close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1920-й год в судьбах интеллигенции Европейского Севера России

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Соколова Ф.Х.
Архангельск
2010
1920-й год в судьбах интеллигенции Европейского Севера России
1. Соколова Ф.Х. 1920-й год в судьбах интеллигенции Европейского Севера России //
1920 год в судьбах России и мира: апофеоз Гражданской войны в России и ее воздействие на международные отношения: сб. материалов международной научной
конференции Архангельск, 27-28 апреля 2010 г. / /отв. ред. В.И. Голдин – Архангельск: изд-во «Солти», 2010 – С. 168-170
1920-й год – сложный противоречивый период в судьбах мира, России,
представителей различных общественных групп, каждого конкретного человека. Условно его можно назвать периодом поиска и выбора новых смыслов,
принципиально иных альтернатив развития и существования, переосмысления глубинных основ мировосприятия, проблесков новых надежд и разочарований.
В мировом масштабе – это начало становления иного миропорядка по
итогам Первой мировой войны, поиска новых форм общественной жизни через революционную смену существующих режимов в целом ряде ведущих
стран мира. Для России, вступившей в апофеоз гражданской войны, год являлся поистине решающим. Для антибольшевистских сил он был ознаменован отчаянными попытками в последних военных схватках преломить общественно-политическую ситуацию в свою пользу. Для партии большевиков и
советской власти – стремлением завершить гражданскую войну победным
маршем; воспользовавшись благоприятной ситуацией в мире консолидировать коммунистические силы и воплотить в жизнь идеи мировой пролетарской революции. Для различных общественных групп и, прежде всего, интеллигенции России, которую можно по праву считать и виновницей, и жертвой драматических событий 1917-1920 гг. этот короткий по времени, но
чрезвычайно емкий и разноплановый по сущности, промежуток истории
представлял сложную гамму настроений, представлений и ожиданий. Среди
них: чувство безысходности, рухнувших ожиданий, утрата уверенности в
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
завтрашнем дне, глубокие разочарования в сочетании с проблесками новых
надежд, поиск собственного места в системе общественных отношений.
В состоянии самоопределения пребывала и интеллигенция Северной области, чьи политические симпатии на момент установления антибольшевистского режима 2 августа 1918 года явно склонялись в пользу последних. Здесь
к исходу 1919/1920 годов антибольшевистское правительство, раздираемое
глубокими противоречиями и потерявшее кредит доверия среди основной
массы регионального сообщества, находилось практически в состоянии агонии и вскоре (19 февраля 1920 года) пало. 21 февраля 1920 года в город вступили части Красной армии. К 28 февраля 1920 года советская власть утвердилась не только в Архангельской области, но и во всех населенных пунктах
Кольского полуострова.1
Собственную последующую судьбу интеллигенция региона во многом
определяла сама, но нередко под воздействием множества внешних обстоятельств и факторов. Ряд из них, наиболее непримиримых с идеями большевизма, выехали в другие центры антибольшевистского движения или
эмигрировали в зарубежные страны. Среди них, прежде всего, офицерский
корпус белых армий, представители правого крыла антибольшевистских
движений, часть городской интеллигенции кадетско-либеральных взглядов, а именно самые высококвалифицированные учителя, врачи, представители художественной интеллигенции, церковные иерархи.
По зарубежным источникам, вместе с союзниками и правительством
Е.К. Миллера Север России покинули 5,5 – 6,5 тыс. чел. Многие из них
были представителями интеллектуальных профессий. В информации, представленной председателем Временного комитета по делам беженцев Северной
области С.Н. Городецким в правление отделения Красного Креста от 21 октября
1921 года, пишется, что в Норвегии высадилось около 1000 беженцев. Большинство из них были «людьми интеллигентными». На ледоколе «Козьма Минин»,
отправившемся из Архангельска в ночь с 19 на 20 февраля 1920 года, когда
1
Голдин В.И. Контрреволюция на Севере России и ее крушение (1918-1920 гг.). Вологда, 1989. С.87.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Красная армия была на подступах к городу, было 800 пассажиров. Из них 320 сухопутных и морских офицеров, 66 военных и гражданских чиновников, 7 врачей.
В списках прибывших в Норвегию числились известные деятельности Северной
области: генералы Е.К. Миллер, Н.И. Звегинцев, члены правительства С.Н.
Городецкий, П.Ю. Зубов, Н. А.Старцев, настоятель Троицкого Собора Архангельска И. З. Лелюхин. 2
Другие, сохранив неприязненное отношение к большевизму, предпочли остаться на родине. Судьбы значительной части из них оказались поистине трагическими. Многие стали жертвами репрессивно-карательной политики, которая развернулась в регионе вскоре после восстановления советской
власти. Только в течение 1920-1921 годов в Архангельской губернии было
создано 5 лагерей принудительных работ. В них к началу 1921 года томилось
2,5 тыс. осужденных. 78,3% из них инкриминировалась контрреволюционная
деятельность. Представителями интеллектуального труда являлись 25% всех
осужденных. В этот короткий промежуток времени не смог избежать наказания каждый 10-й представитель северной интеллигенции. Большинство из
них были осуждены за военную и гражданскую службу в зоне действия антибольшевистского режима. Учитывая, что с выводом войск иностранных
держав осенью 1919 года правительство Е.К. Миллера объявило принудительную мобилизацию всех мужчин в возрасте 16-50 лет, а любой вид деятельности в системе правительственных и земских учреждений представлял
гражданскую службу, можно предполагать, что от возмездия большевиков не
был застрахован никто. Политические преследования затронули все профессиональные группы интеллигенции, но наибольший удар пришелся по государственным служащим. 15-18% всех осужденных составляли чиновники,
бухгалтера, канцелярские служащие. Так из 1396 заключенных лагеря №1 в
Архангельске, 7% составляли инженеры и техники, 3,4% - специалисты сельского хозяйства, 2,9% - учителя, по 0,7% - юристы и представители творче2
Марушевский В.В. Год на Севере (август 1918 – август 1919 г.) //Белый Север. 1918-1920гг.: Мемуары и
документы. Вып. 1 / Сост., автор вступ. ст. и коммент. В.И. Голдин. Архангельск, 1993. С.270-271; Голдин
В.И., Тетеревлева Т.П., Цветнов Н.Н. Русская эмиграция в Норвегии. 1918-1920 г. // Страх и ожидания. Россия и Норвегия в ХХ веке. Архангельск, 1997. С.109-115; ГАРФ. Ф. Р-5867. Оп. 1. Д. 69. Л. 1-5.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ских профессий, 0,3% - врачи и фармацевты. 3 Те, кто смог избежать преследований большевиков в 1920 году предстал перед судом в период большого
террора сталинских времен. В 1930-х гг. интеллигенции региона не простилось не только участие в антибольшевистском движении, но и само присутствие, проживание и профессиональная деятельность в Северной области в
1918–1920 гг.
В свою очередь, многие представители наиболее массовых профессиональных групп интеллигенции в силу множества факторов склонились в
пользу сотрудничества с большевиками. В частности, на губернских собраниях членов профсоюзов учителей (23 мая 1920 года), служащих лечебносанитарных учреждений (7 марта 1920 года), ветеринарного персонала (25
апреля 1920 года), архитектурно-строительных рабочих (20 апреля 1920 года)
прозвучали слова приветствия в адрес советской власти. Медицинские работники благодарили «пролетарскую армию и ее вождей, позволивших гражданам Севера вздохнуть свободно». Они давали «клятву употребить всю
свою силу, все свои знания, всю свою энергию на укрепление нового фронта». Педагоги признавали, что борьба Советской власти с армией Е.К. Миллера есть «борьба прогресса с регрессом». Новую власть поддержали уездные чиновники и многие члены губернской земской управы, среди них: П.Т.
Синицын, Г.И. Виноградов, И.М. Соболев, П.И. Полонский, Г.И. Преображенский и другие.4 Мотивов, побудивших представителей северной интеллигенции согласиться на диалог с советской властью, было множество. Но основой для настоящего сотрудничества являлось общее с большевиками социалистическое видение конечной цели общественного устройства и разочарование политикой антибольшевистского режима в регионе, который в течение
времени эволюционировал в сторону правой диктатуры.
В целом оттенков настроений, чувств, представлений, отношений, видений интеллигенции относительно перспектив развития мира, страны, регио3
Подсчитано автором по: Поморский мемориал. Книга памяти жертв политических репрессий /Отв. ред.
Ю.М. Шперлинг – Архангельск, 1999. 869с.
4
ГААО. Ф. 218. Оп. 2. Д. 95. Л. 4-9; Д. 100. Л. 1-27; Д. 113. Л. 27, 46; Ф. 352. Оп. 1. Д. 158. Л. 41.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
на, собственной судьбы было множество. Их сложно вписать в формализованные схемы. Но очевидно одно. При любом варианте общественного и
личного самоопределения, судьбы интеллигенции Северной области были не
только чрезвычайно тяжелыми, но нередко поистине трагичными. Выехавшие из страны, лишились родины, высокого имущественного положения и
социального статуса. Жизнь заставляла их все начинать с нуля. Далеко не все
достойно выдержали, выпавшие на их долю испытания. Среди них были такие, кто деградировал как личность. Но те, кто достойно выдержал, выпавшие на их долю трудности, поднялся на новый уровень духовного и творческого развития. В частности, заслуги представителей Русского Зарубежья в
области развития мировой культуры оценены по достоинству. Они внесли
существенный вклад в сохранение и дальнейшее развитие российской культуры, сделали ее достоянием мировой общественности.
Множеством проявлений отличались судьбы, тех, кто склонился к сотрудничеству с большевиками. Жизнь многих из них была прервана в расцвете лет политическими репрессиями. Можно предположить, что находились в состоянии глубокого внутреннего личностного конфликта и духовного
кризиса, непримиримые идейно-политические оппоненты большевизма, которые в силу сложившихся обстоятельств были вынуждены сотрудничать с
советской властью на профессиональной стезе. Тяжелые испытания выпали и
на долю тех, кто добровольно и осознанно пришел к мысли о союзе и сотрудничестве с советской властью. Пребывая в состоянии постоянного страха перед
репрессиями, нередко испытывая нужду и лишения, интеллигенция принимала
непосредственное участие не только в восстановлении экономического и культурного потенциала страны, но и содействовала превращению ее в мощное модернизированное, индустриально и культурно развитое государство в мире. Не
без помощи интеллигенции региона Европейский Север России к концу 1930-х
годов превратился в крупный промышленный, научный и культурнообразовательный центр страны.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
6
Размер файла
157 Кб
Теги
север, европейской, год, интеллигенция, 1920, судьба, россии
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа