиксирования информации было тиснение,
вдавливание твёрдого инструмента в податливую поверхность основы.
Способом оттискивания пользовались уже древние шумеры, вдавливая калам (заострённую тростинку, треугольную в сечении) в размягчённую глиняную табличку. Практически без изменения до нашего
времени дошёл способ оттискивания печатей на воспринимающей поверхности. У античных римлянок – девиц лёгкого поведения - на подошвах сандалий была вытиснена фраза «Vade mecum (Иди за мной)».
На пыльных дорогах этот призыв позволял соблюсти минимум приличия, обходясь без слов.
Разновидностью способа тиснения – чеканкой – изготавливали
монеты. Результат этого способа – рельефная поверхность, несущая
информацию. С Х века на Востоке распространяется оттискивание текста и иллюстраций с вырезанных и окрашенных печатных досок на бумаге. Этот способ называется ксилографическим. Для получения яркой
и равномерно окрашенной страницы стали применять пресс. Затем был
изобретён наборный шрифт и сконструирован печатный станок.
Документы
получают
практически
всеми
способами
о б р а б о т к и м а т е р и а л о в: высеканием (на камне), лепкой, вышиванием, процарапыванием, прокалыванием, нагреванием (термография), выжиганием, вырубанием, высверливанием, перфорированием, блинтированием (плоским красочным тиснением), ткачеством,
литьём и т.д.
Многочисленны способы и н к о р п о р и р о в а н и я, т.е. проникновения вещества записи в материал основы, присоединения, в результате которого образуется единое целое. Это и аппликация (лат. applicatio – прикладываю [к поверхности]), и инкрустация (врезание в
поверхность вровень, вгладь), и мозаика. Они могут быть получены
способами пришивания, приклеивания, впаивания, вмуровывания, привинчивания и десятками иных. Например, в 1936 году в Лаборатории
174
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
консервации и реставрации документов Академии наук СССР в кварцевую пластину вплавили платиновые буквы – текст только что принятой тогда Конституции СССР. Цель состояла в том, чтобы получить
документ вечного хранения.
Для производства технодокументов изобретают всё новые способы. Одни только, фотографические способы подразделяются на фотомеханику: фототипию, фотолитографию, фотоксилографию, фотоцинкографию и иные; помимо них известны фототелеграфические,
фотоэлектронные способы. Кроме них, существуют электрофотографические способы, магнитографические способы (электромагнитные,
магнитооптические, магнитометрические). Развиваются электронографические способы: принтирование, ризографирование и иные. Новые
способы документаризации появляются постоянно, известные способы
совершенствуются.
Средства документаризации
Вещество записи информации наносится на материал основы неким инструментом, или средством. Средство – это орудие, предмет,
приспособление, необходимое для осуществления какой-либо деятельности, связанной с производством документа.
От средства документаризации требуется, чтобы оно соответствовало как веществу записи, так и материалу основы; чтобы оно было эргономичным; чтобы максимально рационализировало и облегчало труд
документиста.
Для выдавливания знаков на мягкой глине использовали заострённую, треугольную в сечении тростниковую палочку – к а л а м. На папирусе, ткани и других подходящих материалах писали к и с т ь ю, на
пергамене и бумаге – очиненным и расщеплённым в конце гусиным
п е р о м – пенна (penna). На воске, заливаемом в неглубокий деревянный лоток, удобно писать костяной или стальной палочкой –
с т и л е м. С одного конца стиль (стилос) заострённый, с другого –
круглый или в виде лопатки, позволяющий заглаживать написанное.
Текст на пальмовых листьях процарапывали тонкой металлической
и г л о й. Записи кратковременного значения делали м е л о м, свинцовым стержнем, угольком.
В XII в. изобрели г р и ф е л ь – пишущий стержень из смеси сланца, жжёной кости и клея. Будучи заключённым в деревянную оболочку,
графит в сочетании с глиной превратился в к а р а н д а ш. Массовое
производство карандашей началось в 1795 году во Франции. Как и другие средства, карандаш постоянно совершенствуется: он стал гибким,
ударопрочным, экономящим дерево благодаря пластиковой оболочке.
175
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
К 1880 г. гусиное перо оказалось вытеснено металлическим. В
1920-е гг. появилась перьевая чернильная а в т о р у ч к а, в 1960-е гг. –
шариковая и игольчатая, в 1990-е – корпускулярная, капиллярная. Чернила и паста в ней уступили место гелю. Появились ф л о м а с т е р ы.
Тенденция появления новых средств документаризации этого рода
продолжает набирать силу.
В середине XV века Иоганном Гутенбергом (Германия) был изобретён т и п о г р а ф с к и й с т а н о к, и представилась возможность
тиражировать документы. Слово «тираж» пришло в русский язык из
французского, где буквально означает «множество». Ручной печатный
станок – предтеча машинной полиграфической индустрии. В ХХ веке
появился автоматический набор. Дальнейший прогресс привёл к созданию фотонаборных машин, а в 1980-е гг. появляются настольные компьютерные типографии (ризографы). В настоящее время подготовка и
тиражирование документов осуществляется главным образом компьютерными средствами.
Изобретение книгопечатания развело такие социальные институты
как канцелярии и архивы, с одной стороны, и библиотеки, типографии
и книжные магазины, с другой стороны. Первые продолжали обогащаться единичными документами, вторые – преимущественно тиражированными.
Технические средства для производства канцелярских документов
продолжали развиваться. В 1714 г. Генри Милл (США) запатентовал
изобретение п и ш у щ е й м а ш и н к и, однако промышленное её
производство началось только в 1868 г. (Фил Ремингтон, США).
Рис. 24. Пишущие машинки «Ремингтон» и «Ундервуд» начала ХХ века
Изобретённая в 1895 г. копировальная бумага позволила получать
сразу несколько копий. В России Михаил Иванович Алисов в 1873 г.
сконструировал печатный полуавтомат «Скоропечатник». В 1902 г.
появилась первая электрическая пишущая машинка, но её широкое
распространение началось с 1960-х годов, когда за это дело взялась
американская фирма IBM.
176
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В 1980-е гг. изобретена электронная пишущая машинка, которая
вскоре слилась с миниатюрной электронно-вычислительной машиной
и превратилась в п е р с о н а л ь н ы й к о м п ь ю т е р.
Рис. 25. Гибрид компьютера и пишущей машинки
Производство пишущих машинок к концу XX века сошло на нет,
и компьютер вновь соединил средства производства тиражированных и
малотиражных документов; электронное книгоиздание и электронный
документооборот имеют в своей основе одно и то же техническое
средство – компьютер.
Аксессуары документа
К средствам документаризации относятся а к с е с с у а р ы документа – вспомогательные устройства, облегчающие работу с ним. Это
материалы и принадлежности, скрепляющие листы: клей, английские
булавки, скрепки, зажимы, степлеры (англ. stapler – скоба, крюк) и антистеплеры (для извлечения скобок при разброшюровывании) различной конструкции. Прикреплению документов к несущей поверхности
служат кнопки, скотч (от англ. scotch — шотландский) – прозрачная
клеящая лента, перфораторы (дыроколы), канцелярские гвозди. Для
выделения нужных листов в стопе документов используют клейкие ярлычки. Для исправления или устранения отдельных знаков в тексте
применяют корректирующие жидкости, белые гели, ластики. Бумагу
режут канцелярскими ножами, ножницами.
Производство документовых аксессуаров превратилось в самостоятельную область промышленности, предлагающей всё новые и новые их конструкции и виды, исполняющие дополнительные функции,
облегчающие труд документиста.
Тара и упаковка
Для содержания, перемещения и сохранения документов применяется различная т а р а – заранее оформленные жёсткие контейнеры – и
у п а к о в к а – как правило, гибкий материал, приобретающий форму
177
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
защищаемого документа. Документы упаковывают или затаривают в
конверты, планшеты, файлы (тонкие прозрачные конверты, приспособленные для подшивания). Файлы, относящиеся к одному вопросу, помещают в файлеры, скоросшиватели, папки. Используют также двусторонние обложки, манжетки, переплёты, суперобложки, альбомы,
кляссеры, футляры. Папки, в свою очередь, переносят в портфелях,
кейсах, коробках, сумках разных размеров и конструкций.
Свитки, лентные документы содержат в тубусах, бюксах, яуфах и
других ёмкостях.
Чёткое представление о составляющих материальной основы документа предостерегает от многих распространённых ошибок в её понимании. Приведу несколько примеров. В ГОСТ 7.00 – 99 «Информационно-библиотечная деятельность. Термины и определения» носитель
информации (данных) трактуется как «средства регистрации, хранения,
передачи информации (данных)». Однако средствами, как мы с вами
теперь знаем, являются авторучки, типографские станки, видеокамеры
и другие технические средства.
В другом стандарте – ГОСТ Р 51141 – 98 Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения – носитель документированной
информации определяется как «материальный объект, используемый для
закрепления и хранения на нём речевой, звуковой или изобразительной
информации, в том числе в преобразованном виде». Однако это определение верно только наполовину: без вещества записи такой объект в
большинстве случаев не справится с возлагаемыми на него функциями.
В Энциклопедическом словаре-справочнике «Информатика» Феликса Семёновича Воройского носителем считается «обобщающее наименование материала, на который можно записывать данные»108. Вещество записи и здесь из виду упускается.
Яркий образец путаницы в трактовке этого понятия даёт и долженствующее быть наиболее авторитетным произведение – статья «Документоведение» в Большой российской энциклопедии (2007, автор
Т. В. Кузнецова): «Представление о документе как носителе информации расширило появление новых способов документирования [документаризации – Ю.С.]: фотография (1839), звуковая запись (1877), кинозапись (1895), которые стали существовать наряду с традиционными
бумажными носителями». Здесь способы записи отождествлены с материалом носителя, а в представлении о документе на первое место поставлен носитель – без раскрытия, однако, сути этого понятия.
108
М.: Физматлит, 2006. – С. 22.
178
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
По материальному носителю названы такие виды документа, как
«табель» (от лат. tabula – доска), вампум (по–индейски это «нить, шнур
с нанизанными на него раковинами); карта – по–гречески «лист». Слово «выписка» образовано по способу фиксирования информации - от
древнерусского корня «пис», образующего целое гнездо наименований
документа: записка, расписка, опись, писание и др. В голландском –
это «квитанция» (расписка) и т.д.
В греческом варианте по этому принципу образованы наименования «грамота» (похвальная, верительная), график («графа» – это «черта»), Названия с окончанием « –грамма» (что по-гречески означает
«запись, буква») свидетельствуют, что они представляют собой в сущности, запись. А запись информации – один из обязательных признаков
документа. Следовательно, первая основа образования слов телеграмма, программа, осциллограмма и тому подобных – способ производства документа. Второе основание – специфика данного документа в своём роде: телеграмма – то, что данная запись передаётся в пространстве,
на расстоянии; программа – запись того, что произойдёт в будущем;
осциллограмма – то, что на данном носителе записаны какие-либо колебания: лат. oscillum – качание, колебание.
Слово «лист» указывает на геометрическую форму документа,
«бирка» (скандинавское «палочка), «диск», «лента», «глобус» - на его
конструкционную форму, «бляха» (польское «жесть») – на материал
основы, «миниатюра» (лат. minium – сурик, киноварь) – на вещество
записи, и т.д.
Таким образом, материальный носитель – атрибутивная составляющая всякого документа. Понятие материального носителя многоплановое, всестороннее представление о нём оберегает от многочисленных ошибок при оперировании понятием «документ».
Вопросы для самопроверки
1. В чём состоит значение материальной составляющей документа?
2. Какие компоненты входят в понятие «материальная составляющая документа»?
3. По какому компоненту получили наименование следующие виды документа:
- кодекс,
- лейбл,
- кассета,
- транспарант,
- метрика,
- матрикул,
179
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
- альбом,
- атлас,
- заключение,
- карта,
- лубок,
- табель,
- план,
- бандероль,
- купюра,
- перепись,
- протокол,
- репертуар,
- чертёж,
- билет,
- бюллетень,
- офорт,
- литография,
- ксилогравюра,
- манускрипт,
- инскрипция,
- проскрипция,
- палимпсест,
- гравюра,
- каталог,
- брошюра,
- монография,
- квитанция,
- полис,
- секограмма,
- конверт,
- стикер,
- плакат,
- грамота,
- флаер.
180
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лекция тринадцатая
Сигнативная составляющая документа
Запись информации всегда осуществляют некими знаками. Невесомая, невидимая, движущаяся, эфемерная информация в знаке материализуется, останавливается. Знак предстаёт видимым «телом» информации, не похожим на неё, как не похоже живое существо на свою
душу и свой дух.
Знак соотносится не только с информационной, но и с материальной составляющей документа, поскольку реализуется либо в вещественной, либо в энергетической форме. В последнем случае знаки представляют собой комбинации двух состояний: есть сигнал – нет сигнала
(1 – 0), или двоичный код.
Знак – атрибут документа. Теорию знаков с формальной стороны
изучает сигнифика (от лат. signum – знак, signare – обозначать). Отсюда
произошли слова «сигнатура», «сигнал», «сигнализация» – система
сигналов, устройств их передачи: морская (сигнал маяка), дорожная
(семафор, светофор, дорожные знаки, флажковая сигнализация). Это и
«сигнатура», т.е. часть рецепта с указанием способа применения лекарства; и копия рецепта врача, прилагаемая к рецепту, и – в книжном деле – номер печатного листа в книге, помеченный на первой и третьей
странице каждой тетради, из которых состоит книга, для контроля за
правильностью фальцовки и брошюровки).
В документологии употребляется слово «сигналограмма» – технодокумент, содержащий запись машинораспознаваемых сигналов разного рода. Типографская или издательская марка, которая воспроизводится в книге, называется с и г н е т.
Слово «знак» по происхождению праславянское и означает помет*
ку уже виденного и отличимого от других предмета (отсюда же слова
«знакомиться», «знамя», «знамение», «знаменитый», «знаменатель»).
В соответствии с терминологическим государственным стандартом по информационно–библиотечной и издательской деятельности
знак представляет собой материальный предмет (явление, действие,
событие), которое выступает в процессе коммуникации как представитель другого предмета, свойства или отношения и используется для передачи, переработки и хранения информации. Признак – свойство объ *
От слова «мета» производится много однокоренных слов: метка, отметка, меткий, отметина, метчик, меченый, меч, уметь, ум, замечать, смета, сметливый, иметь, имя, умение,
разум, приметить, отметить, метать и многие другие. Это свидетельствует о важном феномене меты в самых различных сферах жизнедеятельности.
181
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
екта, обусловливающее его различие или общность с другими объектами.
Зачем нужен знак документу, нельзя ли передавать информацию
напрямую, минуя знаки? К сожалению, непосредственная передача
информации в беззнаковой форме в большинстве случаев не удаётся,
такие возможности рассматриваются как исключение.
Об одном редчайшем и потому удивительном факте беззнаковой
передачи информации сообщается в Ветхом Завете. Библию в этом
случае будем рассматривать в роли источника сведений не только теологического характера, но и исторического, художественного, юридического, научного и так далее. Не случайно её называют Книгой книг.
Так вот если отнестись к ней с точки зрения документологии, привлекает внимание сюжет с пророком Даниилом.
Даниил, девятнадцатилетний иерусалимский юноша, был вместе с
другими взят в плен Навуходоносором, царём Вавилонским, и определён быть слугою в царских чертогах. Далее произошло событие, которое я приведу так, как оно изложено в Книге пророка Даниила: «Во
второй год царствования Навуходоносора снились Навуходоносору
сны, и возмутился дух его, и сон удалился от него. И велел царь созвать тайноведцев, и гадателей, и чародеев и Халдеев, чтобы они рассказали царю сновидения его. Они пришли и стали перед царём. И сказал им царь: «Сон снился мне, и тревожится дух мой; желаю знать этот
сон». И сказали Халдеи царю по-арамейски: «Царь! вовеки живи! скажи сон рабам твоим, и мы объясним значение его». Отвечал царь и сказал Халдеям: «Слово отступило от меня; если вы не скажете мне сновидения и значения его, то в куски будете изрублены, и домы ваши
обратятся в развалины. Если же расскажете сон и значение его, то получите от меня дары, награду и великую почесть; итак, скажите мне
сон и значение его». Они вторично отвечали и сказали: «Да скажет
царь рабам своим сновидение, и мы объясним его значение». Отвечал
царь и сказал: «Верно знаю, что вы хотите выиграть время, потому что
видите, что слово отступило от меня. Так как вы не объявляете мне
сновидения, то у вас один умысел: вы собираетесь сказать мне ложь и
обман, пока минет время; итак, расскажите мне сон, и тогда я узнаю,
что вы можете объяснить мне и значение его». Халдеи отвечали царю:
«Нет на земле человека, который мог бы открыть это дело царю, и потому ни один царь, великий и могущественный, не требовал подобного
ни от какого тайноведца, гадателя и Халдея. Дело, которого царь требует, так трудно, что никто другой не может открыть его царю, кроме
богов, которых обитание не с плотью». Рассвирепел царь и сильно разгневался за это, и приказал истребить всех мудрецов Вавилонских. Од182
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нако Даниил (Валтасар) «упросил царя дать ему время, и он представит
царю толкование сна», «отвечал царю и сказал: «Сон твой и видения
главы твоей на ложе твоём были такие: ты царь, на ложе твоём думал о
том, что будет после сего…Тебе, царь, было такое видение: вот, какойто большой истукан…» Далее следует точное изложение сна, а затем
Даниил разъясняет его значение. Содержание сна здесь передано Даниилу в беззнаковой форме, т.е. непосредственно, к тому же постфактум и непостижимым способом. Но сам сон – всё же знаковая система,
нуждающаяся в переводе на доступный язык.
Если принять написанное в Библии за истину, то легко убедиться,
что без знаковой системы не смог обойтись Сам Господь Бог. Когда Он
решил устроить на земле всемирный потоп и дал возможность спастись
только семейству Ноя с животными и птицами, Он предупредил, что
будет изливать дождь на землю 40 дней и 40 ночей (Бытие, 7: 4). По
прошествии этого срока Ной «открыл сделанное им окно ковчега и выпустил ворона, чтобы видеть, убыла ли вода с земли, который, вылетев,
отлетал и прилетал, пока осушилась земля от воды» (Бытие, 8: 6). Таким образом, ворон выполнял функцию знака, позволявшего получить
информацию о наличии или отсутствии суши.
Следующим знаком был голубь: «Потом выпустил от себя голубя,
чтобы видеть, сошла ли вода с лица земли, но голубь не нашёл места
покоя для ног своих, и возвратился к нему в ковчег… И помедлил ещё
7 дней других и опять выпустил голубя из ковчега. Голубь возвратился
к нему в вечернее время [т.е. улетал очень далеко – Ю.С.], и вот свежий масличный лист во рту у него, и Ной узнал, что вода сошла с земли. Он помедлил ещё 7 дней других и опять выпустил голубя, и он уже
не возвратился к нему».
А вот каким образом понадобился знак Самому Господу Богу.
Вместо обусловленных сорока суток «…вода же усиливалась на земле
150 дней» (Бытие, 7:24), т.е. вместо месяца с небольшим Ною пришлось плавать почти полгода! А съестных припасов-то он запас явно
на меньший срок. «И вспомнил Бог о Ное, и о всех зверях, и о скотах,
и о всех птицах, и о всех гадах пресмыкающихся, бывших с ним в
ковчеге; и навёл Бог ветер на землю, и воды остановились. И закрылись источники бездны, и окна небесные, и перестал дождь с неба.
Вода же постепенно возвращалась с земли, и стала убывать вода по
окончании 150 дней. И остановился ковчег в седьмом месяце, в 17-й
день месяца, на горах Араратских» (Бытие, 8: 1). Вода продолжала
убывать, и через 326 дней «сказал Бог Ною: выйди из ковчега ты и
жена твоя, и сыновья твои, и жёны сынов твоих с тобою; выведи с собою всех животных» и т.д.
183
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Знаком завета между Богом и людьми после всемирного потопа
служила радуга. Чтобы иметь знак, который позволил бы вернуться к
принятому решению, Господь распорядился следующим образом: «И
сказал Бог: вот знамение завета, который Я поставлю между всякою
душею живою, которая с вами в роды навсегда: Я полагаю радугу Мою
в облаке, чтобы она была знамением вечного завета между Мною и
между землею. И будет, когда Я наведу облако на землю, то явится радуга в облаке; и Я вспомню завет Мой..., и не будет более вода потопом на истребление всякой плоти…» (там же).
А вот пример более современный и совсем из другой области.
Разъясняя тезис об условном превращении товара в качественно отличное от него рабочее время, Карл Маркс (в главе о деньгах в «Критике политической экономии») писал, что для научного объяснения
этой абстракции достаточно. При действительном же «обмене абстракция должна быть, в свою очередь, овеществлена, символизирована,
реализована посредством [какого-либо] знака». Таким образом, знак
нужен для материального выражения идеи, и в случае оценки продуктов труда таким знаком являются деньги.
Итак, знаки являются заместителями (представителями) чего-то
другого и сами по себе значения не имеют. О том, какое за ними стоит
содержание, люди договариваются отдельно. Это вопрос о конвенциональности документа – под документом понимается то, что условились понимать.
Отсюда мы перейдём к знаковым системам.
Знаки в свою очередь можно разделить на несколько больших
групп, из которых самым простым является класс аналоговых знаков.
Аналоговый документ. Аналоговый знак – знак, подобный означаемому объекту. Например, фотография есть внешне аналогичное
воспроизведение отснятого объекта. Среди аналоговых знаков можно
назвать такие, которые относятся и к рукотворному документу, и к
технодокументу. Например, фонемы; фонограмма – запись звука, видеофильм, аудиовизуальный документ: в обоих случаях аутентично
воспроизводится то, что мы видим или слышим непосредственно; способ записи – цифровой или иной – мы при этом в расчёт не принимаем:
для нас с вами это уже пройденный этап.
Что касается печатных документов, то здесь аналоговые документы имеют форму иконографических материалов. Первая часть этого
слова происходит от греч. «eikon» и этимологически означает «образ»;
слова «изображение» и «образ» однокоренные. В библиотеках иконографические материалы присутствуют в виде изоматериалов (в Российской государственной библиотеке и особенно в музее А. С. Пушкина
184
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
изоматериалы составляют довольно значительную и ценную часть
библиотечного фонда). Фонды изоматериалов состоят из картин или их
репродукций, открыток, почтовых марок, плакатов, экслибрисов, технической графики, то есть внутри этой группы (вида) изобразительных
документов очень большой спектр разновидностей. Вопрос о том, на
каком носителе они выполнены, в данном случае не существенен.
Объект важно обозначить, то есть договориться о том, как его
следует понимать. В государственном стандарте 7.00 – 99 «Информационно–библиотечная деятельность. Библиография» значение определяется как информация, присвоенная знаку в процессе коммуникации.
Апостол Павел в Послании к коринфянам выразился таким образом:
«Сколько различных слов в мире, и ни одного из них нет без значения.
Но если я не разумею значений слов, то я для говорящего чужестранец,
и говорящий для меня чужестранец». То есть значение знаку приписывают люди, и оно может быть понятно только включённым в число
пользующихся данной определённой знаковой системой.
Символьный документ. Если значение выходит за рамки обозначаемого объекта, то мы говорим о знаке с и м в о л ь н о м (в отличие от
аналогового). Количество символьных (идеографических) знаков намного больше количества знаков иконических. У первых есть огромное
преимущество, – при их небольшом объёме они имеют колоссальную
информационную ёмкость. В ряде случаев они понятны безотносительно к языку, не требуют значительных предварительных знаний.
Греческое слово «символ» переводится на русский язык как
«знак». Первоначально символом была круглая печать, она относится к
числу наиболее древних документов, конструктивно более сложному,
чем современные печати. В настоящее время имеет хождение только
один вид печати - притискиваемая к бумаге. Ранее, кроме таких, существовали печати вислые, т.е. подвешиваемые к грамоте. В зависимости
от важности документа для их изготовления применяли различные материалы. Были печати каменные, металлические. Иные из них имели
цилиндрическую или коническую форму и прорезное изображение
и/или текст. Заполненное краской изображение прокатывалось по материалу носителя. Функции печатей за тысячелетия нисколько не изменились, частично даже утрачены. В древности при расставании двух
близких людей печать разламывали пополам, и каждый брал с собой
свою часть. При встрече через длительное время, учитывая, что люди
внешне могли сильно измениться, при воссоединении сомкнутые половинки разломленной печати служили для идентификации её владельца и печать становилась символом встречи и единения.
185
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Символьные документы очень широко распространены в самых
различных сферах деятельности. Пожалуй, не будет ошибкой сказать –
во всех. Потому что невозможно представить хоть какую-нибудь область общественной жизни, которая находилась бы вне собственной
знаковой системы.
Символы представляют собой знак высшего достоинства, имеющий сакральное содержание, глубинные смыслы. Таковы, например,
кресты, звёзды. Свою знаковую систему имеет небесный Зодиак. Выбор конфигурации знаков обусловлен их мощным психофизиологическим воздействием на подсознание, освящён тысячелетними традициями. В каждой области символы рассматриваются как наиболее
ценные знаки, вплоть до того, что имеется государственная символика,
которая утверждается законами и международными конвенциями.
Номенклатура знаков чрезвычайно разнообразна. Это знаки различия в армии и прочих силовых структурах, других официальных
лиц; знаки отличия (ордена, медали, значки), почётные знаки, знаки
дорожного движения, товарные знаки, эмблемы, гербы, знамёна, флаги, - они подлежат государственной регистрации и в этом случае охраняются законом. Собственные знаковые системы разработаны в морском деле, есть международный пальцевый алфавит для глухих, нотная
запись, запись шахматных партий и т.д.
В социальных коммуникациях за каждой областью закреплены те
или иные геометрические фигуры: ромб – символ выпускника вуза,
круг – символ вечности, бесконечности, доброты; треугольник – основательности и агрессивности, и так далее. Есть геометрические и иконические символы, которые имеют социокультурное значение. Например, изображение книги – символ просвещения и духовности,
изображение лиры – символ искусства. Сочетание книги и скрипичного ключа – эмблема Московского государственного университета культуры и искусств – в предельно лаконичной и вместе с тем художественной форме выражает профиль этого высшего учебного заведения.
Рис. 26. Эмблема Московского государственного
университета культуры и искусств
186
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Сигнативную нагрузку несут и цвета, причём каждая область приписывает цвету своё значение. К примеру, в правилах дорожного движения красный цвет – запретительный, он означает запрещение движения, тогда как в правилах противопожарной безопасности тот же цвет –
спасательный: им окрашивают огнетушители, пожарные гидранты –
короче говоря, всё, на что скорее всего следует обратить внимание в
тревожной ситуации. Синий цвет в правилах пожарной безопасности –
указательный: куда обращаться при пожаре, кто ответственен за противопожарное оборудование и т.д. Зелёный цвет – предписательный: в
каком направлении следует эвакуироваться, где расположен запасной
выход и т.п. Жёлтый цвет – предупредительный, он извещает об опасности, взрывчатом веществе и т.п.
В области общественной деятельности красный цвет – символ активности, энергии, красоты; синий означает порядок, спокойствие,
культуру. По окончании вуза вы получите знак в виде ромба (к слову,
геометрические фигуры тоже все закреплены за определёнными явлениями, свойствами характера) с голубым полем – символом гуманитарных наук. Флаг ООН, как известно, имеет голубой цвет, поскольку
Устав этой гуманитарной организации нацеливает её деятельность на
обеспечение мира во всём мире. Эмблема Московского государственного университета культуры и искусств, о которой я только что говорил, выполняется в голубом цвете. Наименование вуза размещено по
кругу, чему тоже придаётся символическое значение: всеохватность
культуры и искусства, их гуманистичность, миролюбивость и толерантность.
Синим цветом выполнена эмблема и другого высшего учебного
заведения – Института книжной культуры и управления (ИККУ). Этот
институт находится в структуре Государственного академического
универистета гуманитарных наук, образованного Российской академией наук. В эмблеме ИККУ это выражено тем, что за основу взята эмблема РАН – изрбоажение первого искусственного спутника Земли как
символа советской науки. Аббревиатура «ГУГН» свидетельствует о
принадлежности Института книжной культуры и управления этому учреждению. Аббревиатура Института представлена старославянским
шрифтом, что символизирует древность письменности. Еастественно,
что эта аббревиатура размещена на фоне именно книги. Характерно,
что геометрической формой эмблемы избран вертикальный прямоугольник. Это неустойчивая фигура, наводящая на мысль, что Институт ещё не обрёл во внешней среде должной устойчивости (он образован в 2003 г., т.е. находится ещё в детском возрасте). Скруглённые края
187
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– свидетельство его толерантности и дружелюбного отношения ко
всем, с кем имеет дело.
Рис. 27. Эмблема Института книжной культуры и управления
Собственное различительное значение особенно хорошо видно на
примере цветов государственных флагов, геральдических и наградных
знаков. Согласно международным правилам, у разных социальных институтов не может быть двух одинаковых флагов, гербов, эмблем.
В искусстве символьные знаки (художественные образы) имеют
иносказательный смысл и обобщающее значение. Самый простой пример символа в искусстве – басня: волк – символ хищности, ягнёнок –
символ беззащитности. Понимание широты содержания, которое несёт
в себе символ, породило символизм как направление в искусстве. Один
из его основателей в отечественной литературе, – поэт Валерий Яковлевич Брюсов, после Октябрьской революции он ведал научными библиотеками. О значении символа говорил ещё один величайший мыслитель – Конфуций: «Знаки и символы управляют миром, а не
слово и не закон».
Знак не только замещает собой другое явление, но в свою очередь
оказывает очень большое влияние на человека и общество, признающее данную систему знаков и приписанные им смыслы.
Социальные действия, мысли нуждаются во внешнем выражении,
выявлении неким материальным образом. Информацию можно донести до окружающих посредством символов типа униформы, модной
одежды. Своя униформа имеется у представителей многих должностных лиц. В Германии в XIX в. была разработана форма для представителей практически всех специальностей, которым приходится иметь
дело с большим количеством людей, и что же? - немцы славятся своей
организованностью, порядком. В России этому тоже придавалось
большое значение. Так, для библиотекарей Императорской публичной
библиотеки её директором, который был одновременно президентом
Академии художеств и особой, приближенной к императору, Алексе
188
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Николаевич Оленин разработал парадную и повседневную форму одежды: синий сюртук с золотыми (серебряными для повседневного употребления) эмблемами в виде папируса и гусиного пера.
У каждой фирмы, выпускающей легковые автомобили, есть свой
товарный знак, отражающий то, как фирма себя позиционирует в обществе. Первой была геометрическая форма овала. Её применил автомобильный король Генри Форд. Овал стал символизировать солидность, надёжность, всеохватность, качество. В настоящее время форму
овала используют многие другие автомобильные концерны, они делают это для того, чтобы подчеркнуть преемственность по отношению к
истокам автомобилестроения – Соединённым Штатам – и тоже гарантируют высокое качество своей продукции.
Примеры из самых различных областей свидетельствуют: символика касается всех сторон жизни, какие бы мы ни затронули. Обратимся к любой из них – и каждый раз убедимся в справедливости этой
мысли. Мода также есть область сигнифики, поскольку и модели, и
причёски, и макияж, – всё это читается, словно книга. Желает того человек или нет, своим внешним видом он определённым образом позиционирует себя в социуме.
Буквы алфавита также представляют собой символы, сначала в
иконической форме напоминавшие обозначаемые ими объекты. Затем
их написание менялось, постепенно упрощаясь. В русском алфавите, в
отличие от многих других, где сочетание знаков между собой чисто
формальное, у каждой буквы существовало своё название. Буква «А»
называлась «аз», т.е. местоимение «Я». «Б» - это «буки», или «буква».
Буква «В» («веди») означает «ведаю». Блок из трёх букв читался как
осмысленное предложение с подлежащим и сказуемым: «Я буквы
знаю». Следующая троица – Г, Д, Е - означает: «глагол добро есть»
(«слово, речь – дело доброе»). Имеют смысл и дальнейшие троичные
буквосочетания алфавита. В старину правила грамматики были намного сложнее, чем сейчас, однако такое осмысленное обучение с самого
начала делало его вполне доступным.
В буквах многие письменные народы усматривали символический
смысл. Например, буква «Х» - это буквенный символ Христа. В средние века неграмотные ставили эту букву вместо подписи, целуя при
этом крест в полной уверенности, что этим актом их «подпись» приобретает достоверность, подлинность.
Символическое значение приписывалось и числам, а также их
внешнему начертанию – цифрам. Так, у пифагорейцев единица символизирует однозначность, единство, первичную целостность мира, источник жизни, свет. В обыденном понимании «один, как перст» – сим189
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вол одиночества. Сакральный смысл виделся и в других цифрах (числах) – достаточно сослаться на число 13, значение которого известно
всем109.
Каббалисты (приверженцы религиозного учения, возникшего в
VII в. и представляющего симбиоз религии, философии и чародейства)
рассматривают Библию как зашифрованный текст. Перестановка букв,
определение их числового значения продуцирует, по их убеждению,
новые тексты, открывающие тайны миротворения, дающие власть над
стихиями, предсказывающие будущее.
Пифагор (он жил в VI-V вв. до н.э.) открыл, что четыре известных
в то время музыкальных интервала можно выразить как соотношение 1
к 4. Если четыре ноты могут быть выражены цифрами, считал Пифагор, то и всё сущее также можно выразить числами. На основании пифагорейского учения и каббалистики развилась нумерология – вера в
мистические или эзотерические связи между числами и физическими
объектами или живыми существами и их сознанием.
Вместе с тем и в символьном аспекте сигнативной составляющем
проявляется условность документа как научного понятия. Значение,
приписываемое знаку, с течением времени или у разных сообществ
может меняться. Соответственно меняется отношение к знаку, его восприятие. Так, на протяжении тысячелетий свастика (буквально по санскритски означает приветствие, пожелание удачи, благоденствие, плодородие, свет) – то есть крест с загнутыми концами («вращающийся»),
направленными либо по часовой стрелке, либо против неё — один из
самых древних и широко распространённых графических символов.
Впервые он появился в верхнем палеолите (десятки тысяч лет тому назад), был воспринят в своём благородном символическом смысле практически всеми народами мира. Однако с того времени как его взяли в
качестве символа фашисты гитлеровской Германии, он стал устойчиво
восприниматься в исключительно негативном смысле: как выражение
крайней бесчеловечности, демонизма, нацизма. В связи с этим многие
организации исключили из своей символики все графические разновидности свастики.
Прямо противоположную участь претерпела икона как предмет
почитания у христиан. Первые иконы относятся к первому-третьему
векам нашей эры. В IV веке началась яростная борьба против иконопочитания, и на Вселенском соборе 308 г. применение икон было запре 109
Подробнее об этом см. в необычайно интересной, богато иллюстрированной книге:
Паршиков Н. А. Символы в истории / Н. А. Паршиков, Л. И. Брагина. – 2-е изд., доп. –
Орёл, 2011. - 135 с. (Орловский гос. ин-т искусств и культуры).
190
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
щено. Затем иконоборцы брали верх на Соборах 734 и 754 годов. Но в
787 г. Ирина, жена императора Льва IV, собрала Собор, который почитание икон объявил богоугодным делом. Однако Собор 815 г. отнёсся к
этому явлению как к богопротивному и дьявольскому заблуждению и
проклял почитание икон. Однако Вселенский собор поклонение иконам восстановил. В Византии тех, кто воспротивился исполнению решения Собора, а их насчитывалось до ста тысяч человек, лишили жизни. Иконописный образ Христа на иконах распространился только в
692 г., хотя его первое портретное изображение приписыают ещё евангелисту Луке. Культ девы Марии и Христа-младенца утверждается
только с XII века.
Столь же драматичной была и участь креста как христианского
символа. В Новом Завете крест назван «знаком зверя». Под зверем
символически понималось ненавистное первым христианам римское
государство. Поклоняться кресту христиане начали только после того,
как, согласно преданию, в 313 году Господь явил императору Константину на небе сияющее знамение Креста с надписью "Сим побеждай".
Мать императора Елена в 326 году объявила, что обнаружила в Палестине крест, на котором был распят Христос. Вплоть до XII в. Христа
на иконах изображали благословляющим, а не распятым. Крест стал
пониматься как символ святости, защиты от нечистой силы и мученической святости.
Изменение ритуальной символики наряду с другими нововведениями привело в XVII в. к грандиозному расколу православной церкви.
Особыми знаками с глубочайшей древности клеймили домашний
скот, в особенности жертвенных животных; затем - пленных, рабов,
вероотступников, преступников. За ересь и богохульство в Средние века в Западной Европе ставили клеймо на лбу, за мошенничество и бродяжничество – на груди, за убийство – на большом пальце правой руки
и т.д. Впоследствии функцию клейм как отличительных знаков стали
выполнять нашивки, шевроны, погоны, бляхи, значки, медали, ордена.
Сейчас мода на изображения непосредственно на теле возвратилась и
проявляется в виде татуировок, нанесение которых превратилось в
преуспевающую отрасль попкультуры с разветвлённой символикой.
При этом татуировки делают на самых разных частях тела, включая такие, на которых не рисковал наносить знаки ни один первобытный дикарь. Для древних людей татуировки, раскраски на теле, лице передавали социально важную информацию: определяли принадлежность к
племени, положение в социуме, заслуги перед ним и т.д. С их помощью надеялись напугать врагов, оградить себя от злых духов. О том,
насколько серьёзно всё это воспринималось, свидетельствует факт, что
191
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сам непобедимый Юлий Цезарь устрашился воинов-бриттов, раскрасивших лица в синий цвет.
Сегодня посвящённые черпают важную информацию из татуировки уголовника110. Тому, кто изобразит на себе нечто не подобающее его
статусу в уголовном мире, придётся отвечать «по понятиям», и расплатой может стать даже жизнь.
Тема символа бесконечна, и поэтому мы лучше перейдём ещё к
одному виду знаков.
Есть знаки и н д е к с н ы е, знаки – указатели. Примером могут
служить флюгер, стрелки часов, компаса и других приборов. В наших
документивных сферах деятельности индексных документов встречается, к счастью, немного. Но если вам доведётся заглянуть, например, в
кабину авиалайнера, вы увидите, что приборы – а это и есть в понятиях
документологии индексные документы, поскольку они несут информацию жизненно важной ценности, – занимают в ней едва ли не всё помещение от пола до потолка. Впрочем, сейчас их размещают и на потолке, в зоне видимости пилота, штурмана или бортинженера.
В роли знака могут выступать сами п р е д м е т ы, информируя о
самих себе. В этом случае они представляют собой аутентивные документы. Предметными документами наполнены фонды музеев. Имеются
они и в библиотеках, комплектующих фонды игрушками для детей.
Знаки могут быть зафиксированы искусственным способом, но
могут иметь и природное происхождение. В последнем случае требуется умение их распознавать и осмысливать. И тогда станет ясно, что
хмурое небо – предвестник дождя; появится знание относительно того,
сколько лет просуществовало дерево, прежде чем его спилили; куда
ведёт заячий след на снегу и т.д.
Поскольку в роли знака может выступать всё что угодно, постольку, как ни парадоксально, и само отсутствие знака тоже может
быть знаком. Если на экране (компьютера, телевизора) сигнал был, а
теперь исчез, – значит с устройством или передатчиком или исходным
объектом что-то произошло. Если в ожидании известий друг обещает
позвонить, а звонка всё нет и нет, значит ожидаемое событие всё ещё
не произошло. Если ваш знакомый прошёл мимо и не поздоровался, вы
начинаете теряться в догадках: «Что бы это значило?»
Службы делопроизводства имеют дело преимущественно с искусственно созданными символьными (в виде символов обычно представ 110
См., напр.: Быков В. Русская феня / В. Быков. – Смоленск : ТРАСТ-ИМАКОМ, 1994. –
222 с.; Дубягин Ю. П. Краткий англо-русский и русско-английский словарь уголовного
жаргона / Ю. П. Дубягин, Е. А. Теплицкий. – М. : ТЕРРА, 1993. - 282 с.
192
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лен текст) документами. В библиотеках наиболее широко используются знаки символьные и аналоговые (из последних главным образом
иконические).
В чистом виде та или иная знаковая система для создания документа применяется редко. Такие документы – это преимущественно
рукописи, деловые письма, объявления, кроссворды и их разновидности: чайнворды (линейные кроссворды), кейворды, сканворды, судоку
и т.п. Чаще всего имеют место сочетания двух и более знаковых систем. Обычно это симбиоз символьных и иконических знаковых систем.
Наглядным примером могут такие служить сильно различающиеся по
функциям и полиграфическому исполнению виды документов как
банкноты и ребусы. Слово «ребус» происходит от латинского res —
вещь — и состоит в представлении имён, слов и фраз изображениями,
фигурами, композициями из букв и т п. Само слово появилось из латинской фразы «Non verbis sed rebus», что значит "Не словами, но вещами". Ребусное написание использовалось в некоторых ранних письменных системах. Ребусы оставались популярными в Средние века,
когда их изображали на зданиях или объектах владения, особенно церковных организаций.
В качестве исходного знака в тексте выступает либо графема, либо
фонема, либо точка (пиксель) или другой знак препинания. Знак приобретает смысл, либо став символом, либо в совокупности с другими
знаками. Буква «С», вписанная в окружность, воспринимается как копирайт, т.е. знак охраны авторского права: ©.
Смысл образуется, когда символьные, или, как их ещё называют,
идеографические, знаки образуют некую законченную последовательность. Так, сочетание двух букв «С» и «Т», если это не аббревиатура,
смысла не имеет. Однако добавление третьей буквы – «О» – придаёт
буквосочетанию осмысленность: «СТО». В завистимости от предварительной договорённости «сто» может пониматься как число или как
аббревиатура: Совет труда и обороны (был такой в прошлом веке и
первый его председатель Владимир Ильич Ленин). Добавление ещё
одной буквы меняет смысл: «СТОЛ». Известное арифметическое правило «от перемены мест слагаемых сумма не меняется» здесь не действует, перемена знаков местами придаёт слову новое значение: РОММОР. К тому же эффекту приводит замена одного знака на другой. На
этом строится интеллектуальная игра на линейную замену букв как
разновидность головоломки. Документ, именуемый метаграммой (от
греч. meta - между, через + gramma - буква), позволяет через несколько
ходов преобразовать исходное слово в не имеющее с ним ни одного
193
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
общего знака и общего смысла: «муху» превратить в «паука» (муха –
мука – лука – лупа – куна – кура – кара – пара – парк - паук).
Минимально значащая часть слова, представляющая собой сочетание нескольких графем, называется морфемой. Есть понятие «лексема». В случае с электронным документом её правомерно назвать «машинема» В её роли выступают л о г иۢ н, п а р о л ь. Минимальная
смысловая единица из нескольких лексем называется синтагмой. От
морфемы к лексеме, затем к синтагме смысл комбинации знаков меняется и всё более конкретизируется.
Соединение синтагм в развёрнутое законченное высказывание образует ф р а з у (греч. phrases – выражение, оборот речи). Сочетание
фраз отражает развёрнутую законченную мысль. Сложное синтаксическое целое, представляющее собой смысловое единство зрительно
(синтакционно) на письме выделяют в а б з а ц, начинающийся с красной строки. В старину красной строкой называли первую строку абзаца, так как её выписывали киноварью – красной краской. Сейчас красной строкой называют заголовки, формулы, если они размещены точно
по вертикальной оси зеркала набора.
Другим существенным понятием является я з ы к сигнативной составляющей. Язык представляет собой упорядоченную систему знаков
в сочетании с правилами их употребления и интерпретации. Это определение очень близко к тому, которое записано в государственном
стандарте «Информационно–библиотечное дело. Библиография. Термины и определения»: язык – «система знаков, обеспечивающая коммуникацию и включающая набор знаков, правила их употребления и
интерпретации».
Важно различать языки естественный и искусственный. Естественный язык обусловлен практикой применения, и его правила не всегда формально зафиксированы. Он развивается и находится в постоянном движении, в нём всё время происходят различные изменения –
смещаются ударения (в русском языке ударение в слове имеет тенденцию сдвигаться на конец слова), изменяется род существительных. Например, слово «тополь» первоначально имело женский род. Слово
«кресла» единственного числа не имело: «Барыня села в кресла». Изменяется смысл слова: переносный становится основным и понимается
всеми однозначно, например, выражение «выпить чашку чая». Возникают понятия полисемии (одно слово имеет несколько значений) и
омонимии, когда несколько слов имеют одинаковый смысл. Естественный язык называется также коммуникационным, то есть используемым
в процессе непосредственного живого общения.
194
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Язык, специально созданный и регулируемый на основе согласованных принципов, является искусственным. Попытки создания искусственного языка восходят к XVI в. Такие выдающиеся учёные своего
времени как Френсис Бэкон, Рене Декарт, Готфрид Вильгельм Лейбниц, педагог Ян Амос Коменский, Лондонское Королевское общество
пытались разработать искусственный язык. Исаак Ньютон в 1661 г. в
возрасте 18 лет написал статью об универсальном языке. Все эти представители самых различных областей посредством искусственного
языка пытались найти универсальный способ языкового общения людей. Первый такой язык – «Esperanto» – появился в 1887 г., его автор
польский врач-окулист, в то время российский подданный, Людвиг Заменгоф. Этот искусственный язык наиболее устойчив и распространён.
В настоящее время на нём вещают 10 радиостанций, выходит около
140 журналов, библиотечный фонд составляет около 100 000 названий.
В Германии в 1879 г. немецкий священник с философским образованием Иоганн Мартин Шлейер предложил язык, который в переводе на
русский называется «Воляпюк», от английских слов world + speak =
volapuk – мировой язык. Язык оказался слишком сложным и не прижился, даже стал предметом насмешек, синонимом тарабарщины. В
1907 г. создан реформированный язык «Esperanto», известный под наименованием «ИДО». В 1951 г. Ассоциацией международного языка
был придуман язык «Interlingvа». Известен также язык «Новеаль»
(1928), который представляет собой соединение ИДО и окциденталя
(1921-1922, эстонец Эдгар де Вааль). Язык Новеаль предложил датчанин Йенс Отто Харри Есперсен (1860-1943) . Как видим, тяга к изобретению искусственных языков охватила многие страны. Но все они ориентировались на коммуникационный язык, т.е. язык естественного,
живого общения, и оказались востребованными.
Однако другая ветвь лингвистических разработок привела к очень
серьёзным, ощутимым результатам – изобретению языков машинного
программирования. В настоящее время пытаются внедрить универсальный компьютерный язык UNL, разработанный в Университете
ООН. Этот язык призван стать промежуточной инстанцией при переводе с одного языка на другой. Основная цель его внедрения состоит в
том, чтобы положить конец доминированию в Интернете английского
языка. Поначалу UNL ориентировался на 16 языков мира, а к настоящему времени охватывает 185 языков и практически приближается к
тому, чтобы учитывать все языки мира. Однако приживается он слабо,
и есть сомнения в том, что приживётся, поскольку не успевает соответствовать быстро происходящим изменениям в этой области.
195
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В библиотечном деле разработаны специфические языки: информационно–поисковый язык, язык предметных рубрик, язык библиографического описания, язык программирования. Например, информационно–поисковый язык имеет в основе язык естественный, но создан по
собственным правилам, со специальной терминологией. Так, понятие
«дескриптор» – словарная единица информационно–поисковой системы, которая выражена словом, словосочетанием или кодом и включает
эквивалентные или близкие по смыслу ключевые слова. Для невзаимозаменяемых слов существует термин «аскриптор». Дескрипторы и аскрипторы включены во множество, которое тоже имеет профессиональное наименование – «тезаурус». В дальнейшем по мере
необходимости вы познакомитесь с библиотечными языками более детально.
Есть у нас и другие языковые операции. Таково, например, конвертирование данных, т.е. изменение формы их представления при сохранении информации. Эта операция роднит конвертирование с кодированием (см. далее). Конверсия (от лат. conversio – превращение,
изменение) каталогов – это перевод их из одной знаковой системы в
другую, более пригодную для данных условий. Библиографические
описания в формате UNIMARC или ином переводят в RUSMARC, т.е.
производят языковую конверсию.
При составлении предметных рубрик в каталогах, энциклопедиях
зачастую применяют инверсию (лат. versio – изменение, поворот), т.е.
меняют привычный порядок слов данного языка на порядок, более
удобный для поиска. Например, выражение «Применение компьютеров
при составлении геологических карт Российской Федерации» на языке
предметных рубрик примет вид:111 Российская Федерация – Геологические карты – Составление – Применение компьютеров. Используют
также пермутацию (от лат. permutare - менять) – взаимозамену ключевых слов (дескрипторов), обогащающую возможности информационного поиска.
Последовательность восприятия графем, лексем, фраз, как правило, влияет на смысл текста. Различное сочетание графем, фонем или
пикселей образует разные смыслы: сон – нос – cно (cтуденческое научное общество). Из букв, составляющих слово «документология», мой
студент Алексей Якимов путём перестановок составил осмысленные
выражения:
Без документа нет студента
111
Пример взят из кн.: Зупарова Л. Б. Аналитико–синтетическая переработка информации:
Учебник / Л. Б. Зупарова, Т. А. Зайцева. – М.: «Издательство ФАИР», 2007. – С. 268.
196
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Я документолог
Документ – моя доля
Документ у меня
Уния – документ
и даже «Кот ел молоко», «Лето – окно – молния», «Я ем лимон».
Как разновидность пермутации известны палиндромы – слова,
числа и фразы-перевёртыши, которые читаются одинаково от начала к
концу и от конца к началу: казак; топот; 7447; Коту тащат уток; А то –
барана работа; Аргентина манит негра; Я не реву – уверен я. Классиком палиндрома считают стихотворение Велемира Хлебникова «Перевертень (Кукси, кум, мук и скук)».
Упорядоченное множество синтагм или хотя бы лексем (графем,
морфем, машинем), а также фраз, абзацев, выраженное на том или
ином языке и объединённых общим смыслом, называется т е к с т о м.
Латинское слово textum переводится как «связь», «соединение», то есть
текст – это, другими словами, связное содержание, выражение некоторых мыслей. Текстом в широком смысле слова считают любую семиотически организованную последовательность знаков, имеющую значение и/или смысл. С этой точки зрения правомерно говорить об
иллюстрации как образном тексте, о тексте музыкального произведения, – вообще о тексте документа любого вида.
Помимо текста существует понятие метатекста (другого текста,
имеющего прямую связь с исходным текстом и не существующего без
этого исходного текста). Имеет место и контекст (лат. contextus —
тесная связь, соединение) – законченный отрывок текста, необходимый
для понимания смысла входящего в него слова или фразы. Есть также
понятие подтекста – скрытого смысла, таящегося в тексте; затекста
– когда все слова и смысл текста понятны, но из него следует на первый взгляд нелогичный, но тем не менее оправданный привходящими
обстоятельствами вывод. Например, когда докладчик посреди выступления внезапно просит присутствующих (по невидимому для них сигналу «Тревога») покинуть аудиторию – это следствие никак не вытекает из излагаемой информации.
Короче говоря, понятие текста настолько сложно, что составляет
предмет самостоятельной науки – текстологии. С нею связан блок родственных наук о документе – источниковедение, археография, палеография (последняя изучает графику знаков, историю письма).
Поскольку текст предполагает обязательную организацию знаков,
он подчиняется принципам синтактивной составляющей. А поскольку
он к тому же непременно имеет смысл, то воплощает собою семанитивную составляющую документа.
197
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Код. Есть ещё одно понятие в теории сигнативной составляющей
документа, одинаково важное и для документоведения, и для библиотековедения. Это понятие «код» (кодирование информации). Все существующие определения кода мало приемлемы, они только вносят путаницу.
По библиотечному стандарту код – это «система представления информации в виде данных, состоящая из набора условных знаков и правил
присвоения им значения». Но ведь и бескодовая система представления
информации состоит из того же самого, т.е. условных знаков и приписываемого им значения. Поэтому лучше вникните в моё определение, оно и
короче, и понятнее: «Код есть преобразованный знак, – знак знака».
Исходя из закона относительности документа, решение вопроса о
том, что считать кодом, а что – знаком, зависит от точки отсчёта. Если
мы договоримся, что знаковое выражение фонетического звука «А»
(фонемы) будет на материальном носителе выглядеть тем или иным заранее оговорённым образом, это будет первичный знак. Если мы его
преобразуем и договоримся, что он тождествен цифре 1, или – в двоичной системе – четырём нулям и четырём единицам, то эта последовательность цифр станет его машинным кодом. Может быть и звуковой
код (фонема «А», абсолютно ничего общего не имеющая с графическим условным её выражением. Точка-тире в азбуке Морзе закодирует
букву «А» для её передачи телеграфным способом: там точкой и тире
условно называют комбинацию одного и – после промежутка – двух
кратковременных включений тока. В морской флажковой сигнализации «А» предстанет в виде взмахов флагами и т.д. В использовании
кода может возникать острая необходимость. Он используется для
свёртывания текста, для его видоизменения в тех случаях, когда это
оправдано какими-либо соображениями (экономичности, точности).
Столь же правомерен и прямо противоположный подход: исходным знаком можно считать букву алфавита, а присваемое ей значение кодом. Так, древние славяне изображений цифр не знали, но из этого,
казалось бы, затруднительного положения выходили легко: вместо
знаков цифр они при необходимости пользовались знаками букв. Букве
«А» соответствовала единица, букве «Б» - двойка, букве «В» - тройка и
т.д. Таким образом, знаками букв можно было закодировать цифры. В
отличие от этого разведчики пользуются знаками цифр, которые при
расшифровке перекодируют в буквы.
Перекодировать можно любую знаковую систему в любую другую, – принципиальных ограничений на это не существует. Например,
по правилам геральдики ту или иную идею положено передавать соответствующим цветом, и за соблюдением этой нормы строго следят герольдмейстерские конторы. Но как быть, если герб требуется изобра198
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
зить на металлических изделиях – посуде, оружии, утвари? Да очень
просто: цвета надо перекодировать в однотонные линии, и тогда:
алый цвет передают вертикальные линии,
голубой – горизонтальные линии,
пурпурный – диагональные линии слева направо,
зелёный – диагональные линии справа налево,
чёрный – горизонтальные и диагональные линии крест-накрест.
Золото (жёлтый цвет) изображается черными точками на белом
поле, серебро — поле остается белым. Мелкими зигзагообразными линиями в некоторых странах изображается натуральный цвет. Горностаевый мех, как правило, при помощи штриховки выглядит белым с
покрывающими все поле черными хвостиками (иногда в виде крестообразных фигурок), а беличий мех представлен чередующимися белыми и черными (голубыми) фигурками в виде язычков, концы которых
обращены вверх или вниз.
Вот теперь вместо цветных можно пользоваться только чёрнобелым колером, а то и вовсе обходиться без цвета – при тиснении, например, – и тем не менее воспринимать однотонные полосы как яркие
цвета (рис. 28). Так композиторы слышат музыку, глядя на нотные линейки.
Рис. 28. Передача цветовой гаммы герба чёрно-белым кодом
Этимологически слово «код» восходит к латинскому «codex» –
обрубок дерева, чурбан. В Древнем Риме изобрели носитель информации, представлявший собой тонкие дощечки, наколотые из полена. Поначалу на них записывали законы римского права, и словом «код» стали обозначать собрание предписаний, законов. Впоследствии такое
собрание стали именовать кодексом, а за термином «код» закрепилось
значение «система условных обозначений для передачи, обработки,
хранения информации». Кодирование – искусственный язык, представляющий собой правила перевода одной знаковой системы в другую.
199
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В нашей стране с 1965 года функционирует Всесоюзный (теперь
Всероссийский) научно–исследовательский институт классификации,
терминологии и информации по стандартизации и качеству (ВНИИКИ)
– ведущее учреждение по классификации и кодированию технико–
экономической и социальной информации, информационного обеспечения стандартизации, метрологии и сертификации. ВНИИКИ – российский информационный центр ВТО – Всемирной торговой организации. Им подготовлено около 40 утверждённых правительством
общероссийских классификаторов технико–экономической и социальной информации. Они используются при работе с управленческой документацией в целях автоматизации обработки и поиска нужных сведений. Совместимость информационных систем обеспечивается их
взаимодействием на основе кодирования.
Простейший пример такого кодирования – всем известный цифровой код субъектов Российской Федерации для автотранспорта. За Адыгеей в нём закреплено цифровое обозначение 01, за Ямало–Ненецким
автономным округом – 89. Коды 90 – 99 были оставлены как резервные, но теперь уже применяются. Транспорт Москвы исчерпал возможности закреплённого за ним кода 77, и теперь переходит на код 99.
Московской области пока хватает кода 50.
В делопроизводстве закодировано большинство реквизитов, и
дублирование текста цифровой информацией стало определяющей
тенденцией современного делового документооборота. Действует около 40 общероссийских классификаторов (ОК), начиная с перечня форм
управленческой документации (ОКУД) и классификатора российских
классификаторов (ОКОК). Некоторые из них стали хорошо известны
всему населению хотя бы по аббревиатуре: ИНН/КПП – индивидуальный номер налогоплательщика/код причины постановки на учёт финансовым органом. ОГРРН – основной государственный номер юридического лица, выдаваемый налоговым органом. Кодирование прочно
вошло в нашу жизнь: кодируются виды документов, адресаты, авторы,
даты, предприятия и организации и т.д. Кодирование продолжает
стремительно развиваться.
В книжном деле найден способ присваивать индивидуальный номер каждому вышедшему в мире в свет изданию: книге – ISBN – International Standard Book Number, журналу – ISSN – International Standard
Serials Number, звукозаписи – ISRS, и т.д.
Кодами особенно богаты электронные технологии. Коды здесь называют идентификаторами, локаторами и иначе, но суть одна. Широко
известен, например, Универсальный локатор ресурсов – URL. URN
(унифицированное наименование ресурсов) представляет собой пере200
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
чень кодов документов в электронной среде. С 2002 г. в Интернете введён DOI – идентификатор цифрового объекта – наиболее полный и многоаспектный свод закодированных сведений об электронном документе.
Широко используется изобретённый для идентификации документов библиотечного фонда, а теперь повсеместно используемый для товаров любого рода штрих-код, или, как его ещё называют, бар-код (от
англ. bar – полоска, лента).
Любовь Борисовна Хавкина вслед за американским библиотекарем Чарлзом Кеттером разработала буквенно-цифровой код для фамилий авторов или заглавий книг. Он очень удобен для расстановки книг
на полках и карточек в каталожных ящиках.
Простым преобразованием знаков из одной формы в другую, т.е.
кодированием, оперирование знаковыми системами не исчерпывается.
Кодирование имеет несколько разновидностей. Самая простая форма
кода – с и г л а, от латинского слова siglum – буквенное сокращение,
аббревиатура. Сиглой принято считать краткое цифровое обозначение
адреса поиска или местонахождения объекта, в том числе документа.
Когда на у нас на семинарском занятии желающих выступать добровольно не обнаруживается, я вызываю по списку № 13 – пусть оправдывает свою сиглу. Вместо того, чтобы назвать папку по содержащимся в ней документам, проще и короче сказать: «Принесите мне,
пожалуйста, папку № 7».
Более сложно понятие «шифр» (от французского слова chiffre –
цифра, в свою очередь восходящего к арамейскому «ничто, пустота
(ноль)».
Слово «шифр» – древнейший библиотековедческий термин. Когда
появились библиотеки, то библиотекари в целях защиты фонда старались расставить и зашифровать книги так, чтобы никто посторонний не
мог найти нужную книгу. Каждый библиотекарь разрабатывал собственную систему шифрования книг, и считалось, что чем она хитроумнее и запутаннее, тем лучше. Когда пришли к выводу, что шифрование
книг желательно унифицировать, это стало принципиально новым явлением и своего рода прорывом в библиотекарском менталитете и соответственно в библиотечном деле. Достоинством стала считаться простота шифра, и в разработке библиотечных классификаций пошли по
пути упрощения, всеохватности, доступности поискового языка. В
библиотечных классификациях смысловые понятия коммуникативного
языка переведены в цифровую форму, что облегчает составление каталогов, поиск информации и т.д. Вся информация зашифрована в библиотечно–библиографических таблицах, что на много порядков упро201
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
щает обслуживание читателей, поиск нужной информации, общение
библиотек между собой при поиске. В библиотечном деле одновременно присутствует несколько систем шифрования: Универсальная десятичная классификация, которая используется во всём мире, Библиотечно–библиографическая
классификация
(ББК),
Рубрикатор
Государственной автоматизированной системы научно–технической
информации и иные.
Пароль для входа в компьютерную систему тоже представляет собой разновидность шифра. Сигнативный признак лежит в основе наименования «Литер» – документ на право льготного или бесплатного
проезда. В словах смета, заметка (от «мета», «отметина») видно
с и г н а т и в н о е происхождение документа.
Таким образом, сигнативная составляющая чрезвычайно важна
для понимания сущности и природы документа, она является атрибутом каждого документа.
Вопросы для самопроверки
1. В чём состоит значение сигнативной составляющей документа?
2. Выделите в прилагаемом списке наименования документов,
этимологически восходящие к сигнативной составляющей:
- петиция,
- декларация,
- устав,
- лицензия,
-трансферт.
3. Переведите в цифровой код для транспорта наименования следующих субъектов Российской Федерации:
- Адыгея
- Белгородская область
- Московская область
- Орловская область
- Якутия.
4. К какому виду знаков относятся индексы почтовых отделений?
5. Где находится исходный знак, а где – код в следующих парах
«Почтовое отделение на улице Лескова города Орла – 302020»,
«107258 – индекс одного из московских почтовых отделений»;
«8-486-2- 41-61-91 – номер телефона приёмной ректора Орловского государственного института искусств и культуры», «Номер телефона
приёмной ректора Орловского государственного института искусств и
культуры – 8-486-2- 41-61-91» ?
202
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6. Раскодируйте следующие знаки:
Знаки пожарной безопасности:
Гербы:
203
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лекция четырнадцатая.
Семантивная составляющая документа
Мы с вами уже знаем из первых лекций, что главная функция документа, то, ради чего он, собственно, и был изобретён, – информационная. Документ ценится, в конечном счёте, за то, что содержит в себе,
переносит и хранит некоторые сведения.
Информационную
сущность
документа
выражает
его
с е м а н т и в н а я составляющая (греческое слово semanticos переводится как «обозначающий»). Она передаёт значение и смысл информации, зафиксированной на/в материальном носителе. С точки зрения документологии,
или
документивного
подхода,
семантивная
составляющая – это центральное понятие, связанное с документом.
Рассмотрение этой составляющей – самый ответственный раздел документологии, поскольку семантика документа труднее всего поддаётся
формализации.
Понимание важности для документа его информационной компоненты в документологии укрепляется всё больше. В отличие от прежних терминологических стандартов, где документ определялся сначала
как материальный носитель и только во вторую очередь как записанная
информация, в ГОСТ Р 51141 – 98 «Делопроизводство и архивное дело.
Термины и определения» акцент перенесён на семанитивную составляющую. Документ здесь терминируется не как носитель с информацией, а как информация на носителе. Разница кардинальная!
Для того чтобы лучше понять суть семантивной составляющей,
предстоит получить хотя бы самое общее представление о сущности
понятия «информация».
Сущность информации
Вопрос о том, что такое информация, – это глубинный мировоззренческий вопрос. Его изучением озабочены представители многих
наук – философы, информатики, физики, кибернетики, нейрофизиологи, документалисты и т.д. Принципиально важно иметь внятный ответ
на этот вопрос и документологам.
Существует несколько точек зрения на сущность информации.
Одни из них довольно и даже чересчур оптимистичны, другие - напротив – весьма пессимистичны.
Столкнувшись с исключительно трудной задачей дойти до сути
феномена информации, отдельные учёные заявляют, что понятие «информация» не определяемо принципиально. Они, по крайней мере, признают её существование в реальном мире.
204
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Гораздо дальше идут авторы, утверждающие, что коль скоро информацию невозможно ощутить: увидеть, взвесить и т.д., она является
фикцией, фантомом, пустой абстракцией наподобие демонов и домовых. Однако большинство специалистов отвергают этот довод, утверждая, что к свойству, степени и тому подобным феноменам, к которым
можно отнести и информацию, понятия веса, цвета и иные приложить
нельзя. Кроме того, чувственно ощутимы лишь явления, а сущность
всегда абстрактна, бесплотна и представляет собой систему научных
понятий. В случае же с информацией задача состоит именно в постижении её сущности.
Известны определения информации как сведений, сообщений,
данных, независимо от формы их представления.112 По сути дела, такая
трактовка представляет собой не научную дефиницию, а разъяснение,
толкование термина «информация» на обыденном уровне.
Американский математик Клод Шеннон в 1949 г. интерпретировал
понятие «информация» как то, что уменьшает у получателя степень
неопределённости сведений об интересующем его объекте, явлении,
процессе и т.п. Хотя такое понимание и позволяет рассчитать даже количество информации, оно оставляет в стороне главное – природу,
сущность феномена информации.
Всё большую силу набирает исторически самый древний взгляд,
что существует информация в чистом виде. Будто бы она предшествовала созданию объективного мира, послужила первотолчком к его сотворению. Согласно теологическим представлениям, вначале было
Слово, т.е. информация, и мир был создан Словом («И сказал Бог: «Да
будет свет!» – И стал свет» и т.д.). В настоящее время эта точка зрения,
освобождённая от понятия сверхъестественной силы, получает признание значительной части философов и информатиков.
Философско-методологическая интерпретация рассматривает информацию как атрибут материи, равнозначный с веществом и энергией. Утверждают даже, что информация первична, поскольку она
«порождает движение материи и энергии в пространстве и во времени».113 Под информацией при этом понимается объективное свойство
реальности, которое проявляется в неоднородности распределения вещества и энергии в пространстве и во времени, в неравномерности
протекания всех процессов в мире неживой и живой природы, в том
112
Об информации, информационных технологиях и о защите информации: Федеральный
закон Российской Федерации от 27 июля 2006 г. № 149 – ФЗ // Рос. газ. –2006. – 29 июля.
113
Колин К. К. Природа информации и философские основы информатики / К .К. Колин //
Открытое образование. – 2005. – № 2. – С. 48.
205
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
числе в человеческом обществе, в сознании мыслящего существа.114
«Информация в самом общем виде выступает как отражение разнообразия, как разнообразие отражения», - вторит ему видный информациолог А. Д. Урсул115. Соответственно теория информации предстаёт
как фундаментальная наука, имеющая первостепенное значение для
всех остальных областей знания.116
В соответствии с ещё одной концепцией информация порождается
первичным физическим элементом, именуемом «информацион». В будущем мысли из дематериализованной, идеальной формы смогут превращаться в материальные вещи, предметы, сооружения и т.д. Информация послужит горючим для информолётов, способных перемещаться
с любой, в том числе сверхсветовой скоростью. Она позволит мгновенно регенерировать любой орган любого живого существа, заменит привычные продукты питания и т.д. Эта самая, пожалуй, смелая концепция
страдает, однако, отсутствием убедительных исходных оснований.
Наиболее смелые исследователи распространяют понятие информации на паранормальные явления – телепатию, ясновидение, лозоискательство, экстрасенсорику, полтергейст, спиритизм и т.д. Считается,
что вся Вселенная представляет собой систему, в каждой точке которой содержится вся информация обо всём, причём и о прошлом, и о
настоящем, и о будущем. Задача состоит лишь в том, чтобы найти доступ к этой информации, и некоторым людям это отчасти удаётся.117
Эти концепции можно было бы считать удовлетворительными, если бы они подкреплялись экспериментальными проверками. Кроме того, они пока ещё далеки от раскрытия механизмов создания, передачи,
обработки, хранения и восприятия информации, то есть мало приемлемы в операциональном плане, с точки зрения документивной практики.
В науке проводятся и другие взгляды на природу информации. Их
блестяще систематизировал и проанализировал самый известный в
библиотечно-информационном мире специалист Аркадий Васильевич
Соколов118. Большей объяснительной силой обладает концепция, в со 114
Колин К. К. Природа информации и философские основы информатики / К .К. Колин //
Открытое образование. – 2005. – № 2. – С. 45.
115
Урсул А. Д. Информация. Информатика. Глобалистика / А. Д. Урсул // Открытое образование. – 2011. - № 6. – С. 65.
116
Колин К. К. Информатика как фундаментальная наука: проблемы и перспективы становления нового научного направления / К. К. Колин // Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. – 2007. –№ 1. – С. 9.
117
Блюменау Д. И. Информация в паранормальных явлениях / Д. И. Блюменау // Науч. и
техн. информация. – Серия 1. – 1997. – № 7. – С. 8 – 20.
118
Соколов А. В. Философия информации: профессионально-мировоззренческое учебное
пособие / А. В. Соколов; Санкт-Петерб. гос. ун-т культуры и искусств. – СПб. : СПбГУКИ,
2010. – С. 5-33.
206
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ответствии с которой информацией, то есть восприятием, распознанием и осмыслением поступающих извне сигналов располагает только
обладающий сознанием субъект.
Согласно одному из крупнейших современных представителей
информатики, Руджеро Сергеевичу Гиляревскому, для специалистов,
изучающих структуру, общие свойства информации, закономерности
её сбора, обработки, хранения, поиска, распространения и использования, односторонних трактовок информации недостаточно. Требуется
разводить смысл и определять взаимосвязи понятий «сведения», «данные», «информация», «знания». С его точки зрения, данные суть факты, идеи, сведения, представленные в знаковой (символьной) форме,
позволяющей производить их передачу, обработку и интерпретацию.
Информация же – «это смысл, который человек приписывает данным
на основании известных ему правил представления в них фактов, идей,
сообщений»119.
Такое
понимание
информации,
продолжает
Р.С. Гиляревский , соответствует и этимологии: латинское information
– разъяснение, изложение.
Рис. 29. Один из основоположников информатики
заслуженный деятель науки Руджеро Сергеевич Гиляревский
Иными словами, информация понимается как реальность, но
субъективная, т.е. у каждого своя. Факты, идеи, сообщения могут поступать ко всем одни и те же, но отбирает для себя те или иные, истолковывает их каждый в меру своего разумения. Информация субъективна как реальность и в том отношении, что она привязана к владеющему
ею субъекту: есть субъект – есть у него и определённая информация,
119
Гиляревский Р. С. Понятие информации в информатике / Р. С. Гиляревский // Информатика как наука об информации. Информационный, документальный, технологический,
экономический, социальный и организационный аспекты; под ред. Р. С. Гиляревского. –
М.: ГРАНД-ФАИР, 2006. – С. 9-10.
207
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нет субъекта – и всё имеющееся у него информационное богатство исчезает вместе с ним. Такое понимание информации вполне корректно.
Информация не материальна и не содержится ни в каких явлениях
или процессах материального мира, в том числе в знаках, текстах, программах, компьютерах и т.д. Наличие информации приписывается
этим явлениям/процессам познающим субъектом, обладающим способностью с той или иной степенью достоверности интерпретировать
часть сигналов, в бесконечном множестве поступающих от объектов
внешнего мира, таким образом проявляющих себя в нём.
Информация не может существовать иначе как в форме знаков, закреплённых на материальном носителе. Теперь становится понятно,
почему, например, знаки передают то, чем сами не располагают, но что
условно приписывается им по предварительной договорённости. Широко распространённые выражения типа «передача информации»,
«приём информации», строго говоря, метонимичны, т.е. понимаются в
переносном смысле. Знак воспринимается одним или несколькими из
пяти органов чувств человека и в процессе мыслительной деятельности
преобразуется в новое качество – ему придаётся некое значение, некий
смысл. То, что одному представляется хаотическим набором точек и
линий, другой воспринимает как осмысленный текст. Третий воспринимает тоже как текст, но иной по сравнению с тем, как воспринимает
его второй. Взгляните на эту фигуру – что вы на ней видите?
Рис.30. Что здесь изображено?
На первом изображении можно видеть как цветок, так и девичье
лицо. На втором рисунке модно увидеть как старуху, так и девушку, на
третьем – дерево и четыре лица, и т.д. Из-за того, что представленную
информацию каждый воспринимает в меру своей подготовленности, и
происходит известное выражение «Каждый понимает видимое/слышимое в меру своей испорченности». Ведь, строго говоря,
представленное изображение представляет собой всего-навсего заштрихованную поверхность. Содержание штрихов каждый домысливает (наделяет смыслом) самостоятельно.
208
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Компьютер имеет дело с электрическими импульсами, их заранее
обусловленными комбинациями. Эти импульсы вводят и преобразуют
физическим способом. Для компьютера они никакой информации не
несут, информацию из них извлекают люди – каждый человек в меру
своего разумения. Так явление физическое превращается (в мозгу человека) в явление семантическое – именно в этом состоит природа возникновения информации.
Запоминание и упорядочение полученной информации превращает её в знание. Знанием, как и информацией, обладают, строго говоря,
опять же только мыслящие субъекты. Знание научно определяют как
структурированную информацию, т.е. связанную в сознании личности
причинно–следственными и иными отношениями и образующую систему120.
Другими словами, знание тоже представляет собой субъективную
реальность. Выражение «знаниевые системы» столь же метонимично,
сколь и выражение «информационные системы». Однако их приходится принимать как естественную норму живого языка, в котором перенос значения с одного предмета на другой по одному из отличительных признаков – явление широко распространённое, обыденное,
используемое ради экономии речи. Так, выражение «выпил стакан
чаю» всеми понимается однозначно – как заменитель более громоздкого выражения «выпил чая в объёме, равном заполненному стакану».
Перенос значения со слова «чай» на слово «стакан» человек легко в
своем сознании преодолевает, подразумевая под неверным по форме
выражением его верный по существу смысл.
С поправкой на метонимическую специфику живой речи мы и будем в дальнейшем употреблять обороты «информационная составляющая документа», «информационная функция» и им подобные.
В строгом смысле документ в общем случае можно определить
как выраженную в знаковой форме и закреплённую на материальном
носителе информацию. Напомню, что если в виде такого знака предстаёт сам изучаемый объект, он представляет собой аутентивный документ. В остальных случаях – особенно когда материальный носитель
интересен для субъекта не сам по себе, а содержащимися в нём естественными или (особенно) искусственными знаками, подлежащими рас 120
Гиляревский Р. С. Понятие информации в информатике / Р. С. Гиляревский // Информатика как наука об информации. Информационный, документальный, технологический,
экономический, социальный и организационный аспекты / Под ред. Р. С. Гиляревского. –
М.: ГРАНД–ФАИР, 2006. – С. 10.
209
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
шифровке, - он приобретает в глазах субъекта статус неаутентивного
документа.
Понятие «смысл»
Слово «значение» – напомню – происходит от слова «знак». «Значение» устанавливает место данного понятия в ряду сходных понятий.
Это слово часто используется в терминологических словарях. Вопрос о
том, как соотносятся между собой значение и смысл – трудный и до
конца не прояснённый. Этимологически «смысл» – «сомыслие» (совместная, одинаковая мысль, одинаковое понимание чего-либо). При
составлении и изучении текстов самая важная и самая сложная задача –
смысловая их интерпретация. Рискну утверждать, что слово «смысл» –
это более глубокое понимание слова «значение», внутреннее логическое содержание информации. Как и значение, смысл сообщению
п р и д а ё т с я, выбирается из нескольких возможных значений слова
или выражения, требует особых пояснений, уточнений. Так, исходное
значение старославянского слова «ключ» – «стержень с загнутым концом» (ср. клюка). С течением времени это слово приобрело много разных смыслов. Один из них проистекает от свойства такого стержня отпирать и запирать замок (дверной ключ). Другой – от свойства
поворачиваться по центральной оси (гаечный ключ). Свойство соединяться, входить в контакт с другим предметом позволяет использовать
слово «ключ» в смысле «электрический выключатель». Отключиться –
означает «потерять ключ», т.е. «лишиться контакта». Поскольку без
ключа невозможно отпереть замок, т.е. начать действовать (в помещении), ключ стал символом начала (ключ – источник, родник, начало
всех начал). По этой логике возник «нотный ключ», ставящийся в начале нотной строки. Но без ключа нельзя и запереть, т.е. завершить
действие, и ключом назвали самый верхний камень в середине свода.
Без ключа нельзя попасть куда следует (в помещение), и слову «ключ»
придаётся смысл инструмента для расшифровывания секретного текста, кода, условия для овладения чем-нибудь (ключ к сердцам людей).
Ключом владеют только те, кому он доверен, – и вот мы видим в дореволюционной России камергера с золотым ключом на голубой ленте –
символом того, что данное лицо вхоже в царские покои. Всякая деятельность начинается после выполнения ключом своей функции, и в
языке появляются выражения «ключевая функция», «ключевой момент». А коль скоро функция – это действие, активность, то «бить
ключом» значит «бурлить, клокотать», а также «активно, бурно проявляться».
По схожей причине первоначальные смыслы, вкладываемые в те
или иные слова, с течением времени радикально меняются – настолько,
210
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
что люди подчас напрочь забывают, что обозначало то или иное слово
в момент своего появления. Приведу несколько примеров, начиная с
наиболее близкого тематике нашего курса. Первоначально слово «код»
означало всего-навсего «обрубок дерева, полено, чурбан». Поскольку
из это полено кололи на тоненькие дощечки, чтобы записывать на них
тексты, «код» превратился в «кодекс» в значении материальной формы
документа. Параллельно кодексом стали называть свод юридических
узаконений, поскольку кодекс (набор дощечек) заключал в себе положения римского права. Поскольку при создании материальной основы
документа полено преобразовывалось в другую форму, под кодом стали понимать «преобразователь», помимо термина собственно «код»
появились «кодер» - преобразователь сообщения в иную форму – и
«декодер», или «расшифровыватель». Появилось понятие кодификации
и ряд других, значение которых совершенно отошло от первоначального. Негодником, негодяем изначально называли рекрута, который по
медицинским показаниям оказывался непригодным к военной службе.
Что означает это слово сейчас, понятно без объяснений.
Иными словами, множество смыслов одного и того же значения
порождает полисемию понятий. Если одно и то же высказывание может пониматься по-разному. Так, услышав: «Ах, какие у Вас редкие
волосы!», обычно хотят знать, в каком смысле понимается слово «редкие». Таким образом, смысл определяет отношение к значению. Важно, чтобы отправитель и получатель понимали сообщение в одном и
том же смысле, иначе коммуникация между ними исказится.
При необходимости возможна, как ни парадоксально, интерпретация даже бессмысленных текстов. Так, Льюис Кэрролл в 1855 г. опубликовал стих, впоследствии известный как «Бармаглот». Приведу первое (из семи) его четверостишие:
Варкалось. Хливкие шорьки
Пырялись по наве,
И хрюкотали зелюки,
Как мумзики в мове [Перевод Дины Орловской]
Использованные здесь несуществующие слова подчиняются, однако, всем правилам построения предложений. Для тех, кто домогался
постичь смысл, Кэрролл в «Алисе в стране чудес» устами одного из
персонажей (Шалтая-Болтая) с «умным» видом разъяснял: «варкалось
– восемь часов вечера, когда уже пора варить ужин, но в то же время
уже немножечко смеркалось; «хливкий» - хлипкий и ловкий одновременно; шорёк – помесь хорька, ящерицы и штопора; «пыряться» - весело прыгать, нырять, вертеться; «нава» - трава под солнечными часа211
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ми: простирается немного направо, немного налево и немного назад;
«хрюкотать» - хрюкать и хохотать. И так далее.
Экспериментируя над русским языком, футурист Алексей Елисеевич Кручёных в 1912 году написал стихотворение:
Дыр бул щыл
убешщур
скум
вы со бу
р л эз.
При всей бессмысленности (сам Кручёных писал, что слова написаны на собственном языке, они не имеют определённого значения)
стих стал широко известным. Большим ценителем этого стиха был русский религиозный философ и учёный Павел Александрович Флоренский (1882-1937). Он писал: "Мне лично это "дыр бул щыл" нравится:
что-то лесное, коричневое, корявое, всклокоченное, выскочило и скрипучим голосом р л эз выводит, как немазаная дверь". Сам Кручёных утверждал, что в этой строке "больше русского, чем во всём Пушкине" (!).
Академик Лев Владимирович Щерба приблизительно в 1928 году
на вводных лекциях к курсу «Основы языкознания» разъяснял студентам, что бессмысленная фраза «Гло́кая ку́здра ште́ко будлану́ла бо́кра и
курдя́чит бокрёнка» подчиняется всем правилам русского языка и потому позволяет понять её общий смысл: некоторое, определённым образом характеризуемое, существо женского пола что-то сделало определённым образом с другим существом мужского пола, а затем начала
(и продолжает до настоящего момента) делать что-то другое с его детёнышем (или более мелким представителем того же вида). Следовательно, заключал лектор, морфология слова позволяет выйти на его
семантику. Эта фраза стала классической после публикации научнопопулярной книги Льва Успенского «Слово о словах». Эти выражения
стали постепенно входить в современную лексику: есть военный марш
«Глокая куздра», персонаж детектива «Убийца поневоле» Александры
Марининой, эта фраза звучит в финансовой радиорекламе и т. д. Язык,
как видим, очень гибок и прихотлив, пути его развития трудно предсказуемы, он готов наделить смыслом и сделать модными самые бессмысленные слова и фразы. Эти примеры подтверждают, что смысл
знакам и их сочетанию именно приписывается, привносится извне.
Под словом «смысл» подразумевается также назначение, предназначение (основная функция) чего-либо, цель того или иного действия.
Зачастую приходится много потрудиться, чтобы добраться до истинного, глубинного смысла воспринимаемого текста, поскольку он может
быть сознательно скрыт, спрятан автором. Он делает это ради того,
212
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
чтобы сделать своё произведение более интересным, иносказательным,
чтобы осмыслить его могли только посвящённые. Французский поэт
Стефан Малларме (1842 - 1898) отмечал: «Назвать предмет – значит
уничтожить три четверти наслаждения поэзией, которое состоит в счастии постепенного угадывания: намекать <…> вот мечта»121.
Расшифровкой смыслов занимается самостоятельная наука герменевтика. Наименование этой науки пошло от имени древнегреческого
бога Гермеса, которому среди прочих достоинств приписывалась способность изъяснять людям волю богов, выраженную в формах, недоступных для понимания простых смертных. Гермес, согласно античным
верованиям, – изобретатель письменности, покровитель магии.
Для библиотекарей правильная интерпретация содержания имеет
значение при классификации, расстановке и обслуживании пользователей (читатель может не найти книгу, если его логика отличается от
логики библиотекаря, и наоборот).
Смысл каждого документа лучше всего может понять человек,
специализирующийся в данном направлении, поэтому случай, когда в
отделах классификации работают специалисты с базовым небиблиотечным образованием, – идеальный. Конечно, при условии, что они занимаются своей областью. Аналогично складывается ситуация и в отделе обслуживания. Библиотекарь (имеется в виду работник с базовым
библиотечным образованием) вынужден выполнять запросы читателей
по формальным признакам соответствия, не всегда разбираясь в их информационных потребностях, и выполняя заказ, потратит намного
больше времени, чем специалист, имеющий первый диплом по профилю информационного запроса.
Смысл слова, как уже говорилось, чаще всего зависит от контекста. Для того чтобы уловить смысл, библиотекарь ориентируется, главным образом, на содержание документа, ибо читателя в документе интересует информация того или иного содержания, той или иной
тематики. Изобретено большое количество классификаций документов
по содержанию, классификаций чисто прикладных, библиотечных,
удобных для пользования, зачастую не имеющих под собой научной
основы. Поскольку многие из них обладают серьёзными методологическими изъянами (например, в них не соблюдено требование единства
деления), то поиски более точной классификации не прекращаются на
протяжении веков.
121
Цит. по кн.: Эко У. Роль читателя. Исследования по семиотике текста / Умберто Эко. –
М. : Изд-во РГГУ¸ 2005. – С. 94.
213
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Понятие «Содержание» в семантивной составляющей
Семантивная составляющая проявляется главным образом в
с о д е р ж а н и и документов, их целевом и пользовательском назначении.
Чтобы лучше разобраться в содержании документов, их классифицируют, то есть группируют по общим для них признакам. Это позволяет распределить всё множество документов по осмысленной системе, которая существенно облегчает их поиск, повышает
оперативность и безошибочность работы документиста, то есть её качество и эффективность.
Согласитесь, что было бы весьма затруднительно разобраться в
классификации животных, якобы содержащейся в некой китайской энциклопедии, над которой иронизировал выдающийся аргентинский писатель, – к слову, состоявший директором Национальной библиотеки
Аргентины – Хорхе Луис Борхес (1899-1986). В этой мнимой классификации «животные подразделяются на: а) принадлежащих Императору, б) бальзамированных, в) приручённых, г) молочных поросят,
д) сирен, е) сказочных, ж) бродячих собак, з) включённых в настоящую
классификацию, и) буйствующих, как в безумии, к) неисчислимых,
л) нарисованных очень тонкой кисточкой из верблюжьей шерсти,
м) прочих, н) только что разбивших кувшин, о) издалека кажущихся
мухами».122
Во избежание такой чересполосицы в логике выработаны требования к классификации, изложенные в предыдущих лекциях. Напомню
вкратце эти требования:
– деление должно производиться по одному основанию;
– понятие должно делиться без остатка;
– деление должно быть последовательным, поэтапным; «перепрыгивать» через деление классификации запрещено;
– деление должно исключать возможность относить один и тот же
объект к двум и более группам.
Надеюсь, теперь юмор Борхеса стал более понятным: в приведённой им «классификации» нарушены все перечисленные требования.
Классом (от латинского classis – разряд, группа) называют множество предметов, выделенных по какому-либо признаку. В нашем случае процесс классификации представляет собой распределение документов на взаимосвязанные классы согласно наиболее существенным
122
Цит. по кн.: Фуко М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук / Мишель Фуко;
пер. с фр. – М., 1977. – С. 31.
214
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
признакам. При этом класс делится на подклассы по мере убывания
общности.
Из классификаций, имеющих всемирное признание, одна изобретена Мелвилом Дьюи во второй половине XIX в. и известна как Десятичная классификация Дьюи (ДК или ДКД). Дьюи разделил весь универсум человеческих знаний на десять классов, и каждый из них тоже
раздробил на десять более мелких разделов. Из них каждый имеет
опять же свои десять подразделов и так далее. Каждому смысловому
элементу (лексической единице) придаётся цифровое соответствие
(индекс). Поиск осуществляется по сочетанию индекса и смысла.
Этот приём оказался очень практичным, ничего более удобного
никем в мире не придумано, и поэтому ДК широко применяется во
многих библиотеках мира, - главным образом американских, но также
тех стран, которые следуют в фарватере США в библиотечном деле.
Дьюи предложил свою классификацию Библиотеке Конгресса, самой
крупной в мире, высоко оснащённой технически. А поскольку она
классифицирует документы по ДКД, и данные поступают в Интернет,
то, чтобы облегчить себе жизнь, многие библиотеки применяют ту же
классификацию.
Проблемой классификации документов по семантивному признаку озаботился П. Отле. Он пришёл к выводу, то лучше всего взять за
основу Десятичную классификацию, которую изобрёл выдающийся
американский библиотекарь Мелвил Дьюи (1851 – 1931) в 1876 году.
Однако классификация Дьюи ориентируется только на библиотеки,
притом преимущественно на произведения печати и даже ещё более
узко – только на книги.
Когда П. Отле понял, что понятием «документ» охватывается любая зафиксированная информация, он взял за основу схему Дьюи, но
усовершенствовал её для классификации, во-первых, любых видов документов, а во-вторых, документов, помимо библиотек поступающих и
в другие документивные учреждения. Он переплыл океан, встретился в
Америке с Дьюи и купил у него лицензию на УДК с правом её усовершенствования. Возглавляя Международную федерацию по документации, П. Отле создал под своим руководством комиссию, введя в неё
специалистов из всех областей знания. Так была создана широко известная у нас и во всём мире УДК (Универсальная десятичная классификация).
Весь универсум знаний по всем вопросам здесь почти механически, ради удобства пользования, разделён на 10 классов, каждый из которых разделён на 10 подклассов, каждый подкласс – ещё на 10 более
дробных групп и так до тех пор, пока каждому документу не найдётся
215
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
точное место в системе знаний. Для общего представления назову
только наиболее крупные деления Универсальной десятичной классификации: 0 – литература общего содержания (энциклопедии, междисциплинарные произведения), 1 – философия, 2 – религия и атеизм, 3 –
общественно–политическая литература, 4 – языкознание, 5 – естествознание, 6 – техника, 7 – искусство, 8 – литературоведение и художественная литература, 9 – история и география.
Для того, чтобы передавать смысл как можно более полно, П. Отле предложил оснастить основной классификационный ряд вспомогательными таблицами, которые позволяли бы давать определители и всё
более точно подходить к поиску нужного материала. Появились определители авторские, географические, языковые, хронологические и
иные. Индекс нужного запроса в сочетании с тем или иным определителем позволяет проводить поиск в сравнительно небольшом массиве
литературы.
Классификация в итоге получилась очень обширной. К тому же её
приходится постоянно обновлять, чтобы она соответствовала непрерывно меняющемуся содержательному тезаурусу знаний.
Классификацию, разработанную в Брюсселе и принятую международным сообществом ещё до 1917 года (а Россия активно сотрудничала с ФИД), Главполитпросвет в 1922 г. циркулярным письмом обязал
принять все советские учреждения. Но по мере того, как она распространялась, сотрудники учреждений вникали в неё и задавали неудобные идеологические вопросы. Масштабы применения УДК пришлось
уменьшить, а потом разрешили пользоваться только пятым и шестым
классами. От остального пришлось отказаться, поскольку УДК построена по принципу, не соответствовавшему коммунистической идеологии. Более всего она прижилась в научно–технических и естественнонаучных библиотеках.
Поскольку методологические, идеологические и политические установки советского государства расходились с западными, нашим учёным было дано задание составить иную классификацию – но на научной основе. Для этого привлекли лучшие научные силы, возглавлял эту
работу академик Бонифатий Михайлович Кедров – крупнейший специалист по классификациям наук. За основу советской Библиотечно–
библиографической классификации был принят всё тот же десятичный
принцип, – правда, в модернизированном виде. ББК была широко распространена в Советском Союзе. В 1970–1980-е гг. на неё перешли
также библиотеки стран народной демократии. Составители Классификации получили Государственную премию(1981) - в библиотечном
деле это единственный факт такого рода!
216
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С распадом СССР Библиотечно–библиографическая классификация сохранила свою (правда, в уменьшенном масштабе) популярность,
так как адекватно приспосабливается к новым реалиям. В настоящее
время она основательно модернизирована, вполне удобна и практична.
Она уже деидеологизирована, она постоянно модернизируется. Использование ББК избавляет от необходимости покупать лицензию у
разработчиков. Плюс к тому отсутствует угроза уплаты штрафа за нелицензированное использование УДК. По численности читателей, которые пользуются ББК (СНГ, Китай, Северная Корея, Куба, Вьетнам),
она вполне сопоставима с любой другой.
ББК также построена по десятичному принципу, но отрасли знаний в ней сгруппированы иначе: 1 – общенаучные и междисциплинарные знания, 2 – естественные науки, 3 – техника, 4 – сельское и лесное
хозяйство, 5 – здравоохранение и медицинские науки, 6–8 – общественные и гуманитарные науки (6 – обществоведение, 63 – история, 65 –
экономика, 66 – политика, 67 – право, 68 – военное дело, 70 – культура,
наука, просвещение, 80–84 – филология и художественная литература,
85 – искусство, 86 – религия, мистика, свободомыслие, 88 – психология, 9 – литература универсального содержания.
Первоначально в ББК были приняты буквенно–цифровые индексы, но впоследствии они были переведены в цифровые. Полезно отметить, что и за рубежом ББК не критикуется, специалисты признают её
полезность и рациональность.
В использовании классификаций или различных форм каталогов
библиотеки должны исходить из удобств для читателей и для себя самих, памятуя, что каталоги – стабильная и статичная система, и любые
недостаточно обоснованные изменения ей противопоказаны.
В системах делопроизводства, в архивном деле, в музеях, банках и
других документо–коммуникационных системах применяют собственные семантические классификации. Например, в делопроизводстве выделяют документы нормативно–правовые (законодательные), организационно–правовые, организационно–распорядительные, справочно–
информационные и иные.
Документы делят также по ц е л е в о м у н а з н а ч е н и ю, функциональной направленности документа, по отношению к библиотекам,
по отношению к другим социальным системам.
УДК, будучи, напомню, классификацией универсальной, позволяет разделять документацию самого различного характера: по административным вопросам, по материально–техническому снабжению, планированию, кадрам, финансово-кредитным вопросам и т.д. В
библиотеках предусмотрено деление по целевому назначению: доку217
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
менты официальные, научные, научно-популярные, массовополитические, учебные, производственные, справочные, информационные, литературно-художественные.
Внутри каждого вида они делятся на подвиды. Например, официальные документы делят на нормативно–правовые, нормативно–
инструктивные. Свои подклассы имеют документы научные: научно–
исследовательские, источниковедческие (научно–описательные), научно–практические, научно–производственные. Учебные издания подразделяют на учебники, учебные пособия, хрестоматии, практикумы,
методические указания, учебно–методические пособия, конспекты, задачники.
В каждом учреждении создаются документы, регулирующие порядок его функционирования. Назовём их учрежденческими. С семантивной точки зрения учрежденческие документы подразделяют на:
– управленческие, регулирующие процесс деятельности и обеспечивающие планомерный, ритмичный характер работы учреждения;
– кадровые – документы по личному составу;
– финансовые – они фиксируют размеры, распределение и направление движения денежных средств;
– технологические, или производственные (описывают процесс
производства предприятием продукции или услуг);
– маркетинговые;
– прочие.
Следующий аспект семантивной составляющей документа – его
ч и т а т е л ь с к о е (пользовательское) н а з н а ч е н и е, поскольку
содержание документа должно соответствовать информационной потребности пользователя. В нашей профессиональной литературе такое
соответствие называется пертинентностью. Соответствие информационному запросу обозначается термином «релевантность».
Чтобы смысл документа дошёл до потребителя, изложение должно быть доступно его пониманию. От читательских характеристик зависят объём материала, стиль изложения и т.д. Это ещё один широкий
класс деления документов. Читательское назначение может иметь в
виду признак языка, возраста, гендерный признак, его учитывают в тематике произведения. Возможны научно–популярные издания, предназначенные специалистам узкой специализации для ознакомления с
проблемами, выходящими за пределы этой специализации. Научно–
популярные издания для неспециалистов имеют совершенно другой
характер.
А д а п т и р о в а н н о е издание приспособлено к уровню подготовленности читателя, сокращено и упрощено. Издания м а с с о в ы е,
218
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
популярные ориентированы на модные в данный момент темы, изложены доступным языком, рассчитаны на широкую аудиторию. В отличие от них э л и т а р н ы е издания предназначены узкому кругу ценителей, выпускаются ограниченным тиражом, часто имеют особое
художественное оформление. Так называемые подносные именные экземпляры нумеруют, снабжают уникальными переплётами.
Издания для детей по содержанию и оформлению отличаются от
изданий для взрослых.
Кроме того, документы делят по с т е п е н и о б о б щ е н и я
и н ф о р м а ц и и на первичные и вторичные. Последние содержат метаинформацию. С этой точки зрения библиографические указатели,
реферативные обзоры и журналы относятся ко вторичным документам,
и читатель чаще всего начинает знакомство с темой именно с них. Существуют целые библиотечные подразделения, специализирующиеся
на чём-то одном из этого семантивного признака. Так, Информкультура в структуре РГБ занята депонированием рукописей и составлением
обзорной информации по самым различным сферам культуры.
По семантивной составляющей получили наименования очень
многие виды документов. Она прослеживается в наименованиях сложносочинённых слов: актограмма – автоматически записанный цикл активности животных; ареограмма – описание Марса; батитермограмма –
непрерывная запись температуры в вертикальном слое воды по ходу
судна; какограмма – неправильное письмо; плювиограмма – запись
дождя; тонограмма – запись глазного давления; торевматограмма –
описание барельефов; хореограмма – запись рисунка танца; эргограмма
– запись мышечного движения; фонокардиограмма – запись шумов
сердца; электронограмма – снимок картины при рассеянии электронов
и т.д. – сотни, если не тысячи наименований видов документов, и этот
перечень открытый, поскольку всё новые их виды появляются едва ли
не ежедневно. Первая их часть отражает с е м а н т и в н у ю, а вторая –
м а т е р и а л ь н у ю составляющую документа как научного понятия.
Таким образом, с точки зрения семантики документ представляет
собой довольно сложную систему, в которой можно выделить помимо
собственно содержания ещё целевое и читательское назначение, степень обобщения информации и ряд других признаков.
Вопросы для самопроверки
1. Есть ли в структуре документа составляющая более важная, чем
семантивная, и если есть, то какая именно?
219
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2. По каким основаниям можно рассматривать семантивную составляющую документа?
3. Выделите семантивные характеристики в понятии «Курс лекций
по документологии для студентов высших учебных заведений».
4. Выявите семантивную составляющую в наименовании следующих видов документа: аэрофототопограмма, сейсмограмма, селенограмма, изограмма, сфигмограмма, томограмма, энцефалограмма,
псевдограмма, картограмма, номограмма, диаграмма, орограмма, библиограмма, анаграмма, тавтограмма.
Найдите в словарях значение этих слов.
5. По этимологическим словарям найдите исходное значение слов
«термин», «спекуляция», «трагедия», «консерватория». Как соотносится современный смысл этих слов с их первоначальным значением?
6. Всмотритесь в прилагаемые рисунки внимательно, не отрывая
глаз в течение хотя бы полуминуты. Вы обнаружите, что их содержание меняется. Какое из двух изображений на каждом рисунке передаёт
авторский замысел адекватно? Почему вы так считаете?
220
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лекция пятнадцатая.
Синтактивная составляющая документа
Документ характеризуется ещё синтактивной составляющей.
Греческое слово «синтаксис» означает составление, построение, порядок. Научное определение синтаксиса – это структура знаковых систем, правила их образования и преобразования.
В каждом документе выделяется семантическое поле – пространственная, временнáя или иная структура, в которой знак (набор знаков)
может получать разные значения в зависимости от места своего нахождения. Если, например, ноль находится перед единицей, число читается как «единица». Тот же ноль, но расположенный после той же единицы, превращает это число в «десять».
Очерёдность расположения подписей в официальном документе
свидетельствует о степени ответственности руководителей в иерархической структуре управления. Сидящий в центре фотографии – обычно
наиболее важное в данной группе лицо. Понятие возвышенного и низменного наглядно выражено верхней и нижней частью иконы, здания
храма. Вообще сами эти слова – «возвышенное», «низменное» исходно
означают место в структуре пространства, т.е. синтактивны по сути.
Синтактивная составляющая имеет прямую связь с материальной
и семантивной составляющими документа, потому что и та, и другая
нуждаются в структурировании. Единообразная композиция документов одинакового назначения, принятые для них формальные правила
выделения, подчёркивания значений и смыслов усиливает информативность, т.е. семантивную составляющую документов. Синтактивный
компонент:
- облегчает восприятие текста, экономит время на его составление
и усвоение;
- сразу, т.е. исходя только из структуры документа, ориентирует в
его составных частях, позволяет отделить важное от второстепенного;
- благодаря наличию или отсутствию реквизитов (лат. requisitum –
требуемое), полноте их набора и правильности расположения на документе позволяет составить представление о его юридической силе, общей культуре составителя документа, т.е. является важнейшей имиджевой характеристикой документопроизводителя;
- формальным построением документа, т.е. соотношением и месторасположением его составных частей облегчает его интерпретацию.
Иными словами, и с этих позиций синтаксис документа теснейшим образом связан с его семантикой, т.е. с содержанием, значением,
смыслом текста.
221
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Принципы синтактивности следующие.
Целесообразность. Документ должен быть структурирован таким
образом, чтобы выбор каждого элемента его содержания и структуры –
гарнитура, кегль, ширина полей, интерлиньяж (межстрочный интервал), апрош (промежуток между буквами, словами), – плотность строки, цветовая гамма и насыщенность, формат листа, месторасположение
отдельных компонентов документа и иные – сообразовывались с целью
создания документа.
Синоним принципа целесообразности – принцип адекватности
(лат. adaequatus – приравнённый), или тождественности, или соответствия.
Рациональность. Этот принцип требует максимально наглядно
структурно воплощать замысел произведения минимальными композиционными и выразительными средствами, по возможности унифицированными применительно ко всем документам данного вида.
Принцип рациональности предполагает, в частности, эргономичную
форму документа. Реализация этого принципа зрительно облегчает
ориентацию в письменном/печатном пространстве текста, способствует более лёгкому усвоению его содержания.
Один из наиболее рациональных способов достигнуть этого состоит в том, чтобы разделить семантическое поле документа на участки, придав каждому собственное значение. Тогда отдельный синтаксический элемент будет передавать дополнительную семантическую
информацию: равномерные горизонтальные полосы на листе бумаги
начнут в одном случае восприниматься как нотные линейки, ориентирующие в месторасположении нотных знаков; в другом случае будут
определять направление, длину и высоту строк буквенного текста
(прописи). В библиографическом описании первые слова воспринимаются как заголовок, последние знаки как пагинация.
Аттрактивность (от лат. attrahere – привлекать). Структура документа, его знаковое воплощение подчиняются правилам гармонии,
художественной образности. Внешний вид документа воздействует на
воспринимающего субъекта психологически, на уровне чувств и эмоций, т.е. документ воспринимается в рамках категорий прекрасное –
безобразное, хорошее – плохое, привлекательное – отталкивающее. Такое эстетическое восприятие непосредственно влияет на отношение к
содержанию документа, усиливая или ослабляя его воздействие на адресата.
Вот почему столь большое и всё возрастающее внимание уделяют
внешней привлекательности документа, будь то рекламное сообщение,
почтовый конверт, театральный билет или деловой журнал. Документ
222
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
должен обладать притягательной силой, вызывать желание рассматривать его как художественное произведение, доставлять эстетическое
удовольствие. В ином случае впечатление будет на суггестивном уровне
снижено, и следовательно достижение цели, ради которой документ создан, окажется затруднённым. Это, разумеется, расходится с намерениями документопроизводителя. Следовательно, создатель документа в
равной мере должен заботиться и о том, чтобы наиболее доходчиво и
точно передать смысл своего сообщения, и о том, чтобы психологически
убедительно и привлекательно выстроить его структуру и инфраструктуру. Поэтому ширину полей, вокату, а также буквицы, заставки, виньетки, иллюстрации, спуск, колонтитулы (заголовочные данные, помещаемые над текстом страницы), колонцифры, концовки, орнамент,
маргиналии (заголовок, примечание, вынесенные на поле страницы),
политипаж (повторяющееся полиграфическое украшение), формат,
шрифт, сорт бумаги и многое другое выполняют с таким расчётом, чтобы они были наиболее удобочитаемыми и привлекательными123.
Синтактивная составляющая распространяется на структурирование и содержания, и оформления текста произведения. И в том, и в
другом случае имеет место как собственно структура, так и инфраструктура соответствующей компоненты. Структура относится к основной части семантивной или материальной составляющей документа, инфраструктура – к вспомогательной, обеспечивающей.
Структура семантивной составляющей документа. Главное, чем
ценен всякий документ, – это то содержание, ради которого он создан.
Структуру текста, который содержится в документе, мы будем рассматривать в первую очередь на примере книг как наиболее развитого
и основного, по крайней мере в библиотеках, вида документов. Во вторую очередь затронем управленческие документы.
Из новейших учебных пособиий по этому вопросу самое полное и
наиболее квалифицированное создано профессором Московского государственного университета культуры и искусств Светланой Петровной
Гараниной. Оно называется «Книга как объект изучения (книговедческий аспект)» (М. : Моск. гос. ун-т культуры и искусств, 2009. – 258 с.).
В библиотечном, книжном деле синтактивная составляющая отражается в понятийном аппарате и содержании понятий. Для библиотекаря принципиально важно различать прежде всего з а г л а в и е –
123
См. также: Столяров Ю. Н. Эстетика и поэтика документа / Ю. Н. Столяров // Библиотечное дело – 2005: деятельность библиотек и развитие информационной культуры общества: Материалы десятой междунар. науч. конф. (Москва 20 – 22 апреля 2005 г.). – М.,
2005. – С. 39 – 42; Столяров Ю. Н. Визитная карточка Пушкина – скорбное свидетельство
неразделённой любви / Ю. Н. Столяров // Секретарское дело. – 2001. – № 3, – С. 74 – 75.
223
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
общее наименование произведения. Произведение может быть выпущено в нескольких т о м а х, каждый из которых учитывают, хранят и
выдают отдельно. И наоборот: несколько самостоятельных изданий,
каждое со своим заглавием, могут быть переплетены в один сборник.
Если этот сборник тематический, он называется к о н в о л ю т, если
включает произведения по разным темам – а л л и г а т. Помимо издательского или вместо него издания могут оснащаться библиотечным
переплётом.
Непериодический документ, имеющий от 5 до 48 страниц любого
формата и, как правило, мягкую обложку, называется б р о ш ю р о й. В
статистике выпуска печатной продукции, в библиотечной статистике
брошюры учитывают отдельно от книг. В книге суммарного учёта
брошюры котируют как документы временного значения (за исключением редких изданий), их обработка намного проще и списать их намного легче.
Если непериодическое издание содержит более 48 страниц, оно по
формальному признаку попадает в разряд к н и г – таков международный стандарт. Р е ф е р а т (лат. referre – докладывать) – изложение сути обстоятельного произведения. Д а й д ж е с т (англ. digest – краткое
изложение) близок к реферату, он представляет собой адаптированное
сокращённое изложение исходного произведения. Дайджестом называют также периодическое издание, в сокращённом виде перепечатывающее материалы из других изданий.
Библиотека зачастую приобретает несколько э к е м п л я р о в
одного наименования. П е р е п л ё т н у ю е д и н и ц у (например,
подшивку газет) библиотекари отличают от у ч ё т н о й е д и н и ц ы,
поскольку эти единицы измерения фонда могут между собой не совпадать.
Визуальная архитектоника документа* выражается в логической
соподчинённости его частей: когда каждый из блоков текста зрительно
обособляется, причём более важный по смыслу компонент подчёркивается выразительными и композиционными средствами.
Текст композиционно делят на части (тома, полутома), разделы,
главы, параграфы и подпараграфы.
Отдельную мысль оформляют в виде абзаца. Каждый абзац начинают с так называемой красной строки. В первопечатных книгах абзацев не было, новые мысли подчёркивали красной строкой. Заглавные
буквы, или инициалы (по-русски – буквицы) в древних книгах выписы *
Архитектоника документа – художественное выражение особенностей построения как
единого целого, взаимосвязь и соотношение составляющих его частей.
224
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вали ярко красной краской – киноварью. Ею же выделяли названия частей произведения. Поскольку инициалы в инкунабулах рисовали от
руки, в типографиях для них оставляли пустой квадрат. Его заполняли
не всегда, а впоследствии вместо него стали использовать абзацный отступ, условно названный красной строкой.
Строка в начале абзаца без отступа называется тупая (тупой абзац). Такая оригинальность не всегда идёт на пользу читателю. Если
текст первого абзаца заканчивается у правого поля, а следующий идёт
без отступа и дополнительной пробельной строки, изложение страдает,
поскольку абзацы «держат» текст, т.е. это тоже связано с синтактикой
и семантикой документа.
Есть также понятие «висячая строка», оно широко использовалось в описаниях для карточных каталогов, когда издание принадлежало коллективному автору. В настоящее время этот приём часто используют в компьютерном наборе при перечислении.
Абзацы включают в себя одну или несколько взаимосвязанных
мыслей. Каждая из них представляет собой предложение. Предложения, как уже известно из предыдущих лекций, представляют собой
комбинацию з н а к о в, образующих л е к с е м у, и далее т е к с т.
Предложение структурируют по правилам грамматики, т.е. с учётом логичекского ударения, орфографии, простановки знаков препинания и других компонентов письменной речи. Синтаксис в средней
школе «проходили» все, но теперь вы знаете, что синтаксис, т.е. построение предложения – лишь малая часть синтактивной составляющей документа.
Синтаксические правила вырабатывались постепенно – как оказалось, дело это очень непростое. Так, знаки препинания появились на
рубеже XV – XVI веков. Слова в рукописных текстах первоначально
писали слитно. Простой и эффективный способ различать при написании отдельные слова путём оставления пробелов между ними – изобретение относительно позднего времени. Интервал между знаками и
словами называется «апрош». В компьютерном наборе он устанавливается автоматически. С точки зрения типографского искусства длинные
апроши нежелательны. Поэтому существует корректорский знак, называемый «убрать коридор» (слишком большой пробел между словами,
повторяемый на одном и том же месте в каждой строке).
Правила переноса слов при вёрстке сейчас сильно упрощены, однако подчас это сильно мешает восприятию текста, а в ряде случаев
просто недопустимо (если, например, при переносе слов искажается
смысл). На одной странице не допускается делать более четырёх переносов подряд, перенос в конце страницы на следующую также является
225
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
признаком невысокой издательской культуры. При компьютерном наборе стремятся обходиться без переносов, что довольно практично.
Однако автомат допускает при этом другие ошибки: разрывает даты,
инициалы отрывает от фамилии и т.д. Иными словами, при компьютерном наборе полагаться только на текстовый редактор нельзя; владение синтактивной культурой требуется и в этом случае.
Главные мысли, слова выделяют в тексте графическими, шрифтовыми или орнаментальными выделениями. Степень семантической значимости выражают прописные или строчные буквы, наполненность
шрифта (светлый, полужирный, жирный), внешний вид кегля (прямой,
курсив, вразрядку), подчёркивания - одной чертой или несколькими.
Учитывается также толщина черты, а при компьютерном наборе – и
цвет всех этих выделений. Семантическую нагрузку несёт также цвет
фона, на котором пребывает набранный текст. К гарнитуре тоже подходят избирательно, с ориентацией на возласт читателя, остроту зрения, аттрактивность шрифта, продолжительность единовременного
пользования текстом. Для детей младшего и стреднего возраста предпочтителен укрупнённый прямой рубленый (без засечек) шрифт. – он
сосредоточивает мысль на читаемом. Тексты в справочниках, указателях, словарях и энциклопедиях набирают мелким шрифтом – в расчёте,
что пользуются этими документами кратковременно, как вспомогательными. Говорят, когда некто решил стать энциклопедически образованным, он взял энциклопедию и вознамерился прочитать её всю с
начала до конца. Вскоре он дошёл до слоба «абсурд», тут же всё понял
и оставил свою затею.
Составной частью синтактивной составляющей является вопрос
об оптимальном формате книжной страницы. С точки зрения книжной
синтактики наиболее привычно и приемлемо так называемое «золотое
сечение»: отношение высоты страницы к её ширине как 13:8. К нему
добавляется технологически и эстетически важное отношение площади
набора к площади страницы и другие соответствия.
Каждая страница имеет свою композицию, в ней соблюдается
пропорция длины и ширины строки, определяемая исходя из особенностей восприятия текста человеком. Искусство и технология производства книги развиты в книговедении очень основательно, первое доказательство тому – то, что каждый элемент имеет своё наименование.
Различные элементы полиграфического оформления издатели используют для того, чтобы облегчить восприятие текста и создать комфортные условия для чтения.
Вокатой называется чистая страница между разделами. Психологи, художники книги и даже математики проводят значительную ис226
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
следовательскую работу, прежде чем предложить тот или иной рисунок шрифта для изданий различного рода.
Сигнатура внизу первой страницы очередного печатного листа
означает количество тетрадей, из которых книга собрана (количество
печатных листов).
Существуют понятия «текстовая полоса», «иллюстрационная полоса», «маргиналии» (пометы на полях) и другие. «Спусковая полоса»
(или «спуск») в начале главы кроме чисто эстетического значения способствует тому, чтобы человек успел настроиться на чтение. Всё это
относится к области синтактивной составляющей материальной стороны документа. Однако часто из соображений экономии бумаги в современном книгопроизводстве достижения в области искусства книги
остаются невостребованными.
Структурирования требует текст любого произведения, будь то
поэма, роман, пьеса или рекламное объявление.
Ударные смысловые места иллюстрируют фотографиями, фотоснимками, чертежами, графикой, сопровождают электронными вставками и приложениями.
Самое большое внимание синтактивной составляющей уделяют
художники книги. Специалисты по книжному дизайну достигли в этом
деле высших результатов главным образом эмпирически, интуитивным
путём. Выдающийся мастер книжного творчества, художник Владимир
Андреевич. Фаворский (1886-1964) в «Рассказах художника–гравёра»
образно излагал свои ощущения: «Если взять все элементы книги, составляющие как бы оркестр разных инструментов, то мы увидим, что
каждый элемент имеет свой голос, свою задачу <…> Части книги, её
отдельные страницы <…> по-разному говорят о главной теме».
Вводя в свою художественную мастерскую, он так раскрывал психологию и эстетику восприятия книжного текста: «Когда мы перелистываем нашу книгу, то мы как бы видим все правые страницы, ведущие нас вглубь книги. Когда мы перевёртываем правую страницу, то
ожидаем тоже правую, а левая страница оказывается для нас несколько
неожиданной, мы на неё как бы оглядываемся. Поэтому все титульные
листы, спуски (то есть начальные страницы, где текст печатается не с
самого верха), заставки ставятся на правой странице – они ведут нас
вглубь книги; и поэтому большая страничная картинка на правой странице будет мешать нашему движению в книгу, она увлечёт, захватит
нас изображённым на ней пространством, поведёт в свою собственную
глубину. Поэтому <…> страничные иллюстрации надо помещать на
левой стороне. Как бы оглянувшись назад, мы можем сосредоточиться,
рассматривать изображение, и это не будет мешать нашему движению
227
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в глубину книги. Вот эти разные качества и свойства страниц делают
книгу разнообразной и сложной».
Из этих высказываний видно, как много тонких наблюдений и соображений вызывает у подлинного художника структура книги. Они
свидетельствуют также о том, что синтактивная составляющая как теоретическое понятие смыкается с понятиями искусствоведческими, что
структурирование документа – задача не только научно–практическая,
но и художественная.
Инфраструктура семантивной составляющей документа. Под
инфраструктурой (лат. infra – «ниже», «под» и structura – «строение»,
«расположение») в общем случае понимают комплекс взаимосвязанных обслуживающих объектов, составляющих и/или обеспечивающих
функционирование основной системы.
Применительно к книге первым из таких объектов является титульный лист (лат. titulus – подпись, заглавие). Он появился в конце
XV века. До того времни его заменял колофон – некоторые сведения о
книге на последней странице (с синтактивной точки зрения этот приём
нерационален, но по традиции в конце книг и сейчас помещают выпускные данные). В России титульный лист и оглавление ввёл Симеон
Полоцкий (1629 – 1680), известный как один из организаторов Славяно–греко–латинской академии и наставник царских детей. Он же, к
слову, ввёл стихотворный стиль изложения содержания книги.
С течением времени титульый лист стал наполняться всё большим
количеством элементов, каждый из которыз способствует всё более
глубокому и точному представлению об основном тексте произведения. Появилосьпонятие титулатуры, т. е. совокупности титульных
листов. О с н о в н о й титульный лист размещают на правой стороне
разворота. Он содержит наиболее существенные выходные сведения о
книге: её авторе (авторах); заглавии, подзаголовке; жанре издания; порядковом номере тома; издания в целом с указанием (при необходимости) данных об изменении текста по сравнению с предыдущими изданиями; научном редакторе, переводчике, времени, месте издания и
издавшей организации; сведения об ответственности учреждения (организации), принимавшей участие в создании произведения.
Для представления других сведений книгу снабжают
р а з в ро р о т н ы м и титульными листами, на первом из которых дают информацию о том, как выглядит издание на языке оригинала. Если
левый разворот титула составляет единое целое с осно вным титульным листом? – например в многотомных изданиях, – то такой тульный
лист переименовывают в р а с п а ш н о й. Книга может иметь
228
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
д о п о л н и т е л ь н ы й, п а р л л е л ь н ы й, с о в м е щ ё н н ы й,
с б о р н ы й, д о п о л н и т е л ь н ы й титульный лист.
Библиотекарю нужно иметь в виду, что между титульным листом
и обложкой могут быть существенные расхождения. Вузовским библиотекам предписано в первую очередь приобретать учебные пособия,
имеющие соответствующий гриф. Он публикуется на титульной странице. Иногда в тексте книга названа монографией, а на титуле – учебным пособием, в этом случае нужно ориентироваться на титульную
страницу.
Титульному листу могут предшествовать а в а н т и т у л,
ф о р т и т у л, « в ы х о д н о й л и с т ». На них размещают издательскую марку, посвящение, эпиграф, надзаголовочные или выходные
данные. Существуют издания, оснащённые дополнительными элементами: шмуцтитулами. Первоначально это был лист тонкой полупрозрачной бумаги, предназначенный для защиты титульного листа от загрязнения, сейчас так называются листы, разделяющие главы книги.
Лист перед титулом (не путать с разворотным титульным листом)
именуют авантитулом. Разбираться в этих тонкостях библиотекарю
нужно хотя бы потому, что при описании книги сведения берут с титульной страницы.
Существенную информацию о семантике издания предоставляют
данные, размещаемые на обороте титульной страницы. Это индексы
классификационных таблиц и авторский знак, сведения о рекомедующей организации и рецензентах. Индексы УДК и ББК размещают
вверху слева. Библиотекарю нужно убедиться в их соответствии индексам, принятым в библиотеке. Определён авторский знак, в соответствии с которым производится расстановка книг. Сведения о рецензентах важны с точки зрения доверия к изданию, по ним можно
определить необходимость его приобретения.
Затем следуют библиографическоеописание с аннотацией, указывается международный книжный номер и знак охраны авторских
смежных прав. Библиографическое описание включает основные сведения о книге – имена авторов, заглавие, указание на её целевое назначение, место издания, название издательства и год издания, число
страниц, номер ISBN. Описание тоже нужно сверять с действующим
стандартом, потому что в нём могут содержаться ошибки. После библиографического описания размещена аннотация (лат. annotatio – пометка) – краткая характеристика произведения. Научные статьи, главы
художественных произведений часто предваряют краткие изложения
содержания. Они имеют наименования «экстензо», «абреже» (от фр.
Abrégé — краткое изложение), «компендиум» (от лат. compendium «со229
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
кращение, сбережение, прямой путь»). Размещают эти элементы между
заголовком и основным текстом. Сейчас, правда, принято перед текстом научных статей перечислять ещё их к л ю ч е в ы е с л о в а. Всё
это повторяют по-английски, чтобы максимально облегчить составление индексов цитирования и поиск нужной информации. взываются
Поясню, что такое ISBN. International Standard Book Number – это
международный стандартный книжный номер, дающий возможность
осуществлять автоматизированную обработку литературы. В нём зашифрована страна, где вышла книга, издательство, всё библиографическое описание. Служба создания стандартных номеров для различных
видов изданий со штаб–квартирой в Париже продолжает интенсивно
развиваться.
Кроме того, на книге нанесён штрих-код (бар-код), также идентифицирующий книгу и необходимый для продажи (в нём зашифровано
название магазина, цена и т.д.). Бар-код (от англ. bar – полоска, лента)
– это изобретение библиотекарей 1980-х годов, оказавшееся необыкновенно удобным, так что его стали использовать для любых товаров.
Первоначально его наносили пером, называемым library pen.
Знак охраны авторского права – копирайт – указывает, кто является владельцем авторских прав, и с какого года эти права действуют.
Издательства также имеют свои смежные права - на редактуру, художественное оформление. Если автор захочет переиздать текст (в том
случае, если этому не препятствует договор), ему придётся покупать у
издательства лицензию. На год, указанный в копирайте, правомерно
сослаться при описании в том случае, если не указан год издания.
Основной текст могут сопровождать предисловия, вступительные
слова и послесловия. Они дают много дополнительной информации: о
причинах написания произведения, авторах составляющих произведение структурных произведений, помощниках авторов и многом другом.
Благодаря послесловию к «Апостолу» 1574 года издания мы получили
возможность установить основные сведения о жизни первопечатника
Ивана Фёдорова . Свои воспоминания он озаглавил: «Сия убо повесть
изъявляет, откуда начася и како совершися друкарня [печатня] сия». В
авторских Послесловиях намечаются перспективы развития раскрыто
темы, освещается её значение, выходящее за пределы темы, а в художественных произведениях – краткое изложение дальнейших судеб героев. Если послесловие принадлежит другому, - как правило, исключительно авторитетному, - лицу, то читатель может получить
первоначальную, весьма квалифицированную оценку прочитанного
произведения, сведения об авторе, раскрытие исторической судьбы
230
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
произведения и многое другое, что позволяет более глубоко вникнуть в
семантику документа.
Хорошо структурированный текст оснащают внутрикнижными
библиографическими списками и ссылками, которые аргументируют
авторскую мысль, показывают связи произведения с внешней средой.
Затекстовые библиографичесие списки отражают исользованные в основном тексте первоисточники и литературу. Они могут иметь также
рекомендательный, информирующий или дополняющий характер.
Кроме того, они дополнительно связывают воедино структурные подразделения данного произведения, повышают убедительность авторских мыслей, общую письменную (печатную) культуру.
Текст дополняют и поясняют указатели (именной, предметный,
топонимический и иные), терминологические словарики, хронологические перечни, синхронистические таблицы и тому подобные дополнительные вспомогательные материалы.
Основной текст расширяют и обогащают приложения справочного, документального, иллюстрирующего характера.
Если представлено цельное произведение, состоящее из глав, их
перечень приводят в Оглавлении. Если же в нём собраны либо разнородные произведения, либо произведения разных авторов, такую
структурную часть документа именуют Содержанием.
Листы (на них текст или иллюстрация помещены только на одной – левой - сторонке) и страницы (на ней текст размещён на обеих
половинах листа) книги нумеруют. Порядковая нумерация листов называется фолиацией (от лат. folium – лист), а порядковая нумерация
страниц – пагинацией (от лат. pagina – страница). Если текст на полосе
верстают в несколько столбцов и каждый из них нумеруют, счёт ведут
по их количеству.
Пагинация, т.е. нумерация страниц, начинается с титульного листа, причём на нём номер страницы не проставляют. Последней считается страница, на которой заканчивается произхведение. Выпускные
данные, листы, содержащие рекламу, либо не пересчитывают, либо
указывают отдельно от основной пагинации, в квадратных скобках.
Наличие листа без указания его номера перед титулом с фотографией
автора при описании тоже указывают в квадратных скобках. Сведения
о пагинации приводят теми цифрами, которые приводятся в объекте
описания, и в той же последовательности (при раздельной пагинации).
Вокаты (пустые, чистые, непропечатанные) страницы пересчитывают и
записывают арабскими цифрами в квадратных скобках после указания
пагинации. Особенно большое ритуальное и эстетическое значение
231
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
придавалось и придаётся изданию религиозных книг, где имеет значение каждый нюанс, каждая деталь.
Изложенная норма отражения пагинации в настоящее время нарушается чаще всего. Обычно недоучки-библиографы подходят к описанию формально, приплюсовывая к пагинации даже самую последнюю страницу, которая содержит чисто технические выпускные
сведения (о сотрудниках издательства, причастных к изданию, весе,
формате бумаги, затраченном на издание материале, дате подписания
книги в печать, адресе типографии, номере лицензии и прочем). Эти
сведения действительно важны для наведения справок разного рода
(иначе их бы не приводили), но к семантивной составляющей отношение имеют косвенное. Любители бездумно включать в пагинацию любой текст без разбора подчас подводят под это «научную» базу. Они
утверждают, что хотят представить произведение во всём богатстве и
полноте. Вместо этого они, во-первых, всего лишь искажают представление о действительном объёме произведения, а во-вторых, всё равно
не учитывают всего, что напечатано в книге. Подчас упускают действительно интересную информацию – например сведения об авторе с
четвёртой сторонки обложки или переплёта. Опускается и текст с первой сторонки, с корешка и т.д. Между тем эти тексты имеют всё
уменьшающуюся полноту и не всегда адекватны информации, даваемой на титульной странице.
Специалисты по искусству книги (Л.И. Гессен, В.В. Пахомов, Андрей Дмитриевич Гончаров (1903-1979), Воля Николаевич Ляхов, уже
упомянутый В.А. Фаворский, но особенно Алексей Алексеевич Сидоров (1891-1978) выработали требования к материальной конструкции
книги в связи с использованием различных материалов и технологий.
Соблюдение разработанных книговедением синтактивных постулатов может служить образцом для структурирования других видов
документов. Но и в книговедении до идеала ещё далеко. Например,
принцип целесообразности нарушается требованием действующего
ГОСТа помещать текст на корешке сверху вниз, а не снизу вверх, как
это столетиями практиковалось в отечественной практике. В итоге расстановка книг на библиотечных полках даёт профессиональный сбой –
и всего лишь из-за мешанины в расположении вертикальных текстов
на книжных корешках. Соблюдение стандарта здесь входит в противоречие с исторической традицией.
Одновременно нарушается принцип рационалистичности, поскольку теперь на поиск по корешкам стало затрачиваться больше времени.
232
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Художественные редакторы игнорируют то обстоятельство, что
при обработке книг в библиотеках общественного пользования нужны
унифицированные поля для фиксации библиотечных реквизитов. Особенно удручающе выглядит такое оформление книг, специально предназначенных для библиотек общественного пользования. Библиотекарям приходится заклеивать иллюстрации и тексты, лишая таким
образом читателей части информации, разбивая целостность художественного замысла книжного дизайнера. При таком подходе к художественному оформлению книги имеет место отступление от принципов и
целесообразности, и рационалистичности, и аттрактивности.
Структурирование материального пространства для размещения текста – второе проявление синтактивной составляющей документа. Для синтактивной составляющей книжной продукции существуют
особые стандарты. Рассмотрим наиболее важные из них.
Книги издают и в бумажной обложке, и в переплёте, и с суперобложкой и т.д. Этими полиграфическими особенностями определяется
разница в стоимости книг, но и в их долговечности. При наличии переплёта книга может иметь суперобложку, форзац, нахзац и другие конструктивные элементы. Лист из плотной бумаги, служащий для скрепления переплётных крышек с книжным блоком, иногда
иллюстрированный, называется фóрзацем (с ударением на первый
слог). Терминология в книжном деле в основном немецкая, поскольку
европейский изобретатель книгопечатания Иоганн Гутенберг – немец,
и книжная культура, а с ней и профессиональная терминология распространяются из Германии. Форзац – «перед страницами» (немецкое
«vor» – перед, «seite» – страница). Такой же сдвоенный лист, служащий
для скрепления книжного блока с задней крышкой переплёта; если его
узор отличается от пропечатанного на форзаце, называется «нахзац», т.
е. «после страниц».
В настоящее время широко применяется бесшвейное скрепление,
появившееся в 1970-е годы и поначалу вызвавшее возмущение полиграфистов, привыкших ко всё более и более сложному изготовлению
книги. Переплётные материалы имеют тенденцию: к удешевлению –
для массовых изданий, и к удорожанию – для подарочных (поднóсных)
изданий.
Совокупность стуктурных и инфраструктурных компонентов образуют художественный ансамбль, в котором гармонически сочетаются содержание произведения и форма воплощения этого содержания.
Оформление книги влияет на приёмы её упаковки. В некоторых
религиях эти приёмы имеют ритуальное значение. Например, у буддистов тканевые квадратные обёртки – баритиг – выполнены, как прави233
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ло, из плотного двустороннего шёлка. Основные цвета обложек соответствуют буддийской гамме: это различные оттенки жёлтого, вишнёвого, синего. Многотомные издания упаковывали непременно в одинаковые шёлковые обёртки, поэтому внутри фонда они легко
распознаются по цвету и фактуре ткани как некое содержательное
единство.
Книгу укладывают в шёлк от угла по диагонали. В буддизме существуют особые правила её разворачивания, когда при каждом движении
высвобождения книжный блок приближается к читателю, что должно
подчёркивать уважительное, даже трепетное отношение к тексту.
Внешний уголок завершается шнуровкой (лентой, тесьмой), обвязывающей упакованный том. К шнуровке могут быть прикреплены подвески из монет, бусинок (наиболее популярны коралловые). Эти подвески – дополнительные элементы декорирования книги. При этом в
некоторых хранилищах они функциональны, поскольку на конце шнуровки размещены ярлыки–определители книги. На ярлык вынесены основные заглавные сведения в сокращённом виде для оперативной идентификации отдельного тома внутри целого издания или всей коллекции.
В библиотеке Иволгинского дацана книги в шёлковых обёртках расположены на стандартных стеллажах, торцом к внешним краям полок, поэтому ярлыки для удобочитаемости помещены в боковой сгиб ткани.
Древние буддийские книги хранили в тканевой обёртке, в зашнурованном виде. Ещё один способ внешней защиты отдельного тома –
деревянный футляр – шкатулка, изделие ручной работы, лакированное, живописно орнаментированное, с элементами инкрустации –
самостоятельное произведение прикладного искусства. В отдельных
случаях шкатулки имеют внутреннюю тканевую (например, бархатную) обивку.
В торжественно орнаментированных золотой и серебряной
краской деревянных шкатулках хранят святыню любого храма –
буддийский канон, многотомные «Ганчжур» (108 т.) и «Данчжур»
(225 томов). Хранение канона в дацанском комплексе предполагает
соблюдение целого ряда тонких условностей, призванных подчеркнуть статус священных текстов. В Иволгинском дацане канон занимает почётную центральную зону особого строения, для его хранения выделен особый шкаф.
В картонных футлярах обычно хранят повседневные ксилографические книги. Эти футляры также имеют многоцветную роспись.
Встречаются и скромные однотонные футляры, но при этом некоторая
простота упаковки может быть компенсирована необычным оформле234
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нием самой книги. Так, в Музее истории Бурятии в картонных футлярах хранится печатный «Ганчжур», каждый том которого имеет дополнительные деревянные «переплёты». Листы книги большого формата
из тонкой бумаги уложены на жёсткое основание тома и прижаты аналогичного размера верхней крышкой. Крышка каждого тома украшена
кованым металлическим окладом, ажур рисунка оставляет центральное
текстовое пространство открытым для прочтения.
В библиотеке Иволгинского дацана хранится издание, представляющее собой синтез двух разных форм книги – потхи и привычного
европейского кодекса. Этот полный свод первой части буддийского
канона «Ганчжур» издан в старомонгольской графике в 1970-х гг. в
Монголии и преподнесён в дар главному бурятскому дацану.
На каждой странице кодекса воспроизведён один лист потхи (с
лицевой и оборотной стороны). Таким образом, формат кодекса, в
частности, размер по ширине отдельного тома, продиктован параметрами восточной книги, при которых ширина листа всегда преобладает над его высотой – примерно 38 см. Все 108 томов, имеющие
серебряное тиснение по зелёному ледерину переплёта, представляют
собой целостное произведение124 и производят большое впечатление.
Принцип рационалистичности, как отмечено выше, требует, в частности, учёта при создании документа антропологических характеристик документопроизводителя и документопользователя. Вот почему
многие формальные параметры документа сближаются через тысячелетия. Например, формат и вес клинописной терракотовой таблички и
наладонного компьютера или мобильного телефонного аппарата практически совпадают.
Структурирование семантивной составляющей
управленческого документа
Структурирование текста служебного документа составляет самостоятельное направление и в документоведении.
В России ещё в XVI – XVII вв. были выработаны трафаретные наборы фраз делового письма как выражение делопроизводственного
этикета, отражающего официальные отношения. Один стиль вырабатывался для обращения нижестоящего лица к вышестоящему (это был
уничижительный стиль, начиная с наименования документа: «Челобитная», «Прошение челобитчиковое»), и иной – для письменных сно 124
Дамбинова З. Д. Внешнее оформление буддийской книги – потхи / З. Д. Дамбинова,
А.Б.–Ц. Даба–Самбуева; Моск. гос. ун–т культуры и искусств [и др.] // Библиотечное дело
– 2004: всеобщая доступность информации: Материалы Девятой междунар. науч. конф.
(Москва 22 – 24 апреля 2004 г.). – М., 2004. – С. 204 – 205.
235
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
шений равных по положению чиновников, ещё иной – для управляющих команд. Соборное Уложение царя Алексея Михайловича, утверждённое Земским собором в 1649 г., упорядочивало, среди прочего,
номенклатуру документов и правила оформления (синтактику) некоторых из них.
Дальнейшее развитие синтактивной составляющей служебного
документа связано с петровскими административными преобразованиями. В их числе была и радикальная делопроизводственная реформа,
которую зафиксировал «Генеральный регламент, или устав, по которому государственные коллегии, також и все оные принадлежащие к ним
канцелярии и конторы служителей, не только во внешних и внутренних учреждений, но и во отправлении своего чина подданейше поступать имеют» (1720). В Генеральном регламенте определялся, в числе
прочего, порядок составления и удостоверения деловых документов.
В XVIII в. возникают специальные руководства для написания деловых бумаг разного назначения с устойчивыми оборотами речи для
каждого случая. Они известны под н