close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1684.Системы судов субъектов федеративного государства

код для вставкиСкачать
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Серия «Актуальные юридические исследования»
С.Г. ПАВЛИКОВ
СИСТЕМЫ СУДОВ СУБЪЕКТОВ
ФЕДЕРАТИВНОГО
ГОСУДАРСТВА
POMAH
Москва ? 2012
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
УДК 347.254
ББК 67.404.2 (2 Рос)
П 25
OABEHE:
Рецензенты:
Грудцына Л.Ю. ? доктор юридических наук, профессор Финансового
университета при Правительстве Российской Федерации
Сафонов В.Е. ? доктор юридических наук, профессор
Сведения об авторе:
Павликов Сергей Герасимович ? доктор юридических наук, заведующий кафедрой государственно-правовых дисциплин Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, профессор Российской
академии правосудия
Павликов С.Г. Системы судов субъектов федеративного государства. ? М.: Издательство «ЮРКОМПАНИ», 2012. ? 516 с. ? (Серия
«Актуальные юридические исследования»).
ISBN 978-5-91677-112-1
В монографии осуществлено конституционно-правовое обоснование неизбежности специфического развития судебных систем федеративных государств (на примере России и Германии). Изучен
процесс формирования систем судов субъектов Российской Федерации, выявлены основные направления совершенствования конституционно-правового статуса конституционных (уставных) судов
и мировых судей как органов государственной власти в судебной
системе Российской Федерации и в системе судов субъектов Российской Федерации.
Для студентов, аспирантов, преподавателей юридических учебных заведений, судей и работников судов, а также практикующих
юристов и лиц, интересующихся проблемами конституционализма
и федерализма.
УДК 347.254
ББК 67.404.2 (2 Рос)
ISBN 978-5-91677-112-1
© ООО «ЮРКОМПАНИ», 2012
2
Введение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5
Глава I. Федерализм как конституционный принцип формирования и функционирования органов судебной власти в
Российской Федерации . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 11
§ 1. Основы конституционного строя Российской Федерации
и особенности реализации судебной власти в федеративном
государстве . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 11
§ 2. Опыт построения судебных систем в федеративных государства и организации «местных» судов: сравнительно-правовой анализ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 34
§ 3. Соотношение конституционных принципов федерализма
и единства системы государственной власти при формировании судебной системы Российской Федерации . . . . . . . 52
§ 4. Конституционно- правовой статус составляющих элементов и общая характеристика организационно-правовых
связей в судебных системах субъектов Российской Федерации . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 74
Глава II. Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов Российской Федерации . . . . . . . . . . . . . . . 109
§ 1. Роль конституционных (уставных) судов в охране конституционного строя Российской Федерации . . . . . . . . . 109
§ 2. Реализация концепции судебного федерализма в процессе создания системы органов конституционного контроля в
субъектах Российской Федерации . . . . . . . . . . . . . . . . . . 132
§ 3. Правовые позиции конституционных (уставных) судов
субъектов Российской Федерации . . . . . . . . . . . . . . . . . . 179
Глава III. Мировые судьи России: дуализм статуса и практика правоприменительной деятельности в составе систем судов субъектов Российской Федерации . . . . . . . . . 207
§ 1. Историко-правовой анализ развития мировых судов в
России . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 207
§ 2. Концепция мировой юстиции в Российской Федерации:
конституционно-правовое исследование . . . . . . . . . . . . . 225
3
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
§ 3 Влияние органов государственной власти Российской Федерации на институт мировых судей как элемент систем
судов субъектов Российской Федерации . . . . . . . . . . . . . 247
Глава IV. Формирование систем судов субъектов Российской Федерации и совершенствование статуса конституционных (уставных) судов и мировых судей как их составляющих элементов . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 270
§ 1. Федерализм как конституционный принцип государственного устройства Российской Федерации и основа создания
мировых судов . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 270
§ 2. Общетеоретические и конституционно-правовые основы институционализации конституционных (уставных) судов
субъектов Российской Федерации . . . . . . . . . . . . . . . . . . 296
§ 3. Основные направления реализации конституционных норм
в процессе совершенствования статуса конституционных (уставных) судов и мировых судей и формирования систем судов субъектов Российской Федерации . . . . . . . . . . . . . . . 318
Глава VI. Организация систем судов субъектов зарубежных
федераций (на примере Федеративной Республики Германии) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 342
§ 1. Общая характеристика и правовые основы организации судебной системы Федеративной Республики Германия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 342
§ 2. Генезис и развитие федеративных начал в организации
судебных систем Германии (на примере конституционной
юстиции) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 362
§ 3. Статус специализированных судов и органов, обеспечивающих деятельность судебной системы Германии . . . 370
§ 4. Развитие судебного правотворчества России и Германии: универсальные тенденции и перспективы . . . . . . . . 392
Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 417
Список рекомендуемых нормативных правовых и судебных
актов, научной литературы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 434
4
BBEEHE
Составной частью реформ, осуществляемых в Российской
Федерации, являются преобразования в сфере осуществления
правосудия и совершенствования механизма реализации судебной власти. В конце XX века начали функционировать суды
субъектов Российской Федерации, к которым относятся конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов
Российской Федерации, что позволило повысить эффективность механизма судебной защиты конституционных прав и
свобод человека и гражданина.
Изучение сущности судебной власти, реализуемой судами
субъектов Российской Федерации и ее конституционно-правовой специфики, а также уяснение места и роли конституционных (уставных) судов и мировых судей в единой судебной системе Российской Федерации показало, что законодательное регулирование судебной системы требует дальнейшего
совершенствования. Федеральный конституционный закон от
31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ (в ред. от 27 декабря 2009 г.) «О
судебной системе Российской Федерации», выделив в судебной системе Российской Федерации федеральные суды и суды
субъектов Российской Федерации, не в полной мере учитывает положения Конституции Российской Федерации 1993 г.
о необходимости наличия «системы органов государственной
власти республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов?»
(ч.1 ст.77); кроме того, в федеральном законодательстве не определены основы взаимодействия между собой конституционных (уставных) судов и мировых судей как частей единой
системы судов субъекта федеративного государства.
Необходимость конституционно-правового исследования
реализации федерализма как принципа государственного устройства в сфере организации органов государственной власти связана с выявлением оптимальных форм его воплоще5
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Введение
Введение
ния в сфере отправления правосудия. С одной стороны, конституционные (уставные) суды и мировые судьи должны содействовать совершенствованию и укреплению федеративных отношений, с другой ? не могут рассматриваться как органы, созданные исключительно с целью уменьшения «нагрузки» на федеральные суды путем создания дополнительного
звена судебной системы Российской Федерации, ибо в этом
случае теряется смысл их создания. Соответственно, требует
своего разрешения актуальная для теории конституционализма проблема оптимального сочетания необходимой самостоятельности субъектов Российской Федерации в определении
статуса конституционных (уставных) судов и мировых судей
субъектов Российской Федерации при одновременном обеспечении государственной целостности Российской Федерации.
Необходимо выявить причины, в силу которых в научной
литературе по конституционному праву утвердилась традиция рассматривать конституционные (уставные) суды и мировых судей изолированно друг от друга, без учета того общего, что у них есть ? принадлежности к системе судов субъекта
Российской Федерации. Для этого в монографии осуществлено исследование конкретных форм и способов реализации
закрепленных в Конституции Российской Федерации и иных
нормативных правовых актах возможностей субъектов Российской Федерации по созданию собственных органов государственной судебной власти.
Актуальным на современном этапе развития федеративных отношений является конституционно-правовое исследование причин, в силу которых замедлился процесс становления конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации и они практически перестали рассматривать
дела, связанные с определением наиболее оптимальной модели установления общих принципов организации системы
органов государственной власти и местного самоуправления
в субъектах Российской Федерации (хотя такая возможность
соответствует п. «н» ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации).
Автор монографии неоднократно сталкивался с утверждениями о том, что конституционные и уставные суды субъектов Российской Федерации не играют сколь-нибудь заметной
роли в регулировании общественных отношений и будут «вытеснены» федеральными судами. Не отрицая наличия, в целом, негативной ситуации в сфере регионального конституционного правосудия, отметим и положительные факты.
Прежде всего, это возрастающая «активность» этих судов. Так,
только в 2011 г. было вынесено немало принципиальных решений конституционными судами республик:
- Бурятия,1
- Карелия, 2
- Коми,3 а также уставными судами:
- г. Санкт ?Петербург,4
Постановление Конституционного Суда Республики Бурятия от 11 августа 2011 г. «По делу о проверке соответствия Конституции Республики
Бурятия постановления Администрации г. Улан-Удэ от 25 апреля 2008 года
№ 221 «О подготовке Муниципальной адресной программы?» //Бурятия.
№ 146. 13.08.2011.
2
Постановление Конституционного Суда Республики Карелия от 25
марта 2011 г. «По делу о проверке соответствия Конституции Республики
Карелия Закона Республики Карелия от 10 ноября 2010 года № 1435-ЗРК «О
внесении изменения в статью 1 Закона Республики Карелия?» //Собрание
законодательства РК. № 10. октябрь, 2010. Ст. 1362.
3
Постановление Конституционного Суда Республики Коми от 1 сентября 2011 г. «По делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 1(1) Закона Республики Коми от 6 октября 2006 года № 92-РЗ «Об образовании» по
жалобе гражданки О.В.Луневой» //Документ официально опубликован не
был /СПС Консультант Плюс.
4
См., напр.: Постановление Уставного суда Санкт-Петербурга от 13 июля
2011 г. № 003/11-П «По делу по запросу Муниципального совета муниципального образования муниципальный округ Автово?» //Санкт-Петербургские ведомости. № 129 15.07.2011.
6
7
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Введение
Введение
- г. Калининград,1
- Свердловской области.2
На основе общей теории конституционализма в представленной работе дана оценка отсутствия в Российской Федерации системы мировых судов, ибо вопреки конституционному положению о том, что правосудие осуществляется только
судом (ч.1 ст.118 Конституции Российской Федерации), созданы не мировые суды, а судебные участки мировых судей.
В юридической литературе мировых судей все чаще характеризуют как нижнее звено федеральной судебной системы, а
перспективы их развития некоторые ученые связывают с утратой ими статуса судов субъектов Российской Федерации. В
этом плане своевременным стало рассмотрение вопроса о том,
в какой мере данный вариант судоустройства способствует
эффективности российского правосудия и уважению к суду.
Обобщение опыта функционирования конституционных
(уставных) судов и мировых судей позволяет сформулировать
рекомендации, направленные не только на совершенствование правового регулирования их деятельности, но и на формирование систем судов субъектов Российской Федерации.
Здесь, имеет место ряд актуальных научных проблем, разре1
См., напр.: Постановление Уставного Суда Калининградской области от
9 августа 2011 г. № 5-п «По делу о соответствии Уставу (Основному Закону)
Калининградской области отдельного положения пункта 1 статьи 3 Уставного закона Калининградской области от 2 июля 2010 года № 480 «Об Уполномоченном по правам человека в Калининградской области» //Калининградская правда. № 146. 12.08.2011.
2
См., напр.: Постановление Уставного Суда Свердловской области от 22
июня 2011 г. № 3-3-6-2011 «По делу о соответствии Уставу Свердловской
области подпункта 78 пункта 1 Решения Екатеринбургской городской Думы
от 23 июня 2009 года № 20/7?» //Областная газета. № 232-233, 29.06.2011;
Постановление Уставного Суда Свердловской области от 29 апреля 2011 г. №
3-3-6-2011 «По делу о соответствии Уставу Свердловской области подпункта
1 пункта 1 статьи 67 Областного закона от 6 мая 1997 года № 29-ОЗ «Об
Уставном Суде Свердловской области?» //Собрание законодательства Свердловской области. 10.06.2011. № 4-3 (2011). Ст. 650.
шение которых может обогатить теорию конституционализма на основе уяснения сущности и природы судебной власти,
реализуемой судами субъектов Российской Федерации, а также обеспечить повышение эффективности работы конституционных (уставных) судов и мировых судей, сформировать
надлежащие основы их взаимодействия между собой и с федеральными судами.
Не оставлен без внимания зарубежный опыт организации
систем судов субъектов федеративных государств. Так, в настоящее время можно констатировать, что между Российской Федерацией и Федеративной Республикой Германия имеет место
позитивное сотрудничество; более того, происходит его интенсивное развитие и углубление, в том числе, на основе переосмысления исторического опыта. Не менее важным представляется углубление связей в сфере обмена позитивным опытом
в правовой сфере и, в частности, в судебном строительстве и
организации правоохранительной деятельности, ибо, как известно, судебные системы Российской Федерации и Федеративной Республики Германия объединяет фактор их организации в федеративном государстве. В современных научных исследованиях нельзя игнорировать то обстоятельство, что федерализм как способ урегулирования конфликтов и достижения компромисса во внутри- и межгосударственных отношениях обретает особое значение. Столь повышенное внимание,
уделяемое данному институту, объясняется особенностями современного мира, в котором, с одной стороны, провозглашается приоритет прав и свобод человека и гражданина, право наций на самоопределение, принцип разделения властей, политического плюрализма и т.д. С другой стороны, не утратила
своего значения и актуальности концепция «сильного» государства, стабильной власти, усиления контроля за безопасностью
и правопорядком, что неминуемо ведет к усилению процессов
централизации. Федерализм, как справедливо замечают ученые, может гармонично соединить и примирить эти две противоположные тенденции современного развития.
8
9
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Введение
Целесообразным представляется и научный анализ тех
универсальных тенденций, которые характерны для России и
Германии, в целях формирования практических рекомендаций по оптимизации деятельности судебной власти. Так, усиление роли судебных органов в правотворческом процессе
обеих стран оказывает существенное влияние на все отрасли
и институты права.1 Однако в углубленном научном исследовании нуждается вопрос о том, насколько позитивным с позиции уважения к закону является данный процесс, подлежит ли он какому - либо контролю, в какой мере Россия и Германия могут использовать соответствующий национальный
опыт.
ABA I.
eepa
a oc
y
o p
op
poa
y
o
poa
opao
cyeo ac
Pocc
co eepa
§ 1. Основы конституционного строя
Российской Федерации и особенности реализации
судебной власти в федеративном государстве
Как известно, первая глава Конституции Российской Федерации ? «Основы конституционного строя» ? характеризует государство как демократическое федеративное и правовое.
Развитие Российской Федерации в соответствии с ее конституционными основами, во многом определяется и тем фактором, насколько рациональной и эффективной является организация власти в государстве, причем не только центральной,
но, прежде всего, региональной1. Этот процесс имеет особое
значение в федеративных государствах, субъекты (штаты, земли, кантоны) которых, по мнению исследователей, составляют
своеобразные государственно-правовые образования, обладающие государственной властью в объеме, определяемом по
договоренности с федеральной властью2. Для Российской Федерации также актуален вопрос о соотношении полномочий
Федерации и ее субъектов, ибо он обусловливает утверждения
некоторых конституционалистов о том, что Конституция «до
конца не разрешила проблемы как самого федеративного устройства, так и разграничения властных полномочий»3. В По1
1
См.: Held D. Global Transformations: Politics, Economics and Culture. N.Y.,
1999; Slaughter A. A Global Community of Courts //Harvard international Law
Journal. 2003. № 44. P. 191 - 194.
См.: Бондарь Н.С. Местное самоуправление и конституционное правосудие: конституционализация муниципальной демократии в России. М.:
Из-во «Норма», 2008. С. 4.
2
Цалиев А.М. Судебная власть в системе разделения властей субъекта
Российской Федерации //Рос. юстиция. № 2. 2009. С. 23-26.
3
Сафонов В.Е. Государственное единство и территориальная целостность в судебных решениях: международные и конституционно-правовые
аспекты. М.: Из-во «РАП», 2008. С.7.
10
11
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
слании Президента Российской Федерации Федеральному
Собранию 2008 г. также имел место чрезвычайно важный тезис «о дальнейшем развитии российского федерализма»1.
Единство государства занимает важное место в системе
других социальных и культурных ценностей в любой стране,
в том числе, с федеративным устройством2. Особое значение
эта проблема приобретает при формировании научных предложений по обеспечению единства государственной судебной власти, в целом, и единства судебной системы, в частности, при организации судебных органов на уровне субъектов
Российской Федерации (далее ? субъектов РФ)3. Многие юристы отмечают, что судебная власть в Российской Федерации
не обеспечивает надлежащим образом защиту прав и свобод
человека и гражданина4 . Данная ситуация, по мнению автора исследования, также обусловливает необходимость поиска
резервов отечественного правосудия в развитии системы судов субъектов РФ. В целом, анализ возможностей оптимальной организации судебной системы в российском федеративном государстве предполагает постановку и разрешение ряда
теоретических проблем, связанных с уяснением сущности и
специфики судебной власти, реализуемой в субъектах РФ.
Как известно, подходы к пониманию института судебной
власти изменялись на различных исторических этапах; как
правило, его пытались охарактеризовать через категории «суд»,
«правосудие» и т.п1. При этом, к примеру, «суд» определялся
как «беспристрастный посредник в споре между двумя заинтересованными лицами (сторонами)»2, а правосудие ? как «воздаяние каждому должного на основании закона»3. В.И. Ленин и его последователи видели в суде «орган привлечения
именно бедноты поголовно к государственному управлению,
орган власти пролетариата и беднейшего крестьянства, орудие воспитания к дисциплине»4, «орган управления, основной задачей которого является проведение политики господствующего класса по укреплению и защите основ его политического и экономического господства»5, а в правосудии ? «особый вид применения закона», либо «форму государственной
деятельности, имеющую в своей основе правоприменительную юрисдикционную составляющую»6.
На более современном этапе суд, нередко, определяли как
«орган, призванный защитить установленный конституцией
общественный и государственный строй, права и законные
интересы граждан, предприятий, учреждений и организаций»7, «средство разрешения споров о праве и устранения
юридических неопределенностей»8, а правосудие ? как «спе-
Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию от 5 ноября 2008 г. //Рос. газета. № 230. 06.11.2008.
2
См. подробнее: Эбзеев Б.С. Государственное единство и целостность
Российской Федерации (конституционно-правовые проблемы). М.: Из-во
«Экономика», 2005. С. 18. См. также: Анишина В.И. Основы судебной власти
и правосудия в Российской Федерации. М.: Из-во «РАП, Эксмо», 2008.
3
Исследователи справедливо отмечают, что весьма важно изучение
мирового опыта становления и развития федерализма во взаимосвязи с
судебной властью. См.: Конюхова И.А. Структура Российской Федерации:
современное состояние и перспективы совершенствования //Гос. и право.
№ 2. 2007. С. 37-45.
4
См., напр.: Клеандров М.И. Статус судьи: правовой и смежные компоненты // Под ред. М.М. Славина. М.: Из-во «Норма», 2008. С. 21.
1
См.: Колоколов Н.А. Судебная власть: о сущем феномена в логосе. М.:
Из-во «Юрист», 2005. С. 84.
2
Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб: Из-во «Альфа», 1996. С. 7.
3
Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 1. М.: Из-во «Типография
Кушнарев и К», 1894. С. 319.
4
Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 36. М.: Из-во «Политиздат», 1967. С. 197.
5
Вышинский А.Я., Ундриевич В.С. Курс уголовного процесса. Т. 1. М.,
1936. С. 22.
6
См., напр.: Суд и правосудие в СССР // Ред. Б.А. Галкин. М.: Из-во
«Юридическая литература» 1981. С. 15.
7
См., напр.: Правоохранительные органы в СССР //Ред. К.Ф. Гуценко.
М.: Из-во «МГУ», 1991. С. 235.
8
Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М.: Из-во «Республика», 1992. С. 44.
12
13
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
цифическую, присущую только судам форму осуществления
властных полномочий органами государственной власти, завершающуюся принятием судебных решений, обязательных
для исполнения всеми лицами в отношении которых они
выносятся»1.
Однако суды, отправляющие правосудие, являются лишь
носителем судебной власти, которую, как справедливо отмечается в юридической литературе, нельзя «сводить к суду, называть судебной властью должностных лиц судебных учреждений»2. Многие ученые отмечают в этом плане, что судебная власть обладает сложной юридической природой, выступает «как непосредственное слияние власти и права»3, либо
делают вывод о том, что само ее определение «еще ждет своего решения»4. Действительно, можно констатировать наличие самых различных подходов к уяснению сущности данного феномена в юридической литературе. Так, некоторые ученые характеризуют судебную власть как «самостоятельное
публично-правовое образование, представляющее собой систему специальных государственных и муниципальных органов»5, как «принадлежащее судам, составляющим единую судебную систему (выд. ? П.С.) государства, исключительное
полномочие по разрешению возникающих в правовой сфере
жизни общества социальных конфликтов с использованием
установленной законом процедуры, реализуемое в форме конституционного, гражданского, уголовного, административно-
го и арбитражного судопроизводства»1. Другие же исследователи полагают, что она «есть независимая и самостоятельная ветвь государственной власти, которая на основе права
разрешает социальные конфликты, следит за соответствием
нормативных и правоприменительных актов Конституции
Российской Федерации и законам, а также устанавливает юридически значимые факты. Основной формой реализации судебной власти являются все разновидности правосудия»2.
По мнению ряда авторов, «судебную власть можно представить и рассматривать как некое место в системе социальной организации общества и органов государственной власти, где, в случае необходимости, и в пределах, установленных
законом, на основании права может осуществляться разрешение правовых споров или конфликтов с целью обеспечения
стабильности социальных отношений»3. Понимают под судебной властью и «особую разновидность государственной
власти, осуществляемую через систему специально уполномоченных государственных органов ? судов, реализуемую отдельными должностными лицами ? судьями, действующими
на профессиональной основе, для выполнения правоприменительных функций с использованием ими принуждения,
имеющую специальные задачи и способы их обеспечения»4,
а также «самостоятельную ветвь государственной власти, созданную для отправления правосудия и реализации иных функций исключительно конституционно учрежденными органами ? судами, обладающими всей полнотой судебной компе-
1
Дмитриев Ю.А., Черемных Г.Г. Судебная власть в механизме разделения властей и защите прав и свобод человека //Гос. и право. № 8. 1997.С. 48.
2
Павловский В. Теоретико-правовые основы деятельности судебной власти //Право и жизнь. № 50 (7). 2002. С. 25.
3
Терехин В.А. Судебная власть в государственно-правовом механизме
обеспечения прав и свобод граждан (вопросы теории и практики): Автореф. дисс...канд. юрид. наук. Саратов, 2001. С. 12.
4
Ржевский В.А., Чепурнова Н.М. Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации и деятельности. М.: Из-во
«Юрист», 1989. С. 38.
5
Дмитриев Ю.А., Черемных Г.Г. Там же. С. 48.
Шейфер С.А., Яблоков В.А. Понятие судебной власти и ее функции //
Проблемы судебно-правовой реформы в России: история и современность.
Самара, 1999. С. 192.
2
Судебная власть // Ред. И.Л. Петрухин. М.: Из-во «Проспект», 2003. С. 7.
3
Воскобитова Л.А. Сущностные характеристики судебной власти. Ставрополь: Из-во «Сервисшкола», 2003. С. 75.
4
Вяткин М.Ф. Конституционно-правовое регулирование судебной власти в Российской Федерации: Дисс?канд. юрид. наук. Челябинск, 2004. С. 8
14
15
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
тенции, осуществляющими властные полномочия на основе
закона с соблюдением установленных процессуальных форм»1.
Некоторые ученые, характеризуя судебную власть, выявляют в ее содержании два аспекта. Так, в функциональном
аспекте она представляет собой, по их мнению, совокупность
«ограниченных юридической конституцией и общими принципами права юрисдикционных и связанных с ними полномочий государства, реализуемых от имени народа независимыми должностными лицами (судьями) в особой судебной
процедуре, а также иными должностными лицами, обеспечивающими юрисдикционную деятельность судей»2. В институциональном аспекте судебная власть характеризуется как
обособленная группа взаимосвязанных государственных учреждений (в основном судов), организующих и обеспечивающих реализацию судьями юрисдикционных полномочий3.
Разумеется, имеют место и другие определения изучаемого феномена, в которых исследователи акцентируют внимание на отдельных признаках и свойствах судебной власти. В
частности, М.Н. Марченко полагает, что судебная власть есть
публично-правовое явление, выступающее не только в традиционной для нее правоприменительной и тесно связанной
с ней правотолковательной форме, но и нормотворческой
форме4. Другие ученые указывают, к примеру, на наличие взаимосвязи конституционного принципа народовластия и сущности судебной власти, понимая под последней предоставление специально уполномоченным органам ? судам, в ли-
цей судей, присяжных и арбитражных заседателей властных
полномочий по осуществлению правосудия и других функций, реализуемых в целях защиты конституционного строя,
политической и экономической системы, прав и законных
интересов граждан, физических и юридических лиц 1. В.И.
Анишина считает, что судебная власть есть «особая власть,
правовая природа которой такова, что она в различных правовых системах призвана осуществлять одну и ту же функцию ? правосудия, защиты прав и свобод человека и гражданина, функцию контроля за тем, чтобы государство было ограничено правом в своих властных проявлениях»2. Некоторые исследователи высказывают мнение о том, что судебную
власть следует охарактеризовать как часть государственной
власти, проявляющуюся во властных полномочиях специализированных органов (судов), способных привести в действие аппарат государственного принуждения с помощью
реализации установленных законом притязаний, в силу наличия определенного превосходства в знании закона и беспристрастности в умении его применять, основанную на единстве интересов отдельных социальных групп и общества в
целом и предназначенную для защиты субъективных прав и
интересов человека и гражданина3.
В любом случае, как думается, является обоснованным суждение о том, что категория «судебная власть», хотя, разумеется, непосредственно исследователями не наблюдается, но и
не является чем-то непознаваемым и необъяснимым, поскольку представляет собой вид государственно-управленческой
1
См.: Завражнов Е.В. Судебная власть в Российской Федерации: общетеоретические вопросы и проблемы реализации: Дисс?канд. юрид. наук.
Омск, 2006. С. 6.
2
См.: Карпов Д.В. Проблемы конституционно-правового гарантирования правозащитной функции судебной власти в Российской Федерации:
Автореф. дисс?канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2000. С. 8.
3
Там же.
4
Марченко М.Н. Судебное правотворчество и судейское право. М.: Изво «Проспект», 2007. С. 17.
Селезнева Н.М. Статус суда в Российской Федерации: конституционноправовые вопросы: Дисс?канд. юрид. наук. Саратов, 2004. С. 32.
2
Анишина В.И. Принципы международного права и судебная власть в
Российской Федерации //Международно-правовые стандарты в конституционном праве: Сб. науч. трудов. Ч. 1. М.: Из-во «РАП, ИНИОН РАН», 2006.
С. 249.
3
Красюкова (Рябцева) Е.В. Этос судебной власти //Рос. судья. № 8. 2007.
С. 23.
16
17
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
деятельности, т.е. принятой обществом особой формой взаимоотношений, в силу которых большинство признает необходимость наличия властных полномочий в лице судей1. При
этом ученые характеризуют институт судебной власти следующим образом:
- судебная власть есть частный случай проявления власти
вообще, одна из форм публичной государственной власти,
средство всеобщей связи для народа, нации;
- субъектом соответствующих властных отношений является народ, нация, ибо иное существование судебной власти
невозможно;
- приказ субъекта, осуществляющего судебную власть ?
фактически воли народа в редукции его правительства по отношению к объекту ? то есть к этому же народу, в обязательном порядке сопровождается угрозой применения санкции в
случае неповиновения;
- подчинение народа субъекту, то есть фактически господствующему в нем мнению, есть подчинение воле осуществляющего власть субъекта, на практике это подчинение суду;
- наличие правовых норм, устанавливающих, что отдающий приказы субъект ? суд, имеет на это право, а объект (народ) обязан подчинится его приказам2.
В последнее время в юридической литературе имеют место попытки обосновывать необходимость ведения такой правовой категории как институциональность судебной власти
(причем, как ее основополагающей характеристики)3. По мнению ученых, разделяющих эту позицию, эволюционные процессы можно проследить по следующим направлениям, тесно взаимосвязанным и взаимоопределяющим друг друга: раз-
витие органов, осуществляющих судебную власть; развитие
судебной власти как деятельности (полномочий). Оптимальным будет рассмотрение этого вопроса с точки зрения институциональности судебной власти, в том числе, на основе выявления двух составляющих в содержании термина судебная
власть. Если выработанная в науке правовая категория «процессуальная форма» свидетельствует об определенной форме
осуществления процессуальных действий, связанных с рассмотрением и разрешением конкретных правовых дел, то
предлагаемый термин «институциональность» несколько шире
по своему содержанию, т.к. включает в себя не только соответствующую процессуальную форму, но и четко определенный и закрепленный в федеральном законодательстве порядок организации и деятельности, не связанной непосредственно с отправлением правосудия, органов судебной власти.
Соответственно, как полагает С.Л. Дегтярев, целесообразно
использование такой правовой категории как институциональность судебной власти, обусловлена, по мнению исследователей, следующими обстоятельствами1. Во-первых, отправление правосудия (имеется в виду процессуальный аспект ?
рассмотрение и разрешение подведомственных суду дел) и
организационная структура органов судебной власти явления
взаимообусловленные и взаимоопределяемые. Во-вторых,
институциональность судебной власти позволяет говорить о
судебной власти не как об абстрактном, аморфном явлении ?
ветвь власти, сила, явление и т.п., а как о явлении правового
характера, что позволяет предметно определить границы судебной власти. В-третьих, учет институциональности судебной власти при характеристике судебной власти позволяет
выделить явления и степень их влияния на функционирование судебной власти. В-четвертых, выделение функций судебной власти в обществе также связано с необходимостью
учета институциональности судебной власти. В-пятых, ин-
1
Колоколов Н.А. Судебная власть: о сущем феномена в логосе. М.:Из-во
«Юрист», 2005. С. 101.
2
Колоколов Н.А. Указ. Соч. С. 102.
3
См.: Дегтярев С.Л. Реализация судебной власти в гражданском судопроизводстве: Автореф. дисс?докт. юрид. наук. Екатеринбург, 2008. С. 7.
18
1
Там же.
19
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
ституциональность и степень институциональности судебной
власти можно рассматривать в качестве признака, характеризующего судебную власть, что позволяет судить о развитии и
соответствующем этапе эволюции данного правового явления, соотношении судебной власти в разных правовых системах, выделять составляющие элементы судебной власти.
В целом, большинство исследователей определяет судебную власть как систему властных отношений, выделяя в ней
элемент принуждения и, как правило, указывая на цели, стоящие перед судебной властью; в их числе: оправление правосудия, защита прав и свобод человека, превентивные, воспитательные и даже нормотворческие цели. Многие из проанализированных научных подходов не вызывают принципиальных возражений; тем более трудно не согласиться с утверждением о том, что «важнейшим государственно-правовым
механизмом обеспечения баланса власти и свободы является
правосудие, реализующееся в рамках судебной власти. Это
вытекает уже из того обстоятельства, что в результате исторического правового прогресса государственности именно суд
выделился в качестве единого самостоятельного органа, предназначение которого состоит в разрешении споров о праве, а
следовательно и в поиске справедливого баланса вступивших
в противоречии интересов»1.
Возможность судебной власти оказывать принудительное
воздействие определяется теми институциональными полномочиями, которыми носитель власти (суд) наделяется. Это,
прежде всего, правовые, силовые, организационные и другие полномочия. Данные полномочия, составляющие содержание судебной власти, носят властный характер и, по мнению исследователей, характеризуют механизм воздействия
судебной власти на общественную жизнь. Данное воздействие
выражается в возможности суда привести в действие аппарат государственного принуждения с помощью реализации
установленных законом притязаний. Использование судебной
властью притязания как основы полномочий выражает одну
из важнейших ее особенностей как юридического права, опирающегося на силу государственного принуждения1.
Тем не менее, у автора монографии возникает вопрос о том,
возможен ли анализ судебной власти вне конкретной обстановки, в которой она осуществляется. Думается, что для уяснения сущности судебной власти необходимо учитывать всю
совокупность социально-экономических, правовых, территориально-административных и иных составляющих конкретного государства. Причем основное внимание следует уделить
таким факторам как тип государственного устройства (унитарное государство или федерация) и его конституционноправовым основам (президентская или парламентская республика, распределение властных полномочий между тремя ветвями власти, способы назначения и прекращения полномочий судей и т.п.), а также уровню правосознания в обществе,
историческим традициям, типу правопонимания и основным
характеристикам существующей правовой системы. Здесь обращает на себя внимание то обстоятельство, что юридическая литература не изобилует трудами, посвященными анализу сущности судебной власти, отправляемой на региональном
уровне государственной власти2. Разумеется, создаваемые на
местах суды могут являться «региональными» исключительно по формальному (в частности, территориальному) признаку. Однако, как правило, создание таких судов преследует цели
1
1
См.: Бондарь Н.С. Власть и свобода на весах конституционного правосудия: защита прав человека Конституционным Судом Российской Федерации. М.: Из-во «Юстицинформ», 2005. С. 27-28.
См.: Алексеев С.С. Общая теория права: В 2 т. Т. 2. М.: Из-во «Юридическая литература», 1982. С. 124 ? 125.
2
В юридической литературе имеет место весьма аргументированная
позиция, согласно которой возможно использовать такую терминологию.
См., напр.: Левакин И.В. О современной российской юридической регионологии (к постановке проблемы, научном статусе и возможности преподавания) //Гос. и право. № 10. 1997. С. 39.
20
21
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
совершенствования взаимоотношений федерации и ее субъектов, а также судебных органов и местных сообществ, реализации принципа федерализма в сфере судебного строительства,
усиления гуманных и нравственных начал в работе суда и т.д1.
Как справедливо отмечают ученые, «адекватность целеполагания такой («региональной») судебной власти правовым ожиданиям общества, повышенная степень адаптивности состояния ее организации к воздействию внешней для него среды,
высокий уровень гомеостазиса состояния деятельности судей
и максимальное соответствие состояния их профессиональной правовой культуры национально-правовым субкультурам
населения страны ? эти качественные параметры институционализации совокупно характеризуют возможность ее существования в институционально-правовом измерении»2.
Для того чтобы ответить на ряд принципиально важных
вопросов о том, является ли судебная власть, реализуемая судами субъектов РФ разновидностью судебной «общегосударственной» власти, либо носит «самостоятельный» и специфичный характер, имеет ли место такой тип власти в Российской Федерации и необходимо ли, в целом, его наличие, представляется оправданным обратиться к отечественной практике судебного строительства. В Российской Федерации в конце прошлого века были сформированы органы, имеющие специфический статус судов субъектов РФ. Как отмечают ученые, на данном этапе в судебной правовой политике на региональном уровне наметились тенденции «возникновения и
развития соответствующей институциональной структуры
судебной власти, в рамках которой помимо федеральной системы судов (районных, городских, областных и др.) функционируют и другие, имеющие региональную дислокацию ин-
ституты (конституционные суды республик в составе Российской Федерации, уставные суды иных субъектов, мировые
суды)»1.
Как думается, суды субъектов РФ должно «не снижать нагрузку» на федеральные суды, но и обеспечивать: качественно
новый уровень взаимоотношений суда и жителей муниципальных образований в целях повышения авторитета и доверия к органам государственной судебной власти; реализацию конституционного принципа федерализма в вопросах
судоустройства; создание условий для взаимодействия институтов гражданского общества и суда; доступность и правосудия. Трудно не согласиться с мнением о том, что одним из
ведущих критериев оценки эффективности судебной реформы является доступность судопроизводства. Проведение судебной реформы будет содействовать развитию демократии,
формированию гражданского общества только в том случае,
если у всех субъектов правоотношений будет реальная возможность обратиться за защитой в судебные органы2.
В содержании судебной власти, отправляемой судами
субъектов РФ должны найти свое воплощение следующие
признаки.
1. Взаимодействие суда с жителями муниципальных образований, обеспечивающее повышение авторитета судебной
власти, что может найти свое воплощение на основе выборов мировых судей населением; привлечения граждан к участию в отправлении правосудия в качестве народных заседателей, общественных представителей и т.п.; предоставления
жителям муниципальных образований возможности регулярно получать информацию о деятельности судов субъектов РФ.
1
1
См.: Ярославцев В.Г. Нравственное правосудие и судейское правотворчество. М.: Из-во «Юстицинформ», 2007. С. 3.
2
Сачков А.Н. Российская мировая юстиция в институционально-правовом измерении: Авторф. дисс?канд. юрид. наук. Р/н-Д, 2006. С. 9.
См.: Тхабисимова Л.А. Региональная система организации институтов
государственной власти в России: Автореф. дисс?докт. юрид. наук. Р-н/Д,
2007. С. 18-19.
2
См.: Попова А.Д. Доступность судопроизводства как фактор формирования гражданского общества: история и современность //Администратор
суда. № 3. 2007. С. 8.
22
23
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
Однако в Российской Федерации, как представляется, сам
по себе факт создания конституционных (уставных) судов и
введения должностей мировых судей не свидетельствует еще
о реализации ими судебной власти, имеющей указанный признак. К сожалению, ныне практически отсутствуют какие-либо
процессуальные формы привлечения населения к участию в
отправлении правосудия, а законодательно предусмотренная
возможность избирать судей субъектов РФ не реализуется на
практике1.
2. Соответствие судебной власти, отправляемой судами
субъектов РФ, уровню правосознания населения, проживающего на территории, обслуживаемой соответствующим судом,
реализация ее с учетом специфики конкретного муниципального образования. Данный ее признак может найти свое практическое воплощение на основе: расширения сферы применения примирительных процедур; обеспечения граждан доступной юридической помощью и минимизацией судебных
издержек; взаимодействия суда с институтами гражданского
общества, в том числе, на основе участия представителей различного рода общественных организаций и структур в судебных заседаниях.
По мнению автора, данный аспект в содержании исследуемого института также практически не находит своего воплощения в современной отечественной правоприменительной
практике.
3. Самостоятельность и независимость судебной власти,
реализуемой судами субъектов РФ. Данный признак может
быть обеспечен, прежде всего, на основе закрепления возможности пересмотра вступивших в законную силу решений мировых судей федеральными судами только в порядке надзора.
Отмена их решений может иметь место лишь при наличии
таких нарушений в применении норм материального и процессуального права, которые не носят формальный характер,
а нарушают единство судебной практики. Не вступившие в
законную силу судебные постановления и приговоры мировых судей целесообразно пересматривать в апелляционном
порядке, причем не федеральным судьей единолично, а судебной инстанцией, имеющей статус суда субъекта РФ. Кроме того, мировые судьи должны иметь возможность применять при рассмотрении административных дел процессуальные правила, установленные законодательными (представительными) органами государственной власти субъектов Российской Федерации, в соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации. Именно такой порядок и
предусматривал ранее Федеральный закон от 17 декабря 1998
г. № 188 ? ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации»
(в редакции до 19 июня 2004 г.), ибо в ч. 2 ст. 1 было указано,
что «мировые судьи осуществляют правосудие именем Российской Федерации. Порядок осуществления правосудия мировыми судьями устанавливается федеральным законом, а в
части, касающейся осуществления правосудия по делам об
административных правонарушениях, может устанавливаться также законами субъектов Российской Федерации»1.
4. Наличие эффективного механизма исполнения актов
судов субъектов РФ. В Российской Федерации сложилась устойчивая практика, согласно которой, в первую очередь, исполняются судебные постановления и приговоры федераль-
1
Вместе с тем, к примеру, мировые судьи - самые «близкие» к населению; они рассматривают основную массу споров. Соответственно, их судьи должны иметь доверие местных жителей, избираться ими. В этом плане,
как замечают ученые, «волеизъявление электората должно быть соразмерно реальной возможности избирателей сделать сознательный выбор по внутреннему убеждению, свободно возникшему на основе собственных наблюдений в ходе личных контактов с судебной властью, с учетом коммуникативных сведений локального масштаба, общего жизненного опыта». См.:
Карпов Д.В. Проблемы конституционно-правового гарантирования правозащитной функции судебной власти в Российской Федерации: Автореф.
дисс?канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2000. С. 13.
24
1
Федеральный Закон от 17 декабря 1998 г. № 188-ФЗ «О мировых судьях
в Российской Федерации» //СЗ РФ. 1998. № 51. Ст. 6270.
25
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
ных судов. Соответственно, для появления столь важного атрибута судебной власти, реализуемой судами субъектов РФ,
должны быть задействованы силы и средства структур (службы судебных приставов и т.п.), создаваемых для исполнения
только актов судов субъектов РФ. Целесообразность их формирования подтверждается позитивным зарубежным опытом
функционирования органов, обеспечивающих исполнение
исключительно решений «местных» судов.
5. Отправление правосудия с учетом обычаев и традиций,
имеющих место во многих муниципальных образованиях.
Этот признак не может быть обеспечен лишь наличием символов субъектов РФ (герб, флаг) в залах заседаний изучаемых
судов. Российский исторический опыт свидетельствует о существовании обычаев отправлять правосудие с привлечением представителей общественности (суд с участием старейшин, двенадцати граждан, «идущих с ответчиком на извод»,
целовальников (присяжных) и т.д.)1.
Безусловно, важным является вопрос о функциях и принципах реализации судебной власти судами субъектов РФ; в
юридической литературе в отношении проблемы понятия,
содержания и перечня функций судебной власти существует
множество различных точек зрения2. Не углубляясь в дискуссию по данному вопросу, отметим, что трудно согласиться с
теми исследователями, которые выделяют только функцию
отправления правосудия, связанную с разрешением уголовных, гражданских и иных дел. Во-первых, некоторые полномочия суда, например, судебный контроль на стадии досудебного производства уголовных дел, нельзя назвать правосудием в смысле рассмотрения (разрешения) дела по существу. Вовторых, «разрешить» дело может и другой орган или должно-
стное лицо; суд же, должен вынести не только законное, но и
справедливое решение и, как думается, выполняя данную задачу, он неизбежно реализует воспитательную, управленческую, идеологическую и другие функции.
Российское общество на современном этапе переосмысливает многие функции судебной власти. Так, например, наделение суда правом приостанавливать разбирательство дела
и обращаться в необходимых случаях с запросом в Конституционный Суд Российской Федерации позволяет некоторым
ученым констатировать появление специфической «нормоконтрольной (контрольной)» функции и т.д1. Вместе с тем, в данном разделе монографии поставлена цель не проанализировать в полном объеме все соответствующие функции, а выявить те из них, которые, в первую очередь, характерны для
«региональной» судебной власти. Автор полагает, что основными ее функциями являются обеспечение взаимодействия
жителей муниципальных образований («местного» населения)
и суда, обеспечение стабильности общественных отношений
в муниципальных образованиях и, в целом, в субъектах РФ,
повышение правовой культуры населения и т.п.
Можно выделить и специфические функции судов субъектов РФ, которые различны для конституционных (уставных)
судов и мировых судей; так, первые обеспечивают соответствие нормативных правовых актов субъекта РФ его основному закону; усиление гарантий реализации конституционного права на судебную защиту (в частности, путем признания неконституционными нормативных правовых актов, умаляющих законные интересы граждан); упрочение федеративных отношений; развитие и совершенствование законодательства субъектов РФ. Кроме того, конституционные (уставные)
суды толкуют основные законы (конституции и уставы) субъектов РФ. Правда, в процессе реализации данной функции, как
1
См., напр.: Карамзин Н.М. История государства Российского. М.: Из-во
«Эксмо-Пресс», 2002. С. 108, 449.
2
См. подробнее: Бойков А.Д. Опасность негативного правотворчества
(научный доклад). ? М., 2000. С. 8-9; Колоколов Н.А. Судебная власть: о
сущем феномена в логосе. М.: Из-во «Юрист», 2005. С. 166 и др.
26
1
См. подробнее: Кузнецов М.Ю. Реализация контрольной функции судебной власти в Российской Федерации: Автореф. дисс...канд.юрид. наук.
М., 2007.
27
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
замечают ученые, «возникает некая двоякость, нередко граничащая с двусмысленностью ввиду того, что судебная практика
официально не признается в качестве источника права и никак
не соотносится с другими источниками права, включая, естественно, и закон»1. Мировые судьи субъектов РФ облегчают
доступ к правосудию на основе сокращения сроков рассмотрения дел, приближения суда к местам проживания граждан.
Анализ сущности судебной власти, реализуемой судами
субъектов РФ, предполагает и исследование принципов ее
реализации, под которыми ученые, как правило, понимают
«закрепленные в Конституции Российской Федерации и других законах основные, исходные, руководящие нормативные
положения общего характера, положенные в основу организации и функционирования системы органов судебной власти, выражающие демократическую сущность российского правосудия, образующие единую относительно обособленную
систему, определяющую организацию и деятельность судебной власти по выполнению стоящих перед ней задач»2. В числе
основополагающих принципов судебной власти, как правило, выделяют: обеспечение защиты конституционных прав и
свобод граждан, равенства всех перед судом; недопустимость
неправомерного и несанкционированого вмешательства в
процесс отправления правосудия со стороны других органов
и лиц; исключительно судебный пересмотр решений любого
суда; гарантируемая государством независимость, беспристрастность и гласность судебных органов и т.д3.
1
См.: Марченко М.Н. Судебное правотворчество и судейское право. М.:
Из-во «Проспект», 2007. С. 412.
2
См.: Вяткин М.Ф. Конституционно-правовое регулирование судебной
власти в Российской Федерации: Дисс?канд. юрид. наук. Челябинск, 2004.
С.10.
3
См. подробнее: Анишина В.И. Принципы международного права и судебная власть в Российской Федерации //Международно-правовые стандарты в конституционном праве: Сб. науч. трудов. Ч. 1. М.: Из-во «РАП,
ИНИОН РАН», 2006. С. 256.
Безусловно, указанные принципы должны находить свое
воплощение в работе и федеральных судов, и судов субъектов
РФ. Однако приоритетное значение для последних, как думается, должны приобретать следующие принципы:
- принцип народовластия, предполагающий избрание
мировых судей непосредственно населением, участие жителей муниципальных образований в процессе оправления правосудия;
- принцип максимальной доступности суда субъекта РФ,
причем не только с позиций территориального его приближения к местам проживания граждан. Изучаемые суды должны пользоваться доверием у населения муниципальных образований, достигаемом, во многом, на основе упрощения
процедур обращения в суд. Кроме того, этот принцип может
быть обеспечен путем реализации мероприятий, которые в
силу объективных причин значительно труднее реализовать
в федеральных судах (например, это встречи-конференции
жителей муниципальных образований с составом конституционных (уставных) судов, создание примирительных комиссий при судебных участках мировых судей и т.п.).
- принцип восстановительного правосудия, основанного
на разрешении части конфликтов до окончания рассмотрения
дела по существу, широком использовании примирительных
процедур.
В целом, присущее любому государству стремление повысить авторитет суда обусловливает фактически повсеместное
формирование «местных» судов со специфичным статусом.
Суды субъектов РФ реализуют судебную власть, сущность,
конструктивные признаки, функции и принципы которой
имеют (и должны иметь) определенную специфику. Однако
изучаемые суды не могут функционировать автономно; реализуемая ими судебная власть является лишь особой разновидностью судебной власти, носителем которой является народ Российской Федерации, воплощающий ее через органы
государственной власти (суды субъектов РФ) и сочетает в себе
28
29
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
признание и обеспечение общегосударственных социально ?
правовых и иных ценностей с учетом необходимости реализации конституционного принципа федерализма при отправлении правосудия. Данное обстоятельство предполагает необходимость комплексного научно - практического анализа
судов субъектов РФ, требует от исследователя принимать во
внимание совокупность факторов, характеризующих изучаемые инстанции как «региональные» органы судебной власти,
в том числе, учитывать специфику российского федерализма
и особенности отечественной судебной системы.
Автор исследования занимает позицию, согласно которой
конституционный принцип федерализма предполагает наличие специфических признаков судебной власти, реализуемой
судами субъектов РФ. Их развитию будет способствовать формирование систем судов субъектов РФ, ибо иное разрешение
вопросов судоустройства не может обеспечить необходимую
степень независимости и самостоятельности конституционных (уставных) судов и мировых судей. В юридической литературе распространено мнение о том, что конституционноправовое содержание принципа самостоятельности заключается в установлении норм, обеспечивающих возможность
автономной организации и деятельности судебной власти в
Российской Федерации1. Самостоятельность судебной власти, закрепленная ст. 10 Конституции Российской Федерации
представляет собой необходимое средство для обеспечения
реализации многих других конституционных норм (в частности, ст. 1, 2, 5. 11, 32, 46. 47, 118 Конституции Российской
Федерации).
Конституция Российской Федерации в первой главе («Основы конституционного строя») характеризует государство как
демократическое, что проявляется, прежде всего, в народов-
ластии, поскольку единственным ее источником является
многонациональный народ, осуществляющий свою власть
непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления (ст. 3). Однако если
Президент Российской Федерации, депутаты Государственной Думы Российской Федерации и представительных (законодательных) органов власти субъектов РФ непосредственно избираются населением, то должностные лица, в чьих руках сосредоточена вся полнота судебной власти, назначаются
на должность. Возможно, есть основания утверждать, что
граждане Российской Федерации фактически отстранены от
участия в формирования судейского корпуса и, соответственно, целесообразно не назначать, а избирать мировых судей1.
Причем, как представляется, выборы судей федеральных судов вряд ли оправданы, поскольку лица, занимающие эти должности, населению муниципальных образований мало известны; напротив, к примеру, мировых судей, граждане, обычно, знают хорошо2. Исторический опыт России также свидетельствует в пользу такого способа наделения судей полномочиями; так, чтобы обеспечить доверие и уважение к мировым судьям со стороны населения, законодатели середины XIX
в. обеспечили проведение их выборов. Правительство не только возложило задачу подбора кадров на самих местных жителей, но и гарантировало, что мировые судьи будут избранни1
1
См., напр.: Анишина В.И. Конституционные принципы судебной власти Российской Федерации: формирование, содержание и перспективы развития. М.: Из-во «РАП», 2006. С. 37.
Кроме того, Конституционный Суд Российской Федерации признал не
обязательным наличие согласия законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ с назначением конкретного лица на
должность судьи. См. Определение Конституционного Суда Российской
Федерации от 27 октября 2000 г. № 217-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Паукова А.В. на нарушение его конституционных прав положением части 6 статьи 13 Федерального конституционного
закона «О судебной системе Российской Федерации» //Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. № 2. 2001.
2
См., подробнее: Карпов Д.В. Проблемы конституционно-правового гарантирования правозащитной функции судебной власти в Российской Федерации: Автореф. дисс...канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2000. С. 6.
30
31
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
ками не отдельных сословий, а всего земства1. Как замечал
Н.Н. Полянский, составители Судебных уставов вполне обоснованно посчитали, что мировые судьи должны быть «по
преимуществу местными судьями и хранителями мира» и что
им должно принадлежать «преобладающее влияние по охранению и утверждению общего порядка и спокойствия, а для
этого также необходимо, чтобы они были назначены из местных жителей, не только знающих вполне свой округ, но и имеющих собственный интерес в подержании общего порядка и
спокойствия»2. В постсоветский период в первоначальном
проекте закона о мировых судьях, одобренном 9 октября 1996
г. Советом по судебной реформе при Президенте Российской
Федерации, тоже было однозначно зафиксировано: мировые
судьи избираются населением участка, на который распространяется их юрисдикция, а порядок проведения выборов устанавливается законом субъекта РФ3. Как справедливо утверждают ученые, сама правовая природа института мировых
судей предполагает, что они должны получать мандат доверия непосредственно от населения. Повторное избрание судьи по истечении срока его полномочий было бы быть действительным показателем того, что он оправдал оказанное ему
народом доверие, стал подлинным гарантом справедливости, защитником прав, свобод и законных интересов людей4.
Как полагает, в частности, Н.М. Чепурнова, «обеспечение самостоятельности и независимости мировому судье необходимо в связи с тем, что предоставленное ему право единолично
рассматривать уголовные, гражданские и административные
дела и осуществлять другие подобные полномочия делает его
одним из основных звеньев судебной системы, наиболее приближенным к населению, призванным охранять его права и
законные интересы. Избрание мирового судьи непосредственно населением обеспечит его авторитет и независимость»1.
Наиболее демократичной формой наделения мировых судей полномочиями, полностью соответствующей требованиям Конституции Российской Федерации, являются их выборы. Кроме того, ст. 6 Федерального Закона «О мировых судьях в Российской Федерации» предусматривает возможность
непосредственного избрания мировых судей населением.
В числе принципиально важных для становления и развития систем судов субъектов РФ конституционных норм следует назвать положения о единстве системы государственной
власти, основанное на разграничении предметов ведения и
полномочий между Федерацией и ее субъектами (ч. 3 ст. 5),
установлении перечня предметов совместного и исключительного ведения (ст. 72, 73), а также о самостоятельном построении субъектами РФ системы органов государственной
власти в соответствии с основами конституционного строя
(ч. 1 ст. 77). Очевидно, что данные требования Конституции
Российской Федерации также полностью не воплощены на
1
Российское законодательство Х - ХХ веков. М.: Из-во «Юридическая
литература»,1991. Т. VIII. С. 32.
2
См.: Полянский Н. Мировой суд //Суд и права личности: Сборник статей /Под ред. Н.В. Давыдова, Н.Н. Полянского. М., 2005. С. 178.
3
См.: Проект Федерального конституционного закона «О мировых судьях в Российской Федерации» //Рос. юстиция. № 1. 1997. С. 22.
4
См. подробнее: Шамардин А. Недостатки областного закона ? следствие несовершенства федерального //Рос. юстиция. № 12. 1999. С. 12-13;
Дорошков В.В. Мировой судья. Исторические, организационные и процессуальные аспекты деятельности. М.: Из-во «Норма», 2004. С.62. В целом,
очень многие исследователи настаивают на выборном порядке наделения
судейскими полномочиями, усматривая, в частности, в этом пример «действенного гражданского общества» и т.д. См. Попондопуло В. Система тре-
32
тьей власти: от горизонтальной организации к вертикальной // Закон. № 10.
2004. С. 116 и др.
1
См.: Чепурнова Н. Как сформировать корпус мировых судей? //Рос.
юстиция. № 4. 1999. С. 2-3. Вместе с тем, ученые отмечают, что отстаивать
тезис о безусловной необходимости выборов мировых судей достаточно
трудно, поскольку отсутствуют аргументы, способные раз и навсегда поставить точку в данном споре. См., напр.: Колоколов Н.А. Мировая юстиция ? важная форма стабилизации человеческих отношений в гражданском
обществе //Мировой судья. № 1. 2003. С. 5-6.
33
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
практике, ибо, прежде всего, отсутствует система органов государственной судебной власти субъектов РФ. Конституционные (уставные) суды и мировые судьи между собой не взаимодействуют и реально никакой системы не образуют. Кроме того, субъект РФ самостоятельно решает вопрос о создании конституционного (уставного) суда и в настоящее время
органы конституционного контроля созданы лишь в отдельных субъектах РФ. В этом плане создание систем судов субъектов РФ обеспечит реализацию ст. 77 Конституции Российской Федерации, в том числе, на основе обеспечения взаимодействия конституционных (уставных) судов и мировых судей (в перспективе ? мировых судов, как это и установлено
ч. 1 ст. 118 Конституции Российской Федерации).
Формирование и развитие систем судов субъектов РФ не
только полностью соответствует основам конституционного
строя Российской Федерации, но и способно обеспечить воплощение в сфере отправления правосудия конституционных
норм, повышение эффективности и качества судебной защиты прав и свобод человека и гражданина при условии, что
конституционные (уставные) суды и мировые судьи реализуют судебную власть, сущность, конструктивные признаки,
функции и принципы которой будут иметь необходимую специфику, базирующуюся на их конституционно-правовом статусе ? статусе судов субъектов РФ.
нал, районный суд и т.п.), апелляционное (кассационное) и
«верховное» звено. Анализ деятельности зарубежных мировых (муниципальных, магистратских, участковых) судов представляется оправданным предварить краткой исторической
справкой. Как, известно, впервые мировые судьи появились
в Англии, где их статус трансформировался от «хранителей
мира» в период правления Генриха III (1216-1272 г.) до собственно «мировых судей» (1344 г.)1. С 1839 г. в Англии мировыми судьями могли быть две категории лиц: не имеющие
высшего образования, исполняющие свои должности на общественных началах и осуществляющие правосудие на профессиональной основе. Первые имели ограниченный круг
полномочий и слушали дела в коллегиальном составе, для
вторых, помимо специального образования, был введен образовательный ценз ? высшее юридическое образование и стаж
адвокатской практики не менее 7 лет. В ХIХ-ХХ вв. в Англии
были приняты акты, четко разграничивающие понятие «суд»
и судебные должности «магистратов» и «мировых судей»; в
частности, законы о магистратских судах ? в 1952, 1980 г.; в
1981 г. ? о правилах производства в магистратских судах; в
1994 г. ? о полиции и магистратских судах.
Таким образом, в числе унитарных государств, создавших
мировые суды или аналогичные квазисудебные органы следует, разумеется, назвать Англию и Уэльс, где большая часть
дел рассматривается в магистратских судах2. Магистраты (мировые судьи), как правило, не являются профессиональными
судьями и не имеют высшего юридического образования.
Магистратские суды, в основном рассматривающие уголовные дела, обычно, заседают в составе коллегии из трех судей;
§ 2. Опыт построения судебных систем в федеративных
государствах и организации «местных» судов:
сравнительно-правовой анализ
В подавляющем большинстве государств созданы мировые, участковые и иные «местные» суды. Как правило, общая
схема организации судебной власти за рубежом выглядит примерно следующим образом: первичное звено ? мировой судья
(участковый, полицейский судья, либо магистратский, муниципальный суд и т.п.); основное звено ? окружной суд (трибу34
1
См. подробнее: Коненко В.И. Мировой суд: Опыт становления и развития (уголовно-процессуальный аспект): Автореф. дисс...канд. юрид. наук.
М., 2003. С. 14-15.
2
См. подробнее: Романов А.Н. Правовая система Англии. М.: Из-во
«Дело», 2000; Уолкер Р. Английская судебная система. М., 1989; Beard C.A.
The offise of justice of the Peace in England. - N.Y., 1904 и др.
35
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
по правовым вопросам их консультируют судейские клерки,
обладающие необходимыми правовыми познаниями. Жалобы на приговоры магистратов подаются в Суд Короны, а жалобы по правовым и процедурным вопросам ? в отделение
Королевской скамьи Высокого суда. Английские мировые судьи, по итогам рассмотрения уголовных дел, могут назначить
лишение свободы на срок не свыше 6 месяцев, либо штраф до
5 тыс. фунтов стерлингов, либо взыскать компенсацию потерпевшему в размере до 5 тыс. фунтов. Гражданские дела о
взыскании небольших денежных сумм и возмещении незначительного имущественного ущерба рассматриваются по упрощенной процедуре с минимальными затратами времени и
судебными издержками; кроме того, мировой судья в данном
случае помогает сторонам изложить свое видение дела1.
Среди других унитарных государств, создавших «местные»
суды, можно также отметить Израиль, судебная система которого в соответствии с Законом о судебной власти 1984 г. представлена светскими и религиозными судами. Система светских судов включает мировые, окружные, Верховный и особые суды2. Компетенция мировых судов, действующих в составе одного судьи, в начале прошлого века была значительно
расширена за счет передачи под их юрисдикцию части полномочий окружных судов. Сейчас они рассматривают уголовные дела, наказание за которые не превышает 7 лет лишения
свободы, гражданские и семейные дела. В частности, мировые суды вправе рассматривать споры, вытекающие из владения или пользования недвижимым имуществом. В структуру израильского мирового суда входят суды: по семейным
вопросам, по мелким искам, по нарушениям правил дорож-
ного движения, по муниципальным спорам и др. Процедуры
возбуждения и ведения дел в этих судах разработаны с учетом
их специфики, хотя полномочия ограничены; например, суд
по мелким искам рассматривает гражданские дела при сумме
иска до 16 500 шекелей. Кроме того, в систему мировых судов
Израиля входит Бюро исполнительного производства, что
позволяет оперативно выполнять судебные решения. В этом
плане израильский опыт организации деятельности мировых
судов представляется весьма рациональным.
В Италии статусом суда первой инстанции системы судов
общей юрисдикции законодатель наделил мирового судью.
Его, нередко, именуют «единоличным почетным» судьей, либо
консилиатором (советником). В компетенции мировых судей
споры в отношении движимого имущества, стоимостью не
более 5 млн. лир, требования о возмещении убытков при столкновении автотранспорта при цене иска до 30 млн. лир, а также все споры (независимо от суммы) по поводу «границ и
расстояний при посадке деревьев, сооружении заборов, выбросов вредных веществ» и т.д1.
Во Франции суды первой инстанции делятся на так называемые трибуналы большого и малого процесса (по гражданским делам), а также на суды присяжных, исправительные и
полицейские трибуналы (по уголовным делам). Термин «трибунал» указывает, как думается, не на их «чрезвычайный» характер, а скорее на ограниченный, по сравнению с другими
судами, объем компетенции и, соответственно, данные органы имеют признаки «местного» суда. Судьи трибунала малой
инстанции назначаются на трехлетний срок и рассматривают дела, как правило, единолично. Трибунал малой инстан-
1
См.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран //
Отв. ред. Страшун Б.А. М.: Из-во «Бек», 1996. Т.1. С. 632; Конституционное
право зарубежных стран //Отв. ред. Баглай М.В. М.: Из-во «Норма-ИнфраМ», 2002. С. 332.
2
Цит. по: Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира. М.: Из-во
«Юридическая литература». 1993.
См.: Попов Н.Ю. Судебная система Италии //Судебные системы западных государств. М.: Из-во «Норма», 1991; Италия. Конституция и законодательные акты. М.: Из-во «Прогресс», 1988; Мишин А.А. Конституционное
(государственное) право зарубежных стран. М.: Из-во «Белые альвы», 1996
и др.
36
37
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
ции разрешает дела, сумма иска по которым не превышает 13
тысяч франков. Действуя как полицейский трибунал, этот суд
рассматривает «уголовно наказуемые правонарушения», под
которыми подразумеваются деяния, караемые тюремным заключением на срок до двух месяцев или штрафом до 6 тысяч
франков1.
В числе федеративных государств можно отметить судебную систему Швейцарии, где суды кантонов («местные» суды)
достаточно самостоятельны и независимы. Судебные системы отдельных субъектов Швейцарии, статус которых закреплен в их конституциях, отличаются своеобразием, что выражается даже в названиях соответствующих судебных инстанций. Так, высшие суды кантонов могут называться кантональными, высшими, кассационными либо апелляционными. В
большинстве кантонов они выступают в качестве высшей судебной инстанции, куда могут быть обжалованы решения и
приговоры нижестоящих судов; лишь в отдельных субъектах
они рассматривают по первой инстанции некоторые категории гражданских и уголовных дел. Однако, чаще всего, в качестве судов первой инстанции по гражданским делам выступают либо мировые судьи, которые рассматривают мелкие
споры, либо окружные суды, в которых рассматривается основная масса таких дел. В качестве первой инстанции по уголовным делам выступают «полицейские суды», в которых
мировой судья единолично рассматривает дела о малозначительных уголовных правонарушениях. Небезынтересно, что
судьи в кантонах избираются на свои должности населением,
либо кантональными советами на различные сроки (от 3 до 8
лет), за исключением ряда кантонов, где судей низших судов
назначают вышестоящие судебные инстанции. Причем, в низовых звеньях судебной системы во многих кантонах долж-
ности судей занимают лица, даже не имеющие юридического
образования1.
В Федеративной Республике Германии субъекты (земли)
формируют судебные системы в соответствии с имеющими
место пятью ветвями юриспруденции (общая, административная, финансовая, по трудовым делам и по социальным вопросам); соответствующие суды созданы в каждой земле2. В качестве суда первой инстанции по гражданским делам выступают участковые судьи (имеющие статус сходный с российскими мировыми судьями). Они рассматривают споры с фиксированной ценой иска, дела, связанные с брачно-семейными отношениями, споры по вопросам найма и т.п., а также
дела о преступлениях, наказание за совершение которых не
превышает 4-х лет лишения свободы. Апелляция на их решения подается в Высший земельный суд и, таким образом, здесь
можно, как думается, констатировать реальное проявление
принципа федерализма в сфере отправления правосудия.
Правда, стоит заметить, что Верховный федеральный суд вправе рассматривать в ревизионном порядке жалобы на решения Высших судов земель.
В Новом Свете особый интерес представляет американская судебная модель. В Соединенных Штатах Америки имеются две системы мировых судов ? федеральная система мировых судов и мировые суды штатов. Федеральные мировые
судьи осуществляют свою деятельность при районных федеральных судах, избираются на должность общим собранием
районных судей и осуществляют свою деятельность по их
поручению. Мировые же судьи штатов избираются населе1
1
См.: Боботов С.В. Правосудие во Франции. - М., 1994; Кравченко Т.В.
О некоторых вопросах организации судебной системы Франции //Арбитражные споры. № 1. 2001. С. 123-128.
См.: Пилипенко Ю.С. Судебная система Швейцарии: Автореф. дисс?канд. юрид. наук. ? М., 2001; Маклаков В.В. Политические институты и конституционное право Швейцарии //Иностранное конституционное право /
Под ред. В.В. Маклакова. М.: Из-во «Юрист», 1996.
2
См. подробнее: Антонов И.П. Суды в Германии: Учебное пособие. М.:
Из-во «Российский государственный институт интеллектуальной собственности», 2003.
38
39
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
нием, либо назначаются губернатором. Производство в мировых судах осуществляется в упрощенной форме, а юрисдикция их ограничена. В частности, им подсудны уголовные дела,
за которые может быть назначено наказание в виде лишения
свободы до 6 месяцев или штрафа до 500 долларов. В таком
же (упрощенном) порядке рассматривают уголовные дела и
мировые судьи в районных федеральных судах; основанием к
рассмотрению дела могут служить материалы, поступившие
из полиции, заявление потерпевшего и т.п1.
В американской судебной системе параллельно действуют
единая федеральная система судов и самостоятельные судебные системы каждого из 50 штатов, округа Колумбия и четырех федеральных территорий. Причем, подавляющая часть
уголовных и гражданских дел рассматривается судами штатов и лишь относительно небольшая их часть (5 ? 10 процентов) оказывается предметом разбирательства федеральных
судов. Особый интерес представляет то обстоятельство, что
в каждом американском штате имеются суды «ограниченной
юрисдикции», которые рассматривают дела о малозначительных преступлениях, наказываемых штрафами, либо краткосрочным лишением свободы, а также гражданские дела с небольшой суммой иска, чаще всего до 1000 долларов. Они носят названия муниципальных городских, полицейских судов,
иногда судов графств, судов общих сессий и т.п. Дела в них
слушают магистраты или мировые судьи, не всегда обладающие профессиональной юридической подготовкой, по максимально упрощенным правилам судопроизводства.
В Канаде гражданские дела по искам на сумму до 300 долларов рассматриваются в судах «по мелким искам» (в некото-
рых провинциях они носят название судов «по мелким долгам»)1. Уголовные дела о наименее тяжких преступлениях,
рассматриваемых в суммарном (упрощенном) порядке. Некоторых дела о преступлениях, «преследуемых по обвинительному акту», слушаются магистратскими судами (в Квебеке
мировыми сессионными судами); причем, на их долю приходится свыше 90 процентов уголовных дел.
В целом, заслуживает внимания позитивный опыт, связанный с упрощением процедуры рассмотрения дел в мировых судах (Англия), специализацией мировых судов, наличием в системе мировой юстиции органов, исполняющих судебные решения (Израиль) и т.д. Изложенный материал также позволяет в определенной мере согласиться с теми учеными, которые выделяют три основных типа (модели) мировой
юстиции:
1) классический (английский): он предусматривает выполнение мировым судьей административно-судебных функций
и формирование судебного состава на полупрофессиональной
основе;
2) французский: мировой судья выполняет исключительно
судебные функции и существует полупрофессиональный состав мировых судей (такая модель действовала в России в
1864-1917 г., а ныне, имеет место, например, в Италии);
3) смешанный: суд действует на профессиональный основе, но выполняет не только судебные, но и административные функции (например, США; некоторые исследователи относят к этому типу и современную российскую мировую юстицию).
Что касается конституционных судов, то в юридической
литературе в подавляющем большинстве случаев исследуются федеральные органы конституционного контроля и явно
1
См.: Колоколов Н.А. Судебная власть: о сущем феномена в логосе. - М.:
Из-во «Юрист», 2005. С. 243-261; Носырева Е.И. Альтернативное разрешение споров в США. М.: Из-во «Городец», 2005; Первышов Е.А. Понимание
и развитие статуса местных органов власти в США: Дисс?канд. юрид. наук.
Ставрополь, 2001 и др.
40
1
См. подробнее: Milne D. The Canadtien Constitution. Toronto, 1982;
Бочарова Н.С. Основные черты гражданского процесса Канады: судебная
система, источники, принципы: Дисс?канд. юрид. наук. М., 2006 и др.
41
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
обделены вниманием соответствующие структуры в субъектах федерации. В определенной мере недостаток научных исследований по обозначенной тематике можно объяснить тем,
что конституционные суды (квазисудебные органы), действующие на региональном уровне, созданы лишь в единичных
случаях. Здесь можно констатировать существование взаимосвязи между формой государственного устройства и наличием органов регионального конституционного контроля. «В
федеративных государствах, ? замечают исследователи, ? причинами возникновения судебного конституционного контроля являются потребности рационализации и гармонизации
федеративных связей. Более того, обращает на себя внимание, что судебный конституционный контроль возникает,
прежде всего, в федеративных государствах. Так, характеризуя США, специалисты исходят из того, что разрешение споров между федерацией, в целом, и ее членами явилось не только объектом конституционного контроля, но и одной из побудительных причин создания данного института»1.
Действительно, в унитарном государстве обычно существует лишь один орган конституционного контроля, юрисдикция которого распространяется на всю территорию страны. В федеративных государствах наряду с общенациональным органом конституционного контроля аналогичные структуры могут быть созданы в субъектах федерации2. Вместе с
тем, основным направлением деятельности федерального конституционного суда является контроль за соответствием нормативных правовых актов федеральной конституции, а в компетенцию аналогичных органов субъектов федерации входит
обеспечение соответствия нормативных правовых актов, принимаемых в данном субъекте, его конституции.
Как известно, выделяют две системы судебного конституционного контроля в зарубежных федерациях. Первая - так
называемая американская модель ? характеризуется тем, что
на региональном уровне практически полностью воспроизведен механизм федерального судебного конституционного
контроля, который, тем не менее, не является зависимыми от
центра. Так, в США верховные суды штатов играют значительную роль в толковании конституций и оценке законодательства штатов. Однако в системе американских органов государственной власти на уровне федерации и штатов отсутствуют специальные органы конституционного контроля, поскольку эти функции выполняются судами общей юрисдикции. Другая модель, именуемая, обычно, европейской отличается большим своеобразием, в том числе, здесь могут иметь
место и квазисудебные органы конституционного контроля.
В частности, указанная система имеет место в Швейцарской
Конфедерации, где конституционный контроль осуществляют Федеральный суд Швейцарии, а также конституционные
суды двух кантонов ? Нидвальден и Жюра1. Имеют место и
иные примеры фактического использования двухуровневой
системы судебного конституционного контроля (в частности,
в провинции Тукуман Аргентины создана соответствующая
региональная структура)2. Однако только в Федеративной Республике Германии соответствующие органы сформированы
1
См.: Овсепян Ж.И. Правовая защита конституций. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах. Р-н/Д.: Из-во «Литера-Д», 1992.
С. 12.
2
См.: Алебастрова И.А. Конституционное право зарубежных стран:
Учеб. пособие //Отв. ред. С.Ю. Кашкин. М.: Из-во «Юрайт-М», 2001. С. 257.
См. подробнее: Руйе К. Швейцарский Федеральный суд и надзор за
конституционностью законов //Гос. и право. № 12. 1995. С. 84-92; Швайцер
Р. Дж. Судебная система федеративного государства: взгляд из Швейцарии /
/Федерализм: российское и международное измерение (опыт сравнительного анализа) / Под ред. Р. Хакимова. Казань, 2004. С. 348- 354.
2
См.: Петренко Д.С. Конституционная (уставная) юстиция в субъектах
Российской Федерации (современные правовые проблемы и перспективы): Дисс?канд. юрид. наук. М., 2007. С. 69 -70.
42
43
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
на уровне почти всех субъектов (земель)1. Ученые обоснованно полагают, что «из всех федераций, где действует европейская модель конституционного правосудия, наибольший интерес представляют Федеративная Республика Германия и
Российская Федерация, хотя в последней процесс создания
органов конституционного правосудия в субъектах федерации
еще не завершился»2. Они также замечают, что, в целом, российский судебный федерализм «схож с централизованным
судебным федерализмом Федеративной Республики Германия,
хотя и имеет очень высокую степень централизации по сравнению с приведенным аналогом»3.
С образованием Федеративной Республики Германия в
1949 г. судебный контроль конституционности законов, замечает А.Н. Медушевский, стал рассматриваться как единственный инструмент, способный обеспечить права меньшинств
от посягательства большинства и выражающий его воззрения
законодательной власти4. Более того, конституционный суд
занял здесь место органа государственной власти и полноп-
равного хранителя конституции1. Так, учреждение органов
конституционного контроля было закреплено в Конституциях земель Вюртемберг 1946 г., Гессена 1946 г., Баварии 1946 г.,
Рейнланд - Пфальца 1947 г., Бадена 1947 г. и Бремена 1947 г.2
Небезынтересно, что в истории Германии, также как и в современной России, был период (60 - 70-е годы прошлого века),
когда конституционные суды земель называли «излишней роскошью»3. Имела место и тенденция их трансформации в инстанции, практически полностью подчиненные влиянию федеральных судов. Тем не менее, данная ситуация была преодолена; после воссоединения Германии в конце ХХ в. произошло расширение фактических полномочий изучаемых органов и повысился их авторитет в обществе и государстве.
В настоящее время, помимо Федерального Конституционного Суда в Федеративной Республике Германии функционируют 15 земельных конституционных судов, которые входят в федеральную судебную систему. В Баварии, Берлине,
Бранденбурге, Гамбурге, Северный Рейн - Вестфалии, Рейнланд - Пфальце, Саксонии, Тюрингии - «конституционные
суды» (Verfassungsgerichtshof или Verfassungsgericht), в Мекленбурге - Передней Померании и Саксонии -Ангальт - «земельные конституционные суды» (Landesverfassungsgericht), в Баден - Вюртемберге, Бремене, Гессене, Нижней Саксонии - «государственные суды» (Staatsgerichtshof)4. Органы конституци-
1
См. подробнее: Кряжков В.А. Конституционные суды земель Германии // Гос. и право. № 5. 1995. С. 117-127; Авакъян С.А. Закон о Баварском
Конституционном Суде (предварительные пояснения, перевод, комментарии) // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11. Право. № 4. 1996. С. 88-89; Брусин A.M.
«Двойное» конституционное правосудие: ненужная роскошь или насущная необходимость //Вестник Уставного Суда Санкт-Петербурга. № 3. 2002.
С. 132; Захаров А.А. Конституционная юстиция в Германии // Рос. юрид.
журнал. № 3. 2002. С. 132; Гиряева В.Н. Конституционные суды земель Германии //Принципы международного права и судебная власть в Российской
Федерации /Международно-правовые стандарты в конституционном праве: Сб. науч. трудов. Ч. 1. М.: Из-во «РАП, ИНИОН РАН», 2006 и др.
2
См.: Юдин Ю.А., Шульженко Ю.Л. Конституционное правосудие в федеративном государстве (сравнительно-правовое исследование). М.: Из-во
«Ин-т гос-ва и права РАН», 2000. С. 19.
3
Косолапов М.Ф. Судебная власть в конституционном строе России.
Саратов: Из-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права»,
2005. С. 99.
4
Медушевский А.Н. Сравнительное конституционное право и политические институты. М.: Из-во «ГУ ВШЭ», 2002. С. 458.
См.: Ebersperger C. Die Bayerische verfassungsbeschwerde. Munchen,
1990. S. 7 ? 9.
2
См. подробнее: Lechner H. Bundesverfassungsgericht: Kommentar.
Munchen, 1996. S. 46; Spitta T. Kommentar zur bremischen Verfassung von
1947. Bremen, 1960. S. 12 ff.
3
См.: Брусин А.М. Защита конституционных прав и свобод личности как
направление деятельности Федерального Конституционного суда и конституционных судов земель: сравнительно-правовой аспект: Дисс?канд. юрид.
наук. СПб, 2002. С. 33.
4
См.: Основы теории и практики федерализма //Институт Европейской
Политики Католического Университета г. Лейвена. Бельгия, 1999. С. 158-168.
44
45
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
онного правосудия учреждены во всех землях Германии, за
исключением одной (Шлезвиг ? Гольштейн); она небольшая
по размерам территории и численности населения, не имеет
достаточных средств для соответствующих расходов. Кроме
того, до 1990 г. здесь не было собственной конституции, а действовал Устав земли. Функции конституционного контроля в
этом субъекте возложены земельной Конституцией на Федеральный Конституционный Суд. В данном случае находит
свое практическое воплощение статья 99 Основного закона
Германии, которая предусматривает, что закон может предоставить Федеральному Конституционному Суду право рассмотрения конституционных споров в пределах одной земли, касающихся применения ее права. В этом случае Федеральный
Конституционный Суд становится «как бы судом земли», но
по конкретному кругу вопросов и при определенных условиях. При этом по отношению к земле, ее органам, должностным лицам и гражданам он не утрачивает качеств федерального суда и в необходимых случаях рассматривает споры,
включая публично-правовые, в пределах земли, но, руководствуясь Конституцией Германии (п. 4 ч. 1 ст. 93). В соответствующем споре сам заявитель определяет, в каком качестве
выступает Федеральный Конституционный Суд: как федеральный, либо как земельный.
Анализ статуса конституционных судов немецких земель
позволяет согласиться с мнением о том, что он имеют дуалистичную правовую природу1. С одной стороны, изучаемые
структуры ? это судебные органы, которые разрешают конфликты в форме судебного процесса (конституционно-правового) и постановляют обязательные решения. В этом аспекте
конституционные суды являются составной частью судебной
системы отдельных земель и Федеративной Республики Германия, в целом. Вместе с тем, изучаемые суды ? это и инсти-
тут государственной власти земель. Большинство земельных
конституций и законов указывают, что по отношению к другим, в том числе, федеральным органам государственной власти конституционный суд является независимым и самостоятельным. Характеризуя правовые основы формирования и деятельности органов конституционного контроля немецких
земель, следует отметить, что Основной закон Германии (как
и Конституция Российской Федерации) не регламентирует их
статус. Ключевая роль в системе регулирования изучаемых судов отводится земельным конституциям, что, безусловно, отвечает их природе и особому месту в механизме осуществления государственной власти. Однако сравнительный анализ
основных законов земель показывает, что земельные конституции не могут урегулировать весь комплекс отношений, связанных с функционированием органов конституционного контроля. Соответственно, имеют место специальные законы
земель, которые, однако, почти дословно воспроизводят положения ст. 1 Закона о Федеральном Конституционном Суде1.
Различия, главным образом, касаются порядка формирования
и объема полномочий органов конституционного контроля.
Судьи земельных конституционных судов Федеративной
Республики Германия в большинстве случаев назначаются
ландтагами (представительными органами) или выборщиками по предложению председателя ландтага, его президиума,
специально образованной комиссии, а также правительства
земли. Общими требованиями для кандидатов в судьи выступает возрастной критерий и несовместимость полномочий
судьи с исполнением обязанностей в федеральных и земельных органах государственной власти. Земельное законодательство может устанавливать и дополнительные требования для
1
См.: Кровельщикова В.В. Конституционные суды земель Германии:
Автореф?дисс. канд. юрид. наук. Томск, 2005 С.14-15
1
См. подробнее: Брусин А.М. Защита конституционных прав и свобод
личности как направление деятельности Федерального Конституционного
Суда и конституционных судов земель: сравнительно-правовой аспект: Дисс?канд. юрид. наук. СПб, 2002. С. 50.
46
47
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
кандидатов (например, стаж работы судьи (Бавария), наличие ученой степени (Бремен) и т.д.). Срок пребывания судей
в должности составляет от 4 до 9 лет.
Правом обращения в конституционные суды земель обладают суды (первоначальный конституционный контроль), четверть членов ландтага и правительство (последующий конституционный контроль за соответствием законов земельной
конституции), треть членов ландтага (предварительный конституционный контроль за внесением изменений в конституции земель), группа граждан (рассмотрение коллективных
жалоб о нарушении права на местное самоуправление) и другие лица. Земельные органы конституционного контроля рассматривают дела, предметом которых являются конституционно-правовые вопросы и споры. Основной закон Германии
допускает возможность наделения их такими полномочиями
как рассмотрение споров по предусмотренным конституцией
жалобам общин или объединений общин в связи с нарушением земельным законом права на самоуправление (п. 4 «б»
ч. 7 ст. 93); вынесение решений относительно конституционности применяемых судами законов (ч. 1 ст. 100); толкование
основного закона земли (ч. 3 ст. 100) и др1. В этом плане конституционные суды немецких земель, осуществляя абстрактный и конкретный нормоконтроль, разрешают споры о компетенции между высшими органами власти, рассматривают
конституционные и «коммунальные» жалобы, принимают
решения по избирательным спорам, а также по обвинению
против депутатов и должностных лиц. При этом можно обнаружить и достаточно неординарные виды полномочий2. В
их числе, к примеру, право Баварского Конституционного Суда
рассматривать «популярные» иски, представляющие собой
специфическую форму абстрактного контроля конституционности норм. Этот иск может быть использован каждым, независимо от того, касаются ли оспариваемые нормы данного
лица и нацелен ли он на аннулирование законов и предписаний, ограничивающих основные права или противоречащие
им. Своеобразием отличается, в частности, и право Конституционного Суда Рейнланд - Пфальца принимать решения по
вопросу о наличии конституционных предпосылок перевода
крупных предприятий в общественную (государственную)
собственность. Особенностью Государственного Суда земли
Гессен является возможность рассматривать дела о лишении
гражданина основных прав и т.д.
Как и в Российской Федерации, конституционные суды
земель Федеративной Республики Германии осуществляют
свою деятельность только по запросам, ходатайствам и жалобам. Однако в качестве «масштаба» оценки конституционности норм и действий для них преимущественно выступает земельная конституция, в некоторых землях ? также и федеральная Конституция (Гамбург, Нижняя Саксония, Саксония, Бранденбург). Причем, в ряде случаев решения конституционных
судов фактически имеют силу закона (в частности, при разрешении вопроса о соответствии правового акта земли ее конституции). Конституционный суд земли может также определять порядок исполнения своего решения и устанавливать
органы, которые будут осуществлять его реализацию. Данное
право, в совокупности с уже отмеченными возможностями,
существенно укрепляет их позиции в системе государственных органов земли. Вместе с тем, решения изучаемых судов,
практически не обеспечены механизмом их принудительной
реализации на общефедеральном уровне. Другие органы и
должностные лица исполняют их, прежде всего, в силу авторитета земельных органов конституционного контроля1.
1
См.: ст. 93, 100 Конституции Федеративной Республики Германия //
СПС Консультант Плюс.
2
См.: Кровельщикова В.В. Конституционные суды земель Германии:
Автореф?дисс. канд. юрид. наук. Томск, 2005. С. 18-23.
48
1
См.: Брусин А.М. Указ. Соч. С. 34.
49
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Поскольку конституционные (уставные) суды субъектов РФ
практически не взаимодействуют друг с другом, то представляется целесообразным проанализировать соответствующий
немецкий опыт. Федеральный Конституционный Суд Германии и земельные конституционные суды функционируют в едином правовом пространстве, хотя каждый на своем уровне; имея
собственные задачи, конституционные суды земель, равно как
и конституционные (уставные) суды субъектов РФ, не находятся
в иерархической зависимости от Федерального Конституционного Суда, который не является по отношению к ним высшей инстанцией. Однако принцип «федеральное право имеет
преимущество перед правом земель» (ст. 31 Основного закона
Германии) предопределяет возможность возникновения между ними определенных связей. Так, федеральный орган конституционного контроля Германии сформулировал позицию,
согласно которой немецкий Основной закон не препятствует
земельным конституционным судам проверять применение
федерального законодательства, регулирующего порядок отправления правосудия, с точки зрения соблюдения основных
прав земельной конституции, имеющих одинаковое содержание с соответствующими правами, закрепленными в Конституции Федеративной Республики Германия. При этом Конституционный Суд Германии отметил, что усматривает особый
практический смысл в обеспечении дополнительных гарантий
защиты нарушенных основных прав граждан на основе их обращения в земельные конституционные суды. Указанная возможность особенно актуальна с учетом отсутствия на земельном уровне столь существенного препятствия для рассмотрения жалобы, каковым в Федеральном Конституционном Суде
является принятие к производству лишь тех жалоб, разрешение которых связано с «существенной конституционно-правовой проблематикой либо насущными проблемами практики»1.
Федерализм как конституционный принцип формирования...
Анализ немецкой модели организации «региональной»
системы конституционного контроля позволяет утверждать,
что многие элементы статуса земельных судов (например,
право осуществлять предварительный конституционный контроль, широкий круг полномочий, наличие в ряде земель (Гамбург, Саксония, Бранденбург и др.) возможности рассматривать нормативный акт (спор) на предмет соответствия Основному закону Германии и др.) предопределили высокую
эффективность их деятельности. Соответственно, автор учитывает данный опыт в процессе формирования предложений
по совершенствованию статуса конституционных (уставных)
судов субъектов РФ1.
В целом, изложенный материал подтверждает возможность классификации судебных систем по типу их формирования и функционирования не только на системы унитарных
и федеративных государств, но и в зависимости от степени
реализации принципа федерализма в вопросах судоустройства
на государства:
1) в полном объеме реализующие концепцию судебного
федерализма, сформировавшие судебные системы как федерального и регионального уровня (например, США, ФРГ) ?
пересмотр судебных актов «местных» судов осуществляется
вышестоящими, но также «местными» судебными инстанциями;
2) реализующие данную концепцию в ограниченном объеме (Индия, Канада, Швейцария и др.), либо юридически закрепившие разделение судебной системы на федеральные суды и
суды субъектов федерации, но обеспечивающие функционирование последних в рамках единой судебной системы (наиболее характерным примером является Российская Федерация).
1
1
Цит. по: Кровельщикова В.В. Конституционные суды земель Германии: Автореф?дисс. канд. юрид. наук. Томск, 2005. С. 21-22.
Заслуживают внимания и другие предложения; например, создавать
(как и Германии), конституционные (уставные) суды, функционирующие
на непостоянной основе. См.: Мурзина Е.А. Конституционное правосудие в
республиках Российской Федерации: Дисс. канд?юрид. наук. М., 2000.
С. 72.
50
51
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
§ 3. Соотношение конституционных принципов
федерализма и единства системы государственной
власти при формировании судебной системы
Российской Федерации
В Российской Федерации не завершено формирование судебной системы, поскольку продолжается процесс становления и развития судов субъектов РФ и, в частности, не более
одной трети российских регионов создали конституционные
(уставные) суды. Кроме того, совокупность судов субъектов
РФ не отвечает ныне критериям системности, ибо конституционные (уставные) суды и мировые судьи не взаимодействуют друг с другом1. Небезынтересно, что в основных законах
субъектов РФ ранее можно было обнаружить термин «судебная система субъекта РФ»; однако на практике в российских
регионах между изучаемыми судами «не существует связей,
которые и делают систему именно системой»2. Как замечает
Л.А. Тхабисимова, в процессе реформирования судебной власти сформировалась «не компактная, единая, экономически
обоснованная система органов правосудия, а раздробленная
и весьма нерациональная совокупность правоохранительных
органов»3.
Имеет место в настоящее время и явная диспропорция в
полномочиях российских судов. Так, например, в арбитражном судопроизводстве суды субъектов РФ не участвуют вовсе, что в условиях возрастающего количества экономических
споров видится неоправданным; часть из них целесообраз-
Федерализм как конституционный принцип формирования...
нее было бы разрешать судами субъектов РФ. Наличие конституционного судопроизводства на «региональном» уровне
можно констатировать лишь в отдельных субъектах РФ; мировые же судьи ныне воспринимаются обществом и государством скорее не как суды субъекта РФ, а как нижестоящее звено федеральной судебной системы. Такое положение изучаемых органов государственной власти в судебной системе России не обеспечивает возможность реализации ими своих специфических целей и задач в полном объеме.
Некоторые исследователи предлагают в Российской Федерации сформировать автономные судебные системы субъектов РФ, «реализовав вертикальный (федерально - региональной)» тип организации судебных систем1. Особенность разделения власти по вертикали в Российской Федерации, по их
мнению, определяется тем, что отношения между Российской Федерацией и ее субъектами традиционно строились и
продолжают строиться «на довольно жесткой централизованной основе»2. Соответственно, сторонники обозначенной позиции полагают, что «создание самостоятельных судебных
систем субъектов РФ станет фактором «оживляющим» их законодательную систему, стимулирующим процессы их оригинального развития, обеспечивающим законодательству
субъектов Федерации авторитет и весомость в региональном
правовом регулировании»3. Однако даже авторы, настаивающие на единстве судебной системы, констатируют, что «ни-
Тем не менее, в большинстве соответствующих научных исследований
констатируется наличие «системы судов субъектов РФ». См., напр.: Бабенко Н.В. Судебная система России: история и современность. М.: Из-во «ИНИОН РАН», 2005. С. 192 и др.
2
Никитина А.В. Единство судебной системы Российской Федерации:
Дисс?канд. юрид. наук. Хабаровск, 2006.С. 32-33.
3
См.: Тхабисимова Л.А. Региональная система организации институтов
государственной власти в России: Автореф. дисс?докт. юрид. наук. Р-н/Д,
2007. С. 48.
1
См., напр.: Попондопуло В.Ф. Система третьей власти: от горизонтальной организации к вертикальной //Закон. № 10. 2004 . С.113.
2
См.: Бушуев И.И. Разделение властей в федеративном государстве: Дисс?канд. юрид. наук. М., 1997. С. 147; Ярускин Р.С. Система процессуальных
форм федерального судебного конституционного контроля в России: современное состояние, перспективы совершенствования: Дисс?канд. юрид.
наук. М., 2005. С. 11 и др.
3
Чепурнова Н.М. Конституционные принципы судебной власти и проблемы формирования судебной системы в субъектах Федерации. Р-н/Д:
Из-во «СКНЦ ВШ», 1999. С. 94.
52
53
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
какого единства в действительности нет»1. Как считает В.В.
Ершов, аргументы в пользу предоставления субъектам РФ
права создавать самостоятельные судебные системы «лежат
не сколько в юридической, сколько в политической плоскости. Речь идет о возрастании значения субъектов РФ в экономической и политической жизни государства. А это предполагает, как представляется, и соответствующее разделение судебной власти «по вертикали», создание самостоятельных
судебных систем: федеральной и субъектов РФ»2.
Однако, в целом, в юридической литературе господствует
мнение о том, что единство судебной системы ? основополагающий элемент конституционных основ судебной системы3.
По мнению ученых, разделяющих данную позицию, идея создания местной, самостоятельной судебной системы, отделенной от единой судебной системы, в таком огромном по территории многонациональном государстве, каковым является
Российская Федерация, является неприемлемой4. Им представляется, что территориальное раздробление суда лишает судебную власть основного признака ? «общегосударственности»,
единства, превращает суды в механизм проведения своей воли
местной властью; более того, «размежевание судебной системы содержит в себе сепаратистские тенденции и может явить-
ся стимулятором развала федеративного государства»1. В этом
плане большинство исследователей рассматривают совокупность судов Российской Федерации как «систему систем, где
системы отдельных видов судов Российской Федерации являются подсистемами единой судебной системы России»2. Так,
М.Ф. Косолапов полагает, что «вряд ли верно говорить о судебной системе субъектов РФ, поскольку существует единая
федеральная судебная система. А вот о судебной власти в
субъектах РФ говорить правомерно, так как на территории
субъектов действуют федеральные суды, а также органы, формируемые самими субъектами и выполняющие функции правосудия. Стало быть, судебная власть на уровне субъектов РФ
представлена в усеченном виде»3.
Принцип единства судебной власти означает такую ее
организацию и деятельность, которая позволяет констатировать наличие в государстве «целостного единого механизма,
выполняющего общественную функцию правосудия?реализацию идей стабильности и определенности права как со-
См.: Лонская С.В. Мировая юстиция в России. Калининград: Из-во
«КГУ», 2000. С. 165-166; Клеандров М.И. Судебная система в современной
России. Тюмень: Из-во «ТИМэУиП», 2002. С. 9; Жуйков В.М. Судебная реформа: проблемы доступа к правосудию. М.: Из-во «Статут», 2006. С. 24;
Бородин С.В., Кудрявцев В.Н. О судебной власти в России // Гос. и право.
№ 10. 2001. С. 23.
2
Ершов В.В. Конституционные проблемы судоустройства и судопроизводства // Гос. и право. № 12. 1994. С. 47.
3
См.: Тихомиров Ю.А. Конституционные основы судебной системы //
Судебная власть в России: роль судебной практики. М.: Из-во «ГУ ВШЭ»
2002. С. 7-8.
4
Дорошков В.В. Мировой судья. Исторические, организационные и
процессуальные аспекты деятельности. М.: Из-во «Норма», 2004. С. 105.
1
См.: Чепурнова Н.М. Конституционные принципы судебной власти и
проблемы формирования судебной системы в субъектах Российской Федерации. Р-н/Д: Из-во «СКНЦ ВШ», 1999. С. 93. Кроме того, сторонники данной позиции апеллируют и конституционному принципу народовластия,
предопределяющему, по их мнению, единство системы государственной
власти. См., напр.: Чиркин В.Е. Федерализм: теория, институты, отношения
(сравнительно-правовое исследование) // Ответ. Ред. Б.Н. Топорнин М.: Изво «Юрист», 2001. С. 100-102.
2
См.: Гошуляк В.В., Ховрина Л.Е., Геворкян Т.И. Конституционное правосудие в субъектах Российской Федерации. М.: Из-во «Альфа- М», 2006.
С. 72.
3
Косолапов М.Ф. Судебная власть в конституционном строе России. ?
Саратов: Из-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права»,
2005. С. 145. См. также: Колюшин Е.И. Конституционное право России. Курс
лекций. М.: Из-во «Городец», 2006. С. 395-396; Селезнева Н.М. Статус суда в
Российской Федерации: конституционно-правовые вопросы: Дисс?канд.
юрид. наук. Саратов, 2004. С. 22
54
55
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
циального регулятора в обществе»1. Как правило, исследователи не оспаривают тот факт, что наличие особенностей судебной системы Российской Федерации, состоящей из федеральных судов и судов субъектов РФ, вполне оправданно и
соответствует российской Конституции2. Однако многие из
них считают, что в Российской Федерации не может быть создана «абсолютно децентрализованная, дуалистичная» судебная система с выделением федеральной судебной систем и
самостоятельно формируемых субъектами РФ региональных
судебных систем3. Свой вывод они обосновывают такими аргументами как: «историческая приверженность» Российской
Федерации к континентальной правовой системе; формальное непризнание правотворческой роли суда и судебного прецедента как источника права; восприятие Российской Федерацией европейской модели судебного конституционного контроля; отнесение вопросов судоустройства к исключительному ведению Российской Федерации и т.п.
В определенной мере спорный характер указанных вопросов обусловлен конституционно-правовым регулированием статуса судебной власти и системы. Как известно, судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией и федеральным конституционным законом (ч. 3 ст. 118
Конституции Российской Федерации). Федеральный консти-
туционный закон «О судебной системе Российской Федерации» закрепляет, с одной стороны, единство судебной системы (ст. 3), с другой ? фактически разделяет ее на федеральные
суды и суды субъектов РФ (ст. 4). Таким образом, запрет на
формирование субъектами РФ собственных судебных систем
следует, как замечают многие авторы, только из общего смысла Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», совокупности его правовых
норм1. Такую позицию занял и федеральный Конституционный Суд, который подтвердил возможность создания и функционирования только единой судебной системы Российской
Федерации 2.
Если в целях разрешения поставленных вопросов обратиться к зарубежному опыту судебного строительства, то нетрудно заметить, что конкретные модели организации судебных
систем предопределяются совокупностью различных факторов, в том числе, формой государственного устройства. Так, в
федеративном государстве, в отличие от унитарного, на деятельность судебной власти и организацию судебной системы
оказывает существенное влияние более сложный характер
государственного устройства. Унитарные государства, как
правило, имеют единую систему судов, то в федерациях может быть такая модель (например, в Канаде), но чаще наличествуют отдельные системы федеральных судов и судов субъектов федерации. В этом случае федеральные суды, обычно,
применяют только общегосударственные законы, а суды
субъектов федерации ? федеральные законы и акты штатов,
1
См.: Анишина В.И. Конституционные принципы судебной власти Российской Федерации: формирование, содержание и перспективы развития.
М.: Из-во «РАП». 2006. С. 134, 141.
2
См. подробнее: Жуйков В.М. Судебная реформа: проблемы доступа к
правосудию. М.: Из-во «Статут», 2006. Вместе с тем, отдельные авторы утверждают, что отнесение, в частности, мировых судей к судам субъектов РФ
привело к несовершенству правового регулирования в решении вопросов
их статуса, отсутствию единых нормативов материально-технического, финансового, кадрового обеспечения и, в целом, «сводит на нет все усилия по
совершенствованию правосудия». См.: Александрова Р.С. Оптимизация компетенции судов //Рос. юстиция. № 11. 2006. С. 46.
3
См.: Никитина А.В. Единство судебной системы Российской Федерации: Дисс?канд. юрид. наук. Хабаровск, 2006. С. 103.
56
1
См., напр.: Маршуков М.Н. Комментарий к законодательству о судоустройстве Российской Федерации. СПб: Из-во «Герда??, 2000. С. 39.
2
См., напр.: Определение Конституционного Суда от 6 марта 2003 г.
№ 103-0 «По запросам Государственного Собрания Республики Башкортостана и Государственного Совета Республики Татарстан о проверке конституционности части 1 статьи 27 Федерального конституционного закона «О
судебной системе Российской Федерации» //СЗ РФ. № 17. 2003. Ст. 1658.
57
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
кантонов и т.д1. Исследователи, изучающие особенности организации судебной системы в федеративных государствах,
выделяют три основных типа ее организации2. Первый тип:
так называемая, «американская модель». Ее суть состоит в
наличии двух судебных систем: федеральной и системы
субъектов федерации (штатов). В классической форме ее можно наблюдать в США, где судебная система базируется на четком разграничении полномочий между федеральными судами и судами штатов. Второй тип: «германская модель» организации судебной власти в федеративном государстве. Здесь
суды субъектов федерации включаются в качестве составных
(нижестоящих) элементов в единую национальную судебную
систему; суды, расположенные на территории конкретного
субъекта, одновременно принадлежат к двум судебным системам, применяя и федеральное и «региональное» законодательство. Однако, как замечает Е.Б. Абросимова, при таком
подходе, принцип федерализма фактически не распространяется на судебную ветвь государственной власти, именно поэтому такую организационную модель часто называют унитарной1. В качестве примера можно назвать Австрию и Федеративную Республику Германия.
Третий тип: так называемые «смешанные модели», которые очень разнообразны по конкретным способам разрешения вопросов судоустройства2. Так, судебную систему Российской Федерации многие исследователи относят к германскому типу судебных моделей, поскольку все суды, действующие
на территории страны, включены в единую систему. Однако
другие исследователи настаивают на уникальности российской судебной системы, которая вобрала в себя черты многих
организационных форм, в том числе, американской и континентальной модели3. Так, например, ученые полагают, что «автономное положение» Конституционного Суда Российской
Федерации и конституционных (уставных) судов субъектов
РФ в отечественной судебной системе позволяет «отнести ее
в организационном плане к смешанной судоустройственной
модели, несмотря на то, что в части судов общей юрисдикции и арбитражной юрисдикции она является строго централизованной» 4.
Как думается, справедливо мнение о том, что хотя федерализм и не определяет саму природу и сущность судебной власти, но, тем не менее, обусловливает ее территориальную орга-
1
См. подробнее: Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран.
- М.: Из-во «Юрист», 2002. С. 340; Алебастрова И.А. Конституционное право зарубежных стран // Отв. ред. С.Ю. Кашкин. М.: Из-во «Юрайт-М», 2001.
С. 251-252 и др.
2
Некоторые авторы выделяют также англосаксонскую, романо-германскую, социалистическую, мусульманскую и общинную модель. См.: Чиркин В.Е. Государственное самоуправление. Элементарный курс. М.: Из-во
«Юрист», 2003. С. 241-242. Безусловно, можно выделить и большее количество моделей судебных систем в федеративных государствах. Например,
Н.А. Колоколов различает следующие их виды (типы): первый тип: федеральная структура носит номинальный характер, федерация обладает исключительной компетенцией в реализации судебно-властных отношений;
второй тип: субъекты федерации обладают значительной компетенцией в
сфере организации правосудия, федерация не вправе вмешиваться в решение ряда вопросов; третий тип: компетенция в сфере правосудия определена априори и для федерации, и для ее субъектов; четвертый тип: компетенция судебных систем центра и регионов совпадает, что вызывает их конкуренцию; пятый тип: в конституции государства определяется только федеральная и совместная компетенция в сфере правосудия. См.: Колоколов
Н.А. Судебная власть как общеправовой феномен: Автореф. дисс...докт. юрид.
наук. Н. Новгород, 2007. С. 15.
1
Абросимова Е.Б. Судебная власть в Российской Федерации: система
и принципы. М.: Из-во «Институт права и публичной политики», 2002.
С. 31-35.
2
См. подробнее: Дорошков В.В. Мировой судья. Исторические, организационные и процессуальные аспекты деятельности. М.: Из-во «Юрист»,
2004. С. 4.
3
См.: Лебедев В.М. Становление и развитие судебной власти в Российской Федерации. М.: Из-во «РАП», 2000. С. 95.
4
См.: Вайман А.Б. Судебная власть в республиках Российской Федерации: конституционные основы: Дисс?канд. юрид. наук. Казань, 2007. С. 9
58
59
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
низацию и внутрисистемные отношения1. Так, Г. Кельзен указывал на то, что существует закономерность, в соответствии с
которой идея федерализма дает мощный импульс развитию
конституционного правосудия. По его мнению, и то, и другое
явление ? федерализм в системе «вертикального», а конституционное правосудие в системе «горизонтального» разделения властей ? следует считать существенным элементом конституционного строя, основанного на разделении властей,
противодействующим чрезмерной концентрации государственной власти2.
Современная модель российского федерализма, как замечают исследователи, находится «в стадии переходного периода, ибо имеет место конкуренция» трех типов федерализма:
дуалистического (построенного на концепции двойственности суверенитета в федерации), централизованного федерализма (основанного на презумпции абсолютного гегемонизма федерального центра) и кооперативного федерализма (предполагающего не только автономную деятельность Федерации
и субъектов в сферах их исключительных полномочий, но и
сотрудничество, взаимную координацию (согласование) актов и действий в сфере совместного ведения, развитие партнерских отношений по вертикали и горизонтали федеративных связей)3 . На основе сравнительно-правового исследования судебных систем федеративных государств, национальную
модель судебного федерализма исследователи определяют как
установленный порядок разрешения коллизий в сфере взаимодействия федерального законодательства и законодатель-
Федерализм как конституционный принцип формирования...
ства субъектов РФ, конституционно-правовых споров о компетенции между Российской Федерацией и ее субъектами, а
также разъяснении смысла и содержания конституционных
норм в организационных и процессуальных формах, предусмотренных федеральным законом и законом субъекта РФ. При
таком понимании принцип судебного федерализма, как обоснованно замечает А.Б. Вайман, не тождественен по своему
содержанию принципу единства судебной системы Российской Федерации1.
Организация судебной системы, во многом, обусловлена
влиянием феномена, который получил в научной литературе
достаточно удачное определение «судебный федерализм». Как
правило, ученые понимают под ним систему процессуальных,
юридико-технических и организационных приемов (методов)
и форм разрешения конституционно-правовых споров между
федерацией и ее субъектами, уяснение и разъяснение содержания конституционных норм и устранение (или преодоление) между ними коллизий с целью фиксации и расширения
позитивного конституционно-правового пространства для
сотрудничества и взаимодействия уровней власти в федеративном государстве2. Исследователи также отмечают, что судебный федерализм представляет собой принцип и, соответственно, форму, режим устройства судебной власти, с помощью которых обеспечивается приспособление института судебной власти к федеративному характеру отношений между
центром и составляющими частями конкретного государства3.
Нередко институт судебного федерализма характеризуют
и как особенности организации судебной власти в федератив-
1
Основы теории и практики федерализма //Колл. авторов. Лейвен: Из-во
«Garant Publishers», 1999. С. 157.
2
См. подробнее: Weber W. Spannungen und Kraefte im westdeutschen
Verfassungssystem. Munchen, 1970. S. 312.
3
См.: Савин В.И. Диалектика процессов децентрализации и новой централизации российского федерализма конца XX - начала XXI вв. (конституционно-правовой опыт развития): Автореф. дисс?докт. юрид. наук. Р/н-Д,
2007. С. 12.
См.: Вайман А.Б. Судебная власть в республиках Российской Федерации: конституционные основы: Дисс?канд. юрид. наук. Казань, 2007. С. 8.
2
Чурбаков А.В. Канадская конституция и судебный федерализм:
Дисc?канд. юрид. наук. СПб, 2000. С. 6.
3
См.: Судебная власть России: Учебное пособие //Кол. авторов. - М.,
2001. С 51; Умнова И.А. Проблемы судебного федерализма в России //Судебная система России: Учебное пособие /Колл. авторов. М., 2001. С 51.
60
61
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
ном государстве, вытекающие из сочетания принципов «централизации и децентрализации», обусловленных формой государственного устройств1. Признаки «централизации» заключаются, по мнению ученых, в требованиях государственной целостности (закреплении основ судебной системы на
общефедеральном уровне, единых правилах судопроизводства
и т.д.)2. Проявления «децентрализации» они связывают с наличием двухуровневой системы судебных органов, конституционным разграничением предметов ведения, применением
судами регионального законодательства, формированием судебных органов территориальными органами субъектов или
непосредственно населением субъекта РФ. Таким образом,
наряду с такими разновидностями федерализма, как управленческий, бюджетный, федерализм законодательства, исследователи выделяют и судебный федерализм3.
По мнению автора, судебный федерализм можно охарактеризовать как такую организацию системы судебных органов государства, которая основывается на правовых поло-
жениях, обеспечивающих механизм согласованного взаимодействия всех судов ? элементов общегосударственной судебной системы, а также необходимую, т.е. адекватную конституционно-правовому статусу субъекта федеративного государства степень самостоятельности судов субъектов.
Однако исследователи, в целом, справедливо замечают,
что в Российской Федерации на региональном уровне, фактически нет полноценной судебной власти, не «срабатывают» принцип разделения властей и система сдержек и противовесов1. Более того, по мнению ряда ученых, для российского государства было всегда характерно тяготение к единой
судебной системе с высокой степенью централизации судебных полномочий и соответствующих органов2.
Федерализм как принцип государственного устройства
предопределяет разделение между центром и регионами всех
властных полномочий, во всех сферах их реализации, а не
только законодательной и исполнительной3. «В условиях федеративного государства, ? замечают ученые, ? не снята проблема укрепления судебного федерализма. По существу, сейчас в России система органов государственной власти субъекта
Федерации неполноценна. На этом уровне не только не имеется судебной власти, но и отсутствует какая-либо общенациональная политика»4.
Имеет место в теории конституционализма и мнение о том,
что «если судебная система Российской Федерации, охватывающая суды общей юрисдикции и арбитражные суды, пост-
1
Нелюбина А.А. Мировые судьи в Российской Федерации: Диcс?канд.
юрид. наук. Екатеринбург, 2006. С. 19.
2
См.: Gress F. Interstate Co-operation in the USA and FRG // Evaluating
Federal Systems. P. 412; Winkle J.W. III. Interjudicial Relations. Paper presented
at the Annual Meeting of the Southern Political Science Association. Atlanta,
November 6 - 8. 1980; Тhe Federalist Papers by Alexandr Hamilton, Lames
Madison and John Jay. With an Introduction and Commentary by Garry Wills.
New York; Toronto; London; Sydney; Auckland: Bantam Books, 1982. P. 394;
Speeches and Documents of American History /Ed. by R. Birley, V. London,
1962. P. 160 ? 162; Dunning W. Essays on the Civil War and Reconstruction. New
York, 1965. P. 100.
3
См. подробнее: Сенякин И.Н. Федерализм как принцип российского
законодательстёва. Саратов: Из-во «СГАП», 2007. С. 234; Чиркин В.Е. Федерализм и судебные системы //Федерализм: теория, институты, отношения
(сравнительно-правовое исследование) / Отв. ред. Б.Н. Топорнин. М.: Из-во
«Юрист», 2001. С. 118 - 121; Умнова И.А. Проблемы судебного федерализма
в Российской Федерации // Судебная система России: Учеб. пособие. М.:
Из-во «Дело», 2000. С. 51 ? 53 и др.
См.: Терехин В.А. К вопросу о возможности передачи мировой юстиции на федеральный уровень //Рос. юстиция. № 2. 2009. С. 27-31.
2
См., напр.: Александрова Р. Единство судебной системы ? важнейший
принцип судоустройства в Российской Федерации //Арбитражный и гражданский процесс. № 11. 2006. С. 10 ? 14.
3
Терехин В.А. Указ. Соч. С. 18-19.
4
Терехин В.А. Некоторые достижения и просчеты современной судебной реформы //Рос. юстиция. № 10. 2008. С. 2-6.
62
63
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
роена на принципе централизма, то, к примеру, в отношении
конституционных (уставных) судов достаточно преждевременно закреплен принцип децентрализации, доведенный
фактически до абсолютных размеров»1. Как показывает зарубежный опыт организации судебной власти в демократических федеративных государствах, «система правления, основанная на разделении властей, включая их взаимные сдержки и противовесы, предполагает распределение власти между независимыми структурами принятия решений, т.е. между
федерацией и ее субъектами»2. Таким образом, положительно
решается вопрос о разделении властей по «вертикали»3. При
этом особое значение имеет конституционное разграничение
предметов ведения между федерацией и ее субъектами, а также компетенции между отдельными видами федеральных органов и субъектов РФ4.
Безусловно, проблема судебного федерализма актуальна и
для процесса совершенствования статуса другого элемента системы судов субъектов РФ ? мировых судей. В юридической
литературе обращается внимание на то обстоятельство, что
исходя из принципа судебного федерализма при осуществлении правовой регламентации института мировых судей необходимо учитывать интересы субъектов РФ, возложив на них
не только материально-техническое обеспечение мировых
судей, но и обеспечив их реальное участие в организации деятельности мировой юстиции, иначе утверждение того, что
мировые судьи ? это суды субъектов РФ, «не что иное, как
простая фикция»1.
Таким образом, соотношение принципов единства судебной системы и «разграничения судебной власти по вертикали» объективно обусловливает появление нового для Российской Федерации политико - государственного правового феномена судебного федерализма, в содержании которого можно выделить два аспекта:
- форму оптимального разделения и взаимодействия судебной власти между Российской Федерацией и ее субъектами, а также судебной компетенции (юрисдикции) между федеральными судами и судами субъектов РФ;
- правовую основу разграничения компетенции между Российской Федерацией и субъектами РФ в сфере регулирования
вопросов судоустройства, судопроизводства, организации и
деятельности судебных органов, объема осуществляемой судебной власти, статуса судей и т.п2.
По мнению ученых, сущность института российского
судебного федерализма может быть раскрыта и через его
принципы, в числе которых называют: конституционность;
единство судебной системы Российской Федерации; разграничение судебно - властных полномочий между федеральными судами и судами субъектов РФ только Конституцией Российской Федерации и федеральными конституционными законами; недопустимость передачи полномочий судов субъектов РФ федеральным судам (и наоборот) договорами о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и
субъектов РФ; обеспечение конституционных прав и свобод
1
См.: Яценко И.С., Девликамов А.А. Конституционное регулирование
судебной власти и судебных систем в Российской Федерации и зарубежных
странах: сравнительно-правовой анализ. М., 2007. С. 47.
2
См.: Остром В. Смысл американского федерализма. М.: Из-во «Арена», 1993.
3
Девликамов А.А. О некоторых проблемах конституционно-правового
регулирования деятельности судебной власти в Российской Федерации //
Уголовное судопроизводство. № 4. 2008. С. 31-35.
4
Там же.
64
1
См.: Нуриахметов И.Ф. Эффективность законодательства о мировых
судьях: федеральные и региональные аспекты //Мировой судья. № 9. 2008.
С. 2-4.
2
Никитина А.В. Единство судебной системы Российской Федерации:
Дисc?канд. юрид. наук. Хабаровск, 2006. С. 13.
65
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
граждан; самостоятельность органов судебной власти субъектов РФ в осуществлении судебной власти; оптимальную степень «централизации и децентрализации» судебной власти1.
И, наконец, нельзя не заметить, что некоторые авторы фактически отожествляют судебный федерализм лишь с формой
государственного устройства отдельных стран. Так, М.С. Саликов полагает, что регулирование отношений между «союзом
и штатами, установление «лимитов» действия внутри федеративной системы образует, так называемый, судебный федерализм, который не является самостоятельным явлением, а
опосредует собственно американский федерализм, являясь его
судебно-правовой формой»2.
Попытки в максимальном объеме реализовать концепцию
судебного федерализма и «разделить» судебную систему предпринимались еще в период существования СССР. В это время имела место дискуссия о разграничении полномочий в
судебной сфере между Союзом ССР и входившими в него республиками. К примеру, некоторые юристы считали необходимым производство по уголовным делам полностью завершать в республиках, а Верховный Суд СССР лишить в этом
случае права пересматривать приговоры в порядке надзора.
Предлагалось даже создать «систему союзных судов» по аналогии с федеральными судами США, однако эта идея Верховным Советом СССР не была воспринята. Вместе с тем, как
справедливо полагает В.В. Ершов, на данном историческом
этапе имело место «медленное, но неуклонное движение правовой мысли и законодательной практики к обоснованию и
юридическому закреплению независимых федеральных (межгосударственных) и республиканских (государственных) судебных систем»3.
Федерализм как конституционный принцип формирования...
В новейшей истории России указанная тенденция многократно усилилась. В частности, в конце прошлого века в конституциях отдельных республик, входящих в Российскую Федерацию, стали появляться противоречащие федеральным
нормативным правовым актам положения. Так, в основных
законах республик Башкортостан, Бурятия, Ингушетия, Татарстан, Тыва, Саха (Якутия) содержались нормы, предполагающие формирование (избрание) судов высшими органами государственной власти республик и определении ими же компетенции судов; к примеру, ст. 142 Конституции Татарстана
предусматривала право самостоятельного создания Республикой специализированных судов1. В договоре о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской
Федерации и Республики Татарстана от 15 февраля 1994 г.
было закреплено право данного субъекта РФ иметь самостоятельную судебную систему, фактически не связанную с федеральной. Предпринимались попытки создать автономную
судебную систему и в Башкортостане: судьи здесь, к примеру,
избирались Государственным собранием Республики. Аналогичная ситуация наблюдалась в Ингушетии, где Президент
подписал в 1997 г. Указ о назначении референдума по вопросу принятия закона о правоохранительной и судебной системе Республики и т.д.2. В некоторых субъектах РФ, вопреки ст.
124 Конституции Российской Федерации, часть заработной
Никитина А.В. Указ. Соч. С. 13, 17-18.
Саликов М.С. Судебный федерализм в США //Правоведение. № 1. 1998.
С. 40-46.
3
См.: Ершов В.В. Статус суда в правовом государстве. М.: Из-во «РПА
МЮ РФ», 1992. С.55-57.
1
См. подробнее: Умнова И.А. Конституционные основы современного
российского федерализма. М.: Из-во «Наука», 1998. С. 124-125.
2
См.: Решение Верховного Суда Российской Федерации от 17 февраля
1998 г. «По делу о признании противоречащим закону Указа Президента
Республики Ингушетия от 29 декабря 1997 г. № 298...» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 6. См. также: Сафонов В.Е. Роль судебной практики в
обеспечении и развитии федеративных отношений в Российской Федерации //Материалы Всероссийской конференции «Конституционные основы
судебной власти». М.: Из-во «РАП», 2004. С. 52-54; Стецовский Ю.И. Судебная власть. М.: Из-во «Дело»,1999. С. 198 и др.
66
67
1
2
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
платы судьям выплачивалась из региональных бюджетов, что
ставило под сомнение независимость судов от органов представительной (законодательной) и исполнительной власти
субъектов РФ1.
При подготовке проекта Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» представители ряда субъектов РФ были недовольны, как замечает
В.М. Лебедев, тем, что «они лишаются собственной судебной
власти в том объеме, на который они претендовали. Их не
устраивало, что к судам субъектов РФ отнесены только конституционные (уставные) суды и мировые судьи, и они не
могут назначать всех судей, осуществляющих правосудие на
территории субъекта РФ»2. Соответственно, ими был разработан проект Федерального конституционного закона «О судах общей юрисдикции», расширяющий самостоятельность
российских регионов в вопросах судоустройства; статья 51
данного законопроекта предусматривала, в частности, направление жалобы на решения мировых судей по выбору лица в
апелляционно-кассационный суд субъекта РФ, либо в районный суд. Таким образом, реализация этих предложений, по
сути, означала бы создание двухинстанционной системы мирового судопроизводства в субъектах РФ. Планировались и
иные изменения, наделяющие законодательные (представительные) органы власти субъектов РФ значительными полномочиями при формировании мировых судов и контроле за
ними. Однако обсуждаемый проект в части фактического образования самостоятельных судебных систем субъектов РФ,
как известно, не нашел своего воплощения3.
Думается, что некоторые из выше указанных фактов дискредитировали концепцию создания судебных систем субъектов РФ, которая должна соответствовать основополагающим
принципам единства судебных органов в федеративном государстве, незыблемости государственного суверенитета, верховенства федеральной Конституции. Как думается, имевший
место исторический этап, на протяжении которого фактически бесконтрольные судебные органы некоторых республик
способствовали развитию националистических и сепаратистских тенденций, игнорировали федеральную Конституцию
и законодательство, предопределил наличие «настороженного» подхода со стороны общества и государства к идее создания судебных систем субъектов РФ.
Как замечает в этом плане А.В. Никитина, преувеличение
роли разделения судебной власти между Российской Федерацией и составляющими ее частями абсолютизирует самостоятельность субъектов РФ в осуществлении судебной власти,
«обусловливает их стремление к полной независимости в этом
аспекте от Российской Федерации и к созданию собственных
судебных систем при игнорировании факторов объективного
характера, задающих определенные рамки модели судебного
федерализма в конкретном государстве»1. Однако, и, напротив, преуменьшение или игнорирование «необходимости размежевания судебной власти детерминирует обратные тенденции: неоправданное и беспредельное ограничение самостоятельности субъектов РФ, утрату федеративных начал в судеб-
1
См.: Федерализм. Энциклопедия. М.: Из-во «Мос. ун-т», 2000.
С. 535-536.
2
Лебедев В.М. Проблемы становления и развития судебной власти в
Российской Федерации: Дисс?докт. юрид. наук. М., 2000.С. 280.
3
Высшие должностные лица некоторых субъектов РФ и на более современном историческом этапе были убеждены в наличии права у республик
в составе Федерации создавать автономные судебные системы. Так, М.Ш.
Шаймиев заявлял, что «во многие федеральные законы включаются нормы, лишающие республики тех прав, которые они имели ранее по федеральному же законодательству?например, на собственные судебные системы». См.: Шаймиев М.Ш. Разграничение предметов совместного ведения и полномочий между уровнями власти: конституционные нормы и
федеральное законодательство //Россия на пути реформ: федеративный и
региональный аспекты / Ред. С.А. Наумов. Саратов:Из-во «ПАГС», 2003.
С. 53.
1
Никитина А.В. Указ. Соч. С. 4.
68
69
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
ной системе России, ее превращение в «централизованную
иерархированную систему»1.
Проблема организации судебной системы Российской
Федерации (с учетом наличия в ее структуре судов субъектов
РФ), безусловно, актуальна. Она порождает многочисленные
научные споры, в которых доминирует мнение о том, что наиболее оптимальной для страны является целостная судебная
модель. Вместе с тем, основополагающие характеристики судебной власти в России при формировании судебных систем
субъектов РФ могут существенно измениться, причем, в позитивном плане. В частности, нельзя исключить усиления
самостоятельности и независимости органов судебной власти субъектов РФ и, как следствие, повышения количества независимых и справедливых судебных решений, снижения
нагрузки на федеральную судебную систему (за счет расширения компетенции судов субъектов РФ, ликвидации апелляционных полномочий районных судов) и т.д.
Вместе с тем, в настоящее время создание таких систем
нецелесообразно в силу общеизвестных социально-политических, экономических и иных факторов.
В результате исследования системных начал становления
и развития судов субъектов Российской Федерации, процесса
реализации федерализма как принципа государственного устройства в сфере отправления правосудия диссертант выделяет следующие этапы.
1. Создание в республиках в составе Российской Федерации автономных судебных систем в целях построения суверенных государств, базирующихся на принятых в начале 90-х
г.г. XX в. конституциях республик, провозглашающих их суверенными государствами;
2. Юридическое закрепление в Федеральном конституционном законе от 31 декабря 1996 г. (в ред. 27 декабря 2009 г.)
№ 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» единства судебной системы Российской Федерации, с выделением в ней конституционных (уставных) судов и мировых судей
субъектов Российской Федерации, системного взаимодействие между которыми не было предусмотрено;
3. С начала ХXI в. по настоящее время усиливаются препятствия для создания систем судов субъектов РФ, что связано с ограничением полномочий субъектов Российской Федерации по правовому регулированию статуса мировых судей
(введение запрета на самостоятельное установление ими порядка отправления правосудия по делам об административных правонарушениях в соответствии с законами субъектов
РФ и т.п.), и отказ de facto субъектов РФ от предоставленного
федеральным законодательством права самостоятельно определять статус конституционных (уставных) судов. Данный
этап, по нашему убеждению, завершится при установлении
надлежащего баланса в сочетании в сфере судоустройства конституционных принципов единства системы органов государственной власти и федеративного характера российского
государства, что предполагает отказ от попыток отожествления статуса судов субъектов РФ и федеральных судов и формирование систем судов субъектов РФ.
Анализ данных этапов позволяет утверждать: вопрос о
том, какова должна быть степень самостоятельности субъектов РФ в сфере отправления правосудия является чрезвычайно спорным и, вместе с тем, безусловно, актуальным в
современных условиях. Как замечает в этом плане М.Ф. Косолапов, «сложившаяся в Российской Федерации система государственной власти предполагает?существование федеральных судов и органов судебной власти субъектов Федерации. Отсюда следует необходимость адекватного определения меры (выд. С.П.) «судебного федерализма» и своевременного преодоления противоречия между высоким уровнем централизации судебной власти и последовательным
1
Там же.
70
71
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
утверждением федерализма как одной из основ отечественного конституционного строя»1.
Очевидно, что разработка здесь каких-либо бесспорных
рекомендаций ? трудно осуществимая задача. Как справедливо отмечает Б.П. Елисеев, «вопрос о разделении полномочий
между федеральными и региональными уровнями власти относится к числу наиболее важнейших и наиболее болезненных, поскольку ? это основа саморазвития всех субъектов федерации и исключения возникновения конфликтных ситуаций между федеральными и региональными уровнями государственной власти, что характерно не только для России»2.
Особую актуальность, как показывает вышеизложенный материал, приобретает проблема сохранения государственного
единства в процессе реализации конституционного принципа федерализма в судебной сфере при формировании судов
субъектов РФ3.
Соответственно выводы ученых о том, что в Российской
Федерации состоялась «децентрализация» публичного управления, т.е. «передача определенного объема властных полномочий компетентными субъектами управленческого воздействия иным структурным единицам, наделенными необходимыми правами, обязанностями и ресурсами» видятся несколько
преждевременными1. Да и сам термин «децентрализация»
приемлем, как думается, для характеристики процессов в сфере
исполнительной, но не судебной власти. Принципиальная
возможность существования систем субъектов РФ, в том числе, в рамках единой общероссийской судебной системы оспаривается большинством исследователей. И, тем не менее,
диссертант убежден, что ныне существующее положение судов субъектов РФ в судебной системе страны не позволяет
раскрыть все их потенциальные возможности, хотя, и обеспечивает ее единство в условиях формирования оптимальной модели федеративных отношений. Стоит согласиться с
утверждением о том, что включение судов субъектов РФ в
единую судебную систему России, укрепило в конце прошлого века основы российского государства и федерализма. Однако общественные отношения динамичны и перспективы
развития конституционных (уставных) судов и мировых судей автор связывает с дальнейшим раскрытием потенциала
Конституции Российской Федерации по обеспечению реальной самостоятельности органов государственной власти российских регионов в сфере отправления правосудия, реализацией на практике принципов федерализма и народовластия.
Соответственно, нельзя исключить возможности создания в
перспективе судебных систем субъектов РФ.
1
Косолапов М.Ф. Судебная власть в конституционном строе России.
Саратов:Из-во «ГОУ ВПО Саратовская государственная академия права»,
2005. С. 9-10.
2
Елисеев Б.П. Система органов государственной власти в Российской
Федерации: Дисс?докт. юрид. наук. М., 1998. С. 200.
3
В общетеоретическом плане государственное единство, по мнению
ученых, предполагает «весьма значительный объем и высокий уровень согласованных позиций, интересов и отношений между институтами государственности, взаимосвязанных с политической и правовыми системами, а
также с гражданским обществом на основе взаимодействия в разрешении
конкретных проблем общественного развития, что обеспечивает устойчивую структуру власти и властных отношений в государстве, его территориальную целостность». См.: Левакин И.В. Государственное единство России:
теоретико-правовое исследование: Дисс?докт. юрид. наук. М., 2003. С. 13.
См.: Махина С.Н. Сущность и системные характеристики политикоправовой категории «децентрализация» в современном демократическом
государстве // Гос. и право. № 7.2006. С. 22; Зеркин И.П., Игнатов В.Г. Основы теории государственного управления. Р-н/Д:Из-во «МарТ», 2000. С. 129;
Муниципальное управление // Под ред. В.Н. Иванова, В.И. Патрушева. М.:Изво «Муниуипальный мир», 2002; Кашанина Т.В. Децентрализация в правовом регулировании (структурный анализ): Автореф. дисс.... докт. юрид. наук.
М., 1992. С. 1 - 5, 10 и др.
72
73
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
§ 4. Конституционно-правовой статус составляющих
элементов и общая характеристика
организационно- правовых связей в судебных системах
субъектов Российской Федерации
составленное из отдельных частей (элементов)»; «система» ?
порядок, определяемый правильным расположением частей
и их взаимосвязями, план, порядок расположения частей целого, предначертанное устройство, ход чего-либо, в последовательном связном порядке1. Характеризуют систему и как
множественность элементов, находящихся в отношениях и
связях друг с другом и образующих определенную целостность,
единство, принятый порядок, распространяющийся на круг
каких-либо явлений, каких-либо отношений, устройство,
структуру, представляющие собой единство взаимосвязанных
частей2.
Судебную систему, как правило, определяют как совокупность судебных учреждений, которые различаются между собой предметной компетенцией и объемом судебной власти,
кругом полномочий по отношению к отдельным подразделениям самой системы3. Также она может быть определена и
как совокупность органов государственной власти, осуществляющих полномочия посредством отправления правосудия,
но имеющих различную компетенцию, призванных, прежде
всего, обеспечить каждому человеку защиту его прав и свобод4.
Применительно к судебной власти термин «система», по
мнению некоторых исследователей, относится к числу наиболее употребляемых5. Во-первых, потому, что реализация
судебной власти в современных условиях должна носить упо-
В юридической литературе можно обнаружить большое
количество исследований, посвященных анализу системы
исполнительных и законодательных (представительных) органов власти. Значительно меньше научных трудов о судебных системах; причем, в большинстве из них проигнорированы проблемы, связанные с формированием и деятельностью судов субъектов РФ. Вместе с тем, дискуссионными являются вопросы о том, образуют ли они в российской судебной системе отдельную подсистему судов, либо можно констатировать наличие самостоятельной системы судов субъектов РФ, а также возможно ли ее формирование в будущем. В
этом плане совершенно справедливым видится мнение ученых о том, что в современных условиях «конституционного
развития институтов судебной власти построение идеальной
модели местного правосудия является одной из основных задач теории и практики судебного строительства России»1.
Под системой в общефилософском смысле, как правило,
понимается «объединение некоторого разнообразия в единое
и четко расчлененное целое, элементы которого по отношению к целому и другим частям занимают соответствующие
им места», либо «объективное единство закономерно связанных между собой предметов и явлений, единство которых
обеспечивается путем установления существенных связей
между ними»2. «Система» (греч.) буквально означает «целое,
Сачков А.Н. Концептуальный формат институционально-правового измерения мировой юстиции //Мировой судья. № 8. 2006. С. 12-15.
2
Большой энциклопедический словарь: философия, социология, религия, эзотеризм, политэкономия. Мн.: Из-во «МФЦП», 2002. С. 741; Вишняков В.Г. Система и структура федеральных органов исполнительной власти:
теория и практика // Журн. рос. права. № 8. 2006. С. 67-83.
1
Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4 т. М.:
Из-во «Рус. яз.», 1994. Т. 4. С. 188.
2
Словарь русского языка. В 4 т. М.: Из-во «Рус. яз.», 1985 - 1988. Т. 4. С. 99.
3
См.: Кладий Е.В. Судебная власть в системе государственной власти
Российской Федерации: Автореф. дисс?канд. юрид. наук. М., 2002. С. 10.
4
См.: Четян М.А. Правовые основы организации и деятельности мировой юстиции в современной России: историко-правовое исследование:
Дисс?канд. юрид. наук. Коломна, 2003. С. 10.
5
См.: Колоколов Н.А. Судебная власть как общеправовой феномен. М.:
Из-во «Юрист», 2007. С. 121.
74
75
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
рядоченный, системный характер; во-вторых, потому, что
носитель судебной власти - ее аппарат (суды, судьи в их совокупности) представляет собой явление системное. В то же
время, автор настоящего исследования не может не согласиться с Н.А. Колоколовым: совокупность (например, судов субъектов РФ) сама по себе далеко еще не система, чтобы доказать
системность совокупности всех судебных органов государства
или как??й-то их части, необходимо обнаружить соответствующий системообразующий фактор1.
Общая теория систем определяет, что структура аппарата
судебной власти не может не нести на себе отпечатка воздействия всех первичных, естественных систем (метасистем), в
число которых изначально входят природные, биологические
и социальные системы. При этом они образуют ту природную и социальную среду, в которой судебной системе конкретного государства предстоит образоваться и функционировать. В этом плане важное значение имеют и факторы, связанные с закономерностями функционирования судебной власти как относительно автономной социальной системы-организации2. Внутреннее устройство системы представляет собой единство состава, организации и структуры системы.
Состав, как полный перечень ее элементов, характеризует
многообразие этих элементов судебной системы, ее сложность, ибо природа системы во многом зависит от ее состава,
изменение которого порой приводит к изменению свойств
всей системы3.
Как полагает большинство ученых в организации структуры судебной системы можно выделить два варианта: она может состоять из совокупности систем федерального центра и
«существующих абсолютно параллельно ей» судебных систем
субъектов федерации (США), либо судебная система государства отличается «дезинтегрированностью» лишь специализированных судов (Федеративная Республика Германия, Российская Федерация), при этом первый вариант организации судебной системы не исключает возможности «дезинтегрированности» отдельных ее элементов ввиду образования специализированных судов (США)1. Однако автор занимает несколько иную позицию, ибо убежден, что судебная система
Российской Федерации представляет собой особый вариант,
характеризующийся выделением судов субъектов РФ, не образующих какой-либо системы, в единой судебной системе
Российской Федерации.
Актуальным является вопрос о сущности и специфике организационно-правовых связей любой судебной системы; особое значение он приобретает в федеративных государствах.
Исследователи выделяют здесь связи следующего содержания:
- процессуального, как «базовый, легальный, официально
одобряемый и по сути своей единственно приемлемый для
судов разных уровней канал связи»;
- административного, т.е. подчиненность «в порядке внутренней службы судей председателям судов, судей судов нижнего звена судьям, председателям судов высшего звена»;
- корпоративного, т.е. подчиненность судей в рамках образуемого ими структур судейского сообщества2.
Как думается, данная классификация связей структурных
элементов судебных систем, в целом, является весьма удачной.
Единственное уточнение, которое представляется оправданным
сделать, состоит в том, что процессуальные связи между элементами судебной системы не могут быть «единственно приемлемым для судов разных уровней каналом связи»3. В даль-
1
Колоколов Н.А. Указ. Соч. С. 123.
См.: Михайловская И.Б. Суды и судьи: независимость и управляемость.
М.:Из-во «Проспект», 2008. С. 40.
3
Колоколов Н.А. Указ. Соч. С. 124.
2
76
1
2
3
Там же.
Колоколов Н.А. Указ. Соч. С. 124-126.
Там же.
77
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
нейшем мы на примере взаимодействия судов субъектов РФ
друг с другом и федеральными судами, иными органами государственной власти и управления аргументирует суждение о
том, что это не единственные, хотя и основополагающие связи систем судов субъектов РФ.
Итак, система есть «нечто целое, представляющее собой
единство закономерно расположенных и находящихся во взаимной связи частей»1. Судебная система должна упорядочивать, соединять определенным образом в одно целое ее части
(звенья), обязательно взаимосвязанные между собой2. Тем самым система судебных органов субъектов РФ должна включать в себя не только части этой системы, но и систему связей
между этими частями.
Прежде чем исследовать взаимосвязи внутри системы,
необходимо определиться с тем, что представляют собой сами
части (звенья). В этом плане автор исследования полагает
необходимым охарактеризовать статус конституционных (уставных) судов и мировых судей как основных элементов систем судов субъектов РФ. Правовой статус изучаемых органов
государственной судебной власти субъектов РФ следует рассматривать в числе важнейших характеристик конституционных (уставных) судов и мировых судей как субъектов правоотношений. Понятие «правового статуса» отожествляют, нередко, с «системой прав и обязанностей, законодательно закрепленных государствами в конституциях, международных ?
правовых актах о правах человека и иных нормативно-юридических актах»3. Как думается, еще более точно, это понятие
1
См.: Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка: Ок. 65000 слов и
фразеологических выражений //Под ред. Л.И. Скворцова. 26-е изд., перераб. и доп. М.: Из-во «Оникс», 2008. С. 577.
2
См.: Петрова Н.А. Нужна ли субъектам Российской Федерации судебная ветвь государственной власти? //Конституционное и муниципальное
право. № 21. 2008. С. 2-7.
3
См.: Проблемы общей теории права и государства //Под. ред В.С. Нерсесянца. М.: Из-во «Норма», 1999. С. 25.
78
Федерализм как конституционный принцип формирования...
можно определить как «реальный комплекс возможностей
действий, который дается субъекту системой общественных
отношений, той системой, социальной и правовой, в которой живет человек. В любом случае статус заключает в себе
определенный потенциал, подлежащий реализации»1. С этих
позиций, учитывая, в том числе, целесообразность выявления потенциала изучаемых органов государственной власти
в российском обществе и государстве, мы анализируем статус
конституционных (уставных) судов и мировых судей как основных элементов систем судов субъектов РФ.
В юридической литературе имеют место самые различные
подходы к пониманию сущности судов субъектов РФ. Так,
например, конституционные (уставные) суды определяют как
органы «судебного конституционного контроля», «конституционного надзора», «региональной конституционной юстиции», «органы охраны конституции», «защиты конституций
(уставов) субъектов РФ», «регионального конституционного
правосудия», «конституционной проверки», «механизма правовой защиты конституций (уставов)» и др. Соответственно,
в научных исследованиях конституционные суды характеризуют как государственные органы судебной власти субъектов
РФ, которые в качестве судов субъектов РФ входят в судебную систему Российской Федерации и осуществляют правосудие посредством конституционного судопроизводства, либо
как независимо и эффективно функционирующие специализированные органы конституционного контроля. Уставные
суды, зачастую, определяют как судебные органы уставного
контроля, которые самостоятельно и независимо осуществляют судебную власть посредством уставного судопроизводства2. Имеют место и утверждения о том, что изучаемые суды
1
См.: Мальцев Г.В. Социальные основания права. М.: Из-во «Норма»,
2007. С. 423.
2
См.: Мироновский О.Б. Правовой статус конституционных (уставных)
судов субъектов Российской Федерации: Дисс?канд. юрид. наук. М., 2001.
С. 52-53; Борова И.Л. Теоретико-правовые проблемы организации консти-
79
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
представляют собой «специальные и единственные судебные
органы, компетентные признать закон субъекта РФ противоречащим его конституции (уставу) и поэтому недействительным», либо «институт органичный для государственно-территориального образования, являющегося субъектом РФ, где
четко выражен принцип разделения властей на региональном уровне» и т.д1. Другие ученые называют конституционные (уставные) суды субъектов РФ «самостоятельными органами судебной системы России, обладающими полномочиями осуществлять конституционный нормоконтроль в отношении актов субъектов РФ, а также, с учетом их юридической
природы и при наличии законодательных оснований, осуществляющих и иные полномочия», «органами конституционного (уставного) контроля, осуществляемого посредством и в
форме конституционного (уставного) судопроизводства»2. Распространена также позиция, согласно которой изучаемые суды
? «судебные органы конституционного контроля, осуществляющие самостоятельно и независимо судебную власть посредством конституционного судопроизводства, предусмотренного ст. 118 Конституции России»3, либо «судебные орга-
ны конституционного контроля, осуществляющие в форме конституционного судопроизводства судебную власть в целях защиты конституционного строя Российской Федерации и конституционного (уставного) строя субъекта РФ, основных прав
и свобод человека и гражданина, поддержания верховенства в
правовой системе субъекта РФ и прямого действия на всей его
территории конституции (устава) субъекта РФ»1.
Можно обнаружить и достаточно неординарные научные
подходы, предполагающие, например, характеристику изучаемых судов как органов, «правомочных рассматривать административные деликты в сфере исполнительной власти, возникающие при принятии органами государственной власти
субъекта РФ или местного самоуправлении нормативного
правового акта, не соответствующего основному закону
субъекта РФ»2. Такой подход дает основание многим исследователям утверждать, что ключевым элементом статуса указанных судов является конституционный контроль, что, в целом, не вызывает принципиальных возражений. Соответственно, данные суды субъектов РФ ученые обоснованно определяют, прежде всего, как органы конституционного контроля, используя различные конкретизирующие признаки («наделенные полномочиями отмены нормативных правовых актов, не соответствующих конституции (уставу) субъекта РФ»,
«призванные разрешать споры, имеющие конституционное
(уставное) значение для данного субъекта РФ» и т.д.)3.
туционных (уставных) судов Российской Федерации: Дисс?канд. юрид. наук.
М., 2004. С. 160; Латкина М.А. Правовая охрана субъекта Российской Федерации (опыт Самарской области): Дисс?канд. юрид. наук. М., 2004. С. 8.
1
См.: Сафонов В.Е. Федерализм в государственном строе России: конституционно-правовые аспекты. Саратов: Из-во «Научная книга», 2004.
С. 181; Боброва В.К. Проблемы правового регулирования статуса уставного суда субъекта Российской Федерации: Автореф. дисс... канд. юрид. наук.
М., 2000. С.9 и т.д.
2
См.: Кряжков В.А. Региональная конституционная юстиция: положение дел и совершенствование правовых основ функционирования //Материалы Всероссийской конференции «Конституционные основы судебной
власти». М.: Из-во «РАП», 2004. С.143; Несмеянова С.Э. Конституционное
правосудие в Российской Федерации. Екатеринбург: Из-во «УрГЮА» 2000.
С. 172.
3
См.: Авакьян С.А. Конституционное право России. М.: Из-во «Юрист»,
2005. Т. 2. С. 689.
80
1
См.: Петренко Д.С. Конституционная (уставная) юстиция в субъектах
Российской Федерации (современные правовые проблемы и перспективы): Дисс?канд. юрид. наук. М., 2007. С. 8.
2
См.: Сажно Т.И. Правосубъектность конституционного суда субъекта
Российской Федерации при рассмотрении административных деликтов в
сфере исполнительной власти: Дисс?канд. юрид. наук. Хабаровск, 2004.
С. 8.
3
См., напр.: Гошуляк В.В., Ховрина Л.Е., Геворкян Т.И. Конституционное
правосудие в субъектах Российской Федерации. М.: Из-во «Альфа-М»2006.
С. 78.
81
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
Однако особый интерес вызывает позиция, согласно которой конституционный (уставный) суд характеризуют как
орган, «самостоятельно и независимо осуществляющий государственную власть посредством конституционного судопроизводства на территории конкретного субъекта РФ, результатом которого является акт, принятый именем субъекта РФ,
юридическая сила которого при определенных обстоятельствах может распространяться, в том числе, и на участников
правоотношений вне территориальной юрисдикции соответствующего российского региона»1. Такой подход дает представление о значении и «масштабе» правовых позиций конституционных (уставных) судов субъектов РФ.
В целом, можно разделить мнение о том, что по правовому статусу изучаемые структуры являются судебными органами; по функциональному предназначению ? судами, осуществляющими конституционный контроль; по основным принципам деятельности ? органами, самостоятельно и независимо отправляющими правосудие; по формам деятельности ?
судебными органами, осуществляющими конституционное
судопроизводство2. Очевидно, что специфика конституционных (уставных) судов субъектов РФ состоит в том, что они
отправляют конституционное правосудие как особую форму
судопроизводства, под которой можно понимать систему правовых норм и процедур, регулирующих порядок подготовки,
разработки, принятия и вступления в силу конституций (основных законов), изменения, пересмотра и прекращения действия конституции (устава), а также обеспечения эффектив-
ности функционирования основных конституционных институтов в течение всего срока действия конституции1.
Имеют место утверждения, что конституционные (уставные) суды в большей степени, по сравнению с мировыми судьями, соответствуют статусу суда субъекта РФ2. Действительно, они не руководствуются в своей деятельности федеральными стандартами судопроизводства, а применяют, как правило, региональные нормативные правовые акты, их решения не подлежат обжалованию в федеральных судебных инстанциях и т.д. Однако принципиальное различие состоит в
том, что конституционные (уставные) суды отправляют конституционное правосудие как особую форму судопроизводства, предусмотренную ч. 2 ст. 118 Конституции Российской
Федерации. В этом плане конституционные (уставные) суды
являются органами государственной судебной власти субъектов РФ, создаваемыми в зависимости от потребности конкретного российского региона в толковании конституции (устава) субъекта РФ, разрешении иных вопросов в порядке конституционного судопроизводства, перечень которых устанавливается самим субъектом РФ с учетом пределов ведения и
полномочий, определенных Конституцией Российской Федерации.
1
См.: Дербенев Е.А. Роль Конституционного Суда Российской Федерации в развитии федеративных отношений: Автореф. дисс?канд. юрид. наук.
М., 2001. С. 15.
2
См.: Банников Г.Н. Проблемы реализации права граждан на судебную
защиту в Российской Федерации (общетеоретический аспект): Автореф.
дисс?канд. юрид. наук. Саратов, 2006. С. 24.
См. подробнее: Бородин В.В. Конституционный процесс: сравнительно-правовой анализ: Дисс?докт. юрид. наук. СПб, 2000. С. 10. Некоторые
исследователи приходят к выводу о том, что деятельность исследуемых судов следует отнести к особому виду государственной власти ? контрольной.
См. подробнее: Ермолов И.А. Роль конституционных судов в осуществлении конституционного контроля в республиках Российской Федерации:
Автореф. дисс?канд. юрид. наук. М., 2002. С. 14.
2
Это обстоятельство даже обусловливает предложения отдельных ученых по усилению контроля за конституционными (уставными) судами. См.,
напр.: Комкова Г.Н. Орган конституционной юстиции России: механизм
разграничения полномочий в сфере защиты прав человека // Россия на
пути реформ: федеративный и региональный аспект / Ред. С.А. Наумов.
Саратов: Из-во «ПАГС», 2003. С. 107.
82
83
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Фактически аналогичную, с точки зрения «сложности и
многогранности», правовую природу имеют и мировые судьи, ибо ее также обусловливает большое количество политических, идеологических, информационных, управленческих
и других факторов1. В этом плане их даже характеризуют как
правовое явление и социальный институт, возрождение и
деятельность которого является результатом оценки государством общественных интересов2. Действительно, на различных исторических этапах менялось представление о мировых
судьях как о «должностных лицах, призванных охранять мир
и спокойствие на территории своего участка» в дореволюционной России, как о «судьях низшего звена судебной системы, создаваемых в некоторых буржуазных странах для рассмотрения в упрощенном порядке мелких уголовных и гражданских дел» и, наконец, как о «судьях общей юрисдикции
субъекта РФ первой инстанции, входящих в единую судебную систему, осуществляющих свою деятельность в пределах
судебного участка»3.
В диссертационных исследованиях, как правило, под мировым судьей понимают «физическое (должностное) лицо, принадлежащее к корпусу мировых учреждений, осуществляющее
правосудие и иную деятельность, которое избирается или назначается центральными или местными органами государственной власти, единолично рассматривает дела в мировом
Федерализм как конституционный принцип формирования...
суде и способствует установлению мирных отношений между
спорящими сторонами», либо «лицо, наделенное Федеральным
конституционным законом «О судебной системе Российской
Федерации» полномочиями в пределах своей компетенции
осуществлять правосудие и исполняющее свои обязанности на
профессиональной основе»; имеет место и утверждение, что
это «односоставный судебный орган, наделенный полномочиями по единоличному рассмотрению в упрощенном порядке
дел, не представляющих особой сложности»1.
Мировой суд (в Российской Федерации отсутствующий,
поскольку созданы «судебные участки мировых судей») характеризуют, зачастую, как низшее звено единой судебной системы Российской Федерации, имеющее своей задачей реализацию конституционного принципа обеспечения граждан правом на судебную защиту, либо как самостоятельную организационно-функциональную форму судебной власти мировых
судей, в юридических рамках которой их внутриорганизационная и судебная деятельность обеспечивает реализацию социально-правовых целей правосудия независимо от административно-территориального масштаба его устройства, но с
учетом особенностей каждого региона страны2. Имеют место
и весьма лаконичные характеристики; например, по мнению
С.В. Каширского мировой суд ? это «мировые судьи и их аппарат как элемент судебной системы»3.
1
См.: Сачков А.Н. Проблемы методологического обеспечения исследования природы мировой юстиции //Мировой судья. № 2. 2004. С. 16.
2
Современный толковый словарь русского языка //Ред. С.А. Кузнецов.
СПб.: Из-во «Норит», 2002. С. 246. См. также: Розин В.М. Генезис права:
методологический и культурологический анализ. М.: Из-во «Nota bene»,
2003.
3
См.: Трубникова Т.В., Якимович Ю.К. Организация и деятельность мировых судей в России. Томск: Из-во «Томского университета», 1999. С. 52;
Советский энциклопедический словарь. М.: Из-во «Советская энциклопедия», 1982. С. 809; Астахов С.В. Мировой суд: история и действительность /
/Правовые и экономические проблемы стабилизации экономики в России.
Орел, 2000. С. 105.
Лонская С.В. Мировой суд в России (1864 - 1917 годы): историко-правовое исследование: Автореф. дисс?канд. юрид. наук. СПб, 1998. С. 12;
Шатовкина Р.В. Организация и деятельность мировых судей в Российской
Федерации: Автореф. дисс?канд. юрид. наук. М., 2002. С. 7; Апостолова
Н.Н. Мировые судьи в Российской Федерации: Автореф. дисс?канд. юрид.
наук. Краснодар, 1998. С. 16; Нелюбина А.А. Мировые судьи в Российской
Федерации: Дисс?канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2006. С. 9 и др.
2
См.: Родина Л.В. Правовой статус мирового судьи в административной процессе: Автореф. диссс?канд. юрид. наук. М., 2008. С. 11.
3
Каширский С.В. Становление и функционирование мировых судов в
судебной системе России: Дисс?канд. юрид. наук. Н.Новгород, 2005. С. 14.
84
85
3
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Особого внимания заслуживает, как думается, позиция А.Н.
Сачкова, понимающего под мировым судом самостоятельную
организационно-функциональную форму судебной власти
мировых судей. Он вполне обоснованно утверждает, что «в
ее юридических рамках внутриорганизационная и судебная
деятельность мировых судей обеспечивает реализацию объективных социально-правовых целей местного правосудия независимо от административно-территориального масштаба
его устройства, но с учетом особенностей каждого региона
страны»1.
Анализируя вопрос о содержании понятия «мировой судья», его соотношении с институтами «мировой суд», «мировая юстиция», Р.Б. Панченко приходит к выводу о том, что
первый термин должен интерпретироваться как «суд мирового судьи»; соответственно, смешение терминов «мировой
судья» и «мировой суд» справедливо видится ей недопустимым. Иное значение имеет институт «мировой юстиции»,
поскольку представляет собой системное целое, выражающее
качественную определенность этого явления, т.е. его организацию, структурные элементы, внутренние и внешние связи,
динамику, механизм действия; в целом, он ориентирован на
решение задач правосудия с целью защиты прав и свобод граждан2.
В числе основополагающих признаков статуса мирового
судьи ученые выделяют следующие:
1. Он является носителем судебной власти; наряду с иными судьями обладает единым статусом и отличается от них
только полномочиями и компетенцией.
Федерализм как конституционный принцип формирования...
2. Мировой судья ? судья общей юрисдикции, являющийся «частью (звеном) судебной системы России» (хотя, например, О.В. Шутило, напротив, настаивает на том, что здесь
имеет место «обособленность от общей судебной системы»)1.
3. Мировые судьи субъектов РФ одновременно определены законодателем как судьи общей юрисдикции субъектов
РФ (ч. 1 ст. 1 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации») и суды субъектов РФ (ч. 4 ст. 4 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации»)2.
4. Мировой судья является физическим, должностным лицом, наделенным полномочиями осуществлять правосудие,
исполняющим свои обязанности на профессиональной основе и обладающий специальным статусом3.
К признакам организации и деятельности мирового судьи
(с учетом того обстоятельства, что законодатель фактически
отожествляет понятия «мировой судья» и «мировой суд» как
государственный орган судебной власти) можно отнести следующие.
1. Выполнение только функций суда низшей инстанции.
2. Профессионализм (наличие высшего юридического образования, стажа работы по юридической профессии).
3. Статус местного (локального) суда субъекта РФ.
4. Особый, более демократичный порядок наделения властными полномочиями (правда, пока это проявляется только
Сачков А.Н. Соотношение правовых понятий «мировая юстиция», «мировой суд» и «мировой судья»: истоки наименования и смыслового значения // Рос. юстиция. № 4. 2007. С. 62.
2
Панченко Р.Б. Защита прав и свобод граждан мировой юстицией (конституционно-правовое исследование): Автореф. дисс...канд. юрид. наук. М.,
2007. С. 15.
1
Шутило О.В. Становление и модернизация мировой юстиции в России
(вторая половина XIX - начало XX века): историко-правовое исследование:
Дисс?канд. юрид. наук. Саратов, 2006. С. 12.
2
См. здесь: Борисов Г., Хапилин А. От мировых судей ? к мировым судам
//Рос. юстиция. № 3. 2002. С. 39-40.
3
См. подробнее: Дорошков В.В. Организационные и процессуальные
проблемы деятельности мировых судей в современной России // Материалы Всероссийской конференции «Конституционные основы судебной власти». М.: Из-во «РАП», 2004. С. 94-97.
86
87
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
в сокращении сроков назначения на должность, ибо мировые
судьи не избираются непосредственно населением).
5. Небольшие сроки осуществления своих полномочий
(сменяемость).
6. Специальная ограниченная юрисдикция (рассмотрение
гражданских дел о малозначительных спорах, преступлений
только небольшой или средней тяжести).
7. Осуществление судопроизводства единолично.
8. Стремление примирить спорящие стороны, ликвидировать конфликт.
9. Наличие апелляционного порядка пересмотра судебных
решений 1.
10. Приближенность к населению, под которой ученые
понимают «отвечающую правовым интересам людей социально-правовые возможности мировых судей, закрепленные
в целеполагании, организации судебной деятельности и профессиональной правовой культуры мировых судей, проявляющиеся как составная часть права граждан на судебную защиту»2.
11. Доступность населению, которую, в свою очередь, характеризуют как «функциональную сферу приближенности
возможностей мировых судей к правовым интересам населения соответствующих судебных участков, связанную с правовой регламентацией и реализацией различных направлений
их судебной деятельности и процессуальным порядком рассмотрения и разрешения правовых конфликтов, которая характеризуется, прежде всего, способностью мировых судей
урегулировать заявленный спор миром»3.
Последний признак представляется автору этого исследования особенно важным с учетом того обстоятельства, что он
является основным критерием «выделяющим» изучаемые суды
из системы федеральных органов судебной власти, позволяющим аргументировать целесообразность их научного анализа
как элемента, прежде всего, судебной системы субъектов РФ.
В юридической литературе под доступностью правосудия
принято понимать наличие институциональных и процессуальных гарантий, обеспечивающих права потенциальных участников процесса на справедливое судебное разбирательство1.
Понятие «доступность судопроизводства» обозначает, по мнению исследователей, что каждый, независимо от места жительства, достатка, должностного положения, имеет реальную
возможность обратиться в суд2. Доступность судопроизводства, нередко, трактуется учеными в трех аспектах: правовом,
территориальном и материальном. Первый аспект подразумевает, что существующее законодательство дает возможность
каждому обратиться в суд с иском. Второй аспект обозначает,
что судебные учреждения должны располагаться недалеко от
места жительства, поездки в суд должны быть реально возможны. Третий аспект состоит в том, что расходы по ведению дела не должны обусловливать отказ от обращения за
судебной защитой. Все эти аспекты, безусловно, взаимосвязаны: к примеру, доступность в территориальном отношении
существенно влияет на доступность в материальном отношении и т.д.
В качестве специфических целей, стоящих перед мировыми судьями субъектов РФ, можно назвать облегчение доступа
населения к правосудию; воплощение идей судебного федерализма; снижение нагрузки на районные (федеральные) суды
общей юрисдикции; повышение оперативности судопроиз1
Дорошков В.В. Указ. Соч. С. 98.
См.: Сачков А.Н. Правовая модель мирового суда: принципы современного конструирования //Рос. юстиция. №. 2007. С. 46.
3
Сачков А.Н. Указ. Соч. С. 46.
См.: Рабцевич О.И. Право на справедливое судебное разбирательство:
международное и внутригосударственное правовое регулирование. М.: Изво «Лекс ? Книга», 2005. С. 96.
2
Попова А.Д. Доступность судопроизводства как фактор формирования гражданского общества: история и современность //Администратор
суда. № 3. 2007. С. 21-30.
88
89
1
2
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
водства1. Представляется, что необходимо также отметить и
такую цель, как формирования нового уровня взаимоотношений населения и суда, повышения доверия к нему со стороны
жителей муниципальных образований.
К сожалению, мировые суды как органы государственной
власти субъектов РФ в настоящее время отсутствуют и их функции лишь в определенной мере выполняют мировые судьи
субъектов РФ, являющиеся судьями первой инстанции системы судов общей юрисдикции России и, одновременно, судьями судебных участков, компетенция и порядок деятельности которых установлены федеральным законом.
Научный анализ структурных элементов судебной системы
субъектов РФ предполагает необходимость исследования их
компетенции, юрисдикции и подведомственности конституционных (уставных) судов и мировых судей. В специальной
литературе, как известно, компетенция (лат. «сompetentio» от
«сompeto» ? «добиваюсь, соответствую, подхожу») понимается, обычно, как совокупность юридически установленных
полномочий, прав и обязанностей конкретного органа или
должностного лица; компетенция определяет его место в системе государственных органов. В этом плане права и обязанности судов субъектов РФ и федеральных судов, установленные действующим законодательством, фактически идентичны2. Законодатель, разумеется, не мог осуществить здесь
иное правовое регулирование в силу имеющего место принципа единства статуса судей и судебной системы. Вместе с
1
См.: Дорошков В.В. Организационные и процессуальные проблемы
деятельности мировых судей в современной России // Материалы Всероссийской конференции «Конституционные основы судебной власти». М.:
Из-во «РАП», 2004. С. 100.
2
Имеют место и исключения; к примеру, конституционные (уставные)
суды субъектов РФ и мировые судьи лишены права проверять решения
нижестоящих судов (хотя, такая возможность отсутствует также у арбитражных судов первой инстанции и Конституционного Суда Российской Федерации). Прим. авт.
тем, на практике явно складывается ситуация, когда суды
субъектов РФ воспринимаются как «второстепенные», а то и
«второсортные» органы, объем их прав подразумевается как
меньший. В частности, наиболее квалифицированные судьи
работают не в мировых, а в федеральных судах, где значительно
выше уровень заработной платы; в первую очередь выполняются судебные поручения и запросы федеральных судей. Обычно, такую ситуацию должностные лица органов государственной власти объясняют более «важным» характером дел, рассматриваемых федеральными судами.
Как думается, такой подход не способствует повышению
эффективности работы судов субъектов РФ. Причем радикальным способом преодоления сложившейся ситуации станет не
только, к примеру, создание служб судебных приставов, исполняющих только судебные акты, запросы, поручения судов
субъектов РФ. Лишь при создании целостной системы судов
субъекта РФ нельзя будет утверждать, что она «рассматривает
«мелкие» дела», ибо конституционные (уставные) суды отправляют конституционное правосудие, роль и значение которого
трудно переоценить. И, наоборот, нельзя будет основываться
исключительно на статистических данных относительно количества дел, рассмотренных конституционными (уставными) судами, которое с учетом сущности и специфики конституционного судопроизводства, не может быть значительным.
Обязанности судов субъектов РФ прямо не определены в
действующем законодательстве, хотя и логически вытекают
из совокупности их полномочий. Прежде всего, они предполагают необходимость обеспечения конституционными (уставными) судами и мировыми судьями государственной (судебной) защитой прав и свобод физических и юридических
лиц (причем, к примеру, в отношении мировых судей законодатель установил требования в более короткий период времени рассматривать дела). Кроме того, по нашему мнению,
статус судов субъектов РФ обусловливает их обязанность учитывать региональную специфику при отправлении правосу-
90
91
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
дия, обеспечивать более эффективное взаимодействие жителей муниципальных образований и суда и т.п.
Представляется, что анализируемая компетенция, безусловно, определяет место судов субъектов РФ в системе государственных органов России и их роль в судебной системе субъектов РФ. Нельзя, правда, не учитывать мнение о том, что конституционные (уставные) суды, обладая исключительным
правом осуществлять конституционное судопроизводство,
«существуют в автономном режиме и составляют самостоятельный уровень судебной системы Российской Федерации»1.
Вместе с тем, в общероссийском масштабе данные органы, за
редким исключением, пока не играют заметной роли в правоприменительной деятельности; весьма незначительное количество субъектов РФ создали изучаемые суды и только в
отдельных регионах они активно функционируют. Несколько
иное положение у мировых судей субъектов РФ, которые, рассматривая значительный объем уголовных, гражданских и административных дел (правда, редко когда связанных с применением законодательства субъектов РФ), по сути, являются нижестоящим звеном федеральной судебной системы2. Их
акты подлежат обжалованию в вышестоящих федеральных
судах, круг полномочий и порядок отправления правосудия
устанавливается законодателем Российской Федерации и т.д.
Отдельные ученые полагают, что их статус вообще не соот-
ветствуют статусу суда субъекта РФ; хотя, как думается, подобного рода выводы излишне категоричны1.
Не является, разумеется, идентичной и юрисдикция изучаемых судов. Сам термин «юрисдикция» (лат. «jurisdictio» ?
«судопроизводство», от «jus» ? «право» и «dico» ? «говорю»)
трактуется исследователями в различных аспектах. Во-первых, это установленная законом совокупность правомочий
соответствующих государственных органов по разрешению
правовых споров и дел о правонарушениях, правовой оценке
действий лица или иного субъекта права с точки зрения их
правомерности, либо неправомерности, применению юридических санкций к правонарушителям. Соответственно, при
таком подходе юрисдикция может быть охарактеризована
применительно к таким ее признакам как вид и сущность разрешаемых дел (преступления, проступки; имущественные споры и т.д.); территориальная их принадлежность (к примеру,
рассмотрение уголовного дела судом по месту совершения преступления, гражданского дела, как правило, по месту жительства ответчика и т.п.); субъектный состав участвующих в деле
лиц и т.д. Во-вторых, под юрисдикцией, нередко, понимается территория в подведомственности определенного органа
власти. И, наконец, в-третьих, это собственно отправление
правосудия, а также иная деятельность государственных органов по рассмотрению споров, дел о правонарушениях и
применению санкций.
Анализ содержания юрисдикции судов субъектов РФ позволяет констатировать наличие следующих обстоятельств.
Во-первых, юрисдикция конституционных (уставных) судов
и мировых судей, определена федеральным законом с учетом
(пусть и в минимальном объеме) предоставления субъектам
РФ возможности осуществлять собственное соответствующее
правовое регулирование в пределах ведения и полномочий,
1
Абросимова Е.Б. Судебная власть в Российской Федерации: система и
принципы. М.: Из-во «Институт права и публичной политики», 2002. С. 35.
2
См. подробнее: Лонская С.В. Мировая юстиция в России. Калининград: Из-во «КГУ», 2000. С. 177; Мировой суд в России: проблемы теории и
практики. (Материалы Всероссийская науч.-практ. конф.). - Екатеринбург,
1996. С. 305-306; Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» ? о мировых судьях //ХХIХ науч. конф.: Тез.
докл. Калининград, 1998. Ч.5. С.31-38; Черемных Г. Институт мировых судей
требует внимания //Рос. Юстиция. № 5. 1997. С. 14-15; Хаматова Е. Мировые судьи в судебной системе России // Мировой судья № 2. 2004. С. 31-38.
и др.
92
1
См.: Попондопуло В.Ф. Система третьей власти: от горизонтальной власти к вертикальной // Закон. № 10. 2004. № С. 113-118.
93
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
установленных ст. 72, 73 Конституции Российской Федерации. Правда, мировые судьи, к примеру, в своей деятельности, в отличие от региональных органов конституционного
контроля, практически не руководствуются законодательством
субъектов РФ. Во ? вторых, специфика конституционного судопроизводства, во многом, обусловила то обстоятельство, что
принцип территориальной доступности «местного» суда не
имеет для конституционных (уставных) судов такого значения как для мировых судей, которые должны быть максимально приближены к местам проживания граждан и располагаться
в максимально доступных для населения местах. И, наконец,
круг лиц, подпадающих под юрисдикцию суда субъекта РФ,
как для конституционных (уставных) судов, так и для мировых судей не ограничен законом по принципу, к примеру, проживания на территории субъекта РФ, либо определенного муниципального образования, что является дополнительным аргументом в пользу необходимости комплексного научного исследования статуса конституционных (уставных) судов и мировых судей.
Можно, однако, констатировать различия в подведомственности судов субъектов РФ, что, впрочем, вполне объяснимо,
ибо они отправляют различные виды видов судопроизводства1. Таким образом, подведомственность анализируемых
судов определена законом в настоящее время исходя из различных критериев:
- для конституционных (уставных) судов это юридическая
сила актов, ко??орые они проверяют на предмет соответствия
основному закону субъекта РФ (только нормативные правовые акты субъектов РФ);
Федерализм как конституционный принцип формирования...
Под термином «подведомственность», как правило, понимают относимость нуждающихся в государственно-властном разрешении споров о
праве и иных юридических дел к ведению того или иного государственного,
общественного органа или третейского суда, свойство юридических дел, в
силу которого они подлежат разрешению определенными юрисдикционными органами. Прим. авт.
- для мировых судов ? характер рассматриваемых дел: «несложные» в рассмотрении гражданско-правовые споры, с
небольшой ценой иска, уголовные дела, ответственность за
совершение которых предполагает применение в качестве
наказания лишения свободы на срок не свыше трех лет и т.п.
В целом, научный анализ статуса конституционных (уставных) судов и мировых судей как основных структурных
элементов систем судов субъектов РФ позволяет сделать следующие выводы.
1). Конституционные (уставные) суды и мировые судьи,
несмотря на общий правовой статус судов субъектов РФ, в
настоящее время практически изолированы друг от друга и
их деятельность не обладает признаками системности. Данная ситуация не является позитивной, ибо препятствует становлению целостной системы органов государственной власти субъектов РФ в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 77
Конституции Российской Федерации.
2). Имеет место тенденция явного «сближения» правового регулирования конституционных (уставных) судов и мировых судей, которая состоит в стремлении регионального законодателя обеспечить максимально полное соответствие нормативных правовых актов субъектов РФ федеральному законодательству. Причем, законодательные (представительные)
органы государственной власти субъектов РФ, как это будет
обосновано в дальнейшем, нередко, сами ограничивают себя
в возможностях реализовывать полномочия, установленные
ст. 72, 73 Конституции Российской Федерации. Главное, что
в большей своей части такой процесс фактически лишь «обедняет» региональное законодательство, лишает соответствующее правовое регулирование индивидуальных черт и свойств,
отожествляет статус федеральных судов и судов субъектов РФ,
что далеко не всегда соответствует целям повышения самостоятельности и независимости судебной власти.
Конечно, вполне обоснованы некоторые аспекты трансформации действующего законодательства. Так, в 2007 г. из-
94
95
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
менение Закона Российской Федерации «О статусе судей Российской Федерации» обусловило корректировку соответствующих нормативных правовых актов1. К примеру, преподавательская, научная и иная творческая деятельность судей судов
субъектов РФ не может теперь финансироваться исключительно за счет средств иностранных государств, международных
и иностранных организаций, иностранных граждан и лиц без
гражданства, если иное не предусмотрено международным
договором Российской Федерации или законодательством
Российской Федерации; судьи в настоящее время не вправе
входить в состав органов управления, попечительских или
наблюдательных советов, иных органов иностранных некоммерческих неправительственных организаций и действующих
на территории России их структурных подразделений, если
иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации или законодательством Российской Федерации2. Впрочем, еще в 2005 г. с этой целью были изменены
законы Республики Кабардино-Балкария, Свердловской области и г. Санкт-Петербурга3. В целом, многие изменения в
законодательстве субъектов РФ направлены на обеспечение
единства статуса судей. Так, Закон г. Санкт-Петербурга ранее
предусматривал (ст. 21), что полномочия квалификационной
коллегии Уставного Суда данного субъекта РФ выполняет сам
Суд.1 Теперь же данный орган не может рассматривать дела,
от которых «зависит личная судьба судей», регламентировать
порядок формирования Уставного Суда и процедурные вопросы его деятельности2.
Безусловно, имеет место и трансформация анализируемого
законодательства по иным параметрам. Так, например, конкретизирован перечень субъектов и поводы обращения в Уставный Суд Свердловской области, установлен порядок пенсионного обеспечения судей Уставного Суда Ханты-Мансийского автономного округа и т.д.3.
Однако некоторые изменения носят, как думается, спорный характер. Так, в 2006 ? 2010 гг. во многие законы из числа
изучаемых внесено положение, согласно которому судьей конституционного (уставного) суда может быть назначен гражданин Российской Федерации, достигший 25-летнего возраста, имеющий высшее юридическое образование и стаж работы по юридической профессии не менее пяти лет, соответствующий требованиям, предъявляемым к кандидату на должность судьи федеральными конституционными законами,
федеральными законами. Кандидат на должность судьи проходит медицинское освидетельствование в соответствии с фе-
1
Закон Российской Федерации от 26 июня 1992 г. ( в ред. 28 ноября
2009 г.) № 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации» //Рос. газета от
29 июля 1992 г.
2
См.: Закон Кабардино - Балкарской Республики от 25 мая 2007 г. № 36РЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты КабардиноБалкарской Республики» //Кабардино-Балкарская правда. № 157-158,
30.05.2007.
3
Закон Кабардино-Балкарской Республики от 18 марта 2005 г. № 19-РЗ
«О внесении изменений и дополнений в Закон Кабардино-Балкарской Республики «О Конституционном Суде Кабардино-Балкарской Республики»;
Областной Закон от 14 июня 2005 г. № 47-ОЗ «О внесении изменений в
Областной Закон Свердловской области «Об Уставном Суде Свердловской
области»; Закон Санкт-Петербурга от 27 мая 2005 г. № 250-24 «О внесении
изменений и дополнений в Закон Санкт-Петербурга «Об Уставном Суде
Санкт-Петербурга» //использованы материалы: www.ustavsud.ur. Ru.
96
1
Закон Санкт-Петербурга от 5 июня 2000 г. № 241-21 «Об Уставном Суде
Санкт-Петербурга» (ред. 27.05.2007) //Новое законодательство Санкт-Петербурга. 2000. № 9.
2
Закон г. Санкт-Петербурга от 27 мая 2005 г. № 250-24 «О внесении изменений и дополнений в Закон Санкт-Петербурга «Об Уставном Суде СанктПетербурга» //использованы материалы сайта: www.ustavsud.ur.ru.
3
Областной Закон от 14 июня 2005 г. № 47-ОЗ «О внесении изменений в
Областной Закон «Об Уставном Суде Свердловской области»; Закон ХантыМансийского автономного округа от 18 февраля 2005 г. № 7-оз «О внесении
изменений в Закон Ханты-Мансийского автономного округа «Об Уставном
Суде Ханты-Мансийского автономного округа».
97
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
деральным законодательством1. Вместе с тем, с учетом специфики конституционного судопроизводства, ранее в нормативных правовых актах субъектов РФ требования к судьям конституционных (уставных) судов вполне справедливо были
значительно более высокие.
Таким образом, имеет место тенденция снижения уровня
самостоятельности субъектов РФ в процессе конкретизации
статуса конституционных (уставных) судов. Аналогичные
процессы можно обнаружить и в ходе анализа особенностей
правового регулирования статуса мировых судей субъектов
РФ. Правда, на федеральном уровне его осуществляют, как
известно, не только Федеральный конституционный закон «О
судебной системе Российской Федерации», но и Федеральный закон «О мировых судьях в Российской Федерации».
Согласно ст. 1 данного акта, мировые судьи в Российской Федерации являются судьями общей юрисдикции субъектов РФ и
входят в единую судебную систему Российской Федерации.
Полномочия, порядок деятельности мировых судей и порядок
создания должностей мировых судей устанавливаются Конституцией Российской Федерации, Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации»,
иными федеральными конституционными законами, Федеральным законом «О мировых судьях в Российской Федерации», а
порядок назначения (избрания) и деятельности мировых судей
устанавливается также законами субъектов РФ2.
Федерализм как конституционный принцип формирования...
Следует заметить, что в первоначальной редакции Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации»
субъектам РФ предоставлялось право устанавливать порядок
отправления мировыми судьями правосудия по делам об административных правонарушениях (п.2 ст.1), вводить дополнительные гарантии материального обеспечения и социальной защиты мировых судей (п.2 ст. 2); затем данные полномочия были ликвидированы1. В начале 2007 г., как уже отмечалось, было ограничено право на занятие мировым судьей
преподавательской, научной и иной творческой деятельности 2.
Разумеется, многие законы субъектов РФ о мировых судьях также подверглись соответствующим изменениям. Так, в
2007 г. ограничения, связанные с родом занятий мирового
судьи были уставлены в законах республик Бурятия, Кабардино-Балкария, Калмыкия, Карачаево-Черкессия, Марий Эл,
Саха (Якутия), Татарстан, Хакасия, а также в Ставропольском
крае, Архангельской, Волгоградской, Нижегородской, Оренбургской, Псковской, Смоленской, Ярославской и других областях. Пожалуй, единственным исключением стала Тульская
См.: Закон Республики Бурятия от 6 марта 2009 г. № 754-IV «О внесении
изменений в отдельные законодательные акты Республики Бурятия» //Бурятия. № 40. 11.03.2009; Закон Республики Коми от 08 мая 2007 г. № 42-РЗ «О
внесении изменений и дополнений в Закон Республики Коми «О Конституционном Суде Республики Коми» //Республика. № 85-86. 15.05.2007.
2
Мировым судьей, согласно ст. 5 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации», может быть гражданин Российской Федерации, достигший возраста 25 лет, имеющий высшее юридическое образование, стаж работы по юридической профессии не менее пяти лет, не совершивший порочащих его поступков, сдавший квалификационный экзамен и
получивший рекомендацию квалификационной коллегии судей соответствующего субъекта РФ.
1
См., напр.: Федеральный закон от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов «О внесении изменений и
дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»» //СЗ РФ 2004.
№ 35. Ст. 3607.
2
См.: Федеральный закон от 2 марта 2007 г. № 24-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты российской федерации в части
уточнения требований к лицам, замещающим государственные или муниципальные должности, а также должности государственной или муниципальной службы» //Рос. газета. № 46. 06.03.2007.
98
99
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
область, где законодатель не стал руководствоваться «федеральным стандартом» и в 2007 г., изменяя положение закона
именно в части «научной и иной творческой деятельности
мирового судьи», ограничил лишь его право на занятие литературным трудом1. Данную тенденцию можно наблюдать и в
настоящее время2.
Возможно, некоторые из отмеченных «ограничений» не
носят принципиального характера, а их реализация будет способствовать обеспечению единства статуса российских судей.
Другой вопрос, что в своем стремлении обеспечить «полное»
соответствие региональных актов федеральному законодательству, субъекты РФ ограничивают сами себя в полномочиях и
пределах ведения, установленных Конституцией Российской
Федерации. Так, вне пределов ведения Российской Федерации, совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ республики, края, области, города федерального значения, автономная область и автономные округа осуществляют собственное правовое регулирование, включая принятие
законов и иных нормативных правовых актов (ч. 4 ст. 76 Конституции Российской Федерации). В случае противоречия
между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта РФ, изданным в соответствии с частью четвертой ст. 76, действует нормативный правовой акт субъекта РФ
(ч. 6 ст. 76 Конституции Российской Федерации).
Более того, в большей своей части такой процесс лишает
соответствующее правовое регулирование индивидуальных
черт и свойств и действительно заставляет исследователя задуматься: нужны ли обществу и государству «местные» суды,
статус которых практически идентичен статусу федеральных
судов? Так, например, в Республике Кабардино-Балкария из
состава мировых судей соответствующий закон разрешал формирование Коллегии мировых судей Республики из расчета
один мировой судья от каждой административно-территориальной единицы (три от г. Нальчика). Коллегия мировых судей была призвана: осуществлять организационно-методическое руководство мировыми судьями; рассматривать актуальные проблемы работы мировых судей, их кадрового, организационного и ресурсного обеспечения, а также правового и
социального положения мировых судей; представлять интересы судей в государственных организациях и общественных
объединениях.
По нашему мнению, здесь имел место уникальный пример потенциальной возможности обеспечить реальную самостоятельность судов субъектов РФ, сформировать целостную
систему судов субъектов РФ. Данные нормы явно не противоречили федеральному законодательству, однако тенденция
«сделать все как у всех» явно возобладала над любыми другими доводами и соответствующие положения Закона Республики о мировых судьях в 2007 г. утратили силу1. В аналогичном направлении в 2005 ? 2010 гг. «совершенствовались» и
другие нормативные правовые акты из числа изучаемых. Так,
в Астраханской области назначение сотрудника в аппарат
мирового судьи не требует согласования с самим мировым
судьей2; в Вологодской области Законодательное Собрание уже
не обязано больше мотивировать свое решение об отклонении кандидатуры на должность мирового судьи1; в Кемеров1
Закон Тульской области от 5 июня 2007 г. № 827-ЗТО «О внесении изменения в статью 5 Закона Тульской области «О мировых судьях в Тульской
области» //Тульские известия. № 109. 14.06.2007.
2
См., напр.: Закон Республики Бурятия от 6 марта 2009 г. № 751-IV «О
внесении изменений в статьи 5 и 6 Закона Республики Бурятия «О мировых
судьях в Республике Бурятия» //Бурятия. № 40. 11.03.2009.
См.: Закон Кабардино-Балкарской Республики от 25 июня 2007 г. № 45РЗ «О внесении изменений в Закон Кабардино-Балкарской Республики «О
мировых судьях Кабардино-Балкарской Республики» //Кабардино-Балкарская правда. № 194-196 29.06.2007.
2
Закон Астраханской области от 12 ноября 2007 г. № 68/2007-ОЗ «О внесении изменения в Закон Астраханской области «О мировых судьях в Астраханской области» //Сборник законов и нормативных правовых актов Астраханской области. № 571. 15.11.2007.
100
101
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
ской и Читинской областях назначение кандидата на должность мирового судьи не требует теперь согласования с органами местного самоуправления и т.д2.
Кроме того, явно не приветствуется в законах субъектов
РФ любое «отклонение» от «шаблонной» характеристики мировых судей примерно следующего содержания: «мировые
судьи в (наименование субъекта РФ) являются судьями общей юрисдикции (наименовании субъекта РФ) и входят в единую судебную систему Российской Федерации»3. Так, например, в Калужской области с 2007 г. утратило силу «уточняющее» положение о том, что «мировые судьи являются лицами, замещающими государственные должности категории
«А»4. Правда, мировые судьи в Кировской, Костромской, Самарской областях, по-прежнему, «дополнительно» охарактеризованы как «судьи общей юрисдикции субъектов РФ»5. В
1
См.: Закон Вологодской области от 6 июля 2007 г. № 1636-ОЗ «О внесении изменений в Закон области «О мировых судьях в Вологодской области»
//Красный Север. № 83. 14.07.2007.
2
См.: Закон Кемеровской области от 14 ноября 2005 г. 128-ОЗ «О внесении изменения в Закон Кемеровской области от 27 ноября 2000 № 85-оз «О
мировых судьях в Кемеровской области» //Кузбасс. № 221. 29.11.2005; Закон
Читинской области от 21 ноября 2007 г. № 1032-ЗЧО «О признании утратившими силу отдельных положений частей 1 и 2 статьи 11, статьи 12 закона
Читинской области «О мировых судьях Читинской области» //Забайкальский рабочий. № 233-234. 12.12.2007.
3
См., напр.: Закон Московской области от 29 декабря 2000 г. № 111/2000ОЗ «О порядке назначения на должность и деятельности мировых судей в
Московской области» //Вестник Московской областной Думы. № 11. ноябрь, 2005.
4
Закон Калужской области № 354-ОЗ от 1 октября 2007 г. «О внесении
изменений в Закон Калужской области «О мировых судьях Калужской области» //Весть. № 389-390, 21.11.2007.
5
Закон Кировской области от 3 апреля 2000 г. № 169-ЗО «О мировых
судьях в Кировской области»; Закон Самарской области от 14 февраля 2000
г. № 3-ГД «О мировых судьях в Самарской области»; Закон Костромской
области от 7 февраля 2000 г. № 82-ЗКО «О порядке назначения и организации деятельности мировых судей в Костромской области».
102
Федерализм как конституционный принцип формирования...
отдельных случаях законодатель субъекта РФ, вовсе отказывается от каких-либо определений, устанавливая лишь порядок отбора и назначения мировых судей на должность, сроки
полномочий, территорию судебных участков и т.п1.
В настоящее время, в том числе, по мере реализации концепции «укрупнения» российских регионов, можно констатировать появление новых нормативных правовых актов о
мировых судьях, в числе которых Закон Красноярского края
от 20 июня 2006 г. № 19-4817 «О мировых судьях в Красноярском крае», Закон Иркутской области от 15 ноября 2007 г.
№ 111-оз «О мировых судьях в Иркутской области», Закон Пермского края от 5 декабря 2006 г. № 28-КЗ «О мировых судьях в
Пермском крае»2. Кроме того, некоторые субъекты РФ также
посчитали целесообразным «обновить» соответствующее законодательство, руководствуясь, как полагает диссертант, все
той же тенденцией приведения законов о мировых судьях в
полное соответствие с федеральными законами. Так, в 2007 г.
был принят Закон Владимирской области от 07 декабря 2007
г. № 171-ОЗ «О мировых судьях во Владимирской области», в
2006 г. законы о мировых судьях в Астраханской, Московской, Новосибирской, Пензенской, Тамбовской, Ульяновской
областях; в 2009 ? в Республике Адыгея и др3.
1
См., напр., Закон Новгородской области от 6 марта 2000 г. № 116-ОЗ «О
мировых судьях в Новгородской области» //Новгородские ведомости. № 41.
21.03.2000 и др.
2
См.: Закон Красноярского края от 20 июня 2006 г. № 19-4817 «О мировых судьях в Красноярском крае» //Ведомости высших органов государственной власти Красноярского края. № 24 (117). 03.07.2006; Закон Иркутской области от 15 ноября 2007 г. № 111-оз «О мировых судьях в Иркутской
области» //Областная (газета). № 135. 21.11.2007; Закон Пермского края от 5
декабря 2006 г. № 28-КЗ «О мировых судьях в Пермском крае» //Собрание
законодательства Пермского края. № 1. II часть. 26.01.2007.
3
Закон Республики Адыгея от 27 октября 2009 г. № 288 «О мировых
судьях Республики Адыгея» //Советская Адыгея. № 210. 03.11.2009; Закон
Астраханской области от 09 сентября 2005 г. № 47/2005-ОЗ «О мировых судьях в Астраханской области» //Астраханские извести». № 38. 22.09.2005; За-
103
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
В целом, анализ соответствующих нормативных правовых
актов позволяет придти к выводу о том, что основы правового регулирования конституционных (уставных) судов и мировых судей, по сравнению с 1998 - 2000 гг., в настоящее время
уже не имеют столь существенного различия1. Так, в законах
кон Владимирской области от 07 декабря 2007 г. № 171-ОЗ «О мировых судьях во Владимирской области» //Владимирские ведомости. № 249.19.12.2007;
Закон Московской области от 16 мая 2005 г. № 122/2005 - ОЗ «О порядке
назначения на должность и деятельности мировых судей в Московской области» //Вестник Московской областной Думы. № 11, ноябрь, 2005; Закон
Новосибирской области от 26 сентября 2005 г. № 314-оз «О мировых судьях
Новосибирской области» //Ведомости Новосибирского областного Совета
депутатов. № 40, 30.09.2005; Закон Пензенской области от 09 марта 2005 г.
№ 781-ЗПО «О мировых судьях в Пензенской области» //Пензенские губернские ведомости. № 6. 18.03.2005. Ст. 61; Закон Тамбовской области от 30
марта 2005 г. № 303-З «О порядке назначения и деятельности мировых судей
в Тамбовской области» //Тамбовская жизнь. 68 (23270). 09.04.2005; Закон
Ульяновской области от 02 ноября 2005 г. № 109-ЗО «О мировых судьях Ульяновской области» //Ульяновская правда. № 103 - 104 (22.417 - 22.418).
08.11.2005.
1
На федеральном уровне правовое регулирование статуса судей судов
субъектов РФ осуществляют, конечно, и многие другие нормативные правовые акты. Так, например, Федеральный закон от 14 марта 2002 г. № 30-ФЗ
«Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» предусматривает участие судов субъектов РФ в избрании делегатов на Всероссийский
съезд судей (ст. 6); в формировании Совета судей Российской Федерации
(ст. 8) и квалификационной коллегии судей субъекта РФ (ч. 4 ст. 11); Федеральный закон от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (п. «з» ч. 3 ст. 5)
указывает, что назначение судей конституционных (уставных) судов осуществляется постановлением законодательного (представительного) органа
власти субъекта РФ и т.д. См.: Федеральный закон от 14 марта 2002 г. № 30-ФЗ
«Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» //СЗ РФ. 2002.
№ 11. Ст. 1022; Федеральный закон от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих
принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» //
Рос. газета. 1999 г. 19 октября.
субъектов РФ о конституционных (уставных) судах и мировых судьях все более часто проявляется формальный подход
законодателя к регламентации их статуса. К примеру, не используются возможности проведения выборов мировых судей населением, либо осуществления предварительного конституционного контроля конституционными (уставными) судами. Кроме того, на рубеже 2004 - 2010 гг. федеральный законодатель существенно ограничил полномочия законодателя субъектов РФ в анализируемой сфере правового регулирования, а именно: запретил устанавливать субъектам РФ дополнительные требования к кандидатам на должности мировых судей; лишил права вводить дополнительные гарантии
для мировых судей, не предусмотренные федеральным законом; исключил возможность рассмотрения административных дел в порядке, определяемом законом субъекта РФ. Более
того, несмотря на отсутствие каких-либо требований со стороны федерального законодателя в начале XXI в. большинство законов о конституционных (уставных) судах субъектов
РФ также были приведены в полное соответствие с Законом
Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации». Следует заметить, что имевшие место «отличительные особенности» анализируемого законодательства субъектов
РФ, как правило, никоим образом не противоречили федеральной Конституции и нормативным правовым актам, а, напротив, создавали дополнительные гарантии для судейского корпуса (например, такие функции выполняла квалификационная коллегия судей Кабардино-Балкарии), обеспечивали необходимые требования к судьям конституционных (уставных) судов (как это было в республиках Адыгея, Марий Эл, Северная Осетия ? Алания, Карелия и др.). Представляются достаточно спорными положения соответствующих нормативных
правовых актов, предусматривающие возможность пересмотра решений уставных судов (Самарская, Свердловская области), а также запрещающие судам субъектов РФ самостоятельно
принимать регламенты суда (г. Санкт ? Петербург) и т.д.
104
105
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
В этом плане справедливым является мнение ученых о том,
что «соблюдение основ конституционного строя и общих
принципов, установленных федеральным законом, не означает шаблонизацию, копирования федеральной системы?.?
подгонку под эту систему, установление единообразия для всех
субъектов РФ, что может сыграть негативную роль в реализации конституционного принципа федерализма»1. Также, по
нашему мнению, указанные тенденции не позволяют реализовать многие потенциальные позитивные качества и свойства изучаемых судов, препятствуют процессу их институционализации как единой системы региональных органов российского правосудия и игнорируют наличие однородных признаков и свойств в статусе конституционных (уставных) судов и мировых судей, имеющих общую правовую природу
судов субъектов РФ.
Вместе с тем, перспективы развития изучаемых судов автор связывает с организацией взаимодействия конституционных (уставных) судов и мировых судей и формированием
систем судов субъектов РФ. С одной стороны, как неоднократно отмечалось, они имеют общую правовую природу как
суды субъектов РФ, с другой, фактический статус, цели, место
и роль, как в федеральной, так и региональной судебной системе кардинальным образом отличают их друг от друга. Тем
не менее, представляется возможным их взаимодействие, к
примеру, в сфере формирования в каждом субъекте РФ единых органов судейского сообщества и, прежде всего, квалификационных коллегий для судей судов субъектов РФ. Здесь
следует отметить, что на практике сложилась достаточно неординарная ситуация, связанная с тем, что вопрос о прекращении полномочий судьи конституционного (уставного) суда
может быть разрешен самим этим судом, что достаточно сомнительно с точки зрения гласности принимаемого решения.
Думается, что единообразному и, главное, объективному раз1
Федерализм как конституционный принцип формирования...
решению вопросов, связанных с рекомендацией судей изучаемых судов для назначения, их поощрением и наказанием, в
том числе, таким как досрочное прекращение полномочий,
способствовало бы формирование специальной квалификационной коллегии судей судов субъектов РФ. Соответственно, представляется целесообразным создание как квалификационных коллегий в каждом субъекте РФ для судей федеральных судов, так и квалификационных коллегий в каждом субъекте РФ для судей судов субъектов РФ.
Формирование квалификационной коллегии для судей судов субъектов РФ обеспечит условия для появления дополнительных гарантий независимости судей изучаемых судов.
Кроме того, можно будет обеспечить открытое для общества
принятие соответствующих решений в отношении судей конституционных (уставных) судов.
Безусловный интерес вызывают предложения ученых относительно организации любых форм взаимодействия судов
субъектов РФ. Так, заслуживают внимания рассуждения О.В.
Брежнева относительно обоснованности предоставления права на обращение в конституционные (уставные) суды мировым судьям, которые при осуществлении своей деятельности
весьма часто применяют различные региональные нормативные правовые акты. Как замечает указанный ученый, несмотря
на закрепление в отдельных законов субъекта РФ такого полномочия (например, в Республике Бурятия), «федеральное законодательство?до сих пор хранит молчание по этому поводу»1.
Итак, автор исследования обосновывает свой вывод о том,
что создание систем судов субъектов РФ обеспечит условия
для формирования ныне практически отсутствующих связей
основных ее структурных элементов, имеющих правовой ста-
Витрук Н.В. Верность Конституции. М.: Из-во «РАП», 2008. С. 264.
1
См.: Брежнев О.В. Судебный конституционный контроль в России:
проблемы методологии, теории и практики: Дисс?докт. юрид. наук. М.,
2006. С. 326.
106
107
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 1
тус судов субъектов РФ ? конституционных (уставных) судов
и мировых судей. В этом случае возможно оптимизировать
их взаимодействие на основе создания в каждом российском
регионе единых органов судейского сообщества и, прежде
всего, квалификационных коллегий для судей судов субъектов РФ, проведения регулярных конференций по вопросам совершенствования правоприменительной практики в конкретном субъекте РФ, а также активизации обращений (запросов)
мировых судей в конституционные (уставные) суды субъектов РФ.
ABA II.
oc
y
oe (ycae) cy c
cee
cyo cyeo Pocc
co eepa
§ 1. Роль конституционных (уставных) судов
в охране конституционного строя Российской Федерации
В юридической литературе имеет место мнение о том, что
конституция сама по себе является достаточной гарантией
развития общества, свобод и прав человека и гражданина1 .
Необходимо обеспечить неукоснительное соблюдение конституции в государстве, ибо только в этом случае устанавливается порядок, который исследователи определяют как конституционность, т.е. систему «?реально действующего права,
обеспечивающую наличие правовой конституции, её верховенство и прямое действие на всей территории государства,
а также её обеспечение и охрану (защиту)»2 . Очевидно, что
для реализации основных функций этой системы необходимо наличие совокупности правовых (и иных) средств, направленных на охрану (защиту) основного закона. В юридической
литературе, характеризуя эти меры (средства), используют
разную терминологию: «правовая охрана», «самоохрана конституции», «охрана конституции», «защита конституции» и др.
По мнению многих ученых термины «охрана» и «защита»
конституции не идентичны. Так, охрана конституции осуществляется путем установления в самой конституции, в нормативных правовых актах мер профилактики и выявления
конституционных нарушений, мер их пресечения, средств защиты и мер конституционной и иной ответственности в целях восстановления нарушенных конституционных установ1
См.: Эбзеев Б.С. Личность и государство в России: взаимная ответственность и конституционные обязанности. М.: Из-во «Норма», 2007. С. 7.
2
Витрук Н.В. Конституционное правосудие в России (1991-2001 гг.): Очерки теории и практики. М.: Из-во «Городец-издат», 2001. С.58.
108
109
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
лений и наказания виновных за конституционные нарушения1. Защита конституции непосредственно связана с активными действиями как потерпевших от конституционных нарушений по использованию средств защиты, так и обязанных
компетентных органов и должностных лиц по применению
разнообразных по назначению мер юридической ответственности к тем, кто совершил конституционные нарушения. Причем, по мнению исследователей, защита конституции, ее установлений составляет часть их охраны, правозащитная деятельность входит в состав и завершает достижение конечной
цели всей правоохранительной деятельности2.
Следует заметить, что большинство авторов отождествляют понятия «охрана» и «правовая охрана» конституции,
понимая под ними «деятельность и юридические средства, с
помощью которых обеспечивается верховенство конституции
в обществе и в правовой системе, её неукоснительное соблюдение», либо «систему правовых мер, установленных государством, направленных на обеспечение высшей юридической
силы, верховенство и стабильность основного закона, а также неукоснительное выполнение конституционных норм»3.
Вместе с тем, другие исследователи считают, что отождествлять указанные понятия нельзя, поскольку термин «охрана
конституции» более широкий; он включает в себя категорию
«правовая охрана конституции»4. Они рассматривают охрану
конституции в «широком» смысле, как «совокупность правовых и неправовых мер по обеспечению действия конститу-
ции»1. К неправовым средствам ученые относят разнообразные факторы экономического, политического, социального,
идеологического, социокультурного, социально-психологического и иного характера, а к правовым ? свойства самой конституции, ее норм, их конкретизацию в законодательстве, толкование конституции, правовое воспитание, формирование
правовой культуры, использование правоохранительными
органами мер ответственности и т.д. В юридической литературе наибольшее внимание уделяется правовым средствам, а
поэтому под охраной основного закона чаще всего подразумевается его правовая охрана, причем, в так называемом «узком смысле», как совокупности надзорно-контрольных полномочий и мер со стороны государственных органов, обладающих правом проверки нормативных правовых актов и действий адресатов права на предмет их соответствия основному закону2.
Некоторые ученые дают более развернутую характеристику института правовой охраны конституции, рассматривая его
как «совокупность средств и способов, с помощью которых
должно достигаться строгое соблюдение режима конституционной законности, соответствие конституции всех других
правовых актов, принимаемых государственными органами,
соблюдение принципа неприятия или отмены уже принятых
неконституционных правовых актов, а также их отдельных
норм»3. Понятие «правовая охрана Конституции Российской
Федерации» исследователи, зачастую, отожествляют с совокупностью юридических средств, направленных на предупреждение и пресечение нарушений конституционных норм,
1
См.: Витрук Н.В. Верность Конституции. М.: Из-во «РАП», 2008. С. 176.
Витрук Н.В. Указ. соч. С. 176.
3
См., напр.: Шульженко Ю.Л. Самоохрана конституции Российской Федерации. М.: Из-во «ИГП РАН», 1997. С.4; Болехивская А.Д. Правовая охрана Конституции Российской Федерации: Дисс?канд. юрид. наук. Краснодар, 2006. С. 7 и др.
4
С.И. Ожегов толкует термин «охрана» как «оберегать, относится бережно». См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: Из-во «ЛД ИНВЕСТ», 2003. С. 486.
2
110
1
См.: Кряжков В.А., Лазарев Л.В. Конституционная юстиция в Российской Федерации. М.: Из-во «Бек», 1988. С.10-11.
2
См. подробнее: Конституционное право //Отв. ред. Е.И. Козлова. М.:
Из-во «Юрист»,1995. С. 400-401.
3
Конституционное право зарубежных стран //Под ред. М.В. Баглая и др.
М.: Из-во «Норма-Инфра-М.», 2002. С.73.
111
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
а также на их восстановление в случае нарушения1. При этом,
по их мнению, система ее правовой охраны включает в себя
совокупность таких элементов как:
- конституционные нормы, обеспечивающие стабильность
Конституции России;
- принципы правовой системы Российской Федерации и,
в первую очередь, принцип законности;
- субъекты правовой охраны Конституции Российской
Федерации, которые, в свою очередь, представляют собой
построенную на принципе разделения властей систему государственных органов, осуществляющих контроль и надзор за
соблюдением конституционных норм, а также применение
мер конституционной ответственности;
- их деятельность, направленная на защиту норм Конституции Российской Федерации, применение мер государственного принуждения в случае их нарушения2.
Многие исследователи, как отмечалось, характеризуют
институт «правовая охрана конституции» в так называемом
«широком» и «узком» смысловом значении. Они полагают, что
в первом случае правовую охрану конституции в процессе
реализации конституционных норм обеспечивают различные
отрасли права. При нарушении конституционных норм возникают охранительные правовые отношения: административные, уголовные, гражданские и др. В «узком» же смысле охрана включает в себя конституционный контроль и конституционный надзор, а также конституционную ответственность3.
Как правило, исследователи в перечень элементов правовой
охраны конституции включают конституционный контроль и
надзор1. Контроль (от фр. controle) представляет собой «проверку, а также наблюдение с целью проверки кого или чеголибо, наблюдение за кем или за чем-либо с целью проверки»2. Существуют разные подходы к классификации его видов в зависимости от различных критериев (например, выделяют контроль: президентский, органов законодательной
(представительной) власти, исполнительной власти, контроль
органов судебной власти и др.)3. Наиболее лаконично конституционный контроль характеризуют как проверку соответствия законов конституции. Имеют место, разумеется, и другие его определения, в частности, как процедуры контроля над
соответствием основному закону страны актов, издаваемых
государственными органами и частными лицами, как системы отношений между органами публичной власти, при кото-
1
См.: Коровинских Д.С. Правовая охрана Конституции Российской Федерации: Дисс?канд. юрид. наук. М., 2005. С. 8-9.
2
Там же.
3
См., напр.: Еременко Ю.П. Советская конституция и законность. Саратов: Из-во «Саратовского ун-та» 1982. С.130. Можно, однако, отметить, что в
юридической литературе наряду с понятием «охрана» конституции часто
встречается и термин «защита». При этом некоторые ученые считают эти
понятия равнозначными; другие же полагают, что они имеют общую цель
(обеспечение «реальности и выполнимости» основного закона), но различ-
ны методы достижения поставленных задач. Так, защита конституции, согласно их позиции, состоит в устранении конкретных нарушений конституционных норм, а охрана осуществляется повседневно. Поэтому если охрана выполняет превентивные меры по обеспечению конституционности, то
защита имеет место уже после нарушения конституционной нормы. Соответственно, ряд авторов акцентирует внимание на том, что «сводить охрану
конституции к своеобразной профилактике конституционных правонарушений ? это значит искусственно сужать понятие охраны конституции ?
охрана конституции включает в себя и её защиту, т.е. активные действия по
устранению нарушений тех или иных норм конституции. И поэтому понятие охраны конституции в широком смысле, включает в него и защиту конституции». См., напр.: Безуглов А.А., Солдатов С.А. Конституционное право России. В 3-х т. Т. 1. М.: Из-во «Профообразование», 2001. С.175.
1
См.: Якушев А.В. Конституционное право зарубежных стран.? М.: Изво «Приор-Издат», 2004. С.51; Клишас А.А. Конституционная юстиция в зарубежных странах. М.: Из-во «Международные отношения», 2004.
2
См.: Барихин А.Б. Большой юридический энциклопедический словарь.
М.: Из-во «Кн. мир», 2000. С. 260.
3
См.: Тарасов А.М. Государственный контроль: сущность, содержание,
современное состояние //Журн. рос. права. № 1. 2002. С. 28, 31.
112
113
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
рой контролирующий орган может отменять акты подконтрольного органа; как деятельность, заключающуюся в ограничении власти и разрешении конфликтов, либо как процедуру
проверки актов и действий органов и учреждений публичной власти (а иногда и частных лиц) на предмет их соответствия конституции и т.п1. Некоторые конституционалисты
рассматривают конституционный контроль «в прагматическом плане», как проверку и оценку правовых актов и действий
в целях устранения их несоответствия конституции. По их
мнению, с точки зрения своей сущности, конституционный
контроль обеспечивает верховенство и прямое действие конституции, ограничение власти государства и защиту прав и
свобод личности2.
Другие исследователи, в частности Н.В. Витрук, вполне
обосновано полагают, что конституционный контроль есть
специфическая функция лишь компетентных органов публичной власти по обеспечению верховенства конституции в системе нормативных актов, её прямого, непосредственного
действия в деятельности субъектов общественных отношений
на всей территории государства3. Так, Ю.Л. Шульженко рассматривает конституционный контроль как «?деятельность
компетентных государственных органов по проверке, выявлению, констатации и устранению несоответствий нормативных актов конституции, законам, в ходе которой эти органы
полномочны отменять обнаруженные несоответствия»1. Ученые также замечают, что деятельность органов законодательной и исполнительной властей в области охраны конституции не является прямым конституционным контролем в том
смысле, каким обладают им специализированные органы; это
не осуществление конституционного контроля, а лишь участие в нем2. В этом плане, к примеру, некоторые авторы рассматривают конституционный контроль как «высшую контрольную государственную деятельность» только лишь судов3.
Ученые высказывают мнение о том, что органы конституционного контроля не входят ни в одну из ветвей власти и их
можно отнести к особой, четвертой ветви ? контрольной4. Например, Ю.Л. Шульженко замечает, что «конечно, конституционный контроль имеет много общего с судебной властью.
Но это?не дает повода определять его как разновидность,
составную часть правосудия. Основное различие здесь связано со специфическим характером, содержанием решений, которые принимаются в ходе конституционного контроля»5. В
целом, по мнению ученых, «усложнение и ускорение общественных процессов... обусловливают необходимость созидания новых властных институтов и структур. Естественно, что
См.: Нудель М.А. Конституционный контроль в капиталистических странах. М.: Из-во «Юридическая литература», 1968. С. 7; Маклаков В.В. Конституционный контроль в буржуазных и развивающихся странах. М.: Из-во
«ВЮЗИ», 1988. С.13; Конституционное (государственное) право зарубежных стран // Отв. ред. Б.А. Страшун. М.: Из-во «Бек», 2000. С.74; Бланкенагель А. Теория и практика конституционного контроля в ФРГ //Совет. гос. и
право. № 3. 1989. С.102-109; Алебастрова И.А. Конституционное право зарубежных стран. М.: Из-во «Юрайт-М», 2001. С. 58 и др.
2
Кряжков В.А., Лазарев Л.В. Конституционная юстиция в Российской
Федерации. М.: Из-во «Бек», 1988. С.11.
3
Витрук Н.В. Конституционное правосудие в России (1991-2001 гг.): Очерки теории и практики. М.: Из-во «Юрист», 2001. С.71.
1
Шульженко Ю.Л. Самоохрана конституции Российской Федерации.
М.: Из-во «ИГП РАН», 1997. С.29.
2
См.: Чиркин В.Е. Конституционное право: Россия и зарубежный опыт.
М.: Из-во «Зерцало», 1998. С.77.
3
Дмитриев Ю.А., Николаев А.М. Система государственной власти в России и в мире: историко-правовая ретроспектива. М: Из-во «Профобразование»., 2002. С.639.
4
См.: Чиркин В.Е. Контрольная власть //Гос. и право. № 4. 1993. С. 10-18;
Чиркин В.Е. Основы сравнительного государствоведения. М.: Из-во «Артикул», 1997. С 38; Шульженко Ю.Л. Конституционный контроль в России. М.:
Из-во «ИГП РАН», 1995. С. 10; Ермолов И.А. Роль конституционных судов в
осуществлении конституционного контроля в республиках Российской Федерации: Автреф. дисс?канд. юрид. наук. М., 2002. С. 14 и др.
5
Шульженко Ю.Л. Конституционный контроль в России: Дисс?докт.
юрид. наук. М., 1995. С. 11.
114
115
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
эти институты и структуры не всегда вписываются в традиционную триаду, как зачастую не вписываются многообразные проявления жизни в заранее разработанные схемы»1.
Можно обнаружить и другие научные подходы к институту конституционного контроля. В частности, в диссертационных исследованиях под ним, нередко, понимается системная деятельность компетентных органов государства, осуществляемая по предусмотренным законом основаниям и процедурам с целью защиты прав и свобод человека и гражданина, основ конституционного строя, обеспечения верховенства
и прямого действия конституции государства2. Характеризуют его и как деятельность компетентного государственного
органа по проверке и установлению соответствия актов законодательной, исполнительной и судебной властей конституции, внутреннему законодательству и международным актам
и вынесению на этом основании общеобязательных и окончательных решений, либо как особое направление деятельности специальных органов и должностных лиц по обеспечению верховенства конституции, позволяющее в целях поддержки конституционного порядка предупреждать издание
несоответствующих основному закону нормативных актов,
устанавливать и отменять несоответствующие конституции
законы, иные нормативные акты или действия должностных
лиц3. Большинство исследователей сходятся в том, что формирование эффективного института конституционного контроля является одним из основных критериев, по которым мож-
но судить об уровне демократизации общества, в целом1. Причем, необходимым условием формирования и функционирования «полноценного» конституционного контроля является
разделение властей, установленное нормами конституции, что
исключает подмену конституционного контроля самоконтролем субъекта государственной власти2.
Нельзя, однако, не отметить, что в литературе наряду с
понятием конституционный контроль широко используется и
термин конституционный надзор3. Многие авторы практически отожествляют эти понятия. Так, например, С.А. Авакьян
высказывал мнение о том, что конституционный контроль
может совмещаться с конституционным надзором в полномочиях одного государственного органа4. В научной среде отсутствует единство мнений относительно соотношения терминов конституционный «контроль и надзор»5. Причем, можно классифицировать существующие точки зрения на следующие три группы (термины контроль и надзор тождественны; контроль является разновидностью надзора; невозможно
1
1
См.: Керимов А.Д. Современное государство: вопросы теории. М.: Изво «Норма», 2007. С. 117.
2
Харитонова Н.Н. Правовое регулирование осуществления конституционного контроля в Российской Федерации: системно-функциональные и
федеративные аспекты: Автореф. дисс?канд. юрид. наук. М., 2006. С. 11.
3
См.: Березин Ю.Б. Конституционно-правовой статус органов конституционного контроля в европейских странах: Автореф. дисс..канд. юрид. наук.
Екатеринбург, 2006. С. 10; Болехивская А.Д. Правовая охрана Конституции
Российской Федерации: Дисс?канд. юрид. наук. Краснодар, 2006. С. 8.
Так, например, исследователи отмечают, что «за всю историю своего
развития органы конституционной юстиции показали себя независимым
институтом и объективным арбитром при разрешении правовых споров».
См.: Опалев Ю.М. Конституционный контроль на Тайване: Дисс?канд. юрид.
наук. М., 2007. С. 14.
2
См.: Зимин А.В. Конституционный контроль в системе разделения властей (теоретико ? правовые аспекты): Дисс?канд. юрид. наук. М., 2002. С. 8.
3
Конституционный надзор ученые определяют как деятельность компетентных органов государства, в процессе которой устанавливается соответствие того или иного нормативного акта (действия) конституции, выносится
решение, направленное на устранение обнаруженных нарушений конституционности законов. См., напр.: Еременко Ю.П. Советская Конституция и
законность. Саратов: Из-во «Саратовского ун-та», 1982. С. 131.
4
См.: Конституционное право. Энциклопедический словарь //Отв. ред.
С.А. Авакьян. М.: Из-во «МГУ», 2000. С. 309-310.
5
См. подробнее: Ерицян А.В. Государственный контроль за соблюдением законодательства субъектами предпринимательской деятельности (теоретический аспект) //Гос. и право. № 2. 2002. С. 103-108.
116
117
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
разграничить институт надзора и контроля)1. По мнению автора исследования, отожествлять эти термины не следует, ибо
реализация контролирующими органами своих функций имеет
целью обеспечение не только законности, но и «целесообразности» акта с позиций его обеспечения, в первую очередь,
прав и свобод человека и гражданина. Функция же надзора
направлена на «точное и неуклонное соблюдение Конституции Российской Федерации, исполнение законов»2. Кроме
того, надзорная функция не сопровождается оценкой отмеченной «целесообразности» принятых актов, совершенных
действий и т.п.; особенностью конституционного контроля
является наделение соответствующих органов определенными полномочиями исполнительной власти. Надзорные же
органы, как правило, не наделены административными управленческими полномочиями; контроль предполагает наличие полномочий по применению административных санкций 3.
Также отличием «конституционного надзора» от «конституционного контроля» является то, что; во-первых, они связаны с мерами, которые могут применить органы конституционного надзора (не вправе, как правило, отменить незаконные акты) и органы контроля (решение о неконституционности акта, принятое контролирующим органом приводит к его
отмене). Во-вторых, имеют место, как полагают исследователи более «мягкие» санкции в области конституционного надзора. И, наконец, полномочиями конституционного надзора
обладают практически все государственные и общественные
органы (объединения), а правом контроля ? только специализированные органы1. Так, В.В. Маклаков усматривает принципиальные отличия между анализируемыми институтами в
характере тех мер, которые могут быть применимы в отношении незаконного акта. В этом плане контроль представляет
собой проверку деятельности подконтрольного органа, проводимую контролирующим органом выборочно по собственной инициативе, либо по какому-либо сигналу, а надзор ? постоянное наблюдение за деятельностью поднадзорных органов.
Таким образом, институты «конституционного контроля»
и «конституционного надзора» не являются тождественными; однако вопрос об их соотношении опять же разрешается
по-разному в юридической литературе. Согласно одной точки зрения конституционный надзор является частью консти-
1
В юридической литературе имеет место мнение о том, что «некоторые
органы исполнительной власти можно назвать контрольно-надзорными, так
как в ряде случаев вряд ли вообще возможно отделить контрольные функции от надзорных?Поэтому в законодательстве не всегда четко проводится
разграничение между контрольными и надзорными функциями». Можно
обнаружить и точку зрения, согласно которой контроль и надзор ? это формы обеспечения законности в государственном управлении; они представляют собой правообеспечительную деятельность компетентных государственных органов. См.: Овсянко Д.М. Административное право. М.: Из-во
Юрист, 1997. С. 169; Даев В.Г., Маршунов М.Н. Основы теории прокурорского надзора. Л.: Из-во «Ленингр. ун-та», 1990. С. 21, 42 и др.
2
См.: Беляев В.П. Сущность надзора и контроля, их сходство и различие
//Гос. и право. № 7. 2006. С. 42.
3
Если обратиться к историческому опыту, то, как отмечают ученые,
доктрина и практика России 20-30-х годов прошлого столетия не проводила
четкого различия между анализируемыми институтами. Так, к примеру,
органом конституционного надзора считался Президиум ЦИК СССР, поскольку на него возлагалось наблюдение за проведением в жизнь Конституции. Верховный Суд СССР рассматривался лишь как орган, «консультирую-
118
щий» Президиум ЦИК СССР и «сигнализирующий» ему о конституционных нарушениях. См.: Митюков М.А. Судебный конституционный надзор
(1924-1933 гг.): сущность, назначение и характерные особенности // Право и
политика. № 12. 2005. С. 40-43 Он же. Первый опыт отечественного судебного конституционного надзора (1924 - 1933 гг.) // Правовые проблемы укрепления российской государственности: Сб. статей. Часть 23 / Под ред.
В.Ф. Воловича. Томск, 2005. С. 3 ? 41; Винокуров А.Н. О конституционном
надзоре // Вестник Верховного Суда СССР. № 1. 1925. С. 3 и др.
1
См.: Шульженко Ю.Л. Институт конституционного надзора в Российской Федерации. М.: Из-во «ИГП РАН», 1998. С.4.
119
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
туционного контроля, как более широкого понятия1. Другая
позиция состоит в том, что это самостоятельные категории,
которые объединяют общие задачи: «проверка, выявление,
констатация, устранение несоответствий различных актов
конституции, участие в разрешении спорных вопросов, имеющих «конституционное значение»; участие в развитии и совершенствовании законодательства; в федеральном государстве ? это также и обеспечение соответствия правовых систем субъектов федерации общефедеральной правовой системе; выполнение роли сдерживания и противовеса ветвей власти; обеспечение верховенства, господства права»2.
Многие ученые полагают, что конституционные контроль
и надзор имеют общую цель, а именно ? обеспечение соответствия «текущего» законодательства конституции, верховенства конституционных норм и утверждение конституционной
законности. Вместе с тем, полномочия и методы деятельности контролирующих и надзирающих органов различны. Деятельность структур, выполняющих функции надзора носит, как
правило, предварительный характер, то есть эти органы не
имеют возможности окончательно решать вопрос о неконституционности правового акта или действия, не могут принимать императивные меры к устранению конституционного
нарушения. Орган же конституционного контроля непосредственно выносит необходимое решение и применяет меры к
устранению совершенного нарушения3.
Признаки «конституционного контроля», отличающие его
от соответствующего «надзора», состоят в том, что: субъектами выступают специализированные органы; объектами яв-
ляются нормативные акты и деяния управомоченных лиц;
полномочия субъектов состоят в установлении и отмене неконституционных законов, устранении антиконституционного
деяния и толковании основного закона; проверка носит выборочный характер, и субъект проводит ее по собственной
инициативе или по инициативе установленного законом лица;
решение органа конституционного контроля носит окончательный характер и не требует чьего-либо утверждения, к нарушителям применяются санкции; проверка, осуществляемая
в форме контроля, является основной функцией контролирующего органа, а не дополнительной, как для надзора.
Подтверждает, как думается, занимаемую автором данного исследования позицию, анализ института специализированного судебного конституционного контроля1. Чаще всего
его характеризуют как официальную деятельность специально уполномоченного Конституцией Российской Федерации
и иными актами органа, которая осуществляется посредством
особой процедуры в целях защиты основ конституционного
строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обес-
См.: Шульженко Ю.Л. Самоохрана конституции Российской Федерации. М.: Из-во «ИГП РАН», 1997. С. 42.
2
Шульженко Ю.Л. Институт конституционного надзора в Российской
Федерации. М.: Из-во «ИГП РАН» 1998. С.4.
3
См.: Несмеянова С.Э. Теоретико-правовое исследование конституционального судебного контроля в российской Федерации: Дисс?докт. юрид.
наук. Екатеринбург, 2006. С.30.
1
Справедливым в этом плане видится мнение о том, что ошибочно связывать осуществление судебной власти только с такой формой государственной деятельности, как правосудие. Исследователи отмечают, что судебная
власть, являясь самостоятельной ветвью государственной власти, реализуется в различных государственно-правовых формах; помимо правосудия к
ним относятся судебный надзор вышестоящих судов за нижестоящими, судебное управление, судебный контроль в государственном управлении и
судебный конституционный контроль. Поэтому конституционный контроль
(надзор) не тождествен осуществлению правосудия: при всех своих общих
чертах это принципиально различные и самостоятельные формы реализации судебной власти. Кроме того, как полагают ученые, существенной особенностью конституционного контроля, осуществляемого судебными или
специальными юрисдикционными органами, является то, что он обеспечивает окончательное и обязательное решение конституционно - правовых
вопросов. См.подробнее: Ржевский В.А., Чепурнова Н.М. Судебная власть
в Российской Федерации: конституционные основы организации и деятельности. М.: Из-во «Юрист», 1998. С. 54-57.
120
121
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
печения верховенства и прямого действия Конституции Российской Федерации на всей территории страны, предупреждения существования в правовой системе неконституционных актов, толкования Конституции Российской Федерации1.
Анализируемый институт представляет собой деятельность
специально на то уполномоченных государственных органов,
осуществляющих судебную власть, направленную на обеспечение верховенства Конституции Российской Федерации, на
предупреждение издания неконституционных нормативных
актов, на установление неконституционных законов, иных
нормативных актов или действий и, в случае необходимости,
применения толкования Конституции и законов2.
Так, А.З. Гатауллин отмечает, что конституционный контроль в системе правовой охраны конституции может осуществляться различными способами, но конституционный судебный контроль ? это самостоятельный вид конституционного контроля3. В этом плане, к примеру, под конституционным судебным контролем в субъектах РФ данный ученый
понимает деятельность специально на то уполномоченных
государственных органов субъектов, осуществляющих на
территориях субъектов РФ судебную власть в форме конституционного судопроизводства: эта деятельность направлена
на защиту основных прав и свобод человека и гражданина,
обеспечение верховенства и непосредственного действия основного закона субъекта РФ на всей его территории. Имеют
место, разумеется, и другие научные подходы к сущности конституционного контроля; так, по мнению О.В. Брежнева, су-
дебный конституционный контроль представляет собой реализуемый в системе конституционно-правовых отношений
особый вид юрисдикционной деятельности, целью которого
является защита важнейших социальных ценностей, облеченных в форму конституционно-правовых категорий, разрешение возможных противоречий между ними1.
В юридической литературе принято выделять две модели
судебного конституционного контроля, условно называемые
американской и европейской (или, соответственно, диффузной и концентрированной)2. Данная классификация обусловлена рядом причин, в числе которых можно выделить: особенности правовой системы государства (принятую в нем
систему источников права, характер формализации основного закона, роль судебных решений как правообразующего фактора и т.д.); организацию судебной системы с учетом национальных и исторических традиций; своеобразие конституционно-правового регулирования и, исходя из этого, организации государственной власти3. Так, в рамках американской модели осуществляется только конкретный конституционный
контроль в интересах защиты прав и свобод граждан абстрактный, конкретный и инцидентный контроль4.
Главная институциональная особенность американской
модели, как известно, состоит в том, что конституционный
контроль осуществляется судами общей юрисдикции в про-
См.: Эбзеев Б.С. Конституция. Правовое государство. Конституционный Суд. М.: Из-во «Юнити», 1997. С. 113-114.
2
См.: Несмеянова С.Э. Теоретико-правовое исследование конституционального судебного контроля в Российской Федерации: Дисс?докт. юрид.
наук. Екатеринбург, 2006. С.59-61.
3
Гатауллин А.Г. Теоретические и организационно-правовые основы
конституционного судебного контроля в субъектах Российской Федерации:
Автореф. дисс?докт. юрид. наук. Саратов, 2009. С. 12.
1
См. подробнее: Брежнев О.В. Судебный конституционный контроль в
России: проблемы методологии, теории и практики: Дисс?докт. юрид. наук.
М., 2006. С. 12.
2
См., напр.: Шевчук С. Основи конституцiйной юриспруденцii. Харькiв,
2002. С. 260 - 284
3
См.: Брежнев О.В. Проблемы организации и осуществления судебного конституционного контроля в субъектах Российской Федерации. Курск:
Из-во «КИГМС», 2005. С. 103.
4
См.: McWhinney E. Supreme Courts and Judicial law-making: constitutional
tribunals and constitutional review. Dordrecht, 1986. P. 8 ? 13.
122
123
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
цессе конкретного спора о праве1. Правда, некоторые авторы
полагают, что в ходе такой деятельности суды общей юрисдикции могут вмешиваться в систему разделения властей, и,
зачастую, возникает вопрос о том, все ли судьи способны профессионально осуществлять оценку конституционности нормативных правовых актов2. Вторая модель предполагает создание специализированных органов конституционного правосудия, правомочных рассматривать исключительно конституционно-правовые дела. Данную модель именуют также концентрированной, так как для осуществления конституционного контроля создается особый орган, уполномоченный осуществлять конституционный контроль как основную свою
функцию3. Существенную роль в теоретическом обосновании
европейской модели конституционного правосудия сыграли
труды австрийского ученого-правоведа, последователя юридического позитивизма и нормативизма Г. Кельзена. Он полагал, что создание специального органа ? конституционного суда, существующего отдельно от других судов и отличного
от законодательного и любого другого публичного органа,
призванного аннулировать неконституционные акты, представляется вполне обоснованным и правомерным в контексте разделения властей4.
В юридической литературе доминирует мнение о том, что
Российская Федерация пошла по пути создания европейской
(концентрированной) системы конституционного контроля,
отличительной чертой которой является создание специализированных судебных органов1. Однако, как думается, этот
вывод нуждается, по меньшей мере, в определенном уточнении. Автор разделяет мнение о том, что при сохранении принципиального различия между «американской» и «европейской» моделями конституционного контроля, в организационном плане выражающегося в существовании (или отсутствии)
специализированных органов конституционной юстиции, эти
системы во многих странах приобретают комплексный характер. Причем в ряде государств формируется так называемая
«смешанная» модель конституционной юстиции, для которой
характерно сочетание не только различных форм и видов контроля, но и осуществление его как судами общей юрисдикции, так и специализированными органами конституционного правосудия2. Правда, некоторые исследователи замечают, что разнообразие моделей организации конституционного правосудия не дает научно-теоретической возможности
простого объединения их в «смешанную» (гибридную) форму. Соответственно, они помимо «американской» и «австрийской» систем выделяют «модель британского содружества»,
«смешанную американско-европейская» модель (гибридную),
«французскую» модель и «иберийскую» (южноамериканскую)
модель3.
В целом, не далеки от истины те исследователи, которые
относят современную российскую модель конституционного
контроля к числу «смешанных», поскольку соответствующи-
1
Брежнев О.В. «Американская» модель судебного конституционного
контроля (генезис и основные черты) //Конституционное и муниципальное
право. № 6. 2005. С.30-32.
2
Craig P. Constitutional and non-constitutional review //Current Legal
Problems. 2001. Vol. 54. P. 148
3
См.: Харитонова Н.Н. Перспективы эволюции конституционного контроля: зарубежная и отечественная практика //Право и политика. № 11. 2005,
№ 1. 2006. С. 23.
4
См.: The Role of the Constitutional Court in the Consolidation of the Rule
of Law. European Commission for the Democracy through Law. Strasbourg,
1994. P. 20 ? 21.
См. подробнее: Брежнев О.В. Правовая природа Конституционного
Суда как судебного органа конституционного контроля //Гос. власть и местное самоуправление. № 6. 2005. С.27-28.
2
См.: Клишас А.А. Конституционный контроль и конституционное правосудие в зарубежных странах: Автореф. дисс?докт. юрид. наук. М., 2007.
С. 9-10.
3
См.: Гордеев И.В. Конституционная юстиция в государствах ? членах
СНГ: Автореф. дисс?канд. юрид. наук. М., 2007. С. 10.
124
125
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
ми полномочиями наделены не только федеральный и региональные органы конституционного специализированного контроля, но и, в известной мере, суды общей юрисдикции и арбитражные суды1. Однако видится спорным их утверждение
о том, что такая практика является вполне обоснованной и
даже «перспективной»2. Мы не находим убедительными доводы о том, что Конституция Российской Федерации не закрепляет «монополию на конституционное правопонимание»
за каким-либо одним судом, а применение российской Конституции судами является «необходимым элементом заложенных в ней моделей правового государства и правосудия, одним из условий реализации Конституции»3. Более того, Д.Ю.
Исайкин полагает, что всем судам (наряду с Конституционным Судом Российской Федерации) должна принадлежать
ведущая роль в системе конституционной юрисдикции, что
предполагает «аккумулирование компетенции по рассмотрению дел об оспаривании нормативных правовых актов в основном у этих судов»4. Трудно согласится с такими утверждениями и, прежде всего, по той причине, что, хотя, Конституция Российской Федерации действительно обязывает все суды
соблюдать ее (ч. 2 ст. 15), но явно не любой суд наделяет правом отправления конституционного судопроизводства (ч. 2
ст. 118, ст. 125 и др.).
В целом, необходимо заметить, что только в ряде субъектов РФ оказалась воспринятой идея создания конституцион-
ных (уставных) судов1. Более того, в отдельных субъектах РФ
соответствующие функции ранее выполнялись судами общей
юрисдикции. Так, например, согласно ст. 84 Конституции
Республики Ингушетия от 27 февраля 1994 г. (в ред. до 21 октября 2000 г.) Верховный Суд Ингушетии являлся высшим судебным органом Республики в сфере осуществления не только гражданского, уголовного и административного, но и конституционного судопроизводства. Данное обстоятельство
позволяло ученым констатировать, что здесь была «фактически использована американская версия организации конституционного контроля, а, точнее, японская модель, поскольку
функцией конституционного контроля наделяется только высшее звено общей судебной системы»2. Однако согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, функция конституционного контроля за судами общей
юрисдикции не признается3. В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2007 г.
№ 48 также рекомендовано иметь в виду, что судам неподведомственны дела об оспаривании конституций и уставов
субъектов РФ, поскольку проверка их соответствия федеральному закону сопряжена с установлением его соответствия
1
Брежнев О.В. Судебный конституционный контроль в России: проблемы методологии, теории и практики: Дисс?докт. юрид. наук. М., 2006. С. 12.
2
См.: Исайкин Д.Ю. Суды общей юрисдикции как субъекты конституционного контроля: Автореф. дисс?канд. юрид. наук. М., 2006. С. 11.
3
Под судебным нормоконтролем исследователи понимают «правоотношение по проверке соответствия нормативных правовых актов или содержащихся в них норм нормам актов более высокой юридической силы».
См.: Бек О.А. Производство по делам об оспаривании нормативных правовых актов: Дисс?канд. юрид. наук. М., 2007. С. 7.
4
Исайкин Д.Ю. Суды общей юрисдикции как субъекты конституционного контроля: Автореф. дисс?канд. юрид. наук. М., 2006. С. 12.
Следует отметить, что лишь отдельные исследователи изучают институт конституционного контроля с учетом специфики федеративного устройства государства. См. подробнее: Боброва В.К. Проблемы правового
регулирования статуса уставного суда субъекта Российской Федерации:
Дисс? канд. юрид. наук. М., 2000. С.17.
2
См.: Харитонова Н.Н. Перспективы эволюции конституционного контроля: зарубежная и отечественная практика //Право и политика. № 11. 2005,
№ 1. 2006. С.9.
3
См., напр.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 11 апреля 2000 г. № 6-П «По делу о проверке конституционности
отдельных положений пункта 2 статьи 1, пункта 1 статьи 21 и пункта 3 статьи
22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в связи с
запросом Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации» //СЗ РФ. 2000. № 16. Ст. 1774.
126
127
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
нормам Конституции Российской Федерации1 При наличии
в российском регионе конституционного (уставного) суда
субъекта РФ суды общей юрисдикции не вправе рассматривать дела о проверке соответствия нормативных правовых
актов основному закону субъекта РФ, поскольку рассмотрение этих дел отнесено частью 1 статьи 27 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» к компетенции конституционных (уставных) судов.
Только когда такой суд не создан, в целях реализации гарантированного частью 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации права на судебную защиту, рассмотрение названных
выше дел осуществляется судами общей юрисдикции2. Указанные обстоятельства, возможно, и дают основания ученым
констатировать наличие особой модели конституционного
контроля в Российской Федерации, сочетающей в себе элементы «американской» и «европейской» моделей»3.
Конституционные (уставные) суды субъектов РФ в системе охраны конституционного строя Российской Федерации
не выполняют каких-либо надзорных функций. Так, в ст. 125
Конституции Российской Федерации эти суды даже не определены как субъекты, имеющие право поставить перед Кон-
ституционным Судом Российской Федерации вопрос о соответствии федерального нормативного правового акта федеральной Конституции. Правда, они обладают возможностью,
как и любой другой суд, обратиться с запросом о конституционности акта, примененного или подлежащего применению
в конкретном деле, что вряд ли дает основания констатировать наличие у них надзорных полномочий. Конституционные (уставные) суды субъектов РФ являются органами конституционного контроля и отправляют конституционное правосудие как особую форму судопроизводства, под которым
можно понимать систему правовых норм и процедур, регулирующих порядок подготовки, разработки, принятия и вступления в силу конституций (основных законов), изменения,
пересмотра и прекращения действия конституции (устава), а
также обеспечения эффективности функционирования основных конституционных институтов1.
Согласно правовым позициям Конституционного Суда
Российской Федерации, конституционное судопроизводство
имеет весьма специфичный характер; данный вывод в полном объеме применим и к изучаемым судам. В частности, федеральный орган конституционного контроля указал, что «рассмотрение судом общей юрисдикции дела о проверке закона
субъекта РФ, в результате которой он может быть признан
противоречащим федеральному закону, не исключает последующей проверки его конституционности в порядке конституционного судопроизводства»2. Соответственно, даже исчерпав все возможности судебной защиты в судах общей юрисдикции (арбитражных судах), гражданин вправе обратиться в
1
См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации
от 29 ноября 2007 г. № 48 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части» //Рос. газета.
№ 276. 08.12.2007.
2
Исключение составляют случаи, когда рассмотрение дел о проверке
соответствия нормативных правовых актов конституции (уставу) субъекта
РФ передано Конституционному Суду Российской Федерации заключенными в соответствии со статьей 11 Конституции Российской Федерации
договорами о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов. См.: пункт 7 части 1 статьи 3 Федерального
конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» //СЗ РФ. 21994. № 13. Ст. 1447.
3
См.: Исайкин Д.Ю. Суды общей юрисдикции как субъекты конституционного контроля: Автореф. дисс?канд. юрид. наук. М., 2006. С. 10.
128
1
См.: Бородин В.В. Конституционный процесс: сравнительно-правовой
анализ: Дисс?докт. юрид. наук. СПб, 2000. С. 10.
2
См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от
11 апреля 2000 г. № 6-П «По делу о проверке конституционности отдельных
положений пункта 2 статьи 1, пункта 1 статьи 21 и пункта 3 статьи 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»...» //СЗ РФ. 2000.
№ 16. Ст. 1774.
129
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
изучаемый суд в случае, если судебное решение основано на
нормативном правовом акте субъекта РФ, не соответствующем основному закону субъекта РФ1.
Правовая природа конституционных (уставных) судов
субъектов РФ имеет, по мнению автора диссертационного
исследования, достаточно сложный, во многом, дуалистичный характер, ибо, с одной стороны, данным органам принадлежит особое место в системе органов государственной
власти субъектов РФ, не «вписывающееся» в традиционное
понимание о природе власти, с другой ? преобладающей для
них является именно судебная деятельность2. В этом плане
правовой статус конституционных и уставных судов ученые,
нередко, предлагают рассматривать как «своеобразное проявление на региональном уровне сущностных черт российской модели судебного конституционного контроля, обусловленной федеративной организацией нашего государства. Исходя из этого, данные органы призваны, не вмешиваясь в компетенцию иных судов, защищать предусмотренные Конституцией Российской Федерации единые правовые ценности,
обеспечивая их «проникновение» в «ткань» правовой системы субъектов Федерации, обусловливая, тем самым, гармоничное развитие регионов в соответствии с принципами,
составляющими основы конституционного строя России»3.
Действительно, можно констатировать наличие ряда особенностей института конституционного контроля, реализуемого конституционными (уставными) судами субъектов РФ.
По мнению автора, в их числе:
- организация его на диспозитивных началах, обусловленная наличием права субъекта РФ создать конституционный
(уставный) суд, либо отказаться от принятия такого решения;
- его ограничение сферой анализа нормативных правовых
актов субъектов РФ и наличие фактической необходимости
руководствоваться при принятии решений не только нормами основного закона субъекта РФ, но и положениями Конституции Российской Федерации, иными федеральными нормативными правовыми актами, учитывать правовые позиции
Конституционного Суда Российской Федерации;
- его реализация на началах целостности и единства судебной системы Российской Федерации, с одной стороны, и
конституционного принципа федерализма, с другой; так, здесь
имеет место уникальная самостоятельность законодательных
(представительных) органов власти субъектов РФ в установлении процессуальных правил разбирательства дел и конкретного перечня полномочий конституционных (уставных)
судов, отсутствующая в отношении любого другого суда.
Последний аспект имеет, как думается, наиболее принципиальное значение. Состояние дел, связанных с региональной конституционной юстицией, в известной мере отражает
общие тенденции в российском государственном строительстве, одной из которых является усиление унитарных элементов. Как следствие, снижается самостоятельность субъектов
РФ, «все меньшую роль играют атрибуты их государственности, в частности конституции (уставы), а значит, и снижается
потребность в конституционных (уставных) судах, одной из
функций которых является превращение основных законов
субъектов РФ в действующее право»1. Более того, многие ученые предлагают «уже сейчас сформировать подходы к возможности построения концепции многонационального унитар-
1
См.: Линская Ю.В. Некоторые вопросы компетенции судов общей юрисдикции в сфере нормоконтроля //Рос. юстиция. № 7. 2006. С. 61-63.
2
См. подробнее: Дмитриев В.В. Конституционная юстиция в субъектах
Российской Федерации: Дисс?канд. юрид. наук. М., 2004. С. 7.
3
См.: Брежнев О.В. Судебный конституционный контроль в России:
проблемы методологии, теории и практики: Дисс?докт. юрид. наук. М.,
2006. С. 293.
130
1
См.: Кряжков В.А. Региональная конституционная юстиция в Российской Федерации: состояние и пути развития //Сравнительное конституционное обозрение. № 3. 2007. С. 29.
131
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
ного государства (полиэтнического унитаризма), которая определяла бы возможности перехода к унитарному государству»1. Такие тенденции являются дополнительным стимулом
для анализа роли и значения конституционных (уставных)
судов в системе охраны конституционного строя Российской
Федерации, построения системы реально взаимодействующих
между собой органов и структур, способных противостоять
любым попыткам нарушения конституционных норм и в данном конкретном случае ? изменению основ конституционного строя, согласно которым Российская Федерация является
федеративным государством (ст. 1 Конституции Российской
Федерации).
зом» современных конституционных и уставных судов1 . Как
известно, первоначально в отдельных российских регионах
создавались не суды, а квазисудебные, либо консультативно надзорные структуры. К примеру, в республиках Чувашия и
Северная Осетия-Алания были созданы комитеты конституционного надзора, в Республике Адыгея и Иркутской области
? палаты, которая в Адыгее даже не входила в судебную систему Республики 2 . В Тюменской области была образована
Судебная палата, в Ставропольском крае ? Согласительная
палата, основная цель которой состояла в разрешении споров
между законодательными и исполнительными органами государственной власти края3 . Кроме того, имела место и практика формирования органов конституционного надзора. Так,
в конце 1990 г. в Республике Коми был принят Закон «О конституционном надзоре в Коми АССР» и стал функционировать соответствующий Комитет. В 1990 г. законы о конститу-
§ 2. Реализация концепции судебного федерализма
в процессе создания системы органов конституционного
контроля в субъектах Российской Федерации
Формирование конституционных (уставных) судов субъектов РФ, способствующих повышению гарантий реального
обеспечения прав и свобод человека, совершенствованию
федеративных отношений, развитию системы регионального
законодательства, во многом, было обусловлено теми масштабными и, во многом негативными изменениями, которые
произошли в Российской Федерации в конце ХХ века. До учреждения федерального органа конституционного контроля и
изучаемых судов на территории бывшего СССР действовали,
как известно, комитеты конституционного надзора. К ним
можно было отнести как Комитет конституционного надзора
СССР, так и органы конституционного надзора союзных автономных республик, которые, нередко, называют «прообра-
1
1
См.: Лебедев В.А., Киреев В.В. Об инструментальной роли науки конституционного права в период социальных преобразований //Конституционное и муниципальное право. № 22. 2007. С. 11.
См. подробнее: Гаджиев Х.И.Ф. Толкование норм конституции и закона конституционными судами: Автореф. дисс?докт. юрид.наук. М., 2001.
С. 16; Шульженко Ю.Л. Конституционный контроль в России. М.: Из-во
«ИГП РАН», 1995. С. 15-17; Митюков М.А. О некоторых малоизвестных сюжетах генезиса отечественного конституционного правосудия //Конституция Российской Федерации и развитие законодательства в современный
период. М.: Из-во «РАП», 2003. Т.1. С. 184-191; Он же. Предтеча конституционного правосудия: взгляды, проекты и институциональные предпосылки
(30 ? начало 90-х гг. ХХ века). М.: Из-во «Формула права», 2006; Он же.
Судебный конституционный надзор 1924 ? 1933 г.: вопросы истории, теории
и практики. М.: Из-во «Формула права», 2005; Сафонов В.Е. Конституционные суды республик Российской Федерации на страже их основного закона
//Проблемы образования и деятельности конституционных (уставных) судов субъектов Российской федерации. (Материалы Всероссийского совещания). М.: Из-во «ФППФиМС», 1999.С. 127 и др.
2
См.: Органы конституционного контроля субъектов федерации: практика, проблемы, предложения //Вестник Конституционного суда РФ. № 4.
1996.
3
См. подробнее: Уставы краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов Российской Федерации. М.,
1995. Вып. 1. С. 14.
132
133
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
ционном надзоре вступили в силу в республиках Татарстан и
Северная Осетия-Алания; в Северной Осетии-Алании 26 декабря 1990 г. был образован Комитет конституционного надзора1. Вместе с тем, поиск более эффективных форм конституционного контроля привел к осознанию бесперспективности
института комитетов конституционного надзора, на смену
которого пришел судебный конституционный контроль2. Так,
Республика Дагестан одобрила свой первый нормативный
правой акт о Конституционном суде 18 декабря 1991 г., образовав такой Суд 28 декабря 1991 г. В Чеченской Республике в
феврале 1993 г. также был сформирован Конституционный
Суд, деятельность которого неоднократно приостанавливалась
(с июля 2007 г. Конституционный Суд вновь функционирует). В 1992 г. появились законы о конституционных судах в
республиках Саха (Якутия) и Башкортостан, хотя органы конституционного контроля здесь были образованы в 1994 и 1996
годах, соответственно3. В 1994 г. в республиках Бурятия, Карелия, Коми, Марий Эл, Хакасия также появились специальные нормативные правовые акты и сформированы анализируемые суды4. В частности, принятая 17 февраля 1994 г. Кон-
ституции Республики Коми зафиксировала возможность создания Конституционного суда Республики; данное положение было детализировано в Законе от 31 октября 1994 г. «О
Конституционном Суде Республики Коми»1.
Таким образом, период деятельности конституционных
судов республик в составе Российской Федерации исчисляется уже десятилетиями. Причем, в настоящее время субъекты РФ отказались от создания квазисудебных инстанций и
принимают в соответствии с Федеральным конституционным
законом «О судебной системе Российской Федерации» нормативные правовые акты только о конституционных и уставных судах. Так, в 1996 г. обрели юридическую силу законы о
конституционных судах республик Адыгея и Дагестан; в
1997 г. ? Кабардино-Балкарской Республики и Республики
Марий Эл2. В 2002 г. был принят Закон «О Конституционном
Суде Республики Саха (Якутия) и конституционном судопроизводстве», а в 2003 г. ? «О Конституционном Суде Республики Тыва» (в настоящее время утратил юридическую силу);
21 июня 2004 г. принят закон о Конституционном суде Карачаево-Черкесской Республики3. В 2006 г. обрел юридическую
1
См., напр.: Закон Республики Татарстан от 22 декабря 1992 г. № 1708-ХII
«О Конституционном Суде Республики Татарстан». Здесь и далее источники публикации законов о конституционных (уставных) судах субъектов РФ ?
см. список использованных нормативных правовых актов.
2
Шахрай С.М. Конституционное правосудие в системе российского федерализма. СПб.: Из-во «Санкт-Петербургский университет МВД РФ», 2001.
С. 155; Гумба М.Р. Система конституционных принципов правосудия и формы их реализации в Российской Федерации: Дисс...канд. юрид. наук. М.,
2002. С. 14 -16 и др.
3
См., напр.: Закон Республики Башкортостан от 27 октября 1992 г. № Вс13/7 «О Конституционном Суде Республики Башкортостан».
4
См., напр.: Закон Республики Бурятия от 25 октября 1994 г. № 42-I «О
Конституционном Суде Республики Бурятия»; Закон Республики Карелия
от 17 марта 1994 г. № ХII ? 24/650 «О Конституционном Суде Республики
Карелия»; Закон Республики Коми от 31 октября 1994 г. № 7-ПЗ «О Конституционном Суде Республики Коми».
См.: Закон Республики Коми от 31октября 1994 г. № 7-РЗ «О Конституционном Суде Республики Коми».
2
Закон Республики Адыгея от 17 июня 1996 г. № 11 «О Конституционном
Суде Республики Адыгея»; Закон Республики Дагестан от 7 мая 1996 г. № 5
«О Конституционном Суде Республики Дагестан»; Закон Кабардино-Балкарской Республики от 12 декабря 1997 г. № 38-РЗ «О Конституционном
Суде Кабардино-Балкарской Республики»; Закон Республики Марий Эл от
11 марта 1997 г. № 14-З «О Конституционном Суде Республики Марий Эл».
3
Конституционный Закон Республики Саха (Якутия) от 15 июня 2002 г.
№ 16-з № 363-II «О Конституционном Суде Республики Саха (Якутия) и
конституционном судопроизводстве»; Закон Карачаево-Черкесской Республики от 21 июня 2004 г. № 5-рз «О Конституционном Суде Карачаево-Черкесской Республики».
134
135
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
силу Закон Чеченской Республики «О Конституционном Суде
Чеченской Республики»1.
На несколько более позднем историческом этапе был инициирован процесс создания уставных судов. В частности, в
1997 г. приняты соответствующие законы и созданы уставные суды в Свердловской области и Ханты-Мансийском автономном округе (действие Закона «Об Уставном Суде Ханты-Мансийском автономном округе (Югры)» в 2009 г. приостановлено до 31 декабря 2012 г.); в 1998 г. принят закон об
Уставном суде Тюменской области (в настоящее время его действие приостановлено); в 1999 г. ? об Уставном суде Красноярского края (в 2008 г. этот Закон утратил юридическую силу).
В 2000 г. были приняты законы об уставных судах: Иркутской
области (в 2006 г. он утратил юридическую силу), Калининградской области, Курганской области (его действие приостановлено до 1 января 2012 г.) и г. Санкт-Петербурга2. В 2002 г.
принят закон об Уставном суде г. Москвы, а в 2003 г. создан
Уставный Суд Калининградской области3. В 2006 г. были при-
няты Закон Московской области от 26 сентября 2006 г. № 153/
2006-ОЗ (ред. от 17 мая 2007 г.) «Об Уставном Суде Московской области» и Закон Самарской области от 01 декабря 2006 г.
№ 145-ГД (ред. от 1 ноября 2007 г.) «Об Уставном Суде Самарской области»1. В конце 2007 г. юридическую силу обрел
Закон Ставропольского края от 28 сентября 2007 г. № 43-кз
«Об Уставном Суде Ставропольского края»2. Однако затем
здесь был принят Закон Ставропольского края от 26 февраля
2008 г. № 4-кз «Об отмене Закона Ставропольского края «Об
Уставном суде Ставропольского края»3.
Изучаемые органы должны были выполнять такую важную функцию, как предупреждение «повреждений» в правовой системе, поскольку юридическая активность регионов,
формирующаяся юридическая система регионов не должны
разрывать единое поле конституционного права Российской
Федерации»4. В конце прошлого века у многих правоведов
была уверенность в том, что «учрежденная де-факто конституционная (уставная) юстиция... станет гарантом стабильности конституционного строя России, а не орудием в руках амбициозных политиков»5. Кроме того, создание конституци-
1
Конституционный Закон Республики Чечня от 20 апреля 2006 г. № 2-ркз
«О Конституционном Суде Чеченской Республики» //Акты конституционного правосудия субъектов Российской Федерации: Дайджест оперативной
информации. № 7. 2006. С. 42-68.
2
Закон Курганской области от 26 сентября 2008 г. № 391 «О внесении
изменения в Закон Курганской области «О приостановлении действия Закона Курганской области «Об Уставном суде Курганской области» //Новый
мир - Документы, выпуск № 72 03.10.2008.
3
См.: Закон Свердловской области от 6 мая 1997 г. № 29-ОЗ «Об Уставном
Суде Свердловской области»; Закон Ханты-Мансийского автономного округа от 22 сентября 1997 г. № 43-оз «Об Уставном Суде Ханты-Мансийского
автономного округа»; Закон Тюменской области от 23 января 1998 г. № 141
«Об Уставном Суде Тюменской области» (действ. приостановлено); Закон
Красноярского края от 27 апреля 1999 г. № 6-375 «Об Уставном Суде Красноярского края»; Закон Иркутской области от 1 июня 2000 г. № 32-оз «Об
Уставном Суде Иркутской области» (утр. силу); Закон Калининградской области от 2 октября 2000 г. № 247 «Об Уставном Суде Калининградской области»; Закон Курганской области от 30 июня 2000 г. № 344 «Об Уставном Суде
Курганской области»; Закон Санкт-Петербурга от 5 июня 2000 г. № 241-21
«Об Уставном суде Санкт-Петербурга»; Закон г. Москвы от 13 февраля
2002 г. № 10 «Об Уставном суде г. Москвы».
136
1
См.: Закон Московской области от 26 сентября 2006 г. № 153/2006-ОЗ
«Об Уставном Суде Московской области» //Ежедневные Новости. Подмосковья. № 185. 05.10.2006; Закон Самарской области от 1 декабря 2006 г. № 145ГД «Об Уставном Суде Самарской области» //Волжская коммуна.
№ 230(25783). 09.12.2006.
2
См.: Закон Ставропольского края от 28 сентября 2007 г. № 43-кз «Об
Уставном Суде Ставропольского края» //Сборник законов и других правовых актов Ставропольского края. 30.10.2007. № 30. Ст. 6752.
3
Закон Ставропольского края от 26 февраля 2008 г. № 4-кз «Об отмене
Закона Ставропольского края «Об Уставном суде Ставропольского края» //
Ставропольская правда. № 43. 01.03.2008.
4
Материалы Всероссийского совещания «Проблемы образования конституционных (уставных) судов субъектов РФ». М.: Из-во «Старая площадь»,
1999.С. 5-6.
5
Гаджиев Г.А., Кряжков В.А. Конституционная юстиция в Российской
Федерации: становление и проблемы //Гос. и право. № 7. М, 1993. С. 3-11.
137
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
онных (уставных) судов должно было значительно расширить
сферу судебного контроля, обеспечивая, тем самым, «полное
«прикрытие» публично-правового пространства, защиту конституционного строя, прав и свобод человека и гражданина»1.
К сожалению, подобного рода планы сбылись не в полной
мере. Прежде всего, как известно, только отдельные субъекты
РФ создали изучаемые суды; в частности, конституционные
суды функционируют (по крайней мере, де-юре) в республиках Адыгея, Башкортостан, Бурятия, Дагестан, Кабардино Балкария, Карелия, Коми, Марий Эл, Северная Осетия-Алания, Саха (Якутия), Татарстан, Чечня, а уставные ? в Свердловской, Калининградской областях, Красноярском крае, в г.
Санкт-Петербурге. Причем только лишь в отдельных регионах изучаемые органы играют весьма существенную роль в
правоприменительной деятельности, что подтверждает количество и, главное, сущность принимаемых данными судами
решений. К числу таких субъектов РФ, как представляется,
следует отнести республики Бурятия, Кабардино-Балкария,
Карелия, Коми, Марий Эл, Татарстан, Свердловскую область,
г. Санкт-Петербург.
Таким образом, в большинстве субъектов РФ изучаемые
суды не созданы2. Упразднены Конституционный суд Мордовии (в 1994 г.), проработавший несколько месяцев, и Уставная
палата Иркутской области (в 1998 г.), функционировавшая
более двух лет; Иркутская область вовсе отменила Закон об
уставном суде (в 2006 г.), а Курганская и Тюменская области,
Ставропольский край приостановили действие соответствующих законов1. Наблюдается массовое и весьма продолжительное неисполнение положений конституций (уставов) о
создании данных судов в тех субъектах РФ, которые юридически признали необходимость их создания.
Отсутствие изучаемых судов во многих субъектах РФ предопределено совокупностью правовых, кадровых, финансовых и других факторов, отсутствием необходимой поддержки
со стороны Российской Федерации, нежеланием руководителей органов государственной власти субъектов РФ учреждать
суды, которые могут отменить фактически их же неконституционные акты и т.д2. Вместе с тем, как думается, правовая
охрана основ конституционного строя в Российской Федерации включает в себя охрану не только федеральной Конституции, но и основных законов субъектов РФ и, соответственно,
не может быть надлежащим образом обеспечена при отсутствии изучаемых судов. Кроме того, как замечают исследователи, сложившаяся ситуация ведет к возникновению правовых коллизий, отрицательно сказывается на согласованности
действий федеральных органов государственной власти и
органов государственной власти субъектов РФ, а также органов местного самоуправления. В связи с изложенным, они
констатируют, что конституционный контроль носит в Российской Федерации не вполне всеохватывающий и систем-
1
См.: Гаврюсов Ю.В. Проблемы становления конституционной юстиции в субъектах Российской Федерации. Сыктывкар: Из-во «КРАГСиУ», 2005.
С. 323.
2
См. подробнее: Кряжков В.А. Региональная конституционная юстиция в Российской Федерации: состояние и пути развития //Сравнительное
конституционное обозрение. № 3. 2007. С. 29; Митюков М.А. Современные
тенденции развития региональной конституционной юстиции (опыт социологического осмысления) //Дайджест оперативной информации. Акты конституционного правосудия субъектов Российской Федерации. № 4. 2007.
С. 113 ? 127.
См.: Закон Иркутской области от 02 июня 2006 г. № 26-оз «О признании
утратившим силу Закона Иркутской области «Об уставном Суде Иркутской
области» //Ведомости Законодательного Собрания Иркутской области.
№ 22, 24.05.2006 (том I).
2
См.: Борова И.Л. Теоретико-правовые проблемы организации конституционных (уставных) судов Российской Федерации: Дисс?канд. юрид.
наук.- М., 2004. С. 81; Митюков М. Конституционные (уставные) суды: от
теории вопроса к практике решения //Рос. юстиция. № 4. 2000. С. 2-5. и др.
138
139
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
ный характер, а единство правового пространства не всегда
обеспечивается эффективно и своевременно1.
Имеют место различные причины, препятствующих повсеместному распространению изучаемых судов; в их числе:
относительная «новизна» данного института, «неясность и
неопределенность» места и роли конституционных (уставных)
судов в системе органов государственной власти и т.д2. Очень
часто исследователи обращают внимание на незначительное
количество дел, рассмотренных изучаемыми судами, не принимая во внимание специфику конституционных (уставных)
споров3. Они, как замечает М.А. Митюков, «несопоставимы с
уголовными и гражданскими делами, тем более с делами об
административных правонарушениях. Сама подготовка к разрешению конституционного дела требует иногда многомесячного масштабного изучения не только отечественного, но и
зарубежного законодательного правоприменительного и доктринального массива, а также общепризнанных принципов и
норм международного права»4. Кроме того, количество рассмотренных изучаемыми органами дел целесообразно сопоставить с числом реально функционирующих конституционных (уставных) судов субъектов РФ5.
Небезынтересным является позиция О.В. Брежнева, который к числу причин, препятствующих созданию исследуемых
органов конституционного контроля, относит следующие факторы:
- «нестабильность» федерального законодательства в сфере разграничения предметов ведения и полномочий между
органами государственной власти Российской Федерации и
ее субъектов;
- многие субъекты РФ с точки зрения государственного
строительства, становления в них признаков государственных
образований, находятся еще на начальном этапе;
- наличествует противоречивость федерального законодателя в части, касающейся организационно-правовых форм
реализации судебных полномочий, составляющих содержание конституционной юрисдикции (например, это относится к перспективам формирования административных судов);
- имеют место особенности восприятия данного института региональными политическими элитами и гражданами (в
частности, это нежелание иметь еще один «контрольный
орган» и т.п.)1.
Как думается, достаточно удачно классифицированы факторы, препятствующие становлению региональных органов
конституционного контроля, В.А. Кряжковым2. Ученый выделяет в числе соответствующих причин:
1). Интеллектуально-психологические причины. Относительная «молодость региональной государственности и новизна института» сами по себе порождают настороженность,
так как для многих еще не вполне ясно, как данные суды могут
1
Харитонова Н.Н. Правовое регулирование осуществления конституционного контроля в Российской Федерации: системно-функциональные и
федеративные аспекты: Автореф. дисс?канд. юрид. наук. М., 2006. С. 5-6.
2
См.: Банников Г.Н. Проблемы реализации права граждан на судебную
защиту в Российской Федерации (общетеоретический аспект): Автореф.
дисс?канд. юрид. наук. Саратов, 2006. С. 25.
3
См., напр.: Материалы Всероссийского совещания «Проблемы образования конституционных (уставных) судов субъектов РФ». М.: Из-во «Старая площадь», 1999. С. 8.
4
Митюков М.А. О проблемах создания и деятельности конституционных (уставных) судов субъектов РФ //Проблемы образования и деятельности конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации.
М.: Из-во «ФППФиМС», 2000. С. 13-28.
5
См.: Кряжков В.А. Конституционное правосудие в субъектах Российской Федерации (правовые основы и практика). М.: Из-во «Формула права», 1999. С. 30-31.
См.: Брежнев О.В. Судебный конституционный контроль в России:
проблемы методологии, теории и практики: Дисс?докт. юрид. наук. М.,
2006. С. 299-303.
2
См.: Кряжков В.А. Региональная конституционная юстиция в Российской Федерации: состояние и пути развития //Сравнительное конституционное обозрение. № 3. 2007. С. 29.
140
141
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
быть «встроены» в систему власти субъектов РФ и что от них
можно ожидать.
2). Политические причины, которые связанны:
а) с отсутствием необходимой политической культуры и
воли, поскольку эти суды не вписываются в существующее
понимание демократических ценностей, ибо властвующие
структуры на местах часто не заинтересованы в изменении
сложившегося баланса сил и дополнительных «контролерах»;
б) с трансформацией региональной государственной власти, в которой в результате последних преобразований доминирующее значение обрели органы исполнительной власти,
а разделение властей, по сути, стало во многом условным и,
соответственно, данная система власти уже не нуждается в
арбитрах;
в) с утратой региональными властями (вследствие усиления централизации) способности принимать самостоятельные решения и тем, что Федеральный центр, не препятствуя
созданию этих судов, одновременно не проявляет активности в данном отношении и «не посылает сигналов», которые
могли бы подтолкнуть субъекты РФ к соответствующим действиям (такая «нейтральность» отчасти обусловлена мнимым
опасением, что подобные суды будут не сглаживать, а лишь
умножать правовые противоречия).
3). Правовые причины. К их числу указанный исследователь относит:
а) федеральную «недоурегулированность» статуса конституционных (уставных) судов, особенно в части их компетенции, отношений с федеральными судами и гарантий судей
данных судов;
б) «экспансию» судов общей юрисдикции в сферу конституционных (уставных) споров (являющуюся, возможно, вынужденной, в том числе и по причине отсутствия конституционных (уставных) судов субъектов РФ).
4). Кадровые причины. Данные суды нуждаются в специалистах высокой юридической квалификации, в том числе
государственно-правового (конституционного) профиля, которых явно не хватает. На практике «наполняемость» этих судов осуществляется за счет бывших депутатов и работников
аппарата парламента (15,6% от общего числа судей всех образованных судов), региональной администрации (6,5%), прокуратуры (14,3%), органов внутренних дел (6,5%), судей в отставке (16,9%), преподавателей вузов (14%)1.
5). Финансовые причины. В.А. Кряжков отмечает, что для
отдельных субъектов РФ дополнительный государственный
институт может рассматриваться как неоправданное бремя для
регионального бюджета. Однако расходы на содержание данных судов относительно незначительны и многократно меньше, чем расходы субъектов РФ, которые они тратят на иные
органы государственной власти. В частности, доля затрат на
конституционный (уставный) суд от общей суммы расходов
бюджета субъекта РФ на 2007 г. составила: в Адыгее ? 1%,
Северной Осетии-Алании ? 0, 9%, Саха (Якутии) и Дагестане ? 0, 3%, Марий Эл ? 0, 1%, а в остальных российских регионах - сотые доли процентов2.
Как думается причины, ранее обуславливающие процесс
развития изучаемых судов (новизна института регионального конституционного контроля, незначительный объем их
полномочий и т.п.) на рубеже 2007-2010 годов уже вряд ли
актуальны3. Ныне к числу соответствующих факторов отно-
142
143
1
Однако, в целом, следует признать, что уровень подготовки действующих судей достаточно высок, о чем свидетельствует такой показатель: из 77
членов данных судов 9 имеют ученую степень доктора юридических наук и
21 - кандидата юридических наук. Прим. авт.
2
По данным Д.С. Петренко финансирование изучаемых судов в 2006 г.
составляло, в основном, всего 5-9 млн. рублей. См.: Петренко Д.С. Конституционная (уставная) юстиция в субъектах Российской Федерации (современные правовые проблемы и перспективы): Дисс?канд. юрид. наук. М.,
2007. С. 225-227.
3
См. подробнее: Гошуляк В.В., Ховрина Л.Е., Геворкян Т.И. Конституционное правосудие в субъектах Российской Федерации. М.: Из-во «АльфаМ», 2006. С. 17.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
сят «недостаточную политическую волю Федерального центра» в учреждении конституционных (уставных) судов, нежелание законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ их создавать, отсутствие на местах квалифицированных специалистов и т.д.1.
По мнению автора исследования, которое основывается,
прежде всего, на анализе соответствующей судебной практики, отчасти сложившаяся обстановка в сфере организации конституционного контроля обусловлена, в том числе, и специфическим пониманием предназначения изучаемых судов в
отдельных российских регионах. К сожалению, в конце прошлого века некоторые республики в составе Российской Федерации создавали конституционные суды для признания легитимными нормативных правовых актов, которые не всегда
соответствовали федеральному законодательству и, в этом
плане, правовая позиция, выраженная в их решениях представляется далеко не бесспорной2. Соответственно, другие
субъекты РФ воздержались от создания органов конституционного (уставного) контроля; не последнюю роль здесь сыграл и экономический фактор, поскольку, как известно, изучаемые суды финансируются за счет средств регионального бюджета3. Кроме того, как замечают ученые, сама принципиаль-
ная возможность соответствующей судебной проверки воспринимается субъектом, от которого исходит проверяемый акт,
негативно1.
Не менее принципиальным является вопрос обеспечения
оптимального сочетания общефедеральных интересов и специфики отдельных российских регионов в процессе становления конституционных (уставных) судов. Причем, в данном
случае проблема еще более актуализируется, ибо, в отличие
от мировых судей, наиболее существенные элементы статуса
конституционных (уставных) судов определены в нормативных правовых актах субъектов РФ. Прежде всего, такой вывод можно сделать в отношении компетенции региональных
органов конституционного (уставного) контроля, под которой
можно понимать сложную правовую категорию, представляющую собой юридическое выражение функций данных органов и складывающуюся из совокупности их предметов ведения, полномочий, прав и обязанностей в соответствии с ролью и назначением конституционных (уставных) судов в конкретном российском регионе2. Характеризуют данный институт и как установленную законом совокупность полномочий
по осуществлению независимой и самостоятельной судебной
См. подробнее: Осоцкий А.И. Взаимодействие конституционных (уставных) судов с органами государственной власти субъектов Российской
Федерации //Вестник Уставного суда Свердловской области. № 1. 2003.
С. 184-185.
2
Как удачно заметил А.Л. Фартыгин, здесь имело место влияние фактора «суверенизации», стремление республик в составе Российской Федерации «дорасти» до статуса «государства», закрепленного в ст. 5 отечественной Конституции. См.: Фартыгин А.Л. Конституционно-правовые аспекты
совершенствования конституционного (уставного) контроля в субъектах российской Федерации: Дисс?канд. юрид. наук. Челябинск, 2002. С. 9.
3
Следует заметить, что в некоторых регионах пытаются разрешить финансовую проблему путем создания, так называемых, «малобюджетных»
конституционных (уставных) судов, действующих на непостоянной основе.
Так, например, планируют поступить в Омской и Самарской областях, где
активизировалась деятельность по созданию изучаемых органов. Автор
разделяет точку зрения исследователей, полагающих, что «региональные
бюджеты создание таких «компактных» органов власти не подорвет, но при
этом субъекты РФ получат дополнительный эффективный механизм цивилизованного разрешения споров. Ведь именно конституционные (уставные) суды в большей степени обеспечивают баланс различных ветвей государственной власти на региональном уровне». См., напр.: Некрасов С.И.
Тенденции и изменения организации государственной власти в субъектах
РФ: конституционно-правовые аспекты //Конституция как символ эпохи.
М.: Из-во «МГУ», 2004. Т. 2. С. 89.
1
См.: Мурадьян Э.М. Судебное право. СПб: Из-во «ЮЦ Пресс», 2007.
С. 321.
2
См.: Жеребцова Е.Е. Компетенция конституционных (уставных) судов
субъектов Российской Федерации: Дисс?канд. юрид. наук. М., 2003. С. 16.
144
145
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
власти посредством конституционного (уставного) судопроизводства в целях обеспечения верховенства и высшей юридической силы конституции (устава) в соответствующем
субъекте РФ1. Некоторые авторы замечают, что «компетенция
конституционных (уставных) судов определяется предписаниями федерального и регионального законодательства, причем разнохарактерность последнего обуславливает сегодня
значительную проблему юрисдикции данных судов»2.
Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» в ст. 27 указывает, как известно, что конституционный (уставный) суд субъекта РФ может
создаваться субъектом РФ для рассмотрения вопросов соответствия законов субъекта РФ, нормативных правовых актов
органов государственной власти субъекта РФ, его органов
местного самоуправления конституции (уставу) субъекта РФ,
а также для толкования региональной конституции (устава)3.
Финансирование конституционного (уставного) суда производится за счет средств регионального бюджета. Анализируемые органы рассматривают отнесенные к их компетенции
вопросы в порядке, установленном законом субъекта РФ и их
решения, принятые в пределах соответствующих полномочий,
не могут быть пересмотрены иным судом.
Однако вышеуказанными положениями не исчерпывается необходимый и возможный объем регулирования статуса
исследуемых судов. Так, например, в Постановлении Консти-
туционного Суда Российской Федерации от 16 июня 1998 г.
указано, что конституционные (уставные) суды обладают исключительным полномочием осуществлять проверку нормативных актов российских регионов на предмет их соответствия конституциям (уставам) субъектов РФ и т.д.1 Федеральным органом конституционного контроля было, в частности,
также отмечено, что изучаемые суды имеют двойственную
природу: с одной стороны, они как органы судебной власти
входят в судебную систему Российской Федерации, а с другой
- являются органами, входящими в систему органов государственной власти субъектов РФ2. Компетенция конституционных (уставных) судов, установленная федеральным законом,
не является, согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации, исчерпывающей, и региональный законодатель вправе с учетом природы данных судов и в пределах своих полномочий, не нарушая компетенцию федеральных судов, дополнять закрепленные федеральным законом
полномочия конституционных (уставных) судов3. Как указал
Конституционного Суда Российской Федерации, конституци-
1
См.: Иоффе В.М. Полномочия конституционных (уставных) судов
субъектов Российской Федерации: Дисс?канд. юрид. наук. М., 2006. С. 8.
2
См.: Мироновский О.Б. Правовой статус конституционных (уставных)
судов субъектов Российской Федерации: Автореф. дисс?канд.юрид. наук.
М., 2001. С. 16.
3
Некоторые исследователи утверждают, что на федеральном уровне не
создана правовая база, определяющая статус конституционных (уставных)
судов, поскольку не принят специальный закон о них. См., напр.: Ажахова
М.К. Конституционный суд Кабардино-Балкарской Республики: правовые
основы и практика: Автореф. дисс?канд. юрид. наук. М., 1999. С. 15-16.
1
Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16
июня 1998 г. № 19-П « По делу о толковании статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации» //СЗ РФ. 1998. № 25. Ст. 3004.
2
См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от
27 декабря 2005 г. № 491-О «По запросу Санкт ? Петербургского городского
суда о проверке конституционности отдельных положений Федерального
конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации»,
Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации»
и Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской
Федерации» //Вестник Конституционного Суда Российской Федерации.
№ 2. 2006. № 2.
3
Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 6 марта 2003 г. № 103-О «По запросам Государственного Собрания Республики
Башкортостан и Государственного Совета Республики Татарстан о проверке конституционности части 1 статьи 27 Федерального конституционного
закона «О судебной системе Российской Федерации» //СЗ РФ. 2003. № 17.
Ст. 1658.
146
147
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
онные и уставные суды обладают исключительным полномочием осуществлять проверку нормативных актов субъектов РФ на предмет их соответствия региональным конституциям (уставам) и лишать эти акты юридической силы1. Причем, субъект РФ может самостоятельно определять полномочия конституционного (уставного) суда и порядок их осуществления, в том числе устанавливать общие процедурные
правила рассмотрения дел2. Более того, изучаемые суды правомочны изменять эти полномочия и правила3.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, на судей конституционных (уставных) судов распространяются те положения Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», которые
адресованы непосредственно им, а также другие положения
указанного нормативного правового акта, если они по смыслу
соответствующих норм согласуются с особенностями правовой
природ?? конституционных (уставных) судов, их статусом и
полномочиями. Изложенное предопределяет обязанность
субъектов РФ по урегулированию статуса данных судей1.
Важно также отметить, что согласно правовой позиции
Конституционного Суда Российской Федерации, законодательный орган субъекта РФ, нормативный правовой акт которого конституционным (уставным) судом субъекта РФ признан не соответствующим основному закону данного субъекта, либо принимает соответствующий акт во исполнение решения названного суда, либо ? исходя из верховенства российской Конституции ? обращается с запросом в федеральный орган конституционного контроля. Последний вариант
может иметь место в случае, если законодательный (представительный) орган власти субъекта РФ полагает, что нормативный правовой акт, признанный не соответствующим основному закону субъекта РФ, все же подлежит применению2.
1
Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16
июня 1998 г. № 19-П « По делу о толковании статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации» //СЗ РФ. 1998. № 25. Ст. 3004.
2
См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от
7 февраля 2003 г. № 46-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы
гражданина Половцева Игоря Николаевича на нарушение его конституционных прав статьей 79 Закона Санкт ? Петербурга «Об Уставном Суде СанктПетербурга» //Документ официально опубликован не был; Определение
Конституционного Суда Российской Федерации от 12 июля 2005 г. № 321-О
«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Голубка Сергея Александровича на нарушение его конституционных прав подпунктом
3 пункта 1 статьи 58 Закона Санкт-Петербурга «Об Уставном Суде СанктПетербурга» //СПС Консультант Плюс.
3
См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от
27 декабря 2005 г. № 522-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб
гражданки Кулешовой Людмилы Васильевны на нарушение ее конституционных прав положениями законов Санкт-Петербурга от 27 мая 2005 года «О
внесении изменений и дополнений в Закон Санкт-Петербурга «Об Уставном Суде Санкт-Петербурга», от 2 июня 2005 года «О внесении изменений и
дополнений в Устав Санкт-Петербурга», от 12 июля 2005 года «О внесении
изменений и дополнений в Устав Санкт-Петербурга» и от 29 сентября 2005
года «Об официальном толковании положений пунктов 1, 3, 4 статьи 17
Закона Санкт-Петербурга «Об Уставном Суде Санкт-Петербурга» //Вестник
Конституционного Суда Российской Федерации. № 2. 2006.
148
1
См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от
27 декабря 2005 г. № 491-О «По запросу Санкт ? Петербургского городского
суда о проверке конституционности отдельных положений Федерального
конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации»,
Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации»
и Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской
Федерации» //Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. ?
М., 2006. № 2; Определение Конституционного Суда Российской Федерации
от 02 февраля 2006 № 37-О «По запросу Конституционного Суда Республики Карелия о проверке конституционности положения абзаца шестого пункта 1 статьи 4 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской
Федерации» //Вестник Конституционного Суда Российской Федерации.
№ 3. 2006.
2
См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от
27 декабря 2005 г. № 494-О от 27 декабря 2005 «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Народного Хурала Республики Бурятия о проверке конституционности ряда положений Закона Республики Бурятия «О республиканских целевых программах» //Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. № 3. 2006.
149
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
Обратим внимание на позицию Конституционного Суда
Российской Федерации, согласно которой содержащийся в
ч. 1 ст. 27 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» перечень вопросов, для
рассмотрения которых субъекты РФ могут создавать конституционные (уставные) суды, нельзя считать исчерпывающим.
Эта норма носит не императивный, а диспозитивный характер и одновременно ориентирует на то, какие основные вопросы могут рассматриваться таким судом в случае его создания. Соответственно, ч. 1 ст. 27 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации»
не препятствует закреплению в законах субъектов РФ дополнительных, по сравнению с установленным перечнем, полномочий конституционных (уставных) судов, но они не должны затрагивать компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, других федеральных судов. Предоставление законодателем субъекта РФ анализируемым органам
дополнительных полномочий не противоречит Конституции
Российской Федерации, если они соответствуют юридической природе и их предназначению в качестве судебных органов конституционного (уставного) контроля и касаются вопросов, относящихся к ведению субъектов РФ согласно ст. 73
Конституции Российской Федерации1.
Анализ нормативных правовых субъектов РФ позволяет
констатировать то обстоятельство, что позиция законодательных (представительных) органов власти субъектов РФ в отношении регулирования статуса изучаемых судов существенно изменяется. Основополагающие элементы правового регулирования статуса конституционных (уставных) судов мож-
но обнаружить также и в основных законах субъектов РФ1. В
этом плане большинство конституций и уставов субъектов РФ
содержат главы (разделы), где определены основы создания
и деятельности региональных органов конституционного контроля2. Законодатель субъектов РФ по-разному использовал
предоставленное Конституцией Российской федерации и
Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» право конкретизировать статус
конституционных (уставных) судов. Так, большинство субъектов РФ ограничились только закреплением возможности со1
См., напр.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 6 марта 2003 г. № 103-О «По запросам Государственного Собрания
Республики Башкортостан и Государственного Совета Республики Татарстан о проверке конституционности части 1 статьи 27 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» //СЗ РФ.
2003. № 17. Ст. 1658.
См., напр.: Конституция Республики Адыгея от 10 марта 1995 г. (ред. от
23 апреля 2009 г.) //Ведомости ЗС (Хасэ) - Парламента Республики Адыгея.
№ 16, март, 1995; Конституция Республики Алтай (Основной Закон) от 7
июня 1997 г. (ред. от 27 ноября 2007 г.) //Звезда Алтая. 11.07.1997; Конституция Республики Башкортостан от 24 декабря 1993 г. № ВС-22/15 (ред. от 13
июля 2009 г.) //Республика Башкортостан. № 236-237(25216-25217). 06.12.2002;
Конституция Республики Бурятия от 22 февраля 1994 г. (ред. от 10 ноября
2009 г. ) //Бурятия. № 43. 09.03.1994; Конституция Республики Дагестан от 10
июля 2003 г. (ред. от 3 февраля 2009 г.) //Дагестанская правда. № 159. 26.07.2003;
Конституция Республики Ингушетия от 27 февраля 1994 г. (ред. от 9 июня
2009 г.) //Сборник Конституций субъектов федерации «Конституции Республик в составе Российской Федерации». Выпуск 1. Издание Государственной Думы 1995 г.; Конституция Кабардино-Балкарской Республики от 1 сентября 1997 г. (ред. от 10 июля 2008 г.) //Кабардино-Балкарская правда. № 215.
29.08.2006; Конституция Карачаево-Черкесской Республики от 5 марта 1996
г. (ред. от 6 декабря 2007 г.) //Сборник Законов и Постановлений КЧР 19951999 гг. Часть I; Закон Забайкальского края от 17 февраля 2009 г. № 125-ЗЗК
«Устав Забайкальского края» //Забайкальский рабочий. № 30 18.02.2009;
Устав Камчатского края от 4 декабря 2008 г. от 14 ноября 2008 г. № 141 (ред. от
28 октября 2009 г.) //Официальные Ведомости. № 199 ? 200. 11.12.2008; Закон
Амурской области от 13 декабря 1995 г. № 40-ОЗ (ред. от 21 сентября 2007 г.)
«Устав (основной Закон) Амурской области» //Амурская правда. № 295296. 20.12.1995 и др.
2
См. подробнее: Кутафин О.Е. Источники конституционного права в
Российской Федерации. ? М.: Из-во «Юрист», 2002. С. 80-84; Мироновский
О.Б. Современные тенденции и перспективы оптимизации конституционного правосудия в субъектах РФ // Конституционное и муниципальное право. № 5. 2005. С. 26-27.
150
151
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
здания изучаемых судов в своих основных законах1. Вместе с
тем, часть российских регионов приняла специальные нормативные правовые акты о конституционных (уставных) судах (в
частности, это республики Адыгея, Башкортостан, Бурятия,
Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Карачаево - Черкессия, Карелия, Коми, Марий Эл, Саха (Якутия), Северная
Осетия-Алания, Татарстан, Тыва, Чечня, города федерального
значения Москва и Санкт-Петербург, Красноярский и Ставропольский края, Ханты-Мансийский автономный округ, Калининградская, Курганская, Московская, Самарская, Свердловская и Тюменская области (в Курганской и Тюменской областях
действие соответствующих законов приостановлено).
Анализ данных нормативных правовых актов позволяет
сделать следующие выводы.
1). Имеют место различные подходы к регламентации статуса конституционного суда субъекта РФ. Так, законодательные
(представительные) органы власти российских регионов определяют его как «орган судебной власти, самостоятельно и
независимо осуществляющий правосудие посредством конституционного судопроизводства» (Республика Башкортостан), как
«судебный орган конституционного контроля, осуществляющий
в форме конституционного судопроизводства судебную власть
в целях защиты конституционного строя Республики, основных прав и свобод человека и гражданина, поддержания верховенства в правовой системе Республики и непосредствен-
ного действия Конституции Республики на всей ее территории» (Республика Татарстан), либо как «судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий правосудие посредством конституционного судопроизводства» (Республика Карелия) и т.д.1 Более «типовыми»
являются подходы законодателя к определению статуса уставного суда (чаще всего, его характеризуют как судебный орган,
самостоятельно и независимо осуществляющего судебную
власть, либо как судебный орган уставного контроля субъекта
РФ, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную
власть посредством уставного судопроизводства)2.
2). В анализируемых законах, обычно, имеет место норма,
содержащая указание на правовые основы деятельности конституционного (уставного) суда субъекта РФ. Как правило,
подчеркивается, что они устанавливаются как федеральными, так и региональными нормативными правовыми актами.
К примеру, «полномочия, порядок образования и деятельности Конституционного Суда Бурятии определяются Конституцией Российской Федерации, федеральным законодательством, Конституцией Бурятии и Законом Республики Бурятия от 25 октября 1994 г. № 42-I «О Конституционном Суде
Республики Бурятия»3. Вместе с тем, в некоторых из анализируемых актов ранее было указано, что «правовое положение,
1
1
Н.В. Витрук обращает внимание на то обстоятельство, что конституции
(уставы) субъектов РФ дополняются публично-правовыми договорами,
заключаемыми в порядке ч. 2 ст. 11 и ч. 4 ст. 66 Конституции России. Так,
например, на основе «Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации
и органами государственной власти Свердловской области» от 12 января
1996 г., Свердловская область получила право создавать, формировать и
обеспечивать деятельность своего Уставного Суда. См.: Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебно-конституционное право и процесс: Учебное пособие. 2-е изд. М.: Из-во «Юрист», 2005. С. 471.
См.: Закон Республики Башкортостан от 27 октября 1992 г. № ВС-13/7
«О Конституционном Суде Республики Башкортостан» (ред. 13.07.2009);
Закон Республики Татарстан от 22 декабря 1992 г. № 1708-XII «О Конституционном Суде Республики Татарстан» (ред. 20.03.2008); Закон Республики
Карелия от 17 марта 1994 г. № XII-24/650 «О Конституционном Суде Республики Карелия» (ред. 27.12.2004). Здесь и далее - сведения об источниках публикации изучаемых законов субъектов РФ - см. перечень использованных
нормативных правовых актов.
2
См., напр.: Закон Санкт-Петербурга от 5 июня 2000 г. № 241-21 «Об Уставном Суде Санкт-Петербурга (ред. 27.05.2005); Закон Иркутской области
от 1 июня 2000 г. № 32-оз «Об Уставном Суде Иркутской области» (утр. силу).
3
Закон Республики Бурятия от 25 октября 1994 г. № 42-I «О Конституционном Суде Республики Бурятия» (ред. 06.03.2009).
152
153
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
порядок организации и деятельности Конституционного Суда
определяются Конституцией Республики Башкортостан и Законом «О Конституционном Суде Республики Башкортостан»,
либо, что «Конституционный Суд Республики Карелия рассматривает дела и выносит решения, руководствуясь Конституцией Карелии, региональным законом и правосознанием»1.
Практически аналогичное правовое регулирование и ныне (по
состоянию на 2010 г.) имеет место в Республике Саха (Якутия). Правда, законодатель данного субъекта РФ уточняет, что
только «по вопросам исключительного ведения Республики
Саха (Якутия) Конституционный Суд осуществляет судебную
власть самостоятельно и независимо, руководствуясь Конституцией Республики»2.
3). Как отмечалось, согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации из содержания норм
Конституции Российской Федерации и Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», других федеральных законов не вытекает требование
установления законами субъектов РФ единообразного перечня полномочий конституционных (уставных) судов субъектов
РФ3. В этом плане анализ соответствующих нормативных правовых актов субъектов РФ показывает, что:
В наст. время соответствующие положения изменены. См.: Закон Республики Башкортостан от 27 октября 1992 г. № ВС-13/7 «О Конституционном Суде Республики Башкортостан» (ред. 13.07.2009); Закон Республики
Карелия от 17 марта 1994 г. № XII-24/650 «О Конституционном Суде Республики Карелия» (ред. 27.12.2004).
2
Конституционный Закон Республики Саха (Якутия) от 15 июня 2002 г.
16-з № 363-II «О Конституционном Суде Республики Саха (Якутия) и конституционном судопроизводстве» (ред. 15.06.2005).
3
См., напр.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 06 марта 2003 г. № 103-0 «По запросам Государственного Собрания
Республики Башкортостан и Государственного Совета Республики Татарстан о проверке конституционности части 1 статьи 27 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» //СЗ РФ.
2003. № 17. Ст. 1658.
а) примерно половина законов о конституционных судах
субъектов РФ содержит перечень полномочий изучаемых органов государственной власти, аналогичный содержащемуся
в ст. 27 Федерального конституционного закона «О судебной
системе Российской Федерации» (республики Карелия, Коми,
Марий Эл, Красноярский край, Курганская, Свердловская
области, г. Санкт-Петербург, Ставропольский Край, ХантыМансийский автономный округ и т.д.). Иначе говоря, там указано, что изучаемые суды создаются для рассмотрения вопросов соответствия законов субъекта РФ, нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта РФ,
органов местного самоуправления субъекта РФ его конституции (уставу), а также для толкования конституции (устава)
субъекта РФ;
б) в других субъектах РФ установлены более широкие полномочия конституционных (уставных) судов. В их числе: рассмотрение на предмет соответствия основному закону субъекта
РФ договоров, заключаемых органами государственной власти с другими субъектами РФ; по жалобам на нарушение прав
и свобод граждан и по запросам судов проверка конституционности нормативных правовых актов, примененных или
подлежащих применению в конкретном деле; участие в процедуре прекращения полномочий законодательного (представительного) органа государственной власти и высшего должностного лица субъекта РФ; дача заключений по различным
вопросам и т.д. Так, например, Уставный Суд Иркутской области предполагалось наделить правомочиями проверять на
соответствие Уставу области не вступившие в силу договоры
и соглашения, заключаемые от имени области, а также принять к производству дела, вытекающие из содержания договора между органами государственной власти области и органами государственной власти Усть-Ордынского Бурятского
автономного округа. Уставный Суд Калининградской области разрешает дела по спорам о компетенции, может принять
к производству дело о соответствии Уставу вопроса, выноси-
154
155
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
мого на областной референдум и т.д. Принятые на рубеже 2006
? 2010 г. законы об уставных судах, также наделяют их «дополнительными» полномочиями в части разрешения споров
о компетенции1.
4). Для конституционных (уставных) судов субъектов РФ
не являются обязательными общероссийские процессуальные
правила, поскольку по вопросам своей внутренней деятельности эти органы принимают собственные регламенты, что
существенно отличает их от мировых судей, деятельность которых полностью подчинена требованиям федеральных законов2. Законодатель субъекта РФ самостоятельно определяет
состав данных судов, сроки полномочий судей, порядок судебного разбирательства и т.д.3 Правда, как показывает анализ последних изменений и дополнений соответствующих законов, указанные различия в правовом статусе судов субъектов РФ становятся все более минимальными.
5). Изучаемые нормативные правовые акты, как правило,
определяют основные цели и задачи деятельности конституционных (уставных) судов субъектов РФ. Так, в республиках
в составе Российской Федерации они, чаще всего, образуются «в целях защиты конституционного строя республики, основных прав и свобод человека и гражданина» (Тыва), а так-
же для «обеспечения верховенства и прямого (непосредственного) действия Конституции республики на ее территории»
(Дагестан, Татарстан). В отдельных случаях уточняется, что
деятельность суда направлена «на защиту принципа разделения властей, упрочение законности в правотворчестве и применении права» (Республика Северная Осетия-Алания)1.
В анализируемых нормативных правовых актах подчеркивается, что деятельность уставных судов направлена «на защиту конституционного строя Российской Федерации, обеспечение единства государственной власти, принципа разделения властей, на содействие в создании системы законодательства, упрочение законности в правотворчестве и применении права» (Калининградская область), на «защиту Устава
города, укрепление законности в применении права» (г. СанктПетербург) и т.п.2
1
См.: Закон Московской области от 26 сентября 2006 г. № 153/2006-ОЗ
(ред. от 17.05.2007) «Об Уставном Суде Московской области» //Ежедневные
Новости. Подмосковья. № 185. 05.10.2006; Закон Самарской области от 01
декабря 2006 г. № 145-ГД (ред. от 01.11.2007) «Об Уставном Суде Самарской
области» (ред. 06.05.2009) //Волжская коммуна. № 230 (25783). 09.12.2006.
2
См. подробнее: Комментарий к Федеральному конституционному закону «О судебной системе Российской Федерации» // Ред. В.И. Радченко,
В.П. Кашепов. М.: Из-во «Норма», 1998. С. 128.
3
Как правило, специальный закон субъекта РФ содержит положение о
том, что порядок, организации деятельности суда, общие начала судопроизводства, требования к работе аппарата суда, особенности делопроизводства и иные процедурные вопросы определяются регламентом суда. См.,
напр.: ст. 2 Закона Республики Бурятия от 25 октября 1994 г. № 42-I «О Конституционном Суде Республики Бурятия».
Так, Конституционный Суд Республики Адыгея имеет целью осуществление правосудия и способствует утверждению законности, укреплению правопорядка, воспитанию в гражданах уважения к Конституции Республики;
Конституционный Суд Дагестана призван обеспечить судебную защиту конституционного строя Республики, основных прав и свобод человека и гражданина, верховенство и прямое действие Конституции Дагестана на всей ее
территории; Конституционный Суд Карелии осуществляет судебную власть в
целях защиты конституционного строя Республики, основных прав и свобод
человека, поддержания прямого действия Конституции Карелии на всей ее
территории и т.д. См.: Закон Республики Адыгея от 17 июня 1996 г. № 11 «О
Конституционном Суде Республики Адыгея» (ред. 06.11.2008) //Ведомости
Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея. 1996. № 6; Закон Республики Дагестан от 7 мая 1996 г. № 5 «О Конституционном Суде Республики Дагестан» (ред. 03.02.2009) //Собрание законодательства Республики Дагестан. 1996. № 5. Ст. 219; Закон Республики Карелия от 17 марта 1994 г. № XII24/650 «О Конституционном Суде Республики Карелия» (ред. 27.12.2004) //
Ведомости Верховного Совета Республики Карелия. 1994. № 5-6.
2
Закон Санкт - Петербурга от 5 июня 2000 г. № 241-21 «Об Уставном Суде
Санкт-Петербурга» (ред. 27.05.2005) //Новое законодательство Санкт-Петербурга. 2000. № 9. См. также: Боброва В.К. Законодательство субъектов РФ о
региональных конституционных (уставных) судах: сравнительный анализ //
Материалы Всероссийской конференции «Конституционные основы судебной власти». М.: Из-во «РАП» 2004. С. 131.
156
157
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
Следует отметить безусловную важность тех задач, которые призваны разрешать указанные органы; в частности, конституционные (уставные) суды субъектов РФ должны способствовать повышению авторитета федеральной власти и Конституционного Суда Российской Федерации, способствовать
предотвращению любых противоречий между Федерацией и
ее субъектами. В этом плане изучаемые суды не могут быть
только формальным атрибутом федеративного государства,
необходимо их реальное участие в разрешении наиболее актуальных проблем, в том числе связанных с изучением потенциала совершенствования федеративных отношений1. Однако эту роль многие из конституционных (уставных) выполняли только на определенном историческом этапе и, к сожалению, при этом их правовые позиции не всегда имели бесспорный характер.
В этом плане «корректировке» подверглись на рубеже 2004
-2010 г. даже основные законы субъектов РФ, в том числе,
применительно к установлению круга полномочий конституционных (уставных) судов. В частности, здесь, по прежнему,
можно выделить субъекты РФ, в конституциях (уставах) которых не урегулированы вопросы полномочий изучаемых судов (к примеру, это уставы Архангельской, Самарской, Смоленской областей), либо делается отсылка к соответствующему закону (Устав Сахалинской области (ч. 2 ст. 41).
В ряде основных законов субъектов РФ фактически повторяется положение ч. 1 ст. 27 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» (конституции Карелии (ч.2 ст. 68), Хакасии (ст.122), Удмуртии
(ст. 58), Марий Эл (ч.3 ст. 95), уставы г. Москвы (ч. 2 ст. 51),
г. Санкт-Петербурга (ч. 5 ст. 50), Свердловской (ст. 59) областей). Причем, в некоторых из них повторяются положения
ч. 1 ст. 27 Федерального конституционного закона «О судеб-
ной системе Российской Федерации», но указывается также,
что полномочия суда могут закрепляться и нормативными правовыми актами субъектов РФ (например, в Конституции Башкортостана (ст. 106), Уставе Калужской области (ч.3, 5 ст. 32).
И, наконец, в ряде основных законов субъектов РФ за изучаемыми судами закреплен более широкий круг их полномочий,
по сравнению с установленным в ч.1 ст. 27 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» (конституции Адыгеи (ст. 101), Бурятии (ст.100),
Дагестана (ст. 93), Кабардино-Балкарии (ст.122), Северной
Осетии-Алании (ст. 101 прим.), Саха (Якутии) (ст. 88), Татарстана (ст.109), Тывы (ст. 119), Коми (ст. 96), в уставах Иркутской (ч.2 ст.56), Новосибирской (ч. 1 ст. 50) и Тюменской (ч. 4
ст. 55) областей).
В юридической литературе имеют место различные подходы к классификации полномочий конституционных (уставных) судов. К примеру, В.Е. Сафонов констатирует наличие
пяти соответствующих групп:
1). Разрешение дел о соответствии конституциям (уставам)
нормативных правовых актов субъектов РФ;
2). Рассмотрение на предмет соответствия конституции
(уставу) субъекта РФ международных договоров, межреспубликанских и межрегиональных договоров;
3). Рассмотрение на предмет соответствия основному региональному закону договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъекта РФ;
4). Разрешение споров о компетенции между высшими
органами государственной власти и органами местного самоуправления;
5). Толкование основного закона субъекта РФ1.
См. подробнее: Григорова Ж.В. Конституционное правосудие в республиках ? субъектах Российской Федерации (на примере Северного Кавказа): Автореф. дисс?канд. юрид. наук. М., 2001. С. 13.
1
Сафонов В.Е. Конституционные суды республик Российской Федерации на страже их основного закона //Проблемы образования и деятельности конституционных (уставных) судов субъектов РФ. (Материалы Всероссийского совещания). М.: Из-во «ФППФиМС», 1999. С. 131-132.
158
159
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
Можно также выделить две группы полномочий, в зависимости от того, установлены ли эти полномочия в Федеральном конституционном законе «О судебной системе Российской Федерации» и или же дополнительно определены законами субъектов РФ1. Как известно, конституционный суд республики в составе Российской Федерации согласно ст. 27
Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» правомочен: толковать основой
закон субъекта РФ; разрешать дела о соответствии конституции субъекта РФ региональных законов, иных нормативных
правовых актов органов государственной власти республики, органов местного самоуправления. Дополнительно, как
показывает анализ соответствующих законов субъектов РФ,
конституционный (уставный) суд может быть наделен следующими полномочиями:
- разрешать споры о компетенции между органами государственной власти субъекта РФ, а также между органами
государственной власти республики и органами местного самоуправления;
- разрешать дела о соответствии конституции субъекта РФ
не вступивших в силу договоров и соглашений между органами государственной власти данного субъекта РФ и других
субъектов РФ, между органами государственной власти
субъекта РФ и органами местного самоуправления;
- разрешать дела о соответствии конституции субъекта РФ
проектов нормативных правовых актов, предлагаемых для
внесения на референдум субъекта РФ или местный референдум;
- выступать с законодательной инициативой по вопросам
своего ведения.
Изучение соответствующих законов краев, областей, автономий, городов федерального значения позволяет придти к
выводу о том, что уставные суды субъектов РФ наделяются в
них меньшим объемом полномочий. Как правило, они могут,
как и установлено в ст. 27 Федерального конституционного
закона «О судебной системе Российской Федерации» проверять на предмет соответствия уставу субъекта РФ региональные нормативные правовые акты и осуществлять толкование
основного закона субъекта РФ.
В этом плане, как справедливо замечает М.А. Митюков, в
субъектах РФ осуществляются попытки «модернизировать»
статус конституционных (уставных) судов в сторону ограничения полномочий. Данный ученный подтверждает данную
тенденцию: введением возможности пересмотра решений
уставных судов (Свердловская область); лишением их внутренней автономии ? права самостоятельно принимать регламенты (г. Санкт-Петербург) и избирать председателей (Чеченская Республика)1.
В целом, анализ законов субъектов РФ, регламентирующих статус изучаемых органов, позволяет констатировать наличие стремления законодателя субъекта РФ привести соответствующие нормативные правовые акты в полное соответствие с федеральным законодательством2. В принципе изучаемые акты, во - многом, всегда повторяли положения Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации».
Однако, начиная, с 2005 г. явно обозначилась и другая тенденция: не «отступать» от требований Закона Российской
Федерации от 26 июня 1992 г. № 3132-I «О статусе судей в
Российской Федерации». Думается, что эта тенденция не яв-
1
См.: Латкина М.А. Правовая охрана устава субъекта РФ (опыт Самарской области): Автореф. дисс?канд. юрид. наук. М., 2004. С. 9.
160
1
См.: Митюков М.А. Современные тенденции развития региональной
конституционной юстиции (опыт социологического осмысления) //Конституционное и муниципальное право. № 14. 2007. С. 26-27.
2
См. подробнее: Комментарий к Федеральному конституционному закону «О судебной системе Российской Федерации» // Ред. В.И. Радченко,
В.П. Кашепов. - М.: Из-во «Норма», 1998. С. 128: Клеандров М.И. Судебная
система в современной России. Тюмень: Из-во «ТИМэУиП», 2002. С. 132.
161
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
ляется абсолютно позитивной. Во-первых, таких «требований» ни Конституция Российской Федерации, федеральные
нормативные правовые акты не устанавливают. Во-вторых,
трудно назвать общероссийские нормы универсальными для
судов, имеющих особый статус органов государственной власти субъектов РФ. Автор полагает возможным обосновать
данное утверждение конкретными примерами.
1). В законах о конституционных (уставных) судах субъектов РФ определены основы статуса судей и, в частности, минимальный возраст, необходимый для получения полномочий. В ряде субъектов РФ, он, равно как и в Законе Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации»,
был определен как равный 25 годам (в республиках Карачаево-Черкессии, Кабардино-Балкарии, Татарстане, а также в г.
Москве ? 25 лет. Однако, в других субъектах РФ законодатель,
как думается, справедливо посчитал, что специфика конституционного судопроизводства диктует необходимость увеличить данный ценз до 30 лет (Свердловская область), либо даже
до 35 лет (республики Адыгея, Дагестан, Марий Эл, Северная Осетия-Алания, Карелия). Тем не менее, к 2010 г. практически везде этот ценз снижен до 25 лет, как указывает Закон
Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» (исключением, к примеру, можно назвать Республику
Дагестан, где минимальный возраст для судьи составляет, по
прежнему, 35 лет). Аналогичный подход имеет место в отношении стажа работы по юридической специальности, необходимого для занятия судейской должности. В частности, если
ранее он был увеличен с «федерального ценза» до 10 лет (в
республиках Коми и Татарстан, Свердловской области), то
теперь и в этих субъектах РФ он составляет 5 лет. Причем,
«новые» законы об уставных судах (Московская, Самарская
области, Ставропольский край), принятые в 2006 ? 2009 гг.
также повторяют требования ст. 4 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» («судьей?конституционного (уставного) суда? может быть гражда-
нин, достигший возраста 25 лет и имеющий стаж работы по
юридической специальности не менее 5 лет»).
2). Законодатель субъекта РФ в настоящее время, как правило, устанавливает максимальный возраст для пребывания
в должности судьи конституционного (уставного) суда в70 лет
(не установлен такой критерий в Республике Коми, г. Москве). Причем, в «массовом порядке» такие изменения были
внесены в соответствующие законы в 2005 г.1
3). Перечень занятий и действий, не совместимых с должностью судьи также, чаще всего, идентичен «федеральному
стандарту» Закона Российской Федерации «О статусе судей в
Российской Федерации» (в редакции от 28 ноября 2009 г.)2.
4). Основания ухода в отставку судьи конституционного
(уставного) суда в настоящее время они практически иден-
162
163
1
См., напр., ст. 111 Закона Кабардино-Балкарской Республики от 16 июня
2005 г. № 42-РЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон КабардиноБалкарской Республики «О Конституционном суде Кабардино-Балкарской
Республики» //использованы материалы: www.ustavsud.ur.ru.
2
«Судья не вправе быть депутатом, третейским судьей, арбитром, принадлежать к политическим партиям и движениям, осуществлять предпринимательскую деятельность, а также совмещать работу в должности судьи с
другой оплачиваемой работой, кроме преподавательской, научной и иной
творческой деятельности. При этом указанная деятельность не может финансироваться исключительно за счет средств иностранных государств,
международных и иностранных организаций, иностранных граждан и лиц
без гражданства, если иное не предусмотрено международным договором
Российской Федерации или законодательством Российской Федерации. Судья не вправе входить в состав органов управления, попечительских или
наблюдательных советов, иных органов иностранных некоммерческих неправительственных организаций и действующих на территории Российской
Федерации их структурных подразделений, если иное не предусмотрено
международным договором Российской Федерации или законодательством
Российской Федерации». См.: Федеральный закон от 2 марта 2007 г. № 24ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской
Федерации в части уточнения требований к лицам, замещающим государственные или муниципальные должности, а также должности государственной или муниципальной службы» //СЗ РФ. 05.03.2007. № 10. Ст. 1151.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
тичны установленным в федеральном законодательстве (истечение срока полномочий, достижение предельного возраста, личное заявление об отставке, признание судьи недееспособным по решению суда, неспособность по состоянию здоровья или по иным уважительным причинам в течение длительного времени исполнять свои обязанности1. Специфическим основанием прекращения полномочий судьи можно назвать его неучастие в заседаниях конституционного (уставного) суда без уважительных причин свыше двух раз подряд (к
примеру, в Республике Адыгея), либо уклонение от голосования более двух раз подряд без уважительных причин (Ставропольский край; Закон утратил силу)2.
Вместе с тем, можно выделить сферы соответствующего
правового регулирования, в которых законодатель субъекта
РФ, по ? прежнему, в целом, достаточно самостоятелен.
1). Срок полномочий судей. Судьи конституционных (уставных) судов избираются (назначаются) на должность сроком на 3 года (Курганская область, повторно ? на 10 лет), 4
года (г. Москве), 5 лет (Республика Северная Осетия-Алания),
8 лет (Самарская область), 10 лет (республики Татарстан, Тыва,
Московская область), 12 лет (республики Адыгея, Марий Эл,
Красноярский, Ставропольский край, Калининградская, Свердловская области), 15 лет (Республика Саха (Якутия). В республиках Дагестан, Карелия, Коми полномочия судей не ограничены определенным сроком. Правда, максимальный возраст ? 70 лет ? фигурирует в большинстве изучаемых законов;
имеют место исключения из этого правила (например, 65 лет
в республиках Адыгея, Марий Эл, Татарстан, Красноярском
крае, Калининградской, Свердловской областях; причем в
Курганской области, где действие соответствующего закона
приостановлено, максимальный возраст определен в 60 лет).
В некоторых соответствующих законах содержится запрет на
избрание судьи на второй срок (республики Адыгея, Саха (Якутия), Ставропольский край, Московская область), либо на третий срок (например, в Калининградской области).
2). Процедура получения судьями ежемесячного содержания. Для этого они должны иметь стаж работы в должности
судьи не менее 10 лет (Республика Дагестан, Свердловская
область), 15 лет (республики Кабардино-Балкария, Северная
Осетия-Алания), 20 лет (Республика Тыва, Калининградская
область). В некоторых субъектах РФ для получения такого содержания необходим стаж работы именно в должности судьи
конституционного (уставного) суда, причем не менее: 10 лет
(Курганская область), 8 лет (Самарская область), 6,5 лет (Республика Саха (Якутия);
3). Дополнительные требования к кандидатам в судьи.
Практически все субъекты РФ, принявшие законы о конституционных (уставных) судах, установили такое требование для
кандидата в судьи как «обладание признанной высокой квалификацией в области права». Кроме того, могут быть установлены и другие цензы ? «отсутствие порочащих поступков» (Калининградская области), «всеобщее доверие» (Ханты-Мансийский автономный округ) и др.1
4). Установление конкретных способов, которым судьи конституционных (уставных) судов назначаются (избираются) на
должность. Наиболее часто высшее должностное лицо субъекта РФ вносит предложение по утверждению кандидата на
рассмотрение законодательного (представительного) органа
государственной власти субъекта РФ, который путем голосо-
1
Ранее, до признания соответствующих нормативных правовых актов не
соответствующими федеральному законодательству, в числе таких оснований фигурировала и утрата судьей гражданства республики (Башкортостан,
Дагестан, Кабардино-Балкария, Татарстан). Прим. авт.
2
См. ст. 21 Закона Ставропольского края от 28 сентября 2007 г. № 43-кз
«Об Уставном Суде Ставропольского края» (утратил юрид. силу).
Вместе с тем, ранее определенные в законах о конституционных судах
республик Башкортостан, Кабардино-Балкарии, Татарстан требования, предусматривающие необходимость наличия у кандидата гражданства республики, не соответствовали Конституции Российской Федерации и федеральному законодательству. Прим. авт.
164
165
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
вания принимает соответствующее решение (республики Башкортостан, Дагестан, Коми, Карелия, Красноярский край,
Свердловская область). В Татарстане кандидатов в судьи представляют Государственному совету (который избирает судей)
Президент и Председатель Госсовета Республики в равной
численности, по три человека1. Практически аналогичным
образом должно происходить назначение судей в Курганской
области, где правом вносить на рассмотрение областной Думы
по две кандидатуры, наделены Губернатор области и комитеты областной Думы. В Калининградской области Губернатор
и одна треть депутатов областной Думы вправе представлять
кандидатуры для назначения областной Думой2. В Адыгее судьи избираются на должность Государственным Советом
(Хасэ) Республики на основе равного представительства кандидатов от законодательной (представительной), исполнительной и судебной ветвей государственной власти3. В Иркутской области предложения о кандидатах на должность судей Уставного суда должны были (соответствующий Закон
утратил силу) изучаться специально созданной Губернатором
конкурсной комиссией. В г. Санкт-Петербурге, где действовал
особый нормативный правовой акт о назначении на должность судей Уставного суда, Губернатор и группа депутатов
Законодательного собрания вправе была выдвигать кандидатов на должность судей; назначенным считался кандидат, получивший при тайном голосовании наибольшее число голосов по отношению к другим претендентам (причем, не менее
половины голосов от числа избранных депутатов Законода-
тельного собрания)1. С 2005 г. кандидаты назначаются на должность на конкурсной основе в соответствии с Законом «Об
Уставном Суде Санкт-Петербурга»2. Таким образом, обычно,
судьи конституционных (уставных) судов назначаются (избираются) законодательными (представительными) органами государственной власти субъектов РФ по представлению высшего должностного лица субъекта РФ. В отдельных регионах
кандидатуры на должность судьи конституционного (уставного) суда представляются всеми ветвями власти (Республика
Адыгея), губернатором и группой депутатов, комитетом областной Думы (Калининградская и Курганская области) и т.д.
Однако исследователи замечают, что тенденцией развития законодательства о конституционных (уставных) судах после 2000
г. стал переход полномочий по представлению кандидатур на
должности судей к главам исполнительной власти субъектов
РФ. Такой порядок представляется многим исследователям
«ущербным», поскольку он умаляет роль законодательного
(представительного) органа государственной власти в процессе выдвижения кандидатур, не в полной мере отвечает конституционному принципу конкурсного отбора кандидатов на
должности судей, установленному Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации»3.
5). Конкретные способы прекращения полномочий судей
изучаемых судов. Как правило, соответствующее решение
принимает квалификационная коллегия самого суда (в частности, в республике Марий Эл; такой порядок предусматри-
Ст. 4 Закона Республики Татарстан от 22 декабря 1992 г. № 1708-ХII «О
Конституционном Суде Республики Татарстан».
2
См.: Закон Калининградской области от 2 октября 2000 г. № 247 «Об
Уставном Суде Калининградской области».
3
См.: ст. 4 Закона Республики Адыгея от 17 июня 1996 г. № 11 «О Конституционном Суде Республики Адыгея».
1
См.: Постановление Законодательного Собрания г. Санкт-Петербурга
от 5 июля 2000 г. № 354 //Вестник Законодательного Собрания Санкт-Петербурга. 2000. № 10.
2
Закон Санкт-Петербурга от 27 мая 2005 г. № 250-24 «О внесении изменений и дополнений в Закон Санкт-Петербурга «Об Уставном Суде СанктПетербурга» //использованы материалы: www.ustavsud.ur.ru.
3
См. подробнее: Гошуляк В.В., Ховрина Л.Е., Геворкян Т.И. Конституционное правосудие в субъектах Российской Федерации. М.: Из-во «АльфаМ», 2006. С. 53.
166
167
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
вался и в Красноярском крае, где в 2008 г. соответствующий
закон утратил юридическую силу), либо квалификационная
коллегия судей субъекта РФ (например, в республике Адыгея). В республиках Дагестан, Татарстан, Ставропольском крае,
Московской, Самарской областях, г. Москве полномочия судей прекращаются законодательным (представительным) органом власти субъекта РФ. Полномочия могут быть прекращены на основании: решения квалификационной коллегии
судей субъекта РФ (Татарстан); представления Конституционного суда (Дагестан), представления Председателя Уставного Суда, основанному, в свою очередь, решения Собрания
судей Уставного Суда (Ставропольский край, Московская область), Мэра города (г. Москва) и т.д.
6). Численный состав конституционных (уставных) судов.
Он варьируется в пределах от трех (Республика Адыгея), шести (Республика Татарстан, Ставропольский край), либо до
семи (Республика Саха (Якутия), Московская область) судей.
Как правило, конституционные (уставные) суды образуются
в составе пяти судей (например, в республиках Бурятия, Дагестан, Кабардино-Балкария, Северной Осетии-Алании,
Тыва, Красноярском крае, Калининградской, Самарской областях).
7). Установление круга лиц, выполняющих организационные и представительские функции в конституционных (уставных) судах; их реализуют такие должностные лица как
председатель, заместитель председателя и секретарь суда (республики Дагестан, Северная Осетия- Алания, Калининградская область, г. Санкт-Петербург). В Республике Адыгея избирается только председатель суда, в Красноярском крае ? председатель и секретарь суда, в Республике Марий Эл, Свердловской области ? Председателя Суда и его заместителя, в
Республике Северная Осетия-Алания до 2006 г. существовала
должность первого заместителя председателя Конституционного суда. Указанные должностные лица избираются разными способами:
а) судьями из своего состава (республики Адыгея, Дагестан, Марий Эл, Тыва, Саха (Якутия), Красноярский край, Свердловская, Калининградская, Курганская области и г. Санкт Петербург);
б) судьями из своего состава, но в присутствии Губернатора и председателя законодательного собрания, которые вправе вносить свои предложения по кандидатурам (такое положение содержалось в соответствующем Законе Иркутской области до его отмены)1;
в) законодательным (представительным) органом государственной власти по представлению президента (главы) республики (Башкортостан, Бурятия, Кабардино-Балкария, Коми,
Северная Осетия-Алания), либо по предложению судей (Республика Татарстан).
8) Сроки исполнения должностных обязанностей руководителями исследуемых судов также самостоятельно регламентируются законодателем субъекта РФ:
а) устанавливаются специальные сроки полномочий председателя и других должностных лиц, как правило, это 4 года
(Республика Адыгея, Свердловская, Калининградская области и др.); в Карелии и Саха (Якутия) ? 5 лет (причем, в Республике Карелия введен запрет на нахождение на данном
посту более двух сроков подряд);
б) сроки полномочий названных должностных лиц фактически уравниваются со сроками полномочий судей (республики Адыгея, Башкортостан, Татарстан, г. Санкт-Петербург и
др.).
8). Определение порядка обращения в конституционный
(уставный) суд субъекта РФ. При этом обращают на себя внимание следующие обстоятельства:
а) поводами к рассмотрению конституционным (уставным)
судом вопроса, входящего в его компетенцию, являются обра-
168
169
1
Закон Иркутской области от 1 июня 2000 г. № 32-оз «Об Уставном Суде
Иркутской области» утр. силу.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
щения в форме запроса, ходатайства, жалобы и т.п1. Специальные законы субъектов РФ устанавливают требования,
предъявляемые к обращению (письменная форма; подписание уполномоченным лицом; наименования (ФИО) заявителя; указание на конкретные нормы основного закона субъекта
РФ и т.п.), а также содержат перечень документов, которые
необходимо приложить к обращению (текст нормативного
правового акта, подлежащего проверке, или положения конституции (устава), подлежащего толкованию; документ, подтверждающий полномочия представителя и т.п.). В отдельных случаях законодатель субъекта РФ фиксирует обязательность уплаты госпошлины, определяет ее размер2.
б) типичным способом принятия обращения к рассмотрению является следующий: обращение регистрируется аппаратом суда, затем председатель суда поручает предварительное его рассмотрение кому-либо из судей (или нескольким
судьям), либо отказывает в принятии обращения к рассмотрению. Вместе с тем, в отдельных российских регионах имеют
место иные варианты правового регулирования; так, фактически отказать в принятии обращения к рассмотрению может
аппарат Конституционного суда Республики Татарстан (правда, с 2003 г. заявитель здесь наделен правом требовать принятия решения Суда по этому вопросу)3;
в) как правило, законодатель субъекта РФ определяет сроки принятия обращения к рассмотрению, устанавливает перечень обстоятельств, влекущих отказ в его принятии (в частности, если обращение: не подведомственно конституционному (уставному) суду; по форме и содержанию не соответствует требованиям закона субъекта РФ; по предмету обращения судом ранее было вынесено решение, сохраняющее свою
юридическую силу и т.п.)1.
г) нередко, определяются субъекты, наделенные правом
обращения в региональный орган конституционного контроля. Так, в Республике Саха (Якутия) и Красноярском крае таким правом наделены также нотариальные палаты, в Республике Саха (Якутии) также и Главный федеральный инспектор
по данному субъекту РФ. Наиболее широкий круг субъектов,
имеющих право на обращение в конституционный (уставный)
суд, определен в Республике Карелия (там это может сделать
любое физическое или юридическое лицо). Напротив, в Уставный суд г. Санкт-Петербурга с запросом могут обратиться
только Губернатор, Законодательное собрание, группа депутатов из пяти человек и органы местного самоуправления2;
д) основанием инициирования процедуры судебного разбирательства в изучаемых судах, как правило, является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют
ли нормативные правовые акты субъекта РФ (в целом или в
отдельной части) основному закона субъекта РФ или неопределенность в понимании тех или иных положений конституции (устава). В отдельных случаях, могут быть дополнительно
установлены и другие основания для обращения в суд, напри-
1
К примеру, ст. 30 Закона Санкт-Петербурга от 5 июня 2000 г. № 241-21
«Об Уставном Суде Санкт-Петербурга» в числе форм обращения называет
запрос и жалобу; ст. 32 Закона г. Москвы от 13 февраля 2002 г. № 10 «Об
Уставном суде г. Москвы» не конкретизирует эти формы и т.д.
2
В частности, запрос и ходатайства, направляемые в Конституционный
суд Дагестана, оплачиваются пошлиной в размере 3 мрот; жалоба граждан
- в размере 0,5 мрот. См.: ст. 35 Закона Республики Дагестан от 7 мая 1996 г.
№ 5 «О Конституционном Суде Республики Дагестан». Законодатель г. Москвы указал, что размер и порядок уплаты госпошлины определяется федеральным законодателем. См.: ст. 37 Закона г. Москвы от 13 февраля 2002 г.
№ 10 «Об Уставном суде г. Москвы» и т.д.
3
См.: ст. 43 Закона Республики Татарстан от 22 декабря 1992 г. № 1708-ХII
«О Конституционном Суде Республики Татарстан».
170
1
См. подробнее о принятии обращений в уставные суды субъектов РФ:
Иванова В.И., Клишас А.А. Конституционная юстиция в Российской Федерации. М., 2003. С. 192-202.
2
См. подробнее: Боброва В.К. Законодательство субъектов РФ о региональных конституционных (уставных) судах: сравнительный анализ. (Материалы Всероссийской конференции «Конституционные основы судебной
власти»). М., 2004. С. 134.
171
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
мер «выдвижение обвинения в неконституционности действий и решений Президента Республики» (Татарстан)1.
9). Законодатель субъекта РФ также самостоятельно регламентирует процедуру судебного разбирательства. В настоящее время, по мнению некоторых исследователей, она имеет
много общего с порядком рассмотрения гражданских дел в
судах общей юрисдикции2. Однако автор исследования не
может разделить эту позицию, ибо, во-первых, в соответствующих законах можно обнаружить специфические особенности, обусловленные сущностью конституционного судопроизводства (окончательность решений, только коллегиальное рассмотрение дел, наличие права судьи выразить свое особое
мнение и т.д.). Во-вторых, в ряде законах о конституционных
(уставных) судах, в том числе принятых на рубеже 2006 ? 2008
годов, можно обнаружить весьма неординарные процедурные правила. Например, ст. 56 Закона Ставропольского края
от 28 сентября 2007 г. № 43-кз запрещает сторонам иметь более трех представителей (закон утратил юридическую силу);
в Ханты-Мансийском автономном округе запрос в суд допустим, если заявитель «описать правовую ситуацию», обусловившую обращение в Суд (действие Закона приостановлено)3.
10). В некоторых случаях законодатель субъекта РФ устанавливают конкретные процессуальные сроки. Так, например,
в Республике Кабардино-Балкария решение о назначении дела
к слушанию принимается Конституционным судом не позднее, чем через месяц после принятия обращения к рассмотрению; слушание дела должно быть начато не позднее, чем
через месяц со дня принятия решения о назначении дела к
Ст. 39 Закона Республики Татарстан от 22 декабря 1992 г. № 1708-ХII «О
Конституционном Суде Республики Татарстан».
2
См. подробнее: Субъект Российской Федерации. Правовое положение
и полномочия: Научно-практическое пособие. М., 1998. С. 106.
3
См.: ст. 56 Закона Ставропольского края от 28 сентября 2007 г. № 43-кз
«Об Уставном Суде Ставропольского края»; ст. 90 Закона Ханты-Мансийского автономного округа от 22 сентября 1997 г. № 43-оз «Об Уставном Суде».
слушанию. В Красноярском крае предусмотрено, что слушание дела в заседании Уставного суда должно быть начато не
позднее чем через 20 дней после принятия обращения к рассмотрению; решение же по делу должно быть принято в срок,
не превышающий одного месяца со дня рассмотрения и т.д.
(Закон утратил юридическую силу).
11) Анализ соответствующего регионального законодательства позволяет выявить некоторые особенности, связанные с
языком судопроизводства. Так, в республиках, наделенных
Конституцией Российской Федерации правом устанавливать
свои государственные языки (ч. 2 ст. 68), производство в судах ведется на русском языке (как государственном языке Российской Федерации), либо на государственном языке соответствующей республики (ч. 2 ст. 10 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации»). Данные нормы по-разному реализуются на практике;
в частности, в исследуемых нормативных правовых актах
может быть указано, что судопроизводство ведется на:
а) государственных языках республики (Адыгея, Татарстан,
Саха (Якутия);
б) одном из государственных языков республики (Бурятия,
Кабардино-Балкария, Коми, Марий Эл);
в) русском языке как общефедеральном государственном
языке или на тувинском языке республики (Республика Тыва);
русском или башкирском языках (Республика Башкортостан);
русском или осетинском языках (Республика Северная Осетия-Алания);
г) русском языке (республики Дагестан, Карелия).
Во всех случаях участвующим в деле лицам, не владеющим языком судопроизводства, обеспечивается право выступать и давать объяснения на родном языке, либо свободно
избранном языке общения, а так же пользоваться услугами
переводчика.
12). В законах субъектов РФ, регламентирующих статус
конституционных (уставных) судов, могут содержаться нор-
172
173
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
мы, определяющие специфику судопроизводства по отдельным категориям дел. Так, в Законе «О Конституционном суде
Кабардино-Балкарской Республики» выделены особенности
рассмотрения следующих дел:
а) о соответствии Конституции Кабардино-Балкарии законов и иных нормативных правовых актов;
б) о соответствии Конституции Кабардино-Балкарии не
вступивших в силу международных договоров Республики, а
также соглашений Республики и (или) межрегиональных договоров (соглашений) Республики;
в) по спорам о компетенции;
г) о конституционности законов и иных нормативных правовых актов Кабардино-Балкарии по жалобам на нарушение
конституционных прав и свобод граждан;
д) о конституционности законов или иных нормативных
правовых актов Республики по запросам судов;
е) о толковании Конституции Республики;
ж) о даче заключения по фактам неоднократного нарушения Конституции Республики Парламентом Кабардино-Балкарии1.
В Законе Республики Татарстан «О Конституционном Суде
Татарстана» также можно обнаружить специфику рассмотрения дел:
а) о соответствии Конституции Татарстана законов и иных
нормативных правовых актов Республики;
б) о соответствии Конституции Республики не вступивших в силу соглашений о международных и внешнеэкономических связях Татарстана;
в) по спорам о компетенции;
г) о толковании Конституции Татарстана и т.д2.
Соответствующие разделы (главы) содержаться и в законах об уставных судах субъектов РФ; например, Закон «Об
Уставном суде Санкт-Петербурга» выделяет три категории
таких дел (о соответствии Уставу нормативных правовых актов по запросу Губернатора, Законодательного собрания и
группы его депутатов, органов местного самоуправления; о
толковании Устава; о соответствии Уставу законов Санкт-Петербурга по жалобам граждан и их объединений); Закон «Об
Уставном суде г. Москвы» ? две категории дел (о соответствии Уставу нормативных правовых актов города и о толковании Устава) и т.д.1
13). Акты конституционных (уставных) судов субъектов
РФ имеют форму постановлений (при разрешении по существу вопроса, принятого к рассмотрению и выносимые именем соответствующего субъекта РФ); заключений (итоговые
решения по существу запросов о соблюдении процедуры отрешения от должности главы субъекта РФ, проверке оснований для досрочного прекращения полномочий высшего должностного лица или представительного (законодательного)
органа субъекта РФ); определений (все иные решения суда).
Некоторые вопросы, прежде всего, по вопросам организации
деятельности суда могут приниматься в протокольной форме.
14). Регламентирует законодатель субъекта РФ и вопросы,
связанные с особым мнением судей. По общему правилу, оно
подлежит опубликованию вместе с решением суда, но имеют
место и исключения. Так, в республиках Коми, Бурятия судья
вправе изложить свое особое мнение, но оно только приобщается к материалам дела; в Республике Северная ОсетияАлания особое мнение судьи не только приобщается к делу и
публикуется вместе с решением, но и оглашается2.
1
1
См.: раздел 3 Закона Кабардино-Балкарской Республики от 12 декабря
1997 г. № 38-РЗ «О Конституционном Суде Кабардино-Балкарской Республики».
2
См.: раздел 3 Закона Республики Татарстан от 22 декабря 1992 г. № 1708ХII «О Конституционном Суде Республики Татарстан».
См.: раздел 3 Закона Санкт-Петербурга от 5 июня 2000 г. № 241-21 «Об
Уставном суде Санкт-Петербурга»; гл. 9, 10 Закона г. Москвы от 13 февраля
2002 г. «Об Уставном суде города Москвы».
2
См.: ст. 58 Закона Республики Северная Осетия-Алания от 15 июня 2001 г.
№ 17-РЗ «О Конституционном суде Республики Северная Осетия-Алания».
174
175
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
15). Процедура пересмотра решения конституционного (уставного) суда определена законами республик Башкортостан,
Бурятия, Дагестан, Карелия, Татарстан, Северная Осетия-Алания, Ставропольского края, Свердловской области1. Это возможно при наличии инициативы самого суда в случае, если:
а) открылись новые существенные обстоятельства, не известные суду в момент постановления решения или изменилась конституционная (уставная) норма, на основании которой было принято решение (республики Башкортостан, Бурятия, Дагестан, Северная Осетия-Алания, Татарстан);
б) если в решении уставного суда не учтены или не полностью учтены отдельные положения основного закона субъекта РФ; если в решении уставного суда не учтена правовая позиция, сформулированная в решениях Конституционного Суда
России; если правовые позиции, изложенные в решении Уставного Суда, не соответствуют правовым позициям, содержащимся в других принятых им решениях; если выводы, содержащиеся в резолютивной части решения уставного суда,
не соответствуют правовым позициям, изложенным в его
мотивировочной части; если дело рассмотрено уставным судом в незаконном составе; если решение уставного суда не
подписано кем-либо из судей или подписано не теми судьями, которые указаны в решении; если решение уставного суда
вынесено не теми судьями, которые входили в состав суда,
рассматривавшего дело (Самарская, Свердловская область)2;
г) если решение Уставного Суда основывалось на нормах
федерального закона, Устава края или закона края, признан-
ных впоследствии федеральным органом конституционного
контроля неконституционными (такой порядок предполагался в Ставропольском крае);
16). По вопросам своей внутренней деятельности конституционные (уставные) суды принимают регламент суда, который также определяет основы их деятельности1. Правда, здесь
имеет место тенденция передачи соответствующих полномочий законодательным (представительным) органам власти
субъектов РФ. Так, например, с 2005 г. Регламент Уставного
суда Санкт-Петербурга принимает не сам Суд как ранее, а Законодательное Собрание данного субъекта РФ2. Как правило,
данные документы регламентируют организацию деятельности суда (полномочия председателя и иных должностных лиц
в случае их наличия (заместителя председателя, судьи ? секретаря), порядок предварительного рассмотрения обращений
и принятия их к рассмотрению, подготовки дела к слушанию),
а также регламентируется сам порядок рассмотрения дел в
1
Здесь имеет место тенденция расширения перечня оснований для пересмотра решений конституционных (уставных) судов. См. подробнее: Дворцова Ж.В. Организация и деятельность конституционных (уставных) судов
субъектов Российской Федерации: Автореф. дисс?канд. юрид. наук. М.,
2005. С. 9.
2
Так, например, согласно ст. 101 Закона Самарской области от 1 декабря
2006 г. № 145-ГД «Об Уставном Суде Самарской области», решения Уставного Суда могут быть пересмотрены в течении трех лет со дня их принятия.
См., напр.: Решение Конституционного Суда Республики Башкортостан от 04 июня 2004 г. № 6-Р «Об утверждении Регламента конституционного
суда Республики Башкортостан» //Ведомости Государственного Собрания
- Курултая, Президента и Правительства Республики Башкортостан. 2004.
№ 12; Регламент Конституционного Суда Кабардино ? Балкарской Республики от 16 марта 1998 г. № Р-2-3 //Документ опубликован не был; Решение
Конституционного Суда Республики Карелия от 01 февраля 2005 г. № 1 «Об
утверждении Регламента Конституционного Суда Республики Карелия» //
Карелия. 8 февраля 2005 г. № 13; Регламент Конституционного суда Республики Татарстан от 14 июля 2000 г. //Документ опубликован не был; Постановление Законодательного Собрания Санкт - Петербурга от 06 июля 2005 г.
№ 424 «Об утверждении Регламента Уставного Суда Санкт ?Петербурга» //
Вестник Законодательного Собрания Санкт-Петербурга. № 1. 16.01.2006;
Регламент Уставного Суда Калининградской области (ред. от 31.01.2006).
Утвержден Решением Уставного Суда Калининградской области от 4 июля
2005 г. //Рос. газета (г. Калининград). № 183. 19.08.2005.
2
См., напр.: Закон Санкт-Петербурга от 27 мая 2005 г. № 250-24 «О внесении изменений и дополнений в Закон Санкт-Петербурга «Об Уставном Суде
Санкт-Петербурга» //Вестник Администрации Санкт ? Петербурга. № 6.
29.06.2005.
176
177
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
заседании суда. Кроме того, здесь разрешаются многие организационные вопросы, связанные, например, с деятельностью научно-консультативного совета, прекращением и приостановлением деятельности суда, проведением рабочих совещаний и т.п.
Таким образом, в правовой регламентации статуса изучаемых судов субъектов РФ значительную роль, по-прежнему,
играют не только федеральные нормативные правовые акты,
но и основные и специальные законы субъектов РФ, а также
регламенты изучаемых судов. В тех субъектах РФ, где приняты законы о конституционных (уставных) судах, они определяют конкретный круг их полномочий и процессуальные основы деятельности. В отдельных республиках в составе Российской Федерации полномочия изучаемых судов на начальном этапе становления регионального конституционного контроля носили достаточно спорный характер, поскольку фактически вторгались в сферу компетенции Конституционного
Суда Российской Федерации1. Вместе с тем, можно констатировать практически полное завершение процесса приведения
анализируемых нормативных правовых актов в соответствие
с Конституцией Российской Федерации и федеральным законодательством. Однако, как отмечалось, он не носит исключительно позитивный характер, ибо «шаблонные» нормативные правовые акты субъектов РФ минимизируют одно из основных достоинств изучаемых судов, состоящее в их «приспособленности» к специфике конкретного субъекта РФ. По
мнению автора, необходимо сохранить специфические при-
знаки и черты статуса конституционных (уставных) судов;
также и правовые позиции этих органов государственной
власти субъектов РФ должны характеризоваться той степенью независимости и самостоятельности и в той мере обеспечивать баланс общефедеральных и региональных интересов, в какой это обусловлено требованиями Конституции Российской Федерации.
1
Такие нормы можно обнаружить и в настоящее время (по состоянию
на 10 апреля 2010 г.). Вызывает, к примеру, сомнения с точки зрения соблюдения требований Конституции Российской Федерации право Конституционного Суда Республики Саха (Якутия) участвовать в разрешении конституционно-правовых споров между Российской Федерацией и Республикой
Саха (Якутия). См.: Конституционный Закон Республики Саха (Якутия) от
15 июня 2002 г. 16-з № 363-II «О Конституционном Суде Республики Саха
(Якутия) и конституционном судопроизводстве». Прим. авт.
178
§ 3. Правовые позиции конституционных (уставных)
судов субъектов Российской Федерации
Под правовой позицией конституционных (уставных) судов субъектов РФ исследователи, как правило, понимают часть
решения органа конституционного правосудия, содержащую
закрепление особого вида нормативности, которая служит
образцом для решения вопросов в будущем, в которой выводы, сделанные судьями конституционного (уставного) суда при
рассмотрении конкретного дела, подкреплены определенными основаниями1 . Нередко ее определяют и как содержащийся в решении суда, принятого в пределах полномочий субъекта РФ и компетенции суда, общий вывод, который стал результатом приведенной судом правовой аргументации и на
основании которого формируется окончательный вывод суда
о конституционности оспариваемой нормы или о толковании
конституции (устава) субъекта РФ2 . По мнению Н.В. Витрука, решения изучаемых судов и содержащиеся в них правовые
позиции обладают юридической силой, равной конституции
(уставу) субъекта РФ. «Правовые позиции конституционных
(уставных) судов субъектов РФ, ? замечает данный ученый, ?
1
Бастен И.С. Решения Конституционного Суда Российской Федерации,
конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации как
источники конституционного права России: Автореф. дисс?канд. юрид.
наук. Челябинск, 2003. С. 11.
2
Геворкян Т.И. Правовые позиции конституционных и уставных судов
субъектов Российской Федерации: Дисс...канд. юрид. наук. М., 2005. С. 10.
179
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
?обладая основными качествами нормативных актов, прецедентов, таковыми не являются?Они являются источниками
российского конституционного права и иных отраслей, дополняют конституции и уставы субъектов РФ, составляя часть
конституционного права субъекта РФ и входя в содержание
конституционного права Российской Федерации»1.
Имеют место и другие точки зрения в отношении понимания правовых позиций конституционных (уставных) судов
субъектов РФ; в частности, они характеризуются следующим
образом:
- это «правовые выводы суда, являющиеся результатом
интерпретации судом конституционных (уставных) норм
субъектов РФ, истолкования им конституционного (уставного) смысла положений действующих законов субъектов РФ,
других нормативных актов, применения им федерального законодательства, служащие правовым основанием итогового
решения конституционного (уставного) суда»2;
- это «самостоятельный источник права»3;
- это «объективированный в решении суда результат толкования положений конституции (устава) и иных нормативных правовых актов, который отражает понимание судом значимой юридической проблемы и способствует ее разрешению»
и т.д.4
Для сравнения заметим, что под правовыми позициями
Конституционного Суда Российской Федерации исследова-
тели чаще всего понимают «правовой вывод, являющийся
результатом толкования этим судом Конституции Российской
Федерации и конституционного смысла иных нормативных
правовых актов, который служит юридическим основанием
решений Конституционного Суда Российской Федерации и
носит общеобязательный и устойчивый характер»1. Понимают под ними и «смысл закона в трактовке, придаваемой ему
Конституционным Судом, который служит основанием для
вывода Суда по конкретному делу»2.
По нашему мнению, решения конституционных (уставных)
судов субъектов РФ и выраженные в них правовые позиции
следует рассматривать, прежде всего, с позиций их правовой
природы, т.е. как акты судебной власти, которые можно охарактеризовать, в том числе, и как источник конституционного права.
Правовые позиции конституционных (уставных) судов
субъектов РФ выражены в достаточно большом количестве
судебных решений. Так, по состоянию на 2001 г. данные органы вынесли более 250 итоговых решений, а к середине 2003
г. ? уже более 400; примерно 200 законов и иных нормативных правовых актов органов государственной власти и местного самоуправления субъектов РФ были признаны не соответствующими основным законам субъектов РФ3. По состоянию на 2008 г. изучаемыми судами проделана достаточно большая работа по анализу регионального законодательства и, в
частности, рассмотрено 1065 обращений4. Следует заметить,
1
Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебно-конституционное
право и процесс: Учебное пособие. 2-е изд. М.: Из-во «Юрист». 2005. С. 474.
2
Гошуляк В.В. Решения конституционных (уставных) судов субъектов
Российской Федерации как источник права //Законодательство и экономика. № 9. 2007. С. 9-18.
3
Гаврюсов Ю.В. Проблемы становления конституционной юстиции в
субъектах Российской Федерации. Сыктывкар: Из-во «КРАГСиУ», 2005.
С. 12.
4
См.: Батурин П.В. Правовые позиции в конституционном судопроизводстве и проблемы применения международно-правовых норм: Дисс?канд. юрид. наук. Челябинск, 2006. С. 9.
180
1
См. Кряжкова О.Н. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации. М.: Из-во «Формула права», 2006. С. 39.
2
См.: Захаров В.В. Решения Конституционного Суда как источник конституционного права. М.: Из-во «Юрлитинформ», 2005. С. 124.
3
См.: Витрук Н.В. Конституционное правосудие в России (1991-2001
годы). М.: Из-во «Городец», 2001. С. 49-50.
4
См.: Кряжков В.А. Региональная конституционная юстиция в Российской Федерации: состояние и пути развития //Сравнительное конституционное обозрение. № 3. 2007. С. 29
181
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
что большинство их было принято небольшой группой судов
субъектов РФ, в числе которых можно назвать, прежде всего,
конституционные суды республик Башкортостана и Татарстана, некоторых других республик, а также уставные суды Свердловской области и г. Санкт-Петербурга. В 2010 ? 2011 гг. в
связи с поручением Президента Российской Федерации привести региональное законодательство в полное соответствие
с федеральным, как думается, количество актов конституционных (уставных) судов субъектов РФ должно увеличиться.
Особое внимание вызывает деятельность тех конституционных судов республик в составе Российской Федерации, которые в своих решениях анализировали проблемы применения норм Конституции Российской Федерации, обращались
к вопросам, связанным с суверенитетом субъектов РФ, государственным строительством и федеративным устройством.
Так, конституционные суды республик Татарстана и Башкортостана на протяжении длительного времени предпринимали попытки обосновать наличие у этих республик статуса суверенных государств. В этой связи правовая позиция, выраженная в их актах, зачастую, представляется не бесспорной1.
Мы разделяем мнение ученых о том, что «имеющее еще советскую государственно-правовую традицию конституционное использование по отношению к статусу субъекта РФ термина «государство» («республика (государство»), т.е. доктрина «несуверенного государства», возникшая и применяемая
исключительно в рамках теории союзно-организованного
федеративного государства, не отражает юридическую при-
роду России как единого конституционно-организованного
федеративного государства, следовательно изначально являлась конституционно-правовым артефактом»1. В Российской
Федерации имел место исторический период, когда «в силу
тенденций ложно понятой суверенизации и проявлений сепаратизма, а также в силу объективных факторов (например,
отставание федерального законодательства в регулировании
динамично развивающихся отношений)» ряд положений конституций и уставов субъектов РФ противоречил установлениям федеральной Конституции2.
Так, например, в Постановлении Конституционного Суда
Республики Татарстана от 7 февраля 2003 г. имело место утверждение о том, что республика Татарстан является особым
субъектом РФ, лишь «объединенным» с Российской Федерацией на основе конституций Российской Федерации и Республики Татарстан, а также соответствующего договора о разграничении полномочий3. В Постановлении этого же Суда от
11 января 2002 г. было высказано суждение о том, что пункт
«ж» ст. 71 и ч. 1 ст. 76 Конституции Российской Федерации
не препятствует органам власти Республики Татарстан осуществлять полномочия в финансовой сфере самостоятельно4.
Позднее, орган конституционного контроля Республики Татарстан вновь обратился к этому вопросу, подтвердив, что в
силу п. 4 ч.2 ст. 89 Конституции Республики Татарстан в ве1
В актах конституционных судов этих субъектов РФ можно обнаружить
с 2002-2003 гг., попытки «сгладить остроту» соответствующих выводов и
суждений. В частности, в судебных решениях стали активно использоваться
выражения типа «в той мере, в какой это не затрагивает интересы Российской Федерации», «в рамках установленных Конституцией Российской Федерации», «вне пределов ведения и полномочий Федерации» и т.п. К 20062007 гг. суды конституционные суды субъектов РФ практически не анализируют эти проблемы. Прим. авт.
См.: Габрелян Э.В. Конституционно-правовой статус Российской Федерации: Автореф. дисс?канд. юрид. наук. М., 2007. С. 8.
2
См.: ??итрук Н.В. Верность Конституции. М.: Из-во «РАП», 2008. С.66.
3
Постановление Конституционного Суда Республики Татарстан от 7 февраля 2003 г. № 8-П «По делу о толковании положения части первой статьи 1
Конституции Республики Татарстан» //Республика Татарстан. 2003.
№ 30-31.
4
Постановление Конституционного Суда Республики Татарстан от
11 января 2002 г. № 2-П «По делу о толковании отдельных положений пункта
2 части второй статьи 119 Конституции Республики Татарстан» //Республика Татарстан. 2002. № 11.
182
183
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
дении Государственного Совета этого субъекта РФ находится
законодательное регулирование отношений бюджетно-финансовой системы. В 2002 г. Конституционный Суд Республики
постановил, что ч. 1 ст. 5 Конституции Республики Татарстан, согласно которой территория Республики едина и неприкосновенна, характеризует основы конституционного
строя этого субъекта РФ и т.д.1
Исследование такой судебной практики согласиться с мнением о том, что политико-правовая природа деятельности
отдельных конституционных судов субъектов РФ была, по
меньшей мере, сложной и противоречивой2. Конституционный Суд Татарстана, признавая суверенитет Республики, тем
самым длительное время не воспринимал позиции Конституционного Суда Российской Федерации и, следовательно,
«нарушал основы конституционного правосудия в государстве»3.
Традиционно много внимания уделял проблемам федеративных отношений Конституционный Суд Республики Башкортостан, который неоднократно выражал правовую позицию, согласно которой «государственный суверенитет» сле-
дует понимать как «обладание Башкортостаном всей полнотой государственной власти», правда, «вне пределов ведения
России и ее полномочий по предметам совместного ведения
России и ее субъектов, предусмотренных ст. 5 (ч. 3), 73, 76
(ч. 4) Конституции России».1
Изучение судебной практики конституционных судов Татарстана и Башкортостана дает представление об их позиции
в отношении положения этих республик в федеративном государстве. Не отрицая того обстоятельства, что Татарстан и
Башкортостан ? субъекты РФ, региональные органы конституционного контроля подчеркивали, что это, вместе с тем, и
«самостоятельные государства, объединенные с Российской
Федерацией». Даже на рубеже 2007 ? 2010 гг. члены этих судов, нередко, высказывали суждение о том, что на «федеральном уровне базовые принципы федерализма далеко не всегда
находят понимание. Так, не учитывается мнение субъектов
РФ при принятии законов по предметам совместного ведения; в этом случае принимаются законы, которые не оставляют никакой возможности субъектам РФ для самостоятельного правового регулирования»2.
Следует отметить, что конституционные суды других
субъектов РФ также обращались к проблемам суверенитета,
государственного строительства и федеративного устройства.
В частности, Конституционный Суд Кабардино-Балкарии
анализировал правоотношения, возникшие после введения
института гражданства этой Республики. Судом была сформулирована правовая позиция, согласно которой действие
соответствующих норм может распространяться только на
1
Постановление Конституционного Суда Республики Татарстан от 30
мая 2003 г. № 9-П «По делу о толковании отдельных положений статей 5, 21,
91 Конституции Республики Татарстан» //Республика Татарстан. 2003. №
30-31. См. также: Постановление Конституционного Суда Республики Татарстан от 17 июля 2003 г. № 10-П //Республика Татарстан. 2003. № 146;
Постановление Конституционного Суда Республики Татарстан от 30 мая
2003 г. № 9-П //Республика Татарстан. 2003. № 30-31; Постановление Конституционного Суда Республики Татарстан от 7 февраля 2003 г. № 8-П //Республика Татарстан. 2003. № 30-31; Определение Конституционного Суда
Республики Татарстан от 15 сентября 2003 г. № 5-О //Республика Татарстан.
2003. № 131; Постановление Конституционного Суда Республики Татарстан
от 15 октября 2002 г. № 7-П //Республика Татарстан. 2002. № 211 и др.
2
Выстропова А.В. Развитие конституционного правосудия в Российской Федерации //Материалы Всероссийской конференции «Конституционные основы судебной власти». М.: Из-во «РАП», 2004. С. 71.
3
Там же.
184
1
Постановление Конституционного Суда Республики Башкортостан от 4
октября 2000 г. № 14-П «По делу о толковании отдельных положений статей
1, 3 и 69 Конституции Республики Башкортостан» //Советская Башкирия Известия Башкортостана. № 199(24679). 07.10.2000.
2
См, напр.: Демидов В.Н., Мухаметшин Ф.Х. Конституционная (уставная) юстиция как фактор развития российского федерализма //Гос. и право.
№ 2. 2007. С. 48.
185
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на
территории Кабардино-Балкарии, а использование термина
«гражданин Кабардино-Балкарской Республики» не означает
конституционного закрепления двойного гражданства, не изменяет первичности и единства гражданства Российской
Федерации, не отрицает и не умаляет основ правового статуса личности, предусмотренных Конституцией Российской
Федерации1. Спорным является также вывод Конституционного Суда Республики Коми, сделанный в ходе анализа вопросов регулирования прав национальных меньшинств, отнесенных, как известно, Конституцией Российской Федерации
(п. «в» ст. 71) к исключительному ведению Российской Федерации. Однако судьи Конституционного Суда Республики
Коми посчитали, что отдельным законом на федеральном
уровне данный вопрос не урегулирован и, соответственно,
защита прав национальных меньшинств должна быть отнесена и к ведению Российской Федерации, и, одновременно, к
совместному ведению Российской Федерации и Республики
Коми2 .
В настоящее время анализируемы суды занимают в отношении проблем федерализма, государственного единства, суверенитета совершенно иную позицию. Так, например, в Постановлении Конституционного Суда Республики Саха (Якутия) от 18 февраля 2009 г. № 2-П «По делу о толковании положений абзацев 2, 9 преамбулы, частей 3, 4 и 5 статьи 1 Конституции (Основного закона) Республики Саха (Якутия) в редакции текста от 17 октября 2002 года» была сформулирована
следующий вывод1. В абзацах 2, 9 преамбулы, частях 3, 4 и 5
статьи 1 Конституции (Основного закона) Республики Саха
(Якутия) в редакции от 17 октября 2002 г. содержались словосочетания «Декларация о государственном суверенитете»,
«всех граждан республики», «суверенитет Республики Саха
(Якутия) означает меру ее самостоятельности...», «ее народ» и
«народ выражает свою суверенную волю». Прокурор Республики, полагая, что в них «выражаются государственный суверенитет, противопоставление воли народа Республики Саха
(Якутия) воле многонационального народа Российской Федерации и закрепляется гражданство Республики Саха (Якутия), просил истолковать приведенные положения Конституции (Основного закона) Республики Саха (Якутия)»2.
Конституционный Суд этого субъекта РФ обратил внимание на то обстоятельство, что Законом Республики Саха (Якутия) в 2002 г. были внесены изменения в ст. 38 абзац 3 и ст. 49
абз. 1, ч. 2 ст. 65 Конституции Саха (Якутии). Термины «суверенитет», «государственный суверенитет» были заменены
словосочетанием «национально-государственный статус».
Законом Республики Саха (Якутия) от 25 апреля 2006 г. была
исключена из текста Основного закона статья 12, предусмат-
1
См., напр.: Постановление Конституционного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 28 июля 2003 г. № П-1-7 «По делу о толковании частей 2
и 3 статьи 6 Конституции Кабардино-Балкарской Республики в связи с запросом Парламента Кабардино-Балкарской Республики» //Кабардино-Балкарская правда. 2003. № 180. См. также: Постановление Конституционного
Суда Кабардино-Балкарской Республики от 28 июля 2003 г. № П-1-7 «По делу
о толковании частей 2 и 3 статьи 6 Конституции Кабардино-Балкарской Республики в связи с запросом Парламента Кабардино-Балкарской Республики» //Кабардино-Балкарская правда. 2003. № 180; Постановление Конституционного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 9 февраля 2000 г.
№ П-1-2 «По делу по запросу Совета Республики Парламента КабардиноБалкарской Республики о проверке конституционности постановления Правительства Кабардино-Балкарской Республики от 10 июля 1999 г. № 317...» /
/Кабардино-Балкарская правда. 2000. № 29 и др.
2
Постановление Конституционного Суда Республики Коми от 24 октября 1997 г. «По делу о толковании пунктов «б», «ж» и «м» части 1 статьи 64
Конституции Республики Коми» //Вестник Конституционного Суда. 1998.
№ 6.
186
1
Постановление Конституционного суда Республики Саха (Якутия) от
18 февраля 2009 г № 2- «По делу о толковании положений абзацев 2, 9 преамбулы, частей 3, 4 и 5 статьи 1 Конституции (Основного закона) Республики
Саха (Якутия) в редакции текста от 17 октября 2002 года» //Якутские ведомости. № 16. 14.03.2009.
2
Там же.
187
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
ривавшая гражданство Республики Саха (Якутия). Таким образом, предметом рассмотрения по настоящему делу стало
лишь «истолкование словосочетаний, обозначенных в преамбуле и статье 1 Конституции Республики Саха (Якутия)»1.
По мнению судей Конституционного Суда Якутии, содержащееся в абзаце 9 преамбулы Конституции Республики Саха
(Якутия) словосочетание «граждане республики» связано с
положением Закона РСФСР от 28 ноября 1991 года № 1948-I
«О гражданстве РСФСР», согласно которому граждане
РСФСР, постоянно проживающие на территории республики в составе РСФСР, объявлялись одновременно гражданами
этой республики (ч. 2 ст. 2). Закон РСФСР использовал понятие «граждане республики в составе РСФСР» для обозначения граждан РСФСР, проживающих на территории республики в составе Российской Федерации.
Из этого следует, согласно правовой позиции этого Суда,
что ни законодатель Республики Саха (Якутия), ни правоприменительный орган не могут придавать словосочетанию
«граждане республики», содержащемуся в абзаце 9 преамбулы Конституции республики, того смысла, по которому за
Республикой Саха (Якутия) признавалось бы гражданство. С
учетом того, как Закон РСФСР использовал термин «граждане» и «проживающие», в абзаце 9 преамбулы Конституции
республики термин «граждане республики» употребляется для
обозначения граждан Российской Федерации, проживающих
в республике.
Особый интерес вызывает современная интерпретация
понятия «суверенитет»; теперь он, по мнению судей, использован не в его обычно-нормативном смысле, т.е. как выражение первичности, независимости и верховенства государственной власти единого государства, а в его условно-синонимическом - как мера самостоятельности части этого субъекта
РФ ? Республики Саха (Якутия). Причем, положение ч. 3 ст. 1
Конституции (Основного закона) Республики Саха (Якутия)
о суверенитете Республики Саха (Якутия) как «меры ее самостоятельности в обеспечении своего экономического, социального и культурного развития и обладания ею всей полнотой государственной власти вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по
предметам совместного ведения Российской Федерации и
Республики Саха (Якутия)» не наделяет Республику свойствами суверенного государства, не направлено на ограничение
государственного суверенитета Российской Федерации, не
нарушает конституционное равноправие других субъектов РФ,
а отражает реализацию права народа Республики на самоопределение, свободу волеизъявления в избрании формы своей
государственности, выражает право республики развивать
свою государственность и самостоятельно осуществлять государственную власть1.
По мнению автора исследования, конституционные (уставные) суды субъектов РФ внесли значительный вклад в процесс разработки наиболее оптимальных форм взаимоотношений Российской Федерации и ее субъектов, ибо они занимают особое место в системе органов государственной власти
субъектов РФ, являясь не только органами по защите конституционного строя, рассматривающими дела в порядке конституционного судопроизводства. Их деятельность, как справедливо замечают исследователи, является также показателем
развития федеративных отношений, степени «демократизации» общества в регионах2. Несмотря на наличие большого
числа спорных правовых позиций конституционные (уставные) суды субъектов РФ содействовали укреплению основ
российского государства и федерализма. К примеру, анализи-
1
Там же.
188
1
Там же.
Демидов В.Н., Мухаметшин Ф.Х. Конституционная (уставная) юстиция
как фактор развития российского федерализма //Гос. и право. № 2. 2007.
С. 48.
2
189
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
руя их акты, М.А. Митюков еще в 2003 г. замечал, что они
могут служить примером «точности аргументации необходимости приведения нормативной базы в соответствие с федеральным законодательством? Конституционные (уставные)
суды не тиражируют ошибки своих конституций (уставов), а
следуют букве и духу федеральной Конституции»1. Причем,
во многих актах изучаемых органов, как замечают ученые, «решены кардинальные задачи организации государственной
власти в субъектах РФ, проблемы взаимоотношений с местным самоуправлением, устранения конфликтов между законодательной и исполнительной властями в регионах. В большинстве случаев практика этих судов соответствовала федеральному законодательству и позициям Конституционного
Суда Российской Федерации»2. Так, например, в Определении Конституционного суда Республики Бурятия от 30 июня
1999 г. по запросу о проверке ряда положений закона «О статусе депутата Народного Хурала Республики Бурятия» было
указано, что законодательство субъекта РФ не может исключать возможность привлечения депутата законодательного
(представительного) органа к уголовной, либо административной ответственности, установленной федеральным законодательством, и, тем самым, определять не предусмотренные Конституцией Российской Федерации и федеральным
законом порядок осуществления правосудия3.
Важное значение имеют правовые позиции конституционных (уставных) судов субъектов РФ, принятые на рубеже
XX ? XXI веков в сфере оптимизации организации административно-хозяйственной деятельности субъектов РФ, обеспечения прав, свобод и законных интересов человека и гражданина, развития институтов гражданского общества, органов
местного самоуправления. Ученые обоснованно полагают, что
можно определить три сферы деятельности, в которых роль
органов конституционного контроля чрезвычайно высока и
имеет большое значение в любом государстве: защита основного закона государства; толкование конституции; защита основных прав и свобод человека и гражданина1. Так, Б.С. Эбзеев отмечал, что все цели конституционного судопроизводства органически связаны с правами и свободами, то есть их
защита является не только важнейшей, но и «сквозной» функцией органов судебного конституционного контроля2.
Конституционные (уставные) суды субъектов РФ создают
дополнительные гарантии для реализации конституционного права человека и гражданина на судебную защиту (ч. 1 ст.
46 Конституции Российской Федерации). Так, например, Конституционный Суд Республики Татарстан при рассмотрении
дела по жалобе гражданина на нарушение его конституционных прав и свобод положениями Постановления Кабинета
министров Республики от 24 декабря 2004 г. № 564, пришел к
выводу о том, что в период действия оспариваемого Постановления на федеральном уровне не существовало правовых
норм, допускающих возможность дифференциации нормати-
1
Митюков М.А. Проблема «третьего срока» в решениях уставного суда
//Рос. юстиция. № 6. 2003. С. 8. См. также: Постановление Конституционного суда Республики Башкортостан от 5 февраля 2002 г. № 18-П «По делу о
конституционности части пятой статьи 37, части первой статьи 55, части
первой статьи 56 Кодекса Республики Башкортостан о выборах...» //Ведомости? Башкортостан. 2002. № 6. Ст. 402.
2
Митюков М.А. Акты Конституционного Суда Российской Федерации и
конституционных (уставных) судов субъектов Федерации: общая характеристика и статистический анализ //Журн. рос. права. № 6. 2001. С. 15-24.
3
См. Будаев К.А. Обеспечение единого правового пространства ? важный аспект деятельности органов конституционного контроля субъектов
РФ //Журн. рос. права. № 10. 2001. С. 74-79.
190
1
См.: Куликов А.В., Герасимова Е.В. Развитие функции защиты прав и
свобод человека в деятельности органов конституционной юстиции (сравнительно-правовой аспект) //Конституционное и муниципальное право.
№ 10. 2007. С. 27-28.
2
Эбзеев Б.С. Конституция. Правовое государство. Конституционный Суд.
М.: Из-во «Юнити», 1997. С. 160 ? 161.
191
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
вов потребления жилищно-коммунальных услуг в зависимости от количественного состава семьи1.
Следует отметить, что, разумеется, не всегда оспариваемые акты признаются неконституционными, но соответствующие позиции конституционных (уставных) судов субъектов
РФ, тем не менее, обеспечивают защиту прав и свобод человека и гражданина. Так, обращает на себя внимание и дело,
рассмотренное Уставным судом Свердловской области в начале 2006 г. по запросу о соответствии Уставу ряда нормативных правовых актов. Законом Свердловской области от 16 мая
2005 г. № 44-ОЗ круг лиц, имеющих право на получение социальной поддержки, был ограничен лишь ветеранами труда, достигшими возраста, дающего право на трудовую пенсию по старости. Кроме того, законодатель предусмотрел обязанность Свердловской области предоставлять всем ветеранам труда без каких-либо дополнительных условий меры социальной поддержки только в период с 1 января 2005 г. по 28
мая 2005 г. По мнению Уставного Суда, оспариваемая заявителем редакция абзаца 1 ст. 11 Областного закона «О социальной поддержке ветеранов в Свердловской области» не
могла рассматриваться правоприменительной практикой как
лишающая заявителя права на получение мер социальной
поддержки, поскольку все ветераны труда, получившие такое
право в соответствии с прежней редакцией Закона, не могут
быть лишены данного права последующим его изменением.
Уставный Суд Свердловской области сформулировал позицию, согласно которой нормативные положения абзаца 1
ст. 11 Закона Свердловской области «О социальной поддержке ветеранов в Свердловской области» по их уставно-право-
вому смыслу в системе действующего нормативно-правового регулирования не препятствуют ветеранам труда, получившим право на социальную поддержку в соответствии с редакцией Областного закона от 25 ноября 2004 г., пользоваться
этим правом1.
В Постановлении Уставного Суда Санкт ? Петербурга от
19 июня 2007 г. № 002/07-П анализировались положения Закона Санкт-Петербурга 15 марта 2006 г. № 100-15 «О специализированном жилищном фонде Санкт-Петербурга»2. Было
установлено, что при исключении жилых помещений в общежитиях из состава специализированного жилищного фонда города и включении их в состав жилищного фонда социального использования Санкт-Петербурга за гражданами Российской Федерации, проживающими в жилых помещениях в
Постановление Конституционного Суда Республики Татарстан от 18
июля 2006 г. № 21-П «По делу о проверке конституционности отдельных
положений Постановления Кабинета министров Республики от 24 декабря
2004 г. № 564 «О предоставлении субсидий на оплату жилья и коммунальных услуг в Республике Татарстан» в связи с жалобой гражданина Д.Х.
Ахмадеева //СПС Консультант Плюс.
1
См.: Определение Уставного Суда Свердловской области от 19 января
2006 г. № 19 «По делу о соответствии Уставу Свердловской области абзаца 1
статьи 11 Закона Свердловской области «О социальной поддержке ветеранов в Свердловской области» (в редакции Областного закона от 16 мая 2005
года № 44 - ОЗ) и пунктов 1 (подпункт 9), 2, 3, 4, 5 Положения об удостоверении права получения мер социальной поддержки в соответствии с законами Свердловской области «О социальной поддержке ветеранов Свердловской области», «О социальной поддержке реабилитированных лиц и лиц,
признанных пострадавшими от политических репрессий, в Свердловской
области» и «О социальной защите граждан, проживающих на территории
Свердловской области, получивших увечье или заболевание, не повлекшее
инвалидности, при прохождении военной службы или службы в органах
внутренних дел Российской Федерации в период действия чрезвычайного
положения либо вооруженного конфликта», утвержденного постановлением Правительства Свердловской области от 28 декабря 2004 г. № 1178-ПП» /
/использованы материалы официального сайта Уставного суда Свердловской области.
2
См.: Постановление Уставного Суда Санкт-Петербурга от 19 июня 2007 г.
№ 002/07-П «По делу о проверке соответствия Уставу Санкт-Петербурга отдельных положений статьи 3 Закона Санкт-Петербурга от 15 марта 2006 г.
№ 100-15 «О специализированном жилищном фонде Санкт-Петербурга» по
жалобе граждан Н.В.Злоказовой, Н.А.Кицак, В.Н.Павленко» //Материалы официального сайта Уставного Суда Санкт-Петербурга: www. spbustavsud. ru.
192
193
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
общежитии, при условии, что они вселены в данные жилые
помещения с соблюдением норм предоставления площади
жилого помещения и имеют право пользования данными
жилыми помещениями по установленным законом основаниям, сохраняется право пользования жилыми помещениями на условиях договора социального найма. Суд пришел к
выводу о том, что, принимая в 2006 г. данный акт, законодатель Санкт-Петербурга был обязан руководствоваться федеральным Жилищным кодексом и, в частности, его положениями, определяющими целевое назначение жилых помещений
в общежитиях и жилых помещений жилищного фонда социального использования, а также положениями, разграничивающими компетенцию органов государственной власти Российской Федерации и ее субъектов в области жилищных отношений. Однако законодателем Санкт-Петербурга был введен объективно не оправданный порядок предоставления
жилых помещений на условиях договора социального найма.
Данное правовое регулирование не обеспечивало гражданам,
состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, реализацию гарантированного Уставом Санкт-Петербурга права на жилище с соблюдением принципа равенства1.
Конституционные (уставные) суды субъектов РФ осуществляют свою деятельность и в других направлениях, которые являются весьма важными на современном историческом этапе, ибо содействуют, в частности, реализации и такой
формы народовластия как местное самоуправление2. Реализуемая в Российской Федерации муниципальная реформа обусловливает значительное расширение полномочий муниципальных образований, предопределяет все более частое обращение конституционных и уставных судов к соответствую-
щим проблемам1. Так, например, в Послании Конституционного Суда Карелии Законодательному Собранию данного
субъекта РФ подчеркивается, что наибольшее число рассмотренных дел связано с проверкой на соответствие Основному
закону Республики нормативных правовых актов органов
местного самоуправления2. Аналогичная ситуация складывается, по наблюдения автора исследования, и в других субъектах РФ; соответствующая практика может быть охарактеризована на примере рассмотрения обращения гражданина в Уставный Суд Свердловской области о несоответствии муниципального нормативного правового акта Уставу Свердловской области3. Удовлетворив требования обратившегося, Суд
подчеркнул, что в соответствии со статьей 90 Устава Сверд1
Там же.
См.: Захаров А. О некоторых правовых позициях органов конституционного (уставного) контроля субъектов РФ в сфере местного самоуправления // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. № 2. 2004.
С. 219.
См. подробнее: Жаромских Д.Г. Конституционное право на осуществление местного самоуправления и его защита судебными органами конституционного (уставного) контроля в российской Федерации: Дисс?канд.
юрид. наук. Тюмень, 2001.
2
См.: Послание Конституционного Суда Республика Карелия Законодательному Собранию Республики Карелия о состоянии конституционной
законности в Республике Карелия в 2006 г. //Официальный сайт Конституционного Суда Республики Карелия: http://ksrk.karelia.ru. См. также: Постановление Конституционного Суда Республики Коми от 10 октября 2007 г.
«По делу о проверке соответствия Конституции Республики Карелия некоторых положений абзаца 3 статьи 3 Закона Республики Карелия «О социальной поддержке отдельных категорий граждан и признании утратившими
силу некоторых законодательных актов Республики Карелия» в связи с обращением гражданки Тепонайнен Ирины Николаевны»; Постановление
Конституционного Суда Республики Карелия от 8 ноября 2007 г. «По делу о
проверке соответствия Конституции Республики Карелия некоторых положений абзаца 2 части 3 статьи 6 Закона Республики Карелия «Об образовании» в связи с обращением прокурора Республики Карелия //Официальный сайт Конституционного Суда Республики Карелия: http://ksrk.karelia.ru.
3
См.: Постановление Уставного Суда Свердловской области от 14 февраля 2006 г. «По делу о соответствии Уставу Свердловской области пункта 6.4.
Положения «О передаче в аренду объектов муниципального нежилого фонда города Екатеринбурга», утвержденного решением Екатеринбургской городской Думы от 30 декабря 1996 года № 9/1, и пункта 1.3 Приложения № 1
к данному Положению» //Областная газета. № 45-47. 18.12.2006.
194
195
1
2
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
ловской области местное самоуправление осуществляется на
основе общих правовых, территориальных, организационных
и экономических принципов организации местного самоуправления, установленных Конституцией Российской Федерации и федеральными законами, которым и должны соответствовать нормативные правовые акты органов и должностных лиц местного самоуправления.
Следует отметить, что изучаемые суды обеспечивают общефедеральные интересы, проверяя, в частности, на предмет
соответствия конституции (устава) субъекта РФ и законы,
определяющие их собственный статус. Так, в 2005 г. Уставным Судом Санкт-Петербурга были признаны не соответствующими Основному закону данного субъекта РФ положения
Закона Санкт-Петербурга от 24 мая 2000 г. № 241-21 «Об Уставном Суде Санкт-Петербурга». В соответствии с проверяемым
актом правом внесения в Законодательное Собрание СанктПетербурга представлений в отношении кандидатов на должности судей наделялись группы депутатов Законодательного
Собрания Санкт-Петербурга (не менее семи депутатов), а также Совет судей г. Санкт-Петербурга. Признаны также не соответствующими Уставу г. Санкт-Петербурга положения пунктов
2 и 3 статьи 15 указанного Закона в части установленной в них
возможности повторного переизбрания на должность судьи
Уставного Суда г. Санкт-Петербурга. Также не соответствующими Основному закону признаны положения статьи 17 Закона Санкт-Петербурга «Об Уставном Суде Санкт- Петербурга»,
устанавливающие пятилетний срок полномочий судьи Уставного суда, как не обеспечивающие их независимость1.
В целях подтверждения своих правовых позиций конституционные (уставные) суды субъектов РФ используют, как
замечает В.В. Гошуляк, следующую аргументацию, которая
включает в себя применение не только нормативных правовых актов и документов, в том числе, международных, но и
правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и конституционных (уставных) судов субъектов
РФ 1.
1). Нормы Конституции Российской Федерации как основа выводов конституционных (уставных) судов субъектов РФ.
Так, например, Уставный Суд Санкт - Петербурга в своем
Постановлении от 2 октября 2002 г. по делу о толковании положений п. 5 ст. 40 Устава города применил ст. 72 и 77 Конституции Российской Федерации2. Уставный Суд Свердловской области 3 октября 2002 г. признал не соответствующим
Уставу области Постановление Главы муниципального образования «Город Екатеринбург» «О повышении стоимости проезда в городском пассажирском транспорте». Согласно позиции суда, сославшегося на «ж» ст. 71 федеральной Конституции, органы местного самоуправления не решают вопросы
ценообразования, которые отнесены к компетенции органов
1
Постановление Уставного Суда г. Санкт-Петербург от 22 марта 2005 г.
№ 129-П «По делу о проверке соответствия Уставу Санкт-Петербурга положений пунктов 2 и 3 статьи 17 Закона Санкт-Петербурга от 24 мая 2000 года
№ 241-21 «Об Уставном Суде Санкт-Петербурга» по запросу депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга Ю.П. Гладкова, С.В. Гуляева,
А.Г. Крамарева, В.Е., Мартыненко, К.Э. Сухенко» //использованы материалы сайта: www.ustavsud.ur.ru.
См.подробнее: Гошуляк В.В., Ховрина Л.Е., Геворкян Т.И. Конституционное правосудие в субъектах Российской Федерации. М.: Из-во «АльфаМ», 2006. С. 172-205; Гошуляк В.В. Правовая аргументация при выработке
правовых позиций конституционных и уставных судов субъектов Российской Федерации //Законодательство и экономика. № 11. 2004. С. 14-23.
2
Постановление Уставного Cуда Санкт-Петербурга от 2 октября 2002 г.
№ 042-П «По делу о толковании положений пункта 5 статьи 40 Устава СанктПетербурга» //Санкт-Петербургские ведомости. 2002. № 189.
196
197
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
государственной власти1. В настоящее время количество таких решений многократно увеличилось2.
2). Нормы международного права как основа выводов конституционных (уставных) судов субъектов РФ. Как отмечают
исследователи, использование в судебных решениях ссылок
на общепризнанные принципы и нормы международного
права, международные договоры Российской Федерации, решения Европейского Суда по правам человека в качестве дополнительного обоснования собственной правовой позиции,
во-первых, усиливает эту позицию, а, во-вторых, демонстрирует «самодостаточность» собственных конституционных
(уставных) норм3. Так, к примеру, Конституционный Суд Республики Карелия в своем Постановлении от 21 апреля 2003 г.
не только сослался на Европейскую Хартию местного самоуправления, но и дал ей свое «толкование». В постановлении
подчеркивается, что Хартия предполагает «право органов
местного самоуправления в рамках национальной экономической политики обладать достаточными собственными финансовыми средствами, которыми они могут свободно распоряжаться при осуществлении своих функций»1.
3). Нормы федеральных законов как основа выводов конституционных (уставных) судов субъектов РФ. В частности,
Конституционный Суд Республики Саха (Якутия) 7 июля 2003
г. вынес Постановление по делу о толковании ч. 1 ст. 62 Конституции Саха (Якутии), применив положения Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»2. Конституционный Суд Республики указал, что «федеральный закон
допускает, что конституцией (уставом) субъекта РФ право законодательной инициативы может быть предоставлено и
иным органам, общественным организациям, находящимся на
территории данного субъекта РФ»3.
4). Основные законы и иные нормативные правовые акты
субъектов РФ как основа выводов конституционных (уставных) судов субъектов РФ. К примеру, в Постановлении Конституционного Суда Республики Саха (Якутия) от 9 июля 2002
г. по делу о проверке конституционности положения ст. 28
Закона Республики «Об улусной, городской (города респуб-
1
Постановление Уставного Суда Свердловской области от 3 октября
2002 г. «По делу о соответствии Уставу Свердловской области пункта 23
Положения «О муниципальном унитарном предприятии города Екатеринбурга», утвержденного решением Екатеринбургской городской Думы от
9 декабря 1997 г. № 30/3...» //Собрание законодательства Свердловской области. 2002. № 10. Ст. 1305.
2
См., напр.: Определение Конституционного Суда Республики Башкортостан от 14 июля 2009 г. № 38-О «Об отказе в принятии к рассмотрению
жалобы гражданина Егорова Виктора Константиновича на нарушение его
конституционных прав отдельными нормами Временного положения о
порядке предоставления в аренду земельных участков гражданам, являющимся инвалидами с нарушениями функций опорно-двигательного аппарата, под установку временных металлических гаражей для личного автотранспорта в городском округе город Уфа Республики Башкортостан, утвержденного Постановлением главы Администрации городского округа
г. Уфа Республики Башкортостан от 7 сентября 2006 года № 4410» //Ведомости Государственного Собрания - Курултая, Президента и Правительства
Республики Башкортостан. 16.09.2009. № 18 (312). Ст. 1201.
3
См.: Переплеснина Е.М. Общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации в практике конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации:
Дисс?канд. юрид. наук. М., 2006. С. 11.
198
1
Постановление Конституционного Cуда Республики Карелия от 21 апреля 2003 г. «О соответствии Конституции Республики Карелия части 2 статьи 28 закона Республики Карелия «О республиканском бюджете на 2003
год» //Собрание законодательства Республики Карелия. 2003. № 4.
2
См.: Федеральный закон от 6 октября 1999 г. № 184 ? ФЗ «Об общих
принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» //
СЗ РФ. 1999. № 42. Ст. 5005.
3
Постановление Конституционного Суда Республики Саха (Якутия) от 7
июля 2003 г. № 7-п «По делу о толковании части первой статьи 62 Конституции (основного закона) Республики Саха (Якутия)» //СПС Консультант Плюс.
199
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
ликанского значения) администрации в Республике Саха (Якутия)», согласно которой глава администрации не вправе состоять в руководящих органах политических партий, правовыми
аргументами для обоснования позиции суда стали: ст. 4 Конституции Республики Саха (Якутия) и ст. 3, 19 Закона Республики «О государственной службе в Республике Саха (Якутии)»1.
5). Решения Конституционного Суда Российской Федерации как основа выводов конституционных (уставных) судов
субъектов РФ. Как замечает В.В. Гошуляк, правовые позиции
федерального органа конституционного контроля применяются в качестве актов, имеющих преюдициальное значение, не
требующих доказательств и дополнительной аргументации2.
Так, Конституционный Суд Республики Татарстан при вынесении решения по делу о толковании п. 2 ч. 2 ст. 119 Конституции Республики, согласно которой в пределах своих полномочий Кабинет министров Татарстана способствует осуществлению мер по укреплению банковской, денежной и кредитной систем, сослался на позицию Конституционного Суда
Российской Федерации, выраженную в его Постановлении
от 10 декабря 1997 г. по делу о проверке конституционности
ряда Положений Устава Тамбовской области; суть ее в том,
что органы государственной власти субъектов РФ участвуют
в финансовых, валютных и кредитных отношениях, имеющих
общефедеральное значение3.
6). Для обоснования своих решений конституционные (уставные) суды субъектов РФ используют и собственные правовые позиции. К примеру, Уставный Суд Свердловской области в своем Постановлении от 3 октября 2002 г., признав не
соответствующим Уставу области Постановление Главы муниципального образования «город Екатеринбург» от 23 января 2002 г., сослался на свою прежнюю правовую позицию,
согласно которой органы местного самоуправления не решают вопросы ценообразования, ибо они отнесены к компетенции органов государственной власти1.
Исследование правовых позиций конституционных (уставных) судов субъектов РФ позволяет, по нашему мнению автора, придти к выводу об актуализации проблем, связанных с
перспективами их развития2. В юридической литературе по
данному вопросу существуют самые различные позиции. Так,
по мнению одной группы ученых, необходимо обязательное
формирование этих судов во всех субъектах РФ, поскольку «это
не только залог правового и демократического развития любой
страны, но также шаг по введению дополнительного и неотъемлемого элемента в действующие механизмы защиты прав человека, существенно поднимающий уровень обеспечения и
соблюдения конституционных прав и свобод граждан»3. Раз1
Постановление Конституционного Суда Республики Саха (Якутия) от
9 июля 2002 г. № 4-п «По делу о проверке конституционности положения
статьи 28 закона Республики Саха (Якутия) «Об улусной, городской (города
республиканского значения) администрации в Республике Саха (Якутия)»
// Якутия. 2002. № 125.
2
Гошуляк В.В. Правовая аргументация при выработке правовых позиций конституционных и уставных судов субъектов Российской Федерации
// Законодательство и экономика. № 11. 2004. С. 17.
3
Постановление Конституционного Суда Республики Татарстан от 11
января 2002 г. № 2-П «По делу о толковании отдельных положений пункта 2
части второй статьи 119 Конституции Республики Татарстан» //Республика
Татарстан. 2002. № 11.
Постановление Уставного Суда Свердловской области от 3 октября
2002 г. «По делу о соответствии Уставу Свердловской области пункта 23
Положения «О муниципальном унитарном предприятии города Екатеринбурга», утвержденного решением Екатеринбургской городской Думы от
9 декабря 1997 г. № 30/3...» //Собрание законодательства Свердловской области. 2002. № 10. Ст. 1305.
2
См., напр.: Хадипаш А.К. Конституционно-правовые основы государственной власти в Республике Адыгея: Автореф. дисс?канд. юрид. наук.
Р-н/Д, 2007. С. 7.
3
См., напр.: Юсупова Е. Конституционное (уставное) правосудие субъектов РФ - неотъемлемый элемент в механизме защиты прав человека // Право и экономика. № 12. 2006. С. 97-98; В.Н. Демидов, Ф.Х. Мухаметшин. Конституционная (уставная) юстиция как фактор развития российского федерализма //Гос. и право. № 2. 2007. С. 48 и др.
200
201
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
деляющие эту позицию исследователи полагают, что повсеместное создание анализируемых судов сведет к минимуму
вероятность возникновения противоречий между нормативными правовыми актами субъектов РФ и Российской Федерации; соответственно, минимизируется количество фактов
нарушения прав и свобод человека. Органы конституционного правосудия, по их мнению, обогащают правоприменительную практику, развивают правовую и, в частности, конституционную доктрину, стимулируя региональное правотворчество, способствуя повышению его качества. Поскольку
единообразное толкование и применение Конституции Российской Федерации является основной гарантией обеспечения прав человека, то отсутствие конституционных (уставных) судов ведет к возникновению правовых коллизий, отрицательно сказывается на согласованности действий федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов РФ, а также органов местного самоуправления1. Они справедливо замечают, что конституционный
контроль не носит в Российской Федерации системного характера2. В тех регионах, где нет анализируемых судов, отсутствует и «полноценная» ветвь судебной власти, уравновешивающая другие ее ветви3 .
Вместе с тем, другие авторы занимают противоположную
точку зрения, полагая, что конституционные (уставные) суды
субъектов РФ не имеют перспектив развития и постепенно
будут «вытеснены» федеральными судами. По их мнению, конституционные (уставные) суды субъектов РФ лишь «дорогостоящая игрушка, создание которой бессмысленно», что подтверждает нынешний «кризис регионального конституционного правосудия»1.
Как считает автор монографии, основной фактор, ставящий под сомнение перспективы развития института «регионального» конституционного контроля, действительно, связан с отсутствием конституционных (уставных) судов в большинстве субъектов РФ. Однако недопустимо обязать субъекты РФ сформировать анализируемые органы, приняв, как,
нередко, предлагается в юридической литературе, типовое
положение о конституционном (уставном) суде субъекта РФ,
либо разработав единый закон о конституционном (уставном)
судопроизводстве2. Субъекты РФ должны самостоятельно, на
диспозитивных началах правового регулирования решать вопрос о необходимости создания конституционного (уставного)
суда. Представляется спорным и весьма распространенное
мнение о «бесперспективности» конституционных (уставных)
судов субъектов РФ. На рубеже 2007 ? 2010 годов можно наблюдать определенную активизацию действий по повышению роли и значения изучаемых органов государственной
власти субъектов РФ, объединение усилий по повышению
эффективности и качества их работы, в том числе, на основе
1
См.: Муллануров А.А. К вопросу о конституционной юстиции //Сб.
матер. науч. работ студентов ВУЗов. Уфа, 2000. С. 117, 118.
2
См.: Харитонова Н.Н. Правовое регулирование осуществления конституционного контроля в Российской Федерации: системно-функциональные и федеративные аспекты: Автореф. дисс?канд. юрид. наук. М., 2006.
С. 5-6.
3
См., напр.: Карасева А.А. Конституционно-правовые проблемы уставного законодательства Пензенской области: Дисс...канд. юрид. наук. Пенза,
2006. С. 167. См. также: Цалиев А., Качмазов О. Противоречия и пробелы в
федеральном законодательстве тормозят развитие органов конституционного правосудия //Рос. юстиция. № 11. 2007. С. 2-4.
1
См. подробнее о данной позиции: Митюков М.А. Становление и развитие конституционных (уставных) судов субъектов РФ (1991-2002 годы) //
Конституционное правосудие. Вып.2 (20). № 2. Ереван. 2003. С. 35 и др.
2
См., напр.: Петров А.А. Основы организации системы органов государственной власти субъектов Российской Федерации в решениях Конституционного Суда Российской Федерации: Автореф. дисс?канд. юрид. наук.
Тюмень, 2002. С. 13; Боброва В.К., Кровельщикова В.В., Митюков М.А.
Закон об Уставном суде субъекта Российской Федерации: каким он может
быть (модель закона) // Отв. ред. М.А. Митюков. М.: Из-во «ФППФиМС»,
2000 и др.
202
203
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
Конституционные (уставные) суды в системе судов субъектов...
использования норм международного права. Так, например,
8 июня 2007 г. в Республике Татарстан состоялось заседание
Консультативного Совета председателей конституционных
(уставных) судов субъектов РФ по теме «Европейские стандарты в практике конституционного правосудия в Российской Федерации»1. Актуальность заявленной для обсуждения
темы была обоснована тем, что применение европейских
стандартов прав и свобод человека и гражданина является
важнейшим направлением в работе органов конституционной юстиции и одним из условий совершенствования всего
российского правосудия. Особое внимание было уделено проблемам взаимодействия Конституционного Суда Российской
Федерации с региональными органами конституционного
контроля, которые, применяя в своей судебной практике правовые позиции федерального Конституционного Суда, практически участвуют в исполнении его судебных решений, являются их «проводниками» на уровне субъектов РФ. На заседании Совета была проанализирована возможность непосредственного применения конституционными (уставными)
судами международных правовых норм, принципов и договоров, не упомянутых в основном законе субъекта РФ. Изучаемые суды вправе интерпретировать те или иные положения
универсальных международных договоров, ратифицированных Российской Федерацией. Важным видится автору то обстоятельство, что на Заседании неоднократно прозвучало
мнение о том, что «создание конституционных судов во всех
регионах было бы идеальным»2.
В целях совершенствования деятельности органов конституционного правосудия в Российской Федерации по повы-
шению стандартов защиты прав и свобод человека и гражданина Консультативный Совет председателей конституционных (уставных) судов субъектов РФ выработал рекомендации,
в числе которых:
- необходимость при осуществлении конституционного
правосудия руководствоваться положениями Европейской
Конвенции о защите прав человека и основных свобод с учетом практики Европейского Суда по правам человека, а также
иными правовыми актами органов Совета Европы;
- развитие контактов конституционных (уставных) судов
субъектов РФ с помощью Конституционного Суда Российской Федерации с Комиссией «К демократии через право» (Венецианской комиссией) Совета Европы;
- активизация процесса создания конституционных (уставных) судов субъектов РФ.
Изучение правовых позиций конституционных (уставных)
судов дает основания полагать, что они имеют потенциал стать
одним из основных механизмов судебной защиты прав и свобод человека и гражданина, основ конституционного строя
Российской Федерации, обеспечивающим контроль за региональным законодательством и содействующим его развитию1.
На современном историческом этапе деятельность конституционных (уставных) судов призвана обеспечивать достижение цели соответствия законодательства субъектов РФ не только Конституции Российской Федерации, но и правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации. Президентом Российской Федерации было отмечено, что «не является нормальной ситуация, когда законы субъектов РФ или
1
1
См.: Материал «О работе Консультативного Совета председателей конституционных и уставных судов субъектов Российской Федерации» (подготовлен зам. председателя Конституционного Суда Республики Карелия Е.М.
Переплесниной) //Официальный сайт Конституционного Суда Республики
Карелия: http://ksrk.karelia.ru .
2
Там же.
Кроме того, как полагают ученые, изучаемые суды обеспечивают реализацию «коренных интересов» субъекта РФ, выступая гарантом верховенства конституции (устава) в региональной системе права. См., напр.: Двигалева А.А. Уставный суд Санкт-Петербурга ? орган конституционной юстиции субъекта Российской Федерации: Автореф. дисс?канд. юрид. наук. СПб,
2004. С. 10
204
205
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 2
решения конституционных (уставных) судов идут вразрез с
вердиктами Конституционного Суда»1. Тем более недопустимо, как подчеркнул Д.А. Медведев, «если конституционные
суды республик вольно или невольно входят в противоречия
с Конституцией Российской Федерации»2.
Соответственно, автор формулирует теоретические выводы и практические предложения, направленные на совершенствование правового регулирование статуса конституционных
(уставных) судов, становление целостной системы органов
конституционного (уставного) правосудия в субъектах РФ с
учетом актуальности задачи дальнейшего укрепления основ
конституционного строя Российской Федерации.
ABA III.
M
poe cy
Pocc
: ya
cayca
pa
a paop
e
eo eeoc
cocae c
ce cyo cyeo
Pocc
co eepa
§ 1. Историко-правовой анализ развития мировых судов
в России
Мировые судьи субъектов РФ обладают дуалистичным
статусом, поскольку, с одной стороны, они охарактеризованы
федеральным законодателем как «суды субъектов РФ», а с другой ? как нижестоящее звено системы судов общей юрисдикции Российской Федерации. Уникальность ситуации заключается в том, что мировой судья, являясь «органом» государственной власти субъекта РФ, осуществляет свою деятельность в
порядке, практически полностью регламентированном федеральным процессуальным законодательством, его акты подлежат обжалованию в федеральных судах и т.д1 . Однако есть все
основания утверждать, что в новейшей истории России институт мирового правосудия оказался достаточно эффективным
и за относительно небольшое время своего существования су1
1
2
См.: Время новостей. 17 апреля 2009 г.
Там же.
206
См. подробнее: Апостолова Н.Н. Мировые судьи в Российской Федерации: Дисс?канд. юрид. наук. Краснодар, 1998; Жаворонкова О.Н. Организационно-правовое обеспечение деятельности мировых судей: Дисс?канд. юрид. наук. Рязань, 2005; Жуйков В.М. О роли мировой юстиции в
Российской Федерации // Настольная книга мирового судьи, рассматривающего гражданские дела. М.: Из-во «КноРус», 2002; Изварина А.Ф. Судебная власть в Российской Федерации. Р-н/Д: Из-во «МарТ», 2001; Лонская
С.В. Мировой суд России: историко-правовое исследование. СПб: Из-во
«СпбГУ», 1998; Трубникова Т.В., Якимович Ю.К. Организация и деятельность мировых судей в России. Томск: Из-во «Томский университет», 1999;
Шатовкина Р.В. Организация и деятельность мировых судей в Российской
Федерации: Автореф. дисс...канд. юрид. наук. М., 2002; Щербатых Е.Н. Мировой судья: организационно-правовые и уголовно-процессуальные аспекты деятельности: Дисс?канд. юрид. наук. Воронеж, 2006 и др.
207
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
мел заслужить доверие и уважение со стороны российских граждан1 . В этом плане можно констатировать наличие преемственности между современными и дореволюционными мировыми судьями, поскольку последним также удалось обеспечить
доступной судебной защитой широкие слои населения.
Прообраз мирового суда можно обнаружить, по мнению
ученых, в первой половине ХIV в., когда общине в соответствии с Губной Белозерской грамотой (1539 г.) разрешалось
создавать местные судебные органы, которые должны были
вести борьбу с преступностью; во главе этих структур стояли
губные старосты, которых, нередко, считают предшественниками мировых судей2 . Другие исследователи полагают, что
их своеобразным аналогом были «излюбленные люди», выполнявшие функции по отправлению правосудия в период
царствования Ивана IV (Грозного) и т.д.3 Действительно, принятый во время правления Ивана Грозного Судебник (1550 г.)
предусматривал «избрание во всех городах и волостях старост и целовальников, или присяжных, чтобы они судили дела
вместе с наместниками или с их тиунами, как дотоле было в
одном Новгороде и Пскове; а сотские и пятидесятники, также
избираемые общей доверенностию, долженствовали заниматься земскою исправою, дабы чиновники царские не могли
действовать самовластно и народ не был безгласным»4.
Однако, по мнению автора, генезис «местного» суда (как
предшественника суда мирового) имел место на значительно
более раннем историческом этапе. В частности, в летописи
Нестора начала ХI в., упоминается о так называемых градских
старейшинах, которые «летами, разумом и честию заслужив
доверенность, могли быть судиями в делах народных»1. Вместе с тем, отожествлять мировой суд (как государственный
институт) с общинным, разумеется, не правомерно и, соответственно, вызывает интерес такой документ, как «Учреждения для управления губерний» 1755 г., регламентировавший,
в том числе, вопросы «местного» судоустройства. Согласно
указанному акту в губерниях и наместничествах учреждались
такие судебные органы, как палата уголовного и гражданского суда, верхний земский суд, магистрат, а в уездах ? нижний
земский суд, нижняя расправа ? для государственных крестьян и однодворцев; городской магистрат разрешал дела преимущественно купцов и мещан. В 1861 г. государственная
власть юридически признала наличие «особых местных форм
правосудия»: были образованы крестьянские волостные суды,
разбиравшие дела на основе норм русского крестьянского
обычного права2. Как справедливо замечают ученые, «мест1
См.: Пиджаков. А.Ю., Шевчук В.Б. Реформирование судебной системы в России: история и современность. СПб: Из-во «Нестор», 2003; Лонская С.В. Мировая юстиция и местное управление в дореволюционной России: аспекты взаимоотношений // Правоведение. № 4. 2003. С. 191-197; Бабанцев Н.Ф., Орлова Н.И., Шибанова Н.П. История мировой юстиции и ее
возрождение в России //Сборник науч. трудов. СПб. 2003; Максимов В.
Мировая юстиция: проблемы и перспективы //Журн. российского права.
№ 9. 2001. С. 9 и др.
2
Кононенко В.И. Мировой суд: опыт становления и развития (уголовнопроцессуальный аспект): Автореф. дисс...канд. юрид. наук. М., 2003. С. 17.
3
Задерако В.Г., Джелали Т.И., Фролов Ю.А. Мировые судьи в Российской Федерации. Р-н/Д: Из-во «РЮИ МВД РФ», 2003. С. 7.
4
См.: Карамзин Н.М. История государства российского. М.: Из-во «Эксмо-Пресс», 2002. С. 626.
Карамзин Н.М. Указ. Соч. С. 84.
Под крестьянским правом ученые понимают совокупность правил поведения, признававшихся обязательными и непререкаемыми в силу своей
неотвратимости и «божественной природы». См.: Кирилин А.В. Крестьянское обычное право в волостных судах и государственная политика пореформенной России: Дисс?канд. юрид. наук. М., 2005. С. 16, 89. См. также: Леонтьев А. Волостной суд и юридические обычаи крестьян //Журн. юрид. общества. СПб, 1895. Кн. 10. С. 9-12; Гражданское судопроизводство волостных
судов //Юрид. вестник. М., 1892. С. 185-191; Загряцков М.Д. Закон о волостном
земстве. Временное положение о волостном земском управлении от 21 мая
1917 года. М.: Из-во «Начало», 1917; Крюковский В.Я., Товстолес Н.Н. Практическое руководство для волостных и сельских судов. Временные правила о
волостном суде (закон от 15 июня 1912 года). СПб: Из-во «Тип. Сельского
вестника», 1913; Духовской М.В. Имущественные поступки по решениям
волостных судов. М.,: Из-во «Тип. М.П. Щепкина» 1891 и др.
208
209
1
2
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
ный» суд был призван способствовать обеспечению легитимного характера разбирательства дел, основанных на местных
обычаях и, этом плане, эффективное разрешение хозяйственных и иных категорий споров в крестьянской среде не могло
быть обеспечено, к примеру, мировыми судьями как людьми
далекими от крестьянского быта1.
Волостной суд как суд обычного права имел одну инстанцию, его решения признавались окончательными и не подлежали обжалованию. В его состав избирались ежегодно волостным сходом из числа крестьян от 4 до 12 судей сроком на
один год, либо до осуществления своей должности по очереди, определяемой сельским сходом. Суд был правомочен рассматривать дела при наличии не менее 3 судей и при этом не
ограничивались конкретные формы его деятельности, необходимо лишь было, чтобы в избрании судей принимала участие вся волость2. В компетенции волостного суда были дела
по спорам о наследовании, опеке и попечительству, часть
имущественных споров; основными принципами его деятельности являлись: отделение функций судопроизводства от административных функций (в частности, волостной старшина, старосты не имели права не только вмешиваться в деятельность изучаемого суда, но и даже присутствовать при разбирательстве дел); устность; окончательность его решений
(хотя, в дальнейшем, Указ от 14 февраля 1866 г. предусмотрел
возможность пересмотра его актов съездом мировых посредников в кассационном порядке).
К компетенции волостных судов относили судебные дела,
возбуждаемые в отношении проживающих в пределах вверенного им волостного судебного участка крестьян и лиц,
См., напр.: Земцов Л.И. Правовые основы организации и деятельности
волостных судов в пореформенной России (60-е -80 ?е гг. XIX века): Дисс...докт. ист. наук. Липецк, 2004. С. 220.
2
Ст. 93 «Положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости» от 19 февраля 1861 г. //ПСЗРИ. Собр. Втор. Т. XXXVI. Отд. перв., 1861.
СПБ, 1863.
подведомственных крестьянскому общественному управлению. При возникновении между Волостными судами одного
мирового участка «пререканий по подсудности» вопрос передавался на рассмотрение Верхнему сельскому суду. Согласно ст. 53 «Временных правил о волостном суде?» анализируемые суды рассматривали «гражданские иски о движимости, вознаграждении за убытки, по обязательствам и договорам» стоимостью не выше ста рублей, гражданские дела о
«восстановлении нарушенного или утраченного владения и
правах на надельные земли, находящиеся в общинном пользовании». К компетенции волостного суда было отнесено разрешение вопросов наследования крестьянского движимого
имущества; причем, «без ограничения суммы наследования»
волостные суды принимали решения по наследственным делам крестьян в отношении имущества, входившего в состав
крестьянского надела («домашнего скота, запаса семян, продовольствия для членов двора и корма для животных, земледельческих орудий и т.п.»). При разделе между наследниками
движимого имущества, не составляющего крестьянский надел, «ценность» наследственной массы не должна была превышать пятисот рублей. Также волостные суды разрешали
административные и уголовные дела небольшой тяжести,
предусматривающие ведение словесного судопроизводства и
назначение наказания в виде уголовного штрафа в размере до
ста рублей и ареста сроком до одного месяца.
Вышестоящей апелляционной инстанцией по отношению
к волостному суду выступали верхние сельские суды, действующие в пределах мировых участков. Председателем верхнего
сельского суда являлся участковый мировой судья. В состав
верхнего сельского суда входили председатели волостных судов, относящихся к судебно-мировому участку, а делопроизводство здесь осуществлял секретарь мирового судьи. На основании ст. 43 «Временных правил о волостном суде?» съезды мировых судей составляли для волостных и верхних сельских судов наказы, регулирующие «внутренний распорядок и
210
211
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
делопроизводство в сих судах»1. Надзор за «скорым и правильным движением дел» в волостных судах, за точным исполнением волостными судьями предусмотренных наказами обязанностей возлагался на мирового судью. В порядке ст. 41
«Временных правил о волостном суде?» мировому судье
предписывалось не реже одного раза в год производить ревизию каждого их волостных судов, состоящих в его участке.
Надзор за деятельностью верхних сельских судов осуществлял председатель съезда мировых судей. Результаты проверок
органов сельской юстиции, «замеченные беспорядки» и «отступления от закона» надзорные инстанции обязаны были
довести до сведения съезда мировых судей.
В целом, с созданием волостных судов в рамках единого
государства стали сосуществовать элементы двух типологически разных правовых культур: традиционного добуржуазного
типа, представленного, в первую очередь, русским крестьянским обычным правом и буржуазного позитивного права2.
Основные закономерности русского крестьянского обычного
права выражались в комплексе основополагающих идей
(принципов), отражавших социальный опыт, общинную психологию и менталитет русского крестьянства; в их числе: трудовые начала; примат общинных интересов над частными;
приоритет «правды» над законом; субъективизм в привлечении виновного к ответственности («смотря по человеку»);
принцип равного возмещения («грех пополам»)3.
Многие видные историки права усматривают непосредственную связь волостного суда с учреждениями древнего
русского права, в частности, с различными формами отправ-
ления правосудия по губными земским уставным грамотам в
лице «добрых людей», целовальников и т.д1. Основными началами при устройстве волостного суда 1861 г. должны были
стать «механическая простота учреждения, искренность и
правдивость такого суда, совпадением его в главных чертах с
общепринятым народным обычаем»2. Действительно, как замечает Г.В. Мальцев, «в общинах разворачивалась традиционная правовая жизнь, ее участники заключали сделки, разрешали споры по взаимным претензиям и при этом мало интересовались как относятся к их обычаям царь и его окружение. Многие обычаи, к тому же не нравились властям и, будь
их воля, они бы отменили или предали их забвению, но приходилось их терпеть и считаться с ними»3. Однако положение
волостных судов существенно изменилось после издания в
1889 г. «Временных правил о волостном суде в местностях, в
которых введено Положение о Земских Участковых начальниках»4. Именно земские участковые начальники стали утверждать в должности избранных волостных судей и приводить
1
См.: Временные правила о волостном суде в местностях, в которых
введен в действие Закон о преобразовании местного суда // Собрание узаконений Российской империи. Отд. 1. № 118. Ст. 1003.
2
См.: Кирилин А.В. Крестьянское обычное право в волостных судах и
государственная политика пореформенной России: Дисс?канд. юрид. наук.
М., 2005. С. 15-16.
3
Там же.
См.: Кистяковский А.Ф. Волостные суды, их история и настоящая их
практика // Труды этнографическо-статистической экспедиции в Западнорусский край. Т. VI. СПб, 1872; Калачев Н.В. О волостных и сельских судах в
древней и нынешней России //Сборник государственных знаний. Т. VIII.
СПБ: Из-во «Тип. А.И. Мамонтова и Ко», 1880; Мейчик Д.М. Крестьянские
суды в старину //Исторический Вестник, № 12. 1880, декабрь. С.56.
2
См.: Вормс А., Паренаго А. Крестьянский суд и судебно-административные учреждения //Суд и права личности: Сборник статей / Под ред. Н.В.
Давыдова, Н.Н. Полянского. М.: Из-во «Статут», 2005. С. 118.
3
Мальцев Г.В. Происхождение и ранние формы права и государства //
Проблемы общей теории права и государства. М.: Из-во «Норма», 2001.
С. 104. См. также: Мальцев Г.В. Очерки теории обычая и обычного права //
Обычное право в России: проблемы теории, истории и практики. Р-н/Д: Изво «СКАГС», 1999; Он же: Пять лекций о происхождении и ранних формах
государства и права. М.: Из-во «РАГС», 2000.
4
См.: «Временные правила о волостном суде в местностях, в которых
введено Положение о Земских Участковых начальниках» //ИСЗРИ. Собр.
третье. № 6483.
212
213
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
их к присяге. Уездный съезд Земских начальников получил
полномочия апелляционной инстанции по отношению к волостным судам и право пересматривать дела по существу.
Кроме того, специфической формой контроля за волостными
судами была судебная практика Правительствующего Сената
России, который, рассматривая жалобы на решения волостных судов, распространял свое решение на все аналогичные
ситуации, т.е. создавала обязательные судебные прецеденты.
Дальнейшая трансформация статуса анализируемых структур произошла в начале ХХ века. Как замечают ученые, реорганизация системы «низшего суда», наметившаяся в указанный период в области мировой юстиции, сопровождалась
реформированием органов общественного управления, задействованных на правах квазисудебных инстанций в отправлении правосудия в отношении подведомственного по территориальному и сословному принципам населения1. В процессе преобразования сословных специализированных судов в
соответствии с Законом «О преобразовании местного суда»
1912 г. и с учетом сложившегося административно-территориального деления, каждая волость стала представлять собой
самостоятельный волостной судебный участок, в пределах
которого содействие государственным органам судебной власти осуществлял волостной суд.
Следует заметить, что деятельность крестьянских волостных судов, нередко, подвергается критике в юридической литературе2. Характерным в этом плане является мнение о том,
что «определенность и устойчивость гражданских правоотношений, обеспеченность их путем закона и суда, равных для
всех состояний, уничтожение разной правды для отдельных
сословий и мест, правды «глядя по человеку», ? вот что составляет один из главнейших устоев человеческого общежития, а для этого необходимо, чтобы права каждого гражданина охранялись судом, действующим не на основании местных обычаев, а велением правовых определений, фиксированных в законе»1. Вместе с тем, деятельность волостных судов, будучи не свободной от многочисленных недостатков,
внесла значительный вклад в развитие отечественного правосудия, ибо в данном случае имел место уникальный опыт
функционирования суда, как органа государственной власти,
формируемого из числа местных жителей. Можно согласиться с утверждениями исследователей о том, что обычаи носили «шаткий» характер; однако основополагающий древнейший обычаи России ? вершить правосудие с участием народа
? нашел в данном случае свое воплощение.
Также обращает на себя внимание то обстоятельство, что
не отрицалась официально возможность использования обычаев и в работе мировых судей2. Как известно, в период правления императора Александра II в 1861 г. была создана специальная комиссия для разработки концепции судебной реформы и уже в 1862 г. были утверждены «Основные положения преобразования судебной части в России», вводившие, в
том числе, выборный мировой всесословный суд. 20 ноября
1864 г. Александр II своим Указом утвердил «Учреждения судебных установлений», указав, что «...они вполне соответствуют желанию нашему водворить в России суд скорый, правый,
милостивый и равный для всех подданных наших, возвысить
судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и
вообще утвердить в народе нашем то уважение к закону, без
1
См. подробнее: Авдеева О.А. Волостной суд в системе органов общественного управления и суда начала ХХ века //История гос. и права. № 7.
2006. С. 26-27.
2
См., подробнее.: Czap P. Peasant class courts and Peasant customary
justice in Russia. 1861-1912 //Journal of historj. 1967. Winter. P. 154.
См.: Вормс А., Паренаго А. Указ. Соч. С. 178.
Правда, лишь «в тех случаях, когда применение местных обычаев дозволяется именно законом или в случаях, положительно не разрешенных
законом». См.: Полянский Н. Мировой суд //Суд и права личности: Сборник
статей /Под ред. Н.В. Давыдова, Н.Н. Полянского. М.: Из-во «Статут», 2005.
С. 245.
214
215
1
2
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
коего невозможно общественное благосостояние и которых
должно быть постоянным руководителем действий всех и
каждого, от высшего до низшего...»1. В соответствии со ст. 1
«Учреждения судебных установлений» власть судебная вверялась мировым судьям, съездам мировых судей, окружным
судам, судебным палатам и Правительствующему Сенату2.
Созданные в 1864 г. на основании «Учреждения судебных установлений» и ряда Судебных уставов, мировые суды,
в отличие от иных судов изначально планировались именно
как институт местной судебной власти. Причем в соответствии с «Основными положениями преобразования судебной
части в России», в первую очередь, учреждался мировой суд,
а лишь затем на основании Судебных уставов 20 ноября 1864
г. была введена должность мирового судьи3. Первое звено
мировых судов - мировые судьи в уездах и некоторых городах
- избирались, соответственно, уездным земским собранием
или городской думой сроком на три года. Уезд с находящимися в нем городами, за исключением предусмотренных особым
списком, составляли мировой округ. Помимо участковых мировых судей на тот же срок избирались добавочные и почетные мировые судьи, которые не имели своих участков. Задача
добавочных мировых судей сводилась к замене участковых
мировых судей в случае их отсутствия, болезни или смерти, а
также оказании помощи судьям, чрезмерно обремененным
делами. Почетные мировые судьи наделялись всеми правами
мирового судьи, но в отличие от добавочных и участковых
мировых судей они не оставляли своих обычных занятий и
приступали к рассмотрению дел в пределах всего округа, в
случае, когда заинтересованные стороны обращались к их посредничеству.
Мировые суды, созданные для рассмотрения малозначительных уголовных и гражданских дел, должны были демонстрировать демократизацию суда и действительно «приблизить» правосудие к населению, а также разгрузить общие суды
от обилия «мелких дел». Анализируемый институт был призван способствовать формированию истинного правосознания и чувства человеческого достоинства в российском народе, обеспечить быстрое и без излишних формальностей рассмотрение споров. 17 мая 1866 г. первые в России мировые
учреждения в Петербурге и в Москве приступили к работе. В
речи, произнесенной на торжественном открытии мирового
суда в Москве, министр юстиции Д.Н. Замятнин приветствовал его и представил его как «краеугольный камень гласного,
скорого, правого и милостивого суда»1. Современники справедливо отмечали, что переход от старых учреждений, выполнявших назначение «местного» суда к суду мировому был
разителен2. Так, с введением последнего публичность и гласность для сторон получили значение одного из основополагающих принципов судопроизводства. Например, в г. Москве
встречались случаи, когда мировые судьи, за невозможностью разместить публику в камере (прообраз нынешнего судебного участка ? П.С.), устраивали заседания во дворе, под
1
См.подробнее: Гущев В.В. Сравнительно-правовое исследование мирового суда в России (история и современность): Дисс?канд. юрид. наук.
Н. Новгород, 2005; Смирнова Я.Б. Становление и развитие института мировых судей в России в свете судебной реформы 1864 года: Дисс?канд. юрид.
наук. Ставрополь, 2003.
2
См.: «Учреждение судебных установлений» //Судебные уставы 20 ноября 1864 г., с изложением рассуждений на коих они основаны. СПб, 1887. Ч. III.
3
Кононенко В.И. Мировой суд: опыт становления и развития (уголовнопроцессуальный аспект): Автореф. дисс...канд. юрид. наук. М., 2003. С. 18.
1
Журн. Мин. юст. Т. 28, 1866. С. 209. См. также: Изварина А.Ф. Судебная
власть в Российской Федерации. Р-н/Д: Из-во «МарТ», 2001. С. 8-9. Устюжанинов В.А. Институт мировых судей: вопросы правовой регламентации:
Автореф. дисс...канд. юрид наук. М., 1999. С. 10 и др.
2
Как отмечал А.Ф. Кони, «у мирового в действительности совершался
суд скорый, а личные свойства судей служили ручательством, что он не
только скорый, но и правый в пределах человеческого разумения и вместе с
тем милостивый». См.: Кони А.Ф. На жизненном пути. СПб: Из-во «Тип.
СПб Т-ва Печ. изд. дела «Труд», 1912. Т.1. С. 431.
216
217
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
открытым небом1. В столице, как и во многих других городах,
до введения мирового суда, лиц, приходивших с жалобами на
обиду или насилие, если они принадлежали к «черни», гнали
из канцелярии полицейских частей, чтобы они «не беспокоили начальство»2. С началом же работы мировых судей прошения начали принимать «во всякий час дня и ночи, и где бы
проситель судью не встретил»; у населения появилась уверенность в том, что мировой судья решит дело в соответствии
с законом, не отдавая предпочтения более богатому или знатному. Недаром его в народе с самого начала стали коротко и
фамильярно называть «мировым»3. О тяжести труда, который
приходилось нести мировым судьям, можно судить по количеству приходящихся на долю каждого из них дел4. В 1886 г.
был издан указ Сената «О мерах к устранению медленности в
мировых учреждений», в котором принято за норму 10 дел,
которые мировой судья должен был разбирать ежедневно
(норму дел за год ? до 2000)5. Между тем, количество споров
рассматриваемых ими в г. Москве и Санкт-Петербурге, намного превышало указанные цифры6.
Статус мирового судьи на данном этапе был установлен,
прежде всего, в «Учреждении судебных установлений» от 20
ноября 1864 г., где указывалось, что он: он «есть власть судебная, единоличная» (с. 1, 3); рассматривает дела по существу
(ст. 5); на него возлагаются иные обязанности, определенные
в особых уставах и положениях по принадлежности (примечание к ст. 9); избирается всеми сословиями и утверждается
Правительством (ст. 10); «состоит» по уездам или городам (ст.
12); избирается на три года на уездных земских собраниях (ст.
23, 24); получает из земского сбора, а в столицах из городских
доходов сумму на его содержание и расходы (ст. 44); его власть
ограничивается территорией мирового участка (ст. 65); он не
может быть уволен или переведен в иную местность без его
согласия, за исключением определенных законом случаев
(ст. 72); ежегодно отчитывается перед министром юстиции
(ст. 75)1.
Мировые судьи рассматривали следующие уголовные дела:
практически все дела по «проступкам», за совершение которых налагалось наказание в виде выговора, замечания, внушения денежного взыскания до 300 руб. и ареста до 3 месяцев, заключения в тюрьму до 1 года (ст. 33 «Устава уголовного судопроизводства»), а также дела о преступлениях, влекущих более строгое наказание, но только в случае, если уголовное дело возбуждалось по жалобе потерпевшего (ст. 35 «Уста-
1
См.: Эпоха великих реформ. М.: Из-во «Наука», 1990. Изд. 8-е. С. 436.
См.: Полянский Н. Указ. Соч. С. 178.
3 Там же.
4
См. подробнее: Чернухина Л.С. Мировые суды и государственная власть
в условиях дореволюционной России // Журн. рос. права. № 5. 2004.
С. 130-142.
5
См.: Указ Сената от 6-12 июня 1886 г. «О мерах к устранению медленности в мировых учреждений» //Вестник Европы. Кн. 10., 1886 г. С. 865-866.
6
Кроме того, для мировых судей всегда было характерно стремление
сделать все максимально возможное для защиты интересов народа; так, в
1906 г. столичные мировые судьи стали даже посещать места заключения. К
сожалению, последовало разъяснение Сената, согласно которому обязанность мирового судьи удостоверяться в законном содержании заключенных под стражей возникала только в том случае, если до него дошли сведения о том, что известное лицо заключено под стражу без соблюдения установленного порядка. Данное указание делало фактически трудно осуществимой возможность мировых судей бывать в местах заключения, так как
при незаконном содержании лица под стражей администрация места заключения, конечно, заботилась о принятии мер, чтобы помешать заключенному своевременно довести до сведения судьи факты произвола. См: Чернухина Л.С. Указ. Соч. С. 27.
1
Цит. по: Дорошков В.В. Организационные и процессуальные проблемы деятельности мировых судей в современной России // Материалы Всероссийской конференции «Конституционные основы судебной власти». М.:
Из-во «РАП», 2004. С. 93.
218
219
2
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
ва уголовного судопроизводства», ст. 18, 19, 21 «Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями»)1.
В целом, компетенция мировых судей по уголовным делам определялась достаточно широко, ибо они рассматривали уголовные дела в отношении следующих преступлений
(«проступков»):
- против порядка управления: оскорбление служителей
судебных мест во время «отправления ими должности», порча (искажение) памятников и др.;
- против общественного благоустройства: засорение рек,
каналов; рубка растущего леса на дачах, произведенная в порядке или количестве, не соответствующем плану лесного хозяйства;
- связанных с нарушением «Устава о паспортах»; о
«необъявлении» в столицах и др.;
- связанных с нарушением уставов строительного и путей
сообщения (например, неисправное содержание тротуаров,
дорог);
- связанных с нарушением противопожарных правил;
- связанных с нарушением уставов почтового и телеграфного: в частности, грубое обхождение с проезжающим почтосодержателем, писарем, приказчиком, устройство без надлежащего
разрешения приспособлений беспроволочного телеграфа;
- против «народного здравия»: к примеру, хранение в лавке испортившихся съестных припасов, приготовленных для
продажи и др.;
- против личной безопасности, к которым относили хранение или ношение запрещенного оружия, стрельбу из огнестрельного или другого опасного оружия в местах, где это запрещено; неосмотрительную или непомерно скорую езду в городах и селениях, поручение управления лошадьми лицу «неспособному» или пьяному;
- против «прав семейственных», которые включали в себя
такие, например, деяния как отказ детей в «доставлении» нуждающимся родителям необходимых для жизни пособий и др.;
- против чужой собственности: в частности, самовольное
пользование чужим имуществом и его повреждение, похищение и повреждение чужого леса, кража предмета ценой не
свыше 300 рублей и т.д. Сюда же были отнесены дела о мошенничестве, «обманах» и присвоении чужого имущества;
обмере, обвесе при продаже (если стоимость «предмета» также не превышала 300 рублей)1.
Своеобразным прообразом категории уголовных дел частного обвинения были на анализируемом историческом этапе дела «об оскорблении чести», об угрозах и насилии («нанесение обиды устно или письменно»). Например, состав преступления имел место при обращении на «ты» с умыслом
высказать этим оскорбление или презрение; угрозе «на словах» лишить кого-либо жизни или осуществить поджог (при
отсутствии корыстной или иной преступной цели); насилии;
расправе с оскорбителем, выразившейся, например, в нанесении легких побоев. «Дела об оскорблениях» подлежали разбирательству у мирового судьи только при наличии жалобы
обратившегося.
Компетенция дореволюционных мировых судей по гражданским делам, определялась, прежде всего, «Уставом гражданского судопроизводства»; они рассматривали все иски по
обязательствам, из каких бы оснований они ни возникали, а
также следующие категории гражданских споров:
1
См.: «Устав Уголовного судопроизводства» //Устав уголовного судопроизводства. Неофициальное издание (Свод законов. Т.XVI, Ч.1, изд. 1914
г.). С позднейшими узаконениями, законодательными мотивами, разъяснениями правительствующего Сената и циркулярами Министерства Юстиции /Состав. М. П. Шрамченко, В. М. Широков. Изд. седьмое, испр. и доп.
Петроград, 1916; «Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями» //
Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Издание 1885 г., с дополнениями по продолжениям 1902 г., с приложением мотивов и извлечений из решений кассационных департаментов Сената 15-е изд., доп. СПб:
Тип. М.С. Меркушева, 1904.
220
1
Там же.
221
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
- иски из «личных обязательств», договоров «о движимости» при цене иска не свыше 500 рублей;
- иски о взыскании вознаграждения за ущерб и убытки,
когда размер их не превышал 500 рублей;
- иски о «личных» обидах и оскорблениях;
- иски о восстановлении нарушенного владения, если при
этом не оспаривалось само право владения недвижимостью;
- иски о признании прав на движимое и недвижимое имущество при цене иска не свыше 1 тыс. руб.1
Мировые судьи рассматривали также дела о разделе наследства, осуществляли предварительные меры по его охране и осуществляли вызовы наследников. Также им были подсудны дела об утверждении «в правах наследства» на сумму
не свыше 1 тыс. рублей; «ввод» во владение недвижимым имуществом; «уничтожение доверенности»; распределение денежной суммы между кредиторами; «разыскание» имущества
казенных должников и пр.2
Таким образом, можно сделать вывод о том, что компетенция мировых судей в дореволюционной России была установлена с учетом их статуса; к примеру, имело место ограничение цены иска по гражданским делам и, в целом, они
разрешали «не сложные» дела. Процесс рассмотрения дел
мировыми судьями отличался быстротой, а перечень разрешаемых споров был достаточно широким, что позволяет констатировать наличие позитивной роли мировой юстиции в
развитии российского правосудия. «К мировым судьям, - замечает в этом плане И.Г. Шаркова, ? народ потянулся с такими «мелкими» тяжбами и обидами, о которых прежде не поднимали и речи, вследствие трудности найти удовлетворение.
Все, кто прежде чувствовал себя бесправным и молча сносил
обиду и угнетение, пошел к «мировому» просить правосудия
и заступничества. Не бывалой на Руси популярности мировой юстиции, помимо скорости разрешения дел, способствовали: вежливость, равное со всеми обращение со стороны
судей. На протяжении четверти века мировые судьи функционировали, водворяя в обществе и народе идею законности и
уважения к личности, охраняя имущественные права и укрепляя доверие в обороте»1. Действительно, в ХIХ в., с началом
широкомасштабных реформ, принятием Судебных уставов,
изменились взгляды на сущность правосудия, на задачи судопроизводства. «В лице мировых судей, ? справедливо полагал И.Я. Фойницкий, ? Судебные уставы желали дать местному населению не столько юристов-специалистов, сколько
лиц, к которым оно могло бы обращаться как к авторитетным
посредникам своих мелких споров, высшее качество правосудия которых ? примирение»2.
Мировые суды, тем не менее, не соответствовали общему
бюрократическому строю государства и, Законом 1889 г., вместо них на большей части территории Российской Империи
были введены судебно-административные органы (земские
начальники, городские судьи, губернские собрания), которые
обладали как судебной, так и административной властью3.
Вместе с тем, и на данном промежутке времени мировой суд
сохранился в г. Москве, на окраинах России (хотя, как замечают исследователи, «в несколько урезанном варианте»), а также в Санкт-Петербурге, Одессе и некоторых других крупных
городах4. Справедливо мнение о том, что, например, в сто-
1
«Устав Гражданского судопроизводства» (Свод Зак. т. XVI, ч. 1, изд. 1914
года). В двух томах. Рига: Из-во «Давида Гликсмана», 1923.
2
Там же.
1
Шаркова И. Мировой судья в дореволюционной России //Гос. и право.
№ 9. 1998. С. 79.
2
Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб: Из-во «Альфа», 1996. С. 305-307.
3
См. подробнее: Полянский Н. Указ. Соч. С. 284-292.
4
См. подробнее: Энциклопедический словарь Брокзауза и Эфрона. Т.
37. М.: Из-во «Эксмо», 2006. С. 431; Колоколов Н.А., Максимова В.В. Правоохранительная и судебная система Курской губернии в 1917-1928 годах. М.:
Из-во «Юрист», 2006. С. 26-27.
222
223
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
лице упразднить его просто побоялись ? настолько он был
связан с жизнью общества, ассоциировался с гражданскими
правами и свободами. Возобновление функционирования мировых судов планировалось в 1912 г., но не состоялось из-за
начавшейся первой мировой войны. Дальнейшие события
хорошо известны: после 1917 г. в России деятельность мирового суда, как и подавляющего большинства иных государственных структур, была прекращена.
Таким образом, институт мировой юстиции был сформирован в России достаточно давно; позитивный опыт работы
мировых судей, как в дореволюционной России, так и в зарубежных странах способствовал реализации планов возрождения института мировой юстиции в Российской Федерации
в конце прошлого века1. Создание «мировых судов» было
подлинным велением времени, в том числе, и по причине того,
что суды оказались не в состоянии справиться с увеличивавшимся количеством дел; нужно было искать новые формы отправления правосудия, отвечающие критериям правового демократического государства. Подобное решение, во многом,
было обусловлено не только целью возродить получивший уважение среди населения институт, но, прежде всего, обеспечить
доступность судебной защиты, воплотить в сфере отправления
правосудия конституционный принцип федерализма2.
Таким образом, можно констатировать, что с древнейших
времен государство опиралось на лиц, пользующихся доверием людей, наделяя их властными полномочиями, а затем и
создавая «местные суды», которые в последующем получили
статус органов государственной власти и стали пользоваться
всенародным уважением. Обращает на себя внимание достаточно рациональная практика организации дореволюционной мировой юстиции, а также крестьянских волостных судов, опыт которых мог бы быть использован в современной
России. Во-первых, создавались мировые суды как судебные
органы (а не «участки» как ныне). Во-вторых, немаловажную
роль для повышения авторитета суда играли выборы мировых судей, участие граждан в отправлении правосудия в волостных судах. И, в-третьих, институт «почетных» и «добавочных» мировых судей позволял избежать чрезмерной нагрузки на них и, как следствие, судебной волокиты. В целом,
автору представляется, что статус мировых судей субъектов
РФ должен быть подвержен определенной трансформации;
резервы для его дальнейшего совершенствования следует искать, в том числе, в позитивном отечественном историческом опыте.
1
Как замечают ученые, история возникновения и развития мирового
суда в зарубежных странах показывает реальное обеспечение свободного
доступа граждан к правосудию. См.: Задерако В.Г., Джелали Т.И., Фролов
Ю.А. Мировые судьи в Российской Федерации. Р-н/Д: Из-во «РЮИ МВД
РФ», 2003. С. 7.
2
Ученые оптимистично на данном этапе отмечали, что «мировая юстиция в постсоветской России ? факт воистину беспрецедентный, ибо он свидетельствует о готовности государства пойти на самоограничение в интересах гармонии общественных отношений. Наделение субъектов Федерации
правом самостоятельного регламентирования в области судебного строительства ? это своего рода признание центром возможности сохранения
единого правового пространства даже при наличии региональных особенностей в судебном строительстве. Есть все основания надеяться, что это
224
§ 2. Концепция мировой юстиции
в Российской Федерации:
конституционно-правовой анализ
На основе социологических исследований, статистических данных, а также собственных наблюдений, автор настоящего исследования аргументирует вывод о том, что фактический статус мировых судей не тождественен многим ранее
охарактеризованным их правовым характеристикам. Более
того, как думается, он не обеспечивает реализацию конститутолько начало формирования судебной системы будущего». См.: Колоколов Н.А. Мировая юстиция ? важная форма стабилизации человеческих
отношений в гражданском обществе //Мировой судья. № 1. 2003. С. 5.
225
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
ционных норм в части формирования систем органов государственной власти субъектов РФ в соответствии с принципом федерализма. Так, в настоящее время, мировые судьи
субъектов РФ могут быть охарактеризованы различным образом.
1). Представители федеральных органов государственной
власти воспринимают их как нижестоящее звено судебной
системы, рассматривающее «мелкие» дела; наличия какихлибо «особых» индивидуальных признаков у мировых судей
ее представители не усматривают.
2). Судейское сообщество видит в мировых судьях, прежде
всего, кадровый потенциал для федеральных судов, «младших
судей», которые положительно себя зарекомендовав, могут
рассчитывать на продвижение по службе1.
3). Чаще всего представители органов государственной
власти субъектов РФ относятся к изучаемому судебному звену как к дополнительному объекту финансирования, который
необходимо обеспечить помещениями, техникой и т.п. Социологические опросы должностных лиц органов государственной власти субъектов РФ показывает, что мировые судьи не
ассоциируются у них с органами государственной власти
субъектов РФ.
4). Население муниципальных образований, в целом, положительно воспринимает деятельность мировых судей; позитивные отклики об их деятельности связываются с отсутствием очередей на прием к судьям, более быстрым рассмотрением споров, благожелательным отношением к людям.
5). В научных кругах превалирует точка зрения, согласно
которой имеет место дуализм статуса мировых судей, что не
является позитивным фактором. Как отмечалось, законодатель
охарактеризовал мировых судей как «судей общей юрисдикции субъектов Российской Федерации» (ч. 1 ст. 1 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации») и,
одновременно, как «суды субъектов Российской Федерации»
(ч. 4 ст. 4 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации»).
Таким образом, в одном случае под мировым судьей подразумевается физическое лицо, обладающее определенным
статусом, в другом - звено судебной системы. Естественно,
что при наличии такой довольно противоречивой позиции
законодателя наблюдается и двойственный подход к фигуре
мирового судьи в научных кругах1. Кроме того, единый орган
- мировой суд ? не создан; в соответствии с действующим
законодательством фактически имеют место две самостоятельные структуры: мировые судьи, финансируемые из федерального бюджета и аппарат мировых судей (структура субъекта
РФ, финансируемая из бюджета субъекта РФ)2. Как отмечают
сами мировые судьи, «отсутствие единого органа судебной
власти в мировой юстиции ведет к разрозненности деятельности всех мировых судей, нет одного лица (т.е. председателя, организатора), который бы координировал работу мировых судей в тех населенных пунктах, где по несколько судебных участков, обеспечил бы взаимодействие деятельности
мировых судей с вышестоящими судами, органами государственной власти, прокуратурой, службой судебных приставов, милицией»3.
1
Соответственно, многие авторы даже полагают, что вместо мировых
судов нужно сформировать соответствующее количество судов федеральных. См., напр.: Диордиева О. Роль мирового судьи при рассмотрении гражданских дел в судах общей юрисдикции //Мировой судья. № 2. 2004. С. 28-29.
1
Ученые обоснованно полагают, что правомерно называть судом
субъекта РФ ? мировой суд, а судьей этого суда субъекта РФ ? мирового
судью. См.: Кононенко В.И. Мировой суд: опыт становления и развития (уголовно-процессуальный аспект): Автореф. дисс?канд. юрид. наук. М., 2003.
С. 8.
2
См.: Семенов С. Создание, развитие и проблемы мировой юстиции в
Амурской области //Мировой судья. № 4. 2005. С. 2-6.
3
См.: Местникова С.А. Закон о мировых судьях ? на практике //Рос.
юстиция. № 8. 2009. С. 60-62.
226
227
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
Необходимо более подробно охарактеризовать совокупность факторов, предопределяющих процесс становления и
перспективы развития российской мировой юстиции с учетом того обстоятельства, что «местные судебные установления» России, в том числе, и мировые суды, всегда были наиболее «близки и понятны» для граждан. В этом смысле совершенствование институциональной формы местного суда, в
том числе регламентация его социально-правовых возможностей, должно укрепить доверие ко всей судебной власти1.
Так, А.Н. Сачков замечает, что «своими априорно определенными местом и ролью в обществе и государстве мировая юстиция «обречена» действовать в режиме «диаконии» (служения), а не «кратии» (власти), традиционно соизмеряя свои
возможности с правовыми интересами самобытного населения страны. В этом плане построение концепции мировой
юстиции может означать моделирование идеальной формы
ее существования и функционирования в обществе, процесса
ее образования в качестве целевого, самостоятельного органа
судебной власти и как некоего особого результата, определяющего ее положение в обществе и государстве»2.
Справедливым представляется также утверждение о том,
что современные научные исследования, за редким исключением, в основном сводятся к описанию отдельно взятых недостатков этого института или к историческому анализу отечественного «местного» правосудия. Редкое исключение здесь
составляют попытки комплексных характеристик статуса мировых судей, в том числе с социологических позиций3. Очевидно, что при всей своей продуктивности имеющиеся знания об институте мировой юстиции не позволяют сформи-
ровать на научном уровне познания его обобщенную, социально - правовую картину. Речь идет о попытке обосновать
идеальную модель судебной власти на низовом уровне ее организации, где дуализм правового положения мирового судьи в
едином конституционно-правовом пространстве судебной
власти не является «самоцелью и данью не до конца осознанной нами идее судебного федерализма. Современный мировой судья ? самостоятельный и особый публичный правоприменитель, от эффективной работы которого во многом зависит надлежащее состояние всей судебной системы Российской Федерации, определяющее необходимый для нашей страны уровень доверия граждан к власти»1.
По мнению автора, достижению той цели препятствует
целый ряд факторов не только объективного, но и субъективного характера. Так, в обществе сформировался достаточно
устойчивый стереотип: мировой судья ? это судья для рассмотрения «мелких» дел; нередко, при характеристике его статуса,
на этом обстоятельстве явно акцентируют внимание. Например, мировых судей, нередко, отожествляют с «должностными лицами, наделенными полномочиями по осуществлению
власти на местах, рассматривающие гражданские, несложные
Сачков А.Н. Концептуальный формат институционально-правового
измерения мировой юстиции //Мировой судья. № 8. 2006. С. 12-15.
2
Сачков А.Н. Указ. соч. С. 13.
3
См. подробнее о таком подходе: Цыганаш В.Н., Степанов О.В. Мировые судьи в современной России: опыт юридико-социологического анализа. Р-н/Д: Из-во «Рост. Ун-т», 2004.
1
Как замечает А.Н. Сачков, только сообщество граждан (гражданское
общество) «в состоянии создать нужное ему правосудие, где негативный
индивидуализм личности и (или) произвол государства по отношению к
личности устраняется цивилизованным, правовым способом. Построение
концепции мировой юстиции может означать поиск ответов на следующие
вопросы: в чем особый правовой смысл мировой юстиции, определяющий
ее особую функциональную ценность для общества; какими должны быть
возможности судебной власти мировой юстиции, чтобы они соответствовали ее предназначению; до какой степени существующая судебная система может допустить преобразование мировой юстиции в соответствии с
представлением об ее идеальной модели; существует ли социальный заказ
на такое преобразование мировой юстиции и какие общественные институты способны разрешить существующие проблемы ее состояния». См.:
Сачков А.Н. Концептуальный формат институционально-правового измерения мировой юстиции //Мировой судья. № 8. 2006. С.12
228
229
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
уголовные дела и дела об административных правонарушениях в упрощенном порядке»1. Вместе с тем, любой спор носит достаточно уникальный характер; кроме того, к числу подсудных мировому судье дел, отнесены такие, которые практически всегда вызывают значительные трудности при рассмотрении2. В их числе следующие категории дел:
1). До 2008 г. ? все без исключения дела о разделе совместно нажитого имущества супругов, в том числе, если предмет
иска ? жилое помещение (с 2010 г. такие могут быть рассмотрены мировыми судьями, только в том случае, если цена иска
не превышает 50 тысяч рублей). В частности, автор диссертационного исследования достаточно часто разрешал такие споры. Так, например, супруги Х. и Р. в период брака приобрели
двухкомнатную квартиру. Х. обратился в суд с иском к Р. об
определении его доли в общей собственности супругов на
квартиру в размере 4/5 долей и выплате компенсации ответчице Р. за ее долю. Х., уже будучи в браке с Р., продал свою
однокомнатную квартиру и вложил свои средства, вырученные от продажи этой квартиры, приобретенной до брака, в
приобретение спорной двухкомнатной квартиры. Х. представил необходимые доказательства, что ему принадлежит не
1/2 (как утверждала Р.), а 4/5 спорной квартиры. Кроме того, в
анализируемом случае суд установил, что доля Р. в общей долевой собственности является незначительной, реально выделена быть не может, в спорной квартире отсутствует жилое
помещение, соответствующее доле истицы Р. При таких обстоятельствах суд признал за Х. право собственности на при-
надлежащие Р. 1/5 доли квартиры и обязал Х. выплатить ей
соответствующую денежную компенсацию1.
2). Дела об определении порядка пользования имуществом.
Наибольшие трудности вызывают споры, связанные с определением порядка пользования жилыми помещениями. Так,
при рассмотрении иска А. к Я. об определении порядка
пользования жилым помещением, автор диссертационного
исследования учитывал мотивацию требований сторон (А.
имела право собственности на ј долю квартиры, а Я. препятствовала ей в пользовании квартирой), характеристики жилого помещения, состоящего их трех изолированных жилых
комнат, сложившийся порядок пользования жилым помещением и даже профессиональную деятельность А., (художницы), нуждавшейся по роду занятий в более светлой комнате2.
3). Иные дела, возникающие из семейно-правовых отношений, за исключением дел об оспаривании отцовства (материнства), об установлении отцовства, о лишении родительских прав, об усыновлении (удочерении) ребенка других дел
по спорам о детях и дел о признании брака недействительным; дела по имущественным спорам, за исключением дел о
наследовании имущества и дел, возникающих из отношений
по созданию и использованию результатов интеллектуальной
деятельности, при цене иска, не превышающей пятидесяти
тысяч рублей3. Характерным здесь является дело по иску П. к
Городскому внебюджетному фонду развития жилищного стро-
См, напр.: Водяная В.Ю. Осуществление судебной власти мировыми
судьями в Российской Федерации при рассмотрении уголовных дел: Дисс?канд. юрид. наук. Р-н/Д, 2007. С. 8.
См. подробнее: Абрамова С. Судебная защита семейных прав мировыми судьями. Вопросы теории и практики //Мировой судья. № 4. 2005.
С. 12; Кострова Н.М. Выбор надлежащего суда по правилам родовой подсудности //Рос. юстиция. № 4. 2007. С. 58.
1
Решение мирового судьи судебного участка № 61 района «Ясенево»
г. Москвы от 19 июня 2005 г. //Архив судебного участка № 61 Черемушкинского судебного района г. Москвы.
2
Решение мирового судьи судебного участка № 61 района «Ясенево»
г. Москвы от 30 апреля 2004 г. //Архив судебного участка № 61 Черемушкинского судебного района г. Москвы.
3
Федеральный закон от 11 февраля 2010 г. № 6-ФЗ «О внесении изменений в статью 3 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации» и статью 23 Гражданского процессуального кодекса Российской
Федерации» //Парламентская газета. № 6. 19-25.02.2010.
230
231
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
ительства г. Снежинск, ООО СК «Домэк» о взыскании сумм
неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами. Решением мирового судьи с
Городского внебюджетного фонда развития жилищного строительства г. Снежинск в пользу истцы было взыскано 10 148
руб. переплаченной в счет исполнения договора суммы, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 3 030 руб. 87 коп., а также 500 руб. в счет возмещения
судебных расходов1.
Дела о защите прав потребителей также требуют значительного профессионализма мировых судей при их рассмотрении. Так, истицы Х. и С. обратились в суд с исками о защите прав потребителей, указывая на то, что из-за перенапряжения в электросети в их квартирах вышла из строя аппаратура. Мировой судья в решении указал, что согласно ст. 7 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей»,
потребитель имеет право, чтобы услуга при обычных условиях
ее использования не причиняла вред имуществу2. Истицам С.
и Х. некачественной услугой по поставке электроэнергии был
причинен вред, повлекший за собой выход из строя бытовой
техники. В соответствии со ст. 542 и 547 Гражданского Кодекса
Российской Федерации качество подаваемой энергии должно
соответствовать требованиям, установленным государственными стандартами и иными обязательствами правилами; в противном случае сторона, нарушившая обязательства, обязана
возместить причиненный реальный ущерб3.
Что касается сферы уголовно-правовых отношений, то
помимо дел частного обвинения многие, процессуально-значимые действия мировых судей, также не совсем соответствует
сложившемуся представлению об их «несложном» характере.
В частности, мировые судьи вправе применить к обвиняемому, подсудимому, в случае, если дело находится в их производстве, такую меру пресечения как содержание под стражей.
Думается, что сложность принятия такого решения, его влияние на права и свободы человека и гражданина здесь очевидны.
Таким образом, роль мирового судьи вовсе не сводится к
рассмотрению «простых», «мелких» дел с целью «разгрузки»
федеральных судебных инстанций. Они разрешают на практике значительное количество споров, оказывающих существенное влияние на реализацию конституционных прав и
свобод человека и гражданина. Соответственно, необходимо
учитывать это обстоятельство при назначении (избрании)
кандидатов на должность мирового судьи, а также при их последующей деятельности1. В частности, было бы целесообразно законодательно закрепить обязательную стажировку кандидатов в мировом суде перед назначением на должность (ее
срок должен быть не менее одного года). Однако наиболее
актуальной проблемой является трансформация фактического статуса мирового судьи, прежде всего, в судейском сообществе. Представляется, что мировых судей нужно стимулировать не к занятию должности федерального судьи, а к длительной и качественной работе на своем судебном участке (в
перспективе ? мировом суде); только в этом случае можно
будет обеспечить наличие мировых судей - профессионалов.
К числу мер, преследующих цель достижения данной цели,
1
Определение Президиума Челябинского областного суда от 21 марта
2003 г. (надзорное производство 4г03-129); решение мирового судьи судебного участка № 2 Калининского района Челябинской области от 10 октября 2002
г. //Архив судебного участка Калининского района Челябинской области.
2
Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. (в ред. 23 ноября
2009 г.) № 2300- I «О защите прав потребителей» //СЗ РФ. 1996. №.3. Ст. 140.
3
Решение мирового судьи судебного участка № 6 Октябрьского р-на
г. Пензы от 9 ноября 2000 г. //Архив судебного участка № 6 Октябрьского
р-на г. Пензы.
232
1
Здесь можно согласиться с утверждением о том, что «принадлежность
всех судей к единому судейскому сообществу вовсе не означает полного
равенства их правового положения». См.: Язева Е.Е. Мировые судьи: Учеб.
пособие. Ярославль: Из-во «ЯрГУ», 2007. С. 48.
233
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
автор относит введение должностей председателя и заместителя председателя мирового суда, а также звания «Почетный
мировой судья» и т.п.
Следует рассмотреть вопрос о дифференциации нагрузки
на мировых судей, так как статистические данные свидетельствуют о нерациональном и, чаще всего, чрезмерном обременении их делами. Так, по состоянию на 2009 г., мировыми
судьями в Российской Федерации было рассмотрено почти 3
млн. уголовных дел, почти 34 млн. гражданских дел, более 26
млн. дел об административных правонарушениях. В настоящий момент мировые судьи рассматривают 43% от всех уголовных дел, 76% гражданских дел, 95% дел об административных правонарушениях1. Во многих субъектах РФ мировые
судьи ежемесячно рассматривают 250 - 300 и более дел и материалов, что нельзя признать допустимым2. В связи с этим
на VII Всероссийском съезде судей Российской Федерации
было указано на необходимость совершенствования юрисдикции мировых судей путем отнесения к подсудности районных судов значительного количества уголовных дел и дел
об административных правонарушениях, а также упрощения
форм и процедуры судопроизводства, в том числе, и по уголовным делам.
Статистические данные свидетельствуют о том, что мировые судьи рассмотрели большую часть всех гражданских дел:
в 2002 г. принято к производству исков и заявлений граждан
на 79 % больше, чем в 2001 г., что составило 2356 тыс. дел (в
2001 году ? 1316 тыс. дел)1. При этом дела искового производства составили в 2002 г. 2175 тыс., или 94,3 %, а в 2003 г.
? уже 94,5 % от общего количества гражданских дел, рассмотренных судами общей юрисдикции2. Количество гражданских дел, рассмотренных мировыми судьями в 2002 г., увеличилось в 2,5 раза, по сравнению с первым полугодием 2001 г.
и составило 1063 тыс. дел3. В первом полугодии 2004 г. мировыми судьями было окончено производством 1 815 999 дел,
т.е. 63,6 % от общего количества гражданских дел, рассмотренных судами общей юрисдикции4. За 2006 г. мировые судьи
приняли к производству 5 млн. 533 тыс. исков, что на 691
1
Цит. по: Дорошков В.В. 10-летний юбилей института мировых судей в
России и перспективы его дальнейшего развития //Мировой судья. № 1.
2009. № 1. С. 2-6.
2
См.: Постановление VII Всероссийского съезда судей от 4 декабря
2008 г. «О состоянии судебной системы Российской Федерации и приоритетных направлениях ее развития и совершенствования» //Рос. юстиция.
№ 1. 2009. С. 8.
В 2001 г. мировыми судьями было принято к производству 1233 тыс.
исков и заявлений; разрешено дел: 170 тыс. ? о расторжении брака; 116,6
тыс. ? о взыскании алиментов; 143 тыс. ? об оплате труда; 1,1 тыс. ? о приватизации жилой площади; 8,5 тыс. ? в сфере торговли и оказания услуг; 58,3
тыс. ? о нарушении налогового законодательства; 3,3 тыс. ? о возмещении
ущерба, причиненного дорожно-транспортными происшествиями. В 2003
г. мировые судьи приняли к производству уже 3031 тыс. гражданских дел.
Прим. авт.
2
В основном, это дела: возникающие из брачно-семейных отношений (в
2002 г. - 603,7 тыс., или 26,2 % от общего числа рассмотренных гражданских
дел; в 2003 г. - 742,1 тыс. дел, или 24,8 % от общего числа рассмотренных
гражданских дел); трудовые споры (в 2002 г. - 363,7 тыс. дел, или 15,8 %; из них
об оплате труда ? 316,2 тыс., или 14,5 %; в 2003 г. ? 500,1 тыс., или 16,7 % от
общего числа рассмотренных гражданских дел, из них споры об оплате труда
? 439,9 тыс. дел); споры о взыскании детских пособий (в 2003 г. - 146, 7 тыс. дел,
или 6,4 % от общего числа оконченных производством дел); споры, связанные с возмещением ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортных происшествий (в 2003 г. - 32,7 тыс., или 1,45 % от общего количества дел,
рассмотренных судами общей юрисдикции); дела о взыскании платы за жилую площадь и коммунальные платежи (в 2003 г. - 454 тыс. дел, или 19,7 %); о
защите прав потребителей (в 2003 г. ? 30 тыс. дел). Прим. авт.
3
См.: Андрюшечкина И., Маркелова А. Половина ? мировым //эжЮРИСТ. № 4. 2003; Колоколов Н.А. Мировой судья в зеркале статистики //
Мировой судья. № 2. 2004. С. 14.
4
Согласно данных Главного управления организационно-правового
обеспечения деятельности судов Судебного департамента при Верховном
Суде Российской Федерации.
234
235
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
тыс. больше, чем в 2005 г. (тогда было принято 437, 2 тыс.)1.
В 2007 г. на рассмотрение мировых судей поступило уже 6
млн. 796 тыс. исков. В 2009 г. количество гражданских дел,
рассмотренных мировыми судьями вновь увеличилось; так,
например, по данным Московского городского суда такое увеличение составило 27, 3 %.
Количество уголовных дел, рассмотренных мировыми судьями, в 2002 г. возросло, по сравнению с 2001 г., на 34 % и
составило 244,9 тыс. дел (в 2001 г. поступило 162,6 тыс. дел)2.
В 2003 г. число уголовных дел, поступивших на рассмотрение
мировым судьям, составило 298,4 тыс. дел, т.е. возросло, по
сравнению с аналогичным периодом 2002 г. на 18 %3. В первом полугодии 2002 г. количество уголовных дел, рассмотренных мировыми судьями, возросло в 2,3 раза по сравнению с аналогичным периодом 2001 г. и составило 29,4 тыс.
дел. В 2003 г. число осужденных мировыми судьями составило 119,2 тыс. лиц, оправданных ? 3,9 тыс. лиц; при этом только
3,8 % приговоров мировых судей было отменено и только 6,5
% дел было рассмотрено с нарушением сроков (для сравнения: в районных судах этот показатель составлял 7,5%)1. В первом полугодии 2004 г. мировыми судьями субъектов РФ окончено производством 145 011 уголовных дел, а в первом полугодии 2005 г. ? 204, 7 тыс. дел2. По итогам 2006 г. количество
дел, рассмотренных мировыми судьями возросло на 11,3% и
составило 486,7 тыс. (в 2005. ? 437,2 тыс.), а по итогам 2008 г.
эта цифра составила 485 тыс. дел.
Количество дел по факту совершения административных
правонарушений, рассмотренных мировыми судьями субъектов РФ, составило в 2002 г. 945,1 тыс. дел3. В 2002 г. 28,2 тыс.
правонарушителей были подвергнуты административным
взысканиям4. В 2003 г. количество административных дел уве-
1
См.: Обзор деятельности федеральных судов и мировых судей в 2006 г.
//Рос. юстиция. № 5. 2007. С. 56-76.
2
Всего были вынесены судебные постановления в 2002 г. в отношении
225,4 тыс. лиц, из которых: осуждено 98,6 тыс. лиц или 43,7 %; оправдано 2,9
тыс. лиц или 1,3 % (из них по делам частного обвинения ?2,4 тыс. или 1,1 %);
прекращены дела по реабилитирующим основаниям в отношении 2,7 тыс.
лиц, или 1,2 %, по нереабилитирующим основаниям ? 121,2 тыс. лиц или
53,8 %. Прим. авт.
3
Всего было рассмотрено в 2002 г. 235,3 тыс. дел, в том числе с вынесением приговора ? 98,3 тыс. дел или 42% от общего числа дел оконченных
производством; в 2003 г. рассмотрено 119,6 тыс. дел с вынесением приговора, что также составляет 42 % от общего числа оконченных производством
дел. При этом основную часть из оконченных дел составили: дела частного
обвинения: в 2002 г. - 62,5 тыс. дел или 26,6 % от общего количества оконченных мировыми судьями дел, в 2003 г. ? 74, 1 тыс. дел; преступления в сфере
экономической деятельности: в 2002 г. ? 42,2 тыс. дел или 17,9 %, в 2003 г. ?
47, 1 тыс. дел; преступления против личности: в 2002 г. - 3,9 тыс. дел или 1,7%;
в 2003 г. - 11,7 тыс. дел; преступления против общественной безопасности и
общественного порядка: в 2002 г. ? 26,7 тыс. дел или 11,4%; преступления
против государственной власти, интересов государственной службы: в 2002
г. ? 5,1 тыс. дел или 2,2 %.
См.: подробнее: Уголовный закон в практике мирового судьи: научнопрактическое пособие // Ред. А.В. Галахова. М.: Из-во «Норма», 2005. С. 5.
2
Данные приводятся: Судья. № 1. 2006. С. 57.
3
Как правило, административное дело возбуждалось по факту: мелкого
хулиганства (29,8 % дел); распития спиртных напитков и появления в пьяном
виде в общественных местах (7,2 % дел); злостного неповиновения требованиям должностного лица при пресечении нарушений общественного порядка (6,3 % дел). Остальные категории административных дел (мелкое хищение чужого имущества, нарушение правил торговли и т.п.) составили
менее 4,3 % от общего количества дел, рассмотренных мировыми судьями
субъектов РФ.
4
Из их числа подвергнуты административным штрафам - 14,3 тыс. человек; административному аресту ? 12,7 тыс. лиц; предупреждению - 0,4 тыс.
лиц; лишению специального права (чаще всего, права управления транспортными средствами) ? 0,2 тыс. лиц; конфискации имущества - 47 лиц. По
итогам 2002 г. число дел об административных правонарушениях, рассмотренных мировыми судьями, возросло, по сравнению с 2001 г., более чем в
26 раз и составило 945,1 тыс. дел.
236
237
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
личилось почти в 3 раза и составило 2 649 тыс.1 В 2008 г. мировыми судьями было принято к рассмотрению 5 260 326 дел
об административных правонарушениях.
Таким образом, в 2003 г. мировыми судьями субъектов РФ
окончено производством 287 886 уголовных (из них с вынесением приговора ?119 656) дел, 2 994 821 гражданских и 2
648 865 дел об административных правонарушениях. Соответственно, в 2003 г. мировые судьи рассмотрели около трети
уголовных, почти две трети гражданских и 81 % дел об административных правонарушениях от общего количества дел, рассмотренных судами общей юрисдикции2. В 2004 г. 5,8 тыс. мировыми судьями, действовавшими во всех субъектах РФ (кроме Чечни и Ненецкого автономного округа), было рассмотрено
3 351 тыс. уголовных дел (на 10, 9 % больше, чем в 2003 г.)3.
Количество дел об административных правонарушениях в
2006 г. увеличилось на 771,3 тыс. или на 19,7 % в сравнении
с 2005 г. и составило 4 млн. 680,1 тыс. дел или 93,5 % от общего числа дел рассмотренных судами общей юрисдикции. В
2008 г. мировые судьи рассмотрели 485 065 уголовных,
6 802 307 гражданских и 5 260 326 дел од административных
правонарушениях1.
Приведенные данные свидетельствуют о значительной
нагрузке, которую испытывают мировые судьи субъектов РФ.
Однако их работа может быть не только интенсивной, но и
максимально качественной при условии не только совершенствования правовых основ их деятельности, но также формирования современной концепции мирового суда. В этих целях ученые предлагают сформулировать объективные критерии оценки эффективности функционирования анализируемого института. Справедливым представляется мнение о том,
что учреждение мировых судей в Российской Федерации ?
«шаг к саморегуляции, свидетельствующей о готовности государства пойти на самоограничение в интересах гармонии
общественных отношений»2. Многовековая судебная практика показала, что эффективность урегулирования подавляющего большинства споров напрямую зависит не столько от статуса суда и совершенства применяемого им законодательства,
сколько от его социальной направленности, авторитета конкретных судей. В этой связи неудивительно, что классическое
«судоговорение» отходит на второй план, когда спор между
сторонами ограничивается той категорией дел, которые традиционно принято относить к компетенции мировой, при-
1
Основную их массу в 2003 г. составили: правонарушения в области
дорожного движения ? 838,2 тыс. дел; мелкое хулиганство ? 654,8 тыс. дел;
распитие спиртных напитков и появление в пьяном виде в общественных
местах ? 598,5 тыс. дел; правонарушения в области финансов, налогов и
сборов, рынка ценных бумаг ? 139,2 тыс. дел; осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации или специального
разрешения ? 98,9 тыс. дел; неповиновение распоряжению сотрудника милиции и невыполнение законного предписания компетентного органа ? 35,0
тыс. дел; продажа товаров ненадлежащего качества или с нарушением санитарных норм ? 21,5 тыс. дел; незаконная торговля запрещенными товарами ? 121,6 тыс. дел; прочие дела ? 41,2 тыс. дел
2
Так, за первые 9 месяцев 2004 г., к примеру, в Центральном федеральном округе было рассмотрено 1 047 263 дела, что составило 61,4 % от общего числа всех дел (1 706 854) рассмотренных судами общей юрисдикции.
Мировыми судьями здесь рассмотрено: уголовных дел ? 41 910 (25,8 % дел),
гражданских ? 521 763 (59,1 %), дел об административных правонарушениях
? 483 590 (73,2 % дел). Данные обнародованы на конференции «Проблемы
становления и развития мировой юстиции Центрального федерального округа в рамках судебной реформы в Российской Федерации» //Мировой
судья. № 2. 2004 . С. 28.
3
При этом было осуждено 134 тыс., оправдано 4,9 тыс. лиц. Мировыми
судьями принято 3 млн. 809 тыс. исков и заявлений по гражданским делам
(на 778, 9 тыс. больше, чем в 2003 г.) и окончено производством 3 766 288
238
гражданских дел. Мировыми судьями было рассмотрено 84,7 % от общего
числа административных дел ? 3 млн. 216,3 тыс. дел (на 567,4 тыс. больше,
чем в 2003 г. См.: Рос. юстиция. № 6. 2005. С. 31-33; Мировой судья № 9. 2005.
С. 2.
1
Использованы материалы официального сайта Судебного департамента
при Верховном Суде Российской Федерации.
2
Куприянович Н.В. Критерии эффективности деятельности мировых судей //Мировой судья. № 1. 2006. С. 2-6.
239
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
мирительной, а то и восстановительной юстиции. Эффективность деятельности мировых судей специалисты, нередко,
определяют как возможность достижения государственным
институтом поставленных перед ним общественно полезных
целей1. При этом они выделяют две группы критериев эффективности деятельности мировых судей, а именно: критерии качества работы мировых судей, связанные с достижением целей правосудия, и критерии организации судебной работы, определяемые через иные признаки (служебная нагрузка мировых судей в соотношении с оптимальной; время, затрачиваемое на рассмотрение одного дела в отношении с объективно необходимым временем; подбор и расстановка судебных кадров; стимулирование труда мировых судей; техническая оснащенность судебных участков и др.)2.
Безусловно, ныне существующий критерий эффективности правосудия, заключающийся в установлении числа ошибок, допускаемых судами (отмена и изменение судебных актов) не может быть единственным критерием оценки их работы, хотя он, в первую очередь, характеризует ее качество.
Вместе с тем, актуальным, к примеру, является и неукоснительное соблюдение мировыми судьями процессуальных сро-
ков рассмотрения дел, в том числе, в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации,
являющимися, как известно, составной частью ее правовой
системы (ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации)1.
П. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и
основных свобод закрепляет право каждого при определении
его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении
уголовного обвинения на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок2. Срок, указанный в п. 1 ст. 6
Конвенции, определен как время между предъявлением «обвинения» или «судебным уведомлением» и днем вынесения
решения, даже если оно принято «по апелляции». Указанное
требование признается нарушенным, когда слушания дела откладываются или «чрезмерно запаздывает» подготовка текстов
решений из-за перегрузки судей; когда задержка вызвана действиями экспертного учреждения и т.п.3 Конвенция вполне
обоснованно исходит из того обстоятельства, что «структурные недостатки» (например, нехватка судей) не должны служить оправданием, поскольку налагает обязанность на любое
государство, включая и Российскую Федерацию, организовать
свои правовые системы так, чтобы их суды имели возможность
проводить судебные разбирательства в разумные сроки4.
Необходимо обратить особое внимание и на такой критерий эффективности работы мировых судей как уровень доверия к ним, их доступность и открытость для населения. В пе-
1
Куприянович Н.В. Указ. соч. С. 9.
В качестве критериев качества работы мировых судей, позволяющих обеспечивать достижение тех целей, которые стоят перед правосудием на современном историческом этапе, ученые выделяют следующие. Каждое вынесенное решение (приговор) мирового судьи должно быть законным, обоснованным и справедливым. Так, например, по уголовным делам необходимо
достоверно и полно установить все фактические обстоятельства, входящие в
предмет доказывания, а при отсутствии или недоказанности признать обвиняемого невиновным; правильно квалифицировать деяние подсудимого на
основе норм уголовного права и правильно применить нормы гражданского
права, если судом принимается решение о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением, либо суд отказывает в этом; назначить справедливое наказание либо обоснованно отказаться от применения наказания к
подсудимому. См. также: Тельнов А.В. Справедливость как необходимое требование к судебному решению //Мировой судья. № 7. 2005. С. 23.
2
240
1
См. подробнее: Постановление Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 27 декабря 2007 г. № 52 «О сроках рассмотрения судами
Российской Федерации уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях» //Рос. газета. № 4. 12.01.2008.
2
См.: Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. //СЗ РФ. 2001. № 2. Ст. 163.
3
Там же.
4
См. подробнее: Малиновская В.М. Правомерное ограничение конституционных прав и свобод человека в Российской Федерации: Дисс?канд.
юрид. наук. М., 2007.
241
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
риод начала их работы (1998 ? 2000 гг.), согласно проведенному автором интервьюированию граждан, обратившихся к
мировым судьям, примерно 60 - 65 % от их числа получали
информацию о работе судебного участка от федерального судьи, около 10 - 15 % - из объявлений, размещенных в районных судах; не более 20 % граждан изначально знали о возможности обращения к мировому судье, причем подавляющее их большинство (более 70 %) узнавало об этом от лиц,
ранее побывавших в районном суде. Только 10 % обратившихся за судебной защитой лиц, получали необходимые сведения из официальных источников. На рубеже 2007 ? 2012 гг.
ситуация, безусловно, стала изменяться в позитивном направлении. Однако, к сожалению, и в настоящее время отсутствуют сообщения, содержащие сведения о том, что в непосредственной близости от места жительства гражданина создан и
функционирует судебный участок мирового судьи. Думается,
что они, по-прежнему, необходимы, поскольку подавляющая
часть российского населения все еще не имеет доступа к иным
источникам информации и, в частности, к сети Интернет.
Необходимо, чтобы на участке мирового судьи имели место сведения о том, где можно получить правовые услуги, в
какие органы, по какому адресу необходимо обратиться, поскольку реализовать все потенциальные возможности мировых судей можно лишь при обеспечении граждан доступной
юридической помощью, что и предусмотрено ст. 48 Конституции Российской Федерации1. В этом плане Европейский
Суд по правам человека неоднократно обращался в своих решениях к теме бесплатной юридической помощи, рассматри-
вая ее в контексте ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав
человека и основных свобод. И хотя ч. 3 ст. 6 Конвенции устанавливает гарантии предоставления бесплатного защитника
только обвиняемым в уголовных делах, Европейский Суд расширил толкование этой статьи, используя принцип равенства
сторон в состязательном процессе. К примеру, в деле «Эйри
против Ирландии» Европейский Суд отвел аргумент Правительства этой страны о том, что заявительница могла реализовать свое право на доступ к правосудию без помощи адвоката. После этого решения стало очевидно, что Европейский
Суд предполагает ответственность любого государства за соблюдение принципа равенства при предоставлении юридической помощи в контексте реализации права на доступ к правосудию1. Совет Европы за время своего существования выработал ряд принципов и правил в области реализации права на доступ к правосудию и разработал возможные схемы
оказания юридической помощи, которые могли бы помочь национальным законодательным органам при подготовке и принятии нормативных актов для решения этой проблемы. Так,
в Рекомендации № R (93) 1 «Об эффективном доступе к праву
и правосудию для самых бедных» от 8 января 1993 г. Комитет
министров Совета Европы предложил правительствам государств, входящих в Совет Европы, предпринять шаги для улучшения системы юридической помощи2. Они должны вклю1
Мировой судья не может давать консультации, оказывать помощь в
составлении искового заявления, разъяснении непонятного правового вопроса и т.п. Аппарат судьи, как представляется, должен разъяснять обратившимся, что подобные действия должностного лица законны и иное его
поведение привело бы к нарушению прав и интересов, в частности, ответчика, иных участников судопроизводства, поставило под сомнение объективность и беспристрастность суда. Прим. авт.
См.: Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. М.,
2000. С. 273.
2
См.: Резолюция Комитета министров Совета Европы от 18 февраля 1996
г. № 76 (5) «О юридической помощи по гражданским, торговым и административным делам» //Рос. юстиция. № 6. 1997; Резолюция Комитета министров Совета Европы от 2 марта 1978 г. № 78 (8) «О юридической помощи и
консультациях»; Рекомендация Комитета министров Совета Европы от 8
января 1993 г. № R (93) 1 «Об эффективном доступе к праву и правосудию
малообеспеченных» //Текст официально опубликован не был; Рекомендация Комитета министров Совета Европы от 14 мая 1981 г. № R (81) 7 «Комитет министров - государствам-членам относительно путей облегчения доступа к правосудию» //Рос. юстиция. № 6. 1997.
242
243
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
чать в себя принятие мер для посвящения юридического сообщества в проблемы «самых бедных», создание для них служб
правовой помощи.
Представляется, что специфика мировых судей предопределяет необходимость более активного использования ими
примирительных процедур. Справедливо мнение Н.А. Колоколова о том, что мировой судья должен уметь вести беседу
со сторонами, ибо его деятельность есть «нечто гораздо большее, чем простое умение применить нормы материального
права к конкретным правоотношениям; он должен еще выяснить, что явилось первопричиной конфликта, хотя формально по закону это и не его дело»1. Действительно, автор в своей практической работе неоднократно убеждался в том, что
при рассмотрении большинства дел имеет место возможность
примирить лиц именно у мирового судьи. Правда, автор разделяет позицию ученых, ратующих за предельно осторожный
подход к принятию судьями активных мер к примирению сторон. «На практике, ? замечает, к примеру, В.В. Дорошков, ?
чаще всего именно этим же судьям, которые пытались примирить стороны, потом приходится рассматривать дело по
существу. А ведь они в ходе примирения могут непроизвольно допустить высказывания, свидетельствующие об их отношении к делу, войти в оценку доказательств, либо иным образом дать повод для сомнения в их объективности»2. Представляется, что в целях примирения сторон у мирового судьи необходимо не только разъяснить сторонам их право закончить
дело миром, как это предусмотрено, в частности, в гражданском процессуальном законодательстве, но и обязательно указать, что определение суда, утверждающее мировое соглашение, имеет силу судебного решения и обеспечивается принудительным исполнением1. Кроме того, видится оправданным
предоставление сторонам времени для обсуждения возможности заключения мирового соглашения с обязательным
объявлением перерыва в судебном заседании2.
Итак, как представляется, приближение судебных участков мировых судей (в перспективе ? мировых судов) к местам
проживания граждан, сокращение сроков судебного разбирательства вкупе с обеспечением населения доступной и качественной юридической помощью, широким использованием
примирительных процедур будет способствовать оптимизации деятельности мирового суда как ключевого элемента систем судов субъектов РФ и как гаранта обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина. Мировые
судьи имеют реальную перспективу обеспечить возможность
быстрого и, вместе с тем, законного и обоснованного разрешения подавляющего большинства споров и конфликтов.
Однако многие исследователи обращают внимание на то
обстоятельство, что сами термины «мировая юстиция», «мировой судья» являются не более чем «словесной оболочкой»
для описания одного из элементов федеральной судебной системы; по их мнению, сама идея мировой юстиции предпо-
Колоколов Н.А. Судебная власть: становление правоприменительной
практики в переходный период. М.: Из-во «Юрист», 2005. С. 256. См. также:
Куприянович Н.В. Мировой суд в системе судебной власти Российской
Федерации: вопросы теории и практики: Дисс?канд. юрид. наук. Саратов,
2006. С. 10; Шаркова И.Г. Мировая юстиция в России: уголовно-процессуальный и судоустройственный аспекты: Дисс?канд. юрид. наук. М., 2004.
С. 18 и др.
2
См.: Дорошков В.В. Руководство для мировых судей. Дела частного
обвинения. М.: Из-во «Норма», 2001. С. 102.
1
Автор этой работы во время работы мировым судьей отмечал, что
граждане, нередко, полагают, что если, к примеру, ответчик не исполнит
условия соглашения, то им вновь придется обращаться в суд с иском. Прим.
авт.
2
При рассмотрении уголовных дел частного обвинения в соответствии
с ч. 5 ст. 319 УПК РФ мировой судья также разъясняет сторонам возможность примирения. Мировой судья, как думается, должен и в этом случае
разъяснить не только содержание ч. 2 ст. 20 УПК РФ (об обязанности суда
прекратить дело в данном случае), но и, к примеру, ст. 88 УК РФ (о судимости и ее последствиях). Примеч. авт.
244
245
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
лагает обращение к принципам федерализма1. Как отмечает
М. Поздняков, «строительство мировой юстиции в России
пришлось на период, когда был взят курс на выстраивание
властной вертикали, отрицающей широкий объем компетенции регионов»2.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации правовое регулирование общественных
отношений должно осуществляться с учетом условий конкретного этапа развития российской государственности, состояния ее правовой и судебной систем3. В настоящее время, как
полагает автор диссертационного исследования, правовое
регулирование статуса мировых судей должно обеспечивать
надлежащий баланс в реализации принципов единства судебной системы, статуса судей и федерализма. С одной стороны, как отмечалось, в Послании Президента Российской
Федерации Федеральному Собранию 2008 г. содержится поручение подготовить заключение о возможности передачи на
федеральный уровень вопросов деятельности мировых судей4.
Действительно, некоторые «индивидуальные признаки» мировых судей не обеспечивают их самостоятельность и независимость. Так, федеральные судьи назначаются на должность
без ограничения срока полномочий. Напротив, несменяемость
мирового судьи заключается только в том, что он при условии
успешного прохождения испытательного срока в течение следующих сроков его полномочий не может быть произвольно
лишен должности, если исполняет свои обязанности и не
достиг 70 лет. Исследователи обоснованно полагают, что такой вариант «несменяемости» не является надлежащей реализацией конституционного принципа несменяемости судьи1.
С другой стороны, реализация конституционного принципа
федерализма при организации системы судов субъектов РФ
предполагает необходимость формирования такой модели взаимоотношений федеральных органов государственной и,
прежде всего, судебной власти и мировых судей, при которой
не произойдет их фактическая «трансформация» в федеральные суды, будут сохранены и получат свое развитие те их признаки и свойства, которые содействуют повышению эффективности правосудия.
1
См.: Поздняков М. Судебный недострой //эж-Юрист. № 37. 2008. С. 9-10.
Позняков М. Указ. Соч. С. 10.
3
См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от
23 января 2007 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности положений
пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской
Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В. Макеева» //Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. № 1. 2007.
4
Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию от 5 ноября 2008 г. //Рос. газета. № 230. 06.11.2008.
2
246
§ 3. Влияние органов государственной власти
Российской Федерации на мировых судей как элемент
систем судов субъектов Российской Федерации
В юридической литературе можно обнаружить утверждения о том, что исторически традиционный интерес науки и
практики к институту мировых судей обоснован тем, что любая правовая модель взаимоотношений государства и человека в сфере разрешения социально-правовых конфликтов
является своеобразным ориентиром в проверке уровня жизнеспособности гражданского общества2. Исследователи рассматривают систему мировых судей как социальную организацию, предназначенную для разрешения типичных по правовой природе и массовых правовых коллизий3 . В то же вре1
См.: Щепалов С.В. К вопросу о несменяемости мирового судьи //Рос.
юстиция. № 12. 2008. С. 53-56.
2
См.: Ярцев Р.В., Гордеева Н.А. Актуальные вопросы деятельности мировых судей в сфере уголовной юрисдикции //Мировой судья. № 11, 12.
2008; № 1, 2. 2009. С. 14-17.
3
См.: Цыганаш В., Сергеева С. Взаимосвязь потенциала судебной власти мирового судьи с организационными условиями его деятельности //Мировой судья. № 2. 2009. С. 4-7.
247
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
мя, они характеризуют каждого отдельного мирового судью
как лицо, которое должно иметь возможность самостоятельно реализовывать судебную власть. В этом плане видится
справедливым и мнение о том, что конституционные принципы разделения властей и федерализма обусловили формирование в Российской Федерации института мировых судей,
призванного обеспечить доступность и своевременность правосудия.
Как отмечалось, мировой судья ? это, с одной стороны,
первичное звено единой системы судов общей юрисдикции,
с другой ? «суд субъекта РФ», что порождает неоднозначную
правовую оценку его статуса1. Полномочия, порядок деятельности и порядок создания должностей, компетенция мировых судей, общее число мировых судей и количество судебных участков субъекта РФ устанавливаются федеральным законодательством. Субъект РФ не вправе создавать должности мировых судей вне порядка и в ином количестве, чем это
установлено федеральным законом, лишен права самостоятельно определять полномочия мировых судей.
В целом, процесс становления российской мировой юстиции завершен лишь формально, с точки зрения создания
судебных участков и ликвидации вакантных должностей мировых судей2. Действительно, количество участков мировых
судей постоянно увеличивается, что служит, по мнению некоторых исследователей, «показателем качества их работы»,
свидетельствует «об осознании государством их роли в правоприменительной практике»1. Тем самым, как отмечают ученые, можно констатировать, что «введен принципиально новый местный суд общей юрисдикции»2.
Трудно разделить указанную позицию, ибо не увеличение
количества судов свидетельствует о повышении эффективности правосудия; кроме того, влияние федеральных органов государственной власти на мировых судей обусловило минимизацию их признаков и свойств, характерных для статуса суда
субъектов РФ. Для аргументации данного суждения диссертант полагает необходимым обратиться к анализу соответствующего регионального законодательства. Большинство субъектов РФ приняли законы, определяющие статус мировых судей, которые, как правило, носят название «О мировых судьях в ?(наименование субъекта РФ)»; в некоторых субъектах
РФ (Республика Мордовия, Калининградская, Костромская,
Московская, Саратовская, Тамбовская, Тверская области, Ставропольский край и др.) статус мировых судей определяется в
законах «О порядке назначения и деятельности мировых судей в? (наименование субъекта РФ)». Практически во всех
субъектах РФ имеют место законы, предусматривающие создание судебных участков и введении должностей мировых
судей; как правило, они носят название «О создании судебных участков и должностей мировых судей в?(наименова-
1
См.: Дорошков В.В. 10-летний юбилей института мировых судей в России и перспективы его дальнейшего развития //Мировой судья. № 1. 2009.
С. 2-6.
2
К сожалению, на рубеже ХХ - ХХI веков имела место ситуация, характеризующаяся отсутствием участков мировых судей во многих субъектах
РФ. В этом случае нарушалась конституционная норма, согласно которой
никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и
тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (ч. 1 ст. 47 Конституции Российской Федерации). Так, например, по состоянию на июль 2004
г. в семи субъектах РФ вообще отсутствовали мировые судьи; лишь в 13
субъектах РФ их штат был укомплектован полностью; в 24 российских регионах работали только 90 процентов от необходимого числа мировых судей.
В целом, согласно статистическим данным в этот период в стране работало
248
5,5 тыс. мировых судей, хотя в соответствии с законодательством их должно
быть 6553. Однако уже к концу 2004 г. 5,6 тыс. мировых судей осуществляли
правосудие в 87 субъектах РФ.
1
См., напр., Федеральный закон от 21 июля 2007 года № 147- ФЗ «О
внесении изменения в статью 1 Федерального закона «Об общем числе
мировых судей и количестве судебных участков в субъектах Российской
Федерации» //Рос. газета. 2007 г. № 159 (4422).
2
См.: Прокофьев В.В. Тульский мировой суд в лицах. Тула: Из-во «Приок. кн. изд-во», 2006. С. 200.
249
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
ние субъекта РФ)» и регулируют вопросы территориальной
подсудности непосредственно в тексте закона, либо в форме
приложений ? схем и списков соответствующих территорий1.
В единичных случаях соответствующие нормативные правовые акты именуются «Об общем количестве судебных участков и числе мировых судей в ?(наименование субъекта РФ)»
(например, в Республике Бурятия)2; «О судебных участках мировых судей» (в частности, в Республике Ингушетия)3; «О границах (иногда ? схемах) судебных участков ?(наименование
субъекта РФ)» и т.п.4 В некоторых субъектах РФ были приняты законы о финансировании и материально-техническом
обеспечении мировых судей (например, в Амурской области)5, а также акты, определяющие порядок подписания и выдачи удостоверений мировым судьям (г. Санкт-Петербург,
Архангельская, Калининградская области и др.)6.
Как известно, согласно ст. 6 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации» мировые судьи назначаются на должность законодательным (представительным) органом власти субъекта РФ. В анализируемых нормативных правовых актах субъектов РФ можно выделить различные способы осуществления данной процедуры1:
а) в большинстве случаев представление о назначении (избрании) мирового судьи вносится председателем республиканского, краевого, областного и равного им судов при условии успешной сдачи квалификационного экзамена и положительного заключения квалификационной коллегии судей
субъекта РФ2;
б) кандидат может быть назначен по представлению соответствующего управления Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, либо даже руководителя отдела (управления) этого органа3 ;
в) право представления кандидатур на должности мировых судей может быть делегировано и высшим должностным
лицам субъектов РФ4. В ряде субъектов РФ представление вносится совместно главой исполнительной власти субъекта и
председателем республиканского, краевого, областного и равного им судов5;
1
См.: Закон Мурманской области от 4 ноября 2002 г. № 363-01-ЗМО «О
создании судебных участков и должностей мировых судей в Мурманской
области» (ред. 13.07.2009) //СПС Консультант Плюс.
2
См., напр.: Закон Республики Ингушетия от 8 декабря1998 г. (в ред. от
04.03.2009) № 17-РЗ «О судебных участках мировых судей» //Ингушетия.
26.12.1998.
3
См., напр.: Закон Республики Бурятия от 4 апреля 2000 г. (в ред. от
07.10.2009) № 360-II «Об общем количестве судебных участков и числе мировых судей в Республике Бурятия» //Бурятия. № 64. 06.04.2000.
4
См., напр.: Закон Удмуртской Республики от 2 марта 2001 г. (в ред. от
07.11.2007) № 4-РЗ «О границах судебных участков мировых судей Удмуртской Республики» //Известия Удмуртской Республики. № 36. 07.03.2001.
5
См., напр.: Закон Тамбовской области от 28 ноября 2001 г. № 225-з «О
финансировании судей Тамбовской области»; Закон Амурской области от 25
января 2001 г. № 287-ОЗ «О финансовом и материально-техническом обеспечении деятельности мировых судей в Амурской области» //Амурская Правда. № 30-31. 03.02.2001; Закон Архангельской области от 7 октября 2003 г. (в
ред. 26.09.2007) № 198 -24-ОЗ «О порядке выдачи удостоверения судьи мировым судьям Архангельской области» //Ведомости Архангельского Областного Собрания депутатов третьего созыва от 7 октября 2003 г. № 24.
6
См. подробнее: Попова А.Д. Становление мировой юстиции: проблемы прошлого и дня сегодняшнего //Рос. судья. № 9. 2007. С. 20-22.
250
1
См. также: Постановление Президиума Верховного Суда Российской
Федерации от 27 октября 2004 г. № 17 пв 04 //Бюллетень Верховного Суда РФ.
№ 5. 2005. С. 4-6.
2
См., напр.: ст. 7 Закона г. Москвы от 31 мая 2000 г. № 15 «О мировых
судьях в городе Москве» //СПС Консультант Плюс.
3
См., напр.: ст. 8 Закона Камчатской области от 13 апреля 2000 г. № 85 «О
мировых судьях в Камчатской области» //СПС Консультант Плюс.
4
См., напр.: ст. 6 Закона Кемеровской области от 27 ноября 2000 г. № 85 ?
ОЗ «О мировых судьях в Кемеровской области»; ст. 7 Закона Республики
Дагестан от 12 января 2000 г. № 3 «О мировых судьях в Республике Дагестан» //СПС Консультант Плюс
5
См.: ст. 9 Закона Челябинской области от 31 августа 2000 г. (в ред.
22.06.2007).№ 137-ЗО «О порядке назначения и деятельности мировых судей
Челябинской области» (ред. 28.06.2007); ст. 7 Закона Ямало-Ненецкого автономного округа от 30 ноября 1999 г. № 37-ЗАО «О мировых судьях в ЯмалоНенецком автономном округе» //СПС Консультант Плюс.
251
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
Следует заметить, что какие-либо неординарные способы
наделения полномочиями мировых судей в настоящее время
практикуются все реже. Например, с 2 декабря 2005 г. в соответствии со ст. 7 Закона «О мировых судьях в Кировской области» председатель Областного суда уже не обязан представлять кандидатуру мирового судьи на рассмотрение в представительный орган местного самоуправления1. Вместе с тем, к
примеру, в Ивановской области (даже после изменения в 2006
г. ст. 5 соответствующего закона), председатель Областного
суда при подготовке представления о назначении на должность того или иного кандидата выявляет мнение представительных органов местного самоуправления соответствующих
муниципальных образований, а также председателей районных (городских) судов общей юрисдикции2.
В соответствии со ст. 7 Федерального закона «О мировых
судьях в Российской Федерации» мировые судьи первоначально назначаются (избираются) на свои должности на срок, уставленный законом соответствующего субъекта РФ, но не более чем на 5 лет3. Первый срок в подавляющем большинстве
субъектов РФ минимален ? 3 года (однако, к примеру, в Рес-
публике Татарстан, Белгородской области ? 5 лет); второй срок
в большинстве субъектов РФ равен, либо превышает пятилетний. Максимальный срок при повторном получении полномочий составляет 10 лет (Вологодская, Камчатская, Омская, Оренбургская области, республики Марий Эл, Мордовия,
Хакасия и др.).
Очевидно, что в данном случае федеральный законодатель
установил весьма ограниченные пределы для «правотворчества» субъектов РФ. Впрочем, законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов РФ, осуществляя анализируемое правовое регулирование, практически не используют региональные традиции, не учитывают
местную специфику, которая могла бы повысить авторитет
суда, качество и оперативность судопроизводства. Как исключение можно рассматривать, пожалуй, лишь Ростовскую область, где при формировании корпуса мировых судей большое внимание уделялось архивным материалам о деятельности мировой юстиции, которые использовались при подготовке проектов областных законов о мировых судьях, об образовании судебных участков с целью учета местных, в том
числе, казачьих традиций1.
Так, в ходе научно-практического семинара о перспективах формирования восстановительного правосудия в Ростовской области, который проводился по инициативе Ростовского областного суда на базе Ростовского филиала Российской академии правосудия 14 декабря 2006 г., наиболее активный спор вызвала идея о правовых основах организации региональных служб примирения по делам, подсудным мировым судьям. Объектом обсуждения стал модельный закон о
типовой службе примирения в субъектах РФ и социальноправовые возможности института мировой юстиции по мир-
1
См.: ст. 7 Закона Кировской области от 3 апреля 2000 г. № 169-ЗО «О
мировых судьях в Кировской области» //СПС Консультант Плюс.
2
См.: ст. 5 Закона Ивановской области от 20 июля 1999 г. № 34-ОЗ «О
мировых судьях в Ивановской области».
3
Согласно ст. 11 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» мировой судья назначается (избирается) на должность
на срок, установленный законом соответствующего субъекта РФ, но не более
чем на пять лет. При повторном и последующих назначениях (избраниях)
мировой судья назначается (избирается) на срок, определяемый законом
соответствующего субъекта РФ, но не менее чем на пять лет. В случае если
в течение указанного срока мировой судья достигнет предельного возраста
пребывания в должности судьи, он назначается (избирается) на должность
мирового судьи на срок до достижения им предельного возраста пребывания в должности судьи. См.: Закон Российской Федерации от 26 июня 1992 г.
№ 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации» //Рос. газета. 1992. 29
июля.
252
1
Ткачев В. На Дону готовы к введению мировой юстиции //Рос. юстиция. № 4. 2000. С. 36.
253
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
ному урегулированию правовых конфликтов1. Как замечают
исследователи, в основе такой позиции лежит учет исторического опыта осуществления правосудия. Примирение, мирное урегулирование конфликтов было характерным и традиционным для населения на юге России2.
Далее отметим, что не реализовано в полной мере на практике и очевидное преимущество «мирового суда» ? его приближение к местам проживания граждан. В этом плане представляется недопустимой «концентрации» мировых судей различных участков в одном помещении, в том числе для «удобства» федеральных судей и должностных лиц органов государственной власти.
Имеют место, и другие проблемы, обусловленные не всегда оптимальным влиянием федерального законодателя на
правовое регулирование статуса мировых судей, отсутствием
необходимой поддержки мировой юстиции со стороны органов государственной власти субъектов РФ. Так, в целом ряде
субъектов РФ обширная территория административно-территориальных единиц (районов) с низкой численностью населения (регионы Севера, Дальнего Востока) делает проблематичной доступность мировых судей3. Кроме того, в ряде республик при определении общего числа мировых судей федеральный законодатель исходил из демографического и террито-
риального критериев в отдельности, а не во взаимосвязи. Но в
ряде субъектов РФ имеет место высокая плотность населения
в городах и низкая в сельских местностях и, если исходить из
территориального критерия, осуществляя «разделение» по административно-территориальным единицам, то граница одного судебного участка могла бы включать целый город с численностью населения, превышающей нормативы, а при формировании судебных участков с равной численностью населения судебный участок должен был включать несколько административно-территориальных единиц. В настоящее время с
учетом норм определения территории участков мировых судей, обычно, на каждый район города - областного центра приходится несколько мировых судей и один районный суд. На район области также приходится один районный суд и один мировой судья и, естественно, что этот единственный мировой
судья и районный суд находятся в районном центре1.
Кроме того, во многих субъектах РФ имеет место тенденция не «тратиться» на отдельные помещения для мировых
судей; так, в г. Самаре в одном здании были сгруппированы
все мировые судьи района (от 3 до 19)2. В г. Нижний Новгород мировые судьи расположены практически все вместе в
здании районного суда3.
1
См.: Воскобитова Л.А. Модельный закон субъекта Российской Федерации «О службе примирения» //Вестник восстановительного правосудия.
Вып. 6. 2006. С. 66.
2
См.: Сачков А.Н. Восстановительное правосудие: региональные возможности, альтернативы и дополнения к судебному порядку урегулирования конфликтов мировыми судьями //Мировой судья. № 7. 2007. С. 4-7; Филонов Ю.Л. Восстановительное правосудие мировых судей: технология мирного урегулирования конфликтов как региональный фактор социаль??ой стабильности (на примере Краснодарского края) //Материалы Всероссийской
научно-практической конференции «Актуальные проблемы борьбы с организованной преступностью в России». Р-н/Д, 2007. С. 43 ? 50.
3
Потапов С.И. Проблемы становления мировой юстиции и пути их
разрешения //Юрист. № 2. 2007. С. 2-6.
Как отмечают исследователи, жителю района все равно приходится ехать
в районный центр, так же как и в районный суд. Естественно, жители областного центра и районных центров находятся в более благоприятной ситуации
и им обратиться в суд легче. Жителям села для обращения в суд надо совершить поездку в районный центр. Для них доступность суда напрямую зависит
от близости районного центра и качества дорог. См.: Попова А.Д. Доступность судопроизводства как фактор формирования гражданского общества:
история и современность //Администратор суда. № 3. 2007. С. 21-30.
2
Вербицкая Л. Создаются условия для успешной работы мировых судей
//Рос. юстиция. № 5. 2002. С.39-40.
3
См.: Постановление Законодательного собрания Нижегородской области от 16 октября 2003 г. № 699-III «О материально-техническом обеспечении судебных участков мировых судей в Нижегородской области» //Нижегородские новости. № 208. 2003.
254
255
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
Однако, как думается, наиболее принципиальное препятствие на пути развития мировых судов как элементов систем
судов субъектов РФ вызвано отсутствием надлежащего правового регулирования их полномочий и, конкретно, значительным их ограничением в 2008 и 2010 гг.1 В юридической литературе имеет место о том, что если компетенцию мировых
судей определять исходя из их положения как судей судов
субъектов РФ, то к их подсудности следовало бы отнести дела,
связанные с применением нормативных правовых актов
субъектов РФ, принимаемых субъектами РФ в сфере собственного правового регулирования2. Вместе с тем, полномочия
мировых судей федеральный законодатель определил с учетом сложности и общественной опасности рассматриваемых
уголовных дел, цены иска и характера правовых последствий
принятого судом постановления по гражданским спорам и т.д.
Однако существующее правовое регулирование компетенции
мирового судьи, к примеру, по гражданским делам не обеспечивает оптимизацию их деятельности. С одной стороны, нагрузка на изучаемые суды все более возрастает, с другой ?
практически не снижается количество дел, разрешаемых федеральными судами, чему немало способствует и наделение
их апелляционными полномочиями по отношению к мировым судьям. Ситуацию усугубляет и то обстоятельство, что
ст. 23 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее ? ГПК РФ) относит к компетенции мирового
судьи имущественные споры при цене иска не превышающей
50 тыс. рублей. Безусловно, для крупных, экономически и социально развитых муниципальных образований, данная сум-
ма крайне незначительна. К примеру, в г. Москве опрошенные автором граждане, зачастую, сетуют на это обстоятельство, поскольку им приходится обращаться в районные суды,
чрезмерно перегруженные делами. Более того, автором этих
строк в период его работы в должности мирового судьи отмечены случаи, когда люди специально уменьшали размер своих имущественных требований для того, чтобы обратится к
мировому судье и «быстрее разрешить дело». Вместе с тем, ст.
23 ГПК РФ способствует неоправданной загруженности мировых судов в большинстве других субъектах РФ. Кроме того,
многие дела, подсудные мировым судьям субъектов РФ, требуют тщательного изучения и длительной правоприменительной работы1. Как уже отмечалось, количество мировых судей
в конкретном субъекте РФ определяется не исходя из потребностей населения муниципальных образований, а лишь с формальным учетом его численности.2 На данное обстоятельство
ученые и практики обращали внимание еще на начальном этапе становления мировой юстиции. К сожалению, произошедшее с 1 января 2007 г. снижение критерия численности населения, обслуживаемого судебным участком (с 30 тыс. до 23
тыс. человек), не разрешило полностью обозначенную пробле-
См., напр.: Федеральный закон от 22 июля 2008 г. № 147-ФЗ «О внесении
изменений в статью 3 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации» и статью 23 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» //СПС Консультант Плюс.
2
См.: Жуйков В.М. О роли мировой юстиции в Российской Федерации /
/Настольная книга мирового судьи, рассматривающего гражданские дела.
М.: Из-во «КноРус», 2002. С. 12-13.
1
В связи с эти обстоятельством уже длительное время исследователи
задаются вопросом о том, «как можно посчитать дела о признании права
собственности на недвижимое имущество стоимостью до 50 тыс. рублей
мелкими или простыми в рассмотрении? Ведь объектом данных споров
чаще всего являются домовладения, а в последнее время и земельные участки. Думается, что такая граница, как 50 тыс. рублей, не способствует сбалансированному разграничению подсудности между мировыми судьями и
федеральными судьями районного звена». См.: Уваров В. Не слишком ли
перегружены мировые судьи? //Рос. юстиция. № 1. 2003. С. 42.
2
Как отмечает В.М. Жуйков, практика работы мировых судей свидетельствует о том, что установленный Федеральным законом «О мировых судьях
в Российской Федерации» критерий создания судебных участков не оправдывает себя, ибо во многих судебных участках нагрузка на мировых судей
просто чрезмерна. См.: Жуйков В.М. О роли мировой юстиции в Российской Федерации //Настольная книга мирового судьи, рассматривающего
гражданские дела. М.: Из-во «КноРус», 2002. С. 14.
256
257
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
му1. Количество судебных участков поставлено в зависимость
от количества населения данного субъекта РФ. Другие факторы при установлении судебного участка в соответствии с федеральным законодательством не принимаются во внимание,
хотя в Российской Федерации существует большое количество
территорий с низкой плотностью населения, между которыми
может отсутствовать нормальная связь и транспортное сообщение; безусловно, говорить о доступности мировой юстиции
для населения в таком случае нужно с большой оговоркой2.
Круг полномочий мировых судей по уголовным делам также полностью определен федеральным законодателем. В частности ст. 31 Уголовно -процессуального кодекс Российской
Федерации (далее ? УПК РФ) относит к их подсудности уголовные дела о преступлениях, за совершение которых максимальное наказание, установленное Уголовным кодексом Российской Федерации, не превышает трех лет лишения свободы3. Анализ судебной практики свидетельствует о том, что в
целом, мировые судьи рассматривают значительный объем
уголовных дел, соблюдая, при этом установленные процессуальным законом сроки. Вместе с тем, имеет место категория дел, вызывающих трудности в рассмотрении практически у всех мировых судей (дела «частного обвинения»), которые более подробно анализируются в дальнейшем4.
Административные дела, из числа рассматриваемых судами, практически полностью отнесены законодателем к компетенции мировых судей субъектов РФ. Исключение, согласно
ст. 23.1 Кодекса Российской Федерации об административных
правонарушениях (далее ? КРФоАП) составляют только дела
об административных правонарушениях, совершенных военнослужащими и гражданами, призванными на военные сборы, дела, производство по которым осуществляется в форме
административного расследования, либо в качестве наказания
фигурирует выдворение за пределы Российской Федерации,
административное приостановление деятельности, а также
дела, подсудные арбитражным судам. Кроме того, мировой судья рассматривает административные дела, которые в соответствии с ч.2 ст. 23.1 КРФоАП рассматриваются судьями в случаях, если орган или должностное лицо, к которым поступило
такое дело, передает его на рассмотрение судье.
Как считают некоторые ученые, исходя из буквального
смысла КРФоАП, не допускается принятие федеральных законов, устанавливающих административные правонарушения
и соответствующую административную ответственность по
предметам ведения Российской Федерации и совместного
ведения Российской Федерации и ее субъектов; однако в «действующем законодательстве нет должной последовательности, и эта проблема не решена до конца»1. Исследование круга
полномочий российских мировых судей позволяет придти к
выводу о том, что они не рассматривают дела, связанные с
применением нормативных правовых актов субъектов РФ.
Практически единственно исключение составляют дела об
административных правонарушениях. Например, административная ответственность за нарушение покоя граждан и тишины в ночное время, привлечь к которой могут, в том числе,
мировые судьи, предусмотрена законодательством г. Москвы1;
1
См.: Федеральный закон от 11 марта 2006 г. № 36-ФЗ «О внесении изменений в статью 4 Федерального закона «О мировых судьях в Российской
Федерации» //Рос. газета. 15 марта 2006 г. № 51.
2
См., напр.: Осипова М.С. Мировая юстиция (региональный аспект) //
Юрист. № 2. 2007. С. 55-58.
3
Исключение составляют уголовные дела о преступлениях, которые в
связи с повышенной общественной опасностью и сложностью рассматриваются федеральными судами. Прим. авт.
4
См. подробнее: Мельникова Э.Б., Боровский М.В., Шаркова И.Г. Мировая юстиция //Судебная реформа: проблемы и перспективы. /Отв. ред.
Б.Н. Топорнин, И.Л. Петрухин. М.: Из-во «ИГиП РАН», 2001. С. 179; Демидов
В.В., Жуйков В.М. Комментарий к закону о мировых судьях. М.: Из-во
«Юрист», 2001. С. 16 и др.
258
1
См.: Витрук Н.В. Общая теория юридической ответственности. М.: Изво «РАП», 2008. С. 158.
259
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
ответственность за попустительство нахождению несовершеннолетних в игорных заведениях имела место в г. Санкт-Петербург и т.п.2
В целом, следует заметить, что некоторые субъекты РФ (в
частности, республики Адыгея, Алтай, Бурятия, Дагестан,
Кабардино-Балкария, Калмыкия, Хакасия, Саха (Якутия) в
законах, определяющих статус мировых судей, ранее фиксировали их полномочия. Судебная коллегия по гражданским
делам Верховного Суда Российской Федерации вынесла решение о признании противоречащей федеральному законодательству ст. 3 Закона Татарстана «О мировых судьях в Республике Татарстан», хотя соответствующая норма лишь дословно повторяла ст. 3 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации»3. Конституционный Суд Российской Федерации указал, что «решение вопроса о правомерности воспроизведения статей Конституции, в том числе, тех,
предмет которых относится к ведению Российской Федерации, ни по каким основаниям не может быть отнесено к компетенции судов общей юрисдикции ? это компетенция Конституционного Суда Российской Федерации»4. И хотя, феде-
ральный орган конституционного контроля прямо не указал
на допустимость воспроизведения норм Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации» в нормативных правовых актах субъектов, диссертанту представляется,
что при условии их соответствия федеральному законодательству это вполне может иметь место. Тем не менее, практически все субъекты РФ «законопослушно» отказались от перечисления в своих законах круга полномочий мировых судей (к
примеру, в 2007 г. такое решение приняли в Республике Башкортостан, Белгородской, Сахалинской, Тверской областях)1.
Процессуальные основы деятельности мировых судей также регламентированы федеральным законодательством. Так,
процедура рассмотрения гражданских дел практически полностью идентична для федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей. К числу наиболее существенных отличий можно лишь отнести сокращение сроков рассмотрения
дел, что представляется оправданным2. Кроме того, судебные
постановления мировых судей по гражданским делам подлежат обжалованию в апелляционном, а не кассационном порядке (ст. 320 ГПК РФ). Как известно, процедура апелляционного пересмотра дела существенно отличается от соответствующих кассационных правил. В частности, согласно ч. 3
ст. 327 ГПК РФ суд апелляционной инстанции вправе устанавливать новые факты и исследовать новые доказательства,
а суд же кассационной инстанции (ст. 347 ГПК РФ) проверяет законность и обоснованность суда первой инстанции только
исходя из доводов, изложенных в жалобе и оценивает допол-
1
См.: Закон г. Москвы от 12 июля 2002 года № 42 «Об административной
ответственности за нарушение покоя граждан и тишины в ночное время в
городе Москве» //Вестник Мэра и Правительства Москвы. № 32. 2002.
2
См.: Закон Санкт-Петербурга от 20 октября 2005 г. № 493-75 «Об административной ответственности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей за попустительство нахождению несовершеннолетних в игорных заведениях» //Санкт-Петербургские ведомости. № 205, 01.11.2005.
3
Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного
Суда Российской Федерации от 8 апреля 2003 г. № 11-Г03-13 «О признании
недействующими ст.3 и п.1 ст.11 Закона Республики Татарстан «О мировых
судьях Республики Татарстан» //Архив Верховного Суда РФ. В настоящее
время ст. 3 Закона Республики Татарстан «О мировых судьях Республики
Татарстан» изменена. Примеч. авт.
4
Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 18
июля 2003 г. № 13-П «По делу о проверке конституционности положений ст.
115 и 231 ГПК РСФСР?.» //Вестник Конституционного Суда РФ. № 5. 2003.
260
1
См., напр.: Закон Республики Башкортостан от 1 октября 2007 г. № 466з «О внесении изменений в Закон Республики Башкортостан «О мировых
судьях Республики Башкортостан» //Республика Башкортостан. № 193 (26426).
04.10.2007.
2
В частности, ст. 154 ГПК РФ указывает на необходимость рассмотрения и разрешения гражданских дел в месячный срок; в районных судах (с
некоторыми исключениями) этот срок увеличен до двух месяцев. Прим.
авт.
261
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
нительно представленные доказательства только в том случае, если признает, что они не могли быть представлены стороной в суд первой инстанции. Очевидно, что апелляционная процедура фактически носит ревизионный характер, поскольку дело пересматривается по существу в полном объеме;
данное обстоятельство заставляет задуматься о возможном
нарушении требований ст. 19 Конституции Российской Федерации, согласно которой все равны перед законом и судом,
ибо одни граждане имеют право на апелляционное рассмотрение дела, а другие ? нет. В Послании Президента Российской Федерации поставлена задача по созданию апелляционных инстанций для судов общей юрисдикции (на первом этапе (с 1 января 2012 года) ? для гражданских дел) 1. Как думается, такая проверка судебных решений должна повысить их
законность и обоснованность и, соответственно, должны быть
созданы апелляционные мировые суды субъектов РФ.
Нельзя не отметить и такую особенность рассмотрения
мировыми судьями гражданских дел, как наличие так называемого «приказного производства». Российское гражданское
процессуальное законодательство, по сути, предусматривает
упрощенную форму отправления правосудия для мировых
судей, правда, ограничивая сферу ее применения определенным кругом дел (к примеру, о взыскании алиментов, начисленной (но не выплаченной) заработной платы и т.д.)2. К со-
жалению, практика показала, что граждане достаточно редко
инициируют процедуру приказного производства; причины
диссертант связывает, прежде всего, с тем, что такая возможность не известна широкому кругу граждан1.
Порядок рассмотрения уголовных дел (за исключением дел
частного обвинения) у мировых судей также практически не
отличается от правил отправления правосудия в федеральных
судах. Однако судебное разбирательство должно быть начато
мировым судьей не ранее 3 и не позднее 14 суток со дня поступления в суд уголовного дела (ст. 321 УПК РФ); в федеральных судах, согласно ч. 3 ст. 327 УПК РФ, этот срок составляет 30 суток (за исключением случаев, когда обвиняемый
содержится под стражей). Кроме того, вместо адвоката (а не
только наряду с ним, как в федеральных судах) может быть
допущено к защите подсудимого любое лицо по его ходатайству (ч. 2 ст. 49 УПК РФ). Если первая особенность носит,
безусловно, позитивный характер то другая вызывает многочисленные научные дискуссии2. Автор этого исследования в
период исполнения обязанностей мирового судьи, убедился
в том, что допуск к защите лиц, не имеющих статуса адвоката,
не препятствует, а, скорее, способствует обеспечению прав
Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию от 12 ноября 2009 г. //Рос. газета. № 214. 13.11.2009.
2
Согласно ст. 122 ГПК РФ судебный приказ выдается, если: требование
основано на нотариально удостоверенной сделке; требование основано на
сделке, совершенной в простой письменной форме; требование основано
на совершенном нотариусом протесте векселя в неплатеже, неакцепте и
недатировании акцепта; заявлено требование о взыскании алиментов на
несовершеннолетних детей, не связанное с установлением отцовства, оспариванием отцовства (материнства) или необходимостью привлечения других заинтересованных лиц; заявлено требование о взыскании с граждан недоимок по налогам, сборам и другим обязательным платежам; заявлено
требование о взыскании начисленной, но не выплаченной работнику зара-
ботной платы; заявлено органом внутренних дел требование о взыскании
расходов, произведенных в связи с розыском ответчика, или должника, или
ребенка, отобранного у должника по решению суда. В соответствии с ч. 2 ст.
126 ГПК РФ судебный приказ выносится без судебного разбирательства и
вызова сторон для заслушивания объяснения; кроме того, законодатель
предусмотрел уменьшение размера государственной пошлины по таким
спорам в два раза. Прим. авт.
1
По наблюдениям диссертанта, соответствующее право не разъясняется в структурах, оказывающих юридическую помощь. Им, нередко, к сожалению, выгоднее с финансовой точки зрения оказать услуги по более «сложному» делу. Прим. авт.
2
См., напр.: Воронов А. В мировом суде адвокат не нужен? //Рос. юстиция. № 12. 2002. С. 35; Ткач А. «Монопольное право» российской адвокатуры //Рос. юстиция. № 4. 2004. С. 61 и др.
262
263
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
подсудимых, которые могут и в этом случае воспользоваться,
(в том числе, бесплатно) и услугами адвоката.
Наиболее подробно регламентирована в УПК РФ процедура рассмотрения мировым судьей уголовных дел частного
обвинения. В данном случае имеют место (наряду с упомянутым «приказным производством»), по сути своей, упрощенные процессуальные формы, позволяющие учитывать специфические особенности судов субъектов РФ1. При этом рассмотрение дел частного обвинения основывается на следующих принципах: жалоба потерпевшего подается непосредственно в мировой суд; рассмотрение уголовного дела осуществляется практически только «силами» суда субъекта РФ
без участия органов предварительного расследования; процесс может приобрести своеобразный «реверсивный» характер в случае, если подсудимый воспользуется правом выдви-
нуть против потерпевшего встречное обвинение1; дело подлежит обязательному прекращению при примирении потерпевшего с подсудимым2.
Процедура отправления правосудия мировыми судьями по
административным делам определена КРФоАП. Причем, как
уже было замечено, с 2004 г. законодатель субъекта РФ утратил право определять порядок отправления правосудия при
рассмотрении мировыми судьями административных дел3.
Здесь, как думается, наиболее отчетливо обозначилась проблема, связанная с установлением надлежащего соотношения
полномочий Российской Федерации и ее субъектов в сфере
отправления правосудия. Как известно, согласно п. «к» ч. 1
ст. 72 федеральной Конституции административное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. Данное конституционное положение
реализуется в ст. 1.1. КРФоАП, где указано, что законодательство об административных правонарушениях состоит из
1
Уголовное преследование в «частном порядке» осуществляется по делам о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 115, 116, 129 ч. 1, 130 УК РФ.
Подобного рода дела в соответствии с ч.2 ст. 20 УПК РФ возбуждаются
только по заявлению потерпевшего или его представителя. УПК РФ устанавливает обязательный перечень сведений, содержащихся в заявлении о
привлечении к уголовной ответственности: описание события преступления, места, времени, а также обстоятельств его совершения; просьбу, адресованную суду, о принятии уголовного дела к производству; данные о лице,
привлекаемом к уголовной ответственности; список свидетелей, которых
необходимо вызвать в суд; подпись заявителя и т.д. Заявление подается в суд
с копиями по числу лиц, в отношении которых возбуждается уголовное
дело частного обвинения. С момента принятия судом заявления к своему
производству, подавшее его лицо, является частным обвинителем; ему
разъясняются мировым судьей соответствующие права и обязанности, о
чем составляется протокол, подписываемый судьей и лицом, подавшим заявление. Поскольку, как показывает практика, такие дела вызывают наибольшие трудности у мировых судей, в заключительной главе диссертационного исследования его автор вносит предложения по совершенствованию процедуры их рассмотрения. Прим авт.
Соединение заявлений допускается на основании постановления мирового судьи до начала судебного следствия; в этом случае, лица их подавшие, участвуют в уголовном судопроизводстве одновременно в качестве
частного обвинителя и подсудимого. Для подготовки частного обвинителя
(потерпевшего) к защите в связи с поступлением встречного заявления по
его ходатайству уголовное дело может быть отложено на срок не более 3
суток. В дальнейшем, допрос этих лиц об обстоятельствах, изложенных ими
в своих заявлениях, проводится по правилам допроса потерпевшего, а об
обстоятельствах, изложенных во встречных жалобах, - по правилам допроса
подсудимого. Прим. авт.
2
См. подробнее: Аникина Е.И. Производство по делам частного обвинения: Дисс?канд. юрид. наук. Саранск, 2000; Быковская Е.В. Уголовное судопроизводство по делам частного обвинения: проблемы правовой регламентации и их решение: Дисс?канд. юрид. наук. М., 2006; Василенко Л.А. Производство по делам частного обвинения: Дисс?канд. юрид. наук. Омск,
2005; Тенсина Е.Ф. Производство по делам частного обвинения как форма
диспозитивности: Дисс?канд. юрид. наук. Ижевск, 2004 и др.
3
См.: Федеральный закон от 19 июля 2004 г. № 50-ФЗ «О внесении изменений в статьи 1и 10 Федерального закона «О мировых судьях в Российской
Федерации» //Рос. газета. № 131. 2004.
264
265
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
КРФоАП и принимаемых в соответствии с ним законов
субъектов РФ об административных правонарушениях. В
юридической литературе существует точка зрения, согласно
которой такое правовое регулирование не соответствует требованиям ст. 55 Конституции Российской Федерации, ибо
ограничение прав и свобод человека и гражданина возможно
только на основании федерального закона1. Однако, как отмечает Н.В. Витрук, они допускают неточность, полагая, что
регламентация прав и свобод граждан отнесена не только к
ведению Российской Федерации, но и к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов. Предметами совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов является не регламентация, а защита прав и свобод2. Данный
ученый обоснованно обращает внимание на то обстоятельство, что Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно признавал соответствующей Конституции Российской Федерации допустимость установления административной ответственности законами субъектов РФ в пределах их
компетенции в целях защиты основных прав и свобод и других конституционных ценностей. Таким образом, следует разделить мнение тех исследователей, которые полагают, что
«невозможно найти сколь-нибудь весомые основания для лишения субъектов РФ полномочий по установлению административной ответственности в отношении физических лиц.
В законах, устанавливающих административную ответственность, находит одно из своих проявлений, регулирование общественных отношений в сферах, максимально приближенных к нуждам и потребностям населения, а поэтому и нуждающихся в правоохране, в том числе, и административно-правовыми средствами»1.
Законодательные (представительные) органы субъектов РФ
вправе лишь устанавливать составы административных правонарушений, за совершение которых может быть назначено
наказание только в виде предупреждения или административного штрафа (ч. 3 ст. 3.2 КРФоАП). Более того, согласно п.
4 ч. 1 ст. 1.3. КРФоАП, определения порядка производства по
делам об административных правонарушениях также является исключительной прерогативой Российской Федерации.
Однако процедура рассмотрения дел об административных
правонарушениях определена в КРФоАП весьма схематично,
а отдельные положения носят достаточно спорный характер.
Федеральный законодатель не разрешил ряд принципиальных
вопросов, связанных, к примеру, с фиксацией хода разбирательства дела (в частности, не закреплена обязательность протоколирования), не установлена процедура разрешения ходатайств, заявлений и т.п. Соответственно, вряд ли было целесообразно лишать субъекты РФ возможности самостоятельно принимать законы, определяющие порядок производства
по анализируемой категории дел у мировых судей и, тем самым, игнорировать положения п. «к» ч. 1 ст. 72 Конституции
Российской Федерации.
1
См., напр.: Агапов А.Б. Административная ответственность. М.: Из-во
«Статут», 2004. С. 39; Он же. Постатейный комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях. М.: Из-во «Статут», 2002. С. 8-9; Шергин А.П. Административно - деликтное законодательство России: состояние, проблемы, перспективы //Административное право и административный процесс: состояние и перспективы. М.: Из-во
«Юрист» 2004. С. 171; Карасев М.Н. Институт совместного ведения Российской Федерации и субъектов Федерации: необходимы серьезные изменения //Журн. рос. права. № 9. 2001. С. 39.
2
Витрук Н.В. Общая теория юридической ответственности. М.: Из-во
«РАП», 2008. С. 161.
266
1
См.: Бахрах Д.Н., Российнский Б.В., Старилов Ю.Н. Административное
право. М.: Из-во «Норма», 2004. С. 488-489; Сорокин В.Д. Парадоксы Кодекса
Российской Федерации об административных правонарушениях //Правоведение. № 3. 2004. С. 4-28; Филант К.Г. К проблеме конституционной легитимности регионального законодательства об административных правонарушениях //Конституционное и муниципальное право. № 9. 2007. С. 19-22; Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях //Под ред. Ю.М. Козлова. М.: Из-во «Юрист», 2002. С. 92 и др.
267
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 3
Мировые судьи России: дуализм статуса и практика...
Итак, процессуальные основы деятельности мировых судей полностью регламентированы федеральными нормативными правовыми актами. Конечно, не оставлено без внимания то обстоятельство, что изучаемые суды имеют статус судов субъектов РФ: предусмотрено сокращение сроков судебного разбирательства, установлен особый порядок рассмотрения дел частного обвинения, имеет место процедура «приказного производства» и т.д. Вместе с тем, этого явно не достаточно для того, чтобы раскрыть все потенциальные возможности судов субъектов РФ и сформировать системы судов
субъектов РФ. Не только сокращение сроков судебного разбирательства, но и, например, наличие суммарного (упрощенного) производства, широкое применение различного рода
примирительных процедур являются характерными чертами
«местного правосудия». Однако, напротив, в настоящее время для российской правоприменительной практики характерными являются следующие обстоятельства: практически полностью идентичный порядок разрешения дел об административных правонарушениях в федеральных судах и у мировых
судей; разрешение гражданских и уголовных дел практически
без каких-либо признаков суммарного производства и т.п.
Кроме того, мировые судьи, как думается, совершенно необоснованно отстранены от участия в рассмотрении споров,
вытекающих из предпринимательской и иной экономической
деятельности. В этом плане, к примеру, наделение территориальных органов Пенсионного фонда правом взыскания задолженности во внесудебном порядке противоречит ч. 3 ст.
35 Конституции Российской Федерации1. Поскольку речь
идет, как правило, о небольших суммах, целесообразно отнести такие дела к компетенции мировых судей.
Вместе с тем, проблемы повышения эффективности и
качества работы российских мировых судей не обусловлены,
разумеется, только влиянием федеральных органов государственной власти. Нуждаются в трансформации сами подходы к пониманию роли мировой юстиции на современном
историческом этапе, имеет место потребность формирования
такой концепции мирового правосудия, которая значительно
повысит авторитет судов субъектов РФ, создаст реальную
возможность активного взаимодействия конституционных
(уставных) судов и мировых судей и, в конечном итоге, образования систем судов субъектов РФ.
1
См.: Федеральный закон от 4 ноября 2005 г. № 137-ФЗ «О внесении
изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых положений законодательных актов Российской Федерации в связи с осуществлением мер по совершенствованию
административных процедур урегулирования споров //СЗ РФ. 2005. № 45.
Ст. 4585.
268
269
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Формирование систем судов субъектов Российской Федерации...
ABA IV.
op
poa
e c
ce cyo cyeo
Pocc
co eepa
coepecoa
e
cayca oc
y
ox (ycax) cyo
pox cye a x coca
x
eeo
§ 1. Федерализм как конституционный принцип
государственного устройства Российской Федерации
и основа создания мировых судов
Как уже отмечалось, анализ конституционных (уставных)
судов и мировых судей изолированного друг от друга носит
малопродуктивный характер и не учитывает как реально существующие, так и потенциально возможные основы их взаимодействия. В соответствии с Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» в
субъектах РФ создаются конституционные (уставные) суды,
функционально не входящие в федеральную судебную систему, и мировые судьи, являющиеся одновременно судьями общей юрисдикции общероссийской судебной системы и «судами субъектов РФ»1 . Вместе с тем, как показывает исследование законов субъектов РФ о мировых судьях, там редко можно обнаружить те признаки и свойства, которые позволяют
охарактеризовать их как суды субъектов РФ. Анализ их статуса позволяет исследователям высказывать суждения о том, что
мировых судей нельзя отнести к судам субъектов РФ, ибо их
статус от федерального судьи отличается незначительно, в
основном в части порядка назначения (избрания) на долж-
ность. «Несмотря на свое название, ? отмечают исследователи, - по своей природе это, скорее, младшие государственные
судьи, а не мировые судьи в классическом понимании этого
института»1. В этом плане передачу вопросов деятельности
мировых судей на федеральный уровень, как это и предусмотрено в Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации 2008 г., исследователи рассматривают как предсказуемый итог развития не
имеющей аналогов в Российской Федерации и за рубежом
системы мировой юстиции, изначально занимавшей двойственное положение между сферами постоянно расширяющегося федерального и регионального влияния2.
В определенной мере, можно согласиться с мнением о том,
что целью возрождения института мировых судей в конце
прошлого века было, прежде всего, стремление обеспечить
широкие слои населения доступной судебной защитой, а не
желание максимально скопировать их дореволюционную
модель, либо создать судебные системы субъектов РФ. Как
показывает изучение судебной практики и результатов социологических опросов населения, в полном объеме реализовать эту задачу не удалось, хотя и было сохранено единство
судебной системы Российской Федерации. К созданию судебных систем субъектов РФ нужно стремиться, поскольку такой
вариант разрешения вопросов судоустройства в максимальной мере соответствует основам конституционного строя и, в
частности, ст. 1 Конституции Российской Федерации; именно он, как показывает зарубежный и российский исторический опыт, позволяет в полном объеме реализовать ранее охарактеризованные специфические преимущества «местного»
суда. Вместе с тем, и в настоящее время необходимость обес-
1
См. подробнее: Комментарий к законодательству о судебной системе
Российской Федерации //Под ред. Т.Г. Морщаковой. М.: Из-во «Юрист»,
2003. С. 205-206; Комментарий к Федеральному конституционному закону
«О судебной системе Российской Федерации». М.: Из-во «Норма», 2003. 2е изд. С. 114 и др.
1
См.: В.Ф. Попондопуло. Система третьей власти: от горизонтальной
власти к вертикальной //Закон. № 10. 2004. С. 116.
2
См.: Смагина Е. Гражданское судопроизводство у мирового судьи:
новеллы и перспективы //Мировой судья. № 3. 2009. С. 15.
270
271
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 4
Формирование систем судов субъектов Российской Федерации...
печения единства российской судебной системы не исключает возможности развития индивидуальных особенностей и
признаков судов субъектов РФ; иной вариант будет противоречить конституционному принципу федерализма, создаст
препятствия для формирования систем судов субъектов РФ1.
Безусловно, ныне существующий способ разрешения вопросов судоустройства не в полном объеме способствует реализации конституционного принципа федерализма. Фактически процесс создания органов судебной власти субъектов РФ
остался незавершенным, поскольку второй инстанцией для
мировых судей, является федеральный суд, получивший несвойственные ему апелляционные полномочия2. Многие исследователи полагают, что такой порядок обжалования судебных постановлений умаляет все преимущества мировой юстиции, поскольку «решение, вынесенное мировым судьей,
может быть отменено по формальным основаниям»3. Чтобы
обеспечить независимость мировых судей, нередко, предлагается в качестве второй инстанции для них сформировать
региональные судебные и даже квазисудебные органы. В частности, Е.В. Данилевская полагает необходимым развивать
«народное начало» в деятельности изучаемых судов, чему, по
ее мнению, будет способствовать возрождение института съезда мировых судей и наделение его кассационными полномочиями по отношению к мировым судьям1. Однако подобного
рода проекты «не только не расширили бы судебную власть
субъектов РФ, но и вовсе лишили бы их таковой, поскольку
предлагаемые квазисудебные инстанции вошли бы не в систему государственной власти, а в местное самоуправление»2.
Скорее, необходимо создание как апелляционных инстанций
для федеральных судов (такое поручение содержится в Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации 2009 г.), так и апелляционных мировых судов, имеющих статус суда субъекта РФ.
В настоящее время в Российской Федерации созданы не
мировые суды, а судебные участки мировых судей; отсутствие
мировых судов противоречит принципу осуществления правосудия не судьей, а только судом (ст. 118 Конституции Российской Федерации). В Федеральном законе «О мировых судьях в Российской Федерации» целесообразно указать, что
правосудие осуществляется мировыми судами субъектов РФ
в составе председательствующих - мировых судей, рассматривающих дела единолично. Мировой суд следует рассматривать как учреждение, судебный орган, входящий в судебную систему, мирового судью - как физическое должностное
лицо, представляющее судебный орган, а мировую юстицию
- как систему мировых судебных ведомств, учреждений, их
деятельность3.
1
См., напр.: Чепурнова Н. Как сформировать корпус мировых судей //
Рос. юстиция. № 4. 1999. С. 2-3; Сомов С. Развитие института мировых судей
и баланс интересов Федерации и регионов //Рос. юстиция. № 1. 2002.
С. 11-13.
2
См., напр.: Жуйков В.М. О роли мировой юстиции в Российской Федерации //Настольная книга мирового судьи, рассматривающего гражданские дела. М.: Из-во «КноРус», 2002. С. 12 и др.
3
См.: Ершов В.В. Статус суда в правовом государстве. М.: Из-во «РПА
МЮ РФ», 1992. С. 74. К примеру, в Республике Татарстан только 55,4 %
актов мировых судей оставлены апелляционной инстанцией без изменения,
тогда как в судах кассационной инстанции этот показатель равен 79 %. См.
подробнее: Базаров Б. При апелляционном производстве возможно нарушение принципа состязательности //Рос. юстиция. № 3. 2002. С. 41 - 42; Шакирьянов Р. Стабильность решений мировых судей зависит от выполнения
требований закона //Рос. юстиция. № 5. 2003. С. 39 и др.
272
1
Данилевская Е.В. Становление института мировых судей в условиях
развития публичной власти в Российской Федерации: Автореф. дисс? канд.
юрид. наук. Орел, 2002. С. 132-133.
2
См.: Лебедев В.М. Проблемы становления и развития судебной власти
в Российской Федерации: Дисс...докт. юрид. наук. М., 2000. С. 294-295.
3
См.: Дорошков В.В. Мировой судья. Исторические, организационные
и процессуальные аспекты деятельности. М.: Из-во «Норма» 2004. С. 31;
Кононенко В.И. Мировой суд: опыт становления и развития (уголовно-процессуальный аспект): Автореф. дисс...канд. юрид. наук. М., 2003. С. 8 и др.
273
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 4
Формирование систем судов субъектов Российской Федерации...
В Федеральном Законе «О мировых судьях в Российской
Федерации» требует оптимизации регулирование соотношения количества судебных участков и численности населения,
проживающего на соответствующей территории1. Здесь использован так называемый участковый принцип, суть которого заключается в том, что территория юрисдикции мирового судьи распространяется на судебный участок2. Судебные
участки создаются с 1 января 2007 г. из расчета численности
населения на одном участке от 15 до 23 тысяч человек (в административно-территориальных образованьях с численностью населения менее 15 тысяч человек создается один судебный участок).
Однако федеральный законодатель практически проигнорировал специфику конкретных муниципальных образований,
обусловливающую различную нагрузку на судебные участки,
что препятствует определению наиболее оптимальной модели организации мирового суда. В частности, на территории
судебного участка могут находиться объекты (рынки, вокзалы, станции метро, промышленные предприятия и т.п.), которые, как замечают исследователи, увеличивают показатели
преступности и «гражданской конфликтности». Соответственно, как мировые судьи, так и обратившиеся к ним граждане
высказывают большое количество замечаний по поводу неравномерного распределения нагрузки. Например, по данным
автора, некоторые мировые судьи г. Москвы в среднем рассматривают более 10 - 20 уголовных и 40 - 50 гражданских
дел в месяц, а другие - не более 1 - 2 (4 - 10) споров, соответ-
ственно1. Аналогичная ситуация складывается и в других
субъектах РФ; в частности, в г. Якутске некоторые мировые
судьи рассматривают в год от 1100 до 2600 гражданских дел,
а другие - от 300 до 500 гражданских дел2.
Таким образом, при определении необходимого числа судебных участков (в перспективе ? мировых судов) в конкретном субъекте РФ, недостаточно принимать во внимание только численность населения, проживающего на обслуживаемой
ими территории. Кроме того, в настоящее время согласно ч. 2
ст. 4 Федерального закона «О мировых судьях в Российской
Федерации», общее число мировых судей и количество судебных участков субъекта РФ определяются федеральным законом по законодательной инициативе соответствующего
субъекта РФ, согласованной с Верховным Судом Российской
Федерации (или по инициативе Верховного Суда Российской Федерации, согласованной с соответствующим субъектом РФ). Очевидно, что субъект РФ лишен возможности определить оптимальное для него количество мировых судей и
судебных участков. Причем, соответствующая процедура является достаточно длительной: первоначально субъект РФ должен выступить с законодательной инициативой по этому поводу, затем данное предложение согласовывается с Верховным Судом Российской Федерации, после чего попадает в
Государственную Думу; затем его рассматривает Совет Федерации и Президент Российской Федерации. Кроме того, фе-
См. подробнее: Цыганаш В., Сергеева С. Взаимосвязь потенциала судебной власти мирового судьи с организационными условиями его деятельности //Мировой судья. № 2, 3. 2009. С. 12-14.
2
См, напр.: Александров С.В., Бурдина Е.В. Проблемы формирования
судебных участков и доступ к суду //Мировой судья. № 9. 2007. С. 2-5.
1
В Краснодарском крае нагрузка на мирового судью варьировалась от
15-20 до 100 дел в месяц в зависимости от того, «спальный» ли это район,
либо промышленный, сколько на нем предприятий и т.п. В Хабаровском
крае и Камчатской области некоторые мировые судьи разрешали до 150 дел
в месяц, другие ? не более 30 дел и т.д. См., напр.: Рустамов Х.У., Безнасюк
А.С. Судебная власть. М.: Из-во «Юнити-Дана». 2002. С. 156; Вдовенков В.,
Нарутто С. Регион один, подходы разные //Рос. юстиция. № 6. 2003. С. 47 и
др.
2
См.: Местникова С.А. Закон о мировых судьях - на практике //Рос.
юстиция. № 8. 2009. С. 60-62.
274
275
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 4
Формирование систем судов субъектов Российской Федерации...
деральный законодатель не установил сроков, в течение которых должно быть рассмотрено обращение субъекта РФ.
В юридической литературе имеет место предложение в
целях разрешения указанной проблемы ч. 4 ст. 4 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации» изложить в следующей редакции: «Мировой суд создается органами государственной власти субъекта РФ путем принятия соответствующего закона субъекта РФ в зависимости от потребностей в обеспечении судебной защитой муниципального
образования, численность населения которого составляет от
5 до 23 тысяч человек. В административно-территориальных
образованиях с численностью населения от 5 до 15 тысяч человек создается один судебный участок». Такое правовое регулирование не будет противоречить п. «о» ст. 71 Конституции Российской Федерации, поскольку в данном случае
субъект РФ не разрешает «вопросы судоустройства», закрепленные в федеральном законе. Законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов РФ в случае реализации этих планов будут участвовать именно в установлении общих принципов организации системы органов
государственной власти, что согласно п. «н» ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации образует предмет совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов.
Имеют место и многочисленные вопросы, являющиеся
производными от проблемы игнорирования конституционного принципа отправления правосудия только судом и законодательной характеристики мировых судей как «судов субъектов РФ» (ч. 4 ст. 4 Федерального конституционного закона «О
судебной системе в Российской Федерации»). В федеральном суде судьи взаимозаменяемы; в случае отпуска, болезни
одного судьи его обязанности исполняет другой судья этого
суда и, таким образом, требования ч. 1. ст. 47 Конституции
Российской Федерации («никто не может быть лишен права
на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом») не нарушаются. Значи-
тельно сложнее реализовать эту конституционную норму в
«односоставных» судебных участках мировых судей субъектов РФ. При прекращении или приостановлении полномочий мирового судьи, а также в случае временного его отсутствия (болезнь, отпуск и иные уважительные причины) исполнение его обязанностей возлагается на мирового судью
другого судебного участка того же судебного района постановлением председателя соответствующего районного суда.
Если в данном судебном районе создана одна должность мирового судьи, то при прекращении или приостановлении полномочий мирового судьи, а также в случае временного отсутствия мирового судьи исполнение его обязанностей постановлением председателя вышестоящего суда или его заместителя возлагается на мирового судью, осуществляющего свою
деятельность в ближайшем судебном районе (ч. 3 ст. 8 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации»)1. Многие ученые обращают внимание на то обстоятельство, что само понятие границы судебного участка ? это условное разделение территории на зоны деятельности судьи, а
не самой «административной территории»2. Соответственно, они предлагают при временном значительном увеличении количества дел в конкретном судебном участке допустить
их передачу в другой участок на основании постановления
вышестоящего суда. Подобного рода планы представляются
достаточно спорными, ибо в этом случае будет нарушено право
гражданина на рассмотрение его дела в том суде и тем судь-
См. подробнее: Никодимов А. Мировой судья временно отсутствует:
как быть? //Рос. юстиция. № 3. 2003. С. 42.
2
Некоторые исследователи предлагают дополнить Федеральный закон
«О мировых судьях в Российской Федерации» положением о том, что «рассмотрение дела мировым судьей другого участка не допускается, если против этого возражает заинтересованная сторона». См.: Урбан Е. Предоставить субъекту Федерации больше самостоятельности при формировании
корпуса мировых судей //Рос. юстиция. № 3. 2003. С. 39.
276
277
1
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 4
Формирование систем судов субъектов Российской Федерации...
ей, к подсудности которых оно отнесено законом1. По мнению автора, следует проанализировать возможность работы
на одном участке (в перспективе ? мировом суде) двух и более мировых судей.
Другая проблема, обусловленная отсутствием мировых
судов, связана с препятствиями для специализации мировых
судей2. В юридической литературе все чаще можно обнаружить предложения по созданию, к примеру, судов для несовершеннолетних; согласно социологических данных каждый
второй опрошенный мировой судья считает создание таких
судов обоснованным3. Имеет место соответствующий позитивный иностранный опыт и, в частности, сформированы
такие суды в Израиле. Существовал подобный институт и в
России: в 1897 г. были созданы специальные детские суды,
устройство которых, как замечает Н. Полянский, «составляет
одну из самых светлых страниц в истории мирового суда»4.
Вместе с тем, согласно ч. 3 с. 118 Конституции Российской
Федерации, судебная система устанавливается Конституцией Российской Федерации и Федеральным конституционным
законом «О судебной системе Российской Федерации», который допускает возможность создания только специализированных федеральных судов. Соответственно, представляется
необходимым формирование мировых судов с потенциальной
возможностью специализации их судей. Их создание будет
способствовать реализации ч. 2 ст. 118 Конституции Российской Федерации, согласно которой судебная власть осуществляется посредством административного судопроизводства
(судьи мировых судов смогут специализироваться на административных делах).
Как уже отмечалось, Президентом Российской Федерации
в 2008 г. дано поручение подготовить заключение о возможности передачи на федеральный уровень вопросов обеспечения деятельности мировых судей. Федеральный закон «О мировых судьях в Российской Федерации» до 2004 г. устанавливал, что материально-техническое обеспечение деятельности
мировых судей осуществляют органы юстиции, либо органы
исполнительной власти субъекта РФ. Данная норма была изменена, поскольку противоречила Конституции Российской Федерации, закрепляющей разделение государственной
власти на законодательную, исполнительную и судебную,
органы которой самостоятельны1. В настоящее время согласно в ч. 3 ст. 10 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации», материально-техническое обеспечение
деятельности мировых судей осуществляют органы исполнительной власти субъекта РФ в порядке, установленном законом субъекта РФ2. Выполнение поручения Президента Рос-
1
1
См., напр.: Новокрещенов Н.С. Особенности производства по уголовным делам у мирового судьи: Автореф. дисс?.канд. юрид. наук. Иркутск,
2007. С. 9.
2
Так, например, имеют место предложения о создании специализированных трудовых мировых судов. См.: Чесноков Е.В. Правоприменительная
деятельность мировых судей в разрешении трудовых споров: Дисс?канд.
юрид. наук. М., 2007. С.9.
3
См., напр.: Р.С. Хисматуллин, Ю.С. Третьяков. Актуальные вопросы
совершенствования судебного рассмотрения дел о несовершеннолетних мировым судьей //Рос. юстиция. № 5. 2007. С. 35-36.
4
См.: Полянский Н. Мировой суд //Суд и права личности: Сборник статей /Под ред. Н.В. Давыдова, Н.Н. Полянского. М.: Из-во «Статут», 2005.
С. 294.
Федеральный закон от 19 июля 2004 г. № 50-ФЗ «О внесении изменений
в статьи 1и 10 ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации» //Рос. газета.
№ 131. 2004. См. также: Миронов В.А., Виноградов А.Ф. Некоторые аспекты
регионального законодательства //Журн. рос. права. № 5. 2001. С.19.
2
Так, например, в г. Москве образовано Управление по обеспечению
деятельности мировых судей. См.: Постановление Правительства Москвы
от 20 ноября 2001 г. № 1036-ПП «О создании Управления по обеспечению
деятельности мировых судей города Москвы» //Вестник мэрии Москвы.
№ 46. 2001; Постановление Правительства Москвы от 4 сентября 2007 г.
№ 773-ПП «Об утверждении типовых норм помещений судебного участка
мирового судьи города Москвы и типовых норм материально-технического обеспечения судебного участка мирового судьи города Москвы» //Вестник Мэра и Правительства Москвы. № 53. 26.09.2007.
278
279
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Глава 4
Формирование систем судов субъектов Российской Федерации...
сийской Федерации обеспечит большую независимость мировых судей, а также будет способствовать реализации требований ст. 124 Конституции Российской Федерации о финансирование судов только из федерального бюджета.
Нуждаются в совершенствовании и некоторые положения
гражданского процессуального законодательства, регламентирующего деятельность мировых судей субъектов РФ. В настоящее время не позволяет в полном объеме обеспечить сбалансированное распределение дел между мировыми судьями, установленное ст. 23 ГПК РФ, ограничение цены иска по
имущественным спорам в 50 тысяч рублей. Для некоторых
субъектов РФ (прежде всего, городов федерального значения)
такой критерий явно не рационален: мировые судьи, по данным автор этой работы, рассматривают здесь не более 30 40 % всех гражданских дел, а остальные подлежат разрешению районными судами. В других же субъектах РФ сумма в
50 тысяч рублей является значительной и мировым судьям
приходится разрешать здесь до 70 - 90 % всех споров. По нашему мнению, законодателю нужно руководствоваться, в том
числе, данными о социально - экономическом положении
субъекта РФ, сведениями о количестве рассматриваемых дел
и иными заслуживающими внимания факторами. Изучение
статистических данных о «нагрузке» на мировых судей в различных субъектах РФ, а также их судебной практики подтверждает целесообразность наделения органов власти субъектов
РФ возможностью изменять критерии подсудности по гражданским имущественным спорам, подсудным мировым судьям по установленному федеральным законом критерию. В частности, ст. 23 ГПК РФ следует дополнить ч. 5 следующего
содержания: «В зависимости от количества дел, рассматриваемых мировыми судьями субъекта РФ, председатель республиканского, краевого, областного и равного ему суда вносит в
законодательный (представительный) орган власти субъекта
РФ предложение о необходимости принятия закона, предусматривающего увеличение (уменьшение) цены иска по иму-
щественным спорам, подсудным мировым судьям, в пределах от 80 до 500 тысяч рублей»1.
В юридической литературе достаточно часто встречаются
и предложения по упрощению процедуры рассмотрения
мировыми судьями всех категорий гражданских дел2. К сожалению, нередко, эти планы создают угрозу умаления права
граждан получить у мирового судьи полноценную судебную
защиту; в этом плане представляются спорными такого рода
предложения, как, например, отказ от досудебной подготовки гражданских дел, ограничение срока подачи и рассмотрения иска одним днем и т.п.3 Имеют место и проекты, противоречащие ч. 1 ст. 47 Конституции Российской Федерации
(никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела
в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено
законом; например, О.Н. Шеменева считает целесообразным
расширение компетенции мировых судей за счет установления права сторон передавать по взаимному соглашению на
рассмотрение мирового судьи любой спор независимо от
цены иска4. Вместе с тем, представляется необходимым изучение возможностей упрощения ини