close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

588

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ковылин М. М., Передельский А. А.
ВЕЛОСПОРТ И СИСТЕМНЫЕ ОСНОВЫ
ОПТИМАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ
Монография
Москва – 2012
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2
Содержание
Введение Основы
социального
управления
и
физкультурно-
спортивный процесс………………………………………….
4
Глава 1
Научно-практические основы управления в велоспорте…… 12
1.1
Управление в сфере физической культуры и спорта: от
философского эссе к научно-практической концепции……
1.2
12
Велоспорт в свете концепции социально-педагогической
системы………………………………………………………… 26
Глава 2
Диалектический подход к исследованию проблемы
оптимального управления двигательными действиями в
тренировочно-соревновательном процессе
спортсменов-
велосипедистов………………………………………………..
2.1
Управление
двигательных
формированием
действий
в
и
совершенствованием
искусственной
среде:
биомеханический подход…………………………………….
2.2
Управление
двигательных
формированием
комплексов
в
и
49
совершенствованием
естественных
условиях:
психофизический подход…………………………………….
Глава 3
49
54
Тактические основы управления спортивной деятельностью
на примере велоспорта……………………………………….
65
3.1
Общая концепция тактического управления………………..
65
3.2
Специальная
концепция
оперативно-тактического
управления в велоспорте……………………………………… 72
Глава 4
Общие онтокинезиологические рекомендации к разработке
двигательных комплексов велоспорта………………………. 80
4.1
Философские и педагогические аспекты онтокинезиологии
человека………………………………………………………… 80
4.2
Физкультурно-спортивная деятельность в свете поло-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3
возрастных особенностей онтогенеза человека……………..
4.3
92
Сравнительный онтокинезиологический анализ сводной
социограммы и спортограммы велоспорта………………….. 109
Глава 5
Велоспорт
и
стратегия
управления
физкультурно-
спортивным вузом…………………………………………….. 119
5.1
Концептуальные
основы
формирования
стратегии
управления вузом сферы физической культуры, спорта и
туризма: к вопросу о критическом анализе
идеальных
представлений…………………………………………………. 119
5.2
Возникновение, развитие и кризис идей либерализма в
Европе
и
Америке:
политэкономический,
политологический, социологический анализ………………..
5.3
Альтернативные
модели
стратегии
130
управления
профильным вузом в России начала XXI века и политикоэкономические перспективы развития велоспорта…………. 150
Заключение…………………………………………………….
161
Литература ……………………………………………………. 173
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4
Введение. Основы социального управления и физкультурноспортивный процесс
Говоря об управлении применительно
к сфере физкультурно-
спортивной деятельности и отношений, мы имеем в виду не только
управление
данной
сферой
жизнедеятельности
множества
людей,
организаций, учреждений, институтов. Тем более, мы не собираемся
ограничиваться
выяснением
механизма
согласования
процесса
функционирования данной сферы с другими социальными сферами в плане
их взаимодействия как составных частей общества в целом. Нас интересует
управление как механизм согласования
и регулирования деятельности и
отношений в сфере физической культуры и спорта на всех уровнях: от
отдельно взятого спортсмена или тренера – до государственного (вернее
будет сказать, общесоциального) масштаба. Еще точнее, нам представляется
актуальным исследовать оптимальные условия такого разноуровневого
управления,
позволяющего
обеспечить
максимальную
эффективность
физкультурно-спортивного процесса, свести к минимуму мешающие этому
негативные
факторы.
Иными
словами,
мы
хотим
установить
и
систематизировать наиболее эффективные пути достижения наивысшего
физкультурно-спортивного результата, но результата не любой ценой и не
временного, сиюминутного, а стабильного и долгосрочного. А посему
данный результат не может представить собой какое-либо достижение за
счет здоровья, благополучия и самой жизни обеспечивающих его людей.
Оптимальное управление обязано быть оптимальным во всем, не только в
великом, но и в малом, без которого не рождается великое.
Каждый
уровень
подобного
управления
выступает
для
нас
относительно автономной и где-то даже самодостаточной подсистемой
единого общего физкультурно-спортивного целого. Тем не менее, все
подсистемы взаимосвязаны, состоят в отношениях обмена ресурсами и
информацией. На каждой из них лежит обязанность и ответственность
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5
внесения своего вклада в общее дело, осуществления соучастия в создании
общего, итогового продукта – результата. Малейшее искажение роли и
назначения любой из этих подсистем, возможно, грозит опасностью не
только дисфункции, но и социального перерождения всей системы
физкультурно-спортивной деятельности. Поэтому в ходе достижения цели
создания концепции системно-оптимального управления в спорте (точнее, в
определенном виде спорта) мы будем стараться решить несколько
взаимосвязанных задач:
- исследование каждого управленческого уровня в отдельности, чтобы
четко понимать его природу, сущность, назначение;
- анализ системного взаимодействия всех подсистемных уровней
управления для понимания основ стабилизации и эффективизации целого;
- исследование интересующей нас части физкультурно-спортивной
сферы на предмет выявления имеющих место или возможных внешних и
внутренних
причин
перекосов,
искажений оптимального
системного
функционирования для понимания методов и средств их недопущения,
частичной или полной нейтрализации.
На каждом управленческом уровне, естественно, существуют свои
объекты и субъекты управления, свои интегративные и контрольные
факторы, свои механизмы принятия и проведения решений, своя иерархия
отношений и полномочий, свои каналы «обратной связи» и критерии оценки
результативности. Но, так или иначе, всё указанное разнообразие стальным
стержнем пронизывает самое существенное, самое главное для любой
социальной системы – феномены власти. Конкретное проявление, реализация
управленческой власти может варьироваться. Но в основе механизма
проявления власти всегда лежит или предполагается лежащей деятельность,
связанная с отношением господства и подчинения, приказа (распоряжения) и
исполнения. Эта деятельность оформляется соответствующим комплексом
общественных отношений и установок. Масштабы ее распространения и
меру
интенсивности
определяют
и
регулируют
политические,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6
экономические, моральные, спортивно-соревновательные процессуальные
кодексы. Предполагается, что данные кодексы отражают необходимость,
неизбежность, неотвратимость действия объективно существующих законов
и закономерностей, поэтому несут в себе характер долженствования и право
предписания.
Итак, в основе управления всегда заложена определенным образом
оформленная и регламентированная социальная деятельность, деятельность,
отвечающая определенным потребностям, выражающая чьи-то интересы,
имеющая какие-то причины и достигающая некие цели. Соответственно,
существуют
как
технологии
ведения
оптимальной
управленческой
деятельности, так и технологии, обучающие этому делу, тиражирующие
данную практику в новых и новых поколениях управленцев. Отсюда
вырастает итоговая задача и предполагаемый результат нашей работы –
выявление и концептуальное оформление подобных властных технологий
согласования и регулирования деятельности и отношений. В нашем случае
речь пойдет о технологиях управления тренировочно-соревновательной и
соответствующей образовательной практикой подготовки специалистов в
области велосипедного спорта.
Определив управление как имеющий властные полномочия механизм
разноуровневого системного согласования и регулирования деятельности и
отношений, в частности, в сфере физической культуры и спорта, мы обязаны
идентифицировать саму систему деятельности и отношений, в которой
данный управленческий механизм призван функционировать. Поэтому,
значительное место в нашем исследовании отводится дальнейшей разработке
концепции (а, возможно, уже даже теории) социально-педагогической
системы с более конкретной ориентацией на социально-педагогическую
систему велоспорта.
Последнюю мы предполагаем анализировать на трех подсистемных
уровнях, во всем многообразии их компонентов и функциональных связей,
контрольных механизмов и системообразующих факторов.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
7
Концепция социально-педагогической системы спорта нам необходима
не только для реализации системного подхода в исследовательской
деятельности, но и для более четкой локализации объекта анализа. Ведь на
тему управления в спорте и управления спортом написано довольно много
трудов, рассмотрено множество различных граней и аспектов управления.
Например, досконально разработан аспект управления миграционными
процессами в спорте [см. Суворова Н. Н. и др., 1999, 2001, 2002; Попов А. Н.
и др., 2001-2004; Окулич О. В., 2006; Неверкович С. Д., Попов А. Н., 2011].
Довольно подробно рассмотрен аспект управления, связанного со сферой
единоборств [см. Передельский А. А., 2007-2011]. Конечно же, совершенно
нереально, да и не требуется охватывать все аспекты управления, связанного
с нашей профильной сферой. Но знакомство с научной литературой в этой
области знания, несомненно, способствует выработке фокусированного
понятийного аппарата, которым мы бы хотели также воспользоваться.
Представляется целесообразным ниже привести несколько операциональных
понятий указанного тезауруса.
«Управление – это целенаправленное воздействие на объект с целью
изменения или поддержания его состояния» [см. Князев В. Н., Лукин В. В. и
др., 2007].
«Попытки
управлять
человеком
или
группой
людей
нередко
наталкиваются на их сопротивление, и в этом случае перед инициатором
управляющего воздействия открываются два пути:
1) попытаться заставить выполнить навязываемое им действие, то есть
сломить сопротивление (открытое управление);
2) замаскировать управляющие воздействия так, чтобы они не вызвали
возражения (скрытое управление)» [Шейнов В. П., 2006, С. 6].
Скрытое управление часто называют манипулированием.
«Объектом управления (или манипулирования – авторское уточнение)
может выступать любое явление или процесс: человек, группа лиц,
организация, сектор экономики или социальной политики, деятельность,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
8
поведение, состояние и пр. Управление может быть системным и
бессистемным,
постоянным,
временным
и
даже
одноразовым»
[Передельский А. А., 2007, С. 3-4].
Теоретическая модель управления «определяется рядом блоков:
объектом управления, управляющей подсистемой, организационными и
педагогическим условиями управления». Управляющая подсистема включает
цели, функции и механизм управления. «Механизм управления – понятие
довольно емкое» и многогранное. Оно включает в себя субъекты управления,
информационные потоки, методы и технику управления (говоря иначе, все
то, что определяет принятие и выполнение управленческого решения)» [см.
Неверкович С. Д., Попов С. Д., 2011, С. 782].
Нужно отметить, что мы не совсем согласны с такой зауженной
трактовкой понятия механизма управления. Как уже показывалось выше, мы
понимаем механизм управления гораздо шире, как феномен управления в
целом. Иначе приходится признать существование какого-то абстрактного,
самого-в-себе-и-для-себя механизма, подразумевающего, но не включающего
ни объект, ни цели, ни функции, ни результат, ни обратную связь. Поэтому,
на наш взгляд, лучше термин «механизм управления» в трактовке
Неверковича – Попова заменить на понятие организации или механизма
организации
управленческой
предполагаемый
результат.
«Он
деятельности,
(результат)
ориентированной
обычно
выражается
на
в
показателях эффективности и сопоставляется с целями управления…» [там
же].
По некоторым соображениям мы не можем согласиться и с
утверждением, будто «Независимо от того, кто принимает управленческие
решения, их оптимальность в принципе определяется тем, насколько полно
удается осмыслить и учесть конкретную совокупность организационнопедагогических условий протекания… процессов в спорте» [там же].
Во-первых, оптимальность есть не только осмысление и учет, но,
прежде всего, реализация, качественно-количественная характеристика
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
9
эффективности
и
затратности
процесса
и результата
совершаемой
деятельности, соотносимых с ее исходными целями и задачами.
Во-вторых, как раз принципиально важно понимать, кто и для чего
принимает управленческие решения, то есть необходимо знать внутренние
субъективные и объективные детерминанты системы управления, играющие
гораздо более важную роль, чем какие-либо внешние условия осуществления
управленческой деятельности. Тем более, что эти условия могут и не
служить
внешними
детерминантами
и,
соответственно,
вообще
игнорироваться управляющей системой.
В-третьих, если уж пытаться выделять объективные обстоятельства
управления пользуясь системным подходом, то их, на наш взгляд, следует
отражать понятием системообразующего фактора, то есть основного
интегративного момента, находящегося в фокусе и внутренних и внешних
детерминант функционирования системы.
Таким
образом,
под
оптимальностью управления
предлагается
понимать качественно-количественную характеристику эффективности и
затратности процесса и результата управленческой деятельности, а также
итоговую формальную величину и содержание ее интегративного показателя,
выражающего
доминирующую
роль
состемообразующего
фактора
(факторов).
Еще одним понятием, без определения которого мы никак не можем
обойтись, выступает понятие обратной связи, служащее достаточно
объективным критерием оптимальности системы управления. «Управление
невозможно без наличия обратной связи, т. е. без получения информации о
том, как реально протекает управленческий процесс и каковы при этом
фактические результаты. Наконец, в обществе должен существовать
механизм оценки полученных результатов, чтобы можно было внести
изменения в ранее принятые властью решения» [Момджян К. Х., 2008, С.
725]. Момджян полагает, что обычно такая «обратная связь» осуществляется
посредством практической работы механизма «общественного мнения», то
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
10
есть «отношения массового сознания к тому или иному социально значимому
событию на какой-то момент времени» [там же, С. 726]. Но само
общественное мнение набирает силу и вес по мере роста самоуправленческих
тенденций, увеличения роли автономных самодеятельных объединений
граждан, реально контролирующих и если надо ограничивающих произвол
государственных и иных властных структур.
Применительно к спорту с его общественными клубами, федерациями,
движениями все это звучит как нельзя более актуально. Если бы не два (даже
три) «но». Все пожелания не располагающего карательными силовыми
организациями общественного мнения и самоуправления обречены до порыдо времени остаться лишь пожеланиями. И никакие «свободные» средства
массовой информации им в этом не помогут, поскольку «свобода слова» есть
точно
такое же пожелание. Это первое. Результат управленческой
деятельности может быть разный, и оцениваться он может по-разному. Это
второе. Самодеятельные организации могут быть далеки от целей и задач
системного управления. Они в силу определенного субъективизма могут не
улучшать,
а
ухудшать
результат,
выступая
фактором
разрушения
оптимальности управления. Это третье. Поэтому, ничуть не умаляя роль
«общественного мнения», мы бы предложили исследовать обратную связь в
более объективном и реально
общесистемном
результате
действенном моменте,
всей
трехуровневой
а именно
в
управленческой
деятельности социально-педагогической системы спорта (в частности,
велосипедного спорта). Именно этот, отвечающий назначению спортивной
системы и равнодействующей векторов, общесистемный результат является
и объективным показателем, и оценкой, и критерием оптимальности
управления. А искажение, смещение такого системного результата будет как
раз той обратной связью, которая надежно и своевременно сигнализирует об
управленческой дисфункции, диспропорции, дестабилизации, прочее.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
11
Руководствуясь всеми вышеперечисленными моментами, мы, наконец,
приступаем к монографическому исследованию на тему: «Велоспорт и
системные основы оптимального управления».
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
12
Глава 1. Научно-практические основы управления в велоспорте
1.1. Управление в сфере физической культуры и спорта: от
философского эссе к научно-практической концепции
Управление, менеджмент, их сущность, характеристики, основные
принципы. Сколько научной литературы уже об этом написано, сколько
обосновано
научных
качественного
положений
сдвига
в
и
практических
направлении
рекомендаций.
существенной
А
рационализации
управления так и не достигнуто. Сама реально существующая сфера
управления
как
будто
издевается
над
многочисленными
усилиями,
направленными к ее рационализации, по крайней мере, в контексте
демократизации. Она как бы заявляет нам: «Я такая как есть и мне
совершенно все равно, что все вы по этому поводу думаете!».
Проблема рационализации и демократизации сферы управления
напоминает проблему определения сущности человека. С одной стороны,
человек есть существо свободолюбивое, разумное, социальное, а с другой –
история в целом и качество отдельной человеческой жизнедеятельности, в
частности, явно не торопятся подтверждать эту декларируемую истину.
С учетом уроков истории можно (даже вполне обоснованно)
утверждать,
что
многочисленные
попытки
демократизации
и
рационализации сферы управления заранее обречены на провал, приводят к
еще
более
диким
и
мрачным
формам
антидемократического
и
иррационального «теневого» управления. Многие, но не все. Находятся
управленцы, реформаторы, которые не желают «спорить о вкусе бананов».
Возможно потому, нет, именно потому, что они эти «бананы» постоянно
«едят». Здесь как бы воплощаются принципы даосской и дзэн-буддийской
философии по поводу того, что «знающий не говорит, а говорящий не знает».
Еще точнее скрытность и немногословность управленцев о механизме самого
управления, так не согласующиеся с их обычной манерой краснобайствовать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
13
на
публике,
заставляют
вспомнить
о
законе
круговой
поруки
и
красноречивого молчания, введенном сицилийской мафией. Этот закон
гласит: «Наши дела – это наша забота, посторонние не должны что-либо
знать и во что-либо вмешиваться».
Обратим внимание на один любопытный факт: недостатки сферы
управления в подавляющем большинстве случаев искренне и горячо
обсуждают только те, кто в нее еще не попал, или те, кого она из себя уже
исторгла.
В
искренность
самокритики
действующих
управленцев,
согласитесь, как-то не очень верится. Неужели их все устраивает? Вряд ли,
просто они, очевидно, лучше других понимают, что болтать и возмущаться
бесполезно, а порой и опасно. Хотя сфере управления, в общем и целом все
равно, что о ней думают, а по большому счету, и то, что с ней необдуманно
пытаются сделать, но работающие в этой сфере люди могут и не простить
отщепенцам и ренегатам их неосторожные высказывания.
Вообще, с точки зрения истории, вопрос о возможностях достижения
кардинальных сдвигов в деле реформирования действующей системы
управления всегда решается только при условии не менее кардинальной
революции
во
всей
производственно-экономической
и
социально-
политической системе общественной жизни, да и то не всегда окончательно и
бесповоротно. Сфера управления с завидным постоянством и упорством
«возвращается на круги своя, хотя и разные круги сии».
Так что же, мы зашли в тупик и вынуждены «закрыть тему»? Нет,
наоборот, мы ее только-только открываем этим, изложенным выше намеком
на некую эзотеричность, сакральность, ноуменальность сущности сферы
управления. На наш взгляд, исключительно внутренняя присущность,
имманентность системе управления способна приблизить к осознанию и
пониманию основного принципа ее существования и функционирования.
Что же следует рассматривать в качестве основного, объективного
принципа
бытия
сферы
управления?
Целесообразность?
Слишком
телеологично, сбивает на абсолютизацию субъективных и недооценку
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
14
объективных факторов. Системность? Слишком идеально, намек на
предельную диалектичность управления, как правило, не выдерживает
практической проверки. Функциональность? Не совсем понятно для чего и в
чем она состоит. Структурность? Это касается больше формальной,
организационной, нежели сущностной стороны вопроса.
Можно назвать (и называется) множество принципов управления, но
все они так или иначе вызывают серьезные сомнения и веские возражения на
свой счет.
Исходя
из
вышесказанного,
попробуем
исследовать
принцип
оптимальности.
Оптимальность можно понимать по-разному:
- как самодостаточность, направленность воли, желаний, стремлений,
действий самости на саму себя;
- в качестве адаптированности к внешним условиям, обеспечивающим
целостность, благополучность существования управленческой сферы;
- в смысле принятой за норму образцовости, эталонности, идеальности.
Очевидно, имеет право на существование любая из трех позиций или
даже все они вместе взятые одновременно. Однако к этому перечню
необходимо добавить, на наш взгляд, самый существенный штрих –
определить оптимальность управления как единство бытия самости
управления с внутренними, имманентными ему познанием и оценкой.
Принцип
оптимальности
управления
отражает
тождество
объекта,
формирующего своего субъекта и субъекта, понимающего внутреннюю
сущность своего объекта, живущего по его законам. Права и обязанности,
возможности и необходимость для субъекта оптимального управления
порождаются
условиями,
обстоятельствами,
внутренней
логикой
существования оптимального управления как объекта.
Через принцип оптимальности следует рассматривать все остальные
принципы управления: системность, целесообразность, функциональность,
прочее. Это как раз тот узловой момент, который упорно не желает «видеть»
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
15
метафизический, механистический материализм, присущий, в том числе, и
современной спортивной науке. Это как раз та узловая точка, в которой
смыкаются
идеалистическая и материалистическая диалектика,
если,
конечно, не отвлекаться на решение вечного вопроса о том, что первично:
курица или яйцо, идея или предмет, сознание или материя.
Невозможно правильно понять и адекватно оценить управление,
пытаясь противопоставить его той области, которой это управление призвано
управлять. Плохой слуга служит плохому господину, хороший – хорошему.
Каждый народ достоин того правителя, которого он имеет. Наше государство
и наши политические партии суть «плоть от плоти» и «кровь от крови»
нашей. Современный спорт и присущее ему управление соразмерны,
тождественны. И в этом также проявляется управленческая оптимальность.
Поэтому наш анализ будет направлен не на критику, обличение или
ниспровержение, а на понимание как отражение того факта, что в
наличествующей
сфере
управления
проявляется
наша
собственная
всенародная сущность, менталитет, истинная натура.
Если определить управление как целенаправленное воздействие на
объект с целью изменения или сохранения в неизменном виде, то, исходя из
вышесказанного, следует понимать, что та или иная управленческая задача
объясняется одной целью – убрать несоответствие, достичь тождества между
сферами управления и управляемого. Иначе говоря, цель управления в том,
чтобы ликвидировать чужеродность, инаковость. В этом смысле правящая
сила
и
оппозиционная
сила
суть
две
стороны
одной
медали,
противоположности в рамках одного единства, полюсы одного магнита.
Победа правящей или оппозиционной элиты, с точки зрения оптимальности
управления, мало что решает по существу. Изменения носят в основном
формальный и, главное, недолговечный характер. Об этом свидетельствует
чуть ли не вся политическая история и теория от учений Аристотеля,
Макиавелли до «железного закона олигархии» Р. Михельса и «теории
циркулирующей элиты» В. Паретто.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
16
Точно также как не бывает «осетрины второй свежести», не бывает
плохого и хорошего управления, просто есть различные состояния
социальности, в рамках, в контексте которых осуществляется управленческая
деятельность.
Моральность и аморальность, зрелость и незрелость, компетентность
или некомпетентность управления – это все чисто внешние оценки.
Десинхронизация,
дезорганизация,
дисфункция,
дезадаптация
как
управленческие патологии выступают индикаторами нарушения тождества
управляющей
и
управляемой
сфер,
а следовательно,
показателями
невыполнения принципа оптимальности.
Вместе с тем, рефлексивный характер управления (когда проблемы
решаются по мере их кризисного обострения), следящий (решение проблем
по мере их возникновения), программный (наличие программы недопущения
возникающих проблем) – это не различные типы, а всего лишь разные
методы осуществления управленческой деятельности. Каждый из них можно
и следует применять только оптимально, сообразно реально существующей
социальной практике. Это не значит, что правительство «плывет по
течению». Это означает, что правительство адекватно стадии, фазе
закономерного
изменения
социальной системы
определенного
типа.
Необоснованное предпочтение одного метода другому влечет за собой
нарушение
естественного
хода
социального
развития,
выступает
насильственным вмешательством, как и любое насилие, приводящим к горю
и страданиям.
Что управленец обязан учитывать в контексте реализации принципа
оптимальности управления?
Первое. Как уже отмечалось выше, в основе учета оптимальности
управленческой деятельности лежит знание закономерности, объективной
динамики общественных изменений.
Второе.
Следует
понимать
и
учитывать
существования общественной коммуникации:
все
четыре
формы
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
17
- вербальную (текстово-речевую);
- невербальные (образно-ассоциативную,
знаково-символическую,
моторно-двигательную).
Третье. В обязанность управленца должно входить знакомство со
средствами и методами, механизмами осуществления каждой из четырех
коммуникативных форм.
Четвертое. Управленец должен четко осознавать свое место в иерархии
управления и, уже исходя из этого, определять приоритеты и направленность
своей деятельности. В этом смысле и следует понимать командный стиль
управления.
Пятое.
Управленец
обязан
быть
прекрасно
осведомленным о
социальной природе, специфике, наличном состоянии управляемого объекта,
области, сферы, отрасли, иначе ни о каком соответствии, тождестве,
оптимальности не может быть и речи.
Только соблюдая эти пять заповедей, на наш взгляд, можно адекватно
реализовать принцип оптимальности, в частности, при управлении в области
физической культуры и спорта. Реализация этого внутреннего генерального
принципа существования и функционирования сферы управления, в свою
очередь, выступает единственным реальным гарантом действительной
оптимизации физкультурно-спортивных проектов.
Итак,
согласно
пятому
положению
принцип
оптимальности
управленческой деятельности раскрывается при условии обязательной
«привязки» к управляемому объекту, причем не абстрактному (типа спорт,
культура, экономика), а реально существующему (конкретный вид спорта,
конкретная область, спектр культурных отношений, действий, поступков,
определенная экономическая сфера, область). В несоблюдении данного
правила кроется ключ к разрешению следующей парадоксальной ситуации:
научных работ по организационно-управленческой тематике в сфере
физической культуры и спорта написано множество, а в разработках,
касающихся некоторых определенных видов спорта и связанных с ними
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
18
комплексов
физической культуры,
вопросы
управления
практически
отсутствуют. Чтобы избежать голословности обратимся к двум обзорным
материалам.
В статье С. А. Гониянца «Физическая культура взрослого населения:
взгляд из прошлого в настоящее и будущее» отмечается, что в публикациях
наиболее распространенных журналов по физической культуре и спорту с
января 1946 г. по январь 1985 г. на организационно-управленческую
проблематику направлено 6624 материала, то есть 64,8 % всей информации.
Здесь же разъясняется, что 72,8 % статей организационно-управленческого и,
в придачу к ним, социально-экономического плана (всего 7435 материалов)
«в основном содержат стандартно-стереотипные фразы, сводящиеся к
цифровой характеристике, обзору различных соревнований массового
характера,
неярких,
маловыразительных
и неудобочитаемых личных
впечатлений авторов. Большинство статей по социально-экономическим и
организационно-управленческим вопросам (3512 – 43,7 %) носят общий,
неконкретный характер» [см. Гониянц С. А., 2009, С. 56].
В свете вышесказанного становится понятно, почему, в частности,
«Аналитический обзор проблематики велосипедного спорта в журнале
«Теория и практика физической культуры» (1925-2010 гг.)» не содержит,
фактически, ни одного материала, посвященного проблеме управления [см.
Ковылин М. М., 2010]. Вместе с тем, указанный обзор позволяет вычленить и
сгруппировать основную проблематику для ее последующей систематизации
уже в контексте задач оптимального управления развитием данного вида
спорта. Четко выделяются следующие группы вопросов:
- аргументация «за» и «против» отказа от узкой специализации в
пользу всесторонней специальной подготовки велосипедистов;
- проблемы техники посадки и педалирования, связанные с ними
аспекты аэродинамического сопротивления и корригирующих упражнений,
особенно для спины;
- тактика и отдельные тактические приемы гонщиков в командных
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
19
гонках на шоссе, тактический расклад, распределение сил при прохождении
разных участков дистанции (в том числе в графическом изображении);
- тренировка с применением методик в области физиологии,
спортивной медицины, психологии, биохимии (в частности, рассматриваются
физиологические показатели кровоснабжения конечностей, газообмена,
сердечнососудистой деятельности, ЧСС в условиях соревнований на разных
уровнях барометрического давления, работы системы дыхания, аэробной
производительности, электрической активности мышц при выполнении
стартового ускорения); исследуются психологические аспекты, связанные с
воспитанием морально-волевых качеств, антиципирующими реакциями
(реакциями передвижения), специализированными восприятиями «чувства
времени», «чувства дистанции» «чувства скорости», половозрастными
психофизиологическими индексами подготовленности, сопоставляющими
различные физиологические функциональные состояния и параметры,
соотносящими их со спортивными результатами, объемом и качеством
освоения техники педалирования;
- регистрации и методы развития скоростных, скоростно-силовых,
дыхательных
возможностей
велосипедистов-шоссейников,
специальной
выносливости, двигательно-координационных способностей спортсменов;
- медицинский контроль и сопровождение на всех этапах подготовки,
рациональное питание и питьевой режим, срочное влияние приема
энергетических витаминизированных препаратов;
- цикличность подготовки велосипедистов, виды циклов (общий,
годичный,
мезоцикл)
и
периодов
(подготовительный,
основной,
переходный), задачи, функциональные состояния, особенности подготовки,
использования, размещения соревновательных нагрузок в эти периоды;
- оптимальные объемы введения соревновательных методов и
оптимизация
процесса
подготовки
посредством
интенсификации
тренировочных нагрузок и их рационального применения без традиционного
наращивания объема;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
20
- спортивный травматизм, основные заболевания и травмы, причины
повреждений; профилактика искривлений позвоночника и нарушения
осанки;
- дозировка нагрузок и восстановление при организации физкультурнокондиционной тренировки с преимущественным использованием езды на
велосипеде, связанные с
этим общеразвивающие и корригирующие
упражнения;
- практика использования различных специальных технических
устройств
и
тренажеров
(велосаней,
реверсивного
привода,
велодинамометра), методика и задачи их применения сообразно со временем
года, особенностями мышечной деятельности;
- анализ общего состояния, оборудования, количества и качества
шоссейных трасс и велотреков;
- внесение изменений в современную систему соревнований;
- применение различных методик и технологий для ускоренного
обучения начинающих велогонщиков, например, круговому педалированию.
Во всем этом многообразии проблем и вопросов не мудрено
заблудиться, если не рассматривать их системно, сквозь призму принципа
оптимальности
управления.
Предлагается
несколько
пунктов
такого
рассмотрения.
1.
Любой вид спорта, в том числе велоспорт и триатлон, можно и
следует рассматривать как социально-педагогическую систему, которой
каждый вид спорта по своей сущности и является.
2.
Как любая подобная система велоспорт и триатлон имеют уровни
внутрисистемного
и
внесистемного
управления,
осуществляемые
в
интересах нормального функционирования и подконтрольного развития.
Прорабатывая данный вопрос более подробно, целесообразно выделять
индивидуальное, групповое, клубное, видовое управление.
Индивидуальное управление касается прогрессирующего развития
отдельно взятого спортсмена
или физкультурника и подразумевает, по
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
21
возможности,
полный
физиологических,
учет
всех
влияющих
психологических,
на
этот
обще-социальных
процесс
факторов
внутреннего и внешнего порядка.
Групповое управление включает два момента:
- управление спортивной командой, группой со стороны тренера;
- индивидуальное управление «своими» и «чужими» игроками по ходу
развития спортивной игры со стороны спортсмена. Под игроками здесь
понимаются все непосредственные участники соревновательного процесса:
товарищи по команде, соперники, судьи, свои и чужие болельщики,
тренеры. Рассмотрение болельщиков в качестве включенных наблюдателей
не случайно, хотя и требует особого анализа.
Клубное управление распространяется на все основные группы
отношений в клубе, так или иначе влияющие на подготовку и организацию
соревновательного процесса. Оно, в свою очередь, имеет несколько
уровней по количеству направлений отношений и деятельности.
Наконец,
возможностями
охватывает
видовое
управление
соотносится
с
условиями
и
развития вида в целом. Оно также многоуровневое и
спортивный
Регламент,
строительство
и
эксплуатацию
спортивных объектов, политическую ситуацию в отечественных и
международных профильных государственных и общественных органах,
призванных осуществлять контроль и финансирование по отношению к
данному виду спорта.
3.
Сама организация
(структура)
управленческой деятельности
довольно сложна. Еще сложнее интерпретировать общее знание о ней по
отношению к конкретному виду спорта, например, велоспорту или
триатлону.
В общем плане организация (структура) управленческой деятельности
подразумевает следующее:
- субъект и объект управления. Причем и тот и другой может быть и,
как
правило,
бывает
многогранным
образованием.
Соответственно,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
22
выделяются несколько комбинаций субъект-объектных отношений. К ним
добавляются комбинации субъект-объектных отношений с учетом того, что
объект приложения управленческих усилий может, в свою очередь,
оказаться мыслящим, волевым, активным субъектом, осуществляющим
обратную связь, воздействие на управленческое звено;
- в
качестве последовательно разворачивающихся фаз, этапов
осуществления управленческой деятельности обычно анализируются: сбор
информации, планирование, контроль и корректировка по ходу исполнения,
промежуточный и итоговый анализ с рекомендациями по поводу
следующего витка управленческого процесса. Таким образом, управление в
целом циклично;
- выделяются малые (кратковременные), средние (среднесрочные) и
большие
(долговременные)
циклы
управления.
В
зависимости
от
системообразующего объект управления фактора, например, спортивного
Регламента того или иного вида спорта, размеры и частота циклов и
периодов варьируются;
- используются скрытая (неявная) и открытая (явная) формы
управления.
Неявная форма осуществления управленческого влияния еще носит
название манипулирования. Манипулирование совершенно необязательно
связано с игнорированием воли и желаний объекта управления, который
одновременно выступает и управляемым субъектом. Обе формы управления
обычно взаимосвязаны и употребляются в различных долевых сочетаниях.
Например,
во время гонки дистанция распределяется
на участки,
предполагающие то или иное технико-тактическое управление самим собой,
одноклубниками и манипулирование соперниками;
- обычно выделяются основные и производные (сопутствующие,
побочные, второстепенные) направления, а следовательно, цели и задачи
управленческой деятельности.
Основные направления,
цели,
задачи
касаются результата соревновательного процесса. Соответственно, как
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
23
правило, главным выступает достижение победы, или максимально
возможного преимущества, результата. Однако далеко не всегда. Главная
ставка
может варьироваться, исходя из того, что рассматривается как
желательный и ожидаемый результат. В качестве второстепенных факторов
управленческих
устремлений
(не
путать
с
незначительными
или
несущественными) рассматриваются моменты, вопросы подготовки и
обеспечения, соответственно, решения главной и основных проблем.
Примером выступает управление процессом взаимодействия со средствами
массовой информации;
- на различных уровнях управления применяются различные методы и
средства. Иногда эти методы и средства кочуют по уровням и применяются
как
естественно, сообразуясь со спецификой
искусственно,
с
определенной
процессуальной
насильственного
динамикой.
долей
Таким
вмешательства
можно
данного уровня, так и
насилия
над
примером
закономерной
искусственного,
рассматривать
политическое
давление или коммерческий расчет.
4. Управление в сфере физической культуры и спорта распространяется
не
только
на
онтологический
процесс
физкультурно-спортивной
деятельности его сопровождение и обеспечение, но и на гносеологическое
отражение реально существующей сферы, а также на организационноинституциональное
оформление
систематизированных
продуктов,
результатов такого отражения. Речь идет об образовательном процессе и
его научно-методическом обеспечении.
5. Физкультурно-спортивный образовательный процесс начинается с
небольших, но с каждым годом набирающих объем и содержание школьных
образовательных
фрагментов,
включающих
в
себя
единство
трех
обязательных компонентов: воспитания, обучения, образования. Каждый из
трех компонентов
формировать
выполняет свои функции.
мировоззренческий
пласт
Воспитание призвано
личности,
ценностно-
ориентировочную основу деятельности и поступков. Обучение отвечает за
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
24
формирование способностей и качеств, навыков и умений. Образование
направлено на обеспечение необходимого объема специальных знаний и
общей
эрудиции,
увязанных
между
собой
в
некую
качественно
удовлетворительную целостность.
Основной внутренней характеристикой и принципом объединения
воспитания, обучения и образования вновь служит оптимальность,
раскрывающаяся
в
данном
эпистемологическом
смысле
как
непротиворечивость, последовательность, ясность, четкость, необходимая
и достаточная полнота теоретико-практического знания и образовательных
методов.
6.
Принцип
использования,
обеспечения
оптимальности
регулярной
управления
корректировки
физкультурно-спортивной
процессом
создания,
научно-методического
образовательной
практики
предполагает, соответственно, стремящуюся к тождеству, к изоморфизму
ситуацию соответствия практических проблем и «отвечающих» им задач
научно-методической разработки. Последние с необходимостью должны
исходить
из
первых,
характеризоваться
имманентной,
внутренней
присущностью физкультурно-спортивному процессу и связанной с ним
образовательной практики.
Сказанное не исключает некоторой доли рефлексивных научнофилософских исследований по поводу механизма и критериев оценки
истинности и эффективности самой научно-методической продукции.
Таким образом, необходимость совершенствования метонаучного знания
не оспаривается, но указывается, что принцип оптимальности управления
закрепляет
определяющую
роль
за
метанаучной,
практически
ориентированной разработкой.
7. Особого внимания в комплексной теории профильного управления
заслуживает анализ механизма организации образовательного процесса в
вузовской практике. Этот механизм также имеет несколько уровней, одним
из которых выступает собственно управление в узкопрофессиональном
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
25
административном смысле. Но именно этот собственно административноуправленческий уровень как раз и призван обеспечить соблюдение принципа
оптимальности управления во всем механизме организации образовательного
процесса.
8. Последним, но отнюдь не менее, а возможно, и более значимым
моментом в комплексной теории профильного управления выступает
оптимальное управление профильным монопольно-рыночным сигментом в
районном, региональном и общегосударственном масштабах. Здесь принцип
оптимальности воплощаетс в регулировании реального соответствия между
спросом и предложением.
При
установлении
подобного
соответствия
важен
учет
взаимозависимости трех факторов:
- спроса (реальная потребность на профильном рынке труда,
продукции, услуг);
- предложения (совокупный кадровый и иной ресурс и резерв);
-
собственно
управления
(муниципально-государственное
регулирование монопольно-рыночных отношений).
Вполне возможно, что на базе фактологии и закономерностей развития
только одного вида спорта и даже одного направления, включающего
несколько спортивных видов и дисциплин, не очень корректно делать
обобщения комплексного, системного характера. Поэтому, на наш взгляд,
целесообразно
(модель)
использовать
применительно
к
вышеизложенную
нескольким
аналитическую
принципиально
схему
различным
спортивным направлениям. Мы убеждены, что сравнительный анализ,
например, велоспорта, единоборств, футбола и, скажем, бодибилдинга
может послужить достаточной основой доказательной базы для самого
взыскательного и критически настроенного исследователя.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
26
1.2. Велоспорт в свете концепции социально-педагогической
системы
Очень часто объект управления и сама управленческая деятельность,
призванная нормализовать стабилизировать, улучшать функционирование
управляемого объекта, в общем и целом весьма далеки от системной
организации. Очевидно, поэтому столь желательный для социальноэкономической политики уровень программного управления достигается все
реже и реже. Для большинства современных отечественных и зарубежных
производственно-экономических,
социальных,
административно-хозяйственных отраслей,
политических,
блоков,
единиц,
правовых,
в
теории
пытающихся более или менее оперативно отслеживать свои сбои и
дисфункции,
а
на
практике,
при
всей
своей
информатизации,
компьютеризации, маркетинговой службе, фактически латающих новые и
новые «прорехи», гасящих новые и новые «пожары», - программное
управление не достижимо в принципе. Причем не достижимо не только в
настоящий момент, но и в отдаленной перспективе, если, конечно, указанные
социальные образования не на словах, а на деле не встанут на путь
действительно
системной
организации.
Историческая
цикличность
политических режимов, о которой говорят многие известные историки и
философы, свидетельствует, что на этот путь общественные структуры
добровольно или, скорее, принудительно обязательно встанут. Весь вопрос
лишь во времени. Но в этом случае они неизбежно утратят свою рыночнодемократическую «природу», перестанут быть статистическими объектами.
На современной стадии социально-экономического развития страны
капиталистического производства, демонстрирующие подчас удивительно
отлаженный менеджмент на отдельных предприятиях, даже в локальных
производственно-потребительских цепях, могут лишь мечтать о системном
управлении в целом или даже в больших хозяйственных масштабах, где они
принципиально бессистемны. Поясним сказанное на примерах. Можно ли
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
27
системно управлять броуновским движением частиц? Да, можно, изменяя
характеристики вещества под воздействием температуры и давления. Можно
ли системно управлять растекающейся во все стороны жидкостью? Да,
можно, создавая преграды и каналы, а еще лучше изменяя агрегатное
состояние вещества, превращая жидкость в твердое тело. Так и с
современным обществом. При всей монополизации, бюрократизации,
коррумпированности, оно не станет по-настоящему управляемым, пока не
изменит своих базовых характеристик, не изживет своей децентрализации.
Но это уже есть фундаментальная угроза существованию демократических
прав и свобод, посягательство на устои свободного, самодеятельного
общества.
Что только не делают экономисты, юристы, социологи, лишь бы
реабилитировать (хотя бы частично, хотя бы иллюзорно) эту современную
систему бессистемности. Они придумывают моральные и правовые кодексы,
идеальные типы, социальные роли, активно занимаются законотворчеством,
а торжествует, по-прежнему, не Закон, а Прецедент, то есть фактическое
нарушение кодекса, отклонение от правила, смешение типов, отказ от роли.
Не случайно самой на сегодняшний день влиятельной социологической
теорией выступает функционализм, порожденный школой структурнофункционального анализа Роберта Мертона и Толкотта Парсонса. «Зачем
частице знать о том, что она всего лишь частица? Зачем частице,
вовлеченной в хаотичное броуновское движение осознавать бессистемность
своих метаний? - вопрошает функционализм, - Главное – это ее функция
(физическая,
биологическая,
социальная)
в
рамках
определенной
структурной ячейки».
В связи с вышесказанным, следует понимать, что структурнофункциональный подход есть не системность, а суррогат системности.
Система не сводится к структурированной целостности, хотя и возникает на
базе
целостности.
Система,
в
отличие
от простой или сложной,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
28
структурированной или неструктурированной целостности, необходимо
предполагает три признака:
- наличие системообразующего фактора;
- относительную выделенность и обмен с окружающей средой;
- наличие взаимосвязанных и относительно автономных подсистемных
образований [Момджян К. Х. 2008, С. 683-684].
Применительно к физической культуре и спорту как учебнообразовательным и воспитательным феноменам системный подход, в
частности, по вышеназванным причинам также не типичен, по крайней мере,
в западной литературе он явно не позиционируется, хотя спортивный
менеджмент
–
тема
достаточно
избитая.
Между
тем,
социально-
педагогическая система физического воспитания, спорта, какой-либо иной
телесной
двигательной
практики
организационно-институциональное
административно-хозяйственное
-
это,
как
минимум,
оформление,
управление,
не
только
не
не
только
только
объект
для
менеджмента и маркетинга. Это еще и «вещь в себе». Внешнее политикоэкономическое управление спортом, его видами, в общем-то, мало что
проясняет по поводу внутренних закономерностей существования и развития
данной социокультурной целостности. А попытка отнесения этой сферы
общественной жизни к разряду отрасли есть явное признание всего лишь
политико-экономической значимости, но никак не культурной самоценности
спорта. Цивилизаторский подход к спорту губит социокультурность спорта
уже потому, что либо вообще ею не интересуется, либо учитывает ее очень
однобоко, чисто внешне, навязывая свои усредненные управленческие
шаблоны и стереотипы. Спортсмен, тренер, спортивный чиновник и
надспортивный чиновник, бизнесмен и политик подходят к проблеме
управления в спорте по-разному. Разница эта столь же велика, как если бы
мы оценивали и познавали культуру, обычаи и традиции народа по порядкам,
бытующим в фешенебельном отеле для отдыхающих иностранцев.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
29
В отечественной научной литературе на физическое воспитание, спорт
как самобытную социально-педагогическую систему или системы стали
смотреть уже во второй половине XX века, но концептуально исследовать
данный аспект начали только в XXI веке. В 2007-2008 гг. выходят в свет
монографии, учебное пособие, статьи о системных факторах, структурнофункциональных
уровнях и
характеристиках
управления
социально-
педагогической системы в сфере физического воспитания и спорта
Передельского А. А. Им же защищается одна из
первых по данной
проблематике докторских диссертаций на тему «Становление социальнопедагогической системы единоборств и ее развитие в современных
условиях». В 2010 году публикуется монографическое исследование
Михалевского В. И. «Футбол как социально-педагогическая система:
методология, методика, управление». В 2011 г. защищается кандидатская
диссертация Коникова С. Л., в которой рассматриваются системообразующие
факторы, подсистемные психофизические, технико-тактические, духовноинтеллектуальные
аспекты
организации
и
управления
системы
профессиональной подготовки единоборцев-прикладников. В 2010-2011 гг.
Кормазёва И. Б. в двух коллективных монографиях в контексте проблемы
соотношения в спорте абстрактного и конкретного гуманизма подвергает
системному сравнительному анализу один из самых главных официальных
источников контроля и управления в спорте – спортивный Регламент. Над
указанной проблематикой успешно работают и другие авторы.
Таким образом, постепенно выкристаллизовывается общий взгляд на
спорт как на социально-педагогическую систему с многоуровневым
контролем
и
способствовать
обеспечивающих
управлением.
не
ее
Гипотетически,
только
оптимизации
видов
деятельности,
такой
подход
собственно
отношений,
должен
спортивной
и
управляющего
воздействия, но и изысканию новых значительных резервов, недоступных в
рамках несистемного анализа. Попробуем принять приведенные выше
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
30
рассуждения за относительную истину и исследовать, насколько эта истина
остается таковой и эффективно «работает» применительно к велоспорту.
Для нас, несмотря на все, имеющие место на сегодняшний день, в
частности, в России, несистемные и антисистемные явления и тенденции в
функционировании и развитии велоспорта, последний как вид спорта и как
составная часть физического воспитания, несомненно, представляет собой
социально – педагогическую систему. Какие аргументы можно привести в
подтверждение данного тезиса?
Начнем с того, что соревнования по велосипедному спорту проводятся
по комплексу дисциплин. Например, на Олимпийских играх в Лондоне в
2012 году представлены следующие дисциплины:
1.
Велосипедный спорт (трек):

Спринт;

Командная гонка преследования;

Омниум;

Командный спринт;

Кейрин.
2.
Велосипедный спорт (шоссе).

Групповая гонка;

Индивидуальная гонка (раздельная гонка).
3.
Велосипедный спорт (МТБ - маунтинбайк).

Кросс – кантри.
4.
Велосипедный спорт (ВМХ).

Гонка «Классик».
И все это, не считая представленный в программе летних Олимпийских
игр Триатлон – вид спорта, в который наряду с плаванием и кроссом
включена также и велогонка. Различают следующие основные виды
триатлона с соответствующей им дистанцией велогонки:
1.
Tristar 11,1 (велогонка – 10 км.);
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
31
2.
ITU Суперспринт (велогонка – 10 км.);
3.
ITU Олимпийская дистанция (велогонка – 40 км.);
4.
Серия WTC 5150 (велогонка – 40 км. с запрещенным
лидированием);
5.
Tristar 111 (велогонка – 100 км.);
6.
ITU Long distance (длинная дистанция – двойная или тройная
Олимпийская) (велогонка – 80-120 км.);
7.
WTC 70.3 км. Half – Ironman («Полужелезный человек»,
«Половинка») (велогонка – 90 км.);
8.
Tristar 222 (велогонка – 200 км.);
9.
WTC Триатлон Ironman («Железный человек») (велогонка – 180
10.
«Ультра – триатлон» (велогонка – 180 км.);
11.
Кросс – кантри триатлон (велогонка – 10 - 30 км.);
км.);
При таком обилии дисциплин и субдисциплин велоспорт просто не
может не быть системой с общей системообразующей базовой техникой и
тактикой, воспитательной, учебной и образовательной основой. Иначе он
неминуемо распадается на «куст» родственных видов спорта. В подобных
случаях дисциплинарного разнообразия сильные центробежные тенденции
окажутся мощнее центросбережительных. Пока что этого не происходит. И
это аргумент в пользу системности.
Пойдем дальше. По большому счету, сведения о велосипедах и
самокатах до 1817 года сомнительны. Тем не менее, описываемый нами вид
спорта, несмотря на относительную молодость, чрезвычайно популярен и
отличается массовостью. Ему «покорны» не только все возрастные, но и
половые категории. В гонках на велотреке участие женщин разрешено с
летних Олимпийских игр в Сеуле 1988 году. В шоссейные гонки женщины –
велогонщицы были введены на летних Олимпийских играх 1984 года в ЛосАнджелесе. Маунтинбайк был впервые включен в программу Олимпийских
игр в 1996 году в Атианте, а ВМХ – в 2008 году в Пекине. И там и там
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
32
мужские и женские соревнования стали проводиться одновременно. Таким
образом, велоспорт следует рассматривать как действительно широко
социально – ориентированную спортивную соревновательную систему без
каких – либо изъятий и ограничений, кроме как по здоровью и другим
основаниям, общим для спорта в целом.
За
то,
что
данная
система
довольно
стабильна,
устойчива,
свидетельствует и разработанный Международным союзом велосипедистов
(UCT) соревновательный Регламент, изменения которого в последние годы
коснулись технических характеристик велосипеда, спортивной формы
гонщиков, локальных моментов программы соревнований, то есть вещей
несомненно важных, но все – таки второстепенных.
Позиционируя велоспорт в качестве педагогической системы, прежде
всего следует отметить, что он выступает действенным механизмом, методом
и средством физического воспитания. Физиологически педагогическая
система велоспорта посвящена задаче формирования должного уровня
функционального состояния велогонщика.
работоспособность
теплообменной
сердечно-сосудистой,
систем организма,
А это означает высокую
дыхательной,
крепкую
и
кровеносной,
выносливую
костно-
мышечную структуру тела. Психофизической задачей педагогической
системы велоспорта является формирование и развитие таких качеств, как
сила, быстрота, выносливость, ловкость, координация, а особенно скорость
реакции на движущийся объект, по которой, кстати, обычно фиксируются
более низкие показатели (по сравнению с мужчинами) у юных велогонщиков
и гонщиц – женщин.
Велоспорт как учебно-образовательная технология направлен на
сообщение целого комплекса знаний и умений. Среди других знаний
велогонщик должен знать соответствующие технико-тактические разделы,
характеристики трассы, погодные условия, анатомическое строение тела и
особенности
физиологии,
антидопинговый кодекс.
профилактические
меры
и
Всемирный
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
33
Велогонщик обязан уметь все свои знания успешно применять на
практике, овладеть техникой посадки, педалирования езды на велосипеде,
психотехникой, индивидуальной и групповой тактикой. Но главное – он
должен уметь грамотно распределять силы на дистанции, учитывая для этого
все возможные постоянные и переменные сложной формулы достижения
победы.
Велоспорт выступает также эффективной воспитательной системой,
воплощающей духовно – нравственные ценности патриотизма, проявления
воли и стойкости высокой самоотдачи и самоотверженности, уважения и
почитания своих тренеров – наставников, верности и надежности для
товарищей по команде, в определенных случаях ответственности за лидеров
в своей группе. Велоспорт формирует эстетические ценности и идеалы,
основанные на понимании и переживании велогонки как социально –
спортивного зрелища, соревновательной зрелищности, не лишенных красоты
и гармонии. Велоспорт активно прививает «чувство» социальной и правовой
культуры, базирующееся на индивидуальной и групповой дисциплине,
инициативе и групповой слаженности, подчиненных установленному
Регламенту.
Таким
охватывает
образом,
социально-педагогическая
биосоматические
система
(физиологические),
велоспорта
психофизические
(деятельностные), духовные (нравственные, эстетические, иные) аспекты
формирования
личности, способствуя
ее
активной
и продуктивной
социализации.
Между тем, было бы не очень правильным утверждать, что по
отношению к такой замечательной социально – педагогической системе
осуществляется
столь
же
эффективное,
оптимальное
управление,
направленное на раскрытие всех заложенных в указанной системе
перспективных возможностей. На сегодняшний день существует множество
как раз мешающих системному развитию велоспорта моментов, в том числе,
и моментов управленческого характера:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
34
 непомерно
раздутая,
громоздкая
управленческая
структура
Федерации велосипедного спорта России;
 погоня за кубками и медалями, являющаяся причиной многих травм
и заболеваний велогонщиков (особенно в раннем возрасте), идущая в разрез
принципу спортивного долголетия;
 разработка системы управления лишь в очень ограниченной области
– в области управления тренировочными нагрузками с целью «повышения
спортивного результата»;
 активное вмешательство в тренировочный процесс чиновников, за
которыми остается последнее и решающее слово даже в тех случаях, когда
оно противоречит диагнозу и рекомендациям врачей, взвешенной и
грамотной стратегической и тактической оценке тренерского состава.
Определенная
логика
во
всех
вышеперечисленных
моментах
естественно есть. Имеется и цель, ориентирующая все изменения велоспорта
лишь в одном направлении – всеми правдами и неправдами улучшить
спортивный результат, не думая о последствиях. Да действительно, кривая
роста
спортивных
результатов
отечественного
велоспорта
медленно
поползла вверх. Но какой ценой? Состав команд великовозрастный.
Молодежи нет. Нет «лавочки запасных». Нет системы первоначального
отбора детей по «узким» специализациям. Сборную по велоспорту на треке
тренирует немец, а отечественные тренеры уезжают за рубеж и выигрывают
золото для других стран. Совершенно не работает институт повышения
квалификации. Национальный рынок специализированных товаров, как и
кадров, отсутствует: в России ежегодно завозится около трех миллионов
велосипедов и всего, что с ними связано. Продукция в основном китайского
происхождения.
Рынок
услуг
в
основном
представлен
фитнес
объединениями.
А между тем,
самой сильной в
мире является европейская
велоспортивная школа, так как в Европе государственная политика
направлена
на
всеобщее «овелокультурирование»
общества.
Лучшая
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
35
российская велоспортивная школа в Санкт-Петербурге, так как там работает
система отбора и подготовки спортивного резерва.
Итак,
основные
координационные
меры,
требующиеся
для
эффективной практической разведки социально-педагогической системы
велоспорта на лицо:
 возвращение государству руководства всеми видами спорта, уход от
бесконтрольности общественных федераций;
 развитие полноценного национального профильного рынка, а не
российского придатка мирового и европейского рынков;
 возрождение
системы
подготовки
спортивного
резерва
и
переподготовки тренерского резерва;
 разумная деполитизация и декоммертизации спорта;
 прочее.
Коротко
любительского,
говоря,
а
назрела
разработки
необходимость
основ
не
профессионального
перестройки
управления
профессиональной социально-педагогической системой профессионального
велоспорта.
В исследовании возможностей существования характеристик такой
профессиональной системы, соответственно, и состоит одна из главных задач
нашей работы, к решению которой мы готовимся приступить.
Но сначала вкратце рассмотрим, что из себя представляет концепция
социально-педагогической системы применительно к сфере физической
культуры и спорта. В указанную концепцию разработавшие ее авторы
включили следующее:
- исследование принципа системности в спортивной педагогике;
- обоснование основных моментов, положений, характеризующих
сущность и специфику социально-педагогической системы спорта;
- перечень, описание и анализ ее основных взаимосвязанных
компонентов и принципов функционирования;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
36
- представление о ее многоуровневой организации с конкретизацией
состава, структуры, контрольных механизмов и интегративных факторов на
каждом уровне;
- системную разработку методолого-методических связей в области
профессионального
образования
и
тренировочно-соревновательной
деятельности спортсменов и тренеров;
- соответствующий социально-педагогической системе спорта раздел
теории управления;
- системный подход к анализу и оценке социально-педагогических
проблем и перспектив функционирования и развития спорта (вида спорта).
Исследование принципа системности в спортивной педагогике велось и
ведется многими известными авторами. Определенную систематизацию
проделанной в этом направлении работы удалось выполнить С. Д.
Неверковичу. Поэтому целесообразно уделить внимание именно его
разработке, изложенной, в частности, на страницах учебника «Педагогика
физической культуры и спорта» [см. Неверкович С. Д., 2006]. Несмотря на
то, что, в общем и целом педагогическая наука имеет устойчивую тенденцию
к смешению и взаимоподмене принципов системности и целостности,
понимая под системой как раз целостность, в чем Неверкович справедливо
видит некоторую слабость и недостаточность действующей педагогической
теории и методологии, самому автору удается выявить и нейтрализовать
данный пробел. Он локализует критерии системности, совпадающие с
таковыми в приведенной выше социально-философской трактовке К. Х.
Момджяна. Неверковичу на базе философско-педагогической методологии
не только удается показать основные компоненты дидактической системы,
но и выйти на системное обоснование педагогической технологии как
системообразующего, интегративного фактора этой системы [см. там же].
Последнее особенно ценно для нашего исследования, так как позволяет нам,
в итоге, определиться с направлением поисков подобного фактора для
различных уровней социально-педагогической системы велоспорта.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
37
Как известно, социально-педагогическая система спорта может
рассматриваться в целом или по частям, представленным подсистемными
образованиями, то есть конкретными видами спорта. Через новые и новые
виды
спорта
социально-педагогическая
система
тиражируется
и
воспроизводит себя, постоянно изменяясь и приспосабливаясь к реальной и
динамичной
социально-производственной
практике.
В
силу
такого
тиражирования она содержит в себе как общие, типичные, так и частные,
уникальные моменты. И те и другие в их взаимосвязи и взаимовлиянии не
следует выпускать из внимания, понимая важность роли их синтеза в
интересующей
нас
педагогической
системе
велоспорта.
Поэтому
представляется перспективным исследовать их не обособленно друг от друга,
а вместе, на примерах каких-либо определенных видовых спортивных
социально-педагогических систем. Разработка такого рода, как уже
отмечалось, осуществлена Передельским А.
А.
в единоборствах и
Михалевским В. И. в футболе. Рассмотрим ее и попробуем провести
аналогии в нужном нам направлении.
Исследование
позволило
социально-педагогической
сформулировать
несколько
системы
положений,
единоборств
определяющих
ее
сущностные особенности. Во-первых, развиваясь, она оформилась в
социальный институт, а любой социальный институт имеет устойчивую
мощную социальную базу. Отсюда несомненное право именоваться
социальной системой. Во-вторых, единоборческую деятельность всегда
осуществляет даже не группа лиц, не команда, а отдельный конкретный
человек, действие, поведение которого управляется его психической
системой.
Поэтому
системе
единоборств
неизменно
присущ
психологический характер. В-третьих, передаваемое из поколения в
поколение искусство единоборств не существовало бы на протяжении
тысячелетий, не имей оно тщательно отлаженной, отработанной и
многократно проверенной в деле обучающей методики. Следовательно,
необходимо признать ее методический характер, который, как известно из
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
38
области дидактики, имеет пять взаимосвязанных компонентов: цели,
содержание, организационные формы, методы, средства обучения. Вчетвертых, привязка современных единоборств к сфере спорта ни у кого
сегодня не вызывает принципиального сомнения. Но данная адаптационноадаптирующая
связь
существенно
трансформирует
единоборческую
традицию, что также совершенно ясно любому специалисту. Получается, что
основываясь на спорте, на спортивной тренировке и соревновательном
Регламенте,
система единоборств
неизбежно приобретает спортивно-
педагогический характер. И, наконец, в-пятых, современные международные
и национальные федерации и клубы единоборств – это мощные автономные
самоуправляемые организации со своими органами контроля, принятия и
исполнения управленческих решений, экономической, а где-то даже
правовой базой. Совершенно естественно поэтому рассматривать систему
единоборств как одну из самоуправляемых систем.
Вот так, с помощью указанной аргументации и возникает определение
социально-педагогической
психологической,
системы
единоборств
методической,
как
социальной,
спортивно-педагогической
самоуправляемой системы, включающей семь основных взаимосвязанных
компонентов. Имеется в виду:
- спортсмены и тренеры;
- содержание обучения и воспитания в единоборческой деятельности;
- формы организации этой деятельности;
- применяемые в ней методы;
- используемые средства;
- реализуемые цели;
- ожидаемый личностный и социальный результат [см. Передельский
А. А., 2008, С. 8].
Даже
столь
развернутое определение
социально-педагогической
системы единоборств потребовало от его автора более конкретных
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
39
пояснений, в процессе которых были сформулированы шесть основных
принципов функционирования позиционируемой системы:
- единства и взаимовлияния обучающего и обучаемого;
- приоритетности воспитания над обучением;
- единства и многообразия мировоззренческо-методологических основ
единоборческой деятельности;
-
порождения
мотивов
и
целей
деятельности
особенностями
единоборческой практики;
- комплексного использования вербальных и невербальных форм
организации деятельности;
- единства и взаимопревращения теории в методов [см. там же, С. 10].
Легко
заметить,
что
и
по
содержанию
и
по
формальной
последовательности и сущностной иерархии указанные компоненты и
функциональные принципы между собой соотносятся, коррелируют.
В русле концепции социально-педагогической системы по аналогии с
тремя уровнями политической организации общества [см. Разин В. И., 1967]
Михалевский В. И. исследует состав, структуру, контрольные механизмы и
интегративные факторы трехуровневой системы футбола.
В системе футбола нижнего или командно-игрового уровня он видит
состав, включающий тренера, помощника тренера по физической подготовке,
капитана команды (или лицо, выполняющее функции капитана), членов
команды. Состав среднего или внутриклубного системного уровня, по его
мнению, включает игроков, тренера, спортивного руководителя (президента
или председателя) футбольного клуба. В составе верхнего уровня системы,
определяющей «внешние сношения футбольного клуба» Михалевский
выделяет сам футбольный клуб, его болельщиков, сферу рекламы и бизнеса,
сферу
власти.
Последняя
подается
автором
также
в
качестве
многоуровневого образования (от административно-хозяйственной власти –
до политической государственной и международной власти союзов и
объединений) [см. Михалевский В. И., 2010, С. 38-39].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
40
Анализ
функционирования
указанных
элементов
трехуровневой
социально-педагогической системы футбола автор совершенно логично
строит на выяснении организационной иерархии реально существующих в
сфере
футбола
отношений.
Выбирая
системообразующий
фактор,
Михалевский, на первый взгляд, неожиданно, но, как видно далее,
достаточно обоснованно смещает акцент с комплекса взаимоотношений
тренера с остальными членами футбольного коллектива – на личность самого
тренера. Именно тренера исследователь рассматривает «интегрирующим
субъектом, персонификацией духа футбола», образа клуба, символа команды
как единственно «истинного системообразующего фактора футбола во все
времена» [см. там же, С. 40-43].
Анализируя далее контрольные механизмы футбольной социальнопедагогической системы, автор в качестве наиболее объективного и
комплексного из всех возможных называет жесткую ориентацию на
результат матча. Он показывает однако, что этот результат может быть
различным:
игровым,
зрелищным,
коммерческим,
Подчеркивая сложность, многовекторность
политическим.
политического результата,
Михалевский как опытный и известный футбольный администраторфункционер уверен, что многие (если не все) проблемы современного
футбола проистекают из-за волюнтаристского влияния руководителейконтролеров,
а
точнее,
из-за
давления
властной
организационно-
политической верхушки. Перемешивая в своем давлении объективные
потребности с субъективными интересами и неприкрытым произволом, эта
верхушка
«реализует
свои
установки
через
решения
спортивных
руководителей (президентов, председателей, директоров) футбольных клубов
и федераций», а также через контрольный механизм футбольного спортивносоревновательного Регламента, прежде всего, выражающийся в деятельности
другой группы контролеров – футбольных судей, арбитров. Выступая для
людей непосвященных незыблемой твердыней футбольных традиций,
доказывает Михалевский, правила и механизм футбольного судейства суть
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
41
«такой же сплав объективного и субъективного, как и многое другое в
общественной практической деятельности» [см. там же, С. 46]. Понимание
данного факта подталкивает автора к исследованию как объективных, так и
возможно (даже приоритетно), субъективных детерминант широкого и
глубокого организационного рассмотрения и воплощения в результате матча
политических властных элитарно-олигархических установок, подспудно
содержащих в своей основе и личностно-групповой экономический интерес.
Тем
не
менее,
Михалевский
показывает
определенную
несогласованность системообразующих, интегративных факторов и свойств с
реальными
современными
педагогической системы
контрольными
футбола.
Он
механизмами
конкретизирует
социальноэтот момент
несогласованности, интерпретируя его как объективное сопротивление
системы внешнему инородному давлению, субъективизм и волюнтаризм
которого увеличивается по мере приближения к верхнему уровню
управления
системой
футбола.
Таким
образом,
основной
рычаг
совершенствования футбола, в частности, национального футбола автор, как
нам
представляется,
объективных
(и
усматривает
субъективных)
в
укреплении
профессиональных
центростремительных
факторов,
обеспечивающих интеграцию социально-педагогической системы футбола. В
поддержке и культивировании системного профессионализма он видит
главную задачу оптимального управления футболом. Отсюда его интерес к
разработке методолого-методических связей в системе профессионального
образования и деятельности спортсменов и тренеров по футболу. Рассуждая
о разноплановости методологии футбола, Михалевский пишет: «Но все это
единство и многообразие всеобщей и общей методологии воплощается в
методике деятельности не напрямую, не непосредственно, а через общую и
частную педагогическую методологию, которая, собственно, и выстраивает
методолого-методические
связи,
реализуемые
в
конкретной игровой
практике» [см. там же, С. 51]. Таким образом, системообразующим
фактором, придающим «правильный ракурс», ориентацию на решение
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
42
спортивно-образовательных проблем «всему методолого-методическому
зданию современного футбола», по убеждению автора, выступает именно
педагогическая
максимального
методология.
учета
всех
Именно
объективных
она
создает
возможности
и субъективных
факторов,
способных улучшить результат. Поэтому в грамотном использовании
педагогической методологии заключается и профессионализм, и… гуманизм
тренера по футболу [см. там же, С. 60].
Данный момент требует уточнения и определенности: необходимо
чётко прояснить что рассматривать в качестве системообразующего фактора
социально-педагогической системы спорта. С одной стороны, таким
фактором видится педагогическая технология, с другой - «дух» вида спорта
и его субъект-носитель, персонификация, то есть тренер. Так что же в итоге?
По всей видимости, педагогическая технология выступает объективным
носителем указанного «духа», идеи вида спорта точно также как тренер,
работающий с ней, рассматривается в качестве его (ее) субъективного
носителя. И в тренере и в технологии в совокупности
воплощается
идеальное, духовное начало каждого вида спорта. Противоречия нет, есть
субъект-объектные отношения, свойственные человеческой деятельности в
целом.
Михалевский
педагогической
в
своей
технологии,
монографии
но
не
вплотную
выходит
на
приближается
понятие
к
нему,
позиционируя важность индивидуальной психологической подготовки и
работы с субъективным фактором (к примеру, со взрывным эмоциональным
самовыражением и восприятием игроков). Выход исследователя в русло
технологического
оптимальном
анализа подтверждается и его рассуждениями об
тренировочно-соревновательном
режиме.
«Наращивать
интенсивность тренировок, избегая при этом последствий перетренировки, полагает
он,
-
можно
за
счет
учета
соблюдения
оптимального
тренировочного режима и режима чередования периодов работы и отдыха
(восстановления), комбинирования видов нагрузки, способов проведения
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
43
занятий, за счет учета периодов восстановления организма после работы
аэробного и анаэробного характера, за счет знания о человеческой биохимии
и физиологии, психологии в целом, о различном периоде восстановления
футболистов с разными игровыми амплуа (нападающих, защитников,
вратаря, полузащитников), знания о колебаниях биоритма в течение суток у
представителей различных хронотипов («жаворонки», «совы», «голуби»), за
счет индивидуального подхода» [там же]. Кстати, последний связывается с
индивидуальностью
игрока,
которая
рассматривается
как
общая
закономерность в футболе, то есть как объективный фактор.
Подробное цитирование объясняется тем обстоятельством, что в
приведенном выше высказывании буквально каждая строчка представляет
безусловный интерес и для педагогической технологии велосипедного
спорта.
Не меньший интерес вызывают размышления Михалевского о
синтетических субъективно-объективных факторах. Под которыми он
понимает социокультурные типы (особенности социокультурной среды,
менталитета, национального характера, темперамента) игроков команд
различных национальностей. Он пишет, что отличия в социокультурных
типах существенно отражаются даже на принимаемой «на вооружение»
тактике футбольной игры. «Например, тактическая схема «дубь-ве»,
требующая от игроков железной дисциплины и жесткой дифференциации
выполняемых задач, сразу же понравилась англичанам и немцам, а у
итальянцев приживалась плохо. С другой стороны, итальянцы всегда были
склонны к игровой импровизации, чего всегда не хватало англичанам и
немцам. Подобные различия существуют и требуют развернутого анализа в
школах европейского и южноамериканского футбола» [см. там же, С. 61].
Особо
Михалевский
оговаривает
роль
выдающихся
личностей
в
общекомандной тактической схеме, модели, стиле. Действительно интересно,
как выдающийся спортсмен находит свое место в «тотальном футболе», или
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
44
жестком коллективном «прессинге», или в «финтовом» футболе, когда
команда играет «на лидера».
Естественно, все указанные и многие другие моменты обязательно
должны учитываться и отражаться теорией управления. Михалевский
убеждает нас, что «если систему управления в футболе представить в виде
круга, то началом и концом его будет тренер. Сколько бы ни было в этом
круге других субъектов управления, роль их сводится к выполнению болееменее важных, но второстепенных, вспомогательных функций, функций
социальной организации, адаптации и обслуживания футбола. Социальнопедагогическая роль тренера гораздо более объемна и грандиозна. Она
состоит в развитии самого футбола. Не просто игры или вида спорта, а
относительно
автономного
направления
профессионализации
и
социализации личности» [см. там же С. 78].
Система управления, ориентированная на центральную роль тренера
определяет
четкую
дифференциацию,
регламентацию,
иерархию,
преемственность уровней компетентности. Она создает ситуацию, при
которой «трудно соответствовать более высокому уровню управления, не
освоив предварительно более низкие», при которой соответственно,
мобильность управленческих кадров, их продвижение вверх по карьерной
лестнице оправданы и обоснованы. Следовательно, тем самым создаются
максимальные гарантии защиты от «несоразмерного роста субъективного
фактора и личностного произвола» [см. там же, С. 78-79].
Многие
социологи, исследующие феномен современного футбола
довольно аргументировано доказывают, что этот «король спорта» является и
беспримерным, безальтернативным спортивным лидером в плане построения
собственного, относительно автономного и самостоятельного социальнопроизводственного пространства [см. Айзенберг К. 2006].
Поэтому анализ современных проблем и перспектив футбола в
концепции социально-педагогической системы интересен нам по двум
причинам. Первое – в нем мы можем с определенной долей вероятности
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
45
увидеть будущее велосипедного спорта. Второе – на его примере мы имеем
возможность
понять
и
«прочувствовать»
различные
слабые
места,
негативные факторы велоспорта, по которым он рискует подобного,
футбольного «величия» не добиться.
Михалевский для анализа состояния и перспектив российского футбола
из всех трех уровней социально-педагогической системы предпочитает
исследовать
верхний,
убедительно
доказывая,
что
всё
«важное
и
существенное в футболе начинает «работать» только тогда, когда есть
главное
–
социально-экономические
и
политические,
базисные
и
идеологические условия развития и распространения футбола в стране» [см.
там же, С. 81-82]. А в сегодняшней России, по мнению известного и
опытного
футбольного
функционера,
в
этом
смысле
сложилась
«неблагоприятная ситуация», заключающаяся, прежде всего, в отсутствии
государственного подхода к футболу. Он убежден, что неразвитость в России
спорта
высших
достижений
как
темы
бизнеса
вызвана
слабой
государственной поддержкой, причем не государственно-корпоративного,
в… массового спорта. Без массового спорта в полную силу «не работает» ни
один механизм коммерческого развития большого спорта. Только массовый
спорт способен приобщить сотни тысяч детей «и их родителей к товарноденежным
отношениям
в
сфере
физкультурно-спортивных
услуг,
подготавливая общественное мнение и армию болельщиков к еще более
коммертизированной области большого спорта» [см. там же, С. 84]. Вот
почему государство должно «на порядок» увеличить поддержку массовому
спорту, делая это грамотно и неформально. А это уже выход на всесторонне
продуманные
государственные
программы
строительства
спортшкол,
профильных объектов, инфраструктуры, товаров физкультурно-спортивного
предназначения.
Что
в данном контексте необходимо
велосипедного спорта?
предпринять в области
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
46
Мы убеждены, что российский велоспорт способен получить импульс к
гораздо
более
динамичному,
поступательному,
широкомасштабному
развитию в том и только в том случае, если в основу этого развития на
общественно-государственном уровне будет заложен принцип оптимального
управления, в свою очередь, базирующийся на концепции социальнопедагогической системы.
Принцип оптимального управления, как было показано выше,
подразумевает, что весь механизм управления велосипедного спорта
осуществляется, прежде всего, исходя из внутренних закономерностей его
социально-педагогического функционирования, под влиянием присущих
этому функционированию детерминант, определяемых как спецификой
самого велоспорта, так и особенностями занимающегося им национального
социального контингента.
Понимание и признание указанного обстоятельства позволяет выделить
несколько
фундаментальных
характеристик оптимального
управления
велоспортом:
- естественность (ненасильственность, органичность, внутренняя
обусловленность механизма управления);
-
программность
прогнозируемость,
(неспонтанность,
взвешенность
и
значительная
продуманность,
обоснованность
управленческих
решений);
- тождественность (соразмерность управления и управляемого объекта,
полнота и объективность отражения и учета качественно-количественных
особенностей последнего. В спортивной деятельности, например, управление
обязано учитывать удельный вес и влияние целых четырех форм
коммуникации: текстово-речевой или вербальной, образно-ассоциативной,
знаково-символической, моторно-двигательной);
Системность
(организованность, структурированность
управления
сообразно с уровнями системной организации управляемого объекта, в
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
47
данном случае с индивидуальными, групповыми, клубными, видовыми
уровнями социально-педагогической системы велоспорта).
Представление
о
социально-педагогической
системы
велоспорта,
необходимое для осуществления оптимального управления, формируется под
влиянием знания об основных аспектах, направлениях, областях ее
функционирования.
Социально-педагогическая
система
велосипедного
спорта
характеризуется:
- охватом двух десятков спортивных субдисциплин при пяти
спортивных дисциплинах с учетом всех разновидностей триатлона;
- доступностью практически для всех возрастных и половых категорий
населения как вида спорта или как разновидности физического воспитания;
- наличием и использованием сложного и объемного комплекса знаний,
умений, навыков, способностей, объединяемых вокруг присущей велоспорту
системной или интегративной технологии;
-
развитием
и
совершенствованием
технологии велоспорта
в
педагогическом процессе (в единстве его технико-тактического базового
содержания и онтокинезиологического обоснования), в сфере материальнотехнического обеспечения данного процесса, в области административно хозяйственного
(даже,
можно
сказать,
политико-экономического)
обеспечения и стратегии развертывания общественно-государственной,
например, вузовской образовательной практики велоспорта.
Проблемный
велоспорта,
по
конкретизация)
анализ
нашему
концепции
современного
мнению,
состояния
доказывает,
оптимального
что
управления
отечественного
реализация
велоспорта
(и
с
необходимостью, обусловленной реальной значимостью, должна покоиться
на
результатах
исследования
проявлений
принципа
оптимального
управления в областях, касающихся:
- диалектики управления двигательными действиями в тренировочносоревновательном процессе спортсменов-велосипедистов;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
48
- тактических основ управления спортивной деятельностью на примере
велоспорта;
-
общих
онтокинезиологических
рекомендаций
к
разработке
двигательных комплексов велоспорта;
- велоспорта в свете стратегии управления физкультурно-спортивным
вузом.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
49
Глава 2. Диалектический подход к исследованию проблемы
оптимального управления двигательными действиями в тренировочносоревновательном процессе спортсменов-велосипедистов
2.1.
Управление
формированием
и
совершенствованием
двигательных действий в искусственной среде: биомеханический подход
Проблема поиска и разработки если не системы, то хотя бы принципов
оптимального управления совершенствованием двигательных действий,
очевидно, оформилась параллельно и в связи с возникновением первых
комплексов
таких
действий,
объединенных
общим
замыслом
целенаправленной человеческой деятельностьи. То или иное решение
указанной проблемы стало осмыслением, саморефлексией со стороны
осуществляющей эту деятельность личности. Тем не менее, проблема
оптимизации управления в области развития двигательной активности
остается актуальной по сей день. Такому положению вещей должно быть
разумное объяснение. Естественно, оно имеется, причем не одно. Например,
Г. И. Попов объясняет рассматриваемую проблему в спорте наличием ряда
противоречий в формировании и совершенствовании движений [см. Попов Г.
И., 2011]:
- наработанный под определенный спортивный результат двигательный
навык ориентирует на стабилизацию функциональной системы, моторной
программы, тем самым препятствует дальнейшему повышению спортивного
результата;
-
обучение,
построенное
на формальном подражании мешает
разглядеть связь формы с содержанием движения и связь упражнения с
координацией мышечных групп,
тем самым
препятствуя
развитию
прогрессивной обучающей методики, кроме методики упрощения и
расчленения
элементы;
сложного двигательного задания на составляющие его
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
50
- наивысшая вероятность формирования рациональной мышечной
координации возможна лишь в условиях отсутствия внешних помех, но
нацеленное на увеличение результативности повышение интенсивности
движения неизбежно приведет к увеличению таких помех из-за нарушений
межмышечной координации, нарастания физиологических и физических
дисфункций;
- движение, формируемое при низком уровне развития физических
качеств, неэффективно, так как закрепляет и стабилизирует, соответственно,
заниженную результативность [см. там же, С. 306-307].
Выход из указанных противоречивых обстоятельств традиционная
методика, по мнению Попова, знала только один. Он состоял «в постоянном
многоэтапном
переучивании,
в
применении
специальных
средств,
препятствующих закреплению навыка». В противном случае любая попытка
улучшить
результат
путем
повышения
нагрузки
и
ужесточения
тренировочного режима в целях противостояния «сбивающим воздействиям
утомления» неминуемо приводила к упрощению «всех технических
компонентов
осваиваемых двигательных
навыков»
с отрицательным
эффектом стабилизации упрощенных результатов [см. там же, С. 307].
В последнем выводе автор, на наш взгляд, даже несколько излишне
оптимистичен, так как говорит лишь о стабилизации, не видя перспективного
регресса, основанного на перманентом упрощении. Остановка в восходящем
движении – это покой лишь при условии сохранения всех факторов
неустойчивого
равновесия,
во
всех
их
полноте
и
качественно-
количественном соотношении. В реальности, достичь подобного равновесия
практически невозможно, поэтому и покой здесь – временный, неизбежно
сменяющийся энтропийной деградацией. Прекращающаяся развиваться
система начинает терять энергию, упрощать свою организацию и неуклонно
катится к формальному и содержательному развоплощению.
Конечно, спорту как социальной системе гибель от действия
физического закона нарастания энтропии не угрожает. Уж слишком явный
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
51
редукционизм содержался бы в подобной физической экстраполяции.
Однако
падение
упомянутой
качественного
уровня
по
причине
использования
выше традиционно применяемой отсталой технологии явно
имеет место, о чем с горечью высказываются многие легендарные
спортсмены
и тренеры,
например,
бывшие ректоры
физкультурно-
спортивных вузов В. М. Игуменов и В. В. Громыко.
Объясняется указанная регрессивная тенденция довольно просто:
обученные по упрощенной технологии тренеры, не зная истинно сложного,
воспринимают в качестве сложного более простое и упрощают, в свою
очередь, уже упрощенное.
Скорее всего, Г. И. Попов прекрасно понимает причины и возможность
застоя и деградации в спорте, однако выполняя другие задачи, не говорит о
таких явлениях, которые проявляются при смене нескольких поколений
тренеров. Так или иначе, но предлагаемые им методологические изменения
направлены на избавление от парадоксов стабилизации двигательного
навыка и одновременно на противостояние регрессивным тенденциям. Суть
этих изменений заключается в «отходе в планировании тренировочного
процесса» от слишком прямолинейных педагогических рекомендаций и в
акценте внимания на «использование в процессе подготовки спортсменов
диалектического
метода».
Эти
меры,
по
его
мнению,
«должны
способствовать переходу на более передовые позиции в управлении»
спортивной подготовкой [см. там же].
Свою версию применения диалектического метода Г. И. Попов
реализует в имеющей теоретическое и практическое воплощение концепции
искусственной управляющей среды. В этой концепции раскрывается
диалектика внешнего и внутреннего, искусственного и естественного, части
и целого, простого и сложного, причины и следствия. В ней же находит свое
выражение
диалектический
принцип
диалектический принцип системности.
целостности,
а
отчасти
и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
52
Проблемой создания искусственной тренировочной среды за счет
моделирования
имитаторов,
и
конструирования
различного
механизмов-посредников,
рода
усилителей
искусственных
фрагментов
или
целостной практики тренировочно-соревновательного процесса занимались
и занимаются многие ученые. Постоянно появляются новые и новые виды
тренажеров,
специального
оборудования,
отягощения.
Усложняются,
снаряжения,
рационализируются
покрытия,
экспериментальные
установки, испытательные стенды. У каждого из них в той или иной области
и степени есть свои сильные и слабые стороны. Но главной слабостью
большинства
вариантов
искусственной среды
выступает
неизбежное
рассогласование между двигательным навыком, закрепленным в более или
менее искусственных условиях и его практическим прототипом в спортивной
реальности; между искусственно простимулированной мышцей, (мышечной
группой) и другими мышечными блоками, не испытавшими подобного
воздействия; между силовой и ритмически-скоростной составляющими
двигательного навыка.
Чтобы
нейтрализовать
указанную
слабость
искусственных
тренинговых сред, Г. И. Попов предлагает следующее:
- за счет специально организованных условий внешней среды помочь
спортсмену выйти на повышенные режимы выполнения упражнения, «дать
спортсмену энергетические, силовые и координационные добавки, которые
необходимы
для
компенсации
недостающих
естественных
сил
и
функциональных возможностей тренирующегося» [там же, С. 309];
- тем самым не просто осуществлять функцию детерминации
избирательно
направляемых
изменений
определенных
характеристик
технических рисунков движений, а формировать, ни много ни мало, «новую
моторную программу», соответствующую «выполнению упражнения с
повышенным или рекордным результатом». Такой поход, по убеждению
исследователя,
открывает
практическую
возможность
«говорить
об
искусственно управляющей среде не только как комплексном факторе
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
53
совершенствования самой двигательной функции, но и
деятельности
обеспечивающих ее функциональных систем» [см. там же].
- приоритетно «работать» с величиной силы тяжести, постоянной
воздействия
гравитационного
поля, стабильность
которой выступает
фактором ограничения двигательных максимумов и, соответственно, верхних
пределов их результативности.
С этой целью применяемые локальные отягощения (сообразно с
технической структурой данного упражнения) закрепляются на центрах масс
основных «звеньев тела» (мышечных блоков) таким образом, чтобы, вопервых, обеспечить максимально возможную свободу движений, во-вторых,
не искажать межмышечную координацию, в-третьих, не превышать общую
массу отягощений более, чем до 6-8 % от массы тела спортсмена;
- обеспечить приоритетность «задачи по формированию ритмоскоростной
компоненты
двигательного
навыка»
с
последующим
«подтягиванием» силовой компоненты двигательного навыка до требуемых
значений. Обратная последовательность рассматривается как тупиковая,
поскольку учитывается, «что силовая подготовка лишь до определенных
пределов положительно влияет на быстроту движений [см. там же, С. 312313].
Таким образом, в общем и целом Г. И. Попов предлагает внедрять
экспериментальную искусственную управляющую среду, на наш взгляд,
напоминающую
силовой
кокон,
который
подобно
второй
коже
пропорционально мышечной структуре «обтягивает», покрывает тело
спортсмена, внося в естественный план его движений лишь завышенные
условия силы тяжести (гравитации), попутно стимулируя нужные мышцы и
функциональные системы организма.
Кроме предложенного Поповым, существуют и другие методологометодические
варианты
разрешения
проблемы
«предотвращения
консервативной стабилизации» двигательных навыков, например, вариант
введения
«избыточности
разнообразия»
воздействия
упражнений
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
54
болгарского ученого М. Бычварова. Но в своем большинстве эти концепции
– биомеханические. Они исходят из того, что без создания искусственной
управляющей среды невозможно или крайне затруднительно достичь
желаемого прогресса в деле существенного повышения функциональных и
биомеханических двигательных уровней, максимумов.
В биомеханических вариантах решения интересующей нас проблемы
совершенно
закономерно
проявляется
некоторая
методологическая
ограниченность, связанная с локализацией внимания ученых именно на
биомеханических технологиях. Во-первых, в процессе рассуждения о
частичной или полной замене, или искусственном подкреплении, усилении
воздействия естественных условий на формирование и совершенствование
двигательных навыков, из поля зрения подчас ускользает задача более
рационального
использования
управляющих
возможностей
самой
естественной среды. Во-вторых, как правило, игнорируется психофизический
подход, который по-своему успешно способен формировать спортивнопедагогическую технологию. В-третьих,
не используются более древние,
чем современный спорт культурные телесные, двигательные методологии и
методики, столь же традиционные как метод подражания, но построенные на
иных, не метафизических, а диалектических принципах. Речь идет о
восточных психологических технологиях, до сих пор практически не
используемых в современном спортивном процессе.
2.2.
Управление
формированием
и
совершенствованием
двигательных комплексов в естественных условиях: психофизический
подход
Итак,
в
формирования
поле
и
нашего
анализа
совершенствования
попали:
естественная
двигательных
среда
навыков,
психологический подход к созданию спортивно-педагогической технологии,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
55
древние культурные телесные (двигательные) методики, а в довершение к
ним диалектическая методология.
Можно ли где-нибудь найти (или создать) продуктивный синтез всех
вышеперечисленных моментов для использования в сфере физической
культуры
и спорта
с
целью решения
проблемы
«предотвращения
консервативной стабилизации» двигательных навыков? Рискнем сразу же
ответить на поставленный вопрос положительно, а затем постараемся
привести доказательное объяснение столь оптимистичной позиции. Начнем
с самого сложного, общего и абстрактного, а именно с диалектики.
На первый взгляд, кажется, что
применить в конкретной практике
физкультурно-спортивной деятельности предельно всеобщие и абстрактные
диалектические законы и принципы невозможно. По крайней мере,
традиционная идеалистическая и материалистическая диалектика западного
образца требует введение посредника, например, в лице науки. Всеобщие
законы и принципы, воплощаясь в общих, а за тем в частных научных
положениях, все больше и больше конкретизируются и через научную
многопластовую операционализацию в конце концов достигают, реальной, к
примеру, спортивно-педагогической практики. Так, в основном, принято
считать в западной философии и науке. Однако существуют философские
доктрины, которые рассуждают не о науке, а об искусстве конкретнопрактической
диалектических
психофизической,
идей.
Таковы
телесно-двигательной
даосские
и
чань
интерпретации
(дзэн)-буддистские
религиозно-философские доктрины, находящие все большее сочувствие,
понимание, выражение в современной американо-европейской философии и
науке, например, в психологии.
Адепты
даосской и дзэнской культуры проповедуют принцип
естественного существования, веря, что только сохраняя естественность
жизнедеятельности, поведения, можно постичь сущность мира обрести
характерную для нее вещественную энергетическую мощь. Причем они
ищут эту мощь не вне себя, а в себе, разрабатывая психофизические
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
56
технологии
активизации скрытых телесных, биосоматических ресурсов,
резервов быстроты, силы, выносливости. Базовой частью этих технологий
выступает
восточная
диалектика,
положения
и
принципы
которой
раскрываются непосредственно через двигательную активность. Даже если,
на первый взгляд для непосвященных, все это выглядит как пропаганда
пассивности и недеяния, в своей сущности эти учения чрезвычайно
продуктивны именно как методолого-методические выходы на рекордные
результаты и максимальные показатели в использовании двигательных
навыков. Попробуем представить себе краткую развертку усредненной для
указанных
доктрин
восточно-диалектической
телесно-двигательной
технологии применительно к сфере спорта.
Все проблемы, утверждает восточная диалектика, связанные с
неадекватным функционированием человека в окружающей среде вызваны
его неверным самочувствованием, самоощущением. Эта неправильность и
присущая ей дискомфортность рождены противопоставлением себя всему
остальному,
противоположностью
противопоставленным
внешним
«Я»
и
обстоятельствам
«не-Я».
своей
Будучи
деятельности,
человек воспринимает их как чужеродность, как помеху. Пытаясь преодолеть
помеху, он борется с ней, отторгает ее, становясь заложником своего
личностного замысла. Испытывая сложности в реализации своего замысла,
достижении своей цели за счет отбрасываемой и, соответственно,
непонимаемой общей
различные
ситуативной закономерности, человек испытывает
деструктивные
эмоции.
Эмоции
способствуют
нейрофизиологической, а значит и мышечно-двигательной дисфункции,
дестабилизации. Дисфункция еще больше затрудняет функционирование и
усиливает негативный характер противостояния личности и обстоятельств.
Получается замкнутый круг, выход из которого, как уже отмечалось ранее,
видится лишь в стереотипной процедуре идеального расчленения целостных
обстоятельств на простейшие составляющие и в попытках найти средство
эффективной борьбы с каждым элементом в отдельности. Вырабатывается
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
57
обманчиво
продуктивная,
а
по
сути,
иллюзорная
технология.
Несостоятельность этой технологии обнажится сразу же, как только человек
попытается применить ее в естественных условиях, где в борьбе со сложной
и непонятной целостностью он вновь столкнется со всей совокупностью
внешних и внутренних помех. Что же делать? Остается искусственно
изменить сами внешние обстоятельства, придать им характер понятного
схематичного
стереотипа.
Создать
искусственную
или
культурную
деятельностную ситуацию, адаптированную под стереотипно упрощенные
двигательные
(культурный)
навыки.
контур
Таким
образом
овеществленной,
создается
искусственный
опредмеченной
информации,
позволяющей в строго ограниченных рамках использовать столь же
искусственные в своем упрощенном и регламентированном виде навыки. Но
естественный (даже максимально окультуренный) пласт деятельности
невозможно полностью загнать в Регламент. Всегда остается люфт
неучтенного, незапланированного, внезапного, непредсказуемого.
Если
задуматься,
традиционной
то
спортивной
легко
в
сказанном распознать
деятельности,
спортивного
природу
Регламента
и
спортивной методики. Так же легко проследить вектор культурного развития
или специализации видов спорта и увидеть бесперспективность попыток
применения спортивных навыков в практике реальной жизнедеятельности.
Чем старше вид спорта, тем он специализированней, следовательно,
дальше от реальности, естественности практического существования.
Получается, что не только
традиционная методика устаревает, но и сам
спорт эволюционирует и приспосабливается под методику консервативного
упрощения двигательного навыка. Но не до конца. Определенная свобода
естественности, недоступная стереотипу, остается. Именно в ней заключена
вся прелесть, квинтэссенция привлекательности спорта. Именно она и
требует
прогрессивной
нуждается в ней.
психофизической
методики
и
одновременно
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
58
Прогрессивной психофизической методикой, с точки зрения даосской
и дзэнской методологии, в данном случае служит психогогический (имеется
в виду применяемое для решения педагогических задач знание психических
явлений и процессов) метод достижения истинного видения, незамутненного
или прояснённого сознания. С целью прояснения зрения (сознания)
последователями
даосизма
и
приверженцами
дзэн-буддизма
была
разработана целостная деятельностная, двигательная технология, в основе
которой лежал отказ от противопоставления «Я» и «не-Я». Вместо
противоположности субъекта и объекта предлагалось воспринимать и
принимать ситуацию в целом, где человек и обстоятельства выступают
взаимосвязанными элементами, частями единой и неделимой системы.
Система как бы развивается по своим естественно разворачивающимся
закономерностям, познать которые можно единственным способом –
интуитивно сливаясь с ними, причем не умом, а биосоматической
и
психофизической целостностью, проще говоря, телом, воплотив, впитав их с
помощью интуиции
нейрофизиологической
программы. Таким образом,
закономерности не осознавались, а буквально создавались. Процесс
активизации
творческой
интуиции,
превращения
ее
в
постоянно
действующий фактор сопровождала и обеспечивала специальная активнодвигательная психофизическая процедура. Личность как бы растворялась в
активном творческом деятельностном акте, становясь его неотъемлемой
частью. Причем не только в настоящем, но и в прошлом, и в будущем.
Адепты «чань» («чань-на», школы медитации) достигали этого
посредством опережающего результат интуитивного предвидения, даосские
мастера – за счет воплощения диалектических мысле-образов.
Сливаясь с ситуацией своего действия, человек как бы «плыл по
течению», выражал своим поведением общую динамику изменения целого,
подчинял свою активность естественному ходу развития процесса. Неверное
или недостаточно адекватное действие при этом исключалось. Например,
стрелок из лука не мог промахнуться, выстрелить мимо мишени, ведь он, его
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
59
лук, стрела и мишень были единым взаимосвязанным
неразделимой реальностью.
целым, одной
Любые задачи переставали угрожать своей
сложностью, воспринимались и разрешались ситуативно как простые.
Восточная интуитивно-диалектическая психофизическая технология
совершенного
двигательного
совокупностью
действия
взаимосвязанных,
может
быть
вытекающих
психофизических образных состояний. Интересно,
представлена
друг
из
друга
что эти состояния не
рядоположены, а одновременны. Они присутствуют друг в друге подобно
многослойной капусте или луку, что очень напоминает русскую игрушку –
Матрешку. Но для удобства освоения их можно условно расписать
как
последовательность ряда этапов.
Первое – этап вхождения в состояние «несознания». На основе
максимально полного телесного расслабления, по дзэнской методике,
внимание концентрируется на мысле-образе пустоты. Через идентификацию
личности с пустотой гасятся мысли, чувства, эмоции. Сознание становится
пустотным.
Другой
уже
даосской
методикой
является
процедура
«отстраненности». Личность, «Я» как бы отстраняется сама от себя и
созерцает себя со стороны. Дух воспаряет и извне, отстраненно наблюдает за
телом.
И в первом и во втором методическом варианте целью указанных
психофизических
процедур
невозмутимости,
спокойствия
закрепощенности теле.
выступает
духа
достижение
при
и
сохранение
расслабленном,
«Главное состоит в
том,
лишенном
чтобы соблюдать
спокойствие», - учат даосы [Дао-дэ цзин, 1972, С. 124]. При этом решаются
сразу две задачи. Во-первых, «То, что спокойно, легко сохранить» [там же, С.
134]. Спокойная уверенность обеспечивает безусловную долговременную
стабильность в воспроизведении двигательных навыков,
максимальное
качество,
а
значит
и
гарантируя их
результативность,
гибкую
вариабильность, чуткую адаптивность в условиях изменяющейся ситуации.
«Кто содержит в себе совершенное дэ, тот похож на новорожденного…
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
60
Кости у него мягкие, мышцы слабые, но он держит дао крепко… Он кричит
весь день и гармоничен [там же, С. 131].
Во-вторых, исключается излишняя суетливость, ненужная поспешность
и эмоциональная насыщенность, волевой произвол решений и действий.
Бдительность не притупляется, ситуация контролируется, лишняя активность
не выматывает, незначимые факторы не отвлекают и не утомляют. Ровно и
мощно
функционирует
наработанная
заранее
нейрофизиологическая
программа, отточенная двигательная моторика. «Умелый воин не бывает
гневен» - считают даосы [там же, С. 135]. «Те, кто, совершая дела, спешит
достигнуть успеха, терпят неудачу», - добавляют они [там же, С. 134].
Решение последней задачи знаменует собой наступление второго этапа
– этапа уравновешивания, гармонизации с окружающей средой, этапа
«победоносного
недеяния».
Ситуация
(ее развертывание) определяет
поведение человека. Человек действует не по своему произволу, а сообразно
с закономерностью развития ситуативной целостности. Это по-восточному, и
означает «практиковать недеяние» [см. Чжуан-цзы, 1972, С. 280-283].
Чтобы научится успешно осуществлять недеяние, а, точнее, «деяниечерез-недеяние» надлежит воплотить в жизнедеятельности третье состояние,
выйти на этап «следования естественности». Именно так следует понимать
призывы даосов вернуться природному существованию, к естественному
течению жизни [см. там же, С. 257, 274].
Привычка
следовать
естественности
рождает
«естественную
мудрость», интуитивное понимание истинной природы свершаемого и
ложности,
иллюзорности искусственных построений, основанных на
неполном вербальном знании. Опора на полный набор форм человеческой
коммуникации, а не только на «слова и писания», активизируут состояние
(этап) естественного (полноценного, полнокровного, целостного) общения,
информационного обмена. В указанном смысле следует трактовать даосские
и чаньские высказывания типа «разбей свое знание»; «смотри прямо
бессмысленным взором»; постиг тот, «кто не знает», близок к постижению
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
61
тот, «кто забыл, что он знал»; «совершенен тот, кто умеет остановиться на
том, что ему не известно» [см. там же, С. 280, 279, 278, 258].
Все
этапы
–
состояния
(«несознания»
и
«отрешенности»
-
стабилизации навыка, «победоносного недеяния» - гармонизации со средой,
«следования естественности» - развития интуитивной мудрости), будучи
использованы в спортивной подготовке, открывают спортсменам путь к
достижению безотносительного мастерства.
Такое мастерство означает относительное кондиционное завершение
работы
по накоплению соревновательного опыта, доведенного до уровня
привычки, нормы жизни, когда силовые, скоростные, координационные,
технические, тактические и иные навыки имеются в достатке, даже в
избытке. Но практикуются эти навыки, раскрываются способности только по
мере необходимости, ситуативно, что также приходит лишь со спортивной
зрелостью.
Поэтому можно сделать вывод о следующем: если биомеханический
подход
в
основном
удовлетворяется
телесностью,
физическим
и
физиологическим тренингом, то психофизический подход достигает своих
целей через психику, через комплексное воспитание личности спортсмена.
В таком прочтении становится понятно, что указанные подходы не
исключают друг друга и даже друг другу не противоречат, но имеют разное,
неравноправное
значение.
Биомеханический
тренинг
прекрасно
укладывается в систему рекордной тренировки двигательных навыков в
составе
психофизического
воспитания
как
важная
составная
часть
последнего. Кроме того, от психофизического технического мастерства
открывается
прямой
выход
к
тактическому
совершенствованию,
становящемуся следующим закономерным шагом по пути «следования
естественности».
Подводя
обобщающую
итоговую
черту
под
посвященными проблемному исследованию оптимального
материалами,
управления
двигательными действиями в тренировочно-соревновательном процессе,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
62
целесообразно отметить, что диалектический подход к решению проблемы
предотвращения консервативной стабилизации двигательных навыков,
мешающей
частности,
добиться
и
в
устойчивого
роста спортивных результатов,
велоспорте,
имеет
две
четко
в
выраженные,
взаимодополняющие интерпретации.
Первая
–
биомеханическая
–
связанна
с
управлением
совершенствованием двигательных действий и функциональных систем
через создание
искусственной
управляющей среды,
стимулирующей
наработку новой моторной программы, ориентированной на приоритетное
решение задачи формирования ритмо-скоростной компоненты двигательного
навыка.
В качестве условий экспериментального внедрения той или иной
искусственной управляющей среды (например, отягощений, закрепленных на
центрах масс основных звеньев тела) в практике велоспорта должны
выступать:
- сохранение максимально
возможной свободы функционально
существенных для велоспортивной деятельности движений;
- запрет на искажение естественной и важной для спортсменавелосипедиста координации мышц разгибателей и сгибателей спины, бедра,
голени, стопы.
Вторая – психофизическая интерпретация диалектического подхода к
решению указанной выше проблемы – основана на использовании восточной
диалектики даосской и дзэн-буддистской культур, разрабатывающих
психофизическую
методологию
и
методику
обретения
максимально
возможных телесно-физических, энергетических, двигательных результатов
путем последовательного проведения в жизнь принципа естественного
существования.
Сходство
доасской
и
дзэн-буддистской
технологии
личностного самоусовершенствования заключается в фундаментальном
практическом учете всех, прежде всего, невербальных коммуникативных
форм,
позволяющих
управлять
мышечным
каркасом
тела
и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
63
функциональными системами организма за счет достижения максимальной
психической концентрации.
Концентрируясь на мысле-образе пустоты и предельно физически
расслабляясь, человек, применяющий указанные технологии, способен
блокировать процессы торможения и дисфункцию периферической нервной
системы, снизить темп нарастания мышечной усталости и крепотуры. При
этом он управляет своим сознанием и телом, проводя их через несколько
взаимосвязанных психотренинговых этапов:
- вхождения в состояние «несознания», возвращающее спокойствие и
уверенность, сообщающее отрешенность от отвлекающих факторов;
- вхождения в состояние «победоносного недеяния», дающее чувство
гармонизации, слияния с окружающей средой;
- актуализации «естественной-мудрости», интуитивного понимания
(видения) истинной картины, рисунка происходящего, предохранения от
иллюзорной
эффективности
искусственных,
субъективно-волевых
управляющих решений.
Все
спортивной
перечисленные
подготовке,
этапы-состояния,
направлены
на
будучи
использованы
управление
в
естественным
избыточным (экстремальным) накоплением соревновательного опыта и
достижением рекордных результатов предельного уровня совершенствования
двигательных, функциональных способностей и навыков, то есть на
управление формированием избыточно-экстремальной моторной программы,
реализуемой по мере необходимости, ситуативно.
Совершенно очевидно, что и искусственный биомеханический и
естественный психофизический диалектические подходы к разрешению
проблемы предотвращения консервативной стабилизации двигательных
навыков одинакого открыты
для
экспериментальной педагогической
практики велосипедного спорта. Какая технология окажется продуктивней, в
каких
соотношениях
применение
указанных
технологий
наиболее
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
64
эффективно – эти и другие моменты можно прояснить только путем
организации соответствующего педагогического эксперимента.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
65
Глава
3.
Тактические
основы
управления
спортивной
деятельностью на примере велоспорта
3.1. Общая концепция тактического управления
Тема тактического управления и тактической подготовки в области
спортивной деятельности вообще и в велоспорте, в частности, - уже давно не
новость. Например, в интересующей нас теории велоспорта выявлению и
систематизации тактических проблем и вопросов свои работы в разные годы
посвящали Максимова В. М. (1972), Красников А. А. (1974), Дравник Ю. К.,
Крылатых Ю. Г., Сайдхужин Г. Р., Юнкер Д. (1982), Уткин В. Л. (1984),
Ердаков С. В. (1990), Крылатых Ю. Г. (1992), Полищук Д. А. (1997), Захаров
А. А. (2001), другие авторы. В указанных источниках материал изложен
очень профессионально, доступно и интересно, причем не только для
специалистов, но и с точки зрения простого интересующегося данной
проблематикой обывателя. Однако с позиции теории управления даже в этих
несомненно грамотных работах можно выделить ряд недочетов, вызванных
на наш взгляд, не недостатком квалификации, а скорее недостаточно
системными представлениями о тактических основах управления спортивной
деятельностью.
Среди таких недочетов обращают на себя внимание следующие
моменты:
- проявляющееся узко велоспортивное тактическое моделирование и
отсутствие кругозора на предмет знания тактических разработок в других
видах спорта;
- несмотря на в целом верное понимание различий между стратегией,
тактикой, техникой, тем не менее бытующее слишком расширительное
контекстуальное определение тактического аспекта;
-
иногда
проглядывающее,
но
совершенно
недостаточное
представление о необходимости оперативной (ситуативной) разработки
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
66
тактических деятельностных моделей, выступающих вне практически –
оперативной
интерпретации
просто
более-менее
абстрактными,
обобщенными, а иногда и идеальными типовыми тактическими схемами,
практическое использование которых сопряжено с массой оговорок и
пояснений;
- имеющая место путаница, определенное смешение и даже подмена
некоторых широко известных (вне велоспорта) тактических терминов.
Впрочем, указанные недочеты довольно легко корректируются с
помощью положений общей теории социального управления, не искажая, а
наоборот, формально дополняя, проясняя и систематизируя богатое
содержание уже описанных и детально рассмотренных тактических приемов
и методов, применяемых велогонщиками.
Несколько сложнее обстоит дело с теми разделами тактического
управления, которые лишь намечены, но еще не получили в теории и
практике велоспорта удовлетворительного позитивного развертывания,
например, с уже упомянутой выше оперативной разработкой или с
психоуправлением. Но и здесь проблема заполнения пробелов вполне
решаема за счет экстраполяции, переноса результатов сходных разработок из
других видов спорта, скажем, единоборств или футбола, что вновь
возвращает нас
к разговору об
общеспортивном или межвидовом
тактическом кругозоре.
Начнем с того, что применительно к спортивной деятельности
тактические основы управления обязательно включают как минимум два
раздела: тактическую подготовку и соревновательную тактику. Тактическое
управление в процессе учебно-тренировочной работы и в ходе соревнования
«отвечают» друг другу, близки между собой, но, тем не менее, друг к другу
не сводимы как в плане целей и задач, так и в содержательном аспекте.
Целью тактической подготовки является обучение и выведение на
соревнование,
причем
не
на
любое,
а
на
главное
соревнование
среднесрочного цикла. Управление учебно-тренировочной работой, с точки
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
67
зрения
тактики,
должно
обеспечить
оптимальность
подготовки,
раскрывающуюся в нескольких положениях.
Первое – максимальная эффективность в решении поставленной
тактической задачи (задач). Это далеко не всегда максимальный результат
при предельной экономии затрат (сил, времени, ресурсов). Например, когда
ставится задача роста общей и специальной физической выносливости, силы,
прочее, экстенсивные методы могут оказаться более практичными и
целесообразными, чем интенсивные. Именно так, очевидно, и реализуется
принцип «сквозь тернии к звездам».
Второе – пирамидальность. Вся учебно-тренировочная работа должна
строиться
по
комплексы
принципу пирамиды,
мероприятий
воспроизводству
качеств
запланированных)
по
основанием которой выступают
восстановлению
и способностей до
кондиций.
Вершиной
и
расширенному
необходимых
пирамиды
является
(вернее,
главное
соревнование цикла.
Соответственно, третьим принципом можно считать конкретную
соревновательную ориентированность всей тактической подготовки.
Соревнование, в свою очередь, выступает не только венцом прежнего,
но и отправной точкой последующего спортивного цикла. Следовательно,
соревнование «отвечает» одновременно двум целям:
- служить практическим критерием эффективности предыдущей
подготовки;
- рассматриваться в качестве технико-тактического задания для
последующего спортивного планирования.
Двухцелевой характер спортивного соревнования, с точки зрения
теории управления, ставит под сомнение абсолютную ценность одноразовой
спортивной победы, столь милой сердцу любого спортивного чиновника,
отчитывающегося
за растраченное
финансирование
количественными
показателями. Тактическое управление целостным учебно-тренировочным и
соревновательным процессом в гораздо большей степени интересуется не
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
68
вопросами «что, сколько?», а вопросами «как, почему, зачем?».
Отсюда становится понятным, что спортивная победа помимо
количественной несет еще и качественную характеристику, отличающуюся
более весомым тактическим (а иногда и стратегическим) смыслом, имеющую
более перспективное стратегическое, а, следовательно, и более системное
тактическое значение. Относительных, не всегда видимых неспециалисту,
процессуальных тактических побед бывает много. Их число равно числу
успешно решенных на данном соревновании тактических задач, например,
отработки
командной
слаженности,
выявления
и
усиления
лидера,
воспитания резерва, психоманипулирования сознанием и поведением
противника. О подобном «прочтении» победы на соревнованиях говорил и
писал легендарный тренер советского футбола Валерий Лобановский [см.
Горбунов А., 2009].
Проблема
несоответствия,
противоречия
между
абсолютной
и
относительной победой «на поверхности» проявляется как проблема диктата
политики и бизнеса в собственно спортивном процессе, а «на глубине» - как
проблема искаженного соотношения стратегии и тактики, когда тактические
задачи приобретают гипертрофированный вид и приоритетное значение даже
по сравнению со стратегическими целями. Правильная расстановка акцентов
всегда исходит из стратегического
детерминанта,
не позволяющего
подходить к оценке и планированию тактики слишком расширительно.
Стратегия – это глобальное, перспективное. Тактика – это локальное, даже
если и не сиюминутное, то уж точно существенно в пространстве и во
времени ограниченное, подчиненное глобальному и перспективному.
Непонимание, игнорирование подобного соотношения привело Россию к
острой проблемной ситуации с нехваткой спортивного резерва.
С другой стороны, тактическое понимание не должно подменять собой
технический
аспект.
Несмотря
на
неразрывность,
взаимосвязь,
взаимодействие технических и тактических компонентов, первые – это
одиночные, парные или групповые, но элементы, а вторые суть комплексы
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
69
комбинации технических и многофакторных внешних и внутренних условий
их ситуативного
взаимодействие
применения. Таким образом,
и
противодействие,
там,
где появляется
пространственно-временная
и
функционально-ситуативная обусловленность, техника в своем практическом
применении превращается в тактику. Можно сказать, что тактика есть
сложная жизнь техники.
Последнее допущение не совсем корректно. Дело в том, что и техника
и тактика – это в принципе некие вырванные из процесса, обобщенные
«мертвые» конструкты, схемы. Также «мертво», схематично выглядят
абстрактно выделенные качества: скоростные, силовые, скоростно-силовые,
выносливости, гибкости, прочее. Именно за такой голый эмпиризм и
функционализм Тюленькова С. Ю. критикует В. И. Михалевский [см.
Михалевский В. И., 2010, С. 74]. И именно в этом игровые исследования
питерской футбольной лаборатории Н. М. Люкшинова отличаются от
тестовых разработок московской группы исследователей футбола под
руководством С. Ю. Тюленькова [см. Люкшинов Н. М., 2006; Тюленьков С.
Ю., 2007].
Точно также, как живым воплощением техники и тактики футбола
выступает игра, матч, а единоборца – поединок, - жизненной реализацией
техники и тактики в их взаимодействии для велогонщика является трасса,
гонка. Поэтому в действительности велоспорта жизненны не техника и
тактика сами по себе, а их синтез в виде разнообразных оперативных
разработок. В этом смысле определенный принципиальный интерес для нас
представляет оперативный технико-тактический раздел движения [см.
Передельский А. А., Коников С. Л., 2011, С. 68-86]. Авторы техникотактических разделов указанной единоборческой системы отмечают, что
«одну и ту же оперативную обстановку можно трактовать, прочитывать» поразному, исходя из трех различных стратегических замыслов:
- установки на активную оборону;
- ориентации на наступление (перманентные, не прекращающиеся,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
70
постоянные атакующие действия);
- ставки на контратаку»
Поэтому одним из основных принципов победоносного боя выступает
его оперативность, то есть многогранность, изменяемость стратегии и
тактики
адекватно
сложившейся
оперативной
обстановке,
ситуации
спортивно-боевого взаимодействия [см. там же, С. 70-71].
Таким образом, утверждается, что в основе управления спортивным
взаимодействием и противодействием лежит не стратегия, не тактика, а
оперативная разработка ситуаций самого спортивного соревнования. Эта же
мысль проводится и в теории футбола, в концепции оперативной разработки,
направленной на «разрушение» и на «созидание» - этих двух постоянно
сменяющих друг друга фаз управления игрой. Наконец, подобный же подход
реализуется в фехтовании, где универсализация технико-тактического
совершенствования фехтовальщиков не мыслится вне ситуации боевого
применения базовых действий и тактических моделей [см. Тышлер Д. А.,
Рыжкова Л. Г., 2010, С. 118-134]. А в бодибилдинге, например, условия
протекания технико-тактической демонстрации настолько каждый раз
уникальны и субъективны, что не могут успешно реализовываться иначе, как
в акте непосредственной оперативной разработки по ходу развития ситуации
в каждом отдельно взятом соревновании.
В указанном контексте особую роль приобретает психоуправление.
Психоуправление работает в обе стороны, как говориться, для себя и для того
парня, то есть противника. Но если по отношению к самому себе и своим
партнерам
по
команде
спортсмен-велогонщик
практикует
явное
и
добровольно воспринимаемое психическое управление, то по отношению к
представителям
соперничающих
команд
практикуется
психическое
манипулирование, иначе говоря, неявное и насильственное (хотя и не
обязательно) психическое давление и даже подавление воли и сознания
противника. Целью управления является лучшая организация и координация
«своих». Целью манипулирования выступает обман и дезорганизация
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
71
«чужих». Технико-тактический арсенал психоуправления, например, в
единоборческом поединке разобран довольно подробно на разных уровнях
спортивной коммуникации [см. Передельский А. А., 2007, 2008, 2011].
Подробнейшим
образом
аспекты
психоуправления
и
психоманипулирования разработаны в теории футбола [см. Сассо Э., 2003],
фехтования [см. Тышлер Д. А. и др., 1997], других видах спорта.
И,
наконец,
несколько
соображений
касательно
тактической
терминологии. Можно говорить о тактических схемах, моделях, замыслах, о
чем-то еще, но если ставится задача отражения тактического взаимодействия
(противодействия) двух и более волевых актов, сознаний, решений в
динамике их изменяющейся корреляции, то есть прямой смысл рассуждать о
тактических линиях. О тактических линиях в контактном поединке
тхэквондо ВТФ, например, спорили уже давно [см. Передельский А. А. и др.,
1995, С. 69-71], рассматривая как эволюционирует тактика от раунда к
раунду в борьбе с противником определенного типа. Что касается велогонок,
то представленный в разработке А. А. Захарова расклад последовательно
решаемых тактических задач на старте, при позиционной борьбе в группе, во
время отрыва (создания дистанционного преимущества), в моменты
позиционной борьбы в отрыве и сохранения дистанционного преимущества,
при финишировании, - все это суть не что иное, как анализ тактической
линии [см. Захаров А. А., 2001, С. 9-23].
Если
тактическая
линия
–
это
интегративная
динамическая
характеристика, то тактический стиль есть характеристика статическая, хотя
и стиль может в определенных пределах изменяться. Тактический стиль
чрезвычайно ярко проявляется в футболе, в боксе, в очень многих командных
и личных видах спортивных состязаний. Разумеется, есть он и в велоспорте.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
72
3.2.
Специальная
концепция
оперативно-тактического
управления в велоспорте
Мы уже отмечали выше, что в нашей работе содержится далеко не
первая попытка подвергнуть многостороннему анализу спортивную тактику
в целом и тактику велоспорта в частности. Например, в 1982 году Сайдхужин
Г. Р. защитил диссертацию по тактике многодневных велосипедных гонок,
используя в качестве объекта для исследования модель велогонки Мира.
Материал этой диссертации имеет для нас несомненный интерес, причем не
только из-за своего разнопланового содержания, целиком посвященного
рассмотрению спортивно-тактических вопросов на разных уровнях; не
только вследствие того, что на первый взгляд исправляет ряд указанных
выше недочетов, типичных для подобного рода научных работ. Прежде
всего, знакомство с трудом Г. Р. Сайдхужина помогло нам более четко,
рельефно осознать именно нашу собственную плоскость предметного
рассмотрения тактики велоспорта как частного случая спортивной тактики;
еще больше утвердиться в мысли, что системный анализ объекта (подобного
тактике) во всей своей полноте и непротиворечивости возможен только с
позиций теории управления. Действительно, казалось бы, что принципиально
нового можно добавить к проделанному Сайдхужиным сравнительному
анализу современных (разумеется, на момент защиты его диссертации)
представлений о контроле и совершенствовании тактики в спорте, к
развернутому исследованию (да, к тому же далеко не единственному)
тактической
подготовки
и
систематизации
тактических
проемов
соревновательной практики велогонщиков?
Однако принцип системности и процедура систематизации суть два
принципиально различных метода,
практикуемых в
науке подхода.
Систематизация подразумевает типизацию и классификацию, то есть отбор,
группировку, сравнение материала и расклад его «по полочкам».
Исследовательская мысль при осуществлении систематизации идет как
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
73
бы «снизу», от частного к общему и от конкретного к абстрактному путем
индукции и обобщения.
Системный
метод
иной.
Он задает
мыслительному
процессу
направление движения «сверху вниз», переходя посредством дедукции от
общего к частному, одновременно выявляя то, благодаря чему частное несет
в себе признак общего и сохраняется в виде относительно автономной и
выделенной из окружающей среды целостности. Тем самым выделяется
системообразующий фактор и контрольный механизм, управляющие всем
системно организованным объектом. Вот откуда берутся полнота и
непротиворечивость, а главное – достоверность знания об объекте, ведь на
неполной индукции, как известно, можно достичь лишь вероятностных, но
не достоверных выводов и заключений.
На основе системной методологии теории управления, используя более
частный метод операционализации, мы предполагаем логическим путем
построить понятийный аппарат, позволяющий эффективно работать с
тактикой спорта и в научном, и в практическом смыслах.
Операционализация понятия «тактика» подразумевает под собой
формирование нескольких понятийных цепочек, в которых ближайшие
термины логически связаны между собой. В каждой цепочке в целом
осуществляется процедура последовательного описания всего совокупного
объема и содержания локализованных в данной цепочке терминов,
составляющих относительно автономную подсистемную целостность.
Первая операциональная цепочка создана путем конкретизации
понятия «тактика» через термин «тактическое мышление», вторая - через
термин
«тактическая
деятельность».
Третья
цепочка
сформирована
посредством синтеза первой и второй. Она развертывается, начиная от
понятия «тактическое планирование».
Соответственно, определение любого, входящего в вышеуказанные
понятийные цепочки термина является сугубо операциональным. Оно не
претендует на универсальность, на всесторонний охват всех смысловых
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
74
граней, предметных аспектов, отражаемого объекта. Однако, будучи взято в
сочетании с логической операцией деления понятий, такое определение
выступает частично генетическим, частично атрибутивным и частично
контекстуальным, иначе говоря, идентифицирует отражаемый объект
одновременно указанием на его происхождение, наиболее существенные
признаки, на его место в общей системе родственных объектов заданного
класса.
Мы полагаем, что такая двойная-тройная подстраховка служит
достаточной гарантией продуктивности полученного указанным путем
определения как с логической, так и с практической точки зрения.
Поясним сказанное на конкретных развертках трех операциональных
понятийных цепочек. Для начала приведем их в линейной форме.
Тактика – тактическое мышление – тактическая информация –
тактические знания – тактическая подготовка – тактическое мастерство –
тактическая эффективность – оперативно-тактическая разработка.
Тактика – тактическая деятельность – тактическое действие –
тактическая
организация
–
тактическое
управление
–
тактическое
психоуправление – тактическое психоманипулирование – оперативнотактическое управление.
Тактика – тактическое планирование – тактический план – тактический
объект – тактическая цель – тактическая задача – тактический метод –
тактический арсенал (состав) – тактические вариации (отношения) –
тактические предпочтения (иерархия) – тактический вид – тактический стиль
– тактическая линия – тактический замысел – тактическая схема –
тактическое моделирование – тактическая модель – оперативно-тактическая
диспозиция (развернутое задание).
На следующем этапе работы с тактическим понятийным аппаратом
целесообразно дать определение каждому из задействованных понятий,
исходя из их логической последовательности и взаимной связи. Начнем с
понятия тактики, то есть с предельно общего
термина для всех
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
75
сформированных процедурой операционализации понятийных цепочек.
Понятие тактики в более конкретном структурно-функциональном
виде раскрывается как отражаемая тактическим мышлением тактическая
деятельность, допускающая и предполагающая возможность тактического
планирования. Очевидно, в данном случае может возникнуть впечатление
допущенной логической ошибки или тавтологии. Чтобы исключить даже
намек на логическую ошибку, тактику следует определить через что-то иное,
выходящее за рамки тактического объема, но родственное с тактикой по
содержанию.
Иначе говоря,
нужно
построить
типичное и широко
распространенное родовидовое определение понятия тактики, подвести
последнее как видовое понятие под более общий, родовой термин. Что это за
термин?
Обратимся к тексту вышеозначенной диссертации Г. Р. Сайдхужина. У
него под тактикой велосипедного спорта понимается деятельность гонщика с
определенными характеристиками и целями. Подобным образом трактуют
тактику и многие другие авторы [см. Архипов Е. М., 1962;, Вершинин В. Г.,
1966; Миронов П. Д., 1940,1956; Шелешнев Л. М., 1978], на которых
ссылается
сам
Сайдхужин.
В
спортивной
фехтовании
тактику
идентифицируют с овладением и применением определенных действий в
конкретных ситуациях [см. Тышлер Д. А., 1997,С. 267-270]. В ряде случаев
вообще предпочитают обойтись без явного определения тактики, описывая
вместо этого ситуации, требующие тактических действий [см. Передельский
А. А., Коваленко В. В., 1995, С. 69-72].
Итак, деятельность или действия! Учитывая, что действия суть
элементы, кирпичики деятельности, обратимся к анализу деятельностной
версии.
По этому поводу у нас возникает сразу несколько возражений. Вопервых, понятие деятельности (как и действия) имеет слишком общий
характер, требующий для перехода к тактической деятельности (действию)
некоего термина – посредника, дабы не
совершать другую логическую
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
76
ошибку, а именно «скачок в делении». Во-вторых, поэтому определение
тактики через деятельность, действие не добавляет, а наоборот, убавляет
содержательную
ясность.
исчерпывается:
из
области
характеристики
идеального
В-третьих,
деятельностью
рассмотрения
плана
тактика
пропадают
(намерения,
не
тактические
замыслы,
мышление,
информация, прочее), а также тактические отношения, организация и многое
другое, связанное с деятельностью, но полностью к последней не сводимое.
Что же обладает такими же как у тактики гранями, характеристиками,
но выступает по отношению к ней более родовым, всеобъемлющим
явлением?
На
наш
взгляд,
единственным,
удовлетворяющим
всем
требованиям претендентом на указанную роль может послужить техника.
Определенная видовая тактика всегда строится на базе родственной ей
определенной видовой техники. Как и техника тактика для своего
осуществления требует определенной подготовки, учета ситуации, факторов
практического применения. Техника и тактика тесно взаимосвязаны, но в
данной паре тактика, как бы, более совершенна. Это второй этаж
двухэтажного здания. Тактика есть концентрированное выражение техники.
Иными словами, тактика – это обусловленная внешними обстоятельствами и
внутренним
замыслом
последовательность
применения
определенных
технических приемов и их комбинаций.
Теперь всё встаёт на своё место: родовым понятием для тактики
рассматривается понятие техники, а все последующие, более локальные и
конкретные тактические термины становятся не чем иным, как структурнофункциональными или операциональными делителями, на которые по
разным основаниям деления разлагается делимое понятие «тактика». Теперь
мы, наконец, переходим к ранее обещанному
следующему логическому
этапу и определяем каждое понятие в операциональных цепочках, исходя из
занимаемого им места в линейной иерархии. Для этого нам три раза
понадобится дать наиболее полное, то есть включающее всю цепочку, а
потому базовое определение понятия «тактика». Вспоминаем, что тактика
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
77
есть
отражаемая
тактическим мышлением тактическая
деятельность,
допускающая и предполагающая возможность тактического планирования.
Тактика как тактическое мышление есть
идеальная работа с
тактической информацией, приводящая к получению и накоплению
тактических знаний с целью их использования в тактической подготовке,
достижения при этом на определенном уровне тактического мастерства,
заключающегося в способности осуществить эффективную оперативнотактическую разработку.
Тактика как тактическая деятельность – это совокупность тактических
действий, при некоторой упорядоченности, приводящая к тактической
организации с присущим ей тактическим управлением, в том числе,
психоуправлением (даже иногда психоманипулированием), проявляющимся
по ситуации практического развертывания процесса тренировки или
соревнования в форме оперативно-тактического управления.
Тактика может быть представлена в виде тактического планирования,
то есть в виде разработки тактического плана, ориентированного на некий
тактический объект и определяющего тактическую цель, задачи, метод,
арсенал (состав), вариации (отношения, а также тактические предпочтения
(иерархию), что в свою очередь, позволяет понять тактический вид, стиль,
линию, замысел, тактическую схему (лежащую в основе последнего), чтобы
осуществить тактическое моделирование и создать тактическую модель,
определяющую оперативно-тактическую диспозицию (развернутое задание).
Теперь, имея в активе все операционально развернутые определения
тактики, можно перейти к систематизированному изложению тактики
велосипедного спорта.
По всей видимости, тактическая доктрина велосипедного спорта
должна включать два основных раздела: тактическую подготовку и
соревновательную
тактику.
Соответственно,
концепция
тактического
управления велоспорта как при определении целей и задач, так и при
изложении
содержательных
аспектов
должна
делиться
на
две
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
78
взаимосвязанные части: управление тактической подготовкой и оперативно тактическое управление соревновательной деятельностью.
Управление тактической подготовкой направлено на оптимизацию
последней. Оптимальность в данном случае характеризуется:
- максимальной эффективностью в решении поставленной задачи;
- пирамидальностью построения всей учебно-тренировочной работы
(вершиной
пирамиды
подготовки
является
главное
соревнование
среднесрочного цикла);
- конкретной соревновательной ориентированностью тактической
подготовки.
Оперативно-тактическое управление соревновательной деятельностью
носит двухцелевой характер:
- целенаправленно влияет на ход соревнования, то есть определяет
итоговый практический критерий эффективности предыдущей подготовки в
пределах текущего цикла;
- выступает отправной функциональной основой планирования
последующего спортивного цикла.
Учитывая, что стратегия и тактика по своей сути являются лишь
идеальными замыслами, схемами, а жизненной реализацией этих идеальных
конструкций
выступает
реальное
практическое
разворачивание
велоспортивной гонки на трассе или треке, то приоритетной задачей
выступает
практическая
оперативная
разработка
ситуативного
соревновательного индивидуального и группового противодействия и
взаимодействия спортсменов-велогонщиков. Именно через оперативное
управление осуществляется управление процессом воплощения в гонке
стратегических замыслов и тактических схем, моделей, линий, стилей.
Особую роль в оперативном управлении,
помимо
управления
двигательным, физическим аспектом, приобретает аспект психоуправления,
осуществляемого одновременно как явное управление собой, своими
партнерами по команде и как скрытое управление, манипулирование с целью
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
79
разрушения стратегической и технико-тактической деятельности соперников.
Соответственно, и явное психоуправление и манипулирование основываются
на своем арсенале приемов и методов.
Теоретическим доказательством того факта, что системный анализ
тактики велоспорта во всей своей полноте и непротиворечивости возможен
только с позиций концепции оперативного управления, - выступает
разработка системной методологии, использующей метод понятийной
операционализации. Этот метод подразумевает формирование нескольких
понятийных цепочек, исходящих из общего основания и включающих ряды
взаимосвязанных терминов.
Специальная
велоспорте,
концепция
определяя
оперативно-тактического
тактику
как
управления
обусловленную
в
внешними
обстоятельствами и внутренним замыслом последовательность применения
технических приемов и их комбинаций, в дальнейшем исходит из того, что
тактика есть отражаемая тактическим мышлением тактическая деятельность,
допускающая и предполагающая возможность тактического планирования.
Таким образом, понятие тактики раскрывается через более конкретные
понятия тактического мышления, тактической деятельности и тактического
планирования. В свою очередь, раскрытие объема и содержания трех
указанных структурно-производных терминов методом операционального
введения цепочек еще более конкретных понятий позволяет выйти на
уровень конкретно-практической оперативно-тактической разработки и
управления.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
80
Глава
4.
Общие
онтокинезиологические
рекомендации
к
разработке двигательных комплексов велоспорта
4.1. Философские
и педагогические аспекты онтокинезиологии
человека
В некотором роде осуществляя преемственность с исследовательской
линией В. К. Бальсевича и Л. И. Лубышевой в работе секции по физической
культуре и спорту Российской академии образования, мы считаем
необходимым и целесообразным подчеркнуть не только формальный, но и
содержательный характер этой преемственности и настоящего теоретикометодологического
сотрудничества. С этой целью нам хотелось бы
вернуться к активному обсуждению проблемы спортизации в изложении ее
авторов. Как понять эту декларацию в свете изменения стратегической
концепции работы Секции, в контексте перехода от проекта спортизации к
проекту
системы всеобщего и непрерывного физического воспитания в
России?
Во-первых, никакого кардинального
Имеет место
перехода не подразумевается.
пересечение концептуальных объемов и определенное
смещение акцентов.
Во-вторых, на наш взгляд, концепция спортизации физической
культуры или физкультурного образования, сама по себе не в полной мере
отражает
существенные
результаты
теоретико-методологических
исследований В. К. Бальсевича.
Начнем с методологического анализа его статьи «Конверсия высоких
технологий
спортивной
подготовки
как
актуальное
направление
совершенствования физического воспитания и спорта для всех» [см. В. К.
Бальсевич, 1993. С. 21-23]. Автор совершенно прав, рассматривая и
обосновывая технологию тренировки в качестве наиболее разработанной
деятельностной технологии в современной сфере физического воспитания.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
81
Однако исторически систему тренировки следует связывать не только со
спортом, но и с физическим воспитанием уже изначально. Кроме того,
спортивная технология и высокая спортивная технология не одно и то же.
Если спорт для всех близок к физическому воспитанию, то спорт высших
достижений от последнего не просто далек, а далек до противоположности
целей и задач.
В статье «Кадровая политика в спорте» А. А. Передельский, подвергая
анализу проблему формирования в России массового спорта в качестве
сегмента рынка труда и профессиональных услуг в сфере физкультурноспортивной деятельности, настаивает на более четком целевом разделении
спорта высших достижений и спорта для всех. В частности, в статье
отмечается, что массовый спорт не может и не должен в современных
условиях существовать ради большого спорта, что каждый из них
преимущественно существует сам для себя по множеству причин, например,
из-за несмешиваемых задач. Если задачей спорта высших достижений
является обеспечение максимально возможного спортивного результата на
пике психофизических сил и возможностей спортсменов, обеспечение побед
и рекордов, то «задачи массового спорта реально направлены на рекреацию,
воссоздание, оздоровление и воспроизводство личности. И прежде всего на
трудоспособную личность работника. Можно сказать, - утверждается в
статье, - что такой спорт помогает нам творить себя: лепить свое тело,
исправлять психику, насыщать жизнь духовностью и открывать для себя
новые пути социализации. Поэтому массовый спорт часто и по праву
называют спортом рекреационным» [Передельский А. А., 2008, С. 47].
Следовательно, коли уж имеется в виду действительно высокая
спортивная технология, то вопрос ее внедрения в курс школьной физической
культуры либо сразу решается отрицательно, либо должен подвергнуться
очень тщательному и всестороннему теоретическому обоснованию. Причем
желательно до выхода на просторы широкого практического внедрения.
Дабы не возникло впечатление некоторой подтасовки сути авторских
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
82
теоретических положений, мы приводим оригинальный текст определений
трех понятий, данных В. К. Бальсевичем в его книге «Очерки по возрастной
кинезиологии человека» [см. В. К. Бальсевич, 2009, С. 215-217].
«Технология спортивной подготовки – системно организованный
1.
комплекс
многолетних
тренирующих
и
обучающих
воздействий,
реализуемых в ритмах, объемах и интенсивностях, обеспечивающих
заданные темпы развития спортивной результативности на основе научно
обоснованных
режимов
сбалансированное
тренирующих
нагрузок,
стимулирующих
развертывание адаптационных процессов в организме
спортсмена при строгом контроле за их адекватностью индивидуальным
возможностям и способностям занимающихся и обязательном использовании
соответствующих
профилактических,
восстановительных,
лечебных
и
образовательных мероприятий, гарантирующих сохранение и приумножение
здоровья атлетов» [там же, С. 215-216].
«Технология
2.
физического
воспитания
–
системно
организованный комплекс педагогических и психологических воздействий,
обеспечивающий по возможности непротиворечивое развитие физического и
кинезиологического потенциала ребенка, подростка, юноши, девушки,
взрослого человека и освоение ими ценностей физической и спортивной
культуры в интересах формирования гармонически развитой личности
высококультурного
человека,
убежденного
приверженца
здорового
спортивного стиля жизни» [там же, С. 216].
«Спортизация
3.
физического
воспитания
–
использование
элементов прогрессивных технологий, выверенных в практике спортивной
подготовки элитных атлетов и олимпийского резерва, в системе физического
воспитания
в
образовательных
учреждениях
разного
типа
и
при
осуществлении физической активности людей в семейных, коллективных и
других массовых формах занятий физическими упражнениями» [там же, С.
217].
В
указанной
трактовке
«технологию спортивной
подготовки»,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
83
«технологию физического воспитания»
и «спортизацию физического
воспитания» можно с определенной долей логического напряжения связать
между собой при следующих допущениях:
четкая
-
и
прямая
ориентация
результативности действительно и реально
на
развитие
спортивной
увязывается
с гарантией
сохранения и приумножения здоровья атлетов;
- даже в частичном (не говоря уже о полном) выражении спортизация
способна
увязать
многолетнюю целенаправленную социализацию и
приоритетность в области физического развития человека в ритмах, объемах
и интенсивностях развивающейся спортивной результативности – с
интересами
формирования
гармонически
развитой
личности
высококультурного человека;
-
наконец,
возможности
и
способности
среднестатистических
представителей различных возрастно-половых категорий населения (не
говоря уже о категориях с той или иной физической недостаточностью,
ущербностью) позволяют им сравниться
с элитными атлетами и
олимпийским резервом в качестве объектов приложения одних и тех же
прогрессивных технологий (хотя бы только в элементах).
Подобные допущения, даже при очень оптимистическом настрое и
крайне поверхностном знании практики спорта высших достижений, по
нашему мнению, не вполне уместны. Либо, повторимся, они требуют очень
дозированного применения при условии очень тщательного и всестороннего
теоретического обоснования до
выхода на уровень широкомасштабного
практического внедрения.
Независимо от возможных перспектив конечного положительного или
отрицательного результата предполагается, что общую методологию такого
теоретического обоснования разработал сам В. К. Бальсевич. Речь идет о
предложенных им понятии и концепции онтокинезиологии. Правда, нужно
признаться, что уже на уровне тезауруса в этом вопросе нам не все ясно.
С одной стороны, кинезиология уже определенное время достаточно
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
84
успешно
позиционирована
на
Западе.
Самим
Бальсевичем
она
рассматривается как «интегративная область научного знания о двигательной
активности
человека
и
обеспечивающих
ее
морфологических,
функциональных, биомеханических системах и методах их развития и
совершенствования» [там же, С. 211].
Сообразно с логикой понятий, онтокинезиология должна была бы
трактоваться как кинезиология индивидуального, конкретного человека. Но
типичные морфофункциональные и иные закономерности вычленяются
путем обобщения аналогичных проявлений у этих самых индивидуальных,
конкретных людей. Ведь абстрактного, типичного человека как такового не
существует.
С другой стороны, человек как биологический вид чрезвычайно
пластичен, способен гибко адаптироваться под окружающую природную
среду, адаптируя ее, в свою очередь, под себя. В таком ракурсе, как
индивидуальное
приложение
интегративного
научного
знания
о
двигательной активности человека онтокинезиология, возможно, имеет свое
обоснование. По крайней мере, Бальсевич пишет о необходимости
прояснения особенностей «развития целостной системы двигательной
активности человека на разных этапах его индивидуальной эволюции» [см.
там же].
Не совсем удобным в данном случае представляется слово «эволюция».
Сразу на ум приходит антропогенез, вернее антропосоциогенез. Кстати, об
этом. Человек, конечно, представляет собой определенный биологический
вид, но считать его биологическим существом было бы чистейшим
биологизаторством. Человек есть существо социальное. Личность с ее
социальными детерминантами и морально-волевыми качествами способна
оказать существенное влияние на свою морфофункциональную основу. Этот
факт отмечает и сам Бальсевич, говоря о «стимулировании развития
двигательной функции посредством физического воспитания, спортивной
тренировки, общекондиционной или специализированной тренировки» [см.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
85
там же].
Опять же, если рассматривать биомеханическое стимулирование, то это
– одно. Если же включать в данный стимулирующий механизм еще и
психологический компонент, как это делает Бальсевич, давая определение
кинезиологического потенциала и кинезиологической системы [см. там же,
С. 214], то это – совсем другое. Психология связана с изучением
нейрофизиологической программы (бессознательного) и сознания, то есть
имеет выход на идеальный план, мышление, интеллект. Далее совершенно
закономерно возникает некоторая путаница с последним.
В соответствии с онтокинезиологическим подходом Бальсевича
интеллект, непосредственно вытекающий из двигательной активности,
связанной с телесными практиками, было бы логично определять как объем
профильной моторной нейрофизиологической программы и активной
психологической памяти, а также как навыки их успешного использования.
Под успешным использованием имеется в виду правильный выбор
поведения,
действия,
конфигураций,
точность
необходимых
воспроизведения
для
успешного
деятельностных
функционирования
в
быстроизменяющихся условиях и ситуациях движения.
Тем не менее, несмотря на все частные расхождения, неточности и
связанные с ними сомнения, В. К. Бальсевич, на наш взгляд, совершенно
правильно указал общее направление научной педагогической технологии
физического воспитания. Беря на вооружение и несколько по-своему
интерпретируя его подход, мы бы выразились следующим образом:
педагогическая технология физического воспитания (и спорта, который
занимает в нем далеко не последнее место) выступает фокусом многих
взаимосвязанных научных дисциплин, например, физиологии, медицины,
биомеханики, психологии, социологии, истории, даже философии. Без
обширного
междисциплинарного
научного
обоснования,
создать
педагогическую теорию и технологию физического воспитания невозможно.
Именно
эти
методологические
установки
и
направления
научно-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
86
педагогических
исследований
перебрасывают
мостик
связи
и
преемственности между онтокинезиологией Бальсевича и нашей концепцией
системы всеобщего и непрерывного физического воспитания в России.
Продолжим
анализ
онтокинезиологических
разработок
В.
К.
Бальсевича, изложенных в небольшой, но довольно ёмкой актовой речи на
тему: «Природные и социальные ресурсы развития двигательного потенциала
человека», опубликованной в качестве избранных лекций к «Круглому
столу», посвященному 80-летию ученого 29 июня 2012 года (Москва,
РГУФКСМиТ).
При знакомстве с данным материалом возникает ряд формальнологических и содержательных вопросов, требующих уточнения, но не с
целью огульной критики, а, наоборот, с целью более четкого и реального
отражения его действительного концепта.
Итак, под онтокинезиологией человека нам предлагается понимать
новую интегративную научно-технологическую область знания, изучающего
фундаментальные закономерности возрастного
деятельности
человека
непротиворечивые,
в
и
нашем
на
этой
случае
развития
основе
двигательной
разрабатывающего
педагогические,
технологии
ее
физкультурно-спортивного совершенствования на разных этапах онтогенеза
человека мужского и женского пола [см. Бальсевич В. К., 2012, С. 5-6]. Мы
берем такое определение как базовое наряду с определением понятия
движения в качестве продукта «определенным образом организованной
мышечной деятельности, регулируемой физиологическими механизмами и
обеспеченной многочисленными морфологическими и функциональными
системами организма [там же, С. 7].
В нашем исследовании использование теоретико-методологических
основ онтокинезиологии служит для разработки и обоснования системных
комплексов
физкультурно-спортивных упражнений как
механизма
регуляции
и
управления
процессом
тренирующего
наращивания,
совершенствования и поддержания онтокинезиологического потенциала на
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
87
протяжении всей жизни человека.
Решая при этом, вслед за В. К. Бальсевичем, проблему соотношения
генетической и средовой детерминации успешного освоения и применения
различных направлений и элементов физкультурно-спортивной тренировки,
мы бы хотели проследить не столько половозрастное развертывание
физиологических и биохимических процессов обеспечения энергетики
движения,
сколько,
во-первых,
получить
онтокинезиологические
рекомендации к развитию межмышечной координации и формированию
двигательных навыков (качеств, способностей). Во-вторых, в деталях понять
сущностные связи и корреляции между различными тренировочными
комплексами и действительной направленностью физкультурно-спортивного
воспитания. Чтобы потом не сетовать по поводу чисто вербальной,
декларативной гуманистической ориентации во многих актах реализации
общественно-государственной деятельности [см. там же, С. 11].
Именно в данном смысловом блоке у В. К. Бальсевича, на наш взгляд,
наблюдаются некоторые логико-содержательные нестыковки и не вполне
обоснованные допущения. В том числе, не понаслышке зная школьную
практику и длительную историю эволюции программного обеспечения
физического воспитания в России, мы не можем согласиться с тем, что
«традиционный школьный урок не в состоянии обеспечить учащимся
нужного тренировочного эффекта и в лучшем случае может помочь в
обучении отдельным видам движений», а «существующая в школе система
внеклассного физического воспитания… настолько слаба.., что не в
состоянии самостоятельно решить эту задачу» [там же, С. 11-12].
Формально-логически здесь у автора всё правильно: по отдельности, и
урок и внеклассная работа недостаточно адекватны. Но дело в том, что, вопервых, они и не применяются раздельно, выступая взаимосвязанными
элементами единой системы школьного физического воспитания. Во-вторых,
эта система вмещает в себя не только внеклассный, но и внешкольный
компонент, то есть те же спортивные секции и мероприятия вне стен школы.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
88
Речь идет об альянсе со спортшколами и спортивно-образовательными
центрами дополнительного образования, которые «по определению» должны
иметь и методическое, и материально-техническое, и организационное
обеспечение. Если же указанный альянс не работает, то урок тут винить
нечего. Причину следует искать в развале всей системы физического
воспитания, а не декларировать панацею в спортизации школ.
В этом последнем рецепте содержится еще и формально-логическое
нарушение.
Рассмотрим
предлагаемую
В.
К.
Бальсевичем
цепочку
умозаключений:
- высокий уровень спортивных достижений «требует всё большей
специализированности адаптации юного спортсмена и оставляет мало
возможностей для общей закалки и всестороннего укрепления
его
физического здоровья»;
- «достижение юными спортсменами главной цели физического
воспитания
высокого
уровня
физического
здоровья
–
оказывается
проблематичным»;
- единственный выход в создании эффективной системы «мониторинга
реакций занимающихся на тренирующие нагрузки», а также службы
контроля, коррекции и реабилитации;
- в связи с высокими затратами и отсутствием кадров специалистов
создание такой системы и службы затруднительно;
- в силу этой ограниченности «круг юных спортсменов, обеспеченных
современными условиями спортивной подготовки, неизбежно сужается;
- «преодолеть это противоречие можно, соединив организационнометодические
возможности
спортивной
школы
с
продуманно
расширяющимися возможностями их массового использования в системе
физического воспитания в общеобразовательной школе» [см. там же, С. 12].
Уже невооруженным глазом видно, что последнее заключение из
предыдущих посылок и заключений никак не следует и не выводится. Это
только в песне всё становится хорошо, когда встречаются два одиночества.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
89
В реальной жизни встреча двух необеспеченностей порождает еще большую
необеспеченность, хотя бы потому, что правовые и финансовые основы
функционирования средних общеобразовательных и спортивных школ не
дают им «броситься в объятия друг другу» на законном основании. Есть и
другие, менее значимые, но не менее необоримые причины невозможности
такого,
еще раз
заметим,
давным-давно
декларированного
альянса.
Например, слабо стыкуемые административные амбиции двух директоров
школ, ведомственные преграды между спортом и образованием, прочее.
Обратимся к языку логики и схематизируем сказанное выше. Пусть С –
специализированность, а Р – высокий спортивный результат. Известно и
доказано, что С→ Р (если С, то Р). Пусть З – здоровье, а МКР – система и
служба мониторинга, контроля, реабилитации. Постулируется, что МКР→З
(если МКР, то З). Формируем условно – разделительный силлогизм: С→Р;
МКР→З;
PVЗ/CV
МКР.
Практика
неопровержимо
доказывает,
что
постоянная ориентация на совершенствование высокого спортивного
результата при предельных ограничениях человеческой наследственности
противоречит тенденции сохранения и направления комплексного здоровья
личности. Против этого, разумеется, не возражает и В. К. Бальсеквич. Тогда
нам приходится «поставить точку над
i», превратив нестрогую, слабую
дизъюнкцию в строгую, сильную, когда достижение Р исключает З.
Разделительно-категорический силлогизм РVЗ; Р/З и условно-категорический
силлогизм МКР→З; З/МКР доказывают, что при Р массовый и действенный
характер МКР исключается в принципе. Не по причине нехватки денег,
кадров, иных возможностей, а по причине несоответствия, противоречия
двух тенденций – ориентаций. Тогда причем здесь условное привлечение
школ как внесистемного и ранее в посылках неиспользуемого фактора? В
такой авторской трактовке получается,
что
концепция спортизации
«притянута за уши».
К сожалению это не единственная и даже не самая главная, а лишь
второстепенная «притяжка». Главным недостатком указанной теоретико-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
90
методологической конструкции, по нашему мнению, выступает переоценка
фактора двигательной активности уже изначально, в антропологическом и
философско-антропологическом смысле. Называя двигательную активность
основной трудовой, преобразующей деятельности человека, Бальсевич
осуществляет известную в логической практике ошибку учетверения
терминов, рассматривая в последующем эту двигательную активность как
чуть ли не основной фактор антропосоциогенеза. В современном обществе,
пережившем
несколько
научно-технических революций,
двигательная
активность несомненно играет важную роль, прежде всего, в деле сохранения
«бесконфликтного существования внутреннего гомеостазиса», но уже давно
не рассматривается основой производственно-преобразующей практики. Тем
более, двигательная активность никогда не рассматривалась в качестве даже
вторичного фактора антропосоциогенеза, не ставилась в один ряд с
гоменидной триадой (объемом и извилистостью мозга, развитостью кисти
руки,
прямохождением,
обеспечивающим
периферический обзор);
с
членораздельной речью, служащей не только средством коммуникации, но и
средством накопления и передачи информации; с экзогамно-родовым типом
общественной организации, принципиально иным по сравнению со стадной
или стайной организацией; с зачатками моральных и религиозных
представлений; наконец, с примитивной трудовой кооперацией.
Мало того, если бы двигательная активность действительно играла
определяющую роль в антропосоциогенезе, то все перечисленные факторы
вряд ли возникли бы, как они не возникли у других биологических видов,
явно превосходивших антропоидов своими физическими кондициями
(причем всеми сразу). Человек, Homo sapience – дитя как раз недостатка, а не
избытка двигательных возможностей. Конечно, недостаток возможностей не
исключает активности, но активности в рамках ограничений, характерных
для данного биологического вида.
В разделе 2 указанной книги Бальсевича (Особенности физической
активности современного человека) обращает на себя внимание еще одна
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
91
существенная «натяжка», концептуальное искажение научно-философской
теории антропосоциогенеза. Это искажение заключается в переоценке
адаптационных и недооценке адаптирующих механизмов человеческой
деятельности. Вся новая и новейшая история западной цивилизации в корне
противоречит утверждению, будто «реализация физической активности,
прежде всего в трудовой деятельности, способствовала созданию лучших
условий для разрешения человеком гомеостатико-адаптационных проблем,
то есть обеспечивала создание благоприятных внешних условий для
бесконфликтного существования внутреннего гомеостазиса» [там же, С. 15].
Урбанизация и промышленное развитие не оставляли места для
действительно всеобщего (видового) улучшения или хотя бы сохранения
благоприятных природных условий общественного функционирования
человека, породив пресловутые глобальные проблемы современности.
Другое дело, что биология человека, его генетический код имеет огромный
резерв
еще не изученных избыточных структур. Да, биология человека
пластична, но до определенного предела, а предел этот, по меткому
замечанию самого Бальсевича, уже близок [см. там же, С. 16-17].
Человек изменяет природу, формируя из нее во многом не самую
благоприятную для себя внешнюю среду обитания, в гораздо большей
степени, чем изменяется сам, сохраняя свой гомеостазис, постоянство
внутренней среды. «Трагедию парадигм техногенной цивилизации» ни в
коем случае нельзя уравнивать с «общей тенденцией приоритетности
социального» и выводить за пределы социально-классовых, идеологополитических
«императивов»,
придавая
ей
надсоциально-глобальный
характер [см. там же, С. 17]. А социальную форму движения не стоит
подменять биологической или даже биохимической и физической (вплоть до
простого
перемещения)
формами
движения,
совершая
при
этом
традиционную для естественнонаучного редукционизма методологическую
ошибку.
С учетом указанных выше методологических ошибок и неточностей
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
92
нам представляется преждевременным говорить и думать о креативной
антропологии как новом направлении развития антропологии. Точно так же,
мы
полагаем,
следует
воздержаться
от
абсолютизации
излишне
оптимистичных представлений при рассмотрении степени, сроков и
перспектив спортизации физического воспитания, хотя мы считаем отчасти
правильным и целесообразным оценивать массовый спорт в качестве области
компромиссного синтеза, а лучше сказать, перехода, стыка между спортом
высших достижений и физическим воспитанием. При этом мы высоко
оцениваем собственно онтокинезиологические разработки В. К. Бальсевича
и других авторов, видя в них фундаментальное естественнонаучное
основание в процессе создания системы всеобщего и непрерывного
физического воспитания.
4.2.
Физкультурно-спортивная
деятельность
в
свете
поло-
возрастных особенностей онтогенеза человека
Возвращаясь к анализу содержания книги «Очерки по возрастной
кинезиологии человека» В. К. Бальсевича, мы исходим из научной гипотезы
о том, что «в процессе физической активности происходят существенные
изменения морфологического и функционального порядка, характер влияния
которых неоднозначен для разных систем организма и неодинаков в разные
периоды онтогенеза» [см. Бальсевич В. К., 2012, С. 33].
Для подтверждения указанной гипотезы и превращения ее в теорию В.
К. Бальсевич использует свои разработки и труды других известных
отечественных
и зарубежных
авторов.
Чаще
других
исследователь
апеллирует к работам по физиологии и биодинамике движений Н. А.
Бернштейна [см. Бернштейн Н. А., 1966, 1968]; по обучению и воспитанию
юного спортсмена, изучению физических способностей детей и подростков
Л. В. Волкова [см. Волков Л. В., 1981, 1984]; по проблемам периодизации
онтогенеза,
теории индивидуального развития организма, возрастной
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
93
физиологии И. А. Аршавского [см. Аршавский И. А., 1965, 1966, 1967]; по
анализу морфофункциональных особенностей детей дошкольного возраста
М. В. Андроповой с соавторами [см. Андропова М. В., Дубровинская Н. В.,
Кольцова М. М., Семенова Л. К., Фарбер Д. А., 1983].
Широко используются исследования Коробкова А. В. по развитию и
инволюции двигательных, мышечных функций человека [см. Коробков А. В.,
1958, 1964]; Никитина В. Н. на предмет анализа основных факторов
онтогенеза, физиолого-биохимических перспектив и особенностей разных
возрастов [см. Никитин В. Н., 1963, 1965].
Среди специальных исследований по различным видам спорта наше
профессиональное внимание привлекли используемые Бальсевичем статьи В.
Н. Попкова по возрастным различиям в управлении движениями у детейнеспорсменов и возрастным особенностям техники кругового педалирования
[см. Попков В. Н., 1977, 1995].
Заметим, что большая часть цитируемых автором трудов принадлежит
ученым советской школы (включая самого Бальсевича). Данный факт
позволяет нам предположить, даже косвенным образом доказывать наличие
мощной
научно-методологической
базы
и
онтокинезиологических
рекомендаций в советской научной и спортивной школе задолго до рождения
концепции спортизации физического воспитания. И коль скоро такая мощная
наука не получила успешного практического воплощения в постсоветской
России, то какие могут быть гарантии ее активного применения в
современных условиях, когда материально-техническое снабжение школ
спортоборудованием и инвентарем ухудшилось, а старые запасы побили все
рекорды допустимых сроков амортизации?
Основываясь на исключительном по объему и разнообразному
содержанию пласте научных исследований, прямо или косвенно касающихся
онтокинезиологии человека, В. К. Бальсевич обосновывает два основных
этапа (периода) онтогенеза, каждый из которых, соответственно, имеет свои
специфические возрастные особенности. Первый период длится от 3-5 до 20-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
94
29 лет, второй – от 29-29 до 55-65 лет. Интересующие нас в свете
физкультурно-спортивной деятельности возрастные группы первого этапа
онтогенеза: первая - от 5 до 10, вторая – от 11 до 14, третья – от 15 до 19 лет.
На втором этапе онтогенеза возрастные группы выделяются не столь явно,
потому что, в отличие от значительной, иногда даже скачкообразной
динамики изменения практически всех морфофункциональных параметров
на
первом
этапе,
на
протяжении
второго
периода
онтогенеза
рассматриваемые показатели, в общем и целом, стабилизируются или дают
довольно устойчивую тенденцию своего последовательного изменения. Но
все же и здесь ряд авторов выделяет некую возрастную границу, после
прохождения которой характер реакции физически активных людей на
различного рода нагрузку изменяются уже более существенно. Эта граница,
по разным источникам, находится в интервале от 40-49 до 50-54 лет [см.
Базилевич И. В., 1940; Мизрухин И. А., 1940; Мотылянская Р. Е., 1956;
Муравов И. В., 1964].
В принципе, указанная периодизация в основных моментах согласуется
с определяющими специфику педагогических стратегий и технологий
возрастными коридорами, которые выделялись А. А. Передельским с
соавторами: до 14-15, от 15 до 45, от 45 до 65 лет [см. Передельский А. А. с
соавт., 2012]. Сходство периодизации еще сильнее выявляется при учете
упоминания
пределов
возрастных
групп
как
объектов
приложения
педагогического влияния, воздействия: до 19 и до 25 лет [см. там же]. Тем не
менее, периодизация В. К. Бальсевича имеет более конкретный
и
обоснованный характер. Главное – в ней проявляется согласование динамики
развития морфофункциональных систем и параметров с возможностями
наиболее эффективного использования традиционных спортивных методик.
Поэтому
в
дальнейшем
мы
будем
ориентироваться
именно
на
онтокинезиологическую периодизацию Бальсевича, но с учетом уже
имеющихся в практике спортивно-педагогической работе дисперсионных
отклонений, разбросов показателей.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
95
Онтокинезиологический материал, на наш взгляд, при необходимой и
достаточной полноте сбора и обобщения информации способен стать
морфологической, физиологической и биомеханической основой сводной
разновозрастной и разнополовой социограммы, позволяющей разработать
интегративную характеристику влияния занятий физкультурно-спортивной
деятельностью на личность человека на всем протяжении его онтогенеза.
Целью такой социограммы, как уже отмечалось ранее, выступает выявление
основных
морфофункциональных
биодинамических
параметров
двигательной активности, оптимальных для различного возраста и пола, а
также научно обоснованное представление о том, как физкультурноспортивное
способствовать
тренирующее,
наращению
стимулирующее
и
сохранению
воздействие
может
онтокинезиологического
потенциала человека. Говоря проще и образней, онтокинезиологическая
разработка Бальсевича и других авторов дает ответ на вопрос о том, что из
себя представляет «здоровое тело» как потенциальное вместилище «здравого
ума и бодрого духа», причем на разных этапах человеческой жизни. Имея
представление о здоровом теле нам, используя цитату из сатир Ювенала,
останется разобраться с бодрым духом и с тем, какому богу и как следовало
бы молиться, чтобы «ум был здравым в теле здоровом». Именно из
совокупности этих трех составляющих, по нашему убеждению, и будет
складываться сводная социограмма или, по выражению того же Ювенала,
добродетель, прокладывающая «дорогу к спокойствию жизни».
Попробуем представить собранный и систематизированный
В. К.
Бальсевичем, онтокинезиологический материал в обобщенной табличной
форме (см. таблицы 1-4).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
96
Таблица 1
Онтокинезиологические особенности возрастной группы 5-10 лет
Характеризуемые
Мальчики
Девочки
аспекты
Моторика
- к 5 годам завершение формирования основных
координационных механизмов ходьбы;
- от 4 до 7 лет снижение, от 7 до 10 лет - повышение
темпа ходьбы при сокращении опорного времени и
приближении его к полетному
- длина шага растет до 17
- длина шага значимо
лет
растет в 7-10 лет
Биодинамические - 7-8 лет – ускоренная организация биодинамической
системы
системы, совпадающая с относительно постепенным
развитием отдельных элементов биодинамики
- 7-8 лет –
- 5-8 лет –
преимущественное
преимущественное
влияние на биодинамику
влияние на биодинамику
физической
физической
подготовленности;
подготовленности;
- 9-10 лет –
- 9-10 лет –
преимущественное
преимущественное
влияние на биодинамику
влияние на биодинамику
физического развития
физического развития
- к 10 годам консолидация биодинамических элементов
Физическое
- прирост силы начинается - прирост силы начинается
качество силы
с 8 лет
с 9 лет
- с 9 до 10 лет и далее – существенный прирост силы
мышц кисти и спины
Физическое
- 7-8 лет – всплеск ускоренного развития быстроты
качество быстроты движений (по времени отталкивания при прыжке);
движений
- 9-10 лет – приближение скрытого времени
двигательной реакции в движении кисти к показателям
взрослых;
- время нарастания максимальной скорости в стартовом
разбеге от возраста и пола не зависит и достигается на
пятой-шестой секунде
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
97
Физическое
качество
выносливости
Физическое
качество гибкости
Способность к
овладению и
управлению
движениями
- 7-20 лет – темп движений - 7-20 лет – темп движений
выше
ниже
- с 8 до 10 лет и далее – увеличение общей
выносливости
- 8-20 лет –
- 9-20 лет – наиболее
субмаксимальный темп
высокий темп прироста
прироста скоростноскоростно-силовой
силовой выносливости
выносливости (показателей
(показателей суммарной
суммарной работы)
работы)
- 7-11 лет – интенсивный рост подвижности во всех
суставах
- 7-10 лет – значительное
- 7-10 лет – прирост
увеличение показателей
подвижности
суммарной подвижности
позвоночного столба,
позвоночного столба при
тазобедренного сустава,
движениях сгибания, а до
прочее – относительно
11 лет – подвижности
невелик
тазобедренного сустава
при отведении ноги и
активного сгибания
выпрямленной ноги
- с 8 до 10 лет (в переделе до 12) уменьшается
амплитуда колебаний тела при естественном удобном
стоянии на горизонтальной поверхности;
- 7-10 лет – наиболее интенсивное развитие функции
динамического равновесия;
- от 4-6 до 9-10 лет – наиболее заметное повышение
пространственной точности в прыжке в длину с места на
точность приземления, в метании в горизонтальную
цель;
- 7-11 лет (несущественно до 14 лет) – быстрое развитие
двигательных координационных возможностей;
- 8-9 лет – высокие временные колебания отклонений от
взятого темпа при вращении педалей велостанка в
постоянном темпе на протяжении 5 минут;
- с 8 до 20 лет – наибольшее улучшение точности
реакции на движущийся предмет (объект) рукой, ногой,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
98
Опорнодвигательный
аппарат
спиной;
- 7-20 лет – период значительного увеличения точности
движений (малых угловых смещений) руки
У дошкольников 4-6 лет:
- длина тела увеличивается ежегодно на 5-6 (до 10 см),
масса – на 2 кг, что характеризует первый ростовой
скачок или первое «вытягивание»;
- к концу периода интенсифицируются процессы
окостенения, роста костей в толщину, заканчивается
процесс замены костных тканевых структур (с
грубоволокнистых сетчатых на пластинчатые);
- завершается морфологическое развитие спинного
мозга и коры большого мозга;
- для высшей нервной деятельности еще характерна
неустойчивость, легкая разрушаемость условнорефлекторных связей, преобладающие процессы
возбуждения;
«Все это обуславливает неустойчивость и
нестабильность систем, обеспечивающих
функционирование аппарата движений ребенка»
[Бальсевич В. К., 2009, С. 139].
В младшем школьном возрасте 7-10 лет:
- опорно-двигательный аппарат развивается
относительно равномерно;
- до 7 лет позвоночник ребенка очень чувствителен даже
к небольшим нагрузкам и деформациям;
- брюшной пресс еще не в состоянии выдерживать
значительное напряжение, например, связанное с
поднятием тяжестей;
- развитость крупных и неразвитость мелких мышц,
например, отвечающих за правильное положение
позвоночника иди за кистевой функционал. Как
следствие – возможность искривления позвоночника,
неточность координации тонких движений пальцев
Примечания к таблице 1.
1. Все
указанные
изменения
в
этой
и
следующих
характеризуются как статистически достоверные.
таблицах
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
99
2. Под общей выносливостью понимается способность человека в течение
длительного времени выполнять непрерывную динамическую работу
определенной мощности, для которой характерно функционирование
всего мышечного аппарата, например, при длительном беге со
скоростью 70 % от максимальной.
3. Гибкость рассматривается как способность выполнять движения с
большой амплитудой. Различается активная (за счет собственных
мышечных усилий) и пассивная (путем приложения к движущейся
части тела внешних сил, например, тяжести, усилий партнера, т.д.)
гибкость.
4. Выделяются три ступени развития ловкости:
- пространственной точности и координированности движений;
- то же самое, но в сжатые сроки;
- то же в сжатые сроки, но уже не в стандартных, а переменных
условиях.
5. 7-10 лет – первый максимум согласования биодинамических элементов
и системы в целом, способствующий легкому овладению общей
структурой сложных локомоций (ходьба на лыжах, бег на коньках, езда
на велосипеде).
Таблица 2
Онтокинезиологические особенности возрастной группы 11-14 лет
Характеризуемые
Мальчики
Девочки
аспекты
Моторика
- 11-12 лет – уменьшение продолжительности шага и
повышение темпа, а в 13-14 лет – увеличение
продолжительности шага и снижение темпа быстрой и
медленной ходьбы;
- 10-12 лет – самый явный сдвиг в биодинамике
медленного бега (резкое сокращение длительности
опорного и увеличение продолжительности полетного
интервалов)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
100
- продолжительность
полетного времени еще
долго не стабилизируется
(предел – 20-29 лет)
Биодинамические
системы
Физическое
качество силы
- с 11-12 лет
продолжительность
полетного времени
стабилизируется, прирост
скорости бега наивысший
(даже выше, чем у
мальчиков)
- наиболее интенсивный рост элементов биодинамики,
сопровождающийся в 11-12 лет рассогласованием с
биодинамической системой в целом
- 11-12 лет –
- 11-16 лет –
преимущественное
преимущественное
влияние на биодинамику
влияние на биодинамику
показателей физического
показателей физического
развития;
развития;
- 13-14лет – максимум
моторной активности
- 12-16 лет – максимум рассогласования
биодинамических характеристик с резким приростом
значений антропометрических показателей
- 10-15 лет – наиболее
- 10-11 лет – существенный
интенсивно увеличивается прирост силы всех групп
сила мышц нижних
мышц;
конечностей;
- 11-12 лет – то же для
- 12-13 лет – максимумы
мышц спины и ног;
относительной силы для
- 12-13 – то же для мышц
большинства групп мышц кисти и спины;
(на 1 кг массы тела);
- 12-14 лет – непрерывное
- 12-13 лет взрывная сила увеличение взрывной (как
при метании предметов на разновидности
дальность (хоккейный мяч) динамической) силы,
не увеличивается
измеряемой по высоте
прыжка вверх с места
- с 11 до 16 лет – наибольший прирост показателей силы
в различных движениях;
- 11-14 лет – бурный рост скоростно-силовых
способностей (по показателям работы и мощности
движения)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
101
Физическое
- 10-13 лет – период ускоренного развития скоростных
качество быстроты способностей;
движений
- до 12 лет половые различия в уровне развития
скорости движений невелики, далее – постепенное
нарастание преимущества мужского пола
- 12-15 лет – самый
- 13-14 лет – стабилизация
большой прирост скорости уровня скоростных
качеств, преимущество над
мальчиками по темпу
движений
- 13-14 лет – скрытое время двигательной реакции в
движении плеча, бедра, голени, стопы близится к
показателям взрослых
Физическое
- 13-14 лет – замедление
- до 13-14 лет –
качество
развития общей
увеличение, с 14 лет –
выносливости
выносливости;
резкое снижение общей
- 14 лет – максимальная
выносливости;
выносливость мышц к
- 11 лет – максимальная
статическим усилиям при
выносливость мышц к
удержании позы «вис»;
статическим усилиям при
- 16 лет – максимум
удержании позы «вис»;
выносливости при
- 14 лет – максимум
удержании позы «упор»
выносливости при
удержании позы «упор»
Физическое
- 11-13 – замедление, с 14
- 10-14 лет – наибольшее
качество гибкости лет ускорение прироста
увеличение подвижности
подвижности позвоночного позвоночного столба;
столба;
- до 12 лет – минимальный
- 12-14 (15) лет –
прирост показателей
минимальный прирост
активного сгибания
показателей активного
выпрямленной ноги и
сгибания выпрямленной
подвижности
ноги и подвижности
тазобедренного сустава
тазобедренного сустава
при отведении ноги
при отведении ноги
- 12-13 лет – рост подвижности в суставах верхних
конечностей;
- 12-15 лет – подвижность во всех суставах достигает
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
102
Способность к
овладению и
управлению
движениями
Опорнодвигательный
аппарат
максимальной величины
- с 12 лет изменения в величине смещения общего
центра тяжести достигают параметров устойчивости
взрослых, дальнейшие изменения статистически
недостоверны;
- к 12 (13) годам то же самое происходит с
совершенствованием способности правильно
ориентироваться в пространстве
- к 14-15 годам достигается - к 13 годам достигается
пик точности метания в
пик точности метания в
горизонтальную цель
горизонтальную цель
- 13-14 лет – период незначительного увеличения
точности движений (малых угловых смещений) руки;
- 13-14 лет – достижение минимальных отклонений от
темпа (минимальные временные колебания), то есть
лучшая временная координация;
- с 12-13 лет – доступен анализ движений сразу с двумя
задачами
- с11 до 14 лет –
- 12 лет – наибольшие
последовательное, а к 14темпы прироста
15 годам – максимальное
прыжковой координации и
увеличение темпов
точности воспроизводства
прироста прыжковой
музыкального ритма
координации и точности
(перед этим:
воспроизводства
4-6 лет – ускорение,
музыкального ритма
в 6-8 лет – замедление,
а в 9-10 лет – снижение
указанной точности)
В подростковом возрасте 13-14 лет:
- максимальные темпы роста всего организма и его
отдельных звеньев, полового созревания приводят к
усилению окислительных процессов, знаменующих
второй ростовой скачок или второе «вытягивание»
- максимальные темпы
- максимальные темпы
роста тела в длину
роста тела в длину
отмечаются в 13-14 лет
отмечаются в 11-12 лет
- по своим пропорциям тело приближается к параметрам
взрослых;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
103
- по-прежнему очень подвижен позвоночный столб;
- сердце не отличается от взрослого, но
морфофункционально незрело, что снижает
адаптационные возможности сердечнососудистой и
кровеносной систем, их функциональную
напряженность даже при относительно небольших
физических нагрузках [см. Бальсевич В. К., 2009, С.
146];
- с 11 до 14 лет - наивысший темп развития
дыхательной системы. При этом аэробные возможности
растут быстрее анаэробных
- 12-14 лет – наибольший
- 12-13 лет – наибольший
прирост показателей
прирост показателей
аэробной
аэробной
производительности
производительности
Примечание к таблице 2.
1. Скорость бега у представителей мужского пола значительно выше, чем
у представителей женского пола во всех возрастных категориях.
2. Общее повышение скорости быстрого бега с 11 до 19 лет
сопровождается общим уменьшением длительности опорных реакций
независимо от пола.
Таблица 3
Онтокинезиологические особенности возрастной группы 15-19 лет
Характеризуемые
Юноши
аспекты
Моторика
- 15-16 лет – снижение
темпа шагательных
движений;
- 17-19 лет – повышение
темпа быстрой и обычной
ходьбы, беговых шагов;
- 15-16 лет – высокая
моторная активность;
Девушки
- 15-16 лет – повышение
частоты шагов в обычной и
стабилизация в быстрой
ходьбе;
- 17-19 лет – частота шагов
в обычной ходьбе
неизменна, в быстрой –
снижается;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
104
-17-19 лет – максимальная
моторная активность
- 17-19 лет –
субмаксимальная моторная
активность (максимум в
13-14 лет)
Биодинамические - 15-19 лет – менее интенсивное развитие элементов
системы
биодинамики, стабилизация этого развития при
интенсивном росте степени согласованности и
организации биодинамической системы (консолидации
ее элементов);
- 17-19 лет – преимущественное значение показателей
физической подготовленности для биодинамики, далее –
тенденция к нивелировке разницы влияния на систему
биодинамики со стороны физического развития и
физической подготовленности. Постепенное ослабление
связи биодинамики с системой физического развития
происходит после прохождения пубертатного периода.
На 5-6 лет позже ослабевают связи биодинамики и с
системой физической подготовленности
Физическое
-14-17 лет – наибольший
- с 15 лет увеличение
качество силы
прирост силы;
взрывной силы при
-14-15 лет – скачок в
метании предметов на
приросте силы
дальность (хоккейный мяч)
икроножной мышцы (при
не происходит
ее усилении с 8 до 17 лет);
-16 лет – достигается
максимум силы мышц,
осуществляющих
разгибание туловища и
подошвенное сгибание
стопы;
- 16-18 лет – наиболее
интенсивно увеличивается
становая сила;
- 15-17 лет – достигается
максимум взрывной
(динамической) силы
Физическое
- 15-19 лет – максимальные значения показателей
качество быстроты быстроты в разных движениях
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
105
движений
Физическое
качество
выносливости
Физическое
качество гибкости
Способность к
овладению и
управлению
движениями
Опорнодвигательный
аппарат
- 14-16 лет – замедление
- 14-15 лет – прекращение
ежегодного прироста темпа ежегодного прироста темпа
движений;
движений;
- с 16 лет – замедление
- 17-18 лет – значительное
нарастания максимальной увеличение максимальной
скорости
скорости
- 15-17 лет – возрастание
- к 15 годам статическая
темпов развития общей
выносливость мышц кисти
выносливости
снижается до уровня 8 лет
- 15 лет – наибольший
- 16-17 лет – уменьшение
прирост подвижности
прироста подвижности
позвоночного столба;
позвоночного столба до
- 16-17 лет – уменьшение
уровня 11-летних
прироста подвижности
позвоночного столба до
уровня 9-летних;
- 16-17 лет – уменьшение
показателей сгибания ноги
и подвижности
тазобедренного сустава
при отведении ноги
- с 16-17 лет подвижность во всех суставах уменьшается
- до 16 лет повышается точность воспроизведения
заданного мышечного напряжения (напомним, что в 510 лет эта точность невелика)
- 15-16 лет – уменьшение
прироста результативности
бросков
(координация
плюс целевая точность)
- к 17-18 годам окостенение длинных костей уже
практически завершено, в целом кости утолщаются и
упрочняются, хотя процесс окостенения еще длится;
- отчетливая дифференцировка мышечных волокон и
нарастание мышечной массы при эластичности,
значительной сократительной и релаксационной
способности мышц;
- к 18 годам по всем параметрам у молодых людей уже
сердце взрослого человека
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
106
- ЧСС = 66 уд/мин
- ЧСС > 66 уд/мин
- незавершенность и несовершенность
иммунологических и адаптационных процессов. Как
следствие – невысокая сопротивляемость организма
неблагоприятным воздействиям внешней среды;
- намечается баланс процессов возбуждения и
торможения
Примечание к таблице 3.
1. Биодинамическая система, система физического развития и система
физической подготовленности рассматриваются в качестве трех
системных комплексов элементов моторики. При их взаимодействии
исследуется влияние второй и третьей системы на первую.
2. Здесь и в других таблицах неполнота и определенная бессистемность
данных объясняются разноплановостью и фрагментарностью реально
проведенных и охваченных авторским обзором исследований.
Таблица 4
Онтокинезиологические особенности возрастной группы
от 20-29 до 55-65 лет
Характеризуемые
мужчины
женщины
аспекты
Моторика
- стабилизация темпа шагательных движений;
- снижение скорости ходьбы при уменьшении длины
шага и частоты шагов;
- с 20 (22) до 29 лет и старше – четкое и довольно резкое
снижение показателей результативности моторной
активности
Биодинамические - снижение интенсивности изменений элементов
системы
биодинамики;
- после 19 лет – ослабление связей биодинамики
движений с показателями физического развития и
физической подготовленности, степень влияния которых
выравнивается у мужчин на 8-10 лет раньше, чем у
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
107
Физическое
качество силы
Опорнодвигательный
аппарат
женщин
- 20-19 лет – снижение
- 30-39 лет – снижение
степени консолидации
степени консолидации
биодинамических
биодинамических
параметров при частичной параметров при частичной
компенсации за счет
компенсации за счет
прироста силовых
прироста силовых
показателей (или при
показателей (или при
стабилизации последних)
стабилизации последних)
- 20-29 (30) лет – наибольшей величины достигает сила
двуглавой мышцы плеча, сгибателя и разгибателя кисти
и мышц большого пальца, разгибателей предплечья.
плеча, шеи, бедра;
- после 30 лет – наибольшая сила достигается у
сгибателей туловища, бедра, голени;
- 20-40 лет – достигаются абсолютные максимумы силы;
- после 30-40 лет – начинается падение мышечной силы;
- после 60 лет – особенно резко выраженное падение
мышечной силы
- в 20-25 лет заканчиваются: созревание аппарата
движения и систем организма, окостенение скелета,
формирование мышечной системы. Достигается баланс
процессов возбуждения и торможения;
- после 30-35 лет – снижение прочности и эластичности
связочного аппарата, возрастание хрупкости костей,
снижение подвижности в суставах (у женщин гибкость
сохраняется дольше, чем у мужчин);
- после 65 лет наступает этап инволюционных
преобразований мышц и скелета (резкое снижение
подвижности в суставах, непрочность костей и связок,
уменьшение размера сердца, нарастание соединительной
ткани в стенках кровеносных сосудов, утончение
мышечной оболочки сосудов, кислородный дефицит,
старение и разрушение клеток, снижение мышечного
тонуса, особенно в мышцах живота
Примечания к таблице 4.
1. Неполнота сведений об онтокинезиологических аспектах на втором
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
108
возрастном этапе и на этапе пожилого возраста, по-видимому,
обусловлена малым интересом к данным возрастным группам со
стороны наук о физической культуре и спорте. Данный факт
свидетельствует также об отсутствии даже диахронной глобальной
исследовательской онтокинезиологической программы, результаты
реализации которой, полученные по общим и единым основаниям,
решающие общие задачи, позволили бы достичь необходимой степени
полноты и достоверности для формирования единой сводной
социограммы.
2. Статистически достоверное установлено:
- после 30-40 лет, согласно исследованиям И. В. Базилевича [см.
Базилевич И. В., 1940], наибольшую работоспособность сохраняют
мышцы наиболее часто упражняемые в естественных условиях.
Данный факт свидетельствует о необходимости разработки ряда
профессиограмм в дополнение к сводной социограмме;
- «регулярные занятия физическими упражнениями способствуют
совершенствованию локомоторной функции даже при отсутствии
специальной
тренировки
отдельных
видов
переместительных
движений» [Бальсевич В. К., 2009, С. 87]. Соответственно, можно
предположить, что комплексная, построенная на научно обоснованной
социограмме и профессиограмме программа активного образа жизни
способна обеспечить человеку дееспособное долголетие помимо
спортизации физического воспитания, предполагающей жесткую
спортивную специализированность
тренировок и обязательность
соревнований;
- «состояние опорно-двигательного аппарата и систем обеспечения
энергетики движений в зрелом возрасте во многом определяется
уровнем культуры физической активности человека [см. там же, С.
150], а «инволюционные изменения, их темп и интенсивность во
многом определяется как характером физической активности пожилого
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
109
человека, так и образом его жизни в юном, молодом и зрелом возрасте
[см. там же, С. 151]. Наконец, существенную пользу и улучшение
самочувствия пожилым людям, вплоть до замедления процессов
старения, приносят даже занятия в группах здоровья, начатые
непосредственно на третьем возрастном этапе онтогенеза.
Все эти данные неопровержимо доказывают необходимость и
целесообразность
создания
системы
действительно
непрерывного
и
всеобщего физического воспитания.
4.3.
Сравнительный
онтокинезиологический
анализ
сводной
социограммы и спортограммы велоспорта
Как уже отмечалось выше, невозможно просто так, без научно
обоснованных объяснений отбросить концепцию спортизации физического
воспитания, как нельзя «сбросить со счета» и тот неоспоримый факт, что
учебный курс физической культуры практически на всех возрастных уровнях
уже давно фундаментально сросся с двигательными комплексами различных
видов спорта. По крайней мере, в разных по времени образования
Государственных Образовательных Стандартах по физической культуре в
качестве составных компонентов присутствуют спортивные игры, легкая
атлетика,
гимнастика,
Естественно,
их
лыжная
введение
в
подготовка,
Стандарт
плавание,
единоборства.
обязательно
предварялось
соотнесением с онтокинезиологическими рекомендациями. Но учитывая
некоторую неполноту, незавершенность сводной социограммы, а также
современные мировые тенденции изменения двигательной практики, можно
предположить определенный люфт, возможность частичного изменения
Стандарта с целью, например, более полного и системного наполнения
сводной социограммы как за счет уже слившихся с ней спортограмм, так и
путем привлечения новых. Одним из вариантов прогрессивного изменения
Стандарта могло бы стать слияние со спортограммой велоспорта. На данную
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
110
мысль нас наталкивает практика буквально всевозрастной эксплуатации
этого двухколесного транспорта в странах Европы, Америки, Азии, Ближнего
и Дальнего Востока. Но прежде не мешало бы исследовать степень
соответствия
сводной социограммы
и существующей
спортограммы
велоспорта. Такое исследование, на наш взгляд, во-первых, помогло бы
прояснить
реальные
возможности
и
целесообразность
введения
велоспортивных двигательных комплексов в Стандарт, во-вторых, оно могло
бы способствовать определенной корректировке и заполнению пробелов в
сводной социограмме.
В качестве образца велоспортивной спортограммы предполагается
взять программную разработку А. А. Захарова, одобренную и допущенную к
широкому внедрению Федеральным агенством по физической культуре и
спорту в 2008 году. Интересно, что А. А. Захаров и В. К. Бальсевич
используют одни и те же или очень похожие аргументы для достижения
принципиально разных, если не сказать, диаметрально противоположных
целей. Для Бальсевича спорт служит средством тренирующего воздействия,
стимулирующего функциональное здоровье и долголетие человека. Для
Захарова грамотное использование онтокинезиологического потенциала
человека выступает гарантом оптимальности многолетней спортивной
подготовки, без которой велогонщик имеет лишь минимальные шансы
достичь высот спортивного мастерства и устойчиво прогрессирующего
результата. Для одного здоровье является самоцелью, для другого – лишь
средством, но и тот и другой призывают к бережному отношению к
человеческому ресурсу, на основе чего и возможно сравнение указанных
подходов.
«Возрастные границы высших достижений сохраняются стабильными
на протяжении последних двух – трех десятилетий. Этот факт, - утверждает
Захаров, - позволяет сделать вывод, что максимальных результатов могут
добиться только те велосипедисты, многолетняя подготовка которых
построена
с
таким
расчетом,
чтобы
динамика
тренировочных
и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
111
соревновательных нагрузок обеспечила выход гонщика на уровень высших
достижений в оптимальном возрасте» [Захаров А. А., 2008, С. 12]. Правда,
его интересует возрастной коридор только от 6-7 до 34-35 лет. И не
интересует,
что
будет
дальше со
здоровьем
гонщика,
спортивная
специализация которого предполагает с 10 до 27 лет кривую роста объема
специальной физической подготовки, поднимающуюся почти точно под
углом 45 градусов [см. там же, С. 18]. А. А. Захаров, и это совершенно
нормально, даже единственно допустимо для опытного спортивного
теоретика
и
идеолога спорта,
необоснованных
скачков,
заботится
форсирования
о
том,
чтобы
подготовки
не
было
велогонщиков,
приводящих к ранним и относительно высоким, но нестабильным и
недолгосрочным, а значит, недостаточно перспективным, с точки зрения
стратегии, результатам [см. там же, С. 13].
Даже здесь нам с ним, как говориться, «по дороге», если иметь в виду
онтокинезиологическую динамику. Вопрос – до какой степени?
Итак, что предлагает А. А. Захаров? Во-первых, основывать программу
многолетней подготовки спортсменов велогонщиков на базе детскоюношеских спортивных школ, специализированных детско-юношеских школ
олимпийского резерва и школ высшего спортивного мастерства [см. там же,
С. 2]. Это вполне органично и приемлемо, но пока не очень ясно, можно ли и
если да, то как использовать указанный материал в системе всеобщего и
непрерывного физического воспитания. Во-вторых, он настаивает на
соблюдении связи между эффектом обучения и возрастом обучаемых, что
нас также полностью устраивает. Далее – уже более конкретно – Захаров
утверждает следующее.
1. В велосипедном спорте (гонки на шоссе) оптимальным возрастом
начальной подготовки принято считать 9-10 лет, но возрастающая
популярность таких видов велоспорта, как ВМХ требует начинать занятия с
6-летнего возраста.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
112
2. При зачислении в спортшколу нужно учитывать общий стаж занятий
спортом.
3. Наибольший прогресс в развитии координации и гибкости юных
спортсменов-велосипедистов приходится на период от 6 до 10 лет.
Максимальных показателей координация и гибкость у девушек достигает к
14-15, у юношей – к 16-17 годам.
4.
Физическое
качество
силы
(силовые
способности)
юных
велосипедистов по отдельным показателям достигает наибольшего прироста
к 14-17 годам. Максимальные показатели мышечной силы достигаются и
сохраняются до 25-30 и более лет.
5. «Наибольший прирост быстроты под влиянием тренировочных
воздействий происходит в возрасте 9-12 лет, а к 13-15 годам по ряду своих
проявлений достигает максимума» [см. там же, С. 16]. Максимальная частота
движений при педалировании у представителей обоих полов повышается до
13 лет.
В период полового созревания скоростно-силовые качества растут
интенсивно, а координационные могут даже снижаться.
У девушек-гонщиц 15-17 лет из-за нарастания веса тормозится рост
быстроты движений, уменьшаются показатели относительной силы, то есть
скоростно-силовые показатели снижаются.
6. Физическое качество выносливости в велоспорте улучшается и
сохраняется до 25-30 и более лет.
Таковы основные, упоминаемые А. А. Захаровым, характеристики
онтокинезиологических
аспектов,
складывающиеся
под
влиянием
тренирующих воздействий по программе подготовки велогонщиков.
При сравнении данной спортограммы с приведенной выше сводной
социограммой получаем следующие результаты:
- учет детской моторики позволяет согласиться с утверждением о более
высокой онтокинезиологической обоснованности начала занятий не с 9-10
лет (как это следует по «Нормативно-правовым основам, регулирующим
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
113
деятельность спортивных школ» (1995 года издания), а с 6-летнего возраста.
Причем, соображения возрастающей популярности в данном случае уже
можно в расчет и не брать;
- учет общего стажа занятий спортом при зачислении в спортшколу
также морфофункционально и физиологически обоснован;
- к периоду максимального прогресса гибкости (подвижности в
суставах) спортограммы можно добавить еще год и продлить его до 11 лет,
при этом уточнить и дифференцировать по половому признаку весь период
значительного прогресса суммарной подвижности позвоночного столба и
тазобедренного сустава, отделяя значительный прогресс 7 – 11 летних
мальчиков от относительно незначительного у девочек 7 – 10 летнего
возраста;
- особо отметим, что основной упор на развитие координационных
способностей следовало бы сделать не с 6 до 10, а с 7 до 10 лет, не
перегружая занятия шестилеток, а более точно используя
период
«повышенной способности детей начинающих 7 – 10 лет к освоению
двигательных актов, связанных со сложной координацией» при «высокой
степени консолидации моторных структур» [см. Бальсевич В. К., 2009, С.
103];
- за активное использование в тренировочной деятельности возрастного
периода 7 – 8 лет «говорит» ускоренная организация биодинамической
системы, совпадающая с относительно постепенным развитием отдельных
элементов биодинамики, а также преимущественное влияние в этот период
на биодинамику физической подготовленности;
- по определению максимальных показателей координации и гибкости
социограмма и велоспортивная спортограмма разнятся: против 12 – 15
летнего
возраста
максимальных
показателей
гибкости
социограммы
спортограмма выдвигает 14 – 15 летний период у девушек и 16 – 17 летний у
юношей. Возникает впечатление, что методика подготовки велоспортсменов
упускает из виду кое-что существенное, позволяющее добиться предельной
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
114
гибкости у представителей обоих полов, причем у мужского пола
неиспользованных резервов явно больше. С другой стороны, возможно,
механизм педалирования и все возрастающие объемы нагрузки по
километражу вызывают определенное закрепощение, тормозящее развитие
гибкости. Но тогда закрепощение должно нарастать, а этого не происходит.
Значит, все-таки все дело в методике подготовки велогонщиков, смещающей
временные показатели максимальной гибкости;
-
период
быстрого
развития
двигательных
координационных
возможностей в методике велоспорта также смещен на один год назад, на 6 –
10 летний возраст, тогда как онтокинезиологический анализ способности к
овладению и управлению движениями указывает на 7 – 10 лет как на период
наиболее интенсивного развития динамического равновесия, на 7 – 11 летний
возрастной период, связанный с
быстрым развитием двигательных
координационных возможностей в целом, на 7 – 10 лет – как на период
значительного
смещениях
увеличения
руки.
точности движений
Только
с
наиболее
при
малых
заметным
угловых
повышением
пространственной точности в социограмме и спортограмме достигнут
консенсус;
- что касается указаний велоспортивной спортограммы на возраст
достижения максимальных показателей координации (14 -15 лет – у девушек,
16 – 17 лет – у юношей), то с этим, в принципе, также сложно согласиться. С
точки зрения сводной социогаммы, следует обратить внимание на возраст 12
– 14 лет. Именно в этой возрастной группе уже достигаются параметры
устойчивости взрослого человека, до взрослого уровня совершенствуется
способность правильно ориентироваться в пространстве, достигается пик
точности метания в горизонтальную цель, пик
временной координации,
доступность анализа движений с двумя задачами, максимальные темпы
прироста
прыжковой
координации
и
точности
воспроизводства
музыкального ритма. До 16 – летнего возраста у юношей и девушек
повышается
лишь
точность
воспроизведения
заданного
мышечного
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
115
напряжения.
Следовательно,
вполне
возможно,
что
действующая
велоспортивная методика и программа упускают из виду целых два года
работы с активным использованием координационного фактора, принимая за
него высокую моторную активность, которая, впрочем, по крайней мере у
девушек, тоже наступает к 13 – 14 годам, то есть несколько раньше. У
юношей же фактор максимальной моторной активности можно использовать
в тренировочном процессе до 19 летнего возраста или на два года больше,
чем указывается в велоспортивной спортограмме в отношении пика
координации;
- вместе с тем, период 15 – 19 лет крайне интересен с точки зрения
интенсивного роста организации биодинамической системы, степени
согласованности,
консолидации
преимущественного
влияния
на
биодинамических
этот
процесс
системы
элементов,
физической
подготовленности;
- при характеристике физического качества силы спортограмма и
сводная социограмма в общем и целом солидарны, но хотелось бы прописать
характеристику силы более дифференцированно, многофакторно, с учетом
основных мышц, работающих при педалировании, то есть групп мышц,
производящих разгибание и сгибание бедра, голени, стопы. Используя
измерения показателей достигаемой этими мышцами силы на мышечнотопографическом столбе Коробкова-Черняева, констатируем, что при
разгибании бедра развиваемая сила у велосипедистов достигает 270 – 300 кг.,
при разгибании голени – до 200 кг., при сгибании стопы в голеностопном
суставе – до 180 кг., при сгибании бедра – до 90 – 100 кг., при сгибании
голени – до 50 кг., наконец, при разгибании стопы – до 65 кг. Считается, что
искусство педалирования осваивается
эффективней,
если специально
тренировать мышцы – разгибатели, отвечающие за активный перевод педали
через верхнее положение, и сгибатели, подтягивающие педаль во время
завершения этого движения. Но плавные движения при педалировании
осуществимы лишь при обоюдной и синхронизированной работе мышц
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
116
одинакового
действия
(синергистов)
и
противоположного
действия
(антагонистов), что еще больше усложняют измерительную процедуру в
поисках
системно
оптимальных
силовых
максимумов.
В
плане
дифференцированного подхода отметим, что в соответствии со сводной
социограммой нас могут заинтересовать следующие показатели: в 14 – 15 лет
у юношей наблюдается скачек в приросте силы икроножной мышцы
(участвующей в сгибании голени), в 16 лет достигается максимум силы
мышц механизма подошвенного сгибания стопы, в 20 – 29 (30) лет
наибольшей величины достигает сила разгибателей бедра (после 30 лет –
сгибателей бедра и голени), абсолютные максимумы силы сохраняются не до
30 с небольшим, а аж до 40 и более лет;
- показатели физического качества быстроты движений, выделенные
велоспортивной спортограммой А. А. Захарова и сводной социограммой В.
К. Бальсевича, снова несколько разнятся. Спортограмма вновь не учитывает
всплеск ускоренного развития качества быстроты движений в 7 – 8 летнем
возрасте, акцентируя внимание только на периоде 9 – 12 лет, да и то под
влиянием
тренировочного
воздействия.
Также
в
спортограмме
не
учитывается момент более высокого темпа движений у мальчиков по
сравнению с девочками в 7 – 10 лет, относительный паритет (равенство)
темпа в 12 лет, преимущество девочек в 13 – 14 лет, рост преимущества
юношей в темпе в дальнейшем;
-
по
физическому
качеству
выносливости
характеристики
спортограммы вполне можно дополнить знанием о том, что увеличение
общей выносливости статистически значимо с 8 до 10 лет и далее; что у
мальчиков в этом же возрасте – субмаксимальный темп прироста скоростносиловой выносливости, а у девочек данный показатель фиксируется в 9 – 10
летнем возрасте; что в 13 – 14 лет у юношей происходит замедление, а у
девушек этого возраста, наоборот, ускорение развития общей выносливости
(резкое сижение у девочек происходит с 14 лет); что у юношей в 16 лет, а у
девушек в 14 лет достигается максимум выносливости при удержании позы
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
117
«упор»; что в 15 – 17 лет у юношей темпы развития общей выносливости
возрастают, а у девушек к 15 годам статическая выносливость ожидаемо
снижается (по аналогии с показателями статической выносливости кисти).
Обратим внимание на то, как эти данные социограммы контрастируют, хотя
и не расходятся со скупой информацией спортограммы, сообщающей, что
физическое качество выносливости в велоспорте улучшается и сохраняется
до 25 – 30 и более лет;
- наконец, столь же скупы и требуют конкретизации сведения
спортограммы
велоспорта об
используемых половых и возрастных
особенностях опорно-двигательного аппарата.
На наш взгляд, уже на уровне проведенного, не столь подробного и
исчерпывающего сравнительного анализа, как хотелось бы, видна разница
между сводной социограммой и велоспортивной спортограммой, которую
можно отразить в следующих выводах:
- по своему содержанию сводная социограмма и велоспортивная
спортограмма вполне сравнимы, а по своему объему находятся между собой
в отношениях неполной совместимости, а точнее – в отношениях объемного
пересечения. Соответственно, было бы некорректно судить, какая из них в
большей, а какая в меньшей степени достигает реализации своих целей и
задач, поскольку эти цели и задачи частично, но существенно различаются;
- при реализации проекта создания национальной системы всеобщего и
непрерывного
физического
воспитания,
когда
сводная
социограмма
выступает базовой, а спортограмма выполняет роль дополнительного
целеполагания и избирательной предметной коррекции, их взаимное
сопоставление дает возможность органично вписать велосипедный (или
какой-либо иной) спорт в Государственный Образовательный Стандарт по
физической культуре. В своей превращенной, уже не спортивной, а
физкультурной форме содержательное ядро,
комплекс
двигательных
действий, присущих велоспорту, служит сразу двум задачам: во-первых,
формированию,
совершенствованию
и
сохранению
комплексного
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
118
индивидуального здоровья на каждом этапе онтогенеза человека; во-вторых,
созданию массового социального резерва для спорта высших достижений.
Именно в таком виде спортизация, по-видимому, имеет серьезные шансы
служить механизмом (причем исторически обусловленным и практически
продуктивным
конверсирующим
механизмом)
и
системного
адаптирующим
физического
спортивные
воспитания,
тренировочно-
воспитательные технологии;
- однако, если с онтокинезиологическими основаниями процесса
спортизации ситуация проясняется, то с психолого-педагогическими еще нет.
Воспитательная
роль
спорта
(в
частности,
велоспорта)
требует
дополнительного психологического и педагогического исследования, без
проведения
которого
вид
спорта
еще
не
имеет
полного
права
рассматриваться в качестве базового или даже вариативного компонента
Государственного Образовательного Стандарта по физической культуре.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
119
Глава 5. Велоспорт и стратегия управления физкультурноспортивным вузом
5.1. Концептуальные основы формирования стратегии управления
вузом сферы физической культуры, спорта и туризма: к вопросу о
критическом анализе идеальных представлений
Современная (да и классическая) наука в целях сокрытия своей
социально-классовой идеолого-мировоззренческой «природы», как правило,
с преувеличенным пылом и рвением старается обосновать непреходящий,
всеобщий, необходимый, короче, объективный характер своих выводов и
рекомендаций, понятием закона подчас камуфлируя произвол власти
капитала или власти государства. Поэтому, если при научном анализе какоголибо фундаментального явления, например, исторического становления
европейского или российского капитализма сталкиваются концепции, скажем
так, военно-политического захвата, разбоя и закономерной экономической
эволюции,
то
совершенно
естественно
(в
смысле
привычно
и
непринужденно) приоритет отдается оперирующей идеальными объектами и
законами их существования «научной» теории, умеряющей якобы не в меру
разыгравшееся
воображение
и
субъективный
вымысел
идеологов-
оппозиционеров.
Чем силен экономический марксизм? Почему он до сих пор столь
авторитетен за рубежом? Потому что К. Маркс «на плечах» трудовой теории
стоимости Адама Смита и Давида Рикардо обосновал теорию прибавочной
стоимости, то есть довел до логического завершения разработку системы
экономических законов движения труда, капитала,
других идеальных
объектов. Никому не интересно, например, ленинское политологическое
развитие экономической теории Маркса, а ленинский тезис о том, что
политика суть концентрированное выражение экономики, оказывающее на
экономику активное обратное влияние, вообще способен вызвать
только
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
120
благородное возмущение так называемых истинных экономистов. Им
невдомек, что экономическая теория Маркса, по
и
факту реальных
закономерностей современной политико-экономической ситуации, может
оказаться не менее
утопичной, чем утопия классических французских
социалистов Сен-Симона, Оуэна, Фурье, которых сам Маркс критиковал с
научно-экономических позиций.
Возникает закономерный вопрос: «К чему такое предисловие и как оно
соотносится
с
концептуальными
основами
формирования
стратегии
управления вузом сферы физической культуры, спорта и туризма?». Надо
сказать, что соотношение здесь самое прямое! Возьмем отчет за 2007 год по
направлению «Социокультурные проблемы образования», подготовленный
А. Р. Баймурзиным, А. Н. Блеером и С. Д. Неверковичем. Отчет выполнен
как раз на указанную тему и посвящен анализу проблемы формирования
стратегии управления профильным вузом в условиях рыночной экономики
современной России. Так вот, отечественный рынок в данной работе мало
того, что взят «чисто классически», идеально, только через закон
соотношения спроса и предложения, но еще и совершенно без учета
уникальных особенностей современного Российского капитализма. То есть
не учтена специфика новой системы хозяйствования и управления,
появившейся отнюдь не в результате экономической эволюции с ее законами
движения
и
превращения
товара,
конкурентной
прибавочной стоимости, а в результате
приватизации
общенародного
борьбы,
создания
узко корпоративной глобальной
достояния,
осуществленной
партийно-
политическими кругами, у которых хватило воли и власти легитимизировать,
узаконить, по сути дела, криминальный захват, а по форме – политикоэкономическое перераспределение национальных богатств и ресурсов.
Благодаря успешно осуществленной приватизации. Россия получила полный
набор черт, характерных одновременно и для «звериного», хищнического
капитализма
периода
первоначального
накопления,
и для
расцвета
мафиозных структур эпохи алкогольных запретов и ограничений, и для
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
121
государственного капитализма, усиливающегося на гребне борьбы с
кризисом и депрессией, и для расцвета бюрократии, взращенной в процессе
проведения многочисленных демократических избирательных компаний.
То, что Европа и Америка переживали в течение двух веков, в России
осуществилось буквально за 20-25 лет. Ну как, скажите на милость, при всем
при
этом
можно
рассуждать
осуществляемом каким-то
о
стратегическом
планировании,
там вузом, да еще в каком-то идеальном
капиталистическом обществе домонополистической стадии развития, да еще
на основе анализа действия всего лишь одного экономического закона? А
ведь на базе этих рассуждений выводятся рекомендации по формированию
политического курса в науке, образовании, в сфере физической культуре и
спорта! Нет, никто не собирается обличать указанный материал как
лженаучный. Он был и остается научным, так сказать, абстрактнотеоретически, с точки зрения классических экономических канонов. Просто
эти канонизированные истины перестали удовлетворять изменившийся
конкретно-исторической практике. То, что в 2007 году представлялось
правильным, сегодня в 2012 году видится совершенно в ином свете. Казалось
бы, что столь радикально может измениться за 5 лет? Очень многое,
учитывая закон ускорения общественных процессов в неэволюционный фазе
социальной
формы
движения
материи,
характеризующейся
множественностью сосуществующих социально-экономических укладов и
тенденций. В конце 80-х гг. XX века нашей страной была пройдена
историческая бифуркационная точка-развилка. После нее события понеслись
«вскачь», «галопом», но уже в ином, четко ориентированном направлении направлении, в том числе, и теневой капитализации, свойственной странам
«третьего мира».
В вышеизложенном объяснении суть тех теоретических обобщений и
практических рекомендаций, которые мы предлагаем сегодня, спустя 5 лет
после отчета 2007 года и, которые по многим вопросам не согласуются с
предыдущими выводами или даже противоречат им. Зато, на наш взгляд, они
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
122
не формально, а по существу согласуются с современными российскими
реалиями и из этих реалий исходят.
Итак, какие коррективы следует внести в положения анализируемого
Отчета в соответствии с современной социально-политической ситуации в
России? Будем последовательны и для начала решим этот вопрос в ходе
подробного критического анализа. Но в начале отметим два важных момента.
Во-первых, мы не претендуем на широкие или далеко идущие
обобщения и экстраполяции все наши выводы будут касаться лишь сферы
физической культуры и спорта. Мы не несем ответственности за чужое
воображение или субъективное восприятие, так как пытаемся разрешить
строго конкретную, локальную проблемную ситуацию.
Во-вторых, ни о каких моральных или политических оценках не может
быть и речи. Мы воспринимаем сложившуюся ситуацию как данность, то
есть строго нейтрально, и пытаемся наметить стратегию и тактику
оптимальной антикризисной работы в реальных, а не виртуальных или
идеальных условиях, какими бы откровенно циничными и аморальными не
казались рекомендуемые меры. И дело здесь не в том, что цель оправдывает
средства, а в том, что подобное диктуется подобным.
Теперь обратимся к тексту Отчета 2007 года.
«Надо сказать, что
современный рынок труда не так уж не
предсказуем, как кажется на первый взгляд. В его структуре можно
выделить постоянные и переменные детерминанты.
Постоянные детерминанты – это специальности, которые имеют и
будут иметь устойчивый спрос, который определяется, прежде всего,
развитием жизненно важных отраслей любого государства.
Устойчивый спрос по определенным специальностям или группе
специальностей всегда находится в зависимости от спроса и предложения и
стремится достигнуть равновесия между ними».
Возможно, что все это верно для свободного рынка. Только где такой
свободный рынок взять? Возникают возражения такого рода:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
123
- в России практически нет свободного рынка профильного труда и
услуг. Кроме весьма специфической слабо развитой частной фитнесиндустрии
большая
организаций,
часть
учреждений
физкультурно-спортивных
существуют
государственно-муниципальном
в
основном
финансировании,
то
предприятий,
на
есть
бюджетном
имеют
не
рыночную, а прямую или косвенную муниципально-государственную
принадлежность и зависимость. А это серьезные ограничения и жесткий
внерыночный детерминант платных услуг населению и величины зарплаты
специалистов, никак не привязанный к закону соотношения спроса и
предложения;
- даже когда имеется большой спрос на профильные услуги – это еще
ничего не говорит о наличии платежеспособного спроса, который
ограничивается еще и по указанной выше причине - привязки к нормам и
нормативам бюджетной финансовой политики. Вот и получается, что при
наличии потребности в услугах, реально платежеспособного спроса на них
нет. Тогда откуда взяться реальному предложению? Эту проблему уже давно
наблюдают руководители федерального, регионального, районного уровней,
декларируют необходимость пересмотра нормативов и повышения зарплаты
работникам сферы физической культуры и спорта, но дальше деклараций
дело фактически и ощутимо не сдвинулось. Это главная причина, по которой
молодые кадры в профильную сферу работать идут неохотно, уменьшая и без
того недостаточное предложение;
-
по
причине
муниципально-государственной
принадлежности
большинства профильных организаций и учреждений, а также из-за того,
что большая часть общественных физкультурно-спортивных организаций
(клубов,
центров,
фондов,
федераций)
вспомоществлении,
опосредующим
рыночного
соотношения
закона
муниципально-государственное
«сидит»
звеном,
спроса
и
на
бюджетном
искажающим
действие
предложения
выступает
административно-хозяйственное
управление. Именно органы административного управления на всех уровнях,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
124
а не рынок сам по себе, являются главным постоянным детерминантом всей
ситуации
в
сфере,
причем часть
детерминантом волюнтаристским,
личностно-субъективным.
Следовательно, по факту следует акцентировать внимание не на
действие
объективного
рыночного
закона
соотношения
спроса
и
предложения, а на каждый раз в разной степени кривизны искажающее
экономическую
ситуацию
воздействие
органов
муниципально-
государственного управления, в одном лице представляющего и постоянные
и переменные детерминанты профильного рынка, вернее его отсутствие.
Реальным комплексным детерминантом выступает интерес того или иного
чиновника. Соответственно, главное – учесть этот интерес, получить «доступ
к телу» и это «тело» убедить в целесообразности финансирования проекта.
«В большинстве случаев рынок труда по данным детерминантам
ограничен, и спрос, чаще всего, ниже, чем поступающие предложения. В
этом случае на ранке труда возникает конкуренция между специалистами,
претендующими на те или иные рабочие места, а у работодателя
возникает альтернатива выбора. Очевидно, что предпочтение будет за
теми из кандидатов, которые являются дипломированными специалистами
престижных вузов, славящихся своими научными школами».
В
условиях
коррумпированности,
высокой
степени
чиновной
монополизации
и
в том числе профильной сферы, конкуренция
приобретает «превращенные» формы, а выбор определяется главными и
второстепенными обстоятельствами. Среди главных обстоятельств обращает
на себя внимание близость к доверенному лицу чиновника, ведающего
распределением финансовых потоков или разрешительных документов.
Далее идет готовность обеспечить условия негласного
предоставить
гарантии
своей
лояльности.
договора и
Аргументы
типа
дипломированности специалиста, престижности вузов, славных научных
школ – факторы второстепенные, имеющие значение только при выборе
субподрядчиков, хорошо если первого, а то в большинстве случаев, второго
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
125
и даже третьего уровня. Следовательно, в реальной конкурентной борьбе в
профильной сфере побеждают «близость», «лояльность», «готовность».
Остальные факторы, обстоятельства просто не мешают, хотя и это как
сказать.
Высокий
уровень
численности
управленческого
аппарата
государственных вузов делает их менее желательными партнерами в сделках,
чем ООО или НП, так как в первом случае для юридического исполнителя
объективно требуется большая часть, доля от общей суммы осваиваемого
бюджета, а реальная зарплата фактических исполнителей получается более
низкой. Здесь нет логики, приводящей к успеху, но есть практическое
правило, диктуемое бюрократизацией уже самих вузов.
Итог сказанного – реальной конкурентоспособностью обладают не
вузы, а подменяющие их услуги небольшие, но надежные коммерческие или
некоммерческие предприятия.
«Преимущество
выражается
в
гарантии
вуза
уровня
подготовленности выпускников, обладающих определенной квалификацией и
готовностью к профессиональной деятельности».
Во-первых, вузовское образование даже в лучшие времена не давало
гарантии практической профессиональной подготовленности выпускников.
Проблема
квалификационной
«доводки»
специалистов
«на
местах»
существовала всегда. Тем более, она обострилась теперь, с разрушением
прямых связей вуза и производственных объединений в образовательнопроизводственных комплексах, а также с разрушением системы целевого
образования и обязательной трехлетней работы по итогам планового
распределения и трудоустройства выпускников.
Во-вторых, как вполне обоснованно отмечают сами авторы Отчета, в
силу высокой инерции государственные вузы тяжело и с опозданием
перестраиваются к новым условиям, а к созданию «быстро портящегося»
кадрового продукта они не способны в принципе. По крайней мере, такой
продукт заведомо не будет обладать требуемым и столь пафосно
пропагандируемым квалификационным качеством.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
126
Следовательно, вышеупомянутые преимущества превращаются в
ничем реальным не подкрепленную фикцию, о чем прекрасно осведомлены
серьезные потенциальные работодатели.
«Невозможность участвовать в подготовке кадрового резерва, это
приводит к самому печальному – переподготовке специалистов с высшим
образованием у себя на фирмах. На что, как правило, требуется огромное
количество времени, человеческих и материальных ресурсов.
Исходя из этого, работодатель заранее настроен на переподготовку
специалистов, что естественно неблагоприятно отражается на престиже
вузов».
Совершенно
непонятно
из
каких
фактов
выведена
данная
закономерность. В реальности ни о каких сколько-нибудь существенных
затратах на «доводку» специалистов говорить не приходится. Механизм
«доводки» прост и прямолинеен как железный лом: система наставничества
или, по-простому, система «мальчиков-на-побегушках». И то, это в лучшем
для специалистов случае. В худшем – их просто нигде не берут. Обратите
внимание, в любом объявлении по набору кадров требуются лица не менее,
чем с трехлетним стажем работы по специальности. А чтобы этот стаж
обеспечить всегда в избытке имеются «отстойные» государственные
учреждения, куда выпускники вузов идут работать с единственной целью –
«заработать стаж». Реально необходимые навыки и умения приобретаются не
в вузе, а в практике профильной работы. Но и вузовский бренд важен. Для
чего? Обеспечить себя на будущее достойными и перспективными
знакомствами и связями.
Следовательно,
в контексте вышесказанного
главная задача
–
обеспечить поступление в вуз «элитного», а не бросового контингента, что
называется «на потоке». Вот в чем должна заключатся стратегия брендового
вуза, чтобы стать или остаться брендовым вузом.
Все остальные «высоконаучные» рассуждения о бренде – «в пользу
бедных» и легковерных.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
127
«… спрос резко падает в результате насыщения рынка труда, а
предложение, по инерции продолжает расти, переполняет сектор рынка
труда. Эта проблема, на наш взгляд, имеет следующие решения:
*
предвидение
ситуации
возникновения
новых
профессий
или
специализаций и анализ их возможностей на рынке труда;
* разработка быстрого механизма и своевременная подготовка
специалистов данной профессии или специализации».
Предложенные
в
Отчете
решения
проблемной
ситуации
с
перепроизводством профильных специалистов утопичны, а потому заводят
нас в тупик, не
имеющий реального выхода. В условиях действия закона
цикличности фаз капиталистического производства, который всегда до
последней возможности отрицается идеологами, кризис всегда «почему-то»
наступает «внезапно». В таких условиях верхушечной игры узкого круга
«самых богатых и влиятельных»
предсказать тенденцию изменения
профильной рыночной ситуации для человека, не входящего в этот узкий
круг посвященных «в святая святых» просто невозможно, даже если этот
человек – министр профильной сферы. Это все равно, что предсказывать
долгосрочный прогноз погоды по народным приметам, зная о последних
лишь понаслышке.
Тем более,
никакая
научно-образовательная
лаборатория
не в
состоянии предвидеть в принципе непрогнозируемое, как бы она не
пыжилась. А раз так, то о какой разработке быстрого механизма и
своевременной подготовки специалистов переменных специализаций да еще
при условии бюрократической инерции вузовского и министерского
делопроизводства может идти речь? «Чистой воды» утопия.
Если нельзя предвидеть, то есть два варианта: «плыть по течению» и
хотя бы формально соответствовать неизвестно чему, или наращивать
монопольное влияние вуза (пусть даже локально-территориальное, скажем,
региональное, городское, районное) и в этих локальных рамках «давить»,
«продавливать», навязывать «свою волю» и свой стандарт так называемому
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
128
рынку. А на самом деле диктовать перспективу кадровой политики
подконтрольному определенному органу муниципально-государственного
управления, проживающему и работающему на данной административнохозяйственной
территории,
организованному
и
неорганизованному
населению.
И лучшей (в смысле наиболее эффективной) тактикой в осуществлении
подобной
стратегии
коррупционной
смычки
является
формирование
между
непосредственной
руководством
территориальной
администрации и руководством вуза. Менее эффективной, но часто
применяемой, так сказать легитимной тактикой выступает формирование
лобби, в лице депутатов и депутатских групп районных, городских,
областных и прочих больших и малых «дум». Еще одним довольно
эффективным
рычагом является
прямая
руководством
градообразующих
крупных
связь
руководства
предприятий
и
вуза с
хозяйств,
влияющих на местного Главу или Губернатора и местный совет депутатов.
Соответственно, при осуществлении подобных связей в ход неизбежно
идут и легальные и нелегальные, теневые методы и средства.
«Со вступлением в силу Болонского соглашения и ряда постановлений
ЕС рынок труда станет общеевропейским или даже общемировым, что
резко повысит конкуренцию среди высших образовательных учреждений».
Конкуренция среди отечественных вузов однозначно усилится, вот
только национальный рынок профильных товаров и услуг в рамках такой
политики никогда не вольется в общеевропейский и, тем более, общемировой
на сильных (пусть даже и не совсем равных) позициях. Для отставшей,
ориентированной на ввоз иностранных товаров и услуг сферы социальной
жизни светлое «завтра» не наступит никогда. Если российская политика раз и
навсегда не избавится от антинациональных тенденций, то нас при всех
наших много лет уважаемых спортивных технологиях, заслуженных
тренерах и великих спортсменах, ожидает незавидная участь – стать
захолустным
рыночным
придатком,
поставщиком
человеческого
и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
129
природного сырья, дешевой и малоквалифицированной рабочей силы. Тогда
нам будет уже все равно,
придатком какого
рынка мы станем:
общеевропейского или общемирового.
Для осуществления указанной стратегии развития вуза ничего не
требуется. Уже и так все в этом направлении осуществляется. Самое
благоразумное – просто ждать и потихоньку деградировать, так как
зарубежному рынку не нужны российские специалисты даже такой
квалификации, какая уже есть. А отдельные звездные исключения лишь
подтверждают общее правило.
Следовательно, единственно верной для интересов российского спорта
стратегией развития вузовского профессионального образования будет
хорошо взвешенный, всесторонне обоснованный, но, по возможности,
полный
отказ
от
потекционистская
зарубежной
политика,
рыночной
ориентации
направленная
на
и
сильная
формирование
самодостаточного национального рынка, конкурирующего не на сырье и
ресурсах, а на уровне готовых высокотехнологичных продуктов. И первый
необходимый шаг в данном направлении зависит не от вузов, а от
государства. Необходимо не искать, а создавать сектора, сегменты
национального профильного рынка, ориентированные на стабильный
платежеспособный спрос на услуги выпускников профильных вузов. Сами
производители товара или услуги должны создавать, подготавливать под них
потребительский рынок. Самое интересное, что (не для отдельных лиц) для
сферы в целом такой подход гораздо перспективней и с финансовой точки
зрения: самостоятельность позволяет уйти от подачек и обеспечить
стабильно высокую прибыль.
В заключении остается добавить, что любые абстрактные рассуждения
по поводу стратегии, бренда, качества и готовности профильных вузов –
совершенно
беспочвенны
государственного
или
в
крупного
условиях
частного
отсутствия
заказа,
конкретного
причем
заказа
долгосрочного и стабильного. Логику бизнеса никто не отменял: есть
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
130
реальный, подкрепленный финансированием заказ, следовательно, можно
писать проект, разрабатывать бизнес-план, а в том числе, и стратегию
управления вузом в контексте осуществления данного и только данного
заказа.
5.2. Возникновение, развитие и кризис идей либерализма в Европе
и Америке: политэкономический, политологический, социологический
анализ
Критический подход, если он корректен с точки зрения научного
дискурса, сам по себе способен многое изменить, правильно расставить
нужные акценты, поменять ракурс рассмотрения проблемы, но системно
представить объект исследования он, как правило, не в состоянии. Теория
управления и само онтологическое управление (в идеале, конечно) требуют
как раз системного видения или хотя бы целостного представления,
способного выявить организацию изучаемого или управляемого объекта, его
структурно-функциональные составляющие в их последовательности и
иерархической
значимости.
Такую
задачу
может
выполнить
лишь
позитивный анализ, к которому мы, соответственно, переходим.
Абстрактно-теоретические представления о рынке как о свободном от
произвола
государственной
власти
и
субъективного
вмешательства
социальных управленческих структур феномене, имеющем естественный и
закономерный характер развития в условиях общественного устройства
определенного типа (буржуазного, капиталистического), существуют уже
несколько веков. Они зародились еще в эпоху французского Просвещения,
до Первой мировой войны активно пропагандировались на Американском
континенте, в Западной Европе доминировали почти до Второй мировой
войны. Расцвет идей о естественном праве в основе которого предполагалась
заложена прежде всего свобода предпринимательства, накопления богатства,
свобода конкуренции в среде себе подобных, то есть в условиях рынка,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
131
приходится, разумеется, на период, последовавший за буржуазными
социальными и
промышленными революциями,
вызвавшими замену
феодального социального устройства на капиталистическое. Концептуально
эти идеи были представлены в философских трудах Локка, Руссо, Юма,
Канта, Монтескье, Кондорсе, в экономических трактатах А. Смита и Д.
Рикардо, в юридических статьях американской Декларации Независимости
(1776) и французской декларации прав человека и гражданина (1789). Яркое
выражение и известный авторитет эти идеи приобрели в социологии,
политологии, социальной философии, истории, экономической науке (где
даже получили, возможно, не вполне заслуженно, статус классических). С
1812 года в честь авторов испанской Конституции указанные идеи стали
называться
либеральными,
а возникшие
на
их основе социально-
политические учения и общественные движения – либерализмом (лат.
liberalist – свободный).
Либерализм пропагандирует:
- самоценность и самодостаточность экономической, политической,
социальной, религиозной свободы каждого индивида как осуществления его
естественного и неотъемлемого права;
- невмешательство государства в экономику, где царствует личная,
индивидуальная инициатива, свободное ценообразование и оплата труда,
свободные отношения товарно-денежного обмена, конкуренции, соглашений
и их расторжения, свободный рост и формы накопления капитала;
- взгляды классической английской политэкономии о том, что
социальная «система, основанная на естественной свободе индивида, свободе
рынка и конкуренции ведет к благосостоянию народа»; что свободная
конкуренция корыстолюбивых индивидов есть «источник экономического
роста, социального порядка и общественного блага»; что «индивидуализм
ведет не к хаосу, а к порядку и процветанию»; что «рынок регулируется
самостоятельно в процессе конкуренции частных товаропроизводителей»,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
132
являясь
при
этом
основным механизмом социально-экономического
регулирования, гарантом политической и правовой стабильности;
- позиционирование свободного предпринимательства как источника
максимальных прибылей, а прибыли – в качестве основы накоплений,
необходимых государству для создания такой системы развития, при которой
нет ни дефицита, ни избытка товаров [см. Тарасов В. С., 2001, С. 554].
Для нашего исследования в этой экономической идейной базе
либерализма крайне интересно следующее:
- сформированный в 1803 году экономистом Ж. Б. Сэйем закон рынка,
будто в экономике не может быть дефицита и избытка товаров, будто само
производство посредством рыночных механизмов порождает спрос и не
может его не удовлетворять;
- сформированное утилитаристской философией Бентама положение о
том, что государство не просто не должно мешать, препятствовать развитию
частной инициативы и предпринимательства, но что главной задачей
государства является помощь и содействие частным лицам как основным
субъектам экономической жизни общества;
- политический либерализм признает за гражданами демократические
права и связан с идеей демократического государства, но «либеральная
экономика совместима с авторитарными формами политической власти» [см.
там же, С. 555].
Таким образом, либерализм в целом внутри себя порождает серьезное
противоречие: пропагандируя «естественность» рыночного механизма как
залог демократического общества, в своих поздних доктринах либерализм
приходит к стыдливому признанию необходимости государственного
патронажа,
более
недемократического,
того,
к
признанию
авторитарного
возможности
и
политического
полезности
режима,
компенсирующего рыночную нестабильность капитализма, его тенденцию к
стагнации и хронической безработице. Почему и как произошла столь
радикальная трансформация либеральных идей можно понять из более
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
133
конкретного анализа неоклассических либеральных теорий и связанной с их
недочетами и пробелами кейсианской экономической революции.
Исторической точкой отсчета в ревизии либеральных концепций
целесообразно рассматривать 20-30-ые гг. XX века. Экономически – это
обусловлено становлением монополистического капитализма на гребне
великой Депрессии 20-30-х гг. Политически – это оправдано созданием
условий для возникновения и укрепления в Европе, на дальнем Востоке, в
других регионах планеты авторитарных, полуфашистских, фашистских,
марионеточных политических режимов.
К этому времени стало ясно, что рыночная экономика нестабильна,
далеко не столь самодостаточна и автоматически благополучна, как
полагалось ранее, а главное, что она в целях собственной стабилизации
вынуждена обращаться к государству в вопросах распределения финансов,
системы налогообложения, внешнего долга, уравновешивания накоплений и
расходов. А это есть не что иное, как государственное управление и
регулирование
капиталистической
экономики,
путь
к
ограничению
демократии в классическом понимании ее сути. При этом либерализм
формально продолжает выступать осознанной альтернативой марксизму и
социальным теориям общественного, планового ведения хозяйства, уже
незаметно
для себя
не выдерживая
данной альтернативной линии
фактически.
В 1926 году П. Сраффа предложил перейти от «высокой теории» к
реалистическому
анализу
функционирования
компаний-монополистов,
действующих на рынках не одного, в различных видов с имеющей место
«несвободной конкуренцией». В 30-ых гг.в дискуссию о «несовершенной
конкуренции» вступили Робинсон, Чемберлин, Харрод, другие экономистыаналитики.
Их интересовала не только деятельность
по
принятию
управленческих решений отдельных отраслевых фирм, но и олигополия.
«Для
отраслей
характерно
экономики
существование
с
олигополистической
новых
фирм,
и
структурой
значительная
было
степень
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
134
стратегической взаимозависимости между существующими фирмами [см.
Сардони К., 2005, С. 276]. Даже испытавшие влияние марксизма экономисты
осуждали олигополистическую индустриальную экономику как склонную к
застою и торможению технического прогресса в отсутствии здоровой
конкуренции [см. там же].
Приблизительно в эти же годы и чуть позже классическим
либеральным экономическим теориям был нанесен еще один удар со
стороны новой теории потребления В. Парето, Д. Хикса и Р. Аллена. Новая
теория потребления выросла на гребне изучения деятельности людей,
принимающих потребительские решения и проявляющих потребительские
предпочтения при распределении уровней полезности различных товаров.
Например, Парето в 1927 году, «отказавшийся от идеи количественной
полезности, предложил в качестве альтернативы понятие максимального
общественного благосостояния, когда, удаляясь от этого состояния,
невозможно сделать любого отдельного человека богаче, не сделав кого-либо
еще беднее» [см. там же]. Это бы сильный выпад против либеральной
апологии безудержной капитализации, который не ослабили даже попытки
смягчения данного положения рядом экономистов в 1938-1949 гг.,
считавших, что «достижение оптимального состояния не означает, что кто либо может стать беднее; достаточно, чтобы те, кто стал состоятельнее,
имели достаточно средств, чтобы компенсировать тех, кто понес убытки»
[см. там же].
В начале 70-х гг. ХХ века общая несостоятельность либерального
экономического теоретизирования проявилась также из-за невозможности
традиционными методами решить нарастающие проблемы безработицы и
инфляции.
В
итоге,
здесь
также
не
обошлось
без
сценариев,
предусматривающих вмешательство правительства с целью повышения
совокупного спроса и выработки финансовой политики, направленной на
сокращение безработицы.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
135
Но самый сокрушительный удар по экономическому либерализму и
марксинализму (вере в способность рынка обеспечить использование всех
имеющихся ресурсов) последовал от оригинальных выводов, заложенных в
работах Дж. М. Кейнса и М. Калецкого, которые представляют большой
интерес, в частности и для нашего исследования:
- в соответствие с принципом эффективного спроса Кейнса, повышение
уровня занятости и связанного с ним объема продукции, а, следовательно,
дохода, должны привести к росту потребления. Но так как люди обычно
откладывают часть своего дохода, потребление не рассасывает всю
предлагаемую продукцию. Чтобы поглотить избыток товаров и услуг, нужно
отыскать или придумать дополнительный источник спроса в форме
соответствующего
объема
текущих
капиталовложений,
инвестиций.
Предпочтительность инвестиций зависит от ожидаемого дохода и текущей
процентной ставки. Почему бы нам не предположить, что такого рода
предпочтительными инвестициями, капиталовложениями могут и должны
выступать вложения «в самого себя», в свое образование?;
- экономическое равновесие вполне может согласовываться
с
хронической безработицей. Тогда все желающие работать вынуждены
довольствоваться тем минимумом заработной платы, который готовы
предоставить фирмы;
- современная социальная система и ее экономика подвержены
«внезапным и резким изменениям», да еще «сегодняшние» инвестиции,
доход от которых ожидается в отдаленной перспективе, все больше
рассматривают ситуацию с производством и занятостью. Поэтому деньги
становятся необходимы и желанны не только в качестве средства обращения,
но и как средство сбережения и защиты от экономической неопределенности,
что, естественно, снижает уровень инвестиций;
- в этой ситуации только активное вмешательство государства,
правительственные меры могут обеспечить полноту занятости, уровень
заработной платы и склонность к экономическим тратам.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
136
К тем же выводам независимо пришел М. Калецкий, недвусмысленно
отказавшийся от предположения о свободной конкуренции в пользу анализа
олигополистической среды [см. там же, С. 277-278].
В некотором смысле возврат к докейнсиаской экономической традиции
обозначили монетаризм (Фридмен М.) и теория новой классической
макроэкономики (Лукас Р. Э., Серджент Т.). В них нас привлекает впервые
предложенная Д. Мутом гипотеза рациональных ожиданий, «согласно
которой агенты действуют совершенно рациональным образом и, формируя
свои ожидания, правильно используют всю имеющуюся информацию» [см.
там же, С. 279]. Застигнуть агентов врасплох, поколебать их точный прогноз
можно лишь политически, политическими решениями нарушая равновесие
экономических циклов, что, кстати, за последние 20-25 лет неоднократно
имело место в российской экономике. Так, политические волевые решения
могут «свести на нет» любые сколь угодно математически и статистически
точно обеспеченные рациональные экономические ожидания, поэтому не
лучше ли будет, как полагают К. Дж. Арроу и Г. Дебрё, отвлечься от
политического фактора вообще и изучать состояние общего равновесия
экономики, так сказать, «в чистом виде», то есть когда действующие
субъекты экономического процесса функционируют в условиях идеального
рынка свободной конкуренции. Действительно, если нельзя обосновать в
реальности, то почему бы не разработать виртуально? Отсюда – все
увеличивающийся уровень формализации современной экономической
науки, все большее ее пристрастие к идеальным объектам.
Итак,
более-менее
подробный
анализ
эволюции
либеральных
экономических идей и концепций (вплоть до сегодняшнего дня) четко и
недвусмысленно
доказывает,
что
они
служат
довольно
путанным
идеологическим средством прикрытия собственной научной и практической
беспомощности, неспособности выработать удовлетворительный (в русле
собственных мировоззренческих установок) алгоритм решения сложных
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
137
проблем управления социально-экономическими процессами в условиях
демократических и недемократических политических режимов.
Надо сказать, что современные экономисты и сами давно уже не
заблуждаются на счет реальной продуктивности либеральных доктрин.
Иначе бы не звучали такие откровенные признания, как, например, у Р. Ф.
Харрода,
изучавшего
условия
обеспечения
сбалансированного
экономического роста и признававшего отсутствие реальных сил, способных
восстановить равновесие в случае весьма вероятного и прогнозируемого
экономического дисбаланса [см. Харрод Р. Ф., 1939, 1973]. Не менее
показательно звучит высказывание самого Клаудио Сардони по поводу того,
что для «стран, находящихся на ранней стадии развития» теории и политика,
разработанные в более развитых в промышленном отношении странах
Запада,
оказались
неприемлемыми
и
не
применимыми
для
непосредственного удовлетворения их потребностей». Из этого следует, что
для
решения
экономических
проблем
стран
вступивших
на
путь
капиталистического развития с опозданием на два столетия нужно искать
иные, оригинальные подходы.
Непонятно только, почему таким (правда, не слишком оригинальным)
подходом для России не может стать отчищенное от боле поздних и
позднейших
социалистических
и
псевдомарксистских
напластований
философско-экономическое учение самого К. Маркса? Почему так упорно
следует цепляться за давно и существенно дискредитировавшие себя, с
научно-политической точки зрения, идеи либерализма? Почему, хотя бы в
качестве альтернативной модели, не возродить столь неправомерно,
политико-волюнтаристски
основополагающем
обеспечении
программного
отброшенные
влиянии
устойчивого
механизма
и
системные
стратегической
экономического
централизованного
роста
представления
роли
за
государства
счет
управления,
исключающего и рыночные экономические рычаги?!
об
в
планово-
кстати,
не
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
138
И, наконец, почему столь глобальная проблема, как рост производства,
накопление, обмен, распределение, потребление общественного богатства
отдается на откуп только экономической и политэкономической (да и то, в
последнее время лишь в редких случаях) науке без учета выводов и
рекомендаций истории, этнологии, социальной философии, культурологи,
религиоведения, психологии, педагогики? Ведь та же самая буржуазная
наука (собственно говоря, другой и не существует в силу «природы» науки
как специфической формы духовного производства и типа мировоззрения)
настаивает на определяющей роли эволюции идей, интеллектуальнодуховных образований,
а отнюдь
не экономических факторов [см.
Передельский А. А. и др., 2010, 2011, 2012]. Разве не за акцент на
экономический базис и якобы пренебрежение идеологической надстройкой
буржуазные социологи, такие как Э. Гидденс, третируют учение К. Маркса?
Да и в самой современной экономической науке празднуется, как мы видели,
уход от анализа реальной экономической ситуации в сторону все более
формализованного теоретизирования с идеальными объектами типа рынка
свободной конкуренции и деполитизированных субъектов экономического
процесса, то есть торжествует тот же пресловутый интеллектуальнодуховный эволюционизм. Только на этот раз он маскируется под механизм
разработки зрелой гипотетико-дедуктивной теории.
Чтобы не оказаться в ловушке столь явных идеологических ухищрений,
обратимся
к
авторитетнейших
анализу
истории
социальных
и
современного
научных
дисциплин:
состояния
двух
политологии
и
социологии. Политология нас заинтересовала по той причине, что она начала
формироваться несколько раньше политэкономии и в определенном смысле
послужила идейно-теоретическим источником для последней. А социология
возникнув, в частности, на базе достижений и политологии и политэкономии
(дело тут в реальной идейной преемственности, а не в том, какой
международный научный институт был основан первым), долгое время
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
139
претендовала на всеобъемлющий анализ социальных процессов вообще, в
единстве всех составляющих эти процессы факторов и аспектов.
Итак, политология! Современный исследователь становления науки об
обществе в XVI-XVIII веках Дэвид Вуттон начинает свой отсчет именно с
политической мысли. Здесь он различает две четко выраженные тенденции,
первая из которых, по мнению Вуттона, закладывается Мором, а вторая
отталкивается от трудов Макиавелли.
В своем сочинении «Утопия» (1515) Томас Мор развивает идею
построения коммунистического общества, изложенную в «Государстве»
Платона. Описание идеального государства у Мора дано в соответствии с
платоновским
принципом
рационально
осмысленной
гармонии,
политические отношения и деятельность подчинены моральным нормам.
Поднятые Мором социально-политические проблемы обеспечения полной
занятости,
экономического роста,
всеобщего образования
становятся
центральными аж в XIX веке [см. Вуттон Д., 2004, С. 100].
Интересно, что Мор был убежден в возможности построения
утопического общества путем преобразования реального, современного
философу социума за счет расширения торговли шерстью. То есть, по сути,
инициировался
развития,
а
мелкобуржуазный
коммунизм
вариант
рассматривался
социально-экономического
в
качестве
гармоничного,
справедливого буржуазно ориентированного усовершенствования. Кстати,
«Экономическо-философские рукописи 1844 года» и «Капитал» К. Маркса
принципиально не чужды этой моровской теоретической тенденции. Не
случайно в зарубежных университетах Маркса до сих пор почитают как
создателя теории классического капитализма.
Вторую точку отсчета социально-политической науки XVI-XVIII вв.
Вуттон видит в работе Никколо Макиавелли «Государь» (1513), где автор,
основываясь на политических реалиях феодально раздробленной Италии,
создал теорию профессиональной политики для общества построенного на
принципе разделения власти. В этой политической теории заложен
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
140
категорический отказ от следования каким-либо моральным принципам,
включая справедливость и моральное совершенство. Политическим идеалом
провозглашается достижение максимального политического успеха. Как и
иезуиты, Макиавелли видел в таком результате политической деятельности
цель, оправдывающую любые средства: ложь, лицемерие, предательство,
убийство. По мнению Вуттона, данный цинизм следовал из присущей
самому философу и его современникам неуверенности в преимуществах той
или иной формы правления (монархической или республиканской). Так или
иначе, но трудам Макиавелли мы, по-видимому, обязаны пониманием того
исторически неоднократно подтвержденного факта, что главное во внешних
проявлениях власти не форма правления, а политический режим, иначе
говоря,
реально
осуществления
практикуемая
совокупность
социально-политического
методов
управления
и
средств
действительной
реализации, осуществления этой самой власти. С этим согласен и Вуттон,
отмечающий: «Макиавелли также был убежден в том, что лучшие
республики были основаны диктаторами, подобными Ромулу, и что
существовал
естественный
цикл,
в
соответствии
с
которым одна
политическая система уступала место другой. Более того, то, что было
существенным
в
политике,
зависело
от
социальной
структуры
рассматриваемого общества» [см. там же, С. 99].
В данном отрывке упомянут естественный цикл смены политических
систем (режимов), возможно являющийся открытием еще древних греков
[см. Аристотель, Политика], в дальнейшем «взятый на вооружение» такими
социологами, как Р. Михельс с его «железным законом олигархии». Что
касается указания на зависимость политики от социальных отношений, то эта
мысль Макиавелли явно выступает предтечей истин политэкономии,
отражающих
тот
факт,
что
политика
является
концентрированным
выражением экономики.
Таким образом, реализм политической теории Макиавелли, создающий
ему образ естествоиспытателя, помогает нащупать выход на представление о
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
141
законах политической деятельности и отношений. Надо сказать, что
подобный результат был не чужд и для исходной утопической политической
традиции, несмотря на все ее идеалистические заморочки, что позволяет с
полным основанием причислять указанные две традиции к политологии. То
есть к науке о действительных, имеющих реальное бытие политических
законах и закономерностях.
Именно такая политология, родственная естествознанию, послужила
базой для серьезных открытий в нарождающейся науке политэкономии.
Одним из первых в перечне подобных открытий стал Дуврский эксперимент.
Проект отчистки и перестройки Дуврской гавани, реализация которого
превратила
ее
в
главный английский порт,
отличался
не
только
грандиозностью и перспективностью. Главное в том, что этот эксперимент
определил многие фундаментальные принципы будущего
механизма
научного политэкономического функционирования:
- опору на государственное финансирование крупномасштабных
проектов;
-
ведущую
роль
военного
планирования
экономического
и
технического роста;
- синтез науки и новых технологий [см. там же, С. 101].
Вуттон
убежден,
что
именно
от
Дуврского
экономического
эксперимента получили начало две главные интеллектуальные традиции
английской классической политэкономии, начиная от Уильяма Петти и
Грегори Кинга:
- стремление анализировать социальные отношения в терминах
естественных законов и механических систем;
- ниспровержение главенства морали и утверждение приоритета
экономической необходимости как необходимости действия и проявления
естественных законов управляющих рыночными операциями [см. там же].
Первая традиция связывается с именами Томаса Муна, Геральда де
Малинеса, Эдварда Миссельдена и с их полемикой о «балансе торговли»
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
142
между государствами в 1620-х гг. Вуттон считает, что уже в этой полемике
был дан подход к признанию существования «автоматического механизма»,
основанного на действии естественных законов, управляющих рыночными
операциями.
Хотя,
американского
следует
ученого
оговориться,
Йозефа
что
Алоиза
по
мнению
Шумпетера,
австро-
концепция
автоматического механизма рыночной экономики не была адекватно
сформулирована до «выхода в свет» в 1752 году работы Дэвида Хьюма «О
балансе торговли» по причине отсутствия технических аналогий достаточной
сложности.
С автоматическим механизмом рынка связана и традиция принятия
приоритета необходимости над моралью. Согласно этой традиции, «самому
рынку следует позволить регулировать капиталовложения в рост в полной
уверенности, что в дальнейшем большинство населения получит лучший
результат, а само государство будет более сильным. Моральные суждения,
основанные на представлениях о честном труде или экстравагантных
расходах, должны быть отложены в сторону, так как они являются
препятствием к процветанию. Мандевиль пояснил суть этого аргумента
афоризмом «частные пороки, общественная выгода» [см. там же, С. 102-103].
Таким образом, высшим моральным приоритетом отныне стало выступать
приводящее к процветанию страны необходимое действие.
Обе указанные тенденции были развиты в трудах французского
моралиста и богослова Пьера Николя, французского философа и богословагугенота Пьера Бейля, французского писателя-моралиста Франсуа де
Ларошфуко,
философа-сатирика
Бернарда
Мандевиля,
английского
экономиста-классика Адама Смита и даже последователя утопического
учения
аббата
Морелли.
Обращаем
внимание
на
религиозно-
морализаторский характер творчества указанных мыслителей, призывающих
к аморальному как необходимому. Приведем примеры типичной для них
аргументации. Отъем у сельских тружеников их земель с целью организации
промышленного производства и размещения военных заказов в конечном
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
143
счете оправдан не только необходимостью, но и целесообразностью, так как
в будущем позволяет предоставить множество рабочих мест, разовьет
инфраструктуру, увеличит объем населения, налогов, прочее.
Проституция необходима и целесообразна, ибо без нее молодые
мужчины
вынуждены
совращать
почтенных
дам.
Расточительство
целесообразно, так как оживляет рынок товаров и услуг. Воровство и
бандитизм социально востребованы и необходимы для активизации
деятельности правоохранительных органов, страховой и налоговой системы.
На вопрос о том, как эгоистический, асоциальный, нечестивый
индивидуум может построить жизнеспособное, мало того, благополучное
общество, скажем, Пьер Николя отвечал, что сам эгоистический интерес и
обеспечит такую возможность посредством рынка.
Но
ближе
всех,
почти
вплотную
к
представлениям
о
саморегулирующемся рыночном механизме в экономике в концепции
«скрытой руки» подошел Адам Смит. В труде «Исследования о причинах и
богатстве народа» (1776) Смит в механистической трактовке рынка
(сравнивая его с
паровым двигателем) фактически объединил обе
рассмотренные традиции буржуазного экономического мировоззрения. А
Морелли в труде «Кодекс природы, или Истинный дух ее законов» (1775) в
качестве
подобного
саморегулирующегося
социального
механизма
рассматривал коммунистическое сообщество.
Так что особого расхождения между творчеством Маркса и идеями его
предшественников из состава «трех источников» для «трех составных
частей» марксистского
учения на данном уровне анализа мы еще не
наблюдаем.
К чему эволюция подобных взглядов в конце концов в ХХ веке привела
экономическую науку мы уже знаем. А вот во что трансформируется в
современной ситуации политическая наука, политология – это нам еще
предстоит «прочувствовать». С этой целью мы переходим к рассмотрению
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
144
анализа прошлого, настоящего и прогноза на будущее политологии,
выполненного еще одним современными исследователем Бьерном Витроком.
Витрок полагает, что «трагедия политологии» заключается в ее отказе
от серьезного учета и рассмотрения моральной аргументации и в потери (изза этого отказа) «возможности прояснения коренных вопросов и сохранения
мудрости и скромности в управлении» [см. Витрок Б., 2005, С. 287]. Это как
бы одна сторона проблемы. Но есть еще и другая сторона «трагедии
политологии». Она выражается в отходе от «главного поля», пограничного и
общего для истории, моральной философии, политической экономии, теории
и практики управления, права, более ранних исследований политики. Тем
самым, политология была отброшена в область второстепенного дискурса
[см. там же, С. 288].
В этом выводе с Витроком вполне можно согласиться. Только из его
путанных объяснений несколько непонятно, когда и в чем именно на
протяжении проблемной и тематической политологической эволюции в XIXXX вв. политология сотрудничала с экономикой в общем для них
политэкономическом дискурсе. Далее политология, опять же по его
разумению,
оживляла
традицию
рационалистически-дедуктивного
теоретизирования, активно участвуя в обновленном диалоге с современной
экономикой и рациональной теорией выбора.
С конца XIX века политология ориентировалась на всеобъемлющий
проект «по выработке логичной правовой системы, которая могла бы
служить в качестве рационального руководства для бюрократического
управления новых и обновленных государств Европы». Но при таком, по
утверждению автора, якобы «позитивистском» настрое политология все
больше тяготела к абстрактному и обобщенному анализу и служила (как одна
из составляющих программы, так называемого, «правового позитивизма»)
объектом
проверки
и
критики
с
позиций
сторонников
теории,
ориентированной на реальную практику и борьбу за власть в государствах-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
145
интервентах [см. там же]. Хорош позитивизм, разлучившийся с политической
реальностью! На это и сказать нечего.
Вот
где
кроются
корни завуалированного
абстрактного
типа
административно-правовой традиции в Европе и Америке. Не удивительно,
что после Второй мировой войны эта традиция стала восприниматься как
«тупик» представителями эмпирических и поведенческих форм политологии.
Кстати,
сблизившись
с
социологически-поведенческой
интеллектуальной традицией, в ХХ веке политология обратилась в сторону
философии прагматизма и эмпирической эпистемологии, превратившись в
одну из наук, изучающих движущие силы и механизмы осуществления
«формально организованного управления» (имеются в виду интересы и
деятельность политических институтов, партий, лобби, общественное
мнение,
поведение
на
выборах).
В
таком
качестве
политология
профессионализируется и начинает уделять львиную долю внимания
сравнительному анализу управления в разных странах в единстве его
различных
(экономических,
правовых,
внешне
политических,
социологических) аспектов. Именно в таком функциональном ракурсе
политология получает наибольшее распространение и наивысший авторитет.
И что характерно, Витрок уточняет, что на данном этапе своей эволюции
политическая наука дистанцируется от либерально индивидуалистической
формы
изысканий, «игравшей определяющую роль внутри первого
профессионального политологического сообщества, которое с той поры
стало международной моделью» Автор подчеркивает проамериканский
характер такой либерально-индивидуалистической ориентации [см. там же,
С. 290].
При сохранении влияния теорий рационального выбора в конце ХХ
века в политологии превалируют другие философские модели, другие темы и
предметы изучения. Например, одним из главных направлений анализа
становится
синтез
подготовки
и
институционального
внедрения
политического
исследования
курса
–
условий
с
для
нормативно
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
146
ориентированным
исследованием
последствий
такой
практики
«для
справедливости в обществе» [см. там же].
«Постповеденческая» фаза развития политологии. По мнению Витрока,
длится до настоящего времени и отличается устойчивой эмпирической и
обзорной исследовательской традицией, эмпирически ориентированным
сравнительным анализом международных отношений и институциональногосударственных политических систем «наряду с возобновленным интересом
к нормативной политической философии» [см. там же]. Современную
политологию. Похоже, волнуют проблемы создания политического порядка,
базовых правил правления и деятельности общественных институтов,
вопросы о легитимности правителей и правительств.
Так в чем же Бьерн Виттрок увидел «трагедию политологии»? Ах,
неужели
в
традиции
ее
слияния
с
проамериканской
либерально-
индивидуалистической образовательной и исследовательской формой?
Позвольте, но разве наше отечественное образование сегодня не тяготеет
именно в такой традиции?
Похоже, разобраться в этом сложном вопросе без обращения к
социологии с ее амбициями и покушением на всеобщность анализа нам не
удастся.
Краткий концептуальный анализ эволюции социологии с момента ее
рождения как науки и до наших дней в интересном для нашего исследования
ракурсе
разработан
Питером
Вагнером.
Поэтому
представляется
целесообразным рассмотреть указанный материал в его интерпретации, тем
более, что сделанные в нем выводы в общем и целом совпадают с нашим
пониманием эволюционной динамики мировой социологии.
Прежде всего, Вагнер отмечает франко-американское происхождение и
первоначальный либеральный характер возникавшей социальной науки, не
принимавшей «общественный порядок как нечто само собой разумеющееся»
и не считавшей, что «он наделен некой высшей внечеловеческой властью».
Вагнер акцентирует внимание на том, что либеральную ориентацию
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
147
социология принципиально теряет или, используя выражение самого автора,
«она порывает с либеральной политической философией XVII и XVIII вв.» и
утверждает, что между людьми и государственным устройством существует
социальная реальность» [см. Вагнер П., 2005, С. 271]. Иначе говоря, по
мнению Вагнера, либеральный идеологический подтекст самой социологией
отмечается по
мере созревания
ее предметной самоориентации на
исследование «совокупности общественных отношений», «современного
общества» на основе «собственной, весьма самобытной программы» [см. там
же]. Причем, совершенно очевидно, что эта предметная определенность и
методолого-методическая программа происходят не из либеральной, а из
классической немецкой философии (в частности, философии Гегеля), то есть,
по сути, имеют общее основание с философией К. Маркса. Возможно, уже
из-за этого автор называет ХХ век «периодом классической социологии»,
обнимающим творчество наиболее известных ученых в этой области знания
от Эмиля Дюркгейма до Толкотта Парсонса. Он упоминает, что немецкие
социологи, например, М. Вебер за «налет абстрактной философии эпохи
Просвещения» неохотно использовали даже сам термин «социология» за
чуждость этой философии «немецкому духу». И главное, что такая трактовка
социологии в ХХ веке далеко не случайна, потому что, несмотря на
центральное место либерального теоретизирования «в интеллектуальных
спорах о политике» в течение большей части XIX века, к его концу
«интеллектуалы в целом полностью осознали провал либеральной теории –
как в политике, так и в экономике – и смогли либо понять изменения в
общественных традициях, либо выработать критерии для их упорядочения»
[см. там же, С. 272].
Последняя фраза особенно обращает на себя внимание уже не просто
как констатация, а как методологическая и практическая рекомендация к
решению рассматриваемой нами стратегической проблемы профильного
вузовского образования и науки.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
148
Интересно, что в контексте общего кризиса либеральной утопии
пострадала даже «классическая социология», которая в целом эту утопию
критиковала, но через данную критику была как-то связана с либеральной
проблематикой.
Методы
«классической
социологии»
подверглись
серьезному сомнению, серьезному до такой степени, что в задуманном
отцами-основателями виде социология в Европе вообще временно перестала
существовать. Вернее она распалась на несколько направлений и частей,
вылившись, по мнению Вагнера, в «высшей степени волюнтаристскую
философию действия», а по сути – в эмпирическое социальное исследование
мнений и поступков людей с четко выраженной утилитарно-целевой
направленностью [см. там же, С. 273].
На эмпирической социологии, подкрепленной прагматизмом Джона
Дьюи
и
социальной
теорией
Джорджа
Герберта
Мида,
стала
специализироваться и американская социологическая наука в лице сначала
Чикагской, а затем (с 20-ых гг. ХХ века) Колумбийской социологической
школы. Но если темы для частных исследований чикагцы в основном
выбирали сами, то колумбийцы с 40-ых годов ориентировались в основном
на крупно-корпоративные заказы, например, со стороны радиовещательных
компаний. В дальнейшем Бюро прикладных общественных исследований
Колумбийского
университета
переключилось
«административные
исследования»,
широкомасштабных
исследований
то
есть
под
на,
так
выполняло
называемые,
программы
патронажем
федерального
социологических
исследований
государства.
В
русле
изменения
тематики
произошла их эпистемологическая трансформация: возобладала структурнофункциональная методолого-методическая концепция Толкотта Парсонса,
который «утверждал, что решил ключевую проблему социологической
теории, а именно – способность изучать целые общественно-экономические
формации, в то же время логически обосновывая действия человека» [см. там
же]. Правда, в 1960-х гг. Роберт Мёртон, обосновав необходимость
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
149
социологических теорий среднего уровня, чем несколько снизил глобальный
масштаб притязаний функционализма Парсонса. Но одновременно он создал
среднее звено, соединяющее социологическую теорию и эмпирический пласт
социальных исследований. Так сформировалась американская, а вслед за ней,
и европейская социология второй половины ХХ века, сделавшая ставку на
качественно-количественном
анализе
функционирования
реально
существующих социальных организмов как взаимосвязанных систем. Но и
это еще не все. К 70-ым годам общественность возмутилась даже против
такого обобщенного внимания к социальному порядку и системности.
Возник целый ряд альтернативных теорий с еще более реальной, конкретной
ориентацией на:
- коммуникативное взаимодействие (Юрген Хабермас);
- определение структуры в действии (Энтони Гидденс);
- социальные движения (Ален Турен);
- логике практической деятельности (Пьер Бурдье).
И это вместо анализа:
- системного регулирования;
- структурных ограничений;
- обществ;
- структурных моделей.
«В целом, они (альтернативные теории – авторское пояснение)
обосновали новый акцент на действие и обмен информацией вместо
структуры и функций в социологии» [см. там же, С. 274].
В результате в социологии с 1980-х гг. возобладали требования
создания «сильной программы» в ее философском и лингвистическом
обеспечении, направленной на переосмысление, рефлексию, пересмотр
ключевых категорий социологической науки, в частности, посвященной
«изобретению социальной реальности» и «созданию социологического
мировоззрения» (Пьер Манан). По мнению Питера Вагнера, «современный
акцент на рефлективность и языковую природу самого социологического
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
150
представления
нужно
рассматривать…
как
критическое
изучение
основополагающих положений социологии, то есть датируемых концом
XVIII – началом XIX вв., а также относящихся к золотой эре начала ХХ века»
[см. там же, С. 275].
5.3. Альтернативные модели стратегии управления профильным
вузом
в
России
начала
XXI
века
и
политико-экономические
перспективы развития велоспорта
Совокупный критический и многофункциональный анализ реализации
либеральных
мировоззренческо-методологических
концептуальных
представлений по поводу закономерностей функционирования и развития
социальной системы, основанной на рыночной экономике, позволяет, на наш
взгляд, сформулировать несколько выводов.
Первый. Если когда-то в реальности и существовала рыночная
социально-экономическая система, так сказать, в идеальном, «чистом» виде,
без примесей криминального, религиозного, политического или какого-либо
иного элемента, то сегодня в мире в целом и в нашей стране в частности,
такой системы не существует. Да и сам факт наличия в прошлом подобного
образования, скорее всего, выступает плодом воображения романтически
настроенных историков и экономистов, очередной идеализацией, утопией
философов. Либеральная теория рынка есть не что иное, как идеологическая
конструкция,
заставляющая
капиталистического
общества
взглянуть
сквозь
на
призму
историю
становления
идеальной
логико-
экономической модели. А раз так, то любая, построенная на базе данной
модели стратегия управления любого уровня будет столь же идеальной: в
абстрактно-теоретической области она еще будет «работать», в области
действительной социально-производственной практики – нет.
Мало этого. Выступая несвязанной с практикой идеальной схемой,
такая
стратегия
станет
реально
мешать
разработке
действительно
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
151
продуктивной стратегии управления, что, собственно, и происходит в ряде
случаев в современной отечественной науке.
Почему идеальные объекты и гипотетико-дедуктивные теории в
естествознании возможны, научно обоснованы и практически состоятельны,
а
в
социально-гуманитарном
блоке
научного
знания
–
ущербны,
несостоятельны, создают искаженный образ отражаемого объекта? На этот
вопрос существует ответ, вполне логично объясняющий указанную
ситуацию. Дело в том, что естественные науки (математика, астрономия,
физика, биология, химия) отличаются гораздо более высокой степенью
зрелости, чем науки социальные и гуманитарные. Естественные науки уже
набрали необходимый объем знания о законах природы (или среды обитания
человека), допускающий научное обобщение, абстрагирование, идеализацию
с выделением свода естественных законов – устойчивых, необходимых,
повторяющихся, всеобщих и существенных (для своих классов явлений и
процессов) связей и отношений. В социально-гуманитарной научной области
подобного объема информации набрать пока не удалось. Не последней
причиной этого обстоятельства выступает человеческая индивидуальная и
групповая деятельность, лежащая в основе любого социального процесса или
явления. Именно данный факт и пытаются либо обойти, либо по-своему,
редукционистски интерпретировать либеральные теории, спекулируя на
естествознании, пытаясь объяснить социальное через естественное. Это
означает лишь одно: вместо действительно существующих и «открытых»
наукой социальных законов, эти законы просто домыслили, придумали,
«ввели» в научный обиход недостаточно корректно, то есть смоделировали
на базе поспешного осмысления неполного, противоречивого, неясного,
нечеткого, слабоструктурированного фактологического материала.
Второе. В условиях полного и окончательного общеевропейского и
американского
кризиса
либеральной
идеологии,
длительное
время
прикрывавшей реальное искажение и ограничение действия «естественного»
механизма «свободного рынка», следует обратить самое пристальное
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
152
внимание на причины и сущность (направленность) этих искажений и
ограничений. Очевидно, именно в данных воздействиях и их социальных
источниках следует искать основные (внешние и внутренние) детерминанты
закономерного видоизменения всей капиталистической административнохозяйственной организации и социально-экономического управления. В этом
случае первостепенными объектами анализа становятся муниципальногосударственные органы власти и наиболее влиятельные, располагающие
возможностью мощного
политэкономического
лоббирования
(защиты,
поддержки) частные монополистические корпорации.
Третье. Высшие учебные заведения как представители высшего звена
института образования, «школы», то есть в меру своего социального
предназначения
одного из самых (после церкви) консервативных
социальных институтов поддержания, тиражирования, сохранения, обмена,
передачи в поколениях господствующих общественных устоев и традиций, должны обладать и обладают сильной инерцией и, наоборот, слабой
динамичностью в деле подготовки кадровых специалистов.
Данное
обстоятельство следует рассматривать не в качестве «консервативности»
современной российской высшей школы, а как одну из наиболее
сущностных, закономерных характеристик социальной «природы» института
«школы» в принципе. Мы, тем самым, хотим сказать, что именно на этом
качестве вузам следует делать ставку при определении их управленческой
стратегии.
Четвертое. В итоге, в формат нашего исследования попадают
следующие онтологические (реально существующие) объекты:
- несвободный, испытывающий постоянное массированное давление
рынок;
- муниципально-государственные органы власти и крупные частные
монополистические корпорации с мощной «крышей» как основные агенты –
проводники оказываемого на рынок давления;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
153
- вузы как высшее звено социального института школы, отличающееся
поэтому высоким уровнем консерватизма, но наиболее приближены к рынку
высококвалифицированного (сложного) труда и услуг, то есть в конечном
счете воспроизводящие управляющую элиту и ее окружение.
Перед нами задача с тремя «известными» и одним «неизвестным»:
надлежит сформировать оптимальную стратегию управления вузами в
условиях несвободного рынка, испытывающего фундаментальное давление
со стороны органов
политической власти и крупных корпораций,
социальный состав которых регулярно пополняется выпускниками этих
вузов. Но данная задача может показаться легко разрешимой лишь в первом
приближении. На самом деле, решение здесь далеко не простое, прежде
всего,
по
причине
отсутствия
закономерности
прямых
связей,
взаимозависимостей, а также размытости, неопределенности ключевого
слова «этих». Выпуск дипломированных специалистов и замещение ими
управленческих должностей сильно разнесены во времени и социальном
отраслевом пространстве. С учетом указного обстоятельства ключевой в
стратегическом смысле
для
вуза становится
проблема
профильной
монополизации определенной административно-хозяйственной территории и
постоянного расширения контролируемой территории.
При решении данной ключевой проблемы вузы сталкиваются в
конкурентной борьбе. Особенно острыми и принципиальными подобные
столкновения становятся при захвате и разделе сфер влияния на пограничных
территориях. Какие факторы могут оказаться решающими в пограничных
столкновениях?
Ответ на последний вопрос превращается в целую методологию
конкурентной борьбы вузов в условиях несвободного прессингуемого
профильного рынка. Методологический выбор в данных обстоятельствах
вариативен и зависит от практической реализации одной из нескольких
возможных
альтернативных
моделей
государственно-национализированной,
стратегии
управления
вузом:
коррупционно-бюрократической,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
154
отнесенно-импортной. Возможно, существуют и другие модели, но нам
представляется интересным исследовать именно эти.
Государственно-национализированная модель стратегии управления
профильным вузом подразумевает наличие государственного планирования,
финансовой, правовой и иной поддержки и контроля за функционированием
профильных (отраслевых) вузов в целях создания и обоснованного
расширения производства, обмена и потребления соответствующих товаров
и услуг. Данная модель не исключает оживляющий рыночную конкуренцию,
контролируемый частный сектор.
Успех существования государственно-национализированной модели
стратегии управления вузами определяется несколькими важнейшими
условиями:
- организацией и законодательным закреплением территориальных
образовательно-производственных комплексов, отвечающих за целевой
набор
абитуриентов,
реализацию
практически
обоснованных
и
согласованных учебных и научных вузовских программ, прохождение
производственной профильной практики, охватывающее большую часть
выпускников вуза плановое распределение по местам работы в соответствие
с полученной специальностью;
- полным, но динамичным соответствием вузов определенному для
каждого из них месту в централизованном планировании, предполагающем
постоянное количественное и качественное улучшение работы по подготовке
профильного кадрового резерва;
-
государственным
регулированием
и
гарантированной
инвестиционной политикой в области ценообразования, заработной платы,
жилищного вопроса, платежеспособного спроса, пособий по безработице, то
есть всего того, что обеспечивает стабильный доход и удовлетворительный
среднестатистический уровень жизнедеятельности специалистов;
- четкой и продуманной политикой протекционизма по отношению к
отечественным (возможно, даже к местным) специалистам и выпускающим
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
155
их вузам, а также по отношению к отечественному (а, может быть, и
региональному) рынку производства и потребления профильных товаров и
услуг.
Без выполнения перечисленных условий, как показывает, в частности,
наша
собственная
российская
практика
последних
десятилетий,
государственно-национализированная модель стратегии управления вузами
превращается в чистую фикцию, в простую, ничем существенным не
подкрепленную политическую декларацию.
Коррупционно-бюрократическая модель стратегии управления вузами
наиболее цинична, но в сложившихся в современный период в нашей стране
обстоятельствах, к сожалению, и наиболее реалистична. Она основана на
теневых
связях
между
руководством
государственными
чиновниками,
финансирования,
выдачей
осуществляющими
контроль
в
вузов
и
муниципально-
ведающими
распределением
разрешительной
документации,
областях
профильной
научно-
производственной деятельности.
Реализация данной стратегической модели осуществляется разными
методами:
- непосредственным или опосредованным участием вуза в конкурсах на
получение грантов;
- включением вуза в ту или иную федеральную и/или региональную (а
то и международную) программу, предполагающую выделение отдельной
строки бюджета, бюджетной линии;
- установлением юридических или фактических монопольных условий
во влиянии на определенный сегмент профильного рынка, позволяющих
искусственно победить «предполагаемых конкурентов», «выдавить» их за
пределы монополизированной территории;
-
включением
крупных,
стратегически
важных
чиновников
в
попечительские советы или руководящий состав контролируемых вузом
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
156
общественных,
некоммерческих организаций
на
председательские
и
президентские должности;
- эксклюзивным патронажем обучающихся в вузе отпрысков важных
государственных чиновников и руководителей крупных корпораций;
- лоббированием интересов вуза с помощью советов депутатов
различного уровня (особенно с помощью председателей этих советов);
- формированием календаря мероприятий и осуществлением проектов,
направленных на получение полного,
а использование частичного
спонсорского или иного финансирования с последующим долевым дележом
сэкономленной разницы;
- получением вузом карт-бланша на создание монополизированного
продукта при внешней насильственной, искусственной ориентации некого
сегмента рынка на массовое потребление данного продукта, причем на
выгодных для вуза условиях.
Последний метод нам представляется самым многообещающим,
поскольку
его
периодический,
результат
а
носит
постоянный
или
не
разовый,
кратковременный,
долгосрочный
характер.
Для
стратегического планирования как раз важна долгосрочная, длительная
перспектива, рано или поздно сопровождающаяся целым комплексом
вторичных мероприятий, направленных на обслуживание намеченной ранее
генеральной линии.
При реализации этого последнего метода совершенно не обязательно
придерживаться правила вузовской инициативы. Как раз, наоборот, будет и,
как правило, бывает гораздо лучше, когда вуз как бы «приглашается»
сыграть свою роль в игре людей и структур более «высокого полета».
Нетрудно также заметить, что последний метод носит комплексный,
синтетический характер и при определенном раскладе может включать в себя
все остальные методы, упомянутые в рамках анализа коррупционнобюрократической
комбинациях.
стратегической
модели,
причем
в
самых
разных
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
157
Отнесенно-импортная модель стратегического управления вузами
связана с международными отношениями, но, в принципе, не только с ними.
В основе этой модели лежит принцип отсроченных платежей или инвестиций
в отсроченную перспективу (результат). Механизм осуществления данной
стратегической модели имеет следующий вид и последовательность шаговэтапов:
- набор контингента обучающихся под обещание провести часть
обучения, или практику, или первичное и локальное (скажем, от полугода до
двух-трех лет) распределение на работу за границей. Можно пообещать все
перечисленное вместе или в комбинациях;
- заключение договоров между вузом и зарубежными партнерами или
посредниками на оптовую поставку вузом дешевой рабочей силы или
готовых специалистов с заниженным «порогом» заработной платы;
- принять и трудоустроить небольшую часть вернувшихся кадровых
специалистов в соответствие с первоначальными обещаниями и договорами.
Небольшая часть контингента вместо всего социального кадрового массива
гарантирована многочисленными потерями и отсевами на пути к «финишу».
Честное трудоустройство части специалистов однозначно повысит
престиж вуза и обеспечит ему расширение воспроизводства контингента для
дальнейшей практической эксплуатации отнесенно-импортной модели
стратегического управления.
Как и раньше, мы воздержимся от моральных и политических оценок
данной модели, тем более, что они далеко не однозначны и зависят от
множества факторов. Отметим лишь, что такая стратегия для вузов не
является тупиковой, но не выглядит и достаточно долгосрочной с учетом
невозможности до бесконечности насыщать национально-региональный
рынок,
не
имеющий
платежеспособного
высокооплачиваемых специалистов
(по
крайней
спроса
мере,
на
услуги
специалистов,
которым обещали высокий доход, и которые претендуют на высокую оплату
своих услуг).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
158
И все же, как отмечалось, здесь нет тупика, ведь перед нами типичная
«пирамида», типичный сетевой маркетинг, участников которого совершенно
не обязательно обманывать, так как они сами себя и обманут и убедят в
отсутствии обмана, так сказать, системного. Ну, мало ли кому и в чем не
повезло в силу сложившихся обстоятельств, или его личной неспособности,
или просто хронического невезения, или изменившихся планов и перспектив.
Вот и получается, что отнесенно-импортная
модель довольно
эффективна. Как эффективна любая лотерея, которую государство, частные
лица, корпорации устраивают с целью быстро заработать большие деньги, не
предоставляя под них гарантированного и сравнимого по масштабам
товарного эквивалента.
Итак, мы провели краткое исследование трех альтернативных моделей
стратегического управления деятельностью и развитием профильного вуза.
Физкультурно-спортивный вуз в данном случае исключением не является. Но
это – в общем и целом. Между тем, наша исследовательская задача состоит в
том, чтобы в контексте характеристики перечисленных моделей рассмотреть
стратегические перспективы развития специализации «Теория и методика
велосипедного
спорта»
применительно
к
современной
российской
действительности.
В качестве предельно обобщенных итоговых рекомендаций по вопросу
определения наиболее вероятных и одновременно максимально эффективных
стратегических
перспектив
управленческой
деятельности
вузов,
обеспечивающих кадровую подготовку, в том числе, по специальности
«Теория и методика велосипедного спорта», на основании проделанного
анализа можно утверждать следующее.
Полномасштабный и всеобъемлющий мировой кризис либеральной
науки, идеологии, социально-экономической и политической стратегии
общественного развития плюс в значительной степени консервативный (в
силу своей социальной природы и предназначения) институт высшей школы,
обладающий сильной инерцией и, наоборот, слабой динамикой в деле
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
159
подготовки профильных специалистов, - выступают двумя сторонами,
условиями, определяющими стратегический коридор развития профильных
вузов.
На реальность осуществления указанной стратегии в общероссийских,
национальных масштабах в значительной степени оказывает влияние
произошедший более десяти лет назад переход на системные основы и
принципы
частнокапиталистического
хозяйствования
и
социальной
политики. Причем значение имеет не только сам переход, но также степень
его
завершенности
и современная
государственно-монополистическая
бюрократически-коррупционная стадия его осуществления.
При трех указанных условиях российская действительность допускает
вероятность осуществления трех альтернативных моделей стратегического
управления профильным вузом:
- государственно-национализированной;
- коррупционно-бюрократической;
- отнесенно-импортной.
Каждая из моделей характеризуется своим набором особенностей,
условий и методов своей практической реализации. Но вероятность их
эффективного использования в России сегодня разновелика, неравноценна.
Наименее реалистична, хотя и очень желательна государственнонационализированная модель. Ее иллюзорность проистекает из того, что для
ее осуществления требуется создание нужного комплекса экономических,
социальных, политических, юридических условий, который в современной
России вряд ли возможен.
Наибольшей
циничностью и,
вместе
с
тем,
реалистичностью
характеризуется коррупционно-бюрократическая стратегическая модель,
обладающая целым набором действительно «работающих» методов, один из
которых можно рассматривать как имеющий, во-первых, долгосрочный, вовторых, комплексный характер. Речь идет о получении вузом карт-бланша на
создание монополизированного продукта при внешней насильственной,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
160
искусственной ориентации некого сегмента рынка на массовое потребление
данного продукта, причем на выгодных для вуза условиях. В конкретном
случае подготовки специалистов в области велоспорта таким карт-бланшем
могло бы стать принятие на государственном уровне общеобязательного для
исполнения
решения
о
введении
велоспортивной
подготовки
в
Государственный Образовательный Стандарт по физической культуре при
условии подготовки специалистов только в одном или нескольких
профильных вузах. Во исполнение данного решения всем остальным
средним общеобразовательным школам и вузам должно быть предписано в
жесткие сроки ввести в курс обучения новый Стандарт под руководством
дипломированного профильного специалиста.
Связанная с развитием международных связей отнесенно-импортная
модель стратегического управления вузами, продвигающими специализацию
«Теория и методика велосипедного спорта», не столь масштабна и
долгосрочна. Зато она осуществима в локальных масштабах, при заключении
договоров на ратификацию международных программ у конкретных вузов,
на договорной основе проводящих обучение и/или трудоустройство частично
или целиком в других, престижных странах с развитой велоспортивной
культурой.
Независимо от степени вероятности успешной реализации нам
представляются интересными все три стратегические модели, способные к
сосуществованию,
но
в
реальной
практике
акцентированное, избирательное внимание к одной из них.
предполагающие
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
161
Заключение
Подводя итоги изложенного выше монографического исследования на
тему: «Велоспорт и системные основы оптимального управления», мы
полагаем целесообразным собрать воедино и еще раз, уже в суммарном
варианте,
продемонстрировать
сводные
результаты,
доказываемые
положения по всем подвергнутым научному анализу проблемным вопросам.
Итак, управление определяется как имеющий властные полномочия
механизм разноуровневого системного согласования и регулирования
деятельности и отношений, в частности, в сфере физической культуры и
спорта. Для достоверного представления об условиях функционирования
данного системного механизма в теории и практике велоспортивной
деятельности, по нашему мнению, дополнительно требуется введение в
употребление
нескольких
концептуально
откорректированных
и
интерпретированных понятий: объекта и субъекта управления, управляющей
подсистемы,
механизма
управления,
оптимальности
управления,
объективного критерия оптимальности системы управления, результата
управленческой деятельности. Только в таком концептуально оформленном,
предметно ориентированном, интерпретированном виде, на наш взгляд,
основы теории управления становятся адаптированными и актуальными в
контексте исследования оптимальных условий обеспечения максимальной
эффективности физкультурно-спортивного процесса и сведения к минимуму
мешающих реализации данной задачи негативных факторов.
Мы убеждены, что российский велоспорт способен получить импульс к
гораздо
более
динамичному,
поступательному,
широкомасштабному
развитию в том и только в том случае, если в основу этого развития на
общественно-государственном уровне будет заложен принцип оптимального
управления, в свою очередь, базирующийся на концепции социальнопедагогической системы.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
162
Принцип оптимального управления, как было показано выше,
подразумевает, что весь механизм управления велосипедного спорта
осуществляется, прежде всего, исходя из внутренних закономерностей его
социально-педагогического функционирования, под влиянием присущих
этому функционированию детерминант, определяемых как спецификой
самого велоспорта, так и особенностями занимающегося им национального
социального контингента.
Понимание и признание указанного обстоятельства позволяет выделить
несколько
фундаментальных
характеристик оптимального
управления
велоспортом:
- естественность (ненасильственность, органичность, внутренняя
обусловленность механизма управления);
-
программность
прогнозируемость,
(неспонтанность,
взвешенность
и
значительная
продуманность,
обоснованность
управленческих
решений);
- тождественность (соразмерность управления и управляемого объекта,
полнота и объективность отражения и учета качественно-количественных
особенностей последнего. В спортивной деятельности, например, управление
обязано учитывать удельный вес и влияние целых четырех форм
коммуникации: текстово-речевой или вербальной, образно-ассоциативной,
знаково-символической, моторно-двигательной);
Системность
(организованность, структурированность
управления
сообразно с уровнями системной организации управляемого объекта, в
данном случае с индивидуальными, групповыми, клубными, видовыми
уровнями социально-педагогической системы велоспорта).
Представление о социально-педагогической системы велоспорта,
необходимое для осуществления оптимального управления, формируется под
влиянием знания об основных аспектах, направлениях, областях ее
функционирования.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
163
Социально-педагогическая
система
велосипедного
спорта
характеризуется:
- охватом двух десятков спортивных субдисциплин при пяти
спортивных дисциплинах с учетом всех разновидностей триатлона;
- доступностью практически для всех возрастных и половых категорий
населения как вида спорта или как разновидности физического воспитания;
- наличием и использованием сложного и объемного комплекса знаний,
умений, навыков, способностей, объединяемых вокруг присущей велоспорту
системной или интегративной технологии;
-
развитием
и
совершенствованием
технологии велоспорта
в
педагогическом процессе (в единстве его технико-тактического базового
содержания и онтокинезиологического обоснования), в сфере материально технического обеспечения данного процесса, в области административно хозяйственного
(даже,
можно
сказать,
политико-экономического)
обеспечения и стратегии развертывания общественно-государственной,
например, вузовской образовательной практики велоспорта.
Проблемный
велоспорта,
по
конкретизация)
анализ
нашему
концепции
современного
мнению,
состояния
доказывает,
оптимального
что
управления
отечественного
реализация
велоспорта
(и
с
необходимостью, обусловленной реальной значимостью, должна покоиться
на
результатах
исследования
проявлений
принципа
оптимального
управления в областях, касающихся:
- диалектики управления двигательными действиями в тренировочносоревновательном процессе спортсменов-велосипедистов;
- тактических основ управления спортивной деятельностью на примере
велоспорта;
-
общих
онтокинезиологических
рекомендаций
к
разработке
двигательных комплексов велоспорта;
- велоспорта в свете стратегии управления физкультурно-спортивным
вузом.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
164
Подводя
обобщающую
итоговую
черту
под
материалами,
посвященными проблемному исследованию оптимального
управления
двигательными действиями в тренировочно-соревновательном процессе,
целесообразно отметить, что диалектический подход к решению проблемы
предотвращения консервативной стабилизации двигательных навыков,
мешающей
частности,
добиться
и
в
устойчивого
роста спортивных результатов,
велоспорте,
имеет
две
четко
в
выраженные,
взаимодополняющие интерпретации.
Первая
–
биомеханическая
–
связанна
с
управлением
совершенствованием двигательных действий и функциональных систем
через создание
искусственной
управляющей среды,
стимулирующей
наработку новой моторной программы, ориентированной на приоритетное
решение задачи формирования ритмо-скоростной компоненты двигательного
навыка.
В качестве условий экспериментального внедрения той или иной
искусственной управляющей среды (например, отягощений, закрепленных на
центрах масс основных звеньев тела) в практике велоспорта должны
выступать:
- сохранение максимально
возможной свободы функционально
существенных для велоспортивной деятельности движений;
- запрет на искажение естественной и важной для спортсменавелосипедиста координации мышц разгибателей и сгибателей спины, бедра,
голени, стопы.
Вторая – психофизическая интерпретация диалектического подхода к
решению указанной выше проблемы – основана на использовании восточной
диалектики даосской и дзэн-буддистской культур, разрабатывающих
психофизическую
методологию
и
методику
обретения
максимально
возможных телесно-физических, энергетических, двигательных результатов
путем последовательного проведения в жизнь принципа естественного
существования.
Сходство
доасской
и
дзэн-буддистской
технологии
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
165
личностного самоусовершенствования заключается в фундаментальном
практическом учете всех, прежде всего, невербальных коммуникативных
форм,
позволяющих
управлять
мышечным
каркасом
тела
и
функциональными системами организма за счет достижения максимальной
психической концентрации.
Концентрируясь на мысле-образе пустоты и предельно физически
расслабляясь, человек, применяющий указанные технологии, способен
блокировать процессы торможения и дисфункцию периферической нервной
системы, снизить темп нарастания мышечной усталости и крепотуры. При
этом он управляет своим сознанием и телом, проводя их через несколько
взаимосвязанных психотренинговых этапов:
- вхождения в состояние «несознания», возвращающее спокойствие и
уверенность, сообщающее отрешенность от отвлекающих факторов;
- вхождения в состояние «победоносного недеяния», дающее чувство
гармонизации, слияния с окружающей средой;
- актуализации «естественной-мудрости», интуитивного понимания
(видения) истинной картины, рисунка происходящего, предохранения от
иллюзорной
эффективности
искусственных,
субъективно-волевых
управляющих решений.
Все
спортивной
перечисленные
подготовке,
этапы-состояния,
направлены
на
будучи
использованы
управление
в
естественным
избыточным (экстремальным) накоплением соревновательного опыта и
достижением рекордных результатов предельного уровня совершенствования
двигательных, функциональных способностей и навыков, то есть на
управление формированием избыточно-экстремальной моторной программы,
реализуемой по мере необходимости, ситуативно.
Совершенно очевидно, что и искусственный биомеханический и
естественный психофизический диалектические подходы к разрешению
проблемы предотвращения консервативной стабилизации двигательных
навыков одинакого открыты
для
экспериментальной педагогической
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
166
практики велосипедного спорта. Какая технология окажется продуктивней, в
каких
соотношениях
применение
указанных
технологий
наиболее
эффективно – эти и другие моменты можно прояснить только путем
организации соответствующего педагогического эксперимента.
По всей видимости, тактическая доктрина велосипедного спорта
должна включать два основных раздела: тактическую подготовку и
соревновательную
тактику.
Соответственно,
концепция
тактического
управления велоспорта как при определении целей и задач, так и при
изложении
содержательных
аспектов
должна
делиться
на
две
взаимосвязанные части: управление тактической подготовкой и оперативно тактическое управление соревновательной деятельностью.
Управление тактической подготовкой направлено на оптимизацию
последней. Оптимальность в данном случае характеризуется:
- максимальной эффективностью в решении поставленной задачи;
- пирамидальностью построения всей учебно-тренировочной работы
(вершиной
пирамиды
подготовки
является
главное
соревнование
среднесрочного цикла);
- конкретной соревновательной ориентированностью тактической
подготовки.
Оперативно-тактическое управление соревновательной деятельностью
носит двухцелевой характер:
- целенаправленно влияет на ход соревнования, то есть определяет
итоговый практический критерий эффективности предыдущей подготовки в
пределах текущего цикла;
- выступает отправной функциональной основой планирования
последующего спортивного цикла.
Учитывая, что стратегия и тактика по своей сути являются лишь
идеальными замыслами, схемами, а жизненной реализацией этих идеальных
конструкций
выступает
реальное
практическое
разворачивание
велоспортивной гонки на трассе или треке, то приоритетной задачей
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
167
выступает
практическая
оперативная
разработка
ситуативного
соревновательного индивидуального и группового противодействия и
взаимодействия
спортсменов-велогонщиков. Именно через оперативное
управление осуществляется управление процессом воплощения в гонке
стратегических замыслов и тактических схем, моделей, линий, стилей.
Особую роль в оперативном управлении,
помимо
управления
двигательным, физическим аспектом, приобретает аспект психоуправления,
осуществляемого одновременно как явное управление собой, своими
партнерами по команде и как скрытое управление, манипулирование с целью
разрушения стратегической и технико-тактической деятельности соперников.
Соответственно, и явное психоуправление и манипулирование основываются
на своем арсенале приемов и методов.
Теоретическим доказательством того факта, что системный анализ
тактики велоспорта во всей своей полноте и непротиворечивости возможен
только с позиций концепции оперативного управления, - выступает
разработка системной методологии, использующей метод понятийной
операционализации. Этот метод подразумевает формирование нескольких
понятийных цепочек, исходящих из общего основания и включающих ряды
взаимосвязанных терминов.
Специальная
велоспорте,
концепция
определяя
оперативно-тактического
тактику
как
управления
обусловленную
в
внешними
обстоятельствами и внутренним замыслом последовательность применения
технических приемов и их комбинаций, в дальнейшем исходит из того, что
тактика есть отражаемая тактическим мышлением тактическая деятельность,
допускающая и предполагающая возможность тактического планирования.
Таким образом, понятие тактики раскрывается через более конкретные
понятия тактического мышления, тактической деятельности и тактического
планирования. В свою очередь, раскрытие объема и содержания трех
указанных структурно-производных терминов методом операционального
введения цепочек еще более конкретных понятий позволяет выйти на
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
168
уровень конкретно-практической оперативно-тактической разработки и
управления.
Онтокинезиологический материал, на наш взгляд, при необходимой и
достаточной полноте сбора и обобщения информации способен стать
морфологической, физиологической и биомеханической основой сводной
разновозрастной и разнополовой социограммы, позволяющей разработать
интегративную характеристику влияния занятий физкультурно-спортивной
деятельностью на личность человека.
Разница
между
сводной
социограммой
и
велоспортивной
спортограммой отражается в следующих моментах:
- по своему содержанию сводная социограмма и велоспортивная
спортограмма вполне сравнимы, а по своему объему находятся между собой
в отношениях неполной совместимости, а точнее – в отношениях объемного
пересечения. Соответственно, было бы некорректно судить, какая из них в
большей, а какая в меньшей степени достигает реализации своих целей и
задач, поскольку эти цели и задачи частично, но существенно различаются;
- при реализации проекта создания национальной системы всеобщего и
непрерывного
физического
воспитания,
когда
сводная
социограмма
выступает базовой, а спортограмма выполняет роль дополнительного
целеполагания и избирательной предметной коррекции, их взаимное
сопоставление дает возможность органично вписать велосипедный (или
какой-либо иной) спорт в Государственный Образовательный Стандарт по
физической культуре. В своей превращенной, уже не спортивной, а
физкультурной форме содержательное ядро,
комплекс
двигательных
действий, присущих велоспорту, служит сразу двум задачам: во-первых,
формированию,
совершенствованию
и
сохранению
комплексного
индивидуального здоровья на каждом этапе онтогенеза человека; во-вторых,
созданию массового социального резерва для спорта высших достижений.
Именно в таком виде спортизация, по-видимому, имеет серьезные шансы
служить механизмом (причем исторически обусловленным и практически
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
169
продуктивным
конверсирующим
механизмом)
и
системного
адаптирующим
физического
спортивные
воспитания,
тренировочно-
воспитательные технологии;
- однако, если с онтокинезиологическими основаниями процесса
спортизации ситуация проясняется, то с психолого-педагогическими еще нет.
Воспитательная
роль
спорта
(в
частности,
велоспорта)
требует
дополнительного психологического и педагогического исследования, без
проведения
которого
вид
спорта
еще
не
имеет
полного
права
рассматриваться в качестве базового или даже вариативного компонента
Государственного Образовательного Стандарта по физической культуре.
В качестве предельно обобщенных итоговых рекомендаций по вопросу
определения наиболее вероятных и одновременно максимально эффективных
стратегических
перспектив
управленческой
деятельности
вузов,
обеспечивающих кадровую подготовку, в том числе, по специальности
«Теория и методика велосипедного спорта», на основании проделанного
анализа можно утверждать следующее.
Полномасштабный и всеобъемлющий мировой кризис либеральной
науки, идеологии, социально-экономической и политической стратегии
общественного развития плюс в значительной степени консервативный (в
силу своей социальной природы и предназначения) институт высшей школы,
обладающий сильной инерцией и, наоборот, слабой динамикой в деле
подготовки профильных специалистов, - выступают двумя сторонами,
условиями, определяющими стратегический коридор развития профильных
вузов.
На реальность осуществления указанной стратегии в общероссийских,
национальных масштабах в значительной степени оказывает влияние
произошедший более десяти лет назад переход на системные основы и
принципы
частнокапиталистического
хозяйствования
и
социальной
политики. Причем значение имеет не только сам переход, но также степень
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
170
его
завершенности
и современная
государственно-монополистическая
бюрократически-коррупционная стадия его осуществления.
При трех указанных условиях российская действительность допускает
вероятность осуществления трех альтернативных моделей стратегического
управления профильным вузом:
- государственно-национализированной;
- коррупционно-бюрократической;
- отнесенно-импортной.
Каждая из моделей характеризуется своим набором особенностей,
условий и методов своей практической реализации. Но вероятность их
эффективного использования в России сегодня разновелика, неравноценна.
Наименее реалистична, хотя и очень желательна государственнонационализированная модель. Ее иллюзорность проистекает из того, что для
ее осуществления требуется создание нужного комплекса экономических,
социальных, политических, юридических условий, который в современной
России вряд ли возможен.
Наибольшей
циничностью и,
вместе
с
тем,
реалистичностью
характеризуется коррупционно-бюрократическая стратегическая модель,
обладающая целым набором действительно «работающих» методов, один из
которых можно рассматривать как имеющий, во-первых, долгосрочный, вовторых, комплексный характер. Речь идет о получении вузом карт-бланша на
создание монополизированного продукта при внешней насильственной,
искусственной ориентации некого сегмента рынка на массовое потребление
данного продукта, причем на выгодных для вуза условиях. В конкретном
случае подготовки специалистов в области велоспорта таким карт-бланшем
могло бы стать принятие на государственном уровне общеобязательного для
исполнения
решения
о
введении
велоспортивной
подготовки
в
Государственный Образовательный Стандарт по физической культуре при
условии подготовки специалистов только в одном или нескольких
профильных вузах. Во исполнение данного решения всем остальным
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
171
средним общеобразовательным школам и вузам должно быть предписано в
жесткие сроки ввести в курс обучения новый Стандарт под руководством
дипломированного профильного специалиста.
Связанная с развитием международных связей отнесено-импортная
модель стратегического управления вузами, продвигающими специализацию
«Теория и методика велосипедного спорта», не столь масштабна и
долгосрочна. Зато она осуществима в локальных масштабах, при заключении
договоров на ратификацию международных программ у конкретных вузов,
на договорной основе проводящих обучение и/или трудоустройство частично
или целиком в других, престижных странах с развитой велоспортивной
культурой.
Независимо от степени вероятности успешной реализации нам
представляются интересными все три стратегические модели, способные к
сосуществованию,
но
в
реальной
практике
предполагающие
акцентированное, избирательное внимание к одной из них.
И, наконец, последнее. Мы отнюдь не рассматриваем данный
монографический материал в качестве завершенного, исчерпывающего
исследования. Для нас он скорее служит развернутым введением в
проблематику теории управления применительно к велосипедному спорту.
Но в этом введении мы постарались обобщить и систематизировать
теоретически и практически значимые управленческие вопросы настолько,
чтобы можно было, во-первых, составить себе общее представление об
основных, насущных проблемах системной организации оптимального
управления в практике велоспорта, во-вторых, продолжить исследование как
в теоретико-методологическом, так и в экспериментально-эмпирическом
направлении. Ожидаемым и желанным для нас итоговым, суммарным
результатом работы, предположительно, должна стать комплексная теория,
методология
и
методика
оптимального
управления
в
велоспорте,
необходимая и достаточная для того, чтобы велоспортивная подготовка стала
в нашей стране действительно всеобщей и как любимое многими людьми
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
172
самого разного возраста направление физического воспитания и как один из
самый рейтинговых видов массового и большого спорта.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
173
Литература
1. Айзенберг К. Футбол как глобальный феномен / Кристиана Айзенберг
// Логос. - 2006. - № 3 (54). - С. 91-103.
2. Антропова М. В., Дубровинская Н. В., Кольцова М. М., Семенова Л. К.,
Фарбер
Д.
А.
Морфофункциональное
созревание
основных
физиологических систем организма детей дошкольного возраста / М. В.
Антропова, Н. В. Дубровинская, М. М. Кольцова, Л. К. Семенова, Д. А.
Фарбер. – М.: Педагогика, 1983. – С. 6-28.
3. Аршавский И. А. К теории индивидуального развития организма
(физиологические
механизмы,
определяющие
продолжительность
жизни у млекопитающих) / И. А. Аршавский // Ведущие проблемы
возрастной физиологии и биохимии. – М.: Медицина. – 1966. – С. 3265.
4. Аршавский И. А. Очерки по возрастной физиологии / И. А. Аршавский.
– М.: Медицина, 1967. – 476 с., ил.
5. Аршавский И. А. Проблема периодизации онтогенеза человека / И. А.
Аршавский // Сов. Педагогика. – 1965. – С. 120-123.
6. Базилевич И. В. Синдром нормальной старости / И. В. Базилевич //
Старость. – Киев: Изд-во АН УССР, 1940. – С. 255-307.
7. Бальсевич В. К. Активизация темпов физического развития детей 4-5летнего возраста / В. К. Бальсевич, Н. Д. Васильев, К. М. Седов, Р. В.
Парамонов
//
Физическая
культура:
воспитание,
образование,
тренировка. – 1996. - № 3. – С. 55-56.
8. Бальсевич
В.
К.
Инновационная
спортивно-ориентированного
образовательная
физического
воспитания
технология
/
В.
К.
Бальсевич, А. И. Корунец, Л. Н. Прогонюк и др. // Сургут: Дефис, 2001.
– 212 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
174
9. Бальсевич
В.
К.
Конверсия
высоких
технологий
спортивной
воспитания и спорта для всех / В. К. Бальсевич // Теория и практика
физической культуры. - М.: - 1993. - № 4. - С.21-23.
10. Бальсевич В. К. Онтокинезиология человека: монография / В. К.
Бальсевич. – М.: Теория и практика физической культуры, 2000. – 275
с., ил.
11. Бальсевич В. К. Очерки по возрастной кинезиологии человека / В. К.
Бальсевич. – М.: Советский спорт, 2009 – 220 с., ил.
12. Бальсевич В. К. Спортивный вектор физического воспитания в
российской школе: монография / В. К. Бальсевич. – М.: НИЦ «Теория и
практика физической культуры и спорта», 2006. – 112 с., ил.
13. Бальсевич В. К. Феномен физической активности человека как
социально-биологическая проблема / В. К. Бальсевич // Вопросы
философии. – 1981. - № 8. – С. 78-89.
14. Баранов В. Н., Шустин Б. Н. Обзор тематики диссертаций в сфере
физической культуры, спорта и туризма, защищенных в 2008 году / В.
Н. Баранов, Б. Н. Шустин // Вестник спортивной науки, 2009, 3. С. 3-8.
15. Баранов В. Н., Шустин Б. Н. Обзор тематики диссертаций в сфере
физической культуры, спорта и туризма, защищенных в 2009 году / В.
Н. Баранов, Б. Н. Шустин // Вестник спортивной науки, 2010, 2. – С. 37.
16. Башаева М. М. Философия науки: методические материалы для
аспирантов. – Ч. 3. Философия науки с точки зрения формы и
концептуального содержания научного знания / М. М. Башаева, А. А.
Передельский. – М.: Физическая культура, 2010. – 84 с.
17. Бернштейн Н. А. Очерки по физиологии движений и физиологии
активности / Н. А. Бернштейн. – М.: Медицина. – 1966. - 166 с.
18. Бернштейн Н. А. О ловкости и ее развитии / Н. А. Бернштейн. – М.:
ФиС, 1968. – 228 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
175
19. Берталанфри Л. Фон. Общая теория систем. / Л. Фон Берталанфри. –
М.: Прогресс, 1969. – 369 с.
20. Блауберг, И. В. Философский принцип системности и системный
подход / И. В. Блауберг, В. Н. Садовский, Э. Г. Юдин // Вопросы
философии, 1978. – № 8. – С. 14-21.
21. Вагнер П. Социология / Питер Вагнер // История человечества ХХ век.
– Т.VII.- ЮНЕСКО, Издательский Дом МАГИСТР-ПРЕСС, 2005. - С.
271-275.
22. Валеева Р. А. Теория и практика гуманистического воспитания в
европейской педагогике (первая половина XX века): Монография / Р.
А. Валеева. – Казань. Казан. пед. ун-т., 1997. – 172 с.
23. Визитей Н. Н. Спортивная деятельность как социальный феномен:
автореф. дис. д-ра филос. наук / Н. Н. Визитей. –Свердловск, 1984. – 38
с.
24. Визитей Н. Н. Теория физической культуры: к корректировке базовых
представлений. Философские очерки. – М.: Советский спорт, 2009. –
184 с.
25. Винер Н. Кибернетика / Н. Винер. – М.: Иностранная литература. 1958. – 200 с.
26. Витрок Б. Политология / Бьорн Витрок // История человечества ХХ
век.- Т. VII.- ЮНЕСКО, Издательский Дом МАГИСТР-ПРЕСС, 2005. С. 287-292.
27. Волков В. М., Ромашев А. В. Лонгитудинальные исследования
скоростно-силовых показателей школьников 11-14 лет / В. М. Волков,
А. В. Ромашев // Теория и практика физической культуры. – 1998. - №
7. – С. 5-6.
28. Волков Л. В. Физические способности детей и подростков. – Киев:
Здоровья, 1981. – 116 с.
29. Волков Л. В. Обучение и воспитание юного спортсмена. – Киев:
Здоровья, 1984. – 144 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
176
30. Волков Ю. Г. Целостная личность: сущность, пути формирования. –
Ростов на-Дону: Изд-во Ростовского ун-та, 1985. – 214 с.
31. Волков Н. И. Рекорды выносливости: прошлое, настоящее, будущее /
Н. И. Волков, С. В. Ионов // Теория и практика физ. культуры. – 1994. № 10. – С. 21-24.
32. Волков Н. И. Историографический анализ рекордов в плавании / Н. И.
Волков, О. И. Попов // Теория и практика физ. культуры. – 1997. - № 7.
– С. 31-35.
33. Гониянц С. А. Физическая культура взрослого населения: взгляд из
прошлого в настоящее и будущее / С. А. Гониянц // Теория и практика
физической культуры. – 2009. - № 9. – С. 55-57.
34. Горбунов А. Бесконечный матч… / А. Горбунов. - М.: Эксмо, 2009. 480 с.
35. Гужаловский А. А. Развитие двигательных качеств у школьников / А.
А. Гужаловский. – Минск: Нар. Асвета, 1978. – 88 с.
36. Гуманистические ориентиры России. – М.: Ин-т экономики РАН, 2002.
– 392 с.
37. Гуревич П. С. Феномен деантропологизации человека / П. С. Гуревич
// Вопросы философии. – 2009. – № 3. – С. 19-31.
38. Давыдов
В.
Ю.
Морфофункциональные,
психофизиологические
показатели и двигательные качества детей 3-6 – летнего возраста
разных типов конституции / В. Ю. Давыдов // Методические
рекомендации. Ред. В. Ю. Давыдов. ВГИФК. – Волгоград: ВГИФК,
1994. – 32 с.
39. Дао-дэ цзин. Древнекитайская философия: собр. текстов. В 2 т. Т. 1. –
М., 1972. – 327 с.
40. Дравниек Ю. К. Эффективность различных тактических вариантов в
индивидуальной гонке преследования на 4 км. - Автореф. дисс… канд.
пед. наук. - М., 1982. - 32 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
177
41. Захаров А. А. Велосипедный спорт (гонки на шоссе): Примерная
программа спортивной подготовки для детско-юношеских спортивных
школ, специализированных детско-юношеских школ олимпийского
резерва и школ высшего спортивного мастерства / А. А. Захаров. - М.:
Советский спорт, 2008. - 160 с.
42. Захаров А. А. Тактическая подготовка велосипедиста: Учебное
пособие / А. А. Захаров. - М.: ФОН, 2001. - 63 с.
43. Захаров
А. А. Физическая подготовка велосипедиста: Учебное
пособие / А. А. Захаров. - М.: ФОН, 2001. – 124 с.
44. Искусство
подготовки
высококлассных
футболистов:
Научно-
методическое пособие / Под ред. профессора Н. М. Люкшинова. - 2-е
изд., испр. доп. - М.: Советский спорт, ТВТ Дивизион, 2006. - 432с.
45. Кабанов Ю. М. Критические периоды развития статического и
динамического равновесия у школьников 1-10-х классов / Ю. М.
Кабанов // Теория и практика физической культуры. – 1996. - № 1. – С.
17-18.
46. Казанцева В. И., Алябышев А. П., Мартын Э. Э. и др. Особенности
управления движениями у школьниц (7-17 лет) / В. И. Казанцева, А. П.
Алябышев, Э. Э. Мартын // Пути управления технической подготовкой
спортсменов. – Омск.: ОГИФК, 1980. – С. 8-12.
47. Казначеев В. П. Феномен человека: комплекс социоприродных свойств
/ В. П. Казначеев, Е. А. Спирин // Вопросы философии. – 1988. - № 7. –
С. 11-23
48. Карпеев А. Г. Двигательная координация человека в спортивных
упражнениях баллистического тиа / А. Г. Карпеев. – СибГАФК. –
ОМСК, 1998. – 322 с.
49. Карсаевская Т. В. Социальная и биологическая обусловленность
изменений в физическом развитии человека / Т. В. Карсаевская. – Л.:
Медицина, 1970. - 269 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
178
50. Князев В. Н. Региональный рынок труда: проблемы, концепции
управления / В. Н. Князев, В. В. Лукин и др. – М.: АСТ-ПРЕСС
КНИГА, 2007. – 320 с.
51. Ковылин М. М. Аналитический обзор проблематики велосипедного
спорта в журнале «Теория и практика физической культуры» (19252010 г.г.) / М. М. Ковылин // Теория и практика физической культуры.
– 2010. - № 9. – С. 28-37.
52. Ковылин М. М., Мартынов Г. М. Развитие велосипедного спорта в
России (1800-1917): Методические рекомендации / М. М. Ковылин, Г.
М. Мартынов. - М.: ИНЭК, 2010. - 169 с.
53. Ковылин М. М., Мартынов Г. М. Совершенствование конструкций
велосипеда в России (1800-1917): Методические рекомендации / М. М.
Ковылин, Г. М. Мартынов. – М.: ИНЭК, 2010. - 186 с.
54. Ковылин М. М., Мартынов Г. М. Теория и методика велосипедного
спорта:
Программа
дисциплины
по
специальности
032101.65
«Физическая культура и спорт», специализации «Теория и методика
избранного вида спорта» / М. М. Ковылин, Г. М. Мартынов. - М.:
ИНЭК, 2010. -156 с.
55. Ковылин М. М., Мартынов Г. М. Формирование методики обучения и
тренировки в
велосипедном спорте (1883-1917): Методические
рекомендации / М. М. Ковылин, Г. М. Мартынов. - М., 2010. - 46 с.
56. Ковылин М. М., Шупикова Е. Н., Мартынов Г. М. Общая организация
велосипедного спорта как вида спорта: Учебное пособие / М. М.
Ковылин и др. – М., 2010. - 177 с.
57. Козлов И. М. Факторы, обеспечивающие регуляцию скорости
движения / И. М. Козлов // Физиология труда. – М.: Наука, 1967. – С.
160-165.
58. Кормазева И. Б., Передельский, А. А. Гуманистические философскопедагогические
основания
подготовки
специалистов
в
сфере
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
179
единоборств. Монография / А. А. Передельский, И. Б. Кормазева. – М.:
ООО ВНИПР, 2010. – 100 с.
59. Коробков А. В. О некоторых путях инволюции двигательных функций
у человека и мерах по ее замедлению / А. В. Коробков // Теория и
практика физической культуры. – 1964. - № 5. – С. 23-29.
60. Краевский, В. В. Науки об образовании и наука об образовании
(методологические проблемы современной педагогики) / В. В.
Краевский // Вопросы философии. – 2009. - № 3. – С. 77-82.
61. Красин А. Н. Всестороннее и гармоничное развитие личности / А. Н.
Красин. – М.: Знание, 1981. – 64 с.
62. Красников А. А. Исследование тактики в велосипедных спринтерских
гонках и методика ее совершенствования: Автореф. дис…канд. пед.
Наук / А. А. Красников. - М., 1974. - 36 с.
63. Крылатых Ю. Г. Индивидуальные и командные гонки преследования /
Ю. Г. Крылатых. - М., 1992. - 48 с.
64. Кузин В. В. Научные приоритеты в физическом воспитании и
спортивной подготовки детей и юношества (первые итоги работы
Проблемного научного совета по физической культуре РАО) / В. В.
Кузин // Физическая культура: воспитание, образование, тренировка. 1998. - № 2. - С. 2-5.
65. Кузин В. В. Очерки теории и истории интегративной антропологии / В.
В. Кузин, Б. А. Никитюк. – М.: ФОН, 1995. – 174 с.
66. Лопес Б. Мастерство
езды на маунтинбайке / Брайан Лопес, Ли
Маккорман; пер с анг. Павла Миронова; под ред. Ивана Смирнова. –
М.: Иванов и Фербер, 2011. - 352 с.
67. Лубышева Л. И., Романович В. А. Спортивная культура в старших
классах образовательной школы / Л. И. Лубышева, В. А. Романович //
Теория и практика физической культуры и спорта. - М.: - 2011. - 240 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
180
68. Лубышева Л. И. Спортивная культура в школе: монография / Л. И.
Лубышева. – М.: НИЦ «Теория и практика физической культуры и
спорта», 2006. – 152 с.
69. Лукин В. В. Информатизация рынка труда и образования / В. В. Лукин.
– М.: Образование и Информатика, 2003. – 144 с.
70. Лысаковский И. Т. Алгоритмизация процесса скоростно-силовой
подготовки спортсменов / И. Т. Лысаковский // Монография. – Омск:
СибГАФК, 1997. – 240 с.
71. Максимова В. А. Тактическая подготовка велосипедиста-спринтера с
учетом психологических особенностей в выборе решений: Автореф.
дис…канд.пед.наук / В. А. Максимова. - М., 1972. - 21с.
72. Матвеев Л. П. Основы спортивной тренировки / Л. П. Матвеев. – М.:
ФиС, 1977. – 280 с.
73. Матвеев Л. П. Категории «развитие», «адаптация» и «воспитание» в
теории физической культуры и спорта / Л. П. Матвеев // Теория и
практика физической культуры. – 1999. - № 1. – С. 2-11.
74. Меркулов, И. П. Гипотетико-дедуктивная модель и развитие научного
знания: проблемы и перспективы методол. анализа / И. П. Меркулов. –
М.: Наука, 1980. – 189 с.
75. Мизрухин И.
А.
Исследование психики и нервной системы
долголетних / И. А. Мизрухин // Старость. – Киев: Изд-во АН УССР,
1940. – С. 369-381.
76. Минбулатов В. М., Неверкович С. Д. Педагогическая технология:
эволюция, сущность, опыт разработки / В. М. Минбулатов, С. Д.
Неверкович - Махачкала: Дагестанский пед. университет, 2000. – 76 с.
77. Минбулатов В. М. Педагогическая технология: эволюция, сущность,
опыт разработки / В. М. Минбулатов, С. Д. Неверкович. - Махачкала:
Дагестанский пед. университет , 2000. - 76 с.
78. Михалевский В. И. Футбол как социально-педагогическая система:
методология, методика, управление: монография / В. И. Михалевский.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
181
– М.: Физическая культура, 2010. – 112 с.
79. Могендович Р. М. Кинезофилия и старение / Р. М. Могендович //
Материалы научной конференции по геронтологии и гериатрии. –
Киев, 1968. – С. 82-84.
80. Момджян К. Х. Общество, история и культура / К. Х. Момджян //
Философия: Учеб. для вузов / Под ред. В. В. Миронова. - М.: Норма,
2008. - С. 678-708.
81. Мотылянская Р. Е. Спорт и возраст / Р. Е. Мотылянская. – М.: Медгиз,
1956. - 302 с.
82. Моченов, В. П. Современный спорт как объект философской
рефлексии / Философские и социологические проблемы физической
культуры и спорта: научно-методические материалы и доклады
«Круглого стола» с международным участием 20 марта 2012 года.
ФГБОУ ВПО «РГУФКСМиТ» (Россия, Москва). - М.: Физическая
культура, 2012. - С.34.
83. Муравов И. В. Активный отдых и регуляция функциональных систем
при старении организма / И. В. Муравов // Теория и практика
физической культуры. – 1964. - № 5. – С. 31-37.
84. Неверкович С. Д., Попов А. Н. Управление миграционными
процессами в спорте / С. Д. Неверкович, А. Н. Попов // Наука о спорте.
Энциклопедия
систем
жизнеобеспечения.
-
М.:
ЮНЕСКО,
Издательский Дом МАГИСТР-ПРЕСС, 2011. - С. 781-796.
85. Никитин В. Н. О некоторых основных факторах онтогенеза / В. Н.
Никитин // Ведущие проблемы возрастной физиологии и биохимии. –
М.: Медицина, 1963. – С. 3-31.
86. Педагогика физической культуры и спорта: учебник / под ред. С. Д.
Неверковича. – М.: Физическая культура, 2006. – 528 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
182
87. Передельский А. А.
Введение в
философию. Краткий курс:
методические материалы для студентов и магистрантов / А. А.
Передельский – М.: Физическая культура, 2011. – 72 с.
88. Передельский А. А. Единоборства, спорт, управление / А. А.
Передельский. – М.: научно-издательский центр «Теория и практика
физической культуры и спорта», 2007. – 126 с.
89. Передельский А. А. Кадровая политика в спорте / А. А. Передельский
// Кадровик. Трудовое право для кадровика. - № 5. - 2008. - С. 44-47.
90. Передельский А. А. Методические материалы для магистрантов и
аспирантов физкультурно-спортивных вузов / А. А. Передельский //
Спорт и иллюзия спорта // М.: Физическая культура, - 2011. – С.10-29.
91. Передельский А. А. Поиски духовного и физического совершенства в
культурологических учениях древнего и средневекового Китая / А. А.
Передельский // Исследовательский центр по проблемам управления
качеством подготовки специалистов. – М., 1992. - 139 с.
92. Передельский А. А. Тхэквондо – как система боя. Методика
подготовки и ведения контактного поединка / А. А. Передельский, В.
В. Коваленко и др. – Люберцы, 1995. – 95 с.
93. Передельский А. А. Философия спорта. Метанаучные основания
спортивного процесса. – М.: ЮНЕСКО, Издательский Дом МАГИСТРПРЕСС, 2011. – 480 с.
94. Передельский А. А. Философия воинских искусств / А. А. Передельский
// Вестник московского университета. Сер. 7. Философия. – 1993. – № 1.
С. 27-36.
95. Передельский А. А. Философия науки: методические материалы для
аспирантов. – Ч. 1.: Общие проблемы философии науки / А. А.
Передельский. – М. : Физическая культура, 2010. – 40 с.
96. Передельский, А. А. Философия науки: методические материалы для
аспирантов. – Ч. 2.: История философии науки / А. А. Передельский. –
М.: Физическая культура, 2010. – 56 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
183
97. Передельский
А.
А.
Философия,
педагогика
и
психогогика
единоборств: учеб. пособие / А. А. Передельский. – М.: Физическая
культура, 2008. – 240 с.
98. Передельский А. А., Коников С. Л. Древнегреческое физическое
воспитание и агностика, древнеримский спорт как онтологическая
основа для генетического определения понятий «физическая культура»
и «спорт» / А. А. Передельский, С. Л. Коников // Физическая культура:
воспитание, образование, тренировка. - 2010. - № 5. - С. 59-64.
99. Передельский А. А., Коников С. Л. Философско-историческая наука о
физической культуре и спорте / А. А. Передельский, С. Л. Коников //
Физическая культура и спорт в свете истории и философии науки:
учебное пособие / под ред. Передельского А. А. - М.: Физическая
культура, 2011. - С. 301-320.
100.
Передельский А. А., Виткевич Н. Н., Коников С. Л., Кормазева
И. Б. Учебное пособие // Власть над металлом и человеком: боевое
прикладное движение (fighting motion) / А. А. Передельский, Н. Н.
Виткевич, С. Л. Коников, И. Б. Кормазева // М.: Физическая культура,
2011. – 160 с.
101.
Пономарчук В. А. Спорт как социальный
Пономарчук
//
Наука
о
спорте.
институт / В. А.
Энциклопедия
систем
жизнеобеспечения. - М.: ЮНЕСКО, Издательский Дом МАГИСТРПРЕСС, 2011. - С. 797-813.
102.
Попков В. Н. Исследование возрастных различий в способности
управлять движениями у детей, не занимающихся спортом / В. Н.
Попков // Научные основы спортивной тренировки. – Омск: ОГИФК,
1977. – С. 11-19.
103.
Попов
Г.
И.
Искусственная
управляющая
среда
для
формирования и совершенствования двигательных действий в спорте /
Г.
И.
Попов
//
Наука
о
спорте.
Энциклопедия
систем
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
184
жизнеобеспечения. - М.: ЮНЕСКО, Издательский Дом МАГИСТРПРЕСС, 2011. - С. 304-319.
104.
Ратов И. П. К проблемам выбора перспективных направлений в
использовании нетрадиционных методов и средств оздоровительной
физической культуры / И. П. Ратов, В. В. Иванов, Г. И. Попов и др. //
Теория и практика физ. культуры. – 1999. - № 5. - С.13.
105.
Сайдхужин Г. Р. Тактика многодневных велосипедных гонок (на
примере велогонок мира): Автореф. дис… канд. пед. наук. – М., 1982.
– 20 с.
106.
Сальникова Г. П. Физическое развитие детей и подростков / Г. П.
Сальникова // Основы морфологии и физиологии организма детей и
подростков. – М.: Медицина, 1969. – С. 554-570.
107.
Сараф М. Я. Спорт в культуре ХХ века (становление и тенденции
развития) / М. Я. Сараф. – Духовность. Спорт. Культура. Выпуск 3.
Спорт и искусство: альтернатива - единство - синтез?: сб. / сост. и ред.
В. И. Столяров. – М.: Российская академия образования. Гум. Центр
«СпАрт» РГАФК – 1996. – 180 с., С. 25-48.
108.
Сараф М. Я. Очерки социокультурных процессов / М. Я. Сараф. –
Голицыно, 2005. – 112 с.
109.
Сардони К.
Экономика
/ Клаудио
Сардони // История
человечества ХХ век. - Т. VII. - ЮНЕСКО, Издательский Дом
МАГИСТР-ПРЕСС, 2005. - С.276-282.
110.
Сассо Э. Футбольный тренер / Энцо Сассо / Предисловие А.
Вичини; пер. с итал. - М.: Терра-Спорт, Олимпия Пресс, 2003. - 200 с.
111.
Семенова Л. К. Развитие скелетной мускулатуры / Л. К. Семенова
// Основы морфологии и физиологии организма детей и подростков. –
М.: Медицина, 1969. – С. 43-75.
112.
Спортивные игры (Учебник для ин-тов физкультуры) // под ред.
М. С. Козлова. – М.: Физкультура и спорт. – 1952. – 776 с. [Возрастная
психофизиология и методика].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
185
113.
Спортивное фехтование: Учебник / Под общей ред. Д. А.
Тышлера. – М.: Физическая культура, образование и наука, 1997. - 386
с.
114.
Степин В. С. Философская антропология и философия науки / В.
С. Степин; Респ. центр гуманит. образования. – М.: Высш. школа, 1992.
– 188 с.
115.
Столбов В. В. История физической культуры и спорта / В. В.
Столбов, Л. А. Финогенова, Н. Ю. Мельникова; под ред. В. В.
Столбова. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Физкультура и спорт, 2001. –
423 с.
116.
Советский
энциклопедический
словарь.
–
М.:
Сов.
Энциклопедия, 1985. - С.153.
117.
Столяров В. И. Проект «СпАрт» и новая комплексная система
физкультурно-спортивной работы с целью духовного и физического
оздоровления населения России (основные идеи и первые итоги
реализации) / В. И. Столяров // Теория и практика физ. культуры. –
1993. - № 4. – С. 10-24.
118.
Столяров
В.
И.
Спартианская
социально-педагогическая
технология оздоровления, рекреации и целостного развития личности:
пособие для специалистов учреждений социальной защиты населения и
организаторов досуга детей и молодежи / под ред. Е. В. Стопникова. –
М.: Центр развития спартианской культуры, 2006. – 248 с.
119.
Столяров В. И. Философия науки: методические материалы для
аспирантов. – Ч. 4. Введение в философию физической культуры и
спорта / В. И. Столяров. – М.: Физическая культура, 2010. – 76 с.
120.
Столяров В. И. Философия науки: методические материалы для
аспирантов. – Ч. 4. Введение в философию физической культуры и
спорта (продолжение) / В. И. Столяров. – М.: Физическая культура,
2010. – 88 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
186
121.
Столяров В. И. Философия спорта и телесности человека:
Монография. В 2 – х кн. – М.: Издательство «Университетская книга»,
2011. – Кн. 1. Введение в мир философии спорта и телесности
человека. – 766 с.
122.
Судзуки Д. Т. Лекции по Дзэн-буддизму / Д. Т. Судзуки: пер. с
анг., вступ. ст. М. А. Мамоновой, А. В. Иванова. – М.: Ассоциация
молодых ученых, 1990. – 112 с.
123.
Супиков В. Н. Спорт как средство услуг / В. Н. Супиков // Наука
о спорте. Энциклопедия систем жизнеобеспечения. - М.: ЮНЕСКО
МАГИСТР-ПРЕСС, 2011. - С. 814-826.
124.
Тарасов В. С. Либерализм / В. С. Тарасов // Всемирная
энциклопедия: Философия / Главный научный ред. и сост. А. А.
Грицанов. - М.: АСТ, Мн.: Харвест, Современный литератор, 2001. - С.
554-555.
125.
Топчиян В. С. Возрастные особенности развития скорости бега /
В. С. Топчиян // Легкая атлетика. – 1964. - № 8. – С. 31-32.
126.
Тышлер Д. А., Мовшович А. Д. Двигательная подготовка
фехтовальщиков / Д. А. Тышлер, А. Д. Мовшович.- М.: Академический
проект, 2007. - 153 с.
127.
Тышлер Д. А., Рыжкова Л. Г. Фехтование. Технико-тактическая и
функциональная тренировка: Методическое пособие / Д. А. Тышлер, Л.
Г. Рыжкова. – М.: Академический проект, 2010. - 183 с.
128.
Тюленьков С. Ю. Теоретико-методологические подходы к
системе управления подготовкой футболистов высокой квалификации:
Монография / С. Ю. Тюленьков. - М.: Физическая культура, 2007. - 352
с.
129.
Уткин В. Л. Биомеханирческие аспекты спортивной тактики. -
М.: Физкультура и спорт, 1984. - 127 с.
130.
Фарфель В. С. Развитие движений у детей школьного возраста /
В. С. Фарфель. – М.: АПН РСФСР, 1959. - 67 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
187
131.
Фельдштейн Д. И. О состоянии и путях улучшения качества
диссертационных исследований по педагогике и психологии. Доклад на
заседании Президиума РАО 23 января 2008 г.
132.
Фельдштейн Д. И. Психология развития человека как личности:
Избранные труды: В т. 2 / Д. И. Фельдштейн. – М.: Издательство
Московского
психолого-социального
института;
Воронеж:
Издательство НПО «МОДЭК, 2005. – Т. 2. – 456 с. – (Серия
«Психологи России»).
133.
Филин В. П. Возрастные изменения быстроты, мышечной силы и
скоростно-силовых качеств / В. П. Филин // Скоростно-силовая
подготовка юных спортсменов. – М.: ФиС, 1968. – С. 11-26.
134.
Блеер
А.
Формирование
Н.,
Неверкович
нравственного
и
С.
Д.,
Передельский
духовного
средствами физической и спортивной
здоровья
А.
А.
личности
культуры: Коллективная
монография / А. Н. Блеер, С. Д. Неверкович, А. А. Передельский и др. /
Под общ. ред. А. А. Передельского. – М.: РГУФКСМиТ, 2012. – 220 с.
135.
Чжуан-цзы. Древнекитайская философия: собр. текстов / Чжуан-
цзы, в 2 т. Т. 1. – М.: Мысль, 1972. – 375 с.
136.
Чубарьян А. О. Гуманитарные и социальные науки / А. О.
Чубарьян и др. // История человечества. XIX век. – Том VI / Под ред.
П. Матиаса, Н. Тодорова.- М.: ЮНЕСКО, МАГИСТР-ПРЕСС, 2005. - С.
131-156.
137.
Шварц В. Б. Влияние наследственности и среды на развитие
двигательных качеств / В. Б. Шварц, В. М. Зациорский, Л. П.
Сергиенко // Теория и практика физ. культуры. – 1975. - № 6. – С. 2229.
138.
Шейнов В. П. Психология влияния: Скрытое управление,
манипулирование и защита от них / В. П. Шейнов. – М.: Ось-89, 2006. –
720 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
188
139.
Шестаков
М.
П.
Управление
технической
подготовкой
спортсменов с использованием моделирования / М. П. Шестаков //
Теория и практика физической культуры. – 1998. - № 10. – С. 43-46.
140.
Шмальгаузен И. И. Кибернетические вопросы биологии / И. И.
Шмальгаузен. – Новосибирск. – 1968. – С. 141-156.
141.
Шрейдер Ю. А. Логика знаковых систем / Ю. А. Шрейдер. М.,
URSS, 2010 – 64 с.
142.
Щедрина А. Г. Философско-методологические аспекты науки о
здоровье и физического воспитании человека / А. Г. Щедрина /
Философские и социологические проблемы физической культуры и
спорта: научно-методические материалы и доклады «Круглого стола» с
международным участием 20 марта 2012 года. ФГБОУ ВПО
«РГУФКСМиТ» (Россия, Москва). - М.: Физическая культура, 2012. С. 66.
143.
Щедровицкий Г. П. Построение науки педагогики / Г. П.
Щедровицкий // Открытое образование. – 1994. - № 46. С. 2.
144.
Юнкер Д. Велосипедный спорт: Пер с нем. / Юнкер Д., Микейн
Д., Вейсборд Г. – М.: Физкультура и спорт, 1982. - 118 с.
145.
Яблоновский И. М. О моторике детей школьного возраста / И. М.
Яблонский // Труды ЦНИ-ИФК, т. 8, вып. 1. – М.; Л.: ФиС, 1949. – С.
63-95.
146.
Яковлева Е. С. Возрастные изменения мышц человека / Е. С.
Яковлева. – М.: Изв. АПН РСФСР, 1958. – Т. 97. – С. 127-164.
147.
Янкаускас Й. М., Логвинов Э. М. Моторика растущего женского
организма / Й. М. Янкаускас, Э. М. Логвинов. – Вильнюс: Мокслас,
1984. – 152 с.
148.
Astrand P. O., Rodal K. Text book of work physiology. – N. Y., 1970.
– 669 p.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
189
149.
Bayley N. Comparisons of mental and motor test scores for ages 1-15
months by sex, birth order, race, geographical location and education of
parents // Child Development. – 1965. – V. 36. – P. 379-411.
150.
Billater B., Hoppeler, H. Muscular basis of strength // Strength and
power in Sport. - Oxford: Blackwell Scienufic Publications. 1992, Р. 39-63.
151.
Ekblom B. Physical training in normal boys in adolescence // Actra
Paediatr. – 1970. – V. 217. – P.60-71.
152.
Highmore O. The athletic ability of boys in a secondary modem
school // Ibidem. – 1962. – V.33, No 1. – P. 149-161.
153.
Hoshikawa T., Amano Y., Kito N., Matsui H. Kinematic analysis of
walking and running in twins//Biomechanics VIII-A (H. Matsui, K.
Kobayashieds.) – Human Kinetics Publishers, Campaign. – 1983. – P. 498502.
154.
Maciascek J. Fatness and trunk strength of girls 10 to 14 years old //
V/ Strojnik and A. Usaj, eds. Proceedings I of the 6-th Sport Kinetics
Conference'99. – Ljubljana, Slovenia, University of Ljubljana, Faculty of
Sport, 1-4 September. – 1999. – P. 231-233.
155.
Malina R/ M/ secular changes in growth, maturation and physical
performance // Exercise and Sport Sciences Reviews. – Philadelphia. – 1978.
V.6. – P. 204-255.
156.
Meredith H. V. Findings from Asia, Australia, Europe and North
America on secular change in man height of children, youths and young
adults // Am. J. of Physical Anthropology. – 1976. – V. 44. – P. 315-3254.
157.
Montpetit R. R., Montoye H. J., Laeding L. Grip strength of scool
children, Saginaw, Michigan: 1899 and 1964 // Research Quarterly. – 1967.
– V. 38. – P. 231-240.
158.
Murase Y., Hoshikawa T., Amano Y. Et al. Biomechanical analysis
of sprint running in twins // VII-th International Congress of Biomechanics.
Warsawa: 1979. – P. 179-180.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
190
159.
Nadolska-Cwik I. Evaluation of feet arch in children and adolescents
from country areas. In: V. Strojnik and A. Usaj, eds. Proceedings I of the 6th Sport Kinetics Conference '99, Ljubljana, Slovenia, University of
Ljubljana, Faculty of Sport, September 1 st – 4 th; 1999. - Р. 249-253.
160.
Saltin B. Physiological adaptation to physical conditioning // Acta.
Med. Scand. 1986.220. Suppl. 1 711. – P. 11-1.
161.
Saltin B., Grimby G. Physiological analysis of middle-age and old
former athletes: comparison with still active athletes of the same ages //
Circulation. – 196. V. 38. – P. 1104-1108.
162.
Shephard R. J., C. Bouhard Associations between health behaviors
and health related fitness. Brit. Journ. Sports Med., 1996. - Р. 94-101.
163.
Starosta
W.
Anniversary
establishing
and
development
of
International association of Sport Kinetics. – Warsaw. – 2007. – 369 p.
164.
Wilmore J. H., Costill D. L. Physiology of sport and exercise.-
Champaign: Human Kinetics. – 1994 – 549 p.
165.
Winter K. Zum Problem der Sensibilen Phasen in Kinder und
Jugendalter.
Korpererziehung,
1986.
–
No
8/9.
-
Р.
59-93.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
61
Размер файла
1 102 Кб
Теги
588
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа