close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

657.Головинский

код для вставкиСкачать
УЧЕНЫЕ
ВОРОНЕЖСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО
АРХИТЕКТУРНО-СТРОИТЕЛЬНОГО
УНИВЕРСИТЕТА
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ
БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
АРХИТЕКТУРНО-СТРОИТЕЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»
НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА
ГОЛОВИНСКИЙ
ПАВЕЛ АБРАМОВИЧ
БИОБИБЛИОГРАФИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ
Воронеж
2015 г.
Ким Просветленный (27215) 1 год назад
Нумерация листов с третьего листа (можно хоть с какого) .
Office 2007. Ставим нумерацию: Вставка - Номер страницы-выбираем
место вставки (вверху, внизу и т. д.) . Закрываем окно колонтитулов для
чего щёлкаем по крестику во вкладке “Закрыть”. Ставим курсор после
последней строки первой страницы документа :
1. Открываем вкладку Разметка страницы.
2. Выбираем опцию Разрывы.
3. Устанавливаем Разрывы разделов- Следующая страница.
Также делаем для второй страницы (последующих страниц) .
Перейдя на первую страницу, щелкаем два раза на номере страницы.
Откроется Работа с колонтитулами, где устанавливаем опцию (галочку)
Особый колонтитул для первой страницы.
Далее переходим во второй раздел (вторая страница документа) , так же
устанавливаем опцию Особый колонтитул для первой страницы.
Перейдя на третью страницу щёлкаем два раза на номере страницы. Во
вкладке “Колонтитулы” щёлкаем по “Номер страницы”. В появившемся
меню щёлкаем по “Формат номеров страниц… ”. В окне “Формат
номеров страницы” у “начать с: ” поставить 3.
Теперь на первой странице и второй странице документа - нет
нумерации, а на третьей странице стоит номер 3.
УДК 025.5:53
ББК 22.3я1
Г 611
Печатается по решению научно-методического совета
Научной библиотеки Воронежского государственного
архитектурно-строительного университета
Составитель :
Т.С. Хуторная
Г 611
Головинский Павел Абрамович : биобиблиографическое
пособие / [сост. Т.С. Хуторная]. – Воронеж : Воронежский
государственный архитектурно-строительный университет, 2014. – 83 с.
– (Ученые Воронежского государственного архитектурно-строительного
университета).
Оглавление
От составителя
С. 6
Смысл
С. 7
Хронологический указатель
С. 45
Именной указатель
С. 81
ОТ СОСТАВИТЕЛЯ
Основными источниками при работе над пособием послужили : база
данных научной библиотеки ВГАСУ «Труды ученых ВГАСУ» и личный архив
ученого.
В пособии содержатся основные даты жизни и деятельности
Головинского П. А. Справочный аппарат представлен именным указателем,
куда включены лица, упоминаемые в библиографических описаниях.
Расположение библиографического материала – хронологическое, в пределах
года – алфавитное. Исключение составляет раздел «Учебные, методические и
научные работы », в котором материал расположен в хронологическом порядке.
Описание составлено по ГОСТ 7.1-2003 «Библиографическая запись.
Библиографическое описание: общие требования и правила составления»;
ГОСТ 7.80-2000 «Библиографическая запись. Заголовок»; ГОСТ Р 7.0.12-2011
«Библиографическая запись. Сокращение слов и словосочетаний на русском
языке. Общие требования и правила»; ГОСТ 7.11-2004 «Библиографическая
запись. Сокращение слов и словосочетаний на иностранных европейских
языках».
СМЫСЛ
Не знаю, как меня воспринимает мир, но сам себе я кажусь только мальчиком,
играющим на морском берегу, который развлекается тем, что время от
времени отыскивает камешек более пёстрый, чем другие, или красивую
ракушку, в то время как великий океан истины расстилается передо мной
неисследованным.
Исаак Ньютон
Семья
Мой отец Головинский Абрам Исаакович и мать Слепченко Галина
Илларионовна родились в Житомире в 1922 году и учились там в одной школе
и в одном классе. Семья отца (дед был столяром) жила в центре города через
два дома от семьи будущего генерального конструктора космических ракет
С.П. Королева, в сад которого мальчишки лазали за вкусными вишнями. После
школы отец поступил в Харьковское училище связи, а в августе 1941 года
оказался на фронте младшим лейтенантом связи в дальней авиации. Военный
путь его был типичным и длиной во всю войну, от Брянска до Вены. Мать была
из семьи телеграфистов (дед был старовером), поступила в Ленинградский
кораблестроительный институт, где была единственной девочкой на курсе, и с
началом войны попала вместе с городом в блокаду. Чудом осталась жива,
благодаря рабочей карточке сестры Лены и эвакуации через Ладогу. Подлечили
и откормили в Пятигорске, а затем отправили на военный авиационный завод в
Москву в Фили. На заводе она быстро проявила себя способным техником и
комсомольской
активисткой,
участвовала
в
знаменитом
параде
физкультурников в Москве и получила медаль из рук Калинина в присутствии
Сталина. Увидев Сталина, чуть не вскрикнула от неожиданности, – это оказался
рябой в следах оспы, блекло-рыжеватый, небольшой и невзрачный человек,
совершенно не похожий на свои портреты. Затем Высшая комсомольская
школа и аспирантура в Ленинградском университете. Отец в это время также
поступает в Ленинграде в Академию им. Буденного на новейшее в то время
направление радиолокации. В Ленинграде рождается мой старший брат Илья, и
по распределению в 1953 году семья переезжает в Ульяновск, где скоро отец
становится главным военным представителем на Ульяновском механическом
заводе, выпускающем секретные зенитные системы, а мать проректором
Ульяновского педагогического института.
Я родился в Ульяновске 30 сентября 1955 года на смене эпохи Сталина
оттепелью Хрущева. По ночам мимо нашего дома проезжали тяжелые тягачи с
военной техникой, выпущенной на заводе. Главным детищем отца был четырех
пушечный зенитный самоходный комплекс «Шилка», который в прямом
смысле слова прогремел в локальных войнах по всему миру. Отец получил за
него орден, затем чуть не лишился головы, а
благодарность. Справедливость и благодарность
выражались весьма своеобразно. В 1969 году отца
Воронеж, который во время войны он освобождал,
фронте.
Ивановка
затем снова получил
в нашем государстве
перевели по службе в
воюя на Воронежском
Братца Илюшу в Ульяновске для социализации и укрепления здоровья
направляли со студентами пединститута на биологические практики.
Особенностью этих практик был прекрасный выбор места и возможность
заниматься для науки ловлей рыбы сетями и отстрелом птиц. Родители
беспокоились о своем гениальном чаде и решили его проведать. Село Ивановка
располагалась на берегу прекрасного волжского залива. Добрались на
новенькой машине быстро и без приключений. Взрослые быстро окунулись в
разговоры о жизни и обустройстве лагеря с дегустацией ухи и водки. Я остался
один и умчался на залив поглазеть, как резвятся мальки судаков и окуней на
золотых песчаных отмелях в лучах вечернего солнца.
С пологого бережка их было разглядеть трудно. Удобно было смотреть
на них в более глубоком месте с мостков. Танец этих малых созданий
завораживал и заставил забыть о времени и, вообще, обо всем мире. Вдруг я
оступился и упал в воду. Полная неожиданность и глубина мгновенно
парализовали волю, и я понял, что тону, а плавать я тогда не умел, хотя
прекрасно нырял. Все на что меня хватило – закрыть рот, затаить дыхание и
открыть глаза. Тут я увидел, что берег совсем рядом, по дну добрался до более
мелкого места и понял, что спасен. И тут мне стало дико страшно. Мгновение
назад мог погибнуть, я смертен, и может и не быть замечательной бесконечно
длинной счастливой жизни, для которой я появился на свет. Отряхнувшись, я
помчался за утешением к родителям. Каково же было мое изумление, когда они
восприняли сообщение о моей возможной гибели с улыбками и шутками.
Мама сказала,
- Сними ботиночки, они могут испортиться.
Ботиночки! Ведь я мог погибнуть. На меня навалилось одиночество,
оказалось, что я никому не нужен, совсем один на свете. Я отошел в сторонку и
горько-горько заплакал… . Пришлось научиться плавать.
Когда я дорос до пятого класса и меня снарядили в экспедицию со
студентами. Жили в палатках, готовили на костре, ловили и коптили рыбу.
Особенно чудесно, что биологи оказались удивительно умелыми и знающими
про все в лесу и в реке людьми. Я принимал участие во всех делах, в том числе
в ночном дежурстве у костра, где натерпелся страху, оставшись один
(напарница студентка отпросилась у меня спать). Ужас был не только от игры
воображения, но особенно от того, что ночью с противоположной от меня
стороны костра пришел какой-то зверь и поблескивал глазами в темноте
отблесками огня. Утром старшие сказали, что это, наверное, был барсук. Мы
также ловили и препарировали на чучела сусликов, выливая их из норок водой.
Суслика нужно было усыпить хлороформом, а затем разрезать шкуру, отрезать
лапки и шею, и вынуть тушку. Я проделал эту операцию, но это сильно меня
потрясло. Я понял, что никогда не буду ни биологом, ни врачом.
Ульяновск
Город был нехорош и очарователен одновременно. Рядом с центром
начиналась череда старых улочек с деревянным дореволюционными домами
весьма ветхого вида. Но город выходил на высоченный Венец, описанный еще
Гончаровым, откуда открывался захватывающий душу вид на широкие
просторы Волги. Чуть слева внизу в самом узком, не более двух километров
шириной месте ажурными конструкциями резко вперед уходил мост. По нему
сновали машины, а иногда по второй его половине длинной зеленой гусеницей
проходил поезд. Прямо внизу виднелся порт, от которого с басистыми гудками
отходили белоснежные лайнеры, пытаясь заглушить грусть расставания
веселой музыкой и яркими огнями. В летние темные вечера казалось, что там
прекрасный и загадочный мир, связанный со всем самым значительным на
планете, и только здесь остается маленький скучноватый мирок на берегу
гигантских событий. Мимо проходит необыкновенная, прекрасная и
романтическая жизнь, которой живут пассажиры этих судов. Направо
простиралось Куйбышевское водохранилище. Оно тянулось до горизонта и
создавало впечатление морского залива, особенно, когда по нему бесшумно
скользили белые парусные яхты. Налево, выше по течению река также
расширялась, но не столь сильно, и был ясно виден разделяющей течение
надвое большой, поросший лесом Змеиный остров. На противоположной
стороне за островом находился чудесный городской пляж. Непередаваемый
восторг вызывали белые трехпалубные теплоходы, когда они ярко освещенные
с льющейся из них музыкой плавно скользили по реке в вечерней мгле. А
ближе к осени по реке шли гигантские плоты, опекаемые сбоку и сзади
маленькими рабочими буксирами. На плоту всегда жили плотогоны, и с берега
видна была их хижина и костер, на котором готовилась еда.
Во время войны город не пострадал и хранил в своем воздухе ощущение
истории. Я чувствовал себя здесь частичкой большой, великой истории страны
и мира. Вот школа, в которой учились Керенский и Ульянов-Ленин. А здесь, на
том же пятачке жил ссыльный поэт Языков, к которому заезжал Пушкин. А вот
памятник Карамзину, с которого и пошла История государства российского как
наука, а наверху гранитного постамента муза с книгой в руке. Чуть дальше
дом-музей Гончарова, автора знаменитого Обломова. Все это компактно, рядом
и в тех же декорациях. Кажется, еще чуть-чуть и из-за куста сирени выйдет
Александр Сергеевич или со свистом выбежит Володя Ульянов. Весной эти
тихие места без транспорта, шума и гари, наполненные цветением и пением
птиц, приобретали необычайное очарование, действовавшее на мою детскую
романтическую душу как наркотик, погружая в мечты и вымыслы куда более
яркие, чем реальность.
Ленин
Дом, в котором жила семья Ульяновых сохранился. Сам его уклад, планировка
и вещи говорят об обитателях больше любых выдумщиков-историков. Для
жителей Ульяновска сущность этой семьи была самоочевидной. Дом большой
для большой не бедной семьи. Кругом нищета, грязь и безграмотность. Семья,
как и вся интеллигенция той поры, видела свое призвание в служении народу.
Сами они на народ совсем не похожи. Чистые, дисциплинированные, хорошо
образованные, знающие языки. Самый из них способный и красивый – старший
брат – Александр. За покушение на царя он кончит жизнь на виселице.
В семье ужас. Володя, шалун, почти хулиган меняется в миг. Теперь у
него есть цель – сломать этот режим, этот строй, который мог так безжалостно
убить такого прекрасного и близкого человека. Так думают и другие дети семьи
Ульяновых. Все они станут революционерами. Володя блестяще учится в
гимназии, которой заведует друг отца – Керенский. Его сын Александр и
Володя разняться по возрасту и интересам, хотя, конечно, знакомы. Именно
они последовательно возглавят Россию после февральской и Октябрьской
революции и станут непримиримыми врагами.
А в то время отец Керенский проявляет необыкновенное великодушие и
смелость, добиваясь для брата государственного преступника золотой медали
по окончанию гимназии. Так он отдает дань уважения своему умершему другу
– Илье Николаевичу Ульянову, отцу Володи и инспектору начальных училищ
Симбирской губернии.
Во всем этом чувствуется какая-то закономерность, концентрация
энергии в очень маленьком объеме, которая затем выплеснулась, переворачивая
весь мир. Потрясающее место, каких в мире немного. Бродя по эти тихим
улочкам, я думал о своем будущем, которое рисовалось самым фантастическим.
Штраус
Этот удивительный человек был неуместен. Абрам Вильгельмович
Штраус был неуместен в Ульяновске среди малообразованности, пьянства и
мата, он был неуместен в стране, и, наконец, неуместен в семье у себя дома.
Родился он вне будущего СССР в 1918 в г. Перемышле. Превратности истории
забросили его в Румынию, где он закончил гимназию, изучил математику и
французский, а затем семья вначале Второй мировой войны бежала в
Советский Союз, спасаясь от фашизма. Здесь юноша выучил русский язык,
хотя явный польский акцент сохранился в его свободной и образной речи
навсегда. Прекрасные математические способности постепенно сделали этого
высокого, тощего скромного и необычайно обаятельного человека известным
ученым в стране и мире. Женился Абрам Вильгельмович на Антонине
Яковлевне, женщине темпераментной, малообразованной (учительнице
центральной школы №1) и бесхозяйственной. Ее коренастая, крепкая фигура с
крутыми бедрами и торчащей грудью только подчеркивала физическую
эфемерность мужа. На этой почве постоянно неудовлетворенная дама вечно
терроризировала АВ, который безропотно сносил все издевательства, имея двух
сыновей, старший из которых был поразительно на него не похож.
- Абраша, ты ничего не можешь сделать нормально.Постоянно восклицала АЯ.
- Тоня, не сердись. Может быть лучше будет…- Опять ты несешь чушь! Посмотри на себя, какое ты посмешище.Говорила А.Я.
Младший сын Леня получил от папы часть его ума и неуемный характер
мамы. С Леней мы одногодки и при довольно частом общении семей общались
и мы. Друзьями мы не стали, но были приятелями.
Абрам Вильгельмович определял всю математическую жизнь в
Ульяновске и при всей своей скромности задавал высокий стандарт служения
науке. Он стал наставником моего старшего брата, рано разглядев его большие
математические способности.
Винзавод
За высоким трехметровым деревянным забором, ограничивавшим двор
нашего дома, находилось странное огромное красно-кирпичное в пять этажей
здание, похожее на замок иностранца. Там находился винзавод. Деятельность
этого предприятия протекала тихо и бездымно и заключалась, главным
образом, в разливе из гигантских бочек вина в бутылки с разными наклейками.
В скучнейшем Ульяновске продукция завода шла нарасхват. Для мальчишек
нашего двора объект стал целью постоянных набегов. Нас интересо вали вовсе
не вина, а этикетки для бутылок. Они, наравне с пуговицами для игры в
пуговки были дворовой валютой.
Здесь было все: вермут, портвейн, массандровская мадера, черные глаза,
фетяска, рислинг, кагор …. Все эти дивные названия были оттиснуты на
разноцветных наклейках размером с хорошую банкноту. Путь к этикеткам был
сложен и опасен. Хранились они навалом в мешках в сарае. Чтобы поспасть в
сарай, нужно было залезть на дерево, с него перебраться на забор и тихо
спуститься на землю, постоянно высматривая сторожей. Затем нужно было
прокрасться в тени сарая и завернуть за угол. Там до открытой деревянной
двери оставалось всего несколько, но самых опасных метров. Вдохнув воздух
полной грудью, мы бросались внутрь сарая и хватали этикетки в ближайших
мешках. Промедление было крайне опасно, поскольку, завидев маленьких
воришек, к нам уже спешили сторожа. Нужно было в темпе уносить ноги.
Страх гнал нас как зайцев перед волком. Мы взлетали на трехметровый забор и
рушились с него во двор, где в безопасности можно было рассмотреть
захваченное богатство, зажатое в потной руке. Поскольку прыжок с забора на
твердую землю был весьма чувствителен для ног, мы висли на руках и
получали паками по пальцам с той, вражеской стороны. Так, еще не
попробовав вкуса, я стал знатоком вин, что оказалось неожиданно полезно во
взрослой жизни, поскольку я четко наизусть знал хорошие, элитные марки вин
и дешевую гадость.
Однажды я попался, но с пустыми руками, и был отпущен под честное
слово больше туда не наведываться, которое сдержал. Кодекс чести сработал.
Но стекла из рогатки не бить в старинном краснокирпичном корпусе я не
обещал, поэтому несколько стекол в огромных переплетах рассыпались с
хрустальным звоном.
Друзья
Друзей у меня было множество. Дома за это я получил от мамы
презрительный эпитет «колхозный». Друзья эти, конечно, были просто
приятелями бесконечных игр, походов и набегов, которые мы совершали. При
любой возможности я убегал из дома гулять, и тут уже старший брат, усердно и
успешно занимавшийся математикой, английским языком и игрой на скрипке
небрежно ронял «гулена».
Сначала я испробовал весь ассортимент
классических дворовых развлечений. Он был довольно широк. В него входили,
кроме, добычи этикеток, ловля птиц клетками-ловушками, игра в пуговички,
прятки, игра в крышечки, катание на качелях и каруселях, догонялки, бег кто
быстрее вокруг дома, лазание на чердаки и в подвалы, посещение соседних
строек, футбол, волейбол, и, как крайний случай, – игра в классики, которые
считались занятием больше подходящим для девчонок. Постоянными моими
напарниками были братья Курнаковы – Сашка и Димка, счастливые хозяева
большого и глупого пса-боксера Дика. Отец ребят Георгий Дмитриевич
Курнаков был изумительной широты души русским человеком, хотя мать его и
была немкой. Он возглавлял Городской Совет, т.е. его должность
соответствовала нынешнему мэру. Подлинной страстью ГД были автомобили.
Он буквально заставил родителей купить автомобиль «Волга» (знаменитую
модель М-21 с оленем на капоте), дав взаймы половину необходимой суммы.
Взрослые, друзья и знакомые родителей
Вообще взрослый мир, окружавший меня, был необычайно притягателен.
Это были люди еще молодые, полные сил, но прошедшие войну и
закалившиеся в ней. На них еще сверкал отблеск победы. Да и занимались они
делами исключительными – создавали новейшую военную технику,
испытывали новые автомобили высокой проходимости. Я, можно сказать,
провел детство в вездеходах ГАЗ-69 и УАЗ-469, на которых мы объездили все
удивительной красоты окрестности. В основном это были осенние поез дки за
грибами, но были и летние выезды на Волгу и просто покупаться. Это был круг
друзей отца. У матери были другие приятели – институтская профессура.
Ульяновск, как и ранее Симбирск оставался в какой-то мере ссыльным
городом. В нем укрывались от гонений и арестов талантливые люди, которым
было чего опасаться со стороны сталинского режима. При этом они вовсе не
были диссидентами, как это стало модно называть в конце 60-х годов. Просто
они были яркими, неординарными личностями. Среди таких людей были
профессор А.В. Штраус, профессор Р.Е. Левина, знаменитый профессор
Любищев (не входивший в круг друзей семьи) и другие колоритные личности.
О Любищеве Д. Гранин написал весьма интересную повесть «Эта странная
жизнь».
Из общения с этими удивительными людьми у меня сложилось
определенное представление о стиле, личности и масштабе настоящего
ученого. В общем, собирались по всяким праздникам, вкусно готовили,
танцевали и много говорили о всяких интересных и необычных вещах. Еда
тоже была необыкновенно хороша, особенно на фоне повседневного не
голодного, но крайне однообразного и скучного меню, поскольку сам
Ульяновск был всегда полуголодным городом, да и время было трудное.
Готовились шашлыки, фаршированная рыба, пироги и расстегаи, уха со
стерлядью, фаршированные кабачки и помидоры, бывали запеченный гусь с
яблоками или молочный поросенок с хрустящей корочкой, и всякие такие
штуки. Ну, конечно, все перечисленное не разом. Для меня это были
подлинные праздники, поскольку в остальное время родители пропадали на
работе, и я был предоставлен самому себе и книгам, да и поесть я любил
вкусно.
Книги
Всему лучшему в себе я обязан книге.
М. Горький
Читать я начал не очень рано, и удивительным образом так почти и не
прочитал детских книжек для маленьких. После нескольких сказок, в первом
классе отец посоветовал мне Жюля Верна, которого он очень любил, «Из
пушки на луну», и я заболел чтением. В нашей огромной трехкомнатной
квартире коридор позволял кататься на велосипеде, и он был заставлен
буковыми стеллажами с книгами – полными собраниями сочинений
всевозможных авторов, – всего несколько тысяч книг. Все это я и проглотил с
первого по седьмой класс, начиная с Аркадия Гайдара, Майн Рида, Фенимора
Купера, Вальтера Скотта, Александра Дюма, Джека Лондона, Детской
энциклопедии, Всемирной многотомной истории … и, кончая, Джованни
Боккаччо с его «Декамероном», Франсуа Рабле и Медицинской энциклопедией,
что читать мне было еще совершенно рано. По пути также пошли в дело Л.Н.
Толстой, А.П. Чехов, П. Маркиш, В. Лацис, О. Генри, В. Шекспир, Б. Шоу и
многие, многие другие. В итоге, параллельно с обычной жизнью я проживал
жизнь огромной массы литературных персонажей, с большинством из которых
я себя на определенное время отождествлял. Конечно, для меня это служило в
значительной мере защитой от давления тоски и страха, поскольку длинными
осенними и зимними вечерами я оставался дома подолгу один, и невероятно
стимулировало воображение до состояния близкого к гипнотическому.
Когда закончилась художественная литература, в ход пошли история и
философия, благо было много книг и такого сорта. Далее я углубился в чтение
многотомников Маркса и Энгельса, а затем и Ленина. Очень мне понравился Ф.
Энгельс с его «Диалектикой природы», по которой я вздумал даже изучать
физику, и «Происхождением семьи, частной собственности и государства», а
также бойкий слог Ленина. Наконец, я добрался до Канта, а потом и до Гегеля,
где ум мой перестал окончательно что-либо понимать, кроме отдельных слов и
букв. Выудить величайший смысл в этой темной немецкой галиматье я не смог,
хотя затем еще неоднократно в разном возрасте повторял попытки, ну, в общем,
практически с тем же успехом. В конце концов, во вторых рядах полок нашлись
Сталин, Мао Цзэдун и несколько порнографических западных журналов.
Сталин в примитивном виде пересказывал Ленина, и это было просто скучно, а
Мао Цзэдун нес восхитительную восточную околесицу. Нетронутым долго
оставался только один шкаф – брата Ильи с математическим книжками,
которые он регулярно выигрывал во всевозможных математических
олимпиадах, демонстрируя явные таланты в этом направлении.
Школы
В школу я пошел шести лет, не дотянув до семилетней нормы месяца.
Важность предстоящего меня подавляла и пугала, и к школе я отнесся сверх
серьезно. На переменах я ходил с задумчивым видом, заложив руки за спину, и
получил прозвище «профессор». Особых успехов я не демонстрировал, хотя
учился, в основном, на пятерки. За четверки мать устраивала жуткие нагоняи,
которых я очень боялся. 38 средняя школа Ульяновска, в которой мы с братом
учились, ничем хорошим, кроме спорта, не отличалась. В ней училась масса
хулиганов из неблагополучных семей вперемешку с детьми заводчан. Учителя
были не плохие и не очень хорошие, но учиться можно было. Во всяком случае,
взаимной ненависти учеников и учителей не было. Над всем царила директор
школы – женщина могучей комплекции и соответствующего темперамента –
Иванова. Даже когда школа бежала весенний городской кросс, она на
последнем этапе выбегала из толпы зрителей и под хохот и вой огромной толпы
в капроновых чулках, юбке, на каблуках лидировала вместе с победителем,
которым всегда был ученик нашей школы. Это было очень эффектное зрелище.
В общем, больше о самой учебе в школе сказать нечего. Научили стандартным
вещам, и спасибо. А вот с местными хулиганами были большие проблемы с
угрозами и драками, в которых никаких джентльменских правил не было. Не
«ндравился» я им. Но как-то уцелел.
Поскольку школа была очень спортивной, то и я записался в спорт. Это
оказалась лыжная секция, в которой работал совершенно изумительный
человек – Михаил Архипович Тетивкин. Я вначале пришел в лыжный подвал
посмотреть, как смолят лыжи, очень меня интересовал сам процесс, и принял в
нем самое деятельное участие. Это дело лыжники обычно не любят, поскольку
оно длинное, грязное и вонючее, т.к. как паяльной лампой гоняют по лыже
смолу и растирают растирками и тряпками. После проявленного интереса, так
сказать к теневой стороне лыж, меня приняли в секцию, где я очень
разочаровал своего тренера, поначалу. Парень я был сильный и крепкий, а вот
бегал, особенно на длинные дистанции плохо, можно сказать отвратительно,
громко шлепая подошвами. Удивительно, что ни тогда, ни позже никто ничего
не понял, да и мне не объяснил. Очень внимательные были учителя и медики,
видимо. А причина была самая что ни наесть простая – плоскостопие. Ну не
зверское, чтобы совсем мешать жить, но без шансов на спортивные результаты
в беге. А для лыжников вне сезона главная подготовка – бег. Так я и прошлепал
всю осень.
Зимой встали на лыжи. Тут мне несколько полегчало, поскольку для лыж
форма стопы не играет такой роли, как в беге. Тренировки наши лыжные были
очень хороши. Проходили они часто на природе в лесу в Поливне. Запомнилось
очень, что в 30 градусный мороз занятия в школе отменили, а занятие в секции
нет. Стоим мы на трамвайной остановке, а рядом солдатик в шинельке и
ушанке с поднятыми «ушами», а его ухо уже побелело от холода. Мы по
доброте ему сказали, а он возьми да потри рукой, ухо-то и сломалось. Просто
ужас. Ну, конечно, не отвалилось, а стало так, буквой «г». Вот такой был мороз,
но день был солнечный, чудесный. В лесу мы нашли лощинку, и тренер
приказал раздеться по пояс (в секции были только мальчишки). Так мы с голым
торсом и бегали на лыжах всю тренировку, потом оделись сухие, поскольку все
сразу испарялось, и было тепло, хорошо и весело. Такие вещи дают
физическую и моральную закалку на всю жизнь. А в зимние каникулы прошли
областные соревнования по лыжам, и я занял третье место в своей возрастной
группе. Все были просто поражены, включая меня самого. Вот что значит ум и
доброжелательность старшего, а ведь мог бы выгнать из секции сразу как
бесперспективного.
Другим пунктом обязательной программы родителей с моим участием
было обучение английскому языку. Дело это, конечно, очень важное и нужное,
я даже тогда это понимал, но природа распорядилась так, что способностями к
языкам решила меня не наделять. Вот петь – пожалуйста, а языки ну просто
через страдание. С русским языком еще так-сяк, это при том, что я прочитал,
наверное, больше всех своих учителей русского языка вместе взятых. А вот
английский нужно было учить, усваивая правила и заучивая слова. Все это в
меня закладывали разные и хорошие учительницы, а оно из меня вываливалось
тут же, почти не оставляя следов. Поэтому в английском языке успехов я не
делал, но покорно занимался, тяготясь своей бездарностью. Это тем более
выглядело неправдоподобно, что мой отец и брат были наделены
исключительными способностями к языкам. Отец очень хорошо знал русский,
украинский, немецкий и неплохо английский. А брат очень хорошо пишет порусски (грамотно и с отличным слогом), владеет английским, а также знает
«многие другие языки» в разной степени. Вот так отдохнула природа, не
спасибо ей за это. Уже значительно позже я взял английский «измором», или,
выражаясь благозвучнее, «методом погружения», а затем в 40 лет научился
читать и по-французски.
Еще одним пунктом родительской программы было обучение музыке.
Брат закончил музыкальную школу по скрипке, а я учился на фортепиано.
Учился я шесть лет по два- три часа в день, и, в конце концов, бросил это
учение-мучение. Пел я при этом очень хорошо, и даже был вторым голосом в
хоре мальчиков музыкальной школы, пока голос не сломался в 12 лет. Помню,
мы пели с огромной открытой эстрады «Родина слышит, родина знает… ».
Казалось, чистейшие голоса улетают прямо в голубое небо. У всех, кто слушал
(сотни человек), глаза были на мокром месте. Но многочасовое сидение за
пианино с отрабатыванием гамм для мальчишки с моим темпераментом и
интересами было жутким наказанием. А интересы мои лежали в области
всяческого изобретательства с изготовлением большей части изобретенного
своими руками. Поэтому я часами пилил, строгал, паял, выдалбливал, плавил,
испытывал и все это с величайшим упоением. Все это страшно пригодилось в
жизни. И вот этими же руками нужно было играть гаммы. Просто кошмар.
Мать не приветствовала мои плебейские увлечения, и я продолжал ходить в
музыкальную школу и таскать оттуда тройки. Думаю, мне бы ставили двойки и
выгнали, но обучение было платным, довольно дорогим и меня терпели, тем
более, что я не хамил, а просто отлынивал от занятий. Закончилось все тем, что
на шестом году обучения с наступлением весны я месяц ходил на Волгу гулять,
смотреть на ледоход и радоваться жизни и солнцу, в то время как родители
исправно оплатили это время препровождение как занятия музыкой. Конечно,
дело вскрылось, и родители были крайне неприятно поражены, но, в конце
концов, от меня с фортепьяно отстали. А музыку я потом очень полюбил,
причем серьезную симфоническую, но совсем через другой канал.
Наконец, последним обязательным пунктом образования была
математика. Отец любил задавать мне головоломки, но заниматься ничем
систематически со мной не мог из-за отсутствия времени, а скорее желания.
Брат немного давал мне задачки по математике, но занимал скорее позицию
наблюдателя, будучи сам наделен, конечно, явным математическим талантом.
Мне же математика, вначале, казалась довольно сложной и бессмысленной
игрой, интереснее которой есть масса других игр. Но в шестом классе я пошел в
вечернюю математическую школу при Ульяновском пединституте. Причин
было несколько. Во-первых, туда раньше ходил мой старший брат. Во-вторых,
и это главное, туда пошли мои приятели, дети друзей и знакомых моих
родителей. Было бы просто свинством не пойти с ними. Неожиданно занятия
оказались необычайно интересными. Предлагались красивые и парадоксальные
задачи. Обстановка была соревновательной, но очень доброжелательной, а вели
занятия очаровательные молодые студентки. Я стал ходить, не пропуская ни
одного занятия и стараясь решить все задачи, и уже зимой на городской
математической олимпиаде занял третье место. Результат не произвел на меня
особого впечатления, а процесс понравился, и я взялся читать книжки по
математике брата и дальше решать задачки.
Но все это было не главным. Главным была всепоглощающая страсть к
изобретениям. Она накрыла меня в пятом классе, а в шестом уже приняла
уродливо разросшиеся формы. Проявлялось это в том, что я чуть ли не каждую
неделю делал новое изобретение и приставал с ним к отцу, как опытному и
образованному инженеру. Изобретения касались самых разных областей.
Невозможно все ни вспомнить, ни перечислить. Но кое-что осталось в памяти
ярко. Я придумал и записал в маленькой тайной записной книжке изобретение
оптического диска из пластика, на котором как на граммофонной пластинке
точками с помощью лазерного излучения записывалась и считывалась
информация. Вот так мальчишкой я изобрел известный нам всем лазерный диск
с повторной записью, чем горжусь до сих пор. С ним я дольше всего приставал
к отцу и даже просил его оформить заявку на изобретение, но он отмахивался
от меня как от назойливой мухи, и дело никуда не двинулось. А жаль. Вот бы
всем родителям извлечь из этого урок, да куда уж там. Другим изобретением, о
котором я грезил несколько месяцев, был реактивный самолет на
электрической тяге, – экологически чистый, как это сейчас называют. Я даже
сделал чертеж этого самолета на большом листе ватмана черной тушью
рейсфедером, т.е. то, что ненавидят делать студенты всех технических вузов.
Еще одно изобретение сыграло в моей дальнейшей жизни очень большую роль.
Я придумал двигатель, работающий на постоянных магнитах. Это ужасное
изобретение по всем законам физики (которых я тогда не знал) не должно было
работать, но квалифицированно объяснить это было очень трудно. Тот самый
случай, когда дурак может задать вопрос, на который умному не ответить.
Вот, как водится, я пристал с этим изобретением к отцу. Он сдался быстро.
Тогда я пристал к матери, а она направила меня на кафедру физики
Ульяновского пединститута к заведующей Ц.М. Рабинович. Общие принципы,
почему машинка работать не должна, она мне сообщила, а конкретный анализ
произвести не смогла, зато дала мне почитать совершенно замечательную
книгу по физике Дж. Орира «Популярная физика», и я пропал. Очарование
логики, оформление книги – все просто пленило меня. Я ее буквально
проглотил. С тех пор физика уже никогда не отпускала меня от себя далеко.
В 1969 году отец отправился по работе в Воронеж и стал готовить наш
переезд. Брат в это время уже учился в Московском государственном
университете на механико-математическом факультете, и мы остались в
Ульяновске вдвоем с матерью. Отец, видимо, чувствовал себя в Воронеже
несколько одиноко, и это привело к оживленной переписке между нами. На
новый год он прислал мне прекрасную книжку Хазена «Введение в
электронику», по которой я впервые познакомился с теорией
электромагнитного
поля
Максвелла,
включая
ток
смещения
и
электромагнитные волны.
В итоге, придя в восьмой класс 27 школы Воронежа, я имел весьма
нестандартный для своего возраста багаж знаний, чем вызвал ненависть
классной руководительницы, которая преподавала у нас математику. Я стал
получать двойки (!) и тройки по математике, а посадили меня рядом с двумя
будущими уголовниками. Скоро в драке мне сломали зуб. Тогда отец взял
отпуск, и мы укатили в октябре среди учебного года в Сочи. По возвращению
мы отправились с матерью к директору школы Шубину. Это был крупный
неторопливый мужчина с низким приятным голосом. Он выслушал жалобу
мамы и спросил крепкий ли я физически. Услышав положительный ответ, он
дал мне официальное разрешение бить хулиганов, своего рода «лицензию на
отстрел». А мне в стычках больше всего мешала трудность ударить человека.
Но, получив разрешение, я перестал стесняться, и все быстро упокоились.
В целом 27 школа была просто бездарной, но встречались и исключения,
как среди учителей, так и среди учеников. Очень яркой личностью был учитель
истории Бухарин, совмещавшей работу с должностью завуча по
воспитательной работе
и учебой в аспирантуре Воронежского
государственного университета по русской истории. Когда он только входил в
класс мы все замирали, нас ждали целых 45 минут упоительного рассказа об
исторических лицах, их характерах, мотивах поступков и последствиях для
стран и мира. Мне он дал прочитать дневники наполеоновского генерала А. де
Коленкура. Это было очень интересно. При этом Бухарин, оправдывая
фамилию, оказался загульным пьяницей. Как-то раз я встретил его во главе
пьяной ватаги с огромным колом в руках в растерзанном виде с небритой
физиономией неподалеку от школы. Кандидатскую диссертацию он защитил,
некоторое время работал в вузах Воронежа, но отовсюду его изгнали за пьяные
безобразия, и он вернулся на Урал, откуда был родом. На этом его след для
меня был потерян.
Брат прислал мне из Москвы для развития книгу Натансона «Краткий
курс высшей математики» и «Фейнмановские лекции по физике». Кроме того,
дома была чудесная книга Робинсона и Куранта «Что такое математика». Все
это я с огромным подъемом читал весь учебный год. Ранней весной я
обнаружил в журнале «Юный техник» вступительные задания по математике и
физике в Заочную физико-техническую школу при МФТИ, и отправил туда
свои решения. Вообще Московский физтех был тогда местом легендарным,
туда стремились попасть самые сильные и лучшие выпускники школ со всего
СССР. Меня приняли в эту чудесную школу, в которой я проучился два года и
закончил с очень хорошими оценками. У меня был прекрасный проверяющий,
которого я так никогда и не видел, но которого благодарил мысленно много р аз
за тщательный анализ решений каждого задания по физике и математике. Я
даже получил персональное приглашение для поступления на новый тогда
факультет молекулярной физики.
В начале лета я очень успешно сдал экзамены за восьмой класс, а так же
вступительные экзамены (решив все задачи) в 58 среднюю школу в класс с
математическим уклоном. Школа эта была тогда примечательна тем, что в нее
поступали школьники со всего города и даже области. Главной гордостью и
основой школы был Давид Борисович Сморгонский – человек бесконечно
влюбленный в математику и фанатично ее проповедующий. Он был выходцем
из довоенной Польши и русский язык так и не освоил как следует. Говорил он
с чудовищным акцентом, дико коверкая слова. Тот, кто слышал его впервые, с
трудом мог уловить смысл произносимого. Любимым его выражением была
цитата Гаусса
- Арифметик есть царица математик.
Одет он был всегда в один и тот же блекло-зеленый костюм, страшно
измазанный мелом, поскольку в пылу решения задачи для экономии времени
стирал с доски просто рукавом. Вот так. Это, однако, не мешало ему быть
выдающимся педагогом, подготовившим множество ребят, которые всю жизнь
потом вспоминали и вспоминают его с любовью и благодарностью. Я попал в
класс к другому прекрасному учителю, – Феликсу Николаевичу Зацепину,
недавнему
выпускнику математического
факультета
Воронежского
государственного университета. Весь класс влюбился в него с первых же дней.
Его отличало уважительное отношение к ученикам (только на вы), прекрасное
знание математики, хорошее чувство юмора, справедливость и находчивость.
В школе царил культ математики, и ценность ученика определялась по
его умению решать задачи, особенно на олимпиадах разного уровня. Я решал
задачи очень хорошо, занимал призовые места на олимпиадах по математике,
физике и даже химии, и мой рейтинг в классе и школе был благодаря этому
достаточно высоким. Как всякая крайность этот культ порождал и весьма
отрицательные последствия. Главным недостатком его было преувеличенное
значение быстрой сообразительности и успеха в очень узкой области
математики. Кроме того, поскольку мы были в математике явно сильнее
учеников других школ, возникал совершенно необоснованный ранний
комплекс исключительности. При этом остальные предметы в школе
преподавались на самом среднем уровне средней школы. Особенно мне это
бросалось в глаза на уроках физики, которые вел В.А. Оконечников. Он
окончил педагогический институт и знал физику не плохо и не хорошо. После
Дж. Орира, «Фейнмановских лекций по физике» и «Физики для всех» Ландау и
Китайгородского слушать его было для меня настоящим мучением. Надо
отдать ему должное, он это сразу заметил и отплатил мне просто жгучей
ненавистью. Но в школе царила математика и математики, поэтому разгуляться
ему было негде, и конфликт заглох.
Замечательной особенностью нашей школы было то, что в ней вели
всяческие дополнительные занятия и кружки лучшие математики из ВГУ.
Особенно поразил меня Б.Н. Садовский, который рассказывал нам теорию
множеств и математическую логику. Безупречная речь, прозрачность
построений и доказательств и какая-то общая утонченность и интеллигентность
заставляли буквально ловить каждое его слово. Приходили к нам и совершенно
выдающиеся ученые, особенно во время так называемых воронежских зимних
математических школ, например, Селим Григорьевич Крейн. Этот немолодой
седовласый человек с румяным юношеским лицом, несмотря на хромоту,
обладал таким потрясающим умом и обаянием, что располагал к себе сразу
почти любого. Особым успехом он пользовался у женщин. Ярко запомнилось
выступление тогда совсем молодого В.И. Арнольда – выдающегося математика
20 столетия, ученика Колмогорова. Он интересно рассказывал нам о теории
игр, вызвал к доске желающих сыграть с ним в предложенную игру, и, к своему
страшному удивлению, проиграл одному из наших талантов. Но В.И. отнесся к
этому очень весело, чем окончательно нас покорил. Два года пролетели быстро
и, если не безоблачно, то с очень большой пользой. На выходе мы знали
практически всю программу по математике первых двух курсов физико математических факультетов университетов.
Наступила пора выпускных экзаменов в школе и вступительных
экзаменов в вузы. Я заранее приглядел себе кафедру теоретической физики
физфака МГУ, ездил туда в гости к брату (он учился на мехмате) и ходил по
коридорам, просматривая объявления и названия читаемых курсов.
Запомнились литературно-художественные вечера в башне главного корпуса
МГУ, которые проводил математик академик П.С. Александров. На них
выступали знаменитые музыканты и литераторы в почти домашней обстановке.
Съездил я и на физтех в Долгопрудный. Там мне не понравилось. Глушь, грязь,
нет ни театра, ни филармонии, кормят в столовых плохо, а в МГУ кормили
прекрасно, и для культурных интересов была к услугам вся Москва.
Вскоре меня ожидало очень тяжелое испытание. Началось все с
выпускных экзаменов. Я шел на золотую медаль, а ее мне решили не давать.
Медалей было всего три,
и их уже заранее распределили в классе
Сморгонского. «Зарезать» на экзаменах меня, как это ни странно, не удалось.
Например, на экзамене по истории СССР мне задали, казалось, смертельный
вопрос,
- Сколько было сох в дореволюционной России?
И ведь что ужасно, я правильно ответил, поскольку уже понял к чему
идет дело и выучил весь учебник истории наизусть. Но это мне не помогло. В
день выпускного вечера я просто не получил аттестат зрелости – единственный
из всех шести выпускных классов школы. Мне его со всеми отличными
оценками выдала тайком директор школы на следующий день под честное
слово, что я не буду требовать золотой медали. А еще через день я уехал в
Москву поступать в МГУ.
Экзамены в МГУ я помню как дурной сон. Первым мы 2500
человек, поступающих на 500 мест физфака, писали сочинение. На следующий
день на фронтоне физфака висело объявление огромными черными буквами:
«Отличных оценок нет». Дальше больше. За пять правильно решенных задач с
одной небольшой опиской в ответе на письменном экзамене по математике я
получил оценку три. Устный экзамен по математике принимающие откровенно
старались сорвать, доцент Гласко курил мне в лицо, все громко разговаривали и
меняли задание через 10-15 минут. Лишь спустя сорок лет я прочитал, что так
поступили со многими, а возглавлял в МГУ все это безобразие некто
Мельников, ставший затем после краха СССР известным депутатом
Государственной Думы от КПРФ, где продолжил отвечать за науку и
образование. На экзамен по физике я пришел уже полутрупом, хотя помню
сочувственные лица экзаменаторов-физиков по этому предмету. В итоге я не
прошел по конкурсу на основную специальность «физика», отказался
зачисляться на астрономию или в другой московский вуз и уехал по ступать в
Воронеж на физический факультет ВГУ. Меня готовы были взять без экзамена
с оценками МГУ, но я теперь ни во что и никому не верил, снова сдал все
экзамены, уже с высокими баллами был зачислен и благодарен физфаку и его
декану Л.Н. Сухотину по сей день.
Университет
Учился я с остервенением, как, наверное, воевали, надеясь на
реабилитацию, разжалованные офицеры в штрафных ротах во время войны. За
пять лет учебы у меня не было ни одной даже текущей четверки. Зато были две
именные стипендии, сначала им. Ленинского комсомола, а затем им. Ленина.
Учиться было интересно, да и ребята со мной учились, в основном, очень
хорошие. Преподаватели тоже были почти все хороши, а частично и просто
великолепные. На первом курсе механику и молекулярную физику нам читал
С.П. Грибков. Его лекции были артистически выверены, логичны, понятны и
просто красивы. Сам он был всегда в хорошем костюме с галстуком и в белой
рубашке, чисто выбрит и с ароматом каких-то заморских духов. Он первым
поручил мне расчеты в собственной экспериментальной научной работе,
посвященной эмиссии электронов с шероховатых поверхностей, то, что сейчас
бы отнесли к нанотехнологиям. Математику читал доцент Шимко, с такой
любовью и знанием предмета, что я, несмотря на багаж матшколы, с головой
погружался в необходимые и достаточные условия. Теоретическую физику
замечательно читали А.М. Мелешина, И.В. Копытин, А.Г. Крыловецкий, Л.П.
Рапопорт, С.Г. Кадменский. Вообще серьезно физику мне учить до четвертого
курса не приходилось. Я уже все знал по книгам, прочитанным раньше в
школе.
Пришло время выбирать кафедру и научного руководителя. Я выбрал
кафедру теоретической физики и Бориса Абрамовича Зона, который стал моим
Учителем в науке. Так мне посоветовали старшие товарищи (В. Пальчиков и А.
Файнштейн), и я им признателен за это. Можно сказать, что все, что было до
этого, являлось лишь разминкой, подготовкой к научной работе, о которой я не
имел почти никакого представления. Здесь для меня выяснились две новости:
одна плохая и одна хорошая. Плохая новость состояла в том, что на кафедре
теоретической физики ВГУ не занимались ни квантовой теорией поля, ни
физикой элементарных частиц, ни даже теорией многих частиц в задачах
твердого тела, т.е. тем, что составляло и составляет существо современной
теоретической физики. Т.е. не следовало даже надеяться на приобщение к
самым фундаментальным исследованиям, в которых формулируются
принципиально новые законы природы. Хорошая новость тоже была – кафедра
под руководством профессора Л.П. Рапопорта
занималась теорией
многофотонных процессов на хорошем мировом уровне. Вообще, рождении
многофотоники произошло во второй половине 60-х годов прошлого века, и
отцом ее экспериментального открытия стал советский физик Н.Б. Делоне.
Суть и новизна этого явления состояла в том, что ранее со времен Эйнштейна
были известны только процессы с поглощением или излучением одного
фотона. Но с развитием лазерной физики и созданием сильных световых полей
оказались возможными процессы с поглощением сразу нескольких фотонов.
Это существенно меняет картину взаимодействия света с веществом,
поскольку, скажем, оказывается возможной ионизация и даже пробой
прозрачных газов.
Б.А. Зон – очень яркая личность с мощным темпераментом,
прирожденным артистизмом, замечательной научной интуицией, прекрас ным
научным слогом и великолепной техникой физика-теоретика. Большая удача
встретить такого человека и иметь возможность в течение ряда лет работать и
общаться с ним. Скорость, с которой работал Б.А. Зон, потрясала. Сначала,
когда он говорил, что для решения какой-то задачи нужно двадцать минут, я
относил это к желанию красиво поразить. Потом оказалось, что для решения
многих достаточно сложных научных задач, ему действительно требовалось
невероятно мало времени. Вот такой удивительный искрометный талант. Мне
была предложена задача, касающаяся многоквантовых процессов на
отрицательных ионах. Я тогда даже не знал, что отрицательные ионы
существуют в свободном виде, а не только в растворах солей. На самом деле
отрицательные ионы возникают почти в любом газовом разряде, их много в
ионосфере Земли и в фотосфере Солнца. Очень интересными оказались
отрицательные ионы атомов водорода для задачи термоядерного синтеза,
поскольку их легко разогнать (они заряжены), а потом сделать нейтральными,
попуская через газовую среду, а полученные пучки быстрых нейтральных
атомов использовать для нагрева плазмы, беспрепятственно проводя их через
сильные магнитные поля, используемые для удержания этой дьявольской
стихии.
Чтобы я мог войти в проблему, Б.А. Зон дал мне прочитать две свои
работы на близкие темы. Эти довольно простые и очень ясно написанные
работы потребовали от меня для осмысления несколько месяцев. Пропасть
между стилем учебников и научными статьями оказалась огромной. Помогло
только то, что наряду с непониманием меня охватил какой-то удивительный
восторг от того, чем я занимаюсь. Это необыкновенное ощущение затем
возвращалось ко мне каждый раз, когда я прикасался к очередной научной
задаче на протяжении более двадцати лет. С чем его можно сравнить.
Пожалуй, с замиранием сердца, когда прыгаешь в сугроб с большой высоты,
или с первой влюбленностью, в общем, это очень трудно объяснить. Какое-то
ощущение свободного полета над всем и падения, страх и восторг
одновременно… . Пульс резко учащался, я был весь красный и потный, колени
дрожали, голова нагревалась и, казалось, расширялась изнутри. Именно это
восхитительное чисто физическое ощущение заставило меня многие годы
увлеченно заниматься наукой. Далеко не для всех это ощущение комфортно.
Дело в том, что наука является предприятием предельно рискованным по своей
природе. Никто и ничто не может гарантировать успешный результат. Ни
хорошие сотрудники, ни опыт предшествующей работы, ни даже талант. Это
как открытие новой земли в географии. Можно быть хорошим мореплавателем
и иметь хорошую команду и ничего не найти, хотя без этого придется заведомо
туго.
В науке работают очень разные люди с очень разной мотивацией и
разным уровнем достижений. Но для меня все они делятся условно на две
категории – научные работники и исследователи. Для научных работников
главным мотивом является социальное признание и оплата. Для исследователя
самым важным является захватывающий процесс изучения. Для общества
одинаково полезны и те и другие, может быть даже первая категория полезнее,
понятнее и удобнее для начальства. Но для меня братьями по крови являются
исследователи. Конечно, в чистом виде такое деление есть условность, но
доминанты видны всегда. В советское время, конечно, массовое занятие наукой
объяснялось высоким статусом науки и очень неплохой оплатой при наличии
большой профессиональной свободы.
Я с отличием защитил диплом, написал первую печатную работу,
посвященную расчету поляризуемости отрицательных ионов атомов водорода,
и получил распределение на Вычислительный центр ВГУ. Были и
альтернативные предложения. На распределении, где я шел первым, ректор
Н.А. Плаксенко предложил мне направиться в глухую сельскую школу (ему
нужно было выполнять разнарядку партии). Кстати, немного позже разразился
жуткий скандал, в котором противники обвиняли его, в том числе, в незаконной
протекции собственному сыну. Комитет комсомола и партком предложили мне
должность освобожденного (т.е. с зарплатой) комсомольского секретаря
физического факультета, а представитель ГРУ в уединенном месте предложил
отправиться на два года в разведшколу для соответствующей специализации.
На Вычислительном центре ВГУ моя карьера началась в 1977 году с
бетонирования полов под установку новой большой вычислительной машины
ЕС-1022, а затем продолжилась грустным убиванием времени и чтением на
болгарском «синек» с описанием блока магнитных накопителей, за
эксплуатацию которых я отвечал. Но в это время, пока у Б.А. Зона не появилась
аспирантура, я имел удовольствие профессионально пообщаться с С.Г.
Кадменским. Мы даже порешали с ним одну задачку по многоканальным
процессам в физике атомного ядра и многофотонике, но до конечного
результата дело не дошло. Но эти несколько месяцев довольно тесного общения
отпечатались во мне очень ярко, настолько удивительна была научная сила и
интуиция С.Г. в это время. Наверное, более талантливого физика я и не
встречал. Но скоро у Зона появилась аспирантура, и я вернулся к своим
отрицательным ионам, а через год поступил к нему официально.
К сожалению, я попал к Зону не в лучшее время и не в лучших условиях,
поскольку он сам готовил и защищал докторскую диссертацию, да и семейные
дела у него были в тот период трудные. В итоге, меня бросили в научный омут
без плавсредств. Хочешь –
плыви, хочешь – тони. И я стал тонуть, точнее, пускать пузыри. Полгода
безостановочной работы не дали никаких результатов. Основная трудность
заключалась в том, что аналитического решения многие мои задачи не имели, а
сложный численный счет требовал опыта, которого у меня не было, и больших
затрат машинного времени на ЭВМ, которое давали по ночам. Персонал в это
время практически отсутствовал или спал, и любая ошибка в пробивке на
перфокарте, где дырочками записывалась программа, означала потерю
нескольких часов, точнее ночи. Состояние мое было близко к отчаянию. Я
решил, что если не смогу написать диссертацию, то я брошу науку, но еще
добавил усилий. Наконец, наступил момент, когда работа понемногу пошла,
потом пошла быстрее, а затем понеслась с бешенной скоростью. Суть того, что
я сделал в диссертации, сводилась в основном к учету поляризационных
эффектов, т.е. влиянию деформации электронного облака под действием
электронов и света на различные элементарные процессы. Поскольку смещение
электронов относительно атомного ядра приводит к появлению так
называемого дипольного момента и соответственно дополнительного
электрического поля, то это не может не сказаться на различных процессах с
участием электронов. Это и рассеяние электронов на атомах и отрицательных
ионах и фотоотрыв электронов от отрицательных ионов и т.п. Дисс ертацию я
закончил за два с половиной года, опубликовав 7 статей в центральных
журналах, т.е. вполне досрочно, но диссертационный совет по теоретической
физике в ВГУ закрылся на переоформление буквально у меня перед носом.
Оставалось либо ждать его открытия (он открылся через полтора года), либо
искать другой совет.
Зон выбрал второй вариант, и я отправился во вновь открывшийся совет
Отдела теплофизики АН УзССР … в Ташкент, где в это время начинал
работать тоже ученик Зона и замечательный человек мой друг Ю. Митин. Совет
возглавлял профессор Пулат Киргизбаевич Хабибуллаев советский и узбекский
учёный, государственный деятель – президент Академии наук Узбекской ССР
(1984—1988), Председатель Президиума Верховного Совета Узбекской ССР
(1988—1989), заместитель Председателя Президиума Верховного Совета СССР
(1988—1989). В общем, бааальшой человек. Без него никакие решения не
принимались. Он дал принципиальное согласие на начало процедуры, и тут
оказалось, что этот совет в Ташкенте не по теоретической физике, а по оптике и
мне нужно сдавать в нем два кандидатских экзамена по оптике – общий и
узкопрофессиональный. Для тех, кто никогда не занимался оптикой всерьез,
стоит пояснить, что основную часть информации человек получает через
зрение. Уже в силу этого оптика является одной из самых развитых и
разветвленных человеческих наук. Я начал «грызть» оптику. За месяц я
подготовился к экзамену, отправился в Ташкент и после почти месяца
ожиданий в один день доложил совету диссертацию и сдал оба экзамена за раз.
Более трудного экзамена я в жизни не сдавал. Дело в том, что его решили
принимать всем советом, который перед этим заслушал предзащиту
диссертации, а это более двадцати докторов наук и каждый задавал вопросы,
какие хотел, а я отвечал на них в развернутом виде, стоя у доски. Эта
полуторачасовая «консультация» двух десятков крупных ученых стоила мне
всех умственных и физических сил, а оценка «хор», которую я на нем получил,
считаю самой высокой из всех, что у меня были. После экзамена меня стала
бить крупная дрожь, и в норму меня вернули друзья, дав выпит без закуски
стакан водки, которую я проглотил как воду, ничего не почувствовав. Но стресс
прошел. Дорога к защите была открыта. Она прошла в марте 1982 года очень
успешно, на защиту специально прилетел из Москвы из Института атомной
энергии им. И.В. Курчатова мой первый оппонент крупнейший специалист в
области атомной физики и теории столкновений М.И. Чибисов, а из Воронежа –
Б.А. Зон Так я получил входной билет в профессиональную науку – диплом
кандидата физико-математических наук по специальности «Оптика».
В ВГУ меня не оставили, но появилась вакансия на кафедре физики
ВИСИ у С.В. Бухмана, и Б.А. Зон мудро заметил, что мне там будет лучше. Я
тогда молча обиделся, а теперь понимаю, как он был прав.
ВИСИ
То, чем мне пришлось заняться на многие годы в ВИСИ, вообще не
входило в мои жизненные планы. Я никогда не собирался преподавать физику,
хотя закончил физфак с двумя квалификациями – физик и преподаватель
физики, да и педагогическая практика в школе во время обучения в
университете у нас была. Кроме того, я преподавал в вечерней школе для
одаренных школьников при ВГУ, проводил физические олимпиады
школьников и часто замещал преподавателей даже на лекциях. Но чтобы
сделать преподавание профессией, – да никогда. А тут началась работа
ассистента с нагрузкой 1150 часов в год. Правда, я был рад тогда любой работе,
поскольку сидение без дела страшило меня больше всего. Поскольку я быстро
защитился, то мне поручили читать и лекции. И обнаружилась крайне
неприятная для меня вещь, – я не знаю физики. Ну, то есть, конечно, я мог
быстро практически не задумываясь решить любую задачку из курса общей
физики и мгновенно написать любое необходимое уравнение. Но вот построить
логику вывода, обосновать именно такой, а не иной вид физического закона я
не мог. Иначе говоря, прочитать лекцию формально мне было легко, но ее не
понимали студенты, да и я был очень недоволен. А прочитать глубоко и
понятно мне не хватало знаний. Пришлось учиться искусству преподавания.
Мне это далось легко и даже стало нравиться, как нравится любое дело, которое
получается хорошо и без избыточных усилий. Со студентами я вполне ладил,
тем более что попадались и талантливые экземпляры.
Нагрузка, дополненная общественными поручениями, просто душила.
Вдобавок через некоторое время меня сделали и заместителем декана
строительного факультета по воспитательной работе со студентами. Спасали
только молодость, здоровье и научный азарт. День делился на две части – в
вузе, где заниматься наукой можно было только урывками, и дома, где, немного
отдохнув, я вновь садился за свои задачи. С.В. Бухман поручил мне в числе
прочих дел привести в порядок и настроить все лекционные демонстрации,
которых было больше полусотни. Дело было хлопотное, но очень приятное,
поскольку можно было потрогать своими руками массу интересных приборов и
кое-что изменить по своему усмотрению. Предстояло определить также
направление дальнейшей научной работы. Продолжения научного
сотрудничества с Зоном не получилось. Я уже вырос из коротких штанишек, и
мне хотелось большой масштабной работы. Кроме того серьезным
препятствием стало теперь различие научных темпераментов: Зон – спринтер, а
я – как минимум стайер, если не марафонец. Бегать вместе долго в таком
варианте просто невозможно. Пришлось расстаться, и процесс прошел
довольно болезненно, но со временем неприятный осадок растворился, а
взаимное уважение осталось. Что ж, дети, даже научные, вырастают и уходят в
большую жизнь. Значительно позже, когда Зон стал председателем большого
диссертационного совета, он предложил мне войти в его состав, и мы много лет
очень хорошо в нем сотрудничали уже в новом качестве.
В итоге я выбрал в виде научной программы продолжение темы
кандидатской диссертации, но резко раздвинул рамки исследования.
Центральными стали вопросы взаимодействия сильных и очень сильных
лазерных полей с многочастичными атомарными и ядерными системами.
Вообще, задача многих тел не имеет точного решения ни в классической ни в
квантовой физике. А все тела состоят из огромного количества частиц, атомов,
молекул, электронов, атомных ядер, и их движением определяются все
свойства окружающего нас мира. Ситуация кажется для понимания совсем
тупиковой, но на помощь приходит тот факт, что, скажем, все электроны
совершенно одинаковы, их очень, очень много, и в дело вступают законы
больших чисел, законы статистики, правда статистики квантовой. Это
позволяет выделить средние движения и отдельные возбуждения на фоне этого
«электронного моря». Общего рецепта для всех случаев как реализовать этот
подход не существует, но есть базовая квантовая теория многих тел. Пришлось
также воспользоваться методом функциональных интегралов из квантовой
теории поля. Так я нащупал основную тропу и постепенно двинулся по ней.
В Воронеже я оказался практически в полной научной изоляции, чего
никому не пожелаю. Мало кто из воронежских коллег мог хоть что-либо понять
в этой новой моей науке, да и желания у них особого не было, скорее
отторжение. Выручала привычка работать самостоятельно, а также общение
через публикации и на конференциях. В ВИСИ к моей научной деятельности
отношение в целом было весьма благожелательным, как со стороны
заведующего кафедрой, так и со стороны ректора А.М. Болдырева. Это
определялось еще и четкой государственной политикой, проводимой в СССР.
Так, на научные командировки выделялся довольно значительный денежный
фонд, который обязательно нужно было израсходовать до конца года. Поэтому
на конференции можно было ездить без ограничений, и мы с М.А.
Преображенским активно этим пользовались. Сам Бухман был серьезным
ученым в области прикладной теплотехники и вел долгое время совместную
экспериментальную работу с Институтом физики высоких температур АН
СССР по скоростному лазерному пиролизу углей Экибастуза. Кроме того,
общий дух задавали и такие замечательные ученые старшего поколения как
профессора Н.М. Кирсанов, А.Г. Барченков, Я.Б. Рутицкий. Особые отношения
сложились у меня А.Г. Барченковым и Н.И. Иржавским, которые, несмотря на
очень большую разницу в возрасте и жизненном опыте относились ко мне по приятельски. Это дало мне уникальную возможность взглянуть на многие
явления и события жизни их глазами, и память и благодарность к ним остались
со мной.
ИОФАН и все такое
Затруднение … в том, что среди физиков теоретические физики самые,
конечно, бедные, потому что они ничего не изобретают, денег ниоткуда не
зарабатывают, красть им негде и нечего.
Н.В. Тимофеев-Ресовский
С самого начала работы в ВИСИ выяснилось, что зарплата ассистента
крайне мала, и нужно искать дополнительные источники заработка. Здесь
появился на сцене Николай Борисович Делоне. Он родом из семьи,
происходившей от осевшего во время войны 1812 года в России
наполеоновского армейского врача. Отец Н.Б. был крупный советский геометр
член. корр. АН СССР Б.Н. Делоне и известный альпинист (пик Делоне и
перевал Делоне на Катунском хребте Горного Алтая). Это дало Н.Б. природное
обаяние, отличное образование, знание французского языка и связи в
академической среде. Сам облик Н.Б. был не типичен для советского
гражданина. Высокий и спортивный он был одет в какие-то необычного
индивидуального кроя пиджаки и носил цветные шейные платки. Его
удлиненное французистое лицо несло печать некоторого аристократического
высокомерия, которое, впрочем, легко исчезало, если человек был интересен
или полезен Н.Б. В квартире, доставшейся Н.Б. от родителей, висел портрет
отца, написанный каким-то известным советским художником, стояло старое
рабочее кожаное кресло за мощным письменным столом. Чувствовалась связь
времен и поколений. Н.Б. умел при желании расположить к себе, особенно
провинциалов, и помогал получить деньги от государства на проведение
исследований по столь ему любезной многофотонике, возглавляя, как он любил
говорить, «многофотонную мафию». Мы познакомились с ним впервые в
Воронеже на Всесоюзной конференции по атомной физике и спектроскопии.
Затем Н.Б. направил ко мне своего дальнего родственника И.Ю. Кияна,
который заканчивал Московский физтех, а его родители жили в Воронеже. По
сути, я стал его неформальным научным руководителем. По результатам наших
совместных работ мы написали обзор в журнал «Успехи физических наук», о
котором известный специалист по атомной физике член. корр. АН СССР Б.М.
Смирнов сказал
– Не бог весть что, но сделано добротно,
а Игорь защитил кандидатскую диссертацию по процессам на
отрицательных ионах,
Нам с М.А. Преображенским Н.Б. подкинул хоздоговорную работу по
кинетике плазмы, которая подкармливала несколько лет половину кафедры
общей физики ВИСИ. Работа выполнялась в рамках работ по созданию
рентгеновского лазера для космических войн с Рейганом (президентом США,
который провозгласил это направление борьбы с СССР). Руководил
теоретической частью талантливый теоретик А. Боровский из отдела В.В.
Коробкина – выдающегося советского физика-лазерщика, заведующего
лабораторией мощных лазеров в Институте общей физики им. А.М. Прохорова
АН СССР в Москве. Вообще с ИОФ АН у меня установились тесные научные и
человеческие отношения.
Еще одна интересная работа с этим институтом была связана с
разработкой прямого преобразователя энергии мощного электромагнитного
излучения в электрический ток, путем его поглощения в плотной плазме под
руководством И.А. Косого. Теоретической частью в Воронеже р уководил
профессор А.Л. Гутман. С ним мы выполнили важный теоретический расчет
нелинейного поглощения пространственно ограниченного электромагнитного
пучка в плотной лазерной плазме. Здесь случился курьез. В ИОФ АН
теоретическую группу возглавлял А.С. Сахаров, которому мы выразили в
статье благодарность. Статья готовилась к печати в Воронежском
лесотехническом институте. Неведомо, каким способом, но о статье прознал
сотрудник института Строков и написал донос в партком, о нашем
неблагонадежном поведении, решив, что Сахаров – это тот самый знаменитый
опальный академик-диссидент. Пришлось объясняться. В итоге вышел конфуз.
Сама же работа была перспективной разработкой, направленной на передачу
энергии, полученной на спутнике от солнечного излучения, с помощью пучка
электромагнитных волн на Землю. В ИОФ АН в лаборатории плазменной
физики была создана экспериментальная установка, в которой осуществлялись
все необходимые трансформации.
Запомнилась еще одна любопытная работа уже с Институт физической
химии и электрохимии им. А. Н. Фрумкина АН СССР по созданию
искусственных алмазов из газовой среды. Собственно сама экспериментальная
установка уже существовала и производила небольшие по размеру
промышленные алмазы. Задача состояла в том, чтобы найти оптимальные
режимы синтеза, и мне с М.А. Преображенским было поручено произвести
соответствующие расчеты термодинамики и кинетики. С работой мы успешно
справились и передали заказчику компьютерные программы, с помощью
которых можно было выбирать требуемые режимы.
Крушение СССР поставило точку в этих интереснейших исследованиях и
в нашем финансовом благополучии. Небольшой всплеск активности
государства по отношению к науке произошел только в самом начале
перестройки, и мы с М.А. Преображенским выиграли на двоих сразу два
гранта, но затем все полностью заглохло. Стал вопрос, как физически выжить в
условиях крушения всей экономики и денежной системы, когда стало совсем не
до науки, в том числе и не до физики. Пришлось продать все художественные и
научные книги. Дальше стоял вопрос о том, что науку придется оставить.
Спасение пришло неожиданно от американского миллиардера и
филантропа Дж. Сороса. Не могу ясно судить о его мотивах, но выделенные
им гранты спасли для науки многих советских ученых, в том числе и меня.
Такое не забывается. На полученные первые 500 долларов я с семьей прожил
почти год. Затем были гранты «Соросовский доцент» и «Соросовский
профессор». Последний грант принес мне только звание, но не дал никаких
денег, поскольку по соглашению с правительством РФ, подписанным
председателем правительства В.С. Черномырдиным, половину денег должна
была выделить российская сторона. Свою часть соглашения Черномырдин не
выполнил, и программа прекратила свое существование, а вот для выкупа
облигаций царской России во Франции на сотни миллионов долларов деньги у
Виктора Степановича нашлись.
Конференции, семинары и стажировки
Одной из восхитительных сторон занятия наукой в СССР были частые
конференции, которые проходили в различных замечательных местах. Это
давало возможность познакомиться с новыми интересными людьми, завязать
знакомство и подружится на многие годы. Конечно, основным их содержанием
была всегда очень серьезная научная программа, сопровождавшаяся
оживленным, иногда бурным обсуждением. Так можно было обкатать новые
идеи и проверить предварительные результаты. Города и республики были
самые разные: Минск, Москва, Киев, Ленинград, Рига, Талин, Суздаль, Ростов
Великий, Самарканд, Ужгород, Новосибирск. Особенно гостеприимным был
Ужгород, где ректором университета был Владимир Иванович Лендьел (венгр
по национальности), который сам занимался физикой электрон-атомных
столкновений. Нас принимали по-царски, атмосфера была самой дружеской, да
и природа Закарпатья изумительна ее холмами и буковыми лесами. Здесь я
познакомился с такими замечательными физиками как В.Н. Островский, В.П.
Крайнов, М.В. Федоров, С.П. Гореславский. Я встретился и с зарубежными
учеными – Анной Люльер, Питером Шором, Гаэтано Ферранте, Полем
Коркумом, Говардом Рисом, Чарли Роудсом и др.
Особо хочу сказать о Вале Островском, моем чудесном, слишком
рано ушедшим из жизни друге. Валя был очень сильным теоретиком с широким
диапазоном интересов в атомной физике и прекрасной техникой аналитических
вычислений. Его работы по атомной физике и сейчас служат источником новых
идей. А для меня он открылся другой чисто человеческой стороной – очень
тонким философским восприятием мира и теплотой отношений.
Еще один уникальный человек – Владимир Павлович Крайнов,
ученик академика А.Б. Мигдала. Его отличительная особенность, которая меня
всегда восхищала, – веселое очень непосредственное восприятие и жизни и
науки. Кажется, он не способен стареть. Широчайший охват физики, позволил
В.П. получить прекрасные результаты в целом ряде разделов физики, а также
написать очень ясные и полезные книги.
Важной составляющей и обязательной традицией физической науки
в СССР было проведение научных семинаров. Вообще, научный семинар
предполагает достаточно свободное обсуждение заданной темы всеми
участниками после основного доклада. Это требует определенной культуры
проведения научной дискуссии. И вот здесь в ряде коллективов возникали
серьезные проблемы. Глубокое заблуждение считать, что истина рождается в
спорах. В спорах она чаще погибает. Другое дело, что опытный спорщик может
заставить оппонента раскрыться и рассказать куда больше, чем он собирался, и
тогда истина благополучно меняет своего хозяина. Такое тоже бывает. Истина
же рождается в размышлениях и экспериментах.
В моем родном университете ВГУ на кафедре теоретической физики
семинары протекали очень бурно. Вначале, по молодости меня это очень
заводило, поскольку представления были уникальные. Однако потом, когда
новизна приелась, я понял, что там впустую теряется время, а эмоции уходят в
свисток.
Довелось мне побывать и на многих других семинарах. Прекрасный
семинар был у П.Л. Капицы в институте физических проблем. Обстановка была
серьезной, но домашней. Петр Леонидович не изображал из себя всезнайку и по
спорным вопросам часто по-простому просил высказаться научных светил,
которые сидели в первом ряду вместе с ним. Единственным для меня
недостатком было то, что там страшно курили, и все что писалось на доске,
плавало в густом табачном дыму.
Интересно и содержательно проходили семинары в Физико-техническом
институте им. А.Ф. Иоффе АН СССР в Ленинграде. Я выступил там по
приглашению М.Я. Амусьи. Дело в том, что решая задачу о взаимодействии
атома с лазерным излучением очень большой интенсивности, я выдвинул идею
о возможности возбуждения внешним колеблющемся электроном, движущемся
в оптическом поле, внутренних электронов атома за счет кулоновского
взаимодействия. Я написал по этому поводу небольшую статью со своим
другом еще со школьных и университетских лет А.В. Бердышевым и направил
ее в журнал «Письма технической физики» в Ленинграде. Там она попала
Мирону Амусье. В это время его сотрудник Миша Кучиев выдвинул
совершенно аналогичную идею, красиво назвав эффект «атомной антенной».
Мирон, увидев мою статью, настоял, чтобы Миша срочно направил свою
работу в «Письма ЖЭТФ» в Москву, а меня пригласил на семинар. Меня
выслушали с большим интересом, все было по-честному, открыто, в
доброжелательной обстановке. С отличными ребятами Амусьи мы сразу
подружились, а сам он и дальше относился ко мне как старший и более
опытный товарищ.
Чудесный семинар был в Институте теоретической физики им. Л.Д.
Ландау в Черноголовке, где я проходил часть одной из стажировок. Вел его
академик И.М. Халатников. Во всем чувствовался очень высокий научный
уровень, но обстановка была очень спокойная и доброжелательная. Работы
обсуждались по существу без стремления показать себя или унизить
докладчика.
Очень не понравился семинар у В.Л. Гинзбурга в ФИАН, так что я после
ряда посещений навсегда прекратил туда ходить. А дело было так. На семинаре
экспериментаторы из Уральского отделения АН СССР докладывали работу по
высокотемпературной сверхпроводимости. К этому времени она уже была
открыта, но уральцы получили новые результаты. Виталий Лазаревич был с
самого начала доклада очень разражен, прерывал докладчика и, в конце концов,
по сути его сорвал. Надо сказать, что до экспериментального открытия ВТС
Гинзбург «доказал», что ее не может быть. Так что на лицо проявилась явная
научная предвзятость. Но этим дело не ограничилось. Вторым «блюдом» был
Г.А. Аскарьян, предсказавший в свое время эффект самофокусировки света и
светогидравлический эффект, а также явление аномального поглощения
мощного СВЧ-излучения в плазме, что положило начало нелинейной
электродинамике плазмы. Физик, безусловно, известный и сотрудник ФИ АН.
Он вышел из задних рядов и направился к доске. Одет он был в длинное пальто,
вероятно на голое тело, на ногах лыжные ботинки без шнурков, на лице
многодневная щетина. Доклад был посвящен «блестящей идее» использовать
ускорители для создания нейтрино, с помощью которых просвечивать Землю,
чтобы судить о деталях ее строения, регистрируя возникающие при
поглощении нейтрино акустические щелчки. Ну, просто чушь чудовищная,
видимо на выходе из глухого запоя. А Гинзбург весьма одобрительно отнесся к
докладу и докладчику. Никто в большом зале не смеялся и не посмел ничего
сказать по поводу абсурдности услышанного, а ведь это был общегородской
семинар, на котором присутствовало много крупных ученых, например,
прекрасный физик член корр. АН СССР Д.А. Киржниц. Люди, люди… . Позже
Г.А. Аскарьян прогремел на всю страну скандальной борьбой за приоритеты в
открытиях.
Важным источником информации и прекрасной возможностью для
контактов были курсы повышения квалификации и стажировки в МИФИ,
ИОФАН, Институте теоретической физики им. Л.Д. Ландау. В МИФИ
семинары вел легендарный А.Б. Мигдал. Наряду с большим научным талантом
он обладал просто сверхъестественным человеческим обаянием. Мощная
спортивная фигура, выразительное лицо, приятный глубокий голос, точная
образная речь, знание литературы и искусства – все вызывало восхищение. А
еще этот выдающийся человек умел смущаться. Тема семинара была мне не
очень близка, и я появился там всего пару раз, но с удовольствием прочитал его
замечательные книги по качественным методам квантовой теории и теории
конечных ферми систем. Лекции в МИФИ читали И.С. Шапиро, В.П. Силин,
Ю.М. Каган и другие потрясающие физики. С грустью я смотрел на
«мифических» студентов, большинство которых совершенно не понимало, кто
перед ними и как им повезло, что они имеют возможность учиться у таких
людей. На лекциях проходило четкое деление на иногородних, которые сидели
в первых рядах и ловили каждое слово преподавателя, и остальную массу
москвичей, включая заднескамеечников, которые обсуждали, кто и что пил
накануне и сколько проиграл в карты. У Шапиро я впервые по-настоящему
понял квантовую электродинамику. В его изложении это была прямо-таки
довольно простая и красивая наука.
Больше всего времени я проводил в библиотеках, включая ГПНТБ, где
можно сказать одно время просто жил. Главное, там были все научные
журналы мира, включая Physical Review. Я пусть бегло, но прочитал и
просмотрел все за последние пятнадцать лет. По этому поводу не могу не
вспомнить вопрос моего коллеги из ВГУ В.Д. Овсянникова – откуда я беру
свои задачи. Если знать и понимать что делается в науке в течение достаточно
длительного промежутка времени, то вопросы и задачи просто сыплются сами
собой. Это касается и физики и других областей знания. Если ты видишь
течение реки, то ты поймешь и направление этого течения. Конечно более
прямой и быстрый путь к освоению современного состояния науки – это
международные конференции и работа с зарубежными коллегами, но в тот
период это было для меня невозможно.
Зарубежные поездки и защита докторской диссертации
Над Канадой небо сине,
Меж берез дожди косые.
Хоть похоже на Россию,
Только все же не Россия.
А. Городницкий
После знакомства с ведущими научными школами нашей страны мне
очень хотелось поработать за рубежом. Я мечтал о Массачусетском
технологическом институте, Кембридже и Оксфорде, при этом прекрасно
понимая, что это пустопорожние мечты. Несколько встреч с иностранными
учеными неожиданно привели к приглашениям. Так в Москве на семинаре я
познакомился с Питером Цоллером (позднее он стал всемирно известным
ученым), и он пригласил меня на месяц в Гренобль, профессор Кейт Барнетт
(фантастически обаятельный и умный человек) пригласил меня в Оксфорд, а
Гаэтано Ферранте (темпераментный и искрометный сицилиец) в Палермо. Все
это прекрасные ученые, чудесные люди. Однако эти приглашения были еще в
период существования или в фазе развала СССР. Чтобы отправиться за рубеж,
нужно было решить очень сложные проблемы. Первой из них было получение
разрешения на поездку. Для этого нужно было пройти целый ряд комиссий, в
том числе в Областном комитете партии. Кроме того была вероятность
получить задание от КГБ (я много раз видел как писали отчеты для КГБ
сотрудники ИОФ АН, возвратившиеся из-за рубежа). Я, собственно, ничего не
имел против КГБ, да и был членом КПСС, но такая перспектива вызывала во
мне какое-то внутренне отвращение. Ехать к людям в гости с камнем за пазухой
казалось мне какой-то низостью. Кроме того нужно было получить валюту и
купить билет на самолет в Москве в специальной кассе. В общем, никуда я не
поехал, хотя ближе всего к осуществлению была поездка в Палермо, даже была
виза. Уже рухнул «железный занавес», но бедность была страшная, так что на
заявление в итальянское консульство, отпечатанное на привезенной с собой в
чемодане портативной машинке, я приклеил фотографию жвачкой, поскольку
найти и купить в Москве клей не удалось. Дальше я просто не нашел денег на
самолет. Потом Гаэтано мне сказал, что меня собирались поселить в гостинице
в центре Палермо, где точно в сроки моего визита мафия взорвала прокурора.
Эта информация лишила меня сожалений о не состоявшемся визите. Все-таки
итальянцы замечательные ребята, почти как мы, и умеют прекрасно
успокаивать.
В общем, я продолжал сидеть в Воронеже, в то время как почти все
мои друзья и знакомые побывали (и не раз) заграницей. А приглашения шли
потоком. Я стал относиться к этому как к забавной игре и даже повесил перед
собой карту мира, где красными флажками отмечал города и страны, куда еще
не поехал, и таких мест становилось все больше и больше. Наконец,
совершенно неожиданно мои московские друзья, попавшие в Канаду, – Федя
Ильков и Максим Амосов прислали приглашение, сначала на конференцию, с
полной оплатой всех расходов, а затем их начальник канадец китайского
происхождения Си Лян Чин (Дерево, одиноко стоящее на вершине горы)
пригласил меня поработать в 1994 году четыре месяца в университете Лаваль
провинции Квебек. Пошла мода на русских, и все университеты мира
стремились нас заполучить.
Уже перелет на самолете принес новые впечатления. Поразил
контраст между нашим угрюмым пограничником (солдатом срочником),
который долго и мрачно сверял мое лицо с фотографией на пас порте и
улыбающемся канадским таможенником с длинным «хвостом» волос на
затылке и перстнем на пальце, который только спросил меня зачем я приехал и
весело шлепнул отметку в паспорте. В самолете со мной летели знаменитые в
хоккейном мире В. Тихонов и В. Третьяк. Весь полет они просидели скромно в
серых мятых одежках, а перед прилетом в Монреаль переоделись в роскошные
кремовые костюмы и превратились в матерых бизнес-боссов, которых
встретили такие же выглядящие на миллион долларов канадские коллеги. Меня
в Квебеке встретил Чин, и срочно началось оформление всевозможных
разрешений карточек и страховок. Я попал в страну закона и порядка. После
российского бандитизма это было очень приятно. Рассказывать о Канаде, ее
природе, промышленности, науке, людях можно очень долго,
но это
отдельная тема. Коротко мои впечатления – это марсиане, т.е. люди с совсем
другими точками отсчета. Очень хорошо налажена жизнь и бизнес. Люди
живут внутренне довольно изолированно друг от друга, но для дела легко
образуют команду и командную игру. Очень скучные человеческие отношения,
а психологически канадцы остаются всю жизнь очень хорошо развитыми и
трудолюбивыми подростками лет двенадцати. В общем, такой большой
пионерский лагерь, прекрасно функционирующий без воспитателей.
В университете Лаваль я вел как научно-исследовательскую работу,
так и прочитал курс лекций для аспирантов по физике взаимодействия
лазерных
полей
релятивистской
интенсивности
с
веществом.
Экспериментальная группа Чина была интернациональной. В нее входили
канадцы, русские, американец и иранец. Американец Стив Огст – молодой
скромный отличный парень с золотыми руками, невероятно работящий.
Иранец, хоть и аспирант, был постарше. Его командировало правительство. Он
был бывшим(?) военным разведчиком и направлен осваивать лазерную физику
и нелинейную оптику. Все канадцы в исследовательской группе Чина были
аспирантами. Основные усилия группы были направлены на изучение
многофотонной ионизации атомов молекул и генерации на них высоких
гармоник. Мы много обсуждали самые различные физические процессы, после
чего Чин ставил задачу, на решение которой срочно бросались все силы
группы. Университет удивил хорошей технической поддержкой. На первом
этаже физфака находились чистые помещения, уставленные новыми станками,
на которых рабочие могли изготовить по эскизу самые сложные механические
детали. Отлично работали компьютерные системы, в том числе с удаленным
доступом к суперкомпьютерам. Здесь впервые я познакомился и начал
работать с такими компьютерными системами научных вычислений как пакеты
MAPLE и MATLAB, которые Чин тут же для меня купил. В результате нашей
совместной деятельности с Чином родились две статьи, в которых были
выдвинуты важные идеи: теоретически обосновывалась высокая эффективность
генерации гармоник на молекулах по с равнению с атомами и впервые
предлагался ступенчатый механизм генерации гармоник (ионизация,
надпороговая динамика и фоторекомбинация).
В профессиональном плане все было очень хорошо. А вот с самим Чином
вначале дела пошли не так гладко. Нужно сказать, что это очень
проницательный и жесткий человек. Сотрудники называли его за глаза slave
driver – погонщик рабов. В отношениях со мной он с самого начала исходил из
моего безусловного желания остаться в Канаде. А таких планов у меня не было,
поскольку я понимал, что несчастным я могу быть в разных странах, а
счастливым (пусть и без гарантии) только в России. Причин этому было много,
как личных, так и профессиональных. Наблюдая за новыми эмигрантами, я
заметил две обязательные особенности их разных судеб. Во-первых, все они
высказывали сильное озлобление к родине. Меня это удивляло, поскольку я их
хорошо знал, и раньше ничего подобного за ними не наблюдал. Объяснение
этого феномена на самом деле достаточно простое. Эмиграция – это тяжелый и
болезненный процесс, и чтобы найти для него силы, нужно психологически
сжечь за собой все мосты. Кстати, потом с годами этот негатив к родине
полностью проходил. Во-вторых, эмигрант должен отработать на новую страну
и работодателя достаточно длительный срок, «выкупив» свое право на
гражданство. Это требует длительного напряжения сил, в среднем около семи
лет. Не у всех хватает заряда. При мне вся канадская пресса писала о
нашумевшем случае, когда на восьмом году пребывания эмигрант из России
расстрелял из автомата всю небольшую компанию, в которой он работал,
поскольку они много лет забирали себе все его изобретения и так и не помогли
с получением гражданства. В итоге, он получил пожизненное заключение,
откуда написал подробные воспоминания о случившемся, и их опубликовали. У
Чина сотрудники тоже бывали на грани срыва, но обошлось без жертв, если не
считать, что один из наших угодил сначала в психиатрическую лечебницу, а
затем подался в местную религиозную секту.
В Канаде я пересекся со своим хорошим московским знакомым
Мишей Ивановым, который покинул родину и сменил гражданство на
канадское. Мы совершили восхитительную автомобильную прогулку вдоль
великой реки Святого Лаврентия и долго не могли наговориться о физике,
жизни и людях. Много лет спустя я встретил его в Воронеже, куда он приехал
уже из Берлина с женой по приглашению сильной группы воронежских
физиков, работавшей под руководством замечательного ученого и человека
проф. Н.Л. Манакова. Миша стал почетным профессором ВГУ, и я очень этому
рад. Он остался в физике однолюбом известной в мире многофотоники идеи
активного электрона, выдвинутой его другом и покровителем П. Коркумом,
прекрасным экспериментатором, обаяние и интуиция которого не могли
оставить равнодушным ни одного общавшегося с ним физика.
В общем, я вернулся домой и засел за завершение докторской
диссертации, посвященной многочастичным процессам в атомах по действием
сильного светового поля. Для всех пишущих докторские диссертации наш
ректор А.М. Болдырев создал отличные условия, выделив отдельную
лабораторию с новенькими персональными компьютерами, подключенными к
интернету. Кстати, практически все «жильцы» этой комнаты скоро стали
докторами наук, в том числе я, М.В. Шитикова, С.М. Алейников, А.В. Лобода,
М.Н. Кирсанов. Дело продвигалось хорошо, но ясности с местом защиты не
было. Я ориентировался на ИОФ АН, но судьба распорядилась иначе. На одной
из конференций в Суздале Ю.Н. Демков, – наш известнейший ученый в области
теории атомных процессов, заведующий кафедрой квантовой механики СПбГУ,
пригласил меня на семинар. Я поехал, но в последний момент пришлось взять с
собой шестилетнего сына, поскольку оставить его было не с кем. Гостиницы не
было, и нас приятели разместили ночевать в Институте Арктики и Антарктики
в помещении с огромным аквариумом на раскладушках в спальниках. Наутро
после короткой белой ночи оказалось, что кроме нас и Демкова на семинар
никто не пришел, и Юрий Николаевич выслушал мой часовой доклад в полном
одиночестве (если не считать сына). После завершения обсуждения Ю.Н.
предложил защищаться у него в совете.
Совет принял решение, что защита будет проходить по докладу без
написания «кирпича», поскольку у меня к этому времени было более 50 статей
и монография. Экспертиза работы была дотошнейшая. Достаточно сказать, что
моими оппонентами были назначены проф. А.В. Тулуб (зав кафедрой
квантовой химии СПбГУ), проф. В.К. Иванов, проф. А.И. Шерстюк, а ведущей
организаций – кафедра теоретической физики Московского физикотехнического института, где на семинар по моей диссертации пришли человек
тридцать, в том числе два академика. В совет Демкова входили такие
легендарные личности, как академики Л.Д. Фаддеев и О.А. Ладыженская.
Защита прошла в знаменитом центральном корпусе СПбГУ на Васильевском
острове очень успешно, и я считаю этот день моим вторым большим научным
рождением. Общение со всеми этими людьми было для меня величайшей
честью и замечательной научной и человеческой школой. Например, А.В.
Тулуб не только детально проверил всю работу от корки до корки, но и вел со
мной длительные общенаучные и философские беседы, а его отзыв насчитывал
27 страниц текста, который он сам отпечатал на машинке. Сам Юрий
Николаевич Демков, был участником войны и обороны Ленинграда, а его
понимание людей и тонкий юмор меня просто покорили (кстати, Валя
Островский был любимым учеником Ю.Н.). Через два дня после защиты я
уехал во Францию по гранту НАТО, поэтому диссертационное дело мне
пришлось оформить в рекордно короткий срок.
Следующие три года 1995-1997 прошли в подготовках в России научной
составляющей и поездках во Францию в Лабораторию атомной и молекулярной
физики им. Эмми Коттон в Орсэ под Парижем. Пригласил меня Кристоф
Блондель. Сын генерала, он окончил престижную Эколь Нормаль и руководил
небольшой группой, в которой изучали отрицательные ионы. Случилось так,
что их теоретик Мишель Кранс, – дама с очень большим научным и
административным весом, ушла в высокие научные правительственные
структуры, и группа осталась без теоретической поддержки. Вот тут Кристоф и
вспомнил про меня (мы встречались с ним в Новосибирске на конференции). В
итоге, мне пришло приглашение, и я заявился к ним в невероятно высоком
статусе. Только что назначенный директор института, подобострастно
улыбаясь, сам переносил письменный стол для меня. Так, что
продемонстрировал настоящее низкопоклонство перед иностранцем и высоким
чином. НАТО имело отношение к данной работе совершенно номинальное,
поскольку никаких военных приложений, конечно здесь не просматривалось.
Речь шла о демонстрации «человеческого лица» этой организации в виде
поддержки общения ученых из ранее различных военных блоков. Группа
Блонделя изучала фотоотрыв электронов от отрицательных ионов в
электрическом поле с получением кольцевых картин интерференции
электронных волн де Бройля. Экспериментальная установка группы была
довольно простенькая, в сравнении с той, что я видел у группы Делоне в ИОФ
АН. Но ее принципиальным отличием было то, что она работала, и на ней
получали прекрасные результаты. В научном отношении группа произвела на
меня самое лучшее впечатление. Прекрасное образование всех сотрудников
сочеталось с большой продуманностью и можно сказать изяществом решений.
Сам Кристоф является олицетворением французского стиля, вкуса и
образованности. Если в научном и общекультурном плане я чувствовал себя с
ним совершенно комфортно, то в утонченности и стиле жизни мне было до
него очень далеко. В лаборатории я встретил еще двоих русских, моего старого
знакомого и ученика И. Кияна и В. Акулина, с которым ранее мы были знакомы
лишь немного. Общение с ними доставило мне много приятных минут, а В.
Акулин мимолетно, кажется без всяких усилий, зародил во мне ряд новых идей.
В частности, он познакомил меня с проф. Миллсом, который подарил мне
несколько оттисков своих работ. Эти работы стимулировали затем в Воронеже
цикл исследований по реологии бетонов.
Орсэ находится вблизи от Парижа, поэтому все субботы и воскресенья я
бродил по этому очаровательному городу с его никогда не унывающими
обитателями. Кажется, я изучил Париж лучше Воронежа. Каждый может в нем
найти ровно то, что ищет. Науку или искусство, высокое или низкое. Однако
не все было столь прекрасно. Еще перед отъездом во Францию один мой
знакомый долго мне втолковывал, что никогда не надо забывать, что главная
черта французов – эгоизм. И живых примеров оказалось немало.
Но результаты нашего трехлетнего сотрудничества были весьма
положительны. Двое аспирантов Кристофа защитили докторские диссертации
(у одного я был оппонентом), и мы написали, правда, независимо, очень
неплохие работы по теме. Попутно я побывал на нескольких важных
конференциях в Германии и Австрии.
За это время удалось сделать еще несколько интересных работ,
заслуживающих упоминания. Одна из них была вызвана размышлениями над
быстрым развитием как лазерной, так и ускорительной физики, и у меня возник
вопрос, что будет, если столкнуть электронный пучок с огромной энергией с
движущимся ему навстречу лазерным импульсом сверхвысокой интенсивности.
Моим ответом была работа с предсказанием возникновения пробоя вакуума,
т.е. образования электрон-позитронной лавины. Интересно отметить, что сразу
после доклада результата на международной конференции в Стенфорде, где
располагается мощный линейный ускоритель, прошел семинар с обсуждением
этой идеи. Конечно, реализовать соответствующий эксперимент они еще не
могли, поскольку не хватало энергии электронов и интенсивности лазерного
поля, но, думаю, теперь это время уже не за горами.
Вторая важная работа была посвящена одновременному отрыву двух
электронов от атома в сильном лазерном поле. Дело в том, что все
теоретические работы до этого времени рассматривали ионизацию атома как
отрыв одного электрона. Затем может произойти и отрыв второго, и так далее.
Однако в зависимости выхода ионов от интенсивности лазерного поля в
эксперименте появился некоторый извив, «колено», природу которого понять
не удавалось. Я, продолжая еще свои ранние работы в этой области, рассчитал
процесс, в котором первый улетающий электрон совсем вблизи атома набирает
такую энергию, что ему удается выбить второй электрон, и они улетают вместе.
Согласие с экспериментальной зависимостью было весьма убедительным. В
процессе вычислений мне удалось преодолеть большие технические трудности,
– исходный шестикратный интеграл свести к однократному, поэтому все
вычисления можно было произвести на простом домашнем компьютере.
Дальнейшая судьба работы весьма поучительна. Над этой же задачей бились и
два немецких ученых, которые пытались произвести вычисления на
суперкомпьютере и в результате получили ошибочный результат. Понимая
новизну и важность полученного мною решения, я направил статью в
известный журнал Physical Review Letters, в котором публикуются все
важнейшие физические работы. Оттуда пришла отрицательная рецензия, работа
была признана не заслуживающей публикации. Спустя некоторое время именно
в этом журнале я обнаружил опубликованной полную почти построчную
копию своих результатов за подписью этих немецких физиков. Ситуация еще
раз повторилась с другой работой уже в самом Physical Review. Снова полное
воспроизведение формул и основных результатов, только в расширенном
варианте. Так что обсуждаемая у нас в стране проблема плагиата не нова и
вовсе не ограничивается рамками отечества. Кстати, подобной
беззастенчивости в наших журналах мне, слава богу, пока не доводилось
встречать. Так что, есть над чем подумать, особенно в связи с настойчивым
требованиями к ученым публиковаться именно в зарубежных журналах.
Своеобразный и, как мне кажется, прекрасный ответ на это дал наш гений Г.
Перельман, опубликовавший свои замечательные исследования просто в
интернете. Попробуй, укради то, что лежит прямо на площади на глазах у
тысяч людей?
А мне пришло время принимать решение, либо продолжать странствовать
по миру (был заманчивый вариант в Англии в Лондоне, Империал колледже у
проф. Дж. Коннерейда с исследованием переменной валентности, по которой у
меня вышла в это время работа, развивающая идею профессора), занимаясь
чужими задачами, либо осесть дома и пытаться развернуть серьезную
самостоятельную работу на родине. Я выбрал второй вариант и ошибся. У нас
ровным счетом ничего не сдвинулось с места. При упоминании науки любое
руководство только досадливо морщилось. Нужны были «схемы», а не дело.
ВГАСА-ВГАСУ
С.В. Бухман и В.Ф. Бабкин (проректор по учебной работе) предложили
мне стать заведующим кафедрой физики. Я согласился. В это время кафедра
представляла собой самое печальное зрелище, поскольку протекла крыша и в
лаборатории электричества и магнетизма, где на полу лежал кабель с
напряжением 220 В и стояли лужи по щиколотку. Мне кажется, за три с
половиной года заведования удалось сделать немало. Подновили лабораторный
комплекс, самостоятельно переоснастив лабораторию электричества и
магнетизма, обновили кадры, написали совместно с М.А. Преображенским курс
лекций по общей физике, набрали аспирантов. Жизнь на кафедре несколько
оживилась. Я читал бесплатные лекции по математическим моделям для
молодых ученых всего Воронежа. К нам приходили на семинары ученые
других воронежских вузов и организаций. Пусть не долго, но на кафедре
поработали совместителями такие талантливые молодые ученые из ВГУ, как
Л.С. Куркина и О.В. Овчинников. Но моя наука в итоге полностью
остановилась. Я не умел переключаться с административной и
преподавательской работы на научную и обратно. Практически готовые статьи
лежали в ящике уже полтора года. Стало понятно, что либо нужно предпринять
попытку вернуться в науку, либо становиться профессиональным
администратором. После долгих колебаний я решил попробовать вернуться в
науку. В это время ректором ВГАСУ стал И.С. Суровцев, сменив А.М.
Болдырева, и я подал в отставку, избежав крайне щепетильной ситуации, в
которой это прозвучало бы как нежелание работать с кем-то из них. При этом
Болдырев помог мне стать тем, кто я есть, а Суровцев вообще был физик, т.е.
«из своих».
И вот тут сказалось преимущество моего вуза как технического, тесно
связанного с жизнью и производством. Строят всегда и везде – при социализме,
при капитализме, при экономических подъемах и спадах. Ремонтируются
мосты и здания, реконструируются трубы и дороги. Без этого остановится
жизнь. Поэтому наиболее деловая, активная часть наших преподавателей
зарабатывала, участвуя в реализации самых разнообразных проектов. Я еще
раньше подключился к ним. Перечислю некоторые основные направления
работ: материаловедение (совместно с В.Т. Перцевым, Ю.С. Золототрубовым),
акустическая эмиссия при разрушении бетона (совместно с И.И. Ушаковым),
вентиляция, пожарная безопасность, логистика, динамика мостов, разрушение
деревянных конструкций, дорожные покрытия, реконструкция и ремонт жилого
фонда (совместно с В.Я. Мищенко), коррозия железобетона, фибробетон,
прогнозы социальной и экономической динамики, конкурентоспособность
предприятий и др.
Всюду моей задачей было построение математической модели
соответствующего процесса и его оптимизация. Особенно интересными и
сложными с точки зрения математического описания оказались строительные
материалы. Здесь все еще остается целый Монблан проблем. Начать, например,
с исходных дисперсных компонентов. Ведь никто не покупает муку или цемент
на объем, а воду и бензин, – пожалуйста. А все дело в том, что в жидкости
молекулы располагаются довольно плотно и сжать жидкость очень трудно. В
дисперсных же системах частички выстраивают причудливые непрочные
внутренние каркасы, и без внешнего воздействия сухие дисперсии не оседают.
Ну, а если подвергнуть, скажем, муку вибрации. Она будет долго оседать,
становясь все плотнее. Сложные структуры возникают и в обводненных
бетонных смесях, что определяет их весьма своеобразные текучие
(реологические) свойства. Наконец, готовые бетоны на разрез представляют
собой очень сложную запутанную структуру с сочетанием разномасштабных
элементов. На практике же строители веками рассматривали свои исходные и
конечные материалы как однородные. Но если мы стремимся расшифровать
природу прочности и долговечности материалов, нам нужно посмотреть и
понять их структуру на так называемом мезоуровне, т.е. на масштабах намного
больше, чем отдельные молекулы, но намного меньше, чем те машины и
приспособления, с которыми работают строители.
Задача казалась тупиковой. Но на помощь пришла новая замечательная
математика – фракталы, которые придумал Б. Мандельброт. Они позволяют
описывать ажурные самоподобные объекты как природного, так и
искусственного происхождения. Суть его открытия состоит в том, что если
объект очень изрезан, как береговая линия норвежского фьорда, то при
измерении его длины в большом, скажем десятикилометровом масштабе, мы
получим один результат. Уменьшив масштаб в два раза, мы с удивлением
обнаружим, что полученная длина береговой линии резко возросла. Продолжая
уменьшать масштаб, мы будем получать все большие значения. При этом
зависимость длины от масштаба носит степенной характер с дробным
показателем степени. Это совсем не похоже на измерение длины, скажем стола,
где результат в сантиметрах уже не будет меняться в разы, если измерять
точнее до миллиметров. Для таких привычных со времен Евклида измерений
степень в зависимость длины от масштаба равна единице. Не очень просто и
совсем непривычно, но зато здорово облегчает математическое описание
множества природных объектов, начиная от облаков и снежинок и кончая
белками, структурой земной коры, динамикой наводнений и финансовых
рынков. Взрослый человек, выросший на школьной геометрии, противится этой
новой необычной точке зрения. Умные французы, чтобы преодолеть барьер
привычки, выставили фрактальные объекты на обозрение для школьников во
Дворце открытий в Париже. У нас же до сих пор многие даже маститые ученые
считают фракталы чем-то вроде мифического существа «тяни-толкая». Так вот,
усилия физиков по синтезу материалов с учетом фрактального подхода
позволили создать бетоны, превышающие прочность стали в сотни раз. Здесь и
пролегает территория нанотехнологий, т.е. речь идет не о создание бетонов с
размерами в нанометры, а в управлении их структурой на наноразмерном
уровне с помощью различных физико-химических процессов и факторов. В
общем, мне с коллегами из ВГАСУ удалось пронаблюдать и теоретически
описать целый ряд интереснейших явлений в области строительных
материалов, включая явление длительной релаксации сыпучих дисперсных
материалов
и сверхмедленное распространение в них звука, а также
наблюдение за фрактальным ростом трещин в композиционных материалах по
регистрации сигналов акустической эмиссии.
Общественная активность
Общественная активность бывает разной. Это может быть организация
спортивных мероприятий, походов в театр или кино, работа в политических
партиях и многое другое. В чем я только не участвовал в силу особенностей
времени, обстоятельств и собственного темперамента. Но были два случая,
когда я попытался повлиять на ход больших событий в стране.
В начале 80-х годов американский президент Рональд Рейган
развернул работы по так называемой Стратегической оборонной инициативе,
предполагавшей создание рентгеновских лазеров, способных уничтожать
советские ракеты в космосе. Наши руководители страшно всполошились и
начали аналогичные крупномасштабные работы. Все это подробно освещалось
в печати. Одним из детищей такой программы у нас стал проект космического
корабля Буран и ракеты Энергия. Я не имел доступа ни к каким секретным
документам и технологиям, но мне, как специалисту по сверхсильным
лазерным полям, было очевидно, что проект нереализуем, поскольку
противоречит многим физическим явлениям и законам, но может разорить
нашу страну. Накал страстей, тем временем нарастал, и советские военные
требовали адекватного ответа. Я написал письмо в ЦК КПСС по этому вопросу,
в котором доказывал, что американский проект пустышка и передал его в
запечатанном конверте в Воронежский обком партии. Недели через две
последовала реакция. Меня вызвали в соседнее с обкомом здание, где меня
ждал для беседы сотрудник КГБ. Слава богу, это оказался мой одногруппник по
физфаку, который в это время курировал от КГБ вузы Воронежа. Поскольку
Петя всегда был уравновешенным, разумным и образованным человеком, то
наша беседа прошла мирно и спокойно, больше для протокола. По существу
моего письма он мне вопросов не задавал, а спросил, доволен ли я жизнью, нет
ли у меня обид. Т.е. предполагалось, что такое письмо мог написать человек
только в погоне за карьерой и деньгами. В итоге, огромные средства были все
равно потрачены на советский аналог СОИ, хотя несколько позднее появилась
книга «Космическое оружие: дилемма безопасности» Е.П. Велихова, Р.З.
Сагдеева и А.А. Кокошина, в которой авторы, по сути, пришли к тем же, что и
я выводам. СОИ провалилась и у США и у нас, но ускорила кончину СССР.
Второй раз я не на шутку разволновался, когда М.С. Горбачев
приступил к перестройке без ясной цели и плана. Я тогда имел еще весьма
незначительные представления о системном анализе, но достаточные, чтобы
понимать, что подобная затея для успешной реализации требует огромных
материальных и интеллектуальных усилий. Без этого нас ждет катастрофа. Я
долго внутренне метался и написал письмо Горбачеву. Суть письма состояла в
том, что для успешной реализации перестройки нужен общегосударственный
проект экономических изменений, масштабы которого были бы сопоставимы с
атомным проектом СССР с использованием всех имеющихся у страны
научных, технологических и материальных возможностей. Усилия научного
сообщества, по моему мнению, должны были быть всецело сосредоточены на
разработке программы экономических преобразований и математическому
моделированию их последствий, благо работы Дж. Форрестера в нашей стране
были известны, да еще был жив академик Н.Н. Моисеев. На этот раз реакции
просто не последовало.
Так безрезультатно и бесславно закончились мои скромные
попытки предотвратить катастрофу распада СССР. Больше я таких писем
руководству страны не писал.
Что касается научных общественных организаций, то в разные годы я
состоял в таких из них как Международная ассоциация спектроскопистов,
Ассоциация «Евронаука», Российское физическое общество, Академия
естественных наук (РФ), Нью-Йоркская академия наук, Американское
оптическое общество, Американское физическое общество, SPIE
(Международное общество оптики и фотоники). Пожалуй, наиболее полезной
из них была Международная ассоциация спектроскопистов благодаря
неутомимой работе Л.А. Буреевой, которая помогала в организации и
проведении конференций, в публикации научных трудов и координации работ в
области спектроскопии и атомной физики. Наверное, и остальные организации,
в которых я состоял, тоже весьма полезны, но мне этого не удалось особо
ощутить.
Ренессанс
В России надо жить долго.
К.И.Чуковский
Постепенно моя научная активность совсем сместилась в область
прикладной математики и системного анализа. Но хотелось совместить
прикладные задачи с опытом и знаниями из теоретической физики. И такое
направление нашлось – искусственные нейронные сети. Эти сети состоят из
большого числа искусственных нейронов, которые сначала суммирую
многочисленные входные сигналы, приходящие по многим входам, с
некоторыми весами, а затем выдают один выходной сигнал в соответствии с
некоторой передаточной функцией. Оказывается, что такая незамысловатая на
вид конструкция позволяет осуществить сложные реакции, характерные для
искусственного интеллекта. Искусственные нейронные сети тихо, но во все
большем масштабе проникают во все сферы нашей жизни. Они управляют
стиркой белья в стиральных машинах, звуковым вводом команд управления в
телефонах, эффективным поиском по запросу в Google, ловлей преступников
по изображениям в видеокамерах и полетом беспилотных аппаратов. Поэтому,
кроме чисто научных интересов и задач нейронные сети дают огромные
возможности для практических прикладных приложений.
Погружение
в
нейроинформатику
оказалось
трудным,
но
увлекательнейшим делом. Научная работа в этой области предполагает
сочетание разнообразных математических и компьютерных методов с идеями и
принципами, заимствованными из наблюдений и исследований работы мозга.
Одно прикосновение к этим величайшим проблемам и загадкам глубинной
сущности поведения человека вызывает почти священный трепет, от которого
излечивают только время и привычка. Огромное наслаждение доставило мне
изучение работ Дж. Неймана, Н. Винера, У. Мак Каллока и У. Питса, У.Р.
Эшби, А. Розенблюта, К. Прибрама, П.К. Анохина, А.Р. Лурии (кстати,
изобретателя
всем
известного
полиграфа-«детектора
лжи»).
Нейрофизиологические аналогии являются колоссальным источником новых
идей и методов искусственного интеллекта. Кроме целого ряда решенных
практических задач, главное, что мне здесь удалось сделать, – это
сформулировать квантовую модель искусственного нейрона и приступить к
созданию математической модели его физической реализации.
Увлечения проблемами управления привели к знакомству через
проф. С.А. Баркалова с проф. В.Н. Бурковым и его учеником член. корр. РАН,
зам. директора по науке Института проблем управления РАН Д.А. Новиковым.
Эти поистине выдающиеся ученые открыли мне новый мир законов поведения
и управления в социально-экономических системах. Я слушал их выступления
и доклады буквально с открытым ртом. Им удавалось в достаточно простой и
изящной форме, например, свести проблему сложных решений к
последовательности выборов из пары альтернатив, математически описать
формирование мнения в социальных сетях или рефлексивные игры, суть
которых раскрыта в песенке: «Я оглянулся посмотpеть, не оглянулась ли она,
чтоб посмотpеть, не оглянулся ли я». С тех пор наше сотрудничество не
прекращается.
Наконец, после 2012 года наступили совсем новые времена. И.С.
Суровцев организовал кафедру инноватики и строительной физики и
пригласил меня работать на ней. Я согласился. Здесь оказалось все, что я
любил: физика и управление, изобретения и математика. Создали и
«Лабораторию физических исследований». Большое внимание без
назойливости уделялось науке и написанию монографий и учебников. Я
опубликовал книги, в которых собрал весь свой научный опыт и знания. В 2012
году в Москве вышла моя монография «Математические модели» в двух
частях. В ней я описал все известные мне базовые математические модели,
которые используются в современных научных исследованиях в изложении,
доступном магистранту с инженерной подготовкой. Хочется верить, что она
будет полезна новому поколению российских исследователей. Вторая
монография, изданная в 2013 году и написанная в соавторстве с моим
приятелем и коллегой из МФТИ В.А. Астапенко и моим бывшим учеником
Е.М. Михайловым «Элементарные процессы в лазерной плазме», явились
обобщением многолетних работ в области взаимодействия лазерного поля с
веществом. Защитились еще два моих аспиранта и число официально
подготовленных мною кандидатов наук достигло четырех (Е.М. Михайлов,
Е.А. Михин, А.А. Дробышев – кандидаты физико-математических наук по
специальности «Теоретическая физика» и Д.Ю. Золототрубов – кандидат
технических наук по специальности «Строительные материалы и изделия»).
В стране все сильнее ощущалось исчерпание советского научного и
технологического задела, и государство стало проводить более активную
научную и техническую политику. Стали финансироваться различные научные
проекты, в первую очередь в Москве, а затем и в Воронеже. Мои московские
коллеги из МФТИ пригласили участвовать вместе с ними в целом ряде работ.
Наибольший интерес вызвала идея реализации квантовых нейронных
сетей на основе массивов квантовых точек. Представьте себе старый колодец,
выложенный внутри большими бетонными кольцами. Не дай бог туда
свалиться – не выберешься. Как-то в детстве в таком бабушкином колодце, я
помню, утопил ведро. Так вот, в примерно такую ловушку попадает электрон,
запертый в нанокристалле полупроводника. Если первоначально кристаллик не
заряжен, то при поглощении фотона происходит разделение положительного и
отрицательного заряда, и такая пара зарядов, притягивая и кружась, двигается,
отражаясь от стенок в узком пространстве, образуя то, что физики называют
словом «экситон» - возбуждение. Если кристаллики располагаются близко, то в
одном из них возбуждение может исчезнуть, возникнув в соседнем. Это как на
качелях, когда один опускается вниз, а дугой поднимается вверх, только вместо
доски связь в кристалликах осуществляется не механически, а электрическим
полем. Синтезируя и выстраивая цепочки квантовых точек, можно заставить
прыгать экситоны с одной квантовой точки на другую, а подводя электрическое
поле маленькими наноиголочками управлять этими прыжками по своему
усмотрению, т.е. программировать процесс. Все эти явления протекают очень
быстро и сулят создание процессоров невиданного быстродействия, в сто или
тысячу раз более бскоростных, чем те, что есть сегодня. Кроме того, поскольку
экситоны в целом электрически нейтральны, то их перенос не связан с
электрическим током и соответствующим выделением тепла. Т.е. и
потребление энергии в таких процессорах должно быть многократно меньше.
Чтобы все это перевести в разряд технологии, нужно сначала все рассчитать с
помощью электродинамики и квантовой механики. Увлекательнейшее занятие.
Встречая проф. В.П. Трофимова, я, время от времени, слышу от него
вопрос
– Ну, как продвигаются научные исследования?
– Спасибо, все идет успешно.
– Но ведь вы понимаете, что это в любой момент может прекратиться?
– Понимаю, но пока все идет, …
ХРОНОЛОГИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
УЧЕБНЫЕ, МЕТОДИЧЕСКИЕ И НАУЧНЫЕ РАБОТЫ
Определение отношения газовых постоянных методом Клемана-Дезорма /
1.
П. А. Головинский . – Воронеж : Ротапринт ВорИСИ, 1983. – 18 с.
Обработка результатов наблюдений / П. А. Головинский, М. А.
2.
Преображенский. – Воронеж : Ротапринт ВорИСИ, 1984. – 17 с.
Изучение распределения частиц по высоте в поле тяжести / П. А.
3.
Головинский. – Воронеж : Ротапринт ВорИСИ, 1984. -7с .
Практикум по физике для фронтального выполнения с элементами
4.
программирования / П. А. Головинский, С. В. Бухман, Н. И. Иржавский,
О. А. Шестаков. – Воронеж : Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 1989. – 150 с.
Уравнения Максвелла / П. А. Головинский. – Воронеж : [б. и. ], 1992. - 18
5.
с.
6. Многочастотные процессы в атомах под действием сильного светового
поля / П. А. Головинский. – Воронеж : [б. и.], 1994. – 148 с.
7.
Задачи по механике / П. А. Головинский. – Воронеж : [б. и.], 1996. – 20 с.
8.
Уравнения Максвелла / П. А. Головинский, М. А. Преображенский. –
Воронеж : [б. и.], 1996. – 24 с.
Нелинейные колебания / П. А. Головинский . – Воронеж : [б. и.], 1996. –
9.
15с.
10. Математические модели и методы. Часть II. Линейные поля и волны / П. А.
Головинский. - Воронеж : [б. и.], 2001. - 80 с.
11.
Практикум по физике / П. А. Головинский, С. В. Бухман. – Воронеж : [б.
и.], 2000. - 201 с.
12.
Лекции по молекулярной физике и термодинамике / П. А. Головинский,
М.А. Преображенский. – Воронеж : [б. и.], 2001. - 70 с.
13.
Математические модели и методы. Часть I. Математические модели
механики / П. А. Головинский. – Воронеж : [б. и.], 1999. - 129 с.
14.
Электричество и магнетизм / П. А. Головинский, М. А. Преображенский. Воронеж : [б. и.], 2002. – 66 с.
15.
Математические модели и методы. Часть 3. Нелинейные процессы / П. А.
Головинский. - Воронеж : [б. и.], 2002. - 88 с.
16.
Математические модели и методы. Часть 4. Стохастические модели
сложных систем / П. А. Головинский. – Воронеж : [б. и.], 2002. - 94 с.
17.
Колебания и волны / П. А. Головинский, М. А. Преображенский. –
Воронеж : [б. и.], 2003. - 108 с.
18.
Современные теории строения материи
/ П. А. Головинский, М. А.
Преображенский. – Воронеж : [б. и.], 2003. - 70 с.
19.
Математика /
Метод указания для поступающих в вуз / П. А.
Головинский, С. М. Алейников, А. Б. Кущев. – Воронеж : [б. и.], 2004. 72 с.
20.
Лекции по строительной физике : учебное пособие / П. А. Головинский,
А. К. Тарханов, А. А. Железнинский. - Воронеж : [б. и.], 2005. - 65 с.
21.
Механика. Молекулярная физика: учебное пособие / П. А. Головинский,
А. В. Абрамов, Е. А. Абрамова, Ю. С. Золототрубов, М. А.
Преображенский, В. М. Назаров. - Воронеж : [б. и.], 2007. - 92 с.
22.
Лекции по строительной физике : учебное пособие / П. А. Головинский,
А. К. Тарханов. - Воронеж : [б. и.], 2008. - 77 с.
23.
Математические
методы
принятия
управленческих
решений
в
строительстве / П. А. Головинский, В. Я. Мищенко, Е. М. Михайлов. Воронеж : [б. и.], 2008. - 92 с.
24.
Нейронные сети / П. А. Головинский, В. В. Черных. - Воронеж : [б. и.],
2008. - 28 с.
25.
Информационные технологии в экономике и управлении
/ П. А.
Головинский, С. А. Баркалов, В. Е. Белоусов, М. П. Михин.- Воронеж :
Научная книга, 2009. - 372 с.
26. Структурно-реологические свойства дисперсно-зернистых систем / П. А.
Головинский, Е. В. Алексеева, А. Н. Бобрышев, П. В. Воронев, А. В.
Лахно, В. Т. Перцев; под общ. ред. В. Т. Перцева. – Воронеж : [б. и.], 2010
(Воронеж : Отдел оперативной полиграфии ВГАСУ, 2010). - 195 с.
27. Нечеткая логика / П. А. Головинский, Е. В. Колыхалова. - Воронеж : [б.
и.], 2011(Воронеж : Отдел оперативной полиграфии ВГАСУ, 2011). - 32 с.
28.
Концепции
современного
естествознания.
Практикум
/
П.
А.
Головинский, О. В. Артамонова, Л. Г. Барсукова, О. Б. Кукина. – Воронеж :
[б. и.], 2011 (Воронеж : Отдел оперативной полиграфии ВГАСУ, 2011). - 75
с.
29.
Математические модели: Теоретическая физика и анализ сложных систем.
От формализма классической механики до квантовой интерференци. [Ч. 1]
/ П. А. Головинский. - Москва : ООО "ЛЕНАНД", 2012. - 238 с.
30.
Математические модели: Теоретическая физика и анализ сложных систем.
От нелинейных колебаний до искусственных нейронов и сложных систем
[Ч. 2] / П. А. Головинский. - Москва : ООО "ЛЕНАНД", 2012. – 227 с.
31.
Основы оптики и спектроскопии квантовых точек / П. А. Головинский,
О. В. Овчинников, М. С. Смирнов, Л. Ю. Леонова. -
Воронеж :
Издательско - полиграфический центр ВГУ, 2013. - 80 с.
32.
Системный анализ / П. А. Головинский, И. С. Суровцев. – Воронеж :
Воронежская областная типография, 2013. - 172 с.
33. Элементарные процессы в лазерной плазме : монография / П. А.
Головинский, В. А. Астапенко. – Воронеж : Научная книга, 2013. – 432 с.
34.
Элементарные
процессы
взаимодействия
света
с
атомами
и
наночастицами / П. А. Головинский. - LAMBERT Academic Publishing,
2013. – 440 с.
35. Элементарные
процессы
в
импульсных
полях
релятивисткой
интенсивности / П. А. Головинский, Е. А. Михин. - LAMBERT Academic
Publishing, 2013. – 136 с.
36.
Нечеткая логика / П. А. Головинский, А. А. Дробышев. - Воронеж : [б. и.],
2014 (Воронеж : Отдел оперативной полиграфии ВГАСУ, 2011). - 40 с.
37.
Моделирование искусственных нейронных сетей в системе MATLAB / П.
А. Головинский, Е. А. Михин. – Воронеж : [б. и.], 2014(Воронеж : Отдел
оперативной полиграфии ВГАСУ, 2011) . - 45 с.
38.
Когерентные эффекты в атомной фотомикроскопии / П. А. Головинский,
А. А. Дробышев. – LAMBERT Academic Publishing, 2014. – 115 с.
39.
Интеллектуальные цифровые системы : теоретические основы и
приложения / П. А. Головинский. – Воронеж : Изд-во «Цифровая
полиграфия», 2015. – 2015.
НАУЧНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ
1978-1983
40.
Влияние
поляризации
атомов
на
двухфотонное
разрушение их
отрицательных ионов / П. А. Головинский, Б. А. Зон //
Оптика
и
спектроскопия. - 1982. - Т. 53. - С. 210-216.
41.
Влияние поляризации атомов на фоторазрушение их отрицательных ионов
/ П. А. Головинский, Б. А. Зон // Оптика и спектроскопия. - 1981. - Т. 50.
- С. 1034-1036.
42.
Динамическая поляризуемость отрицательного иона водорода ионов /
П. А. Головинский, Б. А. Зон // Оптика и спектроскопия. - 1978. - Т. 48. С. 854-857.
43.
Методы
учета
корреляционного
взаимодействия
в
сильном
электромагнитном поле / П. А. Головинский : деп. ВИНИТИ 03.06.86,
13991-В86.
44.
Многоквантовые процессы на отрицательных ионах / П. А. Головинский,
Б. А. Зон // Известия АН СССР. Серия физическая. - 1981. - Т. 45. - С.
2305-2319.
45.
Многофотонное
разрушение
отрицательных
ионов
эллиптически
поляризованным лазерным излучением / П. А. Головинский // ВКТААС :
тезисы докладов 7-й Всесоюзной конференции по теории атомов и
атомных спектров. – Тбилиси : [б. и.], 1981. - С.101.
46.
О роли обмена в тормозном излучении при рассеянии электронов на
атомах и отрицательных ионах / П. А. Головинский // Оптика
и
спектроскопия. - 1982. - Т. 53. - С. 614-618.
47.
Разрушение отрицательного иона при столкновении с атомом в
электромагнитном поле с частотой меньше потенциала фоторазрушения /
П. А. Головинский // Изв. вузов. Физика. - 1981. - Т. 24. - С.115-116.
48. Тормозное излучение электронов на атомах и отрицательных ионах с
учетом поляризуемости и обмена / П. А. Головинский // 8 ВКЭАС : тезисы
всесоюзной
конференции
по
физике
электронных
и
атомных
столкновений. - Ленинград : [б. и.], 1981. - C. 161.
49. Тормозной эффект при столкновении электронов с отрицательными
ионами / П. А. Головинский, Б. А. Зон // ЖТФ. - 1980. - Т. 50. - С. 18471851.
50.
Фотоотрыв электронов от отрицательных ионов / П. А. Головинский //
Оптика и спектроскопия. - 1983. - Т. 55. - С. 1077-1079.
1984-1987
51.
Зависимость вероятности ионизации щелочноземельных металлов от
поляризации кора / П. А. Головинский, М. А. Преображенский // 9 ВКЭАС
: тезисы всесоюзной конференции по физике электронных и атомных
столкновений. – Рига : [б. и.], 1984. - С. 120.
52.
Нелинейная ионизация атомов сильным световым полем // Уровни
энергии и вероятности переходов в атомах и ионах : сборник АН CССР
/ П. А. Головинский . - Москва : [б. и.], 1986. - С. 86-107.
53. О
роли
поляризационных
эффектов
при
отрыве
электрона
от
отрицательного иона в сильном переменном электромагнитном поле :
Препринт ИОФАН СССР / П. А. Головинский, И. Ю. Киян. - Москва : [б.
и.], 1984. - № 1132. - С. 1-20.
54.
Об одном механизме двухэлектронной ионизации / П. А. Головинский,
М. А. Преображенский // 9 ВКЭАС : тезисы всесоюзной конференции по
физике электронных и атомных столкновений. – Рига : [б. и.], 1984. С.128.
55.
Отрыв внутренних электронов атомов сильным лазерным полем / П. А.
Головинский, А. В. Бердышев // Письма в ЖТФ. - 1987. - Т. 13, вып. 4. - С.
208-211.
56.
Поглощение
пучка
электромагнитных
волн
отражающей
бесстолкновительной плазмой / П. А. Головинский, А. Л. Гутман // Физика
плазмы. - 1984. - Т. 10, вып. 6. - С. 1280 -1285.
57.
Поляризационные поправки к сечениям многофотонного
отрыва
электронов от отрицательных ионов / П. А. Головинский // 9 ВКЭАС :
тезисы всесоюзной конференции по физике электронных и атомных
столкновений. – Рига : [б. и.], 1984. - С. 119.
58.
Поляризационные поправки к сечениям многофотонного
отрыва
электронов от отрицательных ионов / П. А. Головинский, И. Ю. Киян //
Оптика и спектроскопия. - 1985. - Т. 59, вып. 5. - С. 988-992.
59.
Пондермоторные силы в нелинейной оптике / П. А. Головинский //
Письма в ЖТФ. - 1984. - Т. 10, вып. 3. - С. 777-779.
60. Распределение заряда внешних s 2 электронов в отрицательных ионах
атомов водорода и щелочных элементов / П. А. Головинский, И. Ю. Киян
// 9 ВКЭАС : тезисы всесоюзной конференции по физике электронных и
атомных столкновений. – Рига : [б. и.], . 1984. - С. 86.
61.
Распределение заряда в отрицательных ионах щелочных атомов / П. А.
Головинский, И. Ю. Киян // Оптика и спектроскопия. - 1986. - Т. 60, вып.
6. - C. 805-806.
62.
Сечения и скорости столкновительных переходов в атоме ксенона / П. А.
Головинский, В. Н. Белко, А. В. Боровский, С. В. Бухман, Н. И. Иржавский
: препринт ИОФАН СССР. – Москва : [б. и.], 1987. - № 1180. - С. 1-24.
63.
Статистических подход к многофотонной многоэлектронной ионизации
атомов / П. А. Головинский // Известия вузов. Физика. - 1988. - Т. 14. - С.
44-48.
64. Ударная ионизация, стимулированная обратным тормозным эффектом
/ П. А. Головинский // 9 ВКЭАС : тезисы всесоюзной конференции по
физике электронных и атомных столкновений. – Рига : [б. и.], 1984. - С.
84.
65.
Quasi-classical description of non-linear interaction of negative ions with a light
field / P. A. Golovinski, N. B. Delone, I. Yu. Kiyan, V. P. Krainov,
A. Tuguchev // Journal of Physics B: Atomic, Molecular and Optical Physics .
- 1986. - Vol. 19. - P. 2457-2467.
1988
66.
Возбуждение атома ксенона электронным ударом / П. А. Головинский,
А. В. Боровский, С. В. Бухман, М. А. Преображенский : препринт ИОФАН
СССР – Москва : [б. и.], 1988. - № 128. - С. 1-50.
67.
Вынужденный тормозной эффект при рассеянии электронов на атомах с
учетом поляризации мишени / П. А. Головинский // ЖЭТФ. - 1988. - Т. 94,
вып. 7. - С. 87-94.
68.
Корреляционные эффекты
при нелинейной ионизации атомов и
отрицательных ионов : препринт ИОФАН СССР / П. А. Головинский,
И. Ю. Киян, В. С. Ростовцев. – Москва : [б. и.], 1988. - № 1100. - С. 1-38.
69.
Нестационарная теория возмущений для взаимодействия квантовых
систем с ультракороткими импульсами / П. А. Головинский, М. А.
Преображенский // 10 ВКЭАС : тезисы всесоюзной конференции по
физике электронных и атомных столкновений. – Ужгород : [б. и.], 1988. Ч. 2. - С. 90.
70. Отрыв электрона атома сверх-атомным лазерным полем / П. А.
Головинский, М. И. Карбованец // 10 ВКЭАС : тезисы всесоюзной
конференции по физике электронных и атомных столкновений. – Ужгород
: [б. и.], 1988. - Ч. 2. - С. 88.
71.
Потенциал электрона в атоме в приближении функционала локальной
электронной плотности / П. А. Головинский, В. С. Ростовцев // Оптика и
спектроскопия. - 1988. - Т. 15. - С. 1187-1189.
72.
Решение задач взаимодействия квантовых систем с ультракороткими
импульсами вне рамок теории возмущений / П. А. Головинский, М. А.
Преображенский // 10 ВКЭАС : тезисы всесоюзной конференции по
физике электронных и атомных столкновений. – Ужгород : [б. и.], 1988. Ч. 2. - С. 91.
73.
Статистических подход к многофотонной многоэлектронной ионизации
атомов / П. А. Головинский // Известия вузов. Физика. - 1988. - Т. 14. - С.
44-48.
74. Усиление многофотонных процессов за счет резонансной поляризации
атомов / П. А. Головинский, В.С. Ростовцев // 10 ВКЭАС : тезисы
всесоюзной
конференции
по
физике
электронных
и
атомных
столкновений. – Ужгород : [б. и.], 1988. - Ч. 2. - С. 86.
1989
75.
Возбуждение атомов сверхкороткими лазерными импульсами / П. А.
Головинский, М. А. Преображенский // ВКТААС : тезисы всесоюзной
конференции по теории атомов и атомных спектров. – [Б. м. : б. и.], 1989. С. 87.
76. Диалоговая система «CORAT» расчета сечений образования вакансий и
сил осцилляторов при их заполнении /
П. А. Головинский, М. А.
Преображенский // ВКТААС : тезисы всесоюзной конференции по теории
атомов и атомных спектров. – [Б. м. : б. и.], 1989. - С. 64.
77.
Correlation role in the nonlinear ionization of atomic systems
/ P. A.
Golovinski, I. Yu. Kiyan, M. A. Preobrazenckiy, V. S . Rostovtzev // Intense
Laser Phenomena and Related Subjects / Editors I. Yu. Kiyan, M. Yu. Ivanov World Scientific : Singapore, 1989. - P. 442-448.
78.
Diffusion in multiphoton multielectron ionization of atoms / P. A. Golovinski,
M. A. Preobrazenckiy // Intense Laser Phenomena and Related Subjects /
Editors I. Yu. Kiyan, M. Yu. Ivanov - World Scientific : Singapore, 1989. - P.
498-505.
79. Ionization with excitation in superstrong fields / P. A. Golovinski // Intense
Laser Phenomena and Related Subjects / Editors I. Yu. Kiyan, M. Yu. Ivanov World Scientific : Singapore, 1989. – P. 449-452.
80. Quantum system bihaviour in the field of a strong ultrashort pulse
Golovinski, M. A. Preobrazenckiy
//
/
P. A.
Intense Laser Phenomena and Related
Subjects / Editors I. Yu. Kiyan, M. Yu. Ivanov - World Scientific : Singapore,
1989. – P. 484-492.
1990
81. Влияние
надпороговой
ионизации
на
возбуждение
и
распад
автоионизационных состояний / П. А. Головинский, А. Е. Казаков //
Многофотонные переходы в атомах : сб. АН СССР. - 1990. - С. 116-131.
82. Нелинейные процессы в многоэлектронных атомных системах / П. А.
Головинский // Многофотонные переходы в атомах : сб. АН СССР. - 1990.
- С.6-34.
83. Нелинейные процессы в отрицательных ионах / П. А. Головинский, И. Ю.
Киян // Успехи физических наук. - 1990. - Т. 160, вып. 6. - С. 97-139.
84. Программа вычисления угловых коэффициентов в многоквантовых
амплитудах двухэлектронных систем / П. А. Головинский, М. А.
Преображенский
// Семинар по атомной спектроскопии. - Ростов –
Великий : [б. и.], 1990. - C. 17.
85. Программный комплекс «Ион» для расчетов сечения фотоионизации
сложных атомов (ионов) / П. А. Головинский, М. А. Преображенский //
Семинар по атомной спектроскопии. - Ростов – Великий : [б. и.], 1990. C. 16.
86. Спектр электронов при туннельной ионизации атомов и ионов в
низкочастотном поле / П. А. Головинский // Письма в ЖТФ. - 1990. - Т.
51, вып. 2. - С. 91-93.
87. Столкновение электронов с ионами в лазерных полях с релятивистской
интенсивностью / П. А. Головинский // Письма в ЖТФ. - 1990. - Т. 51,
вып. 7. - С. 355-357.
88. Influence of dynamical correlation effects on multiphoton processes in negative
ions / P. A. Golovinski , I. Yu. Kiyan, V. S. Rostovztev // Journal of Physics B:
Atomic, Molecular and Optical Physics. - 1990. Vol. 23. - P. 2743-2759.
89. Inner shell vacancies production as a way to obtain inverse populations / P. A.
Golovinski
// Short wavelength laser and their applications : Samarkand
International Symp.: reports’ theses. – Samarcand : [s. n.] 1990. - P. 171-175.
90. High-frequency emission of
a Rydberg atom in super-strong IR field
populations / P. A. Golovinski, N. B. Delone, M. Yu. Ivanov, P. V. Lerner, A. L.
Nefedov // Short wavelength laser and their applications : Samarkand
International Symp.: reports’ theses. – Samarcand : [s. n.] 1990. - P. 247-254.
91. Inverse populations by multiphoton excitation of
Rydberg states / P. A.
Golovinski, N. B. Delone, P. B. Lerner, A. L. Nefedov, M. Yu. Ivanov // Short
wavelength lasers and their applications : International Symposium : reports’
theses. – Samarcand : [s. n.] 1990. - P. 4.
92. Mechanism of inneshell vacancies production / P. A. Golovinski, M. A.
Preobrazenckiy// Short wavelength lasers and their applications : International
Symposium : reports’ theses. – Samarcand : [s. n.] 1990. - P. 53.
93. Multiphoton effects in plasma / P. A. Golovinski , M.V. Ammosov // Preprint
174 GPhI USSR. - Moscow : [s. n.], 1990. - P. 28.
1991
94. Связь надпорогового поглощения, генерации гармоник и многофотонной
ионизации с возбуждением / П. А. Головинский //
XI Всесоюзная
конференция по теории атомов и атомных спектров : тезисы докладов. –
[Б. м.: б. и.], 1991. - С. 55.
95. Prospects of the nonlinear ionization of a complex atom / P. A. Golovinski //
Today and Tomorrow in Photoionization : proceedings of the UK/USSR
Seminar, Leningrad, 1990. – Warringtun : Deresbury Laboratory, 1991. - P.
194-195.
1992
96. Излучение холодной плазмы в поле мощного СО 2
лазера / П. А.
Головинский // Оптика и спектроскопия. - 1992. - Т. 73, вып. 4. - С. 676677.
97. Классическая стабилизация атома в сверхатомном лазерном поле / П. А.
Головинский // III семинар по атомной спектроскопии, Черноголовка. Москва : [б. и.], 1992. - С. 20.
98. Многофотонный распад отрицательного иона водорода в возбужденном
2s-состоянии / П. А. Головинский, И. Ю. Киян // III семинар по атомной
спектроскопии, Черноголовка. - Москва : [б. и.], 1992. - С. 31.
99. Приближение мгновенного удара в задачах о возбуждении атомов при
столкновении с электронами в поле лазерного излучения / П. А.
Головинский // Письма в ЖТФ. - 1992. - Т. 18. - С. 82-85.
100. Управляемый лазерным полем коллапс атомных волновых функций / П. А.
Головинский, М.А. Долгополов, В.С. Ростовцев // III семинар по атомной
спектроскопии, Черноголовка. - Москва : [б. и.], 1992. - С. 19.
101. Hard X-ray emission of laser plasma with femtosecond pulse duration / P. A.
Golovinski, M. A. Dolgopolov // International conference on advanced and laser
technologies, Moscow, Sept. 1992 // Book of Summaries. – Moscow : [s. n.],
1992. - Part 3. - P. 8-11.
102. Multiphoton decay of a negative H- ion with formation of a hydrogen atom in
the exited 2s-state / P. A. Golovinski, I. Yu. Kiyan // Atoms and molecules in
strong field of laser radiation / ed. by I.I. Tugov, F.V. Bunkin.- Moscow :
Wiley-Nauka Scientific Publishers, 1992. - P. 101-116.
103. Multiphoton decay of a negative H- ion with formation of a hydrogen atom in
the exited 2s-state / P. A. Golovinski, I. Yu. Kiyan // // Laser Phys. -1992. - Vol.
2, No 13. - P. 322-332.
104. Nonlinear ionization with excitation
/ P. A. Golovinski // Forth European
Conference on Atomic and Molecular Physics , Riga, Latvia, April 1992. Riga : [s. n.], 1992. - P. 210.
105. Nuclear reaction stimulated by electron impact in the laser field of relativistic
intensity / P. A. Golovinski, M. A. Dolgopolov
//
International conference on
advanced and laser technologies, Moscow, Sept. 1992 // Book of Summaries. –
Moscow : [s. n.], 1992. - Part 4. - P. 60-63.
106. Tunneling ionization of atoms and ions in an intense laser field with
inhomogeneous space-time distribution / P. A. Golovinski. M. V. Ammosov, I.
Yu. Kiyan, V. P. Krainov, V. M. Ristic // J. Opt. Soc. Am. B. - 1992. - Vol. 9,
No 18. - P. 1225-1230.
1993
107. Возбуждение атомов электронами в сильном световом поле / П. А.
Головинский // ЖЭТФ. - 1993. - Т. 103, вып. 6. - С. 1947-1958.
108. Квазиэнергетический базис для многоэлектронныx систем в сильном
световом поле / П. А. Головинский // Теоретическая и математическая
физика. - 1993. - Т. 97, № 11. - С. 121-132.
109. Корреляционные эффекты при связанно-связанных переходах / П. А.
Головинский // Тезисы семинара по атомной спектроскопии. - Москва :
[б. и.], 1993. - С.15.
110. Многофотонная ионизация с возбуждением двухэлектронных состояний /
П. А. Головинский // Оптика и спектроскопия. - 1993. - Т. 74, вып. 4. - С.
647-656.
111. Многофотонное разрушение отрицательных ионов атомов галогенов
/ П. А. Головинский // Тезисы семинара по атомной спектроскопии. –
Москва : [б. и.], 1993. - С.14.
112. Применение экспертной системы в педагогическом эксперименте / П. А.
Головинский, М. А. Преображенский // Тезисы докладов второго
Всероссийского
совещания-семинара
«Применение
средств
вычислительной техники в учебном процессе кафедр физики, высшей
математики и прикладной математики». – Ульяновск : [б. и.], 1993. – С. 8283.
113. Рассеяние релятивистских электронов в сильном электромагнитном поле с
учетом внутренней динамики мишени / П. А. Головинский, М. А.
Долгополов // Теоретическая и математическая физика. - 1993. - Т. 95, №
13. - С. 418-425.
114. Расчет нелинейной ионизации атома с возбуждением остаточного иона
методом комплексного вращения координат / П. А. Головинский // Тезисы
семинара по атомной спектроскопии. – Москва : [б. и.], 1993. - С. 13.
115. Classical stabilization of an atom in a superatomic laser field / P. A. Golovinski
// Laser Physics. - 1993. - Vol. 3, No 12. - P. 280-284.
116. Laser-field controlled collapse of atomic wave functions / P. A. Golovinski,
M. A. Dolgopolov, V. S. Rostovtsev // Laser Physics. - 1993. Vol. 3, No 12. P. 487-488.
117. Two-photon transitions in calcium atoms: analysis of correlation effects / P. A.
Golovinski // Laser Physics. - 1993. - Vol. 3, No 4. - P. 860-862.
1994
118. Вынужденный поляризационный тормозной эффект в плазме / П. А.
Головинский, М. А. Долгополов, В. Г. Хлебостроев // Физика плазмы. 1994. - Т. 20, вып. 15. - С. 1-6.
119. Конфигурационные переходы в макромолекулах, индуцированные полем
лазерного излучения / П. А. Головинский // ЖТФ. - 1994. - Т. 64, вып. 9. С. 186-188.
120. Элементарные процессы в лазерной плазме сложных атомов / П. А.
Головинский, М. А. Долгополов, М. А. Преображенский // Реферативный
сборник избранных работ по грантам в области фундаментальных наук. Санкт-Петербург, 1994. - С. 60-61.
121. Hard X-ray and nuclear reactions stimulated by laser field of relativistic
intensity / P. A. Golovinski, M. A. Dolgopolov, V. G. Khlebostroev //
Proceedings of the 6 International Conference «Multiphoton Processes». Singapore : World Scientific, 1994. - P. 109-110.
122. Many-body processes in a strong laser field / P.A. Golovinski // Proceedings of
the 6 International Conference «Multiphoton Processes» Singapore : World
Scientific, 1994. - P.105-107.
123. Влияние
эффектов
1995
запаздывания на
многоквантовое
разрушение
отрицательных ионов / П. А. Головинский, М. А. Преображенский // XXI
съезд по спектроскопии : тезисы докладов. – [Б. м. : б. и.], 1995. - С. 184.
124. Ядерные реакции в поле лазерной волны релятивистской интенсивности /
П. А. Головинский, М. А. Долгополов, Д. Г. Хорюшин // Международное
совещание «Ядерная спектроскопия и структура атомного ядра». – [Б. м. :
б. и.], 1995. - С. 219.
125. Electron impact processes in superintense laser fields / P. A. Golovinski, M. A.
Dolgopolov, V. G. Khlebostroev // Journal of Nonlinear Optical Physics &
Materials - 1995. - Vol. 5, No 3/4. - P. 139-164.
126. Hard X-ray generation in laser field of relativistic intensity / P. A. Golovinski,
M. A. Dolgopolov, V. G. Khlebostroev // Physica Scripta. - 1995. - Vol. 51. - P.
759-761.
127. High harmonic generation in the multiphoton regime: correlation with
polarizabitily / P. A. Golovinski, S. L. Chin // Journal of Physics B:
Atomic, Molecular and Optical Physics. - 1995. - Vol. 28. - P. 55-63.
128. High harmonic generation in atoms and diatomic molecules using ultrashort
laser pulses in the multiphoton regime / P. A. Golovinski, S. L. Chin, Y. Liang,
S. Augst, Y. Beadoin, M. Chaker // Journal of Nonlinear Optical Physics and
Materials. - 1995. - Vol. 4, No 3. - P. 667-686.
129. Influence of above-threshold ionization on the excitation and decay of
autoionizing atomic states / P. A. Golovinski, A. E. Kazakov // Laser Physics. 1995. - Vol. 5, No 1. - P. 135-141.
1996
130. Влияние эффектов запаздывания на фоторазрушение системы, связанной
короткодействующими
силами
/
П.
А.
Головинский,
М.
А.
Преображенский // Оптика и спектроскопия. - 1996. -Т. 81, №. 5. - С.724730.
131. Механизм миграции пузырьков при уплотнении бетонной смеси / П. А.
Головинский, Ю. С. Золототрубов, Ю. Г. Трухин // Известия вузов.
Строительство. - 1996. - № 6. - С. 57-60.
132. Ядерные реакции в ультрасильных лазерных полях / П. А. Головинский,
М. А. Долгополов, Д.
Г. Хорюшин //
Известия АН СССР. Сер.
Физическая. - 1996. - Т.60, № 11. - С. 86-93.
133. Strong-field-induced X-rays from clusters / P. A. Golovinski // 28 EAGS
Conference. - Graz : [s. n], 1996. – C. 02-04.
134. Strong laser-field interaction and vacuum breakdown with electron-laser
opposite beam / P. A. Golovinski // 7th International conference on multiphoton
processes (ICOMPVII) September 30-Oct.4, 1996. Germany, GarmischPartenkirchen : book of abstract. – [S. l : s. n], 1996. - B25.
1997
135. Интерференция при фоторазрушении отрицательных ионов водорода в
электрическом поле / П. А. Головинский // ЖЭТФ. - 1997. - Т.112, вып. 5. С. 1-10.
136. Рождение пар на встречных электронно-лазерных пучках / П. А.
Головинский // Письма в ЖТФ. - 1997. - Т. 23, вып. 114. - С. 72-75.
137. Энергетическая модель процесса формирования структуры бетона / П. А.
Головинский, Е. И. Шмитько, В. Т. Перцев // XXXVI международный
семинар по проблемам моделирования и оптимизации композитов. Одесса : [б. и.], 1997. - C. 31-31.
138. Direct two-electron bound-free transition in a intense laser field / P. A.
Golovinski // Laser Physics. - 1997. - Vol. 7, No. 3. - P. 655-659.
139. Non-linear two-electron bound-free transition / P.A. Golovinski // 29 EGAS
conference abstracts. - Berlin : [s. n.],1997. - P. 222-223.
140. Photoelectron interference in electric field / P. A. Golovinski // 29 EGAS
conference abstracts. – Berlin : [s. n.], 1997. - P. 224-225.
141. X-ray absorption and Auger-effect in the presence of
laser field / P. A.
Golovinski, V. S. Rostovtzev // 29 EGAS conference abstracts. – Berlin : [s. n.],
1997. - P. 505-506.
1998
142. Влияние сильного светового поля на поглощение рентгеновского
излучения и Оже-эффект / П. А. Головинский, В. С. Ростовцев // Оптика и
спектроскопия. - 1998. - Т. 85, № 6. - С. 889-892.
143. Интерференция электронных волн при фотоотрыве в электрическом поле /
П. А. Головинский // Оптика и спектроскопия. - 1998. - Т. 84, № 5. - С.
723-725.
144. Кинетика фрактального роста трещин / П. А. Головинский, И. И. Ушаков /
Научно-техническая
конференция
«Надежность
и
долговечность
строительных материалов и конструкций». - Волгоград : [б. и.], 1998. –
Ч. 2. - С. 78-79.
145. Построение моделей распространения колебаний в вязкоупругой среде для
совершенствования строительных технологий / П. А. Головинский, С. И.
Матренинский // Международная научно-практическая конференция. –
Белгород : [б. и.], 1998. - С. 450-452.
146. Роль
дисперсности
в
управлении
процессами
раннего
структурообразования композиционных материалов / П. А. Головинский,
М. В. Разжавина // Международная научно-практическая конференция.
Белгород : [б. и.], 1998. - С. 347-350.
147. Роль дисперсности и влажности в процессах структурообразования
дисперсно-зернистых систем / П. А. Головинский, В. Т. Перцев, Е. И.
Шмитько // Известия вузов. Строительство. - 1998. - № 6. - С. 45-50.
148. Спонтанное излучение основного состояния во внешнем поле / П. А.
Головинский, Е. М. Михаилов // XVI Конференция «Фундаментальная
спектроскопия». – Звенигород : [б. и.], 1998. - С. 144-145.
149. Теория оптического резонанса внутри фрактального кластера / П. А.
Головинский, П. В. Рясной // Международная научно-практическая
конференция. – Белгород : [б. и.], 1998. - С. 123-124.
150. Electon correlation in nonlinear processes: ionization and Auger-effect / P. A.
Golovinski, V. S. Rostovtzev // 16 International Conference on Atomic
Processes : abstracts. – Windsor : [s. n.], 1998. - P. 221-222.
151. Photoelectron interference in electric field and superresolution holography
/ P. A. Golovinski // 16 International Conference on Atomic Processes :
abstracts. – Windsor : [s. n.], 1998. - P. 368-369.
152. Spontaneous radiation of weakly bound system in external field
/ P. A.
Golovinski, E. M. Mikhailov // 16 International Conference on Atomic
Processes : abstracts. – Windsor : [s. n.], 1998. - P. 366-367.
2000
153. Исследование реологических свойств газонаполненных бетонов / П. А.
Головинский, В. Т. Перцев, Е. В. Алексеева // Современные проблемы
строительного материаловедения : VI академические чтения РААСН. –
Иваново : [б. и.], 2000. - С. 382-385.
154. Кинетическая теория разрушения бетонов с учетом фрактального роста
трещин / П. А. Головинский, И. И. Ушаков //Строительные конструкции из
полимерных материалов : минвузовский сборник. – Воронеж : [б. и.],
2000. - С. 112-121.
155. Межфазные явления в процессах формирования дисперсно-зернистых
материалов / П. А. Головинский, В. Т. Перцев, Е. И. Шмитько // Проблемы
строительного материаловедения и новые технологии : сборник докладов
международной
научно-практической
БелГАСМ, 2000. – Ч. 2. - С. 281-286.
конференции.
–
Белгород
:
156. Описание дифракции и фокусировки ультракоротких импульсов на основе
нестационарного метода Киргофа-Зоммерфельда / П. А. Головинский,
Е. М. Михайлов // ЖЭТФ. - 2000. - Т. 117, вып. 2. - С. 275-285.
157. Структура двойного слоя вблизи фрактальной поверхности / П. А.
Головинский, В. Т. Перцев // Известия вузов. Прикладная нелинейная
динамика. - 2000. - Т. 8, № 3. - С. 31-36.
2001
158. Внутренние силы в процессах раннего структурообразования полимерных
композиционных материалов / П. А. Головинский, С. Н. Золотухин, В. Н.
Семенов // Современные проблемы строительного материаловедения :
Седьмые академические чтения РААСН. - Белгород : [б. и.], 2001. - Ч. I. С. 147-149.
159. Изучение формирования структуры дисперсно-зернистых материалов при
действии влажности / П. А. Головинский, В. Т. Перцев, Д. Ю.
Золототрубов // Современные проблемы строительного материаловедения :
Седьмые академические чтения РААСН. - Белгород : [б. и.], 2001. - Ч. I. С. 430-433.
160. Исследование процесса отвержения карбамидных композитов / П. А.
Головинский, С. Н. Золотухин, В. Н. Семенов // Современные проблемы
строительного материаловедения :
Седьмые академические чтения
РААСН. - Белгород : [б. и.], 2001. - Ч. I. - С. 81-83.
161. Многофотонный поляризационный тормозной эффект / П. А. Головинский
// Известия вузов. Физика. - 2001.- № 3. - С. 25-27.
162. О некоторых особенностях системы образования франкоязычных стран (на
примере Франции и Канады) / П. А. Головинский / Деп. В ВИНИТИ №1599, 2001. – 2 с.
163. Описание тепломассопереноса в пористых средах на основе уравнений в
дробных производных / П. А. Головинский, М. А. Преображенский //
Международная конференция «Теплофизические измерения в начале XXI
века». - Тамбов : [б. и.], 2001. - Ч. I. - С.57-59.
164. Релаксация плотности гранулированных систем при вибрации / П. А.
Головинский, В. Т. Перцев, Р. В. Кузьменко, Е. В. Алексеева //
Конденсированные среды и межфазные границы. - 2001. - Т. 3, № 1. - С.
18-21.
165. Роль размеров частиц минеральных компонентов и их влияние на свойства
полимерных композиционных материалов в зоне контакта / П. А.
Головинский, С. Н. Золотухин, В. Н. Семенов, Д. Е. Тоньшин //
Современные проблемы строительного материаловедения :
Седьмые
академические чтения РААСН. - Белгород : [б. и.], 2001. - Ч. I. - С. 84-85.
166. Физико-математическое моделирование процесса коррозионного пучения
арматуры / П. А. Головинский, С. В. Ефрюшин, Г. Д. Шмелев // III
Всероссийская конференция «Новое в архитектуре, проектирование
строительных конструкций и реконструкций. – Чебоксары : [б. и.], 2001. С. 213-217.
167. Spontaneous Radiation Decay of Weakly Bound System in External Field / P. A.
Golovinski, E. M. Mikhailov // Physica Scripta. - 2001. - Vol. 63. - P. 141-144.
2002
168. Теория оптического резонанса внутри фрактального кластера / П. А.
Головинский, П. В. Рясной // Прикладная синергетика, фракталы и
компьютерное моделировании структур / под ред. А. А. Оксогоева. Томск : ТГУ, 2002. - С. 254-267.
169. Теория фрактального роста трещин и сопутствующая акустическая
эмиссия / П. А. Головинский, И. И. Ушаков // Материаловедение. - 2002. №8. - С. 16-21.
170. Ultrafast control of quantum systems / P. A. Golovinski, V. M. Nazarov, P. V.
Ryasnoy // International Quantum Electronic Conference. - Moscow : [s. n],
2002. - P. 461.
2003
171. Кинетическая модель возрастной агрессии / П. А. Головинский, В. М.
Назаров // Физика и технология. - Воронеж : [б. и], 2003. - С. 50-55.
172. Локация на основе теории всплесков
/ П. А. Головинский // Успехи
современного естествознания. - 2003. - № 5. - С. 46.
173. Оптимальное возбуждение квантовых систем / П. А. Головинский, В. М.
Назаров, П. В. Рясной // Современные методы теории краевых задач.
Понтрягинские чтения – XIV. – Воронеж : Изд-во Воронеж. гос. ун-та,
2003. - С. 41.
174. Применение
теории
всплесков
к
радиолокации
ультракороткими
импульсами / П. А. Головинский // Международная конференция
«Радиолокация, навигация и связь». - Воронеж : [б. и.]. - 2003. - С. 742748.
175. Распространение ультракоротких импульсов в волноводе прямоугольного
сечения / П. А. Головинский, Е. М. Михайлов // Оптика и спектроскопия. 2003. -Т. 94, № 2. - С. 346-349.
176. Расчет долговечности железобетонных конструкций с учетом коррозии
арматуры / П. А. Головинский, Ю. Б. Потапов, Г. Д. Шмелев // Известия
вузов. Строительство. - 2003. - № 6. - С. 113-117.
177. Фрактальный подход к релаксации и текучести сухих и увлажненных
зернистых систем / П. А. Головинский, В. Т. Перцев, Е. В. Алексеева //
Труды
международного
симпозиума
«Фракталы
и
прикладная
синергетика». - Москва: МГОУ, 2003. - С. 241-243.
178. Laser control proceedings of quantum systems / P. A. Golovinski, V. M.
Nazarov, P. V. Ryasnoy // International conference “Physics dynamics and
control”. - St.-Petersburg : [s. n.], 2003. - P. 846-850.
2004
179. Исследование изменения структуры дисперсно-зернистых материалов под
воздействием электрического поля / П. А. Головинский, Д. Ю.
Золототрубов, Ю. С. Золототрубов, В. Т. Перцев // Конденсированные
среды и межфазные границы. - 2004. - Т. 6. - С. 356-361
180. Кинетика нейросетей и естественные аналоги
/ П. А. Головинский //
Нейрокомпьютеры: разработка, применения. - 2004. - № 2-3. -С. 50-59.
181. Процессы формирования структуры дисперсно-зернистых материалов под
действием электрического поля / П. А. Головинский, Д. Ю. Золототрубов,
Ю. С. Золототрубов, В. Т. Перцев // Физико-химические процессы в
конденсированном состоянии и на межфазных границах : материалы II
всероссийской конференции. – Воронеж : [б. и.], 2004. – Т. 2. - С. 774-577.
182. Nonlinear scattering of laser pulse by electron in periodic potential / P. A.
Golovinski, M. A. Preobrazhenski // International Workshop “Manyparticle
effects in radiation Physics”. - Belgorod : [s. n.], 2004. - P. 18.
183. Physical mechanics and relaxation phenomena / P. A. Golovinski // XXI
International conference “Relaxation Phenomena in solids”. – Voronezh : [s.
n.], 2004. - P. 11.
184. Relaxation influence upon viscosity of watered dispersed systems / P. A.
Golovinski, V. T. Pertsev, E. V. Alekseeva // XXI Int. Conf. “Relaxation
Phenomena in Solids” . – Voronezh : [s. n.], 2004. - P. 240.
2005
185. Волновая модель сухого трения / П. А. Головинский // Научный вестник
ВГАСУ. Серия : Колебательные, вибрационные, акустические процессы в
строительном комплексе и градостроительстве. - 2005. - № 1. - С. 18-21.
186. Кластерные структуры в дисперсных системах / П. А. Головинский, Е. В.
Алексеева // 4 международный семинар «Фракталы и прикладная
синергетика». - Москва : [б. и.], 2005. - С. 47-48.
187. Когерентный нейрон и распознавание образов I / П. А. Головинский //
Вестник ВГТУ. - 2005. - №9. - С. 115-117.
188. Когерентный нейрон и распознавание образов II / П. А. Головинский //
Вестник ВГТУ. - 2005. - № 10. - С.127-129.
189. Сортировка данных на основе быстрого распознавания
/ П. А.
Головинский // Сборник научных трудов 7 международной конференции
«Современные сложные системы управления». - Воронеж : [б. и.], 2005. С. 136-138.
190. Управление выбором поставщика в условиях вероятностного прогноза
/ П. А. Головинский, Е. И. Макаров // Проблемы управления. - 2005. - № 4.
- С. 70-74.
191. Linear scattering of ultra short laser pulse by atom / P.A. Golovinski /
International conference “ICONO/ LAT 2005”, St.-Petersburg - St.-Petersburg :
[s. n.], 2005. - P. IThV3.
192. Nonlinear scattering of laser pulse by electron in periodic potential / П. А.
Головинский, М. А. Преображенский // Вестник ВГУ. Серия физика. 2005. - № 1. - С. 133-139.
193. Pontryagin maximum principle for quantum time-optimum problem / P. A.
Golovinski / International Conference “Physics and control”. - St.- Petersburg :
[s. n.], 2005. - P. 710-713.
2006
194. Когерентный нейрон и распознавание образов / П. А. Головинский
// Проблемы управления. - 2006. - №5. - С. 86-88.
195. Применение интеграла Винера к описанию нейронных сетей / П. А.
Головинский // Вестник ВГУ. - 2006. - № 2. - С.101-104.
196. Принцип максимума Понтрягина для квантовых систем / П. А.
Головинский // Известия Тульского государственного университета. Серия
: Строительство, архитектура и реставрация. – 2006. – Вып. 9. - С. 245-249.
197. Совершенствование
оперативного
управления
в
службах единого
заказчика на основе теории массового обслуживания / П. А. Головинский,
В. В. Гасилов, Н. В. Тимохина // Известия Тульского государственного
университета. Серия: Строительство, архитектура, реставрация. - 2006. Вып. 11. - С. 160-171.
198. Фрактальный характер магистральных трещин в конструкционных
полимерах / П. А. Головинский, И. И. Ушаков, С. И. Ушаков // Материалы
международной конференции «Безопасность строительного фонда России.
Проблемы и решения». – Курск : [б. и.], 2006. - С. 42-45.
199. Функциональное
интегрирование
в
нейронных
сетях
прямого
распространения / П. А. Головинский // III международная конференция
по проблемам управления. Пленарные доклады и избранные труды. Москва: ИПУ РАН, 2006. - С. 822-827.
200. Scattering of ultra short laser pulse by atomic system / P. A. Golovinski, E. M.
Mikhailov // Laser Physics Letters. - 2006. - Vol. 3. - P. 259-262.
201. Восстановление
формы
2007
объектов по
отражению
ультракоротких
импульсов с применением нейронных сетей / П. А. Головинский, С. Н.
Кутищев // Труды конференции «Информатика: проблемы, методология,
технология : 7 международная научно-методическая конференция. –
Воронеж : Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2007. - С.240-243.
202. Инновационное управление системами с неограниченной конкуренцией /
П. А. Головинский // Сборник трудов. – Москва : ИПУ РАН, 2007. – Вып.
18. - С. 30-40.
203. Применением нейросетей для определения параметров тел простой формы
по рассеянию ультракоротких импульсов / П. А. Головинский, С. Н.
Кутищев // Труды конференции «Радиолокация, навигация, связь» (RLNC2007) : 13 международная научно-техническая конференция. – Воронеж :
Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2007. - С.1627-1634.
204. Принцип максимума Понтрягина для квантовой задачи быстродействия /
П. А. Головинский // Автоматика и телемеханика. - 2007. - №4 . - С. 42-50.
205. Физико-математическое моделирование развития процесса коррозионного
пучения в железобетонных конструкциях / П. А. Головинский, С. В.
Ефрюшин, Г. Д. Шмелев // Концептуальные вопросы современного
градостроительства : сборник статей по материалам международной
научно-практической конференции, посвященной 10-летию создания
кафедры
"Городское
строительство
и
хозяйство"
Воронежского
архитектурно-строительного университета. – Воронеж : [б. и.], 2007. - С.
90-106.
206. Фрактально-кластерные структуры в дисперсных системах / П. А.
Головинский, Е. В. Алексеева // Нелинейный мир. - 2007. - № 10-11. - С.
35-41.
207. Информация,
общество
2008
и образование / П.
А. Головинский //
Информационные войны. - 2008. - № 3. - 6 c.
208. Кинетика терщинообразования в глине, затворенной водой / П. А.
Головинский, Ю. С. Золототрубов, А. П. Бобровский, А. К. Тарханов // 12
Всероссийская
научно-техническая
конференция
«Материалы
и
упрочняющие технологии». - Курск : [б. и.], 2008. - 1 с.
209. Применение нейросетей для определения формы объектов по отражению
ультракоротких импульсов / П. А. Головинский, С. Н. Кутищев //
Нейрокомпьютеры: разработка и применение. - 2008. - № 3-4. - С. 104-108.
210. Представление дискретных симметрий нейронными сетями / П. А.
Головинский, О. С. Довжикова //
Материалы 8 международной
конференции «Информатика: проблемы методология, технологии».
–
Воронеж : [б. и.], 2008. - Т.1. - С. 153-160.
211. Представление конечных групп нейронными сетями / П. А. Головинский,
О. С. Довжикова // Вестник ВГУ. Системный анализ и информационные
технологии. - 2008. - № 1. - С.51-55.
212. Применение нейросетей для определения формы объектов по отражению
ультракоротких импульсов / П. А. Головинский, С. Н. Кутищев //
Нейрокомпьютеры: разработка и применение. - 2008. - № 3-4. - С. 104-108.
213. Физическая
релаксация и структурообразование бетона / П. А.
Головинский // Материалы международного конгресса "Наука и инновации
в строительстве" SIB-2008.- Воронеж : [б. и.], 2008. - Т. 1 : Современные
проблемы строительного материаловедения и технологии. Кн. 1 (А-Н). - С.
100-112.
2009
214. Атомная антенна: аналитическое описание / П. А. Головинский, Е. М.
Михайлов // Инновации в сфере науки, образования и высоких технологий
: итоги 64-й всерос. науч.-практ. конф. профессор.-преподават. состава,
науч. работников и аспирантов ун-та с участием представителей
исследовательских, проект.-конструкт., строит. и обществ. орг. / Воронеж.
гос. архит.-строит. ун-т, Инновац. бизнес-инкубатор, Центр науч.-техн.
мероприятий и связей с общественностью. - Воронеж : [б. и.], 2009
(Воронеж : Отдел оперативной полиграфии ВГАСУ, 2009). - 1 электрон.
опт. диск. – 2 с.
215. Исследование трещинообразования эпоксидных полимеров методом
акустической эмиссии / П. А. Головинский, И. И. Ушаков, С. И. Ушаков //
Известия вузов. Строительство. - 2009. - № 6. - С. 62-66.
216. Мониторинг дефектов и учет старения строительных конструкций жилого
фонда / П. А. Головинский, В. Я. Мищенко, Д. Драпалюк // Научный
вестник ВГАСУ. Строительство и архитектура. - 2009. - № 4(16). - С. 111117.
217. О возможности построения квантовых сетей / П.А. Головинский //
Инновации в сфере науки, образования и высоких технологий : итоги 64-й
всерос.
науч.-практ.
работников
и
конф.
аспирантов
профессор.-преподават.
ун-та
с
участием
состава,
науч.
представителей
исследовательских, проект.-конструкт., строит. и обществ. орг. / Воронеж.
гос. архит.-строит. ун-т, Инновац. бизнес-инкубатор, Центр науч.-техн.
мероприятий и связей с общественностью. - Воронеж : [б. и.], 2009
(Воронеж : Отдел оперативной полиграфии ВГАСУ, 2009). - 1 электрон.
опт. диск. – 4 с.
218. Полуклассическое описание генерации гармоник при надпороговой
ионизации / П. А. Головинский, Е. М. Михайлов // Письма в ЖТФ. - 2009.
- Т. 35, вып. 6. - С. 48-55.
219. Применение устойчивых отображений для установления ассоциативной
связи / П. А. Головинский // Инновации в сфере науки, образования и
высоких технологий : итоги 64-й всерос. науч.-практ. конф. профессор.преподават. состава, науч. работников и аспирантов ун-та с участием
представителей исследовательских, проект.-конструкт., строит. и обществ.
орг. / Воронеж. гос. архит.-строит. ун-т, Инновац. бизнес-инкубатор, Центр
науч.-техн. мероприятий и связей с общественностью. - Воронеж : [б. и.],
2009 (Воронеж : Отдел оперативной полиграфии ВГАСУ, 2009). - 1
электрон. опт. диск. – 3 с.
220. Физическая
релаксация
и структурообразование бетона / П.
А.
Головинский // Научный вестник ВГАСУ. Строительство и архитектура. 2009. - № 4(16). - С. 59-69.
221. Формирование ассоциативной связи при взаимодействии нейронов / П. А.
Головинский // IX международная конференция «Информатика». Воронеж : Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2009. - Т.1. - С. 190-197.
2010
222. Квантовые сети / П. А. Головинский // X международная конференция
«Информатика: проблемы, методология, технологии». - Воронеж : Изд-во
Воронеж. гос. ун-та, 2010. - Т. 1. - С. 197-201.
223. Разрушение больших сетей / П. А. Головинский
// Научный вестник
ВГАСУ. Строительство и архитектура. – 2010. - №2 (18). - С. 24-29.
224. Разрушение сетей / П. А. Головинский, С. Е. Свиридов // X
международная конференция «Информатика: проблемы, методология,
технологии». - Воронеж : [б. и.], 2010. - Т. 1. - С. 201-204.
225. Atomic photomicroscope in the Coulomb field / P. A. Golovinski, A. A.
Drobyshev / ICONO/LAT 2010. - Kazan : [s. n.], 2010. - P. ITu V13.
226. Atomic photomicroscope in the Coulomb field /
P. A. Golovinski, A. A.
Drobyshev // Proc. SPIE. - 2010. - Vol. 7993. - P. 799311(9).
227. Nonlinear Thomson scattering of the ultrashort laser pulses / P. A. Golovinski,
E. A. Mikhin / ICONO/LAT 2010 - Kazan : [s. n.], 2010. - P. ITu F4.
228. Nonlinear Thomson scattering of the ultrashort laser pulses / P.A. Golovinski,
E.A. Mikhin // Proc. SPIE. - 2010. - Vol. 7993. - P. 7993-45.
2011
229. Атомная антенна: нелинейное рассеяние лазерного импульса сверхатомной
интенсивности / П. А. Головинский, Е. М. Михайлов // ЖТФ. -2011. - Т.
81, вып. 4. - С. 1-6.
230. Быстрый поиск при управлении большими системами / П. А. Головинский
// Труды Международной конференции CASC’2011. – Москва : ИПУ РАН,
2011. - C. 267.
231. Быстрый поиск при управлении большими системами / П. А. Головинский
// Теория активных систем : труды Международной научно-практической
конференции. - Москва : ИПУ РАН, 2011. – Т. 3. - С. 47-50.
232. Нелинейное томсоновское рассеяние ультракороткого лазерного импульса
/ П. А. Головинский, Е. А. Михин // ЖЭТФ. - 2011. - Т. 140, вып. 4. - С.
627-636
233. Определение структуры дисперсных систем по рассеянию рентгеновского
излучения / П. А. Головинский, Е. В. Алексеева //
ВГАСУ.
Серия
:
Физико-химические
материаловедения. - 2011. - № 3-4. - С. 3-13.
Научный вестник
проблемы
строительного
234. Самоорганизующиеся когнитивные карты в строительстве / П. А.
Головинский // Труды Международной конференции CASC’2011. –
Москва : ИПУ РАН, 2011. - С. 316.
235. Самоорганизующиеся когнитивные карты / П. А. Головинский //
Когнитивный анализ и управление развитием ситуаций : труды IX
Международной конференции. – Москва : ИПУ РАН, 2011. - С. 134-137.
2012
236. Инициирование ядерных реакций в фемтосекундной лазерной плазме
/
П. А. Головинский, Е. А. Михин // Ядерная физика. - 2012. - Т. 75, № 12. С. 58-69.
237. Инициирование ядерных реакций в фемтосекундной лазерной плазме / П.
А. Головинский, Е. А. Михин // Материалы XVIII-ой Всероссийской
научной
конференции
студентов-физиков
и
молодых
учёных.
–
Красноярск : АСФ России, 2012. - Т. 18. - С. 66-67.
238. Когерентные эффекты в фотомикроскопии нанообъектов / П. А.
Головинский, А. А. Дробышев // Труды Всероссийской молодежной
конференции «Материалы нано-, микро, оптоэлектроники и волоконной
оптики : физические свойства и применение». – Долгопрудный : [б .и.],
2012. - С. 17-19.
239. Микроскоп фотоотрыва с кулоновским полем отталкивания / П. А.
Головинский, А. А. Дробышев // Вестник ВГУ. Физика. Математика. 2012. - №2. - С. 21-27.
240. Модель оценки конкурентоспособности фирмы на основе нейросетевого
моделирования / П. А. Головинский, Ю. А. Ахенбах // Системы управления
и информационные технологии. - 2012. - № 2.2(48). - С. 228-230.
241. Нейронные сети с квантовой интерференцией / П. А. Головинский, В. А.
Астапенко // Нейрокомпьютеры: разработка, применение. - 2012. - № 4. С. 3-12.
242. Нейросетевая модель конкурентоспособности фирмы / П. А. Головинский,
Ю. А. Ахенбах // Материалы конференции УТЭОСС-2012. – СанктПетербург : Концерн ЦНИИ "Электроприбор", 2012. - С. 864-867.
243. Определение электронной структуры
ультракоротким лазерным
Дробышев //
методом отрыва электронов
импульсом / П. А. Головинский, А. А.
Научный вестник ВГАСУ. Серия : Физико-химические
проблемы строительного материаловедения. - 2012. - № 5. - С. 101-109.
244. Отрыв
электронов
от
отрицательных
ионов
водорода и лития
ультракоротким лазерным импульсом / П. А. Головинский, А. А.
Дробышев // Материалы XVIII-ой Всероссийской научной конференции
студентов-физиков и молодых учёных. - Т. 18. – Красноярск : АСФ
России, 2012. - С. 52-53.
245. Приближение мгновенного удара в лазерных полях ультракороткой
длительности / П. А. Головинский, Е. А. Михин // Известия вузов. Физика.
2012. Т. 55. № 2. С. 3-12.
246. Распознавание фенолов по цветометрическим данным, представленным в
виде лепестковых диаграмм / П. А. Головинский, О. Б. Рудаков, Л. В.
Рудаков, И. Г. Кудухова / Материалы 6- ой всероссийской конференции
ФАГРАН-2012. – Воронеж : Научная книга, 2012. - С. 310-311.
247. Усовершенствование способа определения фенолов по цветным реакциям
с применением цифровых технологий / П. А. Головинский, О. Б. Рудаков,
Л. Б. Рудакова, И. Г. Кудухова, Е. А. Хорохордина, Е. Н. Грошев //
Аналитика и контроль. - 2012. - Т.16, № 4. - С. 369-377.
248. Формирование карты конкурентоспособности при взаимодействии сети
нейронов / П. А. Головинский, В. А. Астапенко, Ю. А. Ахенбах // Системы
управления и информационные технологии. - 2012. - № 2(48). - С. 34-39.
249. Фотоотрыв электрона коротким импульсом / П. А. Головинский, А.
А.Дробышев // Письма в ЖТФ. - 2012. - Т. 38, вып. 6. - С. 37-44.
250. Экспересс-анализ сухих строительных смесей / П. А. Головинский, Е. В.
Алексеева // Научный вестник ВГАСУ. Серия : Физико-химические
проблемы строительного материаловедения. - 2012. - № 5. - С. 95-100.
2013
251. Замкнутые выражения для коэффициентов отражения и поглощения
электромагнитной волны от поверхности металла / П. А. Головинский, М.
А. Преображенский // Научный вестник ВГАСУ. Серия : Физикохимические проблемы строительного материаловедения. - 2013. - № 6. - С.
3-12.
252. Излучение туннельного электрона на вторичном центре рекомбинации
/ П. А. Головинский, А. А. Дробышев // Тезисы докладов ФАС-XX. Воронеж : [б. и.], 2013. - С. 79-81.
253. Информация в социальных системах и инструментальная роль образования
и науки / П. А. Головинский, Л. С. Перевозчикова // Научный вестник
ВГАСУ. Серия : Социально-гуманитарные науки. - 2013. - № 2. - C. 161167.
254. К вопросу повышения эффективности ЛАЛС. Зависимость рассеянии света
двухатомными молекулами от их ориентации по отношению к плоскости
поляризации излучения / П. А. Головинский, С. В. Артыщенко, Е. Л.
Кучин, Р. А. Чернов // Теория и техника радиосвязи. - 2013. - № 3. С.110-112.
255. Отрыв
электрона
от
отрицательных
ионов
водорода
и
лития
ультракоротким импульсом / П. А. Головинский, А. А. Дробышев // ЖТФ.
- 2013. - Т. 83, вып. 2. - С. 8-14.
256. Расчет плотности тока холодной эмиссии из углеродного волокна :
свидетельство о регистрации электронного ресурса №19703. 27.11.2013 /
П. А. Головинский, Е. С. Мануйлович
257. Спектр электронов при ионизации атомов ультракоротким лазерным
импульсом релятивистской интенсивности / П. А. Головинский, Е. А.
Михин // Письма в ЖТФ. - 2013. - Т. 39, вып. 10. - С. 15-21.
258. Фрактальная коагуляция полидисперсных гидратированных миниральных
систем / Л. А. Битютцкая, П. А. Головинский, Д. А. Жукалик, Е. В.
Алексеева, С. В. Авилов, А. Н. Лукин // Конденсированные среды и
межфазные границы. -2013. - № 1. - С. 59-64.
259. Control of excitation transfer in quantum dots by the Stark effect / P. A.
Golovinski // arXiv: 1305.7507. - 2013. - P. 1-8
260. Radiation of the tunnel electron on secondary center of recombination / P. A.
Golovinski, A. A. Drobyshev / arXiv: 1310.2468. - 2013. - P. 1-6.
261. Scenarios of destruction for large network and increasing reliability / P. A.
Golovinski / arXiv:1310.2468. - 2013. - P. 1-6.
262. The complex-valued encoding for decision-making based on aliasing data / P. A.
Golovinski, V. A. Astapenko // arXiv:1310.0365. - 2013. - P.1-4.
2014
263. Влияние эффекта Штарка на резонансный перенос возбуждения между
квантовыми точками / П. А. Головинский // Физика и техника
полупроводников. - 2014. - Т. 48, вып. 6. - С. 781-787.
264. Восстановление фазы волнового фронта с использованием комплексной
нейронной сети / С. В. Артыщенко, П. А. Головинский, Р. А. Чернов //
Оптика атмосферы и океана. - 2014. - Т. 27, № 10. - С. 1-5.
265. Излучение туннельного электрона на вторичном центре рекомбинации
/ П. А. Головинский, А. А. Дробышев // ЖЭТФ. - 2014. - Т. 145, вып. 5. С. 1-7.
266. Интегральная модель динамики пожара при неустановившемся режиме
горения толуола / П. А. Головинский, И. В. Ситников, А. А. Однолько
// Пожаровзрывобезопасность. - 2014. - Т. 23, № 2. - С. 34-42.
267. Исследование процесса передачи энергии между квантовыми точками
InGaAs/GaAs / В. А. Астапенко, П. А. Головинский, А. В. Яковец // Труды
X международной научно-практической конференции «Эффективные
инструменты современных наук – 2014». - Москва : [б. и.], 2014. - С. 2935.
268. Комплексное канальное кодирование и декодирование широкополосного
сигнала квантовым нейронов / П. А. Головинский, С. В. Артыщенко // XIII
международная
научно-методическая
конференция
«Информатика:
проблемы, методология, технологии». – Воронеж : ИПЦ ВГУ, 2014. Т. 2. - С. 24-26.
269. Комплексное
канальное
представление
для
декодирования
широкополосного сигнала квантовыми сетями / С. В. Артыщенко, П. А.
Головинский // Проблемы управления. - 2014. - № 3. - С. 64-67.
270. Программа
расчета
вероятности
передачи
энергии
экситонного
возбуждения между квантовыми точками в присутствии нерезонансного
электрического поля : свидетельство о государственной регистрации
программы для ЭВМ № 2014661155. 24.10.2014 / А. В. Яковец, В. А.
Астапеко, П. А. Головинский
271. Теоретические
основы
технологии
переноса
экситонов
между
наносистемами / П. А. Головинский // Научный вестник ВГАСУ. Серия :
Физико-химические проблемы строительного материаловедения. - 2014.
Вып. № 2(9). - С. 23-31.
272. Управление резонансным переносом возбуждения между квантовыми
точками / П. А. Головинский, В. А. Астапенко, А. В. Яковец / XV
международная конференция "Кибернетика и высокие технологии XXI
века". - Воронеж : [б. и.], 2014. - Т. 2. - С. 304-312.
273. Control of exitation transfer in coupled quantum dots by a nonresonant laser
pulse / P. A. Golovinski, V. A. Astapenko, A. V. Yakovets // arXiv:1408.1226. 2014. - P. 1-6.
274. Exciton transfer in quantum dots with control by the Stark effect / P. A.
Golovinski // Advanced Research Workshop "Fundamentals of Electronic
nanosystems". - St.- Petersburg : [s. n.], 2014. - P. 43-44.
275. Monte Carlo computer simulation of nonuniform field emission current density
for carbon fiber /
P. A. Golovinski, A. A. Drobyshev // Journal of
Electromagnetic Analysis and Applications. - 2014. - Vol. 6. - P. 8-14.
2015
276. Вынужденные радиационные переходы
электрона в
потенциале
изображения / П. А. Головинский, М. А. Преображенский // Оптика и
спектроскопия. - 2015. - Т. 118, № 2. - С. 203-210.
277. Influence of center distance on high harmonic generation / P. A. Golovinski,
A.A. Drobyshev // arXiv1502.05707. - 2015. - P.1- 6.
ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ
Абрамов А. В.
21
Гутман А. Л.
56
Абрамова Е. А.
21
Ефрюшин С. В.
166,205
Авилов С. В.
258
Довжикова О. С. 210,211
Алейников С. М.
19
Долгополов М. А. 100,113,
Алексеева Е. В.
26,153,164,
118,120,123,132
177,186,206,233,250,258
Драпалюк Д.
216
Артамонова О. В.
Дробышев А. А.
36,38,238,
28
Артыщенко С. В. 254,264,268,269
239,243,244,249,252,255,265
Астапенко В. А.
Железнинский А. А.
20
Жукалик Д. А.
258
159,179,
33,241,248,267,
270,272
Ахенбах Ю. А.
240,242,248
Золототрубов Д. Ю.
Баркалов С. А.
25
181
Барсукова Л. Г.
28
Золототрубов Ю. С.
Белко В. Н.
62
179,181,208
Белоусов В. Е.
25
Золотухин С. Н.
Битюцкая Л. А.
258
Зон Б. А.
21,131,
158,160,165
40,41,42,44,49
Бобровский А. П. 298
Иржавский Н. И.
4,62
Бобрышев А. Н.
26
Казаков А. Е.
81
Боровский А. В.
62,66
Карбованец М. И.
70
Бухман С. В.
4,11,62,66
Киян И. Ю.
53,58,60,61,
Воронев П. В.
26
68,83,98
Гасилов В. В.
197
Колыхалова Е. В.
27
Грошев Е. Н.
247
Кудухова И. Г.
246,247
Кузьменко Р. В.
164
Потапов Ю. Б.
Кукина О. Б.
28
Преображенский М. А. 2,8,12,14,
Кутищев С. Н.
201,203,
17,18,21,51,54,69,72,75,76,78,80,
209,212
176
84,85,112,120,123,130,163,192,
Кущев А. Б.
19
251,276
Лахно А. В.
26
Разжавин М. В.
146
Леонова Л. Ю.
31
Ростовцев В. С.
68,71,74,
Лукин А. Н.
258
100,142
Макаров Е. И.
190
Рудаков О. Б.
246,247
Мануйлович Е. С.
256
Рудакова Л. В.
246,247
Матренинский С. И. 145
Рясной П. В.
149,168,17 3
Михайлов Е. М.
Свиридов С. Е.
224
Семенов В. Н.
158,160,165
Ситников И. В.
266
Смирнов М. С.
31
23,148,156,
175,214,218,229
Михин Е. А.
35,37,232,
236,237,245,257
Михин М. П.
25
Суровцев И. С.
32
Мищенко В. Я.
23,216
Тарханов А. К.
20,22,208
Назаров В. М.
21,171
Тимохин Н. В.
197
Овчинников О. В.
31
Тоньшин Д. Е.
165
Однолько А. А.
266
Трухин Ю. Г.
131
Перевозчикова Л. С. 253
Ушаков И. И.
Перцев В. Т.
198,215
26,137,147,153,
155,157,159,164,177,179,181
Ушаков С. И.
144,154,169,
198,215
Хлебостроев В. Г.
118
Chin S. L.
127,128
Хорохордина Е. А.
247
Ivanov M. Yu.
90,91
Хорюшин Д. Г.
124,132
Kazakov A. E.
129
Чернов Р. А.
254,264
Khlebostroev V. Y.
121,125,126
Черных В. В.
24
Kiyan I. Yu.
Шестаков О. А.
4
103,106
Шмелев Г. Д.
166,176,205
Krainov V. P.
65,106
Шмитько Е. И.
147,155
Lerner P. V.
90,91
Яковец А. В.
267,270,272
Liang Y
128
Alekseeva E. V.
184
Mikhailov E. M.
152,167,200
Ammosov M. V.
93,106
Mikhin E. A.
227,228
Astapenko V. A.
262,273
Nazarov V. M.
170,178
Augst S.
128
Nefedov A. L.
90,91
Beadoin Y.
128
Pertsev V. T.
184
Delone N. B.
65,90,91
Preobrazenckiy M.A.
77,92,182
Dolgopolov M. A.
101,105,116
Ristic V. M.
106
Rostovtzev V. S.
77,88,116,
121,125,126
65,77,88,102,
Drobyshev A. A.
225,226,275,277
141,150
Chaker M.
128
Ryasnoy P. V.
170,178
Tuguchev a.
65
Yakovets A. V.
273
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
16
Размер файла
1 296 Кб
Теги
головинский, 657
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа