close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

506

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Философия . Публицистика
н. лосский
Мир как осуществление
красоты
УЧЕНИЯ О КРАСОТЕ
К А К ЯВЛЕНИИ БЕСКОНЕЧНОЙ
ИДЕИ
Шеллинг в своем диалоге «Бруно», написан­
н о м в 1802 г., и з л а г а е т с л е д у ю щ е е у ч е н и е о б и д е е
и к р а с о т е . В А б с о л ю т н о м , т. е. в Боге, с о д е р ж а т с я
и д е и в е щ е й к а к и х п е р в о о б р а з ы . И д е я есть в с е г д а
единство противоположностей,
именно единство
идеального и реального, единство мышления и н а ­
глядного п р е д с т а в л е н и я (Anschauen), в о з м о ж н о с т и
и д е й с т в и т е л ь н о с т и , е д и н с т в о о б щ е г о и частного,
б е с к о н е ч н о г о и конечного^.
« П р и р о д а т а к о г о е д и н с т в а есть красота и и с ­
тина, п о т о м у ч т о п р е к р а с н о т о , в ч е м о б щ е е и ч а с т ­
ное, р о д и и н д и в и д у у м а б с о л ю т н о е д и н ы , к а к в о б ­
р а з а х богов; т о л ь к о т а к о е е д и н с т в о есть т а к ж е
истина» (стр. 31). В с е в е щ и , п о с к о л ь к у они с у т ь
первообразы
в Боге, т. е. и д е и , о б л а д а ю т в е ч н о ю
ж и з н ь ю «вне в с я к о г о в р е м е н и » ; но о н и могут д л я
себя, н е д л я В е ч н о г о , о т к а з а т ь с я о т этого с о с т о я ­
н и я и п р и й т и к с у щ е с т в о в а н и ю во времени» (стр.
48); в э т о м с о с т о я н и и о н и с у т ь н е п е р в о о б р а з ы , а
т о л ь к о о т о б р а ж е н и я (Abbild). Н о д а ж е и в э т о м
состоянии «чем совершеннее вещь, тем более о н а
Отрывки из книги «Мир как осуществление красо­
ты». Публикуется впервые. —• Р е д .
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
с т р е м и т с я у ж е в том, что в н е й к о н е ч н о , в ы р а з и т ь
б е с к о н е ч н о е » (стр. 51).
В э т о м у ч е н и и об и д е я х Ш е л л и н г я в н ы м о б р а ­
з о м и м е е т в в и д у конкретно-идеальные
начала,
н е ч т о в р о д е того, что я н а з ы в а ю с л о в а м и с у б с т а н ­
ц и а л ь н ы й д е я т е л ь , т. е. л и ч н о с т ь , п о т е н ц и а л ь н а я
и л и д е й с т в и т е л ь н а я . В нем, о д н а к о , есть с у щ е с т ­
венные недостатки: под влиянием кантианского
г н о с е о л о г и з м а все п р о б л е м ы р а с с м о т р е н ы з д е с ь ,
исходя из единства мышления и наглядного п р е д ­
ставления, из отношения м е ж д у общим и частным,
м е ж д у родол и единичною
в е щ ь ю , т а к что п о н я т и е
и н д и в и д у у м а в точном с м ы с л е
не выработано.
Е щ е я с н е е этот г н о с е о л о г и з м
выражен в труде
Ш е л л и н г а , п о я в и в ш е м с я д в у м я годами р а н ь ш е , —
«Система т р а н с ц е н д е н т а л ь н о г о и д е а л и з м а » (1800 г.),
где мировая м н о ж е с т в е н н о с т ь
выводится не из
т в о р ч е с к о г о акта воли Б о ж и е й , а и з у с л о в и й в о з ­
можности знания, именно и з д в у х деятельностей,
п р о т и в о п о л о ж н ы х д р у г д р у г у и с о с т о я щ и х в том,
что одна из н и х стремится в бесконечность, а д р у ­
гая с т р е м и т с я с е б я в э т о й б е с к о н е ч н о с т и с о з е р ­
цать^.
Учение о красоте как чувственном явлении
бесконечной идеи в конечном предмете подроб­
нее и обстоятельнее разработано Гегелем
в его
« Л е к ц и я х по э с т е т и к е » . В о с н о в у э с т е т и к и он п о ­
л а г а е т у ч е н и е об и д е а л е к р а с о т ы .
И с к а т ь этого
и д е а л а в п р и р о д е н е л ь з я , п о т о м у что в п р и р о д е ,
говорит Гегель, и д е я п о г р у ж е н а в о б ъ е к т и в н о с т ь
и н е в ы с т у п а е т как с у б ъ е к т и в н о е и д е а л ь н о е е д и н ­
ство*.
К р а с о т а в п р и р о д е в с е г д а н е с о в е р ш е н н а (стр.
184): всё п р и р о д н о е к о н е ч н о и п о д ч и н е н о н;об::од и м о с т и , тогда как и д е а л е с т ь с в о б о д н а я б е с к о ­
нечность. Поэтому человек ищет удовлетворения
в и с к у с с т в е ; в н е м он у д о в л е т в о р я е т с п о ю п э т р о б -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
н о с т ь в и д е а л е к р а с о т ы (стр. 195). К р а с о т а в и с ­
к у с с т в е , п о у ч е н и ю Г е г е л я , стоит вьппе к р а с о т ы в
п р и р о д е . В и с к у с с т в е м ы н а х о д и м п р о я в л е н и я аб­
солютного
духа:
п о э т о м у и с к у с с т в о стоит р я д о м
с р е л и г и е й и ф и л о с о ф и е й (стр. 123). Ч е л о в е к , о п у ­
танный конечностью, и щ е т выхода в область бес­
конечности, в которой все противоречия решены
и достигнута свобода: это — действительность
высшего единства, область истины, свободы и у д о ­
влетворения; стремление к н е й есть ж и з н ь в р е ­
лигии. В э т у ж е область стремятся т а к ж е искус­
ство и ф и л о с о ф и я . З а н и м а я с ь и с т и н о ю как а б с о ­
лютным предметом сознания, искусство, религия
и ф и л о с о ф и я принадлежат к абсолютной области
духа: п р е д м е т в с е х э т и х т р е х д е я т е л ь н о с т е й е с т ь
Бог. Р а з л и ч и е м е ж д у н и м и з а к л ю ч а е т с я н е в с о ­
д е р ж а н и и , а в форме, именно в том, как они в о з ­
в о д я т А б с о л ю т н о е в с о з н а н и е : и с к у с с т в о , говорит
Гегель, в в о д и т А б с о л ю т н о е в с о з н а н и е п у т е м чув­
ственного,
непосредственного знания — в нагляд­
н о м с о з е р ц а н и и (Anschauung) и о щ у щ е н и и , р е л и ­
гия — б о л е е в ы с о к и м с п о с о б о м , и м е н н о п у т е м
представления, а ф и л о с о ф и я — наиболее совер­
ш е н н ы м способом, и м е н н о п у т е м с в о б о д н о г о мьш1л е н и я а б с о л ю т н о г о д у х а (стр. 131). Т а к и м образом,
Г е г е л ь у т в е р ж д а е т , ч т о р е л и г и я стоит в ы ш е и с ­
кусства, а ф и л о с о ф и я — в ы ш е религии. Филосо­
ф и я , согласно Гегелю, сочетает в себе достоинства
искусства и религии: она совмещает в себе объек­
тивность и с к у с с т в а в о б ъ е к т и в н о с т и м ы с л и и с у б ъ ­
ективность религии, о ч и щ е н н у ю субъективностью
мышления; ф и л о с о ф и я есть чистейшая форма зна­
ния, с в о б о д н о е м ь п п л е н и е , о н а есть с а м ы й д у х о в ­
н ы й к у л ь т (стр. 136).
С о в е р ш е н н о й к р а с о т ы н а д о искать в и с к у с ­
стве. В с а м о м д е л е , к р а с о т а есть « ч у в с т в е н н о е я в ­
л е н и е и д е и » (стр. 144); и с к у с с т в о о ч и щ а е т п р е д -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мет от случайностей и может изобразить
идеал
красоты
( с т р . 200). С о в е р ш е н н а я
красота
есть
единство
п о н я т и я и реальности,
единство
общего,
частного
и единичного, законченная челостносгъ
(Totalität); о н а и м е е т с я там, г д е п о н я т и е с в о е ю д е ­
ятельностью полагает себя
как объективность,
т. е. т а м , г д е и м е е т с я р е а л ь н о с т ь и д е и , г д е е с т ь И с ­
т и н а в о б ъ е к т и в н о м с м ы с л е этого т е р м и н а (стр.
137-143). И д е я , о к о т о р о й и д е т р е ч ь , н е абстрактна,
а к о н к р е т н а (стр. 120). В п р е к р а с н о м и сама и д е я
и реальность е е конкретны и сполна взаимопроникнуты. В с е части прекрасного идеально едины,
и согласие и х друг с другом — н е служебное, а
с в о б о д н о е (стр. 149). И д е а л к р а с о т ы есть ж и з н ь д у ­
х а к а к свободная
бесконечность,
когда д у х дейст­
в и т е л ь н о о х в а т ы в а е т в с ю в с е о б щ н о с т ь (Allgemein­
heit) и о н а в ы р а ж а е т с я в о в н е ш н е м
проявлении;
э т о — живая индивидуальность,
целостная и са­
м о с т о я т е л ь н а я (стр. 199). И д е а л ь н ы й х у д о ж е с т в е н ­
н ы й образ заключает в себе «светлый покой и бла­
ж е н с т в о , с а м о д о в л е н и е » , к а к б л а ж е н н ы й бог; е м у
п р и с у щ а к о н к р е т н а я свобода, в ы р а ж е н н а я , н а п р и ­
м е р , в а н т и ч н ы х с т а т у я х (стр. 202). В ы с ш а я ч и с т о ­
т а и д е а л ь н о г о и м е е т с я там, г д е и з о б р а ж е н ы боги,
Х р и с т о с , А п о с т о л ы , святые, к а ю щ и е с я , б л а г о ч е с ­
т и в ы е «в б л а ж е н н о м п о к о е и у д о в л е т в о р е н и и » , н е
в конечных отношениях, а в проявлениях духов­
н о с т и к а к м о щ и (стр. 226).
Учения Шеллинга и Гегеля о красоте отлича­
ются высоким достоинством. Б е з сомнения, они
всегда б у д у т л е ж а т ь в основе эстетики, д о х о д я ­
щ е й д о последней глубины е е проблем. Пренебре­
ж е н и е к э т и м м е т а ф и з и ч е с к и м т е о р и я м ч а щ е всего
бьгаает о б у с л о в л е н о , в о - п е р в ы х , о ш и б о ч н о ю т е о р и ­
е й знания, отвергающего возможность метафизи­
ки, и, в о - в т о р ы х , н е п о н и м а н и е м того, ч т о с л е д у е т
разуметь у этих ф и л о с о ф о в п о д словом идея. У Ге-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
геля, к а к и у Ш е л л и н г а , с л о в о и д е я о з н а ч а е т к о н ­
к р е т н о - и д е а л ь н о е н а ч а л о . В своей л о г и к е Г е г е л ь
р а з у м е е т п о д т е р м и н о м понятие
«субстанциальную
мощь», « с у б ъ е к т » , « д у ш у к о н к р е т н о г о » . Т о ч н о т а к
ж е т е р м и н идея в л о г и к е Гегеля о б о з н а ч а е т ж и в о е
с у щ е с т в о , и м е н н о с у б с т а н ц и ю на т о й с т у п е н и е е
р а з в и т и я , когда о н а д о л ж н а быть м ы с л и м а в ф и ­
л о с о ф и и п р и р о д ы к а к дух, как субъект,
или точ­
нее, к а к с у б ъ е к т - о б ъ е к т , как е д и н с т в о и д е а л ь н о г о
и р е а л ь н о г о , к о н е ч н о г о и бесконечного, д у ш и и
тела». С л е д о в а т е л ь н о , и д е я в с п е ц и ф и ч е с к и г е г е ­
л е в с к о м з н а ч е н и и этого т е р м и н а е с т ь н а ч а л о н е
о т в л е ч е н н о е , а коккретко-гк^еалъное, то, что Г е г е л ь
н а з ы в а е т « к о н к р е т н о ю общностью»*.
Понятие м о ж е т в процессе самодвижения п р е ­
о б р а з о в а т ь с я в и д е ю , п о т о м у что и п о н я т и е , и и д е я
с у т ь с т у п е н и р а з в и т и я о д н о г о и того ж е ж и в о г о
с у щ е с т в а , п е р е х о д я щ е г о от д у ш е в н о с т и к д у х о в ­
ности.
В о о б щ е н а д о з а м е т и т ь , что система ф и л о с о ­
ф и и Гегеля е с т ь н е о т в л е ч е н н ы й п а н л о г и з м , а к о н ­
кретный идеал-реализм. Необходимость такого п о ­
н и м а н и я его у ч е н и й о с о б е н н о в ы я с н е н а в с о в р е ­
м е н н о й р у с с к о й л и т е р а т у р е , в книге И. А. И л ь ­
ина «Философия Гегеля как конкретное у ч е н и е о
Б о г е и ч е л о в е к е » , в м о е й статье «Гегель к а к и н т у ­
итивист»^.
Есть, о д н а к о , и с е р ь е з н ы е н е д о с т а т к и в э с т е ­
т и к е Гегеля. П о н и м а я , что красота в п р и р о д е в с е ­
гда н е с о в е р ш е н н а , о н и щ е т и д е а л а к р а с о т ы н е в
ж и в о й д е й с т в и т е л ь н о с т и , н е в Царстве Б о ж и е м , а
в искусстве. М е ж д у тем и сотворенная человеком
в ^художественных п р о и з в е д е н и я х к р а с о т а т о ж е
в с е г д а н е с о в е р ш е н н а , к а к и красота п р и р о д ы . П р о ­
т е с т а н т с к и й а б с т р а к т н ы й спиритуализм
сказыва­
е т с я в том, ч т о Г е г е л ь н е у с м а т р и в а е т в е л и к о й
истинности конкретных
традиционно-христиан-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ских
представлений о чувственно-воплощенной
славе Господней в Царстве Б о ж и е м и решается д а ­
ж е утверждать, будто ф и л о с о ф и я с е е «чистым
з н а н и е м » и « д у х о в н ы м культом» стоит в ы ш е р е ­
лигии. Если бы он понимал, что католический и
п р а в о с л а в н ы й телесно-духовный
культ
гораздо
более ц е н е н и истинен, ч е м духовность, не вопло­
щенная телесно, он по-иному оценил бы т а к ж е и
красоту живой действительности. Он увидел бы,
что л у ч и Царства Б о ж и я проникают и наше цар­
ство б ы т и я с в е р х у д о н и з у ; о н о с о д е р ж и т в себе,
хотя б ы в зачатке, процесс преображения, и пото­
му красота в ж и з н и человека, в историческом про­
ц е с с е и в ж и з н и п р и р о д ы во м н о ж е с т в е с л у ч а е в
б е с к о н е ч н о б о л е е высока, ч е м к р а с о т а в и с к у с с т в е .
Главное отличие системы эстетики, которая будет
и з л о ж е н а м н о ю , состоит и м е н н о в том, что, и с х о д я
и з идеала красоты, действительно осуществлен­
ного в Царстве Б о ж и е м , я б у д у разрабатывать д а ­
л е е у ч е н и е о красоте главным образом в мировой
действительности, а н е в искусстве.
Второй существенный
недостаток
эстетики
Г е г е л я о б у с л о в л е н тем, ч т о в его ф и л о с о ф и и , к о т о ­
рая представляет собою разновидность
пантеизма,
не выработано правильное учение о личности как
абсолютно ценном бессмертном индивидууме, вно­
сящем в мир единственные по своему своеобразию
и ц е н н о с т и с о д е р ж а н и я б ы т и я . Согласно э с т е т и к е
Г е г е л я , и д е я е с т ь с о ч е т а н и е м е т а ф и з и ч е с к о й общ­
ности с о п р е д е л е н н о с т ь ю р е а л ь н о й ч а с т н о с т и (стр.
30); о н а есть е д и н с т в о общего, частного и
единич­
ного (стр. 141); в и д е а л ь н о м и н д и в и д у у м е , в его
характере и душевности, общее становится его
собственным,
д а ж е н а и б о л е е собственньпя (das E i ­
genste, стр. 232). И н д и в и д у а л ь н о с т ь х а р а к т е р а е с т ь
е г о Besonderheit, Bestimmtheit, говорит Г е г е л ь (стр.
306). В о в с е х э т и х с в о и х з а я в л е н и я х о н и м е е т в в и -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
д у л о г и ч е с к и е о т н о ш е н и я о б щ е г о (das Allgemeine),
частного (das Besondere) и е д и н и ч н о г о (das Einzel­
ne). В д е й с т в и т е л ь н о с т и э т и о т н о ш е н и я х а р а к т е р ­
н ы д л я н а ш е г о п а д ш е г о ц а р с т в а бьггия, в к о т о р о м
личность н е осуществляет своей индивидуально­
сти, и д а ж е в ы х о д я з а п р е д е л ы своей с е б я л ю б и ­
вой з а м к н у т о с т и , н а п р и м е р , в н р а в с т в е н н о й д е я ­
т е л ь н о с т и , ч а щ е всего о г р а н и ч и в а е т с я т е м , ч т о в о ­
п л о щ а е т в с в о и х д о б р ы х п о с т у п к а х л и ш ь о&ище
правила
м о р а л и , а н е творит н е ч т о е д и н с т в е н н о е
на о с н о в а н и и и н д и в и д у а л ь н о г о такта; в т а к о м с о ­
с т о я н и и л и ч н о с т ь в б о л ь ш е й части с в о и х о б н а р у ­
ж е н и й п о д х о д и т п о д п о н я т и е «единичного»,
в ко­
т о р о м о с у щ е с т в л е н о « о б щ е е » , т. е. о н а е с т ь
экзем­
пляр к л а с с а . П о д л и н н ы й и д е а л и н д и в и д у а л ь н о с т и
осуществлен там, где личность воплощает в себе
н е о б щ е е , а ц е н н о с т и мирового целого и п р е д с т а в ­
л я е т с о б о ю микрокосмос
столь с в о е о б р а з н ы й , ч т о
п о н я т и я о б щ е г о и е д и н и ч н о г о п е р е с т а ю т быть п р и ­
менимыми*.
Поэтому, во и з б е ж а н и е н е д о р а з у м е н и й , г о в о ­
р я о красоте, я н е б у д у п о л ь з о в а т ь с я т е р м и н о м
идея и поставлю в основу эстетики с л е д у ю щ е е п о ­
л о ж е н и е : и д е а л к р а с о т ы есть красота л и ч н о с т и ,
как сугцества, реализовавшего
с п о л н а свою
инди­
видуальность
в чувствеккол воплощении и достиг­
ш е г о а б с о л ю т н о й полноты
жизни в Ц а р с т в е Б о жием.
СУБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА
ЭСТЕТИЧЕСКОГО СОЗЕРЦАНИЯ
И с с л е д у я и д е а л красоты, м ы в и д е л и , что к р а ­
сота е с т ь о б ъ е к т и в н а я ценность, п р и н а д л е ж а х ц а я
самому прекрасному предмету, а не возникающая
впервые в психических переживаниях субъекта в
то время, когда о н в о с п р и н и м а е т п р е д м е т . П о э т о м у
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
решение основных проблем эстетики возможно не
иначе, как в теснейшей связи с метафизикой. Не
может, однако, эстетик совсем обойти молчанием
в о п р о с о том, что п р о и с х о д и т в с у б ъ е к т е , с о з е р ­
ц а ю щ е м красоту предмета, и какими свойствами
д о л ж е н о б л а д а т ь с у б ъ е к т , ч т о б ы быть с п о с о б н ы м
к в о с п р и я т и ю красоты. Э т о и с с л е д о в а н и е н е о б х о ­
д и м о , м е ж д у прочим, и д л я того, ч т о б ы б о р о т ь с я
с л о ж н ы м и т е о р и я м и к р а с о т ы . П р о и з в о д я его, м ы
б у д е м з а н и м а т ь с я н е т о л ь к о психологиею
эстети­
ческого восприятия, но и гкосеологиею, а т а к ж е
метафизикою.
В высшей степени ценны соображения Гегеля
о субъективной стороне эстетического созерцания.
К р а с о т а , говорит Гегель, р а с с у д к о м н е п о с т и ж и ­
ма, так как о н о д н о с т о р о н н е р а з д е л я е т ; р а с с у д о к
к о н е ч е н , а красота бесконечна,
свободна.
Прекрас­
н о е в его о т н о ш е н и и к с у б ъ е к т и в н о м у д у х у , п р о ­
д о л ж а е т ' Г е г е л ь , с у щ е с т в у е т н е д л я его и н т е л л е к ­
та и воли, п р е б ы в а ю щ и х в и х несвободной
конеч­
ности: в с в о е й теоретической
деятельности субъ­
ект несвободен в отношении воспринимаемых ве­
щей, считаемых им самостоятельными, а в обла­
сти практической деятельности он несвободен
вследствие односторонности и противоречивости
своих целей. Такая ж е конечность и несвобода
присухци и о б ъ е к т у , п о с к о л ь к у он н е е с т ь п р е д м е т
эстетического созерцания: в теоретическом отно­
ш е н и и он н е с в о б о д е н , п о с к о л ь к у ,
н а х о д я с ь вне
с в о е г о п о н я т и я , он е с т ь т о л ь к о частностъ во в р е ­
м е н и , п о д ч и н е н н а я в н е ш н и м с и л а м и гибели, и в
п р а к т и ч е с к о м о т н о ш е н и и он т а к ж е з а в и с и м . П о ­
л о ж е н и е м е н я е т с я там, где п р о и с х о д и т р а с с м о т р е ­
ние объекта как прекрасного; это рассмотрение
с о п у т с т в у е т с я о с в о б о ж д е н и е м от о д н о с т о р о н н о с т и ,
следовательно,
от к о н е ч н о с т и и н е с в о б о д ы как
суб*ьекта, т а к и его предмета:
в предмете несво-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
бодная конечность превращена в свободную бес­
конечность; т а к ж е и субъект перестает ж и т ь т о л ь ­
ко р а з р о з н е н н ы м ч у в с т в е н н ы м в о с п р и я т и е м , о н
становится в объекте кокретным, он соединяет в
своем я и в п р е д м е т е а б с т р а к т н ы е с т о р о н ы и п р е ­
бывает в и х конкретности. Т а к ж е в практическом
отношении субъект, эстетически
созерцающий,
о т к л а д ь ш а е т свои ц е л и : п р е д м е т с т а н о в и т с я д л я
н е г о самоцелью,
отодвигаются заботы о полезно­
сти п р е д м е т а , у с т р а н я е т с я н е с в о б о д а з а в и с и м о с т и ,
нет ж е л а н и я обладать предметом для удовлетво­
р е н и я к о н е ч н ы х п о т р е б н о с т е й (стр. 145-148).
Б е з с о м н е н и я , п р а в Гегель, что о д н и м р а с с у д ­
к о м красота н е п о с т и ж и м а : д л я в о с п р и я т и я ее т р е ­
б у е т с я с о ч е т а н и е в с е х т р е х видов и н т у и ц и и , —
чувственной, интеллектуальной и мистической, —
у ж е потому, что в основе высших ступеней красо­
ты лежит чувственно воплощенное индивидуаль­
н о е б ы т и е л и ч н о с т и (о в о с п р и я т и и и н д и в и д у а л ь н о ­
с т и см. главу « Ч е л о в е ч е с к о е я как п р е д м е т м и с т и ­
ческой интуиции» в м о е й книге «Чувственная, и н ­
теллектуальная и мистическая интуиция»).
Но
этого м а л о , р а н ь ш е , ч е м акт и н т у и ц и и в о з в е д е т
предмет для эстетического созерцания из области
подсознания в с ф е р у сознаваемого,
необходимо
о с в о б о ж д е н и е в о л и от с е б я л ю б и в ы х с т р е м л е н и й ,
незаинтересованность
с у б ъ е к т а или, т о ч н е е г о в о ­
ря,
в ы с о к а я з а и н т е р е с о в а н н о с т ь его п р е д м е т о м
как самоценностью, з а с л у ж и в а ю щ е ю созерцания
без всяких других практических
деятельностей.
Само с о б о й р а з у м е е т с я , э т о у в л е ч е н и е п р е д м е т о м
самим п о с е б е с о п у т с т в у е т с я , как и всякое о б щ е н и е
с ценностью, в о з н и к н о в е н и е м в с у б ъ е к т е с о о т в е т ­
с т в у ю щ е г о е й с п е ц и ф и ч е с к о г о чувства, в д а н н о м
случае — чувства красоты и наслаждения красо­
тою. О т с ю д а я с н о , ч т о с о з е р ц а н и е к р а с о т ы т р е б у е т
участия всей человеческой личности — и чувства,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
И в о л и , и ума, п о д о б н о тому, как, согласно И. В .
К и р е е в с к о м у , п о с т и ж е н и е в ы с ш и х истин, г л а в н ы м
образом религиозных, требует сочетания в единое
целое всех способностей человека.
Э с т е т и ч е с к о е с о з е р ц а н и е т р е б у е т такого у г ­
л у б л е н и я в предмет, при котором хотя бы в в и д е
намеков открывается связь его с целым миром и
особенно с бесконечною полнотою и свободою Ц а р ­
с т в а Б о ж и я ; само с о б о ю р а з у м е е т с я , и с о з е р ц а ю ­
щий субъект, отбросивший конечную заинтересо­
ванность, в о с х о д и т в это ц а р с т в о с в о б о д ы : э с т е т и ­
ческое
созерцание есть предвосхищение ж и з н и
в Царстве Божием, в котором осуществляется б е с ­
корыстный интерес к ч у ж о м у бытию, не меньший,
ч е м к с о б с т в е н н о м у , и, с л е д о в а т е л ь н о , д о с т и г а е т с я
бесконечное
расширение
жизни. О т с ю д а п о н я т н о ,
что э с т е т и ч е с к о е с о з е р ц а н и е д а е т ч е л о в е к у
чув­
ство
счастья.
Всё сказанное о субъективной стороне эстети­
ческого созерцания особенно относится к воспри­
ятию идеальной красоты, но м ы увидим в п о с л е д ­
с т в и и , что и в о с п р и я т и е н е с о в е р ш е н н о й з е м н о й
к р а с о т ы о б л а д а е т т а к и м и ж е свойствами.
Н а м м о г у т поставить вопрос: к а к ж е у з н а т ь ,
и м е е м л и мы д е л о с к р а с о т о ю и л и н е т ? В о т в е т н а ­
п о м н ю , что к а ж д а я .личность, п о к р а й н е й м е р е в
п о д с о з н а н и и своем, с в я з а н а с Ц а р с т в о м Б о ж и и м и
с идеально свершенным б у д у щ и м , своим собствен­
ным и всех других существ. В этом идеальном со­
вершенстве мы имеем
абсолютно
достоверный
м а с ш т а б красоты,
безошибочный и общеобяза­
т е л ь н ы й . К а к истина, так и к р а с о т а н е п р е л о ж н о
с в и д е т е л ь с т в у е т сама о с е б е . Н а м с к а ж у т , ч т о в т а ­
ком случае становятся непонятными сомнения, к о ­
л е б а н и я , споры, в о з н и к а ю щ и е с т о л ь часто п р и о б ­
с у ж д е н и и вопроса о красоте предмета. В ответ на
это недоумение у к а ж у , что споры и сомнения воз-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
н и к а ю т н е п р и в с т р е ч е с и д е а л о м красоты, а п р и
восприятии
несовершенных
предметов
нашего
ц а р с т в а б ы т и я , в к о т о р ы х красота всегда т е с н о
сплетена с безобразием. К тому ж е и сознатель­
ное восприятие этих предметов всегда бывает у
нас фрагментарньпя, п р и ч е м о д н и л ю д и у с м а т р и в а ­
ют в предмете одни стороны, а другие осознают в
нем другие стороны.
ВИДЫ
КРАСОТЫ
Т а к о е с л о ж н о е я в л е н и е , к а к красота, с у щ е с т ­
вует в мире в множестве видоизменений. Класси­
ф и ц и р о в а т ь и х м о ж н о , п р и б е г а я к весьма р а з л и ч ­
ным основаниям деления. В некоторых родах кра­
соты основание деления столь трудно выразить в
п о н я т и я х , ч т о п р и х о д и т с я , п о к р а й н е й м е р е при
современном
состоянии эстетики и метафизики,
намечать виды, подчиненные роду, не обязываясь
д а т ь и с ч е р п ы в а ю щ е е д е л е н и е . И н о г д а д а ж е быва^
ет необходимо исследовать какой-либо вид красо­
ты, в о в с е н е в к л ю ч а я е г о н и в к а к о е д е л е н и е . Так
поступает, например, Фолькельт, посвятивший це­
л ы й в т о р о й т о м с в о е й « С и с т е м ы эстетики», о к о л о
ш е с т и с о т страниц, и с с л е д о в а н и ю видов « э с т е т и ч е ­
ского». К э т о й книге, д а ю щ е й много п р е в о с х о д ­
н ы х примеров красоты из области природы и ис­
к у с с т в а , а т а к ж е много т о н к и х х а р а к т е р и с т и к в и ­
дов красоты, я и отсылаю читателя. В моей крат­
к о й книге, п о с в я щ е н н о й л и ш ь н а и о б щ и м п р и н ц и ­
пиальным основам эстетики, речь будет идти толь­
ко о некоторых видах красоты, имеющих наиболее
существенное значение.
С о г л а с н о с в о е м у у ч е н и ю о к р а с о т е как ц е н н о ­
сти, п р о н и з ы в а ю щ е й весь м и р , я у п о т р е б л я ю с л о ­
во «красивьш» в с т о л ь о б щ е м з н а ч е н и и , что и т р а -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
г и ч е с к о е , и к о м и ч е с к о е , и в о з в ы ш е н н о е и т. п.
м о ж н о обозначать этим термином: например, и в
к о м и ч е с к о м есть с в о е о б р а з н ы й аспект к р а с о т ы .
Н о с у щ е с т в у ю т в составе м и р а так^ю п р е д м е т ы и
я в л е н и я , к о т о р ы е п р е д с т а в л я ю т с о б о ю к р а с о т у по
преимуществу:
это, в о - п е р в ы х ,
идеал красоты,
о с у щ е с т в л е н н ы й в Ц а р с т в е Б о ж и е м , и, в о - в т о р ы х ,
в с ё то в н а ш е м п с и х о - м а т е р и а л ь н о м царстве, что
с в о е ю г а р м о н и е ю , ч и с т о т о ю от н и з м е н н ы х э л е м е н ­
тов и значительностью напоминает красоту Цар­
ства Б о ж и я . В с ё такое — к р а с и в о е п о п р е и м у щ е ­
с т в у — м о ж н о о з н а ч а т ь т е р м и н о м «прекрасное»
и л и с л о в а м и «красота в у з к о м з н а ч е н и и этого с л о ­
ва».
В п е р в о й главе э т о й к н и г и б ы л и п р и в е д е н ы
п р и м е р ы «прекрасного», к а к оно о с у щ е с т в л е н о в
Ц а р с т в е Б о ж и е м . Д а л е е б ы л о п о к а з а н о , что д а ж е
и в нашем упадочном психо-материальном царстве
б ы т и я в е з д е п е р е д н а м и п р е д с т а л а б ы эта в ы с ш а я
ступень красоты, если бы мы умели познавать
мир до такой глубины, при которой открывается
его н а п р а в л е н н о с т ь к Б о г у , в е л и ч и е его основ и
преодолимость в нем зла. Некоторые стороны на­
ш е г о ц а р с т в а бытия, д а ж е и п р и с л а б о м н а ш е м
п р о н и к н о в е н и и в о с н о в ы мира, часто о т к р ы в а ю т ­
с я н а ш е м у в з о р у как « п р е к р а с н о е » . Таковы, н а ­
пример, звёздное небо, о котором Кант сказал:
« д в а п р е д м е т а н а п о л н я ю т д у ш у всё вновь в о з р а ­
стающим преклонением и благоговением: звёздное
н е б о н а д о м н о ю и н р а в с т в е н н ы й з а к о н во мне».
Нередко закат солнца и вечерняя заря или
в о с х о д с о л н ц а в горах, а т а к ж е н а б е р е г у моря,
в о с п р и н и м а ю т с я как н е ч т о п р е к р а с н о е . Я п и ш у
эти строки и вспоминаю вечернюю зарю, виден­
н у ю мною в «Озерной области», в Англии, вблизи
С и л ь в е р д е л я , в 1913 г., к о г д а м ы е х а л и п о б е р е г у
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
р е к и мимо к а к о г о - т о ч у д н о г о п а р к а с р а з в е с и с ­
т ы м и д е р е в ь я м и . В г е н и а л ь н о й повести Льва Т о л ­
стого « К а з а к и » е с т ь п р е в о с х о д н о е описание в о з ­
р о ж д а ю щ и х д у ш у в п е ч а т л е н и й Оленина, когда он,
п о д ъ е з ж а я к Кавказу, в первый раз увидел снего­
в у ю ц е п ь его во в с е м е е в е л и ч и и .
«...рано утром, он проснулся от свежести в своей пе­
рекладной и равнодушно взглянул направо. Утро было
совершенно ясное. Вдруг он увидал — шагах в двадцати от
себя, как ему показалось в первую минуту, — чисто-бе­
лые громады с их нежными очертаниями и причудливую,
отчетливую воздушную линию их вершин и далекого не­
ба. И когда он понял всю даль между ним и горами и не­
бом, всю громадность гор, и когда почувствовалась ему
вся бесконечность этой красоты, он испугался, что это
призрак, сон. Он встряхнулся, чтобы проснуться. Горы
были всё те же.
— Что это? Что это такое? — спросил он у ямщика.
— А горы, •— отвечал равнодушно ногаец.
" И я тоже давно на них смотрю, — сказал Ваню­
ша, — вот хорошо-то! Дома не поверят.
На быстром движении тройки по ровной дороге го­
ры, казалось, бежали по горизонту, блестя на восходящем
солнце своими розоватыми вершинами. Сначала горы
только удивили Оленина, потом обрадовали; но потом,
больше и больше вглядываясь в эту, не из других черных
гор, но прямо из степи вырастающую и убегающую
цепь снеговых гор, он мало-помалу начал вникать в эту
красоту и почувствовал горы. С этой минуты всё, что
только он видел, всё, что он думал, всё, что он чувство­
вал, получало для него новый, строго величавый харак­
тер гор. Все московские воспоминания, стыд и раскаяние,
все пошлые мечты о Кавказе, все исчезли и не возвра­
щались более. «Теперь началось», — как будто сказал ему
какой-то торжественный голос. И дорога, и вдали виднев­
шаяся черта Терека, и станицы, и народ — всё это ему
казалось теперь уже не шуткой. Взглянет на небо — и
вспомнит горы. Взглянет на себя, на Ванюшу — и опять
горы. Вот едут два казака верхом, и ружья в чехлах
равномерно поматываются у них за спинами, и лошади их
перемешиваются гнедьши и серыми ногами, а горы... За
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тереком виден дым в ауле, а горы... Солнце всходит и
блещет на виднеющемся из-за камыша Тереке, а горы...
Из станицы едет арба, женщины ходят, красивые жен­
щины, молодые, а горы... Абреки рыскают в степи, и я
еду, их не боюсь, у меня ружье и сила, и молодость, а
горы...»'.
К р а с о т а с н е г о в ы х гор, и х в е л и ч и е , гармония
и д е в с т в е н н а я чистота е с т ь т о л ь к о символ
абсолют­
ной красоты, абсолютного величия и чистоты; п о ­
э т о м у сами горы н е в е ч н ы и н е д о л ж н ы б ы т ь в е ч ­
н ы м и , н о в ы р а ж а е м а я и м и к р а с о т а вечна, и п е р е ­
ж и в а н и е ее навсегда с о х р а н я е т с я в д у ш е , к о н е ч ­
но, н е в с в о е й п с и х о - м а т е р и а л ь н о й к о н к р е т н о с т и ,
к о т о р а я на д е л е е с т ь н е к о н к р е т н о с т ь , а р а з о р в а н ­
н а я абстрактность, н о в с в о е м з н а ч е н и и , которое,
к а к о б е р т о н , п р о д о л ж а е т п е т ь в д у ш е , н а всё н а ­
лагая новый отпечаток торжественности и вели­
чавости и неизменно поддерживая, хотя бы в п о д ­
сознательной или сверхсознательной с ф е р е . Эрос
к красоте^.
К о б л а с т и «прекрасного» в ч е л о в е ч е с к о й ж и з ­
н и п р и н а д л е ж а т , говорит Ф о л ь к е л ь т , т а к и е я в л е ­
ния, как, например, ц е л о м у д р е н н а я л ю б о в ь д е в у ш ­
ки, г е р о й с к о е п о в е д е н и е ю н о ш и , м а т е р и н с к а я л ю ­
бовь. И с т о р и я с о х р а н и л а в п а м я т и ч е л о в е ч е с т в а
много в е л и ч е с т в е н н о п р е к р а с н ы х с о б ы т и й .
Без
сомнения,
к области прекрасного принадлежит
п р е д с м е р т н а я б е с е д а С о к р а т а с п о к л о н н и к а м и его
в т ю р ь м е и с м е р т ь его. П р е к р а с н ы б ы л и х р и с т и а н ­
с к и е м у ч е н и к и , п р е д а в а в ш и е с в о ю д у ш у Б о г у во
время пыток и казни. Прекрасен был святой Н и ­
колай, архиепископ Мирликийский, не допустив­
ш и й казни молодого христианина. Прекрасен был
м о л о д о й Н а п о л е о н на А р к о л ь с к о м м о с т у со з н а м е ­
н е м в р у к а х . П р е к р а с е н б ы л П е т р В е л и к и й , когда
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
спасал утопающего в Финском заливе
вблизи
Лахты.
В и с к у с с т в е , в о в с е х о б л а с т я х его, есть ч у д н ы е
я в л е н и я м и р а «прекрасного». М о ж н о н а з в а т ь н е ­
с к о л ь к о л и ц , т в о р и в ш и х «прекрасное» в о м н о г и х
с в о и х п р о и з в е д е н и я х и, с л е д о в а т е л ь н о , б ы в ш и х
н о с и т е л я м и «прекрасного» п о п р е и м у щ е с т в у . Т а ­
ков в г р е ч е с к о й л и т е р а т у р е — С о ф о к л , в р у с с к о й
поэзии — Пушкин, в живописи — Рафаэль. Чтобы
оценить и х произведения, проникнутые всё п р о ­
с в е т л я ю щ е й гармонией, н у ж е н з р е л ы й в о з р а с т ,
богатый о п ы т о м : м о л о д о с т ь п р е д п о ч и т а е т к р а с о т у ,
в ы р а ж е н н у ю в резких, крайних проявлениях, н а ­
р у ш а ю щ и х гармонию.
Приведем е щ е несколько примеров и з различ­
н ы х видов и с к у с с т в а . В с к у л ь п т у р е , п р е ж д е всего,
в с п о м и н а ю т с я т в о р е н и я д р е в н и х греков, н а п р и м е р ,
Гера и з в и л л ы Л у д о в и ц и , А п о л л о н Б е л ь в е д е р с к и й ,
Венера Милосская, Ниобея. Созерцание таких про­
и з в е д е н и й м о ж е т б ы т ь столь ж е ц е л и т е л ь н ы м и
б л а г о д е т е л ь н о с т о я щ и м на пороге с о з н а н и я , к а к
в п е ч а т л е н и е о т снеговой ц е п и К а в к а з с к и х гор,
списанное Львом Толстым. Глеб Успенский напи­
сал р а с с к а з « В ы п р я м и л а » , в к о т о р о м ж и в о п е р е д а л
это в о з в ы ш а ю щ е е д у ш у в п е ч а т л е н и е от к р а с о т ы
древнегреческой статуи,
В а р х и т е к т у р е к о б л а с т и «прекрасного» п р и ­
н а д л е ж а л , н а п р и м е р , х р а м св. С о ф и и в К о н с т а н т и ­
н о п о л е , в н у т р е н н о с т ь х р а м а св. П е т р а в Р и м е .
В живописи вспомним «Сикстинскую Мадон­
ну», ,,Madonna d é l i a Sedia", „Madonna Connestabile", « О б р у ч е н и е Д е в ы Марии» Р а ф а э л я , «Покров
Пресвятыя Богородицы» Нестерова в храме Марфо-Мариинекой обители в Москве.
В м у з ы к е и з многого «прекрасного» д о с т а т о ч ­
н о вспомнить Д е в я т у ю с и м ф о н и ю Б е т х о в е н а и л и
его с о н а т у „ A p p a s s i o n a t a " .
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В п о э з и и о с о б е н н о н а п о м н и м об «Антигоне»,
«Трахинянках» и вообще трагедиях Софокла; у
П у ш к и н а в ы с о к и е с т у п е н и «прекрасного» д о с т и г ­
н у т ы в его « Б о р и с е Г о д у н о в е » и м а л е н ь к и х д р а ­
мах, н а п р и м е р , в « М о ц а р т е и С а л ь е р и » .
Отдельных образов и эпизодов, п р и н а д л е ж а ­
щ и х к о б л а с т и «прекрасного», в п о э з и и в с е х в р е ­
м е н и в с е х народов м о ж н о н а й т и очень много.
Прекрасна Корделия в «Короле Лире», прекрасен
м а р к и з П о з а в «Дон К а р л о с е » Ш и л л е р а , п р е к р а с е н
образ монсиньора Бьенвеню в «Отверженных» Гю­
го и п о в е д е н и е Ж а н а В а л ь ж а н а на с у д е , когда он,
ч т о б ы спасти н е в и н н о о с у ж д е н н о г о , д о б р о в о л ь н о
я в л я е т с я и о б ъ я в л я е т , что о н — б е г л ы й к а т о р ж ­
ник, п р е к р а с е н А л ё ш а К а р а м а з о в Достоевского.
В театральном искусстве высочайшее д о с т и ж е ­
н и е «прекрасного» п р е д с т а в л я е т собой «Борис Го­
д у н о в » в и с п о л н е н и и Ш а л я п и н а ; гений П у ш к и н а ,
Мусоргского и Шаляпина, сочетавшись в единое
ц е л о е , с о з д а л и б е с к о н е ч н о ц е н н ы й образ. Е с л и б ы
в ф и л ь м е была запечатлена сцена шествия Б о р и ­
са Г о д у н о в а из У с п е н с к о г о с о б о р а во д в о р е ц , к о р о ­
л и и императоры имели бы в ней образец царствен­
ного в е л и ч и я . В о п е р е « С к а з а н и е о н е в и д и м о м гра­
де К и т е ж е и деве Февронии» музыка РимскогоК о р с а к о в а , л и т е р а т у р н о е п р о и з в е д е н и е В. И. В е л ь ­
ского и д е к о р а т и в н а я ж и в о п и с ь К о р о в и н а о б р а з у ­
ют единый, полный смысла и красоты волшебный
мир.
Кинематографическое искусство е щ е не о с у ­
ществило всех великих возможностей, таящихся
в н е м . В н а ш е время оно с л и ш к о м п р и с п о с о б л я е т ­
ся к вкусам толпы. Но когда в нем принимают
у ч а с т и е г е н и а л ь н ы е п о э т ы , оно с р а з у п о д н и м а е т с я
н а необычайную высоту. Приведу лишь один п р и ­
м е р — конец фильма «Дон Кихот» в исполнении
Ш а л я п и н а : ф о л и а н т ы р ы ц а р с к и х романов, к о т о -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рыми зачитывался Дон Кихот, подвергаются с о ж ­
жению, Д о н К и х о т умирает, и з пепла с о ж ж е н н ы х
книг в ы р а с т а е т н о в а я б е с с м е р т н а я к н и г а « Д о н К и ­
хот» Сервантеса, а и з п о т у с т о р о н н е г о м и р а д о с л у ­
шателя доносится трогательное пение Д о н К и х о т а Шаляпина, утешающего Санчо Пансу, пение, п р о ­
никнутое грустью.
С т у п е н ь ю н и ж е , ч е м « п р е к р а с н о е » , с т о и т та
красота, в к о т о р о й е с т ь г а р м о н и я и п о л о ж и т е л ь н о е
содержание, но нет высших областей духовной
значительности. Т а к у ю красоту м о ж н о обозначить
с л о в а м и красивосгг», миловидность
и т. п.; с ю д а
относится, г л а в н ы м о б р а з о м в п р и м е н е н и и к д в и ­
ж е н и я м , — грациозность.
В живой действитель­
ности «красивость» п р и с у щ а м н о г и м д е т я м и м н о ­
жеству проявлений и х ; в природе сюда относятся,
н а п р и м е р , ш а л о с т и котят, щ е н к о в и т. п. В и с к у с ­
стве к о б л а с т и «красивости» п р и н а д л е ж а т , н а п р и ­
мер, и д и л л и и Ф е о к р и т а ; в р у с с к о й л и т е р а т у р е м н о ­
го «красивости» е с т ь в п р о и з в е д е н и я х Т у р г е н е в а , в
н е м е ц к о й л и т е р а т у р е — Шторма. Н а г р а н и ц е « к р а ­
сивости» и «прекрасного» с т о я т «Герман и Д о р о ­
тея» Гёте. П р е в о с х о д н ы в с м ы с л е «красивости» т а ­
к и е т в о р е н и я Т и ц и а н а , к а к « V e n u s Anadyomene",
«Даная» (в Н а ц и о н а л ь н о м м у з е е в Н е а п о л е ) . Т в о р ­
ц ы «красивости» п о д п а д а ю т и н о г д а о п а с н о с т и
впасть в с л а щ а в о с т ь , п р и м е р о м ч е м у м о г у т с л у ­
ж и т ь Гвидо Р е н и , А н ж е л и к а К а у ф м а н .
В о в с е х с и с т е м а х э с т е т и к и много м е с т а у д е л я ­
е т с я т о м у в и д у красоты, к о т о р ы й о б о з н а ч а е т с я
термином «возвьпиенное». Этим словом м ы б у д е м
о б о з н а ч а т ь к р а с о т у ч у в с т в е н н о в о п л о щ е н н о й мохци
и мощно влияющей значительности, к какой б ы
области б ы т и я о н и н и п р и н а д л е ж а л и . В с ё , ч т о в х о ­
дит в состав Царства Б о ж и я , п р и н а д л е ж и т не толь­
ко к о б л а с т и «прекрасного», н о в м е с т е с т е м и м е е т
т а к ж е характер «возвьпненной» красоты. Проти-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
воречия м е ж д у этими двумя видами красоты нет.
В н а ш е м царстве бытия к области «возвышенного»
м о ж е т принадлежать и стихийная мощь природы,
и биологическая мощь, и сила д у ш е в н о й и д у х о в ­
н о й ж и з н и в п р о я в л е н и я х в о л и и л и чувства, и
значительность событий индивидуальной или со­
ц и а л ь н о й ж и з н и . З в е з д н о е небо, г о р н а я ц е п ь К а в ­
к а з а , многие в и д ы в п у с т ы н я х , в с т е п и , на м о р е ,
б у р я , о с о б е н н о в горах и л и на море, п р и н а д л е ж а т
к области «возвышенного». Многие героические
п о д в и г и во время войн и м е ю т х а р а к т е р в о з в ь п п е н н о й красоты, — н а п р и м е р , с р а ж е н и е с п е р с а м и о т ­
ряда царя Леонида у Фермопил, поведение напо­
леоновской гвардии в битве под Ватерлоо. Траги­
ческое нередко бывает вместе с тем и «возвышен­
ным».
В искусстве «возвышенное», как и трагиче­
с к о е , з а н и м а е т п о ч е т н о е место. Е г и п е т с к и е х р а м ы ,
пирамиды, Парфенон в афинском Акрополе, мно­
гие готические с о б о р ы , З е в с Ф и д и я , М о и с е й и Д а ­
вид Микеланджело обладают «возвышенной» кра­
с о т о й . „Ма1Шаи5разз1оп" С е б а с т и а н а Б а х а , п р о щ а ­
ние Вотана с Брунгильдой в «Валькириях» Вагне­
ра суть высокие образцы «возвышенного». Траге­
д и я Э с х и л а , о б р а з к о р о л я Лира, « Б р а н д т » И б с е н а
— т а к ж е воплощение «возвышенного».
Т р а г и ч е с к а я к р а с о т а в о з н и к а е т тогда, когда в
ж и з н и действительной личности происходит р е з ­
кое и по смыслу своему значительное столкнове­
ние м е ж д у идеалом совершенства, осуществимым
л и ш ь в Царстве Б о ж и е м , и действительностью на­
шего упадочного царства психо-материального б ы ­
т и я ; т р а г и ч е с к и м это с т о л к н о в е н и е бывает тогда,
когда оно п р о и с х о д и т в т а к о й г л у б и н н о й о б л а с т и
д у х о в н о - д у ш е в н о й ж и з н и , что завершается ги­
белью личности, телесной или д а ж е духовной.
С у д ь б а Ю л и а н а О т с т у п н и к а , С а в о н а р о л ы , Яна Г у с а
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
была т р а г и ч е с к о ю ; с т о л к н о в е н и е м е ж д у м и р о в о з ­
з р е н и е м П е т р а В е л и к о г о и его с ы н а А л е к с е я б ы л о
трагическим. В с ё в е л и к о е в н а ш е м п с и х о - м а т е р и а л ь н о м ц а р с т в е стоит на грани трагического и
часто с т а н о в и т с я я в н о т р а г и ч е с к и м ; такова, н а п р и ­
мер, ж и з н ь Б а й р о н а , П у ш к и н а , Лермонтова, Д о ­
стоевского, Л ь в а Толстого. Е с л и голова ч е л о в е к а
высоко поднимается н а д средним уровнем д е й с т ­
вительности, ему часто приходится проходить м е ­
ж д у Сциллою и Харибдою, подвергаясь опасности
гибели и л и по к р а й н е й м е р е т я ж е л о г о д р а м а т и ч е ­
ского п о т р я с е н и я .
В и с к у с с т в е и з о б р а ж е н и е «прекрасного», к о ­
нечно, есть в ы с ш а я з а д а ч а , н о р а з р е ш е н и е ее у д а ­
ется л и ш ь р е д к и м с ч а с т л и в ц а м , и т о л и ш ь ч а с т и ­
чно. Ч т о ж е к а с а е т с я трагического, в и с к у с с т в е
м о ж н о н а й т и много в е л и к и х в о п л о щ е н и й его.
Вспомним хотя бы «Антигону» Софокла, «Короля
Л и р а » , «Отелло», «Макбета», «Гамлета» или, ч т о б ы
иметь п р и м е р г и б е л и н е т о л ь к о т е л е с н о й , но и д у ­
х о в н о й , о б р а з Ставрогина в « Б е с а х » Д о с т о е в с к о г о .
В м у з ы к е т р а г и ч е с к а я к р а с о т а м о ж е т быть в о ­
площена не менее сильно, чем в поэзии. Вспомним,
н а п р и м е р , П я т у ю с и м ф о н и ю Б е т х о в е н а , его «Эг­
монта», г и б е л ь З и г ф р и д а в « К о л ь ц е Н и б е л у н г о в »
Вагнера, Ш е с т у ю с и м ф о н и ю Ч а й к о в с к о г о .
Противоречие м е ж д у стремлением к п о л о ж и ­
тельному бытию и упадочной действительностью
н е всегда б ы в а е т т р а г и ч е с к и м ; очень часто о н о
п р и н а д л е ж и т к области комического. Противоре­
чие и м е е т к о м и ч е с к и й х а р а к т е р , когда оно в о з н и ­
кает н е в н а и б о л е е г л у б о к о й с ф е р е д у х о в н о - д у ­
шевной ж и з н и ; и зло, вообще несовершенство, об­
н а р у ж и в а е т с в о е н и ч т о ж е с т в о , свое ж а л к о е б е с ­
силие, л е г к у ю п р е о д о л и м о с т ь и в н у т р е н н е е к р у ­
шение без гибельных последствий для носителей
его и о к р у ж а ю щ и х л и ц . В з р и т е л е оно в ы з ы в а е т
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
не сострадание, а смех, — смотря по обстоятельст­
вам — от л е г к о й у л ы б к и д о г о м е р и ч е с к о г о х о х о т а ;
о т т е н к и этого с м е х а м о г у т б ы т ь к р а й н е р а з л и ч ­
ные — снисходительный, сочувственный, у м и л е н ­
ный, подернутый грзттью, презрительный, с а р ­
к а с т и ч е с к и й и т. д . О б ъ е к т и в н о э т о м у с м е х у с о о т ­
ветствует чувственно воплощенная преодолимость
н е с о в е р ш е н н о г о бьггия, ч т о и с о с т а в л я е т а с п е к т
к р а с о т ы , з а к л ю ч а ю щ и й с я в с л о ж н о м составе к о м и ­
ческого и сосуществующий в нем с безобразием.
Согласно Фолькельту, комическое состоит в
п е р е х о д е от п р и н я т и я ч е г о - л и б о з а с е р ь е з н о е , г л у ­
бокое, т а и н с т в е н н о е , б л а г о д а р н о е , в о з в ы ш е н н о е и
т. п. к п р и з н а н и ю его н е с е р ь е з н ы м , к о б н а р у ж е ­
н и ю п л о с к о с т и , б е д н о с т и , п у с т о т ы (т. II, стр. 366).
К о м и ч е с к о е с у щ е с т в у е т там, где п р и н я т о е з а з н а ­
чительное оказывается ничтожным: великое —
малым, глубокое — мелким, знатное — презрен­
ным, благородное — негодным, таинственное —
пошлым, целесообразное — нецелесообразным, ра­
зумное — бессмысленным, противоестественным
(т. II, стр. 368), и э т о т п е р е х о д о с у щ е с т в л я е т с я н е
в п о н я т и я х , а в ф о р м е ч у в с т в а (стр. 371). Д а л е е
Ф о л ь к е л ь т говорит, что п е р е х о д от п р и н я т и я ч е г о либо за серьезное к обнаружению несерьезности
с о п у т с т в у е т с я в н а б л ю д а т е л е ч у в с т в о м его п р е в о ­
с х о д с т в а , с в о б о д ы и м о щ и ; в с ё это в о з н и к а е т и з
собственной внутренней ж и з н и субъекта; следова­
тельно, комическое наиболее глубоко входит в
субъективность наблюдателя; поэтому Фолькельт
признает «преимущественно субъективную приро­
д у к о м и ч е с к о г о » (т. II, стр. 379-381). Э т о р а с с у ж д е ­
ние — яркий пример вредного влияния психоло­
гизма, с т р у я которого и м е е т с я в э с т е т и ч е с к и х т е о ­
р и я х Фолькельта. Субъективно-психическая сто­
рона, описанная Фолькельтом, несомненно в о з н и ­
кает п р и восприятии комического, но подлинно к о -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
м и ч е с к и м о н о б ы в а е т л и ш ь п р и у с л о в и и , что объ­
ективная сторона, т. е. с о с т а в самого п р е д м е т а в о с ­
приятия, д е й с т в и т е л ь н о с о о т в е т с т в у е т э т и м с у б ъ ­
е к т и в н ы м п е р е ж и в а н и я м , т. е. в н е м е с т ь н а л и ц о
нечто, и м е ю щ е е в н е ш н о с т ь з н а ч и т е л ь н о г о , а в н у ­
три — ничтожное. В таком с л о ж н о м ц е л о м с о д е р ­
ж и т с я преодоление ф а л ь ш и , или неестественно­
сти, и л и п р и т я з а т е л ь н о с т и и т о м у п о д о б н ы х н е с о ­
вершенств; в этом преодолении заключается ас­
пект объективной красоты комического, несмотря
на с о д е р ж а щ е е с я в н е м б е з о б р а з и е . В п р о т и в н о м
с л у ч а е , т о есть п р и о т с у т с т в и и о б ъ е к т и в н о к о м и ­
ческого, сам н а б л ю д а т е л ь с т а н о в и т с я к о м и ч е с к о й
фигурой, именно обнаруживает комическое непо­
нимание действительности, комическое самопре­
в о з н е с е н и е и т. п.
Н е р е д к о о д н о и то ж е событие, — н а п р и м е р ,
драка в кабаке, — одними лицами воспринимается
как к о м и ч е с к о е , а д р у г и м и т о л ь к о к а к п е ч а л ь н о е .
Т р а г и ч е с к о е н а с ц е н е т е а т р а часто в ы з ы в а е т с м е х
у п р и м и т и в н ы х л ю д е й , в то в р е м я , к а к у т о н к о
чувствующих зрителей навертываются слезы на
глазах. Такие ф а к т ы используются обыкновенно
для доказательства субъективности красоты и для
релятивистических теорий эстетики. В действи­
т е л ь н о с т и они в о в с е н е с л у ж а т д о к а з а т е л ь с т в о м
относительности таких эстетических ценностей,
как к о м и ч е с к о е . Оъш с у т ь с л е д с т в и е того, ч т о н а ­
б л ю д а е м о е собьггие и м е е т в е с ь м а с л о ж н ы й состав,
и один зритель сосредоточивается на комической
с т о р о н е его, а д р у г о й — н а д р а м а т и ч е с к о й .
В и д о в к о м и ч е с к о г о о ч е н ь много. Ф о л ь к е л ь т во
втором томе с в о е й « С и с т е м ы эстетики» п о с в я щ а е т
этому в о п р о с у о к о л о д в у х с о т с т р а н и ц ; о с о б е н н о
много ц е н н ы х с о о б р а ж е н и й д а н о и м о ю м о р е ,
В нашем царстве бытия комическое встречает­
ся н а к а ж д о м ш а г у , о с о б е н н о в м е л о ч а х ж и з н и :
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
наивность детей, мелочность взрослых, смешные
обмолвки, забавные недостатки и оплошности в
о д е ж д е и т. п. Н о и б о л е е з н а ч и т е л ь н ы е я в л е н и я
к о м и ч е с к о г о т а к ж е весьма н е р е д к и : х в а с т о в с т в о ,
н а д у т а я спесь, к р а й н я я с к у п о с т ь , у х и щ р е н и я с
ц е л ь ю о б м а н у т ь и т. п. В и с к у с с т в е к о м и ч е с к о е
с л у ж и т п р е д м е т о м и з о б р а ж е н и я н е м е н е е часто, ч е м
т р а г и ч е с к о е . Есть п о э т ы , к о т о р ы х м о ж н о н а з в а т ь
классическими творцами комического, например,
А р и с т о ф а н , М о л ь е р , Гоголь. В ж и в о п и с и ц е л ы й
отдел ее, именно карикатура, с л у ж и т выражению
комического. Д а ж е м у з ы к а м о ж е т ь дать прево­
сходные и з о б р а ж е н и я комического. Вспомним, н а ­
п р и м е р , Ф а р л а ф а в « Р у с л а н е и Л ю д м и л е » Глинки,
«Детскую» Мусоргского, «Серенаду четырех кава­
леров одной даме» Бородина.
В учении о видах красоты самый важный и
т р у д н ы й вопрос — п р о б л е м а к р а с о т ы и н д и в и д у ­
ального и красоты типического. Этим вопросом м ы
з а й м е м с я в главе « К р а с о т а ч е л о в е ч е с к о й ж и з н и » .
ПРИМЕЧАНИЯ
^ F, W. J. Schelling, „Bruno", Philos. Bibl., т. 208, стр.
29-31.
^ F. W. J. Schelling, Собр. соч. I отд., т. III, стр. 427.
' G. W. F. Hegel, X. В., I. Abth. 1835, стр. 150.
* Encycl. I. Th.. Die Logik, §§ 160, 163; Wiss. der Logik,
изд. Глокнера, IV т., стр. 62; V т., стр. 38. Encycl., I. Th.
§§ 213, 214. Encycl. II. Th., Naturphilos. (изд. 1842 г.), VII.
В. I. Abth, § 376, стр. 693.
' Записки Русского Научного Института в Белграде,
вьш. 9; Hegel als Intuitivist, Blätter für Deutsche Philo­
sophie, 1935.
• C M . O6 этом, кроме моей книги «Ценность и бьггие»,
также главу «Человеческое я как предмет мистической
интуиции» в моей книге «Чувственная, интеллектуальная
и мистическая интуиция», а также статью «Трансценден­
тальная феноменология Гуссерля», «Путь», сентябрь 1939.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
' Л. Толстой, «Казаки», гл. III.
* См. мою книгу «Ценность и бытие. Бог и Царство
Божие как основа ценностей», стр. 115.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
2
Размер файла
677 Кб
Теги
506
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа