close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

552

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
СЕВЕРНЫЙ (АРКТИЧЕСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА
На правах рукописи
Воловик Ольга Анатольевна
Социальный аудит деятельности органов муниципальной власти
в процессе развития институтов гражданского общества
(региональный аспект)
Специальность 22.00.04 – социальная структура,
социальные институты и процессы
Диссертация
на соискание ученой степени
кандидата социологических наук
Научный руководитель доктор философских наук,
профессор А. А. Дрегало
Архангельск – 2013
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2
Оглавление
Введение .............................................................................................................. 3
Глава 1. Методологические предпосылки исследования социального аудита ...15
1.1. Социальный аудит в социологическом дискурсе................................15
1.2. Особенности диалога институтов гражданского общества
и органов муниципальной власти в коммуникационном процессе ...........34
Глава 2. Противоречия публичного диалога в региональном социуме...............65
2.1. Социальный аудит деятельности муниципальной власти в регионе:
модель, индикаторы, показатели, механизм реализации ...........................65
2.2. Социальная ответственность субъектов муниципальной власти
и солидаризация населения (социологический анализ).............................83
2.3. Информатизация социального пространства муниципального
образования как фактор повышения уровня доверия и развития
институтов гражданского общества ........................................................ 124
Заключение ....................................................................................................... 145
Список литературы ........................................................................................... 149
Приложения ...................................................................................................... 168
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3
Введение
Актуальность темы исследования
Реформы местного самоуправления в России нацелены на повышение меры
социальной ответственности органов муниципальной власти перед гражданами.
Основная забота о социальном положении населения переходит на местный
уровень. В то же время, местное сообщество, которое является социальной
основой местного самоуправления, теряет доверие к органам муниципальной
власти.
Противоречия между интересами граждан и органов государственной,
муниципальной власти становятся одной из причин разбалансированности
социального пространства. Известные модели согласования таких интересов
далеко не оптимальны. Решение проблемы нередко подменяется имитацией
политической деятельности, что ведет к отчуждению граждан от власти,
укреплению ложных ценностей в духовном мире. Как следствие, растут
показатели девиантного поведения, усиливается социальная агрессивность,
сохраняются
угрозы
военных
конфликтов,
межнациональной
и
межконфессиональной розни, терроризма.
Данные социологических исследований говорят об исчерпанности многих
форм и методов организации социальной жизни периода укрепления властной
вертикали, о снижении роли демократических институтов и связанной с этим
политической апатией граждан1.
Мировой опыт свидетельствует, что достижение баланса интересов
государства и гражданского общества, в упрощенном варианте – интересов
человека и социальных общностей, возможно с помощью социальных
технологий. Речь идет не просто о совокупности приемов, методов и воздействий,
применяемых для достижения поставленных целей, а о социальных технологиях
Тихонов А.В. Модернизация по-российски и выбор стратегии теоретико-прикладного исследования
возникающих проблем.// Социальное обоснование стратегий городского, регионального и
корпоративного развития: проблемы и методы исследований. Материалы IX Дридзевских чтений /
редколлегия: А.В. Тихонов отв. ред., Е.М. Акимкин, Ю.Н. Дуберман, Е.И. Рабинович, В.А. Шилова. –
М.: ИС РАН, 2010. – С. 26.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4
как инновационной системе методов выявления и использования социального
потенциала.
Одной из проблем в отношениях органов муниципальной власти и
институтов гражданского общества, развития самоуправления, является низкий
уровень информационного взаимодействия. В этих условиях возрастает роль
социального аудита деятельности органов муниципальной власти. Полученная
гражданами в результате аудита достоверная информация открывает возможность
объективно оценивать социальную ситуацию, выявлять социальные риски и
придавать импульс развитию институтов гражданского общества.
Созданные человеком информационные и технологические ресурсы,
интеллектуальные продукты преимущественно используются в экономической
сфере. В социальной сфере на региональном уровне информационные технологии
не заняли пока подобающего социологической науке места. Между тем, общество
все больше нуждается в обоснованных репрезентативных исследованиях,
социальной диагностике, общественной экспертизе, обоснованном прогнозе. Без
научной поддержки известные концепции, стратегии, проекты, как показывает
практика, реализуются с существенными социальными издержками.
В России некоторые профессиональные политики и государственные
деятели в отсутствие политической активности со стороны граждан сумели снять
с себя часть ответственности за решения важнейших общественных и
экономических проблем. В их понимании, судя по предвыборным программам
партий (выборы депутатов Государственной думы 4 декабря 2011г.), политика –
это исключительно борьба за власть и за удержание власти. А от гражданского
общества политические лидеры и партии ожидают исключительно легитимации
своей власти. Декларируемые «социальные проблемы» и их решения, нередко
рассматриваются как инструмент придания новых функций тем или иным
органам власти и управления, воспроизводства устаревших механизмов
социальной политики,
а в
государственного бюджета.
итоге,
обоснования
тех или иных затрат
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5
Для реального выявления социальных проблем, поиска плодотворных
решений востребованы инструменты и активизация институтов гражданского
общества, проведение независимых от государства исследований, независимой
аналитики и независимого консалтинга, что предполагает существование
независимых от государства заказчиков и исполнителей таких работ2. Речь идет о
различных видах аудита – финансовом, экологическом, управленческом,
экономическом. В системе аудита особое место занимает социальный аудит
деятельности органов власти – как способ всесторонней и объективной оценки
состояния социальных отношений, социальной политики и ее коррекции в
регионе (муниципальном образовании).
Редукция социального аудита в сферу муниципального управления, в
область реализации социальных программ обусловлена базовой потребностью
субъектов социальных отношений в координации усилий для повышения
результативности и эффективности в решении вопросов жизнедеятельности
населения муниципального образования.
Одним из проверенных опытом средств достижения баланса интересов
государства и гражданского общества является доверие, которое рассматривают
не только как ценный экономический актив, но и потенциальный источник
благосостояния и стабильности власти. Доверие – ключевая характеристика
развитого человеческого общества, проявляющаяся как на индивидуальном
уровне, так и на уровне социальном. Напротив, недоверие снижает социальный
капитал в организации, в сообществе.
Заключенные в социальном аудите возможности эффективного контроля и
верификации действий по управлению социальными программами, отработки
действенного механизма «обратной связи» органов власти и населения отвечают
целям оптимизации социальных отношений в обществе и, как следствие,
повышению качества жизни человека.
Римский В.Л. Особенности российской социальной политики.// Социальное рыночное хозяйство:
концепция, практический опыт и перспективы применения в России: Сборник статей/ под общей
редакцией проф. Р.М. Нуреева. – М.: Издательский дом ГУ-ВШЭ. – 2007. – С. 302.
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6
Таким образом, применение социального аудита в отношении к властным
структурам, особенно в условиях реформирования системы муниципального
управления, представляется теоретически и практически значимым и актуальным.
Социальный аудит на муниципальном уровне позволяет оптимизировать связи и
отношения между органами муниципальной власти и институтами гражданского
общества,
а
также
определять
степень
социальной эффективности их
взаимодействия.
Степень разработанности проблемы
Социальные отношения как результат пространственного, психического,
социального
контакта,
(Я. Щепаньский, 1969 г.),
социального
складываются
действия,
в
исторически
взаимодействия
определенных
общественных формах, в конкретных условиях места и времени. Понятие
«социальные отношения» включает в себя отношения между социальными
субъектами по
поводу их равенства
и социальной справедливости в
распределении жизненных благ, условий становления и развития личности,
удовлетворения материальных, социальных и духовных потребностей. К
социальным отношениям относятся экономические, политические, правовые,
экологические, бытовые, нравственные и другие отношения. Социальный аудит в
каждой из этих сфер социальных отношений имеет свои особенности и свое
определение.
Собственно понятие социального аудита появилось в научной литературе в
1940-х годах; его ввел в научный оборот Т. Ж. Крепс (Theodore J. Kreps)3,
профессор экономики Стэнфордской школы бизнеса. В дальнейшем это понятие
разрабатывается в работах Ж. Умбл (J. Humble)4, а также в работах французских
исследователей, рассматривающих социальный аудит в качестве комплексной
исследовательской процедуры, включающей в себя социальную диагностику,
3
A Cartel Policy for the United Nations Book by Corwin D. Edwards, Theodore J. Kreps, Ben W. Lewis, Fritz
Machlup, Robert P. Terrill; Columbia University Press, 1945, 128 р.
4
J.Humble, L’audit social au service d’un management de survie, Paris, Dalloz, 1975.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
7
экспертизу, прогнозирование и проектирование социальных процессов и объектов
(P. Candau, J. Igalens, H. Landier, I.-M. Peretti)5.
Разработка методологии и технологии социального аудита в России
получила свое развитие в рамках управления персоналом. При этом социальный
аудит изначально трактуется как система контроля над соблюдением социальных
норм, правил и расчетов, связанных с деятельностью коллективов в организации
(П.В. Журавлев6, Ю.Г. Одегов7, Ю.Н. Попова8, Э.А. Смирнов, и др.).
Социальный аудит применительно к исследованию социально-трудовых
отношений на предприятии, к управлению человеческими ресурсами на
предприятии развивается в настоящее время благодаря сотрудничеству Академии
труда и социальных отношений (г. Москва) с Международным институтом
социального аудита (г. Париж). Коллектив авторов (Т.В. Гришина, А.Л. Жуков,
Н.Н. Карнаух, В.Н Киселев, А.Н. Крестьянинов, В.А. Мальцев, С.Т. Папаев,
В.Т. Понизов, Ю.Н. Попов, А.И. Рофе, Е.К. Самраилова, А.А. Шулус) создал
учебное пособие по социальному аудиту9.
Значительно обогатили теоретико-методологические основы социального
аудита Т.Е. Зерчанинова, А.И. Кузьмин, В. Г Попов, Р.З. Халиуллин 10. Названные
авторы акцентируют внимание на технологии и методологии социального аудита
применительно к оценке инноваций в социальной политике, направленных на
развитие позитивных тенденций в динамике социальной сферы города.
5
Candau P. (1985), L'Audit social: methods et techniques, Vuibert, Paris; Peretti J.-M., Vachette J.L. (1985),
Audit social, editions d'Organisation, Paris; Igalens J., Joras M., (2002), La Responsabilité sociale de
l'enterprise, editions d'Organisation, Paris; Combemale M., Igalens J. (2005), L'Audit social, Que sais-je?,Paris;
Landier II. Le guide des relations sociales dans l'entreprise (2007).
6
Журавлев, П.В. Управление человеческими ресурсами: опыт индустриально развитых стран : учебное
пособие / П.В. Журавлев, Ю.Г. Одегов, Н.А. Волгин. – М.: Изд-во «Экзамен», 2002.
7
Одегов, Ю.Г. Управление персоналом, оценка эффективности: учеб. пособие для вузов / Ю.Г. Одегов. –
М.: Изд-во «Экзамен», 2004. – 256 с.
8
Попов Ю.Н. Социальный аудит через призму принципа трипартизма МОТ // Народонаселение. – 2011.
– № 1 – С. 65–75. Попов, Ю.Н. Социальный аудит как инструмент современного менеджмента / Ю.Н.
Попов // Менеджмент и Бизнес-администрирование. – 2007. – № 2. – С. 147–157.
9
Социальный аудит: учеб. пособие / ред. А.А. Шулуса, Ю.Н. Попова. Москва: Издательский дом
АТИСО, 2008.– 620 с.
10
Социальный аудит в управлении малым северным городом / Попов В. Г., Кузьмин А. И., Зерчанинова
Т. Е., Халиуллин Р. З. / ред. В. Г. Попова.  Екатеринбург: Академкнига, 2002. –236 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
8
Методологическую базу для разработки основ социального аудита содержат
труды Т.М. Дридзе11, Л.Я. Дятченко 12, В.Н. Иванова13, В.А. Лукова14,
В.И. Патрушева15, В.И. Подшивалкиной16, направленные на изучение основных
аспектов применения социальных технологий в управлении социальными
процессами.
Исходя из исследовательских задач диссертации, отдельно выделим работы,
связанные с совершенствованием муниципального управления, к ним относятся
труды К.А. Антипьева17, Г.В. Атаманчука18, Ф.М. Бородкина19, А.Г. Гладышева20,
А.Н. Демьяненко 21, А.И. Радченко 22, Ж.Т. Тощенко 23, Г.А. Цветковой24,
Дридзе Т.М. Методология прогнозного социального проектирования и выявление социальных
требований к системе жизнеобеспечения // Прогнозное социальное проектирование: теоретикометодологические проблемы. М.: Наука, 1994. С. 37-38.; Дридзе Т.М. Социально-диагностическое
исследование города // Вестник Российского гуманитарного научного фонда. – 1996. – № 1. – С. 95-103.
12
Дятченко Л. Я. Социальные технологии в управлении общественными процессами.  М.: - Акад. труда
и соц. отношений, Белгор. центр. соц. технологий; Белгород: Центр соц. технологий, 1993. – 344 с.
13
Иванов В.Н. Социальные технологии в современном мире. – Н. Новгород, Изд-во Волго-Вятской
академии государственной службы, 1996. – 196 с.
14
Луков В.А. Социальная экспертиза /монография – М.: Ин-т молодёжи. 1996.
15
Иванов В.Н., Патрушев В.И. Инновационные и социальные технологии государственного и
муниципального управления. – М.: Изд-во «Экономика». 2001г. – 328 с.
16
Подшивалкина В.И. Социальные технологии: проблемы методологии и практики. – Кишинэу:
Центральная типография, 1997.– 326 с.
17
Антипьев К.А. Местное самоуправление как социальный институт современного общества. Пермь.:
Изд-во ПСИ МОСУ. 2008.; Антипьев К.А. Местное самоуправление в оценках жителей Пермского края
(по результатам социологического исследования) // Государственная власть и местное самоуправление.
– 2009. – № 11. – С. 27–30.
18
Атаманчук Г.В. Проблемы управления и управляемости в обществе: Избранное / Г.В. Атаманчук;
Издательство РАГС. – 2011. 384 с.
19
Бородкин Ф.М. Ценности населения и возможности местного самоуправления // Социологические
исследования. 1997. – № 1. – С. 98-111.
20
Гладышев А.Г. Муниципальная наука: теория, методология, практика / Гладышев А.Г., Иванов В.Н.,
Патрушев В.И.; Акад. наук социал. технологий и мест. самоуправления. Отд-ние РАЕН «Инноватика
социал. упр.». Моск. гос. социал. ун-т, Акад. социал. упр.  М.: Муницип. мир, 2003.  284 с.
21
Демьяненко А.Н. Район как объект стратегического управления в контексте теории организации
//Пространственная экономика. – 2008. – № 2, С.60-88; Демьяненко А.Н.Опыт пространственного
экономического анализа // Пространственная экономика. – 2011. – № 3. – С. 143-159.
22
Радченко А.И. Основы государственного и муниципального управления: системный подход /А.И.
Радченко. – 2-е изд., перераб. и доп. – Ростов-на-Дону: Ростиздат, 2001. – 720 с.
23
Тощенко, Ж. Т. Изменились ли проблемы местного самоуправления за последние 10 лет? / Ж. Т.
Тощенко, Г. А. Цветкова // Социологические исследования. – 2006. – № 8. – С. 7887; Тощенко Ж.Т.,
Романовский Н.В. О тенденциях развития социологии в современном мире. // Социологические
исследования. 2007, №6.  С. 3-12. Тощенко Ж.Т. Состоялось ли гражданское общество в России?
(круглый стол) //Социологические исследования 2007.  №1.  С.48-55; Тощенко Ж.Т., Цветкова Г.Н.
Между прошлым и будущем (Местное самоуправление в социологических замерах 1995, 1999, 2005
годов). //Муниципальная власть.– 2006, январь-февраль. – С.22-33.
24
Тощенко Ж.Т., Цветкова Г.А. Изменились ли проблемы местного самоуправления за последние 10
лет? // Социс. – 2006. – №8 – С. 78—87.
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
9
А.Н. Широкова25.
В
своих
работах
авторы
подчеркивают
значение
социологического анализа, социального аудита деятельности администраций
муниципальных
образований.
Авторы
используют
термин
«местные
администрации», получивший нормативно-правовое закрепление в Законе «Об
общих принципах организации местного самоуправления в Российской
Федерации» (Федеральный закон от 06.10.2003 №131-ФЗ).
Проблемы трансформации и развития социальной сферы муниципальных
образований городов и районов, эффективности социального управления нашли
свое отражение в работах Е.Г. Анимицы 26, В.Э. Бойкова27, Е. Б. Дворядкиной28,
Е.Н. Заборовой29, И.Д. Тургель 30 и др.
В
своих
исследованиях
Е.А.
Акимкин31
делает акцент на роли
экоантропоцентрической парадигмы (автором которой является Т.М. Дридзе 32) в
обосновании стратегий развития территориально-поселенческих объектов.
Е.А. Акимкин рассматривает роль экоантропоцентрической социологии в
социальном
обосновании
стратегий
городского
развития,
затрагивает
симптоматические процессы, свидетельствующие о постепенном исчезновении
Широков А.Н., Юркова С.Н. Местное самоуправление современной России: концептуальные основы,
законодательное регулирование и практическая реализация / А.Н. Широков, С.Н. Юркова. – М.: КноРус,
2009. – 560 с.
26
Анимица Е. Г., Власова Н. Ю., Дворядкина Е. Б., Новикова Н. В. Трансформация социальноэкономического развития города: финансово-бюджетный аспект.  Екатеринбург, 2004.
27
Бойков В.Э. Россия: десять лет реформирования // Социологические исследования.  2001. – № 7. – С.
30-36; Бойков В.Э. Социально-политические факторы развития российского общества //
Социологические исследования. – 1995. – № 11. – С. 43–52.
28
Анимица Е. Г., Дворядкина Е. Б., Новикова Н. В. и др. Регион в социально-экономическом
пространстве России: анализ, динамика, механизм управления. Пермь: ПГУ, 2008.
29
Заборова, Е. Н. Участие граждан в управлении городом: (о самоуправлении) / Е. Н. Заборова //
Социологические исследования. – 2002. – № 2. – С. 23–30.
30
Тургель И.Д. Особенности развития процессов урбанизации в регионах российского Севера //
Региональная экономика: теория и практика. – 2005. – № 5. – С. 33-42.; Тургель И.Д., Придвижкин С.В.
Особенности развития рынка жилья крупнейшего города в условиях функциональной трансформации //
Региональная экономика: теория и практика. 2007. – № 14. – С. 110–119.
31 Акимкин Е.М. Человеко-средовая (экоантропоцентрическая) парадигма социологии и ее роль в
социальном обосновании стратегий развития.//Социальное обоснование стратегий городского,
регионального и корпоративного развития: проблемы и методы исследований. Материалы IX
Дридзевских чтений / редколлегия: А.В. Тихонов отв. ред., Е.М. Акимкин, Ю.Н. Дуберман, Е.И.
Рабинович, В.А. Шилова. – М.: ИС РАН, 2010. – С.15–21.
32
Дридзе Т.М. Экоантропоцентрическая модель социального познания как путь к преодолению
парадигмального кризиса в социологии //Социологические исследования. – 2000. – №2. – С.20-28.
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
10
демократических норм из государственного права, что отрицательно влияет на
практику социального участия.
В работах В.А. Ядова33 выполнен обзор теоретических подходов к
исследованию самобытной реальности российского общества и вектора его
развития. К парадигмальным проблемам исследования систем со стратегиями
относятся
работы
О.Я.
Гелиха34,
Ю.Е.
Дубермана35,
Н.И.
Лапина36,
В.И. Патрушева37, В.И. Франчука, В.А. Шиловой. В основе работ В.А. Шиловой
лежит коммуникативный подход к обоснованию стратегии социального
управления.
В
работах
А.А.
Дрегало,
Ю.Ф.
Лукина и В.И.
Ульяновского 38
рассматриваются вопросы теории и методологии социального аудита локальной
среды в период региональных трансформаций.
Несмотря на многообразие научных исследований в области социального
аудита, на наш взгляд, недостаточное внимание уделяется социальному аудиту в
процессе становления гражданского общества, его роли в социальном диалоге с
органами власти. Немногочисленны работы и о перспективах развития
коммуникативной среды в локальном социуме, определяющей качество
отношений между органами местной власти и социальной общностью.
Ядов В.А. Какие теоретические подходы полезны для понимания и объяснения социальных реалий
Российского общества и России? //Социальное обоснование стратегий городского, регионального и
корпоративного развития: проблемы и методы исследований. Материалы IX Дридзевских чтений /
редколлегия: А.В. Тихонов отв. ред., Е.М. Акимкин, Ю.Н. Дуберман, Е.И. Рабинович, В.А. Шилова. –
М.: ИС РАН, 2010. – С. 21-24.
34
Гелих О.Я. Справедливость и социальный порядок как дилемма современного управления //
Управление: социально-философские проблемы методологии и практики: Монография / ред. О.Я. Гелих,
А.В. Тихонов.  СПб.: Книжный Дом, 2005.
35
Дуберман Ю.Е. Управление в социальной организации: креативная парадигма//Социальное
обоснование стратегий городского, регионального и корпоративного развития: проблемы и методы
исследований. Материалы IX Дридзевских чтений / редколлегия: А.В. Тихонов отв. ред., Е.М. Акимкин,
Ю.Н. Дуберман, Е.И. Рабинович, В.А. Шилова. – М.: ИС РАН, 2010. – С. 57–77.
36
Лапин Н.И. Антропосоциетальный подход к проблемам социального управления //Проблемы
управления и управляемости социальных процессов. – Материалы Второй Всероссийской научной
конференции.  М., 2008. – С. 37.
37
Патрушев В.И. Технологии становления ноосферной цивилизации // Социальное обоснование
стратегий городского, регионального и корпоративного развития: проблемы и методы исследований.
Материалы IX Дридзевских чтений / редколлегия: А.В. Тихонов отв. ред., Е.М. Акимкин, Ю.Н.
Дуберман, Е.И. Рабинович, В.А. Шилова. – М.: ИС РАН, 2010. – С. 92–102.
38
Дрегало А.А., Лукин Ю.Ф., Ульяновский В.И. Северная провинция: трансформация социальных
институтов: монография – Поморский гос. ун-т им. М.В.Ломоносова.  Архангельск. 2008. – 419 с.
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
11
Объектом исследования выступают социальные отношения в локальном
социуме.
Предметом исследования является социальный аудит деятельности
органов муниципальной власти.
Цель диссертационного исследования: разработать модель и технологию
социального аудита деятельности органов муниципальной власти.
Для достижения указанной цели поставлены следующие задачи:
1. Рассмотреть основные методологические подходы к исследованию
социального аудита.
2. Выявить особенности коммуникаций в муниципальном образовании и
роль доверия в процессе диалога институтов гражданского общества и
муниципальной власти.
3. Проанализировать сущность социального пространства региона и
выявить основные противоречия в системе взаимодействия институтов
гражданского общества и органов муниципальной власти.
4. Разработать
показатели,
индикаторы
и
механизмы
реализации
социального аудита.
5. Определить
основные
направления
повышения
эффективности
социального управления в муниципальных образованиях за счет внедрения новых
информационных технологий и телекоммуникационных средств.
Теоретические
и
методологические
основы
диссертационного
исследования составляют общие положения социологии, философии, психологии,
положения и выводы, сформулированные в трудах отечественных и зарубежных
ученых,
работы
отечественных
и
зарубежных
авторов,
занимающихся
разработкой теории социального аудита, проблемами взаимодействия органов
власти и других социальных институтов в процессе развития гражданского
общества, проблемами информатизации социального пространства.
В диссертационном исследовании использовались общенаучные методы:
анализ, синтез, социальное моделирование, индукция и дедукция, а также частные
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
12
социологические методы. Для сбора социологической информации применялся
метод анкетного опроса.
Эмпирической базой диссертационного исследования являются данные,
полученные в ходе двух анкетных опросов населения Архангельской области,
проведенных под руководством и/или с непосредственным участием автора:
1) социологическое исследование «Социальный потенциал населения
Архангельской области», проведенное автором в марте 2011 года. Объем
выборочной совокупности 539 человек. Выборка ступенчатая, квотная по полу и
возрасту, статистическая погрешность не превышает 0,05;
2) социологическое исследование «Анкета жителя Севера» (февраль 2012
года),
проведенное
с
участием
автора
(руководители
исследования:
А.А. Дрегало, В.И. Ульяновский). Объем выборочной совокупности 797 человек.
Выборка ступенчатая, квотная по полу и возрасту, статистическая погрешность не
превышает 0,05.
Научная новизна работы представлена в следующих положениях:
1. Осуществлен социально-философский и социологический анализ
феномена социального аудита деятельности органов муниципальной власти.
2. Определена роль категории «доверие» в оценке качества жизни
населения муниципального образования.
3. Обоснована роль социального аудита в гуманизации социального
пространства.
4. Представлен инструментарий оценки деятельности администрации
муниципального образования средствами социального аудита.
Теоретическая и практическая значимость исследования определяется
авторским вкладом в анализ процесса взаимодействия институтов гражданского
общества с органами муниципальной власти, изучением современного состояния
социального потенциала и выявлением спектра противоречий в процессе
информатизации
социального
пространства
муниципальных
образований
Архангельской области. Полученные результаты доказывают целесообразность
периодического
проведения
социального
аудита
деятельности
органов
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
13
муниципальной власти, а также информатизации социального пространства
муниципального
образования.
Основные
положения
диссертационного
исследования вносят вклад в теоретическую и эмпирическую базу дальнейшей
научной работы по изучению взаимодействия социальных институтов в процессе
развития гражданского общества.
Апробация работы
Основные положения диссертационного исследования изложены в семи
научных публикациях автора. В том числе две научные статьи опубликованы в
журналах, рекомендованных ВАК РФ: «Вестник Поморского университета»,
серия «Гуманитарные и социальные науки»; «Вестник Северного (Арктического)
федерального университета», серия «Гуманитарные и социальные науки».
Основные положения диссертационного исследования прошли обсуждение и
опубликованы
в
материалах
научно-практических
конференций:
«Информационные технологии в управлении» (Архангельск, 2007 г.); научнопрактический семинар «Информация в социальном управлении» (Архангельск,
2009 г.); XVII Всемирный социологический конгресс «Russian Sociology on the
Move» (Гетеборг, Швеция, 2010 г.); межрегиональная научно-практическая
конференция
«Управление
социокультурным
потенциалом
Каргополья»
(Каргополь, 2010 г.); межрегиональная научно-практическая конференция
«Формирование рекреационной территории Каргополья» (Каргополь, 2012 г.).
Структура диссертационной работы определяется логикой решения
основных задач и состоит из введения, двух глав, пяти параграфов, заключения,
списка литературы и приложений.
Положения, выносимые на защиту:
1. Социальный аудит в муниципальном образовании является императивом
управленческой деятельности органов муниципальной власти в области
социальной политики, что представляет научный интерес для социологии.
2. Диалог
институтов
гражданского
общества
и
органов
власти
муниципального образования окрашен противоречиями, основанными на
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
14
различии интересов, и не отражает возможностей сторон в достижении
консенсуса.
3. Коммуникации между органами власти муниципального образования и
социальными институтами носят односторонний, селективный характер, что
мешает обеспечивать сохранение и расширение радиуса доверия.
4. Для солидаризации органов власти муниципального образования и
социальных институтов средством нейтрализации недоверия, воспроизводства
продуктивных контактов, связей, отношений на основе доверия, в результате
накопления социального капитала возможна технологизация связей субъектов
деятельности посредством информационно-коммуникационных технологий.
5. Роль социального аудита в гуманизации социального пространства
проявляется в социальной политике, социальной ответственности органов
муниципальной власти в реализации принципов справедливости, гуманности,
социальных гарантий.
6. Под социальным аудитом муниципального образования следует
понимать
процесс
диагностики социального пространства, включающий
многомерную оценку, системный анализ состояния и прогнозные сценарии
развития изучаемого муниципального образования.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
15
Глава 1. Методологические предпосылки исследования
социального аудита
1.1. Социальный аудит в социологическом дискурсе
Современные
модернизационные
трансформации
на
глобальном,
региональном и локальном уровнях социального пространства актуализируют
исследования взаимосвязей социальных институтов и социальных процессов.
Исходный уровень социальной реальности социального пространства
локальной среды представляют институты муниципальной власти и первичные
структуры гражданского общества. В процессе исследования отношений данных
акторов представления объективного и субъективного континуума в рамках
интегрированной социологической парадигмы (Дж. Ритцер 39) одну из ключевых
ролей играют коммуникации. Качество таких коммуникаций зависит от
надежности источника, средств передачи информации, культуры, норм,
ценностей, восприятия и убеждений коммуникатора и реципиента. Основой
надежности, убедительности и эффективности информации может быть
социальный аудит.
История социального аудита как практической деятельности началась
в 60-е годы ХХ века. Социальный аудит появился как надстройка над системой
классического (финансового) аудита. Его возникновение было вызвано
особенностями и динамикой развития социальных отношений в XX – начале XXI
веков.
В 1953 году американский исследователь Х.Р. Боуэн (H.R. Bowen) в одной
из своих книг посвятил около десятка страниц социальному аудиту. Еще большая
заслуга формирования концепции социального аудита принадлежит Ж. Умбл (J.
Humble)40, опубликовавшего работу «Социальный аудит на службе менеджмента
39
40
Ритцер Дж. Современные социологические теории. 5-е изд. – СПб.: Питер, 2002. – С.572-581.
J.Humble, L’audit social au service d’un management de survie, Paris, Dalloz, 1975.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
16
выживания». Автор раскрыл возможности и средства, которые позволяют
аудитору оценить значение человеческого фактора для организации.
Раймонд Ватьер создал в 1982 г. в Париже Международный институт
социального аудита, а в 1988 г. представил работу «Аудит социального
управления» 41. В 1985 году П. Кандо опубликовал книгу под названием
«Социальный аудит» 42.
Сегодня признанными специалистами в области социального аудита во
Франции являются: Кандо П. (Candau P.), Перетти Ж.М. (Peretti J.-M.), Игаленс Ж.
(Igalens J.)43, Комбемаль М. (Combemale M.), Ландье У. (Landier H.) 44 и др. В
Японии интерес в данной области проявляет японский профессор Танако Юза, в
Тунисе - Мохамед Эннасер, президент Института социального аудита в Тунисе.
Однако до последнего времени зарубежными исследователями уделялось
внимание
преимущественно
разработке
прикладных
основ
концепции
социального аудита, сравнительно мало внимания уделяется созданию теории
социального аудита и методологическим вопросам45.
В настоящее время в западной и в отечественной практике, используется
множество подходов и определений социального аудита в зависимости от его
целей и объектов. Например, в
организацией»,
дано
следующее
энциклопедическом словаре «Управление
определение:
«Социальный
аудит
–
специфическая форма анализа, ревизии социальной среды организации с целью
выявления факторов социальных рисков и выработки предложений по снижению
их воздействия» 46.
L’evolution du concept d’audit. URL: http://www.auditsocial.net/?page_id=53 (дата обращения: 10.08.11).
Candau P. Audit social. Vuibert, 1985. 282 p.
43
Couret A., Igalens J. L’audit social. Paris: Presses Universitaires de France, 1988. 128 p.
44
Candau P. (1985), L'Audit social: methods et techniques, Vuibert, Paris; Peretti J.-M., Vachette J.L. (1985),
Audit social, editions d'Organisation, Paris; Igalens J., Joras M., (2002), La Responsabilité sociale de
l'enterprise, editions d'Organisation, Paris; Combemale M., Igalens J. (2005), L'Audit social, Que sais-je?,Paris;
Landier II. Le guide des relations sociales dans l'entreprise (Eyrolles, Editions d'organisation, 2007, Paris.
45
Мешков В. Р., Колосков В. И., Епархина О. В. Социальный аудит в России: цели, задачи, проблемы
становления // Вестник Ярославского государственного университета им. П. Г. Демидова. № 14 Серия
«Гуманитарные науки». – 2009. – № 3 (9) – С.61.
46
Управление организацией. Энциклопедический словарь / ред.: А. Г. Поршнев, А. Я. Кибанов, В. Н.
Гунин  М.: Инфра-М, 2009.
41
42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
17
В зарубежной практике, под влиянием различных культур, исторических,
национальных традиций, особенностей социальных отношений, сформировались
обособленные модели социального менеджмента и социального аудита.
Англосаксонская
экономическим
модель
социального
рационализмом,
менеджмента характеризуется
поощрением
личной
инициативы,
законопослушанием, гражданским аскетизмом и т.п. Весьма показательно, что
первые шаги в социальном аудите США были сделаны под давлением
профсоюзов, требовавших от предпринимателей соблюдения действующих
правовых норм, принятых условий оплаты и охраны труда. Несколько позже
признание частным бизнесом своей социальной ответственности стало
характерной чертой социальных стандартов в англосаксонской модели 47.
Французская модель социального аудита сформировалась под влиянием
идей гуманизма, значительной роли государственной бюрократической системы,
а также постулатов социальной доктрины католиков. Известно, что Французская
конфедерация христианских профсоюзов опиралась на доктрину христианского
социального учения и многие десятилетия активно выступала за организацию
социального диалога между профсоюзами и объединениями предпринимателей. В
1970-х годах во Франции были приняты законодательные акты о социальной
ответственности предприятия, которые заложили правовые основы социального
аудита48.
В японском менеджменте широко и весьма эффективно используются
исторические традиции конфуцианства: уважение к труду, старшим по возрасту,
по положению в иерархической лестнице, коллективная ответственность,
достижение согласия путем переговоров и компромиссов. Социальный аудит на
предприятиях Японии проводится самими работниками и лежит в основе
знаменитых «кружков качества» 49.
Попов Ю. Н. Социальный аудит как инструмент современного менеджмента // Менеджмент и Бизнесадминистрирование. – 2007. – № 2. С. 152.
48
Там же, с. 153.
49
Там же.
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
18
Социальный аудит в России применительно к исследованию социальнотрудовых отношений на предприятии, к управлению человеческими ресурсами на
предприятии развивается в настоящее время в рамках экономических наук
благодаря сотрудничеству Академии труда и социальных отношений (г. Москва)
с Международным институтом социального аудита (г. Париж). Коллектив авторов
(Т.В. Гришина, А.Л. Жуков, Н.Н. Карнаух, В.Н Киселев, А.Н. Крестьянинов, В.А.
Мальцев, С.Т. Папаев, В.Т. Понизов, Ю.Н. Попов, А.И. Рофе, Е.К. Самраилова,
А.А. Шулус) создал учебное пособие по социальному аудиту50. Социальный
аудит, по мнению А.А. Шулуса, «опирается на концепцию социоэкономики –
междисциплинарную научную дисциплину, в центре которой находится процесс
воспроизводства человеческих ресурсов. Практическое значение социального
аудита заключается в том, что он может служить в качестве эффективного
инструмента регулирования социоэкономических отношений и тем самым
значительно
повысить уровень управления человеческими ресурсами –
решающим фактором производства в условиях современного рыночного
хозяйства» 51. Значимой особенностью этой теории является идея связи
социального аудита и социальной ответственности. Принцип социальной
ответственности, являющийся обязательным для органов власти, может быть
реализован с помощью технологии социального аудита.
В российских условиях методологической и методической основой модели
социального аудита стали научные разработки Академии труда и социальных
отношений в области социоэкономики – базового элемента нового направления,
которое
«как
научная
школа
представляет
синтез
общественного
и
экономического. Это конкретные формы общественного воспроизводства
человека как главного ресурса нации. В рамках этой научной школы человек
рассматривается в трех главных направлениях: а) как производитель в единстве
его физических и интеллектуальных способностей к труду; б) как потребитель
Социальный аудит: учеб. пособие / ред. А.А. Шулуса, Ю.Н. Попова. – М: Издательский дом
«АТИСО», 2008. – 620 с.
51
Социальный аудит: учебник / ред. д.э.н., проф. А.А. Шулуса; д.э.н., проф. Ю.Н. Попова. – М.:
Издательский дом «АТИСО», 2008. – С. 6.
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
19
материальных, социальных, духовных благ, выступающих необходимыми
условиями существования человека труда и семьи; в) как субъект свободного
времени, затрачиваемого на отдых, досуг, а самое главное – на творчество и
развитие личности» 52.
В Концепции российской модели социального аудита, разработанной
Академией труда и социальных отношений, социальный аудит определяется как
инструмент
регулирования
социоэкономических
отношений посредством
добровольного социального диалога всех сторон, заинтересованных в достижении
социального консенсуса. Суть социального аудита сводится к диагностике
причин, возникающих на предприятии, в отрасли или в регионе проблем, оценке
их важности и возможностей разрешения, формулированию конкретных
рекомендаций для заинтересованных сторон 53.
Российская концепция социального аудита в отличие от западных аналогов,
с одной стороны, предусматривает относительно больший методологический
диапазон за счет использования категории «социальных отношений», с другой –
обладает определенной конструктивной новизной за счет необходимости
использования
ее
как
инструмента
анализа
специфики
социальных
взаимодействий в России. Важной особенностью российской модели является
также и представление социального аудита как инструмента системы социального
партнерства. Здесь получила развитие идея связи социального аудита и
социальной ответственности. Такой подход к социальному аудиту значительно
расширяет круг заказчиков исследования социальных отношений. Поскольку
социальный аудит имеет комплексный и многосторонний характер, инициаторами
и заказчиками его проведения могут выступать практически все участники
социальных отношений.
Характерные черты формирующейся российской модели социального
аудита во многом определяют исторические и национальные особенности
Шулус А.А. Социоэкономические основы социального государства. Россия: путь к социальному
государству / Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 6 июня 2008 г.).  М.: Научный
эксперт, 2008.  С. 46.
53
Шулус А.А., Попов Ю.Н. Концепция Российской модели социального аудита // Народонаселение.
2007.  № 4.  С. 33-35.
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
20
эволюции социальных отношений в России: российская духовность, которая
должна найти свое отражение в морально-этических критериях социального
климата на предприятиях; социальная справедливость, которая в качестве
критерия должна использоваться при сравнительном анализе доходов различных
категорий
участников
экономической
деятельности
предприятия;
учет
значимости региональных особенностей социального развития различных
этнических групп населения; соответствие норм социального аудита социальному
характеру
государства,
стратегическим
задачам,
сформулированным
на
государственном уровне54.
Включение социального аудита в систему социального партнерства также
придает ему существенную специфику, а именно: в России активными
участниками социального аудита должны выступать в первую очередь основные
социальные
партнеры
(органы
власти,
объединения
предпринимателей,
профсоюзы трудящихся) на всех уровнях (федеральном, межрегиональном,
региональном, территориальном, локальном); принцип равноправия социальных
партнеров предопределяет максимально независимый характер социальных
аудиторов и открытость результатов социального аудита для всех участников
социального диалога55.
Функции и направленность социального аудита отражены в проекте
Федерального закона РФ «О социальном аудите в Российской Федерации», где
отмечается, что «социальный аудит – метод регулирования социальных
отношений в системе социального партнерства, призванный выявить и
определить состояние социальной среды, в том числе:
- реальные угрозы и потенциальные риски обострения социальных
отношений;
-
нарушения
правовых
норм
российского
и
международного
законодательства в сфере социальных отношений, а также несоответствие
социальной ситуации международным стандартам и этическим нормам;
Попов Ю. Н. Социальный аудит как инструмент современного менеджмента // Менеджмент и Бизнесадминистрирование. – 2007. – № 2. С. 156.
54
55
Там же, с. 157.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
21
- основные причины возникновения социальных рисков;
- варианты минимизации социальных рисков;
- пути достижения социального консенсуса через принятие согласованных
мер по развитию человеческих ресурсов».
В этом же проекте формулируются цель и задачи системы социального
аудита. Цель определяется через эффективность управления социальными
отношениями и ее предполагается достичь через решение следующих задач:
- определение общего состояния объекта, подвергаемого социальному
аудиту,
как
одного
из
важнейших
факторов
его
деятельности
и
конкурентоспособности;
- выделение факторов, которые могли бы дестабилизировать социальную
среду и общие интересы участников в хозяйственной деятельности;
- диагностика социальных отношений на основе сравнительного анализа в
соответствии с нормами национального законодательства и международными
нормативами, морально-этическими правилами, отражающими национальные
традиции, социокультурные факторы и местный менталитет;
-
представление
результатов
в
виде
доклада
с
практическими
рекомендациями оперативного, тактического и стратегического характера для
управления людскими ресурсами;
- организация и проведение диалога между социальными партнерами.
Социология в России обладает достаточно богатым опытом разработки и
реализации социальных технологий на уровне городского управления. В 1986 г.
на базе Института социологии РАН был создан Межотраслевой научный
коллектив, который работал под руководством Т. М. Дридзе. Коллектив
сформировал концепцию прогнозного социального проектирования, которая
основывается на теоретико-методологических основаниях, получивших название
проблемно-ориентированного
(проблемно-целевого, прогнозного) подхода.
Исследователи поставили перед собой задачу разработать фундаментальную
теорию и методологию «прогнозной социально-проектной деятельности как
специфической социальной технологии, ориентированной на интеграцию
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
22
гуманитарного знания в процесс выработки вариативных образцов решений
текущих и перспективных социально значимых проблем с учетом данных
социально-диагностических исследований, доступных ресурсов и намеченных
целей развития регулируемой социальной ситуации» 56.
Развитие идей Т. М. Дридзе на современном этапе продолжается
сотрудниками Центра социологии управления и социальных технологий
Института социологии РАН. Например, Е. М. Акимкин считает, что одной из
форм деятельности, выводящей науку в практику управления, может быть
социально ориентированное консультирование. «Социально ориентированное
консультирование в муниципальном управлении стремится найти и реализовать
решения, удовлетворяющие нескольким условиям. Во-первых, они направлены на
разрешение проблемных ситуаций, которые возникают в жизни людей, и могут, в
случае их игнорирования или некачественного решения, создавать сложные
локальные социальные ситуации. Во-вторых, при их подготовке и в ходе
реализации не просто возникает обратная связь между субъектами управления, но
эта связь является диалогической, т.е. положительной обратной связью. Она
отличается от имитации диалога или воздействия, которые не предполагают
адекватной интерпретации намерений других участников процесса управления. И
именно в такой форме положительная обратная связь целенаправленно
организуется на всех этапах управленческого цикла» 57. Нам представляется, что в
современных условиях такая форма взаимодействия социологической науки и
практики муниципального управления может быть достаточно полезной и
эффективной.
В 2002-2004 годах уральские социологи Т. Е. Зерчанинова58, А. И. Кузьмин,
В. Г. Попов, Д. В. Резниченко 59, Р. З. Халиуллин60, адаптировали методологию
Прогнозное социальное проектирование: теоретико-методологические и методологические проблемы /
отв. ред. Т. М. Дридзе. – М.: Наука, 1994. – С. 7.
57
Акимкин Е. М. Стратегии развития и социальные технологии // Управление социальными процессами
в регионах: VI Всероссийская научная конференция, 30-31 октября 2008 г. Сб. статей. –Екатеринбург:
УрАГС, 2008.  С. 10-11.
58
Процедура социального аудита деятельности органов местного самоуправления городских округов //
Социум и власть. 2010. – № 4.  С. 21-25.
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
23
социального аудита к исследованию социальных аспектов муниципального
управления методами социологии. С точки зрения авторов, методология
социального аудита может быть основана на комплексном использовании трех
взаимодополняющих подходов: системного, деятельностного и социальнотехнологического.
Системный подход рассматривает объект как целостную динамичную
систему, функционирующую целенаправленно на достижение запланированного
результата. Он ориентирует исследование на раскрытие целостности объекта и
обеспечивающих ее механизмов, на выявление многообразных типов связей
сложного объекта и сведение их в единство. В качестве принципов системного
подхода обычно называют: восхождение от абстрактного к конкретному,
единство анализа и синтеза, логического и исторического, выявление в объекте
разнокачественных
связей
и
их
взаимодействия,
синтез
структурно-
функциональных и генетических представлений об объекте и т.п. 61.
Системный подход позволяет рассматривать объекты управления как
целенаправленные системы, призванные достигать поставленных целей в
условиях меняющейся внешней среды. «Для применения системного анализа
характерно признание многоаспектного, комплексного характера анализируемых
систем, выделение контролируемых и неконтролируемых факторов, четкое
формулирование проблем, разделение их на более мелкие подпроблемы и задачи,
установление единых критериев решения всей иерархии проблем и разработка
соответствующего комплекса действий» 62.
С точки зрения системного подхода, социальный аудит предстает в виде
«относительно универсальной и достаточно строгой аналитико-экспертнопроективной системы, способной не только оценить, но и неопровержимо
Социальный аудит в управлении малым северным городом / Попов В. Г., Кузьмин А. И., Зерчанинова
Т. Е., Халиуллин Р. З. / ред. В. Г. Попова. – Екатеринбург: Академкнига, 2002. 236 с.
60
Резниченко Д. В. Социальный аудит деятельности местных администраций: автореферат дис. … канд.
социол. наук. / Д.В. Резниченко. – Екатеринбург, 2004.  22 с.
61
Зерчанинова Т. Е. Исследование социально-экономических и политических процессов: учеб. пособие.
– М.: Логос, 2010.  С. 37.
62
Тихонов А. В. Социология управления. Теоретические основы. – М.: «Канон+» РООИ
«Реабилитация», 2009.  С. 124.
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
24
доказать необходимость введения соответствующих инноваций в социальную
политику, направленную на сохранение или развитие позитивных тенденций в
динамике социальной сферы, либо социума в целом» 63.
А. В. Тихонов предлагает совместить системный подход с принципами
организации человеческой деятельности, к которой и относится управление.
Автор уходит от традиционного представления об обществе как социальной
системе только со структурами и функциями. Он рассматривает ее с позиций
деятельности. «Если раньше упор делался на социальные структуры, то теперь
обращается внимание на деятельностную сторону социального актора, на его
действие, на событие» 64. Поэтому социальный аудит может быть рассмотрен как
вид деятельности.
Деятельностный подход представляет собой систему методологических и
теоретических принципов исследования, основным предметом которых является
деятельность. Деятельность – это динамическая система взаимодействий субъекта
с миром, в процессе которых происходит возникновение и реализация отношений
субъекта в предметной действительности. Социальный аудит как деятельность
включает восемь компонентов: 1) субъект социального аудита, 2) объект
социального аудита, 3) средства (методы), 4) процесс социального аудита
(процедура), 5) условия, 6) результат, 7) система, 8) среда. С точки зрения
деятельности,
включающей
социальный
социальную
аудит
является
диагностику,
«комплексной
экспертизу,
процедурой,
прогнозирование
и
проектирование социальных процессов и объектов» 65.
Социально-технологический подход позволяет рассматривать социальный
аудит как социальную технологию. Значение технологии заключается, прежде
всего, в том, что она делает человеческую деятельность более рациональной,
включая в нее только те процессы и операции, которые необходимы для
Социальный аудит в управлении малым северным городом / Попов В. Г., Кузьмин А. И., Зерчанинова
Т. Е., Халиуллин Р. З. / ред. В. Г. Попова. – Екатеринбург: Академкнига, 2002. – С. 36.
64
Тихонов А. В. Социология управления. Теоретические основы. – М.: «Канон+» РООИ
«Реабилитация», 2009.  С. 365.
65
Социальный аудит в управлении малым северным городом / Попов В. Г., Кузьмин А. И., Зерчанинова
Т. Е., Халиуллин Р. З. / ред. В. Г. Попова. Екатеринбург: Академкнига, 2002. С. 34.
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
25
достижения поставленной цели. Социальные технологии нашли широкое
применение в различных сферах, в том числе и в деятельности органов власти.
Применение социальных технологий в практике управления снижает степень
неопределенности
обследуемых
процессов,
повышает
уровень
структурированности задач, подготавливает необходимые предпосылки для
принятия базовых решений. С технологической точки зрения, «под социальным
аудитом понимается технология осуществления системы методологических
процедур
и
приемов
анализа,
диагностики,
контроля,
экспертизы
и
прогнозирования состояний в развитии социального объекта и управляемой им
системы» 66.
Социальный аудит применяется социологами для диагностики состояния и
функционирования социальной системы и системы управления, оценки
эффективности управления, а также разработки социальных прогнозов и
проектов. Таким образом, основной целью социального аудита является
оптимизация управления, повышение его эффективности. «Социальный аудит как
технология проверки надежности системы предназначен для оптимизации
принятия управленческих решений. Поэтому основой социального аудита
муниципального
управления
городским
социумом
выступает
детальное
рассмотрение реальных, наиболее «острых» социальных проблем, потребностей,
жизненных ценностей, социальных ожиданий и предпочтений горожан, степени
эффективности работы социальных служб и др.» 67.
Таким образом, сущность социального аудита вполне соответствует
принципам социальной инженерии, которая позволяет осуществлять диагностику
преобразуемого объекта, разрабатывать научный прогноз динамики его
изменений, моделировать и проектировать новое желаемое состояние объекта,
принимать грамотные управленческие решения. Социальный аудит включает
диагностику состояния системы управления, оценку социальной эффективности
Резниченко Д. В. Социальный аудит деятельности местных администраций: автореферат дис. … канд.
социол. наук. / Д.В. Резниченко. – Екатеринбург, 2004. С. 12.
67
Халиуллин Р. З. Муниципальное управление социумом малого северного города: опыт социального
аудита: автореферат дис. … канд. социол. наук. / Р.З. Халиуллин. – Екатеринбург, 2002.  С. 15.
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
26
управления и разработку предложений по её повышению. Эта технология
позволяет осуществлять контроль деятельности органов власти за счет выявления
отклонений от поставленных целей, за счет анализа конечного социального
эффекта на основе систематического исследования, а также осуществлять
консультационную поддержку управленческих решений 68.
В качестве объекта социального аудита можно рассматривать также и
человеческий потенциал и социальный капитал. Страны, в которых значительное
внимание уделяется социальным и демографическим вопросам обладают более
мощным совокупным уровнем развития при прочих равных условиях. И не только
потому, что человеческий фактор определяет экономическое развитие страны.
Интеллектуальный потенциал общества является фундаментом его интенсивного
поступательного движения. Потери людских ресурсов независимо от характера и
конкретных причин, особенно для России с ее громадными территориями,
становятся не только внутриполитической, но и геополитической проблемой. Они
дестабилизируют и ослабляют страну, а в экстремальной ситуации угрожают
национальной безопасности69.
Словосочетание «человеческий потенциал» уже довольно прочно вошло в
лексикон научных работников, государственных деятелей, журналистов. А
понятие «развитие человеческого потенциала» (иногда употребляют понятие
«человеческое развитие», что соответствует англоязычному «human development»)
стало исходным для известной концепции человеческого потенциала 70, которая
разрабатывалась во многих странах мира. Эвристическая ценность понятия
«человеческий
потенциал»
состоит
в
многосторонности,
элементной
насыщенности дефиниции, отражающей ресурсы социологического плана.
Развитию концепции человеческого потенциала во многом способствовала
Программа развития ООН (ПРООН) и ежегодные всемирные «Доклады о
человеческом развитии». Обоснованный в рамках этой концепции комплексный
Зерчанинова Т.Е. Социальный аудит как технология управления социальной эффективностью
государственного и муниципального управления. URL: http://www.isras.ru/abstract_bank_congress4/
1276.pdf (дата обращения: 27.08.2012).
69
Сбережение народа / ред. Н.М. Римашевская; ИСЭПН РАН. – М.: Наука, 2007.  326 с.
70
Человеческий потенциал: опыт комплексного подхода / ред. И.Т.Фролова. – М., 1999.
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
27
подход к человеку и к человеческому обществу во многих странах был признан
настолько конструктивным и перспективным, что начиная с 1995 г. издаются
национальные доклады о человеческом развитии – в том числе во всех
государствах Европейского региона ПРООН и, что важно, в России.
Определим различия и особенности понятий «человеческий потенциал» и
«социальный потенциал». Человеческий потенциал указывает на родовые
качества субъекта действия. Социальный потенциал акцентирует внимание на
возможностях совместной деятельности людей, достижении синергетического
эффекта в результате их совместных действий. Если человеческий потенциал
формируется за счет биологических и психических качеств, развивающихся в
процессе социализации личности, то социальный потенциал накапливается за счет
оптимизации социальных структур, развития отношений между индивидами,
группами и общностями71.
С понятием социального потенциала тесно связано понятие социального
капитала. Систематический анализ понятия «социальный капитал» был проведен
П.Бурдье, который определил его как «агрегацию действительных или
потенциальных ресурсов, связанных с включением в прочные сетевые или болееменее
институциализированные
отношения
взаимных
обязательств
или
признаний» 72. Из данного определения следует, во-первых, что социальные
взаимоотношения сами по себе открывают индивидам доступ к ресурсам
ассоциации или группы,
а во-вторых,
качество
социального капитала
определяется качеством этих ресурсов.
«Социальный капитал – это реальные и потенциальные возможности людей,
которые они могут использовать для повышения качества собственной жизни и
жизни всего общества и которые являются результатом их межличностного
взаимодействия. Наиболее существенное в социальном капитале состоит в том,
что его воспроизводство обеспечивается не усилиями отдельных, обособленных
Северное регионоведение в современной регионологии: монография /отв. ред. Ю. Ф. Лукин. –
Архангельск: Высшая школа делового администрирования ИУППК ПГУ имени М. В. Ломоносова, 2005.
– С. 172.
72
Bourdieu P. The forms of capital//Handbook of Theory and Research for the Sociology of Education/Ed. by J.
Richardson. – N.Y.: Greenwood Press, 1986. – P. 241-258 , Р. 248.
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
28
друг от друга людей, а формируется и накапливается под влиянием человека,
включенного в прочные коллективистские отношения, в установлении и
выполнении взаимных обязательств, проявлении взаимной ответственности и
солидарности. Размер социального капитала общества прямо зависит от степени
взаимной поддержки его граждан, их сотрудничества и доверия друг к другу» 73.
Общая картина практической реализации российской модели социального
аудита характеризуется следующими особенностями: правовым вакуумом в
области социального аудита; отсутствием единой, универсальной системы
критериев для аудиторских заключений в социальной сфере и социальной
отчетности российских предприятий;
координирующего
органа
по
отсутствием методического центра и
развитию социального
аудита; растущим
пониманием значимости социального аудита и спросом на аудиторские услуги со
стороны власти, работодателей и общественных организаций, в первую очередь
профсоюзов; наличием ряда организаций, занимающихся социальным аудитом,
зачастую не имеющих квалифицированных кадров; стихийностью образования
фирм, предлагающих услуги социального аудита; постепенным проникновением в
страну и расширением влияния западных аудиторских фирм 74.
Область применения социального аудита расширяется за счет выхода на
территориальные
социальные
общности,
которые
представляют
собой
совокупность людей, объединенных сознанием причастности к территории,
стремлением к сотрудничеству и взаимодействием в пределах пространственной
локализации их жизнедеятельности75.
В связи с расширением области применения следует уточнить содержание
понятия «социальный аудит территориальной общности» и, в частности, понятия
«социальный аудит муниципального образования». На наш взгляд, под
Ушамирская Г.Ф., Бабинцев В.П., Бабинцева Е.И. Формирование социетального сообщества как
проблема региональной стратегии развития // Регион: экономика и социология.  2010. – №4  С. 154166.
74
Мешков В. Р., Колосков В. И., Епархина О. В. Социальный аудит в России: цели, задачи, проблемы
становления // Вестник Ярославского государственного университета им. П. Г. Демидова. № 14 Серия
«Гуманитарные науки». – 2009. – № 3 (9)  С.66.
75
Северное регионоведение в современной регионологии: монография /отв. ред. Ю. Ф. Лукин. —
Архангельск: Высшая школа делового администрирования ИУППК ПГУ имени М. В. Ломоносова, 2005.
— С. 142.
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
29
социальным аудитом муниципального образования следует понимать категорию,
отражающую процесс диагностики социального пространства, включающий
многомерную оценку, системный анализ состояния и прогнозные сценарии
развития изучаемого муниципального образования. Одним из направлений
социального аудита муниципального образования является социальный аудит
деятельности органов муниципальной власти, основной целью которого является
оценка социального диалога между органами муниципальной власти и
населением.
Социальный аудит эффективности муниципального управления – это
научно-исследовательская технология, представляющая собой систему действий
по диагностике социального положения населения муниципального образования в
целях оценки социальной эффективности муниципального управления, а также в
целях консультационной поддержки органов местного самоуправления по
повышению социальной эффективности муниципального управления 76.
Такое понимание сущности социального аудита позволяет видеть в нем не
просто «инструмент», «механизм», «фактор влияния» в социальной практике
субъектов, а инновационную технологию, позволяющую обеспечить оценку и
сценарный
прогноз
развития
социальных процессов
в
муниципальном
образовании. Это позволит понять причины разбалансированности социального
пространства и определить необходимость коррекции проводимой социальной
политики.
Целесообразно определить субъект социального аудита. Опыт показывает,
что заказчиком социального аудита могут выступать корпорация, профсоюз,
общественное объединение, независимый фонд, органы муниципальный или
региональной власти. При этом предпочтение должно отдаваться внешнему
аудиту в
лице независимых авторитетных агентств,
научных центров,
обладающих соответствующими компетенциями.
Т. Е. Зерчанинова Технология социального аудита эффективности муниципального управления. URL:
http://www.isras.ru/abstract_bank_congress4/1276.pdf (дата обращения: 26.06. 2012).
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
30
Наиболее востребована область гражданского общества – аудит социальных
отношений между органами власти и местным сообществом, возникающих в
процессе местного самоуправления – пока не содержит определенного
«заказчика» (субъекта), заинтересованного в отстаивании интересов граждан.
Подготовка
административной
реформы
и
реформы
местного
самоуправления была проведена без должного научного обеспечения. Власть
констатировала низкое качество управления, возрастание недоверия населения к
власти признается ею как объективный факт. Формально декларируется
необходимость и полезность привлечения науки для сбора социальной
информации при подготовке управленческих решений. Но при этом норм,
обязывающих
привлекать
науку,
закрепляющих
участие
социально-
гуманитарного знания в управлении с целью повышения его качества, повышения
эффективности, организации социального участия и преодоления недоверия,
принято не было. Несмотря на усилия со стороны научного сообщества, разрыв
между наукой и практикой управления, не преодолевается, а сохраняется 77.
Наиболее подробно теория и методология социального аудита локальной
среды в период региональных трансформаций описана в работах российских
ученых А.А. Дрегало и В.И. Ульяновского 78.
Логика анализа социального пространства муниципального образования
показывает, что технологии социального аудита должны иметь отправную точку,
по меньшей мере, на уровне теории социологической теории среднего уровня. В
качестве таковой может быть теория социального потенциала, достаточно
разработанная на Западе и имеющая аналоги в России 79.
Акимкин Е.М. Анализ практики управления городским и региональным развитием в условиях
административных преобразований и реформы местного самоуправления. // Материалы Всероссийской
конференции социологов «Социология управления: актуальные проблемы и исследования». Москва, 1-2
ноября 2011 г.  [Электронный ресурс]  1 эл. опт. диск (CD-ROM).
78
См. например, Дрегало А.А., Ульяновский В.И. Социология региональных трансформаций: в 2-х т.
Монография/ А.А. Дрегало, В.И. Ульяновский. – Архангельск: Северный (Арктический) федеральный
университет, 2010.
79
Социальный потенциал региона как фактор развития северных территорий: монография / А.А.
Дрегало, В.И. Ульяновский, В.В. Брызгалов, В.И. Крикуненко, Т.П. Шехина; (ред. А.А. Дрегало, В.И.
Ульяновский). – Архангельск: Поморский университет, 2008.
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
31
Исходными предпосылками технологии социального аудита должны стать
как минимум следующие принципы.
1. Направленность
оцениваемом
системы
муниципальном
социального
образовании
аудита на обеспечение в
тождественности
ожидаемых
результатов стандартам социального государства;
2. Разграничение предмета оценки – человеческого капитала с одной
стороны и социального капитала, условий его воспроизводства – с другой;
3. Учет уровня различий социально- экономического состояния субъектов
Российской Федерации, регионов в пределах федеральных округов, городов и
районов внутри региона;
4. Признание
образующих
необходимости и ценности всех социальных групп,
структуру
территориальной
общности,
безотносительно
к
численности и социальному статусу населения, и их права отстаивать и
практически реализовывать свои интересы;
5. Учет
географических,
демографических,
и
социокультурных
особенностей территории муниципального образования.
Социальный аудит территориальной общности предполагает открытость и
широкую общественную поддержку. Естественный интерес, основанный на
потребности в удовлетворении экономических, экологических, социальных,
культурных, бытовых потребностей человека служит основанием для активизации
сил гражданского общества, поддерживающих развивающие инновации на
данной территории.
В технологическом отношении социальный аудит муниципального
образования может основываться на двух рядах показателей – объективных и
субъективных. Указ Президента Российской Федерации от 28 апреля 2008 г. №
607 «Об оценке эффективности деятельности органов местного самоуправления
городских округов и муниципальных районов» 80 установил систему объективных
показателей для оценки работы органов местного самоуправления, охватывающих
Указ Президента РФ от 28.04.2008 №607 (ред. от 13.05.2010) «Об оценке эффективности деятельности
органов местного самоуправления городских округов и муниципальных районов. URL:
http://www.referent.ru/1/155686 (дата обращения: 2.08.2012).
80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
32
как отрасли экономики, так и социальную сферу муниципалитетов: образование,
здравоохранение,
жилищно-коммунальное
хозяйство,
транспортную
инфраструктуру, малый бизнес, территориальное планирование. Федеральный
закон от 29 ноября 2007 г. № 282-ФЗ «Об официальном статистическом учете и
системе государственной статистики Российской Федерации» 81 гарантирует
органам местного самоуправления свободный доступ к базе статистических
данных,
характеризующих
муниципального
состояние
образования.
Но
экономики
и
социальной
ограничиваться
лишь
сферы
данными
государственной, ведомственной статистики недостаточно. Важно измерять
динамику социального самочувствия населения. Последняя помогает оценивать
собственно социальный капитал
социальной
политики
в форме ожидания населения от субъектов
определенных
результатов
их
деятельности
(справедливости, помощи, защиты, участия, гарантий и т.д); социальные
отношения; результаты социальной политики.
В комплексном виде социальный аудит института муниципального
образования представляет собой оценку материальных, социальных и духовных
условий воспроизводства социального капитала территориальной общности (рис.
1.1).
К материальным условиям относятся воспроизводство природных ресурсов,
создание условий для производственной деятельности, обеспечение условий для
внепроизводственной
деятельности
и деятельности в
домашней среде.
Социальные условия включают воспроизводство социальной структуры,
социальных связей и отношений, социальных институтов. К духовным условиям
можно отнести воспроизводство норм и ценностей, условий социализации
личности, воспроизводство культуры.
Принимая в принципе предложенную модель, на наш взгляд, было бы
полезным
конкретизировать
муниципальный
уровень.
ее,
Скажем,
редуцируя
в
основные
условиях
показатели
неравенства
на
социально-
Федеральный закон от 29 ноября 2007 г. № 282-ФЗ «Об официальном статистическом учете и системе
государственной статистики Российской Федерации». URL: http://www.referent.ru/1/188704 (дата
обращения: 2.08.2012).
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
33
экономического развития территорий (депрессивных, доноров, моногородов, ЗАО
и др.), топических, природно-климатических, социокультурных факторов
развития можно детализировать показатели и индикаторы.
Аудит социального потенциала
Оценка материальных
условий
Оценка социальных
условий
Оценка духовных
условий
Природные ресурсы
Воспроизводство социальной
структуры
Условия производственной
деятельности
Воспроизводство территориальноадминистративной социальной
структуры
Условия внепроизводственной деятельности
Условия внепроизводственной деятельности
Условия деятельности
в домашней среде
Условия деятельности
в домашней среде
Воспроизводство норм и
ценностей;
Воспроизводство условий
социализации личности;
Воспроизводство культуры
Рис. 1.1 Аудит социального потенциала локальной среды 82
Таким образом, социальный аудит локальной среды становится все более
актуальным в процессе разработки и реализации социальной политики региона,
муниципальных образований. Как одна из современных инновационных
социальных технологий аудит локальной среды
может способствовать
повышению эффективности государственного и муниципального управления за
счет
использования
социального
потенциала
(капитала),
формируемого
гражданским обществом.
Дрегало А.А., Ульяновский В.И. Социальный аудит региональных социальных систем в процессе
управления. // Вторые Казанские социологические чтения (материалы Всероссийской научной
конференции). – Казань, 22-23 мая 2008 г. В 4 т.т. 2008. Т.1  С.186-190.
82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
34
1.2. Особенности диалога институтов гражданского общества и органов
муниципальной власти в коммуникационном процессе
В период становления гражданского общества особую роль играют
коммуникационные процессы между институтами гражданского общества и
органами муниципальной власти.
Термин «коммуникация» в настоящее время широко используется в
различных смыслах. Большой толковый социологический словарь дает
следующее
определение
понятия
«коммуникация»:
коммуникация
(communication) – передача или обмен информацией, а также сообщения или
единицы переданной информации83. Американский исследователь Дж. Фиске
определяет коммуникацию как социальное взаимодействие, происходящее
посредством передачи сообщения 84. Российский социолог С. В. Бориснев,
предлагает под коммуникацией понимать социально обусловленный процесс
передачи и восприятия информации в условиях межличностного и массового
общения по различным каналам с помощью разных коммуникативных средств 85.
Существуют различные социально-философские подходы к проблеме
исследования
коммуникации социальных институтов
или «человеческой
коммуникации». Сторонники позитивистского подхода (О. Конт, Г.Спенсер, Л.
Витгенштейн, Б. Рассел и др.) разрабатывали теорию коммуникаций в
постиндустриальном обществе. Это направление продолжили Д. Бэлл, З.
Бжезинский, Дж. Гэлбрейт, М. Маклюэн. Д. Мамфорд, Э. Тоффлер и др.
Экзистенциалистский подход
отличается
рассмотрением
отношения
человеческой коммуникации к «внешнему» контакту «внутренних миров» жизни
индивида и закрытостью мира личности. Представители этого подхода: П. Сартр,
Джери Д., Джери Дж. Большой толковый социологический словарь = Collins Dictionary Sociology / Пер
с англ. Н. Марчук. – Вече, АСТ, 2001. – Т. 1. А – О. – С.314.
84
Fiske J. Merkkeien kieli. – Tampere: Vastapaino, 1990. – P.10.
85
Бориснёв С. В. Социология коммуникации: Учеб. пособие для вузов. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2003. – С.
14.
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
35
А. Камю86, К. Ясперс 87 и др. Ясперс проводит различие между «объективной» и
«экзистенциальной» коммуникацией. Объективная коммуникация обусловлена
любого рода общностью между людьми (общие интересы, общая культурная
принадлежность и т.д.). Экзистенциальная коммуникация имеет место в ситуации
общения двух «самостей».
Феноменологический подход к исследованию коммуникации находит свое
отражение в трудах Э. Гуссерля, М. Мерло-Понти, Б. Вальденфельса, А. Щюца,
П. Бергера, Т. Лукмана и др. Авторы особое внимание уделяют диалогическому
характеру коммуникации и опосредованности ее социальностью. В частности,
еще в работах М. М. Бахтина отмечалось, что «сознание слагается и
осуществляется в знаковом материале, созданном в процессе социального
общения организованного коллектива» 88.
В
русле
рассмотрения
социальной
проблематики,
в
прочтении
структурализма, возможность коммуникации основана на какой-либо системе
знаков, то есть на определённом языке, в качестве которого, согласно К. ЛевиСтроссу, может рассматриваться любая система социальных отношений любой их
вид, то есть множество операций, обеспечивающих возможность общения между
индивидами или группами. При этом, каждая система коммуникации и все они в
совокупности имеют своей задачей конструирование той или иной социальности
(социальной
реальности);
этот
процесс
осуществляется
ценностями,
скрепляющими общества воедино, посредством символов, способности донести и
соблюсти смысл, заложенный в социальные ритуалы 89.
Главной особенностью герменевтического подхода (Ю. Хабермас), является
ориентация
коммуникативных
действий
на
взаимопонимание.
Хабермас
подчеркивал, что межчеловеческие интеракции – это инструмент реализации
практических интересов людей, способ эмансипации, освобождения от
Камю А. Бунтующий человек. Философия. Политика. Искусство: пер. с фр. – М.: Политиздат, 1990. –
415 с.
87
Ясперс К. Смысл и назначение истории: пер. с нем.– М.: Политиздат, 1991. – 527 с.
88
Бахтин М.М. К вопросам самосознания и самооценки. /Бахтин М.М. Собрание сочинений в 7 томах.
Том 5. – М.: Русские словари, 1997. С 159.
89
Назарчук А. В. Теория коммуникации в современной философии. — М.: Прогресс-Традиция, 2009. –
С. 196–198.
86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
36
экономических, политических влияний, искажающих коммуникации и играющих
латентную роль принуждения 90. Хабермас указал, также, на отличие «истинных»
коммуникаций
от «ложных»,
коммуникации
–
обосновал «техническую рациональность»
перенос технических средств и методов на область
межчеловеческих интеракций. Эти идеи достаточно важны для формирования
разумного диалога между органами власти и институтами гражданского
общества.
Постмодернистский подход в теории коммуникации находит отражение в
трудах таких авторов, как Н.В. Арутюнова, П. Бурдье, П. Вундерлих, Ж. Деррида,
Ю.Н. Караулов, М. Хэллидей и др.
В традиции отечественной социологии коммуникаций можно выделить
вклад в разработку теории известных ученых: Ю. Вооглайд, В.С. Коробейников,
М. Лауристин, Б.М. Фирсов, В.А. Ядов и др. Советская социологическая школа
разрабатывала теорию массовой коммуникации как вида социального общения.
Одним из ее постулатов является положение, согласно которому массовая
коммуникация реализуется лишь тогда, когда люди обладают выраженной
общностью социальных чувств и общим социальным опытом.
Современная социология позволяет представить смысл исследования
коммуникации
как
идеально-содержательного
аспекта
социального
взаимодействия, основная функция которой – формирование социальной
общности. В логике исследования важно учитывать видовые особенности
коммуникации – социальной, организационной, массовой, социокультурной.
Социальная
коммуникация
исследует процессы распространения и
циркуляции информации в обществе на различных уровнях: индивидуальном
(интрапресональная
коммуникация);
коммуникация);
групповой
межличностном
динамики
(групповая
(интерперсональная
коммуникация);
организационном (институциональная коммуникация); массовой аудитории
Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие: пер. с нем. /ред. Д. В. Скляднева,
послесл. Б. В. Маркова.  СПб.: Наука, 2000.  380 с.
90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
37
(массовая коммуникация); обмена сообщениями с техническими объектами
(компьютерная коммуникация) и др.
Организационная
коммуникация,
исследующая
информационно-
коммуникационное взаимодействие целевой общности внутри организации и с ее
внешней средой,
горизонтальные и вертикальные потоки информации,
формальные и неформальные каналы, информационные дисфункции (искажение,
избыточность, дублирование и др.) содержит потенциал управляемости процесса.
Массовая коммуникация как разновидность социальной коммуникации, при
которой используются технические средства, предполагает охват широкой
аудитории. Получателем информации выступает неструктурированный объект.
Массовая коммуникация отличается неопределенностью коммуниканта, слабой
обратной связью, трудностями обособленного обмена информацией отдельных
индивидуумов. Как социальный институт массовая коммуникация может
представлять интересы определенных социальных групп, лидеров мнения и тем
самым обеспечивать взаимосвязи между индивидами, социальными группами,
общностями. Массовая коммуникация выполняет функцию поддержания
динамического равновесия, солидаризации индивидуумов, групп, общностей –
основы социального капитала.
Социокультурная
коммуникация
отражает
процесс
взаимодействия
индивидов, групп, организаций для воспроизводства культурных программ,
формирования определенного типа культуры, на основе селекции коллективного
социального опыта и взаимодействия (диалога) различных культур. Значимую и
возрастающую роль в социокультурной коммуникации играют современные
социальные сети как развивающиеся формы хранения, обмена социальной
информацией.
Таким образом,
видовое разнообразие социальной коммуникации,
накопленный опыт исследования ее различных форм, дают возможность выбора
адекватных нашему исследованию методологических подходов, инструментария.
Для решения заявленных в диссертации исследовательских задач представляется
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
38
целесообразным учитывать в большей или меньшей степени научный потенциал,
содержащийся во всех видах названных видах коммуникации.
Обратимся к рассмотрению роли и особенностей коммуникации в
государственном
управлении.
Управленческая
коммуникативный
межличностный
характер.
деятельность
Коммуникация
в
имеет
системе
управления – официально, юридически регламентируемое целенаправленное
движение индивидуальных субъектов управления к социальной общности при
сохранении за ними определенной самостоятельности и индивидуальности 91.
С позиции теории социального взаимодействия орган государственного и
муниципального управления можно определить как:
-
форму
взаимодействия
людей,
направленного
на выполнение
определенной общественно значимой функции,
- социотехническую систему, где системообразующим компонентом
выступает человек, совокупность взаимодействующих людей.
Коммуникационная система реализуется одновременно через содержание и
отношения
в
процессе
информационными
взаимодействия.
потоками,
объективирует
Содержание
обеспечивается
«коллективное
единство».
Отношения – субъективная составляющая коммуникационного процесса.
Коммуникация между государством и гражданами может осуществляться в
двух основных формах: пропаганда и связи с общественностью (public relations).
В условиях становления гражданского общества наиболее приемлемой формой
коммуникации
в
России
должны
стать
связи
с
общественностью.
Государственные связи с общественностью можно определить как адресное
управление
состоянием
общественного
мнения,
осуществляемое
ненасильственными средствами, основанное на регулярных информационных
взаимообменах между органами государственной власти и различными группами
общественности92.
Глазунова Н. И. Система государственного управления. – М.: Юнити-Дана, 2002. – С. 430–431.
Связи с общественностью в политике и государственном управлении / под общ. ред.
В.С. Комаровского, В.М. Горохова. – М.: Изд-во РАГС, 2000. С.7.
91
92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
39
Высокая
степень
интенсивности и регулярности информационных
контактов между органами власти и гражданами ведет к формированию в
сознании последних более глубокого и точного образа самой власти. В иных
условиях, например, в том случае, если между населением и органами власти
циркулирует неполная,
недостоверная
или противоречивая
информация,
интенсивные информационные потоки могут стать источником серьезных
проблем: потери доверия и поддержки со стороны граждан, снижения уровня
контролируемости и управляемости общества, дезорганизации политической
сферы, роста протестных настроений и действий среди населения. Вместе с тем
простое уменьшение частоты и интенсивности информационных взаимодействий
между органами власти и общественностью, хотя и может временно
стабилизировать обстановку, таит в себе определенную угрозу. Эта угроза
заключается в возможном росте отчуждения населения от власти, в развитии
абсентеизма среди граждан93.
Исследователи выделяют четыре основные модели взаимодействия между
местным сообществом и органами муниципальной власти: конфликтную
(конфронтационную), модель автономной активности, индифферентную и
партнерскую. В конфликтной модели, наиболее распространенной в современной
России, происходит самоорганизации населения, причинами которой могут быть
конфликты местного сообщества с бизнес-структурами, местной властью,
этническими диаспорами, коррумпированными силовыми структурами. Такая
самоорганизации опасна для местных органов власти, особенно если информация
о ней выходит за пределы населенного пункта. В рамках такой модели
происходит постепенная политизация ранее аполитичных жителей, недовольных
Максимов А.М. Информационное взаимодействие между органами региональной власти и населением
(на примере Архангельской области) //Информация в социальном управлении. Материалы 3-го
межвузовского научно-практического семинара. ред. А.И. Вертешина. – Архангельск: Изд-во
Поморского университета, 2010. – С. 46-47.
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
40
не только местной властью, но и неспособностью самой государственной системы
реагировать на ситуации94.
Таким образом, в сфере информационной коммуникации с институтами
гражданского общества органы власти должны решать, как минимум, две
основные задачи: 1) поддерживать высокую интенсивность обмена полной и
достоверной информацией, не допуская информационной самоизоляции; 2)
выстраивать информационную политику таким образом, чтобы сохранять
необходимый уровень доверия к органам власти и эффективно использовать
ресурс общественной поддержки.
К проблеме доверия социологи различных теоретических направлений
стали проявлять интерес в конце XX в, что нашло отражение в многочисленных
исследованиях на данную тему95. В зарубежной, прежде всего англоязычной,
социальной психологии термин «доверие» трактуется как установка или система
установок по отношению к социальному миру и к самому себе. Такой подход
характерен для работ Т. Говира96, Дж. Роттера, Т. Ямагиши, Р. Моргана,
Ш. Ханта. Среди зарубежных ученых, уделявших внимание различным аспектам
проблемы доверия, можно
назвать также М.Бубера, П.Бурдье, Б.Лано,
А.Селигмена, Ф.Фукуяму, П. Штомпку, Р.Шо.
В российской психологии в жизнезначимые отношения традиционно
включают отношение к миру, отношение к другим и самоотношение. Они
образуют единую систему, где системообразующим компонентом выступает
активный, деятельный индивид – единый жизненный мир, по терминологии Э.
Гуссерля и Ф.Е. Василюка.
Антипьев К. А. Конфликтная модель взаимодействия местного сообщества и муниципальной власти //
Социология и общество: глобальные вызовы и региональное развитие [Электронный
ресурс]: Материалы IV Очередного Всероссийского социологического конгресса / РОС, ИС РАН, АН РБ,
94
ИСППИ. — М.: РОС, 2012. — 1 CD ROM.
95
Barber B. The logic and limits of trust. New Brunswick, 1983; Eisenstadt S., Roniger L. Patrons, clients and
friends: interpersonal relations and the structure of trust in society. Cambridge, 1984; Gambetta D. The Sicilian
mafia: the business of private protection. L., 1993; Coleman J. Foundations of social theory. Cambridge, 1990;
Coleman J. Social capital in the creation of human capital // American Journal of Sociology. 1998. Vol. 94. P.
95 - 120; Hardin R. Trust and trustworthiness. N.Y., 2002; Giddens A. Modernity and selfidentity. Cambridge,
1991; Beck U. Risk society: towards a new modernity. L., 1998; Fukuyama F. Trust: The social virtues and the
creating of prosperity. N.Y., 1995; Seligman A. The problem of trust. Princeton, 1997.
96
Говир Т. Недоверие как практическая проблема // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная
и зарубежная литература. Сер. 11. Социология. – М., 1994. – №3. – С. 94-98.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
41
Проблема доверия затрагивалась в контексте разработки таких вопросов,
как: социально-психологическое внушение (В.М. Бехтерев, А.С. Новоселова, Б.Ф.
Поршнев), социально-психологические аспекты авторитета и значимых других
(М. Вебер, Н.М. Кейзеров, А. А. Кроник, А.Л. Свенцицкий), восприятие и
общение, межличностные и внутригрупповые отношения, в том числе,
доверительные отношения (К. А. Абульханова-Славская, А.А. Бодалев, Б.Д.
Парыгин, Б.Ф. Поршнев, Т.П. Скрипкина, Д.Н. Узнадзе, Е.А. Яблокова),
межличностные, политические конфликты и социальная напряженность в
обществе (А.А. Бодалев, А.Г. Здравомыслов, А.Н. Сухов), общественное мнение
(В.М. Герасимов, М.К. Горшков, А.К. Уледов).
В начале XXI века ученые все чаще рассматривают доверие в качестве
важного фактора экономического развития. Особенное внимание уделяется роли
доверия в социально-экономических преобразованиях, связанных с переходом к
рыночным отношениям, что позволяет лучше понять причины успехов и неудач
стран с переходной экономикой. В зарубежной литературе по России часто
недостаток доверия и разрушение социального капитала рассматриваются как
важные причины неудач российских реформ97.
Рассмотрению доверия населения социальным и политическим институтам,
на основе данных эмпирических исследований, посвящены работы В.Э.Бойкова,
А.А.Галкина, Ю.А.Левады, М.Пискотина и др. Отдельные аспекты проблематики
доверия отражены в ряде диссертационных исследований (Д.М.Данкин,
В.В.Дьякова, О.П.Калмыков, Д.А.Литвинов, С.И.Трифонова).
Ученые давно обращают внимание на особую связь между межличностным
доверием и институциональным доверием. С одной стороны, высокий уровень
межличностного доверия способствует такому устройству институтов, которое
будет вызывать доверие к ним, с другой — институциональное доверие
стимулирует доверие между людьми98. Точно так же как на фоне кризиса доверия
Стиглиц Дж. Quis costodiet ipsos custodies? Неудачи корпоративного управления при переходе к рынку
// Экономическая наука современной России. – 2001.– № 4.  С. 108-135.
98
Вахтина М.А. Доверие к государству как фактор повышения его эффективности. // Journal of
institutional studies (Журнал институциональных исследований). – 2011. – № 3. – C. 57-65.
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
42
к
существующим
институтам
снижается
и
общий
уровень
доверия.
Действительно, если между людьми существует межличностное доверие, а
формальный
правовой
механизм
выстраивается
с
учетом
требований
справедливости и достижения эффективности, то трудно представить такое
общество без доверия к институтам, которые сами субъекты и создают, а при
определенных
обстоятельствах
реформируют,
чтобы
добиться
лучшего
результата. С другой стороны, доверие к институтам вряд ли может быть высоким
в обществе, где между людьми нет полноценных доверительных отношений.
Социологи
подтверждают
эти
зависимости
с
помощью
эмпирических
наблюдений: в частности, они отмечают достаточно сильную положительную
корреляцию между этими двумя видами доверия 99.
А.Л. Журавлев и А.Б. Купрейченко полагают, что большинство понятий,
близких к доверию, можно расположить в пространстве двух измерений:
возможность/невозможность контроля и степень определенности 100. Это дает
возможность наглядно представить место доверия в системе наиболее близких к
нему понятий (рис. 1.2).
Высокая
неопределенность
Контроль
Возможность
контроля
Вера
Отсутствие
возможности
контроля
Доверие
Расчет
Уверенность
Низкая
неопределенность
Рис. 1.2 Доверие в системе других понятий
Сасаки М., Латов Ю., Ромашкина Г. и Давыденко В. Доверие в современной России // Вопросы
экономики. – 2010. – № 2. – С.100.
100
Журавлев А.Л., Купрейченко А.Б. Нравственно-психологическая регуляция экономической
активности. – М., 2003. – С. 216–217
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
43
В социологии в большинстве случаев доверие определяют как элемент
веры, уверенность в действиях людей, основанная на чувстве. Социологи
связывают
доверие
с
условиями
неопределенности,
которые
присущи
современному миру. В этом отношении интересна позиция Н. Лумана, согласно
которой
доверие
выступает
социальным
механизмом,
управляющим
неопределенностью социальных отношений и призванным снизить риск. Доверие
в понимании Н. Лумана не «защитный кокон», а особый вид рационализма. В
своей книге «Доверие и власть» (1979 г.) Н. Луман отметил, что доверие
становится необходимым условием общественного развития в силу нарастания
неуверенности людей в будущем, связанного с увеличением сложности и
непрозрачности современных обществ 101.
Польский социолог П. Штомпка дает следующее определение: «доверие
есть ставка в отношении будущих непредвиденных действий других» 102. Исходя
из этого, доверие предполагает два основных компонента: 1) особые ожидания (в
отношении того, как поведет себя другой в некой будущей ситуации) и 2)
убежденность, уверенность в действии (ставка). Например, можно проявлять
доверие и «ставить» на политика, компанию, фирму, институт и т.д. Понятие
«недоверие» (distrust) представляет собой зеркальное отражение доверия. Это
тоже ставка, но негативная: негативные ожидания относительно действий других
(вредные, дурные, невыгодные по отношению ко мне действия) и негативная,
защитная уверенность. Термин «безверие» (mistrust) Штомпка предлагает
использовать для нейтральных ситуаций, когда воздерживаются как от
проявления доверия, так и от недоверия. Безверие представляет собой временную,
промежуточную фазу процесса построения/нарушения доверия, когда потеряно
былое доверие или рассеялось былое недоверие.
Э. Усланер рассматривает социальное доверие сквозь призму моральных
ценностей и установок, которые разделяются многими членами общества,
благодаря чему создаются условия для формирования социального доверия. В
101
102
Luhmann N. Trust and power. – N.Y.: J. Wiley, 1979.
Sztompka P. Trust: a sociological theory. – Cambridge, 1999.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
44
своих
исследованиях
он
пользуется
разделением
на
обобщенное
(моралистическое) и специфичное (particularized), стратегическое доверие.
Обобщенное доверие отражает установку индивида оказывать
доверие
незнакомцам, чужим. Оно не ориентировано «на некоего конкретного индивида в
определенном контексте», скорее выражает «представления относительно того,
как должны поступать люди». По мнению Усланера, моралистический тип
доверия в большей степени связан с оптимистическим взглядом на мир.
Специализированное доверие характеризует отношения с индивидами, с
которыми актор ощущает сходство (социальное, территориальное и др.). Оно
воспроизводится при наличии предыдущего опыта взаимодействия и обладания
информацией о конкретном индивиде, выступающем в роли партнера по
взаимодействию, отражая «ожидания относительно того, как люди будут
действовать» 103.
В обобщающей работе «Доверие: социологическая теория» П. Штомпка
выделил три способа ориентации на действия другого: надежда, уверенность и
доверие. Первый и второй способы непосредственным образом связаны с
проявлениями веры. «Надежда – пассивное, нерациональное чувство того, что все
обернется к лучшему. Уверенность – тоже пассивная, но в большей степени
сфокусированная и в некоторой степени оцененная вера в то, что случится что -то
хорошее» 104
«Доверие
–
это
третий
тип
ориентации,
принципиально
отличающийся от надежды и уверенности тем, что доверие укоренено в дискурсе
агента: активное участие и ориентация на будущее» 105. Таким образом, доверие, в
отличие от надежды и уверенности, в большей степени ориентировано на другого
индивида и будущее, а также содержит более выраженный когнитивный и
поведенческий компоненты.
А. Алексеева рассматривая ключевые критерии дифференциации понятий
«доверие» и «уверенность», отмечает, что уверенность чаще описывается как
103
Uslaner E. Trust in the Knowledge Society. 2002a. URL: <www.esri.go.jp/en/workshop/030325/
030325paper3-e.pdf>(дата обращения: 12.03.2011).
104
Sztompka P. Trust: a Sociological Theory. Cambridge: Cambridge University press, 1999. P. 25
105
Там же.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
45
системное доверие, то есть ее объектом выступают социальные системы,
отдельные институты, тогда как объектом доверия может стать исключительно
индивид (рис. 1.3)106.
Таким образом, в социологии доверие означает веру субъекта социальных
отношений в добрые, искренние намерения, компетентность и надежность
другого субъекта и служит индикатором качества социальных связей. Наличие
доверия указывает на устойчивость и надежность социальных отношений.
Длительные
социальные
отношения
Уверенность в
безопасности
Рутинизированн
ый порядок
Социальная
роль, эксперт
Исполнитель
социальной
роли
Уверенность
Доверие
Социальный
институт,
система
Незнакомец,
«другой»
Индивид как
личность
Рис. 1.3 Объекты доверия и уверенности
Ведущая роль доверия в формировании социальных отношений отмечалась
еще представителями немецкой школы «понимающей социологии». М. Вебер 107 и
Г. Зиммель108 называли его одной из наиболее важных синтезирующих сил в
обществе. Доверие – продукт опыта отдельного индивида. За счет частого
повторения этого опыта и его институционализации происходит закрепление
общественного доверия как нормы и традиции, в том числе и в экономической
сфере. Дефицит же общественного доверия создает ситуацию, в которой развитие
многих демократических и рыночных институтов оказывается невозможным.
Алексеева А.Уверенность, обобщенное доверие и межличностное доверие: критерии различения. //
Социальная реальность.  2008. – №7. С.85-98.
107
Вебер М. О некоторых категориях понимающей социологии. / Вебер М. Избр. произв. – М.: Прогресс,
1990.  С. 81.
108
Зиммель Г. Как возможно общество? // Зиммель Г. Избранное в 2-х томах. Т.2. Созерцание жизни. –
М.: Юрист, 1996. – С. 369.
106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
46
Последнее делает данную проблему особенно актуальной для современного
российского общества.
В основе доверительных отношений между людьми, по мнению И.В.
Глушко, лежат понимание и согласие. «Понимание, согласие и доверие – это
фундамент, на котором строится здание социальных отношений»109.
Проблема социального согласия исследовалась в неразрывной взаимосвязи
с проблемами социальной солидарности, порядка и прогресса такими
представителями социологической мысли, как М. Вебер, Э. Дюркгейм, Н. Кареев,
М. Ковалевский, Ф. Знанецкий, П. Кропоткин, П. Лавров, Т. Лукман, Н.
Михайловский, П. Новгородцев, Е. де Роберти, П. Сорокин. Социальное согласие
при исследовании социальных конфликтов рассматривалось Г. Зиммелем, А.
Зайцевым, А. Здравомысловым, Р. Дарендорфом, Л. Козером. Тема социального
согласия в межличностном общении людей, находящихся в коллективе, была
объектом исследований Р. Парка и Э. Берджесса. Развивая идею согласия как
фактора межличностного поведения, Т. Ньюком дает одно из немногих
определений понятия «согласие» в мировой социологической мысли: согласие –
это существование между двумя и более личностями сходных ориентации по
отношению к чему-нибудь, при этом ориентация у него выступает в качестве
эквивалента понятия «отношение» в самом широком смысле 110.
Наиболее
полно
категория
доверия
исследована
американским
исследователем Френсисом Фукуямой. Ф. Фукуяма – не только признанный
академический ученый, работы которого получили мировую прессу («Конец
истории и последний человек» 1992 г., «Доверие: социальные добродетели и путь
к процветанию» 1995 г., «Америка на перепутье: демократия, власть и
неоконсервативное наследие» 2006 г.), но и практик с опытом работы в
государственном департаменте США при президенте Рейгане. Доверие, по
определению Фукуямы, – ключевая характеристика развитого человеческого
Глушко И.В. Диалектика доверия и согласия в социальном дискурсе // Теория и практика
общественного развития. 2010. – №2 – С. 45.
110
Ньюком Т. Исследование согласия // Социология сегодня: проблемы и перспективы – М., 1965. –
С.305.
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
47
общества, проявляющаяся как на индивидуальном уровне, так и на уровне
социальном (доверие к общественным институтам и государству в целом).
Именно доверие определяет прогресс; успех «самореализации» конкретного
общества зависит не от рыночных принципов и не от приверженности традициям,
но от «одного, распространившегося повсюду элемента культуры — уровня
доверия, существующего в обществе».
Фукуяма подчеркивает, что «гражданское общество» — сложнейшее
переплетение различных институтов «среднего звена», в числе которых
экономические предприятия,
добровольные ассоциации, образовательные
учреждения, клубы, союзы, СМИ, благотворительные организации, церкви,—
надстраивается над семьей как первичным инструментом социализации. Именно в
семье человек обретает культуру и навыки, которые позволяют ему нормально
существовать в обществе и через которые ценности и опыт этого общества
передаются от поколения к поколению. Прочные и устойчивые семейные и
общественные институты не могут быть учреждены правительственным декретом
подобно, скажем, центральному банку или армии. Существующее в реальных
условиях гражданское общество всегда опирается на людские привычки,
традиции и нравственные устои — все то, на что политические меры способны
повлиять лишь косвенно и что чаще всего требует старательного взращивания, с
повышенным вниманием и уважением к культуре111.
Таким образом, Фукуяма доказывает в своих работах, что экономическое и
социальное
благополучие
страны,
определяются
одной
универсальной
культурной характеристикой – присущим ее обществу уровнем доверия.
Различные формы проявления социальных отношений Ф. Фукуяма
рассматривает через концепцию «радиуса доверия». Радиус доверия – категория,
определяющая круг лиц (или социальных групп), входящих в единую систему
доверительных отношений. Современное модернизированное общество, в
отличие от традиционного, состоит из большого числа тесно взаимодействующих
Фукуяма Ф. Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию: пер. с англ. / Ф. Фукуяма. —
М.: ООО «Издательство ACT»: ЗАО НПП «Ермак», 2004 – С.16-17.
111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
48
между собой социальных групп и представляет ряд «концентрических и
накладывающихся друг на друга радиусов доверия» 112.
Однако перед концепцией «радиусов доверия» возникает вопрос, почему
радиусы доверия в том или ином современном обществе, различны. Для
объяснения данного феномена следует указать на то, что доверие имеет мощную
культурную основу. Так, для обществ с низким уровнем доверия характерен
фамилизм – акцент на семейных связях, которые считаются единственной опорой
индивида, основой социальных взаимодействий. В таких обществах люди
доверяют только родственникам и не доверяют людям вне семьи. Невозможность
же расширения радиусов доверия за пределы семьи зачастую является следствием
отсутствия эффективных законов и несоблюдения принципов справедливости. В
этих обществах недоверие к посторонним имеет разные истоки, однако общей
чертой таких социумов является сильная централизованная политическая власть,
сознательно стремящаяся подорвать всевозможные объединения, промежуточные
между государством и семьей. Общества с высоким уровнем и широким радиусом
доверия, напротив, склонны к образованию различных добровольных ассоциаций,
в которых проще осуществляется переход от семейного бизнеса к большим
частным корпорациям. В результате такого рода общества получают возможность
накапливать потенциал в сфере организационных инноваций и более гибко
адаптироваться к изменениям внешних условий.
Аналогично «радиусам доверия» Ф. Фукуямы Петр Штомпка выделяет
несколько разновидностей доверия: доверяя, мы «ставим» на разные объекты
(первичные и вторичные объекты доверия). Первичные «мишени» доверия
выстраиваются подобно концентрическим кругам от максимально близких
межличностных отношений к более абстрактным ориентациям по отношению к
социальным объектам. Это личное доверие по отношению к индивидам, с
которыми мы вступаем в прямые контакты, включая «виртуальное» личностное
доверие (по отношению к знаменитостям, «звездам»); категориальное доверие
(пол, раса, возраст, религия, благосостояние); позиционное - доверие/недоверие к
112
Там же: С.550.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
49
определенным социальным ролям (мать, доктор, друг, налоговый инспектор,
шпион, продавец подержанных машин); групповое (футбольная команда для
фанатов, студенческая группа для профессора.); институциональное (школа,
университет,
церковь,
банк),
включая
«процедурное»
доверие
к
институциональным практикам и процедурам, под которым понимается вера в то,
что следование им принесет наилучшие результаты (доверие к науке, демократии,
свободному рынку); коммерческое (в отношении продукции определенного рода,
страны-производителя, фирмы, автора и т.п.); системное (по отношению к
социальным системам, порядкам и режимам).
Штомпка приходит к выводу, что доверие в целом выполняет
положительную функцию для доверяющего, для того, кому доверяют, для их
отношений, для группы, организаций и более широких сообществ. Доверие
освобождает и мобилизует человеческое действие; поощряет творческий,
инновационный, предпринимательский активизм по отношению к другим
людям; снижает неопределенность и риск, связанные с человеческими
действиями, и в итоге, «возможности действия возрастают пропорционально
возрастанию доверия» (Н. Луман). Диаметрально противоположные выводы
сделаны в отношении недоверия.
Процесс появления «культуры доверия» рассматривается Штомпкой как
частный случай общего процесса «социального становления» (social becoming).
Он строит свое обсуждение на основе четырех допущений, принятых в модели
«социального становления». 1) Движущей силой социальных процессов
является человеческая деятельность (human agency), т.е. индивидуальные и
коллективные действия, решения и выборы, осуществленные особым образом
наделенными акторами в рамках существующих структурных возможностей. 2)
Текущие события, формирующие социальную практику, всегда являются
результатом апробации существующих структурных возможностей водящими и
компетентными акторами. 3) Сам структурный контекст и предлагаемые им
возможности формируются и переформировываются текущим праксисом,
представляя
собой
аккумулированные,
длительные
результаты
(часто
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
50
непреднамеренные) множества ранее совершенных действий. 4) Структурные
эффекты прошлых практик, кристаллизованных в виде традиции, становятся
первоначальными условиями для будущих практик и разрабатываются как
структурные ресурсы. Этот цикл совершается бесконечно, делая все процессы
непредвиденными и неокончательными.
Таким образом, для появления «культуры доверия» должны быть как
структурные возможности, поощряющие доверие, так и агентные ресурсы –
готовность и желание агентов воспользоваться этими возможностями. Штомпка
называет пять макросоциетальных обстоятельств, которые благоприятствуют
появлению «культуры доверия», тогда как противоположность им производит
«культуру недоверия»: 1) нормативная согласованность / нормативный хаос
(аномия); 2) стабильность социального порядка / радикальные изменения; 3)
прозрачность социальной организации / секретность; 4) ощущение понятности
окружающего мира / ощущение неизведанности; 5) подотчетность других
людей и институтов / произвол и безответственность.
Согласно
Штомпке,
доверие является
необходимой предпосылкой
политического порядка. В то же время само доверие является результатом
политического порядка определенного характера. Соответственно, должны
складываться качественно иные ситуации при различных формах политического
правления.
Обсуждая роль доверия применительно к демократии, Штомпка исходит из
следующих посылок. 1) При прочих равных условиях «культура доверия» с
большей вероятностью появляется при демократической системе правления. 2)
Доверие порождается демократией и поддерживает демократию. 3) Доверие к
самой демократии обусловлено способами создания «производного доверия» подотчетность доверяемого (в частности, наличие структур, которые хотя бы
потенциально способны на контроль и наказание в случае нарушения доверия) и
наличие предварительных обязательств.
На основе данных посылок Штомпка формулирует два основных парадокса
демократии. Суть первого из них заключается в следующем: доверие к
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
51
демократии основано на институционализации недоверия в ее структуру
(подотчетность и предварительные обязательства). Польский социолог выделяет
десять основных принципов демократии: принцип легитимности; периодичность
выборов и ограничение срока занятия должности; разделение властей; власть
закона и независимость судей; принцип конституционализма и правовой
экспертизы; принцип должного ведения дел; гражданские права; принуждение к
соблюдению законов; принцип открытого обсуждения; принципы общественнополитической деятельности. Он обосновывает свою позицию, согласно которой
недоверие институционализировано в каждый из данных принципов. Другими
словами, демократия обеспечивает своим гражданам безопасность против
потенциальных нарушений доверия. Кроме того, основные принципы демократии
напрямую
соотносятся
с
условиями,
благоприятствующими
появлению
«культуры доверия». В итоге, при демократическом режиме вырабатывается
некий вид мета-доверия: доверие демократии становится ультимативной
страховкой других типов доверия, стимулирует готовность граждан к доверию.
Однако чем более институционализируется недоверие, тем более спонтанным
становится доверие. Закономерен вывод, что нарушения и нападки на
демократические принципы представляют серьезную опасность для подрыва
«культуры доверия».
Второй парадокс демократии состоит в том, что институционализированное
недоверие должно оставаться «в тени», быть отдаленным фоном для спонтанных
проявлений доверия. Иными словами, обширные потенциальные возможности и
способы повсеместного контроля, присущие демократии, должны задействоваться
только при очень ограниченной актуализации, в редких и необыденных случаях
нарушения доверия. Доверие не должно обеспечиваться исключительно за счет
эффективного контроля. Дело в том, что гиперактивность корректив и контроля
указывает на то, что контролю подлежит слишком многое, что «что-то не так» в
самой системе. И это становится сигналом гражданам к проявлению
недоверчивости, раскручивает «спираль недоверия» и может привести к
нарушению «культуры доверия».
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
52
В
зависимости
от
способа
функционирования
демократических
корректирующих механизмов возможны две альтернативные самопродуцируемые
тенденции. В случае преобладания «культуры недоверия» аппарат контроля,
принуждения и предписаний всегда находится в состоянии мобилизации.
Складывается
порочный
круг.
Гиперактивность
аппарата сигнализирует
гражданам, что им не доверяют, что постоянно происходят нарушения доверия, и
такие представления еще более углубляют и укрепляют «культуру недоверия».
Если же превалирует «культура доверия», то аппарат контроля, принуждения и
предписаний задействуется только периодически. Его действия по наведению
порядка демонстрируют гражданам, что первоначальное доверие восстановлено,
что нарушения доверия редки, и такие представления укрепляют «культуру
доверия».
Итак, демократия благоприятствует «культуре доверия». В то же время само
доверие
является
необходимой
предпосылкой
демократии,
успешное
функционирование которой предполагает ряд моментов: 1) коммуникация между
гражданами; 2) толерантность; 3) замена конфликта и борьбы компромиссом и
консенсусом; 4) некоторый уровень цивилизованности в ходе общественных
диспутов; 5) активное участие граждан в жизни общества; 6) высокий
образовательный уровень граждан. Нетрудно заметить, что во всех этих случаях
велика роль доверия.
В понимании значимости доверия для формирования и функционирования
эффективного социального пространства полезно обратить внимание на
ключевую особенность данного регулятора общественных отношений –
способность создавать и накапливать активы: социальный, трансформируемый в
гражданское общество; политический, обеспечивающий стабильность в стране,
регионах; экономический, повышающий эффективность организаций; духовный,
обеспечивающий приращение культурных ценностей 113.
Дрегало А.А., Ульяновский В.И. Социология региональных трансформаций: моногр.: в 2 т. Т. 2.
Региональный социум 1999–2008: от разочарования к надежде. – Архангельск, 2010.  С. 64.
113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
53
Значимость доверия проявляется и в его функциях. Структура функций
доверия включает три группы: личностные (гармонизации, социализации,
мотивации, оценочная, социальной безопасности и релаксации), организационные
(интеграции, социальной адаптации, социально-психологической устойчивости,
групповой
мотивации,
социальной
эффективности),
общественные
(регулирующая, транслирующая, легитимации социального порядка) 114.
Социологи широко используют сегодня понятие «человеческий капитал». В
отличие от экономической трактовки социологическое толкование человеческого
капитала базируется на положении, что капитал все в меньшей степени воплощен
в земле, предприятиях и оборудовании и все в большей – в человеческих знаниях
и навыках. При этом, помимо привычных для нас смыслов, человеческий капитал
состоит и в способности людей составлять друг с другом некую общность,
причем эта часть человеческого капитала имеет принципиальное значение не
только для хозяйственной жизни, но и буквально для каждого аспекта социальной
жизни в целом. В свою очередь, такая способность к ассоциации зависит от
существования внутри сообщества норм и ценностей, разделяемых всеми его
членами, а также от готовности последних подчинять свои интересы интересам
группы. Результатом общих норм и ценностей становится взаимное доверие.
Ушамирская Г.Ф., Бабинцев В.П., Бабинцева Е.И. полагают, что достижение
отношений доверия, взаимопонимания, поддержки и взаимной ответственности
существенно
улучшает
атмосферу
в
обществе,
снижает
социальную
напряженность и тем самым формирует благоприятную среду для экономической
и социально-политической активности людей, мотивируя их к созидательной
деятельности. В силу данного обстоятельства проблема улучшения качества
жизни на определенном этапе развития трансформируется в проблему улучшения
качества человеческих отношений. При этом под качеством человеческих
Дворянов А.А. Социальные функции доверия // Регион: экономика и социология. – 2006. – № 4.  С.
130–140.
114
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
54
отношений понимается степень солидарности граждан, достигнутая в рамках
существующего правового поля и при условии соблюдения нравственных норм115.
Переключение внимания на улучшение качества отношений между людьми
не означает полного отказа от экономического качества жизни, но речь идет о
том, что улучшение условий жизни людей в современных условиях невозможно
без повышения уровня доверия между ними.
Согласно существующей классификации стран по уровню доверия и
развития экономики, самый высокий уровень социальной кооперации и доверия
наблюдается в США, Японии и в Германии. На втором месте по уровню доверия
Китай, Италия и Франция, где высока роль семейных структур или структур,
построенных по типу семейных. Самый низкий уровень доверия наблюдается во
всех посткоммунистических странах.
Человеческий и культурный капитал определяет возможности развития
гражданского общества, ключевым моментом, определяющим вектор этого
развития, являются партнерские отношения общественных организаций с
властью.
Таким образом, формирование доверия имеет прямое отношение к
высокому уровню экономического развития стран Запада и, в результате, к
достойному качеству жизни населения этих стран. Для России с ее
коллективистскими традициями жизни (мiр) и труда (артельный труд) характерен
парадокс: при наличии коллективистских настроений не воспроизводится
практика солидарного поведения и построения общественных отношений на
основе взаимного доверия.
В российском обществе низкий уровень доверия отражается в росте числа
насильственных преступлений и гражданских тяжб, в разрушении традиционной
структуры семьи, в упадке множества сообществ «среднего звена» (местных,
церковных, профессиональных, клубных, благотворительных), наконец в
фиксируемой социологами убежденности россиян в том, что «представителям
Ушамирская Г.Ф., Бабинцев В.П., Бабинцева Е.И. Формирование социетального сообщества как
проблема региональной стратегии развития // Регион: экономика и социология. – 2010. – №4.  С. 158.
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
55
власти нет дела до проблем народа». Естественное воспроизводство социального
капитала в последние годы также идет на убыль. Его накопление – сложный и
противоречивый процесс. Насколько легко для правительственных мер
способствовать его истощению, настолько трудно, почти невозможно сделать чтото, чтобы его восполнить.
Доверие – это возникающее у членов сообщества ожидание того, что другие
его члены будут вести себя более или менее предсказуемо, честно и с вниманием
к нуждам окружающих, в согласии с некоторыми общими нормами. Социальный
капитал – это определенный потенциал общества или его части, возникающий как
результат наличия доверия между его членами. Он может быть воплощен и в
мельчайшем базовом социальном коллективе – семье, и в самом большом
коллективе из возможных – нации, и во всех коллективах, существующих в
промежутке между ними. Социальный капитал отличается от других форм
человеческого капитала тем, что обычно он создается и передается посредством
культурных механизмов – таких, как религия, традиция, обычай 116.
Закон, договор, экономическая целесообразность являются необходимым,
но отнюдь не достаточным базисом стабильности и благосостояния в
постиндустриальный век – они должны опираться на такие вещи, как
взаимодействие, моральные обязательства, ответственность перед обществом и
доверие, которые, в свою очередь, живут традицией, а не рациональным расчетом.
В современном обществе все эти вещи не становятся анахронизмами, наоборот,
они суть залог его успешного развития.
Применительно к вопросу об истории доверия в России Д. Травин отмечает,
что в ходе российской модернизации были разрушены многие традиционные
семейные связи. Прекратили свое существование старые купеческие и даже
кулацкие семьи, десятилетиями накапливавшие как материальный, так и
социальный капитал. Индустриализация вывела из деревни на различные
«стройки века» молодежь, оторвавшуюся тем самым от своих корней. И, наконец,
Фукуяма Ф. Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию: пер. с англ. / Ф. Фукуяма.  М.:
ООО «Издательство ACT»: ЗАО НПП «Ермак», 2004.  С.53.
116
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
56
остатки некогда больших семей затерялись в малогабаритных квартирах,
разбросанных по различным концам гигантских мегаполисов. 117
Если в Китае, как справедливо отмечает Фукуяма, давно проживающих за
рубежом этнических китайцев можно привлечь в родной регион со всеми их
накопленными капиталами, то у нас порой невозможно найти даже следы
довольно близких родственников. А самое главное – если следы эти и имеются,
крайне редко в родственных кругах сохраняется атмосфера доверия, приго дная
для формирования хотя бы малого предприятия, не говоря уж о крупной
компании.
Советская власть создала свои заменители семейным связям. Пионерская
организация, комсомол, партячейка формировали в СССР новую культуру
доверия. Какое-то время все эти механизмы работали сравнительно успешно, хотя
мощный удар по этой культуре был нанесен уже репрессиями 1930-х гг., когда
оказалось, что даже близкий товарищ по партии вполне может донести на тебя в
органы. Что же касается эпохи 1970–1980-х гг., когда всякие иллюзии, связанные
с построением нового светлого мира, совершенно рассеялись, то она практически
полностью похоронила остатки коммунистической этики, основанной во многом
на императивах Нагорной проповеди Христа.
Но главная проблема в том, что культура доверия, которая формировалась в
СССР, оказалась неадаптивной для формирования рыночной экономики.
Официальная идеология пыталась стимулировать альтруистические чувства, но
для развития хозяйства нужны трезвый расчет и ощущение взаимовыгодности
складывающихся между партнерами отношений. Официальная идеология
приучала к тому, что общественные интересы всегда должны доминировать над
интересами личными, но в рыночном хозяйстве нужно говорить скорее о
гармонизации интересов, нежели о доминировании.
Молодой человек, отправлявшийся в 1960-х гг. на комсомольскомолодежную стройку, наверное, ощущал доверие к друзьям, с которыми делил
Травин Д.Я. Послесловие к книге Фукуямы Ф. Доверие: социальные добродетели и путь к
процветанию: пер. с англ. / Ф. Фукуяма.  М.: ООО «Издательство ACT»: ЗАО НПП «Ермак», 2004. 
С.720.
117
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
57
одну сырую палатку, но в реалиях сегодняшней России этот человек, больной и
сильно состарившийся, скорее оказывается в числе наименее адаптированных
граждан. И самое главное – его плохо понимают дети и внуки, у которых доверие
альтруистов, рожденное в условиях таежной романтики, вызывает лишь
скептическую усмешку118.
Недоверие, повышенная агрессивность между людьми начали активно
утверждаться
в
России в
1990-е годы.
Усилились межличностные и
межгрупповые конфликты, существенно вырос уровень преступности, в том
числе связанной с обманом и спекуляцией на доверии. Подобная во многом
ситуация сохраняется и в настоящее время.
Существенно дискредитированными оказались сегодня коллективистские
ценности – дружба, солидарность, взаимная поддержка, они все чаще
рассматриваются как устаревшие. В течение последних десятилетий ослабла
консолидирующая роль семьи, и снизилось значение семейных ценностей.
Низкий уровень взаимного доверия и ответственности в отношениях между
гражданами не только разрушительно воздействует на духовно-нравственную
атмосферу в обществе, на отношения между гражданами и властью, но и создает
существенные препятствия для реализации социально-экономических программ и
проектов, которые не могут быть успешно осуществлены в разобщенной среде, в
которой каждая социальная группа преследует свои корпоративные интересы, а
каждый отдельный человек остается наедине со своими проблемами 119.
Начиная с 1990-х годов, в зависимости от предвыборных циклов сильно
колебалось доверие к государственным институтам федерального уровня. Долгое
время при Б.Н. Ельцине премьер не играл самостоятельной роли, его рейтинг был
ниже, чем у президента. После кризиса 1998 года, на пике политического кризиса,
когда была существенная угроза импичмента президенту, различные премьеры
Травин Д.Я. Послесловие к книге Фукуяма Ф. Доверие: социальные добродетели и путь к
процветанию: пер. с англ. / Ф. Фукуяма.  М.: ООО «Издательство ACT»: ЗАО НПП «Ермак», 2004. 
С.721.
119
Ушамирская Г.Ф., Бабинцев В.П., Бабинцева Е.И. Формирование социетального сообщества как
проблема региональной стратегии развития // Регион: экономика и социология. – 2010. – №4.  С.160.
118
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
58
были намного популярнее Б.Н. Ельцина, так как они, видимо, рассматривались в
качестве возможной альтернативы ему.
В личности В.В. Путина общество «узнало» долгожданного лидера,
«сильную руку». Он набрал высокий рейтинг доверия и «подтянул» отношение и
к правительству, и к парламенту. Когда В.В. Путин стал премьер-министром,
рейтинг премьер-министра опередил рейтинг президента.
В ноябре 2009 года Всероссийский центр изучения общественного мнения
представил рейтинги одобрения государственных институтов и уровень доверия
политикам. В течение первых двух недель ноября уровень одобрения работы
президента составляет 70-71%. По сравнению с предыдущими осенними
месяцами, этот показатель стабилен (в сентябре-октябре он составил 73%).
Скачок рейтинга был зафиксирован в июле - августе 2009 года, когда уровень
одобрения деятельности Д.А. Медведева вырос с 71 до 77% 120.
По мнению социолога Д. Волкова, в России рейтинги доверия первым
лицам связаны не с реальной работой, а с их символической ролью в глазах
населения. В этом основное отличие ситуации в России и на Западе 121. В данном
случае мы имеем дело с «демферной» ответственностью, когда и президент, и
премьер освобождены от ответственности. Виновники ищутся где-то рядом с
ними, например среди министров. Такое высокое доверие первым двум лицам,
возможно,
компенсирует
низкое
доверие
остальным
государственным
институтам, с которыми связано обеспечение повседневной жизни людей. В
России гражданского общества практически нет, поскольку нет публичной сферы
– области соприкосновения и перекрещивания институтов власти и институтов
гражданского общества. В СМИ, в первую очередь на телевидении, нет
альтернативных точек зрения, доминирует одна – государственная. Действия
власти сегодня не способствуют развитию гражданского общества, и требуется
реабилитация доверия, основанного на культурных традициях россиян.
ВЦИОМ: Уровень доверия власти в России стабилен. URL: http://www.dp.ru/a/2009/11/19/VCIOM_
Uroven_doverija_vl (дата обращения: 23.05.2011).
121
Денис Волков Чисто символическое доверие Парадокс доверия // Русский журнал. URL:
http://www.russ.ru/Mirovaya-povestka/CHisto-simvolicheskoe-doverie (дата обращения: 4.05.2011).
120
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
59
Развитие гражданского общества зависит и от того, насколько активно
население будет защищать свои права, причем не обязательно политические.
Среди населения низкий уровень доверия к общественным организациям, так как
люди не знают, что это такое, не имеют реального опыта участия в них. И опять
же большинство считает, что оно не может ни на что повлиять.
Доверие к лидерам государства связано не столько с их конкретными
делами, сколько с теми надеждами, которые россияне им адресуют. В глазах
большинства россиян это последняя инстанция. Происходит это из-за того, что те
институты, с которыми люди ежедневно сталкиваются, такие как милиция,
здравоохранение, образование, часто не удовлетворяют гражданина, клиента,
учащегося.
Что касается взаимоотношений российской государственной власти и
бизнеса то эти взаимоотношения не рассматриваются обществом как одна из
важнейших проблем развития. Причина такого равнодушия в том, что общество,
после почти двадцати лет структурных изменений, все еще воспринимает
предпринимательство как нечто чужеродное. В середине первого десятилетия
XXI века бизнесмен – все еще чужой в собственной стране, большинство
сограждан, даже положительно относясь к бизнесу, не готовы воспринимать его
проблемы как общественно значимые.
Важной составляющей деловой среды региона является доверие и
поддержка бизнесом федеральной власти, ее деятельности и проводимых реформ.
Индекс доверия к власти для России в целом составил 50,1 пунктов – это второй
по величине из всех шести замеряемых в исследовании индексов 122.
Значение индекса доверия
к власти складывается из нескольких
составляющих: первый блок касается отношения к социальным реформам, второй
– доверия к различным институтам власти.
Характерно, что оценка доверия политическим институтам в сообществе
предпринимателей выше, чем оценка доверия к продуктам их деятельности – в
Перла А., Чеглакова Л. Бизнес и власть. URL: http://www.journal-apologia.ru/rnews.html?id=567&id_
issue=201 (дата обращения: 3.09.2011).
122
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
60
данном случае, к реформам. Хотя в целом уровень доверия бизнеса к властям в
настоящее время в России достаточно низок. Весь блок вытягивает относительно
лояльные оценки деятельности президента России, которую одобряют более
половины опрошенных предпринимателей (57%). Поддержка правительства и
Государственной
Думы
более сдержанная: только
28%
представителей
российской деловой среды положительно относятся к деятельности правительства
и только 16% одобряют работу Государственной Думы.
Высокий уровень экономического развития региона – далеко не показатель
идеальных взаимоотношений между бизнесом и властью. Результаты замера
деловой среды показывают, что в Москве при сравнительно благоприятных
условиях для развития бизнеса уровень его доверия к власти ниже, чем во всех
других регионах, участвовавших в исследовании. И наоборот, самый высокий
уровень оценки институциональных условий оказался в Краснодарском крае
(56,2%) – регионе с относительно скромными экономическими показателями.
Одна из причин такой ситуации определяется тем, что субъективные оценки
бизнесменов своего непосредственного бизнес-окружения могут отличаться от
оценок региона экспертами и другими сторонними наблюдателями. Москвичи
достаточно низко оценили институциональные условия развития бизнес а и
действия властей в интересах его развития, хотя в целом по стране они и выглядят
благоприятными. Что характерно, предприниматели могут достаточно низко
оценивать политику и действия власти всех уровней в интересах бизнеса, но при
этом индекс доверия к власти остается довольно высоким – такая ситуация
свойственна для целого ряда регионов, в числе которых Екатеринбург, Иркутск,
Новосибирск, Ростов-на-Дону, Рязань.
Высокие показатели индекса доверия к власти в этих случаях обусловлены
высокими оценками доверия к президенту. Исследование подтверждает
тенденции общероссийских опросов общественного мнения, когда наибольшее
число негативных оценок адресуется местной власти.
Мы еще очень далеки от того момента, когда в российском бизнесе
сформируется атмосфера доверия, близкая к той, что господствует в
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
61
американской, германской или японской экономиках. Мы еще очень далеки от
того момента, когда стремление обмануть партнера станет исключением из
правил. Скорее всего, должно будет смениться поколение бизнесменов и
менеджеров для того, чтобы все старые разборки, связанные с захватом
собственности стали достоянием истории.
Необходимо отметить, что степень доверия граждан к власти является
одним из критериев её эффективности. Сила государства, его возможности
определяются, прежде всего, тем, насколько население доверяет власти и
поддерживает ее. «Государство сильно доверием его граждан к власти» 123.
Особенностью государственной власти в России является также закрытость
и непрозрачность деятельности органов государственной власти, которые
подразумевают отсутствие и нежелание корректировать принимаемые решения в
зависимости от реакции на них общества, то есть, по сути, данная проблема
выражается в отсутствии или в низкой эффективности работы механизма
обратной связи. Данный факт в определенной степени отражает формирование в
России на протяжении всей истории особого политическое образования с
необычайно
глубокой пропастью между правителями и управляемыми.
Проходящая
в
настоящее время
в
России административная реформа
рассматривает в качестве одного из наиболее значимых направлений повышение
прозрачности органов власти, развитие форм участия гражданского общества в
разработке и принятии решений, так как по данным международных
исследований, по индексу прозрачности исполнительной власти Российская
Федерация занимает 40-е место среди 48 крупнейших держав 124.
Кроме того, в настоящее время, по мнению исследователей Бурова А.Н.,
Дильмана Д.А.. и Смолянского П.В., особую актуальность приобретают проблемы
обеспечения открытости властных институтов, налаживания конструктивного
диалога чиновников и общества, преодоление взаимного отчуждения власти и
Пискотин М. Государство сильно доверием граждан к власти. URL: http://www.russiatoday.ru/2002/no_18/18_continuation_1.htm (дата обращения: 4.05.2011).
124
Пушкин П. Проблемы организации и осуществления государственной власти в современной России.
URL: http://www.molgvardia34.ru/publ/pushkin_pavel/pushkin_pavel_problemy_organizacii_i_
osushhestvlenija_gosudarsvtennoj_vlasti_v_sovremennoj_rossii/3-1-0-17 (дата обращения: 4.05.2011).
123
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
62
общества125. В данном отношении представляется важным развитие местного
самоуправления и, в частности, территориального общественного самоуправления
как формы самоорганизации граждан по месту жительства, а также повышение
эффективности
взаимодействия
органов
власти
с
отраслевыми
и
территориальными объединениями граждан и установление обратной связи с
обществом.
По мнению социологов Ушамирской Г.Ф., Бабинцева В.П., Бабинцевой
Е.И., одним из основных принципов организации общественной жизни должна
стать региональная солидарность опирающаяся на взаимное доверие, которое,
выражается в установке людей на открытые, конструктивные взаимоотношения,
основанные на позитивном жизненном опыте, на реализации ожиданий в
отношении других людей, социальных институтов, организации. Солидарность, в
свою очередь, рассматривается как деятельное сочувствие интересам, мнениям
сограждан, коллег, близких людей, единодушие с ними.
Необходимыми характеристиками регионального солидарного сообщества в
современных условиях являются:
- наличие сформулированных ценностей и смыслов, которые безусловны
для абсолютного большинства населения региона;
- развитие духовности,
патриотизма,
позитивно
ориентированного
мышления;
- утверждение идеи социальной справедливости как ведущего принципа
взаимоотношений между людьми;
- наличие четких границ во взаимоотношениях между людьми и
социальными институтами, которые не могут быть нарушены ни при каких
условиях;
- социальная активность, готовность и способность граждан участвовать в
решении государственных и общественных проблем, вопросов местного
сообщества;
Буров А.Н. Власть и общество: успешная деятельность властных структур в глазах жителей региона:
монография / А.Н. Буров, Д.А. Дильман, П.В. Смолянский; ФГОУ ВПО Волгоградская академия
государственной службы. – Волгоград: РПК «Политехник», ВолГТУ, 2006. – 242 с.
125
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
63
- акцент на взаимной ответственности: власти и граждан, граждан по
отношению друг к другу;
- постоянный и конструктивный диалог государства и гражданского
общества;
- консенсусный язык общения, т.е. язык, использующий понятия, одинаково
трактуемые участниками диалога, ориентированный на поиск общих смыслов,
взаимопонимание.
Формирование отношения доверия на уровне местного сообщества
(муниципального
образования)
обеспечивается
соблюдением
следующих
принципов: 1) ориентации на долговременные цели и традиции; 2) использования
преимущественно внутренних ресурсов, связанных с развитием человеческого
потенциала; 3) активного участия населения в решении местных проблем 126.
На региональном уровне формирование доверия, равноправных и
уважительных отношений между государством и институтами гражданского
общества опирается на следующие принципы: 1) наличие строго очерченных
границ государственного управления; 2) предоставление субъектам социального
развития возможности выбора; 3) обеспечение участия граждан в управлении; 4)
поддержка общественных институтов и инициатив (решение широкого круга
вопросов только при участии общественных формирований); 5) предоставление
общественным формированиям ряда прерогатив государственных структур; 6)
обеспечение возможности выдвигать альтерантивные решения; 7) создание
механизмов общественного контроля за деятельностью государственных и
муниципальных органов; 8) опора на интеллектуальную элиту; 9 наличие
юридической базы и гарантий безопасности; 10) развитие альтернативных
каналов информации127.
Для повышения доверия населения к институтам государственной и
муниципальной власти необходимы:
Ушамирская Г.Ф., Бабинцев В.П., Бабинцева Е.И. Формирование социетального сообщества как
проблема региональной стратегии развития // Регион: экономика и социология.– 2010. – №4 – С.163.
127
Там же.
126
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
64
- дебюрократизация государственного и муниципального управления;
- реализация планов борьбы с коррупцией;
- безусловное соблюдение стандартов
и регламентов выполнения
государственными и муниципальными органами своих функций, оказания услуг;
-
обеспечение
прозрачности
государственного
и
муниципального
управления в регионе.
Таким образом, необходимым технологическим условием осуществления
проекта формирования регионального солидарного сообщества является
выстраивание его инфраструктурного обеспечения, объединяющего такие
элементы, как научно-аналитический центр, мониторинг социальной ситуации и
региональная информационная система.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
65
Глава 2. Противоречия публичного диалога в региональном социуме
2.1. Социальный аудит деятельности муниципальной власти в регионе:
модель, индикаторы, показатели, механизм реализации
Социальный аудит как инструмент регулирования отношений институтов
власти и гражданского общества опосредован социальной политикой. Под
термином «социальная политика» понимают властные отношения в области
социального развития и социального обеспечения; систему проводимых
субъектом хозяйствования мероприятий, направленных на улучшение качества и
уровня жизни определённых социальных групп 128, сферу изучения вопросов,
касающихся исторических, экономических, политических, социоправовых и
социологических аспектов, а также экспертизу причинно-следственных связей в
области социальных вопросов 129 и др. В рамках диссертационного исследования
под социальной политикой мы будем понимать сферу отношений, связанных с
процессами демократизации общества, ограниченных рамками связей между
органами власти и институтами гражданского общества.
Российская модель социальной политики имеет много особенностей,
которые сложились ещё в советский период развития страны. К таким
особенностям
относятся,
в
частности,
сравнительно
высокая
доля
государственного регулирования и государственного финансирования системы
социальной защиты, сравнительно низкая доля финансовых средств частных
благотворителей в этой системе, низкий уровень публичности в определении
концепций, целей, задач и методов их реализации в социальной политике и
некоторые другие130.
Гулина М. А. Словарь-справочник по социальной работе. URL: http://voluntary.ru/dictionary/
903/word/socialnaja-politika (дата обращения: 31.03.2012).
129
Джери Д., Джери Дж. Большой толковый социологический словарь / пер. с англ. Н. Марчук.  Вече,
АСТ, 2001.  Т. 2. П  Я.  С.235.
130
В.Л.Римский Особенности российской социальной политики / Интернет-конференция
«Социальное рыночное хозяйство: концепция, практический опыт и перспективы применения в
России». URL: http://www.ecsocman.edu.ru/db/msg/275162.html (дата обращения: 5.10.2011).
128
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
66
Процесс формирования и реализации социальной политики региона
предполагает
развитие
социального
потенциала
регионального
социума
(общности). Характеристики регионального социума, по мнению С.В. Полутина,
прямо связаны с социальным капиталом. Региональный социум — это народ
региона,
представляющий
характеризующийся
культуры131.
собой
единством
Систематическое
устойчивую
условий
социальную
жизнедеятельности,
исследование
потребностей,
общность
и
общностью
установок,
диспозиций, ценностей позволяет оценивать и прогнозировать уровень
региональной солидаризации населения. Социальный аудит является формой
комплексной оценки территориальных особенностей социума, последствий
государственной социальной политики, соответствующих национальных и
региональных проектов.
Социальный капитал, в современных условиях особенно, определяется не
столько количественными (численность и структура населения), сколько
качественными параметрами, характеризующими состояние здоровья, уровень
образования, интеллектуальное и культурное развитие, производственный опыт и
квалификацию, а также духовно-нравственный климат в обществе. От анализа
населения на популяционном уровне, следует переходить к оценке человеческого
потенциала страны на микроуровне, как части социальной среды, в которой
реализуется и воспроизводится весь комплекс жизнедеятельности людей.
Выявление
действующих
здесь
механизмов
позволяет
целенаправленно
воздействовать на демографические процессы. Однако лишь в том случае, когда
становится очевидным, как происходящие «внизу» процессы, на уровне семьи и
человека, трансформируются в макропоказатели.
Перечислим индикаторы социального капитала:
 взаимоотношения между членами семьи;
 частота общения с соседями;
 частота общения с друзьями, родственниками;
Полутин С.В. Региональный молодежный субсоциум как категория социологического анализа //
Регионология. – 2000. – № 2.  С. 285.
131
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
67
 частота общения с посторонними людьми;
 возможность получения помощи в кризисной ситуации;
 членство в различных организациях и ассоциациях;
 интерес к политике;
 чтение публикаций по общественным и политическим вопросам;
 прослушивание
радио
и
просмотр
телепередач
о
политике
и
общественной жизни;
 доверие различным органам власти;
 доверие различным учреждениям, институтам;
 доверие окружающим людям;
 самоощущение свободы выбора и контроля над жизнью.
Исследователями выполнен логистический регрессионный анализ (ОR –
odds ratio – аппарат логистической регрессии для расчета риск-отношений), где в
качестве зависимой переменной была рассмотрена самооценка здоровья. По
результатам исследования, весьма высокую корреляцию с самооценкой здоровья
у женщин имели такие факторы как: недружеские отношения между членами
семьи (OR = 1,9 – 3,8); отсутствие посещений родственников, друзей, знакомых
(OR = 2,8); недоверие к банковской системе (OR = 1,7) 132.
Социальный потенциал региона обусловлен характером воспроизводства
социальных структур организаций и общностей. Анализ показывает, что за годы
экономических реформ подавляющее большинство организаций пережило не
одну реорганизацию, банкротство, сокращение персонала. Складывавшиеся
десятилетиями
социальные
структуры
оказались
разрушенными.
Возрождающиеся на новой основе организации с большим трудом формируют
социальный потенциал, потому что неизмеримо с прежним уровнем увеличился
разрыв в доходах, властных полномочиях, статусе рабочих и администрации.
Декларации о социальном партнерстве, социальной ответственности бизнеса
Данная методика была применена к выявлению структуры зависимости оценки своего здоровья
респондентами от различных факторов по данным анкетного обследования москвичей 2004 г.
(«Сбережение народа» / ред. Н.М. Римашевская – М.: Наука, 2007, – С. 264-313).
132
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
68
ощутимых результатов пока не приносят. Поселенческие социальные структуры
за годы реформ в регионе были существенно порушены в силу сокращения
численности населения, ухудшения демографической структуры, исчезновения
сельских поселений133.
Социальная политика в регионах традиционно ориентирована на развитие
социальной сферы в широком понимании данного понятия. Концепции,
стратегии, планы на федеральном и региональном уровнях нацелены на
воспроизводство человеческого потенциала. Однако, как показывает практика,
вне социальной политики остается социальное пространство, отражающее
расслоение населения по уровню доступности к различным видам капитала –
материального, социального, духовного. В результате невнимания к социальному
пространству как объекту социальной политики в регионах снижается
социальный потенциал134. Добавим, что истоки издержек социальной политики в
регионе содержатся, на наш взгляд, в переоценке ее при разработке стратегий
развития регионов и в вульгарном либерализме исполнителей этих стратегий.
В социальном государстве подобная практика противоречит духу и смыслу
Конституции. Социально ориентированная государственная и региональная
политика должна быть направлена на повышение качества жизни населения.
Следует уточнить, что, в отличие от уровня жизни (совокупность потребляемых
населением товаров и услуг), качество жизни отражает степень соответствия
условий существования, смыслу жизни, потребностям и возможностям людей.
Качество жизни отражает самочувствие человека в конкретной среде обитания.
Исследователи предлагают следующие характеристики, статистические маркёры
качества жизни (социоэргономический подход):
1) продолжительность жизни (ожидаемая продолжительность жизни);
2) воспроизводство рода (суммарная рождаемость);
3) наличие смысла жизни (крайняя степень безысходности – самоубийства);
Северное регионоведение в современной регионологии: монография /отв. ред. Ю. Ф. Лукин. 
Архангельск: Высшая школа делового администрирования ИУППК ПГУ имени М. В. Ломоносова,
2005.  С.173.
134
Стратегическое партнерство власти, бизнеса и общества: монография / отв. ред. А.А. Дрегало;
Поморский гос. ун-т им. М.В. Ломоносова. – Архангельск: Поморский университет, 2010. –. С.245.
133
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
69
4) востребованность обществом (трудовая занятость);
5) уверенность в будущем (браки);
6) крепость семейных уз (доля сохранённых семей);
7)
человечность
отношений
между
людьми
(крайняя
степень
бесчеловечности – убийства);
8) имущественная поляризация общества (отношения достатка самых
богатых/ самых бедных семей);
9)
справедливость
распределения
собственности
(индикатор
несправедливости – грабежи, разбои);
10) забота о потомстве (отказники в роддомах и социальные сироты).
Показатели могут свёртываться в единый параметр, индекс качества жизни,
мониторируемый на уровне отдельных регионов и страны в целом.
По мнению И.А. Гундарова, качество жизни – есть главный критерий
социального государства, в котором реальным хозяином выступает социум. Для
управления государством по критерию качества жизни предполагается создание
Общественного центра мониторинга качества жизни, и установление учёными
пороговых значений контролируемых показателей, за которые власть не имеет
права заступать. Проведение ежегодного социального аудита федерального и
регионального
уровней по
одинаковому набору индикаторов позволит
сформировать
функциональную
вертикаль
власти.
Все
политические
руководители окажутся вынужденными выполнять общую государственную
функцию – обеспечения достойной жизни населению 135.
В число основных индикаторов состояния общественной системы
целесообразно включить характеристики, позволяющие судить о социальном
самочувствии населения, т.е. о его обобщенной эмоционально-оценочной реакции
на социальные изменения и свое положение в обществе. С понятием «социальное
самочувствие» исследователи связывают такие понятия как «социальное
Гундаров И.А. Управление государством по динамике качества жизни (основы социальной
эргономики) // Материалы Всероссийской научной конференции «Управление и общество: назревшие
проблемы, исследования и разработки» [Электронный ресурс], Москва, 1-2 ноября 2001 г. - 1 эл. опт. диск
135
(CD-ROM).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
70
настроение», «социальная адаптация», «социальное благополучие», «социальная
напряженность».
Понятие
«социальная
адаптация»
рассматривается
исследователями как «двусторонний процесс практического взаимодействия
социального субъекта с социальной средой, в ходе которого меняется не только
субъект, но и среда» 136. Детальный анализ понятия «социальная напряженность»
выполнен Е.В. Тучковым, определившим его как «интегральный социальный
феномен, формирующийся на основе высокой неудовлетворенности людей своим
социальным, экономическим и политическим положением» 137. Введенное Ж.Т.
Тощенко в социологическую практику понятие «социальное настроение»,
рассматривается им как «целостная форма жизнеощущения, доминантная форма
реально функционирующего общественного сознания и поведения, отражающая
уровень, продолжительность и степень эмоционально-рационального восприятия
индивидом, социальной группой и населением, различными организациями и
институтами
социальных
установок,
социальных
целей
и
интересов,
формирующихся под воздействием реальных экономических, политических и
духовных процессов и в потенции реализуемых (или нереализуемых) в
практической деятельности»138.
Категория «социальное самочувствие» не входит в число наиболее
изученных и устоявшихся понятий в настоящее время, тем не менее, большинство
исследователей склоняется к мнению, что социальное самочувствие является
обобщенным индикатором реакции населения на социальные преобразования.
Считается, что поскольку люди поддерживают те или иные изменения в
обществе, надеясь улучшить свое собственное положение в нем, то интегральная
оценка восприятия ими собственного благополучия в основных сферах
социальной жизнедеятельности является решающим критерием определения
направленности (положительной или отрицательной) общественных изменений.
Козырева П.М. Социальная адаптация населения в постсоветский период // Социологические
исследования. – 2011. – №6. – С.24-36.
137
Тучков Е.В. Социальная напряженность в регионах центра России: механизмы диагностики и
регулирования: автореф. дисс…. канд. социолог. наук. / Е.В. Тучкова. – Орел, 2000.  179 с.
138
Тощенко Ж.Т. Социальное настроение – феномен современной социологической теории и практики //
Социологические исследования. – 1998. – № 1.  С.32.
136
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
71
По мнению А.М. Бадонова, при измерении социального самочувствия
необходимо ориентироваться не на ситуативные эмоциональные состояния,
вызванные всплесками и падениями общественных настроений, а на самооценку
уровня благополучия в реализации основных социальных потребностей139.
В фокусе муниципальной общности (городские, сельские поселения)
проблему социального аудита можно рассматривать в рамках «средового»
подхода (Лексин В.Н., Андреева Е.Н., 1993г.).
Северные территории относятся к локальным средам, где экономические
реформы 1990-х годов оставили более глубокие негативные последствия, чем в
других регионах страны. Реабилитация и социально-экономическое развитие
северных территорий предполагают активное использование социального
капитала, непрерывное его воспроизведение в виде связей, отношений,
социальных
институтов.
Для
воспроизводства
социального
капитала,
превращения его в реальный потенциал (ресурс) хозяйственных структур,
муниципалитетов, органов местного самоуправления, общественных организаций
полезен социальный аудит140.
Социальная функция муниципальных органов власти как главных субъектов
социальной политики должна обеспечивать заинтересованность глав местных
администраций в разработке территориальных регламентов социального аудита,
объектами которого могут стать как предприятия так и отдельные города и
районы, поселения на подведомственной территории.
Обязательным условием социального аудита в муниципальном образовании
должно стать социальное партнерство. Преобладание директивного начала
способно
значительно
снизить
взаимопонимание
власти,
населения,
предпринимателей.
Бадонов А.М. Социальное самочувствие населения как показатель направленности развития
муниципальных образований // Вестник Бурятского государственного университета. – 2010. – №5. – С.
238.
140
Воловик О.А. Особенности российской модели социального аудита // Управление социокультурным
потенциалом Каргополья: материалы межрегиональн. науч.-практ. конф. / сост. Ю.П. Окунев; –
Архангельск: Поморский университет, 2011.
139
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
72
А.А.
Дрегало
и
В.И.
Ульяновский
выделяют
два
направления
технологизации процесса воспроизводства социального капитала локальной
среды. Первое направление – корпоративный социальный аудит. Второе
направление – муниципальный социальный аудит. При этом муниципальный
социальный аудит является более объемным, поглощающим, но не исключающим
первое направление. Именно на основе муниципального социального аудита
строится социальный аудит локальной среды.
Предметом муниципального социального аудита в локальном социальном
пространстве является социальный диалог между муниципальной властью и
населением.
На основании отечественных разработок планов социального развития
территорий, опыта социального аудита в зарубежных странах и теоретической
модели российского социального аудита были сформулированы следующие
принципы оценки локальной среды:
1. Нацеленность
оцениваемом
системы
локальном
социального
социальном
аудита
пространстве
на
обеспечение
в
тождественности
ожидаемых результатов стандартам социального государства. Причем,
достижение стратегической цели страны – уровня социально-экономического
развития, обеспечивающего высокие стандарты качества жизни должно при этом
быть адресным. Достигнутые в поселении средние показатели могут содержать
чрезмерную дисперсию.
2. Разграничение предмета оценки – человеческого капитала (потенциала)
и социального капитала (потенциала). В первом случае оценке подлежат
реальные экономические, экологические, демографические, образовательные,
профессиональные,
квалификационные,
трудовые,
культурные
и
другие
показатели, а также характеристики уровня и качества жизни. Во втором случае –
с помощью социологических методов оценивается предрасположенность
населения к консолидации, совместной деятельности (установки, диспозиции,
мотивы). Подлежит оценке также взаимодействие индивидов и органов власти в
трудовой, общественно-политической, бытовой и других сферах.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
73
3. Учет уровня различий социально-экономического состояния субъектов
Российской Федерации, регионов в пределах федеральных округов, городов и
районов в пределах региона. Пока эти различия имеют тенденцию к запредельно
опасному росту. В субъектах Федерации минимальное и максимальное значения
по уровню безработицы различались в 2004 году в 48 раз, а в 2007 году - в 66,3
раза, по объему валового регионального продукта на душу населения в 2004 году
- в 73 раза, а в 2007 году - в 105,4 раза. Степень дифференциации инвестиций в
основной капитал на душу населения в субъектах РФ составляла в 2004 году 184
раза, а в 2007 году она достигла 310,5 раза141. Сохранение этих тенденций влечет
дифференциацию социальных и экономических прав граждан в зависимости от
региона проживания, рост социально-политического отчуждения населения от
институтов власти, ослабление связей между регионами и, в конечном итоге,
может привести к распаду страны.
4. Признание
необходимости
и
ценности
образующих структуру территориальной
всех
социальных
групп,
общности безотносительно к
численности и социальному статусу населения и их права отстаивать и
практически реализовывать свои интересы. Данный принцип отражает сущность
социального партнерства, определенного в Трудовом кодексе Российской
Федерации
(ст.
взаимоотношений
23,
часть
между
II):
«Социальное
работниками
партнерство
(представителями
–
система
работников),
работодателями (представителями работодателей), органами государственной
власти, органами местного самоуправления, направленная на обеспечение
согласования интересов работников и работодателей по вопросам регулирования
трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений».
Само социальное партнерство также как и аудит строится на определенных
принципах, которые детализируют подход к аудиту локального социума. Важно
отметить, что социальное партнерство в муниципальном образовании несводимо
к социально-трудовым отношениям. Эти отношения являются лишь частью
Концепция совершенствования региональной политики в Российской Федерации (проект).
Министерство регионального развития Российской Федерации. URL:
http://archive.minregion.ru/WorkItems/ListNews.aspx?PageID=536.
141
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
74
жизнедеятельности сообщества и в объекте социального аудита дополнены
экономическими,
политическими,
культурными,
бытовыми
и
другими
характеристиками социальной системы.
5. Учет
географических,
демографических,
экономических,
и
социокультурных особенностей региона. В северных регионах на решение
социальных проблем наряду с сырьевой ориентацией экономики существенное
влияние оказывают природная среда, миграционные и экологические проблемы,
демографические
факторы.
Проблема
жизнеобеспечения
и
социального
воспроизводства населения решается при слаборазвитой инфраструктуре. Высок
здесь уровень автономизации поселений, связанной с малолюдностью и
неразвитостью транспортных коммуникаций, услуг. На Севере больше, чем в
других
регионах
востребован
качественный
человеческий
капитал
–
нравственные, компетентные работники высокой квалификации. В то же время
северяне отличаются высоким уровнем самосознания, высокими ожиданиями и
требованиями к социально-бытовым условиям жизни и труда на законных
правовых и моральных основаниях.
Технология социального аудита региональной социально-экономической
системы включает концептуальный анализ объекта. Используя аксиоматический
метод, можно разделить аудиторские цели на три составляющие: 1) оценку
репутации органов муниципальной власти; 2) оценку
социального капитала
муниципального образования; 3) оценку его социального потенциала.
1. Оценка репутации органов муниципальной власти.
По мнению исследователей и практикующих консалтинговых фирм142,
репутационный аудит позволяет получить общую картину восприятия компании
внутренним и внешним сообществом; определить уровень влиятельности и
известности компании, уровень интереса к ней; определить образ компании,
сформированный
СМИ;
получить
информацию
для
стратегического
планирования и управлении коммуникациями. По аналогии можно получить
142
Репутационный аудит. URL: http://united-minds.ru/reputational_audit (дата обращения: 2.11.2011).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
75
соответствующий результат и в отношении муниципального образования, его
исполнительных органов власти.
Технология репутационного аудита может включать оценку внешней и
внутренней репутации муниципального образования.
Внешний репутационный аудит включает:
 анализ степени представленности муниципального образования в СМИ;
 оценку образа муниципального образования;
 оценку степени информированности целевых аудиторий о деятельности
муниципального
образования
и
определение
основных
каналов
этого
информирования;
Внутренний репутационный аудит включает:
 определение
степени
понимания
населения
целей
и
задач
исполнительной власти муниципального образования.
 определение
степени
осведомленности
и
оценки
населением
деятельности исполнительной власти муниципального образования;
 оценку населением внутренней информационной политики органов
исполнительной власти муниципального образования;
 оценку населением культуры взаимодействия с органами исполнительной
власти муниципального образования.
Внутренний аудит персоны (публичных политиков МО) включает:
 анализ степени представленности персоны в СМИ;
 оценку имиджа данной персоны в СМИ;
 оценку степени информированности разных целевых аудиторий (власть,
бизнес, население) об имидже и деятельности указанной персоны;
 оценку места, роли и значимости персоны в социально-экономической и
политической жизни региона;
 оценку взаимоотношений персоны с представителями органов власти и
бизнеса и др.
2. Оценка социального капитала муниципального образования.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
76
Уточним
объект
социального аудита.
Согласно
принятой среди
исследователей точке зрения, в муниципальных образованиях и корпорациях
оценке подлежат условия труда и объекты социальной сферы, понимаемой как
инфраструктура экономической деятельности, неотъемлемая его часть.
В соответствии с предложенной моделью социального капитала, логично
было бы разделить объект социального аудита на две составляющие:
содержательную часть социального капитала и условия его воспроизводства.
2.1 Аудит социального капитала муниципального образования состоит из
следующих этапов:
 оценка способности субъектов взаимодействия к солидаризации. В роли
субъектов взаимодействия выступают индивиды, работники и работодатели,
представители органов власти, граждане, личности, деловые сообщества и органы
власти;
 оценка качества социальных сетей, отражающих отношения по поводу
производства, потребления, передачи опыта, культуры, освоения технологии и
др.;
 оценка эффективности социальных институтов самоуправления как
устойчивых форм жизнедеятельности людей;
 оценка действенности норм права и морали, посредством которых
удовлетворяются потребности, интересы, формируются ценности человека;
 оценка устойчивости и траектории развития взаимодействия различных
субъектов.
Важно определить индикаторы – доступные наблюдению и измерению
характеристики (признаки) оцениваемого объекта.
Для оценки способности субъектов взаимодействия к солидаризации можно
использовать установки, диспозиции, ценностные ориентации, мотивы и с
помощью известных социологических процедур получить соответствующие
количественные и качественные характеристики.
Оценить качество социальных сетей возможно посредством отдельных
технологий для социальных организаций на предприятиях производства,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
77
потребления,
услуг.
Здесь
также
разрабатывается
набор
необходимых
индикаторов.
Оценка эффективности социальных институтов самоуправления по месту
жительства населения может быть основана на субъективных и объективных
показателях. В числе субъективных могут быть ожидания населения от субъектов
социальных
отношений
определенных
результатов
их
деятельности
–
справедливости, гуманности, защиты, участия, социальных гарантий и др. В числе
объективных показателей – результаты реальной социальной политики –
проявление социальной ответственности органов муниципальной власти,
обеспечение социальных стандартов, выполнение администрацией предвыборных
обещаний.
Действенность норм права и морали может быть оценена по показателям
отклонения от принятых стандартов деятельности (поведения) субъектов
социальной политики и населения.
Устойчивость
и
траектория
развития
взаимодействия
различных
социальных субъектов может быть оценена с помощью индикатора «доверие».
2.2 Аудит условий воспроизводства социального капитала
В соответствии с моделью социального капитала региона аудит условий его
воспроизводства включает оценку соответствующих материальных, социальных и
духовных условий.
Аудит материальных условий воспроизводства социального капитала
предполагает:
 оценку природных ресурсов (земельных, лесных, водных). Оцениваются
изменение природной среды, отражение этих изменений в общественном
сознании (экологическое сознание), влияние изменений качества природной
среды на социальные отношения.
 оценку производственной среды, влияющей на социальные отношения.
Оценке подлежат интенсивность труда, уровень заработной платы, оснащенность
рабочих
мест,
санитарно-гигиенические
производственного быта и др.
условия
труда,
состояние
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
78
 оценку условий внепроизводственной жизнедеятельности. Показателями
могут быть определяющие социальные отношения уровень потребительских
расходов, наличие предметов длительного пользования в домашних хозяйствах,
объем и структура платных услуг и др.
Аудит социальных условий воспроизводства социального капитала
содержит:
 оценку социальной структуры – влияющих на социальные отношения
расслоение работников предприятий по уровню заработной платы между
высококвалифицированными
и
низкоквалифицированными
работниками,
доходами государственных, муниципальных служащих и остальным населением,
между доходами работников различных отраслей, пенсиями различных категорий
ветеранов, межконфессиональное и межэтническое расслоение, и др.
 оценку территориально-административных социальных структур –
определяющих качество социальных отношений в городских и сельских
сообществах, органах местного самоуправления в городских и сельских
поселениях.
 оценку уровня воспроизводства социальных связей и их качества в
организациях, поселениях, между поселениями.
 оценку
возможностей
воспроизводства
элементов
социальных
институтов – экономических, гражданского общества, семьи и др.
Аудит духовных основ воспроизводства социального капитала включает:
 оценку условий воспроизводства моральных норм и ценностей в
конкретной социальной среде. Здесь понадобится оценка комплекса объективных
и субъективных факторов, влияющих на соблюдение морали, а также элементов
внутренней структуры личности – принципов, убеждений и др.
 оценку воспроизводства условий социализации личности в семье,
дошкольных учреждениях, учебных заведениях, в организациях, поселениях.
 оценку условий воспроизводства нормативной культуры – предписаний,
норм общения, поведения.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
79
В России создана нормативная база оценки эффективности деятельности
органов местного самоуправления143, органов исполнительной власти субъектов
Российской Федерации, а также формализованная система оценки работы этих
органов144. На региональном уровне также издаются нормативно-правовые акты.
Для оценки качества государственного и муниципального управления
можно использовать несколько групп объективных показателей: 1) показатели
ресурсов;
2)
показатели,
характеризующие
выполнение
должностных
обязанностей, административного и должностного регламентов – показатели
процессов и
показатели
непосредственного результата; 3) показатели,
характеризующие основные направления деятельности органа исполнительной
власти в целом – показатели конечного эффекта. Конечным эффектом для органа
власти выступает изменение (или отсутствие изменения) в состоянии,
функционировании объекта управления, целевых групп и, как правило, связано с
достижением целей деятельности органа власти. В качестве показателей, которые
могут свидетельствовать о достижении конечного социально эффекта, выступают
субъективные показатели удовлетворенности потребителя в оказанной услуге или
деятельностью исполнительного органа145.
Результаты социального аудита муниципальной ответственности могут
быть представлены:
Об оценке эффективности деятельности органов местного самоуправления городских округов и
муници-пальных районов: Указ Президента Российской Федерации № 607 от 28.04.2008 г. (в ред. Указа
Президента РФ от 13.05.2010 N 579). Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»; О
реализации Указа Президента РФ от 28.04.2008 N 607 «Об оценке эффективности деятельности органов
местного самоуправления городских округов и муниципальных районов»: Распоряжение Правительства
РФ от 11.09.2008 N 1313-р (ред. от 18.12.2010).
144
Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской
Федерации: Указ Президента РФ от 28.06.2007 N 825 (ред. от 13.05.2010). Доступ из справочно-правовой
системы «Консультант Плюс»; О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 28
июня 2007 г. N 825 «Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов
Российской Федерации»: Постановление Правительства РФ от 15.04.2009 N 322 (ред. от 04.03.2011).
145
Мониторинг государственных и муниципальных услуг в регионе как стратегический инструмент
повышения качества регионального управления: опыт, проблемы, рекомендации / С.И. Неделько, А.В.
Осташков, С.В. Матюкин, В.Н. Ретинская, И.А. Мурзина, И.Г. Кревский, А.В. Луканин, О.С. Кошевой.
Под общ. ред. В.В. Маркина, А.В. Осташкова.  Москва, 2008.  С. 55. URL:
http://do.pnzgu.ru/index.php?option=com_mtree&task=viewlink&link_id=301&Itemid=72 (дата обращения:
10.08.2011).
143
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
80
 в отчетности органов власти перед избирателями о реализации
социальных программ, о соответствии реальных показателей развития социальной
сферы принятым государственным, региональным, социальным стандартам на
основе независимых оценок аудиторов;
 в социальной отчетности в форме информирования населения о том, как
реализуются
заложенные
в
стратегических
планах
цели
обеспечения
экономической устойчивости, социального благополучия и экологической
безопасности;
 в
обеспечении
«обратной
связи»
с
населением
с
помощью
информационных интернет-порталов.
Таким образом, аудит социального капитала и условий его воспроизводства
в регионе, в муниципальном образовании, в организации позволяет получить на
основе
объективных
и
субъективных
показателей
достаточно
полную
информацию для разработки и корректировки социальной политики.
По содержанию социальный аудит муниципальных образований направлен
на решение трех основных задач:
 оценку человеческого и социального капитала в рамках муниципальной
общности;
 оценку нормативных показателей,
принятых в
стране,
регионе,
муниципальном образовании и соответствия этим показателям условий
воспроизводства социального капитала;
 оценку уровня доверия населения к органам муниципальной власти 146.
Социальный аудит муниципальных образований выполняет следующие
функции.
1. Социальный аудит позволяет системно, всестороннее, объективно
оценивать состояние социального капитала и условий его воспроизводства на
местном уровне.
Дрегало А.А., Ульяновский В.И. Социология региональных трансформаций: в 2-х тт. Т. 2.
Региональный социум 1999-2008: от разочарования к надежде. Монография / А.А. Дрегало, В.И.
Ульяновский. – Архангельск, 2010. – С.84.
146
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
81
2. Социальный аудит открывает возможность оценки уровня социальной
напряженности и прогноза изменения социального климата.
3. Социальный аудит является инструментом сопровождения процесса
накопления
и
использования
социального
капитала
в
муниципальном
образовании.
4. Социальный аудит обеспечивает продуктивность отношений между
корпоративными, государственными, общественными структурами.
5. Социальный аудит повышает уровень социальной стабильности в
регионе, что позволяет наращивать конкурентоспособность бизнеса, делать
территорию более привлекательной для инвестиций.
Оценивая деятельность органов власти возможно применение внутреннего
и внешнего социального аудита. Внешний социальный аудит направлен на
изучение и сопоставление реальных и возможных действий органов власти по
обеспечению комфортного проживания населения муниципального образования.
Внутренний социальный аудит - это анализ сферы управления человеческими
ресурсами в администрации муниципального образования.
Таким образом, проведение социального аудита позволит: выявить наиболее
актуальные проблемы в развитии муниципального образования, обеспечить
прозрачность деятельности органов муниципальной власти, повысить уровень
институционального доверия, снизить социальную напряженность и улучшить
социальное самочувствие населения муниципального образования.
Модель социального аудита взаимодействия между муниципальной властью
и населением может быть представлена в виде следующей схемы (рис. 2.1).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
82
Органы власти
муниципального образования
Заказ
Информация
Коммуникации
Социальный
аудит
1. Мониторинг
2. Информация
3.Корректировка
деятельности
Социальные институты
Информация
Заказ
1. Формирование новых
институциональных структур
2. Легитимация новых социальных
отношений
3.Нормативизация социальных
отношений институционального типа
4. Формирование потребностей в новом
качестве социальных отношений
Воспроизводство
социального капитала
Рис. 2.1 Модель социального аудита органов власти муниципального образования
Представленная модель социального аудита позволяет: 1) усиливать связи,
формировать отношения между органами власти муниципального образования и
социальными институтами; 2) определить технологии корректировки социальноэкономической политики органов власти муниципального образования; 3)
уточнить объект социальной политики органов власти; 4) обеспечивать
воспроизводство социального капитала в муниципальном образовании.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
83
2.2. Социальная ответственность субъектов муниципальной власти
и солидаризация населения (социологический анализ)
Статья 7 Конституции РФ говорит о том, что Российская Федерация –
социальное государство, политика которого направлена на создание условий,
обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека 147. Это
означает, что вопросы социальной защиты, поддержки и обслуживания, а также
содействия занятости граждан рассматриваются населением в качестве одной из
ключевых задач местного самоуправления. Тем не менее, российская традиция
последних лет сводится к созданию единых централизованных (федеральных)
систем социальной защиты и трудоустройства граждан (с передачей, при
необходимости, соответствующих полномочий субъектам Федерации) 148.
В этой связи актуализируется вопрос о социальной ответственности
субъектов государственной и муниципальной власти в регионе. Принцип
социальной ответственности должен быть обязательным для органов власти.
Поэтому возникает необходимость исследования реализации этого принципа на
практике.
Российская
социологическая
энциклопедия
определяет
социальную
ответственность как «элемент взаимодействия между индивидами, индивидом и
коллективом, индивидом и обществом, между организациями и т. д. В
зависимости от формы, в которой проявляются объективные отношения, и норм,
которые
их
регулируют,
различают
ответственность
юридическую,
экономическую, нравственную, политическую. В более широком смысле
социальная ответственность выступает как определенные ожидания окружающей
социальной среды по отношению к лицам, общественным органам, с одной
стороны, и осознание ими своего долга перед обществом, коллективом,
Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом
поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008
N 7-ФКЗ) ст. 7. URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=2875 (дата
обращения: 9.08.12).
148
Аналитический доклад Института современного развития. URL: /http://www.insor-russia.ru/ru/
programs/doc/3928 (дата обращения: 25.06.12).
147
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
84
индивидом – с другой. В этом смысле социальная ответственность возникает на
основе социальных норм и реализуется как через формы социального контроля
(общественное мнение, устав, закон), так и через понимание своей общественной
роли ответственными субъектами» 149.
В настоящее время понятие социальной ответственности рассматривается в
основном, на уровне крупных компаний как социальная ответственность бизнеса
перед обществом или корпоративная социальная ответственность. В этом смысле
социальная ответственность – это 1) действия организации, предпринимаемые во
благо общества добровольно, а не по требованию закона; 2) концепция, согласно
которой компании должны активно заботиться о благосостоянии общества в
целом150.
Рассматривая представление о социальной ответственности бизнеса,
применительно
к
отдельному
случаю
или
отдельным корпорациям и
объединениям, западные политологи и социологи выделяют такие ее виды и
разновидности,
как
классическая
(традиционная)
и
современная
(менеджериальная), полная и ограниченная, внутренняя и внешняя, общая и
частная, правовая, «компенсаторская» (от англ. соmpensate – возмещать,
вознаграждать или компенсировать), этическая и филантропическая
151
.
В России представления о социальной ответственности бизнеса в настоящее
время базируются на трех основных позициях: 1) производство качественных
товаров и услуг, уплата налогов, создание хорошо оплачиваемых рабочих мест,
финансовая поддержка ведомственной социальной инфраструктуры; 2) вклад в
развитие
социальных программ,
деятельности предприятия,
в
влияющих непосредственно
на сферы
соответствии со своими стратегическими
интересами, в целях повышения эффективности своего бизнеса в долгосрочной
перспективе; 3) восприятие социальной ответственности как полноценного,
Российская социологическая энциклопедия / под общей ред. академика РАН Г.В.Осипова, 1998. URL:
http://voluntary.ru/dictionary/619/word/otvetstvenost (дата обращения: 6.10.12).
150
Словарь терминов антикризисного управления. URL: http://mirslovarei.com/content_anticrys/social-najaotvetstvennost-41049.html (дата обращения: 7.10.12).
151
Марченко М.Н. Теория политической и социальной ответственности бизнеса на современном этапе //
Вестник МГУ, Сер. 11, «Право».– 1991.–№ 3. – С. 4–5.
149
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
85
многофакторного и структурного элемента деятельности компании, влияющего на
имидж, инвестиционную привлекательность, маркетинговую эффективность,
конструктивность взаимоотношений с властью, обществом, работниками и на
другие важные характеристики деятельности компании, составляющих основу
успешности бизнеса152.
В рыночно ориентированных системах государство и бизнес должны
взаимодействовать друг с другом на благо общества. Государственное
регулирование развития социальной ответственности бизнеса и механизмы
взаимодействия государства, бизнеса и общества могут быть различны. В России
государство фактически навязывает бизнесу социальные контракты в обмен на
политическую лояльность. Таким образом, происходит институционализация
социальной ответственности бизнеса – не на добровольной основе, а как
обязательное условие предпринимательства.
По мнению Е. Марковой, государственные власти должны влиять на
развитие меценатства и благотворительности следующими показателями: путем
изменения налоговой политики; укреплением законодательства; осуществлением
контроля в целях соблюдения общественных интересов; проведением совместных
социальных программ153.
Социальная ответственность бизнеса находится в центре общественного
внимания,
активно
обсуждаются
задачи
общественного
контроля
предпринимательской деятельности, взаимодействие социальных партнеров в
обеспечении общественного прогресса.
В этой изменяющейся социальной среде при снижении роли государства в
социальном управлении возрастает значимость самоуправления. Социальная роль
института
местного
определенного
самоуправления
спектра
услуг
заключается
локального
в
характера,
предоставлении
обеспечении
сбалансированного местного развития и повышении гражданской активности
Социальный портрет бизнеса. Путеводитель по социальным программам российского бизнеса (Серия
путеводителей-справочников «Проверено коммерсант»). – The Platz darm Group, «Альпина Бизнес
Букс», 2004. – С. 196.
153
Маркова Е. К вопросу о социальной ответственности бизнеса // Власть. – 2007. – №6. – С. 58.
152
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
86
населения. Самоорганизация и самостоятельность осуществления общественно
значимых функций, усиление гражданской ответственности и самостоятельности
населения, формирование человека нового типа – гражданина с определенной
организационной культурой и правосознанием, который может не только влиять
на власть, но и участвовать в управлении, – это объективный и непрерывный
процесс развития гражданского общества154.
Вместе с тем, все более востребованным становится определение
содержания понятия социальной ответственности власти муниципального и
регионального уровней. В Российском законодательстве нет четкого описания
содержания понятия «ответственность органов муниципальной власти». Согласно
статье 48 Федерального закона «Об общих принципах организации местного
самоуправления
в
Российской Федерации»
от 28 августа 1995 года,
ответственность органов местного самоуправления перед населением могла
наступить в результате утраты доверия населения и должностных лиц местного
самоуправления. Особенность такого вида ответственности заключается в том,
что она не может быть отнесена ни к одному из традиционных видов
юридической ответственности, так как ответственность наступает не в результате
правонарушения, а в ситуации, когда власть теряет доверие населения. В теории
муниципального права такую ответственность определяют как муниципальноправовую, так как утрата доверия чаще всего происходит в случае ненадлежащего
исполнения должностным лицом своих обязанностей, то есть имеет место
муниципальный деликт (правонарушение)155.
Федеральный закон «Об общих принципах организации местного
самоуправления в Российской Федерации от 6 октября 2003 года уже не
рассматривает утрату доверия в качестве основания наступления ответственности
органов власти. В новой редакции закона основания наступления ответственности
органов местного самоуправления, депутатов, членов выборных органов местного
Мосейко В.О., Морозова Н.И. Институциональная роль местного самоуправления в процессах
повышения качества жизни населения. // Власть.  2011.  № 11.  С. 43-47.
155
Лопарев И.В. Особенности ответственности представительных органов власти и выборных
должностных лиц местного самоуправления перед населением муниципального образования // Вестник
Тюменского государственного университета.  2008. № 2. – С. 71–74.
154
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
87
самоуправления, выборных должностных лиц местного самоуправления перед
населением и порядок решения соответствующих вопросов определяются
уставами муниципальных образований в соответствии с настоящим Федеральным
законом156. На наш взгляд, это является негативным изменением, по сравнению с
предыдущей редакцией Федерального закона.
Принцип социальной ответственности власти по своему содержанию
включает:
-
комплекс
политико-юридических
норм,
требований,
установок,
определяющих ответственность субъектов власти за качество политики,
руководства, за принимаемые решения, действия и поведение;
-
государственные
и
общественные
гражданские
институты,
обеспечивающие и побуждающие власть выполнять установленные для нее
требования (в том числе, осуществляя суд и наказание вплоть до самых высоких
должностных лиц);
-
систему
развития
духовно-нравственных
мотивов,
стимулов
к
добросовестному выполнению долга у субъектов власти;
- способность общества предупреждать и устранять безответственность,
произвол и беззаконие из действий власти;
- сама ответственная деятельность субъектов власти, дающая эффективные
результаты на благо общества и граждан 157.
В широком смысле, социальную ответственность органов муниципальной
власти можно определить как соответствие ее деятельности и поведения условиям
и потребностям муниципального образования, глубокое осознание субъектами
власти жизненно важных интересов общества, своего призвания самоотверженно
бороться за их осуществление, способность вырабатывать качественную
политику, принимать наилучшие решения, осуществлять их с максимальной
пользой для общего блага.
Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» (закон о
МСУ) от 06.10.2003 N 131-ФЗ. URL: http://www.consultant.ru/popular/selfgovernment/57_10.html#p1953
(дата обращения: 9.08.12).
157
Серебрянников В.В. Ответственность как принцип власти // Свободная мысль. – 1998. – №3.  С.17.
156
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
88
Значимость социальной ответственности как свойства субъектов власти в
том, что она побуждает их развивать и все другие свои качества в соответствии с
высочайшими целями. Главным источником и стимулятором социальной
ответственности субъектов власти выступают общественно значимые идеалы,
глубокое осознание интересов и потребностей народа и страны. Если нет глубоко
обоснованных целей, которыми должны руководствоваться субъекты власти, то
их место занимают эгоистичные устремления, как личные, так и клановогрупповые, идущие вразрез с интересами общества158.
Для анализа реальной ситуации вполне может быть адаптирована
технология социального аудита, в основе которого лежит оценка состояния
социального капитала, социального потенциала и социальной ответственности
органов власти, степени эффективности работы власти и социальных служб.
В технологическом отношении социальный аудит муниципального
образования может основываться на двух рядах показателей – объективных и
субъективных. В соответствии с Указом Президента РФ от 28 апреля 2008 г.
№607 «Об оценке эффективности деятельности органов местного самоуправления
городских округов и муниципальных районов» и распоряжением Правительства
РФ №1313-р была проведена оценка эффективности деятельности органов
местного самоуправления городских округов и муниципальных районов
Архангельской области159. Для этой оценки использовались объективные
показатели в следующих сферах: экономическое развитие (32 показателя),
здравоохранение и здоровье населения (23 показателя), дошкольное образование
(11 показателей), общее и дополнительное образование (34 показателя),
физическая культура и спорт (3 показателя), жилищное строительство и
обеспечение граждан жильем (4 показателя), жилищно-коммунальное хозяйство
(11 показателей), организация муниципального управления (21 показатель),
Кравченко В.И. Власть: особенности, проблемы, перспективы: Монография / СПбГУАП. СПб., 2000.
– С. 51-52.
159
Сводный доклад о результатах оценки эффективности деятельности органов местного
самоуправления городских округов и муниципальных районов Архангельской области по итогам 2010
года // Правительство Архангельской области. URL: http://dvinaland.ru/files/region/mo/doclad
/mo_2010.zip (дата обращения: 2.08.20120).
158
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
89
энергосбережение и повышение энергетической эффективности (2 показателя),
организация сбора, вывоза, утилизации и переработки бытовых и промышленных
отходов, благоустройство и озеленение территории, освещение улиц (7
показателей).
В качестве исходных данных для проведения оценки по объективным
показателям использовались данные, представленные в докладах глав местных
администраций городских округов и муниципальных районов. Следует отметить,
что достоверность такой оценки оказалась несколько снижена по причине
отсутствия системы полного и достоверного статистического наблюдения
социально-экономических
процессов,
проходящих
на
территории
муниципалитетов.
Проведенная оценка эффективности деятельности органов местного
самоуправления городских округов и муниципальных районов Архангельской
области позволила определить наиболее проблемные показатели, требующие
приоритетного внимания со стороны органов власти. К таким проблемным
показателям относится, например, доля протяженности автомобильных дорог
общего
пользования
местного
значения,
не отвечающих нормативным
требованиям, в общей протяженности автомобильных дорог общего пользования
местного значения, составляющая в среднем по Архангельской области 97,2% и
являющаяся максимальной в Российской Федерации. Среднее значение по
данному показателю в России составляет 34,4% 160.
Оценка эффективности деятельности органов местного самоуправления по
направлению «Сельское хозяйство» за 2010 год проведена по двум показателям:
доля прибыльных сельскохозяйственных организаций в муниципальных районах
и
доля
фактически
используемых
сельскохозяйственных
угодий
по
сельскохозяйственным организациям. В целом по Архангельской области
значение первого показателя составило 83,3 %, а значение второго – 82,3%. При
Аналитический доклад «О ходе реализации Указа Президента Российской Федерации от 28 апреля
2008 г. № 607 «Об оценке эффективности деятельности органов местного самоуправления городских
округов и муниципальных районов» в субъектах Российской Федерации» по итогам 2010 года . URL:
http://www.minregion.ru/upload/documents/2012/02/210212/210212_doklad.ppt (дата обращения: 2.08.2012).
160
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
90
этом в восьми из девятнадцати муниципальных образований, занимающихся
сельским хозяйством, доля фактически используемых сельскохозяйственных
угодий составила менее 20%.
Сокращение доли используемых сельхозугодий и пашни связано с
сокращением численности населения
и
с
продолжающейся
тенденцией
ухудшения финансового состояния сельскохозяйственных организаций, что
негативно влияет на социально-экономическое развитие сельских территорий
области. Сокращение доли прибыльных сельхоз организаций по сравнению с 2009
годом
произошло
в
двух
муниципальных
районах
(Вилегодском
и
Виноградовском). Следует заметить, что в Архангельской области в качестве
сельхозтоваропроизводителей
преобладают
субъекты
малого
предпринимательства, однако согласно федеральной методике мониторинга
эффективности анализ показателя должен происходить только по крупным и
средним сельскохозяйственным организация, что в конечном итоге не отражает
истинное положение дел в сфере сельского хозяйства региона.
Оценка эффективности деятельности органов местного самоуправления в
сфере «Доходы населения» за 2010 год проведена по двум показателям.
Среднедушевые доходы населения Архангельской области составили 18098,3
рублей. Превышение этого показателя над инфляцией обеспечило, по сравнению
с
прошлым
годом,
рост реальных располагаемых доходов
на 2,4%.
Среднемесячная начисленная заработная плата в Арахангельской области в 2010
году составила 20475 рублей и по сравнению с прошлым годом реальная зарплата
выросла на 2%. В целом же по Российской Федерации реальные доходы
населения выросли на 12% 161.
В 2010 году в среднем по муниципальным образованиям соотношение
заработной платы работников муниципальных учреждений и среднемесячной
заработной платы работников, занятых в сфере экономики, составило 64,8%,
сократившись по сравнению с 2009 годом на 5,9 п.п. Наибольшее отставание
Статистические данные. Министерство регионального развития Российской Федерации. URL:
http://www.minregion.ru/statparam/39/?year=2010&month=1 (дата обращения: 3.08.2012).
161
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
91
уровня заработной платы работников муниципальных учреждений от уровня
заработной платы в экономике муниципальных образований отмечается в
Коряжме и Котласском районе (46,5%), Архангельске (50%), Ленском районе
(51,1%), Новодвинске (52,1%) и Котласе (56,2%). Наименьшее в Устьянском
районе (91%).
Таблица 2.1
Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников*
Максимальное
значение
Сфера
В среднем по
Архангельской
области
Минимальное
значение
36291,0 руб. –
12029,9 руб. –
17942,7 руб.
Новая Земля
Каргопольский район
Дошкольное
22291,5 руб. –
6664,0 руб. –
8807,5 руб.
образование
Новая Земля
Коношский район
17192,6 руб. –
9684,0 руб. –
Общее образование
10699,9 руб.
Северодвинск
Онежский район
17231,8 руб. –
Здравоохранение
12689,4 руб.
9867,0 руб.
Северодвинск
*Источник: Сводный доклад о результатах оценки эффективности деятельности органов
местного самоуправления городских округов и муниципальных районов Архангельской
области по итогам 2010 года.
Экономика
Оценка эффективности деятельности органов местного самоуправления в
сфере здравоохранения за 2010 год была проведена по 23 показателям. Основные
медико-демографические показатели по Архангельской области (так же как и по
России в целом) имели положительную тенденцию: снизилась смертность
населения, повысилась рождаемость. Главной проблемой остается высокая
смертность населения в трудоспособном возрасте. В 2010 году умерло в возрасте
моложе 65 лет 4176 человек, что выше уровня 2009 года на 19%, в том числе от
инфаркта миокарда и от инсульта умерло 241 человек, что выше уровня 2009 года
14%162. Увеличение показателя смертности от болезней системы кровообращения
во многом связано с экологическим неблагополучием, распространением вредных
привычек, а также с несвоевременным обращением за медицинской помощью.
Сводный доклад о результатах оценки эффективности деятельности органов местного
самоуправления городских округов и муниципальных районов Архангельской области по итогам 2010
года // Правительство Архангельской области. – URL: http://dvinaland.ru/files/region/mo/doclad/
mo_2010.zip (дата обращения: 2.08.2012).
162
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
92
К показателям, характеризующим сбалансированность системы общего
образования, относится уровень наполняемости классов, как в городах, так и в
сельской местности. В Архангельской области в 13 из 16 муниципальных
образований, в которых есть школы, расположенные в городах, средняя
наполняемость классов была ниже рекомендуемого значения 25 человек. В
сельской местности норматив
наполняемости классов (14 человек) не
выполняется ни в одном муниципальном образовании.
Недостаточные усилия органов местного самоуправления по внедрению
современных финансово-экономических моделей управления в сфере общего
образования привели к росту неэффективных расходов, объем которых
увеличился по сравнению с 2009 годом на 9,3%. В целом по России наблюдается
снижению доли неэффективных расходов местных бюджетов по общему
образованию с 18% в 2009 г. до 16% в 2010 г. и объема неэффективных расходов
на 9,5% до 92,8 млрд. рублей в 2010 г. (2009 г. - 102,6 млрд. рублей)163.
Оценка эффективности деятельности органов местного самоуправления в
сфере физической культуры и спорта за 2010 год проведена по трем показателям.
Уровень развития данной сферы остается достаточно низким. В России только
18% населения систематически занимаются физической культурой и спортом. В
Архангельской области этот показатель еще меньше – 12,4%. Прежде всего это
связано с недостаточно активной пропагандой занятий физической культурой и
спортом, а также с низкой обеспеченностью спортивными сооружениями.
Уровень обеспеченности спортивными залами составил 37,3% от норматива,
плоскостными спортивными сооружениями 37,1%, плавательными бассейнами –
7%. Несмотря на низкие значения показателей, следует отметить их рост по
отношению к уровню 2009 года. Расходы местных бюджетов на физическую
культуру и спорт в 2010 году выросли по сравнению с 2009 годом на 14,7% и
составили 65,0 млн. рублей.
Аналитический доклад «О ходе реализации Указа Президента Российской Федерации от 28 апреля
2008 г. № 607 «Об оценке эффективности деятельности органов местного самоуправления городских
округов и муниципальных районов» в субъектах Российской Федерации» по итогам 2010 года . – URL:
http://www.minregion.ru/upload/documents/2012/02/210212/210212_doklad.ppt (дата обращения: 2.08.2012).
163
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
93
Уровень обеспеченности субъектов Российской Федерации учреждениями
культуры по отношению к социальным нормативам и нормам составляет: по
культурно-досуговым учреждениям – 55%, по библиотекам – 63%. Особенно
сложной ситуация с учреждениями культуры на селе. Сегодня 2/3 сельских
населенных пунктов страны не имеют учреждений культуры. Третья часть зданий
сельских учреждений культуры находится в неудовлетворительном состоянии,
более 60% - требуют капитального ремонта, износ оборудования в среднем
составляет 70%. Только 22% библиотек имеют компьютеры и лишь 7% – доступ к
сети Интернет. В отрасли отмечается низкий уровень оплаты труда и, как
следствие, снижение престижа профессии, отток специалистов, прежде всего
молодежи.
В сфере жилищного строительства сохранились позитивные тенденции.
Ввод жилья в эксплуатацию в 2010 году в Архангельской области составил 245,9
тыс. кв. м., что на 22,4% выше в сравнении с уровнем 2009 года. Средний по
Архангельской области уровень обеспеченности населения жильем в 2010 году
составил 25,3 кв. м. жилой площади на одного человека (на 0,7% выше, чем в
2009 г.). В 2010 году введено в действие 0,21 кв. м. жилья на одного человека, что
на 23% выше значения 2009 года (0,17 кв. м.). Однако значение данного
показателя по Архангельской области почти в 2 раза ниже, чем в целом по России
(0,41 кв. м.). Вместе с тем, в ряде районов Архангельской области рост
обеспеченности населения жильем складывается, прежде всего, за счет убыли
населения.
Недостаточность объемов жилищного строительства снижает
доступность жилья для населения и делает муниципальные образования
непривлекательными для проживания.
Сфера
жилищно-коммунального
хозяйства
является
источником
постоянного социального напряжения и социальных конфликтов. В большинстве
муниципальных образований по итогам работы за 2010 год имеются убыточные
организации жилищно-коммунального хозяйства, в ряде муниципалитетов
Архангельской
области
(Вельский,
Верхнетоемский,
Виноградовский,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
94
Лешуконский районы) их доля составляет 100%. В среднем по стране 40%
организаций ЖКХ убыточны.
Еще одна острая проблема – высокий износ инфраструктуры. В целом по
области за 2010 год износ котельных составляя 66%, сетей водопровода - 60%,
сетей канализации – 66%, тепловых сетей – 61%, электрических сетей – 57%,
водопроводных насосных станций – 66%, очистных сооружений водопровода –
77%, очистных сооружений канализации – 77%, трансформаторных подстанций –
70%. Уровень износа объектов коммунальной инфраструктуры в России
составляет в среднем 64%. Увеличилась доля населения, проживающего в
многоквартирных домах, признанных аварийными. Наибольшие значения
данного показателя были отмечены в Вельском (3,22%), Холмогорском (2,0%),
Устьянском (1,8%) районах, а также в Архангельске (2,0%).
Доля многоквартирных домов, в которых собственники помещений
выбрали и реализуют способы управления по Архангельской области составила в
2010 году 50,4% (в 2009 году – 46,8%). Из общего числа многоквартирных домов
более 30% выбрали способ управления посредством товарищества собственников
жилья и жилищного кооператива. В целом по стране, доля домов, где выбран
способ управления посредством товарищества собственников жилья и жилищного
кооператива выросла в 2010 году с 8% до 10,3%, обслуживаемых частными
управляющими организациями – с 32 до 34%.
Основные
причины
убыточности
отрасли жилищно-коммунального
хозяйства: неэффективное регулирование тарифов, отсутствие инвестиционных
проектов, высокий уровень задолженности населения за услуги ЖКХ, низкая
заинтересованность предприятий коммунального комплекса в повышении
эффективности использования объектов коммунальной инфраструктуры.
Проведенная оценка эффективности деятельности органов местного
самоуправления городских округов и муниципальных районов позволила
определить
наиболее
проблемные
объективные
показатели,
приоритетного внимания со стороны органов муниципальной власти.
требующие
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
95
Согласно требованиям Указа Президента РФ ряд субъективных показателей
эффективности деятельности органов муниципальной власти оценивается при
помощи проведения социологических опросов населения по удовлетворенности
качеством оказываемых услуг в сферах здравоохранения, дошкольного и
дополнительного образования детей, общего образования, культуры, жилищно коммунального
хозяйства,
а
также
деятельностью
органов
местного
самоуправления и их информационной открытостью. Однако, следует заметить,
что эти показатели характеризуют лишь удовлетворенность населения качеством
публичных услуг, предоставляемых органами муниципальной власти. Полностью
отсутствуют показатели, характеризующие социальное самочувствие населения,
свидетельствующие
муниципальном
об
оценке
образовании.
Не
социального
уделяется
потенциала
внимание
в
регионе,
такому
важному
показателю как доверие к органам муниципальной власти.
Социальный
потенциал
муниципальных
образований
связан
с
солидаризацией граждан. Проблема состоит в том, что все чаще мы сталкиваемся
с недоверием населения к органам власти, персонала к работодателю,
работодателя к работникам и др., что сказывается на качестве социальных
отношений и социальной активности населения. Социальная активность и
солидарность населения определяются во многом социальным самочувствием.
Низкий уровень социального самочувствия ведет к абсентеизму и недоверию к
власти. В результате, граждане перестают идентифицировать себя с обществом,
государством, что, в конечном счете, может привести к ослаблению социальных
связей и государства164.
Связь уровня удовлетворения потребностей населения с нестабильностью в
обществе рассматривал П. Сорокин165. С его точки зрения, всякий конфликт
характеризуется, прежде всего, неудовлетворенной потребностью и стремлением
найти средства для того, чтобы эту потребность удовлетворить. В то же время,
По данным социологического исследования «Анкета жителя Севера», проведенного А.А. Дрегало,
В.И. Ульяновским в феврале 2012 г. с участием автора, идентифицируют себя с гражданами России
всего 53,8% респондентов.
165
Сорокин П. Человек, цивилизация, общество. – М., 1992. – С. 272.
164
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
96
уровень удовлетворения потребностей населения и качество жизни ярче всего
проявляются в социальном настроении и социальном самочувствии.
Социальное настроение – целостная форма восприятия людьми их жизни в
личном
и
общественном
плане,
феномен
общественного
сознания,
предвосхищающий реальное поведение людей. Как отмечают исследователи 166,
социальное настроение по силе воздействия и степени значимости превосходит
другие измерения общественного сознания, поскольку выражает готовность
действовать во имя достижения (или отвержения) предпочитаемых (или
отрицаемых) социальных и личных целей. Роль социального настроения в
детерминации индивидуальной и коллективной форм поведения особенно
возрастает на этапе общественных трансформаций, когда эмоции зачастую
преобладают над разумом и, соответственно, увеличивается вероятность
ситуативных, волевых и даже случайных поступков людей.
Под социальным самочувствием понимается субъективное восприятие
людьми смыслов своей жизнедеятельности здесь и теперь, в контексте прошлого
и ожидаемого будущего. Оно включает ценностно-эмоциональное отношение к
своему социальному положению и уровню удовлетворения своих потребностей,
интересов. Это совокупность оценок, которые люди дают себе своим
повседневным взаимодействиям: друг с другом, с социальными институтами, с
территориальными сообществами и обществом в целом. Это рациональноэмоциональные,
ценностно-окрашенные
представления,
которые
имеют
позитивные, негативные и промежуточные значения. Они во многом мотивируют
выбор стратегии поведения людей, их повседневные действия 167.
Социальное самочувствие является доминантной характеристикой в
определении уровня социальной напряженности, т. е. оценка последней строится
на определении меры удовлетворенности респондентов различными сторонами их
жизнедеятельности и условиями внешней среды (рис. 2.2).
166
167
См.: Тощенко Ж.Т., Харченко С.В. Социальное настроение. – М.: Academia, 1996. – С. 55.
Лапин Н.И. Тревожная стабилизация // Общественные науки и современность. – 2007. – №6. – С.41.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
97
Жилищные
проблемы групп
населения
Рост цен и
тарифов
Недоверие к
местным
органам власти
Низкий уровень
жизни групп
населения
Социальная
незащищенность
населения
Социальное самочувствие
Абсентеизм
Недоверие к власти
Социальная напряженность
Рис. 2.2 Основные факторы, детерминирующие социальное самочувствие 168
Социальное самочувствие является своего рода социальным барометром
отражающим процессы социально-экономических перемен с точки зрения
населения. Игнорирование изменений в структуре социального самочувствия
может существенно замедлить общественный прогресс в российском социуме.
Обратимся к материалам проведенного нами исследования «Социальный
потенциал населения Архангельской области», проведенного в июне 2011 году
среди населения Архангельской области169. В ходе исследования социального
самочувствия 23,7% респондентов отметили рост усталости и безразличия,
28,1% — укрепление надежд, 19,1% – чувство собственного достоинства (табл.
2.2). Возможно, это связано с возрастом: у респондентов до 40 лет надежд
больше, чем разочарований, среди лиц старше 40 лет, напротив, больше
разочарований, чем надежд. Однако, дело не в одном лишь возрасте. Респонденты
в возрасте от 30 до 44 лет чаще отмечают чувство собственного достоинства
(30%) и надежду (27%). А респонденты в возрасте до 30 лет отмечают не только
надежду (25%) и чувства собственного достоинства (24%), но и усталости и
безразличия (28,8%). Возможно, это связано с нагрузками в обучении и поиском
работы. Люди пенсионного возраста больше чувствуют — усталость и
168
Баранова Г.В., Фролов В.А. Методология и методика измерения социально напряженности // Социологические
исследования. – 2012, №3. – С. 61.
В рамках исследования «Социальный потенциал населения Архангельской области», проводимого в
марте-июне 2011 года, было опрошено 539 человек, (из них 46,5% мужчин и 53,5% женщин).
Погрешность выборки меньше 5% , Численность постоянного населения Архангельской области,
включая Ненецкий автономный округ, составила на 2010 год 1228056 человек, в том числе, по
муниципальному образованию г. Архангельск – 355,7 тыс. человек , или 29,2% численности
постоянного населения области (без НАО). Всего в Архангельской области (без НАО) 46% мужчин и
54% женщин. Доля респондентов в возрасте от 18 до 30 лет составила 24,2%, в возрасте от 31 до 44 лет –
55,1%, в возрасте от 45 до 54 лет – 15,1% и в возрасте от 55 лет и старше – 5,6%.
169
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
98
безразличие (37,5%), обиду (25%), слабые надежды (24,7%). Респонденты
старшей возрастной группы гораздо чаще, чем другие, указывают, что
испытывают напряжение, раздражение, а также страх и тоску. Никто из
респондентов старше 55 лет не отметил уверенность в завтрашнем дне.
Социальное самочувствие старшей возрастной группы можно охарактеризовать
как негативное.
Таблица 2.2
Социальное самочувствие населения Архангельской области,
%, n=539, март 2011 г.
всего
Какие чувства проявились, окрепли
у Вас за последние 5 лет?
%
пол
Муж.
Жен.
возраст
18-30
лет
31-44
года
45-54
года
55 лет
и
старше
Надежда
28,1
29,5 27,0
25,0
27,0
32,3
24,7
Усталость, безразличие
23,7
18,0 28,7
28,8
21,9
16,9
37,5
Чувство собственного
19,1
29,5 28,7
24,0
30,0
33,8
29,2
достоинства
Уверенность в завтрашнем дне
13,3
13,0 13,5
13,5
14,3
13,8
0,0
Жестокость, агрессивность
12,1
16,5
8,3
16,3
11,4
9,2
8,3
Ответственность за
12,1
18,0
7,0
8,7
13,5
12,3
12,5
происходящее
Страх
8,6
7,0
10,0
9,6
8,0
6,2
16,7
Растерянность
8,1
7,5
8,7
10,6
5,9
6,2
25,0
Обида
7,2
8,0
6,5
8,7
5,1
6,2
25,0
Одиночество
6,0
3,5
8,3
9,6
4,2
6,2
8,3
Гордость за свой народ
5,1
10,0
0,9
1,9
5,1
7,7
12,5
Освобождение от лжи
4,9
4,5
5,2
2,9
5,9
6,2
0,0
Отчаяние
4,4
4,0
4,8
5,8
4,6
1,5
4,2
Затрудняюсь ответить
20,2
8,6
11,6
6,5
10,2
3,3
0,2
Примечание: В сумме больше 100%, т.к. допускался выбор нескольких вариантов
ответов.
В целом, наблюдается некоторое улучшение социального самочувствия по
сравнению, например, с чувствами населения области в 1994 году, когда почти
каждый пятый испытывал страх, каждый третий ощущал жестокость и
агрессивность, 14,9% затаили обиду, 12,5% – отчаяние. Гордость за свой народ
испытывал
лишь
1,1%
из
опрошенных,
происходящее в стране – 3,2 (табл. 2.3).
ощущали
ответственность
за
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
99
Таблица 2.3
Социальное самочувствие населения Архангельской области
в 1994 и 2011 гг.
%
Какие чувства проявились, окрепли у Вас за последние
170
1994 год
2011 год
5 лет?
(n=620)
(n=539)
Надежда
7,1
28,1
Усталость, безразличие
47,5
23,7
Одиночество
6,1
6,0
Страх
19,1
8,6
Чувство собственного достоинства
1,8
19,1
Обида
14,9
7,2
Растерянность
10,8
8,1
Отчаяние
12,5
4,4
Уверенность в завтрашнем дне
3,4
13,3
Освобождение от лжи
2,9
4,9
Жестокость, агрессивность
29,2
12,1
Ответственность за происходящее
3,2
12,1
Гордость за свой народ
1,1
5,1
Затрудняюсь ответить
20,5
20,2
Примечание: В сумме больше 100%, т.к. допускался выбор нескольких вариантов
ответов.
По сравнению с 1994 годом у респондентов значительно повысился уровень
надежды (с 7,1% до 28,1%). В 2 раза (с 47,5 до 23,7) сократилось количество
испытывающих усталость и безразличие. Большее количество, чем в 1994 году
респондентов отмечают чувство собственного достоинства (19,1% против 1,8%),
меньшее – обиду, отчаяние, жестокость и агрессивность (соответственно, 7,2% –
14,9%, 4,4% – 12,5%, 12,1% – 29,2%).
Социальное самочувствие населения во многом определяется степенью
удовлетворения социальных потребностей, которые, в свою очередь, являются
производными от существующей в обществе системы социальных благ, их
производства и распределения: чем больше человек ощущает нехватку
социальных благ, тем хуже его социальное самочувствие.
Одним из важных факторов, влияющих на социальное самочувствие,
является отношение к уровню получаемых доходов. Как видно из таблицы 2.4
большинство респондентов (51,6%) это малообеспеченные люди, 30,5% –
Социология региональных трансформаций: в 2-х тт. Т. 1. Региональный социум 1989-1998: от
надежды к разочарованию. Монография / А.А. Дрегало, В.И. Ульяновский. – Архангельск, 2010. – С.279.
170
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
100
благополучные, 11,9% – нуждающиеся, 1,9% – находятся за чертой бедности и
4,2% считают себя богатыми. Таким образом, в той или иной мере,
недостаточность денежных средств в повседневной жизни ощущают 65,3%
респондентов.
Таблица 2.4
Распределение доходов населения Архангельской области,
в %, n=539, март 2011 г.
Какая из приведенных ниже оценок
наиболее точно характеризует Ваши
доходы сегодня?
Денег вполне достаточно, чтобы ни в чем
себе не отказывать
Покупка большинства товаров
длительного пользования не вызывает
трудностей. Однако покупка машины,
квартиры сейчас недоступны
Денег достаточно для приобретения
необходимых продуктов и одежды, более
крупные приходится откладывать на
будущее
Денег достаточно только на приобретение
продуктов питания
Денег не хватает даже на покупку
продуктов питания
всего
в том числе
возраст
пол
%
М
Ж
18-30
лет
31-44
года
45-54
года
55 лет
и
старше
4,2
6,5
2,2
7,7
3,0
4,6
0,0
30,5
30,5
30,4
34,6
31,2
32,3
0,0
51,6
50
53,0
52,9
54,0
41,5
50,0
11,9
10
13,5
3,8
10,1
18,5
45,8
1,9
3
0,9
1,0
1,7
3,1
4,2
При этом богатых женщин меньше, чем богатых мужчин более чем в 2 раза
(2,2% и 6,5% соответственно). По остальным уровням доходов женщины и
мужчины дают сравнительно одинаковые оценки. Если рассматривать уровень
доходов по возрастному критерию, то наиболее материально обеспеченными
считают себя респонденты в возрасте от 18 до 30 лет (7,7% из них богатые, 34% –
обеспеченные). Респонденты в возрасте от 31 года до 44 лет в большинстве
ответов относят себя к малообеспеченным (54%) и благополучным (31,2%). Почти
такое же распределение доходов у респондентов в возрасте от 45 до 54 лет.
Подавляющее большинство опрошенных северян в возрасте от 55 лет и старше
относятся к малообеспеченным (50%) и нуждающимся (45,8%). Процент богатых
и благополучных респондентов пенсионного возраста в Архангельской области
ничтожно мал или стремится к нулю.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
101
Рассматривая уровень доходов в динамике (табл. 2.5), можно заметить
улучшение материального положения в сравнении с 1994 годом, когда каждый
пятый северянин находился в состоянии крайней бедности, для более половины
респондентов денег не хватало даже на питание. Относительно богатых и богатых
было в общей сумме всего 7%. И все же, для почти половины населения области
(45%) недостаточный уровень доходов может служить фактором низкого уровня
социального самочувствия.
Таблица 2.5
Характеристика доходов населения Архангельской области,
в%
Какая из приведенных ниже
оценок наиболее точно
характеризует Ваши доходы
сегодня?
Денег вполне достаточно, чтобы ни
в чем себе не отказывать
Покупка большинства товаров
длительного пользования не
вызывает трудностей. Однако
покупка машины, квартиры сейчас
недоступны
Денег достаточно для
приобретения необходимых
продуктов и одежды, более
крупные приходится откладывать
на будущее
Денег достаточно только на
приобретение продуктов питания
Денег не хватает даже на покупку
продуктов питания
1994
год171
(n=620)
1999
год172
(n=600)
2003
год173
(n=1420)
2008
год174
(n=895)
2011
год
(n=539)
2012
год
(n=600)
1,0
0,5
1,2
4,5
4,2
4,3
6,0
3,7
5,7
34,1
30,5
50,7
33,0
23,7
47,9
48,9
51,6
30,1
38,0
35,7
36,9
11,3
11,9
13,6
22,0
36,7
8,4
1,1
1,9
1,3
Одним из важных показателей социального самочувствия является
субъективная оценка сложившейся ситуации в целом в стране, в области и в
городе. Можно предположить, что оценка ситуации зависит от уровня доходов
респондентов. Так, если среди богатых и благополучных жителей области доля
Дрегало А.А., Ульяновский В.И. Социология региональных трансформаций: в 2-х тт. Т. 1.
Региональный социум 1989-1998: от надежды к разочарованию. Монография / А.А. Дрегало, В.И.
Ульяновский. – Архангельск, 2010. – С.280.
172
Дрегало А.А., Ульяновский В.И. Социология региональных трансформаций: в 2-х тт. Т. 2.
Региональный социум 1999-2008: от разочарования к надежде. Монография / А.А. Дрегало, В.И.
Ульяновский. – Архангельск, 2010. – С.45.
173
Там же. С.224
174
Там же. С.393
171
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
102
тех, кто позитивно оценивает ситуацию в стране, составляет 55,5%, то среди
малообеспеченных, нуждающихся и бедных существенно меньше – 29,7%, 15,7%
и 12,5% соответственно. Однако, практически среди всех слоев населения (кроме
когорты состоятельных граждан) респонденты склоняются к тому, что в
Архангельской области в видении перспектив развития сложилась кризисная
ситуация (рис. 2.3).
Рис. 2.3 Оценка перспектив развития Архангельской области в зависимости от уровня доходов
респондентов
Парадокс состоит в том, что при положительной динамике роста доходов
населения, улучшения психоэмоционального состояния северян, ситуация в
регионе, стране, городе/районе оценивается преимущественно как критическая.
Можно предположить, что причиной роста скептического отношения к
перспективам развития региона стало замедление роста благосостояния. Вместе с
тем, нельзя исключить и другие причины нематериального, а социального
характера.
На фоне выхода экономики страны и области из кризиса наблюдается
некоторое улучшение материального положения и настроений населения. Однако
неравномерный рост доходов привел к усилению экономического расслоения
общества, что является одной из наиболее актуальных социальных проблем.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
103
Ситуацию в России большинство респондентов (47,4%) оценили как более
или менее нормальную, однако, почти столько же респондентов считают, что
ситуация в стране кризисная (39,5%). Ситуацию в Архангельской области
большинство респондентов оценивают как кризисную (58,5%). В целом ситуацию
в Архангельской области и в своем городе (селе) большинство респондентов
считает более кризисной, чем в России. Очевидно, респонденты видят и
воспринимают
ситуацию
в
стране
и
в
области
через
свой
опыт
(табл. 2.6).
Таблица 2.6
Общая оценка ситуации в России,
в Архангельской области и по месту жительства респондентов,
в %, n=539, март 2011 г.
В России (%)
В Архангельской
области (%)
В Вашем городе,
селе (%)
Дела идут хорошо
3,7
2,1
2,3
Ситуация более или менее нормальная
47,4
25,9
37,7
Ситуация кризисная
39,5
58,5
50,0
Затрудняюсь ответить
9,3
13,5
10,0
Как вы оцениваете в целом ситуацию в
настоящее время?
По данным социологического исследования, проведенного в 2007 году 175,
21% респондентов дали позитивную оценку ситуации в области, и лишь 3,8% из
них оценили ситуацию как вполне благополучную. При этом более 70%
населения
считали
социально-экономическую
ситуацию
в
области
неблагополучной, а 11% из них – критической. Как видно, ситуация за 4 года
практически не изменилась.
Респонденты весьма критично относятся к оценке удовлетворенности своей
жизнью. По данным социологического исследования, полностью удовлетворены
своей жизнью лишь 5,9% северян, скорее удовлетворены – 40,0%, совсем не
удовлетворены своей жизнью 3,7% респондентов, удовлетворены, но не очень –
35,1% респондентов. Набирают силу позитивные настроения в обществе: вполне
Дрегало А.А., Ульяновский В.И. Социология региональных трансформаций: в 2-х тт. Т. 2.
Региональный социум 1999-2008: от разочарования к надежде. Монография / А.А. Дрегало, В.И.
Ульяновский. – Архангельск, 2010. – С.371.
175
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
104
спокойно смотрят в будущее 14,7%, скорее спокойно, чем не спокойно – 26,0%
респондентов, при этом нельзя не заметить, что треть населения (32,5%) с
тревогой смотрит в будущее, а скрытое чувство тревожности сохраняет каждый
четвертый северянин (26,8%)176.
Кроме уровня доходов на социальное самочувствие населения оказывают
значительное влияние личные проблемы, проблемы дома, микрорайона, города.
Рассмотрим более детально проблемы жизненной среды населения области.
Из личных проблем (рис. 2.4), прежде всего опрошенных волнует жилищная
проблема (51%), рост тарифов за коммунальные услуги, электро- и теплоэнергию
(51%),
трудности, связанные с улучшением жилищных условий, особенно
респондентов, проживающих в аварийных домах. Например, в городе
Архангельске удельный вес ветхого и аварийного жилищного фонда в общей
площади всего жилищного фонда составляет 6,1%, в том числе ветхий жилищный
фонд – 4,5%, аварийный жилищный фонд – 1,6%177. Респонденты выражают
тревогу из-за невозможности заработать деньги для нормальной жизни (41%) и
сохранить собственное здоровье (35,8%). Беспокоит население и будущее детей.
Рис. 2.4 Личные проблемы населения Архангельской области (март 2011 года)
Дрегало А.А., Ульяновский В.И. Социология региональных трансформаций: в 2-х тт. Т. 2.
Региональный социум 1999-2008: от разочарования к надежде. Монография / А.А. Дрегало, В.И.
Ульяновский. – Архангельск, 2010. – С.284-285.
177
Из доклада мэра г. Архангельска «Основные результаты деятельности органов местного
самоуправления муниципального образования «Город Архангельск» по решению вопросов местного
значения и социально-экономическому развитию за 2011 год и приоритеты работы на трехлетний
период». URL: http://www.arhcity.ru/?page=31/3 (дата обращения: 25.09.2012).
176
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
105
Все большее значение по мере роста благосостояния респондентов играет
среда обитания (дворовая территория, экологическая ситуация). Среди проблем
дома, микрорайона (табл. 2.7) респонденты чаще всего отмечают – плохое
состояние дорог и тротуаров (63%) и отсутствие дворовых автостоянок (51,9%).
Таблица 2.7
Восприятие респондентами Архангельской области проблем дома и микрорайона,
в %, n=539, март 2011 г.
всего
Какие проблемы Вашего дома,
микрорайона больше всего беспокоят
Вас и Вашу семью?
Состояние моего подъезда,
лестничной клетки, подвала, дома
Обеспечение дома водой, теплом,
электроэнергией, газом
Состояние дорог и тротуаров у дома и
в микрорайоне
Отсутствие дворовых спортплощадок
или их запущенность
Отсутствие досуговых центров для
детей, пенсионеров
Отсутствие дворовых автостоянок
Сквозной проезд машин по дворовым
дорогам (нет запрещающих знаков)
Охрана общественного порядка
Безнадзорность детей
Озеленение территорий, уничтожение
зеленых зон, их застройка
Эстетическое оформление зданий,
территорий
в том числе
возраст
пол
%
М
Ж
18-30
лет
31-44
года
45-54
года
55 лет
и
старше
35,3
51,3
48,7
21,1
55,3
14,5
9,2
26,5
50,9
49,1
25,4
50,0
13,2
11,4
63,0
44,3
55,7
26,2
53,9
16,2
3,7
38,6
50,0
50,0
22,3
59,6
13,9
4,2
30,2
50,0
50,0
18,5
58,5
13,1
10,0
51,9
48,0
52,0
22,9
54,7
17,5
4,9
12,6
46,3
53,7
29,6
48,1
13,0
9,3
27,4
23,0
61,0
45,5
39,0
54,5
17,8
19,2
60,2
60,6
12,7
15,2
9,3
5,1
36,7
46,8
53,2
27,2
53,2
12,7
7,0
20,2
51,7
48,3
21,8
58,6
13,8
5,7
Примечание: В сумме больше 100%, т.к. допускался выбор нескольких вариантов ответов.
Также актуальны проблемы отсутствия дворовых спортплощадок или их
запущенность (38,6%), озеленения территорий (36,7%) и состояния подъездов,
лестничных клеток, подвалов, домов (35,3%). При этом мужчин чаще беспокоит
охрана общественного порядка, а женщин – состояние дорог и безнадзорность
детей.
Характерная особенность заключается в следующем: респонденты в
возрасте 31-44 лет, чаще отмечают волнующие их проблемы дома и микрорайона,
чем пенсионеры. В когорте лиц среднего возраста выделяются такие проблемы,
как: безнадзорность детей (60,6%), охрана общественного порядка (60,2%),
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
106
отсутствие дворовых спортплощадок или их запущенность (59,6%). Респондентов
старше 45 лет (когда дети становятся взрослыми) проблемы благоустройства дома
и микрорайона волнуют все меньше. Наименьшее количество таких проблем
отмечают респонденты старше 55 лет, это связано, по-видимому, с тем, что
проблемы дома и микрорайона вытесняются более важными личными
проблемами и потребностями.
Таблица 2.8
Изменение качества коммунальных услуг в Архангельской области
в оценке респондентов, в %, n = 539, март 2011 г.
Как изменилось за последние пять
лет качество коммунальных услуг в
Вашем доме?
Улучшилось
Ухудшилось
Не изменилось
Содержание домов (ремонт, уборка)
21,6
28,6
49,8
Отопление
22,6
19,1
58,4
Водоснабжение
13,7
19,8
66,5
Освещение
14,2
18,1
67,7
Социальное самочувствие человека определяется не только степенью
удовлетворения материальных и духовных потребностей, но и аксиологическим
восприятием социальной справедливости или несправедливости в сообществе, в
котором он живет. На фоне общей запущенности коммунального хозяйства в
Архангельской области наблюдается прогрессирующий рост тарифов за
коммунальные услуги. При этом большинство респондентов отмечает, что
качество коммунальных услуг за последние пять лет практически не изменилось
(табл. 2.8). Такая ситуация может еще больше усугубить чувство социальной
несправедливости у населения.
При анализе наиболее актуальных для респондентов проблем, выяснилось,
что на первом месте – низкая заработная плата (62,8%), на втором – плохое и
платное медицинское обслуживание (55,3%), на третьем месте – запущенность
коммунального хозяйства города (53%) (табл. 2.9).
Весьма
значимыми
остаются
проблемы
экологии,
алкоголизма и
наркомании, коррупции в городских органах власти. При этом молодежь больше
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
107
беспокоит высокий уровень преступности и безработица, а людей пенсионного
возраста – беззащитность пенсионеров. Респондентов в возрасте от 31 до 44 лет
больше тревожит состояние окружающей среды, медицинское обслуживание и
низкая заработная плата, а людей в возрасте от 45 до 54 лет больше волнует
запущенность коммунального хозяйства. Население старших возрастов, чье
сознание сформировалось в СССР, проявляют особый алармизм по поводу
коррупции, особенно, в органах власти. Респондентов старше 55 лет больше всего
тревожит беззащитность пенсионеров.
Таблица 2.9
Источники социальной депривации в Архангельской области,
в %, n = 539, март 2011 г.
Какие проблемы Вашего дома,
микрорайона больше всего
беспокоят Вас и Вашу семью?
всего
в том числе
возраст
пол
3144
года
45-54
года
55
лет и
стар
ше
%
Муж.
Жен.
18-30
лет
62,8
45,2
54,8
23,3
56,7
13,7
6,3
55,3
37,4
62,6
21,8
56,7
15,5
5,9
53,0
47,4
52,6
22,4
53,5
17,1
7,0
52,8
44,9
55,1
23,3
56,8
13,7
6,2
Алкоголизм и наркомания
51,9
42,2
57,8
25,1
54,7
13,9
6,3
Взяточничество и коррупция в
городских органах власти
39,1
50,0
50,0
25,6
53,6
16,7
4,2
Безработица
26,5
41,2
58,8
27,2
52,6
14,9
5,3
Преступность
22,6
54,6
45,4
27,8
53,6
11,3
7,2
Беззащитность пенсионеров
21,6
55,9
44,1
19,4
46,2
14,0
20,4
Низкая заработная плата
Плохое и платное медицинское
обслуживание
Запущенность коммунального
хозяйства города
Состояние окружающей среды (грязь,
загазованность, запыленность, шум)
Примечание: В сумме больше 100%, т.к. допускался выбор нескольких вариантов ответов.
Среди женщин отмечается более острое, чем у мужчин, восприятие
социальных проблем, связанных с выполнением традиционной роли в семье,
домашнем хозяйстве. Так, женщины острее мужчин воспринимают проблемы
медицинского обслуживания, алкоголизации населения, бытового порядка,
экологии, бедности, социально-психологических аномалий. Разрыв между
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
108
оценками мужчин и женщин достигает 30%. Это связано с неэффективной
социальной политикой, отсутствием условий для самоактуализации личности,
социально неоправданным положением женщины.
Восприятие социальных проблем зависит как от населения, так и от
благополучия территории, где проживают респонденты. Причем, в дотационных
регионах, где люди беднее, восприятие проблем может быть менее острым. По
данным социологических исследований 178, низкие зарплаты, пенсии, стипендии,
пособия в южных поселениях области волнуют 67-72% горожан, в северных
поселениях несколько меньше – 64-73%. Подобное соотношение и ответов по
вопросу об алкоголизации соответственно 55-65% и 47-59%. Более существенны
различия в оценке социальных проблем городским и сельским населением. Среди
селян обеспокоены низкими доходами в зависимости от территории 72-73%
опрошенных, в то время как среди горожан 62-64%. Больше волнует сельских
жителей и алкоголизация населения. В сельской местности на это указали 59-65%
респондентов, в городах – 47-55%. В условиях малолюдности северного
пространства, неразвитости транспортных коммуникаций сельское население
имеет также более ограниченный, по сравнению с городским, доступ к таким
благам цивилизации как медицинская помощь, социальные услуги и др.
Согласно методикам, предложенным А.В. Юревичем 179, сотрудниками
Института социально-экономического развития территорий РАН был рассчитан
индекс социально-психологического благополучия регионов Северо-Западного
федерального округа. По значению данного индекса Архангельская область,
наряду с Новгородской, Псковской областями, Республикой Коми, входит в число
регионов с негативной тенденцией180 (рис. 2.5).
Дрегало А.А., Ульяновский В.И. Социология региональных трансформаций: в 2-х тт. Т. 2.
Региональный социум 1999-2008: от разочарования к надежде. Монография / А.А. Дрегало, В.И.
Ульяновский. – Архангельск, 2010. – С.188-189.
179
Юревич А.В., Цапенко И.П. социопсихологическое состояние современного российского общества //
Вестник РАН. – 2007. - №5. – С. 387-395.
180
Попова В.И., Морев М.В. Динамика нравственного состояния населения регионов Северо-Западного
федерального округа.//Всероссийский научный журнал «Регион: экономика и социология»  2011.  №2
С.158-174.
178
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
109
10
8
8,61
6,595
6
5,58
5,277
5,616
6,266
4,115
4
3,401
2,574
2,131
2,452
2
0
1998 г.
1999 г.
2000 г.
2001 г.
2002 г.
2003 г.
2004 г.
2005 г.
2006 г.
2007 г.
2008 г
Рис. 2.5 Динамика значений индекса социально-психологического благополучия
жителей Архангельской области
Однако, наблюдается противоречие: при возрастании общественной
потребности в активности граждан в решении их проблем, респонденты, в первую
очередь, уповают на власть.
По данным опроса (табл. 2.10), 82,8% респондентов считают, что решение
жизненно
важных
проблем
города,
район,
округа зависит от главы
администрации. В то же время, почти каждый второй респондент (45,3%)
отмечает, что решение проблем зависит также и от жителей микрорайона, села.
Таблица 2.10
«От кого, по Вашему мнению, в первую очередь зависит решение жизненно важных
проблем города, района, округа?», в %, n=539, март 2011 г.
От кого, по Вашему мнению, в
первую очередь зависит решение
жизненно важных проблем города,
района, округа?
От главы администрации города,
района, округа
От депутатов городского
(районного) собрания
От руководителей предприятий,
организаций
От губернатора
От Правительства РФ
От Президента РФ
От жителей микрорайона, села
всего
%
пол
Муж. Жен.
в том числе
возраст
18-30
31-44
45-54
лет
года
года
55 лет и
старше
82,8
79,5
85,7
81,7
83,5
81,5
83,3
37,9
37,0
38,7
34,6
36,7
46,2
41,7
17,7
40,9
16,0
14,0
45,3
12,5
45,0
18,5
13,0
48,5
22,2
37,4
13,9
14,8
42,6
17,3
34,6
14,4
15,4
36,5
18,1
40,5
15,6
13,9
50,2
21,5
36,9
23,1
13,8
44,6
4,2
83,3
8,3
8,3
37,5
Примечание: В сумме больше 100%, т.к. допускался выбор нескольких вариантов ответов.
В качестве основных способов и средств решения проблем населения
респонденты чаще всего называют повышение ответственности служб города
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
110
(66,5%), повышение компетентности руководителей города, района (51,9%) и
борьбу с коррупцией, взяточничеством (51,2%) (табл. 2.11).
Особого внимания ожидает население от прокурорского надзора за
соблюдением прав граждан (36,5%), а каждый третий респондент считает, что
необходима активизация работы депутатов местных органов власти (30,9%) и
объединение усилий органов власти с администрацией ведущих предприятий
(29,1%) (табл. 2.11).
Таблица 2. 11
Субъективная оценка средств повышения эффективности работы органов местного
самоуправления Архангельской области, в %, n=539, март 2011 г.
За счет чего, на Ваш взгляд, органы
местного самоуправления могли бы
эффективно решить жизненно
важные для населения проблемы?
всего
%
в том числе
возраст
пол
Муж.
Жен.
18-30
лет
3144
года
45-54
года
Повышения компетентности
51,9
52,5
51,3
48,1
54,4
52,3
руководителей города, района
Повышения ответственности служб
66,7
64,5
68,7
60,6
69,2
67,7
города
Прокурорского надзора за
36,3
40,5
32,6
36,5
32,5
36,9
соблюдением прав граждан
Борьбы с коррупцией, взяточничеством
51,2
55,0
47,8
52,9
48,9
43,1
Объединения усилий органов власти и
29,1
25,5
32,2
27,9
28,7
40,0
администрации ведущих предприятий
Создания товариществ общественного
22,6
22,5
22,6
23,1
21,9
24,6
самоуправления (ТОС)
Активизации работы депутатов
30,9
31,0
30,9
26,0
33,3
32,3
местных органов власти
Примечание: В сумме больше 100%, т.к. допускался выбор нескольких вариантов ответов.
55 лет и
старше
41,7
66,7
70,8
87,5
8,3
20,8
25,0
О неготовности населения активнее решать важные для себя задачи
свидетельствуют данные опроса, проведенного в Архангельской области в 2012
году (табл. 2.12). В общей сложности, более 80% респондентов отметили
готовность принимать более активное участие в улучшении окружающей
жизненной среды, только когда смогут убедиться в заботе политиков, органов
государственной власти (34,9%) и когда увидят, что органы муниципальной
власти улучшают жизнь (48,1%). При этом чуть больше, чем другие на власть
надеются респонденты 50 лет и старше, женщины и городское население.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
111
Таблица 2. 12
Условия повышения активности участия населения Архангельской области
в улучшении окружающей жизненной среды (проективная ситуация),
в %, n=797, февраль 2012 г.
При каких условиях Вы
лично примете более
активное участие в
улучшении окружающей Вас
жизненной среды (дома,
двора, поселения, природы)?
При уверенности в
честности, порядочности
окружающих меня других
людей
Когда почувствую, что у
других людей есть желание
улучшить условия нашей
жизни
Когда смогу убедиться в
заботе политиков, органов
государственной власти о
северянах
Когда увижу, что органы
муниципальной власти
улучшают жизнь
Пол (%)
Всего
(%)
Возраст (%)
Муж. Жен.
Население всего (%)
18-24 25-29 30-39 40-49 50 и Городское Сельское
лет
лет лет
лет старше население население
28,0
30,5
25,8
27,1
28,6
27,2
28,3
28,6
28,4
26,9
36,7
32,6
40,1
31,3
44,9
39,1
45,1
30,4
38,1
32,3
34,9
33,9
35,8
33,3
32,7
30,4
34,5
39,3
36,3
30,8
48,1
45,2
50,5
46,9
44,9
47,8
40,7
54,8
48,5
46,9
Примечание: В сумме больше 100%, т.к. допускался выбор нескольких вариантов ответов.
В целом, формирование эффективной системы взаимодействия местного
управления и самоуправления с привлечением граждан к активному участию в
решении общегосударственных и местных проблем является одной из важнейших
задач
развития
региона.
Для
этого
требуется
«импульс»,
способный
активизировать общественно значимую деятельность. Таким движителем, как мы
убедились, является пример органов власти, своим нравственным поведением,
социально-полезными действиями, ответственностью способный завоевать
доверие населения и тем самым способствовать солидаризации с институтами
гражданского общества в регионе.
Устойчивость и траектория развития взаимодействия населения, органов
власти и гражданского общества на уровне региона может быть оценена с
помощью индикатора «доверие». Опрос населения области показал, что самый
высокий уровень доверия наблюдается к близким людям, 84,4% респондентов
полностью доверяют членам своей семьи. Самый низкий уровень доверия – к
представителям власти, совсем не доверяют мэру и губернатору 46,5% и 50,5%
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
112
респондентов соответственно. Таким образом, выявлена высокая степень
межличностного доверия респондентов лишь своему ближайшему социальному
окружению, уровень институционального доверия, в целом, достаточно низкий.
Отметим, что эти результаты практически совпадают с результатами
общероссийских исследований181. Социологам хорошо известно, что в условиях
тотального кризиса семья становится единственной надежной опорой. По данным
социологических опросов, примерно 76% россиян надеются лишь на себя и своих
близких182. Тем самым региональный социум как бы распадается на ряд
своеобразных «кланов», состоящих в первую очередь из членов семьи и близких
родственников, во вторую – из личных знакомых и некоторых коллег по работе.
Подобные «кланы» (или кластеры), а также система и иерархия отношений между
ними и составляют основу социальной структуры региона. Существование
подобной
социальной
структуры
говорит
зачастую
о
дофеодальных,
квазиродовых тенденциях в социальных отношениях. Именно принадлежность к
подобному кластеру и выступает своеобразным социальным лифтом; более того,
как отмечают многие исследователи, для России характерна специфика
вертикальных социальных перемещений индивидов именно в составе подобного
рода кланов. Отсюда вытекает целый ряд социальных девиаций, прежде всего
непотизм, коррупция, а также малоэффективное функционирование социальной
системы в целом183.
Большинство людей считают, что интересы власти и общества в России не
совпадают, что власти живут за счет населения. Нет обратной связи между теми,
кто принимает политические решения, и населением. Население в этом смысле не
в состоянии контролировать власть и не знает, из каких соображений
принимаются те или иные решения.
См. например, Левада-центр Мартовские рейтинги доверия к власти. URL: http://www.levada.ru
/press/2011032401.html (дата обращения: 23.02.12).
182
Из интервью с руководителем Центра мониторинга благополучия регионов Академии труда и
социальных отношений Игорем Гундаровым // Советская Россия. 2009.  №2.
181
183
Немировский В.Г., Немировская А.В. Социальная структура и социальный капитал населения Красноярского
края: Монография / В.Г. Немировский, А.В. Немировская. – Красноярск: Сибирский федеральный университет,
2011.– С.36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
113
Если посмотреть рейтинги министерств, губернаторов, парламента –
Госдумы и Совета Федерации, партий, профсоюзов, то они либо просто низкие,
либо крайне низкие. По мнению профессора Высшей школы экономики
Владимир Рыжкова, это связано с тем, что предусмотренные Конституцией
институты государственного управления в стране не работают. Вся страна
управляется в режиме ручного управления, то есть фактически в режиме
произвола чиновников. Парламенты практически не работают. Они не участвуют
в формировании исполнительной власти. Они ее не контролируют. А те
институты, с которыми люди встречаются в своей жизни – от милиции до
регистрирующих органов, от налоговой до ЖКХ, – они их ненавидят, они им не
доверяют, видят, что они работают очень плохо. Поэтому в целом можно сказать,
что у нас нет дееспособных институтов, которые бы пользовались доверием.
Государство разложено, неэффективно и практически не работает. Отсюда такое
низкое доверие184. При всей категоричности автора вывод его имеет достаточные
основания.
Чувство социальной несправедливости и как следствие, негативные
настроения среди населения находят отражение, прежде всего, в крайне
негативной оценке деятельности администраций Архангельска и Архангельской
области и низком уровне доверия к ней.
Согласно обнародованным данным фонда «Петербургская политика» и
коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг», только восемь из 200
мэров России оказали положительное влияние на развитие городов страны.
Мэрами-отличниками смогли стать главы Раменского, Ногинска, Коломны,
Подольска, Махачкалы, Новороссийска, Орска и Йошкар-Олы. Им удается
оставаться
в
хороших отношениях с
обладминистрациями,
привлекать
инвестиции или просто демонстрировать отличные социально-экономические
показатели. В аутсайдерах значатся 26 мэров. Среди них и архангельский
градоначальник Виктор
Павленко.
На негативную оценку,
по мнению
Рыжков В. Власть и народ: недоверие и неверие. URL: http://www.ryzkov.ru/look_new.php?id=9776
(дата обращения: 23.02.12).
184
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
114
исследователей, сказались война с губернатором, низкая популярность, условная
легитимность, а также приближение срока окончания полномочий при наличии
претендентов на пост мэра185.
Уровень доверия населения к органам власти существенно снизился за
последние десятилетие. Так если в 2000-м году индекс доверия главе
администрации Архангельской области был равен -0,25186, то в 2011 году индекс
доверия
уменьшился
практически
в
два
раза
и
составил
минус 0,53 (табл. 2.13).
Таблица 2.13
Уровень доверия населения Архангельской области различным социальным
субъектам, n=539, март 2011 г.
В какой мере Вы доверяете…?
Индекс доверия
Рейтинг
1
Членам своей семьи
0,88
0,43
2
Преподавателям
Учителям
0,33
3
4
Партнерам по работе
0,30
Своему начальнику
0,20
5-6
5-6
Своим подчиненным
0,20
0,12
7
Соседям по дому
Соседям по даче
0,08
8
9
Соседям в гаражном кооперативе
-0,04
Врачам
-0,07
10
11
Продавцам
-0,41
-0,42
12
Депутатам, за которых голосовал
Мэру
-0,50
13
14
Губернатору
-0,53
Примечание: Индекс доверия рассчитывался по формуле K = ((A + 0,5B) – (C + 0,5D))/
(A + B + C + D + E), где А – сумма ответов «Полностью доверяю», В – сумма ответов «Частично
доверяю», С – «Совсем не доверяю», D – «Не совсем доверяю, Е – «Затрудняюсь ответить». Область
распределения индекса от +1 до -1. Чем ниже значение коэффициента, тем меньше уровень доверия
населения.
Уровень доверия к федеральной власти так же неуклонно снижается, что
обусловлено не столько слабой уверенностью в защите от бедности – этот
показатель занимает лишь третье место (60,8%) в десятке возможных опасностей,
а, прежде всего, в отсутствии защиты от преступности, терроризма (72,2%),
Фонд «Петербургская политика». URL: http://www.fpp.spb.ru/polindex2.php (дата обращения:
25.03.12).
186
Дрегало А.А., Ульяновский В.И. Социология региональных трансформаций: в 2-х тт. Т. 2.
Региональный социум 1999-2008: от разочарования к надежде. Монография / А.А. Дрегало, В.И.
Ульяновский. – Архангельск, 2010. – С.73.
185
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
115
экологической угрозы (64,2%) и произвола чиновников (61,1%). Обостренное
чувство
экологической опасности обусловлено размещением в области
экологически вредных гражданских производств, а также потенциальной
опасностью от деятельности Центра атомного судостроения в Северодвинске и
космодрома «Плесецк» 187.
Активная жизненная позиция, регулярное и активное участие населения в
общественной деятельности являются залогом формирования гражданского
общества в стране. Функционирование добровольных гражданских объединений,
разнообразных некоммерческих неправительственных организаций, союзов,
ассоциаций или юридически не оформленных, но сплоченных групп населения
муниципального образования является важным фактором более полного
выражения и защиты интересов разных слоев населения внутри него. Между тем,
как
следствие
падения
доверия
социальным
институтам,
у
жителей
Архангельской области возрастает уровень абсентеизма и снижается активность
в работе кооперативов/товариществ собственников жилья (ТСЖ)/товариществ
общественного самоуправления (ТОС) (табл. 2.14).
Таблица 2.14
Участие населения Архангельской области в работе общественных структур
за последние три года, n=539, март 2011 г.
Ваше участие в работе ТСЖ/
ТОС за последние три года?
Садоводческого товарищества
Гаражного кооператива
Товарищества собственников
жилья (ТСЖ)
Товарищества общественного
самоуправления (ТОС)
Участвовал в
Участвовал в
работе
работе общего
руководящего
собрания
органа
4,2
1,6
Заочно
Не участвовал
участвовал в
ни в каких
работе общего
формах
собрания
3,5
90,7
5,1
1,9
4,9
88,1
9,1
2,3
9,3
79,3
3,7
1,4
3,0
91,9
Среди наиболее частых причин неучастия респонденты называют
следующие (табл. 2.15): «деньги мы платим, а услуг нормальных нет» (35,6%),
«обидно, что тарифы на услуги растут, а начальство надеется на общественность»
(22,8%) и «между населением и руководством города, управляющих компаний,
187
Там же: С.294.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
116
кооперативов растет стена недоверия и сотрудничества здесь не достичь» (21,2%).
Таким образом, здесь снова наблюдается проявление чувства социальной
несправедливости и падение уровня доверия к органам муниципальной власти.
Кроме того, по данным социологического опроса (табл. 2.13, 2.14 и 2.15)
выявлено противоречие между ростом меркантильности, собственнических
установок, индивидуализма и дефицитом солидарности населения как части
социального капитала, недоверием к социальным институтам, друг к другу.
Взаимное недоверие, собственнические и меркантильные установки,
позиция «каждый сам за себя» мешают людям объединяться для решения своих
проблем. При этом жители городов еще более разобщены, чем сельские жители и
зачастую даже не знакомы со своими соседями по подъезду. Сельские жители,
видимо, в связи с более суровыми условиями жизни, лучше контактируют друг с
другом, сообща решают проблемы своего села, вопросы местного значения с
помощью территориального общественного самоуправления (ТОС).
Таблица 2.15
Причины неучастия населения Архангельской области в работе органов общественного
самоуправления, n=539, март 2011 г.
всего
Если Вы не участвуете в работе
кооперативов, других формах
общественного самоуправления, то с
чем это связано?
Не вижу в этом смысла, так как есть
правление, обязанное наладить работу
кооператива, ТОС, ТСЖ
У меня есть дела важнее
общественных работ
Обидно, что тарифы на услуги растут,
а начальство надеется на
общественность
Теперь рынок: мы платим, а
организаторы обязаны предоставлять
услуги
Деньги мы платим, а услуг
нормальных нет
Между населением и руководством
города, управляющих компаний,
кооперативов растет стена недоверия и
сотрудничества здесь не достичь
Затрудняюсь ответить
в том числе
место жительства
пол
%
Муж.
Жен.
областной
центр
городские
поселения
(кроме
областного
центра)
16,3
16,0
16,5
16,6
14,6
17,6
12,1
13,5
10,9
14,0
7,3
5,9
22,8
23,5
22,2
23,9
18,3
23,5
15,1
15,5
14,8
15,3
14,6
14,7
35,6
34,0
37,0
37,6
25,6
41,2
21,2
23,0
19,6
23,2
19,5
5,9
35,1
36,5
33,9
33,1
39,0
44,1
сельские
поселения
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
117
По состоянию на 1 сентября 2010 года общее количество ТОСов на
территории Архангельской области составляет 338, из них: на территории городов
всего 14, а на территории муниципальных районов – 324.
За период с 2006 года по 2011 год количество ТОС-ов в области
увеличилось в 10 раз (рис. 2.6). Наиболее эффективно региональные органы ТОС
решают следующие вопросы местного значения: благоустройство территории
(рис. 2.7); проведение субботников во дворах; озеленение придомовых
территорий; ремонт подъездов; проведение культурно-массовых, спортивных
мероприятий, конкурсов, организация досуга детей; реализация проектов,
победителей конкурса социальных проектов «Общественная инициатива».
Динамика количества ТОС в Архангельской области за 20062011 гг.
600
479
500
400
338
300
244
200
100
272
109
47
0
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
2011 год
Рис. 2.6 Динамика количества ТОС в Архангельской области за 2006-2011 гг.
На поддержку сельских ТОС бюджетом Архангельской области на 2012 год
заложено 15 млн. рублей, из них на стимулирование ТОС и поощрение его
участников 2 млн. рублей. Поддержка деятельности ТОС доказала свою
исключительную социальную значимость для развития сельских поселений: в
деревнях созданы дополнительные рабочие места, проведены мероприятия по
сохранению уникальной северной культуры и традиций, по благоустройству
населенных пунктов и пропаганде здорового образа жизни.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
118
Распределение проектов ТОС Архангельской области
по приоритетным направлениям в 2011 году
Благоустройс
тво
территорий
49%
Развитие
физкультуры
и спорта
21%
Сохранение
историческог
ои
культурного
наследия,
развитие
туризма
25%
Поддержка
социальноактивных
групп
населения
5%
Рис. 2.7 Распределение проектов ТОС Архангельской области по приоритетным
направлениям в 2011 году
Однако существует проблема взаимодействия ТОС с органами власти, так
как
администрация,
инициативы
депутаты
населения
по
города/района
развитию
формально
поддерживают
территориального
общественного
самоуправления, на деле видят в них реальных конкурентов, претендующих на
власть. Необходимо перейти на новый уровень взаимодействия власти и общества
посредством территориально общественного самоуправления, в том числе
предоставить активистам ТОС право участвовать в обсуждении проектов
развития территорий и по самым актуальным проблемам муниципальных
образований. Важной нематериальной формой поддержки ТОС может стать
создание институциональных структур, обеспечивающих конструктивный диалог
между органами ТОС и органами местного самоуправления.
По данным Интернет-опроса, проведенного среди жителей г. Архангельска
в 2009-м году, полностью устраивает работа управляющих компаний лишь 9,6%
респондентов, не вполне устраивает 20,8% и совсем не устраивает 69,6%
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
119
респондентов (общее число голосов 667 человек) 188. К сожалению, органы
местного
самоуправления
не
имеют
эффективного
и
законодательно
закрепленного инструмента регулирования в сфере ЖКХ. По словам председателя
Комитета по собственности Государственной Думы РФ В. Плескачевского,
сегодня такая жизненно важная отрасль, как ЖКХ, в нашей стране практически не
регулируется. Жилищный кодекс позволил привлекать в систему ЖКХ
коммерческие структуры для предоставления услуг многоквартирным жилым
домам. Но у граждан нет гарантий того, что эти структуры будут надежными и
квалифицированными189. Возникает вопрос: как будет реагировать население на
плохую работу управляющих компаний?
Социологический опрос показал, что почти половина респондентов в случае
неэффективной работы управляющих компаний и городских служб готова
обращаться в контрольные органы муниципальной и государственной власти
(48,8%). Каждый третий из респондентов будет пытаться повлиять на руководство
кооперативов, управляющих компаний, ТСЖ (30,7%), каждый четвертый готов
участвовать в общественных акциях (митингах, демонстрациях) (24,7%), 14,2%
респондентов отметили, что когда их терпению придет конец, они «выйдут на
баррикады» (табл. 2.16).
Как видим, тенденция изменения общественного мнения свидетельствует о
сохранении высокого уровня протестного поведения северян. Исследователи
отмечают, что, несмотря на общее снижение уровня социальной напряженности,
Архангельская область входит в группу регионов Северо-Запада России, в
которых потенциал протестной активности населения увеличился190.
Некоммерческое партнерство «Саморегулируемая организация управляющих недвижимостью
«Гарант» / Опрос // Электронный ресурс http://www.gkhgarant.ru/index.php?id=7
189
Грядет эра СРО // Бизнес-класс Архангельск: газета областного центра  № 45, 30.11.2009.  С.1-2.
190
Гулин К.А., Шабунова А.А., Дементьева И.Н. Общественное мнение об экономической и
политической ситуации в регионах Северо-Запада России. // Мониторинг общественного мнения –
2007г. - №2(82)  С.134-148.
188
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
120
Таблица 2.16
Поведение респондентов в случае ухудшения работы управляющих компаний
(проективная ситуация), в %, n=539, Архангельская область, март 2011 г.
Что Вы собираетесь делать,
если и дальше руководители
кооперативов, управляющих
компаний, городских служб
будут неэффективно выполнять
свои обязанности?
всего
в том числе
место жительства
пол
М
%
Ж
областной
центр
городские
поселения
(кроме
областного
центра)
Сменю кооператив, управляющую
19,1
9,8
9,3
15,3
2,6
компанию или место жительства
Готов участвовать в общественных
24,7
13,3
11,4
18,1
5,1
акциях (митингах, демонстрациях)
Обращусь в контрольные органы
муниципальной или
48,8
23,7
25,1
35,1
9,5
государственной власти
Попытаюсь повлиять на
руководство кооперативов,
30,7
15,3
15,3
24,0
4,7
управляющих компаний, ТСЖ
Придется взять в руки метлу и
грабли, чтобы навести
21,4
10,5
10,9
15,8
3,0
элементарный порядок
Подключу депутата, за которого
10,0
5,8
4,2
7,0
2,1
голосовал
Если «достанут», выйду на
14,2
8,8
5,3
10,2
3,3
баррикады
Примечание: В сумме больше 100%, т.к. допускался выбор нескольких вариантов ответов.
сельские
поселения
1,2
1,4
4,2
2,1
2,6
0,9
0,7
Вместе с тем, респонденты сохраняют надежду на возможное решение
проблем ЖКХ, занимающих вершину списка источников депривации (табл. 2.9),
на их цивилизованное решение. Обратятся, в случае ухудшения ситуации, в
контрольные
органы
муниципальной или государственной власти 49%
респондентов.
В
то
же
время,
основной
формой
реагирования
населения
на
действия/бездействия органов государственной и муниципальной власти остается
неучастие в выборах.
Архангельская область – это часть России, и абсентеизм северян отражает
общую ситуацию в стране, не являясь только местным, региональным явлением.
Причиной абсентеизма является отсутствие потребности в политической
деятельности,
ибо
известно,
если
какая-либо
потребность
человека
систематически не удовлетворяется, то наступает ее угасание. Значительное
снижение политической активности населения происходит, в основном, по
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
121
причине утраты доверия к властям и к коррумпированным чиновникам и их
возможности граждан как-то влиять на сложившуюся ситуацию. Важными
факторами абсентеизма являются также такие характерные для современной
России явления, как расслоение общества на слишком богатых и очень бедных и
внедрение в сознание граждан принципа «каждый сам за себя» (рис. 2.8).
Рис. 2.8 Оценка причин абсентеизма жителями Архангельской области (март 2011 г.)
Для современного общества необходимы сильные органы власти,
способные выдвинуть и защитить общественные интересы, создать для этого
соответствующие взаимодополняющие демократические элементы, опирающиеся
в своей деятельности на решение социальных проблем населения и пользующиеся
его поддержкой при непременном контроле со стороны гражданского общества.
На основе результатов проведенного исследования и оценки эффективности
деятельности органов муниципальной власти, предлагаем дополнить список
индикаторов отчетности МО перед населением индикаторами по следующим
социальным проблемам (табл. 2.17).
Объективные показатели уровня жизни и субъективное восприятие
социальных
проблем
становятся
важными
факторами
трансформации
социального пространства. Учет в комплексе экономических и социальных
индикаторов общественного самочувствия является исходной базой для создания
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
122
программ и стратегий развития региона, а также для формирования совокупности
показателей эффективности деятельности муниципальных органов власти.
Таблица 2.17
Императивный минимум индикаторов социального аудита органов власти
муниципального образования
Социальные проблемы
Рост цен на товары первой
необходимости
Алкоголизм и наркомания
Ухудшение природной среды
Коррупция и взяточничество
Поборы управляющих компаний
ЖКХ
Безработица
Преступность
Платное образование
Социальная несправедливость
Кризис морали, культуры
Сокращение производства,
безработица
Угроза потерять работу
Задержка выплаты зарплаты
Благоустроенность территории
Условия труда (тяжелый,
физический)
Возможности занятий спортом,
физической культурой
Возможности досуга
Обострение межнациональных
отношений
Ранг значимости*
Индикаторы в
отчетности
регионов**
Индикаторы в
отчетности МО перед
населением***
1
есть
оставить
2
3
4
нет
есть
нет
добавить
оставить
добавить
5
нет
добавить
6
7
8
9
10
есть
нет
нет
нет
оставить
добавить
добавить
добавить
добавить
11
есть
оставить
12
13
14
есть
нет
нет
оставить
добавить
добавить
15
нет
добавить
16
нет
добавить
17
нет
добавить
18
нет
добавить
*Ранг значимости рассчитан по результатам социологического опроса (Архангельская область,
февраль 2012 года, n=797), проведенного А.А. Дрегало и В.И. Ульяновским с участием автора.
** Указ Президента РФ от 28 апреля 2008 г. N 607 «Об оценке эффективности деятельности
органов местного самоуправления городских округов и муниципальных районов»
*** Предложение автора
Таким образом, можно сделать вывод о том, что разработка и реализация
целевых программ социально-экономического развития региона, с учетом
специфики региона и особенностей формирования
и среды обитания
регионального социума, представляют эффективный механизм формирования
внеэкономического (в данном случае, социального) капитала на уровне региона.
Основными факторами при этом являются:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
123
- создание доверия населения к реализации таких программ в русле
социальной политики;
- привлечение населения региона (особенно в сельской местности) для
реализации программ, с созданием для этого соответствующих материальных
возможностей;
- создание положительного отношения к социальным действиям по
совместному участию в реализации программ для представителей разных
социальных слоев.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
124
2.3. Информатизация социального пространства муниципального
образования как фактор повышения уровня доверия и развития институтов
гражданского общества
Конец ХХ – начало XXI века характеризуется все возрастающей ролью
информации в общественном развитии. В России термин «информатизация»
одним из первых применил философ А.И. Ракитов, определив информатизацию
как процесс нарастающего использования информационных технологий для
производства, переработки, хранения и распространения информации, где
социальные, технологические, экономические, политические и культурные
механизмы буквально «сплавлены», «слиты воедино» 191. В дальнейшем, в 1989–
1999 гг. такими учёными, как А.П. Ершов, В.С. Михалевич, Ю.М. Каныгин, В.А.
Непомнящий, И.В. Соколова192, С.В. Сысоева193, А.Н. Терехов, А.Д. Урсул194 и
др., были привнесены новые идеи относительно «концепции информатизации
общества».
Социологи определяют информатизацию как комплексный управляемый
технико-технологический и социально-экономический процесс использования
информационно-компьютерных технологий, создающий условия для дальнейшего
получения, обработки, потребления, распространения и хранения информации.
Профессор И.В. Соколова предлагает авторское видение процесса
информатизации с позиций социологии, что включает в себя три диалектически
взаимосвязанных процесса: медиатизацию – процесс совершенствования средств
сбора, хранения и распространения информации;
компьютеризацию – процесс совершенствования средств поиска и
обработки информации; интеллектуализацию – процесс развития знаний и
Ракитов А. И. Принципы научного мышления. М.: Политиздат, 1975. 143 с. Ракитов А. И. Новый
подход к взаимосвязи истории, информации и культуры: пример России // Вопросы философии. – 1994.
– № 4. – С. 14–34.
192
Соколова И. В. Социальная информатика и социология: проблемы и перспективы взаимосвязи:
монография. – М.: Изд-во МГУ, 1999. – 184 с.
193
Сысоева С.В. Сущность категории «информатизация» в постиндустриальной экономике. // Вестник
Омского университета. – 2011. – № 3. – С. 330–335.
194
Урсул А. Д. Проблема информации в современной науке. – М.: Наука, 1975. – 288 с.
191
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
125
способностей людей к восприятию и порождению информации, что закономерно
обуславливает повышение интеллектуального потенциала общества, включая
возможность использования средств искусственного интеллекта» 195.
Процесс информатизации в определенной степени затрагивает многие
отрасли хозяйства, системы обороны и безопасности, банковскую сферу, бизнес и
сферу государственного управления и муниципального управления.
Социальный аудит, проведенный нами, а также, мониторинг социальной
среды Архангельской области, проведенный А.А. Дрегало и В.И. Ульяновским в
1989-2008 гг.196 показали, что сегодня сохраняют наибольшую актуальность
противоречия, связанные с отношениями между субъектами власти, бизнеса и
гражданского общества, в связи с чем, неизменно растет коррупция чиновников и
абсентеизм граждан. Налицо устойчивая тенденция разрушения социального
капитала.
Предотвратить это разрушение можно с помощью социальных технологий,
реализуемых в различных сферах общественной жизни, и, прежде всего, - в
политической. Одним из направлений в социальных технологиях является
создание информационной базы социальной политики.
В Российской Федерации активно развивается информационное общество,
формируется электронное правительство, создается нормативно-правовая база,
регулирующая
и
направляющая
процессы
информатизации.
Основными
правовыми документами, регулирующими развитие информационного общества,
являются Стратегия развития информационного общества в Российской
Федерации197 и Государственная программа «Информационное общество (20112020 годы)» 198, принятые в 2008 и 2010 гг.
Соколова И. В. Социальная информатика и социология: проблемы и перспективы взаимосвязи :
монография. – М.: Изд-во МГУ, 1999. – 184 с.
196
См. Социология региональных трансформаций: в 2-х тт. Монография / А.А. Дрегало, В.И.
Ульяновский. – Архангельск, 2010.
197
Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации от 7 февраля 2008 г. N Пр212. // Российская газета Федеральный выпуск № 4591 от 16 февраля 2008 г. URL:
http://www.rg.ru/2008/02/16/informacia-strategia-dok.html (дата обращения: 15.11.2011).
198
Распоряжение Правительства РФ от 20 октября 2010 г. № 1815-р «О государственной программе
Российской Федерации "Информационное общество (2011-2020 годы)"». // Собрание законодательства
195
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
126
Целью формирования и развития информационного общества в Российской
Федерации
является
повышение
конкурентоспособности
качества
России,
развитие
жизни граждан,
обеспечение
экономической,
социально-
политической, культурной и духовной сфер жизни общества, совершенствование
системы государственного управления на основе использования информационных
и телекоммуникационных технологий.
Становится
необходимым
создание
развитой
информационно-
коммуникативной инфраструктуры социальной сферы. Наличие информационноаналитических центров в рамках различных структур, подразделений социальной
сферы
–
это первый шаг, следующий – создание межведомственной
информационной системной сети. Основная цель – интеграция информационных
ресурсов за счет создания хранилищ, банков данных документированной
информации и получение на их основе аналитических и сводных данных о ходе
реализации социальных программ, в том числе городских 199.
В современных условиях Интернет становится средством политической
коммуникации
государственных
институтов
и
гражданского
общества,
приобретает статус механизма формирования общественно-политического
диалога между властью и гражданами, создает возможности для преодоления
иерархизма властных структур, зависимости граждан от институциональных
посредников, партийных организаций и способствует развитию гражданского
общества200.
В сети Интернет достаточно широко представлены различные формы
участия населения в общественной жизни: ведение блогов, общение на форумах, в
чатах, в социальных сетях. Постоянных пользователей сети Интеренет в России с
каждым годом становится все больше. Однако, практика участия российских
граждан в социальной политике пока плохо развита.
Российской Федерации. URL: http://www.szrf.ru/doc.phtml?op=1&nb=00_00&year=
2010&div_id=10&iss_id=263&doc_id=33102 (дата обращения: 15.11.2011).
199
Васильев В.А., Лаврикова А.И. Проблемы информатизации социальной сферы. // Информационное
общество. – 2000. – №3. – С. 54-56.
200
Лурье Д.А. Интернет-участие граждан в социально-политических процессах современной России //
Труд и социальные отношения. – 2011.– №4.– С. 112.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
127
По данным ВЦИОМ, пользователи сети Интернет, как правило, обращаются
к сети с целью: получения необходимой информации для расширения кругозора –
41%, общения – 38%, работы – 14%, других видов информации – 12% 201. Такие
формы, как интерактивное обращение к органам власти, должностным лицам,
некоммерческим организациям, инициативным группам используются крайне
редко. Подавляющее большинство россиян (90%) не имеют опыта обращения в
органы власти через Интернет и лишь 8% из них пробовали получать
необходимые услуги, документы и информацию он-лайн. При этом каждый
четвертый россиянин при наличии выбора проголосовал за электронное
обращение в органы власти (25%) 202.
Уровень развития электронного правительства в России и его важнейшей
функции – доступа к официальной информации, оставляет желать лучшего. К
этому выводу можно прийти, проанализировав результаты исследования
Департамента экономического и социального развития ООН (The United Nations
Department of Economic and Social Affairs). По мнению ООН, электронное
правительство
является
важнейшим
инструментом
для
трансформации
публичного сектора в сторону эффективного управления и гражданского участия,
как на национальном, так и на локальном уровнях. Данная международная
организация проводит оценку уровня готовности стран мира к использованию
электронного правительства более чем в 180 странах, в том числе и в Росс ии,
публикуя ежегодный отчет (UN Global E-Government Readiness Report). В
исследовании используется два индекса – индекс развития электронного
правительства (E-government development Index) и индекс электронного участия
(E-participation Index).
В 2010 году были опубликованы последние результаты обследования, в
котором
основными
составляющими
индекса
развития
электронного
правительства оказались: 1. Онлайн сервис (Online service component); 2.
Исследование ВЦИОМ: для чего россиянам нужен Интернет? URL: http://gtmarket.ru/news/state/
2009/09/18/2195 (дата обращения: 9.10.2011).
202
Россияне еще не привыкли к электронным чиновникам. URL: http://rumetrika.rambler.ru
/review/2/4226 (дата обращения: 9.10.2011).
201
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
128
Телекоммуникационная
инфраструктура
(Telecommunication
infrastructure
component); 3. Человеческий капитал (Human capital component). Индекс
электронного
участия
оценивает,
во-первых,
степень
электронного
информирования граждан правительством со своего веб-сайта относительно
законов, исполнения бюджета, целевых программ и другой важнейшей
информации,
имеющей
высокую
социальную
значимость;
во-вторых,
электронные консультации в онлайновом режиме, а также электронное принятие
решений с участием граждан страны. Россия по данному показателю заняла 59
место203.
На сайте Правительства РФ «Административная реформа» приводится
следующее определение: электронное правительство - это новая форма
организации деятельности органов государственной власти, обеспечивающая за
счет широкого применения информационно-коммуникационных технологий
качественно новый уровень оперативности и удобства получения гражданами и
организациями государственных услуг и информации о результатах деятельности
государственных органов204.
По мнению Дж. Демпси электронное правительство представляет собой
использование
информационно-коммуникационных
технологий
для
преобразования правительства с целью сделать его более доступным для граждан,
более эффективным и более подотчетным 205. Согласно данному определению, оно
включает в себя:
- обеспечение более полного доступа к информации через Интернет
(законы, законопроекты, другие нормативно-правовые акты, формы необходимых
документов, а также экономические и научные данные);
- содействие гражданскому участию в государственной жизни путем
создания возможностей для более удобного взаимодействия с чиновниками через
Д.Б. Боталова Информационная открытость власти как новая стратегия противодействия коррупции
Научный вестник Уральской академии государственной службы. Выпуск №2(15) июнь 2011г.  С. 27–
32. URL: http://vestnik.uapa.ru/ru-ru/issue/2011/02/04 (дата обращения: 04.12.2011).
204
Концепция формирования в Российской Федерации электронного правительства до 2010 года. URL:
http://www.ar.gov.ru/ru/about/el_russia/el_russia_about/ (дата обращения: 04.12.2011).
205
Демпси Дж. Электронное правительство и его выгоды для широких масс // Государственное
управление в переходных экономиках. – 2003. – №1. – С. 24.
203
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
129
электронные каналы, например, обеспечение возможности заполнять требуемые
документы в электронном виде;
- повышение подотчетности правительства путем повышения прозрачности
его операций, что снижает риски коррупции;
- поддержку выполнения целей развития путем уменьшения времени и
материальных затрат, которые субъекты малого бизнеса несут в связи с общением
с государственными структурами, а также путем обеспечения сельских и других
периферийных общин информационно-коммуникационной инфраструктурой.
Таким образом, электронное государство предполагает стимулирование
взаимодействия между гражданами, правительственными организациями и
избираемыми чиновниками, включая процессы государственного управления и
выработки государственной политики. Особое внимание при его развитии
необходимо уделять развитию электронной демократии – повышению степени
гражданского участия, онлайн голосования, вопросам этики, безопасности и
неприкосновенности частной жизни, нераспространению персональных данных, а
также повышению уровня прозрачности деятельности органов власти 206.
Однако, как отмечает М. Сакович, программы деятельности правительств
большинства стран в области электронного правительства связаны, в основном, с
предоставлением государственных услуг в онлайн режиме207. Такое узкое
применение
современных
информационно-коммуникационных
технологий
служит в основном операциям между правительственными органами и
гражданами
и
не
стимулирует
последних
участвовать
в
обсуждении
государственной политики.
Социальные аспекты развития Интернета нуждаются в дальнейшем, и
достаточно серьезном, целенаправленном развитии. К сожалению, помощь
государства в становлении и развитии такого важного канала массовой
коммуникации, как Интернет, и на федеральном, и на региональном уровне в
Целищева Е.Ф. От электронного правительства к электронному государству. /Научный вестник
Уральской академии государственной службы. - Выпуск №2(6) июнь 2011г. URL:
http://ego.uapa.ru/issue/2011/02/01 (дата обращения 04.12.11).
207
Сакович М. Электронные надежды местных и региональных общин // Государственное управление в
переходных экономиках. – 2003. – № 1. – С.27.
206
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
130
настоящее время практически ничтожна. В лучшем случае это «помощь
государства самому себе», вне сколько-нибудь эффективного взаимодействия с
общественными образованиями Интернет пространства. Интернет, в отличие от
других глобальных массово-коммуникационных каналов, представляет собой
«самоорганизующуюся систему», которая пока, не получая помощи и реальной
поддержки государства, избавлена и от его вмешательства. В этом есть
определенный потенциал развития. Однако без поддержки и реальной помощи
государственных и муниципальных структур этот все более растущий сегмент
глобального информационного пространства будет оставаться явлением не
макросоциального, а корпоративного уровня.
Множество принимаемых на региональном уровне концепций, стратегий,
планов социального развития, помноженное на количество субъектов Федерации,
не оставляет шансов на создание типовых методик информационного
обеспечения социального планирования. Главный источник информационной
базы субъекта Федерации – муниципальные образования. Регулярное, системное
получение достоверной информации по установленному перечню показателей.
Существующие индикаторы, как показывает опыт анализа регионального
развития Новосибирской области крайне ненадежны. Речь идет об уровне
безработицы, в том числе затяжной, валовой продукции промышленности и
сельского хозяйства в расчете на одного работающего (жителя), относительном
изменении общей численности населения территориального образования,
душевых доходах и др.208. Установить реальный уровень дифференциации
социального пространства в таких случаях не возможно. Неудивительно, что
социальная политика, основанная на нынешнем уровне информатизации
социального пространства, эффекта не дает.
Для решения этой задачи предлагается механизм управления государством
через обратную связь, где конечным результатом является повышение качества
жизни населения. Использование качества жизни как цели и условия социального
Клисторин В.И. Российский федерализм: региональная политика, направленная на поддержку
муниципальных образований // Регион: экономика и социология.  2009.  № 3. С. 47.
208
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
131
развития позволит сделать прорыв к политическому управлению нового типа.
Впервые население приобретает «оружие» защиты собственных интересов в виде
механизма самоуправления, который через обратную связь осуществляет
ежегодную коррекцию ошибочных государственных решений. Главное свойство
этого «оружия» – не наказание за ошибку, а предупреждение ее появления или
прогрессирования. Тем самым преодолевается отчуждение народа от власти,
реально свидетельствуя о социальном характере государственного устройства 209.
Сегодня на первый план выходит именно информационное взаимодействие
между органами власти и институтами гражданского общества, как одно из
наиболее перспективных направлений дальнейшего развития современных
демократий210.
Анализируя историю развития информационного взаимодействия общества
и власти, можно сказать, что в 80-х годах прошлого века, скорее не было
информационного
взаимодействия,
а было
информационное управления
обществом со стороны государства (рис. 2.9).
Государственные
органы власти
Государственные
органы - фильтр
Информационное
управление и
пропаганда
Государственное
блокирование
Общество
Обратная связь
Внешнее
информационное
воздействие
Рис. 2.9 Схема взаимодействия власти и общества в СССР 211
Гундаров И.А. Управление государством по динамике качества жизни (основы социальной
эргономики) // Материалы Всероссийской научной конференции «Управление и общество: назревшие
проблемы, исследования и разработки», Москва, 1-2 ноября 2001 г.
210
Володенков С.В. Модель информационного взаимодействия общества и власти в современной
России. URL: http://g3-group.ru/projects/infvz.php (дата обращения: 10.08.2012).
211
Володенков С.В. Модель информационного взаимодействия общества и власти в современной
России. URL: http://g3-group.ru/projects/infvz.php (дата обращения: 10.08.2012).
209
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
132
Подавляющее
реализовывало
большинство
информационных
пропагандистскую
функцию
ресурсов
советского
в
СССР
государства,
направленную на формирование четко сформулированных идеологических
установок в
общественном сознании.
Обратная связь от общества к
государственным органам власти была неадекватной.
С конца 1980-х годов ситуация коренным образом изменилась. Со стороны
государства была предложена концептуально иная модель информационно го
взаимодействия с обществом (рис. 2.10), заключавшаяся в отказе от тотального
контроля за информационным полем и предоставлении возможности создания и
развития независимых от власти информационных ресурсов. Именно на это время
приходится создание таких независимых от государственных властей СССР
медийных источников как телепрограммы «Взгляд» и «Вести», «Радио России»,
ряда печатных СМИ.
Государственные
органы власти
Группы влияния
(ФПГ и др.)
Государственные
СМИ
СМИ,
контролируемые
группами
влияния
Независимые
СМИ
СМИ, созданные
внешними силами
Общество
Внешнее
информационное
воздействие
Обратная связь
Рис. 2.10 Схема взаимодействия общества и власти
в период конца 1980-х – 1990-х годов 212
Володенков С.В. Модель информационного взаимодействия общества и власти в современной
России. URL: http://g3-group.ru/projects/infvz.php (дата обращения: 10.08.2012).
212
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
133
Более того, учредителями многих СМИ становились сами редакционные
коллективы, проводившие в большинстве случаев независимую от властей
информационную политику в рамках своих изданий. В регионах также
интенсивно создавались альтернативные государственным электронные и
печатные средства массовой информации.
Появились элементы двухсторонней коммуникации между властью и
обществом, посредством СМИ общество получило возможность артикулировать
свои запросы по отношению к власти. Также появилась возможность публичных
оценок деятельности государства и представителей власти со стороны населения.
Однако формирование нового информационного пространства привело и к
возникновению ряда существенных негативных моментов, имевших далеко
идущие последствия.
Так, критическое отношение значительной части СМИ к органам
государственной
власти
и
ее
представителям
(порою
основывавшееся
исключительно на стремлении привлечь массового потребителя информации)
повлекло за собой существенный подрыв доверия со стороны населения к
государству как основному институту власти (так основная аудитория
телевизионного канала НТВ, проводившего в 1990-е годы ярко выраженную
оппозиционную по отношению к государственной власти информационную
политику, в итоге приобрела высокий уровень протестных настроений).
Кроме того, появление большого числа коммуникативных центров влияния,
зачастую обслуживавших политические и экономические интересы появившихся
в России финансово-промышленных групп (ФПГ), привело к развертыванию на
территории Российской Федерации широкомасштабных информационных войн,
что существенным образом повлияло на рост социальной напряженности в
обществе, а также в дальнейшем привело к дезориентации, социальной и
политической апатии значительной части населения России.
Характерными для данного периода времени стали такие явления, как
потеря единой государственной информационной политики и эффективных
механизмов влияния государства на формирование и изменение общественного
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
134
сознания, хаотизация информационного поля, приведшая к его крайне слабой
структурированности.
Еще одной важной проблемой, порожденной созданием большого числа
независимых информационных каналов, стало появление широких возможностей
для внешнего идеологического воздействия на российское общество со стороны
крупных зарубежных групп влияния, цели которых были направлены на подрыв
государственной стабильности и безопасности. Более того, многие средства
массовой информации создавались именно для реализации данных целей.
Таким образом, можно констатировать тот факт, что изменение механизмов
и модели информационного взаимодействия власти и общества в 90-е годы
привело к существенным негативным моментам, которые непосредственным
образом выступали в качестве мощного дестабилизирующего фактора во
взаимоотношениях общества и власти.
В современный период можно констатировать наличие ограничения
доступа к основным информационным ресурсам оппозиционным действующей
власти политическим и общественным силам, что приводит к однобокости и в
определенной мере одиозности освещения основных событий в государстве и за
рубежом (рис. 2.11).
Также заметно усилилось манипулятивное воздействие государства на
общественное сознание в интересах действующей власти.
Поле политики является публичным по своей природе, соответственно
большую роль здесь играют коммуникативные потоки и средства коммуникации.
Сегодня резко возросшая роль общественного мнения способна влиять на
установление правил игры в сфере политики, являясь при этом достаточно
существенным фактором влияния на процесс принятия решений. Информация
начинает нести в себе как созидательную, так и разрушительную силу, причем в
гораздо более сильной степени, чем это было ранее, поскольку сегодня
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
135
изменилась не столько суть информации, сколько интенсивность ее воздействия,
контексты ее применения 213.
Государственные
органы власти
Лояльные
государству ФПГ и
крупные бизнесструктуры
Оппозиция
Государственные
СМИ
Оппозиционные
Информационные
ресурсы
Частные СМИ
Госпропаганда,
реализация
информационной
госполитики
Попытки
блокировки
доступа
г осконтроль
Общество
Обратная связь
Попытки
госконтроля
Внешнее
информационное
воздействие
Интернет
(онлайн-СМИ, блоги,
социальные сети)
Рис. 2.11 Схема информационного взаимодействия общества и власти в Российской
Федерации на современном этапе развития214
Кроме того, можно говорить о наличии определенного противодействия
конкуренции в российском информационном пространстве между действующей
властью и альтернативными ей политическими и общественными силами,
приводящее к снижению возможностей полноценного участия оппозиции в
политической борьбе и, как следствие, снижению уровня демократичности и
прозрачности политических процессов в России.
Многие эксперты отмечают тенденцию повышения привлекательности для
значительной части активного населения неконтролируемых государством
средств массовой информации (например, интернет-ресурсов). Независимые
Гужва О.А. Особенности коммуникативного взаимодействия в поле политики в условиях
современности //Социальное обоснование стратегий городского, регионального и корпоративного
развития: проблемы и методы исследований. Материалы IX Дридзевских чтений / редколлегия: А.В.Тихонов
213
отв.ред., Е.М. Акимкин, Е.И. Рабинович, В.А. Шилова. – М.: ИС РАН, 2010. – С.490.
Володенков С.В. Модель информационного взаимодействия общества и власти в современной
России. URL: http://g3-group.ru/projects/infvz.php (дата обращения: 10.08.2012).
214
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
136
интернет-ресурсы предоставляют возможность получения альтернативной и
независимой от государства информации (в значительной мере имеющей ярко
выраженную оппозиционную окраску). Одновременно снижается уровень
интереса и уровня доверия к контролируемым властью средствам массовой
информации.
Тенденция
взятия
под
контроль
основной
части
российских
информационных ресурсов сегодня только усиливается. Так, в последнее время
прослеживается четкая линия на установление контроля со стороны власти над
онлайн-ресурсами в сети Интернет (МВД РФ и Генеральная Прокуратура РФ уже
выступили с инициативой приравнивания онлайн-ресурсов к средствам массовой
информации
с
соответствующим
законодательным
ограничением
их
деятельности).
Сегодня говорить о наличии в России эффективного и полноценного
взаимодействия общества и государственной власти в информационном аспекте
весьма
затруднительно
и
можно
констатировать
наличие
тенденции
формирования в нашей стране модели асимметричной коммуникации между
властью и обществом. Имеющаяся же обратная связь от общества к государству
используется
преимущественно
с
позиций
анализа
эффективности
и
корректировки процесса государственной пропаганды, а также реализации
информационной политики государства.
В условиях глобальной информационной конкуренции воссоздание
основных характеристик модели информационного взаимодействия советского
образца уже не может быть оправдано. В соответствии с законом разнообразия
систем наиболее конкурентно способными будут не государства, пытающиеся
взять под контроль и ограничить существующие информационные ресурсы, а
страны, активно развивающие современные способы коммуникации, которые
могут быть использованы и в процессе реализации внешней информационной
политики,
направленной на обеспечение собственных интересов вовне.
Большинство подходов, основывающихся на контроле, носят преимущественно
реактивный характер. В этой связи, государства с более широким разнообразием
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
137
способов и методов информационного взаимодействия (т.е. государства,
реализующие модели взаимодействия с более высокими степенями свободы)
будут иметь существенно более широкий спектр возможностей влияния на
общественное сознание и более эффективный механизм адаптации к внешним и
внутренним информационным воздействиям.
Кроме того, информация сегодня является одним из важнейших ресурсов
для развития и функционирования государства и общества. Информационный
обмен между различными институтами власти и общества становится критичным
с точки зрения эффективного функционирования государства.
На наш взгляд, проблема сбалансированности модели информационного
взаимодействия власти и общества в России пока представляется крайне
актуальной. В этой связи, можно рассматривать социальный аудит как оценку
процесса
информирования
населения
о
действиях органов
власти по
удовлетворению витальных потребностей человека, что является принципом
социального государства.
На региональном уровне одной из основных задач информатизации
является создание интегрированной информационной системы и формирование
востребованных и доступных информационных ресурсов и средств их доставки на
основе информационно-коммуникационных технологий.
В Архангельской
области с 2006 года ведется работа по формированию реестра информационных
ресурсов и систем. На 2009 год в Реестре государственных и муниципальных
информационных ресурсов и систем зарегистрировано 127 информационных
систем и баз данных в органах государственной власти Архангельской области, и
44 - в муниципальных образованиях Архангельской области. Однако, развитие
информационных ресурсов продолжает идти по пути создания, прежде всего,
локальных баз данных, удовлетворяющих информационные потребности
отдельных органов.
В настоящее время в основном удовлетворены первичные потребности
Правительства Архангельской области в средствах вычислительной техники,
созданы локальные компьютерные сети, имеющие в большинстве случаев доступ
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
138
к
сети
Интернет.
Оснащенность
компьютерами
основного
персонала
Правительства Архангельской области достигла 100 процентов, в то же время в
органах местного самоуправления муниципальных образований Архангельской
области только половина сотрудников основного персонала имеют персональный
компьютер.
Насыщение
органов
власти
средствами
информатизации,
их
распространение в бизнес-структурах и среди населения дало толчок процессам
перевода традиционных отношений между гражданами и органами власти в
электронную
форму.
Одним
из
элементов
повышения
прозрачности
государственного управления в Архангельской области является появление
официальных интернет-порталов. Создан официальный интернет-портал, на
котором представлена информация для жителей Архангельской области.
Постановлением главы администрации Архангельской области от 17 марта 2008
года N 13 «Об обеспечении доступа к информации о деятельности
исполнительных органов государственной власти Архангельской области»
утвержден перечень сведений о деятельности Правительства Архангельской
области и аппарата администрации Архангельской области, обязательных для
размещения на официальном интернет-портале.
Основной
формой
оперативного
взаимодействия
населения
и
хозяйствующих субъектов с исполнительными органами государственной власти
Архангельской области и органами местного самоуправления муниципальных
образований Архангельской области должно стать взаимодействие через деловой
интернет-портал исполнительных органов государственной власти Архангельской
области и органов местного самоуправления муниципальных образований.
Наглядным показателем общественных настроений, а также важным
индикатором доверия являются обращения граждан к органам власти. Устав
Архангельской области обеспечивает право гражданам на индивидуальные и
коллективные обращения к Архангельскому областному Собранию депутатов,
Губернатору Архангельской области, Правительству Архангельской области,
иным исполнительным органам государственной власти Архангельской области,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
139
органам местного самоуправления в Архангельской области. О результатах
рассмотрения коллективных обращений граждане информируются через средства
массовой информации либо через организаторов коллективного обращения 215.
При этом, нет указания на конкретные виды средств массовой информации
(газеты, радио, телевидение, интернет), не учитываются особенности получения
информации в селах и городах, особенности отдаленных (на побережье Белого
моря, таежных, тундровых) поселений. Отсутствие цельности в разработке
принципиальных основ документирования обращений граждан не позволяет
сформировать эффективные механизмы использования обращений граждан на
муниципальном уровне.
Важнейшей задачей развития информационных технологий является
обеспечение
доступа
населения
к
информационным
технологиям
и
государственным услугам в электронном виде. Для этого принимаются меры по
развитию инфраструктуры доступа к сети Интернет и другим информационным
ресурсам. В Архангельской области для предоставления доступа населения к
ресурсам общественных сетей создано 284 общественных пункта доступа к сети
Интернет, в том числе в библиотеках – 43. Всего в общественных пунктах
используется более 500 компьютеров, которыми в среднем пользуется более 3000
человек в месяц.
Оценивая
уровень
предоставляемых
населению
услуг
в
сфере
«электронного государства», эксперты отмечают, что этот уровень весьма низок.
Услуги либо не предоставляются вовсе, либо предоставляются со значительными
ограничениями. При этом по мнению одного из респондентов, «большая часть
офисных работников, которые проводят в сети довольно немалое время, давно
хотели бы производить электронные коммунальные платежи, оплачивать
муниципальные услуги и прочее. Всего этого нет и у государства, и у
Устав Архангельской области. (Принят Архангельским областным Собранием депутатов, Решение от
23 мая 1995 года N 36). URL: http://www.dvinaland.ru/region/order (дата обращения: 13.08.12).
215
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
140
государственных служб нет никакого желания помогать в развитии этого
направления» 216.
В современных условиях одной из основных проблем информатизации
города является формирование единого информационного пространства, то есть
создание условий, необходимых для интеграции и взаимодействия различных
современных информационных систем, отвечающих за различные сферы
управления городским хозяйством. Это позволит находить оптимальные решения
комплексных проблем.
Таким образом, анализ современного уровня информатизации и основных
направлений использования информационных технологий в исполнительных
органах государственной власти Архангельской области позволяет выявить ряд
противоречий
в
процессе
развития
и
использования
информационных
технологий:
1. Противоречие между процессом развития коммуникаций между органами
власти муниципального образования и потребностями институтов гражданского
общества в своевременной, регулярной, качественной информации.
2. Противоречие между потребностью органов власти муниципального
образования в развитии надежной системы информационного обмена с
населением и отсутствием достаточной законодательной и нормативной базой
регулирования процессов информатизации.
3. Противоречие между потребностью государственных и муниципальных
исполнительных органов власти в существенном расширении функциональных
ресурсов
существующих информационных систем и их недостаточным
количеством для обеспечения приоритетных информационных задач.
4. Противоречие между потребностью органов государственной и
муниципальной
власти
в
системном
информационном
пространстве,
позволяющем реализовывать единую информационную политику, обеспечивать
Отчет РОЦИТ и GfK-Russia «Развитие интернета в регионах РФ» (октябрь 2006 г.). URL:
http://netangel.pomortel.ru/files/Internet%202006%20ROCIT-GfK%20Report.pdf. (дата обращения:
15.09.2011).
216
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
141
инфраструктуру информационного взаимодействия и «цифровым неравенством»
(неравномерным уровнем развития процессов информатизации территорий).
5. Противоречие между потребностью населения социального государства в
расширении
государственных,
муниципальных
услуг,
оказываемых
с
использованием современных информационно-коммуникационных технологий и
низким уровнем социальной направленности информационных систем (медицина,
социальная защита, образование и др.).
6.
Противоречие
между
потребностью
хозяйствующих
субъектов,
некоммерческих организаций в государственных, муниципальных услугах с
использованием
информационных
технологий
и
их
недостаточным
ассортиментом, качеством в регионе.
7. Противоречие между потребностью населения в широком доступе к
совместно используемым информационным ресурсам (таким как, данные
государственной
и
муниципальной
статистики,
материалы
проведенных
исследований, данные переписи населения) и избыточной закрытостью
источников,
неразвитостью
инфраструктуры
телекоммуникаций
органов
государственной и муниципальной власти.
8. Противоречие между потребностью в информационной безопасности
владельцев, пользователей информации и отсутствием надежных безопасных
систем.
9. Противоречие между потребностью в квалифицированных специалистах
в
сфере
социальных
информационных
технологий
и
отсутствием
государственного и муниципального заказа на подготовку специалистов в высших
учебных заведениях.
10.
Противоречие
между
потребностью
в
достаточном
объеме
финансирования программ и технологий для развития коммуникативных
информационных социальных систем в муниципальных образованиях и
хронической недостаточностью бюджета муниципальных образований.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
142
Разрешение
данных противоречий в
информатизации социального
пространства муниципального образования может способствовать повышению
доверия к органам власти и, в итоге, – развитию гражданского общества.
Разнообразие социальных проблем, ожидающих своего решения, требует
координации деятельности, усиления взаимодействия государственных структур
и различных неправительственных, общественных организаций. Внедрение
межотраслевой системы информации позволит обеспечить оперативность и
эффективность управленческих решений, устойчивость развития системы
социальной защиты населения, информационную безопасность личности,
расширит возможности решения проблем развития социальной сферы на основе
политики социального партнерства.
В качестве основного направления повышения эффективности управления в
муниципальных образованиях за счет внедрения новых информационных
технологий и телекоммуникационных средств предлагаем создать систему
периодического
проведения
муниципальной
власти.
социального
аудита
деятельности
органов
Эта система призвана обеспечивать атмосферу
постоянной социальной ответственности органов муниципальной власти, а у
жителей муниципального образования формировать ощущение постоянной
включенности в дела местного сообщества и социальную активность.
На первом этапе, на уровне муниципального образования целесообразно
создать постоянно действующую службу мониторинга общественного мнения,
главной задачей которой могло бы стать регулярное (например, ежеквартальное)
проведение социального аудита деятельности органов муниципальной власти в
рамках определение степени доверия к органам муниципальной власти.
Полученные данные должны размещаться на официальном Интернет-портале
муниципального образования и быть общедоступными. Если в течение
определенного времени уровень доверия к органам муниципальной власти
продолжает оставаться критически низким (продолжительность и индекс
критического уровня, равно как и вся процедура применения данного вида
ответственности,
должны
быть
определены
в
уставе
муниципального
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
143
образования), то вопрос о доверии к органам муниципальной власти выносится на
местный референдум (в соответствии с уставом муниципального образования).
Даже в том случае, если индекс и не доходит до критического уровня,
постоянная информация об отношении жителей к органам муниципальной власти
будет оказывать положительное воздействие на властные структуры. Снижение
индекса доверия станет предупреждением: о непопулярности тех или иных
решений либо о плохой разъяснительной работе в процессе их подготовки и
принятия; о неэффективности управленческой деятельности; о негативном
отношении к тем или иным должностным лицам, в том числе и по моральным
критериям, и т. д.
Кроме того, служба общественного мнения вполне могла бы выяснять
также причины падения доверия к органам муниципальной власти, что
становилось бы поводом для пересмотра того или иного решения и для кадровых
перестановок. Необходимость такой системы обусловлена в первую очередь ее
профилактическим эффектом.
Для обеспечения реальной социальной ответственности, зависимости
органов муниципальной власти и должностных лиц местного самоуправления,
контроля их деятельности очень важна инициатива жителей муниципального
образования, их самоорганизация, осознание ими своих прав и интересов, их
заинтересованность в решении вопросов местного значения.
Для повышения и поддержки уровня доверия населения к органам
муниципальной власти с помощью информационных и коммуникационных
технологий, на наш взгляд, необходимо придерживаться следующих принципов:
1) открытости
и
«прозрачности»
муниципального образования
деятельности
органов
власти
посредством размещения на официальном
Интернет-портале муниципального образования соответствующей ожиданиям
населения актуальной, доступной и достаточно полной информации;
2) оперативности и качества предоставления муниципальных услуг на
основе использования информационно-коммуникационных технологий по
принципу «одного окна»;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
144
3) эффективности информационных и коммуникационных технологий в
ключевых
сферах
социально-экономического
развития
муниципального
образования (здравоохранение и медицина, образование, культура, социальное
обслуживание населения, жилищно-коммунальное хозяйство и т.д.);
4) возможности доступа к информационным и коммуникационным
технологиям населения и предоставление муниципальных услуг гражданам и
хозяйствующим субъектам вне зависимости от места их проживания и (или) места
регистрации (или фактического размещения).
5) участия в социальном аудите деятельности органов муниципальной
власти институтов гражданского общества (движений, партий, некоммерческих,
благотворительных организаций и т.д.).
Исследование
показало,
что
основной
формой
оперативного
взаимодействия населения и хозяйствующих субъектов с исполнительными
органами государственной власти Архангельской области и органами местного
самоуправления муниципальных образований Архангельской области должно
стать взаимодействие через деловой интернет-портал исполнительных органов
государственной
власти
Архангельской
самоуправления муниципальных образований.
области
и
органов
местного
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
145
Заключение
Исследование феномена социального аудита на уровне муниципального
образования позволило сделать следующие выводы.
Проблема эффективности муниципальных органов власти нуждается в
углубленном социологическом анализе и практическом решении.
Анализ представленных в научной литературе подходов к определению
социального аудита показал преобладание в них социально экономических
критериев, позволяющих рассматривать социальный аудит применительно к
исследованию социально-трудовых отношений на предприятии, к управлению
человеческими ресурсами на предприятии.
Важной особенностью российской модели является также и представление
социального аудита как инструмента системы социального партнерства. Здесь
получила развитие идея связи социального аудита и социальной ответственности.
Принцип социальной ответственности, являющийся обязательным для органов
власти, может быть реализован с помощью технологии социального аудита.
На наш взгляд, под социальным аудитом муниципального образования
следует понимать категорию, отражающую процесс диагностики социального
пространства, включающий многомерную оценку, системный анализ состояния и
прогнозные сценарии развития изучаемого муниципального образования.
В комплексном виде социальный аудит муниципального образования
представляет собой оценку материальных, социальных и духовных условий
воспроизводства социального капитала территориальной общности. При этом, в
условиях
неравенства
социально-экономического
развития
территорий
(депрессивных, доноров, моногородов, ЗАО и др.), топических, природноклиматических, социокультурных факторов развития показатели и индикаторы
можно конкретизировать и детализировать.
Одним из направлений социального аудита муниципального образования
является социальный аудит деятельности органов муниципальной власти,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
146
основной целью которого является оценка социального диалога между органами
муниципальной власти и населением.
Человеческий и культурный капитал определяет возможности развития
гражданского общества, ключевым моментом, определяющим вектор этого
развития, являются партнерские отношения общественных организаций с
властью. Степень доверия граждан к власти является одним из критериев её
эффективности.
Предметом муниципального социального аудита в локальном социальном
пространстве является социальный диалог между муниципальной властью и
населением.
Оценка эффективности социальных институтов самоуправления по месту
жительства населения может быть основана на субъективных и объективных
показателях. В числе субъективных могут быть ожидания населения от субъектов
социальных
отношений
определенных
результатов
их
деятельности
–
справедливости, гуманности, защиты, участия, социальных гарантий и др. В числе
объективных показателей – результаты реальной социальной политики –
проявление социальной ответственности органов муниципальной власти,
обеспечение социальных стандартов, выполнение администрацией предвыборных
обещаний. Устойчивость и траектория развития взаимодействия различных
социальных субъектов может быть оценена с помощью индикатора «доверие».
Проведение социального аудита позволит: выявить наиболее актуальные
проблемы в развитии муниципального образования, обеспечить прозрачность
деятельности
органов
муниципальной
власти,
повысить
уровень
институционального доверия, снизить социальную напряженность и улучшить
социальное самочувствие населения муниципального образования.
В результате исследования, проведенного автором в 2011 году, были
выявлены
наиболее
актуальные
проблемы
населения
муниципальных
образований по объективным и субъективным показателям. Основными
факторами социального неблагополучия в регионе остаются: низкий уровень
институционального доверия, в том числе доверия к органам муниципальной
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
147
власти, сохранение высокого уровня протестного поведения, снижение
политической активности, абсентеизм.
Формирование эффективной системы взаимодействия местного управления
и самоуправления с привлечением граждан к активному участию в решении
общегосударственных и местных проблем является одной из важнейших задач
развития региона. Для этого требуется «импульс», способный активизировать
общественно значимую деятельность. Таким движителем, как мы убедились,
является пример органов власти, своим нравственным поведением, социально полезными действиями, ответственностью способный завоевать доверие
населения
и тем самым способствовать солидаризации с институтами
гражданского общества в регионе.
Важнейшей задачей развития информационных технологий является
обеспечение
доступа
населения
к
информационным
технологиям
и
государственным услугам в электронном виде. Для этого принимаются меры по
развитию инфраструктуры доступа к сети Интернет и другим информационным
ресурсам. Однако, развитие информационных ресурсов продолжает идти по пути
создания,
прежде
всего,
локальных
баз
данных,
удовлетворяющих
информационные потребности отдельных органов власти.
Основной
формой
оперативного
взаимодействия
населения
и
хозяйствующих субъектов с исполнительными органами государственной власти
Архангельской области и органами местного самоуправления муниципальных
образований Архангельской области должно стать взаимодействие через деловой
интернет-портал исполнительных органов государственной власти Архангельской
области и органов местного самоуправления муниципальных образований.
На наш взгляд, проблема сбалансированности модели информационного
взаимодействия власти и общества в России пока представляется крайне
актуальной. В этой связи, можно рассматривать социальный аудит как оценку
процесса
информирования
населения
о
действиях органов
власти по
удовлетворению витальных потребностей человека, что является принципом
социального государства.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
148
В качестве основного направления повышения эффективности управления в
муниципальных образованиях за счет внедрения новых информационных
технологий и телекоммуникационных средств предлагаем создать систему
периодического
муниципальной
проведения
власти.
социального
аудита
деятельности
Эта система призвана обеспечивать
органов
атмосферу
постоянной социальной ответственности органов муниципальной власти, а у
жителей муниципального образования формировать ощущение постоянной
включенности в дела местного сообщества и социальную активность.
Для повышения и поддержки уровня доверия населения к органам
муниципальной власти с помощью информационных и коммуникационных
технологий, на наш взгляд, необходимо придерживаться следующих принципов:
1) открытости
и
«прозрачности»
деятельности
органов
власти
муниципального образования за счет размещения соответствующей актуальной,
доступной и достаточно полной информации на официальном Интернет-портале
муниципального образования.
2) оперативности и качества предоставления муниципальных услуг на
основе использования информационно-коммуникационных технологий по
принципу «одного окна»;
3) эффективности информационных и коммуникационных технологий в
сферах здравоохранения, медицины, образования, культуры, социального
обслуживания населения, жилищно-коммунального хозяйства и т.д.;
4) возможности доступа к информационным и коммуникационным
технологиям населения и предоставление муниципальных услуг гражданам и
хозяйствующим субъектам вне зависимости от места их проживания и (или) места
регистрации (или фактического размещения).
5) участия в социальном аудите деятельности органов муниципальной
власти институтов гражданского общества (движений, партий, некоммерческих,
благотворительных организаций и т.д.).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
149
Список литературы
1. Акимкин Е.М. Анализ практики управления городским и региональным
развитием в условиях административных преобразований и реформы
местного
самоуправления.
Всероссийской
//
конференции
[Электронный
социологов
ресурс]
Материалы
«Социология
управления:
актуальные проблемы и исследования». Москва, 1-2 ноября 2011 г. – 1 эл.
опт. диск (CD-ROM).
2. Акимкин Е. М. Стратегии развития и социальные технологии // Управление
социальными
процессами
в
регионах: VI Всероссийская
научная
конференция, 30-31 октября 2008 г. Сборник статей. – Екатеринбург:
УрАГС, 2008. – С. 10-11.
3. Акимкин Е.М. Человеко-средовая (экоантропоцентрическая) парадигма
социологии
и
ее
роль
в
социальном
обосновании
стратегий
развития.//Социальное обоснование стратегий городского, регионального и
корпоративного развития: проблемы и методы исследований. Материалы IX
Дридзевских чтений / Редколлегия: А.В. Тихонов отв. ред., Е.М. Акимкин,
Ю.Н. Дуберман, Е.И. Рабинович, В.А. Шилова. – М.: ИС РАН, 2010. – С.1521.
4. Александер Дж. Власть, политика и гражданская сфера. // Социологические
исследования. – 2009. – № 10. – C. 3-17.
5. Алексеева А. Уверенность, обобщенное доверие и межличностное доверие:
критерии различения. // Социальная реальность. – 2008. – №7. – С.85-98.
6. Алексеенок А.А., Каира Ю.В., Бараночников В.А. Социологический анализ
влияния материального положения на социальное самочувствие населения и
социальную
напряженность
общественных наук. – Изд-во:
в
регионе
Брянский
//
Среднерусский
филиал
вестник
Орловской
региональной академии государственной службы. – 2011. – №3. – С. 44-47.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
150
7. Анимица
Е.Г.,
Власова
Н.Ю.,
Дворядкина
Е.Б.,
Новикова
Н.В.
Трансформация социально-экономического развития города: финансовобюджетный аспект. – Екатеринбург: Изд-воУрГЭУ, 2004. – 129 с.
8. Анимица Е. Г., Дворядкина Е. Б., Новикова Н. В. и др. Регион в социально экономическом
пространстве
России: анализ,
динамика,
механизм
управления. – Пермь: ПГУ, 2008. – 377 с.
9. Антипьев К. А. Конфликтная модель взаимодействия местного сообщества
и муниципальной власти // Социология и общество: глобальные вызовы и
региональное развитие [Электронный ресурс]: Материалы IV Очередного
Всероссийского социологического конгресса / РОС, ИС РАН, АН РБ,
ИСППИ. — М.: РОС, 2012. — 1 CD ROM.
10. Антипьев К.А. Местное самоуправление как социальный институт
современного общества. – Пермь: Изд-во ПСИ МОСУ, 2008 – 148 с.
11. Антипьев К.А. Местное самоуправление в оценках жителей Пермского
края (по результатам социологического исследования) // Государственная
власть и местное самоуправление. – 2009. – № 11. – С. 27–30.
12. Анчишкина О.В. Государственные стратегические программы социальноэкономического развития: состояние и перспективы // Проблемы
прогнозирования. – 2005. – № 6. – С. 27-43.
13. Архангельская область в цифрах. 2011: краткий статистический сборник /
Федеральная
служба
гос.
статистики,
Территориальный
орган
Федеральной службы гос. стат. по Архангельской области; [ред. кол.: И.
Н. Козакова (предс.) и др.; сост.: Е.Г. Кузнецова]. – Архангельск, 2012. –
239 с.
14. Атаманчук Г.В. Проблемы управления и управляемости в обществе:
Избранное / Г.В. Атаманчук; – М.: Издательство РАГС. 2011.– 384 с.
15. Бадонов А.М. Социальное самочувствие населения как показатель
направленности развития муниципальных образований // Вестник
Бурятского государственного университета. – 2010. – №5. – С.236-238.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
151
16. Баранова Г.В., Фролов В.А. Методология и методика измерения
социально напряженности // Социологические исследования. – 2012. –
№3. – С. 50-65.
17. Бахтин М.М. К вопросам самосознания и самооценки. / Бахтин М.М.
Собрание сочинений в 7 томах. Том 5. – М.: Русские словари, 1997. – 466
с.
18. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат
по социологии знания. / Пер. с англ. Е.Д. Руткевич. – М.: Медиум, 1995.
19. Бойков В.Э. Россия: десять лет реформирования // Социологические
исследования. – 2001. – № 7. – С. 30-36.
20. Бойков В.Э. Социально-политические факторы развития российского
общества // Социологические исследования.– 1995. – № 11. – С. 43-52.
21. Бориснев С. В. Социология коммуникации: учеб. пособие для вузов. – М.:
ЮНИТИ-ДАНА, 2003 – 272 с.
22. Бородкин
Ф.М.
Ценности
населения
и
возможности
местного
самоуправления // Социологические исследования. – 1997. – № 1. – С. 98111.
23. Боталова Д.Б. Информационная открытость власти как новая стратегия
противодействия коррупции // Научный вестник Уральской академии
государственной службы. – 2011, Выпуск №2(15). – С. 27-32.
24. Бурдье П. Социология политики / пер. с фр. сост., общ. ред. и предисл. Н.
А. Шматко. – М.: Socio-Logos, 1993. – 336 с.
25. Бурдье П. Формы капитала: пер. с фр. М.С. Добряковой // Экономическая
социология. – 2002. – №5. – С. 60-74.
26. Буров А.Н. Власть и общество: успешная деятельность властных структур
в глазах жителей региона: монография / А.Н. Буров, Д.А. Дильман, П.В.
Смолянский; ФГОУ ВПО Волгоградская академия государственной
службы. – Волгоград: РПК «Политехник», ВолГТУ, 2006. – 242 с.
27. Васильев В.А., Лаврикова А.И. Проблемы информатизации социальной
сферы. // Информационное общество. – 2000. – №3. – С. 54-56.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
152
28. Вахтина М.А. Доверие к государству как фактор повышения его
эффективности.
//
Journal
of
institutional
studies
(Журнал
институциональных исследований) – 2011. – № 3. – C. 57-65.
29. Вебер М. О некоторых категориях понимающей социологии. – Вебер М.
Избр. произв. – М.: Прогресс, 1990. – 505 с.
30. Волков Д. Чисто символическое доверие. Парадокс доверия //
[Электронный ресурс] Русский журнал. URL: http://www.russ.ru/Mirovayapovestka/CHisto-simvolicheskoe-doverie.
31. Воловик О.А. Особенности российской модели социального аудита //
Управление социокультурным потенциалом Каргополья: материалы
межрегиональн. Науч.-практ. конф. / сост. Ю.П. Окунев; - Архангельск:
Поморский университет, 2011 – С. 232-236.
32. Володенков С.В. Модель информационного взаимодействия общества и
власти в современной России. [Электронный ресурс] URL: http://g3group.ru/projects/infvz.php.
33. ВЦИОМ: Уровень доверия власти в России стабилен // [Электронный
ресурс] Деловой Петербург. URL:http://www.dp.ru/a/2009/11/19/VCIOM_
Uroven_doverija_vl.
34. Гелих О.Я. Справедливость и социальный порядок как дилемма
современного
управления
//
Управление: социально-философские
проблемы методологии и практики: Монография / Под ред. О.Я. Гелиха и
А.В. Тихонова. – СПб.: Книжный Дом, 2005 – С. 434-474.
35. Гладышев А.Г. Муниципальная наука: теория, методология, практика /
Гладышев А.Г., Иванов В.Н., Патрушев В.И.; Акад наук социал.
технологий и мест. самоуправления. Отд-ние РАЕН «Инноватика социал.
упр.». Моск. гос. социал. ун-т, Акад. социал. упр. – М.: Муницип. мир,
2003. – 284 с.
36. Глазунова Н. И. Система государственного управления. – М.: ЮнитиДана, 2002. – 552 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
153
37. Глушко И.В. Диалектика доверия и согласия в социальном дискурсе //
Теория и практика общественного развития, – 2010. – №2. – С.44–52.
38. Говир Т. Недоверие как практическая проблема // Социальные и
гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 11.
Социология. М. – 1994. – №3. – С. 94–98.
39. Гужва О.А. Особенности коммуникативного взаимодействия в поле
политики в условиях современности //Социальное обоснование стратегий
городского, регионального и корпоративного развития: проблемы и
методы исследований. Материалы IX Дридзевских чтений / Редколлегия:
А.В.Тихонов отв.ред., Е.М. Акимкин, Е.И. Рабинович, В.А. Шилова – М.:
ИС РАН, 2010. – С.490–492.
40. Гулина М. А. Словарь-справочник по социальной работе
– Санкт-
Петербург: Изд-во «Питер», 2008. – 400 с.
41. Гулина М.А. Словарь-справочник по социальной работе. [Электронный
ресурс] URL: http://voluntary.ru/dictionary/903/word/socialnaja-politika.
42. Гундаров И.А. Управление государством по динамике качества жизни
(основы социальной эргономики) // [Электронный ресурс] Материалы
Всероссийской
научной
конференции
«Управление
и общество:
назревшие проблемы, исследования и разработки», Москва, 1-2 ноября
2001 г. – 1 эл. опт. диск (CD-ROM).
43. Дворянов А.А. Социальные функции доверия // Регион: экономика и
социология. – 2006. – № 4. – С. 130–140.
44. Демпси Дж. Электронное правительство и его выгоды для широких масс
// Государственное управление в переходных экономиках – 2003. – №1.–
С. 24–27.
45. Демьяненко А.Н. Район как объект стратегического управления в
контексте теории организации // Пространственная экономика. – 2008. –
№ 2. – С.60–88.
46. Демьяненко А.Н. Опыт пространственного экономического анализа //
Пространственная экономика. – 2011. – № 3. – С.143–159.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
154
47. Джери Д., Джери Дж. Большой толковый социологический словарь =
Collins Dictionary Sociology / Переводчик Николай Марчук. – Вече, АСТ,
2001. – Т. 1. А – О. – 544 с.
48. Джери Д., Джери Дж. Большой толковый социологический словарь =
Collins Dictionary of Sociology / Переводчик Николай Марчук. – Вече,
АСТ, 2001. – Т. 2. П – Я. – 528 с.
49. Дрегало А.А. Северные территории как особая социальная среда / А.А.
Дрегало, В.И. Ульяновский // Вестник МИУ. – 2004. – №4. – С.80–87.
50. Дрегало А.А., Лукин Ю.Ф., Ульяновский В.И. Северная провинция:
трансформация социальных институтов: монография Поморский гос. унт им. М.В.Ломоносова. – Архангельск. 2008. – 419 с.
51. Дрегало А.А., Ульяновский В.И. Социальный аудит региональных
социальных систем в процессе управления. // Казанские социологические
чтения (материалы Всероссийской научной конференции). Казань, 22-23
мая 2008 г. В 4 т.т. 2008. Т.1 – С.186–190.
52. Дрегало
А.А.,
Ульяновский
В.И.
Социология
региональных
трансформаций: монография: в 2-х тт. Т. 1. Региональный социум 1989–
1998: от надежды к разочарованию. Архангельск, 2010. – 493 с.
53. Дрегало
А.А.,
Ульяновский
В.И.
Социология
региональных
трансформаций: монография: в 2-х тт. Т. 2. Региональный социум 1999–
2008: от разочарования к надежде. Архангельск, 2010. – 407 с.
54. Дридзе Т.М. Методология прогнозного социального проектирования и
выявление социальных требований к системе жизнеобеспечения //
Прогнозное социальное проектирование: теоретико-методологические
проблемы. – М.: Наука, 1994. – С. 37–38.
55. Дридзе Т.М. Социально-диагностическое исследование города // Вестник
Российского гуманитарного научного фонда. – 1996. – № 1. – С. 95–103.
56. Дридзе Т.М. Экоантропоцентрическая модель социального познания как
путь
к
преодолению
парадигмального
кризиса
в
//Социологические исследования. – 2000. – №2. – С.20–28.
социологии
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
155
57. Дуберман Ю.Е. Управление в социальной организации: креативная
парадигма
//
Социальное
обоснование
стратегий
городского,
регионального и корпоративного развития: проблемы и методы
исследований. Материалы IX Дридзевских чтений / Редколлегия: А.В.
Тихонов отв. ред., Е.М. Акимкин, Ю.Н. Дуберман, Е.И. Рабинович, В.А.
Шилова. – М.: ИС РАН, 2010. – С. 57–77.
58. Дудникова С.В., Куракова А.Л. Управление развитием социальных
функций. – М.: 2006. – 268 с.
59. Дятченко Л.Я. Социальные технологии в управлении общественными
процессами. – М.: Акад. труда и соц. отношений, Белгор. центр. соц.
технологий; Белгород: Центр соц. технологий, 1993. – 344 с.
60. Журавлев А.Л.,
регуляция
Купрейченко А.Б.
экономической
Нравственно-психологическая
активности.
–
М.: Изд-во
«Институт
психологии РАН», 2003 – 436 с.
61. Журавлев,
П.В.
Управление
человеческими
ресурсами:
опыт
индустриально развитых стран: учебное пособие / П.В. Журавлев, Ю.Г.
Одегов, Н.А. Волгин. – М.: Изд-во «Экзамен», 2002 – 448 с.
62. Заборова,
Е.Н.
Участие
граждан в
управлении городом: (о
самоуправлении) / Е. Н. Заборова // Социологические исследования. –
2002. – № 2. – С. 23–30.
63. Зерчанинова Т.Е.
Исследование
социально-экономических
и
политических процессов: учеб. пособие. – М.: Логос, 2011. – 304 с.
64. Зерчанинова, Т. Е. Процедура социального аудита деятельности органов
местного самоуправления // Социум и власть. – 2010. – № 4. – С. 21–25.
65. Зиммель Г. Как возможно общество? // Зиммель Г. Избранное в 2-х томах.
Т.2. Созерцание жизни.– М.: Юрист, 1996. – С. 369.
66. Иванов В.Н. Социальные технологии в современном мире. М. – Н.
Новгород, Издательство Волго-Вятской академии государственной
службы, 1996. – 196 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
156
67. Иванов В.Н., Патрушев В.И. Инновационные и социальные технологии
государственного
и
муниципального
управления.
–
М.: Изд-во
«Экономика». 2001г. – 328 с.
68. Камю А. Бунтующий человек. Философия. Политика. Искусство: Пер. с
фр. – М.: Политиздат, 1990. – 415 с.
69.
Клисторин В.И. Российский федерализм: региональная политика,
направленная на поддержку муниципальных образований // Регион:
экономика и социология. – 2009. – № 3. – С. 47.
70. Концепция совершенствования региональной политики в Российской
Федерации (проект). Министерство регионального развития Российской
Федерации.
[Электронный
ресурс]
URL:
http://archive.minregion.ru/
WorkItems/ListNews.aspx?PageID=536.
71. Концепция формирования в Российской Федерации электронного
правительства до 2010 года. URL: http://www.ar.gov.ru/ru/about/el_russia/
el_russia_about.
72. Кравченко
В.И.
Власть:
особенности,
проблемы,
перспективы:
Монография / СПбУАП.– СПб., 2000.– 224 с.
73. Лапин Н.И. Антропосоциетальный подход к проблемам социального
управления //Проблемы управления и управляемости социальных
процессов. – Материалы Второй Всероссийской научной конференции,
М., 2008.
74. Лапин Н.И. Тревожная стабилизация // Общественные науки и
современность. – 2007. – №6. – С. 39–53.
75. Лексин В.Н., Андреева Е.Н. Региональная политика в контексте новой
российской ситуации и новой методологии ее изучения. – М., 1993 г. –
160 с.
76. Лукин Ю.Ф., Дрегало А. А., Залывский Н. П., Мокшин В. К., Синицкая
Н. Я., Сметанин
А. В., Ульяновский
В. И., Шрага М. Х., Шубин
С. И. Северное регионоведение в современной регионологии: монография
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
157
/Отв. ред. Ю. Ф. Лукин. — Архангельск: Высшая школа делового
администрирования ИУППК ПГУ имени М. В. Ломоносова, 2005. – 449 с.
77. Лукин Ю.Ф. Глобальный социум самоуправляемых общин: монография.
– Архангельск, 2006. – 496 с.
78. Луков В.А. Социальная экспертиза /монография – М.: Ин-т молодёжи.
1996.
79. Лурье Д.А. Интернет-участие граждан в социально-политических
процессах современной России // Труд и социальные отношения. – 2011.–
№4.– С. 112–115.
80.
Лурье
Д.А.
Социальные
коммуникации
и
интернет-технологии
функционирования гражданского общества в контексте политических
преобразований / Д.А. Лурье // Материалы III Всероссийского
социологического конгресса / Институт социологии РАН; Российское
общество социологов. – М., 2008. [Электронный ресурс] URL:
http://www.isras.ru/abstract_bank/1210167305.pdf.
81. Максимов А.М. Информационное взаимодействие между органами
региональной власти и населением (на примере Архангельской области)
//Информация в социальном управлении. Материалы 3-го межвузовского
научно-практического
семинара.
Под
ред.
А.И.
Вертешина.
–
Архангельск: Изд-во Поморского университета, 2010. – С. 46–47.
82. Маркова Е. К вопросу о социальной ответственности бизнеса // Власть. –
2007. – №6. – С. 55–62.
83. Мешков В. Р., Колосков В. И., Епархина О. В. Социальный аудит в
России: цели, задачи, проблемы становления // Вестник Ярославского
государственного
университета
им.
П.
Г.
Демидова.
Серия
«Гуманитарные науки». – 2009. № 3 (9) – С. 61–66.
84. Мониторинг государственных и муниципальных услуг в регионе как
стратегический
инструмент
повышения
качества
регионального
управления: опыт, проблемы, рекомендации / С.И. Неделько, А.В.
Осташков, С.В. Матюкин, В.Н. Ретинская, И.А. Мурзина, И.Г. Кревский,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
158
А.В. Луканин, О.С. Кошевой. Под общ. ред. В.В. Маркина, А.В.
Осташкова. – Москва, 2008. – С. 55. [Электронный ресурс] URL:
http://do.pnzgu.ru/index.php?option=com_mtree&task=viewlink&link_id=301
&Itemid=72.
85. Мосейко В.О., Морозова Н.И. Институциональная роль местного
самоуправления в процессах повышения качества жизни населения.
//Власть. – 2011. – № 11. – С. 43–47.
86.
Назарчук А. В. Теория коммуникации в современной философии. — М.:
Прогресс-Традиция, 2009. – С. 196–198.
87. Некоммерческое
партнерство
«Саморегулируемая
организация
управляющих недвижимостью «Гарант». [Электронный ресурс] URL:
http://www.gkhgarant.ru/index.php?id=7.
88. Немировский В.Г. Социальная структура и социальный капитал
населения Красноярского края: монография / В.Г. Немировский, А.В.
Немировская. – Красноярск: Сибирский федеральный университет, 2011.
– 159 с.
89. Ньюком Т. Исследование согласия // Социология сегодня: проблемы и
перспективы. – М., 1965 – С. 302-322.
90. О реализации Указа Президента РФ от 28.04.2008 N 607 «Об оценке
эффективности
городских
деятельности
округов
и
органов
муниципальных
местного
районов»:
самоуправления
Распоряжение
Правительства РФ от 11.09.2008 N 1313-р (ред. от 18.12.2010).
[Электронный ресурс] Доступ из справ.-правовой системы «Консультант
Плюс».
91. Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти
субъектов Российской Федерации: Указ Президента РФ от 28.06.2007 N
825 (ред. от 13.05.2010). [Электронный ресурс] Доступ из справ.-правовой
системы «Консультант Плюс».
92. О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 28
июня 2007 г. N 825 «Об оценке эффективности деятельности органов
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
159
исполнительной
власти
субъектов
Российской
Федерации»:
Постановление Правительства РФ от 15.04.2009 N 322 (ред. от
04.03.2011). [Электронный ресурс] Доступ из справ.-правовой системы
«Консультант Плюс».
93. Об
оценке
эффективности
деятельности
органов
местного
самоуправления городских округов и муниципальных районов: Указ
Президента Российской Федерации № 607 от 28.04.2008 г. (в ред. Указа
Президента РФ от 13.05.2010 N 579). [Электронный ресурс] Доступ из
справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
94. Одегов, Ю.Г. Управление персоналом, оценка эффективности: учеб.
пособие для вузов / Ю.Г. Одегов. – М.: Экзамен, 2004. – 256 с.
95. Патрушев В.И. Технологии становления ноосферной цивилизации //
Социальное обоснование стратегий городского, регионального и
корпоративного развития: проблемы и методы исследований. Материалы
IX Дридзевских чтений / Редколлегия: А.В. Тихонов отв. ред., Е.М.
Акимкин, Ю.Н. Дуберман, Е.И. Рабинович, В.А. Шилова. – М.: ИС РАН,
2010. – С. 92–102.
96. Пациорковский
В.В.
Социология
расселения
как
специальная
социологическая теория // Социологические исследования. – 2012. – №4.
– С. 25–34.
97. Перла А., Чеглакова Л. Бизнес и власть // Журнал Апология.
[Электронный
ресурс]
URL:
http://www.journal-apologia.ru/rnews.
html?id=567&id_issue=201.
98. Пискотин М. Государство сильно доверием граждан к власти.
[Электронный
ресурс]
URL:
http://www.russia-today.ru/2002/no_18/
18_continuation_1.htm.
99. Подшивалкина В.И. Социальные технологии: проблемы методологии и
практики. – Кишинэу: Центральная типография, 1997. – 326 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
160
100. Политическое самоопределение России: тенденции и перспективы:
материалы Всероссийской научной конференции. – Архангельск: Арханг.
гос. техн. ун-т 2009. – 320 с.
101. Полутин С.В. Региональный молодежный субсоциум как категория
социологического анализа // Регионология. – 2000. – № 2. – С.285–289.
102. Попова В.И., Морев М.В. Динамика нравственного состояния населения
регионов Северо-Западного федерального округа. // Всероссийский
научный журнал «Регион: экономика и социология». – 2011. – №2 –
С.158–174.
103. Попов Ю. Н. Социальный аудит как инструмент современного
менеджмента / Ю.Н. Попов // Менеджмент и Бизнес-администрирование.
– 2007. – № 2.– С. 147–157.
104. Попов Ю.Н. Социальный аудит через призму принципа трипартизма
МОТ // Народонаселение. – 2011. – № 1 – С. 65–75.
105. Прогнозное социальное проектирование: Теоретико-методологические и
методологические проблемы / Отв. ред. Т. М. Дридзе. Изд. 2-е испр. и
доп. − М.: Наука. 1994. − 304 с.
106. Пушкин П. Проблемы организации и осуществления государственной
власти
в
современной
России.
[Электронный
ресурс]
URL:
http://www.molgvardia34.ru/publ/pushkin_pavel/pushkin_pavel_problemy_org
anizacii_i_osushhestvlenija_gosudarsvtennoj_vlasti_v_sovremennoj_rossii/31-0-17.
107. Радченко А.И. Основы государственного и муниципального управления:
системный подход /А.И. Радченко. – 2-е изд., перераб. и доп. – Ростов-наДону: Ростиздат, 2001. – 720 с.
108. Ракитов А. И. Принципы научного мышления. – М.: Политиздат, 1975. –
143 с.
109. Ракитов А. И. Новый подход к взаимосвязи истории, информации и
культуры: пример России // Вопросы философии. – 1994. – № 4. – С. 14–
34.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
161
110. Резниченко Д. В.
Социальный
аудит
деятельности
местных
администраций. Автореферат дис. … канд. социол. наук. Екатеринбург,
2004. – 22 с.
111. Репутационный
аудит.
[Электронный
ресурс]
URL:
http://united-
minds.ru/reputational_audit.
112. Римский
В.Л.
Особенности
российской
социальной
политики./
Социальное рыночное хозяйство: концепция, практический опыт и
перспективы применения в России: Сборник статей/ под общей
редакцией Р.М. Нуреева. – М.: Издательский дом ГУ-ВШЭ, 2007. – 400 с.
113. Ритцер Дж. Современные социологические теории. 5-е изд. – СПб.:
Питер, 2002. – 688 с.
114. Российское местное самоуправление: итоги муниципальной реформы
2003-2008 гг. Аналитический доклад Института современного развития. –
[Электронный
ресурс]
URL:
http://www.insor-russia.ru/ru/programs/
doc/3928.
115. Рукавишников В.О. Межличностное доверие: измерение и межстрановые
сравнения. // Социологические исследования. – 2008. – №2. – С. 17–25.
116. Сакович М. Электронные надежды местных и региональных общин //
Государственное управление в переходных экономиках. – 2003.– № 1. –
С. 24–30.
117. Сасаки М., Латов Ю., Ромашкина Г. и Давыденко В. Доверие в
современной России // Вопросы экономики. – 2010. – № 2. – С.83–102.
118. Сбережение народа / ред. Н.М. Римашевская. ИСЭПН РАН. – М.: Наука,
2007. – 326 с.
119. Сводный доклад о результатах оценки эффективности деятельности
органов местного самоуправления городских округов и муниципальных
районов Архангельской области по итогам 2010 года // Правительство
Архангельской
области.
[Электронный
http://dvinaland.ru/files/region/mo/doclad/mo_2010.zip.
ресурс]
URL:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
162
120. Серебрянников В.В. Ответственность как принцип власти // Свободная
мысль. – 1998. – №3. – С.16–27.
121. Соколова И. В. Социальная информатика и социология: проблемы и
перспективы взаимосвязи: монография. – М.: Изд-во МГУ, 1999. – 184 с.
122. Социальное обоснование стратегий городского, регионального и
корпоративного развития: проблемы и методы исследований. Материалы
IX Дридзевских чтений / Редколлегия: А.В. Тихонов отв. ред., Е.М.
Акимкин, Ю.Н. Дуберман, Е.И. Рабинович, В.А. Шилова. – М.: ИС РАН,
2010. – 520 с.
123. Социальное рыночное хозяйство: концепция, практический опыт и
перспективы применения в России. [Электронный ресурс] URL:
http://www.ecsocman.edu.ru/db/msg/275162.html.
124. Социальный аудит в управлении малым северным городом / Попов В. Г.,
Кузьмин А. И., Зерчанинова Т. Е., Халиуллин Р. З. / ред. В. Г. Попов. –
Екатеринбург: Академкнига, 2002. – 236 с.
125. Социальный аудит: проблемы развития: сборник. – М.: Издательский дом
«АТИСО», 2008. – 91 с.
126. Социальный аудит: учеб. пособие / ред. А.А. Шулус, Ю.Н. Попов. – М.:
Издательский дом «АТИСО», 2008. – 620 с.
127. Социальный
потенциал региона как фактор
развития
северных
территорий: монография / А.А. Дрегало, В.И. Ульяновский, В.В.
Брызгалов, В.В. Крикуненко, Т.П. Шехина/ Под ред. проф. А.А. Дрегало,
проф. В.И. Ульяновского. Архангельский научный центр УрО РАН;
Архангельское отделение РАСН – Архангельск: 2008. – 403 с.
128. Социология в России / ред. В.А. Ядов. -2-е изд., перераб. и дополн. – М.:
Издательство Института социологии РАН, 1998. – 696 с.
129. Стиглиц Дж. Quis costodiet ipsos custodies? Неудачи корпоративного
управления при переходе к рынку // Экономическая наука современной
России. – 2001. – № 4. – С.108–135.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
163
130. Стратегическое партнерство власти, бизнеса и общества: монография /
А.А. Дрегало (отв. ред.) [и др.]; Поморский гос. ун-т им. М.В.
Ломоносова. – Архангельск: Поморский университет, 2010. – 245 с.
131. Тер-Акопьян В.А. Система социального аудита и ее нормативные
параметры // Теория и практика общественного развития. – 2011. – №2. –
С.278-284.
132. Тихонов А. В. Социология управления. Теоретические основы. – М.:
«Канон+» РООИ «Реабилитация», 2009. – 365 c.
133. Тихонов А.В. Модернизация по-российски и выбор стратегии теоретикоприкладного
исследования
возникающих проблем // Социальное
обоснование стратегий городского, регионального и корпоративного
развития: проблемы и методы исследований. Материалы IX Дридзевских
чтений / редколлегия: А.В. Тихонов отв. ред., Е.М. Акимкин, Ю.Н.
Дуберман, Е.И. Рабинович, В.А. Шилова. – М.: ИС РАН, 2010. – С. 24-38.
134. Тихонова Н.Е.
Социальный капитал как фактор неравенства //
Общественные науки и современность. – 2004.– № 4. – С. 24-35.
135. Тощенко Ж.Т. Состоялось ли гражданское общество в России? (круглый
стол) // Социологические исследования – 2007. – №1. – С. 48-55.
136. Тощенко
Ж.Т. Социальное настроение – феномен современной
социологической теории и практики // Социологические исследования. –
1998. – № 1 – С. 21-34.
137. Тощенко Ж.Т., Романовский Н.В. О тенденциях развития социологии в
современном мире. // Социологические исследования. – 2007. – №6. –
С. 3-12.
138. Тощенко Ж.Т., Цветкова Г.А. Изменились ли проблемы местного
самоуправления за последние 10 лет? // Социологические исследования.–
2006. – №8 – С. 78–87.
139. Тощенко Ж.Т., Цветкова Г.Н. Между прошлым и будущем (Местное
самоуправление в социологических замерах 1995, 1999, 2005 годов).
//Муниципальная власть. – 2006, январь-февраль, – С. 22-33.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
164
140. Травин Д.Я. Послесловие к книге Фукуяма Ф. Доверие: социальные
добродетели и путь к процветанию: пер. с англ. / Ф. Фукуяма. – М.: ООО
«Издательство ACT»: ЗАО НПП «Ермак», 2004. – 730 с.
141. Тургель И.Д. Особенности развития процессов урбанизации в регионах
российского Севера // Региональная экономика: теория и практика. –
2005. – № 5. – С. 33-42.
142. Тургель И.Д., Придвижкин С.В. Особенности развития рынка жилья
крупнейшего города в условиях функциональной трансформации //
Региональная экономика: теория и практика. – 2007. – № 14. – С. 110-119.
143. Туркин С. Социальный аудит компаний. [Электронный ресурс] URL:
http//www.cfin.ru/press/zhuk/2004-8/15.shtml.
144. Уколов В.Ф. Взаимодействие власти, бизнеса и общества / ред. В.Ф.
Уколов. – М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2009. – 622 с.
145. Управление организацией. Энциклопедический словарь./ ред.: А. Г.
Поршнев, А. Я. Кибанов, В. Н. Гунин – М.: Инфра-М, 2009.– 832 с.
146. Ушамирская Г.Ф., Бабинцев В.П., Бабинцева Е.И. Формирование
социетального сообщества как проблема региональной стратегии
развития // Регион: экономика и социология. – 2010. – №4. – С. 154-166.
147. Фреик Н.В. Концепция доверия в исследованиях П. Штомпки //
Социологические исследования. – 2006. – № 1. – C. 10-18.
148. Фукуяма Ф. Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию:
Пер. с англ. / Ф. Фукуяма. – М.: ООО «Издательство ACT»: ЗАО НПП
«Ермак», 2004. – 730 с.
149. Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие / Пер. с
нем. под ред. Д. В. Скляднева, послесл. Б. В. Маркова. – СПб.: Наука,
2000. – 380 с.
150. Халиуллин Р.З. Муниципальное управление социумом малого северного
города: опыт социального аудита. Автореферат дис. … канд. социол.
наук. – Екатеринбург, 2002.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
165
151. Целищева Е.Ф.
От электронного
правительства к электронному
государству. // Научный вестник Уральской академии государственной
службы. - Выпуск №2(6) июнь 2011 г. [Электронный ресурс] URL:
http://ego.uapa.ru/issue/2011/02/01.
152. Человеческий потенциал: опыт комплексного подхода. / ред. И.Т.Фролов.
– М., 1999.
153. Шарков
Ф.И.
Истоки
и
парадигмы
исследований
социальной
коммуникации // Социологические исследования. – 2001. – №8. – С.52-61.
154. Широков А.Н., Юркова С.Н. Местное самоуправление современной
России: концептуальные основы, законодательное регулирование и
практическая реализация / А.Н. Широков, С.Н. Юркова. – М.: КноРус,
2009. – 560 с.
155. Шулус А.А. Социоэкономические основы социального государства.
Россия: путь к социальному государству / Материалы Всероссийской
научной конференции (Москва, 6 июня 2008 г.). — М.: Научный эксперт,
2008. – С. 46-53.
156. Шулус А.А., Попов Ю.Н. Концепция Российской модели социального
аудита // Народонаселение.– 2007. – № 4. – С. 33-35.
157. Юревич
А.В.,
Цапенко
И.П.
Социопсихологическое
состояние
современного российского общества // Вестник РАН. – 2007. – №5. – С.
387-395.
158. Юрков Д.В. Управление местным развитием на основе информационных
технологий: взгляд из Архангельска: Монография, – Архангельск, 2008. –
224 с.
159. Ядов В.А. Какие теоретические подходы полезны для понимания и
объяснения социальных реалий Российского общества и России?
//Социальное обоснование стратегий городского, регионального и
корпоративного развития: проблемы и методы исследований. Материалы
IX Дридзевских чтений / Редколлегия: А.В. Тихонов отв. ред., Е.М.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
166
Акимкин, Ю.Н. Дуберман, Е.И. Рабинович, В.А. Шилова. – М.: ИС РАН,
2010. – С. 21-24.
160. Ядов В.А. Стратегия социологического исследования. Описание,
объяснение, понимание социальной реальности / В.А. Ядов. – 3-е изд.,
испр. – Москва: Омега-Л, 2007. – 567 с.
161. Ясперс К. Смысл и назначение истории: пер. с нем.– М.: Политиздат,
1991.– 527 с.
162. A Cartel Policy for the United Nations Book by Corwin D. Edwards, Theodore
J. Kreps, Ben W. Lewis, Fritz Machlup, Robert P. Terrill; Columbia University
Press, 1945, 128 р.
163. Barber B. The logic and limits of trust. New Brunswick, 1983.
164. Beck U. Risk society: towards a new modernity. L., 1998.
165. Bourdieu P. The forms of capital//Handbook of Theory and Research for the
Sociology of Education/Ed. by J. Richardson. -N.Y.: Greenwood Press, 1986. –
248 р.
166. Candau P. Audit social: méthodes et techniques pour un management efficace.
Ed. Vuibert, 1985. 282 p.
167. Coleman J. Social capital in the creation of human capital // American Journal
of Sociology. 1998. Vol. 94. P. 95.
168. Couret A., Igalens J. L’audit social. Paris: Presses Universitaires de France,
1988. 128 p.
169. Eisenstadt S., Roniger L. Patrons, clients and friends: interpersonal relations
and the structure of trust in society. Cambridge, 1984.
170. Fukuyama F. Trust: The social virtues and the creating of prosperity. N.Y.,
1995.
171. Gambetta D. The Sicilian mafia: the business of private protection. L., 1993.
172. Giddens A. Modernity and selfidentity. Cambridge, 1991.
173. Hardin R. Trust and trustworthiness. N.Y., 2002.
174. J.Humble, L’audit social au service d’un management de survie, Paris, Dalloz,
1975.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
167
175. L’evolution du concept d’audit social. URL: http://www.auditsocial.net/
?page_id=53.
176. Lin N. Social Capital: A Theory of Social Structure and Action. Cambridge:
Cambridge University Press, 2001.
177. Local Perspectives / Ed. by J. Kajanoja, J. Simpura. Helsinki: Government
Institute for Economic Research, 2000.
178. Luhmann N. Trust and power. N.Y.: J. Wiley, 1979.
179. Seligman A. The problem of trust. Princeton, 1997.
180. Sztompka P. Trust: a sociological theory. Cambridge, 1999.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
168
Приложения
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Приложение 1
Объекты социального аудита муниципального образования
Репутация органов
муниципальной власти
Внешний репутационный аудит
Представленность муниципального
образования в СМИ
Понимание населением целей и задач
исп. власти
Осведомленность и оценка
населением деятельности исп. власти
Социальный капитал
муниципального
образования
Аудит социального
капитала МО
Способность субъектов
взаимодействия к
солидаризации
Качество социальных
сетей
Внутренний репутационный аудит
Внутренняя информационная
политика органов исп. власти
Культура взаимодействия с органами
исп. власти
Репутация отдельных политиков МО
Внутренний аудит персоны
Представленность персоны в СМИ
Имидж персоны в СМИ
Эффективность
социальных институтов
самоуправления
Действенность норм
права и морали
Социальный потенциал
муниципального
образования
Аудит условий
воспроизводства
социального капитала МО
Материальные условия
воспроизводства
социального капитала
Социальные условия
воспроизводства
социального капитала
Духовные основы
воспроизводства
социального капитала
Устойчивость и
траектория развития
взаимодействия
различных субъектов
Информированность населения
о деятельности персоны
Место, роль и значимость персоны в
жизни МО
Взаимоотношения персоны с
представителями органов власти,
бизнеса и др.
Рис. 2.1 Объекты социального аудита муниципального образования
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
170
Приложение 2
Таблица 2.1
Субъективная оценка личных проблем населения Архангельской области,
в %, n=539, март 2011 г.
Что Вас сегодня больше всего
беспокоит в личной жизни?
Жилищная проблема
Нехватка денег
Личная безопасность
Сохранение собственного здоровья
Возможности для отдыха.
Возможность заработать деньги для
нормальной жизни
Будущее детей и внуков
Устройство детей в детский сад
Проблема устройства на работу
Рост тарифов за коммунальные услуги,
электро- и теплоэнергию
пол
Муж.
Жен.
18-30
лет
возраст
31-44
45-54
года
года
47,2
26,0
7,2
38,1
10,0
45,5
24,5
8,5
36
6,5
48,7
27,4
6,1
40,0
13,0
51,9
23,1
12,5
31,7
12,5
47,3
24,9
5,5
36,7
9,7
46,2
23,1
6,2
38,5
7,7
29,2
58,3
4,2
79,2
8,3
40,7
43,5
38,3
37,5
43,9
38,5
29,2
30,5
7,7
14,7
34
5,5
11,5
27,4
9,6
17,4
26,9
7,7
20,2
30,0
8,4
14,3
38,5
7,7
12,3
29,2
0,0
0,0
47,2
49,5
45,2
40,4
49,8
47,7
50,0
всего
55 и
старше
Примечание: В сумме больше 100%, т.к. допускался выбор нескольких вариантов
ответов
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
171
Таблица 2.2
Источники социальной депривации в Архангельской области,
в %, n=797, февраль 2012 г.
Какие социальные
проблемы волнуют Вас
сегодня больше всего? Всего
(%)
Будущее своих детей
Рост цен на товары
первой необходимости
Алкоголизм и
наркомания
Ухудшение природной
среды
Коррупция и
взяточничество
Поборы управляющих
компаний ЖКХ
Безработица
Преступность
Платное образование
Социальная
несправедливость
Кризис морали,
культуры
Сокращение
производства,
безработица
Угроза потерять
работу
Задержка выплаты
зарплаты
Благоустроенность
территории
Условия труда
(тяжелый, физический)
Возможности занятий
спортом, физической
культурой
Возможности досуга
Обострение
межнациональных
отношений
Пол (%)
Муж.
Возраст (%)
Жен.
18-24
25-29
30-39
40-49
50 и
старше
Население
всего (%)
Город Сельс
ское
кое
насел насел
ение
ение
69,5
65,1
73,3
46,5
62,0
70,8
86,7
72,4
67,5
75,6
61,3
57,0
64,9
56,4
68,0
53,1
60,0
67,6
61,1
61,8
36,9
34,9
38,5
47,5
32,0
33,3
30,0
38,8
36,0
39,7
31,3
26,1
35,8
23,8
38,0
34,4
35,0
29,4
34,0
22,9
30,4
37,8
24,0
36,6
34,0
27,1
27,5
29,4
31,0
28,2
30,4
29,3
31,3
25,7
42,0
26,0
28,3
33,5
31,0
28,2
28,9
26,1
24,8
30,9
24,1
16,9
27,1
27,8
31,6
43,6
26,7
28,7
30,0
22,0
28,0
22,9
30,2
30,2
26,7
21,7
22,5
24,7
27,6
20,0
27,6
25,9
23,4
32,8
26,7
29,0
24,4
24,1
24,7
17,8
22,0
21,9
20,8
32,9
25,6
20,6
20,5
20,1
20,8
21,8
16,0
18,8
20,8
21,8
23,6
10,7
14,9
16,5
13,5
7,9
18,0
16,7
16,7
15,9
16,5
9,9
12,1
10,8
13,2
10,9
4,0
20,8
17,5
6,5
12,3
11,5
6,7
4,8
8,3
10,9
2,0
7,3
7,5
4,7
6,2
8,4
5,2
7,2
3,5
5,9
2,0
3,1
8,3
4,7
4,4
7,6
5,2
4,4
5,9
5,0
8,0
7,3
5,8
2,9
5,9
3,1
5,2
8,0
2,8
5,9
10,0
8,3
3,3
2,9
6,2
2,3
3,4
4,4
2,4
6,9
2,0
4,2
,8
2,9
2,7
5,3
2,6
3,2
2,1
5,0
4,0
1,0
2,5
1,8
3,4
,0
Примечание: В сумме больше 100%, т.к. допускался выбор нескольких вариантов
ответов
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
172
Таблица 2.3
Субъективная оценка причин абсентеизма жителями Архангельской области,
в %, n=539, март 2011 г.
По данным социологов за последние годы резко понизилась общественная
%
активность населения. На Ваш взгляд, с чем связана пассивность населения?
63,5
45,3
27,9
27,7
16,3
46,3
С недоверием населения коррумпированным чиновникам
С расслоением общества на слишком богатых и очень бедных
С пренебрежительным, высокомерным отношением элиты к рядовым гражданам
С падением нравственности в обществе
С разочарованием в результатах реформ 1990-2010гг.
С внедрением в сознание граждан нормы поведения «каждый сам за себя»
Примечание: В сумме больше 100%, т.к. допускался выбор нескольких вариантов ответов.
Таблица 2.4
Субъективная оценка основных богатств Архангельской области,
в %, n=539, март 2011 г.
Что, по Вашему мнению, составляет основное богатство Архангельской
области?
Природные ресурсы (лес, нефть, газ, морепродукты и т.п.)
Человеческие ресурсы (здоровье, знания, квалификация)
Мощный производственный потенциал
Передовая наука, высокие современные технологии
Социальные ресурсы (лояльность друг к другу, доверие, взаимопонимание)
Интеллектуальные ресурсы (наука, ученые, база для внедрения новых технологий)
Ценности материальной и духовной культуры
%
91,2
25,3
16,0
3,7
15,8
15,8
23,0
.
Рис. 2.2 Основные богатства Архангельской области в оценке респондентов
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
65
Размер файла
1 341 Кб
Теги
552
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа