close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

23

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Министерство образования и науки Российской Федерации
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«Северный (Арктический) федеральный университет
имени М.В. Ломоносова»
ГЛОБАЛИЗАЦИЯ. ОБЩЕСТВО. ЛИЧНОСТЬ
Монография
Под общей редакцией кандидата философских наук,
доцента И.В. Ершовой
Архангельск
ИД САФУ
2014
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК1
ББК 60.0
Г547
Рекомендовано к изданию редакционно-издательским советом
Северного (Арктического) федерального университета
имени М.В. Ломоносова
Авторы: Г. Цитен (Предисловие), С.Р. Дворецкая (Гл. 4, Заключение),
М.В. Дружинина (Гл. 3, Заключение), И.В. Ершова (Гл. 1, Заключение), Н.С. Смирнова (Гл. 2, Заключение), С.О. Шаляпин (Гл. 5,
Заключение)
Рецензенты: доктор юридических наук, кандидат философских наук,
профессор А.Ю. Мордовцев; доктор исторических наук,
профессор Ф.Х. Соколова
Глобализация. Общество. Личность: монография / [Г. Цитен,
Г547 С.Р. Дворецкая, М.В. Дружинина и др.]; под общ. ред. И.В. Ершовой; Сев. (Арктич.) федер. ун-т им. М.В. Ломоносова. – Архангельск: ИД САФУ, 2014. – 194 с.
ISBN 978-5-261-00941-2
Монография посвящена актуальной и неоднозначной на сегодняшний день проблеме влияния глобализационных процессов на различные уровни жизнедеятельности человека, на вызванные в связи
с этим изменения, происходящие во всех сферах общества. Неоднозначность трактовки самого феномена глобализации влечет за собой
разноплановость заявленной авторами проблематики.
Для специалистов в области социальной философии, социологии,
юриспруденции, политологии.
УДК 1
ББК 60.0
ISBN 978-5-261-00941-2
© Цитен Г., Дворецкая С.Р.,
Дружинина М.В. и др., 2014
© Северный (Арктический)
федеральный университет
им. М.В. Ломоносова, 2014
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оглавление
Цитен Г. Zum Geleit (Предисловие). Перевод Т.Ю. Ирмияевой....... 4
Глава 1. Феномен глобализации: общее и особенное...................... 16
1.1. Общие аспекты феномена глобализации.................................. 1.2.Глобализация высшего профессионального образования в
контексте Болонского процесса. Фактор человеческого капитала............................................................................................ Глава 2. Межкультурная компетенция как ключевая квалификация бакалавров и магистров........................................................... 16
2.1.Этапы и модели межкультурной компетенции........................ 2.2.Межкультурный тренинг как метод формирования межкультурной компетенции............................................................ Глава 3. Социально-философский научный потенциал развития языкового образования общества и личности в эпоху глобализации................................................................................................. 23
47
47
71
80
Глава 4. Гражданское общество в контексте глобализации......... 132
4.1.Фундаментальные основы гражданского общества................ 132
4.2.Демократические механизмы глобального управления и
глобальное гражданское общество............................................ 151
Глава 5. Религиозно-правовые аспекты процессов глобализации. 162
Заключение.............................................................................................. 174
Библиографический список................................................................. 179
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Zum Geleit
Die Anforderungen einer global vernetzten Welt stellen das tägliche
Leben vor Herausforderungen, denen es zwar zu begegnen gilt, die aber
nicht ohne kritische Hinterfragung als eine „plötzliche“ Gegebenheit
hingenommen und akzeptiert werden sollten. Die sog. Globalisierung
kann als das Ergebnis eines langen Entwicklungsprozesses gesehen
werden kann, der als gewollte Zusammenführung ökonomischer Interessen bestimmter Interessengruppen, welche durch die Nutzung des
Internetzes ihren Gewinn aus dem spezifischen Informationsvorsprung
beziehen, zu einer tiefgreifenden Veränderung des ökonomischen Lebens auf zwischenstaatlicher Ebene führte. Der Abbau von Zöllen und
Handelbeschränkungen, die Beschleunigung des freien Warenverkehrs
und der Dienstleistungen zwischen Staaten unterschiedlicher Staatsform auf unterschiedlichen Kontinenten erfolgt über den Ausbau der
Fernverkehrsmittel (Schiffahrt, Luftverkehr) und der ständig erweiterten Kommunikation über das Internet. Doch gilt es die mit der Globalisierung einhergehende Propagierung einer Welt als „global village“
zu hinterfragen und einer kritischen Betrachtung zu unterziehen.
Aufgrund der eigenen positiven akademischen Erfahrungen in
Rußland und der langjährigen freundschaftlichen Zusammenarbeit
mit zahlreichen Kollegen auf internationaler Ebene greife ich die
Einladung, für den vorliegenden Band ein Geleitwort zu schreiben,
gerne auf.
Die Tatsache, daß erstmals in der Geschichte des homo sapiens
mehr als die Hälfte des modernen Menschen in Städten und nicht in
ländlichem Umfeld lebt, zeigt, daß die Bezeichnung einer solchen Welt
als eines globalen „Dorfes“ eine unzulässige Verkleinerung und möglicherweise auch eine Herabwürdigung der „Dörfler“ – also derjenigen,
die keinen oder nur beschränkten Zugang zu den elektronischen Informationsnetzwerken haben – beinhaltet. Dies wiegt um so schwerer, als
sich die zur Zeit existierenden und im virtuellen Ausbau des Internets
befindlichen sozialen Netzwerke einen Vertretungsanspruch anmaßen,
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Предисловие
Требования связанного глобальной паутиной мира ставят повседневную жизнь перед вызовами, которые хотя и можно принять к
сведению, но нельзя воспринимать без критического переосмысления, как «внезапно» наступившую данность. Так называемую глобализацию можно рассматривать как результат длительного процесса
развития, когда желаемое совместное управление экономическими
выгодами определенных заинтересованных групп, которые с помощью Интернета извлекают прибыль из специфического информационного преимущества, привело к радикальным изменениям в
экономической жизни на межгосударственном уровне. Снижение таможенных пошлин и торговых ограничений, увеличение объема свободного товарооборота и услуг между странами с разными формами
государственного устройства на разных континентах осуществляются посредством развития средств дальних перевозок (судоходства,
воздушного сообщения) и постоянного расширения связей с помощью Интернета. И все же к этому, в том числе к пропаганде мира как
«глобальной деревни», нужно относиться с сомнением и критикой.
Исходя из собственного положительного академического опыта
в России и многолетней дружественной совместной работы с многими коллегами на международном уровне я с удовольствием приняла приглашение написать предисловие к данной книге.
Тот факт, что впервые в истории homo sapiens больше половины современных людей живет в городах, а не в сельской местности, показывает, что обозначение такого мира как «глобальной
деревни» содержит неприемлемое приуменьшение и, возможно,
унижение «деревни» – то есть тех, кто не имеет доступа (или ограничен в нем) к электронным информационным сетям. Данное положение усугубляется тем, что социальные сети, существующие
в настоящее время и создаваемые в виртуально расширяющемся
© Ирмияева Т.Ю., перевод, 2014
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
welcher die Teilnahme an derartigen Kommunikationsplattformen zu
erzwingen sucht, um die meist unbedacht zur Verfügung gestellten individuellen Daten in kommerzialisierter Weise weiterzuverwerten, ohne daß dies für den Nutzer der jeweiligen Netzwerke in allen Konsequenzen erkennbar sein kann.
Deshalb ist es um so mehr zu begrüßen, wenn sich ein Autorenteam
zusammenfindet, um die Konsequenzen für das soziale Zusammenleben auf verschiedenen kulturellen Ebenen zu untersuchen.
Viel wird in unserer Zeit nach dem Jahr 2000 über die interkulturellen Kompetenzen gesprochen und geschrieben, wobei vielfach uralte
Erfordernisse des menschlichen Zusammenlebens, in einer häufig auch
sprachlich verbrämten Form, als neue Gegebenheit postuliert werden.
Aus der Sicht der Geschichtswissenschaft und Archäologie erscheinen
derartige Ankündigungen häufig überzogen, besonders wenn der Verdacht nicht ausgeräumt werden kann, daß die postulierten „interkulturellen Kompetenzen“ als Vehikel der virtuellen Globalisierung instrumentalisiert werden.
Interkulturelle Kompetenzen liegen bereits mit den ältesten Schriftsystemen – besonders in den Keilschriftarchiven ersichtlich – vor; letztendlich sind, bezogen auf die mediterrane und europäische Geschichte,
alle Ableitungen des phönizischen Alphabetes als ein Ergebnis interkultureller Kompetenzen zu sehen, deren besonderes Merkmal der lange
Zeitraum ihrer Genese ist. Interkulturelle Kompetenzen können auch
als das Ergebnis von Migration, Integration und Assimilation verstanden werden, jedenfalls dann, wenn es sich eher um Angleichungsprozesse handelt, die sich aus der mühsamen Erprobung des täglichen Zusammenlebens und weniger aus der erzwungenen Umsetzung diktierter
Verordnungen handelt. Die antike Geschichte Alt-Europas, des Vorderen Orients und Zentralasiens enthält zahlreiche Beispiele kultureller
Ausgleichsformen (z.B. die Umsetzung hellenistischer Staatsauffassung
im römischen Personenrecht, der Einfluß der persisch-iranischen Kultur auf das Byzantinische und Osmanische Reich bis zum Beginn des
20. Jahrhunderts, der Einfluß des Buddhismus entlang der zentralasiatischen Seidenstraße), die durch Handel, Gewerbe, Wissenschaften und
Künste, teilweise auch der Religion, ein Mindestmaß an Ähnlichkeiten
hervorbrachte, welche dann in der Begegnung mit dem „Fremden“ als
ähnlich und somit weniger angsteinflößend erkannt werden konnten.
Auf diese Erkenntnis war bereits das Zeremoniell der antiken diplomatischen Begegnungen hin ausgelegt, was vielfach mit einem friedensstiftenden oder friedenserhaltenden Effekt verbunden war.
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Интернете, присваивают себе право представительства и на этом
основании пытаются привлечь к участию в такого рода коммуникативных платформах, чтобы предоставленные (в основном необдуманно) персональные данные использовать в коммерческих
целях, и все последствия этого пользователь соответствующего
интернет-ресурса себе даже не представляет.
Поэтому можно только приветствовать то, что авторы объединились для исследования последствий социального сосуществования на различных культурных уровнях.
После 2000 года много говорилось и писалось о межкультурных компетенциях, причем древнейшие потребности человеческого сосуществования, зачастую словесно приукрашенные, выдавались за новую реальность. В перспективе исторической науки и
археологии такого рода сообщения часто раздуты, особенно когда
невозможно избавиться от подозрения, что постулируемые «межкультурные компетенции» используются в качестве «колымаги»
виртуальной глобализации.
Межкультурные компетенции представлены уже в древнейших
системах письменности, особенно явственно – в клинописной; наконец, в отношении средиземноморской и европейской истории видно,
что все производные финикийского алфавита – это результат межкультурных компетенций, чьим особым признаком является существование на протяжении длительного времени. Межкультурные
компетенции также можно понимать как результат миграции, интеграции и ассимиляции, во всяком случае тогда, когда речь идет
скорее о процессах выравнивания, которое возникает в результате
трудностей повседневного существования и в меньшей степени из-за
вынужденного перемещения, диктуемого административным предписанием. Античная история древней Европы, Ближнего Востока
и Центральной Азии содержит многочисленные примеры культурно сбалансированных форм (например, перенос эллинистического
понимания государства в римское личное (имущественное) право,
влияние персидско-иранской культуры на Византийскую и Османскую империи вплоть до начала ХХ века, влияние буддизма вдоль
центральноазиатского «шелкового пути»), которые порождены как
минимум торговлей, ремеслами, наукой и искусством, отчасти религией и которые в ситуации встречи с «чужим» могли распознаваться
как похожие и потому менее пугающие. Осознание этого было заложено уже в античных церемониях дипломатических встреч, часто
связанных с заключением мира или его сохранением.
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Wenn nun in unserer Zeit das interkulturelle Training zum Bestandteil der akademischen Ausbildung erhoben wird, dann genügt es nicht,
den Lehrinhalt in attraktiver Form aufzubereiten – so als wäre die schöne Formulierung schon das gelungene Ergebnis der Bemühung –, sondern es geht vielmehr darum, eine Haltung zu vermitteln und das Auffinden einer individuellen Haltung bei den Studierenden anzuregen. Die
heutigen Studenten kennen das eindimensionale europäische Weltbild
des 20. Jahrhunderts aus den Geschichtsbüchern in aufbereiteter Form
oder aus nicht immer zuverlässigen Internetquellen, die häufig kritiklos
rezipiert werden – derartiges ist häufig wenig auf Interkulturalität bedacht und die Kompetenz wird nicht frei Haus mitgeliefert.
Aus der Perspektive der Berufspraxis (i. S. einer international ausgerichteten Arbeit, Forschung u.ä.) ist die Annäherung an eine durch
interkulturelle Kompetenz geprägte individuelle Haltung vielfach zuerst eine Übung im Verzicht: dem Verzicht auf persönliche oder weltanschauliche Rechthaberei im Gespräch, dem Verzicht auf die elitäre Zurschaustellung religiöser oder sonstiger Weltanschauungen, dem Verzicht
auf nationales oder parteipolitisches Gefolgschaftsdenken. Die Bemühung um interkulturelle Kompetenz ist vielmehr gekennzeichnet durch
die Fähigkeit zum Zuhören, Reflektieren, Nachfragen und Akzeptieren
des Gegenübers – auch wenn das Gehörte, Gesagte und Präsentierte zunächst als eine Zumutung empfunden werden mag. Der „Handwerkskasten“ der interkulturellen Kompetenz enthält die Kenntnisse von Fremdsprachen, gesellschaftliche, wirtschaftliche, religiöse, ethnische und
besonders geographische Kenntnisse. Im Laufe des Studiums können
Anwendungserfahrungen im lebhaften Dialog zwischen Studenten und
Dozenten sowie im Rahmen von akademischen Exkursionen erworben
werden, im Arbeitsleben durch Bildungsreisen und im täglichen Leben
dadurch, daß man bewußt Themen aufgreift, sich in konstruktiver Weise in gesellschaftliche Belange einmischt und sich mit Menschen oder
Themen befaßt, mit denen man sich bislang nicht beschäftigte oder beschäftigen wollte. Ob jemand tatsächlich interkulturelle Kompetenz besitzt, kann nur durch die Betrachtung seiner Lebensleistung entschieden werden, d.h. ein Studium trainiert das Handwerkzeug und leitet zu
einem aufgeschlossenen und unabhängigen Denken an; die damit verbundenen Basiskenntnisse sind Thema des Prüfungsstoffes. Letztendlich liegt es an der individuellen Persönlichkeitsentwicklung, ob interkulturelle Kompetenz erlangt und friedenserhaltend eingesetzt wird.
Dies zeigt sich letztendlich in den Anwendungsmöglichkeiten, die
im öffentlichen Raum anzutreffen sind.
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Если сегодня межкультурная подготовка становится частью
академического образования, то в этом случае недостаточно заботиться лишь о привлекательной форме содержания обучения, словно красивые формулировки и есть замечательный итог труда, скорее речь идет о том, чтобы передавать свою позицию и побуждать
студентов находить их собственную. Современные студенты знакомы с одномерной европейской картиной мира ХХ века из предварительно обработанных учебников по истории или из не всегда
надежных интернет-источников, которые часто воспринимаются
без критики, – подобное мало способствует стремлению к межкультурности, а компетентность не доставляется свободно на дом.
Исходя из перспективы профессиональной деятельности
(в смысле международных стандартов работы, научного исследования и т.п.) приближение к собственной позиции, отмеченной
межкультурной компетенцией, часто предваряется упражнением в
отказе от личной или мировоззренческой несговорчивости на переговорах, от горделивого выставления напоказ религиозности или
иного взгляда на мир, от национального или продиктованного партийной принадлежностью мышления. Более того, межкультурная
компетенция должна проявляться в способности слушать, анализировать, расспрашивать и признавать своего визави, даже если
услышанное, сказанное или предъявленное может ощущаться как
обвинение. «Ящик ремесленника» межкультурной компетенции
содержит знания иностранных языков, общественные, экономические, религиозные, этнические и особенно географические познания. В ходе изучения можно приобретать опыт в оживленном
диалоге между студентами и преподавателями, равно как и в рамках академических экскурсий, во время трудовой жизни – в образовательных поездках и благодаря повседневности, так что темы
подхватываются осознанно, вмешательно в общественные нужды
конструктивно, происходит обращение к людям или темам, которыми раньше не занимались или не хотели заниматься. Владеет ли
кто-либо межкультурной компетенцией в действительности, можно решить лишь в результате наблюдения за его жизнью, то есть
изучение совершенствует инструмент и ведет к открытому и независимому мышлению; связанные с этим базовые знания являются
темой экзаменационного испытания. В конце концов, все зависит
от индивидуального развития личности – будет ли достигнута
межкультурная компетенция и использована для сохранения мира.
Это проявляется, в конечном счете, в возможности ее применения, которое встречается в публичном пространстве.
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Nach dem Ende der „gesellschaftlichen Sprachlosigkeit“ während
des Kalten Krieges in Europa treten seit einigen Jahren nun die Zivilgesellschaften in einen medial begleiteten Dialog oder werden seitens
administrativer Veranlassungen in einen Dialog mit vorgegeben Themen geführt. Internationale Kongresse, Gesprächsforen, Arbeitskreise,
Kommissionen und Begegnungsplattformen haben sich die Stärkung
und Entwicklung der neuen Zivilgesellschaften zum Ziel gesetzt. Doch
ist der Zugang zu den genannten Begegnungsmöglichkeiten meist reglementiert oder sogar auch wenig bekannt, da in den Medien eher
über die leitenden Repräsentanten berichtet wird, als über die zähen
Kleinarbeiter, die aus innerer Überzeugung Zeit, Kraft und Geld aufwenden. Bei genauerem Hinsehen ergeben sich auch Fragen danach,
welcher Form nun diese neuen Zivilgesellschaften sind oder wie sie gesehen werden sollen bzw. sich selbst in ihrem sozialen oder staatlichen
Kontext sehen bzw. rechtlich definieren. Dürfen Zivilgesellschaften, die
meist an nationalstaatliche Bürgerschaftsvorstellungen gebunden sind,
tatsächlich so einander angeglichen werden, daß das Ziel einer „globalen Zivilgesellschaft“ angestrebt werden kann? Dies kann die gesellschaftlichen Bemühungen um Völkerverständigung und Zusammenarbeit in den gefährlichen Sog der ökonomisierten Globalisierung rücken
und zu neuen Vorbehalten führen, wenn Individuellem die zwanghafte
Einebnung droht. Solange dem Menschen einer Zivilgesellschaft als
Individuum seine Würde garantiert ist – im Sinne internationaler Vereinbarungen – bestehen viel Gestaltungsraum und Gestaltungsmöglichkeiten für interkulturelle Kompetenzen. Sobald jedoch das Individuum
der Gesellschaft als Human-Ressource („Menschenkapital“) in einem
ökonomischen Platzhalterspiel den Gegebenheiten untergeordnet wird,
werden die Entwicklungspotentiale und Gesprächsbereitschaften eingeschränkt oder kommen gar zum Erliegen.
Hieraus ergeben sich auf dem Gebiet der universitären Ausbildung
Problemfelder, welche vor einigen Jahren zu wenig diskutiert wurden.
Die aus heutiger Sicht zu einseitig umgesetzte Bologna-Vereinbarung
(sog. „Bologna-Prozeß“) produzierte besonders in den Bachelor-Studiengängen Absolventenjahrgänge, die auf den nationalen und internationalen Arbeitsmärkten nur mit großen Schwierigkeiten Fuß fassen und
im bewußt niedrig bemessenen Gehaltssegment angesiedelt sind. Dies
hängt häufig auch mit dem Kenntnisniveau zusammen, welches für
die Berufspraxis zu gering ist: häufig entsprechen die Lehrinhalte bis
zum BA-Abschluß nicht einmal dem Leistungsumfang einer herkömmlichen 3 ½-jährigen kaufmännischen Ausbildung. Manche Beraufsaus10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
После окончания «общественной немоты» во время Холодной
войны в Европе в течение последних нескольких лет появились
гражданские объединения в медийно сопровождаемом диалоге
или в диалоге на заданные темы, ведущемся по инициативе управляющих органов. Международные конгрессы, форумы, рабочие
группы, комиссии и совещательные площадки имеют своей целью
укрепление и развитие новых общественных объединений. И все
же доступ к названным возможностям встреч в большинстве случаев регламентирован или даже малоизвестен, так как в средствах
массовой информации скорее сообщат о руководящих представителях, чем о рядовых сотрудниках, которые в силу внутреннего
убеждения тратят свои время, силы и средства. При ближайшем
рассмотрении возникают вопросы о том, какую же форму имеют
эти новые общественные объединения, как их нужно воспринимать, как они сами себя видят в социальном или государственном
контексте или определяют себя с юридической точки зрения. Возможно ли общественные объединения, которые в большинстве
случаев связаны с государственными представительскими структурами, и в самом деле настолько уподобить друг другу, чтобы
цель «глобального гражданского общества» стала достижимой?
Это может привести к тому, что усилия, направленные на взаимопонимание между народами и сотрудничество, будут поглощены
опасно экономизирумой глобализацией, и к новым ограничениям,
когда индивидуальному грозит принудительная уравниловка. Пока человеку в гражданском обществе гарантировано его положение
индивидуума – в понимании международных договоренностей –
сохраняется много конфигураций и возможностей для межкультурных компетенций. Но как только индивидуум в обществе занимает в экономической игре условий подчиненное место человеческого ресурса («человеческого капитала»), потенциал развития и
готовность к общению ограничиваются, либо вовсе исчезают.
Отсюда возникает проблемное поле в области университетского образования, которое несколько лет назад мало обсуждалось.
С современной точки зрения односторонняя реализация Болонских соглашений (так называемого «Болонского процесса») способствует выпуску специалистов, особенно бакалавров, которые
на национальных и международных рынках рабочей силы с трудом могут прочно обосноваться и заполняют сегмент с низкими
доходами. Часто это связано также с уровнем знаний, которые
слишком малы для производственной практики: зачастую содержание образование бакалавра соответствует объему традиционно11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
bildungen bieten ein besseres Fundament als ein halbherzig gestaltetes
Studium, das auf der Ebene des niedrigsten Abschlusses in die Arbeitslosigkeit führt. Den jungen Menschen mit einem akademischen Grad
auf dieser Ebene ist der Aufstieg in besser dotierte Gehaltsstufen häufig ebenso verwehrt, wie die Möglichkeit zu einem Aufbaustudium mit
dem Ziel des Master-Abschlusses oder gar der Promotion. Besonders
letztere wird seltener zu erreichen sein, da die Zulassungskriterien zu
den höherwertigeren akademischen Abschlüssen unterschiedlich ausgelegt sind.
Mit dem durch die Vereinbarung von Bologna einhergehenden nicht
immer überzeugend gelungenen Umbau der Universitäten, ergaben sich
Konsequenzen für das Berufsbild, die Berufsgestaltung und die Selbstsicht des akademischen Lehrpersonals. Die vermehrt geforderte Mobilität der akademischen Lehrer und Fachleute gleicht oft mehr dem Terminkalender kaufmännischer Reisender „in Sachen Bildung“ denn dem
Lebensumfeld eines gewissenhaft forschenden und lehrenden Professors herkömmlicher Art. Oft entsteht der Eindruck, der Professor reise
seinen Studenten hinterher als umgekehrt. Die sich daraus ergebenden
Probleme der Studienpläne und Semesterabläufe führen dazu, daß für
die Studierenden die notwendigen akademischen und menschlichen
Bezugspunkte reduziert werden. Überfüllte Hörsäle und Dozentensprechstunden zeigen das trostlose Bild einer verschulten und „durchorganisierten“ Ausbildung, die mit dem Gedanken einer universitären
Ausbildung nur noch wenig gemeinsam hat. Darüber hinaus täuscht in
Westeuropa die vielfach verwirrende Terminologie der Begriffe von
Universität/university, Hochschule/Gesamthochschule, Fachhochschule/university of applied sciences oft über einen langsamen Niveauabbau der akademischen Anforderungen hinweg. Es steht außer Frage,
daß Mobilität eine Bereicherung für die akademischen Welt darstellt,
auch die Nutzung des Internets für das Fernstudium und die Fortsetzung des Dialogs zwischen den Auslandsdozenten und ihren Studenten
unterstützt die Aufrechterhaltung der Verbindungen auf hohem Niveau,
deren Pflege und Ausbau. Als problematisch anzusehen sind jedoch Resultate, die unter ökonomischen Vorgaben auf die Anpassung der Persönlichkeit der Fachleute ausgerichtet sind und letztendlich in die Freiheit der akademischen Lehre und Forschung eingreifen.
Dies zeigt sich insbesondere in der Reduzierung der Studienangebote und -inhalte der Geisteswissenschaften und künstlerischen Fächer,
deren Absolventen erfahrungsgemäß durch individuellen Eigensinn
und muntere Kritikbereitschaft ausgezeichnet sind. Jedoch bringt der
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
го 3,5-летнего коммерческого образования. Некоторые курсы профессионального обучения дают лучшее основание, чем вполсилы
разработанное обучение, которое после завершения на самом низком уровне ведет к безработице. Молодым людям с академической степенью такого уровня переход на ступень с более высоким
должностным окладом часто в такой же мере невозможен, как и
выстраивание дальнейшего образования с целью окончания магистратуры или даже получения ученой степени. Особенно последнее редко достижимо, так как критерии приема на высшие академические уровни везде разные.
Идущая в соответствии с Болонскими соглашениями перестройка университетов, не всегда убедительная и удачная, показала последствия для профессионального образования, его форм и
самоперспективы академических кадров. Возрастающие требования к мобильности преподавателей и специалистов все больше напоминают еженедельник коммивояжера «по делам образования»,
чем традиционный жизненный уклад профессора – добросовестного исследователя и преподавателя. Часто возникает впечатление, что профессор следует за своими студентами, а не наоборот.
Вытекающие из этого проблемы учебных планов и сроков семестров ведут к тому, что для студентов редуцированы обязательные
базовые академические и человеческие критерии. Переполненные
аудитории и консультации преподавателей показывают неутешительную картину «ошколенного» и заорганизованного обучения,
которая едва ли имеет что-то общее с представлениями об университетском образовании. В добавление к этому в Западной Европе чрезвычайно запутанная терминология («университет» /
university, «высшая школа» / «общая высшая школа», «высшее
профессиональное училище» / university of applied sciences) часто
скрывает медленное понижение уровня академических требований. Нет сомнений в том, что мобильность является обогащением
академического мира, так же как и использование Интернета для
заочного обучения и продолжения диалога между преподавателем
за рубежом и его студентом помогает сохранению связей на высоком уровне, заботе о них и совершенствовании. И все же спорными кажутся результаты, которые под влиянием экономического
задания ориентируются на приспособление личности к профессии
и в конечном итоге вмешиваются в свободу академического обучения и научного исследования.
Особенно это проявляется в сокращении направлений и содержания обучения по гуманитарным наукам и художественным
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
entsprechend geschulte Geist auch die notwendige Regsamkeit hervor,
Probleme zu erkennen, zu analysieren und in breiter Öffentlichkeit zu
diskutieren. Wird diese zum Erhalt einer Gesellschaft oder eines Gemeinschaftsgefühls notwendige, auch unangenehme, Diskussionsfähigkeit jedoch ökonomischen Maßnahmen untergeordnet, entsteht ein
Ungleichgewicht zwischen kultureller Selbstvergewisserung und gesellschaftlicher Leistungsfähigkeit. Bereits Friedrich Schiller hatte am
26. und 27. Mai 1789 in seiner Antrittsrede der Universität Jena vor den
Gefahren einer solchen Entwicklung mit Nachdruck gewarnt und damit
im Jahr der Französischen Revolution eine umfassende akademische
Resonanz ausgelöst. [239, c. 441–464].
Die strikte „Durchökonomisierung“ von Gesellschaften reduziert
häufig in unangemessener Weise die kulturellen Belange zu Event- und
Unterhaltungsfaktoren. Auch Museen beginnen damit, ihre Ausstellungskonzepte entsprechend medial aufbereitet zu gestalten und die
Themen ihrer Sonderausstellungen mit Fragen der zeitgenössischen
Gesellschaft zu verbinden. Geschieht dies mit Augenmaß und dem Bewußtsein für eine gewisse Grenzsetzung, dann kann dies eine Bereicherung für die Bildung derjenigen Museumsbesucher sein, welche die
Sinnsuche in ihrer geistigen und ihrer kulturellen Identität nicht zwingend mit einem religiösen Bekenntnis abdecken. Das bedeutet schließlich für die Ausbildung im Rahmen der interkulturellen Kompetenz –
dem Ausgangspunkt unserer Betrachtung, daß diese Kompetenz zuerst
in Bezug auf die Kultur des eigenen Lebensumfeldes auszubilden ist.
Einen weiteren Schritt stellt dann die Hinwendung zu anderen kulturellen Lebensformen und deren Deutung im Dialog mit ihren Vertretern
dar, und zwar immer auf Augenhöhe mit dem Anderen und nicht in Unterordnung unter ökonomische Vorgaben.
Nach den Erfahrungen des 20. Jahrhunderts kann die Kunst der
Bemühung um interkulturelle Kompetenz darin gesehen werden, die
jungen Menschen mit den entsprechenden Dialogformen und –möglichkeiten vertraut zu machen und einen selbstbewußten Beitrag zum
Gelingen gesellschaftlicher Entwicklungen in Toleranz und Frieden anzuregen.
Den vielfältig ausgebreiteten Themen des vorliegenden Bandes ist
eine geneigte Leserschaft, ein reger akademischer Dialog und eine
sinnvolle Anwendung im öffentlichen Diskurs zu wünschen.
Gabriele Ziethen
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
специальностям, выпускники которых, согласно опыту, отмечены
своенравием и готовностью критиковать. Однако соответствующим образом обученный ум порождает и необходимую активность
при распознавании трудностей, анализе и широком общественном
обсуждении. Найдет ли общество нужным воспринять это как необходимое, из чувства солидарности, пусть даже неприятное, все
же из-за подчинения умения дискутировать экономическим интересам возникает дисбаланс между культурной убежденностью
личности и функционированием общества. Еще Фридрих Шиллер
в своих выступлениях 26 и 27 мая 1789 года по случаю вступления
в должность в университете Йены предостерег от такого развития,
что вызвало широкий резонанс в академических кругах накануне
Французской революции 1789 года [239, с. 441–464].
Последовательная «сквозная экономизация» общества часто
неподобающим образом сводит культурные потребности к событийно-развлекательным факторам. Также и музеи в связи с этим
придают своим выставочным концепциям соответствующий усредненный вид, а темы специальных выставок связывают с вопросами современного общества. Если это делается с чувством
меры и понимания границ дозволенного, то они могут обогатить
в просветительском плане тех посетителей музея, которые не обременены поиском смысла в духовной и культурной идентичности
и открытием собственного символа веры. Наконец, для обучения
в рамках межкультурных компетенций – исходной точки нашего
рассмотрения – это означает, что данные компетенции необходимо формировать прежде всего по отношению к культуре собственной жизненной среды. Тогда следующий шаг представляет собой
обращение к другим культурным жизненным формам и их толкование в диалоге с представителями, и именно на равных, а не принижая на основании экономического преимущества.
Исходя из опыта ХХ века искусство усилий в области межкультурных компетенций видится в том, чтобы молодежь открывала
для себя соответствующие формы диалога и по возможности осваивала их и вносила собственный вклад в успех общественного
развития в условиях терпимости и согласия.
Разносторонним и широким темам данной книги хочется пожелать заинтересованную читательскую аудиторию, оживленный
академический диалог и рациональное применение в общественном обсуждении.
Габриеле Цитен
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Феномен глобализации: общее
и особенное
1.1. Общие аспекты феномена глобализации
Процессы глобализации, происходящие на всех уровнях жизнедеятельности человека, можно сравнить с цунами. Сметая на своем пути преграды в виде национальных границ, она приводит к
«универсализации» многих сфер общества.
Глобализация является объективным процессом развития современного мира. Перемены, происходящие в связи с глобализацией в сфере экономики, политики, культуры касаются всех областей и условий жизни и деятельности человека и общества.
Феномен глобализации рассматривается отечественными и зарубежными исследователями как многоаспектное явление, имеющее как позитивные, так и негативные стороны.
Дж. Сорос под глобализацией понимает свободное перемещение капитала и растущее подчинение национальных экономик глобальным финансовым рынкам и транснациональным корпорациям
[145, с. 7]. Ф.Г. Альтбах определяет глобализацию через систему
широких экономических, технологических и научных трендов, которые непосредственно затрагивают высшее образование и, которые в значительной степени неизбежны [5, с. 40]. В.И. Добреньков
акцентирует в большей степени социальный аспект глобализации,
заключая, что это «процесс закономерный и необходимый для интеграции человечества, сопровождающийся ростом качества жизни
и уровня благосостояния человечества, уровнем экономического и
политического развития стран, активизацией обмена технологическими, научными и культурными достижениями между различными странами и народами» [50]. В.Ю. Яковец пишет о социокультурном аспекте глобализации, указывая на его сложный и противоречивый характер в сфере культуры, образования, этики, идеологии
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
[175, с. 9–10]. Ссылаясь на теоретические положения американского социолога Дж. Мейера, Р.Н. Абрамов анализирует культурный
аспект глобализации, под которым понимается расширение взаимозависимости культур через интенсификацию глобальной коммуникации и взаимное проникновение объектов локальных культур,
превращенных в товары на глобальном рынке массовой культуры
[37, с. 136]. По мнению М.М. Акулича, глобализация представляет собой процесс интеграции человечества в единое целое, характеризует новую эпоху развития человечества – эпоху глобального
мира [3, с. 50]. П. Скотт указывает на то, что глобализация – это
«не только технологический феномен, но объединение двух и более
индустриальных центров. Это также интеллектуальный феномен,
триумф научной рациональности и кульминация традиций Просвещения» [228]. А.В. Аверин указывает, что начало 1990-х годов
детерминировано становлением постиндустриальной хозяйственной системы, сокращением влияния национальных государств и
уходом в прошлое биполярного мирового порядка, следствием чего явилось наступление нового, достаточно сложного переходного
периода, который характеризуется интернационализацией хозяйственной жизни, движением гигантских потоков капитала, товаров, информации, людей. Для собирательного обозначения вышеуказанных процессов, связанных с новым этапом международной
жизни, А.В. Аверин употребляет термин «глобализация [1, с. 34].
Выделяются следующие направления глобализации:
– международная торговля: товарами, услугами, технологией,
объектами интеллектуальной собственности;
– международные финансовые операции: кредиты (частных,
государственных, международных организаций), основные ценные бумаги (акции, облигации), производственные финансовые
инструменты (фьючерсы, опционы и т.д.);
– международное движение факторов производства: капитала
(в виде прямых инвестиций), рабочей силы (в виде стихийных миграций неквалифицированных и малоквалифицированных рабочих и в виде «утечки мозгов») [84, с. 8];
– образование международного образовательного пространства
(создание глобальных университетов, распространение дистанционного обучения).
Источниками глобализации являются:
1. Технический прогресс, приведший к резкому сокращению
транспортных и коммуникационных издержек, значительному
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
снижению затрат на обработку, хранение и использование информации.
2. Либерализация торговли и другие формы экономической либерализации, вызвавшие ограничение политики протекционизма
и сделавшие мировую торговлю более свободной. В результате
были снижены тарифы, устранены многие иные барьеры в торговле товарами и услугами.
3. Значительное расширение сферы деятельности организаций,
ставшее возможным благодаря технологическому прогрессу и освоению более широких горизонтов управления на основе новых
средств коммуникации (например, компании, ориентировавшиеся
на местные рынки, расширили свои производственные и сбытовые
возможности, выйдя на национальный, многонациональный, международный и даже глобальный уровни).
4. Достижение глобального единомыслия в оценке рыночной
экономики и системы свободной торговли.
5. Особенности культурного развития. Формирование глобализованных СМИ, искусства, попкультуры, повсеместного использования английского языка в качестве всеобщего средства общения
[84, с. 10–11].
6. Экономические, политические, культурные факторы, повлекшие изменения в сфере образования.
Механизм глобализации – снятие национальных ограничений
на движение товаров, капиталов, труда и информации [1, с. 34].
Средства глобализации – международная унификация нормативно-правовой базы и создание препятствий для ее последующего одностороннего изменения – с юридической стороны;
развитие информационных технологий – с технической стороны
[там же].
Цель глобализации – переход экономической, а в будущем и политической власти в руки ТНК, которые и являются наиболее активными «двигателями» глобальных процессов [там же].
Н.В. Черникова выделяет следующие черты глобализации, подразделяя их на объективные и субъективные характеристики.
Объективными характеристиками являются следующие:
1. Глобализация – объективный, но крайне противоречивый
процесс, который оказывает определенное воздействие (как позитивное, так и негативное) на все сферы человеческой деятельности: экономику, политику, социокультурную сферу, образование и т.п.
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2. Глобализация обозначает все возрастающую степень взаимозависимости, взаимообусловленности и объединения усилий различных стран во многих отраслях человеческой деятельности.
3. Глобализация – качественно новый этап интернационализации, который еще не предполагает разрушения национальных
границ.
4. Новизна данного этапа обусловлена двусторонним влиянием
результатов новой научно-технической революции на существующий миропорядок. С одной стороны, стремительное развитие
научно-промышленного комплекса детерминировало экологические катастрофы, то есть инициировало появление глобальных
проблем, решение которых невозможно без объединенных усилий
различных государств (без глобального подхода). С другой стороны, формирование глобальных информационно-коммуникативных сетей, позволяющих получить необходимую информацию
практически в любом месте и в любое время, значительно ускоряют процессы сотрудничества между странами во всех сферах человеческой деятельности [165, с. 12].
К субъективным характеристикам глобализации относятся те
проявления процесса глобализации, которые обусловлены политикой отдельных стран в той или иной сфере человеческой деятельности и жизни общества. Например, экспансия американского капитала через ТНК и банки в большинстве стран современного мира, засилье западной культуры в СМИ, попытки США прикрыть
термином «глобализация» свое стремление подчинить некоторые
страны своим интересам позволяют говорить о глобализации «поамерикански». Субъективизм же глобализации заключается в том,
что человечеству по силам оказать влияние на данный процесс,
то есть использовать возможности глобализации на благо человечества и минимизировать ее негативные аспекты и последствия.
Образование способно сыграть ключевую роль в решении данной
задачи [165, с. 13].
Глобализация имеет, по мнению В. Шемятенкова, следующие
проявления:
1. Революционные достижения в электронике и смежных областях, сделавшие возможными создание единого всемирного информационного пространства. Наиболее ярким представителем
информационной революции стал Интернет.
2. Развитие средств транспорта, позволившее населению промышленно развитых стран, а в последнее время и части граждан
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
наиболее продвинутых развивающихся стран, свободно передвигаться по миру, а торгово-промышленным фирмам этих стран осуществлять поставки товаров и услуг, а также иную деловую активность за пределами национальных границ.
3. Ускорение интернационализации производства, прежде всего в отраслях, выпускающих высокотехнологичные товары. Темпы научно-технического прогресса и, следовательно, смены выпускаемых моделей товаров в этих отраслях, настолько высоки,
что сроки амортизации крупных капиталовложений становятся
все более короткими. Для того чтобы сделать производство новых
товаров экономически оправданным, конкурирующие фирмы не
могут оставаться в пределах национальных рынков. Они должны
практически мгновенно выпускать свою продукцию на всемирный рынок. Для этого необходима сеть иностранных филиалов.
Поэтому транснациональные корпорации становятся всемирными
корпорациями.
4. Возникновение всемирных денежного рынка и рынка капиталов, без которых современная интернационализация производства была бы немыслимой.
Суть глобализации состоит в том, что население промышленно
развитых стран, а также производственная сфера оказываются непосредственно перед лицом всемирного рынка. С одной стороны,
это способствует самоидентификации и самореализации человека. С другой стороны, это влечет за собой кризис традиционных
ценностей и институтов. Умение воспользоваться возможностями
всемирного рынка становится главным критерием личного успеха,
что требует трансформации традиционных политических, социальных и экономических структур. Все возрастающая часть международного оборота идей, денег, культурных ценностей становится неподконтрольной национальным государствам. По мнению
В. Шемятенкова, «возникает новая интернациональная культура,
которая влечет за собой деградацию традиционного культурного
наследия человечества, является апофеозом воинствующего индивидуализма. Она вытесняет и убивает национальные культуры,
социальная база которых размывается на глазах» [169, с. 27–28].
Однако существует также мнение, что нет однозначно четкого
понимания сущности глобализации, и в качестве основы ее внутреннего содержания указывается ее противоречивость [97, с. 30].
С данным положением следует согласиться. Стихийность и противоречивость феномена глобализации детерминировано ее при20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
родой, масштабностью, внутренним антагонизмом процессов, являющихся следствием ее проявления.
Необходимо отметить, что глобализация, какой бы противоречивой она не была, является объективной реальностью настоящего времени, которую следует осознать, принять и к которой
необходимо адаптироваться. Ю.В. Яковец подчеркивает, что глобализация «образует неизбежный, объективно и субъективно обусловленный, противоречивый фактор становления постиндустриального общества, мировой цивилизации» [175, с. 11].
Вслед за Ю.А. Щербаниным мы представляем классификацию
факторов, обусловивших процесс глобализации:
1. Производственно-технический. Резкое возрастание масштабов производства, международные формы его осуществления
(ТНК), качественно новый уровень средств транспорта и связи,
обеспечивающий быстрое распространение товаров и услуг, ресурсов и идей с приложением их в наиболее благоприятных условиях.
2. Экономический. Концентрация и централизация капитала,
организационные формы, рамки деятельности которых выходят за
национальные границы, приобретают международный характер,
способствуя формированию единого рыночного пространства.
3. Информационный. Радикальное изменение средств делового
общения, обмена экономической, финансовой информацией, создающее возможности оперативного, своевременного и эффективного решения производственных, научно-технических, коммерческих вопросов не хуже, чем внутри отдельных стран.
4. Научно-технический. Определен экономическими выгодами
использования передового научно-технического, технологического и квалифицированного уровня ведущих в соответствующих областях зарубежных стран для ускоренного внедрения новых решений при относительно небольших затратах.
5. Социологический. Проявляется в ослаблении роли привычек
и традиций, социальных связей и обычаев, преодолении национальной ограниченности, что повышает мобильность людей в территориальном, духовном и психологическом отношении, способствует международной миграции.
6. Политический. Выражен в ослаблении жесткости государственных границ, облегчении свободы передвижения граждан, товаров и услуг, капиталов.
7. Экологический. Обусловливает объединение усилий мирового сообщества, консолидацию ресурсов, координацию действий
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в различных сферах. Среди прочих глобальных проблем современности он оказывает особое воздействие на процесс глобализации. При этом процесс глобализации мирохозяйственных связей
не исключает расширения и интенсификации экономической деятельности на региональном уровне, в том числе – вовлечения в
активный, масштабный взаимный международный обмен административных образований отдельных стран. С одной стороны, это
ускоряет планетарную глобализацию, с другой – выступает как
известный тормоз, ведущий к усилению групповой региональной
обособленности, возникновению новых противоречий и углублению конкуренции [171, с. 48–49].
Перечисленные факторы детерминируют четыре аспекта глобализации (экономический, политический, культурный и технологический), выделяемые нами на базе классификации И. Майбурова.
1. Экономический аспект – ключевой двигатель всего процесса
глобализации. В этом аспекте она представлена как общее стремление транснациональных корпораций, государств и региональных интеграционных группировок к экономической активности
вне своих границ. Предпосылками такой активности являются либерализация торговли, создание оффшорных зон, фритредерская
политика многих государств, устранение межстрановых барьеров
для инвестиций и т.д. [98, с. 11].
2. Политический аспект глобализации связан со следующими факторами:
– проявление и расширение сферы влияния наднациональных
организаций, стремящихся к мировому правлению;
– популяризация философии неолиберализма как правительственной идеологии;
– сохранение глубокого разрыва в уровне социально-экономического развития между индустриальными и развивающимися
странами;
– стремление национальных и правительственных организаций
к созданию горизонтальных, а не иерархических организационных структур;
– необходимость решения на наднациональном уровне глобальных экологических проблем.
3. Культурный аспект глобализации обусловлен появлением
мощных потоков информации и потребительских образов, оформившихся в виде экспансии культуры западного образца, насаждаемой посредством современных средств телекоммуникаций по
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
всему миру. Данная проблема тесно переплетена с экономическим
и политическим аспектами глобализации. Западная культура с ее
экономической рациональностью и потребительским отношением
к жизни начинает доминировать даже в странах с традиционно
сильными позициями христианства. В этом заключена реальная
угроза потери большинством государств национальной культуры, самобытности и самоопределения общности людей как нации,
генетическая память которой может быть стерта под натиском
«культурного империализма» Запада.
4. Технологический аспект глобализации. Огромные возможности процессов обработки, накопления и передачи информации,
возникшие в результате слияния информационной и коммуникационной технологий – ключевой аспект глобализации. Данные
технологии являются своеобразным строительным фундаментом
глобализации, во многом обеспечивая возникновение и дальнейшее развитие рассматриваемых экономико-, политико-культурных тенденций.
Таким образом, глобализация, как принципиально новое, качественное состояние мировых общественных отношений, является следствием различных факторов информатизации общества,
развития производительных сил, меняющихся представлений о
месте человека в обществе. Ведущим фактором глобализации,
по мнению И. Майбурова, выступает развитие образования, науки, культуры. На основе концептуальных положений современных исследований можно сделать вывод о том, что при изучении
и регулировании глобализации на всех уровнях следует уделить
внимание глобальным образовательным процессам, как основе
экономических, политических, социальных и культурных аспектов. Как подчеркивает А. Козьмински, «высшее образование является важнейшим инструментом внедрения новых идей в умы
людей» [74].
1.2. Глобализация высшего профессионального
образования в контексте Болонского процесса.
Фактор человеческого капитала
Болонский процесс представляет собой составляющую глобализации. Перемены, происходящие в связи с Болонскими реформами на экономическом, политическом, социокультурном уровнях, имеют геополитическое, политическое и цивилизационное
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
значение. В основе Болонского процесса лежит разделяемое многими странами и академическими организациями убеждение, что
в эпоху глобализации необходимо стремиться к максимальной
совместимости систем высшего образования. Это позволяет всем
участникам процесса в полной мере воспользоваться преимуществами культурного разнообразия традиций в области научных
исследований и преподавания, повысить качество образования,
облегчить мобильность студентов и обеспечить выпускников вузов повсеместно признанными квалификациями. Получение европейского образования должно стать надежной основой непрерывного, в течение всей жизни, развития личности и гарантом конкурентоспособности на международном рынке труда [134, с. 80].
Болонский процесс представляет собой составляющую глобализации и затрагивает экономический, политический и социокультурный уровни развития общества. В контексте Болонского
процесса происходят изменения в характере труда, актуализируется интеллектуальный труд. Экономическая сфера, ее техническая
база, организационные формы, структура, условия и требования,
предъявляемые к уровню знаний и квалификаций человека, также
претерпевают определенные изменения. Развиваются новые виды
деятельности. Все это приводит к изменению спроса на квалифицированную структуру различных категорий населения, возникает необходимость в профессиональной и социальной мобильности, профессиональном совершенствовании, образовании на протяжении всей жизни.
В рамках Болонского процесса происходят изменения в социальной сфере. Меняется структура общества, появляются новые
потребности общества, новый подход к занятости населения. Развитие образования в свою очередь может привести к значительным социальным сдвигам, выражающимся в изменениях нравов,
поведения, образа жизни, менталитета людей. Эти изменения
детерминированы глобализацией, отражают взаимосвязь национальных, экономических, политических, социальных процессов,
происходящих в общемировом масштабе, а также необходимость
применения глобального подхода в целях решения возникающих в
связи с этим проблем.
Цели и задачи, которые глобализация ставит перед высшим
образованием, позволяют осознать важность сферы высшего образования, ее место в глобальном пространстве. Анализ процесса
глобализации высшего профессионального образования позволяет
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
доказать флексибельность этой сферы и способность к адаптации
в новых условиях.
В процессе глобализации важное место отводится сфере образования. Сложившиеся системы образования адаптируются в создающейся глобальной социально-культурной ситуации, а также
приспосабливаются к трансформациям, происходящим в экономической и политической сферах. Характер изменений самих систем
обусловливает использование термина «глобализация образования» в контексте Болонского процесса.
По мнению Н.В. Черниковой, для того, чтобы определить сущность дефиниции «глобализация образования», необходимо учитывать не только влияние глобализации на развитие образования,
но и возможную роль самого образования в данном процессе, то
есть то, как образование может свести к минимуму негативные
проявления глобализации [165, с. 14].
«Глобализация образования», по определению А.П. Лиферова –
одно из направлений развития современной педагогической теории и практики, которое основывается на необходимости подготовки человека к жизни в условиях быстро меняющегося, все более взаимосвязанного мира нарастающих глобальных проблем и
кризисов [96, с. 41]. Н.В. Черникова считает, что «глобализация образования» – это объективный процесс, обусловленный глобализацией важнейших сфер человеческой деятельности, прежде всего
экономики, политики, культуры, который ведет к постепенному
формированию единого мирового образовательного пространства
путем выведения таких явлений как интернационализация, интеграция, гармонизация в образовании на новый, более высокий
уровень [165, с. 20]. Новизна указанного уровня детерминирована
внедрением в сферу образования новейших информационных технологий, например, тенденция к распространению дистанционного образования, создание и расширение сети виртуальных университетов.
Целью глобализации высшего образования является создание
международного образовательного пространства высшего образования. Основное достоинство глобализации образования А.П. Лиферов видит в возможности подготовки человека к жизни в современных условиях [96, с. 41]. Это предполагает «интегративный
подход к обучению, основанный на центральных проблемах выживания человека и сотрудничества различных сообществ и членов одного сообщества в рамках глобального общества, а также
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
развития цивилизации как совокупности частных культур» [там
же]. Р.Н. Абрамов подчеркивает необходимость глобализации образования, поясняя что «скорость продвижения в этом направлении объясняется… страхом навсегда потерять возможности для
сотрудничества и эффективной конкуренции на глобальном образовательном рынке [37, с. 140].
Процессы глобализации ставят перед высшим образованием
следующие задачи.
1. Подготовить специалистов, конкурентоспособных на мировом рынке труда, владеющих всеми современными информационно-коммуникационными средствами.
2. Воспитать новое поколение, способное к сотрудничеству и
взаимопониманию, на основе общечеловеческих гуманистических
ценностей с целью решения глобальных проблем, стоящих перед
человечеством [165, с. 20].
3. Сформировать организационно-экономический образ мышления, заключающийся в привлечении студенческого контингента
в вузы на платной основе при наличии полномасштабной информационной системы, основанной на применении современных Интернет-технологий.
4. Формирование у специалиста тенденции вложения в свой
«человеческий капитал».
5. Поддержание существующей тенденции в образовании –
«обучение в течение всей жизни», то есть непрерывного образования, когда специалист в течение своей профессиональной деятельности обновляет свои знания каждые 5–6 лет.
6. Развитие виртуальных университетов и дистанционных
форм обучения.
7. Развитие физической и виртуальной академической мобильности в сфере высшего образования и науки.
Решение данных задач возможно при учете объективных и
субъективных факторов функционирования образовательной системы в современных условиях. В условиях глобализации всех
сфер жизнедеятельности человека ведущим фактором является
экономический, следовательно, в сферу образования проникают многие экономические тенденции. Это можно проследить на
примере университетов, которые адаптируются к происходящим
трансформациям и приспосабливаются к требованиям правительства, работодателей и потребителей образовательных услуг. Для
достижения этих целей формируются новые ориентиры в обла26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сти образовательных стандартов, которые приобретают все более
интернациональный характер. Глобализация высшей школы выражается в «увеличении роли наднациональных институтов, разработки правил и норм в образовательной сфере, что наглядно демонстрирует ситуация в объединенной Европе и, в частности, те
социальные процессы, которые связаны с Болонской декларацией»
[139, с. 3]. В последнее время в Европе проходят интеграционные
процессы во всех сферах общественной жизни: введена единая
валюта, согласуется общее правовое поле, происходит экономическое сближение. Указанные тенденции рефлексируют на сферу
образования, что означает трансформацию различных образовательных систем в единую, общеевропейскую (разумеется, при сохранении различий, обусловленных традицией и культурой). Европейские страны объединяют свои усилия в создании «единой
образовательной Европы». В целях повышения качества обучения
в европейских университетах, а также для внедрения в учебный
процесс самых перспективных и эффективных образовательных
технологий, для повышения привлекательности и конкурентоспособности европейской системы высшего образования и обеспечения мобильности и трудоустройства выпускников внутри Европы,
вкладываются большие материальные средства, активно разрабатываются базовые и прикладные составляющие университетского
образования. Не отказываясь от собственного оригинального опыта, европейские страны унифицируют учебные программы, сроки
обучения, входные и выходные требования к обучаемым, систему
подсчета набираемых учебных баллов, ученые степени и дипломы.
Образование является способом трансляции социокультурного
опыта из поколения в поколение, общественным институтом наследования культуры, искусства, науки, нравственности. Обеспечение успешного функционирования данного института в актуальном континууме служит гарантией гармоничного реформирования общества. Мы полагаем, что Болонские реформы являются
достойным ответом на вызовы глобализационных процессов, и
постепенная трансформация сферы высшего образования в соответствии с императивами времени будет способствовать выведению общества на новый, более высокий уровень. Глобализация
делает открытыми границы для талантливых, грамотных, высококвалифицированных специалистов. В современных условиях
человек-профессионал рассматривается в качестве важнейшей национальной ценности.
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глобализационные процессы, происходящие в современном
мире, в той или иной форме охватывают многие социальные институты, организации, процессы. В конце ХХ века ведущие страны мира начали преобразование национальных образовательных
программ, ориентированное на универсализацию, унификацию,
стандартизацию, в конечном счете, на интеграцию. Европейская
система образования обеспечивает универсальное образование.
В рамках самого образования как процесса и как результата имеют место следующие глобализационные признаки:
1) универсальный язык науки;
2) наличие единых классиков в отдельных науках;
3) общее в методике и технике преподавания;
4) общее в функциях образования как социального института
[3, с. 56].
Итак, ответом на вызовы глобализации явилось появление категории «глобализация образования», суть которой заключается в
комплексном влиянии глобализационных процессов на все уровни
жизнедеятельности человека, результатом чего стало формирование
единого мирового образовательного пространства. Трансформация
сферы высшего образования в свете болонских реформ обусловила
появление таких характеристик системы, как гибкость, способность
к адаптации к новым условиям. При всей приспособленности системы высшего образования к происходящим переменам оно должно
сохранить лучшие традиции и опыт национальных научных школ.
Инновации в сфере образования, обусловленные процессами
глобализации, представлены дистанционным обучением, виртуальными университетами, повышением академической мобильности и созданием мирового рынка образовательных услуг. По
мнению П. Гречко, глобализация убеждает в прямой зависимости
между развитием общества и государства и уровнем образования
населения [46, с. 105]. Устойчиво и динамично развивающееся общество могут построить только люди современно образованные,
способные гибко и разумно реагировать на постоянные изменения, обладающие развитым чувством ответственности за свою
судьбу и судьбу своей страны [7, с. 3].
«Научить учиться, выработать привычку и желание учиться» [79,
с. 105], по мнению П. Гречко, является основным качеством современного специалиста. Таким образом, можно считать вуз законченным, а образование продолженным. Учитывая императивы, выдвигаемые глобализационными процессами, возникает потребность в
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
постоянном обучении. Новое информационное общество, в котором
мы живем, по сути «обучающееся общество», поэтому представляется актуальным тезис об обучении в течение всей жизни. По мнению В. Атояна, Н. Казаковой, основными задачами университета
является поиск истины в процессе исследований, передача и распространение ее в процессе обучения, формирование личности с высокой интеллектуальной культурой в процессе воспитания [7, с. 3].
В условиях информатизации общества формируется новый образ специалиста, основными качествами которого являются: профессионализм, восприимчивость к инновациям, флексибельность
и способность к адаптации в меняющихся условиях и рефлексии, а
также потребность постоянно повышать свою квалификацию. Отсюда вытекает следующий тезис: «…чем развитее личность, тем
эффективнее работает экономика» [115, с. 112].
Глобализационные процессы, затрагивающие все сферы жизнедеятельности человека, детерминируют экономико-политико-социологическую составляющую требований к университетам. Растущая роль знаний и информации в социально-экономическом
развитии и превращение их в один из ключевых факторов экономического благосостояния и конкурентоспособности, а также бурный рост информационно-телекоммуникационных технологий,
позволяющий с большой скоростью распространять новые знания
и изменения на рынке труда, обусловленные тем, что наукоемкие
технологии требуют высококвалифицированных работников и снижают спрос на малоквалифицированный труд – все это побуждает
университеты к трансформации своей деятельности в соответствии
с требованиями времени. Современный университет, отвечающий
вызовам глобализации, конкурентоспособен; он становится не только организацией, торгующей образовательными услугами и результатами исследований, но и главным поставщиком квалифицированного человеческого капитала. Университет становится доминантой
инновационной системы в формирующейся экономике, основанной
на знаниях. Мы можем говорить о триаде «образование – наука –
производство», в которой участникам экономических процессов
необходимо постоянно повышать свой интеллектуальный уровень,
повышать квалификацию. В связи с эти появилась необходимость
в высококвалифицированных работниках, обладающих разносторонними навыками и способностями к обучению и адаптации к
требованиям, предъявленным временем. По мнению В.Л. Макарова,
«…особое внимание начинает уделяться человеческому капиталу,
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
созданию той инфраструктуры, которая позволила бы использовать
накопленный опыт и знания в производстве и потреблении» [99].
В контексте глобализации образования, общества, построенного на экономике знаний, интересным представляется анализ фактора человеческого капитала. Разработкой теории человеческого
капитала занимались Т. Шульц, Г. Беккер, Э. Денисон, Д. Минцер,
М. Блауг, Р. Лэйард, И.В. Ильинский, С.Г. Струмилин и др.
Основателем концепции человеческого капитала является
Г. Беккер. В соответствии с его трактовкой, человеческий капитал –
это имеющийся у каждого запас знаний, навыков, мотиваций. Инвестициями в него могут быть образование, накопление профессионального опыта, охрана здоровья, географическая мобильность,
поиск информации [12].
В основу анализа он положил представления о человеческом
поведении, как рациональном и целесообразном, применяя такие
понятия, как редкость, цена, альтернативные издержки и т.д.
Ф. Махлуп, основатель концепции экономики знаний, полагает,
что «неусовершенствованный труд нужно отличать от усовершенствованного, ставшего более производительным благодаря вложениям, которые увеличивают физическую и умственную способность человека. Подобные усовершенствования составляют человеческий капитал» [210].
Понятие человеческого капитала определяется как «особый
вид капиталовложений, совокупность затрат на развитие воспроизводства потенциала человека, повышение качества и улучшение
функционирования рабочей силы» [175, с. 276].
Отмечается также, что человеческий капитал – это «мастерство, приобретенное работником в процессе образования и трудовой деятельности, которое ведет к росту производительности труда и доходов» [52, с. 217].
По мнению И.В. Ильинского, человеческий капитал является
важнейшим ресурсом постиндустриального общества. Техника,
создающая богатства, приходит в жизнь через технологические
знания и организационные усовершенствования, и только опытная
квалификационная рабочая сила способна управлять высокотехнологическим процессом. Кроме того, необходимо знание деловой
конъюнктуры, рыночных возможностей, способов их практического применения, но и в этом случае нам необходимы знания человека, его «капитал», используемый в процессе производства для
создания богатства общества [65, с. 394].
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
На основании приведенных выше дефиниций можно сделать
вывод о многоаспектности феномена человеческого капитала. Человеческий капитал – это комплексное понятие, включающее в
себя не только имеющиеся и приобретенные знания работника,
но также умения самосовершенствоваться, систематически обновлять свои знания. Акцентируется необходимость капиталовложений в интеллектуальный труд, что будет способствовать росту
финансового благополучия работника. Таким образом, подчеркивается не только материальная, финансовая, но также и интеллектуальная составляющая жизнедеятельности людей.
Благодаря теории человеческого капитала изменилось и отношение политиков к затратам на образование. Образовательные инвестиции стали рассматриваться как источник экономического роста, не менее важный, чем обычные капиталовложения. Представляется необходимым как сохранение государственных инвестиций
в сфере высшего образования, так и рост частных инвестиций в
сферу образования, обучение для взрослых и профессиональное
обучение в течение всей жизни. Подчеркивается, что обучение в
течение всей жизни должно стать реальностью для всех. Данное
положение определяет то, что населению всех возрастов должны
быть предоставлены равные и открытые возможности для высококачественного обучения, приобретения разнообразного образовательного опыта. Таким образом, сущность человеческого капитала
состоит в инвестициях в человеческие ресурсы с целью повышения их производительности.
Можно выделить следующие объекты человеческого капитала:
знания общеобразовательного и специального характера, навыки,
накопленный опыт. В состав человеческого капитала также включается: здоровье экономического субъекта, расходы на поиск информации на рынке труда и расходы, связанные с мобильностью
работников.
Концепция человеческого капитала применяется в области инвестиций в среднее и высшее образования, обучение без отрыва от
производства, а также к инвестициям в дошкольное воспитание в
семье, приобретение хорошего здоровья и получение информации
о рынке труда в процессе поиска работы [140, с. 224].
Итак, под человеческим капиталом в экономике понимается
имеющийся у человека запас знаний, здоровья, навыков, опыта,
которые используются индивидом для получения дохода. Знания,
составляющие феномен человеческого капитала, применимы в
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
конкретной сфере деятельности человека, они способствуют повышению производительности труда работника и увеличению его
заработков; возникает определенная мотивация работника вкладывать средства в свое дальнейшее самообразование, повышение квалификации; наступает осознание ценности приобретенных знаний,
компетенций. Человеческий капитал включает в себя расходы на
образование, повышение квалификации и переподготовку специалиста, на здравоохранение, профессиональную мобильность. С помощью своих интеллектуальных способностей, комплекса знаний
и навыков, приобретенных в практической и теоретической деятельности, специалист увеличивает свой человеческий капитал.
Резюмируя вышеизложенные положения, мы приходим к следующим выводам. Происходит переход от технических навыков
обучаемого к интеллектуальным. На базе университета происходит переход традиционной концепции обучения, заключающейся
в передаче знаний, умений, навыков, на новую, в основе которой
лежат самостоятельная работа обучающихся и императив к обучению в течение всей жизни. Это обусловлено требованиями рынка труда, так как знания специалиста в новом информационном
обществе должны обновляться по мере внедрения новых технологий, то есть как минимум каждые 4–5 лет.
В соответствии с вызовами глобализации, университеты должны быть конкурентоспособными. Современный университет, отвечающий вызовам глобализации, – «это не просто высшая профессиональная школа, ориентированная на профессиональную
и фундаментальную подготовку специалистов, не только центр
фундаментальных научных исследований, но и многопрофильная
структура, органично сочетающая в себе образовательную, научную и инновационную деятельность, вносящая реальный вклад в
повышение национальной конкурентоспособности» [7, с. 6]. В соответствии с вышеуказанными положениями современный университет становится не только организацией, торгующей образовательными услугами и результатами исследований, но и главным
поставщиком квалифицированного человеческого капитала, так
как именно таким образом трактуется студенческий контингент
в рамках болонских преобразований и в условиях глобализации
образования. Так, университет становится доминантой инновационной системы в формирующейся экономике, основанной на знаниях. Согласно положениям В. Атояна и Н. Казаковой, две ранее
самостоятельные сложные системы «наука» и «производство» в
настоящее время объединяются в единую систему «наука- произ32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
водство». В указанной системе участникам экономических процессов необходимо постоянно повышать свой интеллектуальный
уровень, повышать квалификацию, словом, практиковать один из
постулатов Болонской декларации – обучение в течение всей жизни. В связи с болонскими преобразованиями, затрагивающими в
первую очередь экономическую сферу, появляется необходимость
в высококвалифицированных работниках, обладающих разносторонними навыками и способностями к обучению и адаптации
к предъявляемым требованиям. Логично будет заключить, что
следствием данной трансформации является возрастание роли образования. Так, В. Атоян и Н. Казакова выводят новую схему, составляющие которой гармонично взаимодействуют между собой,
не редуцируя уникальность каждой подсистемы «наука – производство – образование». Профессиональное образование ориентировано на тесную связь и партнерство с бизнесом и производством. Это должно способствовать эффективному сотрудничеству
и успешному использованию интеллектуальных, технических и
научных ресурсов для обеспечения экономики качественной рабочей силой и для проведения совместных прикладных исследований и внедрения инноваций [151, с. 64]. Мы согласны с излагаемой
концепцией, так как вызовы глобализации детерминируют трансформации многих систем, в том числе системы университетского
образования. В данном случае университет меняет традиционную
концепцию обучения на более прогрессивную, доминирующая составляющая которой заключается в самостоятельной работе обучающихся и в необходимости обучения в течение всей жизни.
Как указывает Г.Ф. Красноженова, цель функционирования
высшего образования состоит в удовлетворении интеллектуальных потребностей людей, желающих получить высшее образование в условиях глобализации [85, с. 66].
Университет как один из основных факторов в глобализационных процессах сферы высшего образования подвержен интенсивному влиянию глобализации, причинами которой являются:
– тесная связь с решением задачи распространения национальных культур;
– процессы стандартизации обучения под влиянием информационно-коммуникативных технологий и появление глобальных
исследовательских культур и сетей;
– ограничение возможностей бюджетов благополучных государств, от которых зависит большая часть поступлений в университет, деятельностью глобальных рынков [165, с. 15].
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В контексте Болонского процесса актуальным представляется
вопрос о формировании глобального университета. Ведущими
проблемами при этом являются: конкурентоспособность национальных систем образования, изменение структуры образовательных учреждений, конвергенция традиционных и дистанционных
форм обучения. На данном этапе развития университетов в условиях глобализации важно определить тот набор знаний, который
может быть базой фундаментального образования, так как наиболее значимой тенденцией образования является фундаментальность. Университеты, по мнению Н.Д. Казаковой – уникальный
социальный институт, в котором формируются два типа знания:
1) знание как наука; 2) знание как культура. Таким образом, университет способствует социокультурному развитию наукоемких
технологий [70, с. 58].
Глобализация является фактором внедрения в университеты
элементов рыночной экономики. Развитию рыночных отношений
способствуют: постоянно растущая студенческая и профессорскопреподавательская мобильность, проведение фундаментальных
исследований, внедрение новых информационно-коммуникативных технологий в учебный процесс, увеличение количества платных услуг и другие аспекты. Таким образом, образование становится фактором конкурентоспособности национальных экономик,
что требует от системы образования флексибельности, способности к трансформации. Решение указанных задач возможно в условиях рыночной экономики в сфере образования. Государство,
бывшее основным источником финансирования высшего образования, «оказало на университеты давление, с тем, чтобы они продемонстрировали максимальную отдачу от использования государственных средств, выделенных на образование, и увеличивали
свои бюджеты за счет привлечения частных средств» [70, с. 62].
Следовательно, сокращение государственного финансирования побудило университеты контактировать с частными фирмами, вводить платные образовательные услуги.
Университет является организацией по оказанию образовательных и исследовательских услуг. Университетской продукцией становятся результаты научных исследований и выпускаемые
специалисты с высшим образованием. Функционируя подобным
образом, университет должен быть конкурентоспособным и ориентироваться на клиента, то есть на потенциального студента,
которому должно быть обеспечено качество образования. Иными
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
словами, вышеуказанные аспекты соответствуют законам рыночной экономики.
Однако, несмотря на все происходящие трансформационные и
адаптационные процессы в сфере высшего образования в условиях глобализации, университеты остаются хранителями культурных и национальных традиций.
Н.Н. Скатов подчеркивает ведущую роль университетов и указывает на то, что университет призван в максимальной степени
реализовать такую особенность культуры, как ее динамический,
процессный характер. Сама наука, по мнению автора, не есть упорядоченная система определенных положений, а является процессом. «Именно в университете наглядна жизнь культурной традиции в борьбе новаторства и консерватизма. Университет – это инструмент, который сильнее ведет традицию вперед и, может быть,
потому же самому сильнее всего ее удерживает» [137, с. 16].
Таким образом, в соответствии с выдвигаемыми императивами нового глобализирующегося мира, университет приобретает
новую миссию. Он призван стать «связующим звеном между глобальным и локальным, между вызовами международного взаимодействия и решением региональных проблем, между обеспечением индивидуального развития человеческого потенциала и экономическими императивами» [151, с. 65].
Анализ деятельности и развития университета в глобальном
образовательном пространстве позволяет сделать вывод, что проходящие трансформации в образовательной сфере имеют прогрессивные, отвечающие требованиям формирующегося нового
глобального общества, тенденции развития. Однако глобализация
детерминирует появление нового восприятия концепции образования, рассматриваемого ранее в качестве общественного блага, ныне обозначенного как услуга. Дискуссия по этому вопросу
представляется актуальной и пользуется вниманием в академических кругах. Суть проблемы «образование в качестве услуги»
нами рассматривается в контексте деятельности ВТО как организации, на базе которой создан документ, затрагивающий сферу образования на международном уровне.
В 1994 году 130 странами было подписано Генеральное соглашение, положившее начало созданию ВТО, в компетенцию которого входило руководство коммерческими договорами. Целью организации является содействие гармонии, свободе, справедливости и прогнозируемости внешнеторговых обменов.
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В ответ на вызовы глобализации в рамках ВТО в сфере высшего
образования появилась новая категория «образовательная услуга».
Н. Володина, П. Гречко, В. Колесов, В. Никольский, В. Сенашенко,
Г. Ткач освещают указанную проблему в рамках концепций международного рынка образовательных услуг, основой функционирования которого становится документ «Генеральное соглашение по торговле услугами» (ГСТУ), принятый ВТО и вступивший в силу 1 мая
1995 года. Образование приобретает экономическое измерение, следовательно, «образовательная услуга» – экономическая категория.
Итак, возникают рыночные отношения в сфере образования.
Экономический сектор видит торговлю образовательными услугами как одно из направлений развития рыночных отношений. Ранее образование постулировалось как общественное благо, что, в
принципе, актуально на настоящий момент, так как это соответствует положениям Болонского процесса, выраженным в «Коммюнике конференции министров, ответственных за высшее образование» (Берлин, 19 сентября 2003 г.), где указывается, что образование – общественное благо. Таким образом, доступ к нему не
должен быть ограничен, и его потребление возможно одновременно многими людьми. ВТО является одним из важнейших механизмов в политике глобализации, которая требует открытого общества, то есть снятия барьеров на пути перемещения не только капитала и торговых потоков, а также социальных идей и ценностей.
Все это должно регулироваться нормами международного права.
В институционализации рынка труда ведущей организацией, регулирующей услуги в рамках ГСТУ, является ВТО. Нормы и правила ВТО должны быть перенесены в национальное законодательство и, согласно нормам международного права, должны иметь
над ним приоритет. Укажем, что ГСТУ предоставляет режим наибольшего благоприятствования для иностранных провайдеров услуг. ВТО предусматривает включение образования в сферу своих
интересов, в результате чего импорт и экспорт образовательных
услуг становится предметом торговли. В. Никольский вводит понятие «национальный интерес» в контексте экспортно-импортной
деятельности в сфере образования. Причинами, побуждающими к
импорту образовательных услуг, являются:
– ограниченная способность национальной системы образования в удовлетворении спроса на высшее образование;
– необходимость в обеспечении большого доступа к определенному знанию или квалификациям;
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– потребность в улучшении качества высшего образования,
удовлетворяемая путем предоставления доступа на внутренний
рынок престижным иностранным поставщикам;
– создание культурных или политических союзов;
– привлечение проектов развития и помощи различных фондов;
– необходимость развития человеческого капитала и остановки
«утечки умов»;
– возможность повышения эффективности отечественных учреждений в результате соревнования с иностранными конкурентами [112, с. 21].
Причинами экспорта услуг высшего образования являются:
– избыток потенциала в предоставлении образовательных услуг;
– существование международно признанных учреждений;
– стратегические политические, экономические и культурные
интересы;
– развитие инновационного сектора и другие [Там же].
ВТО, регулируя услуги в рамках ГСТУ, определяет четыре способа поставки образовательных услуг:
1) «международная поставка» – получение образования в зарубежном вузе посредством современных средств коммуникации;
2) «потребление за рубежом» – обучение за границей, то есть
перемещение потребителя;
3) «коммерческое присутствие» – открытие филиала или кампуса в другой стране, франчайзинг учебных программ;
4) «присутствие физических лиц» – перемещение (мобильность) преподавателей для работы за границей.
Таким образом, идет процесс унификации способов оказания
услуг. В контексте унификации возникают опасения, что непосредственно образовательные услуги будут «подравниваться под
некие стандарты международного рынка, отвечающие глобальным ценностям, далеким от традиций и стандартов качества национальных систем образования» [76, с. 7]. Отмечено, что правительства ряда стран выступили против включения сектора образования в торговые отношения в рамках ВТО. Также критически
настроено по отношению к ГСТУ Международное академическое
сообщество, что связано с обеспокоенностью тем, как ГСТУ скажется на финансировании высшей школы государством. Аналогичную позицию занимают ЮНЕСКО, Международная ассоциация университетов, Ассоциация европейских университетов, национальные союзы студентов Европы, американские ассоциации
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
университетов, многочисленные неправительственные организации и объединения [62, с. 22]. Мы позволим себе не согласиться
с данной точкой зрения, так как, в соответствии с положениями
Болонской декларации, лучшие национальные и культурные традиции стран будут учитываться при образовании общеевропейского пространства в рамках Болонского процесса. На наш взгляд,
следует вести речь не об унификации, а о гармонизации образования. Задачами Болонского процесса являются действия по обеспечению мер по гармонизации тех параметров образовательных систем, которые связаны с рыночной организацией, а, в более общем
смысле, – с экономическим измерением систем образования. Также в круг задач включены меры по сохранению культурного многообразия и национально-культурного достояния стран – участниц Болонского процесса. Таким образом, Болонский процесс, в
контексте нашей дискуссии, можно рассматривать как ответ Европы на вызовы глобализации в сфере образования.
На основе классификации И. Майбурова мы предлагаем собственную классификацию основных факторов глобализации высшего образования в контексте Болонского процесса. Глобализацию высшего образования можно рассматривать в пяти основных
аспектах:
1. Экономический аспект является основой всего процесса глобализации. Глобализация – это «процесс, определяемый рыночными, а не государственными силами, сбалансированным бюджетом,
приватизацией, открытостью инвестициям и рыночным потокам,
стабильностью валюты» [13, с. 33]. Глобализация означает также
гомогенизацию жизни: цены, продукты, уровень и качество здравоохранения, образования, уровень доходов, процентные банковские ставки приобретают тенденцию к выравниванию на мировом уровне. Глобализация изменяет не только процессы мировой
экономики, но и ее структуру, создает глобальную по масштабам
взаимозависимость, достигающую степени интеграции в практически единое целое [Там же].
Глобализация оказывает воздействие на занятость населения,
требования к уровню подготовки работников, их флексибельности на рынке образовательных услуг, на конкуренцию иностранной рабочей силы как более дешевой. Экономическая сфера, ее
техническая база, организационные формы, структура, условия
и требования, предъявляемые с ее стороны к уровню знаний и
квалификаций человека, претерпевают в процессе глобализации
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
определенные изменения. Развиваются новые виды деятельности,
что приводит к изменению спроса на квалифицированную структуру различных категорий населения, возникает необходимость
в профессиональной и социальной мобильности, профессиональном совершенствовании, образовании на протяжении всей жизни.
Массовое исчезновение старых и появление новых профессий, постоянно растущие и меняющиеся требования рынков товаров и
рабочей силы делают образование жизненной потребностью миллионов людей во всем мире. В контексте Болонского процесса происходят изменения и в характере труда: актуализируется интеллектуальная деятельность.
2. Политический аспект. Анализ политических процессов говорит о том, что на практике доминирует тенденция укрепления
национального государства и возрастание его роли в мировых
отношениях. Ослабление функций современного государства напрямую связывалось с идеей «процветания открытого общества в
едином глобальном мире» как непременного условия интегрирования в мировое сообщество. Интегрируя, многие страны, наряду
с ослаблением функций государства, столкнулись с «прогрессирующей маргинализацией и угрозой размывания и утраты национально- культурной самобытности» [13, с. 33]. В этой ситуации
на практике многие общества берут курс на укрепление государства, видя в этом возможность сохранить национальную культуру, экономику, независимость. Базовое противоречие, определяющее современный характер мирового развития, объективный характер глобализации и ее политическая модель, ведут к
тому, что серьезно искажается и характер региональной интеграции. Это прослеживается на примере развития ЕС. В объединенной Европе действуют две тенденции: ускоренный курс на создание сверх- или супергосударства и очевидная полоса трудностей,
еще не явных для европейского единства. Возникает необходимость новых оценок в характеристике политических аспектов
глобализации:
– ее влияние на все стороны жизни человека и общества гораздо
сильнее, чем влияние предыдущих этапов развития человечества;
– есть все основания утверждать, что глобализация в большей
степени носит элитарный, поверхностный характер как по региональному, так и по социальному показателям;
– глобализация усиливает и обостряет старые противоречия мирового и национального развития, одновременно порождая новые.
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Государственные границы постепенно утрачивают свое значение, становятся все более прозрачными, дают все больше возможностей для свободного передвижения [Там же]. Глобальная политика – термин, характеризующий протяженность политических
отношений в пространстве и времени, а также распространение
политической власти и политической активности за пределами современного национального государства. Политические решения и
действия в одной части мира быстро резонируют во всем остальном мире. Центры политического действия и / или принятия решений могут, благодаря современным средствам коммуникации,
превратиться в современные сложные системы принятия решений
и политического взаимодействия. Вследствие чего события, происходящие на глобальном уровне, часто приводят к почти мгновенным локальным последствиям, и наоборот [165, с. 57].
Глобальная политика ориентируется сегодня не только на традиционные геополитические интересы, включающие в себя оборону и военные отношения, но также и на множество разнообразных
экономических, социальных и экологических проблем [13, с. 57].
В рамках глобализации в контексте Болонского процесса изменяется роль государства, возникает опасность снижения доли
ответственности государства за сферу высшего образования. Государство является средством поддержания рынка образовательных услуг. В настоящий момент во многих европейских странах
плата за обучение минимальная, студенты оплачивают только
учебные материалы. В последние десятилетия происходит сокращение государственного финансирования университетов, выделяется недостаточно средств для повышения заработной платы профессорско-преподавательскому составу. По причине сокращения
государственного финансирования университетов преподаватели
вынуждены читать лекции более многочисленной аудитории, индивидуально консультировать большее число студентов. Подобное положение государственной бедности в богатеющем обществе
привело к росту количества частных вузов.
3. Технологический аспект. Глобализация является закономерным и необходимым процессом для интеграции человечества, сопровождающимся ростом его качества жизни и уровня благосостояния, ускорением экономического и политического развития
стран, активизацией обмена технологическими, научными и культурными достижениями между различными странами и народами
[171, с. 44].
40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глобализацию в информационно-технической сфере Ю.А. Щербанин характеризует как «комбинацию технологических инноваций, технологических новинок…» [171, с. 56]. Современная цивилизация проходит на настоящий момент новую стадию своего
развития – информационную. М.М. Акулич связывает информатизацию общества с тремя аспектами развития – ускоренным накоплением информации, созданием новых технологий и развитием средств информации и вычислительной техники, инноваций на
уровне общества и личности [3, с. 52]. Анализ этих составляющих
информатизации показывает, что эффективно развивающееся государство вкладывает средства на образование, стремится к максимальному развитию и использованию человеческого потенциала.
Информатизация общества детерминирована преобразованиями в сфере высшего образования. Просматривается определенная
зависимость ученых от Интернета как в плане проведения исследований, так и в плане распространения результатов своей работы.
Все большее количество вузов внедряют в свою работу информационные технологии, чтобы доставлять программы для получения
степени и другие учебные материалы студентам, которые находятся за пределами кампуса. Таким образом, Интернет становится
движущей силой глобализации в области знания и коммуникаций.
А.И. Смирнов подчеркивает, что в процессе формирования информационного общества, или общества знаний, постепенно стираются границы между странами и людьми, радикально меняется
структура мировой экономики, значительно более динамичным и
конкурентным становится рынок. При этом доминируют информация и знания, являющиеся одним из стратегических ресурсов
государства, доступ к которым является одним из основных факторов социально-экономического развития [141, с. 18].
Таким образом, выводится одна из основных задач государства:
формирование и развитие информационной инфраструктуры и
интеграция в глобальное информационное общество.
4. Социальный аспект. Общественный фактор в условиях глобализации детерминирует ослабление роли традиций, социальных
связей и обычаев, с одной стороны, способствует мобильности людей в географическом, духовном и эмоциональном смысле, с другой стороны [13, с. 33]. В рамках Болонского процесса происходят
изменения в социальной сфере. Меняется структура общества, появляются новые потребности общества, новый подход к занятости
населения. Развитие образования может привести к значительным
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
социальным сдвигам. Претерпевают изменения нравы, поведение,
образ жизни людей.
Глобализация унифицирует традиции. На этот счет существуют разные мнения. Э. Гидденс, Э. Хобсбаум полагают, что все
традиции являются выдуманными. Мнение о том, что традиции
неподвластны переменам – миф. Традиции не только со временем
эволюционируют, но и подвержены резкому, внезапному изменению и трансформации. Сегодня, под влиянием глобализации, в
сфере традиций происходят изменения, состоящие из двух главных элементов. В западных странах не только общественные институты, но и повседневная жизнь освобождается от влияния
традиций. В других, более традиционных обществах, идет процесс «децентрализации». Наступает конец традициям, но это не
означает их исчезновения [35, с. 57–59]. Этим традициям следуют все менее традиционным способом. Традиционный способ, по
мнению Э. Гидденса, означает отстаивание традиционного образа
действий с помощью его собственных ритуалов и символики, это
защита традиций с помощью их собственных претензий на истинность. В современном мире модернизация не ограничивается каким-либо одним географическим регионом; она осуществляется в
глобальном масштабе, и в сфере традиций это приводит к целому
ряду последствий [35, с. 60]. Было бы разумно признать, что любое
общество нуждается в традициях. По мнению автора, «традиции
необходимы, они будут существовать всегда, ведь они придают
жизни преемственность и форму» [35, с. 61]. Когда влияние традиций и обычаев в мировом масштабе ослабевает, меняется и сама
основа самоидентификации – ощущение себя как личности. В более традиционных условиях ощущение себя как личности поддерживается за счет стабильности социального положения индивида
в рамках общества. Когда традиции теряют силу и преобладает
свободный выбор образа жизни, это не может не затронуть ощущение человеком себя как личности. Он должен гораздо активнее,
чем раньше, создавать и воссоздавать собственную идентичность.
Идентичность – это всегда процесс поиска, необходимый для
выживания в бурно изменяющемся мире, он позволяет «не затеряться» среди других [64, с. 89].
Учитывая вышесказанное, мы согласны с концепцией Ф.Х. Лайпановой, в которой она анализирует развитие личности в условиях
глобализации [91, с. 184]. В современном обществе наблюдается
тенденция к деперсонализации человека, обусловленная, с одной
42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
стороны, его индивидуализацией, отрицающей личностное начало как ограничения формы самоопределения. С другой стороны,
растут тенденции к нивелированию личности в коллективах, поэтому обозначен спрос на людей флексибельбных, способных работать в различных областях профессиональной деятельности,
не имея квалифицированного навыка отдельной специальности.
Овладение огромным объемом книжных знаний, чужого опыта в
ряде ситуаций становится искажающим фактором, навязывающим
готовые штампы, образы, стереотипы, лишающим человека свежести восприятия мира. Итак, глобализация требует от современного человека гибкости мышления и креативности в своей специальности.
В современных условиях передачи знаний через СМИ человек
перегружен готовыми образными структурами, в результате чего
он лишается способности к самостоятельной оценке событий. Выработка стереотипов создает механизм типизации. В результате
основной идентификации человека становятся внешние нормы,
предписывающие поведение, соответствующее ожиданиям окружающих людей, так как человек подчинен объективно заданным
заранее порядку и нормам. Таким образом, он оказывается обезличенным, дезориентированным, стандартизированным. Индивидуальное развитие порождает основной способ трансляции знаний в условиях его дифференциации. Передача знания ведет не к
развитию познавательных способностей личности, а к выработке
определенных навыков и умений, что способствует формированию особого типа человека – «узкий специалист», который оказывается предпочтительным в определенных условиях. Механизмом
обеспечения «специализаторства» выступают вузы, цели которых
определяются экономическими потребностями общества. Утилитарный принцип функционирования вузов отвечает стремлениям обучаемых повысить их жизненный уровень. Однако деятельностные способности культурно развитых, гуманитарно образованных профессионалов, формируемых в пространстве культуры
и предполагающих определенный образ жизни, у них отсутствует
[91, с. 186].
Таким образом, в условиях глобализации перед университетами стоят задачи формирования навыков самоидентификации, воспитания индивидуализма у личности, адаптации студента к условиям меняющихся экономических, политических и социальных
факторов в обществе.
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5. Культурный аспект. Мировая культура сегодня существует
как органичное единство многообразия и уникальности, является актуальной данностью как для народа, этноса и нации, так и
для отдельного человека. В настоящее время идет разноплановый
процесс восприятия чужого опыта и трансляция собственного.
По мнению В.Г. Кочкиной, этот процесс имеет два следствия. Он
способствует взаимообогащению культур, но может привести и к
поглощению одной культуры другой, к уничтожению ее индивидуальности. Эти две тенденции обретают особую значимость сегодня в условиях глобализации современного мира [81, с. 49].
Глобализация способствует сближению людей, но, вместе с
тем, она ведет к унификации культур или господству одной или
нескольких культур над всеми остальными.
Новые вызовы XXI века в условиях глобализации, информационной революции и ускорения цивилизационных процессов придают культурной составляющей дополнительную значимость, открывая более широкие перспективы культурного сотрудничества.
Будущее во многом зависит от того, как удается достойным образом соединить достижения НТР с прогрессивными культурными традициями широкого спектра. Культура может сегодня стать
основой основ всякого движения народов и обществ друг к другу,
их общения. Одним из исторически значимых демонстраций этого процесса стали международные культурные контакты, которые
сегодня являются неотъемлемой частью многосторонней системы
международных отношений.
Развитие культурных связей обоснованно рассматривается в
качестве важнейшего инструмента политики. Культурные связи
составляют неотъемлемый компонент концепции безопасности,
так как безопасность должна обеспечиваться преимущественно
политическими средствами. Процесс культурного взаимодействия
нуждается в концептуальной продуманности и организованности,
так как его осуществление зачастую осложняется множеством
внешних и внутренних причин.
В рамках Болонского процесса происходит расширение культурных контактов. Их осуществление в современных условиях
требует немало времени. Поскольку культурный облик призван
способствовать установлению атмосферы взаимного доверия и
понимания, разрушению сложившихся стереотипов и предубеждений, необходимо говорить о культурном сотрудничестве и соответствующей политике в этой области. Под культурным сотруд44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ничеством понимаются обмены в области культуры и искусства,
науки и образования, СМИ, издательского, библиотечного и архивного дела, спорта, туризма и молодежной политики. Возможности культурного сотрудничества в деле создания атмосферы
взаимного доверия зависят от политических условий, от достигнутого уровня политических взаимоотношений между странами.
Культурное сотрудничество зависит от материальных возможностей государства, следовательно, от уровня развития его международных экономических связей. Таким образом, взаимовыгодное
экономическое сотрудничество – важная материальная основа для
взаимодействия культур [81, с. 52].
По мнению А.В. Аверина, новые процессы структурной модификации традиционных систем социальных ценностей и представлений в условиях глобализации идут достаточно интенсивно, что
воспринимается как кризис культуры, деформация традиционных
культур общества под воздействием глобального процесса информатизации, который стимулирует все более активное распространение в мире так называемой эрзац- культуры. В результате этого
уже сегодня во многих странах мира исчезают духовные ценности,
характерные для традиционных культур, а вместо них насаждаются новые ценности потребительского общества. Человек унифицируется, утрачивает личностную специфику, выступает противником глубокобытийственного многообразия, которое является
условием обретения человеком своей сущности. Социокультурная
динамика глобализирующегося мира снимает остроту противостояния традиционных ценностей, и происходит ориентация на
модернизацию: первичная идентичность приобретает качественно
иные характеристики. Переосмысливаются и приспосабливаются
к новой реальности и традиционные установки [1, с. 37].
Итак, глобальные процессы мыслятся в сопоставлении с локальными. Именно локальные ориентиры задают координаты позиционирования индивида в глобальном мире. Нет ни глобальной
литературы, ни других форм глобального культурного творчества,
но возможность тиражирования и распространения в информационном обществе культурных образцов позволяет говорить о становлении механизмов глобального культурного обмена. Должен
быть найден оптимальный баланс между глобальными факторами
и локальной культурой.
Подводя итог, подчеркнем, что рассмотренные положения указывают на важную роль университета в глобальном обществе, с
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
одной стороны, как очага культуры и национальных традиций, с
другой стороны, как института, подверженного трансформациям, детерминированными императивами глобализационных процессов. Изменения, происходящие в структуре университета, являются положительными, так как формируют флексибельность
системы и человека, их способность адекватно реагировать на
требования глобализации. По нашему мнению, распространение
виртуальных университетов будет способствовать претворению
в жизнь постулата Болонского процесса о непрерывном обучении
и разовьет новый вид мобильности студенческого контингента –
виртуальной мобильности. Это позволит получать образование
«без отрыва от производства», либо обучаться параллельно по нескольким специальностям, что будет содействовать повышению
квалификации специалиста. Надо отметить, что декларирование
образования в качестве услуги на настоящий момент соответствует происходящим преобразованиям, что связано с трактовкой образования как экономической категории.
Образование становится фактором конкурентоспособности национальных экономик, что требует от системы образования флексбельности, способности к трансформациям. В контексте глобализации мы можем говорить о формировании общества, основанного
на знаниях. Составляющей комплексного понятия общества, основанного на знаниях, является феномен человеческого капитала.
В ходе анализа выявлено, что это многоаспектное явление, основными частями которого является интеллектуальный потенциал
специалиста, комплекс приобретенных умений, знаний и навыков
в процессе образования, а также определенные материальные вложения в образовательный процесс. Феномен человеческого капитала актуален при рассмотрении таких тем, как экономика знаний,
общество, основанное на экономике знаний, глобализация и интернационализация образования.
Резюмируя вышесказанное, заключаем, что глобализация высшего образования в контексте Болонского процесса проходит на
экономическом, политическом, технологическом, социокультурном уровнях.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Межкультурная компетенция
как ключевая квалификация бакалавров
и магистров
2.1. Этапы и модели межкультурной компетенции
Современное российское высшее образование предъявляет новые требования к профессиональным навыкам бакалавров и магистров, обучающихся по новым программам. В условиях интернационализации и глобализации происходит увеличение числа и интенсивности контактов с представителями других культур во всех
сферах общественной жизни. Для многих выпускников профессиональное сотрудничество с иностранными партнерами является
неотъемлемой составляющей их квалификации. В этой связи владение навыками межкультурной компетенции становится ключевым требованием к их профессиональной деятельности. Межкультурная компетенция представляет собой способность понимать,
уважать и продуктивно использовать культурные условия и факторы, влияющие на восприятие, оценку, чувства и поступки субъектов межкультурного взаимодействия, приспосабливаться друг
к другу, быть толерантными и развивать эффективные способы
сотрудничества. Межкультурная компетенция описывает способность организовывать процесс межкультурного взаимодействия
таким образом, чтобы совместный поиск продуктивного решения
проблем происходил в обстановке взаимного уважения и согласия,
исключающего любого рода непонимание.
Для представителей разных культур, взаимодействующих в
профессиональной и частной сферах, важно знать, каким образом
проблемы, возникающие в межкультурном общении, могут быть
конструктивно разрешены. Поэтому в межкультурных исследованиях важное значение занимает анализ различных форм межкультурного обучения, выявление критериев успешного и неуспешно47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
го межкультурного поведения и действия, а также условий эффективного межкультурного сотрудничества. В условиях увеличения
количества межкультурных контактов особые требования предъявляются к персоналу организаций. Межкультурная компетенция
является необходимой предпосылкой для адекватной, успешной и
приемлемой для всех сторон коммуникации и для сотрудничества
между представителями разных культур.
Ключевыми понятиями, используемыми немецкими авторами
в современных исследованиях по межкультурной тематике, выступают: система ориентации культуры, культурные стандарты, ситуации пересечения разных культур, критические ситуации пересечения разных культур. Данные понятия находят отражение и анализ в трудах А. Томаса, С. Каммхубера, С. Шроль-Махль, Ю. Рот,
К. Рот, Е. Кинаст, С. Штумпфа, Г. Фельзера, Г. Лайса, У. Шонпфуга,
Г. Бритца, К. Рауэна и др.
Система ориентации выступает центральным компонентом понятия культуры. Умение человека ориентироваться в окружающем мире является одной из его основных потребностей. Система ориентации задает критерии, которые служат основанием для
определения принадлежности субъектов к какому-либо обществу
или группе, и предоставляет им возможности решения проблем
способом, типичным для их культуры. Система ориентации, свойственная данной культуре, осваивается в процессе индивидуальной социализации. Определяя социализацию как изучение и усвоение социально значимых норм, ценностей, убеждений и правил
поведения, принятых в данной культуре, А. Томас рассматривает
процесс становления и развития личности в контексте культурно-специфической обусловленности [232, с. 97]. Он отмечает, что
в процессе социализации, включения индивида в культуру общества, взаимодействия с другими людьми субъект усваивает соответствующие образцы социально релевантного поведения [233,
с. 23]. Таким образом, можно сделать вывод, что, становясь внутренним качеством личности, культурно-специфическая система
ориентации функционирует автоматически и создает возможность
для межкультурного взаимодействия и понимания особенностей
других культур.
Достижение высокого уровня социальной компетентности при
изучении социально значимых норм, ценностей, убеждений и правил поведения дает возможность субъекту осуществлять бесконфликтное и продуктивное взаимодействие в своем социуме. Вы48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сокий уровень социальной компетентности, согласно А. Томасу,
«предполагает такое владение системой знаков и символов межличностного общения, которое позволяет субъекту понять чувства и мысли других людей, передать им информацию, убедить
их, выделив из общего контекста желания, цели, надежды и намерения, а также эмоциональное состояние своих партнеров по общению, и реагировать согласно их желаниям и ожиданиям» [232,
с. 97]. Итак, навыки межличностного общения являются основой,
на которой строится вся система межкультурного взаимодействия.
Одним из важных условий успешности межкультурного взаимодействия выступает успешность коммуникации в своей культуре.
При общении представителей разных культур, использующих
различные системы знаков и символов, значительно отличающихся друг от друга, возникают реакции, которые противоречат
ожиданиям партнеров по коммуникации; они чувствуют, что они
не поняты или неправильно поняты своими партнерами. Это часто приводит к искаженному восприятию партнера, ошибочной
интерпретации ситуации и конфликтам в ходе сотрудничества с
новыми партнерами. Вступая во взаимодействие с зарубежными
партнерами, неподготовленный к особенностям межкультурного общения участник коммуникации общается с ними так, как он
привык общаться с представителями своей культуры, что приводит к многочисленным проблемам.
Основная трудность межличностного взаимодействия в условиях межкультурной коммуникации состоит в том, что его участники, замечая отличное от их ожиданий поведение партнера, не
имеют возможности или не желают выяснить причины этого, продолжая ошибочно интерпретировать его действия. Культурно-обусловленные системы ориентации, согласно которым оба партнера
интерпретируют происходящее, не осознаются; их направляющие
функции осуществляются автоматически, и их воздействие становится привычным. Согласно концепции А. Томаса, Е. Кинаст и
С. Шроль-Махль, каждый из партнеров исходит из того, что именно он точно воспринимает мир и действует правильно (постулат
правды) (Wahrheitspostulat), разумно (постулат рациональности)
(Rationalitaetspostulat), в соответствии с принятыми нормами (постулат справедливости) (Gerechtigkeitpostulat), и, что все люди
делают так (постулат универсальности) (Universalitaetspostulat).
В такой ситуации каждый из участников взаимодействия полагает, что его партнер будет вести себя так, как этого от него ожида49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ют. Если он ведет себя иначе, то возникает предположение, что он
что-то не понял, и возникает потребность в объяснении; если он
что-то делает «неправильно», то он еще не освоил «правильное»,
что вызывает потребность в воспитании и образовании. Если же
он намеренно поступает не так, как следует, это приводит к потребности в контроле [232, с. 98]. Причины поведения отличного
от ожидаемого объясняются личными качествами партнера и могут интерпретироваться как незнание, неспособность и нежелание
сотрудничать. Когда участник взаимодействия сталкивается с отличным от его ожидания поведением, это приводит к формированию у него стереотипов и предрассудков по отношению к партнеру, прежде всего, как личности и как представителю какой-либо
национальной культуры.
Межкультурное восприятие включает в себя культурно-обусловленные особенности как собственного процесса восприятия,
так и особенности процесса восприятия партнера из чужой культуры. Субъект формирует у себя способность к межкультурному
восприятию тогда, когда он оказывается в состоянии чувствовать,
осмыслять и сравнивать особенности как своей, так и чужой культуры и применяет эти знания на практике. В результате выполнения этих условий, как считает Б. Кревер (Krewer, 1996), субъект
получает возможность, помимо понимания особенностей своей и
чужой культуры, осознать и специфический, новый, «третий» уровень воспринимаемых конфигураций [232, с. 101].
Анализ особенностей взаимодействия разных культур делает
необходимым рассмотрение ряда культурно-специфических признаков, которые активируются в определенных ситуациях взаимодействия или при решении специфических проблем, таких как
межличностные конфликты ситуаций или профессиональные задачи. Речь идет о культурных стандартах, исследованию которых
посвящены работы Г. Триандиса, Р. Брислина, Д. Лэндиса, Р.С. Богата, Г. Хофстеде. В Германии проблема культурных стандартов исследуется в работах А. Томаса, С. Каммхубера, С. ШрольМахль, которые определяют их как «типы восприятия, мышления,
оценки и действия, воспринимаемые как нормальные, типичные и
обязательные большинством представителей определенной культуры» [233, с. 25]. По мнению А. Томаса, культурные стандарты
определяются следующими пятью признаками:
– культурные стандарты определяют культурно-обусловленные особенности восприятия, мышления, оценки и действия;
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– на основе этих культурных стандартов планируется, регулируется и оценивается как свое, так и чужое поведение;
– культурные стандарты обладают регулятивной функцией в
широкой сфере решения ситуаций и общения с людьми;
– индивидуальный и групповой способ обращения с культурными стандартами как регуляторами поведения может варьироваться и воспринимается как допустимый, если он не противоречит принципам толерантности, принятым в данной культуре;
– поведение, которое выходит за границы принятых норм, считается неприемлемым и подвергается критике [233, с. 101].
Анализ социальных и культурно-сравнительных исследований в рамках литературы, философии, социологии, этнологии и
религиоведения, включая изучение критических ситуаций межкультурного взаимодействия и трудностей, которые испытывают
представители других культур при общении с немцами, позволил
А. Томасу выделить основные немецкие культурные стандарты.
К ним относятся: предметная ориентация, ориентация на правила, прямота и правдивость, межличностная дифференциация дистанции, внутренний контроль, планирование времени, разделение
личной и деловой сфер [233, с. 24–26].
На основании анализа характерных признаков культурных
стандартов, мы можем сделать вывод, что их переплетения и
включенность в культурно-исторический процесс можно использовать в соединении с типичными критическими ситуациями взаимодействия как исходный материал для разработки межкультурных тренингов, направленных на подготовку к совместной работе
с представителями другой культуры. Культурные стандарты дают
понимание того, что различные культуры имеют различные системы ориентации, способствуют развитию взаимного межкультурного уважения ценностей и образуют основу для формирования
межкультурной компетенции. Знание своих и чужих культурных стандартов, умение обращаться с ними создают условия для реалистичного восприятия
инокультурного поведения и культурно-адекватного понимания
характерных признаков своей и чужой культурной системы ориентации. Межкультурное взаимодействие, основанное на уважении
культурных различий и направленное на эффективное и долгосрочное сотрудничество, позволяет партнерам продуктивно обращаться с культурными различиями, избегая трудностей адаптации и одностороннего доминирования.
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д. Диадорфф подчеркивает, что специфика межкультурной
компетенции заключается в том, что она относится к взаимодействию индивидуумов, а не общественно-политических систем, однако именно эти системы определяют границы или рамки любого
межличностного общения. Условиями, способствующими формированию межкультурной компетенции, являются внимание общественно-политических систем к проблемам культурной идентичности и понимание общественного равноправия, охватывающего
всех членов общества и не ориентирующегося на культурную гомогенность группы [231].
Культурно-специфическая система ориентации, а также приобретенные в процессе социализации инструменты адаптации
и инновации не могут выполнять свои функции, когда партнеры
по взаимодействию принадлежат к разным культурам, организациям или группам и придерживаются других систем ориентации,
используя отличные инструменты адаптации и инновации и следуя другим нормам, ценностям и правилам поведения. Это создает своего рода критические ситуации взаимодействия, в которых
партнеры сталкиваются с неожиданным поведением и реакциями,
значение и смысл которых они не понимают.
Особенности различных культур обуславливают восприятие
межкультурного взаимодействия их представителями. А. Томас
определяет ситуации пересечения разных культур как «условия,
в которых культурно-специфические особенности разных культур становятся значимыми для партнеров по коммуникации» [232,
с. 96]. В ситуациях пересечения разных культур межличностное
восприятие, коммуникация и сотрудничество влияют на действия
и чувства участников общения и определяют специфику межкультурного взаимодействия.
Ситуации пересечения культур являются, согласно Е. Кинаст,
«полем деятельности, в котором культурные стандарты различных
культурно-специфических систем ориентации встречаются друг с
другом. В процессе межкультурного взаимодействия его участники соизмеряют свое поведение со своими, привычными культурными стандартами и, ориентируясь на них, оценивают действия
других» [205, с. 242]. Это может становиться причиной непонимания, приводить к серьезным конфликтам или отказу от взаимодействия. Чтобы избежать этого, требуется анализ ситуаций
пересечения культур и особенностей поведения, обусловленных
различными системами ориентации. Центральными компонента52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ми данного анализа выступают критические ситуации взаимодействия. Немецкий термин «критические ситуации взаимодействия»
восходит к „critical incident“ методу Я. Фланагана (Flanagan, 1954),
который показал свою эффективность в процессе идентификации
центральных культурных стандартов. Ситуация критического
взаимодействия характеризуется тем, что рассматривается участниками как конфликтная или непонятная, но при наличии достаточных знаний о целевой культуре интерпретируется однозначно,
т.е. объясняется культурными различиями. Концепт критических
ситуаций взаимодействия укрепился в сфере межкультурных тренингов в культурном ассимиляторе и находит широкое распространение в межкультурных тренингах [205, с. 242].
Исследования в области межкультурной коммуникации носят
теоретический и эмпирический характер. Дескриптивные исследования описывают и анализируют существующие реалии; в рамках
прескриптивных разрабатываются рекомендации, как поступать в
тех или иных ситуациях межкультурного взаимодействия. Большое значение имеет разработка конкретных программ тренинга и
коучинга для развития межкультурной компетенции.
Современная профессиональная дискуссия о понятии межкультурной компетенции характеризуется неоднозначностью и многообразием подходов. Сам феномен межкультурной компетенции
продолжает оставаться предметом дискуссий. Среди наиболее
обсуждаемых проблем выделяются вопросы о цели межкультурной компетенции, ее специфике, культурной обусловленности или
универсальности, области применения.
Дискуссия об основах межкультурной компетенции делает необходимым проведение детального критического анализа, раскрывающего суть всех основных подходов. Существуют два основных
взгляда на цель межкультурной компетенции. Экономически ориентированные концепты рассматривают ее с точки зрения эффективности, в то время как гуманитарные и воспитательные подходы делают акцент на аспекте самосовершенствования личности в
процессе межкультурного взаимодействия.
Подходы, ориентированные на эффективность, рассматривают
межкультурную компетенцию как инструмент достижения успеха. Так, А. Томас понимает под межкультурной компетенцией
«способность организовывать процесс межкультурного взаимодействия таким образом, чтобы совместный поиск продуктивного
решения проблем происходил в обстановке взаимного уважения
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
и согласия, исключающего любого рода непонимание» [223]. Похожий подход представлен и у М. Шонхута (Schönhuth, 2005), который определяет межкультурную компетентность как «умение
создавать благоприятные условия для взаимного понимания и
эффективного обмена мнениями между партнерами в ходе межкультурного общения» [223]. Необходимым условием для этого
является знание участниками взаимодействия специфики культур,
представителями которых они являются, что позволяет создать
благоприятную рабочую атмосферу, позволяющую учитывать и
оптимально использовать имеющиеся различия для достижения
общих целей.
Критики подхода, нацеленного на эффективность, видят в
нем опасность манипуляции, так как более сильный и опытный
участник взаимодействия может рассматривать межкультурную
компетенцию как инструмент продвижения своих преимуществ.
На опасность использования межкультурной компетенции как
инструмента манипулирования указывает В. Фриндте (Frindte),
который говорит, что «не всегда речь идет о том, чтобы рассматривать межкультурную компетенцию как условие избегания или
преодоления непонимания между партнерами по взаимодействию,
так как иногда это непонимание осознанно провоцируется» [191,
с. 169–171]. По мнению A. Ариеса (Aries), «подход, в основе которого лежит эффективность межкультурной компетенции, позволяет рассматривать партнера как того, кем можно манипулировать»
[181, с. 153].
Противоположную позицию по отношению к подходам эффективности занимают концепты межкультурной компетенции, которые видят ее цель в личностном совершенствовании партнеров по
взаимодействию. Межкультурная компетенция становится фактором, побуждающим к личностному росту, способствующим ему.
В случае успешного взаимодействия, как утверждает А. Вирлахер
(Wierlacher, 2003), происходят продуктивные изменения, которые
приводят к «созданию общности участников на одном смысловом
уровне» [237, с. 216]. Такое понимание межкультурной компетенции, с одной стороны, не подвергает концепт опасности инструментализации, а с другой – не включает обещаний успеха. Не смотря на это, подобный подход также подвергается критике, так как
не включает в себя цели личного, экономического, политического
или другого характера, которые обычно преследуют люди, участвующие в межкультурном взаимодействии. В смысле прагмати54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ческой пользы концепта рекомендуется учитывать цели партнеров
по взаимодействию в определении межкультурной компетенции.
На наш взгляд, в определении цели межкультурной компетенции важно интегрировать оба рассмотренных подхода, выделяя
внешние и внутренние результаты межкультурной компетенции.
Таким образом, цель межкультурной компетенции включает в себя, с точки зрения внешних результатов владения межкультурной
компетенцией, эффективное взаимодействие с представителями
другой культуры, и личностное самосовершенствование, с точки
зрения внутренних результатов [237, с. 216].
Согласно Р. Брислину (Brislin, 1993), понятие межкультурной
компетенции точнее всего определяется при детальной характеристике успеха межкультурного действия. Он отмечает, что
«успешно действует тот, кто имеет много контактов с представителями другой культуры, с кем охотно взаимодействуют представители другой культуры, кто эффективно выполняет свои задачи в чужой среде, а также, кто общение с людьми и выполнение
своих задач не воспринимает как стресс» [197, с. 139]. Б. Хатцер
и Г. Лайс дополняют этот список, выделяя следующие критерии
успеха межкультурного взаимодействия: «эффективное выполнение задач и удовлетворение работой, личное удовлетворение и
приспособление, благополучие членов семьи, способность к эффективной коммуникации, включающее хорошее знание языка»
[197, с. 139]. Показателем высокого уровня межкультурного взаимодействия являются хорошие социальные отношения между
гостем и представителями принимающей стороны, причем как с
точки зрения гостя, так и с точки зрения лиц, его принимающих.
Кроме того, критерием успеха межкультурного действия является
отсутствие стрессовых симптомов, идентификация с заграничным обществом и домом и способность психологического преодоления стресса.
Анализ специфики межкультурной компетенции дает целый
спектр различных взглядов: от узкого представления – где компетенция рассматривается как исключительно культурно-специфический феномен, до расширения ее семантики на все социальные
явления. При этом можно проследить связь между целевым определением межкультурной компетенции и ее спецификой и генерализацией: чем сильнее целевое определение ориентировано на
критерий эффективности, тем шире будет определяться понятие
межкультурной компетенции. Межкультурная компетенция, рас55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сматриваемая как культурно-специфический феномен, включает в
себя опыт и знания относительно одной или нескольких культур.
Другой взгляд на сущность межкультурной компетенции рассматривает ее как универсальную компетенцию, не привязывая ее к
определенному культурному пространству. Межкультурная компетенция связывается здесь с личностным совершенствованием
в процессе межкультурного взаимодействия. По мнению А. Вирлахера, межкультурная компетенция определяется как общекультурная способность «устанавливать новый порядок между людьми различных культур и делать его плодотворным» [237, с. 216].
П. Мехерил (Mecheril, 2003) считает, что межкультурная компетенция раскрывается в «способности перерабатывать опыт культурных различий» [212, с. 198], а Я. Ленхофф (Loenhoff, 2003)
определяет ее как способность к «рефлексивному отношению к
другой культуре и, вместе с тем, понимание того, что партнер по
общению в ходе взаимодействия ориентируется на свои культурные нормы» [209, с. 193].
На основе анализа особенностей взаимодействия различных
культур, можно сделать вывод, что каждая культура имеет свои
культурно-специфические формы взаимодействия с чужой культурой, и, взаимодействующие в ситуациях пересечения культур партнеры, не свободны в выборе динамики приспособления, а связаны
культурными и иными предпосылками. Так, например, в экономически сильных государствах, а также в государствах, не терявших
на протяжении веков свою идентичность, формируются культурные стандарты, основывающиеся на превосходстве и доминировании. При этих условиях создание межкультурного сотрудничества
усложняется. Для успешного сотрудничества партнерам необходимо иметь определенную степень толерантности друг к другу, уважения ценностей данной культуры, а также достаточную открытость, любопытство и способность к инновациям.
В обществах и культурах, которые включились в процесс интернационализации и глобализации во всех сферах общественной
жизни, требуется наличие специалистов, умеющих налаживать
межкультурное взаимодействие. Эти специалисты должны, с одной стороны, обладать знаниями своей культуры, с другой стороны, приобрести знания и понимание другой культуры; им требуется также владеть необходимыми межкультурными компетенциями, чтобы уметь замечать и оценивать потенциал сотрудничества
в межкультурных встречах. Эти квалификации не приходят сами
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
собой, а требуют специального обучения в форме общекультурных и культурно-специфических тренингов.
Исследователи межкультурной компетенции едины в том, что
изучаемый феномен следует описывать как многомерный конструкт. При описании межкультурной компетенции речь идет
часто о перечислении качеств, значимых для успеха межкультурного действия. В рамках исследования, инициированного Д. Диардорфф, были выделены основные элементы межкультурной
компетенции: понимание других мировоззрений, способность
приспособления/приспособление к новому культурному окружению, способность слушать других и внимательно наблюдать, общая открытость к межкультурному обучению и по отношению к
представителям других культур, способность приспосабливаться
к меняющимся межкультурным стилям коммуникации и обучения, способность анализировать, определять и классифицировать,
толерантность к неопределенности, знания и понимание особенностей своей и чужой культуры, уважение к другим культурам,
эмпатия, понимание ценности многообразия культур, понимание
роли и влияния культуры и влияния соответствующих ситуативных, социальных и исторических контекстов [189].
Речь идет, прежде всего, о способностях, которые охватывают
как способность рефлексии относительно своей культурной идентичности, так и компетенцию действия в ситуациях межкультурного взаимодействия.
Ориентирование и поведение в ситуации межкультурного общения требует, наряду с общей готовностью к коммуникации и взаимодействию, владения следующими отдельными аспектами межкультурной компетентности. Рассмотрим их вслед за Е. Килем:
1. На уровне предметной компетенции речь идет о знании собственных культурных ценностей и установок и о знании культурных ценностей и установок другой культуры, их глобальных
пересечениях и зависимостях, а также о понимании релятивности таких ценностей, как, например, справедливость или солидарность.
2. На уровне социальной компетенции речь идет о способности
справляться со стрессом, решать противоречия и конфликты, возникающие в ситуациях межкультурного взаимодействия и коммуникации адекватно нормам и ценностям, принятым в данной культуре, а также о способности развивать эмпатию к представителю
другой культуры.
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3. На уровне индивидуальной компетенции субъект узнает, какие культурные ценности и установки своей культуры, модели поведения и особенности субкультуры влияют на формирование его
личности, определяя его мировоззрение.
4. На уровне компетенции действия речь идет о способности
анализировать особенности своей и другой культуры и уметь
строить взаимодействие с ее представителями [204]. Б. Хатцер и
Г. Лайс понимают под компетенцией действия специфическую
способность действовать гибко, обдуманно и продуктивно в ситуациях взаимодействия с людьми из других культур. Говоря о «действии», а не о «поведении», он подчеркивает, что имеется в виду
не только со стороны наблюдаемое поведение, но и все мысли и
чувства, которые предшествуют конкретному поведению, его сопровождают и впоследствии оценивают [197, с. 138–139].
В исследованиях межкультурной компетенции Б. Хатцер и
Г. Лайс выделяют три основных подхода: личностный, ситуативный и интерактивный. Анализируя сущность феномена межкультурной компетенции, они ставят следующие вопросы: можно ли
выявить определенные личные качества, способствующие формированию межкультурной компетенции; можно ли идентифицировать ситуативные факторы, способствующие или препятствующие осуществлению компетентного межкультурного действия;
а также – и это касается преимущественно современных концепций, – какое влияние на формирование межкультурной компетенции оказывают интерактивные факторы [197, с. 140–147]:
1. Личностный подход. Комментируя личностный подход,
Б. Хатцер и Г. Лайс приводят ряд личных факторов, значимых для
формирования межкультурной компетенции: позитивный концепт
своей личности, общительность, оптимизм, открытость, отсутствие этноцентризма, толерантность, эмпатию, видение перспектив, терпение, готовность меняться и менять свои стереотипы восприятия, готовность к обучению, а также компетентность в решении социальных проблем.
Одним из центральных факторов является способность понимания особенностей и норм восприятия, свойственных другой
культуре и умение регулировать свое поведение в соответствии с
этим пониманием. Понимание особенностей и норм восприятия
предполагает наличие особого рода чувствительности не только к
реакциям партнера по взаимодействию, но и к общему психологическому характеру взаимодействия. Гибкость поведения позволяет
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
выбирать то поведение, которое, на основе сделанных наблюдений, является наиболее адекватным.
Еще одним часто обсуждаемым личным фактором является
толерантность к неопределенности, которую можно определить
как способность терпимо воспринимать ситуации, которые могут
быть интерпретированы как неоднозначные или двусмысленные.
Подобного рода толерантность позволяет эффективно взаимодействовать с партнерами в сложных ситуациях, когда их действия
кажутся алогичными и непонятными. Люди с высокой толерантностью способны в неясных и трудно контролируемых ситуациях «сохранять нервы» и оставаться работоспособными. Их нелегко привести в замешательство неоднозначными сообщениями, и
они испытывают меньше трудностей, когда сталкиваются с отклонениями от привычных норм или неожиданными реакциями собеседников. Неоднозначные и неупорядоченные ситуации
они рассматривают не столько как угрозу, сколько как вызов их
компетенции. Люди с низкой толерантностью, напротив, воспринимают новые и неясные ситуации как отягощающие и неприятные. Они переживают состояние стресса, когда люди, сообщения и окружение представляются им в неожиданном свете, что
лишает их возможности контролировать ситуацию. Таким образом, владение навыками межкультурной компетенции позволяет
представителям разных культур достигать компромисса, взаимопонимания и готовности к дальнейшему сотрудничеству [197,
с. 140–143].
2. Ситуативный подход. В ситуативном подходе представлено мнение, что условия жизни и работы, а также решение ситуаций определяют межкультурный успех. Влияние ситуативных
факторов на формирование межкультурной компетентности также может быть различным. Они могут как способствовать, так и
препятствовать ее формированию. Под ситуативными факторами
понимаются различные комбинации людей, мест и событий, с которыми сталкивается субъект во время пребывания за границей.
Среди факторов, влияющих на формирование компетенции межкультурного действия, Р. Брислин выделяет: климатические условия, количество участников ситуации, их статус и степень знакомства, особенности межличностного взаимодействия, включая
поведение партнеров, их предрасположенность к доверительному
или, напротив, анонимному общению, завышенные или заниженные требования, временные ограничения, наличие возможности
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
отступить, сделать шаг назад, отсутствие или наличие образца,
последствия для себя и для другого [197, с. 144].
В силу такого многообразия факторов представляется целесообразным начинать знакомство со всеми ситуативными влияниями в рамках межкультурных тренингов, чтобы, благодаря полученным знаниям, уметь идентифицировать их и распознавать
среди них те, которые способствуют или, напротив, препятствуют
успешному межкультурному взаимодействию.
3. Интерактивный подход. Межкультурное действие понимается как процесс, в котором личные и ситуативные факторы переплетены и взаимно влияют друг на друга. Тот, кто более дружелюбен, вступая в контакт с представителями другой культуры, с
большей вероятностью достигнет успеха. Однако этот успех будет
подлинным лишь в том случае, если поведение участника взаимодействия не будет рассматриваться окружающими сквозь призму
нарушения им допустимой дистанции в разговоре, а также, если
он сумеет распознавать соответствующие сигналы и в зависимости от них скорректировать свое поведение. Адекватное поведение
участников межкультурного взаимодействия предполагает, что
они способны воспринимать друг друга и возникающие ситуации
в системе ориентации чужой культуры. А. Мюллер и А. Томас отмечают, что правильная интерпретация ситуации, позволяющая в
дальнейшем осуществлять эффективное взаимодействие, зависит
от того, насколько верно субъекты смогут ответить на ключевые
вопросы: «что является наиболее важным для зарубежного партнера; на что направлено его внимание; что нужно делать, чтобы
намерение участников взаимодействия было правильно интерпретировано и какое поведение они ожидают друг от друга» [197,
с. 145].
Таким образом, мы приходим к выводу, что межкультурная
компетенция является не просто наличествующей или отсутствующей способностью, свойственной личности, а развивается в ходе
специального обучения и приобретения непосредственного опыта
взаимодействия с представителями другой культуры. Согласно
концепциям Е. Кинаст и А. Томаса, интерактивный подход в исследовании и рассмотрении межкультурной компетенции является наиболее актуальным в современных условиях [206, с. 242]. При
этом личностные аспекты признаются центральными, так как для
подготовки пребывания за границей происходит подготовка субъектов, а не ситуативных факторов на месте.
60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В рамках комплексного практического и теоретического концепта межкультурной компетенции А. Томас определяет ее как
«способность понимать, уважать и продуктивно использовать
культурные условия и факторы, влияющие на восприятие, оценку,
чувства и поступки субъектов межкультурного взаимодействия,
позволяющие им приспосабливаться друг к другу, быть толерантными и развивать эффективные способы сотрудничества» [197,
с. 145–146]. Таким образом, важно подчеркнуть взаимодействие
личных и ситуативных факторов, процессов межкультурного обучения и понимания, а также интеграцию когнитивных, аффективных и поведенческих аспектов межкультурной компетенции,
которые в межкультурных ситуациях в своей и другой системах
ориентации влияют на эффективность действия.
В. Хатцер и Г. Лайс отмечают, что «эффективное межкультурное действие должно учитывать культурно-обусловленные отличия представителей разных культур и рассматривать их как
значимые для интерактивного взаимодействия» [197, с. 146]. Межкультурное обучение предполагает приобретение знаний о системе
ориентации своей и чужой культуры, что позволяет понять, почему
партнеры воспринимают, оценивают, чувствуют и действуют поразному. Уважение ценностей другой культуры, привычек мышления и поведения также способствуют эффективности межкультурных контактов. Понимание особенностей функционирования
систем ориентации своей и чужой культуры позволяет прогнозировать результаты совместных действий. Межкультурная восприимчивость и чувствительность раскрывается в способности участников взаимодействия сравнивать свою и чужую системы ориентации, понимать их культурно-специфические перспективы и на
сновании этого гибко реагировать на поведение партнера. Фактическое знание важных особенностей своей и чужой системы ориентации должно дополняться их адекватным использованием на
практике и продуктивным обращением с культурно-обусловленными различиями. Только с учетом всех этих факторов становится
возможной такая организация процесса межкультурного взаимодействия, которая исключает возможное непонимание или объясняет его, позволяя, тем самым, находить совместное решение проблем, которое все участники признают и продуктивно используют,
что и составляет суть межкультурной компетенции [Там же].
Формирование межкультурной компетенции проходит в различных измерениях и спиралевидно обогащается. Согласно пред61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ставленному определению Д. Деардорфф, различают четыре измерения межкультурной компетенции: уровень мотивации, уровень
компетенции действия, уровень компетенции рефлексии и уровень конструктивного взаимодействия [231]. Формирование межкультурной компетенции продолжается на протяжении всей жизни и является составной частью непрерывного развития личности:
1. Исходный пункт межкультурной компетенции – это принципиально положительные отношения и мотивационные установки
к межкультурным ситуациям. Для формирования межкультурной
компетенции положительная мотивация имеет не меньшее значение, чем содержание обучения. К важным установкам межкультурного обучения относятся открытость, уважение культурного
разнообразия и непредвзятое отношение к представителям другой
культуры. Существенной для межкультурной компетенции является и способность терпимо воспринимать и относиться к незнакомым ситуациям, допускающим определенную двусмысленность.
2. Компетенция действия в межкультурном контексте состоит
из совокупности культурного знания и определенных коммуникативных способностей. Ключевыми элементами культурного знания
в зависимости от межкультурного контекста являются понимание
чужого мировоззрения, понимание исторического и религиозного
обоснования норм, ценностей и образа жизни, а также осознание
социолингвистических особенностей коммуникации. Для приобретения культурного знания важное значение имеют способности,
ориентированные на процессуальное понимание культуры и содействующие освоению знаний о своей и другой культуре. К таким
способностям относятся, в частности, умение слушать собеседника, наблюдение и интерпретация явлений, а также анализ, оценивание и классификация культурных элементов.
3. Межкультурная компетенция включает в себя способность к
смене перспектив и расширению собственной системы ценностей.
Межкультурная компетенция предполагает умение гибко приспосабливаться к новым межкультурным ситуациям, принимать чужие стили коммуникации, образы жизни, нормы и ценности. Это
значит, с одной стороны, что собственное культурное, религиозное или этноцентристское мировоззрение не рассматривается как
абсолютное, но также становится объектом рефлексии. Рефлексия
позволяет также по-новому оценить чужие взгляды, образ мыслей
и поведение. Это способствует развитию эмпатии и позволяет интегрировать чужое поведение в собственную картину мира.
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4. На уровне конструктивного взаимодействия межкультурная
компетенция понимается как адекватная и эффективная коммуникация участников межкультурных ситуаций. Адекватная коммуникация означает признание, уважение и соблюдение «культурных» правил. Ее эффективность выражается в достижении поставленных целей. Такое конструктивное взаимодействие между
участниками предполагает наличие у каждого из них определенных отношений и мотивационных установок, компетенции действия и рефлексии [Там же].
На основе анализа исследований А. Томаса, У. Хеслера, Д. Диардорфф, Ю. Болтена и Е. Киля основные компоненты межкультурной компетенции и взаимосвязи между ними можно рассмотреть в виде ряда моделей: пирамидальной (Д. Диардорфф),
процессуальной (Д. Диардорфф), интегративной (Ю. Болтен) и
моделей формирования межкультурной компетенции (Е. Киль,
А. Томас, У. Хеслер). Многообразие моделей обуславливается
сложностью, многогранностью и многоаспектностью понятия
межкультурной компетенции, а также различиями авторских подходов к его изучению. При этом, многообразие моделей позволяет
лучше понять сущность межкультурной компетенции и раскрыть
ее отдельные компоненты.
Представленные модели базируются на определении и составных элементах межкультурной компетенции, отражая ее многоаспектность.
Д. Диардорфф представляет две модели межкультурной компетенции – пирамидальную и процессуальную. Пирамидальная
модель состоит из четырех ступеней, отражающих структуру и
этапы формирования межкультурной компетенции [Там же]:
1. На первой ступени располагаются личностные отношения и
мотивационные установки, включающие в себя осознание культурных различий, уважение других культур, признание их многообразия, открытость и непредвзятость по отношению к представителям
других культур и к самому процессу межкультурного обучения, а
также желание узнать новое и толерантность к двусмысленности
(допускание неопределенности). Эти отношения и установки, независимо от уровня межкультурной компетенции, достигаемого
участниками межкультурного взаимодействия, являются исходным пунктом межкультурного обучения. Эффективность взаимодействия субъектов во многом определяется их личным отношением к процессу формирования межкультурной компетенции.
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2. Вторую ступень занимают культурно-специфические знания,
коммуникативные и когнитивные способности, которые подразделяются на две отдельные, но дополняющие друг друга подгруппы.
К культурно-специфическим знаниям Д. Диардорфф относит осознание своей культурной идентичности; понимание культурного
контекста, а также роли и результатов влияния других мировоззрений и культур; знание культурно-специфических и социолингвистических особенностей. Способности, содействующие формированию межкультурной компетенции на этом этапе, охватывают
умение слушать и слышать собеседника, внимательно наблюдать и
понимать его реакцию, а также интерпретировать, анализировать,
оценивать и классифицировать факты и явления. Описанное в моделях специфическое знание содержит рефлексию о своей культурной идентичности как отправную точку понимания другой культуры. Максимально полное понимание и знание о чужой культуре,
чужом мировоззрении являются решающими факторами приобретения межкультурной компетенции. Сюда относится также осознание роли, которую культура и исторический контекст играют в
межкультурной коммуникации. Обозначенные в моделях способности содействуют изучению и обработке знаний о своей и чужой
культуре. Описанные в моделях знания и способности создают условия для повышения уровня межкультурной компетенции.
3. На третьем уровне Д. Диардорфф рассматривает внутренние
результаты владения межкультурной компетенцией, связанные с
личностным ростом: расширение системы ориентации, принятой
в своей культуре; приспособляемость к другим стилям коммуникации и поведения; способность выбирать в соответствие с ситуацией стиль коммуникации и поведение; когнитивная гибкость;
осознание относительности этноцентрического подхода; эмпатия.
4. Четвертая ступень описывает внешние результаты владения
межкультурной компетенцией: эффективное и соответствующее
ситуации поведение; построение коммуникации на основе собственного межкультурного знания, способностей и установок; достижение цели межкультурного взаимодействия. Д. Диадорфф выводит закономерность, согласно которой расширение и обогащение
своей системы ориентации, благодаря полученным знаниям о другой культуре, способствует улучшению внешних характеристик
межкультурной компетенции. Адекватное и эффективное поведение в межкультурных ситуациях проявляется в соблюдении установленных правил и достижении поставленных целей [Там же].
64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Процессуальная модель, разработанная Д. Диадорфф, отражает динамическую характеристику понятия межкультурной компетенции и включает в себя те же содержательные категории, что
и пирамидальная: отношения и установки; знания и способности;
внутренние и внешние результаты владения межкультурной компетенцией. Ее построение, однако, принципиально иное: элементы модели последовательно соединены друг с другом, что делает
возможным переход от первого или второго звена непосредственно к последнему звену цепи. В ходе описания этой модели Д. Диадорфф особо подчеркивает динамический характер каждого этапа в отдельности и всей модели в целом. Процессуальная модель
возникла в дополнение к пирамидальной модели, которая является
линеарной и поэтому, в определенном смысле, упрощенной и не
отражающей общую сложность концепта межкультурной компетенции. Постоянная ориентация на процесс является существенной характеристикой данной модели, отражающей движение и
динамику, которая развивается между отдельными элементами.
Процессуальная модель указывает на возможность посредством
определенных отношений, установок и способностей напрямую
выходить на внешние результаты, хотя в этом случае адекватность
и эффективность межкультурного общения могут оказаться ниже,
чем в результате прохождения полного цикла [Там же].
Д. Диардорфф отмечает, что «межкультурная компетенция
остается сложной научной темой с противоположными мнениями
и подходами» [Там же]. Так как культура находится в постоянном
изменении, так меняются и научные мнения относительно межкультурной компетенции.
А. Томас и У. Хеслер выделяют следующие аспекты и этапы
формирования межкультурной компетенции: личные и ситуативные факторы, межкультурная конфронтация, накопление межкультурного опыта, межкультурное обучение, межкультурное понимание, межкультурная компетенция [234, с. 76]:
1. Личные и ситуативные факторы. Исходным этапом для формирования межкультурной компетенции являются личностные
качества, ценностные и мотивационные установки, а также представления субъекта о своей и другой культуре. Т.М. Кюлманн
(Kuehmann), Г.К. Шталь и Я. Деллер в межкультурном обучении
и взаимодействии придают особое значение таким личным качествам как уверенность в себе, способность к рефлексии, гибкость,
толерантность к двусмысленности и готовность к смене перспек65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тив [221, с. 76]. Анализируя процесс формирования межкультурной компетенции, Д. Бендер подчеркивает «значение способности субъекта творчески взаимодействовать с культурными различиями, не отклоняя новое и незнакомое, а стремясь достичь
конструктивного общения» [171]. А. Томас, В. Штребе (Stroebe),
М. Хьюстоун (Hewstone), Г.М. Стефенсон (Stephenson) отмечают,
что межличностное взаимодействие на интернациональном уровне происходит в специфическом социальном окружении, включающем большие социальные институты и малые группы; оно подвергается влиянию статусных ролей, занимаемых участниками
взаимодействия [234, с. 76].
2. Межкультурная конфронтация. Признание культурных различий, открытое и динамичное взаимодействие с ними на основе уважения культурных ценностей, позволяют успешно начать
процесс межкультурного взаимодействия и обучения. Обучение
начинается с восприятия другой культуры, сравнения ее особенностей с особенностями своей культуры, с открытия новых перспектив восприятия себя, социальной и культурной идентичности,
в результате чего появляется возможность эффективно взаимодействовать с другой культурой.
3. Накопление межкультурного опыта. По мнению Н. Дингес,
К. Балдвина, Р. Брислина, С. Бохнера, В. Лоннера и С. Каммхубера, межкультурный опыт имеет решающее значение для межкультурного обучения и формирования межкультурной компетенции
[234, с. 76]. Ситуации пересечения культур, в которых поведение
партнеров оказывается непривычным и непонятным, неподдающимся объяснению с точки зрения стандартов своей культуры, дают импульс для продуктивного межкультурного обучения.
4. Межкультурное обучение. Этап непосредственного межкультурного обучения определяется осознанием и признанием культурных различий, их анализом и формированием практического
умения взаимодействия с ними. Формирование уважения к своей
и чужой культуре, а также к особенностям взаимодействия между
разными культурами является важной предпосылкой для эффективного сотрудничества. Значение имеет также учет особенностей
обучения и научения, свойственных разным культурам.
5. Межкультурное понимание. Межкультурное обучение успешно, когда возможно межкультурное понимание. Оно включает в себя:
– культурно-адекватную интерпретацию поведения: в ситуации пересечения культур участник должен быть способен понять
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
поведение партнера так, как это соответствует системе ориентации другой культуры,
– расширение представления о своей культуре: посредством
рефлексии системы ориентации своей культуры повышается осознание влияния этой системы ориентации на восприятие, мышление и поведение, принятые в своей культуре, так как эти знания
доступны целенаправленному и запланированному применению в
ситуациях пересечения культур.
– расширение поведенческих альтернатив: расширение представлений о своей и чужой культуре дает возможность увеличить
имеющийся репертуар действий при обращении с системой ориентации своей и чужой культуры.
– расширение альтернатив объяснения: поведение партнера по
взаимодействию оценивается уже не на основе привычных стереотипов, а на основе анализа различных альтернатив объяснения и
выбора однозначной интерпретации, соответствующей культурным стандартам другой культуры.
– межкультурная ориентация: основной потребностью участника
межкультурной коммуникации является умение уверенно ориентироваться в своем социальном окружении, что приобретает особую
актуальность в условиях межкультурного взаимодействия. Адекватная интерпретации будущих событий тем важнее, чем непривычнее и непонятнее ожидаемое социальное окружение будет для
участника, что напрямую касается ситуаций пересечения культур.
– потенциал к культурно-адекватному действию: успешное межкультурное обучение создает у участника ясность ориентирования
и уверенность в обладании достаточного потенциала для решения
ситуаций пересечения культур, даже в критических и конфликтных ситуациях.
6. Межкультурная компетенция. К межкультурной компетенции относится способность к формированию уверенности, гибкости, креативности и трансфера в действиях:
– понятие уверенности в действиях относится к субъекту межкультурного взаимодействия и его способностям относительно
определения целей и путей их достижения. С другой стороны,
уверенность в действиях касается также партнера по коммуникации, отражая его целеустремленность и последовательность в достижении цели.
– межкультурная компетенция направлена не на одну конкретную культуру, а должна проявляться в различных ситуациях пере67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сечения культур, что требует достаточной степени гибкости относительно стратегий действия.
– на основе имеющейся уверенности в действиях и гибкости
возможно проявление креативности в действиях. Она является
необходимой для возможности создания межкультурных отношений, развития, опробирования и продолжительного применения
инновационных форм межкультурного сотрудничества.
– межкультурная компетенция проявляется в том, что компетентное действие в различных ситуациях пересечения культур возможно даже тогда, когда участник до этого не имел опыта
общения с представителями данной культуры. Он имеет общую
стратегию, позволяющую ему успешно переносить проверенные
на практике формы межкультурного действия, на новые ситуации
пересечения культур [234].
В контексте участия России в Болонском процессе особую актуальность представляет модель межкультурной компетенции,
ориентированная на сферу высшего образования. В модель межкультурной компетенции мы включаем личностно-мотивационный, социальный, профессиональный и стратегический уровни:
– личностно-мотивационный уровень межкультурной компетенции студентов включает в себя осознание культурных различий, своей и чужой культурной идентичности, уважение культурного многообразия, представления субъекта о своей и чужой культуре, готовность к межкультурному обучению, коммуникативные
и когнитивные способности, наличие собственной мотивации, самокритичность, готовность к смене перспектив;
– социальный уровень содержит в себе открытость и готовность к общению с представителями других культур, умение работать в команде, инициативность, эмпатию, толерантность, умение
интерпретировать, анализировать, оценивать и классифицировать
культурные феномены, приспособляемость к другим стилям коммуникации и поведения, соблюдение установленных правил;
– профессиональный уровень охватывает собой основные знания, навыки и умения, приобретаемые студентами в процессе профессионального обучения, а также умение использовать их в ситуациях пересечения культур;
– стратегический уровень включает в себя организаторские
способности, умение решать проблемы и принимать решения, избегать конфликтов и разрешать их в случае возникновения, синергетическое мышление, построение адекватного общения на основе
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
собственного межкультурного знания, способностей и установок,
проектирование способов достижения целей межкультурного взаимодействия, гибкость, адекватное владение межкультурной компетентностью в различных контекстах, креативность в применении инновационных форм сотрудничества, глобальное мышление.
Вслед за А. Томасом и У. Хеслером мы определяем сформированность межкультурной компетенции у студентов следующими
способностями:
– уверенность в своих действиях в процессе межкультурного
общения, целеустремленность и последовательность в достижении поставленных целей;
– адекватное взаимодействие в различных культурных контекстах, стратегическая гибкость;
– креативность в инициации и развитии межкультурных отношений, а также инновационных форм межкультурного сотрудничества [Там же].
На основе анализа представленных моделей межкультурной компетенции можно сделать вывод относительно отдельных
аспектов межкультурной компетенции и особенностей ее формирования:
– межкультурная компетенция рассматривается как потенциальная способность, формирующаяся в ходе взаимосвязанных этапов подготовки к межкультурному взаимодействию;
– личностные отношения и мотивационные установки, включающие в себя осознание культурных различий, уважение других
культур, признание их многообразия, открытость и непредвзятость по отношению к представителям других культур и к самому
процессу межкультурного обучения, а также желание узнать новое и толерантность к двусмысленности являются исходным пунктом для успешного межкультурного обучения;
– рефлексия относительно своей культурной идентичности
рассматривается как отправная точка понимания другой культуры; максимально полное понимание и знание особенностей чужой
культуры, чужого мировоззрения являются решающими факторами приобретения межкультурной компетенции;
– владение межкультурной компетенцией проявляется, с одной
стороны, в личностном росте, расширением системы ориентации,
принятой в своей культуре, приспособляемости к другим стилям
коммуникации и поведения, и, с другой стороны, внешним результатом владения межкультурной компетенцией является эффектив69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ное поведение в ситуациях межкультурного общения, а также достижение поставленных целей;
– формирование уважения к ценностям своей и чужой культуры, а также к особенностям взаимодействия между разными культурами является важной предпосылкой для эффективного межкультурного сотрудничества;
– формирование межкультурной компетенции предполагает
понимание особенностей межкультурного взаимодействия, включающее в себя культурно-адекватную интерпретацию поведения
субъектов межкультурного поведения, расширение представления об особенностях своей культуры, расширение поведенческих
альтернатив при обращении с системой ориентации своей и чужой
культуры, расширение альтернатив объяснения поведения коммуникантов, умение уверенно ориентироваться в условиях межкультурного взаимодействия, потенциал к культурно-адекватному
межкультурному взаимодействию;
– результатом межкультурного обучения является владение межкультурной компетенцией, предполагающее уверенность в действиях, что отражает целеустремленность субъекта межкультурного взаимодействия и его последовательность в достижении поставленных
целей. Владение межкультурной компетентностью предполагает
достаточную степень гибкости относительно стратегий действия в
чужой культуре, креативность в инициации и развитии межкультурных отношений, а также наличие общей стратегии, позволяющей субъекту успешно переносить проверенные на практике формы
межкультурного действия на новые ситуации пересечения культур;
– особая роль в формировании межкультурной компетенции
отводится анализу процессов глобализации и формированию глобального мышления. Основополагающим принципом глобального
мышления является сохранение многообразия культур при соблюдении универсальных норм и ценностей;
– межкультурная компетенция, охватывающая собой компоненты взаимозависимых сфер индивидуальной, социальной, профессиональной и стратегической компетенций и являющаяся интегрирующим звеном всей структуры, включает в себя понимание
культурно-специфических особенностей своей и чужой культуры,
межкультурных процессов, включает в себя знание иностранного
языка, способность к метакоммуникации, готовность к межкультурному обучению, допуск неопределенности, ролевую дистанцию, полицентризм;
70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– межкультурная компетенция, о которой идет речь при межкультурном научении и обучении, – это способность так организовать ситуации пересечения культур, что представители различных
отдельных культур обмениваются имеющимся опытом, и каждый
старается, по крайней мере, понять позицию другого;
– важной предпосылкой для формирования межкультурной
компетенции является культурная сенсибилизация, в ходе которой
такие феномены как стресс, неуверенность, недовольство или игнорирование по отношению к другой культуре осознаются, прорабатываются и элиминируются;
– формирование межкультурной компетенции осуществляется
всегда на контрасте своей и другой культуры, а также рефлексии
относительно особенностей своей и другой культуры;
– знание категориальных измерений своей культуры оказывает значительное влияние на успешность формирования межкультурной компетенции. Чем поверхностнее знание измерений своей
культуры, тем поверхностнее остаются результаты рефлексии относительно другой культуры.
2.2. Межкультурный тренинг как метод
формирования межкультурной компетенции
Наличие у субъекта основ межкультурной компетенции способствует межкультурной сенсибилизации, приобретению дальнейшего опыта взаимодействия с представителями других культур, а также тому, что участник межкультурного сотрудничества
продуктивно выполняет свои профессиональные задачи, полностью раскрывая свой потенциал. Следовательно, формирование
межкультурной компетенции является комплексным, многомерным и в зависимости от межкультурной ситуации многообразным
процессом.
Проблематика межкультурного взаимодействия приобрела в
современных условиях чрезвычайную актуальность. Европейское
сообщество пришло к осознанию и необходимости формирования у представителей различных культур межкультурной компетенции.
Увеличение контактов между представителями разных культур
сопровождается развитием специальных средств подготовки, одним из которых является межкультурный тренинг, выступающий
как один из важнейших способов улучшения межкультурного вза71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
имодействия, увеличения взаимопонимания и толерантности и
формирования межкультурной компетенции.
Необходимость в межкультурном тренинге обусловлена многочисленными проблемами, возникающими в процессе межкультурной коммуникации. Они могут проявляться в различных сферах
межкультурного взаимодействия и на его начальных этапах часто
остаются незаметными. Катализаторами проблем являются различия в политической и образовательной системах, религиозных
взглядах и системах ценностей, обычаях и традициях, формах организации работы и делового этикета, а также особенностях социальных и личных отношений. Результатом влияния этих, на первый взгляд, малозначащих для делового общения факторов, могут
быть прерванные командировки за границу, неудавшиеся совместные предприятия, неподписанные контракты. В связи с этим особую роль межкультурный тренинг играет в подготовке сотрудников и руководителей предприятий и организаций для длительного
пребывания за границей. Актуален он и для тех, кто осуществляет
свою профессиональную деятельность посредством писем, телефона, факса, e-mail или совершает краткие деловые визиты за границу. Проблематика межкультурного взаимодействия приобрела
в современных условиях чрезвычайную актуальность. В процессе
межкультурного обучения ведущую роль играет межкультурный
тренинг.
Тренинг – это комплекс упражнений, осуществляемых по специальной методике, разработанной на научной основе. А.П. Садохин определяет тренинг «как метод учебных занятий, представляющий собой планомерно осуществляемую программу разнообразных упражнений, с целью формирования и совершенствования
умений и навыков в той или иной сфере человеческой деятельности» [131, с. 238]. По определению Е. Кинаст, «межкультурные
тренинги являются мероприятиями, предлагающими возможности для межкультурного обучения и способствующие приобретению межкультурной компетенции» [205, с. 182]. Межкультурные
тренинги отличаются друг от друга своими целями, содержанием,
методами, длительностью, дидактическими целями. Они направлены на формирование межкультурной компетенции, повышающей эффективность межкультурного взаимодействия. В зависимости от цели тренинга различаются аффективные (атрибутивные),
когнитивные или поведенческие компоненты межкультурной компетенции. Межкультурные тренинги формируют способность к
72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
эмоциональному самоконтролю при общении с представителями
других культур (аффективная или атрибутивная цель тренинга),
передают знания о системе ориентации в чужой культуре (когнитивная цель тренинга) и о поведенческих моделях, идентичных
поведенческим моделям представителей другой культуры (поведенческая цель тренинга) [205, с. 183].
Под межкультурным тренингом мы понимаем также специальное или дополнительное образование, целью которого является
обучение людей способностям и компетенциям, необходимым для
успешной и эффективной коммуникации между представителями
различных культур.
С точки зрения специфики межкультурных тренингов существует два вида тренингов. Общекультурный тренинг или тренинг самосознания направлен на то, чтобы его участник осознал
себя как представителя конкретной культуры и вывел на уровень
сознания нормы, ценности и правила поведения в своей культуре.
На следующем этапе участники знакомятся с различиями между
разными культурами и анализируют их и, далее, вырабатывают
умение замечать эти различия и пользоваться ими для эффективного межкультурного взаимодействия. Культурно-специфический
тренинг готовит человека к коммуникации в рамках конкретной
культуры. Актуальными остаются дискуссии, должны ли тренинги
обучать знанию об определенных культурных регионах (культурно-специфические) или должны сенсибилизировать людей к имеющемуся влиянию культуры на их поведение и восприятие (общекультурные). Однако можно предположить, межкультурные тренинги должны преследовать обе цели, так как без понимания того,
какое влияние оказывает культура на мышление и действие, обучение специфическому культурному знанию будет менее эффективно.
Д. Лэндис, Р. Брислин и Р. Богат (1983) разработали шесть основных типов межкультурного тренинга, которые послужили основой для исследований других авторов. Они выделяют информационный или ориентированный на факты тренинг (Information or
fact-oriented training), тренинг атрибуций (Attribution training), тренинг культурной осведомленности (Cultural awareness), тренинг
когнитивно-поведенческой модификации (Cognitive-behaviour modification), тренинг эмпирического научения (Еxperiential learning)
и тренинг взаимодействия (The interaction approach):
1. Информационный или ориентированный на факты тренинг
(Information or fact-oriented training) осуществляется посредством
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лекций, групповых дискуссий, предоставления видеоматериалов,
материалов для чтения о культуре принимающей страны. Предоставляемая информация, как правило, содержит данные о состоянии экономики, об условиях жизни, о поведении людей в типичных повседневных ситуациях, о стилях принятия решений, о климате и т.п.
2. Тренинг атрибуций (Attribution training) акцентирует внимание на объяснении поведения с точки зрения представителя другой культуры и предполагает обучить участников тренинга тем
атрибуциям, которые используются в принимающей культуре и
объяснить причины этих явлений.
3. Тренинг культурной осведомленности (Cultural awareness)
побуждает обучающихся прежде всего более подробно изучить
свою культуру с тем, чтобы, ознакомившись с ценностями и поведенческими нормами, распространенными в другой культуре,
уметь определить культурные различия.
4. Тренинг когнитивно-поведенческой модификации (Cognitivebehaviour modification) основывается на том, что основные принципы обучения межкультурной коммуникации применяются к частным проблемам приспособления в чужой культуре. Содержание
тренинга составляют особенности иноязычной культуры. В ходе
тренинга его участники учатся избегать трудностей в процессе
межкультурного взаимодействия.
5. Тренинг эмпирического научения (Еxperiential learning) предполагает максимальное вовлечение в процесс путем активного получения опыта внутри чужой культуры или в ситуации ее функциональной имитации.
6. Тренинг взаимодействия (The interaction approach) основывается на активном взаимодействии с представителями изучаемой культуры или очень опытными людьми, хорошо знакомыми с
данной культурой, которые могут поделиться своим собственным
опытом и собственными наблюдениями [168].
На основе исследований Д. Лэндиса, Р. Брислина и Р. Богата
А. Томас и Е. Кинаст предлагают свою классификацию межкультурных тренингов, используемых в Германии, и включающую
в себя информационные тренинги, культурно-ориентированные
тренинги, тренинги взаимодействия и тренинги, ориентированные на понимание:
1. Содержание информационных тренингов составляют сведения о специфике экономических, политических и социальных от74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ношений в принимающей стране и информацию об особенностях
межличностного и профессионального взаимодействия. Для участия в тренингах приглашаются лица, уже имеющие опыт пребывания и работы в данной стране и способные поделиться этим опытом с участниками тренинга. Пережитые ими критические ситуации взаимодействия с представителями другой культуры наглядно
демонстрируют существующие культурные различия. В ходе информационных тренингов используются также доклады, фильмы,
письменные источники, отчеты о пребывании. Преимущество информационных тренингов состоит в том, что они удовлетворяют
потребность участников тренинга в готовой информации; эта потребность, как правило, растет, по мере приближения поездки за
границу. К числу недостатков этого типа тренингов можно отнести
то, что в них применяются преимущественно когнитивные методы
обучения, а другие каналы восприятия мало используются.
2. Содержание культурно-ориентированных тренингов носит
общекультурный характер. В ходе данного тренинга используются межкультурные игры, упражнения на самопознание, ролевые
игры и культурный ассимилятор. В процессе тренинга участники
приобретают восприимчивость к культурно-обусловленным различиям в мышлении и действии представителей разных культур.
Преимущество культурно-ориентированных тренингов состоит в
том, что участники тренинга не только когнитивно, но и эмоционально взаимодействуют с межкультурной тематикой. Кроме того, в этом виде межкультурных тренингов приоритетной задачей
является не столько передача культурно-специфической информации, сколько формирование межкультурной компетенции.
3. Тренинги взаимодействия отражают влияние культуры на
мышление и действия представителей различных культур. Они
предполагают прямой контакт с представителями другой культуры. Содержание тренинга взаимодействия в отличие от культурно-ориентированных тренингов культурно-специфично. Здесь,
как и в культурно-ориентированных тренингах, используются эмпирические методы, а в качестве компонентов применяются ролевые игры и коммуникативные упражнения, в которых моделируются переживаемые в первые недели пребывания за границей критические ситуации взаимодействия. Эти ситуации анализируются
в ходе тренинга, а отправной точкой анализа служат культурные
стандарты изучаемой культуры. Вариантом тренингов, ориентированных на взаимодействие, являются бикультурные тренинги
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
(bikulturelle Trainings), в которых принимают участие представители разных культур.
4. Тренинги, ориентированные на понимание, направлены на
передачу знаний о моделях поведения, принятых в изучаемой
культуре. Содержанием данного типа тренингов являются культурные стандарты другой культуры, а в качестве ведущего метода используется культурный ассимилятор. Большое значение при
этом уделяется тому, чтобы показать, насколько эффективным
может быть взаимодействие представителей различных культур,
если учитывать и уважать культурные системы ориентации друг
друга [205, с. 186–189].
Культурный ассимилятор был изобретен в 1960-х годах в США.
Он относится к дидактическим методам тренинга. Цель культурного ассимилятора состоит в том, чтобы выявить когнитивные
признаки межкультурной компетентности. Особое значение при
этом имеет приобретение участником тренинга способности понимать поведение партнера из другой культуры. Е. Кинаст подчеркивает, что «влияние культурного ассимилятора на познание участников тренинга способствует также формированию аффективных
и поведенческих составляющих межкультурной компетентности»
[Там же]. Его содержание может быть культурно-специфическим
или общекультурным. Культурно-специфические ассимиляторы
широко используются в США и становятся актуальными в последние годы на тренинговом рынке в Германии. Общекультурные ассимиляторы появились в США в 1970-х годах и были предназначены гармонизации взаимодействия с представителями этнических
меньшинств. Культурный ассимилятор представляет собой письменный тренировочный материал, который может использоваться
каждым отдельным субъектом или выступать в качестве одного
из компонентов межкультурного тренинга. Участникам тренинга
предлагаются различные ситуации межкультурного взаимодействия с несколькими альтернативными вариантами объяснения
поведения участвующих партнеров из другой культуры. При этом
один из вариантов дает адекватную изучаемой культуре интерпретацию, а другие альтернативные объяснения содержат ошибочные
интерпретации, основанные на этноцентрическом мышлении или
на стереотипах. Стоящая перед участниками тренинга задача заключается в том, чтобы выбрать адекватный, по их мнению, вариант, объясняющий поведение представителей другой культуры. Несколькими страницами позже они знакомятся с анализом
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
всех альтернативных объяснений, включая то, насколько каждый
из предложенных вариантов уместен в процессе межкультурного
контакта. Приводится также информация о том, почему, с точки
зрения чужой культуры, данная интерпретация является адекватной или неадекватной. Эти обоснования содержат существенные
характеристики культурных стандартов и указывают на значимые
культурные различия между представителями разных культур.
Мы считаем, что метод межкультурного тренинга может использоваться в рамках университетских программ по межкультурной тематике. О. Богословская и В. Павлова предлагают активно
использовать тренинг в качестве эффективной обучающей технологии в высшей школе. Они называют специфические принципы
работы тренинговой группы:
– принцип активности, когда все участники группы проявляют
активность в совместной работе;
– принцип исследовательской, творческой позиции;
– принцип объективации (осознания) поведения;
– принцип партнерского (субъект-субъектного) общения, когда
учитываются психологические особенности всех ее участников,
их чувства, эмоции, переживания [22, с. 9].
К критериям эффективности межкультурных тренингов мы относим качество подготовительного этапа тренинга; время, в которое субъект принимает участие в межкультурном тренинге; длительность межкультурного тренинга; педагогические способности
тренера; языковую компетенцию участников тренинга, а также
динамичность взаимодействия между ними.
Уровень развития экономики, в которой основным ресурсом
становится мобильный и высококвалифицированный человек,
требует достижения нового качества массового высшего образования. Конкурентоспособность является важным показателям
качества высшего профессионального образования. Потребность
обеспечения конкурентоспособности будущего специалиста соответствует трактовке образования как процесса становления личности в социуме. Профессиональное образование рассматривается
как социокультурный институт, способствующий экономическому, социальному, культурному функционированию и развитию,
совершенствованию общественного организма через процессы
специально организуемой, целенаправленной социализации индивидов. Оно закладывает основы профессиональной конкурентоспособности на рынке труда, основы его профессиональной ква77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лификационной, соответственно и социальной, мобильности [102,
с. 29]. Необходимость и важность включения межкультурной коммуникации в качестве учебного курса в систему бакалавриата или
магистратуры подчеркивает Ю. Болтен [185, с. 43]. Успешная профессиональная деятельность и владение основами межкультурной
компетенции являются взаимообусловленными. Это ведет к тому,
что сфера межкультурной коммуникации оказывается в фокусе
интересов многих студентов [187, с. 5].
Современные реформы в сфере высшего профессионального
образования являются необходимым условием для эффективного
развития общества. В. Никольский отмечает, что высшее образование претерпевает в настоящее время трансформацию целей и
ценностей [112, с. 17]. Человек, владеющий основами межкультурной компетенции, рассматривается в качестве важнейшей составляющей эффективного межкультурного сотрудничества.
Обучение основам межкультурной компетенции в рамках университетских программ направлено на повышение квалификации
будущих сотрудников и руководителей, занятых в сфере межкультурного сотрудничества. Общую цель формирования межкультурной компетенции у студентов можно сформулировать следующим образом:
– получение знаний о глобальных концептах культуры;
– сенсибилизация к системам ориентации других культур и понимание их влияния на восприятие, мышление и поведение субъектов межкультурного взаимодействия;
– понимание взаимосвязи между системами ориентации своей
и другой культуры;
– развитие способности к продуктивному межкультурному сотрудничеству в сферах коммуникации, управления, ведения переговоров, предотвращения и разрешения конфликтов;
– развитие и применение методов формирования межкультурной компетенции,
– обучение основам межкультурного сотрудничества для работы в интернациональных организациях.
В рамках Болонского процесса при переходе на систему бакалавра и магистра профессиональная подготовка студентов по избранным ими специальностям дополняется учебными курсами по
межкультурной тематике. Опыт показывает, что программы по
межкультурному обучению востребованы студентами всех вузов
Германии. Участниками этих программ становятся, прежде всего,
78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
те, кто уже в процессе учебы и или в дальнейшей профессиональной деятельности ориентируется на межкультурное взаимодействие. Исследования показывают, что все инвестиции в развитие
учебных программ по межкультурной тематике являются значительным вкладом в будущее. Для реализации этого проекта необходимо соблюдение следующих условий:
– наличие обучающего персонала, обладающего исследовательским опытом по межкультурной тематике и продолжающего
изучение данной сферы;
– наличие методической и дидактической подготовки обучающего персонала;
– организация учебного курса должна обеспечивать высококачественный уровень подготовки, содержание курса должно учитывать динамику изменений, происходящих в целевой культуре [234].
Россия, став участницей Болонского процесса, может перенять
накопленный европейский опыт, сохранить национальную культуру и образовательную идентичность и заявить о своих национальных традициях на широком европейском пространстве. Это позволит всем участникам процесса в полной мере воспользоваться
преимуществами культурного разнообразия традиций в области
научных исследований и преподавания, повысить качество образования, облегчить мобильность студентов и обеспечить выпускников вузов повсеместно признанными квалификациями. Политика
международной открытости высшего образования должна предусматривать включение мобильности в обучение каждого студента и
обеспечить ее надлежащее качество за счет: соответствующей языковой подготовки; приобретения навыков, нужных для работы в
международной среде; принятия различий и мультикультурности.
Крупные и средние предприятия все больше используют глобальные стратегии развития и нуждаются, поэтому, в соответствующем персонале. Межкультурная компетенция является ключевой способностью, которая формируется в процессе подготовки
к межкультурному сотрудничеству. Руководители и сотрудники
предприятий и организаций должны владеть основами межкультурной компетенции. Соответствующая квалификация становится
для выпускников вузов одним из решающих критериев при приеме на работу. Поэтому в студенческой среде имеется большой
спрос на курсы по межкультурной тематике, которые включаются в программу бакалавриата или магистратуры в качестве обязательных или дополнительных курсов.
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Социально-философский
научный потенциал развития языкового
образования общества и личности
в эпоху глобализации
Целью раздела монографии является исследование научного
потенциала социальной философии как основы для развития языкового образования общества и личности в современных социально-экономических и социокультурных условиях. К задачам исследования относятся: 1) характеристика процесса развития языкового образования общества и личности в современных условиях,
2) описание возможностей философских подходов к решению проблем языкового образования общества и личности в эпоху глобализации, 3) анализ взаимосвязи философских научных подходов с
образовательными, социально-философских и научно-педагогических идей, 4) обобщение социально-философских идей как ресурса развития языкового образования общества и личности в эпоху
глобализации.
Современное высшее профессиональное образование чаще всего рассматривается как трехкомпонентная структура, то есть как
социокультурный институт, как педагогическая система и как достояние личности [128]. Три основных компонента в свою очередь
раскладываются на элементы, между ними существует тесная
взаимосвязь и взаимозависимость. Университеты, превращаясь
в крупные научно-образовательно-производственные комплексы, приобретают новые функции культуросообразного характера и глобального масштаба, проявляющиеся в условиях развития
международного образовательного пространства и изменения
университетской среды. Система высшего профессионального образования и образовательное пространство взаимосвязаны, они
оказывают мощное влияние друг на друга, выражающееся в непрекращающихся трансформационных процессах в системе. Усло80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вия конкуренции образовательного пространства диктуют новые
требования к качеству профессиональной подготовки, формируют
новые вызовы времени, которые связаны с философским осмыслением непрекращающейся модернизации, создающей условия
разнообразия, многообразия и множественности в образовании.
Основным свойством системы и ведущей тенденцией в ее развитии с точки зрения философии является сохранение целостности. Основной чертой образовательного пространства становится
разнообразие и множественность условий и ситуаций. Система и
среда университета призваны успешно конкурировать с другими
системами и средами, что возможно на основе наличия своеобразия системы и среды университета по сравнению с другими университетами. Таким образом, образуется социально-философская
триада – целостность, множественность, своеобразие – под углом
которой и следует рассматривать основной вызов времени – обеспечение высокого качества профессионально-языковой подготовки современных специалистов. Именно на данное качество и
должна ориентироваться вся полифункциональность и полидисциплинарность университетского комплекса.
Весь глобальный процесс изменений международного образовательного пространства, университетского комплекса имеет социально-философский характер, так как затрагиваются интересы общества и личности. Поэтому в современных условиях востребован анализ социально-философского научного потенциала,
играющего роль основы, стратегии, ресурса для развития как
всей системы университетского образования в целом, так и языковой подготовки в частности. В период модернизации университетского образования и интернационализации науки наблюдается мощная интеграция научных знаний, они глобализируются.
Сегодня нельзя, например, решить проблему обеспечения качества образования, опираясь только на научно-педагогический потенциал, насущно объединение педагогических взглядов с социально-философскими идеями, которые в совокупности образуют
мощный научный ресурс, способный нетрадиционным способом
решать сложные задачи в высшем профессиональном образовании
в целом и языковой подготовке в частности. Более того, каждый
ученый должен мыслить в определенной степени по-философски
глобально, а действовать научно-педагогически локально, исходя
из анализа конкретной педагогической ситуации и отдельного образовательного случая.
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Нами установлено, что языковое образование является составляющей профессионального, идеалом которого является образ языкового образования как естественной составляющей профессионального образования, то есть владение иностранными
языками становится неотъемлемой частью жизнедеятельности
профессионала, рассматривается как сама собой разумеющаяся
функциональная грамотность, воспринимается как способ успешной профессиональной деятельности [55]. Следовательно, языковое образование следует рассматривать в социально-философском
смысле как инструмент, необходимый для полноценной жизнедеятельности и как средство для решения профессиональных задач на
международном уровне.
Также нами проверена и доказана гипотеза о том, что языковая
образовательная политика университета обеспечивает качество
профессиональной подготовки современных специалистов, если
научно обоснована необходимость развития языкового образования как составляющей профессионального образования, языковой
среды как составляющей образовательной среды университета,
языковой компетентности как составляющей профессиональной компетентности в условиях непрекращающейся трансформации образования с учетом педагогической триады – целостности,
многообразия и своеобразия образовательной системы профессиональной подготовки современных специалистов на университетском уровне [56]. Отсюда следует вывод, что структурные
компоненты системы, сам процесс развития языкового образования, инструменты-стимулы развития университетского языкового
образования имеют глубокий социально-философский смысл, так
как их научно-педагогическое описание, анализ и исследование
выстраиваются на использовании философских понятий, подходов
и толкований.
Так, одним из основных элементов в системно-структурной
композиции университетского комплекса является структурное
подразделение или несколько подразделений, занимающиеся реализацией языкового образования и проявляющиеся в различных
университетах в разных формах: факультеты и кафедры, специальные общеуниверситетские кафедры, институт иностранных
языков и языковые кафедры в нем, центр или центры иностранных
языков. Ансамбль различных форм в одном университете и одна
из новых и наиболее гибких форм сочетания профессионального и
языкового образования, которая может создаваться на базе одной
82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
формы или нескольких форм, либо быть автономной и независимой от каких либо форм – объединение, единая команда специалистов, реализующая определенную образовательную программу
по специальности, долгосрочную или краткосрочную. Перечисленные формы как структурные элементы университетского комплекса при организации и реализации языкового образования в
университете имеют прямые связи с учебно-методическим управлением, научным управлением, Ученым советом, ректоратом, а
косвенные связи с целым рядом различных структур университета. Прямые и косвенные связи могут быть постоянными и эпизодическими, долгосрочными и краткосрочными. Все это предваряет мысль о наличии резервных возможностей в полисубъектных
отношениях для более успешной реализации целей и задач профессионального и языкового образования обучающихся в их неразрывном единстве. Уместно предполагать, что полисубъектные
отношения обладают социально-философскими ресурсными возможностями, но нуждаются в стимуле, необходимом для решения
задач, связанных с вопросами обеспечения качества языковой подготовки в университете.
В свою очередь каждая из форм организации и реализации языкового образования имеет свою сложную структурную организацию, связи между элементами, при анализе которых обнаруживаются неиспользуемые или слабо используемые резервные возможности для обеспечения качества языкового образования как
составляющей профессионального образования.
Система профессионального образования рассматривается нами как макросистема, а языковое образование – как микросистема, подсистема профессионального образования, скрепом которых является социально-философская идея о целостном единстве
профессионального и языкового образования с множественностью условий и своеобразием многопрофильных университетских комплексов. Системно-структурный анализ, которым мы
пользовались при изучении педагогической системы профессионального и языкового образования как социокультурного института, позволил выделить структурно-организационный аспект
микросистемы языкового образования и установить связи с системой профессионального образования университета как насущную необходимость. Именно поэтому нами предлагается использование и актуализация понятия «профессионально-языковое образование».
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Системно-целевой анализ определяет приоритеты языкового
образования во взаимосвязи с профессиональным и показывает
социально-философский потенциал стратегического планирования как фактора развития университетского языкового образования. В соответствии с этим в ходе нашего исследования потребовалось подробное изучение основных научных и образовательных
подходов, широко используемых в настоящий период в языковом
образовании: социокультурного, коммуникативно-деятельностного, профессионально ориентированного, профессиологического,
личностно ориентированного, компетентностного, проектирования и моделирования как вида деятельности и способа познания, а
также менее используемого синергетического подхода, подробный
методологический анализ которых изложен автором в монографических исследованиях [55].
Изучение резервных возможностей различных подходов позволило выявить в языковом образовании как педагогической системе в дополнении к структурно-организационному три ведущих
аспекта функционирования подсистемы: содержательного, инновационного и субъектного взаимодействия и рассматривать их
в единстве. Все аспекты не нарушают целостности системы, так
как различные виды педагогической деятельности, например, образовательной, учебно-методической, научной, общественной,
воспитательной, культурно-просветительской, организационной,
рефлексивно-аналитической, самообразования, повышения квалификации раскладываются по этим аспектам и позволяют изучать
внутренние резервы системы, выделять приоритеты, стратегически планировать на долгосрочную и краткосрочную перспективы, а также формировать образовательную политику в языковом
образовании как составляющей профессионального образования
по трем измерениям политики: регулятивному, содержательному,
процессуальному.
Системно-целевой анализ языкового образования как составляющей профессионального помог обнаружить в аспектах подсистемы целый ряд педагогических фактов и ресурсных возможностей:
1) явления профессии, культуры и языка связаны между собой
социально-философским смыслом и их нельзя отрывать друг от
друга в профессиональной подготовке современных специалистов,
следует активнее использовать понятие профессионально-языкового образования; 2) между целями профессионального и языкового образования в части ориентации на результат и средствами
84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
их достижения обнаружена очень слабая связь; следствием является факт упущения из вида результатов, имеющих профессиональную значимость, более того, средства путаются с целями и
результатами или одно подменяется другим; 3) языковое образование университета продолжает оставаться автономным в силу
своей специфики, субъектное поле языкового образования имеет
замкнутый характер, в то время как интернационализация и модернизация высшего профессионального образования обязывают
максимально расширять это поле; 4) в комплексных программах
развития университетов обнаруживается слабая связь языкового и
профессионального образования, отсутствуют четкие положения
поиска баланса интересов разных субъектных позиций по вопросам качества профессионального и языкового образования, языковое образование не включаются в число приоритетных, в то время
как владение иностранными языками является показателем образованности современных специалистов (Ю.В. Еремин, Ю.Г. Татур).
Обнаруженные факты явно показывают недостаточное видение
университетским сообществом глубинных социально-философских связей разных компонентов системы. В то же время в современном профессиональном и языковом образовании они настолько явно выражены, что следует указать на востребованность
развития в университетском образовании и науке как языковой
педагогики (термин В.В. Сафоновой), а точнее и актуальнее профессионально-языковой педагогики, так и философии профессионально-языкового образования (термины используются автором
раздела монографии М.В. Дружининой впервые). Соответственно,
нужны и научно-педагогические кадры высокой квалификации,
способные интегрировать знания разных научных направлений,
компетентные в области философии, педагогики, теории и методике профессионального образования, мотивированные к инновациям в профессионально-языковом образовании университета.
В настоящий период система высшего профессионального образования должна реагировать на возрастающий спрос на конкурентоспособного профессионала, одним из требований к которому
является владение одним-двумя иностранными языками. В то же
время подсистема языкового образования в силу своей специфики
развивается как правило автономно, что отчасти нарушает целостность системы высшего профессионального образования, приводит к неадекватности языкового образования требованиям профессионального, к отрыву подсистемы от системы (рис. 1а).
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1
1
1
2
3
2
2
а
б
в
Рис. 1. Анализ взаимосвязи профессионального и языкового
образования: 1) система высшего профессионального образования; 2) подсистема языкового образования в высшем
профессиональном образовании; 3) зона взаимодействия
профессионального и языкового образования; а) отсутствие
связей; б) наличие слабых связей; в) наличие тесных связей
Специфика и достоинство современного языкового образования заключается в наличии большого потенциала и резервных
возможностей содействия качеству профессиональной подготовки выпускников, но в действительности профессиональное и языковое образование соприкасаются лишь в отдельных частях содержания образования, а именно: в изучении нескольких тем по
специальности по обычной программе и изучении большего количества тем по углубленной программе. Это свидетельствует о
противоречии между имеющимся потенциалом и его неполным,
неадекватным требованиям использованием (рис. 1б).
Если в социально-философском смысле ориентировать образовательную политику университета и ее составляющую – языковую образовательную политику университета – на подготовку конкурентоспособного выпускника, то языковое образование
должно стать неотъемлемой частью, выраженной составляющей
профессиональной подготовки, в этом случае взаимосвязь профессионального и языкового образования выглядит иначе (рис. 1в).
Но и в этом случае процесс качественного роста не будет обеспечен, если будет отсутствовать фактор направляющей силы, механизм, обеспечивающий устойчивое и динамичное развитие языкового образования как составляющей профессионального образования. Противоречие между возрастающим спросом на качество
профессиональной подготовки выпускников и отсутствием целенаправленного, системообразующего, системосвязующего факто86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ра обеспечения качества языковой подготовки как составляющей
профессиональной подготовки снимается политическим путем.
Таким социально-философским и научно-педагогическим фактором является, на наш взгляд, языковая образовательная политика
университета (рис. 2).
1
2
3
Рис. 2. Языковая образовательная политика как фактор
обеспечения взаимосвязи языкового и профессионального
образования: 1) система высшего профессионального образования; 2) мини-система языкового образования; 3) языковая образовательная политика университета как составляющая образовательной политики университета
Изучение взаимосвязи подсистемы языкового образования с системой высшего профессионального образования на университетском уровне и роли языковой образовательной политики университета обнаруживает следующие противоречия:
– между возрастающим спросом на качество профессиональной подготовки и отсутствием целенаправленной языковой образовательной политики университета как фактора обеспечения качества профессиональной подготовки выпускников;
– между требованиями к качеству профессиональной подготовки и недостаточно активным поиском соглашения, сбалансированного решения заинтересованных сторон;
– между наличием фактов необходимости развития языковой
образовательной и образовательной среды университета и отсутствием тесной взаимосвязи в позициях субъектов по вопросам качества профессиональной подготовки обучающихся;
– между требованиями к языковому образованию как обязательному компоненту профессионального образования и неадекватностью системы языкового образования условиям трансформации системы высшего профессионального образования;
– между возможностями языкового образования в развитии качества профессиональной подготовки выпускников и отсутствием
постоянно действующей направляющей силы на результаты совместной деятельности субъектов образования;
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– между накопленным опытом содействия качеству профессиональной подготовки обучающихся в мировой и отечественной
практике работы профессорско-преподавательского состава высших учебных заведений и отсутствием системного анализа используемого опыта, результатов деятельности как показателей
качества сформированных компетентностей, демонстрирующих
функциональную грамотность выпускников в профессиональноязыковой подготовке.
В чем конкретно проявляется отрыв языкового и профессионального образования? Прежде всего, он обнаруживается в комплексной программе развития университета, где должен быть зафиксирован приоритет языкового образования. Во-вторых, цели
должны быть реалистичными. Это означает, что следует учитывать специфику и условия университета. Практика показывает,
что квалификационные требования к специалисту, зафиксированные в государственных образовательных стандартах, не могут
быть выполнены в полном объеме всеми выпускниками университета. Следовательно, модели обучения должны быть диверсифицированы. В-третьих, в большинстве университетов не учитывается баланс интересов разных групп субъектов образования.
Субъектное поле по-прежнему остается слишком узким и ограничивается профессорско-преподавательским составом, студентами
и эпизодическим согласованием отдельных вопросов с представителями учебно-методического управления и учебных подразделений, то есть эта работа не является постоянной и систематической.
В-четвертых, в языковом образовании накоплен богатый опыт работы, в частности, по реализации профессиональных технологий в
языковом образовании (Т.А. Дмитренко, Ю.В. Еремин, Г.В. Иванченко, Е.В. Кавнатская, Н.С. Калейник, А. Крупченко, Я.Е. Кузнецов, М.М. Левина, Т.В. Минакова, Ю.Л. Могилевич), но многочисленные разработки не становятся достоянием повседневной
практики. Это происходит, прежде всего, потому, что внимание
преподавателей чаще направлено не на конечную цель и результат, а на средства; решение профессиональных задач не стало единицей содержания обучения (С.А. Гончаров), как это предлагают и
разработчики компетентностного подхода [78]. Используя многочисленные технологии как цель, языковое образование упускает
из вида основное свое целевое предназначение, а именно служение
профессиональной подготовке выпускников, что требует задавать
цель как результат, а единицей содержания обучения считать ре88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
шение профессиональной задачи с универсальными компонентами анализа, критики, интерпретации, обсуждения, рефлексии [75].
В образовании по-прежнему отсутствует герменевтическая основа
деятельности [41], идеи компетентностно-деятельностного подхода, которые «необходимо рассматривать в качестве теоретической
базы изменения системы обучения иностранному языку в высшей
профессиональной школе, в частности, в неязыковом вузе» [160,
с. 23]. «Именно КДП является тем новым подходом к построению
профессионального образования и обучения тому или иному общению, с позиций которого будет осуществляться модернизация
образования» [160, с. 22].
В соответствии с рассмотрением профессионального образования как достояния личности, нам представляется важным решить
задачу определения нормативности профессионально-языкового
образования, его основы в виде функциональной грамотности,
определить класс профессиональных задач в рамках языкового образования, соотнести профессиональную компетентность
(ключевые, базовые и специальные компетенции) с общеевропейскими языковыми компетенциями (ОЯК) и активно используемых в практике преподавания иностранных языков, решить
вопрос о соотнесении профессионального и языкового образования, когда будущий специалист находится на начальном уровне
формирования базовых и специальных компетентностей. То есть,
необходимо определить статусную роль иностранного языка, выраженную понятным языком, например: нет необходимости, нет
возможности, сопроводительная роль, как механизм поддержки,
углубленное изучение для специальных целей, либо определение
нескольких функций языкового образования в зависимости от запросов, желаний, возможностей и условий конкретного учебного
заведения.
Развивая языковое образование как достояние личности профессионала, необходимо осознавать степень значимости создания
условий, точнее системы условий, обеспечивающих восхождение
будущих профессионалов к идеалу, когда языковое образование
становится естественной составляющей жизнедеятельности будущих профессионалов.
Функциональная грамотность как способность будущего профессионала, как единство языковых и профессиональных компетентностей тоже должна развиваться, стимулироваться, поддерживаться определенными условиями, что схематично выглядит в
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
виде непрекращающегося стремления к профессионально-языковому идеалу качества.
Исследование вопроса взаимосвязи языкового и профессионального образования, языка, профессии и культуры показывает,
что в отечественной науке накоплен огромный потенциал для реализации в образовании идеи повышения профессиональной значимости языкового образования. Изучение научных работ показывает, что в России традиционно более ярко выражена тенденция
единства языкового и профессионального образования с первых
этапов образования в университете. Доказательством тому является огромное количество диссертационных исследований по
улучшению качества профессиональной подготовки специалистов
разных уровней средствами языкового образования и путем использования разнообразных подходов, развиваемых в отечественной науке и образовании (Г.К. Борозенец, Т.И. Власова, Л.В. Голикова, Р.А. Гильман, О.А. Демина, С.В. Знаменская, Ю.Н. Карпова,
Т.А. Корчак, Н.В. Соловьева, Г.В. Сороковых).
Систематизация научных работ показывает, что на качество
профессионального и языкового образования следует влиять целенаправленно и многоканально, опираясь на прогрессивные социально-философские и научно-педагогические идеи, совершенствуя
педагогические и дидактические средства, содержание, процессы, субъектное взаимодействие, условия образовательной среды,
управление, организацию разных видов деятельности, международное сотрудничество и личностные ресурсы. В науке и образовании предпринимаются попытки использования интегрированных подходов с целью сохранения целостности системы (Г.К. Борозенец, Г.В. Сороковых, Л.Н. Талалова). Учеными предлагаются
одна или несколько технологий для решения качества языкового
и профессионального образования (О.А. Демина). Исследователи
обосновывают необходимость единства профессиональной и языковой компетентности как основу успешной деятельности студентов высших учебных заведений (Л.В. Голикова), основу языковой
профессиональной культуры (О.А. Демина). Вопрос многоканального влияния на качество языкового и профессионального образования в их неразрывном единстве теоретически очевиден, выражен в проанализированных нами диссертационных исследованиях, но в практике работы осуществляется крайне медленно. В то
же время отсутствует материал по вопросу активного использования разработок на уровне университета комплексно, разработки
90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
не предлагают инструмента внедрения наработанного системно,
многоканально, не позволяют увидеть общей стратегии языковой
образовательной политики университета целостно, многокомпонентно и многофункционально. Таким инструментом и должна,
на наш взгляд, являться языковая образовательная политика университета, способная стать аттрактором внедрения нового в целях
совершенствования качества, сохранения целостности, многообразия и своеобразия университетской образовательной системы и
ее компонентов.
Необходимость использования инструментария языковой образовательной политики в университете вызвана стремлением
России к активному профессиональному и личностному общению людей в международном образовательном и социокультурном пространстве, что, в свою очередь, порождает необходимость
владения иностранными языками как общественно и личностно
значимым фактором, расширяющим возможности самосовершенствования, саморазвития и самореализации современного человека. В этих условиях на университетском уровне требуются дополнительные усилия для постоянного реагирования на многообразие
социокультурного пространства и среды, внедрения различных
образовательных программ, моделей обучения, новых подходов,
призванных совершенствовать качество языкового образования
как составляющей профессионального. В рамках языковой образовательной политики осуществляется анализ общественных и личностных потребностей в языковом образовании, поиск оптимальных путей развития качества, баланс интересов субъектов образования, анализ имеющихся средств, резервов и возможностей в
университете, в структурах, отвечающих за качество языкового и
профессионального образования в конкретном университете. Разработка и совершенствование программ, моделей осуществляется
с учетом специфики университета, запросов руководителей образовательных программ и возможностями обучающихся. При этом
выдерживается общая стратегия, концепция развития языкового
образования, востребованная в университете, адекватная университетским условиям и современным мировым требованиям.
Таким образом, ситуация совершенствования качества языкового
образования как составляющей профессионального приобретает
общественно-личностную значимость, принимаемые решения носят политический характер, требуют научно-педагогического обоснования и имеют глубокий социально-философский смысл. В ус91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ловиях глобализации следует говорить о философии качества как
на уровне международного образовательного пространства, так и
на уровне отдельного университета.
Анализ многочисленных работ по вопросам качества преподавания иностранных языков, ориентированных на взаимосвязь языкового и профессионального образования, показывает, что повышению качества мешает «отрыв преподавания иностранных языков от жизни, его абстрактный характер», противоречия «между
традициями и новыми современными требованиями» [153, с. 4].
Качество языкового образования включает в себя многие аспекты: измерение знания, организация тестирования, контроля, отбор средств, внедрение информационных технологий, аспекты в
обучения иностранным языкам, технологии обучения. Анализ условий языковой образовательной среды, возможностей полисубъектного поля, формулирования целей с ориентацией на результат,
комплекса мер и действий взаимодействия микро- и макросистемы в режиме многомерности становится для университета важным на уровне каждого структурного подразделения, так как необходимо ответить на вопрос: «как можно более оптимально организовать работу каждого преподавателя и кафедры в условиях,
когда Россия принимает на себя обязательства привести систему
высшей школы в соответствие с требованиями европейского сообщества» [4, с. 7].
Изучение вопросов качества профессиональной подготовки
современных специалистов как вызова времени, языкового образования как составляющей профессионального и кратко изложенные материалы исследования научных работ позволяют выделить
целый ряд существенных и методологически важных для дальнейшего научного развития положений, учет которых необходим
для социально-философского осмысления языкового образования
и потенциала формирования языковой образовательной политики
университета:
1. Явление качества интегрально и охватывает всю систему
высшего профессионального образования, ее элементы и составляющие. Из этого следует, что целостность является характеристикой качества и атрибутом языковой образовательной политики
университета.
2. Образовательная среда университета подвижна, изменчива, многообразна, следовательно, эти характеристики присущи и
для ее составляющей – языковой образовательной среды. Соот92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ветственно, языковая образовательная политика университета как
составляющая образовательной политики университета должна
ориентироваться на условия множественности, многообразия, вариативности, диверсификации, воспринимать явление культуросообразной множественности как постоянно существующее данное, учитывать в своем формировании ситуации выбора и осуществлять поиск баланса интересов в ситуациях полисубъектных
позиций.
3. Воздействие на развитие качества образования многоканально, поэтому и со стороны языковой образовательной политики
университета оно должно быть многоканальным, но может быть
ориентированным на тот или иной приоритет в определенный период своего формирования.
4. Развитие качества предполагает создание определенных условий образовательной среды в университете, что определяет
формирование языковой образовательной политики университета.
5. Пласты понятийных триад, выделенных нами в процессе изучения сложного явления качества образования, могут служить
ориентиром для формирования языковой образовательной политики, но требуют моделирования базовой конфигурации, на которую можно было бы ориентироваться в практике работы; то есть
нужна некая схематизация модели базовых явлений качества в
образовании в целом, чтобы решать вопросы совершенствования
качества в отдельных составляющих профессионального образования, в частности в языковом образовании.
6. Все принимаемые решения, разрабатываемые меры, вводимые инновации, осуществляемые педагогические действия должны проверяться на предмет адекватности, устойчивости, эффективности, наконец, пригодности в условиях конкретного университета.
7. Изучение вопросов качества языкового образования как составляющей профессионального, языковой среды как составляющей образовательной, иноязычной компетентности как составляющей профессиональной компетентности обнаруживает культурологические и синергетические идеи, систематизация которых
необходима для формирования языковой образовательной политики университета, призванной обеспечивать профессионально значимое языковое образование кадров.
Сформулированные положения подтверждают идею о том, что
формирование языковой образовательной политики университета
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
как фактора обеспечения профессиональной подготовки современных специалистов возможно, если она рассматривается как
составляющая образовательной политики университета, ориентирована на развитие качества языкового образования как составляющей профессионального, языковой образовательной среды как
составляющей образовательной среды, языковой компетентности
как составляющей профессиональной.
Итак, использование системного подхода позволило произвести
теоретический анализ профессионального образования как социокультурного института, педагогической системы и достояния личности. Соответственно, языковое образование мы анализировали
как явление, адекватное этим понятиям.
В условиях преобразования университетов в комплексы, учебно-научно-производственные объединения появляются новые
функции профессионального образования, связанные с вопросами
профессии, культуры, языка (родного и иностранных), поэтому в
образовании эти явления следует максимально сближать и не отрывать друг от друга. Задачу взаимодействия профессии, культуры и языка призваны решать не только структуры, занимающиеся
языковым образованием в университете, но и университетское сообщество в целом, а ответственность должна быть понята и принята всеми субъектами университета. Языковая образовательная
политика университета как составляющая образовательной политики университета играет роль стратегии, имеющей социально-философский смысл и научно-педагогическую значимость для
обеспечения качества профессионально-языковой подготовки.
В педагогической системе профессионального образования нами обнаружены и изложены факты, которые убеждают в необходимости использования политического фактора, содействующего
качеству профессионального образования современных специалистов, соответствия концепции языковой образовательной политики университета, образовательной политике университета, интересам общества и личности в эпоху глобализации.
Системный анализ профессионального образования как достояния личности доказал гипотезу о необходимости определения показателей качества профессиональной и языковой подготовки в их
взаимосвязи в части концептуального решения таких задач, как:
определение нормативности общепрофессионального языкового
образования, его основы в виде функциональной грамотности, выделение класса профессиональных задач в рамках языкового об94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
разования, соотнесение профессиональной компетентности с языковыми компетенциями, изложенными в Европейском языковом
портфеле, определение статусной роли языкового образования,
когда обучающийся находится на уровне формирования ключевых, базовых и профессиональных компетентностей. Функциональная грамотность есть показатель культуры профессионала,
неотъемлемая часть его жизнедеятельности. Изучение системности и компонентности языкового и профессионального образования приводит к пониманию того, что методологической основой
взаимосвязи языковой мини-системы и профессиональной системы являются культурологические идеи, которые содержательно
наполняют структуру системы образования современными межкультурными ценностями. В результате этого процесса выигрывает не только общество, но и каждая отдельная личность.
Анализ основных тенденций и противоречий в развитии высшего профессионального образования в поликультурном мире,
развития качества университетского образования как ответа на
вызовы времени, языкового образования как составляющей высшего профессионального образования и показателя его качества
показывают сложность структуры, функционирования и развития
системы высшего профессионального образования, ориентирующейся на высокое качество профессиональной подготовки современных кадров. Установленные нами тенденции и вызовы времени (новые требования к качеству профессиональной подготовки
кадров, переход от знаниевой парадигмы к культуросообразной,
гуманизация и гуманитаризация образования по всем профилям
в профессиональной подготовке специалистов, включая технический, формирование и развитие системы условий для самореализации будущих специалистов, сохранение целостности образовательной системы и системы человека как субъекта образования,
деятельность субъектов образования в условиях множественности, многообразия, многомерности и другие) обязывают развивать
качество профессионально-языковой подготовки многоканально
и комплексно, сохраняя целостность образовательной системы в
условиях непрекращающейся трансформации высшего профессионального образования, фокусируя внимание на множественность
условий и ситуаций, развивая своеобразие университетских комплексов. Накопленный научный потенциал, нормативно-правовые
законодательные акты, система регулирующих образовательных
документов университетского уровня позволяют решать вопро95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сы качества языковой и профессиональной подготовки специалистов на основе интегративного методологического ориентира,
способного воздействовать на качество комплексно, используя
различные каналы воздействия. В то же время все воздействия на
развитие качества должны иметь в своем основании четко сформулированные методологические положения, являющиеся социально-философским и научно-педагогическим базисом предлагаемого ориентира. В связи с этим нам представляется особенно
важным проанализировать современное использование в педагогической науке теории культурологического подхода с учетом современных взглядов и относительно новой в педагогической науке
теории синергетического подхода, установить их соответствие,
взаимосвязь и взаимообусловленность с позиций современности
и актуальности взглядов на развитие высшего профессионального образования, обеспечение качества профессионально-языковой
подготовки.
Изучение культурологического подхода как социально-философского методологического основания, предлагаемого нами для
формирования языковой образовательной политики университета, анализ мнений ученых – педагогов, философов, культурологов,
социологов – позволяют выделить целый ряд культурологических
смыслообразующих положений, оказавших мощное влияние на
развитие в теории и практике языкового и профессионального
образования социокультурного подхода (В.В. Сафонова, П.В. Сысоев), а также обратить внимание на явления взаимосвязи языка и культуры в межкультурной коммуникации (Г.В. Елизарова,
С.Г. Тер-Минасова). Изучение научной литературы по разным научным направлениям, социально-философское осмысление роли
профессионально-языкового образования общества и личности
в эпоху глобализации убеждает в том, что вопросы культуры,
культурных явлений, форм и видов культуры, культуросообразия
объединяют всех специалистов, ученых, исследователей, преподавателей, обучающихся независимо от их специальных интересов. В современных условиях культурологическое поле стало глобальным, оно настолько всеобъемлюще, что позволяет изучать его
с разных сторон, выражать разные позиции, мнения, суждения и
одновременно находить общие интересы разных представителей
общества и отдельных личностей. Культурологический подход как
основа культуросообразной парадигмы в образовании – источник
множественности, разнообразия и одновременно объединяющая
96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сила, уникальный шанс интеграции научных разработок, импульс
развития, стимул совместных разработок, потенциал идей и творчества, палитра общения и совместного познания, формирования
картины мира, резерв взаимодействия в палитре многоязычия, поликультурности, многосубъектности и своеобразия. Культуросообразная парадигма создает основу для реализации в образовании
идеи «педагогической многомерности», так как педагогика – «наука о достижении меры, о путях гармонизации противоположных сил и тенденций педагогического процесса: централизации
и децентрализации, управления и самоуправления, исполнительства и инициатив, алгометрических действий и творчества, нормативности и свободы, личного и общественного, устойчивости и
динамизма личности» [166, с. 194]. Культура и педагогика едины;
на основе этого единства формируются и распространяются идеи
саморазвития, самоопределения, самоидентификации человека,
социальной активности людей, целостности образовательной системы, гуманизации и гуманитаризации, творчества, качества,
вариативности, выбора путей и способов осуществления образовательных стратегий, задачной структуры деятельности, познавательных процессов.
Первичное целенаправленное обращение исследования к культурологическому подходу, осмысление универсального понятия
культуры, взаимосвязей общества, природы, человека и культуры,
восприятие человека как биосоциокультурного явления, анализ
пусковых механизмов деятельности человека, изучение психики
человека как природно-культурного феномена, выделение понятия
ценностей как ядра культуры, изучение вопросов формирования
ценностей на основе культуры привели к необходимости выделения основополагающего фундаментального труда в научных исследованиях, который мы выбрали в качестве ведущего и основного для дальнейшего изучения культурологического подхода – это
работа М.С. Кагана «Философия культуры» [68]. Данная работа
позволяет философски осмыслить культурологические идеи, обнаружить ответы на многочисленные вопросы, а также целостно, с
одной стороны, многообразно, с другой, анализировать научно-педагогические вопросы в высшем профессиональном образовании
как системы, стремящейся к качеству профессиональной подготовки кадров и сбалансированному равновесию триады (целостности – многообразия – своеобразия) в глобальных условиях непрекращающейся трансформации университетского образования.
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Более детальное изучение культурологического подхода и использование его как части методологического подхода в виде основных культурологических идей для концепции формирования
языковой образовательной политики университета как фактора
обеспечения качества профессиональной подготовки современных
специалистов показало социально-философскую суть этого подхода. Изучение научных работ, участие в многочисленных научных
конференциях, тщательное отслеживание выступлений, публикаций, связанных с культуросообразной парадигмой образования,
позволило нам выделить ряд судьбоносных для развития качества
в образовании культурологических положений, без учета которых
развитие качества профессионально-языковой подготовки начинает выглядеть неполно, однобоко и нецелостно. К таким идеям мы
отнесли следующие:
1. Понятие культуры универсально. Культура и человек неразделимы, человек является культурогенным субъектом (М.С. Каган). Значимость и роль культуры «как ключевого феномена в
жизни человечества» возрастает, «освоение культурного достояния является главным условием динамического развития общества и личности» [90, с. 8].
2. Явление диалогичности пронизывает всю культуру и проявляется во взаимодействии культур, языков, народов, национальностей
(М.М. Бахтин, В.С. Библер). Диалог культурологического типа способствует взаимопониманию, взаимообогащению, самопознанию.
3. Ядром культуры являются ценности, которые «не идеальны,
не материальны – они социальны» и выражают отношения людей
в обществе [111, с. 30].
4. Культурологический подход адекватен гуманистической парадигме, так как тесным образом связан с жизнью, человеческой
деятельностью, объединяет интересы разных личностей, интегрирует и мобилизует различные силы, дает импульс к научным разработкам, например, социокультурного подхода (В.В. Сафонова),
формирует основу понимания (С.А. Гончаров).
5. Культурологический подход создает условия для перехода от
знаниевой парадигмы к культуросообразной. Чертами такого культуросообразия следует считать соблюдение культурных традиций,
информирование через культуру, приобщение к системе ценностей, понимание, общение, диалог, рефлексию (С.А. Гончаров).
6. Культурологическим идеям соответствует идея единства в
многоообразии, сохранение целостности в условиях трансформа98
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ции; для этого необходимо создание определенных условий среды
(В.В. Сафонова).
7. Культурологический подход позволяет целостно рассматривать
структуру личности и педагогической деятельности (М.С. Каган).
8. Культура становится способом «бытия учителя и ученика»,
это особая социокультурная система, направленная на «формирование базовой социальной адекватности, социальной солидарности в единстве с культурной компетентностью личности»; назрела
необходимость «культурологизации» всего содержания образования [110, с. 12].
9. Культуросообразие образования – основа обеспечения его качества, так как «образование только тогда по-настоящему успешно, когда оно строится как форма культурного развития человека»
[29, с. 13].
10. Взаимосвязь языка и культуры – два феномена поликультурного общества, их взаимодействие и неразрывность аксиоматичны, сплав этих понятий – основа языкового образования, в системе которого теоретически активно развивается и практически
реализуется в виде идей межкультурной коммуникации (Г.В. Елизарова, Н.И. Курганова, В.В. Сафонова, С.Г. Тер-Минасова).
11. С понятием культуры связано понятие концептов как единиц для изучения, анализа и сопоставления. Концепт есть смысловое понятие, часть целого, несущая на себе отпечаток системы в
целом; концепт трактуется как не только осмысляемое, но и переживаемое, как элемент картины мира, как отражение многослойного культурного опыта (Е.С. Кубрякова).
12. В эпоху глобализации актуализируются вопросы национальной и региональной идентичности с родной культурой, включая родной язык как феномен родной культуры (Е.М. Верещагин,
В.Г. Костомаров, N. Einar).
Выделенные нами положения подчеркивают глобальность и
социально-философскую широту культурологического подхода,
тесную связь культуры с педагогической деятельностью. Эта взаимосвязь требует осмысления высшего профессионального образования как мультикультурного образования инновационного типа.
Такое «инновационное движение в образовании» показывает, что
«концепт, культура и деятельность взаимозависимы, поэтому в
ситуации мультикультурности и глобализации необходимо включать в процесс обучения анализ конкретного культурного опыта»
[53, с. 163]. В эпоху глобализации ни международное сообщество,
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ни отдельная личность немыслимы вне культуры, следовательно, и решение образовательных проблем следует осуществлять в
культурологическом контексте, с учетом интересов общества и
личности.
С культурологических позиций становится ясным, что культуросообразная парадигма сохраняет традиции и открыта для новых
творческих идей, инноваций с целевой установкой на качество
образования. Потенциальные возможности культурологического
подхода не исчерпаны, требуется активный поиск эксплицитных
и имплицитных резервов соприкосновения разных пластов культуры, нужен инструмент, объединяющий базисные положения
культуры в конфигурацию культуросообразного образования.
На уровне университета, таким образом, одним из факторов воздействия на качество с культурологической позиции, по нашему
мнению, является языковая образовательная политика как составляющая образовательной политики университета, как непрекращающийся процесс диалога, поиска сбалансированных решений в вопросах взаимодействия языков, культур и профессий, как
системный комплекс мер и действий, ресурс объединения общественных и личностных интересов, содействующий развитию
культуросообразной парадигмы университетского образования на
пути к обеспечению высокого качества профессионально-языковой подготовки кадров.
Культурологические идеи диалогичности, открытости, творчества, развития, взаимодействия компонентов системы, допредметного этапа стратегической линии, целесообразность совместной
деятельности преподавателей и студентов, видение и понимание
картины мира, осознание необходимости перехода к культуросообразной парадигме в образовании, поиска новых возможностей и
резервов в обеспечении качества подготовки специалистов создают ценностную основу для нового взгляда, понимания и изменения системы высшего профессионального образования и языкового образования как его составляющей. Культурологический подход предоставляет возможность анализировать множественность
ситуаций, выбирать оптимальное решение, порождать импульсы
для нового развития качества, стимулировать это развитие, действовать гибко и быстро.
В ходе исследования проблем языкового образования общества
и личности в эпоху глобализации возникла необходимость дополнения культурологического подхода синергетическими идеями
100
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
восприятия международного образовательного пространства, системы современного университетского образования, которые, на
наш взгляд, позволяют наиболее адекватно реагировать на вызовы
времени и гармонично дополняют культурологические положения.
Вопрос системного анализа профессионального образования
и языкового образования как взаимосвязи макро- и микросистемы, происходящих в них процессов с позиций целостности, комплексности и междисциплинарности на основе синергетических
идей восприятия мира пока широко не используется, а в рамках
языкового образования имеет характер использования отдельных
идей. В то же время в педагогике высшей школы уже предлагается
рассматривать этот подход как «синергетический метопринцип»
(В.И. Андреев), далее мы используем термин «метапринцип».
В теории синергетики (социосинергетики для социальных процессов) современное миропонимание трактуется с позиций самоорганизации. Системы рассматриваются как открытые, вводятся
такие категории как необратимость, нестабильность, неравновесность, индетерминизм, нелинейность, неустойчивость, хаос, универсальность. Самоорганизация связана с постоянным движением, развитием, процессом. Процессы миропонимания и мировосприятия рассматриваются как нелинейные. В.Л. Романов считает,
что, «исходя из концепции неравновесности отношений факторов
открытости и закрытости, социальная самоорганизация раскрывается как процесс, побуждаемый стремлением человека к свободе
и реализующийся в его творчестве, направленном на преодоление
сопротивления консервативной по отношению к индивиду социальной макросреды. На этой основе сформирован антропный
принцип социальной самоорганизации и обосновано положение о
динамической социальной организованности – ключевое в исследовании соотношения самоорганизации, организации и управления в социальных процессах» [130, с. 43].
Согласно теории синергетики, основополагающей категорией, по мнению В.С. Капустина, становится человек и его деятельность, то есть главенствующая роль отводится познавательной
способности человека. Жизненной необходимостью становится
поисковая активность людей, умение ориентироваться и выдвигать идеи, быть индивидуальными и самостоятельными. Среди
многочисленных проблем «автоматически актуализируются проблемы автономности и ответственности за самоорганизацию собственной жизни» [72, с. 21].
101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Более того, профессор В.С. Егоров, автор теории социального
реализма, считает, что «человеческая субъективность представляет собой объективную реальность, поскольку имеет своей основой
единство материального и идеального начал Природы». Развитие
познавательной способности человека способно играть роль аттрактора. «Такой вывод предполагает преодоление мировоззренческой ограниченности системного подхода и теории самоорганизации» [57, с. 21]. По мнению ученого, «синергийно-информационное миропонимание предполагает исходную открытость Мира»,
что существенно с мировоззренческой точки зрения. «Синергия
материального и идеального начал Природы выражает открытость
Мира на всех уровнях, а качественное своеобразие этих уровней, в
меру достигнутой степени развития познавательной способности
человека, характеризуется как их закрытость, замкнутость, системность» [57, с. 24]. Организация и самоорганизация являются
формами системной упорядоченности.
К общим понятиям теории относятся: организация, самоорганизация, система (открытая, закрытая), внешняя среда, часть,
целое, содержание, форма, структура, элемент, связь, отношение,
процесс, вход, выход, коммуникация, иерархия.
Понятиями, выражающими состояние, являются: обратимость,
необратимость, равновесность, неравновесность, устойчивость,
неустойчивость, стабильность, нестабильность, регулирование,
саморегулирование, обратная связь, информационная достаточность, разделительные и кооперативные процессы, оптимальность, эффективность.
Динамика описывается с помощью таких понятий, как: становление, развитие, линейность, нелинейность, саморазвитие,
стихийность, сознательность, генезис, эволюция, революция, прогресс, регресс, деградация, вероятность, стохастичность, случайность, необходимость, флуктуация, бифуркация, диссипативная
структура, интеграция и дезинтеграция.
К ведущим принципам синергетики относятся:
1. Приоритет целого над частями, центростремительных тенденций над центробежными.
2. Относительная самостоятельность каждого элемента организации и обязательное выполнение им функций, необходимых для
существования организации в целом.
3. Конъюгация (сотрудничество, общение) – основа самоорганизации, первичный момент, порождающий возникновение, изменение, развитие и разрушение организационных форм.
102
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4. Ингрессия – соединение элементов системы посредством
вводных комплексов.
5. Дезингрессия – нейтрализация соединительных активностей.
6. Подвижное равновесие – обмен веществом, энергией и информацией между системой и внешней средой.
7. Возрастание активности комплекса и изменение соотношения между ассимиляцией и дезассимиляцией.
8. Достижение относительной устойчивости равномерным распределением активностей между элементами целого [57, с. 30–31].
Система характеризуется граничностью, целостностью, структурностью, взаимосвязью с внешней средой, иерархичностью,
упорядоченностью, внешним управлением. В самоорганизации
управление извне исключается, оно заменяется обменом с внешней средой энергией и информацией. В самоорганизации всегда
выражено стремление к самоуправлению и саморегулированию,
противостояние силовым приемам воздействия. Возникает необходимость толерантности, плюрализма, открытости.
«Открытость мира проявляется в его постоянном развитии и
изменении» [57, с. 58]. Открытую систему отличает наличие хаоса,
неустойчивости, явлений флуктуации (возмущений), бифуркаций
(точек ветвления), возникновение нескольких путей дальнейшего
развития, обмен информацией.
«Информация неотделима от материального носителя, не существует сама по себе, но ее качественное отличие от вещества и
энергии состоит в том, что она выражает идеальное начало природы и является нематериальным образованием, нематериальной
сущностью. Информация в своем исходном значении, как информация, идущая от Вселенной, независима от человека и его отражательной способности» [57, с. 71].
При овладении внешним миром становится важным, чтобы человек разобрался прежде всего с самим собой, познал самого себя,
владел собой. Миропонимание не может полностью совпадать с
миропроявлением, но в силу своей разумности человек стремился,
и всегда будет стремиться, к пониманию всего того, что его окружает. В условиях приоритетности человека, а не общества, меняется и роль материальных ценностей, они все более вытесняются
духовно-познавательными, но процесс этот очень длителен, так
как духовность и творчество легко вытесняются противоположными проявлениями. «Необходимо, чтобы идея смены ценностно-мотивационных парадигм овладела умами людей как средство
103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
выживания человечества» [57, с. 88]. На пути к информационному
обществу необходимо развитие потенциальных возможностей человека, его креативности, познавательности, нравственности и духовности, его природных качеств, образования, интеллекта, что, в
конечном итоге, способствует миропониманию. Человеческий потенциал следует рассматривать как мощный ресурс совершенствования качества образования.
При анализе проблемы исследования методологически важным
становится поиск адекватного способа рефлексии, формирование
«единой мультипарадигматической дисциплины». Перед аналитиками выдвигаются четыре блока проблем: «1. Осмысление причин
полученных результатов радикальных социально-политических и
экономических преобразований. 2. Выработка оснований для принятия срочных мер по минимизации потерь, которые могут вызвать необратимость кризисных явлений. 3. Прогноз устойчивого
развития страны на ближайшее время с учетом стратегий и программ развития, доминирующих в мировой экономике и политике
развитых стран. 4. Выход на методологические принципы исследования социокультурных явлений, соответствующих онтологическим характеристикам мира начала XXI в. и достижениям современной мировой науки» [72, с. 22].
Именно синергетика и социосинергетика способна объяснить
многие явления и проблемы в социальных средах, включая систему образования. Преимуществом синергетики является ее ориентация на качественные модели и методы исследования.
Любые деятельные акты в социальном пространстве многозначны и полифункциональны. В открытых системах проявляются только вероятностные закономерности. С точки зрения синергетики следует рассматривать множество объектов, ансамбли, сети
явлений. Даже небольшое, но конструктивное явление, действие
способно преобразовать систему в другое качество. Выделяют
четыре области созидающей роли случая: «область потери устойчивости и возникновения неравновесности; область вокруг точки
выбора решения; область проявления и притяжения аттрактора;
граничные области взаимодействий, как между системами, так и
в самой системе, между ее уровнями и подсистемами» [72, с. 36].
Случай становится важным параметром в процессе развития и изменений.
Основными принципами самоорганизующихся процессов считаются «максимизация энтропии, минимизация диссипации, со104
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
хранение достаточной нормы разнообразия» [72, с. 39]. «Непременной предпосылкой любого самоорганизующегося процесса
является существование некого поля еще неиспользованных возможностей» [72, с. 42].
Таким образом, синергетика развивает новую исследовательскую парадигму, не ставит задачу полного описания мира, но «создает схему понимания действий, процессов, не открывает законы
природы, но ищет истоки природной креативности и предлагает
концептуальные модели поведения для тех или иных неравновесных ситуаций» [72, с. 45]. В этом случае важны наращивание динамики инноваций, процесс развития, обновления, всплесков творчества и поисков, а не готовая модель в ее исчерпывающей объективности, полноте и конструктивности. Решение может быть не
единственным. Модальность возможного и случайного становится
важнее модальности долженствования. При прогнозировании возможны варианты, но не заранее детерминированная рецептура.
Синергетика не противоречит таким подходам как культурологический, аксиологический, гуманистический, антропологический, герменевтический, наоборот, синергетика, «будучи сама
результатом достижений многих наук и, выступая как синтетическая наука, во многом способствовала бы комплексному подходу
к развитию человека» [6, с. 60]. Не задаваясь целью проверки этого положения, мы логически, на основе изучения научной литературы по вопросам культурологического подхода, предположили,
что культурологический подход действительно не противоречит
синергетическому. Взяв за основу ценностные идеи культурологического подхода, взаимосвязанные с вопросами выделяемой нами
триады – профессия, культура, язык – мы соотнесли их с идеями
синергетики и обнаружили следующее. Взаимосвязь общества,
человека, природы, культуры (М.С. Каган), диалогичность культур, общения, обучения, воспитания (М.М. Бахтин, В.С. Библер),
единство многообразия, человечность, самопознание, самосовершенствование, саморазвитие, воспитательный потенциал родной
культуры, культурные источники моделей современного образования, ценностные ориентации студентов как будущих специалистов, духовные ценности как основы культурологического подхода созвучны с синергетическими идеями единства идеального
и материального начал Природы, открытости Мира, конъюгации
(сотрудничества, общения), плюрализма, сохранения достаточной
нормы разнообразия, обмена энергией и информацией, самоорга105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
низации и саморегулирования систем, человеческой субъективности, познавательной активности, толерантности, духовных возможностей человека (В.С. Егоров, В.С. Капустин, В.Л. Романов).
Подтверждением тесной взаимосвязи культурологического и
синергетического подходов как необходимости в условиях постоянной трансформации образовательной системы являются работы,
раскрывающие синергетический подход как основу модернизации
подготовки специалистов (П.Д. Васильева, И.М. Титова).
Для методологии исследования взаимосвязи профессионального и языкового образования как его составляющей важны следующие положения теории синергетики:
1. Синергетические идеи процессуальности, открытости, самоорганизации образования, ресурсов человеческого потенциала необходимы для анализа происходящих явлений, «как метод поисковой деятельности, как инструмент для построения модели» [28,
с. 89]; в нашем случае модели формирования языковой образовательной политики университета.
2. Контекст образовательных процессов сопряжен с понятиями
социального и индивидуального, качественного и количественного, простого и сложного, известного и нового, познания и самопознания, с позиций синергетического понимания контекста в образовании происходят постоянные взаимопереходы от одного явления к другому.
3. При моделировании, проектировании, прогнозировании в
образовании учитывается инвариантность, многообразие. Синергетическая концепция позволяет осуществлять отбор воздействий
на развитие качества профессиональной подготовки, что в свою
очередь обеспечивает результативность образования.
4. Жестких и закрытых образовательных моделей с исчерпывающей рецептурой поведения субъектов не существует, реализация
любой модели зависит от творческого потенциала, индивидуальности и взаимодействия субъектов.
5. Образовательная политика должна быть открыта и рассматриваться как динамичное, развивающееся направление в деятельности субъектов.
6. Программы, стратегии занятий, типология заданий не могут
быть линейными и жестко детерминированными, их содержание
имеет рекомендательный и открытый характер.
7. Толерантность и плюрализм становятся способом существования в жизни, стилем общения преподавателей и студентов.
106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
8. Контекст занятий, микросреда совместной деятельности,
совместное творчество нелинейного характера, диалогичность,
смысло-чувственное восприятие, автономия, отступление от
жестких структур, формирование жизненных ценностей, эвристика, взаимообучение и уважительное отношение становятся нормой
моделей занятий открытого типа.
9. Знания, умения и навыки теряют приоритетность, на первый
план выдвигается формирование жизненных ценностей, реализуется социокультурный, аксиологический, компетентностный подходы в их единстве, что расширяет границы возможностей обучающихся.
10. Конъюгация порождает развитие самоорганизации, процессы сотрудничества и общения приобретают форму непрекращающихся творческих автономных поисков как преподавателей, так и
студентов, равно как и в их совместной деятельности.
11. Инновативность способна стать аттрактором в развитии при
условии личностной значимости в восприятии нового; для этого
на занятиях необходимы элементы симпатии, эмпатии, доступности, взаимопонимания субъектов, уважительного отношения друг
к другу, постоянный поиск баланса интересов, гармонизации отношений.
12. Синергетическая парадигма междисциплинарна, ориентирует «на возможность выбора в нелинейных ситуациях обучения и
воспитания человека, на использование внутренних свойств и возможностей самой педагогической системы, на реализацию законов
самоорганизации в процессе педагогического взаимодействия»
[23, с. 47–48].
Синергетический подход к образованию позволяет ориентироваться на поиск стимулирования себя и отношений с другими
людьми, совместной активности, развития. Это предполагает, что
субъекты образования обладают нелинейным мышлением, осуществляют самостоятельный и совместный поиск, предполагают
возможность разных путей дальнейшего развития, следовательно,
и различную результативность; но это не означает отрицательного
варианта в решении задачи, скорее это новый стимул для дальнейшего поиска и творчества.
По мнению М.С. Кагана теория синергетического подхода тесным образом взаимосвязана с культурологической теорией, существенным образом обогащает ее и дает новые возможности развития педагогической теории, образования как части культуры
107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
[69, 55]. Суть новизны заключается в использовании таких идей,
разработанных и обоснованных ученым, как: пятикомпонентная
системная целостность психики человека, пятикомпонентная системная целостность педагогической деятельности, суперсверхсложность динамического типа систем «в силу скрещивающихся
трех разнородных сил – природной, культурной и социальной, и в
силу порождаемой этой гетерогенностью уникальности каждой
личности», нелинейность развития системы человека и педагогической деятельности, типы самоорганизации системы, обусловленные
«взаимодействием внутренних и внешних для индивида факторов»,
действие закона «реальной нелинейности», воспитание ответственности личности и стоящей за ней свободы творческой деятельности
как «нравственного качества человеческого бытия» [69, с. 21].
Культурологическая и синергетическая методология является
мощным резервом качества в образовании, так как позволяет сохранять баланс, равновесие природного, культурного и социального на основе целостности, разумной функциональности и развития
компонентов целостной системы. Пятикомпонентное членение
психики человека и педагогической деятельности позволяет осуществить реальный и постепенный переход к культуросообразной
и личностно-ориентированной парадигме образования специалистов, к новому качеству их профессиональной подготовки за
счет воздействия на такие компоненты системы человека, которые
«упорно» отсутствуют как приоритетные или по-прежнему слабо
выражены, не оцениваются как результат в системе профессиональной подготовки, в частности в языковом образовании как составляющей профессиональной подготовки, среди пяти компонентов (познавательном, общении, ценностно-ориентационном, преобразовательном, художественном освоении мира) последние три
компонента не находят отражения в оценке результатов совместной деятельности преподавателей и студентов; соответственно в
процессе работы они отодвигаются на задний план и все сводится
к знаниевой парадигме обучения. Одной из причин такого положения дел является, на наш взгляд, не столько пренебрежение к использованию новейших научных разработок, сколько неосведомленность субъектов образования о достижениях педагогических
исследований. В этой связи актуальным представляется транслирующая роль выделяемого нами фактора обеспечения профессиональной подготовки современных специалистов; конкретным
примером и аргументом для использования становятся конкрет108
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ные примеры качественных образовательных моделей, демонстрирующих переход от знаниевой парадигмы к культуросообразной.
Описание таких моделей представлено в одном из наших исследований [55].
Стремительные изменения в системе высшего профессионального образования, в образовательном пространстве и среде на всех
уровнях, появление новых требований к качеству профессионального образования современных специалистов, изучение результатов новых научных исследований создают новые предпосылки для
концепции формирования языковой образовательной политики
университета. Возможность коррекции предлагаемой концепции,
разрабатываемой на основе синергетического и культурологического подходов, обеспечивается открытостью обсуждения и непрекращающимся диалогом с различными специалистами в университете России и за рубежом, а также практикой работы в группах обучающихся широкого контингента. В ходе исследования
образовательных проблем следует учитывать специфику групп
педагогических понятий:
1) образование (высшее образование, профессиональное образование, профессиональная подготовка, языковое образование);
2) политика (языковая, образовательная, научно-техническая,
политика качества);
3) качество (системы, процесса, деятельности, результата, управления, среды);
4) педагогические явления (факторность, целостность, комплексность, функционирование, развитие).
Научная литература систематизируется, как правило, по группам источников научного, учебно-методического и регламентирующего характера:
1) науковедение;
2) общая и профессиональная подготовка;
3) теория высшего профессионального образования; философия образования, культуры;
4) профессионально ориентированные технологии;
5) языковая, образовательная и языковая образовательная политика;
6) общая, педагогическая, социальная психология;
7) социология;
8) методика преподавания иностранных языков, лингводидактика, профессиональная лингводидактика;
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
9) законодательные акты и регламентирующие документы мирового, федерального, регионального, институционального уровней;
10) профессионально ориентированные образовательные программы и специальные программы курсов, связанные с языковым
образованием специалистов различных профилей;
11) инновационные учебно-методические и научно-методические разработки;
12) инновационная учебная литература.
Таким образом, анализ культурологических и синергетических
идей устанавливает их тесную взаимосвязь и взаимодополняемость, убеждает в необходимости использования этих идей как
основы для постоянного обновления концепции формирования
языковой образовательной политики университета, разработки и
внедрения инновационных идей в профессионально-языковом образовании.
Как уже отмечалось, социально-философские и научно-педагогические идеи тесным образом взаимосвязаны, так как в современных исследованиях обращается внимание на системное и процессуальное, общественное и личностное, дескриптивное и творческое, традиционное и новое, упорядоченное и хаосное, жесткое
и гибкое, закрытое и открытое и другое. Интеграция научных
знаний позволяет объяснить сложные социальные процессы, происходящие в образовании, и обеспечить динамику процесса на достижение цели. Тесная связь философии с педагогикой обнаруживается и во взаимодействии методологических и образовательных
подходов. Так, культурологический и синергетический подход
являются социально-философской основой для развития, как уже
отмечалось, нескольких подходов к образованию. Остановимся на
некоторых из них.
Социокультурный подход к языковому образованию стал активно рассматриваться в нашей стране в 1990-х годах. До этого времени социально-экономические и идеолого-политические
факторы препятствовали развитию культурологических идей в
языковом образовании, оно не анализировалось с точки зрения
межкультурной коммуникации, социокультурной среды, единого
образовательного пространства, контекста международного общения, непонимания и конфликтных ситуаций международного
уровня и мировых ценностей. Рассмотрение международных явлений сводились к минимуму, на занятиях не решались межкультурные проблемные задачи. Считалось, что студент станет более
110
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
культурным, если познакомится с иноязычными литературными
источниками, научится вступать в коммуникацию, овладеет минимумом знаний о стране изучаемого языка. Сами преподаватели
зачастую не имели необходимой компетенции социокультурного
характера, не могли донести до студентов действительный культурный портрет страны и ее жителей. Возникали опасные тенденции искажения реалий и манипулирования обучающимися. Такие
ошибки, к сожалению, имеют место и в современном образовании.
Ситуация резко изменилась в условиях тесного международного общения и сотрудничества людей, в необратимом процессе глобализации экономики, образования и науки. В результате общество и ученые пришли к пониманию того, что социокультурный
фон общения значительно более важен, чем механическое воспроизведение заученных фраз и текстов. Вопросы межкультурной
коммуникации заняли приоритетную позицию в многочисленных
исследованиях последних десяти лет (В.В. Сафонова, П.В. Сысоев,
Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров, С.Г. Тер-Минасова).
Развивающий культурологические идеи социокультурный подход выполняет целый ряд исследовательских и образовательных
функций:
– изучает теоретические основы развития поликультурной языковой личности, ценностно-ориентационное содержание межкультурного образования,
– исследует диапазон социализирующего воздействия на обучающихся,
– определяет принципы социокультурного языкового образования,
– обращается к проблемам отбора культуроведческих материалов,
– занимается построением многоуровневой модели межкультурного языкового образования и самообразования, технологий
социокультурного образования языковыми средствами.
Под межкультурным общением понимается «функционально
обусловленное коммуникативное взаимодействие людей, которые выступают носителями разных культурных сообществ в силу
осознания ими или другими людьми их принадлежности к разным
геополитическим, континентальным, региональным, религиозным, национальным и этническим сообществам, а также социальным субкультурам. Речевые партнеры в условиях межкультурного
взаимодействия, соответственно, могут отличаться друг от друга
111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в отношении ценностно-ориентационного мировидения, образа и стиля жизни, модели речевого и неречевого общения» [135,
с. 19]. Основными культуроведческими принципами предлагается
считать принцип дидактической культуросообразности, диалога
культур и цивилизаций, доминирования проблемных культуроведческих заданий. Предлагается соединить коммуникативно-деятельностный подход с социокультурным подходом при соизучении языков и культур, а социокультурную компетенцию считать
неотъемлемой частью коммуникативной компетенции, понимать
ее структуру как «общекультурную, страноведчески маркированную, культуроведческую, лингвокультуроведческую, социолингвистическую и социальную компетенции человека» [135, с. 18],
которые помогают ориентироваться, адаптироваться, прогнозировать, овладевать, развиваться, заниматься самообразованием в социокультурном контексте.
В сложном процессе изучения культуры появляются новые
направления, обогащающие наши представления о взаимосвязи
культуры и языка. Так, относительно молодыми научными отраслями являются этнопсихолингвистика и лингвокультурология.
Цель этнопсихолингвистики – описать и объяснить особенности
национального языка, специфику речевого поведения, черты национального дискурса, определить и исследовать особенности языкового сознания, общения. Цель лингвокультурологии − изучить
русское культурное пространство через язык, дискурс и культуру.
Данные направления имеют ярко выраженный интеграционный
характер, очевидна их взаимосвязь и общность полей исследования, развитие их перспективно для понимания взаимосвязи, преподавания, изучения и сравнения разных культур и языков, для
языкового образования международного уровня в условиях глобализации.
В преподавании иностранных языков вопрос о соотношении
культуры и языка занимает одно из центральных мест. Усвоение
и транслирование иноязычных форм, равно как и грубое сравнение культур, не устраивает творчески работающих преподавателей. Внимание субъектов образования обращено на возможности
воздействия на личность, развитие которой необходимо направлять на восприятие других культур без потери идентификации со
своей, на возможности поиска ориентаций в различных ситуациях общения, механизмов саморазвития, саморегуляции в рамках
своей культуры и за ее пределами. Вопросам культуры и обуче112
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ния иностранным языкам посвящаются исследования, в которых
интегрируются лингвистические и психологические основы межкультурного общения. Феномен культуры анализируется в рамках
социального, когнитивного и семиотического подходов, представляется культура в языке и речи, указываются психологические
аспекты восприятия, способствующие продуктивности межкультурного общения в виде толерантности, принятия, адаптации, интеграции, предлагаются принципы формирования межкультурной
компетенции (познания и учета культурных универсалий, культурно-связанного соизучения иностранного и родного языков,
этнографичности, речеповеденческих стратегий, осознаваемости
и «переживаемости», управляемости, эмпатии) (Г.В. Елизарова).
Исследования подобного характера направлены на практическую
реализацию развития межкультурной компетенции, пытаются обновить содержание обучения с ориентацией на межкультурное общение. Резервы организации такого обучения еще очень мало изучены. Скорее всего, наиболее ценным для языкового образования
является отбор содержания, стратегий и проблемных задач в обучении межкультурному общению. Потребуется еще немало времени, чтобы в образовательном пространстве, контексте изучения
языков преподаватели и обучающиеся не испытывали дефицита
материалов, техник и стратегий межкультурного общения, которое в условиях глобализации постоянно и быстро изменяется.
Следует констатировать и тот факт, что исчерпывающих моделей межкультурного общения в различных профессионально-языковых сферах, скорее всего, и не появится, так как само межкультурное общение, с точки зрения культурологических идей, не может быть статичным и находится в постоянном развитии.
Сегодня важно предложить обучающимся межкультурные ориентиры и способы наблюдения, исследования, изучения, познания
в ситуациях межкультурного общения, которые помогут сориентироваться в выборе адекватного речевого и невербального поведения в изменяющемся контексте культуры, общения и взаимодействия. Соответственно образование призвано стимулировать
самопознание, рефлексию, самоанализ, саморазвитие и, наконец,
самовыживание в глобальных межкультурных условиях.
Признаками культуры, с психологической точки зрения, являются: самодостаточность, целостность, внутренние и внешние
проявления, отражение общественных явлений, нерегулируемость
биологическими инстинктами, контроль за поведением, образцы
113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
деятельности. К основным элементам культуры относят: язык,
знания и убеждения, ценности (руководство определенными критериями), менталитет как система ценностей, идеология, имеющая
как минимум три слоя: общечеловеческие гуманистические ценности, национальные ценности, социально-групповые.
В языковом образовании нередко подходят к сущности культуры достаточно прагматично. В действительности все намного
сложнее; человек может являться представителем сразу нескольких культур, восприятие и усвоение каждого индивида очень
субъективны, определенный инструментарий не может быть передан как некая конкретная продукция, а культура, очерченная рамками, будет выглядеть ограниченной и наверняка искаженной.
Усвоение культуры происходит при контакте культур, при этом
появляется образ третьей культуры, но не культура порождает новый образ, а субъект, находящийся в диалоге.
Под культурным самоопределением личности П.В. Сысоев
понимает «определенные черты групповых образований, проявляющих себя в конкретной ситуации и, тем самым, причисляющих индивида к числу их представителей, а также осознание
личностью своего места в спектре культур и целенаправленная
деятельность, направленная на причисление себя к тому или иному групповому образованию» [146, с. 37–38]. В образовательных
процессах действительность сталкивает нас с ситуациями, когда
мотивация такого высокого уровня, выраженная в виде осознания
или целенаправленной деятельности, просто отсутствует, приходится каждый раз по-новому искать стимулы соприкосновения
и сопричастности с культурными феноменами. В конечном итоге
выбор остается за самим субъектом деятельности. Точно также невозможно определить и степень сформированности самоопределения личности. В процессе образования оценка действий возможна
по степени адекватности ситуации, а становление и совершенствование личности, ее самоопределение может продолжаться в течение всей жизни человека.
Социокультурный подход существенным образом дополняет и обогащает коммуникативное направление, и резервы его далеко не исчерпаны. Предлагаемые стратегии социокультурного
типа (П.В. Сысоев), принципы формирования межкультурной
компетенции (Г.В. Елизарова), в основном имеют коммуникативный характер, но наполняются социокультурным содержанием,
способствующим идентификации личности в различных ситуа114
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
циях и выбору адекватных норм поведения. Недостаточно исследованными остаются возможности создания, так называемого,
смысло-чувственного поля и единого контекста на занятиях, параллельного познавательного роста преподавателей и студентов в
совместной деятельности, формирования чувства необходимости
обучения в течение всей жизни и др.
Другим подходом к языковому образованию, активно развивающимся в последние 20 лет, является личностно-ориентированный.
В философии, социальной философии, социологии, психологии, социальной психологии, педагогике человека его рассматривают с разных сторон и позиций, оперируя такими понятиями как
человек, индивид, личность, субъект, индивидуальность. Человеческий индивидуум, или индивид, представляет собой уникальный биологический и социальный организм. Посредством своей
индивидуальности и индивидуальных качеств он отличается от
всех других. Он неповторим наличием физиологических и психических свойств, а также социальных качеств, которые и придают ему свойства личности. Но, если в социологии личность рассматривается во взаимосвязи с понятиями общества, социальных
общностей, то в общей психологии – во взаимосвязи с психическими свойствами и качествами. Понятие субъект неотделимо от
понятия деятельности. Субъектом деятельности человек становится через процессы социализации в определенной социокультурной
среде, в которой он оказывается и живет. Если естественные науки изучают человека, прежде всего, как биосоциальный организм,
то философия, педагогика, психология осуществляют исследования социальных качеств человека.
В философии рассматривается отношение человека и мира,
соответственно проблема человека соотносится с основным вопросом философии. С философской точки зрения человеку свойственно общее, особенное и единичное. Изучение человека тесно связано с проблемами культуры. Человек – творец и творение
культуры. Как творец он является субъектом деятельности, соответственно испытывает потребности в знаниях, вещах, ценностях, проектах, дополнительном иллюзорном мире, общении с
другими людьми. В соответствии с потребностями развиваются
способности человека: общения, созидания, познания, выработки
ценностей, опережающего отражения. Философы обращают внимание на необходимость изучения психологами в первую очередь
таких явлений психологического характера, как: вера, надежда,
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
любовь, симпатия, переживание, воображение, чувство духовного удовлетворения, радость, вкус. Проблема состоит в том, что «и
миросозерцание, и самосознание человека имеют синкретическисинтетическую структуру, складываясь в результате совместного
действия абстрактного мышления, оценивающего переживания,
художественно-образного (в мифологической или реалистической
форме) моделирования, совместного действия разума и интуиции,
сознания, подсознания и надсознания, знания и веры, расчета и
надежды. Миросозерцание и самосознание потому имеют такой
психологически-интегративный характер, что рождаются они в
обыденном сознании личности, принимая свойственные ему нерасчлененность и аморфность» [69, с. 168].
Вместе с тем, человек – творение культуры, которая оказывает
на него постоянное влияние, развивает его, способствует его росту, формирует. Таким образом, человек и социокультурная среда
находятся в теснейшей взаимосвязи; отсюда резервы развития среды и человека следует искать в самой среде и в самом человеке. По
мнению М.С. Кагана, основным таким резервом следует считать
«сложившуюся у человека в процессе его выхода из животного состояния потребность и способность самостоятельно, а не по генетическому императиву, определять цели и выбирать средства своей деятельности; тем самым в основе культуры лежит обретенная
человеком свобода непрерывного изменения своей поведенческой
программы ради ее совершенствования, повышения коэффициента полезного действия, приспособления к меняющимся условиям
среды» [69, с. 321].
В образовательном процессе нельзя рассматривать обучающего
и обучающегося отдельно; во внимание берется образовательная
единица взаимодействия, совместного развития, овладения культурными ценностями в едином социокультурном контексте.
Поиски в этом направлении осуществляет прежде всего педагогика, учитывая достижения философии, социологии, общей и социальной психологии. В условиях гуманизации образования ведущей тенденцией становится ориентация на личность, ее развитие,
отношение к человеку как высшей ценности. Большую значимость
приобретает создание личностно развивающей среды, где реально
присутствуют условия роста личности человека, его духовности и
нравственных качеств, профессионализма и образованности. С педагогических позиций важным становится выявление гуманистического потенциала образования. Такие поиски осуществляются
116
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в аксиологических измерениях, исходным для которых является
ценность каждого отдельного человека. Большинство педагогических проблем рассматривается в диалоговом режиме взаимозависимых и взаимодействующих мира, культур и людей.
Гуманистическая цель требует реализации следующих задач:
– «осознание самоценности личности как носителя высоких гуманистических начал, ее неповторимой индивидуальности и творческой сущности;
– признание гармоничного развития личности целью и основным предназначением человека;
– сознательное и эмоциональное принятие общественного долга как приносящего высшее удовлетворение и составляющего
смысл и счастье жизни;
– понимание творческой природы деятельности, осознание необходимости для ее реализации духовных затрат и самосовершенствования;
– развитие гуманитарной культуры как комплекса качеств личности: единства внутренней нравственной сущности и внешней
поведенческой выразительности, тонкого восприятия прекрасного
и безобразного в человеческих отношениях, эмпатии (способности
сопереживать, сострадать), чуткости, отзывчивости, оптимизма,
доброты» [138, с. 189–190].
Таким образом, социальную значимость в образовании приобретает система гуманитарных ценностей, которые будущий специалист призван внутренне принять, усвоить и, соответственно,
стремиться к самосовершенствованию. В гуманитарном развитии
личности особое значение приобретают личностно развиваемые
человеком знания, точнее метазнания, творчество, нравственноэстетические чувства, эмоционально-ценностное отношение ко
всему окружающему. Следует полагать, что в образовательном
контексте, как части среды и пространства, социально-педагогические принципы гуманизации и гуманитаризации должны занять
ведущую позицию, позволяющую приоритетно думать о развитии
ценностных качеств личности, как базисе для всех компетенций
обучающегося. Резерв в реализации этого принципа средствами
иностранных языков еще далеко не исчерпан.
В системе гуманизации образования наиболее слабым звеном в
повышении качества является не столько общекультурное и профессиональное развитие личности, сколько социально-нравственное. Оно трудно поддается какому-либо измерению. Процесс нрав117
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ственного развития непрерывен. В окружающей человека среде
множество факторов влияния положительного и отрицательного
характера. Выбор предпочтений, интересов, склонностей, личностных потребностей и мотиваций зависит в конечном итоге от
субъекта. Влияя на выбор поступков возможностями образовательного процесса, преподаватель не может гарантировать желаемое им. К тому же, общение, как ведущий вид деятельности,
всегда имеет элементы неожиданного, непредсказуемого, нераскрытого внутреннего мира, в зависимости от качеств личности
преподавателя, его эрудиции, тезауруса, компетенций общекультурного, социально-нравственного и профессионального характера. Формирование социально-нравственных качеств зависит от
условий труда, физического и эмоционального состояния, настроения, привлечения стимулирующих средств-аттракторов (способы презентации материалов, внешний вид преподавателя, манеры
общения и другое). И все же, с позиций принципа гуманизации в
языковой политике следует предусматривать ориентиры на развитие социально-нравственных ценностей, вести работу по систематизации ключевых квалификаций, а также способам их усвоения
на занятиях.
Базовая гуманитарная культура «представляет собой некоторую целостность, включающую в себя оптимальную совокупность ценностных ориентаций и свойств личности, позволяющих
ей развиваться в гармонии с общечеловеческой культурой и приобретать социальную и профессиональную устойчивость. В этой
связи самоопределение личности в культуре, ее приобщение к национально-культурным традициям, обогащенным общечеловеческим содержанием, составляют ведущее направление гуманизации образования» [138, с. 193].
Развитие ценностных качеств осуществляется в деятельности.
Чем богаче и разнообразнее палитра деятельности, тем эффективнее усвоение. Качество усвоения возрастает, если в деятельности
субъект ощущает личностную значимость выполняемых задач и
своих действий. Уже от формулировки задания зависит качество
его выполнения. При отторжении какой-либо установки не сработает и механизм самоорганизации субъекта. Усилие воли, чувство
ответственности не будут направлены на реализацию совместной
задачи. В лучшем случае произойдет формальное выполнение минимума необходимого, а значит, не осуществится перенос нового в
«копилку» образованности, время будет потрачено «впустую».
118
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В педагогических трудах подробно проанализирован субъектно-деятельностный подход к общему и профессиональному образованию. Его суть состоит в том, что личность рассматривается как самоорганизующийся субъект, наделенный целым рядом
характеристик, например: самостоятельное осознание и принятие
задач деятельности, ответственность, способность к нравственному выбору, рефлексия, активность позиции, самовоспитание,
самооценка, самообразование, самоанализ, самоопределение, самоидентификация, самокоррекция, устойчивость взглядов и убеждений, творчество, неповторимость и др. Идеи субъектности развиваются в философии, педагогике и психологии на протяжении
не одного столетия, они по-прежнему занимают внимание многих
ученых, так как не отделимы от таких понятий, как творчество,
активность, ответственность, нравственность, самостоятельность,
инициатива – таких, на которых основывается все общество.
Особый интерес представляет решение субъектной проблематики с позиций синергетического мировоззрения, теории, учитывающей явления неоднолинейного, неспроектированного характера, изучающей личность в различных сферах жизнедеятельности.
«Синергетика позволяет методологически усилить модель формирования личности студента как субъекта, придав законченный вид
следующим важным принципам ее функционирования:
– центр учебно-воспитательного процесса – личность учащегося;
– учащийся – субъект образования и воспитания, способный
влиять на указанные процессы, занимая в них активно-творческую позицию;
– отказ от заранее заданной парадигмы обучения и воспитания,
манипулятивной педагогики, соответствующей механистическому видению мира;
– свобода самовыражения и самореализации личности в образовательной среде, смещение акцента с накопления знаний, умений, навыков (ЗУНов) на поиск индивидуальной стратегии самоопределения учащегося в жизни, на выработку психологических
качеств, необходимых для ее реализации;
– пересмотр традиционных подходов к содержанию, формам
и методам учебно-воспитательной деятельности, актуализация
принципов активности, диалогичности, самостоятельности, инициативы, творчества и обучения;
– учащийся и учащий – открытые, саморегулирующиеся системы, стремящиеся к развитию субъектности и субъективности, вза119
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
имодополняющие и взаимообогащающие друг друга в совместном
процессе индивидуального самостроительства;
– свобода выбора стратегии индивидуального жизненного пути, а значит, выбора образовательных программ, курсов, глубины
их содержания и самого преподавателя» [138, с. 263].
В образовательном контексте совместной работы преподавателей и студентов на первый план выдвигаются не столько знания,
сколько метазнания, сотворчество, совместный поиск и рост, взаимоуважение, внимание к индивидуальным особенностям, чуткое
отношение к внутреннему миру каждого, совместный поиск резервов и экономии ресурсов различного характера, саморазвитие,
инициатива, активность. Преподаватель в этом случае помогает
запустить механизм саморазвития, стимулирует развитие необходимых качеств, мотивирует, помогает осмыслить те или иные ценности, необходимые будущему профессионалу.
В образовательном контексте личностно ориентированного
и акмеологического характера доминирует партнерство, взаимодействие эмоционально-ценностного опыта преподавателей и
студентов, персонализация, общение, творчество, взаимоответственность, поиск стратегий. Даже самые рутинные задания типа лексико-грамматической тренировки по иностранным языкам
должны быть поняты и приняты на предмет своей полезности;
студенту должно быть понятно, зачем он это делает, где в будущем он сможет это использовать. Палитра иностранных языков и
мозаика общения, системные сложности языка и действия во всех
видах речевой деятельности не должны вводить в заблуждение.
Наоборот, богатство культур и языковых явлений предоставляют уникальный шанс развития общей, социально-нравственной
и профессиональной культуры личности будущих профессионалов. Изучение иностранных языков предоставляет и более благоприятную, по сравнению с другими дисциплинами, возможность
личностного воздействия за счет меньшего количества студентов
в группе, разнообразия форм, техник и приемов работы, привлекательности современных материалов, установления близких
контактов социального, эмоционально-чувственного, когнитивно-контрастного характера и др. Процесс создания доверительных и партнерских отношений сложен и не однолинеен. Он зависит от мировоззрения, мировосприятия и мирочувствования
преподавателя и студентов – уровней отношений в целостном
духовном мире, «однако формирование перечисленных уровней
120
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в сознании студентов происходит по большей части по принципу “обратного опережения”: мирочувствование, мировосприятие
и мировоззрение. Это объясняется различиями в духовных отношениях (соотношение эмоционального и рационального, теоретического и чувственно-конкретного) и соответственно степенью
трудности, с которой они входят в сознание обучающихся» [138,
с. 428].
В последние годы получили развитие различные модели личностно- ориентированного обучения. Эти модели преследуют
цель создания условий для развития личности обучающихся как
индивидуальности. В качестве основной функции образовательного процесса предлагается – «организация единого пространства
познания и индивидуального развития» [174, с. 9]. Такие модели
предусматривают изменение самой системы обучения: содержания, методов, технологий, средств достижения целей, форм работы, оценки результатов. На основе проектирования пересматриваются формы взаимодействия обучения и учения, возможности
технологий с учетом субъектного опыта обучающихся, дифференциации в образовании и перспектив индивидуальных траекторий,
знаниевой и развивающей функций, новых технологий и возможностей выбора, единства и разнообразия, соотношение ценностей
и целей, взаимодействие традиционного и нового. Это требует изучения личности обучающихся, разработки приемов «по выявлению способов учебной работы как устойчивых личностных образований» [174, с. 18].
Динамика личностного развития производится на основе анализа когнитивной, мотивационно-потребностной и эмоциональноволевой сфер в их взаимосвязи. В целом такие модели стремятся
к развитию образованности не в виде разносторонних знаний, а в
виде развития личности. В этом случае обучение, учение и развитие должны быть едины и взаимосвязаны. Предлагаемая информация становится не целью, а средством для развития личности,
познания мира во всем его многообразии ценностей. Возможные
пути разработки соответствующих дидактических, точнее психодидактических, материалов ориентируются на сенсорные каналы,
выявление и использование стратегий, выбор типа задания; т.е.
материал не просто механически усваивается и воспроизводится,
а формируется отношение к нему, развиваются возможности его
изучения, происходит рефлексия собственной деятельности, приобретаются, как ценность, метазнания, необходимые в будущем в
121
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
различных видах работы. Модели подобного характера, реализуемые в школах, дают положительные результаты, удовлетворяется
человеческая потребность – «способность к учению как самостоятельному приобретению, обновлению, использованию научных
знаний на основе новых образовательных технологий (информационных в том числе)» [174, с. 154].
Проектирование индивидуальных образовательных маршрутов
студентов в вузе также дает положительные результаты, но требует дополнительных, нетрадиционных профессиональных способностей от преподавателя, равно как и дополнительных ресурсов
времени и сил. Но привлечение внутренних резервов оправдано
и необходимо, так как процесс развития гуманистического образования необратим. В обществе востребованы новые личностные
качества будущих специалистов, хотя подготовка их связана с
многочисленными трудностями и противоречиями в образовании.
«Личность полнее реализует себя, если предлагаемое содержание
способно поколебать целостность личностного мировосприятия,
социальный и профессиональный статус и др. Говорить о технологиях воздействия на личность можно лишь с определенной степенью условности, подразумевая, что личность всегда выступает
действующим лицом, соучастником, а то и инициатором процесса
своего образования. Инновационное обучение не имеет однозначно предписанной методики организации педагогического процесса, не осуществляется одновременно для всех. Подлинно личностное порождается личностью, создается путем субъективирования,
смыслотворчества. Цели, содержание и методы обучения – косвенные стимулы этого процесса. С другой стороны, то, что было
скрытым, выявляется в инновационном обучении: борьба мотивов, столкновение смыслов и ценностей как бы выходят вовне и
становятся осязаемыми» [138, с. 432].
В этой ситуации проектирование и моделирование в языковом
образовании специалистов-нефилологов призвано решать задачи
по использованию резервов организационного и гуманитарного
(прежде всего, личностно-ориентированного) характера.
Языковое образование моделируется как система, содержание
составных частей которой совершенствуется через механизмы
влияния языковой образовательной политики на различные модели обучения, научно-методические разработки и их внедрение, содержание и способы повышения квалификации кадров, различные
виды деятельности.
122
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Субъект-субъектное проектирование зависит от личностных
качеств проектировщика. Оно имеет форму примерных программных действий и предусматривает желаемый результат. Цель реализуется быстрее и полнее, если к проектированию привлекаются
обучающиеся. Во взаимной деятельности субъектов образования
поддерживается проявление инициативы, самостоятельности,
творчества и активности. Проект сохраняет свою открытость в
процессе его реализации, следовательно, возможны изменения.
Максимальное внимание уделяется вопросам качества результатов труда и экономии времени, средств, физических и духовных
сил субъектов. Стиль общения – доброжелательный, партнерский,
демократичный. Очень важно уметь уважать, доверять, слушать,
слышать и быть услышанным. Отрицательный результат не рассматривается как конечный, он дает повод для анализа и дальнейших действий.
Если основными образовательными подходами в изучении
родных и неродных языков и культур следует считать социокультурный, коммуникативно-деятельностный и личностно-ориентированный подходы, то в профессионально-языковом образовании
приоритетным является компетентностный, заслуживает внимание и профессиологический подход.
Компетентностный подход соответствует условиям международного образовательного пространства, реализует принципы Болонского процесса, отвечает требованиям государственных образовательных стандартов третьего поколения. Компетентностный
подход обращает внимание на необходимость развития профессионализма и оперирует следующими понятиями: функциональная грамотность, профессиональная квалификация, компетенция,
компетентность, общая и профессиональная культура личности.
Если брать за основу возможности профессионального роста в
рамках компетентностного подхода, активно развиваемого в отечественной педагогической науке (Ю.В. Еремин, В.А. Козырев,
Н.Ф. Радионова, А.П. Тряпицына), то профессиональный рост выражается в виде формирования ключевой, базовой и специальной
компетентностей, которые в совокупности и составляют профессиональную компетентность [78]. Функциональная грамотность
понимается в педагогике как «минимальный уровень сформированности знаний, умений и навыков, необходимый для выполнения элементарных профессиональных функций репродуктивно-исполнительского характера и для последующего профессио123
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нального образования. Функционально грамотным можно считать
также работника, способного применять общеобразовательные
знания и умения в своем труде» [121, с. 33]. Понятие функциональной грамотности гармонично согласовывается с определением
ключевых компетентностей, которые проявляются «в способности
решать профессиональные задачи на основе использования информации, коммуникации, в том числе и на иностранном языке»
[78, с. 9].
В конечном итоге качество выпускников описывается тремя наборами функционально полных параметров:
– совокупность знаний, умений и навыков по образовательным
стандартам и выполнение задач по профессиональной деятельности (способность к этому);
– совокупность личностных качеств, в этом случае на основе
личностно-деятельностной модели составляется профессионально-психологический портрет специалиста;
– умения, навыки, потребности к профессиональному и личностному саморазвитию, которые определяют способность к самосовершенствованию (С.Ю. Трапицын).
Таким образом, значимость компетентности как способности
и качества личности возрастает, играет социально-философскую
роль в условиях модернизации образования и глобальных изменениях в обществе. Компетентность определяет меру профессионализма, ценностные ориентации профессионала, характеризует
личность профессионала, отражает его профессиональную культуру, его способности к самосовершенствованию в течение всей
жизни, поэтому понятие компетентности по своей социальнофилософской сути значительно комплекснее, шире и динамичнее,
чем понятие компетенции, чаще отражающее промежуточный результат. Так, в профессионально-языковую компетентность включаются: лингвистическая, коммуникативная, социокультурная,
когнитивная, общеевропейская языковая конкретного уровня и
другие компетенции.
Задачи профессиональной деятельности в международном контексте кардинально изменились. Независимо от направления подготовки выпускник вуза должен уметь решать профессиональные
задачи языковыми средствами на международном уровне:
– работать с разнообразной информацией на родном и иностранном языках,
– общаться в поликультурном пространстве,
124
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– вступать в международные профессиональные контакты с
партнерами и самостоятельно поддерживать их,
– работать в международной команде, повышать свою квалификацию на международном уровне.
Иными словами, профессионально-языковая компетентность –
это потребность общества и показатель профессионализма каждой
отдельной личности.
В эпоху глобализации в больших масштабах интернационализируется международное образовательное пространство: появляются новые возможности академического обмена, прохождения
практик, обучения, виртуальных контактов, участия в проектах,
международных семинарах, посещения летних школ, работы за
границей, получения грантовой поддержки. Еще 20 лет назад таких возможностей мобильности, самосовершенствования и самореализации обучающихся на международном уровне не было. Социально-философское значение глобализации заключается в кардинальном обновлении общества и новых возможностях личности
на международном уровне. Одновременно возросла общественная
и личностная потребность в профессионально-языковой компетентности, а требования к результатам профессионально-языкового образования повысились в несколько раз.
Социально-философский потенциал компетентностного подхода заключается в том, что в образовательной практике еще не
осознана роль непрекращающегося процесса формирования компетентности. Профессионально-языковая компетентность пронизывает все уровни профессионального становления и развития
личности, поэтому непрерывность языкового образования в университете – насущная и необходимая потребность. Понятно и то,
что языковое образование как функциональная грамотность требует постоянной тренировки и поддержки, поэтому политически
важно привлечение к обеспечению качества языкового образования всего университетского сообщества, международных представителей, работодателей и всех заинтересованных лиц.
Идеи компетентностного подхода активно развивает профессиологический подход, который направлен на изучение специфики
профессии, выявление совокупности профессиональных задач и
разработку способов обучения решению профессиональных задач.
Профессиологический подход имеет цель усиления взаимосвязи
образования по конкретному направлению подготовки с рынком
труда, развивает профессиологические понятия и максимально
125
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
приближает образовательный процесс к реалиям профессиональной деятельности. Социально-философская значимость и потенциал этого подхода заключаются в том, что он актуален для всех
направлений подготовки, так как решению профессиональных
задач следует обучать весь контингент обучающихся в университете, независимо от будущей профессии и квалификации, уровня
обучения и накопленного опыта. В монографии Э.В. Балакиревой
описана концепция (сущность, модель, условия) и реализованы
идеи профессиологического подхода в педагогическом образовании [9]. На наш взгляд, профессиологический подход гармонично
развивает, дополняет и конкретизирует компетентностный подход, поэтому очень перспективен для обеспечения конкурентоспособности университетского образования и обучающихся широкого контингента.
В профессионально-языковом образовании актуальны разработки групп профессиональных задач, решаемых языковыми средствами. Укрупненные группы задач ориентируются на специфику направлений подготовки, могут быть инвариантными, а менее
глобальные задачи ориентированы на конкретный профиль или
квалификацию, отражают специфику профессиональной деятельности, учитывают требования конкретного стандарта, потребности университета и профильных кафедр. Безусловно, что необходимо соотнесение языковых и профессиональных компетенций,
анализ набора профессионально-языковых задач, способов обучения решению таких задач. Частично эта задача решена в диссертационном исследовании автора и представлена в виде каталога
профессионально-языковых задач по направлениям подготовки в
университете [56]. В данном монографическом исследовании следует особо подчеркнуть актуальность реализации профессиологического подхода в отечественном университетском образовании в
эпоху глобализации, условия которой обострили конкуренцию во
всех сферах деятельности людей. Более того, востребованы междисциплинарные идеи, реализация которых способна дать экономический и социальный эффект в университете, обществе, удовлетворить потребности конкретной личности. Социально-философской и научно-педагогической интеграционной идеей автора,
разработанной в ходе длительного научного поиска и на основе
многолетнего опыта в университетской образовательной практике, является концепция межкультурных профессионально-языковых тренингов, основная суть которой заключается в комплекс126
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ной реализации прогрессивных идей научных и образовательных
подходов, проанализированных и представленных в монографии.
В настоящий период концепция межкультурных профессионально-языковых и научно-языковых тренингов проходит апробацию
в профессионально-языковом и научно-языковом образовании
Северного (Арктического) федерального университета имени
М.В. Ломоносова. Также получены положительные результаты.
Обобщим результаты нашего исследования социально-философского научного потенциала развития языкового образования
общества и личности в эпоху глобализации:
1. Языковое образование общества и личности в эпоху глобализации следует рассматривать в социально-философском контексте, что позволяет ученым-исследователям, преподавателям и обучающимся думать глобально, действовать локально.
2. Социально-философская основа языкового образования является потенциалом для обеспечения качества языкового образования как компонента профессионального.
3. Социально-философские и научно-педагогические идеи тесным образом взаимосвязаны и в эпоху глобализации интегрируются с целью решения как исследовательских, так и образовательных задач в языковой подготовке по разным профилям и уровням.
4. В современных условиях глобализации, интернационализации и конкуренции в университетском образовании и науке востребовано развитие как языковой педагогики, а точнее и актуальнее
профессионально-языковой педагогики, так и философии профессионально-языкового образования. Соответственно, нужны и высококвалифицированные кадры, компетентные в области философии,
педагогики, теории и методике профессионального образования.
5. Системно-структурный и системно-целевой анализ языкового образования показывает, что в эпоху глобализации, в условиях
востребованности общества и личности к языковому образованию
как естественной составляющей профессионального образования
языковая образовательная политика университета играет социально-философскую роль в развитии всего университета, так как
осуществляет вклад в реализацию его миссии в регионе, стране и
международном пространстве.
6. Противоречия в профессионально-языковом образовании
снимаются, если в формирование языковой образовательной политики включается все университетское сообщество, и каждая
отдельная личность берет на себя ответственность за исполнение
127
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
совместно принятых решений. Общественное и личное интегрируются в единое социально-философское целое, что приводит к
новому качеству профессионально-языкового образования.
7. Изучение вопросов, связанных с обеспечением качества профессионально-языкового образования, показало, что явление качества многомерно и многофакторно. Процесс развития качества
требует социально-философского осмысления, осознания и принятия всеми субъектами университетского сообщества единой
концепции, где цель задается как результат, а траектория движения осуществляется по строго намеченному пути.
8. Высшее профессиональное образование, проанализированное нами как социокультурный институт, система, достояние личности, аналогично проецируется на структуры и цели компонентов, в частности, языковое образование представляет собой мини-систему или подмодель профессионального. Из этого следует,
что уместнее говорить о профессионально-языковом образовании,
подчеркивая единство и взаимосвязь целей, структуры и содержания системы и ее компонентов.
9. В современных условиях культурологический подход и его
идеи приобрели глобальный характер. Данный подход играет роль
самого крупного методологического ориентира в международном
образовательном пространстве, стимулирует глобальность мышления и локального анализа конкретной ситуации, содержит мало
изученные наукой ресурсы обеспечения качества как университетского образования в целом, так и в профессионально-языковой
подготовки обучающихся широкого контингента.
10. Идеи культурологического подхода являются потенциалом
объединения общественного и личностного, способом объединения интересов разных людей, культуросообразным «скрепом» совместной деятельности субъектов университетского и внеуниверситетского сообществ, источником норм и инициатив, дисциплины и творчества.
11. Теория синергетики открывает новые возможности объяснения сложных процессов и явлений, происходящих в условиях глобализации. Синергетические принципы, характеристики и идеи
позволяют по-новому изучать образовательные процессы, вырабатывать нестандартные способы решения задач в профессионально-языковой подготовке.
12. Миропонимание и мировосприятие глобальных изменений
в обществе, международном образовательном пространстве, уни128
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
верситетском образовании основаны на синергетических идеях
самоорганизации и познавательной активности. Социально-философская суть синергетики заключается в открытости, динамичности и нестабильности макро- и мини-систем, в которых потенциально содержатся новые резервы для нового уровня качества.
13. С синергетических позиций любые негибкие модели, жесткие алгоритмы, строгие предписания, линейные действия ограничивают творчество и познавательную активность личности,
поэтому в образовательном процессе востребованы разработки,
основанные на идеях хаоса, флуктуаций, бифуркаций и других синергетических идеях.
14. Культурологический и синергетический подходы гармонично дополняют друг друга и позволяют исследовать языковое образование общества и личности в эпоху глобализации комплексно и
многомерно. Кроме того, эти подходы по своей сути оптимистичны и стимулируют движение вперед даже в случае отрицательного результата.
15. Культурологические и синергетические идеи стимулируют
новую норму моделей занятий открытого типа, которая отличается от традиционных контекстом совместной деятельности, творчеством нелинейного характера, диалогичностью, смысло-чувственным восприятием нового, автономией, отступлением от жестких
структур, формированием жизненных ценностей, эвристикой, взаимообучением и уважительным отношением друг к другу.
16. Синергийно-культурологическая парадигма междисциплинарна и в эпоху глобализации становится ведущим социально-философским ориентиром методологии исследования сложных образовательных систем и процессов, способом решения многомерных
проблем и задач, источником качества профессионально-языкового образования, востребованного обществом и личностью.
17. Культурологическая и синергетическая методология является мощным резервом качества в образовании, так как позволяет
сохранять равновесие природного, культурного и социального на
основе целостности, разумной функциональности и развития компонентов целостной системы.
18. Культурологические идеи развиваются в социокультурном
подходе к языковому образованию. В настоящий период осуществляется активный поиск ориентиров, стратегий, способов решения
задач межкультурного общения. Сложность работы заключается
в том, что в условиях глобализации международное сообщество
129
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
постоянно изменяется, каждый человек имеет свой опыт международного общения, поэтому исчерпывающих моделей и рецептур
межкультурного поведения быть не может, но, что объяснимо с
точки зрения синергетического подхода.
19. Личностно-ориентированный подход нацелен на создание
пространства познания и развитие индивидуальности обучающегося, что особенно благоприятно в условиях применения прогрессивных идей языковой педагогики, философии языкового
образования, профессионально-языкового образования в современных университетах. Партнерство, взаимодействие эмоционально-ценностного опыта преподавателей и студентов, персонализация, общение, творчество, взаимоответственность, поиск
стратегий, открытость, интерактивность, совместное решение задач – неотъемлемые черты современного профессионально-языкового образования, отличающегося своей междисциплинарностью
и потенциалом для развития языкового образования общества и
личности в эпоху глобализации.
20. Компетентностный подход направлен на развитие профессионализма и формирование компетентностей профессионала.
Приоритетными становятся профессиональные качества личности, умения решать профессиональные задачи на международном
уровне, в том числе и языковыми средствами. Социально-философский смысл понятия компетентности как совокупности способностей личности значительно шире, чем компетенции, которая
чаще отражает промежуточный результат. Понятие профессионально-языковой компетентности включает в себя несколько компетенций, например, общеевропейскую компетенцию конкретного
уровня.
21. Профессионально-языковое образование пронизывает все
уровни профессионального развития личности, гармонично дополняет все профессиональные компетентности и, в результате,
обладает большим, полностью неизученным и недостаточно используемым социально-философским потенциалом современного языкового образования общества и личности в эпоху глобализации.
22. Профессиологический подход развивает идеи компетентностного подхода, конкретизирует суть образовательного процесса, увязывает его с рынком труда. В условиях глобализации и конкуренции во всех сферах деятельности людей актуальность реализации идей профессиологического подхода возрастает.
130
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
23. На основе изучения научных и образовательных подходов,
концептуальных идей формирования языковой образовательной
политики университета, исследования социально-философского
потенциала языкового образования общества и личности в эпоху
глобализации предлагается оперировать в университетском языковом образовании следующими новыми понятиями: педагогика
профессионально-языкового образования, философия профессионально-языкового образования, профессионально-языковое образование, профессионально-языковая компетентность, профессионально-языковой тренинг, научно-языковое образование, научноязыковая компетентность, научно-языковой тренинг.
Краткое представление системы высшего профессионального
образования и ее основного компонента – университетского языкового образования – позволяет следить за сохранением целостности всей системы, представляет собой структурную организацию,
социально-философское восприятие которой необходимо для анализа, изучения функционирования и развития всей системы и происходящих в ней процессов, выделения в ней основных тенденций
и противоречий, формулирования вызова времени. Вызовы времени, тенденции и противоречия являются, с точки зрения социальной философии, смыслообразующими и судьбоносными в процессе качественных изменений системы профессиональной подготовки кадров, приобретают политическое значение для решения
на всех уровнях политики (международном, государственном,
региональном), выделяются как приоритетные в образовательной
политике университета, а значит отражаются и в языковой образовательной политике университета, концепция которой разрабатывается, обновляется и реализуется на основе интеграции социально-философских и научно-педагогических идей.
Обобщение полученных результатов проведенного исследования свидетельствует о том, что социально-философский потенциал развития языкового образования общества и личности в эпоху
глобализации далеко не исчерпан, мало изучен и представляет
собой резерв обеспечения качества профессионально-языкового
образования в университете. В связи с этим перспективным является дальнейшее формирование языковой образовательной политики университета, развитие педагогики и философии профессионально-языкового образования в университете.
131
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Гражданское общество
в контексте глобализации
4.1. Фундаментальные основы гражданского
общества
Несмотря на долгую историю существования, концепция
гражданского общества актуальна в настоящее время. Это в первую очередь связано с тем, что на современном этапе мирового
развития человеческой цивилизации, глобальных трансформациях во всех сферах человеческих взаимоотношений необходимо
проявление гражданской инициативы и ответственного соучастия для решения общих наднациональных проблем. В условиях
современной глобализации и интеграции, которые проходят на
всех уровнях: экономическом, политическом и социокультурном
и охватывают местные сообщества, области, регионы, страны в
целом, возрастает интерес к вопросам гражданского общества,
которое могло бы гарантировать активное участия граждан в
управлении. В настоящее время существует большое количество
межправительственных и надправительственных организаций,
которые руководствуются интересами всего мирового сообщества. Из этого факта можно сделать вывод о расширении полномочий гражданского общества, активизации деятельности негосударственных некоммерческих ассоциаций, движений и организаций на международной арене. К числу представляющих его
субъектов мировой политики можно отнести международные неправительственные организации и социальные движения, независимые СМИ, экспертные сообщества, бизнес-ассоциации, а также
частных лиц, действующих вне институциональных рамок или
реализующих свои интересы через созданные ими бизнес-структуры, неправительственные организации и социальные движения
[215, с. 10–11].
132
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Данная глава монографии посвящена выявлению необходимых
условий для существования гражданского общества, признаков,
по которым можно было бы утверждать, что конкретные общественно-политические взаимоотношения государства и общества
основаны с учетом активного участия гражданского общества.
Внимание уделяется функциям, которые гражданское общество
способно реализовать. Анализируются проблемы, встающие перед
гражданским обществом в современном мире.
Гражданское общество не является статичным явлением. Оно
развивается и в настоящее время является постоянно модифицируемым феноменом в зависимости от происходящих в жизни
общества изменений. Ни один конкретный проект гражданского
общества нельзя просто перенести из одной страны на территорию другой без учета исторических, социальных, политических,
экономических и культурных особенностей, так как гражданское
общество в каждой отдельной стране имеет свои характерные отличия от классической теории.
В рамках философско-социологического познания гражданское
общество определяется как форма общения или форма общественных отношений, общественная (социальная) организация, социальная система, целостный социальный феномен [20, c. 39].
Проанализировав имеющиеся дефиниции, нами выделяются
следующие характеристики данного феномена. Гражданское общество – это:
– система социального взаимодействия людей в исторически
сложившихся общественных формах [119, c. 5];
– общество с развитыми экономическими, культурными, правовыми, политическими отношениями между индивидами, не
опосредованными государством [82, c. 136];
– система самостоятельных и независимых от государства общественных институтов и межличностных отношений, которые создают условия для самореализации отдельных индивидов и коллективов и через которые выражаются и реализуются частные интересы и потребности – индивидуальные и коллективные [33, c. 25];
– это сфера спонтанного самопроявления свободных индивидов, как отдельных самостоятельных (юридических) субъектов и
участников экономической, общественной, политической жизни
[19, c. 36; 18, с. 122] и добровольно сформировавшихся ассоциаций
и организаций граждан; эта сфера ограждена необходимыми законами от прямого вмешательства и произвольной регламентации
133
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
деятельности этих граждан со стороны органов государственной
власти [105, c. 46];
– такая форма организации социально-экономической жизни,
которая в наибольшей степени способствует возникновению и
расширению новых, нетрадиционных интересов, росту разнообразия методов производства и экономических форм [89, c. 61];
– специфическая совокупность общественных коммуникаций и
социальных связей, институтов, ценностей и норм общественного поведения [83, c. 73], главными субъектами которых являются:
гражданин со своими гражданскими правами и гражданские (не
государственные) организации: ассоциации, объединения, общественные движения и гражданские институты [39, c. 26];
– система обеспечения жизнедеятельности социальной и духовной сфер [33, c. 25].
Исходя из выше перечисленных характеристик, гражданское
общество выполняет следующие функции:
– удовлетворение материальных, социальных и духовных потребностей общества [21, c. 7];
– интегративная функция, которая заключается в объединении
людей в группы и общности на принципах свободы и добровольности [51, c. 43];
– инструментальная функция заключается в коллективном целедостижении [38, c. 31];
– истрибутивная функция заключается в распределении вознаграждений и ролей [61, c. 24];
– регулятивная – регуляция, контроль над поведением людей
посредством норм [45, c. 49];
– коммуникативная – достижение консенсуса между интересами индивидов, групп, движений [118, c. 86].
Проанализировав выше изложенные определения, можно обобщить, что под гражданским обществом мы понимаем общество с
развитыми исторически сложившимися экономическими, культурными, правовыми, политическими отношениями между индивидами, не инициируемыми и опосредованными государством,
которые сложились с учетом ценностей и норм общественного поведения; а также это отношения между и внутри самостоятельных
и независимых общественных институтов и государственных институтов, которые создают условия для самореализации отдельных индивидов и коллективов. Данные взаимоотношения способствуют, во-первых, сохранению и распространению моральных
134
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ценностей и ориентиров, принятых в каждом конкретном обществе, а так же принятию или сопротивлению новым ценностям;
во-вторых, росту разнообразия методов производства и экономических форм, поддержке или критическому отношению к политическим институтам и основной стратегии развития государства и
общества; в-третьих, возникновению и расширению новых тенденций в трансформации и развитии общественных интересов.
Универсальной, сформулированной социально-научной теории
гражданского общества не существует. Активное поле деятельности гражданского общества происходит в области общественных самостоятельных организаций, которые находятся между
государством, рыночными отношениями и частной сферой. Это
сфера объединений, кружков, сетевых и негосударственных организаций, где и происходят общественные дискуссии, иногда приводящие к конфликтам и поиску взаимопониманий. Это сфера
самостоятельности индивидов и групп, отрасль динамики и инновации, место приложения усилий для достижения общего блага
[164, c. 142–151]. Обозначение третьего сектора для этой области
основывается на функциональном разделении общества на государственный, экономический и третий сектор для самостоятельных организаций [210, c. 5–7].
1. Существует разделение гражданского общества и экономики. Логика гражданского общества основывается на дискуссии,
конфликте и нахождении взаимопонимания. Оно основывается
на праве индивида принимать собственные решения и считать
их правомерными, но оно ограничивается ориентацией на общественное благо, требует солидарности и общности, гражданской
добродетели. Этим оно отличается от рынка, экономики, чья логика основывается на конкуренции и обмене, на индивидуальных
решениях и индивидуальной прибыли. Гражданское общество
не растворяется в рыночном обществе. Если принципы рынка
распространяются за пределы экономики в социальные отношения, в культурную практику и жизненную сферу, они начинают
угрожать самому существованию гражданского общества и подрывают его основы [156, c. 36]. Современная привлекательность
концепции гражданского общества вытекает из надежды, что его
принципами и средствами можно будет ограничить неуклонно
развивающийся капитализм [230, c. 40].
Но с другой стороны, Дж. Локк и И. Гумме, Р. Фергюсон и
И. Кант, Г.В.Ф. Гегель и К. Маркс видели в экономике централь135
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ную область активности гражданского общества. По мере того,
как экономика вышла за рамки домашнего хозяйства, распространила обмен и торговлю на более высокие круги взаимоотношений,
требовала и поддерживала общественно организованную работу,
приумножала благосостояние и стала причиной роста и развития
общества – она с самого начала стала движущей силой и отправной точкой развивающегося гражданского общества [149, c. 92].
Рыночная экономика и гражданское общество были, и продолжают до сих пор, тесно связаны. Структуры гражданского общества облегчают и, вообще, делают возможным развитие и успех
рыночной экономики. Это связано с тем, что экономика так же
является сферой человеческих взаимоотношений, где происходит
социальная совместная работа, основанная на доверии. Внедрение
рыночной экономики в страны без достаточно развитой традиции
гражданского общества является тяжелым и болезненным. Гражданское общество совместимо не со всеми формами экономики.
Если нет типичной для функционирующей рыночной экономики
децентрализации принимаемых решений, то гражданское общество имеет в данном случае плохие шансы для развития [230, c. 41].
Правовая цель-задача гражданского общества, призванная поддержать и развить благосостояние свих представителей, должна
эффективно осуществлять как минимум 4 подфункции, с которыми не всегда справляется рынок, представляющий серьезные
угрозы для граждан:
– контролировать качество продукции;
– регулировать завышенную цену спроса на жизненно важный
товар;
– поддерживать конкурентные условия, которые должны способствовать понижению цен;
– препятствовать производству прибыли любой ценой [159,
c. 131].
2. При разграничении гражданского общества и государства
выступают похожие, как и в случае с экономикой, принципы.
Т. Пейн утверждал, что проект и понятие гражданского общества
возникли в абсолютистское время на европейском континенте и в
колониальной Северной Америке для отделения от государства и
в качестве противодействующей силы [198, c. 23]. У Г.В.Ф. Гегеля
это разделение закрепилось. Это понятие приобрело в Восточной
Европе в 80 годы XX столетия особый оттенок, оно возродилось
в качестве противопоставления господствующей диктатуре, под136
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
час в образе утопической политики с антигосударственной направленностью. Современные интересы в гражданском обществе
основываются на мнении, что государство, как бюрократический,
политический и социальный институт предъявляет чрезмерные
требования к своим гражданам, вторгается в частную сферу, «опекает» больше [122, c. 91], чем нужно, то есть современный интерес
состоит в ограничении или уменьшении государственного влияния [213, c. 221].
Но, с другой стороны, гражданское общество и государство
тесно связаны друг с другом. В данном случае речь идет об общности активного участия в политике и некоторых общих институтах. Хотя гражданское общество не совместимо с определенными
формами государственности, например, диктатуры XX века принесли вред и почти уничтожили основы гражданского общества,
но для развития общества необходимы политические институты,
которые, в том или ином виде, защищают человеческие и гражданские права, соблюдают критерии правового и конституционного государства, допускают демократическое участие, решают
основные вопросы, определяют условия для создания определенных границ, а так же вмешиваются, защищая, поддерживая и улаживая споры [196, c. 322]. Само формирование институтов гражданского общества и политических институтов современного государства, их развитие шли одновременно, в тесной взаимосвязи,
хотя на каком-то этапе и произошло вычленение тех и других институтов, что привело к разграничению гражданского общества
и государства как двух самостоятельных взаимодействующих систем. Следовательно, друг без друга они немыслимы. Целый ряд
институтов и феноменов может быть отнесен и к сфере гражданского общества и к сфере государства (например, политические
партии и организации), выступая связующим звеном между ними
[219, c. 225].
Но только в демократическом государстве рассматриваемый
феномен может найти необходимые условия для развития. Без политических рамок гражданское общество не может процветать
[202, c. 24]. Ярким метафорическим подтверждением этим идеям
является высказывание О. Матвейчева, который сравнивает гражданское общество с «локомотивом, авангардом, лабораторией идеологических и политических проектов», а государство называет
«своеобразным якорем, консервативной структурой, которая не
позволяет обществу бросаться в авантюры, в которых бы граждан137
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ское общество неминуемо бы погибло, если б не было сдерживающей консервативной силы государства» [102, c. 130].
3. Разделение гражданского общества и частной сферы имеет
долгую традицию разделения общества с домом. Это дифференцирование между частной и общественной сферами получило на
современном этапе большую четкость, но оно не является идентичным разделу дома и семьи с одной стороны и общественными
организациями с другой. Благодаря некоторым своим функциям
и формам дом и семья являются частью сферы государственного
общества. В данном случае, исходя из исторического и межкультурного сравнения, главный вопрос заключается в том, какой тип
домашнего хозяйства и семьи является благоприятным или неблагоприятным для гражданского общества. Например, доминирующий, игнорирующий участие в многоплановых социальных отношениях тип семьи сложно совместим с гражданским обществом
[208, c. 12–16].
Гражданское общество базируется на следующих основах:
Экономической основой гражданского общества служит наличие частной и коллективной (негосударственной) собственности.
Экономическая свобода человека, по мнению А.М. Яковлева, основывается на неприкосновенности личной, частной собственности гражданина или наличие у него такой профессии, которая не
только обеспечивает удовлетворение насущных потребностей, но
и позволяет гражданину принимать решения по свободному употреблению своего достатка [176, c. 89].
Ликвидация частной собственности, которая понимается как
владение вещами, недвижимостью, деньгами, акциями, облигациями, авторскими правами, патентами, кредитами [125, c. 13] и
рыночных отношений (свободная торговля, проявление любой
экономической активности вне или помимо государства) приводит
к потере свободы, состоянию зависимости, означает отсутствие
потребности и возможности позаботиться о себе, быть ответственным за свою судьбу. Несвобода убивает личную инициативу, не
позволяет сформироваться чувству уверенности в своих силах,
опоры на самого себя [176, c. 90–91]. Государство, которое признает, гарантирует частную собственность, закрепляет и гарантирует
тем самым экономическую свободу гражданина и одновременно
очерчивает границу своего вмешательства в жизнь человека. Разделяя сферу публичных (общественных, государственных) отношений и сферу отношений частных, личных, государство гаран138
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тирует собственнику социальную роль равноправного партнера.
Только при наличии такого партнерства возможно существование
демократии [176, c. 92].
Политико-правовую основу гражданского общества образуют
политический плюрализм, демократическое законодательство,
либеральное построение государства и права, что включает в себя концепцию господства права, неприкосновенность личности,
прирожденные права человека, разделение властей, коституционализм, парламентаризм, независимость судей [167, c. 18]. Права
человека защищены в таком обществе законом; они обладают приоритетом по отношению к правам государства.
Политическая свобода в условиях гражданского общества в правовых обществах гарантируется участием граждан в решении государственных дел, в управлении государством через общественные
союзы, политические и не политические организации, не зависимые от государства. Политическую свободу обеспечивает полноценное участие гражданина в политической деятельности и, в частности, в формировании национальной системы правосудия через
принятие и осуществление государственных решений в сфере политики. Это реализуется посредством развития института присяжных заседателей, представителей общественности в квалификационных коллегиях судей, адвокатской деятельности [158, c. 77].
Анализ проблемы взаимодействия государства и гражданского
общества может быть представлен в рамках концепции «транспарентного государства» [10, c. 140–141]. Данная концепция основывается на механизмах демократического взаимодействия
государства и общества. Она исходит из того, что контрагентом
государства является деятельное плюралистическое гражданское общество, при этом государство способно к восприятию активности общества, а общество – к пониманию роли государства
как особого института для своего функционирования и развития.
Успешность их взаимодействия состоит в том, что государство
становится более подконтрольным гражданскому обществу, а общество – более государственно мыслящим, то есть таким, которое
не только формирует свои интересы, но и становится ориентированным на конструктивное взаимодействие с государством [182,
c. 334]. Открытость является одним из направлений преодоления
отчуждения государства от общества. Открытость – совокупность
условий (правовых, процессуальных), которые совершенствуют
механизм и каналы проникновения гражданских инициатив в сфе139
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ру власти, открывают доступ как со стороны гражданского общества (ускоряет процесс коммуникации), так и со стороны власти
(открытая власть становится подотчетной обществу) [95, c. 66].
Важным условием существования транспарентного государства
является прозрачность организации и деятельности бюрократического аппарата, его профессиональная и эффективная работа.
Критериями открытости государства являются: мера влияния политических партий и общественных организаций на поведение
государства, степень демократичности выборов и адекватности
представительства гражданского общества в правительственных
органах власти, свобода доступа граждан (и гражданского общества в целом) к официальной информации [177, c. 135]. Гражданское общество предполагает инициативность и активность граждан, общественных объединений, наличие механизмов и способов
реализации своих основных задач, интересов и достижение целей,
а прозрачное государство предполагает информационную открытость и возможность реализации усилий гражданского общества
через структуры государства. Прозрачное государство должно
быть соответственно структурно и функционально построено,
иметь каналы, через которые общество может оказывать достаточное влияние на поведение государства. Открытое государство
предполагает прозрачность работы государственных органов, хода принятия решений и контроль их исполнения [201, c. 47].
Необходимым условием формирования прозрачного государства является формирование открытой политической власти – публичной политики. Публичная политика определяется как деятельность, характеризующаяся системным взаимодействием государства, частного сектора, институтов гражданского общества,
многообразных социальных слоев, общественных организаций
по поводу реализации личных и общественных интересов, производства, распределения и использования общественных ресурсов
и благ с учетом волеизъявления народа или населения определенных территорий [95, c. 67]. Исходя из того, что цель публичной политики – достижение общественного блага, важнейшей
характеристикой эффективности публичной политики является
упрочение целостности государства, повышение уровня доверия
к властным структурам, повышение благосостояния, улучшения
качества жизни населения. Публичная политика является средством, которое позволяет государству достичь определенных целей во взаимодействии с гражданским обществом, используя при
140
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
этом правовые, политические, экономические, административные
методы воздействия.
Концепция «транспарентного государства» может, с одной стороны, стать механизмом преобразования государства из института, подчиняющего и контролирующего общество, в институт, который опирается при принятии решений на зрелое гражданское
общество. С другой стороны, она может быть полезна для оценки
реально функционирующей власти, для выяснения той меры, в которой власть на практике оказывается ограничена правом настолько, насколько государство служит обществу [100, c. 98]. В этом
смысле важны и состояние общества, и уровень правосознания и
политической культуры граждан, зрелость или незрелость гражданского общества, степень развития его основных институтов,
структурированности и организованности [10, c. 141].
Основным каналом передачи импульсов от гражданского общества к государству являются политические партии, которые
составляют важный сегмент гражданского общества и одновременно – часть государства, когда их представители становятся
членами законодательных и исполнительных органов власти [214,
c. 165–166]. Развитая многопартийность способствует структурированному выражению интересов и политической воли разных
слоев населения Партии являются частью системы обратной связи между органами представительной власти и населением. Партии служат активной части общества для борьбы за власть и для
управления, участвуя в управлении обществом и государством.
Межпартийная борьба способствует информированию граждан о
политических деятелях, работе органов власти [10, c. 141], а так же
дает возможность выбора потенциальных программ развития государства при поддержке какой-либо политической программы.
Гражданин, являясь субъектом гражданского общества, не
только движется по уже намеченной траектории развития, выбранной государством, но и одновременно должен участвовать в
развитии и совершенствовании своего государства. Движущей силой при этом должна выступать национальная идея. «Отсутствие
общенациональной интеграционной идеи лишает общество, – по
утверждению А.П. Плешакова, – жизненной ориентации, осознанной солидарной целеустремленности, стимулирует чувство политической обреченности и индивидуализма» [129, c. 44–45]. Национальная идея предполагает осознанную деятельность граждан во
благо своей страны. При этом благо государства должно в итоге
141
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
быть благом и для самих граждан. Большое значение в процессе осознания национальной идеи обществом имеет деятельность
власти этого государства, которая осуществляется, прежде всего,
в интересах личности посредством проведения государственноправозащитной политики, направленной на создание механизмов
реализации и защиты прав граждан, на развитие институтов гражданского общества, на всеобщее обучение через правозащитное
просвещение и образование граждан правам человека. Но, с другой стороны, для предотвращения националистических идей, национальная идея должна базироваться на общечеловеческих ценностях справедливости, равенства, добродетели, приверженности
основным правам человека.
Руководствуясь универсальными стремлениями и интересами,
любое национальное государство целенаправленно решает общечеловеческие проблемы в конкретных обстоятельствах. Воспитание в человеке гражданина мира, по мнению М. Нуссбаум, имеет
ряд моментов, направленных на воспитание в человеке активного
гражданина не только в пределах своей страны, но и с учетом в
своей активной гражданской позиции общечеловеческих глобальных интересов и ценностей:
– изучение других культур важно для самопознания; мы лучше
понимаем себя, сравнивая свой образ жизни с образом жизни других разумных людей;
– для ведения глобального диалога с целью решения глобальных проблем, необходимо развитие международного сотрудничества, а для этого нужны не только знания по географии и экологии
других стран, но и понимание людей, чтобы показать в общении
уважение к их традициям и убеждениям;
– признание моральных обязательств перед остальным миром;
признавая, что люди созданы равными и наделены некими неотчуждаемыми правами, необходимо думать о том, как, в соответствии с этой идеей, следует относиться к остальному миру [113, c. 5].
Но превращение в гражданина мира не означает отказа от местных идентификаций. По мнению М. Нуссбаум, человек окружен
рядом концентрических кругов. Первый включает самого человека; следующий – его ближайших родственников. За ним следует
круг дальних родственников, соседей, местную группу, земляков,
соотечественников; к этим группам можно добавить этнические,
языковые, исторические, профессиональные, гендерные и другие
идентичности. И самый большой круг включает все человечество
142
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в целом. Задача человека, как гражданина мира, состоит в том,
чтобы «притянуть все эти круги к центру» [113, c. 5], относясь
ко всем людям, как к землякам. Гражданская демократия, позволяющая гражданам активно высказывать свою позицию, может
работать только в случае, если в конкретном национальном государстве между соотечественниками существует солидарность,
осознание того, что активное участие в политическом обществе
необходимо для сохранения демократии. Это требует высокой
степени мобилизации членов конкретного общества, которая осуществляется вокруг общих идентичностей [157, c. 10], т.е. не следует пренебрегать своими особыми привязанностями и идентификациями, которым необходимо уделять особое внимание в образовании, но также нужно достаточно знать о различиях, чтобы
видеть общие цели, стремления и ценности для того, чтобы обеспечить мировое сотрудничество. Гражданское общество, являясь
противовесом государству и государственной власти и действуя
глобально, может оказывать влияние на национальные правительства, что касается принятия мер, необходимых для достижения
общечеловеческих мировых целей.
Социальной основой гражданского общества выступают социальные группы, имеющие разнообразные интересы. Это определяет значительную разобщенность гражданского общества и присущую ему конкуренцию и даже борьбу индивидов. Разобщенность
граждан преодолевается объединением их в различные партии,
группировки и ассоциации, говоря о гражданском обществе, негосударственного характера [104, c. 84]. В плане выполнения ими
различных функций гражданского общества нами предоставлена
дифференцированная типология некоммерческих неправительственных общественных организаций по структурному и целевому признаку [107, с. 216].
1 тип:
а) НКО взаимопомощи, занимающиеся решением проблем членов своих организаций, объединенных по профессиональному, демографическому и другим признакам, по принципу общей беды
(инвалиды, родители больных детей); б) НКО клубного типа по
интересам, группы самосовершенствования, товарищества собственников жилья.
2 тип:
а) НКО социальной направленности: благотворительные организации, фонды, занимающиеся определенными категориями на143
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
селения (пенсионеры, многодетные, престарелые) или решением
отдельных проблем (бездомность, борьба с наркоманией); б) НКО
экологической направленности, занимающиеся защитой окружающей среды, охраной природы, памятников культуры и искусства.
3 тип – правозащитные НКО: традиционного типа и новые,
контролирующие деятельность исполнительной власти, в том
числе правоохранительных органов, а так же соблюдение законодательства о правах, свободах, гарантиях гражданам; о выборах в
органы государственной власти и местного самоуправления; проведения избирательных компаний; состояние правопорядка и обеспечение безопасности граждан; состояние пенитенциарной системы (система мест лишения свободы).
4 тип – инфраструктурные НКО, занимающиеся развитием
гражданских инициатив; содействием деятельности других НКО;
помогающие становлению системы социального партнерства;
осуществляющие исследовательскую, аналитическую и образовательную деятельность; оказывающие посреднические услуги.
Организации первого типа, имеющие по существу и в качестве
основного финансового источника бюджетные средства органов
государственной власти и местного самоуправления, чаще всего
проявляют высокий уровень заинтересованности во взаимодействии с властными структурами всех уровней.
Организации второго типа – социальной направленности, благотворительные, общественные объединения так же ориентируются на тип партнерских отношений во взаимодействии с органами
власти. Исключения в некоторых случаях составляют экологические некоммерческие организации, которые, проявляя заинтересованность к взаимодействию с властями, нередко составляют им оппозицию в решении острых проблем защиты окружающей среды.
Сложно, подчас конфликтно, строятся взаимоотношения НКО
третьего типа с властными структурами. Главной функцией правозащитных организаций является борьба с нарушениями прав
человека, защита прав и свобод граждан, обеспечение их социальных гарантий, контроль над деятельностью органов государственной власти в соответствующих отраслях и сферах. В силу этого
некоторые организации рассматриваемого типа нередко воспринимаются государственными и муниципальными служащими как
их оппоненты или как помеха в работе.
Инфраструктурные организации в основном тесно взаимодействуют с органами власти, занимаясь решением задач правового
144
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
обеспечения собственной деятельности, подготовкой, переподготовкой, повышением квалификации работников НКО, государственных и муниципальных служащих [66, c. 17–18].
Также выделяют следующие роли негосударственных организаций:
– оказание услуг; в этой роли НКО могут обеспечить повышение качества услуг, большее равенство потребителей, снижение
издержек предоставления услуг, улучшение специализации обслуживания; [126, c. 25];
– инновационная роль, реализуемая за счет гибкости негосударственных некоммерческих организаций, их способности осуществлять технологические и продуктовые инновации, действовать по новым социальным технологиям [178, c. 220];
– инициирование и распространение социальных изменений,
которые НКО может осуществлять, связывая отдельных индивидов с политическим процессом, представляя их интересы, отстаивая права [236, c. 54];
– содействия раскрытию качеств личности и развитию лидерства; добровольно участвуя в различных некоммерческих организациях, индивид раскрывает свои лучшие качества, одновременно
вырабатывая в себе свойства лидера [190, c. 339];
– формирование социального капитала и содействие демократизации общества; упомянутое добровольное участие в различных некоммерческих организациях одновременно умножает
социальный капитал индивидов, содействует формированию отношения доверия, возникновению социальных обязанностей, выполняет интегрирующую роль в обществе [226, c. 6];
– содействие росту благосостояния граждан за счет выравнивания переговорной силы граждан в их конкретных взаимодействиях с государственными учреждениями и коммерческими
фирмами, за счет повышения качества благ, давления на бюрократию, участие в упразднении административных барьеров
[148, c. 70].
Ядром гражданского общества является социальный капитал.
Развитие гражданского общества и демократии происходит за счет
сильной социальной политики и программ, в основе которых заложена стратегия развития социального капитала (на местном,
федеральном и интернациональном уровнях) за счет повышения
общественного благосостояния и улучшения качества предоставляемых социальных услуг. Социальный капитал – это:
145
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1) институты, отношения и нормы, которые формируют качество и количество социальных связей в обществе (определение
Мирового банка 1999 года) [34, c. 169];
2) состоит из двух элементов – социокультурного пространства
и институционной инфраструктуры (Temkin, Rohe 1997) [34, c. 169];
3) пространственные отношения, взаимодействия и сети, которые существуют между группами людей, а так же уровень доверия (результат обязательств и норм, относящихся к социальной
структуре) внутри группы или сообщества. Таким образом, понятие социального капитала необходимо для изучения, например,
социальной мобильности, экономического роста и жизнеспособности общества (Wall, Ferrazzi, Schryer, 1998) [34, c. 169];
4) включает формальные и неформальные связи между индивидами, которые формируют нормы и ценности, особенно взаимность членов группы (Wallis, 1998) [34, c. 169];
5) такая черта социальных взаимоотношений, которая соответствует способности общества действовать сообща и добиваться
поставленной цели (Putnam, 1993) [34, c. 169].
Развитие социального капитала и усиление гражданского общества означает не только изменение общественного благосостояния, но и включает развитие чувства ценности общества, участия
и общения, которые являются необходимыми для процесса общественного единения и демократии. Большая роль в развитии социального капитала отводится сотрудничеству и взаимодействию
правительства, предпринимательства и некоммерческих организаций [235, c. 231]. Каждый из них имеет определенные ресурсы,
которые, объединяясь, способны усиливать развитие сообщества
(социальное, экономическое, политическое).
Новый взгляд на социальный капитал как на рациональный
подход к современной социальной политике, основан на анализе
исторических и теоретических предпосылок. Теоретической базой
в данном случае является концепция социальных сетей и социальных ресурсов, отраженных в работах Дж. Колмана и П. Бурдье,
которые считали, что социальный капитал является подходящим
способом для повышения индивидуального статуса и статуса семьи, а так же уровня материального благосостояния в обществе
[77, c. 130; 25, c. 67].
Представители другого теоретического подхода рассматривают социальный капитал как инструмент, усиливающий гражданскую ответственность и демократические институты. Этот подход
146
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
основан на идеях А. Токвиля о гражданском достоинстве. Придерживаясь данного подхода в изучении современного общества,
Р. Патнем выявил источник социального капитала. Он считал, что
социальный капитал возникает из отношений различных групп
сообщества. Поскольку люди взаимодействуют друг с другом через групповое участие, то они тем самым формируют уникальность сообщества, его нормы, учатся доверять друг другу и объединяться для получения общих результатов. Высокая гражданская
сознательность способствует экономическому развитию, обеспечивает высокий уровень политического участия, а также увеличивает ответственность правительства. Социальный капитал, как
и финансовый капитал, является ресурсом, который создается сообществом с целью обрести свое единство [120, c. 171].
Культурно-этическая основа гражданского общества представляет собой базовые общественные ценности, служащие гуманизму, формированию личности гражданина – свободного и деятельного, но соблюдающего принятые обществом социальные нормы.
Значительную роль в формировании и функционировании базовых ценностей гражданского общества играет общественная идеология [44, c. 88]. Гражданское общество не может успешно функционировать и развиваться без собственной, соответствующей его
целям, социально-экономическим и социально-политическим условиям, культурным традициям, идеологии. В противном случае
ее роль будет выполняться случайными, заимствованными со стороны и отражающими чужой духовный опыт образованиями.
История возникновения, развития или падения демократических институтов показывает серьезную зависимость демократии
от наличия или отсутствия у граждан особого, важного социально значимого свойства, по мнению А. Токвиля, – гражданского достоинства [154, c. 85]. Гражданским достоинством может обладать
только экономически и политически свободный человек. Свобода
является важной характеристикой общества и, следовательно, необходимым параметром гражданского общества, но это не абсолютная ценность. Она элемент достойной и полнокровной жизни.
Реальная свобода соотносима с персональной ответственностью и
тем самым с осуществлением персонально-личностного выбора,
диапазон которого у каждого индивида свой. Осмысление данного
выбора может быть осуществлено посредствам правовой культуры
с развитым его центральным элементом – гражданским обществом.
Тем самым, свобода не состоятельна без справедливости [117, c. 34].
147
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Справедливость – один из самых важных параметров гражданского общества. Однако, как серьезная цель-задача гражданского общества она может и должна осуществляться с учетом ее
неограниченной субъективизации как в правовой, так и в моральной формах. Смысл и функциональное содержание гражданского
общества в конечном итоге заключается в его состоятельности оптимизировать справедливость [159, c. 131]. К числу характеристик
гражданского общества так же относятся: гражданская вовлеченность, политическое равенство, солидарность, доверие и терпимость [222, c. 287].
Гражданская вовлеченность. Центральный показатель гражданского достоинства – активное участие индивида в общественных делах. Интерес к общественным проблемам, их обсуждению
и разрешению – ключевые факторы гражданского достоинства.
Оно тем заметнее, чем в большей степени индивид ставит достижение общественного блага выше личных интересов. Но нужно
различать в данном случае личный интерес и альтруизм; успешное развитие общества невозможно без могущественного мотива
личного интереса. В гражданском обществе предполагается следование осознанному личному интересу, учитывая интересы других
людей.
Солидарность, доверие и терпимость. Для гражданского общества характерно, что его граждане не просто активны, вдохновенны идеалом служения обществу и равны между собой. Гражданское достоинство проявляется и в том, что в таком обществе
граждане уважают, доверяют и помогают друг другу даже в ситуациях, когда они расходятся во мнениях по поводу содержания
общих проблем. В любом случае, гражданское общество не может
быть свободно от конфликтов, ибо у граждан такого общества существуют глубокие убеждения по конкретным общественным вопросам, которые могут не совпадать. Но такие расхождения сочетаются с необходимым уровнем терпимости к оппоненту. Сделки,
основанные на личном интересе, приобретают другой характер в
случаях, когда они вплетены в сеть социальных взаимодействий,
поощряющих взаимное доверие. Отношения доверия не просто
повышают надежность и эффективность экономики, они предоставляют гражданскому обществу возможность преодолевать тенденцию в поведении изолированных индивидов, использующих
возможности для реализации личного интереса, избегая участия
в объединенных, совместных, коллективных действиях. Здесь осо148
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
бое значение имеют повседневные взаимодействия, осуществляемые на элементарном межличностном уровне. Не оказывая видимого значительного эффекта в отдельных случаях, такие взаимодействия, тем не менее, создают в конечном итоге необходимые
условия для преодоления изоляции индивидов и их взаимного недоверия [200, c. 27].
Выше перечисленные цели в стабильных, демократических,
экономически успешных странах осуществляются программой
гражданского воспитания, которая является прерогативой национальной политики.
Воспитание – целенаправленный процесс освоения человеком
социального опыта во всех аспектах своей жизнедеятельности
(в общении, семье, коллективе, средствах массовой информации,
образовательных учреждениях и других) в форме ценностей, норм
поведения и отношения, взглядов, убеждений, сопровождающийся мировоззренческим самоопределением, формированием соответствующей нравственной и поведенческой культуры [48, c. 25].
Так же, гражданское воспитание – целенаправленный, педагогически организованный процесс приобщения детей и молодежи к
истории и культуре данного общества в прошлом и в современности, имеющий целью формирование исторического сознания и
национального самосознания личности, национально-культурной
идентичности [48, c. 26]. Оно направлено на формирование гражданской компетентности личности. Гражданская компетентность
личности включает в себя совокупность способностей, позволяющих активно, ответственно и эффективно реализовывать весь комплекс гражданских прав и обязанностей в демократическом обществе [42, c. 43].
Цель гражданского воспитания – воспитание гражданина, живущего в демократическом государстве, гражданском обществе.
Такой гражданин должен обладать определенной суммой знаний
и умений, иметь сформированную систему демократических ценностей, а также желание участвовать в общественно-политической
жизни местного сообщества [42, c. 44].
С помощью программы гражданского воспитания воспитываются социально и экономически активные граждане. Вся либеральная экономика основана на активности населения. Социальная
активность позволяет выразить мирным путем свое недовольство,
свое несогласие в чем-то, привлечь чье-то внимание, участвовать
в выборах. Это одна из задач гражданского образования, которое
149
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
помогает понять стратегию власти и выстроить свою стратегию.
Оно умеет вести диалог с властью. Гражданское воспитание учит
понимать действия власти и влиять на нее. Еще в школе необходимо учить, как нужно создавать институты гражданского общества
[43, c. 100].
Гражданское воспитание позволяет формировать свои карьерные решения, планировать стратегию собственной жизни, использовать возможности, которые представляет государство. Очень
важно уметь видеть стратегические возможности страны и свои
собственные, а также прогнозировать устройство жизни страны
и своей собственной. Успехи страны и успех каждого отдельного
человека зависят от того, как хорошо его выучили на гражданина
[142, c. 106].
Формирование гражданственности как интегративного качества личности позволяет человеку ощущать себя юридически, социально, нравственно и политически дееспособным. К основным
элементам гражданственности относятся нравственная и правовая
культура, выражающиеся в чувстве собственного достоинства,
внутренней свободе личности, дисциплинированности, в уважении и доверии к другим гражданам и к государственной власти,
в способности выполнять свои обязанности, в гармоничном сочетании патриотических, национальных и интернациональных
чувств. Нравственная культура базируется на общечеловеческих
моральных ценностях, а правовая культура выступает в качестве
субъективной основы и предпосылки существования правового
государства, для которого характерна высокая степень востребованности гражданских качеств людей. Воспитание гражданственности в личности определяется не только субъективными усилиями воспитателей, но, прежде всего, объективным состоянием
общества, уровнем развития демократии, гуманности. Основные
черты гражданского облика личности закладываются в детском,
подростковом, юношеском возрасте на основе опыта, приобретаемого в семье, школе, социальной среде, и в дальнейшем формируются на протяжении всей жизни человека. Основная цель
гражданского воспитания – воспитание в человеке нравственных
идеалов общества, чувства любви к Родине, стремления к миру,
потребности в труде на благо общества [180, c. 10]. Сознание человека, с ответственностью выполняющего свой гражданский
долг и понимающего, что от его действий зависит не только собственная жизнь, но и судьба близких людей, народа и государства,
150
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
определяет его социальное поведение и является существенным
условием развития демократического общества. Гражданское воспитание утверждает гуманный подход к развитию личности человека. Оно строится на основе его потребностей и возможностей их
удовлетворения в процессе преодоления отчуждения личности от
институтов власти, изменений приоритетов в пользу образования
и культуры. Гражданское воспитание тесно связано с нравственным воспитанием.
Соотношение нравственного и гражданского воспитания изучалось еще в античной педагогике. Так, Платон считал одной из
главных функций государства – воспитание «хороших граждан»,
которые не будут нуждаться в законах, поскольку самостоятельно
смогут регулировать свое поведение. В трудах Ж.-Ж. Руссо высказывалась идея, что только у свободных народов осуществимо подлинно гражданское воспитание, а дети, воспитываемые в условиях
равенства, научатся свершать деяния, достойные граждан. Одним
из теоретиков гражданского воспитания в начале XX века стал немецкий педагог Г. Кершенштейнер, который называл главной задачей гражданского воспитания «приучение молодежи служить
общине» [142, c. 107].
В. Рейном, Ф. Паульсеном, Г. Кершенштейнером разрабатывались концепции гражданского воспитания, в основе которых лежала идея о том, что действенные государственные воспитательные институты, такие как трудовая школа и армия, должны совершенствовать гражданина как часть социального целого.
4.2. Демократические механизмы глобального
управления и глобальное гражданское общество
Возвращаясь к теме гражданского общества, хотелось бы сделать акцент на трансформацию данного феномена в связи с развитием процессов глобализации и интеграции в мире. В результате открытия государственных границ и налаживания позитивных
взаимоотношений возникают межправительственные и надправительственные организации, формуются и развиваются многочисленные международные правозащитные организации, представляющие интересы всего мирового сообщества, в том числе и
в области прав человека; актуальна разработка нового термина,
например, «международное глобальное гражданское общество»
[8, c. 144] или глобальное гражданское общество. Тем самым гло151
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
бальное гражданское общество представляет собой естественное
продолжение тенденции разрастания гражданского общества в
пределах одной страны.
Совокупность факторов: ослабление политических барьеров,
новые информационные и коммуникационные технологии, снижение транспортных издержек, распространение демократии, все это
явилось благоприятной возможностью для расширения сферы деятельности неправительственных организаций и создания сетей,
коалиций и ассоциаций на мировом уровне. Часть из них специализируются на вопросах экономического развития и социальной
инфраструктуры, другие занимаются исследовательской, правозащитной и природоохранной деятельностью, активность третьих
распространяется на сферы социальных услуг, здравоохранения и
образования.
Глобальное гражданское общество – это совокупность негосударственных некоммерческих ассоциаций, движений и организаций, действующих на международной арене [193, c. 18], межнациональные неправительственные организации основаны в одной
стране, но регулярно осуществляют свою деятельность в других
странах [8, c. 144]. К числу субъектов ГГО, представляющих свои
интересы в мировой политике, можно отнести международные
НПО и социальные движения, независимые СМИ, экспертные сообщества, бизнес-ассоциации, а также частных лиц, действующих
вне институциональных рамок или реализующих свои интересы
через созданные ими бизнес-структуры, НПО и социальные движения (Билл Гейтс, Джордж Сорос). Основными каналами их влияния на характер принимаемых на международном уровне решений являются:
– формирование общественного мнения по конкретным вопросам хозяйственного регулирования;
– участие в обсуждении проблем глобального экономического
развития на уровне экспертных консультаций и внесения предложений по проектам международных соглашений;
– организация протестных акций, направленных против тех
или иных мер экономического регулирования (а также субъектов,
предлагающих и реализующих эти меры) [8, c. 144].
Первый из упомянутых каналов влияния активно используется большинством сил, выступающих на стороне глобального
гражданского общества (особенно экологическими движениями,
а также организациями, защищающими права потребителей). Об152
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ращение же ко второму и третьему каналам во многом зависит от
отношения соответствующих участников к либеральной модели
глобализации.
Возможность существования глобального гражданского общества осуществляется за счет распространения трансграничной
лояльности, то есть признания индивидами своих обязательств
по отношению не только к стране проживания, но и к надындивидуальным общностям, включающим в себя граждан других стран.
Сегодня человек может быть гражданином одной страны, постоянно проживать (и платить налоги) в другой, и при этом состоять
членом международной экспертной сети, социального движения
или НПО.
Рычаги влияния организаций глобального гражданского общества сталкиваются с существующими режимами регулирования
мировых экономических и политических отношений. В настоящее
время для выработки «режимных» правил используются главным
образом официальные механизмы (соглашения между национальными государствами, решения международных организаций и
региональных интеграционных объединений). Подобная практика лишает гражданское общество и частный сектор возможности
оказывать прямое влияние на формирование этих правил и постепенно распространяется на деятельность международных организаций. В связи с этим высказываются сомнения в способности
международных организаций функционировать в соответствии с
демократическими нормами [229, c. 19]. Это ведет к существенному сужению самого поля дискуссий о предпочтениях граждан.
В настоящее время возрос интерес к альтернативным смешанным и частным механизмам выработки правил управления, предусматривающих расширение круга участников этого процесса
[221, c. 36]. Смешанные механизмы предполагают партнерство
государственных и надгосударственных субъектов с негосударственными, представляющими коммерческий сектор и гражданское общество [233, c. 222].
На данный момент наибольший прогресс в развитии смешанных и частных механизмов выработки «режимных» правил достигнут в экологической сфере. Ключом к успеху стала общность
интересов экологических НПО и частных компаний, разрабатывающих экологически чистые технологии и оборудование. Так,
Монреальский протокол 1987 года по ограничению использования
разрушающих озоновый слой продуктов был активно поддержан
153
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
не только экологическими НПО, но и крупнейшими ТНК, занимающимися производством товаров-заменителей (в частности, компаниями «Дюпон» и ICI) [27, c. 92].
Организации гражданского общества становятся важными каналами оказания услуг населению и реализации других программ
развития, особенно в тех областях деятельности, где возможности государства ограничены или вообще отсутствуют. Во многих
странах экономические реформы и реформы налогово-бюджетной политики привели к децентрализации или даже приватизации социальных услуг, в результате чего роль организаций гражданского общества может повыситься. В странах, страдающих
от экономических проблем или политической нестабильности,
либо в странах, в которых продолжаются вооруженные конфликты, или которые находятся в процессе ликвидации последствий
вооруженных конфликтов, организации гражданского общества
могут быть наилучшей альтернативой, если не единственной возможностью оказания социальных услуг нуждающимся группам
населения.
По мере совершенствования механизмов глобального управления национальные правительства добровольно сокращают свою
автономию в принятии решений; необходимыми условиями эффективного экономического, социального и политического развития становятся – согласование интересов и координация действий
с другими субъектами мировой политики. В настоящее время даже правительства тех стран, которые принято относить к числу
мировых экономических и политических лидеров, не обладают
полной автономией в экономической сфере. Но ограничение автономии национальных правительств отнюдь не обязательно предполагает ограничение суверенитета национальных государств.
В качестве примера ограничения национального суверенитета в экономической сфере можно назвать отказ от суверенитета
в валютной сфере в пользу обшей валюты (евро). Но такой отказ
является добровольным выбором правительств соответствующих
стран и никак не связан с сокращением автономии национальных
правительств как таковой. В тоже время тот факт, например, что
решения относительно регулирования внешней торговли принимаются сегодня с учетом норм ВТО, суверенитета национальных
государств не отменяет: подобная практика обусловлена тем, что
в современной ситуации действия национальных правительств,
игнорирующие интересы других государственных и негосудар154
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ственных субъектов мировой политики, способны нанести ущерб
всем участникам мировой торговли [27, c. 94].
Исходя из этого, не совсем правильным было бы считать, что
глобальные механизмы управления противопоставлены принципу
национального суверенитета, и что возвращение национальным
правительствам функций экономического регулирования приведет к более полному учету интересов людей. Основным результатом подобного шага будет резкое падение эффективности государства со всеми вытекающими отсюда последствиями для экономического и социального развития страны, что едва ли отвечает
интересам ее граждан.
Несмотря на отмеченные позитивные тенденции, способствующие повышению влияния рядовых граждан на регулирование мировой экономики, существуют проблемы, в разрешении которых
прогресс пока очень ограничен. В первую очередь речь идет об
очевидном неравенстве в представительстве интересов населения
развитых и развивающихся стран. Фактор экономической и политической мощи по-прежнему играет важную роль при заключении международных соглашений и выработке решений в рамках
международных организаций и региональных интеграционных
объединений. Качество экспертного обеспечения принимаемых
решений в развивающихся странах гораздо ниже, чем в развитых,
невелико и число базирующихся там крупных ТНК. Граждане
этих стран относительно слабо участвуют в деятельности наиболее влиятельных НПО, что неизбежно сказывается на понимании
данными организациями подлинных интересов развивающегося
мира.
Вторая, не менее важная проблема – отсутствие механизмов
достижения взаимоприемлемых решений в случае конфликта интересов, вследствие чего в конфликтных ситуациях решения либо навязываются доминирующей стороной, либо не принимаются
вообще. Между тем потребность в таких механизмах постоянно
растет, в частности в связи с тем, что по мере увеличения числа
субъектов, вовлеченных в мирохозяйственное регулирование, им
становится все сложнее достичь компромисса.
На сегодняшний день решение указанных проблем еще не найдено. В то же время представляется оптимальным, что искать его
следует на пути развития смешанных и частных механизмов выработки правил. В условиях конкуренции за лояльность именно
эти механизмы способны обеспечить консолидацию интересов
155
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
широкого круга государственных и негосударственных акторов, а
также учет интересов рядовых граждан независимо от страны их
проживания.
В следующей части монографии нам бы хотелось привести
примеры тех проблем, с которыми сталкивается гражданское общество. В связи с экономическими, политическими, социальными
изменениями в обществе в настоящее время можно говорить о новой волне повышенного интереса к феномену и проекту гражданского общества Решение проблем и противоречий отчасти возлагается на гражданское общество. К современным проблемам можно отнести следующие:
– усиление роли государства и его воздействия на общественную жизнь, взаимное проникновение государства и гражданского
общества, в некоторых случаях столкновение интересов;
– дифференциация социальной системы, усложнение ее структуры;
– изменение благодаря электронным СМИ процесса коммуникации, появление новой сферы жизни и новой арены политического взаимодействия.
По нашему мнению, особо стоит подчеркнуть проблемы, связанные с процессами современной глобализации и интеграции.
Под интеграцией нами понимается процесс или действие, имеющее своим результатом целостность; объединение, соединение,
восстановление единства, постоянное самообновление государства путём взаимного проникновения всех направленных на него
видов деятельности» [161, c. 181]. Под глобализацией мы понимаем
качественно новые уровни интегрированности, целостности и взаимозависимости мира. Нынешний этап глобализации сводится к
своеобразному дополнению взаимозависимости, усиливающейся
транснационализацией хозяйственной, информационной и других
видов деятельности [123, c. 5]. Оба процесса несут положительные
и отрицательные последствия, к негативным относится:
– лавинообразное обострение глобальных проблем: изменение
экологии планеты и, как следствие, необходимость комплексного
решения задач обеспечения людей продовольствием и питьевой
водой; переселение огромных масс населения обширных территорий; сохранение здоровых эко-, ноо-, стратосфер для повседневной
жизнедеятельности человека [218, c. 114];
– возникновение вопроса о будущем национального государства, об отставании демократических процессов в национальных
156
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
государствах от экономической интеграции наднационального
уровня, обострение национальных конфликтов [217, c. 202];
– общая глобализация мирового хозяйства и связанная с ней
неустойчивость международной валютной системы, потеря этнической идентификации, интеграция огромных масс новых «рабочих рук» (эмигрантов) и, связанная с ней, реализация гражданских
прав и обязанностей [224, c. 318];
– увеличение социального неравенства, связанное с ростом и
уровнем заработной платы [186, c. 41], социальное неравенство повышает уровень безработицы, особенно среди наименее квалифицированного персонала, рост нищеты, особое значение при этом
получает тенденция к индивидуализации и специализации (индивидуализация в данном случае понимает справедливое, соразмерное вознаграждение за индивидуально достигнутый результат)
[194, c. 31];
– международный трафикинг – торговля людьми является третьим наиболее прибыльным нелегальным бизнесом в мире, после
контрабанды оружием и наркотиками, и основным источником
прибыли организованной преступности [136, c. 32];
– распространение оружия массового поражения до масштабов,
угрожающих самому существованию человечества из-за отсутствия эффективного контроля его разработки, хранения и применения [192, c. 96];
– обострение борьбы за становящиеся все более дефицитными
природные ресурсы [225, c. 6];
– нарастающее противоборство народов Третьего мира, стремящихся к установлению справедливого миропорядка, и так называемого «золотого миллиарда»; на долю 15% населения планеты,
проживающего в странах «золотого миллиарда», приходится около 80% мирового продукта, в то же время на долю 85% населения,
представляющего все другие страны мира, приходится лишь около 20% мирового ВВП [131, c. 129];
– бурный всплеск международного терроризма, который в настоящее время является ключевым элементом нового алгоритма
централизованного управления мировой цивилизацией [220, c. 34];
– демографическая революция, которая в Европе своим результатом имеет старение европейского населения в связи с малой
рождаемостью европейцев и большой рождаемостью негроидного
и монголоидного населения (возникает вопрос о преобладающем
антропологическом и этническом облике земли и о материально157
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
культурных и духовно-религиозных перспективах человеческой
цивилизации) [179, c. 324];
– революция в науке, бурное развитие информационно-коммуникативных технологий, достижения биохимии, биофизики и микробиологии, нейропрограммирование, управление генетическими процессами порождают опасность выхода результатов научнотехнических разработок из-под социального, государственного,
межгосударственного контроля и направления их на достижение
антигуманных целей [184, c. 23];
– происходит так называемая «миграция человеческого капитала» – «утечка умов», «утечка мускулов», «утечка талантов»,
«утечка невест и женихов – репродуктивного капитала страны»
[172, c. 200] (всего за последние пять лет в более развитые регионы
мира перебралось более 12 миллионов человек, наибольшее число
эмигрантов переехало в Северную Америку – ежегодно 1,4 миллиона человек, в Европу – по 0,8 миллионов человек) [133, c. 143];
– часто глобализацию называют весторнизацией или европеизацией (по мнению В.Л. Иноземцева, глобализация представляет
собой не процесс становления единой цивилизации, базирующейся на «общественных ценностях», а экспансию западной модели
общества и приспособление мира к потребностям этой модели)
[31, c. 60];
– мировоззрение, которое доминировало в Западной Европе
со времени окончания Второй мировой войны – отвращение к нацизму и колониализму – трансформировалось в мультикультурализм1 – сочувствие к религиозным меньшинствам любого толка
 Одним из пионеров мультикультурализма в Западной Европе были
Нидерланды – страна, славящаяся своей толерантностью, открывшая
беспрепятственный въезд выходцам из голландской Вест-Индии, максимально облегчившая режим воссоединения семей и предоставляющая
политическое убежище. В частности, в Нидерландах подобная точка
зрения вызвала к жизни всеобъемлющий мультикультурализм, который
служил когда-то признаком европейского культурного либерализма.
Он обладал двойной привлекательностью: позволял этим государствам
казаться терпимыми за счет обилия прав, предоставляемых меньшинствам, и, в то же время, скорее изолировал последних от остального
общества, чем обеспечивал их интеграцию. В настоящее время мультикультурализм начинает осознаваться как фактор, поддерживающий терроризм [92, c. 28].
1
158
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
(гостеприимное отношение к мусульманам гастарбайтерам, в которых видят бесправных жертв) [199, c. 158];
– современная глобализация определила отношения между центром и периферией как отношения между теми, кто активно действует, и теми, кто вынужден реагировать на эти действия (в результате происходит навязывание своего видения мира и страны;
выполняющие роль реагирующей стороны, находятся в положении
догоняющей модернизации, которая не всегда исторически оправдана, это вызывает недовольство со стороны второй половины, что
приводит к конфликтам за самоидентификацию) [195, c. 41];
– отсутствие единого правового поля, единого правового мирового пространства, что позволяет экономически развитым странам нарушать принципы равного партнерства и справедливости
[216, c. 150];
– продолжение развития межнационального производства вызывает эрозию традиционных семейных ценностей, делает трудовые отношения и социальные связи более гибкими и непостоянными [152, c. 9];
– глобальные информационные и технологические преобразования дают толчок отчуждения человека от природы и формирования человека как антиприродного существа [170, c. 103];
– социальные последствия ускорения темпов научно-технического развития приводят к информационной перегрузке людей.
Суть информационной перегрузки состоит в том, что количество
поступающей полезной информации превосходит объективные
возможности ее восприятия человеком. Полезной называется та
информация, которая необходима для решения задач, обеспечивающих жизнедеятельность личности или социальной организации.
Информационная перегрузка трактуется как состояние, при котором люди принимают «любую информацию, не являющуюся полезной в данный момент» [145, c. 103]. С этим связана проблема
информационного голода, нехватки информации, одной из причин
которого является ее избыток, вызывающий информационную перегрузку. Нормальная жизнедеятельность людей может оказаться
парализованной избытком информации, хаосом в процессе ее получения, обработки, передачи и хранения. И.С. Шкловский, размышляя о причинах, способных привести к гибели цивилизации,
в качестве одной из них называл перепроизводство информации.
С. Лем сравнивал информационный взрыв с мегабитной бомбой.
Перегрузка информацией может подавлять способность анализи159
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ровать, думать и поступать, принимать неотложные, текущие или
маловажные решения. Информационная перегрузка приводит к
снижению творческого потенциала, появлению острого дефицита
времени
Итак, в данной главе монографии дан социально-философский
анализ феномена «гражданское общество», его составляющих. Исследования концептуальных основ гражданского общества дают
возможность обобщить большое количество концепций взаимодействия гражданского общества и государства, определить их теоретическую ценность и возможность практического применения.
Опыт формирования и развития гражданского общества с учетом
исторических, политических, социальных и культурных особенностей, современное функционирование данного проекта дают
возможность активного привлечения гражданского общества для
решения актуальных общественно-политических проблем как на
уровне конкретного государства, так и на международной арене.
На современном витке глобализации, которая имеет масштабы всего человечества, гражданское общество приобретает глобальное
поле проявление активности, гражданской ответственности за происходящие события не только в своей стране, но и за ее пределами.
С одной стороны, такого рода глобальное проявление гражданской
ответственности вызывает положительные результаты, например,
рационального использования природных ресурсов, снижение
уровня загрязнения окружающей среды, мирное урегулирование
споров и конфликтов, создание общего экономического поля, помощь развивающимся странам. Но, с другой стороны, это приводит к специфическим проблемам глобального характера, например,
появление глобального терроризма как реакции на всемирное распространение европейских ценностей; утрата национальной идентичности как результат распространения мультикультурализма;
принятие чуждых особенностям своего исторического развития
ценностей, утрата корней; вторжение в частную политическую,
экономическую и социальную жизнь отдельных государств. Это
только лишь небольшая часть тех вопросов, с которыми приходится иметь дело глобальному гражданскому обществу, но именно
благодаря совместным усилиям, общим стратегиям удается получить более ощутимые результаты в решении общих проблем.
В зависимости от условий возникновения и развития гражданское общество в конкретных условиях имеет свои возможности и границы активного действия, взаимодействия или противо160
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
действия государству. Возникнув до периода индустриализации
и активного экономического роста, оно может служить гарантом
сохранения вековых национальных ценностей, опорой в сложные
кризисные и даже переломные моменты жизни страны. Получив
рост и развитие параллельно с активным ростом индустриальных
ценностей, оно может стать основой для пропаганды экономических целей во все сферы человеческих взаимоотношений. Самым
главным гарантом активного соучастия граждан в жизни государства, по нашему мнению, является факт экономической свободы
и независимости граждан, поскольку, только уверенные в своем
стабильном экономическом будущем граждане, имеющие гарантированное рабочее место, частную собственность, обладают временем, возможностью и желанием активно реагировать на изменения
в политической сфере.
В свою очередь государство должно предоставить гражданам
возможность для проявления активности в виде транспарентных
государственных ведомств и структур, через политический плюрализм, демократическое законодательство, либеральное построение
государства и права, что включает в себя концепцию господства
права, неприкосновенность личности, прирожденные права человека, разделение властей, коституционализм, парламентаризм.
Определение активной гражданской позиции, умение правильно и адекватно представлять свои интересы, находить компромисс
с интересами других групп – это прерогатива государства, которое через систему воспитания и образования идет к цели формирования исторического сознания и национального самосознания
личности, национально-культурной идентичности, поэтому гражданское общество и государство имеют неразрывную связь, дополняют и развивают друг друга.
Говоря о гражданском обществе как об опоре для государства,
его активном отклике на политические, экономические и социальные изменения в стране, не стоит забывать о негативных формах
проявления негосударственных объединений, таких как криминальные структуры, нелегальные и террористические группировки. Они так же являются частью общества и так же выражают
«интересы» определенных слоев.
Несмотря на все трансформации в глобальном обществе и появление новых проблем, феномен и проект гражданского общества
оправдывает свое существование и способен принести больше
пользы, чем угроз.
161
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 5. Религиозно-правовые аспекты
процессов глобализации
Глобализационные процессы, охватывающие все уголки мира
и все сферы общественной жизни, зачастую независимо от воли участников социальных отношений, превратились на рубеже 
XX–XXI веков в объективный фактор существования человечества. Будучи изначально порождением футуристического взгляда на действительность отдельных мыслителей, с радостью переступавших границы этнических культур, замкнутых локальных
рынков, национальных государств и правовых систем, и всего,
что представлялось им искусственными преградами на пути качественного рывка человечества в будущее, глобализация довольно
быстро превратилась из предмета кабинетной научной дискуссии в
явление повседневной жизни, влияние которого ощущает каждый
в современном мире. Символами глобализации, находящимися на
виду, и глубоко отпечатавшимися в общественном сознании, стали
глобальная экономика, информационное пространство, резко возросшая мобильность человека. Вместе с тем, глобализация принесла и такие перемены, которые у большинства из нас вызывают
противоречивую реакцию, а, порой, и крайнюю степень неприятия. К их числу мы можем отнести расширяющуюся миграцию,
влекущую за собой проникновение чуждых культурных и религиозных элементов в устоявшийся уклад того или иного общества,
размывание правовых основ каждого социума под напором мощных, но не слишком органичных, тенденций зарубежного и международного права. Именно на этих аспектах глобализационных
процессов представляется необходимым заострить внимание.
Хотя на первый взгляд это не кажется очевидным, но именно религия и право на протяжении веков играли роль проводников глобализационных перемен в мире. Всякая мировая религия,
осознав себя как универсальный тип мировосприятия, стреми162
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лась к бесконечному росту вширь, охватывая города, страны и
континенты, становясь глобальным фактором древности. Достаточно вспомнить взрывообразный рост ислама в первые века его
существования, или беспримерное продвижение христианства из
Европы за океан и в Африку. При этом важно подчеркнуть, что
расширяясь вместе с конкретным государством, религия вовсе
не ставила между ним и собой знак равенства, дистанцируясь, насколько это возможно, от его узкоэгоистических, хищнических
устремлений. Находясь в стадии глобального расширения, пусть
даже в рамках завоевательного похода или в процессе формирования колониальной империи, религия почти всегда выдвигала на
первый план собственные надгосударственные, универсальные
функции, несущие неофитам блага глобального сообщества единоверцев. Расширение границ религии неизбежно означало и фундаментальные перемены в правовой жизни обществ, вступавших
в новую правовую реальность, детерминированную религиозной
доктриной. Если государства прошлого, создавая колониальные
империи, «над которыми никогда не заходило солнце», продолжали оставаться в шорах собственного национального интереса, не
предполагавшего ничего, кроме повышения политического влияния и экономического благосостояния метрополии, то мировые
конфессии, не идентифицировавшие себя с определенным государством, уже в средневековье создавали собственные надгосударственные глобальные структуры, которые в истории и культурологии давно принято именовать «мирами» – христианским, исламским, буддистским и т.п.
В некотором смысле эти религиозные миры были структурными элементами, ячейками глобализационных процессов древности. Человек эпохи позднего средневековья и раннего нового
времени, обладавший низкой мобильностью, находящийся в вассальной зависимости от феодала и от государства, мог ощущать
себя все-таки весьма комфортно (насколько вообще применимо
слово «комфорт» к той эпохе) в правовом и духовном смысле, пока
он находился в рамках своего конфессионального мира. Католик
из Польши мог пересечь половину Европы, Атлантический океан, обосноваться где-то на берегах Южной Америки не столкнувшись, так сказать, с чужим для него цивилизационным кодом.
Точно так же мусульманский купец из Магриба мог отправиться
из Африки через Азию на остров Суматра, не покидая пределов
исламского мира. Таким образом, эти миры образовывали гло163
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
бальные сообщества, чьи границы не совпадали с политическими
границами отдельных государств, но воспринимались как моноконфессиональный микрокосм – территориальная форма цивилизаций древности. Как справедливо указал К. Доусон, «великие
религии – это основания, на которых покоятся великие цивилизации» [188, с. 128].
Рассуждая о глобализационных процессах невозможно обойти
вниманием проблему цивилизаций, ибо глобализация началась
там и тогда, где и когда человек осознал себя членом социальной
общности большей, чем его клан, община, государство, нация. Такой общностью наивысшего порядка в науке по праву считается
цивилизация. Автор всемирно известной концепции столкновения цивилизаций Сэмюэль Хантингтон, выделяя признаки цивилизации, писал: «Цивилизации определяются наличием общих
черт объективного порядка, таких как язык, история, религия,
обычаи, институты, а также субъективной самоидентификацией
людей» [162, с. 34]. Множество авторов делали попытки конструирования определения цивилизации, используя перечень черт, в
основном совпадающий с предложенным Хантингтоном. Обобщая
разные понятия, данные цивилизации представителями разных
наук, Х.Н. Бехруз определяет ее как «социально-историческую
структуру сложившихся общностей, занимающих определенную
территорию и характеризующихся социально-экономическими,
политическими, религиозными, культурными и… правовыми
особенностями формирования, отражающими переход человечества от варварства к новому, более упорядоченному уровню развития» [16, с. 24]. Столь емкое определение позволяет выявить два
аспекта, связывающие, с нашей точки зрения, цивилизационный
подход к рассмотрению явлений правовой и религиозной жизни с
процессами глобализации: во-первых, цивилизация рассматривается как определенный уровень, ступень в развитии человечества,
объективно способствующая движению социума в направлении
глобализации; во-вторых, цивилизация генерирует и развивает
внутри себя совокупность религиозных и правовых особенностей,
которые затем становятся либо предметом восприятия (рецепции)
иными цивилизациями, либо предметом глобального (межцивилизационного) конфликта. Формулируя внутренние свойства цивилизаций, делающие последние более устойчивыми, нежели идеологии и политические режимы, С. Хантингтон обратил особое
внимание на их фундаментальный религиозный компонент: «Ци164
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вилизации несхожи по своей истории, языку, культуре, традициям
и, что самое важное – религии». Развивая эту мысль тот же автор
увязал религиозную составляющую цивилизации с ее правовой
жизнью, хотя сам термин «право» почему-то не был озвучен исследователем: «Люди разных цивилизаций по-разному смотрят
на отношения между Богом и человеком, индивидом и группой,
гражданином и государством, родителями и детьми, мужем и женой, имеют разные представления о соотносительной значимости
прав и обязанностей, свободы и принуждения, равенства и иерархии. Эти различия складывались столетиями. Они не исчезнут
в обозримом будущем» [162, с. 35]. Ученые-юристы указывают
на существование в современном мире сообществ правовых систем, которые почти совпадают с цивилизациями, выделенными
А. Тойнби, С. Хантингтоном и другими исследователями данного
феномена: «В современном мире сохранилось восемь сообществ
правовых систем, объединенных общностью духовных ценностей, – христианской, мусульманской, индуистской, буддистской,
иудейской, конфуцианской, синтоистской и языческих традиций
права» [93, с. 101]. Таким образом, среди многих составляющих,
формирующих цивилизацию как явление, религиозный и правовой компоненты признаются системообразующими и теснейшим
образом взаимосвязанными.
Почти каждой цивилизации присущи претензии на универсализм, выливающиеся в стремление бесконечного роста цивилизации вширь в стремлении придать себе глобальные характеристики. Даже когда цивилизация исчерпывает ресурсы расширения,
но не входит еще в стадию угасания, она продолжает сохранять
глобалистские претензии, выражающиеся в стремлении располагать себя самое в центре мироздания. Так, античные цивилизации
полагали, что ареал их распространения – средиземноморье, и является центральной и большей частью мира. А правители древнего Китая были уверены в том, что любой правитель за пределами
их империи есть никто иной, как их потенциальный вассал, обязанный склонить колени перед мощью и величием тысячелетней
цивилизации Поднебесной.
Можно уверенно сказать, что в доиндустриальную эпоху существования человечества глобализм проявлялся в постоянном росте
крупнейших цивилизаций, каждая из которых формировала комплекс универсальных структур общежития, внедрявшихся в социальную реальность не взирая на национальные, культурные и
165
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
некоторые иные различия, и религиозных миров, тесно связанных
с цивилизациями, но не всегда абсолютно совпадавших с ними.
Так для европейцев в течение многих веков формой политической
глобализации выступала колониальная империя (С. Хантингтон
вообще считает империю «универсальным государством предыдущих цивилизаций» [163, с. 70]), а формой идейной глобализации – христианизация, сопровождаемая внедрением европейского
права, также являвшимся «светским осадком религиозных воззрений и представлений» [15, с. 166]. Как бы мы сегодня не оценивали
подобную однолинейную и, подчас, насильственную «глобализацию» прошлого, как бы не каялись за «грехи отцов», объективно нужно признать, что она создала огромные социумы, генетически связавшие «родительские» и «дочерние» цивилизации как
раз через религиозные и правовые механизмы. Так, Латинская
Америка остается верной католическим религиозным традициям и романскому праву; США и Канада также, по большей части,
сохраняют дух протестантской этики и принципы общего права
Англии. Христианская традиция и римское право веками скрепляли содружество стран старой Европы, политические границы
которых менялись, а цивилизационное единство никогда не подвергалось сомнению настолько, что и современный Европейский
Союз «покоится на общих основаниях европейской культуры и западного христианства» [162, с. 36]. Таким образом, мир подошел
к современным глобальным изменениям разделенным не столько
на государства, сколько на цивилизации, между которыми и развернулось основное соперничество на глобализационном поле,
сформировалась конфликтогенная полицивилизационная система
мироустройства. Тем самым повторилась подмеченная Хантингтоном закономерность. «На западе, – писал он, – принято считать,
что нации-государства – главные действующие лица на международной арене. Но они выступают в этой роли лишь несколько столетий. Большая часть человеческой истории – это история цивилизаций» [162, с. 34].
Западный мир, опираясь на собственный опыт многовековой
цивилизационной экспансии, хотел бы возглавить и современные
глобализационные процессы. Даже российские авторы одно время
были увлечены идеями о необходимости формирования единого
мирового правопорядка и глобальной государственности, основанных на западном их понимании [173, с. 11]. Вместе с тем, «попытки Запада распространить свои ценности: демократию и ли166
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
берализм – как общечеловеческие (глобальные. – авт.), сохранить
военное превосходство и утвердить свои экономические интересы наталкиваются на сопротивление других цивилизаций» [162,
с. 37]. Среди причин, мешающих Западу внушить всему остальному миру собственные представления о глобализме, можно выделить глубокий кризис западного права, вряд ли способствующий
лидерству, по крайней мере в правовой глобализации. Признанный авторитет американской теоретической юриспруденции Гарольд Берман писал на рубеже тысячелетий: «Западная правовая
традиция, как и западная цивилизация в целом, в XX веке переживает кризис, причем самый глубокий за всю свою историю…
В прошлом западный человек уверенно проносил по миру свой
закон. Нынешний же мир намного настороженнее относится к
западному «правоцентризму». И Восток, и Юг предлагают иные
альтернативы. Да и сам Запад стал сомневаться в универсальной
ценности своего отношения к праву, во всяком случае, в его ценности для незападных культур» [14, с. 49]. Невозможно возглавить
процесс, когда сомневаешься в идейных основаниях и устойчивости собственной позиции, как и приемлемости этой позиции для
остальных участников процесса. Западная цивилизация в правовом аспекте оказалась неподготовленной к вызовам эпохи глобализма. И причина этого кроется в ускоренной секуляризации и либерализации западного общества в целом и его правовой системы,
в частности.
Отечественные ученые, пишущие о правовой глобализации
современного мира, часто подчеркивают, что «современное государство и право функционируют не только в условиях глобализации, но и под воздействием противоположных процессов, порожденных антиглобализмом» [101, с. 23]. Вопрос заключается в
том, что понимать под «антиглобализмом» в правовом смысле:
противодействие навязыванию западного понимания глобального
общества всему миру, или встречное проникновение незападных
ценностей в страны Запада? Представляется, что прямое сопротивление правовой глобализации путем создания замкнутых в
себе национальных правовых систем – давно пройденный этап в
эволюции правовой жизни. Вряд ли какое-либо государство (или
даже целая цивилизация) решится на подобный изоляционистский
эксперимент в наши дни. Поэтому сегодня речь идет, скорее, о наличии встречных векторов правовой глобализации. Запад пытается реализовать ее через международное право и силовое навя167
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
зывание глобального права (в его западном понимании) в точках
цивилизационного столкновения (Ирак, Ливия и др.). Незападные
цивилизации столь же активно привносят свои правовые стереотипы через экономическую экспансию, которой Запад уже не в
силах сопротивляться, и миграционные процессы, влекущие быстрое изменение религиозной, этнической, культурной географии
западного мира. Из трех сценариев развития отношений между
Западом и незападными цивилизациями в обозримой перспективе, сформулированных С. Хантингтоном, – самоизоляции незападных стран в правовом, политическом и культурном аспектах,
присоединения к Западу, с его ультра-либеральными ценностями,
и создания цивилизационного противовеса Западу через модернизацию без вестернизации [162, с. 43–44], – только последний выглядит перспективным. «С одной стороны, Запад находится на
вершине своего могущества, а с другой, и возможно как раз поэтому, среди незападных цивилизаций происходит возврат к собственным корням… Запад сталкивается с незападными странами,
у которых достаточно стремления, воли и ресурсов, чтобы придать миру незападный облик» [162, с. 35–36]. И это совсем неутешительный для Запада итог.
Почему же Запад стремительно теряет лидерство в глобализационных процессах? Ответ на этот вопрос не может быть выражен
в какой-то простой и однозначной формуле. Ощущаемые многими
мыслителями процессы ослабевания западного влияния на мир
по всем направлениям выражаются, преимущественно, в апокалиптической терминологии – от «заката Европы» Освальда Шпенглера до «смерти Запада» Патрика Бьюкенена. Экономическое лидерство Азии, на которое обычно указывают как на первопричину
процесса, объективно. Но не в нем одном следует искать истоки
постепенной утраты западной цивилизацией своих лидерских качеств. Глобализация, инициированная и активно пропагандируемая Западом, став процессом объективным, сама меняет своих
лидеров в процессе межцивилизационной конкуренции. И здесь,
оценивая и сопоставляя свойства современных цивилизаций, мы
можем обратить внимание на взаимосвязь религии, сформировавшей цивилизацию в целом, и ее правовой системы и культуры. Христианство, бывшее на протяжении веков идейным ядром
западного права, утратило это качество по мере секулярных изменений западного общества и права. Западное представление о
том, что всякий субъект и всякая власть неизбежно подчиняется
168
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
внешним ограничениям («Non sub homine sed sub Deo et Lege» –
«Не под человеком, но под Господом и законом» [163, с. 99]), придававшее праву ореол высшей ценности, постепенно сменилось
господством инструментального права, не опирающегося более
на базовые цивилизационные ценности. Как указывал Г.Дж. Берман, «кризис западной правовой традиции… вызван распадом сообществ, служивших основанием западной правовой традиции.
Формирование… Западной церкви как самостоятельной, корпоративной, юридической общности, противостоящей светским властям, и сочленение автономных массивов церковного и светского
права… имело – да и продолжает иметь – смысл как способ защиты духовных ценностей от развращающих социальных, экономических и политических воздействий» [14, с. 68]. Безусловно, автор
процитированного мнения не полагал необходимым и возможным
сохранение той колоссальной общественной роли, какую церковь
играла в эпоху средневековья, в современности. Он лишь подчеркнул, что право, лишенное религиозных оснований, не имеет
прочных корней в обществе, в цивилизации, «становится институтом механическим и бюрократическим» [14, с. 69].
Эпоха секуляризма, наступившая на Западе после Великой
французской революции, и достигшая расцвета во второй половине ХХ столетия, привела к постепенному освобождению правовой
системы от религиозно-нравственных оснований. Секуляризм,
появившийся как ответ на духовную несвободу личности, и имевший изначально глубоко гуманистическую направленность, благодаря упорным усилиям законодателя стал механизмом люстрации всех правовых норм, которые только можно было заподозрить
в идейной связи с религиозными началами. Отправленными в архив оказались некоторые фундаментальные идеи западного правопонимания. Так, не корректно стало вспоминать фразу второго
президента США, чья подпись стоит под текстом Декларации независимости, Джона Адамса, о том, что «конституция составлена
только для религиозных и нравственных людей, для всех остальных она непригодна» [26, с. 272]. Религия, вытесненная с правового поля в сферу частных интересов личности, стала явлением внеправовым, сродни привычке или обыкновению. Ее нормативное
значение долго и демонстративно игнорировалось законодателем
и правоприменителем. В итоге правовые системы западного типа
утратили важнейшую цивилизационную скрепу, подмененную
размытыми ценностям либерализма и мультикультурализма, не
169
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
способными заменить утраченное ядро всей западной цивилизации и правовой традиции. По мнению Г.Дж. Бермана, на Западе,
«где религия и право отделены друг от друга, последнее обнаруживает тенденцию к превращению в законничество, а религия –
к превращению в религиозность» [14, с. 16].
Однако, утратив вековую взаимосвязь права и религии на формализованном уровне, западная цивилизация столкнулась с феноменом обратного движения со стороны значительной части общества. С. Хантингтон, сылаясь на мнения Г. Вайгеля и Ж. Кепеля,
назвал это явление «десекуляризацией мира», отметив, что оно
стало одним из доминирующих социальных явлений конца ХХ века, создающих для миллионов людей основу идентификации и сопричастности с общностью, выходящей за рамки национальных
границ [162, с. 35]. То есть, в некотором смысле, массовое обращение к религиозным истокам людей, изначально воспитанных
в традициях секуляризма или религиозной индифферентности,
тоже становится фактором глобализации. Для Запада десекуляризация оказывается явлением болезненным и конфликтогенным
постольку, поскольку западные общества утратили цивилизационную гомогенность, признав, на определенном этапе, мультикультурализм основополагающим принципом своего развития. В итоге
общество оказалось разделенным на несмешиваемые слои, принадлежащие изначально к различным цивилизациям – западной,
исламской, индусской и др. Подобное гетерогенное общество, вопреки первоначальным ожиданиям, не проявило тенденции к взаимной культурной диффузии слоев, входящих в него. В результате государства, причисляющие себя к западной цивилизации,
сегодня имеют дело не с мультикультурным, а с гетерогенным
обществом, различные слои которого относятся к разным цивилизациям. В то же время незападные цивилизации, за редким исключением, продолжают сохранять высокий уровень гомогенности общества, связывающего свое прошлое, настоящее и будущее
с определенным цивилизационным кодом и встроенными в него
религиозными и правовыми стереотипами. А проявления влияния западной цивилизации (в повседневной жизни, политической
и культурной сферах) встречает либо настороженное отношение,
либо реакцию отторжения. Так, нельзя не замечать того факта, что
«в арабском мире западная демократия усиливает антизападные
политические силы» [162, с. 38]. Это совершенно явственно проявилось в последние годы там, где Запад пытался трансформиро170
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вать политический режим, вольно или невольно вторгаясь в столь
болезненную для общества сферу, как цивилизационный код –
в Ираке, Афганистане, Египте, Ливии. Попытки Запада внедрять
собственные политико-правовые ценности, даже очищенные от
колониалистских и миссионерских мотивов, не встречают благодатной почвы в незападных обществах, ибо «на глубинном уровне
западные представления и идеи фундаментально отличаются от
тех, которые присущи другим цивилизациям. В исламской, конфуцианской, японской, индуистской, буддистской и православной
культурах почти не находят отклика такие западные идеи, как индивидуализм, либерализм, конституционализм, права человека,
равенство, свобода, верховенство закона, демократия, свободный
рынок, отделение церкви от государства. Усилия Запада, направленные на пропаганду этих идей, зачастую вызывают враждебную
реакцию против «империализма прав человека» и способствуют
укреплению исконных ценностей собственной культуры. Об этом,
в частности, свидетельствует поддержка религиозного фундаментализма молодежью незападных стран» [162, с. 43].
Последнее замечание С. Хантингтона, как показывают события последнего времени, становится актуальным и для западных
стран, значительная часть населения которых относит себя к незападным цивилизациям. Молодежный исламский фундаментализм сегодня охватывает страны Европы и Северной Америки в
не меньшей степени, чем страны Востока. В государствах же незападного мира несколько последних десятилетий продолжается процесс индигенизации – укрепления цивилизационной независимости от Запада, при котором даже поколения местных
элит, получившие свой социальный статус при помощи Запада, и
первоначально ориентированных на западные ценности, осознанно отказываются от них, возвращаясь к традиционным для своей
цивилизации религиозным, этическим, правовым институтам. Параллельно экономические и социальные реалии глобализирующегося мира размывают традиционную идентификацию индивидов
с местом жительства, «одновременно ослабевает и роль нации-государства как источника идентификации. Образовавшиеся в результате лакуны по большей части заполняются религией, нередко
в форме фундаменталистских движений» [162, с. 35]. Таким образом мы имеем дело с процессом формирования обширных социальных групп, ориентированных на вполне определенные цивилизационные ценности (в том числе и религиозные), но не связанных
171
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
с каким-либо государством постоянными обязательствами. Как
следствие, появление выходцев из разных государств и этнических групп в точках межцивилизационных конфликтов в Азии и
Африке, или солидарность единоверцев даже в государствах, являющихся политическими антагонистами.
Явление индигенизации («возврата к корням»), охватившее
большинство незападных обществ, практически невозможно на
Западе. Хотя консервативно настроенные группы, призывающие
вспомнить о традициях христианской западной цивилизации,
активизируются повсеместно, но институциональные элементы
западного мира – государство, политические партии, и в особенности правовая система утратили цивилизационный стержень,
создававший и поддерживавший их идентичность веками – опору
на христианские нравственные ценности и норматику. Европейская правовая культура, будучи изначально основана «не только
на христианстве, но и на языческой римской правовой традиции»
[114, с. 11], после нескольких столетий секулярной люстрации,
вернулась, по сути, к языческому пониманию права. По этой причине западное позитивное право во многом утратило черты, характерные для определенной цивилизации, перестало быть одной
их цивилизационных скреп, стало формалистическим и «безликим» с точки зрения культуры. Возвращение его в контекст цивилизационного развития – крайне сложный и продолжительный
процесс, для начала которого нужно осознание масштабного правового кризиса Запада всем обществом. Постулирование западного права в его нынешнем состоянии как «современного», в пику
«несовременному» праву иных цивилизаций, не выдерживает серьезной критики. Оценочная категория «современности» весьма
субъективна. Хорошо известно, что «незападные цивилизации
попытались стать современными, не становясь западными» [162,
с. 48]. Это утверждение в полной мере относится и к праву этих
стран, которое все активнее модернизируется через принятие новых реалий своего социума, а не через искусственную рецепцию
западных юридических институтов. Справедливо отмечается рядом авторов, что как в изучении западного права, так и в развитии
его как нормативной системы необходимо переосмысление «самих
ориентиров и конечных целей построения правовых теорий: переход от “принципиально” универсальных, наднациональных концепций, объясняющих природу права и характер его развития…
к так называемому юридическому “культуро(этно)центризму”,
172
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
предполагающему “возвращение”… права в границы определенного этносоциального пространства» [109, с. 85].
Рассматривая проблематику эволюции права в контексте современных глобализационных процессов необходимо отойти от линейно-упрощенного восприятия вопроса через банальную схему:
глобализация через правовую унификацию или гармонизацию позитивного права различных государств. Процессы глобализации
ввергли право во взаимодействие гораздо более сложной природы – во взаимодействие современных цивилизаций, имеющих разное представление о праве и различные традиции использования
правовой норматики. Как указывалось выше, религия чаще всего
выступает в качестве ядра цивилизаций, скрепляя все ее элементы единым мировосприятием. Такие цивилизации, где религия
не утратила своей нормативной значимости, образуют устойчивые, внутренне не расколотые, гомогенные общества, в которых
право является органичным элементом культуры, не вызывающим
крупных социальных противоречий. Западная цивилизация, в силу комплекса исторических причин, лишила себя христианского
«стержня», породив формалистическую правовую систему и расколотое гетерогенное общество. В глобальном межцивилизационном взаимодействии (или конфликте) Запад уступает незападным
цивилизациям именно в силу того, что его цивилизационный код
лишен явно выраженного и осознаваемого всеми идейного «ядра».
Незападные же цивилизации, даже ощущающие свою, пока еще не
преодоленную, технологическую отсталость и военную слабость,
все более уверенно отвергают глобальную экспансию Запада, чувствуя в своем цивилизационном пространстве культурно-религиозную самодостаточность, идейную завершенность, выражающуюся, в том числе, и в органичности правовой системы.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Заключение
В настоящей монографии был проведен социально-философский анализ различных проявлений глобализационных процессов,
затрагивающих все сферы жизнедеятельности общества.
Как известно, глобализация является объективным процессом развития современного мира, воздействующим на экономический, политический, социокультурный уровни жизни общества
и деятельности человека. Глобализация, как принципиально новое качественное состояние мировых общественных отношений,
является следствием информатизации общества, развития производственных сил, меняющихся представлений о месте человека в
обществе. Ответом на вызовы глобализации явилось появление новой категории – глобализации образования, суть которой заключается в
комплексном влиянии глобализационных процессов на все уровни жизнедеятельности человека, результатом чего становится формирование единого мирового образовательного пространства.
Университет выступает как доминирующий фактор в глобальной образовательной системе. Инновации в сфере образования,
обусловившие процесс глобализации, представлены расширением дистанционного обучения, созданием виртуальных университетов, повышением академической мобильности и образованием
международного рынка образовательных услуг. В условиях информатизации общества формируется новый образ специалиста,
доминирующими качествами которого являются профессионализм, восприимчивость к инновациям, флексибельность и способность к адаптации в постоянно меняющихся условиях, а также
стремление к постоянному повышению своей квалификации. Глобализация является фактором внедрения в университеты
элементов рыночной экономики. Развитию рыночных отношений
способствует растущая студенческая мобильность, проведение
174
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
фундаментальных исследований, внедрение новых технологий в
учебный процесс, увеличение количества платных услуг. Развитие
виртуальных университетов и дистанционного образования способствует претворению в жизнь постулата болонского процесса
о непрерывном образовании и развивает новый вид мобильности
студенческого контингента – виртуальную мобильность. Это позволяет получить образование без отрыва от производства, а также обучаться одновременно по нескольким специальностям, что
содействует повышению квалификации специалиста. Образование становится фактором конкурентоспособности национальных
экономик, что требует от системы образования флексибельности, способности к трансформации. В контексте глобализации мы можем говорить о формировании общества, основанного на знаниях. Составляющей комплексного понятия общества, основанного
на знаниях, является феномен человеческого капитала. В ходе анализа выявлено, что это многоаспектное явление, составными частями которого является интеллектуальный потенциал специалиста, комплекс приобретенных умений, знаний, навыков в процессе образования, а также определенные материальные вложения в образовательный процесс. Установлено, что университеты, превращаясь в крупные научно-образовательно-производственные комплексы, приобретают новые функции культуросообразного характера и глобального
масштаба, проявляющиеся в условиях развития международного
образовательного пространства и изменения университетской среды. Система высшего профессионального образования и образовательное пространство взаимосвязаны, оказывают мощное влияние
друг на друга, выражающееся в непрекращающихся трансформационных процессах в системе. Условия конкуренции образовательного пространства диктуют новые требования к качеству
профессиональной подготовки, формируют новые вызовы времени. Следовательно, языковое образование следует рассматривать
в социально-философском смысле как инструмент, необходимый
для полноценной жизнедеятельности и как средство для решения
профессиональных задач на международном уровне.
Подчеркивается важность и необходимость предложения обучающимся межкультурных ориентиров и способов наблюдения,
исследования, изучения, познания в ситуациях межкультурного
общения, которые помогут сориентироваться в выборе адекватного речевого и невербального поведения в изменяющемся контексте
175
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
культуры, общения и взаимодействия. Соответственно образование призвано стимулировать самопознание, рефлексию, самоанализ, саморазвитие и, наконец, самовыживание в глобальных межкультурных условиях.
Таким образом, социальную значимость в образовании приобретает система гуманитарных ценностей, которые будущий
специалист призван внутренне принять, усвоить и стремиться
к самосовершенствованию. В гуманитарном развитии личности
особое значение приобретают личностно развиваемые человеком
знания, точнее метазнания, творчество, нравственно-эстетические
чувства, эмоционально-ценностное отношение ко всему окружающему. Следует полагать, что в образовательном контексте, как
части среды и пространства, социально-педагогические принципы
гуманизации и гуманитаризации должны занять ведущую позицию, позволяющую приоритетно думать о развитии ценностных
качеств личности, как базиса для всех компетенций обучающегося. Резерв в реализации этого принципа средствами иностранных
языков еще далеко не исчерпан.
Обобщение полученных результатов проведенного исследования свидетельствует о том, что социально-философский потенциал развития языкового образования общества и личности в эпоху
глобализации далеко не исчерпан, мало изучен и представляет собой резерв обеспечения качества профессионально-языкового образования в университете.
Вследствие социального запроса на специалиста нового качества возникает актуальный вопрос о выстраивании взаимопонимания разных народностей, о различиях менталитета и общего
восприятия жизненных процессов – вопрос о формировании межкультурной компетенции. Кроме того, в рамках глобализации, когда происходит стирание национальных культур, когда все чаще говорят о единой глобальной культуре, актуальным представляется вопрос об исследованиях в сфере межкультурной компетенции. Под межкультурной компетенцией понимается способность понимать, уважать и продуктивно использовать культурные условия
и факторы, влияющие на восприятие, оценку, чувства и поступки субъектов межкультурного взаимодействия, позволяющую им
приспосабливаться друг к другу, быть толерантными и развивать
эффективные способы сотрудничества.
Анализ специфики межкультурной компетенции дает целый
спектр различных взглядов: от узкого представления – где компе176
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тенция рассматривается как исключительно культурно-специфический феномен, до расширения ее семантики на все социальные
явления. При этом можно проследить связь между целевым определением межкультурной компетенции и ее спецификой и генерализацией: чем сильнее целевое определение ориентировано на
критерий эффективности, тем шире будет определяться понятие
межкультурной компетенции.
В обществах и культурах, которые включились в процесс интернационализации и глобализации во всех сферах общественной
жизни, требуется наличие специалистов, умеющих налаживать
межкультурное взаимодействие. Эти специалисты должны, с одной стороны, обладать знаниями своей культуры, с другой стороны, приобрести знания и понимание другой культуры, им требуется также владеть необходимыми межкультурными компетенциями, чтобы уметь замечать и оценивать потенциал сотрудничества
в межкультурных встречах. Эти квалификации не приходят сами
собой, а требуют специального обучения в форме общекультурных и культурно-специфических тренингов.
Человек, владеющий основами межкультурной компетенции,
рассматривается в качестве важнейшей составляющей эффективного межкультурного сотрудничества.
Глобализация, имея всеохватывающий характер, оказывает
определенное влияние и на гражданское общество, которое напрямую претерпевает изменения вследствие выше перечисленных
трансформаций. Гражданское общество – это сложная система,
затрагивающая все сферы жизнедеятельности общества, в рамках
которой индивид реализует комплекс своих частных интересов, но
на него так же ложится ответственность за его собственные действия. Такая личность ставит превыше всего свою собственную
свободу, при этом уважает и законные интересы других людей.
Приоритетом в гражданском обществе является самореализация
личности с набором определенных ее прав, свобод и обязанностей.
В настоящее время все чаще поднимается вопрос об образовании так называемого глобального гражданского общества, достаточно абстрактного феномена, но, все-таки, имеющего определенные
проявления в объективной реальности. Возможность существования глобального гражданского общества осуществляется за счет
признания индивидами своих обязательств по отношению не только к стране проживания, но и к надындивидуальным общностям,
включающим в себя граждан других стран. Феномен глобального
177
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
гражданского общества нами рассматривается как полярное явление: с одной стороны, глобальное проявление гражданской ответственности имеет положительные результаты, такие как рациональное использование природных ресурсов, снижение уровня
загрязнения окружающей среды, мирное урегулирование споров и
конфликтов, создание общего экономического поля, помощь развивающимся странам; с другой стороны, оно абсолютно полярно проявляется в специфических проблемах глобального характера,
таких как: появление глобального терроризма в качестве реакции
на всемирное распространение европейских ценностей; утрата национальной идентичности как результат распространения мультикультурализма; принятие чуждых особенностям своего исторического развития ценностей, утрата корней; вторжение в частную
политическую, экономическую и социальную жизнь отдельных
государств.
Рассматривая проблематику эволюции права в контексте современных глобализационных процессов необходимо отойти от
упрощенного восприятия вопроса через правовую унификацию
или гармонизацию позитивного права различных государств.
Процессы глобализации ввергли право во взаимодействие гораздо более сложной природы – во взаимодействие современных цивилизаций, имеющих разное представление о праве и различные
традиции использования правовой норматики. Как правило, религия выступает в качестве ядра цивилизаций, скрепляя все ее элементы единым мировосприятием. Такие цивилизации, где религия не утратила своей нормативной значимости, образуют устойчивые, внутренне не расколотые, гомогенные общества, в которых
право является органичным элементом культуры, не вызывающим
крупных социальных противоречий. Западная цивилизация, в силу комплекса исторических причин, лишила себя христианского
«стержня», породив формалистическую правовую систему и расколотое гетерогенное общество. В глобальном межцивилизационном взаимодействии Запад все чаще уступает незападным цивилизациям именно в силу того, что его цивилизационный код лишен
явно выраженного и осознаваемого всеми идейного «ядра», а его
правовая система культурной органичности. Указанные факторы
не способствуют дальнейшему лидерству западного права на глобальном уровне. Выступая изначально фактором объединения и
гармонизации права, глобализм все чаще является причиной модернизации незападных правовых систем без их вестернизации.
178
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Библиографический список
1. Аверин А.В. ТНК и социокультурная динамика глобализирующегося мира // Россия в условиях глобализации: философские, социокультурные и пролитические проблемы: сборник. Невинномысск, 2004.
С. 34–41.
2. Адольф В., Степанова Н. Конкурентоспособность – показатель качества ВПО // Высшее образование в России. 2007. № 6. С. 77–79.
3. Акулич М.М. Образование в условиях глобализации // Университетское управление: практика и анализ. 2005. № 5. С. 50–57.
4. Аликаев Р.С., Темрокова Л.И., Битокова М.М. К вопросу об общеевропейском языковом портфеле. Портфель преподавателя вуза. Кафедральный портфель // Критерии качества в преподавании иностранных
языков в неязыковых вузах: тезисы докладов и выступлений Всероссийской научно-практической конференции. СПб.: ЛЭТИ, 2006. С. 6–9.
5. Альтбах Г., Филлип. Глобализация и университет: мифы и реалии
в мире неравенства // Alma Mater. Вестник высшей школы. 2004. № 10.
С. 36–46; № 11. С. 39–45.
6. Андреев В.И. Педагогика высшей школы. Инновационно-прогностический курс: учебное пособие. Казань: Центр инновационных технологий, 2005. 500 с.
7. Атоян В., Казакова Н. Университеты в современном обществе //
Высшее образование в России. 2005. № 4. С. 3–9.
8. Афонцев С.А. Интересы граждан и политические механизмы регулирования мировой экономики // Политические исследования. 2006.
№ 2. C. 151–161.
9. Балакирева Э.В. Профессиологический подход к педагогическому
образованию: монография. СПб.: Изд-во РГПУ, 2008. 255 с.
10. Баранов П.П. Политико-правовые формы взаимодействия российского гражданского общества и государства // Философия права. 2007.
№ 4. С. 140–141.
11. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1986.
444 с.
12. Беккер Г. Человеческий капитал. URL: http://www.libertarium.ru/
libertarium/cms_preferences (дата обращения: 19.05.2013 г.).
179
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
13. Белокрылова О.С., Шевченко М.В. Экономические механизмы
интеграции национального хозяйства в мировую экономику в условиях
глобализации. Ростов н/Д, 2004. 144 с.
14. Берман Г.Дж. Вера и закон: примирение права и религии. М.: Ad
Marginem, 1999. 431 с.
15. Берман Г.Дж. Западная традиция права: эпоха формирования.
2-е изд. М.: Изд-во МГУ; ИНФРА-М-НОРМА, 1998. 624 с.
16. Бехруз Х. Основы цивилизационного подхода в сравнительном
правоведении. Одесса: Феникс, 2007. 64 с.
17. Библер В.С. Культура. Диалог культур: опыт определения // Вопросы философии. 1989. № 6. С. 31–43.
18. Библер В.С. О гражданском обществе и общественном договоре //
Через тернии. М., 1990. С. 340–364.
19. Библер В.С. Через тернии. М.: Мысль, 1999. 244 с.
20. Бляхман Б.Я. Гражданское общество: теоретическая конструкция
или практическая реальность? // Вестник Московского университета.
Сер. 18 «Социология и политология». 2005. № 4. С. 32–54.
21. Бляхман Б.Я. Суверенитет личности в системе общественных отношений //Актуальные проблемы правоведения. 1995. № 3. С. 7–12.
22. Богословская О., Павлова В. Тренинг как обучающая технология //
Alma mater. Вестник высшей школы. 2007. № 5. С. 8–11.
23. Бордовская Н.В. Диалектика педагогического исследования: Логико-методологические проблемы. СПб.: РХГИ, 2001. 512 с.
24. Борозенец Г.К. Интегративный подход к формированию коммуникативной компетентности студентов неязыковых вузов средствами
иностранного языка: дис. … д-ра пед. наук. Тольятти, 2005. 434 с.
25. Бурдье П. Формы капитала // Экономическая социология. 2002.
№ 5. С. 60–75.
26. Бьюкенен П.Дж. Смерть Запада. М.: АСТ, 2003. 444 с.
27. Васильев В.А. Гражданское общество: идейно-теоретические истоки // Социально-политический журнал. 1997. № 4. C. 92–106.
28. Васильева П.Д., Титова И.М. Синергетический подход как основа модернизации профессионально-методической подготовки учителя //
Академические чтения. Архангельск: Поморский университет, 2004.
Вып. 4. С. 89–90.
29. Вересов Н.Н. Образование в XXI веке: цели и ценности // Культурное разнообразие в эпоху глобализации = Cultural Diversity in the Epoch
of Globalization: материалы Международной конференции, март 2006 г. /
отв. ред. Н.И. Курганова. Мурманск: МГПУ, 2006. Ч. 1. С. 12–13.
30. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура: Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. 4-е изд.,
перераб. и доп. М.: Русский язык, 1990. 247 с.
31. Вестернизация как глобализация и «глобализация» как американизация // Вопросы философии. 2004. № 4. С. 60–67.
180
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
32. Власова Т.И. Профессионально-личностное развитие специалиста
в системе непрерывного туристского образования: дис. … д-ра пед. наук.
М., 2001. 270 с.
33. Гаджиев К.С. Основы политологии: программа-концепция // Мировая экономика и международные отношения. 1992. № 10. С. 19–27.
34. Гассий В.В. Социальный капитал, гражданское общество и демократия в теории социального прагматизма Жд. Дьюи // Вестник Московского университета. Сер. 18. «Социология и политология». 2005. № 3.
С. 169–179.
35. Гидденс Э. Ускользающий мир: как глобализация меняет нашу
жизнь. М., 2004. 120 с.
36. Гильман Р.А. Теория и практика развития творческой активности
личности студента в системе высшего художественно-педагогического
образования: дис. … д-ра пед. наук. Магнитогорск, 2001. 378 с.
37. Глобализация и социальные институты = Globalization and social
institutions: социологический подход / Р.Н. Абрамов [и др.]; отв. ред.:
И.Ф. Девятко, В.Н. Фомина. М.: Наука, 2010. 334 с.
38. Голенкова З.Т. Гражданское общество // СОЦИС. 1997. № 3. С. 26–34.
39. Голенкова З.Т. Гражданское общество в России // Социологические исследования. 1997. № 4. С. 26–41.
40. Голикова Л.В. Формирование профессиональной иноязычной
коммуникативной компетентности студентов неязыкового вуза на основе проектной технологии обучения: дис. … канд. пед. наук. СПб., 2005.
246 с.
41. Гончаров С.А. Герменевтика как культур-философская и прикладная проблема современного университетского образования // Актуальные вопросы современного университетского образования: материалы
VIII Российско-Американской научно-практической конференции, 17–
19 мая 2005 г. СПб.: РГПУ, 2005. С. 30–36.
42. Гражданское воспитание: взаимодействие региональной системы
образования с социальными партнерами в условиях реализации приоритетных национальных: материалы круглого стола. Омск, 2008. URL:
http://www.omskedu.ru/conferens/?id=19 (дата обращения: 10.04.2013 г.).
43. Гражданское образование – путь к демократическому обществу =
Civil education for democratic society: материалы международной конференции, 22–25 ноября 1999 г. СПб.: Изд-во ЗГПУ, 1999. С. 100–110.
44. Гражданское общество: мировой опыт и проблемы России / под
ред. А.Г. Володина, Т.Е. Ворожейкина, А.В. Загорского. М.: Эдиториал
УРСС, 1988. 311 с.
45. Гражданское общество, правовое государство и право («круглый
стол» журналов «Государство и право» и «Вопросы философии») // Государство и право. 2002. № 1. С. 46–57.
46. Гречко П. Глобализация: образовательные горизонты // Высшее
образование в России. 2005. № 11. С. 102–107.
181
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
47. Дёмина О.А. Технология формирования языковой профессиональной культуры у выпускников технических вузов: дис. … канд. пед. наук.
Новосибирск, 2001. 246 с.
48. Джуринский А.Н. Воспитание в поликультурном мире: воспитание в России и за рубежом. Гражданское воспитание. М.: Педагогическая энциклопедия, 2008. URL: http://niisv.ru/l_gr.htm (дата обращения:
10.04.2013 г.).
49. Дмитренко Т.А. Профессионально-ориентированные технологии
обучения: монография. М.: Прометей; МПГУ, 2003. 327 с.
50. Добреньков В.И. Россия в глобализирующемся мире. URL: http://
lib.socio.msu.ru/l/library (дата обращения: 10.04.2013 г.).
51. Доманов В.Г. К вопросу об институциональной природе гражданского общества // Философия права. 2006. № 3. С. 43–45.
52. Доунс Дж., Гудман Дж. Финансово-инвестиционный словарь. М.,
1997. С. 217.
53. Дроботенко Ю.Б. Самостоятельная работа студентов как эффективное средство аккультурации в современном обществе // Культурное разнообразие в эпоху глобализации = Cultural Diversity in the Epoch
of Globalization: материалы Международной конференции / отв. ред.
Н.И. Курганова. Мурманск: МГПУ, 2006. Ч. 1. С. 162–164.
54. Дружинина М.В. От языковой политики к качеству образования:
монография. Архангельск: Поморский университет, 2004. 224 с.
55. Дружинина М.В. Формирование языковой образовательной политики университета как фактора обеспечения качества профессиональной
подготовки специалистов: монография. Архангельск: Поморский университет, 2007. 471 с.
56. Дружинина М.В. Формирование языковой образовательной политики университета как фактора обеспечения качества профессионального образования: автореф. дис. … д-ра пед. наук. СПб., 2009. 42 с.
57. Егоров В.С. Социальный реализм. М.: Агент, 1999. 370 с.
58. Елизарова Г.В. Культура и обучение иностранным языкам. СПб.:
СОЮЗ, 2001. 291 с.
59. Еремин Ю.В. Теоретические основы профессионально-коммуникативной подготовки будущего учителя в условиях педагогического
университета: (Предметная область иностр. яз.): автореф. дис. … д-ра
пед. наук. СПб., 2001. 38 с.
60. Знаменская С.В. Педагогические условия формирования коммуникативной культуры студентов в процессе профессиональной подготовки в вузе: автореф. дис. … канд. пед. наук. Ставрополь, 2004. 26 с.
61. Зотов В. Гражданское общество и государство – показатели цивилизованности // Коммунист. 1990. № 17. С. 21–35.
62. Иванов С., Волкова И. Болонский процесс: проблемы конкурентоспособности // Alma Mater. Вестник высшей школы. 2004. № 7. С. 19–26.
182
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
63. Иванченко Г.В., Безрогов В.Г. Образовательные практики высшей
школы: границы и перспективы технологического подхода // Фундаментальные и прикладные исследования проблем образования: Материалы
Всероссийского методологического семинара: в 2 т. / под ред. Н.В. Бордовской. СПб.: РГПУ, 2004. Т. II. С. 15–19.
64. Иванчин Г.И. Трансформация национальной идентичности в условиях глобализации // Диалог культур и перспективы социокультурной
глобализации в современном обществе: сборник / отв. ред. В.Ф. Мартынов [и др.]. Минск, 2005. 205 с.
65. Ильинский И.В. Инвестиции в будущее: образование в инновационном воспроизводстве. СПб., 1996. С. 394.
66. Ирхин Ю.В. Гражданское общество и власть: проблемы взаимодействия и контроля в современной России // Социально-гуманитарные
знания. 2007. № 5. С. 3–24.
67. Кавнатская Е.В. Пособие по развитию умений профессионального
общения специалистов в области обучения английскому языку. М.: Еврошкола, 1999. 94 с.
68. Каган М.С. Системно-синергетический подход к построению современной педагогической теории // Педагогика культуры. СПб.: Некоммерческое партнерство «Невский проект», 2005. № 3/4. С. 12–21.
69. Каган М.С. Философия культуры. СПб.: Петрополис, 1996. 416 с.
70. Казакова Н.Д. Глобализация и университеты // Глобализация и
образование. Болонский процесс: материалы круглого стола. М., 2004. 
С. 57–64.
71. Калейник Н.С. Формирование профессиональной компетентности у слушателей вузов МВД России в процессе обучения иностранному
языку: дис. … канд. пед. наук. СПб., 1999. 156 с.
72. Капустин В.С. Введение в теорию социальной самоорганизации.
М.: РАГС, 2003. 137 с.
73. Карпова Ю.Н. Формирование духовной направленности в профессиональном образовании государственных служащих средствами интегрирования религиоведения и иностранного языка: дис. … канд. пед.
наук. Н. Новгород, 2001. 173 с.
74. Козмински А. Роль высшего образования в реформировании общества в условиях глобализации: академическая надежность и стремление
к повышению уровня вузов // Высшее образование в Европе. 2002. № 4.
75. Козырев В.А., Шубина Н.Л. Высшее образование России в зеркале
Болонского процесса: научно-метод. пособие. СПб.: РГПУ, 2005. 434 с.
76. Колесов В. Рынок образовательных услуг и ценности образования
(Между ВТО и Болонским процессом) // Высшее образование в России.
2006. № 2. С. 3–8.
77. Колмэн Дж. Капитал социальный и человеческий // Общественные науки и современность. 2001. № 3. С. 122–139.
183
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
78. Компетентностный подход в педагогическом образовании: монография / под ред. В.А. Козырева, Н.Ф. Родионовой. СПб.: РГПУ, 2004. 392 с.
79. Конференция европейских министров высшего образования (Берген, 19–20 мая 2005 г.). Европейское пространство высшего образования – достижение целей: коммюнике // Официальные доклады в образовании. 2005. № 21. С. 15–22.
80. Корчак Т.А. Организационно-педагогические условия повышения
качества профессионального образования на основе компетентностного
подхода: дис. … канд. пед. наук. Екатеринбург, 2005. 209 с.
81. Кочкина В.Г. Гуманитарная сфера международных отношений в
условиях глобализации: опыт ОБСЕ. Н. Новгород, 2004. 67 с.
82. Кравченко И.И. Концепция гражданского общества в философском развитии // Политические исследования. 1991. № 5. С. 136–138.
83. Красин Ю., Галкин А. Гражданское общество: путь к стабильности // Диалог. 1992. № 3. С. 73–77.
84. Краснова А.В., Стриженко Л.Л. Глобализация мировой экономики: социально-экономические процессы. Томск; Барнаул, 2004. 258 с.
85. Красноженова Г.Ф. Некоторые проблемы повышения эффективности образовательной деятельности вузов в условиях глобализации высшего образования // Глобализация и образование. Болонский процесс:
материалы круглого стола. М., 2004. С. 65–70.
86. Крупченко А. Профессиональная лингводидактика // Высшее образование в России. 2006. № 5. С. 158–160.
87. Кубрякова Е.С. Язык и знание: На пути получения знаний о языке:
Части речи с когнитивной точки зрения. Роль языка в познании мира.
М.: Языки славянской культуры, 2004. 560 с.
88. Кузнецов Я.Е. Профессионально-языковая компетентность как
фактор успешности учебной деятельности студентов технического вуза:
дис. … канд. пед. наук. Красноярск, 2005. 174 с.
89. Кузьминов Я.И., Сухомлинова О.О. Гражданское общество: экономические и политические факторы становления // Общественные науки.
1990. № 5. С. 61–76.
90. Курганова Н.И. Межкультурная компетенция как фактор устойчивого развития в эпоху глобализации // Культурное разнообразие в эпоху глобализации = Cultural Diversity in the Epoch of Globalization: материалы Международной конференции, март 2006 г. / отв. ред. Н.И. Курганова. Мурманск: МГПУ, 2006. Ч. 1. С. 26–29.
91. Лайпанова Ф.Х. Личность в условиях глобализации // Россия в условиях глобализации: философские, социокультурные и политические
проблемы: сборник. Невинномысск, 2004. С. 182–186.
92. Лаумулин М. Закат мультикультурализма. Наступает эра европейского ислама. М., 2009. URL: http://www.centrasia.ru/newsA.php4?st=
1142718240 (дата обращения: 10.04.2013 г.).
184
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
93. Лафитский В.И. Сравнительное правоведение в образах права. М.:
Статут, 2010. Т. 1. 429 с.
94. Левина М.М. Технологии профессионального педагогического образования: учебное пособие для студ. пед. вузов. М.: Академия, 2001. 272 с.
95. Лепихова Л.А. Что значит открытость политической власти? // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2007. № 1. С. 66–78.
96. Лиферов А.П. Глобальное образование – путь к интеграции мирового образовательного пространства. М., 1997. 108 с.
97. Лось В.А., Урсул А.Д., Демидов Ф.Д. Глобализация и переход к устойчивому развитию. М.: РАГС, 2009. 315 с.
98. Майбуров И. Глобализация сферы высшего образования // Мировая экономика и международные отношения. 2005. № 3. С. 10–17.
99. Макаров В.Л. Экономика знаний: уроки для России // Вестник
Российской академии наук. URL: http://nauka.relis.ru (дата обращения:
19.05.2013 г.).
100. Мамут Л.С. Гражданское общество: проблемы соотношения //
Общественные науки и современность. 2002. № 5. С. 98–103.
101. Марченко М.Н. Государство и право в условиях глобализации.
М.: Проспект, 2009. 400 с.
102. Матвеева Т. Инновационная образовательная технология формирования базовых компетенций студентов // Высшее образование в России. 2007. № 7. С. 28–32.
103. Матвейчев О. Гражданское общество и государства. Модели взаимоотношений // Логос: философско-литературный журнал. 2005. № 3.
С. 130–136.
104. Матузов Н.И. Гражданское общество: сущность и основные принципы // Правоведение. 1995. № 3. С. 84–92.
105. Мигранян А. Политический словарь: в 2 ч. / под ред. А.М. Мигранян. М.: Наука. 1994. Ч. 1. 789 с.
106. Минакова Т.В. Развитие познавательной самостоятельности студентов университета в процессе изучения иностранного языка: дис. …
канд. пед. наук. Оренбург, 2001. 214 с.
107. Михеев В.А. Механизм взаимодействия органов власти с негосударственными некоммерческими организациями / под ред. В.С. Комаровского, Л.В. Сморгунова. М.: Знание, 2004. 416 с.
108. Могилевич Ю.Л. Система формирования умений иноязычного
делового общения у студентов университета: дис. … канд. пед. наук. Саратов, 1999. 226 с.
109. Мордовцев А.Ю., Попов В.В. Российский правовой менталитет.
Ростов н/Д: Изд-во Южного федер. ун-та, 2007. 448 с.
110. Мосолова Л.М. Образовательное общество Северной Европы,
подготовка учителя и профильное обучение в регионе // Культурное
разнообразие в эпоху глобализации = Cultural Diversity in the Epoch of
185
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Globalization: материалы Международной конференции, март 2006 года /
отв. ред. Н.И. Курганова. Мурманск: МГПУ, 2006. Ч. 1. С. 10–12.
111. Нечаев В.Я. Социология образования. М.: МГУ, 1992. 200 с.
112. Никольский В. Глобальное образование: пределы либерализации //
Высшее образование в России. 2004. № 8. С. 7–25.
113. Нуссбаум М. Патриотизм и космополитизм // Логос. 2006. № 2.
URL: http://magazines.russ.ru/logos/2006/2/ (дата обращения: 10.04.2013 г.).
114. Овчинников И.А. Ценность права в христианской культуре // Духовные ценности в государственно-правовом развитии России: материалы всероссийской научно-практической конференции. Ростов н/Дону,
2010. С. 3–20.
115. Овчинников О.В. Инновационная стратегия российской экономики: предпосылки, характер, прогноз. Архангельск, 2008. С. 112.
116. Одинцова А.В. Гражданское общество: прошлое, настоящее, будущее // Социально-политические науки. 1991. № 12. С. 98–125.
117. Олейник А.Н. Эрозия демократии в России и на Западе в свете
гипотезы о негативной конвергенции // ОСН. 2007. № 2. С. 34–49.
118. Орлова И.В. Современное гражданское общество: возможность и
действительность // Философия и общество. 2007. № 4. С. 86–97.
119. Осипов Г.В. Социальные исследования // Философия и общество.
1968. Вып. 2. С. 5–18.
120. Патнэм Р. Чтобы демократия сработала: Гражданские традиции
в современной Италии. М.: Ad Marginem, 1996. 287 с.
121. Педагогика профессионального образования: учебное пособие
для студентов педвузов / Е.П. Белозерцев и др.; под ред. В.А. Сластенина. М.: Академия, 2004. 368 с.
122. Перевалов В.Д. Гражданское общество и правовое государство //
Теория государства и права. 1999. № 3. С. 91–126.
123. Перегудов С.Н. Проблемы глобализации // Pro et Contrа. 1999.
Вып. 4. С. 5–15.
124. Политический словарь: в 2 ч. / под ред. А.М. Мигранян. М.: Наука, 1994. Ч. 1. 789 с.
125. Полтерович В.М., Попов В.В. Демократизация и экономический
рост // Общественные науки и современность. 2007. № 2. С. 13–21.
126. Полтерович В.М., Попов В.В. Стадии развития и экономический
рост // Вопросы экономики. 2006. № 7. С. 24–33; № 8. С. 67–79.
127. Пономарев Г.Н. Развитие вариативной подготовки специалистов
физической культуры в современных социокультурных условиях: автореф. дис. … д-ра пед. наук. СПб., 2003. 36 с.
128. Попков В.А., Коржуев А.В. Теория и практика высшего профессионального образования: учебное пособие для высшей школы. М.: Академический Проект, 2004. 432 с.
129. Пушкарев Е.А., Плешаков А.П. Некоторые теоретические аспекты становления и развития гражданского общества в Российской поли-
186
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тической действительности // Философия права / Ростовский юридический институт МВД России. 2005. № 2. С. 44–45.
130. Романов В.Л. Социальная самоорганизация и государственность.
2-е изд., перераб. и доп. М.: РАГС, 2003. 236 с.
131. Романова Л.М. Россия в условиях государственно-правовой глобализации // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2007. № 1.
С. 129–141.
132. Садохин А.П. Теория и практика межкультурной коммуникации.
М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004. 271 с.
133. Сажина Л.В. Особенности современной миграции // Философия
права. 2007. № 4. С. 140–149.
134. Сазанова З. Болонский процесс: позиция российского преподавателя // Высшее образование в России. 2004. № 3. С. 30–34.
135. Сафонова В.В. Культуроведение в системе современного языкового образования // Иностранные языки в школе. 2001. № 3. С. 17–23.
136. Сеидова М. Женщины составляют почти половину мигрантов во
всем мире. Азербайджан, 2009. URL: http://www.dem.az/content/view/459/2/:
(дата обращения: 10.04.2013 г.).
137. Скатов Н.Н. Университет – источник целостного научного знания // Реальность этноса. Глобализация и национальные традиции образования в контексте Болонского процесса: материалы конференции / под
ред. И.Л. Набока. СПб., 2005. С. 16.
138. Сластенин В.А. Педагогический процесс как система. М.:
МАГИСТР-ПРЕСС, 2000. 488 с.
139. Слепухин А.Ю. Интеграция образовательного пространства высшей школы: глобальное и локальное // Интеграция образования. 2005.
№ 1/2. С. 3–6.
140. Словарь современной экономической теории Макмиллана. М.,
2003. С. 224.
141. Смирнов А.И. Информационная глобализация и Россия: вызовы
и возможности. М., 2005. 392 с.
142. Соловьева А. Гражданское воспитание: проект «Дети России». М.,
2008. URL: http://detirossii.ru/12600.php: (дата обращения: 10.04.2013 г.).
143. Соловьева Н.В. Профессиональное становление специалиста с
высшим образованием в условиях изменяющейся социокультурной среды: дис. … д-ра пед. наук. Казань, 1997. 422 с.
144. Сороковых Г.В. Субъектно-деятельностный подход в лингвистической подготовке студентов неязыковых вузов: дис. … д-ра пед. наук.
Курск, 2004. 383 с.
145. Сорос Дж. Заметки о глобализации. М., 2002. 120 с.
146. Сысоев П.В. Культурное самоопределение личности в контексте
диалога культур: монография. Тамбов: ТГУ, 2001. 145 с.
147. Талалова Л.Н. Интегративные тенденции в теории и практике современного образования: дис. … д-ра пед. наук. М., 2004. 445 с.
187
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
148. Тамбовцев В.Л. Государство как инициатор развития гражданского общества // Общественные науки и современность. 2007. № 2. С. 69–77.
149. Тамбовцев В.Л. Формальное и неформальное в управлении экономикой. М.: Наука, 1990. 92 с.
150. Татур Ю.Г. Образовательный процесс в вузе: методология и опыт
проектирования: учеб. пособие для слушателей системы подготовки и
повышения квалификации преподавателей. М.: МГТУ, 2005. 223 с.
151. Телегина Г.В., Штыкова Н.В. Университет в глобальном мире:
новая миссия // Университетское управление: практика и анализ. 2005.
№ 5. С. 63–67.
152. Теория современных обществ // Социальные и гуманитарные науки. Сер. 11. 2006. № 4. С. 9–18.
153. Тер-Минасова С.Г. Что мешает повышению качества преподавания иностранных языков как средства общения между профессионалами // Критерии качества в преподавании иностранных языков в неязыковых вузах: тезисы докладов и выступлений Всероссийской научнопрактической конференции. СПб.: ЛЭТИ, 2006. С. 4.
154. Токвиль А. Демократия в Америке. М.: Весь мир, 1994. 559 с.
155. Трапицын С.Ю. Теоретические основы управления качеством
образовательного процесса в военном вузе: дис. … д-ра пед. наук. СПб.,
2000. 416 с.
156. Тузиков А.Р. Идеи демократии: социологическая интерпретация //
СОЦИС. 2005. № 3. С. 36–51.
157. Уолцер М. Сферы привязанности // Логос. 2006. № 2. URL: http://
magazines.russ.ru/logos/2006/2/ (дата обращения: 10.04.2013 г.).
158. Фарений С.И. Политико-правовые формы участия граждан в
формировании институциональной среды судебной власти России // Философия права. 2007. № 4. С. 77–79.
159. Федоренко Ю.В. Параметральная структура гражданского общества как центрального элемента правовой культуры современной России // Философия права. 2007. № 4. С. 131–135.
160. Федорова М.А. Педагогическая синергетика как основа моделирования и реализации деятельности преподавателя высшей школы:
дис. … канд. пед. наук. Ставрополь, 2004. 169 с.
161. Философский энциклопедический словарь / под ред. Е.Ф. Губского, Г.В. Кораблева, В.А. Лутченко. М.: ИНФРА-М., 2000. 1123 с.
162. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций? // ПОЛИС: Политические исследования. 1994. № 1. С. 33–48.
163. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М.: АСТ, 2003. 603 с.
164. Чериновский З.М. Гражданское общество: опыт исследования //
Государство и право. 1992. № 6. С. 142–151.
165. Черникова Н.В. Глобальное образование: дефиниции и концепции. Новочеркасск, 2004. 36 с.
188
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
166. Шадрина И.М. Тенденции развития образования и принципы
его анализа и проектирования // Культурное разнообразие в эпоху глобализации = Cultural Diversity in the Epoch of Globalization: материалы
Международной конференции, март 2006 г. / отв. ред. Н.И. Курганова.
Мурманск: МГПУ, 2006. Ч. 1. С. 192–194.
167. Шапиро И. Демократия и гражданское общество // Политические
исследования. 1992. № 4. С. 17–29.
168. Шевченко Т.Д. О препятствиях мешающих эффективной межкультурной коммуникации и способах их преодоления. URL: http://www.
pn.pglu.ru (дата обращения: 10.04.2013 г.).
169. Шемятенков В.Г. Большая Европа и западноевропейская интеграция // Европейский Союз на пороге XXI века: выбор стратегии развития /
под ред. Ю.А. Борко, О.В. Буториной. М., 2001. С. 11–26.
170. Шишкина Е.А. Историческая роль глобализации в формировании новой цивилизации // Социально-гуманитарные знания. 2007. № 4.
С. 100–112.
171. Щербанин Ю.А. Глобализация: международный обмен и транспорт: учеб. пособие. М., 2002. 471 с.
172. Юдина Т.Н. Социология миграции. М.: Академический проект,
2006. 238 с.
173. Явич Л.С. О философии права на XXI век // Правоведение. 2000.
№ 4. С. 4–33.
174. Якиманская И.С. Технология личностно-ориентированного обучения в современной школе. М.: Сентябрь, 2000. 176 с.
175. Яковец Ю.В. Глобализация и взаимодействие цивилизаций. М.,
2001. 346 с.
176. Яковлев А.М. Гражданское общество и правовое государство //
ОНС. 2002. № 5. С. 78–93.
177. Abromeit H. Democracy in Europe: Legitimising politics in an nonstate policy. Oxford; New York: University press, 1998. 435 p.
178. Altvater E. Die Ordnung rationaler Weltbeherrschung. Wiesbaden:
Proka, 1994. 345 s.
179. Altvater E., Mahnkopf B. Grenzen der Globalisierung. Münster: Dietz, 1997. 405 s.
180. Altz M. Zivilgesellschaft – Bekenntniss, Blasé, Begriff // Context.
2000. № 3. S. 16–23; № 4. S. 10–19.
181. Aries A. Dialog und interkulturelle Kompetenz – “Begegnung” versus
“Sozialtechnik” // Erwägen, Wissen, Ethik. 2003. № 14 (1). S. 153–154.
182. Atalovsky E., Melchior J., Puntscher Riekmann S. Integration durch
Demokratie. Neue Impulse für die Europäische Union. Marburg-PRESS, 1997.
534 s.
183. Bender-Szymanski D. Interkulturelle Kompetenz im Bildungswesen –
eine Herausforderung für Weiterbildung, 2000. URL: http://www.die-frankfurt.de
189
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
184. Böhret Ch. Globalisierung von Folgen der Technologisierung. Eine
Herausforderung für zukunftsorientierte Politik. Opladen: PRESS, 1993. 120 s.
185. Bolten J. Interkulturelle Studienangebote vor dem Hintergrund der
Einfuerung von Bachelor- und Master-Programmen // Interculture Journal.
2007. № 3. S. 47–64. URL: http//www.interculture-journal.com
186. Burley A.-M., Mattli W. Europe before the court: a political theory of
legal integration // International Organisation. 1993. № 47. P. 41–76.
187. Busch D. Welche interkulturelle Kompetenz macht beschaeftigungsfaehig? // Interculture Journal. 2007. № 3. S. 5–32. URL: http://www.interculture-journal.com
188. Dawson C. Dynamics of World History. LaSalle, Illinois: Sherwood
Sugden Co., 1978.
189. Deardorff D. Darla K. Policy Paper zur Interkulturellen Kompetenz.
URL: http://www.jugendpolitikineuropa.de/static/common/jp_download.php/
414/bertelsmann_intkomp.pdf
190. Dewande N., Lenoble J. Projekt Europa. Postnationale Identität: Grundlage für die europäische Demokratie? Berlin: Waxmann Verlag GmbH, 1994.
341 s.
191. Frindte W. Die Praxis muss für sich selbst sprechen – interkulturelle
Kommunikation als komplexes Management // Erwägen, Wissen, Ethik. 2003.
№ 14 (1). S. 169–171.
192. Gerhards J. Westeuropäische Integration und dir Schwierigkeiten der
Entstehung einer europäischen Öffentlichkeit // Zeitschrift für Soziologie.
1993. № 22. S. 96–100.
193. Global Civil Society: The Path Ahead, A draft discussion paper by
David C. Korten The People Centered Development Forum U.S.A. Nicanor
Perlas Center for Alternative Development Initiatives Philippines Vandana
Shiva Navdanya. India, 2002. 20 p.
194. Globalisierung in der Krise // Planet. 2000. Februar – März. № 14.
S. 31–39.
195. Habermann F., Patel R. Wer spricht denn da? Peoples Global Action
und Problem der Präsentation // Blätter des Sonderhefts: Soziale Bewegungen.
2001. 21 März. S. 41–42.
196. Hanisch R., Wegner R. Nichtregierungsorganisationen und Entwicklung. Hamburg: Prisma Verlag, 1994. 469 s.
197. Hatzer B., Layes G. Interkulturelle Handlungskompetenz // Handbuch
Interkulturelle Kommunikation und Kooperation. Band 1: Grundlagen und
Praxisfelder. Goettingen: Vandenhoeck & Ruprecht, 2005. S. 138–148.
198. Hildermeier M., Kocka J., Conrad Ch. Europäische Zivilgesellschaft
in Ost und West. Frankfurt; New York: Campus, 2000. 475 s.
199. Höll O., Leyrer K., Pieber M. „Internationale Politik“ im Rahmen des
Universitätslehrganges – politische Bildung – zum Thema „Chance der Zivilgesellschaft im Zeitalter der Globalisierung“ // Tiroler Bildungsinstitut Grillhof OIIP. 2002. 8–13 Dezember. 580 s.
190
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
200. Hradil S., Immerfall S. Die westeuropäischen Gesellschaften im Vergleich. Opladen: leske+budrich, 1997. 115 s.
201. Jachtenfuchs M., Kohler-Koch B. Europäische Integration. Opladen:
leske+budrich, 1996. 89 s.
202. Kaene J. Democracy and Civil Society: On the Predicament of European Socialism, the Prospects for Democracy and the Problem of Controlling
Social and Political Power. London; New York: Campus, 1988. 468 p.
203. Kennedy P., Messner D., Nuscheler F. Global Trends & Global Governance. Sterling, New York: Pluto Press, 2002. 349 p.
204. Kiel E. Die Entwicklung interkultureller Kompetenz als ein zentrales
Ziel globalen Lehrens und Lernen. URL: http://www.learnline.de
205. Kinast E.U. Interkulturelles Training // Handbuch Interkulturelle
Kommunikation und Kooperation. Band 1: Grundlagen und Praxisfelder.
Goettingen: Vandenhoeck & Ruprecht, 2005. 462 S.
206. Kinast E.U., Thomas A. Interkulturelle Personalentwicklung in internationalen Unternehmen // Handbuch Interkulturelle Kommunikation und Kooperation. Band 1: Grundlagen und Praxisfelder. Goettingen: Vandenhoeck &
Ruprecht, 2005. S. 242–256.
207. Licklederer M., Kittler M.G. Interkulturelle Kommunikationskompetenz – ein Erfolgsfaktor für international tätige Unternehmungen?-2005. URL:
http://www.naa.de/pdfs/Studie_Interkulturelle_Kommunikationskompetenz
208. Lipschutz R.-D. Reconstructing World Politics: The Emergence of
Global Civil Society // Millenium: Joutnal of International Studies. 1999.
Vol. 21. № 3. P. 12–16.
209. Loenhoff J. Interkulturelle Kompetenz zwischen Person und System //
Erwägen, Wissen, Ethik. 2003. № 14 (1). S. 192–194.
210. Machlup F. Knowledge: Its Creation, Distribution, and Economic Significance. Vol. II: The Economics of Information and Human Capital. Princeton, 1984. P. 419.
211. Marks G. Governance in the European Union. London: MIT Press,
1996. 57 p.
212. Mecheril P. Behauptete Normalität – Vereinfachung als Modus der
Thematisierung von Interkulturalität // Erwägen, Wissen, Ethik. 2003. № 14 (1).
S. 198–201.
213. Merkel W., Puhle H.-J. Von der Diktatur zur Demokratie. Transformationen, Erfolgsbedingungen, Entwicklungspfade. Stuttgart: Opladen, 1999.
324 s.
214. Moravcsik A. Is There a „Democratic Deficit“ in World Politics?
A Framework for Analysis // Government and Opposition. 2004. Vol. 39. № 2.
P. 165–166.
215. Morin E. Geburt der zivilen Internationale // Planet. Februar–März.
2000. № 14. S. 10–11.
216. Moßmann P. NRO als Stütze der Demokratie? Hamburg: Prisma Verlag, 1994. 154 s.
191
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
217. Münker H. Europäische Identifikation und bürgerschaftliche Kompetenz. Vorbedingungen einer europäischen Staatsbürgerschaft // Internationale
Zeitschrift für Philosophie. 1997. № 2. S. 202–217.
218. Nida-Rämelin J. Was ist Staatsbürgerschaft? Stuttgart: Politik und
Ethik, 1996. S. 114–129.
219. Nolte P. Die Ordnung der deutschen Gesellschat. Selbstentwurf und
Selbstbeschreibung im 20. Jahrhundert. München: Verlag C.H. Beck, 2003.
426 s.
220. Parsdorfer Ch. Libertäre Schimäre. Die neue zivilgesellschaftliche Internationale // Blätter des izзw, Sonderheft. 1996. September. Heft 216. S. 34–37.
221. Pattberg Ph. Institutions of Private Authority in Global Governance //
Global Governance Working Paper. 2004. № 9. 36 p.
222. Putnam R.D. Making Democracy Work. Civil Tradition in Modern
Italy. New York: Campus, 1994. 324 p.
223. Rathje S. Interkulturelle Kompetenz – Zustand und Zukunft eines
umstrittenen Konzepts, Erscheint in: Zeitschrift für interkulturellen Fremdsprachenunterricht, 2006. URL: http://www.2uni-jena.de
224. Reese-Schäfer W. Supranationale und Transnationalr Identität – zwei
Modelle kultureller Integration in Europa // Politische Vierteljahresschrift.
1997. № 38. S. 318–329.
225. Rose R., Mishler W. What the Alternatives To Democracy in Post-Soviet Societies // Studies in Public Policy. 1995. № 248. 60 p.
226. Salamon L.M., Hems L.C., Chinnock K. The Nonprofit Sector: For
what and for Whom? // Working Papers of the John Hopkins Comparative
Nonprofit Sector Project. Baltimore. 2000. № 37. P. 5–7.
227. Schroll-Machl S. Moeglichkeiten und Grenzen der Kulturstandartmethode // Handbuch Interkulturelle Kommunikation und Kooperation. Band
2: Laender, Kulturen und interkulturelle Berufstaetigkeit. Goettingen: Vandenhoeck & Ruprecht, 2003.
228. Scott P. Challenges to Academic Values and the Organization of Academic Work in a Time of Globalization. URL: http:// comparative.edu.ru:9080/
PortalWeb/ sect?id-5
229. Shapiro I., Hacker-Cordon C. Democracy‘s Edges: Roberta. Dahl Can
International Organizations be Democratic? New York: Cambridge University
Press. 1999. 295 p.
230. Shils E. Was ist eine “Civil Society”? Europa und Civil Society. Castelgandolfo-Gespräche. Stuttgart: Campus Verlag GmbH, 1989. 328 p.
231. Thesenpapier der Bertelsmann Stiftung Interkulturelle Kompetenz –
Schluesselkompetenz des 21. Jahrhunderts? URL: http://www.jugendpolitikineuropa.de/static/common/jp_download.php/414/bertelsmann_intkomp.pdf
232. Thomas A. Interkulturelle Wahrnehmung, Kommunikation und Kooperation // Handbuch Interkulturelle Kommunikation und Kooperation.
Band 1: Grundlagen und Praxisfelder. Goettingen: Vandenhoeck & Ruprecht,
2005. S. 94–116.
192
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
233. Thomas A. Kultur und Kulturstandarts // Handbuch Interkulturelle
Kommunikation und Kooperation. Band 1: Grundlagen und Praxisfelder.
Goettingen: Vandenhoeck & Ruprecht, 2005. S. 19–31.
234. Thomas A., Hoesler U. Interkulturelle Qualifizierung an den Regensburger Hochschulen: Das Zusatzstudium Inrernationale Handlungskompetenz //
Interculture Journal. 2007. № 3. S. 73–95. URL: http://www.interculture-journal.com
235. Vernetzt und verstrickt. Nichtregierungsorganisationen als gesellschaftliche Produktivkraft / E. Altvater, E. Altvater, A. Brunnengräber, M. Walk.
Münster: Dietz, 1997. 540 s.
236. Wegner R. Zur Rolle von Nichtregierungsorganisationen in der
„Neuen Weltordnung“: Entstaatlichung der Sozialpolitik oder Bürokratisierung der NRO? Hamburg-Verlag, 1994. 254 s.
237. Wierlacher A. Das tragfähige Zwischen // Erwägen, Wissen, Ethik.
2003. № 14 (1). S. 215–217.
238. Ziethen G. Literatur und Freiheit im 19. Jahrhundert – Grundlagen für
die Moderne des 21. Jahrhunderts? Gedanken zum 250. Geburtstag von Friedrich Schiller aus der Sicht des Historikers // Kairoer Germanistische Studien.
2008. № 18. S. 441–464.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Научное издание
Цитен Габриеле,
Дворецкая Светлана Руслановна,
Дружинина Мария Вячеславовна и др.
Глобализация. Общество. Личность
Монография
Печатается в авторской редакции
Оригинал-макет и дизайн обложки С.В. Пантелеевой
Подписано в печать 29.05.2014. Формат 60×841/16.
Усл. печ. л. 11,39. Тираж 100 экз. Заказ № 1858
Издательский дом САФУ
163060, г. Архангельск, ул. Урицкого, д. 56
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
82
Размер файла
1 089 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа