close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

905

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФГБОУ ВПО «ШУЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»
ЦЕНТР ИЗУЧЕНИЯ РЕГИОНАЛЬНОЙ КАЗУАЛЬНОЙ ИСТОРИИ
ФЦП «НАУЧНЫЕ И
НАУЧНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ
КАДРЫ ИННОВАЦИОННОЙ РОССИИ»
НА 2009-2013 ГОДЫ
ИСТОРИЯ РОССИИ XIX-НАЧАЛА XX ВВ.:
РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ
Сборник студенческих научных работ
Шуя 2011
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 94 (47). 08
ББК 63.3 (2…) 5
И 90
Печатается
по
решению
редакционноиздательского
совета ФГБОУ ВПО
«Шуйский
государственный
педагогический университет»
Редакционная коллегия
доктор исторических наук Ю.А. Иванов,
кандидат исторических наук Т.А. Красницкая
История России XIX-начала XX вв.: региональный
аспект. Сборник студенческих научных работ. – Шуя: изд-во
ФГБОУ ВПО «ШГПУ», 2011. – 75 с.
В
сборнике
представлены
материалы
научноисследовательских работ студентов высших учебных заведений
России, представленных в Центр изучения региональной казуальной
истории Шуйского государственного педагогического университета
на конкурс по специальности История в 2011 г. В статьях
рассмотрены проблемы политической истории, культурных
традиций и религиозно-образовательная среды российской
провинции XIX-начала XX вв.
Сборник адресован преподавателям высшей школы,
аспирантам, студентам, а также всем, кто интересуется историей
России.
Сборник издан в рамках реализации ФЦП «Научные и
научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013
годы ГК № П 563 от 17 мая 2010 г.
ISBN 978-5-86229-256-5
© ФГБОУ ВПО «ШГПУ», 2011
© Авторы статей и материалов, 2011
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Баранов А.А., Коноплев К.С.,
студенты 5 курса историкофилологического факультета
Шуйского государственного
педагогического университета
Научный руководитель:
Пустовойт Ю.В., кандидат
философских наук, старший
преподаватель
СПАССКАЯ ЦЕРКОВЬ В ИСТОРИИ ШУИ
Шуя – это один из древнейших русских городов. С самого
начала его история тесно переплелась с историей Православия в
России.
Так, устное предание гласит: в 1357 году свт. Алексий,
митрополит Московский, совершал путешествие в Золотую Орду для
исцеления ханской жены Тайдулы. Его путь проходил близ места
расположения современной Шуи, в то время именуемого
Борисоглебской Слободой. Святитель Московский произнес
поистине пророческие слова: «На месте сем возникнет и умножится
богатством город Шуя».
Слова митрополита Алексия сбылись: с 1796 по 1918 год
Шуя является развитым уездным центром Владимирской губернии.
Словарь Брокгауза и Ефрона сообщает о Шуе следующее:
«Шуя по внешнему благоустройству является лучшим
уездным городом Владимирской губернии. Из 80 улиц
приблизительно половина замощена»; имеется «9 каменных церквей,
единоверческий и Троицкий монастырь, много хороших зданий,
городской театр, мужская и женская гимназии, мужское духовное
училище, городское 4-х классное и 5 начальных училищ, земская
публичная библиотека, богадельня, земская больница, 2 аптеки, дом
призрения для престарелых мещан, убежище для малолетних,
несколько
благотворительных
обществ,
правительственная
телефонная сеть».
В то же время на протяжении многовековой истории наш
город становится одним из духовных центров ВладимироСуздальской земли. К началу XX столетия в Шуе на 30 тысяч
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
населения приходилось 3 монастыря, 21 церковь (в том числе 2
собора – Покровский и Воскресенский) и 17 часовен.
Одним из красивейших храмов являлась Спасская церковь,
которая на фоне остальных храмов была самой величественной. Мы
сегодня постараемся рассказать о Спасском храме, к большому
сожалению, некогда утраченном...
Когда именно первоначально была устроена Спасская
церковь, доподлинно сказать невозможно. Известно только то, что
между 1619-м и 1621-м годами на месте бывшего
Косьмодемьянского храма была воздвигнута новая деревянная церковь, освященная в честь Всемилостивого Спаса, отчего она и
именуется Спасской.
В 1838 году произошла закладка той самой Спасской церкви,
вид которой запечатлен на дошедших до нас многочисленных
фотографиях. Строительство продолжалось более 9 лет. В 1847 году
Спасскую церковь освятили.
ВНЕШНИЙ ОБЛИК СПАССКОЙ ЦЕРКВИ
Только по старым фотографиям можно сегодня представить,
какой величественной на заре прошлого века была наша Шуя.
Спасская церковь, уникальная по своей красоте, по праву могла
называться настоящей жемчужиной всего Шуйского уезда. Каковы
же основные черты ее внешнего облика?
По некоторым историческим версиям Спасская Церковь
города Шуи являлась малой копией Исаакиевского собора СанктПетербурга. Каменная Спасская церковь была построена в грекоитальянском стиле. Стены храма благородного красного цвета; карниз и окна увенчивались лепными гипсовыми Херувимами. Верхняя
половина купола обита белым железом, а нижняя выкрашена
голубым цветом. Купол украшали накладные вызолоченные звезды.
Часть этих звезд уцелела; в настоящее время эта реликвия бережно
сохраняется в фондах Шуйского литературно-краеведческого музея.
Внутри храм был великолепно расписан изображениями святых.
Окна в храме в три света, т.е. три яруса.
К входу с западной
стороны примыкала изящная
трехъярусная колокольня. Колоколов на ней – 9. Самый большой из
них весил 410 пудов (ок. 7 тыс. кг).
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
СВЯТЫНИ ХРАМА
Внутреннее убранство Спасского храма в полной мере
соответствовало его прекрасному наружному облику.
Самой почитаемой святыней Спасской церкви
была
чудотворная Кипрская икона, написанная святым Иоакимом
Шартомским. Преподобный Иоаким жил в Николо-Шартомском
монастыре, где он пребывал в строгом затворе, в молитве,
постничестве и других благочестивых подвигах. Выходил он из
кельи только для общей молитвы, остальное же время занимался
иконописанием. Эти иконы прп. Иоаким затем безвозмездно
жертвовал самым бедным храмам. За добродетельную жизнь св.
Иоакима Господь сообщал его иконам благодатную силу
чудотворений. В первой половине XVII века Спасская церковь
города Шуи была очень бедной, поэтому прп. Иоаким подарил ей
Кипрскую икону Божией Матери. По свидетельству жителей города
тех времен, все больные, приходившие к образу с верой, получали
исцеление.
Также при храме существовали довольно богатая библиотека,
включавшая более 100 томов, и ризница.
ЧАСОВНЯ
С северной стороны к храму примыкала каменная часовня,
построенная в середине XVII века в честь знаменательного в истории
Шуи события.
В 1654 году в Шуе, как и во всей России, свирепствовала
моровая язва. Смерть буквально воцарилась в городе: ежедневно
умирало громадное количество людей. Тогда люди проявили особую
религиозность, пребывая в покаянии и посте и умоляя о
прекращении бедствия Всемилостивого Спаса. И они были
услышаны… Заступление в скорби шуянам явила Сама Пресвятая
Владычица Богородица, даровав городу чудотворный Свой образ,
который впоследствии стал называться Шуйской-Смоленской
иконой Божией Матери.
В память этого же события шуяне в 1654 году при храме
Всемилостивого Спаса воздвигают часовню в честь Животворящего
Креста. И вплоть до последних дней своего существования часовня
являлась особо посещаемой горожанами. Известно, что
воспитанницы Шуйской женской гимназии, располагавшейся близ
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
часовни, ежедневно перед началом занятий приходили в часовню
попросить помощи Божией в учении.
СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛИ СПАССКОЙ ЦЕРКВИ
А теперь расскажем о самых известных священнослужителях
Спасской Церкви.
МИЛОВСКИЙ Михаил Васильевич пользовался среди
шуйских священников заслуженным авторитетом как богослов. В
1884 году Правительствующим Сенатом возведен с детьми в
потомственное дворянство. За свои труды на ниве духовного
просвещения и общественного служения удостоился орденов св.
Анны 3-й и 2-й степени.
Его сын Николай, священник, известен как духовный
писатель. Основными его трудами являются «Храм Всемилостивого
Спаса города Шуи» и «Неканонизированные святые города Шуи».
ГРАММАТИН Дмитрий Васильевич
Родом из священнической семьи, о.Димитрий в 33 года был
назначен настоятелем Спасской церкви, где прослужил 37 лет. На о.
Димитрия была возложена серьезная миссия: он вел большую
просветительскую работу; одним из первых в губернии организовал
при Спасской церкви уличную стенд-библиотеку; публиковал статьи
во «Владимирских епархиальных ведомостях». За многочисленные
заслуги перед Церковью и Отечеством был награжден орденом св.
Анны 3-й степени. Именно он стал свидетелем и летописцем
печальной судьбы одного из красивейших храмов Шуи.
Диакон Спасской церкви Петр Алексеевич ВЕСЕЛОВСКИЙ
также происходил из духовного сословия. По окончании обучения во
Владимирской Духовной семинарии он был рукоположен в сан
диакона и определен к Спасской церкви. Согласно свидетельствам
современников, диакон Петр Веселовский был искренне верующим
человеком. За свою долгую и усердную службу был награжден
Высочайшей наградой - орденом св. Анны 3-й степени, но считал
себя недостойным этой награды и потому с ней никогда не появлялся
в обществе. Вместе с тем о. Петр был очень популярной личностью
в Шуе благодаря почтительному отношению к людям и прекрасной
воспитанности. В деле служения Богу о. Петр отличался
необычайным благоговением: так, за 50 лет своего диаконства не
пропустил ни одной службы. По словам настоятеля Спасской церкви,
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
диакон Петр Веселовский, дожив до старости, сподобился мирной
христианской кончины.
В центральном печатном органе губернии «Владимирские
епархиальные ведомости» помещен некролог диакону Петру
Веселовскому.
Итак, к началу XX века духовенство Спасской церкви в Шуе
представляло собой образованный, общественно значимый слой. По
традиции духовенство проживало в домах рядом со Спасским
храмом.
На протяжении многих столетий Спасский Храм являлся
средоточием общественной и духовной жизни города. О. Димитрий
Грамматин в своей Летописи пишет: «К началу XX столетия
Спасский приход был очень большой, …число прихожан свыше 1000
душ. …Верующие с усердием посещали свой приходской храм,
охотно жертвовали на его содержание и украшение. Уклонений в
раскол и сектанство не наблюдалось».
Спасский храм известен также тем, что его прихожанами
являлись новомученик Николай Малков и члены его семьи.
С историей Спасского храма тесно связана жизнь шуян:
лучших представителей духовенства, интеллигенции, купеческого
сословия.
МЕЦЕНАТЫ
Особую тему, тесно связанную с историей Шуи и Спасской
церкви представляет собой благотворительность. Так, посетивший
Шую в начале XIX века И. М. Долгоруков отмечал, что шуйские
купцы любочестивы и ничего не щадят, дабы капиталы свои
прославить.
Щедрыми благотворителями и в то же время старостами
Спасской церкви были очень многие представители купеческого
сословия. Упомянем об одном из них.
Долгие годы благотворителем и старостой Спасской Церкви
являлся Иван Иванович Дудкин, купец 2й гильдии. Родился Иван
Иванович в деревне Иванове Шуйского уезда в крестьянской семье.
Благодаря своим «сметливости, аккуратности и трезвости», он купил
в Шуе дом и открыл здесь хороший магазин бакалейных и
колониальных товаров. Будучи прихожанином Спасской Церкви,
И.И. Дудкин, «как человек к храму Божию усердный, благочестивый,
скромный» в 1888 году был избран церковным старостой при
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Спасском храме. За свое ревностное служение Иван Иванович
трижды удостаивался благословения Священного Синода и грамоты,
о чем свидетельствует информация, помещенная в Епархиальных
ведомостях. Дом купца Дудкина, щедрого благотворителя Спасской
церкви сохранился, однако в настоящее время пребывает в
запустении.
НЕКРОПОЛЬ
При Спасской церкви существовал некрополь, о чем пишет
протоиерей Димитрий Грамматин в своей Летописи. В ограде
Спасской церкви похоронено духовенство храма и наиболее
почетные из его прихожан. Вспомним их имена:
• Священник Илья Григорьев
• Протоиерей Михаил Миловский
• Анастасия Миловская
• Дьякон Петр Алексеевич Веселовский
• Александра Веселовская
• Дьякон Иоанн Феодорович Архангельский
• Александра Алексеевна Архангельская
• Г.В.Щеколдин, глава Шуи, крупный меценат и его супруга
• Николай Александрович Порошин, предводитель дворянства
с супругой
• Илья Ильич Рогозинников, директор Шуйской мужской
гимназии
• Анна Рогозинникова
• Купцы Иоанн Иоаннович Дудкин и Николай Алексеевич
Закорюкин
• Сергей Михайлович Миловский, инспектор духовного
училища
• Иоанн Михайлович Миловский, преподаватель духовного
училища
• Александр Константинович Звездин, городской врач.
Над их могилами возвышались богато украшенные
мраморные надгробия. После 1930 года некрополь был разрушен;
надгробия пустили на строительные работы – ими замостили улицу,
а место, где упокоились останки наиболее именитых шуян,
впоследствии заасфальтировали.
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПОСЛЕДНИЕ ДНИ ХРАМА
Многовековой
уклад
церковной
жизни
нарушили
революционные события 1917 года. Шуя превратилась в символ
беспрецедентной борьбы властей с Церковью и исторической
Россией. Советские годы стали трагическим периодом в жизни
Спасского храма и всей площади. Последнему настоятелю Спасского
храма пришлось перенести много испытаний и видеть жестокое
разорение своей родной церкви.
В 1928году Спасский храм по распоряжению Горсовета был
передан в пользование «обновленцев». Православные верующие
перешли в Шуйский Покровский собор. В ноябре 1929года Спасская
церковь как культовое здание по распоряжению власти была
ликвидирована. Имущество и святыни были переданы в другие
Шуйские храмы.
ВЗРЫВ СПАССКОГО ХРАМА
Компанию по закрытию, а чуть позже и уничтожению храма
поддерживали и местные СМИ. Заметим, что сначала вопроса об
уничтожении храма не стояло, потому как в 1929 году было издано
правительственное постановление «О религиозных объединениях»,
согласно которому церковные здания разрушать не следовало. В
Шуе до 1930 года не было разрушено ни одного храма.
Далее судьба Спасской церкви города Шуи переплетается с
судьбой Храма Христа Спасителя. Спасский храм было решено
взорвать, чтобы на нем осуществить репетицию уничтожения
Московского храма. Одной из основных причин проведения
репетиции по взрыву именно на Шуйской Спасской церкви являлось
то, что объем сего сооружения примерно соответствовал объему
центрального купола храма Христа Спасителя.
В конце апреля в Шую прибыла московская бригада
подрывников
печально
прославленной
организации
«Взрывсельпром» во главе с Г. Жевалкиным. Она с помощью
ивановских подрывников и подготовила храм к взрыву, с которого
были сняты кресты. Взрыв Спасской церкви назначили на 1 мая «день международной солидарности трудящихся». Церковь
подрывали «электрическим способом»: отдельно колокольню,
отдельно здание храма. Прогремел первый взрыв - рухнула
колокольня, за ним второй. Пыль рассеялась, и все увидели, что храм
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
устоял. В местных преданиях это оценивалось как чудо. В тишине
ночи с 1 на 2 мая 1930 года храм рухнул сам.
В фондах Шуйского литературно-краеведческого музея
сохранилась собственноручная записка последнего настоятеля
Спасской церкви протоиерея Дмитрия Грамматина, в двух
предложениях раскрывающая весь трагизм происшедшего. Сщмч.
Серафим (Чичагов) незадолго до своего расстрела писал:
«Православная Церковь сейчас переживает время испытаний. …Но
из истории хорошо известно, что и раньше были гонения, но все они
окончились торжеством христианства. Так будет и с этим гонением.
Оно окончится, и Православие снова восторжествует…».
СУДЬБА СПАССКОЙ ПЛОЩАДИ В СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД
Как же сложилась судьба бывшей Спасской площади после
взрыва церкви?
Бывшая Спасская площадь много раз меняла свое название.
Сначала ее назвали Советской площадью, затем площадью
Свердлова, а позже площадью Ленина.
Так была совершена попытка изгладить из памяти шуян
важнейшую веху духовной, культурной и общественной жизни
прошлого.
НОВАЯ СТРАНИЦА В ИСТОРИИ
БЫВШЕЙ СПАССКОЙ ПЛОЩАДИ
В 2008 году в Шуе состоялось знаменательное событие: на
месте бывшей Спасской церкви был установлен Поклонный Крест.
24 мая в день памяти святых Кирилла и Мефодия, просветителей
славянских народов, перед Крестом епископ Иваново-Вознесенский
и Кинешемский Иосиф отслужил заупокойную службу о всех
Шуйских священнослужителях в сослужении духовенства епархии
при большом стечении народа. Состояться сему событию не
помешал и проливной дождь...
… По крупицам собранные драгоценные свидетельства об
ушедшей жизни дореволюционной Шуи, ее Спасского храма,
оказавшейся вычеркнутой из памяти многих поколений, воскрешают
из небытия славное прошлое нашего родного города. Хотелось бы
надеяться, что открывающаяся новая страница в истории бывшей
Спасской площади будет счастливее недавно закрытой.
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Литература
1. Березин В.С., Добронравов В.Г. Историко-статистическое
описание Церквей и приходов Владимирской епархии. Вып.5. –
Владимир, 1898.
2. Борисов В. Описание города Шуи и его окрестностей. – М.,
1851.
3. Владимирские епархиальные ведомости. – Владимир, 1872
– 1905.
4.
Грамматин
А.С.
История
священнослужителей
Владимирской епархии // Шуйский городской архив (ШГА) Ф.64.
Оп.2. Д.64.
5. Граматин А.С. Повременная церковно-приходская
летопись Владимирской Епархии города Шуи Спасской церкви.
6. Журов Ф.Г. Исторический очерк города Шуи. – Владимир,
1892.
7. Миловский Н.М. Неканонизированные святые города Шуи.
– М., 1893.
8. Правдин Е. Описание города Шуи и Шуйских церквей с
приложением сказания о чудесах от чудотворной иконы ШуйскойСмоленской Божьей Матери. – Шуя, 1884.
9. ШКМ. Фотофонд Никонова.
10. ШКМ. Фотофонд И.В. Шлепина.
11. Захарова О.И. Иереи Шуйского уезда Владимирской
губернии. – Иваново, 2003.
12. Захарова О.И. Притяжение рода. Методические и
справочно-информационные материалы по генеалогии. – Иваново,
2004.
13. Иванов Ю.А. Уездная Россия: местные власти, Церковь и
общество во второй половине XIX-начале XX в. – Иваново, 2003.
14. Ставровский Е. Храмы города Шуи: краткая история и
списки священнослужителей. – Шуя, 2007.
15. Ставровский Е. Цветаевы на Шуйской земле. – Иваново,
2001.
16. Шептуховская Н.С. Судьба Спасского храма в записках
его последнего настоятеля // Провинциальный анекдот. Чтения по
региональной казуальной истории. Вып. II.– Шуя, 2002. - С.31-36.
17. Иванов Ю.А. Шуя православная (материалы к
Энциклопедии). – Шуя, 2007. 18. Свод памятников архитектуры и
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
монументального искусства России: Ивановская область. Ч.3. - М.,
2000.
Губаев А.М.,
студент 3 курса
философского факультета
Казанского (Приволжского)
федерального университета
Научный руководитель:
Хазиев А.Х., кандидат
философских наук, доцент
ДЖАДИДИЗМ КАК ИСЛАМСКИЙ МОДЕРНИЗМ В СРЕДЕ
ТЮРКО-ТАТАР ПОВОЛЖЬЯ СЕРЕДИНЫ ХIХ –
НАЧАЛА ХХ ВЕКОВ
Период середины ХIХ– начала ХХ веков является одним из
наиболее ярких, но в то же время и наиболее противоречивым в
истории татарского народа. Составной частью данного периода
истории Татарии является джадидизм – явление, характеризующееся
сложностью и неоднозначностью как в ее оценке, так и трактовке.
История этого движения как крупного общественно-политического и
социокультурного явления татарского общества середины ХIХ –
начала ХХ веков занимала и занимает особое положение в
исторических исследованиях отечественных и зарубежных авторов
[1].
В настоящее время тема джадидизма в условиях
повышенного интереса (включая возможность объективного
исследования) гуманитарно-научной общественности к тем или
иным периодам и проблемам исторического развития народов
России, которые ранее трактовались, исходя из жесткой
идеологической конъюнктуры времени (период СССР), приобрела
актуальный характер и стала довольно популярной среди ученых,
особенно в Татарстане. Причем упоминается джадидизм не только в
историческом, но и в современном контексте. Такие понятия как
«евроислам»,
«татарский
Ислам»,
«неоджадидизм»
очень
распространены в современной отечественной историографии, в том
числе и исламоведческой. Термин «джадидизм», в обязательном
порядке фигурирующий в публикациях, посвященных данным
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
проблемам, является основополагающим в их разработке. Кроме
того, существует некоторая тенденция отождествления джадидизма с
ваххабизмом, что тоже не может не придать актуальности проблеме
джадидизма в истории.
Джадидизм середины XIX – нач. XX вв - это модернистское
течение внутри общества, выступавшее за обновление всех сторон
жизни тюрко-мусульманского населения Российской империи [2] в
соответствии с требованиями времени, за приобщения тюркомусульманского сообщества к общероссийским и общеевропейским
ценностям при сохранении его этнокультурной специфики и
конфессиональной идентичности. Инструментом достижения
поставленных целей должно было послужить реформирование
системы образования, повышение образовательного уровня тюркомусульман.
Развитие и становление данного феномена связано с такими
видными тюрко-мусульманскими деятелями как Ш. Марджани,
Х. Фаизхана, К. Насыри, Гаспринский И., Г.Баруди, Фахреддин, в
творческой активности которых впервые указыается на
необходимость реформ общественной жизни, критикуются любые
формы фанатизма в общественной жизни, свойственные тюркомусульманскому обществу того времени. Ситуацию, по мнению
просветителей, могло изменить распространение научных знаний и
приобщение к современным достижениям западноевропейской и
русской культурам [3].
Джадидизм к концу второй половины XIX – началу XX вв.
получил широкое распространение среди тюрко-мусульман
Поволжья. Прежде всего это выражалось изменениями в системе
национального образования. Звуковой метод обучения прочно
утвердился в ведущих учебных заведениях тюрко-мусульман. В
старометодных школах ученики обучались грамоте за 3-5 лет, в
джадидистских – уже за год. Преподавание перешло с арабского и
османского языков на татарский язык, который в свою очередь обрел
статус учебного предмета. В учебной программе успешно сочеталось
преподавание богословских и светских дисциплин. Был установлен
твердый учебный год. В джадидистких учебных заведениях активно
вводились европейские способы обучения - парты, скамьи, доски,
осуществлен переход к классно-урочной системе преподавания.
Реформа образования привела к изменениям качества
обучения в лучшую сторону, что способствовало, как отмечают
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
многие исследователи, значительному повышению образованности
среди тюрко-мусульман Поволжья: татарский народ в дооктябрьский
период являлся одним из самых грамотных народов Российской
империи [4].
Благодаря деятельности джадидистов получает развитие
научная литература на родном языке. Джадидизм способствовал
развитию национальной культуры тюрко-мусульман Поволжья, в
подъеме духовности народа, росте её национального самосознания,
становлению современного татарского языка.
Джадидизм выступил идеологической основой тюркомусульманского
либерально-демократического
политического
движения. С изменением политической ситуации в стране в начале в
XX веке именно тюрко-мусульмане Поволжья полноправно заняли
свои позиции в авангарде политической жизни мусульман России,
активно участвуя в выборах в Госдуму, в деятельности различных
общественных организаций, политических партий, проведении
первых мусульманских съездов России, создавая собственные
органы печати [5]. Такое участие в политических процессах говорит
о том, что тюрко-мусульманское сообщество Поволжья – тюркотатарское народ - созрело для решения масштабных социальнополитических проблем.
Реорганизаци конфессиональных школ, формирование
национальной политической и интеллектуальной элиты, зарождение
и функционирование мусульманской периодической печати,
развитие этно-конфессиональной культуры в новых условиях –
процессы,
отражающие
качественно-позитивные
изменения,
происходившие в тюрко-мусульманском сообществе Поволжья на
рубеже XIX – XX веков. Это позволяет более глубоко оценить
эффективность и социальную значимость джадидизма в истории
тюрко-мусульман Поволжья.
Важным аспектом, относящимся к джадидизму, и зачастую
особо выделяемое исследователями, является его религиозное
составляющее. Из вышесказанного нами следует, что джадидизм
являлся преимущественно светским движением. Однако в силу
всеохватности исламской религиозной системы, в частности, важно
отметить, что функционирование тюрко-татарской национальной
культуры происходило в рамках мусульманской, джадидизм
выступил и в качестве религиозного, исламского, модернизма.
Необходимо выделить тот факт, что джадидизм не обозначал какие14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
либо изменения богослужебной мусульманской практики и
догматики. Но развитие светских институтов, как и теоретическая и
практическая
реализации
реформ,
необходимо
требовали
теологических обоснований, и они их получали. В работах видных
мыслителей джадидизма Ш. Марджани, Г. Баруди, Р. Фахреддина, З.
Камали уделено особое внимание теоретическим основаниям
приспособления
исламской
религии
к
изменяющейся
действительности в новых социально-экономических условиях.
Идеи джадидизма не потеряли своей актуальности и значения
и в наши дни. Общественно-политический аспект возникшего еще в
конце 1980-х годов интереса к джадидизму, как отмечает Р.М.
Мухаметшин, в первую очередь сводится к определению места
джадидизма в исламском возрождении в современных условиях.
Основном научная и творческая интеллигенция считают его
наиболее эффективной формой возвращения ислама в общественнополитическую жизнь современного Татарстана, так как еще в конце
XIX — начале XX вв. джадидизм вобрал в себя особенности и
достижения «татарского варианта» ислама и поэтому выступает
единственной
приемлемой
формой
религиозно-духовного
обновления общества и надежным заслоном проникновению в
республику чуждых татарскому исламу явлений.
Основной теоретической реализацией идей джадидизма в наши
дни на национальной почве является концепции евроислама и
неоджадидизма, авторство которых принадлежит ученому и
политику Рафаэлю Хакимову.
Хакимов Р. призывает к новому, реформированному, взгляду
на сложившуюся систему ориентиров в мусульманстве (т.н.
«реформированный ислам»). Основной задачей татар Хакимов видит
«модернизацию Ислама». В выработке моделей взаимодействия
мусульманского сообщества России с окружающим миром
Хакимов Р. предлагает концепцию «евроислама». Ученый
разъясняет, что под евроисламом надо понимать современную форму
джадидизма - неоджадидизм, который в большей мере отражает
культурологический аспект ислама, нежели его ритуальную часть,
оставляя последнее на усмотрение самого человека. Отправная точка
евроислама - критическое мышление, иджтихад, как метод
современного толкования Корана, как гарантия постоянного
прогресса мусульманской культуры [6].
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В условиях глобализации современного мира хакимовская
модель приспособления к изменяющимся условиям жизни татарской
нации в целом выглядит весьма актуальной. На данном этапе
общественного развития татарского народа неоджадидизм выступает
единнственной более-менее теоретико-разработанной системой
приспособления к окружающей реальности, однако в силу
объективных причин не получила широкого отклика в среде татаромусульманского общества республики, как и мусульманского
сообщества вообще, что препятствует широкой интеграции этого же
мусульманского сообщества в мировое, в силу все более яркого
проявления мировоззренческих расхождений и различия ценностей,
в силу отсутствия единой общеконфессиональной платформы
взаимодействия.
Революционные события 2011 г. в южном средиземноморье
со всей очевидностью показывают тот факт, что вопросы
национальной идентичности и влияния религиозного фактора на
политику становятся чрезвычайно актуальными и могут быть
решены только на базе диалога, для развития которого исторический
опыт татаро-мусульманского сообщества может сыграть важную
роль.
Литература
1. Напр., Bennigsen A. und Qulquejay. Der “Sultangalievismus”
und die nationalistischen Abweichungen in der Tatarischen Autonomen
Sovetrepublik. – Berlin, 1959; Беннигсен А. Мусульмане в СССР. –
Париж, 1983; Rorlich A.A. The Volga Tatars. - California, 1986.
2. В нашем случае тюрко-татарского населения Поволжья.
3. Там же. С. 85.
4. Там же.
5. Так, уже в 1905-1907 гг. на татарском языке легально
выходили 33 издания (21 газета и 12 журналов).
6. Рафаэль Хакимов Путь иджтихада // Татарская электронная
библиотека. URL: http://kitap.net.ru/xakim5 (дата обращения
05.04.2011).
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Зольникова А.В.,
студентка 4 курса
исторического факультета
Смоленского государственного
университета
Научный руководитель:
Никитина Н.В., кандидат
исторических наук, доцент
СТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ
НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ПРОВИНЦИИ
КОНЦА ХVIII – ПЕРВОЙ ТРЕТИ ХIХ ВВ.
(НА МАТЕРИАЛАХ СМОЛЕНСКОЙ ГУБЕРНИИ)
Для написания исследовательской работы выбрана тема
«Становление государственной системы народного образования в
российской провинции конца ХVIII – первой трети ХIХ вв. (на
материалах Смоленской губернии)». В условиях проходящего в
России
структурного реформирования всех сторон жизни
современного общества возрастает необходимость изучения опыта
проведения преобразований в области просвещения в прошлом. В
условиях сегодняшней смены методологических ориентиров и
увеличения вариативности трактовок общественного развития,
возрастающего плюрализма мнений, появилась возможность создания
политически бесстрастного комплексного исследования проблем
взаимоотношения власти и общества в сфере просвещения на
региональном уровне.
Необходимость всестороннего изучения данной проблемы
обусловлена рядом обстоятельств. Прежде всего, следует учитывать
реалии сегодняшнего переходного периода, в котором находится
Россия. Именно они требуют взвешенного осмысления всех аспектов
имеющегося опыта государственного руководства учреждениями
образования. Во-вторых, каждая российская провинция конца ХVIII начала ХIХ в. отличалась не только географическим положением,
территорией, естественными климатическими и природными
условиями, демографическими и национальными факторами, но и
теми составляющими, которые связаны с людскими ресурсами и их
деятельностью в сфере просвещения и культуры. Сохранение,
приумножение или уничтожение созданных ими материальных и
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
духовных ценностей зависело от таких факторов, как действие или
бездействие центральных и местных властей, активности всех слоев
населения.
В
настоящей
работе
проанализирован
опыт
взаимодействия центральных и местных органов власти, а также роль
частной инициативы в создании образовательных учреждений. С
учетом местных социально - экономических и политических условий
рассмотрены особенности управления ими, показаны формы и
методы деятельности учреждений народного образования.
Отечественная историография развития образования в
Смоленской губернии конца ХVIII века – первой трети ХIХ вв.
представлена общероссийскими и региональными работами.
Общероссийские работы представляют собой учебные пособия
ученых-историков и педагогов по истории России соответствующего
периода, а также общему состоянию учреждений народного
образования в данный период [1].
В региональной историографии рассматриваемая нами
проблема нашла отражение в монографических исследованиях Д.И.
Будаева, Г.Т. Рябкова, многотомной коллективной монографии
«История крестьянства Западного региона РСФСР» [2]. В 1950-е гг.
появилась серия очерков, посвященных истории
Смоленска и
уездных городов губернии [3]. В работах Н.В. Андреева и Т.В. Куро
[4], вышедших в 1950-е гг., исследуется история развития
образования и системы школ в Смоленской губернии в ХVIII –
первой половине ХIХ вв. Однако, эти статьи мало информативны, в
основном они содержат материал, уже опубликованный в
дореволюционной историографии.
В последние годы существенно вырос интерес к региональной
истории. Проблемы развития образования в Смоленской губернии
обозначенного нами периода представлены в публикациях А.Я.
Трофимова, В.А. Кононов[5]. Существенные моменты становления и
развития системы образования в Смоленской губернии конца ХVIII первой половины ХIХ вв. освещены в трудах историка Н.В.
Никитиной [6]
Работа основана на исследовании целого комплекса нарративных
источников, которые можно разделить на следующие группы.
К первой группе можно отнести работы Н.А. Мурзакевича
«История города Смоленска» [7], М.В. Аксенова «Класс коммерций
при Смоленской губернской гимназии» [8], И. Сперанского «Очерк
истории Смоленской духовной семинарии» [9] и т.д. Так как эти
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
материалы основаны на уже недоступных нам источниках, их можно
рассматривать
в
качестве
достоверного
материала,
иллюстрирующего
историю
образовательных
учреждений
Смоленской губернии заявленного периода.
Ко
второй
группе
источников
относится
делопроизводственная документация,
отложенная в фондах
Государственного архива Смоленской области: фонд Канцелярии
Смоленских губернаторов (Ф. 1), фонд Дирекции народных училищ
Смоленской губернии (Ф. 45), которые не введены еще до сего дня в
широкий научный оборот.
К третьей группы можно отнести опубликованные источники
мемуарного характера: воспоминания М.Н. Николевой, «Дневник»
Н.А. Мурзакевича, его «Жизнеописание», составленное сыном Н.Н.
Мурзакевичем, отрывки из «Дневника» А.А. Лесли [10].
Объектом исследования является нарождающаяся система
государственных образовательных учреждений в России конца ХVIII
– первой половины ХIХ вв. Предметом исследования является
динамика развитие системы образования в Смоленской губернии в
конце ХVIII – первой половины ХIХ вв., формы взаимоотношений
власти общества в этом процессе.
Цель настоящего исследования – изучение и характеристика
периода становления и формирования государственной системы
образовательных учреждений в Смоленской губернии конца ХVIII –
первой половины ХIХ вв. Для достижения этой цели поставлены
следующие задачи:
1. Проанализировать цели, ход и реализацию реформ в сфере
образования в России во второй половине XVIII – первой половине
ХIХ вв.;
2. Выявить особенности процесса становления и развития
системы государственных учреждений народного образования в
российской провинции (на материалах Смоленской губернии) во
второй половине XVIII – первой половине XIX вв.
3. Рассмотреть формы взаимодействия власти и общества в
сфере реформирования системы народного образования в заявленный
период.
4. Определить положительные и отрицательные факторы
складывания региональной системы народного образования
указанного периода.
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Научная новизна и теоретическое значение данного
исследования состоит в следующем:
- проведено системное исследование, раскрывающее процесс
становления и развития системы государственного среднего
образования в Смоленской губернии в конце ХVIII – первая
половине ХIХ вв.;
- проанализирован значительный фактологический материал,
установлены имена учителей и благотворителей разных типов
учебных заведений, количество учащихся, их
социальный и
гендерный состав.
прослежена
динамика
создания
разных
типов
государственной школы конце ХVIII – первой половине ХIХ вв.,
увеличение числи учеников;
- оценен вклад общества, местных благотворителей на ход
развития образования в Смоленской губернии в конце ХVIII – первой
половине ХIХ вв.
В результате проведенной исследовательской работы можно
отметить следующее:
- В ходе реформ конца ХVIII в., 1803-1804 гг. и 1828 г. в
России началось создание государственной централизованной
системы государственных учебных заведений.
- В Смоленской губернии этот процесс проходил
неравномерно, имел свои специфические черты.
- К особенностям складывания системы государственного
образования в губернии следует отнести низкие темпы и
значительную
временную
протяженность
реформирования,
незначительное число учебных заведений и учеников в них.
- В 1812 г. из 7 малых народных училищ были преобразованы
в уездные только 5, из них 1 (в Смоленске) создано вновь.
- В Юхнове, Ельне, Красном и Духовщине в первой половине
ХIХ в. уездных училищ не было создано.
- Число учеников в Смоленской гимназии в этот же период
выросло в 4 раза.
- В 1822-1832 гг. число учеников Смоленской гимназии
сократилось на 30%, число учеников уездных училища на 16%.
Причина такого положения дел скрыта в скудности материальной
базы и недостаток учительских кадров, введением в 1817 г. платы за
обучения в гимназии.
20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
- Приходские училища региона можно разделить на три
группы: училища в губернских и уездных городах, сельские училища
в казенной деревне, училища в помещичьих имениях.
- В 1817-1820 гг., Малые народные училища в Белом,
Сычевке и Дорогобуже были преобразованы в приходские училища.
- Главной причиной медленного роста числа приходских
училищ стал недостаток государственного финансирования.
- В 1820-х гг. из 13 приходских училищ Смоленской губернии
3 (в Смоленске, Сычевке и Белом) содержались на средства
Смоленского приказа общественного призрения из-за отсутствия
финансирования со стороны горожан. Училища в Гжатске,
Дорогобуже и Рославле находилось на содержании городских
обществ и дворянства. Приходские училища в Вязьме и Поречье
первоначально существовали на деньги, выделяемые городскими
думами, однако с 1818 г. из-за недостатка благотворительных средств
жалование учителям выплачивалось из средств Смоленского приказа
общественного призрения.
- В сельской местности училища содержались из средств
организаторов (духовенства, помещиков), прекращали свою
деятельность по желанию владельцев или в связи с их смертью.
- Особенностью развития общего среднего образования в
регионе и свидетельством начала его специализации стало
существование при Смоленской гимназии с 26 марта 1804 г. по 1812
г. «класса коммерческих наук» - единственного подобного учебного
заведения в России.
- Совершенно уникальное явление
в просветительском
движении региона – образование по инициативе и на средства
священника протоиерея Петра Сущинского Александровского
сельского приходского училища, существовавшего с 1815 по 1822 г.
Литература
1. Куро Т.И. Народное образования в Смоленской губернии в
первой половине ХIХ века // Ученые записки Смоленского
педагогического института. Вып. V. -Смоленск, 1957.; Никитина Н.В.
«Коммерческий класс». Новые данные о деятельности класса
«коммерческих наук» при Смоленской губернской гимназии в начале
ХIХ века // Известия Смоленского университета. Выпуск 5. 2008. ;
Белоконь М. Кадетские корпуса в России/ до 1917 года // История
(Приложение к газете «1 сентября»). № 36. 1998.; Никитина Н.В. Из
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
истории Смоленского Кадетского корпуса. // Культура, искусство,
образования: проблемы, перспективы развития. Материалы научно –
практической конференции (Смоленск. 16 – 17 декабря 1998г.).Смоленск. 1998.; Андреев Н.И. Очерки по истории культуры на
Смоленщине. Очерк первый. История развития образования и школ в
Смоленском крае с IХ столетия до начала ХIХ века // Материалы по
изучению Смоленской области. -Смоленск, 1952. Вып. 1.
2. История крестьянства Западного региона РСФСР. Период
феодализма / Под ред. А.А.Кондрашенкова. Воронеж, 1991; История
крестьянства Западного региона (1861-1917). Калуга, 1993; Рябков
Г.Т. Смоленский край в период феодализма (вторая половина ХVII –
первая половина ХIХ вв.).- Смоленск, 1984. - С. 66 – 75.
3. См.: Вязьма. / Сост. Д.П.Маковский, В.С. Орлов и др. Смоленск, 1957;
Маковский Д.П. , Орлов В.С. Смоленск с
древнейших времен до ХХ века. - Смоленск, 1948; Орлов В.С.,
Чернобаев А.В. Ельня. - Смоленск, 1955; Рославль / Сост. Маковский,
В.С.Орлов, А.В. Чернобаев. - Смоленск, 1952.
4. Андреев Н.В. Очерки по истории культуры на Смоленщине.
Очерк первый. История развития образования и школ в Смоленском
крае с 1Х столетия до начала Х1Х века // Материалы по изучению
Смоленской области. - Смоленск, 1952. Вып. 1. С. 148 –152.; Куро
Т.И. Народное образования в Смоленской губернии в первой
половине ХIХ века. // Ученые записки Смоленского педагогического
института. Вып. V. - Смоленск, 1957.- С. 284 – 308.
5. Трофимов А.Я. Просвещение и культура на Смоленщине
(ХIХ – начало ХХ веков). - Смоленск, 1999; Кононов В. А.
Смоленские губернаторы. 1711-1917. - Смоленск, 2004.
6. Никитина Н.В. Из истории Смоленского Кадетского
корпуса. // Культура, искусство, образования: проблемы, перспективы
развития. Материалы
научно – практической конференции
(Смоленск. 16 – 17 декабря 1998г.). - Смоленск. 1998; Никитина Н.В.
«Коммерческий класс». Новые данные о деятельности класса
«коммерческих наук» при Смоленской губернской гимназии в начале
ХIХ века // Известия Смоленского университета. Выпуск 5. 2008;
Никитина Н.В. К вопросу об организации духовного образования в
Смоленской губернии XVIII - .начале XIX века) // Идеи христианской
культуры в истории славянской письменности. Материалы научной
конференции, 24 мая 2000 г. - Смоленск: СГПУ, 2000.
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
7. Мурзакевич Н.А. История города Смоленска.- Смоленск,
2008.
8. Аксенов М.В. «Класс коммерций» при Смоленской
губернской гимназии. Историческая справка. Издание губернского
статистического комитета. – Смоленск: Типография П.А. Силина,
1909.
9. Сперанский И. Очерки истории Смоленской духовной
семинарии. - Смоленск: Типография Е.П. Позднякова. 1892.
10. Рассказы о 1812 годе. (Отрывки из дневника А.А. Лесли)
// Смоленская старина. Выпуск 2. Смоленск. 1912 г.; Мурзакевич
Н.А. История города Смоленска.- Смоленск, 2008.
Зольникова С.В.,
студентка 4 курса
исторического факультета
Смоленского государственного
университета
Научный руководитель:
Никитина Н.В., кандидат
исторических наук, доцент
РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В
РОССИЙСКОЙ ПРОВИНЦИИ В 30-50 ГГ. ХIХ ВЕКА
(НА МАТЕРИАЛАХ СМОЛЕНСКОЙ ГУБЕРНИИ)
Для написания исследовательской работы выбрана тема
«Развитие системы народного образования в российской провинции в
30-50 гг. ХIХ века (на материалах Смоленской губернии). Эта тема
актуальна сегодня в силу ряда причин. Во-первых, выбрана она не
случайно, так как образование, процесс развития и саморазвития
личности, связанный с овладением социально значимым опытом
человечества, воплощенным в знаниях, умениях, творческой
деятельности и эмоционально-ценностном отношении к миру;
необходимое условие сохранения и развития материальной и
духовной культуры. Основной путь получения образования —
обучение и самообразование. Во-вторых, в силу малоизученности
проблемы. В-третьих, сходности процессов в сфере образования в
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Смоленской губернии во второй трети XIX века и сегодняшнего этапа
реформатирования школьного образования в современной России.
История развития народного образования в Смоленской
губернии в 30-50 гг. XIX века на протяжении длительного времени
остается в числе слабо исследованных проблем. Эту проблему
исследовали лишь смоленские историки и педагоги Н.В. Никитина,
Н.А. Дмитриева, Н.А. Иванова, А.Я. Трофимов.
Отечественная историография развития образования в
Смоленской губернии в 30-50 гг. ХIХ в. представлена
общероссийскими и региональными работами. Общероссийские
работы представляют собой учебные пособия ученых-историков и
педагогов по истории России соответствующего периода, а также
общему состоянию учреждений народного образования в данный
период.
В 1950-е гг. появилась серия очерков, посвященных истории
Смоленска и уездных городов губернии [1]. В работах Н.В. Андреева
и Т.В. Куро [2], вышедших в 1950-е гг., исследуется история развития
образования и системы школ в Смоленской губернии в ХVIII –
первой половине ХIХ вв. Однако, эти статьи мало информативны, в
основном они содержат материал, уже опубликованный в
дореволюционной историографии.
В последние годы существенно вырос интерес к региональной
истории. Проблемы развития образования в Смоленской губернии
обозначенного нами периода представлены в публикациях А.Я.
Трофимова, В.А. Кононова [3].
Работа основана на исследовании целого комплекса
нарративных источников, которые можно разделить на следующие
группы: опубликованные и неопубликованные. К первой группе
можно отнести работы Н.А. Мурзакевича, П.Е. Никитина [4], И.И.
Андреева [5], Н. Зинченко [6], С.П. Писарева [7]. Ко второй группе
источников
относятся
делопроизводственные
документы,
отложенные в Государственном архиве Смоленской области в фонде
№ 1 (Канцелярия Смоленских губернаторов) и фонде № 45 (Дирекция
народных училищ), в которых содержится новая информация о
складывании и развитии системы народного образования в
Смоленской губернии.
Объектом исследования является нарождающаяся система
государственных и частных образовательных учреждений в России в
30-50 гг. ХIХ в. Предметом исследования является динамика
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
развитие системы образования в Смоленской губернии в 30-50 гг.
ХIХ в., формы взаимоотношений власти общества в этом процессе.
Цель настоящего исследования – изучение и характеристика
периода развития государственной системы
образовательных
учреждений в Смоленской губернии
30-50 гг. ХIХ вв. Для
достижения этой цели поставлены следующие задачи:
1. Проанализировать цели, ход и реализацию реформ в сфере
образования в России в 30-50 гг. ХIХ вв.;
2. Выявить особенности процесса развития системы
государственных и частных учреждений народного образования в
российской провинции (на материалах Смоленской губернии) в 30-50
гг. XIX вв.
3. Рассмотреть формы взаимодействия власти и общества в
сфере реформирования системы народного образования в заявленный
период.
4. Определить положительные и отрицательные факторы
складывания региональной системы народного образования
указанного периода.
Научная новизна и теоретическое значение нашего
исследования состоит в следующем:
- проведено системное исследование, раскрывающее процесс
развития и становления народного образования в Смоленской
губернии в 30-50 гг. XIX века; «Устав гимназий и училищ уездных и
приходских» 1828 г. позволил значительно детализировать схему
создания и управления приходскими училищами. Теперь они могли
быть созданы в любом месте, где это позволяли средства. Одной из
причин медленного развития приходских училищ являлось
отсутствие квалифицированных педагогических кадров. Самым
серьезным препятствием на пути развития сети приходских училищ
стало отсутствие финансирования со стороны государства. Средства,
выделяемые городскими обществами, частными лицами были недостаточны для их достойного существования. Но уже в 1852 г.
приходские училища существовали во всех 12 уездных городах
Смоленской губернии, а уездные училища в 8 уездных городах. В
1840-х гг. наблюдается упадок авторитета гимназии, сокращение
числа учащихся, ухудшение педагогического персонала. В
Смоленской губернии непосредственное руководство по проведению
реформы народного образования осуществлял директор училищ
губернии Л.Ф. Людоговский, П.Д. Шестаков, являясь директором
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
народных училищ губернии, после Л.Ф. Людоговского, внес большой
вклад в дело дальнейшего развития народного образования на
Смоленщине. Также значительный вклад в развитие народного
образования Смоленской губернии внес гражданский губернатор И.В.
Капнист (1842-1844). В своем отчете о состоянии губернии за 1842 г.
он писал: «Я нахожу степень обучения в Смоленской губернии не
соответствующей потребности и вменяю себе в обязанность открыть
в четырех городах - Красный, Духовщина, Ельня и Юхнов, хотя бы
начальные училища» [8].
С конца 50-х годов XIX века в Смоленской губернии начала
складываться система среднего женского образования. Она включала
в себя епархиальное женское училище, женские учебные заведения
первого и второго разряда (гимназии и прогимназии) Министерства
народного просвещения. Средние учебные заведения давали
сравнительно высокий уровень образования, их учебная программа
приближалась к соответствующим мужским заведениям.
- проанализирована динамика содержания, форм и методов
учебно-воспитательной работы в народных учебных заведениях
различных типов в 30-50 гг. XIX века;
- оценен вклад общества, местных благотворителей на ход
развития народного образования в Смоленской губернии во II-ой
трети XIX века; Большой вклад в формирование системы народного
образования на Смоленщине внесла местная общественность:
смоленские благотворители – А.И. Барышников, А.А. Барышников,
С.П. Волков, П.П. Друцкий Соколинский Ромейко-Гурко, Рыжков,
М.А. Мещерская.
Итоги данного исследования состоят в следующем:
- Общее количеству училищ не соответствовало числу
уездных городов и составляло в 1824 г. всего 50%, а в середине 50-х
гг. ХIХ в. только 66%.
- Общее число учеников уездных училищ в 30-50-х гг.
выросло на 40%, что составило 1 % от от числа горожан Смоленской
губернии.
- Во второй половине 30-х гг. ХIХ в. в Гжатске было открыто
второе приходское училище для обучения девочек первая
государственная начальная женская школа в губернии.
- Во второй половине 40-х гг. ХIХ в., приходские училища
созданы в Красном, Ельне, Юхнове и Духовщине, в Смоленске и
Вязьме были открыты вторые приходские училища. Второе
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
приходское училище в Смоленске было открыто в отдаленной 3-ей
части города, в Заднепровье. В 1848 г. в нем был создан класс для
обучения девочек.
- Главной причиной медленного роста числа приходских
училищ стал недостаток государственного финансирования.
- Второй причиной, тормозящей увеличения количества
приходских училищ,
было отсутствие помещений для их
размещения. Чаще всего, хотя это противоречило уставу, приходское
училище размещалось вместе с уездным.
- В Дорогобуже оба училища размещались в каменном доме,
подаренном почетным смотрителем, в Вязьме в каменном
двухэтажном доме, подаренном училищам городским обществом, в
Поречье – в наемном доме. В Смоленске в 1833-1835 гг. приходское
училище помещалось в наемном деревянном флигеле во дворе
гимназического дома, а с 1836 г. размещалось вместе с уездным.
- В Рославле и Гжатске с момента образования училища
располагались в разных зданиях. В Рославле и дом уездного училища,
построенный в ХVIII в., и деревянные флигели приходских училищ
находились в аварийном состоянии, денег на их ремонт не
отпускалось десятилетиями.
- Приходское училище в Сычевке до 1850 г. находилось в
одном здании с уездным, только стараниями почетного смотрителя
Н.И. Геннадии училище получило новый каменный двухэтажный
дом.
- Третьей причиной медленного развития приходских училищ
являлось отсутствие квалифицированных педагогических кадров для
них:
- В 1833 г. из 9 учителей приходских училищ только 2 имели
образование в объеме гимназии, 3 закончили Смоленскую духовную
семинарию, а остальные имели только начальное образование в
объеме уездных училищ.
- Большинство до занятия этой должности
не имели
педагогического опыта. Только один учитель (Гжатского приходского
училища) проработал в этой должности 15 лет.
- Нежелание молодых людей занимать должности учителей
приходских училищ объяснялась отсутствием материальной
заинтересованности, их невысокой заработной платой (от 57 до 142
рублей), низким социальным статусом и положением в обществе.
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
- Наибольшее количество частных пансионов и школ
располагалось в Смоленске. Из архивных материалов известно о
существовании более чем 10-ти частных учебных заведений в
губернском городе в первой половине Х1Х века.
- В большинство пансионов для преподавания приглашались
учителя Смоленской гимназии и Смоленской духовной семинарии.
- Работали частные школы под контролем местных властей, в
первую очередь Директора училищ губернии. 19 августа 1827 года
вышел высочайший указ о надзоре министерства народного
просвещения за всеми учебными заведениями в стране, в том числе и
частными.
- Число частных пансионов и школ в Смоленской губернии в
первой половине ХIХ века было достаточно высоким. Частное
образование находилось под контролем государства.
Реформы в сфере народного образования способствовали
появлению в Российской империи значительного числа грамотных и
образованных людей, способных решать поставленные временем
задачи. В связи с этим была впервые создана централизованная
система народного образования. Смоленская губерния в данный
период не стала исключением. Большинство проблем, не
способствующих быстрому процессу реформирования системы
образовательных учреждений, в Смоленской губернии было
общероссийскими.
В целом, система образования в обозначенный нами период
развивалась весьма динамично. Количество учебных заведений
выросло, число учеников государственных школ увеличилось,
количество учащихся женского пола выросло, а также улучшился
педагогический состав.
Литература
1. См.: Вязьма. / Сост. Д.П.Маковский, В.С. Орлов и др. Смоленск, 1957;
Маковский Д.П. , Орлов В.С. Смоленск с
древнейших времен до ХХ века. - Смоленск, 1948. Орлов В.С.,
Чернобаев А.В. Ельня. - Смоленск, 1955; Рославль / Сост.
Маковский, В.С.Орлов, А.В. Чернобаев. - Смоленск, 1952.
2. Н.В.Андреев. Очерки по истории культуры на
Смоленщине. Очерк первый. История развития образования и школ в
Смоленском крае с 1Х столетия до начала Х1Х века // Материалы по
изучению Смоленской области. - Смоленск, 1952. Вып. 1. С. 148 –
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
152.; Куро Т.И. Народное образования в Смоленской губернии в
первой половине ХIХ века. // Ученые записки Смоленского
педагогического института. Вып. V. - Смоленск, 1957. С. 284 – 308.
3. Трофимов А.Я. Просвещение и культура на Смоленщине
(ХIХ – начало ХХ веков). Смоленск, 1999; Кононов В. А.
Смоленские губернаторы. 1711-1917. - Смоленск, 2004.
4. Мурзакевич Н.А. История города Смоленска. - Смоленск.
2008; Никитин П.Н. История Смоленска. - СПб, 1848.
5. Андреев И.И. Народное образование в Дорогобужском
уезде. - Смоленск, 1913.
6. Зинченко Н. Женское образование в России. - СПб., 1901.
7. Писарев С.П. Смоленск и его история. - Смоленск, 1984.
8. ГАСО. Ф. 1 (Канцелярия Смоленских губернаторов). Оп. 2
(1842). Д. 4 . Л. 63.
Магомедова М.А.,
студентка 2 курса факультета
«Институт образовательных технологий»
Пензенской
государственной
технологической
академии
Научный
руководитель:
Кольчугина
С.В., кандидат
исторических наук, доцент
ПРАЗДНИКИ И ДОСУГ ПРОВИНЦИАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА В
КОНЦЕ XVIII-НАЧАЛЕ ХХ ВВ.
(ПО МАТЕРИАЛАМ ПЕНЗЕНСКОЙ ГУБЕРНИИ)
Вопросы
культурно-исторического
развития
России
приобретают в настоящее время особую значимость. В последние
годы наблюдаются рост интереса к праздничной культуре России и
попытки смоделировать и реставрировать отдельные элементы
культурной жизни России прошлых веков. Восстановление
историко-культурной памяти способствует росту национального
самосознания.
Хронологические рамки работы охватывают период конца
XVIII-начала XX вв. Выбор начальной точки обусловлен фактом
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
образования в 1796 г. Пензенской губернии как основной единицы
административно-территориального деления и местного устройства.
Верхняя граница исследования приходится на 1917 г., время
коренного изменения образа жизни населения России.
Исследования основано преимущественно на материалах,
посвящённых дворянской культуре. Именно с дворянства начинается
подлинная история досуга. Владея частной собственностью,
представители данного сословия, «праздного класса» могли себе
позволить достойный их состояния досуг, причем с демонстрацией
своего высокого положения в социальной иерархии и
«демонстративным поведением». Для дворянина практически все
время, свободное от служебных дел, превращалось в отдых и
развлечения. Имея такой неограниченный досуг, первое сословие
располагало
наиболее
благоприятными
условиями
для
трансформации и пересмотра не только всех прежних его форм, но и
радикального изменения соотношения между государственной и
частной жизнью в пользу последней. Досуг с XVIII в. приобретал
статус, которого ранее никогда не имел. Этот процесс шел
параллельно с утверждением светского характера всей культуры и
постепенного вытеснения (но не уничтожения) религиозных
ценностей мирскими. Досуг приобретал все большую очевидную
ценность для дворянина по мере утверждения светской культуры.
Основные формы этого досуга были изначально в XVIII в.
заимствованы, а затем в XIХ в. переведены на язык собственной
отечественной культуры [1].
Источниковую базу исследования составили мемуары и
воспоминания представителей местного дворянства, купечества,
интеллигенции, а также материалы периодической печати –
Пензенских губернских ведомостей. Это обусловило тяготение к
описательному
характеру
исследования,
преобладание
микроисторического подхода. Целью работы является изучение
досуга и развлечений пензенского общества. Акцент сделан
преимущественно на публичной стороне деятельности. Вследствие
этого основное внимание уделено осенне-зимнему периоду, времени,
когда большинство дворян оставляли свои имения и переезжали в
город, где вели интенсивную светскую жизнь.
Задачи работы:
– определить специфику провинциальной культурной
жизни;
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
–
выявить значение праздника в культурной жизни
Пензенской губернии;
– определить приоритеты в организации досуга дворянства
пензенского дворянства;
– охарактеризовать формы и способы проведения
дворянского досуга.
Дворяне Пензенской губернии вели активную светскую
жизнь: «все старались роскошничать наперерыв один перед другим»
[2]. «Утверждают, что в Пензе жить весело», – сообщал в своих
заметках путешественник [3]. «Добрый город Пенза был населён
жителями радушными и гостеприимными. Приглашения на балы и
обеды не прекращались… Залы и гостиные всегда были полны, так
что в хорошем доме четыреста посетителей считалось делом
обыкновенным» [4].
«Бальные угощения» провинциальные дворяне выписывали
из столиц. В одной из газет за 1875 г. сообщалось, что 21 декабря в
Пензе состоялся бал, который всеми был признан неудачным. «Г.
Охотников, старший кандидат на губернского предводителя
дворянства, желал оказать дамам любезность: он выписал для них из
столицы по букету живых цветов, но эти изящные букеты прибыли в
Пензу только 24 декабря. Стало быть, здесь виною была ненастная
зима, останавливающая поезда железной дороги. Но по получении
букеты были разосланы хозяйкам. Другое дело с конфетами, которые
также не поспели на бал – их трудно теперь употребить по
назначению» [5].
Бал для дворян был местом не только отдыха, но и общения,
являясь
одним
из
наилучших
способов
оптимизации
коммуникативной системы. Общение было важной составляющей
любого танцевального вечера, не уступающей по важности даже
организационному стержню бала – танцам. Танцевальная зала
приобретала функции клуба, где предоставлялась уникальная
возможность завязать новые знакомства, необходимые для
продвижения по службе и вхождения в новое общество, найти
достойную партию своим детям. Несмотря на то, что бал как явление
не был присущ традиционной русской культуре, а был импортирован
с запада вместе с другими новациями, включенными в
реформирование общественной и культурной жизни России, его
появление в стране было обусловлено сущностными социальнокультурными
потребностями.
Именно
поэтому,
вопреки
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
многочисленным противникам нового элемента жизни и
настороженному отношению к нему со стороны служителей культа,
танцевальный вечер довольно быстро становится неотъемлемой
частью обновляющегося образа жизни россиян. Бал – это один из
краеугольных камней фундамента эстетической культуры России
нового времени, это прорыв к гармонизации эстетического
пространства культуры. Эстетика танцевального вечера во многом
сопрягалась с идеей порядка, со стремлением бала к созданию
совершенной, упорядоченной формы. Великолепие бальных
туалетов, красота музыки, изобилие яств на праздничном столе,
вызывая сильные эмоциональные переживания, не оставляли
равнодушным ни одного приглашенного. На протяжении XVIII-XIX
вв. балы все прочнее входили в русский обиход и вскоре перестали
быть принадлежностью только дворянского образа жизни,
проникнув во все слои городского населения. Некоторые бальные
танцы, например кадриль, в XIX в. стали танцевать даже в деревне
[6].
Кстати, сословные перегородки никогда не были слишком
жёсткими. Особенно это бросалось в глаза всенародных торжеств,
юбилеев, религиозных праздников. Сохранились воспоминания Е.О.
Виргинской, младшей сестры В.О. Ключевского. Из них следует, что
молодёжь духовного сословия также устраивала себе развлечения,
подобные светским мероприятиям. «Мы в зимние вечера иногда
собирались и играли в преферанс; только не на деньги, а на орехи.
Брат … танцевал кадриль…, он любил этот танец» [7].
К рубежу XIX-XX вв. содержание понятия бала
девальвировалось. Резко сократилось число пышных придворных и
частных балов. На смену им пришли публичные танцевальные
вечера, имевшие по преимуществу коммерческий характер.
Особенно часто давались они в провинции: в зданиях Благородного
или городского собрания, в театрах, различных клубах, в
резиденциях губернаторов и в залах, снятых в домах частных лиц.
Как правило, круг участников таких балов был широким и пестрым:
чиновники, военные, помещики, учителя и пр. Средства на такие
балы собирались по подписке (в складчину), либо на них продавали
билеты, которые мог купить каждый желающий. Общественные
балы устраивались не только дворянством, но и купечеством,
ремесленниками, художниками и артистами и т.п. Так, в начале ХХ
в. в Пензенской губернии при проведении балов на Новый год и
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Пасху заблаговременно объявлялась подписка с платою не менее
рубля с персоны. Собранные деньги (рублей 600-800) поступали в
пользу детских приютов.
Помимо этого, наблюдался процесс упрощения бального
этикета, отказ от многих традиционных форм танцевального
собрания. Однако в провинции из-за определенного консерватизма
вкусов, настороженности к новациям длительное время сохранялись
довольно высокие требования к проведению подобных мероприятий,
что иногда приводило к пикантным происшествиям. Так, обычно в
гостиной Дворянского собрания и в столовой устраивались открытые
буфеты, где собравшимся предлагалось бесплатно чай, фрукты,
«конфекты». Устройство этих буфетов брали на себя обыкновенно
по просьбе распорядителя-губернатора кто-либо из содержателей
ресторанов,
чаще
всего
Татарский
ресторан,
наиболее
фешенебельный в городе. Но однажды он по неизвестным причинам
отказался, и губернатор поручил полицмейстеру Власову поискать
кого-либо другого. Выбор последнего пал на А.М. Пушкину,
каскадную певицу и содержательницу шантана, «хотя и весьма
определённой репутации, но с хорошим поваром и отборной
провизией». Данное обстоятельство не смутило губернатора; он
посчитал излишним предъявлять к госпоже Пушкиной «требования
какой-либо морали», поскольку «на устроителе лежали чисто
кухонные обязанности».
Однако г-жа Пушкина, беря на себя издержки по устройству
буфетов, увидала в этом блестящий случай разрекламировать своё
превосходное заведение перед лучшим пензенским обществом. Она
явилась на собрание в нарядном бальном туалете, а также привезла с
собой несколько своих наиболее «показных» пансионерок и
разместила их за открытыми буфетами, строго наказав усиленно
угощать визитёров и дам. Сама же она с очаровательной улыбкой на
устах вышла в гостиную и стала разыгрывать роль любезной
хозяйки, встречающей своих гостей.
Дамы и кавалеры пришли сначала в крайнее изумление, а
затем и в негодование, когда увидала превращение Дворянского
собрания в, так сказать, филиал отделения каскадного заведения.
Этого скандала очень долго Пенза не могла забыть [8].
Традиционно бальный сезон длился с Рождества (25 декабря
по старому стилю) и до последнего дня масленицы. В остальное
время года балы устраивались редко, по особым случаям. Как
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
правило, новогодние балы проходили тогда в Дворянском собрании.
А еще губернатор собирал чиновников с женами в своем доме.
Обычно на такой прием гости собирались к 11 вечера, а расходились
в 3-4 часа утра. «Губернаторский бал вообще событие в провинции, –
констатировал пензенский губернатор И.Ф. Кошко. – Каждый хочет
на нём быть, и вот забота о том, чтобы кого-нибудь случайно не
забыть и не обидеть, пожалуй, наиболее хлопотливая сторона всего
дела. Торговцы и портнихи особенно бывают рады, так как дела при
этом очень оживляются…».
Однако такие мероприятия не всегда проходили весело. В
1875 г. Пензенские губернские ведомости констатировали, что
минувший новогодний бал оказался неинтересным: там оказалось
мало кавалеров, и дамы скучали. В тот период в Пензе стоял
кавалерийский полк. Однако по каким-то причинам его офицеры на
бал не пришли. Кстати, на придворные балы явка гвардейских
офицеров была обязательна: по два человека от каждого полка. Для
этого существовали специальные графики-разнарядки, помогавшие
соблюдать очередность. Офицеры приглашались специально как
партнеры по танцам [9].
Домашние празднества обставлялись не менее торжественно.
Накануне каждого религиозного праздника в состоятельных домах
служилась всенощная («И доныне сохраняю память о тех
неповторимых переживаниях, которые навевали на меня эти
всенощные»). Весь дом в ожидании притихал («Все в доме в это
время говорят шепотом и ходят на цыпочках»). В переднем углу
устанавливался стол, на котором размещались старинные семейные
иконы.
Вот как описывается празднование Рождества в середине XIX
в. Ему предшествовал «Никола, наш престольный праздник, с
молебном, праздничным настроением, жареными пирогами и
трехдневным сытым, буйным и пьяным весельем на селе. Морозы
все еще стоят лютые, но дни заметно становятся длиннее, – близится
Рождество. Накануне был строгий пост. Многие, особенно старики,
не ели с утра ничего до первой звезды. А на другой день после
обедни и посещения притчи, приходившего Христа славить,
начинался уже праздник, святки, тянувшиеся до Крещения. Это
время веселья, поездок в гости к друг к другу, катания на санях,
гадания, шуток всякого рода, а главное, плясок и ряженных,
славления Христа» [10].
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Однако не все ославляемые были щедры. Детскими
воспоминаниями делится Ю.Ф. Лихачёв. Так, на Рождество купец
И.Г. Миронов «всех нас по очереди оделял большими медяками,
клал их в раскрытую ладонь и сам сжимал наши ладони в кулак,
чтобы мы не могли видеть, что он нам «подал». Сторож, знавший
«обычай» хозяина, «провожая нас, приговаривая с усмешкой:
«Идите, идите, да смотрите, чтобы вас не обокрали». А мы, когда за
воротами разжимали кулаки и обнаруживали в них старые, не
ходовые уже гривны, бросали их на спор «Кто дальше», при этом
поминали «добрым словом» Ивана Гавриловича и в отместку за
надувательство бросали и гривнами, и комками снега в ворота, чтобы
ещё больше раздразнить и без того лающих собак [11].
Другим значимым развлечением зимы была масленица,
настоящий праздник живота. Вспоминает представитель известной
мокшанской купеческой фамилии В.П. Быстренин: «Масляница –
классическое время объядения. Моя бабка была великая мастерица в
кулинарном деле и знала секрет приготовления нескольких сортов
блинов. Блины кушали не торопясь, сначала гречневые, а затем
крупчатые – кушали со смаком, густо намазывая каждый блин
маслом, сметаной, икрой. Полагаю, что съедали по десятку и более
блинов каждый, – а блины выпекались огромные, во всю тарелку.
Покончив с блинами, принимались за уху. К ухе обычно подавались
сдобные пирожки с визигой, яйцами и фаршем из какой-нибудь
рыбы. Затем шло жареное – обыкновенно лещи или сазан, и в
заключение гости принимались за сладкий слоёный пирог с какимнибудь вареньем. Вся эта еда обильно запивалась чудным домашним
квасом, – вино подавалось только в тех случаях, если к обеду
приходил кто-нибудь посторонний, в домашнем же обиходе оно не
употреблялось» [12].
Здесь уместно отметить, что в ряде случаев жизнь в
провинции была в какой-то степени предпочтительнее столичной (по
крайней мере, в области питания). Так, уроженки Пензенской
губернии, воспитывающиеся в Смольном институте в конце XIX в.,
рассказывали, что кормили их не особенно хорошо и впроголодь, так
что их родные привозили им съестные припасы. После ухода
начальницы новое руководство улучшило стол, и в приёмной, куда
являлись посетители, было вывешено такое объявление:
«Покорнейше просят родителей, родственников и вообще всех лиц,
посещающих воспитанниц Смольного института, привозить только
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лакомства и фрукты, и ни под каким видом закуски и съестные
припасы, ибо воспитанницы этого института пищуются в
достаточном количестве». Однако не всегда девушек кормили
хорошо, и это распоряжение им не нравилось [13].
Подводя итого вышесказанному, необходимо отметить, что досуг,
как и вся культурная жизнь в провинции имела свою специфику.
К числу особенностей провинциальной культурной жизни можно
отнести следующие:
– обозримость и вместе с тем ограниченность культурного
пространства и происходящих в нём процессов;
– приближенность культурных процессов к человеку;
– включённость явлений культуры в повседневное бытие
провинциального общества;
– ощущение родственной (родовой) причастности к
процессу культурного творчества;
– непосредственность общения творцов культуры с её
потребителями;
– ограниченность контактов с культурой столиц, других
регионов и стран;
– консерватизм вкусов, настороженность к новациям;
– неизбалованность
разнообразием
культурнохудожественных явлений;
– неадекватность
оценок,
выражающаяся
как
в
преувеличении
значения
местных
культурноисторических феноменов, так и в недооценке талантов,
ещё не получивших признания вне региона;
– большая эмоциональность, яркость впечатлений и
непосредственность восприятия явлений культуры и
искусства;
– возможность
более
целостного
эмоциональночувственного восприятия культурно-исторической среды
как повседневной реальности;
– несинхронность столичной и провинциальной «моды» в
мире культуры, замедленность её прихода и ухода,
порождаемые этим эффектом;
– эффект провинциальной трансформации явлений
культуры, специфика их прочтения и бытования [14].
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Каждый пункт данного перечня, отнюдь не исчерпывающего
специфических черт провинциального культурного менталитета,
подтверждается пензенскими реалиями, которые свидетельствуют
как о ретроградных его чертах, так и о способности порождать
самобытные феномены соединения культуры края и культуры мира.
Литература
1. Сертакова И.Н. Повседневная культура России XVIII века
// Аналитика культурологии: Электронное научное издание. – 2010. –
Вып. 2(17). – http://www.analiculturolog.ru; Колесникова А.В. Бал в
истории русской культуры: Автореферат дисс. … к. культуролог. н. –
СПб., 1999. – http://www.dissercat.com/content/bal-v-istorii-russkoikultury
2. Долгоруков И.М. Повесть о рождении моём,
происхождении и всей жизни… В 2-х томах. Т. 1. – СПб.: Наука,
2004. – С. 279.
3. Рассказова Л. Дорожные заметки В.И. Беккера 1842 года //
Пензенский временник любителей старины: Научный и научнопопулярный сборник. – Вып. 4. – Пенза, 1992. – С. 19.
4. Юматов П.И. Воспоминания ветерана 1813-1814 годов //
Земство: Архив провинциальной истории России. – 1996. – №1. – С.
121-122.
5. Пензенские губернские ведомости. – 1875. – 28 декабря.
6. Колесникова А.В. Бал в истории русской культуры:
Автореферат дисс. … к. культуролог. н. – СПб., 1999. –
http://www.dissercat.com/content/bal-v-istorii-russkoi-kultury
7. Василий Осипович Ключевский: Биографический очерк,
речи, произнесённые в торжественном заседании 12 ноября 1911
года, и материалы для его биографии. – М.: Типография Г. Лисснера
и Д. Совко, 1914. – С. 417.
8. Кошко И.Ф. Воспоминания губернатора (1905-1914):
Новгород – Самара – Пенза. – Петроград: б/и, 1916. – С. 137-139, 202.
9. Пензенские губернские ведомости. – 1875. – 28 декабря.
10. Ладыженский В.Н. «..В последние годы крепостного
права и первые годы воли …» Неоконченные воспоминания. Из
архива – библиотеки Российского Фонда культуры // Земство. Архив
провинциальной истории России. – 1995. – №1. – С. 25-27.
11. Лихачёв Ю.Ф. «…Исповедь моей души». Воспоминания о
прожитом и пережитом обыкновенного человека. Из фонда
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
коллекций Государственного архива Пензенской области // Земство.
Архив провинциальной истории России. – 1995. – №4. – С. 97.
12. Быстренин В.П. «Уходящее»: Силуэты // Тюстин А.В. Во
благо Отечества: Из истории предпринимательства Пензенской
губернии. – М.: Дарин, 2004. – С. 428-429.
13. Ходнев В. Записки пензяка // Сура. – 1997. – №1. – С. 185.
14. Инюшкин Н.М. Провинциальная культура: специфика и
проблемы востребования // Российская провинция XVIII-ХХ веков:
реалии культурной жизни: Материалы III Всероссийской научной
конференции (Пенза, 25-29 июня 1995 г.). – Пенза, 1996. – В 2-х
книгах. Книга 1. – С. 85.
Мартынова Е.В. ,
студентка 1 курса факультета
платных
образовательных
услуг Ивановского института
Государственной
противопожарной
службы МЧС
России
Научный
руководитель:
Новичкова Н.Ю., кандидат
исторических наук, доцент
КУЛЬТ ОГНЯ В РУССКОЙ ПРОВИНЦИИ
Древнее почитание огня основано на величайших услугах,
оказанных им человечеству. Не зря называют его Царь - огонь!
Стихия, дающая тепло и свет, снизошла с неба, чтобы разделить
свою власть над человеческим родом лишь с другой, столь же
могучей стихией – водою [2].
Составляя основную часть человеческой культуры на земле,
нельзя забывать, что огонь является и истребителем ее: при
неудачном и несчастливом применении он временами проявляет
могучую и страшную силу, которая сметает с лица земли все, что
попадается ей на пути, и которая заставляла первобытных людей, в
благоговейном трепете, поклоняться огню и умилостивлять его
молитвами и жертвами.
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Этот культ выразился у славян в поклонении Перуну.
Мгновенное освещение тучи и неба огненною струёй повсюду среди
славянских племен признается небесным огнём и издревле
называется священным, причем, если гром ударит в человека или в
строение, то никто не станет их спасать, считая это сопротивлением
воле Божьей.
Как же звали Бога Огня? Некоторые учёные полагают, что
западные славяне, жившие по южному берегу Балтийского моря,
называли его Радогостем (Радигостом). У этих исследователей есть
серьёзные доказательства, у их не менее учёных противников –
опровержения, так что решающее слово пока не сказано. Вероятнее
же всего, имя Бога Огня было настолько свято (ещё бы, ведь этот Бог
обитал не где-нибудь на седьмом небе, а непосредственно среди
людей!), что его старались реже произносить вслух, заменяли
иносказаниями. А с течением времени оно просто забылось. Зато не
забылось великое множество примет и поверий, связанных с Огнём
[3].
Кое-где на Руси во время первой грозы разводят в печи огонь,
как бы призывая этим покровителя земного пламени на помощь
против пламени небесного.
В стародавние годы было в обычае поддерживать на
домашнем очаге неугасимое пламя, зажженное от огня, добытого из
сухой сердцевины дерева: живого огня. Живой огонь был в большом
употреблении как мера борьбы с болезнями. Через него переносили
хворых, перегоняли стада. А чтобы вера в очистительную силу этого
огня стояла в деревне крепче, по обеим сторонам костра выкапывали
две ямы: в одну зарывали живую кошку, в другую - собаку: этим
отнимали у чумных оборотней силу бегать по дворам кошками и
собаками и душить скотину. Живым огнем возжигаются купальские
костры, через которые прыгала молодежь, дабы быть наделенной
здоровьем.
Домашний очаг считался в старину священным. В его огне
видели силу, не только дававшую человеку тепло и пищу, но и
отгонявшую от жилища всю нечисть, всякую болесть лютую. Очаг
был первым жертвенником славянина - язычника; пылающее на нем
дерево первой жертвою повелителю огней небесных, Перуну громовнику. Вокруг очага собирались в былую пору совещания
родичей. Выселяясь из дедовского гнезда, молодые непременно
брали с собою к своему новому очагу горящие уголья со старого.
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Только это, по верованиям древних предков наших, и могло
сохранить родственные связи. Если огонь в чьем-нибудь очаге
погасал, это сулило суеверному воображению всякие беды и слыло
предвестником умирания, угасания семьи. Даже рассыпавшиеся с
очага дрова не обещали ничего доброго для хозяев. Плюнуть на очаг
почиталось за великий грех. Если кто-нибудь заливал водою чужой
очаг, это было выражением непримиримой вражды - на жизнь и
смерть. Зола, взятая с домашнего очага в праздничные дни, служила
целебным средством: ею пользовали от самых разнородных
болезней. Отправляясь в далекий путь, древний славянин брал с
собою не только горсть родной земли, но и щепоть золы с домашнего
очага. Перед пылающим очагом произносились заговоры. По
колебанию его пламени предсказывалась судьба и угадывался
будущий урожай... [1]
В стародавние времена ни одна невеста не уходила перед
венчанием из родительского дома, не простившись с его огнем.
Прощание сопровождалось особыми обрядами и песнями огнянками. Перед домом жениха невесту также встречал огонь:
выбегал навстречу дружка с горящей головнею из женихова очага в
руках. "Как ты берегла огонь у отца - матери, так береги и в
мужнином доме!" - приветствовал он молодую, троекратно обегая
вокруг нее. Только успевала она вступить в дом, как ее вели к
пылающему очагу и здесь осыпали тремя пригоршнями зерна: в знак
того, что она присоединялась к семье, и в пожелание плодородия в
супружеской жизни. С этой минуты молодая вступала под
покровительство светлого духа [2].
Признавая за огнем целебную и предохранительную силу,
наш народ в то же время сохранил уверенность, что священный
огонь имеет и множество других полезных для человека свойств:
чем, например, наказать непойманного вора, ловко ускользнувшего и
схоронившего концы? Для этого надо взять восковую церковную
свечу, известную всюду под именем "обидящей" ("за обидящего"), и
прилепить перед образом нижним концом вверх, чтобы Господь
таким образом поворотил душу врага, навел и возвратил украденное.
Еще дальше пошли те суеверные фанатики, которые приготовляют
свечи из человеческого жира в расчете, что такая свеча делает
обладателя ее невидимым. Вера в эту свечу - невидимку так велика,
что люди добровольно обрекали себя на законную кару за разрытие
могилы. А ведь огонь дан людям самим Богом, который ниспослал
40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
его с небес на помощь первому человеку по изгнании его из рая,
когда человек очутился в безвыходном положении и не знал, как
готовить себе пищу. Бог послал молнию, которая расколола и зажгла
дерево, и тем показал способ добывания столь чтимого и
признаваемого, святым живого огня. Другие легенды признавали два
огня: адский и небесный, а одна из легенд говорит, что до первого
греха первых людей огня на земле не было. После же грехопадения
отворились адские врата, и пламя вырвалось оттуда и появилось на
земле, чтобы причинять людям вред пожарами, обманывать
вспышками на местах кладов, смущать огневидным появлением на
воздухе самих бесов в виде крылатых змеев и т.д. Кроме адского
огня был послан с неба и тот огонь, которым зажигались жертвы,
приносимые Богу, и устранялись многочисленные бедствия,
посещавшие людей и домашних животных в виде различных
болезней. Несомненным считается лишь то, что на болотах огни
зажигают водяные, чтобы заманивать и топить неосторожных
путников; на кладбищах огонь горит над могилами праведных
людей; на местах кладов зажигают огонь, для обмана легковерных,
охранители зарытых сокровищ - духи - кладовики.
«Влияние огня на жизнь в русской провинции в XIX веке»
1.МЕТОДЫ БОРЬБЫ С ОГНЕМ
Страх перед сокрушительной огненной стихией многие
столетия сопровождал повседневную жизнь в российской
провинции. Целое море пламени каждый год огненным вихрем
проносилось из конца в конец по территории Российской империи и
без остатка истребляло леса, засеянные поля, деревни, села, города.
Выросшие под впечатлением этих вечных пожаров, русские люди
воспитали в себе наследственный, заразный страх перед силой огня:
они целыми веками живут под его грозной властью, почти не
помышляя о борьбе и только цепенея от ужаса.
Примеров этому огненному року великое множество. 1839
год стал для жителей Костромской губернии годом страшных
местных пожаров. Жаркая летняя погода усиливала действие огня,
давая ему дополнительный стимул к распространению. Даже в ста
верстах от пожарища чувствовалась ужасающая сила Огня-царя и его
сокрушительное господство над человеком. Пепел, а с ним
перегорелые листья, затлевший мох, еловые и сосновые иглы
переносились через стоверстное расстояние, и дождевые капли,
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
пролетая по воздуху, наполненному пеплом, принимали красноватый
оттенок. Народ говорил: "Идет кровавый дождь" - и был уверен, что
начинается светопреставление. И действительно, в иной день в
воздухе, наполненном дымом, трудно было дышать: домашний скот
искал спасения в воде и только там получал некоторое облегчение.
Люди в страхе толпились по улицам и боялись входить в дома.
Некоторые молитвою и покаянием приготовлялись к смерти и
встрече антихриста. По лесным деревням мужчины надевали на себя
чистое белье, женщины спешили шить себе саваны [2].
Ужас, повсюду распространившийся и охвативший не только
людей, но и домашних животных, в некоторых местах достигал
наивысшего предела, где раскаленная огненная стена надвигалась на
поселение, грозя уничтожить все на своем пути.
Вот как описывал лесной пожар, охвативший девять уездов
двух смежных губерний (Костромской и Нижегородской), один из
его очевидцев: "При грозе, в сухие годы, жарким днем в глухом
чапыжнике иль на бору, заваленном валежником, вид обширного
лесного пожара бывает поразительно величествен. Напирающая по
ветру грозная стихия сплошным пламенем пожирает на пути своем
весь сухой вереск, валежник от ветроломов и разных лесных
промыслов, сухой мох, торф, стоячие сухары и самые сучья свежих
деревьев. Сплошное пламя взлетает по ним, как истинный Змей
Горыныч, с неимоверною быстротою. Этому способствует
раскаленная атмосфера, предшествующая пожару иссушающая хвою
и листья зеленых деревьев от макушки до половины дерева гораздо
раньше, чем пламя подступит под пни корчащихся, трещащих и
обливающихся смолою сучьев. Прибавьте к этому вой урагана,
завыванье волков и других зверей, спасающихся от гибели, раскаты
грома, блеск молнии, озаряющей мглу небесную. Стонут падающие
исполины, пламенными радиусами рассекающие воздух. Дым
клубится мглистыми, и багряно-синими, кроваво-красными волнами.
Кипят и пылают смоляные фонтаны, тончайшими струйками бьющие
из каждого излома лопнувшей коры огромных хвойных мачтовиков.
Пожирает громадные ребра необъятных костров (ветроломов),
нагроможденных в хаотическом беспорядке исполинскими грудами в
десяток и более сажень вышиною, в несколько десятков верст
протяжения и в сотню сажень поперечника. И не в пожар костры эти
могут привести ночного путника в содрогание, представляя нередко
42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
самые фантастические образы фосфорическим светом своим, но в
это время они просто ужасны".
Этот лесной пожар, начавшийся 29 июля 1839 года, потух
лишь 5 сентября, когда выпал глубокий снег. В некоторых
местностях удалось ослабить свирепость огня, а в иных и вовсе
остановить яростный напор его искусственными мерами: зажигали
"встречный пожар" из заранее приготовленного горючего материала,
сваленного около проездных дорог и нарочно вырытых канав. Их
оберегали рабочие, вооруженные метелками из свеженарубленных
длинных березок. Этот нехитрый способ оказывался очень
эффективным в борьбе с естественным огнем.
2.ОГОНЬ В ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ
В повседневной жизни русской деревни сохранялось
множество предрассудков, связанных с огнем и его влиянием на
людей: если молния зажжет строение, то крестьяне считали это
божьим наказанием, ниспосланным свыше. Противиться ему
невозможно, но надо воспринимать с чувством умиления и
благоговейной покорности; точно так же людей, убитых молнией,
считали святыми.
В Ярославской губернии бытовало поверье: "Кто умоется
водой во время первой грозы, тот в течение целого года не будет
хворать никакой болезнью". Средством, предохраняющим человека и
его имущество от гибельного действия молнии, является тот же
огонь: следует держать в доме головню с пожара, происшедшего, от
молнии, но когда молния опять причинит пожар, то пламя можно
утушить не иначе как исключительно одним молоком. Последний
предрассудок еще настолько распространен, что его можно считать
общим для всего населения России. Не хватит молока - заливают
квасом, но отнюдь не водой.
Существовал и другой предрассудок, к которому точно так
же прибегали при тушении пожаров, происшедших от молнии: в очаг
пожара бросали яйцо, так называемое первохрестное (им первым
привелось похристосоваться), в предположении, что только им
одним можно затушить пламя. Верили также, что если бросить яйцо
против ветра, то можно отклонить в ту сторону направление
пламени.
Осторожные хозяева в деревнях предусмотрительно
соблюдают все, что указывается вековечными обычаями,
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
зародившимися в глухие и давние времена безверия, чтобы
обезопаситься от беса, не допустить его прятаться в избе и тем
подвергать ее в грозовое время опасности пожара.
С этой целью опытные, пожилые деревенские хозяйки,
памятуя опыт далеких предков, советуют: "Во время грозы нельзя
быть с растрепанными волосами, в подоткнутом платье - много места
тут укрываться анчутке беспятому (бесу). Всякую посуду в избе надо
опрокинуть, если она пустая; налитую следует поспешно закрестить.
Не надо в голове искаться: не одну такую бабу стрела забила на
смерть, других же оглушила". Полезно также держать на чердаке
громовую стрелу или чертов палец (белемнит, скипевшийся или
вообще сплавленный ударом молнии песок). Но всего полезнее
держать пост, особенно в Ильинскую пятницу, или мазать молоком
косяки дверей и окон; полезно также вывешивать за окно полотенце
с покойника. Если же бес не побоится ни того, ни другого, то,
наверное, не устоит он перед горящей свечкой, с которой молились в
Страстной четверг на "стояниях", когда читались 12 евангелий
Господних Страстей. Хороши и пасхальные, а того лучше
богоявленские свечи, уверяют богомольные деревенские люди, не
раз применявшие этот способ на деле с видимым успехом.
Кроме "небесного" огня, великую силу имеет также тот сорт
огня, который обычно называют "живым". Добывали его особым
образом. Крутили мужики около палки верёвку до тех пор, пока она
не загоралась. Из этого разводили костер. Огонь разбирали по домам
и старались его долго поддерживать. Очень его ценили и почитали,
потому что это был именно "живой огонь", из дерева вытертый,
свободный, чистый и природный.
Уверовав в скрытую, таинственную силу живого огня,
крестьяне, вместе с тем не теряют благоговейной веры в мощь или
влияние всякого огня, каким бы способом он ни был добыт.
Коренной русский человек, с малых лет, приглядывающийся к
родным обычаям и привыкший их почитать, не осмелится залить или
плюнуть в огонь. Точно так же те, которые придерживаются старых
отеческих и прадедовских правил, не бросят в затопленную печь
волос - чтобы не болела голова, не перешагнут через костер, (из
боязни корчей и судороги). Оберегая огонь от набросов нечистот,
сжигают в печах сметенный сор и не выносят вон, не выбрасывают
через порог, чтобы не разнесло ветром и чтобы недобрый человек по
нем, как по следу, не наслал порчи. При наступлении сумерек огонь
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
зажигается всегда с молитвой, и если при этом иногда начнут
ссориться между собою невестки, то свекровь говорит:
- Полно вам браниться, удержите язык, аль не видите, что
огонь зажигают?
И ссора прекращается, перебранка смолкает.
- Огонь грех гневить - как раз случится несчастье,- говорят
крестьяне, вспоминая известную легенду, предостерегающую от
перебранок при зажигании огня. Вот эта легенда или, вернее,
нравоучение: "Зажглись на чужом дворе два огня и стали между
собою разговаривать:
- Ох, брат, погуляю я на той неделе! - говорит один.
- А разве тебе плохо?
- Чего хорошего: печь затапливают - ругаются, вечерние огни
затепливаются - опять бранятся...
- Ну, гуляй, если надумал, только моего колеса не трогай.
Мои хозяева хорошие: зажгут с молитвой и погасят с молитвой.
Не прошло недели, как один двор сгорел, а чужое колесо,
которое валялось на том дворе, осталось целым" [2].
Таким образом, огонь постоянно присутствовал в
повседневной жизни каждой российской семьи, являясь
одновременно и помощником, и опасным противником.
Многочисленные суеверия и предрассудки создавали серьезное
препятствие на пути борьбы с огненной стихией. Это обстоятельство
усугубляло степень опасности, которую олицетворял огонь, и наряду
с несовершенством организации пожарного дела в России,
способствовало тому, что пожары в России к концу XIX века
приобрели характер национальной катастрофы.
Литература
1. Грушко Е.А., Медведев Ю.М. Словарь славянской
мифологии. – Нижний Новгород, 1995.
2. Максимов С.В.Нечистая, неведомая и крестная сила. –
СПб., 1903.
3. Семенова М. Мы - славяне. – СПб., 1997.
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Мишустина И.И., Куропаткин Д.И.,
студенты
1
курса
факультета
прикладной математики и информатики
Воронежского государственного университета
Научный руководитель:
Мациевский Г.О., кандидат исторических наук, доцент
СТОЛЫПИНСКИЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ НА БЕЛГОРОДЧИНЕ
Белгородчина не являлась крупным промышленным
регионом страны. Основные отрасли промышленности были связаны
с переработкой сельскохозяйственной продукции и производством
строительных материалов. Это типично аграрный регион России,
поэтому этот исторический процесс не обошел его стороной.
Это был очень трудоемкий и бюрократический процесс.
Крестьяне выделялись со своим хозяйством в отруба и хутора. До
сегодняшнего дня на карте нашей области сохраняются населенные
пункты - хутора, образованные в то время. Но и были случаи, когда
крестьяне возвращались со своими наделами обратно в общину. В
начале XX века территория нынешней Белгородской области
входила
в состав Курской и Воронежской губерний.
Действительность показывает, что стремление к переселению за
Урал, как крайнее средство улучшить свое благосостояние, среди
крестьян Курской губернии было развито довольно сильно, и с
каждым годом это движение прогрессивно возрастало. Содействие
землеустроительных комиссий в деле переселения выражалось в
выборе ходоков, организации их по группам, наблюдении за
своевременной правкой очередями, в сообщении ходокам подробных
сведений об условиях и порядке выбора и зачисления душевых долей
и вообще в разъяснении всех тех данных, которые необходимы для
прочного обоснования на новых местах. Наряду с этим некоторые
комиссии стали в виде опыта принимать участие и в ликвидации
наделов уходящих в Сибирь домохозяев, стремясь остающимися
участками переселенцев восполнить отсутствие свободного
земельного фонда. Ограниченность таких опытов и их случайный
характер, однако, еще не дают достаточных оснований для суждения
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
о результатах и целесообразности этого вида землеустроительной
помощи населению.
Для организации агрономической помощи населению, в связи
с внутринадельным землеустройством крестьян, Курское Губернское
Земское Собрание 1910 года, заслушав доклад Управы вследствие
телеграммы Господина Председателя Совета Министров, Министра
Внутренних Дел П. А. Столыпина от 4 октября 1910 г. за №744,
постановило:
1) Оставить на 1911 год для выдачи пособий выселяющимся
на хутора крестьянам и на устройство колодцев на усадьбах
выселяющихся кредит в общей сумме 83 878 р. 51к.;
2) Поручить смету страховой комиссии пересмотреть
выработанные в 1909 году правила назначения безвозвратных
пособий выселяющимся на хутора крестьянам,
3) Учредить при Губернской Управе должность губернского
агронома с содержанием 3 т. р. в год и внести сумму в смету;
4) Организовать при Губернской Управе совещание
исполняющих
обязанности
председателей
уездных
управ,
председателя и членов Губернской Управы, губернского и уездных
агрономов, с участием правительственного агрономического
персонала и Непременного Члена Губернской Землеустроительной
Комиссии.
Нужны были наглядные примеры, показывающие не только
возможность, но и целесообразность образования единоличных
хозяйств, в которых распорядок земельных работ совершенно не
зависел бы от мира. Такие примеры оказались возможными,
благодаря наличности к этому времени у местного Отделения
Крестьянского Поземельного Банка свободного земельного фонда,
который и был предназначен для образования единоличных хозяйств
путем разбивки банковских земель на самостоятельные участки и
последующей затем продажи отдельным крестьянам, по
возможности, под условием переселения на приобретаемую землю. К
этой работе, являвшейся новой и для органов Крестьянского Банка, в
начале своей деятельности примкнули и Землеустроительные
комиссии, большая часть межевого состава которых была направлена
на размежевание банковских земель, а Непременные Члены
комиссий привлечены к участию в выборе покупщиков и расценке
участков.
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В результате аграрной реформы Столыпина в Белгородском
уезде большинство крестьян уезда стали собственниками своих
наделов, что способствовало росту урожайности, крестьяне стали
более заботливо относиться к земле. К началу Первой мировой
войны в сравнении с дореформенным периодом (до 1861 г.) она
выросла в 2 раза.
Промышленное
производство
получило
дальнейшее
развитие. По данным за 1861 г. только в Белгороде, имевшем 11722
жителя, учтено 208 мастеров-ремесленников, у них 408 рабочих и
104 ученика.
Столыпинская реформа в Валуйском уезде также
способствовала росту частного крестьянского землевладения. За
1910-1914 гг. урожайность озимой ржи (главной хлебной культуры у
крестьян) составила 70 пудов с десятины, у частных землевладельцев
- 97 пудов. Это в два раза выше по сравнению с дореформенным
периодом. В результате увеличился и объем товарного зерна.
Основными предметами экспорта являлись пшеница и рожь (и мука
из них), семена подсолнечника, сахар, лошади. Из крестьянской
массы
выделились
землевладельцы,
торговцы,
владельцы
промышленных предприятий.
В
результате
аграрной
реформы
Столыпина
в
Новооскольском уезде, с одной стороны возросло частное
крестьянское землевладение, с другой стороны шел процесс
обезземеливания крестьян, которые теперь могли свободно
продавать свои земли. Это процесс закономерный - с ростом
технической оснащенности крестьянским хозяйствам требовалось
все больше земли, они могли обрабатывать ее силами собственной
семьи. Это естественный процесс концентрации земли и
сельскохозяйственного производства.
В результате столыпинской реформы в Старооскольском
уезде также значительно возросло частное крестьянское
землевладение, в 1917 г. оно составило 26820 десятин; крестьяне
образовали 659 хуторских и отрубных хозяйств, но земли у них
4320,2 дес. -менее 7 дес. на одно хозяйство. Выделение в
собственность одной надельной земли не могло привести к созданию
не только предпринимательских, но и зажиточных крестьянских
хозяйств, т.к. наделы были малыми и более трех наделов на одну
семью не выделяли, это не более 10 дес. - размер бедного хозяйства.
Состоятельные крестьянские хозяйства могли быть при покупке
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дополнительных земельных участков. В 1917 г. 190 крестьянских
семей продали свои наделы, полученные в собственность, их купили
местные крестьяне.
Аграрный вопрос и в результате реформы Столыпина
разрешить было невозможно, ибо крестьяне не обеспечивались
землей в необходимых для ведения самостоятельного хозяйства
размерах. Однако, после столыпинской реформы, когда появилась
возможность выделиться из общины со своим наделом, многие
инициативные крестьяне воспользовались этим правом и
переселились поближе к обрабатываемой земле.
Еще одним важным направлением реформ П.А. Столыпина
была индустриализация на основе электрификации. В наше время в
истории принято рассматривать реформаторскую деятельность
Столыпина исключительно в свете проведенной им аграрной
реформы. Да, безусловно, преобразования, предпринятые в этой
сфере, были наиболее значительными, но Петру Аркадьевичу
принадлежат и не менее важные реформы и проекты в ведущих
отраслях промышленности. Модернизация России, начатая
Столыпиным,
способствовала
ускоренному
развитию
промышленности, сельского хозяйства и торговли России в 19071916 гг.
С конца 1909 г. полоса длительной депрессии сменилась
новым промышленным подъемом. Показатели темпов роста
производства в некоторых отраслях промышленности оказались за
эти годы намного выше, чем во время промышленного подъема
1893-1899 гг. Самые высокие темпы производства наблюдались в
наиболее крупных и монополизированных отраслях - в топливной
промышленности,
в
черной
и
цветной
металлургии,
машиностроении. В значительной степени рост производства этих
отраслей
промышленности
был
обусловлен
огромными
государственными заказами на военные нужды. На улучшение
экономической конъюктуры оказали влияние и высокие урожаи
1909-1913 гг. (за исключением 1911 г.); стало возможным в
небывалых размерах повысить экспорт хлеба, к тому же на мировом
рынке цены на хлеб возросли на 35%.
В начале XX в. белгородцы и валуйчане (до 1954 г. Белгород
относился к Курской губернии, Валуйки - к Воронежской) были
знакомы с электричеством уже не только теоретически. На
территории нынешней Белгородской области работало несколько
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сахарных, мелоизвестковых и кирпичных заводов. В этот период
было заложено и начало электрификации крупных населенных
пунктов.
Изначально
электричество
не
представлялось
как
производственная мощность, а использовалось исключительно для
освещения улиц, контор и квартир. Первые шаги электрификации
определились стечением ряда обстоятельств. Например, в Валуйках
этому во многом способствовало строительство железнодорожной
станции; в Белгороде вопрос о централизованном, с позиций того
времени, электроснабжении был поднят на одном из заседаний
уездного земского собрания - речь тогда шла об устройстве
освещения в Земском доме.
В Белгороде первая городская станция, снабжавшая
электроэнергией более 1000 абонентов, была построена в 1911 г. А в
1912 г. в Валуйках появилась электростанция, обеспечивающая
электричеством элеватор. Она была укомплектована локомобилем в
70 л/с и двумя генераторами 56 кВт и 75 кВт. К 1914 г. в Валуйках
было построено здание для городской электрической станции.
В 1912-1914 гг. загорелись первые электрические лампочки в
некоторых богатых домах Старого Оскола, в ряде государственных
учреждений и на центральных улицах. Было построено здание
городской электростанции, на которой работали 2 газогенераторных
двигателя. То, что электрификация добралась в этот далеко не самый
прогрессивный в то время уезд, говорит об эффективности и
масштабности основанной Столыпиным политики по внедрению
электричества в быт людей.
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Мухина Ж.В.,
студентка 2 курса историкофилологического факультета
Шуйского государственного
педагогического университета
Научный руководитель:
Красницкая Т.А., кандидат
исторических наук, доцент
ВТОРОКЛАССНЫЕ ШКОЛЫ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В
КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XX ВВ.
Частью церковно-школьной образовательной системы в
Российской империи в конце XIX - начале XX вв. являлись
специальные
трехгодичные
школы,
получившие
название
второклассные. Это были учебные заведения, находящиеся в ведении
Русской Православной Церкви, которые готовили учителей для школ
грамотности. Специфика второклассных школ состояла в том, что
преподавательские кадры должны были готовиться из крестьянских
детей, прекрасно знавших жизнь на селе и еще не испытавших на
себе губительных соблазнов городской жизни.
Причиной их появления стало желание обер-прокурора
Священного Синода К. П. Победоносцева и его сподвижников
«покрыть Россию школами грамоты, чтобы сравнительно дешево и
скоро дать русскому народу всеобщую грамотность» под
руководством Церкви [1, 1907. № 15. С. 239-245]. Но для этого
нужно было «ускорить развитие школ грамот» и создать новый
контингент учителей, который мог бы повести обучение грамоте
лучше и продуктивнее, чем простые «грамотеи».
Уже тогда само название - второклассная школа - вызывало
нарекания со стороны многих известных церковных деятелей.
Указывалось, что это название «не отвечало действительному их
существу, не указывало на их профессиональные задачи и…
смущали людей, малознакомых со школьным делом, предполагая
существование каких – то первоклассных школ» [2, С. 186]. По
мнению современников целесообразней их было назвать младшими
учительскими или трехклассными школами.
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Второклассные
школы
учреждались
Синодальным
Училищным Советом по представлению епархиальных училищных
советов. На их открытие выделись государственные средства. На
каждую второклассную школу в среднем выделялось ежегодно по
3000 рублей, из них: заведующему школою священнику – 360,
старшему учителю – 540, двум другим учителям – по 480 каждому,
за преподавание пения – 200, на библиотеку и учебные пособия –
140, на содержание учеников в общежитии – 200, на содержание
здания и прочие расходы – 600 [ 4, С. 3-4].
Первые второклассные школы появились в 1896 году, но до
начала
ХХ
века
согласно
официальной
терминологии
«функционировали в виде опыта и проекта».
По
планам,
расположение
второклассные
школы
предписывалось строить вдали от города и фабричных центров,
чтобы уменьшить «дурное влияние» на учеников. Но расположение
их в губерниях объяснялось, главным образом, наличием
финансовых средств и земельными участками.
Распространение второклассные школы получили в
основном в Европейской части России. Больше всего школ было
открыто в Вологодской, Вятской, Киевской, Костромской,
Новгородской, Пензенской, Подольской, Симбирской, Смоленской и
Тамбовской
епархиях.
Минимальное
количество
низших
учительских школ было в Азии и на Кавказе.
Во второклассные церковно-приходские школы могли
поступать лица всех сословий православного вероисповедания от
тринадцати до семнадцати лет, получившие начальное образование.
Возрастной предел при поступлении во второклассную
школу являлся препятствием для многих желающих получить
педагогическое образование, т.к. начальную школу многие
заканчивали в 11 лет. Дожидаясь поступления во второклассную
школу как минимум год, дети многое забывали из пройденного
материала в начальной школе. Для устранения этого недостатка было
разрешено открывать при второклассных школах подготовительные
отделения, куда могли поступать дети 11 лет.
При поступлении в низшие учительские школы учащиеся
походили «проверочное испытание».
Во второклассных школах главным образом преподавались
Закон Божий, общая церковная история, церковное пение, русский
язык, церковно-славянский язык, отечественная (гражданская и
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
церковная) история, «география в связи со сведениями о явлениях
природы», арифметика, геометрическое черчение и рисование,
дидактика, методика преподавания предметов начальной школы,
начальные практические сведения по гигиене, землемерие,
чистописание и рукоделие. Практические уроки во второклассных
школах преобладали над теоретическими.
Во второклассных школах с разрешения епархиального
училищного
совета
преподавали
факультативные
курсы
(иконописание, музыку, ремесло и сельское хозяйство).
Преподаватели назначались из лиц, окончивших церковноучительскую школу, высшее или среднее учебное заведение и
назначаются на службу епархиальным училищным советом. В штат
работников входили законоучитель – священник, заведующий
школой, старший учитель, младший учитель и учитель школы
грамоты (одноклассной церковно-приходской школы), устроенной с
целью практических занятий
Обучение в школе было бесплатным, деньги приходилось
платить только ученикам из дальних селений, которые жили в
школьном общежитии.
Учащиеся жили в особо устроенных при второклассных
школах “общежитиях”. Свое проживание в нем воспитанники
оплачивали. Размер платы за содержание в общежитии определялся
советом школы.
Окончившие курс второклассной школы могли преподавать в
школах грамоты, а также, при желании, могли продолжать обучение
в учительских семинариях, поступать на частную или церковную
службу и т. д.
Численность второклассных школ на рубеже веков,
благодаря государственной поддержке, росла с каждым годом. В
первый год их официального существования в Российской империи
была открыта 131 второклассная школа, а к началу 1898 года уже
функционировало 255 школ подобного типа [3, С. 18]. К 1908 году в
Российской империи действовало уже 426 (328 мужских и 98
женских) второклассных школ [6, С. 28]. Рост количества церковных
школ данного типа свидетельствовал о том, что кадровый дефицит
светских учителей и учительниц одноклассных церковноприходских школ и школ грамоты в начале ХХ века не прикрывался
за счет имевшихся специализированных учебных заведений.
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
После 1914 года численность второклассных школ в стране
стала заметно уменьшаться. Причинами этому послужили –
недостаточное финансирование, заинтересованность населения в
более правильно организованных школах и исключение школ грамот
из сетей всеобщего обучения. И как следствие этого, выпускники
второклассных школ не могли устроиться на работу по своей
специальности.
На государственном уровне встал вопрос о целесообразности
их существования. С этого времени церковно-школьное управление
для спасения низших учительских школ начинает разрабатывать
проекты их преобразования. В частности, предлагалось «обратить»
второклассные школы в учебные заведения для подготовки низших
членов клира. Но из-за недостатка средств этого сделать не удалось.
Не получила развитие идея о преобразовании их в
общеобразовательные школы повышенного типа, аналогичные
городским училищам того периода. Такое предложение со стороны
церковно-школьного управления на межведомственном совещании
вызвало сопротивление со стороны Министерства народного
просвещения, которое не хотело допустить, чтобы в ведении Св.
Синода были и высшие начальные училища, существование которых
не предусматривалось «Положением о церковных школах» 1902 г. [1,
1912. № 10. С. 253].
В решении этого сложного вопроса удалось лишь частично
преобразовать
второклассные школы в церковно-учительские.
Спасительным кругом для низших учительских школ стала
возможность открывать при них одногодичные или двухгодичные
курсы для своих выпускников. Они имели разную направленность.
На одних осуществлялась подготовка слушателей к сдаче экзамена
на получение свидетельства на звание учителя начальной школы. В
1912 г. подобный опыт был распространен в 31 епархии, где было
организовано 55 дополнительных классов для соответствующей
подготовки [5, 1914. № 3. С. 206]. В 1915 г. функционировало чуть
меньше прежнего – 48 подобных курсов [5, 1917. № 3. С. 58].
На других курсах при второклассных школах велась
подготовка кандидатов на должности псаломщиков и дьяконов,
способных преподавать Закон Божий в качестве помощников или
заместителей законоучителей-священников. Разрешение на их
организацию было получено
в 1911 г., когда вышло
соответствующее определение Св. Синода [5, 1912. № 50. С. 2029].
54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
На курсах преподавали Закон Божий, общую и русскую церковную
историю, историю русской литературы, церковный устав, церковное
пение, практическое руководство для церковных служителей,
методику предметов начальной школы, сельское хозяйство. Для
педагогической подготовки предназначалось пять практических
уроков в образцовой школе. Для каждого предмета специальными
комиссиями при Синодальном Училищном Совете были разработаны
программы. В первый 1911-1912 учебный год удалось организовать
подобные курсы «более чем при десяти второклассных школах». В
1915 г. в России для подготовки помощников законоучителей было
организовано 15 курсов [5, 1917. № 3. С. 58]. Таким образом, этот
вариант перестройки второклассных школ получил меньшее
распространение.
Несмотря на преобразования, второклассные церковные
школы просуществовали до 1917 года.
Литература
1. Владимирские епархиальные ведомости.- Владимир, 19071912.
2. За четверть века. 1884-1909. К истории церковноприходских школ Московской епархии.- М., 1910.
3. Исторический очерк развития церковных школ за истекшее
дватипятилетие (1884-1909 гг .).- СПб.,1909.
4. Узаконения и распоряжения правительства и высшего
церковно-школьного управления по делам церковных школ за 19021905 гг. Вып. I-IV.- СПб., 1914.
5. Церковные ведомости. - СПб., 1914-1917.
6. Церковные школы Российской империи к 1908 году.
Статистические сведения. – СПб., 1909.
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Прохорова М.С.,
студентка 4 курса историкофилологического факультета
Шуйского государственного
педагогического
университета
Научный
руководитель:
Красницкая Т.А., кандидат
исторических наук, доцент
БЛАГОТВОРИТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЦЕРКОВНЫХ
ШКОЛ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
Известие о начале первой мировой войны вызвало в России
небывалый взрыв патриотизма. Как известно, история воины, в
частности и 1-ой мировой, это не только военные действия, но также
и история тыла.
В начале войны школа служила прежде всего своими
помещениями, по преимуществу для сборов, призываемых в армию
солдат, подготовки сестер милосердия, лазаретов и вещевых складов.
Так как церковные школы, в большинстве своем находились в селах
и деревнях, а церковно-школьные здания были небольшие, то
немногие из них могли быть использованы для таких нужд. Однако,
насчитывалось 624 церковных здания, использованных для нужд
военного времени [1, C. 285 ].
В годы Первой Мировой войны в армию были призваны
учителя церковных школ. В подотчетных епархиях насчитывалось 4
962 вступивших в войска учителей церковных школ, в том числе
около 27 добровольцев. Известно, что 36 человек были возвращены
вследствие непригодности к военной службе. Из указанного числа
учителей, вступивших в войска, до 147 человек удостоены
офицерского чина, 29 воинских знаков отличия за выдающиеся
военные подвиги, 106 захвачены в плен, а 55 убиты в сражениях.
Один светский епархиальный наблюдатель церковных школ покинул
свою службу и вступил добровольцем в ряды армии, а 1 священник
отправился в армию, как указано, для «удовлетворения духовных
нужд воинов» [1, C. 286 ].
Несколько молодых людей, имевших отсрочку, под влиянием
патриотического подъема, покинули школу и вступили
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
добровольцами в ряды армии. В некоторых школах после выпускных
испытаний в 1915 году, почти весь выпуск перешел на военную
службу. Был произведен подсчет военнослужащих из выпускников
церковных школ и, оказалось, что 48 из них погибли в сражениях, 14
удостоены военных наград за подвиги (георгиевских крестов и
медалей) [1, C. 286 ].
Известно, что учительницы церковных школ как в городах,
так и в селах, где были устроены лазареты, уделяли большое
количество времени уходу за ранеными и больными. Делали они это
абсолютно бесплатно. Некоторые из них покинули школу и
поступили в ряды сестер милосердия. По 50 подотчетным епархиям
их указано 38 [1, C. 287].
С сентября 1914 года, с того времени как вновь
возобновились учебные занятия учителя стремились усилить в детях,
а через них и во взрослом населении патриотическое настроение и
бодрость духа. Учителя на уроках, а при удобном случае и в беседах
во внеурочное время, старались объяснить причины и характер
войны, определить врагов и союзников. По свидетельствам
наблюдателей, дети разбирались по карте в военных действиях.
Кроме того, в школах устраивались, так называемые, чтения, на
которые вместе с детьми приходили и взрослые. Церковная школа
таким образом стремилась поддерживать веру в «правом деле
Родины» [1, C. 288].
В школах находили утешение жены и родные воинов, когда
приходили с просьбами прочитать полученное с фронта письмо.
Школа превратилась как бы в почтовое отделение.
В беседах с детьми учителя старались развивать добрые
чувства и настроения. Учителя часто водили детей в лазареты, это
имело глубокое воспитательное влияние на детей. Дети очень часто
приносили с собой скромные подарки раненым.
Иногда учащиеся в церковных школах давали концерты,
устраивали литературно-музыкальные вечера в пользу раненых.
Таких концертов и вечеров за период 1914-1915г. насчитывается до
146. В 1914 году учащимся Ликинской школы Покровского уезда с
двух концертов удалось собрать 200 рублей [2, C. 59].
Были случаи, когда учащиеся занимались обучением
неграмотных из числа раненых и больных. Такой вид помощи
оказывали учителя и старшеклассники Свято-Владимирской
церковной школы в Александровском лазарете.
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Преобладающее большинство учащихся и учителей
проявляли свое участие в войне своими пожертвованиями на
различные нужды. Весьма обычно пожертвования вещами
соединялись с трудом жертвующих. Дети просили у своих родителей
какой-либо материал - полотно, шерсть и сами шили и вязали.
Наблюдателями отмечалось, что некоторые школы превращались в
мастерские. Дети своими руками изготовляли необходимые вещи для
раненых. Их вклад был довольно существенным.
Согласно данным отчетов обер-прокурора Св. Синода в
армию было отправлено 804 молитвенника, 2 870 шейных крестиков,
36 340 рубашек, 94 532, как указано, разных предмета(белье, теплая
одежда, простыни, одеяла, подушки, шерсть, ситец и др.). От школ
было пожертвовано большое количество продуктов питания (387
пудов овса, 981 пуд хлеба, 7 пудов чая, 138 пудов табака и др.) [1, C.
294 ].
Многие учащиеся, также как и учителя производили
процентные отчисления, кроме разовых пожертвований на нужды
военного времени, учащиеся, как сказано в документах, « с радостью
приносили свои детские копеечки», которые сами зарабатывали
различными способами. Известно так же, что дети отказывались от
какого-либо блюда в столовой, чтобы деньги, которые расходовались
на это, были отправлены на нужды солдат. Денежные взносы за
1914-1915 годы насчитывали свыше 292 тысяч рублей.
За счет пожертвованных денег и вещей в 1914-1915 г.
содержались 7 лазаретов, при церковных школах действовало 515
яслей, 8 небольших приютов [1, C. 295].
Таким образом, церковная школа в годы Первой Мировой
войны разделяла тяжелое положение Родины, старалась послужить
ей в меру своих сил.
Литература
1. Всеподданнейший отчет обер-прокурора Святейшего
Синода по ведомству православного исповедания за 1914 год.Петроград, 1916.
2. Красницкая Т.А. На благо Отечества: содействие
церковных школ нуждам фронта в годы первой мировой войны //
Рождественский сборник. Выпуск XII. – Ковров. – 2005.- С. 58-61.
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ронская И.И.,
студентка 3 курса факультета
«Государственное и
муниципальное управление»
Дальневосточной академии
государственной службы
Научный руководитель:
Арефьева И.А., кандидат
исторических наук
ЕВРЕИ В ПРИАМУРСКОМ ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРСТВЕ:
ПОЛИТИКА АДМИНИСТРАЦИИ (1884—1917 ГГ.)
Первые еврейские поселенцы появляются на Дальнем
Востоке России вскоре после его присоединения к империи в
результате договоров с Китаем 1858 и 1860 гг. Статус евреев был
весьма своеобразным. Он регулировался специальным «сибирским
законодательством о евреях», отличавшимся запутанностью и
противоречивостью. В целом оно ограничивало въезд евреев в
Сибирь и одновременно предоставляло тем из них, кто проживал
здесь на законных основаниях, определённые экономические возможности, значительно более широкие, чем в «черте оседлости».
Костяк еврейского населения восточной окраины России составили
демобилизованные нижние чины, ссыльные и их семьи, а также так
называемые «сибирские евреи», чьё проживание на огромных
просторах Сибири (а к ней относилась вся территория востоку от
Уральских гор) было тем или иным образом узаконено.
В результате реформ Александра II временно расширился
круг лиц, пользовавшихся правом повсеместного проживания в
империи. К нему отнесли врачей и все другие категории
медицинских работников, а также ремесленников, в которых
ощущалась острая нехватка. Это не отразилось существенным
образом на еврейском населении восточной окраины — оно было
весьма немногочисленным. Точный его учёт затруднялся
слабостью административного ресурса.
Ситуация несколько меняется с учреждением 16 июня 1884 г.
Приамурского генерал-губернаторства. В его состав вошли
Забайкальская, Амурская и Приморская области, Владивостокское
военное губернаторство и остров Сахалин, ранее состоявшие в
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ведении Главного управления Восточной Сибири. Первым генералгубернатором Приамурского края стал барон А.Н. Корф.
Общая линия всех Начальников Приамурского края в
«еврейском вопросе» была запретительной, как того и требовало
законодательство. Но поскольку, как уже отмечалось, оно имело
весьма запутанный характер, его толкование варьировалось в
зависимости от личных убеждений генерал-губернатора и
чиновников рангом ниже.
Вопрос о евреях на Дальнем Востоке всерьёз тревожил
генерал-губернатора Приамурья в связи с тем, что, как он
декларировал в докладе царю, «между евреями всё более являются
желающие водвориться в новом крае, столь выгодном для всякого
рода ремесёл и промыслов». А для того, чтобы поселиться в нём на
законном основании, глава семьи должен совершить преступления.
Юридическая несостоятельность этого положения была для
генерал-губернатора очевидной [1].
По мере хозяйственного освоения Дальнего Востока росла
численность его населения, в том числе еврейского. Возникали
еврейские общины, налаживалась религиозная жизнь. В начале
1889 года, как свидетельствуют полицейские отчёты, имелись
общины и зарегистрированные молитвенные
дома
во
Владивостоке, Николаевске и Хабаровске.
Серьёзной проблемой для евреев Восточной Сибири и
Дальнего Востока было образование и обучение детей. На всей
огромной территории региона существовала только одна ТалмудТора — в Иркутске. В целом уровень грамотности еврейского
населения был выше, нежели русского.
В Сибири чиновничий произвол, характерный для России в
целом, достигал невиданных масштабов. Евреи в силу
ограниченности прав и запутанности российских законов,
регламентировавших их проживание в Сибири, становились едва ли
не первыми жертвами местного чиновничьего произвола.
Но особенного размаха он достиг 1890-е годы, когда Сенат
стал держаться того взгляда, что «на Сибирь не распространяются
изданные в 1859 году льготные законы о разрешении некоторыми
категориям евреев права повсеместного жительства». По этим
законам
в крае проживали, в частности, ремесленники, в
которых постоянно ощущалась нехватка. В связи с ужесточением
правил проживания евреев в Сибири они обязаны были её
60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
покинуть. Но подчас ситуация складывалась таким образом, что
заменить их было некем. И тогда власть вынуждена была делать
исключения.
В Приамурском генерал-губернаторстве основную массу
евреев составляли военнослужащие нижних чинов, прислуга,
подёнщики, мелкие торговцы, крестьяне, портные и т.д. Например,
по данным переписи 1897 года, из 120 евреев-мужчин Амурской
области, подпадавших под категорию «самостоятельное население»,
купцов было 10 человек, занятых в торговле — 9, крестьян — 41, в
вооружённых силах — 26, частная прислуга и подёнщики — 11,
изготовлением одежды занимались 9 человек. В Приморской
области из 1343 мужчин-евреев 1238 служили в вооружённых силах.
К началу XX века складывается особый тип ментальности
сибирского еврея. «Сибирские евреи, — писал современник, — в
общем зажиточны, по образу жизни, характеру, привычкам, по
языку, который у них преимущественно русский, почти не
напоминают своих сородичей и соплеменников в европейской
России, особенно из северо- и юго-западного края».
Для местных евреев характерным было чувство достоинства
и самоуважения, свойственное сибирякам в целом. Объясняется это
также и тем, что, несмотря на официальную политику и произвол
местных властей, они не знали того грубого антисемитизма, от которого так страдали их соплеменники в европейской России.
Отсутствие антисемитских стереотипов на уровне массового
обыденного сознания местного населения в рассматриваемый
период обусловливалось целым рядом факторов. Во-первых, слабой
заселенностью региона и, как следствие, отсутствием конкуренции.
Во-вторых, своеобразием социального состава местных евреев. Они
были, как и многие, потомками ссыльных каторжан либо рекрутов.
В-третьих, еврейские общины Сибири и Дальнего Востока были не
столь обособлены, как в западных губерниях империи. Наконец,
население Сибири изначально было многонациональным. Это
формировало у местных жителей национальную толерантность.
Следует также отметить, что проводниками официального
антисемитизма были чиновники различного ранга, которые
присылались из центра. Местные русские жители не испытывали к
ним доверия и часто тоже страдали от чиновничьего произвола.
Хозяйственное освоение Дальнего Востока тормозилось
отсутствием необходимых средств в казне, незаинтересованностью
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
крупной буржуазии Европейской России в размещении здесь своих
капиталов, дефицитом рабочих рук. Вместе с тем часть из стоявших
в тот период перед краем проблем могла быть решена путём
поощрения колонизации окраины российскими евреями.
В начале XX века евреи Дальнего Востока уже успели
зарекомендовать себя толковыми предпринимателями. Это
обстоятельство всерьёз заботило местную власть, однако за
неимением экономических рычагов воздействия на ситуацию она
использовала административные.
В январе 1904 года на Дальнем Востоке разразилась русскояпонская война. В числе российских воинов участвовавших в ней,
было немало и евреев. Причём процент евреев, находившихся в
армии (более 5%), превышал процент их. Среди евреев-участников
войны были и Георгиевские кавалеры, самый знаменитый из
которых — И. Трумпельдор — был удостоен всех четырёх степеней
этой высокой награды.
На территории Приамурского генерал-губернаторства
никаких крупных антисемитских выступлений не происходило.
Местная печать, публикуя информацию о погромах в европейской
части России, выражала сочувствие их жертвам.
В 1906—1907 годах по Дальнему Востоку, как и по всей
России, прокатилась волна революционных выступлений. Наиболее
активными их участниками были рабочие промышленных
предприятий и нижние военные чины. Среди представителей
местной власти сильно было убеждение, что именно евреи являются
зачинщиками всех беспорядков.
С учреждением в России Государственной Думы еврейский
вопрос, ставший прерогативой этого органа, так и не был решён в
силу различных причин. Инициативу взяло на себя правительство.
22 мая 1907 года П.А. Столыпиным с одобрения Совета Министров
был издан циркуляр № 20 о невыселении евреев, «поселившихся до
1 августа 1906 года в местностях, где им жительство воспрещено».
Однако действовал он недолго. Уже 26 августа 1909 года явился на
свет другой циркуляр за подписью министра внутренних дел, по
сути, отменявший циркуляр № 20. Он ужесточал правила приезда и
проживания евреев в Сибири, исключая «возможность приезда и
водворения каких бы то ни было категорий евреев, даже
привилегированных».
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Убийство в 1911 году П.Д. Столыпина окончательно
похоронило курс на либеральные реформы. По всей территории
громадной Российской империи усилились гонения на евреев, не
составил исключения и Дальний Восток.
Ужесточение политики в отношении евреев в Приамурском
крае связаны с пребыванием в должности последнего генералгубернатора Н.Л. Гондатти. Очевидно, что, будучи чиновником
высокого ранга, он исполнял директивы центральной власти. Кроме
того, годы его службы Начальником края совпали с введением
здесь военного положения. Вместе с тем, несомненно, влияние и
личной позиции Н.Л. Гондатти в «еврейском вопросе». Как человек
культурный, он не был погромщиком, но в этом направлении
создал для евреев условия, наиболее тяжёлые за всё время
существования диаспоры на Дальнем Востоке.
Охрана просторов Востока России от евреев была поставлена
на серьезную основу. Упоминавшийся уже журнал «Сибирские
вопросы» писал в этой связи в 1911 году: «Шпионаж на почве
преследований евреев процветает вовсю. На вокзалах полиция
всегда сторожит каждого мимо проходящего, шарит по углам и
почти всегда с удачным уловом» [2].
Накануне Первой мировой войны среди русской
общественности страны усилилось внимание к «еврейскому
вопросу». Либерально мыслящая интеллигенция России поднялась в
защиту почти 6-миллионного населения государства. В 1914 году по
инициативе писателей М. Горького, Л. Андреева и Ф. Сологуба
создаётся «Русское общество для изучения еврейской жизни». Оно
организовало публикацию в периодической печати статей по данной
проблематике, выпустило три издания сборника «Щит». Всё настойчивее зазвучали призывы к отмене правительством пресловутой
«черты оседлости».
В марте 1915 года в печати было опубликовано письмо «К
борьбе с антисемитизмом», которое подписали свыше 200
представителей научной и творческой интеллигенции, известные
политические деятели. В их числе были Л. Андреев,
Н.
Бердяев, И. Бунин, 3. Гиппиус, проф. А. Кизеветтер, В.И.
Немирович-Данченко,
А. Толстой и многие другие. Вскоре с
письмом могли познакомиться дальневосточники: 19 марта его
перепечатала
издававшаяся
во
Владивостоке
газета
«Дальневосточная окраина».
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Наконец, 4 августа 1915 года решением Совета Министров с
одобрения царя был временно снят запрет на пребывание евреев вне
черты оседлости. Им также разрешили поступать в высшие учебные
заведения, открывать собственные школы во внутренних областях.
Здесь же сообщалось об отмене надзора полиции за евреями.
В предвоенные годы усиливаются гонения властей и на
религиозную жизнь евреев Дальнего Востока. К этому времени в
крупных городах и населенных пунктах края существовали
молитвенные дома и синагоги, а при них — хозяйственное
правление, состоявшее из старосты, Учёного еврея и казначея. В
большинстве случаев при молитвенных учреждениях состояли
раввины. Примечательно, что по закону синагоги могли учреждаться
только в черте еврейской оседлости, а вне её — молельни. Сибирь,
географически не являясь чертой оседлости, была таковой, как для
некоторых категорий евреев. Потому характер отношения власти к
религиозным учреждениям определялся общим состоянием
«еврейского вопроса» в стране, и в любом случае она находила для
себя в законе необходимые основания.
Характеризуя политику администрации Приамурского
генерал-губернаторства в отношении еврейского населения края,
отметим, что она определялась общим внутриполитическим
курсом государства, особенностями его «еврейского» направления,
a также состоянием «сибирского» законодательства о евреях.
Немалую роль играло и то понимание интересов края, которое
было присуще конкретному генерал-губернатору, а также
администраторам
рангом
пониже.
Наряду
с
общегосударственными
установками,
личными
взглядами
значительное воздействие на их позицию оказывали региональные
факторы. Главными из них были приграничный статус
подведомственной территории и сложность геополитической
ситуации в регионе в конце XIX — начале XX века. Евреи,
имевшие в глазах российских властей репутацию контрабандистов
и «врагов Отечества», рассматривались местной администрацией
как нежелательная для края категория населения.
Отметим, что политика ограничения еврейского присутствия
тормозила
экономическое
развитие
края.
Использование
финансовых и интеллектуальных ресурсов еврейства, привлечение
ремесленников, страдавших от нищеты в черте оседлости, в край,
где постоянно ощущалась их нехватка, способствовали бы как
64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
снижению остроты «еврейского вопроса» в стране, так и
колонизации
огромного
региона.
Богатые
экономические
возможности Дальнего Востока, отсутствие антисемитских
стереотипов у местного населения обусловили привлекательность
края для предприимчивых евреев. Те из них, кто смог здесь
закрепиться и реализовать себя, внесли заметный конструктивный
вклад в создание его экономического потенциала.
Литература
1. Кабузан, В. М. Дальневосточный край в XVII — начале XX
в. (1640 — 1917) : Историко- демографический очерк / В. М.
Кабузан. — М., 1985. С. 222.
2. Алепко, А. В. Иностранный капитал на Дальнем Востоке
России и его влияние на развитие края (1860 — 1917 гг) : автореф.
канд. дис / А. В. Алепко. — Хабаровск, 1998. — С. 18, 21—23.
3. Российский государственный исторический архив ( РГИА).
Ф. 821. Оп. 8. Д. 172. Л. 108.
4. Российский государственный исторический архив
Дальнего Востока. (РГИА ДВ).Ф.1. Оп.1. Д. 105. Л.7.
5. РГИА ДВ. Ф.1. On.4. Д.334. Л.155.
6. РГИА ДВ. Ф.1. Оп.4. Д.923. Л.17.
7. Государственный архив Хаб. края. (ГАХК). Ф.П44. Оп.1.
Д.65. Л. 35.
8. Белковский, Г. А. Русское законодательство о евреях
Сибири / Г. А. Белковский. — СПб.,1905.
9. Всеподданнейший отчет Приамурского генералгубернатора генерал-лейтенанта Духовского. 1893, 1894 и 1895 годы.
— СПб., 1895. — С. 22.
10. Дубинина, Н. И. Приамурский генерал- губернатор Н.Л.
Гондатти / Н. И. Дубинина. — Хабаровск, 1997.
11. Дубнов, С. М. Евреи в царствование Николая II. (1894 —
1914) / С. М. Дубнов. — Пг., 1922. — С. 10.
12. Еврейская энциклопедия. — СПб.,1908 — 1913. - T.X1V.
13. Забайкальские областные ведомости. —1898. - 10 февр.
14. Законы о евреях. Систематический обзор действующих
законоположений о евреях с разъяснением Правительствующего
Сената и центральных правительственных установлений / сост. Я. И.
Гимпельсон. — СПб., 1914. — 4. 1. — С. 224.
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
15. Сибирские вопросы. — 1911. — 22, 23. — С. 66,
67.Симанович, А. Распутин и евреи. Воспоминания личного
секретаря Григория Распутина / А. Симанович. — Ашхабад, 1990. —
С. 52.
16. Соловьёв, В. С. Протест против антисемитического
движения в печати // Тайна Израиля. («Еврейский вопрос» в русской
религиозной мысли конца XIX — первой половины XX вв.). — СПб,
1993. — С. 95.
17. Тихонов, Т. И. Еврейский вопрос в России и Сибири / Т.
И. Тихонов. — СПб., 1905.
Сидорова М.,
студентка 2 курса гуманитарного факультета Костромского
государственного технологического университета
Научный руководитель:
Евстратова А.И.,
доктор исторических наук,
профессор
ЖЕНСКИЙ КРЕСТЬЯНСКИЙ КОСТЮМ НЕРЕХТСКОГО
УЕЗДА КОСТРОМСКОЙ ГУБРЕНИИ КОНЦА XVIII –
НАЧАЛА XX ВЕКА
Традиционный русский народный костюм как целостный
гармоничный ансамбль, наделенный элитарными и эстетическими
функциями, уходит из повседневного крестьянского быта. Русскую
традиционную одежду еще можно встретить в глубинке по деревням.
Это уже памятники одежды. Народный костюм – это бесценное,
неотъемлемое достояние культуры народа, наполненное могучей
животворной силой.
Когда появилась первая одежда в виде волокнистых
материалов, человек нашел искусственные точки крепления подвесок
– символов на теле: в ушах, носу, губах, щеках. Они и стали
украшениями.
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Узоры, татуировки перешли на ткань. Так клетчатый узор
татуировки древних кельтов остался национальным узором
шотландской ткани.
Форма тела и образ жизни человека определили первые
примитивные виды одежды. Звериные шкуры или растительные
материалы переплетали, образуя прямоугольные куски. Их
набрасывали на плечи и бедра, завязывали или обматывали вокруг
тела горизонтально, по диагонали, по спирали. Так появились два
основных типа одежды по месте крепления: поясная и плечевая.
Самая древняя одежда – драпирующая. Она окутывала тело и
держалась с помощью завязок, поясов, застежек. Со временем
возникла сложная форма одежды – накладная. Она была либо
глухой, либо распашной. Полотнища ткани перегибали вдоль основы
и утка (основа – продольные нити; основа заряжается в ткацкий стан.
Уток – поперечные нити; уток наматывается на шпульки и
вставляется в челнок), сшивали по бокам, оставляя прорези для рук и
в центре сгиба – отверстие для головы.
За много веков существования человека в зависимости от
природных условий, социальных условий эпохи костюм изменялся.
На его изменение всегда влияли 4 фактора:
a) природные условия и социальные факторы;
b) художественный стиль;
c) мода;
d) развитие производства.
Весь ассортимент тканей, используемых в русском костюме
даже в период XVIII – начала XX века перечислить трудно.
С древних времен и в период с XVIII – XX века в Нерехтском
уезде Костромской губернии основное население огромного
количества сел и деревень занимались разведением льна и
получением из него тканей. Слово «Лен» близко по родству с
латинским словом «линия», что значит «нитка». С давних лет в
Северных губерниях России сеяли лен, и особо тонкое льняное
полотно называли «северным шелком».
На рабочую одежду шло грубое суровое льняное полотно –
холст. Из тонкой льняной ткани шили нарядные «красные» рубахи,
полотенца, платки.
Чтобы получить из грубого серого холста отбеленное
полотно, свежий вытканный льняной холст весной отбеливали с
помощью золы и снега. Зола для беления должна быть чистой,
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
просеянной из ольхи. Промоченные в золе холсты расстилали в
огородах и по берегу реки; мороз и солнце их отбеливали. Затем
летом холсты мочили в реке и сушили на солнце. Выбеленный холст
зимой был едва виден на снегу.
Другую ткань, полученную из растения (хлопчатник), стали
называть «белым золотом». Волокно, полученное из этого растения,
стали называть «хлопок». Что такое хлопчатобумажная ткань? Это
ситец, сатин, бязь, саржа, байка.
В нашей стране в середине XIX века в центральной части
России возникли мануфактуры и фабрики по переработки хлопка.
Нелегким был путь «белого золота» в Центральную Россию:
железных дорог не было, тюки хлопка доставляли верблюжьими
караванами до Волги. На это уходил не один месяц. Потом тюки
грузили на суда. Бурлаки тянули их против течения тысячи верст до
Плеса, Костромы, Ярославля, Петербурга.
Стали в Россию привозить и ситец. В середине XIX века в
Нерехтском уезде действовало крупное хлопчатобумажное
производство в селах Середа и Киселево купцов братьев Горбуновых
и братьев Скворцовых. Население стало получать красивые тонкие
дешевые ситцы, конкурирующие с льняными тканями.
Кстати, рисунок на льняных и хлопчатобумажных тканях
получался методом набойки, то есть способом печати на ткани: на
ткань накладывали смазанную краской печатную форму и стучали по
ней молотком. На ткани оставался рисунок.
Богатые покупали дорогие ткани: бархат, парчу, атлас, штоф.
Крестьяне – дешевые и доступные: льняные, ситцы, шерстяные. С
1819 года бумажные материи сделались дешевле, а до того за аршин
миткаля платили 2руб. 50коп., что ныне стоит не дороже 25 коп. [1].
В Нерехтском краеведческом музее, где выставлены
народные костюмы, очаровывают посетителей изящные узоры
нашивки, яркие ткани, сложные головные узоры, выполненные
искусными руками мастериц прошлого. Встреча современного
человека с красотой народного костюма вызывает восхищение.
Родившись на свет, человек получал покров, одежду. И
каждый раз старался усилить ее защитные свойства. На детской
рубашке из тонкого льняного полотна мать вышивала узор. Ребенок
рос. Мать готовила другие рубашки со сложными елочными
стежками, повторяющими трудности на его пути. Волнообразные
линии в узорах вышивки повторяли течение воды. Вода всегда
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
оберегала человека. Ворот одежды примыкал к шее, а шея держит
голову, поэтому узором «ограждали» ворот.
Много труда вкладывали в украшения рукавов. Руки были
главными работниками в хозяйстве. Специальными узорами
вышивали свадебные одежды.
От зла и неудачи ограждали ноги. Эту задачу выполнял узор
по низу рубахи, юбки, сарафана. Со временем вышивку заменили на
тесьму.
Девочка в 7 лет от родственников получала «укладку» для
будущего приданного. Часто это был берестяной короб с крышкой.
До наступления замужества девушка готовила себе приданое. На
помощь приходили подружки. Девушка готовила венчальную
рубашку жениху [2]. Чем красивее был узор на рубашке, тем больше
ценили работу невесты жених, его родители и все остальные.
После свадьбы только жена должна была шить, стирать,
полоскать, «катать» (гладить) с помощью скалки и рубеля) белье
мужа.
Не магия создала народный костюм, а мудрость жизни.
Красота костюма была равнозначна здоровью и благополучию.
Из тесной низкой избы, где люди часто ютились вместе с
курами, ягнятами, выходила женщина в ярком сарафане, в искусно
сплетенных лаптях, голову покрывал причудливый головной убор и
платок.
Немного было красивых вещей у крестьян, и те немногие
были яркими, как будто в них воплощалась мечта крестьянки о
прекрасном.
Крестьяне, а противоположность городскому купечеству и
мещанам в XVIII – XIX веках предпочитали носить русский костюм,
в котором сохранились все черты древнерусской одежды: крой,
способ ношения, декор. Однако и здесь было не без изменений. Крой
был прямой, одежды длинные, рукава длинные, одежда
многослойная, краски насыщенные. «Мода проникла и в деревни.
Брошеная в городе, она находила приют у крестьян. Когда в Нерехте
вышли из моды сарафаны с перышками, то их около 1820 г. начали
носить в деревнях. Кокошники и наметки и у крестьян теперь носить
перестали. Обыкновение носить оборки и шемизетки проникло и в
деревни, только их носят не на платьях, кои еще в деревнях не
употребительны, а на сарафанах и шалях [3].
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Народная одежда различалась по назначению на будничную и
праздничную. Праздничная одежда (свадебная) выделялась особо. Ее
бережно хранили, передавали из поколения в поколение. Она
сохранилась в домашних сундуках, а теперь разными путями попала
в музейные хранилища.
Праздничный (свадебный) народный русский костюм состоял
из: сарафана, душегреи («шугая»), головного убора («кокошника»),
сапожек.
С XVIII века женщины на Руси начинают носить сарафан без
рукавов. В зависимости от того, из какого материала он был сшит,
сарафаны называли по-разному: из пестряди – «пестряк», из клиньев
– «клиник»; из шелковой ткани – «ферязь».
В Нерехтском уезде косоклинный сарафан имел прямую
связь, сочетался с другой одеждой – распашной косоклинной
телогреей или «шугаем». «Телогрея» или «душегрея» (греет душу),
или «шугай» шита из шелковой ткани (полупарчи). На красной
полупарче четко видны затейливые узоры. Ворот, рукав, низ
душегреи оторочены золотой каймой, выполненной из золотых
нитей.
В фондах Нерехтского краеведческого музея есть
праздничный сарафан, который шила Любимова Александра
Васильевна, жившая в начале XIX века, крестьянка Нерехтского
уезда [4]. Его сохранность относительно хорошая, утрачена лишь
часть пуговиц и окантовка спереди. Сарафан ручного пошива из
гладкой темно-синей ткани фабричного производства на подкладке
из белой ткани. Перёд сарафана из 2-х симметричных полотнищ,
краями нахлестывали одно на другое внутренним швом, снизу чуть
выше пояса, вверху на пуговицах, сзади одно полотнище немного
скошено, по бокам 2 клина, спереди и два сзади со вставками.
Небольшой круглый разрез ворота и широкие проймы, выкроенные
из цельных полотнищ. Сзади к оплечьям пришиты лямки, скошенные
вверху и внизу (ширина с 6 см до 2 см, длина 100 см). Проймы
рукавов, низ подола окантованы красным четырехгранным шнуром.
Спереди край одного полотнища окантован также красным шнуром с
круглыми оловянными пуговицами с узором. На другом полотнище
окантовка с петлями до подола.
Особое место в женском костюме занимает головной убор.
Самым распространенным видом головного убора был кокошник.
Головной убор занимал особое место в жизни женщины, он защищал
70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
от воздействия природы и оберегал от зла. По головному убору
девушка отличалась от замужней женщины. Девушки не закрывали
так тщательно волосы головным убором. Девушки носили косы и
косу с лентами. Дополнением к косе были ленты (вид головного
убора) или повязки. В XIX веке в Костромской губернии и в т.ч. в
Галичском уезде носили девичьи головные уборы – «повязки».
Головной убор состоял из прямоугольной полосы ткани,
сшитой в виде треугольника, из дорогой ткани. Эта часть головного
убора называется очелье (чело – лоб). К нижнему краю очелья
пришита «поднизь» из речного жемчуга и рубленного перламутра.
Сзади эта повязка скрепляется шнурками – завязками, поверх
которых спускается одна широкая парчовая лента, лопасть, края
которой обшиты серебряной бахромой.
Женские головные уборы прикрывали волосы тщательно.
«Закрывание волос является остатком прикрытия лица по причине
страха. Укрывание служило оберегом от злых чар и было желание
мужа, который хотел уберечь свою собственность от посторонних
глаз».
Замужняя женщина не должна была показываться без
головного убора. «Засветить волосы», т.е. выставить их наружу или
пойти с непокрытой головой, считалось большим грехом и позором.
«Опростоволоситься» – это лишить женщину ее собственного
головного убора, опозорить ее брак. С непокрытой головой нельзя
было дойти до колодца, корову доить, за стол садиться.
Часто головной убор женский был связан с древними
представлениями о птицах, животных, как например, головной убор
«сорока» или «кокошник». «Сорока» – головной убор, который
состоял из трех частей: лобной части – очелья; боковых частей –
крылья; задней части – хвоста. «Сборка» состоит из двух сшитых
кусков ткани прямоугольной формы с закругленными углами,
уходящими на заднюю затылочную часть. На очелье приходится
прямоугольная чуть выступающая полоса, схватывающая голову.
«Сорока» была шита из красного бархата. Очелье украшалось
широкой полосой золотого узора с растительным орнаментом.
Не каждая крестьянка умела расшивать золотыми нитями,
поэтому головные уборы отдавали расшивать специальным
мастерицам или шили его из покупных частей, которые приобретали
на ярмарках.
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Головной убор «сорока» распространен был до 2-й половины
XVIII века, потом он остался в мещанской и крестьянской среде как
свадебный наряд. «Сороки» дольше, чем в других районах
Костромской губернии задержались именно в Нерехтском уезде
(особенно в селе Спас) среди старообрядцев; выполнены они были
уже из более скромных тканей.
В XVIII веке и 1-й половине XIX века в западных районах
Костромской губернии (Костромской, Нерехтский, Кинешемский)
наиболее распространенным женским головным убором был
«кокошник» [5]. Название «кокошник» происходит от древнего
славянского слова «кокош», означающего наседку (курицу).
Кокошники были очень разнообразны по форме: островерхие с
вертикальной лопастью надо лбом, с закругленным нимбом, круглый
кокошник, кокошник с ушами.
К середине XIX века на смену кокошникам пришли новые
головные уборы – «повойники», ситцевые или набойные, которые
походят на небольшие шапочки и сверху покрываются бумажными
платками с завязанными назад концами.
Основное отличие кокошника от повойника: задние стенки
сливаются друг с другом, а у повойника к задним концам пришиты
завязки, с помощью которых он затягивается сзади.
Повойники шили будничные и праздничные. Праздничные –
из дорогой покупной ткани – бархата и украшали металлической
вышивкой. Металлическая нить овевает простую бумажную
окантовку оранжевого цвета.
Девичьи и женские головные уборы покрывали платками:
или свободно набрасывали поверх головного убора, или завязывали
узлом под подбородком. Платки носили расшитые крупными
цветами и узорами, носили шелковые шали с кистями.
В XIX веке девушки и женщины все чаще начинают носить
набивной хлопчатобумажный или шерстяной платок.
Головной убор, как очень важная деталь костюма,
способствовал созданию образа величественности, спокойствия,
самобытности.
История костюма – это прекрасный мир образов,
создаваемых в течение многих веков и отражающих в себе
представления людей о красоте в различные исторические эпохи.
72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Литература
1. Диев М. Город Нерехта в XVIII веке и первой четверти
XIX века. – Кострома, 1920. – С. 107.
2. Каткова С. Платье из бабушкиного сундука. // Северная
правда. 1978. – 17 декабря.
3. Диев М. Город Нерехта в XVIII веке и первой четверти
XIX века. – Кострома, 1920. – С. 109.
4. Щукин О. Что умели наши бабушки. // Северная правда.
1985. – 24 сентября.
5. Лебедева Н.И., Маслова Т.С. Русская крестьянская одежда
XIX – начала XX века. – М., 1967. – С. 231.
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
СОДЕРЖАНИЕ
Баранов А.А., Коноплев К.С. Спасская церковь в истории
Шуи.............................................................................................
3
Губаев А.М. Джадидизм как исламский модернизм в среде
тюрко-татар Поволжья середины ХIХ – начала ХХ вв. ……
12
Зольникова А.В. Становление государственной системы
народного образования в российской провинции конца
ХVIII – первой трети ХIХ вв. (на материалах Смоленской
губернии)…………………………………………………… …
17
Зольникова С.В. Развитие системы народного образования в
российской провинции в 30-50 гг. ХIХ века (на материалах
Смоленской губернии) ………………………………………
23
Магомедова М.А. Праздники и досуг провинциального
общества в конце XVIII – начале XX вв. (по материалам
Пензенской губернии)………………………………………..
29
Мартынова Е.В. Культ огня в русской провинции …………
38
Мишустина
И.И.,
Куропаткин
Д.И.
Столыпинские
преобразования на Белгородчине ………..…………………..
46
Мухина Ж.В. Второклассные школы в Российской империи
в конце XIX – начале XX вв. …..……………………………
Прохорова
М.С.
Благотворительная
51
деятельность
церковных школ в годы Первой Мировой войны ….……….
56
Ронская И.И. Евреи в Приамурском генерал-губернаторстве:
политика администрации (1884 -1917 гг.) …………………..
59
Сидорова М. Женский крестьянский костюм Нерехтского
уезда Костромской губернии конца XVIII - начала XX вв. .
74
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Научное издание
ИСТОРИЯ РОССИИ XIX-НАЧАЛА XX ВВ.:
РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ
Сборник студенческих научных работ
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Подписано к печати 28.06.2011 г. Формат 60х84/16.
Бумага ксероксная. Печать ризография. Гарнитура Таймс.
Усл. печ. листов 4,6. Тираж 100 экз. Заказ № 3237.
Издательство ФГБОУ ВПО «ШГПУ»
155908, г. Шуя Ивановской области, ул. Кооперативная, 24
Телефон (49351) 4-65-94
Отпечатано в типографии ФГБОУ ВПО
«Шуйский государственный педагогический университет»
155908, г. Шуя Ивановской области, ул. Кооперативная, 24
76
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
10
Размер файла
686 Кб
Теги
905
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа