close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1.Подходы к изучению обновленчества в церковной и светской литературе Шилкина МВ Вестник РГГУ научный журнал Культурология Искусствоведение Музеология-2011- 1779-С174-180.

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М.В. Шилкина
ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ «ОБНОВЛЕНЧЕСТВА»
В ЦЕРКОВНОЙ И СВЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
Статья посвящена анализу понятия «обновленчество» и причин обновленческого раскола в Православной российской церкви 1920-х гг.
Автор выделяет три типа публикаций новых архивных документов по
теме и рассматривает различные подходы к изучению истории обновленчества в церковной и светской литературе, доказывая актуальность
данной проблемы.
Ключевые слова: обновленчество, церковный раскол, отношения церкви и государства.
Вопрос об исторических причинах, содержании и характере обновленческого раскола, а также о его последствиях сегодня
все чаще становится предметом исследования церковных и светских
историков. Это объясняется не только относительно свободным доступом к ранее закрытым архивам, но и потребностью в понимании
складывающихся отношений Церкви и государства, в том числе –
в связи с полемикой вокруг «сергианства». С другой стороны, понятие «обновленчество» все чаще используется недобросовестными
церковными деятелями для огульного обвинения своих противников в чем-то недостойном, хотя и туманном. На самом деле это
свидетельствует об упреждающей защите самих этих деятелей от
справедливых обвинений в обновленчестве. Очевидно, что научная
и идеологическая задачи любого исследования малосовместимы.
Понятие «обновленчество» вошло в современные религиоведческие словари, но все же до сих пор оно не получило достаточной
научной разработки. Публикации новых массивов документов,
сопровождающихся многочисленными комментариями, позволяют поставить вопрос о методологических подходах к этой острой
© Шилкина М.В., 2011
174
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Подходы к изучению «обновленчества» в церковной и светской литературе
и актуальной проблеме как церковных, так и светских исследователей. Для первых крайне важно говорить о природе обновленчества
в контексте общей проблемы церковно-государственных отношений. Для светских же историков необходимо отнестись к феномену
обновленчества как к явлению, затронувшему не только внешнюю,
но и внутреннюю жизнь Церкви. Всем добросовестным исследователям важно освободиться от политического и идеологического
наследия советской историографии, обратиться к церковным и государственным документам 1920-х гг. В данной статье мы попытаемся дать краткий обзор и предложить типологию подходов к феномену обновленчества в церковно-исторической и религиоведческой литературе.
Все известные нам публикации, в той или иной мере затрагивающие проблему обновленчества, можно условно разделить на
три части:
1) акты, распоряжения, указы, послания и личные письма патриарха Тихона, а также архиереев, не участвовавших в расколе;
постановления органов церковного управления, документы советского правительства и ОГПУ;
2) работы 1990–2010-х гг. по церковной истории;
3) публикации религиоведческого характера, упоминающие об
обновленчестве в контексте истории одной из религиозных организаций.
Мы не будем касаться тех публикаций в прессе и в интернетпространстве, которые не выдерживают критики с точки зрения
научной добросовестности и носят откровенно идеологический,
ангажированный характер.
В документах и переписке патриарха Тихона и верных ему
архиереев обновленчество определяется как церковный раскол.
В них говорится об антиканоническом и антицерковном характере действий обновленцев, о самовольном захвате ими церковной
власти. В послании патриарха Тихона, зачитанном с амвона московских храмов 19 декабря 1922 г., он анафематствует Высшее церковное управление (ВЦУ) обновленческих церквей как «учреждение антихриста... противостать которому все верные сыны Божии
призываются даже до уз, крови и смерти»1.
Три выдающихся российских иерарха, названные патриархом
Тихоном возможными местоблюстителями престола, – митр. Кирилл (Смирнов), митр. Агафангел (Преображенский) и митр. Петр
(Полянский) – были едины в понимании обновленчества. Митр. Кирилл воспринимал ВЦУ обновленческих церквей как орган, инициированный советской властью, который преследует политические, а не церковные цели2. Митр. Агафангел в послании от 18 июня
175
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М.В. Шилкина
1922 г. называет то же ВЦУ «церковным бесчинием» и узурпацией
церковной власти. По словам митр. Агафангела, Живая церковь
(одна из обновленческих. – М. Ш.) – это новая церковь, которая отклоняется «от основ православной церковности вплоть до пересмотра догматов и нравоучений православной веры, священных канонов
Вселенских Соборов, православных богослужебных уставов»3.
Митр. Петр, вступивший в управление Православной Российской
Церковью (далее – ПРЦ) после смерти патриарха Тихона, считал
одним из первостепенных по важности дел, не терпящих отлагательства, «решительную борьбу против дальнейшего распространения
обновленческой ереси». 28 июля 1925 г. митр. Петр обратился с посланием «к архипастырям, пастырям и всем чадам Православной
Российской Церкви»; в нем он твердо и однозначно определил сторонников обновленчества как «разорителей Церкви»4.
Для церковной истории того времени характерны такие события. Последователи одного из лидеров обновленческого движения
митр. Антонина (Грановского) в 1922 г. завладели Владимирским
собором Сретенского монастыря. Когда же они были изгнаны верующими, ближайший сподвижник патриарха Тихона архиеп.
Илларион (Троицкий) 5 июля 1923 г. заново освятил этот собор,
очищая его «от осквернения еретиков»; во время проповеди он
назвал прежних «хозяев» собора «самозванцами». Во время публичного диспута 17 августа 1923 г. архиеп. Илларион осудил все
обновленческие группы как раскольнические и антиканонические,
а 4 сентября 1923 г. в своем выступлении привел убедительные
доказательства антицерковного характера недавно состоявшегося
обновленческого собора5.
Ведущие иерархи ПРЦ 1920-х гг. считали обновленчество движением, инспирированным органами ГПУ в целях уничтожения
Церкви. Это мнение разделяет и патриарх Кирилл – нынешний
глава Русской Православной Церкви (РПЦ). Например, в телевизионном интервью 2006 г. он ответил на вопрос о роли идейного
лидера обновленческого движения митр. Александра (Введенского) и его сторонников так:
Его главная работа заключалась в том, чтобы доказать контрреволюционную сущность православной церкви, православного духовенства
во главе с патриархом Тихоном. Параллельно обновленцы играли
роль доносчиков. Они ведь хорошо знали, кто есть кто в православной
церкви, и строчили доносы в ГПУ, в результате чего архиереев, священников, богословов арестовывали, расстреливали. Это была не
безобидная игра в обновленчество, это была попытка кровавого переворота в церкви, кровавой революции в церкви6.
176
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Подходы к изучению «обновленчества» в церковной и светской литературе
Историографический обзор наиболее известных книг по истории обновленческого раскола дан в книге А. Мазырина7. Опираясь
на этот обзор, попробуем наметить основные подходы к пониманию сути обновленчества в церковной исторической литературе.
Первый из них уравнивает обновленческий раскол с так называемой правой оппозицией, т. е. с отходом большой части архиереев от митр. Сергия (Страгородского) и непоминанием его после
создания им Временного Патриаршего Священного Синода и, тем
более, издания Декларации 1927 г. И обновленчество, и «правую
оппозицию» непоминающих воспринимают одинаково, как раскол,
без различения природы того и другого. Подобный подход приводит исследователей к выводу о том, что дух обновленчества в Церкви победил, но уже в лице митр. Сергия (Страгородского) и его
преемников, хотя само движение в лице обновленческих церквей
и было организационно разгромлено.
Второй подход отождествляет обновленчество с движением
за подлинное обновление Православной церкви, которое возникло
в связи с подготовкой к Всероссийскому церковно-поместному
собору 1917–1918 гг. Отзывы епархиальных архиереев, а затем
и сами решения этого собора ПРЦ свидетельствовали о чаяниях
возрождения соборности церковного народа8.
Третий подход сводит причины обновленческого раскола к борьбе между «белым» духовенством и монашествующими архиереями (либо между двумя церковными группами) за церковную
власть, за приходы, за верующих, а в конечном счете за материальные доходы9.
Такой разброс мнений относительно природы обновленчества
связан не только с закрытостью или неполнотой архивных материалов по обновленческому расколу10. В большой степени это
объясняется отсутствием общецерковной оценки обновленчества
как ереси модернизма и обмирщения Церкви. Обновленчество возникло еще и потому, что союз Церкви с государством давно стал
привычным, и ГПУ сумело этим воспользоваться. По сути дела, вся
эта ситуация возникла в связи с нерешенными проблемами единства Церкви и церковно-государственных отношений, которые
остаются актуальными до сих пор. Но эти проблемы и не могут
быть решены в рамках клерикально-иерархической экклезиологии,
допускающей вмешательство государства в жизнь Церкви. Каждая
из этих проблем ждет своего не только историко-канонического, но
и экклезиологического анализа.
Наконец, рассмотрим определение понятия «обновленчество»
в наиболее популярных общенаучных и религиоведческих словарях, отражающих точку зрения целых научных коллективов.
177
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М.В. Шилкина
«Большая советская энциклопедия», как и полагалось официальному изданию, определяла обновленчество как течение внутри ПРЦ, «нередко именуемое церковным расколом, которое берет
начало в религиозном реформаторстве конца XIX – начала XX в.».
Далее подчеркивалось, что «обновленцы выступили против контрреволюционной деятельности церковного руководства во главе
с патриархом Тихоном, провозгласили своим принципом лояльность по отношению к Советскому государству, ратовали за возвращение к т. н. демократическим порядкам раннего христианства».
Сущность политической и социальной переориентации обновленцев энциклопедия сводит к их разрыву «со старыми, дворянскобюрократическими традициями»11.
«Российский гуманитарный энциклопедический словарь» говорит о «религиозно-общественном движении в православной
церкви, организационно оформившемся весной 1922 г. при поддержке ГПУ (подчеркнуто мною. – М. Ш.), имевшем целью расколоть (и тем самым ослабить) единую церковную организацию России – РПЦ»12.
Популярный энциклопедический словарь «История Отечества
с древнейших времен до наших дней» подчеркивает в обновленчестве модернизацию религиозного культа, усиление выборного
начала во всех органах церковного управления, расширение прав
мирян в приходе. Этот словарь и не упоминает об участии ГПУ
в организации обновленчества13.
Наконец, два важнейших словаря – «Религиоведение» и «Энциклопедия религий» – дословно повторяют статью одного и того
же автора, Ю.П. Зуева. В ней говорится об обновленчестве как либерально-реформистском движении начала ХХ в. начиная с петербургской «Группы 32-х». Статья называет ведущими мотивами обновленчества поиск «социальной правды», стремление к «восстановлению норм древней апостольской церкви». Ни словом не упоминая
о роли ГПУ, реализовавшего инициативу Л. Троцкого по организации церковного раскола, составители этих словарей пишут: советская власть поддержала борьбу обновленцев против возглавляемой
Тихоном14 «реакционной иерархии»15. Вызывает удивление такое
повторение советской трактовки обновленчества после публикации
основного корпуса документов по обновленческому движению. Это
еще одно свидетельство необходимости более тесных научных контактов между светскими и церковными историками.
Перед современными исследователями отечественной истории
Церкви стоят важнейшие задачи: во-первых, различить экклезиологическую природу симфонии Церкви и государства, с одной стороны, и обновленчества – с другой (это необходимо, чтобы выявить
178
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Подходы к изучению «обновленчества» в церковной и светской литературе
непреодоленные последствия обновленческого раскола и наметить
пути их преодоления); во-вторых, проанализировать возрождение
личностности и соборности церковной жизни в опыте новомучеников и исповедников российских, противостоявших обновленчеству; в-третьих, актуализировать наследие русских богословов
и мыслителей ХХ в. по вопросу церковно-государственных отношений (прежде всего С.Н. Булгакова, Н.А. Бердяева и наследовавшего ту же традицию русской мысли С.С. Аверинцева).
Примечания
1 Грамота Святейшего Тихона, Патриарха Всероссийского от 19.12.1922 // Русская
Православная Церковь в советское время (1917–1991): Материалы и документы по истории отношений между государством и Церковью / Сост. Г. Штриккер. М.: Пропилеи, 1995.
2 См.: Во имя правды и достоинства Церкви: Жизнеописание и труды священномученика Кирилла Казанского. М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2004.
С. 222, 226.
3 См.: Послание Заместителя Святейшего Патриарха Московского и всея Руси
митрополита Ярославского Агафангела к архипастырям, пастырям и всем
чадам Православной Русской Церкви (18.6.1922) // Русская Православная
Церковь в советское время (1917–1991): Материалы и документы по истории
отношений между государством и Церковью. С. 185–212.
4 Непоколебимый Камень Церкви. СПб.: Светослов, 1998. С. 29–30.
5 См.: Сафонов Д.В. Патриаршая церковь и обновленческий раскол 1923–1924 годов [Электронный ресурс]. URL: http://obnovlenchestvo.narod.ru/Baza/History/
patriarhia_i_obnovlen.htm (дата обращения: 05.01.2011).
6 URL: http://video.mail.ru/mail/ivankovasv/93/110.html (дата обращения:
05.01.2011).
7 См.: Мазырин Александр, иерей. Высшие иерархи о преемстве власти в Русской Православной Церкви в 1920-х – 1930-х годах. М.: ПСТГУ, 2006.
С. 34–47.
8 См.: Цыпин Владислав, прот. Обновленчество. Раскол и его предыстория //
Сети «обновленного православия» (Сборник статей). М.: Русский вестник,
1995. С. 6; Он же. История Русской Церкви (1917–1997). М.: Спасо-Преображенский Валаамский монастырь, 1997; Данилушкин М., Никольская Т., Шкаровский М. и др. История Русской Православной Церкви. Новый патриарший
период. Т. 1. СПб.: Воскресение, 1997. С. 224; Шкаровский М.В. Обновленческое движение в Русской Православной Церкви ХХ века. СПб.: Нестор,
1999. С. 10–15.
9 См.: Шишкин А.А. Сущность и критическая оценка «обновленческого» раскола
Русской Православной Церкви. Казань, 1970.
179
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М.В. Шилкина
10 Сафонов Д.В. Материалы по истории обновленческого раскола в российских ар-
хивах // Материалы XVI ежегодной богословской конференции ПСТГУ. М.:
ПСТГУ, 2006. С. 198–205.
11 Большая советская энциклопедия: В 30 т. М.: Советская энциклопедия, 1978.
См. также: Гордиенко Н.С. Современное православие. М.: Мысль, 1968; Курочкин П.К. Эволюция современного русского православия, М.: Мысль, 1971;
Трифонов И.Я. Раскол в русской православной церкви // Вопросы истории.
1972. № 5.
12 Российский гуманитарный энциклопедический словарь. В 3 т. М.: ВЛАДОС,
2002.
13 История Отечества с древнейших времен до наших дней: Энциклопедический словарь / Сост.: Б.Ю. Иванов, В.М. Карев, Е.И. Куксина, А.С. Орешников, О.В. Сухарева. М.: Большая российская энциклопедия, 1999.
14 Так в тексте, без упоминания титула патриарха.
15 Религиоведение / Энциклопедический словарь. М.: Академический проект,
2006. С. 713; Энциклопедия религий / Под ред. А.П. Забияко, А.Н. Красникова, Е.С. Элбакян. М.: Академический проект; Гаудеамус, 2008. С. 903.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа