close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

860

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А. Я. НЛЧЛПКИН.
i5 W
AI
ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ
КОНСТРУИРОВАНИЯ УЧЕНИЯ О
,ГОСУДАРСТВЕННОМ ЛЕСНОМ
ХОЗЯЙСТВЕ.
,:;^
И З Д А Н И Е
СИБИНСТИТУТА
С. X.
И ЛЕСОВОДСТВЯ
оиск. 1928 г.
i
.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Я. Я. Начапкин.
Основные проблемы
конструирования учения о государственном
лесном хозяйстве.
Омск. Окрлит № 354.
Омгосполиграф.
1928 г. За к. № 28^0.
Тираж 50 экз.
Ни одна из многочисленных имеющихся в специальной литературе попыток выработать научное определение предмета учения, носящего название „государственного лесного хозяйства", „лесной поли- .
тики" и много других названий, как известно, еще не увенчалась общепризнанным успехом.
Но эти попытки к настоящему времени дали значительный материал для сопоставлений и критики различных воззрений по вопросу
о предмете, о системе изложения и о методе конструирующейся и
еще не закончившей свое конструирование науки о государственном
лесном хозяйстве.
Как и всякая другая наука, ' государственное лесное хозяйство
должно развиваться по мере того, как является надобность удовлетворять новые запросы жизни, в данном случае,—новые запросы лесного хозяйства.
Полезно время от времени, по мере накопления новых материалов, производить „переоценку ценностей" учения о государственном
лесном хозяйстве, стараясь при этом устанавливать наибольшее соответствие между основными понятиями науки о гос. лесн. хоз. и изменяющимися требованиями лесного хозяйства.
Необходимость установления правильного определения предмета
или сущности учения о государственном лесном хозяйстве диктуется,
по нашему мнению, не только чисто научными или академическими интересами, но и требованиями лесохозяйственной и лесополитической
практики.
Несомненно, что кристаллизация отчетливых понятий о предмете
отдельной науки дает возможность правильно координировать ее по
отношению к другим наукам, устанавливает ее на определенное место в классификации наук и тем самым способствует выработке и
метода и такой системы изложения, которые всего более отвечают
здоровому органическому развитию выделенной лишенной посторонних вредных примесей науки, и этим путем способствуют также и
наилучшему освещению практических задач, обслуживаемых данной
научной дисциплиной.
В услок-иях советской государственности две главные причины в
особенности побуждают заниматься разработкой теоретических вопросов учения о государственном лесном хозяйстве.
Первая причина—национализация земли и лесов, в связи с развитием плановой деятельности государства в других отраслях народного хозяйства, широко и непосредственно ставит перед государством
задачу максимальной рационализации конкретного государственного
лесного хозяйства, вопросы максимального обслуживания наукой—
государственным лесным хозяйством—общих задач экономической политики, вопросы извлечения наибольшей доходности в фонд социалистического накопления, вопросы увязки государственного лесного хо-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
—
4
—
зяйства с другими управляемыми, или' регулируемыми отраслями народного хозяйства и пр.
Разрешение всех этих вопросов происходит в процессе текущей
работы по созданию лесного законодательства и по выработке различного рода лесоэкономических и лесополитических мероприятий.
При этом учение о государственном лесном хозяйстве не должно
плестись в хвосте жизни и быть истолкователем уже предпринятых
мероприятий и изданных законоположений.
Учение о государственном лесном хозяйстве должно сделаться
настолько авторитетным, чтобы взять на себя роль научного светоча в
пестром калейдоскопе очередных лесополитических мероприятий.
Учение о государственном лесном хозяйстве должно выработать
исторически обусловленную систему директивных принципов, освещающую текущую работу и перспективу деятельности брганов лесной политики.
Вторая причина выдвижения теоретических вопросов учения о
государственном лесном хозяйстве следующая. В советском государстве, как еще нигде в мире, практически создана однотипность и относительная величественная простота отношений государства к лесу.
У нас леса раскрепощены от перегородок и тормозов частного
владения.
Следовательно, лесная политика с этой стороны может быть однотипной и учение о лесной политике или о государственном лесном
хозяйстве может быть сконструировано в виде системы принципов по
организации единого мощного государственного лесного хозяйства,
долженствующего работать для единой конкретно поставленной цели —
в пользу успешного социалистического строительства.
То, что для лучших лесных идеологов капиталистических стран
является только отдаленной надеждой—юридическое единство лесов,
управляемых государством, у нас стало, уже добрый десяток лет, совершившимся фактом.
В этом отношении учение о государственном лесном хозяйстве,
сконструированное на основе нашей советской государственности,
должно сделаться передовым и наиболее прогрессивным, будучи построено в соответствии с принципами грядущего или создающегося
социалистического строя.
И если там, у зарубежных ученых, еще не существует единого
мнения по вопоосу о предмете, о методе, о содержании и о системе
изложения учения о государственном лесном хозяйстве, то наши условия, как будто бы, в наибольшей степени, способствуют изживанию
разноязычия в понимании основ учения о государственном лесном
хозяйства.
Цель настоящей статьи—учесть степень развития науки о государственном лесном хозяйстве и современные запросы к государственному лесному хозяйству со стороны советской государственности и,
на основе этого учета, наметить те главные координаты, около которых должен группироваться материал о государственном лесном
хозяйстве при своем дальнейшем пополнении и развитии.
Чтобы уяснить возникновение корней учения о государственном
лесном хозяйстве в историческом ходе развития лесных дисциплин,
необходимо, в кратком схематическом обзоре, отметить те стадии развития лесохозяйственных знаний, которые мы имеем в историческом
прошлом.
Первые попытки научного применения к лесу политико-экономических точек зрения, как известно, относятся ко 2-ой половине 18-го
—
5
-
столетия, при чем эти точки зрения были выдвинуты в Германии камералистами, преподававшими лесоводство на так называемых камеральных факультетах университетов, впервые систематизировавшими
лесные знания и обосновавшими как бы новую науку: „камеральное
лесоводство", которое представляло собой энциклопедию лесохозяйственных и лесотехнических знаний, увязанную с политико-экономическими проблемами и даже иногда подчиненную им до степени искажения идеи постоянства пользования лесом.
Сюда относятся труды: W. G. Moser „Grundsatze der Forstokonomie"
1757 г. Iohann Jakob Trijfck: Forstlehrbuch 1789 г. и ряд других трудов.
Характерным в этом периоде было сводной стороны увлечение
политикоэкономическими проблемами, с подчинением им основ лесного
хозяйства, а с другой стороны указание на связь лесных наук с общими экономическими науками, как основными или вспомогательными.
Последняя точка зрения, сформулированная еще в рассматриваемый период и до настоящего времени не потеряла своего значения.
В этот же период трудами Wilh. Widenmann'a, Ewinner'a и др.
была выдвинута точка зрения на лесную экономию, как на прикладную часть политической экономии, при чем лесная экономия была
отнесена к циклу лесных наук, а не к общим экономическим дисциплинам.
Эта точка зрения, как известно, поддерживается и в настоящее
время большинством систематиков лесных знаний.
Таким образом, в этот первый очень плодотворный „камералистский" период лесные знания из своего прежнего состояния в виде
эмпирических рецептов, относящихся главным образом к технике ведения лесного хозяйства, были впервые подняты до уровня научных
дисциплин, были научно систематизированы и получили широкое народохозяйственное освещение.
Началом второго периода развития лесохозяйственных знаний
можно считать первую половину 19 столетия, когда была выдвинута
на первый план, вместо лесоэкономической, лесополитическая точка
зрения, при чем лесохозяйственная политика, как наука, равно как и
лесная экономика, в то вр^емя считалась прикладной частью политической экономии. Основоположниками этого взгляда были Pfeil,
T h e o d o r G a r t i g 'Kraft, H e s s и др.
;
Известный классический труд E n d r e s ' a ; „Forstpolitik", вышедший в 1922 году 2-м изданием, пытается окончательно закрепить первенство лесной политики по сравнению с лесной экономикой и отводит для лесной экономики место подготовительной главы в- курсе
лесной политики.
В этом втором периоде, после ряда попыток лесных систематиков, были установлены отчетливые различия между а) лесоводственнополитическими знаниями, при чем было стремление объединить последние в одной науке с названием лесная политика.
Начало третьего периода приурочивается к моменту выхода в печать трудов 1) Lorenz W a p p e s : Studien iiber die Grundbegriffe und die
Sistematik der Forstwissenschaft 1909 r. 2j Heinrich Wilhelm W e b e r : Forstwirtschaftspolitik 1926 г. и 3) H. W. W e b e r : Das System der Forstwirtschaftslehre 1923 r. G o d b e r s e n : Theorie der forstlichen Okonomik 1926 r.
Названные авторы с определенностью устанавливают связь лесной экономии с политэкономией и лесной политики с экономической
политикой, относя при этом лесную экономику к экспликативным наукам, к «наукам о сущем, к наукам, изучающим причинные зависимо-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
-
6
—
сти между явлениями, и лесную политику—к нормативным наукам, к
наукам о должном, к наукам, изучающим -принципы и пути вмешательства человека в лесное хозяйство.
При сопоставлении характерных особенностей очерченных здесь
3-х периодов развития лесохозяйственных знаний наблюдается своеобразная диалектика при сме,не основных точек зрения.
В 1-й период доминировало над остальными'политика—экономическое освещение проблем лесного хозяйства, при чем на первый
план, при господствовавших тогда в политической экономии взглядах
школы Адама С м и т а , были выдвигаемы аастно-хозяйственные интересы в лесном хозяйстве.
Во 2-й период частнохозяйственная точка зрения, уступила место
народо-хозяйственному освещению лесного хозяйства и лесополитическая наука поглотила науку о лесной экономике. Такой поворот в
сторону преобладания лесополитических проблем в лесохозяйственных
знаниях и в сторону некоторого ограничения института частной собственности сам по себе исторически понятен, так как к тому .времени
ярко сказались противоречивые влияния частнохозяйственных интересов в применении их к лесному хозяйству: фритредерство в лесном
хозяйстве приводило к явному опустошению лесов.
В 3-й период правильные лесоэкономические обобщения должны
помогать выработке правильных лесополитических принципов, мирно
и самостоятельно уживаясь в цикле лесохозяйственных знаний и взаимно обусловливая друг друга.
Диалектика развития конечно не остановится на этом 3-м периоде, который существует в настоящее время, но при этом, в будущем,
противоречия, толкающие развитие, будут возникать уже на других
основах.
В СССР, в условиях социалистического строительства, диалектика
дальнейшего развития лесохозяйственных знаний, не только по своей
связи с иным исходным этапом, но и в виду изменившейся социальной базы и новой технической базы очевидно будет иной по сравнению
с дореволюционным временем и капиталистическими странами.
В России, как известно, следующими главными вехами можно
схематично отметить развитие лесохозяйстзенных наук1) В 1882—1901 г. „лекции государственного лесного хозяйства,
читанные проф. ft. Ф. Р у д з к и м " (изданы в 1917 г.).
В этих лекциях, трактующих о государственном значении леса,
отражен 2-й период немецкой лесохозяйственной мысли, с уклоном в
сторону выдвижения народохозяйственных интересов в лесном хозяйстве в. ограничение частнохозяйственной точки зрения на лес.
2) ft. К р а у з е . Народо-хозяйственное значение деятелей лес^
ного производства. Варшава 1891 г.
3) Частно-хозяйственная точка зрения на лес была выдвинута в
период резолюции проф. М. М. О р л о в ы м в книге: »Об основах русского государственного лесного хозяйства 1918 г.".
4) В 1925 г. появилась в печати книга ft. И. Ш у л ь ц : „Основы
советской лесной политики".
Не перечисляя здесь ряда более мелких статей по лесной политике (перечень затронутой литературы дан в конце этой статьи), следует, однако, особо отметить новейшие труды проф. В. И. П е р е х о д а .
1)- „К учению о государственном лесном хозяйстве (очерки лесной" политики)" 1925 г.
2) .Границы государственного лесного хозяйства и лесной экономики" 1927 г.
"-
_
7
—
В двух только что названных книгах проф. В. И. П е р е х о д о м
с большей полнотой, чем здесь, изложена в ряде других вопросов
история развития лесоэкономической и лесополитической науки.
Лвтор этой статьи, пользуясь главным образом упомянутой книгой G o d b e r s e n ' a и названными трудами проф. В. И. П е р е х о д
счел необходимым остановиться лишь очень схематично на исторических данных о развитии лесохозяйственных наук, имея в виду лишь
одну цель—при помощи краткого исторического обзора более или
менее оттенить роль и значение „лесной политики" или „гослесхоза"
среди других лесохозяйственных знаний для правильного понимания
их роли в настоящее время.
После этого схематического исторического обзора, имея в нем
некоторую придержку, будет целесообразно перейти к подробному
рассмотрению содержания науки о государственном лесном хозяйстве.
Так как содержание науки наиболее концентрированно может
быть выражаемо путем определения предмета науки, то прежде всего,
пользуясь существующими литературными источниками по лесной политике, попытаемся произвести критическое освещение определений
предмета и залач учения о государственном лесном хозяйстве.
В специальной литературе, за последние десятилетия, нам известны следующие определения предмета учения о государственном
лесном хозяйстве.
1) „По ftlbert'y1) — Государственное лесоводство должно рассматривать меры воздействия, которые имеет провести государство,
в интересах общего благосостояния, на все лесное хозяйство какойлибо страны".
2) Проф. Ш в а п п ах—лесной политикой называет „научное рассмотрение хозяйственного положения, занимаемого лесом и лесным
хозяйством в государственном и народном хозяйстве".
Далее профессор Шваппах пишет:
„В системе административного права лесная политика обнимает
-собою отношения, существующие между государством и лесным хозяйством".
3)/A. E n d r e s в своем обширном, считающемся в Германии
классическим, труде: „ F o r s t p o I i t i k " пишет:
„Лесная политика, как наука, есть учение о предпосылках (буквально— предположениях—„Vora u s s e t z u n g e n") и условиях, при
наличности которых лесное хозяйство может выполнять наиболее совершенно народо-хозяйственные и частно-хозяйственные задачи (перев.
автора).
4) Н. W e b e r видит задачу лесохозяйственной политики в .исследовании тех мероприятий, которые являются более соответствующими для достижения правильно поставленных лесохозяйственно-политических целей**)",
5) Проф. В. И. П е р е х о д включает в состав государственного лесного хозяйства, как теоретическую часть — а) учение об отношении
государства к лесу и мотивах этого отношения и как практическую
часть, б) лесное законодательство, как совокупность практических мероприятий, направляемых на осуществление тех или иных целей.
6) Л.И. Ш у л ь ц формулирует определение советской лесной политики как „совокупность мероприятий законодательного, профессиональ*) Цитирую в изложении проф. В. И. П е р е х о д а по статье, К учению о государственном лесном хозяйстве" 1925 г. стр. 5.
**)Цитирую по книге проф. В. И. П е р е х о д . „Границы государственного лес•ного хозяйства и лесной экономики" J927 г.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
—
8
-
ного, административного, лесохозяйственного-илесоводственного порядка,
направляющих лесное хозяйство к достижению им следующих задач:
сохранения постоянства пользования, удовлетворения потребностей в
древесине промышленности и населения и полного извлечения государством всех видов дохода от лесного хозяйства".
Из приведенных определений государственного лесного хозяйства
видно следующее:
1) Учение о государственном лесном хозяйстве имеет различные
названия: „лесная политика", „лесохозяйственная политика", „государственное лесоводство". Можно указать еще в специальной литературе
больше десятка других названий интересующей нас науки, в ее историческом прошлом.
Установившееся у нас в СССР за последнее время в ВУЗ'овской
практике название: „Государственное лесное 'хозяйство"—едва-ли является лучшим.
Оно сменило название „лесная политика", но не заменило его.
Название „лесная политика" казалось-бы не было достаточных оснований заменять названием: „Государственное лесное хозяйство", под
которым, в буквальном /его значении, можно понимать, к сожалению,
все, что хотите, все, что относится к изучению и к ведению конкретного
государственного лесного хозяйства, включая сюда и лесобиологическую, и техническую, и экономическую, и политическую его сторону.
„Лесная политика"—название более или менее упрочившееся в
Германии, звучит определеннее и больше соответствует интересующему нас предмету учения.
Во всяком случае следует отметить, что неустойчивая терминология самого названия науки указывает на ее молодость и на неопределенность ее содержания.
Проф. Ш в а п п а х говорит: „Методология и систематическое изложение лесной политики не развиты. . . Даже об'ем еще не очерчен. Даже название лесной политики еще не установлено".
Это говорилось больше 20-ти лет тому назад и остается верным
до сих пор.
2) Какой предмет изучает государственное лесное хозяйство?
а) по R l b e r t ' y — „Меры воздействия".
б) по Ш в а п п а х у — ( С р а в н и т е л ь н о е ) „Хозяйственное положение
леса".
в) по Е п d r e s'y — „Предпосылки (предположения) и условия
совершенного лесного хозяйства*.
г) по W e b e г'у — „Исследование мероприятий*.
д) по В. И. П е р е х о д у—„Мотивы отношения государства клесу".
г) по R. И. Шульцу—„Совокупность мероприятий".
,
Определяя предмет учения о государственном лесном хозяйстве,.
все приведенные авторы, кроме проф. Шваппах—явно считают государственное лесное хозяйство не экспликативной, а нормативной,
оценочной наукой, дающей оценку мероприятиям, условиям или конкретным отношениям государства к лесу.
Определение проф. Ш в а п п а х'ом" предмета учения о государственном лесном хозяйстве скорее более соответствует нашему понятию
о лесной экономике, как экспликативной науке.
Но и в этом определении, в скрытом виде, ставится задача воздействовать в сторону достижения правильного положения лесного
хозяйства среди других отраслей народного хозяйства.
Таким образом все приведенные определения предмета учения
о „государственном лесном хозяйстве", в сущности говоря, выдвигают
__ д
одну цель, одну идею—достижение „нормы", достижение „идеала"
путем применения мероприятий, „воздействий",—изучение целесообразности которых и делается предметом учения государственного лесного хозяйства.
3) Посмотрим какие цели какие „нормы" или „идеалы" ставятся
авторами приведенных определений и на какие задачи они разбиваются.
а) по
ftlbert'y
—„интерес общего благосостояния"—без дальнейших пояснений.
б) по Шваппаху—Мало говорящее санкционирование наукой такого то положения леса („научное рассмотрение").
в) по E n d r e s ' y —Наиболее совершенно выполнять какие то народо-хозяйственные и частно-хозяйственные задачи.
г) по W e b е г'у —Достигать правильно поставленные лесохозяйственно-политические цели.*
д) по Переходу—Правильность отношений к государству, для
достижения тех или иных целей.
е) по Ш у л ь ц у —4 задачи, сводящиеся в сущности к одной—к
непрерывному и максимальному использоваванию всех производительных сил лесного
хозяйства на основе восстановительных процессов.
Рассмотренные определения государственного лесного хозяйства,
как видно из произведенного §нализа, в общем, отличаются: а) некоторой расплывчатостью формулировок, б) принципиальной неприемлемостью некоторых выдвигаемых ими взглядов (интерес якобы
общего благосостояния—термин устаревший и требующий особой
расшифровки для соответствия его реальной классовой политики;
частно-хозяйственные интересы противоречат общественно-хозяйственным интересам и тщетна их увязка).
Как на неопределенные расплывчатые формулировки можно указать на следующие:
а) „Рассматривать меры воздействия" ( f t l b e r t ) .
б) Научно рассматривать положение леса (проф. Ш в а п п а х ) .
в) Учение о лесной политике есть учение . . .
„о предположениях и условиях" ( E n d r e s ) .
г) Учение об "отношениях . . . к лесу . . . и о мотивах . . .
отношения. . . В. И. П е р е х о д.
Из подобных формулировок невозможно представить ясно, какие
же задачи берет на себя учение о государственном лесном хозяйстве:
констатирование или критику мероприятий, их историю или выработку
системы и принципов мероприятий.
Все слишком обще, неопределенно, расплывчато.
Некоторые из рассмотренных определений „государственного
лесного хозяйства", как науки, можно отнести совсем к другим областям.—Например, определение fl. И. Ш у л ь ц а говорит только „о хозяйственном использовании лесных площадей", как характеризовал
это определение проф. В. И. П е р е х о д в его статье „К учению о государственном лесном хозяйстве'.
'
Едва ли это хозяйственное использование площадей следует считать главной и единственной основой лесной политики.
Кроме того, определение лесной политики А. И. Ш у л ь ц а
также страдает и неопределенностью. Так, расчленяя совокупность
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
—
10
—
мероприятий на всевозможные административные, профессиональные,
лесоводственные и тому подобные мероприятия, перегружая этим
перечислением свое определение, Я. И. Шульц в то же время оставляет неясным вопрос, где же границы лесоводственной и лесопо^
литической деятельности, границы техники лесного дела и лесной
политики?
Конечно, в любом лесоводственном или лесотехническом, или в
лесофинансовом, или лесостатистическом мероприятии- должна быть
в числе других, общеполитическая сторона.
Но, тогда вопрос не лучше ли было бы поставить именно так:
выявить в определении, какая сторона во всех мероприятиях различнейших названий является в то же время лесополитической стороной.
Если согласиться с определением Я. И. Шульца, как оно есть, то ведь
тогда какой нибудь отвод лесосеки во всех его технических, а также
в его административных, в его лесоводственно-биологических и дрдействиях можно отнести только к лесной политике, если лесосека
отводится допустим „для удовлетворения потребности в древесине,
промышленности", и отнеся к таковой, не видеть, какая же сторона
дела является лесополитической стороной.
Таким образом обилие терминов в определении лесной политики
Я. И. Шульца по нашему мнению ведет к той же неопределенности,
а не к уточнению понятия лесная политика.
Короче изложенное определение Я. И. Шульца может принять,
например, такую формулировку и сделаться на наш взгляд более
выигрышным: лесная политика есть совокупность мероприятий, направленных к постоянному максимальному и всестороннему использованию лесного хозяйства на основе восстановительных процессов.
В этом укороченном определении, составленном из слов того же
Я. И. Шульца можно подразумевать что суб'ектом совокупности мероприятий является государство, а не два суб'екта—государство и
профорганы, что угрожало бы единству лесной политики и что мы
имеем в его длинной формулировке, где не, указано на соподчиненность или согласованность с государством профессиональных мероприятий по лесной политике. Профессиональные мероприятия там
стоят на 2-м месте после законодательных мероприятий государства
без каких-либо оговоров.
Кроме того для читателя непонятно, почему в лесной политике
Я. И. Шульца фигурирует „совокупность мероприятий". Казалось
бы, что здесь более применим термин „система мероприятий".
Л. И. Шульц своч определение лесной политики относит к советской лесной политике.
Можно и не согласиться, что это определение очень типично для
советской лесной политики. Но во всяком случае в нем есть отражение принципа национализации лесов в виде требования полного извлечения для государства всех видов дохода из лесного хозяйства и,
следовательно, с этой стороны, оно имеет основание называться
определением советской лесной политики.
В общем и целом цитируемое определение лесной политики
Шульцем характеризует не учение о лесной политике, а конкретно
проводимую советскую лесную политику, как это, повидимому, считает
и сам автор Я. И. Шульц.
Нам так долго пришлось остановиться на этом определении
только потому, что оно выросло на советской почве и хотя характеризует только реальную советскую лесную политику, но должно быть
. — 11
—
интересно для нас вдвое, как основа для построения содержания
учения о советской лесной политике.
К сожалению в определении R. И. Шульца, так сказать, „советские" стороны лесной политики получили не совсем полное отражение: нет указания на классовую линию в лесной политике, не формулировано связи между четырьмя задачами и не ясно, почему только
эти задачи являются единственными и наиболее верными в советской
лесной политике.
Впрочем, отмечая эту неполноту формулировки определения лесной политики А. И. Шульцем, мы считаем, что в содержании самого
труда R. И. Шульца „Основы советской лесной политики", указанные недочеты сглажены.
Возвращаясь к общему обзору всех цитированных нами определений государственного лесного хозяйства, можно отметить в них,
кроме уже указанных, еще ряд других недостатков, например, следующих:
а) Определения оставляют открытым вопрос об исторической
обусловленности выводов учения о государственном лесном хозяйстве.
б) Остается открытым вопрос о связи государственного лесного хозяйства с лесной экономикой и с экономической политикой.
Проф. Ш в а п п а х при этом указывает лишь на связь лесной политики с административным правом, как бы игнорируя этим указанием более важные связи лесной политики с общей классовой экономической политикой.
Даже в определении Я. И. Ш у л ь ц а , как мы видим, совершенно
устранена политическая координата лесной политики.
Лишь определение W e b e r ' a фиксирует внимание на правильной
постановке лесохозяйственно-политических целей.
в) Остается в стороне важная задача увязки „государственного
лесного хозяйства" с другими отраслями народного хозяйства для установления правильных взаимоотношений.
,г) Некоторые определения, например, определение Endres'a, пожалуй, можно применить одинаково и к лесной политике и к лесоустройству, что лишний раз показывает неопределенность формулировок определений.
Ограничивая критику определений государственного лесного хозяйства изложенными соображениями, попытаемся детальнее вникнуть
в анализ проблемы о том, что же должно являться предметом или
главной задачей учения о „государственном лесном хозяйстве".
Так как любая наука возникает и развивается только на основе
и в меру прямого или косвенного обслуживания ее практических задач,
то и для учения о государственном лесном хозяйстве прежде всего
должно Определить круг, содержание, об'ем и способ разрешения практических задач, которые призвано обслуживать это учение.
Наиболее упрощенно и в то же время наиболее для нас интересно, область практических задач, обслуживаемых учением „государственного • лесного хозяйства, можно себе представить в условиях единого национализированного советского хозяйства.
Можно утверждать, что для учения о государственном лесном
хозяйстве здесь оставлена обширная и интереснейшая область изучения непосредственного регулирования или даже управления единым
государственным лесным фондом. Учение о государственном лесном
хозяйстве целиком и полностью во всех проявлениях должно охватить
эту грандиозную задачу.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
—
12 —
Но если так широко сфурмулировать вопрос, то сразу же становится ясным, что для одной науки, для учения о государственном
лесном хозяйстве, —эта задача—обслуживание всего национализированного лесного хозяйства,—является непосильной и выполнить ее без
участия других наук, учение о „государственном лесное хозяйстве"
было бы не в состоянии.
Таким образом, с одной стороны, по нашему мнению, никакой
иной задачи, кроме названной, для государственного лесного хозяйства не должно быть выделено, а с другой стороны государственное
лесное хозяйство должно взять на себя из этой обширной задачи какую то одну сторону, предоставляя обслуживание других сторон прочим лесным наукам.
Эта сторона дела,—непосредственно относимая к учению о государственном лесном хозяйстве, и должна быть отчетливо освещена.
Попытаемся способствовать этому освещению.
При разрешении какой нибудь сложной грандиозной задачи привлекается много сил и производится их расстановка с соблюдением
принципов разделения труда. При этом существует какой то о'дин организующий центр, который производит расстановку сил, указывает
способы и направление работы, оценивает каждое действие машины,
мускула или интеллекта с точки здения интересов наиболее успешного разрешения задачи.
Таким организующим центром по отношению к использованию
единого государственного лесного фонда является государство. Различнейшими мероприятиями, опираясь на различнейшие науки,
силы и средства государство производит это использование. При этом
у государства- накапливается большой производственный исторический
опыт по использованию лесного хозяйства в соответствии со своими
целями. Учение о государственном лесном хозяйстве должно быть призвано этот опыт учесть' систематизировать, произвести его анализ,,
оценить его положительные и отрицательные "стороны и в результате этого исследования этот опыт, эта конкретная лесная политика
государства, даже, может быть, очень хаотичная, должна быть превращена в стройную систему принципов деятельности государства в
области правильного регулирования лесного хозяйства.
Извлечение из беспорядочного опыта конкретных мероприятий
стройной системы руководящих принципов лесополитической деятельности—вот что должно являться важнейшей задачей учения о государственном лесном хозяйстве по нашему мнению.
Все приведенные определения государственного лесного хозяйства
как раз и указывают, что государственное лесное хозяйство рассматривает или изучает меры воздействия, мероприятия, совокупность
мероприятий.
Но ни одно из формулировок этих определений не об'ясняетг
какую же сторону мероприятий должно изучать государственное лесное хозяйство.
В результате, вследствие распространенности этого взгляда на
государственное лесное хозяйство, как на науку, отражающую сырые
мероприятия по лесному хозяйству, мы имеем в курсах государственного лесного 'Хозяйства, пестрый мало систематизированный, подчас
случайный, или не идущий в дело набор законодательных профессиональных и прочих мероприятий, или иначе сказать кунсткамеру злободневных циркуляров по лесному ведомству.
Курсы учения о государственном лесном хозяйстве чрезвычайно
разбухают от такого грубого материала. В „классическом" курсе проф.
—
13 —
Endres'a на 900-х страницах мы находим подробнейшую лесоэкономическую географию, всего земного Шара, лесную статистику, лесную
экономику, историю лесного хозяйства, лесное законодательство . . .
Но лесной политики там почти нет.
Спрашивается, полезен ли такой энциклопедизм учения о государственном лесном хозяйстве для практика лесного хозяина и для
теоретического продуманного руководства лесными органами?
Думается, что нет.
Недавно вышедшая из печати книга Л. И. Д е м б о : „Лесной кодекс РСФСР с дополнительными узаконениями, распоряжениями, инструкциями, циркулярами и раз'яснениями по 10/VI1 1927 г." могла бы
•побить рекорд в стремлении придать учению о государственном лесном хозяйстве характер сборника законоположений.
Но учение о гослесхозе не должно быть сборником законоположений или только их истолкователем.
Проф. В. И. П е р е х о д в статье: „Границы государственного лесного хозяйства и лесной экономики" очевидно выражает свою симпатию к циркулярно-ведомствённому направлению в учении о государственном лесном хозяйстве, когда он пишет: . . . работа Я. И. Шульца: „основы советской лесной политики (1925 гЛ не может быть рекомендована, как руководство по государственному лесному хозяйству
(гослесхозу)". В ней нет детального освещения современного государственного лесного хозяйства, также как и нет систематического государственного проектирования. Поэтому необходимым дополнением в ней
служат книги:
1) ,.Лесное хозяйство РСФСР и перспективы его развития (изд.
2-е 1927 г.) ис2) Мероприятия по лесному хозяйству РСФСР (изд. 1927 г.)
В общей сложности, все эти три книги, вместе взятые, служат
прекрасным подспорьем для изучения „государственного лесного хозяйства" в нашем понимании. Вместе с тем они очерчивают и границы новой лесной дисциплины (гослесхоза)".
Так пишет проф. В. И. П е р е х о д .
Добавим от себя: сумма страниц этих трех книг—850, т. е. может
конкурировать с упомянутою книгою Е n d r e s в 900 страниц.
Значит ли это, что мы побили рекорд в конкуренции с
En dres'oM.
Приравнивать государственное лесное хозяйство к государственному проектированию, нагружать это учение сырыми, еще не проверенными мероприятиями, только что испеченными в недрах ведомства, с целью годового или пятилетнего их потребления,—это значит
по нашему мнению низводить науку государственного лесного хозяйства до уровня справочника. Так только и можно пользоваться названными двумя книгами, как справочниками. И эти две книги дополняют труд Д. И. Ш у л ь ц а только как справочники. Но нельзя же
всерьез справочник назвать наукой о государственном лесном хозяйстве, и считать, что им очерчены границы гослесхоза.
По нашему мнению сырые материалы для постройки государственного лесного хозяйства не следует, так сказать, идеализировать,
а лучше их по простому здравому смыслу считать только материалами и перейти к очередному делу, к построению учения о государственном лесном хвзяйстве.
Ознакомление с лесной политикой по первоисточникам и учение
о лесной политике на наш взгляд не одно и то же.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
— 14
—
Итак, по нашему мнению, рассматривание мероприятий самих по
себе не должно быть основной задачей учения о государственном
лесном хозяйстве.
,
Государственное лесное хозяйство, должно использовать все мероприятия государства, только, как материаллдля построения системы
своего учения и брать в них одну принципиальную сторону.
Из конкретных мероприятий таким образом учение о государственном лесном хозяйстве должно отобрать те, которые по его оценке
основанной на их успехе или на предвидении их успеха, могут служить для выработки системы принципов деятельности для лесных органов на такой то период времени, на таком то пространстве.
Но если ставить задачей „государственного лесного хозяйства"
обоснование системы руководящих принципов деятельности государства в области лесного хозяйства, то спрашивается, каковы должны
быть те критерии, с высоты которых возможно производить отбор и
• оценку лесополитических принципов.
Принципы представляют собой надстройку над базисом лесного
производства, над базисом многочисленных задач, разрешаемых лесным хозяйством. Надстройка принципов должна возможно полнее соответствовать развитию своей производственной основы, отражать это
развитие, получать от него влияние и в свою очередь на него влиять.
В переводе на язык лесохозяйственных терминов это значит следующее: существует необходимость успешно разрешать при помощи
различнейших мероприятий по лесному хозяйству, различнейшие задачи в рамках или вне рамок лесного хозяйства,—необходимость так
решать все эти задачи данного исторического периода, чтобы они
взаимно обусловливали друг для друга и были координированы: а) по
отношению к общеполитическим задачам страны, б) по отношению
к другим отраслям государственного или общественного хозяйства,
с) по отношению к принципу постоянства пользования лесом.
Отсюда можно видеть, что те решения задач, которые максимально соответствуют указанным координатам, могут считаться принципиально правильными решениями и могут сделаться принципами
лесополитической деятельности, т. е.«в аналогичных случаях можно
рекомендовать, как принципиально правильныед эти установленные
и обоснованные решения, а не другие случайные.
Возможно следующим образом графически, схематично изобразить системой прямоугольных координат соотношение между принципами и указанными координатами, считая принципы функциями политико-экономических и лесоводственно-лесохозяйственных аргументов
(см. чертеж № 1 в приложении).
,
.
,
Приведенная на чертеже № 1 схема настолько наглядна, что не
требует подробных пояснений.
'
Если по этой схеме какое либо мероприятие совпадает с осью
ябцисс, то значит оно политически нейтрально. При совпадении направления мероприятия с осью ординат, .оно будет лишено лесохозяйственного значения имея лишь политическое значение. Например,
приспособление леса для стратегических целей, без ущерба для са-'
мого леса и без нарушения каких-либо норм лесного хозяйства,—будет таким односторонне политическим мероприятием по лесной
политике.
По мере изживания классового строения общества политическая
ось ординат склоняется к лесохозяйственной оси и система координат
уже превращается тогда в косоугольную до своего предела—до полного слияния той и другой оси.
15
До тех пор, пока не произошло этого слияния, в лесной политике борются между собой две тенденции: интерес классовой политики и интерес обеспечения постоянства пользования. Оба эти влияния не всегда резко противоречат друг другу, а лишь обусловливают
координирование по отношению к ним обоим и направление по некоторой средней линии любого лесохозяйственного мероприятия.
Но когда например лес работает на оборону страны, тогда лесохозяйственные аргументы должны совершенно стушевываться перед
властными железными требованиями политического момента. Когда
производится ударная политкампания, требующая жертв со стороны
леса, лесная политика должна соответственно изменять свое направление. Государственное лесное хозяйство или лесную политику нельзя
себе представлять без классовой политической координаты только в
сладеньких условиях замкнувшегося в самом себе безобидного и доброго лесного хозяйстза.
Кровь классовой политики должна отсвечивать в каждом лесохозяйственном мероприятии и только тогда оно становится лесополитическим в наших современных условиях.
Указывая на две главных координаты лесной политики или государственной? лесного хозяйства, мы в то же время не настаиваем на
оставлении только этих двух координат. Кроме названных координат
могут иметь место и многие другие, различные смотря по месту и
времени: географическая обусловленность, состояние леса, та или
иная техника, соседство с теми или иными производствами, населенность, рынки, пути сообщения и т. ц. все эти факты лесного хозяйства
требуют увязки с ними и мероприятий и принципов деятельности лесной политики.
Но это уже подробности, говорящие о том, что возможно построение отдельных конкретных лесополитических мероприятий по принципам не двухмерной, а множественной корреляции.
Величина координаты и абциссы для какого-либо лесополитического мероприятия по этой схеме должна зависеть от политических и
хозяйственных условий данного места и времени: современное политико-экономическое состояние лесного хозяйства является той ведущей
силой, которая отклоняет направление мероприятий или ближе к координате политики или к координате постоянства пользования.
Необходимо оговориться, что термины математики и математические построения приводятся здесь конечно не в точном их значении,
а лишь дря наглядного графического представления качественной, а
не количественной стороны тех зависимостей, закономерностей и
связей, которые существуют при координировании любого мероприятия по отношению к окружающим условиям.
Считая выясненным вопрос о необходимости принципиальной
лесной политики и об опасности иметь беспринципную лесную политику, если она не будет ориентирована по отношению к главным ее
координатам, целесообразно, в интересах дальнейшей детализации
вопроса, выяснить, какие цели и задачи и кто ставит лесной политике или государственному лесному хозяйству.
ч
В книге Я. И. Ш у л ь ц а : „Основы советской лесной политики" на
стр. 8-й читаем:
«Лесная экономика на основе экономического анализа должна
выявить те общие цели и задачи, которые народное хозяйство в лице
государства ставит перед лесным хозяйством как в настоящем, так и в
будущем".
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
—
16 —
Для освещения этого, выдвинутого Л. И. Шульцем, положения о
связи лесной экономики с лесной политикой или „гослесхозом*, необходимо сначала остановиться на том или ином определении предмета
лесной экономики.
Приведем 2—3 определения лесной экономики.
В понимании ft. И. Ш у л ь ц а .Лесная экономика, как научный
курс, должна, по существу, выявить и изучить народо-хозяйственное
знгчение леса"
Проф. В. И. П е р е х о д на стр. 24 книги „Экономические основания
лесоводства" пишет:
„Лесная экономия
изучает законы и указывает приемы,
с помощью которых, при данных естественно-исторических и общественно-экономических условиях, получается наивысший постоянный
доход".
Позволим себе добавить, что если лесная экономика при этом
указывает и „приемы" и если эти приемы будут ничем иным, как
принципами мероприятий, то этим самым экономика вторгнется уже
в область учения о государственном лесном хозяйстве.
С этой стороны приведенное определение, как будто совершенно
нельзя считать строго выдержанным по отношению к разграничению
двух областей знания—лесной политики и лесной экономики.
Устанавливать законы и приемы для достижения при помощи
их наивысшего постоянного дохода, не значит ли это рекомендовать
лесной экономике тоже занятие, которое Л. И. Шульц в несколько
более расширенной формулировке рекомендует лесной политике,
устанавливать .совокупность мероприятий" (т. е. тех же законов,
норм, приемов), при помощи которых можно «достичь" полного из- ,
влечения дохода и проч.
Получается аналогия между двумя определениями двух различных областей знания.
Б. И в а ш к е в и ч в статье „Содержание, метод и задачи лесной экономики" (1927 г.) пишет:
„Содержанием лесной экономики, как самостоятельной лесо-хозяйственной дисциплины, является теоретический анализ явлений,"
определяющих строй, характер и тенденцию развития лесного хозяйства".
Эго определение, по нашему мнению, широко и полно охватывает содержание лесной экономии и не соглашаться с ним у нас нет
оснований.
Признавая правильность этого определения и сопоставляя выражение: „лесная экономия определяет
тенденции развития лесного хозяйства" и выше приведенное указание Я. И. Шульца: „лесная
экономия . . . . . должна выявить общие цели и задачи, которые
народное хозяйство в лице государства ставит перец лесным хозяй, ством" . . . .
можно видеть, что ft. И. Шульц раздвигает содержание науки лесной экономики за пределы рамок, охватываемых этой
отраслью знания.
В самом деле: лесная экономика может и должна, так сказать,
работая внутри себя, определить тенденции развития лесного хозяйства'
Но непонятно, каким же образом лесная экономия может выявлять и
общие цели и задачи, которые могли бы поставить перед лесным
хозяйством другие отрасли народного хозяйства . . . .
*
Прощйтривая курс Я. И. Ш у л ь ц а „Основы советской лесной
политики Мы не нашли в нем конкретных ссылок на то, что такие
—
17 —
то задачи и цели поставлены перед учением о государственном лесном хозяйстве, таким то курсом лесной экономии . . .
В этом нельзя не видеть некоторой непоследовательности. Но
эта непоследовательность в приведении своих словесных формулировок является как раз положительной стороной названного курса лесной политики, в содержании которой ft. И. Ш у л ь ц правильно фиксирует внимание на тех задачах и целях лесной политики, которые
выдвинуты общими интересами проведения классовой политики, стремлением углубить и расширить влияние на лесное хозяйство основных принципов лесной политики, учетом современного лесного и народного хозяйства, диктующего такие то общие задачи и т. д.
Повидимому, будет правильнее утверждать, что цели и задачи
для лесной политики или для учения о лесной политике „извне" ставятся, через лесное законодательство и непосредственно,—общей экономической политикой государства, а „извнутри" и лесной экономикой, определяющей возможные тенденции развития, и самим учением
о государственном лесном хозяйстве, которое увязывает требования
момента и реальной обстановки, и кроме того, при решении сложных
задач, разбивает их на ряд более простых и распределяет их по той
или иной системе во времени и в пространстве\,
Вообще же говоря вопрос о постановке задач и целей для лесной политики, или государственного лесного хозяйства, не вполне отчетливо поставлен и не вполне разрешен в существующей специальной литературе.
i '
Это вопрос сложный и, повидимому, отмахнуться от него нельзя
10)способом отнесения его в область той или иной дисциплины. Всего
вероятнее, что в решении этого вопроса должны участвовать многие
научные дисциплины, помогающие экономически и технически освещать возможность и необходимость постановки таких то задач. Но
при этом доминирующая командная роль должна принадлежать экономической политике и как части ее учению о государственном лесном хозяйстве, которая, как нормативная оценочная дисциплина, должна
оценить, где, когда и какие задачи назрели для разрешения, на какие
•необходимо постоянно нажимать и какие задачи могут ждать разрешения до поры, до времени.
Только что затронутый при обсуждении о постановке целей и
задач учения о государственном лесном хозяйстве вопрос о соотно\
шении государственнбго лесного хозяйства с другими науками, необ\
ходимо осветить шире и подробнее, так как это соответствует нашей
задаче—определить очищенное от посторонних примесей содержание
учения о государственном лесном хозяйстве.
* •"
Место учения о государственном лесном хозяйстве среди других
наук намечено в помещаемой здесь схеме взаимоотношений лесохозяйственных, лесоводственных и лесотехнических знании между собою
и с экономическими науками (см. чертеж № 2 в приложении).
Дляк построения этой схемы приняты следующие осйовЬц^
1) Науки, расположенные над государственным лесным хоз^
ло вертикальному направлению, показывают прямую зависимость от
них государственного лесного хозяйства в отношении использования
государственным лесным хозяйством, законов и выводов этих наук,
методических влияний, идущих от них, и в отношении происхождения
каждой нижележащей науки по сравнению с вышележащей наукой. /
Зависимость между науками отмечена вертикалйю'Хидущиг^
линиями, при чем случаи, когда вертикальная линия пра8^^гГ~"Че"р^,,
рамки, отделенные какой нибудь науке, показывает, что занЛсим"ос*ть
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
—
„
—
18
нижележащей науки от вышестоящей обусловливается этой перечеркнутой вертикальной линией вспомогательной наукой или, так сказать, проходит через эту вспомогательную науку.
Например, линия, идущая по вертикали от политэкономии, пересекает экономическую статистику и. экономическую географию и упирается в экономическую политику. Линия, идущая от учения об экономической политике к учению о государственном лесном хозяйстве,
проходит через теорию права и лесное законодательство.
2) Сбоку по отношению к учению о государственном лесном хозяйстве, линиями боковых связей указаны те дисциплины, которые
служат придержкой или материалом для учения о государственном
лесном хозяйстве.
3) Внизу, под учением о государственном лесном хозяйстве, по
вертикали, расположена та дисциплина, которая зависит от принципов учения о государственном лесном хозяйстве, а сбоку те науки,
которым учение о государственном лесном хозяйстве ставит те или
иные задания и само от них берет, для оценки, те или,иные закономерности, чтобы превратить их в принципы лесополитической деятельности.
Приведенная схема взаимоотношений учения, о государственном
лесном хозяйстве с другими науками и произведенное на предыдущих страницах освещение вопроса о содержании учения о государственном лесном хозяйстве, думается, должны довольно отчетливо обрисовать, чем именно должно быть учение о государственном лесном
хозяйстве и чем оно не должно быть, чтобы не вторгаться в соседние с ним области знания.
Для окончательного отмежевания учения о государственном лесном хозяйстве, как самостоятельной дисциплины, можно в следующей
формулировке резюмировать все высказанные ранее замечания по
вопросу о предмете и задачах учения о государственном лесном хозяйстве.
Учение о государственном лесном хозяйстве должно иметь своей
задачей, в изменяющихся условиях переживаемого исторического
периода.^-исследование, построение и усовершенствование системы
руководящих принципов деятельности органов государства направленной в сторону преобразования лесного хозяйства для одновременного достижения двух главных целей: а) наиболее совершенной увязки
его с оощими задачами экономической политики госудаоства и с
другими отраслями народного хозяйства, б) наиболее прочного обеспечения в лесном хозяйстве непрерывного наивысшего использования
и развития в нем всех производительных сил на основе восстановительных процессов.
Если только приведенное здесь определение предмета и задач
учения о государственном лесном хозяйстве принять за исходную
точку зрения, то возникают следующие вопросы, относящиеся к дальнейшему развитию принятой исходной точки зрения и к увязке ее <
практическими требованиями, идущими со стороны конкретного го
сударственного лесного хозяйства.
а) Каковы должны быть главные отделы содержания, так ска
зать, чистого учения о государственном лесном хозяйстве.
б) Каков должен быть метод этого учения.
Й
Д
°-
ЛЖеН б Ы
С
'~ °
-
Ь
ДНОИ
Т
Т
КУРС
гос
а
ст
УД Р венного лесного хозяйства
СТО
НЫ
к
Р° - запросам практики лесного хо
Ь 1
"
К
УЧебНЫМ
""•
*
СПециаль
н ь . х вые-
19
-
По поводу постановки названных вопросов необходимо еще дббавить следующее.
Чистота, определенность, монолитность той или иной отрасли
знания являются залогом ее дальнейшего здорового развития. Существующие курсы государственного лесного хозяйства ни в какой степени, по нашему мнению, этому требованию не соответствуют. Необходима поэтому коренная переоценка ценностей в области конструирования монолитного курса учения о государственном лесном хозяйстве, необходима постройка его заново, начиная с фундамента, и эта
необходимость в особенности остро чувствуется у нас, в условиях национализированного лесного хозяйства и в условиях требований наибольшей плановости и рационализации в его ведении. Нельзя расчитывать только на одно революционное или лесохозяйственное чутье,
на один революционный энтузиазм; совершенно необходимо приступить к выработке и обоснованию научной системы директивных руководящих принципов лесной политики, которые сделались бы ведущим
началом каждого лесного органа, каждого советского лесовода в
пестром калейдоскопе мероприятий и в текущем законодательном и
циркулярном творчестве.
Если содержание учения о государственном лесном хозяйстве,
таким образом, будет дифференцировано и получит достаточную
однородность и отчетливость, тогда легко будет правильно нащупать
те методы, которые будут строго соответствовать данному содержанию и легко наметить систему изложения учения о государственном
лесном хозяйстве в отличие от материалов, используемых этим учением.
С другой стороны, пусть этот первоначальный зародыш чистого
учения о государственном лесном хозяйстве будет незначителен по
своему об'ему—этим не следует смущаться. Лишь бы этот зародыш
учения о государственном лесном хозяйстве сделался тем пульсом, который бы стал оживлять и освещать группирующиеся около него
сырые материалы по лесной политике.
Конкретные курсы и программы учения о государственном лесном хозяйстве могли бы включать в себя и сведения из лесной экономики, там, где она самостоятельно не преподается и сведения из лесоэкономической географии, из лесной статистики, из законодательства
из лесоуправления, из истории лесного хозяйства.
Но тогда эти сведения заняли бы подчиненное или подсобное
положение по отношению к государственному лесному хозяйству и
принципы государственного лесного хозяйства не тонули бы так бесследно в сыром материале, как они тонут теперь, не имея силы идей,
организованных в крепкую четкую логическую систему.
Попробуем наметить, с точки зрения только что высказанных
пожеланий, каковы же должны быть отделы и содержание учения с
государственном лесном хозяйстве в его .чистом" виде.
Для этой цели, прежде всего, используем упомянутый труд проф.
В. П е р е х о д : „Границы государственного лесного хозяйства и лесной
экономики" (1927 г.), в котором мы читаем: „Основными разделами
учения о государственном лесном хозяйстве мы считали такие (с 1925
года):
I.
Предмет, задачи и метод учения о государственном лесном хозяйстве. Основные принципы ведения лесного хозяйства, как части общенародного.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
-
20
-
II.
Лесная площадь, состав и разделение лесов, в связи с родами
лесовладения в разных государствах Европы и Америки.
III.
Мотивы отношения государства к лесу: невещественные и материальные полезности леса.
Основные моменты развития лесного законодательства".
Не приходится ставить вопрос о том, много ли здесь, в приведенной цитате, элементов учения о государственном лесном хозяйстве
в изложенном нами понимании. Здесь в первом разделе есть только
упоминание о государственном лесном хозяйстве, а разделы 11 и III
представляют собой скорее лесоэкономическую географию, лесную
экономику и законодательство, а не систематическое изложение учения о государственном лесном хозяйстве.
В том же труде проф. В. И. Переход изложена его следующая
мысль:
„Только на основе изучения фактического строения лесного хозяйства можно проектировать те или иные государственные мероприятия".
Этой именно мыслью и проникнута вся его цитированная программа государственного лесного хозяйства.
Но в этой мысли именно и сквозит смешение государственного
лесного хозяйства с лесной экономикой вместо их разграничения.
Изучать фактическое строение лесного хозяйства по нашему основному мнению должны лесная экономика и лессэкономическая география, а не учение о государственном лесном хозяйстве, как таковое.
Науки экспликативные не следовало бы смешивать с нормативной
наукой государственным лесным хозяйством.
Нам тем более странно встретить такое смешение у проф. В. И.
П е р е х о д , что в том же самом труде: „Границы государственного лесного хозяйства и лесной экономики" он дает схему взаимоотношений
.лесохозяйственных знаний," где он различает следующие самостоятельные дисциплины:
1) лесная экономика,
2) история лесного хозяйства,
3) лесная статистика,
4) география лесного хозяйства,
5) государственное лесное хозяйство.
По мысли Л. И. Переход—государственное лесное хозяйство
должно опираться на предыдущие 4 дисциплины, с чем мы готовы согласиться.
И тем не менее на следующей стргнице того труда В. И. П е р е х о д а , мы опять видим некоторую непоследовательность.
В. И. П е р е х о д , связывая с одной стороны экономику лесного хо
зяйства с лесоэкономической географией и с другой стороны государственное лесное хозяйство с историей лесного хозяйства, вводит в
программу государственного лесного хозяйства—современное состояние лесного хозяйства, которое казалось бы всецело относится к лесоэкономической географии, или к лесной статистике.
Окончательно схема программы учения о государственном лесном хозяйстве рисуется В. И. П е р е х о д у в следующем виде (цитирую
из того же его труда):
21
„Государственное лесное хозяйство" (в связи с историей лесного
хозяйства):
Введение. Предмет и метод государственного лесного хозяйства.
1. Лесное хозяйство (история) в довоенное время.
2. Современное состояние лесного хозяйства.
3. Основы перспектив лесного хозяйства и построение перспективных планов.
4. Леса государственного и местного значения.
Ь. Лесная кооперация и ее развитие.
6. Лесная и деревообрабатывающая промышленность.
7. Лесные концессии СССР.
8. Организация лесоуправления.
9. Рационализация лесного хозяйства.
10. Учебно-опытное лесное дело и распространение лесных
знаний.
Не возражая против помещения в эту схему, во введение, истории лесного хозяйства, мы, о втором пункте этой схемы, выше сделали замечание, что этот 2-й пункт следует отнести к лесоэкономической географии, а не к учению о государственном лесном хозяйстве.
Или здесь следовало бы говорить о современном состоянии тех
' или иных отраслей мероприятий государства, а не о современном
состоянии лесов.
3-й пункт мы считаем полезным ввести в программу государственного лесного хозяйства, но как частный случай более^обширной
задачи с такой примерно формулировкой: формы, способы, условия
и отдельные случаи выработки системы лесополитической деятельности на основе пункта 9-го—принципов рационализации лесного хозяйства.
Из пункта 4-го следовало бы исключить леса государственного
значения, которые слух;ат об'ектом внимания по преимуществу всего
учения о государственном лесном хозяйстве и трактовать лишь о лесной политике по отношению к лесам местного значения.
С пунктами 5, 6 и 7 можно согласиться, если иметь в виду наметку лесополитических мероприятий в области лесной кооперации,
лесных концессий и т. д.
С пунктами 8 и 10 можно согласиться с такой же оговоркой.
В общем приведенная схематическая программа не вполне нас
удовлетворяет, но она представляет собой значительный шаг вперед
в сторону выработки системы изложения учения о государственном
лесном хозяйстве по сравнению с приведенной выше программой того
же профессора В. И. П е р е х о д а , разделенной на 3 раздела:
Исходя из стремления сконструировать учение о государственном
лесном хозяйстве в его чистом виде, мы со своей стороны, предлагаем в развитие высказываемых взглядов следующую схему учения:
Схема содержания учения о государственном лесном хозяйстве:
1. Постановка и обоснование общих исторически обусловленных
задач лесной политики.
2. Построение и обоснование системы общих принципов деятельности государства для преобразования лесного хозяйства в сторону
наилучшего разрешения поставленных перед ним задач.
3. Учет и анализ факторов, влияющих на направление и содержание лесной политики.
4. Принципы лесоуправления и финансирования лесного хозяйства государством и принципы извлечения лесного дохода.
5. Принципы лесоэкономических исследований и лесоустройства.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
-
22 -
6. Принципы лесовозобновления, ухода за лесом, охраны леса,
лесного строительства и мелиорации.
7. Принципы организации отпусков леса на корне.
8. Принципы организации хозяйственных лесозаготовок и лесного
транспорта.
9. Политика побочных пользований и охотничьего хозяйства.
10. Основы концессионной и внешней лесной политики.
11. Принципы лесоаграрной политики и политики в лесах местного значения.
12. Принципы распространения лесных знаний и организации
лесного опытного дела.
13. Принципы связей лесного хозяйства с профсоюзами и кооперацией.
Приведенная схема охватывает все стороны практики ведения
лесного хозяйства и затрагивает принципиальную сторону всех научных дисциплин, прямо или косвенно соприкасающихся с лесным хозяйством.
Роль учения о государственном лесном хозяйстве—оценить рентабельность применения в данное время в данном месте таких-то научнообоснованных приемов и в то же. время роль учения о государственном лесном хозяйстве—отобрать наиболее успешные практические
мероприятия по лесному хозяйству и превратить их в принципы дальнейшей деятельности в том же направлении.
Чтобы учение о государственном лесном хозяйстве, могло выполнить указанную роль, оно должно быть в постоянном живом взаимодействии, как со всеми специальными лесными дисциплинами, так и
с интересами и с достижениями лесного производства. И в то же
время учение о государственном лесном хозяйстве должно быть чутким органом для проведения, для впитывания в себя начал и директив общей экономической политики государства.
Каждый из пунктов приведенной схемы содержания учения о государственном лесном хозяйстве, разумеется, требует дальнейшей детализации в сторону систематического обоснования и выдвижения тех
или иных принципов конкретной деятельности государства.
К вопросу о выработке правильных принципов всего удобнее
подходить с точки зрения их генезиса и дальнейшего развития. При
этом каждый принцип должен быть обоснован для такого то периода
времени и для определенного района. Иначе говоря, необходимо уделять внимание характеристике каждого принципа лесной политики со
стороны степени его постоянства во времени и со стороны соответствия его для большей или меньшей территория. Предположения,
пожелания и проектирование должны быть отделяемы от проверенных и уже выкристаллизованных жизнью принципов лесной политикиОтносительная ценность принципа должна быть, по возможности, установлена путем его сопоставления с другими и путем включения
принципов в ту или иную классификацию, чтобы при этом место, занимаемое принципом в классификации, в то же время показывало бы
на его вес и значение.
Приведенные пункты схемы близко соответствуют как шкалам
классификации лесных дисциплин, так и выявленным практикой главным отраслям лесного хозяйства. Вследствие этого между пунктами
схемы как будто бы чувствуется некоторая внутренняя логика, связывающая один пункт с другим, и следование пунктов в схеме в то же
время дает определенную систему изложения учения о государственном лесном хозяйстве и в общей сложности даст ту систему дирек-
—
23 -
тивных принципов деятельности, о которой говорит приведенное определение предмета учения о государственном лесном хозяйстве.
Что касается метода, наиболее соответствующего учению о государственном лесном хозяйстве, то, по нашему мнению, здесь во многих случаях, при выработке принципов деятельности, потребуется при менение также и индуктивного метода, хотя преимущественное значение будет иметь дедуктивный метод, позволяющий производить
анализы общих принципов, уточнять их, расчленять на отдельные
понятия и находить взаимные связи между ними, дающие возможность их укладывать в одну систему.
Как индуктивный, так и дедуктивный метод должно применять в
освещении диалектического метода, так как историческая обусловленность учения о государственном лесном хозяйстве и необходимость
рассматривать принципы в их возникновении и развитии не подлежит сомнению.
В заключение остается добавить, что конкретные программы учения о государственном лесном хозяйстве, по чисто практическим соображениям, могут значительно отклоняться от приведенной схемы
содержания в сторону включения вводных и вспомогательных глав
из других отраслей знания, очень близко соприкасающихся с учением
о государственном лесном хозяйстве.
При этом должно быть твердо установлено лишь одно положение: учение о государственном лесном хозяйстве в его чистом виде,
отшлифованные принципы этого учения должны быть сконцентрированы и систематизированы таким образом, чтобы лучи этой плеяды
принципов не оставляли не освещенной ими ни одной груды сырых
материалов лесной политики.
Омск 30/1V—28 г.
Сиб, Инст. с.-х. и лесоводства.
Список литературы, затронутой содержанием статьи.
1. Проф. В. И. П е р е х о д . „Границы государственного лесного
хозяйства и лесной экономики". Из записок Белорусской государственной академии сельского хозяйства, т. VI 1927 года. Горки БССР.
2. Он ж е- „К учению о государственном лесном хозяйстве"
(Очерки лесной политики) Минск, 1925 г.
3. О н ж е. „Экономические основания лесоводства" (Опыт марксистского обоснования лесоэкономики) Минск, 1923 г.
4. О н же. „Теория лесного хозяйства", Минск 1922 г.
5. Dr. Rudolf G o d b e r s e n . „Theorie der forstlichen Okonomik".
Verlag von 1. Neumann-Neudamm 1926 r.
6. В. И в а ш к е в и ч : „Содержание, метод и задачи лесной экономики", Владивосток 1927 г.
7. ft. И. Ш у л ь ц. Основы советской лесной политики 1925 г.
8. Проф. М- М. О р л о в . „Об основах русского государственного
лесного хозяйства" 1918 г.
9. Первый лесной сборник. Лес, его изучение и использование.
Петроград 1922 г.
10. Max End res: „Handbuch der Forstpolitik mitbesonderer Beriicksichtigung der Gesetzgebung und Statistik Berlin 1922.
11. Dr. A. S c h w a p p a h : „Forstpolitik, Jagt und Fischerel-Politik"
Leipzig 1894 r.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
—
24
-
-
12. fl. Ф. Р у д з к и й . „Лекции государственного лесного хозяйства 1882—1901". Изд. 1917г., в виде приложения к Лесному журналу.
13. А. К. К р а у з е. „Народохозяйственное значение деятелей
лесного производства" 1891 г.
14. „Мероприятия по лесному хозяйству РСФСР". УЛ НКЗ 1927 г.
15. „Лесное хозяйство РСФСР и перспективы его развития". Труды земплана вып. VIII, Москва 1924 г.
16. „Лесное хозяйство РСФСР и перспективы его развития". Вып.
11 под редакцией нач. УЛ Л. И. Ш у л ь ц а. Москва 1927 г.
17. Лесное хозяйство РСФСР в 27/28 г. УЛ НКЗ 1928 г.
18. Heinrich Wilhelm Weber. „Forstwirtschafts-Politik* 1926 г.
19. A l b e r t . „Lehrbuch der Staatsforst Wissenchaft" 1875.
20. Willhelm GottfriedMоse r. „Grundsatze der Forstokomie" Frankfurtund. Leipzig 1757.
21. J. J. Trun k- Neues VoIIstandiges Forstlehrbuch". Frankfurt 1789.
22. W. WJ d en m a n n. Das System der Fort-Wissenschaft. Tubingen 1824.
23. W. H. Ewinner. DerWaldbau in Kurzen Umrissen Stuttgart 1834.
24. Theodor H a r t i g . System und ftnleitungZumstudium der Forstwirtschaftslehre. Leipzig 1858.
25. K r a f t . Zur Systematik der Forstwis senschaft. Leipzig 1869.
26. Richard
senschaft
1885. Hess. „Encyklopadie und MethodoJoqie" der Forstwis-
25 -
Приложение X i.
С X E M A,
указывающая связь, с одной стороны, между изменяющимися принципами текущей
лесной политики и, С другой стороны, между более постоянными, исторически обусловленными принципами классовой и лесохозяйственной политики (изображенными в виде осей координат).
I
I
Г
Об'ясяения умомых знаков-
**-=ья •ssrsxssi r r . r
дываемы в е 1 ™ "
политики со знаком
nJГ текущей лесной
„люсТ-НГи ТсоэкСномичГки неправильные принципы со
ЗНаК М
° Ж е-о У с С ь ( "о"мин а т для ориентировки политически пра
т
вильных ( + ) илиРйполИтическиН неправильных ( - ) принципов
лесной политики.
Стрелки, показывающие координированное направление
различных принципов текущей лесной политики.
п
Стрелки, показывающие тенденцию к изменению величин
и значений лесополитических абцисс или ординат в зависимости от изменяющегося политико-экономического состояния
лесного и народного хозяйства.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
26
Приложение №
С Х Е М А
взаимоотношений лесохозяйственных, лесоводственных и лесотехнических знаний между собой и с экономическими науками.
ПОЛИТИЧЕСКИЙ
энономня
/
\
1
ИСТОРИЯ ЛЕСНОГО
ХОЗЯЙСТВА
\
\
I Зкономкцесняя
|
|
СТвТИ^ТИНР
ЭнономЬчЕсняя
ГЕОГРЩФНЯ
лесная экономика
1 J
| j]
1
1
\\г
А
•
д
yV5rt«f ОВЗНОНОЯПЧЕС.
ПОЛИТИКЕ
Теория под ей
М Б СНОЕ
ЗАКОНОМ ТЕЛЬСТВО.
ЛЕСОЭНОНОМИЧССКЯЯ | (
ГЕОГРАФИЯ
Леснйя
ста тнотння
L
Учение о госчаштшА
ном лесном МОЗНЙСТВЕА
Лесоводе 1ВЕЦНЫВ
НДУНИ
ЛеШПРЯВПЕНИЕ
ЛЕСОТЕХНИЧЕСКИЕ
начни
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
3
Размер файла
1 024 Кб
Теги
860
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа