close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

277.Прилагательные в составе тюрко-монгольской языковой общности.

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Янкова А.Ю., Рассадин В.И.,
Калмыцкий госуниверситет,
г. Элиста
ПРИЛАГАТЕЛЬНЫЕ В СОСТАВЕ ТЮРКО-МОНГОЛЬСКОЙ ЯЗЫКОВОЙ ОБЩНОСТИ*
*Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ-МИНОКНМонголии в рамках
проведения научных исследований «Тюрко-монгольская лексическая общность как результат
взаимодействия тюркских и монгольских этносов»,
проект № 14-24-03003а(м)
В мировом и отечественном языкознании вот уже почти 300 лет разрабатывается научная
гипотеза о генетическом родстве так называемых алтайских языков, к которым относятся прежде
всего тюркские, монгольские и тунгусо-маньчжурские языки, хотя эта гипотеза возникла и
обсуждается в мировом научном сообществе уже достаточное количество времени до сих пор, она
остается на уровне гипотезы и не поддается окончательному решению. По этой теме возникла
довольно большая литература. В процессе разработки этой гипотезы появились различные точки
зрения на ее развитие. Все разнообразие взглядов на эту проблему можно по сути дела свести к
двум противоположным точкам зрения, при этом одни ученые утверждают, что все сходные
лексические и грамматические элементы между этими языками являются наследием единого
алтайского праязыка, основателем этой точки зрения был, например, Г.И. Рамстедт [1957].
Другого мнения придерживался В.Л. Котвич [1962], который пришел к мнению, что если и был в
действительности алтайский праязык, то он существовал в глубокой древности, а сходные
элементы между этими языками возникли в более поздние эпохи в результате различных
контактов. У каждого у основоположников этих точек зрения появились свои сторонники,
которые
продолжали изучение алтайской гипотезы в указанных направлениях. Ради
справедливости следует отметить, что как на момент возникновения этой гипотезы, так и течение
последующего периода вплоть до недавнего времени. Интенсивность разработки этой гипотезы
сдерживалась скудостью фактического лингвистического материала и лишь в последние
десятилетия в распоряжении ученых оказались достаточно подробные и разнообразные
лингвистические материалы по алтайским языкам. В связи с тем, что особенно большая общность
среди алтайских языков довольно рано была замечена между тюркскими и монгольскими
языками, то она и стала по сути дела движущей силой алтайской гипотезы, а среди языковедов
распространилось мнение о том, что тюркские и монгольские языки долго развивались в составе
единого тюрко-монгольского праязыка и разошлись достаточно поздно, оставшиеся же в этих
языках общие сходные элементы есть не что иное как наследие этого общего генетически единого
тюрко-монгольского праязыка, хотя в научной литературе и утвердилось такое мнение, но до сих
пор не была проведена достаточно полная регистрация этих сходных тюрко-монгольских
элементов и не было осуществлено достаточно удовлетворительное исследование каждой из
выявленных тюрко-монгольских лексических параллелей, поскольку в последнее время был
опубликован довольно полный словарь современного монгольского языка [2001-2002]. В
распоряжении ученых появилось новая возможность выявления в монгольском языке лексических
элементов сходных с тюркскими. Появились также достаточно полные словари и по тюркским
языкам. Таким образом, сейчас возникли новые условия и обстоятельства, позволяющие с
достаточной полнотой выявить именно те элементы, сходные в лексике современных тюркских и
монгольских языков, при этом с большой долей вероятности установить тюркизмы в монгольском
языке, монголизмы в тюркских языках и пласт действительно общих элементов, о которых нельзя
сказать ничего определенного по их происхождению, кроме как то, что они являются как
тюркскими, так и монгольскими.
Здесь хотелось бы внести свой посильный вклад в дело выявления тюрко-монгольской
лексической общности, ограничившись на первых порах разрядом прилагательных, выбрав из них
те, которые имеют в тюркских языках надежные параллели. Во всяком случае они зафиксированы
в древнетюркском словаре [1969]. Ниже рассмотрим несколько подробнее некоторые наиболее
характерные из них.
Прежде всего хотелось обратить внимание на наличие в монгольском языке целой группы
прилагательных, имеющих тюркские параллели, называющих различные цвета и масти животных.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Х .-м онг. хар «чёрный; темный; вороной (о масти); простой, обыкновенный»
зафиксировано в старописьменном монгольском языке в виде qara с теми же значениями. Ему
соответствует др.-тюрк. qara «черный (о цвете), темный, лиш енный света, погруж енны й во мрак;
перенос. злосчастный, злополучный; горестный, безрадостный; лихой, тяжелый, изнурительный;
плохой, скверный; обыкновенный, для повседневных нуж д, непарадный, простой; низкосортный,
грубы й: грязь; чернила, туш ь». О распространении этого слова в современных тю ркски х языках
свидетельствует «Этимологический словарь тю ркски х языков» [1997, с. 286-288]. «Сравнительно­
историческая грамматика тю ркски х языков. Лексика» [2001, с. 592-598] восстанавливает
праформу этого общ етюркского прилагательного в виде *qara и и х монгольские соответствия.
Х .-м онг. бор «серый; сизый, сивый (о масти); смуглый (о цвете лица); коричневый, бурый»
зафиксировано старописьменном монгольском языке в виде boru с теми же значениями. В
древнетюркском языке ему соответствует прилагательное boz «серый; с проседью (о волосах);
серая с оттенками (о масти)». М онгольская форма boru представляет собой ротацирую щ ий
вариант тю ркского boz, характерный для древнебулгарского тю ркского ареала. «Сравнительно­
историческая грамматика тю р кски х языков. Лексика» [2001, с. 605-606] восстанавливает
праформу этого общ етюркского слова в виде *bo:z и увязывает с ней монгольскую форму boru,
предполагая ее булгарское происхождение. О распространении этого слова в тю ркски х языках
пиш ет и Э.В. Севортян [1978, с. 171-173], сопоставляя с ним монг. boru.
Х .-м онг. шар «жёлтый» зафиксировано в старомонгольской письменности в виде sir-a с
тем же значением, имеет архетип sira. В древнетюркском языке этому монгольскому слову
соответствует форма sariy «желтый», которая в современных тю ркски х языках повсеместно
сохраняется как сары//сарыг и именно она обычно сопоставляется со старописьменной
монгольской формой sira о чем читаем в «Этимологическом словаре тю ркски х языков» [2003, с.
206-208]. Об этом же говорится и в «Сравнительно-исторической грамматике тю ркски х языков.
Лексика» [2001, с. 601-602], в которой праформа этого тю ркского прилагательного дана как *saryy.
П о нашему мнению монгольский архетип *sira следует сопоставлять не с тю ркской формой сарыг,
а скорее с древнебулгарской, в которой, как и в современном чувашском шура «желтый, бледный,
белый», в корневом слоге вместо ш ирокого гласного а был представлен узкий гласный, который
мог быть как огубленным, так и неогубленным. С этим же тю ркским словом следует сопоставить
и х.-монг. шарга «соловый (о масти лошади)» (стпмя. sirg-a < архетип *sirya).
Х .-м онг. хвх «синий, голубой» зафиксировано в старописьменном монгольском языке как
коке с тем же значением и может быть сопоставлено с др.-тюрк. кок «голубой, синий, сизый». В
«Сравнительно-исторической грамматике тю ркски х языков. Лексика» [2001, с. 604-605] праформа
этого общ етюркского слова представлена в форме *кок, хотя «Этимологический словарь тю ркских
языков» Э.В. Севортяна [1980, с. 66-68] восстанавливает здесь долгий корневой гласный и
сопоставляет это слово с монгольским коке.
Х .-м онг. алаг «пегий, пёстрый, с пестринами; разномастный (о масти); разноцветный,
цветистый, переливающийся всеми цветами» зафиксировано в старомонгольском письменном
языке в форме alay с теми же значениями. В древнетюркском языке ему соответствует
прилагательное ala «пегий, в яблоках». В «Сравнительно-исторической грамматике тю ркски х
языков. Лексика» [2001, с. 607-608] указывается праформа этого общ етюркского слова *ala
«пегий, пестрый, полосатый» и говорится о ее связи с монгольской alay.
Х .-м онг. ариг «опрятный, чистый, сверкает, блещет чистотой; чистоплотный; непорочный,
целомудренный, честный» зафиксировано в старомонгольском письменном языке в форме ariy с
теми же значениями, имеет архетип ariy, который вполне логично сопоставить с др.-тюрк. ariy
«чистый, незагрязненный, чисто; перенос. нравственно безупречный, благородный, порядочный,
непорочный; рел. чистый, истинный, неложный, праведный, священный, святой; рел. чистый,
дозволенный (о пище)» образованным от древнетюркского глагола ari= «очищаться». О
распространении этого глагола в современных тю ркски х языках и общ етюркском характере его
производных, а также о связи с монгольским прилагательным arigun «священный» приведено в
работе Э.В. Севортяна [1974, с. 184-186].
Некоторые монгольские прилагательные при заимствовании словоформы из тю ркских
языков распространили ее тем, что добавили к ней окончание -an//-in//-un, которое обычно
употребляется в монгольских языках для маркировки именных основ. Это можно видеть на
примере следую щ их прилагательных.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Х .-м онг. ариун «священный, святой, неприкосновенный; заветный, заповедный,
сокровенный, задушевный; праведный, святой, благочестивый, угодны й богу; благородный,
великодушный, возвышенный, одухотворенный; сакраментальный, сакральный; ритуальный,
обрядовый; целомудренный, невинный, чистый, непорочный, нетронутый, неиспорченный,
девственный, безгрешный; безгреховный» зафиксировано в старописьменном монгольском языке
как ariyun с теми же значениями, которое имеет архетип в виде *ariyun. Эта форма представляет
собой монгольскую адаптацию древнетюркского слова ariy «чистый, незагрязненный ...»,
которому в монгольском языке добавлено окончание -un (об этимологической связи с
общ етюркским глаголом ары «быть чистым, очищаться» см. у Э.В. Севортяна, 1974, с.186).
Х .-м онг. баян «богатый, имущ ий, состоятельный» зафиксировано в старомонгольском
письменном языке как bajan с тем же значением. В древнетюркском языке этому монгольскому
слову соответствует форма baj «богатый; перенос. богатый, щедрый». П ри соединении окончания
-an вполне закономерно для монгольских языков. О мнениях учены х по поводу связи тю ркского
baj и монгольского bajan см. Э.В. Севортян, 1978, с.28-29.
Х .-м онг. сайн «хорош ий, добрый, благополучный, прекрасный, здоровый» зафиксировано
в старописьменном монгольском языке как sajin id., которое через пром ежуточную форму *sayin
восходит к архетипу *sayin. Этой монгольской форме в древнетюркском языке соответствует
слово say «здоровый, благополучный; хорош ий». В «Этимологическом словаре тю ркски х языков»
[2003, с. 134-137] утверждается общ етю ркский характер лексемы say и ее широкое
распространение в современных тю ркски х языках со значениями «здоровый (не больной), хорошо
себя чувствую щ ий; живой, ж ивущ ий; целый, цельный, невредимый, неповрежденный
(нетронутый, в сохранности); хорош ий, добросердечный; благополучный, благожелательный;
чистый, свободный от примеси)». Здесь же говорится и о попытках в научной литературе
сопоставить ее с монгольским словом sayin.
Встречаются случаи употребления явны х тю ркски х прилагательных в качестве одного из
компонентов парных слов, при этом они никак не объясняются на монгольской почве. Так, в
халха-монгольском языке имеется парное прилагательное ал улаан, означающее «алый, ярко­
красный», в котором компонент улаан является монгольским прилагательным со значением
«красный», компонент же ал используется лишь как усилительное слово к нему. В
старописьменном монгольском языке это парное слово зафиксировано в виде al ulayan id.,
необъяснимое в современном монгольском языке и непонятное для современных монголов, хотя в
старописьменном монгольском языке al фиксируется со значением «ярко-красный», оно может
быть сопоставлено с древнетюркским прилагательным al «алый, ярко-красный, светло-красный;
оранжевый». О тю ркском характере этого слова и его связи с монгольским ал см.: Э.В. Севортян,
1974, с. 125-126.
Парное прилагательное цал буурал, представленное в современном халха-монгольском
языке со значением «седой или белый как лунь, чалый, светло-сивый (о масти лошади); совсем
седой» имеет два компонента - прилагательное буурал, означающее «чалый (о масти), седой» и
компонент цал , осознаваемый современными монголами скорее как усилительная частица к этому
прилагательному, хотя в «Большом академическом монгольско-русском словаре». Том IV , 2002, с.
248 указывается слово цал со значением «белый». В старописьменном монгольском языке данное
парное прилагательное приводится в виде cal buyural id. Здесь компонент cal есть не что иное как
древнетюркское прилагательное cal «серовато-белый, пепельно-белый, чалый».
Кроме
того,
в
халха-монгольском
языке
имеется
множество
относительных
прилагательных, оформленных явно тю ркским и по происхождению аффиксами, образующими
прилагательные как от существительных, так и от глаголов, причем аффиксы эти довольно
употребительны и с монгольскими корневыми словами, так, например, весьма часто тем
монгольский аффикс -лаг, передающий идею обладания каким-либо предметом, признаком и
качеством и употребляющ ийся наряду с аффиксом -т или -тай, передающим т у же идею
обладания, например, форма нарлыг идентична по содержанию форме нартай, означающей
«солнечный». Эта форма образована от монгольского существительного нар «солнце». Здесь
монгольский аффикс -лаг идентичен древнетюркскому аффиксу -liy, который тоже передает идею
обладания предметом, признаком, качеством. Так, в «Древнетюркском словаре» [1969, с. 567, 568]
приведено слово tinliy «живое существо», которое образовано при помощ и аффикса -liy от
тю ркского существительного tin «дыхание, дух». В монгольском языке имеется довольно заметное
количество прилагательных, образованных при помощ и аффикса -саг от имен существительных,
при этом прилагательное имеет значение «любящий чего-либо, хотящ ий чего-либо», например, от
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
монгольского слова мах «мясо» добавлением -саг образовано прилагательное махсаг «любящий
мясо, хотящий мясо, хищный». В то же время можно трактовать это прилагательное и как
образованное по тюркскому образцу (ср. др.-тюрк. аффикс -к, образующий прилагательное от
глаголов) при помощи аффикса - г, обычно прибавляемому к глаголам с аффиксом -са,
присоединяемым к существительным и передающим значение «любить что-либо, желать чеголибо, хотеть чего-либо». В монгольском языке есть глагол махса= «чувствовать голод (от
недостатка мяса), хотеть мяса, любить, желать мяса; быть плотоядным; испытывать страсть к
мясу». Данный аффикс с этой же семантикой был характерен для древнетюркского языка, не чужд
он и современным тюркским языкам. Так, например, в древнетюркском языке есть словоформа
etsa= «хотеть мяса», образованное от существительного et «мясо», suvsa= «жаждать, испытывать
жажду», образованное от suv «вода», bariysa «хотеть пойти», образованное от bar «пойти».
Таким образом, даже из этого небольшого перечня примеров хорошо видно, что система
древнетюркских прилагательных глубоко проникло в систему прилагательных монгольского
языка и хорошо там адаптировалось, сохраняя при этом в принципе те же значения, что и в языкеоригинале.
Литература
Большой академический монгольско-русский словарь. Том I, II, III. М., 2001.
Большой академический монгольско-русский словарь. Том IV. М., 2002.
Древнетюркский словарь. М., 1969.
Котвич В.Л. Исследования по алтайским языкам / пер. с польск. М., 1962.
Рамстедт Г.И. Введение в алтайское языкознание. Морфология. М., 1957.
Севортян Э.В. Этимологический словарь тюркских языков (Общетюркские и межтюркские
основы на гласные). М.: Наука, 1974.
Севортян Э.В. Этимологический словарь тюркских языков. Общетюркские и межтюркские
основы на букву «Б». М.: Наука, 1978.
Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. Лексика». М., 2001.
Этимологический словарь тюркских языков. Общетюркские и межтюркские основы на
букву «К», «К». М.: Наука, 1997.
Этимологический словарь тюркских языков. Общетюркские и межтюркские лексические
основы на буквы Л-М-Н-П-С. М.: Наука, 2003.
***
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
4
Размер файла
163 Кб
Теги
277, общности, языковой, монгольское, прилагательное, состав, тюрко
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа