close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

476

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Министерство образования и науки Российской Федерации
Федеральное агентство по образованию
Ярославский государственный университет
им. П.Г. Демидова
Кафедра иностранных языков
Управление международных связей
ПОЛИЛОГ КУЛЬТУР:
ОДИН МИР – МНОГООБРАЗИЕ
ЯЗЫКОВ
Материалы международной
научно-практической конференции
24 – 25 марта 2008 г.
Ярославль 2008
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 81:008(061.2)
ББК Ч510.5я43
П 50
Рекомендовано
Редакционно-издательским советом университета
в качестве научного издания. План 2008 года
Редакционная коллегия:
Т.В. Шульдешова, канд. филол. наук, доц., заведующая кафедрой
иностранных языков ЯрГУ (отв. редактор);
А.В. Егорова, начальник отдела международных связей ЯрГУ;
Т.Г. Зеленова, канд. пед. наук, доц. кафедры иностранных языков
ЯрГУ
П 50
Полилог культур: один мир – многообразие языков: материалы междунар. науч.-практ. конф. 24 – 25 марта 2008 г. / отв.
ред. Т.В. Шульдешова ; Яросл. гос. ун-т. – Ярославль : ЯрГУ,
2008. – 132 с.
В настоящий сборник включены материалы международной
научно-практической конференции «Полилог культур: один мир
– многообразие языков», состоявшейся в ЯрГУ в марте 2008 г.
Материалы сборника адресованы учёным, преподавателям,
аспирантам, студентам, магистрантам, бакалаврам высших и
средних учебных заведений и широкой научной общественности.
Материалы публикуются в авторской редакции.
УДК 81:008(061.)
ББК Ч510.5я43
© Ярославский
государственный
университет, 2008
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Предисловие
Материалы Международной научно-практической конференции
«Полилог культур – один мир – многообразие языков», успешно состоявшейся 24-25 марта 2008г. в Ярославском государственной университете им. П.Г. Демидова, раскрывают проблемы межкультурной
коммуникации и взаимодействия, языка и поликультурного образования, формирования межнациональной толерантности, культурологической и правовой адаптации населения в различных странах, методики преподавания иностранных языков в высших и средних учебных
заведениях России и зарубежных стран.
Авторы статей – учёные разных областей науки – филологии, педагогики, права, экономики, истории, социологии, культурологии,
психологии – преподаватели, студенты, аспиранты, докторанты Ярославского университета им. П.Г. Демидова, Российской Академии
Наук, Российской Академии Образования, вузов Москвы, СанктПетербурга, Оренбурга, Костромы, Тульской и Ленинградской областей, Республики Казахстан, Финляндии и Соединённых Штатов Америки.
Заинтересованно и компетентно раскрывают авторы статей вопросы динамики межкультурных коммуникаций россиян и граждан
Германии, Соединённых Штатов Америки, Монголии, Мозамбика,
Нигерии, Финляндии, исторических эпох древности.
Часть материалов, предлагаемых в сборнике, характеризует языковую систему как Совета Европы, так и язык в мире политики и
межкультурной компетенции.
Большинство материалов раздела II посвящено языкознанию и
методическим вопросам изучения, а также преподавания иностранных языков в вузе и в неформальной среде.
Значительная часть материалов посвящена непосредственно
формированию толерантности в обществе, образовательном пространстве, правовой культуре, профессиональной деятельности, достижениях общественных организаций.
Привлекает внимание и группа материалов по педагогической
проблематике: неформальное образование взрослых, формирование
потребности в безопасности у детей и дуальное родительство.
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Кафедра иностранных языков и Управление международных связей ЯрГУ им. П.г. Демидова благодарят всех авторов, подготовивших
материалы к конференции, и выражает надежду на то, что знакомство
с данным сборником будет интересно для читателей, окажет им содействие в решении межкультурных проблем и разнообразии методов
преподавания иностранных языков в высших и средних учебных заведениях, станет поводом для творческих конструктивных дискуссий
с коллегами.
Редакционная коллегия.
Публикации являются авторскими. За корректность формулировок и изложение материала редакционная коллегия ответственности
не несёт.
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел I.
Полилог культур в современном мире
Некоторые общие положения функционального подхода к
языку
(от холодной войны к межкультурной коммуникации)
Т.В. Шульдешова
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова,
Ярославль, Россия
Функциональный или иначе называемый коммуникативно-прагматический подход к языку противопоставляется структурно-системному: у
них разные предметы исследования. Если для первого интерес представляет язык, погруженный в общественную практику людей, используемый для
организации взаимодействия между ними, то предметом второго является
внутреннее строение языка, изолированное от среды его функционирования. Другими словами, функциональный подход характерен для исследования речи, а структурный для исследования языка. Противопоставление
данных научных подходов основывается на противоположном характере
их направленности – гуманитарной в коммуникативно-прагматической
лингвистике и сциентистской, естественно – научной, в структурной лингвистике.
В 60е – 80е гг. двадцатого столетия лингвистика, точнее та ее часть,
которая называлась структурной, сосредоточивала свои усилия на получении о языке максимально объективированного знания, отвлеченного от
производителя языка и его пользователя и формулируемого вне ценностных установок [3]. Однако такие исследования не соответствовали требованиям холодной войны, определявшей многие жизненно важные аспекты
того времени. Поскольку ее основным оружием являлась пропаганда и
контрпропаганда, то усилия ученых, в первую очередь западных, были направлены на исследование эффективности языкового воздействия в коммуникации. На Западе в это время выходят труды, в которых закладываются основы межкультурной коммуникации, как она тогда понималась. Среди наиболее известных работ следует упомянуть “The Word War” (“Война
слов”), написанную Т. Соренсеном, и “Propaganda and International Relations” (“Пропаганда и международные отношения”), коллективное исследование под редакцией Ю.Г. Уайтэкера [4,5]. Советская пропаганда, наверное, тоже вносила свой научный вклад в эту войну слов, но он, как правило, не был достоянием гласности.
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С профессиональной точки зрения, то есть владения навыками полемического диалога, преимущества были на стороне Запада. Этому способствовали вековые традиции жесткой, но цивилизованной предвыборной
борьбы, парламентской дискуссии и, если брать другой уровень, рекламирования товаров. Умению полемизировать учили в школе. Практической
подготовке способствовало и наличие теоретической школы. Одним из самых плодотворных ее достижений следует считать составление модели
полемической, а точнее политической, коммуникации. Ее автор, известный
в свое время политолог Г.Д. Лассвелл, использовал для ее построения пять
вопросов: 1) Who (Кто говорит) 2) Says What (Что говорит) 3) In Which
Channel (Какой канал использует) 4) To Whom (Кому говорит) 5) With
What Effect (С каким результатом) [2].
Ответы на данные вопросы помогают не только выявить стратегию и
тактику речевого поведения оппонента, но и построить эффективно свое
поведение в коммуникативной ситуации. Для этого используются пять – в
соответствии с вопросами – видов анализа, а именно: control analysis, content analysis, media analysis, audience analysis, effect analysis. Наиболее интересным, с нашей точки зрения, представляется первый вид анализа, который можно назвать по-русски «анализом управления». В данном виде
анализа уделяется основное внимание личности адресанта. Она рассматривается как структура, составляющие которой отражают как то общее, что
характерно для данного сообщества (нормы, ценности, оценки, взгляды,
идеологию), так и индивидуальное, выделяющее его из того множества, в
которое он входит как коммуникатор. В первую очередь это касается манеры речи: ее индивидуализация может, в какой-то степени, помочь донести информацию до адресата, но ее главная задача – запечатлеть вербальный образ адресанта в сознании последнего с тем, чтобы тот впоследствии
мог узнать его по этому признаку, что очень важно для людей с функцией
воздействия на большую аудиторию, например, политиков или писателей.
Речевое поведение каждого из них становится объектом отдельного исследования, которое показывает, как правило, необходимость учета того, что
сейчас обобщается как культура – духовные, нравственные, идейносоциальные параметры. Большие достижения, сделанные в этой области в
предыдущем столетии, были дополнены информацией, полученной в результате четвертого вида анализа, «анализа аудитории» – адресата, слушателя, читателя, телезрителя и т.п. Особенно богатый материал в этом отношении был предоставлен телемостами, которые в 1985г. положили конец эпохе конфронтации и проложили дорогу межкультурной
коммуникации.
Уникальный характер телемостов заключался, среди прочего, в том,
что впервые в истории состоялся диалог между высшими законодательными органами двух стран-оппонентов: Верховным Советом СССР и Конгрессом США. Их анализ уже принадлежит истории, но некоторые его вы6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
воды могут и сейчас представлять интерес для исследователей речевого
поведения [1]. Например, вывод о том, что в данных телемостах недейственным оказался принцип советского международного радио и телевидения «главное – направленность», когда подбор материала и характер передачи зависели от того, на какую страну делалась передача. В данной коммуникативной ситуации один и тот же материал был одинаково
эффективным в смысле результата, т.е. своего воздействия на абсолютно
различные аудитории США и СССР. Второй момент касается уже второго
параметра модели Лассвелла, т.е. содержания коммуникации. Социологические исследования телемостов показали, что их главная ценность заключалась в информации друг о друге, причем не всегда предметнологической. Так, дежурной темой были права человека и их соблюдение в
данных странах. Выяснилось, что американцы не узнали ничего нового в
этом отношении, поскольку их средства массовой информации много сообщали о положении дел в СССР. Хотя иностранцы узнали много нового и
интересного о поведении и культуре людей, управлявших большой и загадочной для них страной. Им не понравилось, например, что некоторые из
россиян читали свои вопросы, занимавшие иногда несколько страниц машинописного текста [1,c.49].
Таким образом, второй вопрос модели «Что сказал?» необходимо дополнился вопросом «Как сказал?», ответ на который включает в себя, по
сути, все, что понимается сейчас под словом «культура». А это означает,
что функциональный подход к языку перестал быть чуждым лингвистике,
он просто открыл ей дорогу в широкий мир социального взаимодействия
людей, постоянно вступающих в вербальный или невербальный контакт,
исход которого во многом зависит от того, как они это делают.
Литература
1. Бедеров Аркадий. Непросто строить телемост // В мире книг. 1988, №3.
2. Использованы материалы исследования: Стриженко А.А. Об использовании
языка в идеологической борьбе (на материале английского языка). // В помощь преподавателям иностранных языков. Новосибирск, 1979, вып. 10.
3. Сусов И.П. Лингвистика между двумя берегами // Языковое общение: Единицы
и регулятивы. : Калинин, 1987.
4. Sorensen Th. C. The Word War. The Story of American Propaganda. New York –
Evanston – London, 1968.
5. Propaganda and International Relations. Ed. by U.G.Whitaker. San Francisco, 1962.
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Языковая политика Совета Европы
Л.Н. Ваулина
Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова,
Кострома, Россия, rgc@ksu.edu.ru
В методике преподавания иностранных языков аксиомой является неотделимость изучения иностранных языков от параллельного ознакомления обучаемых с культурой страны изучаемого языка, ее историей и современной жизнью. Общение возможно лишь при владении фоновыми
знаниями о культуре другой страны.
Языковая политика Совета Европы учитывает межкультурный аспект в
преподавании/изучении иностранных языков. Так, «Европейский языковой
портфель» отражает важность и необходимость опыта межкультурного
общения. В «Досье» предлагается «поместить конкретные материалы, свидетельствующие об участии в проектах международного сотрудничества»
[1, с. 58]. Раздел «Информация о практическом использовании языка и
опыта межкультурного общения» рассчитан на каждый изучаемый язык и
включает такие пункты, как:
– опыт межкультурного общения: встречи со страной, культурой, носителями языка;
– другие источники, которые внесли значительный вклад в развитие
ваших знаний об обществе и культуре: живопись, музыка, литература, история, СМИ и т.д.;
– практическое использование языка в различных ситуациях: работа,
учеба, школа, свободное время с друзьями и знакомыми;
– важные фрагменты заданий и проекты, выполненные на иностранных
языках [1, с. 59].
Таким образом, межкультурный опыт признается подтверждением качества владения иностранными языками.
Учитывая тот факт, что знание иностранных языков стало требованием
времени как для взаимопонимания между представителями различных
культур в быту, так и в профессиональной сфере, можно говорить об актуальности формирования межкультурной компетентности обучаемых на
всех этапах обучения иностранному языку.
Языковая политика Совета Европы направлена на восприятие языкового и культурного наследия как «ценнейшего общего ресурса, который необходимо оберегать и развивать», а «многообразие языков должно превратиться в инструмент взаимообогащения и понимания» [2, с. 2]. Язык, с одной стороны, является основной составляющей культуры, с другой – это
средство изучения и понимания культур. Сравнение, противопоставление
и взаимодействие культур формируют умения и навыки межкультурного
общения обучаемых.
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Учет неразрывной связи языка и культуры обеспечил и включение определенных стандартов в сфере межкультурной подготовки.
Литература
1. Европейский языковой портфель для старших классов общеобразовательных учреждений: в 3-х ч. – М.: МГЛУ; СПб.: Златоуст, 2001.
2. Общеевропейские компетенции владения иностранным языком: Изучение, обучение, оценка. – Страсбург: Совет Европы: Департамент по языковой политике, 2001. –
МГЛУ (русская версия), 2005.
Integration of Immigrants to the Finnish Society Интеграция
иммигрантов в финском обществе
М. Haapamäki
University of Tampere, Finland, maija.haapamaki@uta.fi
Finland currently numbers 5.2 million inhabitants and has an average population density of 17 inhabitants per square kilometre. This makes it, after Norway and Iceland, the most sparsely populated country in Europe. [1]
The population growth is constantly slowing down and nowadays Finland is
already facing problems in finding enough labour in certain sectors. Thanks to
Finland’s developed public health care, for example the infant mortality is
nowadays one of the lowest in the world (in 2006 only 2.8 ‰).[2] After having
one of the highest death rates from heart diseases in the world in the 1970s, improvements in the Finnish diet and exercise have paid off. Finland also boasts
the lowest smoking rate of any country in the European Union. Finland is now
one of the fittest countries in the world. [1] This has led to great growth in the
life expectancy, which is now 82 years for women and 75 years for men. [1]
On the other hand, this means also that the age structure of the population
has changed. Now only 16.9 % of the whole population are children (0 – 14
years), 66.7 % are people aged 15 – 64 years, and 16.4 % are 65 years or over
that [3]. The share of the elderly is alarming, and for example there is already
lack of nurses at nursing homes. The fact, that Finnish women are preferring
studies and careers, often postpones the birth of children. Nowadays is usual to
have children only at the age of 30s. [4]
The government of Finland is concerned about the future development of
the population growth. And because it seems to be very hard to accelerate the
birth rate, the government has started to pay more attention to immigration questions. The share of immigrants in Finland is among the lowest of the European
Union countries. Foreign citizens comprise 2.3 percent of the population. [1]
However, the number of foreigners has increased rapidly during the last 16
years, almost four fold. And the number of Finnish citizenship granted annually
is doubled in this time. [5] The Russians are the biggest immigration group, and
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
the Estonians are coming next. In 2006 there were 22 032 immigrants moving in
to Finland and 11 988 emigrants moving out. [5]
In 2006 Finland received 3 000 asylum applications (as a comparison, Sweden received 25 000 applications). Most of these applications came from Bulgaria, Serbia and Iraq. There are 13 reception centres for peoples requesting asylum in Finland. They are located in bigger cities like Helsinki, Tampere and
Oulu. [5] According to international contracts Finland is also taking in about 1
500 refugees annually, mostly from Asia and Africa [5]. Nowadays the biggest
refugee group living in Finland is from Somalia.
In December 2006 most foreign job applicants came from Russia. Employment offices’ partial decisions on applications for residence permits for workers
by nationality was in 2006: people from Russia 3 301, from Ukraine 493. [5]
At the beginning of 2008 the Ministry of the Interior re-organized the immigration affairs. The Ministry supports the active immigration politics, works
against discrimination and racism, and it promotes ethnic equality. The Ministry
admits that it has to take some measures in order to facilitate decision-making,
especially related to applications of residence, asylum and nationality. [6]
There is a law about integration of immigrants to Finland. The aim of integration measures is to ensure that immigrants can contribute to Finnish society
in the same way as other residents. Learning Finnish or Swedish (which is
Finland’s second official language) is one key factor in integration.
The employment offices and municipal immigration personnel help the
newcomers. An unemployed immigrant with a home municipality in Finland is
eligible for labour market subsidy and/or income support. He is also entitled to
an individual integration plan and the services specified in it. Income during the
plan period is ensured through an integration allowance.
The integration plan is drawn up when the immigrant has been entered in the
population data system as living permanently in Finland. For an immigrant of
working age, the plan is formulated jointly with a labour counsellor and if necessary a representative of the local authority. An interpreter will be available.
The right to an integration plan is valid for three years after an immigrant has
been registered in his first home municipality. It can be extended by up to two
years to allow him to learn how to read and write, or to complete Finnish basic
education.[5]
Learning Finnish or Swedish is very important. A wide range of language
instructions is provided, especially in large municipalities. Language skills and
familiarity with Finnish society can be increased through studies at various
kinds of adult educations centres, at adult senior secondary schools, at folk
schools or at open universities.
Integration training is also arranged widely in the form of labour market
training. This provides also information about society and working life. The average duration of such training is one academic year. It always includes some
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
on-the-job training. Students’ learning skills are improved, and during the training a personal study and employment plan is drawn up.
The aim is for immigrants to learn sufficient Finnish/Swedish as soon as
possible to allow them to cope independently with their day-to-day affairs. At
first, however, interpreting and translation services are available for immigrants
to help them to deal with Finnish authorities. [5]
A recent study indicates that children who move to Finland tend to succeed
at school better than immigrant children in other OECD countries. The quality
of teaching, tolerance, as well as success of integration efforts are the main reasons for the good result. [7]
But we have to bear in mind that when the number of immigrants is growing,
also the number of problems will grow:
Will we be able to offer to every immigrant quality language education in
the future? Will there be enough qualified teachers?
Will we be able to offer to all immigrants proper jobs and guarantee that
they will be paid according to the same wage scales as the main population is
paid?
The unemployment rate among the foreigners was 24 % in 2006, while it
was 8 % among the total population [5]. Difficulty in learning Finnish is often
cited as a main reason why the unemployment rate among immigrants remains
high despite labour shortages in some sectors nationally.
The immigrants coming to Finland are mostly working as cooks, drives,
cleaners, garden workers, agricultural workers and house construction workers.
[5] The lack of communication and cultural incomprehension between the main
population and immigrants also prevent the latter from reaching a high social
and economic position in society. Employers of the main population shun immigrants´ customs and culture and rather hire an employee representing the main
population.
Apart from poor language skills, being rooted in his own cultural group often signifies that the immigrant doesn´t get a respected and well-paid job corresponding to his education. Consequently, this causes frustration and shunning
from society as well as a lack of motivation to actively participate in it. At the
same time, his own cultural group and its members are becoming more and more
important psychological support pillars. [8]
What should be done then? Integration is a process in which acquiring a
knowledge of the language of the new homeland is of vital importance. It´s the
key to social action and participation. The majority of immigrants are willing to
study, work and contribute to their new home country. What is needed is an active,
functional strategy of integration that integrates language studies with the other
activities the arrivals are engaged in, such as studying and working in general.
Learning the language of his new homeland is the immigrant´s duty. His
rights include being employed, having a place to study and other opportunities
to practise a profession without being discriminated against. [8] Integration of
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
immigrants to the Finnish society should be every Finn’s duty, if we want to secure the future of our country.
References
1. http://en.wikipedia.org/wiki/Finland#Population
2.http://www.stat.fi/til/kuol/2006/kuol_2006_2007-04-20_tie_001.html
3.https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/fi.html
4.http://www.stat.fi/til/synt/2006/synt_2006_2007-04-20_tie_001.html
5.http://www.intermin.fi/intermin/home.nsf/pages/11961B074D927256C22573B5002CF
F39?opendocumenthttp://www.intermin.fi/intermin/images.nsf/files/0daf5c6baef1104ac2257
3b6004ac70c/$file/kaaviot_en_06.pdf
6.http://www.intermin.fi/intermin/periodic.nsf/vwarchivedlist3/C45DB611CD7AF570C2
2573BF003E4A4D
7.http://yle.fi/news/id82028.html
8.http://www.intermin.fi/intermin/periodic.nsf/vwarchivedlist3/B63154444685E6FBC22
573BF003E60E7
Language Policy in the US – an Ongoing Debate
Языковая политика в США – текущие дебаты
N. N. Kasatkina
University of Arizona, USA
“…Language is an emotional matter, opposition to a language can be violent.
If the language differentiation is echoed in religious, social, or economic differences, the opposition may be all the more instant and violent” [3, p.33].
The United States is a country of immigrants and, logically enough, it has
never been monolingual. Despite this multilingual, multicultural heritage, languages other than English have been viewed as a problem or threat [1]. This tendency leads to “language panics” which represent populations speaking languages
other than English as a problem [2]. The outrageous fear prevents “policy makers” from producing meaningful policy initiatives and leads to inadequate forms
of education about language [2]. The aforementioned facts form a vicious circle:
the multilingual country of immigrants is scared of multilingualism, trying to
suppress all languages other than a domineering one (English).
The passage of Proposition stating “that all public school instruction be
conducted in English. Children not fluent in English shall normally be placed in
an intensive one-year English immersion program to teach them the language as
quickly as possible while also learning academic subjects. Parents may request
a waiver of these requirements for children who already know English, are ten
years or older, or have special needs best suited to a different educational approach. Normal foreign language programs are completely unaffected. Enforcement lawsuits by parents and guardians are permitted” marked the beginning of a systematic attack on bilingual education. The proposition extends
beyond the classroom as the nature of antibilingual laws works to position cer12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
tain groups in a peripheral role in American society [9]. This initiative severely
limits schools, in terms of the types of instructional programs they can offer
their ELL students [10].
The empirical evidence indicates that bilingual education is more beneficial
for ELL students than all-English approaches such as ESL and Sheltered Immersion [5]. Moreover, students in long-term Developmental Bilingual Education
programs (programs designed to develop academic use of both languages for
children with a minority language) perform better than students in short-term
Transitional Bilingual Education programs.
In view of these results, the controversy between benefits of bilingual education and implementation of state policy is clearly situated in larger issues about
immigration, distribution of power, and the empowerment of students. Bilingual
families find themselves caught in the middle of a debate about the future of native language instruction [9]. Most minority language parents want their children
to become bilingual as long as they have the opportunity to attain English and a
quality education [4]. However, efforts to maintain the culture and language
have to face a strong opposition to the notion of linguistic diversity. The education of students who are immigrants and the debate over how best to serve ELL
students has often been clouded by politics [5].
The subtractive conceptual framework that is the foundation of the antibilingual initiatives includes a disregard for non-English skills, for circumstances outside of school, a focus on the instruction of English in English [9] a low level of
expectations from minority students, treatment of diversity as a problem in the
classroom, and the lack of integration of home cultures into the so-called norm
culture. The subtractive framework could be seen through the lenses of languageas-problem orientation drawing on equating languages other than English and bilingualism with social and economic problems [6]. Language skills are perceived
as a barrier to full participation in the society. As can be seen, this tendency
makes immigrants undervalue their own bilingual skills [1]. Being suppressed by
the majority, they prefer to give up on the attempt to preserve their cultural and
linguistic heritage.
This disregard of a human language rights alongside the concentration on
language-as-problem orientation starts domineering in the system of “meseducation” standing for mess in education. By adopting the current perspective, the
role of a multilingual person is being diminished. The families of immigrants
find themselves under the pressure of two powerful structures: (1) authorities
dictating the policy with legal acts and imposing their viewpoints on the populations; (2) schools/school districts that modify and bring the ideas of the authorities to life.
Schools overtly impose the status of a language. For instance, immigrant
children can draw a conclusion about the status of their language in the classroom on a daily basis. Usually, teachers are the speakers of the dominant language, whereas teacher aides are the speakers of the “minority” language. In
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
general, the speakers of most minority languages are discriminated against on
the grounds of language. Some groups are not allowed to identify with their
mother tongues. Speakers of more than 6000 languages are not entitled to education, nor to the administration of justice or public services through the medium
of their mother tongue [8].
Language inequality, language discrimination, and subtractive conceptual
framework are the key concerns of progressive policy makers and educators in
the US. A lot of efforts have to be made to revitalize the idea of the multilingual
society praising and appreciating diversity. However, at this point of time, legal
base is necessary to rule out the major disagreements between language policy
and educational practice.
References
1. Cashman, H. R. (2006). Who wins in research on bilingualism in an anti-bilingual
state? Journal of Multilingual & Multicultural Development, 27(1), 42-60.
2. Hill, J. (2001). The racializing function of language panics. In R. Dueñas González & I.
Melis (Eds.), Language ideologies: History, theory, and policy (Vol. 2, pp. 245-267). Mahwah, NJ: Lawrence Erlbaum
3. Kaplan, R., Baldauf, R. (1997). Language planning from practice to theory. Cambridge Journal of Education, 108(1), 28-58.Multilingual Matters 108 Series Editor: John Edwards Language Planning.
4. Krashen, S. (1996). Under attack: the case against bilingual education. Culver City:
Language Education Associates.
5. Rolstad, K., Mahoney, K., & Glass, G. V. (2005). The big picture: A meta-analysis of
program effectiveness research on English language learners. Educational Policy, 19, 572594.
6. Ruiz, R. (1984). Orientations in language planning. NABE Journal 8(2):15-34.
7. Skutnabb-Kangas, Tove (1994). Mother Tongue Maintenance: The Debate: Linguistic
Human Rights and Minority Education. TESOL Quarterly 28 (3), 625-628.
8. Skutnabb-Kangas, T. & Phillipson, R (1995). Linguistic human rights, past and present.
In T. Skutnabb-Kangas & R. Phillipson (Eds.), Linguistic Human Rights: Overcoming Linguistic Discrimination. Berlin: Mouton de Gruyter.
9. Stritikus, T. T., & Garcia, E. (2005). Revisiting the bilingual debate from the perspectives of parents: Policy, practice, and matches or mismatches. Educational Policy, 19(5), 729744.
10. Wright, W. E. (2005). The political spectacle of Arizona’s proposition 203.
Educational Policy, 19(5), 662-700.
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Язык как средство формирования
межнациональной компетенции
Л.В. Купцова
Ярославский государственный университет
им. П.Г. Демидова, Ярославль, Россия
lora-guide@mail.ru
Развивающийся в настоящее время процесс глобализации стирает политические, идеологические и культурные границы между странами и континентами, народами и этническими группами. Современные средства
передвижения и коммуникации, глобальная информационная сеть Интернет сблизили людей, сделали мир настолько тесным, что взаимодействие
стран, народов и культур стало неизбежным и постоянным. Сегодня
невозможно найти такие нации и народности, которые не испытали бы на
себе политическое, социальное и культурное влияние других народов. Это
влияние осуществляется посредством обмена достижениями культур,
прямых контактов между государственными институтами, общественными
движениями, научного сотрудничества, торговли, туризма и т.д. Все это и
привело к рождению как новой науки – межкультурной коммуникации
(cross-cultural communication), так и самостоятельной учебной дисциплины
с таким же названием, имеющей своей целью развитие навыков и умений
общения у представителей различных культур.
Формирование Европейского сообщества открыло границы многих
государств для свободного перемещения людей, капиталов и товаров.
Европейские столицы и крупные города стали интенсивно менять свой
облик благодаря появлению представителей разных культур и их
активному включению в жизнедеятельность этих городов.
В отечественной науке и системе образования инициаторами межкультурной коммуникации стали преподаватели иностранных языков, которые
первыми осознали, что для эффективного общения с представителями
других культур недостаточно только одного владения иностранным
языком. Разнообразная практика общения с иностранцами доказала, что
даже глубокие знания иностранного языка не исключают непонимания и
конфликтов с носителями этого языка.
Главная цель участника коммуникативного процесса – быть понятым
своим партнером, то есть полно и точно донести свою информацию до собеседника. В то же время эффективность общения пропорциональна
уровню взаимопонимания между коммуникантами. Для достижения
взаимопонимания необходима определенная совокупность знаний,
навыков и умений общих для всех коммуникантов, которая получила
название межкультурной компетенции.
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
По своей сути «межкультурная компетенция» представляет собой
единство трех основных составляющих – языковой, коммуникативной и
культурной компетенции, которые в своем единстве образуют качественно
новое целое, обладающее собственными признаками, отличными от
каждого из компонентов, взятых в отдельности. Термином «компетентность» обозначают не просто сумму знаний и приемов, используемых
индивидом в межкультурной коммуникации, это – наличие комплекса
умений, позволяющих адекватно оценивать коммуникативную ситуацию,
использовать вербальные и невербальные средства, воплощающие
коммуникативные намерения, и получить результаты коммуникативного
взаимодействия в виде обратной связи [1, с. 33].
В условиях межкультурной коммуникации языковая компетенция
означает правильный выбор языковых средств, адекватных ситуации
общения; верную референцию; соотнесение ментальных схем с
практической действительностью; способность повторить однажды
полученный опыт в аналогичных коммуникативных ситуациях.
Фактор межкультурной компетенции в межкультурной коммуникации
имеет относительный характер, поскольку в оценке языковой компетентности представителей разных культур используются неодинаковые критерии; в разных культурах могут не совпадать представления о правильном
или неправильном языковом употреблении; требования к владению родным языком всегда выше, чем требования к владению иностранным языком; оценка уровня компетенции различается в зависимости от целей
коммуникации; человек может хорошо справляться с бытовым общением
на иностранном языке, но быть недостаточно компетентным для общения с
коллегами на профессиональном уровне.
Поскольку язык непосредственно связан с мышлением, процесс межкультурного общения может порождать конфликт между уровнями
языковой компетенции на родном и иностранном языках.Для человека,
привыкшего выражать свои мысли на родном языке с высокой степенью
детализации, недостаток вербальных средств на иностранном языке
существенно снижает эффективность коммуникации. Если происходит
регулярное участие в межкультурной коммуникации, это противоречие
становится стимулом к совершенствованию языковых навыков и переходу
на более высокий уровень компетенции.
Коммуникативная компетенция включает в себя механизмы, приемы и
стратегии, необходимые для обеспечения эффективного процесса общения.
Здесь
предполагается
понимание
не
только
закономерностей
человеческого бытия как такового, но и учет многочисленных культурных
различий,чуткость к малейшим изменениям коммуникативной ситуации и
поведения собеседника.Коммуникант должен исходить из возможности
допущения каких-либо ошибок и готовности их исправить.
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В межкультурной коммуникации составляющими элементами
коммуникативной компетенции являются:
– умение интерпретировать специфические для данной культуры
сигналы готовности собеседника начать коммуникацию или, напротив,
нежелание общаться;
– степень вовлеченности в общение, умение определить долю
говорения и слушания в зависимости от ситуации и культурных норм
среды общения;
– эффективность, т.е. умение адекватно выразить свою мысль и понять
мысль собеседника;
– умение направить беседу в нужное русло;
– умение подавать и интерпретировать сигналы смены коммуникативных ролей и сигналы завершения общения;
– умение сохранять принятую для данной культуры коммуникативную
дистанцию;
– умение использовать вербальные и невербальные средства,
приемлемые для данной культуры;
– приспособляемость к социальному статусу коммуникантов и
межкультурным различиям;
– готовность к коррекции собственного коммуникативного поведения.
Культурная компетенция включает в себя понимание пресуппозиций,
фоновых знаний, ценностных установок, психологической и социальной
идентичности, характерных для культурной среды общения. Культурная
компетенция участника межкультурной коммуникации предполагает умение извлечь необходимую информацию из различных культурных источников (книги, фильмы, политические явления и так далее) и дифференцировать ее с точки зрения значимости для межкультурной коммуникации.
Очевидно, что культурная компетенция, необходимая для эффективного
межкультурного общения, предполагает совпадение объемов культурной
грамотности собеседников в соответствии с предметом и контекстом
коммуникации.
Компетенция не существует вне коммуникации. Именно в конкретных
коммуникативных ситуациях выявляется уровень языковой и иных видов
коммуникации. При этом в условиях межкультурной коммунинации индивид может занижать или завышать уровень своей компетенции. Это в
значительной степени связано с психологическими характеристиками личности. Некоторые коммуниканты испытывают неуверенность при употреблении иностранного языка, другие готовы обойтись минимальными языковыми средствами.
За достаточный уровень межкультурной компетенции обычно
принимается совокупность языковой, коммуникативной и культурной
компетенции, обеспечивающая возможность адекватного общения в
конкретной социальной или этнической группе [2, с. 57].
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Литература
1. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура. М., 1990;
2. Садохин А.П. Межкультурная коммуникация. М., 2006.
Неформальное образование взрослых – феномен
современного поликультурного общества
Н.Н. Букина
Институт образования взрослых Российской Академии Образования,
Санкт-Петербург, Россия, adult.edu@list.ru
В последние годы в России появляются и получают широкую поддержку самые разные инициативы и образовательные проекты в области
межкультурного взаимодействия. Назрела необходимость в осуществлении
внешней и внутренней государственной политики в этой сфере, в разработке стратегии развития конкретных механизмов ее государственнообщественного регулирования.
Опыт мирового сообщества показывает, что значительным потенциалом поликультурного развития обладает массовое неформальное образование взрослых. В системе образования взрослых термин «неформальное
образование» («non-formal education») используется для обозначения образовательного процесса, организованного за пределами формальной (нормативной) образовательной системы, часто для удовлетворения познавательных потребностей определенной группы людей. Неформальная образовательная деятельность взрослых способствует развитию социального
партнерства на всех уровнях, что оказывает положительное влияние на
улучшение социальной обстановки в обществе, особенно в решении проблем, связанных с агрессивностью, расовыми предрассудками, межнациональной рознью и тому подобными негативными тенденциями.
В «Дамасской декларации Международного совета по образованию
взрослых», принятой представителями 704-х организаций образования
взрослых (из стран Европы, Азии, Африки, арабских государств, Карибского бассейна, Латинской и Северной Америки) [1], и в «Меморандуме
непрерывного образования Европейского союза», разработанного на основе решений саммитов в Лиссабоне и в Санта-Мария да Фейра [2] ведущей
ценностью общественного прогресса признается полноценное развитие
личности, которое проявляется, в частности, в способности человека
адаптироваться к культурному, этническому и языковому разнообразию. Естественно, эта способность не возникает сама по себе, а требует организации определенных мер, в частности, доступного по форме и содержанию массового образования. Каждому государству необходимо выработать всестороннюю стратегию непрерывного образования во всех сферах
культурной, общественной и частной жизни.
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В последние годы Россия делает серьезные шаги по воплощению идеи
неформального образования взрослых. Так, например, в Декларации международной конференции "Образование взрослых для новой России" (Москва, 21-22 мая 2004) сформулировано прямое обращение к членам Совета
Федерации и депутатам Государственной Думы, к представителям законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации, к
руководителям учреждений образования, науки, культуры, к предпринимателям, а также ко всем общественным организациям с призывом "оказывать содействие учреждениям образования и культуры, негосударственным и общественным организациям в проведении мероприятий, поднимающих престиж неформального образования взрослых, признавая его
важную функцию как инструмента социального партнерства, формирования и развития гражданской позиции человека" [3].
В ноябре 2005 года в Москве обществом «Знание» России при содействии представительства Немецкой ассоциации народных университетов в
РФ был организован «круглый стол» по теме: «Образование взрослых:
проблемы признания». В его работе приняли участие ведущие специалисты по проблемам образования взрослых из Москвы и ряда регионов России [4], [5]. Основные выводы, сделанные участниками встречи, можно
свести к следующему. Для решения проблем организации неформального
образования взрослых необходимо прежде всего понять специфику познавательной деятельности разного контингента взрослых, мотивационные
особенности и механизмы самоорганизации этой деятельности. На этой
основе выявить особенности конкретного межкультурного взаимодействия,
разработать адекватные концептуальные подходы и соответствующие образовательные технологии, отвечающие разным условиям и образовательным ситуациям международных проектов – форумов, конференций, обучающих семинаров, тренингов, летних школ и т.п. Накоплен разнообразный эмпирический материал, практически еще невостребованный
исследователями. В связи с этим необходимо адекватно сформулировать
цели и задачи неформального образования в условиях межкультурного
взаимодействия – ясно, что они не исчерпываются деятельностью информационного характера. Проблема гораздо глубже, чем кажется, поскольку
неформальная образовательная деятельность должна не просто «вписываться» в систему разноуровневых поликультурных представлений взрослого, а способствовать их позитивному преобразованию с учетом всех
конкретных обстоятельств.
Не случайно на пороге третьего тысячелетия мировое признание получили идеи развития общества, основанного на знании (know ledge-based
socity), а духовно-нравственное становление человека в процессе образовательной деятельности является не только предметом интереса исследователей, но и определяет практические инициативы мирового сообщества в
области непрерывного образования. При этом процессы непрерывного об19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
разования понимаются теперь не только как "учение, длиною в жизнь" (lifelong learning), но и как "учение, шириною в жизнь" (lifewide learning).
Последнее акцентирует внимание на разнообразии видов образования, которые сопутствуют любой сфере жизнедеятельности современного человека и осуществляются в любом образовательном пространстве, включая
межнациональное поликультурное взаимодействие.
При этом обострение межнациональных и этнических конфликтов в
современном обществе порождает насущную необходимость создания
профилактических мер, в частности, средствами массового неформального
образования. Удачным примером такого рода деятельности является разработанная в рамках Федеральной целевой программы «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в Российском
обществе (2001-2005гг.)» система тренингов этнокультурной компетентности. Тренинги организуются подготовленными специалистами и действительно способствуют росту этнокультурой и этнопсихологической грамотности, преодолению негативных этнических стереотипов и предубеждений, обеспечивают формирование навыков эффективного межкультурного
диалога в ситуациях межэтнического и межконфессионального взаимодействия [6].
Отметим, что решение проблем современного общества требует принципиально нового взгляда на сам процесс неформального образования как
средство личностного формирования и преобразования человека в любом
возрасте, в течение всей жизни. Неформальное образование, хотя и может
планироваться «сверху», но реально возникает и осуществляется только
как ответ на конкретный образовательный запрос «снизу». При этом активность обучающихся поддерживается «изнутри» за счет реализации актуальных интересов и потребностей обучающихся. В этом смысле можно
говорить о том, что неформальное образование в отличие от формального
прямо и непосредственно способствует личностному росту человека, выполняя роль руководящей и направляющей, внешней по отношению к самому человеку и – одновременно его собственной внутренней силы. Поэтому изучение специфики неформального образования и его социального
потенциала (по сравнению с традиционным школьным или высшим образованием), на наш взгляд, необходимо требует анализа проблем "взрослого" образования с точки зрения индивидуальных и групповых механизмов
самоорганизации деятельности.
Таким образом, роль и значение неформального образования взрослых
определяется тем, каким (в каждом случае вполне определенным) образовательным потребностям оно отвечает и в какой степени стимулирует их
дальнейшее развитие (углубление, расширение). В связи с этим одной из
наиболее существенных проблем на пути развития системы массового образования взрослых является преодоление стереотипа отношения к
неформальному образованию как маловажному и несущественному. Не20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
формальное образование прямо и непосредственно способствует самовыражению личности, а значит – росту ее активной гражданской позиции,
созданию необходимых условий для построения конструктивных отношений с непосредственным окружением, а также на уровне межкультурного,
межнационального взаимодействия.
Литература
1. Дамасская декларация Международного совета по образованию взрослых «Призыв к действиям в сфере грамотности и образования взрослых для всех» // Новые знания, №1.- 2001.- С.20-22;
2. Меморандум непрерывного образования Европейского союза (Изложение)
//Новые знания, №2.-2001.– С.4–8;
3. Декларация международной конференции "Образование взрослых для новой
России" (Москва, 21-22 мая 2004)-М.: Знание, 2004 http://www.znanie.org/docs/moscow.html
4. Круглый стол "Образование взрослых: проблемы признания" – «Новые знания»
2005.- № 4.- С.1-11
5. Круглый стол "Образование взрослых: проблемы признания" (фрагменты стенограммы и тезисы выступлений) Москва, 10 ноября 2005 http://znanie.org/Conf/Ring.pdf
6. Лебедева Н.М., Лунева О.В., Стефаненко Т.Г., Мартынова М.Ю. Межкультурный диалог: Тренинг этнокультурной компетентности. М., 2003.
Некоторые аспекты толерантности
в контексте современной России
Э.Н. Шехтман
Оренбургский государственный педагогический университет,
Оренбург, Россия eshekhtman@yandex.ru
Двадцать лет назад С.С.Аверинцев писал: «…мы живём в такие времена, когда, ненаучно выражаясь, все слова уже сказаны»[1]. Тем не менее,
именно в способствовании коммуникации, в диалоге – спасение человечества. Способность к диалогу, встрече позиций самым непосредственным
образом связана с проблемой толерантности.
Поначалу слово «толерантность» понималось исключительно как терпимость к иным религиозным верованиям. Постепенно под толерантностью начинают понимать не только непредвзятое отношение к людям иной
веры, но и более широко – толерантное отношение вообще к инакомыслящим. В Декларации принципов толерантности ЮНЕСКО говорится: «Толерантность — это то, что делает возможным достижение мира и ведет от
культуры войны к культуре мира». Толерантность необходима, если имеет
место столкновение фундаментальных убеждений, если отсутствует общий
язык и не ожидается какого-либо разумного единства [2, с.47].
Толерантность в истории Европы – это прежде всего толерантность по
отношению к основным религиям и разным конфессиям внутри их. И здесь
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
возникает методологическая сложность: теологи считают себя выразителями не подлежащей пересмотру истины. Однако проявление толерантности к отвергаемым религиям и видениям мира не означает подрыва влияния на практику убеждённости в вере. «В этом отношении толерантность
начинается лишь при условии отсутствия дискриминации» [2, с.50].
Остановимся на некоторых аспектах ситуации с толерантностью в России. Известно, что в России максимальные показатели отрицательного отношения к другим религиям находятся в диапазоне от 11% (у мусульман –
к иудаизму) до 17% (у православных – к исламу), причём сильнее всего
ощущается нетерпимость среди самых молодых возрастных групп (16-17летние). Так, уровень нетерпимости у них по отношению к иудаизму и
буддизму в 3-4 раза выше, чем у респондентов самого старшего возраста
[4]. Каким же образом можно осуществить толерантность в условиях сегодняшней России?
Представляется возможным выделить следующие аспекты проблемы:
1) межконфессиональная толерантность христиан (православных, католиков, протестантов традиционных деноминаций); 2) межрелигиозная толерантность представителей традиционных в России религий и 3) толерантность во взаимоотношениях между верующими и неверующими.
Остановимся на каждом из этих аспектов. В настоящее время толерантность всё чаще осознаётся как необходимая всем христианам разных
конфессий. Недопустима ситуация, при которой христиане одной традиции отказывают христианам другой в признании за их конфессией благодатной духовной жизни и наличия даров Святого Духа. Христиане разных
конфессий всё более остро воспринимают своё разделение, историческую
трагедию схизмы как источник соблазна. Воспитание толерантности только способствовало бы единению этой большой части нашего общества.
Самым насущным вопросом является также межрелигиозная толерантность, диалог между представителями таких традиционных для России религий, как христианство, ислам, иудаизм, буддизм. Здесь необходима просветительская работа со стороны самой церкви, доброжелательное сообщение людям, исповедующим одну из этих религий, сведений и знаний и о
других. Например, для повышения толерантности важно осознавать, что
христианство, ислам и иудаизм имеют общие корни, являются «аврамистическими религиями», однако, первые две – мировые религии, а иудаизм
ограничен этническими рамками; что все три являются монотеистическими религиями, исповедующими одного и того же единого Бога; что у этих
трёх религий, исповедующих персонализированного Бога, и у такой отличающейся от них в этом отношении религии, как, например, буддизм, тоже
есть общее, – стремление повысить нравственность человека. Необходимо
поднимать уровень знаний населения о религиях, сообщая достоверные
сведения и о том, что у них общего и что их различает. С.С. Аверинцев отмечает парадокс: «Христианину тем легче быть толерантным, справедли22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вым, уважительным к иудаизму и исламу, чем более полно и последовательно его вера реализует своё доктринальное отличие от этих религий,
локализует себя в присущем лишь ей измерении. Напротив, бессознательное перенятие их парадигм неизбежно приводит к конфликту. Например,
за псевдохристианским антисемитизмом и антииудаизмом обычно стоит
«мессианское» самосознание наций, являющее собой плагиат и пародию
иудаистического концепта Избранного Народа» [6, с.43].
Необходима работа, направленная на повышение уровня толерантности во взаимоотношениях верующих и неверующих. Нам свойственно
мыслить противоположностями, что выражается в Аристотелевой логике
формулой, где А исключает не-А как предикат данного Х. В ходе развития
взаимоотношений верующих и неверующих такая установка приводит к
формированию догматов и ко взаимной нетерпимости. Однако реальность
не исчерпывается установками аристотелевой логики, – существует парадоксальная логика, в которой считается, что А и не-А не исключают друг
друга как предикаты данного Х. На самом элементарном уровне эту последнюю отражает хорошо известная история о том, как нескольких человек попросили в темноте описать слона. Эта анекдотическая ситуация иллюстрирует неспособность человека воспринимать реальность во всей её
полноте из-за ограниченности мышления. У этой истории есть и позитивный аспект – это потенциальная способность преодоления видимых противоречий, наивысшие образцы которой можно найти, например, в буддизме,
философии Гераклита или мистических прозрениях Мейстера Экхарта.
«Единственный способ познать мир до конца – не в мысли, а в действии, в
переживании единства» [3, с.150]. Если же важна не столько мысль, сколько действие, если особое значение приобретает правильный образ жизни,
то такая установка сама по себе ведёт к толерантности, при которой основное значение приобретает совершенствование человека.
Результаты опросов [5, с.160] не подтверждают предположения о том,
что наиболее перспективные с точки зрения освоения либеральных и демократических ценностей, социально-демографические группы – молодёжь и высокообразованные граждане – превосходят остальных наших соотечественников в толерантности. Следовательно, рассчитывать на автоматическое снижение уровня нетерпимости в нашем обществе, даже если в
стране сохранится относительная социальная и политическая стабильность,
нет оснований. Повсеместное и полное утверждение атмосферы толерантности – долгий процесс. Здесь многое зависит не только от государственных органов и религиозных организаций, но и от позиции средств массовой информации, деятелей культуры. Значительное воздействие в этом
плане способны оказать также здравомыслие и культура политических
деятелей современной России.
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Литература
1. Аверинцев С.С. Противочувствия // Красная книга культуры? – М.: Искусство.
1989. – С.337.
2. Хабермас Ю. Когда мы должны быть толерантными? О конкуренции видений
мира, ценностей и теорий // СОЦИС №1 (261), 2006. С.45 – 53.
3. Фромм Э. Искусство любить // Фромм Э. Душа человека.–М.:Республика. 1992.С.150.
4. Религии народов современной России / Редкол.: Мчедлов М.П.(отв. ред.), Аверьянов Ю.И., Басилов В.Н. и др. – М.: Республика. 1999.- С.514.
5. Краснов И.Л. Толерантность в России – тупик или перекрёсток? // Язык и межкультурная коммуникация. – Петрозаводск:Изд. КГПУ. 2007. С.157 – 160.
6. Аверинцев С.С. Смысл вероучения и формы культуры // Христианство и культура сегодня. – М.1995. С.39 – 46.
Лингвистические проблемы
межкультурной коммуникации
Т.А. Таймазова
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова,
г. Ярославль, Россия
Межкультурная коммуникация является той областью, которая интересует людей разных частей света не только потому, что расширились контакты, и мир стал глобальной деревней. Еще не вполне ясно, недостаточное ли языковое чутье или ошибки невербальной коммуникации серьезнее
и чаще мешают пониманию. Примеров приводится много: западно – европейский бизнесмен потерял важную сделку в арабской стране только потому, что вручил уже подписанный контракт левой рукой. В Египте переговоры идут успешнее, если принимаются во внимание 3 элемента: чувство национальной гордости, признание необходимости сильного правителя,
высоко развитые бюрократические традиции [1].
Мы уже упоминали о высококонтекстуанальных и низкоконтекстуанальных культурах: всё это любопытно, но системные исследования в реальной обстановке проводить трудно из-за секретности большинства международных переговоров. Конечно, незнание общественных правил и традиций усиливает некомпетентность.
Способы коммуникации, в основном, универсальны, а язык – это особо
культурная среда. Так например, приглашение “anytime” по-американски
вовсе не является приглашением. Варианты произношения и использования английских слов в авиации остаются серьезной проблемой. Психолингвистика показывает, что язык как инструмент мышления имеет много
межкультурных инвариантных особенностей: люди не всегда разделяют
одни и те же мысли, но и соответствующие им языки не заставляют их думать по-разному. Чтобы яснее понять языковое поведение, часто обращаются к явлению двуязычия как к процессу овладения вторым языком, а не
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
к компетентности. Двуязычие является сегодня нормой: люди знают от 2
до 5 языков.
Исследователи и методисты во всем мире пытаются найти плюралингвистические методы обучения не просто двум отдельным языкам, а общей
двуязычной компетентности. Двуязычные дети отстают в школе, измеряемые показатели их умственных способностей ниже, они не вписываются в
школьный коллектив. Но когда социальные и образовательные факторы
контролируются, то такие дети опережают свои сверстников как на вербальном, так и на общем уровне измеряемых способностей: они тонко чувствуют двусмысленность предложения, например. Доказано также, что
обучение второму языку не угрожает выживанию первого.[2]
В конце 20 века некоторые ученые считали, что существуют универсальная грамматика, к которой сводятся все языки.[3] Уже при рождении
человек снабжен некоторым “языковым” органом как иммунной системой
или зрительной системой. Грамматический анализ предложений не обнаружил универсальных характеристик. Если исходить из того, что ЯЗЫК –
НЕ СРЕДСТВО ПЕРЕДАЧИ ИДЕЙ И МЫСЛЕЙ, А ИХ ОФОРМИТЕЛЬ,
то и грамматика не является репродуктивным инструментом для озвучивания идей, а скорее сама по себе есть оформитель, программа мыслительной
деятельности человека.[4] Первичность восприятия, а не языка доказывают
названия 11 основных цветов, которые встречаются во многих языках, или,
например, система ориентирования юг- север, лево – право от наблюдателя
и т.д. Возможно должен существовать универсальный инструмент овладения языком во всех культурах? Грамматический анализ предложения этого
не подтверждает. Существуют различные ограничения порядка слов в
предложении. Различные языки ставят разные цели познания и обеспечивают своеобразную поддержку познания. Например, положение предметов
относительно друг друга: обучаемый часто руководствуется грамматическими различиями относительно событий своего опыта, последовательности событий. Можно привести пример процесса слушания: есть доказательства того, что первый язык преобладает и приводит к ошибкам в понимании языков, изученных позднее. Предложения поступают к
слушателю в виде потока звуков, в котором отдельные слова не выделяются.[4] Наша задача заключается в том, чтобы помнить о лингвистической
соотнесенности понятия, которое предполагает отношения между особенностями языка, и идеями, обнаруживаемыми в той культуре, где на этом
языке говорят.
Сравнительный анализ доказывает, что языковые различия действительно влияют на результаты обучения.[4] Можно ли опираться на сходство? Например: существительные и глаголы есть почти во всех языках, а
прилагательных, как в английском языке, нет; интонация является универсальным свойством речи для выделения главной мысли, хотя известно, что
в китайском языке высота тона меняет семантику слов; положительные
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
слова не маркируются, тогда как отрицательные – маркируются; положительные слова используются чаще, они легче познаются; полярность положительного и отрицательного характера для многих языков; исследования 12 языков показали, что “ и” и “ но “ универсальны.[4]
Вывод следует: при обучении следует глубже вскрывать положительную интерференцию родного языка.
Если вспомнить некоторые цели общего образования, а именно:
- усиленная межкультурная компетенция;
- углубленные знания;
- преодоления стереотипов, то именно эти цели и должны стать частью
обучения иностранному языку.
Лингвистическая и межкультурная компетенция могут развиваться
параллельно с помощью методов: дидактическое познание- собственный
опыт; общекультурное познание – знакомство с отдельной культурой.
Организовать это возможно:
в мастер – классах, где обучают тому, как понять влияние своей культуры и ценностей на восприятие и взаимодействия с другими;
через использование методов, где личный опыт обучаемого считается
важным для понимания других обучаемых безотносительно различия в
культурах;
через моделирование общекультурных игр (самого важного вида дидактики);
через обучение отдельной культуре страны, посетить которую собирается обучаемый (на языковых курсах).
По мнению автора обучение межкультурным различиям должно входить уже в школьные программы.
Литература
1. Berry Yohn W., Pootinga Ype A., Segall Marshall A. Dasen Pierre R. Cross-Cultural
Psychology, Research and Applications? Cambridge University Press, 2003
2. Otake, Italano, Culter & Mehler. – 1993.
3.Chomsky. – 2000.
4. Osgood & Hoosain. – 1980
Формирование вторичной языковой личности студентов
неязыковых специальностей как
современная проблема
межкультурной коммуникации
И.Ф. Албегова
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова,
Ярославль, Россия alba50@yandex.ru
В соответствии с Законом об образовании в России, переход на двухуровневую систему обучения будет осуществлен в 2009 году. Он сделал
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
актуальными вопросы формирования компетенций у студентов всех специальностей. Несмотря на то, что Болонские соглашения перестают действовать в 2010 году, проблема формирования, например, коммуникативной
компетенции у студентов – будущих социальных работников- не потеряет
своей актуальности.
В профессиональной деятельности социального работника принципиально важными являются субъект – субъектные отношения, в которых
коммуникативные процессы занимают центральное место. По мнению автора, успешность и эффективность деятельности социального работника
напрямую зависят от его коммуникативных компетенций, степени их развитости и уровня овладения ими.
В «Словаре иностранных слов» коммуникативность определяется как
«способность, склонность к коммуникации (акту общения, связи между
двумя или более индивидами, основанными на взаимопонимании, сообщении информации одним лицом другому или ряду лиц), к установлению
контактов и связей», а коммуникативный – как «склонный, способный к
коммуникации, установлению контактов и связей, легко устанавливающий
их» [1, c. 275].
Под коммуникативной (речевой) компетенцией понимается «совокупность лингводидактических, лингвокоммуникативных и лингвострановедческих знаний, навыков и умений говорящего в практическом использовании языка в изменяющихся коммуникативных ситуациях и условиях речетворчества» [2, c. 98].
Под ней также понимается «владение лингвистической компетенцией,
то есть определенной суммой сведений языкового характера, умениями
соотносить языковые средства с задачами и условиями общения, а также
способность организовывать речевое общение с учетом социальных норм
поведения и коммуникативной целесообразности высказывания» [3, c. 52].
Следовательно, когда речь идет о формировании, развитии и совершенствовании коммуникативной компетенции у студентов – будущих социальных работников- то предполагается, что за время обучения они
должны не только овладеть совокупностью знаний теории коммуникаций,
всех ее видов и типов, но и приобрести необходимые коммуникативные
навыки и умения.
При этом формирование, развитие и совершенствование коммуникативной компетенции у студентов – будущих социальных работников осуществляется с учетом следующих принципов:
- взаимодополнительности и взаимосвязи компонентов учебной деятельности на основе соединения обучения теории и практике социальной
работы в соответствии с индивидуальными потребностями и ценностными
ориентациями студентов согласно установившимся социальным приоритетам;
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
- использования возможностей организации совместной коммуникативной деятельности в области социальной работы на уровне партнерства
и сотрудничества, активного взаимодействия преподавателей и студентов,
а также студентов между собой;
- индивидуализации развития личности студента, овладевающего адекватными профессиональному общению коммуникативными знаниями,
умениями, навыками и способного к вариативной трансформации коммуникативной способности и адаптации профессиональной деятельности к
условиям новой социокультурной среды.
В цели профессионального обучения будущих специалистов по социальной работе входит не просто овладение коммуникативной компетенцией, а ее адекватное использование в разных социальных ситуациях и контекстах, что, в свою очередь, одновременно предполагает и ее дальнейшее
совершенствование. В этом случае коммуникативная компетентность
включает способность вступать в межкультурное общение с представителями других культур, что обусловлено многонациональностью и полиэтничностью социумов, в которых предстоит работать будущим социальным
работникам.
Межкультурная коммуникация как теория и практика стала доминировать во всех взаимодействиях, так как в них вступают люди с разными социокультурными и психологическими установками, когнитивными структурами, наборами действий и методов их воздействия.
По-другому, во взаимодействия вступают носители разных личностных идентичностей. «Сложившаяся идентичность позволяет человеку распознавать «своих» и «чужих» при столкновении с последними, осознавая
«свое» только на фоне «чужого». «Свой», «чужой» и «другой» опознаются
по совокупности индивидуально-физических и социокультурных признаков, причем последние являются наиболее значимыми для межкультурного
общения» [4, c. 23]. В связи с этим, коммуникативная компетентность – это,
кроме всего прочего, есть способность осуществлять межкультурное общение, в котором особую роль играет язык.
Актуальность межкультурной коммуникации ставит перед студентамибудущими социальными работниками еще одну практическую задачу – задачу овладения иностранными языками и формирования вторичной языковой личности, способной вступать в межкультурное общение с представителями других культур. Именно эта способность определяется как коммуникативная компетентность, и, следовательно, цель практического
овладения иностранным языком сводится к формированию, развитию и
совершенствованию коммуникативных компетенций.
Как многогранное понятие, коммуникативная компетентность включает комплекс компонентов или составляющих. Большинство современных
исследователей выделяют: лингвистическую, прагматическую (социопрагматическую), социокультурную (лингвострановедческую), дискурсив28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ную, паралингвистичесую и т.д. [4, c. 93-104]. Например, Л.С. Каменская
предлагает сформировать из них три группы: лингвистическую, речевую
(прагматическую) и социокультурную. [5, c. 7-22].
Достаточно интересна и классификация субкомпетенций коммуникативной способности, предложенная Г.К. Борозенец. Она строит ее на примере обучения иностранному языку студентов неязыковых вузов и выделяет:
- лингвокоммуникативную компетенцию (ЛКК), включающую лингвистическую, социолингвистическую, дискурсивную и стратегическую
субкомпетенции;
- лингвострановедческую компетенцию (ЛСК), объединяющую социокультурную и социальную субкомпетенции;
- лингводидактическую компетенцию (ЛДК).
Далее автор пишет: «Взаимодействие компетенций речедеятельностного характера (1-я лингвокоммуникативная группа компетенций) направлено на интенсивное формирование лингвокоммуникативных знаний, умений и навыков лингвистического, социолингвистического и дискурсивностратегического планов профориентированного общения, включая параллельное формирование лингводидидактической компетенции по соответствующим составляющим коммуникативной компетентности обучающихся» [2, c. 98].
В свою очередь, «взаимодействие компетенций коммуникативного характера (2-я лингвострановедческая группа компетенций) ориентировано
на активное развитие и совершенствование социокультурных контекстнофоновых знаний и прагма-социо-культурных умений и навыков профессионального общения, включая также параллельное развитие и становление лингводидактичекой компетенции по соответствующим составляющим коммуникативной компетенции обучающихся» [2, c. 97].
Все это становится принципиально важным тогда, когда речь идет об
освоении студентами, будущими специалистами по социальной работе,
профессионального языка как составной части их языковой коммуникативной компетенции. Этот процесс может проходить следующие стадии:
ознакомление, понимание, запоминание, конструирование, употребление,
популяризация в социуме, речепроизводство с использованием профессиональной терминологии. Немаловажную роль в освоении профессионального языка как средства общения со специалистами играет ведение и использование в учебное и внеучебное время глоссариев и словарей.
Коммуникативные умения – неотъемлемая компонента коммуникативной компетенции. Общепризнанным пониманием умений является способность делать что-нибудь, приобретенное знаниями [6, c. 330, 769].
Таким образом, в формировании, развитии и использовании коммуникативной компетенции студентов, будущих социальных работников, одной
из компонентов является вторичная языковая личность как необходимое
условие межкультурной коммуникации.
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Литература
1. Адамчик В. В. Новый словарь иностранных слов. Более 60000 слов и выражений.
Харвест: АСТ, 2005 г.
2. Борозенец Г.К. Концептуальные подходы к построению модели формирования
иноязычной коммуникативной компетенции будущих специалистов. // Вестник Воронежского государственного университета. Серия Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2004. №1.
3. Воловик А.В. Коммуникативный подход к обучению иностранным языкам в методических системах Великобритании и США / А.В. Воловин // Коммуникативно ориентированная методика обучения иностранным языкам в высшей школе – М. Наука,
2001. № 2.
4. Гришаева Л.И., Цурикова Л.В. Введение в теорию межкультурной коммуникации. – Воронеж: Воронежский государственный университет, 2004.
5. Каменская Л.С. Коммуникативно ориентированное обучение. Основные характеристики и актуальные проблемы / Л.С. Каменская // Коммуникативная ориентированность обучения иностранным языкам в неязыковом вузе. – М.: МГЛУ, 1998.
6. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1953.
Синергетика как язык научного общения
и понимания
Д.Е. Палатников
Ярославский государственный университет имени П.Г. Демидова,
г. Ярославль, Россия denipa-1@rambler.ru
Наука, как одна из составляющих современной культуры, оказывает на
эту сферу жизни общества все большее влияние, поэтому диалог культур
не возможен без диалога научных школ и направлений.
Одной из ярких тенденций современного развития науки является ее все
большая узкая специализация, фракционность научных дисциплин, дробление предметных областей, построение дисциплинарных «заборов». На сегодняшний день каждая из научных дисциплин прорыла глубочайший колодец в области знаний, но, по большому счету, все они изолированы.
Реальные общенаучные проблемы не имеют дисциплинарной принадлежности: только очень условно их можно отнести к физическим, химическим, биологическим, социальным и прочим задачам. Поэтому успешное
решение в рамках одной науки далеко не всегда приводит к разрешению
проблемы в целом. Необходимо видение общей задачи научного исследования, осмысление места своего научного направления в едином процессе
научного познания, понимание ограниченности данного научного подхода
(даже при всем его могуществе) и осознание бесконечного разнообразия
окружающего нас мира [5, с. 86].
В настоящее время одним из наиболее многообещающих междисциплинарных подходов является синергетика. Это слово произошло от греческого слова «синергетикос», что в переводе означает «сотрудничество, со30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вместное действие, соучастие». Имя новому научному направлению в 1969
году дал профессор Штуттгартского университета физик-теоретик Герман
Хакен: «Я назвал новую дисциплину синергетикой. В ней исследуется совместное действие многих подсистем (преимущественно одинаковых или
нескольких различных видов), в результате которого на макроскопическом
уровне возникает структура и соответствующее функционирование. С другой стороны, для нахождения общих принципов, управляющих самоорганизующимися системами, необходимо совместное действие многих различных дисциплин».
В отличие от наук, возникавших на стыке двух дисциплин, например,
физической химии или химической физики, одна из которых предоставляет новой науке предмет, а другая – метод исследования, синергетика опирается на методы, одинаково приложимые к различным предметным областям, и изучает сложные («многокомпонентные») системы безотносительно к их природе. Ясно, что ученый, который знакомится с
синергетикой с позиции той науки, которой он занимается, прежде всего,
обращает внимание на те ее аспекты, которые наиболее близки основным
идеям знакомой ему области знания [4, с.49].
Становление и развитие синергетики как общенаучного направления
«естественным» образом приводит к тому, что она все более выступает
своеобразным языком научного общения, вызывает осмысленность этого
общения. В таком общении представители различных областей знания
убеждаются, что в синергетике происходит формирование единого концептуального ядра, в котором видна аналогия, сходство, подобие, общность понятий, выражений, уравнений, применяемых в исследовании объектов и процессов, совершенно не похожих по содержанию. В этом плане
синергетика продолжает развивать тенденцию, наметившуюся еще в математическом, системном, кибернетическом, информационном подходах к
комплексным междисциплинарным исследованиям. В них активно применялся «язык математики», «системный язык», различные «языки информатики». Употребление синергетических понятий, терминов, образование тезауруса, синергетическое обогащение структурных языковых компонентов
– синтаксиса, фонетики, морфологии, семантики и грамматики – создают
ряд новых возможностей в науке [6, с. 33-36]:
– перейти от изучения отдельных предметов, явлений и процессов к
целостным системно-структурным образованиям различной природы,
сущности;
– перейти от рассмотрения бытия к анализу становления изменяющегося объекта, а затем к соединению «становящегося» и «ставшего»;
– изучать процесс образования «потенциального» и переходов его в
«актуальное»;
– выводить знание из устоявшегося положения «застывших» истин, характерных для отдельных дисциплин в сферу когерентного научного об31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
щения (к примеру, можно сравнить «истины» об эволюции в термодинамике, биологии, социологии с результатом синергетического анализа эволюции);
– подойти к пониманию сложности объектов и процессов;
– формировать в междисциплинарном научном общении своеобразное
синергетическое мышление – проявление известной взаимообусловленности языка и мышления;
– воссоединить естествознание с обществознанием, социогуманитарное знание о жизненном мире человека, культуры со знанием естественных, природных феноменов.
Междисциплинарный подход в науке также предполагает открытость,
которая чревата проникновением хаоса. Вторжение новых идей, понятий,
теорий, очевидно, нарушит привычный порядок вещей, сложившийся в
данной научной дисциплине.
В настоящее время продолжаются давние споры о правомерности
трансляций понятий из одной области науки на другую, в частности, из естествознания в общественные науки. В подобных спорах отчетливо просматриваются, по крайней мере, два момента: первый – это стремление построить замкнутую систему, оградить ее от беспорядка и нестабильности,
вносимых другими науками, а второй – это то, что традиционное взаимодействие представителей естествознания и общественных наук исчерпало
себя. Взаимные обвинения, доказательства того, что подобные вторжения
есть «тупиковая ветвь» в истории науки, являются неконструктивными в
решении реальных проблем.
Литература
1. Василькова В.В. Самоорганизация в социальной жизни // Социальнополитический журнал, 1993, № 8. С.22-27.
2. Ласло Э. Рождение слова – науки – эпохи // Полис, 1993, № 2.
3. Назаретян А.П. Синергетика в гуманитарном знании: предварительные итоги
// Общественные науки и современность, 1997, №2. С.91-98.
4. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. – М.: Наука, 1986.
5. Розин В.М. Социально-гуманитарные науки и проблема специфики синергетики
как научной дисциплины // Философские науки, 2004, № 2. С.85-102.
6. Синергетическая парадигма: многообразие поисков и подходов / отв. ред.:
В.И. Аршинов и др. – М.: Прогресс-Традиция, 2000.
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Толерантность педагога
как профессиональная ценность
Л. В. Боровикова
Ленинградский областной институт развития образования,
Санкт-Петербург, Россия borovikovdg@gmail.com
Надвигающийся на мир глобальный кризис обретает новую антропологическую природу, названную кризисом человечности. Изменения, происходящие с человеком, приобретают решающую роль во многих явлениях и
уже не могут считаться вторичными следствиями социальных или исторических процессов. Наш век называют веком реального уничтожения человечества, периодом «технологизации философии бытия», снижения меры
ответственности человека за бытие (Л. П. Буева, В. В. Краевский, В. А. Кутырев, А. И. Селиванов, В. А. Разумный, С. С. Хоружий и др.), ведущей к
гибели самого человека. Как писал философ Александр Зиновьев: « Если в
двух словах подвести итог эволюции человечества за прошедшую историю,
он уложится в одну фразу: человечество как целое утратило смысл самого
своего социального бытия …» [3, с.1].
Отмечается и кризис национальной, социальной, профессиональной
идентичности человека. Человек не отождествляет себя на культурном, духовном уровне, не осознает себя в ролевом, статусном, личностном, психологическом плане. Все это становится причиной душевных заболеваний,
проявления агрессии, жестокости, интолерантности в поведении людей,
все чаще появляются преступления против личности, рост беспризорности,
столкновения на почве национальных, политических, конфессиональных
разногласий.
Появившуюся концепцию устойчивого развития человечества (выживания) связывают с перестройкой процесса антропогенеза, содержания цивилизации, ее целей, культурой взаимоотношений с природой, людей между собой. Культура в собственно антропологическом аспекте есть форма
человеческого бытия, историческая мера и «границы» человеческого образа жизни, его доминирующий облик. Она передает от поколения к поколению опыт бытия, позволяет проникать в тайны человеческих отношений,
вовлекает в переживания.
Человек по самой своей природе есть бытие с другими, для других, оставаясь собой с другими (М. Хайдеггер). С самого рождения родовая общность человека находится в постоянном развитии, сменяется и обогащается
все более разнообразными ее формами. Бытийная общность людей, прежде
всего, выступает как объединение людей на основе общих ценностей и
смыслов: нравственных, профессиональных, мировоззренческих, религиозных. Это внутреннее духовное единство людей, характеризующееся взаимным приятием, взаимопониманием, внутренней расположенностью ка33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ждого друг к другу. Эти отношения заключаются в зарождении чувства
общности людей, человека и других существ, всей биосферы в целом.
Падение уровня духовной и нравственной культуры вызывает потребность человечества в толерантности. В последнее десятилетие понятие
«толерантность» стало международным ключевым словом в проблематике
культуры взаимодействия. Стремление признания нравственных принципов как истинных универсальных, преодолеть разобщенность людей, острота проблемы их общения обусловило появление в 1995 Декларации
принципов толерантности Генеральной Конференции ЮНЕСКО.
Несмотря, на сложность научной трактовки феномена толерантности,
она понимается как терпимость общества, человека к иного рода взглядам,
нравам, привычкам и выражается в стремлении достичь взаимного понимания без применения давления, в готовности и способности принимать
без протеста другой образ жизни, другого человека [6]. С позиций экзистенционально-личностного подхода толерантность определяется как особый принцип существования Мира, построенный на принятии множественности и многообразия бытия, неизбежности сосуществования различий.
Она не может быть гарантирована знаниями, умениями и навыками, набором психологических черт, внешними условиями и возможна лишь на основе расширения собственного духовного опыта путем приобщения к
иным культурам, взглядам, окружающей среде, самому себе.
Образование сегодня является ускорителем культурных перемен, преобразований в общественной жизни и в отельном человеке. Оно включает
в себя духовно-нравственный потенциал российской культуры, регулирует
духовные человеческие связи, направляет поиск путей передачи норм,
ценностей, смыслов общения, способности жить и работать в быстро изменяющемся мире с другими людьми. Педагогу отводится роль посредника между мировым духовным опытом человечества и опытом обучаемого
(Е. А. Бондаревская, Л. П. Буева, Б. С. Гершунский и др.). Успешность
этой миссии будет зависеть от того, насколько удастся воспитателю, учителю вписаться в пространство детства, научиться творить его на основе
взаимозависимости, потребности совместного бытия, в котором дети и
взрослые живут вместе, автономно оставаясь в своих пространствах, сохраняя каждый свою субкультуру. Для того чтобы это произошло, от
взрослого требуется толерантность к детству на основе учета произошедших изменений в культурно – исторической ситуации.
Появление исторически нового типа детства поменяло его статус от
понимания его как периода «подготовки к жизни», данного для скорейшего взросления, на принятие как уникального и самоценного феномена, участвующего в социокультурных процессах человеческой истории, что повлекло за собой и изменение менталитета подрастающего поколения. Детство признается духовной субстанцией человечества, рассматривается как
особая форма культурного творчества, как механизм реализации преемст34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
венности в историческом развитии культуры, как своеобразная реальность
и субъект взаимодействия.
В субстанциональных особенностях природы детства уже представлен
опыт совместности. Оно, неся в себе культуротворческую функцию, влияет на изменение отношения к нему в обществе, на взаимоотношения мира
детства и мира взрослых, что в свою очередь приводит к необходимости
изменения педагогических позиций и отношений педагогов, продуктивности объединения детей и взрослых в едином пространстве.
В жизни человечества востребованы новые формы воспитания и обучения молодого поколения, которые затрагивают по своей природе экзистенциональные проблемы «бытие – для – других». Такое бытие строится
на толерантных отношения принятия и понимание «другого», на чувстве
симпатии, дружбы, любви; умении просто жить рядом, быть с другим как с
собой; способности объяснить и оправдать особость другого человека.
Общность людей – это устойчивая духовная связь между ее участниками, в
ней нормы, ценности, смыслы общения создаются совместными усилиями
участников объединения.
Пространством душевного и духовного развития на основных этап детства являются неструктурированная неформальная общность, названная В.
И. Слобдчиковым [7], «со-бытийной», протекающей в форме со-бытия. Ребенок, как любой человек, является источником множественности образов
реальности и участником различных общностей. Почти все детство ребенок проводит в формальной, специально организованной социальной общности – детском саду, школе и несет в себе различные, не свойственные
ему роли. Так дети лишаются основной человеческой общности, которая
для него специфична и значима для развития. Вот почему педагогу необходимо изменить цель общения с детьми, ориентироваться не на социализацию, приобщение ребенка к какой-либо общественной роли через усвоение норм и правил, а на экзистенциальные, жизненные проблемы бытия,
«очеловечивание» ребенка, помощь в его самоутверждении.
Такая бытийная профессионально организованная общность, прежде
всего, выступает как объединение для поиска общих нравственных, мировоззренческих ценностей и смыслов, приводит к внутреннему духовному
единству педагогов и детей, взаимному приятию, взаимопониманию, внутреннему расположенностью каждого друг к другу.
Изменение сознание педагога изменяет и профессиональную позицию,
в которой он уже не просто взрослый, который воспитывает и обучает, а,
по выражению В. Слободчикова, «мудрец» – духовный наставник, «антропотехник», владеющий средствами, «инструментами» управления процессом становления человека в образовании [7, с.207].
Главной профессиональной ценностью педагога становится толерантность – осознание самоценности, самобытности детства, его равенства со
взрослостью и стремление сохранения всего того, что отличает его от
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
взрослого мира. При этом педагог, является «значимым» взрослым для ребенка, который с позиции антропологии, не просто близкий, а духовно
близкий понимающий человек. Он расширяет пространство свободы детства, что обеспечивает гармоничное развитие детей, с различным мировоззрением, ценностями и интересами, именно так проявляя свою толерантность. Дети специфичными для них способами начинают моделировать
образцы собственного поведения, смыслы и интерпретации, обнаруженные
ими в процессе взаимодействия, идентифицируя себя, как сознательно, так
и подсознательно, с образом понимающего и любящего человека, впитывая внутренние принципы организации мира.
Толерантность в отношениях мира взрослых и мира детства становится нравственной функцией нашего времени. Она является ступенью развития духовной и профессиональной ценностей педагога, ее экзистенциональное основание связано со способностью увидеть неповторимость детства и ребенка в нем, поддержать непохожесть, индивидуальность,
эмпатийно открыться самому всеми чувствами, впечатлениями, эмоциями.
Педагог в образовании ребенка несет связующую функцию между индивидуальностью человека, который старается найти или сконструировать свое
«я» в специфическом для него бытии, и культурой, которая создает осмысленный образ общественной реальности и ее нравственные законы.
Литература
1. Бондаревская Е. А. Антикризисная направленность современного образования
// Педагогика. 2007. №3. С. 3–15.
2. Гершунский Б. С.Философия образования для ХХ1 века. М., 1998.
3. Зиновьев А. А.Фактор понимания. – М.:, 2006.
4. Карпов А. О. Когнитивно-культурный полифонизм образовательных систем //
Педагогика. 2006. №3. С.13-21.
5. Кудрявцев В. Т. Смысл человеческого детства и психическое развитие ребенка. –
М., 1997.
6. Пчелинцева И. Г. Толерантная среда: методолого-теоретические основы построения. Монография. Ч 1.СПб., 2004.
7. Слободчиков В. И., Исаев Е. И. Основы психологической антропологии. Психология человека: введение в психологию субъективности. Учебное пособие для вузов. –
М., 1995.
Аспекты поликультурного образования: билингвальное
обучение
Т.В. Чвягина
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова
г. Ярославль
В России проблема поликультурного образования приобрела особую
актуальность и сложность в 90-е годы, когда в условиях социальноэкономических и политических реформ сложилась новая образовательная
ситуация, для которой характерны интенсивное развитие интеграционных
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
процессов как важной составной развития современного мира, а также
стремление России и других стран интегрироваться в мировое и европейское социально-культурное и образовательное пространство, сохранив при
этом национальное своеобразие. Интеграционные процессы способствуют
превращению Европы в многоязычное пространство, в котором национальные языки имеют равные права. С открытием границ между государствами усиливается мобильность людей, их мотивация к изучению иностранных языков, а также к установлению и поддержанию контактов внутри своей страны и за рубежом.
В связи с этим ЮНЕСКО так определяет глобальную концепцию образования: обеспечение в будущем обществе превалирования ценностей и
идеалов культуры мира, толерантности, активной межкультурной коммуникации; развитие международного сотрудничества как основное условие
распространения и развития образования во всем мире по типу устойчивого развития.
Важной предпосылкой поликультурного образования является подписание Россией в 1999 году Болонского договора, направленного на интеграцию, унификацию в европейских странах системы высшего образования.
Документ о формировании единого европейского пространства высшего
образования от имени правительств своих государств в настоящее время
подписали более 40 министров. Этим актом страны-участницы Болонской
декларации, в том числе и Россия, подтвердили намерение интегрировать
свои национальные системы образования и науки в европейское пространство с едиными требованиями, критериями и стандартами. В каждой стране
при этом имеются возможности сохранить лучшие черты своей национальной модели высшего образования, приняв новые организационные формы,
зафиксированные в Болонской декларации. В полной мере система должна
начать работать в 2008-2010 годах, но целый ряд стран Европы уже полностью перешел на нее. Основным же условием вступления России в Болонское соглашение является признание российских дипломов на международном уровне, чтобы дипломированный специалист с российским образованием был востребован на международном рынке труда. [6]
В начале 90-х годов в России и за рубежом появились работы, в которых круг задач поликультурного образования был существенно расширен.
Согласно сегодняшнему пониманию проблемы цели и задачи поликультурного образования должны охватывать не только межкультурные отношения в рамках своей страны, но и в рамках Европы и всего мирового пространства. Поэтому целью поликультурного образования является достижение взаимного понимания участников диалога при всей возможной
разнице занимаемых ими в этом диалоге позиций. Каждый участник диалога в процессе поиска смысла и его вербализации приходит к своей истине, она может и не совпадать с истиной другого участника. Важно решить
вопрос о принципиальной возможности их единения. Для этого есть пред37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
посылки, которые включают наличие общего объекта и общей цели, общей
технологии, общих способов мышления, средств познания объекта, общей
логики становления и изложения мыслей об объекте диалога. Формирование таких предпосылок способствует поликультурному образованию обучающихся, в том числе развитию у них способности к взаимопониманию.
Взаимопонимание можно определить как признание взаимной ценности в
сходстве и различии, как межчеловеческое и межкультурное взаимодоверие и взаимодополнимость идеалов и смыслов.
Раскрывая сущность поликультурного образования, А.В. Шафрикова
подчеркивает, что оно направлено на сохранение и развитие всего многообразия культурных ценностей, норм, образцов и форм деятельности, существующих в данном обществе, и базируется на принципах диалога и
взаимодействия различных культур. Поликультурное образование ученый
рассматривает в международном и межнациональном контексте как взаимосвязь различных культурных сред в сферах образования. [5]
Близкую позицию занимает Т.Б. Менская, отмечая, что поликультурное образование обусловлено экономическими реалиями и идеологией
различных социумов. [3] Л.Г. Веденина, оперируя понятием «межкультурное обучение», напрямую связывает его с обучением иностранному языку
и определяет как «полилог языков и культур», направленный на интеграцию обучаемого в систему мировой культуры. [1] В поликультурном образовании Г.Д. Дмитриев видит не только способ противостоять предубеждениям, основанным на культурных различиях, но и попытку понять свою
культуру, роль обобщений и стереотипов в коммуникации между различными культурами, осознать свое «Я». [2]
Е.Ф. Тарасов и Ю.А. Сорокин считают, что чужая культура усваивается только в процессе какой-либо деятельности. По их мнению, ей предшествует этап ориентировки в условиях этой деятельности. На этом этапе
происходит осознание элементов чужой культуры в терминах своего лингвокультурного опыта. Таким же образом познается не только чужая культура, но и ранее неизвестные элементы своей культуры: происходит перенос мыслительных действий, отработанных в одной сфере деятельности, в
другую сферу, когда какая-либо задача не может быть решена прежними
способами. [4]
Итак, по нашему мнению, сущностью поликультурного образования
является целенаправленная социализация обучающихся, обеспечивающая:
- на когнитивном уровне освоение образцов и ценностей мировой
культуры, культурно-исторического и социального опыта различных стран
и народов;
- на ценностно-мотивационном уровне формирование социальноустановочных и ценностно-ориентационных предрасположенностей обучающихся к межкультурной коммуникации и обмену, а также развитие то38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лерантности по отношению к другим странам, народам, культурам и социальным группам;
- на деятельностно-поведенческом уровне активное социальное взаимодействие с представителями различных культур при сохранении собственной культурной идентичности.
Важнейшей составляющей поликультурного образования является билингвальное обучение.
Развитие теории и практики билингвального обучения дает важные импульсы для интенсивного инновационного поиска в этом направлении в
России. При этом речь идет не о прямом переносе зарубежного опыта на
российскую почву, а о глубоком осмыслении и использовании наиболее
продуктивных идей билингвального обучения в сходных социокультурных
условиях. Актуальность этих идей для России связана с её стремлением к
тесному взаимодействию с мировым сообществом в решении глобальных
проблем человечества, к интеграции в мировое и европейское культурнообразовательное пространство и к осуществлению международного сотрудничества в разных областях деятельности. Такое взаимодействие обусловило возникновение «языкового бума», что повлияло на статус языка как
предмета, дающего возможность воспользоваться преимуществами открытого общества.
Использование иностранного языка как способа постижения мира специальных знаний, приобщения к культуре различных народов, диалог различных культур, способствующий осознанию людьми принадлежности не
только к своей стране, определённой цивилизации, но и к мировому культурному сообществу – все эти идеи билингвального обучения имеют
большое значение для поликультурного образования.
Глубокого осмысления требует сам термин «билингвизм» как феномен,
изучаемый различными науками. Следуя своим специальным интересам, различные науки пополняют фонд знаний о понятии «билингвизм». Исходя из
предмета своего исследования, каждая из них выделяет свою целевую доминанту билингвизма: если для лингвистики это прежде всего языковая компетенция, отражающая уровень владения родным и иностранным языками, то
для психолингвистики важным является, когда и для каких целей язык используется отдельными индивидами или социальными группами. Социология рассматривает билингвизм как часть социальной культуры, психология –
с точки зрения его влияния на развитие отдельных психических процессов и
личности в целом. Педагогика изучает билингвизм в контексте организации
учебного процесса, её интересуют поликультурное воспитание, возможность
постижения мира специальных знаний средствами иностранного языка,
влияние билингвизма на общий уровень образованности.
Билингвальное обучение – это целенаправленный процесс приобщения
к мировой культуре средствами родного и иностранного языков, когда
иностранный язык выступает в качестве способа постижения мира специ39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
альных знаний, усвоения культурно-исторического и социального опыта
различных стран и народов.
В современных условиях признаётся, что основным способом организации совместной жизнедеятельности людей во всём мире является диалог, основанный на равенстве культур. Концепция диалога культур предполагает
наличие как минимум двух различных культур в процессе реальной межкультурной коммуникации. Изучение родной культуры является неотъемлемым компонентом процесса обучения иностранному языку и культуре, т.к.
она является ключом к пониманию культуры иностранной. Обучать культуре
страны изучаемого языка означает учить узнавать, понимать, оценивать разноязычных партнёров по общению, постигать другие народы посредством
языка, в результате чего мы начинаем лучше познавать себя. Изучение иностранной культуры посредством языка становится возможным только на
сформировавшейся национально-культурной базе родного языка.
В связи с этим необходимо осветить методы и приёмы, делающие обучение в контексте диалога культур более эффективным: компаративный
метод, включающий в себя рассмотрение того или иного факта иноязычной культуры в сопоставлении с аналогичным или сходным фактом родной культуры; приём учебной аналогии; метод моделирования, который
способствует лучшему усвоению изучаемого материала, позволяет наглядно представить объект изучения со всеми его взаимосвязями; организация
ассоциативной беседы; приём коллажирования; использование разного рода зрительных опор и аудио-, видеоматериалов, в которых необычная форма представления активизирует положительный эмоциональный фон обучения иностранному языку. Также в качестве источника дополнительных
учебных материалов могут быть использованы зарубежные учебники. Они
не только способствуют интенсификации процесса обучения, но и повышают мотивацию обучающихся иностранному языку.
Вместе с тем сегодня проблема взаимодействия не может быть решена
только на основе принципа диалога, т.к. огромный спектр межкультурных
коммуникаций преобразуется в сложную модель поликультурной коммуникации, в процессе которой осуществляется полилог культур. Поликультурная коммуникация – это качественно иной уровень межкультурной
коммуникации. Если межкультурная коммуникация – это взаимодействие
между родной культурой и культурой носителей изучаемого языка, то поликультурная коммуникация – это взаимодействие родной культуры с любой другой культурой, которое осуществляется посредством языка глобальной коммуникации – английского, либо посредством других языков.
Исходя из сложившейся ситуации, в рамках поликультурного образования встаёт задача сформировать такую языковую личность, которая бы
обладала способностью понимать как универсальные культурные аспекты,
имеющие общечеловеческую ценность, так и специфический культурный
характер выражения данных аспектов в различных этнокультурах, тем са40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мым, обеспечив ей возможность активной и продуктивной деятельности в
поликультурном обществе.
Литература
1. Веденина Л.Г. Межкультурное обучение как полилог языков и культур // Межкультурная коммуникация / Тез. докл. – Иркутск, 1993.
2. Дмитриев Г.Д. Многокультурное образование. – М.: Народное образование, 1999.
3. Менская Т.Б. Поликультурное образование: Программы и методы. – М., 1993.
4. Тарасов Е.Ф., Сорокин Ю.А. Национально-культурная специфика речевого и неречевого поведения. – М.: Наука, 1977.
5. Шафрикова А.В. Мультикультурный подход в обучении и воспитании школьников / Автореферат. – Казань, 1998.
6. Материалы веб-сайта www.polit.ru.
Язык в мире политики и в процессе становления
самостоятельно действующего субъекта
в пространстве власти
Е.В. Ратманова
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова,
г. Ярославль, Россия, ratmanovaev@rambler.ru
В процессе своей жизнедеятельности практически каждый человек
сталкивается с необходимостью повышения степени эффективности своего
взаимодействия с другими людьми посредством использования определенного набора языковых конструктов, смысл которых, по возможности,
становится одинаково понятен всем участникам данного взаимодействия.
Важность применения равнозначной и «гармоничной символичности»
[3, с.15] в языке особенно возрастает в современную эпоху насыщенного
коммуникативного взаимодействия.
Однако, на практике сложность выстраивания правильного диалога,
ведущего к значимому результату, становится существенной проблемой.
Не исключением в этом плане становится особый вид общения между
большими группами людей – взаимодействие в мире политики, культурное
и содержательное наполнение которого характеризуется все большей многозначностью и противоречивостью.
Рассмотрение философского вопроса о жизни и деятельности людей
непосредственно связано с такой его содержательной характеристикой, как
«пространство». Глубина и многогранность данной категории во многом
распространяется и на степень сложности в идентификации конкретного
пространственного поля в развитии отдельного индивида, его способностей, реализации интересов, выполнение собственных ролей.
Формирование собственного «жизненного пространства» в общественном (и общемировом поле) сопряжено с поступательным развитием важ41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ных компонентов в жизни и деятельности личности. В данном случае мы
подразумеваем определенное переплетение между несколькими взаимосвязанными, но относительно самостоятельными пространствами, в которых действует (осознанно, активно или бессознательно) каждая личность.
Интересны с этой точки зрения взгляды П. Бурдье на процесс построения (формирования) «социального универсума». Согласно позиции ученого, «социальный универсум» представляет собой сосуществование и сложное переплетение «двух видов реальностей», в которых живет и действует
каждый человек: «реальность первого порядка», данная через распределение материальных ресурсов и средств присвоения престижных в социальном плане благ и ценностей; …«реальность второго порядка», существующая в представлениях, в схемах мышления и поведения, то есть как
символическая матрица практической деятельности, поведения, мышления,
эмоциональных оценок и суждений социальных агентов» [2, с.56-57].
Нас особенно интересует пространство политическое, сочетающее в
себе ряд черт и качеств знаковых, культурных, социальных, экономических пространств. Пространство политики – это поле власти. Его распространение на все сферы общественной жизни существенным образом сказывается на поведении отдельных индивидов и больших групп людей. В
этом отношении, политическое пространство представляется неким абстрактным набором процедур, действий, через которые определяется настоящая и будущая судьба всего государства как особого пространства.
Однако, при этом во властном политическом поле действуют и собственно
субъекты власти, выполняющие важные управленческие функции.
Таким образом, наличие персонификации и индивидуализации превращает абстрактное властное поле в конкретное в той степени, в которой
они могут функционировать. Данная комбинация существенным образом
влияет на такую категорию как «человек политический» [5, с.28]. Подобное словосочетание представляется также абстрактно-конкретным, несущим свою смысловую нагрузку в различных контекстах.
Доминанта конкретности в категории «человек политический» выражается в деятельности отдельных политических деятелей, принимающих
управленческие решения разного уровня (и, таким образом, затрагивающие интересы различных по масштабу групп). Отметим, что в данном случае собственное «жизненное пространство» начинает активно включать в
себя и динамично развивающееся политическое пространство данного
субъекта – «человека политического». Переплетение двух полей напрямую
обозначает соприкосновение (изменение, усложнение или, наоборот, поглощение) и смысловых пространств (житейского и политического) особых языковых систем. Наличие «своего» языка в политическом пространстве – это та опора, которая удерживает специфику, элитарность, профессиональность всего властного поля (с его символами, знаками,
смысловыми конструктами и др.). Довольно точно назначение «политиче42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ского слова» выразил П. Бурдье: «В политике «говорить» значит «делать»,
то есть убеждать, что можно сделать то, о чем говоришь и, в частности,
внушать знание и признание принципов видения деления социального мира: лозунги, которые производят собственную верификацию, создавая
группы, создают тем самым некий социальный порядок» [2, с.204].
Механизмы использования субъектом языка собственно политического
предполагают наличие в нем особых смысловых интерпретационных «программ», отражающих особенности и многообразие мира политики, его
многовариативность при сохраняющейся конкретности. По замечанию П.
Рикера, подобные интерпретационные программы «придают языку упорядоченность» [4, с.441], простоту восприятия и, следовательно, дальнейшего понимания для больших групп людей. Знание особой «приверженности
большинства мыслить и говорить доступными ярлыками» [2, с.179-180],
согласно которым предполагается действовать дальше, позволяет субъектам политики выстраивать свои смысловые и интерпретационные «программы» в соответствие со сложившимися «правилами» построения диалога в специфическом политическом коммуникативном поле.
При этом, не вызывает сомнений важность адекватного и умеренно разумного использования политического языка. В сегментированном политическом пространстве, где действуют субъекты, отчетливо проявляется и
свой свойственный ему формализованный язык политики и власти.
Однако, в общем политическом пространстве реализуется взаимодействие больших групп людей, большинство из которых собственно властными субъектами не являются. Зачастую применяют термин – «объекты»
властного регулирования, политического влияния. На наш взгляд, это –
особые субъекты политики. Их действие или бездействие, настроения,
чувства особенно ярко проявляются в политическом пространстве при выполнении определенных политических процедур (выборы, митинги, просмотр теледебатов и др.). Специфика данной категории субъектов связана
с тем абстрактным наполнением, которое содержит в себе политическое
пространство. Данная абстрактность (даже массовость) особенно проявилась в эпоху современности. Известный в философии «феномен толпы»,
представляющий собой «понятие количественное и видимое… множество
людей без особых достоинств» (Х. Ортега-и-Гассет) [1, с.255.], позволил
реализовать на практике и феномен «массового языка», на котором и говорит особый субъект политики (большинство). Впитывая множество смысловых конструктов из различных областей (политика, искусство, экономика, индустрия развлечений), особый «человек политический», отдельно
выделенный из большинства, постепенно трансформируется в «человекатолпу», живущего по своим правилам понимания всего происходящего.
О переходе к новой «человеческой реальности» [5, с.138], в которой
начинает доминировать «человек-масса», подробно представил в своих работах Х. Ортега-и-Гассет: «…в лоне цивилизации выросло существо, ос43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
новное свойство которого не просто стандартизация, а инертность физической массы… Вот чудовищная новость нашего времени: «Право не иметь
разума – разум без ума» [4, с.365-366].
Набор самостоятельно выполняемых поведенческих процедур, знакомых и понятных знаковых и смысловых систем в данном случае ограничен;
стремление формализовать и расширить свой языковой потенциал за счет
выучивания сложных профессиональных слов возрастает. Но при этом, окружающее пространство предоставляет все большие возможности данному
человеку реализовать себя. И особую остроту приобретает вопрос о том,
является ли обоснованным процесс распространения тех сегментов, в которых действует «человек-толпа»?
Степень востребованности воспитания личностей, стремящихся к постоянному самосовершенствованию, знаниям, рациональному поведению,
особенно возрастает. Но проблема содержания и смыслового наполнения
общего пространства языка и языка специфического (политического) в современных условиях остается дискуссионной.
Литература
1. Антология мировой политической мысли. В 5 т. Т. 2. Зарубежная политическая
мысль. ХХ в. / Нац. обществ.-науч. фонд Акад. полит. науки; Ред.-науч. совет: пред. совета Г.Ю. Семигин. – М.: Мысль, 1997. – 830 с.
2. Бурдье П. Социология политики: Пер. с фр. Н.А. Шматко / Сост., общ. ред. и
предисл. Н.А.Шматко. – М.: Socio-Logos, 1993. – 336 с.
3. Лакан Ж. Функция и поле речи языка в психоанализе. – М.: «Гнозис», 1995. -99 с.
4. Реале Д., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. Том 4. От
романтизма до наших дней. – СПб: ТОО ТК «Петрополис», 1997. – 840 с.
5. Цивилизационный подход к концепции человека и проблема гуманизации общественных отношений / Крапивенский С.Э., Омельченко Н.В., Стризое А.Л. и др. / Под
ред. д-ра филос. наук, проф. С.Э. Крапивенского. – Волгоград: Издательство Волгоградского государственного университета, 1998. – 240 с.
Толерантность в поликультурном образовательном
пространстве заграншколы
Б.М. Горохов
Университет Российской академии образования (Новомосковский филиал),
г. Новомосковск, Тульская область, Россия gorohov461@rambler.ru
Первые советские общеобразовательные заграншколы при дипломатических представительствах СССР в странах африканского континента открылись в начале 60-х годов ХХ века (Алжир, Тунис, Египет, Ливия, Мали,
Эфиопия). Открытие заграншкол было связано с освобождением африканских стран от колониальной зависимости и установлением с ними дипломатических отношений. Наше исследование велось в конце 80-х в школе
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
при Посольстве СССР в Народной Республике Мозамбик, находящейся на
юге Африки.
Дипломатические представительства ряда социалистических стран обратились к руководству Посольства СССР в Мозамбике с просьбой разрешить обучение детей их дипломатов в советской заграншколе. В 1987 –
1989 годах в школе при Посольстве СССР в НРМ, насчитывавшей 102
учащихся, вместе с советскими детьми обучались дети из 7 социалистических и развивающихся стран: Болгарии, ГДР, Кубы, Монголии,
Чехословакии, Чили (дети политэмигрантов), Мозамбика (дети от смешанных браков граждан Мозамбика и Советского Союза), что составляло
около 40% всего состава учащихся. Этнический состав советских учащихся
был следующим: русские – 32 чел., белорусы – 5 чел., грузины – 1 чел., армяне – 3 чел., литовцы – 2 чел., узбеки – 2 чел., украинцы – 11 чел., казахи – 2
чел., молдаване – 4 чел. (62 человека или 60% от всего состава учащихся).
Полиэтнический и поликультурный состав учащихся потребовал создания в заграншколе новой модели образования, которая впоследствии
трансформировалась в модель «поликультурной школы толерантности и
сотрудничества». «Толерантность – это то, что делает возможным достижение мира и ведет от культуры войны к культуре мира», – так говорится в Декларации принципов толерантности, принятой генеральной Конференцией ЮНЕСКО в 1995 году.
Для создания модели «поликультурной школы толерантности и сотрудичества» в советской заграншколе при Посольстве СССР в Республике
Мозамбик в конце 80-х годов прошлого столетия были использованы
идеи программы «Пампедия» Я.А.Коменского, положения, изложенные в
трудах П.Ф.Каптерева, Л.С. Выготского, М.М. Бахтина.
Поликультурная и полиэтническая школа, в которой обучались дети
20 национальностей, имела весьма серьезные педагогические проблемы, и
становление ученического коллектива исследуемой заграншколы происходило сложно. В одном коллективе «соседствовали» дети не только с разными культурными ценностями и социальным опытом, но и с биологическими различиями (физиологические характеристики, специфика гормональных процессов и питания), с особенностями в психической структуре
личности (темперамент, акцентуации характера, особенности становления
основных психических процессов и т.д.).
Основной педагогической идеей «поликультурной школы толерантности и сотрудничества» был выбран принцип: «Принимать культуру других
народов, сохраняя свою». Главная педагогическая проблема исследуемой
заграншколы состояла прежде всего в том, чтобы определить: каким образом максимально сгладить имеющиеся коллизии между учениками различных этнических групп с одной стороны, а с другой — согласовать вербальные утверждения нравственности с вариантом объективного выбора
поведенческой стратегии субъектов.
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Действенность социального терпения обнаруживается на уровне мировоззренческих позиций и отражается в поступках. В понятии «толерантность» можно выделить взаимосвязь таких понятий, как человеколюбие,
умеренность, разумность, мудрость, добродетель, дружба, прощение, равенство, милосердие, компромисс, сотрудничество и согласие. Создатели
модели «поликультурной школы толерантности и сотрудничества» пришли к выводу, что толерантность в истории культуры выполняла функцию
идеальной модели формирования взаимоотношений в обществе. Поэтому
были определены следующие условий для создания «поликультурной
школы толерантности»:
- формирование социального терпения на уровне культурных традиций
детского коллектива;
- знание педагогами особенностей восприятия этических моделей поведения их учащихся;
- использование педагогами имеющихся социально-психологических
механизмов;
- закрепление поведенческой толерантности в сознании с помощью акцентирования, рефлексии.
В этой связи толерантность становится, с одной стороны, основой поликультурного образования в школе, которая транслирует нормы человеческих отношений и знаний в области культурного диалога, с другой – является инструментальной ценностью личности, обуславливает отношение
ребёнка к миру и его поведение во взаимодействии с другими. Всё это, по
мнению разработчиков модели поликультурной школы, превращает толерантность в важный ориентир образования. Создатели модели понимали
поликультурную толерантность, как моральное качество личности, характеризующее терпимое отношение к другим людям, независимо от их этнической, национальной или культурной принадлежности, терпимое отношение к другим взглядам, нравам, привычкам. Интолерантные отношения
между учащимися заграншколы влекли за собой межличностные и межгрупповые конфликты, вспышки необоснованной агрессии и национальной
вражды. Толерантные отношения участников образовательного процесса в
заграншколе способствовали формированию способностей каждого из
участников процесса принимать другого (его позицию, мысль, идею и т.п.),
как объективно существующую реальность.
Исследуя созданную школой модель, мы пришли к выводу, что толерантность в поликультурной заграншколе выражается в стремлении достичь взаимного уважения, понимания и согласования разнородных интересов и точек зрения без применения принуждения, преимущественно методами разъяснения и убеждения.
Поскольку структурными компонентами поликультурной толерантности, составляющими так называемую «триаду толерантности», являются
уважение, симпатия (эмпатия), доброта, школа приступила к внедрению в
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
практику школьной жизни педагогического проекта «Ты и твоя Родина…».
Каждый из восьми месяцев был посвящён стране, граждане которой обучались в советской заграншколе:
Октябрь – « Всегда мы вместе» (ГДР);
Ноябрь – «Дружат дети на планете» (СССР);
Декабрь – «Куба, любовь моя!» (Куба);
Январь – « Содружество равных» (Монголия);
Февраль – « Наздар, братья!» (Чехословакия);
Март – «Венсеремос, революция!» (Чили);
Апрель – «Стоит над горою Алёша» (Болгарии);
Май – общешкольный фестиваль «Факел дружбы».
Создатели модели «поликультурной школы толерантности и сотрудничества», анализируя различные типологии взаимодействия, остановились на типологии, которая позволяла отразить взаимосвязь понятий
«взаимодействие» и «толерантность». Данная типология представляла следующие типы взаимодействия: диалог, сотрудничество, опека, подавление,
индифферентность, конфронтация, конфликт. Авторы модели «поликультурной школы толерантности и сотрудничества» пришли к выводу, что позитивной толерантности соответствуют первые три типа взаимодействия
(диалог, сотрудничество, опека).
Большое влияние на формирование в советской заграншколе в НРМ
поликультурной толерантности, сотрудничества, межкультурного диалога
оказали трагические события, произошедшие конце 80-х годов прошлого
века: гибель в авиакатастрофе Президента НРМ С. Машела и землетрясение в
армянском городе Спитак. В авиакатастрофе погиб экипаж президентского самолёта – советские пилоты, дети которого обучались в школе при
Посольстве СССР в Мозамбике. Эти трагические дни были особенными в
жизни наших воспитанников, оказали значительное влияние на формирование поликультурной толерантности ученического коллектива: была объявлена неделя траура, в течение которой все ученики, учителя, родители
носили траурные ленточки (так решил ученический совет). В помощь детям города Спитак по инициативе школьников было собрано и отправлено
в Армению 1050 долларов США.
Исследуя поликультурную модель советской заграншколы при Посольстве СССР в Республике Мозамбик в конце 80-х ХХ века, мы отметили, что опека также соотносима с понятием толерантности. Опека подразумевает заботу, причем эта забота не унижает достоинства опекаемого,
являясь естественной нормой субъекта и объекта. Данный вид взаимодействия возможен только тогда, когда обе стороны принимают друг друга и
терпимо друг к другу относятся. Данный уровень толерантных отношений
характеризуется следующими признаками: эмоциональная стабильность,
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
высокий уровень эмпатии, экстравертность, социальная активность, умение прийти на помощь.
Ученики советской заграншколы с первых дней совместного обучения
со сверстниками из других стран проявили себя настоящими интернационалистами: помогали «тушить» детские конфликты, добровольно занимались с отстающими, оказывали помощь в изучении русского языка, осуществляли дежурство в столовой школы и на её территории, обучали сверстников спортивным играм, оказывая тем самым значительную помощь
педагогам школы. При непосредственном участии советских детей в школе
были открыты кружки и спортивные секции.
Всё это способствовало возникновению в советской заграншколе в
НРМ особого образовательного пространства – пространства поликультурной толерантности, диалога культур и поликультурного сотрудничества,
что явилось основой формирования нашей модели «поликультурной школы толерантности и сотрудничества».
Литература
1. Бредихин Г.А., Сенновский И.Б. Особенности внутреннего управления в условиях работы заграншколы: Практико – ориентированная монография / Под ред.
И.Б. Сенновского. – М., 2004. – 275с.
2. Бредихин Г.А., Сенновский И.Б. Особенности управления развитием образовательных учреждений МИД России: Практико-ориентированная монография / Под ред.
И.Б. Сенновского. – М., 2005. – 184с.
3. Горохов Б.М. Поликультурное образовательное пространство заграншкол России. Формирование личности школьника в поликультурной среде: межвуз. сб. науч. ст.
/ под ред. И.Ф.Исаева, И.П.Ильинской. – Белгород: Изд-во БелГУ, 2008.-с.83-88
4. Джуринский А.Н. Воспитание в России и за рубежом: сравнительный анализ
/ А.Н. Джуринский; Мос. пед. гос. ун-т. – М.: Прометей, 2006. Гл. 2.1 5. Макаев В.В.,
Малькова З.А., Супрунова Л.Л. // Концепция поликультурного образования в современной общеобразовательной школе России.- Пятигорск: ПГЛУ, 1999.
6. Никандров Н.Д. Поликультурное образование как педагогическая парадигма
ХХ1 века. Учительская газета. № 04 (9981) / 2004-02-03.
Динамика восприятия немцев в России
и русских в Германии
Л.А. Куликова
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова,
Ярославль, Россия kulikov_d_a@mail.ru
В наше время всеобщего увлечения английским языком немецкий язык
не утратил своей актуальности. И даже более того: с каждым годом в сфере культуры и бизнеса требуется все больше людей, владеющих им. Это не
удивительно: ФРГ, Австрия, Швейцария – страны Европы, где немецкий
язык является государственным – наши крупнейшие торговые партнеры.
Помимо этого сугубо делового аспекта нельзя обойти вниманием тот факт,
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
что немецкий язык – это язык Гете, Шиллера, Канта, Ремарка, Кафки. Этот
язык науки и искусства – культуры, возраст которой исчисляется веками.
Мы рассматриваем иностранцев сквозь собственные культурные очки
и оцениваем их поведение исходя из ценных установок родной культуры.
В ситуациях межкультурного общения мы легко можем стать жертвой
ограниченности собственного восприятия, поскольку, как правило, исходим из того, что партнеры по коммуникации видят мир таким же, как и
мы. Влияние родной культуры человек не осознает, поскольку сам факт
этого влияния скрыт под пеленой обыденности повседневной жизни.
Человек – существо смыслоообразующее, боящееся хаоса, пустоты и
потому постоянно стремящееся привнести смысл, порядок в окружающий
мир, т.е. объяснить его и интерпретировать. Когда общаются между собой
люди из разных культур, они пользуются различными запасами знаний.
При этом, если они сталкиваются с необходимостью объяснить феномены,
нарушающие привычную для себя реальность, они часто ошибаются
именно потому, что предполагают, что запас знаний общий для всех, вне
зависимости от культуры.
Исследование коммуникативного поведения в его сопоставлении с
русским находится только в начале пути. Однако исследователи уже отмечают доминантные черты немецкого коммуникативного поведения, выявляющиеся в сопоставлении с русским: [1, c. 9 – 11]
– большое значение внешнего вида для общения;
– внешняя приветливость, жизнерадостность;
– высокий уровень бытовой вежливости;
– этикетность общения (сдержанность в личном общении);
– несклонность вступать в разговор с незнакомыми людьми;
– дистантность общения;
– приоритетность тем денег и еды в общении;
– открытость обсуждения денежных вопросов с собеседником;
– любовь к «практическому» юмору;
– невмешательство в общении третьих лиц.
Мнение немцев о русском деловом мире и русских вообще:
– недостаточная готовность к проявлению инициативы и риску;
– отсутствие высказываний, выражающих расхождение мнений в обсуждениях и переговорах;
– почтительное отношение к начальству даже при его профессиональной некомпетентности;
– активное участие в обсуждениях и переговорах только небольшой
части коллектива при традиционно пассивном соучастии остальных;
– компетентность партнеров не всегда оценивается по их профессиональным способностям;
– отсутствие, как правило, ответственных или виновных в принятом
решении;
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– решение личных проблем в личное время (на рабочем месте) как
норма;
– распространение влияния и власти вышестоящих на нижестоящих;
– чрезмерное курирование зарубежных (немецких) партнеров или, наоборот, предоставление их самим себе;
– игнорирование плановых обязательств или повестки встреч;
– любопытствующее вмешательство в сферу личной жизни зарубежных партнеров;
– частые празднества и застолья, принуждение к выпивке и тостам.
Мнение русских о немцах:
– господство планов и расписаний, недостаток гибкости при их вынужденном изменении;
– обязательность участия каждого в обмене мнениями при переговорах
и обсуждениях;
– дистанцированность в деловом общении;
– недоступность в нерабочее время;
– соблюдение планов более существенно, чем поддержание человеческих взаимоотношений;
– рабочая дисциплина превыше всего;
– несоответствие нашим представлениям о гостеприимстве;
– приоритет письменных предписаний.
Эти различия в коммуникативном поведении не могут не влиять на успешность межкультурной коммуникации.
Русские студенты характеризуют немецких студентов так: умные,
пунктуальные, работоспособные, корректные. Немецкие студенты русских
характеризуют так: любящие выпить, гостеприимные, жизнерадостные.
При общении представителей разных культур могут возникнуть конфликтные ситуации. Вот такой пример: «Молодой специалист Иван Г. после окончания института нашел хорошую работу в небольшой строительной фирме в Германии. Через некоторое время у него наладились дружеские отношения с его немецкими коллегами, и они часто после окончания
рабочего дня заходили в бар выпить пива и поговорить. Однажды наутро
после совместной вечеринки Иван обратился к Михаэлю Б., работающему
вместе с ним в офисе: «А здорово вы вчера с Андерсом пели в ресторане!»
Михаэль в ответ промолчал, и весь день Ивану казалось, что он разговаривает с ним довольно холодно. Молодой человек не понимал в чем дело:
ведь еще вчера они с Михаэлем веселились вместе, а сегодня с ним не хотят разговаривать?» [2, c. 148–150]
Проанализировав эту ситуацию мы можем выдвинуть различные предположения, а ответ на эту ситуацию следующий. Немцы, как правило,
строго разделяют личную и профессиональную сферы. Кроме того, в Германии принято осуждающее отношение к употреблению алкоголя, и упо50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
минание о вчерашних возлияниях, да еще на работе, может вызвать подобную отрицательную реакцию.
«Московская немецкая газета» (№1-2 январь, 2007) в своей статье «Эти
противные иностранцы» подводит итоги социологического опроса и оценивает как немцы относятся к иностранцам. Ученые университета Билефельда опросили 10 тыс. немцев. Недружелюбие немцев к иностранцам
оценивается в 48, 5%. Если посмотреть на результаты опроса с точки зрения экономики, то вывод получается интересный – больше всего не любят
иностранцев в самых бедных и самых богатых федеральных землях. Понятно, боятся, что гастарбайтеры наводнят и без того скудный рынок труда.
Может быть виной того просто их традиционализм и безразличие к чужим
культурам. В статье «Мы ехали в Германию, надеясь на чудо» автор пишет:
«Я прожила здесь два года. И теперь уезжаю. Несмотря на то, что страна
эта прекрасная, люди доброжелательные, улицы чистые. Прожившая там,
откуда никто не выгонял, но успевшая ощутить себя лишним человеком, я
не смогла вписаться в новую жизнь.» И далее автор рассказывает о всех
трудностях, которые ей предстояло преодолевать за эти 2 года. А виной
всего этого – различие культур, неподготовленность к восприятию другой
культуры, нежелание к ней приспособиться.
Канцлер Германии Ангела Меркель признана самым видным политическим деятелем и наиболее популярным гражданином Федеративной Республики Германии по итогам 2006 г. Это стало известно в результате опроса общественного мнения, проведенного немецким социологическим
институтом «Форса». Кстати, в качестве политического идеала ей импонировала вовсе не английская «железная леди», а российская императрица
Екатерина Великая. Авторитетная газета ФРГ «Die Welt» в свое время
приводила слова первой женщины – канцлера ФРГ: «Екатерина Великая
была в некотором роде примером сильной женщины».
Немцы стараются приобщиться к русской культуре и понять ее. Театральный сезон в г. Дюссельдорф начинается с русской классики: «Три сестры» Чехова и «Ревизор» Гоголя не один год идут с успехом на сцене немецкого театра. Лейтмотив спектакля понятен немцам: для того, чтобы понять людей другой нации, нужно знать правила компетентного
межкультурного общения. Каждое правило начинается со слов «Я должен»:
1. Хорошо знать себя и собственную культуру.
2. Исходить из того, что мое восприятие реальности имеет свои границы.
3. Быть терпеливым, наблюдательным, внимательно слушать собеседника и не делать поспешных выводов.
4. В ситуации неопределенности сохранять способность принимать
решения.
5. Чаще обращаться за информацией и советами, тщательнее взвешивать свои решения и мириться с тем, что на это требуется больше времени.
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6. Проявлять любознательность ко всему новому и необычному.
7. Больше узнавать о культурных особенностях своих партнеров.
8. Проявлять стремление к изучению и пониманию инокультурных
перспектив.
9. Быть готовым раскрыться перед собеседником, показать какой я есть
и каковы мои убеждения.
10. Признать, что я не идеален и не всегда способен избежать ошибок и
недоразумений.
Литература
1. Зайдениц Штефан, Баркоу Бен. Эти странные немцы. Эгмонт Россия ЛТД., 1999.
2. Томейлин Барри. Германия. М.: АСТ:АСТРЕЛЬ, 2006.
Межкультурное взаимодействие:
партнёрство Ярославля и Касселя
для перспективы общения молодёжи
А.В. Абрамов
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова,
Ярославль, Россия a.w.abramow@rambler.ru
В наше время в России активно развиваются межкультурные связи с
городами в различных странах, в том числе и в Германии. Примером этому
может служить установление партнёрских отношений между жителями
Ярославля, Касселя и Ханау. Ярославль и Ханау давно связывают братские
узы, что очень помогает развивать взаимовыгодные экономические и культурные отношения. Город Ханау в лице своего обер-бургомистра настоятельно рекомендовал включить Ярославль в Почётный список ООН.
Будучи выпускником школы № 43 с углублённым изучением немецкого языка автор очень хорошо знаком с историей взаимодействия Ярославля
и Касселя. В 1989 году ярославская школа №43 им. А.С.Пушкина заключила договор о сотрудничестве с гимназией им. Гердера города Касселя. С
этого времени между двумя учебными заведениями развиваются тесные
контакты. На основе этого договора работает программа по культурному
обмену среди учащихся. Ежегодно группы ярославских школьников посещают гимназию имени Гердера с образовательными целями, а немецкие
ребята приезжают в гости в школу № 43. Во время визита дети посещают
уроки, совершают экскурсии по городу, устраивают совместные конференции, концерты. Принимающая сторона размещает гостей в семьях своих школьников. В домашней обстановке лучше происходит знакомство с
традициями и бытом другого народа, углубляются знания иностранного
языка. Во время путешествия школьники заводят новых друзей, знакомятся с достопримечательностями. В 2007 году вся программа пребывания в
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Касселе была ориентирована на проведение совместной проектной работы
по теме «Образовательные возможности Ярославля и Касселя». В связи с
этим российская делегация посетила Объединённую высшую школу г.
Кассель, где ребята познакомились с особенностями высшего образования
Германии, совершили экскурсию по учебным аудиториям и библиотеке
университета. Российские ученики посетили так же завод Фольксваген, где
познакомились с процессом подготовки будущих кадров в образовательном центре непосредственно на предприятии. Таким образом, российские
дети получили наглядное представление о системе образования Германии.
Для развития межкультурного взаимодействия большую роль играет
изучение истории и культуры дружественного народа. Общеизвестно, что
Германия состоит из 16 федеральных земель. Город Кассель расположен в
земле Гессен – в самом центре Германии и стоит на реке Фульда. Его площадь составляет примерно 106 км2 , в нём проживают около 20000 жителей. Кассель расположен в индустриальном регионе страны. Здесь хорошо
развиты машиностроение, электроника, химическая, текстильная и пищевая промышленность. Кассель богат своей историей.[1] Название города
произошло от Castellum Cattorum, крепости Катти (немецкого племени, населявшего эту местность во времена Римской Империи). Первое упоминание можно найти в летописях 913 года. Место было названо Хаселла и
служило укреплением при мосте через реку Фульда. Грамота от 1189 придаёт Касселю статус города. В 1277 город стал резиденцией графа земли
Гессен. В 1807 Кассель ненадолго стал столицей Вестфальского Королевства, возглавляемого братом Наполеона Жеромом. Во время Второй Мировой Войны было разрушено 90% центра города. После войны большинство старых зданий так и не было восстановлено, большая часть центра города была построена в стиле пятидесятых годов. Восстановить удалось
лишь небольшое число старых зданий, в частности музей Fridericianum. В
1970 году в Касселе был открыт университет. Сейчас там учатся около 10
тысяч студентов.[2]Много причин делают этот город идеальным местом
для отдыха, путешествия и развлечений. Самой главной достопримечательностью Касселя по праву является самый большой горный парк Европы Вильгельмсхёэ (Wilhemshöhe): его площадь составляет приблизительно
300 гектаров, это настоящий рай для любителей природы и искусства.
Входом в парк являются остатки старинной крепости, расположенной на
вершине горы, к ней ведут множество лестниц и каскад водопадов. На
вершине крепости с 1717 года находится скульптура мифологического героя Геркулеса – он является символом Касселя. С этого места можно осмотреть весь город «с высоты птичьего полёта». На территории парка находится дворец Вильгельмсхёэ (Wilhemshöhe), построенный в стиле классицизма. Ранее этот замок был резиденцией графа земли Гессен. Сейчас в
нём находится художественная выставка «Галерея старых мастеров» Здесь
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
можно увидеть собрание работ таких художников, как Рембрандт, Дюрер и
многих других.
Неподалёку от этого дворца располагается музей земли Гессен, где
есть отдел физики и астрономии. Здесь можно увидеть первую немецкую
обсерваторию, построенную в 1560 году, первую в мире таблицу логарифмов, изданную в 1588 году, и первый в мире компьютер, построенный в
1941 году, называют Zuse-Computer.[3]
В Касселе туристы также посещают музей Фридерицианум
(Fridericianum). Он был построен в 1779 году, как первое здание музея в
Европе. С 1955 года в этом музее раз в 4 года по инициативе профессора
искусствоведения Арнольда Боде проходит международная выставка современного искусства DOCUMENTA. Во время проведения выставки в
Кассель съезжаются любители искусства со всего мира, в последний раз
она проходила с 16 июня по 23 сентября 2007 года. На выставке было
представлено около 500 работ, Россию представляли художники Андрей
Монастырский, Анатолий Осмоловский, Кирилл Преображенский и Дмитрий Гутов.
Германия привлекает туристов разнообразными туристическими маршрутами, одним из которых является немецкая дорога сказок. Этот туристический маршрут, состоящий из 11 маленьких городков, расположенных
от Ханау до Бремена, связан с жизнью и творчеством братьев Гримм. Кассель же располагается в середине этого пути. Это связано с тем, что в начале
XIX века в этом городе долгое время жили братья Гримм, которые собирали
свою коллекцию сказок. В связи с этим в Касселе есть музей братьев Гримм,
где можно увидеть выставку, посвящённую жизни и творчеству этих сказочников.
В Касселе можно посетить ещё один необычный музей- музей обоев. В
нем можно получить представление об истории дизайна стен в различные
эпохи.
Таким образом, программа культурного обмена среди школьников
очень популярна, такие поездки являются неотъемлемой частью межкультурного взаимодействия и делают процесс обучения более интересным.
Благодаря этой программе любой школьник может получить опыт общения с представителями другой культуры, возможность путешествовать.
При этом не только расширяется кругозор человека, круг его общения,
улучшается знание иностранного языка, но и, что самое главное, происходит познание и понимание культуры другого народа. Развитие международных молодёжных программ таких, как обмен среди школьников и студентов, способствует содружеству стран, а это очень важно и, значит, требует поддержки и развития.
54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Литература
1. Каплер Арно, Семёнов Александр (перевод) «Германия. Факты». «Социетэтсферлаг», Франкфурт-на-Майне, 1996
2. http://ru.wikipedia.org/wiki/
3. http://www.achwir.net/
Россия и Монголия: прошлое и настоящее
С.В. Дунаева
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова,
Ярославль, Россия
В последнее время в России интерес к прошлому, к истокам и истории
ее культуры проявился с необыкновенной силой. Все большее количество
людей желает познать не только свою культуру, но и проникнуть в духовный мир народов-соседей, чья судьба в ходе истории переплелась с судьбой нашего народа, и с нашей собственной судьбой. К числу таких народов
относятся и монголы – основное население Монголии.
Важным событием, привлекшим внимание мировой общественности к
монголам, явилось 800-летие создания Монгольской империи, широко отмечавшееся в 2006 году. В советское время имели место тесные экономические и культурные связи между СССР (прежде всего РСФСР) и МНР. В
контексте подготовки празднования 1000-летия Ярославля также можно
отметить тесные связи ярославской “Чайки” (В. Терешковой) с данной
страной; советско-монгольский космический полет 1982 года. Как известно, на Ярославской Земле был создан музей космоса, а спустя некоторое
время и в МНР появился аналогичный музей.
Сведения об истории и культуре Монголии, по сравнению с другими
странами Востока, недостаточно представлены в общей мировой истории.
Произошло это из-за того, что Монголия стояла особняком от соседних
стран. И, тем не менее, влияние монгольской культуры на культуру Руси
не может быть оспорено, ведь Монголия граничит с нашей страной. Велико влияние монголов на развитие Руси в период, известный под названием
монголо-татарское иго (1243 – 1480). В конце XIX – начале XX веках имели место русские и совместные русско-монгольские экспедиции, посвященные изучению древней истории Монголии. В советское время происходил культурный обмен между странами (именно к данному периоду относится большинство работ отечественных исследователей, посвященных
монгольской истории и культуре).
Существуют свидетельства влияния монголов на материальную и нематериальную культуру Руси и соседних государств. Здесь следует перечислить оружие (кочевники изобрели вещи, вошедшие в обиход всего человечества: изогнутую саблю, заменившую прямой меч, усовершенствовали длинный составной лук) [2, с. 165.], фольклор (монголы обогатили
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мировую литературу множеством богатырских сказок, мифов и легенд) [4].
В кочевьях степи впервые раздались звуки смычкового струнного инструмента[1, с.203]. Безусловно, монголы оказали влияние на культуру и генофонд русского народа. Подтверждение тому находят исследователи в разных областях знаний, таких как генетика, культурология, лингвистика и
некоторые другие. В частности, монголы привнесли на Русь новые слова,
такие как базар, магазин, чердак, сундук, тара, зенит. Перечисленные слова
не являются собственно монгольскими, были заимствованы ими от среднеазиатских народов; но русский народ узнал их именно от монголов [3,
с.195] Благодаря монголам на Руси появились некоторые виды кушаний:
самыми яркими примерами являются йогурт и кумыс. И, конечно же, необходимо упомянуть о том, что именно монголы ввели в обиход штаны
как часть повседневного костюма [2, с.165].
Официальный язык Монголии – халха-монгольский, в основе которого
лежит кириллица; на нем говорят 90% населения страны. Монгольский –
один из семьи монгольских языков. Часто монгольский язык относят к алтайской группе языков, которая также включает тюркский, тунгусский, а
иногда корейский и японский языки [5]
В Монголии помимо основного языка говорят на множестве диалектов.
На западе страны говорят в основном на тувинском и казахском языках.
Наиболее употребляемым из иностранных языков является русский язык,
далее следует английский язык, хотя он постепенно вытесняет русский. В
последнее время в стране приобрел популярность корейский язык, т.к. десятки тысяч монголов работают в Южной Корее. Также среди молодых
людей растет интерес к китайскому и японскому языкам. Современная
монгольская молодежь говорит в некоторой степени на немецком и французском языках, поскольку многие молодые люди обучаются или работают
в Германии и Франции [5].
Все эти факты говорят о том, что Монголия имеет контакты с достаточно большим количеством стран, благодаря чему наблюдается развитие
страны в экономическом, политическом, культурном плане, и, как следствие, изучение все большего количества языков, привлечение их на территории страны: изучение различных языков в школах, вузах, использование
на предприятиях.
Литература
1. Басилов В.Н. Три тысячелетия кочевого мира на советской выставке в США //
Музееведение. Музеи мира. М., 1991.
2. Бушков А. Россия, которой не было – 3. Миражи и призраки. М.: ОЛМА-ПРЕСС;
ОАО ПФ “Красный пролетарий”, 2004. 395с.
3. Греков Б.Д., Якубовский А.Ю. Золотая Орда и ее падение. М.: Богородский печатник, 1998. 364 с.
4. Коллекции МАЭ // http://www.kunstkamera.ru/collection/index.htm
5. Mongolia // Wikipedia, the free encyclopedia. P. 5.
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экологическое сознание как элемент культуры
Е.А. Невская
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова,
Ярославль, Россия, mnevsk@uniyar.ac.ru
Межкультурная коммуникация подразумевает наличие у людей культурной грамотности (cultural literacy), которая предполагает не только владение специфической информацией, но и владение информацией общего
характера, то есть обладание знаниями о мире в целом.
Существует огромное количество определений культуры, но так или
иначе почти во всех определениях она противопоставляется природе. Однако же в психологическом и генетическом определениях культуры присутствует понимание её как некое приспособление человека к окружающей
среде.
Как известно, окружающая среда переживает сейчас не лучшие времена, и от отношения человека к ней зависит будущее не только природы, но
и самого человека. Сегодня, когда становится очевидной реальность возможной экологической катастрофы мирового масштаба, возникает вопрос
о соотношении культуры и экологического знания. Природа – это не культура, но отношение человека к ней может и должно иметь культурную, а
точнее морально-этическую основу. Все мы знаем, что для нас хорошо,
чтобы воздух был свежим, а вода чистой, что горы мусора – это плохо, но
мы не задумываемся, куда идёт мусор, который мы выбрасываем ежедневно, и какой вред он причиняет окружающей среде. И если нас спросить:
готовы ли мы пойти на какие-нибудь самоограничения ради природы, думается, что большинство ответит отрицательно.
В западных странах за последние годы скопилось огромное количество
ценной информации о процессах, происходящих на планете Земля, о кризисе окружающей среды. В США, Великобритании воспитание экологического сознания, бережного отношения к природе осуществляется не один
год. Этому обучают в школах, об этом пишут ежедневно в газетах и журналах, каждый год выпускается масса книг и фильмов о природе, об этом
говорят известные всем люди – политики, актёры, музыканты. Буквально
везде можно натолкнуться на советы: как вести себя в природе, как сохранить то, что ещё осталось. Имеется большое число программ по спасению
исчезающих видов. Эти программы выполняются не отдельными энтузиастами, а имеют широкомасштабный характер, приобретая тем самым серьёзный общественный резонанс.
С.Г. Тер-Минасова в своей книге отмечает: "Любовь к животным, забота о них – весьма характерная и очень достойная черта общественной
жизни в англоязычных странах и одновременно важная часть экологического воспитания населения. Экологические проекты выполняются на са57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мых различных уровнях: научном, политическом, общественном, но самый
массовый – это "азбука вывесок", как говорил В.В. Маяковский."[1] Действительно, из бесплатных проспектов, которые распространяются тут и там,
мы узнаём о различных мерах по спасению того или иного биологического
вида, по сохранению того или иного места или местечка с призывами поддержать и присоединиться. Например,"Help us to keep Dartmoor wild and
free". "Save Crownhill Down from quarrying and waste dumping". "Your visit
(to the National Marine Aquarium, Plymouth, GB) will help support our essential aims of marine education, conservation and research". "The UK has set a
target to reduce our carbon dioxide emissions by 20% by 2010. Commit to save
your 20%". Надпись на пакете: "This bag is made from 100% recycled plastic.
Please reuse to help protect the environment. We'll replace it free of charge
when it's worn out".
Особая забота – к тем, кто живёт рядом с нами в наших домах. Иногда
информация несёт практически-полезный характер, например, такое предупреждение: "In warm sunny weather cars become ovens, so never leave an
animal in your car. If you see a dog left inside a parked car on a warm day,
please ring your local police or the RSPCA national cruelty line on…". Далее
даётся номер телефона или благодарность авансом: "Thank you for cleaning
up after your dog". Такое отношение восхищает и одновременно приводит к
вопросу: что нужно сделать, чтобы и в нашей стране достичь подобного
уровня экологического сознания, чтобы каждый ощущал личную ответственность за то, что вокруг нас. Пока что пугает наше традиционно потребительское отношение как к среде, так и к братьям нашим меньшим: горы
мусора в лесах и по берегам рек, загрязнённые или вовсе уничтоженные
водоёмы, бездомные животные в города, и как результат – противостояние
в обществе: одни жалеют и подкармливают, другие безжалостно убивают
или калечат. Охота в России до сих пор считается абсолютно естественной
забавой. Похоже, что даже традиционное животное российских лесов –
волк, удивительный зверь, "cанитар" леса, – исчезает. Один коренной американец, старик, сказал: "If the beasts are gone, we will die of loneliness of
spirit". Это очень похоже на правду.
Экологический рассвет в России ещё только начинает брезжить. У молодёжи он часто проявляется стихийно, напримеp, в виде демонстраций
против шуб из натурального меха или отказа отдельных студентов на биологических факультетах препарировать лягушек. Мощных, влиятельных
экологических организаций ещё не создано. В то же время в США, Великобритании и других странах их довольно много: одна только WWF имеет
около 5 миллионов сторонников в более чем 100 странах мира.
Как помочь преодолеть барьер равнодушия, незнания, незаинтересованности и пассивности? Представляется очевидным, что нам нужно перенять имеющийся опыт других стран, учитывая ошибки и неудачи. В США
речь уже идёт не столько о накоплении информации, сколько о разумном и
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
правильном её использовании. Об этом пишет вице-президент Соединённых Штатов Альберт Гор, страстный защитник природы в течение тридцати лет: "Vast amounts of unused information ultimately become a kind of pollution."[2], и далее: "The amount of information… about the crisis is now so
overwhelming that conventional approaches to problem-solving simply won't
work." [2]
В нашей стране, по-видимому, мы пока ещё можем говорить только о
важности накопления информации, подбора примеров как первом этапе
просвещения. Преподавателям иностранного языка в вузе доступно решение проблемы нахождения нужного материала такого рода: многое может
пойти в ход – книги, газетные статьи, проспекты, фильмы и т.д. Всё это
может способствовать появлению первых ростков экологического сознания у студентов. Добавим ещё искреннее желание преподавателя вызвать
эмоциональный отклик студентов, стимулирование их активности в нужном направлении, и мы увидим, что наши усилия не пропадут даром.
Представляется, что даже при небольшом количестве часов по иностранному языку, несколько занятий, посвящённых экологической тематике, будут полезными и своевременными на любом факультете.
Итак, мы и природа, культура и экология, экологическое сознание как
элемент культуры, как составляющая духовности человека: мы можем и
должны помочь молодёжи в осмыслении этих вопросов.
Литература
1. Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация. М.: Слово, 2000. 264 с.
2. Gore, A. Earth in the balance: ecology and the human spirit / A. Gore. New York:
Penguin Books, 1993. 408 pp.
Правовая культура и толерантность
Н.В. Щербакова
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова,
Ярославль, Россия
Существование корреляционной связи между правовой культурой различных слоев общества было обнаружено учеными как отечественными,
так и зарубежными еще в прошлом столетии. Главная гипотеза, которая
еще не подтверждена полностью, кратко формулируется следующим образом: толерантность- главный показатель уровня правовой культуры человека, социальной группы и далее всего общества. «Толерантность – это
способность индивида без возражений и противодействия воспринимать
отличающееся от его собственного мнения, образ жизни, характер поведения и какие-либо иные особенности других индивидов», отмечают С.К.
Бондарева и Д.В. Колесова [2].
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Правомерное поведение как цель воспитания и как свойство личности
высокой культуры напрямую зависит от толерантности по отношению к
требованиям закона. Однако, в реальной жизни далеко не все граждане
бывают объективны, беспристрастны, неравнодушны как к позиции законодателя, так и правоприменителя (судьи, прокурора, следователя и т.д.).
Так что наряду с толерантностью существует и ее противоположность –
интолерантность [2].
Рассмотрим на двух, на наш взгляд, наиболее типичных примерах проявления толерантности и ее антипода. Толерантность, как неотъемлемое
свойство культуры следователя, расследующего уголовное дело, неразрывно связана с соблюдением принципа презумпции невиновности. Последний есть не что иное, как фикция, согласно которой никто не может
быть признан виновным в совершении преступления до вступления в законную силу приговора суда. Следователь, ведущий допрос подозреваемого или обвиняемого, обязан, несмотря на личную неприязнь к лицу, который совершил тяжкое преступление, возможно, на глазах у многочисленных свидетелей, быть «непроницаемым», беспристрастным, преодолевающим себя в беседе с предполагаемым преступником. Далеко не всегда,
конечно, следователю удается до конца действовать вопреки общественным убеждениям в силу ряда объективных обстоятельств, принцип презумпции невиновности позволяет избежать ошибок в судебном процессе.
Если следователь принципиален, то в сознании почти всех рядовых граждан, сидящих в зале суда, преобладает ригористическая позиция по отношению к обвиняемому: ведь до сих пор не преодолено широко бытующее
мнение относительно существования «обвинительного уклона» в судебном
процессе, когда исход дела зависит от позиции прокурора, подавляющего
«всех и вся».
Исследования специалистов в области правовой психологии показали
прямо противоположное: резко обвинительный уклон – «свойство» зрителя в зале суда, обывателей, но не судей или прокуроров, которые уже в силу накопленного опыта, знания условий заключения, в которых пребывают
преступники, проявляют большую мягкость, гибкость при назначении наказания, нежели обыкновенные люди.
Толерантное поведение характерно для знающих нормы действующего
права, высококвалифицированных юристов – правоприменителей, т.е. людей высокой правовой культуры, но не новичков в юриспруденции[3].
Кстати, правовая культура законодателя не всегда находится на уровне,
что подтверждается хотя бы тем фактом, что в известный всем период советского общества был изъят из законодательства принцип презумпции
невиновности, столь необходимый для объективности в судебном процессе,
для выяснения истины по делу.
Другой пример – из практики оформления документов граждан. Как
известно, юридически грамотно оформленный договор, паспорт, иное удо60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
стоверение личности не может не соответствовать правилам русского языка, ставшего уже не только языком многонационального общения в России,
но и государственным, т.е. в определенном аспекте добровольно признанным. Это культурная ценность, охраняемая государством. Можно ли общественности, юристам, в особенности сотрудникам паспортно-визовой
службы, нотариусам занимать толерантную позицию, когда власть вносит
в правила написания иногда ничем не оправданные изменения, когда наносится ущерб главному, что объединяет не только русских, живущих иногда
за рубежом, но и всех россиян – многонациональный народ российского
государства. Власть, враждующая со своим народом, не раз меняла правила русского языка, то изменяя алфавит, то правила написания, произношения, реформируя его неоднократно или пытаясь реформировать русский
язык под «ропот всеобщего неодобрения». Пример неоправданного вторжения в язык- это устранение буквы «ё» [4].
Толерантность по отношению к изменениям, нарушениям правил правописания в русском языке, как государственном, либо ничем не мотивировано, либо является признаком нарушения легитимности, весьма отличного от принципа законности. Второе означает следование не духу, а букве
закона. Уважение к государственному языку связано с уважением ко всему
праву. Изъятие из алфавита одной буквы означает не просто неуважение, а
грубое нарушение права гражданина на имя собственное или фамилию, т.е.
личное неимущественное право. Таким образом, если в первом примере
толерантность подчеркивает высокий уровень правовой культуры юриста,
его принципиальность, профессионализм, то во втором правовая культура
подкрепляется интолерантностью, несогласием с антилегитимностью
представлений о государственном языке [5]. Толерантность и интолерантность – в равной степени обязательные компоненты правовой культуры.
Литература
1. Подгурецкий А. Очерки социология права. –М., 1973; Каминская В.И., Ратинов
А.Р. Правосознание как элемент правовой культуры и вопросы правового воспитания/
Отв. Ред. А.Д. Бойков. М., 1974; Хейзеров М.М. Политическая и правовая культура. М.,
1983; Вопленко Н.Н. Правосознание и правовая культура. Волгоград. 2000; Щербакова
Н.В. Правовая культура студентов // Общественно- политическое воспитание студентов.
Казань. 1980.
2. Бондарева С.К., Колесов Д.В. Толерантность (введение в проблему). М., 2003.
3. Панасюк А.Ю. Обвинительный уклон в зеркале психологического исследования
// Психологический журнал. 1992. №3.
4. Суперанская А. Вновь о букве Ё // Наука и жизнь. 2008. !1.
5. Губаева Т.В., Малков В.П. Государственный язык и его правовой статус // Государство и право. 1999. №7.
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Культурологическая адаптация
трудовых мигрантов как фактор
социальной стабилизации общества
Ф.Н. Завьялов
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова,
Ярославль, Россия
Переход России на рельсы рыночной экономики, развал СССР вызвали
небывало высокий уровень миграции из бывших союзных республик. Этот
процесс условно можно разделить на два этапа. На первом – наибольшее
число мигрантов составили русские семьи, которые по тем или иным причинам, носящим, как правило, объективно-семейный характер, оказались
оторванными от своей страны: воинская служба в союзной республике,
распределение после окончания профессионального учебного заведения,
замужество или женитьба на выходце из другой республики и отъезд из
России. Бурный рост национализма, доходивший от оскорблений и унижений до прямых угроз по уничтожению в новых государствах, вызвали огромную волну миграции. Здесь вопрос культурологической адаптации не
стоял: возникали сложности документального, организационного и жилищного порядка, которые решались не всегда вовремя. Более того, этот
процесс нанес некоторый ущерб экономике и социальной сфере самих
бывших республик, так как покидала их наиболее образованная часть интеллигенции: врачи, учителя, инженеры, юристы, работники культуры и
высшей школы и др. Однако, в это же время наблюдался и обратный процесс: ряд национальных меньшинств России возвращался в свои национальные государства или зарубежные страны: (немцы, греки, выходцы из
прибалтийских республик).
Когда схлынула первая волна и те, кто смог уехать и устроиться в России сделали это, отъезд русского населения из стран СНГ резко снизился,
возникла и стала нарастать вторая волна трудовой миграции, которая продолжается и до настоящего времени. Дело в том, что Россия быстрее, чем
другие страны СНГ, возможно кроме стран Балтии, Азербайджана, вышла
из стадии падения экономики, и где-то с 1999 г. начался ее рост. Особенно
он был значителен с 2000г., когда средний пророст ВВП составлял 7% годовых. Возрождение России и продолжение экономического кризиса в
большинстве стран СНГ вызвало большой приток легальных и нелегальных трудовых мигрантов. Россия становится постоянным импортером рабочей силы из стран содружества. По оценке специалистов только нелегальная миграция во всех ее видах оценивается примерно в 10 млн. чел. По
этому показателю Россия заняла третье место в мире, уступая лишь США
и Израилю [1]. На наш взгляд, высокий уровень нелегальной трудовой миграции связан не только с неурегулированностью визового законодатель62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ства и большими трудностями оформления трудовых мигрантов, но и с отсутствием политики их социальной адаптации. Большинство мигрантов,
особенно из новых стран Средней Азии, не владеют русским языком, им
предоставляются жесткие, далекие от нормальных условия проживания,
более низкая заработная плата и фактически полное отсутствие социальных услуг: обучения, медицинской помощи, социальной защиты. В какойто степени нелегальные мигранты стали «изгоями» общества и отношение
к ним в значительной степени негативно. Это рождает в лучшем случае их
замкнутость, а в худшем – агрессивную ответную реакцию: вспомним
Кондопогу, Ставропольский край, волнения в других территориях страны.
На наш взгляд, необходимо сделать принципиальные изменения в иммиграционной политике, обратив особое внимание на меры социальной
адаптации мигрантов. Уже в этом году вводится достаточно четкое квотирование трудовых мигрантов: по данным прессы около 1,5 млн. чел. в год.
Возрастают требования к предпринимателям и организациям, их принимающим. Отметим, что правовые основы этой политики созданы уже давно: еще в 1994 г. 29 октября в Санкт- Петербурге была одобрена «Хартия
социальных прав и гарантий граждан независимых государств» специальным постановлением Межпарламентской Ассамблеи СНГ. В мае 1995 г.
была заключена «Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека»,
вступившая в силу 11.08.1998 г. Данный документ во многих пунктах повторяет соответствующие акты ООН и Совета Европы.
В настоящее время в СНГ одобрен ряд конвенций, которые сложились
в так называемый модельный кодекс «Миграция трудовых ресурсов в
странах СНГ». В нем обозначены базовые принципы согласованной законодательной политики в области миграции трудовых ресурсов в странах
СНГ. Например, в «соглашении о сотрудничестве в области трудовой миграции и социальной защиты трудящихся-мигрантов » (1994 г) решены
многие социальные вопросы: порядок привлечения работников к трудовой
деятельности, признание дипломов, стажа работы, налогообложения трудовых доходов, социального обеспечения, медицинского обслуживания и
др. Принят ряд соглашений по охране труда и технике безопасности, хотя
часть из них носит рамочный характер. Можно констатировать, что нормативно-правовая база создана. Однако, претворение ее в жизнь, контроль за
ее исполнением фактически отсутствует. Трудовые легальные и особенно
нелегальные мигранты часто живут в неприспособленных помещениях с
высокой скученностью, не могут обратиться в больницы и поликлиники,
так как отсутствуют страховые полисы, их труд оплачивается намного ниже, чем российских рабочих. Часто оплата производится через так называемые «черные» кассы или через посредников, которые присваивают
часть заработанных средств, а предприниматель экономит на уплате единого социального налога и более низкой заработной плате, поэтому ему
выгодно нанимать трудовых мигрантов.
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В культурологической адаптации трудовых мигрантов необходимо
объединить усилия всех ведомств, связанных с этим явлением. Федеральная миграционная служба (ФМС) должна совместно с работниками Министерства внутренних дел заниматься не только выявлением нелегальных
мигрантов и отправкой их на родину, но и следить за условиями их работы
и жизни согласно нормам РФ, создать единую с соответствующими службами СНГ информационную сеть по миграционным потокам, чтобы предотвращать повторную нелегальную миграцию одних и тех же граждан. К
данной проблеме необходимо подключить службу занятости, которая может собирать заявки на необходимые трудовые ресурсы от предприятий и
организаций, она должна обучать необходимым для предприятий профессиям. На наш взгляд, при ней необходимо создать специальную службу
обучения началам русского языка, как это уже сделано в Пермском крае.
За время пребывания на учебе можно помогать легальным мигрантам процессу их регистрации на территории РФ, так как часто они не могут даже
заполнить необходимые документы на русском языке. Здесь решаются два
вопроса: обеспечение предприятий рабочей силой и первичная адаптация
мигрантов. Отделы по труду местных исполнительных органов власти
должны проверять условия, оплату труда и технику безопасности легальных мигрантов, отсутствие дискриминации в этом процессе. Огромную
пользу могут принести национальные землячества, существующие на данной территории. Они должны принять легальных мигрантов, оказать им
помощь в адаптации, чтобы, находясь далеко от своей Родины, они не чувствовали себя одинокими и никому не нужными. Национальные землячества могут проводить встречи, культурные, спортивные, обучающие мероприятия, помогать на первое время с жильем и работой, как это делается во
всех цивилизованных странах Европы и Америки.
Следует усилить работу с легальными мигрантами религиозным конфессиям, где они могут найти понимание, а в ряде случаев и помощь, особенно на первых порах. Конфессии могут сыграть значительную роль в
снижении агрессивности, переговорах мигрантов с руководством предприятий и административными органами территории, добиться мирных соглашений на приемлемых и законных условиях.
Только совместными усилиями перечисленных выше и других ведомств и институтов можно ввести легальную, а часть и нелегальной миграции в русло цивилизованных отношений, что неизбежно будет способствовать росту социальной стабильности общества, избежанию конфликтов на национальной почве.
Литература
1. Сборник докладов Национального форума «Настоящее и будущее населения
России. 3-4 мая 2004 г.
64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Потребность в безопасности
у детей дошкольного возраста, воспитывающихся в
условиях детского дома
С.Е. Градусова
Федеральное Учреждение «Государственный научно-исследовательский
институт семьи и воспитания» Российской Академии Образования,
Москва, Россия
В настоящее время растет число детей, попадающих в детские дома в
дошкольном возрасте. Безусловно, это не может не сказаться на их развитии. Такие дети имеют врожденно-наследственные заболевания и анатомофизиологические нарушения центральной нервной системы (наследственная отягощенность алкоголизмом, наркоманией). Еще во время внутриутробного развития происходит искажение взаимодействия между матерью и
ребенком, нарушение сенсорных, обменных, гуморальных связей между
ними [2].
Помимо этих проблем дошкольники, воспитывающихся вне семьи, попадают в ситуацию депривации. Неудовлетворенными оказываются все
наиболее важные потребности ребенка: в движении, ограничение в сенсорных импульсах, недостаточная возможность для установления интимного эмоционального отношения к какому-либо лицу, ограниченная возможность для усвоения автономной социальной роли [3]. Таким образом,
ребенок, воспитывающийся в детском доме, испытывает на себе влияние
двигательной, сенсорной, эмоциональной, социальной депривации. Данные виды депривации в разном соотношении присутствуют при материнской депривации, то есть ситуации, когда ребенок лишен возможности
общения с близким человеком – матерью [6].
Естественно, что эта ситуация накладывает значительный отпечаток на
развитие дошкольников. Негативное воздействие оказывают и средовые
влияния, так как ребенок, попавший в детский дом из семьи, имеет неблагоприятный опыт общения, который приводит к формированию отрицательного отношения к миру, которое, в свою очередь, влечет за собой педагогическую запущенность, влияющую на особенности познавательной,
эмоционально-волевой сферы, стиль переживания стрессовых ситуаций,
отношение со сверстниками.
Насильственный отрыв от семьи и помещение в интернатное учреждение, бесспорно, травмирует ребенка. Это состояние отягощается негативным влиянием наследственных факторов, влиянием среды, материнской депривации, что приводит к проблемам эмоционально-волевого развития дошкольников.
Наибольшие трудности и отклонения от нормального становления
личности воспитанников детских домов отмечаются всеми исследователя65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ми в эмоционально-волевой сфере: в нарушении социального взаимодействия, неуверенности в себе, снижении самоорганизованности, целеустремленности, недостаточном развитии самостоятельности ("силы личности"), неадекватной самооценке, неуверенности в себе, неспособности выстроить нормальные взаимоотношения с окружающими, вплоть до
полного отсутствия тенденции к сотрудничеству. Нарушения подобного
рода проявляются чаще всего в повышенной тревожности, эмоциональной
напряженности, психическом утомлении, эмоциональном стрессе, повышенной чувствительности к различного рода препятствиям, неготовности
преодолевать трудности, снижении потребностей в достижениях и успехе,
повышенной агрессивности, недоверчивости, вспыльчивости, несдержанности, чрезмерной импульсивной активности, эмоциональной холодности,
уходе в себя, нарушении эмоциональных контактов с окружающими, нарастании пассивности, депрессии и т.д. [1]. Неполнота эмоциональной
жизни в сиротских учреждениях вызывает у ребенка в старшем возрасте
различные психические расстройства и нарушения социальной адаптации:
у одних это тенденция к понижению активности, ведущая к апатии и
большему интересу к вещам, чем к людям; у других – гиперактивность с
уходом в асоциальную и криминальную деятельность; у многих наблюдается тенденция вести себя вызывающе в обществе, пытаясь привлечь к себе внимание при неумении создавать прочные эмоциональные привязанности [4].
Такие особенности развития проявляются у ребенка, воспитывающегося в детском доме, в связи с тем, что у него оказывается не удовлетворено
важнейшее условие для полноценного развития – потребность в безопасности.Потребность в безопасности играет значительную роль в формировании личности ребенка-сироты, которая адаптируется и приспосабливается к окружающей среде, приобретает жизненный опыт, определенные навыки и умения, совершенствуется в непосредственном контакте с
обществом.
Наличие в классическом психоанализе двух альтернативных состояний
субъекта: страдания от неудовлетворенных потребностей и переживания
наслаждения при их удовлетворении, а также роль в этом процессе матери
как внешнего источника вышеуказанных переживаний – положили начало
целому вееру концепций, касающихся формирования отношения к миру и
видов переживаний своей активности в нем.
В психоанализе (Х. Харлоу 1960-е гг. и др.) основой развития ребенка
считается своевременное и качественное удовлетворение матерью основных потребностей (физиологических, в безопасности и защите, в любви и
т.д.) ребенка. Первоначально у ребенка возникает “любовь к заботе”, которую осуществляет мать, и только на основе этого зарождается любовь к
матери как к объекту, с которым связано удовольствие от удовлетворения
потребностей. Мать становится первым объектом влечения, при чем для
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
всех потребностей вообще. Как первоначальный источник и объект удовлетворения потребностей она оказывает влияние на дальнейшее формирование объектов влечения всех потребностей и способов их удовлетворения.
Фрустрация удовольствия ведет к неудовлетворению потребностей и нарушению эмоционального состояния ребенка. Вследствие невозможности
немедленного устранения основных потребностей (физиологических, в
безопасности) или несоответствия способов их удовлетворения, у ребенка
возникают напряжение, страх, тревожность и т.п.
Э. Эриксон (1963) принимает за основу развития ребенка чувство базовой веры и надежды, противопоставляя его базовому недоверию. Базовая
вера и надежда порождаются заботой и любовью матери, уверенностью в
собственной безопасности, которая своевременно и качественно удовлетворяет потребности ребенка, предоставляя ему возможность прогнозировать и ожидать ее закономерное и своевременное появление, и, соответственно, устранение состояния неудовольствия и получение удовольствия.
То есть степень доверия, которым ребенок проникает к другим людям и к
самому себе, в значительной степени зависит от удовлетворения потребности в безопасности. Если ее недостаточно, то у ребенка вырабатывается
недоверие, боязнь по отношению к окружающему миру и людям.
К. Хорни (1960-е гг.) также в качестве базовой структуры выделяет потребность в безопасности и необходимость ее удовлетворения, которое
обеспечивается родителями. Базовой безопасности противостоит базовая
тревога как следствие неудовлетворения потребности в безопасности. В
результате родительского поведения формируется индивидуальная структура соотношения базовой тревоги и базовой безопасности, определяющая
стратегию развития личности.
Д. Винникот (1980-е гг.) акцентирует внимание на значимости для ребенка качества заботы матери в первые недели и месяцы жизни. Забота матери помимо своевременного удовлетворения физиологических нужд ребенка должна быть окрашена любовью. Именно любовь формирует чувство безопасности у ребенка, защищает его от естественных для них (мать и
ребенок) обоих агрессивных импульсов, неизбежно присущих им как индивидуальным субъектам и служащих для защиты и сохранения своей индивидуальной целостности. Качества матери, сначала осваиваемые ребенком “по отдельности”, впоследствии “собираются” в целостный образ.
Промежуточный этап, когда мать еще не является целостным объектом,
представляет для ребенка весь внешний мир в его положительных и отрицательных качествах. Это значение мира и соотношение его “хороших” и
“плохих” свойств, а также их предсказуемость и управляемость со стороны
ребенка является основой потребности своей модели мира и себя [5].
Понятие о потребности в безопасности и роли матери в ее обеспечении,
а также влияние этих структур в формировании базовых образований личности, легли в основу теории привязанности (Дж. Боулби, М. Айнсворт,
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1960-е гг.). На основе заботы и поддержки, оказываемых матерью в первый год жизни, у ребенка образуется привязанность к ней как к объекту,
эту поддержку обеспечивающему.
Важность обеспечения условий для реализации ребенком потребности в
безопасности еще раз подтвердил А. Маслоу. Он обосновал, что все потребности, находящиеся в иерархических отношениях, тесно связаны между собой. При удовлетворении одной потребности, всплывает другая, направляя
внимание и усилия человека. Например, физиологические потребности (самый низкий уровень) должны быть достаточно удовлетворены, чтобы появилась возможность для возникновения потребности в безопасности (более высокий уровень). Удовлетворение потребности в безопасности продуцирует
чувство благополучия. Для его возникновения и закрепления необходимы
стабильное окружение и уверенность в его постоянстве и закономерности.
Это обеспечивается зависимостью ребенка от родителей, которая и стимулирует родителей создавать и поддерживать такое окружение.
В этом состоит конструктивная роль зависимости в раннем детстве.
Чувство безопасности создается заботой родителей, поддержкой и проявлением их любви к ребенку. Следовательно, только семья (значимые
взрослые) способна удовлетворить данные потребности своих детей.
Удовлетворение потребности в безопасности служит необходимым условием для удовлетворения потребностей второго уровня – потребностей
развития.
Продуктивному развитию способствует уменьшение опасности, уверенность в собственной безопасности, что позволяет ребенку испытывать
более высокие потребности, двигаться дальше. Увеличение опасности,
чувства незащищенности, снижение привлекательности тормозят развитие,
придают ему регрессивный характер. Соответственно ребенку приходится
выбирать между безопасностью и развитием, и выбор делается в пользу
безопасности. Именно так поступают дети-сироты и дети, оставшиеся без
попечения родителей, а так как потребность в безопасности в условиях
детского дома удовлетворить практически невозможно, развитие таких детей затормаживается. А. Маслоу считал, что «потребность в безопасности
является самой основной и доминирующей потребностью ребенка, гораздо
более сильной, чем потребность в независимости и самореализации» [5].
В связи с тем, что у детей, воспитывающихся вне семьи, отсутствует
стабильное окружение, уверенность в его постоянстве и закономерности,
теряется возможность для возникновения потребности в безопасности. Соответственно, утрачивается необходимое условие для удовлетворения потребностей второго уровня – потребностей развития, что влечет за собой
неблагоприятные последствия: тормозится развитие детей. Следовательно,
ребенок, воспитывающийся в детском доме, уже в младенческом, раннем
возрасте утрачивает возможность полноценно развиваться.
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таким образом, исследования одной из базовых потребностей ребенка,
показывают, что потребность в безопасности является одним из емких понятий для определения успешности развития ребенка. Оно зависит не от
индивидуальных особенностей ребенка, а только от оптимальности системы “мать – дитя”, “взрослый – ребенок”. Естественно, что у ребенка, воспитывающегося в детском доме, отсутствует возможность удовлетворения
потребности в безопасности, последствия которой в дальнейшем неблагоприятно будут влиять на особенности эмоционально-волевой, познавательной сферы, стиль переживания стрессовых ситуаций, отношение со
сверстниками.
Общим заключением, следуемым из этих подходов, может быть вывод,
что социально-педагогическая реабилитация воспитанника дошкольного
возраста детского дома может быть успешной и дать позитивные продвижения в развитии при условии полного обеспечения потребности ребенка в
наличии и поддержании чувства безопасности.
Литература
1. Бардышевская М.К. Дети с недостатком эмоциональных привязанностей // очерки о развитии детей, оставшихся без родительского попечения. – М., 1995.
2. Винникот Д.В. Маленькие дети и их матери. М., “Класс”, 1998.
3. Лангмейер Й., Матейчек З. Психическая депривация в детском возрасте. – Авиценум, Прага, 1984, (с.17-60, 244-258).
4. Лисина М.И., Дубровина И.В. Психическое развитие воспитанников детских домов. – М., 1990.
5. Минкова Э.А. Особенности личности ребенка, воспитывающегося вне семьи
// Очерки. О развитии детей, оставшихся без родительского попечения. – М., 1995.
6. Шипицина Л.М., Иванов Л.С., Виноградова А.Д. и др. Развитие личности ребенка в условиях материнской депривации. – СПб., 1997.
Юридические аспекты миграции рабочей силы
в Российской Федерации из стран СНГ
М.Ф. Завьялов
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова,
Ярославль, Россия, Swetaway2525@yandex.ru
Актуальность данной работы обусловлена тем, что Россия в настоящее
время является одним из самых крупных импортеров рабочей силы из
стран ближнего зарубежья, на наш взгляд причина этого явления частично
кроется в законодательстве СНГ по данному вопросу. В статье мы проанализируем изменение законодательства о миграции рабочей силы в рамках
Содружества Независимых Государств, начиная от самых ранних этапов
его становления и оканчивая настоящим временем. В период распада
СССР большой приток рабочих-мигрантов был обусловлен тем, что люди
свободно могли выбрать себе страну проживания на территории бывших
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
республик, к тому же в тот момент наблюдался острый кризис рабочей силы. Все вопросы, которые призваны были разрешить соглашения, облегчали въезд и выезд с территории Государств-Участников. Так же с учетом
больших объемов миграции было принято несколько соглашений обеспечивающих доступ иностранным работникам к социальным благам страныработодателя. К этим соглашениям можно отнести: "Хартию социальных
прав и гарантий граждан независимых государств", одобренную в г. СанктПетербурге 29.10.1994 Постановлением Межпарламентской Ассамблеи
СНГ), а так же "Конвенцию СНГ о правах и основных свободах человека"
(Заключена в г. Минске 26.05.1995, вступила в силу 11.08.998). Данные документы по своему построению похожи на соответствующие акты ООН и
Совета Европы, что можно детерминировать тем, что Содружество на заре
своего появления старалось ни в чем не отставать от «старших братьев».
Однако в данных документах присутствуют и новаторские положения: так
в статье о запрете принудительного труда обычный список видов работ, не
являющихся принудительным трудом, который содержится в актах ООН,
дополнен еще одним пунктом – воспитание детей, а так же содержание нетрудоспособных родственников не признавать за принудительный труд.
Конкретизированы некоторые меры защиты женщин от дискриминации,
что так же не регламентировалось подробно ни в Декларации прав человека, ни в Европейской конвенции о правах и свободах. Прописаны некоторые обязательства по поводу обеспечения занятости населения, а так же
пособий временно безработным, защита от дискриминации, право на безопасный труд, достойную его оплату и социальное обеспечение, право объединяться в том числе и в профсоюзы, однако эти положения считаются
типовыми для международных союзов.
Другой документ – Хартия социальных прав и гарантий – прежде всего
аналог Европейской социальной хартии и Хартии основных социальных
прав и свобод трудящихся. Все положения данного документа в сфере труда условно можно разбить на несколько групп: 1) Обеспечение занятости
населения. 2) Обязательства в отношении мигрантов, в том числе вынужденных. 3) Регламентация некоторых трудовых отношений (продолжительность рабочего дня, отпуска и т.д.). 4) Вопросы гигиены и безопасности труда. 5) Охрана здоровья. 6) Охрана семьи и материнства 7) Профсоюзы. Неясным остается вопрос о силе Хартии. Она была принята
достаточно давно, но закрепленные положения в ней не устарели. И Российское законодательство по большинству вопросов не вносит существенных изменений в этот акт. Однако вопрос миграции рабочей силы в настоящий момент регулируется совершенно иначе, а законодательно никаких изменений и дополнений не снесено. В Хартии прописано достаточно
льготные для них условия. Нынешняя политика в этой области отличается
более жестким подходом. Таким образом, существует некий дуализм в ре70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
гулировании этого вопроса, который на практике, впрочем, разрешается
однозначно в пользу более поздних конвенций[1].
В настоящее время в рамках СНГ одобрен ряд конвенций, которые
сложились в так называемый модельный кодекс «Миграция трудовых ресурсов в странах СНГ». В документе обозначены базовые принципы согласованной законодательной политики в области миграции трудовых ресурсов в странах СНГ. Данный вопрос урегулирован, так как он является особенно актуальным для ряда государств, в частности для России. В
настоящее время принято много соглашений, призванных унифицировать
трудовое законодательство стран участниц. Все они являются обязательными и имеют преимущество в применении перед национальными законодательствами. В первую очередь стоит упомянуть соглашение «О безвизовом передвижении граждан государств СНГ по территории его участников» (1992), благодаря которому Россия является постоянным импортером
рабочей силы из стран Содружества. Это соглашение, в настоящий момент,
является основным камнем преткновения в продвижении наметившейся
реформы по ужесточению миграционной политики. В соглашении «О сотрудничестве в области трудовой миграции и социальной защиты трудящихся-мигрантов» (1994) разрешены многие вопросы: это и порядок привлечения работников к трудовой деятельности, и признание дипломов,
стажа работы, и налогообложение трудовых доходов, и социальное обеспечение, медицинское обслуживание и другое. Соглашением было предусмотрено, что численность принимаемых работников должна определяться
на основе двусторонних соглашений: их немало, и по своему содержанию
они очень близки. В них предусматривается, что полномочные органы
ежегодно устанавливают по взаимному согласию годовую численность
трудящихся-мигрантов (иными словами — квоту) или могут ее вводить
при изменении ситуации на рынках труда Сторон. Российским законодательством данный вопрос регулируется крайне небрежно, он крайне политизирован, например число мигрантов из Грузии в 2006г. законодательно
было уменьшено на 27%, одновременно теневой поток увеличился на 19%.
Конвенция «О сотрудничестве в области охраны труда» (1994) носит
рамочный характер: стороны лишь декларируют цели и задачи, стоящие в
области охраны труда, а так же подтверждают свою озабоченность наличием большого количества проблем в данной сфере.
Соглашение «О порядке расследования несчастных случаев на производстве, происшедших вне государства проживания» (1994) гарантирует,
что все несчастные случаи, независимо от их субъектов будут расследованы в полном объеме и надлежащим образом. Конвенция «О взаимном признании прав на возмещение вреда, причиненного работникам увечьем,
профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей» (1994) гласит, что все
последствия получения вреда работником должны определяться законода71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тельством государства, в чьей территории он находился в момент получения этого вреда. Этим законодательством страны должны руководствоваться все органы как при определение критериев тяжести вреда, так и при
определении размеров компенсационных выплат.
Пакт «О порядке разработки и соблюдении согласованных норм и требований по охране труда к взаимопоставляемой продукции» (1996) был
обусловлен низким уровнем безопасности труда в отдельных странах, что
не могло не вызывать озабоченности у других участниц. Так же это соглашение является очень важным в плане унификации законодательства в
странах-участницах. К сожалению, дальнейшие шаги в этом направлении
сделаны пока не были. Соглашение «О регулировании социальнотрудовых отношений в транснациональных корпорациях, действующих на
территории государств-участников СНГ» (1997) было обусловлено развитием многих институтов рыночной экономики, усложнением международных торговых отношений между странами Союза, появлением значительного числа транснациональных корпораций на рынках Содружества. В тот
момент не было сложившейся практики: какое законодательство должно
применяться к работникам филиала, к примеру, Российской корпорации, в
Минске. Данное соглашение сыграло очень важную роль в регулировании
процесса выхода корпораций на рынки стран Содружества.
В дальнейшем, когда рынок труда стабилизировался, стал конкурентным, более квалифицированным (особенно в развивающихся странах, таких как Россия), поток дешевой рабочей силы из неразвитых стран, входящих в Содружество, стал серьезной проблемой для внутренних рынков. Об
этом говорилось и на Национальном форуме "Настоящее и будущее народонаселения России" (Москва, 3-4 мая 2004 г). В рамках форума был представлен подробный доклад, в котором подчеркивалось, что «нелегальная
миграция в Содружестве, если говорить обо всех ее видах, оценивается
специалистами примерно в 10 млн. человек. В России, которая является
третьей страной в мире по числу нелегальных мигрантов, их от 3,5 до 6
млн., человек». Рассмотрим некоторые документы, которые были призваны ограничить этот процесс. Конвенция «О сотрудничестве государств –
участников СНГ в борьбе с незаконной миграцией» (1998) призвано взять
под контроль потоки незаконной миграции не только с принимающей стороны, но и со стороны страны – экспортера путем ужесточения контроля за
работниками, «уезжающими на заработки». В 1999 году, в результате принятия этого акта практически перестало действовать Бишкекское соглашение «О безвизовом въезде» в связи с выходом из него основных участников, в том числе и России. Страны предпочли заключить двусторонние договоры, которые легче изменить или расторгнуть. В настоящее время в
России подписаны договоры со всеми странами, кроме Грузии и Туркмении.
72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таким образом, путем анализа законодательства о миграции рабочей
силы в рамках СНГ мы можем выявить любопытную тенденцию: в начале
законодательство было направлено на упрощение перемещения рабочихмигрантов, установление для них гарантий на безопасный труд, в дальнейшем же, когда Россия стала захлебываться в потоках рабочихнелегалов все документы направлены на усложнение въезда, а так же усиление контроля со стороны государства за выезжающими. К сожалению,
ввиду разногласий между странами-участницами этот процесс не был доведен до конца, что на наш взгляд является одной из основных причин нелегальной эмиграции в рамках СНГ.
В заключении хотелось бы отметить, что государство в настоящее время борется с проблемами нелегальной миграции средствами Административного права, практически не учитывая как минимум еще два пути решения. Первый состоит в том, чтобы использовать договорный потенциал
СНГ, в рамках которого регулирование этих процессов крайне незначительно. Второй – чтобы по примеру США (первое место в мире по количеству нелегальных мигрантов около 8 млн. в год) пытаться не только запретить въезд, но и проводить политику по легализации пребывания на территории США. Единственное предъявляемое для этого требование – наличие
долгосрочной работы.
Литература
1. Завьялов М.Ф. Международное регулирование трудовых отношений, юридический аспект.
2. Российская газета № 6 от 12 мая 2006 года.
3. Щербаков В. Сборник докладов Национального форума "Настоящее и будущее
народонаселения России", М. 2004, С. 3-4
4. ILO Statistikal year book 2005 год.
Толерантность как важнейший аспект
правовой культуры личности
И.А. Лихачев
Ярославский филиал Ленинградского государственного университета
им. А.С. Пушкина, Ярославль, Россия graskin@mail.ru
Проблема правовой культуры личности, различных социальных групп
и, в целом, населения современной России приобрела в последнее время
актуальный и даже злободневный характер. Перешедший в устойчивую и
массовую традицию правовой нигилизм, имеющий у большинства «законопослушного» населения форму «тихого» неуважения к закону, манкирования правовыми нормами (особенно, когда есть гарантия, что об этом никто не узнает) стал всё больше дополняться агрессивностью и нетерпимо73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
стью к представителям иных социокультурных традиций, религиозных верований и этнических групп.
Доминирующая государственная идеология, «проталкивающая» при
поддержке православной церкви идеи «единства всего народа», «общего
блага» и т.п. ведет на деле к усилению централизации государственной
власти, унификации поведения и мыслей людей и росту нетерпимости к
проявлениям иного образа мысли и поведения, не выходящих за рамки
юридических норм. Правосознание, требующее по своему определению
достаточно высокого уровня интеллектуальной освоенности юридического
материала и индивидуальной культуры мышления, замещается моральным
сознанием коллективистского толка, основанным на некритичном принятии массовых стереотипов и установок, распространяемых по каналам
массовой информации: телевидению, в «желтой» прессе и т.п.
Снижению уровня правовой культуры населения способствует также
ухудшение качества общего и профессионального образования, постепенное вырождение культуры чтения, включение отдельного индивида во все
большее количество социальных реальных и виртуальных сетей. Доминирование «массового» человека отнюдь не ведет к повышению правового
сознания и правовой культуры населения.
Особенность и специфика правового сознания как динамической характеристики правовой культуры человека как раз и состоит в повышенном требовании к индивидуальности человека, к его способности критически мыслить и оценивать правовые возможности собственного поведения
и поведения других людей.
Само право как общественный институт возникло и функционирует
как некая культурная форма, регламентирующая индивидуальное свободное поведение граждан. Правовое сознание отражает объективные требования права и правовых отношений к самостоятельности индивида, к его
способности сознательно выбирать свой способ жизни и самореализации.
В отличие от морали, правовой способ регулирования социального поведения предоставляет человеку возможность самостоятельного выбора тех
или иных идеалов, принципов, моделей образа жизни. Как указывает Э. Ю.
Соловьев: “Это совершенно особый тип регулирования общественного поведения, непременно оставляющий простор (“пространство ненаказуемости”) для известных неморальных решений и поступков. Пресекая наиболее опасные формы зла, право одновременно ... стоит на страже добровольно выбираемого добра” [3, с. 68].
Право, определяя границы недопустимых форм поведения, в тоже время охраняет индивидуальность человека, его автономность и суверенитет
как личности. Развитое правовое сознание предполагает готовность индивида вступать в равные “субъект-субъектные” отношения с государством и
другими людьми, в которых он выступает как самостоятельное юридическое лицо, наделенное определенными правами и обязанностями [2, с. 16].
74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Толерантность, как терпимое отношение к особенностям поведения и
мыслей людей, не выходящих за рамки закона по своей сути основывается
на известной максиме «живи сам и позволяй жить другим» и является, следовательно, необходимым атрибутом свободного правового сознания.
Имея и ценя собственную индивидуальность, собственные индивидуальные, принадлежащие возможно к иным культурным традициям устремления и понимание своего стиля жизни, человек, естественно, будет уважать
право другого человека на своеобразие личностного самовыражения.
Это, конечно, не значит, что толерантностью может обладать только
индивид с развитым правовым самосознанием. Большое значение для доминирования в общественном сознании идей толерантности могут иметь
социально-психологические особенности народа, образующие его национальный характер, например, добродушие, миролюбие, широта взглядов и
т.п. Толерантность может проистекать и из иных, нежели правосознание
идеологических форм общественного сознания, например, из определенных религиозных представлений. Вместе с тем, толерантность, берущее
свое основание в развитом правовом сознании индивида и социальных
групп, является для европейской демократической цивилизации наиболее
адекватной и устойчивой формой организации приемлемых взаимоотношений между людьми.
Толерантность плохо сочетается с процессами группообразования и
групповой сплоченностью. Как отмечает классик конфликтологии Л. Козер:
«Объективно индивиды могут обладать одинаковым положением в обществе, но осознать общность своих интересов они могут только в конфликте
и через конфликт» [1,с.54]. Хорошо известен и тот факт, что там, где требуется сплотить людей вокруг какой-то идеи или на основе каких-то интересов, где есть потребность в сохранении существующих социальных
структур, всегда будут иметь место со стороны идеологов, заинтересованных в сохранении status-quo, усилия по противопоставлению этой группы
людей («народа») другим группам (этническим, социально-статусным и
др.), которые будут преподноситься как внешние или внутренние враги.
Таким образом, отсутствие или низкий уровень толерантности в обществе свидетельствует не только об отсутствии или неразвитости правовой
культуры населения, но и о достаточно выраженных тоталитаристских
тенденциях во внутренней государственной политике и о распространенности тоталитаристских установок и настроений среди населения.
Литература
1. Козер Л. Функции социального конфликта. М., 2000.
2. Николаева О. Л. Морально-правовые суждения и проблема развития морального
сознания в разных культурах. Автореф. дисс. канд. психол. наук. М., 1992.
3. Соловьев Э. Ю. Личность и право // Вопросы философии. 1989. №8.
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Дуальное родительство:
опыт межкультурного влияния
Я.О. Смирнов
Ярославский госуниверситет им. П.Г. Демидова, Ярославль, Россия
yaroslavs@mail.ru
Права и обязанности мужчин и женщин не отделимы друг от друга в
связи с взаимной дополняемостью и единством гендерных ролей, достигаемым благодаря посредничеству семьи. Именно в семье человек узнает,
что индивидуальные права и свободы должны быть соотнесены с требованиями других в рамках многообразных связей, которые устанавливаются в
семье как первичной социальной системе. Стремление к самореализации в
течение XX века стало основной тенденцией западной культуры. При этом
была потеряна из виду семья и то обстоятельство, что подлинная индивидуальная самоактуализация (вера в себя, самоуважение) невозможна без
сильной здоровой семьи. В то же время восточные культуры испокон веков
делали упор на ответственности и обязанностях по отношению к семье и
обществу. Для народов Азии в качестве ключевой ценности выступают
обязанности, а не права, а союз мужчин и женщин в восточной философии
обладает космической значимостью. Согласно восточной философии мужчина есть небо, а женщина – земля, поэтому их союз устанавливает гармонию земли и неба.
Само родительство формируется на двух уровнях: более глубокий слой
первоначального формирования – уровень индивида. Этот слой складывается ещё до начала семейной жизни мужчины и женщины, в его формировании участвуют факторы макроуровня (общества), факторы мезоуровня
(родительская семья) и факторы уровня конкретной личности [6, с. 7-11]. В
начале совместной жизни мужчины и женщины родительство начинает
складываться и на надындивидуальном уровне, где комплекс влияний
представлен воздействием факторов всех уровней, включая микроуровень,
т.е. уровень собственной семьи.
Утопический идеал матриархата до сих пор продолжает довлеть над
многими женщинами, ведя к определенному исключению мужчин из общественной и личной жизни. Права женщин в контексте матриархата неизбежно включают центробежные социальные силы, ведущие к обособлению мужчин и женщин, к независимости их друг от друга. Со второй половины XX века социально-политическая эмансипация женщин и все
более широкое их вовлечение в общественно-производственную деятельность делает их семейные роли, включая материнство, менее значимыми
для них [1]. Для современной женщины становятся более важными профессиональные достижения, социальная независимость, достигнутое
своими силами общественное положение в сравнении с ролями жены и ма76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тери. Это ведет к росту внебрачной рождаемости (27,8% всех родившихся
детей в Ярославской области [4, с. 31]).
В патриархальной семье родительство редко выполняется мужчинами и
женщинами в равной степени, основную ношу традиционно несут женщины
[2, с. 47-57]. Воспринимая себя частью семейного целого, женщины довольствуются ролью домоправительниц, а мужчины – ролью кормильцев, становясь ближе друг к другу и разделяя совместную ответственность за семью.
Материнство не только биологически установленный статус – отмечают западные исследователи семьи – но в не меньшей степени деятельность, начиная от физического труда по уходу за ребенком, по уборке и стирке и заканчивая эмоциональным трудом по контролю взаимоотношений с детьми
[6, с. 76-77]. Отцовство же больше статус, чем деятельность, по сравнению с
материнством. Однако с изменением роли и статуса женщин в обществе ситуация стала меняться: родительство начало становиться дуальным, т.е. основанным на обоюдном выполнении родительских ролей и функций, прав и
обязанностей. Социальные роли мужчины и женщины не кажутся полярными и взаимоисключающими, они становятся дуальными.
Важнейшей проблемой в этом процессе является изменение роли и
статуса отца, проблема отцовства [3, с. 128-135]. Сам институт отцовства
также претерпевают существенные трансформации в процессе формирования дуального родительства. Сущность отцовства состоит в готовности
мужчины взять на себя ответственность за содержание и воспитание детей,
но эта ситуация оказывается довольно парадоксальной. Почему? В основе
семьи долгое время лежала социальная доминанта мужчины. Брак в традиционном понимании подразумевал такой договор, по условиям которого
мужчина обеспечивал женщине пищу, жилище и оборону, а она отвечала
за рождение и сохранение потомства, уход за ним и удовлетворение потребностей в пище, уходе и любви. Сегодня мужчине одному довольно
сложно предоставить женщине и достойный дом, и содержание, и защиту.
Лишь твердый и солидный доход позволяет стать надежным кормильцем,
внимательным супругом и заботливым отцом семейства. Поэтому мужчина должен выкладываться на работе, максимизировать карьерные побуждения, эксплуатировать сам себя. Вот здесь-то и возникает парадокс.
Ради жены и детей мужчина вынужден подчинять себя на работе не
прямым семейным заботам, а чужой воле и чужим, пусть даже корпоративным, целям. Это полная отдача в профессии ради чего-то, чем невозможно в полной мере воспользоваться ввиду отсутствия свободного времени, отсутствия сил. Ведь нельзя, например, уделять семье двадцать пятый час, так как в сутках их только двадцать четыре. Поэтому только
благодаря большему участию женщин в наемном труде, науке, политике
мужчины сбрасывают с себя иго роли единственного родителя-кормильца.
Тенденции более активного осуществления функции отца в семье и постепенное преодоление традиционного взгляда на мать как на единствен77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ную воспитательницу дают основания говорить о том, что формируется
образ «нового родителя», который, в большей степени, чем предписано
традиционными гендерными канонами, включен в самые разные сферы
семейных отношений. Повышение родительской активности мужчин (забота о матери и ребенке во время беременности, участие в родах, уход за
ребенком), ответственности отцов за воспитание детей способствуют более
тесной эмоциональной привязанности отца к ребенку, к жене.
Результаты проведенного исследования подтверждают [5, с. 123-130],
что традиционные родительские роли в семьях сейчас претерпевают существенную трансформацию на основе дуального родительства: это проявляется, во-первых, в повышении участия мужчин в каждодневных заботах о
ребенке (детях) с одной стороны, и росте профессиональной включенности
женщин в общественную жизнь с другой стороны.
Литература
1. Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия (БЭКМ): информационная система
на компакт-диске. / В. А. Рудников. – М., 2006.
2. Волков А.Г. Эволюция российской семьи в ХХ веке // Мир России, 1999 №4.
3. Материалы МНПК «О влиянии государства на развитие демографических процессов» / Под ред. Кочубей З. К. – Ярославль: АТиСО, 2008, – 268 с.
4. Результаты мониторинга демографической ситуации в Ярославской области в
2006 году. – Ярославль: УСДП, 2007. – 38 с.
5. Смирнов Я.О. Потребность в детях как гендерный феномен / материалы конференции «О влиянии государства на развитие демографических процессов». – Ярославль: АТиСО, 2006, – 220 с.
6. Тюгашев Е.А. Семьеведение. – Новосибирск: СибУПК, 2006. – 194 с.
Утерянное звено в мировой культуре
М.В. Сагациян
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова,
Россия, Ярославль, 333oyamademid333@mail.ru
Как известно, привлекает людей разного возраста необычайное открытие «давно забытого старого» о древнем Египте. Человеческая культура
началась именно с этой цивилизации: культура древнего Египта – это то
утерянное звено, в котором очень много интересного, прекрасного и даже,
если мы больше узнаем о ней, то убедимся, что и полезного для человеческого прогресса. Доказательством этого являются те же архитектурные
памятники, а именно: пирамиды, сфинксы, обелиски, величайшие храмы,
гробницы и многое другое. Становится интересно: как люди того времени
построили памятники проживая до нашей эры? Даже сегодня с нашей современной техникой люди с трудом строят аналогичные архитектурные
78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сооружения! Наша задача восполнить этот потерянный кусок истории человечества.
Существует один из основных методов познания древнего Египта: это
детектирование древнеегипетской письменности, а именно иероглифов.
Истоки его начинаются с конца 18 века, до этого времени мало, кто знал о
древнем Египте. Примечательно, что в августе 1799 г. французские саперы
копали траншеи в предместье Розетты, города, расположенного недалеко
от Александрии. Генерал Бонапарт (с 1804г.- император Франции Наполеон I), вторгшийся в страну, готовился к решительной борьбе за Египет с
другими захватчиками – турецкими и английскими, и его войска с лихорадочной быстротой укрепляли опорные пункты на побережье. Неожиданно
лопата одного из саперов звякнула о камень – это была массивная плита из
черного базальта, покрытая таинственными четко высеченными письменами. Командир отряда велел очистить ее от пыли и грязи и доставить в штаб.
Французские ученые, сопровождавшие Бонапарта, быстро установили,
что письмена на плите были трех видов: 54 нижние строки были написаны
по-гречески, их легко прочитали и перевели. Они содержали постановление египетских жрецов от 196 г. до н. э., прославляющее царя Птолемея V
Эпифана, правившего в 203 -181 гг. до н. э. Этот царь, по происхождению
чужеземец, македонянин, был расчетливым политиком и умел ладить с
влиятельным жречеством. За это жрецы в своем постановлении провозглашали его "добрым богом". [3] Над этим текстом были изображены какие-то причудливые значки: дужки, черточки, крючочки. Эта часть надписи была сделана на разговорном египетском языке скорописным, так называемым демотическим (от греческого слова "демотикос" – народный)
шрифтом. Еще выше изящным узором шли бесчисленные рисунки – человечки, птицы, змейки, тростинки, корзиночки и так далее (это было древнейшее рисуночное письмо египтян – иероглифы), а текст написан на
древнеегипетском языке, давным-давно забытом. [4] Ученым было ясно,
что все три надписи содержат один и тот же текст постановления, но ни
один ученый в лагере Бонапарта не сумел прочитать древнеегипетские
знаки: ведь уже 15 веков прошло с тех пор, как умерли последние мудрецы,
читавшие и понимавшие эти загадочные письмена, и унесли свою тайну в
могилу, как многие думали тогда, навеки.
Прошло несколько лет, военная экспедиция Наполеона Бонапарта в
Египет окончилась крахом. Розеттский камень в качестве трофея англичан
попал в Лондон и был помещен в Британский музей, но копия с него после
заключения мира 1802 г. была доставлена в Париж. Там ее впоследствии
стал изучать юный французский исследователь Ж. Ф. Шампольон. .ЖанФрансуа Шампольон (фр. Jean-François Champollion) (23 декабря 1790 – 4
марта 1832) – великий французский историк-ориенталист и лингвист, признанный основатель египтологии. [5] Благодаря проведённой им расшифровке текста Розеттского камня 14 сентября 1822 года стало возможным
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
чтение иероглифов и дальнейшее развитие египтологии как науки. Это был
очень одаренный человек: уже с детства он заинтересовался историей далеких стран, особенно Египта. Позже он изучил свыше десятка древних и новых языков в том числе коптский, создавшийся на основе древнеегипетского (на коптском говорили в Египте в средние века). Шампольон решил во
что бы то ни стало разгадать иероглифическую надпись на Розеттском камне. Казалось, что это не так уж трудно: ведь рядом был греческий перевод.
Но на деле загадка оказалась значительно сложнее: многие ученые из разных стран пытались ее разрешить, но неудачно. Сам Шампольон далеко не
сразу нашел правильный путь. Прежде всего нужно было определить, что
означает каждый рисунок – букву или целое слово. В 14 строчках иероглифического текста, из которых полностью уцелели лишь три, а остальные
оказались сильно попорченными, повторялось в разных комбинациях 166
различных знаков! Столько букв у египтян быть не могло! Ни в одном языке
не наберется так много звуков. Тогда, может быть, каждый знак передавал
целое слово, состоящее из нескольких букв, как, например, у нас знак № означает слово "номер"? Такие смысловые знаки называются идеограммами.
Но в 14 строчках, судя по параллельному греческому переводу, слов должно
быть не более 500, а Шампольон насчитал 1419 иероглифов: каждый из 166
знаков повторялся по нескольку раз. Чем же объяснить эти противоречия?
После долгих мучительных колебаний исследователь пришел к оригинальной догадке, блестяще подтвердившейся впоследствии. Он предположил, что древние египтяне употребляли смысловые знаки (идеограммы)
вперемежку с буквами, прибегали иной раз даже к повторениям, считая,
что они не повредят. Как и наши современники иной раз, написав слово
"восемь" одним знаком 8, на всякий случай повторяют в скобках (восемь).
Так, постепенно, слово за словом, с огромным трудом Франсуа Шампольон начал читать древние египетские надписи. 14 сентября 1822г. Шампольон впервые убедился, что может читать и переводить любой древнеегипетский иероглифический текст. Взволнованный, он вбежал в кабинет
своего брата – профессора Жака Жозефа Шампольона – и бросил ему на
стол несколько исписанных листков с криком: "В твоих руках открытие!" –
после чего он потерял сознание от переутомления [3].
Идея, с которой Шампольон начал процесс дешифровки, сейчас кажется невероятно простой. В греческой части розеттской надписи упоминалось имя фараона Египта Птолемея. В части с иероглифами несколько иероглифов были написаны в овальной рамке (картуше). Возможно это имя
фараона? Шампольон подобрал другие картуши (к тому времени была
найдена еще одна параллельная египетско-греческая надпись) и предположил, что вот тут написано имя Птолемея:
80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А здесь имя египетской царицы Клеопатры
Как видим, некоторые знаки повторят друг друга.При дальнейших исследованиях в храме Abu Simbel он натолкнулся на картуш, который еще
не был расшифрован. Речь шла ещё о одном королевском имени Ramses.
Эти небольшие картинки стали ключом к египетским иероглифам. После долгой и сложной работы Шампольону и его коллегам удалось точно
установить: какие из знаков являются словами, какие – слогами, а какие –
звуками. Получив таблицу соответствий, египтологи начали процесс декодирования древнеегипетских текстов. И Древний Египет, наконец, заговорил с нами. Был составлен алфавит из 24 согласных букв, потому что в
то время использовались только согласные буквы.
Сегодня известно примерно 6000 различных знаков, но употреблялось
в то время только примерно 700. Особенность старо-египетского письма –
это расположение знаков. Главным критерием в то время была красота
письменности: для этого между знаками не должно возникать пробелов,
чтобы это было так, изменяли величину различных знаков. Строки в их
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
письме начинались с звериными изображениями и человеческими обликами, которые выражали интонацию и чувства. [1]
В Берлине находится выставка археолога Франка Годдио, у которого
очень большая коллекция предметов древнего Египта, в том числе множество бесценных кусков древне-египетской письменности.
Литература
1. Официальный сайт музея Лувр.
2. История письма. Эволюция письменности от Древнего Египта до наших дней.
"Эксмо", М.,- 2002
3. Breasted J.H. Ancient Records of Egypt.Vol.1,3.Chicago.1906
4. Berlev O., Hodjash S. The Egyptian Reliefs and Stelae in The Pushkin Museum of FineArts. 1982
Керам К. "Боги, гробницы, ученые"
Подготовка римских легионеров
по сочинению Флавия Вегеция Рената
«Краткое изложение военного дела»
К.Н. Мухин
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова,
Ярославль, Россия
Римская империя, одно из величайших государств древнего мира, оставила нам огромное и бесценное культурное наследие. Самая значимая
часть этого наследия носит нематериальный характер. Поистине неоценимы мысли и идеалы древних римлян, их творческие идеи и научные достижения, тысячелетний опыт сохранения одного из самых больших и многонациональных государств древности. Все это оказало влияние на исторические судьбы многих европейских, азиатских и африканских народов.
Одним из важнейших элементов, скреплявших римскую государственность, был латинский язык. Даже после распада Римской империи он долгое время являлся языком средневековой литературы, науки, искусства, а
также стал основой романских языков.
Пути распространения латинского языка были разнообразны. Безусловно, его распространению способствовали дипломатические и культурные контакты Рима с другими народами и государствами, но в этом случае
латынь становилась достоянием лишь небольших групп людей. Понастоящему необратимый характер распространение языка приобретало на
завоеванных Римом землях. Огромную роль в этом процессе играли римские войска, находившиеся на территории провинций.
Предметом рассмотрения в данной статье является подготовка римских
легионеров, как процесс, формирующий профессиональное воинское со82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
общество, которое являлось представителем римской культуры на завоеванных территориях. Основу реконструкции процесса подготовки римских
легионеров представляет письменный источник – сочинение Флавия Вегеция Рената «Краткое изложение военного дела».
Набор в римскую армию начинался с визуального осмотра и опроса, которые отсеивали первую часть новобранцев, не подходящих для службы в
армии. Этому этапу уделяли особое внимание. Вегеций пишет: «Благо государство в целом зависит от того, чтобы новобранцы набирались самые лучшие не только телом, но и духом; все силы империи, вся крепость римского
народа основываются на тщательности этого испытания при наборе» (Veget.
I. 7). Здесь играли роль такие факторы, как рост новобранца, его телосложение, гражданская профессия, начальные физические и умственные данные,
происхождение, возраст. Идеальным ростом считался рост в 6 футов или 5,
10/12 фута для всадников из фланговых отрядов и для первых когорт легиона (Veget. I. 5). Относительно телосложения Вегеций пишет следующее:
«Пусть же юноша, которому предстоит отдаться делу Марса, будет с живыми глазами, прямой спиной, широкой грудью, мускулистыми плечами,
крепкими руками, длинными пальцами, умеренным животом; задние части
у него должны быть более худые, икры и ноги не чрезмерно толсты от мяса,
но подобраны в крепкие узлы мышц» (Veget. I. 6). Гражданские занятия новобранца и профессиональные навыки являлись важным фактором, определяющим род войск, где он будет служить, и его специализацию в армии.
Среди интеллектуальных качеств особенно ценились знание грамоты и умение производить расчеты (Veget. II. 19). Вегеций также обращает внимание
на происхождение новобранца: «…для военного дела больше подходит народ из деревни – все, кто воспитан под открытым небом, в труде, вынослив
к солнечному жару, не обращает внимания на ночную сырость, не знает
бань, чужд роскоши, простодушен, довольствуется малым, чье тело закалено для перенесения всяких трудов, у кого еще из деревенской жизни сохранилась привычка носить железные орудия, копать рвы, таскать тяжести»
(Veget. I. 3). Возраст новобранцев мог быть разнообразным, но набор предпочитали производить из юношей в начале их возмужалости, то есть в 17-18
лет (Veget. I. 4). После такого предварительного отбора следовали физические испытания на подвижность, силу и ловкость (Veget., I, 8).
Обучение было комплексным. Упражнения проходили два раза в день:
рано утром и после полудня (Veget. I. 11; II. 23). Первое, что осваивали новобранцы, был строевой шаг. Будущих воинов учили держать строй и сохранять темп движения, следовать за знаменем. Самым сложным элементом
строевой подготовки были боевые построения, поскольку они требовали согласованных действий. Начинали, как правило, с построения войска в одну
линию. Линия в идеале не должна была иметь никаких изгибов и закруглений. Затем следовало построение в две линии, построение каре, построение
клином, построение в круг (Veget. I. 26). Параллельно проходило обучение
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
бегу и прыжкам (Veget. I. 9). Прежде чем получить оружие, новобранцы
тренировались с деревянной дубиной и плетеным щитом, причем муляжи
весили в два раза больше, чем боевое оружие. Обучение проходило на деревянных чучелах (Veget. I. 11). Преобладающей в римской пехоте являлась
техника колющего удара мечом. При этом следили, чтобы новобранец,
стремясь нанести рану, не подставлял под удар ни одной части своего тела
(Veget. I. 9). Обязательным для изучения являлось метание копья, поскольку
пехота активно использовала в бою метательные копья-пиллумы. Муляж
копья также весил больше, чем оригинал (Veget. I. 14).
Важной ступенью в обучении была кавалерийская подготовка, причем
здесь было не важно станет ли новобранец пехотинцем или всадником.
Обучение посадке на коня в полном вооружении представляло собой нелегкую задачу. Начинали с тренировки на деревянных конях без вооружения. Новобранцы учились вскакивать на коня и с правой, и с левой стороны. С приобретением необходимого навыка выдавалось вооружение, и новобранцы учились вскакивать на деревянных коней уже в вооружении. И
только после этого их допускали к тренировке с лошадями (Veget. I. 18). В
летние месяцы новобранцы изучали искусство плавания. В плавании упражнялись как пехотинцы, так и всадники. Последние обязаны были приучить своих коней не бояться воды и хорошо преодолевать водные препятствия (Veget. I. 10). Один раз в десять дней пехота и всадники должны были совершать марш-бросок на 20 миль в полном вооружении (Veget. I. 27).
Такие марш-броски имели целью приучить новобранцев к долгим переходам. При этом пехотинцы переносили на своих плечах груз весом до 60
фунтов, а всадники занимались конными упражнениями (Veget. I. 27; I. 19).
Конные упражнения проводились не только на ровных местах, но и на обрывистых, изрытых канавами, труднопроходимых тропинках (Veget. III. 2).
Вегеций говорит и об обучении стрелковой пехоты. Третью или четвертую часть новобранцев отбирали для обучения стрельбе из лука и метанию камней из пращи. Для них делали связки из прутьев или соломы, которые исполняли роль мишени. Мишени ставили на расстоянии шестисот
шагов от места стрельбы. Лучники обязаны были научиться стрелять из
лука как в пешем строю, так и с коня (Veget. I. 15; II. 23). Всю пехоту обучали метать камни или специальные свинцовые шарики – маттиобарбулы
(Veget. I. 16-17).
Подготовка проходила в течение четырех или более месяцев. Далее
новобранцам ставили клеймо на плечо в виде точки раскаленным железом, заносили в списки и допускали к военной присяге. Воины клялись
именем Бога, Христа и святого духа, величеством императора исполнять
приказы, не дезертировать, не отказываться от смерти во имя римского
государства (Veget. II. 5). После военной присяги новобранец считался
полноправным легионером.
84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таким образом формировалось воинское сообщество, которому предстояло осуществлять власть Рима на завоеванных территориях, а кроме того
– нести туда римскую культуру, латинский язык и сознание величия Рима.
Роль ярославских общественных организаций
в формировании толерантности
в местном социуме
С.В. Сычиков, И.Ф. Албегова, Г.Л. Шаматонова
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова,
Ярославль, Россия, alba50@yandex.ru
В Ярославской области на начало 2008 года было зарегистрировано
более полутора тысяч общественных объединений и организаций разной
направленности и видов деятельности, которые в своей совокупности составляют так называемый «третий сектор» [1]. Третий сектор – это некоммерческие организации, которые не имеют извлечение прибыли в качестве
основной цели своей деятельности и не распределяют полученную прибыль среди своих участников. Имущество этих организаций не находится в
государственной или муниципальной собственности
Некоммерческие организации могут существовать в разных организационно-правовых формах, то есть третий сектор – это совокупность независимых некоммерческих организаций. Исходя из этого, этот сектор нельзя отождествлять с множеством общественно-политических объединений и организаций или только с благотворительными организациями. Существование
и развитие третьего сектора обусловлено тем, что наиболее активные члены
общества стремятся внести свой вклад в решение стоящих перед ними социально-политических проблем, не только выполняя прямые обязанности,
возлагаемые государством на всех граждан, но и делая нечто «сверх обязанностей», добровольно. Надо отметить, что в ряде случаев третий сектор
действует успешнее и экономичнее, чем государственные учреждения.
Организации, составляющие третий сектор, по мнению авторов, являются в полной мере институтами гражданского общества: от их состояния,
количества и качества во многом зависит укрепление демократического государства, развитие местного самоуправления и формирование культурной
толерантности как неотъемлемой ценности демократического общества.
Толерантность или терпимость – стремление и способность к установлению и поддержанию общности с людьми, которые отличаются в некотором отношении от превалирующего типа или не придерживаются общепринятых мнений [2]. Толерантность – трудное и редкое достижение по
той простой причине, что фундаментом сообщества является родовое сознание. Люди объединяются в одной общности с теми, кто разделяет их
убеждения, или с теми, кто разговаривает на том же языке или имеет ту же
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
культуру, что и они, или с теми, кто принадлежит к той же этнической
группе. В сущности, общность языка и чувство этнической близости на
всем протяжении человеческой истории выступают в качестве оснований
сообщества. В то же время люди склонны враждебно или со страхом относиться к «другим» – тем, кто от них отличается. Различие может иметь место на любом уровне: биологическом, культурном или политическом.
К сожалению, в условиях современного российского социума актуализировались социально-психологические проблемы стигмы и дискриминации, например, больных СПИД и ВИЧ-инфицированных, и соответственно,
нерешенными остаются вопросы их адаптации, реадаптации и интеграции
в современное российское общество [3, c. 148].
Стигма (дословно, «знак», «клеймо», «пятно», «отметина») – явление
достаточно давно известное и широко распространенное [4]. С самого начала эпидемии СПИД проблема стигмы и дискриминации была основной.
Стигма -чрезвычайно сильный социальный ярлык, который полностью меняет отношение к другим людям и к самому себе, заставляя относиться к
человеку только как к носителю нежелательных качеств. Как правило, речь
идет о внешней стигме – стигме по отношению к чужой группе, которая
может принимать различные формы. Обычно имеются три правила проявления стигмы: различия между людьми подчеркиваются и считаются важными, людям с различиями приписываются негативные качества, и люди
делятся на «нас» и «них». Дискриминация проявляется в том, что, стигматизируя людей по какому-то признаку, им приписываются только негативные качества. Например, если людей делят по какому-то признаку (цвет
кожи, глаз, наличие или отсутствие СПИД и ВИЧ-инфекции), то сразу делят людей на черных и белых, ВИЧ-положительных и ВИЧ-отрицательных.
Тут же, если речь идет о стигме, то различия считаются чем-то негативным,
например, все люди с ВИЧ опасны, ВИЧ-инфицированные хотят заразить
других, ВИЧ-инфекцией заражаются из-за аморального поведения. Никто
не говорит «грипп-инфицированный», так как человек с гриппом – один из
«нас», но говорят «ВИЧ-инфицированный», в котором вся индивидуальность человека сведена к его инфекции.
В связи с этим в условиях современной России принципиальной задачей является повышение роли общественных организаций в формировании
толерантности в отношении группы людей, больных СПИД и ВИЧинфицированных, смягчения их дискриминации и стигмы в отношении
них. Целью деятельности организаций данного вида должна быть реальная
помощь людям, которые живут с ВИЧ-инфекцией и больны СПИДом, помощь в их адаптации, реадаптации и интеграции в российский социум,
развенчание мифов о ВИЧ и СПИДе и т.д.
Надо отметить, что в Ярославской области существует немало общественных организаций, которые занимаются решением проблем больных
СПИДом и ВИЧ-инфицированных людей. В частности, Ярославская обла86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
стная молодежная общественная организация «ИМКА – Ярославль», целью создания которой является социальное оздоровление и социальная
адаптация детей, молодежи и молодых семей, разработала проект «Здоровые альтернативы». Его содержанием является разработка и внедрение
обучающего курса по профилактике наркопотребления и распространения
ВИЧ-инфекции в молодежной среде для студентов Ярославских вузов.
Курс включает проведение цикла теоретических и практических занятий,
привлечение волонтеров из числа активных студентов для реализации полученных знаний, умений и навыков в подростковой среде. В рамках этого
проекта были подготовлены и распространялись методические рекомендации по реализации профилактической работы в среде подростков [5].
Другая организация – Ярославское региональное отделение Российской благотворительной организации «Будущее без СПИДА» в качестве
цели своего создания выдвинула организацию мероприятий, предупреждающих массовое распространение ВИЧ-инфекции на территории Ярославской области. Основные направления деятельности организации
включают участие в разработке и реализации научно-практических программ, направленных на предупреждение распространения в России заболеваний, вызываемых ВИЧ и оказание материальной, социальной, правовой, медицинской и иной помощи ВИЧ-инфицированным женщинам и
членам их семей, защиту их законных прав и интересов. Члены организации активно привлекают внимание общественности к проблемам безопасности здоровья россиян с использованием средств массовой информации и
коммуникации, они готовят и вносят в установленном порядке предложения по совершенствованию законодательных и иных нормативноправовых актов по обеспечению эпидемиологического благополучия населения и социальной поддержке ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом,
а также членов их семей. Особое внимание представители организации
уделяют координации деятельности местных органов власти, медицинских
учреждений, общественных организаций, частных лиц по предупреждению распространения ВИЧ-инфекции в России и ликвидации их последствий [3, c. 151].
Таким образом, в условиях современного российского общества решение проблемы толерантности как неотъемлемой ценности демократического общества, ликвидации дискриминации и стигмы, например, в отношении больных СПИД и ВИЧ-инфицированных людей, возможно лишь при
условии активизации общественных организаций и объединений как истинных институтов гражданского общества.
Литература
1. Данные реестра отдела регистрации некоммерческих и религиозных организаций управления юстиции РФ по Ярославской области. Реестр организаций за 2007 год.
Электронная версия.
2. http://www.krugosvet.ru/articles/. Дата обращения: 6 марта 2008 г.
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3. Сычиков С.В. Проблема адаптации, реадаптации и интеграции в российский социум больных СПИД и ВИЧ-инфицированных людей. // Вестник Поморского университета. 2006 г. № 8.
4. http://ru.wikipedia.org. Дата обращения: 6 марта 2008 г.
5. http://www.ymca.ru/russian. Дата обращения: 5 марта 2008 г.
Ценностный и инструментальный аспекты
языковой глобализации
А.А. Коробова
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова,
Ярославль, Россия, postpeople@mail.ru
Основную напряженность современной глобализации языкового пространства создает противоречие между тенденциями глобальной экспансии
английского языка, охватившей множество сфер деятельности людей, и
сопротивления этим процессам со стороны неанглоязычных государств и
обществ, видящих в них угрозу национальным традициям и культурноязыковому разнообразию мира. В связи с этим важно обсуждение вопроса
о том, каковы качественные рамки и ограничения использования английского, все более становящегося глобальным языком международного общения, как единственного и полноценного языка межкультурного диалога.
Проникновение английского языка в повседневную жизнь современного
человека является реальностью. Фактически он стал безраздельно господствующим в сфере науки, особенно в точных и естественных. Организаторы
международных научных конгрессов и конференций все чаще отказываются
от услуг синхронных переводчиков. Интересно, например, что рабочим
языком ежегодной московской школы физиков, проводимой Физическим
институтом Российской Академии Наук, является английский, хотя для
большинства ее участников он не является родным. Аналогичный процесс
происходит в международном бизнесе: английский становится языком подавляющего большинства транснациональных корпораций, в том числе
многих из тех, чье первоначальное происхождение – не англо-американское.
Полуторагодичное исследование компании Global English, посвященное вопросам бизнес-коммуникаций и роли английского языка в повседневной работе ТНК, показало, что владение английским становится все более необходимым для успешной карьеры независимо от страны проживания, мало того,
знание английского оказывается едва ли не решающим фактором в продвижении по службе. Английский язык в обязательном порядке используется в
управлении воздушным движением, практически безальтернативно – в сфере путешествий и туризма, он доминирует в Интернете, дает подавляющую
часть терминологии и сокращений, используемых в банковском бизнесе, в
технике, в частности, компьютерной, в сфере связи.
При этом, как отмечают специалисты, наблюдается не только его воздействие на культуру и образ мышления носителей других языков, но и
88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
процесс трансформации самого английского языка в ходе его глобализации. Наряду с различными национально-территориальными и региональными его разновидностями сформировался так называемый «глобальный
английский» – международный стандарт, политически корректный наднациональный вариант, лишенный культурно-специфических характеристик.
Это, в свою очередь, вызывает опасения за судьбу английского языка, который рискует оказаться упрощенным, примитивизированным, у тех, для
кого он является родным.
Важно, что современный «глобальный английский» выступает прежде
всего как средство экономной передачи информации, обмена деловыми сведениями, эффективной профессиональной коммуникации – и в этом качестве имеет ясные преимущества и удобства. В определенном смысле он представляет собой инструмент рационализации бизнеса и карьерного роста.
Однако межкультурный диалог не может сводиться лишь к служебной,
подчиненной роли – это лишило бы его внутреннее содержание глубины,
ценности, значимости, здесь заключена опасность обеднения, редукции
обсуждаемой тематики, этот тип диалога рискует остаться совершенно поверхностным и тривиальным. И опасность носит вполне прагматический
характер: сужение пространства диалога, ограничение его содержания
уменьшает и его возможности, плоды, которые он способен дать. Такой
диалог, отличный от общения живых личностей, носителей личностного и
духовного опыта, едва ли может порождать особое сближение участников
или приводить к важным конструктивным выводам, крупным последствиям. Межкультурный диалог должен служить источником взаиморазвития,
давать возможность раскрыть, реализовать свою идентичность через понимание другого. Это предполагает парадигму личного диалогического
общения, которая строится на взаимной открытости, встречно направленной «разомкнутости» партнеров.
Полноценное общение, соответствующее этой «идеальной» модели
диалога, невозможно при резком перекосе в сторону одного языкапосредника, фактически не являющегося родным ни для одной из сторон.
Кроме того, преимущественное использование английского порождает и
проблему сужения круга общения, ограничения его лишь определенными
слоями и группами населения, а также может приводить к вольному или
невольному навязыванию терминологии и фразеологии и, таким образом,
проблематики, характерной для англоязычного дискурса.
Сложность процесса взаимодействия языков в эпоху глобализации делает целесообразным разграничивать понимание языка как средства коммуникации и как хранителя культуры. В первом случае международный
стандартный «глобальный английский» ускоряет и удешевляет процесс
взаимодействия, во втором качестве – каждый существующий язык представляет собой абсолютную ценность и должен сохраняться и развиваться
как часть культурного разнообразия мира.
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел II.
Вопросы изучения и методики преподавания
иностранных языков в вузе
Овладение иностранным языком
как стимул в образовании взрослых
Т.Г. Зеленова
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова,
Ярославль, Россия, zelenova@yandex.ru
Образование взрослых, наряду с экономикой и государственным
строительством, является сегодня важнейшим фактором и одним из основных условий общественного развития. Вхождение России в общеевропейское образовательное пространство в связи с подписанием Болонского соглашения – неизбежное следствие и непременное условие реализации демократических преобразований, происходящих в нашей стране и, в
частности, в системе образования.
В связи с интеграцией России в европейские и глобальные образовательные структуры и процессы система образования взрослых должна учитывать тенденции становления европейской системы последипломного образования (Пражское коммюнике 2003 г. – Болонский формат). Как отмечает П. Згага, эксперт Болонского процесса по непрерывному образованию,
ряд разных факторов – глобализация рынков и национальных экономик,
политические сдвиги и интеграционные процессы в Европе и во всем мире,
свободное перемещение людей, рост культурного многообразия – образовали «критическую массу» и повлияли на правительства, заставив их также
начать межправительственные и международные обсуждения политики в
сфере образования. В данном контексте «диалог культур» позволяет избежать национальной замкнутости и выйти на уровень сопоставления, сравнительного анализа различных подходов в образовании взрослых стран
Европы. Это актуализирует задачи постоянного развития педагогических
теорий, технологий и методик преподавания иностранных языков в системе образования взрослых.
С середины 1980-х гг. Европейское сообщество (ЕС) вступило в новый
этап интеграционного развития, целью которого является расширение экономических, политических и культурных контактов, придание динамики
европейскому строительству, создание «общеевропейского дома», а также
совершенствование систем образования, повышения квалификации и переподготовки кадров. ЕС воспринимает образование в первую очередь как
фактор, определяющий степень конкурентоспособности и динамичности
90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
развития экономики страны, как фактор соперничества на глобальном
рынке труда. Общеевропейские саммиты, состоявшиеся в Лиссабоне (март
2000 г.) и Барселоне (март 2002 г.), выработали рекомендации, направленные на создание в Европе «самой конкурентоспособной и динамичной
экономики в мире, основанной на знаниях и способной обеспечить устойчивый экономический рост, большее количество и лучшее качество рабочих мест, и большую социальную сплоченность», а также призывающие к
дальнейшим действиям и более близкому сотрудничеству в рамках Болонского процесса.
Так, в Меморандуме Лиссабонского саммита выделяются две основные
причины, которые объясняют, почему непрерывному образованию придается столь огромное значение в странах Европейского союза:
- Европа стала обществом, «основанным на знании» (knowledge-based
society). Это означает, что информация, знания, а также мотивация к их постоянному обновлению и навыки, необходимые для этого, становятся решающим фактором европейского развития, конкурентоспособности и эффективности рынка труда;
- европейцы живут в сложной социально-политической среде, где полноценное развитие личности становится невозможным без умения активно
участвовать в общественных процессах и адаптироваться к культурному,
этническому и языковому разнообразию.
Выводы Лиссабонского саммита подтверждают, что успешный переход
к экономике и обществу, основанных на знании, должен сопровождаться
процессом непрерывного образования – учения длиною в жизнь (lifelong
learning). В Меморандуме саммита определяются шесть ключевых принципов непрерывного образования: новые базовые знания и навыки для
всех; увеличение инвестиций в человеческие ресурсы; инновационные методики преподавания и учения; новая система оценки полученного образования; развитие наставничества и консультирования; приближение образования к дому.[6]
Во многих странах мира образование взрослых уже стало новой, наднациональной отраслью, имеющей международную, европейскую, азиатскую,
африканскую и другие континентальные, национальные структуры управления и распространения. Образование взрослых – важнейшая отрасль, чей
наднациональный статус не вызывает раздражения и борьбы в Содружестве
Независимых Государств и во всем мире. Главная задача – это создание условий, позволяющих обеспечить непрерывное образование[5]:
– как фактор увеличения продолжительности активной жизни человека;
– как фактор максимального и эффективного использования человеческого опыта и интеллекта в течение всей его жизни;
– как фактор ликвидации «закатной» философии пожилого поколения.
Именно постоянное совершенствование общих и специальных знаний,
налаженная служба профессиональной ориентации и переподготовки, дос91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тупность для каждого вечерней и заочной форм образования позволят людям с наименьшими издержками менять профессию и место работы при
необходимости, дает возможность каждому человеку полнее реализовать
заложенные в нем природой таланты и наклонности[2], особенно в области
иностранных языков.
Спрос на специалистов, знающих иностранный язык, удовлетворен едва ли наполовину, поэтому за одну и ту же работу человек с языком может
получать в зарубежной фирме в два-три раза больше, чем в российской без
языка. Владение иностранным языком стало одним из наиболее значимых
условий карьерного успеха, что поставило многих уже зрелых людей перед
необходимостью освоения иностранного языка во взрослом возрасте. Это
связано ещё и с происходящими в мире глубокими интернациональными
процессами, либерализацией общества, расширением международной торговли и возможностей сотрудничества с иностранными партнерами в области экономики, политики, культуры и ростом туризма.
Начинать изучать иностранный язык можно ещё в дошкольном возрасте, а совершенствовать – всю жизнь. Наибольшей популярностью пользуются общие, или классические, курсы иностранного языка при вузах или
негосударственных образовательных организациях, развивающие все языковые навыки: устную речь, чтение, перевод, письмо и аудирование. Чаще
всего это многоступенчатые программы, для записи и определения языкового уровня необходимо пройти тестирование или собеседование. В конце
каждого этапа слушатели сдают экзамен, получают сертификат и переводятся на следующую ступень. Продолжительность обучения зависит от цели обучающегося: двух первых уровней будет достаточно для общения в
гостинице или в магазине, но чтобы ответить на звонок зарубежного партнера или отправить ему факс, придется пройти четыре ступени, при необходимости вести активную переписку и переговоры с иностранными клиентами, придется освоить все шесть уровней.
Если слушателю необходимо отработать разговорные навыки, то в
обучении широко применяются коммуникативные методики, где 80 %
времени занятий посвящено разговорной практике, акцент же сделан на
бытовые темы (транспорт, размещение в отеле, покупки, досуг, город, ресторан и пр.). Словарный запас пополняется на ролевых играх, круглых
столах, дискуссиях, изучению грамматики здесь отведено меньше времени,
чем на «обычных» курсах. [1]
На программы «делового иностранного языка» поступают уже владеющие языком. Слушатели не только расширяют словарный запас по
бизнес-тематике, но и изучают на занятиях сложные грамматические конструкции и лексические стандарты, характерные для деловой среды. Темы
занятий: телефонные переговоры на иностранном языке, проведение собраний, конференций, круглых столов, деловая документация и переписка
на немецком, доклады и презентации, корпоративные праздники и меро92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
приятия. Для закрепления лексики на семинарах моделируются типичные
ситуации, с которыми сталкиваются деловые люди (оформление заказа,
составление контракта, обсуждение условий договора, заполнение таможенной декларации и т.д.)
На интенсивных курсах в первую очередь отрабатываются разговорные навыки и аудирование, лишь затем – чтение и письмо. На занятиях
слушателям дают специально подобранные лексические и синтаксические
структуры, которые можно использовать как речевые клише. Темы занятий
взяты из повседневной жизни: знакомство и встреча, дом и семья, хобби,
здоровье, отдых и путешествия, кино, музыка, искусство, мода, спорт и
фитнес. Если «обычные» методики не подходят слушателям или кажутся
скучными, можно обратится к нестандартным. Одна из самых известных –
эмоционально-смысловой метод Шехтера. Его преимущество в том, что он,
во-первых, помогает быстро преодолеть языковой барьер, а во-вторых, активизирует пассивные знания. В основе обучения – погружение в языковую среду через непрерывную ролевую игру. Каждая «прожитая» на семинаре легенда помогает усваивать целые фразы, которые потом естественно
будут всплывать в какой-то жизненной ситуации (например, «знакомство»,
«в аэропорту», «в магазине»). Например, за 100 часов словарный запас
может расширится до двух тысяч лексических единиц. Преподаватель выступает в роли режиссера: он не исправляет ошибки, а лишь указывает, как
надо говорить правильно. Плюс такого игрового подхода – у слушателей
формируется положительное отношение к языку на эмоциональном уровне,
а это создает предпосылки для быстрого овладения языком. Между «разговорными» этапами введены лексико-грамматические занятия в виде коррекции живой речи.
Существуют в практике обучения иностранному языку погружение
(Sugesto pedia) – главной характеристикой данной формы является проведение занятий с отрывом от производства. Обычно такие курсы проводятся
в течение нескольких дней, когда слушатели не только не работают, но
иногда лишены контакта со своим привычным окружением Основной идеей такой формы обучения является полное избавление слушателей от его
«бытовых» проблем, чтобы ничего не отвлекало его от процесса обучения.
Стажировки за рубежом – традиционная форма, суть которой в производственной деятельности под руководством профессионала для приобретения опыта работы или повышения квалификации по специальности при
использовании уже имеющихся знаний по иностранному языку. Самообразование – приобретение знаний, умений и навыков путём самостоятельных занятий без помощи преподавателя, но при использовании аудио и видеозаписей. Данная форма обучения стала особенно актуальна в современном мире, когда людям подчас не хватает времени на подбор
соответствующего курса. Дистанционное обучение – это получение образовательных услуг без посещения вуза, с помощью современных информа93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ционно-образовательных технологий и систем телекоммуникации, таких
как электронная почта, телевидение и INTERNET. Дистанционное обучение можно использовать в высшей школе, а также для повышения квалификации и переподготовки специалистов. Учитывая территориальные особенности России и возрастающие потребности качественного образования
в регионах, дистанционное обучение в самом скором времени займет
прочное место на рынке образовательных услуг.[3]
Взрослый имеет ряд преимуществ перед детьми, что делает его овладение иностранным языком в искусственных условиях более успешным.
Прежде всего это высокий умственный потенциал и высокая обучаемость
(особенно у лиц с высшим образованием), эрудиция и развитый интеллект,
а также высокая мотивация саморегуляция. Важное положение в структуре
интеллекта занимают память и мышление. Поэтому желательно, чтобы,
организуя учебную деятельность, преподаватель представлял бы себе общую картину функционирования этих психических познавательных процессов.[3]
В обучении взрослых есть свои сложности – и их немало. Вот только
одна из них: при самом добросовестном отношении к учебе большинство
так загружены на работе, что просто не в состоянии систематически выполнять задания. Успешное решение данной проблемы обусловлено, по
крайней мере, двумя аспектами: 1) теоретическим изучением специфических особенностей обучения взрослых и формированием на основе этого
принципов, практическое применение которых станет условием успешного
обучения взрослых иностранному языку и 2) выбором научнообоснованной методики обучения иностранному языку взрослых в условиях различных видов образования.[1]
Таким образом, овладение иностранным языком стимулирует взрослого человека к продолжению своего образования и развития, что в целом
ускоряет прогресс человеческого общества.
Литература
1. Барыбин А.В. Педагогические условия изучения иностранного языка в системе
дополнительного профессионального образования взрослых // Образование: исследовано в мире. М., 2002.
2. Змеёв С.И. Основы андрагогики: Учебное пособие для вузов. М.: Флинта: Наука,
1999.
3. Каспарова М.Г. Каковы интеллектуальные возможности взрослого обучаемого?
// «33 ответа на 33 вопроса». М: Издательство МГУ, 1993.
4. Малитиков Е. Ключ в XXI век. Устойчивое развитие и образование взрослых. М,
2006.
5. Махлин М. Особенности взрослых учащихся. \\ «Новые знания» №4 – 2000.
6. Шаповалова Л.И. Становление Европейской системы повышения квалификации
преподавателей иностранных языков. Автореф. дисс. докт. пед. наук. Ростов-на-Дону,
2007.
94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
THE SINE QUA NON OF SUCCESS
Непременное условие успеха
И.К. Бугрова
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова,
Ярославль, Россия
The ability to win what one is after – be it a presidential chair or the position
of a salesgirl at the local florist’s – is more and more in correlation with one’s
communicative and linguistic ‘intangibles’. The recent election campaign ‘talk
shows’ in France, the USA, and Russia have been the flavour of every other
evening in front of the TV-set. Inevitably, it gave food for thinking to every language teacher who would like to see their students among the winners of the
high profile contestants. Understandably, the tutors of Sarcozy, Obama and H.
Clinton were going through the same ups and downs as the show was going on.
It’s the oratorical pre-eminence that counts in the long run, whereas lackadaisical laissez- faire brings about loss of ground for any success-seeker. The spellbinder B.Obama has spent his youth over J.F.K.’s speeches perfecting his skills,
while H.Clinton has gone through good lessons in the Senate and in the family
and capitalized on them heavily. If we take an even further retrospective look
back into France of the late 17-th century, we see much the same trends! The
leisure forced on the French aristocracy by an absolute monarchy entailed search
for exquisite ways of forming public image so necessary for the upper classes. A
man without conversation was liable to find himself devalued, whatever his
other qualities. Historians state that small talk of the French salons and dinner
tables became as stylized as a ballet. The basic skills were expected to include:
sincere good manners, wit, gallantry, obligingness, cheerfulness, and flattery. If
you open any modern textbook in business, the chapter on small talk will cover
the same stuff. However, that was the standard which was to be surpassed by
further skills. A comic mood would require a display of playful teasing, joking,
rhetorical figures involving ‘subtle, unexpected wit and even mocking under the
guise of praising’. Even silences had to be finely judged. It was common practice to distinguish between an ‘eloquent’ silence, a ‘mocking’ silence. and a ‘respectful silence’.
So, is it possible to train our students for the level of presidential elections? I
think now, with good multimedia devices, we have a chance to try to get the
positive answer.
Different kinds of speech are practiced while students are working in a media laboratory. Basically, the listening aspect is aimed at but the inner speech is
also systematically built up. More importantly, with the sound and the context
which are quintessential to further usage. Scholars differentiate between private
speech, which is closer to a rehearsal and ludic speech (after G.Cook) which
may be private or social but clearly manifests an element of fun. Surely, re95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
hearsal is a serious exercise and focused on mastering language forms not their
wilful violation (as in the case of fun).Ludic performance, because it is associated with creative impulse, is more daring and experimental. To determine the
status of language play, Broner and Tarone established some criteria which
when present, mark the utterance as ludic and the absence of which characterizes it as rehearsal:
smiles and laughter;
shift in voice quality and pitch;
reference to a fictional world (or authentic language material)
whether or not the performance is directed at an audience.
Rehearsal is absolutely obligatory at the initial stages, but the day when ludic performance comes to the light, the teacher takes it as a personal triumph.
With multimedia devices, this V-day arrives significantly sooner. The whole
strategy requires substantial educational input in terms of authentic materials.
Luckily, today we can boast of having a good mediatheque comprising experts'
interviews, feature films, lectures, special courses, tests and what not. Professional lectures are of primary importance for any University. The results of exposing students to mathematical lectures delivered by a charismatic teacher,
with every lecture being presented as 'the joy of infinity‘or’the joy of differential
equations' are beyond all expectations. The joy is certainly there! The plan of
work may vary broadly – from working with selected students at the teacher’s
table in the centre of the laboratory while the majority are making notes, looking
up terms on-line, structuring their interpretation, up to organising small group
discussions with the teacher. The biggest plus is that nobody has to wait for
other students to answer, everybody is busy having direct access to mediatheque
resources, preparing tasks. In half an hour the students can go through a whole
discourse in personal investing, learn all the intricacies, terminology, without
any doubts as to the pronunciation, and make up a dialogue with their peers.
Special additional courses in literature, art, narrow spheres of interest are a reality. Visit our resources and you’ll find lectures on Dali, impressionists, UFOs, as
well as Nobel Prize winners’ lectures, to mention but a few.
There are other important factors like ‘user-friendly’ atmosphere, cosy layout and ‘life in the green’ which prove to contribute immeasurably into the
teaching process. The language classroom should be as inviting, relaxing and
cheerful as the teacher can afford. From my experience, I can say that even
through simple breaking the rigidity of desk rows into the patterns reminiscent
of debate clubs, one can stir up creativity in the group and obtain by far more on
the part of students. Pot-plants and trees, vases and pictures on the walls add up
a significant intangible asset that sets loose the previously unmanageable barriers. Inexplicably, it helps even the weakest students to catch up with the core of
the group. The first results reveal the following:
students do not need special time for practising pronunciation;
the listening skills are being formed steadily and successfully;
96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
the first success brings about enthusiasm which boosts the process in geometrical progression;
the teacher saves a lot of time keeping all the visual and audio materials
without wielding with cassette-recorders and Xerox;
the vocabulary (both specific and professional) is revised within the context
of the lectures and discourse of any thematic orientation;
the stage of actual discussion arrives earlier because multimedia devices
teach multidimensionally (sound, image, sign, coherence)
the effect of immersion is definitely present and the students start taking lectures in English as a matter of course;
The language learning process becomes a source of private pleasure and enjoyment; the authentic flow of information keeps the students well-attuned to the
collocations, spontaneity of casual remarks, patterns of emotional response and
gives a chance to acquire the knack of winning any high-profile debate without
having to resort to such ultimate arguments as M. Thatcher’s handbag or
Khruschev’s shoe.
Номинация и фреймы в языке политики
(на примере английского языка)
Е.В. Золотцева
Ярославский государственный педагогический университет
им. К. Д. Ушинского, Ярославль, Россия, ezolottseva@yahoo.com
На протяжении многих веков взаимоотношением языка и политики занимались разные научные дисциплины, круг которых неизменно составляли не только собственно языкознание и политология, но и философия, и
риторика. Со временем к ним присоединились сравнительно молодые науки психологии, когнитивной, социо-, прагма- и психолингвистики.
Язык – это важная семиотическая система, зачастую определяемая как
первичная, базовая система, которая позволяет определять и человека как
«знаковое существо» (Эрнст Кассирер). На основе именно языковой системы формируются все окружающие нас многочисленные коды. Неоспоримой является и важность явления политики как ощутимой реалии действительности, которая постигается человеком и преподносится ему, соответственно, через призму языка. Известный норвежский лингвист Р.М.
Блакар исследовал язык и функционирование языка в составе социальной
и политической деятельности «как нечто, структурирующее нашу повседневную жизнь и управляющее ею». Язык – это составная часть социальной рамки или матрицы, следовательно, должен изучаться как составная
часть обширного социального контекста (Р. Румметвейт). [1, с.88-89] Контекст обуславливает выбор слов и выражений, языковых ярлыков, которыми мы наделяем окружающие предметы действительности, и именно данное положение позволяет говорить об особой связи, объединяющего язык
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
и политику. Выбор выражений, вербальное облачение предметов действительности, осуществляемое отправителем сообщения, воздействует на понимание реципиента, структурирует и обуславливает получаемое им представление. [1, с. 93-94, 102-103] Таким образом, можно утверждать о явлении языка как вербального инструмента власти, существующего наряду с
невербальными конвенциональными проявлениями последней. Любое высказывание следует рассматривать не только с учетом чисто лингвистических и стилистических аспектов, но и прагматических установок говорящего, которые подчас находят лишь имплицитное выражение в речи. Намеренное
использование
определенных
номинаций
уменьшают
«энтропию» высказывания, сужая образный круг действительности для
каждого получателя передаваемой информации.
При обработке слова норвежский психолог Р. Румметвейт указывал на
три компонента внутреннего состояния единицы высказывания, коими являются непосредственно референциальная функция (прямое значение), ассоциативный компонент и эмоциональный аспект. [1, с. 96] При этом
функциональные и логические синонимы вызывают абсолютно разные ассоциации и эмоции. Так, фразы ‘climate change’ (изменение климата) и
'global warming’(глобальное потепление) создают неопровержимо разные
впечатления на аудиторию. В первом случае усматривается неизбежный
непрерывный процесс изменения климата, зависящий от деятельности человека, но, скорее, в достаточно не определенной степени. В конце концов,
и при пересечении климатических поясов погода меняется, и от человека
это уж совсем не зависит. Во втором же случае зависимость становиться
более ощутимой и, следовательно, менее желательной или благозвучной
для восприятия. Намеренное превалирующее до недавнего времени использование в речи руководящих политиков США и других стран именно
первого словосочетания отчасти и обуславливает плачевное состояние окружающей среды на сегодняшний день. [3, с. 42-44].
Американский лингвист Дж. Лакофф объясняет подобное «целесообразное» использование определенных слов и выражений в политике с точки зрения идеи фреймов, концептуальных ассоциативных структур, выстраиваемых в нашем сознании. Как говорил Р.Барт: «Слово называет не
вещь, а наше представление о вещи». Таким образом, подбор номинаций
наиболее подходящих цели высказывания, ведет к «правильному» построению ответной реакции аудитории. Например, именно объявленная
War on Terror (война с террором), а не Global Struggle Against Violent Extremism (всемирная борьба с жестоким экстримизмом) (номинация, предложенная для использования правительством США в июле 2005 года, но
почти моментально отвергнутая) помогает выстраивать (и оправдывать)
ситуацию à la guerre comme à la guerre, когда все средства хороши ради
достижения поставленной цели – победы над терроризмом. Интересно, что
использование именно номинации terror может оправдывать определенные
98
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
пунитивные, то есть связанные с применением наказания, действия по отношению ко всему ассоциативному компоненту слова terror – всему, что
вселяет панику, страх. Также, по замечанию британского журналиста Стивена Пула, концепт войны позволяет говорить «о неопределенном сроке
объявленного чрезвычайного положения». [3, с. 152-153, 219-220]
В своих работах Дж. Лакофф обсуждает бесспорную связь коммуникативных фреймов, используемых непосредственно при построении высказывания, с концептуальными и моральными фреймами, существующими в
нашем сознании. Так, слово cleansing (очищение) имеет в английском зыке
положительную окраску и подразумевает внутреннее очищение, в том
числе и искупление грехов. Употребление выражения еthnic cleansing
(рус.«этническая чистка») оправдывает «благостность» происходящего явления, ведь через процесс очищения враждующие силы должны прийти к
миру и согласию. При этом логический семантический компонент высказывания – массовые убийства – как бы «нивелируется». Словосочетание
ethnic cleansing изначально подразумевает также определенный самостоятельный процесс, как выражение внутреннего стремления к очищению.
Следовательно, многочисленные упоминания именно о случаях ethnic
cleansing в 1994 году в Руанде позволяли проводить политику «невмешательства» относительно сложившейся там ситуации. Примечательно, что
номинация genocide (геноцид) относительно Руанды получила международное циркулирование лишь после пресловутой «этнической чистки». [3,
с. 94-98].
Эвфимизированная, то есть намеренно более благозвучная, менее жесткая сущность номинаций позволяет представлять действительность в необходимой форме. Эвфемизация (замена неудобных для данной обстановки или грубых, непристойных выражений) явлений действительности является вездесущем и повседневным способом построения политического
дискурса и приводит к изменению вектора оценки и/или статуса/значимости обсуждаемых реалий. Так, лексическое богатство английского языка разрешает обозначение тех же terrorists (террористов), т.е. тех,
против кого должна вестись «война», как militants (бойцы), gunmen (вооруженные лица), guerrillas (партизаны), extremists (экстремисты), resistance
fighters (борцы сопротивления), freedom fighters (борцы за свободу). Употребление в речи любого из вышеперечисленных номинатов указывает на
прагматические установки говорящего, и, соответственно, оказывает определенное воздействие на реципиента высказывания. Выстраиваемые в сознании получателя фреймы позволяют чувствовать ненависть, презрение,
непонимание или же, наоборот, определенное одобрение. Таким образом,
язык и непосредственно сами варианты номинаций, используемые говорящим, делают возможным манипулирование общественным мнением благодаря «целесообразным» методам «крещения» определенных реалий. В
своем эссе ‘Politics and the English Language’ (впервые опубликованном в
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1946 году) Дж. Оруэлл заявлял, что ' in our time political speech and writing
are largely the defense of the indefensible’ (в настоящее время политический
разговор и письмо являются в значительной степени защитой того, что не
может быть защищено). [3, с.5] Примечательно, что последний компонент
высказывания Дж. Оруэлла indefensible в английском языке выстраивает
фрейм как чего-то неспособного на защиту от нападок, так и чего-либо морально не имеющего оправдания, непростительного.
Таким образом, исследование используемых в политическом дискурсе
фреймов и номинаций представляется как одно из главных и необходимых
предметов изучения для развития как лингвистических, так и политических наук.
Литература
1. Блакар Р. Язык как инструмент социальной власти //Язык и моделирование социального взаимодействия. – М., 1987.
2. Lakoff G. Moral Politics: How Liberals and Conservatives Think – University Of
Chicago Press, 2002
3. Poole S. Unspeak: How Words become Weapons, How Weapons Become a Message,
And How That Message Becomes Reality – N.Y., 2006
4. http://www.rockridgeinstitute.org/people/lakoff
5.http://unspeak.net/
Роль английского языка
в системе образования Нигерии
К.С. Кананыхина
Институт Африки Российской Академии Наук, Москва, Россия
sovet-love@mail.ru
Проблема языка в странах Тропической Африки является одной из
важнейших на фоне национально-культурного строительства в условиях
этнического многообразия и культурного возрождения. В настоящее время
этому вопросу придается большое значение.
Одна из крупнейших стран Западной Африки – Нигерия – по численности населения занимает первое место среди африканских стран. Ее этнический состав сложен: в стране насчитывается более 250 больших и малых
народов, говорящих на языках, относящихся к разным языковым группам.
Одни из них уже долгое время выступают как средство межэтнического
общения, другие вообще не имеют письменности и развитой литературной
формы языка. Языковая пестрота обуславливает сложность выбора единого ведущего национального языка.
Официальным языком Нигерии является язык бывшей метрополии –
Великобритании – английский. Он широко используется в таких видах
деятельности, как политика, экономика, искусство, и особенно в образовании. В нигерийской системе просвещения английский язык стал «латынью
100
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
XXI века» [6, с. 39]. Его господство в области образования не должно
удивлять: являясь наиболее изучаемым в мире иностранным языком, он
используется большей частью Африки в качестве первого языка обучения,
на нем издаются практически все международные научные журналы.
Большинство веб-сайтов Интернет, посвященных науке и обучению, также
представлены, главным образом – на английском. Владение этим языком
позволяет большому числу студентов из-за рубежа, в том числе и нигерийцам, интегрироваться в академические системы США и Великобритании с
целью получения качественного образования.
Престиж университета Нигерии подчеркивается количеством публикаций профессоров на английском языке в научных журналах, признаваемых
на международном уровне. Для многих преподавателей подобные публикации являются подтверждением «качества» академической свободы. Международные и региональные научные встречи проводятся исключительно
на английском языке.
Однако в Нигерии количество лиц, владеющих английским языком как
«оксфордским английским», так и одной из форм пиджина по различным
оценкам составляет от 4% до 7% [1, с. 343]. Пиджины (от искажённого
англ. business – дело) – тип языков, используемых как средство межэтнического общения в среде разноязычного населении, распространены главным образом в Юго-Восточной Азии, Океании и Африке, развиваются на
основе одного языка (путём упрощения его структуры) или разных неродственных или родственных языков (например, путём смешивания европейских и местных языков). Насчитывается около 50 пиджинов и пиджинизированных форм языков. В настоящее время роль пиджинов, особенно западноафриканского пиджин-инглиша, еще более увеличивается в связи с
прогрессирующей урбанизацией, неизбежно ведущей к этническому смешению и быстрому стиранию этнических различий. В некоторых западноафриканских городах пиджин уже становится родным языком младшего поколения.[10] В наибольшей степени английский распространен среди
государственных служащих, предпринимателей, представителей свободных профессий, то есть среди образованных слоев населения, сделавших в
свое время карьеру на знании европейского языка. Среди мелких торговцев и рабочих знание английского заметно снижается, а среди сельского
населения практически отсутствует [5, с. 336].
На рубеже XX – XXI вв. нигерийским правительством был взят курс на
африканизацию, то есть построение общества, основанного на африканских традициях и ценностях. Важную роль в жизни страны начинают играть национальные языки – йоруба, игбо, хауса [2, с. 22]. После перехода
Нигерии в 1998 г. от военного правления к многопартийной демократии
национальные языки все чаще используются в административной деятельности, средствах массовой информации и сфере образования. Весной 2000
г. президент О. Обасанджо принял новый план, который обязывал все
101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
средние и начальные школы обучать школьников африканской культуре и
языкам. Теперь при поступлении в университет абитуриенты обязательно
должны пройти курс, основанный на изучении африканской и нигерийской
культуры, мифологии и пословиц, а также знании языка [9]. Особое внимание в этой связи было обращено на программы изучения языков йоруба
и игбо для начальной школы, разработанные еще в 1970 г. преподавателем
университета Ифе профессором Б. Фафунва. На йоруба имеется многочисленная учебная, художественная, просветительская и религиозная литература, издаются газеты, иллюстрированные журналы [4, с.5].
Для развития и изучения национальных языков создаются специальные
институты, например, в университетах Ифе (с 1987 г. переименован в университет им. О. Аволово) и Лагоса. В Институте африканских исследований (при университете Ифе) впервые английский язык стал преподаваться
в качестве второго языка [8, с. 57].
Большинство нигерийских профессоров понимают, что углубленное
знание английского языка и европейской культуры становится носителем
престижа, символом принадлежности к определенному классу. Они не настаивают на полном изгнании английского языка, а выступают за то, чтобы
овладение им не шло в ущерб местным языкам. По их мнению, «английский язык должен быть лишь одним из предметов, а не языком обучения»
[7, c. 19].
Таким образом, языковой вопрос до сих пор остается достаточно актуальным и не решенным до конца не только в рамках системы образования,
но и вообще в культурной и духовной жизни нигерийского общества [5,
c.615]. Недостатки преподавания национальных и европейских языков,
низкое качество периодики, ограниченный объем литературы на автохтонных языках, психологические и социальные проблемы создают дополнительные барьеры на пути интеграции двуязычия в нигерийскую среду.
Литература
Африка: культура и общественное развитие. М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1984. 400 с.
Дмитриева И.В. Образование в Африке: достижения и проблемы. М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1991. 109 с.
Культуры Африки в мировом цивилизационном процессе. М.: Издательская фирма
«Восточная литература» РАН, 1996. 335 с.
Daily Sketch. Ibadan. 19.01. 1993.
African Universities in the Twenty-first Century /Ed. by P.T. Zeleza and Adebayo Olukoshi. Vol. 1. Liberalisation and Internationalization. Vol. 2 Knowledge and Society. South
Africa: CODESRIA, 2004. 657 p.
Altbach P.G. Globalization and University: Myths and Realities in the World of Inequality //Tertiary Education and Management. 2004. № 1.
Assensoh A.B. The State of African Studies //Africa Week. Special edition. 4004. November.
National University Commission. Report of the Academic Planning Group. March 1977.
102
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Wale A. WAEC Plans Hitch-Free Exam Next Year. //Vanguard Daily. Lagos. 2000. 18
December.
Pidginization and Creolization of Language. N.Y., 1971.
Лексические особенности иноязычного
специального текста в историческом, межкультурном и
методическом аспектах
Т.Н. Фомина, Е.А. Зеленкова
Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова,
Ярославль, Россия
Одним из основных источников получения новых знаний является научная литература и литература по избранной специальности в том числе.
Умение читать, понимать, переводить и реферировать иностранную литературу по специальности, несомненно, обогащает научный багаж.
Чтение и перевод иноязычного текста – это сложный многогранный
процесс по опознаванию языковых символов (слов), грамматических конструкций, которые заполнены языковыми символами, поиск соответствий
тому и другому в родном языке, грамотное оформление прочитанного или
переведенного текста – особенно переведенного письменно – по правилам
стилистики родного языка.
В данной работе нас интересует только одна сторона научного и специального текста: его лексика в общих чертах и терминология более подробно.
Для работы с иноязычным текстом нужны хорошие словари и некоторые знания словопроизводства в языке, с которого делается перевод. Существует несколько классификаций лексики.Немецкая лексика делится,
во-первых, на корневую (Sturm, Mann, warm, lesen), производную
(befestigen, erwärmen, männlich) и сложные слова (Kaufmann,
Erwärmungsmöglichkeiten).
При чтении и письменном переводе немецкого текста необходимо четко различать также три пласта лексики, составляющих любой научный
текст: общенаучная (untersuchen, Theorie, wissenschaftlich), служебная, т.е.
модальные слова, союзы, причастия первые и вторые в качестве приглагольных определений и т.п.(sicher, wohl, darum, trotzdem, entscheidend) и
значительный пласт терминологии. Мы постараемся, как вскрыть основные характеристики терминологической лексики, так и показать особенности терминологии различных специальных текстов с тем, чтобы неопытный переводчик мог точнее и быстрее перевести свой текст.
Значительный объем прочитанного текста, некоторые знания из истории науки вообще и языкознания в частности помогут в распознавании как
лексических пластов в тексте, так и в определении характера терминологии данной специальности и данного авторского теста, поскольку каждый
103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
автор обладает своими авторскими “пристрастиями” в подборе лексических и грамматических средств для выражения своих мыслей.
Кратчайший экскурс в историю науки показывает, что естественные
науки – например, ботаника, зоология, существующие с давних пор и основанные на постоянном наблюдении за природой, имеют у всех народов
большой слой терминологии, базирующийся на народной этимологии при
назывании предмета, причем у каждого народа эта этимология своеобразна.
Сравните, например, названия растений и животных в русском и немецком
языке:Schafgarbe = Schaf – овца и Garbe – сноп, т. е. сноп для овцы. В переводе – это тысячелистник; Steinpilz = Stein – камень и Pilz – гриб, т. е.
каменный гриб. В русском языке – это белый гриб; Neunauge = neun – девять и Auge – глаз, т. е. девятиглаз. В переводе – это минога [1].
Приведённые выше примеры показывают, что среди терминов встречается много сложных слов. О них речь пойдёт ниже при характеристике
текстов тех наук, где таких терминов большинство. Кроме того, необходимо знать специфику предмета и его терминологию в языке, на который делается перевод, тогда не будет возникать казусов подобного типа:
Beinhautentzündung было переведено по его составляющим Bein – нога /
Haut – кожа / Entzündung – воспаление как “воспаление кожи ноги“, хотя
правильный перевод термина – это “воспаление надкостницы“, поскольку
термин состоит из Beinhaut -“надкостница“ и Entzündung – воспаление.
Как известно, средневековая наука пользовалась для фиксирования
своих выводов и рассуждений латынью, и до сих пор в языке всех народов
сохранились латинские термины и “общенаучные“ слова, а также слова с
латинскими и греческими корнями, несколько видоизмененные национальными элементами словопроизводства, например: Substantiv, Verb,
studieren, Axiom, Stadium.
Немецкий язык, имеющий множество диалектов, начинает свое становление как общенациональный язык, сначала для более полного взаимопонимания между немцами, а затем постоянно отбираются и фиксируются
различными учеными – филологами и государственными комиссиями фонетические, орфографические, грамматические, лексические и пр. нормы
немецкого литературного языка. Последние и действующие сейчас правила орфографии горячо обсуждались на протяжении многих лет и были
одобрены и рекомендованы в ноябре 1994 года участниками Венской орфографической конференции. Новые орфографические правила немецкого
языка были приняты в ФРГ, Швейцарии и Австрии 1.07.1996. Ранее действовали правила, утверждённые Берлинской орфографической конференцией 1901 года, которые в 1880 году объединил и зафиксировал в своём полном орфографическом словаре немецкого языка Конрад Дуден. С тех пор
на словари «Дуден» ориентируются все, кто изучает немецкий язык. В наши дни издательство «Дуден» имеет свою страницу в Интернете, где мож104
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
но найти информацию об орфографических правилах, а также воспользоваться словарями в режиме «on line» [2].
Немецкий литературный язык (Hochdeutsch), понятный для любого образованного немца, язык радио, школ и вузов, язык для преподавания за
рубежом, сформировался не сразу. Как отмечает В. М. Жирмунский [3,
с. 56], наиболее существенным этапом в фиксации нормы новонемецкого
письменного языка является период реформации и деятельность Мартина
Лютера (1483-1546). При переводе библии Лютером была закреплена норма письменного языка. Но только с 17 века немецкие учёные начинают
пользоваться родной терминологией, исключая латинские термины за счет
новых переведенных или изобретенных слов или используя параллельно
латинские. Ученик Лейбница Хр. Вольф (1679-1754) выступает с серией
немецких учебников по различным отраслям университетского преподавания, которые благодаря своей широкой популярности сыграли существенную роль в создании научной терминологии на национальном языке[3,с.66]. В современном немецком языке термины родного языка часто
используются параллельно с терминами латинского происхождения: изучать, рассматривать – studieren, untersuchen, behandeln; ступень, уровень – Stadium, Stufe; местный – lokal, örtlich; условны -Kausal, Bedingungs-.
Часто латинские и родные термины употребляются для снятия однообразия научного текста, поскольку он располагает минимальным набором
красочных стилистических средств. Отдельные немецкие авторы учебных
пособий [4], в особенности филологи, в последние десятилетия настолько
“вытеснили“ латинские термины, что специалисту – филологу, изучавшему язык лет сорок тому назад, трудно понять текст по грамматике немецкого языка с терминами: Fall вместо Kasus – падеж, Zeitwort вместо Verb –
глагол, Hauptwort вместо Substantiv – существительное.
Науки гуманитарного и общественно – политического профиля, окончательно сформировавшиеся позже остальных: педагогика, психология,
политология, социология, чаще других пользуются сложной и производной лексикой, которая во многих языках образована по как бы одинаковым
схемам. Понять такое слово нетрудно, если правильно “разложить” его на
компоненты. Припомните пример с “воспалением надкостницы“, но переводить все нужно по правилам родного языка или точным термином. Например, немецкие сложные слова на русский язык часто переводятся связками слов, где за основным словом (в немецком сложном слове – это последний компонент) следуют поясняющие его слова в родительном падеже:
Verbreitungsmöglichkeiten – возможности распространения, Jahrhundertwende – рубеж столетий, Speicherparameter – параметры памяти вычислительной машины, или же определяющее слово, первое в сложном, переводится прилагательным: Frühjahrsbestellung – весенний заказ, Berufsausbildung – профессиональное образование. В то время как Bewirtschaftung –
это “фондирование“, а “Wertpapierhändler“ – это “фондовик“[5]. Необ105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ходимо обратить внимание на сложные слова с одинаковыми начальными
или конечными компонентами: Lebens – und Produktionsverhältnisse – условия жизни и производства.
Невнимательное отношение к элементам, служащим для создания производной лексики – приставкам и суффиксам – может привести к существенным ошибкам в переводе, например: Aufbau – “построение, созидание,
строительство”, а Ausbau – “расширение, совершенствование“. Сравните
перевод глаголов: nehmen – брать, teilnehmen – принимать участие,
abnehmen – уменьшаться, zunehmen – увеличиваться и т.д.
Немецкие приставки создают новое понятие, это – элемент словопроизводства. Хотя немецкие словообразовательные элементы – суффиксы и
приставки – имеют в отдельных случаях особое значение, например : entудаления, -tum – собирательности , -los – отсутствие, непрофессионалупереводчику не следует пытаться “сочинять” слова, лучше найти их в
большем по объему словаре.
В научных текстах мы чаще всего встречаем производные слова, обозначающие процессы и абстрактные понятия: Freundschaft – дружбa,
Studententum – студенчество, Befestigung – укрепление. Hо одни и те же же
слова могут обозначать и конкретные предметы или персоны, например:
Gebilde – фигура, конструкция и картина; Schönheit – красота и красавица.
Значения полусуффиксов и полуприставок типа: -freudig , -voll , herab- ,
hinunter- еще не стёрты, и ими можно научиться пользоваться при словопризводстве и переводе. Следует помнить о правильном переводе терминов arbeitsfreudig – трудолюбивый, а не радостный в труде, herabsetzen –
это снижать, а не ссаживать вниз, hinuntergehen – это и опускаться, и идти
вниз в общепонятном смысле слова. Отдельные списки словообразовательных элементов того или иного подъязыка науки предлагают отраслевые словари или специальные учебные пособия.
В последние десятилетия общественно-политические и экономические
науки вновь наполняются интернациональной лексикой, вероятно в связи с
интернационализацией производства и объединением национальных государств в союзы. В первую очередь – это лексика на базе латинских корней
с большим количеством интернациональных или родных суффиксов. В отраслевых словарях, особенно, в русско-немецких, интернационализмы
иногда предшествуют немецким терминам как перворанговые в употреблении. Perspektivplanung, perspektivische Planung, Vorausplanung – перспективное планирование, territoriale Spezialisierung – территориальная
специализация, Korrespondenz, Briefwechsel, Schriftverkehr – корреспонденция и т. п. Второй примечательной чертой лексики выше названных наук
является проникновение английских слов и терминов. Причем, они проникают во все языки и, как правило, понятны без перевода людям, знающим
английский язык или свой предмет: Team – команда, Job – работа,
106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Manager – менеджер [5]. Родные термины часто не покрывают полностью
значение английского слова, например, немецкое слово Vertreter – “представитель фирмы“ и иногда требуют дополнительной “трактовки“ слова.
Попытайтесь найти чистый термин к понятию “менеджер“ в русском языке.
Английские термины служат уже в отдельных случаях базой для производства новых слов в немецком языке: teamfreudig – охотно работающий
в команде и jobben – работать по профессии. Для снятия трудностей необходимо составить список английских терминов для своей специальности и
научиться их правильно произносить и понимать.
Переводить интернационализмы, как правило, нетрудно, так как похожие слова с тем же значением существуют в русском языке: Infektion – инфекция, Reduktion – редукция, сокращение, Intonation – интонация. Но необходимо помнить о так называемых «ложных друзьях переводчика». Существует большой словарь с такими словами [6]. Так термин “экономист“ мы переводим как Ökonom, Wirtschaftswissenschaftler, а немецкое
слово Ökonomist обозначает представителя теории экономизма.
Таким образом, мы уже можем сделать вывод, что для плодотворной
работы при переводе специального немецкого текста неoбходимо знать
структурные особенности немецкого словообразования и пользоваться хорошим общим словарем значительного объема (не менее cта тысяч слов) и
отраслевым словарем. В хорошем словаре зафиксировано больше производных и сложных слов, большее количество значений одного слова и
фразеологизмов на его базе, а также семья однокоренных слов представлена наиболее полно. При необходимости следует использовать латинский и
английский словари или словари иностранных заимствований.
Далее необходимо остановиться на некоторых общих особенностях
лексики. В первую очередь при переводе любого текста следует помнить о
многозначности слов, и в русском языке тоже, выбирая из словарной статьи не первое попавшееся значение слова, а только необходимое для темы
текста, например:
Mutter, f – 1. мать (общее) 2. Гайка ( мех.) 3. несущая балка (строит.)
4. матка (анатом.) 5. головная компания (экон.)
Прочитав словарную статью до конца, переводчик может “обнаружить”, что предложение или его часть, которые “не имели смысла”, являются устойчивыми фразеологическими оборотами и смысл имеют: Das hat
gesessen – это попало в точку, – zum Halse herauswachsen – опротиветь.
Ряд устойчивых оборотов – сочетания глаголов с существительным с
предлогом или без него – также приводятся некоторыми учебными пособиями и списки таковых можно составить самостоятельно. Это, например,
zum Ausdruck bringen -(Er brachte seine Gedanken zum Ausdruck.) – выражать, zu tun haben –(er hatte damit nichts zu tun.) – иметь дело, Es geht um...
/ Es handelt sich um ....-речь идет о ... и т.п.
107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
При переводе с русского языка на немецкий язык и с немецкого на русский язык следует помнить об омонимии, т. е. о словах одинаково звучащих, но имеющих разное происхождение и значение, например: коса
1.(геогр.)- Landzunge, Nehrung; 2. коса (девушки) – Zopf, Flechte; 3.коса
(инструмент) – Sense; 4. коса (краткая форма ж. р. от прилагательного
“косой” – schief.)
Для правильного подбора оттенков слов при переводе необходима выработка “языкового чутья“. В условиях обучения не в стране носителей
языка этого “чутья“ можно добиться только обильным чтением аутентичных текстов, например, открыть окно – das Fenster öffnen, открыть музей – das Museum eröffnen, открыть фирму – die Firma gründen.
Чтение в значительном объеме и знание некоторой грамматики избавит
переводчика от поиска слов, не стоящих в словарях. Так необходимо уметь
образовывать исходные словарные формы от грамматических, стоящих в
тексте. Необходимо умение пользоваться словарными таблицами, например, таблицей основных форм сильных глаголов: fing ...an – anfangen – начинать, sprichst, spricht, sprich – sprechen – говорить, разговаривать,
angezogen – anziehen – привлекать.
При действительном отсутствии слова в словаре необходимо умение
восполнить семью слов по тем словам, которые в словаре даны, например,
слово erfahrungsgemäss отсутствует, но есть слово Erfahrung – опыт. Зная
значение полусуффикса -gemäss – «мерно, соответственно“, можно легко
перевести и искомое слово – “по опыту, эмпирически“.
Таким образом, не претендуя на научную новизну, мы попытались
сконцентрировать внимание переводчиков – непрофессионалов, коими являются наши студенты, аспиранты и соискатели, на основных лексических
особенностях научных немецких аутентичных текстов по ряду специальностей с целью помочь им делать полноценные переводы, в особенности
письменные.
Литература
1. Немецко-русский биологический словарь. Сост.акад. Синягин И.И. и др., М.:
Советская энциклопедия, 1971.
2. www.duden.de
3. Жирмунский В. М. История немецкого языка. М., 1948.
4. Tangram.Kursbuch. Hueber, 2001.
5. Немецко-русский словарь по бизнесу. Сост. Никифорова А.С. М.: ЦитадельТрейд» 2003.
6. Немецко-русский и русско-немецкий словарь «ложных друзей переводчика»
/ Сост. Готлиб К.Г.М. М.: Советская энциклопедия, 1972.
108
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Преподавание латинского языка на юридическом
факультете вуза: проблемы и перспективы
Л.Ю. Киселева, Ю.Г. Карабардина
Ярославский государственный университет им. П.Г.Демидова,
Ярославль, Россия
lk.work@gmail.com; jkarabardina@mail.ru
Среди множества существующих в мире языков особое место занимает
группа мертвых языков. Как и многие понятия, сложившиеся исторически,
понятие "мёртвые языки" соотносится с достаточно большим множеством
совершенно разнородных объектов. В их числе важнейшим является латинский язык, который и ныне остаётся значимым компонентом европейской культуры [1, с.3]
Вузовский курс латинского языка представляет собой одно из подготовительных звеньев в системе юридического образования и, как правило,
для студентов это новый, не изучавшийся ранее в школьном курсе предмет.
При этом приходится с сожалением констатировать, что вместо ожидаемого интереса присутствие этого курса в учебном плане зачастую вызывает у
студентов удивление, а затем раздражение и даже неприятие. Это обусловлено следующими стереотипами: латынь – мертвый язык, она вышла из
моды еще во времена А.С.Пушкина («Латынь из моды вышла ныне…»), а
ее изучение в вузах – дань традиции, рудимент консервативной системы
вузовского образования, без которого вполне может обойтись современный юрист.
В действительности, изучение латинского языка составляет неотъемлемую часть образования студента, специализирующегося в области гуманитарных наук, что помогает овладевать филологической культурой, необходимой в исследовательской работе, способствует быстрому усвоению
иностранных языков и более глубокому пониманию родного языка, а, следовательно, и большей грамотности в нем.
Декларируемой в программе основной целью курса латинского языка
на юридическом факультете в первую очередь является подготовка студентов к осознанному усвоению основ римского частного права. Но не
меньшую (если не большую) важность, по нашему мнению, представляет
достижение не столь очевидных на первый взгляд задач, которые в совокупности превращают латинский язык в инструмент разностороннего образования, воспитания и развития студента не только как будущего юриста,
но и как высококультурной и эрудированной личности.
Отдавая дань традиции, повторим, что знакомство с латинским языком
готовит студента-юриста к изучению римского права, которое явилось одной из исторических основ права нового времени, оказав огромное влияние на последующее развитие законодательства и правовых учений. В силу
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
исторических судеб римского права знакомство с ним необходимо каждому образованному юристу. Предлагаемые для запоминания в рамках нашей дисциплины лексические минимумы включают слова и словосочетания, составляющие терминологический арсенал предмета «римское частное право» (как, например, cognatio, agnatio, pater familias, mancipatio,
usus-fructus etc.). Следует напомнить, что в пособиях и учебниках по римскому праву данные термины приводятся, как правило, на латинском языке.
Кроме того, фразы и тексты, рассматриваемые на занятиях по латинскому
языку, аутентичны и позволяют студентам совершить первое знакомство с
произведениями античных юристов.
Однако латинские слова используются не только такой частной юридической дисциплиной, как римское право. Современная профессиональная юридическая терминология в значительной степени сформирована из
слов латинского происхождения, для понимания и сознательного употребления которых необходимо знать как латинские корни, так и другие словообразовательные элементы (например, казус, деликт, пенитенциарный,
арбитраж, виндикация; диффамация, эксгумация, инкриминировать, экспатриировать).
Общенаучная и публицистическая терминология русского языка также
изобилует словами античного происхождения, зачастую непонятными студенту-первокурснику, что отрицательно сказывается на сознательном усвоении практически всех университетских предметов (приведем такие
примеры из арсенала науки и публицистики, как номинация, перманентный, дефиниция, дескриптивный, релятивизм, девиация, конъюнкция,
дизъюнкция, детерминировать, индукция, дедукция, эмиссия, дислокация,
декларировать, респондент, электорат и т.п.). Такие слова прочно вошли
в русский язык, и умение понимать и правильно употреблять их необходимо любому выпускнику вуза. Ведь на юридические факультеты поступают
не только будущие юристы-практики, но и те, кто станет политиками, бизнесменами, журналистами, просто образованными людьми, которые будут
определять лицо нашей интеллигенции.
Более того, как показал опыт авторов, изучение латинского языка позволяет не только расширить словарный запас будущего интеллигента, но
и заполнить пробелы в общей филологической и культурной базе студентов. К примеру такое выражение, как перпетуум мобиле, которое еще недавно было известно каждому школьнику, многие студенты встретили
впервые лишь в курсе латинского языка. А приведенная в беседе с ними
цитата из «Евгения Онегина» («…в конце письма поставить Vale») оказалась им, к сожалению, незнакомой. Еще один пример из нашего опыта, поражающий своей комичностью: когда на экзамене студентку попросили не
только дать перевод, но и объяснить значение слова creditor – кредитор
(предлагаемого для запоминания в паре со словом debitor – должник), был
получен следующий ответ. «Кредитор – это человек, который берёт деньги
110
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в кредит». На встречный вопрос, чем он отличается от должника (который
берёт деньги в долг), студентка ответила, что кредитор, в отличие от
должника, берёт под проценты. Экзаменаторы попросили уточнить, кто же
дает деньги как кредитору, так и должнику; как оказалось (по мнению студентки), этим занимается банк. Хочется отметить, что правильное понимание подобных реалий в современных условиях необходимо не только профессиональному юристу, но и любому человеку.
Высказывания античных писателей и юристов, пословицы и крылатые
выражения, рассматриваемые в рамках курса и подлежащие запоминанию,
способствуют формированию умения лаконично и красноречиво выражать
свои мысли, совершенствуя тем самым риторические навыки, столь ценные в юридической профессии. Приходится, однако, констатировать, что
нередко студенты бездумно, механически заучивают латинские выражения,
не осознавая заложенного в них смысла. К примеру, широко известное in
vino veritas: вслед за блоковскими «пьяницами с глазами кроликов» многие
склонны употреблять его с поверхностным смыслом, как аргумент в защиту пагубной привычки. Мало кто знает, что у него есть продолжение – in
aqua sanitas (в воде – здоровье), а всё выражение является аналогом русской пословицы «Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке» [3, с.64].
Умение увидеть скрытый смысл в подобных фразах также представляется
нам важным качеством, которое необходимо формировать у студентов.
Комментирование и интерпретирование пословиц и сентенций развивает
как критическое, так и креативное мышление, способствует повышению
мотивации, побуждает студентов к более глубокому знакомству с античной историей и культурой.
Нельзя не упомянуть ещё одну немаловажную задачу курса латинского
языка – освоение грамматики и синтаксиса, которое влияет на становление
логического мышления, необходимого специалисту в любой области. Изучение латинской грамматики и синтаксиса прививает внимание к деталям,
развивает память, аналитическое и комбинаторное мышление, это – своего
рода математика гуманитарных наук. [2, с.9]
Наконец, изучение латинского языка способствует более сознательному усвоению современных иностранных языков. Во-первых, их лексический состав в большей или меньшей степени содержит слова латинского
происхождения (ср.: лат. possessio – англ. possession – фр. possession, лат.
liber – англ. liberty, liberation – фр. liberte, liberation, лат. obligatio – англ.
obligation – фр. obligation; cлово «сенат» – от лат. senex (старый), «ветеран» – от лат. veteranus (старый солдат). Знакомство и анализ этимологии
подобных слов, безусловно, развивает языковую интуицию. Во-вторых,
национальные европейские языки широко используют традиционные латинские аббревиатуры (например, в английском языке: C.V., vs., e.g., i.e.,
AD, a.m., p.m. etc.). Особенно часто они встречаются в научных текстах,
111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
поэтому знание их существенно облегчает исследовательскую работу студентов – будущих юристов.
Принимая во внимание вышеизложенное, авторы еще раз хотели бы
подчеркнуть, что латинский язык обладает огромным потенциалом, а его
изучение открывает широкие перспективы профессионального роста и
культурного развития будущего специалиста в области юриспруденции.
Литература
Мусорин А.Ю. О содержании понятия «Мертвые языки»//Язык и культура. – Новосибирск, 2003. – С. 3-6
Розенталь И.С., Соколов В.С. Учебник латинского языка. Для юридических и иных
гуманитарных вузов и факультетов. – М.: Издательство НОРМА, 2003.
Сомов В.П. По-латыни между прочим: Словарь латинских выражений. – М.:
Юристъ, 1997.
Языковая игра в свете теории
межкультурной коммуникации
Е.В. Матвеева
Ярославский государственный университет им. П.Г.Демидова
Lena-matveeva@mail.ru
В настоящее время термин «межкультурная коммуникация» получил
широкое распространение в работах психологов, социологов, лингвистов.
Впервые данное понятие в узком смысле появилось в 1972 году в известном
учебнике Л.Самовара и Р.Портера «Коммуникация между культурами»
(Communication between Cultures). В это же время получает свое развитие
научное направление, которое занимается выявлением причин коммуникативных неудач и их последствий в ситуациях межкультурного общения.
Именно в XX веке началось радикальное изменение языковой ситуации в
мире, сближение национальностей, процесс глобализации во всех его проявлениях. В настоящее время в условиях возникновения огромного количества транснациональных компаний и появления возможностей путешествовать по всему миру, вопрос эффективного общения между представителями
различных культур и национальностей встает особенно остро.
Исследования показали, что большое количество неудач в бизнесе, семейной жизни, профессиональной сфере и других областях, происходит
из-за недосказанности и непонимания между людьми, принадлежащими к
различным культурным группам. Все люди способны к развитию коммуникативной компетентности, однако конкретная реализация этой способности обусловлена культурой и индивидуальным опытом каждого человека. Из этого следует, что при обмене сообщениями в процессе коммуникации смысл переданного может не совпадать даже у людей, говорящих на
одном и том же языке, выросших в одной и той же культуре. При наличии
112
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
разных культур и разных языков коммуникация осложняется настолько,
что о полном понимании говорить не приходится.
Овладение знаниями нескольких языков и культур достаточно трудоемкий процесс. Средства выразительности, которые делают язык более
красочным и насыщенным, усложняют эту нелегкую задачу. Языковая игра представляет собой один из таких феноменов. Являясь неотъемлемой
частью языка, она выполняет множество различных функций, включая и
такую важную, как его обогащение и развитие. В настоящее время интерес
лингвистов к данному феномену неуклонно возрастает. Исследователи
русского языка уделяют огромное внимание определению понятия и исследованию функционирования языковой игры в разговорной речи, газетных статьях, рекламе и т.д. Определение и изучение языковой игры в английском языке в настоящее время сталкивается с некоторыми сложностями. Различия в языковых системах затрудняет простой перенос
определения понятий и самой формулировки из русского языка в английский. Таким образом, и средства языковой игры будут различны в этих
двух языках.
В английском языке нет такого понятия, которое бы в полной мере соответствовало русскому эквиваленту термина «языковая игра». Носители
языка знакомы с понятиями “pun” и “play on words”, однако эти два понятия не соответствуют определению языковой игры в русском языке. Понятия “play on words” («игра слов») и “pun” («каламбур») являются лишь составной частью более широкого и всеобъемлющего понятия «языковая игра». В Кратком Оксфордском Словаре Литературных Терминов при
определении понятия “pun”, указывается на комический и экспрессивный
момент, а также на то, что с помощью “pun” создается двусмысленность
посредством полисемантов или омофонов [1]. В статье А.П. Сковородникова предлагается следующее определение языковой игры: «языковая игра
– творческое, нестандартное (неканоническое, отклоняющее от языковой/речевой, в том числе стилистической, речеповеденческой, логической
нормы) использование любых языковых единиц и/или категорий для создания остроумных высказываний, в том числе – комического характера» [2,
c. 86]. Игра слов рассматривается как разновидность языковой игры, в которой юмористический эффект достигается с помощью вариации значений
или состава слов и фразеологизмов. В свою очередь автор определяет каламбур как разновидность игры слов, «в которой эффект остроты (в основном комической) достигается неканоническим использованием полисемантов, омонимов, паронимов, псевдосинонимов и псевдоантонимов» [2, c.86].
При анализе существующих определений языковой игры в английском
и русском языках можно отметить различия в понятийном аппарате, которые появляются из-за культурных различий рассматриваемых народов. В
употреблении языковой игры в английском и русском языке также существуют различия. Эффект языковой игры можно считать достигнутым только
113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
при осознании его адресатом, таким образом в самом условии осуществления языковой игры лежит контакт между собеседниками. Понимание языковой игры заложено в знании нормы системы языка, на фоне которой
только и может быть осознан характер отклонений и воспринят эффект от
языковой игры. У каждого адресата есть свой код для расшифровки языковой игры, который состоит в знании системы и ее механизмов. Некоторые
события и факты, присутствующие в культуре одной национальности, могут полностью отсутствовать в другой, осложняя тем самым понимание
высказывания, тем более, если оно содержит языковую игру. Макаревич
О.В. рассматривает языковую игру как один из наиболее эффективных
креативных способов отражения тех или иных фрагментов мира [3], тем
самым подчеркивая необходимость межкультурной компетенции для ее
понимания.
Материалом для изучения языковой игры могут служить изречения известных персоналий. Как правило, в них в кратком, сжатом виде представлен глубокий смысл, и нередко имеет место использование языковой игры
для создания более яркого экспрессивного эффекта. В приведенных примерах может возникнуть затруднение в понимании языковой игры из-за
отсутствия знаний культуры определенной группы людей, будь то национальности или возрастные группы.
1. Christmas is the Disneyfication of Christianity. Don Cupitt 1934- :in Independent 19 December 1996 [4]. В данном высказывании подчеркивается
тот факт, что в настоящее время национальный праздник Рождества
(Christmas) в Великобритании утрачивает свои религиозные корни и становится красочным представлением, яркой сказкой и временем отдыха для
жителей этой страны, что заставляет молодое поколение относится к этому
традиционному празднику менее трепетно, чем их родители. В примере
упоминается имя известного американского мультипликатора Уолта Диснея, создавшего империю развлечений в США.
2. You campaign in poetry. You govern in prose. Mario Cuomo 1932-:in
New Republic, Washington DC, 8 April 1985 [4]. Приведенный пример связан
с таким важным событием в истории любого народа, как предвыборная
кампания и правление какого – либо избранного органа или лица. Описанная ситуация характерна для большинства стран, во всяком случае в России данное высказывание было бы воспринято правильно. Смысл в том,
что в предвыборной кампании все претенденты на какой-либо правительственный пост очень сладко, красиво и складно рассказывают о том, как
они будут решать существующие проблемы, улучшая жизнь народа. Однако в период действительного правления вся красота и складность политики
куда-то исчезает, а на смену ей приходят суровые будни.
В русском языке похожих примеров языковой игры тоже немало. Рассмотрим некоторые из них.
114
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1. На вопрос: «За что вы любите Пушкина?» Бонди ответил: за то,
что он не Горький, не Бедный, не Голодный. (М.Гаспаров)[ 5, с.14]. Для
того чтобы в полной мере прочувствовать красоту и юмор в данном высказывании, необходимо обладать знанием русской литературы. Все приведенные в ответе Бонди фамилии писателей являются псевдонимами, прямые значения которых объединены смыслом тягости жизни, что нашло
выражение в их творчестве. В примере подчеркивается уникальность творчества Пушкина, а также в контрасте с остальными писателями, его лирический характер.
2. В Санкт-Петербурге был издан календарь на 2004 г. (авторы
К.Мелихан и А.Зудин). Само название уже необычно, как и название месяцев. Называется данное изобретение Календурь, а в качестве названий месяцев представлены – Пьянварь, Фигвраль, Кошмарт, Сопрель, Сымай,
Теплюнь, Жарюль, Авгрусть, Слетябрь, Моктябрь, Гноябрь, Дубабрь. [5,
с.5] В данном случае авторы очень тонко подметили особенности изменения погоды на протяжения всего года, а также настроения и чувства русских людей в каждый из месяцев в году.
Итак, теория межкультурной коммуникации представляет обширную
область для изучения психологов, социологов, лингвистов, а также имеет
огромное значение для тех, чья жизнь и работа напрямую связана с кросскультурным общением. Успешная коммуникация, понимание всех тонкостей языка, получение эффекта от переданного сообщения – все это возможно при учете культурных особенностей каждого народа, изучении истории, литературы, традиций и устоев жителей разных стран. Языковая игра представляет собой достаточно сложный феномен, эффективное
использование и осознание которого во многих случаях невозможно без
знания теории и практики межкультурного взаимодействия.
Литература
Baldwick Chris. The Concise Oxford Dictionary of Literary Terms. Oxford University
Press, 1990.
Сковородников А.П. О понятии и термине «языковая игра»// Филологические науки. 2004. №2,с.79-87
Макаревич О.В. Языковая игра: проблема определения // РЖ «Общественные науки за рубежом. Языкознание» 2003. №1. с. 150-153
The Oxford Dictionary of Phrase, Saying, and Quotation. Oxford University Press, 2002.
Санников В.З. Об истории и современном состоянии русской языковой игры// Вопросы языкознания. 2005. №4, с.3-20
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Мультимедийная презентация – одна из форм проведения
самостоятельной работы студентов под руководством
преподавателя
в условиях кредитной технологии обучения
А.И. Прошкина
Карагандинский государственный университет им. Е.А. Букетова,
Караганда (Казахстан) anjuta.79@mail.ru
Новые условия развития современного общества ставят перед системой высшего профессионального образования новые приоритеты и задачи.
В качестве первоочередной выдвигается задача формирования качественно
нового уровня подготовки специалистов, обладающих собственным стилем мышления и оригинальным подходом к решению поставленных задач.
Целенаправленное развитие и системное реформирование высшего образования диктует необходимость выработки новых подходов к организации
и содержанию образовательных процессов, направленных на обеспечение
соответствия международным стандартам образования [1, с.52].
Внедрение кредитной технологии образования в казахстанских вузах в
качестве действенного инструмента взаимодействия международных систем высшего образования, было направлено на повышение качества подготовки специалистов. Кредитная технология – это образовательная технология, повышающая уровень самообразования и творческого освоения знаний, с возможностью индивидуально планировать последовательность
образовательного процесса и учетом объема знаний в виде кредитов. Известно, что при кредитной технологии обучения сокращение объема аудиторной работы, непосредственно повышает значение и статус самостоятельной работы студента. При этом активизация самостоятельной работы
студентов способствует расширению и закреплению учебного материала,
приобретению новых знаний, развитию креативности и интерактивности,
формированию практических навыков. Самостоятельная работа способствует развитию умений студента работать с научной литературой и информационными ресурсами.
Одной из форм подготовки образованной, творческой и профессионально мобильной личности является самостоятельная работа студентов
под руководством преподавателя (СРСП). Под СРСП следует понимать все
то, что студент должен сам выполнить, проработать, изучить по заданию, а
также под руководством и контролем преподавателя. СРСП – это особым
образом организованная целенаправленная деятельность преподавателя и
студентов, основанная на осознанной индивидуально – групповой познавательной активности по системному освоению личностно и профессионально значимых знаний, умений и навыков, способов их получения и представления [3, c.20].
116
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
СРСП проводится в течение всего академического периода согласно
графику с указанием даты, времени, аудитории и тьютора – педагога, ведущего занятия. Общее описание СРСП с указанием тем, заданий, форм
проведения, методических указаний, объема часов содержится в учебно –
методическом комплексе (силлабусе).
Целью данной статьи является раскрытие необходимости проведения
СРСП по иностранному языку в форме презентаций. В соответствии с целью определены следующие задачи:
- раскрыть понятие СРСП,
- выделить особенности организации СРСП по иностранному языку.
Объектом являются презентации, используемые при формировании
знаний по иностранному языку в процессе обучения.
Для эффективной организации самостоятельной работы студентов
преподавателю высшей школы необходимо знать и целесообразно соблюдать принципы ее организации: принцип систематичности и последовательности; принцип активности; принцип индивидуального подхода;
принцип доступности; принцип наглядности; принцип научно – обоснованного расчета времени и дозировки домашних заданий [2, c.240]. Технологическая цепочка СРСП выглядит следующим образом, преподаватель
по изучаемой дисциплине:
- намечает цели деятельности (репродуктивный – передача, воспроизведение – , продуктивный и творческий) и определяет конкретные формы
работы,
- выстраивает систему мотивации студентов,
- обеспечивает их учебно – методическими материалами,
- устанавливает сроки промежуточных отчетов о проделанной работе,
- организует деятельность творческих групп,
- оценивает результаты их работы.
При планировании форм организации работы на отдельных этапах
обучения следует придерживаться правила, что форма должна обеспечивать максимальную самостоятельность и творчество студентов.
Следует выделить наиболее эффективные формы проведения самостоятельной работы: (Case Study) анализ кейса (студентам предлагается
множество ситуаций, которые следует развить, ответить на вопросы, обсудить или написать свое видение проблемы), написание эссе, составление
анкет, тестовых заданий, серия контрольных вопросов для других, сдача
глоссария, составление кроссвордов (с использованием терминов и понятий по пройденной теме), работа с моделями (выполнение работы по образцу объявления, меню, письма), составление коллажа, проект (групповая
работа, которая осуществляется поэтапно), обзор (письменно написать
краткий литературный обзор на 1-2 страницы по рекомендуемой теме с
привлечением дополнительного материала из печати и информационных
ресурсов Интернета), составление схем, таблиц, презентация (выбор сту117
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дентом определенной темы для презентации и выражение своего видения,
понимания какого- либо аспекта, рассматриваемого в презентации. Время
презентации 8-10 минут, оценивается презентация по критерию степени
раскрытия темы, степени интереса, вызванного у слушателей, а также насколько профессионально подошел студент к рассматриваемой проблеме).
Остановимся на мультимедийной презентации подробнее. Мультимедийные презентации предназначены не только для помощи преподавателю
удобно и наглядно представить материал, но и для проведения самостоятельной работы. Применение даже самых простых графических средств является чрезвычайно эффективным средством: мастерски сделанная презентация может привлечь внимание обучаемых и пробудить интерес к учебе.
Презентация должна быть краткой, доступной и композиционно целостной. Продолжительность презентации со сценарием должна составлять не
более 20 – 30 минут. Для демонстрации нужно подготовить примерно 20-25
слайдов (показ одного слайда занимает около 1 минуты). Прежде чем приступить к работе над презентацией, следует добиться полного понимания того, о чем вы собираетесь рассказывать. В презентации не должно быть ничего
лишнего. Каждый слайд должен представлять собой необходимое звено повествования и работать на общую идею презентации. Неудачные слайды необходимо объединить с другими, переместить или удалить вообще. Необходимо пользоваться готовыми шаблонами при выборе стиля символов и цвета
фона и не надо бояться экспериментировать при размещении графики и создании спецэффектов, не надо перегружать слайды лишними деталями, не пытаться поместить в один слайд слишком много информации.
При создании мультимедийных презентаций необходимо учитывать
особенности восприятия информации с экрана компьютера, поддерживать
единый стиль преставления информации урока и стремиться к унификации
структуры и формы представления учебного материала (унификация пользовательского интерфейса, использование графических элементов, создание шаблонов уроков). Шрифты рекомендуется использовать стандартные
– Times, Arial, уместно использование цвета в презентации, наиболее эффективно выделять отдельные куски текста цветом и отдельные ячейки
таблицы или всю таблицу цветом. Вся презентация выполняется в одной
цветовой палитре, обычно на базе одного шаблона. Важно проверять презентацию на удобство чтения с экрана компьютера. Тексты презентации не
должны быть большими. При создании презентации необходимо решить
задачу: как максимальной информационной насыщенностью продукта
обеспечить максимальную простоту и прозрачность организации учебного
материала для обучаемого. Один из способов решения этой задачи – ограничение как способов представления учебного материала, так и набора навигационных объектов [4].
Для повышения эффективности занятия необходимо уметь вместить максимум информации в минимум слов, чтобы привлечь и удержать внимание
118
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
обучаемых. Мультимедийная презентация должна быть открыта для развития.
При подготовке мультимедийных презентаций обучающийся должен использовать возможности Интернет, современные мультимедийные энциклопедии
и электронные учебники, компьютерные обучающие программы.
При подготовке мультимедийной презентации следует выделить следующие этапы:
Структуризация учебного материала.
Составление сценария реализации.
Разработка дизайна презентации.
Подготовка медиафрагментов (тексты, иллюстрации, видеосъемка,
запись аудиофрагментов).
Подготовка музыкального сопровождения.
Тестирование – проверка.
Следуя всем этапам можно приступать к разработке мультимедийной
презентации. Применение разнообразной графики, анимации и имитации
должно способствовать повышению эффективности занятий по иностранному языку [4].
Электронные презентации успешно используются не только на практических занятиях, но и на СРСП. В последнее время это стало неотъемлемой частью проведения занятий по иностранному языку: студенты с легкостью готовят мультимедийные презентации и представляют их в рамках
СРСП. Мультимедийная презентация представляет собой обширный материал для общения на иностранном языке, являясь основой как монологической, так и диалогической речи, то есть дает возможность реализовать
коммуникативную функцию языка. Но не менее важен и тот стимул, который несет в себе процесс подготовки электронной презентации к углубленному изучению предмета, к освоению и уверенному пользованию компьютерными технологиями.
Таким образом, мультимедийная презентация является результативной
формой представления творческих работ студентов, что позволяет стимулировать познавательную активность и повысить эффективность самостоятельной работы студентов.
Литература
1. Демеуов А.А. Особенности планирования, организации и контроля внеаудиторной самостоятельной работы студентов //Высшая школа Казахстана, 2004, №3, с.52-54.
2. Пидкасистый П.И. Самостоятельная познавательная деятельность в обучении. –
М.: Педагогика, 1989. – 240 с.
3. Нурманбетова Д.Н., Нефедова Л.В., Абдильдина Р.Ж. Методические рекомендации по разработке силлабусов. – Астана: ЕНУ им. Л.Н. Гумилева, 2003. – 30с.
4. Бородулина М.К. Роль и место и самостоятельной работы в системе обучения
иностранному языку в языковом вузе//Сб. научных трудов МГПИИЯ им. М. Тореза,
1983.
5. www.curator.ru
119
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Использование лингвокультурологического потенциала
русских афоризмов на занятиях РКИ
И.В. Умнова
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова,
г. Ярославль, Россия
В решении Международной научно-практической конференции «Языки
мира и мир языка», проходившей в Москве 21-22 января 2003 года, в пункте
1, записано о необходимости «шире проводить в реальную педагогическую
практику в школах и вузах тезис о необходимости преподавания языков в
тесной связи с изучением культуры и мира данного языка» [1, с. 26].
Трудно представить себе преподавателя иностранного языка, который
не согласился бы с этим решением, однако совсем не трудно того, который
не задумывался бы над тем, как это осуществить в действительности. С течением времени информация о культуре того или иного народа увеличивается, а рамки учебных часов остаются теми же. Поскольку основными хранителями культуры являются тексты, приходится много экспериментировать с текстовыми материалами и способами их подачи.
В этой связи, на наш взгляд, большим лингвокультурологическим потенциалом при обучении русскому языку как иностранному (РКИ) обладают русские афоризмы. Несмотря на то, что этот жанр имеет многовековую историю, он актуален и востребован и сейчас (парадоксально, что при
этом ещё недостаточно изучен). Традиционно афоризмы использовались
на уроках русского языка и литературы либо в качестве эпиграфа к сочинению, образца какого-то грамматического явления, либо как стартовое
суждение для проведения дискуссии по определенной теме.
Мы предлагаем комплексный подход к использованию афоризмов на
занятиях по РКИ. Если сделать отбор афоризмов по определенной теме,
используя концептуальный подход (понимая лингвоконцепт как «вербализованный культурный смысл», «семантическую единицу «языка» культуры» [2,с.10) и учитывая лексико-грамматические трудности, можно разработать упражнения разных типов для проведения серии занятий. Студенты
будут иметь перед собой аутентичный источник индивидуальных, зачастую противоречивых суждений авторов, принадлежащих к определенной
культуре, который позволит им на глубинном уровне ознакомиться с выбранной темой и явится основанием для проведения дискуссии.
Е.И. Пассов считал бесполезным предлагать ученикам «страноведческие знания» при обучении иностранным языкам в качестве «витаминной
добавки» к языковым знаниям. Польза будет в том случае, если они будут
включены в «деятельность ученика как индивидуальности по овладению
языком как средством общения» [3, с. 56]. Приведем пример, разработан120
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ных нами упражнений для студентов РКИ на основе русских афоризмов.
Студенты получают на занятии в аудитории следующую информацию.
Прочитайте следующие афоризмы. Найдите общие ключевые слова.
Дайте афоризмам объединяющее название.
Враг обычно делается из друга. – Э. М. Капиев.
Приятно вызвать восхищение друзей, но еще приятнее – восхищение
врагов. – И. Н. Шевелев.
Не так страшен враг, который не сдается, как тот, что набивается
в друзья. – Б. Ю. Крутиер.
Глупость ссорит друзей, ум мирит врагов. – Г. Н. Матюшов.
Ничто так не сближает, как общие враги. – О. Донской.
Честный человек с тем и живет, чтобы иметь врагов. – Ф. М. Достоевский.
Выполните следующие задания.
Какой из афоризмов звучит для Вас «по-русски»? Какой, на Ваш взгляд,
мог бы быть произнесен представителем Вашей культуры?
Э.М. Капиев говорит о возможности превращения друга во врага.
Опишите возможную ситуацию.
Были ли в вашей жизни ситуации, когда к Вам набивались в друзья?
Как Вы это поняли? Может быть, этот человек всё-таки был искренним?
Вы согласны с мнением Ф.М. Достоевского? Как Вы думаете, какие
жизненные ситуации могли заставить его так думать?
Какую рекомендацию можно прочитать «между строк» в афоризме
Г.Н. Матюшова?
Чем можно вызвать восхищение друзей? Приведите примеры.
Таким образом, афоризмы русского языка являются большим лингвокультурологическим потенциалом при обучении русскому языку как иностранному.
Литература
1. Основной документ международной научно-практической конференции «Языки
мира и мир языка» 21-22 января 2003 г./ Современные теории и методики обучения
иностранным языкам / Под общ. Ред. Л.М. Федоровой, Т.И. Рязанцевой. – М.: Издательство «Экзамен», 2004. – 320с.
2. Воркачев С.Г. Постулаты лингвоконцептологии / Антология концептов/ Под. ред.
В.И. Карасика, И.А. Стернина. – М.: Гнозис, 2007. – 512 с.
3. Пассов Е.И. Диалог культур: социальный и образовательный аспекты (статья
вторая) //Мир русского слова, № 2, 2001.
121
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Традиции говорения на латыни
в западноевропейских гимназиях
эпохи Возрождения
А.Г. Следников
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова,
Ярославль, Россия, slednicovusger@inbox.ru
В эпохи Средневековья и Нового времени латинский язык функционировал в качестве живого литературного языка и языка науки: корректная и,
по возможности, элегантная латынь была необходимой принадлежностью
образованного человека. Латынь выступала не только в роли учебного
предмета в школе, но и, в не меньшей степени, как язык обучения. Гуманисты были приверженцами «прямого» метода обучения, сущность которого заключалась в максимальном погружении учащихся в языковую среду. Примером тому служат многократно предпринимавшиеся попытки по
созданию специфических городов-поселений, общение в которых происходило бы исключительно на латинском языке [1, сс. 26-35].
Эпоха Реформации дала целую плеяду педагогов, оставивших яркий
след в истории европейской дидактической науки. Их педагогическое наследие в воспитании подрастающего поколения и методический опыт в
обучении языкам ценен для нас и сегодня. Среди них – выдающийся педагог-новатор Валентин Троцендорф (1490 – 1556), знаменитый ректор
Гольдбергской школы в Силезии. В его школу-интернат, пользовавшейся
общеевропейской известностью, принимались исключительно дети лютеранского вероисповедания. Главным школьным предметом, наряду с Законом Божьим, был латинский язык, одной из учебных целей которого являлось формирование у учащихся навыков латиноязычной устной и письменной речи. По свидетельствам современников, в школе «считалось
предосудительным говорить по-немецки, и слушая латинскую речь мальчиков и девочек, можно было подумать, будто Гольдберг располагается в
самой Римской империи». [2, с. 12]
Троцендорф разработал и практически реализовал оригинальный проект школьной конституции – прообраз римской школьной республики. В
целях поддержания порядка в стенах гимназии на должном уровне были
учреждены соответствующие должности, на которые назначались подходящие кандидаты из числа учащихся. Так, имелись должности экономов
(греч.: «заведующий хозяйством»), ответственные за своевременный подъем и отход ко сну, порядок в помещениях и чистоту одежды воспитанников; эфоров (греч.: «высшее – из числа пяти – должностное лицо в Спарте»), следивших за надлежащим поведением во время еды; дискофоров
(греч.: «разносящий блюда»), прислуживавших за столом и, наконец, квесторов (лат.: «чиновник в Древнем Риме, зачитывавший в сенате импера122
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
торские речи и указы»), ответственных за пунктуальность учащихся в посещении учебных занятий и церковных служб, а также – своевременное
приготовление уроков. Во главе школьного государства стояли сам Троцендорф, занимавший пост «вечного диктатора» (dictator perpetuus) и сенат,
в состав которого входили 1 консул, 2 цензора и 12 сенаторов, исполнявшие свои должностные обязанности в течение одного месяца и назначавшиеся диктатором. В функции судебного двора, представленного последними лицами, вменялось пресечение проступков и нарушений воспитанников. Во время судебного процесса обвиняемый должен был произносить
защитительную речь на латинском языке, при хорошем владении которым
он получал оправдательный приговор, если же провинившийся обнаруживал неудовлетворительную подготовку, то к нему применялись штрафные
санкции. По выражению А. Фрича, «Троцендорф был педагогом телом и
душой». [2, с. 12]
Другой колоритной фигурой был Иероним Вольф (1516 – 1580), занимавший с 1557 г. пост ректора Аугсбургской гимназии. Педагогические
воззрения Вольфа характеризуются неприемлемостью формалистического
метода в преподавании классических языков и стремлением не только обучать языку, но и обеспечить постижение античности учащимися через «познание вещей» (cognitio rerum), явлений и духа эпохи [2, с. 14]. Изучение
языка он рассматривал не как «средство формального образования», а как
«необходимое бремя». В школе Вольфа, также как и в других аналогичных
«латинских» заведениях, практиковалось постоянное и целенаправленное
говорение на латыни. «Немецкая речь в школе была строго запрещена, те
же, кто забывал об этом установлении, подвергались наказанию розгами.
Таким образом, с начальных классов воспитанники…обучались репродуцированию и восприятию на слух латиноязычной речи. Аналогичную цель
преследовали постановки латиноязычных спектаклей по мотивам античных произведений или сценариям, специально подготовленных учителями.
Подобные постановки играли немаловажную роль в школьной жизни 16-17
вв.». [2, с. 14]
Величайшим из великих школьных ректоров 16-го столетия считается
Иоганн Штурм (1507-1589). Он изучал, а впоследствии преподавал древние языки в трехъязычной Коллегии Лёвена и Парижском университете,
пока в 1537 г. не получил назначение на должность ректора Страсбургской
гимназии. Под его непосредственным руководством учебно-воспитательный процесс в гимназии достиг максимального успеха, само заведение
получило общеевропейское признание. Также и здесь принципиальное
значение имел тот факт, что «латынь выступала не только в роли учебного
предмета и обязательного языка обучения, но и единственного языка общения воспитанников друг с другом во внеучебное время». [2, с. 11]
Практика европейского гимназического образования и воспитания
эпохи Возрождения, имевшая ярко выраженную классическую направлен123
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ность, богата оригинальными опытами обучения латинскому языку. Их
изучение и творческое использование в современных условиях обогатит
процесс обучения латинскому языку, сделает его более увлекательным и
эффективным.
Литература
1. Comenius Iohannes Amos. Latium redivivum // Vox Latina, 12 (1976);
2. Fritsch Andreas. Lateinsprechen im Unterricht: Geschichte – Probleme – Moeglichkeiten. – Bamberg, 1990.
124
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Сведения об авторах
Абрамов Артём Валерьевич – студент 2 курса физического факультета ЯрГУ им.П.Г.Демидова
Албегова Ирина Фёдоровна – доктор социологических наук, профессор, заведующая кафедрой социальных технологий ЯрГУ им. П.Г. Демидова
Боровикова Лариса Валентиновна – кандидат педагогических наук,
доцент кафедры психологии и педагогики детства Ленинградского областного института развития образования
Бугрова Ирина Константиновна – старший преподаватель кафедры
иностранных языков ЯрГУ им. П.Г. Демидова
Букина Нина Николаевна – кандидат педагогических наук, доцент,
ведущий научный сотрудник Института Образования Взрослых Российской Академии образования
Ваулина Лидия Николаевна – профессор кафедры немецкого языка,
проректор по международным связям Костромского государственного
университета им. Н.А. Некрасова
Горохов Борис Михайлович – старший преподаватель кафедры иностранного языка Университета Российской академии образования (Новомосковский филиал), Тульская область
Градусова Светлана Евгеньевна – аспирантка Федерального Учреждения «Государственный научно-исследовательский институт семьи и воспитания» Российской Академии Образования
Дунаева Светлана Вячеславовна – аспирантка кафедры ЯрГУ им.
П.Г.Демидова
Завьялов Михаил Фёдорович – студент 4 курса юридического факультета ЯрГУ им. П.Г. Демидова
Завьялов Фёдор Николаевич – доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой мировой экономики и статистики ЯрГУ
им. П.Г. Демидова
Зеленкова Елена Анатольевна – заведующая секцией немецкого языка, старший преподаватель кафедры иностранных языков ЯрГУ
им. П.Г. Демидова, сотрудник управления международных связей ЯрГУ
им. П.Г. Демидова
Зеленова Татьяна Георгиевна – кандидат педагогических наук, доцент кафедры иностранных языков ЯрГУ им. П.Г. Демидова, заместитель
заведующей кафедрой по научной работе
Золотцева Екатерина Владимировна – студентка 5 курса факультета
иностранных языков Ярославского государственного педагогического
университета им. К.Д.Ушинского
125
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Кананыхина Ксения Сергеевна – аспирантка 3-го года обучения Института Африки Российской Академии Наук
Касаткина Наталья Николаевна – докторант Университета Аризоны
(США)
Киселёва Любовь Ювенальевна – старший преподаватель кафедры
иностранных языков ЯрГУ им. П.Г. Демидова
Карабардина Юлия Генриховна – заведующая секцией французского
языка, старший преподаватель кафедры иностранных языков ЯрГУ
им. П.Г. Демидова
Коробова Анна Алексеевна – аспирантка кафедры ЯрГУ
им. П.Г.Демидова
Куликова Лариса Александровна – старший преподаватель кафедры
иностранных языков ЯрГУ им. П.Г. Демидова
Купцова Лариса Владимировна – старший преподаватель кафедры
иностранных языков ЯрГУ им. П.Г. Демидова
Лихачёв Игорь Анатольевич – доцент кафедры экономики и управления, кандидат социологических наук Ярославский филиал Ленинградского государственного университета им. А.С.Пушкина
Матвеева Елена Владимировна – старший преподаватель кафедры
иностранных языков ЯрГУ им. П.Г. Демидова
Мухин Кирилл Николаевич – студент 2 курса факультета ЯрГУ
им. П.Г. Демидова
Невская Елена Анатольевна – преподаватель кафедры иностранных
языков ЯрГУ им. П.Г. Демидова
Палатников Денис Евгеньевич – аспирант кафедры философии и
культурологии ЯрГУ им. П.Г. Демидова
Прошкина Анна Ивановна – старший преподаватель Карагандинского государственного университета им. Е.А. Букетова, г. Караганда (Республика Казахстан)
Ратманова Екатерина Васильевна – аспирантка кафедры социальнополитических теорий ЯрГУ им. П.Г.Демидова
Сагациян Максим Владимирович – студент 2 курса физического факультета ЯрГУ им. П.Г.Демидова
Следников Алексей Георгиевич – преподаватель кафедры иностранных языков ЯрГУ им. П.Г. Демидова
Смирнов Ярослав Олегович – аспирант кафедры социологии ЯрГУ
им. П.Г.Демидова
Сычиков Сергей Викторович – аспирант кафедры ЯрГУ
им. П.Г.Демидова
Таймазова Татьяна Александровна – старший преподаватель кафедры иностранных языков ЯрГУ им. П.Г. Демидова
126
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Умнова Ирина Васильевна – старший преподаватель кафедры иностранных языков ЯрГУ им. П.Г. Демидова, сотрудник управления международных связей ЯрГУ им. П.Г. Демидова
Фомина Тамара Николаевна – кандидат филологических наук, доцент кафедры иностранных языков ЯрГУ им. П.Г. Демидова
Haapamaki Maya – стажер Университета Тампере (Финляндия)
Чвягина Татьяна Владимировна – преподаватель кафедры иностранных языков ЯрГУ им. П.Г. Демидова
Шаматонова Галина Леонидовна – кандидат политических наук, ассистент кафедры социальных технологий ЯрГУ им. П.Г.Демидова
Шехтман Элина Нахимовна – кандидат филологических наук, доцент
кафедры английского языка и методики преподавания английского языка
Оренбургского государственного педагогического университета
Шульдешова Татьяна Васильевна – кандидат филологических наук,
доцент, заведующая кафедрой иностранных языков ЯрГУ им. П.Г. Демидова
Щербакова Нина Викторовна – доктор юридических наук, профессор кафедры теории и истории государства и права ЯрГУ им. П.Г. Демидова
127
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Содержание
Предисловие ................................................................................................. 3
Раздел I. Полилог культур в современном мире 5
Некоторые общие положения функционального подхода к языку
(от холодной войны к межкультурной коммуникации) 5
Т. В. Шульдешова ......................................................................................... 5
Языковая политика Совета Европы 8
Л. Н. Ваулина ................................................................................................ 8
Integration of Immigrants to the Finnish Society Интеграция
иммигрантов в финском обществе
9
М. Haapamäki ................................................................................................. 9
Language Policy in the US – an Ongoing Debate Языковая политика
в США – текущие дебаты
N. N. Kasatkina ............................................................................................. 12
Язык как средство формирования межнациональной компетенции
Л.В. Купцова ............................................................................................... 15
Неформальное образование взрослых – феномен современного
поликультурного общества
Н.Н. Букина ................................................................................................. 18
Некоторые аспекты толерантности в контексте современной России
Э.Н. Шехтман .............................................................................................. 21
Лингвистические проблемы межкультурной коммуникации
Т.А. Таймазова ............................................................................................ 24
Формирование вторичной языковой личности студентов неязыковых
специальностей как современная проблема межкультурной
коммуникации
И.Ф. Албегова. ............................................................................................ 26
Синергетика как язык научного общения и понимания
Д.Е. Палатников .......................................................................................... 30
Толерантность педагога как профессиональная ценность
Л. В. Боровикова ......................................................................................... 33
Аспекты поликультурного образования: билингвальное обучение
Т.В. Чвягина ................................................................................................ 36
128
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Язык в мире политики и в процессе становления самостоятельно
действующего субъекта в пространстве власти
Е.В. Ратманова ............................................................................................ 41
Толерантность в поликультурном образовательном пространстве
заграншколы
Б.М. Горохов ............................................................................................... 44
Динамика восприятия немцев в России и русских в Германии
Л.А. Куликова ............................................................................................. 48
Межкультурное взаимодействие: партнёрство Ярославля и Касселя
для перспективы общения молодёжи
А.В. Абрамов ............................................................................................... 52
Россия и Монголия: прошлое и настоящее
С.В. Дунаева ................................................................................................ 55
Экологическое сознание как элемент культуры
Е.А. Невская ................................................................................................ 57
Правовая культура и толерантность
Н.В. Щербакова ........................................................................................... 59
Культурологическая адаптация трудовых мигрантов как фактор
социальной стабилизации общества
Ф.Н. Завьялов .............................................................................................. 62
Потребность в безопасности у детей дошкольного возраста,
воспитывающихся в условиях детского дома
С.Е. Градусова ............................................................................................. 65
Юридические аспекты миграции рабочей силы
в Российской Федерации из стран СНГ
М.Ф. Завьялов.............................................................................................. 69
Толерантность как важнейший аспект правовой культуры личности
И.А. Лихачев ............................................................................................... 73
Дуальное родительство: опыт межкультурного влияния
Я.О. Смирнов............................................................................................... 76
Утерянное звено в мировой культуре
М.В. Сагациян ............................................................................................. 78
Подготовка римских легионеров по сочинению Флавия Вегеция Рената
«Краткое изложение военного дела»
К.Н. Мухин .................................................................................................. 82
Роль Ярославских общественных организаций в формировании
толерантности в местном социуме
С.В. Сычиков, И.Ф. Албегова, Г.Л. Шаматонова .................................... 85
129
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ценностный и инструментальный аспекты языковой глобализации
А.А. Коробова ............................................................................................. 88
Раздел II. Вопросы изучения и методики преподавания
иностранных языков в вузе
Овладение иностранным языком как стимул в образовании взрослых
Т.Г. Зеленова ............................................................................................... 90
THE SINE QUA NON OF SUCCESS Непременное условие успеха
И.К. Бугрова ................................................................................................ 95
Номинация и фреймы в языке политики (на примере английского языка)
Е.В. Золотцева ............................................................................................. 97
Роль английского языка в системе образования Нигерии
К.С. Кананыхина ....................................................................................... 100
Лексические особенности иноязычного специального текста
в историческом, межкультурном и методическом аспектах
Т.Н. Фомина, Е.А. Зеленкова ................................................................... 103
Преподавание латинского языка на юридическом факультете вуза:
проблемы и перспективы
Л.Ю. Киселева, Ю.Г. Карабардина ......................................................... 109
Языковая игра в свете теории межкультурной коммуникации
Е.В. Матвеева ............................................................................................ 112
Мультимедийная презентация – одна из форм проведения
самостоятельной работы студентов под руководством
преподавателя в условиях кредитной технологии обучения
А.И. Прошкина .......................................................................................... 116
Использование лингвокультурологического потенциала
русских афоризмов на занятиях РКИ
И.В. Умнова ............................................................................................... 120
Традиции говорения на латыни в западноевропейских гимназиях
эпохи Возрождения
А.Г. Следников .......................................................................................... 122
Сведения об авторах ....................................................................................... 125
130
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Научное издание
Полилог культур:
один мир – многообразие языков
Материалы международной
научно-практической конференции
24 – 25 марта 2008 г.
Компьютерная верстка И.Н. Ивановой
Подписано в печать 14.05.2008 г. Формат 60х84/16.
Бумага тип. Усл. печ. л. 7,67. Уч.-изд. л. 8,15.
Тираж 75 экз. Заказ
Оригинал-макет подготовлен
в редакционно-издательском отделе ЯрГУ.
Ярославский государственный университет.
150000 Ярославль, ул. Советская, 14.
Отпечатано
ООО «Ремдер» ЛР ИД № 06151 от 26.10.2001.
г. Ярославль, пр. Октября, 94, оф. 37
тел. (4852) 73-35-03, 58-03-48, факс 58-03-49.
131
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
132
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
109
Размер файла
1 095 Кб
Теги
476
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа