close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

almanac-5

код для вставкиСкачать
Слово: Фольклорно-диалектологический альманах. Вып. 5. / Под ред. Н.Г.Архиповой, Е.А.Оглезневой. Благовещенск: АмГУ, 2007. 224 с.
Федеральное агентство по образованию
АМУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
Фольклорно
-
диалектологический альманах
СЛОВО
Материалы научных экспедиций
Выпуск 5
АМУРСК
ИЕ МОЛОКАН
Е
:
РЕЧЕВЫЕ ПОРТРЕТЫ РЕЧЕВЫЕ ЖАНРЫ
ЛИНГВОГЕОГРАФИЯ
СЛОВАРЬ
ЯЗЫК ФОЛ
ЬКЛОРА
Б
лаговещенск
2
007
2
ББК 822.3(2Рос) –
67 Печатается по решению учёного совета С448 Амурского государственного университ
е
та
Слово: Фольклорно
-
диалектологический альманах. Вып. 5. / Под ред. Н.Г.Архиповой, Е.А.Оглезневой. Благовещенск: АмГУ, 2007. 22
4
с. В настоящем выпуске представлены обработанные и научно интерпретированные ди
а-
лектные и фольклорные материалы, собран
ные студентами и преподавателями кафедры ру
с-
ской филологии АмГУ в сёлах Амурской области во время фольклорно
-
диалектологических экспедиций 2000
-
2006 гг., а также непереиздававшиеся дореволюционные работы по ист
о-
рии и этнографии Приамурья. Альманах включает
разделы «Современные исследования ру
с-
ских говоров и фольклора», «Амурск
ие
молоканств
е
: речевые портреты», «Речевые жанры», «Лингвогеография», «Словарь», «Язык фольклора», «Школа». Материалы альманаха будут интересны широкому кругу исследователей и препода
вателей вузовских и школьных дисц
и-
плин, связанных с историей, религией, культурой, говорами, фольклором Приамурья и Дал
ь-
него Востока России в целом. К альманаху прилагается компакт
-
диск, включающий образцы диалектной речи и фольклора старожилов амурских се
л, фото
-
и видеоматериалы. Рецензенты:
Крючкова О.Ю., доктор филол. наук, профессор, зав.
кафедр
ой
теории, ист
о
рии языка
и прикладной лингвистики Саратовского государственного ун
и
верситета
Кирпикова Л.В., ка
нд. филол. наук, профессор кафедры русского языка
Благовещенского государственного педуниверситета
Редакторы:
Н.Г.Архипова, канд. филол. наук, доцент
Е.А.Оглезнева, канд. филол. наук, доцент
Редакция компа
кт
-
диска:
А.В.Бородатов, Д.Н.Галимова Ответственный за выпуск:
Н.А.Сосина
При оформлении фотоприложения использованы материалы фонда Музейно
-
научного це
н
тра АмГУ.
©Амурский государственный университет, 2007
© Кафедра русской филологии,
2007
ISBN
5
-
93493
-
068
-
0
© Лаборатория региональной лингвистики, 2007
3
ОТ РЕДАКТОРОВ
Пятый выпуск фольклорно
-
диалектологического альманаха «Слово» –
это маленький юбилей издания, обретшего за столь небольшой срок своих авторов, читателей и единомы
ш-
ленников
, определившийся в структуре содержания и п
е
риодичности выхода –
один раз в год.
В настоящем выпуске альманаха публикуются обработанные и научно интерпретир
о-
ванные материалы фольклорно
-
диалект
ологических экспедиций в села Амурской области, проведенны
х
преподавателями и студентами филологического факультета Амурского гос
у-
дарственного университета в 2000
-
2006
гг.
В пятом выпуске представлены как ставшие традиционными разделы, так и новые, пр
е-
тенд
ующие на регулярное присутствие в альманахе. Раздел «Современные исследования русских говоров и фольклора» составляют нау
ч-
ные статьи по современной и исторической диалектологии ученых из разных регионов Ро
с-
сии, но главным образом
,
Сибири и Дальнего Восток
а (Омск, Благовещенск, Кемерово, Н
о-
вокузнецк, Улан
-
Удэ, Петропавловск
-
Камчатский, Магадан), в которых представлены о
с-
новные направления реги
о
нальных диалектологических исследований. В разделе «Речевые портреты» (ведущий раздела Н.Г.Архипова) внимание соср
едот
о-
чено на речевом облике представителей одной из конфессиональных групп, проживающ
их
в Приамурье, –
молокан. Интерес к этой группе возник по нескольким причинам. Во
-
первых, по причине их сохранившейся самоидентификации, самостийности и самобытности, поз
в
о-
ляющей прогнозировать специфику данной конфессиональной группы и на языковом уро
в-
не. Во
-
вторых, любопытно сравнение их языкового существования с языковым существов
а-
нием другой конфессиональной группы, сохранившейся в Приамурье
,
–
староо
б
рядцев, или старо
веров, первоначальное описание которых было выполнено по итогам экспедиционных наблюдений 2004
-
2006 гг. и опубликовано в предыдущем выпуске альманаха. Экспедицио
н-
ные материалы в данном разделе дополнены главой из книги путешественника и исследов
а-
теля начал
а прошлого века А.А.Кауфмана «По новым местам» (1905), описываю
щей
аму
р-
ски
х
молок
а
н тех же самых деревень, которые обследовались нами сто лет спустя –
в 2005 г. Ра
з
дел «Речевые жанры» (ведущий раздела Н.В.Лагута) содержит статьи, посвященные характеристик
е жанрового наполнения диалектной речи в Приамурье в целом и анализу о
д-
ного их частных диалектных жанров, активно б
ы
тующем
у
в диалектной речи –
рассказу
-
случаю. Кроме того, представлена подборка ра
с
сказов
-
случаев, записанных от старожилов мес
т
ных сел.
Диал
ектные тексты, отобранные нами для анализа и комментирования в разделах «Р
е-
чевые портреты» и «Речевые жанры», намеренно не подвергались литературной правке, в них сохран
ились
все особенности спонтанной устной речи. Запись диалектных текстов пре
д-
ставлена в упрощенной фонетической транскрипции с использованием общепринятых в ди
а-
лектологии знаков тран
с
крипции. Новым является раздел «Лингвогеография» (ведущий раздела Е.А.Оглезнева). Мат
е-
риалы, помещенные в разделе, представляют собой пе
р
вый опыт научной систем
атизации диалектных данных, собранных по «Программе собирания сведений для диалектологическ
о-
го атласа русского языка» в селах Амурской области. В обобщающей таблице представлены и прокомментированы результаты работы 2006 г. в данном направлении, которые вп
оследс
т-
вии могут быть использованы при лингвистическом картографировании амурских говоров –
говоров территорий позднего заселения.
Раздел «Словарь» составляют лексикографически обработанные диалек
т
ные материалы на буквы «З» и «И». Многие диалектные лексемы
или их варианты не фиксировались в ди
а-
лектных словарях прежде. В разделе дополнен список принятых сокращений и перечень у
с-
ловных обозначений населенных пунктов. Создание электронной версии словаря осущест
в-
лено Н.А.Сосин
ой
, Д.Н.Галимов
ой
, О.Г.Краснощека, редактирование словника –
Е.А.Оглезнев
ой
, Н.Г.Архипов
ой
, Г.М.Старыгин
ой
, Н.В.Лагута.
4
В разделе «Язык фольклора» (ведущие раздела Н.Г.Архипова, Е.Е.Рачко, Д.Н.Галимова) представлена статья, посвященная анализу функционирования и языковой специфике украинско
й песни, широко бытующей и любимой в амурских селах. Можно см
е-
ло утверждать, что именно украинская лирическая песня до сих пор доминирует в народном фольклоре Приамурья. Кроме украинских песен, обработанных для альманаха, в выпуске публикуются
и другие про
изв
е
дения устного народного творчества, записанные нами в селах Амурской о
б
ласти в 2005
-
06 гг.
Традиционно в альманахе представлен и раздел «Школа». Ведущая разд
е
ла –
Л.М.Пискеева. В настоящем выпуске публикуются конспекты факульт
а
тивных занятий по лингвок
раеведению на материале произведений известного амурского поэта Олега Маслова.
Пятый выпуск альманаха, как и все предыдущие, имеет сопровождение на CD
-
ROM
, позволяющее услышать живую народную речь и увидеть ее носит
е
лей. Авторы электронной версии альманаха
А.В.Бородатов и Д.Н.Галимова.
Верстка, техническая правка выполнена
Н.А.Сосин
ой
, на нее же возложена последу
ю-
щая рассылка альманаха. Настоящее издание и компакт
-
диск можно заказать и приобрести в лаборатории реги
о-
нальной лингвистики кафедры русской филол
огии Амурского государственного университ
е-
та по адресу: 675027, Амурская область, г. Благов
е
щенск, Игнатьевское шоссе, 21, корпус 7, каб. 407 или 112.
Телефон: (4162)394583, (4162)394588.
E
-
mail
: slovoamgu
@
yandex
.
ru
Будем признательны за отзывы, критику и конструктивные предложения!
5
СОВРЕМЕННЫЕ ИССЛЕДОВ
АНИЯ РУССКИХ ГОВОРОВ И ФО
ЛЬКЛОРА
Подборка научных статей в настоящем выпуске альманаха характериз
у
ется широкой географией работ: авторы публикаций представляют в св
о
их работах анализ диалектного и просторе
чного материала от О
р
ловщины до Магадана и Камчатки. Основная часть статей посвящена говорам Сибири и Дальнего Востока, в
них отраз
и-
лись направления диалектологических исследований, развиваемые в университетах сиби
р-
ского и дальневосточного регионов. Приме
чателен тот факт, что исследования русских говоров, в том числе полевые, не прекращаются, несмотря на то, что уходит поколение я
р-
ких диалектоносителей, а диалектные системы в целом нивелируются под влиянием других форм существования языка, прежде всего ли
тературной. Есть еще материал, досто
й
ный фиксации с целью его последующего научного анализа, да и любое состо
я
ние современных диалектов должно быть зафиксировано и изучено, поскольку отражает определе
н
ный этап в их развитии.
Научные статьи пятого выпуска р
азличны по тематике, но очень четко обнаруж
и-
ваются интегрирующие тенденции. Отметим их в краткой характер
и
стике работ.
Не ослабевает интерес к диалектной концептосфере как обладающей своей собстве
н-
ной спецификой системе, в которой отразилось русское национ
альное мировидение, сл
о-
жившееся исторически (см. работу Л.С.Зинковской
из
Омск
а
, посвященную концепту «Хлеб»; работу В.П. и Э.В.Васильевых
из
К
е
мерово –
о концепте «Дождь»; работу О.А.Глущенко
из Петропавловска
-
Камчатского
–
о концепте «Рыба»; работу А.Р.П
оповой
из
Орл
а
–
о концепте «Руки»). Работы Л.С.Зинковской и В.П. и Э.В.Васильевых имеют в
ы-
ход в лексикографич
е
скую практику и предлагают образцы словарных статей нового типа, большая информативность которых обусловлена новыми подходами к анализу диалектно
го материала. Представленный в статьях опыт лексикографиров
а
ния русских говоров может стать предметом научной дискуссии на страницах альманаха, поскольку с проблемами ле
к-
сикографического описания сталкивается практически любой диалектолог, и это та о
б-
ласть
лингвист
и
ки, в которой не бывает предела исследованиям
.
Приятно, что в альманахе впервые опубликованы
статьи по исторической диалект
о-
логии. Это работы А.П.Майорова (Улан
-
Удэ) и Л.А.Инютиной (Новокузнецк), в которых на материале источников Х
VII
-
Х
VIII
вв. дан анализ динамики фонетических процессов в з
а-
байкальском региолекте в сравнении с общерусскими процессами (А.П.Майоров) и предста
в-
лено осмысление семантики глагольных лексем, обозначающих действия первопрохо
д
цев и первопоселенцев в Сибири и воплощающих о
сновные идеи русских первооткр
ы
вателей (Л.А.Инютина).
Новые языковые аспекты русского старообрядческого движения отражены в стат
ь-
ях Н.Г.Архиповой (Благовещенск) и Ю.В.Самойловой (Маг
а
дан). Н.Г.Архипова анализирует практически не изучавшуюся ранее
лексико
-
с
емантическую группу «наименования одежды» в
реч
и
амурских староверов
.
Редкий и и
н
тересный лексический материал островного говора старообрядцев штата Аляска представлен в работе Ю.В.Самойл
о
вой. Ярко выраженная региональность характерна для работ камчат
ских и
с
следователей О.А.Глущенко, Л.А.
Полищук, О.В.
Малоземлин
ой
, которые в разных аспектах, на разных яз
ы-
ковых уровнях осуществляют анализ камча
т
ских говоров, что, безусловно, способствует их целостному описанию. В выборе тем научного описания у камчатских
диалектологов чувс
т-
вуется глубокая любовь к своему краю, понимание его специфики, убежденность в необх
о-
димости диалектологического исследования, без чего, собственно, невозможна р
а
бота в диалект
о
логии вообще.
К числу источников для изучения еще одной форм
ы народной речи –
просторечия –
можно отнести и произведения мастеров слова. Л.В.Алешина (Орел) на материале произв
е-
дений выдающегося писателя Н.С.Лескова показывает специфику русского просторечия 6
второй половины Х
I
Х века, чем дает, в первую очередь, возмо
жность анализа динамики ру
с-
ского про
сторечия в б
у
дущем. Выражаем благодарность авторам публикаций за предоставленные материалы и пр
и-
глашаем
коллег
к дальнейшему научному общению!
Л.В.Алешина
НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПРОСТОРЕЧИЯ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ Х
I
Х в. (на
материале произведений Н.С. Леск
о
ва) Анализ живой непринужденной речи, в частности, просторечия, все чаще привлекает внимание лингвистов, поскольку дает многое в плане постижения наивно
-
языковой картины мира, изучения национального языка во всех его проя
влениях, выявления тенденций язык
о-
вого развития. Ученые, исследовавшие живую разговорную речь на материале языка советского п
е-
риода, ограничивали круг информантов в основном людьми с высшим образованием и ст
у-
дентами, реже привлекалась речь лиц со средним обр
а
зованием, причем «в том случае, если их высокая культурность была хорошо известна» [1, с. 4]. Это неизбежно искажало, нивел
и-
ровало язык
о
вую картину, реальное представление о которой можно получить лишь с учетом особенностей просторечия, которое, наряду
с диалектами и жаргонами, входит в национал
ь-
ный язык, оставаясь за рамками его литературной формы. Тем более важно уделять внимание просторечию при изучении разговорной речи м
и-
нувших эпох, когда процент людей с высоким культурным и обр
а
зовательным уровне
м был слишком мал, особенно в провинции, а нормы лит
е
ратурного языка еще не устоялись. При изучении живой разговорной речи прошлого исследователи опираются на письменные и
с-
точники, одним из кот
о
рых является художественная литература соответствующей эпохи. Обращаясь к этому поистине неисчерпаемому материалу, неизбежно приходится сталкиват
ь-
ся с таким явлением, как стилизация, т.е. «намеренное построение художественного повес
т-
вования в соответствии с основными принципами организации языкового материала и на
и-
бо
лее показательными внешними речевыми приметами, присущими определенной социал
ь-
ной среде, исторической эпохе, жанру..., которые избираются автором в качестве объекта имитации» [2, с. 334]. Таким образом, стилизации подвергаются именно типичные особенн
о-
сти р
ечи определенных социальных слоев носителей языка.
Н.С.Лесков –
о
ди
н
из блестящих мастеров стилизации, по произведен
и
ям которого можно изучать особенности российского просторечия второй половины XIX в. Для творч
е-
ства этого самобытного писателя «характерным
является глубочайший национализм, пр
о-
никновенное внимание к национальным ос
о
бенностям русского языка…» [3, с.
144]. Н.С.Лесков гордился тем, что знает русский народ и русский язык изнутри, поскольку рос и фо
р
мировался как личность в самой народной среде. В течение всей своей творческой жизни писатель, по его собственным словам, «прислушивался к выговору и произнош
е
нию русских людей на разных ступенях их социального полож
е
ния. Они все говорят у меня по
-
своему, а не по
-
литературному...» [4]. О м
а
стерской «по
становке голоса» героев в произведениях Ле
с-
кова говорят многие исследователи его тво
р
чества. В то же время существенным является стремление писателя избегать излишней акцентировки на местные диалекты, натуралисти
ч-
ного воспроизведения всех, в том числе несу
щественных, особенностей народной речи. Зн
а-
менательно предостережение мастера начинающей писательнице О.А.Е
л
шиной: «Мало ли чего не коверкает чернь. Этого нельзя всего в литературу вводить» [5, с. 215]. Все эти ос
о-
бенности творческой манеры Лескова позволя
ют использовать язык его произведений в к
а-
честве материала для изучения разговорной речи и просторечия как ее непременной соста
в-
ляющей второй пол
о
вины XIX в.
7
Задавшись целью выявить особенности городского просторечия российской прови
н-
ции, нашедшие отражени
е в творческом наследии Н.С.Лескова, мы рассматривали только те произведения, герои которых являются либо выхо
д
цами из провинциальных городов, либо их постоянными жителями.
Для просторечия характерно нарушение фонетических и грамматических норм литер
а-
турно
го языка, обусловленное их незнанием. Это нашло отражение в речевой характеристике героев Н.С.Лескова. Нарушение фонетических норм про
слеживается
в таком явлении, как смещение удар
е-
ния: «…это немысл
и
мая гадость», «Разве это мысл
и
мо…?»
(«П
о
лунощники»), про
теза «Катерина Ильвовна»
(«Леди Макбет Мценского уе
з
да»); «…кровь носом ишла»
(«Грабеж»), «Никола божий амченский!», «…спорильщик и упротивный»
(«Воительница»); диссимил
я-
ция
и метатеза
: «…дохтарь завтра, бают, приедет»
(«Некуда»), «…а была у Ивана Иван
о-
вич
а китрать, в нее и писали»
(«Несмертельный Голован»), «…секлетарем служит»
(«Ру
с-
ское тайнобрачие»)
, «А они к лерегии привержены…»
(«Грабеж»), «…свою анбицию дворя
н-
скую почувствовала», «…неслись мы во весь кульер», «Ходила я к сталоверу…», «…а она с
и-
дит и г
лазком с ланпады не смигнет»
(«Воительница»); эпентеза, наращение: «Страмовщ
и-
ца ты!»
(«Воительница»), «…достань там сткляночку…»
(«Дама и фефёла»); выпадение ослабленного [
j
]: «Он сичас узнает»
(«Некуда»); замена фонемы: пужать, же
н
чина, фимия.
В области м
орфологии для просторечия типично искажение форм мест
о
имений: «Вот изволите видеть, какое ихнее и у богатых
-
то понятие»
(«Леди Макбет Мценского уезда»), «Так ты и станешь дожидаться евонных понятьев!»
(«Зимний день»), «…здесь не тако
в-
ский город…»
(«Воитель
ница»); замена падежной флексии: «…я, может, и допреж твоих этих обещаниев знала, что над тобой сделать…»
(«Леди Макбет Мценского уезда»), «Он ребенок, еще совсем без понятьев», «…я только всего и люблю баловать да помять их, кр
а-
сивых детишков»
(«Зимний де
нь»), «…знакомцев окромя писателев никого из достойных лиц у них не бывает…»
(«Русское тайнобрачие»), «…видимо
-
невидимо лежит этих сакво
я-
жев», «…что хитростев всяких настало»
(«Во
и
тельница»). Реже встречается ненормативное образование форм числа у существ
ител
ь
ных: «Все чернило и марки у него на руках»
(«Русское тайнобрачие»), «…хорошо этими любвями зан
и-
маться у кого есть приспешники…»
(«Воительница»); отклонения в образовании форм ст
е-
пеней сравнения прилагател
ь
ных: «…а который слабже выйдет –
тому дадим на
рясу за беспокойство»
(«Грабеж»); ненормативное образование глагольных форм: «…бежи ему встречу»
(«Грабеж»), «…как ты смеешь идтить?», «Ну, бегла, бегла, да ст
а
ла», «Я уж это все мимо ушей пущаю…», «…тот рыбою плавлет…»
(«Воительница»); ненормативное обр
а-
зование причастий: «…ты женщина нужда
ю
щая…»
(«Воительница»). Обращают на себя внимание некоторые особенности употребления де
е
причастных форм в речи представителей социальных слоев, близких к прост
о
народью. Так, деепричастия несовершенного вида на -
учи, -
ю
чи характеризуются как архаичные, диалектные или стил
и-
стически окрашенные уже с точки зрения общеязыковых норм XIX в. [6, с. 310]. Однако т
а-
кие формы были д
о
вольно распространенными в речи мещан, купцов, приказчиков –
героев ле
с
ковских произведений: «А я б
ы, брат, умираючи, вот как лучше сделал...», «Павла его не выдала жалеючи, а Голован ее любячи»
(«Несмертельный Голован»); «А я, это слышучи, д
у-
маю...»
(«Очарованный странник»); «А она, уж с
о
всем это на пороге
-
то стоючи, вдруг улыбнулась», «Я, мол, их точн
о в то
н
кость не знаю, а что сватаючи их, сама я их порочить не должна»
(«Воител
ь
ница»); «Видючи теперь, как возьмут вас за белые ручки.. должен я все это перен
о
сить...»
(«Леди Макбет Мценского уезда»).
Деепричастия совершенного вида на -
вши в современном р
усском языке вытесняются формами на -
в; деепричастия же несовершенного вида на -
ши, -
в, -
вши являются неупотр
е-
бительными, вымирающими. Более того, В.В.Вин
о
градов отмечал, что «употребление форм на -
в, -
вши, -
ши от основ несовершенного вида... синтаксически
ограничено. В русском л
и-
тературном языке XIX
в. оно было возможно лишь при глаголе
-
сказуемом в форме проше
д-
шего времени» [6, с. 310]
. Наши наблюдения показывают, что деепричастные формы на -
ши, 8
-
вши от основ как совершенного, так и несовершенного вида ши
роко употребляются Леск
о-
вым для речевой характеристики представителей соц
и
альных слоев городской провинции с низким культурным уровнем, причем з
а
частую они выступают в роли предиката: «...Иван Голован, говорит, в городе и даже у меня и приставши»
(«Очарова
нный странник»); «М
а-
менька уже совсем были от старой веры отставши и по новым святцам... акафист чит
а-
ли», «А они к лерегии привержены и желамши слушать», «...в нем сердце в груди заше
д-
шись»
(«Грабеж»); «…тятенька, на волю откупимшись, тут домик в долг тоже
купили…», «Барин вставши давно, чай в зале кушает»
(«Некуда»); «И потом же они были напугавшись, куда от них из мертвецкой мертвый делся»
(«Импровизаторы»).
В произведениях Лескова часто встречаются типичные для просторечия экспрессивные междометно
-
глагол
ьные формы мгновенного, резкого действия, выступающие в роли пред
и-
кативов: «...порх этак передо мною какой
-
то госп
о
дин», «Наш это, что с ружьем
-
то ехал, бац из ...ружья...», «Хап меня под руки
-
то», «А он в это время хлоп свой картузик...», «Толк я тут
-
то к
уму»
(«Воительница»); «...кувырк с воза под колесо», «...плюх один против друг
о-
го, сели на землю»
(«Очарованный странник») и т.п.
При обозначении действия дискретного, представляющего собой ряд повторяющихся мгновенных действий, используется повтор таких ф
орм: «...а она это дерг
-
дерг себя за г
у-
бенку
-
то», «...а она, смотрю, морг
-
морг и кидается ко мне», «...кто
-
то стук
-
стук
-
стук в двери», «...слышу, низок
-
то подо мною тресь
-
тресь
-
тресь»
(«Воительница»).
Во всех выявленных нами случаях употребления подобных ф
орм они входят в пар
а-
дигму глаголов с инфинитивом на -
нуть (порхнуть –
порх, кувыр
к
нуться –
кувырк, треснуть –
тресь и т.д.). Одной из особенностей просторечия является употребление постпозити
в
ной частицы -
то, которая присоединяется к словам практически л
юбой части речи и привносит оттенок н
е-
принужденности и фамильярности: «Буди барышень
-
то», «Что это вы сами
-
то таска
е-
те?», «Ну что это, сударыня, гл
у
пить
-
то!», «Вот уж именно хорошее
-
то и богу нужно», «Что мне, мой друг, нападать
-
то! Мне вовсе не приятно, к
ак о ней пустые
-
то языки благ
о-
вестят», «Но из о
д
ной
-
то ошибки в другую лезть не следует»
(«Некуда») и т.п.
На уровне синтаксиса наблюдаются отступления от нормативного глагольного упра
в-
ления, синтаксические конструкции, не свойственные литер
а
турному языку:
«Я жизни моей не рад сам за этой любовью»
(«Леди Макбет Мценского уезда»), «…очень тебе на твоем угощении благодарна…», «…у меня саквояж сейчас из рук украдено», «…меня так и так сейчас обкрадено», «...Дали мне эту бумагу, что меня точно обкрадено…», «Что
б это мне, кабы знатье
-
то, остаться у нее…», «…я разбита, друг мой, в последняя разбита»
(«Во
и-
тельница»).
В просторечии часто наблюдается измененный морфемный состав производных слов: «Сродственников имеете?», «…завсегда готова, что только могу…»
(Некуда»
), «…они мо
г-
ли ожениться»
(«Несмертельный Голован») и т.п. Для разговорной речи характерно обилие прилагательных и качественных наречий с префиксом пре
-
, причем зачастую от основ, которые уже своей семантикой выражают выс
о-
кую степень признака: «Превежливы
й барин... Пр
е
простодушный, говорю тебе, барин», «Она женщина преехидная..., с рожи она престрашная и язык у нее такой пребольшущий, как у попугая»
(«Воительн
и
ца»); «Ведь это предосадно
-
с, преобидно и преоскорбительно!»
(«На ножах») и т.п.
Е.А.Земская в ка
честве сильного экспрессивного средства разговорной речи отмечает повтор, второй член которого содержит «приставку пре
-
или раз
-
, придающую усилительное значение всей конструкции» [1, с.
222]. Такие повт
о
ры часто встречаются в речи героев Н.С.Лескова незав
исимо от их социальной принадлежности и культурного уровня: «Эх, а дома у нас теперь щи... варят жирные
-
прежирные, и отец Илья, наш священник, добрый
-
предобрый стар
и
чок...»
(«Очарованный странник»); «Он уже очень старый
-
престарый»
(«Воительница») и т.п. Эк
спрессивность усиливается в тех случаях, когда префи
к
сальным является не второй, а первый член повтора, и особенно при тройном повторе, а также при 9
употреблении в препозиции одиночного однокоренного прилагательного: «...извозчик наш распьяным
-
пьяно
-
пьян сд
елался», «Т
а
кая эта подлая Авдотья Ивановна, ...преподлая
-
подлая»
(«Воительница»); «А что уж непостоянный подлец, пренепостоянный
-
непостоянный»
(«Леди Макбет Мценского уезда»); «Самый препустейший
-
пустой человек»
(«Очарованный странник») и т.п.
Влияние фол
ьклора мы усматриваем в употреблении глагольных повт
о
ров, второй член которых содержит префикс по
-
: «...узнаю
-
поузнаю, как она познакомилась с этим, с мол
о-
дым
-
то»
(«Воительница»); «А между тем вдруг о
д
нажды слышу
-
послышу: татарва что
-
то сумятится»
(«Очаров
анный стра
н
ник»).
К особенностям разговорной речи относится обилие форм существительных и прилаг
а-
тельных с суффиксами субъективной оценки. Так, речь героя Журавки из повести «Обо
й-
денные» пересыпана существительными с суффи
к
сами -
ишк
-
, -
онк
-
, -
онок
-
: «портр
етчонко, говорит, хочет себе заказать», «п
о
звольте мне в долг пару бутыльчонок шампанского», «А
вы и водчонки не д
а
дите», «Я вот грибчонком закушу», «Это подлое ружьенко. А этот штуцеришко... добрый!», «Чаишки разве»
и т.п. В приведенных примерах нет конно
тативн
о-
го компонента содержания, отражающего презрительное, пренебреж
и
тельное отношение к обозначаемому предмету. Таким образом, суффиксы выступают как собственно уменьш
и-
тельные.
Однако более типичной для просторечия является ксеноденотативная переадресова
н-
ность лексических сем, при которой «сема оценочности... распр
о
страняется не на денотат данного слова, а на чужой денотат» [1, с. 124]. Напр
и
мер: «Бывало, сам ее (лошадь) вычищу и оботру ее всю как есть белым пл
а
точком, чтобы ни пылиночки у нее в шерстке н
игде не было, даже и поцелую ее в самый лобик, в завиточек, откуда шерсточка ее золотая расх
о-
дилась»
(«Очарованный странник»). Здесь положительная оценка относится не к п
ы
линкам, шерстке, лобику, завиточкам, а к лошади. См. также: «...а она, гляжу, в одной
рубашонке с
и-
дит на стуле, ножонки под себя подобрала и папироску курит. Такая беленькая, хорошен
ь-
кая да нежненькая», «...заскребло, вижу, ее за сердчишко
-
то; губенки свои этак кусает... Я ее опять по головке глажу, воло
с
ки ей за ушко заправляю, а она сиди
т и глазком с ланпады не смигнет»
(«Воительн
и
ца») и др.
В языке героев произведений Н.С.Лескова встречается собственно просторечная лекс
и-
ка, характерная для устной обиходной речи, но не имеющая грубой экспрессивной окр
а
ски: «Сем
-
ну я хоть встану по двору п
огуляю…», «У Копчоновых допреж служил…», «Чего я т
а-
перича отсюдова пойду», «Чтой
-
то, однако, исправди, ребята, нашего хозяина по сю пору нетути?»
(«Леди Макбет Мценского уезда»); «Не любит ко мне, старухе, учащать, скуч
а-
ет», «…опричь грибов ничего не варил
и…», «Ишь, у тебя волосы
-
то как разбрыл
я
лись…»
(«Некуда»), «Была я н
а
медни…»
(«Воительница»).
К просторечной лексике и в современном языке относятся существительные со знач
е-
нием лица женского пола по профессии, должности, образ
о
ванные при помощи суффиксов -
ш(а), -
их(а), -
к(а), реже -
есс(а). В Х
I
Х в., когда пр
о
фессиональная деятельность женщин была ограничена, такие образования характеризовались яркой экспрессивной окраской и относ
и-
лись скорее к просторечию. У Лескова подобные производные встречаются как в р
ечи гер
о-
ев, так и в авторской речи: импровизаторша, главариха, факторша, атаманиха, пекарша, д
ю-
шесса и т.п. Для языка XIX
в. более характерно употребление существительных с такими суффиксами для обозначения жены по мужу: докторша, вице
-
губернаторша, предво
дител
ь-
ша, камергерша, становиха, акцизничиха, ква
р
тальничиха и т.п. (в современном русском языке такое значение проявляе
т
ся редко).
Среди существительных, обозначающих женщин, выделяется еще одна группа –
это образования от женских фамилий, носящие фамилья
рный характер. Уже в языке второй п
о-
ловины XIX в. такие образования оценивались как сниженные, просторечные [7, с.
84]. В
произведениях Лескова они широко употребляются в разговорной речи героев разных с
о-
циальных слоев: Дислен –
Дисленьша, Бизюкина –
Бизюк
инша, Бодростина –
Бодростиниха, Вихиорова –
Вихиорша, Измайлова –
Измайлиха, Давыдовская –
Давыдовч
и
ха и т.п.
10
Фамильярными, часто сниженными, ярко
-
экспрессивными являются суб
ъ
ективно
-
оценочные образования от мужских фамилий, широко употребител
ь
ные в разго
ворной речи героев Лескова независимо от их социальной принадлежности: Форов –
Фор, Фоша, Фору
ш-
ка; Горданов –
Гордашка; Термосесов –
Те
р
мосеска, Термосесушка; Дробадонов –
Дробадон и т.п.
В разговорной речи встречаются слова с особыми, как правило, метафор
ическими, зн
а-
чениями, свойственными просторечию: «Болтается девочка, не ч
и
тает ничего, ничего не любит», «Дуйте, дуйте ей, сударыня, в уши
-
то, что она несчастная…», «О, прах тебя п
о-
бери!»
(«Некуда»); «Не лакай черного п
и
ва…»
(Зимний день»), «Свистун, а муж
и
к
добрый»
(«Мелочи архиерейской жизни»), «Этот господин что хотите брякнет», «Тут баринок в
и-
дит, что имеет дело с человеком крепким: перестал пылить…»
(Русское тайнобрачие»).
Встречается в речи героев и грубопросторечная лексика со сниженной экспрессивной
окрашенностью: «Что вам про Сергея, что ли, что
-
нибудь набр
е
хано?»
(«Леди Макбет Мценского уезда»), «Отдай, –
говорит, –
своей гольт
е
пе
-
то!»
(«Полунощники»), «Черт бы все это драл…», «Врете вы, мерзавцы…»
(«Мелочи архиерейской жизни»), «…если он н
а-
глец ка
кой, так и вон его»
(«Воительница»).
В XIX в., особенно во второй его половине, на русскую почву широким потоком хл
ы-
нула иноязычная лексика, что неизбежно привело к ее ассимиляции в речи малообразова
н-
ных слоев общества, в процессе которой заимствованное сл
ово переосмысливалось носит
е-
лями языка и переоформлялось путем сближения с исконными словами, похожими по св
о-
ему звучанию, чаще всего при помощи контаминации (так называемая народная этимол
о-
гия). Лесков, стилизуя свой язык под язык народа, не мог не отрази
ть этого явления, тем б
о-
лее, что и сам был склонен к словотворчеству. Почти во всех работах, посвященных литер
а-
турному наследию Лескова, говорится о его увлечении образ
о
ваниями, представляющими собой случаи народного переосмысления слов. Это объясняется те
м, что такие слова брос
а-
ются в глаза своей необычностью, а также сконцентрированностью их в нескольких прои
з-
ведениях («Левша», «Леон, дворецкий сын», «Полунощники»). В рассматриваемых нами р
о-
манах и повестях наблюдаются единичные случаи употребления слов, являющихся результ
а-
том народной интерпретации известных языку слов, причем трудно уст
а
новить, созданы эти слова писателем или услышаны им у народа: «Это Голован, выходит, был у вас что
-
то вр
о-
де нотариуса?» Старик улыбнулся и тихо молвил: «Из
-
за чего же мот
ариус! Голован был справедливый человек»
(«Несмертельный Голован»); «Вот этого ужасного плакона бер
е-
гись...» И вынимает из
-
за шейного платка беленький стеклянный пузырек...»
(«Тупейный художник»). В первом случае содержание слова нотариус
понимается прибли
з
и
тельно так: «тот, кто запутывает, мотает людей», во втором случае слово фл
а
кон
переосмысливается как «то, к чему обращаются, когда хочется пл
а
кать». Помимо окказионализмов, созданных в духе народной этимологии, в языке Н.С. Леск
о-
ва отмечается большое ко
личество новообразований, созда
н
ных как с нарушением языковых норм, так и в рамках продуктивных словообразовательных типов, что также отражает ос
о-
бенности живой устной речи. Тот факт, что удельный вес неузуальной лексики в разговорной речи гораздо выше, че
м в речи литературной, художественной, неоднократно отмечался и
с-
следовател
я
ми. Живая разговорная речь провинциального купечества, мещанства, разночинной инте
л-
лигенции отличалась образностью, яркостью, достигавшейся употреблением пословиц, пог
о-
ворок, фразе
ологизмов, ярких сравнений и мет
а
фор. Пословицы и поговорки органично вплетаются в речь персонажей произведений Н.С.Лескова: «Нынче, чем ты кому больше д
о-
бра делаешь, тем он только готов тебе за это больше напакостить. Тонет, так топор с
у-
лит, а вынырнет, т
ак и топорища жаль», «Я, говорю, тоже дома не сижу: волка, мол, ноги кормят», «Тоже, говорю, новости: у Фили пили, да Филю ж и били!»
(«Воительн
и
ца»); «Пустое это и не господское дело лошадьми торговать, но, думаю, чем бы дитя ни теш
и-
лось, абы не плакало…»
(«Очарованный странник»); «Ну, полно, –
знаешь: и на Машку быв
а-
ет промашка», «И опять, что не в коня корм
-
то класть»
(«Некуда»). 11
Интересен следующий монолог настоятельницы монастыря, аристократки по происх
о-
ждению: «Дурак он большой: ...несет вздор, благо
попал в бол
о
то, где и трясогуз –
птица. Как это ты, в самом деле, опустился, Егор, что не умеешь отличить паву по перьям... Зина с Соней какие
-
то нылы ноющие, –
кто уж их там определит: и в короб не лезут, и из короба не идут. На этот фрукт нонче у нас по
ра урожайная: пруд пруди людям на смех, еще их вволю ост
а
нется. А Лизанька –
кровь!... Ты должен ее защитить от этого пиленья
-
то. Ведь сам зн
а
ешь, что против жару и камень треснет...»
(«Некуда»).
Эмоциональность, живость разговорной речи достигается также построением рифм
о-
ванных присказок, прибауток: «Орел да Кромы –
первые воры, а Карачев на придачу, а Елец всем ворам отец», «Наш Елец хоть уезд
-
городок, да Москвы уголок», «...пойдем во все сл
е-
ды, пока дойдем до беды»
(«Грабеж»); «Ну, был ни при чем, стал г
ородничом», «…а муж хоть и им негож, так и др
у
гой не трожь»
(«Воительница»); «Восемь пудов до обеда тянет, а пихтерь с
е
на съест, так и гирь недостанет», «Сыпь, не зевай, гребла не замай, будут вершки, наши лишки», «Думаю, сколь эти Ливны дивны»
(«Леди Макб
ет Мце
н
ского уезда»); «На
-
ка, мол, тебе кукиш, на него чего хочешь, то и купишь», «А у меня голова не чайная, а у меня голова отчаянная»
(«Очарованный стра
н
ник») и т.п. Все вышеприведенные примеры взяты из речи героев с невысоким образ
о
вательным и культур
ным уровнем. В употреблении рифмованных прибауток мы усматриваем влияние фольклора. Подобные обороты встречаются в речи лишь одного образованного героя –
Ви
с-
ленева из романа «На ножах», который искусственно имитирует народную речь, фиглярн
и-
чает и юродствуе
т: «Нам, брат, Питер
-
то уже глаза повытер», «Где лавр да мирт, а здесь квас да спирт, вот вам и Россия».
Для
речи многих литературных героев характерны
яркие сравнения, мет
а
форы: «Что ж что песни пел? Комар вон и весь свой век поет, да ведь не с р
а
дости»
(
«Леди Макбет Мценского уезда»); «А снег, как назло, еще сильней повалил; идешь, будто в горшке с пр
о-
стоквашей мешаешь: бело и мокро», «Что вы это парня в бабьем рукаве парите!», «…и нижняя губа как будто откидной передок в фаэтоне отваливалась»
(«Грабеж»);
«Если его причесать по фо
р
ме..., то все лицо выйдет совершенно точно мужицкая балалайка без струн»
(«Тупейный художник»); «...сердце не заезжий двор: в нем тесно не бывает»
(«Жемчужное ожерелье»), «…где уже нам с вами за одним столом чай пить, к
о
гда мы по
-
вашему морщиться не умеем»
(Железная воля»).
Одной из особенностей речи героев с низким культурным уровнем является «немот
и-
вированное применение письменно
-
книжных оборотов и конструкций, выходящих за гран
и-
цы своих стилистических норм», отмечаемое и у с
о
вр
еменных носителей языка [8, с. 181].
Образчиком такой псевдокнижности, высокого стиля в представлении провинциальн
о-
го приказчика может служить речь Сергея –
героя повести «Л
е
ди Макбет Мценского уезда». Лексика, обороты речи и синтаксические конс
т
рукции, ко
торые кажутся Сергею признаком речи образованного человека, соседствуют с просторечными и диалектными словами и фо
р-
мами: «На ком тут жениться? Человек я незначительный; хозяйская дочь за меня не по
й-
дет, а по бедности все у нас, Катерина Ильвовна, вы сами и
зволите знать, необразова
н-
ность. Разве оне могут что об любви понимать как следует! Вот изволите в
и
деть, какое ихнее и у богатых
-
то понятие. Вот вы, можно сказать, каждому другому человеку, кот
о-
рый себя чувствует, в утешение бы только для него б
ы
ли, а вы у
них теперь как канарейка в клетке содержитесь»; «Я б хотел пред святым предвечным храмом мужем вам быть: так тогда я, хоть завсегда млаже себя перед вами считая, все
-
таки мог бы по крайности пу
б-
лично всем обличить, сколь я у своей жены по
ч
тением своим к н
ей заслуживаю...»
и т.п.
Стремлением продемонстрировать свое умение вести себя в обществе объясняется и
с-
пользование эвфемизмов в речи героини повести «Воительница»: «К тому же и обращение у Домны Платоновны было тонкое. Ни за что, быв
а
ло, она в гостиной не
скажет, как другие, что «была, дескать, я во всенаро
д
ной бане», а выразится, что «имела я, сударь, счастие вчера быть в бестелесном ма
с
караде...».
12
Безусловно, было бы большой ошибкой полностью отождествлять речь литературных героев с речью реальных носите
лей языка соответствующей эпохи. Однако при изучении творческого наследия писателей
-
классиков, подлинных мастеров слова, можно выявить сп
е-
цифику речи определенных слоев общества. Рассмотренные нами типичные особенности р
е-
чи героев ряда произведений Н.С.Лес
кова позволяют глубже понять языковую ситуацию, сложившуюся во второй половине XIX в., основной особенностью которой была тенденция к расширению границ литературного языка за счет широкого потока «заимствований из ра
з-
личных языков, слов из народных говоров
, социальных диалектов, профессиональных лекс
и-
конов, мещанского и крестьянского пр
о
сторечия» [9, с.
146].
ЛИТЕРАТУРА
1. Земская Е.А. Русская разговорная речь: лингвистический анализ и проблемы обуч
е-
ния. М., 1979.
2. Русский язык. Энциклопедия. М.,1979.
3. Орлов А.С. Язык Лескова // Язык русских писателей. М.
-
Л., 1948.
4. Фаресов А.И. Н.С.Лесков о языке своих произведений. Лит. приложение к ж. «Н
и
ва». 1897. № 10.
5. Русские писатели о литературном труде. М., 1955, т.3.
6. Виноградов В.В. Русский язык (грамма
тическое учение о слове). М., 1972.
7. Очерки по исторической грамматике русского литературного языка XIX
в. Измен
е-
ния в словообразовании и формах существительного и прилаг
а
тельного. М., 1964.
8. Виноградов В.В. Проблемы русской стилистики. М., 1981.
9. Ш
кляревский Г.И. История русского литературного языка (вторая пол
о
вина XVIII
-
XIX века). Харьков, 1967.
Н.Г.Архипова
НАИМЕНОВАНИЯ ЖЕНСКОЙ
ОДЕЖДЫ В ГОВОРАХ СТАРООБРЯД
ЦЕВ (СЕМЕЙСКИХ) АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ
Население Амурской области сложилось в результате сложны
х миграционных движ
е-
ний из разных мест России (Сибири, Забайкалья, южно
-
и севернорусских губерний), Укра
и-
ны, Беларуси, Польши и др. Это обстоятельство нашло отражение в языке и материальной культуре жителей региона, в частн
о
сти, сказалось на специфике кос
тюма. Тематическая группа слов –
наименований одежды –
представляет значительный инт
е-
рес в связи с системным изучением диалектной лексики и исследованием соотношения яз
ы-
кового материала с региональными особенностями материальной культуры.
Лексика русских говоров Приамурья включает наименования элементов костюма, х
а-
рактерного для южнорусских, севернорусских и среднерусских территорий. Так, можно г
о-
ворить, что в Приамурье бытовал общерусский (по происхождению севернорусский) ко
м-
плекс женской одежды с сарафан
ом (
круглым, москвичом, дабинником
и др.), длинной руб
а-
хой (
станушкой, рукавами
), сложным кичкообразным головным убором (
кичкой
). Зафикс
и-
рованы наименования женского костюма, типичного для средней полосы и западных ра
й-
онов России: андарак, клиник, подбор.
Наименования понёва (понява), кош
у
ля, сорока, запон встречаются в речи потомков переселенцев из южных губе
р
ний России, а также Украины и Беларуси. Вместе с тем, на территории Амурской области
зафиксированы локальные ко
м-
плексы одежды, отличающиеся значитель
ным своеобразием. Так, синтез общерусского и южнорусского типов одежды породил яркий, колоритный, построенный на контрастных с
о-
четаниях цветов костюм старообрядцев (семейских) с сарафаном различных типов (
горб
а-
чем, поморником, круглым, московским
), нательн
ой рубахой (
станушкой, становиной, рук
а-
вами
), сложным головным убором с несколькими платками, повязанными особым образом, запоном, украшениями из янтаря, разнообра
з
ных дутых бус, бисера, гаруса, гусиных перьев.
13
Задача статьи –
описать наименования нательн
ой рубахи в говорах старообрядцев (с
е-
мейских) Амурской области как элемента традиционного компле
к
са женской одежды конца XIX
–
середины ХХ вв.
Наименования одежды в говорах семейских Амурской области ранее не являлись предметом лингвистического описания и практически не представл
я
лись в региональных лексикографических источниках [см., напр., 1, 2]. В 2003
-
2007 гг. были совершены фоль
к-
лорно
-
диалектологические экспедиции в некоторые старообрядческие села Арх
а
ринского, Свободненского и Белогорского районов Аму
рской области: Грибовку, Заган, Желтоярово, Новоандреевку, Ключи, Никольское. В конце XI
–
начале ХХ вв. все они были основаны ст
а-
рообрядцами –
переселенцами из Забайкалья. В ходе экспедиций собран значительный ди
а-
лектный материал, представляющий наименова
ния мужской и женской одежды и украшений (более 150 лексем), в том числе и женских нательных р
у
бах (более 20 лексем).
История наиболее ярких старообрядческих групп Забайкалья изучена достаточно х
о-
рошо. Их переселение на Восток происходило в 60
-
е гг. Х
VIII
в., к
о
гда по указам Екатерины II
произошла вторая «раскольничья выгонка» из Ветки (1764 г.) и, по некоторым предпол
о-
жениям, из Стародубья. Общее число возвращенных в Российскую Империю беглых, по о
т-
дельным данным, достигало 20
–
40 тысяч человек, называвших местом своего прежнего ж
и-
тельства Московскую, Новгородскую, Смоленскую, Воронежскую, Нижегородскую, Арха
н-
гельскую губернии. Одна часть «польских выв
е
денцев» попала в Забайкалье, другая была размещена на Алтае [3, с. 12
-
25]. Как писали «Иркутские епархиальн
ые ведомости», «семе
й-
ские в Забайкалье –
староверы из Дорогобужа и Гомеля, сосланные при Анне Иоа
н
новне и Екатерине в 1767 г. в количестве 40
000 человек» [4, с. 15].
Одна из таких компактнах групп старообрядцев впоследствии переселилась в Аму
р-
скую область
. «Старообрядцы… сумели лучше других локальных конфессиональных обр
а-
зований приспособиться к местным природно
-
климатическим условиям и оказать сущес
т-
венное влияние на успешность х
о
зяйственного освоения восточной окраины России» [5, с.
3].
Переселение старо
обрядцев в Амурскую область началось в 60
-
е гг. Х
I
Х в. при по
д-
держке царского правительства c
целью быстрого освоения восточных территорий Росси
й-
ской Империи. В 70
-
е гг. XIX
в. по приглашению губернат
о
ра Восточной Сибири графа Н.Н. Муравьева
-
Амурского стар
ообрядцы переселялись в Приамурье и Приморье для обслужив
а-
ния почтовых трактов между Сибирью и Камчаткой. После установления морского сообщ
е-
ния с Камчаткой торговые сообщения были закрыты. Часть крестьян вернулась на прежнюю территорию проживания, другая о
сталась на Дальнем Востоке. Старообрядцы селились о
т-
дельными деревнями, преимущественно вдоль рек Зеи, Буреи, Белой и Томи. Первыми пос
е-
ленцами стали семейские, прибывшие из близлеж
а
щего Забайкалья, хотя исконным местом жительства старообрядцев, заселя
в
ших
Амурскую область, являлось не только оно, но и Енисейская, Пермская, Саратовская и То
м
ская губернии [6, с. 1
-
9]. В литературе старообрядчество Амурской области обычно именуется только как «с
е-
мейщина». Под семейских подводятся разнообразные согласия (как поповского, так и бесп
о-
повского толков), существовавшие в Амурской области к моменту завершения освоения ст
а-
рообрядцами Дальневосточных территорий. По архивным источникам и воспоминаниям п
о-
томков первых старообрядцев, большинство староверов, переселившихся
в Амурскую о
б-
ласть из Забайкалья, принадлежало к поповскому толку (выходцы из сел Тарбагатай, Кун
а-
лей, Бичура, Новая Брянь, Никольское, Архангельское, Андреевка и др.). Некоторые инфо
р-
манты называют себя беглопоповцами, так как еще в Заба
й
калье из
-
за нехв
атки собственных священников их прадеды приглашали попов, желающих перейти из никонианской веры в старообрядческую. Полевые исследования свидетельс
т
вуют о достаточно пестрой картине в среде амурского старообрядчества. Так, из Забайкалья и Сибири, помимо се
мейских, перес
е-
лялись австрийцы, нырки, средники, самокрестцы, поморцы, песочники, кержаки; из Пер
м-
ской губернии –
единоверцы и беспоповцы; из Саратовской губернии –
дырники и темнов
е-
ры. В настоящее время потомки первых старообрядцев отождествляют себя тол
ько с семе
й-
14
скими, не обнаруживая знаний о значительной разнице в религиозной культуре их предков, но противопоставляя себя «ник
о
нианцам», что говорит об этноконфессиональной общности амурского старообрядчества. Однако анализ лексики говоров семейских не по
зволяет ра
с-
сматривать их материальную культуру как целостное явление, что обнаруживается при ан
а-
лизе лексико
-
семантических групп поля «Быт», в частности, наимен
о
ваний одежды. Сопоставление наименований одежды в говорах семейских Амурской области с да
н-
ными
говоров европейской России, Сибири и Забайкалья позволяет выявить региональную специфику этой группы лексики и ее место в общем лексическом фонде русских говоров. Ареальное сравнительно
-
сопоставительное исследование дает возможность изучить вну
т-
ренние и в
нешние миграции старообрядческого населения, особенности бытового взаим
о-
действия с представителями других этнических групп, отражение религиозного мировоззр
е-
ния в некоторых наименованиях одежды и др. Подобный подход связан с рассмотрением процессов языков
ой интеграции между говорами, сформировавшимися на территориях поз
д-
него славянского освоения, а также изучением тенденций культурного взаимодействия ра
з-
личных в этнографическом отн
о
шении групп русского населения.
Одежда семейских всегда обрисовывалась как добротная и яркая. Дека
б
рист И.Д.Якушкин оставил воспоминания о старообрядческом забайкальском селе Тарбагатай, где, в частности, описал праздничную одежду семейских: «Жители староверч
е
ского этого селения вышли к нам навстречу в праздничных своих нарядах. Мужчины были в синих ка
ф-
танах и женщины в шелковых сар
а
фанах и кокошниках, шитых золотом. Это были уже не сибиряки, а похожие на подмосковных и ярославских поселян» (датировано сентябрем 1830
г.) [7, с.
1613
-
1614]. «Одежда женщин старинная: сарафан всегда ярких цветов и кичка, повязанная платком в виде чалмы», –
так писал о старообрядках И.Г.Прыжов, посетивший семейские села в 70
-
е гг. XIX
в. [8, с. 351]. Семейские же
н
щины «общительны, щеголеваты и красивы», –
вспоминал
М.Н.Галкин
-
Враской в 1882 г. [9, с. 1
88].
Семейские рассматривали красоту как соединение духовного и физического здоровья. «Семейская женщина работяща, а потому и нравственна и нисколько не развращена, как с
и-
бирячка. Она благородна и горда… Песня и пляска старинные, каких, пожалуй, не сыщешь
теперь и на Руси. Она необыкновенно деятельна, оттого и хозяйство у нее идет отлично, к
о-
сит траву не хуже мужчины. Опираясь на свою женщину, домовитую, энергичную, деятел
ь-
ную и дома, и в поле, и в торговле, семейские производят громадное количество хлеба»
[8, с.
351]. Здоровье женщины ассоциировалось с дородной фигурой, полнокро
в
ным румяным лицом, что подчеркивалось и костюмом семейских женщин: об
ъ
емные сборчатые рубахи, «
борчатые
»
сарафаны, запоны, двойные пояса, сложные головные уборы с шашмурой, ки
ч-
кой и несколькими головными платками, шалями или полушалками, скрепленными под по
д-
бородком булавками или сложно обернутыми вокруг головы. Костюм отличался яркостью, красочностью, что обнаруживалось в подборе тканей, обилии украшений, прежде всего у д
е-
вушек и м
олодых женщин. Пожилые старообрядки носили более строгие уборы, что свид
е-
тельствует о присущем крестьянам чувстве меры и вкуса.
В старообрядческих селах Амурской области традиции старины сохранялись достато
ч-
но долго: пожилые жители помнят, что хранилось в сундуках их матерей и баб
у
шек, какую одежду те носили. По воспоминаниям информантов, еще до середины 50
-
х гг. ХХ в. основой традиционного комплекса женской одежды у семейских женщин был сарафан.
Повседневно крестьянки носили домовники, дубасы (дубасики), п
оморники, горбуны,
сшитые из ситца, р
е-
же изо льна. Сарафаны могли именоваться по типу использованной при шитье ткани: даби
н-
ники, ситники,
атласники. Рубаха обычно шилась составной из двух частей: рукавов (чехл
и-
ка) и стана. Она подпоясывалась тонким домотк
аным пояском, поверх сарафана тоже зав
я-
зывался пояс, но более широкий и яркий. Сверху надевался фартук –
запон
. Старообрядки очень любили украшения, ос
о
бенно янтарные бусы. В Амурской области сохранились единичные села (напр., с. Грибовка Архаринского рай
она), где до сих пор в молельню идут в одежде, сшитой по старинным образцам, а в п
о-
вседневной жизни замужние женщины под платок н
а
девают шашмуру
, носят нательный пояс 15
и станушку
с глухим воротом и дли
н
ными рукавами, а мужчины одеваются в косоворотки, шаров
ары, подпоясыв
а
ются, не стригут бород и носят картузы.
В семейских селах женщины практически не занимались ткачеством. Ткани, испол
ь-
зуемые для изготовления одежды, в конце XIX
–
начале ХХ вв. были в основном покупными: гарнитур (гродетур), далимба, бурс, д
аба, камка, м
е
лестин (молескин), камлота, канфа, канча, коленкор, нанка, шалон, репс (р
и
пис)
. Одни виды ткани доставлялись из Китая как продукт обмена (
д
а
ба, канфа, канча
), другие вырабатывались на отечественных фабриках (
бурс, камка, ка
м
лота, коленкор
). О
тносительная дешевизна китайских тканей и развитие отечественного текстильного производства способствовали раннему переходу к поку
п
ным тканям при изготовлении одежды.
Кросны (ткацкий станок) обычно использовались для изготовления грубой ткани из к
о-
нопли (
д
ерюги
) для портянок (
онуч
), рабочей одежды, половиков. На кроснах ткали шерст
я-
ные пояса
, которые могли быть повседневными, именными, крестильн
ы
ми, смертными
.
Было зафиксировано около двадцати наименований женской рубахи, надеваемой под сарафан, а позднее носимой с юбкой: становина (станушка, стан
о
винка, стануха), рукава (рукавки, рукавчики), пропускнушка (пропускнуха, пропускнушечка), полячка, польская (п
о-
ляцкая) рубашка, польская сорочка, польские рукава, боренная рубаха, кулёма (кулёмка, к
у-
лёмочка, кулем
уха), приста
в
ка (приставина, приставинка).
Самыми употребительными в говоре оказались лексемы станушка и
рукава, которые часто выступают как синонимы при обозначении любых рубах, н
а
деваемых под сарафан. Станушкой
(или рукавами
) именовался древний тип тун
икообразной рубахи, сшитой обычно из двух половин: верхней части (
рукавов, рукавчиков
), горловина которой обшив
а-
лась тонкой, сложенной пополам полоской ткани –
ошейником (шейкой)
. В этом значении станушка и рукава
выступают полными синонимами лексеме пропу
скнушка. Несмотря на название, пропускнушка
шилась из двух половин: верхней и нижней. Так же рукава и ст
а-
нушка могут обозначать верхнюю и нижнюю часть рубахи соответс
т
венно. Погребальные женские рубахи обычно именовались становинами.
Они шились из б
е-
лой х
лопчатобумажной ткани (покупной, но простиранной перед шитьем), состояли из цел
ь-
ного стана и рукавов, могли иметь воротник
-
ошейник
или шились голошейкой (без воротн
и-
ка). Наименования погребальной рубахи, включенные в контекст обряда, приобретали си
м-
воличес
кую семантику, которая актуализируется в ситуативных употреблениях слова и явл
я-
ется отражением символического значения самого предмета: Будет время становину над
е-
вать (с. Заган)
, Всем становина своя достанется
(с. Ключи)
, От домовины да становины не ускаче
шь (с. Заган)
, Всем становину надевать (с. Новоандреевка)
.
Отметим, что погребал
ь-
ные рубахи шились из цельного полотна и не имели боковых вставок, что указывает на ра
н-
ний отказ старообрядцев от домашнего ткачества (изготовленная на кроснах ткань более у
з-
ка
я, чем фабричная).
Рубахи, сшитые из двух половин, у старообрядцев фиксируются повсеместно. Так, н
а-
пример, Т.А.Агафонова отмечает, что у русских липован, прож
и
вающих в южной части дельты Дуная, наряду с цельнокроеными рубахами, носили рубахи с поперечным ш
вом, д
е-
лившим стан на две части: верхнюю (
чехлик
) и нижнюю (
станушка
) [10, с. 1]. Е.И.Яскеля
й-
нен, описывая народный костюм старообрядцев Кемского Поморья, указывает, что у пом
о-
рок женская рубаха составлялась из двух частей, соединенных поп
е
речным швом чуть
выше линии пояса. Нижняя часть рубахи (
стан
) меньше изнашивалась, поэтому с ней могли и
с-
пользовать несколько верхних частей (
рукавов)
, заменяя их одну за другой по мере старения [11, с. 12].
Полячками
и боренными рубахами
именовались поликовые рубахи, кот
орые носили с лямочными сарафанами. В плечи поликовой рубахи вшивались продолговатые лоскуты (
п
о-
лики
). Такие рубахи всегда составлялись из верхней части (
рукавов
–
сс. Заган, Грибовка, Н
о-
воандреевка или
чехлика
–
с. Заган) и нижней (
стана, станушки
). В это
м значении наимен
о-
вание верхней части рубахи (
рукава
) употребляется во всех обследованных старообрядч
е-
ских селах, а слово чехлик
зафиксировано только в с. Заган Свободненского района, заселе
н-
ного в начале ХХ в. переселенцами из с. Новый Заган Забайкалья.
16
К
улёмой (кулёмкой, кулёмочкой, кулемухой)
называлась боренная рубаха с широкими рукавами (
кулями
), сшитыми из двух полотнищ. Такие рукава были к
о
роче, чем у станушек
, имеющих прямые рукава. По вороту и плечам кулёмы
делалась яркая вышивка обычно кра
с-
ного цв
ета.
В синонимичном значении употребляются наименования польская сорочка,
польская (
поляцкая
)
рубашка, польские (поляцкие) рукава. В отличие от других типов же
н
ских рубах, эти рубашки имели широкие короткие рукава, едва прикрывавшие локоть или доходившие д
о середины предплечья. По воспоминаниям информантов, такие р
у
башки рано вышли из употребления, так как не подходили к суровым условиям Дал
ь
невосточного края: Я только раз видала поляцкие рукава. Едва локоть прикрывали. У нас почти не носили такие поля
ц
кие рубашки. Слепни, комары, да и холодно» (Новоа
н
дреевка, 2006).
Еще одним наименованием женской рубахи является приставка,
шившаяся с перели
н-
кой
–
кокеткой и обязательно состоявшая из двух частей –
верхней и нижней. Можно пре
д-
положить, что название рубаха п
олучила потому, что при носке составных рубах верхнюю, быстрее изнашиваемую часть, можно было менять быстрее, чем нижнюю и к стану
«пр
и-
ставлять» рукава
. Зафиксированные в говорах семейских Амурской области наименования женской р
у-
бахи распространены в русс
ких говорах различных типов, но, главным образом, севернору
с-
ских (северо
-
восточных, новгородских, пермских), а также во многих говорах вторичного образования. Так, в Словаре В.И.Даля становина
имеет помету «пер
м
ское», станушка –
«новгородское». В Словаре г
оворов старообрядцев (семейских) Забайкалья представлены дефиниции ле
к
сем станушка, станина, стануха в значениях 1. «Женская нижняя рубаха с пришивной к ней юбкой»; 2. «Юбка, пришиваемая к же
н
ской нижней рубахе». В Словаре областного архангельского наречия
слово рукава употребляется в значении «женская, вроде обтяжной кофты одежда». Словарь русских говоров Приамурья более чем из двадцати, з
а-
фиксированных нами лексем –
наименований женской рубахи, надеваемой под сарафан, о
т-
мечает только три: становина, стано
винка, станушка
. Эти лексемы известны жителям сел Черняево Магдаг
а
чинского р
-
на, Албазино Сковородинского р
-
на, Поярково Михайловского р
-
на. Все села были основаны казаками, переселявшимися в середине XIX
в. в Амурскую о
б-
ласть из Забайкалья –
прежнего мест
а жительства амурских старообрядцев. Возможно, н
а-
именования женских рубах с корнем стан
-
появились в говоре семейских под влиянием ст
а-
рожильческих говоров Забайкалья, име
ю
щих севернорусскую основу, или к тому времени данные лексемы уже стали общерусскими. Интересны в этом отношении наблюдения Т.Шарабариной, которая отмечает лексему становина, говоря о наименовании элемента фа
р-
тука
-
нарукавников у кержачек Восточного Казахстана: «Если фартук предохранял от загря
з-
нения только переднюю часть юбки, то нарукавник
и берегли все платье целиком. Они с
о-
стояли из «становины» –
собственно передника, к которой пришивалась кокетка с длинными рукав
а
ми…» [12, с. 23]. Таким образом, семантика языковых единиц со значением «женская н
а
тельная рубаха» в говорах амурских старообр
ядцев представляет собой сложное явление, отражающее ли
н-
гвистические закономерности, свойственные говорам переходного типа в целом, и экстр
а-
лингвистические факты, связанные с особенностями материальной и духовной культуры н
о-
сителей диалекта. Так, большинст
во наименований рубахи зафиксировано в севернорусских материнских говорах, что, возможно, явилось следствием длительного контакта старообря
д-
цев со старожилым населением Забайкалья, говоры которого сформировались преимущес
т-
венно на севернорусской основе, и тем, что отдельные гру
п
пы староверов до пребывания на Ветке и в Стародубъе были выходцами из севернорусских губерний России. Наличие шир
о-
кого синонимического ряда наименований рубах говорит об исконной неоднородности с
а-
мих старообрядч
е
ских говоров Амурско
й области, сформировавшихся на разной основе, а развитие многозначности у слов свидетельствует о живых процессах, происходящих в гов
о-
рах семейских.
17
ЛИТЕРАТУРА
1. Словарь русских говоров Приамурья / Сост. Ф.П.Иванова, Л.В.Кирпикова и др. М.: «Наука», 1983
.
2. Словарная картотека Г.С.Новикова
-
Даурского / Под ред. Л.В.Кирпиковой. Благов
е-
щенск, 2003.
3. Погодные ведомости состояния и учета сектантов в Амурской области. 1900
-
1902 гг. Бл
а
говещенск, 1903.
4. Иркутские епархиальные ведрмости, 1878, № 38.
5. Аргуд
яева Ю.В. Старообрядчество на Дальнем Востоке России. М., 2000.
6. Реестр учета сектантов и иноверцев Амурской области. Благовещенск, 1910.
7. Якушкин И.Д. Из записок декабриста Якушкина // Русский архив. 1870, № 1
-
19. С.
1566
-
1633.
8. Прыжов И.Г. Очерки. Статьи. Письма. М.
-
Л.: ACADEMIA
, 1937. С. 323
-
352.
9. Галкин
-
Враской М.Н. Поездка в Сибирь и на остров Сахалин в 1881
-
1882 годах // Русская старина. Ежемесячное историческое издание. СПб., 1901, № 1. С. 147
-
196.
10. Агафонова Т.А. Традиционная одежда липов
ан южного Подунавья // starover
.
kiev
.
ua
/
history
.
php
?
article
=5/ 04.03.2007.
11. Яскеляйнен Е.И. Народный костюм русских Кемского Поморья XIX
в. // Кижский вестник. Сборник статей / Под ред. И.В. Мельникова. –
Петрозаводск, 2003, № 8.
12. Шарабарина Т. Крест
ьянский костюм –
одежа не простая… // Октябрь, 2002, № 10.
В.П.Васильев, Э.В.Васильева БАЗОВЫЙ КОНЦЕПТ КАК ЭЛЕМЕНТ
КОГНИТИВНО
-
ИДЕОГРАФИЧЕСКОГО ОБЛАСТНОГО СЛОВАРЯ
Современный этап в становлении когнитивизма являет собой основу «интегральной» парадигмы зн
ания в лингвистике. Такой поход осуществляется как при анализе литерату
р-
ного языка, так и при анализе диалектов. В когнит
и
визме усматривается новый источник для совер
шенствования диалектографии, для создания словарей нового типа.
Эта возмо
ж-
ность от
крываетс
я на пути сопряжения тезаурусной разработки лексики и энцикло
педич
е-
ского описания её элементов, что находит своё выражение в «Сибирском метеорологич
е-
ском словаре», который, будучи недифференциальным сводным синхроническим а
с
пектным словарём, развивает трад
иции идеографической диалектографии [1; 2] в плане обогащения её концептуал
ь
ной теорией [3, 4, 5, 6, 7].
Фактологической основой словаря служат архивные материалы и картотека (до ми
л-
лиона единиц) говоров Кемеровской области, а также лексикографические изда
ния и нау
ч-
ные публикации, выполненные на материале русских говоров Сибири (свыше 70 источн
и-
ков).
В данной работе представлены когнитивные принципы словаря, а также опыт описания одного из базовых концептов, манифестируемого общерусским словом дождь [8]. П
олиси
с-
темный характер бытования слова не препя
т
ствует воссозданию его концепта, ибо говоры, различаясь на языковом уровне, с точки зрения народного мировидения обнаруживают с
о-
держательное единство на р
е
чевом уровне [9, с. 20], проявляя тем самым единое «зн
аниевое» пространство макротерритории. Когнитивные задачи Словаря заключаются пре
ж
де всего в том, чтобы представить знания о метеорологических явлениях, которые стоят за базовыми словами и составляют их ко
н
цепты.
Слово дождь
является элементом лексической группы «атмосферные осадки», которая представляет собой иерархическую сеть, содержащую три уровня построения: супербазовый (
атмосферные осадки
), базовый (
дождь, снег
и др.) и суббазовый (красн. емж
а
’мелкий дождь’, амур. т
у
чный дождь
’кратковременны
й
ливне
вый дождь’, том. окл
а
денек
’длител
ь-
ный, затяжной дождь, при котором небо сплошь покрыто тучами’ и др.). Занимая срединное 18
положение в таксономической классификации наименований осадков, метеоним дождь в
о-
площает в себе наибольшую часть нашего знания [10, с.
163
-
164] об обозначаемом явлении. Культурно обусловленное представление человека об этом метеоявлении, возникающее в его сознании как продукт перцептивных и когнитивных операций, подводится под метеоним и может рассматриваться как когнитивная структура. Концепт, представленный уму человека, имеет вербальную и невербальную репрезентацию. В Словаре, как и в большинстве лингв
о-
когнитивных и лингвокультурологических исследованиий, демонстрируется описание ко
н-
цепта как вербальной формы знания [Ср.: 11]. При это
м принимается во внимание, что о
с-
новными средствами его объективации служат лексико
-
фразеологические номинации и си
н-
таксические конструкции языка.
В лексической системе языка метеонимический концепт проявляется через соотнесё
н-
ность его базового имени (
дожд
ь/дожж
) с гиперонимом (
осадки
) и гипонимами (
снег, роса
) и конституируется единицами денотативного класса, который концентрирует в себе макс
и-
мально релевантные для обыденного со
з
нания свойства явления (ср. н
-
сиб. косян
о
й дождь
’дождь, прошедший полосой под
углом
к горизонту
’; амур. подст
е
га
’крупный с ветром
дождь’; кем., том. бусов
о
й
’
частый
, мелкий (о дожде)’; бурят. прос
а
дный
’сильный, проли
в-
ной, холодный
(о дожде)’; том. как дождь
’о чем
-
л. обильно
падающем, сыплюще
м
ся’ и др.). Однако лексическая иденти
фикация не вскрывает полностью соде
р
жания концепта, она лишь показывает пути, меру и качество его вхождения в языковую картину мира и смысл
о-
вую стр
а
тификацию в ней.
Способом всестороннего проявления концепта является его задействованность в реч
е-
мыслительно
й деятельности человека. В зависимости от того, к
а
кой фрагмент информации о дожде востребован в речемыслительном акте, концепт воплощается в синтаксических ед
и-
ницах разного формата –
словосочет
а
ниях, простых и сложных предложениях. Активизация концепта в ц
елом может быть осуществлена путём создания тематически ориентированного текста. К
а
кими бы реализациями в дискурсе ни характеризовался концепт, он предстаёт в нём порционно распределённым, несистематизированным. Целостный (а значит, параметр
и-
зованный и ст
руктурированный) характер концепт приобретает в результате такого «слож
е-
ния» всех актуальных смыслов его имени. «Упаковка» дискурсивного знания о дожде, нац
е-
ленная на оформление концепта как стру
к
туры опыта, производится на двух ступенях его организации –
на ступени с
о
вокупности признаков и на ступени обобщённых параметров (схемы, или фрейма).
В данном случае концепт воссоздаётся как признаковая структура в рамках конкрет
и-
зированного в лексико
-
семантическом отношении частеречного фрейма [12], центром кот
о-
р
ого является эйдетическое понятие о целостном предмете (явлении), символизируемом б
ы-
тийной категорией НЕЧТО. В предметноцентрическом фрейме, задающем статичную стру
к-
туру знания, элементы соп
о
ложены. Эти элементы в соответствии с субъектно
-
объектным принцип
ом п
о
знания явления относятся к разным зонам его интерпретации –
объектной, субъект
-
объектной и субъектной –
в зависимости от того, какие стороны познания ими пр
о-
филируются.
В объектной
зоне вид предмета (НЕЧТО), обозначаемого существительным, обрис
о-
вывает
ся в связи с категориями «количество» (СТОЛЬКО /квантификаторы и числительные), «качество» (ТАКОЙ / прилагательные) и «бытие» (СУЩЕСТВУЕТ / глаголы)
В представлении информации, полученной по сути как ответ на вопрос «какой пре
д-
мет?» («качество –
предмет»)
, участвуют такие выражаемые прилагательными концептуал
ь-
ные аспекты (слоты), которые характеризуют данный предмет (явление) с точки зрения «в
е-
личины частиц осадков» (
мелконький, м
е
ленький, мелкий, средний, крупный … дождь), «плотности располож
е
ния частиц о
садков при их выпадении» (
редкий, густенький, густой, частый … дождь), «температуры воды осадков» (
холодный, холоднящий, тёплый…
дождь); «скорости падения частиц осадков» (
тихонький, тихий, тих
о
й, спорый, скорый, ме
д
ленный … дождь), «количества осадков, вып
адающих за один раз» (
обильный, большой, хороший ... дождь), «интенсивности осадков в её статичном проявлении» (
маленький, небольшой, н
е-
19
сильный, большой, значительный, хороший, бойный, бешеный, огромный, лютый, страшный, крепкий, залив
у
чий, лёвкий… дождь),
«интенсивности осадков по её способности к измен
е-
нию» (
ровный … дождь); «продолжительности выпадения осадков» (
недолгой, короткий, краткий, скороспешный, кратковременный, продолжительный, затяжной, пр
о
т
я
жливый, долгосрочный, долгий … дождь), «выпадения ос
адков относительно установленного моме
н-
та» (
самый нужный … дождь), «особенностей существ
о
вания осадков в течение какого
-
л. времени» (
временный … дождь), «порядка выпадения осадков в году» (
первый, второй…
дождь); «направления движения осадков по отношению к поверхности земли» (
прямой, к
о-
сой … дождь) и др. В соотнесённости категорий «предмет» (НЕЧТО) и «бытие» (СУЩЕСТВУЕТ), спро
е-
цированных на явление дождя, через глаголы функционального состояния (
идти, моросить, сеять
), семантически сопряжённых с метеонимо
м, проявляется тот постоянный признак я
в-
ления, благодаря которому оно иднтифицируется. Класс предикатов состояния расшир
я
ется за счёт прилагательных, обозначающих временные признаки явления. Они оказываются св
я-
занными с «плотностью расположения частиц осад
ков при их выпадении» (дождь…
гу
с
той
), «температурой воды осадков» (дождь…идёт холодный
); «скоростью падения частиц оса
д-
ков» (дождь…идёт тихий, спорый какой, тихий
), «количес
т
вом осадков, выпадающих за один раз» (дождь…
большой
, прошёл огромный
, будет боль
шой
), «интенсивностью осадков в её статичном проявлении» (дожи
… с
и
льны
, дожж … несильный
, идёт сильный
); «продолж
и-
тельностью выпадения осадков» (дожж…будет долгим
); «наличием химических и других примесей в осадках» (дождь…пройдёт кислотный
, идёт зелёный
);
«ут
и
литарной оценкой» (дожж…
пользительный
, вредный
теперь). В субъект
-
объектной
зоне профилируется не только «инобытие предмета (явления)» через его «способ существования» (существует КАК / определ
и
тельные наречия), но и сам человек, с местом и временем
наблюдения которого сополагается инобытие объекта во «вр
е-
мени» (существует КОГДА / темп
о
ральные наречия) и в «пространстве» (существует ГДЕ / локативные наречия).
В комбинации понятий «инобытие –
способ» («существует ТАК»), объе
к
тивируемой в языке сочетан
ием глаголов с наречиями или существительными с «обстоятельственной» с
е-
мантикой, определительные слова являются носителями таких когнитивных рубрик, как «в
е-
личина частиц осадков» –
дождь … идёт мелко
, сеет как из сита
; «скорость падения частиц осадков» –
д
ождь … шёл тихо, «количество осадков, выпадающих за один раз» –
дождь… п
а
дат хорошо
, польёт хорошо
, «интенсивность осадков в её стати
ч
ном проявлении» –
дождь …
льёт
как из ушата
(
здорово, лихоматчиком, ул
и
вно, ливнем
), идёт как из ве
д
ра
, хлестал здорово
, прошёл сильно
, прольёт сильно
; «продолжительность в
ы
падения осадков» –
дождь … проходит быстро
, закончится нескоро
, б
у
с
и
т ко
н
ца
-
края не видать
, пойдёт часа на три
, прольёт до обеда
, идёт недели три
, хлестал всю ночь
, забусит на весь день
, льёт месяц
; «ос
о-
б
енности существования осадков в течение какого
-
л. времени» –
дождь … льёт бесперево
д-
но
, заполоскал опеть
; «направление движения осадков по отношению к поверхности земли» –
дождь … идёт косо
; «сопровождаемость другими атмосферными явлениями» –
дождь … идёт с ветром
,
со снегом
,
с градом
,
с крупой
, с грозой.
Через удержание в памяти связи понятий «инобытие –
пространство» («существует ЗДЕСЬ –
ТАМ») для характеристики явления оказывается действенным слот «локализова
н-
ность осадков в пространстве, или площадь их вып
а
дения» –
ср. дождь … идёт на одном краю деревни
, идёт везде и т.д.
Приуроченность ситуации дождя ко времени, символизируемая схемой «инобытие –
время» («существует СЕЙЧАС –
ТОГДА»), осмысливается на лексико
-
семантическом уро
в-
не в рамках информационных рубрик, которые фокусируются на «времени года, когда вып
а-
дают осадки» –
дождь … был в декабре, январе, весной, осенью
, начинатся зимой
, идёт в П
о-
кров день, перед Рождес
т
вом и Новым годом, всё лето
, пройдёт весной
; дожди … бывают осенью
, про
й
дут в мае
, «вре
мени суток…» –
дождь … бывает днём и ночью
, на всю ночь
, хлестал всю ночь
, прошёл ночью
, «выпадении осадков относительно установленного моме
н-
та» –
дождь … шёл вовремя
, ударил вовремя
; дожди … падают вовремя. 20
В субъектной зоне фрейма целостная ситуация пр
едмета (явления) представляется н
а-
блюдателем через оценку. В ней закладывается ответ на вопрос «как (оценивается пре
д-
мет)?». Ценностное отношение к предмету удостовер
я
ется применимостью к положению дел оценочных предикатов, которые указ
ы
вают на «общую оцен
ку» (
плохо, нехорошо, хорошо, великолепно
), «гедонист
и
ческую оценку» (
спасаться
… от дожж
а
), «эмоциональную оценку» (
надоесть, бояться, весело, не рад, слава богу, дай бог, спасу нет
и др.), «утилитарную оценку» (
благодать, мешать, не бояться
<об од
е
жде и о
буви> … дождя и др.) Эти же элементы фрейма организуют дискурсивную форму существования концепта, представляя её в виде восьмиэлементной синтагматической м
о
дели: оценка –
(количество –
качество: [предмет) –
(инобытие: ] способ –
место –
время) [12, с. 18;
Ср.: 13, с. 32]. В лекс
и-
ко
-
семантической конкретизации так называемый сценарий может иметь, к примеру, сл
е-
дующий вид: эмоциональная оценка –
определённое количество однородных осадков –
вел
и-
чина частиц осадков –
[атмосферные осадки –
функциональное состоя
ние] –
интенсивность осадков в её статичном проявлении –
территория страны –
время года. Ср. Хорошо, что в н
а-
чале лета на юге России сильно прошли два крупных дождя
. Этот пример убеждает, что фрейм дождя может развёрт
ы
ваться по нескольким сценариям. Причём
в коммуникативной практике каждый из них варьирует эталон и по количеству составных элементов, и по с
о-
держанию. Ср. Н
о
чью сл
ы
шу д
о
шть
-
та как
о
й шур
и
т
(Бурят. Кяхт. Н
-
дес.). Ой, здорово хл
е-
стал
дож (Том. Том. Верш.). Ул
и
вно
в городе дождь лил (Кем. Мар. Кол
.). С утра бус
и
л дожж маленький
(Том. Том. Губ.). Неполнота коммуникативной реализации сценария об
ъ-
ясняется отчасти его ситуати
в
ным воплощением, отчасти тем, что атрибуты явления могут фиксироваться несколькими элементами сценария. Ср. Всё мен
я
тся. И дожж
о
в счас сил
ь-
ных
нет. Всё засуха, жар, а дожж
поморосит, и всё
(Кем. Юрг. Митр.).
Если дожж
и
с
и
л
ь-
ны
–
плотин
у
сорвёт
. (Кем. Крап. Макс.). Дождь там сильно
прошёл или как, что нельзя доехать
. Так и не бор
о
нют (Кем. Крап. Перех.). А некоторый дожж идёт и силь
но
, прямо льёт ливнем… (Кем. Юрг. Вар.). В связи с речевым преобразованием сценария уместно зам
е-
тить также то, что на поверхностном уровне выражения сценария атрибуты инобытия зача
с-
тую трансформируются в атрибуты предмета: (1) Осенью
дожж пройдёт да
ешшо, да пон
о-
во
. Бывало, картошку в грязи копали (Б
у
рят. Каб. Каб.). Осенью
дожж
и
, дожж
и
подряд, надоело это нен
а
сье (Кем. Яшк. Итк.).
В сентябре ос
ё
нны
дожж пойдёт (Кем. Юрг. Н
-
ром.);
(2)
Ну с
ветром косо идёт дожж, а прямой так прямой и есь. Мокрый, прямой ид
ёт (Кем. Юрг. Зел.). Иногда идёт косой дождь под углом и с ветром (Кем. Крап. Иван.). Вот ветренный, ураганный дожж, крупный, как даст, и сразу ручьи побежали (Кем. Яшк. Н.Тайм.).
Вместе с тем многообразные сценарии характеризуются типовым проявлением, хар
а
к-
терным для славянских языков. Типизация сводится к расположению элементов центральн
о-
го блока (НЕЧТО СУЩЕСТВУЕТ) в прямом порядке: «атмосферные осадки –
функционал
ь-
ное состояние». Предложения, соде
р
жащие в себе каноническую основу, закрепляются за понятие
м «скрипт». Ср. Это вовремя
дожж ударил (Кем. Яшк. Полом.). Иш
, дош … с
ы
пет, р
о
вна скрось с
и
течка
(Ирк. Черемх.). С грозой
дожж всегда быстро
проходит, и крупный
(Кем. Н
-
куз. Ос.Пл.).
И сценарии, и скрипты по своему устройству –
полипропозитивные образован
ия. Их систематизация возможна на основе исчисления семантических моделей предложения как номинативной единицы, имеющей своим о
с
нованием структуру «атмосферные осадки –
функциональное состояние». При подобном подходе намечается три типа моделей.
Семантичес
кие модели предложений, укладывающиеся в рамки прототипического зн
а-
чения метеонима: «субъект –
предикат функционального состояния природных объектов», которая над
е-
ляется семантикой ’атмосферные осадки проявляют свое функциональное состояние, во
с-
принимаемо
е человеком как движение сверху вниз’ –
Картошка в цвету, дождь
-
то вовремя
пал (Тюм. Гол. Мед.). Дождь
-
то
идёт, а тепла
-
то нет
(Том. Том. Верш.); Дожж, однако, Иван, хлюпанёт
, туча
-
то заходит (Том. Том. Верш.). Всю ночь дошш
хлестал… (Красн. Б
е-
рёз. Бер.);
21
«субъект –
предикат функционального состояния природных объектов и начала соб
ы-
тия», имеющая значение ’природное явление, проявляя своё фун
к
циональное состояние, осознаётся человеком как начальная фаза’ –
Бурундук начнёт это всё колокт
а
ть начнёт. А это к не
настью. Ну вот. Он, бурундук, клокчет, где
-
нибудь сидит, и вот поглядишь –
погода сломается, начнёт
дожж поливать (Кем. Яшк. С.Остр.). Езлив дошш начнёт
, зарод не успеем з
а
вершить
(Красн. Берёз. Бер.). До полдён бы успеть, а то потом дождь
пойдёт (Тюм. Н.Т
авд. Ер.); Гроза, дождь стал
хлестать
. Восподи бог! Ну, думаем, всю пшаницу побьёт, хлеб наш пропадёт (Якут. Олёк. Сан.);
«субъект –
предикат функционального состояния природных объектов и прекращения состояния», символизирующая значение ’природное явление
, проявляя своё функциональное состояние, осознаётся человеком как начальная фаза’
–
Ждём, код
а
дожж перестанет мор
о-
сить
. Как перестанет дожж, сено высохнет, тод
а
мы его сгреб
а
м в стог (Кем. Юрг. Иск.); «субъект –
предикат прекращения бытия», лексическая р
азновидность которой имеет значение ’что
-
л. прекращается, приходит к концу…’ –
Прис
ы
пал было дожж, да перестал
(Том. Крив. Ишт.); «субъект –
предикат функционального состояния природных объектов и проявления их качества», характеризующаяся значением ’явл
ение природы, находясь в своём функци
о-
нальном состоянии, обнаруживает то или иное качес
т
во’ –
Это когда дожж
ы
тёплы идут да прип
а
ривает
(Том. Том. Верш.); …дождь такой зелёный
идёт … (Кем. Крап. Тар.). Дождь пройдёт кисло
т
ный
–
всё засохнет, все пожелтеют,
и ничего не едим (Кем. Крап. Крап.). …
от счас дожж прошёл огромный …
(Кем. Яшк. Итк.);
«субъект –
предикат качества», означивающая то, что явление природы характеризуе
т-
ся тем или иным качеством –
Ну, дожж большой
, и всё. Ой, счас грыб
ы
пойдут, дожжик прош
ёл
(Кем. Юрг. Иск.). А вот грозный
дожж, к
о
торый быстро с грозой пройдёт, и всё
(Кем. Яшк. Кул.); б
е
гашь по е
тим по л
ы
вам, прямо вот по лужам, прямо пузыри, дожж т
ё-
плый
такой… (Кем. Яшк. С.Остр.);
«субъект –
предикат несуществования», указывающая на отсутс
твие внешнего состо
я-
ния –
Дожж
а
не будет.
Спар
е
ние будет
(Том. Том. Верш.). Код
а
дожж
у
нет, старухи гот
о-
вятся, говорят, надо маку посыпать в кл
ю
чи, чтобы дожж пошёл
… (Кем. Юрг. Митр.). А е
зли во время цветения [картофеля] дожж
а
не быв
а
т
, значит, урожай пл
охой
(Кем. Юрг. Зел.);
«субъект
-
событие –
предикат осуществления –
место», лексический вариант которой выступает в значении ’какое
-
л. событие (явление) совершается, осуществляется где
-
л.’ –
А может, где пройдёт
грядочкой, а здесь не будет дожж
а
(Н
-
сиб. Чул
ым. Алекс.);
«субъект –
предикат бытия -
существования», обозначающая то, что пр
и
родное явление имеет место в действительности –
В Петров день тоже дождь
быв
а
т (Тюм. Ярк. Ярк.). Как т
о
ко погода начин
а
т, свиньи таскают палки в рот
у
. Значит,
будет дожж, а зи
мой снег
(Кем. Юрг. Зел.). А нонче всё время был дожж. Так и с
а
дит
(Том. Том. Верш.). Ну вот счас если дожж
есть, зн
а
чит, снег будет. У нас как
-
то так, по зиме
(Том. Том. Верш.).
Семантические модели предложений, обусловленные партитивной актуализацией м
е-
т
еонима:
«субъект –
предикат однонаправленного перемещения –
объект –
исходный пункт –
к
о-
нечный пункт», лексический вариант которой характеризуется значением ’природное явл
е-
ние, событие или иная причина вызывает напра
в
ленное движение объекта из одного места
в другое’ –
…
его [стог] з
а
вершат остренько, а по нём дожж ск
а
тыватся
(Кем. Яшк. Солом.). Двухск
а
тна хор
о
ша крыша. …ск
а
тна –
чтобы дожь
стекал
(Том. Том. Верш.);
«субъект –
предикат однонаправленного перемещения –
объект –
коне
ч
ный пункт», указывающая на п
риродное явление (или событие), которое з
а
ставляет что
-
л. перемещаться куда
-
л. –
…
как дожь был, ливень, всю землю унёс
, до глины унесло (Кем. Юрг. Зел.);
«субъект –
предикат покрытия –
объект –
средство покрытия», реализующая значение ’явление природы (дож
дь, снег, вода и т.п.)… покрывает собой что
-
л. какую
-
л. поверхность в большом количестве’
–
Опять с гнилого угла п
о
дул ветер, опять дожж
о
м всё зальёт (Кем. Юрг. Вар.).
22
Семантические модели предложений, обусловленные совмещением пропозитивной номинации дожд
я с номинациями других событий:
«субъект –
предикат повреждения неодушевленного объекта –
объект», выражающая значение ’предмет портит какой
-
л. неодушевленный предмет’ –
Дож –
это подобие с гр
а-
дом, он может отбить, и урожая такого не будет, или совсем може
т
побить всё
… (Кем. Юрг. Ал.). Вот с
у
точный дождь целы сутки идёт, не перестаёт если, то вредит всему: овощи портит и хлеб –
хр
у
сткой
(Красн. Шуш.);
«субъект –
предикат отрицательного воздействия –
объект», характеризующаяся тип
о-
вой семантикой ’…неодушевлё
нный предмет подвергает кого
-
л., что
-
л. отрицательному во
з-
действию, нанося вред, причиняя ущерб вплоть до разрушения неодушевлённого предм
е-
та…’ –
Мы сетку сняли [с куста], и пог
о
да. И дожж
о
м всё обломало (Том. Том. Верш.). А как дожж
о
м
удар
и
ло! (Том. Том. Верш.);
«субъект –
предикат разрушения –
объект», отличающаяся значением ’природное явл
е-
ние, стихия… разрушает что
-
л., уничтожая, нанося материал
ь
ный ущерб’ –
Дош эти авраги размыв
а
ит, пристрашным авраги ста
ю
т
(Б
у
рят. Мухор. Шарал.); «субъект –
предикат п
ропитывания –
объект –
средство», которая репрезентируется с
е-
мантикой ’природное явление (дождь, вода и т. п.), покрывая поверхность чего
-
л., пропит
ы-
вает что
-
л. насквозь’ –
На два ската кроется [з
а
род], чтоб дожж
не промочил (Кем. Юрг. Зел.). Дош хлышшет,
гляди
-
ка к
а
кой. Прольёт наши копёшки
(Красн. Берёз. Бер.);
«субъект –
предикат изменения качественного признака и пропитыв
а
ния –
объект», проявляющая значение ’субъект пропитывает объект чем
-
л., в результате изменяя его кач
е-
ственные признаки’
–
Высохнет вс
я земля, дум
а
ешь: хоть бы прошёл дождь, смочил (Кем. Яшк. Кул.). …
сено было сухо, а потом дошш намочил
(Красн. Берёз. Бер.). …
если дождём помочит, то его [стог сена]
надо перекрутить на другую сторону (Кем. Крап. Крап.). В поле снопы складывали в круг, чт
обы колосья дождём
не замочило (Алт. Кос. В.
-
Жил.); «субъект –
предикат противодействия –
адресат», характеризующаяся семант
и-
кой’…какое
-
л. событие мешает осуществлению, выполнению, развитию чего
-
л.’ –
А счас м
е-
сяц на рогу, а дождь идёт
.
Он мешает сеноубор
ке
(Том. Том. Верш.) и др.
Концептуальное портретирование метеонима в Словаре осуществляется в трояком а
с-
пекте: (а) на уровне языка, понимаемого и как система, и как деятельность, в концепте мод
е-
лируется совокупное знание о явлении дождя в виде набора когн
итивных аспектов (слотов) и формирующих их признаков (конс
т
руктивный уровень, или уровень фреймовой организации знаний) [14]; (б) на уровне языка как системы концепт проявляется не только через слова
р-
ное зн
а
чение его имени, но и через системное (классифика
ционный уровень) [15]; (в) на уровне языка как деятельности концепт, реализуясь в разнообразных синтаксических п
о-
строениях, предстаёт во множестве своих актуализаций (динамич
е
ский уровень).
Отсюда следует, что в словарной статье единый концепт «собирается»
на основе его речевых реализаций. Он объективирует все направления концепту
а
лизации метеоявления, ассоциирующиеся с избранным базовым именем супе
р
ординатной категории «атмосферные осадки».
Пример словарной статьи.
Д О Ж Д Ь
, я
, м. АТМОСФЕРНЫЕ ОСАДКИ, ВЫП
АДАЮЩИЕ ИЗ ОБЛАКОВ В В
И-
ДЕ КАПЕЛЬ ВОДЫ.
«АГРЕГАТНОЕ СОСТОЯНИЕ ОСАДКОВ»
–
Дожж льёт
лихоматичком (Бурят. Каб. Ст.Дв.). Желобок, вода
стекает
от дожж
а
. Кто какой сд
е
лат. К
о
рытце д
е
лашь, сделают п
о
кать: тут повыше, тут пониже, покатом (Кем. Мар. М.Ант.). Хорош
о вот дождь, и с крыши напот
о
чили воды
в вёдра, каду
ш
ки (Амур. Скв. Алб.). Как я в
е
ска да т
я
жка, Так и хлеб мой будь на поле в
е
с
кий и т
я
жкий, Чтобы никто не мог на моём поле Ни цвет снять, ни сдуть. И чтобы дожж не обмыл (…)
, И человек не осним
а
л, акром
я
м
еня, хозяйки [из з
а-
говора]
(Ирк. Тул. Ед.).
У него бабушка была Соломонида. Жучёва. Соломонида Анисимовна была. Она ему передала, как изжогу лечить. После дожжа, гов
о
рит, с камня воду попей,
и она пройдёт (…). На берегах же чистый камень, там кака
-
то вроде
как лошш
и
ночки, н
е-
23
ровны же бывают плиты, и вот дожж, говорит, набяжит
в ямочку, и наклонись, гыт, да попей,
и пройдёт
(Чит. Нерч. Куд.). …быстро сохнет [сено], если жарко, а если дождём
помочит, то его надо перекрутить на другую сторону. А другой раз его с места на место (Кем. Крап. Крап.). В поле снопы складывали в круг, чтобы колосья дождём
не зам
о
чило (Алт. Кос. В.
-
Жил.). На два ската кроется [зарод], чтоб дожж
не пр
о
мочил (Кем. Юрг. Зел.). «СОСТАВНЫЕ ЧАСТИЦЫ ОСАДКОВ»
–
Дождь сё
д
ня спорый какой. Мелкота
, так и сеет (Том. Том. Гол.).
Сеногн
о
йный –
как из сита идёт, дожж вроде и каплев
нет, но всё равно сыро получается (Н
-
сиб. Болот. Ман.). Дождь бр
ы
зжет
(Кем. Пром. Тарас.).
Дождевик –
а это гриб у нас такой есть. А «дождевик» и называется он пока маленьки
й, так, на нём пупырышки так
и
вот, как роса или от дождя капельки
, вот и называют «д
о
ждевик» (Том. В.
-
Кет. Б.Яр.). Дак чтоб дожж
скатывался, чтоб дожж
-
то скатывался, а так же всё [о с
е-
не] сгниёт. Вот чтоб дожж, это, как дожж, он скатываться будет (Кем. Юрг
. Зел.). «СПОСОБ СУЩЕСТВОВАНИЯ ОСА
Д
КОВ»
–
Ой, как
а
глухот
а
! Дошш не идёт
, исп
а
риват всё (Хаб. Бир. Голов.). Как дожж пройдёт
, так и подосиннички и сыров
е
жками полезут (Н
-
сиб. Купин. Ярк.). Когда снопы вместе лежат, по очёсанным б
ы
лкам дожж падает
на пол (Н
-
сиб. Мошков. Белояр.). А то, быв
а
т, как зачнут дожжи лить
, и конца им не видно (Том. Пар. Луг.). Иш, дош, каг бус, с
ы
пет
, р
о
вна скрось с
и
течка (Ирк. Черемх.). Лето сухое, о
б-
лачко зайдёт, думаешь, сейчас дождь хл
ю
пнет
, а нет ничего (Кем. Пром. Тарас.). Это
б
у-
дет дожж. Ну другой раз крупный упадёт,
и мелкий как из сита сеет
(Кем. Яшк. Итк.). Я плоть была к
о
ло медведя. Пошла за ягодой. Одна. Ни собаки, нихто. М
о
рошно, дожж бус
и
т.
Я думаю: «Ну, пойду хоть тут голубицу пособираю»
(Ирк. Ольх. Кос.Ст.). Но дожж
и
пр
и-
пад
а
ли
. Один дожж зальёт всё до кусточков (Кем. Яшк. Н.Тайм.). Хлеб возили, клади клали. В осень моя работа была на кладях. Клали, хыть и дождь летит,
хыть и чё летит, мы на кладях кладём (Кем. Прок. Кот.). В июле начинается клубника. Вот эта виктория к
ончится, клубника пойдёт. Это вовремя дожж ударил
(Кем. Яшк. Полом.). Да, бывало, когда на Н
о-
вый год дожжь какой падает (Кем. Крап. Бор.). Присыпал
было дожж, да перестал (Том. Крив. Ишт.). Ить сёдни как дожж тр
у
сил, сильный, как припустит,
как припустит (
Том. Зыр. Черд.). Дождь распотешился
(Том. Пар. Алат.). «ИСТОЧНИК ОБРАЗОВАНИЯ ОСАДКОВ»
–
Нёба усё замарач
а
ла
, дош, адн
а
ка, б
у
дит (Бурят. Мухор. Мухор.). Дош ап
е
ть б
у
дят: иш, м
о
рак
-
та два
й
н
о
й (Ирк. Кир. Чуг.). А с утр
а
-
та б
у
тта на дош сматр
е
ла, затян
у
ла
фс
ё м
о
р
а
кам
. Дамой ни хад
и
те в дош, пусь абыг
а
т маленька (Ирк. Кир. Алым.). Но х
у
же, если идёт какая план
и
да
, а план
и
да –
облако
так
о
дожжево. Как туча
идёт чёрна, так план
и
да
–
дожж будет (Н
-
сиб. Ордын. Рог.). Солнце закатывается
, а
морок
а
не перегорели, зн
ачит, дождь будет. А если морок
а
перегор
е
ли, имеют свет заката, тогда не будет дожжа (Амур. Скв. Алб.). Забус
е
ло
на дворе, жди д
о-
ждя теперь (Тув. Пий
-
Хем.). Дождь, поди, пойдёт. Опять мн
о
го о
болоков
(Н
-
сиб. Сузун. Зор.). Мотр
и
-
ка, д
а
ве тепло было, сейчас с
бежали тучки
, да дождь пошёл (Алт. Сорок. Сосн.). Да я от сё
д
ни стиралась, утром рано стирала и повесила. Думаю, пускай, д
о
жжику быть, и вижу, что заносит
, наверно, будет дожж. Скор
е
, скор
е
давай снимать, стаскала. Всё с
у
хонько, в
ы
богало. Ага, хорошо (Кем.
Яшк. Солом.). Ходят
м
о
лоди [дождевые облака] –
быть дождю
(Красн. Б
-
улуй. Кыт.).
«ВЕЛИЧИНА ЧАСТИЦ ОСАДКОВ»
–
Неб
ы
тцым дождь мелкий
, сож такой был (Н
-
сиб. Кышт. Крут.). С грозой дожж всегда быстро проходит, и крупный
(Кем. Н.
-
куз. Ос. Пл.).
Вот как вчера, как дунуло, такой дожж, да крупн
ю
щий,
аж деревья загнуло и листья загнуло
(Кем. Юрг. Ал.). Дош б
у
с
и
ть, б
ы
тта пыль
идёть (Бурят. Тарб. Б.Кун.). Мукос
е
й как мука, такой мел
ь
конький,
нудный дождь (Амур. Скв. Алб.). Просто моросит
мелкий
дожж (Кем. Юрг. Иск.).
Дожж как туман
, бусов
о
й.
Или говорят: «Бус
и
т
дожж
»
(Кем. Яшк. Мох.). «ПЛОТНОСТЬ РАСПОЛОЖЕНИЯ ЧАСТИЦ ОСАДКОВ ПРИ ИХ ВЫПАДЕНИИ» –
Идёт дож, густенький
, меленький, как из сита (Том. Том. Верш.). Ну дожж так тихий, густой
, хороший. Ну, всё равно –
хоть какой
бы он ни дожж, а всё равно бы дожж, а от здесь от нету уж давно. В Томске, говорят, дожж (Кем. Яшк. Солом.). Моросит вот. Г
о-
24
ворят: «Вот дождь сену пакостит». Как из сита, другой раз и густой
, а другой раз и ре
д-
кий
, а покосу пакостит (Кем. Яшк. Полом.). «
ЦВЕТ ОСАДКОВ»
–
Вот сечас же много в воздухе всего, выбросы все в воздух под
ы-
маются, и вот, пожалуйста, эта роса: дождь такой зелёный
идёт. Вот раньше, бывало, дождь пройдёт, лужа такая гладенькая, чистен
ь
кая стоит, просто из донышка глядит, как в зеркало.
А счас дождь прошёл, под вечер или наутро лужа зелёная, там зелень… (Кем. Крап. Тар.). С неба з
а
ражённая вот та желтизна идёт какая
-
то, вот счас иной раз дождь пройдёт –
жёлтая
какая
-
то
(Кем. Чеб. К.
-
Смол.). «ТЕМПЕРАТУРА ВОДЫ ОСАДКОВ»
–
И сама, помню, по
л
ы
вам бегали, за руку воз
ь-
мёмся с девчонками и б
е
гашь по е
тим по л
ы
вам, прямо вот по л
у
жам, прямо пузыри, дожж тёплый
такой, а счас вот пробеги –
мороз
и
на, м
о
роз
и
на, лютая мороз
и
на (Кем. Яшк. С.Остр.). Под дождём встанешь, вода г
о
рячая
. Здесь л
ы
ва была, в
одой вымывало (Кем. Пром. Тарас.). Ну вот сяс говорят такой дожж и воспаренье. Должны грибы быть, обяз
а-
тельно. Когда дожж идёт холодный,
и холодно, нету тепла. А сяс он, видите, дожж идёт и восп
а
рение он какое. Обязательно грибной, должны грибы быть (Кем.
Юрг. Ал.). «СОСТАВ ОСАДКОВ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ СОДЕРЖАНИЯ В НИХ ХИМИЧЕСКИХ ПРИМЕСЕЙ»
–
Дождь пройдёт кислотный
–
всё засохнет, все пожелт
е
ют, и ничего не едим. А раньше мы помидоры не закрывали, высадил их, посадил, и они с
и
дят, пока их, на корню спеют (Кем. Крап. Крап.). «КОЛИЧЕСТВО ОСАДКОВ, ВЫПАДАЮЩИХ ЗА ОДИН РАЗ»
–
В огороде есь, с т
о-
го ложочка, как дожжь пройдёт большой
, так у меня промоина, даже картошку смывает (Кем. Крап. Берёз.). Дожж
а
нет –
плохо. Нужен дожж
большой, хороший
. А этот кого? Пройдёт –
к
рыл
е
ц не смочит (Кем. Юрг. В.
-
Тайм.).
Если обильный
дожж –
то это зали
в-
ной, проливной дожж (Кем. Яшк. Н.Тайм.). Ну е
слив от счас дожж прошёл огромный,
через две недели оп
е
ть прошёл (Кем. Яшк. Итк.). …с гнилой, говорит, стороны туча зах
о
дит –
будет большой
дожж… (Кем. Яшк. Тут.). В понедельник был л
ю
тый
дож, больш
а
ливень (Том. Том. Верш.). С утра бус
и
л дожж маленький
(Том. Том. Губ.). «СКОРОСТЬ ПАДЕНИЯ ЧАСТИЦ ОСАДКОВ»
–
Дождь сегодня спорый
какой! Ме
л-
кота так и сеет. Опять туд
ы
тучи заносит! Можа, м
о
рок пр
ойдёт (Том. Том. Гол.). Л
и-
вень
–
это дожж идёт и идёт, да сильно
, а код
а
т
и
хонечко
, то хорошо (Кем. Юрг. Митр.). Маленький дожж
постепенный, без ветру идёт
, тихий. Ой, земля будет впитываться
(Кем. Юрг. Иск.). «ИНТЕНСИВНОСТЬ ОСАДКОВ В ЕЁ СТАТИЧНОМ ПРОЯВЛЕ
НИИ» –
Другой раз кругом
-
кругом зайдёт туча, а дожж небольшой пойдёт. А другой раз зайдёт небольшая т
у-
ча, а как приурежет
. Дак не то что чё, как из ведра
(Кем. Юрг. Ал.). Вчерась несильный
дожж (Кем. Яшк. Полом.). Ул
и
вно
в г
о
роде дождь лил (Кем. Мар. Кол.)
.
Крутой
дождь
-
то как припустит
, так по нашей дороге никакого ходу нет (Бурят. Тунк. Елов.)
. Картошку ок
у-
чивать сег
о
дня не будем. Придётся до понедельника ждать. А то сильный
дожж, да и грязь в огороде: к пяткам липнуть будет (Том. Том. Верш.). Большой ино
й стоит хлеб, как дожж большой как грянет
, и лягут хлеба. Водой св
а
ливат (
Кем. Юрг. Митр.). Бывают бури, если бешеный
дожж сорвётся
(Кем. Яшк. Кул.). Дождь как из ушата льёт,
ул
е
вен (Красн. Кеж.). А некоторый дожж идёт и сильно
, прямо льёт ливнем
… (Кем. Юр
г. Вар.). Дождь как ливанул,
до к
о
лка едва п
о
спели (Н
-
сиб. Колыван. Вьюны). Ой, здорово хлестал
дож (Том. Том. Верш.). Вот там дождь идёт, валит прямо
, а здесь один
-
два раза бры
к
нет
–
и долой (Том. Крив. Ишт.). Дождь припустился
(Ом. Мур. Гур.). Скорей бег
и в балаган –
вон туча как плывёт, счас дошш лупанёт
(Красн. Берёз. Бер.). Дождь за Горьким, теперь наших
в
ы
хмостает (Ом. Окон. Крест.). От Чанов до Красноярки, говорят, дождь прошпарил, пр
о-
лупил
(Н
-
сиб. Венгер. Мин.). Н
о
чью слышу д
о
шть
-
та какой шур
и
т.
О
-
о
й, как шур
и
т
-
шур
и
т!
Утром аддёрнула [занавески], а он иш
о
идёт. Я думаю, эта да сих пор шур
и
т.
[Это о сил
ь-
ном дожде?] Канешна, сильна шур
и
т
. Памочка
-
та, анна памаленичку
памочит. Ну а чо ш, сильный
дак сильный
(Бурят. Кяхт. Н
-
дес.). А как раз где
-
то в дека
бре как
уч
и
стил
т
а
кой дождь. Дождь прошёл, а потом, это, мороз. Все заледенело
(Кем. Тяж. Н
-
подз.). Всё мен
я
т-
25
ся. И дожж
о
в счас сильных
нет. Всё засуха, жар, а дожж
поморосит, и всё (Кем. Юрг. Митр.).
«ИНТЕНСИВНОСТЬ ОСАДКОВ ПО ЕЁ СПОСОБНОСТИ К ИЗМЕНЕНИЮ» –
Всяко быв
а
т. И большой быв
а
т дожж, и с градом ешшо быв
а
т. А к
о
гда ровный дожж, хороший, большой –
вот тебе и лужи будут (Кем. Юрг. Вар.). «ДАЛЬНОСТЬ ГОРИЗОНТАЛЬНОЙ ВИДИМОСТИ (ИЛИ ПРОЗРАЧН
О
СТИ) В ОСАДКАХ»
–
Обложн
о
й дожж, это уже на сутки, как зарядил он, так на сутки.
Кругом обтянуло всё, не видать ни солнца, ничего
(Кем. Яшк. Кул.). Дождь а потом туча заносит. Тёмно
, моро
ч
но, а потом ясно, разгулялся (Кем. Мар. Кол.).
«ФАЗИСНЫЙ СПОСОБ С
У
ЩЕСТВОВАНИЯ ОСАДКОВ»
–
А которы
-
то возьмут [грабли] зубья кверху, дак
баушки
-
то ругаются: Вниз держите! Надо, чтоб вниз зубья смотрели, а не вверх. Небо поцарапаете! Дожж по
й
дёт (Ирк. Казач.
-
Лен. Тарас.). Дождь пошёл
, все в предбанник заскочили, а одну женщину грозой убило (Кем. Пром. Тарас.). С этой стороны, с гнилого угла
, –
запад. Оттэль как дож направит
, так конца не будет (Том. Том. Верш.). Замотр
а
сил сегодня дождь, наверно, на весь день (Н
-
сиб. Ордын. Чинг.). Оп
е
ть дождь заполоскал
(Том. Пар. Нов.). Гроза, дождь стал
хлестать
. Восподи бог! Ну, дум
а
ем, всю пшаницу побь
ёт, хлеб наш пропадёт (Якут. Олёк. Сан.). На дворе б
у
сит, хмарно. Солнца нет, б
у
сит, того и гляди дождь начнётся
(Тув. Пий
-
Хем.).
Дождь прохлестал
, земля
-
то твёрда (Том. Том. Верш.). Дожж, однако, Иван
, хлюпанёт
, туча
-
то заходит (Том. Том. Верш.). Дождь
-
то
какой л
и
нан
у
л
! Не скоро закончится (Ом. Люб. Люб.). Синеет погода, там уже синё: облака, тучки находят, дождь собиратся
(Н
-
сиб. Венгер. Мин.). Шёл и пр
о-
должает идти
снег и дождь, или, по
-
местному, «сл
я
ча» (Камчат.). А бывает и снег,
бывает и дождь, бывает
, и получается гололёд
(Кем. Чеб. К
-
Смол.). «ВРЕМЯ ПРОХОЖДЕНИЯ ФАЗ СУЩЕСТВОВАНИЯ ОСАДКОВ»
–
Ой, дож какой, наверно, счас полосанёт
(Том. Том. Верш.). А дождь как ливанул
(Красн. Кар.). [Приход
и-
лось попадать в грозу?] Ну как не приходилось: ударил
дожж, да
к разбросило кульстан и двух женщин чуть насмерть не убило градом –
вот какой ураган был (Кем. Юрг. Колм.). …Как
-
то установят стол и молебен о
т
служат. Другой раз даже там дожж захватит (Кем. Яшк. Полом.). «ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ ВЫПАДЕНИЯ ОСАДКОВ»
–
Бывает ско
р
о
сп
е
шный дождь, он недолго, долгосрочный
–
тот сутки
(Кем. Крап. Иван.). Всю ночь дошш хлестал, а солнышко глянуло, и гляди, как
а
исп
а
рина кругом
(Красн. Берёз. Бер.). Если идёт пузыр
и-
стый дождь, то будет продолжител
ь
ный
дождь (Кем. Крап. Берёз.). Оно во
т август весь солг
у
н, дошш и дошш без конца
(Ом. Мур. Берг.). Дождь бус
и
т и бус
и
т, конца
-
краю не в
и-
дать
(Алт. Ребр. У.
-
Мос.). Хоть бы опять не залили дожди на месяц!
(Ом. Мур. Берг.). Жа
л-
ко, что дождь забус
и
л, а то пошли бы в лес. Как забус
и
т,
так на
весь день (Х
а
кас. <...> Ташт.). Код
а
затяжной
дождь, на л
ы
вочках пузырьки (Амур. Благ. Серг.). Тих
о
й дождь –
так, по
-
нашему, долгий дождь. Дождь, наверное, будет тих
о
й
(Амур. Скв. Джл.). Скоро кончится: дошш
-
то т
у
чный
(Хаб. Облуч. Пашк.). Но частый
, длинный
до
жж, дак вре
д
ный. Счас не надо дожж
а
, надо бы вёдра, а вот дожж. Как это наладить? (Кем. Яшк. Колм
о-
гор.).
Вот недавно дожж был –
трое суток
(Кем. Яшк. Н.Тайм.). Ну, примерно, вот он, пр
и-
мерно, вот счас пойдёт часа на три
дождь, хороший. Всё, прошёл. И всё –
прити
х
ло (Кем. Яшк. Крыл.). Ну, это быв
а
т час, два.
Бывало, мелкий идёт, много, в
сутки зарядит
.
Вот, мол, моросит. Да
-
да, моросит дожж (Кем. Юрг. Колм.). Июль вот. Сено –
самый август, июль ли. Уже вовсю убирать сено. Быв
а
т так
а
погода, что даже, быв
а
т, как зальют до
ж-
ж
и
–
день, два,
неделю
льёт. Как зальёт полмесяца
(Кем. Юрг. Колм.). Вот нонче
всё лето дожж идёт
(Кем. Крап. Медв.). «ОСОБЕННОСТИ СУЩЕСТВОВАНИЯ ОСАДКОВ В ТЕЧЕНИЕ КАК
О
ГО
-
ЛИБО ВРЕМЕНИ»
–
Зарядит, бывало, дождь, так месяц
беспереводно льёт (Бу
рят. Барг. Б.Уро.). Вот он скоро будет в августе. Он как зарядит, недели три идёт, полив
а
т, помачивает. Дожж пойдёт
, посушит маленько и
оп
е
ть начин
а
т (Кем. Яшк. Солом.). Ни дня не косили, нельзя, чё, дожди. Поди одур
и
лся дождь уж, много лил не переставал
.
Надо сено убирать, а 26
тут не д
а
ёт никак
(Кем. Крап. Иван.). На всю ночь дожж, малёшенько перемежится,
и опеть дожж
(Том. Том. Губ.). Осенью дожж пройдёт да
ешшо, да
поново. Бывало, ка
р-
тошку в грязи копали (Бурят. Каб. Каб.). «ВРЕМЯ СУТОК»
–
А ночью погода
взялась, на дождь дула, к утру
он и пошёл (Н
-
сиб. Бараб.).
Дожж прольёт до обеда
, а потом хорошая погода стоит (Кем. Юрг. Н
-
ром.).
В
и-
дать, нач
е
сь
хар
о
шай дош
-
та быў: кадушка
-
та паўняком налилась (Ирк. Кир. Алым.).
Тод
а
такой дожж к вечеру
пошёл. Дожж как из ведра. Речки по улицам побежали. Прожил я в
о-
семьдесят лет. Я такого дожж
а
ешш
о
не видел (Кем. Крап. Иван
.
).
Летом вот днём жара б
ы
вает. Днём
и ночью
бывает дожжь
(Кем. Чеб. К.
-
Смол.). «ВРЕМЯ ГОДА» –
Как весна наступит, как
-
то
тёпло становится. Ве
с
ной д
ождь пройдёт,
босиком б
е
гашь, по
л
ы
вам б
е
гашь, и хоть бы чё (Кем. Юрг. Зел.). В мае
месяце –
дожж
ы
пройдут –
хороший урожай. На цвет надо тоже дожж
а
. Дожж надо, дожж (Кем. Яшк. Н.Тайм.). Дожж
и
чич
а
с нужны. В этом году дожж
и
хорошо прошли в мае, и
ю-
не
. Трав
а хорошо уродилась (Кем. Крап. Кам.).
Вот когда
сенокос, а дождь в этот день, говр
е
ли, Авд
о
тьи
-
сеногн
о
йницы пришли, мокрая, значит, погода. Это баушка всё (Ирк. Тул. Арш.). В августе
уже дожж –
это страдные дожж
и
. Хлеб убирать не дают. Не дают уб
и-
рать хлеб
в страду. В сентябре ос
ё
нны
дожж пойдёт (Кем. Юрг. Н
-
ром.). Осенью
дожж
и
, дожж
и
подряд, надоело это нен
а
сье (Кем. Яшк. Итк.). В Покров день
идёт дожж –
год м
е-
довый (Кем. Юрг. Вар.).
А вот в прошлом году дожжь в декабре
месяце был. Скотину всю покололи, а дожжь был, два дня дожжь был (Кем. Крап. Крап.).
А от сейчас вот погода и
з-
менил
а
ся, да … вот в январе
был дожж (Кем. Юрг. Вар.). Даже перед Рожеством и Новым годом дожж идёт
(Кем. Яшк. Полом.). …в какой
-
то год дак даже и в декабре, и в январе дожди были.
З
имой, да!
(Кем. Кем. Яг.). «ВЫПАДЕНИЕ ОСАДКОВ ОТНОСИТЕЛЬНО УСТАНОВЛЕННОГО МОМЕНТА»
–
И в сентябре л
ю
ты дожж
и
пойдут, код
ы
не надо
-
то,
идут (Кем. Юрг. Асан.). Дожж
и
вовр
е-
мя
код
а
падают, полагай, урожай будет. А счас они для хлеба, для сена не нужны (Кем. Я
шк. Н.Тайм.).
Раньше, как счас помню, я примерно, изменения есь, раньше жара была, но и дожж в
о
время
шёл. Ягода на цвету наспевала (Кем. Яшк. Мох.). Дож надо
, а то ни сыр
о-
сти, ни м
о
креди (Г.Алт. У.
-
Кан. Тал.). Жарко, значит. Нужно
дожж
а
, а его нету. Жир
а
т
оже плохо, если дожж
а
нету, раньше дожж
а
нету –
ик
о
нов подним
а
ли (Кем. Юрг. Иск.).
Вот я помлю, дожжа
долго нет, тётка к маме придёт: Айда, дехка, помол
е
бств
у
ем! Брали икону, и всё ходили, ж
е
нски. Иконы нов
и
ли и купалиша в речке. Мы недавно ходили
(Ирк. К
а-
зач.
-
Лен. Казач.). Нет урожая. Бывало, вот дожж
а
рано
не было, неурожайный год, засу
ш-
ливый (Кем. Юрг. Н
-
ром.).
«ЛО
КАЛИЗОВАННОСТЬ ОСАДКОВ В ПРОСТРАНСТВЕ»
–
Вот сейчас сушь, а к
и-
лометров тридцать туда
, так там дождь был. А у нас опять унесло тучу (Кем. Крап.
Крап.). Бывает, что дожж на одном краю деревни
идёт, а на другом его нет. Так
а
туча найдёт. На том краю пройдёт грядой
, такой полосой.
А на другой стороне и не захватит. (Кем. Юрг. Томил.). Тут, что ни гов
о
ри, тут, например,
у нас есть дожж,
в Варюхино до
жж
а
нет
(Кем. Юрг. Зел.). Дожж идёт везде
–
такое ненасье направятся, вот дожж льёт
-
льёт. Всё холодно и вот сяс вот –
к этому говорили вот –
холодный дожж, тепла
-
то нету. Х
о-
лодно (Кем. Яшк. Колмогор.). «НАПРАВЛЕНИЕ ДВИЖЕНИЯ ОСАДКОВ ПО ОТНОШЕНИЮ К ПОВЕРХНО
СТИ ЗЕМЛИ»
–
Иногда идёт косой
дождь под углом
и с ветром. Обычно, если ветер с востока, идут косые
дожди (Кем. Крап. Берёз.).
Это пр
я
менькой
дожж и т
и
хонькой, а эт сек
у
н, он как сечёт (Кем. Юрг. Митр.).
Дык а с ве
т
ром п
у
шше идёт код
а
он косой
, а е
слив тих
ий –
он пряменько так вот. Как уж ветер под
ы
мется –
так косой
дожж. С какой стороны ветер, с той и дожж прёт (Кем. Яшк. Колмогор). Ну с ветром косо
идёт дожж, а прямой
так прямой
и есь. Мокрый, прямой
идёт (Кем. Юрг. Зел.). Кривой дожж –
непогода, солнце с
в
е-
тит, и дожж идёт
(Кем. Юрг. Зел.). «НАПРАВЛЕНИЕ ДВИЖЕНИЯ ОСАДКОВ ПО ОТНОШЕНИЮ К СТОРОНЕ ГОР
И-
ЗОНТА» –
Сяс эти пройдёт, так холодный какой
-
то. Вот ск
о
ко пройдёт, холод стоит. С
е-
верный
и восточный
–
холодный дожж, а южный
или запа
д
ный
–
тёплый (Кем. Юрг. З
ел.).
27
«СОПРОВОЖДАЕМОСТЬ АТМОСФЕРНЫМИ ЯВЛЕНИЯМИ»
–
А тут как
-
то дожж с градом
был. Капусту много побило, и с ветром
был (Кем. Крап. Иван.). Ой, дожж какой прошёл, аж
с л
и
венью. Дожж
с л
и
венью прошёл –
значь
солнышко (Кем. Юрг. Иск.). Осенью быв
а
т мокрый сне
г, и зимой нач
и
н
а
тся дожж, потом снег
пошёл (Кем. Яшк. Крыл.).
Ой, вчера какой дождь
-
то был, гроза,
да Господи. Под дождь попали, ой, поди, в
ы-
хлюпало? (Кем. Крап. Крап.). Скрозь солнца
дожж идёт –
девка парня родила, г
о
ворят (Кем. Юрг. Вар.).
Вот ветренный
, ураганный
дожж, крупный, как даст, и сразу ручьи п
о-
бежали (Кем. Яшк. Н.Тайм.). Вот как только начинают убирать, так, гов
о
рит, Авд
о
тьи м
о
крые, ненастье! Ветер,
дожж! Аж тал
и
ны с корнем вывор
а
чиват. Там тальник, дак его с корнем. Никогда не уберут в колхоз
е, никогда без дождя, без бури
не уберут! (Ирк. Жиг. Чек.). Днём уедет пахать там, бор
о
нить (одна была), а меня замкнёт [хозяйка]. А
гром гремит, дождь идёт. Я его
[ребёнка] далеко затолкаю в угол. А раньше были: так лавки стояли, и стол так стоял в углу. Под лавку туды затолкаю, под стол. И сама туды же з
а-
лезу, и сидим с ём. Грома боюся (Ирк. Ольх. Елан.). Пойдёт дожж, и дожж, и дожж, и дожж –
от и ненасье (Кем. Яшк. Солом.). Гл
у
хо
, или так парит
п
е
ред дожж
о
м, или вобше такой жар (Том. Том. Верш.).
«ОБЩАЯ ОЦЕНКА»
–
Да, осенью вс
я
ки дожж
и
бывают. Когда бывает и тихие дожж
и
. Тихий дожж –
он такой спокойный идёт, тихо, ветру нету. Ой, какой хороший дожж идёт, тихенький. Когда уж сильный идёт он, льёт как из ведра (Кем. Юрг. Колм.). Дожж хорошо
п
а
дат н
о
нче (Н
-
с
иб. Сузун. Зор.). Тучка заходит, дож пошёл, дож, да такой хороший!
(Том. Том. Верш.). Немного погодя ишш
о
л
у
шше дож (Тюм. Н
-
тавд. Ер.). …и дожжь код
а
мелкий идёт, такой ус
я
дистый, это и для влаги хорошо
, а это с ве
т
ром –
уже хуже
(Кем. Крап. Бор.).
Ну от, дожж
и
такие были, что л
ы
вы стояли прямо. Он какие. А потом сразу солнышко выяснит, –
и всё, уйдёт в землю, –
и хорошо,
и урожаи хорошие, и всё. (Кем. Яшк. Солом.). Дожж
и
, е
слив нормальные
дожж
и
, то почему, нормально. Вел
и-
колепно
, да. Ну, дак, е
слив сильный
дожж и с ветром, ну, конечно, это плохой
. Ещё холо
д-
ный (Кем. Юрг. Вар.).
Да нет, я не знаю как, но а потому что сейчас, вот видите, какие
-
то идут плохие
дожди, росы надают плохие –
всё пропало, в огороде вот примерно. Покрасн
е-
ют –
п
о
чернеют, во (Кем. Крап
. Крап.). Это смешно. Что приехали к дедушке, ну, кто они, которые узнают погоду. Как их называют? А дед говорит: «Давайте, ребята, в избу лож
и-
тесь». «Зачем? Сегодня хорошо», –
говорят. Он говорит: «Нет, не будет хорошо, плохо
б
у-
дет, дожж будет» (Кем. Юрг.
Вар.). Если тихий –
так он полезный. Если дожж с ветром да с градом –
ох, плохо
(Кем. Яшк. Кул.). Ну а как же? Пойдёт дожж, и дожж, и дожж, и дожж –
нех
о
рошо
дожж. Дожж
а
нету –
нехорошо, но и дожж пойдёт всё время –
тоже нехорошо. Ну, от счас же –
вёдро. Ну, вот погода –
дожж
а
нет (Кем. Яшк. Солом.). А уж код
ы
дожжи, тод
ы
плохо (Том. Том. Верш.). «ГЕДОНИСТИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА»
–
Глухот
а
–
жара. Было нынче, примерно, полов
и-
на июля. Не только в так
и
м месте перед дожж
о
м. Ой, какая глухот
а
(Кем. Крап. Лен.). Дождь был, я весь до ниточки промок.
(Том. Пар. Нар.). Ну как не приходилось –
приходил
о-
ся в грозу попадать: берёшь с собой как
у
-
нибудь палатку или плёнку. Раньше же плашш
е
й никаких не было. Ну в грозу, конечно, опасно пасти скот. Накинешь на себя и ходишь –
ну чё же, не пр
о
мокнешь
! Вот так от дожж
а
и спасалась (Кем. Яшк. У.
-
Пис.). Одет
-
то я был во всё мокр
и
стое, пока по дождю шёл, так дома еле
с душой собрался,
до костей промок (Б
у-
рят. Барг. Душ.).
И
зморок, и
зморок –
это как дождь, например, такой неприя
т
ный… (К
ем. Крап. Крап). «ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ ОЦЕНКА»
–
И дожж
а
у нас, три месяца целых дожж
а
не б
ы-
ло. Но, думаю, всё сгорит. А счас дождя уже невмоготу.
Уже не рады
ему
(Кем. Л.
-
Куз. Кр.). Счас зас
у
ха
-
то. Код
а
же уж не было дожж
а
. Вчера все и радовались.
А то картошку
по
д
греб
а
ли, а много ли там пролил. А уж лил дак лил вчера здорово (
Кем. Юрг. Иск.). Раньше дожж пройдёт, и вес
е
ло
(Кем. Юрг. Вар.). Сёдня какая глушь, прямо дышать невозможно,
дождя бы, дождя (Якут. Олёк. Чап.). Вчерась п
о
мочил дождь
-
то, слава Богу
. (Том.
Том. Верш.). Конечно, был. Мало здесь, мало. Ну да, быв
а
т хороший. Дай Бог
бы т
а
кой дожж бы 28
был. Нету такого
-
от у нас, всё засохло. (Кем. Яшк. Солом.). Надоел
дожж, погода испо
р-
тилась. Д
о
жжик льёт и льёт
(Кем. Юрг. Иск.). Дожж
и
, вот как польют, прям
спасу
нет, всё дожж, дожж и дожж
(Кем. Юрг. Зел.). Кот
о
ры раз
ждёшь дожж
а
.
Это ураган разг
о-
нит тучи
(Кем. Юрг. Зел.). Дожж
а
-
то
хож бы не было. Всё замочит у меня
(Кем. Н.
-
Куз. Шор.). Душ
и
на какая на улице, совсем нечем д
ы
шать, да ещё ли горит, гарь. Дождь хоть бы
пошёл (Красн. Енис.). Другой раз, о, н
о
нче зас
у
ха. Дожж
е
й нету. Ждут
всё дожж, ждут и ждут –
всё нету. Потом как пойдут, и не рады
(Кем. Юрг. Зел.). Целый день небо кос
о-
у
рится –
боюсь, кабы дождь не пошёл (Ом. Сарг. Н
-
ирт.). Чтобы дождь
пошёл, ганк
и
[ст
у-
пеньки крыльца]
п
о
ливаю
(Амур. Своб. Черн.). «ЭСТЕТИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА» –
Парится земля в тёплу погоду, тёплый дожж, вот весной идёт, когда тё
п
лый ударит, вот как красиво
, понимаешь, как дышит, дышит земля вроде бы, а она парит в это время, вот самая хор
о
шая (Кем. Яшк. С.Остр.). «УТИЛИТАРНАЯ ОЦЕНКА»: «СПОСОБНОСТЬ ОСАДКОВ НАСЫЩАТЬ ВЛАГОЙ ПОВЕРХНОСТЬ ЗЕМЛИ»
–
Дык грибам
надо дожж. Но вот весной, весной чт
о
бы дожж был, чтобы земля напилась
(Кем. Юрг. Вар.).
А вода не уходит, вишь, от если всё время дожж
и
, она не уходит. Напитается
земля. У нас хор
о
ша земля. У нас только дожж про
й-
дёт, если солнышко, и у нас уже всё, нету. Вот вчера всё хорошо, дорога высохла, сегодня оп
е
ть дожж был (Кем. Яшк. С
о
лом.). Шибко дождём
-
то не в
ы
хлюпало
землю
-
то, вода глубоко не прошла
(Якут. Олёк. Точ.). Дождь прошёл, на дороге мокр
я
сто
стало, ноги пр
о-
мочишь (Бурят. Каб. Оймур). Дождь пройдёт, и такая мусл
я
нка начинае
т
ся, что не пройти,
не проехать (Бурят. Тунк. Тур.). После даже небольшого дождя на той улице всегда стояла мокрот
е
нь, п
о которой нельзя
было пр
о
ехать (Чит. Шил. Шил.). Я а
жно не перевернулся
после дождя грязь
(Том. Том. Верш.). Н
о
не этот зав
ы
верок надо замостить, а то как дождь, так его про
й
ти нельзя
(Бурят. У.
-
Удэ).
К
а
лтус –
место гиблое, пройдёт дождь, и корова там не п
опасётся
(Бурят. Тунк. Тунка). Тут такая дорога, чуть дождь зат
я
нется, сл
я
ка по колено
(Тув. Пий
-
Хем.). Раздор
о
жье –
это вот осенье наст
у
пит с дождями, или весна затянется, все развезёт,
проехать трудно, грязь, люди
-
то кой
-
как натр
о
пят и ходят, или дорога вся побитая, в нырк
а
х, в колдобинах –
это вот топи будет раздор
о
жье
(Тув. Пий
-
Хем.). «ВЛИ
ЯНИЕ
ОСА
Д
КОВ НА СОСТОЯНИЕ ПОЧВЫ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ЕЕ ЦЕЛОСТИ»
–
После дождя бут
а
ны [кучки земли около норы] немного поразмыло (Чит. Борз. Борзя). Д
а-
р
о
гу
-
та размижж
у
лила
п
о
сли дажж
а
(Бурят. Мухор. Калин.). Посля дожж
а
разм
ы
вов
мн
о-
го быв
а
т на дорогах (Бурят. Барг. Барг.). Дош эти авраги размыв
а
ит, пристрашным авраги ста
ю
т
(Бурят. Мухор. Шарал.). Раньше по косогорам, по увалу пахали, сеяли, а потом ра
з-
боронют, а как дожь был
, л
и
вень, всю землю унёс
, до глины унесло (Кем. Юрг. Зел.). Погода, она, так как сказать, сеч
а
с дожж
ы
, так же и раньше были, как на
ч
нут дожж
и
, л
и
веньи льют, вот, земля разлаг
а
ется,
дороги разлаг
а
ются
, особенно в сырых местах таких разлаг
а-
ются,
значит там п
роехать трудно, по эту сторону лес, по эту сторону ну лес, свернуть н
е
куды, тут проехать
нельзя (Кем. Яшк. У.
-
Пис.). Дожж
и
т
а
кие, что промоины. А счас чё
-
то я таких не помню. А раньше были, вот так
-
от, что промоины
(Кем. Юрг. Томил.). К
о-
гда идёт дождь, за каждым домом в огороде всё заплавит
(Н
-
сиб. Ордын. Чинг.).
Как дожж про
й
дёт, так н
я
ши
-
то кругом (Н
-
сиб. Сузун. Крот.). Бывает всяко. Если дожж
и
с
и
льны –
плотин
у
сорвёт
. Е
то плотина, то есть вода загорож
е
на. Вот если плотин
у
сорвёт
, то вода большая стоит (К
ем. Крап. Макс.).
«ВЛИЯНИЕ ОСАДКОВ НА УРОВЕНЬ ВОДЫ В РЕКАХ, ИХ РАЗЛИВ И ЗАТОПЛЕНИЕ МЕСТНОСТИ»
–
Как дожж
и
, так река и прибавляется
до Троицы (Кем. Яшк. Крыл.)
. Код
а
сильный дожж, по улице речка бежит.
У нас за оградой горбыль лежит, он сырой, чижёлый
-
чижё
лый, так его дожж
о
м туда принесло (Кем. Яшк. Солом.).
А ковд
ы
дож пошёл, больш
а
потопа
началась (Бурят. Тунк. Тунка).
После дождя лыв на улице столько, что пройти нел
ь-
зя
(Бурят. Тунк. Тунка). Да когда как, другой раз, когда тучка налетит, дожж, аж ручьи по
бегут, а с другой стороны солнце светит, работать не д
а
ёт (Кем. Юрг. Митр.). Три дня дождь лил, вишь, лывы как
и
, все дворы и ста
й
ки поднял
(Н
-
сиб. Чанов. Покр.). Ну и л
ы
вица! Дош
-
то какой был. Прямо
море (Красн. Рыб. Кам.). 29
«ВЛИЯНИЕ ОСАДКОВ НА
ЖИЗНЕДЕЯТЕ
ЛЬНОСТЬ РАСТЕНИЙ»
–
Бывало так
: по
й-
дёт дожж
и
на сутки, на двое, на три –
это благодать осп
о
дня. Тогда какая радость идёт
к растению (Кем. Юрг. Асан.). Мелкий д
о
жж пользительный.
Он для всего раст
е
ния хор
о-
ший, что он мелко идёт (Кем. Яшк. С
о
лом.)
. А вот дож
дь пойдёт. То говорят: «
Большая благодать
для огорода
-
то» (Кем. Крап. Бор.)
. Если большой, хороший дожж и сильно прол
ь-
ёт, то раст
е
ние сильно уважает
(Кем. Юрг. Вар.). Колд
ы
сь дожж пойдёт, тогда и трава выскочит
(Бурят. Каб. Шерг.). Код
а
пройд
ё
т дожж в
о
вре
мя, то хлеб родится,
а если нет, то плохо (Кем. Яшк. Н.Тайм.).
Когда дожж
а
долго нету, листья скручивает, желтеют они. Уже пойдут дожж
и
, ожив
а
т
всё опять вроде (Кем. Юрг. Ал.).
Картошки, думали, не н
а-
растут, а картошка наросла
. От дождей, конечно. А травищ
а попёрла
. Картошке не рады. Ой
-
ой
-
ой, сколь травы в ей
(Кем. Л.
-
Куз. Кр.).
На покосе сено гребли, под к
а
ждом валом грыб
ы
. Дожж помочит, и грыб
ы
растут
(Кем. Яшк. Солом). Грыб
ы
тоже любят
дожж
ы
. Если холодный дожж, то грыб
ы
плохие (Кем. Яшк. Полом.). … зна
ю, что дождь вредный
теперь. Даже дождь идёт, мы огурцы закрываем, спас
а
ем теперь
(Кем. Л.
-
Куз. Кр.). Быв
а
т ливень, дожж, он смыв
а
т
посевы (Кем. Юрг. Зел.).
А как большой дожж, так землю хорошо польёт. Быв
а
т и вреден,
хлеба выбив
а
т,
он
е
ляг
а
т (Кем. Юрг. Ми
тр.).
Ане [помидоры]
скар
е
бы пасп
е
ли, а з дож
а
-
то он
е
вот дур
е
дь
будут ишшо. Дажж
ы
да земля ж
ы
рна –
вот ы д
у-
р
е
т всё (Ирк. Кир. Алым.). Если дожж
и
–
она [клубника] долго будет не краснеть и порч
е-
ной много
будет, но налив
-
то лучше
будет…
(Кем. Юрг. Томил.).
Ишь как после дожжа к
а-
пуста выбухала
(Н
-
сиб. Татар. Конст.).
Код
а
вот хлеб родится сильный, но с дожж
е
й р
о-
дится.
Ну, дак вот, с сильных дож
е
й
-
то он и сложится
(Кем. Юрг. Н
-
ром.). Он нонче нер
о
д-
ный
дожж –
ничё нет [не растёт] (Кем. Юрг. Митр.).
А бесполезн
ый,
это уж вот код
а
хлеб убираешь, его не надо, картошку копаешь, не надо дожж
а
, он мешает, льёт, землю намочит, ка
р
тошку, и невозможно копать, или ворох накопаешь, его у тебя намочит. Вот это уж, его не надо, его, дожж
а
. Моросит, и хорошо тод
а
земля, знач
ит, вот хлеба пос
е-
ют, всё везде картошки посадят, хлеб пос
е
ют, и чтобы дожж шёл тихо (Кем. Юрг. Зел.). Неплодородное
лето –
это и есть такой, засушливый год.
Мало
дожж
а
летом бывает (Кем. Яшк. Н.Тайм.). Дожж
е
й долго нету, высохнет,
поливать н
а
доть (Кем. Юр
г. Томил.).
Зас
у
ха, а потому что нету дожж
а
. Один дожж был, и всё. У нас в огороде
-
то ничё не ра
с-
тёт
, всё посохло
(Кем. Юрг. Иск.). Дожж
а
нету, всё г
о
ром горит
(Бурят. Каб. Шерг.).
До
ж-
ж
ы
работать мешают людям. А растения –
как угад
а
т
. Мал –
так растёт, а з
альёт –
дык тоже, всяко быв
а
т (Кем. Юрг. Вар.). «ВЛИЯНИЕ ОСАДКОВ НА ПРОДУКТЫ И СБОРЫ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА»
–
Дожж ведь для сена вреден
–
портит
всё, сено
-
то почернит,
и тод
а
уж корова его есть плохо будет. Как вот говорили ран
ь
ше старики: ко
си в дожж, а убирай в вёдро, от (Кем. Яшк. У.
-
Пис.). Лож
и
ли их друг на дружку и завершивали, чтоб не промыв
а-
ло дожж
о
м, а иначе сено преет и пропадает
(Том. Зыр. Зыр.). Складывали кладь под навес, да не дай Бог, чтобы дождь замочил, ведь всё бы сгорело
чере
з день
-
два
(Ом. Мур. Арт.). Травой сырой или сеном выв
е
ршивают. В
ы
вершить стог –
значит в
ы
ровнять его, чтобы его дождём не пробило
(Амур. Скв. Алб.). Дожди хлеб нагноили
(Том. Том. Верш.). Сноп ра
з-
ломаешь, кр
ы
шкой накроешь суслон
, чтоб не м
о
чило
(Н
-
сиб. Убин. Колм.). Сусл
о
н –
девять ставили, десятым покрывали. Десятый разломаешь и накроешь. Кр
ы
шка сп
а
сает
суслон от дождя (Том. В.
-
Кет. М. Яр.). … и дождь на
мёд действует
. Как. Пчёлы не летают, могут п
о
гибнуть даже. Вот дождь захватит где
-
нибудь в поле их. Могут пчёлы погибнуть. В большой дожж
(Кем. Л.
-
Куз. Кр.). «ВЛИЯНИЕ ОСАДКОВ НА ТРУДОВУЮ (ПРЕИМУЩЕСТВЕННО СЕЛЬСКОХОЗЯ
Й-
СТВЕННУЮ) ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА»
–
Дождь поливает –
мы косим, если косили, что
-
то делали. Все так скажут, все так работали. Не я одна (Кем.
Тяж. А.
-
Ан.). Р
а
ботали без передыху, не знали, что такое декрет, рожали прямо на поле. Сильно работали, и в дожж
тоже (Кем. Крап. Салт.).
Е
слив сено косить руками, лучше косить,
код
а
дожж (Кем. Яшк. Итк.).
Ну конечно, дожж. Дожж же. Дожж мешает
всему делу
. А когда вёдра, тогда хор
о-
шо (Кем. Яшк. Итк.).
Л
ю
то работы, а он не даёт работать
–
дожж и дожж (Кем. Яшк. С
о-
30
лом.). Это уже код
а
дожж и дожж, сено накосят, убирать нельзя
(Кем. Юрг. Иск.).
Н
о
нче вот Петров день прошёл, а тепла
-
то нет, нет. Дожж
и
, нен
а
стье
. Сено убирать не даёт
. Гноит его –
дожж идёт (Кем. Яшк. У.
-
Пис.).
Ждём, код
а
дожж перестанет моросить
. Как перестанет дожж, сено высохнет, тод
а
мы его сгреб
а
м в стог
(Кем. Юрг. Иск.). Другой раз такие дожж
и
пойдут –
всё поляжет. Комбайном ни с той ни с др
угой стороны нельзя подъехать
(Кем. Яшк. Крыл.). В августе уже дожж, это страдные
дожж
и
. Хлеб убирать не дают
(Кем. Юрг. Н
-
ром.).
Вот весенние с
а
мы, весной вот, снег растает –
весенний, код
а
вот посевн
а
, мы сеяли огород свой, только посеяли, вот сеять тоже
она меш
а
т,
дожж, в сеялки, в трактора грязь наб
и
р
а
т, не крутятся
… (Кем. Яшк. С.Остр.).
Ну, земля сырая, дак, ну, ждут, когда она немного подветрится. Дождь там сильно прошёл или как, что нельзя доехать
, так и не боронют (Кем. Крап. Перех.). Бывает, то дож
ж, то снегом, ну вообще сл
я
коть, так плохо, земля же м
о
кра, на ногах всё равно как медведь ходишь, и не работа
. А как сухо, копаешь картофель
, сухо, и всё
(Кем. Яшк. С.Остр.). А вот при колхозе
-
то, как т
о
ко дожж, так лён дёргать, как т
о
ко дожж, то лён ко
лотить, эт семя
-
то надо выкол
а-
чивать его, тут как т
о
ко дожж, нельзя
, это, жать
хлеб, вязать,
дак лён снимать
, а, ой, др
у-
гой раз, снег валит, слякоть так
а
осенью, всё равно в горсти, самосбр
о
ска была, ну и в эту, в г
о
рсти нажнут, лежат на поле. Как дожж, та
к г
о
рсти вязать, на г
о
рсти (Кем. Яшк. Итк.). «ВЛИЯНИЕ ОСАДКОВ НА ФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ ЧЕЛОВЕКА»
–
В н
а-
роде, народ чувствует, кто болеет, а как же, если дожж, до
ж
ж
у
пойти, человек
болеет
так что
-
нибудь (Кем. Яшк. Солом.). Человек и то, я, например, по
году знаю, код
а
будет дожж, код
а
чё. А как? Я вот болею,
у меня то тут, то тут ребро стукнуто, нога дня за два, за три начинает болеть
ч
е
рез два дня будет буран или дожж. (Кем. Яшк. С.Остр.). Вот целый день сижу лодыря корчу. Дожж. И сёдня дожж и завтра бу
дет дожж. Не могу
. Все от, даже от в плечах –
все сост
а
вы, все болят
(Кем. Яшк. Солом). К дожж
у
не могу спать
: ремат
и
зм, как отломился палец
(Том. Том. Верш.). Теперь я погоду по себе узнаю. Руки
-
ноги заноют
–
жди дожж
а
(Кем. Юрг. Вар.). Много работали, се
йчас всё и болит, ноги как зан
о-
ют во, погода сп
о
ртится, значит, али дождь, али буран будет, ноги код
ы
ноют (Кем. Крап. Тар.). Вертуг
а
ноют
, к дожж
у
(Красн. Кеж.). Вот перед этим дожж
о
м так у меня залом
и-
ло
позв
о
ночник, разломанный, разрезанный же, не надо н
икакого барометра (Кем. Яшк. Итк.). Сёння меня л
о
мом
лом
а
т
, к до
ж
дю, видно (Вост. Прибайк.). Сич
я
с мин
я
д
а
вид дав
о
м
–
г дажж
у
ли чё ли (Ирк. Кир. Алым.). А как же, примета. Вот ранение, вот у моего деда р
а-
нение там небольшое, то вот начин
а
т как
иголками ты
кать
–
это будет дожж обязател
ь-
но (Кем. Яшк. Мох.).
Вчара дож
-
то был. Глаз
мой совсем затёк
к этому еще больше, зуб з
а-
болел.
Чё теперь (Том. Том. Верш.). Если уже к дожж
у
, то л
е
ва сторона, л
е
во ухо
сильно шумит.
Вот так вот состояние здоровья (Кем. Юрг. То
мил.). Да в дождь брезент
у
ху од
е-
вай. Одень брезентуху, а то простынешь (Бурят. Тунк. Тунка). «ВЛИЯНИЕ ОСАДКОВ НА СОСТОЯНИЕ ОДЕЖДЫ И ОБУВИ» –
Оденешь бах
и
лы и
раз по дождю пройдёшь, так бахилы разбухнут
, хоть вдвоем их тащи (Чит. Срет.). В тр
и-
дцать третьем
году быў.
Репрессии (…). Гнали бос
я
к
а
м.
Об
у
тки у которых были,
сгнили. Дожж идёт. Вместо груза репрессированные
(Ирк. Н
-
илим. Руд.). Дождь полил и все шт
а-
ны так охвост
а
л,
что сн
и
мать пришлось (Бурят. Барг. Чит.). Подарил мне тунгус потак
а
н [сумка из шкуры
с оленьих ног], так мы в этом потак
а
не харчи возили в сенокос. Дождя п
о-
так
а
н не боится, не ра
з
мокает
(Бурят. Барг. Бод.). «ВЛИЯНИЕ АТМОСФЕРНЫХ ОСАДКОВ НА СТРОЕНИЯ, СООРУЖЕНИЯ» –
Окаж
у-
чила свой дом, чтобы ни от дождя,
ни от ветра (Н
-
сиб. Бараб. Зюзя). Кры
ша протекает.
Дождь пойдёт, и Бог с тобой (Кем. Крап. Крап.). Нащельник (так
и
д
о
сточки у
зки) –
з
а-
бьёшь все щели, и дождь не попадёт
(Амур. Благ. Серг.). С застрехи совсем не стекала вода, поэтому потолок
в избе всегда во время дождя был
мокрым
(Бурят. Барг
. Б.Уро). Без н
а-
кр
ы
лки дождь при открытых дверях прямо в дом захлестывает
(Чит. Олов. Х.
-
Быр.). С л
и-
ственницы мы кору сдирали, дубляком её звали. Хороший настил на крышу был в охотничей глубинке, дождю не пробраться
(Красн. Б
о
гуч.). 31
«ПРИМЕТЫ, ПРЕДВЕЩАЮЩИЕ
ДОЖДЬ И ХАРАКТЕР ЕГО ПРОЯВЛЕНИЯ» –
«п
о-
ведение домашних животных и птиц»: Если
курицы не бегут прятаться от дождя, значит, он б
у-
дет долгим
(Алт. Волч. Н
-
корм.); Дождь
будет, е
с
ли петухи поют (
Алт. Топч. Волч.);
Собака ест траву –
дожж вор
о
жит (Ирк. Н
-
илим.
). Е
слив вот конь кат
а
тся –
это, говорит, завтра будет дожж. Или там от хрипит, ф
ы
ркат –
будет дожж (Кем. Яшк. Итк.); Он
[«астроном»] говорит: «Хлопцы, идите в избу, дожж будет». В час ночи дожж пошёл, град. «Как он, –
говорит, –
узнал?». –
«У меня, –
гово
рит, свинья нос прятала в анбар и за
д
ницу чесала» (Кем. Юрг. Н
-
ром.);
«поведение диких животных и птиц»: Если дождь прошёл ночью, а по
земле ползают черви, значит, дождь ещё будет (
Алт. Шелаб. Н
-
обин.); Е
сля ласточки низко летают, то к дожжу
(Красн. Берёз.
Маг.). …
е
слив на пол ласточка садится, то мы дожж ожид
а
м (Кем. Яшк. Колм
о-
гор.). Вот бурундук когда летом клохчет, это тоже к дожж
у
. Это он так дня за два начин
а
ет клохтать. Считай, что дожж будет (Кем. Яшк. Солом.). Навесились ласточки на провода, дождь б
удет
(Амур. Мих. Чесн.); «
поведение насекомых»:
Если тян
о
ту мизгири натянули, дош будить
(Б
у-
рят. Тарб. Дес.). Сёдни комары толкутся –
это, значит, всё: дожж пойдёт (Кем. Крап. Иван.);
«состояние атмосферных явлений»: Западный ветер надует дождя (Алт. Топч.
Волч.); Если ветер свистит в ушах –
жди дождя, а зимой –
тёплой погоды (Алт. Топч. Волч.); Северный и во
с-
точный ветры –
к ясной погоде, а вот западный и южный –
к дождю были (Алт. Алт. Алт.); Если с
и-
ние тучи, то будет дождь, а если светлые, то град (Алт.
Шелаб. Н
-
обин.
);
«существование н
е-
бесных тел»: Код
а
дожж идёт и солнце, значит, ешш
о
дожж будет
(Кем. Юрг. Ал.). Заря, значит, г
о
рит –
к дожж
у
, код
а
от заходит сонце
(Кем. Яшк. Итк.);
«свойства растений, обусловленные приспособлением к атмосферной среде»:
Если ель вверх глядит, значит, будет вёдро, а если кр
ы
лышки повесила, значит, будет дождь (Том. Том. Верш.). Где пучка срезана была, водичка н
а
копилась –
тоже к дожж
у
(Кем. Юрг. Н
-
ром.); «свойства вещества как продукта питания»: Будет дошш. Лучьше всяков
о баромита. Старинна примета: соль доказыват, день
-
два соль мокра. День
-
два пройдёт, одинаково по радиву сопшают
(Красн. Казач. Челн.).
~ Алт. Амур. Бурят. Вост. Прибайк. Г.Алт. Забайк. Ирк. Камчат. Кем. Красн. Н
-
сиб. Ом. Прибайк. Том. Тув. Тюм. Хаб. Хакас
. Чит. Якут. • Слово дождь
, являющееся праславянской инновацией, имеет неясную этимологию. Рассматриваются два его фонетических варианта –
звонкий и гл
у
хой (прасл. *
d
ъ
ž
d
ž
ь
и -
*дъ
š
č
ь
, а также ср. прасл. *
bryzgati
// pryskati
, рус. бры
з
гать // прыскать и д
р.). Прасл. *
d
ъ
ž
d
ž
ь
’звук при ударе ка
п
ли дождя’
< *
d
ъ
zg
-
<*
duzg
-
, cp
. лит.
duzg
é
ti
’шуметь, жужжать, грохотать’
, duzginti
’стучать’; гл
у
хой вар. *дъ
š
č
ь
’(водяная) пыль)’
< и.
-
е. *
dheues
-
,
cp
. норв. dusk
-
regn
, шв. regn
-
dusk
’моросящий дождь’, норв. диал. dysj
a
’моросить, с
о
читься’, сюда же слав. *
dux
ъ.
Вероят
ность реконструированной ономатопеической семантики, об
у
словленной интенсивностью выпадения дождя, подтверждается
примерами: чеш. r
ите
j
с
h
’мелкий дождь, морось’ –
болг. ромон, р
o
мол, ромолене ’тихий прия
тный шум воды в речке, дождя’, ръмеж, ръмка, ръмулка ’мелкий дождь, морось’ ~ польск. r
ито
t
’шум, стучание, галдеж’, r
ито
li
с и др. –
’
моросить
’ [16, с. 9
-
10; 17, с. 196].
Специфика приводимой словарной статьи (в сокращённом варианте) в том, что она о
т-
ража
ет содержание метеонимического концепта базового уровня, у
с
ловно говоря, в двух плоскостях –
как синтетический содержательный конс
т
рукт, заключающий в себе знания о сущности и существовании атм
о
сферного явления, и как динамический феномен, различные проявл
ения которого в речемыслительной деятельности человека воплощаются в разноо
б-
разных синтакс
и
ческих конструкциях.
При таком способе лексикографирования в словарную статью помещается не только лингвистически релевантная информация о содержании концепта имени,
но и та, которая а
с-
социируется с этим именем в речевых актах. В деф
и
ниции воспроизводится интенсионал концепта [18]. Дефиниция выносится в преамбулу словарной статьи с целью демонстрации классификационной сетки словаря, которая отражает вербальную организ
ацию знания об а
т-
мосфе
р
ных осадках на трёх уровнях –
супербазовом, базовом и суббазовом (
осадки –
дождь
32
–
н
-
сиб. сож ’мелкий моросящий дождь’; амур., кем., красн., н
-
сиб., том., тюм., хаб. сеногн
о
й ’мелкий затяжной дождь во время сенокоса’, амур. с
и
роты пл
а
чут
’дождь при солнце’).
Целостная информация о концептуализируемом метеоявлении, стоящем за базовым именем, которая складывается из интенсионала и импликационала как содержательных ча
с-
тей концепта, структурируется в виде концептуальных аспектов, или слот
ов. В предложен
и-
ях
-
высказываниях как в цитатной части словарной статьи удостоверяется разнообразная а
к-
туализация каждого слота. Для этого крупным шрифтом (прямыми буквами) выделяется то слово, которое н
е
посредственно иллюстрирует его. Например, слот «НАПРА
ВЛЕНИЕ ДВИЖЕНИЯ ОСАДКОВ ПО ОТНОШЕНИЮ К ПОВЕРХНО
СТИ ЗЕМЛИ»
диагност
и
руется контекстом Иногда идёт
косой дождь
под углом и с ветром. Обы
ч
но, если ветер с востока, идут косые
дожди (Кем. Крап. Берёз.), слот «АГР
Е
ГАТНОЕ СОСТОЯНИЕ ОСА
ДКОВ»
–
контекстом Хорошо в
от дождь, и с крыши напот
о
чили воды
в вёдра, кадушки
(Амур. Скв. Алб.). Считается необходимым исчерпать всё признаковое разн
о
образие каждого слота. Информацию упорядочивают абзацные отступы внутри словарной ст
а
тьи, отделяющие слоты по тем или иным признак
ам. Прежде всего отграничиваются интенсиональные и и
м-
пликациональные слоты, затем внутри импликациональных –
понятийные и аксиологич
е-
ские. В свою очередь понятийные импликативные слоты в силу их взаимосвязи и взаимоз
а-
висимости группируются как квалитативны
е, квантитативные, темпоральные, локати
в
ные и т. п.
Своеобразие культурологической части концепта, наряду с аксиологич
е
скими слотами, поазывает слот «приметы о дожде», содержание которого вскрывает, в какой мере сем
и-
осфера обжитого человеком мира, помогает
ему поддерживать комфортные условия сущес
т-
вования. Этимологическая филиация словарной статьи, сосредотачиваясь на показе первон
а-
чального признака явления, лёгшего в основу названия, иллюстрир
у
ет, что история освоения явления «живёт» в его современном осознании, и закрепляет релевантность намеченной л
и-
нии концептуализации. ЛИТЕРАТУРА
1. Востриков О.В. Идеографический словарь русских говоров Среднего Урала // Урал
ь-
ский лексикографический сборник. Свердловск: Изд
-
во У
р
ГУ, 1989. С. 4
-
16.
2. Раков Г.А. О диалектном идеографическом словаре // Сибирские русские говоры. Томск: Изд
-
во Том. ун
-
та, 1984. С. 147
-
152
3. Васильев В.П., Васильева Э.В. Когнитивно
-
идеографические основания метеорол
о-
гического словаря русских говоров Сибири // Актуальные проблемы русско
й диалектологии. М.: ИРЯ РАН, 2006. С. 26
-
28
4. Васильев В.П., Васильева Э.В. Когнитивно ориентированный толково
-
идеографический словарь русских метеонимов Сибири // Актуальные проблемы лексикол
о-
гии и словообразов
а
ния. Новосибирск: Новосиб. гос. ун
-
т, 2007
. Вып. 10. С. 182
-
198
5. Васильев В.П., Васильева Э.В. Метеорологический словарь русских говоров Сибири: (К вопросу о содержательной основе) // Селищевские чтения. Елец: Елецкий гос. ун
-
т им. И.А. Бунина, 2005. С. 248
-
255.
6. Васильев В.П., Васильева Э.В. Сибирский метеорологический словарь и особенности его о
р
ганизации // Русские говоры Сибири: Лексикография. Томск: Изд
-
во Том. ун
-
та, 1993. С. 31
-
38
7. Васильев В.П., Васильева Э.В. Слово
-
концепт в его лексикографическом отображ
е-
нии // А
к
туальные проблемы р
усистики. Томск: Изд
-
во Том. ун
-
та, 2006. С. 38
-
53.
8. Васильев В.П. Концепт дождь
и особенности его организации // Мир человека и мир языка. Кемерово: Графика, 2003. Вып. 2. С. 184
-
229
9. Белякова С.М. Образ времени в диалектной картине мира: автореф. дис
. … д
-
ра ф
и-
лол. наук. Екатеринбург, 2005. 41 с
10. Лакофф Дж. Когнитивное моделирование // Язык и интеллект. М.: Прогресс, 1995. С. 143
-
184
33
11. Васильев В.П. Концепт в единстве его содержания и формы выражения. Метеоним роса // Вопр
осы
когнитивной лингвист
ики. Тамбов: ИЯ РАН: Тамб. гос. ун
-
т, 2005. № 2. С.
51
-
64
12. Жаботинская С.А. Концептуальная модель частеречных систем: фрейм и скрипт // Когнитивные аспекты языковой категоризации. Рязань: РГПУ, 2000. С. 15
-
21
13. Васильев В.П., Васильева Э.В. Ассоциатив
ное поле как экспонент концепта // Вес
т-
н
ик
Кемер
овского
ун
иверсите
та. Сер.: Филология. 2002. Вып. 4. С.24
-
43
14. Васильев В.П. Тематическая концептосфера в лингвистическом представлении // Вестн
ик
Том. ун
-
та. Бюллетень оперативн. науч. информации. № 46. То
мск, 2005. 116 с
15. Васильев В.П. Концепт и интерпретационные компоненты словесного значения // Новая Россия: новые явления в языке и науке о языке. Екатеринбург: Изд
-
во Урал. ун
-
та, 2005. С.43
-
51.
16. Осташ Н.И. Названия метеорологических явлений в чешс
ком языке: автореф. … канд. филол. наук. Киев,1985. 16 с
17. Этимологический словарь славянских языков / отв. ред. О.Н. Трубачёв. М.: Наука, 1980. Вып. 7. С. 195
-
197
18. Ни
китин М.В. Развёрнутые тезисы о концептах // Вопр
осы
когнитивной лингвист
и-
ки, Тамбов
: ИЯ РАН: Тамб. гос. ун
-
т, 2003. С. 53
-
64
Условные сокращения географических названий Алт. –
Алтайский край: Алт. –
Алтайский р
-
н: Алт. –
Алтайское; Волч. –
Волчихи
н-
ский р
-
н: Н
-
корм. –
Новокормиха;
Кос. –
Косихинский р
-
н:
В.
-
Жил. –
Верх
-
Жилино;
Ребр. –
Ре
брихинский р
-
н:
У.
-
Мос. –
Усть
-
Мосиха;
Сорок. –
Сорокинский р
-
н:
Сосн. –
Сосновка;
Топч. –
Топчихинский р
-
н:
Волч. –
Волчиха;
Шелаб. –
Шелабинский р
-
н
: Н
-
обин. –
Нов
о-
обинцево.
Амур. –
Амурский край: Благ. –
Благовещенский р
-
н:
Серг. –
Сергеевка;
Мих. –
М
и-
х
айловский р
-
н:
Чесн. –
Чесноково;
Скв. –
Сковородинский р
-
н:
Алб. –
Албазино, Джл. –
Джалинда;
Своб. –
Свободне
н
ский р
-
н:
Черн. –
Черновка.
Бурят. –
Бурятия: Барг. –
Баргузинский р
-
н:
Барг. –
Баргузин, Б.Уро –
Большое Уро, Бод. –
Бодон, Душ. –
Душелан, Ч
ит. –
Читкан;
Каб. –
Кабанский р
-
н:
Каб. –
К
а
баново, Оймур –
Оймур, Ст.Дв. –
Степной Дворец, Шерг. –
Шергино;
Кяхт. –
Кяхтинский р
-
н:
Н
-
дес. –
Н
о-
водесятниково,
Мухор. –
Мухоршибирский р
-
н:
Мухор. –
М
у
хоршибирь, Калин. –
Калиновка, Шарал. –
Шаралдай; Тарб.
–
Тарбагатайский р
-
н:
Б.Кун. –
Большой Куналей, Дес. –
Деся
т-
никово; Тунк. –
Тункинский р
-
н: Елов. –
Еловка, Тунка –
Тунка, Тур.
–
Туран; У.
-
Удэ –
Улан
-
Удэ.
Вост. Прибайк. –
Восточное Прибайкалье. Г.Алт. –
Горный Алтай: У.
-
Кан. –
Усть
-
Канский р
-
н:
Тал. –
Талица.
Забайк. –
Забайкалье.
Ирк. –
Иркутская область: Жиг. –
Жигаловский р
-
н:
Чек. –
Чекан; Казач.
-
Лен. –
Каз
а-
чинско
-
Ленский р
-
н:
Казач. –
Казачинское, Тарас. –
Тарасово,
Кир. –
Киренский р
-
н:
Алым. –
Алымовка,
Чуг. –
Чугуева;
Н
-
илим. –
Нижнеилимский р
-
н:
Руд. –
Рудогорск;
Ольх. –
Ольхо
н-
ский р
-
н:
Елан. –
Еланцы, Кос.Ст. –
Косая Степь;
Тул. –
Тулу
н
ский р
-
н:
Арш. –
Аршан, Ед. –
Едогон;
Черемх. –
Черемховский р
-
н.
Камчат. –
Камчатка Кем. –
Кемеровская область: Кем. –
Кемеровский р
-
н:
Яг. –
Ягуново;
Крап. –
Крап
и-
винский р
-
н:
Берёз. –
Берёзовка, Бор. –
Борисово, Иван. –
Ивановка, Кам. –
К
а
менка, Крап. –
Крапивино, Лен. –
Ленинка, Макс. –
Максимово, Медв. –
Медвежка, Перех. –
Перехляй, Салт. –
Салтымаково, Тар. –
Тараданово;
Л.
-
Куз. –
Ленинск
-
Кузнецкий р
-
н:
К
р. –
Красное;
Мар. –
Мариинский р
-
н:
Кол. –
Колеул, М.Ант. –
М
а
лый Антибес;
Н
-
куз. -
Новокузнецкий р
-
н:
Ос.Пл. –
Осиновое Плёсо, Шор. –
Шорох
о
во;
Прок. –
Прокопьевский р
-
н:
Кот. –
Котино;
Пром. -
Промышленновский р
-
н:
Тарас. –
Тарасово; Тяж. –
Тяжинский р
-
н: А.
-
Ан. –
Акимо
-
Анненка, Н
-
подз. –
Новоподзо
р
ново;
Чеб. –
Чебулинский р
-
н:
К.
-
Смол. –
Курск
-
Смоленка;
Юрг. –
Юргинский р
-
н:
Ал. –
Алаево, Асан. –
Асаново, Вар. –
Варюхино, В.
-
Тайм. –
Верх
-
34
Тайменка, Зел. –
Зеледеево, Иск. –
Искитим, Колм. –
Колмаково, Мит
р. –
Митрофаново, Н
-
ром. –
Новороманово, Томил. –
Томилово;
Яшк. –
Яшкинский р
-
н:
Итк. –
И
т
кара, Колмогор. –
Колмогорово, Крыл. –
Крылово, Кул. –
Кулаково, Мох. –
Мохово, Н.Тайм. –
Нижняя Та
й-
менка, Полом. –
Поломошное, Солом. –
Соломатово, С.Остр. –
Соснов
ый Острог, Тут. –
Т
у-
тальская, У.
-
Пис. –
Усть
-
Писаная.
Красн. –
Красноярский край: Берёз. –
Берёзовский р
-
н:
Бер. –
Береть, Маг. –
Мага
н-
ское;
Богуч. –
Богучанский р
-
н; Б
-
улуй. –
Большеулуйский р
-
н:
Кыт. –
Кытат;
Енис. –
Енисе
й-
ский р
-
н; Казач. –
Казачинский
р
-
н:
Челн. –
Челноки;
Кар. –
Каратузский р
-
н; Кеж. –
К
е-
жемский р
-
н; Рыб. –
Рыбинский р
-
н:
Кам. –
Камала;
Шуш. –
Ш
у
шенский р
-
н.
Н
-
сиб. –
Новосибирская область: Бараб. –
Барабинский р
-
н:
Зюзя –
Зюзя;
Болот. –
Болотнинский р
-
н: Ман. –
Мануйлово;
Венгер. –
Ве
геровский р
-
н:
Мин. –
М
и
нино;
Колыван. –
Колыванский р
-
н:
Вьюны –
Вьюны;
Купин. –
Купинский р
-
н:
Ярк. –
Яркуль;
Кышт. –
Кыштовский р
-
н:
Крут. –
Крутиха;
Мошков.
–
Мошковский р
-
н:
Б
е
лояр. –
Белоярка;
Ордын. –
Ордынский р
-
н:
Рог. –
Рогалёво, Чинг. –
Чингисы;
Сузун. –
Сузунский р
-
н: Зор. –
Зорино, Крот. –
Кротово;
Татар. –
Татарский р
-
н:
Конст. –
Константиновка;
Убин. –
Убинский р
-
н: Колм. –
Колмаково;
Чанов. –
Чановский р
-
н:
Покр. –
Покровка;
Чулым. –
Чулымский р
-
н: Алекс. –
Алексеевка.
Ом. –
Омская область: Мур. –
Муромцевский р
-
н: Арт. –
Артын, Берг. –
Берг
а
мак, Гур. –
Гурово; Люб. –
Любинский р
-
н:
Люб. –
Любино;
Окон. –
Оконешниковский р
-
н:
Крест. –
Крестики;
Сарг. –
Саргатский р
-
н: Н
-
ирт. –
Нижнеиртышское.
Прибайк. –
Прибайкалье. Том. –
Томская область: В
.
-
Кет. –
Верхнекетский р
-
н:
Б.Яр. –
Белый Яр, М.Яр. –
Максимкин Яр;
Зыр. –
Зырянский р
-
н:
Зыр. –
Зыряново, Черд. –
Чердаты;
Крив. –
Кривош
е-
инский р
-
н:
Ишт. –
Иштан;
Пар. –
Парабельский р
-
н:
Алат. –
Алатаево, Луг. –
Луговская, Нар. –
Нарым, Нов. –
Новосельц
ево;
Том. –
Томский р
-
н:
Верш. –
Вершинино, Гол. –
Гол
о-
винка, Губ. –
Губино.
Тув. –
Тыва: Пий
-
Хем. –
Пий
-
Хемский р
-
н.
Тюм. –
Тюменская область: Гол. –
Голышмановский р
-
н:
Мед. –
Медведево;
Н
-
тавд. –
Нижн
е
тавдинский р
-
н: Ер. –
Ерёмино;
Ярк. –
Ярковский р
-
н:
Ярк. –
Ярково.
Хаб. –
Хабаровский край: Бир. –
Биробиджанский р
-
н:
Голов. –
Головино; Облуч. –
Облуче
н
ский р
-
н:
Пашк. –
Пашково.
Хакас. –
Хакасия: Ташт. –
Таштып.
Чит. –
Читинская область: Борз. –
Борзинский р
-
н:
Борзя –
Борзя;
Нерч. –
Не
р
чинский р
-
н
:
Куд. –
Кудея; Оловян. –
Оловяннинский р
-
н: Х.
-
Быр. –
Хара
-
Бырка;
Срет. –
Сретенский р
-
н; Шил. –
Ши
л
кинский р
-
н:
Шил. –
Шилка.
Якут. –
Якутия: Олёк. –
Олёкминский р
-
н:
Сан. –
Саныяхтах, Точ. –
Точильная, Чап. –
Чапаево.
О.А.Глущенко КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ ПО
НЯТИЯ «РЫБА» В ЯЗЫКОВОМ СОЗНАНИИ КАМЧАДАЛОВ
Современные когнитивные описания различных концептов русского языка констат
и-
руют несовпадение научной и обыденной картин мира. В научных описаниях ментальные образования рассматриваются как понятия, на существен
ных признаках которых сосредот
о-
чено внимание исследователя. В языковой картине мира, явленной в обыденном языке, ко
н-
цепт мыслится как более широкое, чем понятие, образование, включающее в себя как абс
т-
рактные компоненты, так и эмоциональные, оценочные, асс
оциативно
-
субъективные пр
и-
знаки. Одно и то же явление внеязыковой действительности может быть по
-
разному пре
д-
ставлено в научном метаязыке и национальном языке, в его отдельных подсистемах (литер
а-
турной, диалектной и др.).
35
В статье рассматривается концептуа
лизация понятия «рыба», в частности, пр
е
дставл
е-
ния о тихоокеанском лососе в литературном языке и говорах камчадалов. Использован яз
ы-
ковой материал из картотеки лаборатории региональной этнолингвистики Камчатского гос
у-
дарственного университета и записи, сд
е
ланные автором в диалектологических экспедициях 2003 –
2006 гг. Было выя
в
лено 100 лексем –
названий лососевых рыб, зафиксированных в 2000 конте
к
стах. В научном описании за основу самой общей классификации рыб взят би
о
лого
-
физиологический критерий, по кото
рому чаще всего противопоставляются хрящевые и кос
т-
ные рыбы. Дальнейшее научное описание рыб сосредоточ
е
но на особенностях строения и функционирования скелета и отдельных внутренних систем и органов (дыхание, пищевар
е-
ние, секреция, кровообращение, нервная система и т.д.), специфике процесса размножения, форме и размере т
е
ла и, наконец, на времени появления на планете. Приведём в качестве примера энциклопедическое определение понятия «рыбы»: «надкласс водных позвоно
ч
ных. Особенности анатомии, физиологии, эко
логии и поведения рыб определ
я
ются обитанием в воде. Температура тела непостоянна, дышат жабрами (сущ
е
ствуют двоякодышащие формы). У многих рыб есть плавательный пузырь. Конечности в виде плавников (иногда отсутств
у-
ют) служат рулями и стабилизат
о
рами при п
оступательном движении, которое в основном осуществляется за счёт волнообразных изгибаний тела. Размеры от 1 см (филиппинские бычки) до 20 м (гигантская акула). Два класса: хрящевые и костные рыбы; свыше 20 тыс. в
и-
дов. Распространены в Мировом океане и пре
сных водах. Появились, оч
е
видно, в силуре, в пресных водах» [1, с. 1043
-
1044]. В ихтиологических источниках описан образ жизни рыб, их размеры, среда обитания, сенсорные способности. Все частные классификации рыб строятся с учетом внешнего стро
е-
ния и неко
торых особенностей анатомии. Научное оп
и
сание рыб представляет не отдельную особь, а совокупность –
класс, вид. Этот способ коллективного представления рыб определ
я-
ет преимущественное употребление формы множественного числа заглавного слова в сл
о-
варных ста
тьях о рыбах в энциклопедическом словаре: акулы
, лососи, палтусы
и т.д. В си
с-
теме научного знания рыбам не приписывается характер, для них не существует индивиду
а-
лизации. В описании рыб не встречаются сравнения с внутренним или с
о
циальным миром человека. В научной картине мира находит отражение и потребительское отношение человека к рыбе: она является объектом промысла. При описании рыб указывается ареал распростран
е-
ния, промысловое значение вида, общий улов той или иной разновидности. В то же время мы мож
ем выделить и ещё один критерий для описания рыб –
потенциальную опасность / без
о-
пасность рыбы для человека. В соответствии с ним характеристика опасных для человека рыб содержит указания на статистику несчастных случаев, на условия, в которых рыбы м
о-
гут п
ричинить вред человеку. Напр., при описании акул в энциклопедическом словаре ук
а-
зывается, что «крупные акулы опасны для человека» [1, с. 29]; в сл
о
варной статье о муренах говорится, что «мясо некоторых видов ядовито» [1, с.
770]. Таким образом, «факультати
в-
ный» критерий для научной классифик
а
ции рыб (опасные // неопасные) является не анатомо
-
физиологическим, а антроп
о
центрическим, ориентированным на человека.
В лингвистических описаниях рыб перечень классификационных критериев расшир
я-
ется за счёт таких пока
зателей, как товарные качества рыбы, эстетика внешнего вида, отн
о-
шение к процессу и времени вылова (выловленная и невыловленная рыба, зимняя рыба, ле
т-
няя рыба и т.д.), способы добычи и переработки рыбы и др. [2, 3, 4, 5]. Значимые для сист
е-
матизации наимен
ований рыб признаки чаще всего связаны с жизнедеятельностью человека, а не с физиологическими сво
й
ствами самих рыб.
В толковых словарях слово рыба
характеризуется более сложной семантической стру
к-
турой, чем в научной литературе. Словари расходятся в опреде
л
е
нии количества значений слова рыба
, но все трактуют его как многозначное. Заглавное слово словарной статьи соде
р-
жит словоформу в единственном числе: рыба, акула, лосось, палтус
и т.д. Напр., Р
ыба
. 1.
Водное позвоночное живо
т
ное с непостоянной температуро
й тела, дышащее жабрами и имеющее плавн
и
ки. 2. Разг
. О вялом, медлительном или холодном, бесстрастном человеке 36
[6, т.
3, с. 983]. Рыба
. 1. Водное позвоночное животное с непостоянной температ
у
рой тела, дышащее жабрами и имеющее плавники || только ед.
Мясо т
акого животного; кушанье, пр
и-
готовленное из этого мяса. 2. Разг
. О вялом, медлительном или холодном, бесстрастном ч
е-
ловеке. 3. Разг
. То, что подготовлено для кого
-
либо в качестве предварительного или нео
б-
ходимого материала; заготовка. 4. Разг
. В игре в дом
ино: позиция, при которой с обеих ст
о-
рон выложе
н
ного ряда костяшек оказываются одинаковые по числу очков, после чего игра считается законченной и каждый игрок подсчитывает количество очков на оставшихся у н
е-
го костяшках. 5. [с прописной буквы]. Только мн.:
Рыбы, Рыб.
Одно из двенадцати созвездий Зодиака || О человеке, родившемся в конце февраля –
марте, когда Солнце находится в с
о-
звездии Рыб [7, с. 1135].
Возможность образования антропоцентрической метафоры (в переносном значении «О вялом, медлительном или холодном, бесстрастном человеке») свидетельствует об особом видении рыбы как существа со специфическим поведением, обусловленным физиологич
е-
ски: в языковом сознании холодная кровь как будто обусловливает неэмоциональные и о
д-
нотипные реакции рыбы на раздраж
ители. В обыденном языке употребляется множество устойчивых сочетаний со словом рыба
, напр.: в
мутной воде рыбу ловить
(
неодобр
.: извлекать выгоду для себя, пользуясь неясн
о-
стью обстановки, чьими
-
либо затруднениями); р
ы
ба ищет где глубже, а человек –
где лучше (о естественности стремления кого
-
либо к лучшей жизни); на безрыбье и рак рыба
(при о
т-
сутствии или нехватке кого
-
, чего
-
либо сойдёт и что
-
то похуже); нем как рыба (о молчал
и-
вом человеке); чувствовать себя как рыба в воде
(
разг
.: непринуждённо, свобод
но); бит
ь
ся как рыба об лёд
(
разг
.: прикладывать все усилия, добиваясь улучшения жизни, обычно тще
т-
но); ни рыба ни мясо
(
разг
.: о ком
-
, чём
-
либо безликом, нев
ы
разительном).
В образных высказываниях о человеке за основу сравнения обычно берутся такие сво
й-
ст
ва и действия рыбы, как упорство и неутомимость в борьбе за жизнь, высокая приспосо
б-
ляемость к условиям среды, незвуковой способ с
о
общения и др. Языковое сознание русского человека стремится к переосмыслению не столько конститутивных, анатомических призн
а-
к
ов рыбы, сколько сп
е
цифики жизнедеятельности и динамических свойств животного.
С рыбой связаны многие народные приметы [8, т. 4, с. 116], в некоторых из них вним
а-
ние акцентировано на связи рыбы с осадками, системой питания и благополучием человека: рыбу ло
вить –
при смерти ходить; живую рыбу д
о
мой носить –
не станет ловиться; рыба мелка, да уха сладка; хороший лов р
ы
бы –
к урожаю хлеба; рыба не клюёт –
перед дождём.
В обыденном языке находит отражение общественная оценка понятия «рыба», что н
е-
характерно для
метаязыка науки. Обращение к текстам диалектного языка позволяет допо
л-
нить модель концепта рыбы в русской языковой картине мира. Репрезентируемое говорами камчадалов (метисированного русскоязычного коренного населения Камчатки) представл
е-
ние о рыбе не тол
ько показывает отличие языковой концептуализации понятия от научной биолог
и
ческой, но и раскрывает новые физические и поведенческие особенности рыбы. Сравним два частных аспекта описания разновидности тихоокеанских лососей и состояние рыбы после нереста.
В
научной интерпретации лососи являются одним из многочисленных с
е
мейств рыб: к семейству лососевых относятся рыбы, имеющие один насто
я
щий спинной плавник и один жировой. Лососевые рыбы бывают пресноводн
ы
ми и проходными. Тихоокеанские лососи –
проходная рыб
а, которая откладывает икру (
нерестуется
) в пресной воде. Существует н
е-
сколько разновидностей т
и
хоокеанских лососей: чавыча, нерка,
кета, кижуч, горбуша, сима
.
Камчадалы не только различают указанные виды лососей, но и выделяют их подвиды. Так, чав
ы
ча
(
цав
ы
ца, ков
и
ча
) в зависимости от времени хода наз
ы
вается первая чавыча
(она появляется раньше других лососей, в конце мая или в июне) и ильин
о
вская (иль
и
нская) чав
ы-
ча
(заходит на нерест на Ильин день в а
в
густе). Эта поздняя чавыча внешне более красивая, т.к. в «брачном наряде»
, но по вкусовым качествам и по размеру уступает первой чавыче. Языковые источники св
и
детельствуют о том, что второй ход чавычи бывает не повсеместно: А первая чавыча приходит в мае. Чавыча, в отличие от ильин
о
фской чавычи, большая, с пят
нами по бокам, тёмная, со слоистым мясом. Иль
и
нская цавыца –
фторая риба на н
е-
37
ресте, побитая она. Чавыча –
такие пятнышки, тёмная, по размеру большая, маленькая –
иль
и
нская чавыча (Мильково); В начале августа фторой хот чавычи, называют ильин
о
ф-
ская, на Иль
ин день идёт; она в брачном наряде, не очень фкусная, не берём (Долиновка).
Камчадалы различают два подвида нерки (красной) –
собственно н
е
рка
, или кр
а
сница, кр
а
сная (кр
а
сна)
–
это первый поток нерестовой нерки, и ар
а
быч (
ар
а
буч, ар
а
буц, ар
а
бус, аз
а
быч, о
з
а
быч, оз
а
буч, оз
я
бач, оз
я
быч, аж
а
быч
) –
это нерестовая нерка второго потока.
Н
а-
именование кр
а
сница
может функционир
о
вать и как общее название для всех видов нерки, а ар
а
быч
–
как общее назв
а
ние для позднего кижуча, кеты и нерки: Сначала идёт эта самая кр
а
сница, она в
о
пще
-
то нерка, сюда она приходит ужэ красная, там
-
то она серебристая, в Усть
-
Камчацке, а потом за ней идёт тожэ кр
а
сница, тока она разнови
д
ность, сюда она ужэ серебристая приходит –
н
е
рка –
её
называют ар
а
бучем. Первая рыба идёт цав
ы
ца, потом п
отходит кр
а
сница, потом идёт ар
а
буч, кет
а
(Мильково); После чав
ы
чи идёт кра
с-
ная н
е
рка, у неё два захода: первый з
а
хот –
кр
а
сница, фторова захода называем ар
а
буч, она мельче и мясо розовое
-
розовое (Дол
и
новка).
Подвиды кижуча (
к
и
зуча, к
и
зуца
) камчадалы такж
е отдельно именуют по времени н
е-
реста –
летний
к
и
жуч
(в некоторых пунктах этот кижуч появляется в сентябре и называется осенним
; первый ход кижуча) и зимний к
и
жуч
, или з
и
мник, ар
а
быч
(второй ход кижуча): Потом идёт к
и
жуч, два хода у нево т
о
жэ: ф концэ авгу
ста –
летний к
и
жуч, фторой хот –
зимний к
и
жуч; летний розовый; в брачном наряде ужэ з
и
мник, ловили тожэ неводн
ы
ми с
е-
тями, сплавн
ы
ми невод
а
ми. Берём з
и
мник –
зимний к
и
жуч (Долиновка). Аж
а
быч –
тожэ к
и
жуч, только зимний, тоже маленький, именно зимний –
аж
а
бы
ч, ево не по озеру Ажаб
а-
чье назвали, просто маленький, чёрный, н
е
большой, от нево толку нет, но собакам ничево, и узенький такой, нед
о
ш
э
тшая рыба –
ф семье не без уродоф, што ли (Козыревск).
В камчатских говорах у кеты есть много названий: к
е
т
а
, хайк
о
(хаё
к, ка
й
к
о
), ст
а
вица, тыкх
о
й.
Камчадалы говорят о летней
и осенней к
е
т
е
, или ар
а
быче
, однако противопоста
в-
ляют эти наименования не везде: в ряде населенных пунктов кета появляется только осенью –
это осенняя к
е
т
а
, там же, где кета идет летом и осенью, она на
зывается по
-
разному: Осе
н-
няя кет
а
полосатая. З
а
тем смесь идёт: к
у
нжа, кет
а
, горб
у
ша (Козыревск); Хаёк –
кет
а
–
первая риба, потом к
и
зуч, он л
у
цшэ (Тигиль); Ар
а
быч –
фторая кит
а
, к
и
жуч (Мильк
о
во).
Частных разновидностей горбуши камчадалы не выделяют, но сам
ку и самца горбуши в нерестовый период именуют особо –
кан
о
йка (
хан
а
йка, хам
а
йка
) и горб
ы
нь
: Хан
а
йка –
са
м-
ка горбуши в брачном наряде (Долиновка); Опщее название у самцоф –
горб
ы
нь, горб
а
тые, спина
-
то, и горб
у
шы горб
а
тые, вот такие прямо горп (Мильково).
Н
а Камчатке лососевый вид сима (
ка
ю
рка
) встречается редко, поэтому многие камч
а-
далы говорят только о пяти породах лососёвых: Первая рыба идёт цав
ы
ца, потом потходит кр
а
сница, потом идёт ар
а
буч, кет
а
–
хайк
о
по
-
камчадальски, осенний к
и
жуч, зимний к
и
жуч –
пят
ь видоф (Мильково); Рыба здесь есть, да она фся лососёвая, это цав
ы
ца, кр
а
сна, к
и-
зуц, кит
а
, горб
у
са (Ключи).
В камчатском наречии представлены нетипичные для ихтиологии оппоз
и
ции рыб, напр., противопоставление наименований лососевой рыбы (
красная рыба, ло
сосёвая рыба, рыба лососиного рода, рыба лососёвой породы
) и рыбы других пород
(
белая рыба, белорыб
и-
ца
): У нас ф первую очереть идёт красная рыба, кр
а
сница, немаленькая. Рыба здесь лосос
ё-
вая, породы к
и
зуц, чав
ы
ча, н
е
рка, кр
а
сная. Белая рыба –
морская она, действительно, по б
е-
лому цвету. Морская рыба фсякая она, но по цвету белой рыбы. Рыба красная и белая тол
ь-
ко по мясу (Мильково).
Слово
белор
ы
бица
во втором значении синонимично наименованию разнор
ы
бица, об
о-
значающему совокупность рыб разных пород, среди ко
торых может быть и горбуша, и поз
д-
ние подвиды лососёвых (
ар
а
быч
), и голец –
р
ы
ба со светлым, но не белым цветом мяса: У неё белое мясо, белор
ы
бица –
это белое мясо у рыбы. Х
а
риус –
это не лосось, это белор
ы
б
и-
ца: кар
а
сь, мик
и
жа, к
у
нжа. Они маленькие, промыс
ловово значения не имеют. Первая чав
ы-
ча с начала июня до начала июля, потом кр
а
сница, потом ар
а
быч, потом разнор
ы
б
и
ца –
ар
а
быч, горб
у
ша, гол
е
ц (Долиновка); По
-
научному белор
и
бица –
это лос
о
си со светлыми, блестящими, сере
б
ристыми телами, голец, наверно (Ус
ть
-
Хайрюзово). 38
В ряде контекстов рыбой именуется только лосось, а все остальные разновидности п
о-
именованы по видам: Рыбой
-
то называли только лосося, говорили: «Надоела рыба, сейчаз бы г
о
льчикоф поесть» (Ключи); А к
е
та уже как шла, гол
е
ц воопще не щитался за рыбу (Ковран). В научном описании биологически равноценны все разновидности лососей. В говорах камчадалов мы видим две особых дихотомии: «чавыча –
другие лососи» и «горбуша –
другие лососи». Почитание чавычи камчадалы объясн
я
ют и высокими промысловыми качествами мяса рыбы, и её ранним среди лос
о
сёвых нерестом: Чав
ы
ча –
самая ж
ы
рная рыба, а потом красная. Чав
ы
ча с
а
мая вкусная, она более ж
ы
рная, крупная
(Мильково); Чав
ы
ча –
самая большая рыба, кет
а
меньшэ, до шэсти килограмм, а ч
а
в
ы
ча –
я ловил пацаном –
сорок и пядь десятых килограмма, вот такая рыбина была (Козыревск); Цав
ы
ца –
тело розовое. У чав
ы-
чи пятна на теле, слоистая, заметно, что слоями мясо. Первая чав
ы
ча.
Ожидание первой рыбы –
это и есть празник души, он её (рыбу) ждал, она (рыба) снилась ему фсю зиму (Ко
в-
ран).
Чавыча обычно не подвержена заболеваниям рыбы, тогда как другие лососи часто пр
и-
ходят на нерест с гнойниковыми заболеваниями: Только
-
только пошла горбуша, и уже фся лощ
а
вая. Только зашла в речку –
она уже больная фся. Вот разрезаеш рыбу
и в мясе видиш такие фкрапления таково жэлтов
а
тово цвета, белые, как рисовые зёрнышки, фкрапления, з гнилью. Вроде как н
а
рыфчик. И больной попадаеця к
и
жуч. Язвочки у ней такие гнойные. Разрежэш её, а внутри у ней язвочки –
гнойнички.
Вот чав
ы
ча совершэнно
зд
о
ровая рыба (Усть
-
Хайрюзово). Мясо горбуши считается самым светлым, поэтому камчадалы противопоставляют её другим лососям: Горбуша горбатая была, за рыбу не щитали, вык
и
дывали фсё собакам (Мильково).
В городе высоко ценится икра горбуши, но камчадалы до недавнего времени не счит
а-
ли её источником дохода, называли засолку икры материковским пр
о
мыслом, а в пищу икру употребляли преимущественно в сухом виде: А икру раньше выбрасывали, не знали в ней н
и-
какой цэнности, на заборе весили или на осоке, наплетут
, она засохнет, зимой её с карто
ш-
кой ели, она прилипает на зубах (Мильково).
Если чавыча, нерка, кижуч и кета употреблялись в пищу, использовались для загот
о-
вок, то горбуша шла на корм собакам: В основном собакам на корм шёл гол
е
ц, потом горб
у-
ша, а сушыш в
основном кости собакам, там любая рыба шла.
Камчадалы делали ямы т
а-
кие большые, самое малое, я так фспом
и
наю, самая малая ямка вмещала пять тысяч рыбин –
горбуш, а так ф среднем ямы вмещали около семи тысяч рыбин (Усть
-
Хайрюзово).
Когда случаются горб
у
шеч
ные годы
, т.е. большой подход горбуши на н
е
рест, а другой лососевой рыбы мало, камчадалы используют горбушу в пищу, но замечают, что мясо го
р-
буши мягкое, быстро деформируется в сравнении с мясом других лососевых: В горбушечные годы идёт в особом изобилии г
орб
у
ша, другой ходовой рыбы в эти годы мало. Горбуша –
мягкая рыба (Усть
-
Хайрюзово).
Таким образом, в говорах камчадалов отражена иная классификация тихоокеанских л
о-
сосей, чем в научном языке ихтиологии. Важным для систематизации названий рыб стан
о-
вится не
только анатомо
-
биологический критерий, но и время нереста, экологическое с
о-
стояние рыбы, эстетика внешнего вида, кач
е
ство мяса и др.
Описание состояния лососевой рыбы после нереста в языке науки и в г
о
ворах также различается. Научные источники отмечают, ч
то все тихоокеанские лососи мечут икру один раз в жизни, погибая после первого нереста. Половозрелые лососи начинают нерестовую м
и-
грацию (путешествие без возврата в реки, где они родились) и, отложив икру, гибнут. На
и-
более истощенные рыбы п
о
гибают уже на н
ерестилище, другие относятся течением от места нереста и гибнут по дороге к устью. Дно и берега рек покрываются мёртвой рыбой (
снё
н
кой
). На этот обил
ь
ный корм собирается множество ворон, чаек и самых разных зверей, вплоть до медведей. Данные говоров свиде
тельствуют об ином отношении камчадалов к пр
о
цессу нереста: А лощ
а
вая рыба фсегда была, это значит не больная –
это ст
а
рая рыба, та, которая уже отметала икру. Она уже исполнила долг свой на этой земле, она не больная (Ковран); Самку называют мамкой, говор
ят: «Мамку поймали». Самка и самец рыбы назывались икр
я
нка и 39
холост
я
к. Хол
о
стяк –
рыбу холостую называли, которая ужэ без ыкры (Долиновка); Мамку –
самку –
отпускали раньше, штобы икру в
ы
метала, потомство было (Коз
ы
ревск); Сам
е
ц –
жывотное мушсково пола, а
самка –
баба. Самца называют холостяк, холостая рыба. Мальки вылупляюца –
это ребёночек рыбы, маленький вот такой, растёт в море (Мильк
о-
во); Несот её, она бес сознания, ев
а
лая –
ну, рыба, которая уш уходит на нерест, вымёт
ы-
вает икру, мол
о
ку выпуск
а
ет –
на
зывали
-
то её ев
а
ла (Тигиль).
О нересте рыбы камчадалы рассказывают как об осознанном поступке рыбы, исполн
е-
нии высшего долга. Рыбе приписываются человеческие характеристики: самка –
мамка, м
а-
лёк –
ребенок рыбы, рыбы заботятся о продолжении рода, у рыбы не
т сознания после нере
с-
та. Обращает на себя внимание детальное именование стадий умирания рыбы после нере
с-
та. Так, по физическому состоянию после нереста различаются именования лощ
а
вая рыба, ар
а
быч, белохв
о
стка, к
и
б
а
рь, снёнка, ив
а
йлук, к
и
муч и др
.
Лощ
а
вая
(лощ
а
лая) рыба, лощ
а
лка
–
выметавшая икру или поднимающаяся на нерест вверх по течению реки рыба, у которой имеются повреждения на н
а
ружных тканях. Такую рыбу допустимо употреблять в еду: Лошш
а
вая рыба, пл
а
фки потёрты, ходит, но потёртая (Кихчик); Лощ
а
вая
–
это ужэ выбитая, которая рыба вверх идёт, она жывая, ужэ пятн
а-
ми, сухая такая, а когда она помирает –
снёнка (Усть
-
Большерецк); Лощ
а
вая –
тощая, н
е-
жырная рыба фторово сорта, она худая, но есть можно. Лощ
а
вая рыба –
икру отметала, шелуха у ней ужэ сходит
, пока она сюда дойдёт, ужэ бес чешуи, некрасивая, её едят. Лощ
а-
вая рыба –
это плохая, лощ
а
лка (Мильково); Рыба, правда, лощ
а
лая была, но голофки хор
о-
шые (Соболево).
Ар
а
быч
(
аз
а
бач
) –
рыба вскоре после нереста, еще в брачном наряде (как правило поз
д-
ний ки
жуч, кета или нерка): Аз
а
бац –
красная, которая прометала икру, собачкам, для себя не идёт (Ключи); Ар
а
быч за рыбу не признавали, шла на корм собакам, она худощавая (Д
о-
линовка); Когда выметает икру, называеца аз
а
бач, брачный нарят у неё, наз
ы
ваеца она ужэ аз
а
бач (Усть
-
Большерецк).
Белохв
о
стка –
выметавшая икру красная рыба, у которой мясо побелело, особенно в хвостовой части: Белохв
о
ска –
избитая рыба, ж
ы
вая, хрептина, хвос, пупок белый (Ключи); Белохв
о
ска –
побитая рыба для собак, икру выметает, хвост бел
ый становица перет сме
р-
тью (Козыревск); Белохв
о
ска отнерестица, пускает плоть и умирает белая, бледная стан
о-
вица, пёрыски и хвост, медведи её едят. Белохв
о
ска одна плавает –
белый хвост, голова и фсё, начин
а
ет гнить с хвоста (Мильково).
К
и
б
а
рь (к
и
бар, к
е
ба
рь, к
и
б
а
ра), кибарёнок
–
ослабевшая после нереста рыба, в теле к
о-
торой начинаются гнилостные процессы и которая вскоре погибает. Такая рыба непригодна для человека, но ею питаются животные: К
и
бара –
рыба старая, икру випустит, пливёт, н
а-
зивают к
и
барой. Отн
ерестифшаяся р
ы
ба называем к
и
барь, её не едят, она как удобрение гниёт, зверь ей питаеца: соболь, лиса, заяц не ест почему
-
то (Долиновка); К
и
бар –
которая икру см
е
тала, хвост белый, вода её просто несёт, усневает она. К
и
барь, он зажыво гниёт, ж
ы
вой ещё, го
лова фся избита, нос, губы. Лосось, который избитый, называеца киб
а
рь –
это ужэ худая рыба, ещё жывая, но приходит ужэ фся ф пятнах, привезут эту рыбу, она воняет. Лощ
а
вая –
тоже жывая, но тощая, избитая, худая, а к
и
бар –
это вопще такой ужэ пятнами, хвост
жёлтый, почти белый –
это к
и
бар, кибарёнок, прямо сверху как мох быв
а-
ет (Мильково).
Снёнка, сн
у
лая (снёная) рыба, уснев
а
лка –
погибшая или погибающая после нереста рыба, мёртвая рыба. Используется как корм для собак: Отнере
с
тифшуюся рыбу называют к
и
бар, с
нёнка. Усневает, подыхает, короче, мёр
т
вая –
снёнка, сн
у
лая рыба, замучилась, её нанесло. Снёнка уснула, к
и
барь, на грани жызни и смерти. Уснев
а
лка –
рыба, которая ужэ не трепещица, задых
а
лася, они мордами бились, уснула (Мильково); Снёнка –
сн
у
лая рыба, к
оторая подохла после нереста (Долиновка); Снёнка –
у
мёршая риба, виметала икру (Ел
и-
зово).
Ив
а
йлук, ев
а
лая рыба, ев
а
ла –
погибшая после нереста рыба: Йев
а
лую и лосц
а
лой мозно назвать було. Йев
а
ла –
випустила икру, её вода несёт мёртвую (Тигиль); Ив
а
йлук –
риба 40
старая, которая должна умирать, которая мечет икру и становица белой, плохой
(Елиз
о-
во); Риба, когда умирает старая, ив
а
й
лук называеца (Мильково).
К
и
муч (к
и
муц), кимч
и
л, кимч
и
к –
погибшая и разлагающаяся после нереста рыба: К
и
муч –
мёртвая рыба, котора
я гниёт, разложыфшаяся, достанеш ево, он воняет. К
и
муц –
риба любая старая, туда ближэ к осени, усневает, к
и
м
у
цом называют. Отнерестифсую рыбу, если она разлагаеца, то называют кимч
и
л (Мильково); Отметафшая рыба –
кимч
и
к (Коз
ы-
ревск).
«Отношение русского н
арода к «вмещающей и кормящей» его природе отразилось в чрезвычайно богатом и детализированном словаре, характеризу
ю
щемся множественностью в наименовании одних и тех же реалий» [9, с. 203]. В научном описании отсутствует такая дифференцированная система на
именов
а
ний погибающей рыбы. Сопоставление научной и народной информации о рыбе даёт возможность изучить х
а-
рактер видения объекта внеязыковой действительности в разных системах знания. Научное описание рыбы направлено на раскрытие особенн
о
стей внешнего стр
оения, анатомии рыбы. Наблюдение над текстами из разных подсистем национального языка позволяет дополнить модель концепта «рыба» следующим образом: рыбе присущ холодный темперамент; пов
е-
денческие р
е
акции рыбы могут быть осмыслены; в период нереста рыба вли
яет на систему питания человека и животных. Варьирование характерных признаков рыбы в различных описаниях раскрывает новые элементы концепта и способствует углублению познания н
а-
циональной картины мира.
ЛИТЕРАТУРА
1.
Большой энциклопедический словарь. М.: Бол
ьшая российская энци
к
лопедия; СПб.: Норинт, 2004. 2.
Воронова Л.А.
Русская промысловая лексика рыбаков Беломорья. Авт
о
реф. дис. … канд. филол. наук. Л., 1968. 3.
Макаров В.И. Рыболовецкая лексика говоров Нижнего Дона. Автореф. дис. … канд. филол. наук. Ростов
-
на
-
Дону, 1967. 4.
Михеева Н.В.
Рыболовецкая лексика русских народных говоров средн
е
го и нижнего течения реки Урал. Автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1975. 5.
Олесова Н.Г.
Рыболовецкая лексика в говорах камчадалов. Автореф. дис. … канд. филол. наук. Яросла
вль, 2006.
6.
Словарь русского языка: В 4
-
х т. / АН СССР, Ин
-
т рус. яз.; Под ред. А.П. Евгень
е-
вой. 2
-
е изд., испр. и доп. М.: Русский язык, 1981
-
1984. 7.
Большой толковый словарь русского языка / Под ред. С.А. Кузнецова. СПб.: Н
о-
ринт, 1998. 8.
Даль В.В.
Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 тт. СПб.: ТОО «Диамант», 1996.
9.
Вендина Т.И. Русская языковая картина мира сквозь призму словообразования (макрокосм). М.: Изд
-
во «Индрик», 1998.
Л.С.Зинковская
ПРЕДСТАВЛЕНИЕ КОНЦЕПТА «ХЛЕБ» В ИДЕОГРАФИЧЕСКОМ СЛОВА
РЕ ГОВОРОВ СРЕДНЕГО ПРИИРТЫШЬЯ
На рубеже XX
–
XXI
вв. в лингвистике отмечается стремление к интеграционному п
о-
ниманию сущности языка как динамической системы, в центре кот
о
рой находится человек. Современное языкознание проявляет особый интерес к проблемам во
зрождения национал
ь-
ной культуры, к изучению отдельных фра
г
ментов языковой картины мира, к роли языка как одного из важнейших средств выражения специфики национального мир
о
видения. Структуризация знания о мире аккумулируется в определенных единицах –
конце
птах
, совокупность которых образует упорядоченную концептосферу
данного народа 41
(Д.С.Лихачев). В работах Н.Д.Арутюн
о
вой, С.Г.Воркачева, В.В.Воробьева, В.В.Колесова, Е.С.Кубряковой, Д.С.Лихачева, В.А.Масловой, В.П.Синячкина, Ю.С.Степанова, И.А.Стернина, В.Н.
Телии и др. освещаются вопросы теории концепта. В н
а
стоящее время явл
я
ется актуальным изучение языковой объективации концептов, поскольку семантическое пространство языка представляет исследователю достоверные знания о той части концепт
о-
сф
е
ры, которая в не
м репрезентирована (С.Г.Воркачев, Н.В.Гришина, М.Л.Житникова, Л.Б.Никитина, Н.В.Орлова, М.В.Пименова, С.А.Сергеев, Н.С.Смолякова, М.О.Сорокина, В.Я.Тихонова и др.). Кроме того, концепт является основополагающей, баз
о
вой категорией, характеризующей своео
б
ра
зие диалектной концептосферы.
Диалектная концептосфера, являясь частью концептосферы русского языка, эксплиц
и-
руется в диалектной языковой картине мира. Изучение народного миросозерцания и выявл
е-
ние особенностей национальной культуры посредс
т
вом воссоздания
наивной картины мира, воплощенной в диалектном слове, представляется актуальным в связи с проблемой исчезн
о-
вения уклада традиц
и
онной народной культуры и ее компонентов. Каждый регион обладает своей историей, этнической и геополитической спецификой, поэто
му территориальные разновидности языка представляют и
н
терес для исследователей. Представления о действительности носителей традиционного слоя диалекта характеризую
т-
ся стабильностью и устойчивостью. Народные говоры –
это аккумулятор значительного пл
а-
ста пре
дставлений традицио
н
ной культуры, следовательно, когнитивное описание культурно значимых концептов национального существования предполагает обращение к разным фо
р-
мам языка, в том числе к диалектной сфере, отражающей речевую наро
д
ную культуру [1, с.
168]. И
сследованию фрагментов диалектной картины мира посвящены работы Л.Г.Гынгазовой, Т.А.Демешкиной, Г.В.Калиткиной, М.О.Сорокиной, М.А.Харл
а
мовой и др. Наибольшей устойчивостью традиции характеризуется система питания человека, п
о-
этому лексика питания являетс
я источником языковой, исторической и этнографической и
н-
формации, а вопрос о составе пищи и способах ее приготовления является одним из важных элементов при изучении традиционной культуры (см. работы Л.И.Анохиной, С.В.Дмитриевой, М.А.Жигуновой (Плахо
т
нюк),
И.С.Лутовиновой и др.). Ввиду малой изученности особый интерес вызывают говоры, бытующие на территории Среднего Прииртышья. По словам Б.И. Осипова, назревшей задачей диалектологии Прии
р-
тышья является со
з
дание монографических работ. Средним (или Омским) П
рииртышьем принято называть территорию, распол
о
женную в южной части Западно
-
Сибирской равнины и прилегающую к среднему течению р. Иртыш, на которой расположена Омская область. Исследуемые говоры с присущим им своеобразием языковой объективизации национальн
ых конце
п
тов, в том числе анализируемого концепта ХЛЕБ, занимают свою нишу среди говоров Западной С
и
бири. Говоры Омской области, как говоры и других территорий позднего заселения, не пре
д-
ставляют собой единой монолитной структуры, что связано с особенност
ями освоения р
е-
гиона
. Прииртышье, как и другие территории Сибири, испытало несколько волн пересел
е-
ний, приведших к сосуществованию на территории области ра
з
ных типов говоров.
Первоначально (конец XVII
–
первая половина XVIII
вв.) на территории Среднего При
иртышья формируются старожильческие сибирские говоры. Под старожильческим гов
о-
ром в современной диалектологии принято понимать «такой говор Сибири, который хара
к-
теризуется совокупностью фонетико
-
грамматических и лексико
-
фразеологических черт, в
ы-
явленных на
основе из
у
чения речи потомков стародавнего населения Сибири (
XVI
–
первая половина XVIII
вв.) и имеющих общесибирское распространение» [2, с. 4]. Историки свид
е-
тельствуют, что русское население по нижнему и среднему течению И
р
тыша формировалось исключител
ьно из северных областей Европейской Ро
с
сии. Дальнейшее освоение сибирских земель осуществлялось за счет внутрис
и
бирских ресурсов (М.А.Жигунова, А.Д.Колесников, А.А.Новоселова и др.). Со второй половины XIX
в. приняли массовый характер переселенческие пот
оки кр
е-
стьян из южных и центрально
-
черноземных областей России, а также Украины и Белору
с-
42
сии. Говоры переселенцев послужили основой для нов
о
сельческих и смешанных говоров, бытующих в наше время на территории Среднего Прииртышья. Названия многих деревень Ом
ской области указывают на географию миграционных потоков в Прииртышье: Тамбовка, Рязановка, Орловка, Полтавка, Павлоградка, Таврическое и др. В XX
в. Омская область пр
и-
нимает новую волну переселений (из Харьковской, Полтавской, Херсонской и Киевской г
у-
берн
ий, Белоруссии, Латвии, Литвы, Польши, Чехии), вызванную окончанием строительства Транссибирской железной дороги, позднее –
масс
о
выми сталинскими репрессиями, затем –
освоением целинных и залежных з
е
мель и другими причинами. Длительный этнический контакт разнородного населения в пределах одного или н
е-
скольких близлежащих населенных пунктов приводил к интеграции южнорусской, украи
н-
ской и белорусской лексики в составе старожильческих говоров. По замечанию редактора и составителей «Дополнений» к «Словарю русс
ких старожильческих говоров Среднего Пр
и-
иртышья», «это взаимодействие русских старожильческих говоров с новосельческими гов
о-
рами русского языка, а также с другими языками (украинским, белорусским) на территории Среднего Прииртышья является гораздо более ин
тенсивным и сложным, чем на сопредел
ь-
ных территориях Урала и Западной Сибири» [3, с.
5
-
6]. Для обозн
а
чения русско
-
белорусских, русско
-
украинских, русско
-
чешских говоров и т.п. мы применяем рабочий те
р-
мин смешанные говоры.
Носители этих говоров общаются по
-
русски, но при этом могут с
о-
хранять многие фонетические, грамматические и лексические приметы яз
ы
ка своих предков.
Все возрастающая роль литературного языка приводит к нивелировке традиционной сибирской речи, поэтому перед диалектологами стоит задача не то
лько успеть описать то, что еще остается в традиционной системе сибирских говоров, «но и оценить их с
о
временное состояние с позиции лингвоэкологии, то есть в связи с задачами их сохранения, осмы
с
ления их значения в судьбах русского языка, возрождения того ядра народной речевой культуры, которая всегда была присуща носителям севернорусской и сибирской р
е
чи» [4, с. 9].
Начальный этап исследования диалектной структуры Омской области х
а
рактеризуется интенсивным сбором лингвистических фактов и изучением русских старожильческих гов
о-
ров Среднего Прииртышья. Материалы, собранные в диалектологических экспедициях, пр
о-
водимых сначала Омским государственным педагогическим институтом, Томским госуда
р-
ственным университ
е
том, а позднее Омским государственным университетом в
период с 1949 по 1984 гг., послужили основой для трехтомного «Словаря русских старожильч
е
ских говоров Среднего Прииртышья» под редакцией Г.А. Садретдиновой, в
ы
шедшего в 1992
–
1993 гг. Результатом дальнейших лексикографических изысканий явились два тома доп
о
л-
нений к указанному словарю [5]. В этот период появляются исследования старожильческих говоров Среднего Прииртышья Н.А.Великой, С.Г.Грязновой, К.А.Копыловой, М.А.Курниковой (Харлам
о
вой), Н.К.Пахотиной, А.А.Пыхтеевой, Г.А.Садретдиновой и др.
После выхода «
Словаря старожильческих говоров Среднего Прииртышья» и «Допо
л-
нений» возрастает интерес к старожильческим говорам, осуществляется изучение их лекс
и-
ческой системы (Е.А.Глотова, Л.Н.Донина, А.А.Пы
х
теева, М.А.Харламова, Е.А.Штехман, С.А.Шуйская, Н.Н.Щербакова и др.).
С 2001 г. начинается целенаправленное обследование ранее неизученных новосельч
е-
ских и смешанных говоров юга, юго
-
востока Омской области. Пр
и
влечение записей живой речи носителей нестарожильческих говоров при и
с
следовании фрагментов концептуальной с
истемы говоров Среднего Приирт
ы
шья (концептов ум
, хорошо –
плохо, животные, дом, лес, пространство
(Н.Ю.Бельская, О.А.Зайцева, М.А.Харламова и др.) дает яркое предста
в-
ление о диалектном разнообразии и особенностях диалектной картины мира Среднего Пр
и-
иртышь
я. Собранные записи живой диалектной речи и материалы формирующейся картот
е-
ки послужат основой для понятийного этнолингвистического словаря, лексика которого б
у-
дет отражать все особенности быта и традиций, своеобразие местных говоров [6], так как «описание
диалектной концептосферы ставит перед исследователями задачу создания ди
а-
лектных словарей нового типа, предполагающих обращение не к семантике слова, а к осно
в-
ным концептам народной речевой культуры» [7, с. 63]. Предметом словаря лингвоэтногр
а-
43
фического ти
па –
«Понятийного словаря говоров Среднего Прииртышья» –
должны стать основные, ключевые понятия, концепты, отражающие разные стороны жизни диалектонос
и-
телей исследуемого региона (труд, быт, обычаи и обряды, нравственные устои). Предлагаю
т-
ся следующие слов
арные статьи, н
а
пример, М.А.Харламовой –
статья ДОМ (на материале как стар
о
жильческих, так и новосельческих говоров) [6, с. 130
-
134], С.А.Шуйской –
статья УЧАСТНИКИ СВАТОВСТВА, СВАТЫ (на материале «Словаря старожильческих г
о
воров Среднего Прииртышья») [8, с. 138
-
141]. Словарная статья ХЛЕБ является одной составля
ю-
щей Понятийного словаря и включает в себя материал, со
б
ранный в 1999
-
2005 гг.
На формирование концепта хлеб
в говорах Среднего Прииртышья влияют экстрали
н-
гвистические факторы: изменение уровня жизн
и людей, социально
-
экономической обст
а-
новки в стране, развитие научно
-
технического прогресса. Концепт ХЛЕБ репрезентируется в исследуемых говорах посредством оппозиции домашний (хлеб) // магазинный (хлеб)
, обе ча
с-
ти которой обл
а
дают своими маркерами. Конце
пт ХЛЕБ формируется оппозицией хорошо // плохо:
хорошим считается хлеб, испеченный своими руками в русской печи. Положительная коннотация эксплицируется в текстах определениями хороший
, неплохой (п
о
ложительный по своим качествам)
и сравнительной степенью н
аречия лучше: дам
а
шний мин
и
л
у
чшэ, а д
а-
м
а
шний
-
та хл
е
б хар
о
шый.
Маркерами хорошего хлеба являются определения запашистый, вкусный, хороший подъем
. Лексемы, содержащие сему «некачественный, не соответству
ю-
щий норме» (
сырой, пресной
), характеризуют магазинный
хлеб. В противопоставлении д
о-
машнего и магазинного хлеба проявляется древняя оппозиция свое // чужое:
хлеб является продуктом, приобретающим определенную значимость, поскольку сделан своими руками, а умение печь хлеб свидетельствует о трудолюбии и мастерс
тве хранительницы очага (
хл
е
б
-
жэ за
-
и
м хад
и
ть н
а
да как за
-
м
а
лым р
е
бёнкам
… с
-
ы
м мн
о
га валак
и
ты с
-
хл
е
бам
), покупной же хлеб, будучи продуктом массового производства, соотносится с чуждым
пространством. Концепт ХЛЕБ пересекается и с концептом ВРЕМЯ. Первая часть оппозиции (
дома
ш-
ний хлеб
) соотносится с планом прошлого посредством употребления наречия раньше и
гл
а-
голов в прошедшем вр
е
мени (
пекли, стряпала): хлеп был
исключ
и
тельный
и
-
фк
у
сный был
хл
е
п / не т
о
што щ
я
с
. Домашний хлеб
является символом культурной к
рестьянской трад
и-
ции, характеризующим мать, которая умела печь вкусный хлеб: я сама ни
-
стр
я
пала / но в
и-
дела, как м
а
ма
стр
я
пала; стр
я
п
а
ла хл
е
п м
а
ма
/ а
-
м
ы
ни
-
стр
я
пали
. Приготовление хлеба представляет собой длительный и требующий терп
е
ния процесс. Будучи з
начимыми для жизни человека, его семьи, все этапы процесса хлебопечения пол
у-
чают обозначения (
ставить хлеб, ставить квашню, заводить хлеб, заводить опарку, садить хлебы
.). Выпечка хлеба начинается с приготовления квашни (тесто), что эксплицируется в состав
ных номинациях данного этапа, глагольный компонент которых определяет семантику начала, –
зачинять, учинять. Основным компонентом в устойчивых сочетаниях, быту
ю
щих на территории Западной Сибири, служит глагол творить
(приготовлять, растворяя) и его однокор
невые образования притворить, притваривать (тв
о
рить квашню, притворить квашню). Омоним со значением «создавать творчески» свидетельствует о древних предста
в-
лениях, связанных с указанным этапом приготовления теста. Полученные во время экспед
и-
ций последних л
ет материалы свидетельствуют об исчезновении указанных фразеологич
е-
ских оборотов и об употреблении лексемы квашня в
самостоятельной позиции. Глагол
ь
ная составляющая словосочетаний выступает в форме общерусского глагола делать
, который является гиперонимом для лексем ставить, творить, подб
и
вать (квашню, тесто, опару),
заводить/завести: для
-
хл
е
ба квашн
ю
д
е
лали
. Жительницы Среднего Прииртышья употре
б-
ляют в речи ряд выражений, содержащих лексему опара (опарка).
Некоторые из них (
зав
а-
рить опарку, ставить (делать
) опару, завести опарку
) обозначают весь процесс в целом, о
с
тальные словосочетания (
заправить опарку, запускать / запустить дрожжами опарку, запарить запарку)
называют этапы указанного процесса. В говорах представлено сужение значения лексемы хлеб
до «тес
то»: др
о
жжи вз
я
л з
а-
мес
и
л вот и хл
е
п
; хл
е
п
замиш
а
ит / ну к
а
дочька так
а
я была.
Лексема дрожжи
как обознач
е-
ние основного вида закваски оказывается включенной в оппозицию: домашний (свой) // м
а-
44
газинный (покупной)
. Характеристикой дрожжей у хозяек выступают опр
еделительное м
е-
стоимение сам(а,и) для подчеркивания личного участия в их изготовлении и притяжательное местоимение свои для противопоставления нынишних
(не своих, покупных) и с
а
модельных
, сделанных своими руками
. Самодельные дрожжи делали из отр
у
бей, хмеля
, на остатке прошлой квашни (хлеба), что отражается в устойчивых с
о
четаниях высушить (отрубями), запарить (отруби), квасить (из отрубей), сушить (хмель), варить (хмель). О популярности хмеля как вида закваски свидетельствует наличие устойчивых сочетаний с зависимым ко
м-
понентом хмельной: хм
е
льные дрожжи, хлеб на хмельн
ы
х дрожжах, хм
е
льной
хлеб
.
Сл
е-
дующий этап –
приготовление и брожение теста –
характеризуется участием в н
о
минации общерусских единиц: растворить хлеб, завести хлеб, подбивать (тесто), растронут
ься, расстояться (о тесте) и др.
Изменение уровня жизни отражается на содержании лексико
-
семантической группы «Утварь, используемая для приготовления хлеба». Каждому этапу выпечки хлеба соответс
т-
вует специальная посуда: для приготовл
е
ния опары, квашни (
кв
а
шн
я
, кваш
о
нка, кваш
о
ночка, квашн
и
ца, закв
а
шёнка)
, для выскребания квашни (
кваш
е
нник, кваш
е
нный нож),
для посадки хлебов в печь (
хлебная лопата), для размешивания теста (
весёлка, весёлочка
), для выметания золы с пода (
помел
о
, пом
е
льник, замет
а
ло, пом
е
льниче
к
). Каждый из перечисленных предм
е-
тов домашней утвари получает в говорах определение специал
ь
ный, используемый только при изготовления хлеба: специальная лопата, специальная кадочка, специальный веник.
В
ы-
печка хорошего хлеба нево
з
можна без русской печи: хл
еп зн
а
йете как
о
й w
к
у
сный ў
-
п
е
чки хар
о
шый б
ы
л
. Одной из причин исчезновения домашнего хлебопечения является замена ру
с-
ских (
хлебопёкных
) печей, издавна служивших русскому человеку, газовыми плитами (
г
а-
зом
): в
-
γ
аз
у
пик
у
// щас ны
-
у
-
ко
γ
о
нет [русской печки] /
щас культ
у
рны ўс
е
;
я бес
-
п
е
чьки н
и-
куд
а
де пич
е
нье спечь … де хл
е
ба; ф
-
п
э
чьки л
у
чшы / п
е
чька р
у
с
ка л
у
чшы / ж
а
ру б
о
льшы.
В духовке газовой плиты хороший хлеб не получается из
-
за слабого жара, малого размера д
у-
ховки. Кроме того, печь является пр
и
надлежностью
своего пространства, а газовая плита, как продукт массового изготовления, соотносится с чуждым пространством, что выражается х
а-
рактеристикой плиты лексемами, содержащими сему «не соответствующий норме». Отм
е-
тим, что зафиксированные названия утвари, исполь
зуемой для выпечки хлеба, свидетельс
т-
вуют о диалектном многообразии Среднего Прииртышья и о сохранении номинаций, б
ы-
тующих в говорах с разной диалектной основой: квашня, дежа, помело, крыло, под, чиринь
.
Диалектные словари фиксируют изначальное значение ле
ксем пирог, калач, булка
–
«пшеничный хлеб», отмеченное в словаре В.И.Даля. Калач
был символом зажиточности и богатства, достатка, что нашло свое отражение во фразеологических оборотах: березовые к
а-
лачи
«о сытной праздной жизни» (насм.); на березовые калач
и
поехали; на березе калачи и
с-
кать
(искать праздной жи
з
ни); калачики висятся
(беззаботная, полная изобилия жизнь) (ирон.). Из обозначений пшеничного хлеба в говорах с
о
храняется лексема булка.
Великая Отечественная война также повлияла на изменение содержан
ия концепта: ж
и-
тели исследуемого района весь выращенный хлеб отдавали фронту, поэтому одним из репр
е-
зентантов концепта ХЛЕБ выступает семантическое поле «Хлеб военной поры». Исследу
е-
мый концепт эксплицируется в оппоз
и
ции хлеб для фронта, для победы // без хлеба (ничего) для себя: ни
-
хл
е
ба
/ ничё н
е
-
была / нед
а
ром жэ фсё для
-
фр
о
нта / фсё для
-
паб
е
ды // вот так мы астав
а
лись и бес
-
хл
е
ба
и бес
-
ниче
γ
о
/ каласк
и
сабир
а
ли ход
ы
ли.
Вторым хлебом в тру
д-
ные годы становится картофель: пр
о
ста за
-
хл
е
п
е
ли э
ту карт
о
шку; п
ри его отсу
т
ствии в ход шли травы:
где трав
а
/ где хл
е
п .. чё мы е
ли.
Содержание концепта ХЛЕБ расширяется за счет номинаций так называемого суррогатного хлеба, о
б
разованных от единиц, называющих основной ингредиент: липняк (липа)
, картопляники (картофель)
, способ приготовления:
др
а-
ники (
драть
), вызываемый ими эффект: тошнотики (от глагола тошнить). В большинстве же случаев вместо хлеба
употреблялась лексема лепешка, которая стала означать изделие из смеси муки, мерзлой, гнилой картошки или растущих трав: л
епёшки д
е
лали с
-
мар
о
женай карт
о
шки; и
-
липёшки п
е
кли с
-
э
тава
-
жы [либеды, кр
а
пивы] и
-
е
ли э
та
-
жы / быв
а
ла ур
о
ниш сва
ю
липёшку / то ни
-
зн
а
иш што падабр
а
ть / эта карафск
а
или сйид
о
бная / вот так мы ж
ы
ли
. 45
Отмеченные особенности языковой репрезентации концепта Х
ЛЕБ на те
р
ритории Среднего Прии
р
тышья отражаются в «Понятийном словаре говоров Среднего Прииртышья».
Построение словарной статьи «Понятийного словаря говоров Среднего Прииртышья»
Словарная статья состоит из нескольких компонентов: 1)
Ключевое слово (понятие
).
2)
Толкование значения ключевого слова (понятия). 3)
Синонимы ключевого слова, которые располагаются по алфавиту. По возможности приводятся этимологические сведения.
4)
Грамматические и стилистические характеристики слов, которые об
о
значают то или иное понятие,
традиционны: имена существительные даются в им. пад. ед. (мн. –
для слов pluralia
tantum
) числа с указанием род. пад. ед. (мн.) числа и грамматического рода. После грамматических помет могут быть даны пометы, характеризующие слово с точки зрения а) сферы употребления (спец., фольк.); б) активного –
пассивного использования (устар., нов.); в) эмоци
о
нально
-
экспрессивной окрашенности (снисх., неодобр., ирон., ум.
-
ласк. и др.).
5)
Лексическая и синтаксическая сочетаемость (А) слов, репрезен
-
тирующих понятие. Если
выражение приобретает новый смысл, то дается его краткое объяснение. Для иллюс
т-
рации синтаксических связей слова указываются наиболее типичные словосочетания, кот
о-
рые показывают упот
-
ребление данного слова с теми или иными дополнениями, предлогами и т.п.
6)
Качества (В) предмета окружающей действительности определяются посредством привлечения наиболее типичных словосочетаний ключевого слова с тем или иным определ
е-
нием.
7)
Устойчивые сочетания (С) даются со знаком ◊.
8)
Иллюстративный материал (в фонетической орфогр
афии, с пост
а
новкой ударения, с написанием проклитик и энклитик через дефис с фонетически самостоятельным словом) с
о-
провождается локальными пометами: населе
н
ный пункт, район Омской области, в котором была произведена запись. Кроме того, указывается либо на
циональная принадлежность, либо говор (старожильч
е
ский, новосельческий, смешанный) информанта и его возраст на момент зап
и
си.
Образец словарной статьи «ХЛЕБ»
I
. ХЛЕБ «тесто»
(ДЕЖА, КВАШНЯ, ТЕСТО, ХЛЕБ)
1.1. Дежа, и sg
. t
., ж.
А. Завести дежу «замесить»
И
-
завил
и
деж
у
/ ан
а
[дежа] ста
и
т там фк
и
сла (Черлак, Черлакский, белор., 85
л.).
1.2. Квашня, и sg
. t
., ж.
С
-
к
а
ждой квашн
и
ан
а
[мать] аставл
я
ла так
о
й калаб
о
чик
/ дражж
е
й жэ н
е
-
была (Елиз
а-
ветинка, Черлакский, новосел., 69 л.);
Ну
-
вот эта квашн
я
на
-
хлеп
я вам раск
а
зывала эта квашн
я
(Соляное, Черлакский, ст
а-
рож., 74 г.).
А. Делать квашню (для хлеба)
Для
-
хл
е
ба
квашн
ю
д
е
лали
/ пекл
и
хлеп … Квашн
я
эта для
-
хл
е
ба
т
е
сто м
е
с
и
ть / а
-
эта квашн
я
д
е
лаица
/ как
у
ю вы им
е
ите в
-
вид
у
квашн
ю
/ р
а
ньшэ у
-
нас назыв
а
лась так вапщ
е
к
у-
л
а
γ
а … эта был
а
ржан
а
я мук
а
з
-
ржан
о
й мук
и
вод д
е
лали (Че
р
лак, Черлакский, укр., 78 л.);
Кв
а
шню
как д
е
лала
? Ср
а
зу немн
о
шка зав
а
ривалал ф
-
чём
-
нибуть в
-
м
а
линькай пас
у
ди
н-
ки т
е
ста (Елизаветинка, Черлакский, старож., 83 г.).
Заводить (квашню) «замесить»
Кв
а
шни
сва
е
завад
ы
ли
ф
-
п
е
чки в
-
р
у
скай пикл
и
(Соляное, Черлакский, ст
а
рож., 80 л.).
Подбить (квашню) ‘
вымешивать, обминать тесто
’
Квашн
ю
н
а
да пазбив
а
ть
(Большой Атмас, Черлакский, старож., 83 г.).
Подняться (о квашне) ‘
вспучиваться
’
46
Чис
о
ф ф
-
ш
э
сть ты фст
а
ниш падми
с
и
и
-
глид
и
ш у
-
теб
я
мал
е
нька погод
я
квашн
я
под
ы-
мица
(Сыщиково, Седельниковский,?, 69 л.).
1.3. Тесто, а, sg
. t
., ср.
А. Делать тесто Т
е
сто
др
о
жжи д
е
лали
с
а
ми хм
е
ль туда и хм
е
ль рв
а
ли пот
о
м атруб
я
туда дрожж
э
й бр
о-
сим … вот ад
-
дрожж
э
й он под
ы
мица / ни
-
пакуп
а
ли дрожж
э
й ни
-
зн
а
ли (Новосанжаровка, Русско
-
Полянский, новосел., 75 л.);
Д
е
лают снач
я
ла ап
а
рку зав
а
ривают мук
у
/ разм
а
чивают др
о
жжы с
-
хм
е
лям / ан
и
расп
у
с-
тяца / жом атажм
у
т э
та о
труби
-
та а
-
э
ту ж
ы
ткасть влив
а
ют в
-
э
тат т
е
ста
д
е
лали
квашн
ю
(Черлак, Черлакский
, старож., 85 л.).
Заводить тесто (на хлеб) ‘
замесить
’
Мы на
-
хл
е
п
завод
ы
лы
т
е
сто
/ мы карт
о
шки нав
а
рым натолч
е
м а
-
пат
о
м оп
а
ру разв
о
дым
зав
о
дым
на
-
дрожж
а
х она пидх
о
дит тры р
а
за а
-
пат
о
м начин
а
ым ра
з
вод
ы
т т
е
сто / на
-
вод
е
мы развод
ы
лы для
-
хл
е
ба
вот шо а
γ
а (Бо
льшой Атмас, Черлакский, укр., 84 г.).
Запустить тесто ‘
замесить
’
А
-
т
е
сто
як оп
а
рку п
а
рили дрожж
а
ми запуск
а
ли
/ др
о
жи я сво
и
д
е
лала / о
труби и
-
хм
е
ль зав
а
риш патом зап
у
стеш / пот
о
м зам
е
сиш их отруб
а
ми / сто
я
ли шоп не
-
пос
о
хнуть и тод
и
е
то запуск
а
иш т
е
сто
и
-
о
п
а
рка назыв
а
лесь оп
а
рка
// де ск
о
ко там уж
э
н
а
да то
γ
о
хл
е
ба
ст
а
веш (Славянка, Нововаршавский, укр., 84
г.).
Разводить тесто (на хлеб) ‘
замесить
’
И
-
щ
я
с немн
о
шка падру
γ
о
му / вот т
е
сто
разведёш
/ туд
а
пол
о
жем дрожж
э
й ну на
-
чём на
-
молочк
е
или на
-
вод
е
на
-
чём х
о
чеш и
-
вот ан
о
падним
а
еца (Славя
н
ка, Нововаршавский, новосел., 62 г.).
Подниматься (о тесте) ‘
вспучиваться
’
И
-
вот ан
о
[тесто] падним
а
еца
рас падним
а
еца е
γ
о
перемеш
а
еш фтар
о
й тр
е
тий рас уж
э
вым
е
шываеш (Славянка, Нововаршаский, новосел., 62 г.).
Подойти (о тесте) ‘
вспучиваться
’
Ж
о
м атажм
у
т / эти о
труби
-
та из
-
атруб
е
й а
-
э
ту ж
ы
ткасть влив
а
ют в
-
э
тат т
е
ста
и
-
ан
а
далжн
а
падайт
и
(Черлак, Черлакский, старож., 85 л.).
В. Хлебное тесто
Эта хл
е
бнае
т
е
ста
/ зд
о
бна па
-
друг
о
му печёца (Соляное, Черлакский, ст
а
рож., 74 г.)
.
1.4. Хлеб, а, sg
. t
., м.
С
-
к
а
ждой квашн
и
… э
тат калаб
о
чик астав
а
лся в
-
э
тай к
а
дачки да
-
сл
е
дущева хл
е
ба
/ вот сл
е
дущий хл
е
п
ап
я
ть ан
а
э
тат разм
е
шывала калаб
о
чик с
-
мук
о
й и
-
ст
а
вила … п
а
ка ан
о
зак
и
с-
нет (Елизаветинка, Черлакский, новосел., 69
л.).
А. Заквашив
ать хлеб ‘
подвергая брожению, вызывать закисание
’
[дрожжи] паднял
и
сь кв
е
рху / н
а
чит н
а
да тип
е
рь уж
э
закв
а
шывать хл
е
п
/ кагда я пам
е-
ш
а
ла т
е
ста теп
е
рь э
тай др
о
жжи зн
а
чит рас ф
-
т
е
ста и
-
сё разм
е
-
шываиш хараш
о
/ е
сли ты х
о-
чиш шт
о
бы зд
о
бный был хл
е
п
н
а
да на
-
мала
к
е
ра
з
м
е
шывать / н
а
да я
и
ц туд
а
разб
и
ть (Черлак, Черлакский, нов
о
сел., 81 г.).
Месить хлеб ‘мять, перемешивая хлебное тесто’
Ну пак
а
ан
о
зак
и
снет / ано закис
а
ло пат
о
м ана выт
а
скивала / мес
и
ла так как щ
я
с вот хл
е
п
м
е
сят
/ зам
е
сит (Елизаветинка, Черлакский, нов
о
сел., 69 л.);
Тры к
о
ўшыка вылыв
а
ю вод
ы
дрожж
э
ў к
ы
нула / посол
ы
ла и
-
мес
ю
ўо цэ ў
е
сь рэц
э
пт / нычё потом
у
-
шо ив
о
надо хорош
о
хорош
о
в
ы
мисить
да / ўоц
э
шо хл
и
п
/ шо γ
л
ы
ну мис
ы
м
а-
зать е
слы γ
л
и
ну не
-
в
ы
мисыш ты м
а
зать нэ
-
б
у
дыш … то ужэ н
э
-
γ
л
и
на / я цэ и
-
хл
и
п
/ то сам
о
ўот е
γ
о
н
а
до в
ы
мисыть
в
ы
мисыть
хар
а
ш
о
и
-
я е
γ
о
уж
э
дом
и
шываю
/ я е
γ
о
мис
ю
ан
и
уж
э
питх
о
дэ … а я ў
о
т так заток еў
о
як поп
а
ло нэ
-
сад
и
л бы як поп
а
ло / кырп
и
ч
-
бы быў и фсё (Тургеневка, Калачи
н
ский, укр., 71 г.).
47
Ставить хлеб ‘
подвергая брожению, вызы
вать закисание
’
Гавар
и
ли ст
а
вить
я на
-
з
а
фтра ст
а
влю
хл
е
п
(
Черлак, Черлакский, старож., 85 л.
);
Тод
и
е
то запуск
а
иш т
е
сто и оп
а
рка назыв
а
лесь оп
а
рка // де ск
о
ко там уж
э
н
а
да то
γ
о
хл
е
ба
ст
а
веш (Славянка, Нововаршавский, укр., 84 г.).
С. ◊ Зачинить хлеб (уст.
) ‘
ставить хлебное тесто
’
Гавар
и
ли ст
а
вить я на
-
з
а
фтра ст
а
влю хл
е
п
зачин
я
ю хл
е
п
(Черлак, Че
р
лакский, старож., 85
л.).
◊
Учинять хлеб (уст.) ‘
ставить хлебное тесто
’
Я зн
а
чит паст
а
вила ап
а
рку / учин
ю
хл
е
п
учин
ю
хл
е
п
(Черлак, Черлакский, ст
а
рож., 85
л.).
2. З
АКВАСКА ‘
закваска
’ (ДРОЖЖИ,ЗАКВАСКА, ОПАРА, ОСТАТОК ТЕСТА, О
Т-
РУБИ, ХМЕЛЬ)
2.1. ДРОЖЖИ, ей, pl
. t
.
Ср
а
зу др
о
жжи намач
и
ть / шоб др
о
жжы
б
ы
ли γ
ат
о
вы / а пат
о
м э
та // эта оп
а
ру зд
е
лали / ана аст
ы
нит / чють
-
чють тёплинькая б
у
дит туды др
о
жжы
/ ана начинёт γ
ул
я
ть (
Нововарша
в-
ка, Нововаршавский, новосел., 73 г.);
Хм
е
ль свар
и
ш пат
о
м эта атруб
я
ми / пат
о
м пад
ы
мица / пат
о
м уж
э
с
-
атруб
я
ми в
ы
сушыш / вот и
-
др
о
жжи
(Большой Атмас, Черлакский, старож., 83
г.);
[тесто делали] хто к
а
к / хто к
а
к
-
та ис
-
карт
о
шки д
е
лали … сич
я
с др
о
жж
ы
фс
я
кие сух
и
е фс
я
кие (Большой Атмас, Черлакский, старож., 83 г.).
А.
Делать свои (дрожжи) И
-
сва
и
др
о
жжы
д
е
лаеш
фсё равн
о
нада немн
о
шка / магаз
и
нных драж
э
й / туда шт
о
бы хар
о
шые др
о
жжы (Большой Атмас, Черлакский, старож., 72 г.);
Щяс др
о
жи а
-
р
а
ньшэ сва
и
др
о
жжи
д
е
лали
с
-
атруб
е
й (Большой Атмас, Черла
к
ский, старож., 83 г.).
Квасить (дрожжи)
А
-
самод
е
льные др
о
жжи
кв
а
сили
из
-
атруб
е
й / закв
а
шывали працяж
а
ли в
-
гаршк
и
сл
и-
в
а
ли эта
-
вот / был
а
закв
а
ска (Черлак, Черлакский, новосел., 81 г.).
Подойти (о дрожжах)
Пак
а
ма
и
др
о
жжи
падайд
у
т
/ др
о
жжи
теп
е
рь ст
а
ли в
-
магаз
и
не саврем
е
нные пал
о-
жыш ф
-
стак
а
нчик / кус
о
чик так
о
й вад
и
чкай чють св
е
рху с
а
харам об
я
з
а
тельна пас
ы
пиш (Черлак, Черлакский, новосел., 81 г.).
В. Магазинные, магазинские (дрожжи)
А
-
тагда вапщ
е
драж
э
й
н
е
-
была /
/ эта сейч
я
с к
а
кта и
-
сва
и
др
о
жжы д
е
лаеш фсё равн
о
нада немн
о
шка / магаз
и
нных драж
э
й
/ туда шт
о
бы хар
о
шые др
о
жжы (Большой Атмас, Че
р-
лакский, старож., 72 г.);
Тад
а
падабьёш этат хмель / вазьмёш карт
о
шычьки туда пас
о
чыш вот ка
р
т
о
шычки / штоп папышн
е
й был хл
е
п
/ а
-
сичяс
-
та на
-
дрожж
я
х др
о
жжи маг
а
з
и
нские
(Большие Уки, Большеуковский, старож., 84 г.).
Самодельные (дрожжи)
А
-
самод
е
льные
др
о
жжи
кв
а
сили из
-
атруб
е
й (Черлак, Черлакский, нов
о
сел., 81 г.).
Хмельные (дрожжи)
У
-
нас б
ы
ли др
о
жы хм
е
льныи
д
е
лали хм
е
ль … мы ево
в
а
рили пат
о
м / он кагд
а
св
а
рица э
тат хм
е
ль / мы ево этим о
трубями
атруб
я
ми ево / ну вот натрём в
ы
сушым вот эти хм
е
льныи
др
о
жы
мы их пат
о
м … хмельн
ы
е
дрожы
называица на
-
хмельн
ы
х
драж
а
х
был хл
е
п (Сол
я-
ное, Черлакский, ст
а
рож., 68 л.).
С. ◊ Печь на дрожжах
Х
мельн
ы
е
дрожы
называица на
-
хмельн
ы
х
драж
а
х
был хл
е
п (Соляное, Черлакский, ст
а-
рож., 68 л.).
48
2.2. закваска, и ж.
А
-
самод
е
льные др
о
жжи кв
а
сили из
-
атруб
е
й /закв
а
шывали працаж
а
ли в
-
гаршк
и
слив
а
ли эта
-
вот / был
а
закв
а
ска
/ а
-
щяс пр
о
ста бер
и
ск
о
ка теб
е
н
у
жна хл
е
б
а
(Черлак, Черлакский, н
о-
восел., 81 г.).
2.3. Опара, ы, sg
. t
., ж.; Опарка, и, sg
.
t
., ж.
Эт
а
оп
а
ра
эта ужэ зд
е
сь пасаврем
е
наму / а тагд
а
/ а тагда вапщ
е
драж
э
й н
е
-
была // эта сейч
я
с к
а
кта и
-
сва
и
др
о
жжы д
е
лаеш (Большой Атмас, Че
р
лакский, старож., 72 г.).
А.
Вымачить опару
Р
а
ньшы быв
а
ит в
ы
мачили
ап
а
ру
др
о
жи туд
а
/ а
-
щяс тип
е
рь магаз
и
нскае т
е
ста туд
а
с
о
ли вад
ы
/ зд
о
бна на
-
малачк
е
так малак
а
й
я
иц туд
а
с
а
хару / щяс др
о
жи а
-
р
а
ньшэ сва
и
др
о
жжи д
е
лали с
-
атруб
е
й (Большой Атмас, Че
р
лакский, старож., 83 г.).
Делать, сделать опару Ну вот натрём в
ы
сушым вот эти хм
е
льныи
др
о
жы
мы их пат
о
м …я в
о
ду закип
и
ла ап
а-
ру
зд
е
лала
и замач
и
ла (Соляное, Черлакский, старож., 68 л.);
Оп
а
ру
д
и
лали
// эта оп
а
ру
зд
е
лали
/ ана аст
ы
нит … и на
-
ночь зд
е
лайут / а
-
у
трам замиш
у
, замиш
у
а
-
пат
о
м уж
э
ан
а
р
а
за дв
а
тр
и
р
а
за подойдёт на
-
пр
о
тивинь и
-
ф
-
п
е
чку саж
а
ть (Нов
о-
варшавка, Нововаршавский, новосел., 74 г.).
Заварить опарку Завар
ю
ап
а
рку
ну
-
т
а
м дап
у
стим ну
-
γ
р
а
м дв
е
сти мук
и
(Соляное, Черлакский, ст
а
рож., 74
г.).
Заводить (опару) ‘
замесить
’
Мы на
-
х
л
е
п
завод
ы
лы т
е
сто / мы карт
о
шки нав
а
рым натолч
е
м а
-
пат
о
м оп
а
ру разв
о
дым
зав
о
дым
на
-
дрожж
а
х она пидх
о
дит тры р
а
за а
-
пат
о
м начин
а
ым развод
ы
т т
е
сто / на
-
вод
е
мы развод
ы
лы для
-
хл
е
ба
вот ш
о
а
γ
а (Большой Атмас, Черлакский, укр., 84 г.).
Заправить (опарку) ‘
заме
сить
’
Аст
ы
нит / запр
а
виш ап
а
рку
дражж
я
ми / эта хл
е
бнае т
е
ста (Соляное, Черлакский, ст
а-
рож., 74 г.).
Запустить (опару, тесто) ‘
замесить
’
О
труби / надо дрож
э
й мал
е
нько шоб запуст
и
ть
э
ту оп
а
ру
и
-
в
ы
месииш и
х т
е
сто
/ отр
у-
б
я
мы в
ы
сушыш и пат
о
м ск
о
ка н
а
до ў
-
т
е
сто л
о
жыш эти дрож
э
й / он
о
подх
о
дит (Нововарша
в-
ка, Нововаршвский, укр., 80 л.);
А
-
т
е
сто як оп
а
рку п
а
рили дрожж
а
ми запуск
а
ле
/ др
о
жи йа сво
и
д
е
лала … тод
и
е
то з
а-
пуск
а
иш т
е
сто
и оп
а
рка назыв
а
лесь оп
а
рка
// де ск
о
ко там уж
э
н
а
да то
γ
о
хл
е
ба ст
а
веш (Сл
а-
вянка, Новов
аршавский, укр., 84 г.).
Поставить опарку ‘
приготовить
’
Я зн
а
чит паст
а
вила ап
а
рку
/ учин
ю
хл
е
п
(Черлак, Черлакский, старож., 85
л.).
Ставить опару ‘
приготовить
’
Меня м
а
ма т
а
к уч
и
ла ст
а
вили
ап
а
ру
скипяч
ю
в
о
ду мук
и
зав
а
риваю э
ту мук
у
пуск
а
ю др
о
жжы / др
о
жжы пущю / ан
а
да
-
в
е
чера наприм
е
р у
трам зд
е
лаим [апару] да
-
в
е
чера ан
а
па
с-
та
и
т / а
-
в
е
черам / я падбив
а
ю (Соляное, Черлакский, ст
а
рож., 68 л.).
Парить опару (дрожжами), вымачивать
А
-
т
е
сто
як оп
а
рку п
а
рили
дрожж
а
ми запуск
а
ле / др
о
жи йа сво
и
д
е
лала / о
труби и хм
е
л
ь зав
а-
риш патом зап
у
стеш / пот
о
м зам
е
сиш их отруб
а
ми (Славянка, Нов
о
варшавский, укр., 84 г.).
С.
◊ Гулять (об опаре) ‘
вспучиваться
’
Оп
а
ру
д
и
лали … ана аст
ы
нит / чють
-
чють тёплинькая б
у
дит туды др
о
жжи / ана нач
и-
нёт
γ
ул
я
ть
/ патом эта ужэ пастай
и
т и н
а
-
ночь зд
е
лайут (Нововарша
в
ка, Нововаршавский, новосел., 73 г.).
◊ Ходить (об опаре) ‘
вспучиваться
’
А
-
пр
о
ста падбив
а
ю
сахарк
у
мал
е
нька мук
и
чки падабь
ю
начин
а
ет ап
а
рка
хад
и
ть (Сол
я-
ное, Черлакский, старож., 74 г.).
49
◊ Печь на опаре
Вот кагд
а
пичёш хл
е
п
/ аставл
я
еш к
ам
о
чек т
е
ста / и
-
в
о
т ево пал
о
жыш у
-
б
а
нку или к
у
да на
-
сл
е
дущий рас / пат
о
м ево вод
и
чкой тёплай разб
а
виш / и
-
он
о
ста
и
т и
-
он
о
палучяеца ап
а
ра / падх
о
дит это ап
а
ра / пекл
и
на
-
ап
а
ре
/ фсё д
е
лали (Че
р
лак, Черлакский, укр.,78 л.).
2.4. отруби, pl
.
t
.
Ну др
о
жы дажы
с
а
ми д
е
лали др
о
жы // о
труби –
надо дрож
э
й мал
е
нько шоб запуст
и
ть э
ту оп
а
ру и в
ы
месииш их т
е
сто / отруб
я
мы
в
ы
сушыш и п
а
т
о
м ск
о
ка н
а
до ў
-
т
е
сто л
о
жыш эти дрож
э
й / он
о
подх
о
дит и
-
выпек
а
ли хл
е
п
(Нововарша
в
ка, Нововаршавский, укр., 80 л.).
2.5. остаток теста
Хл
е
п
кад
а
спик
у
т / аставл
я
ли м
а
линький кус
о
чик
(Соляное, Черлакский, старож., 80 л.);
Вот кагд
а
пичёш хл
е
п
/ аставл
я
еш кам
о
чек
т
е
ста (Черлак, Черлакский, укр., 78 л.);
С
-
к
а
ждой квашн
и
ан
а
[мать] аставл
я
ла так
о
й калаб
о
чик
/ драж
е
й жэ н
е
-
была / закв
а
ш
ы-
вать н
е
ч
ем б
ы
ла / и в
о
т э
тат калаб
о
чик астав
а
лся в
-
э
тай к
а
дачки да
-
сл
е
дущева хл
е
ба
/ вот сл
е
дущий хл
е
п ап
я
ть ан
а
э
тат разм
е
ш
ы
вала калаб
о
чик с
-
мук
о
й и ст
а
вила на
-
ск
о
ко там йа не
-
зн
а
йю / на с
у
тки ли т
а
м / н
а
ночь или ну п
а
ка ан
о
зак
и
снет (Елизаветинка, Черлакский, н
ов
о-
сел., 69 л.).
2.6.Хмель
Рам
а
чивают др
о
жжы с
-
хм
е
лям
/ ан
и
расп
у
стяца / ж
о
м атажм
у
т э
та о
труби
-
та а
-
э
ту ж
ы
т-
касть влив
а
ют в
-
э
та т
е
ста д
е
лали квашн
ю
(Черлак, Черлакский, старож., 85 л.).
3. Утварь для приготовления теста 3.1. кадушечка
Ну
-
т
е
ста зав
о
диш щяс
эмалир
о
ваные в
е
тли / а
-
р
а
ньшэ дирив
я
ные так
и
е кад
у
шычьки
м
а
линькие так
и
е (Большие Уки, Болшеуковский, старож., 80 л.).
3.2. квашонка
К
и
слава т
е
ста
аставл
я
иш вон ф
-
кваш
о
нки
закис
а
ет (Большие Уки, Большеуко
в
ский, старож., 79 л.). 3.3. квашоный нож
Вз
я
ли а
н
и
н
о
ж
вот –
эта кваш
о
ной
назыв
а
ца/ н
о
жык
та вот/ кв
а
шню
-
та/ кагда стр
я
паш и / висёлку
-
та аскриб
а
ш н
о
жычкам
так и лиж
ы
т э
та
-
уш ад
е
льна (Большие Уки, Большеуко
в-
ский, старож., 84 г.).
II
. ХЛЕБ ‘
выпекаемый продукт из муки’
А.
Выпекать хлеб
Ў
-
т
е
сто л
о
жыш эти дрож
э
й
/ он
о
подх
о
дит и
-
выпек
а
ли
хл
е
п
(Нововаршавка, Новова
р-
шавский, укр., 80 л.).
Испечь хлеб
Хл
е
п
кад
а
спик
у
т
/ аставл
я
ли м
а
линький кус
о
чик (Соляное, Черлакский, старож., 80 л.);
Так мать хл
е
п
когд
а
испечёт
ему [брату] ф
-
тр
я
почку зав
я
жыт и даёт ему сос
а
ть он весь день
-
то и
-
сыт (Большеречье, Большереченский, старож., 76 л.);
[ночью] ср
о
ду не
-
хож
у
// я по
-
дв
а
р
а
за стряпн
ю
испек
а
ю / д
а
жэ два р
а
за так
о
й хл
е
п
и
с-
пекл
а
/ к
у
рники и
-
так
о
й хл
е
п
ф
-
плит
е
/ зач
е
м м
у
чица н
о
чью фстав
а
ть (Сыщиково, Седельн
и-
ковский,?, 69
л.).
Печь (хлеб), ку, кёшь или
ку, чёшь Ў
-
п
е
чки хл
е
п
пикл
и
суп вар
и
ли и борщ карт
о
шку туш
ы
ли (Стародубка, Калачинский, новосел., 74 г.);
Глиноб
и
тка у
-
н
а
с был
а
больш
а
я ф
-
ней фсё хл
е
п пекл
и
/ глиноб
и
ткой у
-
нас п
е
чку зв
а
ли / во
-
фсех дам
а
х так
и
б
ы
ли (Большер
ечье, Большереченский, ст
а
рож., 76 л.);
Ап
а
ру д
е
лала хл
е
п п
е
чь
/ др
о
жжи молочк
о
м и т
е
сто развад
и
ла и пекл
а
/ ш
а
ньги стр
я
п
а-
ла / пекл
а
хл
е
п
/ а
-
пат
о
м смет
а
ной ев
о
см
а
зывала (Большеречье, Больш
е
реченский, старож., 76 л.,);
Т
а
ма бальш
а
я [печь] хл
е
п пикёш
в
-
ей и фсё / пикл
а
фсё вр
е
мя пак
а
ма
γ
л
а
(Архангелка, Калачинский, новосел., 86 л.);
50
Эта труб
а
для
-
печ
и
кад
а
печь хл
е
п пикём
мы э
ту труб
у
аткрыв
а
им / пас
о
дим хл
е
п
ў
-
п
е
чь труб
у
закрыв
а
им штоп там жар ни
-
выхад
и
л / а
-
эта для
-
плит
ы
т
о
пим … а
-
печь т
о
пим кад
а
хл
е
п пик
ём
т
о
лька а
-
так мы иё ни
-
т
о
пим (Стар
о
дубка, Калачинский, новосел., 74 г.);
О
сенью на
-
кап
у
сных лист
а
х хл
е
п пикл
и
/ фкусн
е
е был / на
-
п
о
т лист
ы
кл
а
ли / св
е
рху хл
е
п
/ фкус друг
о
й был / туд
а
ешш
о
чюи ст
а
вили на
-
п
о
т (Большеречье, Большереченский, старож.
, 73
г.)
;
И
-
со
-
рж
ы
д
е
лали хл
е
п пикл
и
/ ражан
о
й ўк
у
сный хл
е
п
/ но
-
в
-
ев
о
собир
а
ли ў
-
п
о
ле км
и
н и
-
ев
о
быв
а
ла кад
а
вык
а
тываешь хл
е
п
бр
о
сиш туд
а
км
и
ну немн
о
шко помеш
а
еш получ
я
ица т
а-
к
о
й п
ы
шный душ
ы
стый (Такмык, Большерече
н
ский,?, 79 л.);
И то ў
-
т
о
м дом
о
ви п
е
чка ста
я
ла та
шоп хл
е
п
пект
ы
… две п
е
чки в
-
д
о
м / в
-
одн
о
й мы пекл
и
хл
е
п там фсё стр
я
пали / таж п
е
чка в
-
кот
о
рай хл
е
п
там зд
е
лана
-
та (Славянка, Новова
р-
шавский, укр., 84 г.);
Выс
е
ивали там
-
мук
у
и
-
карт
о
шки тёрли туд
ы
завад
и
лы и
-
пикл
и
от
-
так ж
ы
ли // [из рж
а-
ной муки] т
о
жы т
а
г
жы пикл
и
(Соляное, Черлакский, ст
а
рож., 80 л.).
Печься (о хлебе)
Р
а
ньшэ б
ы
ли поб
о
льшэ / вот э
та пекёца
чяс и
-
ещ
о
ф
-
п
е
чке пад
ы
мица хл
е
п
вот и в
ы
т
а-
щим (Новороссийка, Нововаршавский, новосел., 65 л.).
Покупать (хлеб)
Нет хоз
я
йства нет покуп
а
м
дров
а
хл
е
ба
дочь
карт
о
шку коп
а
т (Такмык, Большерече
н-
ский, старож., 81 г.);
[пекли] хл
е
п
да / а
-
щяс мы покуп
а
им
(Нововаршавка, Нововаршавский, укр., 80 л.).
Пропекаться (о хлебе)
А
-
хл
е
п
как хл
е
п
был / вот как и
-
щяс // а тот так
о
й γ
л
а
денький / св
е
рху и хорош
о
он пр
о-
пик
а
лся (Новосанжаровка, Русско
-
Полянский, новосел., 75 л.).
Стряпать (хлеб)
А
-
л
е
там хл
е
п
т
о
лька стр
я
пали
[в печке] (Елизаветинка, Черлакский, старож., 83 г.).
В.
Вкусный (хлеб)
Тап
е
рь тап
е
рьчя так
о
ва хл
е
ба
нет
как р
а
ньшы был / идёш на
-
у
лицы фк
у
с
ным
п
а
хнит а
-
щяс н
ет (Большие Уки, Большеуковский, старож., 82 г.).
Булка ‘
единица, штука хлеба’
Мне дихлахф
о
с нуж
о
н / да хл
е
ба б
у
лку
возьм
у
(Петрово, Тарский,?, 85 л.);
Я фсе
γ
д
а
д
у
мала вот бы б
у
лка хл
е
ба
уп
а
ла и я оддал
а
е
ти я
γ
оды а
-
сичяс кан
е
ш уж
э
сафс
е
м дру
γ
о
е д
е
ла // ка
н
е
шн [тяжело с хлебом] н
е
щева б
ы
ла печь (Славянка, Н
о
воваршаский, новосел., 62 г.);
Сад
и
ть хл
е
п
… и
-
вод б
у
лку
выкат
а
иш на
-
э
там на
-
лап
а
ту / ф
-
п
е
чку т
о
лька ш
у
рх и
-
ф
-
пич
и
пас
а
диш (Черлак, Черлакский, старож., 85 л.).
Пышный (хлеб)
Тад
а
падабьёш этат хм
е
ль / в
азьмёш карт
о
шычьки туда пас
о
чыш вот карт
о
-
шычки / шт
о
п папышн
е
й
был хл
е
п
(Большие Уки, Большеуковский, старож., 84
г.).
Тада, раньше // таперьча
Тад
а
падабьёш этат хм
е
ль / вазьмёш карт
о
шычьки туда пас
о
чыш вот карт
о
-
шычки / штоп папышн
е
й был хл
е
п
(Большие
Уки, Большеуковский, старож., 84 г.);
Тап
е
рь тап
е
рьчя
так
о
ва хл
е
ба
нет
как р
а
ньшы был / идёш на
-
у
лицы фк
у
с
ным п
а
хнит а
-
щяс нет (Большие Уки, Большеуковский, старож., 82 г.).
С. ◊ Встречать с хлебом(
-
солью)
Кагд
а
ат
-
винц
а
жын
и
х с
-
нив
е
стай при
е
хали / атец с
-
м
а
тирью с
-
хл
е
бам
их фстрич
я
ют
(Большеречье, Большереченский, старож., 82 г.);
Фстреч
я
ли
молод
ы
х род
и
тели у
-
вор
о
т то с
-
хл
е
бом с
-
с
о
лью
ну и вот кто б
о
льшэ отк
у
сит (Крутинка, Крутинский,?, 86 л.).
◊ Садить, сажать (о хлебе)
Тр
е
тий рас уж
э
вым
е
шываеш и ф
-
ф
о
рмачки саж
а
еш
ч
я
с д
е
с чяс петн
а
ц уж
э
хл
е
п
γ
ат
о
ф (Славянка, Нововаршаский, новосел., 62 г., Новова
р
шавский);
51
Ну
-
и пат
о
м уж
э
эта ив
о
ну
-
от испикёш сад
и
ли
в
-
р
у
скую п
е
чку / в
-
р
у
ской п
е
чки пикл
и
фсё вр
е
мя … када хл
е
п
пас
а
диш
закр
о
иш на
-
засл
о
нку / глид
и
ш как нач
ин
а
ит заж
а
риваца р
у-
м
я
ница хл
е
п
б
у
лачки и
-
калач
и
аткр
о
иш а
-
пл
о
ха ап
я
ть закрыв
а
иш / а
-
л
е
там хл
е
п
т
о
лька стр
я-
пали [в печке] (Елизаветинка, Черла
к
ский, старож., 83 г.);
И
-
эта п
о
т к
о
минь п
о
т / там ўот де хл
е
п
с
о
дим
то пот назыв
а
еца (Стародубка, Калачи
н-
ский, нов
осел., 74 г.).
◊ Посадить, посодить (о хлебе)
Ан
и
ев
о
[хлеб] сад
и
ли
пр
я
ма на
-
п
е
чь на
-
п
о
д пас
а
дят
и
-
см
о
трят пат
о
м ск
о
ко ч
е
рес чяс палтар
а
выт
а
скивали ну
-
хл
е
п
дефчята фк
у
сный (Елизаветинка, Черлакский, новосел., 69 л.);
Эта там засл
о
нка закрыв
а
ица на
-
засл
о
нк
у када хл
е
п
пас
а
диш
закр
о
иш на
-
засл
о
нку (Елизаветинка, Черлакский, старож., 83 г.);
Т
а
ма бальшая [печь] хл
е
п
пикёш в
-
е
й и фсё / пикл
а
фсё вр
е
мя пак
а
ма
γ
л
а
/ а
-
тип
е
рь в
и-
диш зр
е
ние патир
я
ла я и ни
-
ма
γ
у
ни
-
в
и
жу шо пасаж
у
да и
-
з
γ
ар
и
т γ
де и што т
а
м (Арханге
л-
ка,
Калачинский, новосел., 86 л.);
Эта труб
а
для
-
печ
и
кад
а
печь хл
е
п
пикём мы э
ту труб
у
аткрыв
а
им / пас
о
дим хл
е
п
ў
-
п
е
чь труб
у
закрыв
а
им штоп там жар ни
-
выхад
и
л / а
-
печь т
о
пим када хл
е
п
пикём т
о
лька (Стародубка, Калачинский, новосел., 74 г.).
◊ Ставить (о хлеб
е)
А ф
-
печ
и
б
ы
ло так
о
е м
е
сто куд
а
жар загреб
а
ли / вот снач
я
ла дров н
а
л
о
жат ф
-
печь и
-
прот
о
пят .
.. а на
-
горн
у
шку уш тогд
а
и
-
хл
е
п
ф
-
печь ст
а
вили
и
-
кард
о
шки пекл
и
(Большеречье, Большереченский, старож., 68 л.).
ЛИТЕРАТУРА
1.
Демешкина Т.А. Во что верят и что знаю
т жители сибирского села // Языковая ко
н-
цепция регионального существования человека и этноса. Материалы II
Всероссийской ко
н-
ференции, посвященной памяти проф. И.А.В
о
робьевой. Барнаул, 2005. С. 168
–
173.
2.
Блинова О.И. О термине «старожильческий говор Сибири» / О.И.Блинова // Вопр
о-
сы языкознания и сибирской диалектологии. Томск, 1971. С. 3
–
9
3.
Осипов Б.И., Шуйская С.А. Предисловие // Словарь русских старожильческих гов
о-
ров Среднего Прииртышья: Дополнения / Отв. ред. Б.И.Ос
и
пов. Омск, 2003. Вып. 2. С. 3
-
7.
4.
Шарифул
лин Б.Я. Проблемы этимологического изучения русской лексики Сибири (экспрессивный фонд языка): автореф. дис. … докт. филол. н
а
ук. Томск, 1998.
5.
Словарь русских старожильческих говоров Среднего Прииртышья / Под ред. Г.А.Садретдиновой. Томск, 1992
–
1993. Т. 1
–
3; Словарь русских старожильческих говоров Среднего Прииртышья: Дополнения / Отв. ред.Б.И.Осипов. Омск, 1998. Вып. 1; Словарь ру
с-
ских старожильческих говоров Среднего Прииртышья: Дополнения / Отв. ред. Б.И.Осипов. Омск, 2003. Вып. 2. (Доп. 2).
6.
Харламова М.
А. Лексикографический проект омских диалектологов // Языковая концепция регионального существования человека и этноса: Мат
е
риалы II
Всероссийской конференции, посвященной памяти проф. И.А. В
о
робьевой. Барнаул, 2005. С. 130
–
134.
7.
Демешкина Т.А. Способы описа
ния концептов диалектной культуры // Картина м
и-
ра. Модели. Методы. Концепты. Томск, 2002. С. 59
–
67.
8.
Шуйская С.А., Белкина Н.П. Свадебный обряд в проекте идеографич
е
ского словаря (на материале русских старожильческих говоров Среднего Прииртышья) // Народная
культ
у-
ра Сибири: материалы XI
научно
-
практического семинара Сибирского регионального вузо
в-
ского центра по фольклору. Омск, 2003. С. 138
–
141.
52
Л.А. Инютина
ОСВОЕНИЕ СИБИРИ В ГЛАГОЛЬНОМ ВЫРАЖЕНИИ (
XVII
В.)
В настоящее время среди всех возможных обозначений
глобального для истории Ро
с-
сийского государства события, каким стало открытие Сибири в XVII
в., слово освоение
употребляется чаще всего, являясь, по
-
видимому, наиболее предпочтительным в ряду во
з-
можных: присоединение
,
завоевание, кол
о
низация
. В XVII в. «
открытие и скорое приведение в нынешнее состояние сей пространной, неизвестной и вовсе дикой земли…», которым был потрясен ак
а
демик П.С.Паллас всего век спустя [1, с. 140], если обозначалось, то как взятие Сибири [2, с. 65
-
77]. Однако при таком употреблени
и Сибирь
–
это не вся С
и
бирская земля или
Сибирское царство
, а лишь град С
и
бирь
.
Интересен вопрос, как процесс продвижения русских людей по огромной территории Сибири отражен в языке XVII в. Историки отмечают, что это было созидательное продвиж
е-
ние, когда в считанные годы, от силы –
десятилетия, появились в новых землях остроги, острожки, заимки, деревни и города, стали развиваться промыслы и ремесла, началась с
и-
бирская хлебная запашка. Русские люди, писал английский исследователь Дж.Бейкер, с
о-
вершили «так
ой подвиг, который навсегда останется памятником их мужеству и предприи
м-
чивости и равного которому не совершил никакой другой европейский народ» [Цит. по 1, с.
48]. Великие просторы Сибири должны были быть осмыслены русским человеком, а яз
ы-
ковые средства (
прежде всего лексика) должны были адекватно п
е
редавать это практическое и мысленное о
с
воение местных реалий.
Материалом нашего исследования послужили данные трех сибирских исторических словарей [3, 4, 5] и текстов деловых документов Томского и Кузнецкого о
строгов XVII
в. Исторические словари русского языка содержат богатейший лексический материал, свид
е-
тельствующий о процессах освоения ру
с
скими Сибири. Вследствие чего необходимо его разноаспектное изучение в соответствии с принципами и методами современной лингвист
и-
ки. В работе ра
с
сматриваются глаголы, выражающие идею освоения пространства в русском языке Сибири XVII
в.
Основанием для выборки явилась семантика глагольных лексических единиц, обозн
а-
чающих действия русских первопроходцев и первопоселенцев на си
бирской земле. Совпад
е-
ния лексики в исследуемых источниках, словники которых формировались на основе ра
з-
личных документов местной деловой пис
ь
менности, явились свидетельством актуальности лексических единиц в языке первых русских сибиряков и основанием для
выводов о выр
а-
жении этой лексикой яз
ы
кового сознания русских людей в Сибири XVII
в.
В «Словаре русского языка XI
–
XVII
вв.» не зафиксировано существительное осво
е-
ние,
в настоящее время обозначающее действие по глаголу осв
о
ить –
осваивать
«научиться польз
оваться чем
-
л., употреблять что
-
л., овладеть чем
-
л. // включить в круг своей хозяйс
т-
венной деятельности», и существительное присоединение
, обозначающее действие по глаг
о-
лу присоединить –
присо
е
динять
«соединить что
-
л. с чем
-
л. другим, основным, прибавить ч
то
-
л. к чему
-
л.» [6]. Не зафиксирован в общерусском историческом словаре и глагол пр
и-
соединить.
Глагол же освоити
в XVII
в. имел значение «присвоить, сделать своей собстве
н-
ностью» [7]. В трех сибирских исторических словарях XVII
–
начала XVIII вв. [3, 4, 5
] ле
к-
семы освоити, освоение, присоединить, присоед
и
нение
также не отмечены. Лексические единицы простор, простертость, простертие, простирание, простра
н-
ство, пространствие, простирати, простиратися, пространяти, пространятися
и др. б
ы-
ли известны в русском
языке, некоторые с XI
в. Значения «пространство, простор»; «прот
я-
женность, площадь, занимаемая чем
-
л.»; «распространиться, занять большое пространство»; «расширяться; расш
и
рять сферу своей деятельности» в семантической структуре этих лексем неоднократно иллюстрируются примерами XVII в., в том числе из сибирских те
к
стов: «И держать къ т
h
мъ иноземцамъ и ко всякимъ рускимъ людемъ ласку, и прив
h
тъ, и береж
е-
нье, а жесточи, и изгони, и насилства никому не чинить, чтобъ Даурская земля впередъ пр
о-
странялась
»
(165
5 г.) [7]. В сибирских исторических словарях зафиксировано существ
и-
53
тельные простор
«наличие св
о
бодного места; свободное место», пространство
«роскошь, довольство» (непространственное значение): «А под дворы места велеть служивым людем отводить, смотря по п
ростору
, чтоб нихто в обиде не был»
(Томск, 1630) [4]; «И т
h
м св
о-
им пиршеством
-
пространством
чинил монастырской казн
h
трату немалую»
[5]. В [3] о
т-
мечен глагол пространиться
«расширяться, распростр
а
няться, увеличиваться»: «Велеть ему пахать с великим радени
ем неоплошно без недопашки, не испустя времени в пору, и ок
о-
ло велеть огородить городьбу крепкую, чтоб государева пашня и их крестьянская простр
а-
нилась
и не запу
с
тела»
(Якут., 1678). При сопоставлении лексиконов сибирских исторических словарей глаголы зас
лужив
а-
ют особого внимания. Их семантика формировала семантическое п
о
ле пространства. Ряд глаголов обозначал местонахождение природных объе
к
тов, их расположение относительно друг друга
(прийти, подлечь, прилечь, удалеть)
, изменения в них
(отнять, понимать «
зат
о-
плять водой во время разлива реки», всходить «подниматься (о воде)», располиться (о воде), уростать «зарасти кустарником, лесом», запустеть, запустошить). Часть глаголов наз
ы-
вала движение русских первопроходцев и первопоселенцев по сибирской земле и их
дейс
т-
вия по ее хозяйственному освоению, например: лесовать
,
выронить «срубить дерево», осечься, перелазить «переходить реку вброд», повоевать «завоевать», умирить [4]; вол
о-
чить (суда через волок), добывать, заводить, заложить «основать поселение», занять (зе
м-
лю)
[5]; засекать, переволочит
ь
ся, оселиться [3]. Всего выделено более 100 глаголов. Совпадения глагольной лексики в трех словарях являлись для нас допо
л
нительным свидетельством ее актуальности и основанием для выводов о выр
а
жении этими лексемами идеи
пространства в языковом сознании русских сиб
и
ряков XVII
в. С экстралингвистической точки зрения (последовательность поисков и о
с
воения новых земель), русские люди, идя на восток, за Урал, искали новые зе
м
ли, оценивали их с точки зрения «угодности» по мно
гим позициям, о чем и писали в доездах, отписках, сказках. Об
о-
значались эти действия глаголами досмотреть, приискать, отражавшими деятельный х
а-
рактер процесса присоед
и
нения новых сибирских земель, глаголами же подлечь, прилечь
,
прийти
в дел
о
вых документах
новые земли описывались, объяснялось их географическое расположение. Досмотреть (досматривать).
Приискать, присмотреть. –
Посылали на те твои гсдрвы десятинные крестьянские пашни томсково сына боярсково Петра Сабансково и велели
до
с-
мотреть
(Томск. 1646);
А велено де им в тех местех досмотрить
и на опыт взять сере
б-
реной руды и слюды
(Томск. 1674) [4, с.
62]; Посылали… те земли
досматривать
, где бы мочно новую землю распахать на государеву пашню
(Пелым., 1618); Да будет они где сере
б-
ряную руду укажут, и ему
велено те серебряные руды
досмотрить
и описать подлинно –
много ли ее будет и взять руды на опыт
(Тобол.., 1648) [3, с. 37].
Приискать
. Найти в результате поисков. –
В нынешнем … году прии
с
кали
мы, холопи твои, новую землицу на Енисее
(Томск, 1616); А пр
ишед, в тех н
о
вых землицах, приискав
крепких и угожих мест, велел... поставить острожек
(Томск, 1637) [4, с. 225]; И прибыли тобе государю чинили, и новых землищ приискивали
(Якут., 1645) [3, с. 124].
Прилечь (прилегать).
Примкнуть к чему
-
либо, расположить
ся рядом с чем
-
либо.
–
То
м-
сково де города и Кузнецково острогу … держать некем, п
о
тому что тех служивых людей в Томском городе мало, а земли прилегли
к Томскому городу и Кузнецкому острогу многие
(Тобол., 1621) [4, с. 226]; Анабарская ве
р
шина прилегла
блис
ко Есей
-
озера
(Мангаз., 1652); Вершина де тое реки пр
и
легла
поблиску Шилкинской вершины
(Енис., 1653) [5, с. 392]; А по другой ст
о
роне той речки прилегла
гарь великая
(Илим., 17 в.) [3, с. 124].
Прийти
. Расположиться близко к чему
-
л. –
Чулымский острог гос
ударю будет Кузне
ц-
кого острогу прибыльнее, потому что пришли
по Чулыму многие земли и к Енисее к реке будет ближе
(Томск, 1621); Напрям дороги до Оби
-
реки нет, потому что пришли места мокрые
(Нарым, 1645) [4, с. 225].
Оказывалось ли новое место угожим
для русских первопоселенцев, зав
и
село от многих причин. Учитывалось, возможны ли на нем промыслы и какие, можно ли организовать з
а-
54
пашку, пасти лошадей и другой скот, заготавливать сено и пр. По нашим данным, повсем
е-
стно на территории Сибири в XVII
в. употребля
лись глаголы пахать, пахивать
(
подпах
и-
вать, упахивать
)
,
промыслить, промышливать, промышлять, косить
(
покосить
, каш
и-
вать
), пожать, молачивать, снимать (
урожай
)
и др.
Пахать (пахивать)
. Пахать. –
…
твои государевы томские дети боярские и служилые люди и буха
рцы за … Басандаикою речкою пашут
они с твоею г
о
сударевою пашнею … и у нас сирот твоих которые наши пашни и сенные пок
о
сы подлегли близко от них пашут
и сенные покосы отымают
(Томск, 17 в.) [8, ф. 214, е.х. 109, л. 58]; …
пошу
я сирота тво
i
в томском городе
твою гсдрву пашню десятину лет шеснатцат и боле
(Томск, 1650 г.) [8, ф. 214, е.х. 381, л. 370]; Говорил ему, Тимошке, Федька Кипиха, что им государевы пашни, доль п
а
шенных крестьян, которые взяты в государеве деле в Тоболеск, не пахивать
(Тобол., 1626) [3
, с. 102].
Покосить.
Скосить. –
Траву покосили
и пожгли
(Томск, 1687). [4, с. 199].
Семантика глагола
промышлять (промыслить, промышливать)
концентрированно в
ы-
ражала цель и суть деятельности русского человека в Сибири XVII
в. Это отражает и прил
а-
гательное промышленный
в устойчивом атриб
у
тивном словосочетании промышленные люди
«люди, занимающиеся добычей чего
-
либо». Семантическая структура этого глагола: 1. Д
о-
бывать охотой. –
В их землях всякой зверь выбит, и на гсдрвы поминки в ясак соболей и л
и-
сиц и всяко
го зверя промыслить
и добыть не могут
(Томск, 1638); Белку теленгуцкую и су
р-
гуцкую мошно промыслить
(Томск, 1700) [4, с. 235]. 2. Заниматься ремеслом, каким
-
л. делом. –
Отец … жил в Томске, пр
о
мышляя
торгом
(Томск, 1671) [4, с. 235]; И варницу, и амбар, и
двор велели п
о
ставить, да ров и уголья велели приготовить, и всеми б есте варничными запасы пр
о
мышляли
(Тобол., 1600) [3, с. 128]. 3. Производить какие
-
л. действия; действовать. –
И всяким таможенным делом пр
о-
мышляти
с великим радением
(Якут., 1648) [4, с. 235]. 4. Нападать, вести боевые действия. –
А будет объявятца большие люди, боем и иными мерами промыслить
над ними не уметь, и велено от них отх
о
дить в томской город, чтоб воинские люди к Томскому городу безвестно не пришли
(Томск, 1630) [4, с. 235]. 5. Заниматься разбоем, грабить. –
Они по волостям и по юртам и по дорогам русских людей побивали и лошади крали, сыск ныне, а они, многие вагул
и
чи, тем и промышляли
и воровали
(Верхотур., 1604) [3, с. 128]. Лексические значения следующей группы глаголов также отражают пр
о
цессы освоения нового пространства: оселиться, осесться, осечься, рубить, сажать, сидеть, ставить. Осесться.
Занять территорию, расположиться, осесть где
-
л. –
А велели, государь, ат
а-
ману Ивашку Павлову с служилыми людьми… зделать крепост
ь, засекою осетца
, и велели, государь, Ивашку Павлову сести
в засеке
(Томск, 1610) [4, с. 163]. Оселиться
. Поселиться, обосноваться. –
Овии ж оста(ша)ся на городищи том с ж
е-
нами и з детми, вечно оселишася
(Сиб. летописи) [3, с. 96]. Осечься
. Огородиться,
укрепиться. –
Он, Ивашко, пришед в Кузнецкие в
о
лости, осекся
в крепость и служилых людей по волостем к кузнецким людем посылал
(Томск, 1610) [4, с. 163]. Сажать
. Селить где
-
либо для ведения хозяйства. –
Тех первых людей с
а
жать
в пашню ниже Ленского волок
а
(Лена, 1641) [3, с. 136]. Ставить
. Строить. –
Кнзь Иван Семенович Куракин… велел казаком острог с тобою ставити
, и тому де год, как острог поставлен
(Томск, 1621); Опричь острогу, и казенных анбаров, и погребов, жилецких никаких дворов ставити
не велеть
(Томск, 1630); Воевода … указал мне ити вверх по Обе
-
реке и на Бию
-
реку острогу ставить
(Томск, 1632) [4, с. 271]. ◊ Ставиться дв
о
ром
. Строиться, сооружать двор. –
А буде я, заимщик, у него, Савина, тех своих юртовнаго места, и пашенных земель, и сенного покосу на тот срок не выкуплю, к
о-
торый в сей кабале писан, и на том моем юртовном месте ему, Савину, дв
о
ром
ставитца
(Верхотур., 1666) [3, с. 148]. Рубить.
Строить из бревен, дерева. –
Да им же де велено нарубити
и крыти Пелы
м-
ской город; а они города руби
ти
и крыти не умеют, и плотничая им рубля
не в обычай
(П
е-
55
лым., 1595) [3, с. 135] ◊ Рубить город
. –
Город новой Мангаз
h
я на турухане, деревянной, рублен
город городнями (1673) [5, с. 437].
Представляется, что все описанные выше глаголы тематически, с точки зрения хара
к-
тера передаваемого ими действия, могут быть разделены на две группы:
1.
Обозначающие процессы созидательного освоения земель, традиционно свойстве
н-
ные хозяйственному укладу Московской Руси, по преимуществу земледельческому, оседл
о-
му (
пахать, косит
ь, пасти, ставить, рубить, ос
е
литься, осечься, осесться и под.).
2.
Называющие процессы активного продвижения русских людей на новые неизведа
н-
ные места (
приискать, досмотреть, промышлять
и др.
).
В пределах языкового континуума «лингвистическая сегментация вне
языковой дейс
т-
вительности различна», –
отмечал Н.И.Толстой, утверждая по пр
е
имуществу номинативный характер географической терминологии [9, с.
18]. Захватно
-
заимочный, «промышленный» характер процесса освоения Сибири, о котором говорят историки, безусловно
, выражен в лексике, тем более в гл
а
гольной лексике XVII
в., когда этот исторический процесс протекал особенно активно. По нашим наблюдениям, семантику глаголов, часто встречающихся, в м
е-
стных текстах делового письма XVII
–
XVIII
вв. и поэтому зафиксирован
ных в трех сиби
р-
ских исторических словарях, отличает особенный, «деятельностный» характер. Они конце
н-
трированно выражали дух эпохи и дух освоения Сибири и были актуальными в употребл
е-
нии на протяжении всего этого пери
о
да.
ЛИТЕРАТУРА
1. Никитин Н.И.
Освоени
е Сибири в 17 веке. М., 1990. 2. Летописи сибирские / Сост. и общ. редакция Е.И. Дергачевой
-
Скоп. Новосибирск, 1991. 3. Словарь русской народно
-
диалектной речи в Сибири 17 –
первой половины 18 в. Н
о-
вос
и
бирск: Н
аука. Сиб. отд
-
ние, 1991.
4. Словарь народно
-
разговорной речи г. Томска 17 –
начала 18 века. Томск:
Изд
-
во Том. ун
-
та, 2002. 5. Цомакион Н.А. Словарь языка мангазейских памятников 17 –
первой половины 18 вв. Красноярск, 1971. 6. Словарь русского языка. В 4 т. М., 1983. 7. Словарь русского языка 11 –
17 вв. Вып. 1
-
26. М., 1975
-
2002. 8. Российский государственный архив древних актов, фонд 214 –
Столбцы и Книги С
и-
би
р
ского приказа.
9. Толстой Н.И. Славянская географическая терминология. Семасиолог
и
чески
е этюды. М.: Наука, 1969. А.П.Майоров
БЕЗУД
АРНЫЕ ГЛАСНЫЕ ПОСЛЕ МЯГКИХ СОГЛАСНЫХ В ЗАБАЙКАЛЬСКОМ РЕГИ
О
ЛЕКТЕ XVIII В.
Для изучения истории формирования русских говоров территорий поздн
е
го заселения непреходящее значение имеют такие источники, как памятники региональной деловой пис
ь-
менности, которые в сравнении с другими источниками в наибольшей степени могут отр
а-
жать былое состояние разговорной речи. Безусловно, при анализе фонетических явлений, в частности, явлений безударного вокализма, отражаемых в письменных памятниках, а ос
о-
бенно документах наци
онального периода, в первую очередь необходим учет правописных норм, сложившихся в деловом письме изучаемого периода. Поэтому наше исследование б
у-
дет строиться в тесной связи с анализом орфографических фактов. Общая картина правописания гласных букв после
мягких согласных в забайкальских памятниках деловой письменности XVIII в. создает впечатление достаточно строгого собл
ю-
дения орфографических норм, опирающихся на ф
о
нематический принцип. В первую очередь 56
это относится к правописанию эт
и
мологических гласных
букв я
, е
, и
в предударной позиции, при котором правильный выбор орфограмм е
и и
осуществлялся практически без исключ
е-
ний. Что касается буквы я
, то большинство случаев ее правильного употребления отмечается в наиболее употребительных в деловом письме слов
ах –
терм
и
нах судо
-
и делопроизводства объявлять
, объявление
, заявлять
,
заявление
,
ясак
,
ясашный и числительных пять
(в формах косвенных падежей), пятнадцать
, пятьдесят
, пятьсот и др. Последовательное правописание безударных букв е
и и
выдерживалось, на н
аш взгляд, достаточно строго потому, что оно находило поддержку в екающем произношении. Как и
з-
вестно, еканье представляет собой тип безударного вокализма, при котором гласные невер
х-
него подъема в предударном слоге после мягких согласных совпадают в звуке [
е]. На письме оно могло отражаться в виде варьирования букв я
/ е
при обозначении гласного в предуда
р-
ной позиции. Забайкальские памятники отличает незначительная, но значимая вариативность прав
о-
писания указанных гласных букв в безударной позиции. В свете анализа отражения явлений безударного вокализма важными представляются такие случаи варьирования, когда на месте этимологической буквы я
в пред
у
дарной позиции выступает буква е
. Ее употребление в этой позиции отмечается как перед твердыми, так и перед мягк
ими согласными на протяжении всего восемнадцатого столетия. Приведем примеры на каждую разновидность указанных п
о-
зиций:
1) перед твердым согласным: а) в 1
-
м предударном слоге: стрепнои [РГАДА, ф. 1069, оп. 1, д. 1, л. 161, 1727]; дев
е-
носто [ПЗДП, 67, л. 4
05, 1730]; косека [ПЗДП, 105, л. 8 об., 1731]; кленусь [ГАЧО, ф. 10, оп. 1, д. 58, л. 12, 1752]; о
б
евляетъ [ГАЧО, ф. 282, оп. 1, д. 21, л. 92, 1755]; мекотные [РГАДА, ф. 1092, оп. 1, д. 34, л. 11, 1760]; петна
т
цати [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 40, л. 561, 1768]
; соленова камисаръства [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 40, л. 181, 1768]; воденому пути [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 25, л. 149, 1767]; воденая ко
м
муникацыя [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 79, л. 371 об., 1769]; нит
е
ным галстуком [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 79, л. 59, 1769]; чеба
къ соболеи [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 48, л. 72, 1769]; в голека
х
[НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 120, л. 171 об., 1773]; галстукъ волосенои [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 219, л. 259, 1779]; на чесахъ [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 219, л. 158, 1779]; памет
у-
етъ [РГАДА, ф. 413, оп
. 1, д. 11, л. 17, 1781]; тежелаго [ГАИО, ф. 783, оп. 1, д. 135, л. 79 об., 1785]; петно [Г
А
ИО, ф. 783, оп. 1, д. 70, л. 24, 1785]; рысека [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 409, л. 5, 1785]; челдарной [ГАИО, ф. 783, оп. 1, д. 52, д. 6, л. 81 об., 1785]; черках [Г
А
ИО
, ф. 783, оп. 1, д. 54, л. 65 об., 1785]; на петах [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 463, л. 43 об., 1786]; тенули [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 552, л. 103, 1790]; смоленой бочки [ПЗДП, 82, л. 6, 1790]; светой [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 467, л. 74, 1793]; есашной [ПЗДП, 88,
л. 32 об., 1796]; б) во 2
-
м предударном слоге: честоколину [РГАДА, ф. 1092, оп. 1, д. 12, л. 14, 1742]; редовым [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 79, л. 408, 1771]; месоетъ [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 467, л. 74, 1794];
2) перед мягким согласным: а) в 1
-
м предударном
слоге: десетины [ПЗДП, 45, л. 6 об., 1728]; емщичьи [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 79, л. 198, 1771]; реди
л
[НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 355, л. 143 об., 1784]; свещеником [ГАИО, ф. 783, оп. 1, д. 86, л. 6, 1785]; мещенина [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 463, л. 4 об., 1786]
; б) во 2
-
м предударном слоге: петиланны
х
[ГАЧО, ф. 10, оп. 1, д. 5, л. 144, 1707]; ледвее [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 120, л. 204, 1773]; емщиком [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 521, л. 31, 1794].
Немногочисленность вариантов с буквой е
на месте я
отчасти связана с относительно небольшим количеством слов, содержащих гласный [’а] в корневых морфемах и аффиксах и представленных в памятниках забайкальской деловой письменности; в отдельных случаях такие написания единичны (
стрепной
, светой
,
голеках
,
рысеках
,
месоетъ
,
теж
елаго
). В то же время среди них выд
е
ляются последовательные написания образований с корнем вяз
-
и корнем п
а
мят
-
, в которых буква я
в предударной позиции заменяется на букву е
(
свезали
, привезать
,
везали
,
завезали
,
паметует
). Регулярность подобных написаний
может свид
е-
тельствовать о сформировавшемся фонетическом принципе их правописания. 57
Все приведенные примеры в забайкальских памятниках имеют более упо
т
ребительные варианты с написанием этимологической буквы я
(после ч
и щ
–
буквы а
) в предударной п
о-
зиции: голеках –
голяках
,
петно –
пятно
, светой –
святой
, редил -
рядил
и т.п. Вместе с тем обращает на себя внимание тот факт, что в определенных типах письма, характеризующихся склонностью к фонетическим написаниям, наряду с другими написаниями, либо отража
ю-
щим
и устно
-
разговорные явления, либо придерживающимися фонетического принципа о
р-
фографии, правописание буквы е
на месте я
достаточно регулярно. Напр., в одном деле ко
н-
ца века несколько документов, записанных одним и тем же писцом, содержат факты фонет
и-
ческих написаний, которые в своей совокупн
о
сти характеризуют, скорее всего, такой тип письма, который условно можно н
а
звать «относительно грамотное» письмо. В частности, в следующем отрывке из рапорта буква е
на месте этимологической буквы я
отмечается в сл
о-
вах, обычно не допускающих данного варьирования: мещанинъ Михаило Елезовъ точно прода
л
| десять скотинны
х
кошъ после Светой
Паски в ме|соетъ
кои имъ точно сами
м
биты [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 467, л. 74. 1794]. Здесь же можно отм
е
тить фонетическое написание глухи
х согласных в позиции конца слова (
кошъ
, мес
о
етъ
); в другом документе, писанном этим же писцом, –
написание поросъ
‘нехолощеный бык’ [там же, л. 78]. В других докуме
н-
тах рукою этого писца выв
е
дены буквы а
на месте о
и о
на месте а
в предударных слогах: нез
даровои [там же, л. 78], продовалъ [там же, л. 77], постовляетъ [там же, л. 77]. Следует особо отметить, что в изучаемый период произношение гласного [е] после ч
и щ
в безударной позиции было одинаково возможно наряду с пр
о
изношением гласного [’а], что от
ражалось не только в написании этимологич
е
ской буквы а
в словах типа чабак
, чалдар
, чарки
, но и в этимологически нем
о
тивированном употреблении этой буквы в словах типа вчарашний
, часать
: б
о
чакъ [НАРБ, ф. 262, оп. 1, д. 19, л. 8, 1736]; чарко
в
[ГАИО, ф. 783
, оп. 1, д. 121, д. 6, л. 268, 1750]; чалдар
u
[НАРБ, ф. 20, оп. 1, д. 164, л. 8, 1784]; чабакъ ‘вид мех
о-
вой шапки’ [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 96, л. 302 об., 1772]; въчарашнего [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 467, л. 55, 1793]; часалъ [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 86, л. 1
06, 1798]. Такую же возможность пр
о-
изношения гласного [’а] после [ч’] и [ш’:] в предударной позиции в разговорном языке М
о-
сквы XVII
-
XIX вв. отмечал Р.И.Аванесов [1, с. 21].
Характерно то, что колебания в правописании безударных букв е
или и
, я
наблюдаются во многих заимствованных словах: арифметик –
арефметик
[ари
θ
метикъ печатнои –
ГАЧО, ф. 31, оп. 1, д. 9, л. 165, 1748; часть аре
θ
метика –
НАРБ, ф. 88, оп. 1., д. 28, л. 40, 1788]; д
и-
ректор –
деректор
[директора –
ПЗДП, 40, л. 34, 1793; деректор –
НАРБ, ф. 1
20, оп. 1, д. 63, л. 4 об., 1792]; ко
н
фирмация –
конфермация
[конфирмацию –
НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 534, л. 50, 1788; конфермацию –
РГАДА, ф. 1092, оп. 1, д. 21, л. 178 об., 1754]; криминальный –
крем
и-
нальный
[криминалному делу –
НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 173,
л. 3, 1776; делу креминалном
u
–
там же, л. 2]; мяхочина –
мехочина [мяхочиною н
а
зыва
л –
ГАЧО, ф. 10, оп. 1, д. 5, л. 138, 1707; бешчещивалъ мехочиною –
там же]; рисунок –
ресунок [рис
u
нку –
НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 40, л. 256; рес
u
нкu –
там же, л. 255 об.];
шинель –
шенель
[шене
л
–
НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 192, л. 294, 1777]; яла –
ела
[всего ялы тритцать лошадей –
РГАДА, ф. 1092, оп. 1, д. 2, л. 830, 1730; за которые кражи … платили … сь елою –
ГАИО, ф. 783, оп. 1, д. 78, л. 105, 1785]. О
т-
дельные слова в иссл
едованных документах отмечены только с буквой е
на месте этимол
о-
гической буквы и
: деалект
[деалекта
х
–
НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 355, л. 199 об., 1784]; деспоз
и-
ция
[оставилъ на деспозiцiю –
РГАДА, ф. 1092, оп. 1, д. 2, л. 407, 1730]; брегадир
[брегадиръ –
ПЗД
П, 49, л. 70, 1743; бр
е
гадиръ –
там же, л. 70 об.; брегадира –
РГАДА, ф. 1092, оп. 1, д. 184, 1749; брегадир
u
–
ПЗДП, 33, л. 24 об., 1778]
*
; ленейка
[на ево ж
Лепяшевои лошади и л
е-
*
Исторические изменения в правописании этого слова должны представлять особый интерес. Н
е
см
отря на то, что этимон слова содержит в корне и
(нем. Brigadier [Фасмер 1987: 1, 213]), в русском языке первая фиксация производящего слова бригада
, по свидетельству [Черных 2001: 1, 111], представлена с буквой е
–
брегада
(а
р-
хив Куракина, 1705 г.). Активн
ое варьирование букв е/и
в данном слове отмечается в [Сл. XVIII]. Похоже, тр
а-
диция написания слова с буквой е
была закреплена в д
е
ловом языке изучаемого периода. Так, в памятниках московской деловой письменности XVIII в. [ПМДП] все употребления слова брига
дир
и его производного бр
и-
гадирша
отмечены с буквой е
: бр
е
гадира -
221, 5 об., 1737; брегадира –
273, 128, 129, 1747; брегадира -
293, 235; брегадира -
298, 182 об., 1772; брегодирши –
279, 10 об., 1747. Как видим, в региональном узусе у слова также устойч
иво сохраняется правописание с буквой е
.
58
неике и о
т
везъ –
НАРБ, ф. 20. оп. 1, д. 441, л. 297 об., 1785]. Правописание
заимствова
н
ных слов в связи с отражением явлений безударного вокализма особенно показательно, поскол
ь-
ку процесс адаптации европеизмов и автохтонных заимствований в новое время был живым и писцы при записи заимствований, скорее всего, ориентировались на ра
зговорное произн
о-
шение этих слов. Очевидно, что в этом случае норма екающего произношения обусловлив
а-
ла соо
т
ветствующее написание иноязычного слова. В отношении правописания заимствованных слов следует отметить еще одну важную особенность. Варьирования ан
ализируемых букв е/и
в предуда
р
ных слогах не наблюдается у заимствованных слов, которые активнее всего применялись в делопроизводственном языке –
резолюция
, промемория
, репо
р
товать
. Вместе с тем в забайкальской деловой письменности у этих слов отмечаются м
ногочисленные другие варианты –
резолиция
, розолюция
,
резел
ю-
ция
, премемория
, рапортовать
,
отлепортовать
. Речь идет о таких вариантах слов, в кот
о-
рых в результате продолжающегося процесса адаптации новых европе
й
ских заимствований реализуются самые различные
звуковые модификации, о
т
ражающие действие фонетических законов принимающего языка, в данном случае тех русских говоров, которые легли в основу забайкальского региолекта. Как яркий пример ориентации на живое произношение отметим еще отражение яканья в терм
ине промемория
[по прамямориї –
РГАДА, ф. 1069, оп. 1, д. 1, л. 163, 1727]. Другими словами, испытывая в процессе освоения воздействие ра
з
говорного произношения, данные заимствованные слова единственно не изм
е
няют написание буквы
е
, что может означать скры
вающееся за ней произнош
е
ние соответствующего звука [е].
Рассматривая варьирование букв я
и е
в безударной позиции, необходимо обратить внимание на применение тех или иных орфографических принципов в правописании опред
е-
ленных морфем. Напр., независимо от п
оложения по отношению к ударному слогу в су
ф-
фиксе -
ян
-
может писаться как буква я
, так и буква е
. Особенно активное варьирование нап
и-
сания суффикса -
ян
-
/
-
ен
-
наблюдается у наиболее употребительных в исследуемых памятн
и-
ках прилагательных (
серебряный /серебр
еный
,
слюдяной (
слудяной
)
/ слюденой (
слуденой
) и др.). При вариативном написании данного суффикса немаловажно учитывать фактор мо
р-
фемной аналогии, который обнаруживает себя в виде написаний сребре
н
ный
[денегъ … сребрен’ныхъ –
ПЗДП, 110, л. 4 об., 1797
], б
ерестенный
*
[в б
h
рестенно
м
лукошке –
НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 32, л. 28, 1766], у которых
суффикс -
ян
-
в безударном положении отождествл
я-
ется с суффиксом -
енн
-
. Явно тяготеет к фонетическому написанию суффикс -
чат
-
, в кот
о-
ром редуцированный заударный гласны
й практически всегда передавался буквой е
(
брущ
е-
той
, китайчетой
, половинчетой
,
травчетой
,
шурупчетой
и др.). Не менее активное черед
о-
вание указанных букв используется при написании числительных с буквой е
или я
в зауда
р-
ной позиции (
деветь
,
десеть
,
петнатце
ть
, дватцеть
и т.п.). Аналогичные написания чи
с-
лительных были широко распространены в дел
о
вой письменности XVII
-
XVIII вв. (см., напр., в [Пам. Влад., ПМДП, Рус. чел.] и других лингвистических публикациях деловой письменн
о-
сти донаци
о
нального периода). Надо думать, что данные вариативные написания отражают характерное для эпохи взаимодействие фонетического принципа приказной традиции и ф
о-
нематического принципа книжно
-
литературного языка. При этом написание буквы е
в соо
т-
ветствии с фонетическим принципом отраж
ает екающее пр
о
изношение. Более регулярными и частыми являются случаи написания буквы е
на месте я
в зауда
р-
ной позиции
**
: деветь
[ПЗДП, 67, л. 405, 1730; НАРБ, ф. 262, оп. 1, д. 19, л. 3 об., 1736]; дев
е-
теры [там же, л. 5, 1736]; тысечь [там же, л. 5, 173
6]; упрежь [РГАДА, ф. 1092, оп. 1, д. 22, л. 39 об., 1754]; 3 выдреныхъ меха [РГАДА, ф. 1092, оп. 1, д. 28, л. 522 об., 1758]; санга глин
е-
ная [РГАДА, ф. 1092, оп. 1, д. 28, л. 569, 1758]; десеть [РГАДА, 1092, д. 7, л. 259, 1764]; пр
и-
*
Судя по зафиксированной форме берестеный
[один берестены
и
т
u
езокъ –
НАРБ, ф. 262, оп. 1, д. 19, л. 7 об., 1736], ударение было на гласном основы –
*берёстяный. В пользу этого ударения может св
и
детельствовать также
образование в современном русском языке от акцентологического варианта слова берёста
прилагател
ь-
ного берёстовый
.
**
Не учитываются написания буквы е
в окончании Им.п. муж. р. ед. ч. имен прилагательных с основой на мя
г-
кий согласный, поскольку флексия –
ей
в этой форме была нормативной в деловом языке XVIII в. (
белей мехъ
,
рыбей черенъ
,
неболшей усъ
).
59
нето [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 40, л. 239 об., 1768]; принелъ [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 12, л. 211, 1770]; поесъ [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 463, л. 43 об., 1786]; принелъ [ПЗДП, 89, л. 49 об., 1796] и др.
Между тем, наряду с написанием буквы е
в заударной позиции, нередко встречается б
уква и
на месте е
или я
: происти [РГАДА, ф. 1069, оп. 1, д. 1, л. 38, 1725]; станите [РГАДА, ф. 1025, оп. 1, д. 6, л. 6, 1741]; юфтивые [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 219, л. 89, 1779]; случиi [ПЗДП, 85, л. 46, 1779]; имеитъ [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 219, л. 108 об
., 1779]; следуитъ [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 367, л. 30 об., 1780]; ордир
u
[ПЗДП, 81, 1788]; имеишъ [ПЗДП, 15, л. 2, 1792]; будит [там же, л. 2 об.]; посеино [ПЗДП, 61, л. 2, 1792]; о посеви [там же, л. 2]. Значительно реже, в основном в документах 2
-
й пол.
XVIII в., буква е
в предударной позиции чередуется с буквой и
: билилами [ГАЧО, ф. 10, оп. 1, д. 6, л. 576, 1706]; одияло [ПЗДП, 112, л. 16, 1739]; Силиванова [РГАДА, ф. 1092, оп. 1, д. 12, л. 15а, 1742]; Снигирева [ПЗДП, 69, л. 147, 1764]; пирила [НАРБ, ф
. 88, оп. 1, д. 25, л. 35 об., 1767]; мижудворъную [там же, л. 36]; одиялна [НАРБ, ф. 20, оп. 2, д. 9, л. 24, 1785]. В написании отдельных слов наблюдается варьир
о
вание букв и
и е
: верехами [РГАДА, ф. 1092, оп. 1, д. 34, л. 202 об., 1760] –
вирехами [там ж
е]; прикудреват [НАРБ, ф. 88, оп. 1, д. 37, л. 76 об., 1768] –
прику
д-
риват [ГАИО, ф. 121, оп. 1, д. 5, л. 119, 1759]. Большинство примеров для характеристики отражения иканья либо мало убедительны, либо фонетически не показательны. В частности, в отдельны
х случаях выявляется написание буквы и
на месте е
между мягкими согласными (
одияло
, пирила
и др.). В данной позиции обозначаемые звуки становятся более закрытыми, передвигаясь в более переднюю зону о
б-
разования. В этом случае буквой и
, скорее всего, передав
ался особый характер звучания бе
з-
ударного гласного. Не исключается воздействие словообразовательной аналогии в пр
и
мерах прикудреват/прикудриват
. Вероятнее всего, рефлекс и
-
образного прои
з
ношения аллофона фонемы <
ĕ> проявляется в написании формы билилами
. Т
аким образом, если исключить сл
у-
чаи написания буквы и
на месте е
в заударных слогах, нерелевантные для отражения иканья, то наличие икающего произн
о
шения в забайкальском узусе русского языка XVIII в. остается под вопросом.
По проблеме безударного вокализма
после мягких согласных в русском языке XVII
-
XVIII вв. и, в частности, развития иканья в московском говоре, п
о
служившем базой для формирования национального языка, в русистике вырисовывается достаточно сложная ка
р-
тина. Раньше, в 50
-
60
-
е гг. прошедшего стол
етия, у ученых существовала твердая точка зр
е-
ния на то, что в исследуемый период типичной чертой предударного вокализма являлось еканье [1, с. 21; 4, с.
156; 5, с.
99]. В свете социолингвистической дифференциации произн
о-
сительных систем в исследуемый перио
д еканье описывалось как норма разг
о
ворно
-
бытовой системы русского языка, функционирующего в Москве XVIII в. [6, с. 303
-
398]. В 70
-
е гг. С.И.Котковым было выдвинуто прямо противоположное мнение о том, что «московский бе
з-
ударный вокализм той исторической эп
охи (
XVII в. –
А.М
.) в положении после мягких с
о-
гласных нельзя характеризовать как еканье» [7, с. 101]; соответственно ученый предприн
и-
мает попытку обосновать развитие иканья в московском говоре с конца XVII в. [7, с. 92
-
101]. Наличие икающего произношения
в московской речи XVIII в. констатируется также в раб
о-
тах А.П.Федченко и Т.Ю.Домаевой [8, с. 109
-
110; 9, с. 12
-
13]. Аргументацию раннего разв
и-
тия иканья в московском говоре С.И.Котков строит в основном на фактах заударного вок
а-
лизма. Среди случаев замены е
на и
в исследованных им памятниках московской деловой письменности XVII в. отмечаются только два примера употребления и
на месте е
в 1
-
м пр
е-
дударном слоге против 14 случаев такой замены в заударных слогах [7, с. 92]. Между тем многие факты написания букв
ы и
на месте е
в заударной позиции требуют более осторожной и внимательной интерпретации в свете возможной грамматической аналогии, сближений словообразовательных и грамматических аффиксов; в связи с этим вряд ли стоит придавать столь исключительное значен
ие примерам типа малинькой, хорошинькой, поедишъ, круживо
и т.п. Точно так же похожие написания колитъ
,
свидился
,
дружочикъ
, отмеченные в прои
з-
ведениях 2
-
й пол. XVIII в., признаются фонетически неубедительными, поскольку «могут 60
быть поняты как явления грам
матические» [6, с. 399]. По мнению ученых, «иканье … в з
а-
ударном слоге при еканье в слоге предударном указывает на редукцию гласных в этой поз
и-
ции; письменный текст отражает не еканье и не иканье» [10, с. 126]. Если же все
-
таки придерживаться метода иссле
дования иканья/еканья как типов пред
у-
дарного вокализма по соответствующим написаниям букв в пред
у
дарных слогах, то анализ 302 московских документов, опубликованных в [ПМДП], показывает, что иканье как так
о-
вое, за исключением единственного примера одрисуетс
я
[70, л. 103, 1762], в этих деловых бумагах не отражается. Среди всех документов как наиболее достоверных для изучения о
т-
ражения фонетических явлений выделяются частные письма, содержание которых излагае
т-
ся в свободной манере, максимально приближенной к ж
ивой разговорной речи. Соответс
т-
венно, в письмах чаще и больше проявляются разговорные элементы на всех языковых уро
в-
нях. Так, напр., практически во всех письмах отражение аканья является регулярным для любых видов безударных позиций. Чтобы представить сво
еобразный характер правописания, передававшего акающее произношение, приведем небольшой фрагмент из письма Е.Б.Кур
а-
киной Б.И.Куракину: Миластиваи г
с
дрь батюшка князь Борисъ | Ивановичь многолетно здравствуи | Нижа
и
ши г
с
дрь благода
р
ствую за миластивае ваше
| писмо каторое я с радастию принять палу
|
чила ат Алекъсея В
а-
си
л
евича Макарова и предь | прашу пажалуи г
с
дрь не аставь меня своими ми
|
ластивами писмами а мою вину мне гасударь | прашу атъпустить что я нечаста пишу …
[37, л. 13, 1725]. Что касается отраже
ния безударного вокализма после мягких согласных, то практич
е-
ски во всех жанрах данных московских памятников –
частных письмах, сказках, допросах, явочных челобитных –
прослеживается регулярное употребление буквы е
на месте я
. Инт
е-
ресен в этом отношении пр
имер из мал
о
грамотного письма, в котором писец, абсолютно пренебрегая орфографическими правилами в угоду живого произношения, предлог для
п
и-
шет с буквой е
, п
е
редающей редукцию гласного в предударном слоге: присланнои вашъ члвкъ | проговариваетъ требуетъ из
бу и клеть эта и дле | васъ
неско
л
ко нехарашо развя мне ево в шела
|
шъ посадить [13, л. 237, 1778]. Если для других написаний с буквой е
в предуда
р-
ном слоге еще можно допустить проявление какого
-
то орфографического узуса (ср. регуля
р-
ное написание числительн
ых деветь
,
десеть
и др. в деловой письменности с XVII в.), то в данном случае совершенно явно стремление писца следовать разговорному произношению.
Показательно другое письмо –
Вас. Бор. Голицына Влад. Бор. Голицыну [27, л. 5
-
6 об., 1775], которое демонстр
ирует четкое распределение в написании букв после мягких согла
с-
ных в безударной позиции: в предударной позиции после мягких согласных на месте
я
п
и-
шется исключительно буква е
: изъесн
е
ние [л. 5]; объеснять [л. 5]; обезательствы [л. 5 об.]; метежи [л. 5 об.]
; изъесняя [л. 5 об.]; петидесяти [л. 6]; распорежения [л. 6 об.]. В заударной позиции нар
я
ду с буквой е
может употребляться буква и
: тысечи [там же, л. 5 об.]; отнели [там же, л. 6]; до сехъ поръ [там же, л. 6]; занетъ [там же, л. 6]. Но в заударной позиц
ии отм
е-
чается написание буквы и
на месте этимологической буквы е
: вырублина [там же, л. 6]; ув
е-
ряите [там же, л. 6]; требуите [там же, л. 6]; братицъ [там же, л. 6].
В то же время трудно опровергнуть немногочисленные, но безусловные случаи отр
а-
жения иканья
в 1
-
м предударном слоге, фиксируемые в работах А.П.Федченко, Т.Ю.Домаевой, С.И.Коткова [8, с. 109
-
110; 9, с. 12
-
13; 7, с. 92
-
101], –
примеры типа аситр
и-
на
,
иво
, ивангелие
и др. Возможно, на проблему развития иканья стоит посмотреть в соци
о-
лингвистическом ракурсе. Прежде всего необходимо допустить сосуществование двух пр
о-
износительных систем –
еканья и иканья, что вполне реально, если сопоставить с сосущес
т-
вованием в московской речи этого периода аканья и оканья, противопоставле
н
ных, правда, в ином социолин
гвистическом аспекте [6, с. 396
-
397]. Еканье в исследуемый период предста
в-
ляло собой произносительную норму национального языка, к
о
торая в условиях кодификации становится престижной –
неслучайно в письмах дворян она соблюдается достаточно строго. С другой стороны, иканье в XVIII
в. формируется как норма просторечия, отвергаемая код
и-
фикаторами и высмеиваемая в комедиях русских классицистов. Как отмечает М.В.Панов, исследовавший русское литературное произношение XVIII
-
XX вв., «иканье пр
о
никало в речь 61
культурн
о говорящих горожан исподтишка, украдкой, но вполне легального положения у него не б
ы
ло» [6, с. 305]. Таким образом, сопоставление данных забайкальской деловой письменности и мо
с-
ковской деловой письменности свидетельствуют о том, что еканье было нормой з
абайкал
ь-
ского вторичного говора восемнадцатого столетия. В отличие от языковой ситуации в стол
и-
це в произносительной системе забайкальского региолекта не могло быть той социолингв
и-
стической дифференциации, которая прослеживается между икающим и екающим про
изн
о-
шением в Москве. В качестве произносительной нормы еканье соотносится с оканьем, полн
о
властно функционирующим в Забайкалье 1
-
й пол. XVIII в. Редкие примеры н
а
писания буквы и
на месте е
в предударном и заударном слогах, предположительно свидетельствующ
ие о появл
е-
нии икающего произношения, фиксирую
т
ся в забайкальских памятниках 2
-
й половины XVIII в., и этот факт также согл
а
суется с отмечаемыми в документах данного периода случаями отражения аканья. Иными словами, иканье приходит в Забайкалье во второй по
ловине стол
е-
тия вместе с аканьем, носители которого активно переселяются в этот регион именно в да
н-
ный период времени.
ЛИТЕРАТУРА
1. Аванесов Р.И
. Русское литературное произношение. М.: Просвещение, 1984.
2. Фасмер М
. Этимологический словарь русского языка
. М.: «Прогресс», 1986 -
1987. В
4
-
х т.
3. Ч
ерных П.Я.
Историко
-
этимологический словарь современного русск
о
го языка. М.: Изд
-
во «Русский язык», 2001. В 2
-
х т.
4. Борковский В.И.
,
Кузнецов П.С
. Историческая грамматика русского языка. М.: На
у-
ка, 1965. 5. Гор
шкова К.В
. История безударного вокализма в старомосковском просторечии // Вопросы истории русского языка. М., 1959. 6. Панов М.В
. История русского литературного произношения XVIII
-
XX
вв. М.: На
у
ка, 1990.
7. Котков С.И
. Московская речь в начальный период с
тановления русского национал
ь-
ного языка. М.: Наука, 1974.
8. Федченко А.П
. О некоторых московских материалах деловой письменности XVIII века // Русский язык. Источники для его изучения. М.: Наука, 1971. С. 109
-
110.
9. Домаева Т.Ю
. Вокализм московской речи XVIII
века (по материалам деловой пис
ь-
менности). Автореф. дис … канд. филол. наук. М., 1986. 10. Колесов В.В
. К исследованию фонетики старомосковского говора // История ру
с-
ского языка и лингвистическое источниковедение. М.: Наука, 1987. С. 123
-
130.
Список
сокращений
ГАИО –
Государственный архив Иркутской области
ГАЧО –
Государственный архив Читинской области
НАРБ –
Национальный архив Республики Бурятия
Пам. Влад. –
Памятники деловой письменности XVII века. Владимирский край. / под ред. С.И.Коткова
. М.: Нау
ка, 1984.
ПЗДП –
Памятники забайкальской деловой письменности XVIII в. / под ред. А.П.Майорова. Сост. А.П.Майоров, С.В.Русанова. Улан
-
Удэ, 2005
ПМДП –
Памятники московской деловой письменности XVIII века / под ред. С.И.Коткова. М.: Наука, 1981
РГАДА –
Росс
ийский государственный архив древних актов
Рус. чел. –
Русские челобитные XVII века (явочные, изветные и другие) / Сост. А.П.Майоров. Улан
-
Удэ, 1998
Сл. XVIII –
Словарь русского языка XVIII века. Вып. I
-
XIV. СПб.: Наука, 1992
-
2004.
62
О.В. Малоземлина
ФОНЕТ
ИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ КАМЧАТСКИХ ГОВОРОВ (НА МАТЕРИАЛЕ ГОВОРА ПОС
ЕЛКА КОВРАН)
Последнее время все большее внимание российских лингвистов привлекает исследов
а-
ние русских говоров, носители которых долгое время находились в иноязычном окружении. Именно такими являются русские говоры камчадалов, сравнительно недавно ставшие пре
д-
метом системного изучения. Диалектные особенности говоров исследовались с разных поз
и-
ций: словообразовательных, морфологических, лексич
е
ских.
Целью настоящей статьи является описание фоне
тических особенностей камчатских говоров на примере говора п. Ко
в
ран.
Поселок Ковран Тигильского района Корякского АО Камчатской обла
с
ти расположен в середине Камчатского полуострова в нескольких десятках километров от западного О
хо
т-
ского побережья и связа
н только с прибрежным п
о
селком Усть
-
Хайрюзово. Население п.
Ковран составляет около 400 человек, из них 80 % –
ительмены.
По данным «Словаря этнолингвистических понятий» М.И.Исаева, «ительмены (дор
е-
волюционное назв. к
амчадалы
;
самоназв
. ительмень
, итэ
н
мьи
(букв. «тот, кто существует; местный житель»)
),
ж
ивут на востоке п
-
ова Камчатка, Тигильском р
-
не Корякского автоно
м-
ного округа и в Магаданской обл. РФ. Численность –
2429 чел
овек.
Относятся к арктической расе большой монголоидной расы. К приходу русских на
Камчатку (конец XVII
в.) ительм
е-
ны
составляли о
с
новное население полуострова [1, с. 53]. Известный этнограф Е.П.Орлова, посвятившая свою жизнь ительменам, детальному изучению их языка и народа, вслед за С.П.Крашенинниковым, р
а
бота
которого «Описание земл
и Камчатки» является самым ранним классическим трудом XVIII
в. о Камчатке и камч
а-
далах, считает, что термин «ительм
е
ны» является древним «самоназванием» камчадалов: «слово «камчадал», «Ка
м
чатка» перешло к русским через коряков; «кончал» –
это коряцкое назв
ание камчад
а
лов (сами себя камчадалы зовут ительмены)» [2, c
. 7]. Ковран –
река, впадающая в Охотское море к северу от устья реки Хайрюзовой на з
а-
падном побережье Камчатки. На первых русских картах зафиксир
о
вана в написании Кавран. Топоним корякского прои
схождения этимологизир
о
ван посредством лексики корякского языка от слова коуран
–
«мягкий камень». Этимология подтверждена сведениями геолога В.П.Вдовенко, сообщившего, что берега реки сложены из рассыпчатого песчаника. Впосле
д-
ствии по реке н
а
звано село.
С
тарый Ковран существовал еще до 1832 г., новый поселок Ковран открыли в семид
е-
сятые годы XX
в.
«Говоры территорий позднего заселения формировались в условиях широких диалек
т-
ных и, во многих случаях, языковых контактов, в процессе сложного преобразования ма
т
е-
ринских говоров европейской части страны» [3, с. 7]. Таким образом, «особые экстрали
н-
гвистические условия формирования определили специфику современного камчатского н
а-
речия. Переселенцы и ссыльные принесли на Камчатку севернорусскую речь, преимущес
т-
венно
сибирскую, которая неизбежно преобразилась в условиях неславянского языкового окр
у
жения» [4, с. 20]. Рассмотрим самые яркие фонетические особенности говора п.
Ковран.
I
. Вокализм
1.
Гласные [о] и [а] после твердых согласных в безударной позиции. Говор двуяз
ычных ительменов п. Ковран, говорящих как на родном ител
ь
менском, так и на русском языках, окающий. В первом предударном слоге п
о
сле твердых согласных [о] сохраняет свое качество. Напр.: пот
о
м он’
и
пой
е
хал’и; оп’
а
т попл
ы
л’и
; поч’
ц’
ем
у
назыв
а
j
ут
Ковр
а
ном; н
’е мн
о
го кор
о
ф б
ы
и
l
о
*
.
Оканье отражено в малограмотном письме ковранцев: буквы О и А упо
т
ребляются, как правило, этимологически правильно: клад’
о
ш’ вод
а
к’ип’яч’
о
ный; он
а
стан
о
в’иц’а б
э
лой
. По *
Данные и все последующие контексты выбраны из диалектной картотеки лаборатории региональной этноли
н-
гвистики Камчатского государственного университета имени В
итуса Беринга.
63
замечанию К.М.Браславца, «орф
о
графические ошибки на безударные гласные в тетрадях учеников
-
ительменов Ковранской и Усть
-
Хайрюзовской восьмилетних школ встречаются ре
д
ко» [5, с.
128].
На месте безударного [а] в некоторых словах отмечен гласный [о]: у кол’
и
ново мошт
а
; корт
о
шка хор
о
ша
.
В приставке раз
-
(рас
-
)
в безударно
м положении произносится [о]: розвэж
а
л
, рождж
е-
лал’и, рошплашт
а
л’и, рошч’
о
т
(и тут же рашт
у
т
),
роск
а
жыва
l
.
Оканье в речи двуязычных ительменов п. Ковран является полным.
Во втором пред
у-
дарном слоге после твердых согласных [о] также сохраняет свое качество (
или, как это быв
а-
ет в говоре камчадалов, лабиализуясь, приближается к [у]): дошта
а
т (доставать), пошт’ип
э
но
, домохож’
а
йштв’ин’и, шпом’ин
а
ла
, пойев’
и
л’иш, говор
э
л’и, гол
о
д
а
л’и, шоб’ир
а
л’и
,
хорос
ш
о
.
В первом заударном закрытом слоге [о], как правило, остаетс
я неизме
н
ным и редукции не подвергается: д’
е
р’ео жагн
у
лош
; твой дор
о
гой
н’е гон’
я
йу
; софс’
е
м пл
о
к
х
о
; о
строй тр
а-
в
о
й; м’
а
со, кот
о
ро отв
а
р
’ен
; в’
е
н’ик р’аб’
и
н
овый
; вн
у
ч’ка на р
у
к
а
х в
ы
росла
.
Обращает на себя внимание полная утрата лабиализации у конечного бе
з
у
дарного [о] и совпадение в звучании с заударным [а]: он
а
шп
о
мн’ила э
тта
; м
о
жна и куп
а
ца
; ц
э
ло л’
е
та
; пошл
а
дом
о
й
обр
а
тна
, особенно в русских заимствованиях в ительменской речи: «
х’ач ма
н-
кэ л
о
хка
, гот
, нада эл’каз
«пора каким
-
то
образом ловко, говорит, надо
уйти
»; «
Да мэшче бр
а
ва
н
ь
чяйак’зал’ «Да вместе славно будем ча
е
вать»
[5, с. 131].
Материалы диалектологической экспедиции в п.
Ковран 1988 г. опровергли высказыв
а-
ние К.М.Браславца по поводу полной утраты лабиализации конечным безударным [о] и в
ы-
явили в ре
чи информантов тенденцию к широкому использованию лабиализованного коне
ч-
ного безударного гласного. В качестве доказательства данного фонетического явления пр
и-
ведем несколько примеров: бр
а
т’
j
еф мн
о
го бы
и
l
; кур
ы
то д’ер’ев’
а
но; н’е мн
о
го кор
о
ф б
ы
и
l
о; п
’
ит
а
н’
j
о пл
о
ко; в дор
о
гу их (спички)
оп
а
сно; а вн
у
к’и ск
о
l
’ко хош; ш’ас н’ет л’
е
том н’ич’ев
о
; п
о
т
о
м наш
l
’
и
н
а
шева м’
е
стного уч’
и
т’е
l
’а
.
М.А.Жидяевский писал, что «камчадальский диалект характеризуется умеренным оканьем» [6, с. 120], но в приводимых им иллюстрация
х морфологических особенностей н
а-
ходим [о] как во втором предударном слоге: колот
ю
, говор
э
л,
так и в заударном слоге: кр
а
ш-
ного, по я
годы, шо ш
а
харом
. Сомнительно, что М.А.Жидяевский, говоря об умеренном ок
а-
нье, имел в виду редукцию [о] в указанных выше пол
ожениях. Вероятнее всего, что окающий «камчадальский диалект» просто не мог быть отнесен к таким говорам, в которых, как п
и
сал В.И.Даль, «[о] произносится грубо, протяжно, самою глубиною пасти, еще звучнее, чем в наречии северном» [7, с. 61].
2.
Гласные [е], [а], [о] после мягких согласных в безударной позиции.
Гласные первого предударного слога.
В употреблении гласных после мя
г
ких согласных (часто веляризованных) нет такого единства, как в том же сл
о
ге после твердых согласных. М.А.Жидяевский, характеризуя фор
мы местоимений Д. и Т. п. 3 л. мн. ч., приводит прим
е
ры, которые могут служить указанием на еканье (
е
мя) и иканье (
и
мя). Другие его записи свид
е-
тельствуют о еканье (о т
а
ком «еканье», когда согласные перед [е] не смягчаются): шух
а
рэк
а
; пор
а
бэг
и
; нар
я
д
у
с худ
о
й вэшл
о
[6]. В первом предударном слоге после мягких согласных фонемы /е/ и /а/ могут реализ
о-
вываться как [и] (
пошч’ип
э
но
, м’идв
э
ч’, л
’
иж
ы
т, л
’
ит
а
л
’
и, ул
’
ич
’
е
ла, там л
’
иш
а
(лес
а
)
, ч
’
в
’
ит
ы
(цветы),
отн’ис’
о
м
,
к’ит
а
, на п’иск
’
е
,
с’ив
о
дн’а, с’ич
’
а
с, усп’
ив
а
jу
,
пойев
и
л’иш
) и как [е] (
ит’еl’м’
е
но
ф
, запл’ет
а
т, роз
ж
м’еш
а
l
’
и, медв
э
т’
, т’еб’
е
, ц’ен’
и
l
’
ис’, н
’
е зн
а
й
у, м
’
ест
а
, пес’
ш
’
к
о
м, д’ет’
е
й
,
ч’етв’
о
ртова, ф п’ад’ес’
а
т, се’м’ен
а
, б’ер’
о
м, на б’ер’ег
у
, р’ем
о
нтом
, п’итн
а
цат’
, в’иж
у
, в’из
а
т’, с’ент’ибр’
а
), в нек
отрых случаях –
как [а]
(
п’ер’ев’азл
и
, с’аl
о
, д’ар’
е
вна
, с’ас (ш’ас)
, в в’адр’
е
, воjав
а
л, у jав
о
, сем’ан
а
, в с’ал’
е
)
.
Кроме того, в русском говоре двуязычных ительменов п.Ковран в некоторых случаях отсутствует смягчение согласных перед [е] (
жавэл
а
, бэр
о
шта
, шэмэн
а
, привэж
ы
, ч’еб
э
, вэ
р-
н
у
лша, пэрэд
а
т, эшч’
о
, нэ жн
а
йу
, д’еш
а
том, т’ел’егр
а
х, мэдв
э
т
, провэр
а
т
,
дэхч
’
о
нку, сэстр
о
нку, привэл
’
и
, свэтл
о
, бэж
ы
т, двэн
а
цэт, мэст
а
мы
). 64
По словам К.М.Браславца, «ошибки в ученических тетрадях Ковранской и Усть
-
Хайрюзовской
восьмилетних школ свидетельствуют о еканье –
на месте Я буква Е: отрех
а-
ется, протенулись
(3 кл.), поевляется, заредила (4 кл.), петнадцатое
(6 кл.). Учителя и
с-
правляют «еканье» учащихся, и ученики допускают новые ошибки –
И на месте Я и Е: следы примые
(2
кл.), в лису, лисная, улитать
(3 кл.), безпр
и
рывно
(5 кл.)» [5, с. 136
-
137].
Гласные второго предударного слога.
В говоре обрусевших ительменов п.
Ковран во втором предударном слоге наблюдаются те же гласные, что и в первом: [е] (п’ер’ед
а
т
, т’ел’егр
а
х
, м’
едв
э
д’ицы, мэдв
э
д’ица, н’еуж
э
л’ий, мэд’ик
а
мэнтох, эп’ид
е
м’ийа
, д’ер’ев’
а
ной
, п’ер’ев’азл’
и
, на б’ер’ег
у
, в
П’етроп
а
l
оск, пр’етс’ед
а
т’е
l
’, с’е
l
’сов’
е
т, э
l
’ектрост
а
нц’ии,
п’ер’ебр
о
с’и
l
’и, с’ем’ен
а
, с мат’ер’ик
а
, на в’езд’ех
о
д’е
, п’ер’ев’ез
l
’
и
)
и [и]: (П’итро
п
а
влофшк
, к к’идрач’
у
, к кидрач’
а
м, м’ид’иц
ы
ншк’ий
, с П’итроп
а
l
оска, к’ирос’
и
нову
j
у)
. Гласные первого заударного слога.
В говоре п. Ковран в первом заударном слоге фон
е-
ма /е/ выступает как [и] (б
у
дж’ит
(б
у
дет), б
у
д’им
, ув’
и
дж’ил, быв
а
ит
, був
а
йит
, пласт
а
ит
, нар
э
ж’ит
, ч’ет
ы
р’иста
, б
у
д’ит
, брос
а
иш’,
выт’ир
а
иш’, уб’ир
а
им, соб’ир
а
иш, получ
а
ица
, в
ы
л’из’иш’)
, но чаще как [е] (в’
и
шсохн’ет’, в’
и
сохн’ет, п
а
д
а
j
ет, хват
а
j
ет, сн’им
а
j
ет, по т
у
ндр’е, в
б
эр
э
зн’ик’е
, на ф
э
рм’е, на раб
о
т
’е, д’
е
l
а
j
ец’а, к
а
к
и
j
е,
уц’
и
т’ел’ем, раб
о
т
а
j
ет
, ф ко
l
х
о
з’е, на св’
е
т’е
, ж
а
р’ена,
с
е
м
’дес’ат, удобны
j
е
, в тр’
е
т’ем, н’
е
которыйе, так
и
j
е,
с
у-
х
и
j
е, с н
а
ш
’ева, хват
а
j
ет)
, очень редко –
как [ь] (после [
j
]): г
у
л
я
й
ьм
, шожр
э
йьт,
в б
а
н’к’ь
(в б
а
нке). В большей же части примеров в заударном сл
о
ге после [
j
] выступает [э]: бо
l
’ш
о
j
э, хват
а
j
эт, сн’им
а
j
эт
, как
и
j
э, р
а
б
о
та
j
эт
.
3. Изменение [е] в [о] в заударном слоге после мягких согласных.
Единичные случаи ёканья встречающиеся в говорах камчадалов отмечал П.Ф.Кузмищев (без обозначения ударения): «
ночевьё, зимо
вьё, летовьё»
[8, с.
248].
На месте гласного [е] после мягкого согласного ([
j
]) перед твердым или на конце слова (в безударном закрытом или открытом слоге) в отдельных словах отмечалось [о]: Ж
а
йох (З
а-
ев)
,
пит
а
н’
j
о, в
ы
мо
j
ом
.
Изменение [е] в [о] в заударном слоге после мягких согласных можно рассматривать, во
-
первых, как еще одно указание на полное оканье в говоре ка
м
чатских русских и, во
-
вторых, как особенность сибирских говоров, более всего сохранившуюся в говоре потомков переселенцев из Восточной Сибири в сер
е
дине XIX
в.
4. Гласный [и].
Яркой фонетической чертой двуязычных ительменов п. Ковран в области вокализма является смешение звуков [и] и [ы], а также произношение сре
д
него звука [и
ы
] или [ы
и
]: бы
и
l
, б’и
l
а
, р’
и
ба, ко
р
ж
з
ы
нка, в’
и
ш
с
сохн’ет’, кр
ы
и
шкъ.
Впер
вые обратил внимание на звук, средний между [ы] и [и], П.Ф.Кузмищев, автор «Замечания о камчатском наречии» (1832 г.): «Ы вместо И и обратно: бил
(был), уши
(усы), выли
(вилы), мышка
(миска), лиза
(лыжа) и проч.» [8, с. 251].
В говоре ительменов, активно у
сваивающих русский литературный язык, [и] и [ы] весьма близки к соответствующим гласным нормированного языка; звук
, средний между [и] и [ы], фиксируется не очень часто
, его употребление отмечено
в следующих сл
у
чаях:
1) после [б] на месте [ы]:
шт
о
би
, б
и
штро
, б’и
l
, заб
и
l
(забыл), б’
и
l
о, б’
и
l
’и,
в’
и
l
ов’и
l
, б’и
l
а
, б’
и
стро
, на месте [и]: ол’
е
н’ей там ы жабыв
а
л’и
.
2) после [п] на месте [ы] –
примеров нет, на месте [и]: жатоп
ы
л’и
, тор
о
п
ы
лша
, куп
ы
ла
, куп
ы
l
, пыс
а
l
, наст
у
п
ы
l
.
3) после [в] на месте [ы]: в’
и
ташч’ил, м’
о
ртв’ий,
трав’
и
(трав
ы
), в
и
дры
, пов’
и
наут
, в’ибр
а
сывал’и,
в’
и
мо
j
ут, в’
и
сохн’ет, в’
и
таш’и
l
’и
, на месте [и]: лов
ы
ч’
(ловить), пол
о
в
ы
на, оштанов
ы
л’иш
, дров
ы
шк’и
.
4) после [м] на месте [ы]: м’иш
о
нк’и
, м’и
, на месте [и]: ж д’ет’
о
нышамы
, м
ы
лой
, м
ы-
соч’ка
.
5) посл
е [н] на месте [ы]: домохож
я
йштв’ин’и,
р
а
жн’их
, до
l
бл’
о
н’ий
, р
а
зн’и
, на месте [и]: одн
ы
х
, он
ы
, ол’
е
ны
.
65
6) после [т], [д] на месте [ы] –
примеров нет, на месте [и]: ш э
тыма, э
т
ы, э
тым, э
тых
, копт
ш
ы
л’и, сход
ы
т
, и
с
п
о
рты
l
.
7) после [р] на месте [ы]: пор’
и
лша
, р’
и
ба
, р’ипк
о
п
(рыбкоп), на месте [и]: вар
ы
ч’ (в
а-
рить)
,
прыш
о
л
, жар
ы
шч’а, кур
ы
l
(кур
и
л
–
ветер), го
w
ор
ы
л’и
, кур
ы
l
(кур
и
л
–
прошедшее вр
е-
мя глагола кур
и
ть).
8) после [к], [г] на месте [ы] –
примеров нет, на месте [и]: плав
у
ч’кы
, р
у
кы
, по
-
р
у
скы, кыр’
и
l
ка
(ки
р
и
лка –
блюдо национальной кухни).
В говоре п. Ковран наблюдается произношение звука, среднего между [и
ы
] или [ы
и
]: б
ы
и
l
о, кр
ы
и
шкъ, в
ы
и
сохн’ет
, в
ы
и
l
ов’и
l
, р’
и
ы
ба
, с’и
ы
н
.
По мнению Н.И.Рябининой, «возникновение звука, среднего между Ы и И, в русском говорен
ье ительменов обусловлено теми изменениями, которым подвергалась система с
о-
гласных. На месте мягких согласных оказались согласные веляризованные, т.е. субститутами русских мягких согласных явились соответствующие твердые согласные ительменского яз
ы-
ка. Если
корреляция твердых –
мягких согласных оказывала в ряде случаев организующее воздействие на систему вокализма, то ослабление этой корреляции, естественно, могло пр
и-
вести к стиранию различий между Ы и И. Ср.: б
ы
ли кулак
о
й
«били кулаком» –
пр
и
п
а
си б
и
ли ч
е
ли
«припасы (продукты) были целы» [3, с. 170].
О том, что в камчатском наречии в соответствии с Ы и И литературного языка прои
з-
носится один звук –
средний между Ы и И, свидетельствует малограмотное письмо камчад
а-
лов. Не случайно, как указывал К.М.Браславец, д
е
ти ительменов Ковранской восьмилетней школы в своих тетрадях допускают много ошибок на правописание Ы и И. Этим школьн
и-
кам трудно опред
е
лить, когда следует писать Ы, а когда –
И, поскольку в их говоре это и не И, и не Ы, а именно сре
д
ний звук [3, с. 165].
5. Лабиализация гласных. Другой показательной чертой вокализма можно назвать спорадическую лабиализацию гласных: Кур
ы
то д’ер’ев’
а
но, туд
а
к
l
ад’
о
т ч’ер’емш
а
, р
и
ы
ба, со
l
’ к
l
аст’. J
а
гуту, р
ы
бу лов’
и
l
’и. Був
а
jут иногд
а
l
’
е
том з
а
мороск’и. То
l
к
l
’
и
ф кост’ан
ы
х кур
ы
тах.
Н.П.Саблина об
ъ-
ясняет это межслоговой ассимиляцией в условиях между губными и заднеязычными согла
с-
ными перед слогом с лабиализованным гласным [9, с. 5]. В то же время сильное огубление [о] в примерах типа кур
ы
то, куч’уг
у
рн’ик (косог
о
рник), д
о
ма пу
к
а
, б
у
л’шэ
,
публ’
и
зэ, на плушч’
а
тку
,
б
у
л’сэ
позволяет предположить и влияние ительменского языка, в котором а
р-
тикуляционные характеристики звуков [о]
и [у] ближе друг к другу по сравнению с русским языком. По словам О.А.Глущенко, «гласный [ы] нер
е
гулярно л
абиализовался в положении после губного согласного» [4, с. 22]: н’
е
б
у
ло, був
а
йит
, жаб
у
ла
.
II
. Консонантизм
1. Губные согласные. Губной звук [в] в речи двуязычных ительменов п. Ковран как правило гу
б
но
-
зубной, но спорадически он чередуется с губно
-
губным [
w
]: Сцас у мнэ w
н
у
к’и и пр
а
w
нук’и н
а
в
а
l
ом. У нас j
ест п
а
кус’тат –
ж
э
ншчыны йест w
эр
о
хкы (воровки)
. Назыв
а
ут по
w
о
ска –
м
а
лен’к’и н
а
рты, ну там р
э
б
о
нок таск
а
йет. Ну и бр
а
w
ен’ки копч’
о
нки –
j
а у
тром поча
j
ев
а
l
, ц
э
l
ы хв
о
с’т’ик с’
j
е
l
, бр
а
w
о поча
j
ев
а
l
. Э
ти, прох
од
’
а
шчы го
w
ор
ы
ли.
Ол
е
н’а шк
у
ра р
о
w
док назыв
а-
ут. Ком
а
р
ы
ск
w
о
с
’ кус
а
l
ы. Го
w
ор’
и
т н’е м
о
жэт, т
о
л’ко с
l
ы
шыт. С
l
о
w
н’е пон’им
а
j
у, а с
l
ы
шу, н’е в
ы
го
w
ору. Пй
а
но зах
о
д’ит –
тут ы т
w
ор
а
т –
уб’и
w
а
j
ут. Д
w
а шк
у
ры обд’
е
l
ываут и с’
у
т (шьют)
кук
у
l
’
. Ч
ш
ы
руч д’
е
l
а
j
ут ис’
е
т
к’и, как м’еш
о
к, там с’
е
тка уз
а
д’и пост
а
w
ат.
А пот
о
м п’ерэв
ы
шка ид
о
т, пэрэвыш
а
йет –
вод д
w
ойн
а
w
од
а
и б
ы
в
а
йет.
В положении между гласными звук [в] может утрачиваться: Од’
ина́
рна в
о
д
а
, гоор’
и
л’и, о
сэм
цас
о
в б
у
эд. Г
у
ба п’ерэж
о
наа б’ер
о
зоваа –
п’
е
п’е
l
j
о
о
наз
ыв
а
j
ут.
У j
е
о
д
w
а ор
у
жи
j
а. Нихт
о
н’е п
а
кус
ш
т’ит –
жамк
о
м н’е закры
а
ли. Скос
ы
л’и –
поор
а
чываэм.
Это севернору
с-
ская особенность, отраженная в ка
м
чатском говоре. Звук [в] в речи ковранцев обычно оглушается в [ф] на конце слова и перед глухими: Р
а
н’ч’е фс’
е
раб
о
та
l
. Со фс’
е
й душ
ы
как поб’еж
а
l
а.
Ф Ковр
а
н п’ер’ев’азл
и
фс’о с’а
l
о
. Ганц’
ч’
ар
о
ф
пр’етс’ед
а
т’е
l
’ з’д’
е
с’ бы
l
. Д’ет’
е
й мн
о
го, вн
у
коф вос’емн
а
цат’, ц’ет
ы
р’е пр
а-
внука.
Хоз’
а
йство на ф’
е
рм’е м
а
l
’ен’ко
j
е, по д’
е
с’ат’
-
п’итн
а
цат’ гол
о
ф, ну э
т’их кор
о
ф.
Р
а
н’ш’е
гр’иб
о
ф вапш’е н’е й
е
l
’и.
J
а
рко
-
кр
а
сны j
ес’ –
огн’
о
фки их наз
ы
в
а
ут
(о лисе).
66
М.А.Жидяевский писал, что в камчадальском диалекте «звук «ф» выговаривается нея
с-
но, во многих случаях заменяется звуком «х», например: черкох
–
церковь, Покрох
–
Покров» [6, с. 1
21]. В данном случае мы можем говорить о том, что «звуки [х]
и [ф] вступают в отн
о-
шения гиперкоррекции, т.е. на месте этимологического звука [ф] можно услышать звук [х]: А ч
ы
руч –
как меш
о
к вй
а
жут, тут вэр
о
хка, т
а
м н
а
плавы з д
ы
роч’ком. Он р
ы
пку п
l
а
стану пр
ин’
о
с, гол
о
хку j
а в
ы
со
l
’и
l
. Копк
а
нцык пост
а
х там. Свой j
аз
ы
к х ст
о
рону, по
-
р
у
ш
кы г
о-
ор’
и
т.
Когд
а
д
w
ойн
а
j
а вод
а
, сохс’
е
м н’е
осых
а
йет.
П’ер’едов’
и
к в’ед’
о
т хс
е
х с
о
б
а
к.
Войн
а
б
ы
l
-
то,
ск
о
l
ко фс’ег
о
по
l
ож
ы
l
’и, ч’то зараб
о
та
l
’и вс’о на хронт.
А вот такое фонетич
еское явление, как употребление звука [ф] на месте этимологического звука [х]
,
в говоре двуязы
ч-
ных ительменов п. Ковран не выявлено.
Так называемое явление раздвоения артикуляции мягкого губного на «гу
б
ной + j
», при котором на месте мягких губных камчадалы
могут произносить два звука –
мягкий губной и йот, в современных говорах Камчатки встречается непоследовательно. В диалектной речи двуязычных ительменов п. Ковран это явление также имеет место: вй
а
жут
, жавйаж
а
ла
, мй
а
шо
, пйат, жамй
о
ржну, жамй
о
рш
, зивй
о
т. О
днако говор ковранцев примечателен пре
ж-
де всего тем, что в нем субститутами мягких губных и язычных являются твердые: пл’ем
а
нык, з
двум
а
, вр
э
ма
, пл’ем
а
ныйа,
ж д’ев
а
тоо
, б
э
лой, нар
э
ж’еш, напр’им
э
р, попэр
о
к, впэр
о
т, в
э
ша
j
ут,
мэдв
э
т
’
, на м
о
рэ
, зд
э
лай, м
ы
сочка
,
рэб’
о
нок, вэр
о
хка, св
э
рху, бэл’
о
(бельё)
, к
а
пэ
l
ка, бэж
ы
т
, фпэр
о
т, в
э
тэр, снэк
, из д
э
рэва, тв
о
рда
, н
э
рпича
, д
э
л
алы, вэс’,
он
ы
,
в
э
сэ
l
о, двэ
, пэрэвыш
а
йет
, д
э
l
а
l
’и, бэр’
о
зовой, шм
э
ху
, причем у одного лица отмечается или твердый губной и раздвоение артикуляци
и губного: з’ив
о
т
и з’ивй
о
т
, или раздвоение артикул
я
ции губного и мягкий губной: мй
а
шо
и м’
а
шо
. В п. Ковран можно услышать: м
а
со –
мй
а
со –
м’
а
со
.
А.М.Селищев раздвоение артикуляции губных связывает с развитием тенденции к о
т-
вердению согласных –
«мягкость в
образовании губных утрачив
а
лась …путем выделения за губной артикуляцией особой артикуляции о» [10, с.
221].
Изучение этого явления в камчатском наречии показывает, что через ступень раздво
е-
ния артикуляции губных фонетическая система не отходит от мягкого произношения гу
б-
ных, а, напротив, приходит к нему: J
а род’
и
l
с’а в
М
о
р
о
шк’е. Л’епх
о
й д’
е
l
а
l
’и из морск
о
й трав’
и
. П
а
l
кой д’ер’ев’
а
ной по
голов’
е
уд
а
р’ит.
Ц’ен’
и
l
’ис’ по п’ац’
о
т рубл’
е
й.
Пус’н’
и
ну
м’ен’
а
l
’и на д’
е
н’г’и.
Фс’о с’е
l
о
п’ер’ев’ез
l
’
и
ф Ковр
а
н. Ф
Па
l
а
н’е бы
l
а
у д
о
ч’ер’и –
там н’е к
l
’
и
мат.
2. Боковые согласные. Необычно в говоре двуязычных ительменов п. Ковран представлена фонема <л>, у к
о-
торой имеется четыре (4) аллофона: вместе с типичными для лит
е
ратурного языка [л] и [л’] встречаются, при чем оче
нь часто, средненёбные твердый [
l
] и мягкий [
l
’]. А.М.Селищев охарактеризовал эту особенность в произношении камчадалов следующим образом: «Перед согласными вместо в
е
лярного л в выговоре слышится неприятное по непривычке ль
» [11, с.
383]. По мнению О.А.Глу
щенко, «в данном случае мы имеем дело с проявлением интерф
е-
ренции на фонетическом уровне под влиянием языка аборигенов» [4, с.
25]: Род’
и
l
с’а ф С
о-
поц’ном. Ф ко
l
х
о
з’е раб
о
та
l
. З го
l
ов
о
й п
l
о
хо. Хл’еп с
а
м’и п’ек
l
’
и
. Голов
а
с
и
l
’но бо
l
’
е
l
. Е
сл’и б зд’
е
l
а
l
’и, то
на св’
е
т’е н’е б’и
l
бы j
а. Там
в Ковр
а
н’е уч’
и
т’е
l
ца ж’ив’
о
т, т
о
ж’е ба
l
аг
а
н сто
j
и
т у н’е
j
о
. С
ш
к
о
l
ы н’
е
был’и, ч’ич’и
l
’
а
н’
е
бы
l
’и (учителей не было)
, пот
о
м наш
l
’
и
н
а
ш’ева м’
е
стного уч’
и
т’е
l
’а. Пот
о
м ст
а
l
’и во вр’
е
м’а ко
l
’ект’ив’из
а
ц’ии ко
l
х
о
зы
з’
е
м’
l
’у ко
п
а
т. Соб
а
ч’ка и l
о
шад’ за маш’
и
ну б
ы
l
’и
. Ф Ковр
а
н’е раб
о
та
l
а, снач
а
l
а ко
l
х
о
зн’иц’ей пр
о-
ст
о
й раб
о
та
l
а, пот
о
м т’ехн’
и
ч’кой ф шк
о
l
’е, н’епр’ер
ы
вно раб
о
та
l
а.
Как показывают приведенные выше примеры, а также диалектные записи, начиная с 70
-
х гг. XX
в., средненё
бные звуки [
l
] и [
l
’] широко употребляются в г
о
ворах двуязычных ительменов п. Ковран.
3. Согласные [р] и [р’]. Артикуляция звуков [р] и [р’] в диалектной речи ковранцев полностью совпадает с л
и-
тературным произношением, что подтверждается диалектными запис
ями, начиная с конца 67
60
-
х гг. ХХ в. Этот факт является опровержением мнения К.М.Браславца по поводу того, что «картавое» произношение Р –
характерная особенность русских говоров «камчатского нар
е-
чия» [5, с. 183].
4. Шипящие и свистящие согласные. В конце XIX
в. В.Н.Тюшов писал, что все камчадалы и русские, живущие на Камча
т-
ском полуострове, «говорят на испорченном русском языке особым говором», главной ос
о-
бенностью которого является «замена шипящих свист
я
щими и наоборот» [12, с. 62].
Действительно, для рус
ского говора ковранцев (особенно тех, кто уже не говорит на ительменском языке) характерно смешение свистящих и шипящих звуков [с] и [ш], [з] и [ж]: J
а н’и р
а
жу н’е дерз
а
l
. Ден’ в б
о
тах пох
о
дис’, пот
о
м сп
и
ш’. Бо
l
с
о
й ста
l
. Так ы з’ив’
о
м в н’ом. Д
о
l
го сус’
и
l
’и, по
l
м’
е
с’ац’а. Бо
l
’с’
и
j
е корз’
и
ны б’
и
l
’и. Проп’
и
тыва
l
’и з’
и
ром, штоп н’и
намок
а
l
’и.
На ба
l
аг
а
н в’
е
ша
j
ет шуш’
и
т, а пот
о
м
ш
с
об
а
ч’ки к
о
рм’ат. К
о
ш’т’и с
ш
об
а
кам.
Там нико
о
с’ас н’
е
ту. Н’е раб
о
та
j
у, попр
о
ш’ат –
пойд
у
пораб
о
та
j
у. Ус’
о
l
, Во
l
о
д’ка зв
а
т’.
Посто
j
а
но ц’
о
-
то в э
том год
у
д
о
з’т’ ид’от и ид’от.
Балаг
а
ны ст
а
в’илы д
l
’а ш
у
шкы к
о
р
у-
скы.
На балаг
а
н
пол
о
з’ат. Наст
е
л’ат з’ерд’
а
м’и, пр
у
т’
j
ам’и. Сцас балаг
а
ноф нет узэ. Н
а
сы по
-
итэл’м
е
нск’и в
а
воч’кам’и назыв
а
л’и.
Так
у
йу игр
у
ску н
а
до мн’е
зд
е
лат. Дымл’
о
тина, и
з не
j
о
торбаз
а
с
j
ут.
Проанализированные примеры позволяют нам не согласиться с мнением К.М.Браславца по поводу того, что «в русском говоре ковранцев представлена в основном замена св
и
стящих шипящими», а «замена шипящих свистящими встречается редко» [5, с. 224],
так как в диалектной речи ковранцев в равной степени представлена как замена св
и-
стящих шип
я
щими, так и наоборот.
Вместе с произношением артикуляционно однородных звуков при шепелявости в гов
о-
ре двуязычных ительменов п. Ковран встречаются звуки [з
ж
] и [с
ш
]
, [ж
з
] и [ш
с
]: Морск
о
й трава, ш
у
ш’ит’ и
j
о
, пот
о
м в’
и
ш
с
сохн’ет’, и о
строй трав
о
й заш’ив
а
j
ут, как иг
о
l
кой. Д
у
с
ш
но ст
а
l
о. Ж
З
а
пах т’аж
о
l
ой. Корж
з
ы
нка каг б
у
то м
а
т. Комч’
и
гу дом
о
й отн’ис’
о
м, в’
и
мо
j
ом и ш
с
у
шым. С
Ш
т
у
к тр
и
цат’. Р’
и
ы
ба хорос
ш
о
лов
и
l
с’а. Пус’
ш
н’
и
ну м’ен’
а
l
’и на д
е
н’г’и. По
l
м’
е
с’ац’а с
ш
l
’и. Од’
е
з
ж
ды н’
е
б’и
l
о.
Нос’
и
l
’и так’
и
j
е с
ш
а
пк’и, ис с
о
бо
l
’а с’
ш’
и
l
’и.
Долгие шипящие редко произносятся ковранцами чисто. Как правило происходит утр
а-
та долготы или мягкости, либо проявляется тенденция к шепелявости. Д
олгий глухой шип
я-
щий ковранцы произносят как [ш’], [ш’:], [ш], [с’], [с’:], [
c
ш
] или [ш
с
], [с’
ш’
] или [ш’
с’
]: j
эш’:
о
,
ж’ар’
и
ш
’:а,
ш
с
об’ир
а
l
’ис’, сус
ш
ы
l
’и, в’
е
ша
j
еца, сус’
и
l
’и, попр
о
ш’ат
, а долгий звонкий ш
и-
пящий –
как [ж’], [ж], [з’], [з’:], [з
ж
] или [ж
з
],
[з’
ж’
] или [ж’
з’
]: корж
з
ы
нка, роз
ж
м’еш
а
l
’и, ж’:
и
ром, ж’ир, ж’ар’
и
ш’:а, мо
l
од’
о
з’, з’
ж’
и
ром.
5. Аффрикаты. Широкое распространение получило явление неразличения аффрикат. В речи двуязы
ч-
ных ительменов п. Ковран на месте [ч’] и [ц] можно услышать твердый и мягкий [ц] или смешанные звуки [ц’
ч’
] или [ч’
ц’
], [ц
ч
] или [ч
ц
]: Н’е зн
а
j
ом, поч
ц
ем
у
назыв
а
j
ут Ковр
а
ном. Ц’
Ч’
ут’ конц
ы
н’е одд
а
l
. Сп’
и
ц’
ч’
ки бы
l
. К’ит
а
, горб
у
ша, ч’
ц’
ав’
и
ч’а. Хот’ н
о
ц’
j
у прид’
о
м. Ганц’
ч’
ар
о
ф пр’етс’ед
а
т
е
l
’ з’д’ес’бы
l
. Трав
у
суш’
и
l
’и снац’
а
l
а.
Ф С
о
поц’
ч’
ном пуст
ы
j
е с’
о
l
а. Цт
о
д
у
мал’и на
у
цн’ик’и?
Ч
о
j
а нац
ы
шка
l
? К
а
пэ
l
ка.
«Причины цоканья и неразличения шипящей и свистящей аффрикат в одном шепел
я-
вом звуке Н.П.Саблина видит в севернорусском «наследстве» ка
м
чатских говоров, а также во влиянии ит
ельменского языка, в некоторых диале
к
тах которого была корреляция [ч’]
и [ц]
» [4, с. 29].
6. Заднеязычные глухие и звонкие согласные. Произношение заднеязычных в говоре двуязычных ительменов п.
Ковран сегодня практически не отличается от литер
а
турного про
изношения: звуки [г] и [к] произносятся как взрывные: Бр
а
т’
j
ев мн
о
го бы
и
l
. Ст
о
l
’ко ит’е
l
’м’
е
нов в к
у
чу брос
а
l
.
Ф ко
l
х
о
з’е раб
о
та
l
.
J
а
г
о-
да мн
о
го. Пр
а
внук’и j
ест’, а вн
у
к’и ск
о
l
’ко хош’.
Код
а войн
а б’и
l
а
, м’и м
а
l
’ен’к’и
j
е б’
и
l
’и.
7. Согласный [
j
]. Наблю
дается утрата интервокального [
j
]. По мнению О.А.Глущенко, «явление утраты интервокального звука [
j
]
, приводящее к уподоблению и стяжению гласных в говоре ко
в-
ранцев часто встречается в именных частях речи, реже –
в глагольных формах» [4, с. 29]: 68
Э
то уж
э
о
с
’ен’у н’ер’ест
у
уца. Когд
а
двойн
а
а вод
а
, сохс’
е
м н’е осых
а
эт. Н
о
жна назыв
а
эца. О
б
д
е
l
аут шк
у
ра, пот
о
м р
о
w
док назыв
а
ут. Д
w
а шк
у
ра обд’
е
l
ываут и с’
у
т кук
у
л’. Тут к
о
л’а (колья)
з’д’
е
l
аут.
Таким образом, проанализированный материал позволяет сделать следу
ю
щие вы
воды:
1. Говор двуязычных ительменов п. Ковран является окающим.
2. Гласные Е
, А
после мягких согласных реализуются как [и]
(иканье), так и [е] (ек
а-
нье), а в некоторых сл
у
чаях –
как [а] (яканье).
3
. Яркой фонетической чертой является смешение звуков [и] и [ы], а также произнош
е-
ние среднего звука [и
ы
] или [ы
и
].
4
. Наблюдается спорадическая лабиализация гласных.
5
. Звук [в], как правило, губно
-
зубной, но он может чередоваться с губно
-
губным [
w
].
6
. Фонема <л> имеет четыре аллофона: типичные для литературного языка [л] и [л’], а также средненёбные [
l
] и [
l
’].
7
. Отмечается неразличение свистящих и шипящих звуков [
c
] и [ш], [з] и [ж], аффрикат [ч’] и [ц], совпадающих в [ц] (т.е. цоканье).
ЛИТЕРАТУРА
1. Исаев М.И. Словарь этнолингвистических понятий и терминов. М
.: Флинта: Наука, 2001. 2. Орлова Е.П. Историко
-
этнографический очерк. СПб.: Наука, 1999. 3. Рябинина Н.И. Русские говоры Дальнего Востока. Комсомольск
-
на
-
Амуре, 1996.
4. Глущенко О.А. Лингвистическое краеведение: камчатские говоры. Учебно
-
методическое п
особие. Петропавловск
-
Камчатский: Изд
-
во
КГПУ, 2004.
5. Браславец К.М. Диалектологический очерк Камчатки // Ученые записки Хабаровск
о-
го гос. пед. института. Том XIV
. Южно
-
Сахалинск, 1968.
6. Жидяевский М.А. Камчадальский диалект. Его происхождение и кратка
я характер
и-
стика // Советский Север. 1930. №2.
7. Даль В.И. О наречиях русского языка. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. I
. М., 1956.
8. Кузмищев П.Ф. Собрание особенных, или имеющих другое значение слов и некот
о-
рых выражений, употребляемых в Камчатке // Москвитянин. Ч. 2. 1842. № 3.
9. Саблина Н.П. Русские говоры Камчатки (фонетика). Автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1966.
10. Селищев А.М. Диалектологический очерк Сибири. Выпуск 1. И
р
кутск, 1921.
11. Селищев А.М. Диалектологический очер
к Сибири // Селищев А.М. Избранные тр
у-
ды. М., 1968.
12. Тюшов В.Н. По западному берегу Камчатки / Записки Имп. РГО по общей геогр
а-
фии. Т. 37. Санкт
-
Петербург,1906. № 2.
Л.А.Полищук
СИСТЕМНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ЛЕКСИКЕ КАМЧАТСКИХ ГОВ
О
РОВ (на примере наименовани
й обуви с голенищами, подгруппы «Названия торбазов»)
Современный этап развития диалектологии характеризуется утверждением системного подхода к изучению словарного состава русских народных говоров. «Исследовать лексику диалекта как систему –
это значит исс
ледовать состав и отношения элементов внутри тем
а-
тических, лексико
-
семантических групп, изучать вопросы варьирования, исследовать сема
н-
тические и экспрессивно
-
стилистические связи, отношения оппозиции, проявляющиеся в о
т-
ношениях синонимии, омонимии, в отно
шениях общего и частного, в различной сфере упо
т-
ребительности; это значит исследовать связи и отношения активного и пассивного запасов лексики, слов диалектных и общенародных, терминологической (специальной) и нетермин
о-
69
логической (неспециальной) лексики» [
1, с.
15]. Цель статьи –
описать системные отношения в лексике камчатских гов
о
ров на материале родо
-
видовой группы (РВГ) «Наименования обуви с голен
и
щами». РВГ «Наименования обуви с голенищами» включает 35 лексических единиц общеру
с-
ского и диалектного хар
актера: торбаз
а
, торбас
а
, торбаж
а
, т
о
р
басы, торбаз
а
ю
хтовые, торбаз
а
г
о
лые, гол
и
цы, торбаз
а
к
а
мусные, к
а
масы, к
а
мусы, камас
а
, к
а
маши, торбаз
а
бр
о-
д
о
вые, бр
о
дни, бр
о
дники, сут
у
ри, бр
о
дни горл
о
вые, ал
а
чики, ал
а
цики, и
чиги, чирк
и
, унт
ы
, к
у
лты, сапог
и
, сапог
и
р
ез
и
новые, рез
и
нки, сапог
и
бол
о
тные, бол
о
тники, сапог
и
хр
о
мовые, сапог
и
к
и
рзовые, кирзач
и
, сапог
и
я
ловые, в
а
ленки, к
а
танки, начёсанки.
В их значении вычл
е-
няе
т
ся интегральная сема (ИС) «обувь с голенищами». Противопоставляются слова семами, обозначающими 1)
вид материала: из шкур животных (дифференциальная с
е
ма –
ДС
1
), не из шкур животных (ДС
2
); 2) способ изготовления: ручного производства (ДС
3
), фабричного производства (ДС
4
). Соотношение семного и лексемного состава данной РВГ можно представить следу
ю-
щим о
бразом:
Семема
Лексема
1. Обувь с голенищами (ИС), сш
и
тая ручным способом (ДС
3
) из шкур ж
и
вотных (ДС
1
) торбаз
а (
торбас
а
, торбаж
а
, т
о
рб
а
сы, торбаз
а
ю
хтовые, торбаз
а
г
о
лые (гол
и
цы), торбаз
а
к
а
мусные, торбаз
а
брод
о
вые), к
а
масы (к
а
м
у-
сы, камас
а
, к
а
м
а
ши), бр
о
д
ни (бр
о
дники, бр
о
дни горл
о
вые), сут
у
ри, ал
а
чики (ал
а
ц
и-
ки), и
ч
и
ги, чирк
и
, унт
ы
, к
у
лты
2. Обувь с голенищами (ИС) фабри
ч
ного производства (ДС
4
), сшитая из различных материалов (ДС
2
) сапог
и (
сапог
и
рез
и
новые, рез
и
нки, сапог
и
хр
о
мовые, сапог
и
к
и
рзовые (кирза
ч
и), сапог
и
я
ловые), бол
о
тники, в
а
ленки, к
а
танки, нач
ё-
санки
Гиперонима в этой РВГ нет, все ее члены, кроме ИС, имеют ДС в знач
е
нии, которыми и противопоставляются. Широкая по объему группа «Названия обуви с голенищами» членится на две подгру
п-
пы: 1. «Назв
ания торбазов»; 2. «Названия сапог». В основу членения положены два дифф
е-
ренциальных признака (ДП): «исходный материал» и «способ изготовления» (первая хара
к-
теризуется ручным способом изготовл
е
ния; обувь второй подгруппы обычно покупается в магазине, т.е. она фабричн
о
го изготовления).
В данной статье анализируются лексемы, входящие в подгруппу «Назв
а
ния торбазов». Подгруппа «Названия торбазов» включает следующие лексемы: торбаз
а :
торбас
а :
торбаж
а :
т
о
рбасы, торбаз
а
ю
хтовые, торбаз
а
г
о
лые : гол
и
цы, торбаз
а
к
а
мусные : к
а
м
а-
сы : к
а
мусы : камас
а :
к
а
маши, торбаз
а
брод
о
вые : бр
о
дни : бр
о
дники = сут
у
ри, бр
о
дни го
р-
л
о
вые, ал
а
чики : ал
а
цики, и
чиги, чирк
и
, унт
ы =
к
у
лты, вступающие в вариантные, синон
и-
мические и гиперо
-
гипонимические отношения. ДС
1
, ДС
3
объединяют эт
и слова в одну по
д-
гру
п
пу.
Возглавляет группу гипероним торбаза
1
, имеющий в своем значении ИС. Представим структуру группы в виде следующей схемы:
Торбаз
а
1
И
чиги Ал
а
ч
ики Торбаз
а
2
Чирк
и
Унт
ы
= К
у
лты
торбаз
а
торбаз
а
торбаз
а
торбаз
а
ю
хтовые г
о
лые к
а
мусные брод
о
вые
гол
и
цы к
а
масы
2
бр
о
дни = сут
у
р
и
70
Лексема торбаз
а
в говорах камчадалов функционирует в двух значениях: 1. Общее н
а-
именование обуви, сшитой из шкур животных (в схеме торбаза
1
). 2. Обувь, сшитая из олен
ь-
их шкур, шерстью наружу (в схеме торбаза
2
). Первое значение лексемы можно считать родовым. Присвоить данной лексеме статус гиперонима нам позволил исследованный языковой материал: К
а
мусы –
это миховы
е то
р-
баз
а
. К
а
масы –
ис ко
жы торбаз
а
, то
лько лох
ма
тые. Гал
и
цы –
это таки
е торбаз
а
как и к
а-
масные, только без йетих, без ме
ха
(Млк.);
А на рыбалку сапок не
было, носи
ли бр
о
дни, по две шку
ры ш
шытые, длинные таки
е торбаз
а
. А
l
а
чики –
торбаз
а
, ф которых за бараном на ка
мен
ные ска
l
ы l
а
зи
l
и, на подошву понашывы де
l
а
l
и. И
чиги шы
l
и, торбаз
а
на
зывают ис ск
у-
ры, ис кор
о
вника, телёнка. И
чиги музыкам сы
l
а –
э
то торбаз
а
до ко
l
еней, на охоту ходи
ть (Клч.);
Ис короф си
l
и торбаз
а
д
l
я рыба
l
ки, бр
о
дни называ
ца (Ссн.).
Из контекстов видно,
что слова вступают в родо
-
видовые отношения. Лексема торбаза
1
зафиксирована в ста конте
к-
стах, отмечена в говорах двен
а
дцати населенных пунктов: Длн., Клч., Квр., Млк., Нкл., Прт., Ссн., Слт., Сбл., Тгл., У
-
К., У
-
Б. Лексема торбаза
2
зафиксирована в ста ше
стидесяти контекстах, отмечена в говорах семнадцати населенных пунктов: Анв., Длн., Клч., Квр., Кзр., Кмн., Мал., Млк., Нкл., Прт., Ссн., Слт., Сбл., Тгл., У
-
К., У
-
Б, У
-
Х.. Зафиксированы следующие варианты: торбас
а
, то
р-
баж
а
, т
о
рбасы.
Наличие данного значен
ия подтверждается контекстами: Торбаз
а
оле
ньи н
о
си
ли зимой, обиза
тельно из ос
о
ки стельки де
лали. И шы
ли торбаз
а
иш шку
ры, а подош
ва из медвежей шку
ры. Торбаз
а
ол
еньи носи
ли, тёплые зи
мо
й
, и туда
ос
о
ку, торбаз
а
иш шк
у-
ры (Млк.);
Раньсе носи
l
и торбаз
а
с о
l
ен
я, миховые они бы
l
и, торбаз
а
д
l
я зи
мы
(У
-
Б.);
Бр
о
д-
ни дли
нные, торбаз
а
ко
ро
ткие, торбаз
а
мехом све
рху. Торбаз
а
из оленьих ску
р, мехом све
р-
ху. Зи
мние торбаз
а
шыты мехом нару
жу, не прома
ка
ли. Торбаз
а
из о
l
еня ноги, как сапоги ше
рстью верх (Квр.);
Торбаз
а
–
э
то т
а
ки
е ис к
а
маса сделаны, с оленя шку
ры (Клч.);
Обуфка то
же бы
l
а
с о
l
е
них шкур, торбаз
а
называ
l
ись (Тгл.);
Торбаз
а
михавые, зимой в них ходи
ли, у торбаз
о
ф мех нару
жу (Кзр.).
В этом же значении лексема представлена в «Словаре русского языка» (1957): «Торб
ас
а
(торб
а
сы, торбаз
а
). Мягкие сапоги из оленьих шкур шерстью наружу» [2, т.
4, с. 526]. Обр
а-
тим внимание, что лексема торбаз
а
в литерату
р
ном языке (ЛЯ) отмечена как вариантная к торбас
а
, в говорах камчадалов она имеет статус основной единицы.
Вариант торб
ас
а
зафиксирован в двадцати двух контекстах, отмечен в семи населе
н-
ных пунктах (Длн., Квр., Кзр., Клч., Кмк., Млк., Нкл.), является о
б
щерусским лексико
-
фонтетическим вариантом слова торбаз
а
: Ходи
ли ф то
р
бас
а
х, сили са
ми, ну ф сирую погоду носи
ли бр
о
дни (Кв
р.);
Пот торбас
а
пр
и
к
о
потки адевал из ваты и матерья
ла (Нкл.);
На
охоту одива
ли тёплые торбас
а
. Са
ми шы
ли торбас
а
, они
не намока
ли (Млк.). Лексико
-
фонетический вариант торбаж
а
зафиксирован в семи контекстах, отмечен в говорах пяти населенных пунктов (Елз
., Квр., Кхч., Сбл., Тгл.): Ко
ро
тки торбож
а
–
ды
м-
лёнки, на шенокос надивают, они
лёхкие. Тгл.
Из о
l
е
ний с
ш
ку
ры вот торбаж
а
вот йети, вот таки
е д
l
инные. Хоро
с
ш
ые торбаж
а
, по
дошва из йе
той из н
е
рпицей с
ш
ку
ры (Сбл.);
А на р
ы
балку шыли дли
нны таки
торбаж
а
(Сб
л
.
); Шыли э
ти торбаж
а
мужыкам, рыбака
м (Кхч.);
Жи
мо
й ф кам
а
шах, ле
том ф торб
а
ж
а
х (Елз.). Лексико
-
фонетический вариант т
о
рбасы
зафиксирован в трех контекстах, отмечен в говоре одного села (Млк.): Бр
о
дни –
эта то
зе т
о
рбасы, то
ль
ко до
л
гие. Раньше то
лько т
о
р
басы носи
ли. Т
о
рбасы иш шкуры шы
ли (Млк.).
Анализируемая лексема чаще всего актуализируется в речи камчадалов в форме мн. ч., отмечены единичные фиксации формы ед.ч. Он
у
чка называ
l
и портянку, в йе
тот т
о
рбас сте
l
ьку к
l
а
l
и, теп
l
о бы
l
о (Кзр.);
Пове
рх т
о
рбаса наколенники одеют, стоп снек не попада
л (Нкл.);
Сучили нитки дли
нн
ы по два метра на оди
н т
о
рбас. Шыли йе
то нак
оле
нники, во
т тоже в мокрую пого
ду на т
о
рбас надевают, тоже ис скурки оле
ня (Млк.). Большой ареал распространения затрудняет восстановление языка
-
источника данной лексемы. Но многие ученые говорят о сибирском происхо
ж
дении лексемы. Так, напр., В.И.Даль в словарной статье на слово торбас
а
делает помету сиб
. [3, т. 4, с. 418]. 71
О.Т.Бархатова также считает его сибирским по происхождению: «Анализ бытово
й лексики говоров камчадалов показал, что в своей основе она является общенародной, сформирова
в-
шейся на базе лексики сибирских говоров, которые связаны с языковым комплексом севе
р-
норусского наречия. Некоторые из записанных нами у камчадалов слов встречаютс
я в иссл
е-
дованиях с
и
бирских говоров… Сибирскими по происхождению являются такие слова, как торбаса…» [4, с. 38]. А.А.Бурыкин считает лексему торбас
заимствованной из якутского языка: «…слово торбас «название зимней обуви», заимствованное из якутского языка
, и
з-
вестно д
а
леко за пределами зоны русско
-
якутских контактов» [5, с. 49], что подтверждается и другими источниками: в якутском языке сапоги из оленьего меха, шерстью наружу обозн
а-
чаются лекс
е
мой этэрбэс [6, с. 289].
Проанализированные контексты позволяют сделать вывод об универсал
ь
ности данного вида обуви. Торбаза могли носить и мужчины и женщины, как летом, так и зимой, и шилась эта обувь не только из шкуры оленя. Поэтому при толковании данной лексемы мы обнар
у-
жили множество ДС, что осложнило выделение об
щего значения слова. Так, в значении а
к-
туализируются следующие семные компоненты: 1) сезонность использования; 2) мат
е
риал изделия; 3) атрибутивная принадлежность изделия лицу определенного пола. Приведем ко
н-
тексты, подтверждающие наше утве
р
ждение: Торбаз
а
летнии и зимнии. Летнии из лёхкой кожы, а для зимних кожа потолще. И дли
нные,
и коро
ткие торбаз
а
ис скурок, мех убира
ют –
ле
тние (Млк.);
Ле
тние торбаз
а
из лёхкой кожы, лёгоньки бы
ли (Клч.);
Торбаз
а
летние –
шерсть снимают, хо
ц
ч
ишь кра
сили ц
ч
орный и проду
б
ят ол
ьховой корой. Зи
мние торбаз
а
шыли ме
хом на
ружу, не промака
ют. Торбаз
а
зимние –
эта с ноги
, из о
l
ений ноги. Ле
том торбас
а
лё
гоньки, полозут ф подвал попа
рица и ч
ц
ерез н
и
дельку тонки, всё сни
меца (Квр.);
Торбаз
а
были летние и зи
мние (Тгл.).
Итак, летние
и зимние торбаза отличались качеством материала, из которого они шились. ДП, по которому данные виды торбазов противопоста
в-
ляются, –
«наличие / отсутствие меха». Летние торбаза шили из шкуры без меха, а зимние были м
е
ховыми.
Анализ материалов позволяет го
ворить о двух ДП, положенных в основу противопо
с-
тавления женских и мужских торбазов: 1) особенности завязок (женские с –
оборкой, а мужские с –
опушкой): У же
нщин то
р-
баз
а
с оборкой, она их затягивала, а у мужикоф с опушечкой. Женщины с оборочкой –
зат
я-
гив
али, а у мужикоф с опушечкой сверху; опу
ше
ч
ка –
эта шкурочка тоненькая и затя
гивали (Млк.); 2) длина голенища (мужские торбаза длиннее женских): Женщинам шыли из барана, мяхче, мушски
е торбаз
а
дли
нные. Торбаз
а
шыли мушские и женские, мушские дли
нные (Млк.
); Торбаз
а
и длинные, и коро
ткие (Кзр.);
Носи
ли торбаз
а
, мех внутри, мужыкам дли
н-
ные, же
нщинам –
к
о
ро
ткие (У
-
Б.). Указание на особенности длины женской и мужской обуви мы находим в книге С.П.Крашенинникова: «Мужская обувь от женской вообще разнствует тем,
что у мужской голенищи коротки, а у женской по колено долги, впрочем шьется из различных кож» [7, т.
1, с. 46]. Данные С.П.Крашенинникова противоположны полученным нами сведениями о му
ж-
ской и женской обуви.
По н
а
шему мнению, женщинам не нужны были высокие
сапоги, так как они не зан
и
мались промысловой деятельностью, поэтому мы не будем отказываться от диффере
н
циации женских и мужских торбазов по признаку длины. Исследованные контексты показали, что торбаза чаще всего шили из шкуры оленя, но камчадалы испол
ьзовали для торбазов и шкуры других животных: Делали из оленьей шкуры, медве
жый торбаз
а
. Торбаз
а
ис шкур, подо
шва мед
ве
жья, а верх олений или бараний. Ск
о-
тину имели, скоти
ну
забивали, а шку
ру на торбаз
а
. Торбаз
а
ис ску
ры лю
бой сили. Сы
ли торб
а
з
а
, убьёт хоз
яин бычка
, ол
еня –
обделать на
до. Торбаз
а
ис коровьей кожы шыли, типа как сапоги, только подошва ко
жаная. К
а
мусные торбаз
а
ис к
а
моса. Л
ы
тки оле
ньи абдир
а-
ют, выде
лывают и шьют торбаз
а
(Млк.);
Торбаз
а
носили о
чень тёплые, с
ш
ы
ли ис
ш
к
а
муса, по
-
друго
му –
э́
то
с
ш
ку
ра с
ш нок оле
ня (Квр.). 72
Торбаза, сшитые из кожи домашнего скота, получили составное наимен
о
вание торбаз
а
ю
хтовые
, в котором атрибутивный компонент указывает на особенность материала, прим
е-
няемого для их изготовления.
Говорили: сшей с
е
бе
ю
хтовые тор
баз
а
с оборками, ис кожы выреза
ли, лёхкие были (Млк.). Пр
и
лагательное ю
хтовый
образовано от существительного ю
хта
, которое в гов
о
рах камчадалов функционирует в значении «кожа домашнего скота»: Шку
ра назы
ва
лась ю
хта –
блестящая, готовая на сапоги, может с к
оровы, может со св
и-
ньи
(Млк.);
А это проста
я ю
хта, это ис коровы или быка ко
жы (Длн.);
Са
поги шы
ли из ю
х-
ты, йеё выделывали ис козы козла
(Нкл.).
Слово ю
хта
(как и наименование торбаз
а
юхт
о
вые) отсутствует в словарях ЛЯ, что п
о-
зволяет отнести его к диалектн
ым. Но слово известно другим гов
о
рам. Так, напр., в словаре В.И.Даля оно имеет следующее значение: «
Ю
фть или ю
хть. Кожа рослого быка или коровы, выделанная по русскому способу, на чистом дегтю» [3, т. 4, с. 670]. Наличие дифференц
и-
альной семы «из кожи б
ы
ка
, коровы» сближает приведенное значение слова со значением, отмеченным в камчатских говорах. Отсутствие ограничительных помет говорит о широком распространении данной лексемы в диалектном языке.
Но это не значит, что во всех говорах она функционирует в ана
логичном значении. Так, напр., в русских говорах Приамурья ле
к-
сема получила иное семное наполнение: «
Ю
хт
а
. Сорт кожи, получаемый на кожевенных фабриках» [8, с.
47].
Для наименования торбазов, сшитых из шкуры без шерсти, в говорах камчадалов и
с-
пользуется со
ставное наименование торбаз
а
г
о
лые
, зафиксирова
н
ное в шести контекстах, отмеченное в трех камчатских говорах (Кзр., Клч., Кхч), вступающее в вариантные отнош
е-
ния со словом гол
и
цы:
Т
о
рбасы г
о
l
ые –
й
у
хтовые, ф сы
рую пого
ду. Г
о
l
ые торбаз
а
д
l
я же
н-
щин бы
l
и. Жен
щины летом носи
ли г
о
лые торбаз
а
и
с кожы, с оборками. Ле
том г
о
лые то
р-
баз
а
носи
ли (Клч.);
Д
l
я мо
крости г
о
l
ые торбаз
а
си
l
и, выде
l
ыва
l
и шку
ру о
l
еня на мя
l
ке (Кзр.); Те г
о
лые торбаз
а
ш оленьих ла
пок, к
а
мошни торбаз
а
(Кхч.). Данное н
а
именование отмечено и в «Сло
варе русского камчатского наречия»: «Торбаза голые. Торбаза без шерсти, со “сб
и-
той шерстью”» [9, с. 47]. В качестве субстантивного компонента данного составного наим
е-
нования выступает родовое название, а атрибутивный компонент, указывающий на ДП зн
а-
чения, выражен прилагательным голый
. Прилагательное голый
в говорах часто используется в составных наименованиях: кухлянка голая, рукавицы голенькие
. Во всех случаях лексема голый
указывает на особенность материала, из которого сшито изделие, –
шкуру без шерсти, кожу. При сопоставлении лексического значения слова в говоре со значением в ЛЯ обнар
у-
живается формальное и семантическое сходство. Но синтагматические свойства прилаг
а-
тельного в ЛЯ и говорах не совп
а
дают: для ЛЯ не характерна сочетаемость прилагательного г
олый
с существительными тематической группы «одежда –
обувь», что позволяет считать составное наименование торбаз
а
г
о
лые
диалектным. Анализ материала показывает, что камчадалы при толковании данной лексемы акту
а-
лизируют несколько ДС: 1) сезонность исполь
зования –
«носили летом»; 2) половая закре
п-
ленность –
«для женщин»; 3) функциональность –
«в сырую погоду». Наличие этих ДС об
ъ-
ясняется общим значением слова торб
а
за («обувь, сшитая из шкуры без шерсти, кожи»). Торбоза надевали в сырую погоду (т.к. они не намокали), в летний период (в них не было жарко), их носили и женщины (отсутствие меха делало их ле
г
кими).
Лексема гол
и
цы
зафиксированная в трех контекстах и отмеченная в одно говоре (Млк.), является диалектным вариантом составного наименования то
р
баз
а
г
о
л
ые: Гол
и
цы –
таки
е же торбаз
а
, как и к
а
масные, то
лько без йетих, без ме
ха. Г
о
лые торбаз
а
гол
и
цами называ
ли. Гол
и
цы –
торбаз
а
иш шкуры без во
р
са (Млк.). Для наименования торбазов, сшитых из к
а
маса
(шкуры с ног оленя) в говорах камчад
а-
лов функционирует сос
тавное наименование торбаз
а
к
а
мусные
и однословное к
а
масы
. Наименование торбаз
а
к
а
мусные,
зафиксированное в десяти контекстах и отмеченное в говорах шести сел (Квр., Кзр., Клч., Кхч., Млк., Прт.), вст
у
пает в вариантные отношения со словом к
а
масы, а синони
мов не имеет: К
а
мусные тарбаз
а
ис к
а
маса, лытки оле
ньи обдир
а-
ют, выде
лывают и шьют тарбаз
а
. К
а
мусные торбаз
а
т
олько без йетих, без меха. Оле
ни 73
ла
пки снимались и шы
ли торбаз
а
, называ
ли к
а
мусные (Млк.);
К
а
мусные торбаз
а
из олений ко
жы и во
крук подо
швы кант. Торбаз
а
у коряк покупа
l
и, торбаз
а
бы
l
и к
а
масные и ко
ж
а
ные (Клч.);
Бр
о
дни –
э́
то тарбаз
а
, от сл
о
ва брод
и
ть, с олений ко
жы; к
а
масные тарбаз
а
ис к
а-
моса (Прт
.
);
Торбаз
а
к
а
мусные из о
l
еня ноги
, как сапо
ги, ше
рстью верх (Квр.).
Ш олених л
а-
пок к
а
мусные торбаз
а
(К
хч.). Отсутствие атрибутивного компонента в словарях ЛЯ позв
о-
ляет считать наименование диалектным. Лексема к
а
масы
в говорах камчадалов является многозначной: 1. Шкура с ног оленя. 2. Обувь, сшитая из такой шкуры (далее камасы
2
). Немаловажно отметить, что чаще всего сл
о-
во в форме ед.ч. употребляется в 1 значении, а в форме мн.ч. –
во 2 значении. Здесь, по
-
видимому, прослеживается принцип аналогии (обувь обозначает парные предметы и поэтому лексемы
-
наименования обуви употребляются в форме мн.ч. –
сапоги, бот
инки, туфли).
К
а
м
а-
сы
2
является
членом анализируемой по
д
группы.
Лексема к
а
масы
2
зафиксирована в двадцати одном контексте, отмечена в говорах пяти сел (Анв., Елз., Клч., Млк., Нкл.) и является диалектным номинативным вариантом составн
о-
го наименования торбаз
а
к
а
мусные
, вступает в в
а
риантные отношения со словами к
а
мусы, камас
а
, синонимов не имеет: К
а
масы из нок оленя, абдирают до коле
н (Квр
.
);
К
а
масы –
эта из оле
них нок (Клч.);
Свекро
фка шыла ис шкуры типа сапо
к к
а
масы. Ис шкур шы
ли торбаз
а
, к
а
масы, и
чиги, кухл
я
нки. К
а
масы –
сапошки, верх бывает короткий и дли
нный с узором, п
о-
ве
рх мех. К
а
масы
–
сапоги, из оленя шы
ли. К
а
масы –
ис
ко
жы торбаз
а
, только лохма
тые. К
а
масы подвид ва
ленок,
шыли из оле
ня. К
а
ма
сы с олених лап, лохма
тые. К
а
масы были дли
н-
ные, короткие ис шк
урок, нару
жу мех, а во
вну
трь др
угой мех ло
жат. К
а
масы были дли
н-
ные, шыли из оле
н
я. Раньше ис шку
р
ы медве
дя и
чиги шы
ли, к
а
масы шыли из оле
ня (Млк.);
Ко
ро
т
кая тёплая о
буфь, к
а
масы из ол
ених лапок, обуфь взаме
н к
а
танок (Елз.);
К
а
масы си
ли х
о
дить, коротенькие бы
л (Нкл.);
К
а
масы сашыть, одежду пастуха
м (Анв.).
Проанализированные контексты показывают, что камасы могли носить как мужчины, так и женщины: Камас
а
носили и жен
щины,
они симпати
чней, чем торбаз
а
(У
-
Б.);
Камас
а
на охоту делала до бёдер длинные, у зенсин маленькие с обо
рками. К
а
мусы от низу, наверно, шкурку снимают, мужыкам дли
нные з
а
шыва
ли, а женщинам до коле
на. К
а
масы –
сапо
шк
и, верх бывает короткий и дли
нный
с узором, оленя с но
жек. К
а
масы шыли –
это у оленя с ножек, тоже обрабатывали, они делались мяхк
ими, длинные и коро
ткие (Млк.).
Заметим, что в диалектной речи камчадалов происходит противопоставление женской и мужской об
у-
ви по длине.
Лексема известна не только камчатским говорам, что подтверждается да
н
ными словаря В.И.Даля, где она зафиксирована как архангельская, сибирская: «К
а
мас, к
а
мыс. Кис
а
, шкура с оленьих ног, на обувь и рукавицы. Иногда самые рукавицы и сапоги (или торбасы) наз
ы-
вают к
а
масами» [3, т.
2,
с.
80]. В.И.Даль указывает на способность лексемы обозначать обувь, сшитую из к
а
маса.
Диалект
ный лексико
-
фонетический вариант слова к
а
масы
–
к
а
мусы
зафиксирован в д
е-
вятнадцати контекстах, отмечен в говорах семи населенных пун
к
тов (Длн., Кзр., Клч, Крк., Млк., П
-
К., У
-
Б.): Носили ра
ньсе к
а
мусы из оленьей ко
зи (Клч.);
К
а
мусы –
от низу шкуру снимают,
мужыкам длинные зашывали, а же
нщинам до
коле
на. К
а
мусы –
это миховы
е торбаз
а
(Млк
.
);
К
а
мусы из олен
ь
их лап сили, тёплые о
цень б
ы
л
и, но оцень сыпу
ции (П
-
К.);
К
а
мусы с оле
ньих нок (У
-
Б.);
К
а
мусы шыли, такие сапошки с нок оле
ня (Крк.);
А когда си
л
ь-
ные мо
розы
, то носи
ли к
а
мусы, на сухую погоду, с олених ножек, шерсть глаткая, коро
ткая (Кзр.);
Мама шы
ла к
а
мусы из шк
урки оле
ньей ноги (Длн.).
Диалектным лексико
-
фонетическим вариантом слова ка́
масы
является ле
к
сема камас
а
,
зафиксированная в десяти контекстах, отм
еченная в говорах чет
ы
рех сел (Длн., Млк., Скч., У
-
Б.): Вот камас
а
наде
л, п
отом наколенник. Шы
ли камас
а
, их шы
ли лам
у
ты, красивые, они бисером обде
ланные (Млк.); Камас
а
–
обуфь, пластают шкурки, су
шут, из нок (Скч.);
Кам
а-
с
а
насили и же
нщины,
они симпати
чне
е, чем торбаз
а
.
Выделывали са
ми. Шьют камас
а
с оле
ньева меха сверху, дли
нные. Камас
а
–
мех сверху –
короткие сапоги
(У
-
Б.);
Камас
а
шыли из оле
ней (Длн.). 74
Все вышеописанные лексемы противопоставляются по ДС «наличие / отсутствие м
е-
ха»:
Наименование
Наличие
меха
Отсутствие меха
Торбаза зимние
Торбаза камусные
Торбаза летние
Торбаза юхтовые
Торбаза голые
Голицы
+
+
–
–
–
–
–
–
+
+
+
+
Одно из центральных мест в РВГ «Названия торбазов» по употребительн
о
сти как самой реалии, так и лексемы, её обозначающей
, занимает слово бр
о
дни
, зафиксированное в девян
о-
ста контекстах и отмеченное в говорах семнадцати населенных пунктов (Анв., Елз., Длн., Квр., Кзр., Клч., Крк., Мал., Млк., Нкл., Прт., Сбл., Скч., Ссн., Тгл., У
-
Б., У
-
К.). Лексема бродни
вступает в вариантны
е отношения со словом бр
о
дники
, составным наименованием торбаз
а
брод
о
вые
, в синонимические –
со словом сут
у
ри
. В говорах функционирует в зн
а-
чении «Промысловые длинные непромокаемые торбаза»: Охотники шы
ли бр
о
дни, типа р
е-
зиновых сапок. А на рыбалку сапок не
бы
l
о, носи
l
и бр
о
дни –
по
две шкуры шшы
тые, д
l
инные таки
е торбаз
а
(Клч.);
Бр
о
дни –
эта то
зе торбаз
а
, тол
ь
ко до
лгие (Млк.);
Ис т
олстых шкур рыбакам си
ли бр
о
дни, высокие бы
ли (Длн
.
);
Ис короф си
l
и торбаз
а
д
l
я рыба
l
ки, бр
о
дни н
а-
зыва
ца (Ссн
.
);
Бр
о
дни сили ис с
куры для музикоф, ходили по воде
(Нкл.);
Бр
о
дни
–
большые сапоги ис ко
жы молодня
ка, рыба
чили в их (Скч.);
Бр
о
дни ис корови шку
ры д
l
я рыба
l
ки; шы
l
и так, штоп вода ни протика
l
а (Мал.). Данная лексема известна не только говорам камчад
а-
лов. В словаре В.И.Даля находим следующую запись: «Бр
о
дни. Бах
и
лы. Обычная обувь с
и-
биряка… Рыбачьи бродни, бахилы –
сапоги с высокими голенищами, на помочах» [3, т.
1, с.
129].
Для изготовления бродней использовали специальным способом обраб
о
танную шкуру: с нее скребком снимали ш
ерсть; для непромокаемости во время обработки (копчения) пост
о-
янно смазывали жиром:
Шкуру выде
l
ыва
l
и вручную: её опско
б
l
ют, l
ожут жыр и свёртыв
а-
ют, потом мнут и мяхкая, свёртывают ф трупку и мнёшь до
l
го, сухую опять сма
зывают и мнут (Клч.);
Бр
о
дни де
l
а
l
и и
ш шкур, они
не пропус
ка
l
и воду и би
l
и мняфкие, потому што би
l
и прожырё
ные медвежым жы
ром (Млк.);
Бр
о
дни с
ш
ы
ты с
ш
о с
ш
кур с
ш
мо
l
оды
х жы
во
т-
ных, с
ш
ьют вручну
ю, с
ш
у
с
ш
ат, коптя
т, нерп
и
чим, медвежым жы
ром про
пи
тывают (Квр.). Составное наименование торбаз
а брод
о
вые
,
зафиксировано в двух конте
к
стах в говоре одного села (Елз.) и является диалектным номинативным вариа
н
том слова бр
о
дни:
Брод
о
вые т
о
рбосы –
бр
о
дни ис кожы. Торбаз
а
брод
о
вые –
бр
о
дни (Елз.).
Лексема бр
о
дники
зафиксирована в пяти контекстах в говоре двух сел (Квр., Млк.) и является диалектным морфологическим вариантом слова бр
о
дни
(наличие аффикса не мен
я-
ет значения слова): Вместо рези
новых са
пок шы
ли бр
о
дники ис шкуры оленя; йеё обрабат
ы-
вали, спицально ма
зали жыром, штоп ни протика
ли. Бр
о
дники –
это вроде
резинок, их шыли иш шкуры оленя, йеё спицально мазали жыром, штоп ни протикали. В это время не
было ре
зинок –
рези
но
вые сапоги и вместо них шы
ли бр
о
дники иш шкуры оле
ня, йеё обра
батыв
а-
ли: полови
ну срез
али меха и прома
зывали нерп
и
чим жыром; шыли жылами, шт
оп ни пропу
с-
кали воду, жы
л
ы набухали и ни пропуска
ли (Квр.); Бр
о
дники з
ыром медвежым сма
зывали. Бр
о
дники, как сапоги дли
нные (Млк.). В качестве синонима лексемы бр
о
дни
в говоре функционирует заимствованное слово сут
у
ри
, обнаруженное в п. Слаутное: Сут
у
ри
–
это то
зе торбаз
а
, но д
l
инные, внутри прив
я-
зывась пот ко
l
енкой и потянешь наве
рх, не прома
ка
ют. Заимствованность лексемы по
д-
тверждают лексикографические источники: «Сотуры. Длинные сапоги из оленьего меха. В
е-
роятно из эвенк. сотуро «наколенники, ноговицы
» [10, с. 59]; «Сотуро. Ноговицы из кам
у-
сов» [11, с. 133]. 75
Необычным видом обуви являются бр
о
дни горл
о
вые
. Название данный вид обуви пол
у-
чил по материалу, из которого их шили: материалом для таких бродней служили «горлы» (пищевод морских львов, сивучей). Указание на т
а
кой вид обуви находим в записках В.Н.Тюшова: «Камчадалами из пищевода сивуча делаются лучшие бродни (без шва), сове
р-
шенно не пропускающие воду» [12, с. 433], а также в книге В.М.Головнина: «Такие, которые сделанные из горлов морских львов…, а
на ногах горловые торбаса» [13, с. 385]. Диалект
о-
носители ещё помнят данное название: Горл
о
вые бр
о
дни –
эта из горла с
и
вуча длинные то
р-
бас
а
(Тгл.).
Лексема и
чиги
зафиксирована в двадцати трех контекстах и отмечена в говорах шести населенных пунктов (Кзр.
, Клч., Кмк., Кхч., Млк., Нкл.), вариантов и синонимов не имеет, является собственно диалектной. Наличие нескольких ДС затруднило толкование ле
к
семы и
чиги
: 1) сезонность использования –
«для лета». А летом у мужыко
ф и
чиги ис чи
стой
кожы, шыли таки
е же тор
баз
а
, они
же лёхкие (Млк.);
И
чиги с медведя сы
l
и –
l
етня обуфь. Ле
том д
ругая обуфь была, женщина са
ми шыли из быцей ко
зи, и
чиги называ
юца (Клч.);
2) функциональность –
«для охоты, рыбалки». И
чиги музыкам сы
l
а, то
р
баз
а
до ко
l
еней на охоту ходи
ть (Клч.);
И
ч
иги наподо
бе тарбаз
о
ф, на рыбалке, когда рыба
чили, в воду зах
о-
ди
ли, и
с кожы абде
лывали. И
чиги охотники носи
ли. И
чиги наподо
бие торбаз
о
ф, их мущины носили на рыба
лку (Млк.);
И
чиги –
до коле
ней торбаз
а
, ходи
ть жа перин
о
гой, ну на охоту на ли
жах (Кхч.);
3) ма
териал изготовления –
«из кожи». И
чиги шы
l
и –
торбаз
а
называют ис скуры, ис коро
вника, те
l
ёнка. Летом другая обуфь была, же
нщины
сами шыли из бычей ко
зи, и
чиги называ
юца (Клч.);
И
чиги наподо
бие торбаз
о
ф, шылись из кожы медве
дя (Млк.). Проанализированные к
онтексты позволили лексему ичиги
определить как «кожаные торбаза». В «Словаре русского камчатского наречия» эта лексема зафиксирована в более широком значении: «Ичиги (ицики). Вид обуви» [9, с.
69]. В словарях ЛЯ слово не фиксируется, но есть данные, позв
оляющие говорить о шир
о-
ком распространении лексемы на территории русских говоров. Так, В.А.Моисеева (опираясь на данные картотеки «Словаря русских народных г
о
воров») пишет: «…в уральских, томских, красноярских и забайкальских гов
о
рах эта лексема звучит как
ичиги –
«кожаные сапоги без каблуков», в вятских –
ичетки «сафьяновые вышитые башмаки» [14, с. 79]. И.С.Вахрос отм
е-
чает, что такая обувь появилась в Древней Руси в XVI
в. и называлась ичетыгами (ичетог
а-
ми, ичедогами)
. А слово и
чиги
является стяженной форм
ой и возникло на русской диалек
т-
ной почве [15, с. 89].
Лексема ал
а
чики
зафиксирована в одиннадцати контекстах в говорах трех населенных пунктов (Анв., Кзр., Млк.). Слово вступает в вариантные отнош
е
ния с лексемой ал
а
цики
и является заимствованной. В речи к
амчадалов фун
к
ционирует в значении «Легкие летние торбаза из замши (ровдуги)»: Летом в горах батинки наси
ли, штоп ле
хко хадить бы
ло, йа знаю у ив
е
н называ
юца ал
а
чики. Э
то ал
а
чики, лёхкие, лёхкие. Ал
а
чики как тарбаз
а
из р
о
вд
у-
ги, мяхкой шк
у
ры. Выделываем коз
у до за
мсы, полу
ча
юца ал
а
чики. Ал
а
чики –
об
лехчённая обуфь для ле
та. Ал
а
чики –
обуфь, носили таку
ю
из за
мшы (Млк.);
У ив
е
ноф лёхкая обу
фка ал
а
чики, со шкуры, шерсть снимаеца, мя
хкая, лёхкая (Кзр.);
Ал
а
чики из
ле
тних камус
о
ф, как та
почки (Анв.). Говорами камчадалов слово было усвоено из ительменского языка: «Итель. алачик
а
н
–
вид праздничной обуви из черной ровдуги» [16, с. 43]. В.И.Даль указывает на якутское пр
о-
исхождение слова: «Ал
а
рчики, якут. Башмаки черного товара к оленьим голенищам или б
а-
хилам, чарк
и» [3, т. 1, с. 10].
К.М.Браславец зафиксировал данную лексему в двух значениях: «1. Женская дома
ш
няя обувь. 2. Торбаза для охоты на барана» [9, с. 23]. Давая первое значение слова, он делает ссылку на работы П.Кузмищева и А.М.Селищева, приводя цитаты из и
х трудов. Мы не м
о-
жем отрицать, что в говорах камч
а
далов не было этого значения в конце XIX
–
начале ХХ вв., но на момент нашего и
с
следования слово, по
-
видимому, его утратило. 76
Наличие ДС «кожаный» сближает значение лексем ичиги
и чирк
и
, но из
-
за малого к
о-
личества контекстов не представляется возможным сделать вывод об их синонимичности. Слово чирк
и
,
являясь диалектным, было зафиксировано в говоре одного села (У
-
Б.) в единичном контексте со значением «Сапоги, сшитые из грубой кожи»: Чирк
и
как сапоги, ис пл
оха выделанной кожы (У
-
Б.). В МАС лексема чирки
зафиксирована как областная в знач
е-
нии «Башмаки, туфли» [2, т. 4, с.
927]. В сл
о
варе В.И.Даля зафиксированы две лексемы, близкие по звучанию: «Чарк
и
и ч
а
ры (мн.ч.), чар
о
к (ед.ч.). Обычная сибирская обувь обои
х полов, местами в прм., влгд., мужские чарк
и
, бахилы; женские –
чакчуры; род башм
а
ков, с суконною опушкою, очкурой, для вздержки шерстяной же оборы или завязки по чулкам, л
и-
бо по кожаным у
пакам. Чар
ы
ки. кавк. (черевики). Мягкие сапожки или поршни, к
а
лиги»
[3, т. 4, с. 582]; «Чирк
и
, ч
и
р
и
ки. Черевички, башмаки, шарк
у
ны» [3, т. 4, с. 606]. По данным В.А.Моисеева, в некоторых говорах распространена лексема с другим ф
о-
нетическим оформлением –
черки
«легкая кожаная обувь без гол
е
нищ на мягкой подошве»: «Помимо иркутских говоров, слово черки
встречае
т
ся в вологодских, олонецких, пермских, владимирских, псковских, уральских, тобольских, омских, новосибирских, красноярских, з
а-
байкальских, якутских говорах» [14, с. 80]. Вслед за П.Я.Черных, считаем, что чирки, чарки
, черки
являются фонетическими вариантами одной лексемы: «Возможно, что это че
р
ки > чарки : чирки, нечто вроде кожаных сапожков, но без подошвы и каблуков, обувь, распр
о-
страненная в Сибири и других местах, как полагал и Даль, восх
о
дят к тому же корню (м.б.
из черевки?)» [17, с. 76]. И.С.Вахрос указывает, что слово чарыки (чарки, чирки)
в значении «Обувь типа поршней» употреблялось в древнерусском языке и заимствовано из тюркского языка –
carya
«кусок кожи, которым обвязывают ноги; грубая обувь» [15, с. 185
-
187]. Нал
и-
чие семы «грубый» сближает значение тюркской лексемы с камчатской. В исследуемом говоре встретились наименования комбинированной об
у
ви: унт
ы
и к
у
лты, для изготовления которой применяли кожу и мех. Лексема унт
ы
зафиксирована в двенадцати контекс
тах в говорах шести сел (Анв., Квр., Кзр., Клч., Млк., У
-
Б) и вступает в синонимические отнош
е
ния со словом к
у
лты
, вариантов не имеет, является общерусской. Слово унты
в говорах камчадалов функционирует в знач
е-
нии «Торбаза с кожаными головками и меховыми г
оленищами»: Унт
ы
обычно во
й
l
очные подошвы пришы
ты и го
l
офки такие ко
жаные (Млк.). В МАС данная лексема имеет сл
е-
дующее зн
а
чение: «Меховая обувь на мягкой подошве, распространенная у народов Севера и Сибири» [2, т. 4, с. 681]. Как видим, лексема, представле
нная в словаре, не вполне совпадает по семантическому объему с той, которая функционирует в камчатских говорах, т.к. знач
е-
ние слова ЛЯ является более широким, при этом в объем значения не включается диффере
н-
циальная сема «кожаный». Можно считать, что общер
усское слово унт
ы
функционирует в говорах камчадалов с другим семантическим наполнением. Данное наименование известно и другим говорам. В.И. Даль в словаре делает помету сиб
.: «Унты. сиб
. Хутулы, бахилы, сап
о-
ги из замшевой оленины, конины, барловины» [3, т
. 4, с. 499]. Лексему к
у
лты
можно считать синонимом слова унт
ы
, т.к. при её толковании диале
к-
тоносители также указывают на особенность комбинирования м
а
териала при изготовлении этого вида обуви: К
у
лты –
торбаз
а
. Здесь пе
рет и по
дошва как у сапога
, а верх
к
а
масный
(Клч.);
К
у
l
ты коро
че бр
о
дней, ис кам
а
с
о
ф сверху, внизу ко
жа. К
у
l
ты –
эта к
а
масные такие го
l
яшки, а ис ко
жы т
а
кие вот перед
а
с подо
швой (Клч.);
Торбаз
а
называ
лись ещё к
у
лты, са
ми го
ляшки мохнатые, а тут голые, как сапо
к (Кзр.).
Лексема зафиксирова
на в «Слов
а
ре русского камчатского наречия» в аналогичном значении: «К
у
лды (к
у
лты). Вид торбасов (г
о-
ловки из шкуры без шерсти, а голенища с шерстью)» [9, с.
87]. Отсутствие данного слова в словарях ЛЯ позволяет отнести его к диалектным наименованиям. Проа
нализированный материал показывает, что родовое понятие в подгруппе «Назв
а-
ния торбазов» выражено словом торбаз
а
1
, все ее члены находя
т
ся в гиперо
-
гипонимических отношениях. Группа немногочисленна, но дост
а
точно определенна по структуре. В центре группы нах
одятся три лексемы торбаза
2
, бр
о
дни, к
а
масы,
представленные наибольшим к
о-
личеством употреблений и обширным ареалом распространения. Остальные лексемы нах
о-
дятся на пер
и
ферии лексического состава группы.
77
Члены подгруппы вступают в вариантные и синонимические
отношения. Проанализ
и-
рованная группа включает восемь общерусских (что составляет 35
%), тринадцать диалек
т-
ных лексем (что составляет 56
%) и две заимствова
н
ные лексемы (что составляет 9 %). У
двух лексем (что составляет 9
%) семантическое наполнение в гов
орах и в ЛЯ не совпад
а-
ет. В вариантные отношения вступает 69
% проанализированной лексики, синонимические –
31
%.
ЛИТЕРАТУРА
1. Сороколетов Ф.П. Диалектная лексика как система // Восточнославянское и общее языкознание. М., 1978. С. 19
-
28.
2. Словарь русско
го языка: в 4 т. / Под ред. А.П.Евгеньевой. М.: Государственное изд
а-
тельство иностранных и национальных словарей, 1957. Т. 1
-
4.
3. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М.: Государственное и
з-
дательство иностранных и национальных словарей,
1955. Т. 1
-
4.
4. Бархатова О.Т. Из истории бытовой лексики в говорах камчадалов // Лексические единицы и их взаимодействие в говорах Сибири. Межвузовский сборник научных трудов. Кра
с
ноярск: Изд
-
во КГПИ, 1988. С. 34
-
46.
5. Бурыкин А.А. К проблематике ареал
ьных и этимологических исследований диалек
т-
ной лексики, заимствованной русскими говорами из языков народов Севера и Сибири // К
о-
ординационное совещание по проблемам изучения сибирских говоров кафедр русского яз
ы-
ка вузов Сибири, Урала и Дальнего Востока. Те
зисы докладов 2
-
4 октября 1991 г. Красн
о-
ярск: Изд
-
во КГПИ, 1991. С. 49
-
50.
6. Народы Сибири / Под ред. М.Л.Левина. М., 1956. 7. Крашенинников С.П. Описание земли Камчатки: в 2 т. СПб: Наука, П
-
К.: Камшат, 1994. Т. 1
-
2.
8. Словарь русских говоров Пр
иамурь
я. М.: Наука, 1983. 9. Словарь русского камчатского наречия / Под ред. К.М.Бр
аславца. Хабаровск, 1977.
10. Аникин А.Е. Этимологический словарь русских диалектов Сибири. М., Новос
и-
бирск: Наука, 2000. 11. Иванов В.Х. Этнокультурные взаимосвязи и взаимовлия
ния у народов Северо
-
Востока Сибири. Новосибирск: Наука, 2001. 12. Тюшов В.Н. По западному берегу Камчатки // Записки Имп. РГО по общей геогр
а-
фии. Т. 37. №2. 1906. 13. Головнин В.М. Путешествие на шлюпке «Диана» из Кронштадта в Камчатку в 1807
-
1811 г. М.
: Географгиз, 1961. 14. Моисеева В.А. Из истории названий обуви, распространенных в говорах Иркутской области // Проблемы фонетики и истории Сибирских говоров. Кра
с
ноярск: КГПИ, 1977. С. 77
-
82.
15. Вахрос И.С. Наименования обуви в русском языке. I
. Древне
йшие наименования до петровской эпохи // Ежегодник Института по изучению СССР в Финляндии, Прилож
ение №6
-
10. Хельсинки, 1959. 16. Историко
-
этнографическое учебное пособие по ительменскому языку. П.
-
К.: Изд
-
во Камшат, 1990.
17. Черных П.Я. Очерк русской и
сторической лексикологии. Древнерусский период. М.: Изд
-
во Моск. ун
-
та, 1956. Условные сокращения географических названий
Анавгай –
Анв.
Долиновка –
Длн.
Елизово –
Елз. Кихчик –
Кхч. Ковран –
Квр. Козыревск –
Кзр.
Ключи –
Клч. Коряки
–
Крк. Малки –
Мал. Мильково –
Млк.
Николаевка –
Нкл.
Паратунка –
Прт.
Петропавловск
-
Камчатский –
П
-
К.
Сокоч –
Скч.
Сосновка –
Ссн.
Тигиль –
Тгл.
Усть
-
Большерецк –
У
-
Б.
Усть
-
Камчатск –
У
-
К.
78
А.Р.
Попова
РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ЧЕЛОВЕ
КА КАК СУБЪЕКТА ТРУД
ОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ДИАЛЕКТНЫХ ФРАЗЕОЛ
ОГИЧЕСКИХ ЕДИН
И
ЦАХ С КОМПОНЕНТОМ РУКА И ЕГО ПРОИ
З
ВОДНЫМИ
Трудовая деятельность –
одно из средств самореализации человека, обеспечивающих потребности и заполняющих его жизнь. В процессе этой деятельности выявляются ф
изич
е-
ские, умственные, психические характеристики чел
о
века, происходит освоение человеком действительности, складываются отн
о
шения с другими людьми. Не случайно данная сфера жизни получает активное выражение в языке и, в частности, в диалектных фразеологиз
мах с компоне
н
том рука и его производными
.
В семантической структуре полисеманта рука выделяется лексико
-
семантический вар
и-
ант, непосредственно связанный с трудовой деятельн
о
стью: «одна из верхних конечностей человека как орудие деятельности, труда» (БАС:1
2:1528
-
1539). Рука –
часть человеческого тела –
в сознании нос
и
телей языка переосмысливается и приобретает функцию символа, причем в некот
о
рых лексикографических источниках отмечается символьный характер этого значения (напр., МАС:3:737; ТСРЯУ:3:1396). Дан
ное значение обладает наибольшей близ
о-
стью к первому значению слова рука «
верхняя конечность человека», поскольку сохраняет тот же денотат, однако в сравнении с первичным значением, в нем присутствует дополн
и-
тельная сема –
«предназначение руки», в качестве
какового прежде всего выступает труд
о
вая деятельность.
Слово рука
обладает значительным словообразовательным потенциалом. Словообраз
о-
вательное гнездо, в котором оно выступает вершиной, н
а
считывает в национальном языке более 700 единиц, среди которых выдел
яется группа производных разной ступени дерив
а-
ции, мотивированных рассматриваемым значением слова рука –
«
одна из верхних конечн
о-
стей человека как орудие деятельности, труда» (например, рукод
е
льный –
«
искусный, ум
е-
лый в работе, требующей ручного труда» (СО
Г:12:212),
безр
у
чье –
«
Неодобр
. Неумелый, н
е-
ловкий человек» (ЯОС:1:48) и мн. др.). Однако же производные лексические единицы ра
з-
личных ступеней деривации, в том числе и диалектные, восходящие к значению «рука как орудие деятельности, труда», не обладают фр
азеообразов
а
тельным потенциалом.
Устойчивая ассоциация «рука –
трудовая деятельность», закрепленная в семантической структуре полисеманта рука наличием отдельного значения, с
о
храняется в производных от первого значения этого полисеманта, которые имеют то ж
е обозначаемое –
верхнюю коне
ч-
ность человека: ручка, рученька
. Два данных существительных обладают фразеообразов
а-
тельными возможн
о
стями и выступают в качестве компонентов ФЕ, имеющих отношение к трудовой деятельности. Интересно, что, хотя в лексикографичес
ких источниках ук
а
зана связь данных лексем лишь с первым значением слова рука (МАС:3:743; БАС:12:1565)
, нал
и-
чие ФЕ с этими компонентами, относящихся к трудовой деятельности, показывает сохран
е-
ние в них имплицитно семы «функция руки»
.
Слово рука образует и другие суффиксальные производные
-
существительные, име
ю-
щие тот же денотат «верхняя конечность человека», например: ручища
(БАС:12:1565), р
у
че
ч-
ка
Калуж. (СРНГ:35:280) и мн. др. О
д
нако же фразеологизмов, обозначающих те или иные аспекты трудовой деятельности,
с подобными компонентами
-
существительными не обнар
у-
жено.
Фразеологизмы с компонентами рука, ручка, рученька, содержащие сема
н
тическую связь с трудовой деятельностью, для удобства исследования возможно распределить по сл
е-
дующим семантическим группам.
1. ФЕ
, обозначающие руки как орган труда.
Об актуальности рук для трудовой де
я-
тельности человека свидетельствуют ФЕ с конкретным значением: рабочая рука
–
«такая, которой человек владеет лучше, чем другой» и ленивая рука
–
«такая, которой человек вл
а-
деет хуже, чем другой» (КСОГ). Внутри этих фразеологизмов, близких по точности, ко
н-
кретности значения к терминам, явно наблюдается противопоставление компонентов раб
о-
79
чая –
ленивая
. Слово лен
и
вый
в литературном языке обозначает внутреннее, психологическое качество, а в ФЕ ленивая рука
компонент
ленивая называет качество только физическое. В литературном языке нет противопоставления рабочая/ленивая
по отношению к рукам (руки обозначаются как правая/левая, а степень владения каждой рукой передается описательно: «та, кото
рой человек лучше/хуже владеет»).
Некоторые ФЕ содержат не только наименование, но и характеристику рук как органа труда –
положительную или отрицательную. Так, позитивные кач
е
ства руки как средства труда отражены в ФЕ руки не крюки
–
«
об умелых и ги
б
ких р
уках» (ЯОС:8:139) и изъянная рука –
«
ловкая рука» Петерб., 1871 (СРНГ:12:178). Относительно последней ФЕ можно зам
е-
тить, что прилагател
ь
ное изъянный содержит негативную коннотацию в своих значениях, относящихся к различным говорам: изъянный
–
«имеющий недо
статки» Калуж.; «порче
н-
ный» Даль; «убыточный» Даль (СРНГ:12:178), в рамках же ФЕ происходит переосмысление стержневого компонента, фразеологизм имеет положительную коннотацию. Отрицательную оценку рук как органа труда имеет ФЕ
руки словно крюки –
«
о неумел
ых, неловких руках к
о-
го
-
л.» Смол., 1890 (СРНГ:38:296). Следовательно, образ «формы» рук (ср. антонимическую пару руки не крюки –
руки словно крюки
) выступает своего рода причиной влад
е-
ния/невладения р
у
ками как инструментом труда.
Понятно, что любой труд, в
том числе и ручной, координируется мышлением, и суб
ъ-
ектом труда выступают не руки, а сам человек, однако же во фразеологизмах подчеркивае
т-
ся, что руки как бы живут своей, трудовой жизнью.
Труд –
источник средств к существованию, и немаловажная роль рук в процессе труда отражена в пословицах. Так, созидательная, активная фун
к
ция рук представлена в пословице не каша кормит, а ложка, не припас стряпает, а руки (Даль:4:110). Руки и выполняемая ими работа бывают важны для «обслуживания» других органов тела:
ср.
рука ноге работн
и-
ца (батрак) «о
бувь делает и обувает» (Даль:4:110). В ФЕ руки работают, а голова кормит (Даль:4:110) вырисовывается сопоставление двух аспектов, связанных с трудовой деятельн
о-
стью: руки выступают орудием собственно физической работы, а гол
ова выполняет коорд
и-
нацию работы, т.е. наблюдается определенная иерархия функций рук и головы: «труд», «р
у-
ководство трудом».
2. ФЕ, обозначающие процесс трудовой деятельности. Поскольку трудовая деятел
ь-
ность есть протяженный во времени процесс, ФЕ данной с
емантич
е
ской группы обозначают процессуальный признак и являются глагольными. В основе образования ФЕ может быть п
о-
ложено словосочетание, обозначающее действия, выполняемые руками при работе: руками шевелить «
работать, в
ы
полнять физическую работу» (СППП:67
).
Активное участие рук в каком
-
либо деле, являющееся необходимым условием выпо
л-
нения работы, отражается в ФЕ с компонентами
-
глаголами, содержащими сему «приближ
е-
ние, присоединение» за счет префиксов при
-
и в
-
: пр
и
ложить руку «
взяться за какое
-
л. дело, сде
лать что
-
л. своими руками» (СППП:67), руки вставлять «
работать, делать что
-
л., прикл
а-
дывая усилия» (СППП:66), руки приставить «
потрудиться, постараться» (СРНГ:35:241).
Поскольку труд есть процесс, он может быть подразделен на временн'ые фазы. Так, средства
ми фразеологии обозначен начальный момент работы: взять работу в руки «
пр
и-
няться за работу» Арх., 1970 (СРНГ:33:239).
Помимо перечисленных выше ФЕ, обозначающих любой ручной труд, в
ы
деляются фразеологизмы, с той или иной степенью конкретизирующие труд
о
вую деятельность. Так, определенный вид работы обозначен ФЕ в две руки с
е
ять «
рассевать зерно вручную двумя параллельными рядами» (ССГ:9:145)
.
Косвенная характеристика тяжелого, несоразмерного с возможностями челов
е
ка труда представлена в ФЕ ломать руки «
выпол
нять тяжелую работу вручную» (МФССП:55) и руки рвать «
выполнять тяжелую физическую работу, р
а
ботать не по силам» (СППП:66).
3. ФЕ, обозначающие физические ощущения рук, вызванные трудовой де
я
тельностью.
К физическим ощущениям относятся ощущения рук при раб
оте –
ощущение промешенного руками теста: ходить по рукам
(о тесте): Как прам
е
сиш ево хърашенькъ, так там ни адной 80
капельки нет мучицы, он, бывалъ, ры
х
лый делаетца… так тестъ и ходить пъ рукам
(КСОГ). Данная ФЕ –
единственная в семантической группе, обозна
чающая если не прия
т-
ные, то, во всяком случае, нейтральные ощущения рук человека. Прочие фразеологизмы о
т-
ражают те или иные неприятные ощущения рук, обусловленные трудовой деятельн
о
стью.
Так, например, ощущения, возникающие непосредственно в процессе работ
ы, пре
д-
ставлены в ФЕ руку дробит
и руку сушит «
о неприятных, болезненных сотрясениях, пер
е-
дающихся в руку при резких ударах топором, моло
т
ком» Волог. (СРНГ:35:239).
Целый ряд ФЕ отражает неприятные ощущения в руке как последствия какого
-
либо физического тр
уда: работы определенного вида
–
ср. расхватать р
у
ку «
растянуть сухожилие кисти рук при жатве или тереблении льна» Яросл. (СРНГ:35:240), пристирать руки «
ут
о-
мить или растереть кожу рук при сти
р
ке» Пск. (СРНГ:31:417); или же любой тяжелой работы –
ср. рука развилась «
о б
о
ли в кистевом суставе от непосильной работы» (НОС:9:156).
Ощущение усталости от физической работы также передается через образ рук. Во всех ФЕ со значением усталости есть формальные показатели того, что этот признак «усталость» присутствует в очень большой степени: так, ФЕ о
б
разно передают ощущение «отсутствия рук». Формальными выразителями эт
о
го признака являются: –
наличие в ФЕ компонентов
-
глаголов с префиксом от
-
со значением «отстранения»: руки отваливаются (отвалились), руки отсохли
«о сильной степ
е
ни усталости» (КСОГ); от рук и ног отбиться «устать от тяжелой, изнурительной работы» (СППП:66);
от рук о
т-
стать «очень устать, утомится от к
а
кой
-
либо работы, какого
-
либо дела» (МФССП:71)
; руки отпадывают «о большой усталости от какой
-
л. работы
» (ВС:6:128). Существование в ра
з-
личных говорах ФЕ с одним и тем же префиксом от
-
(и предлогом от
) свидетельствует об у
с
тойчивости образа «отсутствия рук» как показателя усталости;
–
наличие в ФЕ средств отрицания: рук не чуять:
Мы так работъм, рук ни чуиш
(КСОГ), руки не вернутся (СППП:66); в руках не шевелится «об отсутствии сил, возможн
о-
сти работать» (СРГК:5:577).
Помимо образа «отсутствия» рук, усталость от физической работы может передаваться и через метафорическое соотнесение предполагаемого свойства руки со свойством растения: руки свяли «кто
-
л. очень утомлен чем
-
л.» (СППП:67).
4. ФЕ, обозначающие способ выполнения работы. ФЕ дают представление о следу
ю-
щих способах выполнения работы:
а) выполнение работы двумя руками: на две руки (СРДГ:3:98), о двух р
ук (СРГП:259);
б) вручную, без каких
-
либо приспособлений: в руки (СОГ:2:95; СРГСУ:1:97; ЯОС:2:38; НОС:9:155), в руках (СРГК:5:577); на руках Кемер. (СРНГ:35:242),
с рук (СРГОд:2:164), от своих рук (МФССП:87); работать на своих руках
(КСОГ).
Одно и то же зн
ачение «вручную» передается с помощью разных компонентов: предл
о-
гов в, на
, от
; форм местоимения своими, своих,
выполняющих функцию актуализации пр
и-
знака «собственноручно».
в) выполнение работы одним человеком, без помощников: в одни руки делать «делать что
-
л. одному, без помощи» (КСОГ);
на одни руки «самостоятельно, без поддержки, без п
о-
сторонней помощи» (ФСРГРК:158);
г) выполнение какой
-
либо работы наряду с другими занятиями: промеж рук «в пром
е-
жутках между основными занятиями, между делом». Ряз. (СРНГ:35:
244).
5.
ФЕ, как
-
либо характеризующие работу. ФЕ данной семантической группы позвол
я-
ют выявить различные критерии труда: оценивается умение р
а
ботать, быстрота выполнения работы, отношение к труду. В ФЕ этой группы представлены:
а) характеристика работы по быстроте выполнения. Быстрота является позитивной х
а-
рактеристикой, поскольку связана с объемом выполняемой работы. Особенно ярко это отр
а-
жено в ФЕ в три руки: Дом строили ф
-
три руки, ни у
с
пели аглинуца –
а он гатоф
(СРДГ:3:98);
б) характеристика работы по интенсивности выполнения:
во все руки «интенсивно, н
а-
пряженно» (СППП:67). 81
в) характеристика работы по длительности, беспрерывности выполнения: не сослагая рук (КСОГ), не кладая рук, не покидая рук «усердно, напр
я
женно, без отдыха» (СППП:66),
рук не поклад
ывать (СРГОд:2:99). Внутренняя форма перечисленных диалектных ФЕ, так же как и ФЕ литературного языка раб
о
тать не покладая рук, такова: «работники физического труда, отдыхая, кладут натруженные руки на стол, скамью или колени» (СРФ:498). В ФЕ р
у-
кам умо
л
ку не было «без отдыха» (КСОГ) компонент умолку вызывает ассоциации с долгой беспрерывной речью; сема «долго, беспрерывно» проецируется с речевой де
я
тельности на труд руками. г) характеристика работы по отношению к ней. Следует отметить, что ФЕ предыдущей се
мантической подгруппы подразумевают также и усердное, ответственное отношение к р
а-
боте, то есть позитивную характеристику. Негати
в
ная же характеристика выражена ФЕ по конец рук «небрежно, спустя рукава
» [
1, с.
201], спустя
с рук «кое
-
как, спустя рук
а
ва» (СР
ДГ:3:138),
пр
о
меж рук делать что
-
л.
«плохо, спустя рукава делать что
-
л.» Тюмен., 1984 (СРНГ:32:181).
д) характеристика работы по качеству выполнения:
не отпасть с рук «о хорошей раб
о-
те, об отсутствии изъянов, недостатков в работе» (СРГК:5:578); делать рука
ми; делать р
у-
ками, а не ногами
«делать хорошо, добротно» (СРГОд:2:114). В последней ФЕ маркируется основная функция рук –
труд; по этому признаку рука противопоставлена другому органу тела –
ноге.
Качество выполнения работы является одновременно и критерие
м сопоставл
е-
ния и оценки работников: ср. одна мучка, да не одни ручки «поговорка о выполнении разн
ы-
ми людьми какого
-
л. дела в зависимости от их умения» Новосиб. (СРНГ:23:24). Характер
и-
стика некачественной работы отражена также в ФЕ предыдущей семантической
подгруппы, обозначающих небрежное отношение к работе: по конец рук, спустя с рук, промеж рук д
е-
лать что
-
л.
Таким образом, обращает на себя внимание взаимосвязь ряда характеристик труда: б
ы-
строта осознается как положительное качество (и это объяснимо: без соответствующих н
а-
выков быстро выполнить работы невозможно); интенсивность и беспрерывность труда св
я-
зана с усердием, старанием; некачественность выполненной работы является следствием н
е-
брежного к ней о
т
ношения.
6. ФЕ, обозначающие приобретение умений, на
выков в работе. Значения ФЕ, которые будут рассмотрены ниже, непосредственно связаны с чел
о
веком, характеризуют его как субъекта трудовой деятельности.
ФЕ наломать руку (руки) (СРДГ:2:164); настебать руку (СППП:67) обозначают пр
и-
обретение умения, сноровки,
опыта в каком
-
л. деле. По той же самой модели и с тем же зн
а-
чением построена литературная ФЕ набивать (набить) руку, руку набить (ФСРЯ:259). И
н-
тересно отметить, что в «Словаре…» В.Даля представлены ФЕ набить руку «навыкнуть
,
н
а-
тореть» и набить руки
«намоз
олить» (Даль:4:109). Очевидно, что вторая ФЕ имеет более конкретное значение. Конкретизация происходит за счет формы множественного числа с
у-
ществительного руки
: труд ассоциируется прежде всего с двумя руками, а не с каждой о
т-
дельной. Компонент руку
в единс
твенном числе имеет обобщающий х
а
рактер, поэтому ФЕ набить руку в целом приобретает характер обобщения.
7. ФЕ, обозначающие сознательное невыполнение работы, бездельнич
а
нье. Почти все ФЕ со значением «бездействовать, бездельничать» имеют резко отрицательну
ю оценку. О
б-
раз бездействия выражается через позу человека, п
о
ложение рук:
–
глагольными компонентами со значением статичности и наречными или именными компонентами, обозначающими положение рук, непригодное для работы: сидеть сжомши руки, сидеть складя (ск
лавши) руки, сидеть сцапавши руки, руки в кресты сидеть (СППП:67); сидеть скл
а
дчи руки Пенз., 1952 (СРНГ:38:20
-
21) и сидеть скл
а
дча руки Арх., Яросл. (СРНГ:38:20
-
21); скласть ручки и сидеть (ФСРГРК:237) и др.;
–
компонентами, обозначающими только положение
рук, непригодное для работы: ру
ч-
ки сложить (скласть) «ничего не делать» Якут. (СРНГ:35:283); р
у
ки в брюки (СППП:66)
; руки на коленях
; руки
скласть «пр
е
бывать в бездеятельности» (ФСРГРК:237)
,
а также через 82
совмещение абстрактного и конкретно
-
соматического образа:
руки на спасибе «ничего не д
е-
лать» (НОС:8:156). В отличие от прочих, ФЕ руки к сердцу «об отдыхе»: Раньше работали с утра и до ночи на пашне, а сичас
-
то мы руки к сердцу и посиживаем
(СРГП:259) –
не с
о-
держит негативной коннотации. Ср. само ее толко
вание: невыполнение работы руками м
о-
жет рассматриваться не только как бездельничанье, но и как о
т
дых;
–
компонентами, обозначающими действие руками, не предназначенное для работы: ломать руки «бездельничать» (СРДГ:2:119);
–
компонентами, обозначающими отри
цание любого действия, движ
е
ния: рука об руку не стукать Ряз. (СРНГ:35:240).
8. ФЕ, обозначающие человека как субъекта трудовой деятельности.
Способность, желание и умение трудиться –
один из критериев оценки человека, п
о-
скольку именно здесь проявляются ег
о ум, смекалка, усердие и, н
а
против, лень, неумелость, небрежность. Именно поэтому почти все фразеологизмы данной семантической группы с
о-
держат позитивную или негативную оценку факта деятельности человека. Исключение с
о-
ставляет единственная ФЕ, называющая человека как работника: заобихожие руки «рабочие руки в семье» (ЯОС:4:90), где происходит метонимический перенос «руки –
человек», п
о-
скольку человек рассматривается здесь прежде всего как субъект труда, а труд осуществл
я-
ется р
у
ками.
8.1. ФЕ, обозначающие ч
еловека, умеющего трудиться, достигшего усп
е
хов в труде.
Позитивная оценка умелого человека выражается в ФЕ по
-
разному, в зависимости от того, какой аспект умения трудиться необходимо подчеркнуть: самостоятельность выполн
е-
ния чего
-
либо; стремление трудитьс
я, характерное для работящего человека; способность к многообразным видам работ; быстрота и ловкость выполнения чего
-
либо; достижение в чем
-
либо мастерства –
или же отражаются сразу несколько аспектов.
Способность человека к труду характеризуется через его
руки, умение владеть ими. Для выполнения работы важен определенный признак рук –
ср. на руки длинный
–
«мастер
о-
витый» Перм. (ФСРГРК:283). Умелого человека наз
ы
вают ФЕ, где формально представлен контакт рук с объектами труда: из рук не вывалится «об умелом
, работящем человеке» Новг. (ФСРГРК:150); из рук не вырвется «о хорошем мастере» Омск., 1972 (СРНГ:35:239
-
240).
Необходимыми качествами успешного труда является легкость и быстрота выполн
е-
ния, п
о
скольку эти качества есть следствие приобретенных прочных нав
ыков, сноровки, и, кроме того, они позволяют выполнить большее колич
е
ство работы в меньший промежуток времени. Ср. руки ходят –
«кто
-
либо, ло
в
ко, споро работает; легко и быстро управляется с делами» (ФСРГРК:215); руки шибко шевелятся –
«кто
-
либо, ловко, сп
оро работает; легко и быстро управл
я
ется с делами» (ФСРГРК:215). Деятельность человека предстает через образ рук, трудящихся как бы самостоятельно, без координации их деятельности, что служит сре
д-
ством характеристики ловкого в работе и умелого человека. Вы
сокая скорость выполнения работы показана в ФЕ скор на руку –
«быстрый в р
а
боте» (ФСРЯ:429); скобыс
о
к на руку –
«тот, кто быстро работает руками» (КСОГ); муха на руку не сядет –
«об очень подвижном, работящем человеке» Иркут. (ЧВРФ:73,85).
Человек оценивае
тся также по способности к разносторонней трудовой деятельности. ФЕ с таким значением содержат формальное указание на пространственный контакт с рук
а-
ми предметов окружающего мира, которые по
д
вергаются деятельности человека. В своем составе эти ФЕ имеют ком
поненты все, всё,
ориентированные на абсолютное заполнение с
е-
мантического пр
о
странства «работа руками». Ср. всё к рукам –
«об умелом человеке» (НОС: 9:155), годный на все руки (СРГОд:1:95), на все руки гож; на все руки от ск
у
ки (СППП:67), работящий на все руки –
«способный выполнять любую работу» Сарат., 1959 (СРНГ:33:241).
Многие ФЕ со значением «человек, способный к разносторонней трудовой деятельн
о-
сти» содержат отрицание и глагольный компонент, получающий сему «отстранение, отдал
е-
ние». Ср.: ничего
из рук
не выскочит
(КСОГ);
из рук ничо
не выпадает (выпадет)
–
«об ум
е-
лом, хозяйственном человеке» Кемер., Сиб. (ЧВРФ:69); из р
у
ченек ничего не выпадет
–
«о хорошем мастере, мастерице» Омск. (СРНГ:35:279);
из рук ничего не уйдёт
–
«о человеке 83
умелом, и
с
кусном во
всех делах» (СРГНП:2:235); ничего
из рук не выходило
–
«кто
-
либо был сп
о
собен на все, отличался мастерством, умением» (ФСРГРК:150);
ничего
из рук не валилось
–
«кто
-
либо был способен на все, отличался мастерством, умением» (ФСРГРК:150) и др
.
Совмещение дв
ух критериев оценки труда содержится в нескольких ФЕ, одновременно характеризующих человека по способности к разносторонней деятельности (ср. наличие компонента всё в каждой из них) и по быстроте, ловкости ее выполнения: в руках всё р
о-
д
и
ться –
«всякое дело
в руках спорится» (СРГК:5:577); всё в руках (из рук) р
о
д
и
тся (рож
а-
ется) –
«о человеке ум
е
лом, искусном во всех делах» (СРГНП:2:227); всё в руках кипит –
«кто
-
либо быстро, ловко, споро работает, легко управляется с любыми делами» (ФСРГРК:40); всё в руках к
руж
а
ется –
«о человеке, который быстро, умело работает» (СРГНП:1:354); всё в руках ходит –
«кто
-
либо быстро, ловко, споро работает, легко управл
я-
ется с любыми делами» (ФСРГРК:40).
Наличие высокой степени умения делать что
-
либо содержится в ФЕ ручки золотые
–
«кто
-
либо искусен, ловок, умел; обладает мастерством» (ФСРГРК:217).
Оценка человека происходит не только по аспектам самого процесса трудовой деятел
ь-
ности, но и по его результатам, ср. из (с) рук всякое дело, все выйдет –
«о человеке, преусп
е-
вающем в лю
бом деле» КАССР, 1971 (СРНГ:35:240). Если в ФЕ, характеризующих человека по способности к разносторонней де
я
тельности, было представлено отрицание и компонент
-
глагол с семой отстранения, что в совокупности создавало образ пространственной близости рук и об
ъекта труда, то в данной ФЕ содержится образ пространственного отдаления, п
о-
скольку продукт труда перестает быть объектом трудовой де
я
тельности.
8.2. ФЕ, обозначающие ленивого, неумелого человека.
Лень и неумелость –
различные качества, однако же сведение их в
о
едино, обнаружение между ними причинно
-
следственных связей применимо в наро
д
ном сознании к трудовой деятельности. Ленивого и неумелого человека хара
к
теризует целый ряд диалектных ФЕ, причем все они передают значение «ленивый, неумелый» по
-
разному. В э
тих ФЕ наблюдае
т-
ся стремление образно и в то же время конкретно объяснить «причину» лености и неумения:
–
«отсутствием» обеих рук: рук нет –
«о человеке, который не умеет что
-
либо делать» (СРГНО:476);
–
«отсутствием» части руки или руки полностью: руки по локоть отрублены –
«о н
е-
умелом и ленивом человеке» (НОС:9:155); руки оставлены –
«неум
е
лый человек» (НОС:9:155).
–
неправильным положением рук на теле: руки не тем концом вставлены –
«о ленивом и нерадивом человеке» (НОС:9:155); руки не этим концом вставлен
ы –
«о неумелом, несп
о-
собном ни к какому делу человеке» Горьк., 1973 (СРНГ:35:241); не с того места руки ра
с-
тут –
«о неумелом и ленивом челов
е
ке» (НОС:9:156);
–
физическим признаком рук, затрудняющим работу, –
«весом»: рука, нога по пуду, р
а-
ботать не буду –
«о ленивом человеке» (НОС:9:155);
–
иными особенностями рук: пришивные руки –
«о неловком, неумелом, нерасторопном человеке» (СППП:67), калёные руки –
«о неловком, нерасторо
п
ном человеке» (МФССП:87); руки белешеньки –
«
Ирон
. О белоручке, которая сидит и ничего не делает» (СРДФО:185); г
о-
роховые руки –
«о неловком, неумелом или сделавшем что
-
л. неправильно, неаккуратно ч
е-
ловеке» (СППП:67) –
характерно, что прилагательное гороховый в составе ФЕ приобрет
а
ет особый компонент значения –
негативную оценку: ср. п
амять гороховая –
«о плохой, слабой памяти» Пск. (СРНГ:7:69), а также шут гороховый, пугало гороховое, чучело гороховое (ФСРЯ:118);
–
неумением владеть руками (держать что
-
либо): у него дело из рук валится –
«ленив» (Даль:4:110);
–
типичным положением рук,
свойственным человеку, непригодным для работы
: руки в брюки (СППП:66)
; руки в брюки, нос в карман –
«Презрит
. О бездельнике» (ФСРГС:169);
–
неумением заняться работой с определенным материалом, сырьем: не к рукам куд
е
ля –
«неумелый человек» (ЧВРФ:74).
84
Мож
но отметить детальную разработанность обозначения ленивого и неумелого чел
о-
века: «народная мудрость выделяет и запоминает в первую очередь то, что связано с пор
о-
ком, недостатком, –
с тем, чтобы высмеять его, п
о
издеваться над ним» [
1
, с. 202].
В данной сема
нтической подгруппе оказываются взаимосвязанными не только лень и неумелость, но и медлительность, ср. калёные руки –
«о нело
в
ком, нерасторопном человеке» (МФССП:87) –
аналогично умелость, мастер
о
витость сопоставима с быстротой выполнения работы.
9. ФЕ, об
означающие человека как объект трудовой деятельности. Человек может в
ы-
ступать не только субъектом, но и одновременно объектом и причиной трудовой деятельн
о-
сти. В качестве такового выступает маленький ребенок: ср. рук не давать развести –
«треб
о-
вать постоян
ного внимания, заботы, ух
о
да (о грудном ребенке)». Казан.,1853 (СРНГ:35:241)
10. ФЕ, обозначающие психические ощущения человека, вызванные трудовой деятел
ь-
ностью. Психические отношения человека, связанные с трудом, разнообразны: это полярные ощущения –
жел
ание или нежелание трудиться; отношение долженствования;
отношение к объему и сложности предстоящей работы.
Позитивные эмоции, вызываемые работой, представлены в ФЕ раб
о
тать с рукой –
«работать охотно, с желанием» Ворон. (СРНГ:35:244), с рукой делать что
-
л
ибо –
«очень охотно делать что
-
л.» Ворон. (СРНГ:25:245). Отсутствие желания трудиться может быть м
о-
тивировано по
-
разному: явно негативным качеством –
ленью: руки отлетают –
«
Прене
б-
реж
. «лениться» (ФСРГС:169)
; б
е
гать от своих рук –
«лениться, бездельничать»
(СРГК:5:577); и, кроме того, определенным состоянием –
апатией: все руки отпали –
«об о
т-
сутствии жел
а
ния что
-
либо делать; руки опустились». Ряз (СРНГ:24:265). Необходимость выполнять работу с желанием обозначает ФЕ к рукам не пристанет –
«о необходимости
выполнить работу с желанием» (НОС:9:156). Только на необходимость сделать что
-
либо без предписания позитивного о
т
ношения к работе указывает ФЕ дело на руках –
«о необход
и
мости сделать что
-
н. полезное, трудиться» (СРГК:5:578).
Отношение к трудности и колич
еству работы содержат ФЕ глаза стращают, а руки д
е-
лают (Даль:4:110); глазки серуны, а ручки работнички (КСОГ). В приведенных пословице подчеркивается основная функция рук –
работа, труд, при этом имплицитно присутствует информация о том, что речь идет о тр
уде сложном, о большом количестве работы.
11. ФЕ, обозначающие собственноручно сделанные предметы. По спос
о
бу выполнения характеризуется не только работа, как было указано выше, но и выполненная в ходе ее вещь. Почти все ФЕ этой семантической подгруппы акт
уализируют свое значение за счет комп
о-
нента –
притяжательного местоим
е
ния свой: своей руки «
У меня в доме пол своей руки, я сам пилил».
Новосиб. (СРНГ:36:317); с своих рук –
«собственного изготовления» Омск. (СРНГ:35:241); из своих рук –
«сделанный собстве
нными руками; вручную; с
а
модельный» (ФСРГРК:194).
12. ФЕ со значением пожелания успешной работы: ср. спор в руках –
Междом. «Как пожелание успешной работы; пусть дело спорится» (СРГК:5:579).
Как показывает исследованный диалектный материал, в ФЕ нашли отра
жение знач
и-
мые характеристики труда (скорость, интенсивность, качественность и др.), а также знач
и-
мые личностные характеристики (трудолюбие, умелость, лень, неумелость) и их явная оце
н-
ка. Очевидно противопоставлены (и оценены) лень/трудолюбие, ленивый и не
умелый чел
о-
век
/
мастер, умелец. А
к
туальность обозначаемого предмета –
руки человека –
и разнообразие связа
н
ных с ним реалий и ассоциаций человека детерминирует широту употребления слова, что отразилось на фразеообразовательных возможностях. Этим объясняется
охват фразеол
о-
гизмами со словом рука
и его производными разных аспектов трудовой деятельности: ст
е-
пень владения каждой из рук; процесс работы руками; ощущения человека, вызванные тр
у-
довой деятельностью руками; человека как субъекта трудовой деятельности, проя
в
ляющий себя в ней и др.
Образ «рука, руки» активно функционирует в литературном языке и н
а
родных говорах для обозначения многообразных сторон трудовой деятельности и связанных с ней понятий: 85
«…рука является символом деятельности», «опр
е
деляет ценность
дела и человека, трудность работы, правильность и удо
б
ство ее выполнения», –
отмечает Г.В. Токарев [
2, с. 54].
«Трудовая деятельность простого народа имела во все времена основной целью «доб
ы-
чу хлеба насущного» … в народной среде остро порицалась лень, бе
зразличие, паразитич
е-
ский образ жизни. Только интенсивная трудовая де
я
тельность обусловливала возможность выжить и прокормить семью… Труд всегда, во все времена, был основой жизнедеятельности человека» [
1, с. 202]. Поэтому многие ФЕ, обозначающие трудовую деятельность челов
е
ка, четко и образно рисует систему норм и ценностей, связанных с трудом.
ЛИТЕРАТУРА
1. Брысина Е.В. Трудовая деятельность человека и ее отражение в донской диалектной фразеологии // Сельская Россия: прошлое и настоящее. Вып. 2. Доклады и
сообщения 8
-
й российской нау
ч
но
-
практической конференции (Орел, ноябрь 2001). М., 2001. С. 200
-
202.
2. Токарев Г.В. Проблемы лингвокультурологического описания концепта (на примере концепта «трудовая деятельность»). Учебное пособие. Тула: Изд
-
во ТГУ им. Л
.Н. Толстого,
2000. Источники и принятые сокращения
1.
Алексеенко М.А Человек в русской фразеологии: Словарь / М.А.Алексеенко, Т.П.Белоусова, О.И.Литвинникова. М.: ООО "ИТИ ТЕХНОЛОГИИ", 2004. 238 с. (ЧВРФ).
2.
Бирих А.К. Словарь русской фразеологии. Историко
-
эт
имологический справочник / А.К.Бирих, В.М.Мокиенко, Л.И.Степанова. СПб.: Ф
о
лио
-
пресс, 1998. 701 с. (СРФ).
3.
Вершининский словарь / Гл. ред. О.И
.
Блинова. Тт. 1
-
7. Томск: Изд
-
во Томского ун
-
та, 1998
-
2002. 308 с. (ВС).
4.
Даль В.И. Толковый словарь живого великору
сского языка. Тт. 1
-
4. / В.И.Даль. М.: Гос
у
дарственное издательство иностранных и национальных словарей, 1955 (Даль).
5.
Картотека «Словаря орловских говоров». Хранение материалов –
кафедра русского языка Орловского государственного университета (КСОГ).
6.
Кобел
ева И.А. Фразеологический словарь русских говоров Республики Коми. Сы
к-
тывкар: Изд
-
во Сыктывкарского ун
-
та, 2004. 312 с. (ФСРГРК).
7.
Материалы для фразеологического словаря говоров Северного Прикамья / Сост. К.Н.Прокошева. Пермь, 1972. 114 с. (МФССП).
8.
Новгоро
дский областной словарь. Т. 1
-
13. 1992
-
2000. Новгород, 1999 (НОС).
9.
Ройзензон, Л.И. Словарь русской диалектной фразеологии южной части Ольхано
в-
ского района Иркутской области // Труды Самаркандского государственного уничерситета им. А.Навои. Вопросы фразеоло
гии VI
. Восточнославя
н
ская фразеология и фразеография. Вып. 237. Самарканд, 1972. С.114
-
204. (СРДФО).
10.
Словарь орловских говоров / Под ред. Т.В.Бахваловой. Вып. 1
-
4. Ярославль, 1989
-
1991; Вып. 5
-
14. Орел, 1992
-
2003. (СОГ).
11.
Словарь псковских пословиц и погов
орок / Сост. В.М.Мокиенко, Т.Г.Никитина. СПб.: Норинт, 2001. 176 с. (СППП).
12.
Словарь русских говоров Карелии и сопредельных областей / Отв. ред. О.А.Черепанова; гл. ред. А.С.Герд. Вып. 1
-
6. СПб.: Изд
-
во Санкт
-
Петербургского ун
-
та, 1994
–
2006. (СРГК).
13.
Словарь
русских говоров Приамурья. М.: Наука, 1983. 343 с. (СРГП)
14.
Словарь русских говоров низовой Печоры / Под ред. Л.А.Ивашко. Тт.
1
-
2. СПб: Филол
о
гический факультет СПбГУ, 2003 (СРГНП).
15.
Словарь русских говоров среднего Урала. Т. 1
-
2. Свердловск: Средне
-
Уральско
е Книжное Издательство, 1964
-
1971 (СРГСУ).
16.
Словарь русских донских говоров. Т. 1
-
3. Ростов
-
на
-
Дону: Изд
-
во Ростовского ун
-
та, 1975
-
1976 (СРДГ).
17.
Словарь русских народных говоров / Гл. ред. Ф.П.Сороколетов. Вып. 1
-
39. СПб.: Наука, 1965
-
2005 (СРНГ).
18.
Словарь р
усских старожильческих говоров средней части бассейна р. Оби (допо
л-
нение). Ч. 1
-
2. Томск: Изд
-
во Томского ун
-
та, 1975 (СРГОд).
86
19.
Словарь русского языка. Т. 1
-
4. М.: Русский язык, 1981 (МАС)
20.
Словарь смоленских говоров. Т. 1
-
5. Смоленск: СГПИ им. К.Маркса, 19
74
-
1988 (ССГ).
21.
Словарь современного русского литературного языка. Т. 1
-
17. М., Л.: Изд
-
во АН СССР, 1950
-
1965 (БАС).
22.
Словарь современного русского народного говора (д. Деулино Рязанского района Ряза
н
ской обл) / Под ред. И.А.Оссоветского. М.: Наука, 1969. 61
3
с. (ССРНГД).
23.
Толковый словарь русского языка / Под ред. Д.Н.Ушакова. Тт. 1
-
4. М.: Гос. изд
-
во иностр. и нац. словарей, 1937
-
1940 (ТСРЯУ).
24.
Фразеологический словарь русских говоров Сибири / Под ред. А.И.Федорова. Н
о-
восибирск: Наука, Сибирское отделение, 19
83. 232 с. (ФСРГС).
25.
Фразеологический словарь русского языка / Под ред. А.И.Молоткова. М.: Русский язык, 1978. 543 с. (ФСРЯ).
26.
Шестакова Е.Н. Материалы к диалектному фразеологическому словарю Вороне
ж-
ской области // Труды Самаркандского государственного униче
рситета им. А.Навои. Вопр
о-
сы фразеологии VI
. Восточнославянская фразеология и фразеография. Вып. 237. Самарканд, 1972. С.261
-
289. (МДФСВ).
27.
Ярославский областной словарь. Тт. 1
-
10. Ярославль, 1981
-
1991.
Ю.В.Самойлова
ЛЕКСИКОН РУССКОГО ОС
ТРОВНОГО ГОВОРА С
ТАРООБРЯДЦЕВ СЕЛА НИ
КОЛАЕВСК (ШТАТ АЛЯСК
А, США)
Старообрядческое село Николаевск (
Nikolaevsk
) находится на юге Аляски, на полуос
т-
рове Кенай. Николаевская община начала оформляться в конце 60
-
х
гг. ХХ в., отдели
в
шись от крупной общины старообрядцев в Орегон
е. Орегонская община складывалась с с
е
редины 60
-
х гг. прошлого века из нескольких потоков староверов: «харбинцев», «синьцзя
н
цев» и «турчан». Данные группы получили названия по наименованиям прежних мест пр
о
живания (Харбин, Синьцзян (КНР); Турция). В Никола
евске преобладают «харбинцы». Возникнов
е-
нию николаевской общины предшествовали события, определившие сло
ж
ный путь миграции групп старообрядцев.
Накануне 1917 г. большинство староверов, потомки которых в настоящее время живут в Николаевске, проживало на Дал
ьнем Востоке. Революционные события вынудили их п
о-
кинуть обжитые места и в начале 30
-
х гг. обосноваться в Китае. Военные и политические изменения, происшедшие в стране пребыв
а
ния в 40
-
50 годы, снова заставили старообрядцев переселиться –
сначала в Го
н
конг,
затем, в конце 50
-
х гг., в Латинскую Америку, откуда в середине 60
-
х гг. они стали приезжать в США, оседая преимущественно в Орегоне. Говор жителей села Николаевск –
старообрядцев часовенного согласия –
является п
е-
реселенческим островным говором. Его фор
мирование и развитие происходило в иноди
а-
лектном и иноязычном окружении: с другими диалектными системами говор взаимодейств
о-
вал на территории Сибири, Дальнего Востока и продолжает взаимодействовать в США. В
миграционный период николаевский говор находился в окружении китайского, португал
ь-
ского, английского языков, контактировал с корейским и японским. В настоящее время в Николаевске нет людей, родившихся в России, следовательно, языковой опыт основного н
а-
селения Николаевска был накоплен за пределами исконны
х территорий, а языковые особе
н-
ности складывались под влиянием разнообразных экс
т
ралингвистических факторов.
Исследователи отмечают, что иноязычное окружение переселенческих островных г
о-
воров способствует, с одной стороны, обособлению и сохранению своеобра
зия определенн
о-
го диалекта, с другой –
взаимопроникновению элементов контактирующих языков и диале
к-
тов. 87
Преобладание (или перекрытие) языка окружающего языкового больши
н
ства, высокий социальный статус неродного языка, влияние инонационал
ь
ной культуры и, к
ак результат, –
овладение языком окружения при одновременно ослабевающих связях с литературным яз
ы-
ком метрополии диктуют определенное направление языкового процесса. Носители остро
в-
ного диалекта проходят путь от «этно
-
национальной диглоссии (диалект / лите
ратурный язык) к ра
з
личным вариантам билингвизма (русский диалект / русский литературный язык иностранный литературный язык; или: русский диалект иностранный лит
е
ратурный язык)» [1, с. 24].
Жители Николаевска в период миграции и проживания в иноязычном
окружении стр
е-
мились к сохранению национальной специфики и старообрядч
е
ских традиций, что сказалось на основных характеристиках говора. Анализ фонетических, морфологических и лексич
е-
ских особенностей островного николаевского говора позволяет отнести его к
числу смеша
н-
ных, то есть совмещающих в себе черты севернорусских, среднерусских и южнорусских г
о-
воров, с явным преобладанием севернорусских черт, нередко имеющих общесибирский ар
е-
ал распространения. География миграционного пути старообрядческой общины, о
босновавшейся в селе Н
и-
колаевск, объясняет многие языковые особенности этого островного говора: очевидная об
щ-
ность с русскими говорами Пермской области, Сибири и Дальнего Востока; наличие ин
о-
язычных заимствований китайского происхождения, отражающих этап п
оселения староверов в северных и северо
-
восточных районах Китая (
финтёза, лигмень / людьмень, чумиза
); заи
м-
ствований португальского происхождения, отражающих этап пребывания староо
б
рядцев в Бразилии (
мантега, шурашка
). Наибольшее количество заимствований (из английского языка) приходится на после
д-
ние несколько десятилетий, когда большая часть представит
е
лей этой общины осела в США. Активное заимствование английской лексики, вли
я
ние английского языка на другие уровни островного диалекта объясняется такими э
кстралингвистическими факторами, как успешно развивающиеся торгово
-
экономические отношения; изменения в семейном укладе; образов
а-
тельная система, ориентированная на язык страны пребывания; средства массовой информ
а-
ции; терпимое отношение духовенства к прои
с
ходящим изменениям и др.
Стремление к консервации (как типичная черта старообрядческой культуры), с одной стороны, и возрастающие с каждым годом ассимилятивные пр
о
цессы, с другой, оказывают разновекторное влияние и создают своеобразный, в определенном смы
сле уникальный, яз
ы-
ковой портрет островного говора села Николаевск. Лексика говора особенно ярко отражает эти разнонаправленные тенденции, подтве
р-
ждением тому является приводимый ниже краткий словарь ди
а
лектной лексики говора села Николаевск.
А
жно
(ча
ст.) –
аж А
зма –
болезнь, астма (от англ. asthma
)
Ал
я
сашный –
имеющий отношение к Ал
я-
ске; аляскинский
Амбар
у
шка
–
хозяйственная надворная п
о
стройка
Антибо
я
рик –
атибиотик (от англ. antib
i-
otic
)
Арб
у
зник –
ягода Water
-
melon
berry
Африк
а
ны
–
негры
Бабзёх
а –
трусливый человек
Б
а
бзя –
трусливый человек
Б
а
бничать –
помогать при родах, быть п
о-
вивальной бабкой
Бад
о
шка –
палка, трость Бак
у
лоч, бак
у
лочки
–
колышки, подде
р-
живающие прутья (перевички) в ограде Бамб
е
т –
двухъярусная кр
о
вать (от англ. bunk
-
bed
)
Бам
бр
и
лка –
мочалка для мытья п
о
суды (от англ. «
Brillo
» –
торговое назв
а
ние)
Б
а
нка –
металлическая (не стеклянная) т
а-
ра
Бар
а
к –
хозяйственная постройка обы
ч
но для хранения рыбных сн
а
стей
Бара
у
зить –
задевать дном лодки ре
ч
ное, морское дно Бар
е
тки –
кроссовки
Баск
о
й –
красивый
Б
а
ушка –
1) бабушка; 2) повивальная ба
б-
ка, акушерка
88
Башк
а
стик –
смелый (?) человек; пл
о
хой человек Белушк
о
–
белок яйца Бер
е
зник –
березняк, березовый лес
Бздан
у
ть –
1) брызнуть водой (напр., на печь в бане), поддать пару; 2) уд
а
рить Б
и
лка –
1) миксер; венчики миксера; 2) вибратор в насадке пыл
е
соса; 3)
устройство для измельчения твердых отходов в сифоне р
а
ковины Б
и
пка –
детский нагрудник (от англ. bib
)
Б
и
серы
–
бусы Бл
и
зко (род
и
лись) –
о небольшой ра
з
нице в возрасте
Блубен
и
ка –
клубника Бог
а
[ц]ко –
богато
Бозл
я
ка –
трусливый чел
о
век Б
о
йзен
–
красная ажина, бойзенова яг
о
да (от англ. Boysen
berry
)
Болт
у
ша
–
разговорчивый, болтливый ч
е-
ловек
Большинств
о
–
в большинстве случаев, ч
а
ще всего Боязл
я
ка –
трусливый ч
е
ловек
Бо
я
ка –
тру
сливый человек
Бр
а
га
–
алкогольный напиток домашн
е
го приготовления, получаемый в резул
ь
тате сбраживания ягод, без последующей ди
с-
тилл
я
ции Брат
а
н, брат
а
ник –
двоюродный брат
Бр
а
тка –
1) брат; 2) ста
р
ший брат
Брать –
собирать (о ягоде) Брусл
е
т –
браслет
Б
рюх
а
тая –
беременная
Бр
ю
хо –
живот вокруг пупка. В серёдке брюха –
живо
´
т
.
Буз
у
й
,
бузу
и
шка –
пьяница, бездел
ь
ник
Б
у
ка –
нелюдимый, угрюмый ч
е
ловек
Б
у
рый
–
коричневый
Бур
я
вки –
грибы Бут
ы
лки –
стеклотара, в т.ч. стекля
н
ные банки Б
э
бичка –
грудной ребен
ок; младший р
е-
бенок (от англ. baby
)
Вар –
асфальт. Ва
ром зали
´
ли д
о
ро
´
гу.
Варёно молоко –
варенец; топленое, кв
а-
шеное молоко Вёдро –
ясная погода
Веков
е
вечный –
долговечный
Велич
а
ть –
называть по отчес
т
ву
Вертлюг
и
–
бедренные суставы
Весёлка –
небольшая
лопатка для замеш
и-
вания теста
В
е
тренка –
ветреная, несерьезная же
н
щина
Ветрод
у
й –
вентилятор
Вех
о
тка –
хозяйственная тряпка
В
е
хоть –
тряпка для мытья пола
Вечёрки –
вечеринка по будням, в пост
Вечеров
а
ть –
проводить вечернее время, с
о
бравшись вместе, за р
укодельем, беседой, песнями
Взад –
назад
Вз
а
ди –
сзади
Вз
а
дях –
сзади
Вз
ам
уж –
з
амуж
Вз
а
мужем –
замужем
Взорв
а
ться –
извергнуться (о ву
л
кане)
Виз
и
ль –
растение семейства б
о
бовых
В
и
ршинки –
верхушки
Висив
а
р –
видеомагнитофон (от англ. VCR
)
Вод
и
ться –
присма
тривать за маленьк
и
ми детьми, нянчить Вод
я
нка –
ёмкость для воды, откуда че
р-
пают воду
В
о
лменка –
гриб
В
о
лфер –
пособие приезжим (от англ. we
l-
fare
)
Ворож
е
й –
название комнатного цве
т
ка
Вор
о
тчики –
калитка
Вперёд –
сначала
Враз –
сразу
Вряд –
рядом
Втр
е
скат
ься до без ум
а
–
вл
ю
биться
Выбирн
о
й,
выборн
о
й
–
тканый особым способом (о поясе, рисунок, которого «в
ы-
бир
а
ется»)
Выгл
я
дывать –
присматривать (за кор
о-
вами)
В
ы
дюжить –
вытерпеть
В
ы
жениться –
пожениться
В
ы
лажена –
устроена (о деревне, распол
о-
жении домов)
В
ып
и
вка –
спиртные напитки
Вып
у
ск –
выгон для скота
В
ы
торкать –
уничтожить, выбить (о рыбе, звере)
В
ы
шка –
чердак В
ы
шняя
школа –
средняя школа (от англ. high
school
)
Вэн –
микроавтобус, фургон (от англ van
)
Вяз
а
нка –
вязаная шапка
В
я
занки –
вязаные вещи
89
В
я
зе
во –
вязание, материал для вяз
а
ния
В
я
зельный
–
вязальный. В
я
зел
ь
ные иголки
(спицы)
В
я
зочки –
завязки
Вязь –
вязание
Гав
а
йская роза
, гав
а
йское сч
а
стье –
н
а-
звание комнатного цв
е
тка
Г
а
лик –
ёмкость в 1 фунт (о сборе клубн
и-
ки)
Галл
о
н –
галлон, мера объема (от англ. ga
l-
lon
)
Г
а
рбич, г
а
рбичник –
ёмкость для мус
о
ра, ягод; тара, обычно пластиковая (от англ. ga
r
bage
)
Гл
а
денная –
гладильная (о до
с
ке)
Гл
и
няный –
коричневый
Глубен
и
ка –
клубника
Гл
я
нуться / погл
я
нуться –
нравиться / понравиться Гол
и
к –
веник без листь
ев
Гол
и
мый –
чистый, без примесей; соде
р-
жащийся в большом количес
т
ве
Голуб
е
ц –
1) улыбчивый, хороший чел
о-
век; 2) блюдо из мясного фарша и капусты
Голуб
и
ца –
голубика
Гон –
период половых отношений (о са
м-
ках животных). Гон у м
а
ток.
Горб
а
ч –
старинная женска
я одежда, ра
з-
новидность сарафана Горб
у
шка –
1) горб; 2) спина (перен). Н
о-
с
и
ть на го
р
б
у
шке.
Г
о
рница –
гостиная
Гост
и
ть –
ходить в гости
Греч
у
ха
–
гречиха
Греч
у
шна
–
гречневая
Гр
е
[ш]на –
гречневая
Гринх
а
уз –
теплица (от англ. gree
n
house
)
Грох
о
тка –
решето д
ля промывания лос
о-
севой икры
Грош
о
вка –
решето для промывания лос
о-
севой икры
Гр
у
зди –
общее название съедобных гр
и-
бов
Д
а
вечь –
недавно
Дак
(част.) Дать –
потерять (о здоровье). Здор
о
вье д
а-
л
а
. Двойниш
а
ты –
двойня, близн
е
цы
Двухкол
я
ска –
мотоцикл
Дев
а
ха
–
девушка, чаще незнак
о
мая
Д
е
вер –
брат мужа Д
е
вка –
девушка
Девч
о
нка –
девушка
Д
е
душка сед
о
й –
название комнатного цветка
Дёрзкий –
дерзкий
Десят
о
к –
20 горстей (о льне)
Дж
е
ло –
варенье, повидло (от англ. jelly
)
Дж
и
нзы –
джинсы (от англ. jeans
) Джюс –
сок
(от англ. juice
)
Дик
а
я, дик
и
е –
дикая, д
и
кие
Дикош
а
рый –
неспоко
й
ный
Длиньшин
а
–
длина
До без ум
а
–
очень сильно. Втр
е
скаться до без ума
. Испугаться до без ума
.
Доб
ы
чивать –
доставать, доб
ы
вать
Догон
я
лки –
детская и
г
ра
Дожид
а
ть / дожд
а
ть –
ожидать, дожид
ат
ь-
ся / дождаться
Дождев
и
к –
одежда для рыбалки, вкл
ю-
чающая штаны
Доказ
а
ть –
донести
Д
о
лгай –
длинный (о разм
е
ре)
Долин
а
–
длина
Д
о
се –
до сих пор, доселе
Достав
ат
ь –
доставлять
Дост
а
ть –
найти, встретит
ь
ся
Д
о
ха –
длиннополая меховая одежда из шкур косули (чаще мужская, охотн
и
чья)
Д
о
шлый –
сообразител
ь
ный
Драньё –
дранка. Драньё др
а
ли с л
и
сьв
е
ня
. Др
о
бненький –
худенький
Друг
о
й раз –
иногда
Д
у
рность –
Глупость, д
у
рость
Душ
и
ть –
ловить (о рыбе)
Дюж
о
й –
сильный
Ед
о
вый –
съедобный
Езд
о
к –
человек, управляющий
бороной, жнейкой. Быть в езд
о
ках
.
Ерал
а
шный –
беспокойный
Ер
а
нька –
герань
Ех
и
дный –
злой
Ёлкой –
разновидность узора по
я
сов
Ж
а
ба –
болезнь горла, зева
Ж
а
дница –
жадный человек
Ж
а
рево –
блюдо, приготовленное жарен
и-
ем
Жарёха –
сковорода, чаще с ру
ч
кой
Жарк
и
–
полевые цветы
Жарк
о
й –
оранжевый, огненный цвет
Жел
е
зина –
кусок железа
Жёлось –
жёлчь, жёлчный п
у
зырь
Желтушк
о
–
желток яйца
Желт
я
вки –
грибы
90
Жен
а
тики –
женатые люди
Ж
и
вчиком
–
быстро
Ж
и
дкий –
1) нежный (о рыбе); 2) некре
п-
кий (о чае)
Ж
и
то –
рожь. Чёрн
а пшан
и
ца
.
Ж
и
хмарка –
шутливое обращение к дево
ч-
ке в домашней обст
а
новке
Жн
е
йка –
косилка
Жул
а
нчик –
попугайчик
Завест
и
–
поставить тесто
Завив
а
ть –
обвивать вокруг ч
е
го
-
либо (о яго
де)
Загл
я
дывать –
присматривать за кем
-
либо
Загн
е
тка –
место в русской печи
З
а
говня –
заговенье
Заг
о
н –
огороженное место для ск
о
та
Заед
у
ля –
задира
Заед
у
ха –
тот, кто «заедается», зад
и
ра
За з
а
муж –
замуж
Закосн
у
ть, закосн
у
ться –
забыт
ь
ся
Закр
ю
чить –
поймать рыбу «кошкой» (якорем)
Зал
а
вок –
стационарный кухо
н
ный стол, обычно с вс
троенными шкафами для пос
у-
ды
Зал
о
г –
целина, непаханая земля
Зам
е
сто –
вместо
Зам
о
чь –
смочь
За м
у
жа выход
ит
ь –
идти з
а
муж
Запаш
и
стый –
душистый, ар
о
матный
Зап
о
н –
фартук
Зарев
е
ть –
з
аплакать
Заскрёбушек, заскрёбышек –
после
д
ний ребёнок
Засол
е
ть –
просоли
ться
Заструж
а
ть –
строгать, затачивать (о к
а-
рандаше)
Затев
а
–
зятья
Зат
о
–
поэтому. Оне воспаляются, з
а
то ты хворашь.
За
у
чкя –
что
-
либо, выученное на п
а
мять
Зацвест
и
–
начать расти (о бороде)
Зач
а
ть
(
зачин
у
т
) –
начать (на
ч
нут) Зв
а
ние –
название
Звать –
на
зываться
Зев –
пространство для пропускания че
л-
нока, трепала
Зиплап, зиплак –
полиэтиленовый п
а
кет с замком (от англ. zi
p
lock
)
З
и
пер –
застежка
-
молния (от англ. zipper
)
Злот
и
ст –
ювелир
Зл
ы
ня –
злой человек
Золотн
и
к –
женский половой о
р
ган, матка
Зуд
и
ться –
зудеть, чесат
ь
ся
З
ы
бка –
колыбель
Зятевь
я
–
зятья
Иг
о
лки –
вязальные спицы
Идт
и
на н
и
з –
заканч
и
ваться
Изредк
а
–
изредка
Из
у
брь –
изюбр
Им
а
н, ем
а
н –
домашний козёл
Имен
а
–
названия
Им
е
ние –
имущество, сре
д
ства
Инч –
дюйм (2, 54 см) (от англ. inch
)
Инч
у
р
енс –
страховка (от англ. insurance
)
Исправлять / испр
а
вить –
служить мол
е-
бен, читать молитву (например, о больном ребёнке). Ребёнка испр
а
вить.
И
чки, ийч
у
шки –
яйца К
а
бер, каб
у
р, к
а
бур –
кобура, ч
е
хол
К
а
жный –
каждый
Каз
а
нски ор
е
хи –
(?)
Казёнка –
подсобн
ое помещение, прохла
д-
ная кладовая
Кал
а
ч, кал
ач
ик –
выпечное изд
е
лие из дрожжевого теста в форме кольца
Калбук
и
, клыбык
и
, клубак
и
, клуб
у
к
и
, клубочк
и
, кублак
и
–
1) женские туфли, чаще нарядные; 2) женские б
о
тинки
К
а
лэдж –
колледж (от англ. co
l
lege
)
К
а
менка –
печка в бане
Кам
и
нка –
печка, дровяная или масл
я
ная, обогревающая жилое помещение
Карас
и
н –
керосин
К
а
рта –
рисунок узора для пояса, ка
р
тинка для вышивания руба
ш
ки
Карт
о
вники –
вареники с карто
ш
кой или с картошкой и с капустой Карт
о
вный –
картофел
ь
ный
К
а
рточка –
фотография
К
а
танки –
1) валенки; 2) утепляющий вкладыш в сапоги
Кат
о
к –
приспособление для поднятия р
ы-
бы на катер
Кат
у
ша –
детская горка
Кач
а
льный стул –
кресло
-
качалка
Кач
у
ля –
качели
Квас
о
ль –
фасоль
Квашн
я
–
1)тестомес, механизированное устройс
тво для замешивания теста; 2) н
е-
сдобное тесто
К
е
дра –
кедр
Кедр
а
ч –
кедровник
Кейк –
торт (от англ. cake
) 91
К
е
нар –
приспособление для закатки кр
ы-
шек при консервиров
а
нии (от англ. can
)
К
е
нарь –
консервный завод (от англ. canary
)
Кенов
а
лка –
станок для закат
ки консер
в-
ных банок (от англ. can
)
Кен
о
ванный –
консервир
о
ванный (от англ. can
)
Кенов
а
ть –
консервировать (от англ. can
)
Кен
о
вка
–
1) консервы (от англ. can
); 2) помещение в доме для хранения загот
о
вок
К
и
жуч –
рыба семейства лосос
е
вых
К
и
пар –
балык по
-
алеу
тски, с красной с
о-
лью К
и
слица, кисл
и
ца –
красная смор
о
дина К
и
слица листов
а
я –
щ
а
вель (?) К
и
чка –
головной убор замужней женщ
и-
ны Кл
е
тка –
домик в детской игре. И
г
р
а
ть в кл
е
тки
–
значит играть в дом, имит
и
ровать домашний быт
Клубен
и
ка –
клубника
Кл
у
мбоч
ка –
кухонная полочка
Клыкч
а
ть, клыкт
а
ть –
кудахтать (о кур
и-
це)
Клюк
а
–
кочерга
Князь –
игра
Коб
ы
лка –
насекомое: кузнечик(?), све
р-
чок(?)
Кож
у
рка –
шкура животн
о
го
К
о
злинка –
гладильная до
с
ка
Козл
и
нки –
выделанные шкуры кос
у
ли
Козл
я
к –
недлинное пальто из шкур к
о
сули
Коз
у
ля –
косуля
К
о
йка –
кровать
К
`
ока
-
к
о
ла –
напиток кока
-
кола
Колид
о
р –
коридор
Комбин
а
шка –
комбин
а
ция
Компан
и
роваться –
собираться вм
е
сте, компанией; договариваться о чем
-
либо
Конегр
е
йка –
сенокосилка
Конп
о
т –
компот
Конь –
игра, разновиднос
ть ш
а
ровки
Коп
а
ть / прокоп
а
ть –
1) ковырять / прок
о-
вырять. Копать глаза
; 2) выцарапывать
Коп
у
ша –
медлительный чел
о
век
К
о
рка –
обложка
Корот
ы
г(л)а –
человек небольшого ро
с
та
Корт
1 –
суд (от англ. court
) Корт
2
, кортик –
стеклянный с
о
суд (от англ. quart
. –
0,946 л)
Кор
я
читься –
1) капризничать, плакать; 2) некрасиво сидеть (о д
е
вочке)
Кот
о
рый раз –
иногда
К
о
фей –
кофе
Коф
е
йник –
чайник
Кочерг
а
–
беспокойное состояние новор
о-
ждённого ребенка, связанное с особенн
о-
стями развития волосяного покрова
Кошан
и
на –
вык
ошенное место
Красн
я
вки –
грибы
Кр
е
ндель –
печеное изделие из заварн
о
го теста любой формы Крик
о
вы у
тки –
серые домашние у
т
ки
Кр
о
мовы –
хромовые
Кр
о
сота –
головной убор неве
с
ты
Круг –
вокруг
Кр
ы
льцы(а) –
лопатки Кр
ы
ша, кр
ы
шка, кр
ы
шечка –
навес
Кто –
вопр.
мест. что
Куб
ы
шечка –
ёмкость для замешивания те
с
та
Куд
ы
–
куда
Кузн
е
чик –
чёрный сверчок
Кул
а
га –
сладкий напиток, настоя
н
ный на ржаной муке и солоде с доба
в
лением ягод. Готовится из остатков су
с
ла
Курт
а
йка –
безрукавка
Кут
а
чить –
кудахтать (о к
у
рице)
Ку
ф
а
йка –
фуфайка, футболка, тенн
и
ска
К
у
хнишный –
кухонный
К
ы
ска –
кошка
Кышм
ы
ш –
белый изюм, кишмиш(?). Ра
с-
тение с мелкими плодами летом и крупн
ы-
ми –
осенью (?). Пригодно для консервир
о-
вания
К
э
рибу –
северный олень, карибу (от англ. caribou
, caribou
)
Л
а
дить
–
приводить что
-
либо в гото
в
ность
Л
а
йсен, л
а
йсенс –
водительские права (от англ. licence
)
Л
а
пось –
ступня ноги.
Л
а
стовки –
плечевые вставки, наши
в
ки на рубахе
Л
е
дник –
морозильный ларь; холодильник
Лен
о
к, леньк
и
, линк
и
–
форель
Лес
и
на –
дерево
Л
е
стница –
стремянка. В дом
у
–
ступ
е
ни, не л
е
сница
.
Л
е
стовка –
предмет, выполняющий фун
к-
цию четок при молитве Лин
ут
ь –
налить Лисап
е
д –
велосипед
92
Л
и
сьвень –
лиственница
Лит
о
вка –
сельскохозяйственное ор
у
дие; коса
Л
и
фтик –
лифчик
Лих
о
вник –
ива
Лог –
низкое место
Л
о
дырь –
лентяй, бездел
ь
ник
Л
о
ер –
юрист, адвокат (от англ. lawyer
)
Ложгат
и
на –
высокое место. Ложгат
и
на –
оно выс
о
кое, кедр
а
ч д
а
жыть ра
с
тёт
.
Л
о
жить –
класть
Л
о
пта, л
а
пта –
игра
Лопух
а
стый –
крупный (о сн
е
ге)
Л
у
ковка –
название комнатного растения ам
а
риллис
Людьм
е
нь, лигм
е
нь –
пшеничная ла
п
ша (часто с обжаренными овощ
а
ми) (от кит. L
ē
ng
Mi
à
n
) Майл –
миля (от англ. mile
–
1609,33
м)
Мал
е
нько –
немного
Мам
а
ша –
неродная мама
М
а
монька –
1) свекровь; 2) мать
М
а
нит
(безл.) –
ощущается сильная п
о-
требность в чем
-
л
ибо.
М
а
нит в сон.
Мант
е
га –
сливочное масло (от порт. ma
n-
teiga
)
Марив
а
на –
марихуана (от англ. marih
u
ana
, marijuana
)
Марков
е
й, макров
е
й –
микроволн
о
вая печь (от англ. microwave
)
М
а
рфия –
мафия (от англ mafia
)
М
а
рьины кор
е
нья –
растение с белыми цветами, д
альневосточный п
и
он (?) М
а
сленики –
грибы
Маслян
и
чный –
нефтяной (о нефт
я
ных вышках)
М
а
тка –
деревянный брус
Ма`унда
-
д
у
–
газированный напиток «
Mou
n
tain
Dew
»
М
а
хонький –
маленький
Мед
у
нка –
шмель
Междуд
е
лком –
невзначай, мимох
о
дом
Мексик
а
ны –
мексиканцы
М
е
рин –
ягода Marian
berry
Мёртвеник –
неразговорчивый чел
о
век
Меш
а
ть –
сбивать (о масле)
Мизг
и
рь –
паук; маленький п
а
ук
М
и
рна пос
у
да –
посуда для посторо
н
них
Млеть / умл
е
ть –
томиться, упар
и
ваться / упариться (о еде)
Мокрогл
а
зый –
плаксивый
Мол
е
нна –
моле
льный дом
Молодож
а
вый –
молодой, мол
о
жавый
Молод
у
ха –
молодая замужняя же
н
щина
Молод
я
жник –
скот до года, моло
д
няк
М
о
лоный –
молотый
Мол
о
сный –
скоромный
М
о
рковь –
морковь
Мор
о
зник, мор
о
зка –
морозильная к
а
мера Мосл
а
к –
кость
Мотоцикл
е
т –
мотоцикл
Мохн
о
вк
а –
ягода
Мураш
и
–
муравьи
Мурц
о
вка –
окрошка
Мус –
американский лось (от англ. moose
)
М
ы
шка –
инструмент для изготовления поясков
М
я
вкать –
мяукать
Набир
а
ть / набр
а
ть –
записывать / зап
и-
сать (напр., на магнит
о
фон) Набирн
о
й –
тканый особым сп
о
собом (с поя
се, рисунок которого «выбирае
т
ся»)
Нав
е
ливать –
предлагать, навяз
ы
вать
Нав
о
йка –
инструмент для изготовл
е
ния поясков, лестовок
Нав
я
зливый –
навязчивый
Нагр
у
дка –
1) верхняя часть фартука; 2) детский н
а
грудник
Надсад
и
ться –
надорваться
Наж
и
ва –
наживка
На ж
ив
у
лечку (сшить на жив
у
лечку) –
н
а
мечая линию шва
Наз
ад
ь –
назад
Назём –
навоз
Найт
и
сь –
родиться
Наказ
а
ть –
дать наказ, пр
и
казать
Нак
и
[шш]ивать –
делать украш
е
ния на концах пояса
Нал
а
живать / нал
а
дить –
сделать что
-
либо; приготовить (о пище); исправить; подд
е
лать
Нан
из
–
вниз
Наобудёнку –
на одни сутки
Наплав
о
к –
поплавок
Наплыв
а
ть –
увеличиваться в количестве
На пом
и
нку –
на память
Напорос
и
ться –
родить поросят, опор
о-
ситься
Направл
я
ть –
исправлять, ремонтировать
На руб
а
ху –
менструация
Наруш
и
ться –
слома
ться
Наряж
а
ть –
заниматься уборкой, нав
о
дить порядок в доме, в цер
к
ви
Нас
е
ком (резать) –
резать особым обр
а
зом 93
Насос
и
ть –
накормить младенца гр
у
дью
Натур
а
льный –
знакомый, привы
ч
ный
Наход
и
ть –
быть похожим
На четвер
я
шках –
на четверен
ь
ках
Н
е
вдосоль –
недо
сол
Неед
о
вый –
несъедобный
Незам
о
чь –
заболеть, занемочь
Н
е
кады –
некогда
Немт
ы
х –
неразговорчивый, молчаливый ч
е
ловек
Н
е
погодь –
плохая погода
Н
е
рка –
рыба семейства лосос
е
вых
Нес
у
стая –
курица, которая несе
т
ся
Нипоч
о
–
незачем
Ниск
о
ль –
нисколько
Н
и
ченки
–
часть ткацкого стана
Н
о
жни –
ножны
Н
о
нче –
теперь, сейчас, в этом г
о
ду
Н
о
рки –
ноздри
Нутр
о
–
внутренность
Н
я
нька
, н
я
ня –
старшая сестра
Об
а
бки –
грибы
Обезгл
а
сить –
лишиться голоса
Обих
а
живать –
ухаживать, заб
о
титься
Обкруж
и
ть –
очертить круг, о
б
вести
Обновл
я
ть –
отмечать появление ч
е
го
-
либо нового. Обно
в
л
я
ть дом
.
Обозн
а
ться –
ошибиться, переп
у
тать Обс
о
сонка –
борода
Об
у
тки –
обувь
Огр
а
да –
1) двор; 2) огороженное м
е
сто для птицы
Огреб
а
ть –
окучивать
Ог
у
рчики –
красная ягода (?)
Огуре[ш]ник –
рыба к
о
рю
шка
Одёжа, одёжда –
одежда Одн
а
ко (вв.) –
однако
Ож
а
биться –
осипнуть, о
х
рипнуть Ож
а
лить –
ужалить
Озер
у
шка –
озеро
Ок
а
унт –
счет, чек (от англ. a
c
count
)
Окл
а
д –
цоколь, нижний ряд бревен в ср
у-
бе
О
кшин –
аукцион (от англ. auction
)
Ол
и
фиться
–
приобретат
ь специфич
е
ский запах, вкус (о несвежей р
ы
бе)
Оп
е
ть –
опять
Оп
у
пки, п
у
пики –
грибы
О
риндж –
газированный напиток (от англ. orange
)
Оспр
э
ить –
распылить (от англ. spray
)
О
стро –
очень. О
стро гр
а
мотный. О
с
т
ро к
и
слый
.
Отв
а
р –
мясной бульон
Отв
а
рна вода –
1) чай; 2) кипячёная в
о
да
Отгр
у
дить –
отодвинуть
Отр
е
пли –
очески льна
Отс
е
ль –
отсюда
Отс(ш)т
а
пить –
уволить
Отст
ы
ть –
остыть, ост
ы
нуть
Отт
е
ль –
оттуда
Охво
я
чить –
ударить
Охл
о
пки –
каши быстрого приготовл
е
ния (в т.ч. из хлоп
ь
ев)
Ох
о
тницкий –
охотничий
Ох
о
тн
ичать –
охотиться
Ошлаг
а
–
манжеты
П[а]дл
и
–
около, подле, недалеко от ч
е
го
-
либо
П
а
костить –
вредить
Пальт
у
шка –
1) куртка; 2) пал
ь
то
Пант
о
вка –
охота с целью добычи па
н
тов
Пар
а
шка –
унитаз
Парёнки –
блюдо из вяленой ты
к
вы
П
а
рить –
сидеть на яйцах, высижив
ать ц
ы-
плят
П
а
рта –
рабочий стол
Пар
у
нья –
курица
-
наседка
Пар
у
ха –
курица
-
наседка
П
а
ска –
Пасха
П
а
смирный –
пасмурный
П
а
сья –
нечистая с точки зрения религио
з-
ных представлений (о п
о
суде)
П
а
ужин –
обед
П
а
ужнать –
обедать
П
а
унт –
фунт (от англ. pound
–
453,6
г)
Па
у
т, пав
у
т –
овод Пекч
и
–
печь (глаг.)
П
е
пси –
напиток пепси
-
кола
П
е
рва, перв
а
–
сначала
Первоб
ы
тный –
старый, древний. Перв
о-
бытный дом
.
Перев
и
чка –
гибкий прут тальн
и
ка (ивы) для связывания кольев в изгор
о
ди
Пер
е
динка –
ожерелье Переёмы –
родовые по
туги
Перел
а
живать –
ремонт
и
ровать
Перел
и
нка –
кокетка на с
а
рафане
Перешп
и
ливать –
менять пелёнку у гру
д-
ного ребенка
Пёрышки –
плавники у рыбы
Пест –
белая часть у зеленого лука
94
Печ
е
нье –
всё печёное, кроме хлеба, бл
и-
нов, оладий, лепешек
Печ
у
рка –
обогреват
ель
П
е
шки –
игра, шашки.
Пик
а
п, пик
а
пчик –
пикап (от англ. pickup
)
П
и
почка –
мочка уха
Пис
а
ние –
письмо
Планов
а
ть –
планировать
Пласт
и
нка –
аудиокассета, ко
м
пакт
-
диск
Пл
а
т(ь)я –
детское платье
Пл
и
чка –
совок для мусора
Плоскоз
у
бцы –
плоскогу
б
цы.
Поварёнка
–
половник, разливательная ложка
Поварёшка –
половник, разливател
ь
ная ложка
Повд
о
ль –
вдоль
Поверт
у
ха –
простуда, грипп
Повздённо –
весь день
Пов
и
вка –
головной убор замужней же
н-
щины
Пог
а
нить –
портить
Погл
а
сица церк
о
вная –
способ чтения р
е-
лигиозного текс
та на церковнославянском яз
ы
ке
Поголёшки –
холщовые короткие чулки без пятки и носка
Под в
и
д –
наподобие, в виде, соответс
т-
венно Подгон
я
ть –
подходить, наст
у
пать. Сто лет уж
е
подг
о
н
я
т
.
Под
и
(ввод.слово) –
наверное
Подл
а
живать –
ремонтир
о
вать
Подр
о
с(т)ки –
телята двух
-
трех лет
Подход
я
–
немало, дост
а
точно
Подход
я
[шш]инька –
немаленькая (о во
з-
расте)
Подых
а
ть –
седеть (о вол
о
сах)
П
о
[и]ст –
пояс
Покр
ы
шка –
крышка у сундука, «га
р
бича»
Полнов
о
дье –
половодье
Полотн
и
нка –
полотнище
Пол
о
чек –
часть жнейки
П
о
льзов
ать –
использовать
Пол
я
на –
трава на лужайке перед д
о
мом
Помакн
у
ть –
обмакнуть
Помер
е
ть –
умереть
П
о
мочь –
коллективная помощь
Понест
и
–
забеременеть
Понос
и
ться –
испытывать недомог
а
ние во время беременности
По п
е
рвости –
сначала
Поперёд –
сначала, раньше;
п
е
ред
Поперёшный –
непокорный
Попр
а
вить –
полечить. Попр
а
вить надс
а-
ду: м
а
тка опуск
а
[цц]а –
ж
и
лы потян
у
ть
.
По прям
у
шке –
напрямую Пораб
о
тать –
сделать все, перераб
о
тать
По
-
р
а
зному –
по
-
другому
Пор
е
лый –
зрелый
Пор
о
ть –
разделывать рыбу
Поск
о
тина –
огороже
нное место для скота, выгон
Посл
е
душек, посл
е
дышек –
последний р
е
бёнок
Посл
е
дыш –
последний р
е
бёнок
Посто
я
лка –
постоялый двор
Пос
ы
пка –
удобрения
Потих
о
ня –
тихоня; спокойный медл
и-
тельный человек
П
о
тник –
матрас (без пр
у
жин)
Потравл
я
ть –
дразнить
Похлёбка
–
постное жидкое бл
ю
до
Похуд
а
ть –
похудеть
Поч
а
мкать –
пригубить, попроб
о
вать
Почерпн
у
ть –
зачерпнуть
Почт
о
–
почему
Правн
у
к –
правнук Предъяв
и
ться –
явиться, чтобы предъ
я-
вить документы
Приг
о
н –
огороженное место для ск
о
та
Прик
о
лки –
заколки для волос
Пр
илепл
я
ть –
прикреплять (например, в
е-
шать на стену к
о
вер)
Прим
а
ть –
принимать
Прим
е
рно (ввод.слово) –
напр
и
мер
Принест
и
–
родить
Прин
я
ть –
крестить ребе
н
ка
Припис
а
ть –
присудить. Припис
а
ли т
я
те расстр
е
л
.
Прип
о
лок –
планка на р
у
бахе
Прист
а
ть –
устать
Прих
о
д –
тёплые сени
Прих
о
жа –
гостиная
Пр
и
шва –
приспособление для изготовл
е-
ния поясков
Провож
а
ны –
проводы
Прогл
я
дный –
хорошо просматриваемый, не загороженный ничем
Продыров
а
титься –
продыр
я
виться
Прожив
а
ть –
выживать
Пр
о
звон –
позвоночник
Произнош
а
ть –
произн
о
сить
Пр
о
ймы –
лямки на сар
а
фане
95
Пром
е
ж –
между
Пропуск
а
ть –
выпускать (о газетах, ж
у
р-
налах)
Пр
о
сни –
оболочка, покрывающая икру рыбы
Просток
и
ша –
простокв
а
ша
Пр
о
шлый год –
в прошлом году
Пр
я
сло, пр
я
сла –
1) жердь в изг
о
роди; 2) столб в изгороди; 3) изг
о
ро
дь Пр
я
талки –
детская игра, пря
т
ки
Путём –
правильно
П
у
ще / поп
у
ще –
сильнее / п
о
сильнее
П
ы
шкать / нап
ы
шкать –
распылять / ра
с-
пылить, обдавать, обл
и
вать чем
-
либо
Пятн
о
–
мишень
Р
а
зговня –
первый день м
я
соеда
Разлёпа –
сплетник
Р
а
зный –
другой
Разрезн
ы
пол
от
е
нцы –
длинные полоте
н-
ца, вышитые по кр
а
ям
Раск
у
порка –
инструмент для раск
у
порки консервных б
а
нок
Распеч
а
талка –
инструмент для раскупо
р-
ки консервных б
а
нок Расст
а
нь –
перекресток или разветвл
е
ние дороги
Растрёпа –
неопрятный ч
е
ловек
Рач
о
к (жаркой, бе
лый) –
название ко
м-
натного цветка
Ребятёшки –
дети
Рёв –
период половых отношений (о са
м-
цах животных). Рёв у б
ы
к
о
в
.
Рев
е
ть –
плакать, кричать
Р
о
ба –
детский или спортивный комбин
е-
зон
Рог
у
лька –
инструмент для изготовл
е
ния поясков
Род
и
ха –
роженица Р
о
стить
–
растить
Руком
о
йка –
умывальник, рак
о
вина
Руком
о
йник –
умывальник, раков
и
на
Рукотёрт –
полотенце (чаще льн
я
ное) Рыб
а
льный –
относящийся к рыболо
в
ству
Рыб
а
чить –
заниматься рыбной ло
в
лей
Рыженькие –
грибы
Рыж
у
шка
–
человек с рыжими волос
а
ми
Ряд
и
ться –
до
говариваться
Р
я
cно –
много
Р
я
сный
–
обильный (о сн
е
ге)
С
а
дик, сад
о
к –
большое количество д
е
тей
Сад
и
ть –
помещать куда
-
либо. П
о
л
ну б
а
ню льна сад
и
ли
.
С
а
лмон, с
а
ймон –
лосось (от англ. salmon
)
Само
у
ком –
самостоятельно, без систем
а-
тического обуч
е
ния
С
а
нки –
подбородок
Сар
а
й –
хозяйственная постройка для ск
о-
та
Сар
а
нгик –
растение, цв
е
ток
Сахарн
и
ца –
с
а
харница
Сашм
у
ра, шашм
у
ра –
головной убор з
а-
мужней женщины Св
а
шка –
подружка на свадьбе
Св
е
шать –
взвесить
Сво
я
чена –
сестра жены
Сговорить –
убедить, угов
о
рить
Сгорб
у
титься –
согнуться, сгорбит
ь
ся. Сгорб
у
тится ребёночек к
о
м
о
чкём.
Сед
у
шка –
ягода, по форме напом
и
нающая мелкую фасоль (от кит. x
u
dou
(?) «сидон»)
С
е
ни –
холодное помещение между ж
и
лой частью дома и крыльцом
Сестр
я
нка –
двоюродная сестра
С
е
чка –
нож дл
я рубки к
а
пусты
С
и
жий
–
сидячий
С
и
кша –
ягода шикша (ворон
и
ка)
С
и
ла –
жидкость с высоким содержан
и
ем спирта, остающаяся после замерзания бр
а-
ги
Син
и
ца –
синяя ягода
Син
я
вки –
грибы сыроежки (?)
Сиц
о
м зап
а
хнуть –
запахнуть м
о
чой
Ск
а
зывать –
рассказывать
Сказ
а
ть
(вв.).
Скатёрка –
скатерть
Скать / наскать –
раскатывать / раск
а
тать тесто
Ск
и
дыш –
выкидыш
Скл
а
день –
складной охотничий нож
Скл
и
зко –
скользко
Сколь –
сколько
Скород
е
л –
человек, быстро справля
ю-
щийся с делами
Скрозь –
сквозь
Скуперд
я
й –
скупой чел
о
ве
к
Слайт –
газированный напиток (от англ. slice
[
slais
] –
«ломтик» –
напиток, приг
о-
товленный из цитр
у
совых + sprite
[
sprite
] –
«эльф»)
Слепош
а
рый –
человек со слабым зр
е
нием
Сл
и
вок –
сливки
С м
а
личка –
с малых лет, с малоле
т
ства
Смет
а
нник –
последний ребёно
к, люб
и-
мый, единственный
96
Смогч
и
–
смочь
Снов
а
лка
, сн
о
вка –
инструмент для изг
о-
товления по
я
сков
Снов
а
ть –
кроить поясок
Снох
а
–
посудомоечная машина
Снош
е
льница, снош
е
нница –
1) жена бр
а-
та; 2) жена брата м
у
жа
Совремённый –
совреме
н
ный
Солон
и
на –
соленья
Сол
он
и
чка –
солонка С
о
лус –
квас из ржи
(
я
рицы
)
С
о
нка –
подбородок
Сопл
и
вая –
сырая (о зиме)
Сосн
о
в –
снова
Сос
у
нчик –
рыбка аквар
и
умная
С
о
чень –
заготовка, лепешка для пиро
ж-
ков, пельменей
Сош
и
ть –
сшить
Сп
а
льник, сп
а
льня, сп
а
ленка –
ночная р
у
башка
Спа`льна
-
о
фис –
кабинет (от англ. o
f
fice
)
Сперв
а
–
сначала
Спл
е
тник –
название комнатного плетущ
е-
гося ра
с
тения
Сподр
я
д –
подряд
Спок
о
й –
покой
Сп
о
нсырь –
спонсор (от англ. spo
n
sor
)
Спрэй –
аэрозоль (от англ. spray
)
Спуск
а
ть –
капать. Спускать ка
п
ли в глаз.
Сраб
о
та
ть –
сделать
Среброл
ю
бец –
скупой ч
е
ловек
Средк
а
–
редко
Стак
а
нье –
праздничная п
о
суда
Стар
и
нский –
старый, ст
а
ринный
Стать –
исполниться
Стир
а
лка –
стиральная маш
и
на
Столов
а
я л
а
мпа –
настольная лампа
Столь –
столько
Страм
о
вка –
неопрятная, неаккуратная, н
ечистоплотная женщина
Стращ
а
ть –
пугать
Стр
у
йка –
стайка (о рыбе)
Стр
я
пать –
готовить блюда, требу
ю
щие владения непростой кулинарной техн
и
кой, напр., пельм
е
ни (не суп)
Стр
я
пка –
повариха
Стр
я
пник –
повар
Ступ
е
ни, ступ
е
ньки –
л
е
стница
Судом
о
йка –
посудомоеч
ная маш
и
на
Суп –
мясное жидкое блюдо
Супр
о
ть –
против (в сравнении, в сопо
с-
тавлении с чем
-
либо)
Сур –
канализация (от англ. sewer
) Суррог
а
т –
1) разновидность браги из б
у-
зины; 2) бузина
С
у
сло –
сладковатый напиток, настоя
н
ный на ржаном солоде, томленый в
русской п
е-
чи
Сух
и
е грибы –
грибы (?)
Сух
о
й, сух
у
чий –
сухощавый ч
е
ловек
Суш
и
лка –
машина для сушки б
е
лья
Схлестн
у
ться –
сойтись (в т.ч. для совм
е-
стной жизни)
Сход
и
ть –
п
о
мещаться, входить во что
-
либо
Сх
о
дно –
достаточно, немало
Съёмки –
снимки, фотографии
Сынк, с
ы
нок –
раковина (от англ. sink
)
С
ы
рчики –
блюдо из охлаждённого сла
д-
кого творога
Сыр
ы
е грибы –
грибы (?)
Талал
а
–
беззубый человек; человек с пл
о-
хой дикцией; глуповатый чел
о
век. Чаще так называют детей
Т
а
личка –
женская верхняя одежда, разн
о-
видност
ь платья особого п
о
кроя
Т
а
ма –
там
Т
а
нка, т
а
нок –
1) резервуар; 2) аквар
и
ум (от англ. tank
)
Таш
о
–
китайская сковор
о
да (от кит. dashao
)
Твор
о
жники –
1) блюдо из охлажденн
о
го сладкого творога; 2) вареники
Тел
е
жка –
детская коляска
Т
е
льный –
разновидность по
яса
Тенёта –
паутина
Теп
е
рич –
теперь
Тёпочки, т
я
почки –
вязаные тапочки; д
о-
машние тапочки
То –
1) так что (союз); 2) поэтому (нар.); 3) так ( нар.) Тов
а
р –
материал, ткань
Топ
о
к, топк
и
–
приспособление для изг
о-
товления по
я
сков
Топ
о
шный пояс –
разновиднос
ть пояса
Т
о
ркнуть –
ударить
Т
о
рнуть –
ударить
Т
о
ропно –
быстро, поспешно, торопл
и
во
Трахм
а
л –
крахмал
Треп
а
ло –
1) инструмент для изготовл
е
ния поясков; 2) приспособление для тр
е
пли льна
Трёхколяска –
мотоцикл
Трок –
грузовик ( от англ. truck
)
97
Тр
о
нка –
бага
жник (от англ. trunk
) Тр
о
нуть / потронуть, тронуться –
увел
и-
чиваться в объеме, подниматься, подходить (о те
с
те)
Трус
и
вый –
трусливый
Трус
и
ха –
трусливый чел
о
век
Тувал
е
т –
уборная на ул
и
це
Туд
ы
–
туда
Туес
о
к –
берестяной сосуд Т
у
ма –
опухоль (от англ. tum
o
(
u
)
r
)
Т
у
по –
медленно, с трудом. Тупо шёл
. Ме
д-
ленно продвигался (об уч
е
бе)
Турч
а
ны –
турецкие старообрядцы; о
д
на из диалектных групп
Т
у
та –
здесь, тут
Тын –
частокол
Т
ы
сячка –
друг на свадьбе
Т
я
пать –
пропалывать
Т
я
тенька –
свекр
Т
я
тя –
отец
Уб
и
рка –
убор
ка
Убр
у
с –
головной убор замужней же
н
щины
Ув
а
л –
холм
Угост
е
нье –
угощенье
Уд
о
бности –
удобства
Уйт
и
за их –
выйти замуж
У
сики –
усы (слово «усы» не употре
б
ляют) Утух
а
ть –
остывать
Уу[шш]
е
ль –
ущелье
У
ши –
отложной воротник
Фам
и
ль –
фамилия
Ф
а
рма –
ферм
а, хозяйство (от англ. farm
)
Фармиров
а
ть –
заниматься сельским х
о-
зяйством; работать на ферме (от англ. farm
)
Финтёза –
лапша из фасоли (от кит. f
ĕ
nti
á
o
«желатиновые вермишели (продукт, изг
о-
товляемый из крахмала бобовой или карт
о-
фельной муки); лапша из золо
тистой фас
о-
ли»)
Флу –
грипп (от англ. infl
u
enza
, flu
)
Фомбор
а
, фонбор
а
–
обо
р
ка
Форс
у
н –
модник
Форс
у
нья –
модница Фр
и
зер –
холодильник (от англ. freezer
)
Фр
у
кта –
фрукт
Ф
ы
рнос –
отопление в доме (от англ. fu
r-
nace
)
Фэн –
вентилятор (от англ. fan
)
Х
а
лабу –
палтус (от англ. halibut
)
Харч
и
–
еда, пища
Хв
о
рость –
болезнь
Хим
и
ческий –
цвет (сиреневый, пурпу
р-
ный)
Хлест
а
ть –
подходить, наступать, быс
т
ро приближаться. У
ж
е
п
е
р
вый час хлё[шш]ит
.
Х
о
лка –
ягодица
Хрёстна –
крестная
Худ
о
й –
слабый здоровьем, больной, н
е-
мощный
Цветк
и
–
вышивка на рубахе
Ц
е
во[ш]ник –
растение бузина
Ц
е
рква –
церковь
Ц
ы
пки –
цветы
Чав
ы
ча, чив
и
ча –
рыба семейства лосос
е-
вых
Ча[шш]
а
–
труднопроходимый, гу
с
той лес
Ч
а
шка –
миска, глубокая таре
л
ка Ч
е
рень, череш
о
к –
рукоятка как
о
го
–
либо предмет
а, орудия
Чёрна я
года –
черника (?)
Чернош
а
рый –
черноглазый
Чёрны ор
е
хи –
плоды растения (?)
Черныш
и
–
негры
Чирьёз –
каши быстрого приготовл
е
ния (от англ. Cheerios
cheery
+ O
’
s
–
название т
оргов
ой
марк
и
)
Чер –
кресло; диван (от англ. chair
)
Ч
е
ча –
изб
алованный, изнеженный ч
е
ловек
Чиг
у
нный –
тяжелый
Ч
и
калки –
щиколотки
Чмень –
ячмень
Чуд
а
цкие –
1) чудесные; 2) сме
ш
ные
Ч
у
дно –
1) странно, удивительно; 2) сме
ш-
но, весело
Чум
и
за –
злак, зерновая и кормовая кул
ь-
тура (от кит. Choumizi
)
Чум
и
зный –
относящийся к чум
и
зе Чуш
а
тник –
свинарник
Ч
у
шка –
свинья Ш
а
гом –
пешком
Шал
о
хи –
орехи. Землян
ы
е ор
е
ш
ки
.
Ш
а
ньга, ш
а
нежка –
открытые пироги с разно
бразной начинкой (из творога, карт
о-
феля, варенья)
Шап –
мастерская (от англ. wor
k
shop
)
Шарб
а
–
уха
Ш
а
рики –
игра
Шар
о
вк
и –
игра городки
Шёршень –
крупная оса
Шибаг
а
н –
кипяток (?)
Ш
и
бко –
очень
Шип
и
ка
, шип
и
шник –
шипо
в
ник
98
Шип
и
шный –
относящийся к шиповн
и
ку
Шкап –
шкаф
Шкат
у
лка –
выдвижной ящик
Шл
я
коть –
слякоть; сырая зима Шл
я
пка –
мужской головной убор, шляпа без полей
Ш
о
ркать –
мыть, тереть
Шпилёчек –
приспособление для за
к
рыв
а-
ния отверстия в сосуде
Штан
и
шки –
детские ко
л
готки
Шур
а
шка –
шашлык (от порт. chu
r
rasco
)
Щ
о
рцы, щ
о
рсы –
шорты (от англ. shorts
)
Экон
о
мка –
чугунная печка
Эл
е
ктриковый –
э
лектр
и
ческий (от англ. ele
ctric
)
Ю
згаться –
возиться, беспокойно двигат
ь-
ся
Юз
о
ванный –
подержанный (от англ. use
)
Я
[шш]ик –
сундук
Я
ри[ш]ный –
относящийся к яр
и
це
Я
рица –
рожь
Я
тно –
1) ярко; 2) ясно
ЛИТЕРАТУРА
1. Домашнев А.И. Немецкие поселения на Неве. (Из истории развития «о
стровной» диале
к-
тологии) // Вопросы языкознания. 1996. № 1.
99
АМУРСКИЕ МОЛОКАНЕ:
РЕЧЕВЫЕ ПОРТРЕТЫ
Н.Г. Архипова
МОЛОКАНЕ НА АМУРЕ: ОСОБЕННОСТИ ЖИЗНИ И БЫТА
Церковь —
не в бревнах, а в ребрах. Токмо умом в себе молитися, без икон и поклонов.
Из заповеде
й молокан
.
Молокане –
одна из разновидностей духовных христиан, возникшая в результате ант
и-
церковного движения крестьян в России. Выступая против оф
и
циальной церкви, молокане испытывали давление со стороны правительства. Появление молоканства относят к X
VIII
в. В
озникло оно на территории Тамбовской губернии Российской империи. Основателем секты считают Сем
е
на Уклеина, тамбовского крестьянина. Отделившись от духоборов, новая религиозная группа называла себя «духовными хр
и-
стианами» по давней русской традиц
ии, которая противопоставляла церковному обряду де
й-
ствие Слова Божьего и Духа Святого на душу верующего. Молоканами
их впервые назвала Тамбовская «духовная консистория в 1785 г. за то, что они, не соблюдая постов, пьют мол
о-
ко. Они согласились с этим назван
ием, приняли его, утверждая, что «возлюбили чистое сл
о-
весное молоко», о котором говорится в Слове Божьем, чтобы от него возрасти им во спас
е-
ние» [1, с. 40]. М
олокане
учили, что люди не должны властвовать над теми, в кого вселилось учение Христово. Поэтому истинные христиане должны избегать рабства у помещиков, в
о-
енной службы, присяги, участия в войне. Молок
а
не
жили мыслью о том, что они созидают Царство Божие на земле и не должны «сообразоваться с веком сим» [Там же].
И в настоящее время молокане отрицают ц
ерковь, церковную иерархию, пост, иконы и богослужебные обряды официального православия. Они признают Библию, особенно поч
и-
тают Ветхий Завет. Библия у них ассоциируется с образом «духовного молока», которым «окормляется» человеческая душа. М
о
ления у молока
н совершаются в молельных домах, где верующие поют библе
й
ские тексты. В их учении большое место уделяется предсказаниям скорого наступления второго пришествия Христа и установления на земле тысячелетнего царства Божьего. Молоканские общины управляются выб
орными руковод
и
телями
-
наставниками и старцами
-
пресвитерами. Богослужение молокан состоит в чт
е
нии Библии и пении псалмов. Уже в XIX
в. молоканство разделилось на многочисленные течения. Некоторые сохр
а-
нились до настоящего времени: прыгуны, максималисты, постоя
н
ные, общие и др. До 1917 г. насчитывалось около 1 млн. молокан. В настоящее время они представлены небольшими группами в Закавказье, на Украине, в Молдове, в Тамбовской и Оренбургской областях, на Дальнем Востоке. Всего членов молоканских общин насч
итывается до 300 тыс. Их един
о-
верцы живут и за рубежом: в США, Аргентине, Боливии, Канаде, Австралии [2, с. 3; 3, с. 71
-
73]. В основу молоканского учения были положены идеи западного протестантизма, а соц
и-
альной базой секты стало свободное крестьянство. П
оскольку в учении молокан отмечалось непризнание божественного происхождения ве
р
ховной власти и земных законов, отказ от насилия, вплоть до отказа от защиты Отечества, идея избранности, они всегда были гон
и
мы: и в царское время, и в советское. В начале XIX
в. небольшая часть молокан компактно пр
о-
живала в Таврии (Мелитопольский уезд), изолированно от остального русского народа. Большая же часть молокан продолжала жить в южнорусских и центральных г
у
берниях среди православного населения. С конца 30
-
х гг. XIX в
. наиболее активных молоканских проп
о-
100
ведников cтали высылать в Закавказье, а в 40
-
е гг. началось добровольное массовое перес
е-
ление туда молокан из Тамбовской, Самарской, Оренбургской и других губерний России. Они основывали в Закавказье посел
е
ния, главным образом на территории современного Азербайджана и Армении, хотя много молокан продолжало оставаться и во внутренних г
у-
берниях России [4, с. 12
-
14]. Поскольку в XVIII и XIX вв. слово «православные» восприн
и-
малось как синоним слова «русские», молокане, разош
едшиеся с Правосла
в
ной Церковью, осознавали себя не русскими, а особым народом Божиим. Конфессиональные особенности молокан наложили сильный отпечаток на их культуру, которая, несмотря на русскую основу, приобрела существенные отличия от культуры их этноса
. Осознание своих культурных и р
е-
лигиозных особенностей, богоизбранности, общего исторического прошлого и позитивная э
т
ноконфессиональная идентичность в сочетании с негативным восприятием официальной религии русского народа и соседей
-
кавказцев –
все это сп
особствовало тому, что они смогли на протяжении длительного времени существовать и сохранять свою ун
и
кальную культуру. В конце XIX
–
начале XX
вв. происходило массовое переселение молокан из Таврии, Закавказья, Тамбовской губернии на Дальний Восток.
В 200
5 г. студентами и преподавателями филологического факультета Амурского го
с-
университета была совершена диалектологическая экспедиция в села Тамбовского и Ко
н-
стантиновского районов Амурской области: Жар
и
ково, Раздольное, Тамбовк
у
, Толстовк
у
, Гильчин, Косицин
о, Верхний Уртуй, Нижний Уртуй. Все эти села были образованы молок
а-
нами. Переселение молокан в Амурскую область происходило с середины XIX
в., главным образом, из Та
м
бовской, Саратовской, Воронежской губерний Российской империи, а также из Таврии. Переселя
лись семьи Косицыных, Саяпиных, Умрихиных, Лиштаевых, Поповых, Тулуповых, Мясниковых, Горловых, Филим
о
новых и др.
Жители Гильчина с большой любовью рассказывают о прошлом своего села: «Стояли еще эти бревенчатые дома. Красивые, крашеные, все под шатровыми
крышами, оцинкова
н-
ные. И у всех домов кружева беленькие были. Ставни были. Все было. Ворота, как гов
о
рили, заплот назывался по
-
молокански»
(здесь и далее приводятся высказывания потомков первых аму
р
ских молокан). Молокане –
очень трудолюбивые люди. Много
работали сами и держали наемных р
а-
ботников, труд которых ценился достаточно высоко. Работники б
ы
ли всегда сыты и одеты. По воспоминаниям информантов, молоканские семьи отличались порядо
ч
ностью и чистоплотностью: «Посуда у них блестит, да все было чистень
ко. Чистоплоты они были очень»
. Молокане не употребляли в пищу свинину, так как считали, что «свинья на небо не смотрит, с Богом не разговаривает»;
«Чушек не ели мы. Вот на н
е
бо не смотрит она».
В молоканских селах Амурской области не было церквей, религи
озные обряды сове
р-
шались в молельной
. Молельная (или молебная) –
это специальное помещение, чаще всего нежилой дом, в котором собирались верующие на бог
о
служения. Руководил молельной и службой старец
-
проповедник, пресвитер, выбираемый из числа пожилых, осо
бо религиозных молокан. Икон не было, так как считалось, что Бога никто видеть не может: «Молокане только в Бога вер
у
ют, в душе его держат, а чтобы видали его –
нет, этого не было»
. Детей молокане не крестили, однако с малых лет дети наизусть заучивали мол
итвы, к
о
торые вместе с родителями читали на богослужениях и в быту. Приступать к еде разрешалось только п
о-
сле прочтения молитвы, которая произносилась и
с
ключительно стоя: «Они молились, крест на себя накладывали, либо руки по швам… И те же самые молитвы, ч
то у вас»
; «При мол
е-
нии женщины такие благообразные, такие чистенькие, платочки накрахмаленные, белен
ь-
кие».
Обряды венчания и похорон совершал проповедник, светские песни не исполнялись, только религиозные. Самым почитаемым праздником считалась Пасха: «Пас
хи все ждали мы, очень ждали!»
Неотъемлемой частью любого праздника было чаепитие, непременными атрибутами которого являлись сам
о
вар и сладости. Молокане «чаевничали в кругу семьи»
. Обязательно пекли па
с
ку
: «Круглую паску пекли, ну, как булку. Потом ее укр
ашают, мажут ее см
е
таной. Намажут и крошут конфеты. Разные такие конфеты, и посыпают ее».
101
Спиртные напитки молокане не употребляли вообще, не курили: «Без водки все у мол
о-
кан, у молокан чаепитие, каждый свою родню и знакомых пригл
а
шает на Паску домой. Толь
ко домой, чужих не было. Дома справляли, но без водки. Не курили, нет. Это потом м
о-
лодежь где
-
нибудь курила, а старики –
нет»
.
Детей воспитывали в строгости. С малых лет прививали им уважение к старшим, тр
е-
бовали во всем послушания и подчинения. Дети росли
в труде, они не имели права во время праздника вместе со взрослыми садиться за один стол, им накрывали отдельно: «Детей к
а-
ждый хотел хорошо воспитать. Раньше так не лелёкались с детьми. А если заработаешь, сразу получишь хв
о
ростину. Ты уже в другой раз бо
ишься. Детей не возили никогда с собой в гости. Никогда не брали нас с собой в гости. Нас отец уже за день предупреждал: «Вот е
с-
ли завтра приедут гости, если кто к столу подойдет, даже не думайте, что я вам потом прощу за это». А когда гости приедут, сядут
за стол, и никто из детей никогда не пикнет».
Приведем воспоминания благовещенки Галины Кузьминичны Алексеевой, 1946 г.р., предки которой –
молокане Умрихины и Поповы, уроженцы Тамбовской и Рязанской губе
р-
нии, –
переселились в Амурскую область из Таврии в
сер
е
дине XIX
в.:
«Была мама. Молодая, красивая, ушедшая на фронт в 1943 г. в 19 лет и там встрети
в-
шая отца –
25
-
летнего курского парня. Мама прожила всего 45 лет. Она была необыкнове
н-
ная: столько, сколько она успевала сделать за день, не мог сделать никто
. Никто так чисто не стирал белье, не пек таких ароматных булочек, ни у кого не было такого вкусного чая с м
о-
локом. С этого чая с мол
о
ком все и началось. Православный и крещеный отец то ли в шутку, то ли всер
ь
ез называл некрещеную свою жену «молоканка». А
я смеялась и любила пить чай с молоком. «Молоканка –
та, которая любит чай с молоком», –
думала я. И лишь годам к в
о-
семнадцати
узнала, что молокане –
это целое сословие, ос
о
бый народ, как у нас говорили. Они все были очень близки мне по характеру, п
о
ступк
ам, взглядам на жизнь. Это были мои родственники. Это о них я прочитала в книге Л.Антоновой «Заслон», к
о-
гда уже сознательно стала изучать историю своей семьи: «…в далекой от здешних мест Та
в-
рии красивые и гордые люди,.. отказавшись покл
о
няться «деревянном
у богу», побросали в огонь иконы, перестали ходить в церкви, пить вино, есть свинину и соблюдать посты. Дело о вероотступниках дошло до Священного Синода. Новая вера получила название «молока
н-
ской ереси», а ее последователи за свое вольнодумство были приго
ворены к высылке в мал
о-
населенные края. Старики, бывало, потом шутили, что «ехали, мол, сн
а
чала на волах, потом на верблюдах, а там уж добирались на комарах» [5, с. 6].
Красивые и гордые люди. Красивы были мои бабушка с дедушкой, их родственники и друзья: Поповы, Умрихины, Саяпины, Косицыны. Всегда трезвые, чисто одетые (хотя мн
о-
гие из них были просто мещанами), всегда улыбающи
е
ся, хлебосольные, без грубых слов, обид. От них всегда веяло спокойствием, уверенностью и добротой.
Дед Николай, статный красавец и
з зажиточной торговой молоканской семьи, вопреки воле родителей женился на бедной мещанке Марии, голубоглазой, длиннокосой, строгой красавице Марусе, Марии Васильевне. «На нашей свадьбе не было ни капли водки», –
сказ
а-
ла мне как
-
то бабушка. Очень удивившис
ь, я спросила: «И было весело?». «Да», –
мечт
а-
тельно улыбнулась старая женщ
и
на. Такой нежной любви и привязанности до последних дней жизни, как у моих бабушки и дедушки, я не встречала.
Отделившись после свадьбы и не получив никакого капитала (женился на б
едной), дед должен был работать сам, чтобы содержать семью. Может быть, это и к лучшему: прибл
и-
жался 1917 год. Первая его должность –
приказчик о
п
тового магазина Торгового дома «И.Я.Чурин и Ко». Дед вспоминал, что в пе
р
вые годы работы, открывая магазин, об
ходя его, пр
о
веряя готовность к новому дню, он то там, то здесь находил словно кем
-
то оставленные мелкие деньги. Умный и очень честный, он понял, что этим проверяют его. В действительн
о-
сти оказалось именно так: хозяин специально подбрасывал мелочь, проверя
я честность деда.
До последних дней жизни мои родственники никогда не жили «взаймы», а помогали сами, чем могли: кому
-
то сумкой картошки со своего маленького огорода, кому
-
то банкой малинового варенья, кого
-
то приютили в своем доме месяца на два
-
три. И это
были старики на девятом десятке жизни.
102
Бабушка меня учила: «Постельного белья должно быть много. Оно разное, но не яркое, с неброским рисунком, без вязаных крючком украшений. А нав
о
лочки и простыни только белые». Белым было и бабушкино белье. Длинная нижняя юбка в «татьянку» на узком по
я-
ске и пуговичке, лиф до пояса (своеобразная кофточка) с овальным вырезом на маленьких пуговицах впереди. Нет ни кружав, ни вышивки –
все ослепительно
белое и крахмал
ь
ное.
Не сказать, чтобы бабушка была кулинаркой, но блюда, приготовленные ею, запомин
а-
лись навсегда: они поражали каким
-
то особым вкусом. Не было особых приправ, одни нат
у-
ральные продукты, но их вкус я помню до сих пор. Щи, тушеный картофел
ь, гусиная лапша, блинчики. О последних особый ра
с
сказ. Сначала их просто пекли, много
-
много, пили с ними чай, а утром оставшуюся стопку блинов разрезали на четыре части и заливали кипящим м
о-
локом со сливочным маслом. Мы, ребятишки, просто обожали такие за
втраки да с чаем с м
о-
локом. Пирожки и булочки пеклись только в печи, но чаще всего калачики. До сих пор хр
а-
нятся в семье рецепты, записанные рукой дорогих мне л
ю
дей. Калачики пеклись на кислом молоке и топленом сливочном масле. И в школу, чтобы перекусить на переменке, нам давали эти вкусности. А еще были кисели. Всякие: брусничные, яблочные. Но из самого раннего детства вспоминаются молочные, а к ним лапша. Она была только домашнего приготовл
е-
ния. Тесто раскатывалось так тонко, что просвечивало, затем подс
ушивалось, свор
а
чивалось в рулон и резалось опять же тонко
-
тонко. Однажды я заболела, ничего не хотелось есть, и мне принесли гусиной лапши, сказав, что если съем ее, то сразу поправлюсь. Не знаю, лапша ли тому причина, но я быстро пошла на п
о
правку. Гусин
ой лапши мы давно не едим, но на рождественском столе в нашей семье гусь есть всегда.
В семье было много традиций: поддерживалось родство, знали всех: и близких и дал
ь-
них родственников. Писали письма, обязательно поздравляли с праздниками, дарили пода
р-
ки. В нашей семье дарить подарки было привилегией дедушки. Он приходил в праздники пораньше и дарил кому книжку, кому карандаши, кому косынку. Многое забылось, но его подарочки запо
м
нились. И еще запомнилось его лицо, радостное, одухотворенное. Он был необыкно
ве
н
ный оптимист. Мой дед умел жить, радоваться жизни, и прожил он 90 лет.
В семье ценился порядок, за стол садились только всей семьей. Завтрак, обед, ужин –
все строго, чинно. Не на кухне, а в столовой, за круглым столом. Стулья с очень высокими спинками,
чай в очень тонких стаканах с серебряными подстаканниками, белые тарелки, т
я-
желые серебряные ложки –
все это о
с
талось где
-
то далеко
-
далеко позади.
Наши дома. На Новой, Шимановской, Пушкина. В них жили родные мне люди. Ка
ж-
дый дом запомнился особыми примета
ми. На Шимановской (бывшей в то далекое время Буссевской) был большой просторный двор, заросший травой
-
муравой, высокие ворота и з
а-
плот, очень высокий сарай с покатой крышей. И в доме было все необыкновенно. Особенно запомнился письменный столик
-
конторка: покатая крышка, множество маленьких ящичков. Наверное, за этой конторкой писали мои бабки
-
гимназистки где
-
то в п
о
запрошлом веке. Сейчас нет ни дома, ни конторки, остались только два подсвечника из то
н
кого серебра. В особо торжественных случаях мы зажигаем
свечи в этих б
а
бушкиных подсвечниках.
Вот дом на Пушкина. Я уже большая. Третий класс. Мир восприним
а
ется по
-
другому: хочется знать все о взрослых. Где служат? Чем занимаются? И оказывается, что дед в св
о-
бодное время любит столярничать, а чулан –
это его мир, где властвуют пилы, рубанки, ст
а-
мески. Я знаю, как выглядят все эти инстр
у
менты и зачем они нужны, а мои внуки –
нет. Только в музее я т
е
перь вижу эти вещи, они туда пришли, словно из чулана деда.
Запомнилось, как бабушка, проснувшись утром, надевала свои замыслов
а
тые одежды: нижнюю юбку, лиф, а потом платье (не юбку, не халат, а платье). Расчесывала очень дли
н-
ные волосы, заплетала косы и укладывала их вокруг головы короной. От дома на Пушкина остались только фотографии: бабушка
-
красавица с короной кос
на голове и статный дед.
На Новой было два дома. Высокие, с верандами, застекленными с трех сторон, по
л
ные света и солнца. Много цветов: в саду, палисаднике, во дворе. А на веранде круглый год цв
е-
тет олеандр и раскидывает огромные лопасти фикус. Половина огорода засажена малиной, и мы, дети, лакомимся ею все лето.
103
Это места моего детства, самые дорогие и близкие, там корни моего род
о
вого древа.
Из рассказов родственников узнала, что родом они из Тамбовщины и Рязанщины, а п
о-
том из Таврии. Что дед –
старший сын в семье, что все его братья и сестры получили хор
о-
шее образование и воспитание, закончили гимназии в Благовещенске, продолжили учебу в Москве и Петербурге, мн
о
гие там и осели.
Помню свою прабабушку Антонину Николаевну, учившую меня, как протирать сере
б-
ряные вилки, как отдельно от всего белья стирать посудные льн
я
ные полотенца. Вспоминаю, как боялась ее строгости моя бабушка, пришедшая молоденькой невесткой в дом на улицу Бусевскую. Помню, как сидя на крыльце веранды по улице Новой, бабушка рассказ
ы
вала о жизни в то далекое время.
Хочется и сейчас окунуться в то
т
мир, когда выскоблен промытый пол, подбелена печь, вымыты цветы, подметены кирпичики у крыльца. Чистота и покой, а мы ведем разговор. Они научили меня соблюдать во всем чистоту, чувствовать вкус труда, испытывать р
а
дость от хорошо выполненной работы и просто жить, радуясь каждому моменту жизни».
Воспоминания о жизни молокан в Приамурье оставил и Александр Аркадьевич Кау
ф-
ман –
известный русский экономист и статистик, путешеств
о
вавший в начале прошл
ого века по Амуру. В настоящем издании мы продолж
а
ем публикацию глав из его книги «По новым местам. Очерки и путевые заме
т
ки. 1901
-
1903» (СПб., 1905), начатую в четвертом выпуске альманаха. В этом номере публикуется глава «Амурские помещики», посвященная м
олок
а-
нам.
ЛИТЕРАТУРА
1. Базарянинов В. О современном состоянии сектантства в Тамбовской епархии и о влиянии на религиозные запросы народа событий истекшего 1905 года // Тамбовские епа
р-
хиальные ведомости. 1906.
2. Дубова Н.А. Антропологический облик русског
о сельского населения Закавказья // Духоборцы и молокане в Закавказье. М., 1992.
3. Никитина С.Е. Русские конфессиональные группы в США: лингвокультурная пр
о-
блематика // Русский язык зарубежья / Под ред. Е.В. Красильниковой. М., 2001. 4. Иникова С.А. Сек
ты духоборцев и молокан: из прошлого в будущее // Историч
е
ский вестник. М.
-
Воронеж, 1999.
5. Антонова Л. Заслон. Роман. Хабаровск, 1973.
А.А. Кауфман
АМУРСКИЕ ПОМЕЩИКИ
Вот, совсем недалеко от Благовещенска, за Зеей, Будунда, сожженная маньчжурская дерев
ня. Остатки стен, груды перегоревшей глины, местами по
ч
ти не повреждённые огнём конусообразные печи, обгорелые столбы изгородей, кое
-
где валяются маленькие жерновки китайских ручных мельниц, на огородах гряды, заросшие густым и крупным бурьяном, ср
е-
ди кото
рого местами проб
и
вается самосевный лук.
–
Народ
-
то куда девался? –
спрашиваем ямщика.
–
Ушли, –
нехотя отвечает ямщик. –
А которых побили, –
добавляет он после непр
о-
должительного молчания, –
кто уходить не хотел. Как стали жечь Будунду, они похорон
и-
лись в
траве да в кустах, послали команду их искать, да всех и п
е
ребили.
–
Кто же бил
-
то? –
спрашиваем.
–
Да так, всякий народ: которые деревенские, а больше шпана из города набралась. Ну, тоже и имуществом покорыстовались, которого маньчжуры в землю не попрятал
и.
Миновав Будунду, едем долиною Зеи, по извилистой, торной дороге, пересекая шир
о-
кую полосу бывших маньчжурских пашен. Теперь это сплошные з
а
росли высокого бурьяна, сквозь который, однако, ещё ясно видны х
а
рактерные китайские грядки, узкие и прямые, как с
трела. На переезде через неширокое болотце, протянувшееся у подошвы окаймляющего д
о-
104
лину увала, наша тройка проваливается по брюхо. Оказывается, устроенная маньчжурами, бывшими обитателями Будунды, крепкая гать разобрана на топливо переселенцами, в пр
о-
шлом году собиравшими маньчжурский хлеб. Поднимаемся на невысокий увал, густо п
о-
росший дубовым кустарником, и выезжаем на беспредельную степь, во все стороны раск
и-
нувшуюся своими пологими, куполообразными перевалами. Куда ни глянет глаз –
везде ра
с-
паханные поля
, среди которых кое
-
где разбросаны небольшие рощицы, да в разных напра
в-
лениях протянулись сенокосные н
и
зины.
Переезжаем через неширокий ров, сплошь заросший кустарником. Это –
«маньчжу
р-
ская канава», граница бывших маньчжурских, ныне отданных казакам з
е
мель
«за
-
Зейского района», а вдоль этой канавы вытянулся длинный ряд «нумерных» участков –
небольших з
е-
мельных дачек, нарезанных и распрода
н
ных в частные руки, как говорят, со специальною целью –
прекратить распо
л
зание маньчжурских запашек. За полосою «нумерны
х» участков располагается несколько молоканских селений –
Тамбовка, Толстовка, Жариков
о
, Гильчин, и в перемешку с их наделами тоже разбросаны многочисленные, только покру
п
нее, участки частного владения.
Меня очень заинтересовали «амурские помещики» –
эти, пока единстве
н
ные в Сибири, серьёзные зачатки частного землевладения и частновладельческого хозяйства, в которых о
д-
ни видят главную опору будущего агрикультурного прогресса и всякого иного прогресса Сибири, другие… ничего не видят, кроме бесполезной растра
ты ценного государственного достояния; и мне поэтому очень любопытно было посмотреть на несколько таких частновл
а-
дельческих х
о
зяйств.
Нашею ближайшею целью была «Исаевская заимка», как я думал, поместье некоего Исаева. И мы завидели её почти сейчас же, как
поднялись на увал и переехали через «Ман
ь-
чжурскую канаву». Но то, что я увидел, повергло меня в немалое изумление: вместо пом
е-
щичьей усадьбы передо мной открылась небольшая деревня, окружённая рощицами мол
о-
денького недавно запущенного леса, –
девять недур
ных домов, но чисто крестьянского типа, с довольно плохо огороженными или вовсе не огороженными дворами, с неважными, по большей части, службами. На выезде красуются обширные, но, очевидно, не обитаемые х
о-
ромы городского вида, а насупротив них –
небольшая двупоставная паровая мельница. Х
о-
ромы с мельницей и при них 350 десятин земли –
это собственно и была Исаевская заимка. Девять жилых домов –
это усадьбы молокан, владеющих участками, каждый от 75 до 400 д
е-
сятин. Трое из них купили сообща Исаевскую заимку; мельницу и при ней 50 десятин ост
а-
вили пока в общем владении, а остальные триста десятин под
е
лили на три равные доли.
Заезжаем в один из десяти дворов. Заходим в избу, просим квасу. Завязывается разг
о-
вор. Кроме хозяина избы, главы семьи в двадцать семь душ
, в разгов
о
ре принимают участие и собравшиеся соседи –
все крепкий, рослый народ, настоящие мужики по облику и одежде. Оказывается строй жизни у них н
а
стоящий деревенский: есть выборный староста, гоняются очередные подводы, общее усадебное место –
на сходя
щихся углах четырёх соседних учас
т-
ков, хл
о
почут об отводе земли под общий выгон.
–
Вот вы какие, –
изумляюсь я. –
А я думал, вы помещики так помещики –
своими усадьбами живёте.
–
Какие мы, ваше б
-
дие, помещики, –
смеётся хозяин избы. –
Мужики мы –
так мужи
ки и есть, по
-
мужицки живём, всю жизнь в земле роемся…
–
Они всегда друг к дружке жмутся, стараются деревнями жить, –
разъясняет мой спу
т-
ник, местный обыватель, вдоль и поперёк знающий всех заимщ
и
ков.
–
Да как же, барин, –
говорит один из заимщиков, –
нам иначе жить
-
то? Деревней вот поселились –
и учителя собч
а
нанимаем, и выгон у нас общий б
у
дет, и мельницей ловчее пользоваться, да и жить
-
то на миру веселей, нежели по од
и
ночке.
Оказывается, заимщики пораспахали уже почти все свои земли, «залоги» (целины) п
а-
рят, начинают оставлять под пар и «мятые» земли, постепенно п
е
реходя таким образом от переложного хозяйства южнорусских степей к общесибирской залежно
-
паровой системе п
о-
леводства. Пашут плугами –
«козульками» (американской фирмы «
Deer
» с оленем, «козул
ь-
105
ко
й», в виде марки), некоторые –
двухлемешными. Все имеют жнеи
-
«адрианки» (тоже ам
е-
риканская фирма –
«
Adriance
-
Platt
»), трое только что купили сноповязалки, у троих есть м
о-
лотилки, остальные нанимают молотилки у этих троих, платя за обмолот по 4 –
4,5 р. с де
с
я-
тины. Сеют, «по
-
российски», пшеницу, много овса, частью на зерно, частью на зелёный корм, начинают перенимать у китайцев посевы чё
р
ных бобов (сои), вводя, таким образом, в севооборот начала плодосмена. Лош
а
ди больше привозные, томские, рогатый скот местн
ый, монгольский, овцы –
перерод таврических, слабые, плохо переносящие местный климат, есть и местные, тоже плохой породы. Словом, хозяйство обычного для данной местности крест
ь-
янского типа. Обработаны поля хорошо и аккуратно, но и в этом нет отличия от по
лей с
о-
седних деревень. Да и сами заимщики не считают себя в чём
-
то выдающимися хозяевами. «Который крестьянин бедный, –
отвечают они на мой вопрос, –
тому где же против нас зе
м-
лю обработать, а ежели у которого деревенского сила, тот нам ни
с
колько не уважит
»…
Побеседовали, напились квасу –
и дальше. Опять почти сплошные пашни, прерыва
ю-
щиеся небольшими сенокосными лощинками или полосками целины, заросшей орешником. На каждой полуверсте, то справа, то слева, толстые
-
претолстые межевые столбы, поставле
н-
ные на г
раницах отдельных владений. Минуем небольшие участки –
в 50 и в 100 десятин –
Крахмалева и Красина. Вот жмутся друг к другу их усадьбы –
плохонькие крестьянские и
з-
бы, жалкие хозяйственные постройки. У Крахмалева всего три лошади, и поднимать цел
и
ну ему при
ходится помощью супряги. Минуем стоящую в густой роще усадьбу другого Кра
х-
малева –
большой дом, невысокие крепкие амбары и почему
-
то типичная хохлацкая клуня, не доезжая усадьбы –
широкая полоса чёрного пара и обши
р
ные поля, засеянные пшеницей.
–
А вот там
, слева, –
говорит мой спутник, –
у Л
-
на четыреста десятин.
Л
-
н –
благовещенский коммерсант, заводчик и спекулянт, раскинувший свои сети по всему Амуру и Забайкалью.
–
А что ж он с ними делает? –
спрашиваю я.
–
Да что делает? Ничего не делает, ждёт, а прид
ёт время –
сумеет деньгу нажить. Се
й-
час уж землю по пятнадцати да по тридцати рублей за десятину продают, а покупали
-
то по три двадцать пять… Много их, таких
-
то!.. Вот сейчас один барин хлопочет, чтобы ему тыс
я-
чу двести десятин отвели, обещает край облагод
етельствовать –
мельницу паровую пост
а-
вить. Тоже, подумаешь, благодетель! Тут мельниц
-
то сколько угодно –
одних паровых в уч
а-
стке четы
р
надцать штук. А себя
-
то, конечно, облагодетельствует: купил за четыре тысячи, продаст через год за пятнадцать –
чем не бл
агодетель! Да ещё подай ему непременно межд
у-
гранок между деревнями, чтобы хорошенько мужичков нажать –
тоже благоде
я
ние будет…
Ещё несколько межевых столбов, таких же толстых. Затем столбы исчезают, и дорога несколько вёрст тянется через прекрасно обработа
нные поля д
е
ревни Толстовки. Вот и сама Толстовка –
семьдесят с небольшим дворов, из них девять –
баптисты, остальные –
молок
а-
не: все Косицыны, Ланкины, Саяпины, Тулуп
о
вы, Лиштаевы.
Длинная
-
длинная улица. Огромные дворы (на Амуре под усадьбы нарезается по дес
я-
тине –
вчетверо больше, чем в остальных частях Сибири), перед домами –
палисаднички, кое
-
где цветники. Дома большие, крепкие, некоторые совсем городские, другие –
попроще, большие, крепкие амбары. Заезжаем на въезжую квартиру –
занята: остановился адво
кат из Благовещенска, возвращающийся с описи имущества у одного из ближайших заимщиков молокан. Сельский староста подсаживается к нам в экипаж помочь сыскать другую кварт
и-
ру. В темноте, было около десяти часов вечера, нас обгоняет какая
-
то фигура… на велос
ип
е-
де.
–
Кто такой? –
спрашиваем старосту.
–
А кузнец здешний, самокат завёл.
–
Куда ж он на нём ездит?
–
Да куда случится: в другие деревни ездит, в гости, а то так, разгуляться.
Ну не американцы ли?..
Вот, наконец, и желанная квартира: дом из двух обширн
ых половин, в «и
з
бе», рядом с русскою печкой, американская ручная помпа («У нас у всех такие, –
объясняет хозяин, –
106
больно трудно бабам
-
то воду таскать»). От чистой комн
а
ты отгорожено, по молоканскому обычаю, две или три маленьких клетушки, по одной для ка
ждой брачной пары, в углу и под столом –
две ручных швейных машины («В России у бабы прялка, здесь –
швейная маш
и-
на»).
Толстовка очень зажиточная, притом равномерно зажиточная, деревня: б
о
гачи сеют по 90, по 100 «молоканских» десятин (4000 кв. саж. =
1 ⅔ к
азё
н
ной десятины), самые бедные –
не менее пятнадцати, двадцати десятин каждый. Распахали решительно весь надел, кроме мокрых низин –
«падушек». Сенок
о
сов почти не оставили –
косят «падушки» и залежи, но тех и других осталось мало, сеют п
о
этому много овса на зелёный корм, сеяли и китайские бобы, да не развели своих семян, а покупали у маньчжур, пришлось пока прекратить пос
е
вы бобов. Хозяйство в существе, как и везде, самое первобытное: сеют хлеб за хлебом, по дв
е-
надцати и более лет подряд, без отдыха и пара
. Зато по части орудий и машин Толстовка вместе с соседнею Тамбовкой ничуть не уступают самым богатым владельческим заимкам: в обеих есть х
о
зяева, имеющие машин на четыре и на пять тысяч рублей, все, кто побогаче, от сравнительно дешёвых перешли к дорогим плугам с сиденьем. Большинство имеет рядовые сеялки, сортировки, простые жнеи
-
«адрианки» выходят из употребления, в Толстовке уже в 1900 году работало двенадцать сноповязалок, а ныне весной заказано ещё двадцать четыре, у двенадцати хозяев молотилки, из ни
х одна приспособлена к локомобилю паровой мельницы.
Едем дальше всё по такой же слабо волнистой степи, по большей части сплошь расп
а-
ханной, а где остался кусочек целины –
либо густо уросшей мелким орешником, либо усея
н-
ной жёлтыми лилиями и бледно
-
лиловыми ирис
а
ми. Опять несколько межевых столбов и в стороне, среди небольших рощиц, ещё несколько частновладельческих усадеб. Потом опять сплошные, превосходно обраб
о
танные пашни, по которым расстилаются густые, ровные и чистые хлеба. Это пашни деревни Тамбовки, той самой Тамбовки, задолженность к
о
торой в банках исчисляется уже сотнями тысяч рублей.
Тамбовка –
большая деревня, сто шестьдесят дворов, тоже молокан и баптистов, все т
а-
кие же Ланкины, Косицыны и Саяпины. На вид улицы Тамбовки лучше благовещенских. Почт
и сплошь железные крыши, дома с балконами или верандами, окрашенные масляною краскою в разнообразнейшие цвета, громадные, крепкие амбары с тёсовыми крышами, о
б-
ширные сараи для земледельч
е
ских машин. Но заборы по большей части очень плохи, все жалкие изгоро
ди, у некоторых заменяемые канавами и валиками. Это –
результат безлесья, уже заставившего тамбовцев, как и их соседей из Жариковой, Гильчина и других с
е
лений, подумать о восстановлении раньше безж
а
лостно истреблявшегося леса и запустить под лес довольно б
ольшую площадь мелкой заросли. Громадные запашки, несмотря на стодесяти
н-
ный на семью надел, уже создали «утеснение» в пахотной земле, и это утеснение, как везде в Сибири, привело уже в Тамбовке к переделу ближайшей к сел
е
нию части пашен.
Благосостояние в Т
амбовке менее равномерно, нежели в Толстовке. Немало хозяев з
а-
севает более сотни «молоканских» десятин, а многие из тамбовских молокан, живя по
-
прежнему в деревне и обрабатывая надельную землю, влад
е
ют и участками купчей земли. Но есть и беднота, засевающа
я по 2
-
3 десятины, а то и вовсе не имеющая посева. Усовершенс
т-
вованные орудия и машины, как я уже говорил, чуть не более в ходу, нежели в Толстовке, и покупают их не тол
ь
ко богачи, но и рядовые хозяева. «Молокане уж такой народ, нет денег, так найдут»: мол
отилки «почесть что в каждом дворе», у богатых дорогие, с вея
л
кой, у менее состоятельных –
подешевле, сноповязалок в 1900 году работало двадцать, весною 1901 года куплено ещё за пятьдесят, рядовые сеялки, сорт
и
ровки, косилки и т.п… Проезжало, говорят, по о
бласти чрезвычайно высокое местное начальство. Местные власти на показ ему велели тамбовцам выстроить в шеренгу все машины –
начальство так и развело руками!..
От границы тамбовского надела вступаем, можно сказать, в самое сердце амурского ч
а-
стного землевл
адения. Дорога идёт вниз по Гильчину, а вдоль пр
а
вого берега этой речки, до самой «Маньчжурской канавы», сплошной лентой выт
я
нулись молоканские заимки.
Вот заимки Фёдора и Евстигнея Косицыных и Тулупова –
посёлочек в ч
е
тыре двора, у всех четырёх стодесятин
ные участки, одна из четырёх усадеб роскошная, другие попроще. 107
Пашни вытянуты обширными сплошными полями, засеянными под одну межу, но обработ
а-
ны плохо и сильно заросли сорными тр
а
вами.
Вот другой посёлочек, немного побольше –
это заимка Епифана Ланкина с товарищ
а-
ми. Заходим в первую попавшуюся избу, к старику Тулупову, одному из «первых жителей» заимки; коренастый, крепкий старик чисто кр
е
стьянского облика, простой крестьянский двор с большим сараем для машин, за двором крохотная, но тенистая рощица, в ней
столик и ск
а-
мейка.
–
Из первых я здесь, барин, из первых, –
отвечает на наши вопросы старик Тулупов, –
вшестером мы заимку
-
то заводили. Купили наперво пятьсот, потом ещё триста десятин, о
т-
делили местечко под дома для скота
-
выпуска, а прочую землю под посе
в делим: поделим угол, снимем три хлеба –
бросаем отдыхать и новый угол делим.
Делят землю на шесть равных паев. Но Тулупов выделил одного из своих четырёх с
ы-
новей, и ему теперь при разделе пашни отводится соответствующая, двадцать четвёртая д
о-
ля; а другой
товарищ, Попов, умер, и его доля разбилась ме
ж
ду шестью сыновьями.
–
Худо живут парни, всё споры у них, до суда доходили. Да вот и с Ланкиными, с Тр
о-
фимом да с Овдокимом, пособиться не можем, выделять хотят паи
-
то, да мы их не пускаем.
Кроме пая в общем в
ладении, Тулупов имеет ещё два участка, купленных единолично, один в сто двадцать, другой в полтораста десятин, засевает около семидесяти десятин, пос
е-
вы всё те же: пшеница, овёс, китайские бобы. Своими машинами Тулупов непременно зах
о-
тел нам похвалиться, повёл нас в сарай, где оказалось три плуга с сидениями, конные грабли, сноповязалка, молотилка, р
я
довая сеялка.
–
Все деньги, барин, на эти машины уходят. Дом вот у нас плохонек –
всё не доберусь новый ставить, а на машины и нет денег, так найдёшь
Идём пеш
ком к Евдокиму Ланкину, владеющему, кроме пая в той же артели, ещё д
е-
вятьюстами десятинами, из которых четыреста прикуплены недавно, но уже не по три дв
а-
дцать пять, а из вторых рук, по пятнадцати рублей за дес
я
тину. Роскошный городской дом, огромный двор, несколько больших амбаров, обширный сарай с земледельческими орудиями и машинами, достраивается п
а
ровая мельница с пятнадцатисильным локомобилем. Самого Евдокима нет дома. Его сын, лощёный парень, в лакированных ботфортах, не проявляет ос
о-
бенной склонности
к разговорам, а потому мы ограничиваемся посещением машинного сарая с паровою молотилкой, тремя сноповязалками, тремя конн
ы
ми граблями и всею прочею «снастью», потребною для обработки и уборки ста двадцати молоканских десятин, и через калитку проходим к д
ругому Ланкину –
Трофиму.
Такой же громадный двор, дом проще, но очень просторный, обстановка самая простая, и только на стене –
коллекция дорогих винтовок разнообразных иностранных систем. Тр
о-
фим –
коренастый мужчина мещанского облика, с хитрыми, пронизыв
ающими глазами, большею частью живёт в городе и только наезжает на заимку. Как и большинство состо
я-
тельных молокан, он ведёт, наряду с хозяйством, крупные торговые дела –
всё больше ра
з-
ные поставки на прииски, а в 1900 году он заработал, ни много ни мало, двадцать тысяч ру
б-
лей на доставке военных грузов в Цицикар и в другие пункты бывшей на военном полож
е-
нии Маньчжурии. Ближайшее заведование хозяйс
т
вом на заимке лежит на двух из сыновей Трофима, тоже вылощенных юношах в лакированных бо
т
фортах. Земли у Трофи
ма меньше, чем у Евдокима: он имеет, кроме пая в артельном участке, всего шестьсот десятин, но зас
е-
вает он больше –
до полутор
а
ста десятин, имеет ещё больший мертвый инвентарь и тоже –
паровую мельн
и
цу. Хозяйство у Трофима имеет менее казовый вид, нежели у
Евдокима, но в сущности ведётся лучше и имеет более, так сказать, прогрессивный характер: он выписывает (впрочем, пока без особого успеха) улучшенные сорта пшеницы и овса, собирается устра
и-
вать конский завод, строить кожевню. Но особенная гордость Трофима
–
его сад, большая площадь, правильно засаженная фруктовыми деревьями. Деревья, впрочем, почти все мес
т-
ных, плохих пород, непривитые, и только в нынешнем году впервые высажено несколько э
к-
земпляров привозных пород, купленных у выписавшего несколько тысяч саженцев, молок
а-
на же, Косицына.
108
Ещё несколько заимок: вот заимка Тимашевых с товарищами. Опять небольшой пос
ё-
лок из семи дворов, владеющих, по большей части, стодесяти
н
ными участками. Вот заимка Лаврентия Дружина –
крупное хозяйство с в
о
семьюстами десятин
ами земли и паровою мельницею, только что разбившееся, по семейному разделу, на несколько частей. За рекою видим утопающую в с
а
диках и рощах деревеньку Жарикову.
–
Банкротовкой её зовут, –
говорит мой спутник. –
Проторгуется благов
е
щенский купец из молокан
–
записывается в крестьяне в Жарикову. Уж сколько их так позаписалось!
Вот и ещё заимка, на самом краю Гильчинского увала, всего два двора. Это заимка Ф
о-
кина и Никифора Болотина. Хозяйство последнего –
одно из самых известных в крае, его чаще всего привод
ят в подтверждение культурного значения частного землевладения, а п
о-
тому мы заходим на несколько минут ещё и на Болотинскую заимку. Простая постройка, без всяких городских затей, крестьянского обличья и сам хозяин –
один из двух братьев Болот
и-
ных. Но хозяй
ство одно из самых крупных: восемьсот десятин земли, полтораста молока
н-
ских десятин посева, четыре плуга с сиденьями, три сноповязалки. Гордость Болотиных –
их конный завод из 25
-
30 маток местной породы, с томскими производителями, лошадей раск
у-
пают и в Бл
аговещенске, и по деревням, по триста рублей и дороже за штуку. Рогатый скот тоже хороший, но местной породы, без всяких п
о
пыток улучшения извне.
–
Отчего вы скота не выпишете из России? –
спрашивает мой спутник Болотина. –
Т
о-
же бы завод завести могли!
–
Д
а всё руки не доходят. А слыхать, Косицын поехал уж в Россию быков пок
у
пать?
–
Поехал, вагон рассчитывает привезти.
–
Какой это Косицын? Заимщик? –
спрашиваю я.
–
Нет, крестьянин, деревенский. А вот я тут ещё другого человечка подбиваю за бык
а-
ми ехать, нон
че, должно быть, поедет; тот из заимщиков…
Ещё несколько вёрст по долине Гильчина, у самого подножья увала. Затем мы перес
е-
каем долину и въезжаем в деревню Гильчин –
опять все Саяпины, Ланкины и Косицыны. И здесь помпы Нортона в избах, обширные дворы, кре
п
кие амбары, но застройка без такого шика, как, например, в Та
м
бовке.
–
Небось, поплоше живёте против тамбовских? –
спрашиваю я одного из многочисле
н-
ных Саяпиных.
–
Кто его знает, ваше бл
-
дие, может, плоше, а может, и нет, –
отвечает Саяпин слегка обиженным
тоном. –
Строение
-
то у нас не такое, как в Та
м
бовке, а машин –
подходяще, а уж посевами и скотом наши и вовсе не уважат тамбо
в
ским.
Под проливным дождём выезжаем из Гильчина, чтоб прямиком, через бывшие ман
ь-
чжурские земли, проехать в Благовещенск. Нашей т
ройке пре
д
стоит нелёгкая задача –
везти нас в одну пряжку слишком пятьдесят вёрст по сильно размоченной дороге, но резвые заба
й-
калки блистательно справляются с этою задачей.
–
Вот томским лошадям ни в жисть этак не вывезти, –
говорит наш я
м
щик, –
даром что
здоровые глядеть. А эти –
и смотреть не на что, а поглядите, под конец ещё резвей побегут.
Проехали несколько вёрст гильчинскими полями. Миновали последнюю заимку, одн
о-
го из Лиштаевых, владельца стодесятинного участка: скромная изба, очень мало хозяйстве
н-
ных построек, но около дома тенистая рощица со скамьями и качелью.
Сейчас же за заимкой –
«Маньчжурская канава», а за нею опять та самая мерзость з
а-
пустения, которую я уже видел в Будунде: те же кучи глины, обгорелые столбы, полуобв
а-
лившиеся печи на бывших
маньчжурских усадьбах, те же заросшие густым, тёмно
-
зелёным бурьяном огороды и также заросшие бурьяном, но иного типа, пашни, с ясно видными ещё гребнями или грядк
а
ми.
–
И что у них за огороды были, –
скорбит мой спутник, –
как они присп
о
собились к спросу
! Двенадцать лет тому назад я приехал в Благовещенск –
у них только свои, китайские овощи были, а под конец чего только они не разводили: и салат, и кочанную капусту, и цве
т-
ную!..
–
Насидятся теперь благовещенцы без овощей, –
говорю я.
109
–
Ну нет, сейчас
-
то овощей, действительно, мало, но будут –
крестьяне разведут. Пре
ж-
де конкуренция маньчжур была не под силу, они и не заним
а
лись огородами, а теперь уже начали выписывать семена и разделывать зе
м
лю под огороды.
Как и под Будундою, мерзость запустения отразила
сь и на самой дороге: гати и мосты тоже разобраны на дрова переселенцами
-
могилёвцами, которые провели здесь лето и сняли последний маньчжурский хлеб…
Тяжёлое, гнетущее впечатление производит эта пустыня, ещё так недавно кип
я
щая жизнью и трудом…
–
Теперь ни
чего, привыкли, –
говорит, оборачиваясь к нам, ямщик. –
А то с весны жу
т-
ко было ездить –
пусто, никого нет… А прежде бывало все маньчжуры здороваются, разг
о-
варивают. «Амб
а
, говорят, куда пошёл, какой дере
в
ня, какой дело»…
Печатается по Кауфман А.А.
По новы
м местам (очерки и путевые заметки). 1901
-
1903. СПб.: Изд
-
во тов
-
ва «Общественная польза», 1905. С. 70
-
84.
Орфография и
пунктуация современные.
Н.Г.Архипова
РЕЧЕВЫЕ ПОРТРЕТЫ АМУРСКИХ МОЛОКАН
Во время диалектологической экспедиции 2005 г. в молоканские с
ела Тамбовского и Константиновского районов: Жариково, Раздольное, Тамбовк
у
, Толстовк
у
, Гильчин, Кос
и-
цино, Верхний Уртуй, Нижний Уртуй, –
были сделаны аудиозаписи диалектной речи пото
м-
ков первых молокан, переселившихся в Амурскую область в середине XIX
в.,
общим объ
е-
мом более ста часов звуч
а
ния. Собранный материал позволяет выявить общие черты говора молокан
-
амурцев на ф
о-
нетическом, словообразовательном, грамматическом, лексико
-
фразеологическом уровнях, показать наиболее существенные особенности текстов
-
во
споминаний в структурном и ст
и-
листическом аспектах, а также яркие черты языковой личности информанта. При лингвист
и-
ческом комментировании мы опирались на методику, представленную в книге «Русские н
а-
родные гов
о
ры. Звучащая хрестоматия. Южное наречие» [1, с.
6
-
15].
Представленные в альманахе тексты –
это расшифрованные аудиозаписи спонтанной речи четырех жительниц сел Тамбовского р
-
на (Гильчин, Жарик
о
во, Толстовка): Саяпиной Веры Васильевны, Саяпиной Лукерьи Степановны, Филимоновой Анны (Ганны) Михайло
в-
ны, Са
довенко Майи Петровны. Наши собеседницы –
уроженки Амурской области. Их предки
-
молокане переселились в Приамурье из Тамбовской губернии и Таврии. Всю жизнь и
н
форманты прожили на одном месте, за пределы области не выезжали. Трое из них окончили четыре клас
са (Саяпина В.В., Саяпина Л.С., Филимонова А.М.), Садовенко М.П. имеет семилетнее образование. Все они были замужем, имеют детей, внуков.
К информантам старшего поколения относится Филимонова Ганна Михайловна. Она родилась в 1917 г. в с. Жариково Тамбовско
го р
-
на Амурской обла
с
ти. В ее речи в большей степени, чем у других информантов, проявляются ди
а
лектные особенности, позволяющие отнести ее говор к южнорусскому типу.
Большое место в рассказах Ганны Михайловны занимает повествование о молоканской вере, о т
ом, как жили в одном селе представители разных религиозных течений: мол
о
кане, баптисты, православные. Быт молокан –
одна из излюбленных тем ее рассказов: какую одежду носили, что ели, что делали из молока, какую выпечку предпочитали. В ее воспоминаниях п
редставлены рассказы о молоканской свадьбе, мол
о
канских праздниках, главным образом, о Пасхе. Известно, что именно Пасха была особенно любима и почитаема у молокан. 110
Интересны ее воспоминания о трудных взаимоотношениях русских и китайцев, кот
о-
рые жили по соседству. Ганна Михайловна рассказывает о том, к
а
ков был китайский быт, о наемных работниках
-
китайцах: их трудолюбии, порядочности, щедрости, о браках, закл
ю-
чавшихся между китайскими мужчин
а
ми и русскими женщинами, о совместных детях.
Саяпина Вера Василье
вна, 1921 г.р., и Саяпина Лукерья Степановна, 1924 г.р., –
ур
о-
женки с. Гильчин Тамбовского р
-
на. Они были замужем за родными братьями –
Саяпиными Петром и Василием. Обе информантки демонстрируют южнорусский тип говора.
Лукерья Степановна помнит многое о то
м, откуда пришли ее предки на Дальний Во
с-
ток, как заселялась Амурская земля, как трудно становилось хозяйство, о том, как после ст
а-
бильной, сытой жизни пришла пора раскулачив
а
ния. Трудная работа в колхозе, жизнь во время и после войны –
главные темы ее вос
поминаний. Лукерья Степановна рассказывает о том, как ездили в Китай в то время, когда были открыты границы, о натуральном обмене м
е-
жду русскими и китайцами, об отношениях между двумя народами. В ее воспоминан
и
ях не остаются без внимания темы религиозных т
радиций и быта молокан: м
о
ления, питание, свадьба и др.
Интересны бытовые описания Саяпиной Веры Васильевны. Русская печка, домашняя утварь и инструменты отца –
обо всем она рассказывает с бол
ь
шой теплотой и любовью. Именно в ее рассказах молокане предстаю
т очень хозяйственными, работящими и порядо
ч-
ными людьми. Вера Васильевна хранит воспоминания не только о быте, но, главным обр
а-
зом, о вере молокан. Ее рассказы переходят в религиозные песнопения.
Садовенко Майя Петровна –
самая молодая из наших информанток
. Она родилась в 1937 г. в с. Толстовка Тамбовского р
-
на. Личность Майи Петровны уникальна: уже в течение 10 лет она изучает историю мол
о-
канского движения в Амурской области, будучи сама потомком молокан. В ее речи проя
в-
ляются элементы высокого стиля в д
иалекте: Дома стояли прекрасные; Село погрузилось во мрак; Как чудно поют; ангельское пение
и др. Майя Петровна демонстрирует новый, не а
р-
хаичный, тип сельской культуры: она достаточно начитанна, в своих повествованиях дел
а
ет ссылки на произведения русских
писателей. Садовенко М.П. является носителем смешанного типа говора, близкого к разговорной форме литературного языка, что объясняется сравнительно молодым, по сравнением с др
у-
гими информантами, возрастом, полученным образованием и активной включенность
ю в общественную жизнь села.
Майя Петровна рассказывает о жизни молоканского села, молоканском быте (пище, одежде) и вере (молениях, похоронном обряде, молоканских праздниках), народном врач
е-
вании.
В комментариях к текстам мы попытались создать обобщенный речевой портрет наших информантов, так как их предки переселились в Амурскую область из одного и того же р
е-
гиона России (Тамбовская губерния), все информанты –
уроженцы близлежащих молока
н-
ских сел и в целом демонстрируют один тип говора. ЛИТЕРАТУРА
1. Рус
ские народные говоры. Звучащая хрестоматия. Южное наречие / под ред. Р.Ф.Касаткиной. М.: Наука, 1999.
111
ТЕКСТЫ И КОММЕНТАРИИ
Садовенко Майя Петровна, 1937 г.р. С. Толстовка Тамбовского р
-
на Амурской обл.
Беседовали Архипова Н.Г., Галимова Д.Н., 2005 г.
Обработала Архипова Н.Г., 2007 г.
1. Молоканское село
«Село было очень богатое, крепкое»
Здесь настолько было красивое село, в моей памяти всё. Я была ребёнком, ко
γ
да еще стояли эти бревенчатые дома, красивые, красивые, все под шатровыми кровлями, оцинк
о-
в
анные, и у всех кружева беленькие были, ставни были, всё было, γ
оворили «заплот», наз
ы-
вался по
-
молокански. В основном молокане были. А знаете, как получилось? Приехали ведь, это, из западных областей: Воронежской, Тамбовской. Они были кто? Правосла
в
ные, п
риехали православные, да. Приехали вот они, поселились, перезим
о
вали, потом двинулись в Бла
γ
овещенск. А здесь молокан было очень мно
γ
о. Их поддержали молокане, понимаете, они дали им бе
с
платно лес сухой, в общем
-
то, ну, помо
γ
ли хозяйством, лошадьми, прост
о бе
з
возмездно. И они решили, ну, принять веру в бла
γ
одарность, в общем, что ли, вот таким образом стало село молока
н-
ским. И было оно, вот, в общем, чисто молоканским. Ну, китайцы здесь были. Ну, они так, приезжали только, значить, до тридцатых γ
одов. Ну, кто молокане? Я в мол
о
канской семье жила. Это очень чистоплотные люди, прежде все
γ
о. Посуда у них блестит, да все было чи
с-
тенько. Ну что, не ели они сове
р
шенно свинину, не признавалось. Вот бабушка γ
оворила: «Так она не видит неба, она вниз смотрит, вот св
инья не в
и
дит». Она объясняла. Ну, бабушка была без
γ
рамотной. Ну, это её объяснение такое было. В общем, свинину они не ели, ели только γ
овядину, γ
усей они мно
γ
о очень ели. Перины у них вечно, подушки, γ
усей, ну и γ
о-
вядина, вот. Теперь что. Ну, одевались,
как обычно одевались, вот в моей памяти, как обы
ч-
ные люди. Приехали они, может быть, и в лапоточках сразу же, но дедушка γ
оворил: «Ла
п-
тей здесь не было. Они γ
де
-
то по доро
γ
е их побр
о
сали, пока ехали».
И жили, в общем
-
то, село было очень бо
γ
атое. Ну, то ес
ть как, крепкое просто. Раск
у-
лачивали. Вот сейчас надо раскулачить: у нас шесть коров.
–
Почему их вера так называется молокане?
Ну, не знаю. Чай с молоком пили, наверное, чай стро
γ
о, вот чай –
это с
а
мое γ
лавное . А ну вот бабушки собирались, допустим, п
риходят нарядные все, вот Анна Макси…, ой γ
осп
о-
ди, Анна Александровна –
это мать вот этой Оль
γ
и Максимовны, настолько была, ну, ан
γ
ел, волосы у неё, уже она была седая, пышные, волосы в узел, γ
устые. Вот и, значить, зять при
е-
хал из Германии. Она была строй
ная такая, и привез ей платье, знаете, чёрное
-
чёрное, ка
р-
маны, значить, и на карманах ж
γ
утиками что
-
то, ну, по тем временам это было необыкнове
н-
но. И вот Анна Александровна приходила в этом платишке, садилась, и женщины, естес
т-
венно, начинали что
-
то бала
γ
о
рить. Она γ
оворила: «Девчата, ну, зачем же сплетничать? Пр
е-
кратите!» Просто вот γ
ов
о
рит, раньше чё, нико
γ
о не осуждать, вот она просила. Подавалось что? Вот самовар ставили, киселик, яички всмятку, варенье там, сахар, конфеты, мед, вот так. Ну, то есть л
е
γ
кий какой
-
то такой, чаеп
и
тие ле
γ
кое. Водку в селе не пили. У нас даже…. ни в к
о
ем случае. Ой! Здесь дома везде стояли прекрасные, я еще была ребенком. Приходила бабушка Дуня, была, значить, на две половины, там что
-
то γ
обелены такие кр
а
сивые были, цветы
обычно здесь были, фикусы и армы. Громадные цветы у всех, да каждый листочек протир
а-
ли. Шторы были, а я уже знаю, что это. Ну, это война была, послевоенные γ
оды. Ну, у ко
γ
о штор? У молокан были чисто намытые стекла, блестели, прямо, как жар, γ
орели, а все
пр
о-
зрачно было. Ну, опять вспоминаю, дедушка рассказывал, что там кому
-
то спр
я
таться надо было, золото посчитать. И муж и жена залезли в подполье и сч
и
тают, и там, видимо, свечка была, и кто
-
то в отдушину за
γ
лянул, и ув
и
дели, потому что, ну, видимо, штор действительно 112
не было. Ну, можно же закрыть окно, да и считай в доме. Ну, и смеялись, там не то, что там γ
рабить кого
-
то. Ну вот, видимо, золото сч
и
тали, в подполье сидели. Как они там? Или это день
γ
и были? Ну, до революции, надо пола
γ
ать, было. А потом р
аскулачили всех. Ну, Ос
ь-
кины уехали ран
ь
ше, они тор
γ
овали, из Америки привозили вот кровельное железо это. Что еще они привозили? Ну, всякие сноповязалки, молотилки. У нас даже есть этот рубель, и скалка, и еще полольник ручной, америка
н
ский, с клеймом аме
риканским. И настолько изумрудно
-
зеленое это клеймо, столько лет прошло, оно такое же красивое.
Значить, что до тридцать третье
γ
о γ
ода здесь был Филинов –
самый бо
γ
а
тый человек, и еще братья Оськины. Оськины, четыре брата, у них дома были подряд, красивые дома, и зн
а-
чить, что они тор
γ
овали, привозили из Америки вот это кровельное железо. Всё село было покрыто, эти, ну, знаете, волн
и
стые, волнистые… Железо, ну вон, вон у нас стоят, вон под баней, видите, вон там кресты, вот это было накрыто, были дома все на
крыты. Они до сих пор ещё с
о
хранились, просто чуть
-
чуть волнистые листы. Вот привозили они всякие молотилки, сортировки, сноповязалки, уже в то время всё было в селе. Полольники вот ручные, и тор
γ
овали. Вот они в осно
в
ном тор
γ
овлей жили. А у Филинова дом стоял, значить, у не
γ
о, здесь была в д
е
ревне мельница до революции, была электростанция до революции. Значить, эле
к
тростанция давала свет для все
γ
о села, и вы знаете, что надо было все
γ
о заплатить, каждый, за каждую лампочку надо было привести воз соломы.
Воз. Воз, дак совсем ниче
γ
о. Ну! Соломы полно! Привез, вы
γ
рузил, и вот свети, сколько хочешь, вот. Ну, потом, значить, Филинов, молодец. Он пр
о
дал, и все, и уехал до то
γ
о, как начали шерстить людей. Следы е
γ
о потерялись, даже не знаю. Ну, он продал общ
е-
ст
ву, значить, ну, как обществу, это, видимо, ну, бо
γ
атые люди, тоже такие. Продал мельн
и-
цу, продал всё это, свой инвентарь. Значить, что… Мельница, маслобойный з
а
вод был здесь, электростанция. Это все было Филинова, ну, на зерновом дворе. Вот сейчас, γ
де ра
сположен зерн
о
вой двор, там всё было. Село освещалось, причем была. Вы знаете, что такое медная электропроводка? Не знаете? Вот медная проводка была по всему селу, как уж они там пр
и-
обретали, кто е
γ
о знает, вот. А потом наступил
о
вот советская власть. Вот наступили тридц
а-
тые γ
оды, и село стало рушиться. В общем, якобы на войне оно нужно, сняли вот эту всю проводку, и село по
γ
рузилось во мрак, до пятидесятых лет не было света. Это вот я, моё де
т-
ство, моё, значить, без света. С керосиновой лампой я очень хор
ошо управлялась: стекла чистила, знала, как заправить, как сделать, чтобы было очень светло. Бабушка всему науч
и-
ла. Вот и значить, село стали раскулачивать. С двадцать девятого пошло, людей высылали, село опустело, дома хлопали дверьми, ставнями. Дома стал
и растаскивать. Часть увезли в Лазо, здесь новый совхоз ор
γ
анизовался, часть в Садовое, часть увезли в Исаевку. Там, зн
а-
чить, военные стояли. В Тамбовку, в общем, всё, всё, всё ломали и увозили. Но всё равно я очень мно
γ
о застала, помню все дома. Вот на эт
ом месте уже не было домов, ну, здесь, зн
а-
чить, школа вот напротив была ко
γ
да
-
то, и здесь были бо
γ
атых людей дома. Так. Раскулач
и-
ли. Село опустело, надо заселять. А в Тамбовке стоял полк военный, служили, там гарнизон военный был, и стали этих людей, вот о
ни как раз из Воронежскй области, стали их ну как
-
то обрабатывать и γ
оворить, что давайте вот, край незаселенный, совершенно некому жить, с
е-
ло опустело, и уже колхозы были, «Восточноударник» был здесь колхоз, китайцы, значить, работали. Так был китаец Мо З
ай Чан. Сначала γ
оворили, что е
γ
о расстреляли, а потом, в общем, он уехал, сослали е
γ
о в Октябрьский, Овсянка, в Зейский район. В Зе
й
ский район, значить, и там он женился и дожил свою жизнь спокойно, в общем, не расстреляли, по кра
й-
ней мере. Он брал китайц
ев, ехал за γ
раницу, привозил китайцев, и они сезон работали, лук выращивали, капусту, в общем, ну, пуст
о
вали же земли все. Ну, выращивали γ
де, на бывших о
γ
ородах. Допустим, нас выселили, вот о
γ
ород прекрасный, вот на о
γ
ородах и выращивали это все. Ну, пот
ом, что
-
то с китайцами тоже. Е
γ
о арестовали, посадили. Китайцы больше не приезжали, в общем. Потом из русских колхоз «Восточноударник» –
это вот молоканский назывался, ну, из бедноты этой кто. А беднота, знаете, и дедушка мой мне тихонько γ
оворил, что бедн
ота –
это лентяи были. Хороших людей
-
то у
γ
робили, вы же сами знаете, если вы ч
и-
тали. А если не читали, девочки, обяз
а
тельно почитайте кни
γ
у Антонова, Антонов «Овра
γ
и». 113
Вот Шолохова «Цел
и
ну», а там подлинно написано, как уничтожали истинно
γ
о хозяина. Пришел
, прокрался в свой дом, а там живет председатель теперь, а у председателя, зн
а
чить, постоянно была у всех председателей одна и та же жена, очень красивая женщина, она ост
а-
валась в этом доме, председателя там куда
-
нибудь уберут, ново
γ
о присылают, она с новы
м живет, вот т
а
кая вот была бабенка красивая. И он пришел и γ
оворит: «Ты никому не γ
овори, я пришел посмотреть, –
ты пре
д
ставляешь, –
зачем ты ломаешь вот сараи уже там все, ведь, –
γ
оворит, –
здесь дом мой, и все лавки, и все, что было построено без едино
γ
о γ
воздя, все на шплинтах». Так делается шплинт. Вы знаете, что такое? Это деревяшечка вм
е
сто γ
воздя, сверлят дырочку и туда вставляют д
е
ревяшку без γ
воздей… 2. Молоканская еда
«Молокане очень любили ла
п
шу с гусятиной»
Свадьба. Свадьба, значить. Ну, сва
тали, до
γ
оваривались там, потом нам
е
чали день свадьбы. Обычно, это, допустим это с весны до
γ
оваривались, а осенью, ко
γ
да уборка прох
о-
дить, значить, как же… В общем, день свадьбы, γ
от
о
вят столы очень обильные, значить. Ну что, молокане очень любили лапшу с γ
усятиной, это и свадьба, и похороны, без лапши не о
б-
ходилось, все праздники, сами делали её, катали лапшу, вот, и, ну, мно
γ
о было че
γ
о, мяса. Yусятина, допустим, там, варенье. Ну что? Лапша. Что же еще у них там было? Вот, значить, большие самовары ставил
и, со сластями всякими, сладостями, печенюшки, это, пекли, д
о-
машние, там фрукты какие, если мо
γ
ли добыть. Ну что, раньше, фру
к
ты только из Китая вот, то
γ
да же можно было из Китая. Так.
–
А стряпать с чем любили?
С черемухой, да. Черемуху сушили, потом мол
оли на мясорубке раза на два, потом к
и-
пятком запаривали её, добавляли там, ну, сахарок. Я тоже лю
б
лю. Тарочки назывались у них, так. В общем, тарочка –
это что, сдобное тесто, допустим, ну, чем там, стаканом или чаше
ч-
кой чайной крух делает, затем свар
а
чива
ет её вот так вдвое и здесь делает надрез и потом снова разворачивает, кладет начинку и крест накрест перекрестывает. И получается откр
ы-
тое, ну как бы пирох открытый, небольшая тарочка –
это очень вкусно. Потом пекли калачи, еще мне очень нравилось. Вот хл
еб, допустим, пекут хлебы, называлось хлебы печь. И это же тесто, вы понимаете, и от это
γ
о же теста, γ
оворили «отымать», то есть отделить, отымать кусок теста, и большой, большой, вот такие толстые, и на месте помещалось два, три калача, и в печку. И потом
, значить, этот, особенно зимой на морозе, с мороза приносишь, и бу
к-
вально за считанные минуты она растаивает, режешь на кусочки, и совершенно дру
γ
ой вкус, не хлебный, очень вкусные калачи, ну, калачики они пекли, это мелкие калачики. Ме
л
кие –
это без кисл
о
γ
о, а можно и из кисло
γ
о, а можно, значить, нет. Ну, что там д
о
бавляют? Ну, то
γ
да маслица добавляли и сметанку, сахар, яичко, и на листах пекли. Зимой мно
γ
о вот, пельмени д
е
лали, за
γ
отавливали на зиму, вот здесь две дырочки, да здесь начинка, и так …..
А
γ
а, и потом снова перекрестывать, а
γ
а. 3. Как хоронили молокане
«Недол
γ
о осталось идти по узким, тернистым тропам»
Значить, так. Ну, само поминание, это ладно. Хоронили, значить, на третьи сутки. Ум
и-
рает человек, там моют. Гроб то
γ
да не отбивали ничем, пр
осто т
а
кие доски все
γ
да были. И доски… Просто доски сухие все
γ
да лежали на этот случай. И значить, что, ну что, белый м
а-
териал внутри, никаких цветочков, ник
а
ких веночков, ниче
γ
о не было. Почему
-
то они очень скромно и очень не люб
и
ли кладбище. Значить, ник
аких памятников. Ну, значить так, в день похорон, а ну, пели вот. Пение я слышала сама, как чудно поют. Знаете, ну, бабушка пела. Она очень плохо пела. Вот эти бабушки приходили, они обязательно пели. Вот. Значить, что, поют. Отпевают, допустим, первый ден
ь отпевают, второй день. Вот се
γ
одня, допустим, день похорон, вырубают две длинных жерди из березы и несут покойника на руках. Не на лошади, не на машинах, естественно. Значить, так, две жерди связывают в том месте, веревка, γ
де б
у-
114
дет, поставить чт
о
бы. Ста
вят γ
роб на плечи, эти жерди и понесли. Несут, опускают в мо
γ
илу, з
а
капывают. А эти жерди опускают тоже, вот так наискосок, чтобы все время торчали. Уже я знаю, жерди торчат, пока не с
γ
ниют. Ну, хоронят и кладут в мо
γ
илу. Камни лежали на ка
ж-
дой мо
γ
иле, и н
иче
γ
о больше не было. И стар
а
лись не ходить больше туда. В родительский день придешь, можно было пос
ы
пать зерно, там пшено или пшеничку, больше ниче
γ
о. Ну, почему не сохран
и
лись, вот мо
γ
илы, вот. Значить, придумали копать карьер, молоканское кла
д
бище, рядо
м с кладбищем. И оно ушло вниз, это было самое высокое место. Ниточки какие
-
то, каждый какую
-
то свою ниточку клал, я уже камней и не в
и
дела. Даже вот дедушка, ко
γ
да моих родителей хоронили, он γ
оворил, что здесь вот камни лежали. И примерно указал место, а
сейчас там похоронены дедушка с бабушкой. Нет
-
нет
-
нет. Ниче
γ
о. Они не ходили, вот раз в γ
од как
-
то ходили. Нет. Вот когда кого
-
то хоронят, ну, подойдешь к могиле, оч
е-
редно
γ
о, ко
γ
о
-
то хоронят. Похоронили и все, считали, что всё, улетела душа. Поминки не сп
равляли. Девять дней, сорок дней, нет
-
нет
-
нет. Это я пыталась, ко
γ
да
-
то была подросто
ч-
ком, и спрашивала у этих православных: «Почему девять дней? Вот объясните». Ну, в о
б-
щем, они объяснить не мо
γ
ли. Люди без
γ
рамотные, они по традиции вот отмечали так, там
и всё. А сейчас у нас село настолько разношёрстное, настолько запущенное село. Ведь это кр
а-
сота была такая. А здесь прихожу и тихонечко вхожу (в молебную). Вы знаете, настолько поют красиво, какое
-
то ан
γ
ельское пение просто. Я вошла, это оказывается, отп
евают покойника. Ну, а пе
с-
ни какие. Допустим, выносят, у них одна песня. Её дома поют, по пути поют дру
γ
ие. И вот я помню, что несколько строчек на кладбище поют, подходят к кладбищу и поют: «Недол
γ
о осталось идти по узким, тернистым тропам», что
-
то вот в таком духе. И опускают, тоже п
о-
ют и уже закапывают ко
γ
да, поют еще раз и уходят спокойненько. У молокан даже так, есть что
-
то: нельзя ни плакать, ни терзаться, плакать тоже запрещалось, в о
б
щем, плакали как
-
то сдержанно. Не так, как приехали эти, с запада,
как они кричат, γ
олосят просто без дела, мо
ж-
но γ
де
-
то и сдержаться, можно и поскро
м
нее себя вести. Есть специальные плакальщицы, которые… Знаете, вот так ро
в
ненько, я даже не знаю, как сказать, всё, ну, вот ровненько, ну, как ручеек стр
у
ится.
4. Как Пасх
у праздновали
«Пасху обязательно пекли, потом горку делали»
Нико
γ
да не ру
γ
ались. Вот дедушка γ
оворит, даже называл мужчину, кот
о
рый, γ
оворит, у не
γ
о козырька у фуражки не было, по имени отчеству, здоров
а
лись все
γ
да с поклоном. И я помню даже, вот с дедушко
й здоровались: «Здравствуйте, Иван Иваныч». Раскланивался к
а-
ждый. Ну, целовались на Пасху. Запрещали Пасху, как же не помнить. В школе проводят беседу: «Смотрите, чтобы не праздновали, чтобы яйца не красили, чтобы не стряпали ниче
γ
о». И в этот момент, дев
очки, самое страшное: под
γ
адывали все
γ
да, нам делали уколы. Это такие уколы страшные были, я не знаю, зачем в войну. Прививки, да. Причем, эта прививка какая была! Дед Винок
у
ров у нас коновал был, ну, в общем, только мо
γ вот так пузо йодом намазать и больш
е ниче
γ
о. Л
е-
карь, ну
-
то, он что
-
то там, что
-
то там закончил, какие
-
то курсы, ну, всю войну и после войны работал фельдшером. Вот Нюрка у не
γ
о была. Нюрка. Как же ее звали? Фадеева. Санитарка. В определенный день приходит с примусом в школу. Что значить при
мус, знаете? На
γ
рев
а-
ется. Да, накачивается керосином, запах такой, запах. Ну, в общем, мы все плачем, это н
а-
столько страшно. И
γ
лы были вот такие здоровые, все ржавые. Не ржавые, а с накипью, в о
б-
щем. В детстве мы дохлые все. Ну, что там! Вот вы тростиночки
, мы еще хуже были. Он о
т-
тя
γ
ивает под лопатку кожу, вот таким образом и всаживает туда укол. Ну, мальчишки потом наловчились и γ
оворят: «Выда
в
ливай скорей, выдавливай». Ну, кто не успевал выдавить, темпер
а
тура была под сорок. И вся школа лежит мёртвой, и в
се
γ
да, значить, это делали на Пасху, старались, вот. Специально делали. Все лежат на Пасху, отлеживаются. Температ
у
ра страшная, всю ночь лечишься. А потом, ну что это было? Не знаю, что там, это не корь, к
о-
рью мы все отболели в детстве. Все болели к
о
рью,
мы отболели, и меня поили ка
γ
ором –
115
это очень хорошо. И я так пристрастилась жрать этот ка
γ
ор, потом закатывала и
с
терику, если мне не дают. Вот сейчас, если я выпью столовую ложку ка
γ
ора, я буду под ст
о
лом лежать, а это чайную ложку наливали, я е
γ
о с удов
ольствием выпивала. Он хороший был, ведь. Ну, может, меня это и спасло от всяких болезней. Яйца луковой шелухой красили. Ну, чем еще? Вот бабушка в основном предпочитала лук, что это же не опасно. Ну, кто
-
то чернилами, кто чем мо
γ, кто что находил, и черн
ил ведь не было, мы же сажей писали. Конечно, и
γ
рали в яйца. Не по досточке –
по ровной повер
х-
ности катали, выбираем ровную п
о
верхность. Платья нам новые шили обязательно, нарядные. Бабушка пекла очень мно
γ
о этих, п
е-
ченюшек, вот тарочки с творо
γ
ом там, ша
нешки назывались, с творо
γ
ом, ну и с повидлом, допустим, домашние. Пасху обязательно пекли, п
о
том γ
орку делали. На сковородке, значить, большую сковородку брали, высевали пшеницу, чтобы она зазеленела, и вот на это наклад
ы-
вались, ступеньками как
-
то делали и яички клали крашеные в эту зелень, красиво было.
Пасхи, значить, и большие и маленькие пекли. Мне доставалось все
γ
да взбивать бел
о-
чек. Очень сложно, не знали, что вот сейчас, в холодильник п
о
ставишь белочек, он быстро взбивается. А то надо было вилочками
. Вот две в
и
лочки связываешь, и часами сидишь, пока взобьешь. Сахар с белком взбивали, очень дол
γ
о надо было работать, чт
о
бы взбить.
Стряпали в формах. У нас, в основном, были такие высокие. Большую, с
а
мую γ
лавную пекли и несколько маленьких. Обычно баночк
и из
-
под повидла, что ли там, я не знаю, кас
т-
рюлечка какая есть, чтобы было. Сверху н
е
чем было сыпать.
Ну, если были конфеты –
γ
орошек, то пытались там написать Христос Воскрес. Ну, пришел к нам дед Морякин один раз и γ
оворит: «Надежда Сер
γ
е
евна, ты думаеш
ь, что ты тут написала?» А она из теста делала Христос Воскрес. А тогда Амурская область входила в Х
а-
баровский край, и машины были. Сейчас АМ
, допустим, АМО там, а то были Х –
первая б
у-
ква. Ну, он еще так сказал: «Это вот у шофера так это вот –
хреновый в
одитель». Бабу
ш
ка: «Ух
-
ты, γ
реховодник какой, ну
-
ка сымай». Я сняла. Ну, что же делать? Бабушка так ск
а
зала. А она у нас вообще была чудо. Поедет в Благовещенск, там у нее, значить, были знакомые. Они –
молокане, ну, фамилия почему
-
то Лысенко. «Поеду к Лыс
енкиным». Вот γ
де кинот
е-
атр Амур стоит, а по той улице, значить, стояли деревянные дома. У них дом был хороший, крашеный, сад, и они чай хлебали там. Не знаю, как. И в общем, один раз поедет, узнает н
о-
вость, что нельзя и γ
устый чай пить. Она так γ
оворила: «Пить, ну, крепкий
-
то, на сердце де
й-
ствует». Дру
γ
ой раз приезжает –
надо крепкий чай пить. И вот мы постоя
н
но, она привозила новость, и мы ей то γ
у
стый делай, то дру
γ
ой. Такая интересная же
н
щина была.
Вот дедушка, допустим. Вот приехали к нам соседи уже в
пятидесятых γ
одах, и была бабка такая скандальная и кричала, из Курской области: «Гром вас пробей, паралич вас ра
с-
шиби». А дедушка γ
оворит: «Да Боже мой, Степановна, да что же ты так ру
γ
аешься
-
то?» Вот так он γ
оворил: «Надо один с о
γ
нем, а дру
γ
ой с водой»
–
вот это дедушка γ
оворил. Он р
о-
дился в Таври. Ну, отец у не
γ
о был коммерсант, и никак у не
γ
о ниче
γ
о не получалось: езд
и-
ли по всей России и по Камчатке, γ
де только ни были, ну, в Нов
о
александровке они осели, а женился на Жариковской, Жарикова Пела
γ
ея Ан
дреевна –
это моя бабушка.
5. Как лечили заговорами
Это такое страшное дело. У меня было такое. В общем, никто его не знает. На но
γ
е вот вскочила сибирка. Я была совсем небольшая. Она мне как сказала, дядина жена из Тамбо
в-
ской области, они потом уехали, γ
(ово)рит: «Сибирская это что
-
то, как пшеница нарывает, вздувается но
γ
а». Допустим, у меня вздулась, температура, вот я, γ(
ово)рю, измеряю темп
е-
ратуру, у меня температуры нет. Вот я γ
оворю, вспомнила, γ(
ово)рю: «Баба Шура, у меня, наверное, сиби
р
ка, поехали
». Она тридцать второ
γ
о γ
ода. Yосподи! Какая же она мне баба! Ну, конечно, сейчас она для меня, она вообще какая баба Шура. «Да нет», –
γ
ов
о
рит. Ну, АМ, АМО –
буквы на номере машины, указывающие на регистрацию транспортного текста в определе
н
ном регионе
116
представляете на но
γ
у не наступала, ездила в Тамбовку, ниче
γ
о не мо
γ
ли сделать, но
γ
у не опустить, я на стул
е но
γ
у держу и терплю. Так она за
γ
о
ворила, значить, пятнадцать минут прошло, я встала и пошла. Вот сибирка. А потом мне знахарь γ
оворит: «Да вы бы с
γ
орели, как вы не с
γ
орели? Вот температуры нет, с
γ
орает человек. Как вы мо
γ
ли вот такое выде
р-
жать?».
Ну, я, например, помню, как и нелепые за
γ
ов
о
ры, эти не з
а
γ
оворы, а за
γ
ов
о
ры, за
γ
ов
а-
ривать. З
а
γ
овор это, ну, против ко
γ
о
-
то что
-
то. Вот, значить, не знаю как. Вот смотрите, рожу за
γ
оваривают, слова совсем γ
лупые, я наизусть знаю. Значить там, ну, она там плюет, н
у, м
о-
литву просто читает и γ
оворит: «Рожа, рожа уними, –
ну, мы бы сказали «уйми». Правда? –
у рабы божьей, д
о
пустим там, Валентины, кожу и наоборот. Кожа, кожа уйми у рабы божьей, допустим там, Валентины, рожу». Три раза. Вот так пере
γ
оваривают. Я записал
а как
-
то и п
о-
чему
-
то запомнила. Вот и она тоже проходит. Вот приходят к ней, это рожа –
краснота такая. Лечат этими, антибиотиками. Но вообще в больнице инфекционной лечат. А она за
γ
овором. Только знаю с
и
бирку, рожу она лечит, с
γ
лаз, наверно, лечит.
Вот я всех внуков лечила, сына. Этак с
γ
лазили е
γ
о здорово. Вот берешь, просто яз
ы
ком лижешь вот это место. Да и сплевываешь. Если с
γ
лаженный –
γ
орько
-
соленый пот, или, в общем, три раза плюешь, потом берешь сторону подола и вытираешь, и всё. Я своим под
о-
лом, я с
воим, значить. Значить, берешь ребенка, наклоняешь над умывальником, над краном, и смываешь личико и γ
оворишь: «С утицы водица, с младенца лиховица, откуда взялось, т
о-
му передалось, кто со злобой колючей, тому слезой горючей». Вот три раза повторяешь, и вс
е. Ну, я так не знаю. Вот таким образом, вот подолом вытирать, пр
е
красно помо
γ
ает. Ну, как лиховица. Зависть или как? Ну
-
ка, давайте переведем. Лих
о
вица, ну то есть, ну, плохое что
-
то кто
-
то там пожелал.
Филимонова Ганна Михай
ловна, 1917 г.р.
С. Жариково Тамбовского р
-
на Амурской обл.
Беседовали Архипова Н.Г., Галимова Д.Н., 2005 г.
Обработала Архипова Н.Г., 2007 г.
1. Молокане
«У православных своя вера, у молокан своя»
–
Так вот говорят ваше село молоканское?
–
Ну,
молоканы, вера такая. У православных своя вера, у молокан своя. Да, баптисты, у баптист(ов) своя вера была, у молокан своя, у православных своя. Православных здесь мало было, баптистов мно
γ
о и молокан мно
γ
о, вот. У м
о
локан и баптистов тоже разная вера, у православных тоже. Правосла
в
ные
-
то к нам переселенцы приехали сюда.
–
А молокане молились как
-
то по
-
особенному?
–
Родители тоже мои уже молодые были, а деды молились. Моленные б
ы
ли, у нас и баптисты были, и молоканы были, а православов у нас не было. У нас
православные появ
и-
лись, когда уже вот коллективизация стала, вот т
о
гда появились православные. А церкви у нас не было, а была только молоканская и баптистская моленная. А местность вот, молока
н-
ская была местность. Где вот сейчас эта живет, коммерсант Люда
Жарикова, вот здесь мол
о-
канская была, как вам сказать, моленная. А баптистска моленная, где клуб. Там была бапт
и-
стска моленная. Тут были баптисты и молоканы, а православных не было. Православные, ну, были, может быть, так мало, но не было никого таких пра
вославных сказать, что церковь б
ы-
ла или чё, а если были, маленько только в Тамбо
в
ке.
Ни у молокан, ни у баптистов не было икон –
у православных были. А православным, здесь православно
γ
о собрання, раньше собраньня звали или приход у них, у нас в деревне не был
о
, в деревне у нас только баптисты, мол
о
каны, а православные ездили в Тамбовку. В Тамбовке там было, собраньне.
–
Какие молоканские фамилии здесь были?
117
–
Дружины, Филимоновы, Жариковы, Сычёвы, но Сычёвы были православной веры. Еще какие? Востриковы. Вот
это
-
то были. Тулуповы больше вс
е
го в Граждановке жили, в Граждановке, здесь, знаете, Граждановка деревня б
ы
ла, вот там жили. Здесь Тулупов один есть, ихний уже внук, Тулупов Борис.
–
Они богатые были, Тулуповы?
–
А как вам сказать, раньше, конечно, бедны
х мно
γ
о было и бо
γ
атых мно
γ
о, и очень бо
γ
атых мно
γ
о, ну, и я не знаю, мои родители не скажу, ни бе
д
ны были, ни бо
γ
аты, средняки, может быть. Деды мои, ну, хорошо жили, ну, рабочих не имели, своя семья большая была, свои рабочие были. А у н
е
которых нанимали
рабочих. Вот, например, Филимоновы. Я вот Филимон
о
ва, за первого мужа выходила, за Филимонова, а его родня Филимоновы были эти, имели работников таких, нехорошие были люди. Почему нехорошие, потому что рабо
т
ников обижали. Ну, и раньше γ
оворили, вот мы ком
сомолами работали, тоже γ
оворили про Фил
и-
моновых. Филимоновы плохо содержали рабочих. А вот некоторые, видите, плохо (относ
и-
лись). Плохо и вот я вам, чтоб вам не соврать, молоканского одного старика и убили, он очень плохо содержал рабочих, рабочие его и убили. Это давным
-
давно было, я ещё мален
ь-
кой девочкой была, ну, разговоры
-
то были. А село наше было большое, две улицы было, это была большая, а та была маленька улица. Ну, тож хороша деревня, очень хороша. А сейчас что, девчата? Почему вот, девчата, ну, вы ведь молодые, почему такое допускается, а? Вот в Александровке лучше, там бо
γ
аче, как
-
то село лучше, как
-
то дисциплина или, может, мои там родычи. Я часто вспоминаю свою д
е
ревню, была хорошая деревня. Эта улица бо
γ
атая была, бо
γ
атая такая, ну, хорошая, большая улица. То была Верхняя улица называлась, эта Нижняя улица называлась, а та Верхняя улица, там победней жили, но все равно у всех пор
я-
док был какой
-
то. Сейчас, девчата, никакого порядка. Дома строили деревянные. Хто и дву
х-
этажные, но не любили двухэ
тажные. Одноэтажные там, зал, кухня, зал, там прихожая. Ну, в общем, вот такие дома.
Я жила, как вам сказать, только начиналась советская власть, я родилась, я в семнадц
а-
том γ
оду родилась. Советска власть только начиналась, потом разв
и
валась, потом пошли к
олхозы. Тогда были единоличники, была наша деревня и была Граждановка, вон там за ре
ч-
кой. У них одна улица была, там бо
γ
атый был, там мельница была, но и здесь хорошо всё, бо
γ
атый эта улица, бо
γ
атый, те победней жили, что я помню только.
2. Пасха
«Раньше так весело было, так ждали Пасху, к Пасхе готовились»
–
А что молокане ели? Любую пищу?
–
Нет, чушек не ели, молоканы у нас не ели чушек. Не ели, они считали
,
вред –
чушки. А баранина, γ
усятина вот эта, ты, ну и, скотское такое коровье мясо. А чушек… Боже
,
и
з-
бавь! Чушка была, как сказать, она на небо не смотрела. Пирожки стряпали с черемухой. Мололи черемуху, с сахаром. То с м
ё
дом, то с сахаром, и пирожки пекли очень хороши. На листах. Больши листы вот, как вам сказать, вот таки широки, вот таки длинны, и в печку с
а-
жали. Печки были, такие хлебы пекли. Там пирожки пекли, на листы, вперед, пирожки исп
е-
кут, потом хлебы сажают. Булочки, хлеб, булки. Пекли печенье, у нас так называли. Завод
и-
ли, заводили, печенье, сдобы. Ну, сдобы, вы ж зна
е
те, сдобы чего ж. Или вы молодые? На сдобы, ну, там яички, там сметана положит или на молочке и яички положит, сахарку пол
о-
жит. А потом она всё подымется, опустит её, потом ещё она подымется второй раз, выкат
ы-
вают печенье и делают, особенно с черемухой делали, и γ
руши, γ
руши, з
десь γ
руш мно
γ
о было. Не крупные, а т
а
кие амурские γ
руши, у нас у всех, у мно
γ
их здесь был
о
, у всех почти в садах. Пышку раскатают, ложут туда, это, как её звать… начинку. Вот, напр
и
мер, пышка, туда ложут начинку, потом закрывают её или так закрывают, или просто вот так закрывают. Она вот так вот испекается, а этот снаружи. Ну, хорошо каждый раз на Пасху γ
отовили па
с-
ху, стряпали, теперь это, яйцы красили на Пасху, как мы, как катали очень весело было.
А яйцы, как накрасют яйцы, красили яйцы в субботу, завтр
а, например, Пасха, воскр
е-
сенье, а в субботу красют яйцы, а ночью бабушка с дедушкой там, кто ещё молодый там, 118
разделют семьи, были семьями большими, разделют я
й
ца, кому сколько по тарелкам или на чём и де разделют, надпишет дедушка. Вот и утром встают в
се, получают свою долю и п
о-
том все наряжаются в новое. В новые рубашки там, штанишки, а девчонкам платти обяз
а-
тельно на Пасху. И катаем яйцы. А яйцы вот положить в печь или на кирпичи и доску, вот так вот, и вот катаеть, и
γ
раеть яйцы. Например, вы ставите,
а он катить и вот выи
γ
рываеть, чьё яйцо выи
γ
раеть. Очень интересно то
γ
да был
о
. В лоб яйцы били, возьмут по лбу и сту
к-
нут. Там один такой был такой ос
т
рый, один тупой конец. И вот этим острым в лоб дадут. Если выиграеть или проиграеть, как вот это я забыл
а, и
γ
рали. Что вы! Раньше так весело б
ы-
ло, так ждали Пасху, к Пасхе гот
о
вились. Кто побогаче, побогаче плаття. Очень Пасха была хороша. Пасху все ждали мы, очень ждали, ходили. Вот мои родычи были молоканы, а потом ещё были баптисты. Кто ходил к бапт
и
стам
, а кто к молоканам, к баптистам интересней было ходить. Они там угощали детей, такой у них порядок был, а м
о-
локаны нет. Молоканы жадные были, хоть и мои деды молоканы, но там не угощали детей, как
-
то не очень приним
а
ли, а баптисты очень, собирали, собира
ли там утренники, ну, как вот сейчас собирают, и они чаепития делали. Жадные молоканы. Ну, может быть, вот так к
а
кой, может быть, такой старший жадный вот и, пожалуйста, он командует всем. А у баптистов чаепития были, это у них порядок –
на Пасху чаепития,
обяз
а
тельно детей у
γ
ощают, потом сами, но без водки, без водки. И у молокан без водки, у молокан чаепития не справляли, а каждый свою родню или знакомых при
γ
лашает на Пасху домой и дома, но без водки. А па
с-
ху кру
γ
лую пекли. Кру
γ
лую пасху, потом её, ну как
, как булку выкатывают, потом её укр
а-
шивают, мажут её, яички, яичками, сметаны помажут и крошут конфеты, разны конфеты к
а-
ки, и посыпают её. Она красива
-
красива, когда пасха. Кто побольше делает, кто поменьше, пекли в печке. У кого печки, в печке, а у кого γ
оландки, в γ
оландках пекли. Ну, раньше Па
с-
ху праздновали мы, ну, ждали её, ждали, γ
лавно. Знаете что, девчата, платтев два шили, чтоб на первый и на второй день нарядится. Побо
γ
аче кто –
побо
γ
аче там матер
и
ал, кто победней –
победней. Но моя мама была пор
тниха, она меня хорошо наряжала. Вот так вот. Я и сейчас всп
о
минаю. А сейчас никого не остается, молокан уже никого нет.
–
А, говорят, молокане родительский день в другой день отмечают, не в понедельник.
–
Во вторник. Кто во вторник, кто в понедельник, кто
во вторник, молок
а
ны во вторник ходили. Л
о
жили на могилу угощение, вот так вот л
о
жили, а се
й
час не разрешают л
о
жить, сейчас безобразие делают. Раньше разве так было? Придёшь, а уберут, так уберут, так и есть. А сейчас что ты! Положут, так уйдет, и всё там
наделают безобразия на кладбищах. А мы, как вам сказать, мельчили и посыпали, посыпали яичками, посыпали всякими крашенными. И яички л
о
жили. Ой
-
ой, яичков, норму всем норму, кто поменьше –
поменьше. Мы крич
а
ли дедушку, просили тоже нам побольше яичек. Ой,
Пасху ждали очень. А сейчас, де
в
чата, что вы ждёте? 3. Одежда
«Бедные люди ходили в школу до самых морозов разумши…»
–
Одежда какая у молокан была?
–
А длинные юбки, кофточки короткие с оборочками, со стёжечкой мол
о
каны носили. А на γ
олове платочек, об
язательно платочек да ещё…вот так по
д
вязывает, молодые вот так. А бельё обычное –
рубахи. А штаны не носили. Без штанов ходили. Холодно зимой, и всё равно длинные юбки, юбку вниз шьют. Юбка верхняя и юбка нижняя. И там ещё рубашка, рубашка, но рубашка одев
а
ется и юбка нижняя. Ну, широкие раньше были юбки, а потом верхняя юбка или платте, вот. Носили обязательно фартуки, я вот, я дак и сейчас ношу на юбке. Юбки, праздничные шерстяные юбки были, праздничные, а будьничны –
простые: с
и-
тец, сатин, сатиновы, бол
ьшинство сатиновы юбки были, будьни
ч
ны –
чёрные, сатиновые, там чёрны, мож коричневы, но большинство чёрных юбок. Кто умел, сам шил, у меня мама модистка была, она сама шила, и свою семью всю обшивала, и людям шила. На но
γ
ах зимой валенки носили, а летом р
азумши ходили. Бедные люди и ходили в школу до самых морозов разумши, милая моя, побо
γ
аче, конечно, у тех…
или сандалии или что
-
нибудь ещё
-
то. Пок
у-
119
пали побо
γ
аче, а бедные, знаете как, или свяжут им матеря или сошьют какие
-
нибудь чувя
ч-
ки. Раньше бедные и бо
γ
атые были, и средняки были, вот так. На руках варежки носили. Парни, девки носили перчатки, сами вязали пе
р
чатки. Пальто зимой одевали, кто длинные польта носил, победней –
дак бе
д
ней одевали, побо
γ
аче –
побо
γ
аче. У нас дедушка был, как вам сказать, средн
як, но побо
γ
аче, содержал нас получше, получше там покупали нам. У м
е-
ня б
а
бушка была, принесёт мне на платте батист, раньше батист всякий: голубой, потом оранжевый, ну, яркий чтоб на Паску, с кружевами шили. Мама портниха была, она шила. Пасху встречали оч
ень весело, а сейчас, девчата, я не скажу. 4. Пища молокан
«В основном в деревне молочко всегда»
У деда нянчила дедовых внучат. Доставалось мне тоже и от дяди, и от тёток. Убежим играть, а ребёнок
-
то плачет, нам надают. Гусей пасли, м
а
леньки мы были, по
восемь, уже пасли γ
усей, раньше чушек у нас не ели, а ели γ
усей. В праздник γ
отовили вот лапшу обяз
а-
тельно, γ
усиную лапшу из γ
усятины. Ой, как они нас кусали, эти γ
уси, щипали, будь они не ладны. Сейчас в Александровке у многих есть γ
уси, а здесь я не виж
у, здесь захирела дере
в-
ня, плохо стало. И по сорок, и по пятьдесят держали гусей. Кто побогаче –
побольше, побе
д-
ней –
поменьше. Мама моя десять γ
усей держала. Ну, а две γ
уски на зиму о
с
тавляли и γ
усака. Яйцы нанесет там сколько. Гусяты выйдут, а у деда был
о до ста γ
усей. Кроме γ
усей, овцы, коровы –
общатина. Коровье масло делали, к
о
ров, что вы, доили, и коровье масло было. Сметану, творох, кисло молоко у нас называлось, это как же, варенец. Кипятят молоко, х
о-
рошее молоко кипятят. Сливками… Кислые сливки, ко
гда сливки скиснут, закладывают, о
с-
тынет, заквашивали до γ
уста. Да в печку поставит, она обжарится маленько. Ох, и вкуснят
и-
на была.
–
Вы стряпали с творогом?
–
А как жеть, стряпали с творо
γ
ом
-
то. А как же! Шанюшки делали. Вот раскатишь пышки, например, вот
так раскатаешь, сюда ложишь творох, и вот так вот заворачиваешь и как
-
нибудь делаешь этот рисуночек, это назывались шанюшки. А то пирожки, а пирожки с капустой, с картошкой. Стряпать
-
стряпали всё, и раньше и вот, и в советскую ж власть стр
я-
пали. Кто не ле
нился у нас, мы всегда стряпали, а кто бедны, то бедны, но ещё ленивые б
ы-
ли. Оно и сейчас. Вот у меня дочка всегда всё делает. Она стряпает, всегда у ней стряпали или блинцы, или блины, или там калачики. Она всегда у меня стряпает. Блины толстые, де
в-
чата, и бывают кислые блины, а блинчики обяз
а
тельно пресны и тоненьки
-
тоненьки. Это блинцы называется. А калачики… Ну, молоко. Смет
а
ну не ложат, она плоха. Сливки, вот, молоко ни молоко, а со сливками замеш
и
вают, ну, может, в дру
γ
ой раз масла подсолнечна туда на
ливают, в тесто, или же такой сливочной масла, сахарку, кто любит, класть, такие В духовке я их девчатам напеку, они у меня в школу брали. С молочком, с чаем. В основном у деревне молочко всегда. Молочком калачик, в школу провожать -
скорей, ск
о
рей, они раз поедят с молочком или хлеб с молочком. Молочко раньше было.
–
Молокане много чая пили? –
Очень, чересчур! И я люблю чай, чтобы я без чая, не мо
γ
у, не мо
γ
у и вот и вечером попью чай, а если я долго сижу, я ещё и ночью попью чай. Я люблю с молоком. С са
харом пили, пили все наши молоканы.
5. Свадьба
«Невесту украшали, краса велика… со цветами вели»
–
Как молокане свадьбы праздновали?
–
Ну, сваты придут, заказывают за невесту. Жених невесте γ
оворит, что мои, γ
оворит, придут сватать. И вот приходют, засват
ают. Если отдадут, то со
γ
ласятся родители, те и дру
γ
и. Раньше, знаешь, не слушали нашего брата, отдавали да и ваших лет. Понравится р
о-
дителям, родители или кто, и всё, и отд
а
дут. Они хвалют. Ну, хвалют, чтобы и жить хорошо, 120
то и дру
γ
ое. Я вот сиротой была,
меня пришли сваты сватать, а у меня не родная бабка была, она стро
γ
о с них трёх γ
оворила, а они γ
оворят: «Мы её будем жалеть, она сирота, то и дру
γ
ое». Но я ничего не скажу, свекровка у меня была очень хорошая, как мать родная. П
о-
том свадьбу назначают. Вс
яко бывает, бывает через неделю, а бывает через две, как управя
т-
ся, как ресурсы позволют. Вот про ранешные свадьбы я помню, когда у нас, у молокан, ни в гармошку, ни в чё не играли, а свадьбу по
γ
уляют, потом делают вот так, я вам не мо
γ
у об
ъ-
яснить как, так
как и день
γ
и кидают, чтобы невеста выбирала, и дети, вот и там выбирают. Набили, мама меня γ
отовила, карман у плаття. Я в карман наберу, ну, всяк было, каждый по
-
разному. Не было гармонии, у молокан, у баптистов не было, а у православных была. Здесь право
славные были две семьи, мы бе
γ
али туда. Уже побольше ст
а
ли, смотрели, как свадьба идёт хорошо, с гармошкой. Ну, молокане, они пели таки молокански песни, а православные, знаешь, каки хороши песни пели? Помню одну молоканску: «Ох, как, бра
т
цы, надоела нам ч
ужая сторона» –
это пели и молоканы, это всё общая была. «Везде γ
оре, везде слёзы, везде мучают меня…». Эта песня, я уже забыла её. На какой мотив пелась «Ох, как братцы надоела нам чужая сторона»? Туда же отсылали людей, молодёжь, и они отрабатывали чё
-
то
и это вот песню пели. Эта песня хорошо поётся, когда вдвоём, троём поют, печальная. А на свад
ь-
бу весёлые были. Приезжали за невестой, к
о
гда вот нынче свадьба. А, например, свадьба в обед начинается, приезжают к обеду за невестой. Ой, девчата, так было нам
весело мален
ь-
ким, бе
γ
аем наря
д
ные, невеста нарядная, в лентах вся, ну, красиво было. Длинное, белое, платье белое на ней. Ну, б
а
тист, кто как, как вам сказать, ну, кто побо
γ
аче –
побо
γ
аче одевал, а кто победней –
победней одевает. Фата на γ
олове. С шелку.
Фата с шелку, вот здесь цветы наделаны. У меня тоже была фата. Ленты были, косы
-
то у нас большие были, мы без косы не ходили, не разрешали, а потом уже дед не разрешал мне, волосы γ
усты были. Выходит замуж она же с косами, ну, вот такой закон. После свадь
бы она уже завивала волосы, пшивку дел
а-
ла.
Венчались, знаете, когда у молокан попы были. У баптистов интересно, у баптистов интересней, чем у молокан. У баптистов так нарядно было всё, а у молокан по
-
стро
γ
ому всё. Мы бе
γ
али туда, мы тут пели по
-
своему, по
-
молокански, молокански песни. Дед у меня с бабкой пели, я ещё такая мален
ь
кая, лет восемь было, дедушка и… Мне не нравится так. «Баптисты, лучше», –
скажу. «Ах, ты, отчаянная!», –
ругается дед. Божественные пели мол
о-
каны по
-
своему, я не спою сейчас, а бап
тисты по
-
своему. У баптистов веселей было, у мол
о-
кан грустней. Невесту украшали, краса велика, с этими, со цветами вели. Невеста красива, с лент
а
ми косы заплетёны, красивы, сейчас ничего не делают это.
6. О китайцах
«Русские китайцев нанимали работать...
Китайцы у них, знаешь, как работали, о
γ
ороды сажали»
–
Китайцы были, у нас китайский завод здесь был, кирпичный завод. Жили в фанзах. Фанзы у них низкие такие, потом, если побо
γ
аче
…
начальство у них тоже было, то они к
а-
кой
-
нибудь дом у них тоже, а бедны
е, эти окна были б
у
мажные. Белая бума
γ
а, такая твёрдая, бумага белая. И не стекло, а бумажные были. А как они Новый год справляли! Как мы бе
γ
а-
ли! Нас у
γ
ощали там, л
и
пучки были. Деды нам не давали деньги и хаят: «Ой, да они по
γ
аны, они их на коленке катают,
–
гов(о)рит, –
эти липучки». А мы всё равно, они сладкие т
а
кие, маком посыпаны. Дед потом давал нам. У деда мно
γ
о внучат было, но меня он почему
-
то любил, потому что нянчила я у них тама, нянчила ребятишек.
Китайцы, они ели лапшу больше, лапшу ели, вот дв
е палочки, вот этими палочками они лапшу ели, вот так вота, γ
алушки ели они, тоже палочками. А припивать они чайку с чашку припивали. Нас у
γ
ощали, детей. На Новый год китайцы, знаете, как детей у
γ
ощали: липучки эти наделают, посыпют раньше маком, а мак под
красят –
красивый, а липучки, я забыла с чего они деланы, или они таки –
липучиют. Поцы
γ
ал у деда, дал деньги. Они ру
γ
ают, но д
а-
ют. А д
а
ют там чё две копейки, три копейки, раньше как было.
121
Нам не разрешали, не разрешали в фанзы ходить, вы знаете, у китайки
ножки вот таки маленьки, они всё время сидели на нарах. Китайки никуда не ходили. Ну, конечно, как м
а-
леньким дет
я
м они сразу делали таки колодочки, и они ходили, ножки не развивались у них. Одевались всяко, халатики у них ч
ё
реньки, синеньки такие, это. Ка
ки побо
γ
аче, те получше, а победней… так.
Китайские женщины, вот я их не помню. Что ли в косы были заплетены? Но не по
м
ню, две или одну. Мужики, китайцы носили одну косу большую. И женщины косу, вот ну, не помню, забыла я, две или одну. У мужика так запл
е
тена, как коса, и ходил, как с косой. Редко у них борода у старых. У молодых не видно было. На γ
олове у них были панамы что ли, шляпки вот такие. Ну, н
е
бо
γ
атый. Кто побо
γ
аче, те шляпы носили, а победней какой
-
нибудь, таки пан
а
мы.
–
А с русскими как разгова
ривали?
–
А с русскими на русском, плохо на русском разговаривали. Русские китайцев нан
и-
мали работать, бо
γ
атые русские. Китайцы у них, знаешь, как работали, о
γ
ороды сажали, к
и-
тайцы о
γ
ороды очень хорошо сажали и мо
γ
ли обраб
а
тывать, сажать очень хорошо. Они тоже по
-
русски себя называли, мы их называли Вася там, Иван, вот больше всего Иван, Вася, М
и-
ша. Женщин я не помню, а женщины, они всё время сидели на нарах. Мы бе
γ
али, на Новый γ
од туда п
о
бежим, нас у
γ
ощали, нас не пускали, а всё равно убежим, нас к Новому
γ
оду вот липучками угощали. Женщины сидят всё время на нарах, ножки малюсен
ь
кие.
–
А дома красиво у китайцев?
–
Да ну какой там, γ
рязно, γ
рязно. Ну, как вам сказать? Не то что, как сказать, ну, γ
ря
з-
но. Нары там, под них что
-
нибудь постелено, дерю
γ
а какая
-
нибудь, или не знаю, вот такой лахмотка какая
-
нибудь. Каки побо
γ
аче, каки н
а
чальники, конечно, они отдельно, фанзы у них отдельно, отдельны все, а каки попроще, грязные, вшивые ходили. Были печки таки, не русские. Ну, печки, как обычно сейчас, варют, пекут
они, они пекли пышки. Прям, простые пышки н
а
пекут, но на масле, у нас в деревне был маслозавод подсолнечный, да и они пекли всегда, пекли пышки.
–
А китайцы женились на русских?
–
А как же, женились, выходили бедные девки, выходили замуж. Да, некоторые в
ых
о-
дили. У нас одна была женщина, у ней руки не было, не буду на с
е
бе показывать, ладони не было, у правой руки ладони не было… А красивой была такой, голос у ней такой, ну, крас
и-
вая! А мать не родная у ней была, отец её за китайца отдал, а китаец был бо
γ
а
тый и какой
-
то начальник, ездил всё за γ
раницу. Она нарядная была, жили вон там, у нас ещё была улица за этой д
е
ревней, вот за этой улицей, туда далеко была улица, там китайцы больше жили, и бо
γ
аты были, там жили. А бо
γ
аты, ну, нарядны всегда. Два мальчик
а у ней родились, таки нарядненькие были.
Саяпина Вера Васильевна, 1921 г.р.
С. Гильчин Тамбовского р
-
на Амурской обл.
Беседовали Крыжанская К.А., Радченко О.В., 2005г.
Обработала Архипова Н.Г., 2007 г.
1
. Русская печка
«Русская печка была, хорошая печк
а была»
Русская печка была, хорошая печка была. Вот она была в Гильчине, когда мы были м
а-
ленькими. На печке на этой спали. Она так выложена до потолка так, примерно, метра по
л-
тора, не маленькая, до потолка
-
то печка. Так выложена кру
γ
ом, а там назывался… Ка
к γ
ру
п-
ка что ли называлась, γ
рупка, или как это? Вот на этой γ
рупке мы там ребятишками и спали. Постелят, она теплая. Там и в избе не очень
-
то было тепло
-
то, топить
-
то не очень было. На печке спали. Надо делать лестницу, она же высокая по лес
т
нице. 122
А хл
е
б
ы пекли, хл
е
бы пекли в печках. А русская печка, она отличалась тем, что у ней было в ней хл
е
бы пекли. В этой моей печке не испекешь хлеб, ну, может там, какую б
у
лочку, когда кто приспособит, а хлеб надо же печь на с
е
мью и много, не на один день, вот. Она т
ак выкладывалась печка, руская пе
ч
ка вот так выкладывалась большая. Тут на полатях была эта, верхница, там мы уже спали. Так было выложено, труба отдельно. И называлась русская печка, где можно было печь хлеб. Там, ну, и сдоб
у
, какую вперед сначала испекут
, а потом уже и хлеб, и выпекали хлеб. А плита все равно рядом стояла рядом. Плита пристроена, чт
о-
бы можно ужин
-
то сварить, обед св
а
рить. Там же печки не всегда ва
-
арят, после всего это печку истопят, потом туда чу
γ
ун поставят, мясо туда и поставят в печку
, он кипит, варится. Борщ наварить можно.
–
Чем чугуны вынимали из русской печки?
А вынимали? У меня там где
-
то был, но он пропал, наверное, конечно же, пропал. Он назывался ро
γ
ач, больше всего ро
γ
ачом называли его. Кочерга
-
то ведь такая, кочерга, ей там в
ы
γ
ребают з
о
лу, жар там. Она так сделана, а тут, значить, сначала железная, а потом дальше ручка, чтобы деревянная ру
ч
ка не γ
орячая была, и, чтоб она не сгорела, она была железная у основания. Рогач сделан полукру
γ
ом и как бы обхватывает чу
γ
ун. Это ухват, о
н хватает и называется
-
то ухватом, потому что он хватает эти чу
γ
уны, внизу уже чу
γ
ун, а сверху он п
о-
шире
-
пошире и вот такой ухват. Ро
γ
ач или ухват вот так вот сделаны, загнуты. Вн
и
зу он проходит чу
γ
ун, потом поднимають его, и он вверх береть, он то
γ
да уже никуда не денется, не сползет. Если такой сделать полукру
γ
ом, обнимаеть этой чу
γ
ун и поднимаеть его. А по
д-
нять
-
то чу
γ
ун, если на с
е
мью, то он большой, он тяжелый, его не поднимешь на таком ра
с-
стоянии. Тут метра полметра сама за
γ
нетка. За
γ
нетка перед печкой
, перед самой топкой пе
ч-
ной. Это называется за
γ
нетка, и дым уходит труба где. И вот ставять на за
γ
нетку этот, чу
γ
ун, беруть подви
γ
ають туда подальше к печке. А его не поднять, теперь, значить, делають такой каток. Кру
γ
лый каток. Ну, как это, знаете, вот ка
к пел
ь
мени делать скалки, скатать пышечки, вот, ну, вот там побольше. Ну, он тоже деревянный, он потолще, побольше, ну, как это, шо скатать. Его подкладывають под ухват, ухват ставять на него, а потом ухватом беруть чу
γ
ун. Он катить этот, каток катится, и чу
γ
ун катится. Хозяйка, она уже меньше трудов заним
а
еть и силы тратить на это, чтобы поднять с катком. И сопровождаеть туда этот чу
γ
ун и оттуда в
ы-
нимает. Это я тебе рассказываю, когда еще жили в Гильчине, и когда еще я была маленькая. Но я оттуда уехала в лет одиннадцать, была я, наверное, десяти лет. А это я помню до этого. До этого помню, как это. Они ро
γ
ачи были, ро
γ
ач и ухват. А
γ
а, и под маленький чу
γ
унок. Его ведь там рукой не заталкиваешь, там же жарко. А его надо взять, а если я буду ведерьный чу
γ
ун подхватывать, а маленький чу
γ
унок, он проскочить. Для каждого, ну, н
а
верно, они должны быть два или три этих ухвата. Так они стоять за печкой. Там такое есть –
заделка, и они там стоять, как надо беруть и делають. Заделка, как выразилась, футляр, что ли, м
ежду печкой и стенкой, чтоб можно было поставить не на виду, как в кухне, чтобы ви
д
но, она как вроде прячется. Полати, мы называли их полатями, потому что мы на них спали. Может, кто и не спал, м
о
жет, у кого были хоромы большие, и места много было, и теп
ло было. Были же богатые и бедные, всякие были вот. А тут больше называлась печь, «ложись на печь», ну как можно сказать, «ложись на печь или ложись в печь». То ли вниз, то ли вверх. Так и γ
оворили: «На печурку, ложись на печурку или лезь на пол
а
ти». А рус
ские печки строили эти, γ
ончары. Как их называют? Печники. Yончары, по
-
моему, эти делають посуду. А! Печн
и
ки.
2. Отец
«Он сам все делал: умел шубы шить, рукавицы шить, шапки умел сам шить»
–
А у вас в деревне была церковь?
Церковь? Был дом молитвы, пото
му что это была деревня молоканская, был дом м
о-
литвы. Ходили, наверно, все. Так деревня была молоканская. Ну, кто хотел идти, кто Бо
γ
а знал, а кто не знал, а кто не знал –
ему там делать н
е
чего, туда не пойдеть. Отец ходил, по
-
моему, ну, я хорошо помню, ещ
е паца
н
кой была. А он умер в тридцать третьем γ
оду, а я с 123
двадцать первого, декабр
ь
ская. Ну, что считать γ
од
-
то этот, это, значить, с двадцать второго. Мне одиннадцать лет было. Ну, он до этого еще, уже болел сколько. Это мне, может, д
е
вять было, он все мо
х делать и назывался шорник. Шорничал. Шо
р
ник. Он мох упряжь делать для лошадей. А упряжь там всякая, и как ее называли, упряжь или сбруя, а вот. Это вот сани, т
е-
ле
γ
и, колеса, он тоже всё д
е
лал. Ему не надо было никуда ходить покупать. Лес есть рядом, нару
бил, сырой покамесь есть, он его сделаеть, потом высушить, за
γ
нёть, как надо ему, в
ы-
сушить. Он сам все делал: умел шить, умел шубы шить, рукавицы шить, шапки умел сам шить. Валенки катать умел, в
а
ленки делать. Сам шерсть вот это вот. И у него была такая во
т самая, дробилка, што ль. Дробилка, вот шерсть он эту раздробить, раздр
о
бить короткую шерсть. Короткая шерсть, наверно, осенняя
-
то. Ой, весенняя
-
то, она длинная, осенняя –
к
о-
роткая. Он раздробить, раздробить, потом в баню идем, там мочить и катаеть. И у н
его все были по но
γ
е, эти вот колодки. А др
о
билка представляла чего? Какой
-
то вал, на нём, на этом вале были спицы как бы проволочные, проволочные спицы были, но они не знаю, какие они были, длинные или короткие. А вот когда крутить, это вот она же останав
ливается так. Там заделано, чтобы не вылазило, крутить ее как. Видала колодцы, ко
γ
да старые? Крутить, воду достаёть, так и он крутить ее. А крутил, а это, этими спицами. Шерсть дробится. Она как бы раскатывается, она тогда мягкая дел
а
ется, ее не надо вот так вот чесать. А вот эта дробилка раздробить её, а то
γ
да легко ее раскладываеть, и получаются у него эти валенки. Сапо
γ
и не шил, п
о
тому что не было такой возможности, а назывались ичи
γ
и. Как сапо
γ
и, но как чулки, ичи
γ
и, так и назывались они –
ичи
γ
и. И в и
чи
γ
ах ходили в летнее время. Ко
γ
да покупать вот такие вот тапочки, чтобы были босоножки, как сейчас покупают, их не было. То
γ
да мох пл
е-
сти лапти, у нас тут, по
-
моему, на Дальнем Востоке не носили лапти. Выше колена у них эти, з
а
крытые, из кожи сделаны. Вот
что γ
оворить: «Достал ичи
γ
и, на рыбалку пойдешь? Да, на рыбалку пойду». Ичи
γ
и, ичи
γ
и и бродни. Ичиги, наверно, покороче. Это такая обувь, как бы с
а
по
γ
и, только без этих, без каблуков, а подошва просто такая сплошная кожа, нет, у них нет каблуков, ничего. Если кому там надо, он сделает там внутрь каблук там, чтоб пятка повыше была, и так одевали. А так больше, ну, носки, можеть, и вязали, а покупать их не было γ
де, а больше портянки. Портянку намотають, и ичи
γ. А вот бродни –
то надо бродить на р
ы
балку или на охоту по воде. Бродни. Бродить по воде, по γ
рязи. Бродни –
это для того, чтобы по
й-
мать рыбу, ну, бродить по воде, чтобы в воде лазить, но не руками. Надо самоловку ставить, зайти в воду по самый зад, вот надевають эти бродни. Пошел, и он сухой, и брюки у него с
у-
хие, и это вот. А женщины носили также, сандалики ш
и
ли. Сами шили. А кто в город мох поехать, кто имел возможность такую, можеть, и покупали. Заводы
-
то все равно были в γ
о-
родах
-
то, заводы
-
то были. Есть возможность –
купять. Домашних тапочек не бы
л
о
. Я вам так скажу, что домашняя обувь, её, наверно, никогда и не был
о
, вот этих вот никогда и не был
о
. И краски вот этой ник
о
γ
да и не был
о
. Пол сосновый, по
-
моему, был. Листв
я
ный, листв
я
ный пол, ко
γ
да его пом
о
ешь, он то
γ
да красный, хороший то
γ
да. А лист
в
я
ный пол, у него листв
я
ница –
она жёлтая, светлая. Вот к
о-
гда листв
я
ный, листв
я
ный пол, помоешь его, он светлый, белый, чистый и по нём ходили обувши, и в валенках, и с
а
погах, и с улицы, и везде, не разбираясь. Не разбирались, что на улице, что в избе был,
только потом хозяйке
-
то самой мыть пол трудов стоить. А мыли мы его, я долго мыла пол, и крашеный
-
то долго не было, для того, чтоб он был чистым, ох
о
та чтоб был, пол, делали такие шорколки, шорколки называются. Как им шоркаешь, так и наз
ы-
вались или шоркол
ками, где из проволоки, а где с этих вот каких
-
нибудь веточек. Ну, вето
ч-
ки какие
-
нибудь такие, чтобы они были погрубее. Свяжуть их, а больше –
веники. Веников
-
то таких и не было, мало было, что сеяли да веяли, они грубее. Просто траву нарубять, нар
е-
жуть, н
арвуть это, вот венички называется, она такая мягкая, пока не успеет поспеть. Нав
я-
жуть их, они ими пол подметають. А он ко
γ
да п
о
старееть, уже начинаеть осыпаться, он все на нём листочки, эти все вот им. Венички. Вот им и начинаешь шоркать, намочишь, а пото
м начинаешь его
-
то руками. А эти железные шорколки. Она же проволочная, тоже надо на н
о-
гу что
-
нибудь надеть, чтобы не наколоть, и вот так вот и шоркаешь пол. Вымоешь, он чи
с-
тый, красивый, он дол
γ
о терпить, хоть и обувши ходили, чуть
-
чуть да очищали но
γ
и на
ул
и-
це. Ну, мыли же его каждый день, через день и белили печь через к
а
ждый месяц.
124
3. Зыбки
«Это такой ящик, такой красивенький сделанный»
Зыбки. Это такой ящик, он такой ящик красивенький сделанный. Длинненький такой, не квадратный, а так продолговатый так
ящик. Он с узорами такой сделанный, сверху узор
и-
ки на нем где
-
то, а дно у него делается из материала, чтобы не было γ
рубо для ребенка. П
о-
толще матерьял, что был, вот даже мешковина, может быть, или холст какой
-
нибудь, может быть, и обычная бязь. Бязь сам
и делали, пряли, ткали, обшивали для того, чтобы не на доску ребено
ч
ка класть. Ну, и постель как само собой, как все
γ
да и перинка есть, и подушечка есть, все так же это. А потом, у нас же этот ящичек, или как это назвать, у него там четыре у
γ
ла, и в у
γ
лу сделают петли, петельки небольшие и протягивають эту петельку веревочкой, вер
е-
вочки так же потверже, ну, не потверже, а п
о
крепче. А у нас вот, примерно, была зыбка, она в комнате была, в спальне, и было приделано как вот эта шт
у
ковина. У меня вот память не
было, как ее сразу назвать. Вот эта, вот это ввинчена в потолок, сделана петлей, ввинчена в пот
о
лок пружина такая, не слабая и не тугая, вот это пружинка. И вот эти четыре этих шнура соединяють сверху, там кверху и соединяют с этой пружиной. И можно так к
ачать дитя. А потом это, зыбочку. Ведь летом
-
то и мух полно, ребятишек много, не спасешься от мух, п
о-
тому что каждый где
-
то там на
γ
адит, а где
-
то там и поел, а где
-
то там опрокинул, где
-
то у него не закрыл. Мух полно, вот так делають поло
γ. Закрывають поло
γ
ом сверху там, где с
о-
единяются пр
у
жины, и донизу качають ребенка спать, за пружинку. Полох этот закрывають, и он спить спокойно. Можно цветной, можно и белый, можно и розовый, и голубой. Какой цвет не зависить от того, чт
о
бы какая она должна быть.
4. Пра
здники и игры
«А жизнь моя –
о
д
на беда да горе, праздников не было» –
А как у вас праздники раньше проводились? Ой, доро
γ
ушечка ты моя. Какие то они у меня были, праздники? А жизнь моя –
одна беда да γ
оре, праздников не был
о
. А ко
γ
да до сего дня, как я чувствовала, ко
γ
да еще девчо
н-
кой была, чувствовала. Это Паска был
о,
великие праздники. А в марте все
γ
да это собирала яйца. Хоть и курей мно
γ
о было и, как пост, не давала исть эти яйца свободно, там когда
-
никогда их в стряпню пол
о
жуть. А собирала γ
ору целую
, наберу корзину на праздник, на Пасху. А кто их съест эти Пасхи яйца? И
γ
рали или катали, и
γ
рали это. Яйца разные, накр
а-
шенные, красивые, а и
γ
рали этими яйцами. Вот накладуть их в рядок, щас такую и
γ
ру не играють, странно, в рядочек кладуть, а одно яйцо б
еруть отдельное, ну, дру
γ
ой оно окраски. Катають, на к
а
ком расстоянии там до
γ
оворятся, катають. Попадеть в яичко, значить, этот, к
о
торый катится, в яичко попадаеть. Кто стоить, оно отойдёть, значить, он выи
γ
рал, он её забираеть, яичко, снова катить. Прои
γ-
рал, значить, он ставить обра
т
но, если прои
γ
рал, ставить обратно и дру
γ
ой катаеть своим этим, своим я
й
цом. Вот только и забавлялись этими яйцами, а кто можеть съесть одно –
два яйца, не больше. А ну, так
-
то что, в мячики и
γ
рали и щас и
γ
рають такими, такие и
γ
ры не и
γ-
рають ни молодежь, ни старики, ни ребятишки. В
ы
жигалки. А
γ
а, и третий лишний и
γ
рали. А третий лишний –
это встануть к кру
γ, а один ходить, как бы в
а
дит. Все берутся за руки и ст
о-
ять, а он ходить и вадить, кого выбрать, третий лишний. Если он выбе
реть, примерно, если он меня выбрал, он из кру
γ
а, так я должна его до
γ
нать и задеть его рукой. Если я задела, зн
а-
чить, он все, становится в крух, а тот, где он стан
о
вится, убе
γ
аеть, за ним γ
оняется. И так оно идеть, так по кру
γ
у, по кру
γ
у. Не успеешь, есл
и неразворотливый, тихо бе
γ
а
ешь, там бе
γ
ають больше его, он бедный запыхается, покамесь он отомстить ему, значить, заденеть, что встать, будеть бе
γ
ать. Такая и
γ
ра была, ох! Это третий лишний. А выжи
γ
алки, тоже в
ы-
жи
γ
алки щас не и
γ
рають. Ты представляешь, ка
кие выжи
γ
алки? Вот в такой же кру
γ стан
о-
вится вся молодежь. Щас
-
то молодежи нету, то
γ
да ребятишек мно
γ
о было в деревне. Я ведь γ
ородскую жизнь не знаю, в деревне
-
то мно
γ
о было ребятишек. Собираются вечерком, ко
γ
да прохладно, и становятся также в кру
γ и выж
и
γ
алки, а вот забыла, как и
γ
рали в выжи
γ
алку. 125
Хотела рассказать, а не помню. А, кошки –
мышки и
γ
рали, в кошки –
мышки, я помню. Т
о-
же так же кру
γ
ом становятся девчата, ребята, ну, пацаны, кру
γ
ом и, значить, кот сидить внутри, в за
γ
ородке, а мышки на улице бе
γ
ають, за кру
γ
ом. И вот он должен выскочить из этого кру
γ
а и по
й
мать эту мышку, а нихто ж не пускаеть его, так он целится, куда, где
-
то пройти, где там между рук, а можеть у ног успееть проскочить, γ
де вот, чтоб мышку по
й-
мать, а ему нет хода, и ему запре
щають, закрывають ход. Вот он то
γ
да мечется, мечется, пока это он выскочить с этого кру
γ
а и поймаеть эту мышку. Это были кошки
-
мышки, и
γ
рали. А вот выжи
γ
алку я что
-
то забыла, запамятовала. Ну, ладно, что та выжи
γ
а
л
ка.
5. Песни
«Пел он песню богомольную»
Д
едушка говорил слово «не замай». Какое же он еще говорил? А! «й
о
ном». «Не замай» –
значить, не тревожь, не тро
γ
ай. Ребятишки ру
γ
аются, дерутся там между собой –
«не з
а
май, не замай ты е
γ
о». «Не замай» –
значить, не трогай, не шевели его. Слово «йоном» –
зн
ачить, хорошо. Делай йоном, делай лучше, хорошо делай. Это было ранешнее слово, это было м
о-
локанское слово. Может, какие слова знаю, не помню.
–
А вот какие вы раньше песни пели?
А, песни пели, я не знаю, какие мы песни пели. Мы пели песни советские, «Орле
нок» пели. «Орленок, орленок, лети выше к солнцу, возьми белый свет». Это я даже в школе з
а-
певалой была, а почему выбирали запевалой, не знаю. И γ
олос
-
то у меня это был, γ
олос пр
о-
пал уже, γ
ланды болять. Вот эти песни: «Орленок», потом «Петрушу»: «Прокати нас на тра
к-
торе». Ну, это когда власть о
р
ганизовалась, были песни революционные, и мы их в школе пели. А публичные мы и не пели, наверное. Вот ко
γ
да мы были маленькие, мы пели те, что в школе. А ко
γ
да повзрослели, школу кончать, нам не до тех песен было уж
е, трудились по ч
е-
тырнадцать да по шестнадцать часов у станков. Так и песни эти не пели.
–
А спойте какую
-
нибудь песню?
Спеть? А какую я тебе песню спою? Yосподи, когда γ
олоса
-
то и нету. А отец мой пел. Я рассказывала, как он шорничал, все делал, шил. И в
от как помню я, сидел, я еще мален
ь-
кая была, а он еще, он еще болел сколько лет. П
о
ка он не болел, работал, шил сидел, ичи
γ
и шил или бродни, что
-
то он шил, а песню пел. Пел он песню бо
γ
омольную:
Бог –
создатель моей жизни, не оставь меня в пути.
Сам ты зна
ешь, я бессильный, не могу вра
γ
ов любить.
Бог –
создатель моей жизни, не оставь меня, скорбя.
Сам ты знаешь, я бессильный, не мо
γ
у вра
γ
ов любить.
В том какая же мне польза, если ближнего любить.
Охладело во мне сердце, оскудела вся любовь.
Я хожу, во тьме блуждаю, свет сокрытый от меня,
А на сердце тяжкий камень не приваленный лежить.
Ой, ты ан
γ
ел, ты мой ан
γ
ел, сними завесу с глаз моих,
Отвали от γ
роба камень и от сердца моего.
Ты поставь меня на камень, утверди стопы мои.
Бо
γ
у слава во веки веков. Аминь.
Это он церковную песню пел, он ходил в церковь. А я помнила некоторые слова, т
е
перь я последнее время нашла эти слова. Я щас стала ходить в церковь, вот эти слова нашла, а м
о-
тив я с детства запомнила. Это они пели, это они –
р
о
дители, они ходили в церковь.
А ко
γ
да мы выросли, советская власть началась. Уже слов –
полслова, мама
-
то, она боялася, отец умер уже, мама боялась, чтобы кто
-
нибудь из нас да ни сказал это слово про Бо
γ
а, иначе п
о-
садять или вообще расстреляють. Был такой запрет. Она боялась, бо
я
лась,
и я боялась ее спросить, ко
γ
да уже интерес все равно, а я боялась спросить, а она бы мне не ответила, пот
о-
му что она боялась за нас, вот. Вот божественная песня:
Пастырь мой, Y
осподь всесильный,
С ним нужды не знаю я.
126
И на благости обильный
Ты покоишься в
о мне.
Пусть мой пастырь направляеть
К тихим сладостным вод
а
м,
Душу он мне поскрепляеть
По своим людским стезям.
Если я пойду долиной,
Где лесная смерть царить,
Неправедный врах единый
Сердце мне не устрашить.
Добрый пастырь, ты со мною,
Посох твой и жезл святой
К миру, к вечному покою
Дух направять слабый мой.
И люби меня, жалея,
Ты дар
ишь
трап
е
зу мне,
И меня струей елея,
Умостил ты в тишине.
Вот как радостно и дивно
Под твоим покровом жить,
Быть с тобою непрерывно
И твоим путем ходить.
Это наша молоканска
я песня. Еще божественная песня.
Не пройди, Иисус, меня ты,
Не пройди меня.
Слышишь дух любви объятый,
Не пройди меня.
Боже, Боже, о, услышь меня.
Слышишь люд мольбой объятый,
Не пройди меня.
Дай покаяться пред тобою,
Мне найти бальзам.
Я простерт к тебя д
ушою.
Помоги мне сам.
Боже, Боже, о, услышь меня,
Слышишь, твой люд мольбой объятый,
Не пройди меня.
Полагаюсь на тебя, лик ищу я твой.
Исцели мой дух, спасая, угости святой водой.
Боже, Боже, о, услышь меня.
Слышишь, твой люд мольбой объятый,
Не пройди ме
ня.
Ты –
источник утешенья, лучше всяких благ.
Дух ты мой, как в мире тлееть,
Так и в небесах.
Боже, Боже, о, услышь меня.
Слышишь, твой люд мольбой объятый,
Не пройди меня.
Вот эти вот слова: «Боже, Боже, услышь меня», –
он молится, чтоб услышал Y
осподь Б
ог. Все молятся, заглушають все. Он боится, как бы его не прошел Бог, чтоб его не об
о
шел Y
осподь, вот он просить.
127
Саяпина Лукерья Степановна, 1924 г.р.
С. Гильчин Тамбовского р
-
на Амурской обл.
Беседовали Архипова Н.Г., Галимова Д.Н., 2005 г.
Обработала А
рхипова Н.Г., 2007 г.
1. Жизнь и судьба
«Что он может им навредить, когда человек неграмотный?.. Вечный работяга и всё»
И это дед мой, дедушка, а
γ
а, Саяпины первые приехали сюда, перв(опр)оходцы. Здесь была тай
γ
а просто, ну, лес они здесь вырубали, выко
рчёвывали. И да дед
-
то родился, зн
а-
чить, может быть, здесь. И у него старший сын, дети были. Может, они тут родилися. Про это я не знаю, что дед мой Са
я
пин А
γ
ап Поликаныч он родился тут, в этом Гильчин
е
. Ну и ето, он умер в тр
и
дцать втором году, ему было с
емьдесят восемь лет, вот ско(ль)ко. А вперед эт
о
го я не знаю, это как наши рассказывали вот. Ну и это, теперь они ехали сюда дол
γ
о, два γ
ода даже ехали, потому что едут γ
де
-
то летом они, останавливаю
т
ся, сеють там, сажають, чтобы продукты был
о
, а потом еду
ть. Зимой, они всю зиму едуть. Вот так вот ехали они с
ю-
да дол
γ
о. А как они приезжали, дак вот так γ
оворили, что у кого сынов мно
γ
о, а царь приказ создал такой, ну царь есть царь, γ
осударь и всё, приказ создал такой тем, кто едеть на Амур. Ну, Амур, видно, уже исследовали раньше, по
-
моему, до этого, и до царя, может быть, и
с-
следовали, что тут всё ж таки бо
γ
атства. Кто едеть на Амур, в армию в солдаты не беруть, а тогда брали, на двадцать пять лет брали в солдаты. Ну и вот, у наших, у Саяпиных, у них в
о-
обще д
евок мало был
о
, обычно сын
ы
, сын
ы род
и
лись, вот. Сынов у не
γ
о, γ(
ово)рит, было мно
γ
о, который дед
-
то приехал, дв
е
надцать сынов был
о
. Ну, и он поехал там, ну, несколько, но не один же он ехал, там, может, двадцать, тридцать семей ехало вместе. Ведь и было т
оже страшно ехать γ
де
-
то, и разбои были и всё на свете, вот так вот. Ну, как, Гильчин очень кр
а-
сивый. Сейчас
-
то домов тут… Вон там один стоит дом, вот этот Тулупов, дру
γ
ой там Са
я-
пин, этот Иван, ой, Климан, Климан Иваныч был жил. А здесь вот Тулуповы жили
вот, этот, Урусов, сейчас живут там. Все дома были хор
о
шие, красивые, даже вот до двадцать девято
γ
о γ
ода здесь были, уже знаешь, ко
γ
да с двадцать восьмым γ
оду нач
а
ли раскулачивать. А какой он кулак? Да он просто работник и всё, разобраться
-
то, что же он за кулак
-
то, день и ночь на полях, в этой пропочённой рубахе. Это ведь можно так подумать. Ну, а потом их раскулач
и-
вали. Они ехали, это уезжали кто куда. Ну, сейчас я буду рассказывать вам как.
Уезжали, это, наши перво(про)ходцы. Знаешь чё, вот бабушка пот
ом после приехала, дак она γ
оворила, её
-
то и собственно её адрес. Так, Самарская γ
убе
р
ния, Николаевский уезд, село Тя
γ
ло. Это бабушка. Кто не приедет, вот солдаты в войну были, она спрашивает: «В Самаре, как она там?» Жила, она всё спр
а
шивала, как там, хот
елось ей в Самару.
Слушай, а как понять? Как понять, ведь в крайнем случ
а
е, вроде бо
γ
атый, ну, сейчас вот кто, и после? Кто в колхозе работал, тот и бо
γ
атый был, ну под конец, конечно, обманули колхозников, многих обманули просто. Так, раскул
а
чивание было в двадцать девятом γ
оду тут вот, примерно так. И в этом, как е
γ
о, ну да тут с двадцать восьмого по тридцать второй. В тюрьмы забирали. А забирали ведь ко
γ
о? Это вредительство полное было. К примеру, он ж
и-
вет, у не
γ
о семеро детей. Какой он кулак? Какой он д
урак? Какой он вредитель? Что он м
о-
жет им навредить, ко
γ
да человек не
γ
рамотный? Ну, что ты, что может сд
е
лать человек
-
то? Ну, вечный работя
γ
а и всё. Вот так, знаешь чё, в этим раскулачивали тут всех. Вот Саяп
и-
ных, допустим, мно
γ
о их, они же приехали давно
, дети, сыны, работали сами они. Вот тут вот жил Мартын Митрич, Мартын Иваныч, у не
γ
о ведь триста коней рабочих. Ну, работн
и-
ков держал там, сыны е
γ
о, а работники также, как вот и в колхозе. И работали, он платил. Платил. Ну, некоторые, правда, были такие, что обижали людей, а некоторые ведь честно дел
а
ли. Они также работали, получали у них там подёнщину. Или как там платили там?
Как пришли они тут, по рассказам, вот они нач
а
ли работать. Они сами пахали, сеяли. Ну и, правда, етих держали, работников. Потом п
озже, ну это, к
о
нечно, я токо по словам знаю, я
-
то с двадцать четвертого γ
ода. Уже в тридцать втором, как вот деда хоронили, тут 128
уже я знаю, как забирали людей в тюрьмы, вот. Y
орлова Ивана забрали, ведь у не
γ
о семеро детей. А старшая самая с двадцать пятог
о γ
ода была, Катька. Какой он вредитель? Что он мох навредить? Он знал в колхозе работу, да и всё. И за что е
γ
о взяли в тюрьму нихто не зн
а-
ет. Теперь Саяпин этот, Михаил Иваныч. Ну тот, правда, у не
γ
о тоже ж
ы
на умерла, на второй жынился. У не
γ
о дети сводн
ы
е были, тоже γ
де
-
то шесть или семь д
е
тей был
о
, вот сводн
ы
. Да у етой четверо было, да у той трое. Вот семеро был
о
. Теперь этот, Саяпин Андрей Гри
γ
орич. Тоже семеро детей, ну и все маленькие, один одного меньше. Самый последний или грудь там сосал или ещё н
е роди
л
ся, вот так вот был
о
. Всех их позабрали. Вот в тридцать втором γ
оду, например, Мясников этот, Андрей Амнеич, е
γ
о тоже в тридцать втором арестовали. Моя эта тётка за ним замужем была. И что вы думаете? Семеро детей осталось у них. Ну, вот етих вот бр
али. А это брали для чего? Как вот я думаю что, чтобы, знаешь чё, советскую власть уничтожить. За власть Совета тут уже начали жить. Ну, и γ
лавны, знаешь, идеи ети. А ето забирали, обозлить людей, ко
γ
о, дескать, забирають
-
то –
нищету. Вот, а какие они кула
ки были? Вот, которы побо
γ
аче, они все γ
рамотные. Они поуехали? Они устроились работать, также работали, ну всё.
Брат жыниться задумал, е
γ
о, ну и ещё там один женится, ну, два жен
и
ха, а покупать
-
то в этим, на Сахаляне
, Сахалян –
γ
ород, тут то
γ
да эти, откр
ытые γ
раницы были. Ну, как γ
р
а-
ницы не был
о
. Вот они поехали закупить, ну, материи там. Как сейчас задумають женится, в γ
ород едуть, покупають. Так и то
γ
да туда поехали. А тут уже после революции уже не был
о
ниче
γ
о в магазинах в
о
обще. Поехали. А их тут этот
, мужик. Ну, там знаешь, серчал, мож, на бабку Лукерью, что она замуж за него не пошла или чё, что не знаю. Ну, сказал, чтоб их з
а-
брали. Поехали их выручить. Ну, и туда приехали, там же китайский посёлок, в кита
й
ском посёлке, а китаец ему γ(
ово)рит: «Ты, С
тепан, не ходи, тебе сейчас там злой начальник при
е-
хал, они убивают ру
с
ских всех». Ну, китайцы, фунфузы
или кто там такой, пришли. Ну, и он по
γ
иб там. Его только отдали через два месяца хоронить. И то это, что мама бедная была, а у маме оставалось шестер
о ребятишек и самой старшей, вер
и
те нет, –
моей сестре –
семь лет. Это я с двадцать четвертого γ
ода, а сестра была с семнадцатого γ
ода, вот она самая старшая, а я самая меньшая. Вот тут и γ
ляди
-
ка, а
γ
а, а мне только один месяц был всего, вот и так мать ост
алась, ко
γ
да уже записываеть это, а тут, ну знаешь, всякое бываеть, можеть быть, их заставляли под пистолетами. Как, я не знаю, что он докладывал
-
то всё. М
о
жеть быть, кто знаеть как, ну, вот он
-
то доносчик был, написал. Маму мою записал, ето, кулачкой. Как
ая кулачка? Y
осподи! Ну, действительно, разутые, раздетые дети, а она одна десять лет живеть, вдова, и такие дети мелкие. Ну, правда, же ну чё, γ
осподи, не десять, а меньше она тут жила, конечно. Ну, это уже, там мно
γ
о, мно
γ
о нехорошего было, а тут дальше в войну мы, Y
руня и я, мы учились на трахтористов.
Мы, знаешь что, тогда был призыв Паши Неделиной, она была трахторис
т
ской, вот призывала она девушек, чтобы девушки шли на трахтора. А поч
е
му? Потому что γ
отовились к войне, всё равно знали. Теперь, это был
о в тр
и
дцать седьмом –
в тридцать восьмом γ
оду. Вот в тридцать девятом γ
оду, а мы тогда чё, четыре класса кончили, больше никуда нихто не ходил учиться, как вот в деревне. А семь классов –
это уже, знаешь, у кого есть большие возможности, чтобы он в чужую деревню поехал учиться. Там был
о
надо воз дров на месяц, теперь за квартиру платить. А чем мама моя будеть платить, ко
γ
да в одним с
а
по
γ
е дояркой работала? А там ничё не получали в колхозе. Очень, очень трудно было, γ
олодные, разутые, раздетые были, ну и пр
и такой семье. Потом, правда, померли, осталось нас четверо: мама, я и, это, две сестры. Ну, они, правда, одна в этим, Раздольном работала хорошо. Она дояркой работала, телятница, она всю жизнь в таком почёте. Ну, работница! А какой работник хор
о-
ший, потом
у что неграмотный человек. И вкалываю, вкалываю по
-
чёрному. Ну, и тут о
т-
правляли нас, мно
γ
о отправили на курс трахтористов, двенадцать кил
о
метров в этой, в М
у-
равьевке к
о
рховской, эмтээс
был, при эмтээсе. Ну и это, как её, уч
и
лись мы, училися, это Сахалян –
старое название провинции Хэйлунцзян и г. Хэйхэ (КНР).
Хунхузы –
китайские разбойники. МТС –
моторно
-
техническая стан
ция.
129
было в т
ридцать девятом γ
оду, нас три м
е
сяца проучили, и вроде трахтористы. С весны нас на трахтора поставили, хорошо прошли, эту практику прошли, после всего нас, ну, трахт
о-
ров
-
то не был
о
. Ребята полностью работали, мы поработали только вот посевную, и нас всех т
роих на штурвал, на комбайны, то
γ
да комбайны были и штурвальные там. Мы ушли туда на комбайны, все трое работали. Теперь в тридцать девятом, в сороковом и в сорок
о
вом γ
оду также мы на штурвалы проработали, ну, нас в тай
γ
у. А как мы? По шешнадцать лет сравн
я-
лось, паспорта получили, а тогда в зиму ездили в тай
γ
у на заготовку леса. Ну, им народ надо. Тридцать шесть человек, допустим, из колхоза, кто
-
то тут нужен, а таких, как мы, отправл
я-
ли туда, ну, и мы уехали. Все ездили, не только мы, а тридцать шесть чело
век ездило. При
е-
хали оттуд
о
ва, меня, правда, поваром назначили. Y
руня тоже варила, а Y
утя, я не знаю, γ
де она тогда, ну, тоже работала на посевной, наверно, на сеялке, наверно, работала, скорее всего так. Забыла. Ну и это, как её, сварила обед, а во
й
на нач
алась, война началась. Мы, знаешь чё, не в курсе, мне шешнадцать лет был
о
, семнадцатый γ
од шёл… в сорок первом γ
оду. Отк
у-
дова я знала, какая война! Война, война, ну, тут видишь, радива тогда не был
о
, γ
азеты мы нихто не вып
и
сывали и знать понятия не имели,
что γ
азета там или читать её надо или чё. Не был
о
эт
о
го, темная деревня и всё. Ну, на почте работал этот, Митечка, он γ
оворить, как этот день помню, ну, там чё
-
то сообщили, он γ
оворить –
провокация, провок
а
ция, все γ
оворять –
провокация. Теперь дальше. Я, ну, я варила, как обычно. Привожу обед, и там пасека была, Егоров сад был. А Егор Акинтич, Егор Акинтич ко
γ
да
-
то у него был там сад, хороший, х
о-
роший сад, очень бо
γ
атый там у не
γ
о сад, замечательный: γ
руши там, ранетки, всё вот это вот. Его раскулачили, он
уехал, потом колхозная пасека там стала. Ну, там подъезжаю туда, все трактора в ряд стоять. Спустилась к нему, родник там, там озеро у него был
о
, так крас
и-
во
-
красиво был
о
. Я γ(
ово)рю: «Дедушка! Что т
а
кое? Все трактора стоять в ряд, я не пойму, в чем дело,
никого нет?». А он γ(
ово)рит, плачет: «Война, война!» У него четыре сына. «П
о-
еду, подожди
-
то, я сейчас с тобой поеду в дере
в
ню, да провожу хоть сыночков
-
то своих». Плачить и плачить дед, а тут, тут спуск, косогор, тут овощеводство работало, овощеводы были
, а Тельная тётя Аннушка была этим, бри
γ
адиром. Я подъезжаю туда, γ(
ово)рю: «Вы будете обедать, я привезла обед. Куда мне деть его? Ну и это, –
γ(
ово)рю, –
бабы, б
у
дете обедать». Я обед сварила, как сейчас помню, борщ, вареники на второе сделала со сметан
ой и чай привезла. «Ну и это, –
γ(
ово)рю –
война, а мужики?», а дед плачить: «Война, война, мобилизация!» Как бросили бабы тяпки и как дунули, дак я на коне не могла их догнать! Крик такой подн
я
ли, ну не все, а у кого мужики до этого забирали, на сорок пя
ть дней, на подготовку. Это γ
де
-
то в мае месяце, во второй половине мая забирали, да у конце мая заб
и-
рали на сорок пять дней, на пер
е
подготовку. Сорок пять человек, по
-
моему, у нас забрали, а потом ещё вроде брали, ну, и вот так вот. Ой, приехали, а вы ве
рите нет, крик в деревне! Жуть! Они три машины, то
γ
да полуто
р-
ки были, они стоймя все, вот набиты, как селедки, так вот н
а
биты мужики, стоять на этой, на машине. И традиция такая, по
-
видимому, ну поверье, старики γ
оворять: «Садитесь». На п
о-
зицию раньше ехал
и, все
γ
да кру
γ
ом объедуть деревню и едуть. Ну, вот они сели как, тут ко
н-
тора была, они по вт
о
рой улице это так это три раза объехали, а все мужики
-
то молодые, да пели так хорошо. То
γ
да, знаешь чё, не было радива, все пели своими γ
олосами. Был
о
, как в
е-
чер, и мужики и бабы песни такия поють! Ой, выдуть, молодые все, ст
а
рые выходили на улицу, ну, кроме больше кино, дак не пр
и
возили, редко, мож, в три месяца один раз, если привезут, так вот так, и то полный клуб набьется, хотелось посмотреть. Ну, а первая машин
а поёть: «Последний нонешный ден
е
чек», вторая машина едеть, поёть: «Не вейтися, чайки, над морем», а третья: «Вы не вейтися, русые кудри, над моей большой γ
оловой». А так красиво пели, γ
осподи! Заехали мы в деревню пока, а тут, ой, γ
олосят старухи, ну, и с
тарухи, и бабы. Такой крик в деревне! Ой, просто я вот нико
γ
да этого не забуду. Ну и всё, вечером уехали, вечером такая жуть, такая жуть, просто, знаешь, ну свету
-
то не был
о
то
γ
да, лампы, и тут, зна(е)шь чё, светомаскироўка. А Япония то
γ
да зуб точила на Ро
ссию, просто не было покоя от неё. Вот, сразу сделали свет
о
маскироўку. Война, страна на военном положении, всё. Вот мы на Дальнем Востоке всё равно так сделали. Ну чё, утром рано ещё, а бри
γ
адир, так они поехали туда, а там военкоматы не успевають, это, ну
, работать: людей
-
то очень много, чт
о-
130
бы как, ну, расшифроўку или чё там сделать
-
то как, чтобы куда кого записывать. Ну, хотя они все были на учёте, все стояли на военном, но не успевали. Они отправили, кого там у
с-
пели взять, а кого не успели, сказали, что п
о
езжайте домой. Кормить
-
то людей нечем был
о
, по
-
видимому, так. Y
де же они кухни такие при
γ
отовят? Ну, и вернулися, а Тулупов пришел, Ванька
-
то оста
л
ся, Ванька Тулупов, и Горлов Василий, они бри
γ
адирами были, ну, и их пока отправили тоже. Хлеб, хлеба спеют
ь, тоже колхоз нельзя ещё пока бросать
-
то, всех
-
то сразу не заберуть. Ну, они приехали, он заходить ко мне, будить, ещё темно был
о
, и сказал: «Люська! Иди у Харченко Петьки трахтор заводи и езжай туда, на поля, там цепляй». И п
о-
шёл работать. Ну, я, правда
, подчиняюсь и γ(
ово)рю: «Страна на военном положении, все вы трахтористы, вас учили». Ну, и пошла, завела, еду, а эти опять уже шесть часов, а они дол
ж-
ны в Тамбоўку явиться и стоять на машине. Ты знаешь, эта молодёжь, ребята да всё. Ну, я остановилась, пр
авда, все, кто вместе, всю жисть работали, всю жисть пр
о
жили, каждый друг дру
γ
у там кто чё скажет. Да там, знаешь, Коля Зайцев был, ну и, правда, жынили мы его в тай
γ
е там. Оль
γ
у привезли за е
γ
о замуж, замуж взяли. А он был у нас секлетарь комсомол
ь-
ской ор
ганизации, такой тюк да матюк. Да Пантелей с братом, ну знаешь, он умный, а какой
-
то не разв
и
тый такой, чтобы там красноречиво γ
оворил, он не мо
γ γ
оворить. Он выносить эти, выходить из конторы, и γ(
ово)рить: «Люська, на вот, мне сказали, чтобы я тебе комс
о-
мол
ь
ские дела передать тебе. Да смотри, –
γ(
ово)рит, –
чтобы никому они в руки не попали». Тогда же был
о
, знаешь, вроде страшно, что если японцы, дак расстреляют всех, и семьи п
о-
расстреляють. «Смотри, –
γ(
ово)рит, –
прибери, ты зн
а
ешь об этом, ну и всё». В
от меня удивляет, что человек уезжал и чтобы ему о ком
-
то беспокоиться, оказывается у него было такое, что, ну как сочувствие, что ли: «Я уезжаю, и тут должен быть порядок». Ну и всё, вот так уехали они, мы нач
а
ли работать, вечером поздно уже приходили с р
аботы. Ну а тут, зн
а-
ешь чё, сразу со все
γ
о района приехала молодёжь на эти, на оборонительные. Вот, в лесу сколько окопов понакопали. И как, откуда, чё? Военные, ну нико
γ
да вое
н
ных у нас не было, тут вдруг военные. Вот тебе, распределили, я не была там, на
работе, у нас поля, механизат
о-
рам на полях надо работать. Не бросали, это, работать. Теперь, это, на оборонительных дв
е-
сти человек был
о
, ну, работали мно
γ
о. Они тама, я
-
то их всех не знаю теперь, вот чё. Теперь это, как её, вечером приходили с полей, а М
итечка был здесь начальником по
ч-
ты. Он, знаешь чё, ор
γ
анизовал сразу винтовку и пулемет, ну, учебный, и всю молодёжь с
о-
брал, кто остался, знакомил, знакомил с етим, как его. Мы вечером, там лампа, лампадка т
а-
кая без стекла, без все
γ
о, ходили всё, обучалися
, знакомились с w
интовкой. Ну, он как γ
ов
о-
рил, что японцы отсюдова будуть. Наша –
оборонительная, если в случае чего, вы все дол
ж-
ны в оборон
и
тельной, об w
интовках не беспокойтесь, вам дадуть, стрелять вы уже умеете все, вот видишь как. Не, ну, γ
отовили, γ
о
товили, действительно. Если бы не был
о
такой дружбы то
γ
да, нико
γ
да б не победили, дружно было всё. Женщины бедные, γ
осподи, они п
о-
нятия не имели, ни дня, ни ночи, литоўки в руки, кос
и
ли сено, складывали ребятишки все вот эти вот маленькие, каких там по дес
ять лет
-
то, все шли на сенокос. Надо же колхозные с
о-
блюдать. И пшеницу косили, что на семена её косили (в)ручную. Меня сразу на комбайн о
т-
правили, я на штурвале работала, Υ
руню тоже на комбайн, и Υ
утя на комбайн, вот так. Ну, Υ
утю тут как
-
то забрали через военкомат, на пароход туда забрали, вот я уже как
-
то не по
м-
ню, но она уехала, знаю, что уехала туда на пароход, на пароходе она работала, в военкомат её забрали. А мы с Υ
руней так и работали, я комбайнером была, Υ
руня, ей надо было, пот
о-
му что трахтористы нужны были, ето, картошку копать, трахторист. Тут опять же нам дали этих ребятишек, мы их обучили, чтобы заводили они трахтора все. Тут какую
-
то неделю он поездил со мной, Лёшка Поляков, я ему трахтор этот передала, сразу на комбайн, комбайн начала γ
отовит
ь к уборочной, и так вот мы и работали. Зиму на ремонте, лето на полях. Не видали мы ничего, ну, всё равно, знаешь, и в клуб ходили, и так же самоде(я)тельность дел
а-
ли, не бросали ничего, ну, в общем, а женщины всё р
а
ботали и рэбятишки работали. Не был
о та
кого, чтоб кто
-
то там не работал, а был закон такой.
Ну и это, дальше чё я тут хотела сказать? Самоде(я)тельность была тоже. Ну, работали, работали, в общем, даже приходилось так, γ
де
-
то шпионы пер
е
ходили сюда. Приходилось 131
так нам: вызываеть, приедеть с ос
обого (от)дела , вызовить ночью или утром, так и так. Всех вызываю в это, в кортору (контору) при потёмках, нотацию дали, никуда ни слова, подпис
ы-
вайся, расстрел. То
γ
да был особый отдел, так расстрел был. Идешь по деревне, γ
де тут в Тамбовском районе шпио
ны, женщины и мужчины, примерно так. Мы должны найти в эту ночь, у нас облава, не вздумайте никому сказать, Боже, упаси. Идем мы, как будто γ
уляем тут. Вот иду я и со мной три, четыре человека военных, все с ви
н
тоўки, вооружённы, захожу я в дом, кого
-
то не
пустят, правда, но я, меня
-
то вы знаете все, подхожу:
–
Кто?
–
Это я, откройте!
–
А чё ты хочешь?
–
А мы, ето, зашли.
Вот так, если знакомый, человек знаком там, если кто
-
то незнакомый, о
т
правляешь е
γ
о в комендатуру туда. А утром, ночь проканителишься, ут
ром чтоб ты на работе был в шесть часов, вот так
-
то. То
γ
да был закон военный, крепкий, очень крепкий. Работали вот так
-
то вот, всю войну проработали. И про войну. Война кончилась, опять же послевоенные годы. Нач
а
ли опять по
д
нять сельское хозяйство, опять н
ачинаем, хозяйство
-
то уменьшено. Уже если тут четыре трахториста осталися, да обидно
-
то что, они бедные, эти мужики, у них ни одеть, ни обуть нечего. Идуть был
о
, и катанки
-
то починить нечем был
о
, соломы настелють и идуть в этой, в соломе. Привяжуть её вере
вочками. Вот так вот работали. А в конце концов, привезли медали так, а медали всем
-
то и не д
а
ли. После я писала, знаешь, ко
γ
да в Москву, думаю, в чем же дело, а оказывае
т
ся, ответили мне оттуда, с Москвы, так что пийсят семь миллионов было представлено к на
γ
раде, а получило только семнадцать миллионов, остал
ь-
ные
-
то не получили. У меня дед, он и на
γ
ражден, и красный орден у него, и медали за о
т
ва
γ
у, и всё это было, у него мно
γ
о на
γ
рад. Ему тоже за победу над Германией не дали медали, п
о-
тому что не хватило. Он пришёл раненый в сорок пятом γ
о
ду, он пришёл в этом, в феврале месяце, в марте он приехал домой, он три или четыре месяца в γ
оспитале там был. Ну, и приехал, а сразу же пошёл на трахтор работать, и с одной рукой, ну, рука была ранена кре
п-
ко, ему трудно был
о
. Ну, всё равно, он нагляделся, как там воюють. Пришёл, тут нет никого, работать некому, он же не будеть сидеть, ходить при
γ
лядываться. Он работать пошёл. Пр
и-
шли Υ
орловы ребята, Иван и Петро, тоже вот в ногу ранены, второй γ
де
-
то там в кисти р
а-
ненный. Тоже пошли на комбайны, хоть и один
-
то вроде механизатор, а второй и механиз
а-
тором не был, а всё равно, пошёл работать. Приходили с фронта тоже, сразу на работу бр
о-
салися, вот такие дела. Ой, γ
осподи, как жили! В войну часто играли, все
γ
да, как увидали ки
но «Чапаев», так всё, и все чапаевцы были. Это правда, нисколько не вру, а бол
ь
ше. Ну, правда, мы видишь чё, у нас в школе всё
-
таки организация была лучше, то
γ
да, знаете чё, вот на урок, на уроках сидим так, четыре класса, четыре урока пока просидишь, пото
м выйдешь на перемену. У нас пионервожатая была, Ира её звали, я не помню как фамилия её даже, и, может быть, даже и не знала. Она, знаешь, чё, как только перемена, у нас тут и и
γ
ры, и танцы, и песни, помню «Выпря
γ
айте, хлопцы, кони», учили эту песню, все пели, и, ты знаешь, в клуб вот придуть ко
γ
да, в кино, пока до кина, а этот был учителем, как е
γ
о, Y
еоргий Y
ри
γ
орич, ну, молодой, молодой парень был, он был. Так он все
γ
да это: «Давайте петь». Или пели, знаешь чё: «См
е-
ло, мы в бой пойдем за власть Сов
е
тов»,
вот эту пели, потом «Каховку» пели, ну вот это, как е
γ
о, «Обветрен походною гарью, врагов прорывает кольцо, делил он, как верный товарищ, и р
а
дости…», про Ворошилова пели, вот эти вот песни пели.
2. Молокане
«А молоканы –
русские люди»
А молоканы –
русск
ие люди. Обычай какой у них: раньше они свиней не держали, γ
рех, как тебе сказать, γ
рех был, и лошадь они не резали никогда, не ели. Лошадь щитали, она р
а-
бочая лошадь, работает на человека, γ
рех непрост
и
тельный, если её зарезать и исть, вот так. А потом, з
наешь, это, как сказать, а свинью почему
-
то они γ
ребовали, свинью, γ
рех был к
а-
132
кой
-
то, а какой γ
рех, я не знаю, свинью. Дескать, она на небо не смотрит, Бо
γ
а не в
и
дить, как я поняла. А потом тоже уже тут вот, при колхозах, и свиней держали и ели все, а рань
ше те молокане не ели. Вот у меня, например, бабушка вот эта, молоканка, она не ела ни свинину, ни, знаешь, если там пирожки испекуть, да там, бывает, сало поп
а
деть, Боже упаси, не станет исть.
У них был моленный дом, да был тут этот, как у них, ну, препод
авал он им, дом моле
н-
ный, а потом вот здесь был, а потом клуб сделали, вот так вот. А молились Бо
γ
у, ходили м
о-
лилися, ну, в общем, у них было не материться, не р
у
гаться, жить дружно, чтоб друх дру
γ
у помогать, если бедный что
-
то споты
к
нулся, помочь ему надо
, чтоб всем, всем это, вот так вот, чтобы обману никак
о
го не был
о
, вот у них в этой церкви так было, Бо
γ
а почитали чтобы.
И детей у нас не крестили, у молокан не крестили, не крестили. Они не понимали этот крест, крест этот налаживають. Что за крест? У пра
вославных это крест. А что он даёть, этот крест? Нихто не знаеть, вот так вот.
Они отмечали и Пасху, и Рож(д)ество, и этот, как е
γ
о, и Успение, и, ой, ну, все вот эти празник
а
, все отмечали, а потом после, в колхозе, знаешь чё, и пр
а
вительственные отмечали
, но старинные не забывали. Так и Пасху там вот эту, Троицу, Рож(д)ество, Вознесение, это у них большие празник
а
были.
Ой, γ
отовили! Всегда стряпали печенье, пасху стряпали, яйца красили, это как обычай, это ж по
-
видимому везде так γ
отовили, хорошо, они пр
осто γ
от
о
вились. В γ
ости к друх дру
γ
у ездили там, ну хорошо, ну только вот это вот, у православных там несуть пасху, как тебе ск
а-
зать это, покрестить что ли, осветить, а у них этого не был
о
, не таскали. А зачем светить? Они пойдут помолются. Ну, у
γ
ощали на
Пасху, если там кто
-
то ходили побирались, допу
с-
тим, все
γ
да давали, выносили, всё давали, это было. Законно не работали, даже посевная, п
о-
севной день если, ну, разгар посевной, всё равно один день да не работали, а, если уже три дня, обязательно γ
уляли, а то и неделю целую, когда видят, что работы такой нет, вот они неделю целую отдыхают, вот так.
3. Свадьба
«У православных невеста готовит приданное, а тут только жених»
О, свадьбы! Свадьбы венчали, венчали, а
γ
а. Они называли поезд, ну, поезд как, ну, к
о-
гда
свадьбенный поезд. Это ж вроде, ну, идёть свадьба. Во
-
первых, они как свататься прих
о-
дили, так, когда сватаются, приходють, это, молодые, потом вечерышник там делають, п
о-
том они делають, запой делают, а на свадьбах водки не был
о
, не был
о
, это почему
-
то з
апр
е-
щено было, а почему не знаю. Ну, они водку вроде бы не пили, как бы без водки. От неё, что ли там, беснуются, не надо. Ну, так сватали. Теперь, знаешь, чё, придуть, жениху выговар
и-
вають, жених должен купить там невесте пальто или там чё, вот это выгова
рив
а
ють всё, что жених покупаеть, уж невеста нич(ег)о не покупала. Вот у этих там, у православных, там, н
а-
оборот, невеста γ
отовит пр
и
даное, а тут токо жених, правда, так вот было, там кольца также. Ну, кто этот, венчал, проповедник, по
-
моему, звали его, мо
локанский проповедник, поп вр
о-
де, но не поп он, а…
–
Священник?
–
Не, священников тоже не был
о
, проповедник он, пастырь, сейчас пастыри, вот, а то
γ-
да проповедник был, но он проповедовал, божественное всё нач
и
тывал, ну, делал им всё это, по чести всё. Ну, п
одсказывал, как жить там, ну, с ним свадьба. Невеста одетая была, ве
н-
чальное платье, венок там, всё на ней было хорошо, но только вот это
γ
о не был
о
, как γ
ов
о-
рить, простыни
*
там, а этого не был
о
у нас, такого не был
о
. Это считали, что вроде позор, зачем дел
ать это, вот так, если семья, пусть будет семья, поженились и живите.
–
А вот вы ещё сказали вечерышник?
–
А вечерышник, они, знаешь, чё, жених покупал, γ(
ово)рит, конфеты там, приходил. Девчонки там, ребята, ну, в общем, приходили к невесте и там, как вро
де ужин был. Ну, *
Имеется в виду обряд «ком
о
ры» –
демонстрации фактов невинности невесты до замужества.
133
опять водки не был
о
, а всё семечки там, вот орехи это щелкали там, пели. А пели песни, пели и, ко
γ
да эту, невесту отд
а
вали, пели, так красиво пели. Я свадьбенных песен не знаю. Ну, они там вс
я
кие, у нас уже не был
о
этого, как это при нас, а это до меня ещё. Ну, так я девчонкой была, знаю это. Ну, а на свадьбу приезжаеть жених за невестой, ну, тут уже, знаешь, чё, и поють, и пляшуть, и всё на свете. Так красиво, так красиво провожають, за ст
о
лы садятся, провожають невесту, вы(й)дуть и гармош
ки, и песни, и пляски, и всё на свете. Невеста с
а-
дится на американку на конях, то
γ
да ж машин не было, на американку там садятся, едуть, зимой на кошеве едуть, а эти все идуть пе
ш
ком. И, знаешь, фата у невесте такая, жених тоже –
белая рубашка обязательно, цветок у не
γ
о, у невесты тоже. Разнаряжены, и ленты там в
и-
сят, и всё красиво был
о
, красиво, и платье тоже подвенечное, обычно белое там, было вот так всё. А американка, а это, да с Америки, видно, привезённая, такой на двух колес
а
х, как т
е-
ле
γ
а вот. Теле
γ
у
-
то знаете? Ну, эта только на двух колес
а
х. Сидят они, вот так вот сидят, но
γ
и у них так и всё, двое, трое, а то, может быть, жених с невестой и подружка с этим дру
ж-
ком присаживаются. Там широкая, хватает, ну, вот так вот и едут они. Также подру
γ
а была, т
ак и др
у
жок был. Все вот это называется «американка». Лошадь, то тройку запря
γ
али, три коня на этот, т
а
рантас такой, на тарантасе и едут они. Вот тоже уряжены были лошади
-
то, все в лентах там, в общем, наряд был такой. Так вот все свадьбы делали. Зимой кош
ев
а
. К
о-
шева –
это как сани, но только кошев
а
. На сани γ
рузят что
-
то, возят, а кошева –
это спец
и-
ально, как ле
γ
ковая машина. То(ль)ко людей, да, да, как п
е
ревозка людей. Они запря
γ
уть в кошеву, если два этих, три коня запрягуть. Это уже, знаешь, колокольчик
и вешали, свадьба едет. Ну, что там, разнаряжены, видно всё это. А на невесте, это обязательно, хоть и зимой эта кошева, ну, там тулуп или доху, что накинут, но всё равно, невеста едеть, невеста. Она наряж
е
на, и жених наряжен.
4. Гадания
«Сужен
-
ряжен, при
води коня поить»
Знаешь, ещё я расскажу. Прям там вот жили по соседству. Этот парень был рыжий, да конопатый, да страшный, чёрт такой. Она девка была хорошая. И они на бу
γ
ру жили. Она, это, только дяди Васильева вот. Он
-
то и это, он там внизу жил, по этой улице. Она, это, к
и-
нула через забор свой обувку, да «каля
-
маля, γ
де моя доля?», а он стоит, бес рыжий. И, зн
а-
ешь, на не
γ
о катанок прил
е
тел. И пришлось за не
γ
о выйти замуж. Ой, как она ру
γ
алась, как она не хотела. Потом прошло лет пять, и пришлось выйти зам
уж за не
γ
о. Ну, чё, можно нарисовать колодец, под подушку положить. Как обычно рисовали кол
о-
дец? Ну, как е
γ
о, ну, верх колодец, а тут журавец стоить, вот так вот. На этой палке тут γ
руз, цепь висить, а тут ведёрко будеть, вот так, нарис
о
вал. И, знаешь, к
ак, γ
оворить: «Сужен
-
ряжен, приводи коня поить, сужен
-
ряжен, приведи коня поить, сужен
-
ряжен, приведи коня поить». Под подушку клади и ложись спать, и обязательно придёт за водой человек, за кого замуж выйдешь.
КОММЕНТАРИЙ
Фонетика
1. Под ударением разли
чается 5 гласных фонем: /а/, /о/, /у/, /э/, /и/. Рефлексов /
ω/ и /
h
/ не обнаружено. На месте /
h
/ под ударением произносится гласный [е]: j
е
с’л’и, j
ес’т’, пал’
е
с, б’ес, н’ет, л’ет
. Фонема /
ω/ совпала в звучании с ф
о
немой /о/ и под ударением произносится как
[о]: хто, м
о
ж
ә
т.
2. В соответствии с ¤
во всех случаях отмечается произношение [а], как в литерату
р-
ном языке: вз’ал, з’ат’, п’р’ин’
а
т’
.
3. На месте этимологического е
после мягкого согласного под ударением в большинс
т-
ве случаев произносится [о]: н’ис’
о
т,
з
ә
пл’ит’
о
ны, займ’
о
т.
134
4. Фонемы /а/ и /о/ в первом предударном слоге не различаются, на их месте обычно произносится гласный [а] –
независимо от того, какой гласный выступает в слоге под удар
е-
нием. В других безударных слогах отмечено произношение [
ə] на м
есте /а/ и /о/ после тве
р-
дых: х
ә
раш
о
, м
ә
лад
о
й, с’
о
л
ә
, м
о
л
ә
д
ә
с’т’.
5. После мягких согласных гласные в первом предударном слоге произносятся по м
о-
дели иканья: н’исл’
и
, м’ит
у
т, в’ид’
о
т.
Отмечен единичный сл
у
чай яканья: рэб’ат’
и
шк’и.
6. После отвердевших шипя
щих в первом предударном слоге наблюдается произнош
е-
ние звука [ы]: шыст
ó
в
ә
, жын’
ú
х, жын
а
.
7. Заднеязычная звонкая фонема представлена щелевым [
], который в сл
а
бой позиции реализуется как [х]: а
а, ә
вар’им, ка
да, мох.
В окончаниях родительного падежа при
лаг
а-
тельных и местоимений мужского и среднего рода произносится согласный [в]: н’иво, ма
j
и-
во.
В ряде случаев отмечено непослед
о
вательное произношение заднеязычного звонкого взрывного, причем ин
о
гда в тех же словах, где произносится звук [
]: кагд
а
, гд’
е
т
ә
.
В некоторых случаях заднеязычная глухая фонема представлена щелевым [
] в слабой позиции: тр
ә
хтар
и
ст, тр
ә
хтар
а
. 8. Единичны случаи произношения [к] на месте [х] перед гласными: п
á
ск
ә (Пасха)
.
9. Фонема /в/ в позиции перед гласными реализуется преимущест
венно в губно
-
зубном варианте [в]: вод
а
, вед
у
, вёдры
. В позиции после ударного [о] и перед согласным [к] /в/ в ряде случаев произносится как ў
-
неслоговой ([ў]): светомаскир
о
ўка, расшифор
о
ўка, Тамб
о
ўка, винт
о
ўка, лит
о
ўка
. 10. Отмечен случай употр
ебления звука [х] на месте [ф]: к
о
рховская
(ко
р
фовская).
11. Фонема /ч/ системно реализуется в мягкой шипящей аффрикате [ч]: чем, чистенько, чему
-
нибудь.
12. Долгая глухая шипящая фонема реализуется как [ш’]. В соответствии с [ш’] литер
а-
турного языка систе
мно произносится [ш’]: йиш’
о
, й
иш’
и
, ш’
а
с’т’й
ә
.
13. Системно отмечается протеза согласного [
j
] в формах местоимений: j
е
т
ә
, j
е
т’и, с
-
j
е
т’их
.
14. На месте мягкого [р’] может произноситься твердый вибрант [р]: рэб’ат’
и
шк’и, р
э-
к
а
.
15. Зафиксированы редкие случ
аи непозиционного смягчения [р]: в’ер’х, в’ид’
о
р’ный.
16. Отмечены случаи произношения двойного мягкого согласного на месте сочетания «согласный + j
»: св
и
ння, пл
а
ття
.
17. Зафиксирована эпентеза согласного в интервокальной позиции: р
а
див
ә
.
18. В ряде случае
в у личных местоимений не происходит протетирования [н] после проклитик на согласный в позиции перед гласным: с
ˆ(
н)им
, с
ˆ(
н)им’
а
.
19. Системно отмечается диэреза на стыке согласных: тр’и(д)ц
ә
т’, та(г)да, ско(л’)к
ә
, з(н)ач(ит), (г)д’ет
ә
, шыйс’ат (шестьдеся
т).
20. Отмечены случаи регрессивной межслоговой диссимиляции: секл
е
т
а
рь
(секретарь) и прогрессивной межслоговой ассимиляции по месту образ
о
вания: шешн
а
дцать
.
21.Слова значит, жизнь, есть
(принимать пищу)
обычно произносятся как значить, жисть, исть.
22. В
соответствии с [ц] всегда произносится [ц]: цветок, цыганить.
23. Фонемы /л/ и /л’/ реализуются во всех позициях звуками [л] и [л’].
24. Слово что произносится обычно как чо, реже –
шо или што.
25. Частица так
обычно произносится как дак
.
26. Отмечено сис
темное употребление наречий покамесь, покаместь, т
а
ма, отсюдова.
27. Слово родичи произносится с твердым [д]: р
о
дычи.
Ударение
28. В ряде случаев отмечается отклонение от акцентологической нормы литературного языка: случ
а
й, нач
а
ли, был
о
, сдоб
а
и др.
Словоо
бразование
29. Отмечается широкое образование деминутивной лексики: спокойнен
ь
ко, ровненько, ребятишки, девчоночка, дорогушенька.
135
М
о
рфология
30. Зафиксированы случаи окончания –
е
в форме Р.п. Е.ч. существительных жен. скл.: осталось у маме, были у невесте.
31. Отмечено употребление форм Мн.ч. существительных Singularia
tantum
: заводили сдобы, ставили квасы
.
32. В редкий случаях фиксируется употребление форм Ед.ч. существительных вместо форм Мн.ч.: прошел курс трахтористов
.
33. Отмечено употребление форм Им.
п. существительных в значении Р.п.: память не было; форм В.п. в значении Тв.п
.
: играть яйцы.
34. Встречаются случаи слонения неизменяемых существительных: нос
и
ли польта, смотреть кина, дойти до кина, не было радива.
35. Зафиксированы случаи несогласования по роду: он ее забирает, яи
ч
ко; богатый улица. 36. Существительное сын в форме Мн.ч. Им.п. употребляется в форме сыны
, в форме Р.п. Мн.ч. –
сынов.
37. Существительные муж. скл. могут иметь в Им.п. Мн.ч. окончание
–
ы: стёклы, я
й-
цы, вёдры, одеялы.
38. Сущес
твительные жен. скл. на мягкий согласный могут иметь в Им.п. Мн.ч. око
н-
чания –
а/
–
я
: матер
я
, свекров
я
.
39. У прилагательных Ед.
ч. муж. и жен.р. встречаются окончания -
ыя, -
ый:
печь ру
с-
скыя, кто там молодый еще, а в В.п. -
-
ыю: кашу пшеничныю.
40. В прила
гательных И.п. Мн.ч. встречаются окончания –
ыя: вёдры деревянныя, ж
е-
лезныя, сестры сводныя, занавески новыя.
41. Зафиксировано употребление окончания -
им (
-
ым)
у числительных П.п. Ед.ч.: в о
д-
ним сапоге проработали, в шестым году.
42. Отмечается употреблен
ие стяженных форм прилагательных и мест
о
имений наряду с нестяженными: бедны, богаты, больша, хороша деревня, с
о
ветска власть, сводны сестры, которы, котора; большая семья, бедная родня, сводная сестра
.
43. Фиксируется окончание –
им
у местоимения это в форм
е П.п.: в этим селе прор
а-
ботали, в этим году случилось.
44. Отмечено употребление форм местоимения ихняя и наречия
по
-
ихнему. 45. Глаголы в форме 3 лица Ед. и Мн.ч. обычно оканчиваются на [т’]: береть, заним
а-
еть, тратить, подвигають, думають, делають, хо
тя отмечается и твердое произношение конечного согласного: ложут, накрасют, крошут, разд
е
лют
.
46. Отмечается общее спряжение глаголов: ложут, накрасют, крошут, разделют
. О
д-
нако в ряде случаев флексии глаголов в парадигме спряжения различ
а
ются: смотрят, вид
ят, косят
.
47. Отмечено употребление постфикса –
ся после гласных в возвратных глаголах: род
и-
лися, осталися, женилися
.
Употребляется и постфикс:
–
сь
: сл
у
чилось, училась
.
48. Форма разувшись употребляется как разумши
: все лето ходили разу
м
ши.
Синтаксис
49. О
тмечается высокая частотность употребления частиц ага, ну, это, так, вот, да
, обычно заполняющих паузы
.
50. Зафиксировано осложнение простого глагольного сказуемого: шил с
и
дел, шли смотрели, стоит смотрит
.
51. Частотно употребление инфинитива с целевым зна
чением: качают спать, шли в и
г-
ры играть, ходили побирались.
52. Отмечено постпозитивное расположение определения: стояла деревня красивая, росла трава зеленая, сестры сводные росли, купила занавески н
о
вые.
53. Постпозитивное употребление глагола
-
связки в
составном именном сказуемом: п
а-
рень красивый был, она невесткой была
.
136
54. Наблюдается нарушение грамматической сочетаемости: чтобы было продуктов к
у-
плять.
55. Отмечаются реликты сложных форм прошедшего времени: был жил.
56. Зафиксировано употребление глаг
ола быть в плюсквамперфектном значении: был
о
, как вечер.
57. Зафиксировано широкое использование чужой речи в авторском тексте: а китаец ему γ(
ово)рит: «Ты, Степан, не ходи, тебе сейчас там злой н
а
чальник приехал, они убивают русских всех»; Я γ(
ово)рю: «Де
душка! Что т
а
кое? Все трактора стоять в ряд, я не пойму, в чем дело, никого нет?». А он γ(
ово)рит, плачет: «Война, война!». У него четыре сына. «П
о-
еду, подожди
-
то, я сейчас с тобой поеду в деревню, да провожу хоть сыночков
-
то своих». Я подъезжаю туда, γ(
ов
о)рю: «Вы будете обедать, я привезла обед. Куда мне деть его? Ну и это, –
γ(
ово)рю –
бабы, будете обедать». Я обед сварила, как сейчас помню, борщ, вареники на второе сделала со сметаной и чай привезла. «Ну и это, –
γ(
ово)рю –
война, а мужики?», а дед пл
ачить: «Война, война, м
о
билизация!».
58. В речи частотно использование вопросительно
-
риторических предложений: А чем мама моя будеть платить, ко
γ
да в одним сапо
γ
е дояркой раб
о
тала? А забирали ведь ко
γ
о? Какой он кулак? Какой он дурак? Какой он вр
е
дитель? Что он может им навредить, ко
γ
да человек не
γ
рамотный? Ну, что ты, что может сделать человек
-
то? 59. Частотными являются случаи употребления ситуативно неполных предложений: –
Кто? –
Это я, откройте! –
А чё ты хочешь? –
А мы, это, з
а
шли.
Лексика и фразео
логия
60. Отмечается большое количество диалектной лексики и фразеологизмов в речи и
н-
формантов:
Америк
а
нка –
двухколесная повозка
Блинц
ы
–
блины, испеченные на пресном тесте
Бр
о
дни –
высокие самодельные сапоги из сыромятной кожи, надеваемые во время рыбной
ловли
Варен
е
ц –
кисломолочный продукт, изготавливаемый в домашних услов
и
ях
Верхн
и
ца –
верхняя часть русской печи
Вечер
ы
шник –
вечернее собрание молодежи накануне свадьбы
Вк
а
лывать по
-
чёрному –
работать много, изо всех сил, без отдыха
Гарм
о
ния –
музыкальны
й инструмент гармонь Голл
а
ндка –
разновидность печи
Гр
е
бовать –
брезговать Гр
уб
ка –
верхняя часть русской печи, предназначенная для спанья л
ю
дей, полати
Г
у
ска –
самка гуся, гусыня
Журав
е
ц –
часть колодца, рычаг для подъема воды
Загн
е
тка –
часть русской п
ечи между заслонкой и подом
Зад
е
лка –
специально отведенное место возле русской печи, предназначенное для хр
а-
нения кухонного инвентаря Зак
а
зывать за нев
е
сту –
договариваться с родителями невесты о дне св
а
товства
Зап
о
й –
договор между родителями жениха и н
евесты о назначении дня сватовства
Знать Б
о
га
–
верить в Бога
З
ы
бка –
колыбель И
чиги
–
кожаные высокие сапоги на мягкой подошве домашнего прои
з
водства
К
а
танки
–
зимняя обувь, валенки
Кат
о
к
–
приспособление в виде скалки для вынимания чугунов из ру
с
ской пе
чи
Комсом
о
л
–
комсомолец Кор
о
вье м
а
сло
–
сливочное масло
Кошев
а
–
утепленные сани, предназначенные для перевозки людей
Листв
я
ный
–
относящийся к лиственнице, лиственничный Лит
о
вка –
приспособление для скашивания травы, коса
137
М
е
лкий
–
маленький (о человеке
)
М
е
ньший
–
младший Мол
е
нная
–
наименование молебного дома у молокан
Молок
а
ны
–
молокане Общ
а
тина
–
общее наименование домашнего скота
Пац
а
нка
–
девочка
-
подросток
Первох
о
дцы
–
первопроходцы Пог
а
ный
–
грязный Поц
ы
гать
–
выпросить, выцыганить Правосл
а
вы
–
православные Пропоч
е
нный
–
покрытый потом, потный Пш
и
вка
–
женская прическа в виде узла, уложенного на затылке; шишка
Рог
а
ч
–
приспособление для вынимания чугунов из русской печи
Самол
о
вка
–
самодельная удочка для ловли рыбы
Св
а
дьбенный
–
свадебный С
к
о
тский
–
говяжий Спотыкн
у
ться –
споткнуться Стёжка
–
вышивка на женской одежде Тёмный
–
непросвещенный Тюк да мат
ю
г
–
неодобрительно о грубом человеке Фунф
у
зы –
китайские разбойники; хунхузы
Чувячк
и
–
домашняя обувь, самодельные тапочки
Ш
а
нешки
–
вид
сдобной выпечки Ш
о
ркалка
–
металлическая щетка для чистки деревянного пола
138
РЕЧЕВЫЕ ЖАНРЫ
Н.В. Лагута
ЖАНРОВОЕ НАПОЛНЕНИЕ ДИАЛЕКТНОЙ РЕЧИ ПРИА
МУРЬЯ
Целью данной статьи является выявление основных речевых жанров (далее
–
РЖ) ди
а-
лектной речи и их общая характеристика. Материалом для раб
о
ты послужила речь носителей русских говоров Приамурья, записанная в ходе ди
а
лектологических экспедиций (2000
-
2006
гг.) студентами и преподавателями кафедры русской филологии АмГУ. В качестве те
о-
рет
и
ческой основы взято пре
дложенное Т.В.Шмелевой [1] деление всех РЖ на четыре типа: ритуальные, императивные, оценочные и информативные. Семантика каждого типа и, неп
о-
средственно, каждого РЖ, по мысли автора, выражается с помощью формал
ь
ных признаков, к которым относятся композици
онное построение, грамматич
е
ские средства, своеобразие лексики, просодические средства и метаязык. Перечисленные формальные признаки в разных жанрах участвуют с разной степенью интенсивности. Наиболее грамматикализованным типом РЖ я
в
ляются императивные жа
нры. Для ритуальных жанров характерно использование клишированной формы. Идентифиц
и-
рующим признаком оценочных жанров является наличие оценочной лексики. Для информ
а-
тивных жанров хара
к
терно разнообразие специфических средств формальной организации, что неск
олько затрудняет идентификацию жанров данного типа. Таковы общие ос
о
бенности средств экспликации семантики РЖ.
Ритуальные жанры
, как уже отмечалось, чаще всего имеют стандартную форму яз
ы-
кового воплощения. Коммуникативная цель ритуальных жанров з
а
ключается
в адекватной реакции говорящего на социальную ситуацию в соо
т
ветствии с установленными правилами социума. В диалектном общении выделяются следующие ситуации этикетного типа: приве
т-
ствие, знакомство, прощание, извинение, благодарность, пожелание. Эти ситуа
ции реализ
у-
ются в высказываниях этикетных РЖ. Обычно в социальных ситуациях диалектонос
и
тель использует достаточно распространенные формулы приветствия (
Добрый вечер. Здравс
т-
вуйте)
, прощания (До свидания)
, благодарности (Спасибо. Дай бох вам здоровья)
, отв
ета на благодарность (
На здоровье). Высказывания ритуальных жанров минимальны по объему, иногда сводятся к одному слову (
спасибо, пожалуйста)
. Наиболее свободную форму выр
а-
жения среди ритуальных жанров имеют жанры угощения и приглашения. Здесь отличител
ь-
ны
м признаком жанра является глагол несовершенного вида в императиве: кушайте,
прох
о-
дите. Лексическим сигналом некоторых ритуальных жанров являются глаг
о
лы, дающие имя жанру (
угощайтесь, кушайте):
–
Маша, ты, знаешь, я тебя угощу, пойдем, молочка покушаешь,
а?
–
Не
-
е.
–
А чё, Пойдем, пойдемте в кухню, пусть она покушает. А тут жарко. Чё вы боит
е-
ся?!
–
А мы не боимся –
неудобно. –
Чего! Господи! Там у меня пол грязный, уже не моется неделю. Пошли, пускай она покушает молочка
,
и творожок у меня есть. Пойдё
-
ом
те! Ну чё вы боитесь!
–
Не боимся, вдруг мы вас стесним!?
–
Куда там! Иди, идите, идите вон туда (Малынкина Н.Г., с. Черновка).
Функционирование ритуальных жанров напрямую связано с речевым эт
и
кетом. В структуре речевого этикета важную роль играют обращени
я. Обычно они выполняют две функции: привлекают внимание собеседника к партнеру по общению и дают определенную характеристику тому, к кому обращаются, и отношениям с этим человеком. При выборе форм обращения к собеседнику участники речевой ситуации учитыва
ют следующие осно
в-
ные факторы: тип с
и
туации, степень знакомства и отношение к собеседнику.
139
Формы обращения Ты
и Вы
имеют различную степень употребительности в литерату
р-
ном языке и народных говорах. В речи диалектоносителей более распространена форма Ты
по отношению к малознакомым и даже незнакомым людям. На Вы
принято обращаться младшим к старшим, при обращении к ув
а
жаемым на селе людям (учителям, врачам, лицам, занимающим руководящие должности), хотя и здесь бывают исключения. В диалектной речи частотны многочисленные прямые обращения –
слова и словосоч
е-
тания, основная функция которых –
обратиться к человеку, охарактеризовав его определе
н-
ным образом, с целью привлечения внимания. Это обр
а
щения к лицам пожилого возраста: Деда, Дедушка, Ба, Баба, Бабушка.
О
бращения Дядя, Тетя, Теть, Тетенька
обычно испол
ь-
зуются по отношению к людям среднего возраста. Отец (Батя), Мать (Ма, Мама) –
обр
а-
щения к родителям. Данные группы обращений используются как в семье, так и по отнош
е-
нию к посторонним лицам.
По отношению к знакомым людям употребляются обращения по имени (полная и ус
е-
ченная форма), имени
-
отчеству или только по отчеству: Васька! Теть Лен, Теть Маш, Вас
и-
лич, Иваныч.
Такие лексемы как сын, дочь, внук, внучка
и их производные сынок, доча, дочка, вн
у-
ченька в качес
тве обращений используются очень часто по отношению и к родным и к н
е-
родным, что обусловлено, как представляется, возрастом и жизненным опытом носителей диалекта, а также свойственным для русских отношением к чужому как к своему, как к ро
д-
ственнику. К имп
еративным жанрам
относят РЖ, коммуникативная цель которых заключается в попытках говорящего побудить адресата к совершению какого
-
либо действия. Названная цель в конкретных высказываниях эксплицируется посредством специализированных имп
е-
ративных форм глаго
ла. Императивные высказывания всегда направлены в будущее. Такая грамматическая категория, как вид глагола, определяет разграничение императивных жанров на жанры, требующие быстрой реакции (просьба, распоряжение, запрет), и жанры, напра
в-
ленные в отдаленное
от момента речи время (совет, наказ).
Императивные жанры классифицируются в зависимости от степени категоричности побуждения и от адресации действия. В выполнении действия м
о
жет быть заинтересован только адресат, либо только автор, либо автор и адресат в
месте. В соответствии с этим выд
е-
ляют следующие императивные жанры.
Просьба
–
обращение к кому
-
либо, призывающее удовлетворить какие
-
либо нужды, желания:
Не пиши, не пиши, не надо, это смешно (Покидько В.И., с.
Великокнязе
в
ка).
Ты потерпи до утра (Кибанова
А.С., с. Великокнязевка).
Обычно просьба выражается глаголом в повелительном или сослагательном наклон
е-
нии.
Если просьба персональная, она сопровождается обращением:
Подходит она: «Теть Надь, мне надо с вами поговорить. Вы понимаете, у меня поч
е-
му
-
то карт
ошка такая маленькая выросла, а у вас –
чушки, дава
й
те сменяем на крупную (Малынкина Н.Г., с. Черновка).
Предупреждение
(предостережение) –
обращение к кому
-
либо с целью заранее изве
с-
тить, уведомить. Отличительной особенностью реализации этого жанра являе
тся включение информации о последствиях выполненного/невыполненного действия. Это информация вв
о-
дится союзной конструкцией а то
. Миленькая, ты не ходи туда, а то собачка. А то, это, он цапнет (Малы
н
кина Н.Г., с.
Черновка)
.
Совет
–
мнение, высказанное кому
-
то по поводу того, как поступить. Наставление, ук
а-
зание, как поступить:
Вы, когда замуж будете выходить, на красоту не зарьтесь (Малынкина
Н.Г., с. Че
р-
новка)
.
Нам посоветовали: «Нюра, помой в том зимовье, да переходите, да живите в той х
а-
те». Ну, мы с ей
и отошли (Кибанова А.С., с.
Великокнязевка)
.
140
Жанр совета, так же, как и жанр предупреждения, предполагает, что действие, выпо
л-
ненное адресатом, производится в пользу адресата, а не автора. В отличие от предупрежд
е-
ния, совет не содержит информации о негати
вных п
о
следствиях
.
В роли автора в данном жанре выступает лицо, в каком
-
то отнош
е
нии превосходящее адресата (возраст, жизненный опыт).
Наказ
–
наставление (поучение, обращение), содержащее перечень требований и пож
е-
ланий:
Перед смертью он сказал: «Приходит
е ко мне на могилку, дождь просите, и дождь пойдет» (Хлыстов М.В., с. Черновка)
. Распоряжение
–
приказ, постановление, указание, подлежащее неукоснительному и
с-
полнению. Автор обладает правом отдавать распоряжение в дост
а
точно категоричной форме (выражаетс
я в глагольной форме повел. накл.), так как в одних случаях такое право проди
к-
товано социальными и ситуативными ролями собеседников, в других оно адресовано живо
т-
ным.
Не подходи к пшенице! (Покидько В.И., с. Великокнязевка)
(роли: тот, кто вырастил урожай –
тот, кто собирается его забрать).
«Ну
-
ка, садись!» (Покидько В.И., с.
Великокнязевка)
(роли: врач –
пац
и
ент)
.
Стрелка, молчать!
(Малынкина Н.Г., с. Черновка).
Предложение
–
выражение мысли о чем
-
нибудь как о возможном, представление на обсуждение какой
-
л
ибо мысли как возможной. Действие совершается в пользу автора и а
д-
ресата одновременно:
Такая была коллективизация. И в то время… потом, значит, прошло время, весной… Кто хочет –
выкупай лошадей своих! Забрали так! Выкупай и можешь сеять! (Покид
ь-
ко
В.И., с
. Великокнязевка).
Давай сами сделаем. Давай. Натерли на мясорубке –
невкусная!
(Покидько
В.И., с. В
е-
ликокнязевка).
Для императивных жанров характерна интонация побуждения, что является важным признаком идентификации данного типа РЖ при анализе звучащей ре
чи. Менее грамматикализованными, по сравнению с ритуальными и императивными, ок
а-
зываются оценочные жанры
. Сигналом оценочного жанра является общая семантика оце
н-
ки, которая проявляется прежде всего в использу
е
мых лексических средствах. Общая коммуникатив
ная цель оценочных жанров заключается в намер
е
нии говорящего выразить ту или иную оценку предмету, какому
-
либо факту, событию действительности, и
з-
менить чувства, эмоциональное состояние участников общения. Наиболее активен в этих жанрах говорящий, который пытается так подать информацию, использовать настолько уб
е-
дительные аргуме
н
ты, чтобы у собеседника по возможности возникли сходные эмоции, оценки. Слушающий в оценочных жанрах выступает как человек сочувствующий, сопереж
и-
вающий, а поэтому часто и разделяющ
ий взгляды говорящего. Корпус оценочных средств включает широкий круг лексико
-
грамматических, синта
к
сических, просодических единиц языка. С опорой на формальные средства выражения жанрового своеобразия ср
е
ди оценочных РЖ в речи амурских диалектоносителей можно выделить жанры рациональной оценки и жанры эмоциональной оценки. Коммуникативное намерение эмоционально
-
оценочных в
ы-
сказываний заключается в выражении чувств, переживаний субъекта оценки. Высказывания рациональной оценки преследуют цель высказать мне
ние субъекта о предмете речи, обозн
а-
чить ценностное отношение. Эмоциональная оценка, выражающая чувства говор
я
щего, включает оценку
-
реакцию и эмотивную оценку. Оценка
-
реакция выражает сиюминутные чувства, переживания говорящего. Формальным средством выраже
ния оценки
-
реакции я
в-
ляются высказывания
-
междометия: Ой! Эх! Б
а
тюшки! Ой, мама ты родная!
Эмотивная оценка характеризуется наличием а
с
социативно
-
образной мотивации, введенной через модус фиктивности «как е
с
ли бы»: Заключенные, а не солдаты.
… Рациональная о
ценка выражается с помощью специальной лексики –
оценочных существительных и прилагательных, совм
е-
щающих оценочный компонент с качественным:
141
Ну как она помоет? (о пожилой матери)
Повоськает, повоськает
ее. Ну, она считае, что помыла, потом я ругал –
беспол
езно (Покидько В.И., с. Вел
и
кокнязевка).
Они какие
-
то были, такие шибзики
(о сверстниках)
…Ну честно я гов
о
рю, я на работу, они по деревне ходят, воробьев с рогатки стреляют (Покид
ь
ко
В.И., с. Великокнязевка).
Часто диалектоносители при выражении оценки ис
пользуют глагольные формы, наз
ы-
вающие отношение, оценку, чувства: не люблю, ненавижу, не глянется, боюсь, удивилась
Усиление оценки в речи происходит с помощью употребления слов
-
интенсификаторов (
ши
б-
ко, очень
), аффиксов со значением суб
ъ
ективной оценки -
ат
ин(а)
-
, -
иньк
-
, -
еньк
-
, -
оньк
-
(
вкуснятина, вкусненький)
, особой восклицательной интонации. Но наиболее значительным признаком идентифик
а
ции оценочных жанров остаются лексические средства.
Среди оценочных жанров в исследуемом материале наиболее часто встре
чаются сл
е-
дующие: неодобрение, похвала, жалоба и самооценка.
Жанр неодобрения
достаточно распространен в диалектной речи. В выск
а
зываниях этого жанра часто оценки даны по принципу сопоставления: с одной стороны, называется факт или событие, которые осмысли
ваются как норма в данном социуме, с другой –
факт или событие, получающие отрицательную оценку.
Такая антонимичность обычно подчеркивае
т-
ся противопоставлением времен (прош
едшего
и настоящего
в оппозиции
раньше –
т
е
перь
/ с
ейчас
) и использ
о
ванием отрицател
ьной частицы НЕ:
Раньше
молодежь скромнее была, без глупостей. Вот даже не преувел
и
чиваю. Никогда такого не было. А вот сейчас
девчата… Они никогда не выйдут
. Возьми любую, никакая
ч
е-
стно замуж не выйдет.
Ну, раньше никогда т
а
кого не было. Редко. А сейчас поголовно все. Вот такая маленькая, она уже знает, чё делать… Да, да. А мы
-
то ничего не понимали и не знали. Раньше б
ы
ло лучше. (Митрофанова У.Д., с. Великокнязевка).
Полярен жанру неодобрения жанр похвалы
. Объектом положительной оценки диале
к-
тоносителя мо
гут быть как конкретные поступки, качества характера и внешний облик о
к-
ружающих, речь собеседника, так и какие
-
то фа
к
ты, события действительности:
Он молодец! Дом купил себе старенький, сделал из него конфетку. Золотые руки у п
а-
цана! (Кибанова А.С., с. Вел
икокнязевка).
Она такая добросовестная, даже на день соцработника ей благодарс
т
венное письмо, подарки. Она вообще душевная такая: каждую бабку выслушает (Митрофанова У.Д., с. В
е-
ликокнязевка).
Брюква раньше была, она вкусная! А щас не стало. Ой, как мы эту брю
к
ву любили! Печку вытопишь, накатаешь, она напекётся, спекётся. Да тыкву, с
е
мена вырежешь и туда все, и закроешь и опять в печку. На улице маленько п
о
будет –
объедение! (Кибанова А.С., с.
Великокнязевка).
В жанре самооценки
наиболее ярко проявляется обр
аз автора. Высказывания экспл
и-
цированной самооценки относительно частотны, в то же время их характер определяется внутренними установками автора: стремиться к объективности и не выставлять себя в сли
ш-
ком выгодном свете: Беда в том, что, знаете, что, вот… все же мы туповатые (Покидько В.И., с. Велик
о-
князевка).
Ну, уже был мужчина, мужчина. Что мужчина работал, что я работал. Уже нат
у-
рально, натурально работал (Покидько В.И., с. Великокнязевка).
Ну, я не шкодный был, вот с девками (Покидько В.И., с. Велико
князевка).
А я ж такая проворная!
(Митрофанова У.Д., с. Великокнязевка).
Жалобы
можно отнести к информативно
-
оценочным жанрам, потому что говорящему, чтобы достичь коммуникативной цели, приходится описать ситуацию для слушающего. Ж
а-
лоба может носить как событийный, так и ко
н
кретно
-
предметный характер. Например:
А нонче вот эта засуха, все повыгорело, ну дак наверно, нонче и вообще, и урожая н
и-
какого не будет!
(Малынкина Н.Г., с. Черновка)
. Четырнадцать лет я вот эти трубы таскала. Они вон по сорок килогр
аммов. Зато щас ноги болят, ходить не могу!
(Малынкина Н.Г., с. Черновка)
.
142
Жанру жалобы достаточно близок жанр сочувствия
. Как представляется, в отличие от жалобы говорящий в жанре сочувствия не имеет объекта из внешн
е
го, объективного мира, который бы явля
лся причиной его проблем:
И так уже весь год. Левую сторону парализовало. Ну чё ты сделаешь. Ни рука не р
а-
ботает, ни нога не работает. Вот и таскаем туда
-
сюда. Благо, мой брат приехал, помог, забор сделал (Митрофанова У.Д., с. Великокнязевка).
В информат
ивных жанрах
формальные средства имеют не столь ярко выраженное проявление, как в описанных выше типах жанров. Основными типами информативных жа
н-
ров в диалектной речи являются сложный жанр «рассказ» (обычно включающий в себя пр
о-
стые императивные, ритуальны
е и оценочные жанры) и простой жанр «сообщение». Комм
у-
никативная цель данных РЖ заключается в стремлении говорящего пространно или кратко передать слушающему какую
-
либо информацию. Общими формальными признаками рассказа являются интонация повествования и х
а-
рактерная для повествования композиция. В исследуемом материале отмечено несколько т
и-
пов рассказа: бытовой рассказ, рассказ
-
объяснение, рассказ
-
воспоминание, рассказ
-
случай (рассказ о событии). Важное значение для дифференциации жанра «рассказ» на подтип
ы имеет жанровое время, кот
о
рое в конкретных текстах реализуется в грамматическом времени глаголов, в темпоральных указателях типа «раньше –
теперь», в датировании событий авт
о-
ром. Элементарными признаками информативных РЖ являются глаголы помнить, вспо
м-
ни
ть (рассказ
-
воспоминание),
видеть, слышать (рассказ
-
случай), делать, называть (ра
с-
сказ
-
объяснение).
Бытовой рассказ в большинстве случаев посвящен проблемам современной жизни, также в нем рассказывается о бытовых реалиях, о конкретных л
ю
дях. В данном жанре
для говорящего важны понятия свой/чужой, старший/младший, так как с их учетом автор в
ы-
страивает свою речь. Часто встр
е
чаются риторические вопросы, назначение которых состоит в активизации внимания собеседника, в вовлечении его в круг проблем. Динамичность
пов
е-
ствования достигается за счет использования глаголов совершенного вида. Время, как пр
а-
вило, настоящее или ближайшее прошедшее. Вот сидим в тенёчке, когда жарко, даже залезем домой. Благо, Санька приехал, на огороде помогал. Детям помогаем. Лена приез
жает. Она не замужем, на одну зарплату шибко не наездишь. Так что отщелкиваем от своего бюджета. Приезжает, надо за дорогу заплатить, и за гостинцы. Она, правда, не берет это, мы сами даем. Потому что на чет
ы-
ре тысячи не проживешь. У нее пацан в восьмой кл
асс пошел. Маленький оклад. Четыре тысячи, ну что это! Вот она взяла ссуду в Сбербанке. За ссуду заплатить, за свет запл
а-
тить, за квартиру заплатить, и остается ей полторы тысячи. Ну как можно прожить?! Не наездишься –
семьдесят рублей в одну сторону. А их
двое едет. Вот приходится отще
л-
кивать. И Галя три тысячи получает. Двое детей, а муж же не получает. Правда, он у о
д-
ного фермера работает. Он получает не деньгами, а продукцией. Только раз в год деньгами получает. Я понимаю, что вчетвером на три тысячи не
проживешь. Еще хозяйство. Ос
о-
бенно, когда в школу собирать, так и все пять тысяч выложишь. Приходится и ей пом
о-
гать. У Витали все благополучно. Сами живем впритык. Благо, у нас дед пенсию п
о
лучает, а так бы не прожили. Он у нас около трех тысяч получал. Ч
то это за пенсия?! А вкалывал как! Все неправильно: и алкаш получает столько, сколько и он, и он как вкалывал за того а
л-
каша! Где справедливость? Нету ее. Ему бл
а
годарственную медаль бронзовую прислали из Москвы, но она не правительс
т
вом подписанная, а ВДН
Х, потому он, только нужно было заработать инв
а
лидность, чтобы получать побольше, пять тысяч. Та медаль, сколько я не ездила, и все не действует, потому что она не правительственная медаль. И р
а
ботал, за что спрашивается? Какая разница? Именные часы ему в подарок Москва присылала. Де
р-
жал первое место по области и по району, даже н
е
сколько лет первое место удерживал. И путевки ему бесплатные были, а он никуда не ездил. Да где б мы ни жили… Возле Пояркова жили –
там гремел, еще молодой был. Фамилия ихняя всег
да наверху была. Поженились мы, пер
е
ехали в Зейский район, и там гремел тоже на высоте. Сюда приехали, тоже гремел. Ну, и чё, до чего догремелся? До инсульта? Вот и все. <…> Работал он на износ, просто на и
з-
143
нос. А дома, приедет какой
-
нибудь аграрник: «Вот у м
е
ня продукция гниет, Пантелеевич, выручай!» День прогремел, еще ночь надо прогреметь, чтоб агронома выручить. Корма надо прокрутить, просушить, чтоб коровы съели, не пропало. Придет, весь зеленый, пыльный. Пришел, порог переступил, полежал, и опять поше
л работать. Ну что это!? Сколько раз ходила до председателя колхоза: «Ну разве можно человеку так работать? З
а
менить
-
то надо, или отпуск, или чё?» Нет, ни в какую. «Он сам не просит, чё ты за ним бегаешь?» Он сам никогда не попросит. Нет. А теперь вот мы м
у
чаемся. Порой даже дело до ругани, до развода доходило. У меня, считай, тот же полигон: трое детей маленьких. Девчонки, надо их заплести, завести в садик. Потом одна стала в школу ходить, двое –
в садик. Дома две коровы. Б
ы
вает, что корова доится, не поеш
ь. Полвосьмого на работу надо. Почти дома не бывали, по ночам картошку копать приходилось. Луна светит –
копаем картошку. Днем собирали из лунок… Щас жить сложно. Все просить надо. Я бы вернулась в то время. За просто так никто ничего не делает, за все пл
атить надо (Митрофанова У.Д., с. Великокн
я-
зевка).
Рассказ
-
случай
имеет характерную структуру: в начале текста обычно называются м
е-
сто и время действия описываемых событий и герои рассказа, достаточно частотны интр
о-
дуктивные конструкции. Дальнейший текст пр
едста
в
ляет собой последовательное описание разворачивающихся событий, выраженное нанизыванием акциональных глаголов. Заканч
и-
вается рассказ характерным заключением
-
выводом, выражением своего отношения к сл
у-
чившемуся. Лекс
и
ческие сигналы рассказа
-
случая –
гл
агола видал, слыхал:
Новый год! Так мы как
-
то, у это, у председателя украли это, саны (сани)! А его саны были как у барыня, у попа, или как
-
то у царя, такие, с этими, с в
ы
делками, хорошие. Эти председатели ездят, а мы их украли. На Новый год. И поехали, по
тащили их на гору. А гора там высокая, мы все потянули их туда. Как понадсадилися! И стали съезжать. А там –
мост, и мы как с моста
-
то, это, полетели! И санки сломали! Вот эти, с финтифлюшками, поломалися. Ой, мы тоди, ну чё ж, мы взяли эти саны, потащили председателю во двор, п
о-
ставили и сами ходу! Он встал утром, а саны ломаны! «А
-
а
-
а! Ну кто же это так утворил? Кто же это так утворил?» В школу приходил, до учительницы. «Вы что так своих, –
гов
о-
рит, –
учеников распустили?!» А она говорит: «А чё? Я должна и ночью их… Они у меня, –
говорит, –
днем сидят хорошо»… (
Юд
и
на
П.Г., с. Великокнязевка).
Рассказ
-
воспоминание
близок к рассказу
-
случаю и бытовому рассказу. Одним из о
т-
личительных признаков является событийное время. События рассказа
-
воспоминания отд
а-
лены в далекое прошлое, чаще всего связаны с детством, молодостью, что отсутствует в б
ы-
товом рассказе и не обязательно в ра
с
сказе
-
случае. Часто жанр обозначается при помощи глаголов помнить, вспо
м
нить
:
В клуб далёко было ходить. Там около одних стариков облюбов
али. Двое жили. Ася по детству, нет
-
нет переписываемся с ней. Коло ихней бабушки устроили, там места побол
ь-
ше. И, вспоминаешь
, как они, бедные, терпели. А мы же прохохочем, ребята провизжат, посвищут. А людям старым надо о
т
дыхать, а они ни разу нас не выхо
дили и не ругали. Вот и называли –
тырла. –
А какие танцы танцевали?
Ну, таких выдрыгалистых мы еще не умели и не видали. Мы же в деревне жили, кто нам покажет? Как сами уже умели: и саратова, и польки, и вальсы (Кибанова А.С., с. Вел
и-
кокнязевка).
Рассказ
-
объяснение
чаще всего является реакцией на реплику
-
стимул собеседника, интересующегося каким
-
либо явлением, предметом действительн
о
сти, не известным ему. Для объяснения характерно частое употребление неопределенно
-
личных конструкций. Ра
с-
сказ
-
объяснение им
еет следущую структ
у
ру: называется предмет, объясняется его название, описывается внешний вид, способ приготовления, назначение предмета.
–
Расскажите, как кудри навивали?
–
Раньше ручка была железная, чернилами когда писали. Может, видели перо когда
-
нибуд
ь? Так это подлиннее трубочка, с палец толщиной, а на конце жестянкой была обб
и-
та. Перышко вытащишь, а эту жестянку накалят и кудри. Потом начались гвозди. Ой! И 144
лоб сожгешь! Все это сгорит! Я еще это захватила, закручивала (Кибанова А.С., с. Вел
и-
кокнязевк
а).
–
Баретки, а что это?
–
Такие шнуровые, тоже простые. Пятки голые. Или носок голый, или пятка.
–
Как туфли?
–
Под вид туфель, но туфлями называли, у которых есть каблуки, а эти, без каблуков –
баретки (Кибанова А.С., с. Великокнязевка).
Итак, идентифик
ация РЖ происходит в первую очередь на основе коммуникативной цели высказываний. Следующим критерием становится формальная организация. По комп
о-
зиционному построению РЖ делятся на простые и сложные. Простые жанры репрезентир
у-
ются несколькими высказываниями
–
репликами диалога. Сложные жанры реализуются в монологической речи в виде текстов, в которых могут объединяться высказывания разли
ч-
ной жанровой принадлежности, подчиненные общей коммуникативной цели сложного жа
н-
ра. Грамматические, лексические, интонацио
нные средства реализации семантики РЖ пр
о-
являются в различных жанрах с большей или меньшей степенью выраженности. Для импер
а-
тивных жанров релевантным оказывается грамматическое своеобразие, отличительный пр
и-
знак императивных жанров –
глагол в п
о
велительном
наклонении. Идентифицирующими признаками ритуальных жанров являются этикетные формулы. Специфика языкового в
о-
площения оцено
ч
ных РЖ заключается в семантике оценки, которая выражается с помощью лексических средств. Информативные жанры идентифицируются на ос
нове комплекса фо
р-
мальных признаков: композици
и
, интонаци
и
, лексик
и
, грамматик
и
, метакомпонент
ов. ЛИТЕРАТУРА
1.
Шмелева Т.В. Модель речевого жанра // Жанры речи. Саратов, 1997.
2.
Демешкина Т.А. Теория диалектного высказывания. Аспекты семантики. Томск, 2000.
3.
К
азакова О.А. Формальная организация речевых жанров в языке личности // Ме
ж-
культурная коммуникация: теория и практика. Сборник научных трудов института яз. ко
м-
муникации / Под ред. Н.А.Качалова. Томск, 2001.
Н.В.
Лагута
РАССКАЗ О СОБЫТИИ (Р
АССКАЗ
-
СЛУЧАЙ) В РЕЧИ НОСИТЕЛЕЙ АМУ
РСКИХ ГОВОРОВ
Основным типом информативных речевых жанров (РЖ) в диалектной речи является сложный жанр «рассказ», обычно включающий в себя другие типы РЖ: императивные, рит
у-
альные и оценочные. Рассказ является сложным мон
о
логическим жан
ром, реализующимся в речи в виде текстов
-
повествований различной протяженности и тематической приуроченн
о-
сти. К монологическим текстам мы причисляем относительно протяженные реплики одного говорящего, объединенные единством коммуникативной ситуации, относи
тельной тематич
е-
ской одноплановостью, поэтому в качестве монолога квалифицируется текст, который в ра
з-
говорной речи может быть прерван короткими репликами собеседника, не влияющими на ход повествования [1, с.
240]. Общими формальными признаками рассказа яв
ляются интон
а-
ция повествования и характе
р
ная для повествования композиция. В диалектной речи отмечено несколько типов рассказа: бытовой рассказ, рассказ
-
объяснение, рассказ
-
воспоминание, рассказ о событии (рассказ
-
случай). Коммуникативная цель рассказа о
событии заключается в стремлении говорящего сообщить слушающему информацию и передать собеседнику соответствующий эмоци
о-
нальный настрой.
Намерение автора
–
сообщить слушающему о каком
-
либо событии, факте, явлении действительности. Основной характеристикой
автора и адресата при реализации данного жанра является наличие информации у автора и отсутствие ее у собеседника. Именно к ра
с-
сказу о событии наиболее близко подходит толкование речевого акта «сообщать», предл
о-
женной М.Я.Гловинской: 145
«
X
сообщает Y
-
у о Z
-
е (1) X
имеет информацию P
о Z
-
е; (2) X
предполагает, что Y
не имеет этой информации; (3) X
говорит Y
-
у, что P
; (4) X
говорит это, потому что хочет, чтобы Y
имел информ
а-
цию P
» [2, с. 165]. В рассказе о событии реализуется намерение говорящего сообщить собеседнику о к
а-
ком
-
либо заинтересовавшем его случае. Автор рассказа является либо непосредственным участником события, либо его свидетелем, адресату же описываемые события неизвестны. Рассказ о событии не имеет строгой зависимости от ситуации общения, он возникает в бес
е-
де свободно, вызванный пр
е
дыдущими словами собеседников или реальными событиями действительности, напомнившими говорящему о ярком происшествии. Жанр «рассказ о с
о-
бытии» может быть реализован и в общении с не очень близкими людьми. Если собе
седник диалектоносителя, по его мнению, не владеет какой
-
либо инфо
р
мацией, он сопровождает рассказ комментариями. Главное условие для данного жанра –
наличие свободного времени для общения. Диктумное содержание
высказываний данного типа представляет собо
й описание к
а-
кого
-
либо события, произошедшего в жизни говорящего или его знакомых как в далеком, так и в недавнем прошлом. Тематика этого события может быть разнообразной: если событие является частью воспоминания, то это и работа, и военные эпизоды, и слу
чаи из молодости, детства:
Так я и щас помню –
выступали мы: и песни, и там всяко это, финти
к
люшки. И вот на Первое мая по такому кульку давали, конфеты там, яблоко, ага, печенье, пряники, всё! По такому кульку. Я помню, как иду, вот так несу его, сама ещё
маленька была, несу, а мама идет, встречает: «Боже мой! Да чё ты туда напхала?» А я говорю: «Подарок!» Вот так
!
(Юдина П.Г., с. Велик
о
князевка).
Если же что
-
то произошло недавно, то чаще всего рассказ связан с быт
о
вой темой. Произошедшие недавно события м
огут подаваться как новость, р
е
чевое действие имеет цель вызвать у собеседника заинтересованное удивление. Ну
,
пойду я кабанчика понако… Ой, у меня вчера кабан натворил! Я всегда … он пок
у-
пается в яме там в грязи, я е(г)о загоню палкой, а потом йисть даю.
А тут тащу ведро, то(ль)ко калиткой зван… бац мне! и в огородчик с
ю
да! А
-
а
-
ах! Хорошо етот дом ближе. Валентин! Валентин! Он прибежал, а к
а
литка там не открывается. Я его загн
á
ла, ну он особенно ничё… Я боялась, чтоб он там на парник не заскочил! Там уже огурчики есть, вот такие! Ну, мы ему! Пробежал! Ну, то(ль)ко по грядкам пробежал и ничё не на … Я его с
ю-
да. А тут собака. Я стою, Валентин уже о
т
крыл мне тую калитку –
я его загн
á
ла. Надо мне было, я его сразу загоню палкой, а потом даю ему кушать. А то он
же у
-
у… чувствует, что я ведро тащу, то(ль)ко к
а
литку открываю –
он шмыг и суда! –
Вот хитрый какой! –
Ёлки
-
палки
-
и
-
и! Вот такой бродяга!
–
Валентин Иваныч, как вы кабана вчера!
–
Ну
,
он вчера, ето
,
хорошо, что он во дворе был! Да! (Малынкина Н.В., с.
Ч
ерновка).
Наиболее яркой типологической характеристикой текста рассказа о событии является повышенная акциональность, достигаемая за счет употребления большого количества глаг
о-
лов действия.
Я как
-
то иду
, гляжу –
пацаны, ну, таки подростки, стоят
под углом и смалют, см
а-
лют
. Ну, думаю, щас учительница им даст
! А она пришла
–
хоть бы шо! Думаю, да… да как…тоди ты учишь их, а? Чему? И они стоят и хоть бы шо! То, шо школа, она должна учить порядку, да эта, а они… Это зависит чё? От учителя. Вот так. Зависит от у
чителя. Щас нет, не боятся! (Юд
и
на
П.Г., с. Великокнязевка).
В структуру текста входят также оборванные синтагмы, незаконченные высказывания, иногда лишенные смысла, что определяется неподготовленн
о
стью разговорной речи.
Событийную основу
данного жанровог
о подвида составляет описание о
д
ного случая, произошедшего с говорящим. Для более яркой передачи своего эмоционального состояния в 146
момент описываемого события рассказчик испол
ь
зует эмотивно
-
оценочные высказывания (
Ой! Не дай, бог! Хоть бы шо!
и под.). Для
формальной организации рассказа о событии характерно употребление слов, ук
а-
зывающих на единичность описываемого события (
раз, однажды, как
-
то
):
Как
-
то
в Светиловку Витька возил, в Белогорск как
-
то ездили…
(Покидько М.Г., В
е-
ликокнязевка).
–
А
-
а, разная чер
товня и снится и
-
и, господи, разное. Такое иногда пр
и
снится что и … Один раз
знаете, вам это чудо рассказать?
–
Ну
-
ка, чё? –
Одна, от му
жч
ина этот уже умер давно. И вот надо… недавно мне приснился. И тут женщина, она ещё живая. Вот надо такую чушь присни
тся: вроде он, это, её Маша звать, фамилия Соловьёва, вроде мы едем с города. Со Свободного. Едем. Подходит ко
н-
дуктор… ну
-
у, этая
…
проводник, проверяет наш б
и
леты. Я говорю: «Нам уже недалеко ехать, мы до станции Бузул
é
й, мы, етово, скоро сл
á
зить будем». О
на го(во)рит: «Да вы уже по этому билету все трое пятые сутки едете!» Ну вот, такое вот чертовня присни
т-
ся, прид
у
майте. А я пошла в магазин, эта Маша пришла. Я г(ово)рю: «Ты уже дома …». «А я где, я дома и была!». Я г(ово)рю: «Да мы с тобой сёдня в Свободн
ый езд
и
ли. И Коля, –
го(во)рю, –
Баркалов». А Коля давно уже умер. Ну такая чертовня приснится, ну эт
о
, это не придумаешь. В сказке такого нету!
(Малынк
и
на
Н.В., с. Черновка).
Рассказ о событии имеет характерную для событийного повествования структуру
: в н
ачале текста называются место действия и герои рассказа. Дал
ь
нейший текст представляет собой последовательное описание разворачива
ю
щегося события, выраженное нанизыванием глаголов действия. Заканчивается рассказ характерным заключением
-
выводом, выражением своего отношения к случившемуся (см. напр.
Щас нет, не боятся!
).
Лексическими сигналами рассказа о событии являются глаголы видеть, слышать:
Я как
-
то иду, гляжу
... <…> А думаешь, чьи переводчики? Наши, солд
а
ты, они (немцы) в плен позабирали, и они сдалис
я… Мы да вид
а
ли
, как они сдавались. Вот чё! Они табун н
а-
ших было захватили –
некуда им, вот они эти на коленки становлются, а потом это, шт
ы-
ки в эту, в землю, и на винтовки эти свои пилотки одевали, и руки вверх. Это у них так сд
а-
ются наши (Юдина П.Г., с.
Великокнязевка). Часто в текстах рассказа о событии используются высказывания
-
цитирования. Опис
ы-
вая какое
-
либо событие, автор выстраивает текст так, как будто это событие происходит на глазах у собеседников. Рассказ строится как сценарий спектакля, автор берет на себя роль сценариста, называет происходящие действия, а высказывания участников события стан
о-
вятся репликами спе
к
такля, иногда без вводящих чужую речь конструкций (сигналом чужой речи я
в
ляется только изменение голоса). В рассказах
-
случаях описывае
мые события заново переживаются автором, текст получает высокую эмоциональную насыщенность, которая может возрастать пропорционально промежутку времени с момента события до момента р
е-
чи. Говорящий воспроизводит в памяти соб
ы
тия своей жизни и заново пережив
ает их, при этом стремясь вызвать адеква
т
ную ответную реакцию собеседника –
понимание, одобрение, с
о
переживание. Реализуя данный жанр, говорящий обычно «знакомит» собеседников с г
е
роем рассказа, выясняя, знают ли они его, указывая на его возраст и степень
близости к говорящему. Тр
а-
диционным в таком знакомстве для носителя явл
я
ется высказывание оценочного суждения о герое, говорящий как бы пытается сократить дистанцию между собеседником и героем ра
с-
сказа и заранее определить свое отношение к нему. Обычно та
кое отношение положител
ь-
ное. Композиция и объем текста зависит от темы: рассказ о небольшом событии из прошл
о-
го короткий, включает перечисление конкретных фактов. О том же, как, например, сватали, содержит несколько тематических ответвлений и охватывает д
лительный отрезок событи
й-
ного времени.
147
ЛИТЕРАТУРА
1. Борисова И.Н. Нарратив как диалогический жанр // Жанры речи. Сборник научных статей. Саратов, 2001. 2. Гловинская М.Я. Русские речевые акты со значением ментального воздействия // Л
о-
гический анализ язы
ка. Ментальные действия. М.: Наука, 1993. РАССКАЗЫ
-
СЛУЧАИ
«Война кончилась!»
Покидько Василий Иванович, 1931 г.р.,
С
. Великокнязевка Белогорского р
-
на Амурской обл.
Беседовали Старыгина Г.М., Рачко Е.Е., 2006 г.
Обработала Лагута Н.В., 2007 г.
Вот с Комиссаровки когда едем в Томичи, посередине, между Томичами и Комисс
а-
ровкой там называлось «Стройотделение», там телят пасли летом всегда. Все я пастухом, и доверяли стоко телят. Ну, пас, пас, а потом по дорогам распустился там верхом. Одна маш
и-
на, как ща
с помню, Андреевская. З
а
был марку машины уже, какая разница, едут, кричат: «Война кончилась! Война кончилась!» Вот Вы понимаете! Они говорят –
не доходит до м
е-
ня: что такое? Как это война кончилась?
То ж это война кончилась. Ну, кончилась и кончилась. Смеш
но! Щас и самому сме
ш-
но… как дурачок! Вторая машина едет, кричат, кто
-
то еще и узнал меня, кричит: «Васька! Война кончилась!» Я так думаю… ну ладно, не стал спрашивать, говорю: «Война конч
и-
лась». И поехали. Война кончилась. О
-
ё
-
ё!
Телят бросаю. Как гребану
домой! Это ж было –
телят бросить! В то время это ж с
у-
дить!
–
Ну да, это ж преступление!
Да вы что, смеетесь что ли! Ну вот, приехал домой, коня спутал, отпустил –
пасется. Мать на работе, дождался: «Война кончилась!» –
«Да я знаю». Да хоть сказал бы паст
уху з
а-
ведующему, что я телят бросил. И что интересно, что
-
то человеческое было в них: ни слова не сказали! Коня взяли: «Где седло?». Я говорю: «Дома». Поехали.
–
Сами?
Ага. Меня не тронули. Такие… ну, война кончилась!
«Повестка
!
З
автра в армию!»
Покидько Василий Иванович, 1931 г.р.,
С
. Великокнязевка Белогорского р
-
на Амурской обл.
Беседовали Старыгина Г.М., Рачко Е.Е., 2006 г.
Обработала Лагута Н.В., 2007 г.
В пийсят втором
году, в мае, в мае, или второго
, или третьего
мая. Пахал вот, где ра
с-
сказывал, вт
орое отделение есть, где я телят пас, так в стороне. В ночную см
е
ну… и как раз был заим. Заим знаете что такое, нет?
–
Нет.
Подписывались на заим. Приходит, ну, кто
-
нибудь с эмтээса
*
, как обычно, заполняет, ну, посланные. Все по сто рублей. Вот пришли, как
хотишь, и в
ы
считывают. Прячься –
не прячься. Вот я в ночную, всё, среди ночи приезжают. Смотрю, заим, приехали на лошади. Я к краю подъезжаю, а двигатель мощный, р
-
р
-
р, как дал копоти, разворачиваюсь и попёр. О
т-
*
МТС –
моторно
-
техническая станция
148
туда подъезжаю –
свет сил
ь
ный, вообще, свет мощный, как днем. Отец
!
Мне аж дурно. Отец конюшил там недалеко. Но чё
-
быть, никогда не ходил, шобы проверять там, я был, чтоб в ночь спать –
Боже сбавь! Я
дуркой такой был. Я быстро, раз: «Чё?». А называли мы не папа, а тятя… Я говорю: «Чё случилось?» –
«
Ты ничё не чувств
у
ешь?» –
«Не
-
а» –
«Повестка».
Да и черт с ней, три года повестки. Так утром чтоб был в военкомате. Что гады делали
!
Повестка пришла заранее, так чтобы всю ночь отработали. Вечером я ушел на смену, мне п
о-
вестку, ну, матери, а тогда попробуй
не явись! Ну чё, я дизель –
хлобысь! Домой. Ну, жизнь была, тоже жизнь хорошая была. К
о
нюхом был
(отец)
. Ну, сам хозяин лошадями, мог бы и на лошади в Томичи отвезти. Нет. Ну чё, сынок, иди. Переоделся. Было час ночи. Позавтр
а-
кал или поужинал, не знаю, чт
о сделал, и пешком. Тогда трассы не было, ну, старая дор
о
га была. Ну, успел к поезду. Приехали. <…>
Заходим, так –
мало
-
мальски, бегло
:
короче гов
о-
ря, все, годен! Тут же сразу… военком, не военком, а с военкомата представитель –
повес
т-
ку: завтра к девяти, что ли или к часу, что
-
то такое, завтра в военкомат. Ну чё, быстрей пов
е-
стку и расчет, какой расчет, поездом, пришел домой уже тёмно. Отец: «Ну чё?» –
«В армию». –
«Да
-
ну!» –
«Повес
т
ка, завтра в армию».
Меня раза три или четыре провожали в армию. Ну, собир
али обычно. Свои, там, др
у
зья все. А это, какой провожали… Ну, в клуб сбегал. Ну как, и невеста ж была. Ну и девки были, а я старый парень был, потому что три года надо было служить, а я… Ну ладно. У
т
ром, чуть свет, сумка. Жили
-
то как?! П
у
тявой сумки не бы
ло, тесно, говорю, жили, очень
-
очень плохо жили. А чтоб портфель или чемодан –
не просто какая
-
то сумка… Ага, ну, я пошел. Потом почта догоняет, а почта возила почту с Комиссаровки в Томичи. Она, правда, меня подсадила маленько, под Томичами подвезла. Сели
и нас день мурыжили. Когда две девки –
на
чем они приехали и щас не знаю –
завклубша и зоотехник. Завклубша с Ключей, работала в Комисс
а-
ровке завклубом, а завтехник –
с Вологды. Проводили. И состав, в осно
в
ном, весь такой был. Не состав, а … ну, набирали,
короче, бракованных нас. Потом вечером выдали нам суточные что ли. Я не знаю сколько: или по три рубля, ну, копейка, но тогда –
деньги. Как понажр
а-
лись. Ну мне хвастать нечем, я и до армии не увлекался, и в армии, и после армии, и по сег
о-
дняшний день я не
… не то, что святой. Выпивал там, когда, но не увл
е
кался водкой. Потом один пырнул ножом провожающего в это, в легкие… Ну, не в этом д
е
ло, значит, пырнул. С военкомата выходит… пук
-
пук с пистолета. Ничё подобного, один садится. Стоял мотоцикл с военкомата какого
-
то офицера, не знаю, там на территории колодец был и столбиками о
т-
гороженный, не забором, а столбиками. Ну вот, вы понимаете, специально он не проехал, а пьяный как дал: переднее колесо на боку, на вздыбошник, и на одном колесе между столб
и-
ками, пот
ом –
в столб!
В общем, мотоцикл там головку, ножку разбомбил. Патрулей машина, ну, четко, где
-
то близко были, привезли, с автоматами, как дали копоти… т
-
р
-
р
-
р… Притихли пьяницы. Смешно, конечно, такое было, что сделаешь. Ну, короче говоря, нас сразу же в в
агон. В т
е-
лячьи вагоны. Не в пассажирских, а в теляч
ь
их вагонах всех возили. И поперли нас. Я на верхней полке лежал, от окна. И целую ночь: тух
-
тух
-
тух
-
тух. Уже начало светать. Вспом
и-
наю, там друг –
Петька Мушной. Я говорю: «Петро, где примерно уже мы?» Г
оворю: «Хаб
а-
ровск еще?» Он: «Не, до Хабаровска не доехали». Вот он едет скоко, ну, я говорю: «Петро, Куйбышевка Восточная, Белокуйбышевка…». –
«Да ты чё?» –
«Ну, смотри!» А куда нас? Под маневровый и специально целую ночь, чтобы… ин
а
че нельзя. Как раз в Си
бири таких же приблатненных дождалися, сформировали. Ой, повезли, это долго рассказывать, расск
а-
жу. Где
-
то, где
-
то, где
-
то под Зеей или в Завитой на остановке козла поймали, затащили в вагон, ну, что вы дел… ну, знаете вот так… А потом уже до Хабаровска на
с на станциях не останавливали. Протянут, отцепляют, поезд, паровоз уходит, ну, заправляется и что… Дал
ь-
ше и нас новую часть формируют. К чему так все шло, все по
-
интересному. Полностью н
о-
вая часть. На поле вывезли, аэродром там, это Круглицкий аэродром. О
чень
-
очень мощный аэродром, он и щас мощный, и я там четыре года отслужил.
149
«Да щас такой хлопец, что ой
-
ё
-
ё!»
Митрофанова Ульяна Дмитриевна, 1950 г.р.,
С
. Великокнязевка Белогорского р
-
на Амурской обл.,
Беседовал
а
Оглезнева Е.А., 2006 г.
Обработала Лагут
а Н.В., 2007 г.
–
Я вот еще не поняла, как вы в воде
-
то родили, в Зее?
Ну, как вот?! У меня схватки начались, а куда бежать? Я ему говорю, что… это, а он мне: «Ты потерпи до утра. Уборщица придет в семь
часов в ко
н
тору, я позвоню, может, чё и это…» Ну куд
а же терпеть
-
то я буду! И вот, он побежал до уборщицы, взял у уборщицы ключ, позвонил туда, в Овсянку, в больницу. А там сказали: «Выезжаем до берега, будем с той стороны ждать». Они думали, что мы на лодке, а когда, какие лодки в январе
-
месяце?! Вот, побе
жал до шофера, до водителя, чтоб меня хоть до берега довезти. Пока туда
-
сюда б
е-
гал, я уж не знаю, как я там корчилась, вообще… А какой туман! Оно же от воды, аж кр
и-
сталлики в носу. Довез он нас до берега. А я уже не могу. Этот выломал палку такую, проб
у-
ет где, раз –
и обрыв, раз –
и обрыв, хотя бы маленько поположе было там, чтобы дойти. Ну, он вроде меня за шиворот. На мне было пальто, пуховый платок, валенки, рукавички. За ш
и-
ворот и поволок. Ну, как тебе сказать… Вот, как отсюда и до дороги была вода. А с
дороги с
е
рёдка, вроде как коса, это стоял лед. Вот это пространство нам надо было до льда доплыть. Как плыли? Ну, там же дали воду. И вот, это самое, там же теплая вода, лед л
о
мает и возле берега течение побольше. Его
-
то лед держит вот, он вылез уже туда и меня за шиворот –
ну, давай, раз, два, три. А этот лед, вр
о
де меня как ух! туда. Вдвоем
-
то он не держит, да я еще с грузом. Ой, я рукави
ч
ки сняла, потому что они, вроде как уже глянцем покрылись, я не могу за них держаться. Рукавички эти выбросила, за эт
от лед, все руки себе об этот лед п
о
резала. Морда порезанная. И он меня то за воротник, то за платок выдернет, по
-
моему я даже пот
е-
ряла этот платок, он его выдернул… С горем пополам он м
е
ня вытащил до этого берега. Пробежали, вроде как и рассеялся туман, б
лиже к берегу, к тому. Уже видим: две фары св
е-
тят и орут: «Ну, где вы там? Гребите быстрее веслами!» Какими веслами?! Пробежали до другого берега, и опять т
а
кое же пространство, и опять нам плыть надо до берега. Ну, что делать? Там тогда шофер с машины, с той, давай ломать пристань, чтобы был плот. Не хв
а-
тало этих досок, чтобы пробежать, пришлось опять плыть! Я
-
то проплыла только в одну ст
о-
рону, а он вернулся же еще. А двое детей у нас еще дома было. Он меня проводил так. Ве
р-
нулся… Т
е меня приняли. И вот, э
тот уже ушел. А я осталась, кричу врачей: «Что у меня между ног меш
а
ет?!» Она посмотрела
:
«
Ой, ты, ё
-
к
а
-
л
э
-
м
э
-
н
э
!
».
Приспустила мне тут, и он уже так на кишках висит! А пошла в машину, там же все холодное! У нее вроде есть и п
е-
ленки, и одеяло, но оно же вс
е холодное! Пока она это все достала, пока все развязала, пока разрезала, зашила, завязала вот это все. Его –
в холодное, потом с себя пальто сняла и зам
о-
тала… успел простыть. С теплого –
да в холодное! И сразу у него воспаление легких. И вот, целый год та
м с ним пролежали в больнице. Я
-
то сама ничего, со всего отделения грелки с
о-
брали, да меня обложили, а он уже успел так схв
а
тить! Потом нам сказали, что у вас тут не климат, что пацан будет постоянно болеть, переезжайте куда
-
нибудь.
–
Ну, а мальчик как сей
час? Вырос?
Да щас такой хлопец, что ой
-
ё
-
ё! Красивый такой пацан, черноглазый, ресницы –
о! Медичка, детский врач, у нее детей нету, она, ей в то время было лет сорок, а ему сейчас в январе будет тридцать, она у меня его просила: «Я тебе и заплачу! Ты его
все равно не вых
о-
дишь! Он у тебя пропадет!» Пусть пр
о
падет! Но я не смогу с таким грузом потом жить! 150
«А он такую легенду придумал –
выпахал!»
С
. Великокнязевка Белогорского р
-
на Амурской обл.
*
,
Беседовал
а
Оглезнева Е.А., 2006 г.
Обработала Лагута Н
.В., 2007 г.
И вот перевозили золото. Случился там на корабле пожар, или чё. И выбросили этот к
у-
сок. А дед подобрал и столько лет хоронил. А потом сыночек подрос, он и обнаружил у отца слиточек, хотел забрать. Тот –
жадный, и другой –
жадный! Отец не дава
л ему. Так вот, он это у отца забирал, не кормил, ничё, старался у него золото забрать. А одни прослышали про это, что вот так он с отцом делает. Взяли этого отца чужие совсем люди, ну, содержали его до тех пор, что умер. Так он перед смертью этот слиток и
м и отдал, за то, что они за ним ухаживали. А тот был трактористом, вроде как. Надо же это золото сдать, чё оно будет гр
у-
зом
-
то лежать? А если сдать, то откуда ты его взял? Так вот т
а
кую легенду придумали, что в поле, в то время это сколько старыми деньгам
и? Сдал, двадцать пять процентов что ли ему полагается от этого, сто сорок тысяч теми деньгами. Ему хватило! Пятеро детей у него. П
я-
терым всем детям по м
а
шине купил, себе машину купил, еще давал деньгами, вот оно и всплыло. Мы
-
то ведь знаем, как оно произо
шло. А он такую легенду придумал –
вып
а
хал! «Женись, и все!»
Покидько Василий Иванович, 1931 г.р.,
Покидько Мелания Гавриловна, 1937 г.р.
С
. Великокнязевка Белогорского р
-
на Амурской обл.
Беседовали Старыгина Г.М., Рачко Е.Е., 2006 г.
Обработала Лагута Н
.В., 2007 г.
В.И.: Мать одна, и, короче говоря, прихожу я в субботу, уже темно, до шести на ремо
н-
те, пока дойдешь пешком. Мать: «Как хочешь, я тебе супу не буду готовить! Женись, и все!» –
«Да у меня нет невесты!» –
«Найдешь!» И вот, п
о
нимаете, подумал
-
по
думал, брату сказал, говорю: «Так и так!». Тот: «Пора, мать одна!» Как одна?! Старая … Ну, была девка, ну
, она училась в институте на медика. Она правильно сказала: «Слушай, мне учиться надо!» Она правильно сказала, я не обижаюсь. «А тебе, конечно, –
говор
ит, –
надо семью зав
о
дить». Ну, так, по
-
хорошему, натурально по
-
хорошему разошлись. Ну, а эта кончила техникум в Благ
о-
вещенске бухгалтером. Соврал… Ну, девка да девка… Я от души вам сказать, честно, ну, пошел провожать на наш…. ну, знаешь
,
из другой ходили
… Я говорю: «Бегать я не буду, ни за одной я не бегал». Нен
а
вижу, за мной бегали. Чтоб я бегал –
не
-
е… Вроде я считал, ну, недостойным. Ну, около калитки мы остановились, ну, поговорил я с ней, поговорил, коне
ч-
но, и я не просил. Я ей сразу в лоб: «Выходи з
амуж!» –
«Ты в своем уме?» Н
у, шутка ли, не горячий ли? Все. Ну, ничего она мне конкретного не сказала, к
о
роче говоря. Через неделю я опять к ней: «Вер, ты серчай или не серчай, недели тебе хват
и
ло?» –
«Нет!» –
«Ну, что же, не суждено». Ну, вижу, она, ну, как…
–
Мнется, сомневается.
В.И.: Ага, я говорю: «Нет, давай так, по
-
хорошему, ты не крутись, а конкретно чтоб было, чтоб я не чувствовал, что я тебя вроде изнахратил». Ну, короче говоря: «Ну, ладно, д
а-
вай подумаю еще!» Я говорю: «Пока неделю!» Она смотрит
. В субботу прихожу до брата сватать. Еще одного там взял. Ну, прих
о
дим. Самое интересное прозевала
(жене).
Ну, короче говоря, пришли, засватали. Я не помню, какого числа. Через неделю или… я щас могу сбреховать.
М.Г. Что ты брешешь уже? Как со мной познак
омился?
В.И. Прозевала.
М.Г. Так я думаю: пойду, а то ты щас набрешешь!
*
Из этических соображений Ф.И.О. информанта не названы. 151
В.И. Что было, бабушка, то и было.
М.Г. Что он вам сказал, ну
-
ка?
–
Он нам сказал, что Вы сначала убегали от него.
М.Г. А, да. Тогда я десятый класс кончила. Он, это, я думаю: «Не
-