close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

234

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
СОДЕРЖАНИЕ
Г УМАНИТАРНЫЕ НАУКИ
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАУКИ
Экономика и управление народным хозяйством
Турманидзе Т.У., Мирзаев Р.И. (Московский экономический институт)
Проблемы оценки эффективности инвестиционных решений на действующих предприятиях .............................................................................................................................................7
Шапкина Л.Н. (Волгоградский институт экономики, социологии и права)
Обеспечение продовольственной стабильности России............................................................ 11
ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ
Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве
Тирацуян Р.Х. (Южный федеральный университет)
Свобода как основополагающая особенность естественного права ....................................... 13
Международное право; Европейское право
Джантаев Х.М. (Центр исследований экономических проблем Содружества Независимых Государств Совета по изучению производительных сил (СОПС) Российской академии наук)
Конституционные основы участия субъектов Российской Федерации в международном
договорном процессе........................................................................................................................ 18
Международное публичное и международное частное право (теоретический анализ предмета регулирования)........................................................................................................................ 25
Неправительственные организации вчера, сегодня и завтра (эволюция концепции международной правосубъектности)........................................................................................................... 32
ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
Общая педагогика, история педагогики и образования
Нильсен Т.А. (Средняя коррекционная общеобразовательная школа № 442, г. Москва)
Тестирование по русскому языку в специальной (коррекционной) школе VIII вида как форма
контроля и учета знаний ............................................................................................................... 40
Техмищян И.А. (Московский государственный гуманитарный университет им. М.А. Шолохова)
Повышение квалификации и переподготовка кадров дошкольных образовательных учреждений.................................................................................................................................................. 42
Ходакова Н.П. (Московский государственный гуманитарный университет
им. М.А. Шолохова)
О работе конференции «Информационно-коммуникационные технологии в непрерывном образовании» ........................................................................................................................................ 44
Теория и методика обучения и воспитания
Ермакова Е.А. (Челябинский государственный педагогический университет, Средняя
общеобразовательная школа № 46, г. Челябинск)
Диагностические материалы исследования функционально грамотной языковой личности
младшего школьника........................................................................................................................ 46
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Султанкулов Д.И. (Кыргызский государственный университет им. И.Р. Раззакова)
Использование исторических событий и фактов для формирования и развития научного
мировоззрения учащихся в обучении физике ................................................................................. 52
Е СТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ
ФИЗИКО-МАТЕМАТИЧЕСКИЕ НАУКИ
Математика
Вычислительная математика
Гелдиев Х.А. (Физико-математический институт Академии наук Туркменистана),
Аманов А.Т. (Туркменский государственный энергетический институт)
Задачи линейного программирования с ограничениями на переменные сверху........................ 57
СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫЕ НАУКИ
Агрономия
Селекция и семеноводство сельскохозяйственных растений
Семенченко Е.Л. (Днепропетровская опытная станция, Институт овощеводства и бахчеводства Национальной академии
аграрных наук Украины), Витанов А.Д.
Влияние способов подготовки свежеубранных клубней картофеля на урожай и его структуру при выращивании в двуурожайной культуре в условиях северной Степи Украины ............ 61
Т ЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
Информатика, вычислительная техника и управление
Системный анализ, управление и обработка информации
Чуриев М.М. (Туркменский государственный институт нефти и газа, Туркменистан)
Некоторые проблемы защиты компьютерных программ от отладчиков-дебаггеров ........... 64
Документальная информация
Информационные системы и процессы
Малышев П.С. (Московский государственный машиностроительный университет
(МАМИ), Институт инженерной экологии и химического машиностроения)
Технологический процесс разработки автоматизированных информационных систем ....... 69
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Г УМАНИТАРНЫЕ НАУКИ
Экономические науки
Экономика и управление народным хозяйством
Турманидзе Т.У., кандидат экономических наук, доцент
Мирзаев Р.И., аспирант
(Московский экономический институт)
ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНКИ ЭФФЕКТИВНОСТИ ИНВЕСТИЦИОННЫХ РЕШЕНИЙ
НА ДЕЙСТВУЮЩИХ ПРЕДПРИЯТИЯХ
Эффективность инвестиционного проекта характеризуется системой экономических показателей, отражающих соотношение связанных с реализацией проекта ожидаемых результатов и затрат, что позволяет судить об экономической привлекательности проекта для всех
его участников, а также об экономических преимуществах одних проектов перед другими.
Поскольку сравниваемые показатели относятся к различным моментам времени, основной
проблемой является их сопоставимость.
Концепция системного подхода, основополагающие принципы методологии его использования при решении практических задач, в полной мере относятся и к оценке эффективности инвестиционных проектов, каждый из которых представляет сложную систему объектов,
нетривиально взаимодействующих между собой и внешней среды.
Так как инвестиционные проекты различаются по масштабу инвестиций, сроком их осуществления и использования, методы оценки инвестиционных проектов не может быть едиными. Инвестиционные проекты, не требующих больших затрат капитала и имеющих небольшой срок полезного использования можно рассчитать простим способом.
Реализация более крупных инвестиционных проектов приводит к значительным изменениям в структуре и величине активов и источников финансирования инвестиционного проекта, что со своей стороны отражается на результативных показателях хозяйственной деятельности предприятия в будущем.
Такие факторы, как освоение новых сегментов рынка, влияние инвестиций на укрепление конкурентной позиции, жизненный цикл продукта, инновационная деятельность, интенсивность рекламной компании, рациональное использование производственной мощности,
являются исключительно важным для принятия обоснованного инвестиционного решения.
В свою очередь, финансовое положение предприятия определяет базовые требования к величине проектных дисконтных ставок, структуре капитала, максимально приемлемому уровню риска и рентабельности. Колебания валютного рынка, среднеотраслевой уровень доходности, величина инфляции и процентных ставок, законодательные изменения и экономическая
политика правительства также определяют уровень макроэкономического воздействия и оказывают влияние на содержание инвестиционной политики конкретного предприятия.
Таким образом, при перспективной оценке эффективности инвестиционных проектов необходимо учитывать множество факторов, учет и анализ их влияния на эффективность
хозяйственной деятельности предприятий, позволяет свести к минимуму возможные потери
доходности предприятия в будущем.
В рамках стратегии развития предприятия могут быть рассмотрены пути реализации следующих целей: достижения требуемой инвестором нормы прибыли на капитал, уменьшение
срока окупаемости инвестиций, увеличение капитализированной стоимости бизнеса, увеличение рентабельности собственного капитала.
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Исходные принципы экономического обоснования инвестиционных решений, отраженные
в действующих методических рекомендациях, в определенной мере соответствуют методом,
принятым в мировой практике [1].
Для обоснования эффективности инвестиционных проектов в Рекомендациях предлагается использовать [1]:
•
•
•
•
•
чистый доход;
чистый дисконтированный доход;
внутреннюю норму доходности;
индексы доходности затрат и инвестиций;
дисконтированный срок окупаемости.
Прежде всего, надо отметить, что множественность показателей затрудняет их практическое применение, так как результаты расчета показателей могут быть противоположным,
в результате проекты оказываются несопоставимы.
Метод оценки эффективности инвестиционных проектов, предложенный в этих
рекомендациях, при определенных условиях базируется на сопоставлении будущих чистых
денежных притоков к сумме инвестиций. Однако не все положения данных рекомендаций
являются бесспорными.
Деление показателей эффективности инвестиционных проектов на показатели коммерческой, бюджетной и экономической эффективности является искусственным и связано
с определением единого показателя экономической эффективности, но применительно к различным объектам и уровням экономической системы.
В соответствии с Методическими Рекомендациями [1] расчет эффективности инвестиционного проекта в целом осуществляется на момент начало его реализации. При этом расчет
проводится с учетом всего объема инвестиций в основные и оборотные средства на реализации проекта без учета источников финансирования. Однако именно источники финансирования и определяет значительной степени принятие инвестиционных решений;
В расчетах также не учитываются притоки и оттоки денежных средств, относящиеся
к финансовой деятельности (получение и возврат кредитов, выплата дивидендов, продажа
акции и т.д.).
На предварительном этапе не проводится отбор инвестиционных проектов на основе
маркетинговых исследовании рынка, тогда бесперспективные инвестиционные проекты могли быть уже отброшены;
Одним из основных общепризнанных показателей эффективности инвестиционного
проекта является чистый дисконтированный доход (NPV). Под ставкой дисконта обычно
понимается максимальная доходность альтернативных и доступных для этого предприятия
инвестиций. Тем самым эта ставка рассматривается как некоторая характеристика,
отражающая взаимоотношения предприятия и его экономического средой. Именно по этим
показателям судят о пригодности того или иного проекта. Однако показатель ЧДД является
абсолютной величиной и не может быть мерилом эффективности.
От величины дисконтной ставки зависит результаты оценки, поэтому возникает проблема о величины и характера дисконтной ставки. В настоящее время нет единого мнения о
величине и природе процентной ставки. По характеру это процентная ставка, которую предприятие может получить от вложения будущих чистых денежных поступлений в различные
инвестиционные проекты, т. е. подразумевается дальнейший оборот свободных денежных
средств, но это уже сфера финансовой деятельности предприятия.
Эффективность финансовой деятельности предприятия напрямую не зависит от инвестиционной и операционной деятельности. Величина экономического эффекта от возможного
вложения свободных денежных средств зависит, прежде всего, от финансовых менеджеров,
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
от компетентности их, от уровня развития фондового рынка. Поэтому, в расчетах велика вероятность получение мнимого эффекта.
Таким образом, по утвержденной методике, решающей сферой выбора лучшего варианта
капитальных вложений является именно та сфера, которая, как мы отметили выше, не зависит от инвестиционной деятельности.
В мировой практике обычно считается, что в расчетах NPV дисконтной ставкой принимается процентная ставка безрисковых ценных бумаг и, следовательно, к величине депозитной ставки в банках первой категории надежности. В российских экономических условиях –
такого ориентира нет.
В расчетах в качестве дисконтной ставки принимается процентная ставка альтернативных вложений, в таком случае норма дисконта определяет, насколько выгоднее вложение
в данный проект, чем в альтернативные проекты. Такое определение недостаточно конструктивно, поскольку не известно, какие именно альтернативные инвестиции должны приниматься во внимание.
Наращивание (компаундирование) денежных потоков – это реинвестирование свободных
средств. В условиях стабильной экономики такой подход (реинвестирование с определенными оговорками) вполне приемлем. Однако, в нестабильной экономике, при других системных условиях такой виртуальный расчет может привести к грубым ошибкам. Конечно,
в Российской экономике имеется немало возможностей использовать свободные средства
(депозитный счет в банке, фондовая биржа и т.д.), но возможность реинвестировать их
по заданной ставке дисконта, как правило, отсутствует.
Таким образом, для оценки эффективности инвестиционного проекта необходимо рассмотреть только те сферы деятельности, которые находятся в тесной взаимосвязи друг другом – инвестиционная и операционная деятельность. В зависимости от суммы капитальных
вложений, направленных на совершенствование производственного процесса или оказания
услуг, зависят конечные финансовые показатели операционной деятельности предприятия –
себестоимость и прибыли.
Проблема учета влияния неопределенности и рисков является одной из наиболее сложных проблем при расчете эффективности инвестиционного проекта, особенно в России. Если
в западных странах риск в экономических расчетах может учитываться путем расчета колебаний доходности финансовых инструментов фондового рынка относительно требуемого
среднего значения этой доходности, то в российских условиях такого ориентира нет.
Таким образом, принятие инвестиционных решений должно основываться на результатах
проведенного инвестиционного анализа.
Инвестиционный анализ – это оценка и анализ экономических и финансовых показателей, характеризующих возможные последствия инвестиций на результативные показатели
деятельности организации.
Проведенное исследование показало, что в настоящее время не существует однозначного
определения понятия «инвестиционный анализ», также в классификации видов
экономического анализа нет отдельной такой категории.
В данной работе разработанная концепция инвестиционного анализа заключается в
следующем:
1) принятие инвестиционных решений должно основываться на результатах анализа
и оценки влияния реализации инвестиционного проекта на эффективность деятельности
предприятия;
2) эффективность деятельности предприятия должна оцениваться с позиции оценки
эффективности использования ресурсного потенциала. Для исключения влияния цен, в расчетах должны использоваться и натуральные показатели;
3) инвестиционная и операционная деятельность взаимосвязана, поэтому их эффективность надо оцениваться одними показателями на единой информационной базе, что не толь9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
ко значительно упрощает процесс расчета, но и обеспечивает более объективной и достоверной информации (рис. 1);
4) результаты финансовой деятельности оказывает влияние на стоимость инвестированного капитала, а также на величине внереализационных доходов.
5) для выявления резервов повышения эффективности деятельности гостиничных комплексов, по результатам анализа оценивается вклад каждого вида ресурсов в изменении себестоимости и прибыли.
На рис. 1 приведена система показателей оценки эффективности инвестиционной, производственной и финансовой деятельности предприятия.
Показатели оценки эффективности хозяйственной деятельности предприятия
производственной
инвестиционной
1) изменение себестоимости за
счет изменения ресурсоемкости и
цен на ресурсы
2) изменение прибыли за счет
изменения эффективности использования ресурсов и динамики цен
Финансовой
Средневзвешенная стоимость
капитала
1) срок окупаемости
2) рентабельность
капитала
3) чистый приток денежных
средств на единицу капитала
Чистая наращенная стоимость
Рис. 1. Система показателей оценки эффективности инвестиционной деятельности во взаимосвязи
с показателями производственной и финансовой деятельности предприятия
Таким образом, принятие инвестиционных решений о целесообразности реализации
инвестиционного проекта на действующих предприятиях основывается на оценке и анализе
влияния его реализации на уровень эффективности хозяйственной деятельности предприятия.
ЛИТЕРАТУРА
1. Методические рекомендации по оценке эффективности инвестиционных проектов
(вторая редакция). Официальное издание / В.В.Коссов, В.Н. Лившиц, А.Г. Шахназаров.
М.: Экономика, – 2000.
2. Турманидзе Т.У. Экономическая оценка инвестиций. Учебник. – М.: Экономика, 2008.
3. Царев В.В. Оценка экономической эффективности инвестиций. Санкт-Петербург.
«ПИТЕР» 2004.
4. Лимитовский М.А. Основы оценки инвестиционных и финансовых решений. М.: БЕК,
1997.
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Шапкина Л.Н., кандидат экономических
наук, доцент Волгоградского института
экономики, социологии и права
ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ СТАБИЛЬНОСТИ РОССИИ
Термин «продовольственная безопасность» появился у мирового сообщества начиная
с семидесятых годов прошлого столетия. В декабре 1974 г. Генеральная ассамблея ООН
одобрила разработанные на основе рекомендаций ФАО (Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН) «Международные обязательства по обеспечению продовольственной безопасности в мире». Функции наблюдения и сбора информации по данной проблеме были возложены на Комитет по продовольственной безопасности Совета ФАО.
За прошедшие годы разработаны и применены на практике многие эффективные национальные модели продовольственной безопасности в Индии, Японии, Южной Корее, странах
ЕС. Вместе с тем положение с продовольственным обеспечением жителей планеты остается
тревожным. За 1990 – 2005 гг. количество умерших от голода возросло в мире с 650 млн.
до 900 млн. человек. В 2005 г. голодали 1,3 млрд. человек. На этом фоне активно навязывается теория «золотого миллиарда», обосновывающая необходимость сокращения жителей планеты, в том числе и в России.
Политические деятели многих стран проявляют повышенный интерес в этой связи
к нашей стране. Чем же он вызван? Во-первых, уникальностью России. Ни одно государство
мира не обладает таким жизненным пространством и такими природными ресурсами.
Россия, располагая четвертью мировых запасов нефти и газа, пресных вод и лесов,
сельскохозяйственных угодий, потребляет природных ресурсов в 8 раз меньше, чем США
и страны Западной Европы. С этим связан особый интерес политических элит и бизнеса
США и стран ЕС по завоеванию российского рынка.
Продовольственная безопасность – важнейшая составная часть национальной безопасности. В последние годы в нашей стране в очередной раз обострилась проблема обеспечения
населения продуктами питания, вызвавшая резкий рост цен на растениеводческую и животноводческую продукцию, ухудшение жизни основной массы населения. Такое положение
связано с полной зависимостью России от импорта продуктов питания из-за рубежа.
Если в 1990 г. посевная площадь сельскохозяйственных культур составляла 117,7 млн.
га, то в 2011 г. она сократилась до 76,4 млн. га, или на 35,1%. Следует отметить, что за
1954 – 1960 гг. было освоено 25 млн. га целинных и залежных земель. За прошедшее
15-летие посевы зерновых культур уменьшились почти на 18 млн. га (на 30,6%), а валовой
сбор зерна сократился с 116,7 до 81,8 млн. т (на 30%). Характерно, что в 1990 г. на корм скоту и птицы было выделено 72 млн. т зерна. Сегодня отчетливо прослеживается тенденция
сокращения посевных площадей, в основном, из-за деиндустриализации села. За 1990 –
2010 гг. степень износа основных фондов, по официальным данным статистики, достигла
46%, количество тракторов уменьшилось с 1,4 млн. до 0,4 млн. ед., или в 3,5 раза.
Отмечается спад поголовья скота. За 17 лет в хозяйствах всех категорий численность
крупного рогатого скота снизилась с 57 млн. до 21,3 млн. голов (в 2,6 раза), коров –
с 20,5 млн. до 9,3 (в 2,2 раза), свиней – с 38,3 млн. до 16,2 (в 2,4 раза), овец и коз – с 58,2 млн.
до 20,2 (в 2,9 раза), птицы – с 660 млн. до 390 млн. голов (в 1,7 раза). Уменьшение поголовья
привело к тому, что производство мяса в сравнении с 1990 г. сократилось в 1,8 раза, молока –
в 1,7, яиц – в 1,2 раза.
Расчет на небывалый подъем частного сектора оказался мифом. По данным Всероссийской сельскохозяйственной переписи, только 5% сельских жителей содержат коров.
Принимаемые в последние годы меры по поддержке аграрного сектора экономики не носят системного характера; по-прежнему растет импорт мяса, молочной продукции, сливоч-
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
ного масла, фруктов и овощей. При допустимой для сохранения продовольственной безопасности норме в размере 10 – 15% импорта, сегодня его уровень составляет около 40%.
С позиций оценки национальной безопасности следует считать, что те направления
аграрной реформы, которые ныне реализуются, не вписываются ни в какие научные подходы развития продовольственного комплекса.
Для обеспечения продовольственной независимости и вывода отечественного АПК
из кризиса необходимы следующие меры.
1. Кардинальное изменение аграрной политики, базируясь при этом на принятии научно
обоснованной целевой антикризисной программы «Восстановление и развитие агропромышленного производства», а также других нормативных актов, обеспечивающих устойчивое
развитие продовольственного комплекса России.
2. Переход к реальному протекционизму агропромышленного комплекса. Острая конкурентная борьба, потеря продовольственной независимости страны требуют многократного
увеличения средств, направляемых на поддержку сельхозтоваропроизводителей на стадиях
производства и реализации продукции, а также материально-техническое обеспечение хозяйств. Бюджетное финансирование должно быть увеличено в несколько раз.
3. Трансформирование экспортно-импортной политики. Нынешняя стратегия увеличения
экспорта зерна при необеспеченности отечественного животноводства концентрированными
кормами – грубая ошибка. В последние годы Россия экспортирует до 10 млн. т зерна, в то же
время в 2010 г. импортировано 2,8 млн. т мяса, 250 тыс. т молока и сгущенных сливок, 130 тыс. т
сливочного масла, 865 тыс. т рыбы и ряд другой продукции. Все это в пересчете на зерно составляет 38 млн т. К сожалению, тенденция импорта животноводческой продукции нарастает.
4. Неотложное оздоровление финансового состояния и восстановление их платежеспособности, реструктуризация задолженности по кредитам (что обеспечит лишь частичную
компенсацию потерь финансовых ресурсов отрасли вследствие рыночной стихии и спекуляции).
5. Предотвращение деградации социальной сферы. Если в 1990 г. в сельском хозяйстве
было занято 8 млн. человек, то в 2011 г. осталось всего 2,8 млн. У работников этой отрасли
самая низкая заработная плата, составляющая только 43% ее общероссийского уровня
(в 1990 г, - 95%). За чертой бедности находятся более половины всех сельских жителей.
6. Возрождение машиностроительного комплекса, предотвращение окончательного
развала технической базы АПК. Эти меры следует рассматривать как чрезвычайные.
Сегодня промышленное производство отечественной техники перешагнуло критический порог, что грозит полной деиндустриализацией села
Следует признать, что разрушительные процессы в агропромышленном производстве
и социальной сфере села набрали большую инерцию, преодолеть их в условиях глобализации мировых тенденций будет довольно сложно. Принимаемые правительством меры по
подъему экономики АПК не решают накопленных проблем. В этих условиях лишь самые радикальные мобилизационные меры, основанные на результатах научных исследований, могут предотвратить дальнейший спад производства, катастрофическое ухудшение демографической ситуации в стране, потерю продовольственной него значения по России.
Важно, чтобы государство осуществляло прямое (для работников бюджетной сферы)
и косвенное регулирование доходов населения, поддержку социально-обоснованного паритета доходов и уровня жизни различных социальных групп и территорий.
Только принятие системы мер по развитию агропромышленного комплекса и его главного
звена сельского хозяйства позволит выработать научно обоснованную стратегию формирования аграрной политики, обеспечивающей продовольственную безопасность России, решение
задач повышения качества жизни населения, улучшения демографической ситуации в стране.
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Юридические науки
Теория и история права и государства;
история учений о праве и государстве
Тирацуян Р.Х., соискатель Южного
федерального университета
СВОБОДА КАК ОСНОВОПОЛАГАЮЩАЯ ОСОБЕННОСТЬ
ЕСТЕСТВЕННОГО ПРАВА
Характерная черта и основополагающая особенность естественного права заключается
во всемерном поощрении свободы, свободы жизненного выбора – основы достижения
жизненных приоритетов каждого человека. Однако при этом не должно быть посягательства
на интересы и свободы других людей. Получая выгоды от собственной свободы, каждый человек не должен посягать на свободу других людей, не выбивать их из комфортного состояния в иерархии общественных отношений. В этом состоит высшая справедливость свободы,
вытекающая из требований естественного права. Такое отношение к свободе должно приобретать ключевой характер в условиях становления и развития гражданского общества.
Полноценному развитию свободной личности содействуют, в первую очередь, институты самого гражданского общества (политические партии и движения, общественные объединения и организации, союзы, ассоциации, фонды, клубы по интересам, религиозные учреждения), которые при необходимости вступают в контакты, взаимодействие с соответствующими органами государства, используют ценностный потенциал права.
Действие ценностей естественного права вовсе не означает, что правовые законы, как отражение этих ценностей, должны занимать доминирующее положение в системе отношений
гражданского общества. Самоуправление и саморегулирование – исходные начала функционирования гражданского общества, которое испытывает потребность в правовом регулировании лишь тогда, когда это имеет основополагающее значение. Тогда в действие могут
вступать предписания правовых законов. Так, общие основы формирования и деятельности
многообразных общественных организаций определены действующим законодательством,
хотя «создаются и существуют эти объединения только по доброй воле их участников»1.
Интересам гражданского общества соответствует такой правовой порядок, при котором
социальное предназначение правового государства заключается не в том, чтобы осуществлять
правовое регулирование значительной части общественных отношений, а в том, чтобы аппарат
государственного принуждения использовался только в случаях, «заранее оговоренных законом, причем так, что способы его применения можно заранее предвидеть»2.
Личность в гражданском обществе отдает отчет тому, что ее насущные интересы и потребности в большинстве своем обретают практический смысл только на основе действия
правовых законов. В процессе реального пользования своими правами и свободами члены
гражданского общества познают и признают социальную ценность естественного права, правовых законов, которые ориентируют каждую личность на выбор активных социальных
и правовых жизненных позиций.
Каждый человек на основе своей житейской практики определяет, какие законы соответствуют его жизненным интересам, содействуют реализации определенных прав и свобод.
Даже не вникая в теоретические тонкости, субъекты права практическим путем обнаруживают различия между естественным и позитивным правом, между правовыми и неправовыми
1
Лейст О.Э. Общество, право и государство // Проблемы теории государства и права /
Под ред. М.Н. Марченко. М., 1999. С. 46.
2
Хайек Ф. Дорога к рабству // Новый мир. 1990. № 7. С. 212.
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
законами. Гражданское общество выступает в качестве той социальной среды, в рамках
которой каждая личность не иллюзорно, а реально обретает необходимые права и свободы,
удовлетворяет жизненно важные интересы, находясь в системе координат естественноправовых ценностей.
Право как явление цивилизации и культуры, средоточие идей, принципов, требований,
обусловленных природой человека, не только сохраняет, но и приумножает свой ценностный
потенциал в условиях становления и функционирования гражданского общества. Именно в
этом обществе становится очевидным, что «права человека (в тех или иных формах и объемах
их бытия и выражения) – это необходимый, неотъемлемый и неизбежный компонент всякого
права, определенный (а именно субъективно человеческий) аспект выражения бытия и осуществления формы свободы и равенства людей. Право без прав человека так же невозможно, как
и права человека – без и вне права»1. Основополагающие права и свободы человека
и гражданина «являются наиболее важным и, в конечном счете, единственным настоящим
критерием наличия или отсутствия, соблюдения или отрицания права вообще»2.
Проявление ценностного характера правовой основы гражданского общества заключено
в том, что жизнедеятельность каждого человека строится на началах принципов равенства,
свободы, справедливости, гуманизма, на нормах нравственности, приоритетном отношении
к правам и свободам личности. В условиях формирования гражданского общества право становится эффективным средством обеспечения должного порядка в важнейших сферах жизнедеятельности людей, оно делает упор не на принуждение, а на устранение конфликтов
и противоречий, достижение социального компромисса. Позитивное право обретает ценностную притягательность по мере освоения потенциала естественного права.
Право по своей естественной природе характеризуется как явление цивилизации и культуры и поэтому выступает в качестве действительной социальной ценности. А.В. Поляков
подчеркивает: «Несмотря на многообразие своих проявлений, право, рассмотренное как
целостность, всегда имеет значение социокультурной ценности. Иными словами, на социальном уровне оно воспринимается как форма добра, как необходимое, естественное, значимое условие жизни общества»3.
Естественно-правовые ценности всегда исходят из сущностных интересов человека, а
законы и подзаконные акты как источники сугубо позитивного права, в первую очередь,
учитывают волю и интересы государства, властных структур и лишь потом обращены к потребностям членов общества. Именно в этом заключена разграничительная черта между правом как истинной ценностью и системой позитивного права, не воспринимающей в должной
мере идеи и принципы естественного права.
Ценности естественного права в той или иной мере проявляют свой потенциал даже
в условиях несовершенной правовой системы, так как постепенно становятся достоянием
немалой части членов общества. Довлеющая над жизнедеятельностью людей объективная
природа естественного права оставляет индивидам надежду на то, что жизнь социума и порядок в системе общественных отношений будут развиваться позитивно, и в обществе, в
конечном счете, созреют благоприятные условия для восприятия истинных правовых ценностей.
«Ценность не просто существует, – указывал Н.Н. Алексеев, – но всегда обнаруживает некий
плюс, потому она и ценность, что обладает предпочтительным правом на существование. Этот
вопрос необходимо требует объяснения, и отсутствие такого объяснения всегда чувствуется как
некая пустота»4. В сферах правотворческой и правоприменительной деятельности представления о ценностях права должны носить приоритетный характер.
1
Нерсесянц В.С. Философия права. М., 1997. С. 376.
Закон в переходный период: опыт современной России («круглый стол» журнала) // Государство и право. 1995. № 10. С. 36.
3
Поляков А.В. Общая теория права. СПб., 2001. С. 208–209.
4
Алексеев Н.Н. Основы философии права. СПб., 1999. С. 99–100.
2
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Обогащенное ценностями естественного права позитивное право обретает способность
противостоять злу, отстаивать человеческое достоинство, социальный и правовой статус каждой личности. Право ценно не само по себе, а в связи с теми целями, которые достигаются
с помощью юридических средств. Без «нормального права и здорового правосознания
не может сложиться и здоровое общество, здоровое государство»1.
Естественное право представляется тем социальным ориентиром, которому необходимо
следовать с тем, чтобы придать позитивно-привлекательный характер системе действующего
законодательства, механизмам правового регламентирования. Естественное право – носитель
тех ценностей, которые в условиях развития гражданского общества и правовой государственности становятся аккумулятором системы правовых законов – нормативной основы достойной жизнедеятельности членов общества. Только на основе правовых законов позитивное
право получает возможность обретать ценностные свойства и отстаивать жизненные интересы каждого человека. Только то право выполняет миссию существенной социальной
силы общества, становится носителем социальной энергии и обладает способностью обеспечивать необходимый порядок в системе общественных отношений, которое естественным
образом обретает ценностные качества2.
Действующее право, система законодательства находят свое практическое проявление
в социальном назначении. Понятие «социальное назначение права» является предметом научного поиска3. Право функционирует в тех социальных сферах, которые требуют правового
регулирования, право здесь нельзя заменить какими-либо «альтернативными социальными
регуляторами»4. Право по своей естественной природе призвано служить исключительно интересам человека и укреплять основу его бытия – общество и государство. Еще
Р. Иеринг отмечал, что «в большинстве случаев право достигает своей цели лишь потому,
что привлекает на свою сторону интерес»5. Правовые законы улавливают наличие определенных границ между интересами отдельной личности и интересами других членов общества, что вносит гармонию и порядок в систему общественных отношений.
Становление и функционирование гражданского общества могут успешно протекать
лишь на надежной правовой основе. Поэтому институты гражданского общества воспринимают, признают, поощряют и внедряют все те правовые ценности, которые обусловливают
и инициируют благоприятные условия для полноценной жизнедеятельности человека
и гражданина. В ряду правовых ценностей свое место занимают идеи, принципы, требования
естественного права.
По мере укрепления правовой основы гражданского общества устанавливаются объективные формы взаимосвязи между идеями естественного права и определенной частью того
законодательства, творцом которого выступают компетентные органы государства и соответствующие органы местного самоуправления. Возникают реальные и обнадеживающие
условия для того, чтобы не противопоставлять ценности естественного права и приемлемые
для жизнедеятельности личности юридические предписания.
Естественное право обладает несомненными достоинствами, ценностным потенциалом.
Оно облагораживает достоинство человеческого существования, исходит из жизненно
важных прав и свобод личности, ориентировано приоритетным интересам и потребностям
практически каждого человека, что приобретает особое практическое значение в условиях
становления и функционирования гражданского общества.
1
Поляков А.В. Указ. соч. С. 211.
См.: Алексеев С.С. Право. Опыт комплексного исследования. М., 1999. С. 161.
3
См.: Клименко А.И. Правовое и политическое сознание. Различия и взаимосвязь // Закон и право. 2004. № 8; Теория государства и права / Под ред. В.П. Малахова, В.Н. Казакова. М., 2002. С. 58;
Радько Т.Н. Теория государства и права. М., 2011. С. 245–258.
4
Правовая мысль ХХ века: Сб. обзоров и рефератов. М., 2002. С. 120.
5
Иеринг Р. Фон. Избранные труды. Самара, 2003. С. 44.
2
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
То обстоятельство, что естественное право акцентировано на начала разумности, нравственности и справедливости, только усиливает его ценностный потенциал. Позитивное право, действующие законы, сориентированные на указанные начала, тем самым идут навстречу естественному праву, осваивают его непреходящие ценности, отражают жизненные притязания членов
гражданского общества. Сказанное означает, что между ценностями естественного права
и мощным регулятивным потенциалом позитивного права сохраняется широкий простор для
соотношения и взаимосвязи, усиления механизма правового регулирования, усиления правовых
позиций человека в обществе.
В условиях формирования гражданского общества складывается понимание того,
что естественное право не подменяет собой позитивное право, а обогащает своим ценностным потенциалом действующее законодательство, отдает приоритет правовым законам, приближает их регулятивную направленность к интересам и потребностям каждой личности.
Есть основания согласиться с мнением В.С. Нерсесянца о том, что естественное право –
это правовая форма выражения первичности и приоритета естественного компонента над искусственным состоянием в человеческих отношениях1.
Действующее в обществе право как регулятор общественных отношений отражает в той
или иной степени принципы равенства, свободы, справедливости в силу того ценностного
воздействия, которое объективно оказывает на общественные отношения естественное право. Именно благодаря сущностному и ценностному потенциалу естественного права формальное равенство, состояние свободы и наличие справедливости в общественной и индивидуальной жизни обретают реальные черты, облекаются в нормативно-правовую форму, становятся практическим компонентом жизнедеятельности членов развивающегося гражданского общества.
В условиях реального гражданского общества идеи, принципы, ценности естественного
права находят свое практическое воплощение, поскольку непосредственно ориентированы
интересам, потребностям, притязаниям личности, признаваемой высшей социальной ценностью. Гражданское общество находится в услужении человеку и гражданину и поэтому воспринимает требования естественного права в качестве ценностного средства, позитивно влияющего на правовую действительность.
В жизнедеятельности гражданского общества приоритетное значение приобретает преломление ценностей естественного права в содержании принимаемых и действующих правовых законов, которые в решающей степени определяют главную конструкцию правовой
основы гражданского общества. На базе правовых законов устанавливается практическая
взаимосвязь между потенциалом естественного права и системой позитивного права.
На основе изложенного материала логично сделать следующие выводы.
Гражданское общество, основываясь на началах самоорганизации, самоуправления,
саморегулирования, при разрешении сложных жизненных проблем, в целях обеспечения
достойного существования своих граждан опирается на надежный правовой потенциал.
Гражданскому обществу противопоказаны такие компоненты позитивного права, как неправовые законы. Данное общество открыто воспринимает ценности естественного права, поскольку они предопределяют интересы, права и свободы человека – главной социальной ценности.
Гражданское общество устанавливает необходимые формы связи с правовым государством, исходя из высших интересов человека – обеспечения его приоритетных прав и свобод.
Поэтому данное общество нуждается в такой правовой основе, которая отвергает неправовые
законы позитивного права и исходит из внедрения правовых законов, отражающих ценности
естественного права. Именно естественное право – ведущий компонент правовой основы
гражданского общества.
1
См.: Проблемы общей теории права и государства: Учебник для вузов / Под общ. ред.
В.С. Нерсесянца. М., 1999. С. 153.
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Трансформация ценностей естественного права в систему действующего законодательства дает возможность гражданскому обществу инициировать и поощрять процессы постепенной переориентации позитивного права с функций обслуживания сугубо государственновластных интересов на учет и обеспечение приоритетных жизненных потребностей большинства членов общества. Такое преобразование позитивного права создает благоприятные
условия для более полного приложения ценностей естественного права к жизнедеятельности
членов развивающегося гражданского общества.
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Международное право; Европейское право
Джантаев Х.М., кандидат юридических
наук, ведущий научный сотрудник Центра
исследований экономических проблем
Содружества Независимых Государств
Совета по изучению производительных
сил (СОПС) Российской академии наук
КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОСНОВЫ УЧАСТИЯ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ В МЕЖДУНАРОДНОМ ДОГОВОРНОМ ПРОЦЕССЕ
В данной статье автор, на основе анализа нормативно-правовых актов Российской Федерации (включая Конституцию РФ), демонстрирует право субъектов РФ на участие в создании норм международного
права – договоров России с другими государствами по вопросам, затрагивающим их интересы.
Ключевые слова и выражения: Конституция РФ, Федеральный закон о международных договорах РФ, федеральные органы исполнительной власти, органы государственной власти субъектов
Федерации, предложения и рекомендации на заключение (прекращение, приостановление) международных договоров РФ.
В отличие от бывших союзных республик СССР, чьи права на самостоятельное ведение
внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности (в рамках их компетенции
и полномочий) были закреплены в Союзной Конституции, национальные республики Российской Федерации такими правами не обладают.1
Федеративная форма государственного устройства России, тем не менее, обусловливает
необходимость наличия порядка взаимодействия Федерации и ее субъектов во внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности, включая право последних на участие в процессе заключения (прекращения, приостановления) международных договоров, касающихся
предметов их ведения.
Таковой порядок существует и он предусмотрен рядом нормативно-правовых документов Российской Федерации, включая Конституцию РФ.
Так, в Конституции Российской Федерации закреплены положения (статья 73), согласно
которым вне пределов ведения федерального центра, субъекты РФ обладают всей полнотой
государственной власти. Утверждается также, что международный договор, затрагивающий
вопросы, относящиеся к ведению субъекта Федерации, не может быть заключен без согласования с его органами государственной власти.
Во исполнение этих предписаний основные положения или проект международного договора, затрагивающего полномочия субъекта Федерации (статья 72), направляются федеральными ведомствами органам государственной власти заинтересованного субъекта. При
1
Статус бывших автономных республик в составе РСФСР по Конституции РФ 1993 г. значительно
понижен – они уравнены в правах с внутренними областями России, которые формально признаны субъектами новой федерации, хотя никогда ранее, в отличие от национальных республик, подобным статусом
не обладали, поскольку и особой нужды в этом не было. В рамках СССР автономные национальные образования перманентно повышали свой статус. Все бывшие союзные республики Средней Азии (а ныне
суверенные государства) начинали свой путь в СССР в качестве автономных республик.
Тем не менее, в контексте рассматриваемой темы отметим, что регионы России участвуют, в
пределах своей компетенции, во внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности.
В настоящее время 82 субъекта федерации поддерживают отношения с партнерами в 77 странах.
За рубежом функционируют 74 представительства российских регионов (См.: Каргиев Э. Федерализм
и международное сотрудничество / Федерализм: российско-швейцарское измерение: Материалы
конференции / Под ред. Томаса Фляйнера и Рафаэля Хакимова. М., 2001. С. 72.
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
этом поступившие от субъектов федерации предложения рассматриваются и учитываются
федеральными органами исполнительной власти.
Помимо Конституции Российской Федерации, этих вопросов касаются и иные нормативно-правовые акты страны.
Так, из пунктов 4, 5, 6 «Положения о Министерстве иностранных дел Российской Федерации», утвержденного Указом Президента РФ от 14 марта 1995 г. № 271, явствует, что
для выполнения возложенных на него задач, Министерство вправе получать от органов
государственной власти субъектов Федерации данные, необходимые для решения вопросов, входящих в его компетенцию и само, в свою очередь, обязано передавать субъектам
Федерации информацию в части, касающейся их компетенции. С этой целью Министерство тесно взаимодействует с органами государственной власти субъектов Федерации и
координирует их международные связи.1
Пункты 2 и 3 Указа Президента Российской Федерации «О координирующией роли Министерства иностранных дел Российской Федерации» от 12 марта 1996 г. № 375 предусматривают согласование МИДом с субъектами Федерации проектов международных соглашений, в том числе и об открытии их зарубежных представительств, а также координацию
МИДом РФ их деятельности.2
Таким образом, Конституция РФ отнесла международные договоры к ведению Федерации (статья 71), их выполнение – к совместному ведению Федерации и субъектов (статья 72).
Отсутствие у субъектов права «непосредственного» участия в международных договорах
было подтверждено Конституционным Судом РФ в 2002 г. Однако это вовсе не означает
полного отстранения субъектов Российской Федерации от участия в договорном процессе и
от осуществления международных связей.3
Необходимо отметить, что немалое число отечественных специалистов подчеркивает значение развития международных связей субъектов РФ для более полного обеспечения интересов
Федерации. В аналитическом докладе, подготовленном группой известных специалистов, говорится, что международная деятельность России «должна основываться в том числе и на новых
возможностях по продвижению интересов страны через развитие международных связей всеми
субъектами международной деятельности государства, в том числе российскими регионами».4
Для усиления согласованности действий федеральных и региональных властей на международной арене в МИДе России был создн Департамент по связям с субъектами Федерации. Парламентом и общественными организациями разработан ряд типовых соглашений
субъектов Федерации с зарубежными партнерами, рекомендаций по приему иностранных
делегаций высшего и высокого уровней в субъектах Федерации, заключению международных соглашений и других материалов по вопросам международных и внешнеэкономических
связей субъектов Российской Федерации.
В 1994 году при МИДе создан Консультативный совет субъектов Федерации по международным и внешнеэкономическим связям. Координация внешних связей субъектов Федерации и обеспечение разграничения прав субъектов и государства возложено на МИД РФ.
В 1999 году при активном участии МИДа был рзработан и принят Федеральный Закон
«О координации международных и внешнеэкномических связей субъектов Российской Фе-
1
См.: Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, № 12. ст. 1033.
См.: Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, № 12, ст. 1061.
3
См.: Лукашук И. И. Современное право международных договоров. В 2т. Том I. Заключение
мужднародных договоров / И. И. Лукашук. Рос. Акад. Наук, Ин-т государства и права. –
М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 136.
4
См.: Соловьев В., Кортунов С., Коробейников А., Краснов М. О механизме координации принятия решений в сфере внешней политики и международных соглашений Российской Федерации//
Безопасность Евразии. 2003. № 1. С. 524.
2
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
дерации». На федеральном и региональном уровнях сформировалась нормативно-правовая
база деятельности регионов во внешней сфере.1
В апреле 2003 г. при МИДе Российской Федерации был создан Совет глав субъектов
РФ и утверждено положение о нем.2 Совет является совещательным органом, «содействующим повышению эффективности участия регионов в обеспечении внешних интересов
Российской Федерации». К основным задачам Совета отнесено содействие разработке
предложений по реализации внешнеполитической и внешнеэкономической стратегии РФ,
а также усиления взаимодействия всех ветвей и уровней власти. Решение этих задач, естественно, не может не сказываться и на договорных отношениях России.
Одним из элементов механизма взаимодействия МИДа с органами государственной власти субъектов Федерации являются его представительства в этих субъектах.
На МИД РФ возложена правовая экспертиза документов, которые планируются субъектами Федерации к подписанию с зарубежными партнерами. В базе данных МИДа находится более 1200 действующих соглашений между субъектами Федерации и иностранными партнерами из 70 государств. С целью создания условий по обеспечению государственной поддержки выполнения международных соглашений субъектов были подписаны
межправительственные так называемые «зонтичные» соглашения о принципах организации межрегионального и приграничного сотрудничества с Китаем, Польшей, Финляндией, Литвой, Украиной и Казахстаном.3
Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» № 101 –
ФЗ от 15 июля 1995 г.,4 является следующим (после перечисленных выше) документом,
затрагивающим рассматриваемый вопрос. Статья 4 этого Закона предусматривает участие
субъектов РФ в процессе заключения международных договоров, касающихся их полномочия. Выделяются два вида таких договоров. Во-первых, договоры, затрагивающие полномочия субъектов РФ по предметам совместного ведения Федерации и ее субъектов.
Во-вторых, договоры, затрагивающие исключительные полномочия субъекта Федерации.
Договор, затрагивающий вопросы, относящиеся к ведению субъекта, не может быть заключен без согласования с его органами власти. Основные положения или проект договора,
затрагивающего полномочия субъекта по предметаам совместного ведения (статья 72 Конституции РФ), направляются федеральными ведомствами органам государственной власти
заинтересованного субъекта. Полученные от него предложения и замечания рассматриваются (и учитываются – иначе это было бы пустой формальностью) при подготовке проекта договора федеральными ведомствами.
В сочетании с п. 5 ст. 9, п. 1 ст. 36 и п. 5 ст. 37 рассматриваемого Закона, предусматривающими представление предложений о заключении, прекращении или приостановлением действия
договоров РФ по согласованию, в том числе и с органами власти субъектов РФ, это означает, что
все непосредственно затрагивающие интересы субъекта вопросы заключения, прекращения и
приостановления действия договоров РФ могут решаться только по согласованию с ним.
При заключении Федерацией международного договора, предусматривающего сотрудничество по предметам совместного ведения (культура, спорт, здравоохранение, охрана природы и т.д.), но не затрагивающего непосредственно интересы конкретного субъекта, согласование не является обязательным.
Закон не определяет, с какими конкретно органами власти субъектов РФ производится
согласование проектов международных договоров. Такие органы определяются самим субъ1
См.: Насыров И. Международная деятельность субъектов на современном этапе // Казанский
федералист. 2002. № 3. С. 20.
2
См.: Дипломатический вестник МИД РФ. 2003. № 5.
3
См.: Белов Е. Российские регионы на мировой арене // Экономика России: XXI век. 2002.
№ 6 (1). С. 82.
4
См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 29, ст. 2757.
20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
ектом Федерации. Поэтому ст. 4 рассматриваемого Закона устанавливает, что согласование
осуществляется с органами государственной власти заинтересованного субъекта, на которые
возложены соответствующие функции, либо что проект договора или его основные положения направляются таким органам.1
При рассматриваемом согласовании органы власти заинтересованного субъекта РФ
уведомляются федеральными ведомствами о предельных сроках направления предложений (не менее двух недель). Неполучение от субъекта в указанный срок ответа, не является для федерального ведомства препятствием к внесению предложения о заключении международного договора. Вместе с тем в подобных случаях федеральный орган исполнительной власти, принимающий решение о подписании договора может (по собственной
инициативе) исключить или измененить положения договора, затрагивающие полномочия субъекта, а также направить проект договора на согласование органами государственной власти заинтересованного субъекта или возвратить соответствующие документы
ведомству с требованием обеспечить согласование проекта с субъектом Федерации.
Все сказанное призвано стимулировать федеральные ведомства и органы государственной власти субъектов РФ к разработке проектов международных договоров, отвечающих интересам как Федерации, так и ее субъектов.
Статья 8 рассматриваемого Закона касается рекомендаций о заключении международных
договоров РФ.
Такие рекомендации, в соответствии с ч. 1 ст. 8 могут представляться, в зависимости от
характера затрагиваемых вопросов, на рассмотрение Президента Российской Федерации и
Правительства РФ субъектами Федерации в лице их соответствующих органов государственной власти. Президент Российской Федерации, Правительство РФ или по их поручению
федеральный министр, руководитель того или иного федерального органа исполнительной
власти в месячный срок дают ответ на рекомендацию.
Рекомендации, направляемые субъектом Федерации на имя Президента страны или Правительства представляют собой пожелание заключить определенный международный договор и могут содержать обоснование целесообразности его заключения.
Закон наделяет субъектов РФ правом вносить рекомендации о заключении международных договоров от имени Российской Федерации. Эта норма обеспечивает более полный учет
интересов субъектов РФ в области внешней политики, внешнеэкономической деятельности,
научно-технического и культурного сотрудничества.
Закон устанавливает обязанность президента Российской Федерации и Правительства
РФ дать ответ на рекомендацию о заключении международного договора в течение месяца. По их поручению такой ответ в месячный срок должны дать федеральный министр
или руководитель иного федерального органа. Закон не определяет ни порядка исчисления месячного срока, ни требований, которым должен соответствовать ответ на рекомендацию о заключении международного договора. Вероятно, было бы желательно давать
мотивированный ответ на рекомендации о заключении международного договора для того, чтобы субъекты Федерации, которые ранее внесли рекомендации, могли иметь представление о целесообразности заключения международного договора РФ.2
1
См.: Комментарий к Федеральному закону «О международных договорах Российской Федерации». – М.: Изд-во «Спарк», 1996. С. 14.
2
См.: Комментарий к Федеральному закону «О международных договорах Российской Федерации». С. 33.
От рекомендаций следует отличать предложения о заключении международного договора.
Их может вносить МИД РФ, а также другие федеральные органы исполнительной власти по вопросам, входящим в их компетенцию, совместно с МИДом или по согласованию с ним (пункт 5 статьи 9
рассматриваемого Федерального закона о международных договорах Российской Федерации). Кроме
того, это положение Закона устанавливает определенные требования для предложения о заключении
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Что же касается компетенции субъектов РФ в области прямых международных связей и
их правового регулирования, то эти вопросы урегулированы специальным Федеральным законом 1991 г. «О координации международных и внешнеполитиеских связей субъектов Российской Федерации».
В 2003 г. был принят новый Федеральный закон, заменивший собою закон 1999 г., –
«Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности».1
Как и прежний Закон, новый Закон подтвердил, что субъекты РФ в пределах своей
компетенции (и полномочий) имеют право «проводить переговоры и заключать соглашения об осуществлении внешнеэкономических связей с субъектами иностранных федеративных государств, административно-территориальными образованиями иностранных
государств» (статья 8/1). Закон закрепил также практику заключения соглашений субъектами РФ с органами государственной власти иностранных государств. Так, в октябре
2003 г. глава Правительства РФ подписал распоряжение о принятия предложения правительства Вологодской области, согласованное с МИД, Минюстом РФ и другими федеральными органами исполнительной власти, о заключении соглашения между правительством Вологодской области и Министерством экономики Республики Молдова о сотрудничестве в торгово-экономической, научно-технической, гуманитарной и культурной областях. В упомянутом законе говорится о праве субъектов РФ заключать соглашения о
внешнеэкономических связях с органами государственной власти иностранных государств с согласия правительства Российской Федерации.2
Соглашения субъектов РФ с подразделениями других государств не являются международно-правовыми (публично-правовыми) договорами. Их действие регулируется не
правом международных договоров, а внутренним правом соответствующих государств и
закрепленными между этими государствами международными договорами. При отсутствии во внутреннем праве страны соответствующих норм, отмечает И. Лукашук, возможно
применение по аналогии некоторых положений права международных договоров.3
Подобный подход применим к соглашениям с органами государственной власти иностранных государств. Об этом свидетельствует уже сам тот факт, что положение об той категории соглашений помещено в том же пункте Закона, что и положения о подразделениях
иностранных государств – контрагентах субъектов РФ.
Предметом рассматриваемых соглашений являются не международные отношения
публично-правового характера, а «внешнекономические связи», что делает их близкими к
контрактам, регулируемым международным частным правом. Хотя, с другой стороны, в
приведенном соглашении правительства Вологодской области с Министерством экономики Республики Молдова речь шла, кроме чисто экономических вопросов, также и о сотрудничестве в области научно-технической, гуманитарной и культурной сферах. А это
уже вопросы, лежащие за пределами регулирования международного частного права.
В своем, цитированном нами, фундаментальном труде И. Лукашук полагает неправомерными положения, встречающиеся в практике высших судов федераций о прямом применении к соглашениям между субъектами двух государств норм международного публичного права.4 С другой стороны, в гл. 3 названного исследования целый раздел посвящен международным договорам неправительственных организаций, которые признаются
международного договора. Обязательными являются внесение проекта договора или его основных
положений, обоснование целесообразности заключения международного договора, определение
соответствия проекта федеральному законодательству, оценка возможных финансово-экономических
и иных (к примеру, экологиеских) последствий заключения договора.
1
См.: Российская газета. 2003, 18 декабря.
2
См.: Лукашук И. И. Указ. соч. С. 138.
3
См.: Указ. соч. Там же.
4
См.: Указ. соч. Там же.
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
автором соглашениями в рамках международного публичного права, при условии их последующего одобрения правительством страны пребывания (регистрации) неправительственных организаций. Приводится целый ряд примеров таких соглашений.1 В этой связи
возникает закономерный вопрос: неужели соглашение, заключенное субъектом федерации ниже по своему статусу, чем соглашение, заключенное национальной неправительственной организацией?
Вопросами, связанными с договорами, заключаемыми субъектами федераций занималась
и комиссия международного права ООН при подготовке проекта статей о праве международных договоров в 1949 – 1966 гг. В ч. II проекта этому вопросу посвящена ст. 5 (первоначально – ст. 3). Пункт 2 ст. 5, принятой на второй части XVII сессии Комиссии (1966 г.) гласит: «Государства – члены федерального союза могут обладать правоспособностью заключать международные договоры, если такая правоспособность признается федеральной конституцией и не выходит за установленные ею пределы».2
В комментарии к этой статье Комиссия отметила, что правоспособность заключать межданародные договоры от имени государства чаще предоставляется исключительно федеральному центру (правительству), однако в международном праве не существует какой-либо
нормы, которая препятствовала бы членам федерации обладать правом заключения договоров с третьими государствами. В некоторых случаях могут возникнуть вопросы относительно того, заключает ли субъект федерации международный договор в качестве органа федеративного государства или же он делает это от своего собственного имени. Однако решение
этого вопроса, по мнению Комиссии международного права, также следует искать в положениях конституций федеративных государств.3
Мировая практика, между тем, показывает, что в конституциях отдельных федеративных
государств закреплены положения, позволяющие субъектам федерации вести вполне самостоятельную (в рамках своих полномочий) внешнеполитическую и внешнеэкономическую
деятельность.
Имеются в виду случаи так называемой «расширенной автономии», когда субъекты
федерации передают (по федеральному договору) центральной власти государства полномочия в четко оговоренных сферах (например, вопросы обороны, внешнеполитическую
– от имени федерации в целом – деятельность и др.), сохраняя за собой права, позволяющие им идентифицировать себя в качестве вполне самостоятельного субъекта международного общения.
Во всех иных случаях указанные права субъектов федераций колеблются в интервале от
самых минимальных, – до приведенных выше.
Конституция Российской Федерации и иные нормативно-правовые акты, как мы показали, предоставляют субъектам РФ право иметь свой собственный голос, когда федеральный
центр заключает международные соглашения, затрагивающие сферу их исключительных
полномочий. Это означает, что все вопросы, затрагивающие интересы субъекта РФ в международных договорах Федерации могут решаться только по согласованию с ним. В этом и выражается участие субъектов РФ в международном договорном процессе.
С другой стороны, высшие (представительный и законодательный) органы страны имеют
возможность учитывать интересы субъектов Федерации в вопросах построения межгоударственных отношений.
1
См.: Указ. соч. С. 110 – 118.
См.: Доклады Комиссии международного права ООН о второй части ее семнадцатой
сессии 3 – 28 января 1966 г. и ее восемнадцатой сессии 4 мая – 19 июля 1966 г., т. I. Нью-Йорк, 1966,
докл. А/6309. С .83.
3
Указ. соч. Там же.
2
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Вместе с тем, на сегодняшний день работа по совершенствованию правовой базы
внешних связей субъектов РФ еще не завершена. На федеральном уровне ощущается необходимость в правовых актах, регулирующих внешнеэкономическую деятнльность
субъектов Федерации. В противоречии с федеральным законодательством о международных связях регионов находится ряд положений в соглашениях о разграничении предметов
ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и
ее субъектов, которые постепенно устраняются по мере гармонизации отношений между
федеральным центром и субъектами федераций.
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Джантаев Х.М., кандидат юридических
наук, ведущий научный сотрудник Центра
исследований экономических проблем
Содружества Независимых Государств
Совета по изучению производительных
сил (СОПС) Российской академии наук
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО
(ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРЕДМЕТА РЕГУЛИРОВАНИЯ)
В докладе, на основе положений общей теории права, анализа соответствующих международно-правовых документов и заслуживающих внимания мнений специалистов, автор обосновывает
свой вывод о том, что между международным публичным правом и международным частным правом не существует непроходимой стены. Субъектами международного публичного права выступают различные международные неправительственные организации (МНПО) и физические лица (индивиды). В свою очередь, субъектами международного частного права выступают традиционные
субъекты междунардного права, в том числе и государства.
Ключевые слова и выражения: сравнительное правоведение, система права, международная
правосубъектность, договорная правоспособность, гражданское право, метод правового регулирования, различение сфер влияния права, международная неправительственная организация (МНПО),
международные трибуналы ad hoc, Международный Уголовный Суд.
Понимание права как целостного, системно организованного явления позволяет выявлять его различные грани. Одной из таких граней является различие публичного и частного
права, их соотношение и взаимосвязь. Придя к нам из глубины веков, оно сегодня вновь
обнаруживает свой богатый потенциал, как в аспекте правопонимания, так и правотворчества и правоприменения. Как известно, в Риме существовало цивильное право, как сугубо национальное и наиболее древнее право, регулировавшее имущественные отношения исключительно между римскими гражданами. Оно характеризовалось строгим формализмом, консерватизмом и национальной ограниченностью. Законы XII таблиц служили главным источником римского права.1
Постепенно, по мере расширения торговых и иных отношений Рима с другими народами
возникла необходимость другой правовой системы – права народов как разновидности римского права. По сравнению с предшествующим, оно оказалось более пластичным. Позднее
сформировалось преторское право как продукт деятельности преторов и других магистратов,
дополнявших своими актами и решениями первые две системы. Все три системы в совокупности и составляют римское гражданское право, которое в результате сближения и слияния в
дальнейшем сложилось в единое понятие римского частного права.2
Одновременно и рядом с римским правом возникает и существует публичное право.
Римский юрист Ульпиан характеризовал его как право, относящееся к положению Римского
государства. Критерием различения частного и публичного права, по мнению Ульпиана,
служит интерес – для первого преимущественное значение имеют интересы отдельных лиц,
их правовое положение и имущественные отношения, для второго – главными являются государственные интересы, правовое положение государства, его органов и должностных лиц,
регулирование отношений, имеющих ярко выраженный общественный интерес.3
1
См.: Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х томах./ Под ред. проф.
М.Н. Марченко. Том . Теория права, – М.: Изд-во «Зерцало», 1998. С. 250.
2
См.: Подопригора А.А. Основы римского гражданского права. Киев, 1990. С. 3 – 7.
3
См.: Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х томах/Под ред. проф.
М.Н. Марченко. Том I. Теория права, – М.: Изд-во «Зерцало», 1998. С. 250
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Устойчивость сфер, методов правового регулирования и правовых институтов объясняет
жизнеспособность деления права на частное и публичное, что неизменно подчеркивалось
отечественными юристами начала минувшего века.1
Основоположники марксизма-ленинизма тоже не обошли вниманием данный вопрос.
В работе «К критике гегелевской философии права» К. Маркс не принимает гегелевское объяснение частного права как права абстрактной личности, ибо речь, по его мнению, идет о
праве субъектов государства. Гражданское общество является определяющим по отношению
к государству. «Раздельность гражданского общества и политического государства выступает необходимо как отделение политического гражданина, гражданина государства от гражданского общества, от своей собственной, подлинной, эмпирической действительности».2
Как видим, классиками научного коммунизма четко проводится мысль о различении
сфер влияния права по отношению к нему всего общества, класса и отдельных индивидов.
Установленная в России после 20-х гг. минувшего века революционная диктатура пролетариата являлась властью, завоеванной и поддерживаемой насилием пролетариата над буржуазией.3 По В.И. Ленину, эта власть не связана никакими законами.4 Закон является мерой
политической.5 Представление о государстве как о способе универсального преобразования
и организации общества связывалось с правом как орудием тотального регулирования в обществе. Отсюда происходит известная ленинская формула: «Мы ничего «частного» не признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное». Плоды такого
мировоззрения выражались в гигантском процессе обобществления, как в материальном
смысле, так и в изменении сознания народа. Коллективистское сознание, утвержденное
с помощью права, своеобразно понимаемого и используемого новой властью, становилось
ее отличительной чертой.6 И почти восемь десятилетий ушло на то, чтобы начать изживать
это идеологическое наваждение. Блестящим подтверждением сказанного является отечественная литература последних лет, среди которой нельзя не отметить замечательный труд
професора Ю.А. Тихомирова, в котором разработана стройная концепция публичного права,
учитывающая его связи с частным правом.7
Деление права на публичное и частное отражает глубокую внутреннюю дихотомию
права (ведь без публичного права нет и частного), – полагает этот автор.
Публичное право есть своего рода функционально-структурная подсистема права, регулирующая государственные, межгосударственные и общественные отношения. Эта подсистема «наднациональна», поскольку ее привязанность преимущественно к континентальной
системе права дополняется обращенностью к правовому упорядочению международных
публичных оотношений. Именно она обеспечивает «мост» между национальными законодательствами иностранных государств и базисные основания сравнительного правоведения.8
Благодаря ей укрепляются связи с институтами международного права.
Вышесказанное позволяет отнести к предмету регулирования публичным правом:
а) устройство и функционирование государства и его институтов; б) институты гражданского общества; в) механизмы и уровни самоуправления; г) основы правовой системы, право1
См.: Коркунов М.Н. Лекции по общей теории права. М., 1911. С. 165 – 183; Котляровский С.А.
Власть и право. Проблема правового государства. М., 1915. С. 191 и др.
2
См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. т. 1, С. 308.
3
См.: Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х томах/Под ред. проф.
М.Н. Марченко. Том I. Теория права, – М.: Изд-во «Зерцало», 1998. С. 252
4
См.: Ленин В.И. Полное собрание сочинений, Т. 37. С. 245.
5
См.: Указ. соч. С. 99.
6
Тем не менее, НЭП вынудил новую власть находить и удерживать меру сочетания общих
и частных интересов в государственной политике и праве.
7
См.: Тихомиров Ю.А. Публичное право. М., 1995.
8
См.: Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения. М., 1996. С. 119.
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
творчества и правоприменения; д) принципы, нормы и институты межгосударственных отношений и международных организаций.
Но эта характерстика, по мнению Ю.А. Тихомирова будет чрезмерно общей, если не
прояснить еще одно обстоятельство. Часть предметов регулирования публичным правом относится к его исключительной сфере, поскольку она охватывает преимущественно властеотношения, как ядро правоотношений. Другая часть предметов является как бы «смежной»,
пронизывая все отрасли частного права. Степень проникновения является, конечно, неодинаковой в различных отраслях. Одновременно немалая часть сфер в нашем обществе меняет
«прописку» и переходит к частному праву. Так, вместо директивного планирования и управления расширились права хозяйствующих субъектов.1
Такова, в общих чертах, сфера публичного права, включающая в себя публичные отрасли
права, публичные отрасли законодательства, отрасли законодетельства публичной направленности и элементы публичного в частном праве. Для публичного права, таким образом, характерны следующие признаки: а) ориентация на удовлетворение публичных интересов; б) одностороннее волеизъявление субъектов права; в) широкая сфера усмотрения; г) иерархические
отношения субъектов и соответствующая субординация правовых актов и норм, д) преобладание директивно-обязательных норм; е) нормативно-ориентирующее воздействие; ж) прямое
применение санкций, связанных с ограничением использования ресурсов и т.д.2
Императивность норм публичного права отчетливо выражает повелительный характер,
когда их обязательность распространяется не только на юридических и физических лиц, находящихся в служебной и иной подчиненности, но и на всех участников правоотношений в
сфере компетенции государственных органов и должностных лиц.
Теперь посмотрим, как обстоят дела с частным правом.
Для регулирования правоотношений с помощью частного права характерны следующие
особенности: а) преобладание диспозитивных (в ущерб императивным) норм; б) равенство
субъектов правоотношений; в) свободное волеизъявление субъектов при реализации своих
прав; г) самоответственность по своим обязательствам и действиям; д) широкое использование договорной формы регулирования; е) гарантированная судебная защита; ж) преимущественная ориентация на удовлетворение личных, частных и корпоративных интересов.3
Частное право, таким образом, выступает макросистемой, охватывающей такие отрасли
как гражданское право, семейное, авторское, жилищное право, гражданский процесс и др.
Вполне очевидно, что большая часть норм перечисленных отраслей относится к категории
диспозитивных.
Соотношению публичного и частного права присущи следующие аспекты:
а) есть общая технология норм, используемых в равной мере, например, нормы-цели,
нормы-дефиниции универсального характера;
б) используются нормативные понятия одной семьи в актах и отраслях другой семьи (например, понятие «юридические лица», «органы государственной власти»);
в) есть гибкое переплетение методов публично-правового и частно-правового регулирования в законах и других правовых актах;
г) отсутствуют институты поддержки, защиты, характерные для групп отраслей одной
правовой семьи, но применяемые в процессе реализации норм другой правовой семьи. Например, споры о компетенции и иные юридические коллизии;
1
См. Указ. соч. С. 121.
См.: Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х томах./Под ред. проф.
М.Н. Марченко. Том I. Теория права, – М.: Изд-во «Зерцало», 1998. С. 258.
3
См.: Указ. соч. С. 259.
2
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
д) происходит перераспределение сфер регулирования между нормами, институтами и
отраслями публичного и частного права;1
е) наблюдается и такое явление как «двойная правосубъектность», когда субъекты публичного права могут выступать субъектами частного права;2
ж) при всей специфике механизмов ответственности в частном и публичном праве, происходит усиление ответственности государства и его органов перед частными лицами. Публичное право защищает их интересы.3
В свете изложенного, попытка рассматривать отрасли публичного и частного права
в контексте их противопоставления и искусственной изоляции не отвечает общему смыслу
правового регулирования, логике построения и развития системы законодательства и соотнесения отраслей и подотраслей. Сказанное относится и к построению смешанных отраслей
типа экологического права, трудового права и там, где элементы «публичного» и «частного»
переплетаются весьма причудливо. Особенно это относится к определению содержания
законов и иных правовых актов и балансу содержащихся в них норм.4
Теперь, после необходимого экскурса в общую теорию государства и права, следует рассмотреть действие норм публичного и частного права в международной сфере, за пределами
государственных (национальных) границ.
Вполне очевидно, что и в данном случае нормы публичного права в той же мере сохраняют свой межвластный характер и высокую степень императивности, в какой нормы международного частного права – свою диспозитивность.5
Бесспорным и общепринятым является отнесение к субъектам международного публичного права: государств, наций (народов), вставших на путь создания собственного государства, межправительственных организаций, вольных городов. Абсолютное большинство авторов до сих пор не склонно расширять указанный круг субъектов. Тем не менее, ростки нового прослеживаются и здесь. И неудивительно. Было время, когда к субъектам международного права относили только государства, да и то далеко не все из них, а только «цивилизованные», то есть только те, которые могли позволить себе безнаказанно нападать на более
слабые, «менее цивилизованные» государства, грабить, разрушать их и подчинять свой воле.
Сегодня все государства (за исключением марионеточных режимов) – признанные субъекты международного публичного права. С крушением колониализма этот статус окончательно закрепился и за народами, вставшими на путь освобождения от иностранной зависимости. После долгих дискуссий этот статус был признан и за объединениями государств –
межправительственными организацями (ММПО). Правосубъектность вольных городов изначально никем не ставилась под сомнение. Споры идут о международной правосубъектности
неправительственных организаций (МНПО) и индивидов, поскольку подавляющее большинство отечественных авторов до сих пор склонно считать международное публичное право
исключительно правом межгосударственным.
В отечественной доктрине международного права сегодня еще не устоялось мнение о
МНПО как о бесспорных, наряду с ММПО, субъектах международного публичного права. Суж1
См.: Там же, С. 261.
Ниже мы приведем примеры подобной «двойственности» применительно к международному
праву, когда МНПО (признаваемые абсолютным большинством отечественных авторов исключительно субъектами международного частного права) выступают полноправными субъектами международного публичного права, а государства – субъектами международного частного права.
3
См.: Галузин А.Ф. Правонарушения в публичном и частном праве: общая характеристика.
Автореф. Канд. дисс. Саратов, 1996.
4
См.: Тихомиров Ю. А. Указ. соч. С. 122.
5
Отечественные цивилисты-международники едины во мнении, что международное частное
право регулирует имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, «отягощенные иностранным элементом».
2
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
дения отдельных авторов, высказанные еще в 50-е гг. минувшего века о правовом статусе этих
институций как о субъектах международного частного права, поскольку де-они создаются не
государствами, а частными лицами, продолжают кочевать из издания в издание и в наши дни.1
На наш взгляд, данный подход не совсем адекватно отражает современное состояние дел
с положением МНПО в системе международных отношений с их международно-правовым
статусом. Что же касается главного аргумента (главвного козыря) указанных авторов об участии или неучастии государств в создании МНПО, то можно сослаться не на один десяток
неправительственных организаций, которые успешно функционируют в сфере международного публичного права, имея в своих учредителях государственные органы различных уровней, от государственных учреждений, министерств, ведомств, до правительств соответствующих стран. Международная организация морской спутниковой связи (ИНМАРСАТ) –
наглядный и далеко не единственный тому пример.2
Одни отечественные авторы (А. Л. Колодкин и Ю. М. Колосов)3 называют подобные организации сложными субъектами международного права (курсив – мой. Х. Д.), другие – например, Е. А. Шибаева, – «международными организациями нового типа».4
Необходимо отметить, что некоторые МНПО создаются самими государствами (их объединениями). В качестве примера региональных МНПО, созданных таким образом, может
служить Ассоциация Латиноамериканских судовладельцев (АЛАМАР), созданная по решению Латиноамериканской ассоциации свободной торговли (ЛАСТ) сроком на 99 лет.5
В 1980 г. по инициативе Всемирного Исламского Конгресса и правительства Малайзии
была создана смешанная Региональная исламская организация стран Юго-Восточной Азии и
Тихого океана (РИОСЮТ). В её состав вошли 40 исламских НПО и 16 государств, в том числе и неприсоединившиеся страны этого региона, а также Бирма, Филиппины, Япония, Южная Корея и Тайвань.6
1
Отдельные аворы сводят отношения международного публично-правового характера исключительно к межгосударственным отношениям, что, по их мнению, исключает международную правосубъектность МНПО: «индивиды и общественные (неправительственные) организации объективно
не могут быть участниками межгосударственных отношений и, следовательно, обладать международной правосубъектностью» (См.: Международное право: словарь-справочник/Под ред. В. Н. Трофимова, – М.: ИНФРА – М, 1999. С. 250). Другие авторы исключают их из круга рассматриваемых
субъектов без четкого объяснения причин: «Сотрудничество же, в рамках международных сообществ, например, Международного совета научных союзов или Международного астрономического
союза, вообще не может рассматриваться в качестве международно-правовой формы, поскольку эти
научные союзы и общества входят в число международных неправительственных организаций»
(См.: Хватов В. Я. К вопросу о субъекте и объекте международного договора в научном сотрудничестве//СЕМП – 1969. М., «Наука», 1970. С. 222). Третьи относят их к субъектам международного частного права в силу причисления их к невластным субъектам международных отношений: «МНПО
не являются субъектами международного публичного права, но они – субъекты меэжународного частного права, понимаемого в качестве права, регулирующиго международные отношения с участием
невластых субъектов» (См.: Галенская Л. Н. Вступительная статья к кн. Энциклопедия международных организаций. Т. 2. СПб. 2006. С. 6). Однако, были и другие точки зрения на сей счет. «Международное право на поределенном этапе своего развития вынуждено добавить к первоначальным свои
естественным субъектам некоторое количество других лиц» – отмечал Э. Х. де Аречага (Уругвай)
(См.: Современное международное право/Под ред. Г. И. Тункина. М., Прогресс, 1983. С. 256.).
2
См.: Международное морское право. Учебник/Отв. ред. И. П. Блищенко. М., РУДН, 1988. С. 27.
3
См.: Колодкин А. А., Колосов Ю. М. СССР и международная организация морской спутникововй
связи (ИНМАРСАТ)//Советское государство и право. 1977. №8. С. 102.
4
См.: Шибаева Е. А. Право международных организаций. М., 1986. С. 98.
5
См.: Международное морское право. Учебник/Отв. ред. И. П. Блищенко. М., РУДН, 1988. С. 206.
6
См.: Жданов В. В. Система организации Исламская конференция в современных международных
отношениях//Актуальные проблемы современного межднародного права: Материалы ежегодной межвузовской научно-практической коференции кафедры международного права. М., РУДН, 2008. С. 295.
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Однако сегодня, чтобы быть признанной в качестве субъекта международного публичного права, неправительственной организации вовсе необязательно быть созданной государствами или иметь смешанный (с государствами) членский состав. Нынче все зависит от степени объективной востребованности в мире деятельности той или иной организации, призванной решать задачи общемировой значимости, поставленные временем на повестку дня.
Именно поэтому в последние десятелетия коренным образом изменилось отношение
к МНПО в ООН, в ее специализированных учреждениях, в региональных ММПО, в целом –
в мире. И эти изменения в сторону повышения международно-правового статуса МНПО нашли свое закрепление в различных международно-правовых документах, включая конвенционные нормы, в частности, в Европейской конвенции «О правосубъектности неправительственных организаций» 1986 г.1
Неслучайно, поэтому, неправительственной организации Международному Комитету
Красного креста (МККК) – учитывая ее политический вес, заслуженный авторитет и бесспорное влияние на события, происходящие в разных регионах мира и формирование международного гуманитарного права 16 октября 1990 г. Генеральная Ассамблея предоставила
статус Постоянного наблюдателя при Организации Объединенных Наций, что в практике
ООН допускается только в отношении самых влиятельных международных межправительственных организаций. Ясно, что несубъект международного публичного права ни при каких
обстоятельствах не может обладать подобным статусом, официально уравнивающим МНПО
с государствами, межправительственными организациями, специализированными учреждениями ООН и нациями, борющимися за свою независимость, то есть с основными субъектами Международного публичного права. Ясно и то, что с обретением этого статуса за всеми
отношениями МККК с ООН и всеми его отношениями с иными субъектами международного
публичного права признается их легитимный характер. Проще говоря, эти отношения узаконены на самом высоком международно-правовом уровне.2
Сказанное в полной мере относится и к международным соглашениям, заключенным
МККК. Касаясь последних, авторы издания, посвященного Комитету, отмечают: «Такие
соглашения, безусловно, относятся к сфере международного публичного права. Подписавшие их государства тем самым признают, что МККК является субъектом международного
публичного права и предоставляют ему льготы и привилегии, которыми пользуются межправительственные учреждения.3
Отметим, что соглашения неправительственных организаций давно и хорошо известны
практике международных отношений. 4 А публичный характер этих соглашений, при всех
оговорках, неизменно подчеркивали известные отечественные юристы-международники –
признанные специалисты в области международного договорного права.5
1
См.: Международное публичное право: Сб. документов в 2-х частях/Сост. и авт. вступ. статьи
К. А. Бекяшев, Д. К. Бекяшев, – Ч. I. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. С. 710 – 712.
2
Возьмем другой пример. Согласно резолюции ГА ООН 54/195 от 17 декабря 1999 г. упомянутый статус Наблюдателя в ГА ООН получила другая МНПО – Международный Союз по сохранению
природы и природных ресурсов (МСОП). Есть немало оснований полагать, что этими МНПО список
наблюдателей от неправительственных организций в ГА ООН не ограничится.
3
См.: Международный Комитет Красного Креста. Изд. МККК. М., 1999. С. 29.
4
See: Wengler W. Agreements of States with Other Parties then States in International
Relations//Review Hellenique de droit international, P. 1955. № 24.
5
См.: Например: Лукашук И. И. Современное право международных договоров. Т. 1 (Заключение
договоров), М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 110 – 111., Талалаев А. Н. Право международных договоров.
М., 1980. С. 99., Черниченко С. В. Теория международного права в 2-х томах, М., 1999. С. 113.,
Пашуканис Е. Очерки по международному праву. М., 1935. С. 153 и др.
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
После приведения бесспорных доказательств международной правосубъектности МККК,
о его договорной правоспособности мы вправе говорить как о само собой разумеюшемся качестве, имплицитно присущем его международной правосубъектности.
Подводя итог сказанному, следует коснуться и международной правосубъектности физических лиц (индивидов).
После Второй мировой войны сложилось понятие международного преступления как
уголовного преступления отдельных лиц, совершивших поягательство на мир между народами, на свободу народов и на основные права человека. Таким образом, физические лица –
главные военные преступники стран оси «Берлин-Рим-Токио» – как субъекты указанных
преступлений были осуждены Нюрнбергским и Токийским международными трибуналами.
Как субъекты международного уголовного права впоследствии были осуждены военные
преступники, совершившие злодеяния на территории бывшей Югославии, Руанды и СьерраЛеоне. Ждут своего часа преступники в международных трибуналах ad hoc в Ливане, Камбодже и в постоянно действующем отныне трибунале в Гааге. В свете изложенного, нет никакой необходимости ломать копья для доказывания того очевидного факта, что физические
лица (индивиды) – субъекты международного уголовного права, следовательно – субъекты
международного публичного права.
Мало того, физические лица (индивиды) являются бесспорными субъектами и других отраслей общего международного права, а именно – международного трудового, спортивного
и административного права.
Таким образом, можно констатировать, что непроходимой стены (об этом говорит общая
теория права и международная практика) между международным публичным правом и международным частным правом не существует. Государство – изначальный и основной субъект международного публичного права (не говоря уже обо всех остальных его субъектах) вполне может
выступать (и выступает) в качестве субъекта международного частного права, как и субъекты
международного частного права, включая индивидов, вполне могут быть (и являются) субъектами международного публичного права в тех отношениях, которые их касаются.
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Джантаев Х.М., кандидат юридических
наук, ведущий научный сотрудник Центра
исследований экономических проблем
Содружества Независимых Государств
Совета по изучению производительных
сил (СОПС) Российской академии наук
НЕПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ ВЧЕРА, СЕГОДНЯ И ЗАВТРА
(ЭВОЛЮЦИЯ КОНЦЕПЦИИ МЕЖДУНАРОДНОЙ ПРАВОСУБЪЕКТНОСТИ)
В данной работе автор, опираясь на соответствующие международно-правовые документы,
практику международных отношений с участием неправительственных организаций (МНПО) и
высказывания авторитетных экспертов, прослеживает изменение отношения отечественных публицистов к проблеме международной правосубъектности МНПО и наглядно демонстрирует эволюцию их взглядов: от полного непризнания рассматриваемого качества за указанными институциями
до выработки компромиссного подхода – признания этого качества за некоторыми МНПО.
Ключевые слова и выражения: МНПО, международная межправительственная организация
(ММПО), международная правосубъектность, договорная правоспособность, равноправная сторона
международного договора, ратификация, наблюдатель в ГА ООН.
Истина – это не «счастливая находка», на
которую случайно набрел ученый-одиночка.
Истина – это соответствие нашей мысли
объективной реальности, достигаемая в
процессе исторического развития коллективного познания окружающей нас действительности.
В отечественной доктрине международного права сегодня еще не устоялось мнение о
МНПО как о бесспорных, наряду с ММПО, субъектах международного права.
Суждения отдельных авторов, высказанные еще в 50-х гг. минувшего века о правовом
статусе этих институций как субъектах международного частного права, посколку-де они
создаются не государствами, а частными лицами, продолжают «кочевать» из издания в издание и по сей день.
Одни авторы сводят отношения международного публично-правового характера исключительно к межгосударственным отношениям, что, по их мнению, автоматически исключает
международную правосубъектность МНПО: «индивиды и общественные (неправительственные) организации объективно не могут быть участниками межгосударственных отношений
и, следовательно, обладать международной правосубъектностью».1
Другие авторы исключают их из круга институций, обладающих международной правосубъектностью, без четкого объяснения причин: «Сотрудничество же в рамках международных сообществ, например, Международного Совета научных союзов или Международного
астрономического союза, вообще не может рссматриваться в качестве международноправовой формы, поскольку эти научные союзы и общества входят в число неправительственных организаций».2
Третьи относят МНПО к субъектам международного частного права в силу причисления их
к невластным субъектам международных отношений: «МНПО не являются субъектами международного публичного права, но они – субъекты международного частного права, понимаемого
1
См.: Международное право: Словарь-справочник/Под общей ред. В.Н. Трофимова. – М.:
ИНФРА – М, 1997. С. 250.
2
См.: Хватов В.Я. К вопросу о субъекте и объекте международного договора в научном сотрудничестве//«СЕМП – 1969». М., «Наука», 1970. С. 222.
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
в качестве права, регулирующего международные отношения с участием невластных субъектов»,1 то есть: obscurum per obscurius – объясняют неясное посредством неясного.
На наш взгляд, данный подход – отрицание под различными предлогами международной
правосубъектности МНПО – не совсем адекватно отражает состояние дел с положением МНПО
в системе современных международных отношений с их международно-правовым статусом.
В не столь отдаленные времена – в середине минувшего века – шла оживленная дискуссия по поводу того, являются ли межправительственные организации (ММПО) субъектами
международного публичного права. В тот период отдельными авторами отрицалась международная правосубъектность даже такой международной универсальной организации как
Организация Объединенных Наций.2 Не признавалось почти до конца минувшего века это
качество и за НАТО, с которой ныне мы связаны серьезными договорными отношениями, не
говоря уже о других военно-политических союзах несоциалистических государств, таких как
СЕНТО, СЕАТО, АЗПАК и АНЗЮС, чьи притязания на обладание рассматриваемым качеством отечественными авторами всегда «отметались с порога».3
Обратимся теперь к эволюции теоретических подходов к проблеме правосубъектности
как правовой категории. В общей теории государства и права данная категория уже не рассматривается как «вечная истина».
Категория «субъект права» характеризуется общеюридическими признаками, сформированными в теории государства и права и, вместе с тем, обусловлена спецификой правоотношений, присущих определенным правовым комплексам и, соответственно, правовым системам, в том числе международному праву.
Общетеоретические определение субъекта права сопряжено с констатацией юридической
возможности участия в отношениях, регламентируемых правовыми нормами. Соответственно, носители прав и обязанностей, установленных правовыми нормами, могут претендовать
на статус субъектов права (субъектов правоотношений).
В теории международного права такому общему пониманию сопутствуют два неодинаковых подхода.
Один из них предполагает характеристику международного права как регулятора исключительно межгосударственных отношений.
1
См.: Галенская Л.Н. Вступительная статья к кн. Энциклопедия международных организаций.
Т. 2. СПб., 2006. С. IV.
2
Прорывными,требовавшими немалого гражданского мужества на этом пути, были работы отечественных авторов, признававших в тот период международную правосубъектность международных межправительственных организаций (См.: Богданов О.В. Штаб-квартира ООН в Нью-Йорке: международноправовые аспекты. М., Изд. «М/О», 1976; Бобров Р.Л., Малинин С.А. Организация Объединенных Наций
(международно-правовой очерк). Л., Изд. ЛГУ, 1960; Арцибасов И.Н, Лекция, прочитанная в ВоенноПолитической Академии. М. 1971; Левин Д.Б. Основные проблемы современного международного права
(Под ред. Гайдукова). М. Госюриздат, 1958; Тункин Г.И. Основы современного международного права
(Учебное пособие). М., Изд. ВПШ при ЦК КПСС. 1956; Малинин С.А. О международной правосубъектности международных организаций//Вестник ЛГУ, № 17, серия экономики, философии и права. Вып. З. Л.,
1965; Ушаков Н.А. Субъекты современного международного права//«СЕМП – 1964 – 1965». М., «Наука»,
1967. Усенко Е.Т. СЭВ – субъект международного права//«СЕМП – 1979». М., «Наука», 1980; Другие авторы так до конца и не признали рассматриваемые качества за ММПО. (См.: Лисовский В.И. Международное право (учебник). Киев, Изд. КГУ им. Т.Г, Шевченко, 1956; Моджорян М.А. Основные права
и обязанности государства. М., Изд. «Ю/Л», 1965).
3
О НАТО и других военно-политических организациях говорилось, что они не являются субъектами международного права, поскольку они – «империалистические», незаконно созданные и незаконно функционирующие организации.
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Другой подход, который на стыке XX – XXI вв. все более настойчиво отстаивает право
на существование, ориентирован на совмещение общетеоретического понимания правосубъектности и её специфически международных качеств.1
Современная ситуация, ознаменовавшаяся существенными переменами в структуре межгосударственных и иных международных отношений и, соответственно, в предмете международно-правового регулирования, побуждает к большему разнообразию взглядов при оценке понятия и видов субъектов международного права.
Концепция «привязки» категории международной правосубъектности исключительно
к межгосударственным отношениям и неприятия ее за пределами этих отношений имеет
свои основания. Однако она, по мнению других авторов, не должна препятствовать разработке и продвижению иных подходов как в самой практике международных отношений, так
и в доктринальных оценках.2
Концепция, отвечающая современным нормативным и реализационным факторам предмета
регулирования международного права, его комплексному назначению, рассматривается как проявление общетеоретическго понимания субъекта права. При таком подходе предлагается идентифицировать понятие субъекта международного права с юридической возможностью участия
в правоотношениях, регулируемых международно-правовыми нормами, и обладания для
этого правами и обязанностями; иначе говоря, освободить понимание субъекта международного
права от чрезмерных условий, выраженных в требовании особого, полностью самостоятельного
международно-правового статуса и способности к равноправному участию в создании норм и к
независимому, свободному от чьей-либо юрисдикции, их осуществлению.
Если же мы в соответствии с современной трактовкой предмета международноправового регулирования примем характеристику субъекта международного права как действующего или возможного участника отношений, регулируемых международно-правовыми
нормами, как носителя установленных этими нормами прав и обязанностей, то примем и
связанную с этим подходом реальность вхождения в сферу такого рода отношений новых
участников – юридических и физических лиц (индивидов), неправительственных организаций, а также – в пределах, допускаемых внутригосударственным конституционным и иным
законодательством – составных частей отдельных, прежде всего федеративных, государств.3
В рамках рассматриваемой проблемы оба подхода рассматриваются как теоретически и
методически значимые, поскольку в основе каждого из них лежит намерение связать международную правосубъектность с критериями, имеющими вполне определенное, наполненное
реальным содержанием обоснование. В такой ситуации вряд ли разумно отдавать предпочтение лишь одному из них в качестве императива для специалистов, имеющих отношение к
рассматриваемой проблеме. Обе концепции имеют право на существование, а у исследователя сохраняется вохможность выбора собственной позиции.
Завершая общую характеристику понятия субъектов международного права, необходимо
дополнить ее оценками, свидетельствующими об исторической обусловленности трактовки
данной проблемы,4 ее значимых теоретических критериях и о современных тенденциях,
имеющих объективные основания.
1
См.: Международное право: учебник/Отв. ред. В. И. Кузнецов, Б. Р. Тузмухамедов. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2007. С. 68 – 69.
2
См.: Указ. соч. С. 69.
3
См.: Международное право: учебник/Отв. ред. В.И. Кузнецов, Б.Р. Тузмухамедов. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2007. С. 150.
4
В первом послевоенным учебнике международного права его субъектами значились только государства, но с интересной оговоркой – «в современной международной действительности», а в отношении утверждения о правосубъектности отдельных физических лиц говорилось, что оно «расходится с международной действительностью» (См.: Международное право/Общ. ред. В.Н. Дурденевского и С.Б. Крылова. М., 1947. С. 109). Такая связка с развивающейся международной действитель-
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Суждения отдельных отечественных специалистов в области международного права о международной правосубъектности МНПО в рассматриваемый период в подавляющем большинстве
случаев были более чем категоричны: «Самостоятельный международно-правовой статус, юридическая способность к осуществлению международных прав и обязанностей могут иметь только межгосударственные (межправительственные) организации, …именно к ним будет относиться термин «международная организация».1
Не менее категоричны они и в наши дни: «физические и юридические лица, общественные организации и иные субъекты внутреннего права не являются и не могут являться субъектами международного права, поскольку подчиняются юрисдикции (власти) того или иного
государства, субъектов международного права характеризует взаимная независимость, неподчиненность какой-либо власти, способной предписывать им юридически обязательные
правила поведения. При этом методом международно-правового регулирования является соглашение между юридически независимыми субъектами международных отношений по поводу содержания устанавливаемой ими нормы и придания ей юридической силы».2
Однако трудно согласиться с тем, что такая, например, МНПО как Международный
Олимпийский Комитет (МОК) «подчиняется юрисдикции (власти) того или иного государства». Скорее наоборот. К примеру, все предписания МОК и правила Олимпийской хартии неукоснительно и скрупулезно выполняются всеми без исключения правительствами и главами
государств. Более того, само участие в мероприятиях, проводимых под эгидой МОК и
в соответствии с его регламентами, всегда воспринимались руководителями государств (будь
то канцлер фашистской Германии в 1936 г., император Японии – в 1964 г., Генеральный
Секретарь Коммунистической партии Советского Союза – в 1980 г. или Премьер Госсовета
КНР – в 2008 г.) как высочайшая честь для них самих и для представляемых ими стран.
Заметим при этом, что достигается подобное беспрекословное подчинение нормам Олимпийскй хартии без какого бы то ни было давления со стороны МОК, – исключительно силой
его непререкаемого авторитета.
На этом фоне особенно четко проявляются мотивы авторов исследований правового статуса МНПО в недалеком прошлом. Поневоле укрепляется уверенность в том, что в основе
голого отрицания искомых качеств у рассматриваемых субъектов лежат извечные предубеждения тоталитарных режимов против гражданского общества и его институтов.
Говоря обо всей массе МНПО применительно к их международной правосубъектности,
одним из отечественных акторов удачно сформулирована наметившаяся тенденция перехода
от традиционно догматического взгляда на рассматриваемую проблему к современному –
прагматическому: «МНПО создаются с целью непосредственного участия в международных
правоотношениях, решения международно-правовых проблем. Основное отличие МНПО
от традиционных субъектов международного права в том, что МНПО являются нетрадиционными универсальными (курсив мой – Х.Д.) субъектами, то есть субъектами практически
всех отраслей международного публичного права. Признание международной правосубъектности нетрадиционных субъектов исходит из презумпции многообразия субъектов в современном международном праве. В международном праве отсутствует запрет наделять международной правосубъектностью любые образования, правомочные вступать в международные
публичные правоотношения».3
ностью безусловно исключала превращение тогдашней оценки правосубъектности в «вечную истину».
1
См.: Международное право: Учебник/Под ред. Г.В. Игнатенко и Д.Д. Остапенко. М., Изд.
«Высшая школа», 1978. С. 133.
2
См.: Ушаков Н.А. Международное право: Учебник. М., 2003. С. 21.
3
См.: Гельман-Павлова. Международное право: Конспект лекций, – М.: 2009. С. 31.
Примерно то же самое, но тремя десятилетиями ранее, сказал и профессор Э.Х. де Аречага
(Уругвай): «Международное право на определенном этапе своего развития вынуждено добавить к
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Таким образом, можно констатировать, что перспектива потенциального расширения
круга субъектов международного публичного права всегда «витала в воздухе», и исследователи ясно осознавали это, оставляя для них место в будущем (в своих, подчас даже категоричных, высказываниях).
С другой стороны мы наблюдаем внедрение в концепцию международной правосубъектности общетеоретических идей, типичных для трактовки понятия и статуса субъектов права.
В концентрированном виде такой подход проявился в Т. 1 «Курса международного права»,
изданном в 1989 г.: «Субъекты международного права – это стороны, лица, наделенные юридическими правами и юридическими обязанностями в общественных отношениях, урегулированных международным правом».1 И, хотя такое понимание не всегда сопровождалось
комплексной характеристикой международной правосубъектности, можно констатировать
методологическое основание для совмещенного – в контексте общей теории права и теории
международного права – подхода.
И последнее: на излете XX в. в научной учебной литературе получают распространение
концептуальные положения, содержащие аргументы в интересах современной трактовки понятия и категорий (видов) субъектов международного права.
При этом имеется в виду не простая эволюция взглядов, а воплощение в теоретических
воззрениях реальных тенденций международного и внутригосударственного нормотворчества, правосознания, правоприменительной, в том числе судебной, деятельности. На это
обращают внимание авторы главы, посвященной нетрадиционным субъектам международного права в цитированном выше учебнике: С.Ю. Марочкин и Б.Р. Тузмухамедов.
Обратимся к практике международных отношений с участием МНПО.
Сошлемся на международные соглашения Международного Комитета Красного Креста
(МККК) и других МНПО последних лет.
6 ноября 2003 г. в Риме заключено соглашение о сотрудничестве между Российской Федерацией и Европейской полицейской организацией («Европол»).2
24 июня 1992 г. в Москве подписано Соглашение между Правительством Российской Федерации и МККК о статусе его делегации (Представительства) на территории России, согласно
положениям которого Глава Делегации, его заместители и члены их семей пользуются тем же
статусом, каковой представляеется представителям дипломатических представительств.3
За последние десятилетия МККК заключил соглашения о статусе своих представительств
более чем с 60-ю странами. Естественно, все они были впоследствии ратифицированы парламентами соответствующих стран. Так, 23 июля 2004 г. президент Украины Л. Кучма подписал
ряд законов, принятых Верховной Радой Украины, и, в частности, закон «О ратификации
Договора между правительством Украины и МККК об открытии миссии МККК в Киеве».
Президент Республики Кыргызстан К. Бакиев подписал закон от 12 июля 2007 г. «О ратификации Соглашения между правительством Республики Кыргызстан и МККК о статусе,
первоначальным своим естественным субъектам некоторое количество других юридических лиц»
(См.: Аречага Э.Х. де. Современное международное право/Под ред. Г.И. Тункина. М., Изд. «Прогресс», 1983. С. 256).
Международный Суд ООН в 1949 г. высказался следующим образом: «…Субъекты права, в той
или иной юридической системе, не являются обязательно идентичными, поскольку идет речь об их
природе или объеме их прав» (См.: Крылов С.Б. Международный Суд Организации Объединенных
Наций. М., 1958. 61). И, хотя это суждение в конкретной ситуации относилось к правосубъектности
ООН, оно, по существу, имеет общее значение.
1
См.: Курс международного права. Т. I. М., 1989. С. 159-161 (автор главы о субъектах – Н.А.
Ушаков).
2
См.: Бюллетень международных договоров РФ. 2004. № 3. С. 17-21.
3
См.: Бюллетень международных договоров РФ. 2006. № 3. С. 3-8.
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
привилегиях и иммунитетах МККК в Республике Кыргызстна», подписанного 7 октября
2005 г. в Бишкеке.
Как отмечают авторы издания Международного Комитета Красного Креста: «Такие соглашения, безусловно, относятся к сфере международного публичного права. Подписавшие
их государства тем самым признают, что МККК является субъектом международного права,
и предоставляют ему льготы и привилегии, которыми обычно пользуются межправительственные организации».1
Особого внимания заслуживает Соглашение от 19 марта 1993 г. между МККК и правительством Швейцарии о статусе и деятельности МККК на ее территории, в котором признается, что МККК является субъектом международного права, и подтверждается его независимость от властей этой страны.2
Общеизвестно, что МККК состоит (это требование его Устава) исключительно из граждан
Швейцарии. Будучи учржденным в конце XIX в. в это стране, имея свой центральный офис
в Швейцарии, являясь, по сути, швейцарской нциональной НПО, МККК в данном Соглашении
выступает по отношению к собственной стране как абсолютно независимый субъект международного права. Это ли не подлинная независимость международной организации, наличие
которой, по мнению противников международной субъектности МНПО, безусловно свидетельствует об обладании этим качеством неправительственными организациями.
Что же касается главного аргумента противников международной правосубъектности
МНПО – о неучастии государств в создании МНПО (что они-де создаются частными лицами, оттого и их отношения регулируются международным частным правом) – то можно сослаться не на один десяток неправительственных организаций, которые успешно функционируют в своей правовой нише, имея в своих учредителях государственные органы различных уровней: от государственных учреждений, министерств-ведомств, до правительств разных стран. Международная организация морской спутнииковой связи (ИНМАРСАТ) – наглядный и далеко не единственный тому пример.3
Одни отечественные авторы (А.Л. Колодкин и Ю.М. Колосов) называют подобные организации смешанными субъектами международного права4 (курсив мой – Х.Д.), другие, например, Е.А. Шибаева, – «международными организациями нового типа».5
Необходимо отметить, что некоторые МНПО создаются самими государствами (и без участия частных лиц и их объединений). В качестве примера региональной организации такого рода
может служить Ассоциация Латиноамериканских судовладельцев (АЛАМАР), созданная по
решению Латиноамериканской ассоциации свободной торговли (ЛАСТ) сроком на 99 лет.6
В 1980 г. по инициативе Всемирного Исламского конгресса и правительства Малайзии
была создана смешанная Региональная Исламская организация стран Юго-Восточной Азии и
Тихого океана (РИОСЮТ). В ее состав вошли 40 исламских НПО и 16 государств, в том числе: Бирма, Филиппины, Япония, Южная Корея и Тайвань.7
1
См.: Международный Комитет Красного Креста. Изд. МККК. М., 1991. С. 6.
См.: Указ. соч. там же.
3
См.: Международное морское право: Учебник/Отв. ред. И.П, Блищенко. М., Изд. РУДН, 1988.
С. 271.
4
См.: Колодкин А.Л., Колосов Ю.М. СССР и международная организация морской спутниквой
связи (ИНМАРСАТ)//Советское государство и право. 1977. № 8. С. 102.
5
См.: Шибаева Е.А. Право международных организаций. М., 1986. С. 98.
6
См.: Международное морское право: Учебник. Указ. соч. С. 206.
7
См.: Жданов Н.В. Система организации Исламская конференция в современных международных отношениях//Актуальные проблемы современного международного права: Материалы ежегодной межвузовской научно-практической конференции кафедры международного права. М., РУДН,
2008. С. 295.
2
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Во многих МНПО государства изначально были представлены в качестве соучредителей
наряду с национальными НПО, однако их представительство при этом обеспечивалось на
уровне государственных органов, нижестоящих по иерархии, чем министерства-ведомства,
например: в Международной ассоциации маячных служб (МАМС) эту функцию осуществляло Главное управление навигации и океанографии Министерства обороны СССР; в Международном союзе морского страхования (МСОМС) – Главное управление иностранного
страхования Министерства финансов СССР.
В других случаях наше государство представляли государственные учреждения, например: в Международной ассоциации портов и гаваней (МАСПОГ) – Ленинградский морской
порт и Институт «СоюзморНИИпроект»; в Международном научном комитете по океаническим исследованиям (СКОР) и в Международном комитете по арктическим исследованиям
(СКАР) – Академия наук СССР. В международной ассоциации судовладельцев (ИНСА) –
Балтийское и Черноморское пароходства.
Однако сегодня, чтобы быть признанной в качестве субъекта международного публичного
права, неправительственной организации вовсе не обязательно быть созданной государствами
или иметь смешанный (с государствами) членский состав. Ныне все зависит от степени объективной востребованности в мире деятельности той или иной организации, признанной решать
задачи общемировой значимости, поставленные на повестку дня новым веком.
Именно поэтому в последние десятилетия коренным образом изменилось отношение к
неправительственным организациям в ООН, в ее специализированных учреждениях, в региональных ММПО, в целом – в мире. И эти изменения в сторону повышения
международно-правового статуса МНПО нашли свое закрепление в различных
международно-правовых документах, включая конвенционные нормы, в частности, в
Европейской конвенции «О правосубъектности неправительственных организаций» 1986 г.
Неслучайно, поэтому, неправительственной организации – Международному Комитету
Красного Креста (МККК) – учитывая ее политический вес, заслуженный авторитет и бесспорное влияние на события, происходящие в разных регионах мира и формирование международного гуманитарного права, 16 октября 1990 г. Генеральная Ассамблея предоставила
статус постоянного наблюдателя при ООН, что в практике ООН допускается только в отношении самых влиятельных в мире межправительственных организаций. Ясно, что несубъект
международного публичного права ни при каких обстоятельствах не может обладать подобным статусом официально уравнивающим МНПО с государствами, межправительственнымми организациями, специализированными учреждениями ООН и нациями, борющимися за
свою независимость.
Возьмем другой пример. Согласно резолюции ГА ООН 54/195 от 17 декабря 1999 г. упомянутый статус наблюдателя при ООН получила другая неправительственная организация –
Международный Союз по сохранению природы и природных ресурсов (МСОП).
Есть немало оснований полагать, что этими МНПО список наблюдателей в ООН от
неправительственных организаций не ограничится. По образному выражению М.С. Горбачева: «процесс пошел»…
Изложенное дает основание заявить, что табуированная до 90-х гг. минувшего века тема
международной правосубъектности МНПО и утверждения о том, что МНПО – субъекты международного частного права, долгое время оставалась, что называется, asylum ignorantie –
«убежищем невежества», как юристы средневековья называди понятие, которое не выражает
существа обсуждаемого вопроса, но к которому все прибегают, поскольку не хотят
(в силу разных причин) серьезно исследовать спорный вопрос.
Оглядываясь назад, невольно ловишь себя на мысли, что затянувшееся непризнание международной правосубъектности МНПО было обусловлено не столько тем, что они не являются субъектами общего международного права, сколько тем, что никем не ставилась
задача признания их таковыми.
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Подводя итог сказанному, отметим, что, следуя за практикой международных отношений
последнего времени, отечественная международно-правовая наука в целом пересматривает
свое отношение к вопросу, вынесенному в заглавие настоящей работы. Этому в немалой степени способствует тот факт, что сторонников признания искомого качества за МНПО час
от часу становится все больше, что дает основание надеяться на то, что не за горами время,
когда это «количество перерастет в качество», и рассматриваемая международная правосубъектность будет безусловно и повсеместно признана за неправительственными организациями,
как это случилось в не столь далеком прошлом с межправительственными организациями.
Тенденция к тому, вызревающая в недрах прежних стереотипов и фобий, ныне набирает
силу и становится все более устойчивой. И она, естественно, требует своей научной интерпретации.
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Педагогические науки
Общая педагогика, история педагогики и образования
Нильсен Т.А.
(Средняя коррекционная общеобразовательная школа № 442, г. Москва)
ТЕСТИРОВАНИЕ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ В СПЕЦИАЛЬНОЙ (КОРРЕКЦИОННОЙ)
ШКОЛЕ VIII ВИДА КАК ФОРМА КОНТРОЛЯ И УЧЕТА ЗНАНИЙ
В наши дни в период реформ и новых подходов к обновлению образования, пересмотра теории и практики педагогики, в том числе и специальной, а также в связи с необходимостью перерабатывать огромное количество информации, встает вопрос о необходимости формирования у обучающихся с интеллектуальными нарушениями уровня коммуникативной культуры и овладения новыми техническими средствами, соответствующего времени.
Специфика формирования данных навыков заключается в той категории детей, которые обучаются в специальных (коррекционных) школах VIII вида. Контингент учащихся
разнороден по степени выраженности ведущего дефекта – умственной отсталости.
В школах обучаются дети, имеющие лёгкую, умеренную, иногда и тяжелую степень умственной отсталости. Кроме того, состояние здоровья многих обучающихся осложнено
другими заболеваниями (сложный дефект). Как правило, статус инвалида детства имеют
более 15%детей. Отмечается постепенное увеличение поступления детей с диагнозами:
ранний детский аутизм, остаточные явления ДЦП, тяжелая степень интеллектуальной
недостаточности.
С каждым годом увеличивается количество детей, имеющих диагноз умеренная или тяжелая степень умственной отсталости, которые нуждаются в обучении по индивидуальным
планам и программам. Это явление объясняется запросами социума, основанными на большей информированности родителей о праве ребенка с ограниченными возможностями здоровья на получение образования и реабилитацию в условиях наибольшей социальной интеграции в системе общего образования, которое закреплено:
• Конвенцией ООН о правах ребёнка,
• законодательством РФ «Закон об образовании»,
• инструктивными письмами Министерства образования РФ:
• «Об организации работы с обучающимися, имеющими сложный дефект» от
03.04.2003 г. № 27/2722 – 6 и от 06.04.2004г. № 26/188 – 6
• инструктивными письмами Департамента образования города Москвы:
• «О комплектовании специальных (коррекционных) образовательных учреждений на
2004 – 2005 учебный год» от 22.04.04 № 2 – 30 – 153.
Анализ нашей работы показывает, что в каждой категории интеллектуального нарушения
(лёгкая, умеренная, тяжёлая) есть обучающиеся, чей основной диагноз осложнен двигательными нарушениями (ДЦП), недостаточностью функционирования анализаторов, грубыми
нарушениями речи, эпилепсией, текущими психическими заболеваниями, ранним детским
аутизмом, соматическими заболеваниями.
Поэтому, встает закономерный вопрос о разработке и апробации нового программнометодического обеспечения для обучения детей, имеющих интеллектуальные нарушения,
соответствующего требованиям времени.
40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
ЛИТЕРАТУРА
1. Ходакова Н.П. электронное тестирование знаний студентов средствами программы
water tester // педагогическая информатика. – 2007. – № 3. – с. 88–92 (0,5 п.л.) – сдано в
печать – ноябрь.
2. Ходакова Н.П. система оценивания профессиональной компетенции студентов //
среднее профессиональное образование. – 2009. – № 2. – с. 49–50 (0,25 п.л.).
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Техмищян И.А.
(Московский государственный гуманитарный университет им. М.А. Шолохова)
ПОВЫШЕНИЕ КВАЛИФИКАЦИИ И ПЕРЕПОДГОТОВКА КАДРОВ
ДОШКОЛЬНЫХ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ
В современных дошкольных образовательных учреждениях (ДОУ) работают педагоги
разных возрастов, имеющие разный педагогический опыт и стаж работы. Это и молодые
специалисты со стажем менее пяти лет, и сотрудники, работающие около десяти лет, и те,
кто проработал в дошкольном образовательном учреждении более двадцати лет.
Несомненно, для всех них актуальны вопросы переподготовки и повышения квалификации в области профессиональной деятельности. [3] Всем им, по нашему мнению, нужно постоянно обновлять и совершенствовать имеющиеся знания по педагогике, психологии и методики работы с детьми дошкольного возраста, в связи с современными тенденциями в развитии науки и образования. Им полезно знать современные тенденции в развитии инновационных технологии, новые нормативные акты и документы. [2].
На сегодняшний день существуют различные курсы переподготовки и повышения квалификации, но в рамках проведения таких занятий, к сожалению, не обращается внимание
организаторами на разный возрастной контингент слушателей. Программы не учитывают
возрастные особенности и опыт работы педагогов в дошкольных образовательных учреждениях. [1]
Мы считаем, что при составлении программы для молодых педагогов, необходимо
включить больше практических занятий и психологических тренингов, а также материалы, помогающие им построить работу с родителями. Необходимо активно использовать
современные инновационные технологии для написания теоретической части программы
и составления ее практической части. Следует включать вопросы, раскрывающие аспекты
толерантного отношения к коллегам, родителям. Необходимо учитывать возраст педагогов, их профессиональные амбиции, нехватку практического опыта при хорошей теоретической подготовке, особенности сложившегося коллектива, имеющего сложившиеся
традиции и устои, что влечет сложность в общении с коллегами и администрацией, особенности взаимоотношений в коллективе и атмосферу ДОУ. Часто наблюдается у молодых специалистов переоценка своих педагогических возможностей и неуверенность в
своих способностях.
При составлении программы повышения квалификации для работы с опытными педагогами, работающими в дошкольном образовательном учреждении более десяти лет
обходимо учитывать и опыт их работы и индивидуальный педагогический стиль, следует
расширять их знания и умения в области современных технологии и современных нормативных документов. Оказывать тактичную психологическую помощь при проявлении
синдрома профессиональной усталости. При составлении программы переподготовки
педагогов, имеющих солидный стаж работы следует учитывать все особенности при работе с педагогами, имеющими стаж более десяти лет, развивать умения быть доброжелательными с молодыми специалистами, учить умению тактично передавать свой богатый
опыт молодым специалистам.
Таким образом, при составлении программ повышения квалификации и переподготовки
педагогических кадров следует учитывать возраст, педагогический опыт и стаж работы педагогов, работающих в дошкольных образовательных учреждениях.
ЛИТЕРАТУРА
1. Ходакова Н.П. Программа повышения квалификации «Информационное пространство
образовательного учреждения. М.: Издательство ООО «Постатор», 2009. – 14с.
42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
2. Ходакова Н.П. Профессиональная подготовка педагога дошкольного образования вузе
средствами информационных технологий. // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. 2010 №11. С.97 – 98
3. Ходакова Н.П. Совершенствование профессиональной подготовки педагога дошкольного образования в вузе. // Научные исследования в образовании. 2010. №1.С.48 – 52
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Ходакова Н.П., кандидат педагогических наук, доцент Московского государственного гуманитарного университета им. М.А. Шолохова
О РАБОТЕ КОНФЕРЕНЦИИ «ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАЦИОННЫЕ
ТЕХНОЛОГИИ В НЕПРЕРЫВНОМ ОБРАЗОВАНИИ»
Российское образование испытывает необходимость серьезных изменений, связанных
с внедрением в учебный процесс информационно-коммуникационных технологий. В связи с актуальностью этой проблемы, на базе Московского технического колледжа 23 ноября 2012 г. была проведена всероссийская научно-практическая конференция «Информационно-коммуникационные технологии в непрерывном образовании». Она была организована по инициативе администрации Московского технического колледжа и включена
в план работы.
В работе конференции приняли участие более 80 специалистов, представляющих органы
государственной власти, научные организации, институты и университеты России, общеобразовательные школы, центры образования и детские дошкольные образовательные учреждения.
Работа конференции проходила в форме пленарного и секционных заседаний по следующим направлениям:
1. Педагогический опыт использования информационных и коммуникационных технологий в дошкольном и общем образовании.
2. Актуальные проблемы использования информационных и коммуникационных технологий в среднем и высшем профессиональном образовании.
Обсуждаемые вопросы: становление личности ребенка в условиях информационного общества; повышение эффективности работы и оптимизации управленческой деятельности образовательного учреждения посредством внедрения информационных и коммуникационных технологий; использование здоровьесберегающих технологий в образовательных учреждениях; актуальные проблемы использования электронных учебных пособий, компьютерных игр и средств
мультимедиа в образовательном процессе; современные методы оценки знаний учащихся с помощью информационных и коммуникационных технологий, информационное обеспечение
ЕГЭ; применение современных информационных и коммуникационных технологий в научнометодической работе и экспериментальной деятельности образовательного учреждения; формирование информационной компетенции педагогов образовательного учреждения.
Рассмотрены совместные проекты образования и науки, перспективные инструментальные
средства учебного процесса, обеспечивающие конкурентоспособность российского образования,
эффективность использования информационных, коммуникационных, аудиовизуальных и интерактивных технологий в учебном процессе, социальное значение применения информационнокоммуникационные технологии в образовании.
Таким образом, прошедшую всероссийскую научно-практическую конференцию
«Информационно-коммуникационные технологии в непрерывном образовании» на базе Московского технического колледжа можно считать необходимым, своевременным, плодотворным и эффективным мероприятием. Эта конференция помогла обозначить и обсудить перспективу внедрения компьютерной техники в работу рядового воспитателя и учителя, наметить пути решения проблем образования, связанных с информатизацией современного общества. Поделится практическим опытом решения педагогических задач с применением ИКТ,
выявить недостатки и подчеркнуть достоинства применения компьютерных технологий в
образовательном и воспитательном процессе детей дошкольного возраста, школьников и детей с ограниченными возможностями здоровья.
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
ЛИТЕРАТУРА
4. Ходакова Н.П. Совершенствование профессиональной подготовки педагога дошкольного образования в вузе. // Научные исследования в образовании. 2010. №1.С.48 – 52.
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Теория и методика обучения и воспитания
Ермакова Е.А., аспирант Челябинского государственного педагогического
университета, учитель начальных
классов средней общеобразовательной
школы № 46, г. Челябинск
ДИАГНОСТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНО
ГРАМОТНОЙ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ МЛАДШЕГО ШКОЛЬНИКА
Личностно-ориентированная политика государства, несоответствие качества российского
образования международному, изменившиеся социально-общественные условия жизни, – все
это показало необходимость перестройки всей отечественной системы образования.
В результате приняты новые образовательные стандарты, утверждающие переход от знаниевой парадигмы образования к деятельностной. В связи с таким переходом актуальным стало
понятие «функционально грамотная языковая личность» [1].
На начальном этапе образования мы рассматриваем понятие «функционально грамотная
языковая личность младшего школьника». Данное понятие нами трактуется как личность,
владеющая всеми видами речи (устной и письменной, монологической и диалогической),
умеющая решать учебные и жизненные задачи на основе адекватного взаимодействия с другими людьми, способная понимать и принимать существование других точек зрения, контролирующая и оценивающая собственную речевую деятельность.
При этом критериями функционально грамотной языковой личности младшего школьника предлагаем считать лингвистическую и коммуникативную компетенции, самоконтроль,
самооценку, рефлексию.
К лингвистической (языковедческой) компетенции ФГОСТ относит знания о языке как
знаковой системе и общественном явлении, его устройстве, развитии и функционировании;
общие сведения о лингвистике как науке и ученых-русистах; владение нормами русского литературного языка, обогащение словарного запаса и грамматического строя речи учащихся;
формирование способности к анализу и оценке языковых явлений и фактов.
Лингвистическую компетенцию мы рассматриваем во взаимосвязи с языковой, которая
позволяет формировать конкретные языковые умения и навыки. Таким образом, говоря
о лингвистической компетенции, мы подразумеваем развитый словарный запас; умение грамотно строить предложения, тексты; связывать слова в предложении по смыслу; способность
последовательно излагать свои мысли.
За коммуникативную компетенцию принимают способность учащихся решать средствами языка актуальные для них задачи общения в бытовой, учебной, производственной и культурной жизни; умение учащихся пользоваться фактами языка и речи для реализации целей
общения [5, с. 109]. Таким образом, в коммуникативную компетенцию мы включили: умение
договориться; способность уважать чужое мнение, принимать позицию другого; умение аргументированно донести свою точку зрения, учитывать условия общения, выбирать адекватные средства общения.
Немаловажны и действия, направленные на самооценку, самоконтроль, предполагающие
контроль своих речевых поступков; умение их анализировать; способность адекватно оценивать свои речевые высказывания.
Для изучения функционально грамотной языковой личности младшего школьника
мы подобрали диагностический материал по следующим направлениям: лингвистическая
и коммуникативная компетенции, самооценка, самоконтроль, рефлексия. Диагностика проводилась в форме тестов и наблюдений.
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Для диагностики лингвистической компетенции мы предлагаем задания, связанные с определением уровня развития речи:
• составление предложений из предлагаемых слов;
• ответы на вопросы по прочитанному тексту;
• определение количества предложений в тексте;
• составление предложений и небольших рассказов по предложенной теме.
При составлении теста нами учитывались возрастные особенности младших школьников
и уровень пройденного материала. Так, тест для диагностики лингвистической компетенции в конце 1-ого класса может выглядеть так:
Задание 1:
Выбери и подчеркни правильный ответ:
1) Предложение состоит из (слогов, слов, предложений)
2) С большой буквы пишется (первое слово, второе слово, последнее слово)
3) Текст состоит из (слогов, слов, предложений)
4) У текста есть (значение, название, закономерность)
4 балла (по 1 баллу за каждый правильный ответ)
Задание 2:
Составь предложения из слов:
1) Под, ёжик, ёлкой, жил.
2) Грызет, Шарик, пёс, кость.
4 балла (по 2 балла за каждый правильный ответ)
Задание 3:
Определи количество предложений.
У дома рос куст шиповника на ветку сел зяблик к кусту подбежал козлик зяблик испугался и улетел.
Придумай тексту название и запиши.
2 балла (1 балл за правильно подсчитанные предложения, 1 балл за название)
Задание 4:
Прочитай текст.
Настал июль. Около сосны норка. Её вырыл крот.
Запиши ответы на вопросы:
1) Где была норка
2) Кто её вырыл?
4 балла (по 2 балла за каждое правильно составленное предложение)
Задание 5:
Составь и запиши предложение о весне. (1 балл)
Задание 6:
Запиши небольшой рассказ о своем домашнем питомце. 5 баллов (критерии: текст состоит из 3 – 4 предложений; предложения связаны между собой по смыслу; отображена заданная тема; есть начало и конец; нет часто повторяющихся слов)
Оценка результатов: 18 – 20 баллов – высокий уровень; 14 – 17 баллов – хороший уровень; 10 – 13 баллов – средний уровень; менее 10 баллов – низкий уровень.
В конце теста учащимся было предложено проанализировать, насколько, по их мнению,
они справились с работой. Таким образом, изучались рефлексивные умения. Приведем эти
вопросы:
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
1.Все ли у тебя сейчас получилось?
А) да
Б) нет
2. Есть ли задание или задания, которые ты не смог(ла) выполнить или выполнил(а) с
трудом?
А) да
Б) нет
3. Какое именно задание или задания было трудно выполнять? Впиши номер(а) задания
4. Как ты думаешь, почему это задание тебя затруднило?
А) не старался
Б) слишком трудное задание
В) не умеешь, не всегда получается
Г) не знаешь, почему
5. Что сделаешь для того, чтобы в будущем выполнить похожее задание?
Условно мы выделили низкий, средний, высокий уровни и также условно интерпретировали результаты по форме, представленной в таблице 1.
Таблица 1
Интерпретация результатов диагностики рефлексии
Критерии
На все ли вопросы
даны ответы
Непротиворечивость
ответа
Выписаны ли невыполненные задания
(вопрос 3)
Низкий уровень
Нет ответов или одан
ответ на 1 вопрос
Средний уровень
Даны ответы от 2 вопросов, но не на все
Высокий уровень
На все вопросы дан
четкий ответ
1а и 2б
1а и 2а или 1б и 2б
1б и 2а
Не выписаны
Выписаны частично
Ориентация на атрибуцию
4г – атрибуция «Везение»
4б – атрибуция «Объективная сложность»
Умение делать выводы, рассуждать (вопрос 5)
Нет ответа или ответ не
соответствует теме вопроса
Даны общие формулировки («Надо учиться, быть
внимательным»)
Выписаны все невыполненные задания
4а и 4в – атрибуция
«Усилия», «Способности»
Даны конкретные
формулировки
(«Потренироваться
в составлении предложений, текстов»)
При оценке коммуникативных умений мы опирались на примерную программу [4],
созданную по стандартам второго поколения, где четко обозначены задачи коммуникативного развития. Коммуникативные умения нами изучались с помощью наблюдений за учащимися. Для этого мы разработали опросник для педагогов. Он включает 10 высказываний,
среди которых мы просили отметить те, которые наблюдаются у детей:
1. Допускает существование другого мнения, отличного от его собственного.
2. Никогда ни с кем не дерется и не ссорится.
3. Использует только нормативную лексику.
4. Учитывает мнение собеседника.
5. Активно и дружелюбно действует в совместной деятельности.
6. Согласовывает свои действия с действиями партнеров.
7. Формулирует свое мнение, строя понятные высказывания.
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
8. Умеет задавать вопросы.
9. Умеет строить монологическое высказывание.
10. Активно поддерживает диалог, в том числе учебный.
Процент высчитывался по формуле К=С/10*100, где С – количество ситуаций, наблюдаемых у учащегося; 10 – общее количество ситуаций. За низкий уровень мы условно
приняли от 0 до 40%; за средний – от 50 до 80%; за высокий – 90 – 100%.
Третье направление – это действия, направленные на самоконтроль, самооценку, рефлексию, в том числе и в учебной деятельности, поскольку это ведущий вид деятельности
в младшем школьном возрасте. Исследуя уровень развития самоконтроля, мы за основу приняли разработку Г.В. Репкиной и Е.В. Заики [3, с.48 – 53], выбрав только вопросы, нас интересующие. Получился следующий опросник для диагностики самоконтроля:
1) Как часто ученик допускает ошибки?
А) Регулярно
Б) иногда
В) Пишет без ошибок
2. Может ли ученик при решении знакомых задач самостоятельно найти и исправить допущенную ошибку?
А) нет
Б) в некоторых случаях
В) да
3. Умеет ли ученик правильно объяснить ошибку на изученное правило, на применение
известного способа?
А) нет
Б) да
4. Как поступает ученик, если ему указывают на наличие ошибки (учитель, ученики,
родители)?
А) некритически исправляет
Б) исправляет после того, как поймет основание критики
5. Столкнувшись с новой задачей, внешне похожей на решавшиеся ранее:
А) оказывается беспомощным
Б) выполняет учебные действия, не замечая, что знакомая схема неадекватна новым условиям
В) может самостоятельно корректировать применяемую схему действия.
6. Может ли ученик дать объяснение причинам таких ошибок (соотнести способы
действий, обосновать пригодность одного и непригодность другого)?
А) нет
б) да
К высокому уровню отнесем ответы 5б, 6б, 5в; к среднему –1в, 3б, 4б, 5а, 6а, 2в; к низкому – 1а, 2а, 1б, 2б, 3а.
Для изучения самооценки нами использовалась методика Дембо-Рубинштейн в модификации А.М. Прихожан [2].
Инструкция: любой человек оценивает свои способности, возможности, характер, ум и
т.д. Уровень развития каждого качества человеческой личности можно условно изобразить
вертикальной линией, нижняя точка которой будет символизировать самое низкое развитие,
а верхняя – наивысшее. В бланке нарисованы пять линий. Они обозначают:
a) здоровье
b) общительность
c) грамотность речи
d) умение понимать человека без слов
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
e) умение договориться с другим
Под каждой линией написано, что она означает. На каждой линии чертой (–) отметьте,
как вы оцениваете развитие у себя этого качества, стороны вашей личности в данный момент. После этого крестиком (х) отметьте, при каком уровне развития этих качеств, сторон
вы были бы удовлетворены собой или почувствовали гордость за себя.
Обработка результатов: обработка проводится по 4 шкалам, начиная со второй (шкала
«Здоровье является тренировочной). Каждый ответ выражается в баллах. Размеры каждой
шкалы 100 мм.
По каждой из четырех шкал определяется: а) уровень притязаний – расстояние в мм от
нижней точки шкалы («0») до знака «х»; б) высота самооценки – расстояние в мм от нижней
шкалы до знака «–». Определяется средняя величина показателей самооценки и уровня притязаний по всем шкалам. Определяется степень дифференцированности самооценки. Здесь
можно использовать разность между максимальным и минимальным значением, однако этот
показатель рассматривается как условный. Для оценки средние данные испытуемого и его
результаты по каждой шкале сравниваются со стандартными значениями, приведенными
ниже (табл. 2, 3).
Таблица 2
Показатели уровня самооценки
Группа
испытуемых
Количественная характеристика самооценки, средний балл
Низкий
Очень
Норма
Средний
Высокий
Девочки
0 – 60
61 – 80
81 – 92
Мальчики
0 – 52
53 – 67
68 – 89
высокий
92 – 100 и более
90 – 100
Таблица 3
Показатели дифференцированности самооценки
Группа испытуемых
Количественная характеристика, балл
Слабая
Умеренная
Девочки
0–6
7 – 16
Мальчики
0–9
10 – 19
Сильная
более 16
более 19
Условно переведем полученные результаты в баллы: 4 балла – высокий или средний уровень самооценки при умеренной дифференцированности; 3 балла – высокий или средний
уровень самооценки при слабой или сильной дифференцированности; 2 балла – все случаи
очень высокой и низкой самооценки; 1 балл – ребенок не принимает задания или выполняет
его формально.
Результаты диагностики начального этапа изучения функционально грамотной языковой
личности младшего школьника показали недостаточный уровень, слабо развитые навыки са-
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
моконтроля, самооценки, рефлексии и недостаточное владение лингвистической и коммуникативной компетенций.
Данный этап работы показал необходимость поиска новых подходов в решении данной
проблемы.
ЛИТЕРАТУРА
1. Бунеева, Е.В. Научно-методическая стратегия начального образования [Монография] /
Е.В. Бунеева. – М.: Баласс. – 2009. – 208с.
2. Диагностика
самооценки
по
методу
Дембо-Рубинштейн.
Модификация
А.М.Прихожан.– http://cito-web.yspu.org/link1/metod/met35/node33.html
3. Оценка уровня сформированности учебной деятельности. В помощь учителю начальных классов. Авторы: Г.В. Репкина, Е.В. Заика. – Томск: «Пеленг», 1993. – 61с.)
4. Примерная основная образовательная программа образовательного учреждения. Начальная школа / [сост.Е. С. Савинов]. — М.: Просвещение, 2010. — 191 с. — (Стандарты
второго поколения).
5. Щукин А.Н. Лингводидактический словарь: более 2000 единиц [Текст] / А.Н. Щукин.–
М.: Астрель: АСТ: Хранитель, 2007. – 746 с.
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Султанкулов Д.И., соискатель, преподаватель Кыргызского государственного университета им. И.Р. Раззакова
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИСТОРИЧЕСКИХ СОБЫТИЙ И ФАКТОВ
ДЛЯ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ НАУЧНОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ
УЧАЩИХСЯ В ОБУЧЕНИИ ФИЗИКЕ
Рассмотрены, сравнены, определены аналогичность исторических событий и фактов с точки
зрения теорий и законов физики в учебно-воспитательном процессе.
THE USE OF HISTORICAL EVENTS AND FACTS FOR THE FORMATION AND DEVELOPMENT OF THE SCIENTIFIC WORLD VIEW OF THE PUPILS IN LEARNING PHYSICS
The study and analysis of historical events and facts by applying the theories and laws of physics in the
educational process.
Подробно о «Народной революции» в Кыргызстане учащийся должны знать не только
причины возникновения, процессы развития этих исторических событий, но и иметь собственные аналитические взгляды, личные мнения о причинах, результатах революции, иметь определенные научные понятия, как об историческом событии, приведшем народ к освобождению
от авторитарного режима и семейно-кланового управления властью в Кыргызской Республике.
В этом историческом событии участвовал народ, а движущей силой революции являлась
социальная несправедливость, семейно-клановое управление и совершенно по-бандитски
осуществленная приватизация государственного и частного имущества в Кыргызстане.
Общественное развитие и эти исторические события можно считать саморазвивающимся
процессом на основе законов диалектики. Конечно, в этот процесс нельзя прямо перенести законы и теорию естественных наук, как метод. Но можно относительно сравнить изменения общественного процесса в целом и физических явлений, процессов в учебно-воспитательном процессе как фундаментально-научной основы исторического события. А с точки зрения философии
ход общественного развития, как саморазвивающейся системы, зависит от уровня научного мировоззрения людей и их понимания основ фундаментальных наук. Поэтому общественное развитие нужно рассматривать как общее развитие диалектического процесса в целом. При обучении и сравнении исторического события с физическими явлениями надо учитывать внутренние
закономерности развития общественного процесса и при этом не абсолютизировать законы и
теории естественных наук. При обучении и сравнении вопросов исторического события и общественного развития справедлива теория относительности А. Эйнштейна.
При сравнении следует сосредоточить внимание учащихся старших классов на целях и
причинах революционных ситуаций для свободного, самостоятельного, творческого исследования, чтобы сформировать личное мнение о результатах «народных революций». С точки
зрения научного мировоззрения основа фундаментальной науки заключается в том, чтобы
уточнить, определить причины возникновения народных революций (2005, 2010 гг.) в Кыргызстане. При этом нужно развивать у учащихся самостоятельно-мыслительную, творческую
деятельность. Эту идею особенно подчеркивал творец теории относительности
А.Эйнштейн: свобода разума заключается в независимости мышления от ограничений, налагаемых авторитетами и социальными предрассудками, а так же от шаблонных рассуждений и привычек (Философия науки, 2008, стр. 256).
Часто мы полагаем, что общественными процессами должны заниматься только общественные науки. Нет, не только общественные науки и естественные науки. Общественный
процесс развития – это динамически развивающейся, более того саморазвивающийся процесс. Поэтому мы не дооцениваем роли естественных наук, не обращаем внимания на то, что
общественные движения, события развиваются естественным путем т.е. за счет внутренней
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
силы саморавивающегося синергетического процесса, который тесно связан с законами диалектики. Самоорганизация мыслится как эволюционный процесс. Поэтому основополагающая идея синергетики состоит в том, что неравновесность мыслится источником появления новой организации, т.е. порядка (поэтому главный труд И.Пригожина и И.Стенгерс назван «Порядок из хаоса»). Зарождение упорядоченности приравнивается к самопроизвольной самоорганизации материи (Философия науки, стр171). Научная основа природы общественного движения заложена в синергетической системе. А также часто можно встретить
аналогию изменений исторического события в механическом и тепловом процессе физической науки. А задача естественных предметов сравнить относительность, найти особенность,
аналогичность, причины возникновения общественного развития и исторических событий,
сравнивая с физическими явлениями, процессами, теориями, законами.
При обучении и во внеклассных воспитательных мероприятих следует особое внимание
обращать на то, что общественные процессы связаны с законами диалектики. Развитие
общества основывается на саморазвивающихся синергетических системах, подчиняется
фундаментальным законам и теориям природы, но относительно. Общественные события
могут меняться по всякому и в любое время соответственно изменениям политических, социально-экономических и других ситуаций, т.е. зависят от изменений общественных параметров. В этом заключается большая связь фундаментальной науки с общественным развитием. Не зря говорят, что наука фундаментальна, т.е. в основном она предопределяет научную основу общественно-исторического события, пути развития политических, экономических и социальных процессов в обществе.
Конечно, мы должны всегда помнить при сравнении относительность, абсолютность,
специфические особенности и связи общественного развития с изменениями физических явлений и процессов. Поэтому молодежь должна не только знать, но и заранее принимать меры
и найти пути решения закономерностей исторических событий, переворотов и революционных ситуаций в обществе. В этом и состоит актуальность обучения естественных предметов
при изучении исторических событий и фактов. Научное обоснование исторических событий
и фактов формирует и развивает научное мировоззрение молодежи. И имеет немаловажное
значение в воспитании и образовании учащихся и студентов.
Приведу пример сравнения: если в закрытом стекляном сосуде воду довести до кипения, то со временем пар выбивает пробку. Этот процесс нам хорошо известен. Здесь и для
ребят не трудно сравнивать аналогичность, особенности переворотов, революционных ситуаций с физическим процессом в закрытом сосуде. Приложения: таблицы 1 и №2.
Эти сравнения могут служить рычагом для углубления научного понятия и сущности теоретической части физических явлений и процессов, и одновременно понять причины, цели
и развития революционного процесса т.е. в сознании учащихся тоже создается психологическая ситуация для саморазвивания. Таким образом эти же рычаги могут являтся для обеих
обучающих целей опорной основой. Эти двойные рычаги друг друга взаимоподдерживают
в осуществлении дидактической цели учебно-воспитательного процесса. Здесь самая главная
задача, учащийся, хорошо усваивая учебный материал и опираясь на теории и законы физики,
сможет сравнить, понять причины возникновения и развития революционного процесса общества в целом. Такой комплексный подход в учебно-воспитательном процессе воспитывает аналитические качества, творческий характер, компетентность, формирует и развивает мыслительную деятельность и научное мировоззрение учащихся. Это важно для личной жизни учащихся и для развития общества. Задача обучения физике не в подготовке будущих «революционеров», а дать знания учащимся, чтобы сформировались реформаторские качества, чтобы
они влияли на общественное развитие, чтобы они в дальнейшей жизни провели умственную
революцию по развитию социально-зкономической жизни страны и общества.
С другой стороны, такая организация учебно-воспитательного процесса, считаю, дает
более глубокую связь физики с жизнью. Мы часто считаем, что связь физики с жизнью – это
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
практическое применение физической науки на производстве, технике и в быту, да, но
это только в младших классах. Мы должны в обучении физике в старших классах, научить,
чтобы учащиеся начали мыслить и вникали в глобальные проблемы государства и общества.
Так как, в будущем они будут управлять государством, заниматься и решать глобальные
проблемы человечества. Поэтому после окончания школы они должны вести себя как взрослые люди не только по поведению, но и по уму. Вот такая задача стоит перед школой. Чтобы
они были готовы решать проблемы не только в личной жизни, а смело и уверенно стремились решать проблемы общества. В данное время многие выпускники школ ведут себя как
дети, они не то что решать проблемы общества, не могут решить свои личные проблемы без
помощи других. Это уже не совсем правильно в организации учебно-вопитательного процесса в целом системы образования и родителей. В школьные годы учащимся полноценно не
прививаем такие качества как самостоятельность, творчество, самодеятельность, самоуверенность, самокритичность. Хочу отметить, что в обучении учащихся сравнительному анализу формирует вышесказанные человечские качества. Эти качества воспитывают в учащихся будущих созидателей общества, а не разушителей («революционеров»).
Для этого надо обучать чтобы учащийся перед собой смогли сами ставить цели и чтобы
возникли внутренные стремления решить проблемы общества (на себя брали ответственность) а, учителя возбудили желания и дать уверенность (фундаментальные знания) в этом.
По этому знания будущем для учащихся должна быть силой для личностного и общественного развития.
Как известно, при обучении всех предметов осуществляется связь с жизнью, и тем более
с историческими событиями, фактами. Поэтому мы не должны игнорировать эти исторические события в учебно-воспитательном процессе, как прекрасный инструмент формирования
мировоззрения учащихся. С другой стороны – это история развития нашего государства
и всего народа. В учебных заведениях в качестве патриотического воспитания молодежи часто проводятся различные воспитательные мероприятия. Патриотическое воспитание надо
начинать с исследования причин возникновения и процессов переворота, его результатов,
создания проектов перспективного стратегического развития страны и т.д. А в учебном процессе для этого целесообразно выбрать конкретные темы и учесть, при каких условиях и какие методические приемы и технологии соответствуют. А во внеклассных воспитательных
мероприятиях (круглый стол, дискуссионный клуб, конференции и т.д.), определяя цели
и задачи мероприятий, составить планы, программы, сценарии и т.д.
Примерная программа проведения дискуссии
«Народные революции в Кыргызстане и наше отношение к ним»
Ход дискуссии
1. Свободный микрофон: Личные мнения и взгляды участников дискуссий о «народных» революциях в Кыргызстане.
2. Для дискуссий предлагаются следующие вопросы:
а) Причина возникновения «народной революции». Какие аналогии и особенности с физическими явлениями и процессами вы здесь видите? Свою точку зрения обоснуйте.
б) Можно ли сказать, что это революции: ответ обоснуйте с точки зрения физики.
в) Как Вы считаете, достигли ли эти революции своих целей и задач?
3. Отметить активность участников дискуссий.
Эти исторические события должны оставить след в душах учащихся. Потому что они могут служить источником знаний и помогают понять исторические события. Такой подход в
обучении развивает мыслительную деятельность учащихся, совершенствует мотивации
учебно-воспитательного процесса в целом.
Мы знаем, что знания и мировоззрение человека формируются и развиваются только путем сравнения. Естественно, в учебном процессе при сравнении учащиеся классифицируют:
54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
определяют особенности, главную сущность, аналогии и различия между прошлыми и настоящими революциями в разное время в разных странах мира и т.д. Этот революционный
процесс можно понять как общественный процесс развития на уроках истории и обществоведения. В процессе обучения физики можно сравнить и объяснить термодинамическими,
механическими и другими процессами (колебание и волны) причины возникновения, движущие силы революционных ситуаций и аналогичность революций в обществе. На уроках
физики можно более ясно, четко и доступно сравнить разными физическими процессами
(тепловые явления, термодинамические процессы). Развитие общества тесно связано с общественным сознанием, фундаментальными знаниями. Поэтому государство должно больше
уделять внимания предметам, формирующим мировоззренческие знания. Естественнонаучные предметы развивают у учащихся конкретность, творческий подход, мыслительную деятельность и реформаторские качества. Одна из главных задач физического образования –
формирование научного мировоззрения учащихся. Основная задача фундаментальных дисциплин «открыть глаза» учащихся, т.е. умение познать окружающий мир, развивать в себе
уверенность, самостоятельность, формировать научный подход к политическому, экономическому и социальному развитию общества.
Аналогичность двух процессов
Таблица № 1
Ход изменения температуры
воды
1.
Источник тепла.
Ход процесса революционных ситуаций
Социальная несправедливость (низкая зарплата, безработица, семейно-клановое управление государством, казнокрадство, «прихватизация» и т.д.).
1
2.
Процесс кипения.
2.
3.
Вылетела пробка из сосуда.
3.
4.
Часть воды вылилась.
4.
Психологическая ситуация (сбор лидеров партий, общественных неправительственных организаций и подготовка к перевороту).
Осуществление переворота
Из-за переворота часть людей героически погибла
Таблица №2
Разница и особенности двух процессов
Ход изменения теплового процесса
Ход революционного процесса
Разница
1.
После выбивания пробки температуры воды убывает.
1.
После переворота начинается революционный процесс (изменение, конституции,
кадровой политики, стратегический курс
концепции политического и экономиче-
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
ского развития КР и т.д.), потому революцией управляют люди, развивается
общество по всем параметрам. Процесс
продолжается.
Особенности
2.
Стремление температуры воды к
термодинамическому равновесию.
2.
Начинается переходной процесс в обществе:
3.
Тепловое равновесие.
3.
Продолжается революционный процесс.
Движущая сила революции – интеллектуалы.
ЛИТЕРАТУРА
1. Гуревич П.С. Введение в философию. – М.: Олимп. – 1997.
2. Лешкевич Т.Г. Философия науки. – М.: Инфра. – М. – 2008.
3. Мамбетакунов Э. Табият, билим жана мезгил. – Б.: «Университет» . – 2012
4. Мамбетакунов Э. Физиканы окутуу теориясы жана практикасы. – Б.: ОсОО «Айат». –
2004.
5. Усова А.В. Теория и методика обучения физике: Общие вопросы. Санкт-Петербург. –
«Медуза». – 2002.
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Е СТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ
Физико-математические науки
Математика
Вычислительная математика
Гелдиев Х.А., кандидат физикоматематических наук, докторант
Физико-математического института
Академии наук Туркменистана
Аманов А.Т., соискатель Туркменского
государственного энергетического института
ЗАДАЧИ ЛИНЕЙНОГО ПРОГРАММИРОВАНИЯ
С ОГРАНИЧЕНИЯМИ НА ПЕРЕМЕННЫЕ СВЕРХУ
Дополнителные ограничения сверху на переменные задачи линейного программирования в канонической форме сильно усложняют задачу. В работе для решения таких задач приводится алгоритм, реализация которого дает существенный выйгрыш по сравнению с алгоритмом стандартного симплекс – метода.
Рассмотрим задачу
L(x) =(C,x)→max
(1)
Ax=b,
(2)
0≤ x ≤S,
(3)
где
, A – (mxn) матрица, S – заданный вектор (S1,…,Sn)T, b – вектор
(b1,………..bm)T с неотрицательными координатами.
Ограничения сверху на переменных
задачи (1 – 3) возникают естественным образом
при рассмотрении экономических задач. Если, например,
– количество производимой
продукции -го вида,
– величина – го вида сырья на складе. Цель производства – максимизация дохода
. Ограничение сверху (3) учитывает ограниченность потребления того
или иного вида продукции.
Стандартный подход к рассмотрению задачи (1 – 3) заключается прежде всего в приведении ее к каноническому виду. Для этого поступают следующим образом. Введением n но. Ограничения xi ≤ Si, (
сводятся к равенствам
вых параметров
xi+xn+i=Si, (
)
и которые добавляются к системе (2). При этом в новой задаче оказывается (m+n) ограничений в виде равенств и 2n ограничений в виде неравенств
Как видим, задача сильно усложняется. Поэтому мы поступим по-другому. Будем считать, что система (2) приведена к базисному виду, то есть
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
(4)
и выполнени условия согласования:
(5)
Отметим, что эти требования не уменьшают общности постановки задачи (1 – 3). Необходимые для этого преобразования аналогично описаны в [1,2]. В качестве начального опорного плана можно принять Хo=(b1,……..,bm,0,…,0). Используя равенства (4), преобразуем линейную форму L(x).
где
.
(6)
Так как
,
то
(7)
и задачу “улучшения” плана X0 сформулировать в виде
(8)
(9)
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Пусть Δμ>0. Положим xj=0 для всех
, кроме j=μ. Тогда систему (8) можно представить в виде:
x1=b1 – a1μ xμ
(10)
xm=bm – amμ xμ
Теперь нам разрешается брать xμ в пределах [0,Sμ] с соблюдением условий (9)
0≤ b1 – a1μ xμ ≤ S1
0≤ bm – amμ xμ ≤ Sm
Как видно из формулы (7), линейная форма L(x) будет принимать тем большее значение,
чем больше xμ , удовлетворяющее ограничениям (9). Необходимо только дополнительно
учесть ограничение 0≤ xμ ≤ Sμ .
При xμ=0 ограничения (9) выполняются. Начнем понемногу увеличивать xμ.
Рис. 1.
Переменная xi достигает предельного значения Si при
, если aiµ<0.
Если же aiµ>0, то xi достигает предельного значения 0 при
.
. Таким образом, если окажется, что
, то это ознаПусть
чает, что ограничения на значения переменной xµ сверху не оказали влияния на процедуру
выбора вариации этой переменной. Следовательно опорный план Х0 можно улучшить, проделав стандартные преобразования [3], и получить новый опорный план. На этом обсуждение этого этапа закончим.
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Если же
, то необходимо в качестве нового значения xμ принять
переменные подсчитать по формулам (10).
.
Отметим, что при этом
и значение функции качества будет равно
,
то есть она получает конечное положительное приращение ΔL=
Для выяснения возможности улучшения опорного плана
(1– 3), считая переменную хμ фиксированной и равной Sμ.
, а остальные
.
вновь обратимся к системе
L(x) = Δ1xm+1+……+ Δμ-1xμ-1+ ΔμSμ+ Δμ+1xμ+1+…+ Δnxn→max
x1 + a1,m+1xm+1 +…………..+a1μSμ +…… ………… +a1nxn=b1
xν + aν,m+1xm+1 +…………..+aνμSμ +…… ………… +aνnxn=bν
xm + am,m+1xm+1 +……….+amμSμ +…… ………… +amnxn=bm
нет положительных величин, то
в пределах (9) нельзя до-
Очевидно, что если среди
изменением какой-либо переменной
биться увеличения L(x).
Пусть Δl>0. Положим xi=0,
и перепишем последнюю систему:
.
Следовательно, необходимо соблюсти условия
.
Эти условия аналогичны (10), и вновь имеем два случая. В первом случае
и следует использовать стандартную операцию симплекс-метода. Во втором случае
,
и тогда необходимо повторить приведенные выше операции.
Отметим, что во втором случае не может быть речи о невырожденных режимах. К первому же случаю относятся все опасения с появлением таких особых случаев в стандартном
симплекс – методе [3].
ЛИТЕРАТУРА
1. Сеисов Ю.Б., Гелдиев Х.А. О возможных вариациях в линейном программировании.
Современное состояние естественных и технических наук.Материалы III Международной
научно-практической конференции.Москва,2011,15 – 23 стр.
2. Сеисов Ю.Б., Гелдиев Х.А. Выход из вырожденного режима в линейном
программировании.Научно-исследовательские практики современности:сб.научн. трудов. –
Ростов-на-Дону:Научное сотрудничество,2011 – 151 – 167стр.
3. Юдин Д.Б., Гольштейн Е.Г. Линейное программирование (теория, методы и приложения ). – Наука,1969. – 424 с.
60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Сельскохозяйственные науки
Агрономия
Селекция и семеноводство сельскохозяйственных растений
Семенченко Е.Л., аспирант, младший
научный сотрудник Днепропетровской
опытной станции Института овощеводства и бахчеводства Национальной
академии аграрных наук Украины
Витанов А.Д., доктор сельскохозяйственных наук, профессор
ВЛИЯНИЕ СПОСОБОВ ПОДГОТОВКИ СВЕЖЕУБРАННЫХ КЛУБНЕЙ
КАРТОФЕЛЯ НА УРОЖАЙ И ЕГО СТРУКТУРУ ПРИ ВЫРАЩИВАНИИ
В ДВУУРОЖАЙНОЙ КУЛЬТУРЕ В УСЛОВИЯХ СЕВЕРНОЙ СТЕПИ УКРАИНЫ
Изложены результаты исследований производства раннего картофеля в двуурожайной культуре с использованием различных способов выведения свежеубранных клубней из состояния покоя
на орошении дождеванием в условиях северной Степи Украины.
Ключевые слова: ранний (молодой) картофель, урожай, структура урожая, регуляторы роста.
Суть проблемы. Главной задачей овощеводов Украины является обеспечение населения
свежей овощной продукцией в установленных нормах. Ранний (молодой) картофель кроме
собственного производства в весенне – летний период импортируется из Испании, Турции,
Египта (Храмцов Л.И.) [6]. В конце лета – начале осени данная продукция в продаже отсутствует. Производство раннего картофеля в двуурожайной культуре дает возможность решения
проблем: обеспечения стабильного спроса рынка на этот вид овощной продукции. Рационального использования орошаемых земельных угодий (после уборки картофеля весенних сроков
высаживания площадь освобождается рано). Получения оздоровленного семенного материала.
Анализ последних исследований и публикаций. Фаворов А.М. и Котов А.Ф. (1952) [5]
и другие исследователи указывали на эффективность летних посадок картофеля для борьбы с
его вырождением. Ими рекомендовано определять сроки летнего высаживания на основании
конкретных климатических условий зоны выращивания. Для зоны северной Степи Украины
были установлены сроки летнего высаживания в двуурожайной культуре с 15 по 25 июля
(Дуда Г.Я.) [3]. Последние исследования по выведению свежеубранных клубней из состояния покоя для зоны северной Степи Украины проводили в 60 – х гг. прошлого столетия
(Гниловская Г.Г.) [1].
Цель исследований. Определить наиболее эффективные и менее затратные сочетания
современных регуляторов роста (в сравнении с сочетанием химических веществ, рекомендуемых в 60-х гг., и используемых сейчас) для пробуждения свежеубранных клубней
картофеля сорта Импала при выращивании в двуурожайной культуре на продовольственные
цели и семенной материал.
Результаты исследований. Исследования проводили на ДОС ИОиБ НААН Украины в
2011 – 2012 гг. на черноземе обычном, малогумусном, выщелоченном. Гумусовый горизонт
40 – 45 мм, содержание гумуса 3,6% (за Тюриным). При проведении исследований использовали рекомендуемую методическую литературу (Доспехов Б.А.) [2,4].
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
В связи с изменением климата погодные условия северной Степи Украины теперь еще
более засушливее и жарче поэтому возникла необходимость перенесения летних сроков
высаживания картофеля на первую декаду июля.
Всходы картофеля весеннего срока высаживания получили в начале мая, клубнеобразование отмечено в первые дни июня.
Ранний картофель весеннего срока высаживания (апрель 2011 – 2012гг.) убирали в три
срока: на 50-й, 60-й и 70-й день от высаживания. В среднем за два года урожайность на 50-й
день была 18 т/га, на 60-й день – 27,7 т/га, на 70-й день – 29,2 т/га. Фракционный состав
клубней в среднем за 2 года был следующим: 60 % клубней фракции более 35 – 40 мм (крупная) и 40 % фракции до 35 – 40 мм (мелкая).
Для летнего срока высаживания использовали клубни данного сорта разного происхождения: клубни урожая прошлого года (2010 – 2011 гг. соответственно) и свежеубранные
(пророщенные и непророщенные). Двухнедельное проращивание свежеубранных клубней и
высаживание непророщенных (убранных в день высаживания) актуально для зоны северной
Степи – благодаря этому повышается сухо и жаростойкость семенного материала.
Всходы картофеля летнего срока высаживания (02 июля) получили во второй декаде июля, клубнеобразование началось в первой декаде августа.
Продуктивность и структура урожая картофеля летнего срока высаживания представлены в таблице 1.
В зоне северной Степи Украины распостранены такие формы вырождения картофеля как
возникновение нитевидных ростков на клубнях и нарушение у вегетирующих растений ростовых процессов с проявленим мозаики и готики. При летнем выращивании вырождение картофеля значительно снижается, поэтому целесообразно использовать урожай, полученный
из прошлогодних клубней (вариант 8) как оздоровленный семенной материал, поскольку
этот вариант требует 3 – 5 – ти кратной обработки инсектецидами (всходы появляются рано
в период массового появления колорадского жука, картофель весенних сроков высаживания
уже в стадии отмирания ботвы). А урожай со свежеубранных клубней реализовать на продовольственные цели в осенний период – продукция экологически чистая, обработок инсектецидами не проводили (уровень рентабельности составляет 172 % и более).
1. – Продуктивность и структура урожая картофеля сорта Импала летнего срока выращивания
Урожайность, т/га
2011
г.
2012
г.
среднее
за 2 года
Варианты обработок
свежеубранных клубней
62
более 35 –
40 мм
до 35 – 40
мм
–
до 35 – 40
мм
–
более 35 –
40 мм
7,5
7,6
до 35 – 40
мм
1. 1% тиомочевины + 1%
роданистого калия +
0,002% янтарной кислоты +
0,0005% гибберелина, експ.
3 мин. (контроль)
2. Необработанные клубни
(абсолютный контроль)
3. 0,3% раствор потейтина,
более 35 –
40 мм
пророщенные
непророщенные
Фракционный состав урожая
клубней, %
среднее за
2011 г.
2012 г.
2 года
пророщенные
непророщенные
12,0
10,9
9,7
9,2
73,2
73,0
26,8
27,0
73,1
73,0
26,9
27,0
73,1
73,0
26,8
27,0
2,1
2,3
–
1,0
1,1
–
20,2
20,4
–
79,8
79,6
–
20,0
20,1
–
80,0
79,9
–
20,1
20,2
–
79,9
79,7
–
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
екп. 3 мин.
4. 2% раствор биоглобина,
екп. 3мин
5. фумар (2 г) + гибберелин
(50 мг) на 10 л воды, екп. 3
мин
6. реастим (0,5 л) + гибберелин (50 мг) на 10 л воды,
екп. 3 мин
7. гумат калия (50 г) + гибберелин (50 мг) на 10 л воды, екп. 3 мин
8. клубни урожая прошлого
года
НСР 0,005
8,2
8,2
4,1
4,1
74,1
74,0
25,9
26,0
74,0
74,0
26,0
26,0
74,0
74,0
25,9
26,0
8,4
8,0
11,4
10,8
9,9
9,4
73,0
74,0
27,0
26,0
73,3
74,1
26,7
25,9
73,1
74,0
26,8
25,9
7,9
7,8
14,1
13,6
11,0
10,7
74,0
74,2
26,0
25,8
74,4
74,1
25,6
25,9
74,2
74,1
25,8
25,8
7,7
7,3
–
3,8
3,6
73,6
73,4
26,4
26,6
73,2
73,3
26,8
26,7
73,4
73,3
26,6
26,6
15,1
–
0,13
0,14
25,1
–
1,15
1,16
20,1
–
70,0
–
0,88
0,89
30,0
–
0,85
0,89
71,0
–
0,84
0,77
29,0
–
0,87
0,79
70,5
–
29,5
–
–
Выводы. Наиболее эффективными и менее затратными способами повышения урожайности раннего картофеля сорта Импала на продовольственные цели является обработка свежеубранных клубней перед высаживанием в двуурожайной культуре раствором фумара с
гиббереллином (вариант 5) и реастима с гиббереллином (вариант 6). Также в летние сроки
высаживания формируется урожай более крупных фракций, нежели в весенние.
ЛИТЕРАТУРА
1. Гниловська Г.Г. Вплив строків літнього садіння на насінні якості картоплі при вирощуванні в північному Степу УРСР / Г.Г. Гниловська // Картопля, овочеві та баштанні культури./
Київ. – 1964. – Вип. 1. – С. 84 – 87.
2. Доспехов Б.А. Методика полевого опыта / Б.А. Доспехов. – М.: Колос, 1985. – 350 с.
3. Дуда, Г.Я. Результати досліджень по вирощуванню картоплі в умовах півдня УРСР /
Г.Я. Дуда // Картопля, овочеві та баштанні культури. / Київ. – 1969. – Вип. 7. – С. 62 – 65.
4. Методичні рекомендації щодо проведення досліджень з картоплею // Немішаєве. –
2002. – 185 с.
5. Фаворов А.М. Летняя посадка картофеля / А.М. Фаворов, А.Ф. Котов. – М.:
Сельхозизд, 1952. – 300 с.
6. Храмцов Л.І. Світові агротехнології / Л.І. Храмцов. – Дніпропетровськ: Пороги, 2006. –
393 с.
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Т ЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
Информатика, вычислительная техника и управление
Системный анализ, управление и обработка информации
Чуриев М.М., соискатель, старший
преподаватель, Туркменского государственного института нефти и газа,
Туркменистан
НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЗАЩИТЫ КОМПЬЮТЕРНЫХ ПРОГРАММ
ОТ ОТЛАДЧИКОВ-ДЕБАГГЕРОВ
В данной работе рассматриваются методы защиты компьютерных программ, а именно ограничение запуска и защита от отладчиков.
Ограничение запуска программы включает следующие направления: ограничение количества запусков, ограничение запуска по времени, запуск компьютерной программы только на одной рабочей
станции (компьютере).
Любой алгоритм ограничения запуска, пусть даже очень искусно разработанный и в достаточной мере эффективный, может достаточно быстро «пасть» под атакой специалистов, занимающихся взломом программного обеспечения.
Эта атака может производиться с помощью универсального инструмента взлома – отладчика,
который представляет машинный код выполнения программы в виде ассемблерного кода.
В работе мы рассмотрели множество антиотладочных приёмов, правда стоит отметь, что
любую защиту можно обойти поэтому мы рекомендуем использовать несколько различных антиотладочных приёмов.
Ключевые слова: компьютерная программа, ограничение запуска, отладчик, машинный код, реестр операционной системы.
IN THE WRITTEN WORK THERE ARE CONSIDER METHODS OF PROTECTION
OF COMPUTER PROGRAMS, NAMELY RESTRICTION OF START AND PROTECTION
AGAINST DEBUGGERS
Restriction start of the program includes following directions: restriction amount of starts, restriction
start on time, start of the computer program only on one workstation (computer).
Any algorithm of restriction of the starting process, very skillfully developed and sufficient measure effective, it can quickly «fall» under attack of the experts, engaged breaking of the software.
This attack can be made by means of the universal tool of breaking – such as debugger which represents
a machine code of performance of the program in the form an assembler code.
In this work we have considered set of protection methods from buggers; as it is known, any protection
can be bypassed therefore it is recommended using some various antidebugging methods.
Key words: Computer program, restriction of start, debugger, machine code, register of operating system.
Всем известное выражение «Кто владеет информацией – тот владеет миром» по сей день
не теряет своей актуальности, и хотя буквально его в наше время и не следует понимать, однако следует отметить, что именно в настоящее время значение информации в любой отрасли человеческой деятельности приняло глобальные масштабы. Поэтому, особенно остро
встал вопрос её защиты в наше время – в период информатизации и компьютеризации.
В наши дни под понятие информации подпали программы, файлы, различные носители информации, такие как дискеты, диски и т.п. Как Вы уже заметили, информация стала уже
ближе компьютерной терминологии, нежели к любой другой. В данной работе рассматриваются методы защиты компьютерных программ, а именно ограничение запуска и защита
64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
от отладчиков. Эта защита наиболее актуальна именно сейчас, когда сетевые технологии
захватывают все больше и больше пространства информационного обмена.
Надо заметить, что данная работа, хоть и не охватывает саму сетевую технологию, однако может быть очень полезной для специалистов, преследующих цель защитить свои программы – не только в сети но и в повседневной работе.
Проблемы, связанные с ограничением запуска
Ограничение запуска программы включает следующие направления: ограничение количества запусков, ограничение запуска по времени, запуск компьютерной программы только
на одной рабочей станции (компьютере).
Успешное осуществление этого вида защиты имеет огромное значение для их автора или
владельца программ, так как увеличивает прибыльность данной компьютерной продукции,
которая напрямую зависит от числа реализованных единиц копий программы. Сеть тут выступает как катализатор обратных процессов, стремящихся уменьшить этот числовой параметр, дабы обеспечивает запуск одной программы на нескольких компьютерах. Еще раз повторимся, рассмотренные ниже приемы можно использовать для любого рода компьютерной
деятельности, не только для сетевой работы, они приемлемы иногда даже в большей степени
для локальных машин.
Метод ограничения запуска программы по времени и ограничение количества запусков
программы во многом схожи друг с другом, и их принцип основывается на следующем: программа устанавливается на компьютере, далее происходит ее первый запуск, во время этого
запуска происходит запись в память некоторой информации. Содержание этой информации
зависит от способа защиты, например, для ограничения по времени – это может быть дата
первого запуска, а для ограничения количества запусков – числовая запись произведенного
количества запусков данной программы. Далее, по ходу использования программы эта
запись должна меняться для каждого последующего запуска.
Рассматривая способ запуска компьютерных программ только на одном компьютере, необходимо отметить следующие два важных момента:
во-первых, следует выявить уникальную отличительную особенность компьютера, на котором производится запуск программы, например серийный номер жесткого диска. Конечно,
желательно производить полную проверку конфигурации оборудования, включая и отличительные признаки файловой системы;
во-вторых, как и в случаях с ограничением запуска по времени и ограничением количества запусков программ, необходимо произвести запись в память компьютера. Форма этой
записи и ее защита играют очень большую, едва ль не главную роль во всем процессе защиты программы. Эта запись может быть произведена в виде файла на одном из дисков, либо
ключа реестра операционной системы, либо еще каким-либо способом. Так вот, эта запись
может послужить слабым звеном в цепочке защитного процесса.
Вот здесь мы подошли к самой важной и главной части данной работы. Любой алгоритм
ограничения запуска, пусть даже очень искусно разработанный и в достаточной мере эффективный, может достаточно быстро «пасть» под атакой специалистов, занимающихся взломом
программного обеспечения.
Эта атака может производиться с помощью универсального инструмента взлома – отладчика, или так называемого дебаггера, который представляет машинный код выполнения программы в виде ассемблерного кода. Человеку, хоть немного разбирающегося в ассемблерном
коде, и тем более занимающегося разработкой программ на ассемблере, не составит большого труда определить путь к тому файлу на диске или ключу реестра, в котором хранится
запись проверки на ограничение, и даже изменить саму проверку – просто подправив ассемблерный код.
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Существует множество различных отладчиков: SoftICE, OllyDebug, IDA и т.д. Каждый из
них представляет мощный инструмент для разбора машинного кода и обхода защиты. Однако в свою очередь, совершенствуются и противоотладочные приемы.
Возможные решения
Существуют много стандартных способов защиты от отладчиков, однако все они давно изучены и при системном подходе к взлому, быстро могут оказаться «разобранными» по кусочкам.
В данной работе мы рассматриваем несколько нестандартные приемы, которые окажутся
куда полезнее, чем «изученные до скелета» стандартные способы.
Во многих случаях ссылка на файлы или на записи, в которых сохранены пароли, сроки
истечения действий программ и т.д., осуществляется в прямых строковых переменных. Любой
из вышеуказанных отладчиков без каких-либо больших проблем дает возможность отыскивать
эти переменные и их значения. В результате взломщик становится обладателем ценной информации – это может быть пароль для входа в программу, файл с количеством запуска или
сроками ограничения действия программы. Таких переменных обычно в программе бывает
немного и перебрав их все взломщик может получить то, что ему было нужно.
Одним из решением этой проблемы могло бы быть, шифровка этих ссылок в программном коде [2,3]. В этом случае они были бы в нечитаемом виде, а при необходимости программа сама бы их расшифровывала. Однако для специалистов, занимающих криптоанализом, не составило бы особого труда расшифровать полученные с помощью отладчика строковые данные.
Чтобы скрыть необходимые ссылки от «внимания» отладчиков, следует располагать их не
в строковых переменных, а в строковых компонентах. Компонент – это визуальных элемент
в объектно-ориентированных языках программирования (Visual Basic, Visual C++, Borland Delphi и др.). К примеру, если на свойстве Caption строкового компонента Label (язык программирования Borland Delphi) разместить строковую информацию, то при разборе отладчиком откомпилированного программного кода, данная строковая информация не отобразится [1].
Однако и это может достаточным не оказаться. Возможности отладчика не ограничиваются лишь поиском необходимых записей, встроенный дебаггер позволяет искать проверки
условий и условные переходы. Проверка паролей, количества запуска, срока действия лицензии перед запуском – все это проверка условий. Дебаггер представляет все операторы проверки условия (на каком бы языке программирования не был откомпилирован машинный
код) в виде оператора сравнения языка ассемблера CMP. Специалисты, занимающиеся
отладкой программы (чаще всего с целью взлома) находят эти операторы, анализируют условные переходы по ним, подправляют код и в итоге программа даже в случае не выполнения условия переходит не на завершение программы, а на продолжение работы в нормальном режиме, как если бы условие проверки выполнялось. Это наглядно представлено на рисунках, приведенных ниже.
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Нормальная работа
Подправленная отладчиком (красная стрелка)
Рис 1. Блок-схема работы программы
Как видно из рисунка, взломщику совсем необязательно даже знать условия проверки, надо
просто определить где сама проверка и условный переход в случае невыполнения условия.
Значит, для успешной реализации кода защиты необходимо защитить и саму проверку
условий. Для этого следует проверку условия осуществлять не прямо условным оператором,
а создать сложную систему операторов проверки в программном коде, каждый из которых
в отдельности ничего существенного не представляет. В итоге в отладчике в ассемблерном
коде будет отображаться сложная цепочка операторов сравнения (CMP), в которой разобраться даже опытному специалисту по взлому будет не просто. А чтобы еще усложнить
«жизнь» взломщикам, необходимо «напичкать» программный код «пустыми» условными
операторами, которые в сущности хоть и что-то проверяют, но на работу программы они никоим образом не влияют.
Таким образом, система операторов сравнения еще более усложняется и определить
нужный условный переход будет крайне затруднительным.
Именно затруднительным, но не невозможным.
Рассмотрим теперь возможность сохранения условия ограничения запуска программы не
во внешнем файле или записи реестра, а в самом машинном коде данной программы в
зашифрованном виде – программа запускается, в процессе своей работы в оперативной памяти она открывает свой машинный код из файла на физическом диске, осуществляет необходимую проверку условия, делает необходимые изменения в свой же машинный код и сохраняет его. Осуществить это на практике крайне сложно, так как многие операционные системы запрещают программам вносить какие либо изменения в свои машинные коды в процессе работы. Однако результат стоит того, и мы на практике в этом убедились. С помощью
специально разработанных программных функций на языке Borland Delphi 7, нам удалось
разработать программный код, который свободно осуществляет вышеуказанные задачи.
При попытке подправить машинный код в отладчике, испытуемая программа безвозвратно портится и выдает системную ошибку. Это и есть изюминка данной работы, суть
которой заключается в том, что при изменении машинного кода отладчиком, попытка самой
программы получить доступ уже в измененный ее код, вызывает неисправимую ошибку.
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Второго шанса у взломщика с этой программой зачастую уже не бывает.
На случай если, «заблаговременно» отложены большое количество копий программ для
испытаний на отладчике, можно предложить параллельный контроль, который к примеру
можно осуществить с помощью ключа реестра операционной системы, разместив в нем
идентичную с изменяемым содержимым машинного кода программы записью [4]. При
несовпадении записей можно программе дать возможность удалить саму себя.
А чтобы у отладчиков уже с начала разбора программы начались проблемы, можно
предложить специально разработанную функцию AntiDebagger (Borland Delphi 7), программный код который выглядит следующим образом:
function AntiDebugger: boolean;
type
TDeb = function: boolean; stdcall;
var
Deb: TDeb;
Lib: HMODULE;
begin
Result := False;
Lib := GetModuleHandle('kernel32.dll');
if lib <> 0 then
begin
@Deb := GetProcAddress(lib, 'IsDebuggerPresent');
if Assigned(Deb) then
Result := Deb;
end;
end;
Данная функция обнаруживает запуск программы под отладчиком, что дает возможность
автору программы в исходном программном коде запустить механизм саморазрушения, или
даже закрытия самого дебаггера.
В результате мы продемонстрировали несколько антиотладочных приемов, каждый
из которых по отдельности может обеспечить достаточную защиту, однако если рассматривать вопрос защиты с философской точки зрения, стоит отметить, что любую защиту можно
обойти, и здесь уместно выражение «хорошая защита та, на взлом которой уходит больше
средств, чем прибыль полученная с ее взломом». Поэтому, считаю целесообразным использовать несколько различных антиотладочных приёмов.
ЛИТЕРАТУРА
1. Marco Cantu – Mastering Delphi 7, Sybex, 2003
2. Peter Thorsteinson, G. Gnana Arun Ganesh – .NET Security and Cryptography, NET Security and Cryptography, 2003
3. Rolf Oppliger – Contemporary Cryptography (Artech House Computer Security503), Artech
House Publishers, 2005
4. Jerry Honeycutt – Microsoft Windows XP Registry Guide, Microsoft Press;
5. 1 edition, 2002
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
Документальная информация
Информационные системы и процессы
Малышев П.С., аспирант Московского государственного машиностроительного университета (МАМИ), Института инженерной экологии и химического машиностроения
ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС РАЗРАБОТКИ АВТОМАТИЗИРОВАННЫХ
ИНФОРМАЦИОННЫХ СИСТЕМ
В статье рассматривается технологическая модель разработки автоматизированных информационных систем, основанная на принципах программной инженерии. Модель представлена как
совокупность подпроцессов в виде логических контейнеров, в которых сгруппированы элементы процесса разработки.
TECHNOLOGICAL PROCESS OF WORKING OUT
OF THE AUTOMATED INFORMATION SYSTEMS
In article the technological model of working out of the automated information systems, based on principles of program engineering is considered. The model is presented as set of subprocesses in the form
of logic containers in which elements of process of working out are grouped.
Введение
Создание автоматизированных информационных систем в соответствии с современными
концепциями программной инженерии должно осуществляться по регламенту процесса разработки, определяющему все основные этапы жизненного цикла программного обеспечения
(ЖЦ ПО).
Основным нормативным документом, регламентирующим состав процессов ЖЦ ПО, является международный стандарт ISO/IEC 12207: 1995 «Information Technology – Software Life
Cycle Processes» и его российский аналог – ГОСТ Р ИСО/МЭК 12207–99. Эти стандарты не
предлагают конкретную модель ЖЦ ПО. Их положения являются общими для любых моделей ЖЦ, методов и технологий создания программного обеспечения. Они описывают структуру процессов ЖЦ ПО, не конкретизируя деталей, как реализовать действия и задачи,
включенные в эти процессы.
В данной статье представлена технологическая модель разработки автоматизированных
информационных систем, построенная в соответствии с принципами программной инженерии.
Технологическая модель разработки АИС
Моделирование процесса разработки автоматизированных информационных систем неразрывно связано с сущностью жизненного цикла программного обеспечения, являющегося
одним из базовых понятий программной инженерии. Для обеспечения согласованного
и упорядоченного моделирования проектов АИС, которое необходимо отразить в технологической модели разработки, целесообразно учесть ключевые рекомендации по проектированию программных систем [2]:
• проектирование на основе визуального моделирования с адекватным отражением
архитектуры предшествует написанию программного кода;
• процесс проектирования ориентирован на последующую компонентную реализацию
программной разработки с тем, чтобы уменьшить количество кода, написанного вручную,
для повышения качества конечного продукта;
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
• процесс проектирования должен быть автоматизирован для возможности прямого и
обратного проектирования визуальных моделей.
В соответствии с этими рекомендациями предлагается технологическая модель проектирования автоматизированных информационных систем, состоящая из подпроцессов в виде
логических контейнеров, в которых сгруппированы элементы процесса проектирования. Для
практических исследований, связанных с моделированием автоматизированных информационных систем, выделены пять технологических дисциплин процесса: исследование концепции и системы, управление требованиями, анализ, проектирование и кодирование (рис. 1).
Рис. 1. Технологическая модель разработки автоматизированной информационной системы
Данная технологическая модель представлена в виде совокупности следующих проектных артефактов и визуальных моделей, создаваемых объектно-ориентированным методом с
использованием унифицированного языка моделирования Unified Modeling Language (UML):
• документ-концепция проекта, представляющий высокоуровневое определение АИС
и отражающий основные требования к ней;
• модель прецедентов (вариантов использования системы) в виде UML-диаграммы
Use Case, отражающая функциональные требования к системе;
• модель предметной области в виде UML-диаграммы классов, отражающая формализацию концептуальных объектов, выявленных по документу-концепции для АИС;
• спецификация требований – документ развернутого описания функций системы в
виде сценариев как совокупности прецедентов;
• модель взаимодействия в виде UML-диаграмм последовательности и кооперации,
описывающая динамику всех прецедентов системы;
• модели анализа и проектирования в виде развернутых UML-диаграмм классов, описывающие реализацию прецедентов системы и служащие в качестве абстрактного представления исходного программного кода АИС;
70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аспирант и соискатель, № 1, 2013
• модель базы данных для хранения постоянных классов: UML-диаграмма, показывающая взаимодействие таблиц базы данных, и включающая подробное описание атрибутов
операций и связей между этими таблицами.
Предложенная технологическая модель отражает ключевые требования, предъявляемые
к технологии создания АИС:
– высокая степень обобщенности, позволяющая применять ее для разработки приложений, принадлежащих к семейству программных продуктов рассматриваемой предметной области – автоматизированные информационные системы;
– базирование на основных принципах программной инженерии, лежащих в основе современных технологий разработки;
– повышение степени формализации спецификаций требований к системам.
Заключение
Представлена технологическая модель разработки, основанная на методах современной
инженерии программного обеспечения и представляющая визуальные объектноориентированные модели на унифицированном языке моделирования Unified Modeling Language (UML). Данная модель позволяет усовершенствовать процесс разработки автоматизированных информационных систем за счет согласованного, упорядоченного и взаимосвязанного моделирования.
ЛИТЕРАТУРА
1. Соммервилл И. Инженерия программного обеспечения.: Пер. с англ. – М.: Изд. дом
«Вильямс», 2002. – 624 с.
2. Софиев А.Э., Черткова Е.А. Компьютерные обучающие системы. Монография: – М.:
Изд. ДеЛи, 2006. – 296 с.
71
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
15
Размер файла
1 128 Кб
Теги
234
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа