close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Функция символики и лейтмотивики в художествнном произведнии (на примере романов и повестей Т

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
99
Н. А. Макарова
(Орёл)
Функции символики и лейтмотивики в художественном произведении
(на примере романов и повестей Т. Фонтане 80 - 90-х годов XIX века)
Символика и лейтмотивика - обязательные компоненты художествен­
ной ткани произведений Т. Фонтане. Символ у писателя - это знак, наделён­
ный неисчерпаемой многозначностью образа; вместе с тем, категория симво­
ла указывает на выход образа за собственные пределы; в символе слиты
предметный образ и глубинный смысл.
В «Моём детстве» (подзаголовок: «Автобиографический роман»,
1894) даётся своего рода итоговая картина дома, двора и сада, описания ко­
торых встречаются почти в каждом предшествующем произведении Т. Фон­
тане. В повествовании о детстве особый акцент сделан на поэтическом обра­
зе Дома, Сада и Двора, с которыми связаны наиболее светлые и радостные
воспоминания маститого писателя, сумевшего передать тёплую «атмосферу
семьи», дружественно- доброжелательный «дух дома» (1,101-105, 108-110).
Знакомство будущего писателя с «большим миром» начинается с сада,
обнесённого оградой, изолированного от чужой, непонятной жизни, текущей
за его пределами.
Д.С. Лихачёв, анализируя эту поэтическую категорию, отметил: «пер­
воначальный рай окружён оградой, за которую Бог изгнал Адама и Еву после
их грехопадения. Поэтому главная «значимая» особенность райского сада его ограждённость; о саде чаще всего говорится «hortus conslusus» («сад ог­
раждённый»)» (2,478). Структура пространства у Т. Фонтане стала одним из
важнейших выразительных средств. В «Моём детстве» и «Эффи Брист» сад и
площадка перед домом в Гоген-Креммене становятся символами безоблач­
ной поры - детства, не омрачённого горестями и печалями «большого мира»;
чужой и непонятный, он пока ещё находится где-то далеко - за порогом, за
калиткой, за оградой. Радушие, гостеприимство, благожелательность «до­
машнего» пространства в этих поздних произведениях Т. Фонтане явно про­
тивопоставляются «чужому», «внешнему» пространству.
Неповторимая поэтическая атмосфера в романах Фонтане не в по­
следнюю очередь создаётся за счёт описания сада или парка, окружающего
поместье или загородную гостиницу («Ханкелев склад» в «Путяхперепутьях», усадьбы в «Эффи Брист» и «Штехлине»). Пейзажные описания
призваны подчеркнуть душевное состояние героев, ярче выявить их эмоции
(радость, печаль, смятение, горе, гнев и т.д.). Размышляя об этих составляю­
щих литературного произведения, Т. Фонтане вывел для себя непреложное
правило: картина природы лишь тогда «впишется» в текст, если конечной
задачей автора станет «подготовка настроения или усиление его» (3, 211).
Детали пейзажа, интерьера, копия картины, песня, ЦИТРТЫ из классиков не-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
100
мецкой и мировой литературы приобретают в прозе Т. Фонтане характер
символа; отдельные вещи и предметы выполняют сюжетообразующие функ­
ции.
В одном из ранних опытов создания «берлинского романа» - в
«Грешнице» - название известной картины Тинторетто («L Adultera») по­
вторено на титульном листе как заглавие произведения. Копия этого полотна,
подаренная ван дер Страатеном жене с унижающим её достоинство намёком
на возможную супружескую неверность, становится для Мелани поводом не
только для самых горьких размышлений о собственной не лучшим образом
сложившейся семейной жизни, но и для свершения решительного шага - раз­
рыва с мужем — пошлым, самодовольным и невежественным нуворишем.
Столь же важную роль играет посредственно написанная картина и в
«Поггенпулах», изображающая бой при Хохкирхе 14 октября 1758 года во
время австро-прусской войны, в котором участвовал майор Бальтазар фон
Поггенпул. Старая служанка ведёт постоянные «баталии» с нею, пытаясь
стереть пыль с рамы, и каждый раз, когда полотно срывается со стены, Фридерика констатирует: «не держится, ну никак, хоть убей, не держится» (в
оригинале: «... es sitzt nich und sitzt nich») (4, VII, 322). Эта звучащая не­
сколько раз фраза-лейтмотив становится своего рода итоговой оценкой явно
изживших себя форм жизни, неумного апломба, непомерно завышенной са­
мооценки многих представителей оскудевшего дворянства, утратившего бы­
лое значение в общественной жизни, но продолжающего считать себя из­
бранной кастой.
Песня-лейтмотив в «Путях-перепутьях» выполняет отчасти функцию
экспозиции: в иносказательной форме в ней изображен начальный период
романа молодого офицера и белошвейки, событий, непосредственно предше­
ствующих завязке и развертыванию конфликта. Бото в недавнем прошлом
спас Лену, когда перевернулась лодка, в которой она была с подругой, - с
этого и началось их знакомство. Аналогичная ситуация отражена в строфе
народной песни, дважды звучащей -в романе: «Я помню всё / Ты спас мне
жизнь однажды, / Но ты, солдат, / Ты помнишь ли меня?» (5, 189, 263) (в ори­
гинале: "Ich denke dran, ich danke dir mein Leben, doch du, Soldat, Soldat denkst
du daran?" (4,V, 58, 146). Возвращаясь с прогулки в Вильмерсдорф, госпожа
Дёрр запевает песню, её подхватывают пока ещё счастливые Бото и Лена.
Второй раз она прозвучит уже через годы в исполнении бродячих музыкан­
тов, мелодию подхватит смазливая горничная, и это больно заденет Бото: он
сразу же вспомнит ту давнюю поездку, Лену, понимая, что самые лучшие и
светлые его дни в прошлом.
Дважды повторены эпизоды танцев: под музыку, доносящуюся с кон­
цертной эстрады зоопарка, танцуют две пары: Бото с госпожой Дёрр и Лена с
Гансом. Всё здесь просто, естественно, не ощущается ни натянутости, ни
фальши; влюбленным не нужно скрывать своих чувств или лицемерить (4, V,
28-29). Иное в сцене танца Бото и Кете под ту же музыку, доносящуюся из
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
101
зоосада. Жена Бото заставляет его вальсировать с нею, что не доставляет ему
никакого удовольствия: нужно играть, исполняя роль заботливого и нежного
супруга, по возможности уходить от разговора с непрестанно болтающей Ке­
те (4, V, 113-114). Вальс Штрауса навевает воспоминания о недавнем: «Лена
простая, правдивая и немногословная, всё чаще вставала перед его глазами»
(5, 234). Ассоциации с минувшим вызывает у него фургон с большой грудой
осколков и надписью на бортах «Макс Цапель. Скупка и продажа стеклянно­
го боя. Риксдорф»; реклама сразу же пробуждает в памяти героя известное
присловье: «Счастье — что стекло — раз - и вдребезги...», и вновь перед ним
встаёт образ Лены (5, 262).
Лейтмотивика широко использована в характеристике Кете: почти
обязательным в каждом её монологе и диалоге повторяется слово-паразит
«смешно» (в оригинале: «Das ist zu komisch» (4, V, 159, 161, 167, 168, 171),
которым она оценивает (точнее, отштамповывает) любую ситуацию.
В повести «Стина» история любви молодого графа, наивного и беспо­
мощного, но пытающегося отвоевать у судьбы свое право на счастье, и ми­
лой, доброй, скромной Стины - красивая и печальная, как сумерки. Описания
закатов, на фоне которых проходят встречи Вальдемара и Стины, приобре­
тают характер символа. Заход солнца, «умирание» дня подготавливают дра­
матическую развязку отношений героев, грустная, элегическая тональность
повествования подчеркивает неизбежность трагедии. Ощущение боли, стра­
дания, не покидающее Стину с самого первого свидания с графом, усилива­
ется на фоне заходящего солнца (4, V, 214). Безвозвратность счастливых ми­
нут в обществе любимой ощущает Вальдемар, глядя на закат из окна своей
квартиры в день последнего свидания и объяснения со Стиной (4, V, 260).
Картины недавних счастливых дней и воспоминания о чудесных, закатных
вечерах проплывают перед ним.
Символична сцена, описанная в главе 15: Вальдемар во время своей
прогулки по набережной спускается к мосту и любуется растущими вдоль
берега вербами (4, V, 258). Из серо-зелёной листвы деревьев выглядывали
кое-где сухие ветви. Эти ещё зелёные, но уже отмеченные печатью смерти
вербы являются олицетворением жизни молодого графа Гальдерна.
Симметричность композиции «Эффи Брист», кольцевая структура не
в последнюю очередь достигается за счет выразительных лейтмотивов, с по­
мощью которых драма героини становится особенно впечатляющей. Дейст­
вие начинается на площадке перед помещичьей усадьбой семейства фон
Брист в Гоген-Креммене, на ней размещены солнечные часы, качели, мостки
на берегу озера, примыкающего к имению. Эти в общем-то обычные пред­
меты и детали пейзажа окажутся теснейшим образом связанными с судьбой
Эффи. Роман начинается с эпизода беззаботной игры девочек в прятки, кото­
рую прервёт госпожа фон Брист, чтобы увести дочь в дом для свершения по­
молвки. Во время этого обряда в окне, увитом виноградом, появляются ры­
жие головки сестёр-близнецов Янке, которые зовут подружку продолжить
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
102
игру: «Иди сюда, Эффи!» (в оригинале: «Effi, komm!» (4, VII, 19). Из этой же
фразы будет состоять текст телеграммы, которую отец пошлёт смертельно
больной дочери: «Эффи, приезжай» (в оригинале: «Effi, komm!» (4, VII, 291).
В юной героине - подвижной и шаловливой, многое напоминает матери воз­
душных гимнастов в цирке. После развода с мужем и изгнания из «прилич­
ного общества» Эффи возвращается в Гоген-Креммен, вновь она на качелях,
на какое-то мгновение ей кажется, что вернулась вновь счастливая юность,
что она летит прямо в небо. Однако эта иллюзия мимолётна, длится лишь
миг: сломленная и безнадёжно больная Эффи понимает, что радостную пору
детских игр не вернуть. Она (уже замужняя дама) вспомнит об этих счастли­
вых мгновениях в письме из Италии во время свадебного путешествия: «Чего
бы я не отдала сейчас за то, чтобы сидеть с ними (сестрами Янке - Н.М.) на
нашем дворе верхом на оглобле кареты и кормить наших голубей» (6, 45).
Солнечные часы, появившиеся в первом эпизоде, исчезнут в последней главе,
на их месте появится надгробная плита с лаконичной надписью «Эффи
Брист».
С помощью лейтмотивов делается намёк на грядущие драматические
события: такова доставка в дом ван дер Страатена копии картины Тинторетто
в «Грешнице», аналогичную роль играет появление близнецов Янке в сцене
помолвки: Инштеттен, далёкий от мистических верований, «постепенно
пришёл к убеждению, что это маленькое происшествие не было простой слу­
чайностью» (6,2j-24).
Предвосхищает судьбу героини шутливый её разговор с подружками
об участи неверных жён в Константинополе; «шлон» - подтопленный уча­
сток побережья, в котором увязли сани с Эффи и Крампасом (эпизод возвра­
щения гостей из лесничества Ринга) - символизирует и предопределяет тра- гический исход их связи. На смертельный финал предстоящей дуэли наме­
кают Инштеттену, идущему к месту поединка, гвоздики, мелькающие в траве
словно капельки крови.
Прошлое, связанное с кессинским романом, отравит жизнь Эффи и в
столице уже после разрыва с майором: название деревушки на побережье
(Крампас), куда она приезжает с Инштеттеном, побуждает героиню к спеш­
ному отъезду. Напомнит ей о прошлом вновь всплывший в Берлине призрак
китайца - переводная картинка из дома в Кессине, которую служанка Иоган­
на захватила с собой. Писатель высоко оценил значимость этого лейтмотива
в письме И.В. Видману 19 ноября 1894 года: «Это поворотный момент всей
истории»: разобравшись в подоплёке легенды, часто повторяемой мужем,
Эффи сознаёт, что он склонен видеть в ней потенциальную нарушительницу
супружеской верности.
Нельзя не отметить ещё один важный момент: судьбы второстепен­
ных персонажей (а они вполне могут рассматриваться как образы-варианты
главных героев) предвосхищают судьбу персонажей главных. Лена Нимпч
повторяет путь госпожи Дёрр («Пути-перепутья»), жизнь и страдания Эффи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
соотносятся с тернистым путём её служанки Розвиты, Стину ждёт тот же вы­
бор, что и Паулину Питтельков («Стина»).
Столь же важную роль в последнем романе Т. Фонтане играет сквоз­
ной лейтмотив - озеро Штехлин, его имя носит и главный герой, и его поме­
стье. Этот чисто внешний, лежащий на поверхности фактор подчёркивает и
высвечивает основную идею романа - мысль о всеобщей связи всего сущего
на земле: озеро обладает поражающей воображение способностью реагиро­
вать на всё происходящее на планете, будь то землетрясение в Лиссабоне, из­
вержение вулкана на Яве или в Исландии (4, VIII, 7).
Озеро Штехлин - символ вечного, вневременного, нетленного, на его
фоне убогой и жалкой кажется предвыборная возня, конъюнктурные сообра­
жения фон Беетцев, Гундерманнов, вон Пееренбомов, фон Краатцев; баналь­
ны и плоски их суждения о новом, о прогрессе, о политических партиях.
Убог и примитивен мир этих людей, цепляющихся за изжившие себя формы
жизни.
Второй лейтмотив, проходящий через размышления положительных
героев (Дубслава фон Штехлина, пастора Лоренцена, Мелузины) - «новое»:
«жить мы должны для нового... Отгородиться от всего - значит заживо за­
муровать себя, а это верная смерть» (4, VIII, 288). Отношение их к новому, их
надежда на скорое наступление лучших времён - это в известной мере отра­
жение дум и чаяний самого Т. Фонтане, нашедших выражение во многих его
письмах 80 - 90-х годов.
Итак, лейтмотив («образ или оборот художественной речи, повто­
ряющийся в произведении как момент постоянной характеристики героя, пе­
реживания или ситуации» (7, 178), как приём литературной техники, исполь­
зовался писателем в самом широком объёме. И подобно «старым гнёздам» и
«утонувшему саду» у В. Рабе, земле в «Крестьянине» В. фон Поленца, дому
Будденброков у Т. Манна, которые помимо прямого, утилитарного назначе­
ния наполняются символическим смыслом, приобретают характер лейтмоти­
ва, обычные вещи и предметы выполняют аналогичную функцию и у Т. Фон­
тане.
Введение символики также не было для Т. Фонтане самоцелью, она
использовалась им крайне обдуманно и экономно. Символика в его прозе
вырастала из вещей далеко не символичных, но обретавших под пером мас­
тера слова несколько смыслов.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
104
ЛИТЕРАТУРА
1. Fontanes Werke in 5 Banden. - Berlin und Weimar: Aufbau-Verlag,
1977.-Bd.l.
2. Лихачёв Д.С. Избранные работы. - Л., 1987. - Т.З. - С. 478.
3. Aus dem Nachlass von Theodor Fontane / Hrsg. von E. Ettlinger. Berlin, 1908.
4. Fontane Th. Romane und Erzahlungen: In 8 Banden. - Berlin und
Weimar: Aufbau-Verlag, 1969. - В скобках римскими цифрами обозначен но­
мер тома, арабскими - страница.
5. Фонтане Т. Шах фон Вутенов. Пути-перепутъя. Госпожа Женни
Трайбель. / Вступ. статья И. Фрадкина: Коммент. Н. Бсрновской. - М.: Гос.
изд. худож. лит., 1971.
6. Фонтане Т. Эффи Брист. / Вступ. статья СП. Гиждеу. - М.: Гос.
изд. худож. лит., 1960.
7. Литературный энциклопедический словарь - М.: Сов. энциклопе­
дия, 1987.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
17
Размер файла
152 Кб
Теги
символика, художествнном, романова, функции, лейтмотивики, повестей, произведнии, пример
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа