close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

997

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
За
Ие в силе Бог, а в правде —
Россию!
„POSSEV"
Sozialpolltlsche Rundschau I n russiseher Sprache. Deutschland
Social and Political Review In Russian Language. Germany
Hebdomadaire Social et Politique en langue russe. Allamagnr
Издательство и редакция:
Limburg'Lahn, Verlag
„ P o s s e v " . Bank-konto: Limburger Bank V 14. Postschekkonto: Frankfurt M 33.461. Условия подписки
Германии: 5 ном.—3 НМ, 10—6 НМ, 15—9 НМ. и т. д
Условия приема объявлений: 1/64 стр.—7 НМ. 1/32¬
13 НМ, 1/16—25 НМ,' 1/8—50 НМ, 1/4—90 НМ. 1/2¬
180 НМ, 1 стр.—360 НМ. Розыски—20 пф. слово.
Выходит по
по воскресеньям.
Выходит
воскресеньям.
Еженедельник общественной и политической мысли
V
цена номера
ВОСКРЕСЕНЬЕ, 13 МАРТА 1949 ГОДА
г о д
в
ч л
розничной продаже / и
т
п с р е н
№ 11 (146)
8 МАРТА
ФЕВРАЛИ И ОКТЯБРИ
Петитом, в отделе хроники напечатано из­
вещение о переменах в составе большевист­
ского правительства: Молотов и Микоян за­
менены Вышинским и Меньшиковым. И еще
жний, монархический порядок. Эти одно извещение: Громыко назначен первым
два последних события связаны с дву­ заместителем министра иностранных дел. Сле­
мя первыми российскими революциями, дует ли придавать этим извещениям большое
революциями, по существу, девятнад­ значение?
цатого века, происшедшими в веке два­
Напомним, что Молотов принял Наркоминдцатом, в том веке, в котором идеи ли- дел от М. М. Литвинова незадолго до пакта
берадиетической демократии, под чьим Сталин — Гитлер. Его назначение тогда было
знаком они совершались, уже вступили связано с переменой внешнеполитического к у ­
в полосу глубочайшего кризиса.
рса. Не есть ли и сейчас это признаком нового
В октябре 1917 года большевистский изменения в этой области?
переворот лишь открыл собой серию
В известной степени — да. Курс антиамери­
тоталитаристических и тотальных пот­ канской политики, начатый в 1946 году и по­
рясений, прокатившихся по странам степенно усиливающийся — будет усилен еще
торжествующего либерализма, торже­ больше. Большевики становятся на путь о т ­
ствующего по форме и умирающего по к р ы т о й
дипломатической
подготосуществу.
| вки войны, против англо-американцев. НазнаЕсли болезнь не излечивается, орга­ | чение Громыко также не случайно — он спенизм умирает. И напрасно ныне, задним | циалист по США, а именно Америка — стерчислом, деятели российского «февраля» | жень капиталистического мира.
играют в своеобразный исторический | Есть основания утверждать, что крупные
гандбол, сваливая один на другого от­ | успехи в области атомного вооружения, д о ветственность за последующие события. | стегнутые в нашей стране за последние три—
Вряд ли кто-либо из них действительно | четыре
месяца — являются
предпосылкой
был настолько гениален, что мог пред­ | для изменений в области внешней политики.
видеть беспримерное в истории наступ­ 1 Что касается отставки Молотова и Микояление тоталитарного урагана. Все они, | на, то, это, отнюдь, не немилость. Как известв общем, жили в мире старых идей.
| но Берия, Ворошилов и др., являются заместиОтходят на задний план и специ­ | телями Сталина и не занимают иных постов,
фические военные условия. Победи­ | а руководят участками работы. Так, например,
тельница Италия и побежденная Гер­ | Берия ведает всеми полицейскими делами и
мания не миновали тоталитаризма. Тор­ | контролирует три министерства, в том числе
жествующий германский «февраль» са­ 1 МГБ и МВД. По сведениям Микоян также
мым наизаконнейшим порядком прев­ | примет под свое шефство оба министерства
ратил веймарскую либеральную демок­ | торговли и непосредственно будет руководить
ратию в тоталитарный вождистский | осуществлением экономического сотрудниче«Третий Райх».
| ства всех стран большевистского блока, т. е.
В настоящее время указывают, с бо­ | проведением в жизнь, так называемого, «плальшим основанием, на новые условия: | на Молотова».
на «Нью Дил», лейборизм, на план Ма­ | Сам Молотов, вероятно, примет из рук Старшалла, на ООН и Совет Безопасности. | лина пост председателя Совета Министров или
Мы живем пока еще в четвертый после­ | первого заместителя. Останется ли Сталин т о военный год, а кто в Европе в четвер­ | лько Генеральным Секретарем партии или
тый год после Первой мировой войны, в 1 ему будет придуман какой нибудь новый тигод либерально-демократических госу- | тул, — Вождя государства, или что нибудь по- "
дарственых форм, во времена Лиги На­ | добное, — покажет недалекое будущее: Съезд
ций и экономических конференций, в | Верховного Совета и X I X съезд партии, котопреддверии плана Дауеса и конферен­ I рые произойдут в марте — апреле,
ций по разоружению, мог предсказать 1
Е. Р.
А. 3 е р и о в
В истории России много событий, оп­
ределяющих
политическую
направ­
ленность и поныне существующих об­
щественных умонастроений, связано с
двумя месяцами в году: с февралем или
с октябрем.
В феврале 1613 года, завершая пери­
од нашей первой «Великой смуты», со­
стоялось избрание на царство династии,
которой суждено было втечение трех
столетий возглавлять наше государст­
во.
По монархическим воззрениям,
идея монархии есть идея служения;
это всеобщее служение в те времена вы­
ражалось во всеобщем сословном зак­
реплении (иначе говоря — закрепо­
щении,
если
снять с этого слова
исторический налет одиозности). В фе­
врале 1762 года, однако, эта цепь всеоб­
щего закрепления была нарушена «Ука­
зом о вольности дворянской». Естест­
венным, хотя и запоздалым, было и
всеобщее раскрепощение в феврале
1861 года. Эти три февраля, однако, яв­
ляются лишь вехами (весьма важными,
конечно) на общем пути развития од­
ной и той же государственной идеи и
формы у- абсолютной монархии.
В октябре 1905 года абсолютная мо­
нархия уступает место монархии конс­
титуционной, а в феврале 1917 года
ухолит в прошлое династия и весь пре-
В
номере:
ПРОЦЕСС
КРАВЧЕНКО
(Коммунисты затягивают * Как была
нанисана книга * Последние свидетели
коммунистов)
А. Светланин
КТО ОПОРА ПОЛИТБЮРО?
Ю. Иссако
СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК
Мих. Розанов
ЗАВОЕВАТЕЛИ БЕЛЫХ ПЯТЕН
последующий ход событий? Что же ка­
сается «Нью Дила» и лейборизма, то мы
могли бы лишь приветствовать эти за­
мечательные шаги англо - саксонского
социального гения, но . . . «февраль» ли
это? Пос~^вить перед с т в ^ ч ч «полная
(Окончание на стр. 3)
В СЛЕДУЮЩЕМ НОМЕРЕ
«ПОСЕВА»
читайте:
Ев. Шугаев
«ТРОЦКИЙ О СТАЛИНЕ»
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПОСЕВ
КОММУНИСТЫ
Процесс подходит к концу, хотя
наметилась ясная тенденция ком­
мунистических
адвокатов
затя­
нуть его. Для этой -цели они пу­
стились на всяческие ухищрения
с экспертизой рукописи, ставят
Кравченко ряд вопросов, мало
имеющих отношение к делу, ста­
раются оттеснить на задний план
те яркие впечатления, которые
вызваны были допросом свидете­
лей. В известной степени им это
удается. Публики в заде меньше,
многие уходят не будучи в силах
досидеть до конца заседание, про­
ходящее в нудных
излияниях
«экспертов» типа Познера и. др.,
которые с глубокомысленным ви­
дом приводят различные сообра­
жения,
долженствующие дока­
зать, что книгу написал не Крав­
ченко — это им плохо удается.
Предполагалось, что допрос э к с ­
пертов закончится в 17-ый день
процесса и что в 18-ый день суд
перейдет к прениям сторон (т. е., в
понедельник, 7 марта), но показа­
ния экспертов коммунистов затя­
нулись, адвокаты Кравченко тре­
буют некоторых уточнений и, ве­
роятно, это займет еще один день
и прения сторон начнутся во втор­
ник, 8 марта, речью Изара.
КРАСНЫЙ ДЕКАН
Последним свидетелем со сторо­
ны коммунистов, так. сказать «под
занавес»,,
выступает настоятель
Кентерберийското
собора Джон­
сон. Он выглядит очень внушите­
льно: высокий старик, с длинны­
ми белыми волосами, с большой
лысиной, напоминает библейский
тины. Весь в черном, но белоснеж­
ный воротничек. Нагрудный крест,
как потом выяснилось подаренный
патриархом Московским Алекси­
ем и, вероятно, для демонстрации
надетый деканом.
Свои показания он начинает с
большим пафосом. Он рассказы­
вает о том, как он был потрясен,
прочитавши
книгу
Кравченко.
Ведь он .является знатоком России,
он оыл в СССР три раза, посещал
колхозы, написал три книги, го­
ворил со Сталиным. «Понимаете,
я говорил с ним с глазу на глаз и
он был на таком же расстоянии
от меня, как Ваш стол Г Что это за
человек!». Он видел в России все.
От него не скрывали ничего. Он
случайно посетил несколько кол­
хозов, когда сломался автомобиль
во время путешествия, и он нахо­
дит жизнь в колхозах сплошной
идиллией. Все священнослужите­
ли говорили с ним и рассказыва­
ли ему о полной свободе религио­
зной жизни в СССР. Православ­
ные, баптисты, евреи, магометане
— все они пользуются полной сво­
бодой. «Московский патриарх по­
дарил мне вот этот крест и ска­
зал, что мои книги о России — за­
мечательные. Я действительно пи­
сал, то, что видел. Но если я пи­
сал правду, то следовательно Кра­
вченко писал ложь!».
Коммунистические адвокаты в
восторге — еще бы! — такой сви­
детель. Но Изар несколько пор­
тит впечатление вопросом.
И з а р : Вы так любите путеше­
ствовать. Почему Вы не соверши­
ли приятное путешествие в Венг­
рию, когда там шел процесс кар­
динала Миндценти и не побеседо­
вали с ним?
Д е к а н Д ж о н с о н : Но~это не
"имеет ничего общего с процессомПублика это общее улавливает
и в зале раздается сдержанный
смех.
59 ВОПРОСОВ
КОММУНИСТОВ
Затем коммунистические адвока­
ты начинают задавать .Кравченко
заранее заготовленные вопросы —
их свыше 50. Кравченко предуп­
реждает, что будет отвечать на
них только в том случае, если они
не будут носить полицейского ха­
рактера. Сначала Матрас со пыта­
ется выяснить, кто помогал Крав­
ченко перевести его первое интер­
вью на английский язык и какую
роль во всем деле играли амери­
канские
журналисты
Чаплин,
Лайонс и Дон-Левин. '
М а т а р а с с о : Когда Кравчен­
ко познакомился с Дсщ-Левиным?
К р а в ч е н к о : Кшшя показа­
ний Дон-Левина находится в де­
ле Изар уже оглашал ее.
к
М а т - а р а с с о : Жил ли Кравче­
нко у Дон-Левина? У него есть
дом за городом.
Кравченко:
Возможно, что
у него есть дон, но это его дело.
Вам не удастся отвлечь процесс
от сути.
Х е й с м а н : Вы, вероятно забы­
ли, что процесс идет по поводу
статьи
некоего
Сима Тома в
„Lettres F r a n c o i s e s " , где Крав­
ченко назван дураком и невеж­
дой.
Матарассо пытается и дальше
увести дело в сторону и начинает
спрашивать у Кравченко^ писал ли
он совместно с Доном-Левиным
статьи, где он жил после бегства
и т. п.
М а т а р а с с о : Когда Кравченко
был опрошен американской поли­
цией и как она его охраняла?
М 11 (14ft)
ЗАТЯГИВАЮТ
но
коммунистические
продолжают допрос в теме
лого заседания.
В конце-конпов право да давать
вопросы переходит к адвокатам
Кравченко и Хрйсманн просит его
рассказать о том, какие он
мал должности в СССР. Кравченко
подробно рассказывает всю свою
жизнь, начиная с 1920 года. На
этом заканчивается заседание су­
да.
Как была написана книга
(ШЕСТНАДЦАТЫЙ ДЕНЬ)
•Чародаит/гр началось с рассказа
Кравченко о том, как была напи­
сана книга. Он прежде всего под­
черкнул, что рукопись книги б ы ­
ла им предъявлена суду не для
коммунистической стороны, а для
французского общественного мне­
ния и уважения к суду. Он вооб­
ще мог не предъявлять рукописи,
ибо не он должен доказывать свое
авторство, а ответчики должны
доказать, что книгу написан не он.
Кравченко рассказывает о том,
как он начал, работать над, книгой.
Первый перевод делал Маламут
(переводчик книги Троцкого, р е ­
цензия на котирую печатается в
« П о с е в е » . А . Б.). Книга была
предложена издательству Харперса, но оно отказалось. Тогда
Кравченко обратился в издатель­
ство Скрибнера. Это издательство
вопросило русский текст книги и
после ознакомления с ник подпи­
сало договор, после чего Крончевч
ко получил аванс. После этого н
работе над книгой приступил н о ­
вый переводчик и редактор, кото­
рый правил переводчика. После
того как вся эта работа была за­
кончена Кравченко обратился к
совершенно постороннему
лицу,
некоему
Никольскому,
который
сделал обратный перевод (устный)
всей книги и корректуры ее. «Сна­
чала я хотел назвать эту книгу
«Измена ли это», но потом остано­
вился на названии «Я выбрал
свободу». Все згго я рассказываю
для суда и общественного мнения
Франции, а и е для этого зоологи­
ческого сада» — закончил Крав­
ченко, показывая на коммунистов.
ВАЖНЫЕ
докумкнда
он много говорил с Кравченко о
книге, о ее существе в тот момент,
когда над ней шла работа. Крав­
ченко ему читал отдельные стра­
ницы. Далее оглашается показа­
ние супругов Штейнигеров, у к о ­
торых Кравченко жил во время
работы над книгой. В письме рас­
сказывается о том, как Кравчен­
к о много работал над книгой, как
приносил отдельные части руко­
писи и . читал им отрывки, о б с у ж ­
дал ее с ними. Зачитывается ещенесколько писем,
подтверждаю­
щих, что автором' книги бесспор­
но является сам Кравченко.
МЕТКОЕ ЗАМЕЧАВШИ
ЗРИТЕЛЬНИЦЫ
Коммунистические
адвокаты
приступают н вопросам. Нордман
пытается доказать, что аванс п о ­
лучил от издательства не только
Кравченко, но и переводчик, к о ­
торый тем самым являлся соавто­
ром. Затем, держа в руках листы
рукописи, он спрашивает:
Нордман:
Для кого сделаны
пометки на краях рукописи?
К р а в ч е н к о : Я их делал для
самого себя.
Нордман:
Нет! Здесь стоит
все в повелительном наклонении!
Однако, официальный перевод­
чик указывает на то, что все гла­
голы стоят в неопределенном нак­
лонении.
П р е д с е д а т е л ь : Должен за­
метить, что г. Кравченко все вре­
мя оказывается нрав.
Нордман:
Но мы докажем,
что все, что он говорил — ложь!
Д а м а и з п у б л и к и : Вы са­
Затем Изар начинает зачиты­ ми лжец?
Даму выводят.
К р а в ч е н к о : Проще всего об­ вать различные документы, каса­
ратиться с этими вопросами непо­ ющиеся истории написания книги.
Н о р д м а н : Мы докажем: 1) ч т о
средственно в американскую по­ Эксперт Санье дал заключение, рукопись предъявленная не есть
лицию. Вообще же Америка стра­ что анализ чернил показал, что рукопись книги; 2) что рукопись
на свободная и я живу там по т о ­ рукопись написана не менее года, не принадлежит Кравченко и Эф
му виду на жительство, который или полутора тому назад. Версия, что фотокопия, рукописи — ф а л ь ­
был мне выдан еще тогда, когда я что рукопись была «сфабрикова­
сификация.
служил в советском посольстве. на» для процесса отпадает.
Адвокаты Кравченко резко ата­
У меня не спрашивали документов
Затем зачитывается письмо И. куют коммунистов. Вюрмзер и М о ­
за все время пребывания в США.
Ведь это не СССР, где нельзя пе­ Дадыженского, перепечатывавше­ ргав вмешиваются в перепалку.
реехать из города в город без па­ го рукопись на машинке но рус­ Страшный крик.
ски. Третье — письмо Никольско­
спорта и, даже, с ним.
го, который сообщает, что Крав­
«СПАЦИАЛИСТ» ПО
Коммунистические
адвокаты ченко был чрезвычайно педанти­
РЕЗИСТАНСУ И РУКОПИСЯМ
продолжают допрос. Они интере­ чен, придирался даже к мелочам
Приступают к опросу эксперта
суются на какие средства жид и вмешивался буквально во все.
Кравченко, как писались статьи, В письме от издательства Скриб­ со стороны , X e t t r e s F r a n c a i s e s "
которые он в разное время поме­ нера говорится» что поправок кор­ некоего Владимира Познера. Он
что известен тем, что написал книгу о
щал в американских газетах, о ректурных было столько,
его семье, о многих других вещах, Кравченко был предъявлен осо­ резистансе во Франции, проведи
на которые можно получить ответ бый счет, так как издательство в с ю войну на почтительном отда­
в самой книге Председатель выс­ не хотело брать на себя расходы. лении от театра военных дейст­
вий — в США! Он шадробно начи­
казывает мнение, что эти вопро­ В зачитанном письме В. Эти ими»
сы весьма надо относятся к делу, ва, автор рассказывает о том, что нает рассуждать о иаттутжртпгге, •
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Mi
11 (Г4в)
том, что книга была написана в встал и в резком тоне заявил, что вления недоверия. «Побольше ува­
несколько приемов, что она была он не видел еще адвокатов, кото­ жения к тому, что здесь происхо­
дополнена меньшевиками и сти­ рые подделывают документы. За дит, господа!» — закончил он и
лизована американскими журна­ двадцать лет своей работы он не вышел в сопровождении судей.
листами. Но из всех его высказы­ сталкивался с такой формой проя­ Зал апплодирует.
ваний все же можно сделать в ы ­
вод, что рукопись первоначальная
была написана самим
Кравче­
нко.
Изар ставит ему этот вопрос
в лоб .Познер мнется, смущается,
("СЕМНАДЦАТЫЙ ДЕНЬ)
но не отвечает ни да, ни нет. Да­
лее он приводит места из рукопи­
орфографии
пишут
В зале свободно, ибо прения советской
си, которые по его мнению не мог­ сторон не предвидятся, а нудные «рассказывать». Конечно, сущая
ли быть написаны Кравченко, по­ измышления Познера и второго ерунда, так как советская орфог­
тому что Кравченко «советский», «эксперта» коммунистической сто­ рафия довольно неустановившая­
а все эти выражения типично «ме­ роны
становятся
тоскливыми. ся вещь и одно время писали з,
ньшевистские» или «заграничные». Журналисты впрочем судят по д о ­ тем более, что Кравченко принад­
Однако, впадая в противоречие он лгу службы и вообще простым лежит к поколению, кончавшему
приводит места из рукописи Кра­ смертным попасть в зал трудно школу еще в двадцатых годах,
вченко как раз те, которые он как и раньше.
когда большое количество старых
считает «меньшевистскими».
учителей старалось преподносить
Кравченко держит себя спокой­ предмет школьникам в наиболее
П о з н е р : Тут написано, напри­ но.
Несколько раз он хотел вме­
мер,
стейк, но Кравченко так не шаться в показания «экспертов», приближенных к старым прог­
формах.
Выступление
мог сказать, ибо в России говорят но его удержал Изар. Это только раммам
г-жи Готье — преподавательницы
«бифштекс».
дало бы возможность коммунистам русского языка, — ничего нового
К р а в ч е н к о : В России не го­ еще выиграть немного времени и не принесло. Дальнейшие изыска­
ворят никак •— там нет ни «стей- оттянуть приближающуюся раз­ ния экспертов откладываются на
вязку.
ков» ни «бифштексов»!
понедельник, когда и Кравченко
выступит с возражениями.
П р е д с е д а т е л ь : Но, в конце
"
«СЕНСАЦИИ» ПОЗНЕРА
концов. Вы все таки считаете, что
Сегодня продолжает свои заклю­
Кравченко принимал участие в на­
ДОКУМЕНТЫ ИЗ СССР
чения Познер. Он делает два ва­
писании этой книги?
жных
заявления:
во-первых
он
Затем Нордман предъявляет д о ­
П о з н е р : В известной мере.
утверждает, что он обнаружил в кументы, полученные им из сове­
книге места, которых нет в руко­ тского посольства. Одним из них
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ДЕЛАЕТ
писи и, при этом, места резко ан­ он пытается доказать, что извести,
ВНУШЕНИЕ
тисоветские, а во-вторых, руко­ ный
американский ' журналист
Заседание заканчивается скан­ пись написана по старой орфогра­ Лайонс — нацист и поэтому он и
Это производит заметное есть автор книги. Затем справка
далом. Изар хочет получить назад фии.
рукопись. Коммунистические а д ­ впечатление. Председатель прис­ из СССР, в которой говорится, что
вокаты возражают и заявляют, тупает к подробному рассмотре­ Кравченко получал 11.000 рублей
что Изар хочет внести туда исп­ нию этих вопросов, но сразу в ы ­ в месяц, но что он не был директо­
равления и подчистки. Изар р е ­ ясняется, что места, которых нет ром завода в Кемерово, так как за­
шительно протестует и требует в рукописи — фактически в ней вода не было — был только про­
изъятия рукописи у коммунистов есть, но только не в том месте, ект. Остается неясным почему ему
и оставления ее, по крайней мере, что в книге. То-есть, в процессе, платили столь высокое жалова­
Затем зачитывается справка
в руках суда. Но председатель, по- работы над книгой автор переста­ ние.
советывавшись с прокурором, ре­ вил несколько эпизодов в другие о судимости Кравченко за растра­
шает передать рукопись Изару и главы, поменял материал места­ ту, о чем довольно подробно рас­
просит у него слово, что Кравчен­ ми, так как это ему казалось более сказано в книге. Фигурирует еще
к о не будет вносить никаких и з ­ убедительным. Такой ж е резуль­ справка о воинской повинности и
менений. Изар дает слово. В это тат и со вторым «открытием» — дезертирстве из закупочной ко­
время Нордман бросает реплику, выяснилось, что речь идет не о миссии. Последний документ под­
выражающую сомнение в непри­ «яти» или «твердом знаке», а о писан Руденко, из чего видно, что
косновенности рукописи. Предсе­ том, что в ряде мест написано он еще сидит в Париже.
датель
сильно
взволнованный «разскаэывать», в то время как по _ Изар в яркой речи опровергает
Последние свидетели
ФЕВРАЛИ И ОКТЯБРИ
(Окончание со стр. 1)
свобода» частицу «не» — не означает
ли это существенной поправки к корен-'
ному принципу? Мы же говорили о по­
следовательном « феврале».
В российском зарубежьи есть верные
рыцари февраля 1613 года, его легити­
много начала, есть, во мраке крайнего
правого фланга, молчаливые сторонни­
ки февраля 1762 года, его «естествен­
ного порядка» неравенства, есть побор­
ники февраля 1861 года, его «поресрорменной» предреволюционной организа­
ции. Не мало приверженцев октября
1905 года, сторонников конституционнодемократической
монархии, ее формы
и духа. Но больше всего, что называет­
ся «с ножом к горлу», пристают к нам,
к солидаристическому движению, рав­
но как и ко всем «новым» эмигрантам,
известные круги с «роковым» вопросом:
за «февраль» или против
«февраля»
(1917 года)?
Февраль 1917 года лишь открыл эпо­
ху росийской революции, которая не
является, с нашей точки зрения, закон­
3
ПОСЕВ
ценность этих документов и гово­
рит, что они. наоборот, показы­
вают полную правоту Кравченко,
ибо,
имея доступ к советским уч­
реждениям,
коммунисты могли
получить любые документы про­
тив Кравченко — но этих докуме­
нтов нет!
БЫВШИЕ МИНИСТРЫ
Заседание заканчивается доволь­
но рано выступлением свидетелей,
которые подтверждали гражданс­
кую нравственность ответчиков.
Выступали, в частности, бывшие
министры Фарж и Пьер Кот. Пос­
ледний утверждал, что в СССР
демократия, но только особого ви­
да.
С приятностью вспомнил пре­
бывание в Грузии и закончил
свое заявление утверждением, что
в СССР 100% населения стоят за
власть. Бедная Франция! Мини­
стры все же должны быть умнее!
И то хорошо, что они уже быв­
шие.
Париж.
А. Борисов
111Ш111Ш1Л111111111Ш1111ШН1111111Ш11111111111Ш11Ш1ШШ1111Н!111Ш11Ш1И
ПОСПЕШИТЕ!
заблаговременно выписать книгу
«БОЛЬШЕВИЗМ
НА СКАМЬЕ ПОДСУДИМЫХ»
*
ПОДРОБНЫЙ ОТЧЕТ»
ПРОЦЕССЕ КРАВЧЕНКО
*
В книге более 104 страниц
*
Выходят в ближайшие дня
*
Цена книги по предварительным
О
Для подписчиков — 2.25 НМ
Для остальных — 3.00 НМ
В РОЗНИЧНОЙ ПРОДАЖЕ
БУДЕТ СТОИТЬ ДОРОЖЕ
•
Заказы направлять:
Limbure/Lahn, V e r l . „Р о s s е v "
как в идеях многих других «февралей»
ченной, до тех пор пока не решены ос­
и «октябрей», мы берем и должны
новные социальные вопросы, ею постав­
брать элементы истинного и вечного, но
ленные.
Большевистский переворот и
жизнь ставит перед нами новые проб­
советская диктатура, в известном смыс­
лемы и новые идеи.
ле, могут быть уподоблены затянувше­
муся якобинству. Решение же этих со­
В нашей пропаганде по ту сторону
циальных вопросов должно составить
«железного занавеса» мы часто обраща­
задачу последнего революционного эта­
емся к российскому прошлому. Там, в
па, который . мы называем Националь­
этом прошлом, находим мы и другие
ной Революцией.
знаменательные даты. Там — декабрь
1825 года, когда армия, освободившая
Революция, начатая в феврале 1917
другие народы, обратилась к идее осво­
года, многопланна: она является, в це­
бождения народа 'своего.
лом, революцией национальной (отбра­
сывая ее интернационалистическое изРавным образом, не глухи мы и к то­
ярашение), она же — революция социа­
му, что в нынешнем мировом феврале
льная, по размаху — народная. Можем
зазвучали ноты мартовской «доктрины
ли мы свести решение ее-* проблем к
Трумэна» и многое другое.
«февралю», как это делают некоторые
Но сущность наша, думается, исходит
круги политической эмиграции, старой , от июля, от того июля, когда народ наш
и новой? Идеи февраля в значительной
принял духовные основы, без возрож­
мере умерли за эти тридцать два года.
дения которых, по существу, никакие
И если бы «февраль» победил, борьба
реформы и революции ничего не дадут.
за социальную справедливость и новые
Так стара основа нового течения? Да,
идеи нашего времени велась бы так же,
так старо вечное в новом; как стары
как она ведется ныне во всех либераль­
прозрения Эмпедокла в учении Дарви­
но-демократических rocvnapcTBax.
на, или пифагорийцев в теории Копер­
В идеях февраля 1917 года, так же ника, или Демокрита в атомной физике.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПОСЕВ
4
Италия на переломе
(От собствен, корресп. « П о с е в а » )
Рим, февраль
Как известно, приезд Маршал­
ла в Рим должен был выяснить
позицию Италии в случае возмож­
ной войны между СССР и англо­
американским блоком. Затем пос­
ледовал визит начальника италь­
янского генерального штаба гене­
рала Марраса к начальнику аме­
риканского
генерального
штаба
генералу Бредлей. Есть основания
утверждать, что достигнуто согла­
шение о стандартизации методов
военного обучения и снаряжения.
Соединенные Штаты взялись воо­
ружить итальянскую армию, раз­
решенную мирным договром 1947
года, т. е. 2 пехотных дивизии
•Альпиви», две танковых дивизии
и одну мото - механизированную.
При этом пришлось преодолеть с о ­
противление британских военных
кругов, настаивавших на скорей­
шем
вооружении Великобрита­
нии, Франции и Бенилюкса и в ы ­
ражавших сомнение в военной и
политической устойчивости ита­
льянской армии. Последний до­
вод, видимо оказался наруку Коминформу, так как Ненни в январе
заявил, что он приветствует снаб­
жение итальянской армии амери­
канским оружием, ибо в случае
нападения империалистов на СССР
«народный фронт» укажет против
к о ю это оружие направить! «США,
— сказал он, — повторят то, что
они у ж е сделали в Китае: снабди­
ли оружием Чан Кай-ши, а оно пе­
решло в руки коммунистам вместе
с солдатами».
Но мы. не " " " " " верить иск­
ренности хвастливых речей Нен­
ни. Престиж коммунистов в стране
сильно упал за зимние месяцы.
Большинство забастовок кончает­
ся провалом, на местных выборах
в Итальянском Тироле они потер­
пели поражение, аграрные волне­
ния, на которые были командиро­
ваны «специалисты по работе в
деревне» — Грьеко т Гулло, не
удались.
Много повредили престижу ком­
партии СССР, потребовавший пе­
редачи военных судов, полагав­
шихся ему по мирному договору
1947 года. Дело в том, что США и
Англия, воевавшие на море про­
тив Италии, отказались от своей
доли, Франции взяла только небо­
льшую часть, а СССР настоял на
передачи ему полностью его доли.
Теперь стало известно, что тай­
ная статья технического приложе­
ния к мирному договору о порядке
передачи судов предусматривает,
что в случае, если одно из судов
потерпит аварию до прибытия в
советский порт, то оно должно
быть заменено другим, равноцен­
ным. Таким образом, исключена
возможность повторения истории
в Скапа-Флоу (затопление неме­
цкими моряками судов, взятых
Англией как трофеи).
Полтора года затягивали италь­
янцы ремонт судов, которые они
были обязаны передать в полной
исправности. Но СССР потребо­
вал в ультимативной форме про­
вести передачу судов в том виде,
в каком они находятся. Союзники
так же настаивали на скорейшей
передаче судов, так как СССР з а ­
явил, что не вернет им судов, п о ­
лученных вэаимообразно во вре­
мя войны, до тех пор, пока не п о ­
лучит итальянских.
15 января, наконец, суда долж­
ны были отплыть из сицилийского
порта Аугуста, но этому помешало
новое обстоятельство:
советская
военная
миссия отпраздновала
свое вступление на борт «Юлия,
Цезаря» и устроила банкет с оби­
льной выпивкой; после чего ско­
ропостижно скончался глава воен­
ной миссии адмирал Зиновьев. Его
перевезли в итальянский госпи­
таль, где врачи объяснили эту
смерть кровоизлиянием в мозг в
результате чрезмерного употреб­
ления алкоголя. По словам сослу­
живцев адмирала, он, действите­
льно, злоупотреблял
сшгртными
напитками.
Однако,
советские
официальные власти не разреши­
ли • итальянским властям делать
вскрытие до прибытия советских
врачей, так как они подозревали
отравление!
Тем
временем
определенные
круги итальянской молодежи уст­
роили в Риме большую антисове­
тскую манифестацию. Как раз в
ленинский день, 22 января, около
5 000 человек, главным образом,
студентов, двинулись к советскому
посольству на виа Гаэта. Полиция
успела оцепить здание. Раздава­
лись крики: «Долой СССР», «До­
лой Советский Союз». Окна посо­
льства были закрыты ставнями.
Здание казалось вымершим. За­
тем демонстрация отправилась к
министерству иностранных дел с
криками: «Зфорца, не продавай
нас большевикам!».
Настроение
было столь неблагоприятно для
коммунистов, что они не посмели
организовать встречную демонст­
рацию, как они обычно делают.
Они только попытались
отвлечь
внимание от этой, первой после
войны, антисоветской демонстра­
ции в Риме. На другой день в т е ­
атре Адриана на площади Каэура
выступал почетный гость, преста­
релый ленинский клеврет, восьми­
десятилетний
член
политбюро
Французской компартии Кашей, а
также его ученик по Коминтерну
Тольятти. Открывая «борьбу за
мир», они клялись в миролюбии
СССР, в стремлении коммунистов
к миру и сотрудничеству с запад­
ными державами, в возможности
•ирного сожительства капитализ­
ма и коммунизма. Но это прозву­
чало очень фальшиво. Настроения
в Италии определяются все боль­
ше и больше в пользу западного
блока.
А. Шаванцен
№ 11 (140»
Политические заметки
По одной команде
Когда Торрез выступил со с в о ­
им заявлением на пленуме фран­
цузской компартии, относительно
того, что, в случае появления со­
ветских войск во Франции, ком­
мунисты призовут народ к сотру­
дничеству с ними, ни у нас, ни у
кого другого, не могло быть ни ма­
лейшего сомнения в том, -что это
было сделано по команде из К р е ­
мля. Но если бы, вопреки очевид­
ности, подобные сомнения у к о г о либо возникли, они были бы о к о ­
нчательно рассеяны последовав­
шими вслед за тем и совершенно
аналогичными — до трафарета —
выступлениями Тольятти и Нен­
ни в Италии, Полли та в Англии,
Фостера в Соединенных Штатах
и т. д. Последними' по очереди бы­
л и — к моменту составления этой
заметки — заявления секретарей
компартий в Финляндии и в Авст­
ралии. Трафарет при этом доходит
здесь до смешного. Даже м в А в ­
стралии было сказано буквально
то же, что и всюду: «если советс­
кие войска будут преследовать (!)
агрессора на территория Австра­
лии . . . » и т. д. Как далеко собира­
ются большевики «преследовать»
агрессора! Прямо на край света!
И хочется им, чтобы это прозву­
чало особенно внушительно —
подумайте: до самой Австралии —
а выходит оно довольно таки за­
бавно. Впрочем, от великого до
смешного...
Но в чем же, все-таки, дело? Чем
продиктован этот последний х о д
незадачливой советской диплома­
тии? Кому и для чего он нужен?
То, что официально признанные
компартии всего-мира подчиняют­
ся одной команде из Кремля, —
команде, исходящей от Политбю­
ро ВКП(б) и передаваемой через
Коминформ и подобные ему о р ­
ганизации, — было хорошо изве­
стно и до выступления Торреэа.
Мало того: именно это обстоятель­
ство всегда было ахиллесовой п я ­
той зарубежных — по отношению
к Советскому Союзу — компартий.
В глазах широких масс оно слу­
жило серьезнейшей компромметацией коммунистов, а и х противни­
кам давало едва ли не главный
козырь вборьбе с ними. Герман­
ские коммунисты, например, очень
не любят, когда на беспартийных
собраниях их упрекают в связи с
«Москвой», возлагая на них ответ­
ственность за оккупацию восточ­
ной Германии, выселение оттуда
немецкого населения и многое дру­
гое, в таком роде. Они .если и не
открещиваются прямо от своих
хозяев, то всячески стараются
обойти этот очень деликатный в о ­
прос. Но до сих пор коммунисты и
всех других стран, кроме, конечно,
стран «народной демократии» не
От себя должны заметить, что очень то любили говорить вслух о
итальянской молодежи следует не своих «близких отношениях» —
забывать о том, что коммунисти­ как оказалось, даже более близ­
ческая партия в Италии получила ких, чем многие предполагали —
на выборах несколько миллионов с некоей «великой державой». А
голосов. Одними криками «Долой сейчас вот заговорили, да еще
СССР», — кстати следовало бы как1 Не заговорили, а можно ска­
одновременно кричать и «Долой зать, запели одним хором.
Тольятти!», —ничего не сделаешь.
Надо бороться. с теми причинами,
Чтобы от этой демонстрации с а ­
которые порождают тягу масс к мим зарубежным компартиям б ы ­
коммунистам.
Редакция
ла особая выгода, пока не видно.
Как и следовало ожидать, она в ы ­
звала очень неблагоприятную для
них реакцию. Во Франции, напри­
мер, последовали аресты среди
многих влиятельных коммунистов,
по обвинению в шпионаже. Арес­
товано около тридцати человек —
конечно, по советским массштабам это не так много — и среди
них, между прочим, и ближай­
ший помощник Жолио Кюри, по
институту
атомных изысканий.
Он, очевидно, придерживался нес­
колько
других, чем его шеф,
взглядов, насчет отношения м е ж ­
ду принадлежностью к компартии
и патриотическим долгом, и с о
спокойной совестью передавал п е ­
рвостепенной
важности секреты
представителю «одной державы»—
с тем более спокойной, что эта д е ­
ржава ни на кого, как известно,
нападать не собирается, а готовит­
ся разве что «преследовать агрес­
сора», хотя бы и на территории
Ф р а н ц и и . . . Во Французском п а ­
рламенте был поставлен вопрос,
хотя большинством отклоненный,
о лишении депутатской, неприко­
сновенности редактора коммунис­
тического органа „Ь'НшпашЧё"»
Кашена, самого Тореза и ряда
других коммунистических депута­
тов. На запрещение компартий,
как некоторые требовали, ни в о
Франции, ни где-либо не пошли —
ото, очевидно, противоречило бы
принципам демократии, а, может
быть, для этого просто не хватило
ни гражданского мужества, ни
достаточно крепких нервов — по
отношение к компартиям, несом­
ненно, стало более насторожен­
ным, и едва ли они что-либо от
демонстрации выиграли,
В ^Америке президент Трумэн
прямо назвал коммунистов, после
выступления их вождя, государ­
ственными изменниками и потре­
бовал пременения к ним соответ­
ствующих этой квалификации мер.
Какими будут эти меры, мы еще
не знаем, но не думаем, чтобы
коммунисты извлекли из них ка­
кую-то для себя выгоду. Не видно
— даже и из советских сообщений
— чтобы Торез и прочие приобре­
ли своими заявлениями новых
себе стороннков, чтобы эти заявле­
н и я / нашли какой-то положите­
льный для них отклик в народе,
вызвали «волну энтузиазма». Па­
ртийные митинги или очень жид­
кие собрания сочувствующих не
в счет. Так что выстрел произ­
веден почти вхолостую. И шуму от
него особенно не получилось, а
практических результатов и того
меньше.
Если говорить о практических
результатах, и если непосредст­
венной целью всего нехитрого ма­
невра был срыв Атлантического
Пакта, то пока можно констатиро­
вать только такой «актив» боль­
шевистской политики, как окон­
чательное решение примкнуть к
Пакту Дании, Исландии, Португа­
лии и страстного желания того
ж е со стороны Италии. К этому
можно добавить и категорический
отказ Норвегии от предложенного
ей Советским Союзом Пакта о не­
нападении. Между прочим, текст
норвежской ноты свидетельствует
о том, что дипломаты Норвегии
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Jft 11 (146)
далеко ае лишены -чувства юмора:
предлагая Норвегии Пакт о нена­
падении, советская нота содержа­
ла в себе ссылку на «миролюбие»
Советского государства и «друже­
ственных чувств» советского на­
рода в отношении Норвегии. Нор­
в е ж ц ы на это ответили, что так
как их государство не менее ми­
ролюбиво, а норвежский народ не,
менее дружественно относится к
советскому, то Пакт о ненападении
в таком случае является совер­
шенно излишним. . .
Трудно думать, что большевист­
ские политики ожидали от своего
маневра большего, чем он дал. Р а ­
зве что они хотели пустить комут о пыль в глаза, демонстрируя
«сплоченность рядов мировой р е ­
волюционной когорты».
Может
быть, на какие-нибудь группы
обывателей такие демонстрации и
действуют, но задержат ход собы­
тий, подготовленный всей объек­
тивной обстановкой, — в создании
которой, кстати сказать, больше
всего участвовали сами ж е боль­
шевики, — они не могут. И мы о с ­
таемся при своем прежнем пред­
положении: что весь маневр рас­
считан больше — не исключитель­
но, конечно, на внутреннее употре­
бление.
Готовность австралийс­
ких коммунистов помочь советс­
ким войскам, преследующим
аг­
рессора на территории Австралии,
должен, — по мнению кремлевс­
ких хитроумных политиков, —
очень
импонировать партийной
молодежи, а, может быть, и в о о б ­
щ е поднять дух советского насе­
ления, которое, по словам самого
великого вождя — на этот раз мы
охотно ему верим — действитель­
но не забыло еще всех ужасов по­
следней войны и совсем не соби­
рается подвергать себя ужасам но­
вой, на которые его толкают не в
меру воинственные и не очень д а ­
льнозоркие советские дипломаты.
Кстати, в высшем руководство
советской внешней политики про­
изошли
крупнейшие перемены:
Молотов заменен на посту минист­
ра иностранных дел — Вышинс­
ким, а Микоян — на посту мини­
стра внешней торговли Мельнико­
вым. Перемена произошла совер­
шенно неожиданно, и она, несом­
ненно, произведет в мировом о б ­
щественном мнении впечатление
взорвавшейся бомбы, породит бе­
сконечные слухи и комментарии.
Пока еще преждевременно де­
лать какие - либо определенные
выводы из этого факта, но свое
личное
предположение сделать
все-таки можно, и оно сводится к
следующему. Мы не думаем — в о ­
преки даже одному очень извест­
ному и очень авторитетному выс­
казыванию — чтобы в Политбюро
были серьезные разногласия по
каким бы то ни было вопросам и
с о вопросам внешней политики, в
частности. И еще меньше мы до­
пускаем возможность какой-ни­
будь
самостоятельной политики
Вячеслава Молотова, которая н у ­
ждалась бы в исправлении, и ко­
торую исправлять б ы л б ы приз­
ван Андрей Януарьевич Вышин­
ский (1).
То ж е обстоятельство, что Мо­
лотов устранен только от д о л ж ­
ности министра, как и Микоян то­
ж е , оставаясь и заместителем пре­
дседателя
Совета министров я
ПОСГЙВ
членом Политбюро, а также и то,
что его преемником
назначен
именно Вышинский, то-есть его
ж е прежний заместитель, говорят
о том, что никаких принципиаль­
ных изменений в советской внеш­
ней политике не предвидится —
ни в сторону дальнейшего завин­
чивания гайки, ни, тем менее, в
сторону ослабления давления — а
производится только как JM - то
очередной маневр.
И так как этот маневр совпада­
ет — очевидно, не только по вре­
мени — с акцией Тореза (условно
называем его одного, но имеем а
виду и всех других), то содержа­
ние маневра нам рисуется прибли­
зительно так: советская диплома¬
тия (не дипломатия Молотова, а ди­
пломатия Политбюро) зашла в ту­
пик, из которого выходом могла бы
быть либо война, либо отступле­
ние по всему фронту. К немедлен­
ной войне большевики, повидимо­
му, не готовы. Иначе торезовской
акции не было бы. Простое благо­
разумие требовало бы отложить
ее на первый или второй день вой­
ны, а не прибегать к ней накану­
не. Какой игрок открывает карты
перед игрою? Отступать больше­
вики не хотят и не могут. Не могут
по соображениям престижа, имею­
щего рашеющее значение во внут­
ренней полигике. Не хотят, в ви­
ду небывалого еще соблазна, в о з ­
можностей в Китае, да и во всей
Азии. Кто стал бы отступать в та­
кой момент, Следовательно, остае­
тся выиграть время. И вот пока
Торез будет пугать кого-то своими
речами н играть в революцию, Вы­
шинский будет кого-то усыплять
бесконечными обещаниями и иг­
рой а уступки. Ему это легче д е ­
лать, чем «непреклонному» Молотову. Да, и что с него взять? В л ю ­
бой
момент мавру укажут на
дверь, когда он сделает свое дело.
А сделает он его тогда, когда б о ­
льшевики сочтут себя готовыми.
Или когда дальше нельзя будет
ждать. Когда, по их мнению, на­
ступит час «преследовать агрессо­
ра». Маневр не хитрый. Если мы
не ошибаемся в своем прогнозе.
Но к этой теме придется еще вер­
нуться.
P. S. Первые отклики мировой
печати, в общем, совпадают с на­
шими выводами: никто не ожида­
ет заметного перемена курса вне­
шней политики СССР, а если час­
тично такую перемену и допус­
кают, то только в худшую сторо­
ну. Вышинский успел достаточно
показать себя всеми своими выс­
туплениями, особенно же, на п о с ­
ледней пленарной сессии ООН в
Париже. Вообще, нужно сказать,
что прежнего густого тумана в
представлениях Запада об СССР
больше не наблюдается, и наивно­
сти в этом отношении стало куда
меньше.
Не то время
На-днях произошел интересный
обмен нотами между правительст­
вами СССР и Швеции. По вопро­
су об Атлантическом Пакте? Или
о заключении Пакта о ненападе­
нии? Нет, по вопросу о . . . репат­
риации Ди-Пи.
В Швеции находится несколько
десятков тысяч политических бе-
ХРОНИКА
27 ФЕВРАЛЯ
подданйых и выражающегося в
* В Сенате С Ш А представители том, что им мешают вернуться на
Правительство Швеции
обеих партий одинаково высказа­ родину.
ли свое согласие на заключение ноту отклонило.
* Здание советской репатриациАтлантического Пакта и обещали
Государственному секретарю- Эчи- онной комиссии во Франкфурте
сону полную поддержку в этом подвергнуто американскими влас­
тями «блокаде», после того как
вопросе.
чины комиссии отказались своев­
28 ФЕВРАЛЯ
ременно
выполнить распоряже­
* Вождь сочувствующей ком­ ние об оставлении американской
мунистам группы итальянских с о ­ зоны.
циал-демократов, Ненни заявил о
* Председатели
Объединенной
полной своей солидарности с Толь­ Социалистической партии Герма­
ятти и Торезом по вопросу о под­ нии (СЕД), . Пикк и Гротеволь об­
держке советских армий, в слу­ ратились от имени ее Политбюро с
чае войны.
воззванием к германскому народу,
* В этом ж е смысле высказался в котором призывают его к борьбе
и вождь английских коммунистов против «агрессии» и самой актив­
Гарри Поллит, а в США — Виль­ ной поддержки советской армии
ям Ф остер
в ее «борьбе за мир».
* В Парагвае произошел очере­
* Американский самолет
„Luдной государственый переворот.
c k v L a d v " . типа В 50, вернулся
из первого в истории беспосадоч­
1 МАРТА
ного кругосветного полета.
Он
* в Швейцарии начался судеб­ прошел 23 тысячи миль, со сред­
ный процесс коммуниста - депута­ ней скоростью 239 миль в час, за
та, Эдгара Воога, обвиняющегося 94 часа и 1 минуту, ни разу не ко­
а том, что он истратил на партий­ снувшись земли.
ную пропаганду деньги, собран­
ные в пользу детей — сирот.
3 МАРТА
* Около 300 тысяч солдат наци­
* Президент
Трумэн
назвал
ональной китайской армии пере­
коммунистов
«государственными
шли на сторону коммунистов.
изменниками», после того как р у ­
2 МАРТА
ководство компартии США г ы с * Советское правительство пре­ тупило с заявлением, аналогич­
дъявило Швепии очень острую ным заявлению Тореза, Тольятти
ноту протеста по поводу давления, и др. о поддержке советской ар­
оказываемого будто на советских мии.
5
женцев из Прибалтийских стран:
латышей, эстонцев, литовцев. Не­
сколько человек из них оказались
изобличенными в качестве совет­
ских тайных агентов и подверг­
лись аресту на законных основа­
ниях, по обвинению в шпионаже.
Это и послужило поводом больше­
викам обратиться к шведскому
правительству с нотой, в которой
они выразили свой протест по по­
воду «угнетения советских под­
данных
шведскими властями».
«Угнетение» ж е выразилось, ока­
зывается, не столько в задержа­
нии двух-трех советских шпионов,
сколько в том, что шведское пра­
вительство чинит препятствия к
возвращению на родину страстно
рвущихся туда прибалтийских бе­
женцев.
Правительство Швеции, разуме­
ется, советскую ноту отклонило.
Конечно, в очень вежливой и де­
ликатной форме, хотя и не без и з ­
вестной твердости. В ноте сказа­
но, что все живущие в Швеции,
безотносительно к их националь­
ности или подданству, пользуют­
ся одинаковым покровительством
шведских законов и не могут быть
побуждаемы ни к каким действи­
ям, идущим в разрез с их желани­
ями, не нарушающими чьих-либо
прав.
Время насильственной репатри­
ации прошло, хотя справедливо­
сть требует сказать, что Швеция я
ранее не запятнала себя этим по­
зором. Но почему большевики не
хотят еще этого понять, — понять,
что время уже не то, что в 1946
или 1946-м году, и что своими а р ­
гументами они ставят самих себя
не только в нелепое, но и смешное
положение? Особенно, этой верси­
ей о том, что кто-то кому-то меша­
ет вернуться на родину? Впрочем,
версия о «коллоборантах» и «воен­
ных преступниках»
пользуется
еще кое-где некоторым кредитом,
хотя весь мир уже знает, что зна­
чит и она в руках большевиков.. .
Недавно они получили хороший
предметный урок, который, может
быть, хоть на некоторое время о х ­
ладит* их репатриационный пыл.
Военный
губернатор
американ­
ской зоны, генерал Клей предло­
жил советской репатриациояной
комиссии покинуть пределы зоны,
по той причине, что в ней уже не
осталось таких советских граждан
которые имели бы желание вер­
нуться на родину. Срок был ука­
зан 1-ое марта. Однако, члены
комиссии распоряжения к сроку
не выполнили, под тем предлогом,
что они не получили еще прика­
за от своего непосредственного на­
чальства. Тогда военная коменда­
тура Франкфурта — советская
комиссия находилась во Франк­
фурте — распорядилась закрыть
в помещении комиссии газ, элек­
тричество, воду и оцепить поли­
цией самое здание. Это, кажется,
единственный язык, понятный со­
ветским чиновникам.
Было бы очень утешительным,
если бы оба эти факта означали
действительно конец одной из с а ­
мых мрачных и самых абсурдных
страниц современной истории, —
страницы, касающейся
насиль­
ственной репатриация — которую
у ж е сейчас многие читают с крас­
кой стыда и недоумением.
Н. Громов
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПОСЕВ
М 11 (146)
КТО ОПОРА ПОЛИТБЮРО?
ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ
Глубокоуважаемый господин
режим, перенесший бытие народа и ин­
Редактор!
дивидуумов на грань ирреального и
Прошу не отказать в любезности на­ превративший обыкновенную челове­
печатать на страницах Нашей газеты чью земную страну в «марсианскую»
страну призраков, теней и масок, —
н океследующее.
этот бесчеловечный и нечеловеческий
В «Новом Русском Слове» от 23 сен­ режим с тех пор ни на одну минуту ни
тября 1948 г. в статье В. Днепрова «Не­ одним своим действием не давал ни маобходимые поправки», имеется указа­ лейшаго основания и повода н и к о м у
ние на интервью В. Кравченко, данное заблуждаться относительно каких - бы
лондонской газете «Сендей Диспетч», в то ни было его (режима) добродетелей
котором Кравченко сделал утвержде- * — ни в настоящем, ни в будущем.
ние, что стопроцентными сторонниками
И, действительно, никто и не заблу­
коммунистического режима в СССР яв­
ляются: 6.000.000 членов коммунистиче­ ждался. Вся страна (в том числе /— я
ской партии; 16.000.000 комсомольцев; это при всяком случае подчеркиваю —
люди, занимающие привеллигирован- и масса членов компартии) встала — не
яое положение; наконец, все те, кто из­ в политическую, не в экономическую,
влек выгоду из режима, будь то униве- эти понятия здесь были бы узки — а в
эситетское образование или положение ч е л о в е ч е с к у ю оппозицию к крем­
левскому н е - ч е л о в е ч е с к о м у ре­
з армии.
жиму. Это всеобщее чувство оппозиции
Неосмотрительное, ошибочное утвер- к режиму ни на одну минуту не остав­
кдение! В. Кравченко в высказывании ляло и не оставляет страну вот уже ско­
/старелых представлений о стопроцент- ро 20 лет. Вся страна, ввиду особых
-гой приверженности режиму ста про­ свойств и методов
террористической
центов членов партии и комсомола пре­ диктатуры Кремля, вынуждена была
взошел даже тех староэмигрантских одеть маску лойяльности или предан­
«зубров», которые «суждения черпают ности ненавистному режиму, в которой
лз забытых газет», но которые ныне — трагически пребывает по сию пору . . .
ввиду неумолимой очевидности — все
Но . . . поверим Кравченко. Пусть со­
же признают, что «и в ВКП — разные мнения и разочарование овладели Кра­
1ЮДИ».
вченко» постепенно; однако, впервые
В. Кравченко насчитал в СССР боль­ они навестили его, конечно, — что он
ше 22-х миллионов стопроцентных сто­ и сам признает, —• не в момент приня­
ронников коммунистической режима. тия им решения о бегстве из советского
В. Днепров убедительно доказал несо­ посольства в Вашингтоне, а р а н ь ш е .
стоятельность кравченковского метода Следовательно, какое-то время Кравче­
механического зачисления в сторонни­ нко оставался в партии с ущербленной
ки коммунистического режима по приз­ верой в режим и должен был, вынуж­
наку ношения в кармане красной кни­ денный к тому условиями режима, свои
жицы комсомола. Отнесение Виктором сомнения и разочарование тщательно
Кравченко в сторонники коммунисти­ скрывать в себе, то-есть, уже не будучи
ческого режима по признаку универси­ стопроцентным (по кравченковской тер­
тетского диплома или офицерского зва­ минологии) коммунистом, должен был в
ния очевидно несерьезно, и на этом мо­ своем внешнем поведении и во внеш­
жно не задерживаться. Мне, как близ­ них поступках оставаться стопроцент­
ко знающему предмет, остатеся сказать ным членом партии — носить маску . . .
кое-что о ВКП(б). Непродуманность
Какое то время — еще позже — Крав­
кравченковского утверждения и здесь ченко продолжал оставаться и работать
"ьет в глаза.
в партии, уже будучи — по ясному вну­
Прежде всего — факты.
треннему осознанию — противником
коммунистического режима, и должен
И первый факт — сам* Кравченко.
Рассказ В. Кравченко в книге «Я из­ был свою враждебность к коммунисти­
брал свободу» о его вере в коммунисти­ ческому режиму еще более тщательно
ческий режим Сталина и п о с т е п е н ­ скрывать под маской ортодоксального
н о м прозревании относительно анти­ сталинца... Я желал бы спросить Кра­
народной и античеловеческой сущности вченко: если бы не случай (а его служе­
этого режима, при чем полное прозре­ бная командировка за границу, откры­
ние падает на' последние годы или да­ вшая ему путь к невозвращенчеству,
же только месяцы пребывания Кравче­ конечно, была лишь случаем) . . . если
нко в коммунистической партии, — я бы не случай, то не вернее ли всего бы­
считаю натяжкой. С 1929 года, как раз ло бы предположить, что он, Кравчен­
года вступления Кравченко в партию, ко, со своей искренней (в этом можно
воцарившийся в стране режим откро­ решительно не сомневаться) враждеб­
ностью к коммунистическому режиму,
венной, циничной, зверской, оголтелой,
всеподавляющей
диктатуры Кремля оставаясь дома, до сих пор продолжал
над народом и, что я подчеркиваю — бы честно тянуть лямку члена комму?
н а д п а р т и е й ; режим тотальной го­ нистической партии, больше всего отя­
сударственной лжи и государственного гощенный заботой о том, чтобы не сде­
всеобъемлющего принуждения ко лжи: лать неосторожного шага или движе­
ния, не уронить с лица ненавистною
Copyright, by „ P o s s e v " ,
маску преданности режиму и не стать
уличенным в самом тяжком преступле­
нии члена коммунистической партии —
двуличии? Я не представляю себе, как
оставшийся дома Кравченко мог бы
поступить иначе. Конечно, он мог бы
состоять тайно в «партии переворота»
(если бы он на таковую набрел или та­
ковая на него набрела), но в коммунис­
тической партии, так как он не истерик,
он вынужден был бы оставаться, траги­
чески непременно — под маской пре­
данности.
Кравченко, я полагаю, не рискнет во­
зражать мне в том смысле, что его слу­
чай веры в коммунистический режим и
последующих сомнений,
разочарова­
ния и вынужденно носимой маски был
именно с л у ч а е м , был в шестимилли­
онной ВКП(б) чем-то единственным, ис­
ключительным, что все другие члены
партии тянут свою партийную лямку
невынужденно, а добровольно, в согла­
сии со своим убеждением, в гармонии
«внутренних побуждений и внешних
поступков». Что за объяснение могло
бы быть такой исключительности?
Но вот еще факты, в противовес вся­
ким объяснениям исключительности.
Кравченко наверное знает, что в про­
шедшую войну огромная масса членов
коммунистической партии, по моим по­
дсчетам — не менее 300.000 — измени­
ла коммунистическому режиму Стали­
на (в том точном толковании слова «из­
мена», какое вкладывается в него ком­
мунистической властью Кремля). Одни
(большинство) сдались в плен, отказав
Кремлю в выполнении безоговорочного
долга стопроцентного сторонника ком­
мунистического режима — погибнуть,
но не сдаться. Другие, по собственному
внутреннему побуждению и по собст­
венному добровольному решению, воп­
реки приказу Кремля, остались на за­
нятой немцами территории и принесли
«освободителям» свою исповедь и вы­
ражение лойяльности. В беженском по­
токе на Запад (при отступлении немцев
из СССР) было не мало бывших обла­
дателей партийного билета. Можно' по
разному оценивать поступок этих лю­
дей (например, с точки зрения нацио­
нальных интересов России, с точки
зрения военных и политических инте­
ресов западных демократий того вре­
мени и т. д.), но Кравченко едва ли мо­
жет не согласиться с тем, что поступок
этот трехсот тысяч членов партии в до­
воды его положения о ста процентах
членов партии—стопроцентных сторон­
никах коммунистического режима —
явно не годится. Еще меньше в кравченковские доводы годятся власовцы,
многочисленное и самое деятельное яд­
ро которых составляли бывшие члены
коммунистической партии и в головке
которых находились бывшие руководя­
щие члены ВКП(б): генерал, дипломат
и комиссар Власов, крупный работник
столичной партийной организации, а в
войну — политический комиссар добро­
вольческой (ополченческой) армии 2Ки-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПОСЕВ
м 11 a«)
л е н к о в . . . К власовцам можно относи­
ться по разному, но нельзя не призна­
вать, что власовцы были убежденные
и непримиримые противники сталинс­
кого коммунизма.
Более раняя история огшозиции в ве­
рхах и недрах ВКП(б) к диктатуре ста­
линизма слишком обширна, чтобы мог­
ла быть рассказана на нескольких стра­
ничках «письма в редакцию». Здесь на­
помним пущенный Сталиным в 1937 го­
ду, конечно, неспроста и не без основа­
ния, от себя скажем — совершенно точ­
но определяющий поведение в с е й па­
ртии относительно кремлевской дикта­
туры . — термин:
двурушничеств о (доклад Сталина на мартовском,
1937 года, пленуме ЦК так и был озаг­
лавлен: «О недостатках партийной ра­
боты и мерах ликвидации троцкистских
и и н ы х — подчеркнуто нами. А. С. —
двурушников»): беспримерную кремле­
вскую акцию «сдирания масок» в 1937¬
1938 г.г. («ежовгцина»), когда по подоз­
рению или по обвинению в двурушни­
честве из партии были исключены и,
как правило, подверглись преследова­
нию в «советском порядке», около
800.000 членов партии (больше одной
четверти тогдашней численности ком­
партии) и когда по обвинению в двуру­
шничестве и в тайном заговоре против
кремлевской диктатуры ' (подпольная
организация разочаровавшейся «стали­
нской гвардии», руководимая Гамарни­
ком) или по подозрению в сокровенном
желании примкнуть к перевороту, еслж
таковой разразится, подвергся уничто­
жению — в размерах, которые позво­
ляют сказать: полному — руководящий
слой партии и государства: от наркома
до секретаря сельской ячейки, от мар­
шала до политрука р о т ы . . .
Хотелось бы, наконец, ло^просту,
спросить Кравченко: неужели он, отбы­
вая номер на партийных собраниях (ж
не вкладываю в это холодное советское
выражение никакого обидного для про­
шлого Кравченко смысла) не , ощущая
вечной атмосферы нестерпимой лжи?
Неужели, встречаясь с друзьями-ком­
мунистами (трудно было бы поверить,
что у Кравченко не было друзей среди
коммунистов) в неофициальной, инти­
мной обстановке, не замечал пршюдаятого «краешка маски»?
. . . Нет! В противоположность Крав­
ченко, я утверждаю, что в сложных ус­
ловиях бытия человеческой личности а
СССР; в атмосфере вынуждаемой и ку­
льтивируемой
правительством всеоб­
щей политической маскировки и «обря­
дной» политической лжи (и ложных по­
ступков); при режиме, который энсплоатирует в политических целях естест­
венные человечески слабости и естест­
венные законнейшие стремления; тгря
всемогуществе государственного при­
нуждения и тщательно разработанной
системе государственного шантажа —
принадлежность советского гражданина
к коммунистической, партии равно как
и к любой общественной организация
СССР, еще ничего не говорит о его по­
литическом убеждении или привержен­
ности режиму. Из каких побуждений
в Советском Союзе люди поступают в
партию, какими путями и судьбами т у ­
да попадают ж затаскиваются;
что
скрывается за — безусловно хорошо
v
известным Кравченко — официальным
термином: «вербовка в партию» и за
«контрольными цифрами ЦК по росту
партии»; что означают официальные
кремлевские формулы:
«добровольно
вышедших из партии не может быть —
могут быть только исключенные» и
«исключенный из партии — политичес­
кий мертвец» — это тема большая и
особая, перед которой в долгу писателиневозвращенцы и, может быть, в пер­
вую очередь Кравченко.
Я иду дальше и утверждаю, что в со­
временной ВКП(б) нет н и к о г о , кто
был бы предан современному коммуни­
стическому режиму, кремлевской дик­
татуре по идее, по убеждению. (Вопрос
об идейности кремлевской «двадцатки»
нуждается в выделении). Смысл «марси­
анского» существования ни для кого не
оказался доступным. Напрасно люди за
границей представляют, себе членов
коммунистической партии СССР фана­
тиками с горящими глазами, только и
думающими о мировой революции; на
самом деле, все они заняты своими обы­
денными житейскими нуждами и нуждишками, и с п о л н е н и е м
с л у жб ы . . . Если же докапываться до внут­
ренних политических убеждений совре­
менных членов компартии СССР, то в
многомиллионоой ВКЩб) найдутся и
неокоммунисты, и меньшевики, и эсе­
ры, и солидаристы, и монархисты . . . не
сьгщется только коммунистов! (Если
под словом «коммунисты» подразуме­
вать людей, идейно разделяющих поли­
тику Кремля последнего двадцатиле­
тия).
Я утверждаю, далее, что в ВКП(б) нет
людей, которые были бы заинтересовая§л в существовании, в поддержании су.ществования и в защите современного
режима в СССР по побуждениям карь­
ерным,
корыстным.
Конечно, чле­
ны партии (далеко не все и даже не бо­
льшинство) пользуются определенными
привиллегиями от режима, но они не
имеют самой нужной человеку привиллегтда—уверенности в завтрашнем дне.
За время диктатуры Стал а руково­
дящий слой и кадр партийного чинов­
ничества, по крайней мере, четыре ра­
зя' обновлялся в своем составе: в 1930
году — расправа с периферийщиками
за «перегибы коллективизации»; в 1933
году — чистка партии; в 1935 году —
«ликвидация» в связи с убийством Ки­
рова; в 1937 — 1938 г.г. —• известная
«ежовщина». Все симптомы налицо, что
на СССР, на компартию и ее кадры над­
вигается новая грандиозная послевоен­
ная (а может лучше сказать — «предво­
енная») чистка. Даже слепому видно,
что сталинские чистки — определен­
ный, п о с т о я н н ы й , выверенный ме­
тод властвования Кремля. Даже семи­
летние/октябренок в СССР знает, что
его папа «сегодня — секретарь Обкома,
а завтра — ссыльный на Колыме». Ляг
бой советский вельможа, вкушая от го­
сударственного пирога, должен дро­
жать, дрожать и дрожать...
В вопросе об опоре существующего в
СССР режима, зарубежному миру дав­
но пора отказаться от многих ходячих
— устаревших или ложных представ­
лении. Ширко распространенные объ­
яснения опоры и тайны долгов ечия ста­
линизма, как компартия, НКВД, совбю- /
f
рократия, пропагандная ложь, односто­
ронне-воспитанная молодежь — в дей­
ствительности ничего не объясняют.
«Простое» объяснение, что Сталин вла­
ствует, опираясь на преданную компар­
тию, продажную совбюрократию, сле­
пую от рождения молодежь могли воз­
никнуть только в головах людей, кото­
рые привыкли мыслить схемами и ша­
блонами, ко всему подходить с «истори­
ческой аналогией» и с «буквой социо­
логических законов», не желая при­
нять очевидное — что сталинизм есть
явление аномальное, к которому не
приложимы обычные мерки.
П а р т и я . ВКП(б) уже давно не яв­
ляется партией, в обычном смысле это­
го слова. Это — государственное ведом­
ство СССР, ведомство распределения
кадров, контроля и пропаганды, прин­
ципиально не отличающееся от любого
другого государственного
ведомства,
скажем, ведомства
здравоохранения.
Если бы Сталину вздумалось ликвидироватя ведомство ВКЩб) и передать •
его функции ведомству здравоохране­
ния, то так и было бы: заведующий
облздравом — беспартийный — испра­
внейшим образом нес бы все обязанно­
сти, которые раньше нес секретарь об­
кома. Я предсказываю, что в каком-то
— может быть, не очень отдаленном —
будущем Сталин так именно с ВКЩб)
и поступит: ликвидирует ее с объясне­
нием, что партийные и безпартийные в
СССР по коммунистической сознате­
льности, де, поравнялись и ее функции
раздаст по министерствам. Режим от
этого не только не упадет, но и не кач­
нется.
ВКЩб) — часть государственной ма­
шины сталинизма, принципиально не
отличающаяся от других частей этой
машины, как советы, колхозы, проф­
союзы, союз молодежи, академия наук,
ассоциация художников. ВКЩб), как
каждая часть в каждой машине, имеет
свое назначение в машине под "названи­
ем «СССР». Колхозы, профсоюзы, ас­
социация художников — тоже. Но мо­
жно ли сказать про обыкновенную ма­
шину, скажем, танк, что в нем коленча­
тый вал представляет
«добровольную
опору» танка или что клапаны «фана­
тично преданы водителю» и служат
ему «не за страх, а за совесть»? Коне­
чно, в каждой машине есть свои веду­
щие части, и о ВКЩб) можно сказать,
что она не коленчатый вал, а моторная
группа государственной машины стали­
низма. Что, однако, меняет это в суще­
стве дела?
Н. К. В. Д. — НКВД только «агрегат»,
вполне умещающийся в сталинской
«железной раме». Аппарат НКВД со­
стоит из тех же самых членов партии
(впрочем, в немалом -количестве и из
беспартийных), чья личная воля опре­
деляется их положением «винтиков»,
«болтов» и «гаек» машины. Человечес­
кие подонки,, сколь ни значительна их
'прослойка в аппарате НКВД, все же не
могут рассматриваться всерьез в каче­
стве какой-то самодавлеющей силы
сталинизма.
Совбюрократия.
Совбюрокра­
тия, о которой так много говорят зару­
бежные «знатоки» советских устоев,
как замкнутой сословной касте, нет и
не может быть. Общественное лоложе-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПОСЕВ
8
ние, следовательно и материальное бла­
гополучие людей в Советском Союзе
определяется занимаемой должностью,
а государственные должности превра­
щены Кремлем, видящем в этом один
из способов властвования, в «проходной
двор»: одних «уходят», других «приво­
дят». . . О наследственной совбюрократии вообще не может быть серьезного
разговора.
Пропаганда.
Совершенно несе­
рьезны утверждения, что сталинизм
властвует посредством
искусной
лжи —такого грубейшего и несомнен­
ного примитива, как сталинская госуда­
рственная ложь — по народной пого­
ворке: нос вытащит, хвост увязнет —
«история лжи» еще не знала. Государ­
ственная ложь сталинизма бессмыслен­
на, потому что никого не обманула и не
может обмануть (внутри страны, а не
во вне); басцелъна — потому что ею
ничего желаемого правительством не
достигается (во вне достигается многое,
но это другой разговор); неоправданна
— потому что ни в какой степени ста­
линизм не удерживается у власти ло­
жью, и государственная ложь Сталина
не является одним из слагаемых, на
чем покоится господство кремлевской
диктатуры. Можно вполне определенно
сказать, что не будь этой бессмыслен­
ной, беспросветной, назойливой, озлоб­
ляющей, всеобъемлещей стопроцент­
ной лжи, Кремль не имел бы против се­
бя стопроцентной оппозиции народа.
М о л о д е ж ь . Обычно раздающиеся
ссылки на слепую от рождения и одно­
сторонне воспитанную советскую моло­
дежь не справедливы. Молодой человек
в Советском Союзе с самых юных лет
начинает жить в обстановке жесточай­
ших и нелепейших противоречий окру­
жающей жизни, в знакомстве с русской
и мировой классической литературой
(всего даже и Сталин запретить не в со­
стоянии); среди людей старшего поко­
ления, чьи страсти и представления" ос­
тались, конечно, неизменными, и, разу­
меется, легко отличает ложь от правды
и очень болезненно, переносит закаты­
ваемую ему Кремлем, шприц за шпри­
цем, и не воспринимаемую организмом
обыкновеную «воду лжи», хотя бы по
этикетке она и называлась «элексиром
правды».
В чем же дело? Чем же, в таком слу­
чае, удерживается сталинизм у власти?
Дело там, не в людях, а в с и с т е м е .
В системе!, — чего упорнейшим и роко­
вым образом не желают понимать зару­
бежные умы. В русской эмигрантской
печати я лишь один раз встретил ясно
сформулированной
эту
аксиому:
« . . . вся подъяремная Россия, н е и с ­
ключая
и видных
коммуни­
с т о в (выделено нами. А. С ) , единоду­
шна с нами в осуждении преступлений,
совершаемых коммунистической голов­
кой, длящей свое владычество над рос­
сийскими народами лишь благодаря ис­
кусно разработанной и беспощадно при­
меняемой системе принуждения, лжи и
насилия» — писал В. Лазаревский в
«РУССКОЙ
МЫСЛИ»
ОТ 1 0 сентября с. г.
Для меня в этом определении главное—
указание на с и с т е м у .
Да. в системе дело.
C'!"i пич и его небольшое окружение,
узурпировавшие власть и насадившие
в стране и в партии режим, не пользую­
щийся ничьим сочувствием ни в народе,
ни в партии, удерживаются у власти
лишь благодаря и при помощи хитроу­
мной механики (системы) властвования
(«Перпетуум-мобиле Иосифа Сталина»
— «ПМЙС» — по крылатому выраже­
нию, имеющему хождение в кругах па­
ртийной интеллигенции в СССР).
Если Сталин гениален, то только в
одном отношении: он смог «изобрести»
и запустить в ход (время «запуска» —
1 9 2 9 - 1 9 3 0 г.г.) свою — непостижимую
для тех, кто подходит к раскрытию ны­
нешнего СССР с буквой социологичес­
кого закона'— систему господства, при
которой можно властвовать неопреде­
ленно долго над в с е м и , не нуждаясь
н и в ч ь е й преданности или сочув­
ствии. Снова напрашивается сравнение
сталинского СССР с машиной, управляв
емой нажатием кнопок. Население це­
лой огромной страны Сталин грубо Bcaj
дил в «железную раму» своей безумной
схемы, болезненно сцепил друг с другом
и заставил бешенно вращаться в бес­
смысленной и вконец изнашивающей
«работе».
Сталинской системой 1 7 0 миллионов
людей поставлены в такие условия и в
такие отношения друг с другом, что,
как в чудовищно-отвратительной сказ­
ке или в романе мрачного фантаста, по
воле и по прихоти злого волшебства,
каждую минуту и на каждом шагу дол­
жны поступать — н е м о г у ' т не пос­
тупать — против своих убеждений, же­
ланий, вкусов, привычек; должны гро­
мко восхвалять то, что молча ненави­
дят; во всеуслышание проклинать тщ,
что про себя любят; бояться друга, пре­
давать единомышленника, то-есть, каз­
нить с а м и х с е б я . . . во всем посту­
пать н а о б о р о т !
В ложном положении —что пережи­
вается очень болезненно — чувствуют
себя все! Сталин несомненно прав, нас­
тойчиво уверяя, что в СССР грань меж­
ду партийными и беспартийными ока­
залась в огромной степени стертой. Ко­
нечно, это так, в том единственном точ­
ном смысле, что- и рядовой колхозник и
не то, что рядовой член партии, а и вы­
сокопоставленный партийный вельмо­
жа, скажем, секретарь обкома, одинако­
во ясно чувствуют фальшь своего поло­
жения и каждый по своему тяготится
им: колхозник н е м о ж ет не подписы­
ваться на заем (при чем, подписываться
должен непременно с «энтузиазмом во
взоре»), несмотря на отвращение к при­
нудительно навязанным займам й пол­
ное не-сочувствие их целям; секретарь
обкома н е м о ж е т
не принуждать
колхозников к подписке на заем, несмо­
тря на сочувствие к ограбленному рабу
и презрение к собственному двуличию...
Такова система!
В этой системе, сущностью которой
является искусственно (можно было бы
сказать: гипнотически) внушенные лю­
дям, народу целой огромной страны
всеобщее взаимонедоверие, страх и фа­
талистическое сознание невозможности
сговора и безнадежности личного сопро­
тивления «волшебной машине» — соль
солей и секрет секретов сталинского
властвования.
№ 11 (146)
Мы уже указывали, что чудовищнонелепая машина сталинизма может вра­
щать с а м о е с е б я неопределенно до­
лго. Теперь скажем: но и может рассы­
паться в любое данное мгновение. Она
уже была на волосок от катастрофы —
в 1937 году.
Фактическому главе заговора, став­
шего в 1937 году известным под неточ­
ным названием «заговора Тухачевско­
го». Я. Б. Гамарнику приписывается вы­
ражение: «Власть Сталина — прием
гениального шарлатанства,
н а в о жд е н и е, которое стряхнет с себя страна
с одиннадцатью выстрелами в Кремле»
(по тогдашнему числу членов Политбю­
ро). В арсенале заговорщиков главным
оружием был подготовленный на день
переворота решительный и уверенный
призыв ко «всем, всем:» «Маски долой!
— пора страхов миновала». А деклара­
ция, с которой заговорщический центр
намерен был выступить в момент пере­
ворота, должна была содержать такую
квинтэссенцию заговорщического пони­
мания умонастроений в стране и в пар­
тии и собственной тактики:
— С у д ь б у с т р а н ы р е ш а е т од­
на м и н у т а , п е р в а я от с е г о м о ­
мента, в течение которой каж­
д ы й д о л ж е н п р е о д о л е т ь в се­
бе н е д о в е р и е и с т р а х ; в т о р а я
уже будет минутой всеобще­
го в з д о х а о б л е г ч е н и я и л и к о ­
вания. В с о о т в е т с т в и и с этим,
сопротивление
перевороту
можно
ожидать
исключите­
льно
л и ш ь со с т о р о н ы
лю­
дей,
не п р е о д о л е в ш и х
стра­
ха
перед
С т а л и н ы м и его
местью;
таких
малодушных
людей
предписывается
аре­
стовать, и с о д е р ж а т ь в изо­
ляции, и освободить
через
двадцать
четыре
часа,
и
призвать как равных
к вы­
полнению творческих
задач
р е во л ю ц и и . . .
Кто возьмется утверждать, что в под­
полье нынешней, в известном и вполне
определенном смысле — современные
парадоксы! — антикоммунистической,
ВКП(б) не зреет -новая молния, которая
на этот раз разразится во-время и уда­
рит наверняка?
Выводы? Они, я уверен, последуют со
стороны смело, а главное —свеже мыс­
лящей части Зарубежья.
А. Светланин .
ГРИГОРИЙ КЛИМОВ
|
бывший ведущий инженер
Главной
. Квартире маршала Соколовского
ГОТОВИТ К ПЕЧАТИ КНИГУ:
\
в
В Берлинском Кремле
Три главы из этой книги:
— ЗА ОВАЛЬНЫМ СТОЛОМ
— ПО СПЕЦЗАДАНИЮ ГЛАВНОНАЧАЛЬСТВУЮЩЕГО
— ЖИВЫЕ О МЕРТВЫХ
будут напечатаны в ближайших номерах
нашего еженедельника «П о с е в »
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
П О С Е В
Jft 11 (146)
О творчестве и о борьбе
(НА ЭМИГРАНТСКИЕ ТЕМЫ)
ш .
Российская эмиграция в 1920 —
41 г.г. создала богатую литерату­
ру: и художественную, и полити­
ческую, и специальную, научную.
В какой-то мере она отражала ду­
ховное и культурное состояние
эмиграции, в какой-то мере сама
влияла на него.
Мы коснемся лишь политичес­
кой литературы, созданной в эми­
грации, и художественной, но в т о ­
рой — лишь, поскольку она могла
иметь то, или иное политическое
влияние.
Консервативная мысль предста­
влена была в эмиграции чрезвы­
чайно бедно, и это тем более уди­
вительно, что огромное большинс­
тво эмиграции примыкало к «пра­
вому» лагерю. В 1921 г. в Женеве
переиздана была «Монархическая
Государственность» Льва Тихоми­
рова; А. А. Салтыков - консерва­
тор - западник издал в середине
двадцатых годов «Две России». В
середине тех же двадцатых г о ­
дов И. А. Ильин выпустил в Бер­
лине несколько книжек своего
прекрасного журнала
«Русский
Колокол», имевшего большое вли­
яние на студенческую молодежь,
ген. Врангель написал свои изве­
стные воспоминания.
Зато гораздо оживленнее и ин­
тенсивнее действовало псевдо-консервативное, реакционное, «черно­
сотенное» направление, и .оно-то
в массах правого лагеря «задавало
тон». Плоскость мысли искупа­
лась здесь хлесткой, бьющей на
воображение,
публицистикой.
«Протоколы Сионских Мудрецов»,
сборники в роде «Луч света», га­
зеты под названиями: «Вирюч»,
«Царский Вестник» выходили то
там, то сям в местах российского
расселения. Издавалась, и при
этом, в обильном количестве, — и
соответствующая
«художествен­
ная литература», романы Брешкс—
Брешковского, кн. Бебутовой и
ДР
Все это было, прежде всего, си­
мптомом глубокого непонимания
российской истории^
российской
действительности, российской ка­
тастрофы, и, что еще хуже, неу­
мения и нежелания что-либо по­
нимать.
Величайший обвал просто и не­
принужденно объяснили кознями
«жидо-масонов» и на этом успока­
ивались.
Консерваторы смотрели глубже
и честнее: они видели и недостат­
ки бюрократического строя до­
революционной России и 'отсталое
социальное развитие, и нерешен­
ный земельный вопрос. Но их
мысль была скована пафосом им­
перской государственности, и это
заставляло их a p r i o r i оправды­
вать каждую жертву, приносимую
народом на алтарь государствен­
ных задач. Кроме того, над ними
довлела
догма
государственной
*) Продолжение. См.
М>№ 9 и 10..
«Посев»
традиции в том виде, в каком она
сложилась в последние предрево­
люционные десятилетия. В рево­
люции они невидели ничего, кро­
ме кровавого безумия и выход из
революции усматривали в том,
чтобы поднять и соединить нити,
оборванные в феврале 1917 года.
Воззрения консерваторов не по­
лучили в эмиграции
широкого
признания: они расходились и с
«черносотеным» и с «прогрессив­
ным» шаблонами. Не удовлетворя­
ли они и ту учащуюся молодёжь,
которая зачитывалась
«Русским
Колоколом»: привязанность к ста­
рым формам была ей непонятна и
чужда, хотя она и умела ее ува­
жать. Но, тем не менее, было в
«Русском Колоколе» нечто, что
оказывало на нее глубокое влия­
ние и привлекало сердца. Это —
дух жертвенного, бескомпромисного «честного и грозного» служе­
ния Родине, которым была пропи­
тана каждая страница «Колокола».
В области художественной лите­
ратуры
взглядам консерваторов
было, пожалуй, созвучно творчест­
во «корифеев» И. Бунина, И. Шме­
лева (последний был в числе сот­
рудников
«Русского Колокола»).
Старая, посконная Россия, бунинская поэзия дворянских усадеб, ро­
мантика крестьянского, мещанс­
кого, купеческого быта у Шмелева,
— художественная статика.
Пишущий эти строки испытыва­
ет затруднение при переходе к п о ­
литической литературе «умерен­
ного» лагеря: настолько она бога­
та и разнообразна, и настолько ее
представители непохожи один на
другого. О русской революции, на­
пример, писали Милюков и ген.
Деникин. Мельгунов и Бердяев, и
как различно они пк::али. Объеди­
няла их творчество лишь одна ру­
ководящая' нить — пафос свободы
и гражданственности. В крушении
старого режима они видели исто­
рическое возмездие за то, что он
недостаточно был проникнут эти­
ми понятиями.
/
Их умственному взору предста­
влялась новая Россия, демократи­
ческая и правовая, исторически
связанная не столько с государ­
ственной
традицией
последних
предреволюционных
десятилетий,
сколько с традициями
русского
народоправства, от Новгорода, Пс­
кова и земщины X V I в. до земско­
го и казачьего самоуправления
нашего времени. Лишь наиболее
«правые» из «умеренных» (Струве,
Деникин, бар. Нольде) были не чу­
жды вдохновения имперской иде­
ей и видели и ощущали то, что
обычно ускользало из поля зре­
ния «умеренного» лагеря: государ­
ственно-культурную миссию Рос­
сии в Азии и на Кавказе, миролю­
бивую, и вместе с тем, великодер­
жавную традицию ее внешней по­
литики, ее экономический расцвет
в начале X X века.
На страницах «Русского Коло­
кола» декабристы были представ­
лены, как сеятели величайшего
несчастья; на страницах «Совре­
менных Записок» А. А. Кизеветтер дал апологию декабристам и
вынес
обвинительный приговор
Николаю Павловичу.
«Умеренный» • лагерь в разных
своих оттенках (примарно от Р.Ц.
О. до народных социалистов) объ­
единял огромное большинство ку­
льтурных
сил зарубежья.
Ему
принадлежит честь создания луч­
шего «толстого» журнала на р у с ­
ском языке — «Современных За­
писок». (Хотя отдел публицистики
в этом журнале и редактировался
соседями «умеренного» лагеря —
правыми социалистами-революци­
онерами, что накладывало на этот
отдел известный отпечаток). Он
создал книгохранилище в Париже
и Праге, Русский Юридический
Факультет и Русский Народный
Университет в Праге, Русский На­
учный Институт в Белграде.
Он издавал такие общественноценные газеты и журналы, как
«Россия и Славянство» в Париже
(под редакцией Струве), «Меч» в
Варшаве (сборники под редакцией
Мережковского
и
Философова),
орган религиозно - философской
мысли «Путь» в Париже, где печа­
тались Бердяев, Лосский, Франк,
Вышеславцев, Карсавин, Лев Ше­
стов, А. Карташев.
Зайцев. Мережковский и, потом,
Чириков, Куприн, как бы проекти­
ровали дух этого лагеря на худо­
жественное
становление эмигра­
ции. Свободолюбие, человеколю-'
бие, тайна Бога и тайна человека
(у Мережковского), у бытописате­
лей (Зайцев, Чириков) — мяту­
щийся, баэелаберный и милый
быт русской интеллигенции — вот
то общее, что можно о них сказать.
Новое поколение эмиграции обя­
зано этому лагерю многим, и, пре­
жде всего, сохранением в себе
русской культурной традиции. И
был близок и понятен ему пафос
свободы и гражданственности — то
что недоставало консерваторам.
Но не могло оно не видеть, что
политическая мысль как консер­
ваторов, так и «умеренных» стра­
дает одним и тем же недостатком:
обращенностью к прошлому. За
февралем 1917 г, у одних, за октя­
брем у других начиналось пустое
место, «его же не пройдеши».
Не могло оно также не видеть,
что не было у «умеренных», как и
у консерваторов, живого ощуще­
ния русского народа в его совре­
менном состоянии.
Именно «умеренный» лагерь с
наибольшей силой выдвинул про­
блему спасения и развития куль­
турных ценностей за рубежом.
Жизнь, как мы видели ответила
на эту проблему совсем по друго­
му. (К этой теме мы еще вернемся
в нашей заключительной статье).
Но новое поколение эмиграции, —
все эти пражские, белградские, па­
рижские, софийские студенты, —
уже в самой постановке этой про­
блемы чувствовало соблазн: не
кроется ли в ней лукавая попытка
самооправдания, Вот, почему та­
кой успех среди него (совершенно
незаслуженный, если иметь в виду
ее политический уровень) имела
резкая и грубая книга А. Амфи­
9
театрова: «Стена плача и стена н е ­
рушимая».
Левый,
социалистический ла­
герь эмиграции действовал с энер­
гией и настойчивостью, не уступа­
вшими реакционному
направле­
нию, и если его издания имели ме­
ньший сбыт, то причиной этому
сам состав эмигрантской массы,
недоверявшей социалистам, несмо­
тря на их связи в международном
социалистическом движении.
Заслугой социалистического сек­
тора является то, что он всегда
был обращен к внутри-российской
жизни.
Наибольшее количество
работ, посвященных современному
экономическому состоянию России
вышло из под пера автора социа­
листов или примыкающих к соци­
алистическому
лагерю
(Труды
Прокоповича. Югова, Сухомлина,
Маслова и ДР ).
Но у социалистов была своя д о ­
гма, менее ощутимая у эс эров и
сильно чувствовавшаяся у мень­
шевиков. Эти последние, к тому
же, в предвоенный период, еще
находились под влиянием «чисто­
го» марксизма, были убежденными
сторонниками теории диалектиче­
ского материализма, классовой б о ­
рьбы и диктатуры пролетариата.
Отношение их к советской власти
было двусмысленным^ "
одной
стороны — ужасы
большевизма
(этого они не могли не видеть) с
другой стороны — в России, как
никак, диктатура пролетариата, и
эту диктатуру следует оберегать
от возможных поползновений «ме­
ждународного капитала» или опа­
сности «буржуазной реставрации».
«Социалистический Вестник», нап­
ример, твердо стоял на позициях
защиты советской власти, как вла­
сти «пролетариата», и уж одно это
исключало его приемлемость как
для консервативного, так и Для
«умеренного» лагерей, не говоря
уже о новом поколении эмиграции.
Напомним еще один интересный
случай.
Когда «Современные Записки»
праздновали в 1936 г. свой пятнад­
цатилетний юбилей, «Социалисти­
ческий Вестник» отозвался харак­
терной заметкой.
Ставя в минус «Современным
Запискам» непомещение ни одной
статьи на материалистические и
антирелигиозные темы, редакция
«Социалистического Вестника» в о ­
склицала: «Грустный юбилей. Тре­
вожный юбилей». Неудивительно,
что «Современные Записки» отве­
тили на эту заметку лишь тем, что,
опубликовав ее, прибавили, что с
людьми подобного политического
кругозора, а, главное, культурного
уровня они вряд ли найдут чтолибо о б щ е е . . .
В области художественной лите­
ратуры социалический сектор дал
мало. С известной натяжкой мож­
но к нему причислить писателя
М. Осоргина (автор прекрасного
романа «Сивцев Вражек»), кото­
рый, однако, в повести «Вольный
Каменщик» дал политическую бу­
льварщину, сближающую это его
произведение с романами БрешкоБрешковского. И еще дурная тен­
денциозность «Генерала Бо» Рома­
на Гуля, чувствующаяся на неко­
торых страницах этой| в общем,
неплохой вещи, заставляет пред­
полагать влияние эс-эровского ш а ­
блона.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
посев
10
Особняком среди прочих напра­
влений эмигрантской мысли стоя­
ли евразийцы, чрезвычайно инте­
ресное и самобытное явление в
русской историософии.
Евразийская школа заслужива­
ет
самостоятельного
разбора и,
признаемся, более компетентного
в историософии автора, чем пишу­
щий эти строки.
Заметим лишь, что материалистическо - географический подход
евразийцев к явлениям духовной"
жизни и отталкивание от запад­
ной культуры не могли оказать
влияние на эмигрантское новое п о ­
коление, а «совпатриотизм» ском­
прометировал их политически. Но
о «комплексе предубежденности»
создавшемся в эмигрантских кру­
гах против евразийцев в результа­
те их ошибок, приходится пожа­
леть: ошибки евразийцев не при­
надлежат к числу тех, от которых
можно отмахнуться, и, кроме то­
го, еще не написан труд, вскры­
вающий эти ошибки, и на поле
русской историософии, после ев­
разийцев, еще ничего нового не
создано.
Новое поколение эмиграции рос­
ло в обстановке сравнительного
культурного изобилия. К его услу­
гам были библиотеки, публкчные
лекции, художественные выстав­
ки, спектакли. Не зная России, оно
могло ее себе представить по все­
му тому, что создавалось ставшим
поколением. Оговоримся: само ста­
ршее поколение могло дать пред­
ставление лишь о с т а р о й , до­
революционной России. Показать
Россию современную было не в его
силах: оно ее само не знало.
У ж е из краткого и весьма непол­
ного перечня того, что было с о з ­
дано русской мыслью и русским
художественным творчеством за
рубежом в предвоенные десятиле­
тия видно, что перед новым поко­
лением были богатые возможнос­
ти выбора школ, направлений,
тенденций.
Оно и выбирало. При всем ува­
жении к «отцам» оно не могло ос­
вободиться от впечатления, что
«отцы» это те, которые проиграли
сражение, и что их суждения и
не объективны и небезошибочны.
Кроме того, ему было дано то, чего
не доставало «отцам»: умения ви­
деть сквозь перспективу времени.
Оно заражалось пафосом свободы
и, вместе с тем чтило государствен­
ные традиции прошлого. Оно ви­
дело и правду декабристов и пра­
вду Николая Павловича вынаши­
вала в себе чувство одной общей
российской правды, т. е., с точки
зрения «отцов», «соединяя несое­
динимое».
И облик России заветной, России
будущего, «отцы» дать новому по­
колению так же не могли, как и
показать ему Россию современную.
Перед новым поколением стояла
мучительная дорога самостоятель­
ных поисков, В середине тридца­
т ы х годов, когда уже сформиро­
вался Национальный Союз Нового
Поколения, многие из его сочленов
ушли нелегально в Россию, коекто остался, кое-кто вернулся. И
вернувшиеся принесли с собой
свой, уже с о б с т в е н н ы й опыт,
свое собственное видение России,
утверждая молодежь в избранном
Письма
Многоуважаемый г-н Редактор!
Извините за беспокойство, но я
не мог не ответить, прочитав в от­
деле Вашего еженедельника —
«Свободная Трибуна» (№ 8) ниже­
следующие
строки, — частично
касающиеся и меня, а именно:
«Последнее письмо (т. е.
мое), кажется, и раскры­
вает одну из главных при­
чин нынешнего грустного
предубеждения
«новых»
против «старых».
Далее в статье говорится, что в
массе «старая» эмиграция не при­
надлежит к аристократии, что ав­
тор
статьи
рекомендует
мне
учесть.
Прежде всего должен
сказать, что я в своем первом пись­
ме писал о единицах, а не о массе
и совсем не называя эти единицы
аристократами, — наоборот, «вы­
сшие круги» я писал в кавычках,
подразумевая под этим тех наших
соотечественников «старой» эмиг­
рации, которые играют в аристок­
ратов, не будучи таковыми. Эту
игру я наблюдал лично в течении
нескольких месяцев, о чем напи­
шу ниже, пока ж е коснусь выра­
жения: «нынешнее грустное пре­
дубеждение «новых» против «ста­
рых».
Должен сказать, что если и п о ­
являлось у «новых» такое преду­
беждение, то только после совер­
шившегося деления, виной кото­
рого были не «новые» и не «ста­
рые», а вышеупомянутые «игроки
в аристократы» и было оно не
против всей массы «старых», а
против лиц,
группировавшихся
вокруг «игроков».
До тех пор, пока не приехала
группа лиц с вышеуказанными
склонностями,
в
эмиграционной
группе города, в котором я прожи­
ваю, о делении знали только из
газет. Но новоприбывшие так «ра­
зыгрались», что по прошествии
двух-трех месяцев наша эмигра­
нтская группа поделилась на «ста­
рых», во главе с новоприбывши­
ми, и «новых», не имеющих нико­
го, кто бы мог их объединить и
по существу переставших быть
№ I t (146)
читателей
ного достоинства «старых» эмиг­
рантов, завтра ни в коей мере не
помешает им играть на чувствах
какой бы то ни было группой. ненависти народа к «давнишним
Причем, некоторые «старые» до угнетателям» и т. п. — всеми эти­
того увлеклись «игрой», что, чес­ ми
большевистскими кличками
тное слово, • нам, бежавшим из эмиграция- будет ими заклеймена.
СССР, было смешно, когда прихо­
Вопрос, о котором я пишу, воп­
дилось видеть эту игру, — смешно
рос единения и общей борьбы за
и больно.
Описывать подробности — это осовобождение родины является
значит, вновь пережить все то, для эмиграции одним из самых в а ­
что было тогда пережито. К сча­ жных, этого никто не станет отри­
стью, осенью 1948 года все лагеря цать, и чем яснее мы будем видеть
Ди-Пи были переведены в другие причины, мешающие его разреше­
города. Уехало большинство эми­ нию', "тем быстрее мы его решим и
грантов, «старых» и «новых», и в обоих своих письмах я ни в коем
случае не был намерен углублять
все само по себе утихомирилось.
этот вопрос, нет. Я стремился и
Нужно еще кое-что сказать и о стремлюсь только к . его разреше­
влиянии такой игры на «старых», нию. Углубление этого вопроса
не принимавших в ней активного лишь на руку большевикам, всех
участия. Наша семья дружила С родов и оттенков, это правда, в то
некоторыми из них, очень порядо­ время, как разрешение -•- один из
чными людьми, но после деления чуствительнейших ударов, кото­
эти знакомые 'Стали стесняться!!! рой, при желании, эмиграция мо­
(Вы понимаете — стесняться!..) к жет нанести тоталитаризму.
нам приходить, боясь, посещени­
ем нас загрязнить, унизить себя в
Уважающий Вас
глазах главных «игроков в аристо­
В. Карэов
краты». И причиной этому было
исключительно то, что мы были
«советскими». Ни за что, ни про
что нас заклеймили ненавистной
ОТ РЕДАКЦИИ
нам кличкой и стали чуждаться,
Т. Кар зову (Германии). Помещая
словно с той поры мы являлись
людьми,
недостойными дружбы Ваше письмо полагаем, что дискус­
«старых» эмигрантов. А ведь мы сия по этому вопросу, ведшаяся •
ничем не отличаемся от всего ны­ «Свободной Трибуне», закончена.
Мы неоднократно указывали на
нешнего российского народа.
то, что деление эмиграции на «ста­
Скажите, разве после этого могу рую» и «новую» по срокам прибы­
я спокойно читать о предубежде­ тия заграницу — деление искус­
нии «новых» против «старых», как ственное и ненужное. Смешно б ы ­
о вине первых? Разве Вы читали ло бы отрицать деление в эмигра­
бы спокойно, будучи «новым»? Я ции. Оно есть, но оно идет в совер­
знаю, что — нет; знаю больше, — шенно других плоскостях. Так, на­
что Вы не отталкивались бы от пример, есть деление на русских и
всей «старой» эмиграции, чего не американцев, аргентинцев и т. п.
сделал я, но Вы стали бы считать русского происхождения. Первые
(если уже не считаете) виновни­ превыше всего ставят интересы
ков деления, т. н. «игроков в ари­ России, вторые — интересы своей
стократы» (наравне с советскими новой родины. Есть деление на по­
агентами, работающими среди нас)
литических эмигрантов и бежен­
разлагающей силой, ослабляющей
эмиграцию, отдаляющей ее от на­ цев. Первые свою основную зада­
рода. Ведь нынешнее политиканс­ чу видят в борьбе за освобожде­
тво, — также их работа, та же ние России, а вторые — в скорей­
игра на общественно-политичес­ шем устройстве своего материаль­
кой сцене и, притом, хоть и сме­ ного благополучия в Австралии
или Чили, подальше от мест воз­
хотворная игра, но вредная.
можных потрясений. Есть деление
Разжигателей всего этого, как я на мумий и живых людей. Первые
писал, единицы, но мало кто сей­ живут в несуществующей ' обста­
час видит, —, в какую новую ката­ новке России 1917 года, вторые —
строфу этот новый тип большеви­ Россией с е г о д н я ш й е г о
дня.
ков ввергнет россиян. Сегодня они Есть деление на беспринципных
делят россиян на «старых» и «но­ политиканов и идейных борцов.
вых», а завтра станут делить на Первые определяют свои полити­
народ и эмиграцию, находясь и в ческие взгляды царящей модой
первом, и во втором случае на сто­ или ценностью валюты, а вторые—
роне большинства. Цель же их интересами народа.
одна — любыми средствами разде­
Эти- деления важны, прежде
ляй в досягаемом масштабе и вла­
всего, ибо о н и служат водораз­
ствуй, а властвуя — презирай.
делом в объединении, а, отнюдь,
Почему они избрали для своих не дата появления заграницей.
целей «старую» эмиграцию. Пото­ Только так подходя к вопросу мы
му, что «новая» за ними не пошла решим проблему объединения я
бы. Их методы ей хорошо знако­ избежим ненужных споров о «ста­
мы по 30-летнему опыту. Вспом­ рых» и «новых».
ните мои слова, г-н Редактор, ког­
М ы у ж е писали об этом, но охо­
да пробьет час нашего возвраще­
ния на освобожденую от больше­ тно повторяем нашу точку зрения
виков родину, они, стремясь зах­ на поднятый вопрос еще раз.
Е.
ватить власть в свои руки или с
целью играть какую-либо руково­
дящую роль в российском общест­
DOOOOv
ве, сразу ж е временно откажутся
от своего аристократизма и станут
В. Шубарт
обвинять в этом и во всех своих
ЕВРОПА И ДУША ВОСТОКА
нынешних «трешках» всю россий­
— 4 НМ
скую эмиграцию. То, что сегодня
ею пути — устремленность к Р о ­
дине, несение на родные земли
Правды.
Опытом этих первых «разведчи­
ков» был как бы предвосхищен
опыт всего Нового Поколения в
военные годы.
Но, отмечая духовную самосто­
ятельность Нового Поколения на
этом этапе его бытия, следует ч е ­
стно признать, что всем своим пре­
дшествовавшим периодом оно обя­
зано «отцам», ибо духовная атмос­
фера зарубежья, со всеми своими
положительными и
отрицатель­
ными сторонами, а еще раньше —
русская церковь, русская школа,
русская книга, русское искусство
— подготовили созревание поколе­
ния людей, выросших за рубежом,
но устремленных к России.
Вопрос б о р ь б ы для эмиграции
окаэался-гораэдо теснее связанным
с ее духовным творчеством, чем
это. казалось в предвоенные годы,
когда Амфитеатров писал свою
книгу.
А. Николаи
(Окончание следует)
они играют на чувствах собствен
-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 11
13 марта
1949 г.
Литература-Наука-Искусство
Ю. Иссако
СЕРЕБРЯНЫЙ
Теперь все чаще говорят о ^Серебряном веке русской культуры. Этот Сере­
бряный век противополагается Золото­
му веку: время Блока — времени Пуш­
кина- Конечно, это обозначение очень
условно, как все вообще к л и ч к и , да­
ваемые эпохам. Жизнь всегда сложнее,
значительнее всех градаций, класси­
фикаций, но все таки без какого-то ра­
зграничения
исторического времени
обойтись едва ли возможно.
Начало Серебряного века приурачивается к 90-м годам. Тогда продолжал
еще царит интеллигентский вершитель
дум (после него этот пост оставался ва­
кантным) — Н. К. Михайловский, идео­
лог народничества, т. е. того особенного
«русского социализма», который был
впоследствии воспринят эсерами.
С народниками уже спорили тогда
марксисты, которые, как известно, ори­
ентировались не на крестьянство, а на
нарождающийся пролетариат и жесто­
ко критиковали крестьянскую общинуОбщина (мир), так же, как и артель,
представлялись народникам ячейками
русского социализма.
Эстетические же потребности интел­
лигенции того времени удовлетворя­
лись преимущественно слезливой поэ­
зией «кристально чистого», но бездар­
ного Надсона и повестями, очерками
глубоко человечного, но не очень таланливого народнического праведника Ко­
роленко.
Чехова интеллигентская Россия при­
знала своим, но все таки слегка поруги­
вала за «аполитичность» и сотрудниче­
ство в реакционном «Новом Времени».
Между тем уже наметились, как го­
ворили тогда, некоторые новые веяния,
сперва только в очень узких кругах. За­
говорили уже кое-где о декадентах
(упадочниках), а с 900-х г.г. получило
распространение новое слово: симво­
лизм. Эти термины очень укоренились,
но, в сущности, скорее могут только
сбить с толку. Ведь искусство всегда
было символично- Символ — это связу­
ющий образ-посредник. Так, например,
Тройка в концовке Мертвых Душ —
это символ России, между тем Гоголя
причисляли к так называемой натура­
льной школе, что тоже несправедливо.
Выражение же декадентство, упадниче­
ство — слишком пристрастно, односто­
ронне, хотя, как увидим, — не безосно­
вательно. Поэтому — не будем отяго­
щать себя излишней терминологией, и
обратимся к отдельным примерам.
Первым признанным декадентом и
символистом был Д. С. Мережковский.
В 90-х г.г. появились его книги — роман
«Юлиан Отступник» (первый том три­
логии «Христос и Антихрист») и сбор­
ник литературных очерков «Вечные
спутники». Он заговорил на языке, к
Copyright by „Р о s s е v".
ВЕК
которому не привыкла старая русская
интеллигенция,
воспитывавшаяся
на
Белинском, Чернышевском, Добролю­
бове, Лаврове, Михайловском. В центре
внимания критических очерков Мереж­
ковского были не социальные отноше­
ния, не «угнетение народа», не «борьба
с господствующим строем», вообще не
так наз. «гражданские» темы. Знамена­
телен подзаголовок его книги о Толстом
и Достоевском: «жизнь, творчество, ре­
лигия». В самом сопоставлении этих
трех слов для стандартного интеллиген­
та того времени заключалось явное не­
приличие! Ж и з н ь писателя допуска­
лась в качестве биографии с обязатель­
н ы м упоминанием о страданиях от жа­
ндармов или по крайней мере от цензу­
ры, о т в о р ч е с т в е же, когда «народ
страдает» не полагалось говорить без
связи с гражданскими темами, и, тем
более, о р е л и г и и , о которой всерьез
говорить вообще не полагалось. В этом
смысле очень характерен очерк «Рус­
ская литература» в энциклопедии Брок­
гауз - Эфрона (1899 г.). В этом очерке
С. Венгеров поэзию Фета характеризу­
ет, как «бесцельное творчество», ибо
ему не удалось найти у него ни одного
гражданского мотива. Говоря короче,
каждая строчка Венгерова комменти­
рует все одну и ту же аксиому:
Поэтом можешь ты не быть,
Но гражданином быть обязан . . .
Вернемся к Мережковскому, как к
явлению очень показательному для той
эпохи. Пусть его книги портят схема­
тизм, книжность, амбиционные веща­
ния, но какие-то новые, неведомые и
запретные страны ему открыть удалось.
Он первый показал Толстого и Достоев­
ского во весь рост, а не только в узко­
социальном или литературном аспекте.
Он раскрыл весь трагизм их жизни и
творчества, их искание живой правды,
их пророческие прозрения и религиоз­
ный смысл их искусства. Известны его
определения:
Толстой — «тайновидец
плоти»,
Достоевский — «тайновидец
духа». Эти слишком витиеватые, но по
существу верные формулировки, несо­
мненно помогли понять, раскрыть их
творческий замыселСерьезнее, глубже был Владимир Со­
ловьев, стоящий в преддверии Сереб­
ряного века (его первые книги появи­
лись еще в 70-х г.г., но оценены не бы­
ли). Он по новому поставил проблему
христианства в современности, указал
на религиозные истоки искусства. Его
гениальная книга «Смысл любви» дает
проникновенное христианское понима­
ние брака. Его интересовали и гражда­
нские темы, но всегда в связи с религи­
ей. Здесь нет места для характеристики
философии Вл. Соловьева, но, очевид­
но,'что он по своим замыслам и по сти­
лю — боевой ревслг^тт^онеп духа. Его
влияние во всей силе обнаружилось
только после его смерти (он умер в
1900 г.). Соловьевский образ Вечной
Женственности (которую он неосторож­
но отождествлял с Софией — Премуд­
ростью Божией) отразился в поэзии Ан­
дрея Белого и Блока - (в его стихах о
Прекрасной Даме и в стихах о России).
Много писалось о некоторой двусмыс­
ленности соловьевского учения о Со­
фии, но несомненно, что именно благо­
даря ему — «духовные основы» были
подведены под все прочие основы —
культурные,
социальные, нравствен­
ные, эстетические. По афористичес­
кому замечанию Бердяева, к началу
20 веча Вл. Соловьев победил (или ве­
рнее начал побеждать) Чернышевского
в душах русской интеллигенции.
Старые интеллигентские — т о л ь к о
гражданские идеалы все более блекли.
Молодые марксисты, Булгаков, Бер­
дяев, пройдя, как этап, «идеализм», по­
тянулись к православию, к его первоис­
точникам, изучению отцов церкви А
на так наз. Религиозно - философских
собраниях начал создаваться контакт
между церковными кругами и культур­
ной _ интеллигенцией. Архиереи, архи­
мандриты, профессоры. духовной акаде­
мии впервые сели за один стол со «свет­
скими писателями». На этих собраниях,
в которых деятельное участие прини­
мал Мережковский, с женой Зинаидой
Гиппиус, центральной фигурой был Ва­
силий Васильевич Розанов, гениальный
автор «Уединенного» и «Опавших ли­
стьев».
Несколько подробнее о нем. Ведь до
широкого читателя он до сих пор не до­
шел. Между тем, такие разные люди,
как Мережковский и Бердяев, Максим
Горький и Блок, очень высоко расцени­
вали его. Английский Словарь совре­
менных писателей (1947 г.) посвятил
ему обширную статью, а у нас многие
едва ли даже знают его по имени.
Трудно
определить литературный
жанр лучших розановских книг. Это
отрывочные заметки по всем животре­
пещущим вопросам, и злободневным и
вечным. Язык — самый простой, с ин­
тонациями разговорной речи. Острота
розановских
проникновений изумите­
льна- Так — естественно, непроизволь­
но творчески отзываться на все явле­
ния и вещи умел только Розанов.
По происхождению из мелко-чинов­
ничьей среды (он родился в 1856 г. в
Ветлуге), сам'очень обывательского ви­
да, он с потрясающей смелостью ставил
самые разнообразные проблемы. Он бо­
ролся с монашеским пониманием хрис­
тианства и часто Новому Завету проти­
вополагал Ветхий Завет, который пред­
ставлялся ему более насыщенным жиз­
нью, более т е п л ы м и освящающим
семейную жизнь. Притом он всегда ос­
тавался глубоко православным челове­
ком (и глубоко русским человеком). От­
талкиваясь от монашества, он прослав­
лял бытовое семейственное исповедничество белого духовенства. Вот случай­
ная, но очень характерная цитата: «И
орет дьякон. И я, пыльный писатель, С
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
12
пылью и мелочью в душе и на душе,
стоя в уголку церкви и улыбаясь и ути­
рая слезы, скажу весело и грустно: ори
батюшка, сколько утробушки хватит. И
«без сумления» кушай, придя домой,'
устав, гречневую кашу и щи, и все, что
полагается, со своей матушкой-дьяко­
ницей и с детками, и с внуками. Вы на
прочном месте стоите и строите жизнь
вечную»- (7 декабря 1912 г.).
Замечательны отдельные осе нения
Розанова: например, «Кто никогда не
плачет, никогда не увидит Христа», или
«Ни один человек не достоин похвалы,
но всякий человек достоин жалости».
Но главная сила Розанова не в отде­
льных его замечаниях или воззрениях
(иногда не только сугубо ветхозавет­
ных, но даже и языческих, за что его
одно время неудачно обзывали русским
Ницше). Сила Розанова — в его живой
творческой целостности. Литература,
философия, религия были для него не­
раздельно связаны с будничными пу­
стяками, заботами, докуками, мелоча­
ми серенькой жизни. Его кабинет, и до­
машний и в редакции Нового Времени,
детская его детей, спальня, столовая,
литературные салоны и собрания были
для него одним миром. Отсюда великая
убедительность его вне-литературного
писательства, которое было для него
естественной функцией существования.
Минуя все перегородки вгпедрассужде­
ния, все шаблонные «так говорят», «так
думают» (все «ман» по терминологии
экзистенциалиста Гейдеггера) ,он всегда
свободно выговаривался — весь, цели­
ком, как еще никто до него в мировой
литературе.
Авторитеты Чернышевского, Белин­
ского, Михайловского понемногу тус­
кнели, но модернисты (этим совсем уже
несуразным словом обзывали иногда
символистов), со старыми интеллигентско-революцйонными традициями
не
. порвали.
Мережковский и Гиппиус были близ­
ко связаны с эсерами. Брюсов нашумел
революционными стихами о «Каменьщике в фартухе белом»- В поезии А.
Блока и А. Белого мотивы Вл. Соловье­
ва перекликались' с некрасовскими.
Новые веяния охватили также цер­
ковные круги. Профессор казанской ду­
ховной академии Несмелое высказал
дерзновенную мысль, что бытие Божие
утверждается реальностью человечес­
кого бытия и некоторыми положениями
атеиста Фейербаха подкреплял свое
православное богословствоваяие (по за­
мечанию Бердяева).
Человеком новой эпохи был о. Павел
Флоренский, автор
своеобразнейшей
книги «Столп и утверждение истины».
Повидимому его значение еще никем на
было полностью оценено.
В Серебряный век открылись новые
духовные просторы, которые не сни­
лись писаревским «мыслящим реали­
стам» и всяким «критически мыслящим
личностям» середины 19 века, да и на­
родникам, но лучшие народнические
идеалы по новому ожили в ту эпоху.
Так-же по новому были поиятыдкрежиты великие одиночки прошлого века
не только Толстой, Достоевский. Вл- Соловьвев, но также никем вв замечен- .
ньтй Н. Федоров с его учением о творче­
ПОСЕВ
ском долге сынов воскресить умерших
отцов («философия общего дела»), а
так-же Константин Леонтьев, который
был пугалом для радикальной интел­
лигенции конца 19 века.
Между тем, сила К. Леонтьва была
не в его мрачном реакционеретве, а в
гениальной критике самодовольно-бур­
жуазной Европы, в искании творческибогатой жизни — героической, напря­
женной, полнокровной. Он еще проник­
новеннее, чем Достоевский в «Бесах»,
предугадал большевизм: это ведь ему
принадлежит жуткое изречение о том,
что может быта Россия из своих недр
родит Антихриста.
Здесь нет места для общей характе­
ристики Серебряного века. Я ограни­
чиваюсь преимущественно литератур­
ными примерами, и только отмечу, что
в эту эпоху наряду с поэзией, филосо­
фией расцвела так-же живопись, ^на
смену гражданственным передвижни­
кам явился свободно-творческий союз
художников Мир Искусства. Расцвел
также театр. Новые пути театрального
искусства открыли Станиславский и
безвременно умершая В. Ф- Комиссаржевская. Дягилев поражал своими ве­
ликолепными балетными постановками.
Прогремели имена Анны Павловой, Ка­
рсавиной, Нижинского. Русский балет
был в то время лучшим в мире.
Особое положение занимала так наз.
группа изд-ва «Знание» (Максим Горь­
кий, И. А. Бунин, Л. Н- Андреев и др., а
также в порядке дружбы примыкав­
ший к ним Шаляпин) была в стороне
от новых веяний.
Бунин, Горький, Л. Андреев — были
более популярны, чем Мережковский,
Сологуб, Ремизов, их проза представля­
лась более привычной для массовой ин­
теллигенции. Однако, по приемам, в
особености Бунин и Л. Андреев были,
конечно, и модернистами и новаторами,
писали импрессионистически-отрьшочно. Но не Максим Горький- Для двадца­
тилетия перед революцией он был в
сущности уже старинным типом интел­
лигента: крупный художник, он всегда
стремился что-то доказать, стремился
поучать. К тому же у него не было настящей культуры, а только образован­
ность — множество знаний, которые
ему так и не удавалось никогда «пере­
варить».
Главная особенность Серебрянного
века ,— в установлении той иерархии
культурных ценностей, которой не бы­
ло во второй половине 19 века, когда
преобладала иерархия преимуществен­
но гражданских, социальных ценнос­
тей.
*
Очень существенно, что в Серебря­
ный век обновилась связь и с Золотым
веком, с пушкинской эпохой.
Блок писал, что наконец-то удалось
распечатать великое культурное насле­
дие Пушкина, Баратынского, Жуковс­
кого, Державина, опечатенное еще в
40-х г.г. Белинским с его социально-ли­
тературными поучениями на печатяхсентенциях (так, например, он укоряя
Татьяну за якобы «безнравственную»
верность старому, нелюбимому мужу,
т. е- не пожелал понять ее просто, по-че­
№ 11 (146)
ловечески, вне своей социальной мора­
ли). Белинского же Блик обозвал «бе­
лым генералом» русской интеллиген­
ции . . . Но будем, однако, справедливы
и к Белинскому. Он был прежде всего
гражданин. Такое выражение, как «хо­
роший вкус» вероятно могло бы только
возмутить его. Свободу художествен­
ного творчества он не очень ценил, но у
него было природное чутье к искусству,
так же, как, впрочем, и у Писарева, ко­
торый взял на себя роль настоящего по­
громщика русской культуры- Белинс­
кий и Писарев были на самом деле ум­
нее, тоньше своих собственных воззре­
ний, убеждений. Но именно благодаря
им творческий Пушкин — живой и ве­
чный, был утаен от учащейся молодежи
в продолжение многих десятилетий.
Ведь преподаватели словесности, и в
Серебряный век, да и теперь «подава­
ли» Пушкина и вообще литературу пре­
имущественно под утлом зрения Белин­
ского.
Связь с Пушкиным стала особенно
очевидной в 10-х г.г., когда появились
так называемые акмеисты, которые .в
журнале «Апполон» выступили против
символистов..
Символистами считались Мережко­
вский, Гишшус, Вячеслав Иванов, Брю­
сов, Волошин, Сологуб, Андрей Белый,
Блок, Бальмонт, акмеистами же — Гу­
милев, Ахматова, Осип Мандельштам
М. Кузьмин и Иннокентий Анненский
(в качестве предтечи). К акмеистскому
же поколению принадлежали Н- Клюев
Б. Пастернак и Марина Цветаева.
Идеолог, мэтр акмеизма Гумилев су­
дил о символистах почти так же, как
Пушкин о Ленском — находил у них и
«романтические розы», и «нечто», и «ту­
манную даль», вообще отсутствие чув­
ства меры. Акмеисты выдвинули тему
строительства культуры и германской
романтике символистов противополага­
ли латинскую ясность, умеренность,
трезвость. Но этим литературным идео­
логам не следует придавать слишком
большого значения. Акмеисты «народи­
лись» в известном салоне (так наз. «ба­
шне») Вяч. Иванова. Они дышали все
тем же воздухом Серебряного века- Так
же, как и футуристы (Бурлюк, Маяков­
ский, Хлебников и Северянин), «народи­
вшиеся» уже перед самой войной 14 г.
Отмечу, что футуристы, как и акмеис­
ты, до 17-го г. были равнодушны ко вся­
кой вообще политике (в противополо­
жность многим символистам). Это объя­
сняется убылью революционных наст­
роений в 10-х г.г.
(Окончание следует)
/
В БЛИЖАЙШИХ НОМЕРАХ
« П О С Е В А » БУДУТ НАПЕЧАТАНЫ:
Н.
Гремев
Г.
Андреев
СМЫСЛ ОДНОЙ КАРЬЕРЫ
ПОД ПОКРОВОМ ночи
В.
Марков
АРТУР КЕСТХЕР
В. Г о р н я
1
ЗИГЗАГИ ПОЛИТИКИ и
ЭЛЛЕГИЧЕСКИЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ
'
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
13
П0С1В
г
S
В
«гая
СКОТСКИЙ ХУТОР
ДЖОРДЖ ОРВЕЛЛ
(4-е
продолженае)
По воскресеньям не работали,
завтракали на час позже обыкно­
венного, а после завтрака проис­
ходила церемония, соблюдавшая­
ся неукоснительно каждую неде­
лю. Сначала подъем флага. Сне­
ж о к нашел в каретном сарае ста­
рую зеленую скатерть г-жи Джонс
намалевал на ней белой краской
копыто и рот. Его подымали на
флагшток, стоявший в саду при
ферме, каждым воскресным утром
Флаг зеленый — объяснил Сне­
ж о к — потому что он изображает
зеленые поля Англии; копыто же
и рог означают будущую Респуб­
лику Животных, которая возник­
нет,
когда будет окончательно
низвергнут человеческий род. П о ­
сле подъема флага все животные
сходились в большом сарае на о б ­
щее собрание, называвшееся Ми­
тингом. Здесь намечалась работа
на следующую неделю, вносились
и обсуждались резолюции. Резо­
люции всегда вносились свинья­
ми. Другие животные разбирались
в голосовании, но никогда не мо­
гли придумать собственных резо­
люций. Снежок и Наполеон проя­
вляли всего больше активности в
прениях. Hp было замечено, что
они никогда не соглашались друг
с другом: какое бы предложение
один из них ни вносил, другой не­
пременно возражал. Дд™ . когда
постановили отвести небольшую
лужайку за фруктовым садом под
дом отдыха для нетрудоспособных
животных, — что само по себе не
могло вызывать возражений, —
возникли бурные прения о преде­
льном рабочем возрасте для каж­
дой категории животных. Митинг
всегда заканчивался пением «Ско­
та Английского», а остаток дня —
развлекались.
Каретный сарай свиньи взяли се­
бе под штаб. Здесь по вечерам они
изучали кузнечное и плотничное
дело и другие ремесла по книгам,
которые перенесли из жилого д о ­
ма. Снежок, кроме того, занимал­
ся организацией других живот­
ных в то, что он называл «скоткомами». В этом он был неутомим.
Он образовал Комитет Яйценесевия для кур. Союз Чистых Х в о с ­
тов для коров, Комитет по Перекковке Диких Товарищей (его зада­
чей было приручение крыс и зай­
цев), Движение за Более Белую
Шерсть для овец и всякие другие,
не говоря у ж об учреждении клас­
сов грамоты. В общем затеи эти
закончились провалом. Так, на­
пример, попытка приручить диких
животных провалилась почти сра­
зу же. Они продолжали вести с е ­
бя попрежнему, и когда с ними об­
ращались великодушно, попросту
пользовались этим. Кошка вошла
в Комитет по Перековке и в тече­
нии нескольких дней проявляла в
нем большую деятельность. Раз ее
видели сидящей на крыше и раэ>
Copyrigtit by A u t h o r
говаривающей с воробьями, до к о ­
торых она не могла добраться.
Она внушала им, что все живот­
ные теперь товарищи, и что лю­
бой воробей может, если желает,
подлететь и примоститься на ее
лапке. Но воробьи держались по­
одаль.
Классы грамоты, впрочем, поль­
зовались большим успехом. К осе­
ни почти каждое животное на ф е ­
рме было в той или иной степени
грамотно.
Что касается свиней, то они мо­
гли у ж е читать и писать в совер­
шенстве. Собаки выучились ч и ­
тать довольно хорошо, но, кроме
Семи Заповедей, чтение и х не ин­
тересовало. Коза Манька
умела
читать немного лучше чем собаки
и иногда по вечерам читала дру­
гим вслух обрывки газет, которые
она находила в мусорной яме. В е ­
ниамин читал ничуть не хуже н ю бой свиньи, но никогда особенно
не проявлял эту способность. На­
сколько ему известно, говорил он,
нет ничего, что бы стоило читать.
Кашка выучила весь алфавит, но
не умела складывать слова. Бок­
сер не пошел дальше буквы Г. Он
чертил я пыли своим громадным
копытом А , В, В, Г к потом оста­
навливался м созерцал буквы, за­
кладывай уши, иногда потряхи­
вая челкой и изо всей мочи стара­
ясь припомнить, что идет дальше
— но всегда безуспешно. Несколь­
ко раз, правда, он выучивал Д, Е,
Ж , 3, в о всегда оказывалось, что
к тому времени он забывал А, Б,
В и Г. В конце концов он решил
удовлетвориться первыми четырь­
мя буквами и выписывал их раз
или два в день, чтобы освежить
их в памяти. Молли отказалась за­
учивать какие-либо С квы кроме
четырех, входивших в ее имя. Эти
буквы
она складывала
очень
тщательно и з веточек и затем
украшала их несколькими цвето­
чками и ходила вокруг, любуясь.
Ни одно другое животное на
ферме не пошло дальше буквы А.
Обнаружилось также, что живот­
ные поглупее, вроде овец, кур и
уток, не могли выучить Семь За­
поведей наизусть. По зрелом раз­
мышлении Снежок объявил, что
Семь Заповедей могут быть сведе­
ны к одному правилу, а именно:
«Четыре ноги — хорошо, две н о ­
ги — плохо». В этом, сказал он,
заключается основной
принцип
скотизма. Всякий, кто полностью
постиг его. обеспечен от человече­
ского влияния. Птицы сначала
возражали, так как им казалось,
что они тоже двуногие, но Снежок
доказал им, что это не так.
««Птичье крыло, товарищи, зая­
вил он, орган для движения, а не
для манипуляций. Поэтому его
' следует рассматривать как ногу.
Отличительная черта Человека —
рука, орудие, при помощи которо­
го он совершает всг дурное».
Птицы не поняли длинных слов
g
1
Снежка, но приняли его объясне­ голосом, подпрыгивал и подергивая
ние, и все животные * поскромнее хвостиком, — неужели хоть один
принялись заучивать новое пра­ из вас хочет, чтобы Джонс в е р ­
вило наизусть. «ЧЕТЫРЕ НОГИ нулся?!»
В самом деле, если в чем живот­
— ХОРОШО, Дтга НОГИ — ПЛО­
ХО» было начертано на боковой ные были вполне уверены, так это
стене сарая под Семью Заповедя­ в том, что ни одно из них не ж е ­
ми, еще более крупными буквами. лает возвращения Джонса. Когда
Раз выучив это правило наизусть, вопрос был предагавлен в таком
овцы очень полюбили' его и часто, свете, им нечего было возразить.
лежа в поле, вдруг принимались Было слишком ясно, как важно
блеять: «Четыре ноги — хорошо, поддерживать свиней в добром
две ноги — плохо», и делали это здоровье. Поэтому без дальней­
ших споров решено было предос­
целые часы подряд без устали.
Наполеон не интересовался ко­ тавить свиньям молоко и падалку,
митетами Снежка. Он говорил, что а равно и весь урожай яблок, к о ­
подготовка молодежи важнее в с е ­ гда они созреют.
Перевод сделан
го того, что можно сделать с взро­
Г. Струве и М. Кригер
слыми. Случилось так, что и Мил­
ка й Белка ощенились вскоре п о ­
(Продолжение следует)
сле сенокоса, произведя, на свет
девять здоровых щенят. Как толь­
ко они были отняты от груди, На­
КНИЖНАЯ ПОЛКА
полеон их отобрал, сказав, что он НАХОДКИ И ПОТЕРИ. Стихи.
берет на себя всю ответственность
(1938 — 1948). Мюнхен. Стр. 32
за их образование. Он поместил
В предисловии автор заявляет,
их на чердаке, куда можно было что не боится упрека в пессимиз­
забираться только по лесенке из ме. Свои стихи он откровенно счи­
каретного сарая, и держал их там тает «упадочническими». Конечно,
в таком уединении, что другие вполне законно сомневаться в том,
животные скоро забыли о их с у ­ что «гражданский тон каждого
ществовании.
эмигрантского писателя заключа­
Вскоре выяснилось, куда пропа­ ется в метании пламенных призы­
дало молоко: его примешивали вов», ясно, что «печаль и безнаде­
каждый день к свиному корму. жность — законнейшие поэтичес­
Начали созревать ранние яблоки, кие настроения», но стихи Эфера
и трава в фруктовом саду была пессимистичны только по содер­
покрыта падалками.
Животные, жанию, а не по тону. Говорит ли
разумеется, полагали, что их бу­ он о смерти или об атомных химе­
дут распределять поровну. Но в рах, он до трагизма не возвыша­
один
прекрасный - день вышел ется. Если бы не некоторые с о в .
приказ собирать в с е падалки и ременные выражения и очень
стихи
приносить их в каретный сарай умеренный «модернизм»,
для свиней. Некоторые животные Эфера вполне подошли бы к при­
возроптали, но безуспешно. Все ложениям к «Ниве», когда также
свиньи в этом вопросе были заод­ впадали иногда в так наз. песси­
но, даже Снежок и Наполеон. мистический тон, потому что
Он до сих пор, мне на горе,
Фискала послали дать необходи­
Числится мужем твоим . . .
мые разъяснения остальным.
Волее выразительны т е стихи
«Товарищи!» воскликнул он. Вы
Эфера, в которых он обращается
не воображаете,' я надеюсь, что
к прошлому — тогда его голос к р е ­
мы. свиньи, делаем это из себялю­
пнет и он пишет не по шаблону:
бия, или в порядке привиллегий?
Только помню годы а былые,
Многие из нас, даже, не любят
Годы, как заезжие дворы,
молока и яблок. Я сам их не люб­
лю. Если мы берем себе эти вещи,
Яаттатгм ГОСТИНИЦ НСЖИЛЫе,
наша единственная цель — наше
Пыльные портьеры и ковры...
здоровье. Молоко и яблоки (это
А современности, ни печальной,
доказано наукой, товарищи) со­ ни радостной, Эферу запечатлеть
держат вещества, совершенно не­ не удалось.
обходимые для здоровья свиней.
Ю. И-о.
Мы, свиньи, трудимся умственно.
uuiiiiaittiimiiiHiHuiwiiiiiuiuiiiiiiuiuiiiuuiiiiiMiiutMiiuiiiiiitiiiiiMim
Все заведывание и организация
этой фермы лежит на нас. День и
«POSSEV»
ночь м ы заботимся о вашем бла­
— Social and Pobtfkal Review
гополучии. Ради В а с
мы пьем
under EUCOM C i v i l Affairs D i это молоко, и едим эти яблоки. Вы pubMshed
v M n Authorization UNDP 117 Publisher:
знаете, что случится, если мы, Vladfcoir Gorachek. Moenchehof Kassel,
свиньи, не выполним своей обя­ Printer: Limburger Vereinsdruckerel,
ИаЬищТ ill• i
Published semi-weekly.
занности? Джонс вернется! Неу­ 1Editorial
and Executive office; .Business
жели,
товарищи, — воскли­ a n * ' c i r c u l a t i o n
department:
Verlag
кнул Фискал почти уМ0ЛЯЮЩИМ„роавег", Limburg/Lahn. Circulation 2000.
0
РАСПРОДАЮТСЯ
a
0
ВЕРНУВШИЕСЯ В НЕБОЛЬШОМ КОЛИЧЕСТВЕ ОТ
Q
РАСПРОСТРАНИТЕЛЕЙ КАЛЕНДАРИ « П О С Е В » НА
1949 ГОД РАСПРОДАЮТСЯ:
Q
н
ВМЕСТО
4.50 — В С Е Г О
4.00 Н М .
Q
д
Заказы: Verlag „ F o s a e v " , LimburB/Lahn.
IOIOIOIOROIOIOIOIOIOIOI
о
ю
в
о
ю
И
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПОСЕВ
14
ТА 11 (14ft)
Mux.
Розанов
ЗАВОЕВАТЕЛИ БЕЛЫХ ПЯТЕН
(11 лет невольничьего опыта)
Глава
X V I
Лагерная «Академия»
(Май 1937 года — август 1938 года в изо­
ляторах Судостроя' на Печоре).
В КЛОПОВНИКЕ
Вот и переехал на новую квартиру!.. Бр-р-р!.. Нет,
определенно не нравится! Никаких удобств: поломанные
нары, остатки стола и дырявая-предырявая железная печка.
Только одно утешает — въехал один. Для такой «важной
птицы» отсюда какую-то мелкую сошку только что пере­
вели в общую камеру. В печке еще тлеет зола.
За дверью щелкнул засов. Третий раз в жизни.
Я оглядываю невольное пристанище. Прежде, проходя
мимо в контору, я не раз слышал отсюда возгласы забубён­
ной шпаны: — «Михаил Михайлович, передай махорки,
будь человеком! Подзашел на неделю!». Ну, как не выта­
щить из кармана пачки махорки парню, с которым на пару,
босые- плыли сотни километров на обледеневших плотах!
Шпана, непроходимое ворье, но вместе пили, ели, спали и
прыгали в ледяную воду, снимая застрявшие на порогах
плоты. Сейчас они там, — «на воле», а я здесь. Судьба игра­
ет нами . . . особенно в лагере.
Видно, мне теперь придется взывать сквозь решетку
проходящим знакомым:
— Черти, не забывайте! С утра не дымил!
Клоповник, Именуемый изолятором, был построен еще
осенью 1935 года, до моего приезда. Строили его наспех, по
лагерному методу «тяп-ляп», лишь бы сразу не развалился.
Изоляторы в концлагерях на строительных командиров­
ках всегда сооружались в первую очередь и на курьих
ножках. Люди еще спят под открытым небом или в продув­
ных палатках, а изолятор уже готов. Без него не могло быть
никакой дисциплины. Пока нет изолятора, большая часть
уголовников всячески отлынивает от работ. Царит поваль­
ное воровство и открытый грабеж. Страдает и местное на­
селение, если оно невдалеке от лагеря, и свои заключенные.
Только изолятор вносит некоторое умиротворение. Одного
за другим тащат в изолятор «блатарей» — атаманов лагер­
ных шаек разбойников. Отсюда их группами переотправ­
ляют в центральные изоляторы лагеря, а там не разгуля­
ешься.
Изолятор, конечно, не искореняет воровства. Оно оста­
ется, только мельчает; зато открытые грабежи и бандит­
ский террор прекращаются. «Колхозники» облегченно пе­
реводят дух и по свойственной русскому мужику натуре
начинают «окулачиваться» и «обрастать»: заведут кружки,
запасные портянки, сколотят дощатые сундуки. Иные до
того осмелеют, что, уходя на работу, даже котелки остав­
ляют в бараке. Когда же мокрая обувь ночью сушится воз­
ле печки, а не на усталых ногах или в изголовье — это гла­
вный признак мира и порядка на командировке. Тогда на
командировке говорят: — «Не жизнь, а малина!.. ».
Изолятор Судостроя тоже выполнил свое назначение.
Н И К О М У не улыбалось попасть в это решето. Зимой его не
натопишь — продувает снизу, сверху и с боков, летом —
полчища комаров и мошкары не дают сомкнуть глаз. А
клопы!.. И как они ухитряются замирать в таком холоди­
льнике!?
Хорошо, что догадался взять полушубок и не одно, а
два одеяла. Не могу же я день и ночь шуровать печку! Да и
кто даст такую уйму топлива! Знаю эту норму: восемь киСоруright by Verbs «Р о s s е v».
лограммов сырых древесных отбросов на печку в изолятор.
Не очень-то растопишься!
Пока я исследую провалы в двухъярусных нарах и
обозреваю, где лучше устроиться —внизу иль наверху —
изолятор проснулся.
— Эй, кого там привели в первую камеру?
— Розанов. Знаете такого?
— Да ну! Еще бы? Что такое, Михаил Михалыч?
— Ничего такого. Обычное. С каждым может быть. А
это кто там интересуется?
— Козлович. Конопатчик. Третий день тут. Я не один,
нас трое из борисенковой бригады.
— Что-нибудь нашкодили?
— Какое там! Какие ж мы шкоды?
— Так за что же?
— Баржа сто сорок третья после пуска дала течь. А
мы на ней днище выхаживали, проверяли. Филимонов го­
ворит — вредительски работали. Будто мы выходку с це­
лью плохо сделали. Сегодня только размяк. Вместо следст­
венного дела, припаял нам по десять суток.
— Довольны?..
— Еще бы! Теперь нас и силой не загонят под баржу
на выходку. Гнулись, гнулись под ней, а за это вредителями
обзывают. Разве каждый сантиметр успеешь за два дня
проверить? А в днище-то, почитай- шестьсот квадратных
метров! Лучше на лесную биржу пойдем. С баланами рабо­
тать спокойнее — не привяжутся. А вас за что?
,
— Пока еще не знаю. Пришли, забрали, посадили —
вот и весь сказ. Буду ждать. Объяснят.
Из соседних камер посыпались всевозможные предпо­
ложения.
Поддержав еще с полчаса межкамерную дискуссию, я
залез на верхние нарьт, расстелил полушубок и с головой
укрылся обоими одеялами.
С реки донесся гудок парохода. Удастся ли мне снова
полежать когда-нибудь в теплой каюте, на мягкой койке?
Эх, ты, судьба, судьба!
«СОБАКА» — СТАРЫЙ СОЛОВЧАНИН
На четвертый день в смежную камеру привели какогото буйного урку. Колотит в дверь, ревет в окно на всю Пе­
чору. Прямо, как белены объелся.
— Да успокойся же, наконец, чорт полосатый!—кричу
я соседу.
— Кто я им, «колхозник» что ли? — отвечает тот. —
Комендант! Комендант! Комендант, сука тупорылая!!! Веди
сейчас же к Филимонову, а не то двери вышибу. За что по­
садили?!
Из, комендантской рубки появляется долговязый, не­
поворотливый Бурылин:
— Чего расходился? Будешь шуметь — свяжу. Пой­
дешь, когда Филимонов позовет.
— Вы, суки, сами посадили меня, без Филимонова. Я
найду на вас управу. Веди, говорю! Где Танька?
— Простись с Танькой, отгулялись. Отправили ее на
этап в Кедровый Бор. Кусалась, стерва, да мы ее связали
и снесли на пароход, — с нескрываемым злорадством гово­
рит комендант.
— Ах, в ы . . . ! — и полилась на коменданта отполи­
рованная ругань, столь артистическая, что ни один изда­
тель, кроме заборного, не взялся бы пропечатать ее. Вслед
затем послышался треск разламываемых нар. Изолятор
притих, прислушиваясь к ударам и треску.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
J * 11 (146)
15
ПОСЕВ
— Брешете, поведете к Филимонову! Я вам за Таньку
кишки на рукав намотаю, ноги повыдергиваю!
Вооружившись накатником от разрушенных нар, со­
сед начал таранить дверь. Хилая внутренняя стена изоля­
тора заходила ходуном. Дверь то скрипела, то трещала.
— Крак! — послышался звук выбитой из двери доски.
Дальше «работа» пошла легче. Слышалось только грозное
сопенье и удары. Наконец, сосед выскочил из камеры в ко­
ридор. Полдела сделано! Осталось выбить вторую дверь —
из коридора наружу. Удары сыпались за ударами. Но на­
ружная дверь оказалась куда прочнее. Раньше и ее не раз
выбивали, но умудренная опытом комендатура сделала эту
дверь по всем правилам тюремной техники: двойную, на
шпонках и крестовинах из восьмисантиметровых досок, по­
всюду скрепленных болтами, костылями и скобами. Дверь
стонала, но не поддавалась. Звуки ударов далеко разноси­
лись по верфи, собирая любопытных.
— Вы чего буркалы вылупили? —грозно обратился к
кучке лагерников показавшийся комендант. — А ну, марш
по своим местам!
Народ, приученный смиряться под грозными окриками
начальства, вмиг рассеялся.
Комендант не спеша подошел к изолятору, постоял с
минутку, докуривая папиросу, и, прислушиваясь к слабею­
щим ударам, хладнокровно спросил:
— Кончил что ли? Выдохся? Сейчас открою. Пойдем к
Филимонову.
Послышался лязг тяжелого замка, железная накладина со звоном упала, и дверь открылась.
— Ну, выходи! Только не вздумай бежать! Со мной
шутки плохи.
На улицу вышел детина лет двадцати. Белокурые во­
лосы его были взлохмачены. По лицу бежал пот от напря­
женной «работы». Позади, слегка прихрамывая, в валенках,
с палкой спокойно шел комендант.
- — Откуда этот вояка? При мне его на Судострое не
было.
— Он только второй месяц у нас, — отозвался чей-то
голос. — Со своей халявой пришел. Кажется, с рудника
Иджид-Кырта. Отчаянная голова. У него и прозвище-то
подходящее — «Собака».
— «Собака»? Знакомое прозвище. А как его фамилия.
— Томашевский.
— А га! Как же, известный тип. Помню его еще маль­
чишкой. Шесть лет назад он был на Соловецком острове в
колонии малолетних преступников. Тогда ему лет четыр­
надцать было, не больше. Из молодых, да ранний. Все Со­
ловки знали «Собаку». Чем-то кончится его беседа с Фили­
моновым?
— Известно, чем. Выпустят. Пообещает работать, вот
и простит уполномоченный. Это не мы с в а м и . . .
Я замолк, воскрешая в памяти один из эпизодов соло­
вецкой жизни, связанный с Томашевским.
Как-то летом 1932 года, в самый разгар кратковремен­
ного лагерного либерализма, соловецкая культурно-просве­
тительная часть придумала такой пропагандный трюк. Во
дворе соловецкого кремля (монастыря), у стен Успенского
собора, было выставлено три гроба. Настоящих: черных, с
каймой, на ножках и с приподнятой крышкой. За каждым
гробом стоял большой деревянный крест с крупно выведен­
ной надписью: — «Здесь похоронен злостный отказчик от
работы», и дальше шла его фамилия. Первых двух отказ­
чиков совсем забыл, и вот третьего, Томашевского, помню,
как сейчас. В самих гробах лежали «трудовые обязательст­
ва» «покойников», в которых они клеймили позором свое
прошлое и клялись впредь честно работать и примерно вести
себя.
Гробы простояли недолго. Они исчезли через две неде­
ли так же внезапно, как и появились. Оказалось, новорож­
денные ударники снова ударились в грабежи, воровство и
отназы от работы. Горбатого исправит могила . . . только не
пропагандная.
Кто-то из вольнонаемных сфотографировал гробы. И
вскоре, говорят, иностранные газеты печатали эти снимки
с подписью: «Для устрашения заключенных на Соловках,
ОГПУ выставило трупы расстрелянных отказчиков от ра­
боты» . . . Нет, ОГПУ так топорно не работает! У него дело
поставлено куда более тонко. Художественно.
Вскоре на Соловках был отдан строжайший приказ, во­
спрещающий кому бы то ни было из вольнонаемного соста­
ва иметь на острове фотоаппарат. Даже начальник военной
.охраны Соловков, и тот перестал носить на ремне «Лейку»
— ее взяли на хранение в ИСЧ.
Через час Томашевский вернулся от Филимонова.
— Ну, как? — спрашиваем.
— В порядке. Купил. Со следующим этапом еду в Ке­
дровый. Только нужно до этого дня поработать. Схожу к
Шарыгину. Пусть возьмет вить паклю. Работа теплая — у
печки. Как-нибудь перекантуюсь до отъезда.
— Эй, «Собака»! — спрашиваю, — когда это ты вос­
крес?
— То-есть как это воскрес? Когда ж я подыхал?
— А на Соловках в 32-м году. Разве забыл? Не стоял
ли во дворе Кремля твой гроб?
Черствый голос Томашевского размяк.
— Ты, значит, тоже соловчанин? Где ты там был? В
какой роте? На какой работе? А «Цыгана» помнишь? Шлеп­
нули в тридцать третьем. «Чубчика» знаешь? Да он вместе
со мной в колонии был! Который в тридцать втором из под­
вала ИСЧ бежал. Зарезал свою Маруху. На остров Вайгач
отправили. Добавили три года.
Томашевский кусками бросал мне истории знаменито­
стей соловецкого уголовного мира. В нем он вырос, им он
воспитан. Дальше этого мира его интересы не простира­
лись. И он искренне верил, что все эти истории с «Чубчи­
ками» и «Цыганами» всех страшно волнуют.
— Кстати, — продолжал Томашевский, — махорка-то
у тебя есть? Моя рассыпалась. Коменданты карман разод­
рали, когда сюда тащили.
Я пересыпал по бумажке через щель горсть махорки.
К вечеру «Собака» — Томашевский уже гулял по вер­
фи. И каждый день, проходя мимо, он кричал:
Сейчас для. тебя оставил еще пачку махорки в комен­
датуре. Вчерашнюю-то получил7 А как насчет жратвы?
Завтра мясных консервов подброшу. Пока я тут, не забуду.
Даже этот головорез, думаю я, ценит старых соловчан.
Мало нас уцелело! За пять лет встречаю только третьего че­
ловека из Соловецкого концлагеря и первого — с острова.
Тысячи соловчан позатерялись, по др угим лагерям, как
иголки в сене. А, ведь, нашего брата было там сто двадцать
тысяч!
В СЛЕДУЮЩЕМ НОМЕРЕ ЧИТАЙТЕ:
Главу
XVI
Лагерная «академия»
СРЕДИ ПОДОНКОВ * ДВА МЕТОДА, ДВЕ ЦЕЛИ *
БРАКОДЕЛЫ НА ВЫУЧКЕ
Я жалею, что уехал в Америку
и не успел купить Ваш карманный
русско - английский словарь. Здесь
без этого, буквально, как без рук. У
Вашего представителя здесь их тоже
нет. Пожалуйста вышлите поскорее»—
пишет нам А. Н. (Щербин из Нью-Йорка
В САМОМ ДЕЛЕ:
«РУССКО - АНГЛИЙСКИЙ СЛОВАРЬ»
А. ПЕЛЬПЕР
содержит 3.000 самых необходимых
слов с произношением. С его помощью
Вы можете легко преодолеть трудности
первого времени пребывания в стране
с английским языком.
•»
ВСЕ ЕДУЩИЕ В США АВСТРАЛИЮ, АНГЛИЮ И
КАНАДУ — НЕ ПОВТОРИТЕ ОШИБКИ А. Н. СЕРБИНД
И ВЫПИШИТЕ ПОСКОРЕЕ ЭТОТ СЛОВАРЬ
Ц Е Н А — 4 НМ
Limburg/Lahn, Verlag „Р о s s е v "
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПОСЕВ
16
xxtxi3:»:y-i-ci:iij:iT04.ri4TriJj:t:i:ccca
№ 11 (146»
РОЗЫСКИ ИРО:
' (16) Arolsen, Кг. Waldeck.
Боброва Анна, 1921 года рожде­
ния, из Ростова на Дону. Б ц стряков Василий, последние изве­
стия из Нюренберга. Рабинович..
ЕЖЕНЕДЕЛЬНИК
Гершель
14 лет, родился в Рос­
общественной и политической
сии, последнее известие из Мин­
мысли
ска. Рабинович Исаак, 45 лет, из
Яновер-Ковно, последнее, извес­
Год издания пятый
тие из Минска. Рабинович Тир за,
Выходит по воскресеньям
35 лет, родилась в России, пос­
Издатель — В. Горачек
леднее известие из Минска. Р о Редактор — Е. Романов
эенберг Були, 17 лет из Баранов­
Издательство и редакция: L i m ­
ской Волыни. Роэенберг Берль,
burg/Lahn,
Deutschland. Verlag
40 лет из Зеле под Барановской
„ P o s s e v " . Tel. 608
Волынью.
Солыма
Екатерина,
р. 1927, из Монастырце, последнее
Статьи, " подписанные фамилией
ейн, 62 года из Румынии, послед­
или инициалами автора, не обяза­
нее известие из Черновиц.
тельно выражают мнение редак­
ции. Непринятые рукописи, как
правило, не возвращаются. Стихи
редакция не печатает. Книги для
РАЗЫСКИВАЮ
отзыва следует присылать в трех
Й
брата ЯКУБА ИСИДОРА.
экземплярам Перепечатывать, пе­
П Сообщить редакц. « П о с е в »
реводить на иностранные языки,
А
Тимофей
(|
исполь^ ~ твать в выдержках или
иным с * еобом материалы, снаб­
женные ..copyright", -можно только
с разрешения Издательства. О с ­
тальные материалы могут быть
Принимаю заказы
перепечатываемы, но с обязате­
по изготовлении!
льной ссылкой на источник. На­
ЦЕРКОВНЫХ СВЕЧЕЙ
рушение этого порядка будет пре­
всех размеров (по желавшие), |
следоваться согласно существую-'
свечей для освещения
де­
щим законам об охране авторских
коративных свечей
и издательских прав:
Leo
Tschebotarew
• В АВСТРАЛИИ: •
Кетяеп- и. Wachswarenfabrik |
M r . D. Kroopln, 24, East Crescent
Wethmar b. Liinen i. W.
St. Mc. Mahon's Point. Sydney.
Поступили в продажу в ограниченном количестве
СЛОВАРИ
Словарь в твердом переплете, 661 страница, 40.000 слов
НЕМЕЦКО - РУССКИЙ И РУССКО - НЕМЕЦКИЙ
в одном томе.
ЦЕНА — 6.50 НМ.
Заказы направлять: Verlag „Possev" Limburg/Lahn.
РУССКАЯ ТИПОГРАФИЯ « П Р О Г Р Е С С »
(Диал. нпж. А. И. Данилов)
Bad Homburg v. d. Н b. Frankfurt, Kaiser Friedrich
Promenade 57-59
ч
Принимает заказы на все типографские работы на:
РУССКОМ, АНГЛИЙСКОМ И НЕМЕ1ПЛМ ЯЗЫКАХ
Типография располагает большим ассортиментом разнооб­
разных шрифтов
Заказы выполняются быстро и аккуратна
Типография «Прогресс»
я
Новинки!
Wchrenholdstrasse
Книги, впервые появляющиеся в продаже в Германия.
Эти книги спасены и с большим трудом вывезены из Китая.
Священник Кирилл Зайцев
Его
Его
Его
Его
4
Советской РОССИИ
же
же
же
же
К познанию Православия
4
Киевская Русь
4
Оглашении нэыднте
1
Блаженная Ксения, Христа
ради юродивая
3
Памяти последнего царя 2.50
Его же
Святитель Феофан Затворник
София Зайцева
Ее же
Ее же
Православная Церковь в
Письма о христианской жиз­
ни
4
Детскими глазами на мир
4
У порога в мир
4
Путь через мир
4
Протоиерей Сергий Кронштадский — Моя жизнь во Христе
Петухов
Кончина мира. Мертвые тени
НМ
НМ
НМ
НМ
НМ
НМ
НМ
НМ
НМ
НМ
4 НМ
2 НМ
Заказы исполняются в течение 24 часов, быстро и аккуратно —
наложным платежом или по получении денег.
Центральный книжный склад:
Frankfurt/M., Fechenheim am Riitschlehem, 19
ВНИМАНИЮ ЧИТАТЕЛЕЙ!
Поступила в продажу книга С. А. Левицкого:
„Основы органического
мировоззрения**
Цена книги — 8 НМ. Но, принимая во внимание трудное
финансовое положение, в котором находятся в данное время
большинство наших соотечественников, издательство.
« П о с е в » с н и з и л о продажную цену для Германии до 5 НМ.
Для заграницы же цена остается без снижения.
Эту книгу можно приобрести у всех наших представителей
Издательство
«Посев»
К Н И Г И — ЛУЧШИЙ
ПОДАРОК
Богатый выбор книг.
Требуйте наш каталог.
Только у нас все новинки!
Frankfurt-Fechenhelan,
Am Rfltschleben 19.
ИЗ-ВД « П О С Е В »
И. Ильин
КРИЗИС БЕЗБОЖЬЯ
Цена — 0.75 НМ
*
Б. Глаголев
МАТЕРИАЛИЗМ В СВЕТЕ
СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ
Цена — 3.50. НМ
ГРАНИ
журнал литературы, искусства,
науки и общественной мысли.
Небольшой остаток № № 2, 3 и 4.
Цена отдельного номера — 4 НМ.
Все три номера — 10 НМ
• В ШВЕЙЦАРИИ: •
Leo Grossen, Postfach-Transit, Bern.
• В ШВЕЦИИ •
Frltzee К. Hovbokhandel
Fredsgatan 2; Stockholm
Telefon: Namnanrop .
Пена номера — 0,60 кр.
3 месяца — 7 кр. На год — 28 крон.
• В АНГЛИИ: •
V. V. Baratscbevsky, Russian Book
Shop, 26, Tottenham Street,
London W. 1.
• В АРГЕНТИНЕ: •
A. Denlssenko, Catamarca 325. Prov.
Buenos-Aires, Ballaster.
• В БЕЛЬГИИ: •
B. Lltvlnoff, Rue Ernest Solvey. 25
Bruxelles X L : Librarie d'lxelles. 118.
Chaussee d'lxelles. 118 Bruxelles X L ;
N. Redlich, Waterschel (Llmburg)Boschrand Straat 35
• В БРАЗИЛИИ: •
N. N i k l t l n , Bella Cintra 1466
Sao Paulo
• В ВЕНЕСУЭЛЕ: •
Sr. A. Kandaurolf. Dr Gonzalez a la
Ceiha 92. Caracas
• В ГРЕЦИИ: • •
M r Georg Mazarakis uud Co.,
Patission Street 9. Athenes.
• В ДАНИИ: •
„Russisk Bibliothek" Bredgade 53,
Kopenhagen
• В КАНАЛЕ: •
V. Ogorodnikoff H. E. P C. Scarboro
let. Ontario
• ВО ФРАНЦ. МАРОККО: •
A. Zvlkevitsch, Cite Bournazel,
Route Camp Boulhaut, Casablanca.
• В НОРВЕГИИ: •
Fedor Tarakanow Krusesgt 5. Oslo.
• В США: •
M r E. Stadnlkoff, 32-66, 35-th Street,
Long Island City 3 N Y , Mr 8. L
Podgorny, 4902 California Street,
San-Francisco 21, California.
• ВО ФРАНЦИИ: •
„La Renaissance" 73. Av des Champs
Eiysee-Paris 8,
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
6
Размер файла
762 Кб
Теги
997
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа