close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

21566

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 6, 2010
Юридические науки
Уголовный процесс, криминалистика;
оперативно-розыскная деятельность
Кудряшова О.А., старший преподаватель Московского областного института управления
АНАЛИЗ СОВРЕМЕННОГО СОСТОЯНИЯ ОРГАНИЗАЦИИ И ТАКТИКИ ПОЛУЧЕНИЯ
И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ИНФОРМАЦИИ ОБ ОБСТАНОВКЕ
СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
Раскрытие и расследование преступлений по существу представляет собой процесс или
систему действий по накоплению, обработке и использованию информации. Для этого процесса характерны диаметрально противоположные интересы (цели) его сторон, прежде всего, следователя и подозреваемого (обвиняемого), а как следствие, борьба за информацию1.
В свою очередь, такая борьба в процессе раскрытия и расследования преступлений предполагает организацию и тактику в действиях противоборствующих сторон, т.е. выбор наиболее
рациональных приемов борьбы (тактических решений), оптимальных условий и времени их
реализации2.
Как уже отмечалось, любая предкриминальная, криминальная и посткриминальная деятельность лиц и совокупные с ней действия потерпевших, других участников преступного
события обязательно оставляют следы – изменения на объектах контакта и вовне, выполняющие функцию источников и носителей криминалистически значимой информации3. Такая информация накапливается, хранится во времени и передается на расстояние в форме
материального отображения – материальные следы преступления или человеческой памяти –
идеальные следы преступления. Однако эти разновидности криминалистически значимой
информации всегда фиксируются, переносятся и хранятся материальными системами, поэтому при ее оценке всегда следует учитывать реальные взаимосвязи между структурой сигнала и переносчиком информации, между процессом ее фиксации, накопления и структурой
(природой) накопителя4.
Поток информации в ходе расследования преступления постоянно возрастает, вступая
в своеобразное противоречие с формами ее накопления и способами передачи, обработки,
использования. Это усложняет работу следователя, приводит к снижению ее качества и эффективности. При этом менее половины рабочего времени (47%), отмечают опрошенные нами следователи, расходуется в процессуальных условиях расследования на систематизацию,
обработку (анализ, оценку) информации о доказательствах. Однако с содержательной точки
зрения процесс раскрытия и расследования преступления характеризуется, прежде всего,
производством определенной системы следственных действий и оперативно-розыскных ме-
1
См. Криминалистика. Учебник. Под ред. А.Ф. Волынского. – М.: ЮНИТИ, 2000. – С.240.
См., например, Баев О.Я. Тактика следственных действий. – Воронеж, 1995; Бахин В.П. Понятие,
сущность и содержание криминалистической тактики. Лекция. – Киев, 1999; Белкин Р.С. Очерки
криминалистической тактики. – Волгоград, 1993; Быховский И.Е. Процессуальные и тактические вопросы проведения следственных действий. – Волгоград, 1997; Васильев А.Н. Следственная тактика. –
М., 1976 и др.
3
См. Кустов А.М. Криминалистика и механизм преступления. – Москва-Воронеж, 2002. – С.301.
4
См. Криминалистика. Учебник / Под ред. Яблокова Н.П. – М. Изд-во БЕК, 1995. – С.43.
2
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 6, 2010
роприятий. Только таким путем может быть получена, исследована и использована криминалистически значимая информация1.
Поскольку получение и использование информации, в том числе об обстановке совершения преступления (далее – ОСП), характерно для всего процесса расследования
преступлений, представляется уместным, прежде всего, обозначить общие методологически важные положения по организации и тактике этого процесса. В частности, они касаются системы и классификации следственных действий, системы тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений, соотношения
в процессе доказывания информации, получаемой из материальных и идеальных следов
преступлений. Это те положения, анализ которых во многом раскрывает не только современное состояние, но и перспективы совершенствования криминалистической тактики
и организации раскрытия и расследования преступлений в контексте проблем, составляющих предмет данного исследования.
При этом, руководствуясь общим принципом системного подхода к процессу доказывания, следует заметить, что результаты любого следственного действия, вне зависимости от
его вида (по указанной группировке), используются практически при проведении всех остальных следственных действий. Проводя допрос подозреваемого, следователь использует
информацию, полученную при допросе свидетелей, потерпевшего, при осмотре места происшествия, при обыске и т.д. Это можно сказать о любом следственном действии. Именно
поэтому можно утверждать, что все они направлены и на получение информации об ОСП,
и на ее использование в раскрытии и расследовании преступлений.
К сказанному следует добавить, что все без исключения следственные действия могут
сопровождаться применением методов и средств криминалистической техники. Мнение
о том, что это характерно только для тех из них, которые направлены на получение и фиксацию материально отображаемой информации, явно устарело.
Исследуя организационные и тактические особенности получения и использования вербальной информации об ОСП, следует учитывать фактор противодействия расследованию,
которое, как свидетельствуют исследования этой проблемы в последние годы, в основе своей
выражается в противоправном воздействии на участников уголовного процесса, а в первую
очередь, на потерпевших и свидетелей2.
Между тем вербальная доказательственная информация, по нашим данным, составляет
около 90% доказательственной базы по уголовным делам3. Не случайно именно она, а точнее
ее источники и носители (участники уголовного процесса) являются основным объектом
внимания субъектов противодействия. Нейтрализовать это явление невозможно без расширения и укрепления доказательственной базы за счет иных средств доказывания, предполагающих более активное использование криминалистической техники и реализацию возможностей оперативно-розыскной деятельности. На этом пути очевидны резервы совершенство1
См. Баев О.Я. Тактика следственных действий. – Воронеж: НПО Модек, 1995; Драпкин Л.Я., Долина В.Н. Тактика отдельных следственных действий. – Екатеринбург: Екатеринбургская ВШ МВД РФ,
1994; Белозеров Ю.Н., Рябоконь В.В. Производство следственных действий. – М., 1990; Шейфер С.А.
Следственные действия. Система и процессуальная форма. – М., 1981 и др.
2
См. Варфаломеев С.В. Противодействие расследованию убийств, совершенных военнослужащими,
и криминалистические методы его преодоления. Дисс…канд. юрид. наук. – М.:ЮИ МВД РФ, 2002;
Федоренко А.Ю. Криминалистическая техника в предупреждении и пресечении противодействия
раскрытию и расследованию преступлений. Дисс…канд. юрид. наук. – М.: ЮИ МВД РФ, 2001; Волынский А.Ф., Тюнис И.О. Социально-экономические факторы противодействия расследованию преступлений. Пути решения проблемы // Совершенствование деятельности правоохранительных органов в борьбе с преступностью в современных условиях. Материалы всероссийской научнопрактической конференции. – Тюмень, 2005. – С.167-172.
3
Аналогичные данные (85-90%) приводит и Ю.С. Кукушкин. – Указ. соч.
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 6, 2010
вания организации и тактики проведения следственных действий, направленных на получение и закрепление вербальной доказательственной информации. Это особенно важно, когда
приходится иметь дело с динамичной, постоянно меняющейся ситуацией, что характерно для
ОСП, а в частности, для ее социальной составляющей.
Будучи сложной, многогранной, динамической системой, обстановка совершения
преступления предполагает системный подход к получению и использованию информации о ней в процессе раскрытия и расследования преступлений. Познавательные возможности такого подхода, справедливо отмечает В.А. Жбанков, проявляются через понятия,
характеризующие внутреннее и внешнее состояние системы: компонент (элемент), структура, связь, функция, среда и т.п. При этом появляется возможность раскрыть внутреннее
состояние системы, выделяя ее следующие аспекты: системно-компонентный, системноструктурный,
системно-деятельный,
системно-интегративный,
системно-прогностический1. При этом «система тактических приемов развивается на основе структур следственного действия, системы следственных действий и системы раздела следственной
тактики»2.
В контексте предмета данного исследования принципиально важное значение имеет проблема в целом тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений. При известном множестве высказанных в литературе точек зрения (Р.С. Белкин,
А.Ф. Волынский, В.Г. Коломацкий, С.И. Соболевская и др.) относительно понятия и содержания данной криминалистической категории, ее места в системе криминалистических учений и теорий, особое внимание обращает на себя позиция, изложенная в диссертации
Э.К. Горячева3.
По его мнению, учение о криминалистическом обеспечении раскрытия и расследования
преступлений возникло и формируется в криминалистике в последние десятилетия как результат поиска учеными этой отрасли знания адекватных мер реагирования на вызов современной преступности.
Представляется принципиально важным то, что в рамках этого учения возникновение
и развитие криминалистики связывается не только с научно-техническим, но и общественным прогрессом, т. е. с идеологией, политикой государства, с условиями социальноэкономической жизни общества, с его культурой, обычаями, традициями и тому подобными
социальными факторами. Это следует из современных представлений о природе криминалистики как синтезированной отрасли научного знания, корреспондируется с ее социальными
задачами и функциями4. В числе последних особое место в современных условиях жизни
нашего общества занимают задачи популяризации достижений криминалистики, формирования в общественном сознании понимания необходимости их активного внедрения в повседневную практику раскрытия и расследования преступлений, прежде всего через законотворческий процесс5.
При всей важности традиционных узкопредметных разработок проблем криминалистической теории, сегодня как никогда ранее очевидно, что их результаты оказываются малоэффективны для современной следственной практики. По большому счету они отражают
инерционное представление о преступности и мерах борьбы с ней и не в полной мере соответствуют реальным потребностям современной практики раскрытия и расследования пре1
См. Жбанков В.А. Концептуальные основы установления личности в криминалистике. Дисс…докт.
юрид. наук. – М., 1995. – С.65-66.
2
См. Божкова Н.Р., Власенко В.Г., Комиссаров В.И. Указ. соч. – С.59–63.
3
См. Горячев Э.К. Тактико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений. Дисс…канд. юрид. наук. – М.: МУ МВД РФ, 2004.
4
См. Волынский В.А. Криминалистическая техника: Наука. Техника. Общество. Человек. Монография. – М.: ЮНИТИ. 2000. – С.171-204.
5
См. Горячев Э.К. Указ. соч. – С.13.
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 6, 2010
ступлений. Все более очевидной становится необходимость расширения сферы криминалистических исследований, в том числе в аспекте так называемых междисциплинарных проблем, а в частности, «на стыке» с иными науками уголовно-правового цикла. К числу таких
проблем относятся проблемы организации, правового регулирования раскрытия и расследования преступлений, взаимодействия субъектов этой деятельности, их профессиональной
(криминалистической) подготовки. Это те самые проблемы, которые, будучи причинно взаимообусловлены, не могут быть решены иначе, как во взаимосвязи, а значит с использованием возможностей всех наук уголовно-правового цикла.
Однако решающая роль при этом принадлежит «науке о раскрытии и расследовании преступлений», т. е. криминалистике.
Аналогичное положение складывается и в отношении ОСП, уровень научной разработки
проблем которой можно оценить как исходный, как начальный этап формирования частной
криминалистической теории. Будучи продуктом научных разработок, данный этап воплощается в двух формах знаний: фундаментальных и прикладных. Первые служат научной базой
получения и использования информации об ОСП, вторые выражаются в конкретных тактических рекомендациях в форме приемов, комбинаций, операций, методов, средств, технологий, реализуемых на практике в указанных целях.
Следовательно, субъекты раскрытия и расследования преступлений в рамках криминалистической подготовки должны получать соответствующие знания и, что не менее
важно, приобретать определенные навыки и умения получения и использования информации об ОСП. Однако в результате опроса следователей установлено, что 58% из них
связывают получение и использование информации об ОСП только с осмотром места
происшествия, еще 16% – с такими следственными действиями, как эксперимент и проверка показаний на месте. Очевиден явный пробел в их знании, по крайней мере, о понятии, содержании ОСП, а соответственно о целях, методах и средствах его изучения. Хотя,
следует отметить, что редко в каком следственном действии (по изученным нами уголовным делам) не обращалось бы внимание на вопросы, касающиеся ОСП. Однако о целеустремленности, планомерности действий следователей и в таких случаях можно говорить лишь условно. Не случайно изучение приговоров судов по тем же уголовным делам
показывает, что ОСП, особенно ее социальная составляющая, если и находит в них отражение, то в весьма общей форме.
Объяснение такому положению уже давалось в криминалистической литературе. Оно
связывается, прежде всего, с крайне низким уровнем профессионализма следователей, особенно органов внутренних дел, что, в свою очередь, обусловлено непрестижностью их труда,
а как следствие, разрушительной текучестью кадров1. Из числа опрошенных нами следователей органов внутренних дел – 86% недовольны условиями их труда и не уверены, что в ближайшее время они изменятся в лучшую сторону. Среди следователей прокуратуры с таким
настроением оказалось всего 23%. Не случайно, как уже отмечалось, только 6% первых
и 11% последних проявляют интерес к научно-методической литературе, стремятся к совершенствованию своих профессиональных знаний.
Решение данной проблемы, что очевидно, лежит в сфере не науки, а политики, прежде
всего уголовно-правовой.
Крайне негативное влияние на субъектов раскрытия и расследования преступлений оказывает несовершенство, а как следствие нестабильность законов, регламентирующих их деятельность. Однако многие из них по общему мнению опрошенных нами следователей, продиктованы интересами защиты подозреваемых (обвиняемых), но не законопослушных граждан, общества и государства.
1
См. Горячев Э.К. Указ соч. – С.44.
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 6, 2010
Подобных «почему» при опросе следователей обозначилось десятки, в том числе вытекающих из реалий практики, связанной с получением и использованием информации
об ОСП. Например, почему эта криминалистическая категория является пока предметом
в основном теоретических дискуссий; почему нет конкретных научно-обоснованных криминалистических рекомендаций по ее практической реализации; почему в учебниках по
криминалистике остаются по существу назывными такие понятия, как тактическая операция (комбинация), в форме которых наиболее эффективно используется информация об
ОСП1. Все эти вопросы, что очевидно, тесно взаимосвязаны, одни предопределяют другие. Следовательно, есть общая причина, обуславливающая в целом проблемную ситуацию в организации и правовом регулировании системы нашего уголовного судопроизводства.
Следует отметить, что суть этой проблемной ситуации, последствия ее влияния
на преступность и состояние борьбы с ней довольно обстоятельно раскрываются в специальной литературе, в том числе криминалистической и делается вывод о серьезном кризисе российской уголовной политики. Между тем уголовной политикой определяется
стратегия борьбы с преступностью (что надо делать), а от этого зависят организация
и тактика (как надо делать)2.
Ответ на второй вопрос (как надо делать) в концентрированном виде дает УПК РФ. Нами
уже отмечалось несоответствие многих его предписаний реалиям преступности и практики
борьбы с ней, о чем свидетельствуют скоропалительно вносимые в него многочисленные изменения и дополнения. Однако, они не касаются главного, ключевого недостатка этого закона – его концепции, его идеологии, которая определялась скорей всего не на основе научных
данных, а на волне реформаторских эмоций или вульгарного либерализма, в основе которого
философия индивидуализма. Таким образом, были преданы забвению важнейшие принципы
российского уголовного судопроизводства, определяющие прежде всего его такие задачи,
как защита интересов общества и государства; установление истины по уголовному делу
и принятие на этой основе правильного и справедливого решения. Более того, в этом законе
наличествуют положения, что справедливо отмечает В.А. Михайлов, прямо противоречащие
предписаниям Конституции Российской Федерации3.
Все это, конечно же, влияет на современное состояние организации и тактики, раскрытия
и расследования преступлений, тем более на освоение и практическую реализацию результатов относительно новых в криминалистике научных разработок, к числу которых относятся
разработки проблем ОСП.
И тем не менее, в этой сложной и противоречивой ситуации криминалистика, как и другие науки уголовно-правового цикла, обязана занимать более активные наступательные позиции не только в разработке новых (адекватных реалиям преступности и практике борьбы
1
Необходимо отметить, что проблема тактической операции (комбинации) не обойдена вниманием
ученых криминалистов, но основные их усилия сосредоточены на дискуссии о понятии, сущности,
классификации этой категории. См., например, Белкин Р.С. Курс криминалистики. М.: Закон и право,
2001. – С.674–676.; Драпкин Л.Я. Особенности информационного поиска в процессе расследования
и тактика следствия. // Проблемы повышения эффективности предварительного следствия. – М.,
1976; Яблоков Н.П. Криминалистическая методика расследования. – М.: Изд-во МГУ, 1985 и др. По
этому поводу Э.К. Горячев справедливо заметил, что «противоречивые представления о системе тактико-криминалистических приемов, операций, комбинаций точно так же в основном теоретически
излагаются обучающим». Иначе говоря, такая теория не работает на практику. См. Горячев Э.К.
Указ.соч. – С.90–94.
2
См., например, Побегайло Э.Ф. Современная криминологическая ситуация и кризис российской
уголовной политики. // Российский криминологический взгляд, 2005, №1. – С.23–36.
3
См. Михайлов В.А. Проблема конституционности УПК Российской Федерации. // Вестник криминалистики. Вып.4 (8). М., 2003. – С.8-10.
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 6, 2010
с ней) методов, средств, рекомендаций, но и в решении задач их внедрения в деятельность
правоохранительных органов, призванных раскрывать и расследовать преступления.
При этом особое внимание, как справедливо отмечает А.Ф. Волынский, должно быть уделено популяризации достижений криминалистики, формированию соответствующего общественного мнения и влиянию через него на законодателя1.
1
См. Волынский А.Ф. Социальные задачи и функции наук криминального цикла в условиях реформирования уголовного судопроизводства. // Наука и практика. Материалы межведомственной научно-практической конференции «Актуальные проблемы юридической науки и практики» – Орел: Орловский ЮИ МВД РФ, 2004. – С.811.
33
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
3
Размер файла
347 Кб
Теги
21566
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа