close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

8519

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ИСТОРИЯ ЗНАМЕНИТЫХ ЦИТАТ
Закон Лема, или
Никто ничего не читает
В печати ´закон Лемаª появился в интервью Лема, опубликованном в варшавском
еженедельнике ´И.т.д.ª (1979):
´1. Никто ничего не читает.
2. Если читает ñ не понимает.
3. Если читает и понимает ñ забываетª.
В несколько другой форме этот закон приведен в псевдорецензии Лема ´Одна
минута человечестваª (1983): ´Никто ничего не читает; если читает, ничего не
понимает; если понимает, немедленно забываетª. Именно так он обычно и
цитируется.
В
«Письмах незнакомке» Андре
Моруа (1956) приведено очень
близкое по форме изречение,
приписываемое актрисе Симоне Синьоре: «Публика не слушает; а если слушает, то не слышит; если же слышит,
то не понимает».
Это сходство не случайно. Прообраз
обоих высказываний – знаменитое в
истории философии утверждение греческого софиста Горгия (IV в. до н.э.):
«Ничто не существует; <...> если и существует, то оно не познаваемо <...>;
если оно и познаваемо, то <...> непередаваемо».
С «законом Лема» перекликаются
законы, сформулированные в эссе
американского критика Эдмунда Уилсона «Утроенные мыслители» (1938):
«1. Никто не читает ту книгу, которую написал автор, и никто не может
прочесть дважды ту же самую книгу.
2. Если двое читают одну книгу, это
не одна и та же книга».
Жалобы на то, что никто ничего не
читает, появились давно. Английский
писатель Сэмюэл Джонсон уже в 1783
году заметил: «Люди, вообще говоря,
не слишком охотно читают книги, если
у них есть какое-нибудь другое развлечение» (в беседе с Джеймсом Босуэллом).
Век спустя о том же говорил Оскар
Уайльд: «В прежнее время книги писали писатели, а читали читатели. Теперь
книги пишут читатели и не читает никто» («Несколько максим для наставления чересчур образованных», 1894).
Если это не предвидение эры Интернета, то что это?
В нашей культуре чтение – причем
чтение «высокой» литературы – долгое время было занятием высшего сорта, чуть ли не таинством. Можно без
особой натяжки сказать, что человек
не читающий считался у нас не вполне
человеком. В наиболее крайней форме
эту мысль выразил Иосиф Бродский:
«Есть преступления более тяжкие, чем
сжигать книги. Одно из них – не
читать их» (речь по случаю присвоения звания поэта-лауреата
США, май 1991 года).
Многим еще памятна история
с женой футболиста Жиркова, не
знавшей, кто такие Барто и Маршак. А о самом Маршаке Бенедикт Сарнов в книге «Пришествие капитана Лебядкина» (1993)
рассказывает такую историю:
«У Александра Трифоновича
Твардовского однажды сломалась
машина. И старик Маршак, с которым они были дружны, предложил ему:
– Я стар, все равно почти никуда
уже не езжу. Бери мою.
На следующее утро машина Маршака стояла у подъезда Твардовского.
Шофер отложил в сторону какую-то
толстую книгу и взялся за руль, ожидая
указаний: куда ехать?
Твардовскому, понятно, захотелось
узнать, что за книгу читает шофер. Он
перегнулся через сиденье, глянул: это
была “Анна Каренина”. Сердце поэта
залило волной радости.
– Ну как? Нравится? – спросил он,
кивнув на книгу и, само собой, не сомневаясь в ответе.
– Ох, и не говорите! – вздохнул
шофер.
И по дороге он рассказал ему такую
горестную историю.
– Еду я как-то с Самуил Яковлевичем. Проезжаем мимо какого-то железнодорожного пути. Самуил Яковлевич говорит: “Не узнали, где мы едем?
Это ведь то самое место, где Анна Каренина под поезд бросилась”. Я говорю: “Места знакомые. А кто это такая,
Анна Каренина? Я ее вроде у вас никогда не встречал...” Только я сказал
эти слова, вижу, Самуил Яковлевич аж
побелел. “Остановите машину, голубчик! – говорит. – Я не могу находиться в одной машине с человеком, который не знает, кто такая Анна Каренина”. Насилу я его уговорил, чтобы до
дому доехать. Подъехали мы к дому, он
говорит: “Подымитесь со мной, голубчик!” Ну, думаю, все. Сейчас даст расчет. Однако вышло иначе. Выносит он
мне книгу, эту вот самую. И говорит:
“Вот, читайте. А до тех пор, пока не
прочтете, считайте, что мы с вами не
знакомы...” “Вот я и читаю”, – горько
вздохнул он».
Такое навязывание своей системы
ценностей постороннему взрослому
человеку едва ли было бы понято в несоветской стране. Там, пожалуй, Маршаку ответили бы: «Я же не требую от
своих пассажиров знать, как устроен
мотор».
Теперь не читающих едва ли не
больше, чем читающих. Говоря словами нашего современного афориста Аркадия Давидовича, «писатель пописывает, читатель посматривает телевизор». Или раскладывает пасьянсы в
планшетнике, сидит в Фейсбуке, говорит по мобильнику. Да и читающие читают вовсе не то, что хотелось бы Бродскому и Маршаку.
И тут уже ничего не попишешь.
Константин Душенко
Предыдущие статьи автора, опубликованные в рубрике «История
знаменитых цитат» журнала «ЧИТАЕМ ВМЕСТЕ. Навигатор в мире
книг», вы можете найти на сайте
К.В. Душенко www.dushenko.ru.
ФЕВРА ЛЬ 2015 ЧИТАЕМ ВМЕСТЕ
39
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
4
Размер файла
120 Кб
Теги
8519
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа