close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

160

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1
Аксютин Ю.В.,
д.и.н., профессор Московского областного
педагогического университета
Восьмой советский премьер Косыгин
«Косыгин - новый тип советского
руководителя, не столько идеолог, сколько
практик...
Он,
возможно,
будет
рассматривать проблемы с точки зрения
фактов,
прагматически
и
логически...
Пристрастие Косыгина к логике будет,
несомненно, полезно для русской экономики,
да и во многих других областях оно окажется
новшеством... Человек такого типа мог бы
возглавить корпорацию вроде «Форда» или
«Дженерал
моторс»,
но
не
кажется
способным
руководить
политической
партией...»
Журнал «Ньюсуик»
Начало карьеры
Алексей Николаевич Косыгин родился 8 (21) февраля 1904 года
в Петербурге, в семье рабочего-столяра завода Лесснера. В 1919
году 15-летним юношей добровольно ушел в Красную армию. По
окончании гражданской войны вернулся домой и стал учиться в
кооперативном техникуме.
Почему именно в кооперативный? Отвечая позже на этот
вопрос, Косыгин обычно ссылался на ленинский лозунг
«Кооперация - путь к социализму!» Как и многие другие молодые
люди того времени, выбиравшие тогда свой жизненный путь, он
воспринял эти слова «как откровение, указывающее путь
спасения разрушенной, разоренной гражданской войной стране».
Если бы не эти ленинские слова и не тот громадный резонанс,
который они вызвали в сознании многих, утверждал Алексей
Николаевич, он бы «никогда не пошел в кооперативный техникум,
поскольку торговля, потребительская кооперация были мне до
этого совершенно не интересны»1. Кооперация тогда, в начале
20-х годов была своеобразным символом новой экономической
политики, и получить кооперативное образование было
достаточно престижно. К тому же, в силу ряда причин, большей
частью политических, в кооперации и на кооперацию работали
многие выдающиеся организаторы производства и торгового
обмена, экономисты. В техникуме преподавали лучшие
петроградские профессора по экономике.
1
Цит. по: Ойзерман Т. Главный хозяйственник и экономист страны. // Премьер известный и
неизвестный. Воспоминания о А.И.Косыгтне. - М.: “Республика”, 1997. С. 224.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2
Получив диплом, Косыгин работал в сибирской
потребительской кооперации. Где конкретно, на каких должностях
и чем занимался, официальная биография умалчивает. Известно
только, что в 1927 году он стал членом ВКП(б) и в том же году
встретился с молодой сибирячкой Клавой и женился на ней. Год
спустя у них в Керенске родилась дочь, которой дали имя
Людмила. Бывало всякое. Не раз потом он и его друзья
рассказывали, как в лютый сорокаградусный мороз его и возницу,
следовавшими на санях в отдаленный поселок, преследовали
волки. Вспоминали и о своем товарище, красавце Оскаре
Болоте, отравившемся или отравленном в доме, где пришлось
заночевать1.
В 1930 году Косыгина, как “партвыдвиженца”, приняли
студентом Ленинградского текстильного института. За какие
заслуги Сибирский крайком ВКП(б) дал ему рекомендацию в вуз?
Строить тут особые предположения и догадки не требуется.
Только что в стране произошел «великий перелом», и
большинство крестьян стали колхозниками. Кооператоры активно
участвовали не только в хлебозаготовках, но и в
коллективизации. Особенно если они были партийцами.
Добившиеся наибольшего успеха отмечались. Одни повышением в должности, другие - направлением на учебу.
Кстати, с таким же направлением как и Косыгин, год спустя
поехал учиться в родной Днепродзержинск
заместитель
заведующего Уральским областным земельным управлением
техник-землемер Л.И.Брежнев.
Объясняя позже, что заставило его покинуть ряды
кооператоров, Косыгин ссылался на то, что коллективизация, как
это
не
парадоксально
кажется
на
первый
взгляд,
дезорганизовала и в значительной мере разрушила мощную,
охватывающую все уголки Сибири, кооперативную сеть2. Если
вдуматься, в этом нет ничего парадоксального. Ведь
потребительская кооперация скупала у крестьян их продукцию и
снабжала их промышленными товарами, в том числе
сельскохозяйственным
инвентарем
и
перерабатывающим
оборудованием,
зерноочистительными
машинами,
крупорушками, маслобойками и т.п. Колхозы же в обязательном
порядке сдавали чуть ли не всю свою продукцию
государственным заготовительным органам, минуя кооперацию.
На долю последней оставалось снабжение сельского населения ,
1
См.: Гвишиани-Косыгина Л. Об отце. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания о
А.И.Косыгтне. - М.: “Республика”, 1997. С. 181.
2
Ойзерман Т. Главный хозяйственник и экономист страны. // Премьер известный и неизвестный.
Воспоминания о А.И.Косыгтне. - М.: “Республика”, 1997. С. 225 - 226.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3
к тому же сильно обнищавшего, керосином, спичками, одеждой и
обувью. Так что потребность кооперации в знающих и толковых
организаторах,
управленцах и
снабженцах значительно
уменьшилась. К тому же усилилась чистка ее аппарата от
бывших эсеров и меньшевиков, в большом числе работавших
здесь еще до революции и фактически создавших этот аппарат.
На нет сошел и престиж кооператора. Само слово это приобрело
достаточно выраженный негативный оттенок: кооператор в
условиях снова наступившего всеобщего дефицита не без
помощи официальной пропаганды выглядел в общественном
сознании если не скрытым контрреволюционером, то
откровенным жуликом и мошенником.
Так что возвращение в родной Ленинград вполне
объяснимо. Но почему текстильный институт, а не, допустим,
военно-механический, где в то время учился Д.Ф.Устинов?
Думается, объяснение тут лежит на поверхности. Не имея какихлибо карьерных, а тем более общественно-политических
амбиций и меньше всего ожидая, что судьба вознесет его на
вершину государственной пирамиды, Косыгин просто хотел стать
инженером. Выбор же именно текстильного института скорее
всего был второстепенным, случайным обстоятельством. Как это
случается у многих молодых людей и сейчас: шел мимо, увидел
вывеску, зашел и написал заявление...
Мало что нам известно и о пребывании нашего героя на
студенческой скамье. Одно несомненно: не мог тогда студентбольшевик, даже если он не был секретарем ячейки или
партгруппоргом, оставаться пассивным
на общественном
поприще, не участвовать в различных митингах, демонстрациях,
политических и хозяйственных кампаниях, проработках, чистках и
т.п.
В 1935 году ему вручают диплом инженера-текстильщика
и посылают мастером на текстильную фабрику им.
А.И.Желябова. Это на той же Выборгской стороне, где он
родился и вырос и где теперь, занимая одну комнату в
общежитии, жил его отец, Николай Ильич. Вскоре он уже
начальник цеха. А в памятном 1937 году его назначают
директором Октябрьской прядильно-ткацкой фабрики (бывшей
Сампсониевской мануфактуры). «Высокий, стройный, в хорошо
отлаженном костюме молодой человек», - таким запомнился 34летний директор одному из столичных визитеров на фабрику.
Показывая
этому
визитеру
цеха,
он
«неоднократно
останавливался, чтобы поговорить с работницами у станков, и
было видно, что им приятно его внимание и внимание это не
показное».И вообще все беседы его «были весьма конкретны,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4
деловиты и откровенны»1. В следующем 1938 году он
возглавляет промышленно-транспортный отдел Ленинградского
обкома ВКП(б), а еще через какое-то время становится
председателем Ленинградского городского совета депутатов
трудящихся. На этих двух должностях он работал под
непосредственным
руководством
первого
секретаря
Ленинградских областного и городского партийных комитетов,
кандидата в члены Политбюро, секретаря ЦК А.А.Жданова. И
видимо пришелся ему по нраву своей несуетной деловитостью,
дотошностью, пунктуальностью, исполнительностью. И когда
Сталин решил выделить текстильную промышленность из
Наркомата легкой промышленности в отдельный наркомат,
видимо, Жданов и рекомендовал ему Косыгина как человека,
который может возглавить эту отрасль. Первоначальный импульс
мог
исходить
и
от
председателя
Госплана
СССР
Н.А.Вознесенского, который в 1935 -1937 годах возглавлял
городскую плановую комиссию в Ленинграде.
Открытие памятника Кирову у Кировского райсовета на
Петроградской стороне 6 декабря 1938 года в присутствии
Жданова
и
Кузнецова
стало
последним
публичным
мероприятием
А.Н.Косыгина в качестве председателя
Ленсовета. 2 января 1939 года его срочно вызвали в Москву.
Прибыв туда рано утром следующего дня, он и узнал из газет, что
назначен наркомом.
В феврале того же года Косыгин присутствовал на ХУ111
съезде ВКП(б), выступил на нем и был избран членом
Центрального Комитета. 7 апреля он впервые побывал в
кремлевском
кабинете
Сталина.
Вместе
с
ним
там
присутствовали его непосредственный шеф, председатель
Совнаркома СССР В.М.Молотов и секретарь ЦК, начальник
Управления кадров ЦК Г.М.Маленков2. Следующий визит туда
состоялся 19 июня 1940 года3. 23 июня он снова там4. А затем только 22 октября 1940 года5. В 1941 году - 17 января6 и 13
марта, когда он, кстати в течение получаса сидел за одним
столом с первым секретарем ЦК КП(б) Украины Н.С.Хрущевым7.
В 1940 году Сталин назначает его одним из заместителей
председателя Совнаркома СССР.
1
Смиртюков М. Штрихи к портрету. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания о
А.Н.Косыгине. - М.: «Республика», 1997. С. 141 - 142.
2
Посетители Кремлевского кабинета И.В.Сталина. Журналы (тетради) записи лиц, принятых первым
генсеком. // Исторический архив. 1995. № 5-6. С. 35.
3
Там же. 1996. № 2. С. 19.
4
Там же. С. 20.
5
Там же. С. 31.
6
Там же. С. 38.
7
Там же. С. 42.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5
Такой быстрый номенклатурный взлѐт Косыгина не был в те
предвоенные годы каким-то исключением из правил. Почти так
же быстро перепрыгивали с одной служебной ступеньки на
другую Устинов в Ленинграде и Брежнев в Днепродзержинске и
Днепропетровске. «Большая чистка», предпринятая Сталиным
против старых кадров в 1937 – 1938 гг., вынудила его искать им
замену. Не все новички выдерживали испытание властью. Одних
подводил непрофессионализм, у других начинала чрезмерно
кружиться голова от той высоты, на которую их вознѐс случай,
третьи пали жертвами зависти, интриг и доносов. Но те, кто
сумел выстоять, не без успеха продолжали свою деятельность на
самых высоких должностях, славя мудрого вождя и учителя,
мудрости (а иногда капризам) которого они были обязаны своей
карьерой. Да, почти все они были сталинистами.
С самого начала Великой Отечественной войны Косыгин
занимается перестройкой народного хозяйства на нужды
обороны. 19 августа его вызывает к себе Сталин и беседует с
ним с глазу на глаз1. Следующий визит к нему состоялся 5
сентября2.
А в этом промежутке Косыгину вместе с Молотовым и
Маленковым пришлось съездить в Ленинград. 24.08.41 Молотов,
Маленков, Косыгин и Жданов сообщают Сталину по ВЧ (10 час.) из
Ленинграда: «Нами принято решение о немедленном переселении
из пригородов Ленинграда немецкого и финского населения в
количестве 96.000 человек. Предлагаем переселение произвести в
Казахстан – 15.000 человек, в Красноярский край – 24.000 человек,
в Новосибирскую область – 24.000 человек, Алтайский край –
12.000 человек и Омскую область – 21.000 человек. Организацию
выселения возложить на НКВД. Просим утвердить это
предложение». Полностью эту операцию осуществить не удалось,
так как 29 августа было прекращено железнодорожное сообщение
Ленинграда по всем линиям.3
Оставаясь заместителем председателя Совнаркома, Косыгин в
1941-1942 годах является заместителем председателя Совета по
эвакуации,
возглавляя
в
нем
группу
по
эвакуации
промышленности. В этом качестве и как уполномоченный
Государственного комитета обороны он занимался эвакуацией в
сентябре - из Харькова, а в октябре - из Москвы и Московской
области. Очевидно, именно эти вопросы обсуждались на
заседании Государственного комитета обороны 14 октября.
1
Там же. С. 61.
Там же. С. 64.
3
Берия – Сталину: «Настоящим докладываю». // Книга исторических сенсаций. – М.: «Раритет», 1993. С.
С. 91.
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6
Помимо Сталина, Берии, Маленкова и Микояна на нем
присутствовали начальник Генерального штаба Шапошников,
секретари обкомов Патоличев, Пальцев, Родионов, Новожилов,
Туркин, а также Вознесенский, Косыгин, председатель Совета по
эвакуации Шверник, наркомы Шахурин, Первухин, Малышев,
Пересыпкин, генералы Яковлев и Новиков1. 25 октября Косыгин
присутствовал на более узком заседании ГКО в составе Сталина,
Молотова, Маленкова, Микояна и Берии2.
В январе 1942 года он отправляется в осажденный
Ленинград с задачей усилить снабжение и эвакуировать
стариков, детей и всех других немощных. Судя по записям в
Кремлевской приемной Сталина, это задание он получил во
время пятиминутной встречи с ним, Маленковым, Молотовым и
Берией в ночь на 18-е число3. С 22 января по12 апреля 1942
года, пока не наступила распутица, по льду Ладожского озера на
«большую землю» было вывезено 539 тысяч человек, о чем он
вскоре и доложил ГКО4. А приведение в порядок “Дороги жизни”
позволило переправить в обратном направлении не только
значительное людское пополнение для Ленинградского фронта,
но и столько продовольствия, что уже с 11 февраля в
осажденном городе были восстановлены нормы выдачи хлеба
служащим, иждивенцам и детям, существовавшие до 12 сентября
1941 года. 14 июня Косыгин возвращается в Москву и
докладывает о том, что сумел сделать5. Сталин в знак
признательности велит предоставить ему квартиру в доме № 3 по
улице Грановского. В этом доме, построенном перед самой
революцией для профессоров Московского университета, теперь
обитали сливки советской партийной, хозяйственной и военной
элиты. Здесь более четверти века жил и Косыгин. В качестве
заместителя председателя Совнаркома СССР он теперь
занимается обеспечением Красной армии инженерными и
саперными средствами предприятиями лесной и местной
промышленности, а также промкооперации. 2 апреля 1943 года
его заслуги в этой области были отмечены орденом боевого
Красного Знамени. В июне того же года его ставят во главе
Совнаркома РСФСР (с сохранением за ним должности зампреда
СНК СССР). Но в кремлевском кабинете вождя его не видно было
целых четыре года.
Это не значит, что он был забыт. Нет, ему много раз
приходилось выполнять поручения вождя, но передавались эти
1
Там же. С. 68.
Там же. С. 69.
3
Там же. 1996. № 3. С. 5.
4
Князев С.П. и др. На защите Невской твердыни. - Лг., 1965. С. 341.
5
Посетители кремлевского кабинета И.В.Сталина. // Исторический архив. 1996. № 3. С. 26.
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
7
поручения или по телефону или через других приближенных
Сталина. Об одном из них Косыгин позже любил вспоминать. Ему
довелось лично сопровождать Ш.де Голля, когда тот качестве
главы Временного правительства Франции в декабре 1944 года в
первый раз посетил Советский Союз1.
Сталинский любимчик.
Первый послевоенный пленум ЦК ВКП(б) 18 марта
пополнил Политбюро двумя членами (Берией и Маленковым) и
двумя кандидатами (Булганиным и Косыгиным). 19 марта только
что переизбранный Верховный Совет СССР утвердил состав
нового правительства – Совета министров. Для всех его огласили
в следующем порядке: председатель Сталин, его заместители –
Молотов, Берия. Андреев. Микоян. Косыгин, Вознесенский.
Ворошилов и Каганович. Иными словами, это были все те же
члены ГКО и ОБ СНК, только без Булганина, Маленкова и
Шверника (он избран председателем ПВС СССР вместо серьѐно
заболевшего Калинина), но с Ворошиловым. Секретным же
постановлением Политбюро от 20 марта вместо прежних двух
оперативных бюро СНГ образовано единое бюро Совета
министров. В него вошли все заместители председателя, однако
главой оказался не названный первым на сессии и в газетных
отчѐтах о ней Молотов, а Берия, заместителями же его –
Вознесенский и Косыгин2.
30 августа и 4 сентября он участвует там же в обсуждении мер
по повышению пайковых цен на продовольственные товары в
связи с засухой и неурожаем.
9 февраля Сталин, сам возглавив бюро Совмина, образовал
отраслевые бюро во главе со своими заместителями. Косыгину
было поручено возглавить бюро по торговле и лѐгкой
промышленности3.
Ему теперь чаще приходиться встречаться со Сталиным.
Такие встречи в Кремле зафиксированы 6 и 10 февраля, 25
апреля, 27 и 31 мая, 9, 21 и 26 июня 1947 года4. В одну из этих
встреч, вероятнее всего 10 февраля, он представляет короткую
записку, обобщавшую телеграммы с мест о начавшимся голоде.
Когда он неожиданно скоро вернулся к себе в кабинет, лицо его
было покрыто красными пятнами, руки дрожали. Бросив на стол
свою записку и пачку телеграмм, неожиданно сказал своему
помощнику:
1
См.: Кирпиченко В. Встречи с А.Н.Косыгиным. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания о
А.И.Косыгине. - М.: “Республика”, 1997. С. 173.
2
См.: Жуков Ю.Н. Тайны Кремля: Сталин, Молотов, Берия, Маленков. – М.: «Терра», 2000. С. 384.
3
См.: Жуков Ю.Н. Тайны Кремля: Сталин, Молотов, Берия, Маленков. – М.: «Терра», 2000. С. 406.
4
Посетители кремлевского кабинета И.В.Сталина. // Исторический архив. 1996. № 5-6. С. 6, 11 и 13-16.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
8
- Он отказал. Сказал, что не верит паникерами не намерен
разбазаривать резервы1.
В тот период ему приходилось выезжать в целый ряд
неурожайных регионов в связи с возникшими там голодом и
эпидемиями. Побывал в Башкирии, Куйбышевской ообласти,
Молдавии. Для оказания населению хотя бы минимальной
помощи, приходилось звонить в Москву, просить выделения
средств. Сочувственно относился к этим просьбам только
Микоян. А вот другие... Только и жди от них какой-нибудь
провокации. Когда вернулся, Сталин спрашивает его:
- Что, устроили больницы для всего населения Молдавии,
для всей Куйбышевской области?
Спрашивает полушутливо. Сам не верит. Но кто его
пытался так дезинформировать? И зачем? А ведь в той же
Куйбышевской области умерло 5 тысяч человек от истощения2.
Летом 1947 года Косыгин с семьей отдыхал в Крыму, на
государственной даче в Мухалатке. Неподалеку, в Ливадийском
дворце отдыхал Сталин. И вот как-то приезжает начальник его
личной охраны генерал Власик и объявляет:
- Алексей Николаевич, Иосиф Виссарионович приглашает
вас с семьей к себе.
Поехали: он сам, его жена, 18-летняя дочь и два
родственника, мальчики лет 10- 11. В Ливадии их разместили в
двух больших смежных комнатах. Затем Алексея Николаевича и
Клавдию Андреевну пригласили ужинать к «самому». Ужин этот
затянулся. Вспоминали Сибирь. Сталин рассказывал о своем
побеге из Туруханской ссылки с неизвестным возчиком, Косыгины
о своей жизни в Новосибирске и Киренске, об учебе и работе
после возвращения в Ленинград. Узнав, что Клавдия Андреевна
работала тогда в Кронштадте, Иосиф Виссарионович заметил:
- Значит, вы морячка?
Уже ближе к рассвету, часа в 4 или 5 утра, явился
командующий Черноморским флотом адмирал Ф.С.Октябрьский и
доложил, что на рейде стоит крейсер «Молотов», готовый, приняв
на борт пассажиров, отплыть в Сочи. Наступило, вроде бы, время
для прощания с гостями. Но Сталин вдруг обращается к
Косыгиной:
- Ну что, морячка, может быть пойдете с нами на корабле?
- Но моряки считают недопустимым присутствие женщин на
корабле...
1
Болдырев А. Война, блокада, послевоенные будни. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания
о А.И.Косыгине. - М.: “Республика”, 1997. С. 100 - 101.
2
Молотов, Маленков, Каганович. 1957. Стенограма июньского пленума ЦК КПСС и др. док-ты. /
Составители Н.Ковалева и др. - М.: МФД, 1998. С. 290.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
9
- Товарищ Октябрьский, - обращается тогда Сталин к
адмиралу, - может быть команда сделает исключение? Ведь
Клавдия Андреевна - морячка.
«Шутка» вождя была воспринята правильно, то есть как
приказ. Хозяин и его гости спускаются к причалу, вступают на
катер и устремляются к стоявшей на рейде эскадре. А затем на
боту крейсера плывут навстречу восходящему солнцу, забыв об
оставшихся на берегу и мирно спавших детях1. Обошли корабль,
сфотографировались с экипажем. Во время этого морского
путешествия вождь отечески советует Косыгину:
Познакомьтесь
поближе
с
жизнью,
питанием,
обмундированием и бытовыми
условиями моряков. Они достойны, чтобы о них хорошо
заботились2.
Возвратившись из отпуска, Сталин регулярно встречается с
Вознесенским, Косыгиным, министром финансов А.Г.Зверевым и
министром торговли А.В.Любимовым, обсуждая с ними и
некоторыми из членов Политбюро подготовку отмены карточной
системы и денежную реформу. Такие встречи состоялись 18, 20,
21, 26, 27 ноября, 1, 10 и 12 декабря3, то есть накануне реформы.
16, 17, 19, 22, 23 декабря того же 1947 года происходит уже
обсуждение самого хода реформы и ее первых итогов. Отныне
Косыгин чуть ли не ежедневно присутствует в Кремле у Сталина
при обсуждении экономических вопросов.
В 1948 году таких встреч зафиксировано 184. 23 марта его
делают министром финансов вместо чем-то не угодившего
вождю Зверева5. Еще до этого, 24 января Косыгины у себя на
даче сыграли свадьбу своей единственной дочери Людмилы,
студентки Московского института международных отношений, с
ее однокурсником Джерменом Гвишиани. На семейном тожестве
присутствовали отец жениха (начальник Управления МГБ СССР
по Приморскому краю) с женой и младшими детьми, секретарь
ЦК ВКП (б) по кадрам А.А.Кузнецов с семьей, начальник 1-го
Главного управления при Совмине СССР (атомный проект)
Б.Л.Ванников. «Мы жили с самого начала отдельной
самостоятельной семьѐй», - вспоминал позже Дж.Гвишиани. В
октябре у них родился сын Алексей, в феврале 1954 г. – дочь
Татьяна6.
1
Гвишиани-Косыгина Л. Об отце. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания о А.И.Косыгтне. М.: “Республика”, 1997. С. 177 - 178.
2
Правда. 9.09.47. С. 2.
3
Посетители кремлевского кабинета И.В.Сталина. // Исторический архив. 1996. № 5-6. Сс. 20 - 22.
4
См.: Посетители кремлевского кабинета И.В.Сталина. // Исторический архив. 1996. № 5-6. Сс. 25 - 44.
5
См.: Жуков Ю.Н. Тайны Кремля: Сталин, Молотов, Берия, Маленков. – М.: «Терра», 2000. С. 452.
6
Гвишиани Дж. Косыгин. / Отрывок из книги воспоминаний. // Трибуна. 11.01.01. С. Д3.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
10
- Косыга, - так неофициально, дружески, даже тепло
называл его Сталин. - Ну как, Косыга, дела?1
31 августа умирает его бывший шеф и покровитель
А.А.Жданов, а 1 сентября Косыгин переводится из кандидатов в
члены Политбюро. Одновременно он становится членом
«девятки», фактически подменявшей собой деятельность этого
органа2.
Но уже 28 декабря 1948 года Косыгин, оставаясь
заместителем председателя Сомина СССР, освобождается от
обязанностей министра финансов и утверждается министром
легкой промышленности. Объяснение этому простое: он оказался
неудобным, очень часто возражал, когда на заседаниях
президиума Совета министров рассматривались вопросы,
требовавшие выделения из бюджета крупных средств.
- Свободных денег нет, - объяснял он.
Его уговаривали, но он в большинстве случаев продолжал
стоять на своем, говоря:
- Запишите в протокол, что Минфин возражает3.
11 визитов Косыгина к Сталину зафиксировано в январе
1949 года, 14 - в феврале, 12 - в марте, 10 - в апреле, 5 - в мае, 5
- в июне, 2 - в августе. После возвращения главы партии и
правительства из отпуска 10 декабря 1949 года Косыгина к нему
больше уже не приглашают. Зато со 2 февраля 1950 года там
снова появляется Зверев, которого вернули в министерство
финансов. Начинает сбываться предсказание супруги. Натура
очень эмоциональная и умевшая чувствовать обстановку, она,
увидев напечатанную в газетах фотографию Сталина,
Октябрьского и Косыгина с моряками крейсера «Молотов»,
сказала тогда:
- Знаешь, Алеша, они тебе этого не простят4.
«Они» - это наиболее влиятельные члены Политбюро,
ревниво следящие за тем, как бы дряхлеющий на глазах и
чувствующий себя нездоровым генералиссимус не возвысил
других, более молодых руководителей, которые могли бы
помешать им, старым соратникам, занять его место. Уже во всю
ведется следствие по «Ленинградскому делу». Вознесенского и
Кузнецова отстраняют от работы и исключают из партийного
руководства, а затем арестовывают и расстреливают. Многих из
тех, кто когда-либо работал вместе с ними, подвергают чистке.
1
Цит. по: Чуев Ф. Сто сорок бесед с Молотовым. - М.: «Терра». 1991. С. 321.
См.: Жуков Ю.Н. Тайны Кремля: Сталин, Молотов, Берия, Маленков. – М.: «Терра», 2000. С. 474.
3
Болдырев А. Война, блокада, , послевоенные будни. // Премьер известный и неизвестный.
Воспоминания о А.И.Косыгтне. - М.: “Республика”, 1997. С. 106.
4
Гвишиани-Косыгина Л. Об отце. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания о А.И.Косыгтне. - М.: “Республика”, 1997. С. 178.
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
11
Положение Косыгина осложнялось еще и тем, что его жена
приходилась дальней родственницей Кузнецова1. По тем
временам это был достаточно серьезный «криминал». Однако,
пожалуй, главной «виной» его было благорасположение к нему
вождя. Уже позже это косвенно подтвердил Хрущев, который на
одном из узких совещаний с ехидцей напомнил Косыгину, что
говорил о нем Сталин:
- Вот наш будущий премьер..2
В июне 1949 года на имя Сталина поступает анонимная,
но внешне правдивая и довольно конкретная записка о крупных
хищениях золота и драгоценных камней из Гохрана в тот период,
когда Косыгин был министром финансов. Почти четыре месяца
министр госконтроля Л.З Мехлис с привлечением сотрудников
МВД проверял деятельность Гохрана, но так ничего и не
обнаружил - ни преступления, ни халатности и недогляда3.
Однажды звонит Берия и просит зайти к нему. Зайдя же,
Косыгин слышит пораженный:
- Скажи, какие давал указания о строительстве дороги
через Кавказский хребет к Краснодару?
Косыгин отвечает, что никаких указаний на этот счет не
давал, дорог не строил.
- А на тебя есть заявление!
И показывает листок, прикрыв ладонью подпись. Там
действительно написано, что заместитель председателя Совета
министров Косыгин, находясь в прошлом году на дороге между
Сочи и Рицой, давал указание пробивать дорогу через хребет
дальше на север...
- Вы что, с ума сошли?- пытался объяснить Алексей
Николаевич. - Во-первых, никто меня не послушает. Нужно
постановление правительства. Во-вторых, нужны материалы,
фонды...
- Ты брось очки втирать! Давай выкладывай на чистоту...
- Мне нечего выкладывать.
- Тогда пиши по этому вопросу на имя Сталина.
Пошел к себе. Сел писать. Начал с того, что в прошлом
году отдыхал в Сочи и возвращаясь однажды с озера Рица, шел с
каким-то генералом, говорили о всяком, в том числе и о том, что
неплохо бы здесь проложить дорогу через хребет с севера. И
только-то всего. Причем потом забыл об этом случае. Подписав
1
См. Новиков В. Как товарищи, единомышленники. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания
о А.Н.Косыгине. - М.: «Республика», 1997. С. 125.
2
Гвишиани Дж. Человек, который был мне дорог. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания о
А.Н.Косыгине. - М.: «Республика», 1997. С. 198.
3
Там же. С. 105.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
12
эту объяснительную записку, велел секретарю отнести. Сам не
понес.
Прошла неделя. Косыгин думал уже, что инцидент
исчерпан. Но вот, идя с заседания, встречает Берию и
Маленкова. Они говорят:
- Зайди к нам.
Заходит. Сидят оба и опять начинают допрашивать об
этой злосчастной дороге1.
Иначе повел себя во всем этом деле А.И.Микоян. Он
организовал Алексею Николаевичу длительную поездку в
Сибирь, якобы, в связи с необходимостью усилить деятельность
кооперации, особенно при заготовке сельскохозяйственной
продукции. Естественно, этот вопрос нельзя было решить без
согласия Сталина. А раз такое согласие было получено, это
можно было толковать и как некое табу на дальнейшую
«разработку» Косыгина2.
Как член Политбюро он каждый день получал огромную
информацию, в том числе и протоколы допросов арестованных
по «ленинградскому делу». Посылал их сам Сталин, причем
красным карандашом отчеркивал в них его фамилию в тех
местах, где содержались показания, что Косыгин вместе с ними
замышлял страшные деяния против советской власти3. Он тут же
садился писать объяснение на имя самого Сталина: «Показания
надуманны... Этого не могло быть по следующим причинам...
Категорически отрицаю эти факты... В это время я находился в
другом месте....»
- Знаете, ребята, а ведь меня тоже могут арестовать, сказал он однажды дочери и зятю.
Уезжая каждое утро с дачи на работу, обнимал жену,
кивал дочери и зятю и говорил:
- Прощайте.
Как-то,
сказав
зятю,
что
среди
предъявленных
Вознесенскому обвинений есть и обвинение в незаконном
хранении оружия, под видом рыбалки сел с ним в лодку и бросил
свои два пистолета и его браунинг на дно Москва-реки4.
Перемещенный снова на легкую промышленность,
Косыгин, выступая 4 марта 1949 года перед хозяйственным
активом отрасли, следующим образом излагал ее задачу на этот
год:
1
Молотов, Маленков, Каганович. 1957. Стенограма июньского пленума ЦК КПСС и другие документы. /
Составители Н.Ковалева и др. - М.: МФД, 1998. С. 289 - 290. Выступление А.Н.Косыгина.
2
См.: Новиков В. Как товарищи, единомышленники. // Премьер известный и неизвестный.
Воспоминания о А.Н.Косыгине. - М.: «Республика», 1997. С. 125 - 126.
3
См.: Трояновский О.А. Через годы и расстояния. История одной семьи. – М.: «Вагриус», 1997. С. 146.
4
Гвишиани Дж. Человек, который был мне дорог. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания о
А.Н.Косыгине. - М.: «Республика», 1997. С. 196 - 197.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
13
- Особенно увеличится производство товаров, на которые
имеется большой спрос
населения: ситца улучшенной
отделки, мадаполама, сатинов, маркизета, камвольных и
шелковых набивных тканей, бобрика, жаккардовых тканей,
чулочно-носочных изделий с применением капрона, трикотажного
белья, рантовой обуви и т.д.1
Уж очень заметных успехов в удовлетворении этого
спроса, то есть ликвидации дефицита, ни в том, ни в
последующие года замечено не было. Но кое-чего все же удалось
сделать, о чем Косыгин и не преминул поведать в статье
«Нашими
успехами
мы
обязаны
великому
Сталину»,
опубликованной в «Правде» 21 декабря 1949 года среди других
материалов, посвященных 70-летию вождя, но не на первой или
второй полосе, а всего лишь на десятой. Да и в официальном
перечислении членов Политбюро, присутствовавших на
торжественном
заседании
в
Большом
театре
и
на
правительственном приеме в Кремле он стоит на последнем,
одиннадцатом месте.
На Х1Х съезде КПСС в октябре 1952 года его избрали
лишь кандидатом в члены расширенного до 25 человек
Президиума ЦК. Однако, когда 20 октября Сталин, Маленков,
Берия и Хрущев принимают новых кандидатов в члены
Президиума ЦК и секретарей ЦК, среди которых теперь
находится Л.И.Брежнев, Косыгина в их числе не оказывается. А
это могло означать только то, что его перспективы становятся
все более зыбкими и неопределенными. Но на каком-то
совещании к нему, сидевшему в сторонке, вдруг подошел Сталин
и тронул за плечо:
- Ну как ты, Косыга? Ничего. Ничего, еще поработаешь,
поработаешь...
Эти слова, как потом рассказывал Косыгин своим близким,
«несколько сняли напряжение». Стало ясно, что «этап
подозрений и недоверия заканчивается»2.
О том времени, да и вообще о сталинских временах
Косыгин говорить особо не любил. Хотя и не избегал вовсе этой
темы, мог, поддерживая начавшийся разговор, тепло вспоминать
своих безвинно пострадавших коллег. М.С.Горбачеву, например,
запомнился один разговор в кисловодском санатории «Красные
камни»:
- В общем, скажу вам, жизнь была тяжелой. Прежде всего
морально, вернее психологически. Ведь, по сути дела,
1
Правда. 5.03.49. С. 2.
Гвишиани Дж. Человек, который был мне дорог. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания о
А.Н.Косыгине. - М.: «Республика», 1997. С. 198.
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
14
осуществлялся сплошной надзор, и прежде всего за нами. Где бы
я ни был, нигде и никогда не мог остаться один1.
Но к личности самого Сталина продолжал всю жизнь
относиться тепло, был предан ему2.
Повторное восхождение на властные вершины
После смерти Сталина в марте 1953 года Косыгин не
вошел в состав «коллективного руководства» из 10 членов
Президиума ЦК, составленного Маленковым и Берией. До
сентября он возглавлял объединенное министерство легкой и
пищевой промышленности, затем - новое министерство
промышленных товаров широкого потребления. На некоторое
время снова становится заместителем председателя Совета
министров. Когда же из Госплана для организации текущего
планирования была выделена Госэкономкомиссия, Косыгина
назначили заместителем ее председателя.
В этом качестве ему пришлось много поработать в
комиссии, которой Хрущев поручил рассмотреть его собственные
«соображения
об
улучшении
организации
управления
промышленностью и строительством» от 28 января 1957 года и
которую сам он возглавил. В нее вошли большинство членов
Президиума ЦК и секретарей ЦК, секретари многих региональных
партийных организаций, министры, директора некоторых
предприятий. Так что вопрос готовила довольно «большая группа
товарищей». Но наиболее заметную активность проявляли
бывший помощник Хрущева Иосиф Кузьмин, председатель
Госплана
Николай
Байбаков,
заведующий
отделом
машиностроительной промышленности ЦК Андрей Рудаков,
главный редактор газеты “Правда” Павел Сатюков, начальник
Центрального
статистического
управления
Владимир
Старовский. Принимали участие секретари ЦК Аверкий Аристов
и Леонид Брежнев, а также заместитель председателя
Госэкономкомиссии Алексей Косыгин и министр финансов
Арсений Зверев.
Пленум ЦК КПСС 13-14 февраля 1957 года заслушал и
обсудил доклад Хрущева, в котором констатировалось, что
перестройка работы Совета министров ограничилась только
расширением функций Госэкономкомиссии и не затронула
основы руководства производством. Чтобы улучшить это
руководство, необходимо решить вопрос: «идти ли дальше по
линии еще большего дробления технического, экономического и
1
2
Горбачев М.С. Жизнь и реформы. Кн. 1. - М.: «Новости», 1995. С. 149.
См.: Арбатов Г. Из недавнего прошлого. // Знамя. 1990. № 9. С. 208.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
15
административного руководства, создавая в центре все новые и
новые отраслевые министерства и ведомства, или иметь более
лучшие формы управления хозяйством». Эти «более лучшие
формы» Хрущев
видел в том, чтобы «управление
промышленностью
и
строительством
организовать
по
1
экономическим районам» .
В прениях по докладу выступило 27 человек. В их числе
были секретари ЦК, министры, местные руководители. И все они
одобрили предлагаемую реформу. Один из них, Байбаков,
вспоминал в последствии о своем выступлении на этом пленуме:
«Я, правда, уже не спорил против ликвидации министерств,
понял, что вопрос предрешен. Но возразил в связи с намеченным
созданием совнархозов в границах каждой области. Если уж
создавать совнархозы, - сказал я с трибуны пленума, - то
крупные, региональные, такие, как например, Уральский, СевероКавказский и др. Такие совнархозы смогут самостоятельно
решать многие текущие и перспективные задачи»2.
Ликвидация отраслевых министерств и передача
управления промышленностью и строительством в руки местных
советов народного хозяйства в мае 1957 года заставила многих
министров и их заместителей покинуть столицу и отправиться в
провинцию. Косыгин остался в Москве, его перевели только в
Госплан СССР, где он стал первым заместителем председателя,
причем, в ранге министра. Когда недовольное самоуправством
Хрущева
большинство членов Президиума ЦК попыталось
лишить его поста первого секретаря, Косыгин оказался среди тех
членов ЦК, которые резко этому воспротивились. На пленуме ЦК
КПСС, открывшемуся 23 июня, он активно клеймит противников
Хрущева.
- Почему вы испугались? - вопрошает он у Кагановича,
объяснявшего свою критическую позицию в отношении лозунга
догнать и перегнать Америку по молоку и мясу3.
Не выдерживающими критики назвал он и объяснения по
этому же вопросу Молотова:
- Эти вопросы мы в Госплане проанализировали... Откуда
же вы берете, что это авантюра? Вы попросили бы расчеты,
Госплан их дал бы4.
- Кто вам поручил обрабатывать товарищей для того,
чтобы выйти на Президиум ЦК? - допытывается у Булганина. Почему в вашем кабинете вся кухня была организована?1.
1
Цит. по: Мероприятие огромного исторического значения./ Передовая. // Известия. 16.02.57. С.1.
Байбаков Н.К. 40 лет в правительстве. - М.: “Республика”. 1993. С. 80.
3
Молотов, Маленков, Каганович. 1957. Стенограмма июньского пленума ЦК КПСС и др. док-ты. /
Составители Н.Ковалева и др. - М.: МФД. 1998. С. 67.
4
Там же. С. 115.
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
16
Сабурова он упрекал в том, что срочно покидая Варшаву,
где оба они находились на сессии Совета экономической
взаимопомощи, тот обманул его, сказав, что выезжает по
семейным делам:
- Разве не мог нам, членам ЦК, сказать, что обсуждается
внутрипартийный вопрос?2
От Первухина требовал назвать того, кто в их среде
говорил насчет первого секретаря.3
- На каком основании вы кричали, когда пришли члены
ЦК? - интересовался он у Шепилова4.
В своем выступлении на заседании 26 июня 1957 года
Косыгин заявил:
- Нам ясно, насколько трудно было работать товарищу
Хрущеву в условиях, когда три человека систематически были в
оппозиции по большинству вопросов, рассматриваемых на
Президиуме ЦК, и когда было четыре колеблющихся,
учитывающих обстановку, куда можно было бы присоединиться.
Сколько лишней энергии было затрачено на драку с Молотовым,
Кагановичем, Маленковым только для того, чтобы получить их
согласие на решение того или иного вопроса, тем более что над
осуществлением принятого решения они ведь все равно не
работали!.. Ради чего мы должны допустить такую борьбу в
нашей партии? Если только для того, чтобы сохранить внешний
вид, что у нас единство в ЦК, то это дорогая цена.. Всех
антипартийных деятелей надо изгнать из Президиума ЦК и ЦК5.
Косыгин
обратил
также
внимание
на
попытки
заговорщиков овладеть руководством госбезопасности
и
министерства обороны. Неужто это так нужно «для исправления
ошибок и развертывания самокритики в президиуме ЦК»?
Отметив в связи с этим стойкую позицию Жукова, Конева и
других маршалов, а также председателя КГБ Серова, он
высказал предположение, что, если бы эти планы удалось
осуществить, то резолюции Молотова, Кагановича и Маленкова
«расстрелять», «уничтожить» вновь появились бы на списках
арестованных людей6.
Досталось от него и его непосредственному начальнику,
председателю Госплана Сабурову:
- Они называли его крупным экономистом. Но соберите
всех работников Госплана или министров и спросите. Как он
1
Там же. С. 76 и 167.
Там же. С. 82.
3
Там же. С. 95.
4
Там же. С. 138.
5
Там же. С. 285-286.
6
Там же. С. 287.
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
17
работал... Все в один голос скажут. Что работал плохо, в дело не
вникал. Это бездельник. Он даже, внося годовой план в Совет
министров, его внимательно не читал1.
Такая активность не осталась незамеченной: в новом,
расширенном Президиуме ЦК Косыгин стал одним из 9
кандидатов в его члены, и, кроме того, снова стал заместителем
председателя Совета министров и первым заместителем
председателя Госплана.
С его новы шефом, И.И.Кузьминым, у Косыгина сразу же
сложились напряженные отношения. Тот был человеком
сверхактивным,
но
малоопытным,
неосведомленным
в
народнохозяйственных делах, а потому большим волюнтаристом.
На первых порах он пользовался большим доверием Хрущева, но
нередко подводил его, сваливая вину на своего заместителя,
постоянно
и
необоснованно
критикуя
его,
выискивая
несуществующие упущения в работе. Но уже через полтора года,
29 марта 1959 года, его освободили и отправили в общественнополитическое небытие, а Косыгина поставили на его место.
Проработал он в этой должности чуть более года. Тогда же
Хрущев заменил Булганина на посту председателя Совета
министров. Первоначально он предполагал и даже предлагал
сделать главой правительства Косыгина как человека. который
“хорошо знает народное хозяйство и справится с работой”. Но его
уговорили саму взять это дело в свои руки2.
4 мая 1960 году Хрущев делает его одним из двух своих
первых (другим был А.И.Микоян) заместителей по Совету
министров, уже в ранге члена Президиума ЦК. Так как и Хрущев,
и Микоян присутствовали в Совмине только при рассмотрении
особо важных вопросов, заседания его президиума обычно
проводил Алексей Николаевич. И одним из первых крупных
экономических мероприятий, им предложенных и разработанных,
стала денежная реформа, денономинация рубля. С 1 января
1961 года 10 старых рублей обменивались на 1 новый. Причем
без всяких ограничений. Как было разъяснено населению,
реформа эта, в отличие от того, что было сделано в 1947 году, не
носила конфискационного характера и сбережения населения не
должны были от этого пострадать. На самом деле не совсем все
так было. Новый масштаб цен заставил округлять их, но
делалось это, как правило, в сторону повышения: если раньше
какой-то продукт стоил в магазине 12 рублей 55 копеек, то теперь
- 1 рубль 26 копеек. К тому же, если до этого покупатель много
раз подумал, прежде чем расстаться с 10 рублями, то отныне он
1
2
Там же. С. 288.
Хрущев С.Н. Пенсионер союзного значения. - М.: “Новости”, 1991. С. 164.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
18
гораздо легче расставался с рублем. Говоря позже об этой
реформе и ее социальной изнанке, Косыгин признавал:
- Мы вынуждены были пойти на нее... На этом, на
округлении цен, мы свели концы с концами1.
21 октября 1961 года Косыгин выступает на ХХ11 съезде
КПСС. Основным вопросом на этом съезде вроде бы было
обсуждение
и
принятие
новой
программы
КПСС,
предусматривающей строительство коммунизма в СССР в
течение ближайших 20 лет. Но главной сенсацией стали
дальнейшие
разоблачения
преступлений,
совершенных
Сталиным и его ближайшими соратниками, оказавшимися четыре
года назад членами «антипартийной группы». Немало говорил на
эту тему сам Хрущев. Говорили и другие члены руководства.
Говорил и Косыгин. Правда, ограничился всего одной общей, но
довольно категоричной фразой:
- Мы должны сделать и сделаем все возможное, чтобы и в
дальнейшем в нашей партии, в нашем обществе не было места
культу личности, чтобы были полностью уничтожены его ростки и
корни2.
Подверг он резкой критике и «отступления от марксизмаленинизма» руководителей Албанской партии труда. Однако
большая часть его речи была посвящена вопросам сугубо
хозяйственным. Он сетовал на то, что темпы капитального
строительства не отвечают еще современным требованиям.
Совершенно недопустимыми назвал он случаи поставки на
стройки машин и оборудования с дефектами.
- Должно быть правилом, - наставлял он, - чтобы
строительство жилья, магазинов, предприятий бытового
обслуживания и общественного питания на каждой новостройке
предшествовало началу строительства предприятий3.
Высказался он и за то, чтобы рассмотреть вопрос о
порядке оплаты машиностроительным заводам стоимости
оборудования, а также вообще провести в виде опыта переход от
бюджетного
финансирования
капитальных
вложений
к
долгосрочному кредитованию. Затем Косыгин остановился на
вопросе «совершенствования организации социалистического
производства». Правда, ограничил эту проблемами рамками
одного предприятия и говорил о широком внедрении стандартов,
унификации узлов и деталей, изделий и оборудования, о
типизации технологических процессов. Огромное значение, по
1
Гриненко А. У истоков экономических преобразований. // Премьер известный и неизвестный.
Воспоминания о А.Н.Косыгине. - М.: “Республика”, 1997. С. 75.
2
ХХ11 съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отче. Т. 1. - М.:
Госполитиздат, 1962. С. 577 - 578.
3
Там же. С. 581.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
19
его мнению, имело дальнейшее улучшение качественных
показателей работы промышленности:
- Мы должны поставить как одну из важнейших
народнохозяйственных задач - повысить срок службы моторов и
дизелей... Это даст огромную экономию в народном хозяйстве1.
Не обошел он вниманием и традиционную для советской
экономики, но «ненужную напряженность в снабжении
предприятий и строек некоторыми видами сырья, материалов,
полуфабрикатов и т.д.» Источники этой напряженности виделись
ему в недостатках системы снабженческо-сбытовых организаций,
в ошибках в планировании и распределении, наконец, в ряде
случаев бесконтрольности в расходовании материалов. Как
видим, причины довольно конкретны и, казалось бы, легко
устранимые. Вот почему, Косыгин был уверен, что «современный
уровень производства и наши сырьевые возможности позволяют
в ближайшие годы насытить рынок всеми необходимыми
товарами». Надо лишь «глубже изучать спрос населения и в
соответствии с этим планировать выпуск товаров и своевременно
перестраивать производство"2.
Выступление Косыгина на съезде особого впечатления не
произвело ни на делегатов, ни на массу простых людей. А вот в
семье возникла дискуссия. Клавдия Андреевна, «просто
текстильщица», как она сама себя называла, беспартийная и без
законченного
высшего
образования,
но
хорошо
самообразованная, владеющая двумя иностранными языками,
зачитывая мужу отрывки из его речи, опубликованной в
«Правде», спрашивала:
- Выходит, что у нас производительность труда в
промышленном строительстве выше чем в США? А учитывается
ли при этом качество материалов, добротность построенного? Не
объясняется ли это наше преимущество (если оно действительно
имеется) тем, что заработная плата наших строителей
значительно ниже, чем американских? Не преувеличиваем ли мы
вообще наши достижения только потому, что они именно наши?
Косыгин, разумеется, возражал, ссылаясь на данные
Центрального
статистического
управления.
Но
Клавдия
Андреевна парировала этот довод:
- Не следует ли эти данные поставить под вопрос?
Особенно статистические выкладки насчет роста благосостояния
наших граждан?3
1
Там же. С. 587.
Там же. С. 589.
3
Ойзерман Т. Главный хозяйственник и экономист страны. // Премьер известный и неизвестный.
Воспоминания о А.И.Косыгтне. - М.: “Республика”, 1997. С. 229.
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
20
Съезд завершился решением о выносе гроба с телом Сталина
из Мавзолея. Косыгин, неизменно вспоминавший покойного
вождя с чувством, близким к благоговением, как он сам
рассказывал потом, не мог заснуть всю ночь1.
Прошло больше полугода. Советская экономика несла всѐ
возрастающие расходы по поддержанию своей боеготовности и
своих клиентов.
на правительственном приѐме в честь индонезийской
правительственной делегации во главе с вице-премьером
Субандрио, устроенном 8 мая 1962 года, Косыгин, ссылаясь на
неоднократные заявления Хрущѐва о полной поддержке
требования индонезийского народа вернуть ему западную часть
Новой Гвинеи (Ириана)о возвращении Западного Ириана, заявил:
- Всем сердцем мы желаем успеха дружественному
индонезийскому народу в его правом деле и верим, что недалѐк
тот день, когда национальный флаг республики Индонезии будет
гордо реять над всей индонезийской землѐй.
В ответном слове Субандрио сказал:
- Несколько минут назад товарищ Косыгин и я подписали
соглашение, в котором советское правительство изъявляет своѐ
согласие помочь индонезийскому народу в его борьбе.2
Так что дефицит не только не уменьшался, но и увеличивался.
Причем, если охота простых людей за одеждой, обувью, мебелью
стала давно уже делом привычным, то об острой нехватке
продовольствия за последние десять лет вроде бы как стали
забывать. Не всегда и всюду, но молоко, масло и мясо можно
было купить в магазинах. Были бы деньги. Между тем их-то и не
хватало большинству. Зарплата оставалась низкой и повышалась
крайне незначительно. Вот в этих-то условиях 1 июня 1962 года и
было объявлено о повышении цен на эти продукты аж на 25%.
Хрущев объяснял подобную меру необходимостью
сделать рентабельным колхозно-совхозное животноводство.
Наверное, так оно и было. Однако, были, но не назывались
другие, может быть, более важные причины. Понадобились
срочно средства (и немалые) на строительство подводного
ракетно-ядерного флота. А еще предстояло перемещение ракет
среднего радиуса действия на Кубу. Бюджет был уже сверстан.
Перелопачивать его, то есть урезывать прочие статьи расходов,
было не очень желательно. Поручили найти выход Косыгину. Он
и предложил повысить цены на мясо, масло и молоко.
Начались волнения. В Новочеркасске пролилась кровь. О
том, чтобы с помощью нового повышения цен изыскать средства
1
2
См.: Трояновский О.А. Через годы и расстояния. История одной семьи. – М.: «Вагриус», 1997. С. 146.
См.: Правда. 9.05.62. С. 3.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
21
для двух других, сугубо мирных проектов, обещавших немалую
выгоду в будущем, - прокладке газопровода в Европу и
строительстве большого завода легковых автомобилей, - и речи
уже быть не могло. А что, если попросить кредиты на Западе,
обещав что они полностью будут истрачены на покупку там же
лицензий, технологий и оборудования?
С 18 по 29 июня 1962 года Косыгин находился в Италии. В
качестве гостя советского посла, то есть как лицо
неофициальное. Однако уже в первые два дня его приняли и
беседовали с ним президент А.Сеньи
и премьер-министр
А.Фанфани. Затем последовали другие встречи, в том числе с
деловыми людьми, руководителями государственных и частных
компаний. Все они проявили определенный интерес к тому, о чем
с ними говорил высокий гость из Москвы. Начало переговорам
было положено. Длились они несколько лет. Их ход тормозился
тем обстоятельством, что Хрущев неоднократно и публично
заявлял, что Советский Союз пойдет «другим путем» - не
безграничным расширением круга индивидуальных владельцев
легковых автомашин, а максимальным развитием общественного
транспорта.
А вообще-то Хрущеву все больше не терпелось. И все
более очевидным становилось, что честолюбивая цель догнать и
перегнать Америку по производству масла и мяса на душу
населения не достижима. Под угрозой находилось выполнение
семилетнего плана развития народного хозяйства на 1959-1965
годы по многим другим показателям. Значительно снизились
темпы промышленного развития. Никита Сергеевич метался из
одой стороны в другую. То склонялся к либерализму, настояв на
публикации
повести
никому
до
толе
неизвестного
А.Солженицына «Один день Ивана Денисовича» и разрешив
печатание в «Правде» статьи харьковского профессора
Е.Либермана «План, прибыль, премия» о хозрасчете и рынке. То
впадал в административный раж, укрупняя совнархозы, деля
обкомы
и райкомы партии на промышленные и сельские,
направляя
на
путь
истинный
художников,
поэтов
и
кинорежиссеров. В результате роптали не только простые
труженики. Недоумевала творческая интеллигенция. Тревожные
настроения росли и в аппарате. Ведь первый секретарь ЦК и
глава правительства орал на своих коллег как на мальчишек. В
такой обстановке в недрах высшего эшелона партийногосударственной элиты стала складываться оппозиция Хрущеву.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
22
«Наш день еще наступит!»
В адрес членов Президиума ЦК, секретарей ЦК и обкомов
по почте пришли анонимные тезисы к выступлению на
ближайшем пленуме ЦК. В них утверждалось: «Авантюризму
Хрущева нет предела, а из-за неизбежности провала этих
авантюр ему всегда будут нужны козлы отпущения. И это будет
продолжаться до тех пор, пока какое-нибудь поколение
секретарей национальных, краевых, областных комитетов не
сговорятся и не вышвырнут Хрущева за борт с помощью того же
метода, каким они посадили его себе на шею. Может случиться и
такое: доведенный до отчаяния народ, который пока только
саботирует, итальянит против всех мероприятий Хрущева, вдруг
поднимется и устроит такое, что затмятся все Будапешты»1.
Всесильный Комитет государственной безопасности не
смог обнаружить авторов этого письма. Это и не удивительно.
Ведь его председатель В.Е.Семичастный через какое-то время
примкнул к Л.И.Брежневу и В.Н.Подгорному - секретарям ЦК,
приступившим в конце лета 1963 года к организационному
оформлению того недовольства, которое все явственнее стал
проявлять аппарат в отношении главы партии и правительства.
Осторожно и не сразу раскрывая свои карты, они делились с
другими своими мнениями об обсуждавшихся на заседаниях
Президиума
и
Секретариата
ЦК
вопросах,
делились
впечатлениями о том, кто и как при этом говорил, жаловались на
то, что Хрущев мало считается с ними, часто пренебрегает их
суждениями и вообще становится все заносчивее и грубее. Если
собеседник сочувственно встречал их сетования и, мало того,
поддакивал, соглашался, начинал делиться своими обидами,
разговор поворачивался на то, что вот-де неплохо было бы
остановить Никиту, одернуть его, сделать ему коллективное
внушение, может быть. Даже пригрозить.
Такой примерно разговор состоялся и с Косыгиным. Для них
навряд ли были секретом его подлинные настроения. Даже со
стороны было видно, как Хрущев подавлял инициативу и
самодеятельность Косыгина, желая видеть в нем лишь
безотказного
исполнителя.
Потребовал,
например,
он
ассигновать 300 миллионов рублей на строительство
целлюлозно-бумажного комбината в Астрахани. Косыгин
пробовал возражать:
- Хотя бумагу и картон изготавливают в нашей стране с
давних пор, мне неизвестно, чтобы русские промышленники, а
1
Центр хранения современной документации (ЦХСД), бывший текущий архив ЦК КПСС. Фонд 5. Опись
30. Лист 11.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
23
среди них было немало умных и оборотистых людей,
использовали камыш для этих целей. Поэтому сама идея
нуждается в дополнительной проверке.
Хрущев продолжал стоять на своем.
- Тогда, - пробовал пронять его с другой стороны Косыгин, придется затронуть капиталовложения , предназначенные химии,
металлургии, машиностроению. К тому же план на очередной год
уже сверстан, задания доведены до предприятий и менять их
нельзя. Надо отложить решение, а прежде детально изучить
вопрос, проконсультироваться с учеными, производственниками.
Когда же Хрущев прибег к сильным выражениям в качестве
аргумента, Косыгин, сдерживая себя, сказал:
- Никита Сергеевич, так работать дальше нельзя...
И тем не менее Хрущев настоял на своем - комбинат начали
строить1.
На заседаниях Совета министров, пленумах ЦК (а
последние стали проходить в Кремлевском дворце съездов в
присутствии нескольких тысяч человек) Хрущев не раз бестактно
отзывался о своем первом заместителе. И тем не менее не
освобождал его, очевидно понимая, что такого честного,
работоспособного и компетентного человека ему будет трудно
найти. А Косыгин уже привык. Уже четверть века он «вынужден
был подчиняться чужой воле, создавая о себе мнение как о
технократе, далеком от политике»2. Однако в разговорах со
своим зятем, начальником Управления внешних сношений
Госкомитета
по
научно-техническому
сотрудничеству
Д.М.Гвишиани он уже давно и частенько резко отзывался о своем
шефе:
- Он полностью развалил нашу промышленность, да и
народное хозяйство в целом.
Тот же, свою очередь, делился этой информацией с
другими. А однажды в подпитии сказал своему подчиненному,
двойному агенту советской военной и английской разведок
Пеньковскому:
- Олег Владимирович, наш день еще наступит!3
Но
осторожность
и
осмотрительность Косыгина
сказались и тогда, когда с ним заговорили о возможности снятия
Хрущева.
- С кем армия и госбезопасность? - только и спросил он.
1
Рябков А. Первый экзамен и рабочие встречи. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания о
А.Н.Косыгине. - М.: «Республика», 1997. С. 167.
2
Егорычев Н. Он шел своим путем. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания о
А.Н.Косыгине. - М.: «Республика», 1997. С. 26.
3
The Penkovskiy Papers. - N.Y., 1966. P. 181 - 182.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
24
- Малиновский и Семичастный в курсе дела, - заверили
его.
- Я согласен, - последовал ответ.1
Поддержка Косыгина весьма способствовала привлечению
других членов ЦК: он пользовался большим авторитетом
(особенно среди хозяйственников), и на него противники Хрущева
не уставали ссылаться. Но все это произошло в самый
последний момент. «Насколько мне известно, А.Н.Косыгин
заранее ничего не знал о готовящемся освобождении
Н.С.Хрущева, - свидетельствовал первый секретарь Московского
городского комитета партии Н.Г.Егорычев, принимавший
активное участие в выяснении отношения членов ЦК к
возможным переменам в верхах. - Алексей Николаевич был
человеком осторожным, близких отношений с кем-либо из
руководства
не поддерживал, старался держаться от
политических игр в Кремле». На своем собственном богатом
опыте он утвердился в том, «что бесполезно пытаться отстаивать
свои убеждения - система безжалостно освобождается от людей
принципиальных и независимых». И он работал. «Работал честно
и добросовестно - не на систему, а на благо страны»2.
Между тем на скоротечном пленуме ЦК КПСС 15 июля
1964 года Хрущев подверг атаке местные партийные органы и
дал понять, что в ноябре им будут предложены еще несколько
реформ, в том числе в управлении сельским хозяйством. Он
угрожал ликвидировать Академию наук и обещал в скором
времени представить новую Конституцию СССР. О деталях не
распространялся. Но в кулуарах упорно говорили о том, что
выборы отныне станут производиться из нескольких кандидатов,
что учреждается пост президента СССР. Сам же Хрущев
напомнил собравшимся о правиле, зафиксированном на
последнем съезде в партийном уставе, - не занимать выборных
постов больше двух сроков.
16 июля состоялось заседание самой Конституционной
комиссии. Никаких заметных предложений по демократизации
государства и общества в сделанных там докладах
руководителей подкомиссий не было. Зато присутствовало много
идеологических
штампов,
кстати,
отсутствовавших
в
предварительных рабочих проектах. Самым декларативным и
«пустым» оказался доклад Брежнева о государственном
управлении и общественных организациях. Советы депутатов
трудящихся теперь должны были именоваться советами
1
Аксютин Ю. Октябрь 1964 года: «В Москве хорошая погода». // Л.И.Брежнев. Материалы к биографии.
- М.: Политиздат, 1991. С. 51.
2
Егорычев Н. Он шел своим путем. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания о
А.Н.Косыгине. - М.: «Республика», 1997. С. 24 - 25.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
25
народных депутатов. Говорилось также о неуклонном
возрастании руководящей и направляющей роли партии. Ничего
примечательного не содержалось и в докладе Косыгина о работе
подкомиссии по экономическим вопросам и управлению
народным хозяйством1. Так как никаких обсуждений и решений в
отношении докладов принято не было, слухи о возможных
коррективах основного закона в ту или иную сторону продолжали
муссироваться.
18 июля Хрущев направляет в Президиум ЦК предложение
заменить только что созданные партийные комитеты колхозносовхозных управлений политотделами. Негодованию членов
Президиума ЦК против подобной военизации местных партийных
организаций не было предела. Их напор оказался настолько
сильным, что Хрущеву пришлось снять это предложение, хотя и с
большим неудовольствием2.
На расширенном заседании президиума Совета министров
24 июля Хрущев вдруг потребовал пересмотреть уже
разработанные Госпланом наметки на ближайшие пять лет. По
его мнению, уж коль программа КПСС обещает в ближайшем
будущем построить коммунизм, необходимо взять решительный
курс на то, чтобы благосостояние народа росло как можно
быстрее, для чего следует больше внимания уделять
производству средств потребления, не забывая, конечно, о
должном уровне обороны.
Военным же, показывавшим ему на одном из танкодромов
новейшую боевую технику, танки и самоходные орудия,
вертолеты, пушки, минометы, пулеметы и автоматы, - он говорил:
- Мы кого-нибудь собираемся завоевывать? Нет! Тогда для
чего же нужно это оружие, которое мы сегодня увидели? Зачем
нам вся эта прорва вооружения? Да, очень хорошего,
современного. Но скольких оно будет денег стоить?
И предложил сначала серьезно подумать, какая же нам
потребуется армия, а затем решать, чем ее вооружать.
- А то вы всех нас без штанов оставите3.
Атмосфера
аппаратной
тревоги
и
неуверенности
способствовала тому, что ряды заговорщиков стали быстро
пополняться. Одни стонали от того, что «пошли под хвост» плоды
долгой
и
кропотливой
работы
по
составлению
народнохозяйственного
плана
на
1966-1970
годы,
1
Данилов А.А. Конституционный проект 1962 - 1964 гг. // Проблемы политической и экономической
истории России. Сб. статей. К 60-летию В.В.Журавлева. - М.: РНИСиНП, 1998. С. 238 - 239.
2
Доклад М.А.Суслова на октябрьском (1964 г.) пленуме ЦК КПСС. // Превратности судьбы. О двух
поворотных рубежах в политической биографии Н.С.Хрущева. (По страницам журнала «Исторический
архив»). М., 1994. С. 75.
3
Хрущев С.Н. Никита Хрущев: кризисы и ракеты. Взгляд изнутри. Т. - М.: «Новости», 1994. С. 487-488.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
26
конструированию и испытанию новой военной техники. Других
пугали идеологические аспекты новых реформ. Третьи со
страхом ждали обещанной «перетряски» кадров. А как Хрущев
тут может проявить свой каприз, показывало дело об увольнении
из армии генерала-диссидента Григоренко. Его объявили
сумасшедшим и посадили в психушку. Уголовное дело по
обвинению в антисоветской деятельности и измене родине в
связи с этим было прекращено. И потому министр обороны
Малиновский представил
проект постановления Совета
министров об увольнении генерала из рядов вооруженных сил
без права ношения формы. Но при этом ему полагалось
выплатить жалование со дня ареста до суда и выходное пособие
в размере двухмесячного жалования, а также оформить
положенную пенсию.
- Что же это получается? - возмутился Хрущѐв. - Он нас
всячески поносил, а отделался легким испугом. Получит
жалование за полгода, генеральскую пенсию и будет себе жить и
на нас поплевывать... Нет, надо разжаловать.
- Не по закону, - пытался возразить ему министр.
- Что значит не по закону? Имеет право Совет министров
лишать генеральских званий?
- Имеет, - вмешался Косыгин. - Но тогда не нужно было
передавать дело в суд. А мы передали, и все пошло по этой
линии. Мы это свое право отдали военной коллегии Верховного
суда, а она решила в пользу увольнения, без разжалования.
-Э, чепуха, - раздраженно заметил Хрущев и велел одному
из своих помощников подготовить проект постановления на
разжалование.
Когда же этот проект принесли, он надолго уставился в
него, наконец резко поднялся и сказал:
- Больно много чести, мне подписывать! Подпиши! - и
подвинул документ Косыгину.
Что тому оставалось делать? Пришлось подписать1.
В начале сентября 1964 года Косыгин находился с
официальным визитом в Афганистане, где присутствовал на
торжествах по случаю пуска автомагистрали Джабаль-ус-Сирадж
- Доши через перевал Саланг, осмотрел строительство
Джелалабадского ирригационного канала и гидроэлектростанции
Наглу. Беседовал с королем Мухаммедом Захир-шахом и
премьером Мухаммедом Юнусом о расширении экономической,
технической и военной помощи этой стране.
1
Григоренко П. В подполье можно встретить только крыс... - М.: «Звенья», 1997. С. 403 - 404. В
последствии, уже будучи в отставке, Хрущев так отвечал на упреки П.Якира: «Это не я. Это все они,
сволочи. Я был против. Я даже постановление не стал подписывать, Косыгин подписал». (Там же. С.
404).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
27
Встречи, приемы и проводы непрерывной чередой
следовали и в Москве. То прилетел индонезийский президент
Сукарно. То пролетали мимо и остановились ненадолго
румынский и восточногерманский премьер-министры И.Г.Маурер
и В.Штоф. 6 октября прием по случаю 15-летия ГДР устроил
посол Р.Деллинг. Он выразил ритуальную благодарность
советскому народу, «его славной Коммунистической партии и
Советскому правительству, особенно большому другу немецкого
народа товарищу Никите Сергеевичу Хрущеву» за братскую
помощь и поддержку. И также ритуально провозгласил здравицу
за вечную дружбу между народами ГДР и СССР, за КПСС и ее
ленинский ЦК во главе с Хрущевым. А вот выступивший с
ответным словом Косыгин обошелся без упоминания этого
имени1.
А в воскресенье 11-го ему звонит заместитель
председателя Совмина Д.С.Полянский и сообщает:
- Только что из Пицунды звонил Никита Сергеевич, ругался,
намекал на какие-то интриги против него и объявил, что через
три-четыре дня вернется и тогда покажет кузькину мать.
Вскоре все присутствовавшие в Москве члены Президиума
ЦК собираются у Полянского. Тот сообщает, что уже вылетели из
Кишинева Подгорный и из Минвод Кириленко, но что никак не
может дозвониться в Берлин до Брежнева:
- Он не подходит к телефону, велит отвечать, что занят.
- Звони снова, - говорят ему.
Наконец, потеряв терпение, Полянский просит помощника
Брежнева:
- Передай Леониду Ильичу слово в слово, не перепутай: в
Москве хорошая погода и через три-четыре дня сюда
возвращается Никита Сергеевич!
«В Москве хорошая погода!» - до Брежнева сразу же
дошло тревожное значение этого пароля, и через несколько
минут он сам позвонил Полянскому:
- Митя, все понял, выезжаю на аэродром, дал команду
подготовить самолет к срочному вылету. Через пару часов буду с
вами.
И вот они все вместе. Последние совещания, последний
подсчет сил. И на следующий день порешили: будем вызывать
Хрущева на заседание Президиума ЦК. Предъявим ему список
обвинений и вынудим подать в отставку2.
Утром 13 октября Хрущев и Микоян прилетели в Москву.
Члены и кандидаты в члены Президиума ЦК и секретари ЦК
1
Правда. 7.10.64. С. 4.
Аксютин Ю. Октябрь 1964 года: «В Москве хорошая погода». // Л.И.Брежнев. Материалы к биографии.
- М.: Политиздат, 1991. С. 52.
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
28
ждали их в Кремле, где председатель КГБ В.Е.Семичастный уже
поменял всю охрану. Счет грехов, предъявленных Хрущеву, был
внушительный:
- Ты развалил сельское хозяйство! В результате мы
вынуждены закупать зерно за рубежом.
- Созданные тобой совнархозы себя не оправдали!
Управление через них ведет к ослаблению оборонной мощи
страны.
- Ты необоснованно снимал многих руководителей, тебе
неугодных! Причем решал эти вопросы единолично, а нас,
членов Президиума, делал бессловесными исполнителями твоей
воли.
- Лишь в этом году в печати опубликовано более тысячи
твоих фотографий. Разве это не утверждает новый культ
личности?
- А разделение партии на городскую и деревенскую? Ведь
это же политическая безграмотность!
- Ты попал в лапы подхалимов и наушников! И их мнение
для тебя значит больше, чем мнение членов Президиума.
Хрущев пытался сбить накал критики репликами,
возражать.
Но
его
плохо
слушали,
перебивали.
К
«объективности» взывал один лишь Микоян. Не мог сдержать
своих чувств и Косыгин. Стиль работы Хрущева он назвал
неленинским:
-Все сам все сам. Письма льстивые рассылаете, а
критические нет. Интриговали - вы не радуетесь росту людей.
И поддержал предложение «освободить от всех постов»1.
«Я никогда не видел его таким возбужденным, точнее, в
столь
приподнятом
настроении,
свидетельствовал
Н.Г.Егорычев. - Он рассказывал, как остро и принципиально
проходила дискуссия на заседании Президиума ЦК, когда
впервые лидеру партии и государства, в руках которого была
сосредоточена неограниченная власть, прямо и откровенно
высказывали все о его поведении и ошибках»2. В восемь часов
вечера заседание пришлось прервать. Хрущев сразу же встал и
вышел. Остальные же договорились:
- К телефону сегодня не подходить! Вдруг он начнет нас
обзванивать, и ему удастся склонить кого-нибудь на свою
сторону.
1
Хрущев Н. «Собрались и мажете г...м, а я не могу возразить!» / Рукописные записи выступлений на
заседании Президиума ЦК КПСС 13 - 14 октября 1964 года, сделанные заведующим общим отделом ЦК
В.Н.Малиным. // Комсомольская правда. 4.06.98. С. 4.
2
Егорычев Н. Он шел своим путем. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания о
А.Н.Косыгине. - М.: «Республика», 1997. С. 25.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
29
Но когда утром 14-го заседание Президиума ЦК
возобновилось, всем было уже известно, что ночью Хрущев
звонил Микояну и объявил, что бороться не будет.
- Я уйду и драться не буду, - заявил он собравшимся. Прошу написать заявление о моей отставке, я подпишу...
И уехал домой1. Уже без него обсуждали другие вопросы.
Так как почти все члены ЦК уже были собраны в Москве, вечером
того же дня решили открыть пленум. Доклад на нем поручили
сделать М.А.Суслову. Прений не открывать. Рекомендовать
избрать
первым
секретарем
Л.И.Брежнева,
а
главой
правительства - А.Н.Косыгина. И в дальнейшем никогда не
соединять эти посты в одном лице. Пленум ЦК утвердил эти
решения. Подводя его итоги, Брежнев не без пафоса сказал:
- Вот Никита Сергеевич развенчал культ Сталина после его
смерти, мы же развенчиваем культ Хрущева при его жизни2.
Премьер - значит первый?
16 октября 1964 года страна узнала, что партия
решительно осудила
имевшие место «субъективизм» и
«волюнтаризм» и что теперь у нее новое руководство в лице
довольно
симпатичного,
чернобрового,
с
открытым
и
доброжелательным взглядом Брежнева и довольно суховато
выглядящего, может быть даже чуточку сурового Косыгина.
Газетно-журнальная и телевизионная хроника показывает их
вместе на встречах то с космонавтами и участниками
Олимпийских игр в Токио, то со знатными зарубежными
визитерами. В 20-х числах октября они, а также Ю.В.Андропов
встречались в Беловежской Пуще с польскими руководителями
во главе с В.Гомулкой и Ю.Циранкевичем.
Правда, послов и глав дипломатических ведомств
иностранных государств новый премьер принимает один. Это
вполне понятно: кому как не главе правительства объяснять всем
подряд, что ничего принципиально нового в советской внешней
политике ожидать, а тем более опасаться - не следует. 22
октября Косыгин беседует по этому поводу с монгольским
лидером Ю.Цеденбалом, а 30-го -с индийским министром
информации Индирой Ганди.
С ней он уже встречался пять месяцев тому назад, когда
летал в Индию на похороны премьер-министра Дж.Неру, ее отца.
Тогда в беседах с нею и новым премьер-министром Б.Шастри он
пытался составить себе представление о том, каким путем
1
2
Там же. С. 53 - 56.
Там же. С. 57.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
30
отныне пойдет эта страна. Теперь ее интересует перспектива
связей между Москвой и Дели в свете их сложных отношений с
Пекином. Беседа длится более часа.
На следующий день
советская печать сообщила, что он ответил на все ее вопросы и
категорически заверил, что в отношениях между двумя странами
не будет никаких перемен, что новые советское руководство
«признает безоговорочно огромный вклад Хрущева в создание
советско-индийской
дружбы»,
что
«многостороннее
сотрудничество с Индией будет продолжено и далее». При этом
он уверял ее «в неточности предположений» о том, что помощь
Индии фигурировала в числе других обвинений, предъявленных
прежнему премьер-министру. Эта помощь будет оказываться и
впредь. Что же касается появившихся в мировой печати
рассуждений о возможности изменения советской политики в
отношении Кашмира, то они были им охарактеризованы как
безосновательные, досужие.1
Среди прибывших в Москву на празднование очередной
годовщины Октябрьской революции оказалась и китайская
делегация во главе с премьер-министром Чжоу Эньлаем. Во
время своего визита к Косыгину он осторожно пытался выяснить,
на какие уступки со стороны нового советского руководства
можно рассчитывать в обмен на отказ от жесткой идеологической
полемики, сопровождавшейся взаимными обвинениями в отходе
от марксизма-ленинизма. Более глубокое прощупывание друг
друга продолжилось на переговорах, в которых участвовало все
советское руководство. Последняя такая встреча состоялась 13
ноября.
В те же дни Косыгин беседовал со своим вьетнамским
коллегой Фам Ван Донгом. Его тоже волновали состояние и
перспективы отношений между двумя социалистическими
гигантами. Ведь получаемая от них помощь во многом
определяла успех
вооруженной борьбы Ханоя против
сайгонского проамериканского режима на юге страны. Особенно
в свете постоянно усиливающегося прямого участия американцев
в этой борьбе. Для более детальных переговоров было решено
направить во Вьетнам правительственную делегацию.
Между тем Брежнев на торжественном заседании 6 ноября
выступил с докладом, в котором особое внимание уделил
нерешенным внутренним проблемам. Среди них: низкое качество
многих советских изделий, неудовлетворительное снабжение и
обслуживание населения, затягивание сроков строительства,
медленное
внедрение
новой
техники,
недостаточное
удовлетворение сельским хозяйством растущих нужд общества.
1
Правда. 31.10.64. С. 2; За рубежом. 1964. № 44. С. 6.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
31
Решению этих проблем, по его мнению, способствовало бы
широкое применение стимулов в развитии производства, в связи
с чем он высказался против «пренебрежения возможностями
личного хозяйства колхозников, рабочих и служащих в
удовлетворении своих потребностей»1. Неделю спустя все указы,
ограничивающие личное приусадебное хозяйство колхозников,
были отменены. В результате только в Российском
Нечерноземье
средний размер приусадебного участка
колхозника, сократившийся за последние 15 лет с 34,4 сотки до
28.8, снова увеличился до 30,9 сотки2.
Так с самого начала сложилось, что, хотя решения по
любым вопросам принимались коллективно, оглашать их и
реализовывать Косыгину приходилось преимущественно в
области внешней политики, а Брежневу - больше в сфере
политики внутренней.
16 ноября состоялся очередной пленум ЦК КПСС. На нем
было решено снова объединить промышленные и сельские
партийные организации в областях и краях. За этим последовало
такое же объединение государственных органов на местах советов депутатов трудящихся и их исполнительных комитетов.
Кстати, доклад на пленуме поручено было сделать
Н.В.Подгорному, в прениях выступило всего 6 человек, и ни
одного члена Президиума среди них не было. Но вот беседа 19
ноября с представителями деловых кругов США была поручена
Косыгину. Это вовсе не означало, что отныне ему заказано было
публичное освещение внутриполитических тем. Выступая 25
ноября в Ашхабаде на торжественном собрании, посвященном
40-летию Туркменской ССР, он также говорил о том, чтобы лучше
организовать быт населения, улучшать бытовое обслуживание.
Мы
должны
настойчиво
повышать
уровень
хозяйствования во всех звеньях нашего производственного
аппарата и системы обслуживания, - признавал он.
Но в то же время одергивал наиболее нетерпеливых,
призывая не « допускать попыток произвольного, поспешного,
непродуманного решения вопросов без учета опыта и реальных
возможностей»3.
Ту же мысль он повторил на сессии Верховного Совета
СССР, представляя государственный план развития народного
хозяйства на 1965 год:
- В практике планирования мы должны трезво оценивать
хозяйственную обстановку в стране и всесторонне анализировать
1
Правда. 7.11.64. С. 1-2.
Безнин М.А. Землепользование крестьянского двора в Российском Нечерноземье в 1950 - 1965 годах. //
История СССР. 1990. № 3. С. 29.
3
Правда. 26.11.64. С. 1.
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
32
экономические процессы, видеть не только успехи, но и
неполадки и принимать научно обоснованные решения. Лишь при
таком подходе можно верно определить направление
дальнейшего развития народного хозяйства и обеспечить
широкий простор для творческой инициативы трудящихся1.
Касаясь же собственно плана, Косыгин говорил о
намерении повысить темпы роста национального дохода с 5 до
8% и на этой основе значительно повысить реальные доходы
населения (с 3,9 до 7,3%). Добиться этого, по его мнению, можно
будет путем значительного расширения сельскохозяйственной
продукции и товаров народного потребления, приблизив темпы
роста группы «Б» (7%, а не 6,5%, как в этом году), к темпам роста
группы «А» (8,2%)2.
Первый конкретный разговор о внешней политике
В начале 1965 года на Президиуме ЦК обсуждался проект
директив
для
советской
делегации
к
предстоящему
Политическому
консультативному
комитету
Организации
Варшавского договора. Проет подписали секретарь ЦК,
ответственный за связи с соцстранами, Андропов и министр
иностранных дел Громыко. Некоторые члены Президиума
обрушились на этот проект за не ясно определенную “классовую
позицию”, за “уступчивость по отношению к империализму” и
пренебрежение мерами для сплочения со своими естественными
союзниками, “собратьями по классу”. Особенно активно
критиковали проект Шелепин и Косыгин. Брежнев отмалчивался,
присматриваясь и выжидая. Когда же премьер начал на него
наседать, требуя, чтобы тот поехал в Китай, буркнул: “Если
считаешь это дозарезу нужным, поезжай сам”. Реальным
результатом
начавшейся
дискуссии
стало
свертывание
предложений и инициатив, направленных на улучшение
отношений с Западом3.
19 - 20 января 1965 года Брежнев, Косыгин, секретарь ЦК,
ведавший отношениями с другими социалистическими странами
Ю.В.Андропов, а также министры иностранных дел и обороны
А.А.Громыко и Р.Я.Малиновский участвовали в заседании
Политического
консультативного
комитета
Организации
Варшавсого договора в польской столице. Рассматривались
меры, которые необходимо будет предпринять, если НАТО
приступит
к
осуществлению
своих
планов
создания
1
Правда. 10.12.64. С. 2.
Там же.
3
Арбатов Г. Из недавнего прощлого. // Знамя. 1990. № 10. С. 205 - 206.
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
33
многосторонних ядерных сил. И тут произошел забавный, но
характерный эпизод. Так как первый секретарь ЦК Румынской
рабочей партии и председатель Госсовета Румынской Народной
Республики Г.Георгиу-Деж тяжело болел и уже одной ногой стоял
в могиле, а его потенциальный наследник Н.Чаушеску опасался в
такое время покидать страну, румынскую делегацию возглавлял
премьер-министр Й.Г.Маурер. Он и предложил, чтобы итоговый
документ был подписан главами правительств. И тут вскочил, как
подброшенный пружиной, Брежнев и возмущенно заявил:
- Как же можно? Документ должен подписывать первый
человек в стране... А первый человек - это руководитель партии1.
Эти две с половиной фразы, кстати, стали чуть ли не
единственной не загодя написанной его речью.
6 - 10 февраля 1965 года советская правительственная
делегация,
возглавляемая
Косыгиным,
находилась
в
Демократической Республике Вьетнам. Визит этот совпал с
бомбардировками американской авиацией районов Виньлинь и
Донгхой. Там проходила так называемая «тропа Хо Ши Мина», по
которой шло снабжение Вьетконга (юновьетнамских партизан)
живой силой и техникой. На переговорах с президентом Хо Ши
Мином, первым секретарем ЦК Вьетнамской партии трудящихся
Ле Зуаном и премьер-министром Фам Ван Донгом эти действия
США были решительно осуждены как «агрессивные» и
«несовместимые ни с международным правом, ни с Женевскими
соглашениями 1954 года». Косыгин вновь подтвердил, что СССР
«не останется безучастным к обеспечению безопасности
братской социалистической страны и окажет ДРВ необходимую
помощь и поддержку». Была достигнута соответствующая
договоренность о мерах, которые «будут приняты в целях
обеспечения обороноспособности ДРВ». Эта договоренность
воплотилась позже в подписанных в Москве соглашениях , в
соответствии с которыми в Северный Вьетнам были
безвозмездно направлены
зенитно-ракетные комплексы и
реактивные истребители , а также офицеры, помогавшие
вьетнамцам овладевать этой техникой. Касаясь другой больной
темы - советско-китайских отношений, стороны согласились
считать первоочередной задачей «укрепление единства и
сплоченности
братских
социалистических
стран
и
2
коммунистических партий» .
Но так как ни «единства», ни «сплоченности» не было,
вьетнамцы настояли, чтобы их советские и китайские товарищи
предприняли еще одну попытку урегулировать свои разногласия.
1
Бурлацкий Ф. Брежнев и крушение «оттепели». // Л.И.Брежнев. Материалы к биографии. - М.:
Политиздат, 1991. С. 115.
2
Правда. 11.02.65. С. 1.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
34
Поэтому Косыгин сразу же из Ханоя полетел в Пекин. Там 10
февраля его принял Чжоу Эньлай, а на следующий день Мао
Цзедун и президент Лю Шаоци. Ничего путного из переговоров с
ними не вышло, и Косыгин вынужден был признать свою неудачу.
Следующие трое суток прошли в Пхеньяне, в гостях у
северокорейского лидера Ким Ир Сена. А через пару недель
пришлось лететь на открытие весенней Лейпцигской ярмарки,
встречаться в Восточном Берлине с лидерами ГДР, осматривать
стену около Бранденбургских ворот, посещать советский
гарнизон в Вюнсдорфе.
В Москве тем временем готовился новый пленум ЦК
КПСС, посвященный неотложным мерам по «дальнейшему
развитию сельского хозяйства». Он состоялся 24 - 26 марта.
Доклад делал Л.И.Брежнев. Он предложил снизить план
обязательных закупок зерна и заготовок мяса; повысить
закупочные и заготовительные цены, оставив розничные цены на
прежнем уровне; значительно увеличить капиталовложения в
сельское хозяйство, особенно в его электрификацию, в
производство и ремонт тракторов, комбайнов и грузовиков;
оценивать хозяйственную деятельность совхозов и колхозов по
уровню их рентабельности; перевести совхозы на полный
хозрасчет, предоставив им право распоряжаться полученной ими
прибылью; списать задолженность с экономически слабых
колхозов; снизить цены на промышленные и продовольственные
товары в сельской местности до уровня, существующего в
городах. В прениях выступило 29 человек. Косыгина среди них
опять не было. Правда, по мере сил и возможностей он принимал
участие в обсуждении этих мер в Президиуме ЦК. Но так теперь
было заведено: членам Президиума ЦК на пленумах ЦК
выступать не следует, их коллективное мнение должен отражать
докладчик. Доклад на следующем пленуме, посвященном
управлению промышленностью, решено было поручить Косыгину.
Между тем в северном Вьетнаме 3 апреля начала
действовать советская авиация. Прибывший вскоре в Москву Ле
Зуан выразил «глубокую благодарность за большую братскую
поддержку и помощь». Ему подтвердили «готовность и впредь
оказывать ДРВ помощь, «необходимую для отражения агрессии
США». А если эта агрессия будет усиливаться, было обещано
дать согласие на выезд во Вьетнам советских граждан, «которые
выразили желание сражаться за дело вьетнамского народа»1. На
заключительном обеде в Кремле 17 апреля Брежнев и Ле Зуан
обменялись речами. Так было положено по протоколу: ведь оба
они были партийными руководителями. Однако Косыгина
1
Правда. 18.04.65. С. 1.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
35
несколько поразило то, что и во время обмена мнениями
Брежнев пытался показать себя как первого человека в советской
делегации. Подобное стало повторяться и с другими визитерами.
Конкретные переговоры ведет Косыгин, добиваясь конкретных же
договоренностей. А при обмене мнениями с коллективным
руководством на первый план старается выйти и показать свою
значимость Брежнев. Так было с индийским и шведским премьерминистрами Л.Б.Шастри и Т.Эрландером, с югославским
президентом И.Броз-Тито, с иранским шахом Мохаммедом Реза
Пехлеви.
В начале мая председатель Совмина РСФСР Г.И.Воронов
вместе с республиканским министром охраны общественного
порядка В.С.Тикуновым и его заместителем генералом
В.П.Петушковым докладывали Косыгину о том, что только что
освобожденный по решению военной коллегии Верховного суда
СССР от принудительного лечения бывший генерал Григоренко
вообще-то был незаконно лишен своего воинского звания.
Прекрасно помнивший об этом Косыгин велел подготовить к
следующему дню проект постановления о восстановлении его в
генеральском звании и об увольнении из вооруженных сил
обычным порядком, то есть с выплатой всего положенного и с
пенсией. Однако вечером во время встречи с Брежневым на
Ленинских горах нелегкая дернула Косыгина вспомнить
недобрым словом Хрущева и при этом добавить:
- Да тут вот еще с одним генералом начудил: признали
невменяемым, послали в психушку и в то же время лишили
звания. Я приказал приготовить проект постановления. Хочу
привести в соответствие с законом.
- Э нет, постой! - прервал его Брежнев. - Какой это
генерал? Григоренко? Этого генерала я знаю. Так что не спеши.
Направь все его дело мне.
Когда же ему это дело передали, он спросил:
- А где он сейчас?
- Дома, - ответили ему.
- Рано его выпустили. Жаль1.
Вопрос о том, кто же среди них первый, витал над
Косыгиным и Брежневым словно тень Гамлета, омрачая
отношения между ними.
9 мая того же 1965 года на Красной площади был проведен
военный парад с показом ракетной техники. Но примечателен он
оказался не только этим. На трибуне мавзолея среди прочих
маршалов находился опальный Жуков. После этого в Кремле
председатель Президиума Верховного Совета А.И.Микоян вручал
1
Григоренко П. В подполье можно встретить только крыс... - М.: «Звенья», 1997. С. 410 -411.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
36
юбилейную медаль «20 лет победы в Великой Отечественной
войне» руководителям партии и правительства, а также
военачальникам. Самому ему эту медаль вручал Брежнев. Он же
вручал именные золотые часы тем из военачальников, кто имел
звание Героя Советского Союза. Он же вместе с Малиновским
держал речь на приеме в Большом Кремлевском дворце1.
В тот же день на стадионе им.Ленина в Лужниках должна
была состояться еще одна церемония, на которой следовало
присутствовать руководителям страны. Там финишировала
«звездная эстафета» (Ленинграда, Волгограда, Севастополя,
Одессы и Киева) с рапортами о «славных мирных трудовых делах
трудящихся» этих городов-героев2. И встал вопрос, кому лично
принимать эти рапорты. Косыгин заявил, что ему, как
председателю Совета министров. Но стал возражать Шелепин,
высказав мнение, что лучше это поручить первому секретарю ЦК.
Его поддержали другие, на что Косыгин среагировал следующим
образом:
- Всегда найдутся угодники, которые стремятся угодить
начальству. Но Леонид Ильич не должен поддаваться
подхалимажу.
Брежнев также вышел из себя. Так и не договорившись,
поехали в Лужники. Вот уже на стадион въезжают мотоциклисты,
останавливаются перед правительственной ложей на западной
трибуне, поднимаются наверх. И тут Брежнев предлагает:
- Пусть письмо примет Гришин как председатель ВЦСПС.
А через пару дней Косыгин, чтобы замять этот инцидент,
пригласил Брежнева и Гришина к себе на дачу в Архангельское
пообедать. Они приехали. Но Брежнев был не в настроении и
больше молчал. Так что попытка смягчить натянутость в
отношениях между ними не привела ни к чему3.
Эта натянутость, разумеется, проявлялась не только в
протокольных мелочах, но и при обсуждении принципиальных
вопросов реформы хозяйственного механизма, разрабатываемых
под руководством Косыгина. Однако его личный авторитет
позволял ему преодолевать препятствия, которые возникали
перед ним не столько из-за излишнего консерватизма его коллег
по Президиуму ЦК (он сам в достаточной мере разделял этот
консерватизм),
сколько
из
их
личных
амбиций
и
непрофессионализма. Приходилось при этом идти и на
существенные
уступки, которые в дальнейшем могли
отрицательно повлиять на ход и итоги самих преобразований.
1
Правда. 10.05.65. С. 1- 3.
Там же. С. 6.
3
Гришин В.В. От Хрущева до Горбачева. - М.: «Аспол». 1996. С. 39 - 40 и 77.
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
37
Вот что писалось в то время о нем в американском
журнале «Ньюсуик»: «Косыгин - новый тип советского
руководителя, не столько идеолог, сколько практик... Он,
возможно, будет рассматривать проблемы с точки зрения
фактов, прагматически и логически... Пристрастие Косыгина к
логике будет, несомненно, полезно для русской экономики, да и
во многих других областях оно окажется новшеством... Человек
такого типа мог бы возглавить корпорацию вроде «Форда» или
«Дженерал моторс», но не кажется способным руководить
политической партией...»1
Реформа
Вручая 11 июля 1965 года орден Ленина и медаль
«Золотая звезда» городу-герою Волгограду, Косыгин сообщил,
что «недавно Центральный комитет партии и Советское
правительство осуществили ряд мер по дальнейшему
совершенствованию управления оборонной промышленности»2.
В чем заключалась суть этого совершенствования, он тогда не
сказал. Но к этому времени предприятия военно-промышленного
комплекса уже были изъяты из ведения совнархозов. Очевидно,
что
именно
в
этом
направлении
предполагалось
усовершенствовать и всю систему управления промышленностью
и строительством. Но даже самые ярые сторонники отраслевой
(ведомственной) централизации понимали, что вот так просто,
без каких-либо элементов модернизации вернуться к тому, что
было до 1957 года, уже невозможно. Необходимо было
усовершенствовать само планирование народного хозяйства и
методы хозяйствования, создать «наиболее благоприятные
условия для внедрения новой техники», наконец, повысить
«материальную заинтересованность в результатах труда как
отдельного работника, так и предприятия в целом». Задачи эти
были непростые. И для того чтобы решить их, а тем более
претворить в жизнь. Требовались, неустанно повторял Косыгин.,
«как серьезная экономическая подготовка, так и большая
организационная работа»3.
Серьезная экономическая подготовка началась почти три
года тому назад с дискуссии вокруг уже упомянутой статьи
Е.Либермана. Поднятые в ней идеи хозрасчета и рынка
развивались затем в выступлениях таких крупных советских
1
Цит. по: Гвишиани Дж. Человек, который был мне дорог. // Премьер известный и неизвестный.
Воспоминания о А.Н.Косыгине. - М.: «Республика», 1997. С. 199.
2
3
Правда. 12.07.65. С. 2.
Там же.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
38
ученых, как академики В.Л.Канторович и В.С.Немчинов, а также
профессор В.В.Новожилов, разрабатывавших методы линейного
программирования (то есть решения задач составления
оптимальной программы действий) и экономико-математического
моделирования. Была проделана и немалая организационная
работа. Еще в августе 1964 года на швейных фабриках
«Большевичка» в Москве и «Маяк» в Горьком началась опытная
отработка новой системы хозяйствования (менеджмента, сказали
бы мы сейчас). Через пару месяцев этот опыт распространили на
многие другие предприятия. Результаты эксперимента были
впечатляющими.
И
Косыгин
проникался все большей
уверенностью в правоте затеянного им дела.
27 сентября 1965 года он выступил на пленуме ЦК КПСС с
докладом об улучшении управления промышленностью,
совершенствовании планирования и усилении экономического
стимулирования
промышленного
производства.
Отметив
«некоторое снижение размеров национального дохода и
промышленной продукции, приходящихся на рубль основных
производственных фондов», а также замедление темпов роста
производительности
труда
в
промышленности,
он
недвусмысленно дал понять, что это является важным
показателем
уменьшения
эффективности
общественного
производства. Касаясь выполнения семилетнего плана развития
народного хозяйства на 1959 - 1965 годы, докладчик признал:
- Мы не удовлетворены достигнутыми результатами,
особенно в таких отраслях, как легкая, пищевая, химическая,
лесная и бумажная промышленность, а также промышленность
строительных материалов...
Неправильным назвал он исторически сложившееся
соотношение между развитием промышленности средств
производства (группа «А») и промышленности товаров
потребления (группа»Б»). Но мало того, что заниженные темпы
роста
предусматривались
планами.
Сами
эти
планы
систематически не выполнялись.
- Это не могло не сказаться на темпах роста реальных
доходов населения, на уровне материального стимулирования1.
Назвав устранение отставания группы «Б» центральной
задачей, Косыгин, однако, помня печальный опыт Маленкова, не
стал акцентировать внимания на конкретных путях ее решения,
ограничившись общей фразой, что делать это надо «путем
повышения эффективности всего общественного производства»,
хотя только что сам подвел к мысли о том, что сама эта
эффективность
зависит
от
уровня
материального
1
Правда. 28.09.65. С. 1.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
39
стимулирования, а следовательно и от темпов роста реальных
доходов населения.
Переходя
к
конкретным
«мерам
по
улучшению
планирования», Косыгин сказал:
- Практика показывает, что показатель валовой продукции
не ориентирует предприятия на выпуск изделий, действительно
необходимых народному хозяйству и населению и во многих
случаях сдерживает улучшение номенклатуры и качества
изделия...
Ныне, когда почило в бозе централизованное директивное
планирование, стали забываться и слова, термины, которые
определяли его суть и вокруг которых тогда, 33 года назад шли
яростные споры. Так вот «вал» обозначал денежное измерение
произведенной продукции. И ничего худого в нем, вроде бы не
должно было быть. Это было просто удобное средство учета
самой различной продукции, суммирования того, что выражалось
в штуках, тоннах, метрах и тому подобных единицах измерения.
Однако, у него были обнаружены существенные изъяны. Так как
цены на сырье, полуфабрикаты и их доставку, на топливо,
электроэнергию и рабочую силу определялись государством и не
соответствовали их подлинной, рыночной стоимости, то и
рублевое выражение конечной стоимости товара мало о чем
говорило. Чтобы выполнить план по валу предприятию не было
нужды заботиться об улучшении качества своей продукции, об ее
удешевлении. Гнали то, что подороже. Правда, существовали
еще задания по номенклатуре (перечню наименований)
продукции, по снижению ее себестоимости, по внедрению новой
техники и повышению производительности труда. Но их
невыполнение не вело к таким карам, как невыполнение плана по
валу. Единственным ограничителем тут
оставался строго
лимитированный фонд заработной платы.
Объявляя об отмене показателя валовой продукции,
Косыгин предлагал установить в планах предприятия задание по
объему реализованной ими продукции. То есть уже оплаченной
потребителем - другим предприятием или торговой организацией.
При этом предполагалось, что сам потребитель будет иметь
право отказываться принимать и оплачивать то, что не
удовлетворяет его требованиям. Это был значительный шаг к
рынку с его главным законом «товар - деньги - товар».
Косыгин, если верить его зятю, будучи убежденным
технократом и понимая огромную важность функции управления
(менеджмента, как сказали бы сейчас), полагал, что
«человечество рано или поздно придет к идеальной социальной
организации, вобравшей в себя все лучшие достижения
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
40
социализма и капитализма». Но в те годы понятие
«конвергенции» было ругательным. В официальной пропаганде
оно однозначно связывалось с симпатиями к буржуазным
ценностям и отказом от ценностей социалистических. Не
удивительно, что такого рода мыслями Алексей Николаевич «не
мог поделиться ни с кем из своих коллег»1.
При подготовке реформы ему удалось убедить людей,
принимающих решения, признать недостатки в управлении
экономикой, довести до них кое-какие идеи о децентрализации,
отразить это в директивных документах. Однако уже и тогда
разработчикам реформы то и дело перекрывали кислород. Дабы
«не допустить рыночную стихию и анархию производства»,
сохраняли плановые задания по важнейшей номенклатуре
изделий. Удалось, правда, отстоять рыночные показатели
прибыли и рентабельности, которые должны были заменить
плановые задания по снижению себестоимости. Но здесь таился,
как потом выяснилось, один опасный «ген». Размер прибыли,
возведенной в ранг важнейшего показателя работы, зависел от
отпускных, оптовых цен. А они устанавливались, как и прежде,
директивно, правительством. Предполагалось, что в борьбе за
прибыль производитель будет снижать себестоимость продукции.
Но можно было пойти и другим путем: искусственно повышая
себестоимость (за счет, например, применения дорогих
полуфабрикатов и материалов), настаивать на повышении
отпускных цен, дабы сделать их «рентабельными». Последнее
случалось и прежде. Но теперь эта тенденция получила
определенный простор. В результате только в машиностроении
оптовые цены выросли за пять лет на треть, что почти вдвое
превысило рост их в предыдущие пять лет. Оставлен был и
лимит фонда зарплаты, хотя и вносилось предложение
отказаться
от
планирования
и
утверждения
его
в
централизованном порядке. Такое предложение посчитали
преждевременным:
- В народном хозяйстве, - разъяснял Косыгин, - должно
быть обеспечено необходимое соответствие между количеством
производимых товаров народного потребления и покупательной
способностью населения. Последняя же во многом определяется
фондом заработной платы. В перспективе, когда удастся
значительно расширить производство предметов потребления и
накопить необходимые резервы потребительских товаров, можно
1
Гвишиани Дж. Человек, который был мне дорог. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания о
А.Н.Косыгине. - М.: «Республика», 1997. С. 202.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
41
будет отказаться от утверждения предприятиям фонда
заработной платы1.
Правда, такой перспективы ему самому не удалось
дождаться. Однако надо иметь в виду, что в то время широко
распространенные у партийных и хозяйственных руководителей
опасения перед возможной рыночной стихией дополнялись
получившими значительную популярность (особенно в среде
научно-технической интеллигенции) представлениями, будто
план, если он будет разрабатываться с помощью современных
электронно-вычислительных машин, способен учесть все
мыслимые потребности общества до самого последнего винтика
или булавки. Тем более, что как раз в это время для Госплана
строился гигантский электронно-вычислительный центр. Были,
правда, и скептики. Директор института кибернетики АН Украины
академик В.М.Глушков с помощью математических методов
доказал, что для всестороннего сбалансирования только
годового плана понадобится десять лет работы всех ЭВМ всего
мира2. Но знали ли об этих расчѐтах там, где принимались
решения, не известно. Да если бы и было известно, навряд ли
Косыгин так легко отказался от представлений, которым не один
он только отдавал тогда предпочтение. Одну из основных задач
совершенствования планирования он видел в разработке таких
«устойчивых планов» для предприятий, которые составлялись бы
на
базе
научно-обоснованных нормативов
и
техникоэкономических расчетов, с учетом конкретных особенностей
отраслей и групп предприятий.
- Повышение научного уровня планирования, - говорил он,
- выдвигает перед учеными-экономистами задачи по анализу
современных процессов технико-экономического развития
страны, выявлению намечающихся тенденций и перспектив.
Особое внимание должно быть обращено на повышение
экономической эффективности новой техники, на структурные
сдвиги в производстве и потреблении, изучение хозяйственных
связей,
комплексного
развития
экономики
районов
и
3
территориального разделения труда в стране .
Касаясь задач высшего планового органа, Косыгин
сказал:
- Госплан должен сосредоточить внимание на
обеспечении правильных народнохозяйственных пропорций и
связей, повышении эффективности общественного производства,
изыскании ресурсов для ускоренного роста национального
дохода и повышения благосостояния народа. Особое значение
1
Там же. С. 2.
РТФ. 29.06.96.
3
Там же.
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
42
при этом будет иметь более глубокая, тщательная разработка
народнохозяйственных
балансов,
в
частности
баланса
национального дохода и его использования, баланса трудовых
ресурсов и их использования как в целом по стране, так и по
районам, баланса денежных доходов и расходов населения,
баланса
финансовых
ресурсов.
А
также
важнейших
1
материальных балансов .
Отдав таким образом дань технократическим иллюзиям
того времени, Косыгин вернулся к рыночным механизмам, к
вопросам
укрепления
хозрасчета
(то
есть
известной
экономической самостоятельности) предприятий. До сих пор свои
капиталовложения они получали почти исключительно по
централизованному плану. Теперь предлагалось образовать на
каждом предприятии фонд развития производства за счет
отчислений от прибыли и части амортизационных отчислений. А
для того, чтобы новые цехи и объекты создавать при наименьших
капиталовложениях, своевременно вводить их в действие и
быстрее
осваивать
их
производственную
мощность,
предполагалось отказаться от безвозвратного выделения
средств на капитальное строительство и перейти на
долгосрочное кредитование. В дальнейшем же предполагалось
отказаться и от безвозмездного пополнения оборотных средств
предприятий за счет бюджета и предоставлять им в случае
надобности краткосрочные кредиты на эти цели.
Еще одной рыночной мерой должны были стать
отчисления в бюджет из прибыли предприятия в зависимости от
стоимости закрепленных за ним основных фондов и оборотных
средств. Размеры этих отчислений должны устанавливаться с
таким расчетом, чтобы у нормально действующего предприятия
оставалась часть прибыли для покрытия плановых затрат и
образования поощрительных фондов. Предполагалось также
повысить материальную ответственность за невыполнение
договорных обязательств по поставкам продукции вплоть до
возмещения причиненных при этом убытков.
Что же касается мер по усилению материальной
заинтересованности
работников
в
улучшении
работы
предприятий, то Косыгин предложил, чтобы рудники и шахты,
заводы и фабрики, комбинаты наряду с централизованно
утверждаемым фондом зарплаты могли часть своей прибыли
направлять на образование фонда материального поощрения и
фонда социально-культурных мероприятий и жилищного
строительства. Размеры этих фондов должны зависеть от роста
реализованной продукции или прибыли. Причем сумма
1
Там же.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
43
поощрения за перевыполнение плана должна быть относительно
ниже, чем сумма, выплачиваемая за достижение плановых
показателей.
Это
новшество,
предполагалось,
побудит
предприятия принимать более высокие плановые задания и
таким образом способствовать составлению более совершенных
балансов и народнохозяйственных планов.
И вот только после этого Косыгин приступил к изложению
вопроса
об
улучшении
организации
управления
промышленностью. Доказывая, что этот вопрос назрел, он
сослался на то, что в рамках территориальных совнархозов уже
создаются
отраслевые
хозрасчетные
объединения.
Их
зарождение, по его мысли, «свидетельствует о том, что в жизни
пробивает себе настойчиво дорогу более совершенная форма
организации управления - отраслевая форма». Отсюда делался
вывод, что для улучшения руководства промышленностью
необходимо создать органы, построенные по отраслевому
принципу. Такими органами должны стать промышленные
министерства, наделенные всеми правами по руководству
отраслями производства и полностью ответственные за развитие
этих
отраслей.
В
дополнение
к
уже
образованным
министерствам военно-промышленного комплекса (авиационной,
оборонной и судостроительной промышленности, общего и
среднего
машиностроения)
предлагалось
образовать
9
общесоюзных и 11 союзно-республиканских министерств. Они
теперь
будут
осуществлять
планирование,
руководить
производством и решать вопросы технической политики,
материально-технического снабжения, финансирования, труда и
зарплаты. Им будут подчинены и отраслевые научноисследовательские институты. В связи с этим
все советы
1
народного хозяйства должны быть упразднены .
Это была, пожалуй, самая спорная часть реформы. О
причинах ликвидации совнархозов докладчик особенно не
распространялся. Сказал только, что отраслевая форма
управления - более совершенная. У некоторых тогда возникал
вопрос о его позиции по данному вопросу восемь лет назад,
когда Хрущев упразднил отраслевые министерства. Если
поддержал, то почему потом изменил свое мнение? Если был
против, то почему молчал? Одно из объяснений заключается в
том, что именно политика, а не экономика потребовала
ликвидировать совнархозы и восстановить министерства.
Продолжение борьбы за военно-стратегический паритет с
Америкой и НАТО требовало сосредоточить распоряжение всеми
средствами в центре, прекратить «разбазаривание» местами
1
Там же. С. 3.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
44
средств на дорожное и жилищное строительство и тому
подобные, как тогда многим в новом руководстве казалось,
«излишества». Правда, Косыгин вызвал в Москву для
комплектации новых министерств 50.000 лучших директоров и
специалистов, рассчитывая, что именно новым людям удастся
вдохнуть новую жизнь в старые структуры и создать столь
эффективное централизованное управление, что ресурсов хватит
и на «паритет», и на потребление. Расчет не оправдался. Старые
структуры переломили и новых людей1.
Между прочим, Брежнев, выступая на заключительном
заседании пленума, перечислил вопросы, поднятые в докладе
Косыгина, в совершенно ином порядке. На первом месте он
поставил вопрос об улучшении управления промышленностью и
только после него - вопросы о совершенствовании планирования
и усилении экономического стимулирования2. Не было ли это
своего рода отражением разного подхода обоих руководителей к
приоритетам в экономике? Во всяком случае, бывалые
администраторы, сторонники командного управления экономикой
уже тогда заметили эти расхождения в понимании наступающих
перемен. Должно быть, верхний эшелон уже почуял угрозу и стал
не в шутку опасаться того, как бы власть не ускользнула из его
рук, перейдя высокопоставленных, но неквалифицированных и
бездушных чиновников к подлинно деловым, заинтересованным
людям. Вполне возможно, что тут свою роль сыграло если и не
понимание, то инстинктивное ощущение, что сложившуюся
систему лучше не трогать, что переделывать ее нельзя, а вот
сломать, уничтожить - можно.
Не все препятствия, с которыми встретилась реформа,
были надуманными или привнесенными извне. Раздались голоса,
что
новые
методы
планирования
и
экономического
стимулирования
положительно
скажутся
на
росте
производительности
труда
прежде
всего
в
тяжелой
промышленности, развитию и модернизации которой всегда
уделялось преимущественное внимание, и потому имеющей
значительные
неиспользованные
резервы.
Однако,
сопровождающее этот рост увеличение фонда заработной платы
и соответствующее увеличение денежной массы у населения не
найдут необходимого товарного покрытия, которое должны
обеспечить группа «Б» и сельское хозяйство, где, в силу их
технической запущенности, резервов роста очень мало. Возникла
идея разбить реформа на два этапа: сначала провести ее в
отраслях группы «Б», а затем, накопив товарную массу, взяться
1
2
Храповицкий Д. Союзные министерства: последние дни. // Известия. 14.11.91. С. 1.
Правда. 30.09.65. С. 1.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
45
за остальные предприятия. О таких предложениях говорил на
пленуме Н.Г.Егорычев. В перерыве, встретив его в фойе
Свердловского зала, Косыгин, сказал, что он напрасно поднял
вопрос о трудностях товарного покрытия прироста фонда
заработной платы. Предположив, что эта проблема обсуждалась
в высшем руководстве, но ее решили на пленум не выносить,
Егорычев спросил:
- А разве вы не ставили этот вопрос в Президиуме ЦК?
Косыгин промолчал1.
Раздавались
и
предложения
предоставить
предприятиям, успешно справляющимся с планом реализации,
самим распоряжаться полученными за это от государства
деньгами, в том числе заработной платой. Директор Московской
кондитерской фабрики “Красный Октябрь” А.А.Гриненко говорила:
- Вот у нас по плану реализации на год - 60 тысяч тонн
кондитерских изделий на 176 миллионов рублей. Вы,
государство, даете из них нам 4 миллиона на зарплату. Я у вас
больше ни копейки не прошу. Но позвольте нам, коллективу,
распоряжаться этими деньгами.
Интересен довод, к которому прибег Косыгин, возражая
против этого предложения:
- Тебе, Гриненко, я бы еще мог доверить. Но ты
представляешь, если дать это право какой-нибудь дальней
республике? Мы же там потом никаких концов не найдем2.
2 октября 1965 года Верховный Совет СССР
законодательно
оформил
изменение
системы
органов
управления промышленностью. Одновременно он назначил
первым заместителем председателя
Совета министров
Д.С.Полянского, а прочими заместителями Н.К.Байбакова,
Н.А.Тихонова и В.А.Кириллина. Полянский в то время числился в
то время в откровенных поклонниках Брежнева. Тихонов вообще
был чуть ли не его земляком. Байбаков же, назначенный
одновременно председателем Госплана, прошел четверть
вековую школу на высших хозяйственных постах, в том числе
министерских. Ему было не занимать опыта ни в
профессиональном подходе к делу, ни в аппаратном
лавировании. Неудивительно, что Косыгин в душе считал его
«брежневцем», а Брежнев - «косыгинцем». Так вот, по его
словам, Косыгин выступал за то, чтобы ликвидировать
отраслевые отделы ЦК, без согласования с которыми министры
не могли принять ни одного важного решения, а Брежнев и его
1
Егорычев. Н. Он шел своим путем. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания о
А.Н.Косыгине. - М.: «Республика», 1997. С. 32.
2
Гриненко А. У истоков экономических преобразований. // Там же. С. 78.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
46
окружение этого не хотели и не допустили1. В декабре 1965 года
Косыгину удалось отделаться от одного из «брежневцев»,
освободив секретаря ЦК Шелепина от обязанностей зампреда
Совмина. Но одновременно он лишился поддержки Микояна,
отправленного на пенсию с поста председателя Президиума
Верховного Совета СССР и замененного на этом посту
брежневским напарником Подгорным.
К концу года уже все
отраслевые промышленные
министерства начали действовать. Причем расположились они в
тех же самых зданиях, которые занимали до своего
расформирования. С вводом же новой системы планирования и
экономического стимулирования не спешили. Предстояло еще
отработать и опробовать многие ее детали. 28 декабря 1965 года
президиум Совета министров СССР решил перевести с 1 января
1966 года на эту систему несколько предприятий, в том числе
металлургический завод «Красный Октябрь» в Волгограде,
Невский машиностроительный завод в Ленинграде, завод
«Двигатель революции» в Горьком, Норильский горнометаллургический
комбинат,
швейное
объединение
«Большевичка» в Москве. Вскоре Госкомитет по материальнотехническому снабжению запретил сверхплановый выпуск 65
изделий пищевой и легкой промышленности, ряда хозтоваров и
437 видов продукции тяжелой промышленности, в том числе
челябинского угля, сланцев, алапаевской и нижнетагильской
железной руды, свинцового и цинкового проката, 207 станков,
машин и аппаратов, не пользующихся особым спросом у
потребителей.
Итак, реформа взяла старт. Ее авторы были
преисполнены оптимизма. Этот их оптимизм усиливался той
поддержкой, которую продемонстрировало общественное мнение
как внутри страны, так и за ее рубежами. Авторитет самого
Косыгина неуклонно шел вверх. И когда международную
атмосферу накалил очередной локальный конфликт - на этот раз
между Индией и Пакистаном, - никто не посчитал удивительным,
что именно Косыгин предложил от имении Советского Союза
свое посредничество.
Ташкентская встреча
8 августа 1965 года в индийском штате Кашмир,
населенным преимущественно мусульманами, был создан
нелегально революционный совет, который призвал Пакистан и
1
Байбаков Н. Без глубокого анализа и взвешенного подхода. // Л.И.Брежнев. Материалы к биографии. М.: Политиздат, 1991. С. 247 - 249.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
47
ООН вмешаться и гарантировать кашмирцам их права. На
помощь ему двинулись вооруженные формирования так
называемого «Сводного Кашмира», перейдя линию перемирия
между Индией и Пакистаном, установленную в 1949 году. 4
сентября Косыгин направил индийскому премьер-министру
Л.Б.Шастри и пакистанскому президенту М.Айюб-хану послания,
призвав их сосредоточить главные усилия на немедленном
прекращении военных действий в Кашмире, взаимном отводе
войск за линию перемирия и на переговорах о мирном
урегулировании разногласий, «в которых обе стороны могли бы
рассчитывать на добрые услуги Советского Союза»1.
Однако 6 сентября индийские войска, теснимые в
Кашмире, перешли границу Пакистана южнее, со стороны штата
Пенджаб, и начали военные действия в направлении Лахора. На
следующий день к Косыгину попросился на прием пакистанский
посол И.Атхар. 11 сентября, когда выяснилось, что продвижение
индийской армии в глубь пакистанской территории выдохлось,
попросился на прием и индийский посол Т.Н.Кауль. Вторая их
беседа состоялась 17 сентября. В тот же день он направил
Шастри и Айюб-хану новые послания, предложив им встретиться
на территории СССР и начать переговоры о восстановлении
мира. После трех недель безрезультатного вооруженного
противостояния, по требованию Совета Безопасности 23
сентября огонь был прекращен.
2 января 1966 года, Косыгин с министром иностранных дел
А.А.Громыко и министром обороны Р.Я.Малиновский прилетел в
Ташкент. На следующий день он встречал там пакистанского
президента и индийского премьер-министра, а вечером имел
отдельные беседы с ними. Каждому из них был предоставлен
отдельный особняк в парке близ города, между которыми
находился еще один, «нейтральный» особняк, где бы они могли
встречаться по мере надобности. Правда, целую неделю такой
надобности не возникало. Стороны каждая в отдельности
встречались с Косыгиным и передавали ему свои требования.
Наконец, Шастри согласился отдать Пакистану захваченный в
ходе боев перевал Хаджи-Пир, но в обмен потребовал отдать
Индии потерянный ею Чамб, а также настаивал на том, чтобы
обе стороны заявили об отказе от применения силы для решения
кашмирской проблемы. Косыгин передал эту позицию, сказав, что
она окончательная, Айюб-хану. Тот согласился на первое, но
откровенно признался, что его министр иностранных дел
З.А.Бхутто категорически возражает против второго.
1
Правда. 4.09.65. С. 1.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
48
Дабы устранить последнее препятствие, советский
премьер предложил встретиться сторонам «напрямую». Такая
встреча с глазу на глаз, без сопровождающих, состоялась. И
Айюб-хан своей рукой внес в пакистанский проект документа
поправку об отказе прибегать к силе или к угрозе силой. Это
произошло 8 января. Следующий день и ночь были потрачены на
окончательное уламывание Бхутто и отработку деталей. Наконец,
10-го обе делегации встретились в полном составе, и Шастри с
Айюб-ханом, а также Косыгин, как свидетель, подписали
совместный документ, согласившись
отвести вооруженный
персонал на исходные позиции и подтвердив обязательство не
прибегать к силе и решать свои споры мирными средствами.
Одновременно
решено
возобновить
деятельность
дипломатических миссий, закрытых в связи с конфликтом, и
коммерческих полетов между двумя странами.
Вечером хозяева устроили торжественный прием, на
котором подавались изысканные узбекские блюда и звучала
узбекская же музыка. А ночью Громыко сообщил Косыгину, что у
Шастри тяжелый сердечный приступ. Послали к нему бригаду
врачей, а затем и сами
направились
туда вместе с
Малиновским. Но Шастри был уже бездыханным. По общему
медицинскому заключению, он скончался в результате уже
третьего или четвертого сердечного приступа, о чем мало кто
знал.
Тело покойного со всеми воинскими почестями. на
артиллерийском лафете провожали через весь город в аэропорт.
Члены индийской делегации, а также Косыгин и Айюб-хан внесли
гроб в самолет, улетавший в Дели. После этого Косыгин
проводил Айюб-хана и тоже улетел. Но не в Москву, а в Дели, где
ему пришлось присутствовать при кремации Шастри и выступать
на траурном митинге. Там же состоялись его встречи с
индийскими официальными лицами, в том числе с И.Ганди,
которая неделю спустя была избрана лидером парламентской
фракции Индийского национального конгресса и заняла пост
премьер-министра.
Визиты
вежливости
нанесли
ему
американский
вице-президент
Г.Хэмфри,
представители
французского, японского и египетского правительств. На
обратном пути в Москву его самолет сделал посадку в Кабуле,
где состоялись беседы с королем и премьер-министром.
Ташкентское соглашение стало первой попыткой Индии и
Пакистана разрешить разногласия мирным путем без
посредничества Англии или Соединенных Штатов, а также ООН,
подняло вес и авторитет СССР в мировом сообществе.
Генеральный секретарь ООН У Тан подчеркивал, что Ташкент
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
49
вывел на Косыгина на международную арену как суперпосредника. Несколько раз встречавшийся с ним и беседовавший
на разные темы, он писал позднее, что никогда не встречал
такого государственного деятеля, который обладал бы
присущими Косыгину спокойным достоинством и учтивостью1.
Чуть ли не до небес превозносили миротворческие заслуги
Советского правительства и его главы средства массовой
информации. И многие их них не без недоумения, а порой не без
ехидства отмечали, что глава советской партии оказался в
буквальном смысле на периферии тогдашних мировых событий,
в Монголии. Другое дело, что этот визит готовился давно и
проходил на фоне продолжавших ухудшаться отношений с
Китаем. Однако встреча в Ташкенте затмила все. И спекуляций
по этому поводу было не мало.
Так получилось, что возвращаясь домой, Брежнев 17
января встретился в Иркутске с Шелепиным, возвращавшимся из
Вьетнама, после чего они продолжали обратную дорогу вместе.
На промежуточной посадке в Омске местные власти,
продемонстрировав
сибирское
гостеприимство,
накрыли
угощение человек на двести. Начались обычные в таком случае
здравицы в честь гостей. Их прервал, взяв неожиданно слово,
Шелепин. Он повел речь издалека, начав с того, что в последнее
время ходит много слухов об имеющихся якобы разногласиях в
высшем руководстве. Развивая свою мысль и призывая в
свидетели сидевшего рядом с ним кандидата в члены
Президиума ЦК и секретаря ЦК Д.Ф.Устинова, Шелепин
заклеймил такие слухи как злостные происки и закончил свой
спич заверениями в личной преданности Брежневу, в решимости
вместе со всеми членами руководства крепить единство и
безоговорочно
поддерживать
Леонида
Ильича
как
общепризнанного лидера. Сам Брежнев слушал все это с
каменным выражением лица. Не проявили никаких чувств член
Президиума ЦК К.Т.Мазуров, Д.Ф.Устинов, секретарь ЦК
Ю.В.Андропов, министры иностранных дел и обороны
А.А.Громыко и Р.Я.Малиновский. Однако все они присоединились
к аплодисментам, которыми были встречены заключительные
слова Шелепина2.Присутствующим не требовалось большой
фантазии, чтобы предсказать дальнейшее развитие событий.
1
2
См.: Листопадов Н.А. У Тан. // Вопросы истории. 1998. № 6 С. 98.
Карягин В. Вид с 11-го этажа. // Международная жизнь. 1990. № 7. С. 126.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
50
Первый после генерального
ХХ111 съезд КПСС, проходивший с 29 марта по 8
апреля1966 года дал санкцию всем решениям ЦК по
промышленности и строительству. Но объяснял их делегатам
съезда Брежнев. В его изложении
вскрытые уже причины
недостатков в развитии народного хозяйства перечислялись в
том же порядке, что и полгода назад, когда он завершал работу
сентябрьского пленума ЦК. На первом месте
им были
поставлены “недостатки в управлении и планировании”, которые
надлежит исправить централизацией. И лишь после этого
отмечались недооценка экономических методов руководства,
хозяйственного расчета, неполное использование материальных
и моральных стимулов, некоторые просчеты в планировании,
субъективистский подход к решению ряда экономических
проблем. На их преодоление должны быть направлены усиление
роли экономических методов в руководстве хозяйством, коренное
улучшение
планирования,
расширение
хозяйственной
самостоятельности предприятий, повышение их материальной
заинтересованности в результатах своей деятельности. Вместе с
тем было указано на необходимость усилить внимание к
моральным стимулам производства, укреплять трудовую
дисциплину,
воспитывать
отношение
к
труду
как
к
патриотическому долгу.
Тесно связанным с этой новацией было и то место в
отчетном докладе ЦК и в резолюции съезда, где внимание
партийных организаций обращалось на усиление идейнополитической работы. Съезду предшествовали первая открытая
демонстрация правозащитников в день Конституции СССР и
громкий судебный процесс над литераторами Ю.Даниэлем и
А.Синявским за публикацию ими за рубежом своих произведений,
признанных пасквилями на советскую действительность. На имя
съезда поступило коллективное письмо о культе Сталина, среди
подписавших которое был отец советской водородной бомбы
академик А.Д.Сахаров. Было немало и других признаков эрозии
былого “монолитного единства партии и народа”. Дабы не
накалять обстановку, было решено вопрос о сталинской
реабилитации на съезде не затрагивать и впредь вообще
публично нигде не обсуждать. Но напомнить о том, что партия
действует “в условиях острой классовой борьбы двух
противоположных социально-политических систем на мировой
арене”, решили сделать: «Интересы социализма и коммунизма
требуют повышения революционной бдительности коммунистов,
всех советских людей, разоблачения идеологических диверсий
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
51
империализма
против
Советского
Союза
и
других
1
социалистических стран» . Очень скоро наиболее бдительно и
охранительно настроенные аппаратчики стали искать проявления
этих диверсий не только среди оппозиционной интеллигенции, но
и в реформистских устремлениях некоторых хозяйственников.
Съезд внес изменения в партийный устав, преобразовав
Президиум ЦК в Политбюро и учредив пост генерального
секретаря ЦК. В памяти народа этот пост был связан с именем
Сталина, при котором премьер министр был вторым, а иногда и
третьем человеком. И вот теперь на эту должность избрали
Л.И.Брежнева. Тем самым как бы снимался вопрос о том, кто же
главный сегодня в советской системе. Символичным было и то,
что Косыгину, выступившему на съезде с докладом о проекте
директив по составлению восьмого пятилетнего плана развития
народного хозяйства на 1965 - 1970 годы, в основных чертах уже
обрисованному Брежневым в отчетном докладе ЦК, не
оставалось ничего другого, как ограничиться изложением
деталей и комментариев. Правда, в этих комментариях он был
довольно откровенен. Так, замедление роста реальных доходов
населения, по его мнению, было вызвано тем, что руководство
страны вынуждено было пойти на увеличение расходов на
оборону. Объяснял он этот шаг возросшей агрессивностью США.
Предпринятое на съезде укрепление авторитета главы
партии лишь свидетельствовало о подлинной расстановке сил
между Старой площадью, где располагался ЦК КПСС, и Кремлем,
как резиденцией Верховного Совета, его Президиума и Совета
министров. Однако авторитета самому Брежневу это ни в
партии, ни в народе не прибавило. Может быть, даже наоборот.
Наиболее ретивые сталинисты (а их было не мало), не
дождавшись реабилитации своего кумира, с негодованием
отнеслись и к восстановлению священного для них поста, и к
тому что его занял человек, не оправдавший их надежд. Тем
более что разница между
тем генсеком и этим была
разительная. Тот же Шелепин, готовивший вместе с Брежневым
отчетный доклад ЦК съезду, лишний раз убеждался, что особым
трудолюбием тот не отличался: ежедневно в течение двух часов
ему читали подготовленные материалы, при этом сам он обычно
никаких идей и предложений не высказывал, после обеда часа
два спал и отправлялся на охоту; любил смотреть кинофильмы,
художественной же литературы почти не читал; зато любил
спорт, особенно футбол и хоккей; изредка бывал в цирке. Но, как
1
ХХ111 съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет. Т. 2. - М.6
Политиздат, 1966. С. 317.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
52
и его предшественник Хрущев, «не знал основополагающих
произведений Ленина»1.
На этом фоне трудоголик Косыгин выглядел гораздо более
выигрышно. Ходили слухи, что он не брезгует посещением
продовольственных и промтоварных магазинов. И спортом
увлекался не как болельщик, а как заядлый теннисист и
байдарочник.
Вот почему Брежнев по-прежнему ревниво
относился к его авторитету. Стало, например ему известно, что
эскиз памятника неизвестному солдату в Москве первым
показали не ему, а Косыгину, так он не только некоторое время
сомневался, надо ли вообще его делать, но и целых полгода не
давал согласия, чтобы его установили в Александровском саду.
Осенью 1966 года, едучи поездом в Грузию (вручать награды
республике и ее руководителям), он в сердцах говорил первому
секретарю
Московского
городского
комитета
КПСС
Н.Г.Егорычеву:
- Ну скажи, зачем это Косыгин поехал по украинским
заводам? Что ему там делать? Все о своем авторитете печется.
Пусть бы лучше в Москве сидел, да своими делами занимался2.
Но, жалуясь на Косыгина другим, Брежнев тем не менее
поддерживал с ним, как и с
другими своими коллегами,
достаточно ровные отношения. И навряд ли он сильно лукавил,
когда, принимая 19 декабря 1966 года орден Ленина и золотую
звезду Героя Советского Союза, заявил:
- Меня окрыляет сознание того, что мы в Политбюро, в
Секретариате, во всем Центральном комитете и в Правительстве
работаем слаженным, дружным коллективом, опираясь на
помощь друг друга3.
И тем не менее проблемы были. Среди членов Политбюро
не было единого мнения о начавшейся экономической реформе.
К тому же и сам Косыгин, проанализировав состояние народного
хозяйства после первого года эксперимента, вынужден был
признать, что, «предоставив предприятиям свободу маневра, мы
не сумели сохранить за ними действенный контроль», в
результате чего «начался опережающий рост заработной платы
по сравнению с повышением производительности труда».
Председатель Госплана Н.К.Байбаков объяснял неудачу
экономической части реформ «неправильным разграничением
функций» между государством, вернее его центральной частью, с
одной стороны, и министерствами и республиками, с другой. «На
практике это привело к тому, что доходная часть
1
Шелепин А. «История - учитель суровый». // Труд. 15.03.91. С. 4.
Егорычев Н. Он шел своим путем. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания о
А.Н.Косыгине. - М.: «Республика», 1997. С. 28.
3
Правда. 20.12.66. С. 1.
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
53
государственного бюджета сократилась, средства ушли на
предприятия, а расходы остались за государством»1. Для
сведения денежного баланса при составлении и утверждении
годового финансового плана приходилось идти на такую меру,
как увеличение производства и продажи водки2.
Что делать с реформами?
Заседания Политбюро проходили тогда подолгу и порою
довольно бурно. Речь на них шла не только о каких-то конкретных
вопросах, но и о путях дальнейшего развития советского
общества. Косыгин выступал за продолжение и доведение
начатых реформ до конца, мало того - за их ускорение. Наиболее
стойким его оппонентом выступал секретарь ЦК Андропов. Он
опасался, что быстрые изменения могут привести не просто к
опасным последствиям, но и к размыву социально-политического
строя. Отстаивая свои идеи, Косыгин проявлял редкостное
упорство, не выносил возражений, болезненно реагировал на
любые замечания по существу предлагаемых им схем и решений.
Экономику он считал своей вотчиной и старался не подпускать к
ней никого другого. Это настраивало против него многих членов
высшего руководства. Среди этих многих был и Брежнев. Ему не
по душе были спешка, потрясения, революционная ломка. Накал
разногласий достиг апогея, и встал вопрос о выборе между двумя
подходами к развитию общества. Линия умеренных и
консерваторов взяла верх. Но Брежнев в порядке уступки
Косыгину вынужден был согласиться с его предложением
переместить Андропова из ЦК3.
В разгар этих событий, 1 мая 1967 года скончалась жена
Алексея Николаевича. Она долго и тяжело хворала, и в течение
последних месяцев ее жизни он после работы ехал к ней в
больницу, там и ночевал. Эту потерю он переживал очень
тяжело, почти три дня не отходил от гроба. Но вот проститься с
ней из девяти его заместителей пришли только четверо Н.К.Байбаков, М.Т.Ефремов, В.А.Кириллин и В.Н.Новиков.
Остальные, оказывается, согласовывали в ЦК - идти или не идти
1
Байбаков Н. Из записок зампреда. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания о
А.Н.Косыгине. - М.: «Республика», 1997. С. 129 - 130.
2
См.: Кириллин В. Несколько штрихов к портрету. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания
о А.Н.Косыгине. - М.: «Республика», 1997. С. 152.
3
Крючков В. А. Личное дело. Кн. 1. - М.: “Олимп”, 1996. С. 79 - 80.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
54
выражать соболезнование!1 А Брежнев обзванивал своих коллег
и говорил:
- Мы тут посоветовались и решили не участвовать в
похоронах.
Раздался такой звонок и полуопальному уже Шелепину. Но
тот, может быть в силу именно этого обстоятельства, не
послушался и приехал на похороны2.
Председатель
Гостелерадио
Н.Н.Месяцев
вместе
с
Егорычевым хоронил жену Косыгина. «Хотя тогда многие уже
боялись прийти на эти похороны, да просто позже выразить ему
соболезнование».3
В мае 1967 года Брежнев и Косыгин в сопровождении нового
министра обороны маршала А.А.Гречко и главкома ВМФ
адмирала С.Г.Горшкова посетили в Североморске только что
спущенную на воду подводную лодку К-137 «Ленинец» - первую
из второго поколения советских подводных атомоходов (проект
667А) с двумя реакторами и двумя гребными валами и, что
главное, с 16 ракетами подводного старта. В последующие семь
лет были построены еще 33 такие штучки. А их
модернизированные сестрички ( проект 667 Б) стали основой
морской составляющей ядерной триады СССР4. Понимал ли
Косыгин, каким тяжелым бременем является погоня за военностратегическим
паритетом
для
советской
экономикой?
Несомненно. Но он был сыном своего времени. И несомненные
успехи в соревновании с Америкой (например, в борьбе за
приоритет в освоении космоса или за влияние в отдельных
регионах мира) внушали ему гордость за страну и систему,
укрепляли его веру в ее возможности. К тому же он полагал, что
начавшаяся экономическая реформа придаст этой системы
дополнительную силу, сделает ее более гибкой и эффективной и
тем самым облегчит тяжесть гонки вооружений.
Парадокс, однако, заключался в том, что именно военнопромышленный комплекс в условиях почти всеобщей нехватки
нуждался в жесткой централизации распределения финансовых,
материальных и людских ресурсов. Ликвидация совнархозов
отвечала его интересам. А вот хозрасчет, усиление
самостоятельности предприятий выглядели в его глазах чуть ли
не как подрыв основ. Подобные взгляды разделялись многими
1
См.: Новиков В. Как товарищи, единомышленники. // Премьер известный и неизвестный.
Воспоминания о А.Н.Косыгине. - М.: «Республика», 1997. С. 124.
2
Шелепин А. “История - учитель суровый”. // Л.И.Брежнев. Материалы к биографии. - М.: Политиздат,
1991. С. 238.
3
Месяц Н. Агнец заклания. / Беседа. // Литературная газета. 5.06.02. № 23. С. 13.
4
Починок О. Подводные университеты «стратегов». // Красная звезда. 1.11.97. С. 7; Маринин В.
Атомное подводное кораблестроение России. // Военный парад. 1995. № 2. С. 183.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
55
чиновниками Госплана и вновь созданных министерств. Да и
партийные руководители областного и районного масштаба не
без оснований опасались того, как бы новые экономические
рычаги управления не ослабили рычаги политические,
находившиеся в их руках. Публично об этом, конечно, никто
говорить не смел: ведь реформа освящена решениями
партийного съезда. Но игнорирование и саботаж ее были
очевидными для многих. Не мог не видеть этого и Косыгин. Но он,
как и многие другие, продолжал надеяться, что все перемелется
и встанет на свои места.
Эти его иллюзии активно поддерживал Брежнев, оказывая
ему самые разнообразные знаки внимания. Совместная поездка
в Североморск была одним из них. Другим стало бегство в
Америку дочери Сталина. Она поехала в Индию хоронить прах
своего последнего мужа-индийца. А там попросила политического
убежища в посольстве США, после чего была переправлена за
океан. 18 мая 1967 года на ковер в Политбюро был вызван
председатель КГБ Семичастный. Он заявил, что в свое время
сигнализировал о ее возможных намерениях, о том, что она
написала мемуары и попытается вывезти их за рубеж. Но он не
сказал, что она ходила к Косыгину и именно его не без успеха
умоляла разрешить ей слетать в Дели. Об этом и так все знали.
Но крайним Брежнев назвал госбезопасность и для ее
укрепления предложил назначить Андропова. Таким образом он
одним
выстрелом
убил
двух
зайцев:
показал
свою
расположенность к премьеру и сделал важный шаг в оттеснении
от важнейших рычагов власти внушавшую ему все большие
опасения «комсомольскую» команду во главе с Шелепиным.
Не забывал Брежнев давать Косыгину и поручения
международного порядка. Особенно, когда требовалось
максимально использовать его авторитет. 26 мая 1967 года глава
Советского правительства направляет личное послание своему
израильскому коллеге Л.Эшколу с выражением надежды, что
будет сделано все возможное для предотвращения конфликта,
назревающего на Ближнем Востоке. Москве полагала, что она
сможет еще более усилить свое влияние в этом регионе и в том
случае, если ей удастся удержать евреев и арабов от
вооруженного столкновения, и в том случае, если они все же они
подерутся и их придется разнимать, как это было полтора года
назад в Ташкенте. Но повторить удачную партию не удалось. 5
июня Израиль напал на Египет, Сирию и Иорданию и через
шесть дней его войска вышли к Суэцкому каналу и реке Иордан,
заняв Газу, восточную (арабскую) часть Иерусалима и
Голандские высоты. В такой ситуации пришлось не мирить
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
56
стороны, а
спасать одну из них от полного разгрома и
урезонивать, осаживать другую. С Израилем были разорваны
дипломатические отношения, ему было послано предупреждение
о применении санкций. Военные действия были прекращены, но
отвода израильских войск с захваченных ими 70 тысяч кв.км. не
последовало. Международное положение, сложившееся в
результате этой войны, стало предметом специального
разбирательства на пленуме ЦК КПСС 20 - 21 июня 1967 года.
Но, что характерно, доклад по этому вопросу делал не Косыгин, а
Брежнев. С личной дипломатией председателя Совета
министров СССР было покончено.
Правда, Косыгин успел слетать еще в Нью-Йорк на сессию
Генеральной ассамблеи ООН. Там ему передали предложение
американского президента Л.Джонсона о встрече. Это было
довольно неожиданно и потребовало согласования с Москвой.
Через несколько дней такое согласие было поручено. Для
встречи выбрали небольшой городок Гласборо между НьюЙорком и Вашингтоном. В ходе обмена мнениями о положении
на Ближнем Востоке и во Вьетнаме, а также о перспективах
сокращения стратегических наступательных вооружений ни о чем
конкретно договориться не удалось. Но
Джонсон предложили следующую идею:
- Развитие противоракетной обороны и нами, и вами не
только не укрепляет стратегическую стабильность, а, наоборот,
стимулирует бесконтрольную гонку ядерных вооружений,
поскольку наращивание противоракетного щита одной стороной
лишает другую сторону уверенности в своем потенциале
ответного удара, то есть в способности удерживать противника
от соблазна первым нажать на «красную кнопку». А коль опоры
стратегической стабильности расшатываются, то не может быть
и
речи
о
сокращении стратегических наступательных
вооружений.
Поэтому
не
лучше
ли
самоограничить
противоракетную оборону ради возможности демонтажа ядерных
арсеналов?
Как утверждал потом американский министр обороны
Р.Макнамара, советский премьер довольно импульсивно, с хода
отверг эту идею1.
- А зачем ограничивать оборонительное оружие? - наивно
спрашивал он.
И собеседникам, говорят. стоило немалого труда втолковать
ему. что не получить гарантию от “ядерного ответа”, не добиться
1
Беглов С. Безопасность своя, безопасность чужая. // Международная жизнь. 1989. № 4. С. 43 - 44.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
57
ядерного сдерживания другой стороны - значить оставить
открытыми двери для ядерной агрессии1.
Так это было или не так, - сказать трудно. Однако, пару лет
спустя был дан ход переговорам о разработке договора о
противоракетной обороне, а еще через три года этот договор
вместе с первым (временным) соглашением об ограничении
стратегических вооружений стали фактами жизни. Но последнюю
точку в них ставил уже не Косыгин, а Брежнев.
Американская и мировая печать высоко оценила встречу в
Гласборо. Наша пресса ограничилась официальным коммюнике.
Между тем встреча эта стала значительным шагом вперед по
пути разрушения стереотипного пропагандистского «образа
врага» как с той, так и с другой стороны. Все пункты переговоров
были пронизаны интересом к тому, что представляет собой
собеседник, можно ли ему доверять, по-деловому, серьезно с
ним работать, найти точку соприкосновения... Позже, в узком
кругу Косыгин рассказывал, что из личных контактов с Джонсоном
у него возникло представление о нем, как о «дружелюбном,
скромном человеке, способном на проявление доброй воли, на
поиски взаимопонимания». Импонировал ему и стиль работы
американского президента, его «стремление привлечь к диалогу
компетентных людей»2.
Пражская весна
4 января 1968 года в Чехословакии сменилось партийное
руководство. А.Новотный вынужден был уступить А.Дубчеку свой
пост первого секретаря ЦК КПЧ. Брежнев был рад этому, ибо не
терпел Новотного, который казался ему осколком эры Хрущева. К
тому же в Москве не было секретом, что Новотный, в свою
очередь, не очень-то жаловал Брежнева, видя в нем не «ту»
фигуру, и дружил с советскими маршалами3. А вот Дубчек
поначалу, вроде бы, производил самое благоприятное
впечатление. Еще бы, вед он тринадцать лет перед войной с
семьей жил в СССР, партизанил в тех местах, где пришлось
воевать, проходя через Словакию, и Брежневу.
- Наш Саша! - говорил о нем Леонид Ильич своим
соратникам.
1
Арбатов Г. Ракеты системы “земля - конгресс”. Верить ли слухам, что американцы готовы выйти из
Договора по ПРО. // Век. 9.10.98. С. 4.
2
Гвишиани Дж. Человек, который был мне дорог. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания о
А.Н.Косыгине. - М.: «Республика», 1997. С. 202.
3
Шик О. Пробуждение Пражской весны. - Цюрих: Buse Zevald, 1988. С. 200.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
58
Но уже очень скоро ему пришлось поменять это свое
мнение. Чем шире и глубже становились перемены в Праге, тем
подозрительнее, с растущим недоверием воспринимались они в
Москве. Сам курс реформ, на который вступила Чехословакия,
рассматривался советскими руководителями как укор в свой
адрес: вот, мол, вы поговорили да бросили, а мы, засучив рукава,
беремся довести дело до конца. Там стали заметно нервничать.
В марте 1968 года торжественно отмечалось 100-летие со дня
рождения М.Горького. Доклад на торжественном заседании после
длительных уговоров согласился сделать Л.Леонов. Очевидно,
имея в виду своих собратьев по перу, он, выступая с трибуны
Кремлѐвского дворца съездов, процитировал стихотворение
Пушкина «Пророк» («и вырвал грешный мой язык, и
празднословный и лукавый, и жало мудрое змеи в уста замѐршие
мои вложил десницею кровавой») и так прокомментировал его:
- Будь моя власть, я бы ввѐл обязательное произнесение этой
строфы хром на всех наиболее значимых ассамблеях писателей!
Зал взорвался овацией. А докладчик продолжал:
- Во благовременье употребляемый яд змеи не только не
вредит здоровью, напротив – даже лечит… Подтверждается
также, что, несмотря на губительное действие сего злокозненного
вещества, оно жизненно необходимо и в литературном обиходе…
Понудительное удаление его из чернил может вызвать
литературное замирание самой литературы.
Подобные критические выпады, да и сам нарочито
аполитичный тон доклада не понравились членам Политбюро,
особенно Косыгину, Суслову, Кириленко. Решили, было, не
публиковать его полностью, ограничившись кратким изложением.
Прослышав об этом, главный редактор «Литературной газеты»
А.Чаковский осмелился подойти к генсеку и объяснить ему, что
возглавляемый им орган Союза писателей не может не
напечатать полностью доклад, тем более что сделан он одним из
секретарей, лауреатом Ленинской премии, героем соцтруда.
- Будет скандал. Нужен ли он сейчас ЦК?
Брежнев согласился с ним:
- Да, кое-кому из Политбюро что-то там не понравилось в
докладе. Но печатать надо полностью. Иначе нас не поймѐт
интеллигенция1.
На пленуме Московского городского комитета КПСС в
присутствии Брежнева заговорили о «закручивании гаек» в
идеологии и культуре. При этом имелись в виду не только
«диссиденты», но и те, кто подписывал письма, обращения и
петиции в защиту подвергшихся гонениям людей, зажатых
1
Беляев А. Писатель, которым пытались руководить. // Общая газета. 23.05. 02. С. 15.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
59
цензурой произведений и т.п. Одним из таких ораторов оказался
даже президент Академии наук М.В.Келдыш (может быть, и
потому, что в число «подписантов» попала и его сестра)1.
Ужесточалась цензура. Из редакционных и издательских планов
исключались многие ранее принятые к печати работы. В самом
Политбюро стали более откровенными и напористыми такие
консерваторы, как Подгорный и Шелест. В открытую атаку
устремились идеологические работники аппарата ЦК во главе с
Сусловым.
Подобные настроения не были секретом для Праги. И
изначально умеренно-реформаторское руководство чешских
коммунистов радикализировалось, сближалось с теми, кого потом
стали называть «ревизионистами» и «контрреволюционерами».
А сопровождавшие это сближение кадровые перемены перестали
согласовываться с советскими товарищами. Все это, в свою
очередь, вызывало нарастающую подозрительность и недоверие
в Москве и столицах других государств Восточной Европы. Но
самое, пожалуй, главное, что приводило руководителей СССР,
Польши, ГДР, Венгрии и Болгарии в состояние невменяемости,
так это то, под давлением получившей вольность прессы и под
давлением низов режим, установленный в этой стране в 1948
году, стал трещать по швам. Именно на эту опасность в первую
очередь обращали они внимание своих чешских коллег на
неоднократных встречах и в многочисленных письменных
обращениях. «Разве вы не видите, что контрреволюция отнимает
у вас одну позицию за другой, что партия теряет контроль за
ходом событий и все дальше отступает под нажимом
антикоммунистических сил?» - с тревогой вопрошали они,
например, собравшись на специальное совещание 14 - 15 июля в
Варшаве. И предупреждали: «Мы не можем согласиться, чтобы
враждебные силы сталкивали вашу страну с пути социализма и
создавали
угрозу
отторжения
Чехословакии
от
2
социалистического содружества» .
На другом таком же совещании 18 августа в Москве
Брежнев объявил Гомулке, Ульбрихту, Кадару и Живкову, что
Политбюро ЦК КПСС три дня обсуждало вопрос о том, вводить
или не вводить советские и другие союзнические войска в
Чехословакию, и, в конце концов, приняло решение: вводить!3
В ночь на 21 августа 1968 года наступила трагическая
развязка: в Чехословакию были введены 20 дивизий 5
государств-членов ОВД. Для многих в СССР уже тогда была ясна
1
См. : Арбатов Г. Из недавнего прошлого. // Знамя. 1990. № 10. С. 214.
Правда. 16.07.68. С.1.
3
Сообщение директора Института международных отношений при МИД ЧСФР И.Валенты о работе
комиссии по сбору материалов о событиях 1968 года. // Независимая газета. 14.11.92. С. 1.
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
60
взаимосвязь между этим событием и пробуксовкой косыгинской
реформы. Поэтому среди тех, кто осудил интервенцию (а таковых
было не мало, особенно среди интеллигенции) ходили упорные
слухи, будто Косыгин, почему то вместе с Андроповым, был не
согласен с решением вмешаться, возражал против него.
Подтверждение тому, казалось бы, может служить и
свидетельство зятя Косыгина о том, что никогда не видел его
таким мрачным, как в те дни1. Однако то, что нам теперь
известно об обсуждении чехословацкой проблемы в Политбюро,
наводит на мысль, что подобные слухи и свидетельства не
соответствовали действительному положению дел.
Первоначальное решение об интервенции как об одном из
возможных вариантов было принято Политбюро после того, как
из Чехословакии вернулись 22 мая министр обороны А.А.Гречко и
25 мая Косыгин, находившийся на лечении в Карловых Варах.
Какими впечатлениями делился и что предлагал «ястреб»
Гречко, можно безошибочно предположить.
Большинство
советских маршалов продолжало придерживаться сталинской
концепции, упрощенно выражаемой тезисом: «что наше, то
наше». И отпадение Китая и Албании от соцлагеря только
укрепляло их в решимости любыми средствами не допустить
дальнейшей его эрозии. Сложнее должна была быть позиция
Косыгина.
Если предположить (а у нас есть для этого многие
основания), что он выражал точку тех, кто был сторонником
рациональных технократических методов управления как в
экономике, так и в политике, он должен был считать, что
советские интересы можно гораздо эффективнее защищать
также, как расширяли свое международное влияние американцы:
оснащением
современным
оружием
своих
союзников,
политическим и военным присутствием во всех стратегически
важных регионах, в том числе и удаленных, активной
дипломатией,
обеспечивающей
широкую
международную
поддержку. Для них превращение Китая в антисоветски
настроенную державу было также неприятно. Но гораздо более
важным они считали необходимость ослабления напряженности
в отношениях с Соединенными Штатами. Конечно, осложнение
внутриполитической обстановки в некоторых государствах
Восточной Европы их также беспокоило. Они навряд ли видели в
«социализме с человеческим лицом» шанс для социальноэкономического и политического будущего СССР. Но при этом
они пытались просчитать, как тот или иной шаг здесь скажется на
1
Гвишиани Дж. Человек, который был мне дорог. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания о
А.Н.Косыгине. - М.: «Республика», 1997. С. 202.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
61
влиянии Москвы среди массовых коммунистических партий и
левых сил в Западной Европе, как он аукнется на
международной разрядке и перспективах экономического и
научно-технического сотрудничества с Западом. Опасались они и
ослабления своих собственных позиций в руководстве.
Но такую ли точку зрения отстаивал Косыгин в Политбюро?
Видный партийный деятель того времени П.Родионов, например,
утверждал, что Косыгин был среди тех, кто играл активную роль в
решении ввести войска в Чехословакию1. Если это было так, то
почему? Хотя он воспринимал «Пражскую весну» не столь
драматично, как маршалы, все же судил о ней также с позиций
интересов великой державы. Его тревожило, что новое
руководство этой страны отказывается от тех рычагов
управления, которые во всех других государствах советского
блока обеспечивали власть коммунистам. Как и любому другому
технократу, ему были чужды идеи демократии и прав человека. И
навряд ли он допускал мысль, что демократические методы могут
быть применимы для реформирования системы. Они должны
были казаться ему просто опасными. Не нужно забывать, что
советский бюрократический аппарат устранил Хрущева за
гораздо менее смелые и рискованные эксперименты, чем те, за
которые взялся Дубчек.
Недолгое пребывание в Карловых Варах оставило у
Косыгина и неприятный личный осадок. Уж очень докучали ему
навязчивые журналисты. Они накидывались на него во время
прогулок и принятия прописанной ему порции минеральной воды,
задавали ему неприятные вопросы, а вечером он видел себя на
телевизионном экране в их окружении, уклоняющимся от этих
вопросов, иногда растерянным, а иногда и рассвирепевшим от
возмущения их назойливостью. Дурное впечатление оставила у
него и беседа с одним из секретарей ЦК КПЧ Ч.Цисаржем,
который упорно отстаивал только что оглашенный в докладе по
случаю юбилея Маркса тезис о непригодности многого из
ленинизма для других стран. Правда, он лично убедился, что не
все в дубчековском руководстве придерживаются подобного
“ревизионизма”, что там и немало таких, которые настаивают на
том, чтобы Москва вмешалась и, пока не поздно, навела в Праге
должный порядок. Все это, конечно, должно было сказаться на
рекомендациях, сделанных Косыгиным по возвращении домой2.
Брежнев же, вроде бы, до самого последнего момента
колебался, проявлял осторожность. Еще 1 августа Дубчек,
встретившись с ним в Чиерне-над-Тисой, вынес впечатление, что
1
Родионов П. Как начинался застой? // Л.И.Брежнев. Материалы к биографии. - М.: Политиздат, 1991. С.
156.
2
См.: Млынарж З. Мороз ударил из Кремля. - М.: “Республика”, 1992. С. 180 - 182.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
62
тот был искренне заинтересован в найти такой выход из
положения, который бы успокоил «ястребов», накалявших
атмосферу и делавших ставку на открытый конфликт. Имелось в
виду выступление на этой встрече первого секретаря ЦК
Компартии Украины П.Е.Шелеста, обвинившего чехословацких
делегатов в самых страшных грехах, в том числе в стремлении
вернуть Закарпатскую Украину, и заявившего, что «галицийский
еврей» Ф.Кригель для него не партнер, после чего переговоры
были прерваны1.
И все же окончательное решение было принято в пользу
военного
вмешательства.
Причем
единогласно.
Вполне
возможно, что тут свою роль сыграл два обстоятельства. Недели
через две после вышеупомянутой встречи, находясь в отпуске,
Брежнев вдруг почувствовал, что, если он не встанет на позицию
“ястребов”, те в союзе с некоторыми из числа колебавшихся
готовы предложить пост генерального секретаря кому-то другому.
Около 15 августа он прервал свой отдых и вернулся в столицу. А
на заседаниях Политбюро 17 и 18 августа все было обговорено в
деталях. Некоторое время спустя, на торжествах в Москве,
посвященных 50-летию Октябрьской революции, Брежнев так
объясняя свою
тогдашнюю позицию одному из членов
чехословацкого руководства, Б.Шимону:
- Вы решили, что, раз в ваших руках власть, то вы можете
поступать так, как вам заблагорассудится. Но ведь даже я не
могу себе этого позволить. Даже мне удается реализовать свои
замыслы в лучшем случае на треть. Что было бы, если бы при
голосовании в Политбюро я не поднял бы руки за ввод войск?
Наверняка тебя бы здесь сейчас не было. Но, возможно, не было
бы здесь и меня2.
Тогда же, 18 августа, последние сомнения колеблющихся
были сняты известием о том, что американская администрация в
лице президента Джонсона дала такой ответ на запрос, признает
ли она и сегодня в полном объеме Ялтинские и Потсдамские
соглашения о разделе сфер влияния в Европе: в отношении
Чехословакии и Румынии - целиком и полностью, обсуждения
требует лишь вопрос о Югославии3.
Однако ввод союзных войск в Чехословакию, арест и
интернирование ее партийного руководства не привели сразу же
к
желаемым
результатам.
На
фоне
всеобщего
ненасильственного сопротивления противники Дубчека не смогли
сформировать
новое,
“революционное”
руководство.
А
прилетевший в Москву президент Л.Свобода, которого трудно
1
Млынарж З. Мороз ударил из Кремля. - М.: «Республика», 1992. С. 168.
Цит. по: Там же. С. 179.
3
См.: Там же. С. 268.
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
63
было заподозрить в каких-то особых реформаторских симпатиях,
а тем более антисоветских настроениях, прямо заявил, что
прежде чем говорить о замене Дубчека и его команды, надо
именно их самих заставить согласиться как с необходимостью
предпринятой интервенции, так и с неизбежностью со временем
уступить власть другим. Пришлось привезти их в Москву и в
течение нескольких дней вести с ними в Кремле переговоры.
- Нужно выйти из положения, - напирал Косыгин на
Дубчека и Черника. - Ищите выход, думайте, создайте
соответствующий план, который был бы приемлем для нас, для
пяти партий и для вас. Не считайте, что нужен план, который
устраивал бы только вас1.
Переговоры эти шли трудно. Помимо “коллективного
обсуждения” Брежнев и Косыгин встречались с отдельными
членами чехословацкой делегации. Уговоры сопровождались
обещаниями и угрозами. “Нам дали понять, - вспоминал
секретарь ЦК КПЧ З.Млынарж, - что мы не выйдем из Кремля,
пока не подпишем советский ультиматум, пусть и с некоторыми
изменениями”. Причем эти изменения не должны касаться
принципиальных вопросов, например, осуждения “правой
опасности” и признания необходимости “нормализации”. Даже,
если расплачиваться за это придется бессмысленным
кровопролитием. “Если вспыхнет конфликт с населением,
говорили нам, то советским войскам дан приказ применять
оружие. Мы ведь должны понять, что пока не достигнута хотя бы
общая договоренность, они не могут пойти на уступки. И если все
откладывается и задерживается, то это наша вина”2.
В итоге идея формирования новых руководящих органов
(помимо тех, что действовали ранее), ради чего все это дело и
затеивалось,
была
отвергнута. Но
были признаны
недействительными выборы нового ЦК на
только что
прошедшем в полулегальных условиях чрезвычайном съезде
КПЧ, в результате которых там не оказалось ни одного
промосковски настроенного человека. Удалось добиться и
снятия чехословацкого вопроса с обсуждения в Совете
безопасности ООН.
Во второй половине 26 августа состоялось совместное
заседание обеих делегаций. Очень эмоционально выступили
Черник и Дубчек. Последний даже был близок к истерике. Так же
эмоционально им отвечал Брежнев:
- Каждый из вас, кто мирился с развитием контрреволюции в
вашей стране, кто ничего не предпринимал вплоть до ввода
1
2
Переговоры в Кремле 23 августа 1968 года. / стенограмма. // Независимая газета. 19.08.98. С. 11.
Млынарж З. Мороз ударил из Кремля. - М.: «Республика», 1992. С. 252 - 253.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
64
войск, каждый несет за это личную ответственность, что в
течение семи месяцев у вас поливали грязью Коммунистическую
партию Чехословакии, поливали грязью ленинизм, советскую
политику, священные могилы советских воинов, павших за
освобождение вашей земли... Кто же из нас чистенький, а кто не
такой уж чистенький? Вы тут произнесли такую речь, будто нас
думаете отдать под суд1.
В заключение своей речи он сформулировал положение,
которое, будучи предано
гласности, получило название
«доктрины Брежнева»:
- В наших договорах о верности Варшавскому договору, в
обязательствах,
согласованных в
Чиерне-над-Тиссой,
в
Братиславском заявлении записано, что дело защиты
социализма является делом всех братских партий. Конечно, там
не сказано прямо о вводе войск, так не пишут в политических
документах, но коллективная наша ответственность за судьбы
социализма зафиксирована там ясно2.
В том же духе высказывался и Косыгин:
- Если вы приедете (домой. - Ю.А.) и будете говорить в своих
выступлениях, что создалась такая обстановка. Что народ против
ввода войск, партия накануне раскола, что мы - оккупанты, то где
же в ваших речах организующее начало, на которое мы можем
рассчитывать? Можно ли рассчитывать на то, что вы, вернувшись
в Чехословакию, возьмете положение в свои руки и начнете
поворачивать
дело
в
направлении
социалистического
строительства?.. Нужно подписать протокол, который бы
гарантировал выполнение обязательств. Если нужно для вас, его
можно сделать конфиденциальным... Необходимо обосновать
ввод наших войск в Чехословакию... А вот товарищ Дубчек
заявляет: «Вы ввели войска, вы и расхлебывайте всю кашу».
Значит, у товарища Дубчека нет уверенности в своей позиции,
нет уверенности в том, что он поведет свою страну в нужном
направлении... Нет и у нас уверенности в вас... Наверное, есть
какой-то у вас осадок, чувство обиды, что мы привезли вас
сюда... Но вы поймите и наше положение... Без ввода наших
войск методы борьбы были бы сложнее... Присутствие наших
войск должно помочь вам решить эту сложную историческую
проблему в борьбе с врагами рабочего класса и социализма,
решить ее на пользу дружбы советского и чехословацкого
народов...3
Когда же перешли к постатейному обсуждению проекта
протокола и Млынарж от имени чехословацкой делегации
1
Переговоры в Кремле 26 августа 1968 года. / Стенограмма. // Независимая газета. 19.08.98. С. 12 - 13.
Там же. С. 13.
3
Там же.
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
65
предложил зафиксировать обещание вывести войска до конца
сентября
1968
года,
Косыгин
резко
возразил:
- До конца сентября наведите порядок, и тогда оттуда выведутся
войска. Если нет, тогда, значит, останутся1.
Острую дискуссию вызвал пункт, содержащий обязательство
Праги не допустить «нерегулируемого, досрочного отстранения»
от руководства тех лиц, которые из-за своей открыто
промосковской позиции не были избраны в руководящие органы
на Х1У партийном съезде. В конце концов, согласились с
формулировкой, предложенной Косыгиным: «Руководители КПЧ
заявили, что не допустят опорочивания и отстранения от
руководящих постов» таких лиц. Обосновывая ее, он не скрывал:
- Речь идет явно о том, что нужно защитить политически ту
группу людей, которая сейчас в этой борьбе стояла на нашей
стороне2.
Наконец, поздно вечером состоялась церемония
подписания итоговых документов - закрытого протокола и
совместного коммюнике. Открылись массивные двери и в зал
ввалился десяток фоторепортеров и кинооператоров, и под
вспышками софитов все члены Политбюро встали и подались
вперед с распростертыми руками, чтобы обнять сидевших
напротив чехословацких партнеров. А затем кремлевские лидеры
предложили скоротать время перед предстоящим расставанием
за “неформальным, дружеским” застольем.
- Есть старый русский обычай, - заявил необычно
развеселившийся и ставший сыпать шутками Косыгин, - по
которому гости не могут уехать, не присев перед дорогой, не
выпив “на посошок”3.
Застолье продолжалось около часа. Затем все как-то
разбились на группки и завязались небезынтересные беседы.
Косыгин подошел к Млынаржу и после нескольких ни к чему не
обязывающих фраз спросил, считаете ли он реальным
осуществление протокола, какие трудности могут встретиться и
как он смотрит на некоторые кадровые вопросы.
- Если вы и дальше будете ориентироваться на людей, из
которых
предполагалось
сформировать
“революционное
правительство”, это кончится катастрофой, - последовал ответ.
- Ну, эти... - произнес советский премьер и презрительно
махнул рукой.
Не возражал он и против слов о важности не допустить
перехлеста крайних тенденций:
1
Там же.
Там же.
3
Млынарж З. Мороз ударил из Кремля. - М.: «Республика», 1992. С. 273.
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
66
- Отставка Кригеля, Цисаржа и других, кого вы считаете
“источниками всех бед”, возможна лишь при условии, что
одновременно уйдут те, кто полностью скомпрометировал себя в
глазах чехов и словаков.
Тогда Млынаржу показалось, что его собеседник, “как и
мы, заинтересован как можно скорее разрядить обстановку и
найти взаимоприемлемый компромисс”. С большой похвалой
отозвался Косыгин о Гусаке и его роли в только что
завершившихся переговорах.1
- Товарищ Гусак, - сказал он, - такой способный политик,
замечательный коммунист. Мы его раньше не знали, но он
произвел на нас очень хорошее впечатление2.
Это “хорошее впечатление”, которое заместитель
председателя правительства Г.Гусак оставил в те дни на членов
Политбюро, он продолжал производить на них и после того, как в
апреле 1969 года занял место Дубчека на посту первого
секретаря ЦК КПЧ и приступил к массовой чистке партии от тех,
кто выражал несогласие с “нормализацией” и свертыванием
реформ.
То, как СССР сумел быстро поставить на место
Чехословакию, вызвало настоящую панику среди китайских
руководителей. Они спешно начали рыть для себя огромный
подземный город в Пекине. Ускорились работы по созданию
ракетно-ядерного щита. Усилилась напряженность на границе.
Весной 1969 года из-за острова Даманского на реке Уссури
развернулись ожесточенные бои, в которых участвовали целые
воинские соединения. Советский Союз в китайской пропаганде
все явственнее превращался из врага № 2 во врага № 1.
Культурная революция, развязанная Мао Цзедуном для разгрома
“штабов”, в которых, как он полагал, засели его недруги,
получила теперь новый объект и новый толчок. Советскому же
руководству рост напряженности на восточных границах был
совсем не к чему. И решающую роль тут снова пришлось сыграть
Косыгину.
В ночь на 11 сентября 1969 года, возвращаясь из Ханоя с
похорон Хо Ши Мина, на промежуточной посадке в Ташкенте
ему сообщили, что в Москве получено согласие из Пекина на
встречу советского и китайского премьеров. И он тут же вылетел
через Иркутск в Пекин. О чем он говорил там в аэропорту с Чжоу
Эньлаем, какие доводы приводил, мы не знаем. Но было решено
вновь назначить послов в соответствующие столицы и
активизировать торговые связи. Волна антисоветской истерики в
1
2
Там же. С. 273 - 274.
Там же. С. 244.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
67
Китае начала потихоньку спадать, стало спокойнее и на границе1.
Но на следующий день после возвращения в Москву, когда
управляющий делами Совмина М.С.Смиртюков поздравил его с
успешным визитом в Пекин, Косыгин помрачнел и ответил:
- Вы вот приветствуете это, а сегодня ночью мне звонил
Брежнев, и ничего, кроме упрека, за сообщение по телевидению
и особенно за показ видеосъемок я не получил. Хотя ни с кем из
сотрудников телевидения не разговаривал2.
А в декабре того же года на пленуме ЦК КПСС устроили
показательную головомойку. Ставя перед собой цель ослабить
позиции главы правительства, генеральный секретарь от мелких
уколов и некомпетентного вмешательства перешел к более
ощутимым акциям. Выступая в прениях по докладу Косыгина о
хозяйственных итогах прошедшего года и плане на следующий
год, Брежнев заговорил вдруг о плохом состоянии и больших
трудностях советской экономики, ставящих под угрозу
выполнение восьмой пятилетки. Резкой критике он подверг
органы хозяйственного управления. Эстафету тут же подхватили
последующие ораторы. Один за другим
они критиковали
министерства и особенно Госплан. Некоторые речи отличались
явной тенденциозностью, чрезмерной категоричностью, а
главное - неаргументированностью и вопиющей бестактностью.
Первый секретарь Алтайского крайкома партии даже не говорил,
а буквально кричал, словно оказался на многолюдном митинге.
Имя председателя Совета министров при этом не упоминалось.
Но все понимали, в кого метят выпускаемые с трибуны стрелы.
Сам Косыгин, сидя за столом президиума, терпеливо и, как
многим в зале казалось, очень внимательно выслушивал критику
в адрес своих заместителей. “Однако нельзя было не заметить,
что он нервничал, хотя по натуре был человек огромной
выдержки. Многие из нас ждали, что Косыгин выступит, но
выступил не он, а председатель Госплана Н.А.Байбаков”3.
Председатель Гостелерадио Н.Н.Месяцев вместе с коллегами
редактировал звуковую книгу о Ленине. Помимо его речей
записали Брежнева, Подгорного и Косыгина. И вот поздним
вечером из ЦК приезжает зампред Мамедов и говорит:
- Знаешь, Александров, помощник Брежнева, передал его
указание убрать Косыгина из альбома.
Пришлось убрать.4
1
См.: Гончаров С., Усов В. Как мы держали палец на красной кнопке. Неизвестные страницы в истории
советско-китайского кризиса. // Комсомольская правда. 15.02.92. С. 5.
2
Смиртюков М. Штрихи к портрету. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания о
А.Н.Косыгине. - М.: «Республика», 1997. С. 148.
3
Родионов П. Как начинался застой? // Знамя. 1989. № 8. С. 200. // Л.И.Брежнев. Материалы к
биографии. - М.: Политиздат, 1991. С. 154.
4
Месяц Н. Агнец заклания. / Беседа. // Литературная газета. 5.06.02. № 23. С. 13.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
68
Упрочение позиций главы партии таким образом шло в
значительной мере за счет усложнения положения главы
правительства. Его слово теряло свою значимость. А это
незамедлительно отражалось в поступках многочисленных
работников все более многочисленных министерств и ведомств.
В зарубежных средствах массовой информации все чаще стали
появляться сообщения и рассуждения об ожидаемых или уже
начавшихся изменениях в Советском Союзе. Ходили слухи, будто
Суслов, Шелепин и Мазуров потребовали весной 1970 года
созвать пленум ЦК, чтобы сместить руководство. Брежнев же,
поддержанный Косыгиным и Подгорным, якобы рванул на
маневры войск Белорусского военного округа, где собрался весь
генералитет, а затем совершил поездку по регионам,
сопровождавшуюся
массовыми
награждениями
местных
руководителей. И вот наглядный результат: 1 мая площади и
улицы городов, как всегда, были украшены портретами членов
Политбюро, но на сей раз портреты Брежнева во многих случаях
были крупнее прочих, а кое-где висели и в одиночестве рядом с
плакатами, содержащими цитаты из его речей и докладов1.
А 3 мая, огласив на пресс-конференции заявление
Советского
правительства,
осуждавшее
американскую
интервенцию в Камбоджу и отвечая на вопросы корреспондентов,
Косыгин опроверг “домыслы западной печати” о каких-то
переменах в руководстве, политике и экономике СССР.
- Что касается экономической реформы в Советском Союзе,
- разъяснял он, - то следует сказать, что она полностью себя
оправдала. Но как всякая реформа, а тем более крупная
экономическая реформа, она нуждается в непрерывном
совершенствовании. Поэтому и наша экономическая реформа
будет
совершенствоваться,
будет
приспосабливаться
к
интересам нашего социалистического народного хозяйства,
чтобы еще быстрее двигать его вперед2.
За пару недель до этого, 20 апреля 1970 года, Косыгину
довелось принимать в Кремле председателя правления
корпорации «Форд мотор» Г.Форда, поделившегося своими
впечатлениями о строящемся Волжском автомобильном заводе
мощностью 660.000 машин в год. Алексей Николаевич очень
хотел съездить в Тольятти и был очень обижен, что Брежнев не
пускал его туда. Ревнивый генсек хотел
первым из
руководителей страны побывать там.
1
См.: Медведев Р. Личность и эпоха. Политический портрет Л.И.Брежнева. Кн. 1. - М.: “Новости”, 1991.
С. 146 - 148.
2
Правда. 4.05.70. С.2.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
69
7 мая 1970 года в Праге был подписан договор о дружбе,
сотрудничестве и взаимной помощи. С советской стороны его
подписали Брежнев и Косыгин, с чехословацкой - Гусак и
Штроугал. Были объятия с поцелуями, обмен информацией и ни
слова о каких бы то ни было реформах. Их предали забвению.
«Главный инженер страны»
Печальная участь ждала реформы и в СССР. Официально
их никто не отменял. Наоборот, огромное количество слов было
произнесено о там, как успешно они продвигаются вперед. На
ХХ1У съезде КПСС весной 1971 года Брежнев доложил, что
“большая работа партии по совершенствованию руководства
народным хозяйством” обеспечила успешное выполнение
директив предыдущего съезда. За 8-ю пятилетку, по его словам,
совокупный общественный продукт увеличился на 42%,
национальный доход на 41%, промышленное производство на
50%. В строй выступило около 1.900 крупных объектов. Среди
них - Красноярская гидроэлектростанция на Енисее и Волжский
автомобильный завод в Тольятти. Началось освоение нефтяных
богатств на севере Западной Сибири. Среднегодовой объем
сельскохозяйственной продукции возрос на 23%. Реальные
доходы в расчете на душу населения выросли на 33%,
розничный товарооборот торговли на 48%. Построено 11.350.000
квартир, в которые вселились более 50 миллионов человек.
Разве этим нельзя было гордиться? Особенно по сравнению с
предыдущим пятилетием.
Правда, некоторые историки и экономисты сомневаются в
достоверности приведенных на ХХ1У съезде статистических
данных. По их расчетам, не было ни ускорения, ни повышения
эффективности: национальный доход увеличился не на 41%, а на
21% (против 24% в 1961-1965 гг.), производительность труда - не
на 37%, а на 17% (против 19% до этого)”1. Перерасчеты
статистических данных ЦСУ СССР, опубликованных в 1971 году,
их критическое осмысление произошло полтора десятка лет
спустя. Но и тогда, принимая на веру официальные данные, люди
недоумевали, почему снова исчезли мясомолочные продукты с
магазинных прилавков в провинциальных городах и почему по
прежнему многие товары широко потребления (особенно
длительного пользования) остаются в дефиците.
На том же ХХ1У съезде (и в отчетном докладе ЦК, и в
докладе о проекте директив по пятилетнему плану развития
народного хозяйства на 1971-1975 гг) было заявлено, что почти
1
См.: Селюнин В., Ханин Г. Лукавая цифра. // Новый мир. 1987. № 2. С. 194.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
70
все промышленные предприятия и строительные организации
переведены на новую систему управления и стимулирования. Но,
очевидно, понимая, что мало кто из людей сведущих поверит
этому, Брежнев и Косыгин стали объяснять, что реформа не
может
быть
одноразовым
мероприятием,
что
это
долговременный процесс и что на новом этапе предстоит
“совершенствовать
структуру,
сокращать
излишние
подразделения административно-управленческого аппарата,
шире применять организационную и электронно-вычислительную
технику, автоматизированные системы и научные методы
управления и планирования”. Кроме того в резолюции съезда
было записано: “Нужно и дальше осуществлять концентрацию
производства путем создания производственных, научнопроизводственных объединений и комбинатов”. Причем было
обещано, что они “в перспективе должны стать основными
хозрасчетными звеньями общественного производства”1. Такого
рода широкие и расплывчатые обещания
внушали
определенные иллюзии на лучшее будущее как сторонникам
технократической централизации, так и антибюрократической,
рыночной децентрализации.
Эти иллюзии усиливались на время и новыми
экономическими ориентирами 9-го пятилетнего плана. Его
главной задачей было провозглашено “обеспечить значительный
подъем материального и культурного уровня жизни народа”2.
Чтобы насытить рынок промышленными товарами народного
потребления при стабильном уровне государственных розничных
цен, было предписано изменить структуру промышленного
производства, обеспечить более высокие темпы развития
производства
предметов
потребления
и
отраслей,
способствующих ускорению технического прогресса. И при этом
указывалось, что “курс Коммунистической партии на повышение
благосостояния народа будет определять не только главную
задачу девятой пятилетки, но и общую ориентацию
хозяйственного развития страны на длительную перспективу”3.
Для многих советских людей, особенно молодых, это
стало своего рода потрясением основ. Ведь до сих пор им не
уставали внушать, что преимущественное развитие производства
средств производства (группы “А”) является непременным
законом социалистической политэкономии. А тут нате вам,
пожалуйста... Правда, люди более старшие и более памятливые
утверждали, что все это уже было, было, что и Сталин обещал
1
ХХ1У съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет. Т. 2. - М.:
Политиздат, 1971. С. 231 - 232.
2
Там же. С. 16 и 227.
3
Там же. С. 228.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
71
нечто схожее на вторую пятилетку, и что Маленков погорел за
подобную же “демагогию”. И все надежда, что на сей раз
получится, какое-то время не покидала значительное число
советских граждан.
Эту надежду питала и несомненная разрядка в
международных отношениях. 12 августа 1970 года СССР и ФРГ
торжественно обещали в будущем решать спорные вопросы
исключительно мирными средствами. Этот отказ от применения
силы включал в себя обязательство уважать неприкосновенность
всех существующих в Европе границ (в том числе линии по Одеру
и Нейссе) и не предъявлять никаких территориальных претензий.
Недвусмысленно
признавалась
законная
сила
ранее
заключенных договоров и соглашений, как между СССР и
странами-членами ОВД (в том числе ГДР), так и между ФРГ и ее
союзниками по НАТО. Этот договор, открывший дорогу для
нормализации отношений между ФРГ, с одной стороны, и
Польшей, Чехословакией и, наконец, ГДР, с другой, был
подписан в Москве западногерманским канцлером Вилли
Брандтом и Косыгиным, официальным гостем которого он был.
Брежнев стоял за их спинами. Но уже начиная с 1971 года он уже
сам принимает глав иностранных государств и правительств,
лично наносит официальные визиты в страны Запада и
подписывает итоговые документы.
Так, в октябре 1971 года он посещает Францию, в мае
1972 года принимает американского президента Р.Никсона и
ставит с ним точку в окончательных текстах договора об
ограничении систем противоракетной обороны и временного
соглашения о некоторых мерах в области ограничения
стратегических наступательных вооружений. Косыгин при всем
при том присутствовал. Ему же довелось провожать высокого
гостя на аэродроме, когда он отправился в поездку по стране.
Никсон уже поднялся в самолет, когда к Косыгину подскочил
министр гражданской авиации Бугаев и сообщил, что в этом
самолете обнаружены неисправности, что полет на нем опасен и
что необходимо перейти в другую машину. Услышав такое,
Косыгин немедленно поднялся по трапу в салон, подошел к
удивленному президенту и спросил его:
- Что бы вы сделали на моем месте с чиновником в ранге
министра, если бы тот сказал, что самолет, на котором должен
лететь глава иностранного государства, неисправен?
- Я бы наградил его медалью, - последовал ответ, - за то,
что он сказал мне об этом до того, как самолет взлетел.
И вскоре по аэродрому от одного самолета к другому
зашагали советский премьер, американский президент и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
72
сопровождавшие их лица. Замыкал процессию государственный
секретарь Г.Киссинджер с початой бутылкой коньяка и недопитым
стаканом1.
Год спустя Брежнев наносит официальные визиты в ФРГ
и США. Но если где-то возникают пожарные ситуации,
вспоминают о Косыгине. Так 30 сентября 1970 года он спешно
летит на похороны египетского президента и первого союзника
Кремля на Арабском Востоке Г.А.Насера и проводит довольно
сложные переговоры с его наследником Анваром Садатом. Когда
же тот, не поставив в известность Москву, ввязывается в
очередной вооруженный конфликт с Израилем, 16 октября 1973
года Косыгин снова прилетает в Каир для срочных консультаций
о прекращении военных действий на обоих берегах Суэцкого
канала. Сделать это было тем более важно, что из своей базы в
Неаполе в Восточное Средиземноморье на полных парах
устремился 7-й американский флот, а на его хвосте сидели
советские атомные подлодки с торпедами и ракетами в полной
боевой готовности. Ежедневно во дворец Кубба, где его
поселили, к нему приезжало египетское руководство, а потом он
ехал в посольство докладывать в Москву о результатах
переговоров. По свидетельству сотрудников посольства, он за
эти три года заметно сдал. “Постарел. Стал плохо слышать. Его
доклады Брежневу по совершенно несекретному телефону было
мучительно наблюдать. Из-за плохой слышимости, технических
неполадок разговор напоминал диалог глухонемых”. Поэтому
основная информация о переговорах с президентом шла
шифрограммами, что занимало много времени. Нервировало и
то, что не получалось откровенных бесед с Садатом2. И тем не
менее, все в конце концов обошлось. Но лавры миротворца на
сей раз достались Брежневу. Именно он, отправившись в ноябре
в Дели для подписания с И.Ганди соглашения о дальнейшем
развитии экономического и культурного сотрудничества между
СССР и Индией, поведал там миру о сложных переговорах,
которые Москве пришлось тогда вести не только с Каиром, но и
Вашингтоном.
«Война Судного дня» на Ближнем Востоке привела к
резкому изменению положения на мировом топливном рынке.
Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК), в которой
ведущую роль играли арабские государства, решила подвергнуть
бойкоту те страны, которые поддерживали Израиль. Было
введено эмбарго на поставки нефти в США и Голландию, через
порты которой шел импорт этого вида топлива в Западную
1
Цит. по: Лукьянов А. Интервью. // Аргументы и факты. 1992. № 3. С. 3.
Кирпиченко В. Встречи с А.Н.Косыгиным. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания о
А.Н.Косыгине. - М.: «Республика», 1997. С. 172 - 173.
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
73
Европу. В результате цены на нефть на Амстердамской бирже
подскочили с 20 долларов за тонну в сентябре до 87 в конце года
и до 245 еще через пару лет1. Советское руководство восприняло
это как добрый знак, ведь СССР входил в первую четверку
нефтедобывающих стран мира. Косыгин собрал у себя узкое
совещание, на котором после двухчасового обсуждения было
намечено, куда направить дополнительные валютные средства,
полученные от экспорта подорожавших нефти и природного газа.
В экспортно-импортный план на 1974 год были заложены новые
цифры. Предполагалось значительно увеличить закупку
передовых технологий и нового оборудования. Причем не только
для военно-промышленного комплекса, но и для новых «строек
века» - таких как БАМ, например, или Оскольский
электрометаллургический комбинат, возведение которых было
предложено Брежневым. А год спустя дополнительный поток
миллионов дойче-марок потек в советский бюджет за счет
начавшихся регулярных поставок природного газа в ФРГ2.
В ноябре 1974 года Брежнев встречается во Владивостоке
с американским президентом Дж.Фордом. Оба лидера
подтверждают свое намерение заключить новое соглашение об
ограничении стратегических наступательных вооружений. В
декабре того же года Брежнев летит в Париж и подписывает
соглашение об экономическом сотрудничестве между СССР и
Францией. Наконец, летом 1975 года он присутствует в
Хельсинки
на
заключительной
стадии
совещания
по
безопасности и сотрудничеству в Европе, ставшим своего рода
пиком международной разрядки.
Казалось бы, на таком благоприятном внешнем фоне
ничего не может помешать выполнению главной задачи девятой
пятилетки. Однако на прилавках магазинов - главном термометре
экономики потребления - это как-то мало сказывалось. Ждали,
что по этому поводу будет сказано партии и народу на
очередном, ХХУ съезде КПСС. Документы к нему готовились
большим кругом людей – работников Госплана, Совета
министров и ЦК
партии, а обсуждались узким кругом
руководителей, часто в неформальной обстановке, в охотничьем
хозяйстве «Завидово». 8 ноября 1975 года, на день рождения
первого заместителя председателя Совета министров и
министра сельского хозяйства Д.С.Полянского, здесь собрались
председатель Президиума Верховного Совета Н.В.Подгорный,
председатель Совета министров В.Н.Косыгин и министр
иностранных дел А.А.Громыко. Прошѐл слух, что Леонид Ильич
1
2
Комаров Н. Топливно-энегетический коллапс. // Независимая газета. 2.11.98. С. 6.
Там же.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
74
серьѐзно заболел. О чѐм говорили первые лица государства,
неизвестно. Но очень скоро Полянский был отправлен послом в
Японию, а спустя ещѐ немного времени Подгорный вынужден
был уйти на пенсию, уступив свой пост Брежневу.1
ХХУ съезд КПСС открылся 24 февраля 1976 года. В
зачитанном Брежневым отчете ЦК приводились внушительные
цифры: национальный доход СССР составлял уже две трети
американского, мы стали занимать первое место по добыче угля
и нефти, по выплавке чугуна и стали, по производству
минеральных удобрений и хлопчатобумажных тканей, по объему
капитальных вложений. С гордостью говорилось о возобновлении
«стройки века» - сооружении Байкало-Амурской магистрали.
Подчеркивалось, что главной задачей партии и на 10-ю пятилетку
остается «последовательное осуществление курса на подъем
материального и культурного уровня жизни народа». Правда,
никак не было объяснено, почему, вопреки обещаниям
пятилетней давности, группа «Б» по-прежнему уступает по
темпам своего развития группе «А». Лишь в докладе Косыгина об
основных направлениях развития народного хозяйства на 1976 1980 гг. было глухо сказано о том, что этого не удалось добиться
в силу «сложности международного положения».
Это была заведомая неправда. Подлинная же причина,
тщательно скрываемая, заключалась в непомерных аппетитах
военно-промышленного комплекса. Можно, конечно, теперь
спорить, нужно ли было нам столько же ядерных боеголовок,
средств их доставки и средств их поражения, сколько было у
США. У страха глаза велики. А страх этот испытывали тогда не
только американцы перед нами, но и мы перед ними. Но кто
может объяснить, зачем Советской армии столько танков,
сколько не было во всех остальных вместе взятых армиях мира?
И сколько же металла ушло на их создание и вооружение?
Сознавал ли Косыгин несовместимость официального курса на
реформы и повышение жизненного уровня с не очень-то
скрываемым приоритетом на достижение преимуществ в гонке
вооружений? Несомненно. Кстати, также как и Брежнев. Но
пытался ли он предпринять что-либо, дабы урезонить генералов
в мундирах и пиджаках? Судя по всему, нет. Изменять
направление движения или тормозить на скользкой дороге всегда
опасно. Особенно, если эта дорога идет под уклон. Это он видел.
Рассказывают, как однажды, находясь на отдыхе в Крыму,
Косыгин посетил интуристовскую гостиницу «Ялта», которую
строили югославы. Сопровождавшие его лица уж очень
расхваливали качество выполняемых ими работ, показывали
1
См.: Чуприн В. «Ты не егерь, ты пастух!» // Московский комсомолец. 1.12.03. С. 14.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
75
отделку. Остановившись на тщательно отполированных
ступенях, Алексей Николаевич спросил:
- А сколько вы им платите?
Услышав же ответ, заметил:
- Если б нашим мастерам столько платили, качество было не
хуже1.
Разговорившись как-то (тоже на отдыхе) с одним из местных
партийных руководителей о причинах низкой производительности
труда, Косыгин убежденно говорил:
- Главное - это механизация вспомогательного и инженерного
труда. А это требует больших перемен. Вот в чем дело...
И тут нарвался на неприятный вопрос:
- Так почему же вы уступили, дали похоронить реформу?
Помолчав, Алексей Николаевич ответил встречным вопросом:
- А почему вы, как член ЦК, не выступили в защиту реформ?
На том разговор и закончился2.
Одному из своих заместителей он говорил как-то в порыве
откровенности:
- В последние десятилетия нашей трагической истории
выходить из тяжелейших кризисов нам позволяло плановое
хозяйство, и, видимо, в ближайшее время никто ничего лучшего
не придумает. Да, нашу экономическую систему надо серьезно
лечить. Но она есть и останется основной. Нельзя, конечно,
гоняться с милиционером за каждой бабкой, которая связала
шапочку или носки на продажу. Инициативу людям надо дать и
выбросить из планов все второстепенные показатели - это не
подорвет основ социализма. Но мне входить с такими
предложениями нельзя - на меня тогда все собак навешают3.
Огромные усилия приходилось затрачивать Косыгину на
составление пятилетних и годовых планов. Особенно на
завершающем этапе, когда среди множества количественных
показателей необходимо было выявить, высветить самые
существенные тенденции. Здесь обнаруживались противоречия,
сказывались и сталкивались ведомственные и местные
интересы,
иногда
проявлялась
недобросовестность
составителей. Это были месяцы непрерывного труда. Рабочий
день начинался в девять часов и продолжался дома, иногда до
глубокой ночи. Не пропускалась ни одна цифра. Здорово
помогала феноменальная способность устного расчета. Бывали
случаи, когда, работая над расчетом, он обнаруживал ошибки,
допущенные целым коллективом.
1
Комсомольская правда. 20.04.88. С. 4.
Горбачев М.С. Жизнь и реформы. Кн.1. - М.: «Новости», 1995. С. 151 - 152.
3
Новиков В. Как товарищи, единомышленники. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания о
А.Н.Косыгине. - М.: «Республика», 1997. С. 118.
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
76
«Главным инженером страны» называл себя Алексей
Николаевич, именно так понимая свою роль на посту главы
правительства1. Без главного инженера, без его технических
знаний и организаторских способностей не может успешно
работать весь производственный механизм предприятия. Но
окончательное решение принимает не он, а директор. Главный
инженер при нем в таком же подчиненном положении, как и
другие заместители - главный бухгалтер, кадровик, начальник
режима.
Постоянной заботой Косыгина оставался и поиск новых
источников бюджетных доходов. С этой точки зрения подходил он
и к освоению алмазных месторождений в Якутии, всячески
поддерживая и даже подталкивая работы по их экспертной
оценке и определению необходимых затрат на организацию
добычи и, наконец, само решение об освоении месторождений. С
этой же точки зрения от категорически возражал против проекта
поворота сибирских рек на юг. Соглашаясь с доводами ученых о
том, что обезвоживание севера может привести к исчезновению
тайги и ее животного мира, он добавлял и свои: эти
невосполнимые потери ни в коей мере не могут быть
компенсированы предполагаемым экономическим выигрышем.
О реформах в экономике теперь уже больше никто не
говорил. Ближневосточный конфликт 1973 года привел к резкому,
в 10 раз, удорожанию нефти на мировом рынке. Энергетический
кризис заставил страны Запада принять срочные меры по
экономии топлива, там стали спешно разрабатывать и внедрять
энергосберегающие технологии. А пока суть да дело, помимо
арабской нефти стали увеличивать импорт ее из СССР, помогая
ему кредитами и оборудованием в освоении новых
месторождений в Сибири и в прокладке трубопроводов оттуда в
Европу. Валютная выручка позволяла покупать за рубежом
недостающее продовольствие, некоторые промышленные
товары народного потребления и даже ( правда, в три дорога
переплачивая, чтобы обойти эмбарго) высокие технологии для
военно-промышленного комплекса. Это был «выход» - можно
было уже не думать о том, как поднять сельское хозяйство и
повысить качество промышленной продукции, не отказываться
от привычных методов хозяйствования и не делиться властью с
непосредственными производителями.
1
Ойзерман Т. Главный хозяйственник и экономист страны. // Премьер известный и неизвестный.
Воспоминания о А.И.Косыгине. - М.: “Республика”, 1997. С. 228.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
77
“Меня эти «украинцы» все равно сожрут”
16 июня 1977 года Брежнев, оставаясь генеральным
секретарем ЦК КПСС, занимает почетный пост формального
главы государства - председателя Президиума Верховного
Совета СССР. Но для этого ему пришлось отправить на пенсию
своего старого соратника Н.В.Подгорного. То был последний
человек в руководстве, кто позволял себе не соглашаться с
Леонидом Ильичом, возражать ему, вступать даже в пререкания.
А до него из Политбюро были удалены все те, кто или обладал,
так сказать, «лидерской косточкой» (Шелепин и Шелест) или
проявлял самостоятельность в суждениях (Воронов) или просто
заподозрен в недостаточной лояльности (Полянский). Из старой
команды, которая привела его к власти оставались лишь
Кириленко, Косыгин и Суслов. Первый из них вообще был пустым
местом, а потому и не опасен. Два других считались сведущими в
экономике и идеологии. Но ни тот, ни другой не покушались на
место лидера, довольствуясь вторым порядковым номером в
правительственной и партийной иерархии. Так что их можно
было считать полезными. Полезными, пока работали, не
покладая рук.
Но в воскресный день 1 августа 1976 года, байдарка, на
которой Алексей Николаевич греб по Москве-реке, вдруг
перевернулась, и он оказался под водой, едва не утонув. Вокруг
этого несчастного случая ходило много всяческих слухов и
версий. По одной из них, лодка перевернулась после того, как он
получил солнечный удар. Но так как его сопровождали на двух
других байдарках охранники, они успели вытащить его из воды и
оказать первую помощь1. По другой, все также произошло
неординарно, но несколько загадочно. Волна была высокой,
течение быстрым, и на крутом повороте байдарка опрокинулась.
И Алексей Николаевич оказался в воде под ней и не мог
выбраться на поверхность, так как ноги его оказались внутри нее
закрепленными, чего раньше он никогда не делал. Спасение
пришло, когда в реку бросился и вытащил премьера случайно
оказавшийся на берегу солдат, лишь потом к нему
присоединился охранник. Утопленнику с трудом восстановили
дыхание и отправили в больницу2.
Его удалось спасти. Но тем не менее месяца два ему
пришлось провести в больнице, где его лечили от последствий
кровоизлияния в мозг, затем в санатории. Кто-то сознательно
пустил в ход и стал раздувать слухи, что после выхода из
1
2
См.: Дегтярев М.С. Тела и хранители. / Интервью. // Комсомольская правда. 21.05.94. С. 3.
Абрасимов П.А. // Аргументы и факты. 1991. № 24. С. 3.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
78
больницы он уже якобы не сможет выполнять свои обязанности
председателя Совета министров. И вот 2 сентября 1976 года
первым заместителем к нему назначают Н.А.Тихонова, земляка и
приятеля Брежнева, чтобы в подходящий момент сделать его
главой правительства. Многим было известно о резких выпадах в
адрес Косыгина со стороны Брежнева, Суслова и Кириенко на
заседаниях Политбюро и Секретариата ЦК. Все чаще на
заседаниях президиума Совмина стал появляться безмолвный
Кириленко. Появились (или целенаправленно инспирировались)
слухи, будто Косыгин несколько раз просил об отставке. Косыгин
все прекрасно понимал.
- Знаешь, Владимир, меня эти «украинцы» все равно сожрут,
- признался он как-то одному из своих замов, Новикову.
Тот стал успокаивать его, говоря, что в народе к нему
относятся хорошо и вряд ли Политбюро пойдет на такой шаг.
- Ты не все знаешь, - последовал ответ1.
Теперь он не особенно отстаивал свою точку зрения.
Рассматривая даже сравнительно несложные, хозяйственные
дела, нередко предлагал:
- Давайте внесем этот вопрос на рассмотрение в ЦК2.
Здоровье премьера надломилось. Начало пошаливать
сердце. В октябре 1979 года с ним случился сильный инфаркт,
затем, в августе 1980 года, второй, еще более обширный. На сей
раз он потерял сознание в машине. С того света его фактически
вытащил сопровождающий охранник, вложив в рот нужную
таблетку3. Был десять дней без сознания. Стали поговаривать,
будто он скончался. Но проболев 70 дней вышел на работу. В это
время в стране сложилась катастрофическая обстановка с
топливом, и ему сразу пришлось окунуться в это тяжелое дело. С
большим напряжением провел большое совещание. Оно длилось
с десяти часов утра до двух часов дня. И опять свалился. Его
снова уложили в больницу. На сей раз, правда, инфаркт оказался
полегче. Косыгин даже попросил привезти ему материалы для
подготовки к приближающемуся съезду партии. И вот
неожиданность: Брежнев требует от него заявление об отставке.
Не сам лично, а через Черненко. Между ними состоялся
примечательный разговор по телефону:
- Алексей Николаевич, вы все болеете. Есть мнение, что вам
надо подать в отставку.
1
Там же. С. 126 - 127.
Болдырев А. Война, блокада, послевоенные будни. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания
о А.И.Косыгине. - М.: “Республика”, 1997. С. 109.
3
Этот охранник, Евгений Киселев, уже спасал Косыгина, успев скрутить руки напавшему с ножом на
советского премьера венгерскому журналисту, во время осмотра здания канадского парламента в 1971
году. (Дегтярев М.С. Тела и хранители. / Интервью. // Комсомольская правда. 21.05.94. С. 3).
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
79
- А почему Леонид Ильич мне об этом не скажет?
- Да он сам болеет...
Брежнев так и не позвонил.
«Мне известно, - утверждает зять Косыгина, - что раньше у них
были разговоры на эту тему, и Алексей Николаевич намекал, что
уходить надо вместе - возраст уже не тот, на что Брежнев всегда
возражал: «Поработаем еще. Поработаем...». На этот раз
Черненко, наверняка не без подсказки Брежнева, ускорил дело. К
давлению на Косыгина подключили даже медиков, и начальник 4го управления Чазов чуть ли не ежедневно умолял нас с
Людмилой:
- Уговорите Алексея Николаевича, ему надо уйти».
Косыгин
был
вынужден
написать
заявление
об
освобождении от обязанностей председателя Совета министров
СССР. Дочь с зятем присутствовали при этом: «Заявление было
кратким, в нем ничего не говорилось о членстве в Политбюро.
Алексей Николаевич, конечно, не мог знать, что уже состоялся
пленум ЦК, на котором его вывели из состава Политбюро»1.
На следующий день, 23 октября на совместном заседании
обеих палат Верховного Совета СССР Брежнев объявил о
получении заявления от Косыгина, в котором он, якобы, сердечно
благодарит
ЦК,
лично
генерального
секретаря
«за
оказывавшееся ему многие годы доверие», указывает, что
состояние его здоровья требует отдыха и освобождения от
активной деятельности, и в связи с этим просит освободить его
от обязанностей члена Политбюро и Председателя Совета
министров.
- Политбюро, - сообщил
Брежнев депутатам, рассмотрело вопрос, поставленный товарищем Косыгиным А.Н.
Учитывая состояние его здоровья, Центральный Комитет КПСС
выносит на обсуждение Верховного Совета СССР предложение
удовлетворить просьбу товарища Косыгина об освобождении от
обязанностей
председателя
Совета
министров
СССР.
Одновременно Центральный Комитет КПСС представляет на
рассмотрение Верховного Совета СССР предложение о
назначении председателем Совета министров СССР члена
Политбюро ЦК КПСС Николая Александровича Тихонова2.
1
Гвишиани Дж. Человек, который был мне дорог. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания о
А.Н.Косыгине. - М.: «Республика», 1997. С. 213.
2
Правда. 24.10.80. С. 1. Касаясь расхождений между тем текстом, который писал Косыгин накануне
вечером в больнице, и тем, что изложил Брежнев в Верховном Совете, Дж.Гвишиани пишет: «Что было
сделано заменено заявление или что-то в нем дописано, не знаю». (Гвишиани Дж. Человек, который был
мне дорог. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания о А.Н.Косыгине. - М.: «Республика»,
1997. С. 214).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
80
И ни одного слова благодарности за пятнадцатилетнюю
работу на этом посту! Спохватившись, очевидно, на следующий
день в «Правде» поместили заметку, в которой генсек от имени
Политбюро благодарил Косыгина за работу в Совмине. Но ни
партия, ни страна так тогда и не узнали, что Косыгин отныне уже
не является членом Политбюро. Пленум ЦК, обсуждавший
вопросы сессии Верховного Совета, состоялся 21 октября, то
есть до получения письма от Косыгина. Само это письмо
отправлено вечером 22-го. Значит, вопрос о его выводе из
Политбюро решался или до его получения или «опросом», то
есть сбором подписей членов ЦК, благо они все были депутатами
Верховного Совета и находились в Москве. Но в печати об этом
ничего не сообщалось. А уже 5 ноября последняя машина со
скарбом семьи бывшего главы правительства выехала за ворота
дачи в Архангельском1
10 декабря 1980 года Косыгин попросил приехать к нему в
больницу на Мичуринском проспекте одного из своих старых
сотрудников и в ответ на недоуменные вопрос, почему не
сообщено об отстранении из Политбюро, стал неожиданно
говорить о непростых взаимоотношениях в последние годы с
руководителями страны, о потере у них вкуса к реформам, о том,
что важные решения принимаются теперь без совета с ним2. Три
года назад ему позвонил новый министр путей сообщения
И.Г.Павловский и попросил разрешения представить документ об
освобождении от работы и отправке на пенсию своего первого
зама, который длительное время фактически исполнял
обязанности министра, но сейчас слег с инфарктом после гибели
сына. Выслушав его, Косыгин резко ответил:
- А как бы вы реагировали, если бы во время пребывания в
больнице вас сняли с работы?
И повесил трубку3.
Теперь же это произошло с ним самим. «Он это очень
переживал, что, не сомневаюсь, ускорило печальную развязку»,
считал Новиков4. 14 декабря на прогулке он встретил бывшего
члена Политбюро П.Е.Шелеста, поговорил с ним, сказал:
- Вот видишь, Петр Ефимович, я тоже остался ни с чем. Ну
ничего, буду чем-нибудь заниматься. Есть что вспомнить. Буду
перебирать архивы.
1
См.: Гаврилюк А. Из жизни номенклатуры. // Сельская молодежь. 1990. № 5. С. 10.
См.: Болдырев А. Война, блокада, послевоенные будни. // Премьер известный и неизвестный.
Воспоминания о А.И.Косыгине. - М.: “Республика”, 1997. С. 110.
3
Новиков В. Как товарищи, единомышленники. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания о
А.Н.Косыгине. - М.: «Республика». 1997. С. 125.
4
Новиков В. Как товарищи, единомышленники. // Премьер известный и неизвестный. Воспоминания о
А.Н.Косыгине. - М.: «Республика». 1997. С. 127.
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
81
“Чувствовалось, - вспоминал Шелест, - что Косыгин сильно
переживал случившееся, я его, как мог, успокаивал. Алексей
Николаевич тогда выглядел хорошо, был свеж, бодр, глаза
светлые, он пытался даже шутить”1.
18 декабря Шелест выписался из больницы, уехал он
оттуда в 15 часов, не зная, что в 12 часов там скончался
А.Н.Косыгин. Но так как на следующий день Брежнев отмечал
день своего рождения, сообщение о смерти было опубликовано
только 20-го числа. Правда, советские граждане узнали об этом
раньше из передачи “Голоса Америки”. Людей такого ранга
обычно хоронили в некрополе на Красной площади за
мавзолеем, а прощание с покойным устраивалось в Колонном
зале Дома союзов. Но только в том случае, если они скончались
в этом ранге. К Косыгину это не относилось. Поэтому урну с его
прахом поместили в Кремлевской стене среди останков сотен
других более или менее заслуженных деятелей. И для прощания
с ним почему-то выделили отдаленный от центра города и от
ближайшей станции метро Краснознаменный зал Центрального
дома Советской армии. И сотни тысяч москвичей двинулись туда.
Такая стихийная траурная манифестация очевидно не входила в
планы Старой площади, и в шесть часов вечера было объявлено
о прекращении доступа к телу. Народ на площади зашумел. И
пришлось продлить прощание еще часа на четыре. Мало того, на
утро 21 декабря, до начала официальной церемонии похорон,
пришлось опять открыть Краснознаменный зал для тех тысяч, что
снова пришли поклониться его праху.
На самой Красной площади все было чин по чину.
Присутствовали члены Политбюро во главе с Брежневым. Список
выступавших открыл новый председатель Совета министров
Тихонов. Церемония показывалась по радио и телевидению. А
многие граждане спрашивали себя и других: почему так
получилось, что хоронят этого, а не того?.. Два года спустя их
ожидания стали явью. Но такого же проявления массового
сочувствия, сожаления, скорби и в помине не было.
Политическая и последовавшая вскоре физическая смерть
Косыгина совпали со временем, когда исчезли последние
иллюзии насчет возможности модернизировать военномобилизиционную систему, явившую миру свои неоспоримые
преимущества в военные годы, но оказавшейся неспособной
эффективно решать мирные задачи, когда лидеры этой системы,
покончив не только со словесными пируэтами по поводу реформ,
но и с реальной международной разрядкой, очертя голову
кинулись в очередную внешнеполитическую авантюру и тем
1
Шелест П.Е. Это было... // Совершенно секретно. 1990. № 6. С. 2.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
82
самым внесли свой весомый вклад в новый виток холодной
войны. И проиграли ее.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
7
Размер файла
736 Кб
Теги
160
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа