close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

9997.Неполные и односоставные вопросительные предложения в романских языках диалог. Типология. Функции

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ
ХАНТЫ-МАНСИЙСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА
СУРГУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ
В.П. ЗАСЫПКИН
НЕПОЛНЫЕ И ОДНОСОСТАВНЫЕ
ВОПРОСИТЕЛЬНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ
В РОМАНСКИХ ЯЗЫКАХ:
ДИАЛОГ. ТИПОЛОГИЯ. ФУНКЦИИ
Сургут
2004
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3
ПРЕДИСЛОВИЕ
« ... человек осознает бытие в целом,
самого себя и свои границы.
Перед ним открывается ужас мира
и собственная беспомощность.
Стоя над пропастью,
он ставит радикальные вопросы,
требует освобождения и спасения».
(К. Ясперс «Смысл и назначение истории»)
Проблемы существования, функционирования и лингвистический статус различных в лексико-грамматическом отношении неполных и односоставных предложений издавна привлекает внимание лингвистов. Наиболее глубоко эти вопросы разработаны в трудах славистов на материале русского языка (Беренштейн 6; Божок 10; Бырдина 17; Вардуль 19; Гордиевская 50;
Игнатченко 69; Лекант 82; Пешковский 108; Попова 112; Грамматика 118; Шапиро 138). В романской лингвистической традиции неполные и односоставные предложения изучались в основном на материале французского языка (Васильева 24, 26;
Илия 71; Васильева, Пицкова 30; Веденина 36, 35; Гаврилова 43;
Дебренн 55; Епифанцева 57; Остринская 99; Пинаева 109; Boer
158; Grevisse 185). На материале испанского языка данный вопрос не исследован в достаточной степени, хотя и существуют
работы, посвященные номинативным предложениям (Майнова
87; Мунгалова 92; Грамматика 127) и проблемам эллипсиса
(Vigara 217; Cárdenas 159; Flórez 187; Kovacci 194). В некоторых
исследованиях, выполненных на материале испанского языка,
вопросы, касающиеся неполных или односоставных предложений, освещаются в связи с другими, смежными, проблемами
(Васильева-Шведе 32). Вместе с тем в перечисленных выше исследованиях недостаточно полно освещен вопрос о различных
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4
коммуникативных типах неполных и односоставных предложений
(повествовательных, вопросительных, побудительных). В частности, грамматическая организация неполных и односоставных вопросительных предложений и способы реализации последними вопросительной установки не стали ещё предметом специального исследования. К тому же такого рода вопросительные построения
почти не изучались в рамках диалогической речи.
В настоящем исследовании ставится несколько взаимосвязанных проблем:
 во-первых, сопоставительное изучение вопросительных
типов неполных и односоставных предложений в двух романских языках;
 во-вторых, выявление особенностей лексико-грамматической организации тех и других предложений, позволяющее
разграничить их в рамках диалога в двух родственных язы
ках;
 в-третьих, определение коммуникативных особенностей
указанных типов вопросительных предложений.
В исследовании использовались различные методы анализа,
что вызвано спецификой предмета исследования и сложностью
рассматриваемого объекта. В частности, использовались: дескритивный метод, сопоставительный и структурно-семантический,
приемы системного анализа и трансформаций. Единой основой сопоставления являются: общие принципы выделения лексикограмматических типов и синтаксических способов построения вопросительных предложений в диалоге, а также единые принципы
коммуникативного и функционального анализа изучаемых синтаксических единиц и их составляющих.
В монографии делается акцент на характерологическом аспекте типологического описания близкородственных языков. Основой характерологического описания признаются специфические
особенности двух романских языков на синтаксическом уровне в
системе вопросительных предложений. Приемущество характерологического подхода в типологическом описании близкородственных языков очевидно, так как он позволяет выявить их существенные типологические характеристики (тип в языке) на фоне значительного системного сходства.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5
ГЛАВА1
ВОПРОСИТЕЛЬНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ
В РОМАНСКИХ ЯЗЫКАХ КАК ОБЪЕКТ
СРАВНИТЕЛЬНО-СОПОСТАВИТЕЛЬНЫХ
ИССЛЕДОВАНИЙ
В настоящей главе дается критический анализ теоретических исследований, посвященных общим вопросам и проблемам
изучения вопросительных предложений и вопросительности в лингвистке и логике. Приводится ретроспективный анализ работ, посвещенных сравнительно-сопоставительному изучению близкородственных языков в этой области.
1.1. Диалог и вопросительное предложение
в процессе познания: логические
и лингвистические основания исследования
Общеизвестно, что основой речи или речевой деятельности
является диалог, поэтому «вопрос» или вопросительное предложение должны рассматриваться неразрывно, а именно как основа
диалогической речи. Подтверждение этому тезису мы находим у
большинства авторов, в частности, в работе Ивлева Ю.В. «Логическая характеристика вопросов», мы находим следующий тезис:
«... диалог управляет общением». В другой книге, «Французская
диалогическая речь (вопросительное предложение)», автор Голубева-Монаткина Н.И. утверждает, что вопросительные предложения
являются основой диалогической речи, и что, следовательно, могут
считаться и основой разговорной речи. По её мнению сущность
диалогического единства выявляется в тесном взаимодействии составляющих его реплик, а не в членении единства на реплики (Голубева-Монаткина 48, 49). Интересную, с этой точки зрения, теорию диалога предлагают А.В. Брушлинский, В.А. Поликарпов в
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6
статье «Диалог в процессе познания» (Брушлинский, Поликарпов
11). Основываясь на теории гносеологических отношений (субъект-субъект, субъект-объект) и исходя из социальности человека,
определяя ее как результат взаимодействий с миром (с обществом
и природой), авторы статьи дают определение деятельности и познания, говоря о первом как взаимодействии субъекта с объектом, а
об общении как взаимодействии между субъектами. Авторы справедливо полагают, что оба типа отношений не могут исключать
друг друга, а это означает неразрывную взаимосвязь между общением и мышлением, так как мышление - это деятельность (Брушлинский, Поликарпов 11). В результате можно утверждать, что любая познавательная деятельность, являясь социальной, осуществляется на различных уровнях общения, следовательно, можно утверждать то, что любая форма общения является социальной.
Итак, диалог, как одна из форм общения, является социальным, и, следовательно, служит целям познания. Основываясь на
проведенных экспериментах, А.В. Брушлинский, В.А. Поликарпов
делают следующие выводы:
 во-первых, в процессе диалога, обсуждения или решения
какой-либо проблемы, между субъектами возникают отношения ведущего и ведомого;
 во-вторых, ведущий в диалоге это тот, кто берет на себя
лидерство в принятии решения, в процессе диалога лидер
может меняться.
Авторы определяют следующую особенность общения: «Открывая в познаваемом объекте нечто существенно новое, субъект
обращает это в предмет социальной рефлексии и коммуникации в
целях доказательства самому себе и другим истинности, существенности, новизны и общественной значимости сделанного открытия». Исходя из выше сказанного, можно утверждать, что всякое
познание объекта субъектом есть одновременно общение с другими субъектами, следовательно, можно утверждать, что «общение
подчиняется познанию» (Брушлинский, Поликарпов 11).
Теперь вернемся к нашему тезису о том, что «вопрос» или
вопросительное предложение является основой диалога. Следовательно, вопрос исполняет роль актуализатора диалогического
процесса. Не выражая суждения, он направляет ход диалога, стимулирует его развертывание, ускоряет процесс познания. Таким
образом, можно констатировать невозможность рассмотрения
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
7
вопросов вне контекста, вне диалогического общения. Однако, исходя из различных подходов к изучению диалога, необходимо различать не только объект исследования, но и методы, которые будут
применены. Каждая наука по-своему представляет себе язык, т.е.
формирует свой предмет исследования. Логиков язык интересует
как средство познания, а лингвистов как основное средство общения. Вопрос как основа общения, а, следовательно, и основное
средство общения становится объектом изучения логиков и лингвистов. Логики рассматривают «вопрос» как форму мышления
или понятие, неразрывно связанное с таким понятием как «проблема». Лингвисты изучают вопросительное предложение как единицу
синтаксического уровня языка, а не как особую форму организации
мышления.
В книге Горского О.П. «Логика» можно встретить следующее
описание вопросительных предложений: «Чрезвычайно большую
роль в познании действительности играют мысли, выраженные в
вопросительных предложениях. Изучение действительности, решение тех или иных проблем и задач непременно предполагает постановку тех или иных вопросов. От правильной, последовательной постановки вопросов в значительной степени зависит успех
решения той или иной проблемы». Это означает, что «вопрос» в
познании участвует не только в процессе решения определенной
задачи, но также и в процессе усвоения новых знаний.
Другой автор, Ю.В. Ивлев, считает, что вопросы задают в тех
случаях, когда имеет место познавательная неопределенность, т.е.
вопрос - это мысль, в которой выражается требование или просьба
дополнить имеющуюся информацию с целью устранения или
уменьшения познавательной неопределенности (Ивлев 68). Перекликается с данным определением «вопроса» формулировка того
же автора: «Вопрос в познании играет особенно большую роль, так
как все познание мира начинается с вопроса, с постановки проблемы» (Ивлев 68).
А.Д. Гетманова в своем учебнике по логике рассматривает
вопросительные предложения как форму выражения проблемы,
утверждая, что вопрос формулируется в вопросительном предложении, которое не выражает суждения (Гетманова 46). А.Д. Гетманова отмечает, что любая вопросно-ответная ситуация включает
в себя, во-первых, «исходную информацию о мире», которую автор
называет «базисом» или «предпосылкой» вопроса, а, во-вторых,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
8
указание на ее недостаточность и необходимость дальнейшего дополнения и углубления знаний. Подтверждая свой тезис, А.Д. Гетманова приводит следующий пример. В вопросе: «Где был убит
Гай Юлий Цезарь?», в качестве «базиса» автор выделяет неявно
содержащееся в вопросе утверждение о том, что Цезарь был убит, а
то, что просят выяснить, т.е. место убийства Цезаря, является недостаточной информацией. В результате, по её утвреждению, вопрос - это логическая форма, включающая исходную, или базисную, информацию с одновременным указанием на ее недостаточность с целью получения новой информации в виде ответа. Такое
определение позволило выделить следующие основные виды вопросов:
1) уточняющие (определенные, прямые или «ли» вопросы).
Они, в свою очередь, делятся на простые и сложные;
2) восполняющие (неопределенные, непрямые, а также
вопросы, включающие вопросительные слова).
Данная классификация перекликается с аналогичными классификациями логиков, которые систематизируют вопросы на логически некорректные, бессмысленные, открытые, закрытые, вопросы с заведомо ложной предпосылкой и т.д. Данные классификации
еще раз доказывают то, что логики характеризуют вопросительные
предложения как особые логические формы, содержащие недостаточную информацию о мире, которая должна быть восполнена. Деление вопросов на логически некорректные и вопросы с заведомо
ложной предпосылкой доказывает интерес логиков к изучению
коммуникативной направленности вопросительных предложений, а
также, в какой-то мере, и к структуре вопросительных предложений. Однако не нужно смешивать цели и задачи формальной логики и грамматики как науки, изучающей предложение-высказывание. В связи с этим необходимо отметить разницу в классификации
вопросительных предложений принятой среди лингвистов. Здесь
также нет единого мнения.
Одни, для классификации последних, избирают подход, основанный на том, что значения и средства выражения этих значений
существуют в диалектическом единстве. Это позволило выделить
собственно-вопросительные и несобственновопросительные предложения (Голубева-Монаткина 48, 49). Другие основываются на
внутреннем коммуникативном членении вопросительных предложений, а также на том, что основной целевой установкой вопроси-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
9
тельного предложения является непосредственное побуждение читателя к ответу. В результате выделяют общие, частные и альтернативные вопросы. Существует, также, и другой подход к рассмотрению вопросительных предложений. С точки зрения их функционирования, со стороны их дистинктивных признаков (функционально-семантические типы вопросительных предложений), где
выделяют информативные, неинформативные, побудительновопросительные предложения (Луев 84; 85; 86; Boer 158; Dubois
173).
Говоря о вопросительных предложениях нельзя обойти стороной вопрос о коммуникативной направленности последних. Среди лингвистов существуют различные точки зрения на коммуникативную направленность вопросов. Считается, что не существует
достаточно формальных языковых оснований для того, чтобы выделять вопросительно целенаправленные высказывания (Терешкина 132). Данный тезис доказывает то, что лингвисты часто сталкиваются с фактами, которые явно противоречат традиционной теории. С одной стороны, значительная часть вопросительных предложений не выражает вопросительного значения. К таким, например, можно отнести французские вопросительные предожения, начинающиеся с Voulez-vous …? или Pouvez-vous …? и др., которые,
скорее, приглашают, или даже, приказывают слушающему выполнить то или иное действие.
В этой связи, мы считаем, что соотношение структурносемантических и коммуникативных типов вопросительных предложений
остается дискуссионным вопросом. Объективным критерием является то, что ассиметрия между формой и содержанием двусоставных предложений факт установленный (Васильева 23). Предложения неполного состава оставались в стороне и на них автоматически переносили критерии, по которым определялась коммуникативная направленность двусоставных вопросительных предложений. То же самое происходило при изучении диалогической речи,
наиболее типичной сферы употребления таких предложений. В ряде случаев авторы отказывались каким-нибудь образом соотносить
предложение и диалогическую реплику (Лекант 82). Вместе с тем
при определении коммуникативной направленности предложенийреплик пользовались традиционными установками для определения коммуникативной направленности той или иной реплики. Другой не менее важный момент связан с тем фактом, согласно которому единственным признаком определения коммуникативного
типа служил пунктуационный знак: вопрос, восклицание, точка.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
10
Двусоставные вопросительные предложения характеризуются
четким противопоставлением общевопросительных и частновопросительных типов. Другими словами, можно утверждать, что в системе двусоставных предложений наличие общевопросительных и
частновопросительных типов - факт объективный (Васильева 23,
25). Они противопоставлены друг другу не только коммуникативно, но формально. Что касается неполносоставных вопросительных
предложений, то эта формальная граница между двумя коммуникативными типами стирается. Такая, условно говоря, «ассиметрия»
между формой и содержанием вопросительного предложения в
монографии определяется как нейтрализация.
Неудовлетворенность в общеизвестных терминах, как транспозиция и ослабление вопросительной установки, связана с тем,
что они, по нашему мнению, не в достаточной степени объясняют
то, с чем связан сдвиг коммуникативной устновки между коммуникативными типами предложений, а скорее констатируют сам
факт такого сдвига.
Возвращаясь к размышлениям логиков, мы находим иное решение вопроса о коммуникативной направленности вопросительных предложений. Так, профессор Петров Ю.А. в своей статье
«Анализ скрытых предпосылок вопроса и его значение» (Петров)
следующим образом решает данную проблему. По его мнению, все
вопросы содержат два типа предпосылок: явные и скрытые (неявные). Явные - это такие, которые непосредственно обуславливаются содержащейся в вопросе информацией утверждения о существовании предметов и их признаков. Скрытыми предпосылками вопроса называются, согласно мнению автора статьи, такие, которые
непосредственно не даны в терминах вопроса, это своего рода утверждения, несущие некоторую информацию, непосредственно не
усматриваемую в основных терминах вопроса. Автор говорит, что
в естественном языке нет эффективных методов распознавания
предпосылок вопроса. Однако, по его мнению, анализ скрытых
предпосылок вопроса чрезвычайно важен, так как попытки дать
ответ на основе анализа явных предпосылок приводит к кризисным
ситуациям. Таким образом, он предлагает свою теорию выявления
скрытых предпосылок. В связи с этим предлагается различать некий исходный вопрос или как предлагает сам автор статьи, вопрос
нулевого уровня, содержащий неявные предпосылки. Данный во-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
11
прос переформулируется в более точно и конкретно поставленный
производный вопрос. «Сведение вопроса одного уровня к вопросу
другого уровня производится на основе анализа содержания основных терминов вопроса, т.е. анализа их смысла и значения» (Петров
104).
На основе изученного материала можно предположить, что
основной причиной различия между логическим и лингвистическим подходами к изучению вопросительного предложения является несоответствие в определении этими науками приоритетной
функции языка. Как известно, с точки зрения лингвистики - это
коммуникативная функция, а с точки зрения логики, как науки о
формах мышления, - это познавательная функция. Поэтому, нам
кажется неприемлемым применение положений логики при изучении тех или иных явлений языка, так как далеко не все категории
логики имеют языковое соответствие, а также не все формы языка
имеют логическое содержание (это положение является актуальным для нашей работы, так как, известно, что вопросительное
предложение не выражает суждения). Мы считаем, что анализ и
классификация вопросительных предложений на основе логических моделей не позволит описать реальные синтаксические структуры во всем их разнообразии.
1.2. Современное состояние
сравнительно-сопоставительных исследований
в романском языкознании
В романском языкознании сравнительно-сопоставительные
исследования проводятся в диахронном и синхронном планах (Будагов 12; Гурычева, Катагощина 53; 54; Сравнительная грамматика
129). Данные исследования посвящены как вопросам фонологии и
морфологии, так и вопросам синтаксиса. Наиболее интенсивные
исследования проводятся в области фонологии, морфонологии и
морфологии романских языков (см. работы А.В. Широковой 140145). Наименее разработанным в сопоставительном плане оказывается синтаксис, что обусловлено рядом причин: во-первых, неравномерно изучен синтаксис романских языков (наиболее полно в
этом плане изучен французский язык, вопросы синтаксиса других
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
12
романских языков требуют более глубокого анализа); во-вторых,
недостаточно разработана синтаксическая теория романских языков, её методологический аспект (Будагов 12). Тем не менее в последнее время появились исследования, выполненные под руководством Н.М. Васильевой, посвященные сравнительно-сопоставительному синтаксису французского и испанского языков (Коберник
74; Минова 90), а также учебные пособия, выполненные на синтаксическом материале (Васильева, Павлова 29).
Соответственно, если в романистике в последнее время появилось много сопоставительных исследований в области фонологии и морфологии (Широкова 140-145), то синтаксис остается в
этом плане недостаточно изученным, что относится, в частности, к
вопросительным предложениям в рамках коммуникативного контекста. Вместе с тем роль сравнительно-сопоставительных исследований в области синтаксиса может быть значительна, так как такие работы позволяют рельефно показать все специфические особенности изучаемых единиц и создать базу для дальнейших типологических исследований. Существенным в этом направлении является исследование взаимодействия лексических средств, указывающих на установку говорящего на содержание высказывания,
т.е. частиц и слов, выполняющих подобные функции во взаимодействии с другими языковыми средствами.
Материал французского и испанского языков подтверждает
правомерность изучения единиц синтаксического уровня в сопоставительном плане. Сравнительно-сопоставительные, типологические исследования дают возможность проведения комплексного
анализа синтаксических единиц. Они рельефно показывают черты
сходства и различия исследуемых единиц, способствуют установлению общих закономерностей в их построении и функционировании.
Одной из первых попыток сопоставительного изучения вопросительных предложений в синхронном плане в двух романских
языках можно считать работу польского лингвиста Я. Дабровской
«Структура прямого вопроса во французском и испанском языках»
(Дабровская 167), выполненную в рамках трансформационной
грамматики. Основным принципом, который лежит в основе исследования Я. Дабровской, является понимание вопросительного
предложения как трансформации утвердительного. Автор считает,
что вопросительные конструкции строятся по моделям простых
утвердительных предложений, с которыми они имеют много обще-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
13
го как в структуре, так и в семантическом плане. Данный тезис основывается на определении вопросительного предложения, которое принято в генеративной грамматике: вопросительное предложение - это предложение, образуемое на базе повествовательного
посредством трансформации основной интонации последнего. Соответственно автор уделяет большое внимание вопросительной интонации и относит её к морфосинтаксическим признакам предложения. По мнению автора, интонация является определяющей при
анализе семантической направленности вопросительного предложения. При этом в исследовании она придерживается «кибернетического» определения интонации, согласно которому, это - система
звуковых сигналов, определяющих общее значение фразы1.
Дабровская предлагает классифицировать вопросительные
предложения во французском и испанском языках, основываясь на
ряде морфологических и синтаксических признаков, и выделяет, в
частности, 4 типа вопросительных предложений:
1) вопросительные предложения, в которых интонация выступает как единственный признак вопросительности;
2) вопросительные предложения, в которых вопросительность
передается интонацией и вопросительным словом;
3) вопросительные предложения, характеризующиеся тремя
признаками вопросительности: вопросительной интонацией,
вопросительным словом, инверсией;
4) вопросительные предложения, у которых два признака вопросительности: интонация и инверсия.
По нашему мнению, приведенная классификация вопросительных предложений легко сводима к общепринятой. Так, первый
и четвертый типы вопросов в приведенной классификации соответствуют общевопросительным предложениям, а второй и третий
типы - частновопросительным.
Определяя прямые вопросы во французском и испанском
языках как трансформации утвердительных, Дабровская Я. выделяет для каждого из изучаемых языков ряд базовых синтаксических позиций, основанных на том типе глагола, который выступает
в качестве сказуемого в данных предложениях. Данному ряду синтаксических позиций в утвердительном предложении автор про1
Под словом фраза frase Дабровская понимает минимальную интонационную единицу.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
14
тивопоставляет 4 типа возможных комбинаций синтаксических позиций для вопросительных предложений, основанных на том же
грамматическом признаке.
Мы не можем согласиться с такой постановкой проблемы, так
как при этом подходе стираются различия не только между различными коммуникативными типами предложений, но и не учитываются границы между различными типами самих вопросительных
предложений. Несомненно, такой подход оправдан для выявления
структурных особенностей вопросительных предложений по отношению к утвердительным, однако он вряд ли может быть полезен для сравнения вопросительных предложений в двух родственных языках.
Совершенно справедливо то, что приведенные в диссертации Я. Дабровской структурные типы вопросительных предложений в испанском языке отличаются от французского бóльшим разнообразием возможных позиций, что связано, в первую очередь, c
бóльшим распространением инверсии в вопросительном предложении испанского языка, чем во французском. Вместе с тем мы
считаем, что рассматриваемые структурные типы вопросительных
предложений не отражают все возможные варианты таких построений в речи. Так, например, во-первых, не ясно как соотносятся представленные структурные типы вопросительных предложений и приведенная раннее их классификация. В связи с этим не совсем понятно положение в классификации Я. Дабровской местоименных вопросительных предложений, в которых вопросительное
слово занимает конечную позицию. Во-вторых, очевидно то, что
рассматриваемые в вышеуказанной работе структурные типы вопросительных предложений и их возможные трансформации в утвердительные связаны с чисто формальной стороной и не зависят
от того, реализуется ли в данной вопросительной форме вопросительное значение или нет. В-третьих, не ясен статус в данной классификации неполных и односоставных вопросительных предложений. Последний момент, по нашему мнению, объясняется тем, что
в многочисленных зарубежных и российских исследованиях по
французскому и испанскому языкам проблемы соотношения неполных и односоставных вопросительных предложений специально не ставились. Только в ряде работ по французскому и испанскому синтаксису лингвисты выделяют и те и другие (ВасильеваШведе 32; Дебренн 55; Зыкова 66; Илия 70; Скребнев 124; Gadet
177).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
15
1.3. Основные подходы
к изучению систем вопросительных предложений
во французском и испанском языках
Изучение вопросительных предложений во французском и
испанском языках имеет давнюю традицию. Речь идет не только о
количестве исследований, посвященных этому типу предложений,
но и о самих аспектах данной проблематики, которые интересовали
и интересуют лингвистов. Поэтому нашей целью не является последовательное, хронологическое описание работ, в которых изучаются вопросительные предложения в двух родственных языках.
Наша задача состоит в том, чтобы в соответствии с критериями и
подходами, которые берутся за основу классификаций вопросительных предложений, представить основные работы и специальные исследования по данной проблеме во французской и испанской лингвистической традиции.
Для комплексного исследования вопроса целесообразно проследить развитие теории вопросительного предложения в диахронном плане. Данный подход характерен в большей степени для
французских исследований. Фундаментальным в этом направлении
во французской лингвистике можно назвать труд Э. Раншона
(Renchon 202). В своем исследовании автор дает детальное описание различных средств выражения вопроса. Свои выводы он основывает на богатейшем лингвистическом материале и на собственном анализе различных точек зрения на природу вопросительного
предложения в различные периоды развития французского языка.
Классификация, взятая за основу Э.Раншоном, отражает традиционную точку зрения на коммуникативную направленность вопросительных предложений. Автор разграничивает общий и частный
вопросы. При проведении анализа вопросительного предложения
он обращает внимание, прежде всего, на лексико-грамматические
средства реализации вопросительной установки.
Другой работой, в которой описывается формирование системы вопросительных предложений в диахроническом плане, от
латинского языка до современного французского, является исследование Л. Фуле. Автор дает детальное описание системы вопросительных предложений в диахроническом плане во французском
языке. В синхронном плане разграничивает три сферы употребления вопросительных предложений: литературный язык, разговорный язык, простонародный язык (Foulet 189).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
16
Среди отечественных работ в области вопросительных
предложений можно отметить диссертацию Т.И. Зелениной, в которой автор подробно изучает в сравнении общевопро-сительное
предложение в старофранцузском и современном французском
языке (Зеленина 63).
Среди учебников, в которых вопросительное предложение подробно описывается в синхронно-диахронном плане на
протяжении всей его эволюции, необходимо назвать «Курс истории французского языка» Н.А. Катагощиной и Н.М. Васильевой (Катагощина, Васильева 72). В этой работе дается последовательное описание системы вопросительного предложения,
начиная от старофранцузского периода до современного состояния в каждый исторический период. Отмечаются специфические
особенности данных предложений на уровне структурной организации. Подробно описаны основные закономерности появления и развития во французском языке такого явления, как
инверсия подлежащего для общевопросительных и частновопросительных предложений. Анализируются лексико-грамматические
особенности вопросительных слов и вопросительных оборотов.
Таким образом, эволюция вопросительного предложения
во французском языке стала предметом пристального внимания
лингвистов (Фомина 137). Система вопросительных предложений испанского языка, по сравнению с французским, не исследована в такой степени в диахроническом плане. Так, некоторые
авторы, изучающие вопросительные предложения в испанском
языке, отмечают, что в испанской лингвистической традиции
не отмечается их последовательного изучения. Принципы классификаций вопросительных предложений на протяжении всей
истории заимствовались, вначале из латинских грамматик,
а впоследствии они восходят к французской лингвистической
традиции (Гарсия-Риверон 45:35-49).
Детальное изучение вопросительных предложений в диахроническом плане поставило перед исследователями новые
проблемы. Поэтому, как показали работы последних десятилетий, интерес ученых-лингвистов переключился на изучение
вопросительных предложений в синхронном плане. Это дает
возможность проведения системного анализа последних, расширяет область исследования. Вырабатываются различные
критерии классификации, которые берутся за основу систематизации вопросительных предложений как во французском, так
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
17
и в испанском языках. Так, например, подход, основанный на
том, что значения и средства их выражения существуют в диалектическом единстве, дает основания выделять собственновопросительные и несобственно-вопросительные предложения
во французском языке (Голубева-Монаткина 48, 49).
Систематическому описанию системы собственно вопросительных предложений в испанском языке посвящена диссертация Р.М. Гарсия-Риверон. Автор изучает испанские вопросительные предложения в сопоставлении с системой русских
вопросительных предложений. В основу диссертации положен
принцип классификации собственно вопросительных предложений по неизвестному2, согласно которому вопросительные предложения в испанском и русском языках классифицируются с точки зрения степени вопросительности или неизвестного в вопросе
(Гарсия-Риверон 45). В этой связи мы не можем в полной мере
согласиться с такой постановкой проблемы, так как считаем, что
любое вопросительное предложение обладает вопросительной
целеустановкой, а если таковой нет или она ослаблена, то нет и
вопроса. Любое вопросительное предложение, во-первых, указывает на недостаток определенной информации, и, во-вторых,
требует восполнения недостающей информации в виде ответа.
Взаимодействие этих двух коммуникативных задач определяет
особенность любой вопросительной конструкции и является ее
отличием от предложений других коммуникативных типов.
Некоторые исследователи при анализе вопросительных
предложений основываются на внутреннем коммуникативном
членении последних, а также на том, что основной целевой
установкой вопросительного предложения является непосредственное побуждение слушающего к ответу. В результате выделяются общие, частные и альтернативные вопросы (Луев 84, 85, 86;
Boer 158; Dubois 173). Подобная классификация существует
и в испанском языке (Gili y Gaya 181, 182). Основываясь на том
же принципе, авторы современной грамматики испанского
языка выделяют также общие, частные и дубитативные вопросительные предложения (Грамматика 127:19). При анализе
лексического наполнения вопросительных предложений выделяют местоименные и неместоименные вопросительные предложения.
2
Термин Р.М. Гарсия-Риверон.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
18
С точки зрения функционирования вопросительных
предложений в речи во французском языке выделяются функционально-семантические типы вопросительных предложений,
то есть информативные, неинформативные, побудительновопросительные предложения (Терешкина 132).
В ряде работ по французскому синтаксису вопросительные предложения классифицируются в зависимости от характера их соотнесенности с ответной репликой. Такой подход к изучению вопросительных предложений признается наиболее
лингвистическим и может лечь в основу классификации вопросительных предложений (Голубева-Монаткина 49; Янош 152).
Классификация вопросительных предложений, предложенная З.П. Янош (152), основана на том, какие соотношения
(корреляция или изоляция) связывают вопрос и ответ. Автор
устанавливает субординацию средств выражения вопросительного предложения и его грамматического содержания, рассматривая вопросительные предложения как совокупность различного рода форм и внутренних отношений. Кроме того, при анализе
грамматического содержания автор выделяет грамматическую
категорию вопросительности, из которой последовательно вычленяются более простые, неразложимые далее понятия и отношения. Автор определяет вопросительность как широкую грамматическую категорию, резюмирующую совокупность всех
элементов грамматического содержания, свойственных вопросительному предложению (Янош 152:7). Основное содержание
категории вопросительности заключается в различении коммуникативных типов предложения. Вопросительность, по мнению
З.П. Янош, выражается всей совокупностью грамматических
средств. Исходным моментом при анализе грамматического содержания, представляемого в виде различных отношений, является связь между вопросом и ответом, характеризующаяся отношением корреляции, или отсутствие таковой - отношения
изоляции. В результате анализа категории вопросительности она
выделяет целый ряд простейших отношений. На их основе
выделены 47 структурно-семантических типов французских вопросительных предложений. Такое количество структурносемантических типов вопроса объясняется, по нашему мнению,
слишком широким пониманием категории вопросительности.
Данный фактор и привел, как мы полагаем, к тому, что автор
был вынужден конкретизировать ряд значений данной категории.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
19
Такое количество структурно-семантических типов вопросов, несомненно, дает представление о дистрибуции вопросительного предложения, однако не может служить основой строгой классификации этих синтаксических единиц. Подобный
подход может способствовать выявлению и других, более простых типов вопросительных предложений, а это, как нам кажется, не является в полной мере объективным.
Существуют также различные точки зрения на проблему
реализации вопросительной целеустановки. Одни считают, что
рассматривать коммуникативный тип вопросительного предложения как выражение запроса какой-либо информации, неправомерно. Дело в том, что данный критерий не является строго
лингвистическим, а следовательно, не может лежать в основе
объективного описания языковых фактов. Данный критерий основывается не на том, что имеется в языковой действительности,
а на чисто семантическом подходе к языковым явлениям (Терешкина 132). В этой связи возникают проблемы несимметричных
отношений между вопросительной формой и вопросительным
значением (Цурикова 147). С точки зрения Н.М. Васильевой,
в данном случае мы имеем дело с различными формами интерференции различных типов предложений (Васильева 23). Именно
разнообразие форм связи между отдельными коммуникативными
типами предложений дают основания лингвистам говорить о
«вопросительно-побудительных», «вопросительно-восклицательных» и т.д. (Блох 8). По справедливому мнению Н.М. Васильевой, наиболее «открытыми» являются границы вопросительных
предложений, которые могут сближаться, с одной стороны,
с повествовательными, с другой, - с побудительными (Васильева 23:3). Например, значительная часть вопросительных по
структуре предложений не выражают вопросительного значения: во французском языке конструкция «Veux-tu te rendre?»
(L. Aragon) не содержит вопроса, хотя по структуре является
вопросительным предложением. С другой стороны, множество
повествовательных по форме предложений являются вопросительными по значению, например: «Je voudrais savoir votre
histoire», данное предложение бесспорно содержит запрос
информации. Однако говорить о коммуникативной направленности вопросительных предложений не представляется возмож* Примеры заимствованы из работы Терешкиной (см. Терешкина 132).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
20
ным в отрыве от контекста, так как функциональные особенности вопросительных предложений реализуются не иначе как через ситуацию и окружающий контекст, поэтому тезис от том,
что данные предложения должны изучаться в составе диалогического единства в тесной связи с ответной репликой и в связи
с предшествующим контекстом не вызывает сомнений, ибо
именно вопросительные предложения являются основой диалогической речи.
В связи с этим, в последнее время в лингвистике наибольший интерес исследователей вызывает коммуникативный
аспект языка. Развитие лингвистики речи и значительный интерес лингвистов к коммуникативной стороне языка поставили
перед исследователями новые проблемы. Оказалось, что анализ
коммуникативных и функциональных особенностей отдельно
взятого предложения представляется возможным лишь в контексте целого (Блох, Поляков 9; Булыгина, Шмелев 14, 15; Васильева, Пицкова 30; Веденина 34, 36; Голубева-Монаткина 48;
Зоубек 64; Игнатченко 69; Норман 97).
Подтверждением этому тезису могут служить не только
работы лингвистов, но и другие исследования (Беркаш 7;
Зуев 65; Apostel 153; Stahl 208), в которых внимание их авторов привлекает логическая природа вопросительного предложения, а также его прагматическое значение с точки зрения логической теории действия. По данному вопросу мы находим
интересные точки зрения логиков, согласно которым участники
диалога находятся в состоянии сомышления и каждый, исходя из
своей позиции, предлагает собственный вариант решения.
Это означает, что участники диалога взаимно заинтересованы в
суждениях, в результате существует взаимная напряженность
мысли, связанная с поисками эффективного решения, т.е. диалог
можно рассматривать как мыслительную связь или дискуссию
между говорящими сторонами (Бельнар, Стил 3; Кинцанс 73;
Петров 104).
Данный фактор влияет на характер употребления языковых средств в диалоге. Признается, что для диалога характерно
обилие простых предложений, среди которых выделяются неполные (эллиптические). Неполнота входящих в диалог высказываний восполняется за счет окружающего контекста и всей
ситуации в целом (Бырдина 17; Пинаева 109; Пронина 113).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
21
Такой комплекс особенностей характеризует любую ситуацию общения и, следовательно, определяет специфичность
использования языковых форм, выражающуюся в употреблении
в устной речи в форме диалога нестандартных построений и
экономией языковых средств.
Как показывает изученный нами теоретический материал,
все исследователи в своих работах, посвященных вопросительным предложениям, подвергают анализу двусоставные вопросительные предложения. Подтверждением этому может служить
значительное количество исследований порядка слов в вопросительном предложении, и, в частности, роли инверсии в выражении вопросительности (Васильева 24, 25; Васильева, Пицкова 30;
Илия 70; Сабанеева 120; Смоленский 125; Blinkenberg 157; Carnicer
160, 161; Clédat 163; Contreras 164, 165, 166; Dumitrescu 174; García
Riverón 179; Foulet 189; Kayne 193; Renchon 202; Terker 209 и др.).
Синтаксис же вопросительного предложения неполного
состава относится к числу наименее разработанных проблем
романской грамматической традиции. Объясняется это в значительной мере тем, что границы изучения вопросительных предложений неоправданно сужены. Как уже отмечалось, интересы
лингвистов сосредоточены на двусоставных конструкциях.
Характерно, что и среди исследований, посвященных неполным
и односоставным предложениям, также нет места описанию
коммуникативных типов данных предложений. Таким образом,
вопросительное предложение неполного состава как особая
синтаксическая единица, обладающая специфическими лексико-грамматическими, коммуникативными и функциональными
признаками, остается пробелом в синтаксисе современных романских языков.
Одним из наиболее ярких выражений указанной тенденции
является то, что в специальных исследованиях, посвящённых вопросительным предложениям, неполносоставные вопросы как
объект изучения отсутствует вообще или же в грамматиках
можно встретить только лишь отдельные замечания о данных
синтаксических единицах. Например, Ф. Гаде (Gadet 177:143144) рассматривает неполные вопросительные предложения
как случаи, которые не поддаются классификации. Автор выделяет 3 наиболее типичных случая их употребления: во-первых,
вопрос, который является предложением продолжить разговор et alors?; во-вторых, вопросы-предложения и вопросыпросьбы,
которые направлены на подтверждение того или ино-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
22
го факта при описании предмета - un petit cahier rouge? - Oui;
в-третьих, вопросы эхо - Comment vas-tu, Mémé? - Tout
doucement. - Tout doucement?
Подобный подход основывается на чисто прагматическом
критерии классификации вопросительных предложений. По нашему мнению, он не может явиться строгой систематизацией
неполных вопросительных предложений, так как здесь не учитывается структурно-семантические характеристики и особенности лексического наполнения вопросительных предложений,
а также взаимосвязь данных реплик с контекстом и ситуацией.
Автор только ограничивается простой констатацией фактов, которые, кстати, основываются на ограниченном количестве примеров.
У других исследователей неполные и односоставные вопросительные предложения анализируются и классифицируются вместе с полными на основании коммуникативного критерия.
Инфинитивное вопросительное предложение исследовалось на материале французского языка в коммуникативном аспекте. Отмечается, что значение вопросительного предложения
ориентировано на ближайшую перспективу. Данный фактор компенсирует отсутствие в структуре вопроса временных показателей.
В испанской лингвистической литературе проблема неполных вопросительных предложений специально не ставилась. Вместе с
тем, в ряде грамматик отмечаются особенности неполносоставных
вопросительных предложений (Васильева-Шведе 32).
Некоторые авторы, например М.Ю. Скребнев (Скребнев
124:449-503), выделяют «номинативный вопрос», который,
по его мнению, представляет собой назывное по материальной
структуре предложение, произносимое с соответствующей вопросительной интонацией, которая противопоставляется интонации утвердительного предложения. В этой работе отмечается,
что в общем значении номинативные вопросы, инфинитивные и
некоторые другие виды вопросительных предложений сближаются по форме и значению с соответствующими побудительными предложениями. Номинативные и эллиптические вопросы
являются, по мнению М.Ю. Скребнева, ситуационно семантизуемыми. В этом состоят их специфические особенности. Вне
ситуации смысловое содержание таких предложений остается
неопределенным. Данное свойство определяет принадлежность
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
23
номинативных и эллиптических вопросов к разговорной речи,
за пределами которой они могут семантизоваться лишь в контексте.
На материале других языков, например, русского, вопрос
о неполных вопросительных предложениях также не привлекал
особого внимания исследователей. В классификации А.П. Комарова (Орлова 98), среди вопросительных предложений, отступающих от норм двусоставности, выделяются:
1) вопросительные предложения, состоящие из одного
вопросительного слова (куда? где? разве?);
2) именные вопросительные предложения, запрашивающие разъяснение кого-либо факта (а дети? новые приключения?);
3) однословные обстоятельственные вопросы (домой? сегодня?);
4) однословный вопрос о дополнении (о тебе? за ними?);
5) вопросы, соотносительные с определением (веселый?
организованный?);
6) вопрос, выраженный только модальным глаголом (могу? разрешите?);
7) вопрос, состоящий из сказуемого или сказуемостной
группы (обедал? отправляйтесь в кино?).
Данная классификация неполных вопросительных предложений основывается, как отмечает сам автор, на структурном,
грамматическом принципе.
Анализ вопросительных предложений с точки зрения
логики позволяет разделить все вопросительные предложения
на общие и альтернативные. Альтернативные вопросительные
предложения в лексико-грамматическом отношении могут быть
двусоставными, часто неполными, и односоставными (личными,
безличными) (Беренштейн, Шрамм 6).
Причина такого невнимания лингвистов к вопросам неполного состава связана, на наш взгляд, с тем фактом, что неполносоставные вопросы, являясь порождением диалогической
речи и, таким образом, выступая вопросительной репликой в диалоге, не соотносятся ни с одним из лексико-грамматических типов предложения. Например, считается, что реплики диалога являются специфическими предложениями устной разговорной речи
и что необходимо отказаться от сопоставления диалогических реплик с теми или иными членами предложения (Лекант 82).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
24
Есть другое подтверждение данному тезису. Диалогическая речь воспринимается как последовательное чередование
реплик и контрреплик. Под репликой здесь понимается «словодействие», которое встречается с противодействием, причем
второе вызывает и усиливает первое, в результате происходит
обмен мнениями, где желание одного собеседника отстоять
свою точку зрения дополняется новыми фактами и аргументами
(Красникова 79:4).
Таким образом, установлено, что понимание природы
вопросительных предложений неполного состава напрямую
связано с рассмотрением вопросов структурной неполноты
синтаксических единиц, что также является спорным моментом романского синтаксиса. В связи с этим, данный аспект
проблемы неполных и односоставных вопросительных предложений требует отдельного, более детального, комплексного
рассмотрения. Это связано, в первую очередь, со структурными, коммуникативными и функциональными особенностями
самих вопросительных предложений.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
25
ГЛАВА2
ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ
НЕПОЛНОСОСТАВНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ
В ВОПРОСИТЕЛЬНЫХ ДИАЛОГИЧЕСКИХ РЕПЛИКАХ
В БЛИЗКОРОДСТВЕННЫХ ЯЗЫКАХ
В главе дается критический анализ теоретических работ,
посвященных неполносоставным вопросительным предложениями во французской и испанской грамматической литературе,
а также изучаются причины неразработанности проблем в этой
области.
2.1. Понятия неполноты и односоставности
применительно к диалогическим репликам
Исследование диалога привело к изучению составляющих
его реплик, находящихся между собой в структурных и смысловых отношениях. Традиционно их называют диалогическими
репликами, определяя их границы от начала речи одного партнера до смены говорящего. Такой подход к исследованию ограничивается формальным критерием и игнорирует их собственные специфические особенности, среди которых мы выделяем:
лексико-грамматические, функциональные, коммуникативные.
Названные особенности являются взаимозависимыми характеристиками и определяют лингвистический статус неполных и односоставных предложений в составе диалогической речи в целом.
Изучение употребления недвусоставных синтаксических
единиц в разговорной речи всегда связано с определенными
трудностями. Синтаксические единицы неполного состава представляют собой сложное явление, требующее более глубокого
изучения. Ученые-лингвисты по-разному определяют их лингвистический статус. Среди таких единиц выделяют: неполные,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
26
эллиптические, односоставные. Это несовпадение во мнениях
отражает расхождения в базовых теоретических положениях.
Так, например, А.М. Пешковский считает, что неполные предложения в разговорной речи употребляются значительно чаще,
чем полные. Однако в сознании говорящего они всегда равняются полным (Пешковский 108). Отмечается также, что в разговорной диалогической речи преобладают неполные высказывания, употребление которых, а также особенности их внешней
организации, позволяют заключить, что в языке действуют определенные правила, приводящие структуру предложения к так
называемому рациональному минимуму. Эти правила отражают
механизмы производства высказывания в речи и могут быть названы правилами минимизации структуры высказывания (Гордневская 50). Это означает, что при формировании высказывания
некоторая часть смысла не выражается словесно. Считается, что
в основе любого предложения лежит структурная модель, или
глубинная структура. В результате выделяют два уровня этой
структуры:
1) семантический, который представлен рядом агенс действие - объект - адресат и др.;
2) синтаксический, представленный рядом субъект - предикат - дополнение - обстоятельство.
Элементы семантического уровня занимают соответствующие синтаксические позиции. Исходя из того, что существуют различные способы включения семантических компонентов в синтаксическую структуру, М.Л. Гордевская высказывает
предположение о наличии эталонных способов включения семантических элементов в синтаксические позиции и выделяет 3
минимальные эталонные структуры: S+P, S+P+O, S+P+AD, где
S - субъект, P - предикат, O - дополнение, AD - обстоятельство.
На семантическом уровне выделяются роли двух типов: влияющие или не влияющие на полноту высказывания. Структурно
обязательные синтаксические компоненты формируют эталонные
синтаксические структуры. Если позиция одного структурно обязательного компонента не замещена, то такие предложения
М.Л. Гордиевская называет неполными (Гордиевская 50:7-9).
Эта точка зрения близка позиции Б.Ю. Нормана (Норман 97), который рассматривает понятие эллипсиса на материале русского языка с точки зрения грамматики «говорящего».
Статус эллипсиса изучается им с учетом заполнения той или
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
27
иной функционально-синтаксической позиции в предложении.
По мнению Б.Ю. Нормана, в отличие от теории членов предложения, которая пыталась в качестве основания для классификации совместить разнородные - семантические и формальноморфологические критерии, учение о функционально-синтаксических позициях сознательно кладет в основу своих единиц
системные отношения семантики и формы. В связи с этим
Б.Ю. Норман отмечает, что функционально-синтаксические
позиции - это составляющие структурной схемы предложения и, шире грамматической структуры высказывания как речевого феномена. Это элементарные единицы синтаксического уровня языка. Именно из таких «атомов», как считает автор, складывается
речевое произведение, и, тем самым, по отношению к слову функционально-синтаксическая позиция выступает в роли стабильного оператора, ячейки в синтаксической структуре высказывания. Попадая в неё, слово получает статус словоформы и вместе
с тем право участвовать в формировании коммуникативной
единицы. По мнению Нормана, функционально-синтаксические
позиции (ФСП) двуплановы, здесь происходит слияние семантических функций с материальными средствами. Каждая функция располагает в принципе некоторым множеством формальных средств для своего выражения. Семантические функции,
как считает Норман, являются константными. Он отмечает, что
каждой ФСП соответствует свой не четко очерченный круг лексики (Норман 97:161). Основываясь на данных положениях, автор определяет эллипсис как свертывание или нереализацию
определенного члена высказывания в соответствующей словоформе. Однако, по его мнению, пустая или выраженная нулем
функционально-синтаксическая позиция все равно остается обозначенной в структуре фразы. Таким образом, он выделяет два
типа свертывания: синтагматическое и парадигматическое.
Первое относится к явлениям синтаксического плана, второе
связано с семантическим развитием опорного слова. (Норман
97:181-182). Автор определяет свертывание (эллипсис) как отсутствие словоформы в высказывании в том случае, если оно
выполняет определенную синтаксическую функцию. Это означает, что словоформы нет, но позиция, предназначенная для
нее, сохраняется в синтаксической структуре (Норман 97:183).
Данный факт является в некотором смысле определяющим для
разграничения полных и неполных предложений, изучаемых в
монографии.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
28
Эллипсис как синтаксическое явление изучался также
другими авторами. Он понимается как всякая неполнота высказывания, нулевой анафорический знак, единица, не обладающая
смысловой завершенностью в отрыве от породивших её условий, единица, обладающая самостоятельной ценностью и не
сводимая, в принципе, к полным или оптимальным моделям
(Якобсон 149; Михеев 91; Нефедова 93; Никитин 94).
Критический анализ теоретического материала позволяет
заключить, что большинство исследований неполносоставных
предложений можно подразделить на две основные группы: первую группу представляют исследования, изучающие неполные
предложения в противовес полным, вторую группу составляют
работы, исследующие неполные предложения в противовес односоставным.
Для диалогической речи, как уже отмечалось, характерно
употребление неполных синтаксических единиц. Односоставные
предложения относятся к единицам другого уровня. Так, например, подробную классификацию неполных и односоставных
предложений для французского языка предлагает И.В. Пронина
(Пронина 113). Понятия «односоставности» и «неполноты» синтаксической конструкции противопоставляются как явления
различных уровней. Односоставное предложение, как полагает
автор (Пронина 113:60), имеет такую модель, в которой один из
ядерных компонентов выражен нулевым показателем. Это означает, что незанятость одной из ядерных позиций (словесная невыраженность) обусловливается языковой системой и является
маркированным признаком модели. Среди односоставных выделяются по морфологическому признаку номинальные, императивные и инфинитивные. Иначе решается вопрос о неполных
предложениях. По мнению автора, эллипсис это двусторонний
синтаксический процесс, заключающийся в количественной
редукции, опущении «слабых» элементов речевой цепи, каковыми являются избыточные компоненты предложения. Автор
выделяет:
1. Неполные предложения с контекстуальным (анафорическим) эллипсисом. Его сущность состоит в том, что какойлибо компонент предложения, представляющийся избыточным, не повторяется в данном окружении. Такие предложения
выделяются формой их наличных членов, их дистрибуцией,
т.е. прежде всего нарушенной структурой предикативной,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
29
атрибутивной или комплетивной синтагм, входящих в данное
предложение. Однозначному лексическому восполнению опущенных компонентов предложения помогает контекст. В зависимости от широты контекста, из которого эксплицируется
опущенный компонент, автор подразделяет эти эллиптические
конструкции на 2 типа: микроконтекстуальные и макроконтекстуальные.
2. Второй тип определяется как неполные предложения
с ситуативным эллипсисом. Его суть состоит в том, что происходит опущение в речевой цепи тех элементов, которые становятся избыточными в определенной ситуации. Однако для того,
чтобы установить случаи с ситуативным эллипсисом, ситуация
должна удовлетворять одному непременному условию: она (ситуация) должна быть узуальной как для говорящего, так и для
слушающего. Выделяются 3 основных подвида или разновидности неполных предложений с ситуативным эллипсисом: неполные предложения (НП) с опущенным местоимением в роли подлежащего; НП с опущенным подлежащим и частью сказуемого;
НП с эллипсисом глагола-сказуемого.
3. Третий тип - это неполные предложения с ассоциативным эллипсисом. Его сущность заключается в опущении постоянно избыточных элементов речевой цепи. В результате считается, что сущность эллипсиса заключается в количественном
сокращении избыточных элементов речевой цепи, т.е. наиболее
предсказуемых с точки зрения слушающего и несущих наименьшую информацию с точки зрения говорящего.
Признаки эллиптических конструкций были предметом
специального изучения также и в испанской лингвистической
литературе. Например, Таусте Вигара в своей книге «Морфосинтаксис испанского разговорного языка» (Vigara 217) определяет эллипсис как особое средство экономии говорящим
языковых средств. Эллипсис, по мнению автора, допускает несоответствие между структурным (логическим) порядком и линейным (реальным) порядком речевой цепи. Таусте Вигара
предлагает изучать данное явление в 4 аспектах:
1) эллипсис как выразительное средство;
2) эллипсис как «удобство» (comodidad);
3) эллипсис как порождение контекста и ситуации;
4) грамматический эллипсис.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
30
Другой испанский грамматист, Оскар Флорес, считает, что
характер эллипсиса зависит от типа контекста, который является
своего рода мотивирующим фактором эллиптичности высказывания, т.е. эллипсис возможен, если этому способствует контекст (Flórez 187:213).
Все перечисленные трактовки эллипсиса отражают или,
в какой-то мере, повторяют известную концепцию Ш. Балли.
Автор определят эллипсис как такое подразумевание знака в
определенный момент речи, который фиксируется и восполняется из предыдущего или последующего контекста, или ситуативно, без чего смысл высказывания становится искаженным
или абсурдным. Соответственно Ш. Балли делает следующие
выводы: во-первых, эллипсис - это имплицитный знак; вовторых, эллипсис обнаруживается в речи, хотя условия его реализации заложены в языковой системе; в-третьих, это факультативное отсутствие какого-либо элемента высказывания, который
всегда может быть воспринят за счет контекста или ситуации
(Bally 154). Мы считаем, что данный подход расширяет рамки
поиска и позволяет рассматривать понятие «неполноты» высказывания как со структурной, так и с содержательной стороны.
Учитывая все перечисленные точки зрения на существо и
природу эллипсиса, мы столкнулись с некоторыми моментами,
на которые не можем не обратить внимание. В частности, бесспорно, что такое понятие как эллипсис является сложным и
многогранным явлением, зависящим от многих факторов. Единогласно признанный основным средством языковой экономии,
эллипсис все же весьма неоднороден, о чем свидетельствует выделение его многочисленных разновидностей. В ряде случаев
причина эллипсиса заложена в самом языке, и тогда необходимо
искать другое объяснение данному явлению. Очевидно, что эллиптические конструкции больше свойственны диалогической
речи, где они одинаково типичны для вопроса и ответной реплики. В других формах речи характер эллипсиса существенно
меняется - он имеет менее разнообразные формы и грамматически более упорядочен (Васильева 26).
Таким образом, мы считаем, что изучение неполных
(эллиптических) вопросительных предложений должно проводиться с учетом всех критериев и аспектов их структуры, употребления и функционирования данных построений в речи. Такой
комплексный анализ позволит адекватно определить статус
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
31
данных предложений в речи, т.е. установить, являются ли они
вариантами полных конструкций или же представляют собой
самостоятельные синтаксические построения, выполняющие
определенные функции в процессе коммуникации.
Полагаем, что слишком широкое понимание эллипсиса
фактически сводит на нет анализ и описание тех грамматических структур, которые существуют в языке параллельно с
«полными» не в синтагматических, а в парадигматических связях, а иногда вообще не имеют аналогов в виде полных структур
(Васильева 26). Кроме того, очевидно, что понятие эллипсис
сводится к одному и тому же явлению - это свертывание, выпадение или отсутствие значимого элемента предложения. Поэтому мы считаем, что проблема соотнесения таких понятий как
неполнота и эллипсис во многом носит чисто терминологический характер. Сам термин «неполное предложение» многозначен. Предложения, участвующие в диалогической речи, характеризуются своей собственной структурой и не распадаются на
части речи (Васильева-Шведе 32:54). Они не могут по своему
составу делиться на полные и неполные. Они представляют собой структурно законченную единицу речи - предложение реплику. Это законченные предикативные высказывания, которые
характеризуются собственной интонацией и выражают в данном
контексте полную информацию. Термин «эллиптические» закрепился за классом безглагольных предложений. Отсутствие
других членов предложений определяется как «неполное». Принимая во внимание тот факт, что термин «эллипсис» предполагает отсутствие какого-либо элемента, а понятие «неполнота» его недостаток, мы считаем, что два термина объективно близки, так как по сути обозначают явление одного порядка. В связи
с вышесказанным, в нашем исследовании мы признаем возможным использование термина «эллиптическое» для обозначение
неполных вопросительных предложений, это тем более оправдано и необходимо при противопоставлении неполных (эллиптических) вопросов односоставным.
Как было отмечено выше, понятие «неполнота» синтаксической конструкции часто смешивается с другим, казалось бы,
родственным понятием - «односоставность». «Неполнота» синтаксической конструкции чаще объявляется коммуникативной
характеристикой, относящейся к плану речи, а «односоставность» - структурной, т.е. имеющей отношение к плану языка.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
32
В данной монографии при анализе неполных и односоставных
вопросительных предложений мы придерживаемся точки зрения, принятой Н.М. Васильевой, Л.П. Пицковой в «Теоретической грамматике французского языка» (Васильева, Пицкова 30),
где односоставные и неполные предложения рассматриваются
как качественно различные структуры.
Вопросы, связанные с изучением неполносоставных предложений, неоднократно поднимались во французской грамматической литературе. Так, Дэ Бур (Boer 158:22) в своей концепции
подразделяет все предложения на одночленные и двучленные.
Последними называет такие, где выражено отношение определяемое - определяющие. Они образуют предикат, а субъект
представлен всей ситуацией. Другой французский лингвист, Эрве Бешад (Béchade 155:221-223), среди неполных структур выделяет: 1) именные; 2) слова-фразы. Первые соотносятся с эллипсисом глагола, представляются в форме имени, местоимения
или именной группы, используются в том случае, когда необходимо привлечь внимание к одному слову или передать информацию, которые не требуют дополнительных элементов.
Вторые - простые фразы из неизменяемых слов, междометий
или наречий.
В испанской лингвистической литературе первыми работами, посвященными односоставным предложениям, в частности, номинативным, являются диссертации О.М. Мунгаловой
и Н.М. Майновой (Майнова 87; Мунгалова 92).
О.М. Мунгалова разграничивает номинальные и сегментированные построения. Автор отмечает синтаксическую, семантическую и функциональную специфику номинальных предложений, их стилистические потенции. Сегментированные
построения, по её мнению, это синтаксически зависимые отрезки смежного предложения, которые в результате интонационного обособления помещены в абсолютную позицию. Автор отмечает синтаксическую зависимость от структурного окружения
данных построений и тот факт, что они не проявляют смысловой инородности. Среди них она выделяет построения двух типов: препозитивные и постпозитивные. Предложения, которые
обладают синтаксической независимостью от грамматического
окружения, рассматриваются как номинативные. Номинативные
предложения представляют собой неполную реализацию соответствующих моделей предложения. Их структура может быть
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
33
нераспространенной или распространенной. Автор отмечает,
что для испанского синтаксиса данное явление сравнительно
новое (Мунгалова 92).
Н.М. Майнова считает, что номинативные предложения
в испанском языке не представляют собой ярко очерченного
синтаксического явления и выделяет их следующие особенности: имя существительное, грамматическая односоставность,
независимость позиции. Она признает за ними коммуникативную функцию и называет их полноценными высказываниями.
По мнению Н.М. Майновой, номинативные предложения могут
быть не только повествовательными, но и восклицательными
и вопросительными. Она отмечает широкое употребление таких построений в испанском языке и выделяет 13 лексикосемантических разновидностей номинативных предложений
(Майнова 87).
В диалоге проблемы односоставных предложений поднимались в статье Г.В. Бырдиной на материале русского языка
(Бырдина 17). Автор статьи придерживается традиционного
подхода в определении односоставности, согласно которому
односоставные предложения классифицируются как высказывания с одним главным членом, в котором восстановить второй
главный член нельзя или в этом нет необходимости. Кроме того,
она справедливо считает, что для того, чтобы определить тип
высказывания, необходимо выяснить, как сами говорящие воспринимают его структуру. Для этого она использует метод постановки вопроса. Таким образом, если реплики в диалоге соотносятся с вопросом о главных членах предложения, то такие
неполносоставные реплики воспринимаются участниками диалога как двусоставные. Если вопрос о главном члене к данному
типу реплик не ставится, то мы имеем дело с односоставным
предложением.
В этой связи при изучении неполных и односоставных
вопросительных предложений следует остановиться на определении типа предложения, выраженного личной глагольной
формой без местоименного подлежащего. Языковеды не пришли к однозначному решению данной проблемы. В русской
грамматике, например, такие предложения рассматриваются
как односоставные (Шапиро 138:129-146). Различаются два
типа односоставных предложений: бессказуемные и бесподле-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
34
жащные. Подобные предложения встречаются и в двух изучаемых нами языках. Вместе с тем в отношении вопросительных
предложений данный вопрос нам не представляется спорным.
На материале повествовательных предложений французского языка проблема эллипсиса изучалась в исследовании
И.В. Прониной. Она характеризует эллипсис местоименного
подлежащего во французском как специфику разговорной речи
в ответах, где ситуация устраняет все сомнения насчет лица сказуемого - глагола, например:
Sonia. - Mes larmes? Quelles larmes?
Germain. - Hé bien ... les larmes que tu retiendras!
Sonia. - Comprends pas.
- M’entendez-vous?
- Vous entends très bien, mon Capitaine.
Предложения, в составе которых отсутствует один из
главных членов, в частности, местоименное подлежащее, были
предметом изучения в работе Л.И. Илия (Илия 71). Она решает
вопрос о статусе предложений такого типа на основании природы главного члена предложения. Л.И. Илия справедливо считает, что предложения, в составе которых отсутствует один из
главных членов или же оба, могут быть названы, при сопоставлении с двусоставными предложениями, предложениями неполного состава. Мы согласны с такой позицией, в соответствии с
которой предложения неполного состава не всегда или не полностью могут быть приравнены к членам двусоставного предложения, прежде всего потому, что они служат независимой
единицей общения, даже при отсутствии предикативного центра. В то же время недвусоставные предложения, по мнению
Л.И. Илия, могут настолько совпадать по своей структуре и значению с членами предложения, что есть основания в различении
типов предложения неполного состава исходить из схемы двусоставного предложения, учитывая при этом ближайший контекст.
В предложении неполного состава, состоящего из нескольких
слов, выделяются главное слово, которому в иерархической последовательности подчинены все остальные. Такие предложения
разнообразны по своему составу, модальности и стилистическому характеру. Они имеют интонацию независимого предло*Примеры заимствованы из диссертации И.В. Прониной (Пронина
113:168).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
35
жения и могут представлять собою единицу общения, вполне
законченную по значению и независимую от контекста или же,
имея интонацию независимого предложения, по содержанию
быть настолько связанными с ближайшим контекстом или ситуацией, что вне этой связи их содержание лишено полноты
значения; таковы например, нередко предложения диалогические (Илия 71:293-318). Л.И. Илия выделяет предложения неполного состава:
1) с отсутствующей связкой;
2) односоставные, имеющие в своем составе только один
главный член (подлежащие, сказуемое, независимый
именной член предложения);
3) предложения различного состава, не имеющие в своем
составе главных членов: диалогические и словапредожения.
В связи с вышеперечисленными точками зрения на природу неполносоставных предложений можно предположить, что
неполные и односоставные предложения не должны противопоставляться как единицы различных уровней. Различие данных
синтаксических единиц необходимо искать как на языковом, так
и речевом уровнях.
Например, предложения с невыраженным местоименным
подлежащим Л.И. Илия относит к односоставным и выделяет
4 группы глаголов, которые в разговорной речи допускают неупотребление личного местоимения. Первую группу составляют
глаголы: connaître, savoir, во вторую группу входят глаголы в
безличной форме как особые стилистические варианты; в третьей группе - фразеологические предложение, где отсутствие безличного местоимения обычно; последнюю группу составляют
глаголы pouvoir, aller, suffir; употребленные в народно - разговорном языке manquer, falloir, paraître (Илия 71: 300-301).
При определении границ эллипсиса в вопросительных
предложениях без эксплицитно выраженного местоименного
подлежащего мы придерживаемся точки зрения Н.М. Васильевой (Васильева 26), согласно которой никакая грамматическая
структура не может и не должна считаться эллиптической, если
она коммуникативно и синтаксически самодостаточна. Поэтому
предложения такого типа в испанском языке мы признаем двусоставными в виду того, что в данных предложениях эксплицитно присутствует компонент, несущий основную грамматиче-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
36
скую нагрузку - глагольная флексия, например: habla, hablas,
hablamos и т.д. Во французском языке данные предложения
нельзя признать неполными ввиду их окказионального характера. Речь идет об аномалии, об отклонении от нормы. Применительно к нашему материалу необходимо отметить, что среди
вопросительных предложений во французском языке таких
примеров не встретилось, кроме единичных случаев эллипсиса
местоименного подлежащего в безличной конструкции il faut и
её формах il fallait, il faudra, il faudrait в разговорном языке, например: Faut faire quoi? Fallait partir?. Мы признаем такие построения двусоставными в ненормативном употреблении, и поэтому такие случаи в монографии не анализируются.
2.2. Принципы разграничения неполных
и односоставных вопросительных предложений
в диалоге
Любое неполное или односоставное предложение рассматриваются нами как асимметричное, нестандартное образование по отношению к базисным полным и двусоставным предложениям. В связи с этим мы считаем необходимым определить
понятие «стандарта» для таких вопросов, которому были бы
противопоставлены неполные и односоставные вопросительные
предложения.
Существует мнение о том, что сопоставить конкретные
синтаксемы невозможно, так как они всегда наполнены несопоставимым лексическим материалом, и, поэтому, для сопоставления синтаксических структур необходимо вычленить из
них структурную модель (Попова 112:5).
В словаре С.И. Ожегова, например, стандарт определяется
как типовой вид, образец, которому должно удовлетворить чтонибудь по своим признакам, свойствам, качествам, т.е., применительно к нашему материалу, «стандартное» вопросительное
предложение должно обладать рядом значимых признаков, которые служили бы ему характеристикой с точки зрения как языкового, так и речевого аспектов. Наличие или отсутствие определенного набора характерных признаков для конструкции
любого типа поможет определить её синтаксический статус и
провести более глубокий и всесторонний анализ.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
37
Данный анализ предполагается проводить с учетом особенностей как языкового, так и речевого уровня, которые могут
возникнуть в синтагматической цепи, а также с учетом экстралингвистических факторов, являющихся неотъемлемой чертой
любого коммуникативного акта.
Разграничивая языковой и речевой аспекты любого предложения и исходя из общего числа формальных признаков
модели предложения, мы выделяем 5 основных признаков, которые могли бы служить основой такого абстрактного понятия
как «стандарт» для исследуемых вопросительных предложений.
В рамках языкового аспекта:
 формально-грамматический состав;
 смысловое содержание предложения (семантика);
 грамматическое значение (предикативность).
В рамках речевого аспекта:
 наличие характерной вопросительной интонации;
 связь с контекстом.
В этом параграфе мы ставим своей целью дать предварительное описание неполных и односоставных вопросительных
предложений по вышеуказанным параметрам и, таким образом,
наметить ход дальнейшего исследования этих синтаксических
единиц на лексико-грамматическом и коммуникативном уровнях в каждом из изучаемых языков.
Формально-грамматический состав. Здесь наблюдается
больше всего сходств на уровне словесной реализации, в результате возникает проблема разграничения неполных и односоставных предложений на этом уровне.
Принимая во внимание тот факт, что неполные и односоставные вопросительные конструкции на основании морфологического критерия можно разделить на 3 типа (именные, глагольные, наречные), все же необходимо отметить, что словесная
реализация модели такого предложения достаточно свободная.
Формальное сходство неполных и односоставных предложений отмечается, например, Н.Н. Остринской (Остринская
99:144-152). Во французском и испанском языках, как показывает фактологический материал, односоставные и неполные вопросительные предложения могут быть выражены:
1) именной частью речи: Le bon Dieu? ¿Uno sólo?
¿En Limón? Et tes assurances? ¿Los estudiantes
tampoco?;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
38
2) глаголом (инфинитивом): Essayer? ¿De matar quizá?
Comprendre quoi? ¿A escuchar las lecciones?;
3) наречием: Vraiment? Et ensuite? Et alors? ¿Entonces?
¿Cómo no? ¿Y después?.
В результате возникает ряд проблем, которые становятся
актуальными для названных типов предложений, в частности:
неполнота предложения, возможность восстановления отсутствующих членов предложения из контекста или ситуации, характер внешней синтаксической связи, зависимость от контекста
(полная, частичная), в связи с этим автосемантичность и синсемантичность вопросительных предложений, выражение ими
предикативности. Несмотря на формальное сходство неполных
и односоставных вопросительных предложений, существуют
значительные различия между предложениями этих двух типов в
отношении:
1) связи таких предложений с окружающим контекстом;
2) выражения этими предложениями предикативности.
Предикативность. Единицами сообщения могут быть самые различные по грамматической структуре слова и словосочетания. Наиболее существенными признаками любого такого
слова-предложения является предикативность и завершённость
интонации.
Предикативность, наряду с интонацией, принимаются как
два общих признака предложения. (Васильева 22:17). Наибольшая роль в формировании предложения отводится предикативности, т.к. она соотносит содержание высказывания с действительностью, формируя, таким образом, предложение.
В монографии принимается определение предикативности
В.В. Виноградова, согласно которому предикативность определяется как отнесенность высказываемого содержания к реальной
действительности, грамматически выражающаяся в категориях
модальности (наклонения), времени и лица. Это же относится и
к вопросительному предложению, функционирующему в определенном контексте, отражающему экстралингвистическую
действительность посредством различных грамматических категорий (Виноградов 39:227).
В отношении предикативности неполных и односоставных вопросительных предложений мы придерживаемся известного тезиса, в соответствии с которым непредикативных
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
39
предложений не существует, поскольку содержание каждого
предложения соотнесено с экстралингвистической реальностью,
например:
- Ça fait longtemps que j’ai pas vu ton frère, reprit le premier.
- Lequel?
- Le rigolo, tu sais, le petit.
(Les poiss. 163)
Вопросительное предложение Lequel? является односоставным. Оно соотносится со словоформой ton frère в зачинной
реплике. Любая замена данного местоимения другим влечет за
собой искажение смысла. Подтверждением этому служат грамматические категории рода и числа (местоимение мужского
рода, единственного числа), которые соотносят словоформу
Lequel? со словом ton frère, которому свойственны те же
грамматические категории рода и числа. Отметим, что предикативность в вопросительной реплике выражена не полностью,
т.к. данное односоставное предложение не содержит личной
глагольной формы и в то же время не соотносится со всей первой репликой. Спрашивающего не интересует прозвучавший в
первом предложении факт. Своим вопросом он смещает акценты разговора, используя самостоятельную словоформу.
Сравните аналогичный пример в испанском языке:
Balboa. - ¿Y qué tal tus negociäs?
Mauricio. - ¿Cuáles?
Isabel. - ¿Cuáles van a ser? Las casas, los grandes hoteles.
(CAM. 67)
В данном примере односоставное вопросительное предложение ¿Cuáles?, соответствует аналогичному французскому
предложению. Образующее его вопросительное местоимение
соотносится с членом предложения предыдущего высказывания, выражая те же грамматические признаки: женский род,
множественное число, - что и слово tus negociäs, а следовательно, соотносится с действительностью, отражаемой всем
контекстом.
Однако предикативность у неполных и односоставных вопросительных предложений выражается по-разному. Во французском языке это очень хорошо видно в следующем примере:
- Allez et venez, ne restez pas figé.
- Mais j’ai déjà marché.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
40
- Marché? Mais il faut sauter, danser.
- Danser en plein été pour me rechauffer? Quelle drôle
d’idée.
(Dialogue № 17)
Первая вопросительная реплика Marché? является эллиптической (неполной). Здесь довольно четко видна зависимость
от предыдущей реплики. Наличие глагола в личной форме
в предшествующем контексте является достаточным для выражения предикативности. Во второй реплике мы имеем дело с
односоставной вопросительной конструкцией, здесь важность
временного плана уходит на вторую позицию. За счет распространителей говорящий изменяет в целом направленность вопросительного предложения. Данная конструкция скорее передает возмущение, нежели задает вопрос.
Вопрос о средствах или способах выражения предикативности является дискуссионным. Очень часто ставится знак равенства между предикативностью как отношением содержания
высказывания к экстралингвистической реальности и предикативностью как отношением между главными членами предложения, в частности, сказуемым и подлежащим. Мы не можем
однозначно принять эту точку зрения, т.к. предикативность это признак предложения как синтаксической единицы, а сказуемость - это синтаксическая функция, выполняемая чаще всего личной глагольной формой.
В отношении неполных и односоставных вопросительных
предложений, целесообразнее говорить о двух способах выражения предикативности: имплицитном и эксплицитном. Эксплицитное выражение предикативности характерно для неполных
вопросительных предложений. Оно подразумевает обязательное
присутствие личной глагольной формы в составе предыдущей
реплики и получает свое выражение посредством грамматических категорий, выражаемых глагольной формой:
- Casimire, laisse cette brosse à reluire!
- Mais sans brosse à reluire comment faire luire ce cuir?
- On peut le faire luire sans brosse à reluire.
- Sans brosse à reluire?
- Mais oui, Casimire, tu n’avais qu’à me le dire. Il suffit d’un
chiffon à faire reluire et du produit que j’ai pris chez Elvire.
(Dialogue № 4)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
41
Sans brosse à reluire? - эллиптическое вопросительное
предложение, построенное по принципу лексического повтора.
Наличие личного глагола в предыдущем предложении On peut
le faire luire sans brosse à reluire является достаточным для выражения предикативности в данном вопросительном предложении. Имплицитный же способ выражения предикативности характеризуется другими особенностями. Это наглядно видно в
первом примере. Вопросительное предложение Mais sans brosse
à reluire comment faire luire ce cuir? мы определяем как односоставное. В предыдущем контексте нет личной глагольной формы, с которой соотносилось бы данное предложение, а следовательно, предикативность здесь выражается иначе: в рамках
всего контекста и ситуации, а также ролью и местом, которое
занимает в данной ситуации само предложение. Рассмотрим ряд
подобных примеров в испанском:
- Quisiera conocerla - dijo ella.
- ¿A quién? ¿A éso que pasó?
- No. A su mujer.
(MBM. 66)
Неполное вопросительное предложение соотносится с
предикативной основой предыдущего высказывания, на что указывает употребление в вопросе глагольного управления для
одушевленного прямого дополнения.
- ¿Y después qué sucedó? - le pregunté con vivo interés.
- Nada, que aquella noche no pude dormir de remordimientos
y al día siguiente tomé el tren para mí pueblo.
- ¿Sin ver a Teresa?
- Sin ver a Teresa.
(VLP. 37)
Вопросительная реплика ¿Sin ver a Teresa? определяется
как односоставное вопросительное предложение.
Смысловое содержание предложения. В отношении семантики предложений неполного состава можно отметить, что
это, как правило, реплики, состоящие из одного или двух слов,
семантически зависимые от контекста, вне контекста они будут
непонятны. Р.Р. Гельгард в статье «Рассуждения о монологах
и диалогах» предлагает подразделять реплики на диалогические и монологические по принципу синсемантичности/ автосемантичности. Диалогическая реплика относится автором к
синсемантичным, композиционно открытым единицам, то есть к
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
42
таким единицам, значение и функционирование которых зависит от окружающего контекста и тесно связано с ним (Блох, Поляков 9:9).
Исходя из природы вопросительного предложения, можно
считать, что любое такое предложение по своей сути синсемантично, т.к. любой вопрос, возникающий в ситуации, задается
относительного чего-либо. В противовес односоставным вопросительным предложениям, у неполных синсемантичность проявляется ярче. Сравните во французском односоставное:
- Ça y est! dit-elle à Jaqueline.
- Quoi?
- Ils ont trouvé la piste du Palace (...)
(GSL. 111)
и неполное вопросительное предложение:
- Si Jean nous quitte, il faudra l’enterrer ici.
- A Miami?
- A Miami Beach. (...)
(DVP. 219)
Не вызывает сомнения тот факт, что односоставное Quoi?
в отличие от неполного вопросительного A Miami? обнаруживает бóльшую автосемантичность вне известного нам контекста.
Данное предложение самодостаточно в смысловом отношении.
Неполный же вопрос A Miami? понятен и может действовать
только в данном контексте. Он соотносится с обстоятельством
места предыдущей реплики.
Сравните в испанском неполное:
- La quiere ¿eh? - preguntó ella.
- ¿A Amanda?
- Sí.
(MBM. 68)
и односоставное:
- ¿Por qué ha dicho eso?
- ¿Qué cosa?
- Que fue usted quien envenenó la botella ...
(Perro. 142)
Односоставное вопросительное ¿Qué cosa? наряду с двусоставным ¿Por qué ha dicho eso? будут самодостаточными вне
данного контекста, они автосемантичны. Неполное вопроси-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
43
тельное ¿A Amanda? целиком зависит от окружающего его
контекста, тем самым, в соответствии с терминологией
Р.Р. Гельгарда, мы определяем его как синсемантичное. Однако, используя данные принципы, сложно строго развести понятия неполного и односоставного вопросительного предложения, т.к. мы считаем, что любой вопрос обязательно привязан к
той ситуации, в которой он возникает, несмотря на возможность его расхождения с ответом. Собственно, сама ситуация и
порождает вопрос. Поэтому такой подход к разграничению
предложений этих двух типов был бы, на наш взгляд, субъективным.
Отмечается, что внешняя связь односоставных предложений с контекстом качественно отличается от внешней связи
эллиптических предложений. Различие состоит в том, что односоставные предложения тесно взаимодействуют с предшествующим или последующим предложением, но не занимают в
нем никаких синтаксических позиций, т.е. их невозможно соотнести с каким-либо членом предложения. Неполные же имеют
непосредственную синтаксическую связь.
Однако внешняя связь в контексте между предложениями
гораздо сложнее. Изучая средства выражения эксплицитной связанности в тексте, выделяют три типа основных средств выражения внешней связности: синтаксический, морфологический,
лексический.
2.3. Синтаксические способы построения
вопросительных реплик
Единство диалога обеспечивается такой важной категорией как связность. В диалоге данная категория реализуется посредством различных средств и способов построения образующих его реплик.
В настоящей работе под синтаксическим способом построения диалогической реплики-вопроса подразумевается совокупность средств и приемов, используемых спрашивающим
в соответствии с коммуникативной ситуацией и его собственными намерениями и желаниями. В качестве этих средств выступают такие элементы, которые проявляются, в первую оче-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
44
редь, на лексико-грамматическом уровне. Анализ нашего
материала позволил нам выделить следующие основные типы
синтаксического построения вопросительных реплик: переспрос, вопросительный подхват, вопрос-парцеллят, стимулирующий вопрос.
Являясь частью диалогического единства, вопросительные
реплики обеспечивают его целостность, выступая как новая
ступень в развитии темы.
В зависимости от выполняемой роли и занимаемой позиции в диалоге, неполные и односоставные вопросы можно разделить на два типа реплик: зачинные реплики-вопросы, которые
задают тему всему диалогу, определяют перспективу его развертывания, и вопросы-реакции на развитие дискуссии. Такие вопросы дают новое развитие всему диалогу, придают ему иное
направление или углубляют, расширяют знания об уже известном, выясненном в процессе дискуссии факте.
Каждая из вышеназванных двух типов реплик-вопросов
может быть оформлена как неполным, так и односоставным вопросительным предложением.
Анализ материала, полученного из аутентичных источников, позволил систематизировать его в следующей таблице.
Таблица 1
Соотношение типов вопросительных реплик
и способов их построения в диалоге
Способ
построения
Переспор
Вопросительный подхват
Вопрос-парцеллят
Вопрос-стимул
Тип реплики
Зачинная
Вопрос-реакция
Реплика-вопрос
Тип вопросительного
предложения
неполное
односост.
Тип вопросительного
предложения
неполное
односост.
-
-
+
+
-
+
+
+
+
+
+
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
45
Из таблицы видно, что типичным способом образования
зачинных реплик вопросов и вопросов-реакций является вопрос-стимул. Стимулирующий вопрос мы определяем как диалогическую реплику, способствующую началу или продолжению диалога. Стимулирующий вопрос следует отличать от
переспроса (см. ниже).
Среди зачинных реплик-вопросов, определяемых нами как
вопрос-стимул, встречаются неполные вопросительные предложения, выражающие предложение.
- Encore un verre de whiskey,
commissaire? ... Bien entendu, je
vous ferai reconduire par mon
chauffeur ...
- Vous êtes trop aimable.
(GSC. 180)
- ¿Otro vaso de whiskey, Comisario?
Naturalemente,
lo llevará el chofer ...
- Gracias, es usted muy amable.
(Perro. 108)
(Perro. 108)
Зачинные реплики-вопросы чаще выражены односоставными предложениями. В целом реплика может не ограничивается только одним вопросом (см. пример из французского).
- Alors quoi? Ça ne va pas?
- Très mal ... articula Michoux
(...)
(GSC. 203)
- ¿Qué tal?
- Asombros. (...)
(CAM. 61)
Посредством данных вопросительных реплик спрашивающий способствует началу разговора и возможному его продолжению. Характерных различий в употреблении данных реплик-вопросов во французском и испанском языках нами не
обнаружено. Впрочем, необходимо отметить следующее, в нашем корпусе примеров, который насчитывает около ста употреблений односоставных вопросительных предложений в качестве зачинных реплик, в десяти случаях (10%) французские
вопросы переведены на испанский двусоставными предложениями. Приведем наиболее типичные примеры:
- Quelque chose à boire?
- Volontiers.
(Sagan. 182)
- Que dire à Bertrand?
(Sagan. 134)
- Tiens! Il pleut? Quoi de
neuf, Groslin?
(GSC. 86)
- ¿Gusta beber algo?
- De buena gana.
(FS. 130)
- ¿Qué le diriá a Bertrand?
(FS. 97)
- ¡Garay! ¿Está lloviendo?
¿Qué hay de nuevo?
(Perro. 55)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
46
Испанский язык в данных случаях предпочел двусоставное построение вопросительных предложений. Мы считаем,
что это связано с природой вопросительных местоимений Quoi
и Que во французском, которые могут самостоятельно формировать односоставное вопросительное предложение, а также в сочетании с инфинитивом и с предложной конструкцией.
Зачинные реплики-вопросы представлены адвербиальными вопросительными предложениями, чаще в сочетании с сочинительным союзом или другим словом в качестве опоры. Вопросы данного лексико-грамматического состава не могут быть
восстановлены до двусоставных.
- Et bien?
- Vous savez que sa mère doit
revenir aujourd’hui ou demain ...
(GSC. 117)
- ¿Y bien? - interrogó Maigret.
- Me parece que mejor no
beber esto ... Emma ... Vete a
llamar al farmacéutico de al
lado; que venga enseguida ...
Aunque esté comiendo ...
(Perro. 17)
Вопросительные предложения такого типа мы классифицируем как односоставные. Они структурно, семантически и
информативно компактны, независимы и способствуют началу
дискуссии.
Второй тип реплик-вопросов, вопросы-реакции, в отличие
от первых, в большей степени зависят от контекста, так как фактически являются его порождением. Такие вопросы оформляются различными синтаксическими способами и на лексическом
уровне представляют собой неоднородную массу. Одним из
наиболее распространенных является переспрос.
Переспрос чаще всего определяется как повтор того элемента предшествующей реплики, который вызвал диалогическую
реакцию собеседника, т.е. элемент, явившийся новым, неожиданным, спорным для адресата переспроса (Гаврилова 43). Мы считаем, что подобная трактовка переспроса в отношении неполных
и тем более односоставных предложений не совсем точна. Дело в
том, что предложение в диалоге теряет те структурные элементы
(эллипсис), которые не несут смысловой нагрузки и, с точки зрения коммуникативного аспекта, выполняют второстепенную
роль. В результате говорящий или же задающий вопрос использует ту часть предложения, которая для данной ситуации общения является наиболее значимой.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
47
Мы определяем переспрос как лексическое повторение
непосредственно предшествующего высказывания или его части, которая не была воспринята адресатом должным образом,
например:
- Chez les guides, dit Marcellin,
ça discute ferme. Il est question
d’organiser une caravane de secours.
- Pour quoi faire, s’il n’y a pas
de rescapés?
- Pour ramasser le courrier.
- Le courrier?
- Oui, les lettres.
(TND. 29)
Regresó el sirviente.
- El juez se ha ido - exclamó.
- Temprano ha pasado el señor
Argudo de la hacienda, llevándole.
Se ha ido a buscar huacas
con un brujo.
- ¿Huacas?
- Sí, huacas. La hermana dice.
(Hijos. 30)
В нашем понимании переспрос - это реплика-реакция, которая представляет собой вопросительную трансформацию части исходного высказывания собеседника. Переспрос служит
сигналом для запроса дополнительной информации об услышанном или для изменения речевого поведения собеседника.
Переспрос оформляется неполными вопросительными предложениями, которые используют словесный материал предыдущей
реплики и являются эмоциональной реакцией собеседника на
инициирующее высказывание. Такая ситуация может быть обусловлена ситуацией непонимания или недопонимания. Задача
спрашивающего состоит в получении более полной информации
о части услышанного сообщения.
- En confidence ... me dit Sylvie
Trasset, ils essaient de faire
un enfant! ...
- Un enfant? Mais Miguel est
trop vieux!
- Pas pour un homme.
(Fill. 135)
Diablo. - De todos modos, en
amor cabe un pecado mortal.
Infantina. - ¿Uno sólo?
Diablo. - Uno sólo: el primer
beso.
(CVD. 233)
Другим синтаксическим способом построения диалогической реплики является вопросительный подхват. Подхват - это
диалогическая реплика, оформленная соответствующей вопросительной интонацией. Подхватом оформляются вопросы-реакции.
Спрашивающий, задавая вопрос, предлагает собеседнику один из
возможных вариантов развития темы диалога.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
48
- Vous ne faites pas restaurant?
- Non.
- Pas de sandwiches?
Geste de dénégation. ...
(Cauvin. 280)
- ¡Muéstremelo!
- ¿A estas horas? ...
- No importa, solamente quiero
verlo.
(Hijos. 45)
- Il est parti ...
- Pour longtemps?
- On ne le saura jamais.
(Cauvin. 132)
Infantina. - (...) ¿Creéis que yo
soy capaz de odiar?
Diablo. - ¿Por qué no? Sois débil.
Infantina. - ¿De matar quizá?
Diablo. - Quizá.
(CVP. 235)
Подхват можно определить по формальным признакам:
это недосказанная часть предыдущей реплики, которая может
занимать в ней определенную синтаксическую позицию. Лексически подхват может быть выражен как именным вопросительным предложением, так и глагольным. В состав вопросительной
реплики-подхвата может входить предлог как часть обстоятельства или косвенного дополнения.
- (...) il s’est montré sceptique.
- Sur quoi?
- Sur mes chances de bonheur avec vous.
(TFL. 148)
другой пример:
- (...) Françoise se marie.
- Avec qui?
- Avec le professeur de russe: Alexandre Kozlov.
(TFL. 158)
В испанском языке такие случаи не исключаются, например:
- Estuve por contestarle que ...
- ¿Qué?...
- ¡Presisamente! ... No sé ... (...)
(Perro. 79)
другой пример:
Mauricio. - ¿Y si hiciera el viaje él solo?
Balboa. - ¿Con qué disculpa?
Mauricio. - Cualquiera ... Complicaciones familiares.
(CAM. 46)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
49
Субстантивное эллиптическое предложение может строиться посредством подхвата, если оно сохраняет свою изначальную форму или глагольное управление, например:
- Tu étais avec qui, hier soir?
- Avec des amis.
- Au théâtre, au concert?
- Non, dans un restaurant africain.
(TFL. 315)
- La quiere ¿eh? - preguntó
ella.
- ¿A Amanda?
- Sí.
(MMB. 68)
Задавая вопрос, спрашивающий заинтересован в продолжении диалога. Вопросительная реплика-подхват представляет
собой высказывание, оформленное вопросительной интонацией
и дополняющее предыдущее высказывание. Разновидностью
подхвата могут служить случаи, когда собеседник, задающий
вопрос, предугадывает ситуацию и «договаривает» то, что, по
его мнению, не было досказано, например:
во французском:
- Il faudra que j’aille au coffre de
temps en temps, même de votre
vivant ... pour qu’on connaisse
ma figure, à la banque. J’irai vous
chercher votre argent ...
- Au fait, ajoutai-je, j’ai plusieurs
coffres à l’étranger. Si vous
préférez, si vous jugez plus sûr
...
- Quitter Paname? Ah? Bien alors!
(MNV. 179)
в испанском:
Florín. - ¿Por qué no te vienes
conmigo, Ricardo? Deja esto;
aun estás a tiempo de salvarte.
Ricardo. - ¿Volver a la cuidad?
Florín. - Tienes una familia.
Ricardo. - ¡Ah!, si; la tía Agueda
... /.../
(CSV. 145)
Неуверенность в том, что спрашивающий окажется прав,
компенсируется им самим при помощи вопросительной интонации.
Следующим специфическим способом построения вопросительной реплики в диалоге можно назвать парцелляцию.
Необходимо отметить, что у языковедов нет единства взглядов
в определении понятия парцелляции. В специальной литературе
парцелляция определяется как интонационное - а очень часто и
позиционное - вычленение словоформы или словосочетания,
при котором этот отчлененный или вынесенный в конец элемент
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
50
приобретает интонационный контур и информационную нагрузку самостоятельного высказывания; такой способ речевого членения единой синтаксической структуры, т.е. предложения, при
котором она воплощается не в одной, а в нескольких интонационно-смысловых речевых единицах, т.е. фразах (Грамматика 51);
частный случай обособления, т.е. такого смыслового выделения,
при котором обособленный элемент вычленяется в отдельное
предложение (Иванова 67).
Таким образом, определения термина «парцелляция»
весьма разнообразны. Общим для них является признание парцелляции способом смыслового выделения наиболее значимых
частей высказывания в отдельные предложения в соответствии
с намерениями говорящего.
- Cette fois on va pouvoir agir!
- Mire Matilde - dijo. - Vamos
Il faut empêcher ce Dupont de
a no andar con rodeos. Usted
continuer à nous harceler!
sabe que me gusta mucho.
- Comment? Ecrire au bon- - ¿Qué es esto? ¿Una dehomme?
claración?
Courir lui tirer les
¿Un armisticio?
- Usted siempre lo supo, desde
oreilles en Belgique? ... J’ai
el comienzo.
une autre idée. ...
(MMB. 70)
(Duchâteau. 31)
Следует отметить, что предложения, выделенные при помощи парцелляции, встречаются в диалогах достаточно часто.
Хотя такие предложения входят в состав нормативных грамматических единиц, их понимание требует определенного контекста. Именно он дает возможность понять содержание рассматриваемых предложений.
Другой пример:
- La rubia me pone rijoso.
- J’allais vous proposer de
- ¿Cuál?¿La alta o la otra?
dîner avec moi, dit-il.
- La alta.
- Dîner avec vous? Où ça?
(JGR. 66)
- A Lorges.
(JGL. 14)
Таким образом, нам удалось выявить ряд закономерностей. Их результаты можно занести в следующие таблицы.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
51
Таблица 2
Количественный показатель
анализируемых типов вопросительных предложений
во французском языке
Способ построения
предложение
вопросительной реплики
Переспрос
Вопросительный
подхват
Вопрос-парцеллят
Вопрос-стимул
Итог:
Вопросительное предложение
неполное
односоставное
222
125
0
0
0
151
498
9
311
320
Таблица 3
Количественный показатель
анализируемых типов вопросительных предложений
в испанском языке
Способ построения
предложение
вопросительной реплики
Переспрос
Вопросительный
подхват
Вопрос-парцеллят
Вопрос-стимул
Итог:
Вопросительное предложение
неполное
односоставное
161
96
0
0
0
189
446
10
212
222
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
52
ВЫВОДЫ
В результате критического анализа теоретического материала мы пришли к следующему заключению: для определения
лингвистического статуса неполных и односоставных вопросительных предложений в диалоге необходимо проведение комплексного анализа лексико-грамматических, коммуникативных
и функциональных особенностей данных построений в диалогической речи.
Установлено, что неполные и односоставные вопросительные предложения употребляются в составе зачинных
реплик-вопросов и вопросов-реакций, которые представляют
собой стимулирующую реплику. Односоставное вопросительное предложение может выступать в зачинной реплике, в случае, если она строится как вопрос-парцеллят. Вопросы-реакции
в диалоге оформляются неполными вопросительными предложениями независимо от их лексического состава в том случае,
если сама реплика строится как переспрос, вопросительный
подхват, вопрос-стимул. Вопросительная реплика-реакция,
построенная на основе парцелляции, оформляется односоставным вопросительным предложением. Количественные подсчеты
подтверждают наши выводы и дают представление о распределении неполнооставных вопросов в диалоге.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
53
ГЛАВА3
ЛЕКСИКО-ГРАММАТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
НЕПОЛНЫХ И ОДНОСОСТАВНЫХ
ВОПРОСИТЕЛЬНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ В ДИАЛОГЕ
ВО ФРАНЦУЗСКОМ И ИСПАНСКОМ ЯЗЫКАХ
В главе исследуются лексико-грамматические типы неполных и односоставных вопросительных предложений, предлагаются критерии их разграничения в диалоге, выявляются их
типологические особенности в двух исследуемых языках.
3.1. Лексико-грамматические типы неполных
и односоставных вопросительных предложений
в составе диалога во французском
и испанском языках
В первом параграфе мы ставим своей целью дать анализ
наиболее типичных случаев употребления вопросительных
предложений в двух изучаемых языках и создать, таким образом, единую основу для дальнейшего анализа.
Основываясь на лексико-грамматической природе вопросительного предложения, выделим следующие типы неполных и
односоставных вопросительных предложений в диалогической
речи во французском и испанском языках:
1) субстантивные - вопросительные предложения, содержащие в своем составе существительное со служебными словами (например, артикль);
2) прономинальные - вопросительные предложения, основу которых составляют местоимения разных типов;
3) адъективные - вопросы, выраженные прилагательными;
4) инфинитивные;
5) адвербиальные - вопросительные предложения, выраженные наречиями.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
54
Прежде чем перейти к описанию каждого лексико-грамматического типа предложений, считаем целесообразным представить некоторые количественные и процентные показатели корпуса
примеров, отобранного для анализа в настоящем исследовании.
Количественное соотношение между лексико-грамматическими типами вопросительных предложений в каждом из исследуемых языков относительно одинаково. Результаты подсчетов помещены в аналитическую таблицу, позволяющую сопоставить количественные данные в двух исследуемых языках.
Таблица 4
Процентное соотношение лексико-грамматических типов
вопросительных предложений
Лексико-грамматический
тип
Субстантивный вопрос
Прономинальный вопрос
Адъективный вопрос
Инфинитивный вопрос
Адвербиальный вопрос
Французский
язык
41,9%
18,2%
7,8%
8,2%
23,9%
Испанский
язык
43,11%
16,91%
8,23%
8,7%
23,05%
Как видно из таблицы, фактологический материал, отобранный для анализа, распределен относительно ровно в двух
исследуемых языках.
Результаты подсчетов показывают, что наиболее распространенным типом неполных и односоставных вопросительных
предложений во французском и испанском языках является субстантивный вопрос, который составляет почти половину корпуса
примеров в двух исследуемых языках. Адвербиальный и прономинальный вопросы по частотности употребления следуют за
субстантивным. Наименее распространенными являются инфинитивный и адъективные вопросительные предложения. Приведенные подсчеты проводились на основе материала, отобранного
для анализа из источников, принадлежащих к одному регистру это литературно обработанная диалогическая речь. Поэтому некоторое незначительное несоответствие по типам предложений в
двух языках объясняется тем, что подбор примеров осуществлялся методом сплошной выборки. По нашему мнению, такое расхождение, а также тот факт, что выборка осуществлялась из
равного количества источников, в некоторой степени подтверждают достоверность подсчетов.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
55
3.1.1. Субстантивные вопросительные предложения
Вопросительные предложения этого типа во французском и испанском языках могут быть как нераспространенными, содержащими в своем составе только существительное
с артиклем или детерминативом, так и распространенными,
включающими в свой состав слова, выступающие определениями главного члена. Примеры нераспространенных субстантивных вопросов,
во французском:
- En deux mots, c´est quoi ton
axe de réflexion?
- Le temps et les gens.
- Oui, ça je sais, mais tu as travaillé
à partir de quelles
références?
- Montesquieu.
- Ton village?
- Mais non, pas mon village.
Montesquieu, le philosophe, le
moraliste.
(DVP. 85)
в испанском:
Ricardo. - Maravilloso;
un clown de circo que
conoce la Biblia y las estrellas.
¿No recuerda usted ... hace
años, en Marsella, un clown
que embarcó con nosotros para
Italia?
Florín. - ¿Samy?
Ricardo. - Papá Samy;
el mismo. (...)
(CSV. 124)
Распространенные вопросительные предложения этого
типа могут включать в свой состав элементы, характеризующие
главный член предложения, например,
во французском:
- C’est Patrique qui a vu que le
mur est humide?
- C’est bien lui qui l’a vu. Mais
têtu comme il est, il a sûrement
rien dit à Julie.
- Je le pense aussi. D’abord,
parce qu’il est têtu, mais aussi
parce que la nuit, ce mur gris,
humide et nu, est si lugubre
qu’il donnerait le vertige à Julie.
- Le vertige pour un mur
humide? Tu es mûr pour l’hôpital
psychiatrique, mon pauvre ami.
(Dialogue № 11)
Después de muchas horas de
caminar, hizo venir a Luis
Cervantes.
- Oiga, curro, ahora que lo
estoy pensando, ¿yo qué pitos
voy a tocar a Aguascalientes?
- A dar su voto, mi general,
para presidente provisional de
la República.
- ¿Presidente provisional? ... Pos
entonces, ¿qué ... tal es, pues Carranza?
... La verdad, yo no
entiendo estas políticas ...
(Azuelo. 172)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
56
В качестве распространителей могут выступать вопросительные местоимения и местоименные прилагательные, употребленные с существительным, например,
во французском:
- ... vous ne voyez pas tous ses
gens?
- Quels gens?
- Ceux qui signent: les ciclistes ...
(Cauvin. 142)
в испанском:
- ... La ciudad se rinde hoy
mismo.
- ¿Qué ciudad?
- Esta.
(Zaragoza. 233)
Во французском языке, в отличие от испанского, при
существительном употребляется местоименное прилагательое
Quel. Испанское же вопросительное местоимение Qué в такой
позиции выступает аналогом французскому прилагательному.
3.1.2. Прономинальные вопросительные предложения
Во французском и испанском языках в предложениях
такого типа употребляются вопросительные местоимения: qui,
que, quoi во французском и quién, qué в испанском. Местоимения qui и quién - задают вопрос к одушевленному подлежащему.
Вопросительные местоимения, сложенные с различными предлогами, такие как à qui, de qui, avec qui, pour qui, lequel, duquel во
французском; a quién, de quién, con quién, qué, cuál, à qui, de qui,
avec qui и a quién, de quién, con quién в испанском также способны образовывать вопросительные предложения-реплики.
- Que voudrais-tu manger le soir
de Noёl? Je lui demande aussitôt
rentré. Pour le champagne,
je m’en occupe ...
- Le champagne m’abrutit.
- Alors?
- Ce serait trop dur pour lui.
- Pour qui?
- Sa jambe est encore dans un
triste état.
(Fill. 184)
- Quisiera conocerla - dijo ella.
- ¿A quien? ¿A ésa que pasó?
- No. A su mujer.
(MMB. 66)
Вопросительные реплики, представленные личными местоимениями во французском и испанском языках, неоднородны. Среди них выделяются как эллиптические, так и односо-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
57
ставные вопросы. Тип вопросительного предложения, который
они представляют, во многом зависит от морфологического характера местоимения, которое формирует предложение. Так,
во французском языке вопросительные предложения Moi? Toi?
Lui? Nous? Vous? Eux? выступают как эллиптические, если они
строятся на основе повтора части предыдущего высказывания,
сохраняя при этом глагольное управление или предлог, например:
- ... ça dépend un peu de vous ...
- De moi?
- Oui ...
(TFL. 372)
- Mon ami n’est pas venu me demander?
- Il n’est venu personne ... Ah! Oui ... Allez donc chez
M. Moïse qui voulait vous dire quelque chose...
- A moi?
- ... (GSC. 131)
Зависимость таких эллиптических предложений реализуется посредством сохранения в составе вопроса предлога, указывающего на глагольное управление. Другим распространенным случаем эллиптического вопросительного предложения
является пропуск грамматической основы, которая может быть
восстановлена из контекста, например:
Je me décide à entrer.
- Maman!
- Toi? Nous sommes dimanche?
- Non, mercredi. ... Pourquoi?
(Fill. 211)
Сравните: - Maman! - C’est toi? Nous sommes dimanche? Non, mercredi. ... Pourquoi? Несомненно, что такая трансформация предложения возможна.
В испанском языке личные местоимения также могут выступать в качестве самостоятельных вопросительных реплик.
В отличие от французского языка, данные предложения носят
преимущественно эллиптический характер. Рассмотрим ряд
примеров:
Farfán. - Ahi tienes una brava empresa, querido. Tú, que crees
en esas zarandajas, puedes hacerlo.
Valdovinos. - ¿Yo?
Farfán. - Muy sencillo.
(CVD. 251)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
58
Вопросительное предложение ¿Yo? построено посредством субституционного повтора и носит эллиптический характер.
Сравните: ¿Yo puedo hacerlo?
- Yo ya pagué ayer. Ahora te toca a ti.
- ¿A mí?
- Sí; a ti.
(JGR. 67)
Другой пример:
Otro. - Me alegro; así se ahorran muchas explicaciones enojos.
Sobre todo para ti.
Balboa. - ¿Para mí?
Otro. - Es lo menos que podía esperar.
(CAM. 89)
Среди прономинальных вопросительных предложений выделяются также односоставные вопросы, состоящие из вопросительного местоимения quoi во французском и qué в испанском.
Французское вопросительное местоимение que не употребляется самостоятельно в отличие от его испанского аналога
qué. Во французском языке в таком случае употребляется местоимение quoi.
В испанском:
Во французском:
- ¡Esterella!
- Qu’est-ce que tu attends?
- ¿Qué?
- Qu’il se montre. ...
- ¿Por qué lloras?
- Quoi?
- ¡Porque me gusta!
- Qu’elle se montre. ...
(El sur. 64)
- Quoi?
(Anouilh. 52)
Французское местоимение quoi обнаруживает способность
выступать в качестве самостоятельного высказывания, определяемого нами как односоставное вопросительное предложение,
сравните:
в испанском:
во французском:
- ¿Puedes conseguir un barretón,
- Tu ne trouves pas ça un peu
ridicule?
una pica, algo así como para
- Quoi?
agujerear la pared?
- De coucher à l’hôtel, alors
- Sí, hay de todo ... Pero ...
- ¿Qué? ... ¿En dónde están?
que tu as ta chambre ici.
- Cabal que ai están los avíos;
(TFL. 328)
pero todas estas cosas son del
patrón, y ...
(Azuela. 82)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
59
Как видно из примера, испанский эквивалент qué также
способен образовывать самостоятельное предложение.
Дистрибуция данных местоимений во французском и испанском языках несколько различна. Сочетаясь с другими словами, эти местоимения не всегда являются эквивалентами. Так,
например, французское и испанское местоимения, образуя односоставное вопросительное предложение, способны сочетаться:
а) с артиклем, например:
- ... c’est un champignon!
- Un quoi?
- Un champignon.
(Prince. 29)
б) с другим местоимением:
- ... Catherine m’a tout dit.
- Tout quoi?
- Ton séjour sur la Côte ...
(Sagan. 144)
в) с союзом:
- ... Mais quoi?
г) с инфинитивом:
- J’aime les couchers de soleil.
Allons voir un coucher de soleil ...
- Mais il faut attendre ...
- Attendre quoi?
- Attendre que le soleil se
couche.
(Prince. 26)
- ... ¡Es un hongo!
- ¿Un qué?
- ¡Un hongo!
(Príncipe. 37)
- ... Cataline me a dicho todo.
- ¿Todo ... qué?
- Tu veraneo en la Costa.
(FS. 106)
- ... ¿Pero, qué?
- Amo muchos las puestas del
sol. Vamos a ver una puesta
del sol.
- Pero hay que esperar ...
- ¿Esperar qué?
- Esperar que el sol se ponga.
(Príncipe. 34)
В приведенных примерах французское и испанское местоимение выступают как аналоги. Вместе с тем, в сочетании
с существительным они таковыми являться не будут. Так, например, французское местоимение quoi способно образовывать
односоставное вопросительное предложение, сочетаясь с существительным:
- L’hippopotame, dit Laura.
- Quoi l’hippopotame?
(Cauvin. 104)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
60
В испанском языке вопросительное местоимение qué также может сочетаться с именем существительным, но в другом
качестве, например:
- Es necesario que cumplas tu promesa - me dijo dulcemente
el pequeño príncipe, que de nuevo se había sentado junto a mí.
- ¿Qué promesa?
- ¡Tú lo sabes ... un bozal para mi oveja! ...
(Príncipe. 98)
Французским эквивалентом испанского местоимения в такой позиции будет выступать местоименное прилагательное
quelle, например:
- Il faut que tu tiennes ta promesse, me dit doucement le petit
prince, qui, de nouveau, s’était assis auprès de moi.
- Quelle promesse?
- Tu sais ... une musilière pour mon mouton …
(Prince. 81)
3.1.3. Адъективные вопросительные предложения
Как показывает изученный нами материал, ни в одном из
сравниваемых языков среди вопросительных реплик, выраженных прилагательным, не встретилось односоставных предложений. По нашему мнению, это связано, в первую очередь, с тем,
что приоритетной функцией в предложении для прилагательных
является роль зависимого члена:
1) определения;
во французском:
- Ce n’est pas très facile à expliquer,
répond le lord. Vous
comprenez, c’est un truc ... euh
... rituel.
- Rituel? dis-je. Vous seriez
pas un peu ethno, des fois?
- Je suis professeur honoraire
d’ethnologie au casino de la
Grande Bermude ...
(Soulat. 116)
в испанском:
Isabel. - Está bien. Dígame las
faltas de esta noche para corregirlas.
Mauricio. - Por lo pronto, el
beso. Mejor dicho, los dos besos.
El primero demasiado ...
Isabel. - ¿Fraternal?
Mauricio. - Fraternal. (...)
(CAM. 73)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
61
2) именной части сказуемого, согласованного с подлежащим. Такие предложения строятся посредством пропуска предиката, что автоматически ставит их в полную зависимость от ближайшего контекста.
во французском:
- C’est une amie sûre.
- Je n’ai pas d’amie sûre, dis-je
avec tristesse. Je n’ai rien de sûr.
- Triste? Demanda-t-il, et il me
prit la main. (...)
- Pas triste ... Rien ... (Sagan.165)
в испанском:
(...)
Mauricio. - ¿Muerto?
Balboa. - Muerto.
(CAM. 45)
3.1.4. Инфинитивные вопросительные предложения
Инфинитив, выступающий в качестве самостоятельного
предложения, изучался достаточно подробно (Дебренн 51). Различают две самостоятельные синтаксические функции французского инфинитива:
1) функцию независимого инфинитива, выступающего в
рамках сказуемого;
2) функции зависимого инфинитива, выступающего в роли прямого и непрямого дополнения.
Выделяются односоставные инфинитивные вопросительные предложения с вопросительным словом и без него. Tuer?
Jean, tu n´as pas le droit. Comment traîner des prisonniers avec soi
dans cette dévastation? (Дебренн 55:86-96).
Наблюдение над фактологическим материалом показало,
что независимый инфинитив формирует односоставные вопросительные предложения, тогда как зависимый - неполные. Зависимый инфинитив в качестве самостоятельной вопросительной
реплики определяется наличием в составе такого предложения
элементов, указывающих на связь с предыдущим контекстом.
- ... Qu’est-ce qu’on peut faire,
Diablo. - En cuanto a mi
Alain-Pierre?
señora la Infantina, parece que
está decidida a casarse.
- Alerter la police? proposa-til
Estudiante. - ¿A casarse? ...
sans conviction.
¡Con quién!
- Cela ne servirait à rien ...
Diablo.-¡Ah!, no sé /.../
(Duchâteau. 28)
(CVD. 257)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
62
- ... A moins, expliqua-t-il
quelques heures plus tard à
Benoît, à moins que Dupont
n’ait un complice sans le savoir!
(...)
- Sans le savoir? répéta Benoît,
comme un écho.
- Oui. ...
(Duchâteau. 67)
Infantina. - (...) ¿Creéis que yo
soy capaz de odiar?
Diablo. - ¿Por qué no? Sois
débil.
Infantina. - ¿De matar quizá?
Diablo. - Quizá.
(CVD. 235)
В приведенных примерах видно, что инфинитив вопросительной реплики уже фигурировал в предыдущем контексте.
Постпозиция местоимений в инфинитивных предложениях в испанском языке является их характерной чертой в отличие
от французского языка, сравните, например:
Becket. ... Elle m’atterrerait
Estudiante. /.../ - ¿Tú puedes
Le Roi. Me vaincre par force?
darme esa mujer?
Becket. C’est vous qui êtes la
Diablo. - ¿Dártela? ¡Gánala
force.
tú!
Le Roi. Me convaincre?
Estudiante. - Entonces puedes
Becket. Non plus....
marcharte.
(Anouilh. 129)
(CVD. 214)
3.1.5. Адвербиальные вопросительные предложения
Во французском и испанском языках наречия могут употребляться в односоставных и неполных предложениях с главным членом существительным или глаголом в неопределенной
форме, прилагательными, а также самостоятельно. Такие вопросительные предложения можно распределить на несколько
групп в соответствии с морфологическим типом употребленного
в них наречия. Выделяются односоставные и неполные предложения с вопросительными наречиями, это один из наиболее
распространенных типов вопросов в обоих языках.
В качестве самостоятельного вопросительного предложения употребляются простые вопросительные наречия où,
comment, quand, pourquoi, pour quoi, combien - во французском
языке и dónde, cuándo, cómo, por qué в испанском, а также
сложные вопросительные наречия, образованные при помощи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
63
предлогов: d’où, depuis quand - во французском, adónde,
de donde, en dónde, hasta cuándo - в испанском. Соответственно
où, d’où, и dónde, adónde, de donde, en dónde задают вопрос
к обстоятельству места, quand, depuis quand и cuándo, hasta
cuándo - вопрос к обстоятельству времени, comment, cómo,
pourquoi, por qué - вопрос к обстоятельству образа действия.
Отметим, что образованные таким образом наречия гораздо более распространены в испанском языке, чем во французском. В особенности это касается вопросительного наречия
dónde. Оно, в отличие от французского языка, может образовывать гораздо более развитую систему форм, в частности: adónde,
de donde, en dónde.
Ricardo. - ¿Dónde has aprendido a hablar así?
Sirena. - ¡Ricardo!
Ricardo. - ¿Dónde?
Sirena. - No me mires de ese modo ...; no pareces tú.
Ricardo. - ... ¿Usted ve ese árbol que hay ahí?
Florín. - ¿Dónde?
Ricardo. - Ahí.
(CSV. 151)
(CSV. 121)
- ¿Por qué se esconden ustedes? - interrogó Demetrio a los prisioneros.
- No nos escondemos, mi jefe, seguimos nuestra vereda.
- ¿Adónde?
- A nuestra tierra ... Nombre de Dios, Durango.
(Azuelo. 192)
В диалогической речи другую группу вопросов составляют односоставные вопросительные предложения с модальными
наречиями. Вопросительные предложения, выраженные модальными наречиями, в частности, модальным наречием
Vraiment? во французском и его эквивалентом в испанском
¿De veras?, несут общевопросительную установку.
Во французском:
- Vous m’en voulez, n’est-ce pas?
Elle eut un sourire contraint.
- Vous avez toujours aimé me
provoquer, Gautier.
Demetrio guiñó los ojos con
malicia.
- Le juro que se lo hago bueno,
mi general ...
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
64
- ¿De veras, curro? ... Mire, si
- Vraiment?
- Surtout quand vous aviez bu.
me hace esa veladura, pa usté
(LDM. 36) es el reló con todo y leopoldina
de oro, ya que le cuadra
tanto.
(Azuelo. 134)
Во французском и испанском языках такие вопросы выражают разнообразные эмоциональные оттенки, например,
удивление:
- Sa jambe est encore dans un
- No hay que esperar mucho;
triste état.
a la vuelta se arregla todopronunció
- Vraiment?
en voz baja Luis
- Bien sûr.
(Fill. 184) Cervantes.
- ¡Cómo!-dijo Demetrio. - ¿Pues
no dicen que usted y Camila ...?
- No es cierto, mi jefe; ella lo
quiere a usted ... pero le tiene
miedo.
- ¿De veras, curro?
- Sí; pero me parece muy acertado
lo que usted dice: no hay
que dejar malas impresiones ...
(...)
(Azuelo. 65)
К предложениям такого типа можно отнести односоставные вопросы, выраженные наречиями Oui? Non? во французском и соответствующие им ¿Sí? ¿No? в испанском. Выражаемые ими отношения согласия или несогласия несут особую
модальную окраску.
Особую группу вопросительных предложений составляют
вопросы, оформленные союзными наречиями (adverbes de liaison
ou de coordination).
- Quand tu l’as installé dans ta maison, souffle-t-elle, c’était
pire encore. Tu la voulais tout le temps. Elle se laissait désirer.
- Et alors?
- Tu as toujours été impatient.
(LDM. 97)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
65
- Que voudrais-tu manger le soir de Noёl? Je lui demande aussitôt
rentré. Pour le chamрagne, je m’en occupe ...
- Manger, encore?
- Je sais, mais un soir de fête ...
- Le champagne m’abrutit.
- Alors?
- Ce serait trop dur pour lui.
(Fill. 184)
В таких случаях союзные наречия составляют содержание
вопросительной реплики, побуждающей слушателя к продолжению высказывания в желательном для говорящего направлении.
В испанском языке в таком случае могут употребятся наречия
образа дейстивия и места.
Mauricio. - Un momento, compañera; primer ensayo. Ahí,
el baldío; aquí, la reja. A vez.
Isabel. - ¿Así?
Mauricio. - Así. Muchas gracias.
(CAM. 41)
Infantina. - El Diablo ... Cascabel: ¿tú sabes que el Diablo está
aquí?
Cascabel. - ¿Aquí?
Infantina. - Si, aquí; ...
(CVD. 221)
Во французском языке особняком стоят односоставные
вопросительные предложения, образованные наречиями voici,
voilà в сочетании с личными местоимениями в функции прямого
дополнения, например: Te voilà? Les voici? и т.д.
Как показывает материал, одни лишь лексико-грамматические характеристики не всегда позволяют разграничить
неполное и односоставное вопросительные предложения в диалоге. Поэтому необходимо выработать иные критерии для разграничения тех и других предложений.
Вопросительное предложение, взятое в контексте, выступает частью целого, диалога в нашем случае. Следовательно,
для анализа этой значимой единицы необходимо оперировать
понятиями, которые характеризуют не только отдельно взятое
предложение на лексико-грамматическом уровне, а предложение в контексте целого, т.е. диалога.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
66
Исходя из принятой классификации, в любом неполном и
односоставном вопросительном предложении можно выделить
ядерный элемент, выраженный именной частью речи, глаголом
в инфинитиве или наречием, а также сопутствующий элемент,
выраженный артиклем, союзом или предлогом, причем есть два
типа такого употребления: предлог как часть глагольного
управления и предлог в составе обстоятельства. Сопутствующий
элемент может быть выражен как служебной, так и знаменательной частью речи.
3.2. Роль артикля
в построении субстантивных неполных
и односоставных вопросительных предложений
во французском и испанском языках
Для именных вопросительных предложений актуальным
является вопрос об организующей роли артиклей. Известно,
что артикль в именных предложениях влияет на моносемантизацию существительного. Как показывает исследованный нами
материал, употребление субстантивных неполных и односоставных вопросительных предложений зависит от соединительных
отношений, выраженных артиклями. Данные зависимости проявляются как на лексико-грамматическом, так и на информативном
уровнях. Употребление артикля характеризует как односоставные
вопросительные предложения, так и неполные субстантивные
вопросы. В ряде случаев артикль как неопределенный, так и определенный, выполняет роль лексико-грамматического показателя связи с предыдущим контекстом, посредством которого можно установить тип вопросительного предложения.
Систематизация материала позволила выделить во французском и испанском языках 4 случая использования артиклей в неполных и односоставных вопросительных предложениях:
1) вопросы, оформленные определенным артиклем;
2) вопросы, оформленные неопределенным артиклем;
3) вопросы, лишенные артиклей;
4) вопросы, употребленные с партитивным артиклем3.
3
Этот последний случай характерен только для французского языка,
так как в испанском языке данный тип артикля отсутствует.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
67
Субстантивные вопросы,
оформленные определенным артиклем
Во французском и испанском языках встречаются случаи
употребления определенного артикля в зачинных репликахвопросах. Это характерно в первую очередь для односоставных
вопросительных предложений.
Autour de lui se pressaient surtout des gamins et des jeunes
gens farauds.
- La maison de M. Servières? ...
Ils furent dix à le conduire.
(SGC. 177)
В испанском:
En esto, alguien se levanta de aquella mesa, un hombre de rostro
rubicundo, ojos saltones y boca sonriente.
- ¿El comisario Maigret? ... Mi buen amigo ...
(Perro. 13)
Вопросительные предложения такого типа в нашем корпусе
примеров встречаются редко. Мы не признаем эллиптического характера данных вопросов. Любая трансформация этих предложений в двусоставное была бы искусственной. Формально главный
член такого предложения не может быть соотнесен ни с одним из
членов двусоставного предложения. Определенный артикль, употребленный здесь, выступает как семантический усилитель, указывающий на объект или лицо, о которых уже шла речь. Вопросы
такого типа предваряют беседу, основанную на уже известной теме. Такие реплики характерны для начала телефонного разговора,
при встрече двух знакомых людей или для определения пути следования. Названный тезис несколько расходится с традиционным
представлением об употреблении определенного артикля, согласно
которому такой артикль маркирует «тему» высказывания. Это
также расходится с тем положением, согласно которому зачинная
реплика-вопрос в диалоге несет в себе новое, неизвестное. Вместе
с тем, как мы выяснили, такое совпадение возможно. Оно характерно для диалогической речи и несомненно выступает как её специфическая особенность. Дело в том, что «данное» в диалоге не
всегда эксплицитно выражено, так как оно уже известно из ситуации. Спрашивающему достаточно лишь при помощи языковых
средств активизировать в ситуации ту известную её часть, которая
необходима для получения новой информации. В качестве такого
средства в диалоге может выступать определенный артикль в составе зачинной реплики-вопроса.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
68
Определенный артикль в составе вопроса-реакции встречается значительно чаще. В отношении вопросительных предложений этого типа отметим следующее: вопросы-реакции могут быть
представлены как неполными субстантивными предложениями,
так и односоставными вопросительными предложениями. Функции артикля в составе таких предложений различны.
В случае, если именное вопросительное предложение
строится как переспрос, посредством повтора именной части
предыдущей реплики, в состав которой входит определенный
артикль, мы определяем такое предложение как неполный субстантивный вопрос, например:
- Vous êtes le Bon Dieux?
Diablo. - Vuestro bufón, señora,
Vraiment?
es un ateo. Lo que ocurre con el
- Le Bon Dieux? Qui est-ce?
Diablo es que probablemente no
Qui est le Bon Dieux?
tiene ese poder de embrujamiento
- Vous disiez que ...
que se le atribuye. Como no lo
(Audi 79) tienen los sapos... ni los estudiantes.
Infantina. - ¿Los estudiantes
tampoco?
Diablo.-Tampoco.
(CVD)
Определенный артикль в односоставных вопросительных
предложениях встречается в обоих рассматриваемых языках.
Он употребляется для указания на лицо, предмет или факт,
о которых сообщалось ранее. В отличие от неполных вопросительных предложений, односоставные вопросительные предложения предваряют развитие новой темы в рамках известного
контекста. Формально главный член такого предложения не будет занимать синтаксических позиций в предыдущем высказывании. По способу построения такая вопросительная реплика
представляет собой вопрос-стимул.
F. - (...) ¿No llegó el capitán?
V. - No llego.
F. - Estará haciendo versos o soñando con la luna. ¿Y los
compañeros?
V. - Arriba; están borrachos.
В испанском примере односоставное субстантивное вопросительное предложение оформляется определенным артиклем множественного числа.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
69
- Ya vigilo. El cabo es amigo mío.
- ¿El Mostachos?
- Sí ...
(JGR. 87)
Хотелось бы отметить бóльшую распространенность определенного артикля в субстантивных вопросах испанского
языка. Как показывает фактологический материал, извлеченный из переводной литературы, во французских односоставных вопросительных предложениях, где при существительном
употребляется указательное или притяжательное местоимение,
при переводе на испанский язык предпочтение отдается определенному артиклю. Рассмотрим ряд примеров:
- Je ne crains rien des tigres, mais j’ai horreur des courants d’air.
Vous n’auriez pas un paravent? (...) Le soir vous me mettrez sous
globe. Il fait très froid chez vous. C’est mal installé. Là d’où je viens
...
(...)
- Ce paravent? ...
- J’allais le chercher mais vous me parliez! ...
(Prince 33)
В том же примере в испанском языке употребляется определенный артикль.
- No temo a los tigres, pero tengo horror a las corrientes de
aire. ¿Tendrás un paraván? (...)
Por la noche me pondrás debájo de un globo. Aquí hace
mucho frío. Hay pocos comodidades. Allá de donde vengo ...
- ¿El paraván?
- Iba a buscarlo, pero ¡como me estabas hablando ...!
(Príncipe 43)
Роза, попросив Маленького Принца спрятать её за ширмой, вновь напоминает принцу о своей просьбе. При этом используется односоставное вопросительное предложение. Указательное местоимение, которое употребляется во французском
примере, информационно усиливает вопрос, в котором заключается и рационально передается информация из предыдущего
контекста Le paravent dont nous avons parlé, vous n’avez pas
encore oublié? В испанском же примере для этих целей употребляется определенный артикль, который, в свою очередь, информационно достаточен для упоминания о предыдущем разговоре.
Рассмотрим другой пример из французского:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
70
- Vous êtes là, commissaire? ...
Cela parut le rassurer.
- Et votre inspecteur? ...
- Je l’ai envoyé faire un tour en ville ...
(GSC. 74)
Для усиления референтного сообщения французский язык
использует лексические средства выражения категории определенности. В приведенном примере определенный артикль оказался бы информационно слабым, в отличие от испанского артикля, употребленного в той же позиции, например:
- ¡Ah, está usted ahí, comisario! ...
Aquello pareció tranuilizarlo un poco.
- ¿Y el inspector?
- Lo mandé a dar una vuelta por ahí ...
(Perro. 45)
Субстантивные вопросы,
оформленные неопределенным артиклем
Употребление неопределенного артикля при счисляемых
существительных в составе неполных вопросительных предложений, выступающих как зачинные реплики диалогических
единств, характерно как для французского, так и для испанского
языков, например:
- Une cigarette?
- ¿Un cigarillo?
- Tengo que acostumbrarme a esta - Merci.
maldita pipa.
(CAM. 19)
Такое употребление характеризует также неполные вопросы, которые на коммуникативном уровне выступают как переспрос. Речь идет о лексическом повторе части предыдущей
реплики, сравните:
- ... tu pourrais peut-être me prêter El bandido de guardia (...).
- Mi capitán ...
ta chambre?
Capitán. - ¿Que hay?
- C’est pour quoi faire?
El bandido. - Nuestras
- Pour amener une fille.
avanzadillas se acercan;
- Une fille?
traen un prisionero.
- Evidemment, pas un gars!
(TFL. 187)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
71
Capitán. - ¿Un prisionero?
¿Que aspecto tiene?
El bandido. - No debe de ser
gran cosa a jugar por las
trazas.
(CVD. 193)
Несколько иначе обстоит дело с односоставными субстантивными вопросительными предложениями, в которых происходит замена артикля. Данный процесс характерен, в первую
очередь, для субстантивных вопросов, которые оформляются
неопределенным артиклем. Односоставные вопросительные
предложения такого типа строятся как переспрос предыдущей
части высказывания, вместе с тем неопределенный артикль способствует обособлению и индивидуализации предмета от ситуации в целом.
- ... estoy preparándome para el
- Chacun a son caïque.
desfile de la Asociación.
- Un caïque?
- Une barque à voile, très
- ¿Desfile? ¿Qué desfile?
- Los antigos combatientes de
légère.
(GSL. 89) Cuba y Filipinas hemos formado
una Asociación.
(JGR. 106)
Спрашивающего не интересует судьба данного предмета
или объекта в сложившейся ситуации, а интересен сам объект.
В нашем корпусе примеров в испанском языке таких случаев
не встретилось. Аналогичным явлением в испанском языке
можно считать опущение в таких вопросах артикля или употребление в составе вопроса вместо артикля вопросительного
местоимения.
Вопросы, выраженные несчисляемыми существительными во французском языке, могут быть оформлены неопределенным артиклем:
- Que boirez-vous? Un whisky, un martini-dry?
- Vous savez bien que je ne prends pas l’alcool.
(TFL. 80)
В испанском языке в таких примерах наблюдаются случаи
неупотребления артикля (пример см. ниже).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
72
Субстантивные вопросы, лишенные артиклей
В субстантивных вопросительных предложениях, в составе зачинной реплики-вопроса, возможны случаи отсутствия артикля в обоих языках. Отсутствие артикля зависит, в первую
очередь, от морфологической природы существительного.
Как для французского языка, так и для испанского характерно неупотребление артикля в неполных вопросительных предложениях, выраженных несчисляемыми существительными, например во французском:
- Lasagnes ou poulet?
- Du poulet, bien sûr. ...
(DVP. 17)
В подобных примерах в испанском языке артикль также
не употребляется, сравните:
Mauricio. - ¿Whisky...? ¿Jerez...?
Balboa. - Cualquier cosa húmeda. ...
(CAM. 42)
Во французском языке безартиклевое употребление субстантивных вопросительных предложений встречается в сочетаниях слов, обозначающих одно понятие, например: La porte
s’ouvrit. Un jeune homme en uniforme sombre demanda:
- Petit déjeuner? ... Le service commencera tout de suite après
Namur ...
- Merci ...
(GSL. 37)
В испанском языке неупотребление артикля при счисляемых существительных вызвано другими причинами и встречается чаще, чем во французском. Такое построение субстантивных вопросов возможно не только в зачинных репликах, но и
репликах-реакциях:
Farfán. - Son Fadrique y Honorato que llaman.
Estudiante. - ¿Peligro?
Capitán - No, el peligro son tres golpes.
(CVD. 198)
Другой пример:
Pedagogo. - ... Vuestra hija tendrá desde hoy un nuevo preceptor.
Rey. - ¿Hombre hábil?
Pedagogo.- Y de talento. ...
(CVD. 227)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
73
Но в таком случае вопрос о типе вопросительного предложения должен решаться иначе. В составе вопросительного
предложения опущен неопределенный артикль, который, в свою
очередь, сопровождал прямое дополнение в предыдущей реплике. Неопределенный артикль здесь указывал на «новое». Отсутствие такового в вопросе говорит о том, что рема предыдущей
реплики актуализируется в вопросе и становится темой. Неопределенный артикль как бы связывает эти две реплики, ставя
вопросную в зависимость от предыдущей.
Возможны случаи неупотребления артиклей не только при
несчисляемых, но и при счисляемых существительных:
- J’ai travaillé à droite et à gauche.
- Quel genre de travail?
- Cuisinier, ferrailleur, conducteur de bus.
- Conducteur de bus? Tu conduisais de vrais bus.
- De vrais bus, oui.
(DVP. 80)
Сравните в испанском:
Rey. - No estа mal. Médico, ¿verdad?
Diablo. - Médico, señor.
Rey. - ¿Y doctor en Teología?
Diablo. - Licenciado.
(CVD. 228)
Другой пример из испанского языка:
Pasó una mujer hacia el fondo y saludó. Él se mordió los
labios.
- ¿Amiga de su mujer?
- Sí.
(MMB. 66)
Типологической особенностью испанского языка, в отличие от французского, является опущение артикля множественного числа в субстантивных вопросительных предложениях,
оформленных существительными во множественном числе.
- Así me gusta... No faltaba menos. ¿Que somos? ¿Machos
o renucuajos?
- Renucuajos ....
(MMB. 82)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
74
Данный факт подтверждает материал, извлеченный из переводной литературы. Сравните:
- (...) Je disais donc cinq centun
- (...) Decía, pues, quinientos
millions ...
un milliones ...
- Millions de quoi?
- ¿Milliones de qué?
- Millions de ces petites choses
- Milliones de esas pequeñas
que l’on voit quelquefois dans
cosas que se ven a veces en el
le ciel.
cielo.
- Des mouches?
- ¿Moscas?
- Mais non, des petites choses
- No, pequeñas cosas que brillan.
qui brillent.
- ¿Abejas?
- Claro que non (...)
- Des abeilles?
- Mais non. (...)
- ¡Ahi! ¿Estrellas?
- Eso es. Estrellas.
- Ah, des étoiles?
- C’est bien ça. Des étoiles.
(Prince. 47)
(Príncipe. 60)
Таким образом, испанский язык избегает употребления
артикля множественного числа в вопросительных репликах, что
также подтверждается следующими примерами:
- Esas son ...
- Ce sont des ...
-¿Son qué?
- Des quoi?
(FS. 114)
(Sagan. 157)
Вопросительная реплика, оформленная посредствам подхвата в испанском языке, представлена двусоставным вопросительным предложением. Во французском языке неопределенный
артикль множественного числа в сочетании с вопросительным
местоимением образуют неполное вопросительное предложение.
Типологическим отличием французского языка от испанского является употребление в неполных субстантивных вопросительных предложениях партитивного артикля.
- Du whisky et de la glace, madame?
- Vous n’avez pas de vin blanc?
- Non.
(TFL. 320)
Итак, анализ употребления артикля в составе неполных
и односоставных вопросительных предложений позволил сделать
следующие выводы. В двух изучаемых языках в неполных вопро-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
75
сительных предложениях в составе зачинной реплики-вопроса
возможно употребление неопределенного артикля и его отсутствие. Причем, испанский язык обнаруживает устойчивую тенденцию к опущению артикля в отличие от французского языка.
Основной причиной этого явления выступает не ситуация и
контекст, а морфологические функции артиклей.
Односоставные вопросительные предложения в составе
зачинной реплики-вопроса характеризуются употреблением определенного артикля. Такие случаи встречаются в обоих исследуемых языках и составляют особенность диалогической речи.
Способность к индивидуализации существительного в определенной ситуации в односоставных вопросительных предложениях проявляет неопределенный артикль во французском
языке. Испанский язык отдает предпочтение лексическим средствам. Впрочем, необходимо отметить, что для французского
языка такие случаи также возможны.
Употребление определенного артикля в односоставных
вопросительных предложениях отмечается в испанском языке.
Французский язык в таких случаях склонен к употреблению
других детерминативов. Это подтверждается сравнительным
анализом переводов.
3.3. Сочинительные союзы Et во французском
и Y в испанском языках в составе неполных
и односоставных вопросительных предложений
Другим служебным словом, которое играет важную роль
в построении неполных и односоставных вопросительных предложений, является сочинительный союз Et во французском и Y
в испанском языках*.
Проблема употребления сочинительного союза в неполных и односоставных вопросах связана с выполнением последними определенных функций в составе вопросительных реплик.
Сочинительный союз в неполном и односоставном вопроси* В монографии исследуются только эти два сочинительных союза в
виду того, что случаев употребления других союзов в составе диалогических реплик в нашей картотеке примеров было мало, и это не позволило бы провести их строгую систематизацию.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
76
тельном предложении занимает фиксированную начальную позицию. Исходя из этого, можно утверждать, что он может выполнять две функции:
1) вводящую в составе зачинных реплик-вопросов;
2) соединительную в составе вопросов-реакций.
Природа этих функций неодинакова. Вводящая функция
союза проявляется в том случае, если говорящему необходимо
завести или продолжить разговор, который только начинается
или по каким-то причинам прекращен. В соединительной
функции союз выступает как грамматически обязательный
компонент, уточняющий синтаксическую роль единственного
члена вопросительной реплики. Употребление союза в вводящей и соединительной функции в неполных и односоставных
предложениях различно и связано с типом предложения.
Проблеме союзов посвящен ряд исследований как российских, так и зарубежных лингвистов (Васильева, Павлова 28, 29).
В частности, это явление рассматривается в диссертации
В.А. Зыковой (Зыкова 66:75-90). Автор исследует вопросительные предложения неполного состава на материале французского
языка с точки зрения структурной функции союза et. Она, например, считает, что наиболее эффективным способом изучения
вопросительного предложения неполного состава является сопоставление неполных вопросов с полносоставными вопросительными предложениями. При таком подходе, по мнению автора,
употребление сочинительного союза при неполных вопросах является структурно-обязательным, что доказывается методом его
элиминации (Зыкова 66:78), например: Vous avez cherché? Seulement pendant quelques semaines. - Et M. Louis . Видно,
что главный член предложения с контекстуальным эллипсисом
соответствует подлежащему в полносоставном предложении.
При элиминации Et данная модель реплики разрушается полностью. Vous avez cherché? - Seulement pendant quelques
semaines. - M. Louis? - Il a cherché plus longtemps. В результате
устранения Et вопросительное предложение M. Louis? меняет
свою синтаксическую функцию. В.А. Зыкова справедливо отмечает, что в подобных примерах союз находится не между
репликами, а входит в состав реплики, которую он собой начинает и грамматическим организатором которой выступает.
*Пример заимствован из диссертации В.А. Зыковой (Зыкова 66:78).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
77
Другим доказательством того, что союз входит в состав предложения такого типа, является способность союза сочетаться с
другими словами, уточняющими смысловые отношения между
репликами, а также с усилительными частицами - квалификаторами: Et bien? Et puis? Et alors? Et qui donc? Такой подход,
несомненно, можно считать справедливым и доказательным.
Вместе с тем, необходимо отметить, что за его пределами остаются случаи, в которых элиминация союза не повлияла бы на
направление вопроса. Рассмотрим ряд таких примеров:
Balboa. - Dígame, señorita, ¿usted tiene una idea aproximada
de dónde estamos?
Isabel. - Yo no. ¿Y usted?
Balboa. - Tampoco. (...)
(CAM. 23)
В приведенном примере подобная элиминация союза не
повлияла бы на смысл эллиптического вопроса, сравните:
Dígame, señorita, ¿usted tiene una idea aproximada de dónde estamos?
- Yo no. ¿Usted? - Tampoco. (...). Примеры из французского
языка подтверждают нашу точку зрения:
- Allô!
- Allô, papa? Comment vas-tu?
- Ça va! ... Et toi?
- Très bien. ...
(TFL. 237)
Как видно из французского примера, элиминация союза
также не повлияла бы на направление вопроса. Allô! - Allô, papa?
Comment vas-tu? - Ça va! ... Toi? - Très bien. Поэтому необходимо
уточнить роль союза в таких примерах и то, как эта роль отражается на функции и типе вопросительного предложения.
Анализ фактологического материала позволил установить ряд особенностей в употреблении сочинительного союза
в составе диалогических реплик-вопросов в двух исследуемых
языках.
Союз входит в состав субстантивного, прономинального,
адъективного и адвербиального вопросительных предложений.
Из 1486 примеров во французском и испанском языках встретилось 76 французских и 115 испанских вопросительных предложений, в составе которых обнаружен сочинительный союз.
Представим результаты подсчетов в следующей таблице.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
78
Таблица 5
Процентный показатель употреблений союзов
в неполных и односоставных вопросительных предложениях
Вопросительное
предложение
с союзом
без союза
Французский
язык
9,3%
90,7%
Испанский
язык
17,22%
82,78%
В нашем корпусе примеров не встретилось ни одного случая употребления сочинительного союза в инфинитивных вопросах. Таким образом, количественные подсчеты позволяют
заключить, что участие сочинительного союза при формировании неполных или односоставных вопросительных предложений незначительно. Хотя необходимо отметить бóльшую распространенность союза в составе испанских вопросов, в отличие
от вопросительных предложений французского языка. Этот
факт подтверждается количественными подсчетами, а также
примерами из переводной литературы, например:
- Le Pommeret? questionna
Maigret en s’adressant au docteur.
- Il est sorti un peu après vous ...
(GSC. 79)
- ... Il y a des verres que j’ai
enlevé au fur et à mеsure ...
D’autres sont là depuis l’aprèsmidi
...
- Le verre de M. Le Pommeret?
(GSC. 94)
- ¿Y El Pommeret? - preguntó
Maigret.
- Salió poco despues que usted
...
(Perro. 50)
- ... Algunos vasos y copas, los
fui quitando según me pedían
... Otros estàn ahí desde por la
tarde ...
- ¿Y el vaso del señor Le
Pommeret?
(Perro. 59)
Такое несоответствие в употреблении сочинительного
союза в двух языках объясняется различием функций французского и испанского союзов:
- Vous êtes là, commissaire? ...
Cela parut le rassurer.
- Et votre inspecteur? ...
- Je l’ai envoyé faire un tour en
ville …
- ¡Ah, está usted ahí, comisario!
...
Aquello pareció tranquilizarlo
un poco.
- ¿Y el inspector?
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
79
- Le chien?
- On ne l’a pas revu depuis ce
matin ...
(GSC. 184)
- Lo mandé a dar una vuelta
por ahí ...
- ¿Y el perro?
- Desapprecido, desde esta
mañana ...
(Perro. 45)
Французский сочинительный союз, употребленный в
вводящей функции в составе первой вопросительной реплики,
является достаточным в данном контексте и не употребляется в
последующей реплике-вопросе. Целостность диалога обеспечивается определенным артиклем, употребленным во второй
реплике. В испанском примере во второй вопросительной реплике союз в вводящей функции сохраняется и предложение
строится по аналогии с первым. Для испанского предложения
опущение союза привело бы к нарушению целостности диалогического единства, основанного на синтаксическом параллелизме вопросительных реплик. Рассмотрим пример:
Emma balayait la salle du bas.
Sur une table de marbre, il y
avait une tasse ou stagnait un
fond de café.
- C’est mon inspecteur? Questionna
Maigret.
- Il y a longtemps qu’il m’a
demandé le chemin de la gare
pour y porter un gros paquet.
- Le docteur?
- Je lui ai monté son petit
déjeuner. ... Il est malade ...
(GSC. 166)
Emma barría el salón de los bajos.
Sobre una de las mesitas de
mármol había una taza con
restos de café.
- ¿Ya desayunó mi inspector? preguntó Maigret.
- Hace rato que me preguntó
cómo llegar a la estación; iba
con un paquete bastante grande.
- ¿Y el doctor?
- Le subí el desayuno ... Está
enfermo ...
(Perro. 27)
Характерно, что в обоих случаях вопросительные реплики состоят из односоставного вопросительного предложения.
Такой вопрос можно классифицировать как стимулирующий.
Оставаясь в рамках общей темы, спрашивающий стимулирует её
развитие. Целостность и ясность вопроса во французском примере заключенного в существительном, зависит во многом от
определенного артикля. Испанское вопросительное предложение, в отличие от французского, содержит в своем составе союз,
который является своего рода показателем испанского субстантивного односоставного вопросительного предложения.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
80
В ряде случаев во французском языке вместо союза, в отличие от испанского, употребляется другое опорное слово в составе вопросительного предложения, что также говорит о том,
что вводящая функция для испанского союза является доминирующей, например:
- Je voudrais voir un coucher dе
soleil ... Faites-moi plaisir ... Ordonnez
au soleil de se coucher ...
- Si j’ordonnais à un général de
voler d’une fleur à l’autre à la
façon d’un papillon ...
(...)
- Alors mon coucher de soleil?
rappela le petit prince ...
- Ton coucher de soleil, tu
l’auras. Je l’exigerais.
(Prince. 40)
- Quisiera ver una puesta de sol
... Concédame el placer ...
Ordénele al sol que se ponga ...
- Si ordeno a un general que
vuele de flor en flor como una
mariposa ...
(...)
- ¿Y mi puesta de sol? - recordó
el pequeño príncipe ...
- Tu puesta del sol, la tendrás.
Lo exigiré.
(Príncipe. 51)
Единичны случаи, когда французское двусоставное вопросительное предложение было переведено на испанский односоставным вопросительным предложением, в составе которого употреблен союз в вводящей функции.
El perro amarillo de vueltas por
Le chien jaune circule entre les
entre las piernas de la gente.
jambes. Quelqu’un s’étonne.
Alguien lo señala:
- Vous connaissez cette bête?
- Je ne l’ai jamais vue.
- ¿Y este perro?
- Sans doute un chien de bateau.
- Primera vez que lo veo.
(SGC. 152) - Debe ser de alguno de esos
barcos.
(Perro. 10)
Общеизвестно, что во французском языке сочинительные
союзы по своей природе не могут сочетаться друг с другом
в составе одного предложения. Сочетание союзов mais и et во
французском не допускается. Что касается испанского языка,
то такие случаи встречаются, например:
- Mais le vagabond au chien
- Pero ¿y el vagabundo del
jaune?
perro amarillo?
- J’y ai pensé. ...
- ¡Ya pensé en eso! ...
(SGC.)
(Perro. 121)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
81
Рассмотрим другие аналогичные примеры из испанского
языка:
Samy. - ... No es por mí; soy ya muy viejo. Pero ¿y Sirena?
Florín. - Sirena, ¿qué?
Samy. - El viene a buscar lo suyo. Se la llamará por encima de
todos. (CSV. 165)
Sirena. - Ya la conoces. Todo lo que yo tenía de alma y de
carne to lo di.
Ricardo. - ¡Eso!, pero ¿y por qué? ¿Por qué desde el primer
día?
Sirena. - ¡Te lo debía!
(CSV. 154)
Такое несоответствие в употреблении союзов в двух исследуемых языках, вероятно, связано с функцией, которую союз
может выполнять в предложении. Анализ фактологического материала позволяет утверждать, что употребление союза Y в испанском языке связано в большей степени с выполнением вводящей функцией. При сопоставлении случаев употребления
испанского союза Y с французским Et можно констатировать,
что в испанском языке вводящая функция союза Y является
первостепенной.
Для односоставных вопросительных предложений использование союза необходимо как во французском, так и в испанском языке. Что касается неполных вопросительных предложений, то здесь присутствие союза также не исключается. Поэтому
по наличию или отсутствию союза нельзя определить, имеем ли
мы дело с неполным или односоставным вопросительным предложением, например:
Florín. - Es extaño. ¿Se lo has dicho a Samy?
Pedrote. - Sí, señor.
Florín. - ¿Y qué?
Pedrote. - Se puso muy pálido: ...
(CSV. 161)
Элиминация союза в этом случае приведет к искажению
смысла самого вопросительного предложения*. Es extaño.
¿Se lo has dicho a Samy? - Sí, señor. - ¿Qué?- Se puso muy pálido:
hasta me pareció que temblabo. ... В данном случае вопрос был бы
понят иначе. Спрашивающий не понимает того, что ответили
ему на его первый вопрос, и просит уточнить, повторить. В пер-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
82
вом же случае односоставное вопросительное предложение
¿Y qué? играет роль предложения, посредством которого спрашивающий требует некоторого дополнения, его не удовлетворяет однозначный ответ на первый вопрос. Другой пример:
- Je vais voir s’il ne réveille pas ...
- Et bien? questionna Antoinette quand sa mère rentra à la cuisine.
- Il dort toujours ...
(GSL. 158)
Элиминация союза в данном примере приведет к разрушению вопроса в целом. Другой пример:
- Il y a un ouragan qui arrive sur Miami.
- Et alors? Ce n’est pas le premier.
- Celui-là a l’air sérieux. ...
(DVP. 154)
В данном случае мы бы перевели такое предложение на
русский язык как «Ну и что? Ну и что из этого?», на испанский
«¿Y qué?». Элиминация союза Et приведет к изменению семантики, а, следовательно, и функции вопросительного предложения:
Il y a un ouragan qui arrive sur Miami.- Аlors? Ce n’est pas le premier.Celui-là a l’air sérieux. Здесь мы имеем дело не с чисто вопросом, в таком виде эту реплику характеризуют такие оттенки
значений, как размышление, рассуждение, удивление. Такой вопрос может носить риторический характер «Так!?!». В испанском
он бы соответствовал «Bueno ...» в следующем примере:
- ¡Cochino perro! - Y ya en el interior del café dijo-: Se trata
de una broma, ¿verdad? Espero que nadie haya tomado de esto ...
- Bueno ... ¿qué?
- Estricnina, si ... (...)
(Perro. 19)
Поэтому мы считаем возможным определять тип вопросительного предложения на основе той роли, которую выполняет союз. Так, вопросительная реплика, которая дает начало
развитию новой темы в рамках известного контекста, нуждается в поддержке союза. В таком случае союз выступает в вводящей функции и является для вопроса опорой на ситуацию в
целом. Такое употребление союза характерно, в первую очередь, в рамках односоставного вопросительного предложения,
например:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
83
во французском:
- Ils poussent vers le bas? dit
Colin.
- Oui, c’est éclairé en dessous,
dit l’homme. Ils ont un phototropisme positif, mais ils poussent
vers le bas parce qu’ils
sont plus lourds que la terre,
alors on éclaire surtout en dessous
pour ne pas qu’il ait de distorsion.
- Et les rayures?
- Ceux de cette espèce-là poussent
tout rayés, dit l’homme.
(BVE. 143)
в испанском:
- ¿Dónde para?
- En el mismo tabuco de antes
... Al final del barrio.
- ¿Y el traje? - quiso saber Antonio.
- ¿Para qué diablos sirve?
- Espera, prenda, no me interrumpas
...
(JGR. 96)
В составе неполных вопросительных предложений, в отличие от односоставных, этот же союз несет в первую очередь
грамматическую нагрузку, что связано с его грамматической
соединительной функцией, например,
в испанском:
во французском:
- ¿Qué precio tiene ese terreno?
- ... j’en ai parlé aux autres
dessinateurs ... à Lamentin
- En parcelas, cuatrocientas peseaussi ...
tas a pagar en cinco años.
- Et à Juan Dupont? Questionna
- ¿Y al contado?
Ruiter.
- Once parcelas a trescientes veinticinco, tres mil quinientas setenta
- Oui ..
(Duchâteau. 156) y cinco.
- Doy tres mil - ofreció Albert.
(E l último. 77)
В приведенных примерах неполных вопросительных
предложений сочинительный союз употребляется в составе вопросительного подхвата, его элиминация приведет к изменению
синтаксической функции вопроса в данных контекстах.
Как мы выяснили, сочинительный союз употребляется
как в неполных, так и односоставных вопросительных предложениях. Задача состояла в том, чтобы проверить, особенности
употребления союза в указанных предложениях. При применении метода элиминации союза в неполных вопросах выяснилось, что вопросительное предложение меняет свою синтакси-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
84
ческую функцию, т.е. единственный член неполного вопроса
будет соотноситься с другим членом предложения предыдущего
высказывания. Эти данные совпадают с результатами, полученными в работе Зыковой В.А.
В неполных вопросительных предложениях роль союза
связана с идентификацией и уточнением синтаксической роли
главного слова. В односоставных вопросах сочинительный союз
определяет направление всего высказывания. Таким образом,
если его элиминация влияет на изменение направления высказывания в целом и отражается на значении не только вопросительного предложения, но и нарушает целостность всего контекста, то мы имеем дело с односоставным вопросительным
предложением.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
85
ВЫВОДЫ
Неполные вопросительные предложения в диалоге имеют
собственные специфические признаки, проявляющиеся на лексико-грамматическом уровне. Эти признаки противопоставляют их
односоставным вопросам в диалоге. С одной стороны такие особенности составляют специфику и тех и других, с другой стороны, выступают как особенность диалогической речи в целом.
Различия между неполными и односоставными вопросительными предложениями, функционирующими в составе диалогических единств, не всегда проявляются на уровне словесной
реализации. Такие различия, как показал материал исследования, находят свое конкретное выражение во взаимодействии
комплекса признаков, характеризующих эти синтаксические
единицы.
Неполные и односоставные вопросительные предложения
в диалоге характеризуются разнообразием лексико-грамматического оформления. Наиболее типичными являются следующие:
субстантивные, прономинальные, адъективные, инфинитивные,
адвербиальные.
Субстантивные вопросы, как показал материал исследования, характеризуются нераспространенной и распространенной
структурой. В состав нераспространенных вопросов входят существительные с артиклем или детерминативом. Вопросы с распространенной структурой характеризуются употреблением при
главном члене слов, выступающих в качестве определения.
Адвербиальные вопросы по частотности употребления
следует за субстантивными. Такие вопросительные предложения характеризуются разнообразием форм, которое находит
свое выражение в морфологическом типе употребленного в них
наречия. Возможность сочетания наречий с предлогами при образовании неполных и односоставных вопросов в бóльшей степени характерно для испанского языка.
Прономинальные вопросы представляют собой разнообразные в лексико-грамматическом отношении предложения, что
связано с разветвленной системой морфологических типов местоимений и их форм во французском и испанском языках.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
86
Как показывает исследование, наименее употребительными являются адъективные и инфинитивные вопросительные
предложения. В первом типе вопросительных предложений не
встретилось ни одного односоставного. Это связано в первую
очередь с синтаксической ролью употребленного в нем прилагательного (определение или именная часть сказуемого). Среди
инфинитивных вопросительных предложений различаются неполный и односоставный вопросы. Тип вопросительного предложения в данном случае зависит от функции, выполняемой
инфинитивом: независимый инфинитив формирует односоставный вопрос, зависимый инфинитив - неполное вопросительное
предложение.
Исследование лексико-грамматических особенностей употребления артиклей в неполных и односоставных вопросительных
предложениях позволяет заключить, что артикль в составе
диалогических реплик-вопросов играет важную роль, которая
заключается не только в обеспечении целостности, связности
диалогического текста, но и в признании за ним способности
семантизации лексических единиц, образуемых вопросительное
предложение, в контексте целого.
На выбор артикля в составе неполных и односоставных
субстантивных вопросительных предложениях влияет ряд факторов: во-первых, природа существительного (счисляемое, несчисляемое); во-вторых, собственные морфологические особенности артикля, что особенно четко видно при их сопоставлении
во французском и испанском языках; в-третьих, развитие диалога, т.е. ситуация и контекст, в котором употребляется субстантивный вопрос.
Определенный артикль может употребляться как при
счисляемых, так и несчисляемых существительных. Причем,
маркируя «тему» в диалоге, определенный артикль употребляется в составе вопросов-реакций, оформленных неполным вопросами. В составе зачинных реплик-вопросов, маркирующих
рему, определенный артикль выступает как опора на уже известный факт. Такие вопросительные предложения определяются как односоставные.
Перечисленные особенности характеризуют употребление
определенного артикля в двух исследуемых языках. Вместе с
тем во французском языке определенный артикль в зачинных
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
87
репликах-вопросах оказывается информационно слабее испанского артикля. Тогда для усиления референтного сообщения
французский язык использует другие лексические средства (указательные, притяжательные местоимения).
В неполных и односоставных субстантивных вопросах
роль неопределенного артикля различна. Если вопросительная
реплика построена как переспрос или подхват, то неопределенный артикль повторяется как элемент предыдущей реплики.
В односоставных вопросительных предложениях неопределенный артикль заменяет другой элемент субстантивного вопросительного предложения и, таким образом, маркирует рему высказывания и изменяет направление общей темы диалога.
В испанском языке неопределенный артикль в субстантивных вопросах менее распространен. Это касается неопределенного артикля множественного числа. Различия между французским и испанским языками на этом уровне проявляются в
морфологических особенностях самих артиклей.
В испанском языке чаще встречаются вопросы, лишенные
артиклей. Вопросительные предложения с партитивным артиклем характерны для французского языка и являются его типологической особенностью, в отличие от испанского.
Сравнительный анализ роли сочинительных союзов дает
основание считать, что соотношение вводящей и соединительной функций союзов Et во французском и Y в испанском языках
в составе исследуемых типов вопросительных предложений
различно. В испанском языке вводящая функция союза Y является первостепенной. Напротив, во французском языке границы
вводящей и соединительной функции союза Et менее размыты.
В двух исследуемых языках грамматическая (соединительная) функция союза проявляется в составе неполных вопросительных предложений. Сочинительный союз во вводящей
функции, напротив, употребляется в односоставных вопросах.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
88
ГЛАВА4
КОММУНИКАТИВНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НЕПОЛНЫХ
И ОДНОСОСТАВНЫХ ВОПРОСИТЕЛЬНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ
ВО ФРАНЦУЗСКОМ И ИСПАНСКОМ ЯЗЫКАХ
В настоящей главе анализируются особенности реализации вопросительной установки исследуемыми синтаксическими
единицами в диалоге.
4.1. Реализация вопросительной целеустановки
французскими и испанскими неполными
и односоставными вопросами в составе диалога
Неполные и односоставные вопросительные предложения
выполняют определенные функции в процессе коммуникации,
в них с максимальной полнотой проявляется коммуникативная
функция языка. Как показывает материал, исследуемые синтаксические единицы могут выражать различные оттенки значений,
которые присущи двусоставным вопросительным предложениям. Именные, инфинитивные и другие виды неполносоставных
вопросительных предложений сближаются по форме и значению с соответствующими побудительными предложениями.
Вопрос, представляющий собой не что иное, как побуждение к
сообщению информации, нередко является смягченным, завуалированным побуждением к действию (Скребнев 124:452). Мы
опираемся на тезис Ю.М. Скребнева, согласно которому тенденцией разговорной речи является то, что существует закономерность разговорного синтаксиса - преобладание значимости
функции над значимостью структуры.
Поэтому мы считаем, что любая теоретическая интерпретация неполных и односоставных вопросительных предложений
должна основываться на том, как эти синтаксические единицы
функционируют в речи и как их структура воспринимается участниками коммуникации.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
89
Рассмотрим следующие примеры:
Фр. - Cette musique est insupportable, lui dis-je.
Si je mettais autre chose?
- Si tu veux, Jacques.
- Le Petit Prince?
- D’accord.
(Fill. 139)
Исп. - H.(sin gran ilusíon).- (...) ¿Alguna orden para hoy?
- D. - Si, (...) hágame el favor de revisar la instalación
eléctrica.
(CAT. 12)
Анализируя приведенные здесь вопросительные предложения и основываясь на точке зрения многих лингвистов,
их можно было бы определить как неполные или эллиптические, однако такая трактовка ограничивается структурным
критерием, так как в действительности упрощение происходит
лишь на уровне структуры предложения. В плане выражаемого
ими смысла предложения такого типа можно считать полными,
поскольку в конкретных условиях реализации они выполняет
свою коммуникативную функцию. Как уже отмечалось, коммуникативные типы неполных и односоставных вопросительных предложений не были предметом специального изучения в
романской лингвистической литературе. Заметим, что исследуемые синтаксические единицы способны нести в себе как
общевопросительную, так и частновопросительную установку,
несмотря на особенности лексико-грамматического оформления. Базируясь на контексте и ситуации, мы можем определить
тип вопросительной целеустановки для каждого из них. Так, во
французском примере Le Petit Prince? мы имеем дело с неполным вопросительным предложением с общевопросительной
установкой. Высказанное предположение может быть подтверждено трансформацией1 структуры данного предложения
в полное: «Je mets le Petit Prince?». Такое изменение структуры
предложения не нарушает основного направления вопроса и
1
Подобная трансформация структуры предложения относится не к
плану самого языка, а лишь к плану лингвистического анализа синтаксической структуры (конструкции). Что же касается плана языка,
то такое восполнение недостающих форм в их типичных контекстах
может привести к искажению функции неполной вопросительной конструкции.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
90
всей ситуации в целом. Измененное предложение свободно
вписывается в контекст, что подтверждается ответной репликой:
Cette musique est insupportable, lui dis-je. Si je mettais autre chose?
- Si tu veux, Jacques. - Je mets le Petit Prince? - D’accord.
Подобную картину мы можем наблюдать и на примере
из испанского языка, где также встречаем неполное общевопросительное предложение. Произведем необходимую трансформацию этого предложения в полное в испанском примере:
¿Alguna orden para hoy?  ¿Tiene usted alguna orden para hoy?
В приведенных выше примерах работает принцип «языковой экономии». Предложение в коммуникации теряет те структурные элементы, которые не несут смысловой нагрузки, и с
точки зрения коммуникативного аспекта выполняют второстепенную роль. Спрашивающий использует только ту часть предложения, которая в акте коммуникации является наиболее значимой. Поэтому, чтобы избежать неверных трактовок и объективно
определить тип неполного вопросительного предложения, необходимо учитывать коммуникативную направленность данных
конструкций и базироваться на двух важных аспектах в рамках
этого подхода: контекстуальном и ситуативном. Таким образом,
структурные особенности вопросительных предложений, как
показывает материал французского и испанского языков, обусловлены спецификой диалогического общения.
Как было отмечено выше, диалогическая реплика воспринимается лингвистами неоднозначно. Это связано, в первую очередь,
с её специфическими особенностями на уровне структуры, коммуникативной направленности (в нашем случае с вопросительной
целеустановкой), а также функциональной значимости.
Неполные и односоставные предложений, как выяснилось,
представляют собой разнородную массу с точки зрения структуры, семантики и коммуникативной направленности, т.е. существуют разные неполные и односоставные вопросительные
предложения как с лексической точки зрения, так и с грамматической, и с коммуникативной. Даже среди сходных по приводимым параметрам неполных и односоставных вопросительных
предложений мы обнаруживаем различные коммуникативные
подтипы: общевопросительные и частновопросительные. Рассмотрим следующие примеры:
Фр. - Du café?
- J’aimerais mieux de la bière.
(Les poiss. 41)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
91
В приведенном примере мы имеем дело с неполным вопросительным предложением с общевопросительной установкой. Такое утверждение позволяет нам сделать трансформация
структуры этого предложения в полное. Можно предположить,
что полная структура выглядела бы следующим образом
«Voulez-vous du café?». Очевидно, что в результате полученной
трансформации структуры неполного вопроса общее содержание контекста, в котором она употребляется, не искажается.
В этом случае ответная реплика остается той же:
- Voulez-vous du café?
- J’aimerais mieux de la bière».
Рассмотрим другой пример:
- Le pavillon Marin, s’il vous plait?
- Tournez à gauche...
- Merci.
(Fill. 43)
В рассмотренном примере в качестве вопросительной реплики также используется неполная вопросительная конструкция. Однако, несмотря на то, что предложение содержит в своем
составе именную часть речи, оно отличается от первого вопросительной направленностью. Рассмотрим возможные трансформации структуры такого предложения: Où se trouve le pavillon
Marin, s’il vous plait? или Comment je fais pour passer ...? В любом случае, если трансформация возможна, то мы можем
утверждать, что в этом контексте употребляется неполное вопросительное предложение с частновопросительной целеустановкой. Подобная трансформация структуры предложения не
искажает смысла или направленности самой реплики, а также
свободно вписывается в контекст: Où se trouve le pavillon Marin,
s’il vous plait? - Tournez à gauche... - Merci.
Рассмотрим пример неполного общевопросительного
предложения в испанском языке:
-¿Muerto? (...)
- No, herido ...(...)
(Perro. 46)
Здесь употребляется неполное предложение с общевопросительной целеустановкой. Вопросительная реплика легко
трансформируется в полное: ¿Está muerto? Собственно, в этом
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
92
примере трансформация была бы, на наш взгляд, излишней,
так как в ответной реплике диалогического единства выступает
слово-предложение «No», что само по себе однозначно указывает на общевопросительную целеустановку вопросительной реплики. Рассмотрим другой пример:
D. - ¿Diagnóstico?
H. - Dudoso. Problema de amor (...)
(CAT. 10)
В этом примере мы имеем дело с неполным частновопросительным предложением, что наглядно подтверждается структурной трансформацией последнего: ¿Cuál es el diagnóstico?
Полное предложение, так же как и предыдущие вопросительные
реплики, свободно вписывается в контекст, не искажая основного
содержания диалогического единства. В приведенных примерах
вопросительные и ответные реплики составляют с вопросной
коммуникативное и смысловое единство, что свидетельствует
об их информативной однородности.
Учитывая ситуативный и реактивный характер диалогической речи, необходимо заметить, что использовать ответную
реплику для определения типа вопросительной конструкции не
всегда возможно. Безусловно, ответная реплика взаимосвязана
с вопросной, но она не всегда определяет её характер: спрашивающий, задавая вопрос, не предполагает ответа, т.е. то, какой
именно будет реакция собеседника. То же самое можно отметить и для отвечающего: он не знает, что в данный момент может заинтересовать собеседника. Характер ответной реплики
зависит в большинстве случаев не от вопроса, а от ситуации в
целом, поэтому отвечающий решает сам, чтó является важным
для ситуации в целом, например:
во французском:
в испанском:
- ... venez, je connais un bistrot.
- ... Vaca también vendieron
para irse.
- En terrasse donnant sur le
- ¿A dónde?
canal?
- En terrasse donnant sur le
- A mí no avisaron. El Villa
plus vieux canal.
también se va. El vendió en
(Cauvin. 88)
Cuenca.
- ¿Al hijo?
- A ambos. ...
(Hijos. 46)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
93
Исходя из трактовки общевопросительной и частновопросительной установок, выделенные вопросительные предложения
и во французском, и в испанском языках определены как общевопросительные, т.е. требующие ответов «Да» или «Нет». Тем
не менее ответные реплики, кроме подтверждения уже известного, несут новую фактуальную информацию, что ставит под
сомнение общевопросительный характер вопросов в данном
контексте.
Вопросительная реплика актуализирует часть предыдущего контекста, ответная же может ему соответствовать, дополнять или не соответствовать. Исследованный материал показывает, что во-первых, возможна одна и та же реакция на
различные типы вопросов, например: Je ne sais pas; во-вторых,
ответ может отсутствовать вообще, в-третьих, «ответ» возможен
в виде встречного вопроса:
-¿Quién, la Virgen? (...)
- (...) ¿ La ves?
(Zaragoza. 51)
Таким образом, несоответствие вопросной и ответной реплик составляет, со своей стороны, особенность диалогической
речи. Поэтому использование ответа для определения типа целеустановки вопроса не всегда может быть объективным критерием для характеристики неполной вопросительной конструкции. В таком случае необходимо ориентироваться на более
широкий контекст, так как определителем вопросительной реплики может выступать предыдущая, с которой вопросительная
образует своего рода синтаксическое единство. Возможность
различных ответов на омонимичные в лексико-грамматическом
отношении вопросительные предложения, а также наличие общевопросительной и частновопросительной установок у грамматически и лексически разных вопросительных предложений
неполного состава мы характеризуем как их коммуникативные
особенности, проявляющиеся в нейтрализации вопросительной
целеустановки реплики-вопроса.
Как показывает исследованный нами материал, нейтрализация коммуникативной установки в определенном контексте возможна не только между предложениями разных коммуникативных типов, но и внутри каждого типа. В особенности
это касается неполных вопросительных предложений. Это свя-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
94
зано с эллиптическим характером любого неполного вопросительного предложения, что ставит его в полную зависимость
от контекста, а также с тем, что любой неполный вопрос носит фокусированный характер, т.е. актуализирует ту часть
предыдущей реплики, которая наиболее значима в данном
контексте.
В этой связи в отношении вопросительных предложений
необходимо заметить, что в устной речи, в зависимости от ситуации, носителем ремы может выступать любой из членов
предложения, выделенный логическим ударением. Таким образом, если любое неместоименное вопросительное предложение
выражает вопрос к глаголу - сказуемому, то его называют равновесным (общим), если к второстепенному члену предложения неравновесным (частным) (Шевякова 139:114-115). О неравновесном характере вопросительного предложения можно судить,
только опираясь на контекст. Приведем некоторые примеры
неравновесных вопросов полного состава во французском языке: Tu veux boire quelque chose? me demande mon père. - Je veux
bien. Un whisky et un glaçon. (Fill. 30); Il n'avait rien sur lui?
- Si, une espèce de culotte, une sorte de lange. (Les poiss. 99).
Сравните неравновесные вопросительные предложения в испанском: No dijo nada? - Ni una palabra ... (Perro. 71);
[...] Encontró huellas interesantes en el chalet del medico? Bueno ...lo mandé todo al laboratorio: los vasos, las latas vacias,
el cuchillo... (Perro. 42).
Наиболее ярким примером неравновесных вопросительных
предложений являются, на наш взгляд, вопросы неполного синтаксического состава. Cent bêtes? - Peut-être plus. ... (TND. 64);
¿Dos? - Sí, dos. (CAT. 233). Вместе с тем мы не можем согласиться в полной мере с тем мнением, согласно которому данные неполные вопросительные предложения являются частновопросительными. При анализе подобных вопросительных
предложений мы вынуждены постоянно обращаться к предыдущему контексту, что говорит о их постоянной зависимости
от предикативного центра предыдущей реплики. В таких предложениях наблюдается, как было сказано выше, логическая акцентуация (актуализация) одного члена предложения, и с этой
позиции данные вопросы уместнее классифицировать как неравновесные (фокусированные), имплицитно содержащие частновопросительную установку.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
95
В связи с тем, что вопрос и ответ являются одной из наиболее распространенных форм речевого общения, в отношении
вопросительных предложений представляет большой интерес
проблема соотношения коммуникативного членения и выражаемой вопросительным предложением функции.
Если использовать терминологию коммуникативной лингвистики, то любое вопросительное предложение можно определить как задачу с одним неизвестным. Анализируя предикативность неполных и односоставных вопросительных предложений,
мы говорили о частичной или неполной её выраженности, что
связано, в первую очередь, с полной или частичной зависимостью данных предложений от контекста или ситуации. На наш
взгляд, существует определенная взаимосвязь подобной асимметрии: связь языкового явления и обусловленное ситуацией
или контекстом несовпадение смыслового и интонационного
центра в зависимом вопросе при контрастном противопоставлении члена предложения данного вопроса какому-либо члену
предложения в предыдущем высказывании (Шевякова 139:110111). Рассмотрим вначале испанские, а затем французские примеры:
H. - ¿Consiguió tranquilizar la conciencia de esa dama?
P. - ¿Qué dama?
H. - Mis Macpherson. La solterona escocesa.
(CAM. 15)
- Señora, ¿cómo se llama este ranchito?
- Limón - contestó hosca la mujer, ya soplando las brasas del
fogón y arrimando la leña.
- ¿Conque aquí es Limón? ... ¡La tierra del famoso Demetrio
Macías! ... ¿Lo oye, mi teniente? Estamos en Limón.
- ¿En Limón?... Bueno, para mi ... ¡plin! ... Ya sabes, sargento,
si he de irme al infierno, nunca mujer que ahora ... que voy en
buen caballo.
(Azuela. 6)
В первом случае мы имеем дело с односоставным,
во втором - с неполным вопросительными предложениями.
Вопросительное предложение ¿Qué dama? имеет лексикограмматический показатель, указывающий на частновопросительную установку. Вопросительное ¿En Limón? фокусированное неполное общевопросительное предложение.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
96
Произведем коммуникативное членение данных диалогических единств для того, чтобы выявить взаимосвязь между
языковой асимметрией и асимметрией на уровне речи. Мы
исходим из положения, согласно которому развитие темы в диалогическом тексте, которое прослеживается через повтор тематического элемента в тематической или рематической части высказывания, является очень важной характеристикой текста.
В первом примере носителем новой информации (ремой)
является предикативное ядро вопросительного предложения
Consiguió tranquilizar; если схематически представить этот
процесс, то он будет выглядеть следующим образом: Рема Тема. Однако происходит смещение смыслового центра в следующей реплике, в которой тематическая часть первого вопросительного предложения становиться рематичной. Рема в данном случае выражена его лексико-грамматическим показателем
Qué.
Во втором же примере происходит повтор тематической
части первой реплики ... Estamos en Limón. - ¿En Limón?..., однако такое смещение интонационного центра не превращает
последнее высказывание в рематическое. Это указывает лишь на
то, что изменился состав темы, т.е. то, относительно чего задается вопрос. Тот же процесс можно наблюдать и во французском языке:
- C’est vrai, dit а mi-voix le Doyen, qu’il y a des ogresses ...
- Et des ogres, ajoutai-je innocemment.
- Des ogres? Quels ogres?
(MAA. 283)
- Il y a cinq ans qu’il ne plaide plus, qu’il ne peut plus plaider.
- A cause de son coeur?
- Oui, maintenant. ...
(MNV. 170)
Это еще раз подтверждает тезис, согласно которому лексико-грамматический показатель, в частности, вопросительное
местоимение, полностью берет верх над интонационным способом выделения. Мы бы расширили данный тезис, так как для
односоставных вопросительных предложений таким лексикограмматическим показателем ремы может быть не только вопросительное местоимение, но и любое другое слово, впервые
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
97
выступающее в данном контексте или отсутствующее в предыдущей реплике. Проанализируем ряд контекстов, в которых выступают односоставные вопросительные конструкции.
Фактически лексико-грамматический показатель способствует изменению типа вопросительного предложения и является носителем нового.
Isabel. - Al contrario. Gracias, Genoveva.
Genoveva. - ¿Gracias por qué?
Isabel. - Por nada; son cosas miás.
(CAM. 95)
Sirena. - No, esto hay que acaberlo pronto. Puede hacer falta
cualquier día.
Ricardo. - ¿Qué, esto?
Sirena. - Esto; unos zapatitos de lana, para que tenga los pies
bien abrigados.
(CSV. 174)
Такой признак односоставности (наличие лексико-грамматического показателя, являющегося рематичным для данного
контекста) характерен как для испанского языка, так и французского, например:
Comme il cherchait le terme juste, je lui soufflai doucement:
«Par ces lâches complots». Ses pommettes se colorèrent. Geneviève
se rebiffa:
- Pourquoi «lâche»? Tu es tellement plus fort que nous ...
- Allons donc! Un vieillard très malade contre une jeune
meute ...
(MNV. 198)
- Cela ne m’atteint pas, vous pensez bien! ce petit instituteur
communiste! Criait Mamie. C’est à vous qu’il a écrit: le camouflet
est pour vous, ma fille.
- Pourquoi un camouflet? ...
(MS. 265)
В данных вопросительных репликах сочетаемость вопросительных наречий с именной частью речи ¿Gracias por qué? или во
французском Pourquoi «lâche»?; постпозиция вопросительного
слова ¿Gracias por qué?; оформление вопроса посредством парцелляции Pourquoi «lâche»? в испанском ¿Qué, esto?; изменение
формы артикля при существительном во французском примере ...
C’est à vous qu’il a écrit: le camouflet est pour vous, ma fille.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
98
- Pourquoi un camouflet? придают вопросительным предложениям в диалоге иную окраску, конкретизируют их. Выделенные
формальные показатели в вопросительных предложениях проявляют себя не только на лексико-грамматическом уровне, образуя, таким образом, односоставные вопросительные предложения, но и на коммуникативном уровне, придавая последним
частновопросительную установку. Сравните: измененные вопросительные реплики ¿Gracias? в испанском и Lâche? во
французском не изменили бы основное развитие темы в данных
контекстах и выступали бы как неполные общевопросительные
предложения, хотя по характеру ответа можно было бы говорить о нейтрализации их вопросительной установки.
4.2. Неполные и односоставные
вопросительные предложения
с общевопросительной установкой
Любое вопросительное предложение, во-первых, указывает на недостаток определенной информации и, во-вторых, требует восполнения недостающей информации в виде ответа.
Взаимодействие двух данных коммуникативных задач определяет особенность любого вопросительного предложения и является отличием от предложений других коммуникативных типов.
В этой связи мы не можем в полной мере согласиться с теми
авторами, которые классифицируют вопросительные предложения с точки зрения степени вопросительности или неизвестного
в вопросе, так как мы считаем, что любое вопросительное предложение обладает вопросительной целеустановкой, а если таковой нет или она ослаблена, то нет и вопроса. Здесь целесообразнее говорить о различных формах интерференции высказывания
(Васильева 23) или трансформации вопросительного предложения в другие коммуникативные типы (Блох 8).
Классификация вопросительных предложений, основанная на структурном и грамматическом принципах, является недостаточной даже в тех рамках, в которых неполные предложения изучались. Мы считаем целесообразным скорее объяснять
назначение грамматических форм языка в соответствии с их
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
99
функционированием в рамках того коммуникативного контекста, в
котором данные языковые конструкции проявляют себя. Поэтому
для классификации неполных и односоставных вопросительных
предложений с общевопросительной целеустановкой мы избрали
функционально-семантический принцип, положенный в основу
диссертации М.П. Орловой (Орлова 98), на основе которого
выделяются три типа вопросов:
1) вопросы, направленные в речи для выяснения какоголибо факта;
2) вопросы, предназначенные для подтверждения
реальности какого-то факта;
3) предложения, помимо вопроса, выражающие отношение
говорящего к тому или иному факту.
В этой связи, изучая неполные вопросы с общевопросительной установкой как варианты полносоставных вопросительных предложений, мы их определяем (в отличие от двусоставных) как предложения, представляющие собой особый вид
вопросительных конструкций, различающиеся в функционально-семантическом плане. В данном качестве неполные и односоставные общевопросительные предложения представляют
собой неоднородную массу. Так как неполные и односоставные
вопросительные предложения различаются в модальном плане,
среди вопросов с общевопросительной установкой мы выделяем:
1) уточняющие;
2) удостоверительные;
3) предположительные.
Уточняющие неполные
и односоставные общевопросительные предложения
Уточняющие вопросительные предложения не имеют
вторичных модальных признаков. Они составляют чистые вопросы в модальном плане. Вопросительность сосредоточена
на связи «подлежащее-сказуемое». Такие предложения требуют утвердительного или отрицательного ответа. В зависимости
от того, какая именно информация интересует спрашивающего
и каким образом данный запрос выражен, можно выделить
несколько групп уточняющих вопросов. Подобные вопросы
чаще всего выражены именной частью речи и относятся к
субъекту:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
100
во французском:
- Tu es passé à la compagnie?
- Non.
- Et les amis?
- Quels amis?
(TND. 30)
или вопрос к предикату:
во французском:
Ils s’assirent l’un près de
l’autre, face au canal. Il
s’élargissait plus loin, filait,
plat sur les terres plates en direction
de la mer.
- Pas froid?
- Non, dit-elle. ...
(Cauvin. 89)
или вопрос к объекту:
во французском:
- Tu veux encore de la soupe?
Demande-t-il.
- Non, dit Marcellin.
- Du lait?
- Donne toujours.
(TND. 30)
в испанском:
- Perdon ... ¿Compañeros?
- Funcionarios.
- Ah, funcionarios ...
(CAT. 24)
в испанском:
- ¿Ha hablado usted con él?
- Yo sí, (...)
- ¿Decidido?
- No creo: muy pálido, temblándole
las manos.
(CAT)
в испанском:
I. - (...) ¿Una banana?
P. - No, gracias. (El ilusionista
pela y come filosóficamente la
suya).
(CAM. 18)
Удостоверительные неполные
и односоставные общевопросительные предложения
Удостоверительные вопросительные предложения требуют указания на достоверность того или иного факта, связанного,
как правило, с предыдущим контекстом. В вопросах, выраженных предложениями такого типа, предполагается некоторая альтернатива: либо удостовериться в том, что высказано в вопросе,
либо опровергнуть. То, что спрашивается, не является неизвестным для говорящего, он скорее желает убедиться в уже известном ему факте. Такие предложения содержат потенциальную
модальность (см. Орлова 98:116).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
101
- Nous nous connaissions déjà?
Laura avait cassé le filtre de sa
cigarette d’un coup d’ongle.
- Vous voulez dire que nous
étions de la même famille? Des
amis?
Il hocha la tête affirmativement.
(Cauvin. 115)
H. - (...) Si llega una muchacha
de ojos tristes, con boina a la
francesa y tarjeta azul, hága la
pasar inmediatamente.
M. - ¿La del ramo de rosas?
H. - ¿Cómo lo sabe?
(CAM. 13)
В приведенных примерах задающий вопрос желает удостовериться в том, что подразумевает его собеседник. Здесь
спрашивающий сам догадывается, о чем идет речь, предвосхищая события, пытается выяснить, прав ли он в своих размышлениях. В некотором смысле они являются анафорическими вопросами.
Другие примеры:
во французском:
в испанском:
- C’est Silvie qui t’a dit
- Escuche, Kervidon ... Tiene
qu’Emélie est ici?
que analyzarnos immediatamente
- Oui, tu as l’air surpris?
el contenido de esta botella y de
estos vasos ...
- Ici, а Paris, а cette époqueci?
- Henri me l’a dit aussi, mais
- ¿Hoy?
lui n’a pas été surpris de cette
- ¡Ahora mismo!
visite.
(Perro. 17)
- Si Emilie est ici, dis-lui que
F. - (...) ¿Qué desayuna usted?
tout est fini.
D. - Un vaso de leche. A veces,
(Dialogue¹ 2) alguna fruta ...
- On se voit après-demain?
F. - ¿Almuerzo?
- Nous serons déjà partis pour
D. - Apenas: ternera, legumbres
Santiago.
... guisantes generalemente.
F. - ¿Y mas fruta, verdad?
- Santiago?
- Miguel va donner des con- ¿Suele cenar?
férences
D. - Lo mismo. ¿Por qué me lo
sur le nouveau roman
pregunta?
(...)
(CAT. 28)
(Fill. 103)
Вопросительные предложения во французском Ici, à Paris,
à cette époque-ci? - Santiago?, а также в испанском ¿Hoy?
¿Y mas fruta, verdad? направлены на то, чтобы удостоверится
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
102
в уже известном факте, однако то, что спрашивается, является
своего рода догадкой задающего вопрос. На такие вопросы
нельзя ответить просто утвердительно или отрицательно, здесь
в ответе требуется некоторое пояснение: отвечающий чувствует
недоумение в вопросе и исправляет непонимание.
Другие примеры:
в испанском:
во французском:
- Je suppose que vous êtes consci- P. - Cada día se está poniendo
ente qu’il vous a dit ça sous forme esto más duro. ¡Si no
fuera porque, en el fondo,
de plaisentrie?
somos unos idealistas!
Laura haussa les épaule.
- C’en était une dans sa bouche.
I. - Le diré a usted; a mí los
idealismos... (...)
- Pas dans votre esprit?
- Disons que j’ai rangé sa remar- P. - ¿Mucho trabajo?
I. - Nada; viejos, niños,
que au rang des coïncidences, ...
(Cauvin. 147) criadas... ¡Matinée! (...)
- Louis et Louise sont partis tout Y usted, ¿contento?
P. - Desaraigado. Yo he
de suite.
- Je ne pense pas que Louise puis- nacido para la Universidad.
se partir avec Louis avant huit - Cuidado que no faltes.
- No faltaré, preciosa.
jours.
- ¿A las dos en punto?
- Avant huit jours? Le dix-huit
- A las dos en punto.
juillet alors?
(VLP. 36)
- Oui, le dix-huit juillet.
- Moi, le dix-huit juillet, je serai en
Suisse.
- On pêche un truite en Suisse?
- Je pense que oui.
- Alors, je te suis.
(Dialogue № 14)
Предположительные неполные
и односоставные общевопросительные предложения
Подобные вопросы содержат некоторую вторичную модальность, они выражают удивление, возмущение говорящего.
Очень часто такие вопросы не требуют ответа, в них могут быть
сосредоточены эмоции говорящего. Это также подтверждает тот
факт, что говорящий такими вопросами не ограничивается, сам
продолжает свою мысль, высказывает свое суждение. Предпо-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
103
ложительные предложения не требуют ответа на поставленный
вопрос. Анализ лексико-грамматического состава показывает,
что подобные вопросительные предложения могут содержать
любое слово.
в испанском:
во французском:
Estudiante. /.../ - ¿Tú puedes
- Vous étiez le meilleur,
darme esa mujer?
monsieur.
Diablo. - ¿Dártela? ¡Gánala tú!
- Vraiment? Et mon père?
Estudiante. - Entonces puedes
- C’est certainement un
marcharte.
médiocre architecte.
(CVD. 214)
(LDM. 51)
- Faut attaquer la cheminée,
Estudiante. - /.../ Tú eres el mismísimo
dit-il.
- La cheminée? S’écriat
diabolo; no me lo
Marcellin. Tu ne l’as pas regardée! nieges.
Une vraie glissoire!
Diablo. - ¿Negarlo? ¿Por qué?
- On n’a pas le choix.
Soy el Diabolo en persona. /.../
(TND. 83) Estudiante. - ¡Ah, bien! /.../
(CVD. 200)
Таким образом, анализ неполных общевопросительных
предложений показал, что такие конструкции обладают рядом
специфических особенностей на коммуникативном и функциональном уровнях. Это дает основание выделить среди последних: уточняющие, удостоверительные и предположительные.
4.3. Неполные и односоставные
вопросительные предложения
с частновопростельной установкой
Формальным показателем вопросительного предложения
с частновопросительной установкой выступает вопросительное
слово, которое составляет ядро предложения. Оно создает
информационную лакуну, которая требует восполнения. Исследование фактологического материала показало, что среди неполных и односоставных вопросительных предложений, встречающихся в диалоге, частновопросительные являются наиболее
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
104
употребительными. Более того, они представляют собой конструкции, обладающие большим лексическим и структурным разнообразием.
Как показывает материал, неполные и односоставные частновопросительные предложения неоднородны как с точки
зрения структуры и лексического наполнения, так и с коммуникативной, и функциональной точек зрения. Такие предложения
обладают рядом специфических черт, которые характеризуют
данные конструкции с структурно-грамматической точки зрения. Среди последних мы выделяем неполные и односоставные
частновопросительные предложения, выраженные именной частью речи (неравновесные, см. 4.1), а также предложения, выраженные одним вопросительным словом. Если первые, как показывает материал, представляют собой однородную массу
с коммуникативной и функциональной точек зрения, вторые
несколько неоднородны. Этот тип вопросительных предложений
может быть охарактеризован как неполные частновопросительные с эллипсисом контекстуального характера. Они формально
совпадают с общевопросительными, поэтому для определения их
природы необходима их трансформация в полное.
Неполные и односоставные частновопросительные,
выраженные именной частью речи
Анализируя неполные вопросительные предложения, мы
столкнулись с тем фактом, что не всегда их структурная организация и лексическое наполнение соответствуют, в строгом
смысле, их вопросительной установке. Так, среди неполных вопросительных предложений, участвующих в диалоге и не
имеющих в своём составе вопросительного слова, выделяются
такие, которые несут в себе частновопросительную установку.
Такой тип неполных вопросительных предложений с частновопросительной установкой отличается от общевопросительных
тем, что их центр вопросительности не связан с предикативным
центром предложения. Рассмотрим некоторые примеры таких
предложений:
- Et Auguste, tu l’as vu?
- Vu et reconnu.
- Tu es sûr?
- Sûr, absolument sûr, malgré la brume.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
105
- La brume?
- Mais oui, une brume lugubre sans clair de lune. J’ai courru
jusqu’à lui et je l’ai perdu de vu dans la nuit.
(Dialogue № 9)
Неполный вопрос La brume? в данном контексте выражает частновопросительную установку, сравните De quelle brume
parlez-vous? Приведенная трансформация, как мы считаем, оправданна синтаксически и коммуникативно, так как спрашивающий, получив ответ на основной вопрос - Tu es sûr?, расширяет рамки ремы (нового) всего диалогического единства.
Рассмотрим подобный пример в испанском и произведем необходимую трансформацию.
F. - (...) ¿Qué desayuna usted?
D. - Un vaso de leche. A veces, alguna fruta ...
F. - ¿Almuerzo?
D. - Apenas: ternera, legumbres ... guisantes generalemente.
F. - ¿Y mas fruta, verdad? ¿Suele cenar?
D. - Lo mismo. ¿Por qué me lo pregunta?
(Casona. 28)
Вопрос ¿Almuerzo? явно обладает частновопросительной
установкой, которая является продолжением установки первого
вопроса ¿Qué desayuna usted?
Именные частновопросительные предложения состоят,
как правило, из существительных, встречаются также вопросы,
выраженные числительными, причастиями. Мы считаем, что
данные вопросительные предложения являются наименее информативными в сравнении с общевопросительными, а следовательно, они лишены тех модальных оттенков, которые свойственны общевопросительным (см. 4.2).
Неполные и односоставные
частновопросительные предложения,
с вопросительным словом,
в качестве которого выступают местоимения, наречия
Следующий тип вопросительных предложений представляет собой неоднородную группу. Неполные и односоставные
частновопросительные предложения, выраженные одним вопросительным словом, интересны не только в структурно-семантичес-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
108
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
110
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
112
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
114
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
116
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
117
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
118
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
119
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
120
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
121
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
122
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
123
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
124
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
125
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
126
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
127
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
128
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
129
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
130
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
131
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
132
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
133
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
134
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
135
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
136
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
137
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
138
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
139
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
129
Размер файла
8 582 Кб
Теги
романских, односоставные, 9997, вопросительные, предложения, языка, неполный, диалог, рёрё, сѓрѕрєс, типология
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа