close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

MirMus 2016-06

код для вставкиСкачать
6
№
346 июнь 2016
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
Пропорциональный циркуль
работы Д. Метца.
Готторпский глобус
Музей антропологии и этнографии
имени Петра Великого (Кунсткамера) РАН
(г. Санкт‑Петербург)
Глобус, представляющий снару­
жи географическую карту мира,
а внутри — символическую не­
бесную карту, был изготовлен в
1651 – 1664 годах по проекту немец­
кого географа, математика, исто­
рика Адама Олеария для герцо­
гов династии Гольштейн‑Готторпов.
Диаметр глобуса 3,1 м. Глобус был
установлен в павильоне в саду гер­
цогской резиденции — Гот­
торп­
ском замке в городе Шлезвиге.
В ходе Северной войны, в 1713 году,
Готторпский глобус был подарен
от имени шлезвиг‑голштинского
герцога Карла Фридриха царю Пет­
ру I. В 1717 году подарок был достав­
лен в Санкт‑Петербург и в 1726 году
установлен в башне здания пер­
вого российского обще­доступ­но­го
музея — Кунст­камеры.
Готторпский глобус сгорел прак­ти­
чес­ки полностью во время пожара
в Кунст­каме­ре в 1747 году. Работы
по воссозданию глобуса длились
с 1748 по 1752 год, над ним работа­
ли русские, английские, немецкие
мастера. Новый глобус стали на­
зывать Большим академическим.
Большой академический глобус
воспроизводит размеры Гот­торп­
ско­
го глобуса, его действующий
механизм вращения, карту звёзд­
ного неба внутри. Географическая
карта с внешней стороны глобуса
отображает географические пред­
ставления русских учёных второй
половины XVIII – начала XIX века.
Мария Хартанович
 чертёжные и
измерительные ин‑
струменты. 11 Все эти при‑
боры разделили судьбу всего
Императорского кабинета Кунст‑
камеры — были переданы в Эрмитаж
в 1851 году и сегодня хранятся в отде‑
ле русской культуры. Среди предметов,
представляющих особый интерес, сле‑
дует отметить зрительную трубу, при‑
надлежавшую французскому богослову
и астроному П. Гассенди, бинокуляр‑
ную трубу «Бисног» и трубу для наблю‑
дений из‑за препятствий (прообраз со‑
временного перископа). 12
Тем не менее и сейчас Музей антро‑
пологии и этнографии имени Петра Ве‑
ликого, наследник петровской Кунст‑
камеры, хранит некоторые научные
приборы и инструменты, связанные с
именем царя‑преобразователя. Остано‑
вимся на представленных в разделе «Фи‑
зический кабинет» экспозиции «М. В. Ло‑
моносов и Академия наук XѴIII века».
К ранним предметам относится про‑
порциональный циркуль амстердам‑
ского мастера Д. Метца. Известно, что
в Кунсткамере XѴIII века находился
футляр с геометрическими инструмен‑
тами работы Д. Метца. Аналогичный
циркуль, хранящийся сейчас в Эрми‑
таже, входит в состав Кабинета Петра
Великого. 13 Пропорциональные цирку‑
ли были известны с античных времён
и использовались как универсальные
инструменты. При их помощи реша‑
ли разнообразные задачи — черчения
и масштабирования как логарифмиче‑
ской линейкой.
Известно, что Пётр I, будучи в Лон‑
доне, посещал мастерскую Э. Каль‑
пеппера, вошедшего в историю при­
11 Палаты Санкт‑Петербургской импе‑
раторской академии наук, библиотеки
и Кунсткамеры, которых представлены
фасады и профили. СПб., 1741. С. 6.
12 Ястребинский Г. Б. «То мореплава‑
тель, то плотник...» (мемориальная
коллекция приборов и инструментов
Петра Великого в Государственном
Эрмитаже) // Петровские реликвии
в собраниях России и Европы. Мате‑
риалы III Международного конгресса
петровских городов. СПб., 2012. С. 44.
13 Памятники русской культуры пер‑
вой четверти XѴIII века в собрании
Государственного ордена Ленина
Эрмитажа. Каталог. М., 1966. С. 149.
№ 1166.
Карта северного полушария звёздного неба
Большого академического
(Готторпского) глобуса.
34
бо­р о­с трое­н ия
благодаря
особой
конструкции микроскопа, получившей
широкое распространение. В Государ‑
ственном Эрмитаже по сей день хра‑
нится полуциркульная астролябия, за‑
казанная Петром I у Э. Кальпеппера и
выполненная по собственному царско‑
му проекту. В нашем музее находится
компас работы Э. Кальпеппера с авто­
графом мастера. Это латунный позоло‑
ченный компас. Он установлен в кар‑
дановом подвесе в деревянном ящике с
ручками. Шкала на бумажной катушке
с изображением Неп­туна — градусная
(0 – 90 – 0 – 90 – (0)) с делениями через ½°
и нумерацией через 10°. Под стеклом
находится крест из белых нитей. На
по­в ерх­ности горизонтального коль‑
ца вокруг компасной коробки — гори‑
зонтальный квадрат (±45° от курсовой
линии) с поперечным масштабом, по‑
зволяющим отсчитывать десятые доли
градуса. Визирная линейка отсутствует.
Один из самых знаменитых ин‑
струментов — зажигательная линза
Э. В. Чирнгауза, приобретённая по за‑
казу Петра I в Лейпциге Хр. Вольфом
в 1723 году. Изначально зажигатель‑
ный инструмент состоял из двух линз и
обладал удивительной зажигательной
силой. С их помощью можно было в
несколько секунд расплавить монету,
обратить кость в известь, а керамику,
асбест, шлаки и золу — в стекловидную
массу. К основной линзе крепилась ма‑
лая собирательная, система могла пово‑
рачиваться к солнцу при помощи стан‑
ка. До наших дней сохранилась только
основная линза. Это единственная лин‑
за Э. В. Чирнгауза, находящаяся в нашей
стране, и одна из самых больших, сохра‑
нившихся до наших дней — её диаметр
57,5 см, толщина в центре 5,2 см. Она
входила в оборудование физическо‑
го кабинета Петербургской Академии
наук в XѴIII веке. Опыты с использо‑
ванием этого оптического инструмен‑
та пользовались неизменно большим
успехом у публики при проведении
придворных и публичных опытов.
В заключение стоит сказать, что, по‑
мимо рассмотренных в статье, в му‑
зее есть и другие научные приборы и
инструменты петровского времени —
компасы, чертёжные и измерительные
инструменты, телескоп работы К. Пари,
зрительные трубки; однако слож‑
но с уверенностью утверждать, что
царь был причастен к приобретению
этих предметов для коллекций Кунст­
камеры.

г. Санкт‑Петербург
ВЕРСИЯ
ИССЛЕДОВАТЕЛЯ
.
.
Дмитрий Гузевич Ирина Гузевич Школа
высших социальных исследований (Париж)
И
нформационна я табли чка у пор‑
трета заканчивается словами:
«До сих пор определение этого
произведения остаётся предме‑
том исследования и дискуссии».
С 17 декабря 2015 года по 3 апреля 2016 года в Русском музее (в Михай‑
ловском замке) в рамках проекта «Сага о Романовых» прошла выставка
«Пётр Первый: время и окружение», удивительная по богатству
и количеству портретов самого Петра I и его современников. Едва ли
не впервые зритель мог увидеть собранные в одном месте все извест‑
ные на сегодня портреты «Преображенской серии» — персонажей
Всешутейшего собора. Отдельно от них помещён «Портрет старика
в красном кафтане» неизвестного художника.1
Попробуем определить персонажа, а за‑
тем, если удастся, то и автора картины.
Начнём с аннотации портрета из ка‑
талога С. Моисеевой: «Первая четверть
XѴIII века. Холст, масло. 133,5 × 103,5.
Поступила в 1897 из собрания князя
А. Б. Лобанова‑Ростовского, Санкт‑Пе‑
тербург. ГРМ. Портрет издавна счи‑
тался изображением шута Петра I
Ивана Александровича Балакирева
(1699 – 1763). С таким определением он
и поступил в Русский музей <...>. Идея
такой атрибуции, видимо, принадлежа‑
ла <...> М. П. Боткину, который и был
посредником при покупке коллекции. 2
Однако уже в первом каталоге Русского
музея это определение было подвер‑
гнуто со­мне­нию. 3 Позднее портрет был
известен под разными названия­ми, а с
1950‑х годов осторожно назван „Порт‑
ретом старика в красном кафтане“ ра‑
боты неизвестного художника. Полвека
назад появилось предположение о при‑
надлежности картины кисти Г. Гзеля, а в
недавнее время была сделана попытка 4
1 Пётр I: время и окружение. СПб., 2015.
С. 90, 96 – 106.
2 Косолапов Б. А. «Галерея» князя А. Б. Лобано‑
ва‑Ростовского // Из истории музея: сб. статей
и публикаций. СПб., 1995. С. 154 – 158. Примеча‑
ние С. Моисеевой.
3 Врангель Н. Русский музей императора Алек‑
сандра III: живопись и скульптура. Т. 1. А–Н.
СПб., 1904. С. 322 – 323. Примечание С. Моисее­
вой.
4 Коваленская Н. Н. Живопись первой поло‑
вины XѴIII века // История русского искус‑
ства. Т. 5. М., 1960. С. 307 – 308; Хилимончик И. И.
К проблеме атрибуции Г. Гзелю «Порт­ре­та ста‑
рика в красном кафтане», датируемого первой
четвертью XѴIII века // Страницы истории
отечественного искусства: XII – первая поло‑
вина XIX века. Государственный Русский му‑
зей. Вып. 8. СПб., 2002. С. 123 – 134. Примечание
С. Моисеевой.
«Портрет старика
в красном кафтане»
35
Т Е М А Н О М Е Р А Э п оха Петра В елико г о
© Государственный Русский музей, Санкт-Петербург. 2016.
Гипотезы
© Государственный Русский музей, Санкт-Петербург. 2016.
© Государственный Русский музей, Санкт-Петербург. 2016.
ВЕРСИЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЯ
Перстень, зеркальное развёрнутое отображение: так должен
выглядеть оттиск. Правая рука
с перстнем и чётками. Фрагмент.
.
увидеть в изображённом сподвижника
Петра Я. В. Брюса». 5 Близкую аннотацию
с описанием костюма находим в катало‑
ге «Портрет петровского ­времени». 6
Пройдёмся по указанным ссылкам.
Б. Косолапов упоминает этот портрет
лишь в общем списке. 7 У Н. Врангеля чи‑
таем: «Балакирев изображён в красного
цвета кафтане сидящим в кресле, опи‑ решился показать небрежно сдвину‑
раясь правой рукой о стол и держа в ле‑ тый на бок парик, что придаёт лицу
вой погремушку (?). <...> Считается за изображённого ещё более усталый вид
портрет Балакирева, хотя имеет мало и вносит в портрет бытовой элемент.
сходства с дошедшими до нас изображе‑ Чрезвычайно тонко разработан здесь
цвет; богатый в своих оттенках кино‑
ниями его на гравюрах». 8
Н. Коваленская пишет: «В Русском варный кафтан отлично включён в об‑
музее находится портрет неизвестного, щую золотистую гамму портрета. Если
в котором без достаточных оснований все эти достоинства ставят его выше
склонны были усматривать изображе‑ известных нам работ Гзеля, то самый
ние Балакирева 9 <...>. Автор этого характер портрета не исключает его ав‑
портрета также неизвестен. Не мог ли торства: об этом говорит и натюрморт
им быть тот же Гзель? Правда, по жи‑ на столе, и обилие красного цвета». И
вописи этот портрет стоит много выше в сноске: «Особенно загадочно в порт‑
и „Великана Буржуа“ и портрета Долго‑ рете то, что изображённый держит в
рукой. Прекрасно найдена здесь ком‑ руке чётки». 10
позиция. Фигура старика дана чрезвы‑ 10 Коваленская Н. Н. Живопись первой полови‑
чайно свободно: он сидит в усталой ны XѴIII века // История русского искусства.
позе, опустив голову. <...> Художник Т. 5. М., 1960. С. 309 – 310.
5 6 Пётр I: время и окружение. СПб., 2015. С. 90.
Портрет петровского времени: каталог вы‑
ставки. Л., 1973. С. 167.
7 Косолапов Б. А. «Галерея» князя А. Б. Лобано‑
ва‑Ростовского // Из истории музея: сб. статей
и публикаций. СПб., 1995. С. 156.
8 Врангель Н. Русский музей императора Алек‑
сандра III: живопись и скульптура. Т. 1. А–Н.
СПб., 1904. С. 323.
9 Хотя от идентификации с Балакиревым дав‑
но отказались, это изображение в качестве
портрета последнего утвердилось в Интернете:
миф живёт своей жизнью, не учитывая акаде‑
мические штудии.
36
На с. 35: Неизвестный художник.
Портрет старика
в красном кафтане.
1‑я четв. XVIII в.
Холст, масло.
133,5 × 103,5. ГРМ.
И. Хилимончик, развивая гипотезу
Коваленской, считает, что портрет мо‑
жет принадлежать Г. Гзелю и что на
нём изображён генерал‑фельд­
цейх­
мейстер Яков Брюс. Он пишет, что в
1920‑е годы картина называлась «Порт‑
рет военного в красной одежде», а в
1930 – 40‑е годы — «Неизвестный швед‑
ский офицер», указывает на «охотничий
кортик» и чётки. «Без сомнения мож‑
но сказать, что на портрете изображён
офицер артиллерии, — пишет автор. —
Об этом говорят красные камзол и каф‑
тан и натюрморт из небольших круглых
ядер и калибромера на столе». 11
Моисеева упустила работу Н. Моле‑
вой, которая иденти­фи­ци­ру­ет персо‑
нажа из «Преображенской серии» как
шута Вымени: «Собственно шутовским
портретом оказывается единственное
изображение „Выменки“. Выходец из
польских земель, чьё имя так и оста‑
лось неизвестным, он был зачислен в
придворный штат специально на долж­
11 Хилимончик И. И. К проблеме атрибуции
Г. Гзелю «Портрета старика в красном кафта‑
не», датируемого первой четвертью XѴIII века
// Страницы истории отечественного искус‑
ства: XII – первая половина XIX века. Государ‑
ственный Русский музей. Вып. 8. СПб., 2002.
С. 128 – 129, 131.
. .
МИР МУЗЕЯ ­­­№ 6 346 2016
На дворянское происхождение ука‑
зывают и другие элементы костюма —
от оружия до трости.
© Государственный Русский музей, Санкт-Петербург. 2016.
Оружие
ность шута и получил от царя титул
Шары для игры и рамка. Фрагмент.
„кардинала и принца де Вимине, коро‑
ля Самоедского“. Прозвище возникло лишь католик Вымени и некий воен‑
из выражения „Вы меня“, искажённо‑ ный, если он из католической страны,
го иноземным акцентом <...>. Име‑ например, Франции. Удивительно, что
ются веские основания (какие именно, этого вывода не сделал ни один из ци‑
не понятно — Д. Г. и И. Г.) считать, что тированных авторов, хотя двое из них
именно портрет „Выменки“ долгое вре‑ чётки заметили.
мя фигурировал в трудах по истории
искусства под видом портрета шута Ба‑ Чётки и инициалы
лакирева. Только этот портрет и несёт Рассмотрим самый близкий к зрителю
в себе некоторые элементы сатиры: не‑ предмет — перстень‑печатку на безы­
брежная поза сидящего старика в пыш‑ мянном пальце правой руки. Это лич‑
ном алом с шитьём кафтане, со шпагой ная печать дворянина для запечаты‑
в одной руке и чётками в другой, в съе‑ вания писем сургучом — «воском для
хавшем на бритый затылок пышном запечатывания». Она может содержать
пуд­реном парике и с нелепо повисшей элементы герба, инициалы (вензель)
над головою треуголкой». 12
владельца или их комбинацию. Что‑
Итак, за 120 лет названо пять кан‑ бы представить, как выглядит оттиск
дидатов: Балакирев, военный в крас‑ перстня, его зеркальное отображение
ной одежде, шведский офицер, Вимени, развёрнем против часовой стрелки на
Брюс.
95 градусов. Мы увидим два инициа‑
ла на латинице. Если взять за основу
Портрет
часовой циферблат, то на шести часах
Изучим сам портрет этого уже немоло‑ окажется большая буква Y или V (бо‑
дого человека, находящегося на седь‑ ковая засечка сверху левого основного
мом десятке лет. Первое, что бросает‑ штриха говорит в её пользу), а на трёх
ся в глаза, — «розарий», католические часах — буква J. И ещё есть три точ‑
чётки в правой руке старика. Отсюда ки: одна — на девяти часах, но что она
совершенно однозначно следует, что он озна­ча­ет, непонятно в принципе; а две
не может быть ни православным Бала‑ другие — на одиннадцати часах и на
киревым, ни пресвитерианцем Брюсом, первом часу — явно образуют единый
ни шведским офицером — лютерани‑ рисунок в верхней части печати — ско‑
ном. 13 Из высказанных гипотез остаётся рее всего, дающий отсылку к гербу. Эти
12 Молева Н. М. «Персоны» Всешутейшего собо‑
элементы художник дал схематично —
ра // Вопросы истории. 1974. № 10. С. 210.
они для него явно менее важны, чем за‑
13 Протестантство чётки отвергло. Они там по‑
шифрованное имя.
явились лишь в последние пол­сто­летия и не
Итак, наш герой — дворянин и, ско‑
столько для молитв, сколько для философских
рее всего, имеет инициалы «J. V. (Y ?)».
размышлений, да и выглядят (исключая англи‑
канские, появившиеся лет 30 назад) как обыч‑
ные бусы с разно­цвет­ны­ми зёрнами различной
формы и из различного материала. В право­сла­
вии чётки служили монахам для тайной молит‑
вы, не могли выставляться на обозрение; для
мирян требовалось особое разрешение. Чёт‑
ки старо­обряд­цев — леˆстовки — делались
в основном из кожи и напоминали гофриро‑
ванную ленту.
Начнём с оружия на левом боку. Это —
кортик, 14 но не охотничий, как пред‑
полагает Хилимончик. Старик, похоже,
даже ходит с трудом (трость может быть
не только данью моде) — какая уж тут
охота. К тому же охотничий кортик или
нож (хиршфангер), как правило, имел
украшения охотничьего же характера,
которых в данном случае нет. Перед
нами, скорее, «камзольное» оружие, к
тому же облегчённое — старику просто
тяжело таскать полномерную шпагу. И
кортик представляет собой либо укоро‑
ченную шпагу (рапиру), либо полу­саб­
лю (последние имели выпрямленный
клинок). Длина всего кортика — санти‑
метров 70 – 75, а значит, клинка — око‑
ло 60 см. Он вложен в кожаные ножны
на шпажной лопасти, прикреплённой к
поя­су — эта поясная портупея говорит в
пользу штатской принадлежности изо‑
браженного. А если перед нами фран‑
цуз — то это гарантия таковой, ибо в
эпоху Людовика XIV военные носили
шпагу на перевязи через плечо. 15 По‑
этому, если изображен француз и воен‑
ный человек, то он уже не у дел и не при
мундире. Открытый эфес, небольшой
щиток‑ракушка, крестовина с загнуты‑
ми в барочном стиле концами и вроде
бы деревянная рукоятка. Однако, если
присмотреться к завитушкам крестови‑
ны, то возникает ощущение, что они по
продольной оси инкрустированы золо‑
той проволокой — да и на щитке с вну‑
тренней стороны есть подозрительные
жёлтые оттенки. А значит, это серебря‑
ный эфес с золотой инкрустацией — и
тогда рукоять не деревянная, а, скорее
всего, костяная. Судя по ровному ко‑
ричневому цвету, это рог либо тониро‑
ванная (например, луковой шкуркой)
слоновая кость. Другими словами, это
дорогое, хоть и мало­функ­цио­наль­ное
камзольное (придворное) оружие —
атрибут выходного костюма, вполне ло‑
гичный для старого дворянина.
Шары и трость
А сейчас обратимся к «натюрморту на
столе», как изящно выразились Кова‑
ленская и Хилимончик: три шара (вро‑
де чугунные), полотняный мешочек 
14 Благодарим участников оружейного форума
Guns.ru (метод доступа <http://forum.guns.ru/
forummessage/79/1767989.html>), которые
в ходе дискуссии в феврале 2016 года помогли
нам атрибутировать это оружие.
15 Киреева Е. В. История костюма: европейский
костюм от античности до XX века. Изд. 2-е,
испр. М., 1976. С. 103.
37
Дулёвский бюст Петра I
Омский областной музей изобразительных
искусств имени М. А. Врубеля
Эту работу — бюст Петра I — мо­
сковский скульптор‑фарфорист
Аста Давыдовна Бржезицкая (1912 –
2004) подарила директору омско­
го музея Борису Александровичу
Коникову, и она долго стояла в
его кабинете. А к юбилею музея, в
2009 году, он передал её в фонд
керамики со словами: «Хотел оста­
вить детям в наследство. Не смею.
Какой художник!»
Сохранились воспоминания авто­
ра о работе над образом царя‑ре­
форматора — о другой, полно­
росто­
вой скульптуре «Пётр I».
«В общем, стала я работать на заво­
де, — рассказывает Аста Давыдов­
на. — И как все начинающие, была
нахальной, самоуверенной. С че­
го начинает начинающий? С Петра
Великого. Тихо‑скромно... Когда
через несколько лет я его случай­
но увидела на складе готовых из­
делий, я подумала: „Господи, отку­
да была такая наглость?“ Я слепи­
ла балерину на тонких ножках с
выпученными глазами. Ужас! Обо­
жгла. И что он никому не понра­
вился, меня очень обидело. Мне
казалось, это очень талантливо.
С годами проходит, слава богу».
Аста Бржезицкая прожила де­
вяносто два с половиной го­
да,
из которых почти все, начиная с
пяти‑шести­лет­не­го возраста, бы­
ли творческими. За свою долгую
творческую жизнь Аста Давыдов­
на создала более 500 скульп­
тур­
ных произведений, многие из кото­
рых выпускались большими тира­
жами. Весь свой талант она отдала
фарфору, сразу и навсегда влюбив­
шись в этот звонкий светоносный
материал. Полвека на Дулёвском
фарфоровом заводе, который стал
её любовью и её судьбой.
См. также вторую страницу обложки.
На фото: А. Д. Бржезицкая и её скульптура «Бюст Петра I». 2‑я пол. 1940‑х гг.
Фарфор (бисквит). Дулёвский фарфоровый завод.
 и плоская рамка. Первая мысль —
шары для петанка (petanque). Однако
петанк, столь популярный во Франции,
возник лишь в 1907 году. Ему предше‑
ствовала игра в шары — Jeu de boules
(жё де буль), которая в 1629 – 1789 годы
38
была запрещена. В неё продолжали иг‑
рать тайно. Однако шары для неё были
много больше, чем те, которые мы ви‑
дим. Делались они из дерева и обивались
гвоздиками, шляпки которых, смыкаясь,
образовывали металлическую кору. Вес
такого шара мог достигать 1,5 кг. 16 Со‑
временные стальные шары имеют диа‑
метр 77 мм. Изображённые же на кар‑
тине, если их соотнести с кистъю руки,
примерно 56 мм, что явно меньше. Да
и среди известных аксессуаров игры
отсутствует рамка, изображённая на пе‑
реднем плане. Итак, это точно не шары
для игры в буль (в «прото­петанк») в её
классическом варианте.
А была ли игра с шарами меньших
размеров? Да, французский бильярд, 17
позднее известный как Carambo‑
le (карамболь), с шарами диаметром
61 – 61,5 мм, что всего на 5 мм больше диа­
метра шаров, изображённых на карти‑
не. Современный карамболь известен с
XѴIII века. 1775 годом датируется первое
упоминание о трёх­шаро­вой карамболь‑
ной партии. Другими словами, в эпоху, к
которой относится портрет, можно гово‑
рить, скорее, о «прото­карамболе».
Заказав, скажем, в Google в опции
«картинки», аксессуары карамболя, вы
с неизбежностью на краю бильярдно‑
го стола увидите металлическую рамку
для укладки шаров, чрезвычайно по‑
хожую на нашу кожаную. Если бы по‑
следняя была калибромером, как утвер‑
ждает Хилимончик, то отверстия имели
бы разные диаметры. А здесь два от‑
верстия одинаковы, а третье — просто
кольцо, за которое держат рамку, и в
его основании — католический крест с
двумя лучами.
Итак, старик носил с собой игруш‑
ки. И художник их изобразил как не‑
пременную принадлежность персона‑
жа. Не хватает только короткого кия,
использовавшегося в карамболе.
А так ли уж не хватает? Рассмотрим
трость — особенно то место, где часть,
инкрустированная серебром, пере‑
ходит в чисто деревянную. Обратим
внимание на два кольцеобразных ме‑
таллических валика, притёртых друг к
другу. Трость явно составная по длине,
возможно, свинчивающаяся, довольно
толстая. Благодаря этому в нижней её
16 Благодарим за консультации Андре Симона,
сотрудника Музея петанка в Марселе.
17 Бильярд родился по воле короля Людови‑
ка XI в 1469 году и оставался игрой королей.
Так, во время своего визита в Париж 13 (24)
мая 1717 года Пётр I в Тюильри встречался с ко‑
ролём в Малой бильярдной. См. Гузевич Д., Гу‑
зевич И. Хроника визита Петра I во Францию:
апрель – июнь 1717 года // Версаль и Мар‑
ли: сады Людовика XIѴ: альбомы, подарен‑
ные Петру I герцогом д’Антеном в 1717 году. Па‑
риж–СПб., 2016.
© Государственный Русский музей, Санкт-Петербург. 2016.
ВЕРСИЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЯ
Эфес кортика. Фрагмент.
части могло быть пустое высверленное
пространство, используемое как тай‑
ник или как ножны для стилета. Но по‑
следний старику был не нужен — он и
шпагу‑то заменил на кортик. А вот кий
для игры там вполне мог помещаться.
Безусловно, наши рассуждения ещё
не доказывают, что внутри трости спря‑
тан кий, однако показывают теоретиче‑
скую возможность этого факта, его тех‑
ническую осуществимость и большую
вероятность.
А теперь присмотримся к самим ша‑
рам: они не из чугуна, как кажется пона‑
чалу, а из дерева — и обиты гвоздиками.
Они старые, и один из них — средний —
«полысел»: на его поверхности выбиты
шляпки, чётко разделена «корка» и де‑
ревянная основа, видны даже отдель‑
ные гвоздики. Это явно не игра света,
что художник подчёркивает, помещая
рядом шар, на котором отблеск имеет
иную, естественную форму. «Залыси‑
на» же расположена по дуге 60° – 70°.
Такое может быть, если шар не просто
катают по твёрдой поверхности (как в
бильярде), но бросают вперед с опреде‑
лённой высоты на эту твёрдую поверх­
ность (в отличие от игры в буль, где по‑
верхность мягкая — земля), и он по ней
катится. Такое ощущение, что играли
на каменном полу.
Однако, если трёх изображённых ша‑
ров хватает для бильярда, то их недо‑
статочно для протопетанка. А всё ли мы
просмотрели? Рядом с шарами — хол‑
щовый мешочек для них. И если при‑
смотреться, то в его глубине видны кон‑
туры ещё как минимум двух шаров. А
этого уже достаточно и для игры в буль.
Не знаем, является ли чистой случайно‑
стью то, что они спрятаны от глаз, или
это намёк на запретность во Франции
буля (в отличие от бильярда). Но факт
есть факт: всё на своём месте.
. .
© Государственный Русский музей, Санкт-Петербург. 2016.
МИР МУЗЕЯ ­­­№ 6 346 2016
А. Симон высказал ещё одну мысль:
Трость в районе сочленения верхней
и нижней частей. Фрагмент.
небольшие шары, помещающиеся в
ладонь, могли быть использованы для
жонглирования. Ну что ж: вполне мо‑ пользованы пуговицы двух видов: круп‑
жет быть.
ные литые на кафтане и более мелкие
Подведём итоги. На столе изобра‑ (по изображению невозможно опреде‑
жены старые шары, которые использо‑ лить, какие они: литые или оплетён‑
вались как минимум для двух (если не ные — по идее, должны быть оплетены
трёх) типов игр — причём игра в прото­ золочёной нитью). Сочетание вышив‑
петанк происходила на твёрдой поверх­ ки и галуна выглядит не совсем типич‑
ности. Но тогда вопрос: а не служили но, во всяком случае, в петровском гар‑
ли они вместе с чётками развлечением деробе такого контраста нет. Полочки
человеку, долгое время проведшему в кафтана украшены не только галунами,
изоляции?
но и плетёным металлическим круже‑
вом, возможно, генуэзским. Мне кажет‑
Костюм
ся, что когда‑то был комплект: кафтан и
Перейдём к костюму. Мы попросили камзол роднит одинаковый (или очень
проанализировать его специалиста по похожий) рисунок вышивки. Присмо‑
костюму Петровской эпохи Н. Тарасову. тритесь к обшлагам и полочке камзола.
Приведём выдержки из двух её писем Кроме того, пуговицы на обшлагах каф‑
(февраль 2016 года): «Костюм необык‑ тана и камзоле одинаковые. Заметьте,
новенно интересен. Изображённый че‑ что на камзоле пуговицы сохранились
ловек одет в кафтан, камзол, сшитые, только до линии талии. Однако кафтан,
вероятно, из красного сукна. Воротник который мы видим на портрете, никак
кафтана и обшлага — скорее всего, из не может составить комплект с кам‑
сукна коричневого цвета (сукно в соче‑ золом. На шее — „галстух“ из тонкого
тании с бархатом, да ещё расшитым, в полотна. Необходимым аксессуаром яв‑
это время мне не встречалось. Бархат на ляются также кружевные манжеты. Ко‑
воротнике и обшлагах на шёлковом реп‑ жаный ремень с серебряной пряжкой и
совом кафтане есть в гардеробе Петра I. поясной портупеей. Шляпа — обычная
Но здесь, скорее, сукно, и тогда понятно, для того времени, из фетра; круглые
почему на человеке коричневые сукон‑ большие поля закреплены в трёх точках
ные штаны). Камзол исполнен по фран‑ (на три угла), украшением служит галун
цузской моде. Изготовлен мог быть как и розетка из шёлка. Обычно на такие
во Франции, так и в Италии, в Англии, в детали шёл репс или муар. На трости
Пруссии или Саксонии. Но только не в крепится — тоже из плотного шёлка —
1690‑х, а всё‑таки в 1700‑е годы. Аргумент, зелёная петля, которая заканчивается
и достаточно весомый, — расположе‑ свое­образ­ной „кистью“ или „юбочкой“ с
ние карманного клапана, характерное треугольными концами из светлой полу‑
для начала XѴIII века. Кафтан и камзол прозрачной ткани (может быть, батист),
богато расшиты серебряными нитями. которая заложена несколькими слоями,
Кафтан к тому же украшен узким сере­ отделанными узкой зелёной каймой.
бряным галуном. „Лесенка“ из галуна Трости с подобными крупными банта‑
на левой полочке кафтана акцентирует ми были характерны для французской
застёжку (при отделке одежды галунами моды конца XѴII века. В России, навер‑
петли для пуговиц обычно располагали но, такую трость можно было видеть
между рядами галуна). В костюме ис‑ либо на маскараде, либо у светлейшего
Александра Даниловича. Если говорить
о датировке, то я считаю, что костюм на
портрете можно отнести к 1700 – 1705 го‑
дам. Что‑то очень близкое я видела в
Музее Виктории и Альберта. Имею в
виду прежде всего камзол, он достаточ‑
но „чистый“ по стилю. Что меня в этом
костюме смущает? В нём всего слишком
много. Кафтан выглядит слишком пере‑
груженным декором: вышивка и галун,
огромные пуговицы, очень большой во‑
ротник. Кроме того, парик для такого
воротника должен быть намного короче
или его вообще не должно быть. Сочета‑
ние серебряных нитей шитья и золочё‑
ных пуговиц — нонсенс для элегантного
модного костюма. Дальше мои фанта‑
зии: от первоначального кафтана оста‑
лись обшлага и, может быть, та часть, из
которой выкроили воротник (воротник
в начале XѴIII века — это уже деталь
российская). Кафтан сшили в России
из новой (или другой) ткани и деко‑
рировали, дав полную свободу фанта‑
зии: галуны, плетёное кружево, нелепые
пуговицы. Да, ещё вышедшая из моды
принадлежность французского аристо‑
кратического костюма — трость с под‑
веской! Плюс парик, который стилисти‑
ке костюма не соответствует (жёсткий
объёмный воротник просто „спихивает“
его с головы!)».
Ну что ж, сказано достаточно. Не‑
когда богатый французский костюм
почему‑то перешивался в России (воз‑
можно, пришёл в ветхость, утерялась
часть пуговиц); трость со старомодным
украшением, некогда принятым при
французском дворе («погремушка», по
Врангелю). Такое ощущение, что ста‑
рик представляет для начала XѴIII века
уже осколок прошлого.
Подведём итоги. Перед нами, скорее
всего, французский дворянин, бывав‑
ший при дворе. Похоже, что долгое вре‑
мя был в изоляции и выпал из своего
времени. Ограничен в средствах, хотя и
пытается поддерживать свой прошлый
блеск. Если это военный, то — не у дел
и не при мундире.
В отношении гипотезы Молевой
совпадение частичное: католическое
веро­
испо­
веда­
ние и один из инициа‑
лов — «V», который может быть первой
буквой от слова «Вымени». Вот только
персонаж явно тяготеет к Франции, а
не к Польше.
Мы изложили информацию, кото‑
рую можно было получить из анализа
портрета, а теперь попытаемся собрать
всё, что известно о шуте Вымени. Мо‑
жет быть, его биография разрешит про‑
тиворечие. Но об этом — в следующей
статье.

См. также первую страницу обложки.
39
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
78
Размер файла
1 856 Кб
Теги
2016, портреты, живопись, картины, исторические портреты
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа