close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

3112.Лингвистические средства организации звукового мира в поэтических текстах О

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
На правах рукописи
ЕЖОВА Елена Николаевна
ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА
ОРГАНИЗАЦИИ ЗВУКОВОГО МИРА В
ПОЭТИЧЕСКИХ ТЕКСТАХ
О. МАНДЕЛЬШТАМА
Специальность 10.02.01 - русский язык
АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание
ученой степени кандидата филологических наук
Ставрополь - 1999
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Диссертация выполнена на кафедре русского языка
Ставропольского государственного университета
Научный руководитель:
Официальные оппоненты:
Ведущая организация:
доктор филологических наук, профессор К.Э.
Штайн
доктор филологических наук, профессор
Л.Ю. Буянова
кандидат филологических наук, доцент Е.В.
Говердовская
Российский государственный педагогический
университет имени А.И. Герцена
Защита диссертации состоится 14 апреля 1999 г. в 11 часов на заседании
диссертационного совета К. 113.50.02 в Ставропольском государственном университете по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1а, ауд. 302.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ставропольского государственного университета по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 120.
Автореферат разослан " // " марта 1999
Ученый секретарь
диссертационного совета,
кандидат филологических наук, доцент
Чеснокова Г.Д.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Диссертация посвящена исследованию лингвистических средств организации
звукового мира в поэтических текстах О.Мандельштама.
Актуальность исследования. В последнее десятилетие сделан значительный
вклад в области исследования философско-эстетических и художественных
принципов творчества О. Мандельштама, о чем свидетельствуют работы Л.Гинзбург,
О. Ронена, С. Аверинцева, П. Нерлера, М. Гаспарова, Б. Гаспарова, В.Топорова, О.
Лекманова, Е. Кантора, Е. Фарыно, Е. Тоддес, И. Семенко, И. Месс-Бейер, Л. Кихней
и др. Все большее внимание уделяется анализу языка текстов поэта. Некоторые
важнейшие языковые особенности поэтики О. Мандельштама выявлены Л. Гинзбург,
В. Топоровым, Б. Успенским, Б. Гаспаровым, М. Лот-маном, А. Кузнецовым, Е.
Топильской.
Для определения принципов организации языкового материала в поэзии
О.Мандельштама чрезвычайно важным представляется исследование ее звукового
мира, который формируется на основе всей совокупности языковых средств,
направленных на активизацию модуса слуха, и репрезентируемых этими средствами
интенциональных структур, связанных с идеей звучания.
В настоящее время активно исследуются различные аспекты звуковой организации поэтического текста. Принципы анализа фонетического слоя разработаны С.
Ворониным, А. Журавлевым, В. Григорьевым, А. Пузыревым, А. Михалевым, Н.
Любимовой, Н. Пинежаниновой, Е. Сомовой; принципы организации семантического
поля звука определены Н.Е. Сулименко, И. Рузиным, О.Денисенко, Н. Казаковой. В
докторской диссертации О.И. Усминского активизация модусов сенсориума, в том
числе слухового модуса, рассматривается на трех речевых уровнях (фонетическом,
лексическом и синтаксическом). В исследованиях К.Э. Штайн разрабатываются
понятия звукового тела и звуковой фактуры, которая реализуется как в языковых
(фонетическом, лексическом), так и неязыковых слоях поэтического текста.
Рассмотрены и некоторые аспекты проблемы соотношения звука и слова, музыки и
слова в поэтических текстах О.Мандельштама (И. Гурвич, И. Паперно, Ж.-К. Ланн, В.
Микушевич, Я. Платек, Б.Кац). Системно же лингвистические средства организации
звукового мира поэзии О.Мандельштама не рассматривались.
Звуковой мир в поэзии О. Мандельштама имеет не плоскостную организацию,
выраженную в системе координат горизонтали и вертикали, а пространственную, т.е.
обнаруживает и параметр глубины. Поэтическое слово в текстах поэта аккумулирует
в себе широкий культурный контекст и обладает высоким репрезентативным
потенциалом, т.е. способностью вызывать в воображении предметы и явления,
принадлежащие разным эпохам и культурам. Лексемы с семантикой звучания,
активизирующие самую абстрактную сферу чувственности - модус слуха, позволяют
"явиться" не только конкретно осязаемому и видимому внешнему миру, но и ощутить
его динамику, услышать шум времен.
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Параметр глубины звукового мира текстов О. Мандельштама выявляется при
рассмотрении феноменологической заданности языковых единиц текста, осуществляющих репрезентацию интенциональных структур. В настоящее время
актуальным стало возвращение к идеям феноменологов Э. Гуссерля, М. Хай-деггера,
ГГ. Гадам ера, Н. Гартмана, Р. Ингардена и др., а также к традициям В.фон
Гумбольдта и А.А. Потебни, идеи которых стали источником самостоятельной
феноменологической школы в России. В последние годы появилась возможность
применять феноменологический метод в лингвистических исследованиях, снабдив
его понятийным аппаратом когнитивной лингвистики, в достаточной мере
разработанным в работах М. Минского, Ю. Чарняка, Ч. Фил-лмора, Дж. Лакоффа, Дж.
Динсмора, А. Вежбицкой, Н. Арутюновой, Е. Кубря-ковой, А. Бабушкина и др. Связь
феноменологии с когнитивной лингвистикой заключается в общем подходе к языку
как к механизму и инструменту репрезентации информации. По выражению Е.
Кубряковой, когнитивный подход к явлениям языка уже знаменует собой серьезный
отход от генеративной парадигмы знания и "служит в своем основном качестве
главной интегрирующей силой в формировании новой перспективной и
многообещающей парадигмы научного знания, существенно расширяющего
горизонты лингвистических исследований.. .".
Целью исследования является выявление лингвистических средств организации
звукового мира в поэтических текстах О. Мандельштама.
В соответствии с поставленной целью представляется решить следующие задачи:
- выявить на основе метатекстовых данных творчества О. Мандельштама
основные принципы метатеории звуковой организации поэтических текстов поэта;
- ввести метатеорию поэта в контекст гуманитарного научного знания начала
века; установить ее корреляцию с современными лингво-философски-ми идеями;
- представить общие принципы звуковой организации поэзии О. Мандельштама с
точки зрения гармонии поэтического текста;
- установить соотношение языковых и неязыковых слоев, формирующих звуковой
мир его поэзии;
-рассмотреть организацию языковых слоев текстов поэта; выявить структуру
фонетического слоя и его основные фоносемантические средства;
- определить структуру лексического слоя текстов О. Мандельштама, соотношение в нем нефигуративного и фигуративного подуровней, представить
семантические изотопии звучания;
- выявить структуру и принципы организации неязыковых слоев звукового мира,
активизированных языковыми слоями.
Объектом исследования являются языковые средства и способы выражения идеи
звучания в поэтических текстах О. Мандельштама.
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Материалом исследования служат поэтические тексты О. Мандельштама,
включая шуточные стихи, стихи для детей (всего 507 стихотворений), а также
различные редакции и варианты текстов. Переводы О. Мандельштамом других
авторов не используются. Метатекстовые данные рассматриваются с привлечением
прозаических текстов - статей, эссе, автобиографической прозы, писем, черновиков.
Методы и принципы исследования. При обработке материалов автором
диссертации применялся принцип сплошной выборки языковых единиц, реализующих идею звучания.
В исследовании используется структурно-системный подход, общий функциональный анализ, принцип симметрии, дополнительности, а также феноменологический метод.
Структурно-системный подход позволяет рассматривать поэтический текст как
гармонизированную систему, выражающуюся в наличии координат гармонической
организации - горизонтали, вертикали и глубины.
Функциональный анализ предполагает изучение функционирования языковых и
неязыковых единиц в гармоническом целом поэтического текста.
Принцип симметрии способствует выявлению порядка в поэтическом тексте
через идею вариативной повторяемости инвариантно заданных структурносемантических единиц.
Принцип дополнительности позволяет рассматривать стихотворение "стерео
скопично", т.е. в его разных "проекциях", он направлен на изучение антино-мичности
поэтического текста как структурно закрытого и семантически открытого феномена.
Феноменологический метод используется диссертантом не как философскоэстетический, а как аналитически-прикладной метод, который позволяет выявить на
основе соотнесенности языковых единиц с интенциональными структурами такой
параметр гармонической организации, как глубина поэтического текста. Этот метод
применяется в корреляции с принципами когнитивной лингвистики, в рамках которой
язык рассматривается как механизм и инструмент смыс-лообразования и
репрезентации представлений и знаний человека о мире.
Теоретической основой исследования служит теория гармонической организации поэтического текста К.Э. Штайн. Использованы отдельные приемы,
выработанные в ходе анализа поэтического текста Р. Ингарденом, Н. Гартма-ном, Б.
Гаспаровым, В.Топоровым. Анализ метатекстовых данных опирается на работы А.
Вежбицкой, Е.Падучевой, Т. Николаевой, Н. Николиной, В. Шаймиевым. В процессе
анализа звукового слоя используются работы С. Воронина, В.Григорьева, А.
Пузырева, А. Михалева, Н. Любимовой, Н. Пинежаниновой, Е.Сомовой; в процессе
анализа лексического слоя - работы Н. Арутюновой, О.Ус-минского, Л. Чернейко;
исследование когнитивных артефактов музыкального искусства опирается на работы
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М.Вартофского, Д. Дики, Я. Волека; фреймов -на работы М. Минского, Ю. Чарняка,
Ч. Филлмора, В. Красных, Е.Истоминой.
Теоретическая значимость. Исследование ориентировано на создание теории
организации звукового мира в поэтических текстах О. Мандельштама, которая
подразумевает использование комплекса взаимодополняющих принципов и методов.
Основу работы как теоретического исследования составляет представление о тексте и
формирующемся в нем звуковом мире как многослойном единстве,
устанавливающемся соотношением языковых и неязыковых слоев. Признание
пространственной организации звукового мира в поэтическом тексте,
характеризующегося параметра?ли горизонтали, вертикали и глубины, дает
возможность уточнить и разработать такие понятия, как звуковое тело, звуковое
пространство и звуковая фактура поэтического текста. Феноменологическая постановка в исследовании текста позволила выделить активизируемые языковыми
средствами неязыковые структуры, участвующие в формировании звукового мира
(акустические представления, сцены, схемы, фреймы, связанные с ситуациями
звучания, артефакты музыкального искусства, эйдетические звучания).
Научная новизна работы обусловлена особым - комплексным - подходом к
исследованию лингвистических средств организации звукового мира, формирующегося в языковых и неязыковых слоях поэтического текста. Впервые делается
попытка создания общей теории организации звукового мира поэзии
О.Мандельштама, рассматриваемого в системе координат горизонтали, вертикали и
глубины. Новизна определяется и избираемой исследовательской стратегией: вначале
выявляются метатекстовые данные, содержащие авторский код, структурируется
терминологический аппарат поэта; затем метатеория О. Мандельштама вводится в
контекст научного знания, функционирующего в той же эпистемологической
реальности; затем эти научные данные вводятся в современную лингвистическую
парадигму (лингвистику текста). В диссертационном исследовании устанавливается
соотношение элементов классического и авангардного типов текста в звуковой
организации поэзии О. Мандельштама. Определяется иерархия интенциональных
структур, формирующих неязыковые слои звукового мира. Впервые рассматриваются
артефакты музыкального искусства как особый способ цитации в поэтическом
произведении текста иного художественного медиума — музыки; выявляются
языковые способы репрезентации в стихотворении когнитивных артефактов
музыкального искусства.
Практическая значимость исследования заключается в выработке комплексной
методики анализа звуковой организации поэтического текста, в возможности
использования результатов работы в школьном и вузовском преподавании таких
предметов, как "Стилистика", "Риторика", "Культура речи", "Лингвистический анализ
текста", спецкурсов по современному русскому языку.
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Структура и объем работы. Диссертация состоит из Введения, двух глав,
Заключения, Примечаний, Библиографии, Списка литературных источников,
Приложения. Общий объем работы 241 страница. Библиография, включающая
список использованной литературы, в том числе словарей и справочников, содержит
250 наименований. Список литературных источников - 12 наименований.
Апробация работы. Материалы диссертации были положены в основу докладов,
прочитанных на ежегодных Герценовских чтениях в РГПУ им. А.И. Гер-ценав 19961998 гг., на Всероссийской научно-методической конференции "Актуальные
проблемы изучения и преподавания русского языка и литературы" Воронежского
госпедуниверситета в 1996 г., на Алиевских чтениях в Карачаево-Черкесском
госпедуниверситете в 1997 г., на Пушкинских чтениях в Ленинградском
государственном областном университете в 1998 г., на ежегодных научнопрактических конференциях Ставропольского госуниверситета (1995-1998 гг.), на
конференциях, посвященных Дням славянской письменности в Ставропольском
госуниверситете в 1997-1998 гг., на заседаниях межкафедрального научнометодического семинара "Textus" (1995-1998 гг.).
Содержание работы. Во Введении обосновываются актуальность темы,
определяются цели и задачи исследования, указываются объект, материал, методы и
теоретическая основа исследования, определяется научная новизна, теоретическая и
практическая значимость работы.
В первой главе "Принципы организации звукового мира в поэтических
текстах О. Мандельштама " рассматриваются метатекстовые данные о звуке в
творчестве поэта; устанавливается корреляция метатеории и поэтики О. Мандельштама с идеями феноменологии; выявляются лингвистические принципы
организации звукового мира в текстах поэта.
Метатекстовые данные в творчестве О. Мандельштама выявляются как в
иннективных метатекстах, содержащихся в самом поэтическом тексте, так и в
сепаративных метатекстах, т.е. прозаических текстах, планом содержания которых
являются язык, слово, поэзия. И иннективные и сепаративные метатексты поэта
складываются в целостную стройную метатеорию творчества, которую поэт создает
с позиций и исследователя и художника. О. Мандельштам использует термины,
аккумулирующие культурную традицию, однако он наполняет их новым,
метафорическим, содержанием, что позволяет интуитивно уловить сущность
поэтической речи, найти "конкретные знаки для формообразующего инстинкта"
("Разговор о Данте"). В структуру терминологического аппарата входят специальные
научные термины, прежде всего лингвистические (фонема, артикуляция,
аккомодация...), а также нелингвистические (интеграл, амплитуда, обратимость);
специальные искусствоведческие термины, связанные как со "звуковыми"
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
искусствами - словесным творчеством (метр, цезура, рифма, метафора...) и музыкой
(нота, лад, партитура, орган...), так и "незвуковыми" искусствами (холст, колорит;
собор, купол...); универсальные термины (материя, ткань, фактура, рельеф...). (См.
схему).
Структура терминологического аппарата
метатеории О. Мандельштама
СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ ТЕРМИНОВ
СПЕЦИАЛЬНЫЕ ТЕРМИНЫ
ЛИНГВИСТИЧЕС
КИЕ ТЕРМИНЫ
НЕЛИНГВИСТИЧЕС
КИЕ ТЕРМИНЫ
термины
поэтики
музыкаль
ные термины
термины
изобразитель-
УНИВЕРСАЛЬНЫЕ ТЕРМИНЫ
ТЕРМИНЫ,
СВЯЗАННЫЕ СО
"ЗВУКОВЫМИ"
ИСКУССТВАМИ
ТЕРМИНЫ,
СВЯЗАННЫЕ С
"НЕЗВУКОВЫМИ"
ИСКУССТВАМИ
ного искусства
архитектурные
термины
Важнейшей особенностью метатеории поэзии О. Мандельштама является ее
фоноцентричность. Направленность метатекстовых данных выражается в системе
терминов, содержащих узуальную или контекстуальную сему звука: она априорно
присутствует в терминах, связанных с языком, музыкальными искусствами; сему
звука приобретают в метатеории поэта термины-метафоры нелингвистических наук и
"незвуковых" искусств, применяемые поэтом по отношению к звучащему
поэтическому тексту. Фоноцентричность метатеории выражается и внутренне. По
выражению поэта, "поэтическая речь есть скрещенный процесс, складывается она из
двух звучаний ", внешнего - фонетического -звучания и внутреннего звучания смысловой динамики образов.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В центре метатеории О. Мандельштама идея динамического равновесия в
поэтическом слове и тексте двух противоположных начал - анализа и синтеза, т.е.
звуковой стихии и смысла. Эта идея основана на положениях лингвистической
ономатопоэтической теории В. фон Гумбольдта и А.А. Потебни о неоднородности
структуры слова; выделении в нем внешней формы, содержания и внутренней формы;
об антиномизме и синтетике поэзии. Эти положения были активизированы в эпистеме
начала XX века поэтами-символистами. Отношение О. Мандельштама к слову
антиномично: с одной стороны, он провозглашает возвращение слова к вещам,
придание им вещественной плотности, смыслового веса; с другой стороны, он
говорит о высвобождении слова из "крепостной зависимости" от конкретной вещи и
выходе за пределы смысла - в "заумный сон". По сути речь идет о двух типах языка синтетическом языке классической поэзии и заумном языке авангарда.
Через идею динамического равновесия противоположных начал поэт рассматривает организацию поэтического текста, которая осуществляется при сложном
взаимодействии деструктивной силы - "обнажения сырьевой природы поэтической
речи" - и упорядочивающей силы - "формообразующей тяги".
Гармония поэтического текста рассматривается О. Мандельштамом в соответствии с музыкальной теорией гармонии как взаимодополнительность звукомелодической линии и вертикальной "аккордной основы гармонизации " ("Разговор о
Данте"). Важнейшее свойство поэтической речи О. Мандельштам определяет
термином обращаемость, который связан с идеей рекуррентных, возвращающихся
отношений, лежащих в основе винтовой симметрии, или симметрии золотого
сечения. Фактурные параметры поэтической речи осмысливаются поэтом через
систему "геологических" терминов: рельеф, ландшафт /антиландшафтность.
Термин антиландшафтность, содержащий сему 'деструкции', соотносится с
представлениями о зауми, т.е. предельном колебании, "разжижении" смысла.
Положения метатеории О. Мандельштама закономерно вступают в корреляцию с
распространяющимися в России в начале века феноменологическими идеями.
Установка акмеизма на активизацию широкого культурного контекста, на
воспроизведение вещного мира, передающего колорит определенной эпохи,
выражается в том, что поэтическое слово О. Мандельштама обладает высокой
степенью репрезентативности, т.е. способностью активизировать разные по глубине
интенциональные структуры.
Способы построения акмеистической модели мира, формирующейся на основе
закона тождества бытия и мышления, и "жизненного мира" (Э. Гуссерль) в
феноменологии оказываются принципиально сходными. В основе картины мира
поэзии О. Мандельштама идея синтеза динамически уравновешенных и взаимодополнительных противоположных начал. С одной стороны, поэт провозглашает
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
возвращение к вещам реального мира; с другой стороны, говорит об уходе от сущих
вещей к их "абстрактному бытию "—к "чистому содержанию " вещного мира. Эта
антиномичность выражается и в способах познания вещи: с одной стороны, он
говорит о чувственном восприятии вещи, т.е. ее данности в множестве сенсорных
ощущений и вариативности в зависимости от воспринимающего модуса чувств; с
другой стороны, об интуитивном познании, т.е. "схватывании" вещи в ее
инвариантной целостности, органичности, "множественном единстве". Этот
динамический подход к явлениям вещного мира обусловливает сосуществование в
поэзии О. Мандельштама двух типов мироощущения: говоря в терминах А.Ф. Лосева,
"зрительного" и "слухового". С одной стороны, его поэзия направлена на воссоздание
живописных пластических образов, четких графических форм; с другой стороны, поэт
обращается к потоку происходящего, к динамике, текучести мира (голосам эпох, шуму
времени, реву событий), что позволяет поэту интуитивно соприкоснуться со сферой
духовного.
Установление подобия способов создания картин мира в поэзии О. Мандельштама
и феноменологии дает основание использовать для исследования текстов поэта
феноменологический метод (в его аналитически-прикладном содержании) в
корреляции
с
современными
принципами
когнитивной
лингвистики.
Феноменологическая постановка в исследовании поэтического текста, которая
позволяет выявить параметр глубины через иерархию неязыковых слоев, активизируемых языковыми слоями, соединяется с хорошо разработанными
принципами и терминологическим аппаратом когнитивной лингвистики, в которой
разрабатываются понятия схема, фрейм, сцена, ситуация и др.
Звуковой мир в поэзии О. Мандельштама формируется всей совокупностью
языковых и неязыковых средств, реализующих идею звука, и существует в тексте как
неразрывность его материальных и нематериальных слоев. Понятие звуковой мир
включает в себя не только перцептивную акустическую среду текста, возникающую
на основе чувственного восприятия материальности звучащей поэтической речи и
активизируемых словом "чистых перцепций", но и отношение субъекта к этой среде,
т.е. особый авторский взгляд на нее.
Звуковой мир в поэзии О. Мандельштама имеет пространственную протяженность. Звуковое пространство включает в себя и пространство самого текста как
физического объекта и ментальное акустическое пространство, объединяющее в
тексте информацию о звуке. Звуковое пространство поэзии О. Мандельштама
является трехмерным: оно определяется параметрами горизонтали, вертикали и
глубины. Пространственную трехмерную протяженность обнаруживает и каждый из
отдельных слоев. Когнитивными геометрическими моделями, структурирующими
звуковое пространство (Дж. Лакофф),в поэзии О. Мандельштама являются модели
пучка-веера и винтовой лестницы.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Модель пучка, приобретающая в поэзии О. Мандельштама отчетливо выраженный
метасмысл ("слово-пучок"), является по сути геометризацией важнейшего принципа
его поэтики - принципа ассоциативности ("распределения" звуковой оболочки или
семного состава слова между другими словами; при целостном восприятии текста
разделенные звуковые или семантические "множители" слова собираются в один
"пучок" (М.Ю. Лотман)). Модель винтовой лестницы, также имеющая в творчестве О.
Мандельштама метасмысл (восхождение/нисхождение по звуковой лесенке означает
соответственно уход поэта в запредельный мир "заумного сна" и возвращение его "в
родной звукоряд" классической поэзии), геометризирует мандельштамовский принцип
обращаемости, в основе которого лежит идея винтовой симметрии, или симметрии
золотого сечения. В соответствии с этими моделями организуются и языковые слои,
входящие в звуковое пространство, и неязыковые слои, формирующие ментальное
звуковое пространство.
Звуковое пространство текстов поэта характеризуется, с одной стороны, стереофоничностью, т.е. возникновением иллюзии звуковой перспективы, порожденной
различными по глубине звуковыми планами; с другой стороны, многомерностью и
глубиной, формирующейся иерархией различных по уровню абстракции неязыковых
структур.
В результате наслоения языковых и неязыковых структур текста, активизирующих его звукосенсорные свойства, формируется качественно новое синтетическое
единство - звуковое тело поэтического текста. Важнейшим принципом организации
звукового тела в поэзии О. Мандельштама является диффуз-ность формирующих его
разнородных слоев, т.е. взаимопроникновение их периферийных компонентов.
Диффузия фонетического и лексического слоев обусловлена, с одной стороны,
высокой степенью семантизации фонетического слоя, его "лексичностью" (М.
Лотман); с другой стороны, звукоассоциативным способом развития лексического
слоя. Диффузия языковых и неязыковых слоев возникает за счет напряженной
суггестивности языковых средств звукового тела текстов поэта, расширения их
семантики за счет ассоциативных признаков информационного потенциала значения.
С представлением о телесности текста связано понятие звуковой фактуры,
которое выражает качественную определенность звукового тела текста, существующего как неразрывное единство еТо структуры и фактуры (Д.К. Рэнсом).
Звуковая фактура формируется в тексте как множественное единство - ансамбль-трех
типов фактур: 1) материальной, чувственно ощутимой фактуры фонетического слоя;
2) относительно материальной семантической фактуры; 3) "теневых" фактур, т.е.
активизируемых языковыми слоями текста представлений о фактурах звучаний
реального мира и искусства. Важнейшими свойствами звуковой фактуры в поэзии О.
Мандельштама являются обострение "вещественных" параметров звучаний за счет
использования явления синестезии и транспонирование в текст "чужих" фактур,
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
прежде всего фактур музыкальных произведений за счет введения в текст артефактов
музыки. Важнейшим параметром звуковой фактуры текстов поэта является
рельефность, которая отражает аналогию между повышением/понижением регистра
звучания и соответственно повышением/понижением рельефных форм. Основные
типы рельефа звукового тела поэзии О. Мандельштама: 1) ярко выраженная
рельефность; 2) нейтральная рельефность; 3) намеренная антирельефность.
Гармоническая согласованность, внешняя и внутренняя упорядоченность
языковых и неязыковых элементов звукового тела текста, приводящая к соответствию
его структуры и фактуры, определяется термином гармоническая организация
поэтического текста (К. Штайн). В основе звуковой организации стихотворений
поэта лежит идея синтеза динамически уравновешенных в стихотворении
собственно языковых связей и связей гармонических, возникающих в результате
деконструкции. Синтетические и аналитические элементы "скрещиваются" в тексте,
между ними возникают отношения взаимодополнительности: синтетические
элементы формируют основу звукового мира текстов поэта; аналитические элементы,
выходящие за пределы языковых связей, расширяют звуковое пространство текстов
поэта, внося в него те смыслы, которые возможно выразить только имеющим засловесную силу звуком.
Во второй главе "Организация языковых и неязыковых слоев звукового
мира в поэтических текстах О. Мандельштама" рассматриваются принципы
организации языковых слоев (фонетического и лексического), выявляется иерархия
структур в неязыковых слоях текста.
Фонетический слой поэтических текстов О. Мандельштама обнаруживает
отчетливо выраженную тенденцию к расслоению на фоновую горизонталь и
динамические вертикальные структуры, стремящиеся к высокой степени семантизации. Это обусловливает острохарактерность фактуры фонетического слоя текстов
поэта.
Отслаивающиеся звуковые сегменты могут быть различными по структуре: звук,
слог, сложные звукокомплексы (чаще консонантного характера), морфемы, целые
звуковые оболочки слов. Если звук, слог и сложные звукокомплексы являются
ядерными структурами фонетического слоя, то морфемы, потенциально содержащие
определенный смысл, и звуковые оболочки слов, за которыми закреплен целостный
смысл, являются его периферийными структурами.
Степень семантизации звуковых отслоений в поэзии О. Мандельштама определяется объемом их смыслового потенциала. Они могут активизировать одну
сему, набор сем, целое слово как звуко-смысловое единство, имя собственное,
семантические структуры нескольких слов. Однако звуковые отслоения в текстах
поэта могут не только индуцировать смысл, но и предельно колебать, разрушать его с
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
целью воссоздания на новом, сверхлогическом уровне. В результате формируется
заумь.
Способы семантизации гармонических единиц фонетического слоя поэтических
текстов О. Мандельштама основаны на явлениях звукоподражания, синестезии и
синестэмии, аналогии, ассоциации.
Структурные типы гармонических единиц, степень и способы их семантизации в
тексте являются критериями для выделения основных звукоизобрази-тельных средств
фонетического слоя в поэзии О. Мандельштама: звукоподражательной и
звукосимволической инструментовки, звукового лейтмотива, анаг-раммирования,
паронимической аттракции, заумных структур.
Звукоподражательная инструментовка, т.е. условная имитация звучания (собственно звукоподражательная инструментовка) или самого выразительного движения
органов речевого аппарата (кинетическая инструментовка), организована в текстах
поэта как повтор неморфологизированных звукокомплексов, являющихся, как
правило, этимоном соответствующего ономатоиа. Звукоподражательные повторы
используются поэтом с целью имитации как голосовых звучаний (зоофонов,
антроиофонов), так и неголосовых (звучаний природного и артефактуального мира).
Наиболее выразительную разработку получает акустическое и кинетическое
подражание антропофонам, прежде всего фоноинтра-кинемам (дыханию, одышке,
сглатыванию, хрипу...) и "затемненной" для восприятия речи (иностранным
звучаниям, молитве, нению и т.д.). Так, например, в строках "Люблю морозное
ды[хсг]нье /И п[а]ра зимнего призн[а]нье: /[j"a], - это U'dJ, Ц а ]вь - это [/а]вь" через
звуковое отслоение ударных звуков [а] (вариативно [ха]) передается мотив задыхания.
Звукосимволическая инструментовка, основанная на таком способе семантизации
звуков, при котором они получают синестетическое, синестемическое или
дальнейшее звукосимволическое развитие на основе аналогий и ассоциаций, в поэзии
О. Мандельштама направлена не столько на усиление семантики звучания в тексте,
сколько на внесение дополнительных смыслов. Наиболее устойчивый, формульный,
характер в поэзии О. Мандельштама приобретает повтор звуков [с], получающий в
текстах поэта различную степень семантизации - от звукоподражаний - через
синестетическое развитие, более сложные ассоциации - к анаграммам и метасмыслам.
Так, в цикле стихотворений, которые получили название "летейские стихи",
звукоповтор [с], связывающий лексемы Персефона, Психея, ласточка, смерть,
ассоциативно развивается в область метасмыслов и приобретает семантику слова,
выходящего за пределы Логоса - смысла {Я [с]лово позабыл, что я хотел [с]казать, /
[с]лепая ласточка в чертог теней вернется...; Когда П[с']ихея - жизнь
[с]пу[с]кается к теням, / В полупрозрачный ле[с] во[с]лед за Пер[с^ефоной, [с]лепая
ла[с]точ-ка бро[с]ается к ногам /[с'_с'] тигий[с]кой нежно[с']тъю и веткою
зеленой).
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Звуковой лейтмотив, представляющий собой проходящий через весь текст повтор
таких звуков, которые входят в фонетическую структуру слова-темы или ключевого
слова, является одним из ведущих способов гармонизации фонетического слоя в
раннем творчестве поэта. Звуковой лейтмотив основан, как правило, на повторе
первого звука слова-темы, реже финального звукокомплекса или наиболее
"изобразительного" звука слова-темы, которое обычно задается поэтом в названии
текста или его инициальной части. Например, звуковой слой стихотворения О.
Мандельштама "Рояль" гармонизируется проходящим через весь текст отслоением
инициального и финального звука лексемы рояль: Ос-ко[р]б[л']енный и
оско[р]бите[л'], / Не звучит [р]оя[л'] - Го[л']иаф, / Звуко-[л']юбец, душемутите[л'],
/Ми[р]або фо[р]тепьянных nfpjae.
Паронимическая аттракция становится одним из важнейших звукоизобразительных средств фонетического слоя в более поздний период творчества. Она
основана на семантическом притяжении в тексте двух или более близкозвучных слов
(паронимов в широком смысле слова), при котором семантические структуры этих
слов взаимопроникают друг в друга, усиливая общие, пересекающиеся семы и
порождая дополнительные смыслы. Паронимическая аттракция в текстах поэта
связана с общим принципом его поэтики - принципом звукоассоциативного развития
образов, в соответствие с которым текст формируется на основе активизируемой
определенным словом парадигмы близкозвучных слов; слова как бы "нанизываются"
на
один
фонетический
стержень.
О.
Мандельштам
использует
как
морфологизированные, так и неморфологизирован-ные звукоповторы, основные
функции которых - "оживление" этимологии слова, переосмысление его семантики за
счет сближения со словом - паронимом, усиление одних сем и приглушение других.
Так, в "Отрывках из уничтоженных стихов" сближение лексем небо и нёбо
активизирует мандельштамовскую тему изоморфизма поэзии и природы, связи
деятельности поэта (творца текста) с миросозиданием.
Анаграммирование - звукоповтор или отдельный комплекс звуков, зашифровывающий имя собственное,- частый прием семантизации звукового слоя в поэзии
О. Мандельштама. Звуковая анаграмма, связанная с разработкой в фонетическом слое
текста внешней, реже внутренней, формы имени структурно может быть
организована в поэзии О. Мандельштама и по принципу звукового лейтмотива и по
принципу паронимической аттракции. Многие поэтические тексты О. Мандельштама,
говоря словами В.Н. Топорова, являются "зоной, благоприятной для анаграмм". Это
прежде всего стихотворения с эксплицированным именем собственным в тексте, его
названии, эпиграфе; стихотворения, имеющие посвящения. Поэт вводит в текст как
скрытые анаграммы, так и явные, которые скорее активизируют имя, нежели
зашифровывают его. Наиболее часто поэт анаграммирует в тексте собственное имя.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Так, в стихотворении "Вооруженный зреньем узких ос" звуковое отслоение [ос] - [ос']
- [су] - [ус] - [ису]-[изус'] содержит анаграмму имен Осип - Иосиф - Иисус.
Заумь как кодированная речь в творчестве поэта связана с "разжижением"
конвенциального смысла слова, доведением децентрированности поэтического текста
до предела в результате перемещения звуковых отслоений в доминантную
структурную позицию. В поэтических текстах О. Мандельштама заумь "соп-риродна
языку", коренится в его "структурных глубинах". Заумное слово в текстах поэта
связано прежде всего не с разрушением смысла, а его формированием, но уже на
новом, сверхлогическом уровне. Природа зауми в текстах поэта выходит за грань
фонетического слоя, скорее можно говорить о заумных структурах как
промежуточных между фонетическим и лексическим слоями, т.к. она реализуется
прежде всего в особых парадоксальных соотношениях между целостно
оформленными фонетическими комплексами - словами - на макроуровне строфы или
текста в целом.
Лексический слой как наиболее содержательный является доминирующим в
формировании звукового мира поэтических текстов О. Мандельштама. Он
складывается из нефигуративного и фигуративного подуровней.
Нефигуративный подуровень формируется, как установлено, семью семантическими изотопиями звучания:
1) изотопия звучаний, производимых голосовым аппаратом человека (речь: слово,
разговор, произносить...; нечленораздельные звучания человека: крик, визг, стон,
плач, лепет...; фоноинтракинемы: свист, хрип, дыханье, глотать, сосать, грызть...);
2 ) изотопия звучаний животного мира (зверей: лай, мяучить, блеянье, ржанье,
мычать...; птиц: щебетанье, клекот, кудахтанье, раскаркаться...; насекомых:
жужжать, звенеть, трещать...);
3) изотопия звучаний мира природы (растительного мира: "шорох ", шелест, шум
...; неживой природы: звон, гудеть, журчать);
4) изотопия звучаний артефактуального мира (от вибрации воздуха: гудеть, гул...;
от столкновения предметов: стук, звон, дробь, грохот...; от трения предметов: скрип,
скрежет, хруст...);
5) изотопия словесного творчества (общие понятия: поэзия, стих...; жанры:
стансы, басня, мадригал, каламбур, баллада...; элементы стихосложения: метр,
ритм, цезура, рифма, метрика, ямб, ударение, тонический...; тропы: метафора,
сравнение ...);
6) изотопия музыкального искусства (общие понятия: музыка, нота, лад, строй...;
музыкальные инструменты: орган, скрипка, шарманка...; части музыкальных
инструментов: смычок, клавиша, педаль...; музыкальные жанры:рулада, вальс,
соната... );
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
7) изотопия метафизических звучаний внешнего мира: язык (пространства), шум
(времени), клир, отклик (неба), приказ (звезд); имманентного мира: перезвон (дум),
шелестеть (кровь)...
Наиболее значимыми в текстах поэта являются лексемы, приобретающие
наибольшую смысловую валентность, т.е. функционирующие в максимальном
количестве выделенных нами изотопии звучания - это лексемы звук, язык, голос,
говорить, дышать, шум (шуметь), звон (звенеть), музыка, петь. Поливалентными и
частотными являются слова с семой "отсутствие звучания" (тиши-па, молчать,
глухой, неметь).
В текстах поэта вертикали звучания формируются, как правило, лексемами,
принадлежащими разным семантическим изотопиям, однако эти вертикали
выполняют в тексте интегрирующую функцию, часто внося в него семантику
нерасчлененного, слитного шума - шума времени и пространства, транспонируемого
в область метафизического. Это позволяет преодолеть семантические лакуны в
звуковом теле текста и обеспечить его единство на дальних семантических
расстояниях.
Фигуративный подуровень формируется прежде всего такими "звуковыми"
тропами, как метафора, синестезия, оксюморон. Звуковая метафора в текстах поэта
основана на категориальном сдвиге на уровне согласования лексем, обозначающих
звучание и его источник: звучание, характерное в тривиальном языковом сознании
для одного источника, переносится в сферу иного источника, иными словами
источник - предмет наделяется звучанием, характерным для другого предмета.
Основные типы звуковых метафор О. Мандельштама могут быть представлены
четырьмя схемами, обозначающими пути переноса звучаний с одного источника на
другой: 1) одушевленное —> одушевленное (лесные птахи рассказать могли бы; и
хочется мычать от всех замков и скрепок...); 2 ) одушевленное —» неодушевленное
(возгласы темно-зеленой хвои, дождь бормочет.. .); 3) неодушевленное —>
одушевленное (подковойречь звенит, ...колокольчик медный - французский говор...); 4)
неодушевленное —> неодушевленное (травы сухорукий звон; деготь прогудел...).
Наибольшую семантическую валентность в поэзии О. Мандельштама приобретают лексемы, принадлежащие семантическим изотопиям голосовых звучаний
человека и музыки (чаще вокальной), что обусловливает антропофоно-центричность
звукового мира текстов поэта. Категориальный сдвиг в поэзии О. Мандельштама,
разрушающий тривиальную таксономию предметов, выявляет установку поэта на
транспонирование звучаний из области перцептивного пространства в сферу
духовного, сущностного.
В основе звуковой синестезии в текстах поэта лежит категориальный сдвиг на
уровне согласования лексем, обозначающих звучание и его тембровые ха-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рактеристики. В поэзии О. Мандельштама синестезия становится важнейшим
способом выражения качественной определенности звукового мира. Модус слуха в
текстах поэта является основным "акцептором" кроссмодальных (от англ. cross переходить) атрибутов, т.е. атрибутов, источником которых является иной
перцептивный модус. В качестве кроссмодальных признаков, переходящих в сферу
звучаний, О. Мандельштам использует признаки, источниками восприятия которых
являются самый операционный модус - зрение, с помощью которого человек в
наибольшей степени познает мир, и самые контактные модусы - осязание и вкус.
Основной целью экстраполяции качеств, воспринимаемых в этих модусах, в "самую
абстрактную сферу чувственности"-слух (И. Рузин) - является обозначение такого
параметра звучания, как тембр, для выражения которого в языке почти нет
интрамодальных признаков, т.е. признаков, сфера приложимости которых ограничена
одним модусом. В этом заключается своеобразная компенсаторная функция звуковых
синестезий в поэзии О. Мандельштама. Уподобление качества звучания наиболее
"материальным"
и
операционным
областям
способствует
преодолению
"нематериальности" звучания, его "овеществлению".
Основные типы синестезий, используемых О. Мандельштамом, - это 1) собственно синестезия (зрительно-акустическая) (ветра темный стон; синего звона
куски); 2 ) осязательно-акустическая синестезия (густое женское контральто;
шершавая песня; горячий посвист); 3) вкусо-акустическая (язык солено-сладкий;
Сохрани мою речь навсегда за привкус несчастья и дыма).
Использует поэт и концентрированную синестезию, в которой актуализируется
вся сфера чувственного (Как сладостен и как несносен / Е е золо-тострунный клир; И
песня дикая, как черное вино). Значительно реже в текстах поэта звучание является не
"акцептором" признаков, а само передвигается в позицию кроссмодального признака
(хриплая охра, красок звучные ступени, воск певучий).
В основе оксюморонов, связанных с идеей звучания, лежит синтагматический
сдвиг на уровне сочетания лексем, содержащих противоположные семы
наличия/отсутствия звучания (немолчного напева глубокой тишины; молчанья голос
грозный...). Парадоксальное соединение лексем с семантикой наличия /отсутствия
звучания концептуально выражает идею тишины, молчания, с одной стороны, как
среды звука, фона, на котором звук как бы оттачивается, с другой стороны, как
потенциального сгустка всех звучаний.
Важнейшим источником образования тропов в поэзии О. Мандельштама является
фонетическая ассоциативность слов: лексемы, входящие в одну звуко-ассоциативную
парадигму, вступают в текстовые связи ( в холодном тихом гимне; рокот гитары
карболовой...).
Неязыковые слои звукового мира поэтических текстов О. Мандельштама
неоднородны, они "расщепляются" на множество подслоев, формируя глубину
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
звукового пространства. Понятие глубины рассматривается нами в узком и широком
смысле. В узком смысле под глубиной звукового пространства текста
подразумевается иллюзия его физической глубины, т.е. звуковая перспектива,
создаваемая указаниями в лексическом слое текста на количественную или качественную динамику звучания, на различное расположение источников звучания в
акустической среде, их приближение/удаление и т.п. В широком смысле под
глубиной звукового пространства текста понимается движение "вглубь" по "ступеням
абстракции" (Л. Чернейко) от конкретных акустических феноменов, сцен, связанных с
ситуациями звучания, когнитивных артефактов музыкального искусства - через
схемы и фреймы, на которых основаны эти сцены и артефакты, - к "очищенным",
эйдетическим, звучаниям, часто связанным с такими фундаментальными структурами
сознания, как мифологемы и архетипы. То есть звуковое пространство в текстах поэта
выходит за пределы феноменов реальных звучаний, стереотипных звуковых ситуаций
в сферу метафизических, сущностных, звуков (Быть может прежде губ уже родился
шопот; звук еще звенит, хотя причина звука исчезла и др.).
Глубину звукового пространства текстов поэта можно представить как "наслоение" феноменов различных пластов культуры и человеческого сознания. В
реальном культурном опыте человечества поэт пытается найти "нематериальные
отзвуки" разных времен. В стихотворениях О. Мандельштама репрезентируются
когнитивные артефакты различных искусств: звуковых (словесное творчество,
музыка), незвуковых (архитектура, скульптура, живопись, графика, гравюра),
синкретичных (танец, драматическое искусство, киноискусство).
Доминирующую роль в формировании звукового мира играют артефакты
музыкального искусства, сквозь призму которых поэт осмысливает историю
человеческой культуры в целом, конструирует собственную модель мира и творчества.
Введение в стихотворение музыкального артефакта, т.е. по сути "остране-ние"
чужого материала (О. Дубравка) - материала музыки - в рамках текста поэзии,
используется поэтом с целью привнести в текст ощущение текучести,
процессуальности, непрерывности, приблизиться к познанию "чистого" качества
изображаемого предмета, что способна дать только музыка. В языковом плане
процесс репрезентации артефактов в поэтическом тексте является цитированием (в
широком смысле) интермедиального типа. Цитирование музыкального текста в
поэзии О. Мандельштама может быть как прямым (введение в текст цитат названия
музыкального произведения, фрагментов вокальных партий и т.п.), так и косвенным
(активизация языковыми средствами текста элементов содержания и формы
музыкального произведения).
Косвенное цитирование содержания музыкального произведения осуществляется
поэтом значениями лексических единиц и семантизирующимся звуковым слоем
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
поэтического текста, которые способны передать художественно-интонационные
образы, художественные эмоции, мысли - обобщения, развиваемые в музыкальном
тексте. Цитирование формы музыкального произведения осуществляется поэтом как
эксплицитно, т.е. посредством введения в текст лексем, обозначающих элементы
формы музыкального текста (жанр, характер интонационной и ритмо-мелодической
структуры, композиции, фактуры и т.п.), так и имплицитно, т.е. посредством
имитации формы звучащей музыки звуковым слоем поэтического текста, а также его
композицией, организацией и т.п.
Воспроизведению артефактов музыки способствует и активизация значениями
лексических единиц культурно-коннотативной информации, связанной с ситуациями
создания или исполнения музыкального произведения (введение в текст имени
собственного композитора, автора вокального текста, исполнителя...; репрезентация
фреймов "биография композитора", "концерт", "театр" и т.п.).
В структуре поэтического текста О. Мандельштам использует, как правило, не
один, а целый комплекс способов воспроизведения музыкального артефакта. Так, в
стихотворении "Валькирии" музыкальный артефакт активизируется посредством
введения в текст прямой цитаты названия оперы Р. Вагнера "Валькирии". В
инициальной части поэтического текста словосочетание Летают валькирии является
косвенной цитатой содержания оперы, в частности начала ее III акта - симфонической
картины "Полет валькирий". Форма этого музыкального произведения, которая
характеризуется стихийной мощью, динамикой фактуры, предельно сдерживаемой
усложненными, громоздкими, тяжеловесными структурами, имитируется О.
Мандельштамом фактурой звукового и лексического слоев (метрически
неурегулированный стих с постоянными ритмическими сбоями; доминирование
монотонных ассонансов, аллитераций взрывных звуков [г], [к], отрывистые рифмы;
вертикаль лексем с качественной семантикой громоздкий - тяжелый - наглухо -все
это передает ощущение спонтанного, порывистого и одновременно затрудненного и
растянутого движения музыкальной ткани). Воспроизведению артефакта в тексте
способствует и активизация фрейма "театр", связанная с ситуацией исполнения
оперы. Лексическое наполнение этого фрейма (гайдуки ждут господ - занавес
наглухо упасть готов - рукоплещет в райке глупец - извозчики пляшут вокруг
костров) репрезентируют сцену ожидания конца громоздкой оперы.
Артефакты музыкального искусства, значительно расширяющие пределы
звукового мира и обогащающие фактурное многообразие его проявлений, выявляют,
с точки зрения диссертанта, специфику поэтики О. Мандельштама.
В Заключении обобщаются принципы гармонизации звукового мира поэтических текстов О. Мандельштама, подводятся итоги исследования, делается вывод
об ориентации его поэзии в целом на классический тип текста при очень сложных
формах его деконструкции.
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Список работ, опубликованных автором по
теме диссертации
1. "Тоска по мировой культуре" / Поэзия О. Мандельштама на школьном
факультативе // Анализ художественного текста на школьном уроке: Теория и
практика: Сборник научно-методических статей. - Вып. 1. - Ставрополь: Изд-во
СГПУ, 1995. - С. 61-78.
2. Особенности интерпретации евангельского сюжета в стихотворении
О.Мандельштама "Неумолимые слова" // Анализ художественного текста на
школьном уроке: Теория и практика: Сборник научных и научно-методических
статей. - Выи. 2. - СПб. - Ставрополь: Изд-во СГПУ, 1996. - С. 59-67.
3. Звуковые слои в стихотворениях О. Мандельштама // Русская литература XX
века в современной школе: Вопросы теории и методики: Сборник статей и
материалов. - Ставрополь: Изд-во СГПУ, 1996. - С. 43-48.
4. Культурный компонент поэтического слова О. Мандельштама как средство
формирования речевой культуры учащихся // Проблемы языкового образования и
воспитания языковой личности: Материалы региональной научно-практической
конференции (СПб. 15-16 мая 1996 г.). - СПб.: Образование, 1996. -С. 25-27.
5. Философия и текст: Материалы круглого стола межкафедрального научнометодического семинара "Textus: Текст как явление культуры" // Вестник СГУ. - 1996.
- № 5.-Ставрополь: Изд-во СГУ, 1996. - С. 106-116 (в соавторстве с К.Б. Жогиной).
6. Эстетические функции синестезии в поэзии О. Мандельштама // Актуальные
проблемы изучения и преподавания русского языка и литературы: Материалы
всероссийской научно-методической конференции. Часть I. - Воронеж: Изд-во ВГПУ,
1996.-С. 83-85.
7. Стихотворение О. Мандельштама "Звук осторожный и глухой" как момент
инициации поэта // Первое произведение как семиологический факт: Сборник статей
научно-методического семинара "Textus". - Вып. II. - СПб. - Ставрополь: Изд-во СГУ,
1997. - С. 45-52.
8. Функции метаязыка в формировании звуковой картины мира О. Мандельштама
// Герцсновские чтения, посвященные 200-летию Российского государственного
педагогического университета им. А.И. Герцена (СПб., 23-25 апреля 1997 г.): Тезисы
докладов. - СПб.: Изд-во СПб УЭФ, 1997. - С. 6-8.
9. Структура звуковой картины мира в поэзии О. Мандельштама // Алиевс-кие
чтения / Научная сессия преподавателей и аспирантов университета: Тезисы
докладов. В 2-х ч. Ч. l.-Карачаевск. Изд-во КЧГПУ, 1997.-С. 132-133.
10. Роль осязательного компонента в создании звуковой картины мира О.Мандельштама // Филологические науки: Тезисы докладов на XLII научно-методической
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
конференции преподавателей и студентов "Университетская наука - региону" (15-30
апреля 1997г). - Ставрополь: Изд-во СГУ, 1997. - С. 76-79.
11. К вопросу об анаграммировании имени собственного в поэтических текстах О.
Мандельштама // Текст как объект многоаспектного исследования: Сборник статей
научно-методического семинара "Textus". Вып. 3. Ч. 2. - СПб. - Ставрополь: Изд-во
СГУ, 1998. - С. 41-49.
12. Метатеория звуковой организации поэтического текста в творчестве
О.Мандельштама// Проблемы преподавания филологических дисциплин в вузе и
начальной школе в условиях двуязычия: Тезисы докладов Республиканской научнопрактической конференции (15-16 мая). - Карачаевск: КЧГПУ, 1998. -С. 34-36.
13. Фактурная рельефность звукового тела поэзии О. Мандельштама // Пушкинские чтения - 98: Материалы .межвузовской научной конференции. - СПб.: Изд-во
Ленинградского государственного областного университета, 1998. -С. 87-89.
14. Имитация речевого процесса в звуковом слое поэтических текстов О.Мандельштама // Филологические науки. Материалы докладов на XLIII научно-методической конференции преподавателей и студентов "Университетская наука региону" (7-30 апреля 1998 г.) - Ставрополь, 1998. - С. 86-91.
15. Многослойность звукового мира в поэтических текстах О. Мандельштама//Тенденции развития языкового и литературного образования в школе и вузе.
Материалы международной научно-практической конференции (22-23 апреля 1998
г.).-СПб.: Сударыня, 1998.-С. 135-136.
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Компьютерная верстка Ю.Г. Алешкова
Изд. лиц. № 020061 от 9.10.96
Подписано в печать 3.03.99
Формат 60x84 1/16
Усл.печ.л. 1,39
Уч.-изд.л. 1,1
Бумага офсетная ____________ Тираж 100 экз. ___________ Заказ 38 _______
Отпечатано в Издатсльско-полиграфичсском комплексе
Ставропольского государственного университета. 355009, Ставрополь,
ул.Пушкина, 1.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
13
Размер файла
810 Кб
Теги
поэтический, средств, звукового, организации, текста, 3112, лингвистическая, мира
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа