close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

3555.ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ СПОСОБЫ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА АДРЕСАТА В АДВОКАТСКОМ ДИСКУРСЕ.

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Министерство образования и науки Российской Федерации
Федеральное государственное бюджетное
образовательное учреждение высшего образования
«Московский государственный лингвистический университет»
(ФГБОУ ВО МГЛУ)
Federal State Budgetary Educational Institution of Higher Education
«Moscow State Linguistic University»
(MSLU)
ЕВРАЗИЙСКИЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ-ФИЛИАЛ
Кафедра теоретической и прикладной лингвистики
Жамбалова Гунсэлма Юрьевна
ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ СПОСОБЫ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА АДРЕСАТА
В АДВОКАТСКОМ ДИСКУРСЕ
Выпускная квалификационная работа студента группы ЕАЛИ9-8-52
Направление подготовки: 45.03.02 Лингвистика
Направленность (профиль): Теоретическая и прикладная лингвистика
Научный руководитель:
кандидат филологических наук, доцент, доцент кафедры теоретической
и прикладной лингвистики
Зарезина Светлана Николаевна
____________ «___» ______________ 20__ г.
(подпись)
Заведующий кафедрой:
доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой теоретической
и прикладной лингвистики
Казыдуб Надежда Николаевна
____________ «___» ______________ 20__ г.
(подпись)
Заведующий выпускающей кафедрой:
доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой теоретической
и прикладной лингвистики
Казыдуб Надежда Николаевна
____________ «___» ______________ 20__ г.
(подпись)
Иркутск 2016
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2
ОГЛАВЛЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ .............................................................................................................. 3
ГЛАВА I. Теоретические основы исследования ................................................. 6
1.1. Понятие речевого воздействия ....................................................................... 6
1.1.1. Предмет и задачи науки о речевом воздействии ..................................... 11
1.1.2. Способы и типы речевого воздействия..................................................... 12
1.2. Вербальное воздействие ................................................................................ 16
1.3. Понятие адвокатского дискурса ................................................................... 23
Выводы по первой главе ....................................................................................... 28
ГЛАВА II. СПОСОБЫ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА АДРЕСАТА В АДВОКАТСКОМ
ДИСКУРСЕ ............................................................................................................ 29
2.1. Адвокатский дискурс XIX века .................................................................... 29
2.1.1. Лексические способы воздействия в адвокатском дискурсе XIX века . 30
2.1.2. Синтаксические способы воздействия в адвокатском дискурсе XIX
века......................................................................................................................... 33
2.2. Адвокатский дискурс XX века ..................................................................... 37
2.2.2. Фонетические способы воздействия в адвокатском дискурсе XX-XXI
веков........................................................................................................................ 39
2.2.2. Лексические способы воздействия в адвокатском дискурсе XX-XXI
веков........................................................................................................................ 42
2.2.3. Синтаксические способы воздействия в адвокатском дискурсе XX-XXI
веков........................................................................................................................ 47
Выводы по второй главе ....................................................................................... 50
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ..................................................................................................... 51
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ................................................................. 53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3
ВВЕДЕНИЕ
Публичные споры о праве с древнейших времен были одной из наиболее
значимых областей общественной речевой практики. Профессия юриста начиналась с судей, использовавших право как способ общения, инструмент применения и средство удержать людей вместе, но постепенно активная коммуникативная роль отошла к обвинителю и защитнику. Образ судебного заседания,
представляющий собой словесную дуэль этих двух языковых личностей, уже
давно стал классическим.
Участников подобных судебных прений: прокурора (обвинителя) и адвоката – называют судебными ораторами. Это звание предполагает большую ответственность. Порой, от убедительности речи юриста в суде зависит то, в какую сторону склонится судья или присяжные. Важно не только собрать нужные
факты и сведения, но и убедительно представить их в зале суда.
Так как все наши мысли выражаются посредством языка, юристу необходимо владеть культурой речи – умением использовать в конкретной ситуации
такие языковые средства, которые позволяют обеспечить наибольший эффект в
достижении коммуникативных задач. Для того чтобы добиться этого, участники дискурса стараются оказать на партнеров такое влияние, чтобы заставить их
действовать в нужном направлении, то есть постоянно воздействуют на них.
Важным фактором успеха в суде является техника ведения дела, совокупность приемов, используемых при разработке, как письменных документов, так
и устных речей. Одним из основных приемов является эффективный выбор
языковых средств, с помощью которых повышается убедительность речи юриста. Адвокатский дискурс – вид судебного дискурса, в котором речевое воздействие на публику проявляется наиболее ярко, что делает его плодотворной почвой для исследования языковых способов механизмов воздействия на адресата.
В этом видится актуальность данного исследования.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4
Целью настоящей работы является исследование основных характеристик
и языковых особенностей адвокатского дискурса, а также выявление особенностей лингвистических способов воздействия на адресата в адвокатском дискурсе.
Указанная цель определила следующие задачи исследования:
- определить понятие речевого воздействия, а также его предмет и задачи;
- описать способы и типы речевого воздействия;
- рассмотреть понятие дискурса в целом и адвокатского дискурса в частности;
- проанализировать лингвистические способы воздействия на адресата в
адвокатском дискурсе XIX-XXI веков.
Объектом настоящего исследования являются механизмы лингвистического воздействия в адвокатском дискурсе XIX-XXI веков.
Материалом исследования послужили речи известных русских адвокатов
конца XIX - начала XX века, а также записи судебных речей, опубликованные в
открытом доступе на личных сайтах российских адвокатов.
Практическая ценность исследования заключается в том, что положения,
изложенные в настоящей работе, могут лечь в основу дальнейших разработок
по изучению адвокатского дискурса и быть использованы при разработке лекционного курса и семинарских занятий по судебной лингвистике и основам
теории воздействия.
Структура работы обусловлена целью и задачами исследования. Данная
работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка теоретических источников и списка источников примеров.
Во введении обосновываются выбор темы, актуальность исследования,
определяются цель и задачи работы.
В
первой
главе
рассматривается
содержание
понятия
«речевое
воздействие», его основные способы и виды, а также содержание и основные
характеристики понятий «вербальное воздействие» и «адвокатский дискурс».
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5
Во второй главе практической части нашей работы выявлены,
рассмотрены и описаны основные средства создания вербального воздействия в
адвокатском дискурсе XIX -XXIвеков.
В
заключении
соответствующие выводы.
подводятся
итоги
исследования,
делаются
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6
ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
1.1. Понятие речевого воздействия и его сущностные
характеристики
1.1.1. Понятие речевого воздействия
Речевое воздействие восходит своими корнями в античность, где зародилось риторика, одно из значений которой – искусство убеждать. Таким образом,
ещё в древности человек искал способы строить свою речь максимально эффективно, так, чтобы его не только поняли, но вынесли что-то большее: какоето действие или решение.
Необходимость своей речью не только доносить информацию, но и влиять на аудиторию возникла с тех пор, как усложнились отношения между
людьми, и образовались такие явления как политика, суды и т.д., где искусство
убеждения играло огромную роль.
Соответственно появились люди, которые этим искусством занимались
профессионально. Такими стали софисты, которые специализировались на том,
чтобы составлять ораторские речи максимально убедительно, раскрыв, таким
образом, манипулятивную сторону риторики.
Древнегреческий философ Платон пришел к выводу, что в риторике также важно учитывать особенности аудитории, перед которой произносится речь
и в соответствии с ними конструировать свою речь.
В дальнейшем уже римский философ Цицерон сформулировал принципы,
по которым должна строиться успешная ораторская речь, особенно подчеркнув
при этом красоту речи.
Таким образом, принципы речевого воздействия берут свое начало ещё в
древнегреческой риторике, которая базировалась на искусстве убеждения [11].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
7
Во второй половине XX века наука о речевом воздействии получила новый виток, выделившись в отдельную сферу. Причин такого развития несколько:
- социально-политические: в человеческом обществе начинают зарождаться принципы демократии, что означает развитие идей о равенстве, правах
человека, свободе личности и выбора, следовательно, появилась потребность в
науке, показывающей как убеждать людей разных социальных статусов в условиях нового мира.
- психологические: с развитием культуры, литературы, искусства и психологии концепт человека и его личности обрел новые грани и краски. Стало
известно, что личность человека многогранна и неоднозначна, поэтому прежние примитивные средства убеждения типа кнута и пряника потеряли свою актуальность, и нужно было разрабатывать новые, более сложные.
- коммуникативные: развивается процесс общения людей, вследствие
развития технологий и начала процесса глобализации коммуникация проникает
во все сферы жизни человека, соответственно, возрастает роль различных приемов общения и убеждения.
- экономические: одна из сфер, получивших наибольшее развитие в XX
веке – это экономика. Возрастает уровень производства, появляется все больше
конкурирующих компаний, каждой из которых нужно убедить потребителей
обратиться именно к ней, вследствие чего повышается спрос на искусство
убеждения аудитории [18].
Существует два подхода к понятию речевого воздействия. Один из них
рассматривает его в широком смысле. Здесь речевое воздействие относится к
речевому общению, а точнее речевое общение в контексте интенциональности,
целевой обусловленности. Предполагается, что участники речевого общения в
любом случае преследуют определенные цели, для чего им необходимо корректировать деятельность и поведение других участников данного общения. Для
этой цели мы используем речь: регулируем с помощью нее поведение другого
человека, подталкиваем их к совершению, изменению или завершению того
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
8
или иного действия, либо вызываем стремление при необходимости выполнить
какое-либо действие. Таким образом, суть речевого общения – это выполняемое
за счет определенных речевых средств воздействие, направленное на регулирование деятельности других людей [Там же, с. 46].
Другой подход рассматривает речевое воздействие в более узком смысле.
В данном аспекте речевое воздействие – это применение особенностей построения различных знаковых систем, в первую очередь, естественного языка, для
построения сообщений, оказывающих воздействие на адресатов.
Речевое воздействие следует отличать от манипулирования. В то время
как второе заставляет людей действовать независимо от их собственных решений и намерений, первое – лишь мотивирует, подталкивает человека к действию, но решение о том, совершать его или нет, человек принимает самостоятельно [Там же, с. 47].
Эффективное речевое воздействие означает, что успешно выполнена цель
воздействия – какое-либо действие или решение, но при этом отношения с собеседником не ухудшились, остались на прежнем уровне. Сохранение коммуникативного равновесия является такой же важной составляющей эффективности речевого воздействия, как и достижение желаемого результата.
Если взять во внимание общие характеристики речевого воздействия, то
его можно рассматривать произвольную и непроизвольную передачу информации субъектом реципиенту (либо группе реципиентов) в процессе речевого общения в устной и письменной формах, которая осуществляется с помощью
лингвистических, паралингвистических и нелингвистических символических
средств и определяется сознательными и бессознательными намерениями адресанта и целями коммуникации – предметной, коммуникативной или информационной, а также контекстом и конкретной знаковой ситуацией. Речевое воздействие имеет и обратную сторону: это тот коммуникативный эффект (результат), который то или иное сообщение оказывает на реципиента. Основные компоненты речевого воздействия укладываются в схему «иллокуция - локуция перлокуция», что свидетельствует о прагмалингвистическом аспекте речевого
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
9
воздействия и о его присутствии на всех стадиях речевой коммуникации. Более
детально процесс речевого воздействия в совокупности его компонентов можно
представить в виде схемы, представляющей собой трансформацию схемы передачи информации Р. Якобсона: «адресант - иллокуция (интенция) - пресуппозиция (прагматический контекст) - запланированное сообщение - канал 1 - сигнал (локуция) - канал 2 - адресат - воспринятое сообщение - пресуппозиция
(контекст) - интерпретация, понимание (как результат интерпретации), осмысление - перлокутивный эффект» [50].
Как отмечает Л.А. Киселева, существуют следующие факторы, способствующие эффективности речевого воздействия:
1. Информационно-текстовые:
1) формальные:
а)
эффективные
форма
и
композиция
сообщения
(фонетико-
просодическое оформление и графемика; сочетание логических, эмоциональных компонент; последовательное расположение тезисов и аргументов; композиционная правильность);
б) наглядность и доступность информации (лексическая и грамматическая упрощенность текста, использование жестов, иллюстраций, знаков);
в) фактор объема сообщения (объем сообщения должен быть оптимальным для восприятия);
г) факторы соблюдения / несоблюдения коммуникативных и языковых
норм;
2) содержательные:
а) степень важности, значимости информации;
б) ее соответствие интересам и потребностям адресата;
в) уровень аргументированности, логичность;
г) контекстуальность (включенность информации в культурный и социально-исторический контекст);
3) процессуальные:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
10
а) частота подачи информации (многократное повторение в разных источниках и в разной интерпретации способствует усвоению и закреплению информации);
б) скорость подачи информации (с увеличением скорости уменьшается
количество времени на анализ);
2. Личностные и психические:
1) внешность адресанта; факторы взгляда, физического поведения во время речи (движение, жесты, позы); манеры (дружелюбие, искренность, эмоциональность, немонотонность, воодушевление); фактор размещения в пространстве;
2) социальный статус адресанта и адресата, обаяние; волевое, интеллектуальное, характерологическое превосходство, авторитетность;
3) установление контакта с собеседником;
4) отношения, складывающиеся между адресантом и адресатом - доверие
и недоверие, зависимость, подчинение, превосходство, равноправное сотрудничество и т. д.;
5) согласованность информации с основными установками и мотивацией
адресата;
6) уровень уступчивости личности адресата;
7) психические склонности и состояния адресата, куда относятся внушаемость, повышенная тревожность, неуверенность в себе, чрезмерная доверчивость, заниженная самооценка, впечатлительность, стресс, заболевание, утомление, депрессия и другие особенности, отражающие неустойчивое состояние
психики;
8) низкий уровень осведомленности адресата (в условиях сокрытия истинной информации и незнания фактов повышается внушаемость);
9) интеллектуальные качества адресата (слабость логического анализа,
низкий уровень компетентности повышают силу воздействия).
3. Ситуативные:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
11
1) неопределенность ситуации (в отсутствие определенных и проверенных данных у реципиентов возрастает психологическая напряженность из-за
невозможности прогнозирования и планирования деятельности; растет влияние
домыслов, слухов, подрывных доктрин);
2) фактор времени воздействия;
3) фактор количества участников коммуникативного акта;
4) фактор места и времени воздействия, а также внешнего антуража,
условий протекания процесса воздействия [15].
Таким образом, из всего выше сказанного следует заключить, что существует два подхода к изучению речевого воздействия. В рамках первого похода
его можно рассматривать как общение в контексте его целевой обусловленности, а в рамках второго – как построение сообщение, оказывающий воздействие
на собеседника. Далее рассмотрим задачи, стоящие перед наукой о речевом
воздействии.
1.1.2. Предмет и задачи науки о речевом воздействии
В процессе речевого воздействия субъектом является адресант – говорящий, соответственно, задачи речевого воздействия следует рассматривать как
задачи, стоящие перед ним.
Г.Г. Почепцов выделил три основные задачи: 1) формирование определенного отношения адресата к тому или иному объекту; 2) формирование эмоционального фона коммуникативного акта; 3) формирование или изменение
определенных категориальных структур сознания: логических, ценностных или
экзистенциональных.
В процессе коммуникации все три задачи действуют комплексно, и идеальным результатом речевого воздействия является формирование эмоционального фона, ценностных значений и изменений в картине мира адресата [32].
В свою очередь предмет речевого воздействия может рассматриваться с
разных точек зрения. И.А. Стернин выделяет следующие основные подходы:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
12
- когнитивно-прагматический, где в центре находятся когнитивные структуры и процессы, оказывающие влияние на систему убеждений и оценочных
суждений человека;
- коммуникативный, относящийся непосредственно к речевым способам
воздействия, используемым адресантом;
- психологический, в котором принимаются во внимание ментальные аспекты и способы речевого воздействия, такие как убеждения и установки [42].
Перейдем к рассмотрению классификации речевого воздействия и его
способов.
1.1.3. Способы и типы речевого воздействия
Способ речевого воздействия – это набор приемов, определяемых целями
и намерениями субъекта воздействия, намеченными желаемыми ответными реакциями адресата. Способы речевого воздействия традиционно делятся на два
вида: убеждение и внушение.
Убеждение – это воздействие на сознание личности через обращение к ее
собственному критическому суждению. В основе этого метода лежит отбор и
упорядочение фактов и доказательств, целью которых является сознательное
принятие решения адресатом.
Убеждение состоит из трех логических процедур: доказательства, обоснования и аргументации.
Доказательство – это установление истинности того или иного тезиса с
помощью выведения его из аргументов и оснований.
Обоснование отличается от доказательства меньшей строгостью и точностью выводов, это процедура, сообщающая тезису некоторую степень вероятности.
В этих двух процедурах не важен коммуникативный аспект в отличие от
аргументации, где целью является изменение убеждений собеседника с помо-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
13
щью неких доводов, то есть в этой процедуре аспект воздействия проявляется
ярче [10].
П. Шародо выделяет три вида аргументации: 1) аргументацияразмышление, перечисляющая соображения по нарастанию их важности, а не
принуждающая принять их, 2) аргументация-компоновка, выстраивающая сеть
причинно-следственных связей, в соответствии с планом, прямолинейно или с
корректировкой, воплощаемой по ходу дела, 3) аргументация-действие – навязывание адресату определенной последовательности действий типа наблюдения
[43].
И.А. Стернин выделяет еще четвертый вид аргументации – манипулятивный, когда собеседнику навязываются цели, намерения, которых у него изначально не было, под видом обращения к логическому анализу, а на деле с помощью специальных манипулятивных приемов, направляющих мысль адресата
[Там же, с. 168].
Внушение – процесс воздействия на психическую сферу человека, связанный со снижением сознательности и критичности при восприятии и реализации внушаемого содержания, с отсутствием целенаправленного активного его
понимания, развернутого логического анализа и оценки в соотношении с прошлым опытом и данным состоянием субъекта [27].
По характеру взаимодействия субъекта с объектом различается прямое
воздействие, когда субъект открыто предъявляет объекту воздействия свои
притязания и требования, и косвенное воздействие, непосредственно направленное не на объект, а на окружающую его среду. Прямой способ речевого воздействия включает такие формы, за которыми в системе языка закреплено
определенное значение, прямо выражающее соответствующую иллокуцию, то
есть коммуникативную цель говорящего. Так, например, формы повелительного наклонения традиционно ассоциируются со значением побуждения, повествовательные и вопросительные высказывания условно связаны с иллокутивными силами сообщения и запроса информации.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
14
Косвенный способ выражения коммуникативного намерения представляет собой употребление языковых форм для выражения иллокутивной силы, не
связанной с их прямым языковым значением. Косвенные формы не выражают
открыто намерений говорящего [14].
По критерию осознанности речевых действий разграничивается намеренное (интенционалъное) и побочное (неинтенционалъное) воздействие. При
намеренном речевом воздействии субъект ставит перед собой задачу добиться
определенного результата от объекта речевого воздействия. Побочное речевое
воздействие оказывается непроизвольно, поскольку субъект не ставит задачу
добиться определенного результата от объекта [24].
По установке на речевые действия, по типу речевых действий, взятому в
аспекте иллокуции в рамках классификаций речевых актов и речевых жанров, В.
Сергеечева различает следующие виды речевого воздействия:
- социальное (социальные неинформационные речевые акты, предполагающие виртуального адресата, клишированные высказывания: приветствия,
клятвы, молитвы);
- волеизъявительное (речевые акты выполнения воли адресанта: приказы,
просьбы, отказы, советы и т.д.);
- информационно-разъяснительное (речевые акты, несущие информацию
и ее толкование: объяснение, доклад, сообщение, признание);
- эмоционально-оценочное (речевые акты, устанавливающие общественные морально-правовые, межличностные субъективно-эмоциональные отношения: порицание, похвала, обвинение, оскорбление, угроза) [37].
Перлокутивный критерий (реакция адресата) положен в основу выделения следующих видов речевого воздействия:
- оценочного (изменение отношения субъекта к объекту, коннотативного
значения объекта для субъекта);
- эмоционального (формирование общего эмоционального настроя);
- рационального (перестройка категориальной структуры индивидуального сознания, введение в нее новых категорий) [38].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
15
По ориентации на собеседника можно разграничить личностно и социально ориентированное речевое воздействие.
Личностно ориентированное речевое воздействие направляется непосредственно на слушающего говорящим, который выстраивает образ своего собеседника для достижения желаемого эффекта. При социально ориентированном
воздействии говорящий строит образ не каждого собеседника, а обобщенный
образ группы как целого, который ему также необходимо учитывать для удачного речевого воздействия. Каждый из указанных видов речевого воздействия
может способствовать регуляции деятельности собеседника и изменению его
поведения [39].
По способу выражения можно выделить вербальное и невербальное воздействие.
Вербальное воздействие происходит с помощью слов и интонации, оно
осуществляется с помощью языковых средств. Успешность такого воздействия
определяется их эффективным подбором и расположением.
Невербальное воздействие – воздействие, использующее жесты, мимику,
поведение и внешность говорящего и т.д.
В естественной речи вербальный и невербальный аспекты неотделимы
друг от друга, но их соотношение не равномерно. При общении с незнакомыми
и малознакомыми людьми невербальные факторы играют большую роль, чем
вербальные. При знакомстве с человеком более 90% получаемой информации
приходится на невербальные факторы.
Однако не стоит недооценивать вербальные способы воздействия. В официальной обстановке, такой как заседание суда, невербальная речь человека
стандартизируется, становится более умеренной и официальной, следственно,
теряет свою эффективность. Поэтому в подобных ситуациях огромную роль
играет вербальная сторона общения [41].
В следующем разделе подробнее рассмотрим вербальное воздействие и
способы его осуществления.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
16
1.2.
Вербальное воздействие и механизм его осуществления
Под вербальным воздействием чаще всего понимают применение языковых средств и речевых приемов в целях воздействия на аудиторию. В мире
практически нет сфер деятельности, где вербальное воздействие не играло бы
никакой роли. К примеру, вербальное воздействие применяется даже в сфере
материального производства при передаче профессионального опыта и процессе разделения труда. Но наибольшее значение вербальное воздействие приобретает в тех видах деятельности, где необходимо влиять на мнение и поведение
индивидуума и группы людей, к коим относится и судебная сфера.
Вербальные средства используются в форме информирования, внушения
и убеждения. Роль и самих языковых средств, как воздействующего начала, и в
связи с другими средствами чрезвычайно велика. Источники этого явления
многообразны. В первую очередь они связаны с тем, что слово выступает как
носитель определенного значения [43].
Это значение, выраженное словами, может соотноситься либо с воображением человека, либо с его опытом, знаниями и чувствами. Все это создает
уникальный контекст для каждого человека, в свете которого и осуществляется
осмысление полученной информации.
В одних случаях сообщение воспринимается в контексте представления о
мире, расширяя и дополняя его. Это, в свою очередь, лежит в основе развития
многих регуляторов поведения человека (интересов, социальных установок, самооценки, системы ценностей и т.п.).
В других случаях полученное сообщения может вызвать у субъекта когнитивный диссонанс из-за того, что его представление о мире не совпадает с
полученной
информацией.
Под
когнитивным
диссонансом
понимается
нейтральное побудительное состояние, возникающее в ситуации, когда субъект
одновременно располагает двумя психологически противоречивыми «знаниями» (мнениями, понятиями) об одном объекте [45].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
17
Когнитивный диссонанс предполагает принятие определенной личностной позиции по отношению как к факту его наличия, так и к собственному
опыту и новой информации. Как правило, выработанная человеком в этом контексте позиция позволяет ему выйти из ощущаемого противоречия. Позиция,
занимаемая человеком в ситуации когнитивного диссонанса, может заключаться как в игнорировании факта диссонанса, так и в намерении разобраться в его
причинах, устранить его, или же, наоборот, в отрицании необходимости поиска
источника диссонанса, в безусловном предпочтении, например, собственной
позиции (реакция по типу «это так, потому что иначе не может быть никогда»).
Первый вариант развития событий ведет либо к изменению отношения к собственному опыту, либо к переосмыслению, переоценке сообщения, и как следствие – формированию определенного отношения к внешним источникам информации, порождающим когнитивный диссонанс. Разрешение противоречия
через изменение отношения выступает источником, предпосылкой развития
личности [Там же, с. 47].
По словам И.А. Стернина, в контексте задач воздействия языковые средства обладают следующими функциями:
-
чаще всего они используются совместно с другими средствами, об-
разуя единое целое, эффективность которого зависит от гармоничности сочетания его частей;
-
сообщения могут выполнять разные функции: выступать средством
выражения и осознания внутреннего мира, быть средством коммуникации;
-
языковые средства осуществляют функцию знака в контексте дру-
гих средств воздействия [43].
Таким образом, для субъекта слово является совокупностью его значения
и набора ассоциативных связей, связанных со словом. Для обозначения связи
слов с их ассоциациями используется термин «семантическое поле».
Семантические поля – это тезаурус субъекта, характеризующий его личный опыт о словах и их связях.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
18
Благодаря связанности слов и образов в семантические поля создаются
предпосылки для синестезий (когда действия на определенный орган чувств
вызывают непроизвольным образом как бы параллельное качество в виде дополнительных, более простых ощущений или стойких «элементарных» впечатлений - например, цвета, запаха, звуков), метафоричности при отображении
действительности. Такие комплексы впечатлений и ассоциаций являются основой воображения.
Таким образом, реализация знаковой и символической функции стимулами, относящимися к различным анализаторам, невозможна без опоры на знаковую функцию слова [12].
По мнению П.Б. Паршина, ключевым моментом для анализа механизмов
вербального воздействия является понимание текста в виде целостной коммуникативно-познавательной единицы, которая, в свою очередь, является продуктом текстовой деятельности какого-либо субъекта. Субъектом текстовой деятельности может быть как человек, так и группа.
Исследователь утверждает, что вводя элементарные знаки в различные
смысловые связи в составе сложных знаков более высокого порядка, человек
совершает мотивированные действия, способствующие осуществлению определенной, пусть не всегда четко представляемой, но все же намеченной цели
общения [28].
Слушатели и читатели, воспринимая тексты, выступая частью коммуникативного процесса, также бывают определенным образом мотивированы.
Важно понимать, что весьма вероятно, создатели текстов и их получатели могут не только иметь существенные различия семантических полей, соответствующих используемым в сообщении знакам, но и реализовывать в текстовой
деятельности антагонистические коммуникативные намерения. Чаще всего подобный антагонизм возникает в связи с тем, что человек вовлекается в текстовую деятельность помимо его воли, будучи связанным внешними обстоятельствами, например, организационными отношениями.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
19
Антагонистические интенции партнеров по взаимодействию могут быть
представлены такими их парами: убедить кого-то – осуществить диагностику
партнера по взаимодействию; убедить кого-то или передать определенную
оценку – защититься от давления извне, сохранить собственную позицию. В
отличие от них, пары адекватно дополняющихся коммуникативных интенций:
убедить кого-то – побудить кого-то к действию или передать определенную
оценку - интенция следования за кем-то; стремиться убедиться в правильности
или ложности чьей-то позиции; готовность присоединиться к чьему-то мнению,
действию [12].
Также, по словам П.Б. Паршина, не менее интересной в контексте вербального воздействия выступает проблема интерпретации коммуникативного
намерения партнера. Как уже упоминалось, элементарные знаковые средства
при порождении текста вводятся в различные смысловые связи, образуя знаковые средства более высокого порядка. С высказываниями осуществляется аналогичная процедура, и все это способствует реализации определенной коммуникативной цели. Понятно, что при реализации конкретных коммуникативных
намерений, как сами знаковые средства, так и способы смыслового их увязывания могут быть различными. Эти различия определяются индивидуальным стилем текстовой деятельности, усвоенной традицией, даже состоянием субъекта
текстовой деятельности [28].
Следует заметить, что некоторые варианты построения текста более четко
соотносятся с определенным коммуникативным намерением, другие реализуют
ее в более завуалированной форме. Так, например, некоторые тексты, претендуя на реализацию интенции убедить кого-либо в значимости определенной позиции, могут быть выстроены неудачно, содержать недостаточно веские аргументы. В результате процесс доказательства окажется неэффективным и не
принесет результата [29].
Возможность варьирования языковых выражений образует семиотикокоммуникационные предпосылки вариационной интерпретации текстов. Это
касается не только содержания, но и оценки коммуникативной интенции. При
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
20
расхождении вариантов смысловой связки знаковых средств партнерами по
взаимодействию данное варьирование может становиться:
- средством языкового противоборства;
- средством анализа собеседника, что бывает в случае, когда используемые средства варьирования осознаются слушающим и неосознаваемы говорящим;
- средством речевого воздействия, что бывает в случае, когда используемые средства варьирования осознаются говорящим и не осознаются слушающим;
В таком случае, эффекты, появляющиеся в структуре вербального воздействия на фоне создания и интерпретации текстов, то есть при реализации текстовой деятельности, возникают на различных уровнях и обусловлены факторами, обособленными для каждого из них. Выделяются:
- лингвистический уровень, (уровень, обусловленный спецификой знаковых средств);
- экстралингвистический (уровень средств реализации коммуникативных
намерений) [12].
Наиболее общими положениями теории речевого воздействия является
утверждение о том, что взаимодействующие субъекты используют различные,
но и отождествимые способы передачи информации об окружающем мире.
Как отмечают А.Н. Баранов и П.Б. Паршин, применяемые при создании
текста синонимы и метафоры при адекватной интерпретации не препятствуют
его полноценной дешифровке. Возможность использования различных языковых средств для передачи информации о конкретном событии, факте, взаимосвязи и т.п. получила название «вариативной интерпретации действительности».
Однако полноценная дешифровка информации при использовании языковых
средств возможна только при согласовании механизмов отождествления при
варьировании языковых выражений у всех взаимодействующих субъектов в
рамках текстовой деятельности [2].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
21
Вторым очень важным положением является тезис о существовании
«эксплицитного» и «имплицитного» компонентов высказывания. В связи с этим,
помещение семантической информации в пресупозиционный компонент содержания высказывания – важный способ воздействия на адресата. Представьте
себе, что при формировании имиджа какого-то человека поставлена задача
придания ему отрицательных черт. Это можно сделать за счет оглашения порочащих его фактов, а можно – за счет смещения внимания к имплицитному компоненту высказываний. Так, например, очень трудно провести границу между
такими понятиями, как осторожный и трусливый, решительный и авантюрный,
бережливый и скупой и т.п.
Целенаправленное использование отрицательно окрашенных знаковых
средств позволяет создать соответствующий образ. Наличие эксплицитного и
имплицитного планов содержания высказываний выступает лингвистической
предпосылкой вариативной интерпретации действительности. Языковые выражения лишь интерпретируют действительность, а не обозначают ее. Рассмотрим несколько вариантов использования лингвистических средств в контексте
вариативной интерпретации, которые приводит А.Н. Баранов.
Использование различных способов для обозначения чего-либо может
приводить к смещению как оценочного, так и понятийного компонентов. В
практике пропаганды широко используется тот факт, что в рамках различных
идеологических систем варьирование значения термина возможно при относительном постоянстве его оценочного компонента. Так, в зависимости от политических пристрастий, различные субъекты могут быть названы террористами
или борцами за свободу; различные проявления общественной жизни могут
быть отнесены под понятие «демократия и свобода».
Любопытно, что при формировании образа конкретного объекта или явления может использоваться и нейтральная лексика, но лишь фрагментарно, с
определенной позиции отражающей его суть. Известный в этом смысле пример
представляют собой фразы: «бутылка наполовину полна» и «бутылка наполовину пуста». Определенное событие одновременно может быть, как негатив-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
22
ным, так и положительным. В средствах массовой коммуникации оно может
обозначаться, в зависимости от целей коммуникации, либо как преступление,
либо как трагедия [2].
Как утверждает Т.С. Кабаченко, на лексическом уровне также находят
отражение положения доминирования – подчинения, что может легко «считываться» и соответственно служить маркером определенного коммуникативного
намерения [12].
Особую роль как средства вариативной интерпретации действительности
играют жаргоны, неологизмы, метафоры, подменяющие рациональную составляющую в построении образа действительности эмоциональной.
Наряду с этим, выделяются экстралингвистические предпосылки, обусловленные, в частности, существованием значимого варьирования языковых
выражений. Они, во-первых, представлены семиотико-коммуникационными
предпосылками, о которых мы уже упоминали. К ним в первую очередь относятся такие синтаксические трансформации, при которых изменяется характер
соотношения семантических ролей в рамках синтаксических структур. В результате этого возникает набор синтаксических конструкций, позволяющих
различно интерпретировать действительность.
Такую же важную воздейственную роль, как и знаки препинания, иг-рают
так называемые установочные вопросы, риторические вопросы, вопросы в
функции просьбы. Они также выступают средствами вариативной интерпретации действительности [28].
Особое место среди языковых средств вариативной интерпретации действительности, используемых при «озвучивании» текстов, занимают эф-фекты,
обусловленные варьированием на фонетико-фонологическом уровне.
Тембр голоса – более универсальный механизм психологического воздействия, чем имидж. Влиять на собеседника можно, меняя голосовые режимы,
интонацию и тембр голоса.
Таким образом, различные языковые средства предоставляют возможность описания ситуации с разных точек зрения, что называется языковой вари-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
23
ативностью действительности. Она осуществляется с помощью таких средств
как смещение внимания к имплицитному компоненту высказываний, использование отрицательно окрашенных знаковых средств, а также употребление жаргонов, неологизмов и таких художественно-изобразительных средств как метафоры и риторические вопросы.
Перейдем к рассмотрению основных теоретических вопросов, связанных
с адвокатским дискурсом и его особенностями.
1.3.
Понятие адвокатского дискурса и его особенности
В последнее время термин «дискурс» довольно часто употребляется в
различных сферах, таких как социология, философия, антропология и, конечно
же, лингвистика, вследствие чего развиваются разные подходы к определению
данного термина, и он обрел оттенок многозначности. Поэтому, прежде чем
начинать исследование в данном русле, следует определить, что же такое дискурс.
Всего можно выделить четыре основных подхода к определению дискурса в современной лингвистике:
- коммуникативный, где дискурс понимается как беседа, диалог, т.е. как
вербальное общение, а точнее как текст с позиции говорящего. В данном контексте термин «дискурс» имеет следующее определение: «знаковая структура,
которую делают дискурсом ее субъект, объект, место, время, обстоятельства
создания»;
- социально-прагматический: дискурс тесно связан с деятельностью человека, является текстом, погруженным в определенную ситуацию общения и
ограниченным ей, другими словами, дискурс – это определенное социальное
явление и присущие ему тексты;
- структурно-синтаксический: дискурс является сложным синтаксическим
целым, то есть структурой, стоящей выше отдельных высказываний (предло-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
24
жений). Это несколько высказываний, объединенных общим смыслом и характеризующихся связностью;
- структурно-стилистический: дискурс – это разговорная речь, а точнее ее
организация, которая характеризуется повышенной контекстностью, преобладанием ассоциативности, общей стилистической спецификой [13].
Два последних подхода рассматривают дискурс больше как текст, тогда
как первый – с прагматической точки зрения, а второй – с ментальной. Можно
заметить, что это ставит дискурс в позицию между непосредственно деятельностью и текстом как продуктом этой деятельности.
Поэтому, если текст – это продукт речевой деятельности, то дискурс – это
процесс мышления, с порождением данного текста связанный. Таким образом,
текст не обязательно является дискурсом, а является только тогда, когда сопровождается определенной когнитивной деятельностью, т.е. осознается сознанием человека.
Если дискурс рассматривается с социально-прагматической точки зрения,
то он определяется как социальное явление – речевое действие, обусловленное
некой ситуацией, в которой оказались языковые личности.
С данной точки зрения, дискурс – это способ говорения и обязательно
должен иметь определение (какой или чей дискурс). Разновидности дискурса
должны обладать набором отличительных черт, таких как языковые, стилистические особенности, отличительной тематикой, рассуждениями и мнениями
[30].
У Т.А. Ван Дейка также есть определение, трактующее дискурс как социальное явление: «Дискурс – это речевой поток, язык в его постоянном движении, вбирающий в себя всё многообразие исторической эпохи, индивидуальных
и социальных особенностей как коммуниканта, так и коммуникативной ситуации, в которой происходит общение. В дискурсе отражается менталитет и культура, как национальная, всеобщая, так и индивидуальная, частная» [4].
В теории, выдвинутой российским филологом Ю.С. Степановым, дискурс
– это особый мир, своеобразный «язык в языке», представленный главным об-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
25
разом текстами, но за этими текстами обязательно присутствуют уникальные
грамматика, лексика, синтаксис и семантика. Таким образом, его представление
о дискурсе опирается на текст, но при этом выходит за рамки текста как такового [40].
В общем и целом понятие дискурса можно свести к следующему: он схож
с понятием текста, однако охватывает явление более широкое и динамическое,
нежели текст. Дискурс – это одновременно деятельность, текст порождающая и
текст как результат этой деятельности.
Юридический дискурс представляет собой совокупность текстов права.
Право – это «совокупность устанавливаемых и охраняемых государственной
властью норм и правил, регулирующих отношения людей в обществе, а также
наука, изучающая эти нормы» [27].
В зависимости от типа юридического дискурса можно выделить различные виды аргументирования: судебный дискурс (представленный обвинительной, общественно-обвинительной, общественно-защитительной и самозащитительной речами), научный юридический дискурс (образцами которого
являются научные статьи, правовые документы, тексты толкований закона и
т.д.). В плане применения стилистических средств выразительности в юридическом дискурсе наиболее показательными являются аргументированные выступления адвокатов в суде [31].
Адвокатская речь – это псевдоустная подготовленная речь, но при этом
имеющая ритуально-творческий характер, так как корректируется адвокатом в
процессе судебного заседания. Главная функция адвокатского дискурса заключается в убеждении аудитории, то есть, оказании речевого воздействия. Адвокатский дискурс составляют в основном монологичные речи, но они содержат в
себе элементы диалогизации в целях увеличения эффекта воздействия.
Кроме того, адвокатская речь используется исключительно в залах суда,
следовательно, она является узкоспециализированной и однонаправленной, так
как направлена исключительно от адвоката к судье, присяжным и прокурору
[4].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
26
Рассуждая о сущности адвокатского дискурса и роли личности адвоката,
Н.Н. Ивакина отмечает, что в суде адвокат выступает после прокурора, и имеет
дело с аудиторией, уже настроенной на обвинительный лад, что затрудняет
задачу адвоката и увеличивает его ответственность перед своим подзащитным.
Более того, именно после речи адвоката суд удаляется на совещание, поэтому
он должен оказать необходимое влияние на судью.
Еще одна особенность деятельности адвоката заключается в том, что она
несет односторонний характер, так как адвокат использует лишь те обстоятельства дела, которые могут помочь снять или облегчить вину подзащитного. Но при этом, адвокат ставит своей целью не избавление подзащитного от наказания, а помощь суду в более пристальном и детальном рассмотрении
всех факторов для принятия максимально справедливого решения. Адвокат защищает не преступление, а человека [Там же, с. 44].
Речь адвоката, как и остальных участников судебного заседания, нацелена, в первую очередь, на его коллег – профессиональных участников судебного
процесса, поэтому в данном случае стиль речи относится к профессиональноделовому. Это в свою очередь означает, что адвокатская речь богато насыщена
информацией и содержит в себе только те элементы, которые необходимы для
донесения конкретной информации до аудитории и выполнения поставленной
перед адвокатом цели – убеждения. Поэтому мысль в такой речи формулируется как можно конкретнее, а все средства, включая художественноизобразительные, нацелены на повышение аргументативности речи [Там же, с.
46].
Искусство судебного оратора проявляется в умении четко определить тему спора (тезис, целевую установку), построить судебное выступление так,
чтобы привлечь внимание судей и удержать его в продолжение всей речи, в
умении полно и объективно проанализировать обстоятельства дела, указать
причины преступления или гражданского конфликта, дать глубокий психологический анализ личности подсудимого и потерпевшего, выстроить систему
опровержений и доказательств, сделать правильные правовые выводы и убе-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
27
дить в этом судей и аудиторию. Проявляется оно и в умении оказать психологическое воздействие, в умении найти точные языковые средства для выражения мыслей, так как содержательная, ценная мысль нуждается в совершенной
форме. Совершенство речи создает в судебной аудитории атмосферу доверия к
оратору [Там же, с. 48].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
28
Выводы по первой главе
В первой главе нами были изложены теоретические основы исследования, а именно: понятие речевого воздействия, его предмет и задачи, а также основные способы и типы речевого воздействия на адресата, и особенности понятие дискурса в целом и адвокатского дискурса в частности.
На основании изложенного в первом параграфе данной работы можно
сделать вывод о том, что существует два подхода к понятию речевое воздействие. В первом речевое воздействие рассматривается в широком смысле. А во
втором – в узком. Для целей данного исследования более эффективным кажется
второй подход, согласно которому, речевое воздействие – это использование
особенностей различных знаковых систем, в том числе, естественного языка в
целях построения сообщений, оказывающих влияние на адресата.
Во втором параграфе нами было подробнее рассмотрено понятие вербального воздействия, что обусловлено тем, что в качестве материала исследования были взяты записи судебных речей XIX-XXI веков. Нами было определено, что вербальное воздействие – это воздействие посредством использования языковых средств.
Третий и четвертый параграфы данной работы посвящены понятиям дискурса в целом и адвокатского дискурса в частности. В ходе исследования нами
было установлено, что дискурс – это текст в контексте деятельности, этот текст
порождающей. Дискурс делится на множество разновидностей, каждую из которых отличают стилистические и языковые особенности. Одной из таких разновидностей является адвокатский дискурс – представляющий собой совокупность адвокатских речей, произнесенных в процессе судебного заседания.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
29
ГЛАВА II. ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ СПОСОБЫ ВОЗДЕЙСТВИЯ
НА АДРЕСАТА В АДВОКАТСКОМ ДИСКУРСЕ
2.1. Адвокатский дискурс XIX века
Надо сказать, что история адвокатуры XIX века начинается с судебной
реформы 1864 года, так как до этого в стране не существовало официального
института правозащитников. Функцию защитника в суде выполняли специальные поверенные – стряпчие, задача которых состояла не столько в защите своих
подопечных, сколько в попытках как можно больше запутать процесс судебного разбирательства и любыми способами отложить рассмотрение дела. Разумеется, при таком положении дел отношение народа к стряпчим не могло быть
положительным. Многочисленные попытки усовершенствовать систему правозаступничества терпели крах вплоть до 1864 года, когда Александром II в числе
многих была произведена Судебная реформа, проект которой был подготовлен
Д.Н. Блудовым [47].
В ходе реформы были изданы Судебные уставы, согласно которым было
создано сословие присяжных поверенных (частных адвокатов), «без которых
решительно невозможно будет введение состязания в гражданском и судебных
прениях в уголовном судопроизводстве с целью раскрытия истины и предоставления полной защиты тяжущимся обвиняемым перед судом» [Там же, с.
191].
Реформа положила начало тому, что можно охарактеризовать как золотой
век отечественной адвокатуры. Именно в это время в России появилось множество невероятно талантливых адвокатов, снискавших расположение народа.
Новая адвокатура быстро завоевала популярность в обществе, новости о блестяще выигранных делах появлялись одна за другой. Данный род деятельности
стал не только популярным, но и престижным и, что самое главное, высокооплачиваемым.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
30
В стране этот период характеризуется демократизацией общества, вызванных комплексом реформ в различных сферах государственной и общественной жизни. Многие надеялись тогда на дальнейшую либерализацию общества, поэтому среди присяжных поверенных появилось много высокообразованных, талантливых и свободомыслящих юристов, мечтавших воплотить данную идею в жизнь. Этому способствовало и то, что данное сословие было самостоятельным. Присяжные поверенные не считались государственным служащими и от судов в своей деятельности не зависели, подчиняясь только для них
предусмотренному особому дисциплинарному порядку.
Судебные речи того времени отличаются особым красноречием, что принесло им признание не только в России, но и за рубежом. Выдающихся адвокатов того времени действительно можно назвать судебными ораторами. К таким
можно отнести таких адвокатов как Ф.Н. Плевако, В.Д. Спасович, А.Ф. Кони,
А.И. Урусов и Н.И. Холев [Там же, с. 195].
Так как речи адвокатов XIX века представлены только в письменных источниках, исследовать фонетические способы воздействия на адресата
не
представляется возможным, поэтому будут рассмотрены только лексические и
синтаксические способы воздействия.
2.1.1. Лексические способы воздействия в адвокатском дискурсе
XIX века
По мнению А.Ф. Кони, знаменитого русского юриста, «слово — одно из
величайших орудий человека. Бессильное само по себе, оно становится могучим и неотразимым, сказанное умело, искренне и вовремя. Оно способно увлекать за собой самого говорящего и ослеплять его и окружающих своим блеском» [17].
Лексика является одним из самых мощных средств воздействия, которым
адвокаты охотно пользуются в своих речах. С помощью тщательно подобран-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
31
ных лексических средств можно настроить слушателей на тот или иной лад,
умело управляя их настроением.
Одним из способов воздействия является прием адресации, то есть указание в речи лица, к которому она обращена. Основным средством адресации в
судебной речи является собственно обращение:
Господа присяжные заседатели;
Господа судьи! Господа присяжные! Вашего приговора ожидает…;
Господа судьи и сословные представители [44]!
Таким образом, адвокат изначально намечает свою целевую аудиторию и
привлекает ее внимание к себе и своей речи.
Большинство обращений стандартны, но иногда, чтобы расположить
слушателей к себе, адвокат начинает речь с развернутого, подробного обращения. Например, в речи В.Д. Спасовича мы видим, как он с лучшей стороны
описывает тех, к кому обращается:
Господа члены Тифлисской судебной палаты, господа судьи коронные,
господа судьи законники, то есть посвящающие себя служению закону, исполнению его свято и разумному его истолкованию, позвольте мне начать мою
защитительную речь словами же закона [Там же].
Чтобы создать у слушателей чувство общности, единения с оратором, адвокат прибегает к использованию местоимений и глаголов первого лица, множественного числа:
Мы, удостоверясь в существенном значении улик, взвесим…;
Нам нужна гласная широкая оценка…;
Проследим этот трудный вопрос в границах известного [Там же].
Тем самым адвокат предлагает слушателям последовать за его размышлениями, пройти по той же логической цепочке и прийти к тому же выводу, что
и он.
В речи адвокатов также очень часто встречаются эмоциональноокрашенные слова, с помощью которых удается манипулировать отношением
аудитории к тем или иным фактам, представленным на рассмотрение суда.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
32
Так, с помощью негативно окрашенных слов А.И. Урусов, К.Ф. Хартулари и Ф.Н. Плевако пытаются вызвать сочувствие к своим подопечным, подчеркивая строгость наказания, ждущего их, либо тяжесть условий, в которых проходила их жизнь, предшествующая тому или иному происшествию:
…Обвиняемая в самом тяжком преступлении, которое только можно
себе представить…;
Девять лет в горе прожила она с мужем, еще худший конец ожидает…;
…Женщина, обесчещенная и покинутая с детьми, прибегает…;
…То страдание, которое ему пришлось вынести! [43].
Также адвокаты стараются воззвать к чувству ответственности судей и
присяжных, показывая, насколько важны их решения, что от них зависит судьба того или иного человека, и что подходить к их обдумыванию нужно чрезвычайно строго. Для этих целей служат такие слова как приговор, правда, правосудие, строгий анализ, милость, правда и т.д. Примеры таких словоупотреблений можно увидеть в речах А.И. Урусова, Н.П. Карабчевского и Ф.Н. Плевако:
Я ожидаю от вас строгой правды, строгого анализа;
Сомнение же — спутник разума;
Дело правосудия есть дело великое [Там же].
Фразеологизмы являются неотъемлемой частью речи любого образованного носителя русского языка, но в стенах суда они имеют особую силу вследствие своей яркости и лаконичности, благодаря которым они глубоко врезаются
в память, а также помогают намного точнее представить те образы, которые хотел донести оратор. Приведем примеры употребления фразеологизмов из речей
В.Д. Спасовича и С.А. Андреевского:
Жизнь трех людей висит на конце пера;
Настоящее дело похоже на палку, которая имеет два конца;
Он сшивает свою ложь белыми нитками [Там же].
Одним из наиболее часто встречаемых лексических способов воздействия
можно считать метафору, с помощью которой также чрезвычайно образно и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
33
наглядно выражается отношение к факторам дела или аргументам, представленным сторонами:
Мы желали бы предложить вам честное пособие нашего опыта, дать
вам в руки ясный светильник [43].
Здесь С.А. Андреевским используется метафора света: аргументы защиты
представляются как свет, озаряющий путь, следственно выражается их истинность.
Семя жизни Прасковьи Качки было брошено не в плодоносный тук, а в
гнилую почву [Там же].
С помощью метафоры природы Ф.Н. Плевако представляет процесс становления личности как процесс роста растения, на который может повлиять качество почвы, также как на развитие характера влияет окружающая обстановка.
Но теперь мои глаза падают на фундамент здания, и зловещее предчувствие закрадывается в мою душу; я вижу крайнюю непрочность, легкость,
шаткость оснований, поддерживающих здание. Я вижу роковую архитектурную ошибку в фундаменте и заключаю, что как ни артистично смотрит здание, — оно недолговечно, оно должно пасть при первой невзгоде, при первом
потрясении его оснований [Там же].
В данном случае адвокат П.А. Александров прибегает к крайне точной
метафоре деятельности человека – строительства, сравнивая позицию обвинения со зданием, у которого довольно слабый фундамент – аргументы.
Перейдем к рассмотрению синтаксических способов воздействия в речах
адвокатов XIX века.
2.1.2. Синтаксические способы воздействия в адвокатском дискурсе
XIX века
В XIX веке адвокаты, или как их тогда называли, присяжные поверенные, имели высшее образование и опыт работы не менее пяти лет в юридической сфере. Это достаточно полно отражается в их судебных речах, отлича-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
34
ются художественным богатством и сложностью синтаксической структуры
предложений. Воздействующая сила синтаксиса не так ярка и заметна как лексики, но от этого ее роль не становится менее важной.
Как известно, синтаксис используется, чтобы увеличить долю экспрессивности речи, выразить оценку тех или иных обстоятельств дела и создать характеристики подсудимых и потерпевших.
Самым ярким из синтаксических способов воздействия можно
назвать риторический вопрос, который взывает к определенной реакции со стороны аудитории, заставляя их задумываться о тех или иных вещах, к которым
их направляет оратор. Риторические вопросы обычно содержат информацию
уже проверенную, известную, не требующую ответа, поэтому использование
вопросов в речи адвоката автоматически превращает их содержание в некий
установленный факт, не требующий подтверждения [23].
Например, С.А. Андреевский в своей речи задает такой вопрос:
Ради чего же, во имя какой логики мы будем чернить этот чистый
образ [43]?
Адвокат скорее не спрашивает, а утверждает, что нет необходимости
«чернить» образ его подзащитной, что его подзащитная невиновна перед законом.
Быть может, и этот факт не подлежит нравственной оценке, как и вопрос о вкусе? [Там же].
В вышеприведенном примере К.Ф. Хартулари добавляет вопросительное
выражение «быть может» к фактически утвердительному предложению, тем
самым смягчая его семантику, предоставляя аудитории сформировать ответ самостоятельно, делая таким образом воздействие более тонким и действенным.
Это ли условие подъема личности? [Там же].
Ф.Н. Плевако с помощью риторического вопроса выражает сомнение,
утверждая, что некий фактор являться условием подъема личности не может.
Еще одним способом, который часто употребляется в речи адвоката XIX
века можно назвать синтаксическую анафору, то есть единоначалие в синтак-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
35
сических структурах. С помощью данного способа адвокат акцентирует внимание на определенной части высказывания, усиливает смысл, который она несет.
Кроме того, использование анафоры придает речи более сильную эмоциональную окраску, что в свою очередь активизирует отклик аудитории. Повтор в
начале каждого предложения «умножает» значимость аргументов. Чаще всего
анафора используется в частях сложного предложения, как, например, в следующих предложениях, взятых из речей В.Д. Спасовича и П.А. Александрова:
Если апелляция не мертвый обряд, если апелляционное производство не трата времени, томительная как все, что бесполезно, если слова закона, который я только что прочел, настоящая, живая правда;
Он видел дальше всех, он видел то, чего никто не мог видеть;
Шесть дней шел суд, шесть дней вы внимательно шаг за шагом
изучали подробности настоящего дела;
Я вижу здание, с виду величественное, обширное, сложное, я вижу
стиль и единство в деталях [43].
Акцент делается не только за счет повторения слов в синтаксических структурах, но и за счет параллелизма, то есть одинакового построения
предложений, с помощью которого речи придается особый ритм, приближающий ее к поэтической речи, придающий ей своеобразную напевность. Кроме
того, с помощью синтаксического параллелизма удобно проводить аналогии, а
также размышлять, строя логические цепочки.
В следующем примере мы наблюдаем использование синтаксического
параллелизма адвокатами П.А. Александров и Ф.Н. Плевако:
Было у Мазуриной прекрасное состояние, обеспечивавшее спокойную жизнь, — его взяла Булах, взяла до последней крохи. У Мазуриной были молодые силы и умишко, — их не взяла Булах, потому что в уме не нуждалась;
Хвали — что можно; одобряй — где нужно, славословь — где выгодно, ликуй — когда это предоставлено;
Он был богат - его ограбили; он был честен - его обесчестили; он
любил и был любим - его разлучили с женой [Там же].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
36
Инверсия, то есть обратный порядок в предложении, всегда привлекает внимание аудитории. Он также служит для того, чтобы вынести главную
информацию в начало предложения, подчеркнув, таким образом, ее значимость.
Так, например, П.А. Александров в своей речи выделяет то, что его подопечные
взывали к окружному суду:
В окружном суде, говорили они судебному следователю, свидетели
докажут нашу невинность [43].
Инверсия также выражает крайнюю взволнованность и экспрессивность говорящего, как в нижеприведенных примерах:
Наперед уже готов наглой клеветой осквернить приговор ваш;
Пока заново и самостоятельно не будет построена вполне прочно
их вина в совести судей [Там же].
Противопоставление является одним из основных способов убеждения
адвоката, чаще всего оно используется в разных сравнительных характеристиках, чтобы подчеркнуть разницу между теми или иными факторами дела. К
примеру, мы видим, как с помощью противопоставления Ф.Н. Плевако и П.А.
Александров делают упор на правдивость своих слов:
Я не фразы говорю. Каждое мое слово проверено;
Нет, не историю розги хочу я повествовать перед вами, я хочу привести
лишь несколько воспоминаний о последних днях ее жизни [Там же].
Интересным и довольно оригинальным способом воздействия можно
назвать градацию – последовательность слов, каждое из которых выражает более интенсивное значение, чем предыдущее. Она может использоваться в ряду
однородных членов, где с каждым словом возрастает экспрессивность высказывания, в нем проявляется напор и страсть, что мы наблюдаем в речи П.А.
Александрова:
С недоверием, с упреком, с подозрением, с жалобой относились ко всем,
кто держал судьбу их в своей власти…;
Я не мог не быть поражен той массой труда, энергии, силы, которые
вложены в это дело [Там же].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
37
Градация также может быть более незаметной, «включенной» в пространные размышления, в которые пускается адвокат, описывая характер того
или иного факта. Так, в речи Н.И. Холева определение факта сменилось со
«странного» до «прискорбного», с ярко выраженной отрицательной окраской:
Профессор назвал этот факт «странным»; думаю, что его можно
назвать только печальным, глубоко прискорбным [Там же].
Таким образом, использование широкого спектра лексических и синтаксических способов воздействия на аудиторию в рамках судебного процесса являлось отличительной чертой адвокатского дискурса XIX века. В следующем
разделе будут рассмотрены особенности адвокатского дискурса XX-XXI веков
и основные способы воздействия, используемые в адвокатских речах этого
времени.
2.2. Адвокатский дискурс XX-XXI веков
XX век оказался довольно тяжелым периодом в развитии отечественной
адвокатуры. После революции 1917 года судебная система в том виде, в котором она была, перестала существовать. 22 ноября 1917 года был издан декрет
Совнаркома «О суде», в котором было объявлено об упразднении всех существующих на тот момент судебных органов и институтов, в том числе и институт адвокатуры. Государство пыталось выстроить новую систему, опирающуюся, прежде всего, на институты общегражданского обвинения и общегражданской защиты. «Все не опороченные граждане обоего пола, пользующиеся гражданскими правами» могли выполнять в суде функцию, как обвинителя, так и
защитника. Разумеется, долго такая система просуществовать не могла, поэтому в 1922 году в рамках Судебной реформы был утвержден проект положения
«Об адвокатуре», положивший начало восстановлению профессиональной адвокатуры. В том же году вышло «Положение о коллегии защитников», согласно
которому адвокаты могли создавать профессиональные объединения, но только
под надзором государственных органов. Впоследствии нередки были случаи,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
38
когда адвокаты подвергались преследованию, если в их речах можно было заметить антисоветские настроения, поэтому адвокатская речь того времени отличалась некоторой степенью ограниченности, вызванной опасением адвокатов
за свою судьбу и тем, что роль защитника в суде часто была формальной и на
самом деле никакого значения не несла.
Только во второй половине XX века начались движения в сторону демократии. В 1980 году было создано «Положения об адвокатуре», согласно которому адвокаты могли самостоятельно объединяться в коллегии, где велась не
только профессиональная работа, но и обмен опытом, и даже образовательная
работа, что способствовало развитию института адвокатуры. В 1989 году впервые образовалось объединение адвокатов общегосударственного уровня – Союз
адвокатов СССР.
И, наконец, 26 апреля 2002 года был издан Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», утвердивший
статус института адвокатуры как общенациональный. Отныне адвокатура признавалась как независимая самоуправляемая организация, как важный институт
гражданского общества [21].
Современные ученые определяют адвокатскую речь как разновидность
судебной речи. На данный момент единое определение судебной речи отсутствует, но многими исследователями отмечаются такие ее черты, как профессиональность и узкопрофильность. Согласно Н.Н. Ивакиной, судебная речь относится к публицистическому функциональному стилю и содержит черты научного и научно-делового стиля [9].
Перейдем к рассмотрению лингвистических способов воздействия на адресата в речах адвокатов периода с XX по XXI век.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
39
2.2.1. Фонетические средства воздействия в адвокатском дискурсе
XX-XXI веков
Так как адресату адвокатская речь представляется исключительно в устной форме, воздействие, оказанное с помощью фонетических средств, является
наиболее существенным.
Голос – один из самых важным инструментов в арсенале адвоката, которым нужно пользоваться с умом. Речь адвоката, как и любого оратора, должна
быть четкой, выразительной и в меру эмоциональной. «Остерегайтесь говорить
ручейком, – советовал П.С. Пороховщиков, – вода струится, журчит, лепечет и
скользит по мозгам слушателей, не оставляя в них следа. Чтобы избежать утомительного однообразия, надо составить речь в таком порядке, чтобы каждый
переход от одного раздела к другому требовал перемены интонации [9]».
Интонация является ключевым способом воздействия на адресата в адвокатском дискурсе. Она включает в себя мелодику, ритм, интенсивность, темп,
тембр речи, фразовое и логическое ударение [35].
В своих речах адвокаты в основном осуществляют воздействие с помощью таких средств, как мелодика (повышение, понижение тона), темп речи и
логическое ударение.
Как известно, за счет мелодики текст разбивается на смысловые части –
синтагмы, высказывания приобретают характер утверждения, вопроса, восклицания и др.
Темп речи может быть быстрым, медленным или средним. Так, наиболее
важную с точки зрения адвоката информацию можно выделить более медленным по сравнению с остальным текстом темпом речи. Кроме того, важные места можно отделить от остального потока речи паузой.
Логическое ударение также используется для того, чтобы выделить
наиболее важную часть высказывания, сделать на ней акцент.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
40
Следует отметить, что чаще всего фонетические средства, в частности,
компоненты интонации, используются в совокупности. Например, в следующей
фразе воздействие осуществляется за счет мелодики и логического ударения:
Закон суров! / Но это закон. / Закон един для всех [34].
Здесь адвокат Р.В. Ардыкуца с помощью повышения тона при произнесении последнего слова в синтагме выделяет такие качества закона как беспристрастность и справедливость. Высказывание, в общем, несет характер торжественности и приподнятости.
В следующем примере воздействие осуществляется с помощью темпа речи адвоката:
Мы так часто слышим эти слова из средств массовой информации [34].
Первые четыре слова в предложении Р.В. Ардыкуца произносит медленно, тщательно проговаривая слова, тем самым усиливая их значение и придавая
им негативную окраску. Замедленный темп речи в данном случае выражает
недовольство, подразумевает, что количество в данном случае не означает качество.
В нижеприведенном примере в первой синтагме содержится факт о состоянии здоровья Курышева, интонация утвердительная, с легким оттенком
сожаления, что достигается за счет снижения тона и интенсивности речи к концу синтагмы. Затем, в следующих двух синтагмах, за счет повышения тона делается логическое ударение на двух словах: «вынужден» и «окончательно», что
подчеркивает как Курышев, несмотря на плохое самочувствие, решил выполнить свой долг:
Нельзя не отметить, что Сергей Владимирович страдает рядом хронических заболеваний, / и, несмотря на плохое самочувствие, желание отдохнуть
дома с семьей, был вынужден поехать, / дабы окончательно разоблачить главу Ковровского района и его приближенных, записав очередной разговор на
диктофон и передав запись в правоохранительные органы и руководству Владимирского региона [34].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
41
Повышение тона также используется в начале следующей фразы с целью
усиления отрицания:
Не может из таких ран вылиться такое количество крови [Там же].
В следующем примере Р.В. Ардыкуца цитирует Оскара Уайльда, и, чтобы привлечь внимание аудитории к данной цитате, выделяет голосом важные
места. Высказывание построено с использованием синтаксического параллелизма, параллельность наблюдается и в фонетическом оформлении высказывания: слово «любой» в начале синтагмы произносится повышенным тоном, чтобы подчеркнуть его значение универсальности, вторая же часть синтагмы произносится размеренно, с замедленным темпом, что призывает аудиторию задуматься, вникнуть в смысл произносимых адвокатом слов:
Любой суд, любой, есть суд над чьей-либо жизнью, / и любой приговор —
это смертный приговор! [34]
Далее адвокат цитирует Екатерину II. Цитата выделяется в потоке речи
тщательной артикуляцией, а на словосочетании «десять виновных» ставится
логическое ударение, которое подчеркивает, что оправдание даже виновного
будет гуманнее, чем осуждение невиновного:
Лучше оправдать десять виновных, чем осудить одного невиновного!
[Там же].
Следующим примером является риторический вопрос, поэтому на вопросительной частице «неужели» происходит повышение тона, таким образом, адвокат взывает к судье. Далее следует нестандартное паузирование, которое не
соответствует правилам русского языка. Так, подлежащее отделяется от сказуемого, отдельно выделяется предлог «в». Возможно, что это было выполнено
специально, чтобы выделить отдельно каждую часть высказывания, для того,
чтобы подчеркнуть абсурдность его содержания:
Неужели, / Ваша честь, неужели, / если бы Курышев / был бы виновен / в
/ инкриминируемом ему деянии, / он скрывался бы от следствия? Неужели бы
Курышев не признался в совершённом им преступлении? [Там же].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
42
Далее адвокат прибегает к помощи посторонних предметов, отбивая ритм
своей речи по столу, что усиливает утвердительный характер высказывания,
придавая ему большую убедительность и эмоциональность:
Показания Курышева / грубо / искажались / на предварительном следствии, / следователями непосредственно. / Курышев нам об этом говорил, / и
не раз, / и сегодня также в прениях [Там же].
Завершает свою речь адвокат уже более спокойно. Так, последующая
фраза почти полностью произносится на одном дыхании, ровным тоном, ударение делается лишь на слове «невиновен», после чего следует пауза, затем указывается, в чем именно невиновен подзащитный. Ровная интонация подчеркивает уверенность адвоката, а выделение слова «невиновен» показывает, в чем
именно он уверен:
Я уверен, у меня нет сомнений, что депутат Законодательного Собрания Владимирской области Курышев невиновен / в предъявленном ему обвинении [34].
В следующем примере повышение тона происходит на произнесении
слова «пользу», тем самым подводя итог всей речи адвоката, выражая главный
посыл, который адвокат в нее закладывал:
Все сомнения, ещё раз повторяюсь, / должны трактоваться в пользу
Курышева, в пользу моего подзащитного [Там же].
Перейдем к рассмотрению лексических способов воздействия в адвокатских речах современности.
2.2.2. Лексические способы воздействия в адвокатском дискурсе
XX-XXI веков
Несмотря на то, что адвокатская речь современности является более официальной и имеет меньше черт художественного функционального стиля,
нежели речь адвокатов XIX века, потребность в том, чтобы сделать ее яркой и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
43
запоминающейся не исчезла. Здесь на помощь адвокату приходят различные
лексические приемы эмоционального воздействия.
Стандартным лексическим способом воздействия адвоката является прием адресации, то есть указание в речи лица, к которому она обращена. Основным средством адресации в судебной речи является собственно обращение товарищи судьи, господа судьи, Ваша честь, уважаемый суд и т.д:
Уважаемые присяжные заседатели! Я еще раз прошу вас… [3];
Уважаемые арбитры! В сентябре 2002 года… [51] .
В самом начале своей речи адвокаты отмечают основные пункты обвинения. Здесь часто употребляются слова, выражающие сомнение. Например: якобы, по мнению следствия, следствие утверждает, считается, утверждается,
по словам свидетелей и т.д. Адвокат еще не отрицает аргументы обвинения, но
уже готовит к этому аудиторию, зарождает в ее душе сомнение. Приведем
примеры употребления вышеперечисленных фраз:
Ш., являясь представителем своего супруга, якобы, заключала договоры;
Однако, по мнению следствия, свои обязательства умышленно не исполнила [16].
Мощной воздействующей силой обладают глаголы повелительного
наклонения: посмотрите, вспомните, проанализируйте, вдумайтесь, вникните,
подумайте, согласитесь, взвесьте и др. Например,
Вдумайтесь в страшный смысл этого тяжкого обвинения, товарищи
судьи [48];
Взвесьте следующие точные сведения [3].
В речи адвоката выражается авторская оценка к делу, которая может выражаться следующими конструкциями: по моему мнению, на мой взгляд, я считаю, я полагаю, я глубоко убежден и т.д:
Теперь самое, по моему мнению, интересное [25];
Я глубоко убежден, что никакие свидетельские показания … [36];
Широко распространено употребление в речи эмоционально-окрашенных
слов, призванное вызвать у судей и присяжных определенные чувства по отно-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
44
шению к тому или иному аспекту дела. Например, когда нужно указать на факт
лжесвидетельства и несоответствия показаний истине, употребляются такие
слова и словосочетания как: откровенно лжет, умалчивает и т.д.
А.С. Меньшиков, например, говорит, защищая подопечных:
Доказательства вины указанных лиц не выдерживают никакой критики, полностью дискредитированы процессуальной несостоятельностью,
лживостью и недостоверностью, проявившими себя во всей красе в ходе судебного следствия» или «Показания принимают просто мутирующий характер [48].
Таким образом, он заостряет внимание на недостоверности фактов, представленных обвинением.
Адвокат М.М. Ярмуш во время разбирательства по делу о защите чести и
достоинства негативно характеризует сведения, предоставленные оппонентом:
Статья в Российской газете крайне односторонне и тенденциозно описывает возвращение российского ребенка в РФ;
Мы просили суд обязать ответчиков опубликовать опровержение недостоверных и порочащих сведений [51].
В споре о месте жительства детей, подчеркивая неправомерность действий другой стороны, она говорит:
Это является не только очевидным превышением пределов компетенции
органов опеки, но и недопустимым с точки зрения профессиональной этик
[Там же].
С помощью эмоционально окрашенной лексики она акцентирует внимание на недопустимости действия отца в споре о порядке общения с ребенком:
…Вывезти сына на каникулы в Италию и оставить его там под своей
единоличной отцовской властью;
Он помнит тот ужасный день, когда отец, громко крича, пытался
насильно вытащить его из машины матери и увезти в аэропорт [Там же].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
45
В то же время позитивно-окрашенная лексика в устах адвокатов выгодно
выделяет их подзащитных в глаза суда. М.М. Ярмуш, защищая мать в деле об
опеке над детьми, произносит следующее:
Необходимо исследовать, в чем заключается наилучший интерес детей;
В настоящее время дети с матерью имеют комфортное и надежное
собственное жилье;
Благодаря матери дети рисуют, лепят, готовятся к школе, занимаются
спортом, плавают [Там же].
Этим она убеждает судью, что только с матерью детям будет хорошо.
А.С. Меньшиков с помощью метко подобранных прилагательных увеличивает экспрессивность своей речи, придавая ей, таким образом, яркий, оценочный характер:
…Весьма сомнительное процессуальное происхождение;
…Эти «биллинги» становятся вовсе никчемными;
Крайне противоречивые, несвязные, порой, как сказала свидетель обвинения, лживые показания…;
Особое внимание в прениях хочу уделить многочисленным грубейшим
нарушениям УПК РФ;
Третий по счету представитель потерпевшего, вновь сменивший по «загадочным» обстоятельствам двух предыдущих, как только они заняли объективную позицию по делу... ответил пространными фразами [25].
Некоторым адвокатам свойственно употребление в речи иронии, с помощью которой они выражают свое отношение к аргументам обвинения. Например, в речи А.С. Меньшикова и М.М. Ярмуш:
Лишь седьмой раз, под чутким руководством опытного следователя,
все обобщила;
Ворвавшихся она сможет опознать уверенно (какой прогресс!);
Сотрудники милиции прибыли на место происшествия спустя 5 – 10 минут после совершения преступления (поразительная оперативность! Раньше
регистрации сообщения в КУСП РОВД!);
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
46
Однако на этом процессуальные изыски следствия не заканчиваются
[Там же].
Этот долг, несмотря на то, что деньги были использованы на нужды
семьи, добрая бабушка повесила только на свою невестку;
Если бы мы согласились на 12 000 рублей в месяц, то ответчика уже не
волновал бы ни языковый барьер, ни бытовые условия детей в Англии [51].
Кроме того, в адвокатских текстах также часто встречаются сравнения,
используемые для оценки тех или иных фактов. Из речи М.М. Ярмуш:
Утверждение Николая Короткова о том, что жена настроена только
на карьеру и не занимается воспитанием детей, лопается как мыльный пузырь;
Агрессивен как сапожник;
Ребенок перемещался из США в РФ, как вещь, как неодушевленный
предмет [51].
Зачастую адвокаты апеллируют к понятиям, хорошо известным аудитории. Адвокат меняет эти известные понятия на более меткие и выразительные
образы с помощью метафор и аллегорий, что придает их речи живость и яркость. Пример аллегорий можно встретить в речи Г. Резника:
Вполне возможно, он выяснится, когда будут открыты архивы «министерства любви» [36].
Метафоры употребляются очень часто, за счет широкой распространенности данного средства выразительности. Например, у Г. Резника:
Фраза о поисках путей к созданию дома, общего, как пишет Казинцев, «и
для русских и для русских евреев», — не более чем фиговый листок, прикрывающий идею о всеобъемлющей, поистине вселенской вине евреев перед миром;
Антисемитское блюдо готовится здесь с набором «интеллектуальных» специй и соусов;
Из аккуратной упаковки несется к читателю погромный вопль — «За
что Христа распяли?! [Там же].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
47
Перейдем к рассмотрению синтаксических способов воздействия в речах
адвокатов современности.
2.2.3. Синтаксические средства воздействия в адвокатском дискурсе
XX-XXI веков
Синтаксическое оформление высказывания также играет огромную роль
при его построении. Воздействующая мощь синтаксиса не так очевидна, как
лексики, но это не значит, что она меньше и незначительнее. Синтаксические
речевые фигуры привлекают внимание слушателя нестандартностью построения частей высказывания и несут дополнительную (связанную с основным содержанием текста) информацию.
Одним из самых часто используемых синтаксических способов воздействия является повтор, так как он привлекает внимание аудитории к необходимым деталям дела. Примером такого средства может быть анафора, то есть, повторение начала предложения, употребленная в речи Г.М. Резника:
Первое право человека, закрепленное во всех международно-правовых
актах, — это право на жизнь. Первая нравственная заповедь, объединяющая
все мировые религии — «Не убий»;
Независимо от возраста, мировоззрения, вероисповедания. Независимо
от всего [36].
К повторам также можно отнести многосоюзие, пример которого также
можно встретить в речи Г.М. Резника:
… И протокол допроса министра, и протоколы допросов его подчиненных, и соглашения между управлением по реализации имущества ЗГВ и испанской фирмой «Трансидер», и справка следователя Атмоньева [Там же].
Еще один синтаксический способ воздействия – это инверсия, обратный
порядок слов в предложении, который за счет своей необычности для слуха невольно притягивает внимание слушателей. Пример можно встретить в речах
И.М. Кисенишского, Н.И. Холева или В.И. Царева:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
48
Скрывает что-то Шахмурадов, боится каких-то своих темных дел;
Не по сердцу был теще зять [36].
Встречи этой ему не забыть;
Разговор этот, как на камне высеченный, из памяти его не изгладится
[48].
Употребление неполных и назывных предложений придает речи рубленый, отрывистый характер, что усиливает эффект тревожности от слов адвоката,
либо категоричность его утверждений. Г.М. Резник говорит в своем выступлении:
21 убитый, несколько сот раненых. Безусловно, трагедия;
Есть текст закона. Есть текст статьи [36].
Грамотное употребление художественно-выразительных средств может
сделать адвокатскую речь образной и убедительной. Использование ярких красок художественных образов придает речи неповторимый характер и индивидуальность, способствует ее запоминанию, а, следовательно, повышает силу
воздействия на аудиторию.
Наиболее употребительной средство выразительности – это риторические
вопросы, с помощью которых адвокат призывает слушателей задуматься над
той или иной проблемой или аспектом дела. А.С. Меньшиков спрашивает:
Где же граница между гражданско-правовыми отношениями и преступлением [25]?
Г.М. Резник интересуется:
«Так что же имело место? Небрежность? Неосторожная вина? Или
злой умысел? [36].
Кроме того, зачастую с помощью риторических вопросов адвокаты выражают несостоятельность доводов обвинения. Например, в выступлениях А.С.
Меньшикова, или в речах М.М. Ярмуш:
Где предмет преступления? Чем доказано его существование?;
Как подельники узнали, куда врываться? Какова вероятность, даже в
Ворошиловском районе нашего города, одному человеку в одном и том же ме-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
49
сте в течение трех-четырех дней подвергнуться однотипным преступлениям
– открытым хищениям, совершенным разными незнакомыми между собой лицами?;
Какие же здесь не терпящие отлагательства обстоятельства?;
Где ущерб, тем более существенный? [25].
Что мы видим из материалов дела?;
Но важно уточнить, кто же являлся инициатором этого конфликта?
Кто атаковал? Кто угрожал?;
Но разве это повод для начала безобразного скандала, совершения насилия над ребенком, причинения ребенку физической боли, оскорбления? [51].
Композиционный стык, при котором слова в начале предложения являются повтором из предыдущего, усиливает последовательность речи, наглядно
демонстрируя слушателю логическую цепочку, по которой выстраивается рассуждение. Например, Г. Резник рассуждает:
Статья в целом пронизана иной целью, прямо противоположной – созданием образа врага русского народа. И враг этот – евреи [36].
Таким образом, мы рассмотрели наиболее часто используемые фонетические, лексические и синтаксические способы воздействия на адресата в адвокатском дискурсе периода с XX по XXI век.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
50
Выводы по второй главе
Во второй главе нами было проведено практическое исследование в рамках темы. Была составлена характеристика адвокатского дискурса двух временных периодов: XIX и XX-XXI веков. Также были выявлены особенности лингвистического воздействия на адресата в адвокатском дискурсе этого времени.
В первом параграфе были рассмотрены основные особенности адвокатского дискурса XIX века. Найденные и проанализированные примеры позволяют нам сделать вывод о том, что тексты адвокатских речей того времени в
большинстве своем приближены к художественному стилю, богаты на изобразительно-выразительные средства и сложные синтаксические конструкции.
Среди лексических способов воздействия были выделены следующие: адресация к аудитории, в том числе, распространенное обращение, употребление местоимений и глаголов первого лица, эмоционально-окрашенных слов и слов с
семантикой правосудия, а также таких изобразительно-выразительных средств,
как метафоры и фразеологизмы. К синтаксическим способам воздействия на
адресата можно отнести следующие: риторический вопрос, анафору, синтаксический параллелизм, инверсию, противопоставление и градацию.
Во втором параграфе мы проанализировали адвокатский дискурс периода
с XX по XXI век, выявили его характерные особенности. На основе изложенного в данном параграфе можно сделать вывод, что адвокатские речи современности в основном принадлежат публицистическому стилю с ярко выраженными
чертами научного и официально-делового стиля. Среди способов воздействия
на адресата можно выделить фонетические, где воздействие осуществляется за
счет компонентов интонации, а также лексические и синтаксические. К лексическим способам воздействия относятся адресация, слова с семантикой сомнения, уверенности или мнения, глаголы повелительного наклонения, эмоционально-окрашенные слова, ирония, сравнения и метафоры. Синтаксические
способы воздействия включают в себя анафору, многосоюзие, инверсию, неполные предложения, риторические вопросы и композиционный стык.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
51
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Данная дипломная работа посвящена исследованию основных характеристик и языковых особенностей адвокатского дискурса XIX-XXI веков, выявлению и сравнению основных лингвистических способов воздействия на адресата
в рамках данного дискурса.
Речевое воздействие в адвокатском дискурсе можно определить как использование адвокатом особенностей языка в процессе построения адвокатской
речи, в целях оказания влияния на адресата.
На основе вышеизложенного можно сделать вывод о том, что адвокатские речи XIX века отличаются от речей периода с XX по XXI век, прежде всего функциональным стилем. Адвокатские речи XIX века в большинстве своем
приближены к художественному стилю, тогда как речи XX-XXI века в основном принадлежат публицистическому стилю с ярко выраженными чертами
научного и официально-делового стиля. Среди используемых адвокатами лингвистических способов воздействия можно выделить общие, например, адресацию к аудитории, использование эмоционально-окрашенных слов и метафор.
Но при этом существуют некоторые различия, к примеру, адвокатам XIX века
свойственно «приукрашать» речь, поэтому они в своей речи могут употреблять
распространенное описательное обращение к адресату. Тогда как на лексическом уровне принципиальных различий выявлено не было, на синтаксическом
уровне различия между адвокатскими речами двух временных периодов довольно существенны.
Адвокатские речи XIX века отличаются сложностью синтаксических конструкций, им свойственно употребление длинных рядов однородных членов в
предложении и таких способов воздействия, как синтаксический параллелизм и
градация. Речи, произведенные адвокатами более современного периода, т.е.
XX-XXI веков, стремятся к упрощению синтаксиса. Так, им свойственно употребление таких способов воздействия, как неполные или назывные предложе-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
52
ния, менее выраженное использование сложных предложений и однородных
членов.
Также интересной особенностью адвокатского дискурса XX-XXI века является наличие аудио- и видеозаписей с выступлениями адвокатов в суде, а
следовательно, возможность анализа фонетических способов воздействие на
адресата. Нами было выявлено, что в данном аспекте воздействие в основном
производится за счет компонентов интонации, особенно часто используются
мелодика, логическое ударение и темп речи.
Как показало исследование, адвокатский дискурс использует разнообразные языковые способы воздействия, в том числе, и на разных языковых уровнях, таких, как фонетический, лексический и синтаксический.
Следует отметить, что адвокатский дискурс представляет собой широкое
поле для исследований. Особый интерес представляют фонетические способы
воздействия на адресата, которые ввиду отсутствия материала были недоступны для изучения до недавнего времени, поэтому проблема использования фонетических способов воздействия на адресата в адвокатском дискурсе изучена не
полностью. На наш взгляд, вопрос требует дальнейшего рассмотрения и расширения анализа практического материала в трудах исследователей, занимающихся данной проблемой.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
53
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1.
Баранов, А.Н. Введение в прикладную лингвистику [Текст] / А.Н.
Баранов. – М. : Эдиториал УРСС, 2001. – 360 с.
2.
Баранов А.Н. Языковые механизмы вариативной интерпретации
действительности как средство воздействия на сознание [Текст] / А.Н. Баранов,
П.Б. Паршин // Роль языка в средствах массовой коммуникации. Сб. статей. –
М., 1986. – С. 13-15.
3.
Бахтызин, A.M. Ораторское мастерство Ф.Н. Плевако // Русская
речь. – 1989. – № 6. – С. 52.
4.
Ван Дейк Т.А. Язык. Познание. Коммуникация [Текст] / Т.А. Ван
Дейк. – М. : Прогресс, 1989. – 310 с.
5.
Гийому Ж. О новых приемах интерпретации, или проблема смысла
с точки зрения анализа дискурса [Текст] / Ж. Гийому, Д. Мальдидье //
Квадратура смысла. – М. : Прогресс, 1999. – 247 с.
6.
тексте
Горло, Е.А. Синтаксические средства воздействия в поэтическом
[Электронный
ресурс]
//
Научный
журнал
КубГАУ.
–
http://ej.kubagro.ru/get.asp?id=459&t=0 (29.05.2015).
7.
Демидова Л.А. Адвокатура в России [Текст] / Л.А. Демидова, В.И.
Сергеев. – М. : Юстицинформ, 2006. – 569 с.
8.
Доценко Е.Л. Психология манипуляции : феномены, механизмы и
защита [Текст] / Е.Л. Доценко. – М., 1997 – 381 с.
9.
Ивакина, Н.Н. Основы судебного красноречия (риторика для
юристов) [Текст] / Н.Н. Ивакина. – М. : Издат. дом Юристъ, 2007. – 464 с.
10.
Ивлев Ю.В. Теория и практика аргументации : учебник [Текст] /
Ю.В. Ивлев. – М. : Проспект, 2011. – 228 с.
11.
Иссерс, О.С. Речевое воздействие : учебное пособие [Текст] / О.С.
Иссерс. – М. : Флинта : Наука, 2009. – 224 с.
12.
Кабаченко Т.С. Методы психологического воздействия: Учебное
пособие [Текст] / Т.С. Кабаченко. – М. : Пед. общ. России, 2000. – 544 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
54
13.
Карасик В.И. Религиозный дискурс [Текст] / В.И. Карасик //
Языковая личность: проблемы лингвокульторологии и функциональной
семантики : Сб. науч. тр. – Волгоград : Перемена, 1999. – С. 5-19.
14.
Киселев, Я.С. Поддержание государственного обвинения в суде с
участием присяжных заседателей [Текст] / Я.С. Киселев – М., 2002. – 186 с.
15.
Киселева Л.А. Вопросы теории речевого воздействия [Текст] / Л.А.
Киселева – Л. : Изд-во Ленингр. ун-та, 1978. – 75 с.
16.
Кисенишский, И.М. Известные судебные процессы нашего времени
(Записки адвокатов-участников) [Текст] / И.М. Кисенишский, М.М. Кисенишский. – М., 1996. – С. 62.
17.
Кони, А.Ф. Избранные труды и речи [Текст] / А.Ф. Кони – Тула :
Изд-во Автограф, 2000. – 81 с.
18.
Королев B.C. Вперед к успеху! : Дайджест работ Д. Карнеги [Текст]
/ В.С. Королев. – Ростов-на-Дону, 1992. – 189 с.
19.
Костанов Ю.А. Судебное красноречие русских юристов прошлого
[Текст] / Ю.А. Костанов. – М. : МГП Фемида, 1992. – 286 с.
20.
Крапивкина, О.А., Непомилов, Л.А. Юридический дискурс :
понятие, функции, свойства // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 9
[Электронный ресурс] – Режим доступа : http://human.snauka.ru/2014/09/7855 –
(30.05.2016).
21.
Кучерена А.Г. Роль адвокатуры в становлении гражданского
общества в России: Монография. – М. : Статут, 2002. – 360 с.
22.
Леонтьев А.А. Основы психолингвистики [Текст] / А.А. Леонтьев.
– М. : Смысл, 1997. – 287 с.
23.
Лингвистический энциклопедический словарь [Текст] / Гл. ред. В.
Н. Ярцева. – М. : Советская энциклопедия, 1990. – 688 с.
24.
Макарова, В. Техника аргументации в современном российском и
литовском политическом дискурсе (на материале ежегодных президентских
посланий 2000-2007 гг.) : дис. ... докт. филол. наук / В. Макарова. — Вильнюс,
2008. – С. 25-26.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
55
25.
Меншиков, А.С. Речи адвоката в прениях [Электронный ресурс] /
А.С. Меншиков. – М., 2012 – http://lawrnd.ru/2012/03 (28.05.2016).
26.
Николаева Т.М. Краткий словарь терминов лингвистики / Т.М.
Николаева. – М. : Прогресс, 1978. – 480 с.
27.
Ожегов, С.И. Толковый словарь русского языка [Текст] / Под ред.
Н.Ю. Шведовой. – М : АЗ., 1995. – 566 с.
28.
Паршин
П.Б.
Речевое
воздействие
:
основные
формы
и
разновидности [Текст] / П.Б. Паршин // Рекламный текст : семиотика и
лингвистика. – М. : Издат. дом Гребенникова, 2000. – С.47-50.
29.
Паршин П.Б. Об одном подходе к изучению средств изменения
моделей мира [Текст] / П.Б. Паршин, В.М. Сергеев // Учен. записки Тарт. гос.
ун-та, 1984, вып. 688. – С. 9-11.
30.
Пеше М. Контент-анализ и теория дискурса [Текст] / М. Пеше //
Квадратура смысла: Французская школа анализа дискурса. – М., 1999.
31.
Порубов Н.И. Риторика [Текст] / Н.И. Порубов. Учебное пособие.
Мн. : Высш. шк., 2001. – 175 с.
32.
Почепцов, Г.Г. Теория коммуникации [Текст] / Г.Г. Почепцов. – М.
: Рефл-бук : Ваклер, 2001. – 651 с.
33.
Резник, Г.М. Речь адвоката Г. М. Резника по делу журнала «Наш
современник» [Электронный ресурс] / Г.М. Резник // Мемориал. – М., 2010 –
http://www.memo.ru/hr/referats/hatespch/rec_rez.htm (25.05.2016).
34.
Речь адвоката Р.В. Ардыкуца по делу С.В. Курышева [Электронный
ресурс] / Мобильный репортер. – М., 2015.
35.
Россельс, В.Л. Судебные защитительные речи [Текст] / В.Л.
Россельс. – М. : Юридическая литература, 1966. – С. 39.
36.
Сергеечева В. Приемы убеждений. Стратегия и тактика общения.
[Текст] / В. Сергеечева – СПб. : Питер, 2002. – 192 с.
37.
Скрипак, И.А. Языковое выражение экспрессивности как способа
речевого воздействия в современном научном дискурсе : на материале статей
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
56
лингвистического профиля на русском и английском языках [Текст] : автореф.
дис. ... канд. филол. наук : 10.02.19 / И.А. Скрипак. – Ставрополь, 2008. – 199 с.
38.
Солдатова, А.А. Стратегия коммуникативных стратегий и тактик в
адвокатском дискурсе [Текст] / А.А. Солдатова // Вестник ТвГу. – 2011. – № 4.
– Выпуск 2. – С. 252-258.
39.
Степанов, Ю.С. Альтернативный мир, Дискурс, Факт и Принцип
причинности [Текст] / Ю.С. Степанов // Язык и наука конца 20 века. – М. : РАН,
1996. – С. 35-73.
40.
Стернин И.А. Риторика [Текст] / И.А. Стернин. – Воронеж, 2002. –
41.
Стернин И.А. Основы речевого воздействия [Текст] / И.А. Стернин.
223 с.
– Воронеж, 2012. – 201 с.
42.
Стернин И.А. Введение в речевое воздействие [Текст] / И.А.
Стернин. – Воронеж: Истоки, 2001. – 252 с.
43.
Судебные речи известных русских юристов [Электронный ресурс] /
Е.М. Ворожейкин. – М., 2009. – http://hatituli.ru/ (28.05.16).
44.
Фестингер Л. Теория когнитивного диссонанса [Текст] / Л.
Фестингер. – СПб. : Ювента, 1999. – 318 с.
45.
Холев, Н.И. Дело Максименко [Электронный ресурс] / Н.И. Холев //
Lib.ru/Классика.
–
М.,
2010
–
http://az.lib.ru/h/holew_n_i/text_0010.shtml
(01.05.2016).
46.
Хрестоматия по истории отечественного государства и права.
Х
век – 1917 г. / Сост. В.А. Томсинов. – М. : Зерцало-М, 2001. – 384 с.
47.
Царев, В.И. Структура и стиль судебной речи прокурора [Текст] /
В.И. Царев // Соц. законность. – 1983. – № 4. – С. 25.
48.
Шаззо, А.А. Лингвистические приемы воздействия на адресата
продовольственной рекламы [Текст] : автореф. дис. ... канд. филол. наук :
10.02.01 / А.А. Шаззо. – Майпок, 2008. – 177 с.
49.
Шелестюк,
Е.В.
К
вопросу
содержания
понятия
«речевое
воздействие» [Текст] / Е.В. Шелестюк // Третьи Лазаревские чтения :
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
57
Традиционная культура сегодня : теория и практика : мат-лы Всерос. науч.
конф. с междунар. участием. Челябинск : ЧГАКИ, 2006. – Ч. 2. – С. 412-420.
50.
Ярмуш, М.М. Судебные речи [Электронный ресурс] / М.М. Ярмуш.
– М., 2012 – http://www.lawandtax.ru/speeches.htm (29.05.2016).
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
99
Размер файла
618 Кб
Теги
3555, способы, адресат, воздействия, адвокатской, дискурсе, лингвистическая
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа