close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

924

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 2 (23)
2013
Вестник
Евразийской академии
административных наук
Научно-теоретический журнал
Издается с июня 2007 года
Журнал включен в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны
быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора
и кандидата наук по экономическим, юридическим и социологическим наукам (решение Президиума
Высшей аттестационной комиссии Минобрнауки России от 19 февраля 2010 года № 6/6).
Учредитель: НП «Евразийская академия административных наук».
Главный редактор: В. А. Юсупов, доктор юридических наук, профессор.
Редакционная коллегия:
И. Н. Барциц, доктор юридических наук, профессор,
С. Н. Братановский, доктор юридических наук, профессор,
Б. В. Емельянов, доктор философских наук, профессор,
А. Б. Зеленцов, доктор юридических наук, профессор,
Е. Б. Лупарев, доктор юридических наук, профессор,
Н. И. Побежимова, кандидат юридических наук, профессор,
Ю. П. Соловей, доктор юридических наук, профессор,
Ю. Н. Старилов, доктор юридических наук, профессор,
А. В. Юсупов, кандидат юридических наук, доцент.
Ответственный редактор: М. О. Каррыев.
За содержание и достоверность материалов статей редакция ответственности не несет.
Мнения авторов могут не совпадать с точкой зрения редакции.
Адрес учредителя: 127083 г. Москва, Петровско-Разумовская аллея, д. 12а,
НП «Евразийская академия административных наук».
Адрес редакции: 127411 г. Москва, ул. Учинская, д. 7,
издательство НП «Евразийская академия административных наук».
Тел.: (8442) 46-68-42
E-mail: izdviesp@mail.ru
ISSN 2072-3342
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору за соблюдением
законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-26647
от 28 декабря 2006 года.
© НП «Евразийская академия административных наук», 2013
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
СОДЕРЖАНИЕ
Юсупов В. А.
Административное право как регулятор социальных процессов........................................10
Побежимова Н. И.
Перспективы развития административного права в условиях глобализации и
интеграции...................................................................................................................................15
Сайфутдинова А. Р.
Государственные услуги: понятие и виды.............................................................................24
Хахулина Ю. В., Гринюк Р. Ф.
Аффиляция и аффилированные лица в контексте общей теории правоотношения..........32
Боязитов Д. Р.
Эволюция современных методов государственного управления экономикой региона.....39
Стародубцев С. В.
Правовая природа таможенного кодекса Таможенного союза в системе международноправовых форм (источников) таможенного права Таможенного союза......................................44
Фетисов Д. Н.
Механизм формирования и регулирования развития системы сельской кооперации.......51
Бондаренко М. П., Зубарев Ю. А., Рябенко Г. В.
Оценка эффективности маркетинга спортивной организации............................................62
Панина И. А.
Экономическое и правовое регулирование в области охраны окружающей среды...........67
Апариева Т. Г., Гребенников А. М.
Социологическая характеристика структуры подготовленности квалифицированных
гребцов в соревновательном периоде.............................................................................................76
Скачко Д. П.
Конфискация в таможенном праве Украины: альтернативный взгляд на правовую
природу..............................................................................................................................................82
Неретин А. В., Огульчанский В. А.
Структура и методика формирования компетентности тренера в создании положитель­
ного социально-психологического климата в спортивной команде.............................................89
Куранова О. А.
Проблемные вопросы незаконного получения кредита.......................................................98
Глущенко А. В., Червина Ю. Г.
Интегрированные автоматизированные системы в учете..................................................103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Мушкетова Н. С., Камнева Е. О.
Особенности интернет-коммуникаций в продвижении услуг на российском рынке...... 112
Тоцкая Е. Н.
Социальные роли и качества личности ребенка с ранним детским аутизмом, формируе­
мые в игре........................................................................................................................................ 118
Кирин А. В.
Актуальные проблемы теории и практики регулирования сферы государственных и
муниципальных услуг....................................................................................................................126
Зеленов М. Ф.
Меры по обеспечению контроля за склонением госслужащих к совершению корруп­
ционных правонарушений.............................................................................................................134
ОБ АВТОРАХ........................................................................................................................141
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
CONTENTS
Yusupov V. A.
Administrative law as a regulator of social processes................................................................10
Pobezhimova N. I.
Prospects for Administrative Law Development under Globalization and Integration Conditions...............................................................................................................................................15
Sayfutdinova A. R.
Public Services: Concept and Types...........................................................................................24
Khakhulina Yu. V., Grinuk R. F.
Affiliation and Affiliated Persons in the Context of General Theory of Legal Relationship.....32
Boyazitov D. R.
Evolution of Public Management Methods of Region Economy...............................................39
Starodubtsev S. V.
The Customs Code Legal Nature of the Customs Union in the System of International Legal
Forms (Sources) of the Customs Law of the Customs Union............................................................44
Fetisov D. N.
Formation and Regulation Mechanism of Agricultural Cooperatives System...........................51
Bondarenko M. P., Zubarev Yu. A., Riabenko G. V.
Marketing Efficiency Rating of Sports Organization.................................................................62
Panina I. A.
Economic and Legal Regulation in Environmental Protection Field.........................................67
Aparieva T. G., Grebennikov A. M.
Sociological Characteristics of Structure of Skilled Rowers Grounding in Competition
Period.................................................................................................................................. 76
Skachko D. P.
Confiscation in the Customs Law of Ukraine: an Alternative View on Legal Nature...............82
Neretin A. V., Ogulchansky V. A.
Structure and Methods of Forming a Trainer’s Competence to Create Positive Social and Psychological Climate in Sports Team.....................................................................................................89
Kuranova O. A.
Problematic Issues of Illegal Access to Credit...........................................................................98
Glushchenko A. V., Chervina Yu. G.
Integrated Computerized Accounting Systems........................................................................103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Mushketova N. S., Kamneva E. O.
Special Features of Internet Communication for Service Promotion in Russian Market........ 112
Totskaya E. N.
Outdoor Games Potential for the Formation of Autist Child Personality Traits...................... 118
Kirin A. V.
Actual Problems of Theory and Practice of Public and Municipal Services Control..............126
Zelenov M. F.
Preventive Countermeasures against Corruption Offenses of Public Servants........................134
THE AUTHORS’ DATA........................................................................................................141
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
INHALTSVERZEICHNIS
Jussupow W. А.
Das Verwaltungsrecht als Regulator der sozialen Prozesse.......................................................10
Pobeschimowa N. I.
Die Perspektiven der Entwicklung des Verwaltungsrechtes unter den Bedingungen der Globalisierung und der Integration......................................................................................................15
Sajfutdinowa A. R.
Die staatlichen Dienstleistungen: der Begriff und die Arten......................................................24
Chachulina Ju. W., Grinjuk R. F.
Аffuilartion und die affilierten Personen im Kontext der allgemeinen Theorie des Rechtsverhältnisses...................................................................................................................................................32
Bojasitow D. R.
Die Evolution der modernen Methoden der staatlichen Wirtschaftsführung der Region..........39
Starodubzew M. W.
Die rechtliche Natur des Zollgesetzbuches des Zollbündnisses im System der internationalenrechtlichen Formen (den Quellen) des Zollrechtes des Zollbündnisses.............................................44
Fetissow D. N.
Der Mechanismus der Bildung und der Regulierung der Entwicklung des Systems der ländlichen Kooperation................................................................................................................................51
Bondarenko M. P., Subajrew Ju. A., Rjabenko G. W.
Die Einschätzung der Effektivität des Marketings der sportlichen Organisation......................62
Panina I. A.
Die Wirtschafts- und rechtliche Regulierung auf dem Gebiet des Schutzes der Umwelt..........67
Aparijewa T. G., Grebennikow A. M.
Die soziologische Charakteristik der Struktur der Kondition der qualifizierten Ruderer in der
konkurrierenden Periode.....................................................................................................................76
Skatschko D. P.
Die Konfiskation im Zollrecht der Ukraine: der alternative Blick auf die rechtliche Natur......82
Neretin A. W., Ogultschanskij W. А.
Die Struktur und die Methodik der Bildung der Kompetenz des Trainers in der Bildung des positiven sozialen-psychologischen Klimas in der sportlichen Mannschaft ............................................89
Кuranowa O. А.
Die Problemfragen des ungesetzlichen Erhaltens des Kredites.................................................98
Glutschenko A. W., Tscherwina Ju. G.
Die integrierten automatisierten Systeme in der Berücksichtigung.........................................103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Muschketowa N. S, Kamnewa Je. O.
Die Besonderheiten der Internet-Kommunikationen im Aufstieg der Dienstleistungen auf dem
russischen Markt............................................................................................................................... 112
Tozkaja Je. N.
Die sozialen Rollen und die Qualitäten der Persönlichkeit des Kindes mit dem frühen Kinderautismus, gebildet im Spiel................................................................................................................... 118
Kirin A. W.
Die aktuellen Probleme der Theorie und der Praxis der Regulierung der Sphäre der Staats- und
Kommunaldienstleistungen...............................................................................................................126
Selenow M. F.
Die Massnahmen für dieVersorgung der Kontrolle über die Handlungen der Beamten zur Vollziehung der Korruptionsrechtsverletzungen....................................................................................134
ÜBER AUTOREN..................................................................................................................141
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
CONTENU
Youssoupov V. A.
Droit administratif comme le regulateur des processus sociaux ...............................................10
Pobezhimova N. I.
Les perspectives du développement du droit administratif dans le contexte de la mondialisation et de l'intégration....................................................................................................................15
Sayfutdinova A. R.
Les services publics, le concept et les types ..............................................................................24
Khakhulina Yu. V., Grinyuk R. F.
Affiliation et personnes affiliées dans le cadre de la théorie générale des relations juridiques..... 32
Boyazitov D. R.
L'évolution des méthodes modernes de gestion de l'état de l'économie de la région.................39
Starodubtsev S. V.
Nature juridique du code des douanes de l'Union douanière dans les sources juridiques internationaux de la loi sur les douanes d’Union douanière..........................................................................44
Fetisov D. N.
Le mécanisme de formation et de régulation du développement des coopératives rurales.......51
Bondarenko M. P., Zubarev Yu. A., Ryabenko G. V.
Évaluation d'efficacité de marketing d'organisation du sport.....................................................62
Panina I. A.
La régulation économique et juridique dans le domaine de la protection d'environnement......67
Aparieva T. G., Grebennikov A. M.
Caractéristiques sociologiques de la structure de préparation des pagayeurs qualifiés dans la
période de compétition .......................................................................................................................76
Skachko D. P.
Confiscation de la loi sur les douanes de l'Ukraine: un autre point de vue sur la nature juridique.................................................................................................................................................82
Neretin A. V. Ogulchanskiy V. A.
La structure et le mode de formation de la compétence de l'entraîneur de la création du climat
social et psychologique positif dans les équipes sportives.................................................................89
Kuranova O. A.
Problématiques de obtention illégale de crédit ..........................................................................98
Gluschenko A. V., Tshervina Yu. G.
Systèmes d'automatisation intégrés dans le comptabilité ........................................................103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Mushketova N. S., Kamneva E. O.
Caractéristiques des communications Internet dans la promotion des services sur le marché
russe.................................................................................................................................................. 112
Totskaya E. N.
Les rôles sociaux et la qualité de l'enfant avec l'autisme infantile générés dans le jeu............ 118
Kirin A. V.
Les problèmes actuels de théorie et de pratique de la réglementation des services publics et municipaux ............................................................................................................................................126
Zelenov M. F.
Mesures pour assurer le contrôle de la persuasion des fonctionnaires à commettre des infractions
de corruption.....................................................................................................................................134
DES AUTEURS......................................................................................................................141
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В. А. Юсупов
ББК 67.401
АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВО
КАК РЕГУЛЯТОР СОЦИАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ
Ключевые слова: административное право; социальные процессы; право и свободы
человека; государственное управление.
Key terms: administrative law; social processes; human rights and freedoms; state control.
Stichwörter: das Verwaltungsrecht; die soziale Prozesse; die Rechte und Freiheiten des Menschen; die Staatsverwalrung.
Mots clefs: droit administrative; processus sociaux; droits et libertes ole l’homme; administration d’Etat.
В современный период развитие философии и общей теории административного права
предполагает изучение вопроса о социальной ценности этой отрасли права. Административное право – явление общественное. Его идеал в той или иной мере закрепляется в нормах
этой отрасли, актах применения норм административного права, индивидуальных правах и
обязанностях субъектов административных правоотношений. Ценность этой отрасли права,
как нами ранее отмечалось1, состоит в том, что она создает возможности для благоприятного
развития общества и государства, способствует решению социальных и экономических проблем, сохранению и развитию культуры. Административное право обеспечивает безопасность
граждан, позволяет им реализовать закрепленные в конституциях и других законодательных
актах права, свободы и обязанности.
Одним из аспектов ценностной характеристики административного права является его
роль в обеспечении прав и свобод человека и гражданина. Международные и региональные административно-правовые системы, обеспечивающие права и свободы человека и гражданина,
оказывают влияние на национальные административно-правовые системы. Социальная ценность этих систем заключается в том, что и международное, и национальное административное право обеспечивают равные права и возможности человека, а также в общечеловеческом
пространстве защищают их от посягательств со стороны нарушителей норм административного права любой страны. Так, в ст. 39–40 Договора об образовании Европейского сообщества 1992 года гарантируется свобода перемещения работников-мигрантов с целью их трудоустройства. Этим актом закреплено право работников-мигрантов:
1) принимать реальные предложения о трудоустройстве и в связи с этим свободно перемещаться по территории государства пребывания;
2) проживать на территории соответствующего государства с целью трудоустройства, а
также пользоваться всеми правами, предоставленными гражданам страны пребывания;
3) проживать на территории страны пребывания после прекращения трудовой деятельности (в связи с выходом на пенсию или потерей трудоспособности)2.
Что касается национальной административно-правовой системы, то она выработала такие направления обеспечения прав и свобод человека и гражданина, как право гражданина на
участие в государственном управлении, разрешительная система, административный надзор,
административно-правовые режимы, административное принуждение.
Административное право обеспечивает право граждан на участие в государственном
управлении. В России сложились следующие формы участия населения в осуществлении
функций государственного управления:
1) участие общественных организаций в принятии управленческих решений;
См.: Юсупов В. А. Философия и общая теория административного права. – М., 2012. – С. 179.
См.: Дейвис К. Право Европейского союза. – К., 2005. – С. 305.
1
2 Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 11
2) участие группы граждан в реализации функций государственного управления (например, добровольные народные дружины помогают органам внутренних дел в охране общественного порядка);
3) участие отдельных граждан в осуществлении функций управления (на добровольной
основе).
Ценность норм административного права, регламентирующих участие общественности
в государственном управлении, заключается не только в повышении эффективности работы
органов государственного управления, но и в повышении административного правосознания
самих граждан.
Разрешительная система представляет собой «совокупность нормативных установлений,
посредством которых регулируется комплекс общественных отношений, возникающих в связи с выдачей разрешений для совершения определенной деятельности и последующим государственным контролем за соблюдением правил и условий осуществления разрешительной
деятельности»1.
Социальная ценность норм административного права, регулирующих разрешительную
систему, заключается в обеспечении права человека и гражданина на пользование экологически чистой и безопасной продукцией, продукцией надлежащего качества. Разрешительная
система позволяет реализовать право граждан на проведение собраний, митингов, уличных
шествий, демонстраций, пикетирования. Эти нормы обеспечивают общественный порядок и
безопасность неопределенного круга лиц.
Административный надзор осуществляется широким кругом субъектов административного права в целях обеспечения безопасности дорожного движения, пожарной безопасности,
санитарно-эпидемиологической безопасности и т. п. Его социальная ценность заключается в
создании условий для нормальной жизнедеятельности общества. Он способствует реализации
важнейшего конституционного права человека и гражданина – права на жизнь, работу, здоровый образ жизни и т. п.
Административные режимы также способствуют осуществлению прав и свобод человека
и гражданина. Например, режим противодействия терроризму обеспечивает также право на
жизнь, на безопасный труд и т. д.
Нормы административного права регулируют и механизм административного принуждения. Как подчеркивается в юридической литературе, административное принуждение – это
особый вид государственного принуждения, который «имеет своим назначением охрану общественных отношений, складывающихся в сфере государственного управления»2. По своему
содержанию оно заключается во внешнем государственно-правовом психологическом и физическом воздействии на сознание и поведение людей в форме ограничений (лишений) личного,
организационного и имущественного характера, то есть тех или иных неблагоприятных последствий. Ценность норм административного права, обеспечивающих механизм административного принуждения, заключается в создании условий для беспрепятственного осуществления конституционных прав и свобод законопослушных лиц.
Обобщая вышесказанное, можно утверждать, что административное право обеспечивает
необычайно широкий круг конституционных прав и свобод человека и гражданина, от права
участия в государственном управлении до права на жизнь, здоровье и благополучие. Именно в
этом заключается его общественная и правовая ценность.
Административное право является одним из основных средств, с помощью которых государство совершенствует механизм государственного управления с целью обеспечения более
высокого уровня осуществления своих функций. Эффективность государственного управления можно рассматривать как соотношение между результатом и поставленными в актах государственного управления целями.
Эффективность государственного управления достигается посредством формирования
оптимальной структуры органов государственного управления, правильного соотношения
централизации и децентрализации функций управления, оптимизации функций управления,
наиболее правильного использования методов и форм управления, достаточно четкого правового закрепления функций и компетенции органов управления.
Оптимизация системы органов государственного управления предполагает создание наиболее простой ее структуры, способной тем не менее быстро и эффективно осуществлять по Общее административное право. – Воронеж, 2007. – С. 406.
Там же. – С. 475.
1
2 Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
12 В������������������������������������������������������������������������ В. А. Юсупов
ставленные задачи. В России постоянно ведется поиск оптимальной структуры органов государственного управления в ходе административных реформ.
Нормы административного права обеспечивают также совершенствование внутренней
структуры органов государственного управления. В них учитываются факторы, предопределяющие структуру, численность того или иного органа. В. Г. Вишняков выделял наиболее важные
по их влиянию на структуру органов управления внешние и внутренние факторы. К внешним
он относил политические, экономические и социальные, к внутренним – кадры, наличие материальных возможностей, количество и состав структурных подразделений, стиль руководства,
степень участия служащих в принятии решений, содержание функций органа управления1.
На основе норм административного права регулируются процессы централизации и децентрализации управления. В связи с формированием в России демократического правового
государства постепенно происходит процесс децентрализации государственного управления
наряду с централизацией некоторых функций на федеральном уровне. При этом административное право закрепляет принцип децентрализации, под которым понимается основная идея
«формирования и функционирования системы управления на основе реализации государственно-управленческих функций систематизированным комплексом разноуровневых управляющих субъектов самостоятельно и под свою ответственность»2.
Административное право обеспечивает эффективность государственного управления
путем оптимизации функций последнего. В ходе административной реформы в России были
выделены следующие типы функций: а) регулятивные; б) контроля и надзора; в) управления
государственным имуществом; г) оказания государственных услуг. Это повлекло за собой выделение четырех типов федеральных органов государственного управления: федеральные министерства, федеральные агентства, федеральные службы, федеральные надзорные органы.
К федеральным министерствам были отнесены органы, вырабатывающие государственную
политику и координирующие деятельность агентств, служб и органов надзора, действующих
в соответствующей сфере. Федеральные агентства были призваны оказывать государственные
услуги как за счет бюджетных средств, так и на платной основе. Федеральные службы – это
органы, оказывающие услуги, связанные с реализацией властных полномочий государства, и
финансируемые исключительно за счет бюджета либо установленных законом обязательных
платежей хозяйствующих субъектов и населения. Что касается органов надзора, то они должны осуществлять контрольные функции государства по отношению к хозяйствующим субъектам и населению3.
Социальная и управленческая ценность административного права состоит в регулировании и правильном использовании методов государственного управления. Под методом государственного управления обычно понимается совокупность конкретных последовательных
операций управляющих субъектов (органов государственного управления и служащих органов
государственного управления), целью которых является определенного вида воздействие на
управляемые субъекты, с тем чтобы достичь намеченных результатов в процессе осуществления функций государственного управления. Наиболее общими методами являются убеждение
и принуждение.
Убеждение предполагает воздействие на сознание и поведение людей, целью которого
является формирование у них осознания внутренней потребности в соблюдении административно-правовых предписаний, выполнении поставленных задач, обеспечении дисциплины в
процессе повседневной управленческой и трудовой деятельности. Убеждение осуществляется в различных формах. Органы государственного управления и должностные лица проводят
разъяснение принятых решений, обмен опытом работы, семинары, инструктажи и т. п. Одной
из важнейших форм убеждения является использование системы государственного поощрения служащих аппарата государственного управления (государственные награды, повышение
в должности, присвоение чинов и званий).
Метод принуждения с помощью норм административного права или актов их применения
в государственном управлении используется в двух аспектах – во взаимоотношениях между
органами государственного управления и гражданами и применительно к работе органов го1
См.: Вишняков В. Г. Структура и штаты органов советского государственного управления. – М., 1972. –
С. 194–195.
2
Махина С. Н. Административная децентрализация в Российской Федерации. – Воронеж, 2005. – С. 21–22.
3
См.: Административная реформа в России. – М., 2006. – С. 26–27.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 13
сударственного управления. В юридической литературе отмечается, что метод принуждения в
государственном управлении применяется в следующих формах:
а) установление в актах органов государственного управления запретов и санкций за их
нарушение;
б) принудительное изъятие материальных и финансовых средств в случаях, предусмотренных административным законодательством;
в) отмена незаконных актов государственного управления;
г) применение материальных санкций за нарушение государственной дисциплины, нанесение материального ущерба государственным организациям;
д) применение мер дисциплинарной, административной, а в иных случаях уголовной
ответственности к государственным служащим1.
Административное право позволяет четко определить компетенцию органа государственного управления и очертить круг его функций и полномочий. Компетенция, как подчеркивал
Б. М. Лазарев, выражает процесс разделения труда между органами государственного управления, обеспечивает известное обособление элементов системы, определяет рамки деятельности
органов, за пределы которой отдельный орган не может выйти, не может вторгнуться в сферу
деятельности другого органа, если иное не предусмотрено правовыми актами2. В компетенции
закрепляются функции органов государственного управления, под которыми понимаются потенциальные целенаправленные возможности и обязанность действовать определенным образом в целях достижения предусмотренных результатов.
В процессе государственного управления отдельные функции утрачивают актуальность,
возникает потребность закрепления в компетенции органа государственного управления новых функций. Здесь административное право выполняет регулирующую роль. С помощью его
норм устаревшие функции исключаются из компетенции органа государственного управления
и вводятся другие функции, объективно необходимые в данной управленческой ситуации.
Оказывая влияние на механизм государственного управления, административное право
само становится фактором социального и государственного управления. Специалистами в
области науки административного права выделены основные блоки вопросов, которые регулируются нормами административного права. К ним отнесены:
− формирование и обеспечение действия механизмов реализации конституционного
статуса граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства, а также
общественных объединений разных типов;
− конкретизация норм актов высшей юридической силы, регулирующих вопросы в различных сферах и областях государственной и общественной жизни;
− определение (установление) типовых правил поведения в сфере государственного
управления;
− разработка, утверждение и проведение в жизнь различного рода государственных программ развития наиболее актуальных направлений деятельности в сферах социально-экономического, культурно-образовательного, медицинского, информационного и иного характера;
− установление организационно-правового статуса органов государственного управления, подведомственных Президенту РФ и Правительству Российской Федерации;
− формирование условий взаимодействия и координации деятельности различных участников управленческих отношений;
− установление необходимых запретов, ограничений, возложение специальных обязанностей или предоставление специальных прав в сфере государственного управления;
− определение порядка, условий, требований совершения соответствующих действий
исполнительно-распорядительного характера, установление процедур управленческой
деятельности3.
Обобщая вышесказанное, можно с полным основанием утверждать, что административное право является важнейшей ценностью в совершенствовании и обеспечении эффективности работы механизма государственного управления.
См.: Научные основы государственного управления в СССР. – М., 1968. – С. 330–331.
См.: Лазарев Б. М. Компетенция органов управления. – М., 1972. – С. 11–29.
3
См.: Исполнительная власть в России: история и современность. – М., 2004. – С. 112.
1
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
14 В������������������������������������������������������������������������ В. А. Юсупов
Библиографический список
1. Административная реформа в России. – М., 2006.
2. Вишняков, В. Г. Структура и штаты органов советского государственного управления / В. Г. Вишняков. – М., 1972.
3. Дейвис, К. Право Европейского союза / К. Дейвис. – К., 2005.
4. Исполнительная власть в России: история и современность. – М., 2004.
5. Лазарев, Б. М. Компетенция органов управления / Б. М. Лазарев. – М., 1972.
6. Махина, С. Н. Административная децентрализация в Российской Федерации /
С. Н. Махина. – Воронеж, 2005.
7. Научные основы государственного управления в СССР. – М., 1968.
8. Общее административное право. – Воронеж, 2007.
9. Юсупов, В. А. Философия и общая теория административного права / В. А. Юсупов. – М., 2012.
Юсупов В. А.
Административное право как регулятор социальных процессов
Административное право, утверждает автор статьи, является важнейшим средством
совершенствования и обеспечения эффективности работы механизмов государственного
управления.
Yusupov V. A.
Administrative law as a regulator of social processes
Administrative law, the author of article approves, is an important mean to improve and maintain
the effectiveness of the mechanisms of state control.
Jussupow W. А.
Das Verwaltungsrecht als Regulator der sozialen Prozesse
Das Verwaltungsrecht, wie behauptet der Autor des Artikels, ist das wichtigste Mittel der
Vervollkommung und Versorgung der Effektivität der Arbeir der Mechanismen der Staatsverwaltung.
Youssoupov V. A.
Droit administratif comme le regulateur des processus sociaux
L’ auteur affirme que le droit administratif est un très important moyen d’ameliorer et maintenir
l’appareil gouvernemental.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Н. И. Побежимова
ББК 67.401
ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ
АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВА
В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ И ИНТЕГРАЦИИ
Ключевые слова: административное право; глобализация; интеграция; интеграционная
стратегия; международное сотрудничество.
Key terms: administrative law; globalization; integration; integration strategy; international
cooperation.
Stichwörter: das Verwaltungsrecht; die Globalisierung; die Integration; die Integrationsstrategie; die internationale Zusammenarbeit.
Mots clefs: droit administratif; mondialisation; intégration; stratégie d'intégration; coopération internationale.
Глобализация и интеграция являются генеральными направлениями развития современной мировой экономики и права. Как показывает международная практика, ключевой целью
подлинной интеграции является создание единого пространства, которое должно быть скреплено не только экономическими, но и правовыми и социокультурными связями.
В современном мире наблюдается повышение открытости и взаимосвязи государств во
всех сферах их деятельности, и одной из актуальных проблем является проблема соотношения национального и международного права и соответствующих международных институтов.
Обеспечение интеграции в открытый мир потребует активной интеграции государств во все
мировые процессы.
Мировое сообщество и суверенные государства в настоящее время столкнулись с новыми
вызовами и угрозами, такими как новые формы терроризма, распространение оружия массового уничтожения, расползание и укоренение транснациональных преступных сетей, наркобизнеса, голода, нищеты, инфекционных заболеваний, экологической деградации, межгосударственных и внутренних вооруженных конфликтов, коррупции.
Эти и многие другие проблемы не могут быть решены в рамках одного государства.
Для их решения требуется объединение усилий мирового сообщества, дальнейшее развитие
международных управленческих отношений.
Интеграционная стратегия основывается на мировых примерах региональной интеграции, реализованных в XX веке в Европе, Азии, Америке. Яркими примерами такой интеграции
стало создание Европейского союза (Евросоюза, ЕС), Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС).
Нельзя не заметить, что европейские страны двигаются в одном общем направлении –
к созданию единого правового европейского пространства, принципов и общих стандартов,
в первую очередь в области прав и свобод человека, признавая принцип господства права,
правового государства, приоритета прав и свобод человека и гражданина. Происходящие в
Европе процессы позволяют прийти к выводу, что Европа стоит перед проблемами выживания
демократии и права, терроризма, транснациональной преступности, перед миграционными,
экологическими и другими проблемами.
В современных условиях, когда большую часть стран охватил экономический и финансовый кризис, идет поиск такой системы управления, которая позволила бы минимизировать
затраты государств и обеспечить эффективность управления.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
16 ������������������������������������������������������������������� Н. И. Побежимова
Российское административное право, предметом которого являются общественные отношения в сфере государственного управления, благодаря своим теоретическим наработкам
и опыту практического регулирования системы управления внутренними делами государства
служит в настоящее время источником и генератором не только системы права России, но и
установления и регулирования межгосударственных отношений.
В условиях построения в России правового демократического государства, проведения
правовой реформы, реализации экономической, административной и судебной реформ, направленных на обеспечение прав, свобод и законных интересов граждан, а также на совершенствование управления и повышение его эффективности, перед российской наукой стоят задачи
научного осмысления происходящих процессов и выработки новых направлений и форм развития теории государственного управления и науки административного права.
Перед наукой административного права была поставлена задача теоретически обосновать
статусные содержательные характеристики административного права XXI века, перспективы
его дальнейшего развития в рамках мирового правового пространства. При создании нового
мира административного права и разработке его концепции, которая базируется на современных идеях, доктринах, концепциях, необходимо, на наш взгляд, определить перспективы развития административного права как базовой отрасли в рамках конкретного государства и на
мировом уровне.
В юридической литературе Европейский союз рассматривают как «полноценный субъект
международного права, персонифицирующий беспрецедентные в истории интеграционные
процессы в Европе и имеющий значительное влияние на процессы глобального масштаба»1.
Европейский союз к настоящему времени объединяет 27 европейских стран, и прослеживается тенденция к его дальнейшему расширению. Он имеет в своем составе семь главных органов: Европейский парламент, Европейский совет, Совет ЕС, Европейская комиссия, Суд ЕС,
Счетная палата, Европейский центральный банк. Следует подчеркнуть, что организационная
структура и компетенция ЕС имеют наднациональный характер.
В работах, анализирующих правовой статус Европейского союза, отмечается наличие у
ЕС «масштабной компетенции властного характера, выражающейся в широком объеме прав в
сфере правотворчества, следствием чего является наличие собственной правовой системы»2.
С момента своего создания он не только играет роль центральной экономической и политической силы в интеграционных процессах в Европе, но и демонстрирует эффективное правовое
регулирование этих процессов в других регионах мира. Так, в рамках ЕС построены экономический и валютный союзы, созданы механизмы общей внешней политики и общей политики
безопасности и обороны.
В соответствии со ст. 3 Договора о Европейском союзе 1992 года (в редакции Лиссабонского договора о внесении изменений в Договор о Европейском союзе и Договор об учреждении Европейского сообщества от 13 декабря 2007 года) его общей социально-экономической
целью провозглашено установление внутреннего рынка, развитие Европы на основе сбалансированного экономического роста, формирование конкурентоспособной социально-ориентированной рыночной экономики, а также решение наиболее значимых общеевропейских экологических проблем3.
Не являясь членом Евросоюза, Россия представляет собой часть правовой Европы и является членом Совета Европы. У России и ЕС много общих проблем, решение которых возможно совместными усилиями. Вне сомнения, что положения гл. 29.1 КоАП РФ «Правовая
помощь по делам об административных правонарушениях» имеют большое значение в условиях укрепления правовых связей Российской Федерации с зарубежными странами, расширения международного сотрудничества России в области борьбы с правонарушениями. Россия
Калиниченко П. А., Трубачева К. И. Европейский союз на постсоветском пространстве: право, интеграция, геополитика. – М.: РосНОУ, 2012. – С. 8.
2
Студеникина М. С. Взгляд на КоАП РФ по прошествии десяти лет с момента введения его в действие // Актуальные проблемы административной ответственности: Материалы всероссийской научно-практической конференции. – Омск: Изд-во ОмЮИ, 2012. – С. 5.
3
Договор о Европейском союзе: [от 7 февраля 1992 года; ред. Лиссабонского договора от 13 декабря
2007 года] // СПС «Гарант».
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 17
крайне заинтересована в участии в процессах интеграции. В то же время для Европейского
союза отношения с Россией также представляют важнейший практический интерес при решении проблем по созданию «общего экономического пространства, общего пространства свободы, безопасности и правосудия, общего пространства внешней безопасности, общего пространства науки и образования, включая культурные аспекты»1. Как подчеркнул Председатель
Конституционного суда РФ профессор В. Д. Зорькин, «несмотря на все расхождения, а иногда
даже контрасты, есть нечто, объединяющее все европейские стороны, в которых имеет место
феномен конституционализации и интернационализации основных прав и свобод»2.
России, как и другим государствам, приходится вписываться в новый глобальный мир,
выстраивать с ним взаимовыгодные отношения для решения вышеназванных проблем, использовать адекватные правовые инструменты, которые не ограничиваются национальным
правовым полем.
Глобализация и возрастание влияния проблем управления обусловили необходимость
проведения реформ государственного управления во многих государствах. В то же время на
фоне глобальных (не только внутрироссийских, но и мировых) противоречий и перемен, которые Россия встретила в XXI веке, далеко не просто будет совместить реальный российский
государственный суверенитет с открытостью миру.
Наше государство должно следовать общепринятым стандартам, прежде всего в области
прав человека, обеспечивая их защиту и безопасность.
Становление и упрочение российского права следует рассматривать в современных условиях как составную часть единого европейского пространства, основанного на Конвенции о
защите прав человека и основных свобод3.
Административное право отличается от других отраслей наиболее обширным кругом
многообразных регулируемых им отношений, возникающих и развивающихся в сфере государственного управления. Следует подчеркнуть, что функции государственного управления
постоянно развиваются и трансформируются под воздействием различных политических, экономических и социальных факторов, имеющих место как в России, так и за рубежом. Отмечается увеличение стоящих перед государственным управлением задач, изменение их масштабности как в нашей стране, так и в других государствах.
В целом следует согласиться с мнением представителей научной школы административного права Московского государственного юридического университета им. О. Е. Кутафина, что
в настоящее время изменились общественные, в том числе управленческие отношения. Однако, как нам представляется, нельзя из этого делать вывод, что изменились, следовательно, само
содержание и сущность административного права4.
В современной науке административного права еще не сложилось понимания правовой
природы ни европейского, ни международного административного права.
Административное право зарубежных стран, являясь самостоятельной отраслью права,
имеет свой предмет исследования, обусловленный особенностями правовых систем зарубежных государств5, поэтому рассмотрение административного права зарубежных стран как
международного права представляется нам ошибочным. В то же время нельзя не отметить,
что в России уже имеются монографии, учебники и учебные пособия по международному
уголовному праву6, по международному экономическому праву (в которых предлагается обноСтуденикина М. С. Взгляд на КоАП РФ по прошествии десяти лет с момента введения его в действие //
Актуальные проблемы административной ответственности. – С. 37.
2
Зорькин В. Д. Текст и реальность // Российская газета. – 2006. – 12 декабря.
3
Конвенция о защите прав человека и основных свобод: [от 4 ноября 1950 года; ред. от 13 мая 2004 года] //
СПС «КонсультантПлюс».
4 См. Административное право: учебник / под ред. Л. Л. Попова, М. С. Студеникиной. – М.: Норма, 2008. –
С. 15
5
См.: Никеров Г. И. Административное право США. – М., 1977; Брэбан Г. Французское административное
право. – М., 1988; Жалинский А., Рерихт А. Введение в немецкое право. – М., 2001; Административное право
зарубежных стран. – М., 2003 и др.
6
См.: Лебедев В. М., Лукашук И. И. Международное уголовное право. – М., 2005; Лупу А. А., Оськина И. Ю. Международное уголовное право. – М., 2013; Европейское право: Право Европейского союза и правовое
обеспечение защиты прав человека / под ред. Л. М. Энтина. – М.: Норма; Инфра-М, 2011.
1 Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
18 ������������������������������������������������������������������� Н. И. Побежимова
вить принципы международного экономического сотрудничества, в дальнейшем систематизировать их в едином международно-правовом документе и совершенствовать правовые основ
современной экономики)1, по международному гуманитарному праву.
Авторы всех учебников по административному праву, изданных в XXI веке, уделяют
большое внимание правовому регулированию прав и свобод человека и гражданина и в качестве основных субъектов административного права выделяют граждан, их права, обязанности,
гарантии прав и свобод в сфере реализации исполнительной власти2. Однако граждане в административном праве являются лишь одним из его субъектов.
Для исследования вопроса в постановочном варианте о новой отрасли права – о европейском административном праве – следует обратить внимание на работу «Европейское право», созданную коллективом международников. В этой работе наряду с описанием содержания, природы и особенностей европейского права дается характеристика институциональной
структуры Европейского союза. Так, в гл. 12 вышеназванной работы Л. М. Энтин достаточно
подробно проводит исследование правового статуса Европейской комиссии (ЕК), ее предназначения, порядка формирования, состава, структуры, организации работы и полномочий. Как
отмечает ученый, Европейская комиссия, обладая собственной распорядительной властью,
призвана играть решающую роль в управлении делами и добиваться решения задач и достижения целей европейской интеграции. При этом Европейская комиссия рассматривается в качестве ведущего института Европейского союза3.
Задачей ЕК является обеспечение и защита общих интересов союза, защита интересов
европейской интеграции от каких бы то ни было посягательств на юрисдикцию и полномочия
союза. Среди функций ЕК превалируют координационные, исполнительские и управленческие функции. По общему правилу, должности в ней занимают бывшие главы национальных
правительств, бывшие министры, имеющие значительный опыт политического руководства и
административного управления. В своей работе Европейская комиссия опирается на административный аппарат, насчитывающий около 40 тысяч человек.
Наряду с ЕК в Европейском союзе создан и действует ряд комитетов, статус которых
получил наименование «комитология». Выделяют три вида этих комитетов: консультативные,
управленческие, регламентарные.
На основании Договора о Европейском союзе комиссия осуществляет надзор за соблюдением учредительных договоров и актов, которые принимают институты Европейского союза,
для их исполнения, а также (под контролем судебных органов) за применением права союза,
отстаивая его общие интересы. Европейская комиссия исполняет бюджет, а также является распорядителем кредитов по бюджету Европейского союза и руководит реализацией программ4.
Согласно Договору о реформе 2007 года, именно Европейская комиссия становится носителем исполнительной власти, исполнительно-распорядительным органом ЕС, а регламенты
или решения, которые она принимает, являются подзаконными актами и имеют практически
статус управленческих решений5.
Европейская комиссия наделена полномочиями по текущему управлению общими процессами в Европейском союзе, и ее решения носят обязательный характер для всех государств – членов Европейского союза.
Вышесказанное, как отмечает Л. М. Энтин, «безусловно, сближает Европейскую комиссию с таким институтом, как правительство в суверенных государствах»6.
Все большую значимость приобретает общеевропейское регулирование такой базовой
отрасли экономики, как электроэнергетика. Одним из основных направлений деятельности
См.: Международное экономическое право: учебное пособие / под ред. А. Н. Вылегжанина. – М.: Кнорус,
1
2012.
2
См.: Козлов Ю. М. Административное право. – М.: Юристъ, 2007. – С. 173–188; Административное право:
учебник; Российский Б. В., Старилов Ю. Н. Административное право. – М.: Норма, 2009. – С. 170–177 и др.
3 См.: Европейское право: Право Европейского Союза и правовое обеспечение защиты прав человека. –
С. 163.
4
См.: Договор о Европейском союзе.
5
См.: Лиссабонский договор, изменяющий Договор о Европейском союзе и Договор об учреждении Европейского сообщества: [от 13 декабря 2007 года № 2007/С 306/01] // СПС «Гарант».
6 Европейское право: Право Европейского Союза и правовое обеспечение защиты прав человека. – С. 164.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 19
ЕС является создание единого, конкурентного и эффективного внутреннего рынка. В то же
время следует отметить, что директивы и постановления Европейского парламента и Совета
Европейского союза содействуют не только устойчивому развитию внутреннего электроэнергетического рынка, но и гармонизируют совместное функционирование уже существующих
национальных электроэнергетических рынков, предусматривают наличие у национальных
регуляторов полномочий по принятию общеобязательных актов и применению эффективных
и соразмерных наказаний в отношении электроэнергетических компаний, нарушающих принятые на себя обязательства. Таким образом, можно сделать вывод, что эти документы регламентируют основы организации и функционирования электроэнергетической отрасли в европейском пространстве.
Нельзя не согласиться с А. С. Вишняковой, что основные цели и принципы функционирования внутреннего электроэнергетического рынка, которые нашли отражение в законодательстве Европейского союза, в целом схожи с теми основополагающими идеями и целями,
которые ставили перед собой правительства различных европейских государств для решения
проблем по реформированию электроэнергетической отрасли. В то же время современное развитие национальных правовых систем стран ЕС в целом невозможно без учета норм законодательства Европейского союза. Отсюда А. С. Вишнякова делает вывод, касающийся только
исследуемой ею сферы – электроэнергетики: законодательные тенденции развития европейских государств в отдельности и Европейского союза в целом обуславливают гармонизацию
национальных правовых систем1. Полагаем, этот вывод можно экстраполировать не только на
электроэнергетику, но и на всю сферу экономики, рассмотрев предложения, направленные на
совершенствование управленческой деятельности и повышение эффективности административно-правового регулирования отношений в этой сфере.
Проанализировав деятельность Европейского союза и Европейской комиссии ЕС можно констатировать, что на данный момент в рамках Европейского союза уже создана система
органов, занимающихся вопросами эффективности государственного управления и осуществляющая координационные, исполнительские, распорядительские и управленческие функции.
Таким образом, по нашему мнению, созданы предпосылки для формирования новой самостоятельной отрасли – европейского административного права, в сзязи с чем необходимо обсуждение ее места в правовой системе.
Модель Европейского союза, то есть поэтапное продвижение от зоны свободной торговли
к таможенному союзу, затем к общему рынку и в конечном итоге к единому экономическому
и валютному союзу, создала возможность, критически переосмыслив опыт стран Евросоюза,
поставить вопрос об углублении и расширении евразийского сотрудничества с перспективой
выхода на реальную интеграцию.
В настоящее время существует потребность в более тесном сближении и унификации
национальных законодательств, проведении мероприятий, направленных на создание согласованной структурной перестройки экономики стран – членов ЕврАзЭС.
Евразийским проектом предполагалось создать единое экономическое, политическое, таможенное, правовое и гуманитарное пространство.
Приоритетные направления развития ЕврАзЭС реализуются в следующих областях:
− проведение согласованной экономической политики и взаимодействие в реальном секторе экономики;
− формирование и совместное развитие энергетического рынка;
− формирование транспортного союза и реализация транзитного потенциала ЕврАзЭС;
− взаимодействие в агропромышленном секторе;
− формирование общего рынка услуг;
− формирование общего финансового рынка;
− развитие валютной интеграции;
− сотрудничество в социально-гуманитарной и правовой сферах;
− сотрудничество в области миграционной политики;
См.: Вишнякова А. С. Публичная регламентация отношений на оптовом рынке электрической энергии и
мощности. – М., 2012. – С. 80–81.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
20 ������������������������������������������������������������������� Н. И. Побежимова
− расширение полномочий органов ЕврАзЭС.
Так, в 2009 году был создан первый на постсоветском пространстве наднациональный
орган – Комиссия Таможенного союза (в настоящее время ее функции перешли к Евразийской
экономической комиссии), утвержден план действий по формированию Единого экономического пространства (ЕЭП), разработаны и приняты 17 базовых соглашений, составляющих его
правовую основу. В январе 2012 года был создан и заработал новый суд – Суд ЕврАзЭС, функционирование которого направлено на развитие и укрепление судебного органа сообщества
по урегулированию межгосударственных споров в рамках ЕврАзЭС и Таможенного союза1.
Таким образом, можно констатировать, что идет процесс интеграции не только европейского,
но и евразийского экономического и правового пространства, создание механизмов правового
регулирования интеграционных процессов во многих странах Европы и Азии.
Президент Российской Федерации назвал ЕврАзЭС самым успешным интеграционным
объединением пространства СНГ, которое создавалось для продвижения Таможенного союза
(ТС) и ЕЭП. Свои задачи оно в целом выполнило и, более того, уже передало этим структурам
множество функций. Заработал ТС, запущено ЕЭП «тройки», создан их общий регулирующий
орган – Евразийская экономическая комиссия, к которой переходят функции по дальнейшему
укреплению интеграции2.
В то же время эксперты Беларуси и России обсуждают бесценный опыт Союзного государства России и Белоруссии, который должен учитываться при создании новых интеграционных структур, проблемы и достижения Союзного государства, вырабатывают практические
рекомендации для развития вновь формирующихся интеграционных структур.
Административное право детализирует, развивает, конкретизирует многие общественные
отношения и реализуется посредством применения административно-правового регулирования управленческих отношений, которые формируются в процессе осуществления государственного управления.
В настоящее время в России речь идет о переоценке роли государственного управления,
которое является многогранным и проявляется в нормативно-правовом регулировании, координации, содействии, в установлении дальнейшего взаимодействия между органами государственной власти и гражданами, взаимодействия государства и бизнеса, в активном развитии
рыночных отношений. Названы и реализуются, несмотря на мировой финансовый и экономический кризис, приоритетные национальные проекты; поставлена задача по созданию в России мощного центра исследований и разработок.
Однако до сих пор остаются дискуссионными и недостаточно исследованными российской наукой административного права такие институты, как институт инвестиций, инноваций,
концессионных соглашений, хотя они разработаны в научных трудах ведущих государств и
широко используются в их практической деятельности.
Как отметил генеральный директор ОАО «РВК» И. Агамирзян, в последние годы инновации стали пониматься как драйвер экономического развития. Однако, по его мнению, «они
имеют еще более широкий смысл и за последнее десятилетие стали в определенном смысле
основной возможностью и основным вызовом, которые стоят перед человечеством»3. Исследование этих и многих других направлений возможно в условиях развития международных
управленческих отношений в сфере государственного управления.
Наука административного права призвана не только констатировать изменения, которые
произошли в государственном управлении на данном этапе развития российского государства,
но и учитывать те изменения, которые происходят в мировом сообществе. Она должна определять, подвергая пересмотру, все фундаментальные положения дальнейшего развития государства, пути и перспективы его развития в условиях мирового финансового и экономического
кризиса.
См.: Как рождается новая Евразия // Российская газета. – 2012. – 30 ноября.
См.: Владимир Путин встретился с коллегами по СНГ: без шаблонов // Российская газета. – 2012. – 20 де-
1
2
кабря.
Время бросает перчатку: Технологии стали главным инструментом конкурентной борьбы // Российская
газета. Спецвыпуск «Инновации». – 2012. – 20 декабря.
3 Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 21
Кризис, охвативший весь мир, оказался не только финансовым и экономическим, но и
кризисом в области управления. Россия не является здесь исключением, и проводимые в ней
реформы, в том числе административная (вновь предложенная система и структура органов
исполнительной власти), пока не в состоянии решить поставленных перед ними задач. Считаем, что в связи с этим правомерна постановка вопроса о создании в России системы правового
регулирования публичного управления, которая позволит в комплексе проанализировать административно-правовые отношения и содержание современного административного права, в
том числе опыт и перспективы развития административного права других государств.
Административное право является сложной базовой отраслью права, объемлющей очень
широкий спектр управленческих отношений (но не всеохватывающей), пределы которого в
условиях глобализации четко не определены. Речь идет об эволюции современного национального государства и права, функционирующего в условиях глобализации.
В отечественной литературе отмечается, что процесс глобализации, хотя и в разной мере,
но затрагивает практически все национальные государства и правовые системы. При этом одних из них он касается преимущественно с экономической стороны, других – с социальнополитической, а большинства – одновременно с экономической и социально-политической
сторон.
В России продолжается поиск идеальной, адекватной новым экономическим реалиям и
мировым вызовам системы управления, системы и структуры соответствующих органов государственной власти. В то же время, как считают многие исследователи административного
права (и мы разделяем их позицию в этом вопросе), нужна реформа не только и не столько органов исполнительной власти, сколько реформа самого механизма властвования, перестройка
отношений, складывающихся между исполнительной властью, ее органами, должностными
лицами и гражданами России, одновременно с перестройкой управленческих отношений на
международном правовом уровне.
В юридической литературе и на многочисленных международных и российских конференциях неоднократно обсуждалась проблема «нового мира» административного права, его
новых традиций, основанных на доктринах правового государства. Современное административное право нуждается в переосмыслении его назначения и той роли, которое оно по праву
призвано играть в жизни каждого государства, общества, гражданина. Перед административной наукой стоит задача приведения административного права в соответствие с международными правовыми стандартами и условиями, с которыми она не может не считаться.
Мы разделяем мнение российских ученых-административистов, обращающих внимание
на необходимость проведения реформы управления и административного права, которое в современных условиях «должно развиваться с учетом требований международных правовых институтов, на основе принципов интернационализации правовых систем мира»1.
Исследователям науки административного права как в России, так и в зарубежных странах необходима разработка:
− понятия и принципов международного административного права (МАП), его источников, видов, их общей характеристики с учетом происходящих в мире процессов глобализации
и интеграции;
− международных административно-правовых отношений как предмета МАП;
− механизма международного административно-правового регулирования;
− понятия субъекта МАП;
− определения государства, его функций, полномочий в качестве основного субъекта
МАП;
− концепции об иммунитете государств и их собственности;
− концепции нового международного интеграционного правопорядка;
− понятия интеграции государств, определения ее рамок и пределов и др.
Это далеко не полный круг вопросов, подлежащих исследованию в рамках разработки
такой новой отрасли, к которой мы относим не только европейское, но и международное административное право.
Российский Б. В., Старилов Ю. Н. Административное право. – С. 17.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
22 ������������������������������������������������������������������� Н. И. Побежимова
Международное сотрудничество призвано решить ряд управленческих проблем, среди
которых, кроме уже ранее обозначенных (экономических, социальных, природопромышленных, проблем по дальнейшему развитию таможенного союза, сотрудничеству с ЕС и ЕврАзЭС), есть проблема противодействия коррупции, названная одним из главных барьеров на
пути развития каждого государства, борьба с которой должна вестись по всем направлениям
во всем мире.
Анализ и разработка правовых форм международного сотрудничества, их совершенствование, по нашему мнению, не может не учитывать процессов глобализации, регионализации,
мирового финансового и экономического кризиса, многие из которых могут быть предметом
изучения не только европейского административного права, но и, как мы считаем, международного административного права.
Библиографический список
1. Административное право: учебник / под ред. Л. Л. Попова, М. С. Студеникиной. – М.:
Норма, 2008.
2. Административное право зарубежных стран. – М., 2003.
3. Брэбан, Г. Французское административное право / Г. Брэбан. – М., 1988.
4. Вишнякова, А. С. Публичная регламентация отношений на оптовом рынке электрической энергии и мощности / А. С. Вишнякова. – М., 2012.
5. Владимир Путин встретился с коллегами по СНГ: без шаблонов // Российская
газета. – 2012. – 20 декабря.
6. Время бросает перчатку: Технологии стали главным инструментом конкурентной
борьбы // Российская газета. Спецвыпуск «Инновации». – 2012. – 20 декабря.
7. Договор о Европейском союзе: [от 7 февраля 1992 года; ред. Лиссабонского договора
от 13 декабря 2007 года // СПС «Гарант».
8. Европейское право: Право Европейского Союза и правовое обеспечение защиты прав
человека / под ред. Л. М. Энтина. – М.: Норма; Инфра-М, 2011.
9. Жалинский, А. Введение в немецкое право / А. Жалинский, А. Рерихт. – М., 2001.
10. Зорькин, В. Д. Текст и реальность / В. Д. Зорькин // Российская газета. – 2006. – 12 декабря.
11. Как рождается новая Евразия // Российская газета. – 2012. – 30 ноября.
12. Калиниченко, П. А. Европейский союз на постсоветском пространстве: право, интеграция, геополитика / П. А. Калиниченко, К. И. Трубачева. – М.: РосНОУ, 2012.
13. Козлов, Ю. М. Административное право / Ю. М. Козлов. – М.: Юристъ, 2007.
14. Конвенция о защите прав человека и основных свобод: [от 4 ноября 1950 года; ред. от
13 мая 2004 года] // СПС «КонсультантПлюс».
15. Лебедев, В. М. Международное уголовное право / В. М. Лебедев, И. И. Лукашук. – М.,
2005.
16. Лиссабонский договор, изменяющий Договор о Европейском союзе и Договор об учреждении Европейского сообщества: [от 13 декабря 2007 года № 2007/С 306/01] // СПС «Гарант».
17. Лупу, А. А. Международное уголовное право / А. А. Лупу, И. Ю. Оськина. – М., 2013.
18. Международное экономическое право: учебное пособие / под ред. А. Н. Вылегжанина. – М.: Кнорус, 2012.
19. Никеров, Г. И. Административное право США / Г. И. Никеров. – М., 1977.
20. Российский, Б. В. Административное право / Б. В. Российский, Ю. Н. Старилов. – М.:
Норма, 2009.
21. Студеникина, М. С. Взгляд на КоАП РФ по прошествии десяти лет с момента введения его в действие / М. С. Студеникина // Актуальные проблемы административной ответственности: материалы всероссийской научно-практической конференции. – Омск: Изд-во
ОмЮИ, 2012.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013______________________ 23
Побежимова Н. И.
Перспективы развития административного права в условиях глобализации и
интеграции
Российское административное право, утверждает автор, благодаря своим теоретическим
наработкам и опыту практического регулирования системы управления внутренними делами
государства служит в настоящее время источником и генератором не только системы права
России, но и установления и регулирования межгосударственных отношений
Pobezhimova N. I.
Prospects for Administrative Law Development under Globalization and Integration
Conditions
At present the Russian administrative law is not only a source of control and formation of the
Russian law but also a generator of the establishment and regulation of intergovernmental relations.
Pobeschimowa N. I.
Die Perspektiven der Entwicklung des Verwaltungsrechtes unter den Bedingungen der Globalisierung und der Integration
Das russische Verwaltungsrecht, behauptet der Autor, zur Zeit dient von den theoretischen
Nutzungsdauern und der Erfahrung der praktischen Regulierung des Steuersystemes die inneren
Angelegenheiten des Staates zur Quelle und dem Generator der Verwaltung und der Bildung nicht
nur des Rechtes Russlands, sondern auch der Errichtung und der Regulierung der zwischenstaatlichen
Beziehungen.
Pobezhimova N. I.
Les perspectives du développement du droit administratif dans le contexte de la mondialisation et de l'intégration
L'auteur insiste, que droit administratif russe de ses développements théoriques et de l'expérience
pratique dans le système des affaires intérieurs d'Etat est la source de la gestion et de la formation non
seulement des droits de la Russie, mais aussi de la création et de la gestion des relations inter-étatiques.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А. Р. Сайфутдинова
ББК 67.401
ГОСУДАРСТВЕННЫЕ УСЛУГИ: ПОНЯТИЕ И ВИДЫ
Ключевые слова: государственные услуги; функция; административная процедура;
предоставление информации.
Key terms: public services; function; administrative procedure; provision of information.
Stichwörter: die staatlichen Dienstleistungen; die Funktion; die administrative Prozedur; die
Überlassung der Informationen.
Mots clefs: services publics; fonction; procédure administrative; présentation d’information.
Термин «услуга» в российском законодательстве впервые появился в Конституции РФ
1993 года (ст. 8 и 74), а Гражданский кодекс РФ закрепил категорию услуги в качестве объекта
гражданских прав (ст. 128).
Термин «государственные услуги» появился в Концепции реформирования системы
государственной службы РФ, утвержденной Президентом РФ 15 августа 2001 года1, и далее
в федеральной программе «Реформирование государственной службы РФ (2003–2005 годы)»,
утвержденной указом Президента РФ от 19 ноября 2002 года2, где было указано на необходимость
достижения качественного уровня исполнения государственными служащими своих
должностных обязанностей и оказываемых ими гражданам и организациям государственных
услуг.
В соответствии с глоссарием, государственная услуга – это деятельность органа
исполнительной власти, выражающаяся в совершении действий и (или) принятии решений,
влекущих возникновение, изменение или прекращение правоотношений или возникновение
документированной информации (документа) в связи с обращением гражданина или
организации в целях реализации их прав, законных интересов либо исполнения возложенных
на них нормативными правовыми актами обязанностей.
Согласно проекту федерального закона от 2005 года «О стандартах государственных
услуг»3, государственная услуга – это деятельность органа, оказывающего государственную
услугу, выражающаяся в совершении действий и (или) принятии решений, влекущих
возникновение, изменение или прекращение правоотношений или возникновение
документированной информации (документа) в связи с обращением гражданина или
организации в целях реализации их прав, законных интересов либо исполнения возложенных
на них нормативными правовыми актами обязанностей.
Среди специалистов нет единого мнения относительно определения понятия
«государственная услуга». Государственная услуга рассматривается как одна из разновидностей
государственных функций. Предоставление государственных услуг является функцией по
оказанию услуг, включающей защиту прав и законных интересов граждан и организаций,
распределение материальных ресурсов, предоставление информации, консультаций и
методической помощи.
По мнению А. Ф. Ноздрачева, государственные услуги непосредственным образом
связаны с публичными функциями государства, их оказание государственными структурами
Концепция реформирования системы государственной службы РФ: [утв. Президентом РФ 15 августа
2001 года за № Пр1496] // СПС «Гарант».
2
О федеральной программе «Реформирование государственной службы Российской Федерации (2003–
2005 годы)»: указ [Президента РФ от 19 ноября 2002 года № 1336] // СПС «Гарант».
3
О стандартах государственных услуг: проект федерального закона [от 19�������������������������������
������������������������������
января 2005 года] // СПС «КонсультантПлюс».
1 Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 25
основано на данных функциях и вытекает из них1. Действительно, оказание государственных
услуг вытекает из государственных функций, но не тождественно им.
В аналогичном ключе термины «государственная функция» и «государственная услуга»
разграничиваются Постановлением Правительства РФ от 11 ноября 2005 года № 679 «О порядке разработки и утверждения административных регламентов исполнения государственных
функций и предоставления государственных услуг»2, устанавливающим требования к структуре и содержанию административного регламента. Как справедливо отмечает А. Калинин,
определение того, является ли комплекс административных процедур функцией или услугой,
развивается по ведомственному принципу, без внимания к содержательной части выполняемых действий3.
Говоря о значении термина «государственная услуга», нельзя не затронуть вопрос о соотношении понятий «публичная услуга» и «государственная услуга». В юридической науке
единого мнения по данному вопросу не существует. Так, Ю. А. Тихомиров разделяет эти понятия. Причем первое понятие, по его мнению, шире и охватывает все виды услуг в обществе:
государственные, муниципальные, социальные и др.; второе – услуги, оказываемые органами
государства конкретному лицу. По мнению Ю. А. Тихомирова и Э. В. Талапиной, публичные
услуги имеют следующие характерные признаки:
1) обеспечивают деятельность общезначимой направленности;
2) имеют неограниченный круг субъектов, пользующихся ими;
3) осуществляются органами государственной и муниципальной власти либо другими
субъектами;
4) основываются как на публичной, так и на частной собственности4.
Не склонна объединять данные понятия и Л. К. Терещенко. Она считает, что «государственная услуга в первую очередь характеризует субъекта, оказывающего услугу, то есть государственные органы»5. Далее она отмечает, что органы местного самоуправления могут
оказывать услуги, аналогичные государственным, однако исходя из конституционного статуса органов местного самоуправления данный вид услуг нельзя отнести к государственным.
Под публичными услугами Л. К. Терещенко понимает более широкий спектр услуг, оказываемых как государственными, так и негосударственными структурами6.
А. В. Нестеров относит к государственным услугам бесплатные услуги, на основании
закона оказываемые законодательно уполномоченными услугодателями добровольно обратившимся заинтересованным лицам в соответствии с регламентами и стандартами государственных услуг за счет ресурсов государства. К публичным же услугам, по его мнению, можно
отнести общественно значимые платные услуги, цена на которые регулируется государством,
оказываемые коммерческими организациями услугополучателям в соответствии с регламентами публичных услуг7.
В настоящее время выделяют четыре вида непосредственно государственных услуг:
1) установление права гражданина или организации на что-либо;
2) материальное обеспечение вышеуказанного права в отдельных случаях, установленных законодательством (например, права на получение пенсии);
3) установление юридических фактов, чаще всего выражающихся в справках;
4) предоставление информации.
Можно выделить следующие базовые признаки государственной услуги:
– адресность (наличие конкретного лица, обратившегося за получением услуги);
См.: Ноздрачев А. Ф. Административная реформа: российский вариант // Законодательство и экономика. –
2005. – № 8. – С. 19.
2
О порядке разработки и утверждения административных регламентов исполнения государственных функций и предоставления государственных услуг: постановление [Правительства РФ от 11 ноября 2005 года № 679] //
СПС «Гарант».
3 См.: Калинин А. О регламентации деятельности российских госорганов // Общество и экономика. – 2007. –
№ 2/3. – С. 164.
4 См.: Тихомиров Ю. А., Талапина Э. В. Публичные функции в экономике // Право и экономика. – 2002. –
№ 6. – С. 5
5
Терещенко Л. К. Услуги: государственные, публичные, социальные // Журнал российского права. – 2004. –
№ 10. – С. 15.
6
Там же.
7
См.: Нестеров А. В. Понятие услуги государственной, общественной (социальной) и публичной //
СПС «КонсультантПлюс».
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
26 А������������������������������������������������������������������ А. Р. Сайфутдинова
− связь с правами и обязанностями граждан (в большинстве случаев государственная услуга является способом реализации гражданином (организацией) принадлежащих ему прав и
свобод либо способом реализации возложенной на него обязанности);
− адресат обращения за услугой гражданина, лица без гражданства или представителя
юридического лица – орган исполнительной власти;
− взаимодействие сторон в процессе оказания услуги, то есть необходимость личного
(устного или письменного) контакта органа, оказывающего услугу, с получателем услуги.
Получателем государственной услуги является гражданин Российской Федерации, иностранный гражданин либо лицо без гражданства или организация, обратившиеся непосредственно или через своего представителя в орган по оказанию услуги для реализации своих
прав либо законных интересов или исполнения обязанностей.
Административный регламент предоставления государственной услуги – это нормативный правовой акт, определяющий сроки и последовательность действий и (или) принятия
решений федерального органа исполнительной власти, влекущих возникновение, изменение
либо прекращение правоотношений или возникновение (передачу) документированной информации (документа) в связи с непосредственным обращением (заявлением) гражданина или
организации в целях реализации их прав, законных интересов либо исполнения возложенных
на них обязанностей в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Стандартом государственной услуги является система требований к государственной услуге в интересах ее получателя, принятая нормативным правовым актом в порядке, установленном законодательством об административных регламентах и стандартах государственных
услуг (включает характеристики процесса, формы, содержания и результата оказания государственной услуги).
Характерными чертами государственных услуг, осуществляемых органами государственного управления, служит следующее:
1) осуществление этих услуг является деятельностью по реализации функций органов
государственного управления;
2) эти услуги предоставляются в установленных федеральными законами областях –
образовании, здравоохранении и др.;
3) стоимость услуг регулируется государством (безвозмездно или по государственным
расценкам), то есть они не подчинены законам рынка;
4) субъектами оказания услуг являются органы государственного управления, подведомственные им государственные учреждения либо иные организации, а также должностные
лица органов государственного управления;
5) субъекты получения государственных услуг – граждане и организации как субъекты
административно-правовых отношений.
Основными принципами предоставления государственных и муниципальных услуг
являются:
1) правомерность предоставления государственных и муниципальных услуг органами,
предоставляющими государственные услуги, и органами, предоставляющими муниципальные
услуги, а также предоставления услуг, которые являются необходимыми и обязательными для
предоставления государственных и муниципальных услуг и предоставляются организациями,
указанными в ч. 2 ст. 1 Федерального закона от 27 июля 2010 года № 210–ФЗ «Об организации
предоставления государственных и муниципальных услуг»1;
2) заявительный порядок обращения за предоставлением государственных и муниципальных услуг;
3) правомерность взимания с заявителей государственной пошлины за предоставление
государственных и муниципальных услуг, платы за предоставление государственных и муниципальных услуг, платы за предоставление услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления государственных и муниципальных услуг;
4) открытость деятельности органов, предоставляющих государственные услуги, и органов, предоставляющих муниципальные услуги, а также организаций, участвующих в предоставлении государственных и муниципальных услуг;
Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг: Федеральный закон [от
27 июля 2010 года № 210–ФЗ; ред. от 28 июля 2012 года; с изм. и доп., вступающими в силу с 1 января 2013 года] //
Российская газета. – 2010. – 30 июля.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 27
5) доступность обращения за предоставлением государственных и муниципальных услуг и предоставления государственных и муниципальных услуг, в том числе для лиц с ограниченными возможностями;
6) возможность получения государственных и муниципальных услуг в электронной
форме, если это не запрещено законом, а также в иных формах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, по выбору заявителя.
Государственные (муниципальные) услуги – это услуги, которые предоставляются физическим лицам и организациям по их запросу федеральными органами исполнительной власти,
исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами управления государственных внебюджетных фондов Российской Федерации или местными администрациями в рамках их компетенции.
Федеральный закон Российской Федерации «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» регулирует отношения, возникающие в связи с предоставлением государственных и муниципальных услуг соответственно федеральными органами исполнительной власти, органами государственных внебюджетных фондов, исполнительными
органами государственной власти субъектов Российской Федерации, а также местными администрациями и иными органами местного самоуправления, осуществляющими исполнительно-распорядительные полномочия.
Согласно этому закону, государственная услуга, предоставляемая федеральным органом
исполнительной власти, органом государственного внебюджетного фонда, исполнительным
органом государственной власти субъекта Российской Федерации, а также органом местного самоуправления при осуществлении отдельных государственных полномочий, переданных
федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации, есть деятельность по
реализации функций соответственно федерального органа исполнительной власти, государственного внебюджетного фонда, исполнительного органа государственной власти субъекта
Российской Федерации, а также органа местного самоуправления при осуществлении отдельных государственных полномочий, переданных федеральными законами и законами субъектов
Российской Федерации, которая осуществляется по запросам заявителей в пределах установленных нормативными правовыми актами Российской Федерации и нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации полномочий органов, предоставляющих государственные услуги.
Муниципальная услуга, предоставляемая органом местного самоуправления, – это деятельность по реализации функций органа местного самоуправления, которая осуществляется
по запросам заявителей в пределах полномочий органа, предоставляющего муниципальные
услуги, по решению вопросов местного значения, установленных в соответствии с Федеральным законом от 6 октября 2003 года № 131–ФЗ «Об общих принципах организации местного
самоуправления в Российской Федерации»1 и уставами муниципальных образований.
Наряду с термином «государственные услуги» нередко можно встретить и другой – «публичные услуги», причем зачастую оба эти термина употребляются в одном и том же контексте, применительно к одним и тем же ситуациям. В результате и без того не вполне ясное в силу
новизны понятие государственных услуг еще более теряет свои контуры, сливаясь с услугами
публичными. В определенной степени в этом повинны и переводы иностранных материалов
по указанной проблематике, когда «public service» переводится и как «публичныеуслуги», и
как «государственные услуги». Если к этому ряду добавить социальные услуги, также входящие в нашу жизнь, то возникает ситуация, в которой трудно разграничить государственные,
публичные и социальные услуги.
Полагаем, было бы неверно смешивать эти понятия, поскольку они имеют различное содержание и с разных сторон характеризуют оказываемые услуги. В то же время и противопоставлять их также было бы ошибочно. Одна и та же услуга может в разных случаев являться
и государственной, и публичной, и социальной. Государственная услуга в первую очередь характеризуется субъектом, оказывающим услугу, – это всегда государственные органы. Органы
местного самоуправления могут оказывать аналогичные государственным услуги, но, строго
говоря, такие услуги не могут рассматриваться как государственные по причине конституционного статуса органов местного самоуправления.
При получении государственных и муниципальных услуг заявители имеют право:
Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации: Федеральный закон [от 6 октября 2003 года № 131–ФЗ] // Собрание законодательства РФ. – 2003. – № 40. – Ст. 3822.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
28 А������������������������������������������������������������������ А. Р. Сайфутдинова
1) на получение государственной или муниципальной услуги своевременно и в соответствии со стандартом предоставления государственной или муниципальной услуги;
2) на получение полной, актуальной и достоверной информации о порядке предоставления государственных и муниципальных услуг, в том числе в электронной форме;
3) на получение государственных и муниципальных услуг в электронной форме, если
это не запрещено законом, а также в иных формах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, по выбору заявителя;
4) на досудебное (внесудебное) рассмотрение жалоб (претензий) в процессе получения
государственных и муниципальных услуг;
5) на получение государственных и муниципальных услуг в многофункциональном
центре в соответствии с соглашениями, заключенными между многофункциональным центром и органами, предоставляющими государственные услуги, и соглашениями, заключенными между многофункциональным центром и органами, предоставляющими муниципальные
услуги, с момента вступления в силу соответствующего соглашения о взаимодействии.
Обязанности органов, предоставляющих государственные услуги, органов, предоставляющих муниципальные услуги, и подведомственных государственным органам или органам
местного самоуправления организаций:
1) органы, предоставляющие государственные услуги, и органы, предоставляющие муниципальные услуги, обязаны:
− предоставлять государственные или муниципальные услуги в соответствии с административными регламентами;
− обеспечивать возможность получения заявителем государственной или муниципальной услуги в электронной форме, если это не запрещено законом, а также в иных формах,
предусмотренных законодательством Российской Федерации, по выбору заявителя;
− предоставлять в иные органы, предоставляющие государственные услуги, органы,
предоставляющие муниципальные услуги, и подведомственные государственным органам или
органам местного самоуправления организации, участвующие в предоставлении предусмотренных законом государственных и муниципальных услуг, по межведомственным запросам
таких органов и организаций документы и информацию, необходимые для предоставления
государственных и муниципальных услуг;
− исполнять иные обязанности в соответствии с требованиями административных регламентов и иных нормативных правовых актов, регулирующих отношения, возникающие в связи
с предоставлением государственных и муниципальных услуг;
2) подведомственные государственным органам или органам местного самоуправления организации, участвующие в предоставлении государственных и муниципальных услуг,
обязаны:
− предоставлять в органы, предоставляющие государственные услуги, и органы, предоставляющие муниципальные услуги, по межведомственным запросам таких органов документы и информацию, необходимые для предоставления государственных и муниципальных
услуг, а также получать от органов, предоставляющих государственные услуги, органов, предоставляющих муниципальные услуги, иных государственных органов и органов местного
самоуправления такие документы и информацию;
− исполнять иные обязанности в соответствии с требованиями Федерального закона
«Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» и иных нормативных правовых актов, регулирующих отношения, возникающие в связи с предоставлением
государственных услуг.
Государственные услуги классифицируются по следующим признакам:
1) организационно-правовой статус поставщика государственных услуг;
2) организационно-правовой статус потребителя государственных услуг;
3) форма предоставления.
По организационно-правовому статусу поставщика выделяются следующие группы государственных услуг:
− услуги, предоставляемые потребителям непосредственно государственными органами;
− услуги, предоставляемые потребителям государственными учреждениями, не являющимися государственными органами, деятельность которых финансируется из средств государственного бюджета;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 29
− услуги, предоставляемые потребителям государственными и частными организациями, выигравшими тендер по государственным закупкам на их целевую реализацию.
По организационно-правовому статусу потребителя выделяются следующие группы государственных услуг:
− услуги, предоставляемые физическим лицам;
− услуги, предоставляемые юридическим лицам.
По форме предоставления различают услуги, предоставляемые:
− на бумажном носителе информации;
− посредством информационно-коммуникационных средств связи;
− на электронном носителе информации;
− в устной форме при непосредственном контакте.
И в нашей стране, и за рубежом предоставление государственных услуг тесно связано с
государственной службой. И это не случайно, ведь государство оказывает услуги через специальный аппарат – государственных служащих. Уже в Концепции реформирования системы
государственной службы Российской Федерации, утвержденной Президентом РФ 15 августа
2001 года, было установлено, что взаимодействие государственной службы и гражданского
общества осуществляется на основе соблюдения, в частности, принципа законности и правовой регламентации деятельности государственных органов и государственных служащих, исключения возможности проявления субъективизма и недопущения произвола при оказании
государственными служащими государственных услуг и принятии решений.
Одной из важнейших целей проводимой административной реформы было названо реформирование системы оказания государственных услуг с целью повышения их качества.
Л. К. Терещенко замечает, что само понятие «государственные услуги» в России стало использоваться только в процессе проведения административной реформы, в то время как во
многих зарубежных странах государственные услуги – одна из основных форм отношений
гражданина, юридического лица и власти, где государство рассматривается как поставщик
услуг. Однако в нашей стране такой подход к определению понятия государственной услуги
только начинает развиваться1.
В рамках административной реформы основным направлением деятельности органов
исполнительной власти, помимо повышения качества и доступности государственных услуг,
являются также стандартизация и регламентация государственных услуг, включающие совершенствование существующих регламентов. Это предусматривает создание новых механизмов,
предусматривающих привлечение к ответственности должностных лиц за несоблюдение утвержденных стандартов и возмещение нанесенного в результате этого ущерба.
Таким образом, государственная услуга – это деятельность органа исполнительной власти, выражающаяся в совершении действий и (или) принятии решений, влекущих возникновение, изменение или прекращение правоотношений или возникновение документированной
информации (документа) в связи с обращением гражданина или организации в целях реализации их прав, законных интересов либо исполнения возложенных на них нормативными правовыми актами обязанностей2.
В заключение стоит отметить, что термин «государственные услуги» относительно новый. Тем не менее государственные услуги существовали и раньше, так как в любом обществе
формируются общественно значимые интересы, потребности, обеспечение которых берет на
себя государство.
Государственные услуги непосредственно связаны с функциями государства, их оказание
государственными структурами основано на функциях государства. Для эффективного обеспечения этой государственной функции необходимо исследовать конъюнктуру рынка услуг.
Поскольку государственные услуги, оказываемые органами исполнительной власти, в большинстве своем носят опосредованный характер или являются услугами для производства услуг, необходима четкая ориентация на структуры, оказывающие государственные услуги, и в
конечном счете на конкретных услугополучателей.
См.: Терещенко Л. К. Услуги: государственные, публичные, социальные. – С. 15–23.
См.: Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг: Федеральный закон.
1
2 Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
30 А������������������������������������������������������������������ А. Р. Сайфутдинова
Библиографический список
1. Алькина, Г. И. Сущность государственных услуг / Г. И. Алькина, В. А. Герба // Вестник Тихоокеанского государственного университета. – 2009. – № 3.
2. Государственная социальная помощь, оказываемая в виде социальных услуг // Человек и труд. – 2004. – № 12.
3. Калинин, А. О регламентации деятельности российских госорганов / А. Калинин //
Общество и экономика. – 2007. – № 2/3.
4. Концепция реформирования системы государственной службы РФ: [утв. Президентом РФ 15 августа 2001 года за № Пр1496] // СПС «Гарант».
5. Лукаш, Ю. А. Словарь терминов и определений российского законодательства /
Ю. А. Лукаш. – М., 2005.
6. МНС как поставщик государственной услуги // Электроника – производство и
торговля. – 2003. – № 4.
7. Нестеров, А. В. Понятие услуги государственной, общественной (социальной) и публичной / А. В. Нестеров // СПС «КонсультантПлюс».
8. Ноздрачев, А. Ф. Административная реформа: российский вариант / А. Ф. Ноздрачев // Законодательство и экономика. – 2005. – № 8.
9. Федеральный закон [от 27 июля 2010 года № 210–ФЗ; ред. от 28 июля 2012 года; с изм.
и доп., вступающими в силу с 1 января 2013 года] «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» // Российская газета. – 2010. – 30 июля.
10. Ожегов, С. И. Толковый словарь русского языка / С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. – М.,
1996.
11. Повный, Д. А. Понятие «государственная услуга» в контексте административной реформы, проводимой в Российской Федерации // Вестник Челябинского государственного университета. Серия «Право». – Вып. 18. – 2009. – № 7.
12. Постановление [Правительства РФ от 11 ноября 2005 года № 679] «О порядке разработки и утверждения административных регламентов исполнения государственных функций
и предоставления государственных услуг» // СПС «Гарант».
13. Проект федерального закона [от 19 января 2005 года] «О стандартах государственных
услуг» // СПС «КонсультантПлюс».
14. Садлер, Д. Повышение качества государственных услуг: опыт Великобритании /
Д. Садлер // Проблемы теории и практики управления. – 2000. – № 3.
15. Терещенко, Л. К. Услуги: государственные, публичные, социальные / Л. К. Терещенко // Журнал российского права. – 2004. – № 10.
16. Тихомиров, Ю. А. Правовые аспекты административной реформы / Ю. А. Тихомиров // СПС «Гарант».
17. Тихомиров, Ю. А. Публичные услуги: спрос общества и реализующие его институты / Ю. А. Тихомиров // Материалы ���������������������������������������������������
VI ������������������������������������������������
международной конференции «Модернизация экономики и выращивание институтов». – М: ВШЭ, 2005.
18. Тихомиров, Ю. А. Публичные функции в экономике / Ю. А. Тихомиров, Э. В. Талапина // Право и экономика. – 2002. – № 6.
19. Толковый словарь русского языка / под ред. Т. Ф. Ефремовой. – М., 2000.
20. Указ [Президента РФ от 19 ноября 2002 года № 1336] «О федеральной программе
“Реформирование государственной службы Российской Федерации (2003–2005 годы)”» //
СПС «Гарант».
21. Федеральный закон [от 6 октября 2003 года № 131–ФЗ] «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // Собрание
законодательства РФ. – 2003. – № 40. – Ст. 3822.
22. Шаститко, А. Е. Организационные рамки предоставления публичных услуг // Вопросы экономики. – 2004. – № 7.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013______________________ 31
Сайфутдинова А. Р.
Государственные услуги: понятие и виды
Для эффективного обеспечения государственных услуг, утверждает автор статьи, необходимо исследовать конъюнктуру рынка услуг. Нужна четкая ориентация на структуры, оказывающие государственные услуги, и, в конечном счете, на конкретных услугополучателей.
Sayfutdinova A. R.
Public Services: Concept and Types
To provide public services effectively it is necessary to study the services market. The author
affirms that it’s necessary to focus on structures rendering public services and that finally favours
specific customers focus.
Sajfutdinowa A. R.
Die staatlichen Dienstleistungen: der Begriff und die Arten
Für die wirksame Versorgung der staatlichen Dienstleistungen, behauptet der Autor des Artikels,
man muss die Marktlage der Dienstleistungen untersuchen. Es ist die deutliche Orientierung auf die
Strukturen, die die staatlichen Dienstleistungen leisten, und schließlich auf konkret nötig.
Sayfutdinova A. R.
Les services publics: le concept et les types
Pour fournir efficacement les services publics, explique l'auteur de l'article, il faut explorer
l'état du marché des services. Il faut une orientation claire vers les structures des services publics, et
finalement vers les consommateur.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ББК 67.0
Ю. В. Хахулина
Р. Ф. Гринюк
АФФИЛЯЦИЯ И АФФИЛИРОВАННЫЕ ЛИЦА
В КОНТЕКСТЕ ОБЩЕЙ ТЕОРИИ
ПРАВООТНОШЕНИЯ
Ключевые слова: правоотношение; аффиляция; аффилированные субъекты; субъекты
правоотношений; правосубъектность; влияние; зависимость.
Key terms: legal relationship; affiliation; affiliated parties; parties to a legal relationship; legal
personality; influence; dependence.
Stichwörter: das Rechtsverhältnis; die Affilation; die affilierten Subjekte; die Subjekte der
Rechtsverhältnisse; die Rechtssubjektivität; der Einfluss; die Abhängigkeit.
Mots clefs: relation juridique; affiliation; personnes affiliées; entités juridiques; personnalité
juridique; impact; dépendance.
Конструкция аффилированных лиц, как известно, хорошо знакома отечественной правовой науке, законодательству и юридической практике. Начиная с 90-х годов �������������
XX�����������
века явлению аффиляции уделяется значительное внимание законодателем и исследователями. Сегодня
можно назвать немалое число нормативно-правовых актов, касающихся данного понятия в
связи с хозяйственным, антимонопольным, налоговым, корпоративным, конкурсным и другими направлениями регулирования соответствующих отношений. Научные разработки этой
проблематики также весьма обширны.
Так, взаимозависимым лицам в системе обязанных субъектов налогового правоотношения посвящена работа Е. Ф. Мазурик; взаимозависимых лиц в налоговом праве исследует
Е. В. Алтухова; гражданско-правовое положение аффилированных, взаимозависимых лиц и
групп лиц анализирует А. Г. Сергеев; сравнительно-правовой анализ форм зависимости хозяйствующих субъектов в Российской Федерации и Федеративной Республике Германии представлен А. В. Анисимовым; перспективы правового регулирования хозяйственных отношений
с участием аффилированных лиц обосновываются Е. М. Дядюком; аффилированных лиц как
особых субъектов правоотношений определяет и характеризует А. В. Калинина1.
Работы названных и многих других авторов являют собой весомый вклад в научную
разработку проблематики аффиляции и аффилированных лиц, но вместе с тем не исчерпывают значительных дискуссионных вопросов, предопределяемых общеправовым значением
конструкции аффилированных лиц. Отраслевой анализ данного явления, обусловливаемый
внутренними потребностями правового регулирования возникающих отношений, позволяет
выявить прежде всего одномоментные особенности проявления аффиляции в конкретных ситуациях, определить их и обеспечить разрешение соответствующих вопросов. В то же время
такой подход к исследованию названной проблематики сопряжен с обособленной и нередко
противоречивой оценкой одного и того же явления в различных отраслях права и существенно
осложняет концептуальное восприятие всего многообразия отношений, опосредуемых аффи См.: Мазурик Е. Ф. Взаимозависимые лица в системе обязанных субъектов налогового правоотношения //
Ученые записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского. Серия «Юридические науки». – Т. 23. – 2010. – № 1. – С. 374–379; Алтухова Е. В. Взаимозависимые лица в налоговом праве: автореф.
дис. … канд. юрид. наук. – М., 2008; Сергеев А. Г. Гражданско-правовое положение аффилированных, взаимозависимых лиц и групп лиц: автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 2009; Анисимов А. В. Сравнительно-правовой
анализ форм зависимости хозяйствующих субъектов в Российской Федерации и Федеративной Республике Германии: дис. … канд. юрид. наук. – М.: Академия народного хозяйства при Правительстве РФ, 2010; Дядюк Є. М.
Перспективи правового регулювання господарських відносин за участю афілійованих осіб // Часопис Академії
адвокатури України. – �������������������������������������������������������������������������������������
2011. – № 3. – С. 1–7; Калинина А. В. Аффилированные лица как особый субъект правоотношений: автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Саратов, 2010.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 33
ляцией. В связи с этим целью настоящего исследования полагается общетеоретическое (общеправовое) обоснование аффилированных лиц в контексте юридических свойств субъекта
правоотношений.
Характеристика субъекта правоотношения, сопряженного с аффиляцией, обусловливает
необходимость уяснения понятия последней. Термины «аффиляция», «аффилированность»,
«аффилированные лица» имеют иностранное происхождение, преимущественно объясняются
в литературе как англоязычные и определяются с точки зрения отраслевых потребностей (например, в акционерном праве это подконтрольная компания, пять и более процентов акций
которой принадлежат другой компании)1.
Однако толкование названных терминов более обширно, оно охватывает, в частности, их
значения и в английском, и во французском, и в немецком, и в латинском языках. Согласно
этим значениям, «аффиляция» означает усыновление, установление отцовства, присоединение, принадлежность, существование некой организации как дочерней, прием в члены и т. п.2
Разнообразие приведенных значений названного термина позволяет тем не менее увидеть их
смысловое единство: аффиляция выражает своего рода связь между соответствующими субъектами. Семантическое истолкование термина «связь» включает в себя, в зависимости от конкретной ситуации, возможность влияния, или зависимости, или принадлежности, или общности и т. д.3 Таковая связь в сфере права возникает по различным основаниям: объединение
экономических усилий (соглашение, согласованные действия, «дружественное» или «враждебное» поглощение, существенное участие и т. п.), управленческие договоры, общая трудовая
деятельность, родство, свойство и т. д.
Разнообразны и цели установления этой связи. К ним, в частности, можно отнести обеспечение скорейшего достижения стратегических экономических результатов, приобретение
новых ресурсов для внутреннего роста, значительных налоговых преимуществ, дополнительных рынков сбыта, принятие управленческих решений, осуществление сделок в силу соответствующей заинтересованности и др. При этом аффиляция как особого рода связь между
субъектами может быть сориентирована и на достижение синергетического эффекта через
операционную синергию как увеличение масштабов деятельности, финансовую синергию как
увеличение эффективности капиталовложений, управленческую синергию как концентрацию
крупных управленческих ресурсов.
Таким образом, этимология термина «аффиляция» указывает прежде всего на статику
положения определенных субъектов по отношению друг к другу, факт их пребывания в соответствующей связи (исходя из основания возникновения), тогда как семантическая оценка
этого явления свидетельствует о его динамике, реализации связи в тех или иных целях. Необходимо подчеркнуть, что смысловое выражение связи (аффиляции) посредством влияния,
зависимости, принадлежности, общности и т. п. означает не их тождество, а их соотношение
как основания и следствий (аффиляция – основание, следствия – вышеперечисленные и иные
подобные явления).
Изложенное имеет значение для характеристики правоотношений, опосредованных аффиляцией. В этом контексте уместно воспроизвести азбуку общего учения о правоотношении.
Правовое отношение, как известно, определяется как основанная на правовой норме связь
между субъектами, обладающими корреспондирующими субъективными правами и юридическими обязанностями. Общими предпосылками правоотношения выступают правовая норма и
правосубъектность, специальным основанием – юридический факт, а структура (состав) правоотношения включает объект, субъект и содержание (материальное как поведение субъектов
и юридическое как совокупность субъективных прав и юридических обязанностей). При этом
правосубъектность является юридическим свойством индивидуального или коллективного
субъекта, обеспечивая ему звание (качество, статус) субъекта правоотношения.
Идентификация аффилированных лиц как субъектов правоотношений обусловливает вывод, что таковые лица выступают субъектами только тех правоотношений, которые возникают
1
См., напр.: Долинская В. В. Акционерное право. – М.: Юридическая литература, 1997. – С. 198; Тихомирова Л. В., Тихомиров М. Ю. Юридическая энциклопедия / под ред. М. Ю. Тихомирова. – М., 1997. – С. 40.
2 См.: �����������������������������������������������������������������������������������������������������������
Black������������������������������������������������������������������������������������������������������
’�����������������������������������������������������������������������������������������������������
s����������������������������������������������������������������������������������������������������
law������������������������������������������������������������������������������������������������
���������������������������������������������������������������������������������������������������
dctionary��������������������������������������������������������������������������������������
�����������������������������������������������������������������������������������������������
.�������������������������������������������������������������������������������������
������������������������������������������������������������������������������������
– St��������������������������������������������������������������������������������
����������������������������������������������������������������������������������
. Paul��������������������������������������������������������������������������
������������������������������������������������������������������������������
, 1990. – P���������������������������������������������������������������
����������������������������������������������������������������
.��������������������������������������������������������������
�������������������������������������������������������������
58; Hornby A�������������������������������������������������
���������������������������������������������������������
.������������������������������������������������
S����������������������������������������������
. Oxford��������������������������������������
��������������������������������������������
advanced�����������������������������
�������������������������������������
learner���������������������
����������������������������
’��������������������
s�������������������
dictionary��������
������������������
of�����
�������
cur����
rent English / Oxford university press. – 5-th ed. – N. Y., 1995. – P. 20; Большой немецко-русский словарь. – 8-е изд.,
стереотип. – М.: Русский язык, 2001. – С. 49; Дворецкий И. Х. Латинско-русский словарь. – 6-е изд., стереотип. –
М.: Русский язык, 2000. – С. 41.
3
См.: Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. Т. 4. – М.: Русский язык, 1980. – С. 160;
Ожегов С. И. Словарь русского языка. – 8-е изд., стереотип. – М.: Советская энциклопедия, 1970. – С. 696–697.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
34 ���������������������������������������������������������� Ю. В. Хахулина, Р. Ф. Гринюк
по поводу установления аффиляции. Приобретение акций (паев, долей), управленческие договоры, трудоустройство, родство и т. п. – это юридические факты, порождающие правоотношения, субъекты которых, осуществляя свои права и обязанности, становятся аффилированными
в одно- или двустороннем порядке (например, одно юридическое лицо приобретает соответствующее количество акций другого или юридические лица – акции друг друга). Возникшая
при этом связь между субъектами, один из которых или оба стали аффилированными, имеет
длящийся характер как состояние и означает правовое отношение (аффиляцию). Субъектами
иных правоотношений (как и деятельности, составляющей их материальное содержание) каждый из названных субъектов выступает юридически самостоятельно и автономно. Такая оценка
аффиляции категорично вписывается в общую конструкцию правоотношения и соответствует
законодательному определению и смыслу правосубъектности как право- и дееспособности.
Приобретение субъектом качества аффилированности отнюдь не означает для него какого-либо юридического преобразования с точки зрения организационно-правовой формы. Более того, аффилированность вообще таковой не является. Формально юридически у аффилированного лица не меняется ни объем правосубъектности, ни содержание прав и обязанностей,
ни правовой статус в целом.
Аффилированные лица выступают не особым субъектом правоотношений, как отмечается в литературе1, а, очевидно, являются субъектами особых правоотношений (по установлению аффиляции).
Вместе с тем, непосредственно не означая влияния, зависимости и тем более контроля
и т. п., состояние аффиляции в зависимости от конкретной ситуации (нередко при наличии
расходящихся с правом (законом) потребностей (интересов) в приобретении каких-либо благ)
обусловливает это самое влияние, зависимость и т. д.
Иллюстрацией может служить известный конкурс по продаже акций АО «Лисичанскнефтеоргсинтез», когда оба участника-претендента – ООО «Продинторг» и «ТНК-Украина», – будучи связанными с российской группой ТНК, фактически были не покупателями-конкурентами, а субъектами сговора (под влиянием группы ТНК) по снижению цены приобретения2.
Последствия аффиляции претерпело АО «Аеросвіт»�����������������������������������
, безуспешно (из-за «неконструктивной» позиции обладателей части акций «Аеросвіта» компании «��������������������������
ГенАвиаИнвест» и Фонда госимущества Украины) пытаясь решить вопросы о назначении нового гендиректора, избрании
наблюдательного совета и утверждении устава «Аеросвіта» в новой редакции3.
Как видно, в первом случае речь идет о влиянии и общности интересов (снижение цены
покупки), во втором – о влиянии, основанном на частичном поглощении (обладании акциями).
При этом практика поглощений («дружественных», «враждебных», горизонтальных, вертикальных, конгломератных), как показывает отечественный и мировой опыт, стремительно распространяется. В Восточной Европе, например, объем поглощений на начало XXI������������
���������������
века составил более 60 млрд долларов США.
Аффиляция может возникнуть при любом виде поглощения. Вместе с тем «враждебное»
поглощение имеет особое значение, поскольку речь идет об односторонней заинтересованности, неэтичной конкурентной борьбе, недобросовестной конкуренции или даже преддверии
рейдерского захвата, когда поначалу легальное вхождение в АО на основе приобретенного
пакета акций через использование «гринмейла» («корпоративного шантажа») постепенно приводит к завоеванию в этом обществе всех ключевых позиций.
Современная глобализированная экономика, изобилуя крупными интегрированными бизнес-структурами, уже давно взяла аффиляцию на вооружение, руководствуясь, в частности,
налоговыми соображениями (уменьшение налогового бремени или даже уклонение от налогов). Так, задействованность в структуре компаний различной национальной принадлежности
обеспечивает использование механизма «тонкой» капитализации. Например, когда долг конвертируется в участие в капитале, устанавливается пропорция между процентами по долгу и
прибылью компании-заемщика, то различить по формальным признакам заемное и акционер-
См.: Калинина А. В. Аффилированные лица как особый субъект правоотношений. – С. 5.
См.: Лавренюк С. Министерство юстиции предупреждает: украинские суды должны руководствоваться
принципом справедливости, чтобы у граждан не было оснований для обращения в Европейский суд // Голос
Украины. – 2002. – 29 августа.
3
См.: Юхименко М. «Неконструктивна» позиція // URL: http: //www.from-ua.com/news/ed90126c01485c.html
1
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 35
ное финансирование очень сложно именно в силу аффиляции, охватывающей все эти процессы «корпоративной вуалью»1.
Аффиляция, опосредуя деятельность многих интегрированных бизнес-субъектов и будучи весьма распространенным явлением в сфере хозяйственных, налоговых, корпоративных,
конкурентных и т. п. отношений, обусловливает вместе с тем влияние, зависимость и т. д. и в
сфере отношений за пределами предпринимательства. Речь, в частности, идет о совершении
сделок с заинтересованностью физическим лицом, не являющимся субъектом предпринимательской деятельности.
Практика российских судов по этому вопросу, как отмечается в литературе, свидетельствует о двух противоположных подходах: 1) статус предпринимателя – обязательное условие
признания физического лица аффилированным; 2) такое условие не имеет значения ни для
физических лиц, по отношению к которым устанавливается аффилированность, ни для самих
аффилированных лиц. Вторая позиция отражена, например, в определении коллегии судей
ВАС РФ о признании падчерицы аффилированным лицом жены генерального директора завода и по этому основанию недействительным договора завода с падчерицей о купле-продаже
как сделки, совершенной с заинтересованностью (дело № А60-41550/2010)2.
Приведенная позиция ВАС РФ является аргументом в пользу общеправового значения
аффиляции как состояния, опосредующего многообразие поведения субъектов в сфере права,
в том числе когда их субъективные права и юридические обязанности предопределяются нормами различной отраслевой принадлежности.
При этом характеристика аффиляции как общеправового (межотраслевого) явления способствовала бы выработке универсальных, единых критериев его нормативной и практической
оценки для всей юриспруденции, что, в свою очередь, предполагает, как уже отмечалось в настоящей статье, исследование аффиляции и аффилированных лиц сквозь призму общей конструкции правоотношения. Такой подход к анализу и оценке аффиляции позволяет обосновать
внимание к ней законодателя, установить ее юридическое значение и правовую природу.
В соотношении с классической моделью правоотношения аффиляция олицетворяет только один тип правоотношений – тех, что возникают по поводу ее установления.
Вместе с тем в последующих правоотношениях формально юридическая обособленность
(в силу оставшейся неизменной организационно-правовой формы) и самостоятельность (объем правосубъектности, правовой статус) субъектов, отягощенных аффиляцией, приобретают
некую условность из-за возникающей вследствие этой аффиляции фактической возможности
влияния, зависимости и т. п. в осуществлении прав и обязанностей как содержания различных
последующих правоотношений. Указанная фактическая возможность, реализуясь в поведении
аффилированных лиц, имеет непосредственное юридическое значение для оценки этого поведения с точки зрения дефекта их воли (волеизъявления). Именно этим можно объяснить
внимание законодателя к проблеме аффиляции и нормативно-правовые решения по признанию аффилированными соответствующих субъектов на основании различных признаков поведения (претерпевание влияния, зависимости, контроля3 и т. п.), принятые в зависимости от
конкретных отраслевых потребностей (например, объективного налогообложения, защиты
прав корпоративных субъектов, физических лиц и т. д.). Возможность, например, влияния не
однажды, в подобных случаях претворившаяся в действительность, является в этом контексте,
мотивом, побудившим законодателя определить юридическое значение аффиляции как основание для правовой оценки опосредуемого ею поведения и признания соответствующих лиц
аффилированными.
При этом общеправовая значимость аффиляции предопределяется как многоликостью ее
проявления, разнообразием возникающих последствий, распространенностью с точки зрения
опосредования отношений, возникающих как предмет регулирования различных (многих) отраслей права, так и своеобразием опосредования отношений (когда аффиляция возникает в
См., напр.: Булыгин С. Когда капитализация недостаточна? Финансирование в международных холдингах
и налогообложение процентов // Налоги. – 2008. – № 3. – С. 23–36.
2
См.: Зыонг Ань Зунг. Аффилированные лица и проблема заинтересованности в совершении акционерным
обществом сделки по законодательству Российской Федерации и Вьетнама // Наука и образование: хозяйство и
экономика; предпринимательство; право и управление. – 2012. – № 6. – С. 24–28.
3
Термин «контроль» в перечне названных признаков представляется нам весьма неудачным по причине искажения его традиционного содержания (проверка, наблюдение с целью проверки для обеспечения положительного результата деятельности), поскольку в контексте проблематики аффиляции он приобретает явно негативный
оттенок.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
36 ���������������������������������������������������������� Ю. В. Хахулина, Р. Ф. Гринюк
сфере действия норм одной отраслевой принадлежности, а результат установления аффиляции
наступает применительно к другой, например, родство опосредует корпоративные отношения).
Правовая природа аффиляции может быть определена как состояние, сообщающее пребывающим в ней формально юридически обособленным и самостоятельным субъектам качество условного единения, некой целостности (например, зависимые, взаимозависимые лица,
группы лиц в налоговых отношениях, супруги в корпоративных отношениях, родственники в
гражданско-правовых отношениях по совершению сделок и т. д.), вне организационного единства обусловливающее тем не менее восприятие и оценку деятельности (поведения) таких
субъектов как общей (совместной, единой, одной).
Правовое видение аффиляции предполагает единое для всех отраслей права ее определение и нормативное закрепление в общем законе об аффиляции и аффилированных лицах,
в котором через многозначность, многоаспектность последней (разнообразие оснований возникновения и последствий) представляется возможным установить комплексные, универсальные и специфические признаки аффилированных лиц, отражающие общеправовой, межотраслевой и отраслевой уровни характеристики этих лиц. Нынешние отраслевые законодательные
и доктринальные трактовки аффилированных лиц, как уже отмечалось выше, значительно расходятся в подходах к их определению. Так, по смыслу Закона Украины «О банках и банковской
деятельности», аффилированными являются лица, связанные������������������������������
���������������������������
существенным или преобладающим участием1. Во многих нормативно-правовых актах Украины, преимущественно в хозяйственно-правовой теории, аффилированные лица определяются через способность оказывать
влияние и осуществлять контроль, а также через тождество с зависимостью2. Как аналоги термины «воздействие», «влияние», «контроль» используются в российской правовой теории3.
Полагаем, что в данном случае смешиваются понятия, означающие установление аффиляции (существенное, преобладающее участие), саму аффиляцию (связанные лица) и фактические возможности как результат ее установления (влияние, воздействие, зависимость, контроль). Последние термины, кроме того, не являются тождественными друг другу. Влияние и
воздействие характеризуются определенной близостью содержания. Поскольку под воздействием, как известно, понимается действие, направленное на кого-нибудь с целью чего-либо
добиться, внушить что-либо, то воздействие может означать способ влияния (как действия,
направленного на кого-, что-нибудь). Содержание контроля, как уже отмечалось, имеет четко
выраженную позитивную направленность, и его использование в тематике аффиляции возможно при условии расширительного толкования термина, что алогично с точки зрения уже
давно сформировавшейся семантической традиции.
Особое значение в соотнесении с аффиляцией имеет зависимость. Эти два явления взаимосвязаны, они взаимодействуют, так как зависимость (соотношение следствия и причины)
выступает следствием аффиляции, результатом установления последней и выражает фактическую возможность какого-либо влияния (воздействия) с целью получения каких-либо благ
(преимуществ и т. п.).
В аффиляции зависимость имеет фактический характер, в других случаях она может быть
легальной, юридически закрепленной и отражающей организационно-структурные преобразования в экономике (легальная зависимость характеризует, например, отношения холдинга и
дочерней компании). В связи с этим представляется целесообразным для оценки деятельности
субъектов как аффилированных лиц использование термина «влияние» («воздействие») как
более подходящего по смыслу и содержанию.
Таким образом, аффиляция и аффилированные лица как общеправовые явления характеризуют особый тип правоотношений, опосредуют многие иные правоотношения и заслуживают общеюридического исследования и общетеоретического осмысления для выработки
единого (общеправового) похода к их пониманию и определению.
1
См.: Про банки і банківську діяльність: Закон України [від 7 грудня 2000 року] // Відомості Верховної Ради
України. – 2001. – № 5/6. – Ст. 30.
2
См., напр.: Про акціонерні товариства: Закон України [від 17 вересня 2008 року] // Відомості Верховної
Ради України. – 2008. – № 50/51. – Ст. 384; Дядюк Є. М. Особливості правового становища афілійованих осіб у
господарських відносинах // Портал наукова періодика // URL: http://mail.rambler.ru/m/redi­rect?url=http%3A//www.
nbuv.gov.ua/portal/Soc_Gum/Dtr_pravo/2011_3/files/LA311_14.pdf
3
См., напр.: Калинина А. В. Еще раз о необходимости принятия закона «Об аффилированных лицах» //
Вектор науки Тольяттинского государственного университета. – 2009. – № 2. – С. 49–51.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 37
Библиографический список
1. Алтухова, Е. В. Взаимозависимые лица в налоговом праве: автореф. дис. … канд.
юрид. наук / Е. В. Алтухова. – М., 2008.
2. Анисимов, А. В. Сравнительно-правовой анализ форм зависимости хозяйствующих
субъектов в Российской Федерации и Федеративной Республике Германии: дис. … канд. юрид.
наук / А. В. Анисимов. – М.: Академия народного хозяйства при Правительстве РФ, 2010.
3. Большой немецко-русский словарь. – 8-е изд., стереотип. – М.: Русский язык, 2001.
4. Булыгин, С. Когда капитализация недостаточна? Финансирование в международных
холдингах и налогообложение процентов / С. Булыгин // Налоги. – 2008. – № 3.
5. Даль, В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. Т. 4 / В. И. Даль. –
М.: Русский язык, 1980.
6. Дворецкий, И. Х. Латинско-русский словарь / И. Х. Дворецкий. – 6-е изд., стереотип. – М.: Русский язык, 2000.
7. Долинская, В. В. Акционерное право / В. В. Долинская. – М.: Юридическая литература, 1997.
8. Зыонг Ань Зунг. Аффилированные лица и проблема заинтересованности в совершении акционерным обществом сделки по законодательству Российской Федерации и Вьетнама /
Ань Зунг Зыонг // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право
и управление. – 2012. – № 6 .
9. Калинина, А. В. Аффилированные лица как особый субъект правоотношений: автореф. дис. … канд. юрид. наук / А. В. Калинина. – Саратов, 2010.
10. Калинина, А. В. Еще раз о необходимости принятия закона «Об аффилированных лицах» / А. В. Калинина // Вектор науки Тольяттинского государственного
университета. – 2009. – № 2.
11. Лавренюк, С. Министерство юстиции предупреждает: украинские суды должны руководствоваться принципом справедливости, чтобы у граждан не было оснований для обращения в Европейский суд / С. Лавренюк // Голос Украины. – 2002. – 29 августа.
12. Мазурик, Е. Ф. Взаимозависимые лица в системе обязанных субъектов налогового
правоотношения / Е. Ф. Мазурик // Ученые записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского. Серия «Юридические науки». – Т. 23. – 2010. – № 1.
13. Ожегов, С. И. Словарь русского языка / С. И. Ожегов. – 8-е изд., стереотип. – М.: Советская энциклопедия, 1970.
14. Сергеев, А. Г. Гражданско-правовое положение аффилированных, взаимозависимых
лиц и групп лиц: автореф. дис. … канд. юрид. наук / А. Г. Сергеев. – М., 2009.
15. Тихомирова, Л. В. Юридическая энциклопедия / Л. В. Тихомирова, М. Ю. Тихомиров;
под ред. М. Ю. Тихомирова. – М., 1997.
16. Юхименко, М. «Неконструктивна» позиція / М. Юхименко // URL: http://www.fromua.com/news/ed90126c01485c.html
17. Дядюк, Є. М. Особливості правового становища афілійованих осіб у господарських
відносинах / Є. М. Дядюк // Портал наукова періодика // URL: http://mail.rambler.ru/m/redi­
rect?url=http%3A//www.nbuv.gov.ua/portal/Soc_Gum/Dtr_pravo/2011_3/files/LA311_14.pdf
18. Дядюк, Є. М. Перспективи правового регулювання господарських відносин за участю
афілійованих осіб / Є. М. Дядюк // Часопис Академії адвокатури України. – 2011. – № 3.
19. Закон України [від 17 вересня 2008 року] «Про акціонерні товариства» // Відомості
Верховної Ради України. – 2008. – № 50/51. – Ст. 384.
20. Закон України [від 7���������������������������������������������������������������
��������������������������������������������������������������
грудня 2000���������������������������������������������������
��������������������������������������������������
року] «Про банки і банківську діяльність»���������
��������
// Відомості Верховної Ради України. – 2001. – № 5/6. – Ст. 30.
21. Black’s law dctionary. – St. Paul, 1990.
22. Hornby A. S. Oxford advanced learner’s dictionary of current English / Oxford university
press. – 5-th ed. – N.-Y., 1995.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
38 ���������������������������������������������������������� Ю. В. Хахулина, Р. Ф. Гринюк
Хахулина Ю. В, Гринюк Р. Ф.
Аффиляция и аффилированные лица в контексте общей теории правоотношения
В статье исследуются явление аффиляции и аффилированные субъекты в контексте общей конструкции правоотношения. Установление аффиляции определяется как особый тип
правоотношений, а аффиляция – как состояние, обусловливающее дефект воли формально
юридически обособленных и самостоятельных субъектов иных правоотношений, опосредованных аффиляцией.
Khakhulina Yu. V., Grinuk R. F.
Affiliation and Affiliated Persons in the Context of General Theory of Legal Relationship
The article deals with such phenomenon as affiliation and affiliated persons in the context
of general theory of legal relationship. Affiliation adjudgement is defined as a particular type of
legal relationship. Affiliation is defined as a state causing the defect of will of legally isolated and
independent parties to different legal relationship mediated by affiliation.
Chachulina Ju. W., Grinjuk R. F.
Аffuilartion und die affilierten Personen im Kontext der allgemeinen Theorie des
Rechtsverhältnisses
Im Artikel werden die Erscheinung derr Affuilation und die affilierten Subjekte im Kontext der
allgemeinen Konstruktion des Rechtsverhältnisses untersucht. Die Errichtung der Affilation klärt sich
wie der besondere Typ der Rechtsverhältnisse, und die Affilation – wie der Zustand, der den Defekt
des Willens der formell juristisch isolierten und selbständigen Subjekte anderer Rechtsverhältnisse
bedingt, vermittelt von der Affilation.
Khakhulina Yu. V., Grinyuk R. F.
Affiliation et personnes affiliées dans le cadre de la théorie générale des relations juridiques
Dans l'article on examine les notions de l’affiliation et des personnes affiliées dans le cadre
de la théorie générale des relations juridiques. Établissement d’affiliation est défini comme un type
particulier des relations juridiques, et l’affiliation – comme une condition qui détermine le défaut de
la volonté des personnes formellement indépendantes et juridiquement distinctes des autres relations
dû à l’affiliation.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д. Р. Боязитов
ББК 67.401
ЭВОЛЮЦИЯ СОВРЕМЕННЫХ МЕТОДОВ
ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ
ЭКОНОМИКОЙ РЕГИОНА
Ключевые слова: государственное управление экономикой; социально-экономические
процессы; экономическая система страны; экономические субъекты.
Key terms: legal relationship; affiliation; affiliated entities, party to a legal relationship; legal
personality; influence; dependence.
Stichwörter: das Rechtsverhältnis; die Affilation; die affuilierte Subjekte; die Subjekte der
Rechtsverhältnisse; duie Rechtssubjektivität; der Einfluss; die Abhängigkeit.
Mots clefs: relation juridique; affiliation; personne affiliées; personne juridiques; personnalité
juridique; impact; dépendance.
Динамика социально-экономических процессов, развитие рыночных отношений, структурные трансформации отношений собственности делают невозможным применение старых
подходов к управлению экономическим развитием региона. В нынешних условиях, когда эффективность управления экономическим развитием регионов во многом определяет успешность реализации государственной стратегии трансформации экономической системы страны,
выбор современных методов управления экономическим развитием регионов и направлений
их совершенствования приобретает особую актуальность.
В отечественной практике управление экономическим развитием региона достаточно
долгое время представлялось скорее в виде совокупности организационных и методических
мер, чем научного направления. Так, Т. С.������������������������������������������������
�����������������������������������������������
Максимова отмечает, что путь проб и ошибок (посредством апробации различных структур, организационных форм и методов) хотя и кажется
более простым и привлекательным в свете ближайших результатов, на самом деле может оказаться очень долгим. Тех, кто выбрал его, подстерегает опасность многократного возвращения
к прошлым структурным и организационным формам, опасность движения по кругу1.
Практическая реализация методических разработок в сфере государственного управления экономическим развитием региона в конце ХХ века преимущественно сводилась к совершенствованию и отладке процедуры формирования, согласования и утверждения планов
регионального развития, созданию стандартизированной системы различных форм и показателей, контролю достигнутых экономических результатов. Исходной предпосылкой подобного
подхода выступало положение, основанное на приоритетной роли отраслевого управления,
определяющего динамику экономического развития региона.
Но не будем забывать и о территориальном управлении, под которым понимается сочетание, совокупность взаимосвязанных функционирующих территориальных систем, объединяемых системой управления для воспроизводства в соответствии с целями развития на основе
действующих экономических законов.
Существенный вклад в развитие теории и методологии государственного управления экономическим развитием регионов в нынешних условиях хозяйствования внесли А. Г. Аганбегян, А. П. Градов, Н. И. Ларина, Д. С. Львов, А. С. Новоселов, Б. М. Штульберг, Р. И. Шнипер
и другие.
См.: Максимова Т. С. Регіональний розвиток: аналіз і прогнозування. – Луганськ: Вид-во СНУ ім. В. Даля,
2003. – С. 45.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
40 ���������������������������������������������������������������������� Д. Р. Боязитов
Тем не менее, несмотря на значительное число публикаций по проблемам государственного управления экономикой регионов, в научных исследованиях последних лет не сформировано однозначного подхода к определению понятия «метод государственного управления».
Также недостаточно исследуется зарубежный опыт государственного управления регионами.
Настоящее исследование ставит своей целью изучение методов управления экономическим развитием регионов, особенности их применения в зарубежной практике, а также оценку
эффективности использования современных подходов к организации государственного управления экономическими процессами в регионе.
Саморегулирование экономики страны в целом возможно в тех случаях, когда она сама
имеет системный характер. Системная целостность экономики определяется долгосрочным
синтезом тенденций монополизма и конкуренции. Рыночная экономика формируется в законченную систему лишь в результате образования общественных регуляторов конкурентного поведения экономических субъектов, которые способны формировать и обеспечивать гарантии
свободы экономической деятельности каждому из ее участников. Соответственно, существует
объективная необходимость сознательного регулирования хозяйствующих субъектов, с тем
чтобы вся экономическая система стала более устойчивой.
Система государственного управления региональной экономикой в России за последние
десятилетия трансформировалась из позиции разгосударствления экономических процессов
в осознание необходимости активизации и совершенствования управляющего воздействия и
методов управления.
Метод управления представляет собой инструментарий, который включает способы, рычаги, а также технологии целенаправленного воздействия на объект с целью достижения поставленных задач. Сложность, стохастичность и непредсказуемость многокомпонентного объекта управления обусловливает и многообразие используемых методов.
Методы государственного экономического управления представляют собой важный компонент в механизме использования объективных законов рынка; соответственно, качество и
эффективность государственного управления во многом определяется эффективностью сочетания различных методов управления в зависимости от конкретной экономической ситуации.
Методы государственного управления экономическим развитием регионов целесообразно рассматривать с позиций такого управления, которое, с одной стороны, реализует общегосударственную политику, а с другой – учитывает особенности регионального экономического
развития и определяет региональную политику.
Государственное управление региональным экономическим развитием представляет собой целенаправленную деятельность государства в лице определенных законодательных, исполнительных, а также контролирующих органов, обеспечивающих посредством системы разнообразных подходов и методов достижение поставленной цели и решение стратегических и
тактических экономических задач, которые отражают определенный этап развития экономики
региона.
Соответственно, система методов, представленных преимущественно экономическими
стимулами, административно-организационными рычагами и иными элементами, используется как в системе государственного, так и в системе регионального управления для формирования экономического пространства. Следует отметить, что такая система, с одной стороны,
должна способствовать формированию благоприятных экономических предпосылок в регионе, обеспечивая рост эффективности производственной сферы, а с другой стороны, должна
ограничивать развитие неблагоприятных тенденций и перекосов на рынке при решении ряда
экономических проблем, которые не могут решаться с помощью рыночного механизма.
В государствах с рыночной экономикой используются следующие конкретные механизмы
управления экономическим развитием регионов:
− дифференцированные для различных регионов субсидии и кредиты фирмам для создания нового производства в экономически отсталых районах;
− налоговые льготы либо полное освобождение от налогообложения с целью размещения промышленного производства в регионах, избранных для приоритетного развития, и на-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 41
оборот, минимизация или упразднение льгот по инвестициям в перенасыщенных производством регионах;
− субсидии, а также кредиты действующим и финансово проблемным компаниям в регионах, которым предоставляется государственная поддержка;
− размещение новых и перевод имеющихся государственных (или контролируемых государством) предприятий и даже правительственных учреждений в экономически проблемные
регионы;
− предоставление государственных субсидий местным органам власти (как целевых, так
и свободных);
− осуществление регионально дифференцированного законодательного регулирования
норм амортизации основных фондов компаний (амортизационная политика);
− регионально ориентированные субсидии и государственные кредиты для развития малого и среднего бизнеса, а также формирование производственной, рыночной, социальной и
экологической инфраструктуры в регионах;
− приватизация отдельных государственных компаний, приобретение акций частных
компаний либо другие формы реструктуризации;
− преференции в системе государственных заказов на продукцию компаний из экономически отсталых регионов;
− государственная поддержка агентств регионального развития;
− премии за региональную занятость и иные регионально дифференцированные программы занятости, курсы подготовки и переподготовки безработных и т. п.;
− меры, направленные на стимулирование мобильности населения и производства (информационные программы, миграционные субсидии и т. п.);
− лицензии, разрешения, запреты, сертификаты и иные средства административного контроля строительства новых объектов и административных зданий;
− нормирование, перераспределение потребления отдельных видов ресурсов (природных, экономических);
− система правительственных контрактов на поставки в экономически проблемные
регионы;
− дифференцированные правовые нормы в сфере землепользования, охраны окружающей среды и т. п.1
Во многих государствах Западной Европы основы государственного управления экономическими процессами в регионах были сформированы относительно недавно – после Второй
мировой войны. Наиболее бурная фаза развития в данной области государственного управления продолжалась в период 1950–70-х годов.
Рост интереса к регулированию регионального экономического развития обусловлен рядом причин:
1) экономический рост во многих западноевропейских государствах обеспечил возможность существенного выделения средств на реализацию активной региональной экономической политики;
2) подъем экономики в этих государствах оказался при этом несколько дифференцированным по регионам. Соответственно, обострение региональных диспропорций экономического развития послужило причиной активизации системы государственного управления на
региональном уровне во многих странах Западной Европы.
Можно выделить следующие общие черты, характерные для государственного управления региональным экономическим развитием в большинстве западноевропейских стран:
− акцент на развитие инфраструктуры (транспортной, энергетической, связи и др.), ее
выравнивание в регионах до общенациональных стандартов;
− весьма активное использование производственного потенциала предприятий, находящихся в государственной собственности или контролируемых государством (инвестиции в
строительство новых государственных предприятий в экономически отсталых регионах);
См.: Байнев В. Ф., Пелих С. А. Экономика региона: учебное пособие. – Мн.: Акад. упр-ния при Президенте Республики Беларусь; ИВЦ Минфина, 2007. – С. 31–32.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
42 ���������������������������������������������������������������������� Д. Р. Боязитов
− использование административных методов ограничения роста концентрации производства и населения в отдельных экономически развитых регионах путем установления государственного контроля за размещением производства (введение запретов на выдачу строительных лицензий, лицензий на разработку полезных ископаемых и т. п.);
− применение в качестве основного элемента регионального управления экономических
и административных стимулов, побуждающих компании размещать новое технологичное производство в экономически отсталых регионах и перемещать имеющиеся мощности из перенаселенных и экономически высокоразвитых районов и крупных городов;
− периодическая корректировка используемых методов государственного управления
экономикой регионов, когда периоды относительного ослабления административных методов
чередовались с годами увеличения активности в этой сфере государственного регулирования.
Динамика финансовых затрат, обусловленных применением экономических методов государственного регулирования региональной экономики, в большинстве западноевропейских
государств демонстрирует периоды роста и падения, хотя анализ данного процесса за длительный период дает возможность констатировать наличие тенденции к его понижению.
Наряду с сокращением экономических рычагов государственного управления региональным экономическим развитием отмечались следующие качественные изменения:
− переход от применения автоматических инструментов регулирования экономического
развития регионов к использованию дискреционных мер (например, в Германии);
− переориентация государственного воздействия на стимулирование малого предпринимательства, сферы услуг, а также научно-инновационной деятельности;
− смещение приоритетов в методах административного регулирования от практики перераспределения между регионами финансовых потоков и трудовых ресурсов к поощрению
структурных преобразований непосредственно в регионах с целью формирования необходимого потенциала для экономического роста в целом;
− увеличение влияния Европейской комиссии на методы государственного управления
регионами отдельных стран – членов ЕС.
Наиболее значительная тенденция в изменении методов государственного управления
экономикой регионов западноевропейских стран – это переход от общих экономических и
административных стимулов к селективным и выборочным, что обусловлено следующими
причинами:
− общим сокращением государственных затрат стран с рыночной экономикой, направляемых на региональное развитие;
− необходимостью увеличения эффективности использования выделяемых на региональное экономическое развитие ресурсов;
− акцентом на нормативно-правовое стимулирование развития сферы услуг и перераспределение экономическими методами промышленного производства между регионами.
Библиографический список
1. Байнев, В. Ф. Экономика региона: учебное пособие / В. Ф. Байнев, С. А. Пелих. – Мн.:
Акад. упр-ния при Президенте Республики Беларусь; ИВЦ Минфина, 2007.
2. Максимова, Т. С. Регіональний розвиток: аналіз і прогнозування. – Луганськ: Вид-во
СНУ ім. В. Даля, 2003.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013______________________ 43
Боязитов Д. Р.
Эволюция современных методов государственного управления экономикой региона
В статье исследуется зарубежный опыт государственного управления экономикой регионов. Проведен сравнительный анализ практики государственного управления экономическими
процессами в регионах в ряде стран.
Boyazitov D. R.
Evolution of Public Management Methods of Region Economy
The article deals with foreign experience of public regulation of region economy. A comparative
analysis of public management practice of economic processes in some countries has been carried out
by the author.
Bojasitow D. R.
Die Evolution der modernen Methoden der staatlichen Wirtschaftsführung der Region
Im Artikel wird die ausländische Erfahrung der staatlichen Wirtschaftsführung der
Region untersucht. Es ist die vergleichende Analyse der Praxis der staatlichen Verwaltung der
Wirtschaftsprozesse in einer Reihe von den Ländern durchgeführt.
Boyazitov D. R.
L'évolution des méthodes modernes de gestion de l'état de l'économie de la région
Dans cet article on examine l'expérience étrangère de gestion de l'état de l'économie de la région.
On propose l’analyse comparative de la pratique de la gestion économique de l'Etat dans un certain
nombre de pays.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С. В. Стародубцев
ББК 67.401.143.1
ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ТАМОЖЕННОГО КОДЕКСА
ТАМОЖЕННОГО СОЮЗА В СИСТЕМЕ
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫХ ФОРМ (ИСТОЧНИКОВ)
ТАМОЖЕННОГО ПРАВА ТАМОЖЕННОГО СОЮЗА
Ключевые слова: Таможенный кодекс Таможенного союза; источник права;
общепризнанные принципы международного права; договоры Российской Федерации;
Таможенный союз; учредительный акт.
Key terms: Customs Code of the Customs Union; source of law; general principles of international law; treaties of the Russian Federation; the Customs Union; basic instrument.
Stichwörter: das Zollgesetzbuch des Zollbündnisses; die Quelle des Rechtes; die allgemeinanerkannten Prinzipien des internationalen Rechtes; die Verträge der Russischen Föderation; das
Zollbündnis; der Gründungsakt.
Mots clefs: code des douanes de l'Union douanière; source du droit; principes généraux du
droit international; traités de l'Union Russie; acte constitutif.
Формой таможенного права Таможенного союза (ТС) следует признать формы объективизации нормативно-правового предписания (нормы права), имеющие цель донести до потребителя информацию об установленном правиле поведения. Источник таможенного права ТС
есть закрепленная в правовой форме смысловая информация о правовом правиле поведения,
выраженном в словестно-буквенной форме (или иной знаковой системе), характеризующемся
общеобязательностью, абстрактностью, определенностью, эталонностью, многократностью
применения, обеспеченном принудительной силой государственной власти и являющемся регулятором общественных отношений в таможенной сфере.
Приведенный подход к определению формы и источника таможенного права имеет важное практическое значение, которое заключается в том, что форма таможенного права ТС неизменна, а источник таможенного права ТС может быть подвержен изменению в связи с развитием общественных отношений в таможенной сфере. Как показывает практика формирования и развития форм и источников таможенного права ТС, обусловленная формированием
принципиально новой нормативной системы в сфере таможенного дела форма таможенного
права ТС зависит от процесса таможенной интеграции государств – участников ТС, источник
же таможенного права ТС постоянно изменяется, дополняется и развивается адекватно потребностям совершенствования правового регулирования таможенно-правовых отношений.
Данный подход позволяет выделить следующую систему международных форм (источников)
таможенного права ТС.
I. Общепризнанные принципы права, общепризнанные принципы международного
таможенного сотрудничества (международного таможенного права)
Данная форма права признается в современном международном праве ст. 38 Статута
Международного Суда ООН от 26 июня 1945 года, которая гласит: «Суд, который обязан решать переданные ему споры на основании международного права, применяет... общие принципы права, признанные цивилизованными нациями»1. К числу общепризнанных принципов
международного права в международно-правовых актах относят:
1) принцип суверенного равенства, уважения прав, присущих суверенитету;
2) принцип неприменения силы и угрозы силой;
3) принцип нерушимости границ;
Международное публичное право / сост. К. А. Бекяшев, А. Г. Ходаков. – М.: БЕК, 1996. – С. 13–14.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 45
4) принцип территориальной целостности государств;
5) принцип мирного урегулирования споров;
6) принцип невмешательства во внутренние дела;
7) принцип уважения прав человека и основных свобод, включая свободу мысли, совести, религии и убеждений;
8) принцип равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой;
9) принцип сотрудничества между государствами;
10) принцип добросовестного выполнения обязательств по международному праву.
Приведенная система общепризнанных принципов международного права имеет международно-правовое закрепление в ст. 2 Устава ООН от 26 июня 1945 года1, Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций, от 24 октября
1970 года2 и в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от
1 августа 1975 года3.
Соответственно, общепризнанные принципы международного таможенного права также следует признать формой (источником) таможенного права ТС. Вот что пишет об общепризнанных принципах международного таможенного сотрудничества, сформулированных в
Хартии экономических прав и обязанностей государств от 12 декабря 1974 года4, Г. К. Борисов: «Экономические, а также политические и другие отношения между государствами будут
регулироваться, среди прочего, следующими принципами: a) суверенитет, территориальная
целостность и политическая независимость государств; b) суверенное равенство всех государств; c) ненападение; d) невмешательство; e) взаимная и справедливая выгода; f) мирное
сосуществование; g) равноправие и самоопределение народов; h) мирное урегулирование
споров; i) устранение несправедливостей, возникших в результате применения силы, которые
лишают какую-либо нацию естественных средств, необходимых для ее нормального развития; j) добросовестное выполнение международных обязательств; k) уважение прав человека
и основных свобод; l) отсутствие стремления к гегемонии и сферам влияния; m) содействие
международной социальной справедливости; n) международное сотрудничество в целях развития; o) свободный доступ к морю и из него для стран, не имеющих выхода к морю, в рамках
вышеуказанных принципов»5.
II. Международные договоры в области таможенного сотрудничества государств
Указанные договоры могут быть универсальными (действовать в отношении любого государства мира), региональными (в них могут участвовать государства определенного региона, например, для нас имеют значение международные договоры, заключенные в рамках СНГ
и ЕврАзЭС) и партикулярными, то есть двусторонними, заключенными между государствами – участниками ТС ЕврАзЭС. Данные международные договоры делятся на четыре группы.
1. Учредительные международные договоры ЕврАзЭС и ТС
Следует отметить, что данные формы (источники) таможенного права ТС являются учредительными актами как для ЕврАзЭС, так и для ТС как двух взаимосвязанных международных организаций. Значение учредительных актов как форм (источников) таможенного права
ТС заключается в том, что они осуществляют правовое регулирование юридической природы (статуса) данных интеграционных объединений. Элементами юридической природы (статуса) ЕврАзЭС и ТС являются: а) цели деятельности данных международных организаций;
б) задачи и функции, решаемые международной организацией; в) организационная структура
международной организации; г) правовые акты, принимаемые международной организацией, и их юридическая природа. Все это отражается в учредительных актах ТС, которые мы
анализировали при характеристике данного международного таможенного интеграционного
объединения.
2. Универсальные международные договоры в сфере таможенного дела
К числу универсальных международных договоров, являющихся формой (источниками)
таможенного права ТС, относятся международные соглашения, заключенные государствами в
Международное право в документах. – С. 2.
Там же. – С. 4–12.
3 Там же. – С. 12–18.
4
Там же. – С. 282–288.
5
Борисов К. Г. Международное таможенное право: учебное пособие. – Изд. 2-е, доп. – М.: РУДН, 2001. –
С. 12–13.
1
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
46 ������������������������������������������������������������������� С. В. Стародубцев
рамках деятельности Всемирной торговой организации (ГАТТ1 ВТО) и Всемирной таможенной организации (ВТО). Следует отметить, что приведенные международные договоры, как
универсальные, так и региональные, а также партикулярные, осуществляются в таможенном
праве ТС способами, изложенными нами ранее:
− отсылка;
− включение нормы международного права в национальный правовой акт;
− принятие специального национального акта, регулирующего порядок исполнения международного обязательства, взятого государством;
− прямое применение нормы международного права правоприменительными органами
государств – участников ТС.
Примерами такого рода договоров являются Всемирная почтовая конвенция от 14 сентября 1994 года2, Конвенция о процедуре международного таможенного транзита при перевозке грузов железнодорожным транспортом с применением накладной СМГС от 9 февраля
2006 года3, Конвенция о временном ввозе от 26 июня 1990 года4, Международная конвенция о
Гармонизированной системе описания и кодирования товаров от 14 июня 1983 года5 и другие.
Следует отметить, что приведенный здесь вид многосторонних универсальных международных договоров в таможенной сфере является источником таможенного права ТС даже при
условии, что обязательство по данной конвенции взяло лишь одно из государств – участников
ТС, так как в этом случае положения указанных международных договоров могут применяться
государством – участником ТС к третьим странам, не являющимся участниками ТС ЕврАзЭС,
но взявшими обязательство исполнять положения многостороннего универсального международного договора в таможенной сфере.
3. Региональные международные договоры в сфере таможенного дела
К данной подгруппе следует отнести международные договоры (соглашения), принятые
в рамках ЕврАзЭС и ТС как международных организаций экономического и таможенного сотрудничества государств – участников СНГ. Эти договоры носят исключительно региональный характер, и в них участвуют как минимум три государства – участника ТС (Республика Беларусь, Республика Казахстан и Российская Федерация), но в отдельных договорах ЕврАзЭС
могут участвовать Республика Кыргызстан, Республика Таджикистан, Республика Узбекистан
и могут присоединиться другие государства СНГ.
При всем многообразии подобного рода договоров, неоднократно приведенных нами ранее, особо следует выделить Договор о Таможенном кодексе ТС от 27 ноября 2009 года6, который вступил в силу 6 июля 2010 года в соответствии с решением Межгосударственного совета
ЕврАзЭС7 и применяется в Республике Казахстан и Российской Федерации с 1 июля 2010 года.
Указанный договор принимается на основании Договора о создании единой таможенной территории и формировании таможенного союза от 6 октября 2007 года8 и Договора о Комиссии
ТС от 6 октября 2007 года9 в целях обеспечения таможенного регулирования на единой таможенной территории ТС. Приведенные положения свидетельствуют о том, что принимаемый
договором ТК ТС является нормативно-правовым актом, направленным на регулирование таможенно-правовых отношений в рамках единой таможенной территории государств – участников ТС, определяя тем самым пространственную сферу действия этого акта при условии
General agreement on tariffs and trade (GATT) – Генеральное соглашение о тарифах и торговле.
Всемирная почтовая конвенция: [от 14 сентября 1994 года] // Бюллетень международных договоров РФ. –
1997. – № 1. – С. 3.
3
Конвенция о процедуре международного таможенного транзита при перевозке грузов железнодорожным
транспортом с применением накладной СМГС: [от 9 февраля 2006 года] // СПС «Гарант-Максимум».
4
Конвенция о временном ввозе: [от 26 июня 1990 года] // Таможенные ведомости. – 1996. – № 2. – С. 4.
5
Международная конвенция о Гармонизированной системе описания и кодирования товаров: [от 14 июня
1983 года] // Таможенные ведомости. – 1996. – № 8. – С. 2–5.
6
Договор о Таможенном кодексе Таможенного союза: [от 27 ноября 2009 года] // Собрание законодательства РФ. – 2010. – № 50. – Ст. 6615.
7
См.: О ходе реализации второго этапа формирования таможенного союза в рамках ЕврАзЭС: решение
[МС ЕврАзЭС от 5 июля 2010 года № 48] // URL: http://www.tsouz.ru
8 Договор о создании единой таможенной территории и формировании таможенного союза: [от 6 октября
2007 года] // Собрание законодательства РФ. – 2011. – № 12. – Ст. 1552.
9 Договор о Комиссии Таможенного союза: [от 6 октября 2007 года] // Собрание законодательства РФ. –
2011. – № 12. – Ст. 1553.
1
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 47
выражения обязательности его положений для государства – участника ТС (ратификации), что
предусмотрено ст. 5 Договора о Таможенном кодексе ТС (далее – настоящий Договор).
Помимо этого приведенные положения свидетельствуют о том, что ТК ТС действует на
территориях государств – участников Таможенного союза, то есть его природа экстерриториальна в части государственной территории и монотерриториальна в части единой таможенной
территории ТС.
Важным аспектом, характеризующим правовую природу ТК ТС, является указание в ч. 1
ст. 1 настоящего Договора на то, что ТК ТС является составной частью данного договора, то
есть его нормы являются нормами международного регионального договора, регулирующего
таможенно-правовые отношения. Изменения и дополнения к положениям ТК ТС могут быть
внесены государствами – участниками настоящего Договора путем принятия дополнительного
протокола.
Часть 2 ст. 1 настоящего Договора предусматривает, что положения ТК ТС имеют преимущественную силу над иными положениями таможенного законодательства ТС. Эти положения предопределяют юридическую силу указанного акта, определяя его решающее место при
регулировании именно таможенно-правовых отношений. Вместе с тем следует признать, что
ТК ТС не может обладать преимущественной юридической силой в отношении учредительных договоров ЕврАзЭС и ТС. Дискуссия о приоритете норм учредительных актов ЕврАзЭС
и ТС над нормами ТК ТС, по нашему мнению, является беспредметной, так как противоречий
между указанными нормами быть не может, поскольку предмет регулирования этих международных и наднациональных актов различен.
В соответствии со ст. 5 настоящий Договор открыт для присоединения любого государства, которое станет членом Таможенного союза. Ее положения еще раз подтверждают международно-правовую природу ТК ТС, который является международным договором, открытым
для присоединения любому государству СНГ, взявшему обязательство соблюдать учредительные акты ТС и вступившему в данную организацию.
Таким образом, положения Договора о Таможенном кодексе ТС однозначно констатируют, что данный документ является по своей юридической природе международно-правовым,
региональным, специальным актом, регулирующим таможенно-правовые отношения в рамках таможенной интеграции государств – участников ТС. Кроме этого следует отметить, что
ТК ТС является самоисполнимым международным договором, то есть подлежащим прямому
применению на территории государств – участников ТС на основе акта его ратификации высшим представительным органом государственной власти государств – участников ТС. Вместе с тем акт ратификации – а ратификация настоящего Договора в Российской Федерации
осуществлялась федеральным законом1 – делает нормы указанного договора нормами национального права, той же юридической силы, что и акт ратификации. То есть по юридической
силе нормы ТК РФ в Российской Федерации являются нормами закона. Это характерно и для
Республики Казахстан.
Здесь следует отметить высказанную по указанной проблеме позицию классиков международно-правовой науки. Е. Т. Усенко весьма справедливо отмечает, что «международноправовая норма не может иметь силы в сфере внутригосударственной без трансформации ее
в норму внутригосударственного акта. <...> При трансформации международный договор как
акт международного права остается формой правовой связи заключивших его государств, и
каждое государство – участник договора обязано обеспечить его осуществление. Но именно
для осуществления договора, как правило, оказывается необходимым издание тех или иных
внутригосударственных нормативных актов, которые и представляют собой различные способы трансформации»2.
В том же ключе высказывает свою позицию и Л. А. Лунц, отмечающий, что «“Трансформация” норм международного договора во внутригосударственное законодательство может совершаться в различных формах. Выбор той или иной формы зависит от содержания
международного договора и характера подлежащих регулированию отношений»3. Соглашаясь
с данным утверждением, вместе с тем следует добавить, что выбор правовой формы трансфор См.: О ратификации Договора о Таможенном кодексе Таможенного союза: Федеральный закон [от 2 июня
2010 года № 114-ФЗ] // Собрание законодательства РФ. – 2010. – № 23. – Ст. 2796.
2 Усенко Е. Т. Принцип недискриминации и принцип наибольшего благоприятствования в международных
экономических отношениях // Внешняя торговля. – 1960. – № 7. – С. 6.
3
Лунц Л. А. Курс международного частного права: в 3 т. Т. 1. – М.: Спарк, 2002. – С. 65.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
48 ������������������������������������������������������������������� С. В. Стародубцев
мации норм международного права в национальное законодательство государств осуществляется также в соответствии с действующим законодательством государства и международными
договорами, где этот вопрос в определенной степени регламентируется. Подобный подход к
осуществлению норм международного права в национальной правовой системе разделяют и
другие ученые1.
Таким образом, ТК ТС, являясь международно-правовым актом и выполняя функцию связующего звена между правовыми системами государств – участников ТС, трансформируется
в национальную правовую систему государств – участников ТС посредством акта ратификации, приобретая таким образом форму национального закона. В Российской Федерации нормы
ТК ТС являются нормами кодифицированного федерального закона в соответствии с Федеральным законом от 2 июня 2010 года № 114–ФЗ «О ратификации Договора о Таможенном
кодексе таможенного союза»2.
4. Партикулярные (двусторонние) международные договоры в сфере таможенного дела
Данная подгруппа форм (источников) таможенного права ТС весьма спорна. На первый
взгляд может показаться, что подобного рода международных договоров в рамках таможенной
интеграции государств – участников международной организации, каковой является ТС, быть
не может. Очевидно, что заключение двустороннего договора между государствами – участниками ТС, направленное на регулирование таможенных отношений, противоречит целям и
задачам ТС как международной организации, так как в этом случае третье государство – участник ТС выпадает из правового регулирования таможенных отношений, регулируемых данным
партикулярным договором. Это противоречит общепризнанному принципу международного
права – принципу суверенного равенства государств, принципу сотрудничества государств и
др. Также это противоречит принципам таможенного права ТС. Но вместе с тем партикулярные договоры, регламентирующие таможенно-правовые отношения с участием государства –
участника ТС, имеются. Например, Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Королевства Норвегия о пункте пропуска Борисоглебск – Стурскуг
через российско-норвежскую государственную границу от 28 февраля 2011 года3 или Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Южная Осетия о сотрудничестве и взаимопомощи в таможенных делах от 9 декабря 2010 года4 и др.
Являются ли такие договоры формами (источниками) таможенного права ТС? Полагаем,
что данные виды международно-правовых партикулярных договоров формами (источниками)
таможенного права ТС быть не могут по следующим основаниям: во-первых, эти договоры
являются формами (источниками) международного таможенного права; во-вторых, регулируемые подобными договорами таможенно-правовые отношения не входят в предмет таможенного права ТС по субъектному составу.
В заключение нельзя не отметить, что история таможенной интеграции на постсоветском
пространстве знала случай, когда существовал партикулярный договор. Им было Соглашение
о ТС между Российской Федерацией и Республикой Беларусь от 6 января 1995 года5, которое
в таком качестве просуществовало достаточно недолго – до присоединения к нему 20 января
1995 года Республики Казахстан. Кроме этого, данный договор относится к числу учредительных актов ТС ЕврАзЭС.
III. Международно-правовой обычай
Данная форма (источник) таможенного права ТС понимается как сложившееся в международной практике правило поведения, за которым субъекты международного таможенного
См., напр.: Симис К. М. К вопросу о трансформации международно-правовых норм в нормы внутригосударственные // Ученые записки Всесоюзного научно-исследовательского института советского законодательства,
1967. – Вып. 12; Международное частное право. Современные проблемы / отв. ред. М. М. Богуславский. – М.:
ТЕИС, 1994 и др.
2
О ратификации Договора о Таможенном кодексе таможенного союза: Федеральный закон [от 2 июня
2010 года № 114–ФЗ] // Собрание законодательства РФ. – 2010. – № 23. – Ст. 2796.
3
Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Королевства Норвегия о
пункте пропуска Борисоглебск – Стурскуг через российско-норвежскую государственную границу: [от 28 февраля 2011 года] // Бюллетень международных договоров. – 2011. – № 10. – С. 6.
4
Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Южная Осетия о сотрудничестве и взаимопомощи в таможенных делах: [от 9 декабря 2010 года] // Бюллетень международных договоров. – 2011. – № 10. –
С. 12.
5
Соглашение о Таможенном союзе между Российской Федерацией и Республикой Беларусь: [от 6 января
1995 года] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 45. – Ст. 5057.
1 Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 49
права признают юридически обязательный характер. Статья 38 Статута Международного Суда
ООН от 26 июня 1945 года определяет международный обычай «как доказательство всеобщей
практики, признанной в качестве правовой нормы»1. К. Г. Борисов пишет: «Обычные нормы
международного таможенного права формируются в практике международных отношений в
результате повторяющихся действий государств, в силу чего возникает правило, которому они
обычно следуют. Но данное правило – еще не норма международного таможенного права, а
просто обычай. Источником международного таможенного права является не всякий обычай,
а тот, который признан всеми или большинством государств в качестве обязательного правила,
выражающего всеобщую практику государств»2.
Следует признать, что формирование международно-правовых обычаев как формы (источника) таможенного права ТС находится на начальном этапе. В настоящее время международно-правовых обычаев в рамках ТС еще не создано, но процесс их становления идет на
уровне складывающегося в международной практике поведения субъектов международного
права. Однако международно-правовые обычаи, сформированные в общем международном
праве, могут выступать в качестве формы (источника) таможенного права ТС.
Библиографический список
1. Борисов, К. Г. Международное таможенное право: учебное пособие / К. Г. Борисов. –
Изд. 2-е, доп. – М.: РУДН, 2001.
2. Всемирная почтовая конвенция: [от 14 сентября 1994 года] // Бюллетень международных договоров РФ. – 1997. – № 1.
3. Договор о Комиссии Таможенного союза: [от 6 октября 2007 года] // Собрание
законодательства РФ. – 2011. – № 12. – Ст. 1553.
4. Договор о создании единой таможенной территории и формировании таможенного
союза: [от 6 октября 2007 года] // Собрание законодательства РФ. – 2011. – № 12. – Ст. 1552.
5. Договор о Таможенном кодексе Таможенного союза: [от 27 ноября 2009 года] // Собрание законодательства РФ. – 2010. – № 50. – Ст. 6615.
6. Конвенция о временном ввозе: [от 26 июня 1990 года] // Таможенные
ведомости. – 1996. – № 2.
7. Конвенция о процедуре международного таможенного транзита при перевозке грузов
железнодорожным транспортом с применением накладной СМГС: [от 9 февраля 2006 года] //
СПС «Гарант-Максимум».
8. Лунц, Л. А. Курс международного частного права: в 3 т. Т. 1 / Л. А. Лунц. – М.: Спарк,
2002.
9. Международная конвенция о Гармонизированной системе описания и кодирования
товаров: [от 14 июня 1983 года] // Таможенные ведомости. – 1996. – № 8.
10. Международное право в документах / сост. Н. Т. Блатова. – М.: Юридическая литература, 1982.
11. Международное публичное право / сост. К. А. Бекяшев, А. Г. Ходаков. – М.: БЕК,
1996.
12. Международное частное право: современные проблемы / отв. ред. М. М. Богуславский. – М.: ТЕИС, 1994.
13. Решение о вступлении Таможенного кодекса Таможенного союза в силу принято Решением Межгосударственного Совета ЕврАзЭС от 5 июля 2010 года № 48 «О ходе реализации
второго этапа формирования таможенного союза в рамках ЕврАзЭС» // URL: http://www.tsouz.ru
14. Симис, К. М. К вопросу о трансформации международно-правовых норм в нормы
внутригосударственные / К. М. Симис // Ученые записки Всесоюзного научно-исследовательского института советского законодательства. – 1967. – Вып. 12.
15. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Королевства Норвегия о пункте пропуска Борисоглебск – Стурскуг через российско-норвежскую государственную границу: [от 28 февраля 2011 года] // Бюллетень международных
договоров. – 2011. – № 10.
1 2 Международное публичное право. – С. 13–14.
Борисов К. Г. Международное таможенное право. – С. 23.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
16. Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Южная Осетия о сотрудничестве и взаимопомощи в таможенных делах: [от 9 декабря 2010 года] // Бюллетень международных договоров. – 2011. – № 10.
17. Соглашение о Таможенном союзе между Российской Федерацией и Республикой Беларусь: [от 6 января 1995 года] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 45. – Ст. 5057.
18. Усенко, Е. Т. Принцип недискриминации и принцип наибольшего благоприятствования
в международных экономических отношениях / Е. Т. Усенко // Внешняя торговля. – 1960. – № 7.
19. Федеральный закон [от 15 июля 1995 года № 101–ФЗ; ред. от 1 декабря 2007 года]
«О Международных договорах Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. –
1995. – № 29. – Ст. 2757; 2007. – № 49. – Ст. 6079.
20. Федеральный закон [от 2 июня 2010 года № 114–ФЗ] «О ратификации Договора о
Таможенном кодексе таможенного союза» // Собрание законодательства РФ. – 2010. – № 23. –
Ст. 2796.
Стародубцев С. В.
Правовая природа Таможенного кодекса Таможенного союза в системе международноправовых форм (источников) таможенного права Таможенного союза
В статье предпринята попытка исследования правовой природы Таможенного кодекса Таможенного союза ЕврАзЭС как акта, регулирующего таможенные правоотношения на уровне
государства, определяется его место и роль в правовой системе государств�������������������
������������������
– участников Таможенного союза ЕврАзЭС.
Starodubtsev S. V.
The Customs Code Legal Nature of the Customs Union in the System of International Legal
Forms (Sources) of the Customs Law of the Customs Union
The article deals with the legal research of the Customs Code of the Eurasian Economic
Community as an act regulating the customs legal relationship at the state level. Its place and role in
the legal system of states – participants of the EurAsEC Customs Union have also been described by
the author.
Starodubzew M. W.
Die rechtliche Natur des Zollgesetzbuches des Zollbündnisses im System der internationalenrechtlichen Formen (den Quellen) des Zollrechtes des Zollbündnisses
Im Artikel ist der Versuch der Forschung der rechtlichen Natur des Zollgesetzbuches des
Zollbündnisses JewrAsEs wie des Aktes unternommen, der die Zollrechtsverhältnisse auf der Höhe des
Staates reguliert, es klärt sich seine Stelle und die Rolle im rechtlichen System der Teilnehmerstaaten
des Zollbündnisses JewrAsEs.
Starodubtsev S. V.
Nature juridique du code des douanes de l'Union douanière dans les sources juridiques internationaux de la loi sur les douanes d’Union douanière
Dans cet article on tente d’étudier la nature juridique du code des douanes de l'Union douanière
de la Communauté économique eurasienne comme un acte réglant les relations douanières au niveau
de l'Etat est déterminé par sa place et son rôle dans le système juridique des États – les participants de
l'Union douanière de la Communauté économique eurasienne.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д. Н. Фетисов
ББК 65.9(2РОС)
МЕХАНИЗМ ФОРМИРОВАНИЯ И РЕГУЛИРОВАНИЯ
РАЗВИТИЯ СИСТЕМЫ СЕЛЬСКОЙ КООПЕРАЦИИ
Ключевые слова: система сельской кооперации; механизм формирования и регулирования
производственной кооперации; сельскохозяйственная потребительская кооперация;
кооперация системы Центросоюза РФ.
Key terms: agricultural cooperatives system; mechanism of formation and regulation of production partnership; consumer's co-operation; cooperative system of Central Union of Russia.
Stichwörter: das System der ländlichen Kooperation; der Mechanismus der Bildung und der
Regulierung der Produktionskooperation; die landwirtschaftliche Konsumgenossenschaft; die Kooperation des Systems von Zentrossojus der Russischen Föderation.
Mots clefs: système de la coopération rurale; mécanisme de la formation et de la régulation de
la coopération industrielle; coopératives de consommation agricoles; système coopératif de l'Union
centrale de Russie.
Кооперация открывает широкие возможности для укрепления материальных, финансовых, трудовых и других ресурсов сельскохозяйственных товаропроизводителей, что обеспечивает получение наибольшего экономического эффекта, внедрение передовых научных
достижений, создание лучших условий для членов-пайщиков при сохранении накопленного
многими поколениями россиян богатейшего разностороннего потенциала1. В начале рыночных преобразований в нашей стране накопленный кооперацией опыт не был использован, а
сложившиеся кооперативные связи между предприятиями АПК были разрушены. В трудных
условиях оказалась и система потребительской кооперации Центросоюза РФ, которая утратила свою материально-техническую базу, частью перешедшую в частные руки, частью демонтированную и утраченную, вступила в трудную полосу адаптации в новой социальной среде
в условиях жесткой конкуренции, лишилась государственной поддержки. Однако последовавшие затем изменения в аграрной сфере, появление многоукладности, вновь вывели на первый
план вопрос о развитии сельской кооперации.
На современном этапе кооперация выступает как одно из перспективных направлений
аграрной политики государства, позволяющее активизировать деятельность малого и среднего предпринимательства, обеспечить расширенное воспроизводство в аграрном секторе экономики и решить проблему продовольственного обеспечения населения продуктами питания
отечественного производства2. Восстановление сельской кооперации и ее развитие в соответствии с научно обоснованной стратегией посредством разработки механизма, сочетающего
элементы государственного и муниципального регулирования и саморегулирования системы
кооперации, является важным условием устойчивого развития сельских территорий и повышения качества жизни населения всей страны. На государственном уровне ведется поиск путей развития системы сельской кооперации, выдвигаются различные концепции. Мы приняли
участие в разработке одной из них3.
См.: Перспективные модели кооперации в АПК // АПК: Экономика, управление. – 2011. – № 9. – С. 31–39.
См.: Ткач А., Чукин Н. Развитие потребительской кооперации в сельской местности // Экономика сельского хозяйства России. – 2012. – № 2. – С. 35–51.
3
См.: Концепция развития системы сельской кооперации на период до 2020 года (проект) / под ред. Н. И. Оксанич. – М.: Восход-А, 2012.
1 2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
52 ����������������������������������������������������������������������� Д. Н. Фетисов
Содержание концепции представляет собой ведущий замысел развития сельской кооперации России в условиях глобализации экономики, решения проблем ее функционирования
как единой системы и разработки механизмов, регулирующих ее развитие в соответствии с
проводимой аграрной и кооперативной политикой.
Целями концепции являются:
− определение места кооперации в системе аграрного сектора экономики, повышение ее
роли в обеспечении физической доступности продовольствия на основе наращивания объема
конкурентной продукции сельского хозяйства и продовольствия за счет модернизации мелкотоварного производства в рамках реализуемых целевых программ и обеспечение доступа для
малых форм хозяйствования к цивилизованным рынкам ресурсов, сырья и продовольствия;
− повышение роли кооперации в устойчивом социальном развитии села на основе повышения занятости сельского населения и его доходов, обеспечивающих экономическую доступность продовольствия;
− разработка механизмов, обеспечивающих регулирование системы кооперации, ее эффективное развитие и обеспечение предложения качественного продовольствия, произведенного на кооперативной основе, в соответствии со спросом на него населения, определенных
параметрами Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации1.
Концепция преполагает решение следующих задач:
− определить роль отдельных видов кооперативов в наращивании производства сельскохозяйственной продукции и продовольствия на основе проведения модернизации сельского
хозяйства, обеспечивающей устойчивое развитие аграрного производства и сельских территорий с учетом использования региональных конкурентных преимуществ, эффективного использования ресурсного и экономического потенциала каждой сельской территории;
− сформировать региональные системы кооперации, обеспечивающие слияние трех разрозненных систем кооперации – производственной и потребительской сельскохозяйственных
и системы потребительской кооперации Центросоюза РФ – в единую систему, функционирование которой обеспечит регулирование спроса и предложения на сельскохозяйственную продукцию и продовольствие, защиту отечественного производителя от негативного воздействия
внешней среды внутреннего рынка и снижение риска потребления населением страны некачественной продукции;
− создать условия для развития региональных систем кооперации с учетом традиций отдельных народов и национальностей в проживании и питании, отраслевых особенностей, сочетания крупнотоварного и мелкотоварного производства в отдельных регионах;
− обосновать предложения по распределению функций государственного регулирования
и саморегулирования системы кооперации;
− предложить меры государственной поддержки каждого субъекта регулирования развития кооперации по обеспечению выполнения возложенных на него функций.
Функции сельскохозяйственной (производственной и потребительской) кооперации направлены на устойчивое развитие аграрного производства, а функции потребительской кооперации системы Центросоюза РФ направлены на обеспечение сельского населения продуктами
питания. Вместе они направлены на обеспечение продовольственной безопасности и потому
должны составлять единую систему. Согласование их экономических отношений при выполнении функций является важным условием для успешного социально-экономического развития страны.
Потенциально социальной базой кооперации в сельской местности являются не только
все сельские жители, но и 46 тыс. действующих сельскохозяйственных организаций, а также
308 тыс. крестьянских (фермерских) хозяйств (КФХ), включая индивидуальных предпринимателей. Наибольшую активность в кооперативном строительстве проявляют товарные КФХ
(около 107 тыс.) и около 4 млн товарных хозяйств населения. Усиление конкуренции на внутренних рынках продовольствия в связи с присоединением России к ВТО вызывает необходимость вовлечения в кооперативные отношения всех жителей села, фермеров и сельскохозяй Об утверждении Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации: Указ [Президента РФ от 30 января 2010 года № 120] // СПС «Гарант».
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 53
ственных организаций с целью сохранения экономической и социальной устойчивости сельских территорий.
В основе механизма формирования и регулирования развития системы сельской кооперации должны лежать его особо значимые составляющие: государственное регулирование воспроизводственного процесса, рынков сырья и продовольствия, взаимодействия спроса и предложения, использование институтов саморегулирования системы кооперации.
Целью государственного регулирования сельской кооперации должно стать повышение
качества жизни сельского населения за счет перевода мелкотоварного производства на инновационную модель развития, позволяющего не только полностью обеспечить сельское население продовольствием собственного производства, повысить его занятость и доходы, но и
превратить отечественных сельхозтоваропроизводителей в главных поставщиков конкурентного продовольствия на региональные и национальные рынки, а кроме того, создать условия
для наращивания сельской кооперацией экспортной составляющей, обеспечив малым формам
хозяйствования участие в международном разделении труда.
Система производственных и потребительских кооперативов должна представлять собой совокупность кооперативов различных видов и уровней, объединенных на национальном
уровне в организационно-правовом и функциональном отношениях, с одной стороны, в единый союз, а с другой – в экономическую систему.
С одной стороны, совершенствование инструментарно-методического механизма регулирования этой системы должно иметь социально-ориентированную направленность и эффективное производство, с другой стороны, система регулирования должна стимулировать
рациональное использование ресурсов. К тому же новый механизм регулирования сельского хозяйства на основе развития саморегулируемой системы кооперации должен обеспечить
формирование благоприятной государственно-институциональной основы развития предпринимательства в аграрной сфере, привлечение частных инвесторов в сельское хозяйство, переработку произведенной сельскохозяйственной продукции и снабжение качественным продовольствием отечественного производства населения всей территории страны.
Механизм формирования и регулирования развития системы сельской кооперации включает следующие элементы: правовое, организационное, финансовое, научное и кадровое обеспечение, информационно-консультационное обслуживание кооперативов, контроль деятельности кооперативов, защита прав и интересов их членов.
Правовое обеспечение. На момент начала реализации Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья
и продовольствия на 2013–2020 годы1, которой предусмотрены меры развития малых форм
хозяйствования и их кооперации, на федеральном уровне отсутствует единый нормативный
правовой акт, регулирующий формирование единой сельской кооперации и ее эффективное
развитие.
Нормативно-правовая база развития сельской кооперации сформирована в основном
Гражданским кодексом Российской Федерации2, Федеральным законом «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»3, Федеральным законом
«О сельскохозяйственной кооперации»4, Законом РФ «О потребительской кооперации (потребительских обществах и их союзах) в Российской Федерации»5. Во всех нормативно-правовых
актах предусмотрены регламенты регистрации различных видов кооперативов, но нет норм,
регулирующих их экономические отношения, имеющие специфическую форму, отличную от
отношений коммерческих организаций.
О Государственной программе развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013–2020 годы: Постановление [Правительства РФ от 14 июля
2012 года № 717] // URL: http://www.mnogozakonov.ru/catalog/date/2012/7/14/73506/
2
Гражданский кодекс Российской Федерации // СПС «Гарант».
3
О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: Федеральный закон
[от 30 ноября 1994 года № 52–ФЗ] // СПС «Гарант».
4
О сельскохозяйственной кооперации: Федеральный закон [от 8����������������������������������������
���������������������������������������
декабря 1995���������������������������
��������������������������
года № 193-ФЗ] // СПС «Гарант».
5
О потребительской кооперации (потребительских обществах и их союзах) в Российской Федерации: Закон РФ [от 19 июня 1992 года № 3085-1] // СПС «Гарант».
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
54 ����������������������������������������������������������������������� Д. Н. Фетисов
Для создания единой системы кооперации целесообразно внести изменения и дополнения в Гражданский кодекс Российской Федерации, выделив для этого самостоятельную статью
«Сельская кооперация», уточнив понятие и содержание последней как системы кооперации,
а также понятие отдельных элементов системы (видов кооперации). Необходимо разработать
федеральный закон о сельской кооперации, определить цели и задачи, направления и механизмы реализации государственной политики в области развития сельской кооперации, установить нормы, регулирующие экономические отношения между ее отдельными видами.
В целях правового обеспечения эффективного государственного регулирования развития
сельской кооперации как единой системы необходимо внести изменения в налоговый, трудовой, административный, уголовный, уголовно-процессуальный кодексы Российской Федерации, а также в законодательство о государственной регистрации юридических лиц, о федеральной контрактной системе, о закупках и поставках сельскохозяйственной продукции для
государственных нужд и в иные сферы законодательства в части регулирования деятельности
сельских кооперативов. При этом предполагается обеспечить:
− уточнение оснований и порядка разграничения предметов ведения между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного управления в осуществлении государственной политики
развития сельской кооперации, включая разработку системы критериев и показателей оценки
деятельности отдельных видов кооперации и всей системы кооперации в целом;
− механизмы бюджетной поддержки программ, направленных на снабжение сельского населения продовольствием в пределах параметров продовольственной безопасности, и
программ наращивания производства сельскохозяйственной продукции и продовольствия
на кооперативной основе, регулирования рынков сельскохозяйственной продукции сырья и
продовольствия;
− создание экономических условий для деятельности кооперативов;
− регулирование отношений между отдельными видами кооперативов в продовольственной цепочке каждого вида продукции;
− меры по обеспечению и стимулированию государственно-частного партнерства при
осуществлении целевых программ формирования и развития сельской кооперации, в том числе в регионах с неблагоприятными природно-климатическими и экономическими условиями;
− основы мониторинга и государственного статистического наблюдения за эффективным
развитием системы кооперации, развитием производства сельскохозяйственной продукции и
продовольствия на кооперативной основе;
− совершенствование деятельности кредитной и страховой кооперации, обеспечивающей сохранение финансовой устойчивости кооперативов и снижение природно-климатических, производственных, коммерческих и финансовых рисков мелкотоварного производства;
− формирование нормативно-правовой базы регулирования развития сферы социальных
услуг на селе, направленных на повышение качества жизни сельского населения.
В целях нормативного обеспечения разработки схем территориального планирования
субъектов Российской Федерации и муниципальных образований и установления единой правовой базы минимальных государственных гарантий обеспечения физической и экономической доступности продовольствия в соответствии с принятой Доктриной продовольственной
безопасности РФ в федеральном законе о сельской кооперации необходимо предусмотреть
меры по формированию системы кооперации во всей продовольственной цепочке в отраслях,
у которых имеются региональные конкурентные преимущества, и функции по снабжению
сельского населения пищевыми продуктами, законодательно закрепив место и роль кооперации в обеспечении продовольственной независимости страны.
Отдельным важным направлением являются нормативно-правовые акты, регулирующие
формирование институциональной и экономической инфраструктуры системы сельской кооперации, обеспечивающие гармонизацию представительных, исполнительных и судебных
органов власти.
Организационное обеспечение. Организационный механизм развития сельской кооперации должен обеспечить распределение функций между государственным, муниципальным
регулированием и саморегулированием системы кооперации по адаптации кооперативных
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 55
отношений между отдельными видами кооперации и регулирование отношений в каждом из
них по уровням кооперации, а также внутрикооперативное урегулирование отношений в соответствии с изменившимися условиями внешней среды глобальной экономики и внутренними
структурными преобразованиями системы сельской кооперации.
Каждая подсистема регулирования как часть единой системы преследует свою цель, но
направлена на реализацию проводимой экономической политики, в том числе аграрной и кооперативной. Реализацию основных направлений государственной политики в области развития сельской кооперации, предусмотренных нашей концепцией, предполагается осуществлять
до 2020 года в рамках реализации Государственной программы развития сельского хозяйства
и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013–
2020 годы, мероприятия которой предусматривают:
− обеспечение продовольственной безопасности России за счет повышения доли отечественного продовольствия в общем объеме его потребления;
− стимулирование роста производства основных видов сельскохозяйственной продукции
и производства пищевых продуктов;
− стимулирование инновационной деятельности и инновационного развития АПК;
− поддержку малых форм хозяйствования;
− поощрение гражданских инициатив, направленных на развитие кооперативного движения, путем предоставления субсидированных кредитов и грантов;
− повышение качества жизни сельского населения.
Государственные органы прогнозируют рост численности населения и потребления им
продовольствия на каждой отдельной территории, устанавливают индикаторы роста производства сельскохозяйственной продукции в рамках целевых программ и рассчитывают потребность в импорте недостающего продовольствия.
Муниципальные органы власти разрабатывают муниципальные целевые программы и
привлекают сельхозпроизводителей участвовать в их реализации различными мерами бюджетной поддержки. Они создают условия для повышения качества жизни населения, проживающего на территории муниципального района, и систему мониторинга использования земель,
мотивирующую сельхозпроизводителей сохранять экологическую устойчивость сельских территорий, стимулируют развитие процессов интеграции и кооперации на своей территории.
При этом определенная доля аграрного сектора экономики в каждой отрасли, отдельном
регионе предоставляется крупными интегрированными структурами и потому контролируется
предпринимателями. В то же время значительная часть экономики (как правило, мелкотоварное производство) регулируется кооперативами и контролируется их участниками. От соотношения крупнотоварного и мелкотоварного производства в регионе зависит роль интеграции (крупного бизнеса) и кооперации в обеспечении продовольственной независимости региона. Правила предоставления государственной поддержки в рамках реализуемых целевых
программ развития сельского хозяйства должны учитывать соотношение крупнотоварного и
мелкотоварного производства в каждом регионе и обеспечивать им равные условия развития
через систему государственного регулирования и саморегулирования корпоративных и кооперативных отношений.
Между интегрированными и кооперативными формированиями также развиваются связи, которые следует регулировать различными формами и методами.
Взаимодействие кооперативов с крупным агробизнесом строится на основе поставки в
крупные торговые сети произведенного в системе кооперации продовольствия, в том числе
органического. Высокое качество продукции, соответствующее требованиям, достигается за
счет создания на базе кооперативов логистических центров, складов длительного хранения,
инфраструктуры по подработке, сортировке, предпродажной подготовке, мойке, сертификации
сельскохозяйственной продукции. Производственные мощности для такой подготовки могут
создаваться как самими кооперативами при финансовой поддержке государства, так и в качестве объектов государственной собственности, передаваемых в долгосрочное безвозмездное
пользование сельскохозяйственным кооперативам.
Важным направлением деятельности государственных органов, ответственных за надзор
в сфере торговли, должно стать обеспечение гарантированной закупки и реализации торговы-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
56 ����������������������������������������������������������������������� Д. Н. Фетисов
ми сетями и розничными магазинами продукции объединенных в кооперативы отечественных
производителей в размере не менее 50% от общего объема. Необходимо сохранение в действующем законодательстве об основах регулирования торговой деятельности нормы, исключающей распространение на сельскохозяйственные кооперативы ограничений по порогу доминирования на товарных рынках.
Участие сельской кооперации России в международном разделении труда предполагает
участие в международном кооперативном союзе. В настоящее время основным направлением
международной деятельности для сельских кооперативов является сотрудничество по линии
членства Центросоюза России в Международном кооперативном альянсе, участие в рамках
этого взаимодействия в международных ярмарочно-выставочных мероприятиях, совещаниях,
форумах. В ходе реализации нашей концепции данное сотрудничество будет дополнено выходом российских сельскохозяйственных кооперативов и их общественных организаций на
мировые выставочные площадки, а также текущим сотрудничеством с родственными зарубежными кооперативными объединениями в порядке обмена опытом, основой для чего может
служить международное сотрудничество по линии Ассоциации КФХ и сельскохозяйственных
кооперативов России.
Возрастает роль и значение пропаганды функционирования системы кооперации на территории всей России, участия ее представителей в различного рода публичных акциях. В рамках реализации нашей концепции федеральные и региональные органы государственной власти, заключая государственные контракты с организаторами выставок и ярмарок (включая российскую агропромышленную выставку «Золотая осень»), предусматривают предоставление
сельскохозяйственным кооперативам и их объединениям, сельским потребительским обществам и их объединениям экспозиционных площадей и помещений на льготных условиях.
Реклама сельской кооперации должна стать неотъемлемой частью социальной рекламы, формируемой органами государственной власти и местного самоуправления во всех доступных формах. Реклама такого рода призвана информировать население о возможностях и
преимуществах кооперирования, предоставлять информацию о структурах по поддержке кооперативов, создавать позитивный имидж сельских кооперативных организаций. Она должна
способствовать продвижению брендов отечественной продукции, формированию позитивного
имиджа ее качества и доступности, а также патриотичного отношения к отечественному сельскохозяйственному производителю и объединяющим его кооперативам.
Финансовое обеспечение. Сельскохозяйственная кооперация представляет собой устойчивую и самовоспроизводящуюся систему, однако первоначальное формирование кооперативов,
как правило, затруднительно без финансово-экономической поддержки со стороны государства. Особенно это касается потребительских кооперативов, которые не могут воспользоваться
большинством из имеющихся видов государственной поддержки, поскольку не осуществляют
непосредственного производства сельскохозяйственной продукции.
Многие из проблем кооперативных организаций не могут быть в короткие сроки решены
без финансово-экономической поддержки государства. Такая поддержка должна оказываться
как на федеральном, так и на региональном уровнях. Однако опыт реализации региональных
программ показывает, что в большинстве случаев инициатором проведения мероприятий по
развитию сельской кооперации и поддержке инициатив сельских жителей являются федеральные органы в государственных и ведомственных целевых программах, тогда как субъекты Российской Федерации, за исключением нескольких регионов, практически не принимают мер
по развитию отдельных видов кооперации, а система региональной сельской кооперации не
создана формально ни в одном из регионов.
В рамках целевых программ предусмотрены меры финансово-экономической поддержки
развития кооперации, которые подразделяются на меры прямой поддержки кооперативов и
меры поддержки социальной базы кооперации.
Господдержка кооперативов осуществляется посредством выделения сельскохозяйственным потребительским кооперативам бюджетных средств, предусмотренных Государственной
программой развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013–2020 годы, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 14 июля 2012 года № 717 (в рамках подпрограммы «Под-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 57
держка малых форм хозяйствования», посредством получения техники в ОАО «Росагролизинг»). Кроме того, государство:
− поддерживает на условиях софинансирования экономически значимые региональные
программы по развитию сельскохозяйственной кооперации, включая предоставление грантов
на создание материально-технической базы сельскохозяйственных потребительских кооперативов (предприятий по транспортировке, хранению, переработке и сбыту сельскохозяйственной продукции, снабженческих пунктов, кооперативных рынков, логистических центров,
строительных и других обслуживающих кооперативов): на условиях финансирования кооперативами не менее 50% соответствующих затрат, финансирования за счет средств субъекта
Российской Федерации не менее 25% расходов, финансирования за счет средств федерального
бюджета не более 25% расходов;
− возмещает часть расходов на уплату процентов по краткосрочным и долгосрочным
кредитам и займам, привлеченным потребительскими обществами, действующими в сельской
местности;
− предоставляет долгосрочные бюджетные ссуды сельскохозяйственным потребительским кредитным кооперативам (СПКК) второго (регионального) уровня, поддерживает банковское кредитование СПКК;
− распространяет на СПКК мероприятия по возмещению части расходов на уплату процентов по кредитам и займам, компенсирует стоимость гарантий (в том числе через возобновление
соответствующих мероприятий в рамках поддержки малого и среднего предпринимательства).
В части социальной базы сельскохозяйственной кооперации государство предоставляет сельскохозяйственным товаропроизводителям и личным подсобным хозяйствам все
меры поддержки, предусмотренные Государственной программой развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на
2013–2020 годы (в рамках подпрограмм «Поддержка растениеводства», «Поддержка животноводства», «Поддержка малых форм хозяйствования»), а также главам КФХ и членам личных подсобных хозяйств (по федеральной целевой программе «Социальное развитие села до
2013 года»).
Инструментом обеспечения сельской кооперации в каждом регионе являются принятие
стратегий социально-экономического развития каждого муниципального района и каждого
сельского поселения, разработка и утверждение целевых отраслевых программ, предусматривающих размещение производства конкретных видов продукции по сельхозтоваропроизводителям и объемы производства пищевых продуктов, в том числе органических, на кооперативной основе. Система мониторинга должна обеспечивать оценку использования средств, выделяемых из бюджетов всех уровней на развитие сельской кооперации и достижение показателей
стратегического развития.
Научное и кадровое обеспечение. Функции научного обеспечения развития сельскохозяйственной кооперации закреплены за научно-исследовательскими институтами Россельхозакадемии и сельскохозяйственными вузами.
В целях совершенствования научного обеспечения развития сельскохозяйственной кооперации в первую очередь необходимо:
− выделить тематику научных исследований по развитию сельскохозяйственной кооперации в самостоятельное направление и обеспечить координацию научно-исследовательских
работ как в рамках Россельхозакадемии, так и с другими научными центрами – Российской
академией наук, Российским университетом кооперации, научно-исследовательскими учреждениями ближнего и дальнего зарубежья;
− расширить тематику научных исследований по теоретическим и методологическим
основам формирования и функционирования современной системы кооперации в аграрном
секторе экономики;
− разработать проект организационной структуры системы сельской кооперации для различных уровней ее деятельности (местного, районного, регионального, федерального) и обосновать механизм экономических отношений для каждого из уровней кооперативной системы;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
58 ����������������������������������������������������������������������� Д. Н. Фетисов
− разработать региональные системы кооперации во всех субъектах Российской Федерации и обеспечить научное сопровождение освоения пилотных проектов развития системы
кооперации;
− предусмотреть формирование на конкурсной основе заказов на научные разработки
как в организациях Минсельхоза России и в кооперативных союзах, так и непосредственно в
сельскохозяйственных кооперативах.
Основные усилия по подготовке и переподготовке кадров для системы сельскохозяйственной кооперации будут направлены на:
− повышение качества образования и конкурентоспособности образовательных организаций, внедрение современных стандартов образовательной деятельности, широкое использование международного опыта, обеспечение единства методики и методологии образовательной деятельности в области сельскохозяйственной кооперации;
− усиление взаимодействия университетов, институтов, колледжей, техникумов с сельскохозяйственными кооперативами и их системами, сближение обучения и практики, повышение качества образования, в том числе на основе развития практических навыков молодежи в
области сельскохозяйственной кооперации;
− создание кооперативных образовательных кластеров – совокупности взаимосвязанных
организаций начального, среднего и высшего кооперативного образования и кооперативов в
рамках заключаемых соглашений о партнерстве, позволяющих решать проблемы совместного финансирования кооперативного образования (совмещать оплату обучения учащимися и
организациями сельскохозяйственной кооперации), развития материально-технической базы
образовательных учреждений;
− развитие взаимодействия образовательных организаций с общеобразовательными школами, углубление профориентации, привлечение школьников в систему сельскохозяйственной
кооперации;
− обеспечение непрерывной профессиональной подготовки, переподготовки и повышения квалификации кадров сельскохозяйственной кооперации, обучения персонала внутри организаций в течение всего периода профессиональной деятельности, использование современных форм обучения, таких как дистанционное, модульное и др.;
− углубление профессиональной ориентации молодежи, особенно в сельской местности,
с целью повышения информированности о возможностях обучения и карьеры в сельскохозяйственной кооперации, создание позитивного образа работника кооператива.
Информационно-консультационное обслуживание кооперативов. В отличие от сельскохозяйственных товаропроизводителей иных организационно-правовых форм сельскохозяйственные кооперативы уже располагают предусмотренным законом институтом профессионального
консультирования в лице ревизионных союзов и занятых в них ревизоров-консультантов.
В соответствии со сложившейся практикой ревизионные союзы оказывают кооперативам
услуги по восстановлению и сопровождению бухгалтерского и управленческого учета, подготовке и сдаче отчетности, ведению реестра членов кооператива, представительству интересов кооператива в судах, договорной и претензионно-исковой работе, оформлению заявок на
получение средств государственной поддержки, а также по иным направлениям деятельности
кооперативов.
В рамках реализации нашей концепции ревизионные союзы должны стать важнейшими
методическими и организационными центрами кооперативного строительства, поскольку они
обладают наиболее полной информацией как об актуальном состоянии развития сельскохозяйственных кооперативов, так и о потенциале этого движения. Занявший свое место ревизионный союз управляет процессами кооперативного строительства начиная с формулировки
концепции организации кооператива.
Одновременно будет развиваться единая система сельскохозяйственного консультирования, формируемая на федеральном, региональном и районном уровнях.
Консультационная работа должна быть направлена на:
− формирование системы сельской кооперации;
− создание новых кооперативов;
− расширение числа членов в уже существующих кооперативах;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 59
− оказание помощи членам кооперативов в процессе принятия решений и управлении
делами кооперативов;
− оказание помощи членам и работникам кооперативов в создании хозяйственного механизма, основанного на кооперативных ценностях и принципах, адекватного современной
экономической системе.
В рамках реализации нашей концепции должна быть восстановлена система
государственной поддержки информационно-консультационной деятельности на федеральном
уровне, предполагающая конкурсный отбор организаций (включая в качестве претендентов
ревизионные союзы сельскохозяйственных кооперативов и организации фермерского
самоуправления), оказывающих соответствующие услуги сельскохозяйственным кооперативам.
Контроль деятельности кооперативов, защита прав и интересов их членов.
Государственный контроль деятельности кооперативов осуществляется на тех же основаниях и
по тем же принципам, что и в отношении других сельскохозяйственных товаропроизводителей,
и затрагивает такие сферы, как целевое и эффективное использование бюджетных средств,
соблюдение налогового, земельного, трудового и иных отраслей законодательства.
В системе потребительской кооперации создана и будет совершенствоваться система
внутреннего контроля деятельности потребительских союзов и обществ.
Важнейшим институтом контроля деятельности сельскохозяйственных кооперативов
являются их ревизионные союзы. В настоящее время система ревизионных союзов в целом
сложилась и включает в себя около 100 действующих союзов и две их саморегулируемые
организации. Ревизионные союзы контролируют достоверность бухгалтерской отчетности
сельскохозяйственных кооперативов, осуществляют защиту прав кооперативов в налоговых
и судебных органах, осуществляют информационно-консультационное обслуживание
кооперативов, выполняют ряд других предусмотренных законодательством функций.
Основной проблемой развития ревизионного контроля деятельности сельскохозяйственных кооперативов является стойкое пренебрежение нормами законодательства об обязательности членства сельскохозяйственных кооперативов в ревизионных союзах, прохождении
плановых ревизий и иных обязательных процедур. Пользователи бухгалтерской отчетности
сельскохозяйственных кооперативов (государственные и иные) систематически принимают от
кооперативов отчетность, не подтвержденную заключением ревизионного союза. Регистрирующие органы в большинстве регионов не запрашивают ревизионного заключения при реорганизации (преобразовании) сельскохозяйственного кооператива или при досрочном прекращении полномочий его единоличного исполнительного органа. Арбитражные управляющие
и арбитражные суды игнорируют требование закона о проведении внеочередной ревизии при
возникновении угрозы банкротства кооператива.
В рамках реализации нашей концепции посредством мер нормативного регулирования
(внесение изменений в КоАП РФ, Уголовный кодекс РФ) и действий органов исполнительной
власти (принятие и реализация подзаконных актов, в частности административных регламентов Минсельхоза РФ и Федеральной налоговой службы РФ) достигается выполнение нормы
закона об обязательном членстве сельскохозяйственных кооперативов в ревизионных союзах,
своевременном прохождении плановых ревизий, применении ревизионных процедур в отдельных аспектах деятельности кооперативов (преобразование и реорганизация, досрочное отстранение от должности единоличного исполнительного органа, банкротство и т. д.).
Результатом осуществления данных мер станет членство всех действующих сельскохозяйственных кооперативов в ревизионных союзах, прохождение плановых ревизий и иных
обязательных процедур. Одновременно ревизионные союзы должны быть созданы во всех регионах, где функционируют сельскохозяйственные кооперативы. Составление и выдача ревизионного заключения к дате представления годовой бухгалтерской отчетности должны стать
обычной практикой.
В сфере предусмотренного Федеральным законом «О сельскохозяйственной кооперации»
надзора за деятельностью СПКК предполагается возложение на Министерство сельского хозяйства Российской Федерации функций по государственному регулированию их деятельности.
Только относительно небольшая часть сельскохозяйственных кооперативов является в настоящее время членами кооперативных союзов (за исключением ревизионных). Так, в рамках
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
60 ����������������������������������������������������������������������� Д. Н. Фетисов
Союза сельских кредитных кооперативов объединено примерно 25% действующих в стране
СПКК. Некоторая часть сельскохозяйственных потребительских кооперативов на низовом
уровне является членами Ассоциации КФХ и сельскохозяйственных кооперативов России.
По инициативе Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР) подготовлена дорожная карта проекта «Развитие малых форм
хозяйствования на селе», предусматривающая в числе основных задач развитие сельскохозяйственной потребительской кооперации.
В ходе реализации нашей концепции объединенными в союз сельскохозяйственными потребительскими кредитными кооперативами будут окончательно приняты стандарты и нормативы деятельности, среди которых определяющим будет принцип локализации – ограничение
предельного количества членов кооператива первого уровня или ограничение территории, на
которой действует такой кооператив, границами муниципального образования. Важнейшей задачей сельскохозяйственной потребительской кредитной кооперации на этом этапе явится создание специализированного банка для обслуживания СПКК. Такой банк, являясь формально
коммерческим, будет выполнять функции центра кооперативного кредита, привлекая в сельскохозяйственную потребительскую кредитную кооперацию ресурсы рынка межбанковского
кредитования, иных российских и зарубежных источников.
В рамках нашей концепции планируется осуществить объединение сельскохозяйственных кооперативов в отраслевые союзы основных форм, что позволит более полно выразить
интересы соответствующих кооперативов на региональном и федеральном уровнях, обеспечить всестороннюю экспертизу проектов принимаемых нормативных актов, аккумулировать
информацию о происходящих в кооперативном движении процессах. Завершающим этапом
такого развития может стать создание общероссийского объединения сельских кооперативов
всех видов.
Таким образом, рассмотренный механизм формирования и регулирования развития системы сельской кооперации позволит реализовать заложенный в ней потенциал, который в
дальнейшем будет способствовать росту объема продукции сельского хозяйства, его инновационному развитию и обеспечению продовольственной безопасности страны.
Библиографический список
1. Гражданский кодекс Российской Федерации // СПС «Гарант».
2. Закон РФ [от 19 июня 1992 года № 3085-1] «О потребительской кооперации (потребительских обществах и их союзах) в Российской Федерации» // СПС «Гарант».
3. Концепция развития системы сельской кооперации на период до 2020 года (проект) /
под ред. Н. И. Оксанич. – М.: Восход-А, 2012.
4. О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации:
Федеральный закон [от 30 ноября 1994 года № 52-ФЗ] // СПС «Гарант».
5. Перспективные модели кооперации в АПК // АПК: Экономика, управление. – 2011. –
№ 9.
6. Постановление [Правительства РФ от 14 июля 2012 года № 717] «О Государственной программе развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной
продукции, сырья и продовольствия на 2013–2020 годы» // URL: http://www.mnogozakonov.ru/
catalog/date/2012/7/14/73506/
7. Ткач, А. Развитие потребительской кооперации в сельской местности / А. Ткач, Н. Чукин // Экономика сельского хозяйства России. – 2012. – № 2.
8. Указ [Президента���������������������������������������������������������������
��������������������������������������������������������������
РФ от 30������������������������������������������������������
�����������������������������������������������������
января 2010������������������������������������������
�����������������������������������������
года № 120] «Об утверждении Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации» // СПС «Гарант».
9. Федеральный закон [от 8��������������������������������������������������������
�������������������������������������������������������
декабря 1995�������������������������������������������
������������������������������������������
года № 193–ФЗ] «О сельскохозяйственной кооперации» // СПС «Гарант».
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013______________________ 61
Фетисов Д. Н.
Механизм формирования и регулирования развития системы сельской кооперации
В статье рассмотрены элементы механизма формирования и регулирования развития системы сельской кооперации на основе объединения производственной, сельскохозяйственной,
потребительской кооперации системы Центросоюза РФ.
Fetisov D. N.
Formation and Regulation Mechanism of Agricultural Cooperatives System
The article deals with the elements of mechanism of formation and regulation of agricultural
cooperatives system based on the integration of production partnership, agricultural cooperatives as
well as consumer's co-operation of the RF Central Union.
Fetissow D. N.
Der Mechanismus der Bildung und der Regulierung der Entwicklung des Systems der ländlichen Kooperation
Im Artikel sind die Elemente des Mechanismus der Bildung und der Regulierung der Entwicklung
des Systems der ländlichen Kooperation aufgrund der Vereinigung produktions-, landwirtschaftlich,
der Konsumgenossenschaft des Systems von Zentrossojus der Russischen Föderation betrachtet.
Fetisov D. N.
Le mécanisme de formation et de régulation du développement des coopératives rurales
Dans l'article on examine les éléments du mécanisme de formation et de régulation du système
de coopération rurale en combinant la coopération industriel, agricole et consommateurs du système
de l’Union centrale de la Fédération de Russie.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ББК 65.291.3
М. П. Бондаренко
Ю. А. Зубарев
Г. В. Рябенко
ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ МАРКЕТИНГА
СПОРТИВНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ
Ключевые слова: маркетинг сферы физической культуры и спорта; спортсмен;
маркетинг спортивной деятельности; спортивная организация.
Key terms: marketing in sphere of physical culture and sports; athlete; sports activity marketing; sports organization.
Stichwörter: das Marketing der Sphäre des Sports und des Sports; der Sportler; das Marketing
der sportlichen Tätigkeit; die sportliche Organisation.
Mots clefs: marketing de la sphère de la culture physique et du sport; athlète; marketing de
l’activité sportive; organisation sportive.
Сфера физической культуры и спорта (далее – ФКиС) представляет собой не только важнейшую область жизнедеятельности общества, но и отрасль экономики с особыми условиями
труда и спецификой мотивации спортивной деятельности.
Трансформация механизма хозяйствования, начавшаяся в России в 90-х годах XX века,
привела к практически полному разрушению сферы ФКиС. Ее восстановление осложнилось
значительной потерей статуса отечественного спорта на мировой спортивной арене1.
Принятая в 2006 году федеральная целевая программа развития физкультуры и спорта
в России2 включила в себя направления развития как массового спорта, так и спорта высших
достижений с обозначением объемов финансирования запланированных мероприятий. Начало
восстановления ФКиС, принятие стратегии развития физической культуры и спорта в Российской Федерации на период до 2020 года3, где была обозначена роль сферы ФКиС в формировании качества жизни населения и человеческого потенциала, и подготовка к проведению
XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в г. Сочи послужили основой разработки и принятия Стратегии развития физкультуры и спорта в Российской
Федерации4.
Целью нашей работы является создание способа оценки эффективности маркетинга деятельности спортивных организаций, клубов, их физкультурно-оздоровительной работы на
основе анализа процессуальных и содержательных характеристик с использованием критериально-оценочного аппарата, с последующей разработкой плана корригирующих мероприятий
для улучшения физической подготовленности, гармонизации физического развития занимающихся в них детей, укрепления здоровья занимающихся.
Поставленная задача достигается способом оценки эффективности маркетинговой деятельности спортивной организации, клуба. Способ включает определение ведущих критериев
оценки методом опроса основных участников деятельности спортивных организаций, клубов.
См.: Бондаренко М. П. Мониторинг мотивации занятий спортом как особым видом профессиональной
деятельности // Креативная экономика. – 2012. – № 10. – С. 140.
2
О федеральной целевой программе «Развитие физической культуры и спорта в Российской Федерации на
2006–2015 годы»: Постановление [Правительства РФ от 11 января 2006 года № 7; ред. от 20 декабря 2011 года] //
СПС «КонсультантПлюс».
3
Об утверждении стратегии развития физической культуры и спорта в Российской Федерации на период до
2020 года: распоряжение [Правительства РФ от 7 августа 2009 года № 1101-р] // http://www.lawmix.ru/prof/3301
4
Об утверждении Стратегии развития физической культуры и спорта в Российской Федерации на период
до 2020 года: Распоряжение [Правительства РФ от 7 августа 2009 года № 1101-р] // СПС «КонсультантПлюс».
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 63
Наиболее близкой к нашему способу разработкой является метод, защищенный патентом
№ 2405449 (опубликован 10 декабря 2010 года)1. Однако данный способ имеет недостатки,
так как направлен на определение оценки только физического развития детей без оценки всей
деятельности спортивного учреждения, без выделения отдельных ее компонентов, в частности
физкультурно-оздоровительной работы, что понижает возможности определения целесообразности, приоритетности и эффективности отдельных мероприятий по сохранению, укреплению
и развитию здоровья, а также приводит к невозможности определения влияния всех внешних
и внутренних факторов на физическое развитие детей.
Новизна нашего изобретения заключается в следующем.
Разработан критериально-оценочный аппарат, позволяющий объективно и полно оценить
и проанализировать процессуальные и содержательные характеристики маркетинговой деятельности спортивной организации, клуба в структуре оздоровительно-поддерживающей деятельности организации.
Ценностно-значимый критерий определяет общие подходы в целом к маркетинговой деятельности в организации физкультурно-оздоровительной работы. Критерий содержит два взаимодополняемых компонента: ценностный и векторно-направленный.
При определении ценностного компонента проводят оценку маркетинговых инструментов и их влияния на организацию физкультурно-оздоровительной работы в спортивной организации, клубе, данную тренерами и их помощниками, занимающимися, родителями детей в
специально разработанных анкетах. Содержание этого компонента позволяет определить место маркетинга в жизни спортивной организации, его роль и влияние на ценность здоровья и
здорового образа жизни в системе общих ценностей субъектов спортивных организаций, клубов, а также определить основной вектор-направление – совершенствование и укрепление здоровья занимающегося. Благодаря полученным данным можно определить наиболее значимый
фактор маркетинговых инструментов, используемых в организации, и оценить его влияние на
укрепление здоровья занимающихся.
При определении векторно-направленного компонента проводят оценку маркетинга в
научно-методическом сопровождении, материально-технического оснащения, физкультурноагитационной работы администрации, мониторинга состояния здоровья и физического развития занимающихся. Содержание этого компонента позволяет определить возможность достижения главных целей физкультурно-оздоровительной работы, стоящих перед спортивной
организацией, клубом, с помощью маркетинговых компонентов.
Предлагаемый способ позволяет получить новый технический результат, заключающийся
в повышении результативности использования маркетинга и его инструментов для улучшения
качества физкультурно-оздоровительной работы в спортивных организациях, клубах. Способ
позволяет провести всесторонний анализ влияния маркетинга на деятельность учреждения
по направлениям, дать оценку эффективности использования маркетинга в управлении спортивной организацией, в структуре здоровьесберегающей деятельности, а также выявить недостатки в работе и целенаправленно скорректировать выявленные нарушения путем замены
используемых маркетинговых инструментов на другие, необходимые для данной спортивной
организации с учетом ее специфики.
Оценка эффективности маркетинга спортивной организации, клуба, их работы осуществляется в рамках входного и выходного контроля. Наиболее целесообразным представляется
проводить исследование и опрос в следующих интервалах – минимум один раз в шесть месяцев, максимум один раз в год. Необходимая информация формируется следующим образом.
В спортивных организациях, клубах проводится опрос тренеров, обучающихся и их родителей. Опрос проводится с помощью анкет. Родителями занимающихся анкеты заполняются во время родительских собраний. Занимающиеся дети анкетируются во время перерыва
между тренировками с согласия тренера. Для анкетирования подбирается группа из 200 обучающихся, в которой 30% составляют дети в возрасте 5–8 лет, 30% – дети в возрасте 9–14 лет,
40% – дети в возрасте 15–18 лет, занимающихся в спортивной организации, клубе. Опрашивают именно родителей занимающихся, вошедших в группу из 200 опрашиваемых.
1
Способ оценки эффективности физкультурно-оздоровительной работы в общеобразовательном учреждении: патент 2405449 Рос. Федерация: МПК8 �������������������������������������������������������������
A������������������������������������������������������������
61����������������������������������������������������������
B���������������������������������������������������������
10/00 / А. А. Артемьев (���������������������������������
RU�������������������������������
), И. Л. Левина (��������������
RU������������
); патентообладатель ГОУ ВПО «Кузбасская государственная педагогическая академия» (RU). – № 2009123731/14; заявл.
22.06.2009; опубл. 10.12.2010, Бюл. № 34 // СПС «КонсультантПлюс».
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
64 ������������������������������������������� М. П. Бондаренко, Ю. А. Зубарев, Г. В. Рябенко
Соответствующие анкеты заполняются представителями администрации спортивной организации, клуба, а именно директором или его заместителем, медицинским работником спортивной организации, клуба.
За каждый ответ «да» на вопрос анкеты дается 1 балл, за каждый ответ «нет» – 0 баллов.
При подведении итогов баллы в каждой анкете суммируются. Для определения показателей
берут сумму баллов по анкете, полученную при опросе тренеров, представителей администрации и медицинских работников либо среднее арифметическое значение анкет 200 занимающихся или их родителей, участвующих в опросе.
Способ оценки эффективности маркетинга физкультурно-оздоровительной работы в
спортивных школах, клубах, секциях отличается от ранее предлагаемых расчетов эффективности тем, что предлагается провести диагностику условий, процесса и результата деятельности
спортивных организаций по четырем критериям:
− ценностно-значимому (Кцз);
− условно-желаемому (Куж);
− структурно-организационному (Ксо);
− оздоровительно-поддерживающему (Коп).
При этом проводят опрос тренеров в спортивных клубах, 200 обучающихся и их родителей путем заполнения анкет и рассчитывают ценностно-значимый критерий Кцз по следующей
формуле:
Кцз=МАтрен+МАоб+МАрод,
(1)
где Кцз
– ценностно-значимый критерий (в баллах);
МАтрен – оценка тренеров в спортивных организациях, клубах, равная среднему арифметическому значению содержащейся в описании суммы баллов (за ответ «да»
присваивают 1 балл, «нет» – 0 баллов) анкеты «Оценка тренеров в спортивных
организациях, клубах», заполненной тренерами спортивных организаций, клубов, участвующих в опросе (в баллах);
МАоб – оценка детей, занимающихся в исследуемых спортивных организациях, клубах,
равная среднему арифметическому значению содержащейся в описании суммы
баллов (за ответ «да» присваивают 1 балл, «нет» – 0 баллов) анкеты «Оценка
детей, занимающихся в спортивной организации, клубе», заполненной занимающимися, участвующими в опросе (в баллах);
МАрод – оценка, данная родителями детей, занимающихся в спортивных организациях,
клубах, равная среднему арифметическому значению содержащейся в описании суммы баллов (за ответ «да» присваивают 1 балл, «нет» – 0 баллов) анкеты
«Оценка, данная родителями детей, занимающихся в спортивных организациях,
клубах», заполненной родителями детей, занимающихся в спортивных организациях, клубах и участвующих в опросе, причем 30% опрошенных составляют
родители детей в возрасте 5–8 лет, 30% – родители детей в возрасте 9–14 лет,
40% – родители детей в возрасте 15–18 лет (в баллах).
Опрос представителей администрации спортивной организации, клуба проводится путем
заполнения анкет, с расчетом условно-желаемого критерия Куж по следующей формуле:
Куж=ПАС+СМТО+МЗД,
где Куж
ПАС
(2)
– условно желаемый критерий (в баллах);
– оценка представителями администрации спортивной организации, клуба работы, равная содержащейся в описании сумме баллов (за ответ «да» присваивают
1 балл, «нет» – 0 баллов) анкеты «Оценка представителей администрации спортивной организации, клуба» (в баллах);
СМТО – оценка представителями администрации спортивной организации, клуба степени материально-технического оснащения, равная содержащейся в описании
сумме баллов (за ответ «да» присваивают 1 балл, «нет» – 0 баллов) анкеты
«Оценка представителями администрации спортивной организации, клуба степени материально-технического оснащения» (в баллах);
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 65
МЗД
– оценка медицинским работником спортивной организации, клуба мониторинга состояния здоровья и физического развития занимающихся, содержащейся
в описании равная сумме баллов (за ответ «да» присваивают 1 балл, «нет» –
0 баллов) анкеты «Оценка медицинским работником спортивной организации,
клуба мониторинга состояния здоровья и физического развития занимающихся» (в баллах).
Для нахождения структурно-организационного критерия Ксо необходимо провести опрос
тренеров и медицинских работников учреждения и обработать результаты по формуле
Ксо=ТСО+РИ+СДО,
где Ксо
ТСО
–
–
РИ
–
СДО –
(3)
структурно-организационный критерий (в баллах);
оценка тренеров спортивной организации, клуба, равная среднему арифметическому значению содержащейся в описании суммы баллов (за ответ «да» присваивают 1 балл, «нет» – 0 баллов) анкеты «Оценка тренеров спортивной организации, клуба», заполненной тренерами спортивных организаций, клубов,
участвующими в опросе (в баллах);
оценка работниками организации уровня распространения рекламной информации, раскрывающей деятельность спортивной организации, клуба, равная
содержащейся в описании сумме баллов (за ответ «да» присваивают 1 балл,
«нет» – 0 баллов) анкеты «Оценка работниками организации уровня распространения рекламной информации, раскрывающей деятельность спортивной
организации, клуба» (в баллах);
оценка тренером уровня спортивных достижений занимающегося, равная
среднему арифметическому значению содержащейся в описании суммы баллов
(за ответ «да» присваивают 1 балл, «нет» – 0 баллов) анкеты «Оценка тренером уровня спортивных достижений занимающегося», заполненной тренерами
спортивной организации, клуба, участвующими в опросе (в баллах).
Далее проводят наблюдение за обучающимися и их опрос, оценивают личностные качества обучающихся и находят оздоровительно-поддерживающий критерий (Коп) по следующей
формуле:
Коп=Пк+Фк+Ск,
где Коп
Пк
Фк
Ск
–
–
–
–
(4)
оздоровительно-поддерживающий критерий (в баллах);
психологический компонент (в баллах);
физиологический компонент (в баллах);
соматический компонент (в баллах).
Таким образом, разработанная нами методика обеспечивает не только оценку роли маркетинга в работе спортивной организации, клубе, но и выявляет недостатки в организации
маркетинговой деятельности и работы маркетолога в целом. На основании выявленных недостатков составляется программа корригирующих мероприятий, что в целом обеспечивает повышение эффективности маркетинговой деятельности спортивной организации, клуба.
Библиографический список
1. Бондаренко, М. П. Мониторинг мотивации занятий спортом как особым видом профессиональной деятельности / М. П. Бондаренко // Креативная экономика. – 2012. – № 10.
2. Об утверждении стратегии развития физической культуры и спорта в Российской
Федерации на период до 2020 года: распоряжение [Правительства РФ от 7 августа 2009 года
№ 1101-р] // http://www.lawmix.ru/prof/3301
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
66 ������������������������������������������� М. П. Бондаренко, Ю. А. Зубарев, Г. В. Рябенко
3. Об утверждении Стратегии развития физической культуры и спорта в Российской
Федерации на период до 2020 года: Распоряжение [Правительства РФ от 7 августа 2009 года
№ 1101-р] // СПС «КонсультантПлюс».
4. О федеральной целевой программе «Развитие физической культуры и спорта в Российской Федерации на 2006–2015 годы»: Постановление [Правительства РФ от 11 января
2006 года № 7; ред. от 20 декабря 2011 года] // СПС «КонсультантПлюс».
5. Способ оценки эффективности физкультурно-оздоровительной работы в общеобразовательном учреждении: патент 2405449 Рос. Федерация: МПК8 A61B10/00 / А. А. Артемьев
(���������������������������������������������������������������������������������������
RU�������������������������������������������������������������������������������������
), И. Л. Левина (��������������������������������������������������������������������
RU������������������������������������������������������������������
); патентообладатель ГОУ ВПО «Кузбасская государственная педагогическая академия» (RU). – № 2009123731/14; заявл. 22.06.2009; опубл. 10.12.2010, Бюл. № 34 //
СПС «КонсультантПлюс».
Бондаренко М. П., Зубарев Ю. А., Рябенко Г. В.
Оценка эффективности маркетинга спортивной организации
В статье рассматривается маркетинг сферы физической культуры и спорта как специфический инструмент, позволяющий повысить эффективность деятельности спортивных организаций и клубов. Предлагается методика анкетирования занимающихся спортом детей, их
родителей, сотрудников администраций спортивных организаций и клубов.
Bondarenko M. P., Zubarev Yu. A., Riabenko G. V.
Marketing Efficiency Rating of Sports Organization
The article deals with the marketing in the sphere of physical culture and sports as a specific
tool to improve the effectiveness of sports organizations and clubs. Methods of polling the children
involved in sports and their parents, managers of sports organizations and clubs have been researched
and described by the authors.
Bondarenko M. P., Subajrew Ju. A., Rjabenko G. W.
Die Einschätzung der Effektivität des Marketings der sportlichen Organisation
Im Artikel wird das Marketing der Sphäre des Sports und des Sports wie das spezifische
Instrument, zulassend betrachtet, die Effektivität der Tätigkeit der sportlichen Organisationen und der
Klubs zu erhöhen. Es Wird die Methodik der Befragung sich Sport betreibender Kinder, ihrer Eltern,
der Mitarbeiter der Verwaltungen der sportlichen Organisationen und der Klubs vorgeschlagen.
Bondarenko M. P., Zubarev Yu. A., Ryabenko G. V.
Évaluation d'efficacité de marketing d'organisation du sport
Dans l'article on examine le marketing de la sphère de la culture physique et du sport comme
un outil spécifique pour améliorer l'efficacité des organisations sportives et des clubs. On propose la
technique de questionnement des enfants impliqués dans les sports, leurs parents, le personnel des
organisations sportives et des clubs.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
И. А. Панина
ББК 67.407
ЭКОНОМИЧЕСКОЕ И ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ
В ОБЛАСТИ ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
Ключевые слова: государственное регулирование; природопользование; экологический
менеджмент; система налогообложения.
Key terms: government regulation; nature management; environmental management; system of
taxation.
Stichwörter: die staatliche Regulierung; природопользование; das ökologische Management;
das System der Besteuerung.
Mots clefs: réglementation gouvernementale; gestion environnementale; gestion environnementale; système de taxation.
Вопросы охраны окружающей среды и рационального природопользования приобретают
все большую актуальность в современных условиях глобализации экологического кризиса,
возрастания угроз и вызовов среде обитания. Решение экологических проблем основывается
на осознании важности совершенствования международного и национального (федерального,
регионального и муниципального) правового регулирования в области охраны окружающей
среды и рационального природопользования, необходимости создания эффективного правового механизма для обеспечения благоприятной окружающей среды для населения. Несмотря
на усилия, предпринимаемые в этом направлении правительствами различных стран мира,
включая Россию, по-прежнему наблюдается ухудшение состояния окружающей среды. Это
приводит, в свою очередь, к разрушению среды обитания человека, увеличению частоты возникновения аномальных природных явлений, возрастанию уровня заболеваемости и смертности населения на территориях с повышенным негативным воздействием. В этих условиях
все большее теоретическое и практическое значение приобретают вопросы экономического и
правового регулирования в области охраны окружающей среды.
Экономическое регулирование в области охраны окружающей среды должно осуществляться с целью создания равных экономических условий для природопользователей, которые
используют природные ресурсы и формируют экономические стимулы к соблюдению природоохранного законодательства.
Экономический механизм охраны окружающей природной среды можно охарактеризовать как совокупность правовых норм, которые регулируют условия и порядок аккумулирования денежных средств, поступающих в качестве платы за загрязнение окружающей среды
и иные вредные воздействия на нее, финансирование природоохранных мер и экономическое
стимулирование хозяйствующих субъектов путем применения налоговых и иных льгот.
Основой экономического механизма управления в области охраны окружающей среды
выступают фискальные платежи, то есть налоги и сборы за пользование природными ресурсами и негативное воздействие на окружающую среду.
Закон «Об охране окружающей природной среды»1 определяет основные элементы понятия этого экономического механизма. К их числу относятся:
− экономические аспекты учета природных ресурсов;
− планирование и финансирование экологических мероприятий;
− лимиты использования природных ресурсов, выбросов и сбросов загрязняющих веществ в окружающую природную среду и размещения отходов;
− нормативы платы и размеров платежей за использование природных ресурсов, выбросы и сбросы загрязняющих веществ в окружающую природную среду, размещение отходов и
другие виды вредного воздействия;
Об охране окружающей среды: Федеральный закон [от 10 января 2002 года № 7–ФЗ; ред. от 25 июня
2012 года] // Российская газета. – 2002. – 12 января.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
68 ������������������������������������������������������������������������ И. А. Панина
− создание и расходование экологических фондов;
− экологическое страхование;
− стимулирование деятельности, обеспечивающей природоохранительный эффект, применение поощрительных цен и надбавок за экологически чистую продукцию.
Сегодня, когда планете грозит перенаселение, окружающая среда подвергается разрушению, а природные ресурсы планеты постепенно исчерпываются, возникает все большая необходимость в разработке комплексных и единых экологических подходов к развитию государства и его регионов.
По способности формировать политику экономика, возможно, является наиболее влиятельной дисциплиной. Ее анализ сильно влияет на большинство формулировок национальной
и международной политики, и неспособность поддерживать сильную экономику может стать
катастрофической для качества жизни граждан страны. Кроме того, экономические показатели
встроены в концепцию устойчивого развития, и развитие в целом, и институты, существующие
для его поддержания, в значительной мере опираются на экономический анализ и критерии.
Эффективное государственное управление в области охраны окружающей среды и природопользования возможно только на основе системы законодательных актов, регулирующих
указанные отношения, что должно обеспечивать предсказуемость и стабильность природоохранной политики региона и государства1.
За прошедшее десятилетие в основном была сформирована нормативная правовая база
в области охраны окружающей природной среды и использования природных ресурсов.
На уровне федерации правовое регулирование отношений в области окружающей природной
среды характеризуется достаточно большим количеством законодательных и иных нормативных правовых актов. Это федеральные законы «Об охране окружающей среды», «Об экологической экспертизе»2, «Об особо охраняемых природных территориях»3, «О животном мире»4,
«Об охране атмосферного воздуха»5 и др.
Во многих иных законодательных актах смежных отраслей права также содержатся нормы, регулирующие обеспечение природоохранных требований, например, в федеральных законах от 2 мая 1997 года № 76–ФЗ «Об уничтожении химического оружия»6, от 21 декабря
1994 года № 68–ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного
и техногенного характера»7 и ряде других федеральных законов.
С экологической точки зрения, 2010 год для России стал знаменательным. Вопросам экологии стало уделяться должное внимание со стороны правительства. В мае 2010 года прошло
заседание президиума Государственного совета по вопросам совершенствования государственного регулирования в сфере охраны окружающей среды. На заседании был рассмотрен ряд вопросов касательно текущего состояния природоохранной деятельности на уровне государства
в целом. Внимание было уделено не только проблемам госрегулирования вопросов охраны
природы, но и экологической экспертизе, заинтересованности частного бизнеса в соблюдении
экологических норм и другим вопросам.
В 2011 году были приняты и вступили в силу законодательные акты, которые корректируют порядок исчисления, взимания отдельных налогов, сборов, других платежей за пользование природными ресурсами (ресурсные платежи) и контроль за их поступлением. К их числу отнесем Федеральный закон «О федеральном бюджете на 2011 год и на плановый период
2012 и 2013 годов»8. В данном законе содержатся нормы индексации ставок отдельных видов
ресурсных платежей и отдельные статьи части II Налогового кодекса Российской Федерации.
1
См.: Научно-практический комментарий к Федеральному закону «Об охране окружающей среды»: постатейный / Е. Н. Абанина, А. П. Анисимов, А. В. Кодолова [и др.]; под ред. А. П. Анисимова. – М.: Деловой двор,
2010. – С. 142.
2 Об экологической экспертизе: Федеральный закон [от 23 ноября 1995 года № 174–ФЗ] // Российская газета. – 1995. – 30 ноября.
3
Об особо охраняемых природных территориях: Федеральный закон [от 14 марта 1995 года № 33–ФЗ] //
Российская газета. – 1995. – 22 марта.
4
О животном мире: Федеральный закон [от 24 апреля 1995 года № 52–ФЗ] // Российская газета. – 1995. – 4 мая.
5
Об охране атмосферного воздуха: Федеральный закон [от 4 мая 1999 года № 96–ФЗ] // Российская газета. –
1999. – 13 мая.
6
Об уничтожении химического оружия: Федеральный закон [от 2 мая 1997 года № 76–ФЗ] // Российская
газета. – 1997. – 6 мая.
7
О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера: Федеральный закон [от 21 декабря 1994 года № 68–ФЗ] // Российская газета. – 1994. – 24 декабря.
8
О федеральном бюджете на 2011 год и на плановый период 2012 и 2013 годов: Федеральный закон [от
13 декабря 2010 года № 357–ФЗ] // Российская газета. – 2010. – 17 декабря.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013______________________ 69
27 декабря 2012 года Правительство Российской Федерации своим распоряжением
№ 2552-р утвердило государственную программу «Охрана окружающей среды» на 2012–
2020 годы1. Результаты данной программы будут оценены в экономико-экологических показателях. Так, предполагается, что к 2020 году объем выбросов вредных веществ от стационарных
источников на единицу внутреннего валового продукта (тонна выбросов на миллион рублей
ВВП) должен сократиться в 2,2 раза, объем образованных отходов всех классов опасности на
единицу ВВП – в 1,6 раза. Количество городов с высоким и очень высоким уровнем загрязнения атмосферного воздуха должно снизиться в 2,7 раза. В краткосрочной перспективе, планируется улучшить экологические условия для 36 млн россиян, которые проживают в городах с
высоким и очень высоким уровнем загрязнения атмосферного воздуха, и для 750 тыс. россиян,
которые проживают на территориях с неблагополучной экологической ситуацией.
Реализации указанной программы должны поспособствовать два законопроекта, которые
сейчас находятся на рассмотрении в Госдуме. Первый законопроект – о наилучших доступных
технологиях2, второй – об отходах3. Законопроект о наилучших технологиях предусматривает
набор стимулов и принудительных мер, которые побуждают предприятия внедрять экономически рентабельные технологии, минимизирующие образование отходов, выбросов и сбросов.
В том числе законопроект предполагает три основных экономических инструмента: 1) стопроцентный зачет платы за вредное воздействие на окружающую среду предприятиям, которые
переходят на новые технологии; 2) софинансирование из бюджета ставки кредитов, взятых на
переоснащение; 3) ускоренную амортизацию, чтобы предприятие могли быстрее списывать
основные фонды. Проекты предприятий, не соответствующих принципам «зеленого роста», с
2016 года предполагается запретить.
Законопроект об отходах призван создать условия для развития отрасли переработки и
утилизации отходов. На 2013 год, который объявлен в Российской Федерации годом охраны
окружающей среды, у Минприроды достаточно много планов. Между тем одна из основных
проблем, которая касается реформы экологического регулирования, – это снижение промышленной нагрузки на окружающую среду, и ее до сих пор не удалось решить. Данную проблему
планируется решить исходя из Плана действий по реализации Основ государственной политики в области экологического развития Российской Федерации до 2030 года4.
В настоящее время распространен научный подход, согласно которому окружающая среда рассматривается как форма природного капитала государства. Поэтому нанесение ущерба
окружающей среде аналогично уменьшению капитала, что в перспективе снижает стоимость
периодически приносимых им процентов (или потока доходов).
Требование совершенствования методов экономического регулирования в области охраны окружающей среды и оценки ущерба определяется неблагоприятным развитием экологической ситуации в Российской Федерации как результатом многолетнего негативного воздействия на окружающую природную среду. До настоящего времени в Российской Федерации
процедуры оценки ущерба, причиненного окружающей природной среде, в большей степени
были ориентированы на нормативные методы и слабо связаны с проводимыми рыночными
реформами и складывающейся структурой собственности. Обширный перечень нормативнометодических документов содержит противоречивые в методологическом отношении схемы
исчисления размера экологического ущерба. Вторым недостатком является ограниченность
области определения ущерба, третьим – недооценка прошлого экономического ущерба, что
особенно важно при проведении приватизации предприятий и определении степени ответственности инвесторов за экологический ущерб прошлых лет5.
Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Охрана окружающей среды» на
2012–2020 годы: распоряжение [Правительства РФ от 27 декабря 2012 года № 2552-р]// СПС «КонсультантПлюс»
2
О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования нормирования в области охраны окружающей среды и введения мер экономического стимулирования
хозяйствующих субъектов для внедрения наилучших технологий: проект [федерального закона № 584587-5] //
СПС «КонсультантПлюс».
3
О внесении изменений в Федеральный закон «Об отходах производства и потребления» и другие законодательные акты Российской Федерации в части экономического стимулирования в области обращения с отходами:
проект [федерального закона № 584399-5] // СПС «КонсультантПлюс».
4
План действий по реализации Основ государственной политики в области экологического развития Российской Федерации на период до 2030 года: [утв. распоряжением Правительства РФ от 18 декабря 2012 года
№ 2423-р] // СПС «КонсультантПлюс».
5
См.: Ахмедова И. Д. Актуальные вопросы экономики окружающей среды: учебное пособие. – Тюмень:
Изд‑во ТюмГУ, 2008. – С. 247; Яжлев И. К. О состоянии методического обеспечения оценки ущерба природной
среде в Российской Федерации и за рубежом. – М., 2011. – С. 15.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
70 ������������������������������������������������������������������������ И. А. Панина
С точки зрения российских экономистов и экологов, отличительной особенностью действующей системы экономической оценки экологического ущерба является ее покомпонентный подход и, как следствие, отсутствие комплексности в расчетах, а также преобладание нормативных методов оценки1.
Оценка ущерба по отдельным компонентам природной среды регламентируется не связанными между собой в методологическом отношении нормативно-методическими документами, содержащими различные технологии расчетов2. В отдельных случаях ущерб оценивается в виде потерь определенной отрасли народного хозяйства, например лесного или сельского.
При использовании нормативного подхода к оценке ущерба используются законодательно установленные стоимостные показатели, а используемые в расчетах фиксированные величины заменяют оценку реальных затрат на ликвидацию негативных последствий и причиненных убытков. Такой подход позволяет рассчитать лишь некую величину, признаваемую
ущербом на основе ограниченного круга зафиксированных стоимостных или натуральных показателей. Процедура применения таких параметров крайне облегчена, не требует больших
затрат на сбор исходной информации, проведение экономических расчетов и их обоснование.
Популярность подхода поддерживает и правовой статус утвержденных методик, что облегчает
применение юридических процедур взыскания ущерба.
В то же время оценки подобного рода дают недостоверные результаты, мало соответствующие размеру и характеру реального ущерба, нанесенного природным ресурсам. В связи с
этим возникают серьезные трудности при определении размера ущерба.
За рубежом накоплен значительный опыт по стимулированию рационального природопользования и охраны природы3. Наличие в законодательстве жестких норм ответственности
за причиненный прошлый и настоящий ущерб в сфере природопользования стимулировало
разработку методического обеспечения экономической оценки экологического ущерба. Общая
направленность такой оценки ориентирована на определение расходов на восстановление экологии. При этом рассматриваются следующие составляющие:
− затраты на восстановление природных ресурсов до их первоначального состояния или
их замещение;
− компенсация нарушенных функций природных ресурсов за период до их восстановления в первоначальное состояние;
− расходы на оценку ущерба.
Таким образом, государственное регулирование состояния природной среды становится
элементом постоянного воздействия на экономическую деятельность и техническое развитие
практически всех производственных отраслей. В то же время действия государства облегчают
приспособление частного бизнеса к возрастающим расходам по охране окружающей среды.
В соответствии со ст. 13 Единого европейского акта, принятого Комитетом европейских
сообществ4, природоохранная политика стран ЕЭС основывается на следующих принципах:
− предупреждение загрязнения;
− «загрязнитель платит»;
− учет природоохранных требований при осуществлении различных направлений деятельности ЕЭС.
Принцип предупреждения загрязнения реализуется через концепцию устойчивого развития как широко применяемой теории общественного прогресса современности и внедрения на
предприятиях экологического менеджмента5.
Базовые положения концепции устойчивого развития ориентированы на обеспечение стабильного долговременного экономического роста, на развитие, не приводящее к деградации
окружающей среды как ресурса будущих поколений.
См.: Ахмедова И. Д. Актуальные вопросы экономики окружающей среды. С. 248; Яжлев И. К. О состоянии методического обеспечения оценки ущерба природной среде в Российской Федерации и за рубежом. – С. 15;
Хачатуров Т. С. Экономика природопользования. – М.: Экономика, 2007. – С. 16.
2
См.: Ахмедова И. Д. Актуальные вопросы экономики окружающей среды. С. 251; Яжлев И. К. О состоянии методического обеспечения оценки ущерба природной среде в Российской Федерации и за рубежом. – С. 16.
3
См.: Яжлев И. К. О состоянии методического обеспечения оценки ущерба природной среде в Российской
Федерации и за рубежом. С. 17; Анохин Е. С. Зарубежный опыт в области налогообложения природных ресурсов // Экономика и организация производства. – 2006. – № 4. – С. 62.
4
Единый европейский акт: [от 17 февраля 1986 года] // URL: http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1375811
5
См.: Осипов В. А. Экономика природопользования: учебное пособие. – 2-е изд. – Тюмень: Изд-во ТюмГУ,
2008. – С. 154.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013______________________ 71
Экологический менеджмент (далее – ЭМ) в странах, проводящих ответственную экологическую политику, является стандартизированной системой управления охраной окружающей
среды на предприятиях с функциями планирования и внедрения системы ЭМ, контрольных и
корректирующих действий и постоянного ее совершенствования в соответствии с меняющимися внутренними возможностями и условиями внешней среды.
Принцип «загрязнитель платит» является следствием реализации теоремы Р. Коуза в его
транзакционной экономике (экономике сделок), в которой утверждается, что проблемы внешних эффектов при отсутствии непроизводственных затрат успешно решаются посредством
частного соглашения вне зависимости от изначальной принадлежности прав собственности и
эти решения носят компромиссный характер. В данном принципе реализуется право собственности на природный ресурс «жертвы загрязнения» и компенсация ущерба, причиненного природному ресурсу, со стороны загрязнителя. В 1982 году Организацией экономического сотрудничества и развития принцип «загрязнитель платит» был одобрен в международном масштабе.
Вопрос объективизации оценок и в зарубежных странах не имеет однозначной методологической базы. Значительная часть специалистов рассматривает экономические рычаги как
дополнение к прямому регулированию природопользования1. В различных странах имеются
убедительные примеры эффективного функционирования отдельных элементов экономического регулирования, однако пока нет оснований для выбора оптимальной системы рычагов,
пригодной для большинства государств. Практически каждая страна ищет свой путь в этой
области, что привело к большому разнообразию как отдельных используемых элементов, так
и их сочетаний.
Рассмотрим основные принципы, позволяющие государств��������������������������
e�������������������������
успешно выполнять экологические функции и тем самым повышать социально-экологическую ответственность.
Механизм экономической оценки ущерба от загрязнения окружающей среды на основе
теории риска позволяет гораздо более полно, по сравнению с нормативным подходом, учитывать последствия воздействия экологических факторов на здоровье человека в стоимостном
выражении, как по загрязнителям, так и по их источникам2. В этом случае появляется возможность учесть долговременные, но потенциально опасные для здоровья человека факторы загрязнения окружающей среды. Главным достоинством используемого в ряде стран механизма
оценки экономического ущерба от загрязнения окружающей среды следует признать обеспечение наиболее экономически эффективного решения по снижению уровня экономического
ущерба за счет использования инициативы и заинтересованности предпринимателей.
Одновременно в США, Голландии и других странах в практику природоохранной деятельности активно внедряются принципы управления, вытекающие из теории управления рисками3. Концепция риска увязывает прирост расходов на охрану окружающей среды с ожидаемой величиной снижения потерь, которые определяются не из отношения к установленному
нормативу выброса, а из уровня риска, вызванного постоянным присутствием загрязнителя
в окружающей среде, и соответствующего ему экономического ущерба. При этом в качестве
основного показателя потерь рассматривается здоровье человека, то есть критерием чистоты
окружающей среды является не нормативный уровень содержания загрязнений, а отсутствие
заболеваний, вызванных экологическими факторами.
Принципиальным отличием этого подхода является компенсационный характер платежей
за экологические нарушения. Объем платежей более жестко привязывается к уровню экономической оценки ущерба, реально или потенциально наносимого окружающей среде, – их цель
состоит в его компенсации, снижении до приемлемой величины, характерной для состояния
окружающей среды с низким уровнем риска. Достижение максимального эффекта реализуется
за счет более полного, по сравнению с нормативным подходом, учета потерь от загрязнения
окружающей среды.
В начале 1970-х годов в США, Японии и странах Западной Европы был предпринят переход к хозяйственному механизму охраны окружающей среды, базирующемуся на принципе коллективной ответственности за загрязнения4. Суть принципа: экологические издержки
См.: Boyd J. Financial assurance rules and natural resource damage liability // Resources for the future. – 2001. –
March. – P. 42.
2 �����������������������������������������������������������������������������������������������������������
Там��������������������������������������������������������������������������������������������������������
�������������������������������������������������������������������������������������������������������
же�����������������������������������������������������������������������������������������������������
; Thompson D. Valuing the environment: Courts’ struggles with natural resource damages // Environmental law. – 2002. – March. – № 1. – P. 57.
3
См.: Анохин Е. С. Зарубежный опыт в области налогообложения природных ресурсов. – С. 62.
4
Там же.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
72 ������������������������������������������������������������������������ И. А. Панина
должны нести все потребители, поскольку производство преследует цели удовлетворения их
потребностей. Доказано, что эффективное предотвращение ущерба возможно только при перераспределении экологических расходов между всеми членами общества. На практике это означает введение специализированных экологических налогов для всех юридических и частных
лиц (не обязательно загрязняющих окружающую среду), создание экологических фондов с
целью аккумулирования и эффективного расходования собираемых средств на охрану окружающей среды.
К началу 1980-х годов в развитых странах произошла модернизация этого механизма с
целью подключения эффективных рыночных рычагов к решению проблем по охране окружающей среды1. Данный подход основан на сделках по купле-продаже «прав» на загрязнение,
а его суть состоит в том, что в регионе устанавливается общая допустимая норма выброса
того или иного загрязняющего вещества. В рамках такой нормы должно быть урегулировано
распределение общего допустимого объема выброса между предприятиями, а также распределение объема выброса каждого предприятия между отдельными источниками загрязнения.
Подход стимулирует внутри- и межхозяйственное распределение нормативной нагрузки на
окружающую среду с целью уменьшения совокупных издержек для достижения общего «норматива» выбросов. Он предполагает, что предприятия, которые нашли более эффективные и
недорогостоящие методы борьбы с загрязнениями, могут поддерживать выбросы или сбросы
загрязняющих веществ ниже установленного стандарта, а это, в свою очередь, предоставляет
им возможность продавать сэкономленные резервы другим предприятиям, на которых борьба
с загрязнениями обходится дороже. Это выгодно обеим сторонам, так как цены на сэкономленный объем выбросов, естественно, ниже величины штрафов за такой же размер их превышения. В итоге совокупные затраты на достижение регионального лимита оказываются
меньше, чем если бы предприятия выполняли единые технические требования к источникам
загрязнения.
Затраты, необходимые для обеспечения сокращения выбросов загрязняющих веществ в
окружающую среду на 60%, при торговле правами на загрязнение окружающей среды между
предприятиями сокращаются в 6,6 раза по сравнению с использованием традиционных мер
контроля за каждым источником. Образование свободных «излишков» сокращения выбросов у
одних предприятий и неспособность других обеспечить снижение уровня загрязнения до установленных нормативов привели к возникновению «экологических банков», осуществляющих
прием «вкладов» в виде «излишков» сокращения выбросов, сбросов или размещения отходов
в окружающей среде. Эти «вклады» могут быть использованы как самими «вкладчиками» для
расширения «грязного» производства, так и другими компаниями, которые платят за них «банку», рассчитывая тем самым сэкономить на очистном оборудовании.
Возникающие природоохранные проблемы в развитых странах отражаются в соответствующих законах, которые подкреплены целой системой экономических мер, среди которых
широко используется налоговое регулирование, направленное на стимулирование осуществления предприятиями эффективной природоохранной политики2. Введение специальных экологических налогов направлено на ограничение развития экологически опасного производства
и его замену альтернативными видами производства, не наносящими вреда окружающей среде
и здоровью человека. Все действующие акцизные экологические налоги в США можно разделить на три основные группы:
1) налоги на потребителя природного ресурса с целью обеспечения финансирования
природоохранных проектов;
2) налоги страхового характера, вводимые с целью формирования резервного фонда за
счет средств потенциальных загрязнителей окружающей природной среды для возмещения
ущерба от возможных технологических аварий и стихийных бедствий;
3) налоги, вводимые с целью компенсации ущерба, наносимого окружающей природной среде постоянными сбросами и выбросами загрязняющих веществ (например, налог на
вещества, уменьшающие озоновый слой атмосферы).
Система экологического налогообложения в развитых странах дифференцирована. Это
означает, что одновременно действуют основной и дополнительный налоги. Например, в Норвегии налог на нефть состоит из двух частей – общей ставки и дополнительного платежа,
величина которого зависит от концентрации серы в нефти: 77,3 евро/тыс. л – базовая ставка, а
См.: Thompson D. Valuing the environment: Courts’ struggles with natural resource. – P. 57–89.
См.: Анохин Е. С. Зарубежный опыт в области налогообложения природных ресурсов. – С. 315.
1
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013______________________ 73
дополнительная при содержании серы до 0,25% составляет 1,95 евро/тыс. л. Повышение дополнительной ставки налога пропорционально повышению содержания серы.
В Швеции существует два вида налогов на нефть и нефтепродукты. Налог на нефтепродукты составляет примерно 1/9 часть от величины налога на нефть, что способствует развитию
нефтеперерабатывающего производства.
Налоговые скидки в Норвегии, Швеции, Германии определены в соответствии с чистотой транспортного средства, техническими параметрами машины и годом продаж. В целом в
развитых странах увязка экологических акцизов и дифференциация платежей за загрязнение
окружающей среды со степенью негативного воздействия на здоровье человека и состояние
экологической системы оказывает существенное влияние на экологизацию хозяйственной деятельности налогоплательщиков.
Сегодня природоохранные отношения, экологическая деятельность в целом регулируются
целым рядом не связанных, зачастую противоречащих друг другу законов, кодексов и, конечно, подзаконных актов. Механизмы экономического регулирования далеко не всегда положены
на бумагу и подкреплены законодательно. И подчас принятые законы не работают годами из-за
отсутствия одного или нескольких подзаконных актов. Президент РФ Д. А. Медведев отметил,
что финансирование программ экологической модернизации из-за кризиса снизилось, но это
не основание для того, чтобы не продолжать работу, тем более что для этого есть субъективные
причины.
Опыт других стран во многом поучителен для Российской Федерации, руководство которой выбрало курс на модернизацию всех сфер функционирования государства. Основным направлением в рассматриваемом аспекте является модернизация с укреплением экологической
функции государства. В связи с этим необходимо стимулирование инвентаризации источников
загрязнения, содействие повышению культуры производства и укреплению технологической
дисциплины, накопление финансовых ресурсов и стимулирование природоохранных инвестиций. Требуется устранить и такие препятствия, как отсталость средств мониторинга, слабость
органов контроля, несовершенство судебной и исполнительной властей.
В настоящее время очевидна экологическая «недоразвитость» современной модели экономики, поскольку в ней отсутствует адекватный учет экологического ущерба и экстернальных
издержек. Внешние эффекты (экстерналии) не компенсируются загрязнителем пострадавшей
стороне; не учитывается или намеренно занижается стоимость ресурсов природы, ее глобальных экосистемных функций. Причины экологической деградации глобальных общественных
благ очевидны: технократическая ориентация технологического и экономического развития,
неэффективность и узость рыночных механизмов, экологическое и правовое невежество, милитаризация сознания, человеческая жадность, халатность, цинизм. Экономика переходного
типа тем более не имеет механизмов для адекватной оценки экологических выгод и ущерба.
Следует учитывать, что ни рынок, ни национальные законы не могут обеспечить полного отражения стоимости общественных глобально используемых благ.
Так как законодательство в сфере экологии строится в соответствии с федеральным законодательством, то и оно имеет соответствующие недостатки и сегодня не может полностью
урегулировать все взаимоотношения в природоохранной деятельности, обеспечить предсказуемость и стабильность природоохранительной политики.
Библиографический список
1. Анохин, Е. С. Зарубежный опыт в области налогообложения природных ресурсов /
Е. С. Анохин // Экономика и организация производства. – 2006. – № 4.
2. Ахмедова, И. Д. Актуальные вопросы экономики окружающей среды: учебное пособие / И. Д. Ахмедова. – Тюмень: Изд-во ТюмГУ, 2008.
3. Единый европейский акт: [от 17 февраля 1986 года] // URL: http://law.edu.ru/norm/
norm.asp?normID=1375811
4. Комментарий к Федеральному закону от 24 июня 1998 года № 89–ФЗ «Об отходах
производства и потребления»: постатейный / под общ. ред. д-ра юрид. наук А. П. Анисимова //
СПС «Гарант».
5. Коренева, И. Б. К вопросу о специфике природопользования в современной России /
И. Б. Коренева // Глобальные вопросы природопользования: проблемы экологии, экономики,
геополитики в системе природопользования. – 2012. – № 8.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
74 ������������������������������������������������������������������������ И. А. Панина
6. Научно-практический комментарий к Федеральному закону «Об охране окружающей среды»: постатейный / Е. Н. Абанина, А. П. Анисимов, А. В. Кодолова [и др.]; под ред.
А. П. Анисимова. – М.: Деловой двор, 2010.
7. Осипов, В. А. Экономика природопользования: учебное пособие / В. А. Осипов. –
2-е изд. – Тюмень: Изд-во ТюмГУ, 2008.
8. Основы государственной политики в области экологического развития Российской Федерации на период до 2030 года: [утв. Президентом РФ 30 апреля 2012 года] //
СПС «КонсультантПлюс».
9. Писарев, И. Д. Экономический механизм регулирования негативного воздействия на
окружающую среду: на примере алюминиевой промышленности: автореф. дис. ... канд. экон.
наук / И. Д. Писарев. – М., 2003.
10. План действий по реализации Основ государственной политики в области экологического развития Российской Федерации на период до 2030 года: [утв. распоряжением Правительства РФ от 18 декабря 2012 года № 2423-р] // СПС «КонсультантПлюс».
11. Проект [федерального закона № 584587-5] «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования нормирования в области
охраны окружающей среды и введения мер экономического стимулирования хозяйствующих
субъектов для внедрения наилучших технологий» // СПС «КонсультантПлюс».
12. Проект [федерального закона № 584399-5] «О внесении изменений в Федеральный
закон «Об отходах производства и потребления» и другие законодательные акты Российской
Федерации в части экономического стимулирования в области обращения с отходами» //
СПС «КонсультантПлюс».
13. Распоряжение [Правительства РФ от 27 декабря 2012 года № 2552-р] «Об утверждении государственной программы Российской Федерации “Охрана окружающей среды” на
2012–2020 годы» // СПС «КонсультантПлюс»
14. Федеральный закон [от 24 апреля 1995 года № 52–ФЗ] «О животном мире» // Российская газета. – 1995. – 4 мая.
15. Федеральный закон [от 21 декабря 1994 года № 68–ФЗ] «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» // Российская
газета. – 1994. – 24 декабря.
16. Федеральный закон [от 13 декабря 2010 года № 357–ФЗ] «О федеральном бюджете на
2011 год и на плановый период 2012 и 2013 годов» // Российская газета. – 2010. – 17 декабря.
17. Федеральный закон [от 10 января 2002 года № 7–ФЗ; ред. от 25 июня 2012 года]
«Об охране окружающей среды» // Российская газета. – 2002. – 12 января.
18. Федеральный закон [от 14 марта 1995 года № 33–ФЗ] «Об особо охраняемых природных территориях» // Российская газета. – 1995. – 22 марта.
19. Федеральный закон [от 4 мая 1999 года № 96–ФЗ] «Об охране атмосферного воздуха» // Российская газета. – 1999. – 13 мая.
20. Федеральный закон [от 2 мая 1997 года № 76–ФЗ] «Об уничтожении химического
оружия» // Российская газета. – 1997. – 6 мая.
21. Федеральный закон [от 23 ноября 1995 года № 174–ФЗ] «Об экологической экспертизе» // Российская газета. – 1995. – 30 ноября.
22. Хачатуров, Т. С. Экономика природопользования / Т. С. Хачатуров. – М.: Экономика,
2007.
23. Яжлев, И. К. О состоянии методического обеспечения оценки ущерба природной среде в Российской Федерации и за рубежом / И. К. Яжлев. – М., 2011.
24. Boyd J. Financial assurance rules and natural resource damage liability // Resources for the
future. – 2001. – March.
25. Thompson D. Valuing the environment: Courts’ struggles with natural resource damages //
Environmental law. – 2002. – March. – № 1.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013______________________ 75
Панина И. А.
Экономическое и правовое регулирование в области охраны окружающей среды
В статье рассматриваются опыт экономического регулирования в области охраны окружающей среды и меры, принимаемые на правительственном уровне для создания равных экономических условий для природопользователей.
Panina I. A.
Economic and Legal Regulation in Environmental Protection Field
Experience of economic regulation in the field of environmental protection as well as measures
taken at the government level to create equal economic conditions for natural resources users have
been researched and described in the article.
Panina I. A.
Die Wirtschafts- und rechtliche Regulierung auf dem Gebiet des Schutzes der Umwelt
Im Artikel werden die Erfahrung der Wirtschaftsregulierung auf dem Gebiet des Schutzes der
Umwelt und die ergriffenen Maßnahmen auf dem Regierungsniveau für die Bildung der gleichen
Wirtschaftsbedingungen für природопользователей betrachtet.
Panina I. A.
La régulation économique et juridique dans le domaine de la protection d'environnement
Dans l'article on examine l'expérience de la réglementation économique dans le domaine de la
protection d'environnement et les mesures prises au niveau du gouvernement de créer des conditions
économiques égales pour la nature.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ББК 75.1
Т. Г. Апариева
А. М. Гребенников
СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
СТРУКТУРЫ ПОДГОТОВЛЕННОСТИ
КВАЛИФИЦИРОВАННЫХ ГРЕБЦОВ
В СОРЕВНОВАТЕЛЬНОМ ПЕРИОДЕ
Ключевые слова: гребля; соревнования; спортивный результат; виды подготовленно­
сти; социологический опрос; тренер.
Key terms: rowing; competitions; sports result; types of grounding; public opinion poll; coach.
Stichwörter: das Rudern; die Wettbewerbe; das sportliche Ergebnis; die Arten der Kondition;
die soziologische Umfrage; der Trainer.
Mots clefs: aviron; compétition; performance athlétique; types de préparation; enquête;
entraîneur.
Достижение высокого спортивного результата в соревнованиях – это многоаспектная
проблема, которая решается вот уже на протяжении многих лет известными отечественными и
зарубежными учеными и специалистами в различных видах спорта.
По традиционно сложившемуся у ряда отечественных специалистов мнению, спортивный результат преимущественно обеспечивается за счет уровня проявления различных двигательных качеств и степени развитости функциональных систем организма спортсмена, а также
их оптимальной взаимосвязанности1.
Структура соревновательной деятельности в современном спорте состоит из множества
элементов и характеризуется результатом спортсмена, стратегией многолетней подготовки,
техникой двигательных действий и тактикой их реализации в момент соревнований. Каждому
виду спорта присуща своя, достаточно давно сложившаяся система алгоритмов, приемов и
действий в конкретном виде. При этом эффективность соревновательной деятельности зависит от двух групп компонентов: факторов обеспечения и факторов реализации, – а специфика
каждого вида спорта обусловливает ведущие элементы, определяющие результативность данной деятельности.
При анализе научно-методической литературы нами были выявлены разнообразные подходы, мнения и направления в решении проблемы успешного выступления спортсменов в соревнованиях различного ранга.
По мнению некоторых специалистов, успех выступления спортсмена в соревнованиях в
значительной степени определяется этапом непосредственной предсоревновательной подготовки (далее – ЭНПП). Он предусматривает неукоснительно четкое планирование подготовки
спортсмена (вплоть до регламентированного). В этом случае крайне большое значение приобретает правильное распределение тренировочной нагрузки (объем, интенсивность и т. д.)
внутри недельных микроциклов. Неточности, допущенные при планировании тренировочного
процесса на данном этапе, непосредственным образом отражаются на эффективности соревновательной деятельности спортсменов2.
По данным других исследователей, на этапе непосредственной предсоревновательной
подготовки (чем ближе к соревнованиям, тем в большей мере) особое значение приобретает
См.: Красников А. А. Особенности соревновательной деятельности спортсмена: требования состязаний
к физическим и психологическим возможностям спортсмена: методические разработки. – М.: ЦОЛИФК, 1991. –
С. 8–10; Платонов В. Н. Общая теория подготовки спортсменов в олимпийском спорте. – К.: Олимпийская литература, 1997. – С. 375–380; Чупрун А. К. Моделирование соревновательной деятельности при подготовке гребцовбайдарочников // Теория и практика физической культуры. – 1990. – № 4. – С. 18–19.
2
См.: Земляков В. Е. Особенности подготовки гребцов на байдарках и каноэ. – С. 3–9; Платонов В. Н. Общая теория подготовки спортсменов в олимпийском спорте. – С. 383–387.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 77
такой компонент, как психическая готовность спортсмена к старту и его эмоциональное состояние. Так, по мнению Ю. Я. Киселева, этап непосредственной предсоревновательной подготовки очень кратковременен – тридцать или менее дней до старта1. И в течение этого времени
невозможно существенно улучшить подготовленность спортсмена (например, развить физические качества или сделать более совершенной технику). В этих условиях именно психологическая подготовленность спортсмена к выступлению в соревнованиях играет решающую роль.
Сам факт участия спортсмена в соревнованиях, особенно отборочных или высокого ранга, является для него определенного рода стрессом. Среди причин, которые оказывают крайне
важное влияние на результаты соревновательных выступлений, можно выделить следующие:
публичность соревнований, значимость соревнований для участника, состав участников соревнований, поведение зрителей, окружение спортсмена и другие моменты.
Многочисленными наблюдениями установлено, что умеренный стресс положительно
влияет на эффективность тренировочной и соревновательной деятельности, а чрезмерный
приводит к отрицательным последствиям2. Поэтому важно учитывать, что воздействие психического стресса на личность прямо связано с темпераментом спортсмена, силой и подвижностью его нервных процессов, а также с тревожностью, которая определяет его индивидуальную реакцию на стресс3.
Успешное выступление в соревнованиях во многом будет зависеть от учета психического
и эмоционального состояния спортсмена и возможности его регуляции. В этом процессе существенное значение приобретает знание спортсменом способов и техники саморегуляции и
умение ими пользоваться, использование определенных специфических приемов психотехники, способных обеспечить управление собственным состоянием.
В теории спорта рассматривается значение психофизиологических факторов в свете решения проблемы готовности спортсмена к соревнованиям4.
В гребле на байдарках и каноэ, как и во многих других видах спорта, результат выступления в соревнованиях обусловлен многими факторами: уровнем технической подготовленности, развитием физических качеств, функциональных и психических возможностей, тактической подготовкой спортсменов5. Спортивный результат снижается при ослаблении любой из
этих составляющих.
Во многих научных работах, посвященных проблемам гребного спорта, было доказано,
что в условиях соревнований в полной мере проявляются как положительные, так и отрицательные компоненты подготовленности спортсмена6.
С целью выявления степени важности данного вопроса для практики гребного спорта
и определения основных факторов, влияющих на спортивный результат, был организован и
проведен социологический опрос более чем 50 специалистов гребного спорта Волгоградской
государственной академии физической культуры и практикующих тренеров по гребному спорту городов Волгограда, Волжского, Воронежа и Москвы. Параллельно осуществлялся аналогичный опрос спортсменов Волгоградской и Воронежской областей. В нем приняли участие
гребцы различной квалификации (от 1 разряда до мастера спорта международного класса России) в количестве 65 человек. Всем респондентам предлагалось определить степень влияния
основных факторов на спортивный результат. Полученные в ходе исследования данные были
подвергнуты статистической обработке (см. рис. 1 и 2).
См.: Яковлев Б. П. Психическая нагрузка в спорте: теоретические и практические аспекты. – Великие
Луки: ВЛГИФК, 2002. – С. 64–68.
2
См.: Исмаилов А. И., Солопов И. Н., Шамардин А. И. Психофункциональная подготовка спортсменов:
учебное пособие. – Волгоград: ВГАФК, 2001. – С. 32–33; Стресс и тревога в спорте: Международный сборник
научных статей / сост. Ю. Л. Ханин. – М: Физкультура и спорт, 1983. – С. 56–63.
3
См.: Вяткин Б. А. Управление психическим стрессом в спортивных соревнованиях. – М.: Физкультура и
спорт, 1981. – С. 58–64; Хекалов Е. М. Некоторые проблемы обеспечения психологической подготовки спортсменов: развитие физической культуры и спорта на Дальнем Востоке // Материалы научно-практической конференции. – Хабаровск: ДВГАФК, 2001. – С. 25–27.
4 См.: Исмаилов А. И., Солопов И. Н., Шамардин А. И. Психофункциональная подготовка спортсменов. –
С. 5–6.
5
См.: Чупрун А. К. Моделирование соревновательной деятельности при подготовке гребцов-байдарочников. – С. 18–19.
6 См.: Земляков В. Е. Особенности подготовки гребцов на байдарках и каноэ. – С. 3–8; Чупрун А. К. Моделирование соревновательной деятельности при подготовке гребцов-байдарочников. – С. 18–19.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
78 ������������������������������������������������������� Т. Г. Апариева, А. М. Гребенников
Рис. 1. Степень влияния различных факторов
на спортивный результат по мнению
тренеров и специалистов гребного спорта
Рис. 2. Степень влияния различных факторов
на спортивный результат по мнению
спортсменов, специализирующихся в гребле
на байдарках и каноэ
При выявлении мнения специалистов и тренеров по гребле на байдарках и каноэ о значимости факторов, влияющих на спортивный результат, были получены следующие данные:
− 23,5% респондентов считают, что на спортивный результат в первую очередь влияет
физическая подготовленность спортсмена, которая приобретается им в течение всего годичного цикла подготовки;
− 18% опрошенных полагают, что ведущим фактором, влияющим на спортивный результат, является функциональная подготовленность спортсмена, которая зависит от использования различных компонентов нагрузки в течение всего периода подготовки;
− 15% тренеров и специалистов по гребле считают, что спортивный результат зависит от
тактико-технической подготовленности спортсмена;
− 11,7% указали на мотивацию спортсмена как главный фактор в достижении высокого
результата на соревнованиях;
− 11,7% опрошенных полагают, что ведущим фактором в достижении высоких спортивных результатов является воля к победе;
− 8,5% респондентов считают, что спортивный результат во многом зависит от типа нервной системы (далее – НС) спортсмена (силы процессов возбуждения и торможения, подвижности нервных процессов);
− 5,8% тренеров отметили в достижении высоких результатов ведущую роль психологической подготовленности спортсмена, способности противостоять стрессу, умеренной тревожности, способности мобилизовать силы в ответственный момент;
− 5,8% опрошенных считают, что спортивный результат в равной степени зависит от всех
факторов.
Анализ мнения квалифицированных спортсменов-гребцов о факторах, влияющих на
спортивный результат, показал что:
− 25% опрошенных считают, что на спортивный результат наибольшее влияние оказывает уровень физической подготовленности спортсмена;
− 20% спортсменов полагают, что ведущим фактором, влияющим на спортивный результат, является уровень функционирования обеспечивающих систем организма гребца;
− 20% респондентов считают, что высокий результат на соревнованиях зависит от психологической подготовленности спортсмена, его психологического настроя (боевой готовности,
уверенности в себе);
− 15% спортсменов (в основном уровня мастера спорта и МСМК) отмечают, что воля к
победе является главным и решающим фактором в достижении высокого результата;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 79
− 10% гребцов на байдарках и каноэ полагают, что спортивный результат зависит от тактико-технической подготовленности;
− 5% респондентов уверены, что высокий спортивный результат в первую очередь зависит от типа НС спортсмена, способности быстро реагировать на изменяющуюся обстановку в
тактической борьбе за высокие места;
− 5% спортсменов отметили мотивацию как наиболее важный фактор в достижении высоких спортивных результатов.
На рисунке 3 представлен сравнительный анализ ответов тренеров и спортсменов о влиянии различных факторов на спортивный результат.
Рис. 3. Сравнительный анализ мнения тренеров и спортсменов
о влиянии различных компонентов подготовленности гребцов на спортивный результат
Анализируя данные, представленные на диаграмме, можно сделать следующие выводы:
− обе группы респондентов (тренеры, специалисты и спортсмены) полагают, что на спортивный результат в первую очередь оказывает влияние физическая подготовленность спортсмена (23,5% и 25% соответственно);
− обе категории (тренеры и спортсмены) едины во мнении, что вторым по значимости,
влиянию на спортивный результат фактором является функциональная подготовленность
спортсмена (18% и 20% соответственно).
Далее мнения респондентов расходятся: 15% опрошенных тренеров считают третьим по значимости фактором тактико-техническую подготовленность, а 20%
спортсменов – психологическую.
Мотивацию и волю к победе как факторы, влияющие на спортивный результат, тренеры
поставили на четвертое место (по 11,7% соответственно), а спортсмены волю к победе поставили на четвертое место (15%), а мотивацию – на последнее (5%).
Пятым по значимости фактором 8,5% тренеров считают тип НС и только после него отмечают роль психологической подготовленности (5,8%). Спортсмены же пятым по значимости
фактором назвали тактико-техническую подготовленность (10%), и только 5% из них полагают, что высокий результат при выступлении в соревнованиях зависит от типа НС.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
80 ������������������������������������������������������� Т. Г. Апариева, А. М. Гребенников
Таким образом, наибольшие расхождения в оценке степени значимости различных факторов, характеризующих готовность спортсменов к выступлению в соревнованиях, зафиксированы в области психологической подготовки. Вероятно, это состояние обусловлено рядом
причин объективного и субъективного свойства, что может явиться причиной конфликта и
непонимания между тренером и спортсменом. В основе этих разногласий на ЭНПП лежит
неадекватная оценка влияния некоторых компонентов подготовленности на конечный спортивный результат.
По нашему мнению, своевременные превентивные действия во взаимоотношениях, прежде всего со стороны тренера, помогут избегать нежелательных последствий в работе с высококвалифицированными спортсменами и способствовать результативности их деятельности.
Анализ данных научно-методической литературы и результатов наших собственных исследований позволил сделать следующие выводы.
При планировании ЭНПП необходимо отталкиваться от сроков соревнований. Его продолжительность должна позволять решать ведущие задачи данного образования. Структура и
содержание тренировочного процесса должны строиться с учетом специфики режима двигательной деятельности спортсмена-гребца и его специализации на дистанции. Данная проблема решается путем моделирования на тренировке соревновательного микроцикла.
В процессе подготовки спортсмена к соревнованиям необходимо учитывать уровень его
функциональной подготовленности, так как на результат выступления большое влияние оказывает состояние всех его функциональных систем, способных обеспечить выполнение работ.
Большое влияние на результат выступлений спортсмена оказывает и психическая готовность к соревнованию. Изменение психической готовности ведет за собой изменение технической и физической подготовленности. В связи с этим целенаправленное психологическое
воздействие на спортсмена может повысить его готовность и тем самым способствовать достижению высокого соревновательного результата.
Полученные нами результаты еще раз подтверждают данные теории и практики спорта,
свидетельствующие о том, что при непосредственной подготовке спортсмена к соревнованиям
необходимо учитывать не только его физическую и функциональную подготовленность, но
и уделять большее внимание психологической подготовке, в основе которой лежит учет личностных индивидуально-типологических свойств НС спортсмена.
Библиографический список
1. Вяткин, Б. А. Управление психическим стрессом в спортивных соревнованиях /
Б. А. Вяткин. – М.: Физкультура и спорт, 1981.
2. Земляков, В. Е. Особенности подготовки гребцов на байдарках и каноэ / В. Е. Земляков. – Херсон: Олди-плюс, 2001.
3. Исмаилов, А. И. Психофункциональная подготовка спортсменов: учебное пособие /
А. И. Исмаилов, И. Н. Солопов, А. И. Шамардин. – Волгоград: ВГАФК, 2001.
4. Красников, А. А. Особенности соревновательной деятельности спортсмена: требования состязаний к физическим и психологическим возможностям спортсмена: методическая
разработка / А. А. Красников. – М.: ЦОЛИФК, 1991.
5. Платонов, В. Н. Общая теория подготовки спортсменов в олимпийском спорте /
В. П. Платонов. – К.: Олимпийская литература, 1997.
6. Стресс и тревога в спорте: Международный сборник научных статей / сост. Ю. Л. Ханин. – М: Физкультура и спорт, 1983.
7. Хекалов, Е. М. Некоторые проблемы обеспечения психологической подготовки спортсменов: развитие физической культуры и спорта на Дальнем Востоке // Материалы научнопрактической конференции. – Хабаровск: ДВГАФК, 2001.
8. Чупрун, А. К. Моделирование соревновательной деятельности при подготовке гребцов-байдарочников / А. К. Чупрун // Теория и практика физической культуры. – 1990. – № 4.
9. Яковлев, Б. П. Психическая нагрузка в спорте: теоретические и практические аспекты / Б. П. Яковлев. – Великие Луки: ВЛГИФК, 2002.
10. Platonov, V. N. La adaptacion en el deporte / V. N. Platonov. – Barcelona: Paidotribo, 1991.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013______________________ 81
Апариева Т. Г., Гребенников А. М.
Социологическая характеристика структуры подготовленности квалифицированных
гребцов в соревновательный период
В статье рассмотрена зависимость результата выступления спортсмена в соревнованиях
от различных факторов, обусловленная не только его физическим состоянием и технической
подготовленностью, но и многими другими причинами. Авторы проводят анализ научно-методической литературы по этой проблеме и экспериментальное исследование мнения тренеров
и специалистов в области гребного спорта, а также спортсменов-гребцов о степени влияния
различных факторов на спортивный результат.
Aparieva T. G., Grebennikov A. M.
Sociological Characteristics of Structure of Skilled Rowers Grounding in Competition Period
The article deals with the dependence of the athlete’s performance result in competition not only
on physical and technical preparation of a sportsman, but also on many other reasons. The scientific
and methodological literature on this problem as well as the opinions of coaches and experts in the
field of rowing sport have been researched and described by the author.
Aparijewa T. G., Grebennikow A. M.
Die soziologische Charakteristik der Struktur der Kondition der qualifizierten Ruderer in der
konkurrierenden Periode
Im Artikel ist die Abhängigkeit des Ergebnisses der Aktion des Sportlers in den Wettbewerben,
bedingt von verschiedenen Faktoren und abhängende nicht nur von seinem physischen Zustand und
der technischen Kondition, sondern auch von anderen Gründen betrachtet. Der Autor unternimmt
den Versuch der Analyse der wissenschaftlichen-methodischen Literatur nach diesem Problem und
der experimentalen Forschung der Meinung der Trainer und der Fachkräfte auf dem Gebiet des
Rudersports, sowie der Sportler-Ruderer über die Stufe des Einflusses der am meisten verschiedenen
Faktoren auf das sportliche Ergebnis.
Aparieva T. G., Grebennikov A. M.
Caractéristiques sociologiques de la structure de préparation des pagayeurs qualifiés dans la
période de compétition
Dans l'article on examine la dépendance des performances des athlètes dans la compétition de
divers facteurs, qui dépendent pas seulement de sa condition physique et des compétences techniques,
mais aussi de nombreuses autres causes. L'auteur tente d'analyser la littérature scientifique et
méthodologique sur ce problème et opinions de recherche expérimentale des entraîneurs et des
spécialistes dans le domaine de l'aviron et les athlètes de l'aviron sur le degré d'influence de divers
facteurs sur la performance athlétique.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д. П. Скачко
ББК 67.401.143.1
КОНФИСКАЦИЯ В ТАМОЖЕННОМ ПРАВЕ
УКРАИНЫ: АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ ВЗГЛЯД
НА ПРАВОВУЮ ПРИРОДУ
Ключевые слова: административно-хозяйственная ответственность; админи­стра­
тивная ответственность за нарушение таможенных правил; конфискация в таможенном
праве.
Key terms: administrative and economic responsibility; administrative responsibility for
violation of customs regulations; confiscation in customs law.
Stichwörter: die Wirtschafts- und Verwaltungsverantwortung; die administrative Verantwortung
für den Verstoß der Zollregeln; die Konfiskation im Zollrecht.
Mots clefs: responsabilité administrative et économiques; responsabilité administrative pour
violation de la réglementation douanière; confiscation de la législation douanière.
Предусмотренная Таможенным кодексом Украины законодательная конструкция конфискации, которая позволяет лишать права собственности субъекта независимо от наличия вины
в совершении нарушения таможенных правил, приводит к нарушению права на мирное владение имуществом, предусмотренное Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.
Законодателем была осуществлена попытка решения проблемы путем отнесения функций,
характерных для иного вида ответственности, к сфере административной ответственности, что
привело к нарушению целостности правового регулирования и международных обязательств
Украины.
Теоретическое исследование административной ответственности за нарушение таможенных правил в юридической науке осуществлялось рядом исследователей. Так, проблематикой
ответственности за нарушение таможенных правил занимались А. И. Педешко, В. Т. Комзюк и
др. Однако логичного научного пояснения особенностей конфискационных мер за нарушение
таможенных правил в науке до этого времени не сформулировано.
Задачей этой статьи является анализ правовой природы предусмотренных Таможенным
кодексом Украины конфискационных санкций и формулирование предложений по приведению существующей законодательной конструкции в соответствие с международными обязательствами Украины.
Законодатель называет предусмотренные ст. 461 и 465 Таможенного кодекса Украины1
конфискационные санкции мерой административной ответственности. Особенностью этих
санкций за нарушение таможенных правил является возможность их применения в отношении
товаров, транспортных средств независимо от того, является ли это имущество собственностью лица, совершившего правонарушение. Такая особенность и детальный анализ административно-правовых санкций, содержащихся в таможенном законодательстве, дают основание
утверждать, что они выполняют функцию наказания достаточно опосредовано и что для данных мер характерными являются иные функции, не связанные с наказанием непосредственного правонарушителя. В подтверждение данной позиции мы можем привести следующую
аргументацию.
1. Нормы, которые устанавливают аналогичные меры ответственности в уголовном
праве и в общем законодательстве об административной ответственности, по общему правилу ограничивают сферу применения таких санкций лишь возможностью лишения права соб Митний кодекс України: Закон [від 13 березня 2012 року № 4495-VI] // URL: http://zakon1.rada.gov.ua/laws/
show/4495-17
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 83
ственности самого правонарушителя. В качестве исключения из принципа нерушимости права
частной собственности можно назвать так называемую «специальную конфискацию»1, которая служит выполнению двух основных задач:
− не дать обогатиться за счет незаконно полученного имущества, чем был причинен
ущерб объекту (например, в результате незаконной охоты и др.);
− изъять из владения имущество, которое вообще не может находиться во владении на
общих основаниях (например, наркотические средства, их аналоги или прекурсоры)2.
В таких случаях лишение права собственности либо фактически не происходит, например, в отношении вещей, изъятых из гражданского оборота, поскольку законодатель в принципе не признает существование права собственности на такие объекты, а речь идет лишь о лишении фактического владения такими вещами, либо «специальная конфискация» выполняет
правовосстановительную функцию, например, изъятие ценностей, полученных преступным
путем; в таком случае государство также не признает факт возникновения права собственности вследствие правонарушения.
2. Применение конфискационных санкций не всегда связано с актом констатации государством факта правонарушения, в частности с вынесением приговора или постановления по
административному делу, что свидетельствует о реализации иной функции ответственности,
отличной от наказания.
3. Истечение сроков привлечения к административной ответственности является основанием для прекращения государством реализации функции наказания. Однако на конфискационные санкции, предусмотренные старым Таможенным кодексом Украины от 11 июля
2002 года № 92–IV3, сроки не распространялись, и конфискационные меры обязательно применялись, независимо от назначения основного вида наказания4, что также свидетельствует о
реализации иной функции ответственности, отличной от функции наказания.
4. Особые правила в отношении конфискации за нарушение таможенных правил приводят к существованию определенной диспропорции между правовыми последствиями совершения преступления, предусмотренного ст. 201 Уголовного кодекса Украины5, и совершением
административного правонарушения, предусмотренного ст. 482 и 483 Таможенного кодекса
Украины. В частности, при совершении преступления, предусмотренного санкцией ст. 201
Уголовного кодекса Украины, конфискации подлежит только имущество, которое находится
в частной собственности осужденного, в порядке, определенном Уголовно-процессуальным
кодексом Украины6. А в случае совершения административного правонарушения, предусмотренного ст. 482 и 483 Таможенного кодекса Украины, имущество подлежит конфискации независимо от того, в чьей собственности оно находится.
Такая нелогичность фактически подтверждена и разъяснениями Верховного суда Украины7 и решениями по конкретным делам. Так, определением палаты по гражданским делам
Верховного суда Украины от 27 сентября 2007 года в деле № 6-15646св07 была поддержана
правовая позиция страховой компании «Generali Versicherung AG», которая приобрела право
собственности на украденный автомобиль на основании абандона после выплаты страхового
возмещения собственнику и добилась исключения автомобиля из описи имущества, которое
подлежало конфискации по приговору суда8.
См.: Мельнікова-Крикун В. М. Спеціальна конфіскація // Право і безпека. – 2005. – Вип. 44. – С. 89–92.
См.: Кондра О. Проблеми правової природи «спеціальної конфіскації» у кримінально-правових санкціях //
Вісник Львівського університету. Серія юридична. – 2010. – Вип. 50. – С. 278.
3 Митний кодекс України: Закон [от 11 липня 2002 року № 92–IV] // URL: http://zakon2.rada.gov.ua/laws/
show/92-15
4
См.: Практика
�����������������������������������������������������������������������������������������������
застосування судами конфіскації майна�������������������������������������������������
: ��������������������������������������������
оз’яснення Верховн����������������������������
ого�������������������������
Суд���������������������
������������������
України �����������
[����������
від 19����
вересня 2000 року] // URL: http://zakon.nau.ua/doc/?uid=1077.1218.0
5 Кримінальний кодекс України: Закон [від 5 квiтня 2001 року № 2341-III] // URL: http://zakon4.rada.gov.ua/
laws/show/2341-14
6
Кримінальний процесуальний кодекс України: Закон [від 13 квiтня 2012 року № 4651-VI] // URL: http://
zakon1.rada.gov.ua/laws/show/4651-17
7
См.: Про судову практику у справах про контрабанду та порушення митних правил: Постанова [Пленуму
ВСУ від 3 червня 2005 року № 8] // URL: http://zakon.rada.gov.ua/cgi-bin/laws/main.cgi?nreg=v0008700-05
8
См.: Ухвала палати у цивільних справах Верховного суду України у справі № 6-15646св07 [від 27 вересня
2007 року] // URL: http://reyestr.court.gov.ua/Review/1044711
1
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
84 ������������������������������������������������������������������������ Д. П. Скачко
На нелогичность такого соотношения и необходимость более четкого законодательного
урегулирования вопроса конфискации предметов контрабанды и транспортных средств, которые использовались для перемещения таких предметов через таможенную границу Украины,
Верховный суд уже обращал внимание1.
5. В Таможенном кодексе Украины отсутствуют процессуальные возможности для участия собственника в разрешении судьбы его имущества, что является недопустимым в случае
реализации функции наказания. Это свидетельствует об отсутствии четкой взаимосвязи между
наступлением соответствующих последствий экономического характера и реализацией функции наказания. Для государства существенное значение имеет именно наступление этих негативных экономических последствий независимо от любой правовой позиции собственника.
6. Отсутствует приемлемое и логичное научно-теоретическое обоснование такой законодательной конструкции. Так, даже имея предметом исследования административную ответственность за нарушение таможенных правил, отдельные исследователи, не давая научного пояснения такому правовому явлению, ограничиваются лишь констатацией его существования2.
7. Существует потребность в «ручном» корректировании возможности применения
конфискационных санкций за нарушение таможенных правил. Так, дословное толкование
соответствующих положений старого Таможенного кодекса Украины от 11 июля 2002 года
№ 92–IV не предусматривало возможности освобождения от применения такой санкции. Однако высказанная Верховным судом Украины в п. 18 Постановления Пленума ВСУ от 3 июня
2005 года № 8 правовая позиция ориентировала суды не применять такую санкцию в отношении транспортных средств, которые используются для перевозки пассажиров и товаров через
таможенную границу Украины по установленным маршрутам и рейсам в соответствии с установленным расписанием на основе межгосударственных (межведомственных) соглашений о
транспортном сообщении. Это опосредовано свидетельствует о том, что судам необходимо в
процессе правоприменения оценивать возможные негативные экономические последствия в
сфере хозяйствования. Ныне действующим кодексом это исключение прямо предусмотрено.
8. На проблему невозможности принудительного изъятия товаров и транспортных
средств, указанных в Таможенном кодексе Украины, и бесплатной передачи их в собственность государства, если они являются имуществом государственного предприятия, в свое
время обращали внимание отдельные исследователи, прямо называя такую конфискацию бессмысленной, поскольку указанные предметы в этом случаи и так находятся в государственной
собственности3. Однако, по нашему мнению, основной акцент следует сделать не на нелогичности такой ситуации. Нужно обратить внимание на несколько иное, в частности на необеспечение юридического равенства субъектов независимо от формы собственности, то есть на дискриминационный характер такого механизма. Это обусловливает потребность не казуистического корректирования существующего механизма, а разработку качественно иного, который
бы обеспечивал реализацию возложенных на него функций на недискриминационной основе.
9. С точки зрения международно-правового толкования принципа защиты частной собственности, соответствующие положения Таможенного кодекса не совсем отвечают международным обязательствам Украины, предусмотренным ст. 1 протокола № 1 (1952 года) к Конвенции о защите прав человека и основных свобод4, в соответствии с которым каждое физическое
или юридическое лицо имеет право мирно владеть своим имуществом. Никто не может быть
лишен своего имущества, иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных
законом или общими принципами международного права.
Правовая позиция Европейского суда по правам человека в вопросах изъятия имущества
у лица, которое не является его собственником, балансирует на границе частного и публичного
См.: Про судову практику у справах про контрабанду та порушення митних правил: Постанова.
См.: Педешко А. І. Адміністративна відповідальність за порушення митних правил: дис. ... канд. юрид.
наук. – Харків, 2000. – С. 159; Комзюк В. Т. Адміністративно-правові засоби здійснення митної справи: дис. ...
канд. юрид. наук. – Харків, 2003. – С. 172.
3
См.: Комзюк В. Т. Адміністративно-правові засоби здійснення митної справи. – С. 159.
4
Конвенция о защите прав человека и основных свобод: [от 4 ноября 1950 года ETS № 005] // СПС «Гарант».
1 2 Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 85
интересов1. Кроме того, действия стран, направленные на ограничение права собственности,
должны совершаться с соблюдением принципа пропорциональности. Так, в деле «Исмаилов
против России» (дело о конфискации имущества) Европейский суд по правам человека пришел к выводу о несоблюдении принципа пропорциональности при конфискации у гражданина РФ значительной суммы денег, незадекларированных им при перемещении через таможенную границу2.
Практика Европейского суда по правам человека допускает возможность конфискации
имущества третьих лиц, но органы власти должны соблюдать разумный баланс между мерами, примененными для обеспечения общих интересов общества, и потребностью защищать
право собственника на мирное владение своим имуществом, то есть расследовать, не являются ли примененные меры личным и излишним отягощением3. В частности, допускается
ограничение права на мирное владение имуществом во исполнение государством целого ряда
международных обязательств, однако, по нашему мнению, изъятие имущества третьих лиц с
задекларированной украинским законодателем целью наказать иное лицо противоречит ст. 1
протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
10. Наша позиция находит поддержку и в процессе правоприменения. Так, помимо вышеизложенного правовая позиция отдельных судов также состоит в отказе применять положения
Таможенного кодекса Украины в части применения санкции в виде конфискации имущества
третьих лиц. Так, Роздильнянский районный суд Одесской области постановлением от 18 января 2005 года привлек к административной ответственности гражданина К. за нарушение таможенных правил и назначил ему конфискацию предметов правонарушения без конфискации
транспортного средства. Свое решение не назначать конфискацию транспортного средства,
которое использовалось для перемещения непосредственных предметов нарушения таможенных правил через таможенную границу Украины, суд мотивировал тем, что этот автомобиль не
принадлежит правонарушителю на праве собственности4.
Также Купянский городской суд Харьковской области в деле № 349/96 не применил специальные нормы Таможенного кодекса Украины с отсылкой на ст. 41 Конституции Украины5 и
своим постановлением от 5 ноября 1996 года вернул предмет нарушения таможенных правил
собственнику6.
Все вышеизложенное свидетельствует о несоответствии законодательной конструкции
конфискационных мер, предусмотренных Таможенным кодексом Украины, задекларированным нормативно функциям, характерным для мер административного взыскания, в частности
превентивной функции и функции наказания. И действительно, реализация функции наказания административного взыскания состоит в причинении правонарушителю дополнительных
отягчающих последствий имущественного характера или в ограничении его законных прав и
законных интересов другим способом. При изъятии собственности третьих лиц никаких дополнительных отягчающих последствий для непосредственного правонарушителя не наступает.
С. Рабинович в качестве основной функции конфискации, предусмотренной Таможенным кодексом Украины, называет функцию превенции правонарушений7. Однако, по нашему
мнению, вряд ли превентивную функцию можно считать основной функцией конфискационных мер. Так, реализация превентивной функции при изъятии имущества не правонарушителя, а, например, добросовестного собственника, который не знал и не мог знать о возможном
См.: Рабінович С. Вилучення майна в особи, яка не є його власником: національні та міжнародноправові механізми балансування публічних і приватних інтересів // URL: http://c50.com.ua/texts/html/publications/
vyluchennya_majna.doc
2
См.: Рішення Европейського суду з прав людини від 6 листопада 2008 року у справі «Ісмаїлов проти
Росії»: cправа про конфіскацію майна // URL: http://www.urzona.com/index.php?option=com_content&view=ar­
ticle&id=39:-l-r-c-&catid=11:2010-03-05-23-51-41&Itemid=8
3
Там же.
4
См.: Судова практика розгляду кримінальних справ та справ про адміністративні правопорушення, вчинені
на кордоні з Республікою Молдова: узагальнення [ВСУ від 2 лютого 2006 року] // URL: http://search.ligazakon.
ua/l_doc2.nsf/link1/VSS00015.html
5
Конституція України: Закон [від 28 червня 1996 года № 254к/96-ВР] // http://zakon2.rada.gov.ua/laws/
show/254%D0%BA/96-%D0%B2%D1%80
6
См.: Педешко А. І. Адміністративна відповідальність за порушення митних правил. – С. 150.
7 См.: Рабінович С. Вилучення майна в особи, яка не є його власником: національні та міжнародно-правові
механізми балансування публічних і приватних інтересів.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
86 ������������������������������������������������������������������������ Д. П. Скачко
правонарушении, кажется довольно сомнительной, поскольку никоим образом не обусловливает дальнейшее поведение бывшего собственника и не снижает вероятность повторения правонарушения непосредственным правонарушителем. Превентивная функция в полной мере
реализуется с помощью иных санкций, в частности, предупреждения и штрафа, применение
которых осуществляется по отношению к непосредственному правонарушителю.
Конкретная цель и функциональная направленность данных санкций, по нашему мнению,
тесно связана с общими целями и задачами правового регулирования в таможенной сфере и с
характером последствий правонарушений в ней.
Как правило, основными последствиями правонарушений в таможенной сфере являются
неуплата таможенных сборов и платежей. Таможенный тариф – это вид таможенного платежа,
который взыскивается с товаров, которые перемещаются через таможенную границу государства (ввоз, вывоз, транзит). Наряду с фискальной функцией таможенный тариф выполняет
и защитную. Защитная функция таможенного тарифа находит проявление в формировании
барьеров, которые препятствуют проникновению на территорию государства товаров, более
конкурентоспособных по отношению к национальным, либо препятствуют доступу на внутренний рынок товаров, в которых государство не заинтересовано.
Плательщиками таможенного тарифа являются лица, перемещающие товары через таможенную границу государства. Специфической особенностью плательщика является то, что им
может быть как собственник товара, так и иное уполномоченное лицо. В отличие от обычного
налогового регулирования, в данных отношениях возможна передача обязанности по уплате
таможенных платежей иному лицу, не имеющему отношения к товару1. Для государства несущественен субъект-плательщик; основное значение имеет именно наступление соответствующих экономических последствий на внутреннем рынке страны.
Попадание же на таможенную территорию товаров, минующих таможенный контроль,
приводит к целому ряду негативных последствий экономического характера, которые отражаются непосредственно на хозяйственном правопорядке, в частности, приводит к получению
отдельными субъектами неправомерных конкурентных преимуществ перед другими, к искажению отношений конкуренции, непоступлению соответствующих сумм в государственный
бюджет и др.
Согласно Таможенному кодексу Украины, специфическая особенность конфискационных
мер обусловлена как раз необходимостью восстановления нарушенного правопорядка, необходимостью изъятия неправомерно полученного преимущества в конкуренции с целью защиты
законных интересов других субъектов хозяйствования, восстановления отношений добросовестной конкуренции и компенсации ущерба, причиненного государству. А в соответствии с
Таможенным кодексом Украины одной из задач таможенных органов, на которые непосредственно возложена реализация таможенной политики, является защита экономических интересов Украины.
Понятийный аппарат науки хозяйственного права не оперирует такой категорией, однако содержит несколько иную категорию – хозяйственный правопорядок. Задача поддержки
хозяйственного правопорядка реализуется в основном с помощью механизма административно-хозяйственной ответственности. В связи с этим можно сделать вывод, что в процессе
правотворчества законодателем была осуществлена попытка реализации характерной именно
для административно-хозяйственной ответственности функции восстановления (поддержки)
хозяйственного правопорядка с помощью применения административного по своей природе
взыскания, которая и привела к целому комплексу дефектов и недостатков в объективной форме выражения права – законодательстве.
Таким образом, по нашему мнению, правила применения конфискации как вида наказания в Таможенном кодексе Украины целесообразно ограничить лишь возможностью конфискации товаров, которые находятся в собственности непосредственного правонарушителя.
Правовую возможность изъятия предметов, которые не являются собственностью правонарушителя, следует ограничить лишь конфискацией вещей, изъятых из оборота, независимо
от привлечения к административной ответственности. При таких условиях конфискационные
меры, предусмотренные Таможенным кодексом Украины, будут выполнять лишь характерные
См.: Кучерявенко М. П. Основи податкового права: навчальний посібник. – Харков: Легас, 2001. – С. 228.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 87
для административной ответственности функции и соответствовать международным обязательствам Украины.
Объективная потребность в восстановлении хозяйственного правопорядка должна разрешаться в рамках административно-хозяйственной ответственности с помощью отдельного
правового механизма. Этот механизм не должен приводить к лишению права собственности,
поскольку иногда это может причинять более значительные негативные последствия, чем сами
последствия нарушения таможенных правил, например, в случае изъятия редкого медицинского оборудования, с помощью которого возможна диагностика или лечение отдельных заболеваний. Поэтому правовой механизм должен предусматривать не изъятие товаров, перемещенных через таможенную границу с нарушением таможенных правил, а возможность взыскания
неуплаченных таможенных платежей с возможной поправкой на ущерб, причиненный государству вследствие их несвоевременной оплаты.
Библиографический список
1. Конвенция о защите прав человека и основных свобод: [от 4 ноября 1950 года ETS
№ 005] // СПС «Гарант».
2. Закон [від 28 червня 1996 года № 254к/96-ВР] «Конституція України» // http://zakon2.
rada.gov.ua/laws/show/254%D0%BA/96-%D0%B2%D1%80
3. Комзюк, В. Т. Адміністративно-правові засоби здійснення митної справи: дис. ... канд.
юрид. наук / В. Т. Комзюк. – Харків, 2003.
4. Кондра, О. Проблеми правової природи «спеціальної конфіскації» у кримінальноправових санкціях / О. Кондра // Вісник Львівського університету. Серія юридична. – 2010. –
Вип. 50.
5. Кримінальний кодекс України: Закон [від 5 квiтня 2001 року № 2341-III] // URL: http://
zakon4.rada.gov.ua/laws/show/2341-14
6. Кримінальний процесуальний кодекс України: Закон [від 13 квiтня 2012 року № 4651VI] // URL: http://zakon1.rada.gov.ua/laws/show/4651-17
7. Кучерявенко, М. П. Основи податкового права: навчальний посібник / М. П. Кучерявенко. – Харков: Легас, 2001.
8. Мельнікова-Крикун В. М. Спеціальна конфіскація / В. М. Мельнікова-Крикун // Право
і безпека. – 2005. – Вип. 44.
9. Митний кодекс України: Закон [от 11 липня 2002 року № 92–IV] // URL: http://zakon2.
rada.gov.ua/laws/show/92-15
10. Митний кодекс України: Закон [від 13 березня 2012 року № 4495-VI] // URL: http://
zakon1.rada.gov.ua/laws/show/4495-17
11. Педешко, А. І. Адміністративна відповідальність за порушення митних правил: дис. ...
канд. юрид. наук / А. І. Педешко. – Харків, 2000.
12. Практика застосування судами конфіскації майна: роз’яснення Верховного Суду
України [від 19 вересня 2000 року] // URL: http://zakon.nau.ua/doc/?uid=1077.1218.0
13. Постанова [Пленуму ВСУ від 3 червня 2005 року № 8] «Про судову практику у справах
про контрабанду та порушення митних правил» // URL: http://zakon.rada.gov.ua/cgi-bin/laws/
main.cgi?nreg=v0008700-05
14. Рабінович, С. Вилучення майна в особи, яка не є його власником: національні та
міжнародно-правові механізми балансування публічних і приватних інтересів / С. Рабінович //
URL: http://c50.com.ua/texts/html/publications/vyluchennya_majna.doc
15. Рішення Европейського Суду з прав людини від 6 листопада 2008 року у справі
«Ісмаїлов проти Росії»: cправа про конфіскацію майна // URL: http://www.urzona.com/index.
php?option=com_content&view=article&id=39:-l-r-c-&catid=11:2010-03-05-23-51-41&Itemid=8
16. Узагальнення [ВСУ від 2 лютого 2006 року] «Судова практика розгляду кримінальних
справ та справ про адміністративні правопорушення, вчинені на кордоні з Республікою
Молдова» // URL: http://search.ligazakon.ua/l_doc2.nsf/link1/VSS00015.html
17. Ухвала палати у цивільних справах Верховного суду України у справі № 6-15646св07
[від 27 вересня 2007 року] // URL: http://reyestr.court.gov.ua/Review/1044711
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
88 ������������������������������������������������������������������������ Д. П. Скачко
Скачко Д. П.
Конфискация в таможенном праве Украины: альтернативный взгляд на правовую
природу
В статье проведено исследование правовой природы предусмотренных Таможенным кодексом Украины конфискационных санкций. Автор обращает внимание на законодательный
дефект, который обусловлен попыткой реализовать с помощью административной ответственности за нарушение таможенных правил характерную для административной ответственности
функцию – восстановление хозяйственного правопорядка. Предложен ряд изменений в действующее законодательство с целью устранения данного дефекта.
Skachko D. P.
Confiscation in the Customs Law of Ukraine: an Alternative View on Legal Nature
The article deals with the legal study of confiscation penalties stipulated by the Customs Code
of Ukraine. The author concentrates attention on the legislative defect, which is caused by an attempt
to invoke administrative responsibility for violation of customs regulations. The author has suggested
a number of amendments into existing legislation to eliminate this defect.
Skatschko D. P.
Die Konfiskation im Zollrecht der Ukraine: der alternative Blick auf die rechtliche Natur
Im Artikel ist die Forschung der rechtlichen Natur vorgesehen vom Zollgesetzbuch der Ukraine
конфискационных der Sanktionen durchgeführt. Der Autor beachtet den gesetzgebenden Defekt, der
vom Versuch bedingt ist, mit Hilfe der administrativen Verantwortung für den Verstoß der Zollregeln
charakteristisch für die administrative Verantwortung der Funktion – die Wiederherstellung der
wirtschaftlichen Rechtsordnung zu realisieren. Es ist die Reihe der Veränderungen in die geltende
Gesetzgebung zwecks der Beseitigung des gegebenen Defektes angeboten.
Skachko D. P.
Confiscation de la loi sur les douanes de l'Ukraine: un autre point de vue sur la nature
juridique
Dans cet article on analyse la nature juridique prévu par le code des douanes de sanctions
de confiscation d’Ukraine. L'auteur attire l'attention sur le défaut législatif, qui est causée par une
tentative de réaliser avec l’aide de la responsabilité administrative pour violation de la réglementation
douanière la fonction qui est typique pour la responsabilité administrative – la restauration de l'ordre
économique. On propose certain modifications à la législation existante afin d'éliminer ce défaut.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ББК 75.1
А. В. Неретин
В. А. Огульчанский
СТРУКТУРА И МЕТОДИКА ФОРМИРОВАНИЯ
КОМПЕТЕНТНОСТИ ТРЕНЕРА В СОЗДАНИИ
ПОЛОЖИТЕЛЬНОГО СОЦИАЛЬНОПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КЛИМАТА В СПОРТИВНОЙ
КОМАНДЕ
Ключевые слова: компетентность; спортивная команда; социально-психологический
климат; структура компетентности; критерии сформированности компетентности.
Key terms: competence; sports team; social and psychological climate; structure of competence; criteria of competence formation.
Stichwörter: die Kompetenz; die sportliche Mannschaft; das soziale-psychologische Klima; die
Struktur der Kompetenz; die Kriterien der Gestaltung der Kompetenz.
Mots clefs: compétence; équipes sportives; climat social et psychologique; structure de compétence; critères de formation des compétences.
Проблему повышения эффективности деятельности тренера в новом тысячелетии все
чаще связывают с его способностью психолого-педагогического воздействия как на отдельного спортсмена, так и на команду в целом, что трактуется специалистами как одно из приоритетных направлений развития психологии спорта и у нас в стране, и за рубежом1. Во всем
мире большое внимание уделяется подготовке квалифицированных тренеров, которые наряду с
методиками отбора и спортивной подготовки владеют навыками управленческой, организаторской и психолого-воспитательной работы. В структуре педагогического мастерства тренера исследователи (Ю. А. Коломейцев, Г. Д. Бабушкин, Е. П. Ильин, И. А. Зимняя, А. В. Хуторской)
выделяют комплекс компетенций, включающих перспективное планирование тренировочного
процесса, проектирование содержания спортивного и нравственного волевого опыта, приобретаемого спортсменами, организацию учебно-тренировочного и воспитательного процесса,
объективное оценивание результатов и нахождение эффективных путей их повышения2.
В то же время становится ясно, что традиционная система подготовки спортсменов и
спортивных команд к соревнованиям, базирующаяся на общих закономерностях адаптации организма к нагрузкам, во многом исчерпала свои возможности. Необходим поиск новых путей
повышения результативности команд и, что не менее важно, освоения перспективных направлений в системе подготовки специалистов по физической культуре и спорту. Одним из таких
направлений является подготовка будущих тренеров к созданию положительного социальнопсихологического климата на тренировке и в процессе соревновательной деятельности3.
Системное рассмотрение вопроса подготовки тренера к социально-психологическому
обеспечению спортивной деятельности приводит к необходимости разработки методик, позволяющих формировать не только теоретические основы данной деятельности, но и компетентность будущих тренеров в обеспечении благоприятного климата в спортивных объединениях,
включающую умение эффективно управлять межличностными отношениями в спортивной команде в ходе учебно-тренировочного процесса4. Данный вид компетентности – неотъемлемая
См.: Ильин Е. П. Психология спорта. – СПб.: Питер, 2008. – С. 223–225.
См.: Психологическое обеспечение спортивной деятельности: монография / под общ. ред. Г. Д. Бабушкина. – Омск: СибГУФК, 2006. – С. 18–21.
3
См.: Коломейцев Ю. А. Взаимоотношения в спортивной команде. – М.: Физкультура и спорт, 1984. – С. 13, 61.
4
См.: Зимняя И. А. Ключевые компетентности как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании. – М.: ИЦПКПС, 2004. – С. 10.
1
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
90 ������������������������������������������������������ А. В. Неретин, В. А. Огульчанский
часть профессионального мастерства тренера, изучение которой необходимо проводить сквозь
призму спортивной деятельности, содержащей ряд особенностей.
По данным диагностирующего эксперимента, проведенного на курсах повышения квалификации спортивных тренеров, можно заключить, что лишь 26% практикующих тренеров
способны решать проблему саморазвития спортивного коллектива и целенаправленно формировать положительный социально-психологический климат в команде. Лишь 17% при этом
основываются на знании психологии спортсменов и перцептивных способностях, что является
необходимым условием высокого уровня сформированности данной компетентности. Решение
этой задачи затрудняют дефицит научных исследований в области подготовки будущих тренеров к данной сфере деятельности и отсутствие достаточно эффективных научно-практических
разработок по подготовке тренеров к созданию детско-юношеских спортивных коллективов.
Оптимизация социально-психологического климата в спортивной команде – важный ресурс ее игровой эффективности. Специфика командной спортивной деятельности требует от
тренера постоянного анализа динамики отношений спортсменов с учетом их индивидуальнопсихологических особенностей. Оптимальный социально-психологический климат в спортивной команде оказывает прямое положительное влияние на эффективность соревновательной
деятельности спортивной команды, а также на динамику раскрытия таланта отдельных спортсменов, которым необходима определенная атмосфера, чтобы проявлять свои способности в
ходе соревновательных игр, чувствуя поддержку команды.
Цель нашего исследования – определение структуры компетентности будущих тренеров в
создании положительного социально-психологического климата в спортивной команде и разработка методики формирования данной компетентности у тренеров по футболу.
Анализ разработанности исследуемой проблемы в научной литературе и критическое
переосмысление практического опыта позволили уточнить состав и признаки компетентности тренеров в создании положительного социально-психологического климата в спортивной
команде как совокупности специальных знаний, умений и психолого-педагогических качеств
личности тренера, обеспечивающей повышение эффективности решения профессиональнопедагогических задач по совершенствованию подготовленности спортсменов посредством целенаправленного выстраивания межличностных отношений в спортивной команде1.
В качестве структурных компонентов данной компетентности выделены: 1) мотивационно-смысловой, характеризующий принятие будущим тренером значимости данной сферы его
профессиональной деятельности; 2) когнитивный, включающий психолого-педагогические и
специальные знания об особенностях спортивного коллектива и закономерностях его формирования; 3) конструктивный, связанный с проектированием ситуаций поддержки психологического климата, со способностью тренера планировать и организовывать мероприятия по созданию положительного социально-психологического климата в ходе учебно-тренировочного
процесса; 4) деятельностно-организационный, предполагающий владение технологиями нормализации и поддержания социально-психологического климата; 5) рефлексивный, связанный
с оценкой состояния и изменений психологического климата спортивной команды, с самоорганизацией и психологической саморегуляцией самого тренера.
Анализ характеристик данного качества и наблюдений за его проявлениями позволили
выделить критерии сформированности данной компетентности:
− осознание значимости данной компетентности для профессионального тренера;
− знание теоретических основ развития профессионального (спортивного) коллектива;
− наличие коммуникативных и организаторских способностей;
− восприимчивость тренера к внутреннему состоянию спортсмена, к его личностной,
ценностно-смысловой сфере;
− умение контролировать степень своего воздействия на другого человека (чувство меры);
− умение своевременно и психологически обоснованно регулировать отношения между
спортсменами и реализовывать их в продуктивной деятельности;
− перцептивные умения, опыт эмпатии, педагогической интуиции.
Модель данной компетентности представлена на рисунке 1.
См.: Хуторской А. В. Ключевые компетентности как компонент личностно-ориентированной парадигмы
образования // Народное образование. – 2003. – № 2. – С. 59–63.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 91
Рис. 1. Модель компетентности тренера в создании
положительного социально-психологического климата
На констатирующем этапе эксперимента с помощью методов наблюдения, анкетирования, тестирования были получены результаты, в ходе анализа которых выявлены уровни сформированности компетентности специалистов в создании положительного социально-психологического климата в спортивной команде.
Низкий уровень сформированности данной компетентности характеризуется следующими чертами:
− отсутствие осознания значимости данной сферы для профессиональной деятельности;
− низкий уровень знаний в области социально-психологического обеспечения подготовки спортивных команд;
− отсутствие внимания к социально-психологическим аспектам тренировочной деятельности команды в процессе спортивной подготовки, знание некоторых методов изучения спортивного коллектива, но неумение систематически их применять, анализировать выводы и планировать мероприятия по сплочению коллектива;
− отсутствие потребности в развитии коммуникативных и организаторских способностей, развитых слабо;
− невыраженная способность чувствовать состояние спортсменов и особенности межличностных отношений в команде.
Средний уровень сформированности данной компетентности характеризуется следующими особенностями:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
92 ������������������������������������������������������ А. В. Неретин, В. А. Огульчанский
− осознание важности социально-психологического сопровождения деятельности спортивной команды для повышения эффективности ее деятельности;
− освоенность системы специальных знаний по проблеме формирования положительного социально-психологического климата в спортивной команде, знание закономерностей этого
процесса, владение специальной терминологией и методами диагностики микроклимата спортивного коллектива;
− развитость коммуникативных способностей и умение находить контакт со спортсменами на тренировке;
− развитость организаторских способностей, умение включать в тренировку организационные моменты, направленные на улучшение взаимоотношений в команде;
− умение анализировать и оценивать эффективность решения учебно-педагогической ситуации и планировать мероприятия по созданию положительного социально-психологического климата в ходе основного учебно-тренировочного процесса, основываясь на специальных
знаниях, данных диагностики и усвоенных алгоритмах поведения.
При этом отмечается умение видеть собственные успехи и профессионально грамотно
объяснять свои достижения, видеть затруднения в своей деятельности и намечать способы их
устранения, а также повышение качества анализа опыта коллег и способность убедительно
аргументировать выводы, создание индивидуального стиля. Однако, несмотря на все положительные моменты, в процессе диагностики, анализа и коррекции социально-психологических
явлений студенты опираются преимущественно на объективные факты, полученные эмпирическим путем. Слабо задействованы перцептивная сфера личности, способность чувствовать
внутреннее состояние спортсмена и изменения во взаимоотношениях членов группы, отсутствует опыт эмпатии, идентификации и педагогической интуиции. Все это препятствует своевременному и психологически обоснованному регулированию отношений между спортсменами (система субъект-субъектных отношений) и реализации их в продуктивной деятельности.
Высокий уровень сформированности данной компетентности характеризуется следующими чертами:
− наличие представления о профессиональной значимости и смысле данной компетентности не только как средства повышения эффективности деятельности спортивной команды,
но и как источника развития личностных качеств, потребности в самообразовании и повышении качества своей работы;
− сформированность системы знаний об особенностях спортивного коллектива и закономерностях его формирования, на основе которой в ходе анализа и диагностики студенты могут выводить собственные закономерности и прогнозы развития социально-психологического
климата в конкретной спортивной команде;
− высокий уровень развития коммуникативных и организаторских способностей;
− наличие системы управленческого воспитательного воздействия, направленного на повышение продуктивности деятельности команды;
− умение планировать и организовывать мероприятия по созданию положительного социально-психологического климата в ходе основного учебно-тренировочного процесса, основываясь на перцептивных способностях, опыте эмпатии, способности чувствовать внутреннее
состояние отдельных спортсменов и команды в целом;
− сформированность умения контролировать степень своего воздействия на другого человека (чувство меры), рефлексировать свое состояние и состояние других людей.
При этом отмечается наличие опыта создания и поддержания положительного социально-психологического климата в спортивной команде в соответствии с этапом ее подготовки,
ориентацией на результативность выступления в соревновании и особенностями конкретного
коллектива.
На основе структуры, критериев и уровней сформированности исследуемой компетентности была разработана методика формирования компетентности тренера в создании положительного социально-психологического климата, которая описывает три характеристики этого
процесса: содержательную (структура и критерии сформированности указанной компетентности), процессуальную (последовательность педагогических ситуаций, актуализирующих условия развития компетентности) и рефлексивную (мониторинг развития компетентности поддержания социально-психологического климата).
Модель также отражает этапы процесса формирования указанной компетентности. Цель
первого этапа – формирование представления о профессиональной значимости и смысле дан-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 93
ной компетентности, опыта первичной ориентировки в психологических проблемах спортивного коллектива; второго этапа – овладение основными умениями регулирования внутриколлективных отношений; третьего – овладение теоретическими основами и практическим опытом, достаточными для дальнейшего профессионального саморазвития в данной области.
Цель каждого этапа достигалась благодаря актуализации соответствующей профессионально-ориентированной ситуации: ориентировочно-аналитической, в которой студенты овладевают опытом анализа, оценки и прогнозирования психологического климата в спортивном
коллективе; ситуации коммуникативных решений, обеспечивающей овладение умением регулирования партнерских и межличностных отношений в команде; ситуацией самостоятельного
обретения будущим тренером опыта социально-психологической поддержки коллектива (ее
назначение – дать будущему тренеру опыт поддержки отношений в развивающейся команде, в основе которого лежит опыт нравственного и профессионального саморазвития самого
тренера).
Для выяснения эффективности разработанной методики формирования компетентности
тренеров в создании положительного социально-психологического климата в спортивной команде была организована экспериментальная работа со студентами Волгоградской государственной академии физической культуры, специализацией которых является «Футбол».
Констатирующий этап опытно-экспериментальной работы показал, что большая часть
студентов обладает низким уровнем компетентности в создании положительного социальнопсихологического климата. На начало эксперимента в среднем 61,8% (60,3%) студентов, то
есть основная часть респондентов экспериментальной группы (контрольная группа), имели
низкий уровень сформированности компетентности в создании положительного социальнопсихологического климата, 23,7% (25%) – средний уровень, 14,5% (14,7%) – высокий уровень.
Опытно-экспериментальная работа по апробации разработанной методики формирования компетентности тренеров в создании положительного социально-психологического климата в спортивной команде проводилась со студентами 3–4 курсов и включала три этапа.
На первом этапе в содержание материала включались понятия и разделы, раскрывающие
особенности спортивного коллектива, изучались социально-психологический климат спортивной команды, межличностные отношения, лидеры и аутсайдеры, сплоченность – совместимость – сыгранность, конфликты в спортивной команде.
Одним из приемов создания ориентировочно-аналитической ситуации была работа по
анализу системы взаимоотношений сначала в собственной группе, а затем в конкретной спортивной команде по следующим методикам:
− социометрия (Дж. Морено);
− определение психологического климата в команде (А. Н. Лутошкин);
− шкала показателей групповых взаимоотношений (В. Л. Марищук, Л. К. Серова);
− атмосфера в группе (адаптирована Ю. Л. Ханиным);
− индекс групповой сплоченности Сишора (адаптирована к спорту);
− способы реагирования на конфликтные ситуации (К. Н. Томас).
На данном этапе студентов побуждали к поиску способов разрешения коммуникативных
проблем, учили интерпретировать факты и события, а также адекватно оценивать себя и свои
действия в коллизийных ситуациях. Главным результатом погружения в указанную ситуацию
являлось создание представления о профессиональной значимости и смысле данной компетентности, обретение умения действовать на основе знаний о закономерностях формирования
социально-психологического климата в спортивной команде.
На втором этапе создавалась ситуация коммуникативных решений. Для ее актуализации использовались практические занятия, педагогические ситуации, психотехнические упражнения, самоанализ спортивных тренировок. В результате будущие тренеры приобретали опыт
регулирования партнерских и межличностных отношений в спортивной команде.
Практические занятия включали четыре тематических блока. Первый был посвящен знакомству участников, повышению сплоченности группы, осознанию своих личностных особенностей и оптимизации отношения к себе. Он содержал упражнения, ориентированные на
повышение психологической совместимости членов группы. Необходимо было обеспечить
каждому участнику возможность увидеть себя в зеркале мнений других членов команды.
Второй блок был направлен на осознание каждым членом команды возможности измениить
собственные правила в общении с другими членами команды. Он содержал упражнения, направленные на выявление и коррекцию статусно-ролевой структуры группы. Третий блок был
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
94 ������������������������������������������������������ А. В. Неретин, В. А. Огульчанский
ориентирован на оптимизацию взаимоотношений в команде, отработку навыков оптимального
межличностного общения, выявление моделей поведения, мешающих работе группы, предупреждение и устранение конфликтных ситуаций внутри группы. Четвертый блок способствовал осознанию себя спортсменом в системе тренировочной деятельности и оптимизации своего отношения к этой системе.
В ходе ситуации коммуникативных решений использовались также игровой метод и
инсценировка с последующим групповым обсуждением. Акцент делался на факторы, определяющие положительный социально-психологический климат в спортивной команде. Студенты усваивали разные стратегии тренера: усиление тенденции прогрессивных изменений,
противодействие тенденциям, связанным с дезорганизацией процесса тренировки и обучения.
На практических занятиях разыгрывались эпизоды «Выбор капитана», «Конфликт на тренировке», «Разработка новых игровых комбинаций», «Командные ритуалы» и т. д. При создании
проблемных ситуаций выполнялись следующие требования: многовариантность решения, наличие профессионального контекста, возможность коллективного творчества, дифференциация по уровню сложности.
На третьем этапе доминировала ситуация самостоятельного обретения будущим тренером опыта социально-психологической поддержки коллектива. Ее назначение – дать будущему тренеру опыт поддержки отношений в развивающейся команде, для чего в рамках предлагаемой ситуации актуализировалось умение рефлексировать свое состояние и состояние
других людей, контролировать степень воздействия на другого человека (чувство меры), умение своевременно и психологически обоснованно регулировать отношения между спортсменами (система субъект-субъектных отношений) посредством включения их в продуктивную
деятельность, проявлять восприимчивость к состоянию ценностно-смысловой сферы спортсмена, развивать перцептивные умения, опыт эмпатии, аттракции, идентификации, педагогической интуиции.
Для развития указанных умений в ходе практических занятий студентам предлагались задачи, требующие проявления активно-конструктивной позиции, анализа своего
поведения в различных условиях общения. На занятиях применялись элементы тренинга наблюдательности, чувствительности к внутреннему состоянию спортсмена и изменениям
в межличностных отношениях внутри спортивной команды. Этому способствовал комплекс
упражнений, способствующий развитию следующих умений:
− наблюдательность как способность фиксировать и запоминать совокупность сигналов,
получаемых от другого человека или группы;
− понимание и прогнозирование состояния человека для определения обоснованности и
степени воспитательного воздействия на него;
− способность улавливать особенности взаимоотношений между людьми и определять
статусно-ролевую структуру группы без использования специальных методик.
На этом этапе также использовался анализ жизненных ситуаций и педагогические игры, в
процессе которых студенты обучались применению теоретических знаний на практике. Наибольший интерес вызывали ситуации открытого или закрытого протеста некоторых игроков
против предлагаемых тактических схем игры, а также повышения включенности аутсайдеров
команды в межличностное взаимодействие.
Осуществлялось педагогическое наблюдение за тренировочным процессом детско-юношеских команд, которые проводили занятия на спортивной базе ФГБОУ ВПО ВГАФК. Студентам было предложено определить положение каждого игрока в системе взаимоотношений:
симпатии и антипатии между членами команды, причины совместимости и несовместимости
отдельных игроков, наличие конфликтных ситуаций внутри команды и их причины и т. д. Контроль правильности представленных характеристик команды осуществлялся в ходе коллективного обсуждения с участием ее тренера.
Способность будущих тренеров чувствовать внутреннее состояние спортсмена и на основе
этого регулировать систему субъект-субъектных отношений была выявлена в ходе тестирования.
Тесты были направлены на определение уровня знания психологии юных спортсменов («чувство
объекта»), степени самоконтроля в общении (чувство меры) и уровня развития эмпатийных и перцептивных способностей.
Динамика изменения состава уровневых групп в ходе эксперимента представлена на рисунке 2.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 95
Рис. 2. Динамика состава уровневых групп в ходе экспериментальной работы
по критериям рефлексивного компонента, (%)
В процессе специально организованной педагогической практики студенты с высоким
уровнем сформированности компетентности в создании положительного социально-психологического климата в спортивной команде проводили учебно-тренировочные занятия со своей
группой и со студентами других групп специализации «Футбол» по спортивно-педагогическому совершенствованию. В процессе этой практики оценивались умения, характеризующие
исследуемую компетентность. Можно отметить, что наивысший показатели в экспериментальной группе соответствуют таким чертам, как умение находить контакт со спортсменами на тренировке (85,7%) и умение осуществлять анализ и коррекцию неблагоприятных ситуаций, возникающих в ходе тренировки (по 90,5% в обоих видах практической работы). В итоге по всем
оцениваемым показателям студенты экспериментальной группы превосходили контрольную,
что свидетельствует об эффективности применения данной методики.
Для окончательной оценки результатов опытно-экспериментальной работы мы проанализировали данные диагностики достигнутого уровня компетентности будущих тренеров в создании
положительного социально-психологического климата в спортивной команде по всем компонентам в экспериментальной группе и сравнили с исходным уровнем. На основании тестирования и
экспертных оценок можно сделать вывод, что в формировании компетентности будущих тренеров в создании положительного социально-психологического климата в спортивной команде
наблюдается положительная динамика. Количество представителей с высоким уровнем сформированности данной компетентности в экспериментальной группе с начала к концу эксперимента изменилось с 14,5% до 43,5%, то есть увеличилось на 29,0%, в то время как в контрольной группе – с 14,7% до 17,8%, то есть увеличилось всего на 3,1%. Из этого следует, что
положительная динамика высокого уровня сформированности компетентности в экспериментальной группе в девять раз превосходит изменение в контрольной группе.
Количество представителей с низким уровнем сформированности данной компетентности в экспериментальной группе с начала к концу эксперимента изменилось с 61,8% до 15,4%,
то есть уменьшилось на 46,4%, в то время как в контрольной группе – с 60,3% до 41,0%, то
есть уменьшилось на 19,3%. Из этого следует, что отрицательная динамика низкого уровня
сформированности компетентности в экспериментальной группе в 2,5 раза превосходит изменение в контрольной группе. Динамика результатов в экспериментальной группе представлена
на рисунке 3.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
96 ������������������������������������������������������ А. В. Неретин, В. А. Огульчанский
Рис. 3. Уровень сформированности компетентности будущих тренеров в создании
положительного социально-психологического климата в спортивной команде
в экспериментальной группе до и после эксперимента, (%)
Результаты диагностических исследований уровня развития компетентности будущих
тренеров свидетельствуют об эффективности разработанной методики подготовки тренеров
к созданию положительного социально-психологического климата в спортивной команде (с поэтапным включением соответствующих профессионально-ориентированных ситуаций).
В заключение можно отметить, что рассматриваемая компетентность является значимой
частью профессионального мастерства спортивного тренера и сформированность всех ее компонентов позволяет системно и педагогически обоснованно вести работу по созданию положительного социально-психологического климата в спортивной команде, что в итоге повышает эффективность тренировочной и соревновательной деятельности. Разработанная методика
может использоваться в системе подготовки будущих тренеров к созданию и поддержанию
положительного социально-психологического климата в спортивной команде как одного из
приоритетных направлений профессионального образования специалиста спортивной сферы.
Библиографический список
1. Зимняя, И. А. Ключевые компетентности как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании / И. А. Зимняя. – М.: ИЦПКПП, 2004.
2. Ильин, Е. П. Психология спорта / Е. П. Ильин. – СПб.: Питер, 2008.
3. Коломейцев, Ю. А. Взаимоотношения в спортивной команде / Ю. А. Коломейцев. –
М.: Физкультура и спорт, 1984.
4. Психологическое обеспечение спортивной деятельности / под общ. ред. Г. Д. Бабушкина. – Омск: СибГУФК, 2006.
5. Хуторской, А. В. Ключевые компетентности как компонент личностно-ориентированной парадигмы образования / А. В. Хуторской // Народное образование. –2003. – № 2.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013______________________ 97
Неретин А. В., Огульчанский В. А.
Структура и методика формирования компетентности тренера в создании
положительного социально-психологического климата в спортивной команде
Авторами статьи выявлена структура компетентности тренеров в создании положительного социально-психологического климата в спортивной команде и критерии сформированности, на основе чего разработана методика ее формирования, предполагающая три последовательных этапа с включением соответствующих профессионально ориентированных ситуаций.
Neretin A. V., Ogulchansky V. A.
Structure and Methods of Forming a Trainer’s Competence to Create Positive Social and
Psychological Climate in Sports Team
Von den Autoren ist die Struktur der Kompetenz der Trainer in der Bildung des positiven
sozialen-psychologischen Klimas in der sportlichen Mannschaft und dem Kriterium сформированности enthüllt, aufgrund wessen die Methodik ihrer Bildung, die drei konsequente Etappen mit dem
Einschluss der entsprechenden professionell ausgerichteten Situationen vermutet entwickelt ist.
Neretin A. V. Ogulchanskiy V. A.
La structure et le mode de formation de la compétence de l'entraîneur de la création du climat
social et psychologique positif dans les équipes sportives
Les auteurs ont identifié la structure de la compétence des entraîneurs de la création du climat
social et psychologique positif dans les équipes sportives et les critères de formation, sur la base de
laquelle la technique de sa formation, ce qui suppose trois étapes successives, avec les situations
axées sur la carrière appropriées.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О. А. Куранова
ББК 65.262.10
ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ НЕЗАКОННОГО
ПОЛУЧЕНИЯ КРЕДИТА
Ключевые слова: кредитно-финансовая банковская система; правоохранительные
органы; криминал; преступное деяние; банковский сектор.
Key terms: credit and financial banking system; law-enforcement machinery; crime; act of
crime; banking sector.
Stichwörter: das Kreditbanksystem; die Rechtsschutzorgane; der Kriminalfall; die verbrecherische Tat; der Banksektor.
Mots clefs: système de crédit bancaire et financier; organes répressifs; crime; acte criminel;
secteur bancaire.
В настоящее время кредитно-финансовая банковская система страны представляет собой
основополагающий элемент экономики российского государства. В условиях экономической
волатильности, носящей глобальный экономический характер, все происшествия в данной
сфере пагубно влияют на финансово-экономические показатели жизнедеятельности страны.
В итоге за все промахи и ошибки в этой области расплачивается конечный потребитель – житель страны.
Незаконное получение кредита представляет собой деяние, которое является преступным
на основании ст. 176 Уголовного кодекса РФ1. Согласно данной статье, наказывается получение индивидуальным предпринимателем или руководителем организации кредита либо льготных условий кредитования путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных
сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации.
Хочется добавить, что по ст. 176 Уголовного кодекса РФ физическое лицо ответственности не несет. В случае с физическим лицом оно понесет ответственность за мошенничество.
Чтобы для него наступила ответственность, должен быть особый вид ущерба, определяемый в
особо крупном размере и составляющий один миллион пятьсот тысяч рублей2.
Обратимся к показателям статистики, где обнаружим следующее: по итогам 2012 года
было зафиксировано более 55 тыс. преступлений в финансово-кредитной сфере. Этот показатель указывает на то, что от общего числа зарегистрированных в этот период преступлений
экономической направленности преступления в финансово-кредитной сфере составили более
32,5%. А 8449 преступлений и вовсе связано с финансово-кредитной сферой в особо крупном
масштабе3.
Одним из основных признаков преступлений в кредитно-финансовой сфере является
трудность обнаружения и раскрытия фактов незаконного получения кредитов. Количество
случаев незаконного получения кредита растет с каждым годом. В связи с этим нельзя не отметить как роль банковских служащих, так и несовершенство приемов и методов оперативного расследования данных фактов. Порой банковский сектор до последнего замалчивает факты
незаконного получения кредита, поскольку проценты по кредитам растут и банк в конечном
счете все же рассчитывает получить крупную прибыль. Однако когда дело доходит до критической точки, тайное становится явным и на помощь привлекаются правоохранительные органы.
Уголовный кодекс Российской Федерации. – М.: Эксмо, 2009. – С. 135.
Там же. – С. 138.
3
Там же. – С. 142.
1
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_______________________ 99
В таких ситуациях важно, чтобы банковский сектор не замалчивал криминальные факты, а
своевременно обращался за помощью в правоохранительные органы.
Незаконное получение кредита характеризуется следующими особенностями:
− потеря времени с момента совершения незаконного получения кредита до момента обнаружения данного факта;
− подделка финансовых документов и бухгалтерской отчетности;
− коллективная солидарность сотрудников банка;
− трудность доказывания преступной деятельности организаторов и других соучастников, не являющихся специальным субъектом рассматриваемого преступления;
− быстрота реализации денежных средств и материальных ценностей, полученных в результате совершения преступления или подлежащих аресту в целях обеспечения гражданского
иска.
Незаконное получение кредита по своему характеру аналогично мошенничеству. Подмена понятий в данной сфере влечет многочисленные ошибки и потерю времени, что довольно
часто встречается в правоприменительной деятельности.
Все эти факторы способствуют низкой раскрываемости преступных деяний и по незаконному получению кредитов, и по мошенничеству. Отсутствие у оперативных сотрудников
и следователей знаний специфики кредитной деятельности и передовой практики расследования таких преступлений также порождает трудности при организации, планировании расследования и тактике проведения первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по обнаружению, изъятию, фиксации и исследованию документов и других
доказательств.
С серьезными трудностями правоохранительным органам приходится сталкиваться и в
ходе применения уголовно-процессуального законодательства, которое все еще находится в
стадии активного реформирования. В Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации1 введены подходы к регламентации правового статуса участников судопроизводства,
уголовно-процессуальной деятельности на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, что вызывает многочисленные вопросы по поводу их практического применения, в том числе при расследовании незаконного получения кредита. В силу
данного обстоятельства всестороннее обеспечение безопасности кредитно-финансовой сферы
как важнейшего компонента экономической безопасности Российской Федерации в целом входит в число основных функций нашего государства. Безусловно, неотъемлемым и действенным инструментом данного направления деятельности выступают меры уголовно-правового
характера.
Одной из главных причин кризиса банковской сферы являются так называемые «плохие»
кредиты, то есть просроченные кредитные задолженности и невозвращенные долги. По оценкам авторитетных экспертов, на сегодняшний день к таковым относится около 10% суммарного кредитного портфеля российских банков, то есть порядка 2 трлн рублей. В случае очередной
волны мирового кризиса такое бремя может оказаться для банковского сектора губительным2.
Не приходится сомневаться, что в появлении «плохих» кредитов далеко не последнюю
роль играет криминализация кредитно-банковской сферы, представляющая в настоящее время
серьезную угрозу нормальному функционированию и конкурентоспособности отечественной
банковской системы.
Расследование описанных преступлений представляет собой чрезвычайно трудную задачу, поскольку, с одной стороны, они совершаются профессионально подготовленными людьми, обладающими высоким интеллектом и располагающими необходимыми средствами и возможностями для реализации преступных замыслов, а также противодействия расследованию;
с другой стороны, по этим видам преступлений пока отсутствуют надежные методики расследования, уровень профессионализма следователей остается низким, медленно внедряются в
практику адекватные формы и методы оперативно-розыскной деятельности.
Уголовная ответственность за незаконное получение кредита (ст. 176 УК РФ) предусматривается (часть первая) в отношении индивидуальных предпринимателей или руководителей
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации // СПС «КонсультантПлюс».
См.: Максимов С. Уклонение от погашения кредиторской задолженности // Уголовное право. – 2012. –
№ 2. – С. 177.
1 2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
100 О��������������������������������������������������������������������� О. А. Куранова
организации, получивших кредит либо льготные условия кредитования путем предоставления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении или
финансовом состоянии предприятия или организации, если это деяние причинило крупный
ущерб, либо (часть вторая) за незаконное получение государственного целевого кредита, а равно его использование не по прямому назначению, если это деяние причинило крупный ущерб
гражданам, организациям или государству. В качестве объекта выступают интересы финансовой системы и участников экономического оборота.
Кредитом являются денежные средства, предоставляемые банком или иной кредитной
организацией заемщику по кредитному договору. Не является получением кредита договор
займа (ст. 807–818 ГК РФ).
Кредитный договор предусматривает:
− размер кредита;
− условия кредитования;
− сроки и порядок возврата;
− размер процентов по кредиту и т. п.1
Существуют денежные кредиты (ст. 819 ГК РФ), товарные (ст. 822 ГК РФ) и коммерческие (ст. 823 ГК РФ). При товарном кредите одна сторона предоставляет другой вещи, определенные родовыми признаками. При коммерческом кредите могут предоставляться как деньги,
так и вещи, определяемые родовыми признаками, в том числе в виде аванса, предварительной
оплаты, отсрочки и рассрочки оплаты товаров, работ, услуг, предусмотренных договором2.
Льготными условиями кредитования называют такие условия кредитования, которые
предусматривают наличие на стороне заемщика фактических обстоятельств, обусловливающих льготы.
Под сведениями о хозяйственном положении либо финансовой деятельности понимают
данные о балансе, прибылях и убытках, основных средствах и в целом о собственности, имущественных правах и обязательствах, наличии заказов на продукцию либо услуги.
Предоставлением заведомо ложных сведений кредитору является передача таковых в распоряжение лица (группы лиц), принимающего решение о кредите.
Сведения, предоставляемые кредитору, должны быть оформлены в соответствии с требованиями нормативно-правовых актов и подписаны правомочным лицом (или удостоверены
иным образом).
Способы совершения преступлений данного рода достаточно разнообразны. На первом
этапе совершения преступления предприниматели (руководители организации) могут действовать по одному или одновременно нескольким сценариям:
1) создание лжефирм. Чаще всего такие фирмы регистрируются на подставное лицо,
иногда по украденному паспорту. Цель создания таких лжефирм-однодневок – получить кредит, присвоить его, ликвидировать фирму;
2) изготовление подложных документов. Цель – создание видимости финансовой состоятельности и предоставление их при заключении кредитных договоров. Это может осуществлять как лжефирма, так и реально существующее коммерческое предприятие, организация, предприниматель;
3) подкуп банковских работников. Цель – получение кредита с нарушением экономических нормативов, требований обеспечения возвратности кредита при отсутствии в договоре сроков и формы промежуточного контроля за деятельностью организации, получившей
кредит3.
При этом ложные сведения для обоснования кредита представляются в виде:
− сфабрикованных документов о якобы заключенных сделках, договорах, подрядных работах и т. п.;
− подложных или полученных обманным путем гарантийных писем или поручительств
от солидных государственных либо коммерческих структур;
− залогового имущества, не принадлежащего на самом деле заемщику, либо уже заложенного, либо не имеющего той ценности, которая объявлена заемщиком.
См.: Максимов С. Уклонение от погашения кредиторской задолженности. – С. 177.
См.: Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу РФ: в 2 т. Т. 2 / под ред. П. Н. Панченко. –
Н. Новгород, 2011. – С. 143.
3
См.: Максимов С. Уклонение от погашения кредиторской задолженности. – С. 59.
1
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013______________________ 101
Важным элементом совершения преступлений в кредитной сфере является такой фактор,
как наличие у кредитуемой организации нескольких расчетных счетов. Это дает возможность
должнику (получателю кредита) проводить операции по различным счетам, перечислять кредит, минуя основной расчетный счет, вводить в заблуждение кредитора при наличии претензий
к основному расчетному счету.
Незаконное получение кредита по своему механизму, субъектам, способам совершения и
сокрытия имеет определенную специфику, характеризуется высоким уровнем латентности и
низким уровнем раскрываемости.
В силу этих обстоятельств существует необходимость в разработке соответствующих
требованиям современности научно обоснованных рекомендаций по методике расследования
незаконного получения кредита. Особая роль в этом отводится специальным юридическим
наукам, особенно криминалистике, которая реализует специальные юридические познания,
максимально приближенные к практике борьбы с преступностью.
Разработка методики расследования незаконного получения кредита на основе обобщения практики и научного прогнозирования, направленного на вооружение правоохранительных органов научно обоснованными рекомендациями по расследованию рассматриваемого
вида экономических преступлений, призвана активизировать работу правоохранительных органов по борьбе с данным преступным посягательством.
Наиболее распространенными источниками информации о незаконном получении кредита являются материалы оперативных разработок правоохранительных органов (53%), материалы ревизий и аудиторских проверок (38,5%), заявления руководителей финансово-кредитных
организаций (27%) и заявления граждан (19%)1.
Правомерность решения вопроса о возбуждении уголовного дела по факту незаконного
получения кредита зависит от полноты, достаточности и достоверности материалов, которые
удастся собрать правоохранительным органам в процессе предварительной проверки, включающей целый комплекс мероприятий: следственные действия (осмотр места происшествия,
назначение судебной экспертизы); оперативно-розыскные мероприятия; процессуальные действия (проведение ревизий, направление поручений, запросов); получение объяснений.
Следует отметить, что в рамках данной статьи была сделана попытка охватить как можно
больше проблем, связанных с уголовно-правовой охраной общественных отношений, возникающих в кредитно-финансовой системе, согласно ст. 176 УК РФ «О незаконном получении
кредита»2.
В заключение важно отметить, что:
− факты незаконного получения кредита в современных условиях хозяйствования указывают на оперативное принятие мер в сфере охраны частной собственности как основополагающего фактора современного экономически развивающегося демократического общества;
− возникающие в сфере банковского кредитования отношения как объект уголовно-правовой защиты обладают специфическими особенностями, которые, в свою очередь, имеют все
основания являться экономическими отношениями, способными складываться в системе кредитования хозяйствующих экономических субъектов;
− определенное в ст. 176 УК РФ экономическое преступление является деянием, которое
направлено на общественные отношения, исходящие из кредитно-финансовой системы страны и банковского сегмента.
Библиографический список
1. Максимов, С. Уклонение от погашения кредиторской задолженности / С. Максимов //
Уголовное право. – 2012. – № 2.
2. Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу РФ: в 2 т. Т. 2 / под ред.
П. Н. Панченко. – Н. Новгород, 2011.
3. Уголовный кодекс РФ. – М.: Эксмо, 2009.
4. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации // СПС «Консультант­Плюс».
См.: Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу РФ: в 2 т. Т. 2. – С. 175.
Там же. – С. 199.
1
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
102 О��������������������������������������������������������������������� О. А. Куранова
Куранова О. А.
Проблемные вопросы незаконного получения кредита
В статье рассматриваются особенности незаконного получения кредита, являющегося
общественно опасным явлением, находящимся под пристальным вниманием правоохранительных органов. Автор делает акцент на то, что незаконное получение кредита представляет
собой деяние, которое является преступным на основании ст. 176 Уголовного кодекса РФ.
Kuranova O. A.
Problematic Issues of Illegal Access to Credit
The article deals with the special features of illegal access to credit that corresponds to socially
dangerous phenomenon drawing the attention of law-enforcement machinery. The author emphasizes
on the fact that an illegal loan is considered to be a deed which is criminal under Article 176 of the
RF Criminal Code.
Кuranowa O. А.
Die Problemfragen des ungesetzlichen Erhaltens des Kredites
Im Artikel werden die Besonderheiten des ungesetzlichen Erhaltens des Kredites betrachtet,
was eine öffentlich gefährliche Erscheinung ist, die sich unter der starren Aufmerksamkeit der
Rechtsschutzorgane befindet. Der Autor akzentuiert darauf, dass das ungesetzliche Erhalten des
Kredites die Tat darstellt, die verbrecherisch aufgrund des Artikels 176 des Strafgesetzbuches der
Russischen Föderation ist.
Kuranova O. A.
Problématiques de obtention illégale de crédit
Dans l'article on décrit les caractéristiques de de obtention illégale de crédit, qui est un phénomène
socialement dangereux qui est sous le contrôle des organes répressifs. L'auteur insiste sur le fait qu'un
prêt illégal est un acte qui constitue un crime conformément à l'article 176 du Code criminel.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ББК 65.052.2
А. В. Глущенко
Ю. Г. Червина
ИНТЕГРИРОВАННЫЕ АВТОМАТИЗИРОВАННЫЕ
СИСТЕМЫ В УЧЕТЕ
Ключевые слова: интегрированные автоматизированные системы в учете; налоговый
учет; автоматизация бизнес-процессов; нефтяные компании.
Key terms: integrated computerized accounting systems; tax accounting; business process automation; oil companies.
Stichwörter: die integrierten automatisierten Systeme in der Berücksichtigung; die Steuerberücksichtigung; die Automatisierung der Geschäftsprozesse; die Erdölgesellschaften.
Mots clefs: systèmes d'automatisation intégrées dans la comptabilité; impôts; automatisation
des processus d'affaires; compagnies pétrolières.
Коренная трансформация отечественной экономической системы с целью перехода на более эффективную рыночную модель хозяйствования затронула все ее элементы. Реформы не
оставили в стороне и рынок энергоносителей, являющихся необходимым элементом ресурсообеспечения всех отраслей экономики. Среди указанных товаров одну из самых важных ролей
играют такие, как нефть и произведенные на ее основе нефтепродукты1.
Специфика предприятий нефтепродуктообеспечения (далее – НПО) связана с тем, что
их необходимо рассматривать с двух сторон: как неотъемлемую часть нефтяной промышленности и как самостоятельную динамически развивающуюся технико-экономическую систему, интенсивно влияющую на эффективность функционирования других отраслей народного
хозяйства.
Сегодня управление финансово-хозяйственной деятельностью любого экономического
субъекта требует новых подходов к получению информации о производственных расходах, к
исчислению себестоимости готовой продукции, признанию доходов, подготовке налоговой отчетности, подсчету финансовых результатов, методам их анализа и принятию на этой основе
соответствующих управленческих решений2.
В течение последних 20 лет происходит реформирование российского бухгалтерского
учета в соответствии с международными стандартами учета и отчетности, требованиями рыночной экономики и реалиями глобальных процессов3.
Для современных вертикально интегрированных нефтяных компаний на нынешнем этапе их развития первоочередной задачей является совершенствование уже сложившихся отношений зависимости и контроля. При этом главными задачами такого совершенствования
являются повышение эффективности управленческого воздействия на дочерние структуры,
консолидация денежных и товарных потоков, минимизация расходов холдинга на управление,
снижение угрозы враждебных расходов, упрощение бухгалтерского и налогового учета и пр.4
Автоматизация всех бизнес-процессов, происходящих на предприятии, служит способом
достижения стабильной работы, реализации обширной программы процедур по приведению
текущей деятельности компании в соответствие со стратегией ее развития, которая требует
решения таких задач, как:
См.: Шарифов В. С. Откуда текут бензиновые реки. – Волгоград: Лукойл, 1996. – С. 62.
См.: Сытник О. Е. Интеграция систем финансового и налогового учета в части формирования информации
о доходах и расходах организации // Международный бухгалтерский учет. – 2012. – № 21. – С. 2.
3
См.: Глущенко А. В. Повышение качества информации на основе внутренней стандартизации учетного
процесса интегрированных формирований холдингового типа // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия «Экономика. Экология». – 2010. – № 1. – С. 136–144.
4
См.: Топалян Д. Д. Правовые аспекты организации системы управления в вертикально интегрированной
структуре: на примере нефтяной отрасли // СПС «КонсультантПлюс».
1
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
104 А�������������������������������������������������������� А. В. Глущенко, Ю. Г. Червина
1) автоматизация всех бизнес-процессов, происходящих на предприятии;
2) рост производительности труда;
3) улучшение финансовых результатов деятельности;
4) повышение результативности продаж и конкурентоспособности реализуемой
продукции1.
По нашему мнению, получаемая учетная информация только тогда будет достоверна, своевременна и оперативна, когда компания будет стремиться получить ее из интегрированной
автоматизированной учетной системы, включающей в себя все виды бухгалтерского учета: финансовый, управленческий, налоговый. В рамках управленческого учета будет выделен учет
производства и отдельная система по учету реализации продукции (работ, услуг).
Интегрированная автоматизированная система – это совокупность двух или более взаимоувязанных автоматизированных систем, в которой функционирование одной из них зависит
от результатов функционирования другой (других) так, что эту совокупность можно рассматривать как единую автоматизированную систему2.
При выборе варианта построения автоматизированной системы налогового учета каждому предприятию необходимо учитывать свои возможности, а также опыт других предприятий
по успешному внедрению таких систем3. В течение 2011 года анализируемое предприятие НПО
осуществляло обработку учетной информации с использованием программного обеспечения
«1С: Бухгалтерия 8.1», а также локальных программ с последующим импортом данных в «1С:
Бухгалтерия 8.1». В результате образования единого корпоративного учетного центра, объединяющего все бухгалтерские службы дочерних обществ, целесообразно использовать единое
для всех участников программное обеспечение. Для решения этой проблемы предлагаем внедрить полностью интегрированную систему, которая продолжает оставаться самым удобным и
оптимальным способом автоматизации налогового учета для крупных предприятий.
Чтобы минимизировать затраты на ведение различных видов учета, необходимо автоматизировать учетную функцию и интегрировать налоговый учет с системами бухгалтерского и
управленческого учета. Интеграция видов учета – это объективный процесс эволюции научного знания, обусловленный необходимостью решения конкретных прикладных задач в учетной
практике. Изменения в учетной системе предполагают одновременное сбалансированное развитие всех основных компонентов учетной системы, так как итоговая эффективность зависит
от каждого из них4.
Целью нашего исследования являются анализ состояния налогового учета предприятия
НПО и оценка преимущества автоматизации налогового учета на примере двух систем класса
«Enterprise resource planning»5 (ERP) различного масштаба – на базе немецкой системы SAP
R/3 в сравнении с используемым отечественным программным обеспечением «1С: Бухгалтерия 8.1».
С конца 1990-х годов в России активно продвигаются системы западных разработчиков.
Наиболее известные из них – Navision, Axapta (в настоящее время – Microsoft Dynamics NAV и
AX), SAP, Baan и SAP AG – немецкая компания, производитель программного обеспечения для
организаций. Компания занимается разработкой автоматизированных систем управления такими внутренними процессами предприятия, как бухгалтерский учет, торговля, производство,
финансы, управление персоналом, управление складами и т. д. Приложения обычно можно
адаптировать под правовой контекст определенной страны6.
В современных условиях рынка особенно важно отслеживать политические изменения
в сфере энергетики и соответствовать высоким стандартам ведения бизнеса в нефтегазовой
отрасли. Решения SAP для нефтегазовой отрасли обеспечивают прозрачность деятельности
бизнеса, необходимую для эффективной работы в условиях резких колебаний цен на нефть
См.: Зырянова Т. В., Тарновская Ю. С. Интеграция автоматизированных систем управления бизнес-процессами компании как составляющая унифицированного стандарта управленческого учета // Международный
бухгалтерский учет. – 2012. – № 35. – С. 27.
2
Там же.
3
См.: Клецкина А. В., Потоков П. М. Практика реализации налогового учета по налогу на прибыль в современных ERP-системах // Финансовые и бухгалтерские консультации. – 2006. – № 9. – С. 66.
4
См.: Солоненко А. А. Современные проблемы развития интегрированной учетной системы коммерческих
организаций // Международный бухгалтерский учет. – 2011. – № 35.– С. 26.
5
Enterprise resource planning (англ.) – управление ресурсами компании.
6
См.: Кале В. Внедрение SAP R/3: руководство для менеджеров и инженеров // пер. с англ. П. А. Панова. –
М.: АйТи, 2006. – С. 4–6.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013______________________ 105
и частых изменений нормативных требований, а также позволяют эффективно использовать
имеющиеся технологические средства.
Многие пользователи ошибочно считают, что SAP должен привести к сокращению штата,
прежде всего в бухгалтерии, но практикой это не подтверждается. Основная цель внедрения
данной интегрированной системы – завоевание доверия иностранных инвесторов к отчетности. Капитализация компании, внедрившей SAP R/3, как правило, растет. На наш взгляд, это и
есть главный критерий оценки эффективности. Таким образом, выполняется задача 3 – улучшение финансовых результатов деятельности.
Важнейшей составной частью интеграционных процессов на уровне предпринимательских структур становится их транснационализация, то есть интеграция в международное
бизнес-пространство1.
В то же время российские разработчики расширили функционал своих систем. Наиболее
показателен выход платформы «1С: Бухгалтерия 8.1». На сегодня можно сказать, что возможности российских и западных систем для основного круга задач управления предприятием
сравнимы (см. таблицу).
Таблица
Сравнительные характеристики ведения налогового учета в программном обеспечении
SAP R/3
Ориентация на процессный подход, а не сопровождающие операцию документы
Возможность исправлений в закрытых периодах
Сторнирующие операции
Реализованы функции подготовки регламентной от- При изменении законодательства в настройке системы
четности и оперативно поддерживается обновление в необходимо провести централизованную корректировку
случае нередких изменений со стороны регламентирующих органов
Гибкая система настройки учета операций
Ограниченное число стандартных настроек, привязанных к операциям
Для контроля правильности отражения данных в на- Механизм транзакционного контроля регистрации хологовом учете (далее – НУ) предусмотрен механизм зяйственных операций
сверки данных
Нет автоматической преклассификации затрат для це- Постирование документа – переклассификация затрат
лей НУ
для целей НУ с помощью модели производственно-хозяйственной деятельности предприятия. Хозяйственные
операции для целей налогового учета в большинстве
случаев классифицируются системой автоматически
Финансово-управленческая система – управление Производственная система – учетные функции, хотя и
финансовыми потоками и автоматизация учетных глубоко проработаны, выполняют вспомогательную роль
функций
и порой невозможно выделить модель бухгалтерского
учета, так как информация в бухгалтерию поступает автоматически из других модулей
Для учета постоянных разниц введены дополнитель- Значения показателей постоянных и временных разниц
ные забалансовые счета – учет производится вручную. формируются автоматически
Временные разницы формируются автоматически
«1С: Бухгалтерия 8.1»
Ориентация на документы
В ходе исследования данных программных продуктов, мы выявили преимущества автоматизации налогового учета на базе систем SAP R/3 по отношению к «1С: Бухгалтерия 8.1»:
1) значительное сокращение сроков и снижение трудоемкости подготовки данных налогового учета и отчетности;
2) облегчение процесса выверки данных;
3) возможность настройки отчетов пользователем самостоятельно;
4) прозрачность и управляемость процесса учета налога на прибыль организации.
Интегрированная функциональность пакета решений SAP R/3 позволяет использовать зарегистрированные в различных модулях системы (FI, СО, ММ, SD) документы для формирования документов налогового учета.
Посредством данной интегрированной системы решается задача автоматизации всех бизнес-процессов. На рисунке 1 представлено концептуальное решение автоматизированной системы налогового учета в R/3.
См.: Владимирова И. Г. Интеграционные процессы как фактор развития предпринимательских структур в
условиях глобализации экономики: дис. … д-ра экон. наук. – М., 2008. – С. 5.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
106 А�������������������������������������������������������� А. В. Глущенко, Ю. Г. Червина
Рис. 1. Концептуальная схема построения налогового учета в среде R/3
Реализация налогового учета в системе SAP R/3 предусматривает ряд возможностей:
− однократный ввод первичных документов в системе SAP R/3 для целей бухгалтерского,
налогового, управленческого учета и учета разниц в соответствии с требованиями ПБУ 18/02
«Учет расчетов по налогу на прибыль»;
− высокую степень достоверности информации, достигаемую при однократном вводе
данных и за счет минимизации вероятности ошибки при многократной обработке одной и той
же информации в различных учетных системах;
− сравнимость и соответствие данных из различных систем учета, основывающихся на
использовании единого информационного пространства;
− интеграцию бухгалтерского учета, налогового учета и учета разниц в соответствии с
требованиями ПБУ 18/02 «Учет расчетов по налогу на прибыль» в системе SAP R/3;
− формирование по данным первичных документов из модулей R/3 (прежде всего модуля
FI, MM, SD) значений разниц со ссылками на первичные документы;
− большой объем функций с расширением их на перспективу;
− оптимизация принятия решений по учетной системе в целом;
− совершенствование документооборота в компании.
Инструментарий автоматического переноса данных во вспомогательные регистры на основании правила отбора, заложенных в иерархии, обеспечивает все вышеперечисленные преимущества, а также способствует росту производительности труда (см. рис. 2).
В SAP R/3 все бизнес-процессы представлены в форме схемы взаимосвязанных операций,
автоматически формируются налоговая база, налоговая отчетность, осуществляется автоматический расчет разниц между данными бухгалтерского и налогового учета, расчет постоянного
и отложенного налогового обязательства / актива, формирование отчетности по ПБУ 18/02.
Также существует возможность ручной корректировки данных налоговых показателей, формирования уточненных данных прошлых налоговых (отчетных) периодов. Исполнена интеграция функций бухгалтерского и налогового учета в части налога на прибыль, что повышает
оперативность налогового учета и учета разниц ПБУ 18/02, снижает влияние человеческого
фактора и, как следствие, повышает прозрачность учета путем формирования показателей учета в едином информационном пространстве на четких принципах, описанных в проектной
документации.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рис. 2. Назначение системы SAP R/3 для целей налогового учета и эффект от внедрения
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013______________________ 107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
108 А�������������������������������������������������������� А. В. Глущенко, Ю. Г. Червина
Основными задачами реализации налогового учета в SAP R/3 являются сбор информации, разработка регламентов (включая ввод справок-корректировок НУ), внутренние перерасчеты замкнутой базы данных налогового учета прибыли и получение необходимой отчетности.
К внутренним перерасчетам относятся как перерасчеты, предусмотренные гл. 25 (в частности
ст. 319) Налогового кодекса РФ (НК РФ), так и перерасчеты, необходимые в силу принятой
предприятием учетной политики для целей налогообложения.
Внедрение данного программного продукта обеспечивает контроль за правильностью
формирования налоговых показателей, раскрываемость информации, то есть возможность
оперативно подтвердить возникающие в информационной системе управления доходы / расходы, учитываемые в целях налогообложения, первичными документами системы R/3, что, в
свою очередь, также повышает прозрачность учета.
Унификация форм налоговых регистров и регистров разниц ПБУ 18/02 позволяет упростить учетный процесс. В случае возникновения новых бизнес-процессов автоматизированная
система позволяет наиболее корректно внести изменения в методологию учета по отдельным
операциям.
Система налогового учета позиционируется как система учета, параллельного бухгалтерскому, и основана на первичных документах системы R/3. Замкнутость применительно к
данному решению означает возможность получения основных разделов декларации исключительно на основе этой базы данных.
Вместе с тем при автоматизации налогового учета на базе систем SAP R/3 были выявлены
такие недостатки:
− для автоматизации ведения налогового учета процесс корректировки данных становится достаточно сложным: невозможно оперативно исправить допущенные неточности ввиду
отсутствия их детальной проработки с точки зрения методологии налогового учета и должного
внимания к данной проблеме;
− различный подход к учету корректировок для целей бухгалтерского и налогового учета;
− несоответствие информации, полученной в результате ведения налогового учета при
помощи корректирующих проводок по счетам, и информации, которая хранится и используется для ведения бухгалтерского и управленческого учета в системе SAP R/3, что приводит к
появлению непрозрачности его ведения и отсутствию контроля1;
− декларация формируется вне системы SAP отдельно для каждого налогового органа
(региона);
− при использовании единых справочников происходит блокирование основной записи
наименования (дебитора, кредитора, основного средства, материала и т. д.) – пока она открыта
одним пользователем, другие пользователи не могут использовать эту основную запись.
При внедрении интегрированной автоматизированной системы налогового учета в
SAP R/3 для предприятия нефтеродуктообеспечения рекомендуем полностью разработать:
− методологию налогового учета в соответствии с гл. 25 НК РФ и ПБУ 18/02 в системе R/3;
− техническую реализацию налогового учета в соответствии с гл. 25 НК РФ в системе R/3;
− техническую реализацию учета разниц в соответствии с ПБУ 18/02;
− технологию формирования налоговой отчетности в системе R/3.
В данном случае построение налогового учета будет соответствовать гл. 25 НК РФ и
ПБУ 18/02 «Учет расчетов по налогу на прибыль» в системе R/3.
В соответствии с гл. 25 НК РФ предлагается реализовать модель самостоятельного (параллельного) налогового учета, в которой регистры налогового учета строятся на основе регистров бухгалтерского учета (там, где это возможно) и на основе первичных документов налогового учета (см. рис. 3).
Регистры налогового учета формируются по данным налоговых показателей. Формирование налоговых показателей в соответствии с концептуальной моделью реализации налогового
учета в R/3 реализуются с помощью следующих механизмов:
− автоматическое занесение данных первичных документов из модулей системы R/3 по
определенным правилам отбора в специальные накопители;
− автоматическое формирование показателей с помощью инструментов системы R/3 по
специальным правилам в соответствии с требованиями гл. 25 НК РФ;
– создание записей вручную со знаком «плюс» или «минус» на основании первичных
документов.
1 См.: Никитин К., Сараев С. Мина замедленного действия // Консультант. – 2009. – № 9. – С. 63.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013______________________ 109
Рис. 3. Концептуальная схема построения налогового учета на базе первичных документов
Подтверждением данных налогового учета являются первичные учетные документы,
аналитические регистры налогового учета, расчет налоговой базы (налоговая декларация).
Все данные налогового учета, в том числе ручная корректировка, в системе подтверждены первичными документами системы R/3 (включая бухгалтерскую справку в специальных
регистрах).
Просмотр значения любого налогового показателя осуществляется с помощью механизма
«drill-down» (развертка налогового показателя до первичного документа).
По суммам, полученным расчетным путем, в системе не создаются первичные документы, а отображается запись – результат расчета, в связи с чем расхождения между сводным и
пооперационным регистром разниц не возникает.
Концептуальный подход к реализации налогового учета имеет следующие преимущества:
− наличие четких принципов формирования налогового регистра обеспечивает прозрачность модели налогового учета;
− снижение влияния человеческого фактора;
− обеспечение гибкости системы при изменении налогового законодательства;
− обеспечение подтверждения данных налогового учета первичными документами.
Система самостоятельного налогового учета состоит из следующих блоков:
− база первичных документов и других документов-оснований (например, документы
модулей системы R/3 «Финансы», «Контроллинг»);
− самостоятельная классификация хозяйственных операций, осуществляемых в течение
отчетного (налогового) периода, позволяющая сформировать показатели налогового учета;
− специальные правила и механизмы формирования объектов налогового учета;
− журнал (реестр) хозяйственных операций со ссылкой на первичные документы;
− независимые отчетные формы (налоговые регистры);
− необходимые справочники и нормативные показатели.
Для целей определения и классификации разниц между данными налогового и бухгалтерского учета в соответствии с требованиями ПБУ 18/02 в отдельных регистрах формируются
и хранятся данные бухгалтерского учета в кодах налоговых показателей. Данные показателей
для целей ПБУ 18/02 соответствуют данным бухгалтерского учета.
Разницы между данными бухгалтерского и налогового учета определяются в системе R/3
автоматически на основании сопоставимых значений показателей иерархий в бухгалтерской и
налоговой оценке.
Учет разниц между данными налогового и бухгалтерского учета амортизируемого имущества, НИОКР, спецодежды выполняется по каждому объекту.
При закрытии отчетного периода на основании сформированных разниц между данными
налогового и бухгалтерского учета в главной книге отражаются суммы налоговых активов и
обязательств.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
110 А�������������������������������������������������������� А. В. Глущенко, Ю. Г. Червина
Результатом проведенного исследования стал вывод, что необходимость автоматизации
системы налогового учета обусловлена следующими факторами:
− высокий уровень трудозатрат на формирование налоговой отчетности и, как следствие,
не только значительный объем обрабатываемой за отчетный период информации, но и регламентированная законодательством высокая частота предоставления отчетности в налоговые
органы;
− несовпадение данных и порядка регистрации хозяйственных операций в бухгалтерском и налоговом учете;
− динамичность законодательства в области налогового учета.
Интеграционные процессы в учетной системе на базе возможностей веб-технологий
для сбора, управления, улучшения качества, распространения информации снижают затраты
на принятие профессиональных решений и позволяют параллельно формировать различные
виды отчетности с заданными характеристиками и дополнительными данными. Расширенная
интерпретация разъясняющей отчетной информации может варьироваться, в том числе в зависимости от запросов пользователей информационными ресурсами компании, от фазы ее жизненного цикла, от принадлежности к уровню строения глобальной экономики и др.1
Внедрение интегрированных систем предоставляет возможность улучшить и оптимизировать работу по подготовке налоговой отчетности. Интеграция учетных процессов в системе
SAP R/3 приведет к унификации корпоративного информационного пространства. Проведенный анализ показывает, что, несмотря на все сложности, связанные с автоматизацией налогового учета на предприятиях НПО, система SAP R/3 обладает достаточной функциональностью
для его корректной автоматизации, обеспечивая при этом достаточную прозрачность налогового учета и отчетности.
Библиографический список
1. Владимирова, И. Г. Интеграционные процессы как фактор развития предпринимательских структур в условиях глобализации экономики: дис. … д-ра экон. наук / И. Г. Владимирова. – М., 2008.
2. Глущенко, А. В. Повышение качества информации на основе внутренней стандартизации учетного процесса интегрированных формирований холдингового типа / А. В. Глущенко // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия «Экономика.
Экология». – 2010. – № 1.
3. Зырянова, Т. В. Интеграция автоматизированных систем управления бизнес-процессами компании как составляющая унифицированного стандарта управленческого учета /
Т. В. Зырянова, Ю. С. Тарновская // Международный бухгалтерский учет. – 2012. – № 35.
4. Кале, В. Внедрение SAP R/3: руководство для менеджеров и инженеров / В. Кале; пер.
с англ. П. А. Панова. – М.: АйТи, 2006.
5. Клецкина, А. В. Практика реализации налогового учета по налогу на прибыль в современных ERP-системах / А. В. Клецкина, П. М. Потоков // Финансовые и бухгалтерские
консультации. – 2006. – № 9.
6. Никитин, К. Мина замедленного действия / К. Никитин, С. Сараев //
Консультант. – 2009. – № 9.
7. Солоненко, А. А. Современные проблемы развития интегрированной учетной системы коммерческих организаций / А. А. Солоненко // Международный бухгалтерский
учет. – 2011. – № 35.
8. Сытник, О. Е. Интеграция систем финансового и налогового учета в части формирования информации о доходах и расходах организации / О. Е. Сытник // Международный бухгалтерский учет. – 2012. – № 21.
9. Топалян, Д. Д. Правовые аспекты организации системы управления в вертикально интегрированной структуре: на примере нефтяной отрасли / Д. Д. Топалян //
СПС «КонсультантПлюс».
10. Шарифов, В. С. Откуда текут бензиновые реки / В. С. Шарифов. – Волгоград: Лукойл,
1996.
См.: Солоненко А. А. Современные проблемы развития интегрированной учетной системы коммерческих
организаций. – С. 27.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013______________________ 111
Глущенко А. В., Червина Ю. Г.
Интегрированные автоматизированные системы в учете
В статье предпринята попытка исследовать состояние организации налогового учета на
предприятиях нефтепродуктообеспечения. Изучен рынок отечественных и зарубежных программных продуктов.
Glushchenko A. V., Chervina Yu. G.
Integrated Computerized Accounting Systems
The article deals with the attempts to research the organization of tax accounting at oil supply
enterprises. The market of domestic and foreign software has been researched and described by the
authors.
Glutschenko A. W., Tscherwina Ju. G.
Die integrierten automatisierten Systeme in der Berücksichtigung
Im Artikel ist der Versuch unternommen, den Zustand der Organisation der Steuerberücksichtigung
auf den Unternehmen нефтепродуктообеспечения zu untersuchen. Es ist der Markt der einheimischen
und ausländischen Softwareprodukte studiert.
Gluschenko A. V., Tshervina Yu. G.
Systèmes d'automatisation intégrés dans le comptabilité
Dans cet article on tente d'explorer l'état de l'organisation de la comptabilité fiscale dans les
compagnies pétrolières. On étudie le marché de produits logiciels nationaux et étrangers.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ББК 65.291.3
Н. С. Мушкетова
Е. О. Камнева
ОСОБЕННОСТИ ИНТЕРНЕТ-КОММУНИКАЦИЙ
В ПРОДВИЖЕНИИ УСЛУГ НА РОССИЙСКОМ РЫНКЕ
Ключевые слова: продвижение в Интернете; сайт коллективных покупок; купон на
скидку; участники взаимодействия; эффективность сторон сделки.
Key terms: Internet promotion; collective purchases site; discount coupon; participants of cooperation; effectiveness of bargain parties.
Stichwörter: der Aufstieg im Internet; die Webseite der kollektiven Käufe; der Kupon auf den
Rabatt; die Teilnehmer der Wechselwirkung; die Effektivität der Seiten des Geschäftes.
Mots clefs: promotion à l’Internet; site des achats collectifs; coupon de réduction; participants
à l'interaction; efficacité des parties de la transaction.
Современный маркетинг требует гораздо большего, чем просто создать хороший марочный товар, назначить за него привлекательную цену и обеспечить его доступность для целевых потребителей. Фирмы должны еще осуществлять коммуникацию с потребителями. Чтобы
обеспечить действенную коммуникацию, фирмы нанимают рекламные агентства для создания
эффективных объявлений, специалистов по стимулированию сбыта для разработки поощрительных программ и специалистов по организации общественного мнения для формирования
положительного образа организации и ее товарной марки. Они обучают свой торговый персонал, стимулируют его быть приветливым и осведомительным. Все это включается в систему
продвижения марки и компании. В последнее время все больше компаний обращается к более
целенаправленному продвижению своих марок, чтобы добиться не только эффективного выхода на целевых потребителей, но и создания более прочных, долгосрочных и индивидуализированных отношений с ними (маркетинг взаимоотношений). Переход от массового маркетинга к
концентрированному связан с изменениями, происходящими в социальной среде маркетинга,
с появлением технологически сложных товаров, новых способов совершения покупок и их
оплаты, с интенсивной конкурентной борьбой, с развитием дополнительных каналов распределения и новых информационных технологий1.
Продвижение есть совокупность различных маркетинговых мер, усилий, действий посредством рекламы, PR, личных продаж, стимулирования сбыта и использование других
маркетинговых коммуникаций, предпринимаемых производителями, продавцами товара или
услуг, посредниками в целях повышения спроса, увеличения сбыта, расширения рыночного
пространства для реализации продукции. Продвижение товара является составной частью
информационной кампании по изучению нужд, потребностей, мнений потребителей, формированию их предпочтений и благоприятного имиджа предприятия, а также рекламы его продукции. Кампания по продвижению товара всегда должна преследовать конкретные цели,
ориентироваться на конкретную аудиторию и в соответствии с этим использовать конкретные
формы продвижения продукта.
Сегодня одним из самых распространенных и перспективных маркетинговых каналов
продвижения является Интернет. В современном мире роль Интернета в жизни каждого человека увеличивается с каждым днем. Все больше и больше людей ищут информацию на различных интернет-ресурсах: тематических форумах, социальных сетях, новостных лентах,
специализированных сайтах, блогах, микроблогах и т. д. Таким образом, все больше компаний осознает потребность в предоставлении информации клиентам через собственные сайты,
размещение рекламы в Интернете, таргетинговую рекламу, поэтому растет число и качество
новых сервисов, позволяющих делать это эффективно. Соответственно, в маркетинговой стратегии большинства российских компаний интернет-продвижение продуктов и услуг является
одним из приоритетных.
См.: Мушкетова Н. С., Остаали И. В. Методика экспертной оценки эффективности позиционирования
торговой марки // Вестник Евразийской академии административных наук. – 2012. – № 3. – С. 40–46.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013______________________ 113
Отдельным объектом распределения и продвижения товаров и услуг в Интернете, используемых в настоящее время, являются сайты коллективных покупок, основной целью которых является размещение акций по купонам на приобретение товаров и сервисных услуг. Такие сайты еще называют «групон-клоны» по названию первого сайта, реализовавшего такую
идею, – Groupon.com.
Результатом работы сайта коллективных покупок (купонатора) является выпуск акции,
то есть возможность приобрести купон со скидкой. Купоны бывают разных видов: купон на
право безлимитной скидки (например, 100 рублей за купон, по которому можно оплатить счет
на любую сумму в ресторане со скидкой 50%) и купон на право лимитированной скидки (например, купон за 100 рублей дает право воспользоваться строго определенной услугой по фиксированной цене). В настоящее время наряду с купонами стали применяться ваучеры (или
сертификаты). Ваучер – это возможность купить сертификат за меньшую стоимость, чем оригинальная цена товара или услуги.
Прежде чем потребитель определенного товара или услуги сможет купить купон со скидкой на сайте коллективных покупок, осуществляется емкий процесс взаимодействия между
компанией, разрабатывающей и выпускающей акции (сайт), партнером-компанией, предоставляющей товары и услуги со скидкой, и потребителем, который приобретает купоны на скидку.
Рассмотрим модель работы сайта коллективных покупок и систему взаимодействия с
другими участниками (см. рисунок).
Рис. Модель функционирования сайта коллективных покупок
Сайт коллективных покупок, а именно компания, занимающаяся продажей услуг по предоставлению возможности покупки товаров со скидками, в лице менеджера по развитию бизнеса
заключает договоры с партнерами-компаниями, предоставляющими товары и услуги по следующим категориям: красота (процедуры в салоне красоты), здоровье (медицинское обслуживание),
отели и отдых (путешествия), еда (рестораны и кафе), развлечения (боулинг, баня, музей и т. п.),
потребительские товары. В договоре и дополнительных соглашениях к договору оговариваются
все условия предоставления скидок: срок активации купона, срок действия купона, размер скидки, вознаграждение принципала и агента и другие условия, необходимые для выхода акции.
Следующим шагом является разработка концепции акции, удовлетворяющей условиям
как сайта, так и партнера, и ее выпуск на сайт. В течение срока, оговоренного в дополнительном соглашении, информация об акции размещается на сайте и производится процесс продажи
купонов. Здесь во взаимодействие вступают потребители, желающие воспользоваться услугой
предоставления возможности покупки товаров и услуг со скидкой. Таким образом, потребители покупают, активируют и приобретают товары и услуги со скидкой, которая составляет
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
114 Н������������������������������������������������������ Н. С. Мушкетова, Е. О. Камнева
минимум 50%, а в некоторых случаях, в зависимости от ширины предложения и пакета акции,
до 90%. В результате партнер получает деньги за проданные товары или услуги, а 50% (по договору может варьироваться) вознаграждения он выплачивает компании сайта коллективных
покупок.
Таким образом, сайт коллективных покупок получает 25% вознаграждения от стоимости
товаров, проданных по акции, партнер, предоставивший услугу со скидкой, также получает
25%, а покупатель – потребитель товара или услуги – получает значительную скидку на приобретение интересующего товара.
Объектом такого взаимодействия является купон, структура которого является унифицированной для большинства акций. В заголовке купона или сертификата указывается название
выбранной потребителем акции. Ниже нарисована карта с указанием места, где можно использовать активированный купон – место нахождения того или иного заведения. Далее указывается номер купона и секретный код, который необходим для активации купона. Секретный код
сообщается при бронировании мест по телефону либо сразу при посещении. Телефон также
указан в купоне. Там же приведена цена товара или услуги и скидка либо процент экономии
на определенные товары или услуги. А далее прописываются условия акции, которые были
ранее оговорены сайтом и партнером или принципалом и агентом. Условия почти всегда стандартного образца, за исключением некоторых случаев, которые также оговариваются между
партнерами сделки.
В условиях, как правило, прописывается:
− суть акции (название и на какие действия купон дает право);
− по какому адресу или адресам распространяется акция;
− срок активации купона (период, когда потребитель имеет право активировать купон
на сайте). Чаще всего этот срок составляет три месяца; это наиболее оптимальное время активации. Именно за это время все потребители, купившие купон, как правило, успевают его
активировать;
− срок действия купона (время, в течение которого человек, купивший и активировавший
купон, должен приобрести товар или услугу со скидкой);
− если объектом сделки является услуга, то указывается продолжительность ее оказания;
− телефон, по которому необходимо забронировать места или билеты, если это
необходимо;
− сколько купонов можно продать в одни руки, а сколько купонов можно приобрести в
подарок;
− суммируется ли скидка с другими действующими предложениями заведения;
− если это акция из категории «здоровье», то прописываются показания к применению, а
также противопоказания к процедурам;
− любые ограничения, оговоренные между партнерами. Это могут быть ограничения по
количеству купонов на определенную услугу, минимальное время между процедурами, возрастные ограничения, ограничения по здоровью и т. п.
Привлекательным моментом в условиях купона являются бонусы – своеобразные скидки,
которые доступны при предъявлении купона. Например, скидка 20% на последующие посещения салона или кафе, скидка 10% за приведенного друга, скидка 20% на повтор купленного
цикла процедур во второй или третий раз и т. п.
Также разработан дополнительный вариант акции – бонусная акция. Это своеобразный
способ привлечения клиентов для бизнеса партнера, который позволяет получить дополнительных клиентов, потратив меньше денег, чем при размещении обычной акции. Суть в том,
что клиенты оплачивают купон бонусами, которые зарабатывают при покупке других купонов
или при покупке определенных товаров или услуг. Подписчики или потребители могут воспользоваться купонами по бонусной акции так же, как и купонами по обычной акции. Условия
прописываются аналогично. Причем такая акция может рекламироваться на сайте до месяца,
а не 3–5 дней, как обычно, что позволяет партнеру привлечь дополнительную аудиторию и заработать большую сумму денег.
Бонусная акция позволяет предложить подписчикам более мягкие для партнера в финансовом плане условия проведения акции, чем в основном разделе:
− в бонусном разделе могут быть размещены акции со скидкой до 50%;
− все деньги, оплаченные клиентом по размещенной в бонусном разделе акции, целиком
идут партнеру;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013______________________ 115
− акция находится на сайте месяц, привлекая клиентов.
Это привлекательный инструмент продвижения, так как люди, находясь в бонусном разделе, более склонны делать подарки, потому что психологически с бонусами проще расстаться, чем с рублями.
Теперь перейдем к рассмотрению выгоды от акции на сайте. Рассмотрим выгоду каждого из участников акции: сайта коллективных покупок, партнера (компании, предоставляющей
услуги со скидкой) и потребителя (покупателя купона или товара со скидкой) (см. таблицу).
Таблица
Выгоды участников сделки по акции
Компания скидок
− прибыль компании в виде процентов от продаж по
акции;
− развитие бизнеса поставщиков и в
целом в регионе
Партнеры
− бесплатная реклама на сайте;
− увеличение уровня узнаваемости и ценности
бренда;
− новые клиенты, пришедшие по акции;
− новые клиенты, пришедшие по рекомендациям;
− прибыль от продажи купонов (после активации
купонов и окончательный расчет);
− прибыль от повторных покупок;
− прибыль от дополнительных (смежных) продаж;
− отсутствие первоначальных затрат;
− максимальная пропускная способность (до 100%)
Потребители
− возможность попробовать новое без значительного финансового
риска;
− элемент развлечения;
− -значительная экономия (от 50%);
− рекомендации лучших мест и возможность увидеть отзывы;
− эффект социализации («Уже
2500 человек купило – присоединяйся и приводи друзей»)
Каждый из участников сделки получает определенную материальную и нематериальную
выгоду, но ее получение в полной мере возможно только при условии, что каждый из участников – компания скидок, партнер (поставщики) и потребители – ответственно подходит к сделке
и качественно выполняет условия акции. Так, сайт коллективных покупок может разработать и
выпустить качественную акцию для потребителей, которые ожидают максимального качества,
только в том случае, если партнеры будут выпускать товары и услуги в соответствии с условиями акции, то есть элементы модели должны быть тесно взаимосвязаны и четко взаимодействовать между собой. Только так все стороны будут удовлетворены.
На волгоградском рынке подобного рода услуг функционирует множество сайтов коллективных покупок, таких как «Groupon», «КупиКупон», «Biglion», «Выгода.ру», «KupiBonus»,
«MyFant»1 и т. д. Все эти сайты являются клонами модели «Groupon», которая была основана
в Чикаго в 2008 году Э. Мейсоном. Сайт быстро завоевал популярность в США. А в августе
2010 года «Groupon» появился в России путем приобретения активов российской компании
«Darberry», которая ранее разработала аналогичную бизнес-модель. Сейчас «Groupon» работает более чем в 45 странах по всему миру, в 500 городах. Из них 31 город находится в России
и на Украине. И эти показатели постоянно растут, создается все больше новых филиалов подобных компаний.
В связи с ужесточившейся конкуренцией на российском, в частности волгоградском, рынке скидок возникают проблемы, снижающие эффективность работы всех участников рынка, а
именно:
1) продажа купонов на определенные товары или услуги по цене гораздо большей, чем
они стоят на самом деле, либо цена без скидки завышена в 2–3 раза. Многие сайты сознательно
договариваются с партнерами об увеличении цен на услуги для выпуска акции со значительной скидкой и тем самым привлекают большее количество подписчиков;
2) снижение качества оказания услуги в период проведения акции или предложение товаров заведомо низкого качества. Часто партнеры недобросовестно относятся к условиям акции и по купонам оказывают услуги или продают товары низкого качества, тем самым снижая
себестоимость данного товара. Такое поведение партнеров, во-первых, порождает негативное
отношение к сайтам коллективных покупок, а во-вторых, снижает лояльность клиентов к такому партнеру;
3) трудности в качественном обслуживании большого количества людей одновременно. В период проведения акции, особенно когда в условиях не прописаны ограничения по
количеству купонов, на партнера, будь это ресторан, салон красоты или боулинг, идет большая
коммуникационная нагрузка. Очень часто мощность партнера бывает загружена уже в первый
Groupon // URL: http://groupon.ru; КупиКупон // URL: http://kupikupon.ru; Biglion // URL: http://biglion.ru;
Выгода.ру // URL: http://vigoda.ru; KupiBonus // URL: http://kupibonus.ru; MyFant // URL: http://myfant.ru
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
116 Н������������������������������������������������������ Н. С. Мушкетова, Е. О. Камнева
день акции. Таким образом, большое количество людей просто не умещается в том или ином
заведении, либо бронирование мест невозможно, в результате чего рождается негативное отношение как к сайту, так и к партнеру;
4) в акции не прописываются условия дополнительных продаж. Негатив также вызывают акции, по которым для реализации купленного купона необходима еще доплата, заранее
не оговоренная в условиях купона. Так, купон на скидку с оплаты услуг автошколы не всегда
включает в себя скидку с цены методических пособий по теории вождения;
5) неточное понимание миссии сайта коллективных покупок. Изначально такие сайты
были созданы в Америке для ликвидации товарных остатков, развития неприбыльных стратегических бизнес-единиц компании или для развития бизнеса, только пришедшего на рынок.
А российские серверы воспринимаются как участники, формирующие конкретное предложение на рынке услуг, как новый способ маркетингового продвижения;
6) усиление влияния сайтов на процесс ценообразования на рынке аналогичных потребительских товаров или услуг, участники которого не пользуются услугами сайтов-купонаторов. В результате появления на рынке больших скидок многие компании вынуждены снижать
цены на выпускаемые ими товары или услуги;
7) появление сайтов-мошенников, которые продают купоны, услуги по которым не
представляется возможным получить, например, таких как «BigBuzzy», «WeClever», «BillKill»,
«eGroupon», «CityDar»1.
Таким образом, купон как инструмент маркетинговых коммуникаций способен быстро
и эффективно привлечь внимание потребителя к товару или услуге, создать положительное
отношение к поставщику этих товаров или услуг и, соответственно, стимулировать сбыт. Инструменты маркетинговых коммуникаций наряду с тремя другими элементами комплекса маркетинга являются ключевыми факторами принятия стратегических решений в маркетинге и в
продвижении. Модель интегрированных маркетинговых коммуникаций основана на том, что
маркетинговые коммуникации должны начинаться с анализа потребителя, а не с того, что маркетолог отправляет коммуникационные сообщения в виде различных акций, соответствующим образом согласованных с маркетинговой концепцией, которой он придерживается. Если
маркетинговые коммуникации выстраиваются вокруг потребителя, то исходная модель интегрированных маркетинговых коммуникаций должна не только включать статическое определение потребителя, но и отражать способ восприятия этим потребителем предлагаемых ему
продуктов или услуг и различные типы процессов покупки. В этом случае купоны как инструменты маркетинговых коммуникаций должны учитывать то, каким образом потребители воспринимают продукты или услуги.
С маркетинговой точки зрения, купон представляет собой комплексный инструмент маркетингового продвижения, направленный на удовлетворение трех участников сделки: сайта
коллективных покупок, партнера-компании, предоставляющей товары или услуги со скидкой,
и потребителей. Таким образом, купон можно рассматривать, с одной стороны, как услугу (нематериальный товар) предоставления сайтом коллективных покупок возможности покупки товара со значительной скидкой, а с другой – как инструмент стимулирования сбыта – маркетинговую коммуникацию, направленную на формирование и укрепление лояльного отношения и
повышение уровня удовлетворенности потребителей товаров или услуг со скидкой.
Таким образом, купон – это одновременно и совокупность характеристик и свойств, удовлетворяющих определенной потребности клиента, и сообщение, и опыт, и возможность получить обратную связь, и, в конечном итоге, стратегически значимый инструмент продвижения и
стимулирования сбыта как производителя товаров и услуг, так и компании-купонатора.
Библиографический список
1. Выгода.ру // URL: http://vigoda.ru
2. КупиКупон // URL: http://kupikupon.ru
3. Мушкетова, Н. С. Методика экспертной оценки эффективности позиционирования
торговой марки / Н. С. Мушкетова, И. В. Остаали // Вестник Евразийской академии административных наук. – 2012. – № 3.
BigBuzzy // URL: http://bigbuzzy.ru; WeClever // URL:http://weclever.ru; BillKill // URL: http://billkill.ru;
eGroupon // URL: http://egroupon.ru; CityDar // URL: http://citydar.ru
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013______________________ 117
4. BigBuzzy // URL: http://bigbuzzy.ru
5. Biglion // URL: http://biglion.ru
6. BillKill // URL: http://billkill.ru
7. CityDar // URL: http://citydar.ru
8. eGroupon // URL: http://egroupon.ru
9. Groupon // URL: http://groupon.ru
10. KupiBonus // URL: http://kupibonus.ru
11. MyFant // URL: http://myfant.ru
12. WeClever // URL:http://weclever.ru
Мушкетова Н. С., Камнева Е. О.
Особенности интернет-коммуникаций в продвижении услуг на российском рынке
В статье рассматривается один из видов продвижения товаров и услуг в Интернете – купон. Описываются условия взаимодействия сторон, принимающих участие в купонном бизнесе, а также рассматривается эффективность такого участия для каждой стороны.
Mushketova N. S., Kamneva E. O.
Special Features of Internet Communication for Service Promotion in Russian Market
The article deals with one of the types of goods and services promotion inInternet, that is
coupon. The terms of cooperation between the parties involved in the coupon business as well as the
effectiveness of such participation for each side have been researched and described by the authors.
Muschketowa N. S., Kamnewa Je. O.
Die Besonderheiten der Internet-Kommunikationen im Aufstieg der Dienstleistungen auf
dem russischen Markt
Im Artikel wird eine der Arten des Aufstiegs der Waren und der Dienstleistungen durch den.
Internetschein betrachtet. Es werden die Bedingungen der Wechselwirkung der Seiten, die am
Dividendenbusiness teilnehmen beschrieben, sowie es wird die Effektivität solcher Teilnahme für
jede Seite betrachtet.
Mushketova N. S., Kamneva E. O.
Caractéristiques des communications Internet dans la promotion des services sur le marché
russe
Dans cet article on examine un des types de promotion des produits et services à l’Internet –
coupon. On décrit les conditions de coopération entre les parties concernées dans l'entreprise de
coupon, et on examine aussie l'efficacité de cette participation pour chaque côté.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е. Н. Тоцкая
ББК 74.00
СОЦИАЛЬНЫЕ РОЛИ И КАЧЕСТВА ЛИЧНОСТИ
РЕБЕНКА С РАННИМ ДЕТСКИМ АУТИЗМОМ,
ФОРМИРУЕМЫЕ В ИГРЕ
Ключевые слова: детский ранний аутизм; подвижная игра; коммуникативные
способности; физическое воспитание; дети дошкольного возраста.
Key terms: children's early autism; outdoor game; communication skills; physical education;
pre-school children.
Stichwörter: der frühe Kinderautismus; das bewegliche Spiel; die kommunikativen Fähigkeiten;
die physische Erziehung; die Kinder des vorschulischen Alters.
Mots clefs: autisme des enfants; jeux mobiles; communication; éducation physique; enfants
d'âge préscolaire.
Аутизм – тяжелое нарушение психического развития, при котором, прежде всего, снижается способность к общению, социальному взаимодействию.
По данным современных исследователей, различные формы детского аутизма встречается в 4–26 случаях из 10 000, что составляет 0,04–0,26% от общего числа детей. В то же время
отмечается тенденция к увеличению частоты данного нарушения в развитии. В связи с этим
достаточно остро стоит вопрос о возможности социализации детей с аутизмом.
Современные отечественные и зарубежные исследователи (О. С. Никольская, Е. Р. Баенская, М. М. Либлинг, С. А. Морозов, Р. Джордан, М. Руттер, Х. Тагер-Фласберг, А. Л. Шулер и др.) отмечают, что одним из главных нарушений, препятствующих успешной адаптации
при детском аутизме, является недостаток коммуникативных навыков, проявляющийся в виде
отставания или отсутствия разговорной речи, неспособности инициировать или поддержать
разговор, стереотипных высказываний и ряда других специфических особенностей. Подчеркивается, что недоразвитость вербальной коммуникации не компенсируется спонтанно в виде
использования невербальных средств (жестов, мимики) и альтернативных коммуникативных
систем.
Специалистами разных стран накоплен некоторый опыт, позволяющий сделать вывод,
что формирование коммуникативных навыков при детском аутизме является проблемой педагогического характера.
Коммуникация – это не только процесс передачи информации, но и активный обмен ею.
В то же время при формировании коммуникативных навыков важно учитывать именно формальную сторону, фиксировать сам факт передачи информации.
Дошкольный возраст – наилучшее время для «запуска» человеческих способностей, когда формирование личности ребенка происходит наиболее быстро. Задача работников дошкольного учреждения – обеспечить условия для всестороннего развития ребенка и подготовки его
к систематическому обучению в школе. Физическое воспитание и образование имеют решающее значение для нормального физического развития ребенка, охраны и укрепления здоровья, развития его двигательной сферы, духовных и нравственных качеств. Особенно важным
является использование средств физического воспитания в работе с различными категориями
детей, имеющими ограничения в состоянии физического и психического здоровья. К числу
таких ограничений относится синдром детского аутизма (далее – ДА).
Ранний детский аутизм (далее – РДА) – проблема не новая на сегодняшний день. И в нашей стране, и за рубежом за последние годы появилось много новых оригинальных исследований, посвященных проблемам этиологии, патогенеза детского аутизма, проявлениям аутистических состояний в различных клинических структурах.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013______________________ 119
В ряде стран были проведены исследования по выявлению распространенности детского
аутизма. Установлено, что данный синдром встречается примерно в 3–6 случаях на 10 000 детей, обнаруживаясь
у мальчиков в 3–4 раза чаще, чем у девочек.
ББК 75
В результате современные клинические классификации включают детский аутизм в группу первазивных (всепроникающих) расстройств, проявляющихся в нарушении развития практически всех сторон психики, когнитивной и аффективной сферы: внимания, памяти, речи,
мышления; сенсорики и моторики и т. д.
В настоящее время становится все более ясно, что детский аутизм не является проблемой
одного только детского возраста. Трудности коммуникации и социальной адаптации меняют
форму, но не уходят с годами, и помощь и поддержка должны сопровождать человека, страдающего аутизмом, всю жизнь.
Отечественная дефектология обратила внимание на проблему раннего детского аутизма
сравнительно недавно. Актуальность проблемы определяется высокой частотой данной аномалии психического развития и очень большим значением своевременной и адекватной коррекции. Решение проблемы коррекции связывается, в первую очередь, с необходимостью широкой информированности общества об особенностях лиц с аутизмом.
В первую очередь, доступ к такой информации должны иметь родители и специалисты,
работающие в системе дошкольного и школьного образования, причем в образовательных учреждениях разного профиля. Кажется невероятным, но порой даже у специалистов-дефектологов, работающих в специальных коррекционных учреждениях, отсутствуют элементарные
знания об особенностях аутизма и принципах его коррекции. Часто это приводит к большим
сложностям в обучении и воспитании таких детей, а иногда и к ситуации, когда педагог своими
действиями усугубляет аутизацию ребенка.
Однако до сих пор не существует однозначного представления о том, что включает в себя
само понятие «аутизм», что является его основными характеристиками. Это затрудняет ситуацию с дифференциальной диагностикой, нередко приводя к постановке ошибочного диагноза,
к выбору неверного методического подхода в психолого-педагогической коррекционной работе. Существующие рекомендации для коррекции при РДА не дают представления о целостной
картине работы. В основном разработаны лишь отдельные направления. Общие же рекомендации не дают достаточных сведений об особенностях коррекции аутизма при различных клинических картинах.
В настоящее время Россия испытывает острую нехватку в практических разработках по
социально-бытовой реабилитации, которые позволили бы детям и подросткам с РДА адаптироваться в повседневной жизни.
Формирование синдрома ДА происходит к 2,5–3 годам. К этому возрасту становятся более заметными не только отставание и своеобразие в развитии речи и моторики ребенка, отсутствие внимания к близким, интереса к сверстникам и избегание контакта с ними, трудности
произвольного сосредоточения, но и особенности его поведения, которые, нарастая, превращаются в мощный психологический барьер для развития личности ребенка.
Обычно выделяют три основных области, в которых аутизм проявляется особенно ярко:
− речь и коммуникация;
− социальное взаимодействие;
− воображение, эмоциональная сфера.
Аутизм наиболее ярко проявляется в возрасте 3–5 лет1. Необходимым условием для появления спонтанной коллективной игры выступает обстановка доверия и безопасности. Сложности в усвоении чужих игр и чужих правил не препятствуют созданию своих, пусть непривычных стороннему наблюдателю. Часто дети с РДА вообще лишаются возможности свободной
игры, так как их игра категорически отвергается окружающими. Между тем только в игровой
деятельности возможно полноценное развитие любого ребенка. Аутичного ребенка часто лишают этого права, подменяя свободное разбитие игры обучением игре, пытаясь сделать аутичного ребенка «таким, как все», лишая его радости человеческого общения, которую он в состоянии испытывать. В данном случае не отрицается необходимость обучения аутичного ребенка
привычным формам игры и общепринятым нормам поведения, но также необходимо создавать
ситуации, в которых он может вести себя естественным образом, не подвергаясь постоянной
См.: Третьяк А. В. Педагогические условия формирования взаимодействия детей старшего дошкольного
возраста в играх: автореф. дис. … канд. пед. наук. – М., 2006. – С. 8.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
120 Е����������������������������������������������������������������������� Е. Н. Тоцкая
негативной оценке, восприниматься как личность, обладающая иным набором качеств, но от
этого не менее ценная.
Проблемы поведения аутичного ребенка во многом связаны с дефицитом или неправильным распределением психофизического тонуса. Учет значения динамики психофизического
статуса ребенка обусловил специальный подход к формированию физической среды, в которой
ребенок пребывает. Симптомы аутизма часто включают в себя отсутствие зрительного контакта, улыбки, лепета и малую заинтересованность в социальном взаимодействии.
В более старшем возрасте у детей с аутизмом возникают серьезные проблемы с налаживанием коммуникативных навыков. Игнорирование сверстников может смениться стойкой
привязанностью к узкому кругу лиц. При этом дать отпор в случае агрессии аутичный ребенок
не способен. В то же время он может молча подойти к человеку и вынуть у него прямо из рук
заинтересовавший его предмет. Это не стоит рассматривать как агрессивность, ведь ребенку
владелец вещи представляется просто неодушевленной помехой.
Также у детей с аутизмом нередки проблемы со сном, выявляются отклонения в пищевом
поведении, приверженность к однообразию и четкому следованию определенному распорядку.
Нарушение привычного ритуала действий часто вызывает тяжелые вспышки гнева.
Основные признаки, являющиеся поводом для обращения к специалистам:
− к году жизни малыш не лепечет, не жестикулирует и не указывает на предметы;
− к полутора годам не выговаривает слова;
− отсутствие в двухлетнем возрасте спонтанного произношения фраз из двух слов;
− потеря уже приобретенных навыков.
Игровая деятельность является ведущей, что существенно определяет психическое развитие ребенка на всем протяжении его детства. Л. С. Выготский отмечал, что в детском возрасте игра и занятия, игра и труд образуют два основных русла, по которым протекает деятельность. Он видел в игре неиссякаемый источник развития личности, сферу, определяющую
зону ближайшего развития, особенно в дошкольном возрасте, когда на первый план выступает
сюжетно-ролевая игра.
Сюжетно-ролевая игра – высшая форма развития игры ребенка. В процессе таких игр
малыш берет на себя разные роли, проживает разнообразные ситуации из социальной жизни,
учится договариваться, учитывать желания других, отстаивая в то же время свои интересы,
учится быть гибким во взаимоотношениях и т. д. От того, насколько полноценно развивалась сюжетно-ролевая игра в дошкольном детстве, во многом зависят возможности будущей
социализации1.
Разные подходы к детской игре отражены во многих работах. Среди этих подходов можно
выделить объяснение природы сущности детской игры как формы общения (М. И. Лисина),
либо как формы деятельности, в том числе усвоения деятельности взрослых (Д. Б. Эльконин),
либо как проявление и условие умственного развития (Ж. Пиаже).
Большое значение в работе с аутичными детьми мы отводим игре. Она помогает раскрыть
коммуникативный потенциал аутичного ребенка, направить его развитие в русло социального
взаимодействия. В процессе игрового взаимодействия у ребенка формируется эмпатия, способность сопереживать, что оказывает положительное влияние на развитие диалоговых навыков
ребенка. На занятиях дети обучаются игре, учатся ее расширять, осваивают альтернативные
стили поведения, конструктивные способы разрешения конфликтов. Улучшается психоэмоциональное и психофизическое состояние ребенка, снижается эмоциональная напряженность,
тревожность и агрессивность. Игра создает положительный эмоциональный фон, на котором
все психические процессы протекают наиболее активно. Использование игровых приемов и
методов, их последовательность и взаимосвязь способствуют решению данной проблемы.
Игра служит жизненно важной средой для детей с аутизмом, поскольку она привлекает их и
дает им практические навыки общения со сверстниками. Игры создают особую «терапевтическую» среду, расширяющую использование ребенком игрушек, помогающую поддерживать с
ним эмоциональный контакт, формирующую устойчивую совместную деятельность взрослого
с ребенком, а также ребенка и детей подгруппы, стимулирующую развитие его личности, способствующую формированию речевых, коммуникативных и социальных навыков2.
1
См.: Третьяк А. В. Педагогические условия формирования взаимодействия детей старшего дошкольного
возраста в играх. – С. 13–14.
2
См.: Шипицына Л. М. Азбука общения: развитие личности ребенка, навыков общения со взрослыми и
сверстниками: для детей от 3 до 6 лет. – СПб.: Детство Пресс, 2000. – С. 25–28.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013______________________ 121
Так как связи с миром у аутичного ребенка нарушены, ему не удается естественное усвоение закономерностей социальной жизни. Развитие сюжетно-ролевой игры, требующей принятия на себя определенной роли и действий в соответствии с ней, затруднено, а часто невозможно без специальной коррекционной работы. Ребенок оказывается беспомощен в ситуации,
когда необходимо обсудить правила игры, распределить роли, договориться о совместных действиях. Даже если дети приняли ребенка с синдромом аутизма в игру, он, скорее всего, начнет
действовать в соответствии с собственными представлениями, нарушая ход игры.
Также затруднено использование в сюжетно-ролевых играх предметов-заместителей.
У ребенка с РДА за многими предметами, которые не имеют фиксированного назначения, закреплена определенная функция, и он не согласен использовать предмет по общепринятому
назначению, но сделать замену в соответствии с игрой он тоже отказывается.
Несмотря на странность, неадекватность действий аутичного ребенка, неправомерно
было бы утверждать, что мир людей и их отношений совсем ему неинтересен. Он тянется к
людям, у него есть живые детские реакции. При этом внешне он выглядит апатично, не проявляя интереса к происходящему вокруг, играет сам по себе. Однако взрослый, близко знающий
ребенка, может увидеть то, что скрыто: и любопытство, и интерес, и желание присоединиться
к игре.
Развитие сюжетно-ролевой игры аутичного ребенка отличается рядом особенностей.
Во-первых, без специальной организации игра не возникает, требуется обучение, создание особых условий для игр. Однако даже после специального обучения еще очень долго присутствуют лишь свернутые игровые действия: ребенок бросает в таз с водой кукол со словами
«Бассейн – плавать», после чего принимается просто переливать воду в бутылку, не обращая
внимания на кукол;
Во-вторых, сюжетно-ролевая игра развивается постепенно и в своем развитии проходит
несколько последовательных этапов. Игра с другими детьми, как обычно происходит в норме,
сначала недоступна аутичному ребенку. На начальном этапе специального обучения с ребенком играет взрослый. И лишь после долгой и кропотливой работы можно подключать ребенка
к играм детей. При этом ситуация организованного взаимодействия должна быть максимально
комфортна: знакомая обстановка, знакомые дети.
К сожалению, процесс общения со сверстниками нарушен у аутичных детей в наибольшей степени. А поскольку реакции детей в ходе игры непосредственны и возникают спонтанно,
взрослый может влиять на ход игры лишь отчасти. Невозможно объяснить детям все особенности ситуации и научить их правильно вести себя по отношению к необычному сверстнику.
На начальном этапе целесообразно общение не со сверстниками, а с младшими или старшими
по возрасту детьми. При общении с малышами не так заметно отставание и искажение в психическом развитии аутичного ребенка, а старшие дети отнесутся к нему снисходительно, как к
маленькому, будут помогать ему и опекать.
В современном понимании коррекционно-воспитательная работа представляет собой систему психолого-педагогических и медицинских мероприятий, направленных на преодоление
или ослабление недостатков в психическом и (или) физическом развитии детей.
Коррекционно-воспитательную работу характеризуют такие черты, как:
− целостность (все проводимые мероприятия адресуются к личности ребенка в целом);
− системность (все мероприятия проводятся в системе, во взаимосвязи друг с другом и
рассчитаны на длительное время);
− комплексность (все используемые средства обеспечивают возможность оказывать коррекционное воздействие как на физическое развитие ребенка, так и на развитие психических
процессов и функций, эмоционально-волевой сферы, личности ребенка в целом);
− связь с социальной средой (расширение границ проведения коррекционно-воспитательной работы за пределы учреждения и включение в нее той социальной среды, в которой
воспитывается ребенок).
Исследования таких ученых, как Л. С. Выготский, А. Н. Граборов, Г. М. Дульнев, и существующий опыт коррекционной работы показывают, что в основу такой работы должны быть
положены следующие принципы:
1) принцип принятия ребенка, реализация которого предполагает формирование правильной атмосферы в среде, где воспитывается ребенок. Уважение к ребенку, наряду с разумной требовательностью, вера в возможности его развития и стремление в наибольшей мере
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
122 Е����������������������������������������������������������������������� Е. Н. Тоцкая
развить его потенциальные возможности – основные условия в создании наиболее благоприятной для ребенка атмосферы;
2) принцип помощи применим к воспитанию любого ребенка, однако при работе с
детьми с ограниченными возможностями он имеет особое значение, так как такой ребенок без
специально организованной помощи не сможет достичь оптимального для него уровня психического и физического развития;
3) принцип индивидуального подхода показывает, что ребенок имеет право развиваться в соответствии со своими психофизическими особенностями. Реализация этого принципа
предполагает у ребенка возможность достичь потенциального уровня развития через приведение содержания, методов, средств, организации процессов воспитания и обучения в соответствии с его индивидуальными возможностями;
4) принцип единства медицинских и психолого-педагогических воздействий. Медицинские мероприятия создают благоприятные условия для психолого-педагогического воздействия, только в сочетании с ними можно обеспечить высокую эффективность коррекционновоспитательной работы с каждым ребенком;
5) принцип сотрудничества с семьей. Создание комфортной атмосферы в семье, наличие правильного отношения к ребенку, единство требований, предъявляемых ребенку, будут
способствовать его более успешному физическому и психическому развитию.
Построение коррекционно-воспитательной работы с детьми в соответствии с названными принципами обеспечит наиболее полное раскрытие потенциальных возможностей развития каждого ребенка.
Для коррекции общей моторики рекомендуется использовать самые разнообразные
упражнения: бег, прыжки, кувырки и т. д. Упражнения могут проводиться как в спортивном
комплексе, так и на природе.
Также хороши разнообразные подвижные игры: бег по склону, ходьба по бревну, игра в
прятки (прятаться за деревом), бросание шишек в цель, игры «Кто бросит выше?», «Кто бросит точнее?» (надо попасть в дерево). Полезно аутичным детям находиться и двигаться в воде.
Занятия физическими упражнениями должны быть включены в общее расписание дня
ребенка.
Упражнение вводится постепенно. Например, чтобы обучить игре в мяч, сначала надо
поиграть с воздушным шариком. Освоив игры с шаром, ребенок овладевает умением бросать
мяч, катить его, ловить, бросать в корзину, сквозь обруч, расположенный на уровне рук, сбивать им со стены предметы (картонное яблоко, круг), перебрасывать мяч через веревочку, сбивать кегли.
Играя с ребенком в любую спортивную игру, взрослый должен учитывать моторную неловкость ребенка и незаметно для него помогать ему.
Занятия проходят в атмосфере благожелательности, дети должны испытывать только положительные эмоции. Этому может способствовать использование стихов, считалок, песенок.
У ребенка с РДА обычно есть любимые игры, одна или несколько. В таких играх он может
часами манипулировать предметами, совершая «странные» действия. Главные особенности
таких стереотипных игр следующие:
− цель, логика игры, смысл производимых действий часто непонятны для окружающих;
− в этой игре подразумевается единственный участник – сам ребенок;
− повторяемость одних и тех же действий и манипуляций;
− неизменность (игра остается неизменной на протяжении очень длительного времени);
− длительность (ребенок может играть в такую игру годами).
Но чаще стереотипные игры ребенка остаются загадкой для окружающих: в них есть повторяющиеся действия, манипуляции с предметами, но отсутствует видимый сюжет. Это создает затруднения для участия в такой игре взрослого. Приходится пробовать разные варианты
участия в игре буквально «на ощупь». При этом ребенок может реагировать на такие попытки
остро негативно, как бы показывая, что не нуждается в партнере, который своим участием
только мешает.
Игры вводятся в занятия в определенной последовательности. Построение взаимодействия с аутичным ребенком основывается на его стереотипной игре. Далее вводятся сенсорные
игры. В процессе сенсорных игр возникают терапевтические игры, которые могут вылиться в
проигрывание психодрамы. На этапе, когда с ребенком уже налажен тесный эмоциональный
контакт, можно использовать совместное рисование.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013______________________ 123
Каждый вид игры, имеет свою основную задачу.
Стереотипная игра ребенка – основа взаимодействия с ним. Также она дает возможность
переключения, если поведение ребенка выходит из-под контроля.
Сенсорные игры дают новую чувственную информацию, переживание приятных эмоций
и создают возможность установления контакта с ребенком.
Терапевтические игры позволяют снять внутреннее напряжение, выплеснуть негативные
эмоции, выявить скрытые страхи и в целом являются первым шагом ребенка к контролю над
собственным поведением.
Психодрама – способ борьбы со страхами и избавления от них.
Совместное рисование дает замечательные возможности для проявления аутичным ребенком активности, для развития его представлений об окружающем.
В дальнейшем на разных занятиях используются разные виды игр попеременно. При этом
выбор игры часто зависит не только от целей, которые поставил педагог, но и от того, как протекает занятие, от реакций ребенка. Это требует гибкости в использовании различных игр.
Все игры взаимосвязаны между собой и свободно перетекают одна в другую. Игры развиваются в тесной взаимосвязи. Так, в ходе сенсорной игры может возникнуть игра терапевтическая. В этом случае спокойная игра перерастает в бурное выплескивание эмоций. Точно так
же она может вернуться в прежнее спокойное русло. С другой стороны, чтобы не допустить
перевозбуждения ребенка во время терапевтической игры или психодрамы, в нужный момент
есть возможность переключить ребенка на воспроизведение действий его стереотипной игры
или предложить полюбившуюся сенсорную игру.
Для всех видов игр характерны общие закономерности:
1) повторяемость;
2) путь «от ребенка»: недопустимо навязывать ребенку игру, так как игра достигнет
цели лишь в случае, если ребенок сам захотел в нее играть;
3) каждая игра требует развития внутри себя – введения новых элементов сюжета и
действующих лиц, использования различных приемов и методов.
Прежде всего, как и при работе с обычными детьми, надо следовать за ребенком, гибко
подходить к построению и проведению каждого занятия. Кроме того, необходимо быть последовательным, действовать поэтапно, не форсируя событий, и помнить, что работа с аутичным
ребенком – тонкое, деликатное дело, требующее ощутимых временных затрат.
Работая с аутичными детьми, надо иметь в виду, что коррекционная работа будет продолжительной. На первых этапах взаимодействия с аутичными детьми рекомендуется проводить индивидуальные и групповые игры, такие как «Рукавички», «Щепки на реке», «Охота на
тигров», «Покажи нос», «Придумки», «Покажи по-разному», «Солнечный зайчик», «Кто я?»1.
Цель – создать спокойную, доверительную атмосферу, включить аутичных детей в групповую
работу, научить их планировать действия во времени, помочь им ощутить и осознать свое тело,
развивать представления и воображение детей, научить их распознавать различные эмоции,
развивать внимание и умение ориентироваться в пространстве.
Составляя список игр для коррекционных занятий с аутичным ребенком, следует помнить, что играть он с вами будет только в те из них, которые в наибольшей степени совпадут с
его интересами. Поэтому, идя на занятия, вы должны быть готовы к гибким изменениям плана
и иметь в запасе несколько игр, которые могут прийтись по вкусу вашему ученику2.
Описание каждой игры начинается с формулировки целей ее проведения, а также с отбора игр и учета интересов конкретного ребенка.
Наиболее сложные для аутичных детей игры – коллективные, которые предполагают их
включение во взаимодействие со сверстниками. Эти игры используются после проведения индивидуальной подготовительной работы и, конечно, при желании самого ребенка3.
Педагоги и психологи совместными усилиями добиваются общей цели: помочь ребенку адаптироваться к детскому саду или школе. Вместе они вырабатывают индивидуальную
программу развития ребенка. Педагог ставит конкретные образовательные задачи, а психолог,
опираясь на общие закономерности развития детей-аутистов, помогает решать возникающие
См.: Янушко Е. А. Игры с аутичным ребенком: установление контакта, способы взаимодействия, развитие
речи, психотерапия. – М.: Теровипф, 2004. – С. 56.
2 См.: Финогенова Н. В. Подвижные игры в физическом воспитании детей в период подготовки к обучению
в школе: учебно-методическое пособие. – Волгоград: ВГАФК, 2003. – С. 24–26.
3 Там же.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
124 Е����������������������������������������������������������������������� Е. Н. Тоцкая
проблемы. В процессе наблюдения за ребенком воспитатель или учитель могут проконсультироваться с психологом по возникающим вопросам.
Большую часть времени ребенок, посещающий образовательное учреждение, находится
с педагогом. Поэтому роль воспитателя и учителя в формировании навыков общения аутичного ребенка со взрослыми и сверстниками очень важна. Чтобы по-настоящему помочь ребенку,
надо верить, что все мы занимаемся далеко не безнадежным делом. Нам не добиться снятия
диагноза, но мы можем многое сделать: понять ребенка, принять его таким, какой он есть, и,
учитывая его особенности, помочь приспособиться к миру.
Главная задача педагога – вовлечь ребенка в индивидуальную и совместную деятельность. С этой целью нужно применять в работе с ним как можно больше разнообразных
форм взаимодействия, обогащая его эмоциональный и интеллектуальный опыт.
Игра – явление многогранное. Ее можно рассматривать как особую форму существования
всех без исключения сторон жизнедеятельности коллектива. Столь же много оттенков появляется с игрой в педагогическом руководстве воспитательным процессом. Огромная роль в
развитии и воспитании ребенка принадлежит игре – важнейшему виду детской деятельности.
Она является эффективным средством формирования личности дошкольника, его моральноволевых качеств. В игре реализуется потребность воздействовать на мир1. Воспитательное
значение игры во многом зависит от профессионального мастерства педагога, от знания им
психологии ребенка, учета его возрастных и индивидуальных особенностей, правильного методического руководства взаимоотношениями детей, от четкой организации и проведения всевозможных видов игр.
Освоение социальных ролей имеет самое непосредственное отношение и к формированию жизни личности, ибо в ходе его:
1) появляются новые мотивы;
2) происходит соподчинение мотивов;
3) видоизменяется система взглядов, ценностей, этических норм и отношений.
Все названные механизмы формирования личности могут принимать и осознанные формы, но осознание не необходимо для их действия, а часто и невозможно. Как правило, все эти
механизмы действуют совместно, переплетаясь и взаимно усиливаясь, и лишь умственное абстрагирование позволяет рассматривать их в отдельности.
Значение игры в развитии и воспитании личности уникально, так как игра позволяет каждому ребенку ощутить себя субъектом, проявить и развить свою личность. Есть основание
говорить о влиянии игры на жизненное самоопределение школьников, на становление коммуникативной неповторимости личности, эмоциональной стабильности, способности включаться в повышенный ролевой динамизм современного общества. Игра всегда выступает как бы в
двух временных измерениях – в настоящем и будущем. С одной стороны, она предоставляет
личности сиюминутную радость, служит удовлетворению актуальных потребностей. С другой
стороны, игра направлена в будущее, так как в ней либо прогнозируются или моделируются
жизненные ситуации, либо закрепляются свойства, качества, умения, способности, необходимые личности для выполнения социальных, профессиональных, творческих функций.
Библиографический список
1. Третьяк, А. В. Педагогические условия формирования взаимодействия детей старшего дошкольного возраста в играх: автореф. дис. … канд. пед. наук / А. В. Третьяк. – М., 2006.
2. Феррари, П. Детский аутизм / П. Феррари; пер. с фр. О. Власовой. – М.: Образование
и здоровье, 2006.
3. Финогенова, Н. В. Подвижные игры в физическом воспитании детей в период подготовки к обучению в школе: учебно-методическое пособие / Н. В. Финогенова. – Волгоград:
ВГАФК, 2003.
4. Шипицына, Л. М. Азбука общения: развитие личности ребенка, навыков общения со
взрослыми и сверстниками: для детей от 3 до 6 лет / Л. М. Шипицына. – СПб.: Детство Пресс,
2000.
5. Янушко, Е. А. Игры с аутичным ребенком: установление контакта, способы взаимодействия, развитие речи, психотерапия / Е. А. Янушко. – М.: Теровипф, 2004.
См.: Феррари П. Детский аутизм / пер. с фр. О. Власовой. – М.: Образование и здоровье, 2006. – С. 12–15.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_____________________ 125
Тоцкая Е. Н. Социальные роли и качества личности ребенка с ранним детским аутизмом,
формируемые в игре
Использование средств физического воспитания, утверждает автор, позволяет раскрыть
коммуникативный потенциал аутичного ребенка, направить его развитие в русло социального
взаимодействия. В статье раскрываются возможности использования подвижных игр, описаны сюжетно-ролевые игры для детей дошкольного возраста.
Totskaya E. N.
Outdoor Games Potential for the Formation of Autist Child Personality Traits
The use of physical education means enables to reveal communicative potential of autistic
children and to concentrate their intellectual and physical development in the direction of social
interaction. The outdoor games potential as well as role plays for preschool children have been
described in the article.
Tozkaja Je. N.
Die sozialen Rollen und die Qualitäten der Persönlichkeit des Kindes mit dem frühen Kinderautismus, gebildet im Spiel
Die Nutzung der Mittel der physischen Erziehung, behauptet der Autor, lässt zu, das
kommunikative Potential des autistischen Kindes zu öffnen, seine Entwicklung ins Flußbett der sozialen
Wechselwirkung zu richten. Im Artikel werden die Möglichkeiten der Nutzung der Bewegungsspiele
geöffnet, es sind die Inhalts-Rollenspiele für die Kinder des vorschulischen Alters beschrieben.
Totskaya E. N.
Les rôles sociaux et la qualité de l'enfant avec l'autisme infantile générés dans le jeu
L'utilisation de l'éducation physique, l'auteur dit, peut révéler des possibilités de communication
d'un enfant autiste, orienter son développement vers l'interaction sociale. Dans l'article on décrit les
possibilités d'utilisation des jeux mobiles, les jeux de rôle pour les enfants d'âge préscolaire.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А. В. Кирин
ББК 67.401
АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ
РЕГУЛИРОВАНИЯ СФЕРЫ ГОСУДАРСТВЕННЫХ И
МУНИЦИПАЛЬНЫХ УСЛУГ
Ключевые слова: административная реформа; исполнительная власть; государственное
управление; государственная служба; государственные услуги; муниципальные услуги.
Key terms: administrative reform; executive authority; public administration; government service; public services; municipal services.
Stichwörter: die administrative Reform; die exekutive Gewalt; die staatliche Verwaltung; der
staatliche Dienst; die staatlichen Dienstleistungen; die Kommunaldienstleistungen.
Mots clefs: réforme administrative; pouvoir exécutif; administration publique; service public;
services publics; services municipaux.
Сфера правоотношений, известная сегодня как «предоставление государственных и муниципальных услуг», применительно к регулированию и деятельности органов исполнительной власти является по-своему уникальным правовым феноменом. Обусловлено это тем, что
понятия «государственная услуга» и «муниципальная услуга» как правовые категории постсоветской российской юридической наукой практически не исследовались, а в официальный
правовой оборот были введены «сверху» – нормами Федерального закона от 27 июля 2010 года
№ 210–ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» (далее – Федеральный закон № 210–ФЗ)1.
Таким образом, «авторами» рассматриваемого феномена (а именно законодательного
оформления абсолютно новой для России сферы правового регулирования и введения нового понятийного аппарата без какого бы то ни было предварительного изучения и серьезного
обсуждения) стали инициировавшие эти законодательные новации чиновники Минэкономразвития и парламентарии.
Вместе с тем необходимо напомнить, что термин «государственные (или точнее, публичные) услуги» в лексиконе отечественной юриспруденции «неофициально» появился еще
в начале 90-х годов, в период подготовки в Администрации Президента РФ первой версии
Концепции административной реформы. В рабочей группе по подготовке проекта Концепции,
образованной в 1994 году из числа ведущих ученых-административистов и специалистовпрактиков, названный термин использовался тогда для условного обозначения границ и содержания полномочий различных видов постсоветских «органов государственного управления»,
которые в связи с принятием Конституции 1993 года объективно нуждались в реформировании, адекватном новым конституционно-правовым ориентирам. Причем варианты системы,
видов и компетенции органов исполнительной власти обсуждались тогда в широком контексте
административной реформы постсоветской России, в том числе в прямой взаимосвязи с возможными направлениями развития системы государственной (публичной) службы.
Сделанные нами применительно к государственной службе и государственным услугам
оговорки об их «публичном» (то есть общественном) характере и статусе отнюдь не случайны.
Как известно, в течение всего советского периода истории нашей страны весь государственный аппарат «служил» лишь власти в лице партийной верхушки «руководящей и направляющей силы советского общества» (то есть КПСС), а не самому обществу.
Так, уже к концу 20-х – началу 30-х годов официальная большевистская идеология и сталинская машина государственного управления, по сути, реанимировали и восстановили в Рос Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг: Федеральный закон от 27 июля
2010 года № 210–ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 2010 – № 31. – Ст. 4179.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013______________________ 127
сии XX века «камеральные» идеи средневековья о полном доминировании воли политической
власти и интересов государства над правами и интересами личности, не стесняясь открыто
провозглашать и реализовывать на практике циничную аналогию человека и гражданина с
«винтиком» в государственном механизме.
В результате сталинского террора и идеологического «оболванивания» масс общепризнанные для современной цивилизации аксиомы о служебной роли государства и доминировании прав личности, верховенстве законов, правовых принципах организации государственного
управления, гарантиях и защите законных интересов граждан (в том числе и самих государственных служащих) в их истинном значении на многие годы в СССР были забыты.
При этом необходимо учитывать, что последние сто лет зарубежная публично-правовая
наука и законодательная практика не стояли на месте и продолжали постоянно меняться и посвоему совершенствоваться. В течение этого долгого времени, и особенно в послевоенный
период, теория государственного управления и наука административного права достаточно
активно развивались как в европейских странах континентальной системы права, так и в государствах англосаксонской системы общего права.
Несмотря на различия в правовых системах, правоведение большинства этих государств
традиционно ориентировалось (в отличие от советской концепции государственного управления как системы «власти» субъектов и «подчинения» объектов управления) на широкое понимание сути государственного управления как «служения» исполнительной власти закону
и обществу с приоритетом прав и интересов граждан над полномочиями и интересами государственной «администрации». Не случайно поэтому практически во всех современных англоязычных странах используются термины «публичное управление» и «публичная служба»
(вместо привычных для нас с советских времен терминов «государственное управление» и
«государственная служба»).
В современной континентальной Европе последних десятилетий (прежде всего во Франции) правовое регулирование функционирования исполнительной власти рассматривается
преимущественно как юридический инструментарий, обеспечивающий четкую регламентацию деятельности «администрации» в ее взаимоотношениях с гражданами1. В основу такого подхода были положены идеи основоположника теории французского административного права Ориу, который еще в 1897 году охарактеризовал эту отрасль как «совокупность
норм, определяющих организацию и функционирование публичных служб и регулирующих
их общественно полезную деятельность»2. При этом исследует современная зарубежная наука административного права в основном проблемы регламентации статуса и компетенции
органов исполнительной власти, децентрализации государственного управления, делегирования полномочий, административной юстиции, общественного контроля за государственной
администрацией, развития муниципального управления, регламентации прав и обязанностей
публичных служащих и правового регулирования управленческих процедур.
В России же, в отличие от достаточно активной разработки в первое постсоветское десятилетие законодательства о государственной службе и развития новой административно-правовой подотрасли «служебного права» (при всей спорности избранной наукой и законодателями
ее «узкой» концепции), реального реформирования системы органов исполнительной власти и
законодательного оформления реформы этой системы в 90-е годы не произошло. Единственное, что тогда было осуществлено – это принятие в 1997 году Федерального конституционного
закона «О Правительстве Российской Федерации»3. При этом разработанный в тот же период
параллельно законопроект «О федеральных органах исполнительной власти» был «положен
на полку» и не принят, как известно, до сих пор.
Вместе с тем, в соответствии с Концепцией административной реформы 1995 года именно
этот закон должен был установить «правила игры» для исполнительной власти на федераль1
Подробнее см., напр.: Ведель Ж. Административное право Франции. – М., 1969; Жданов А. А. Административное право буржуазных государств. – М., 1979; Драго Р. Административная наука. – М., 1982; Брэбан Г.
Французское административное право. – М., 1988; Боботов С. В. Правосудие во Франции. – М., 1994; Козырин А. Н. Административное право зарубежных стран. – М., 1996; Административное право зарубежных стран /
под ред. А. Н. Козырина, М. А. Штатиной. – М., 2003 и др.
2
Цит. по: Драго Р. Административная наука. – С. 20.
3
О Правительстве Российской Федерации: Федеральный конституционный закон от 17 декабря 1997 года
№ 2–ФКЗ // Собрание законодательства РФ. – 1997. – № 51. – Ст. 5712.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
128 А������������������������������������������������������������������������ А. В. Кирин
ном уровне, те правила, которые не временно (указами главы государства), а на постоянной
основе призваны были закрепить концептуальные границы и объемы компетенции различных
видов органов государственного управления и оформить их принципиальную систему, в которой ограниченное законом число федеральных министерств наделялось четкими и ясными
полномочиями по нормативному регулированию государственной политики в соответствующих сферах. При этом контрольные, надзорные и юрисдикционные полномочия закреплялись
бы за федеральными службами, сферы деятельности которых также на постоянной основе
определялись законодательно. Наконец, нижним эшелоном системы исполнительной власти
(причем с не менее четким распределением их функциональной «нагрузки» с профильными
органами субъектов Российской Федерации) должны были стать федеральные агентства, оказывающие те самые государственные (а точнее, публичные) услуги гражданам и хозяйствующим субъектам.
Как представляется, именно в выстраивании концептуально ясной организации и эффективного механизма функционирования государственной «администрации» и был основной
смысл постсоветской административной реформы, которая еще в 90-е годы должна была на
законодательном уровне стабилизировать систему и оформить функциональное содержание
исполнительной власти. Однако вместо того, чтобы утвердить еще в 1995 году указом главы
государства Концепцию административной реформы и начать ее реализацию, подготовившая
проект Концепции рабочая группа была распущена, а задача подготовки и реализации административной реформы была поручена Правительству РФ, которое и было основным объектом
для реформирования.
В результате мы сегодня имеем концептуально противоречивый «микст» из различных
видов исполнительных органов, которые зачастую (как и в советские времена) одновременно
осуществляют и нормотворческие, и контрольные, и юрисдикционные полномочия, да еще
вдобавок и «оказывают услуги» за деньги, выдавая различные «разрешения» или «запрещения» гражданам, индивидуальным предпринимателям и юридическим лицам. В качестве примеров такого недопустимого смешения полномочий можно назвать и МВД России, и Роспотребнадзор, и ФАС России, и многие другие федеральные органы исполнительной власти.
В этой связи принятие в 2010 году Федерального закона № 210–ФЗ было отчасти вынужденной мерой «латания дыр» в малоэффективном механизме исполнительной власти, сложившемся еще в середине 90-х годов и с тех пор лишь косметически подправляемом без попыток
реального реформирования. Более того, в части создания многофункциональных центров этот
закон можно даже считать «прорывом» на фоне традиционной разобщенности, ведомственной
закрытости и излишней бюрократичности действовавшей до этого системы оказания публичных услуг. В то же время с грустью приходится констатировать, что эта «новаторская» идея
Минэкономразвития еще в середине 90-х могла быть внедрена в практику в рамках реализации
упомянутого проекта Концепции административной реформы образца 1995 года.
Объективная оценка содержания Федерального закона № 210–ФЗ показывает, что, предложив вариант решения на тактическую перспективу по малой части накопившихся в организации деятельности исполнительной власти проблем, новации этого законодательного акта
a priori не имели концептуального значения для поступательного движения административной
реформы в силу отсутствия до сих пор официальной версии концепции этой реформы.
Более того, «заявив» в форме федерального закона о решении проблемы урегулирования
сферы организации предоставления государственных и муниципальных услуг, его авторы не
сумели четко сформулировать даже предмет этого регулирования. Статья 1 Федерального закона № 210–ФЗ к сфере действия его норм отнесла отношения, возникающие в связи с предоставлением государственных и муниципальных услуг соответственно федеральными органами исполнительной власти, органами государственных внебюджетных фондов, исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации, а также местными
администрациями и иными органами местного самоуправления, осуществляющими исполнительно-распорядительные полномочия. Понять из этой «пустой» нормы можно только то, что
рассматриваемый закон распространяется на отношения по реализации органами исполнительной власти своих полномочий в части оказания государственных услуг.
Не определились авторы закона и с тем, что же конкретно ими понимается под государственными и муниципальными услугами. Что касается смыслового содержания рассматрива-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013______________________ 129
емых терминов, то статья 2 «Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе» дает следующие их определения. Так, на основании п. 1 этой статьи «государственными
услугами» предложено считать деятельность по реализации функций органов исполнительной
власти РФ, ее субъектов и органов местного самоуправления при осуществлении отдельных
государственных полномочий, которая осуществляется по запросам заявителей в пределах
установленных полномочий органов, предоставляющих государственные услуги. Соответственно, на основании п. 2 той же статьи, «муниципальные услуги» – это деятельность по
реализации функций органа местного самоуправления, которая осуществляется по запросам
заявителей в пределах полномочий этого органа. И все…
На основании ст. 9 Федерального закона № 210–ФЗ, которая тавтологически именуется
«Требования к оказанию услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления государственных и муниципальных услуг», перечень таких услуг утверждается:
1) постановлением Правительства Российской Федерации – в отношении услуг, оказываемых в целях предоставления федеральными органами исполнительной власти государственных услуг;
2) нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации – в отношении услуг,
оказываемых в целях предоставления исполнительными органами государственной власти
субъекта Российской Федерации государственных услуг;
3) нормативным правовым актом представительного органа местного самоуправления – в
отношении услуг, оказываемых в целях предоставления органами местного самоуправления
муниципальных услуг.
Переадресовав решение концептуальной задачи определения видов государственных
и муниципальных услуг самим органам исполнительной власти, федеральные законодатели
пошли на поводу у Минэкономразвития, которое в действительности дало Федеральным законом № 210–ФЗ лишь одно (многофункциональные центры) оперативное средство для «лечения внешних симптомов», но отнюдь не причин «болезни».
Можно ли считать приведенные выше эпистолярно-бюрократические чиновные «изыски»
дефинициями принципиально новых правовых категорий, впервые вводимых федеральным
законодательным актом в правовой оборот при полном отсутствии их научного обоснования
и предварительного серьезного обсуждения учеными-правоведами и юристами-практиками?
Как понятно любому профессиональному правоведу, вопрос явно риторический…
Владимиром Далем слово «услуга» определялось как помощь, пособие или угождение1.
В словаре русского языка С. И. Ожегова услугой называется действие, приносящее пользу,
помощь другому2. На уровне обычного, бытового понимания этого слова очевидно, что услуга (то есть помощь) не может оказываться тем лицом, которое само создало проблему для
нуждающегося в помощи ее решить. Для коммерческой деятельности нормальным является
и взимание платы за оказываемые услуги. При этом также очевидно, что, например, никто в
здравом уме не будет считать услугой открытие шлагбаума для проезда в собственный двор
лицом, которое самовольно установило этот шлагбаум, да еще и требует с вас денег за эту свою
«услугу». Однако в ситуации с государственными и муниципальными «услугами» напрашивается именно такая аналогия.
В этой связи главным изъяном приведенных выше положений Федерального закона
№ 210–ФЗ является, на наш взгляд, именно эта их внутренняя понятийная (а потому имеющая
концептуальное значение) противоречивость. Ведь из их буквального прочтения и анализа следует, что государство (законами и правовыми актами органов исполнительной власти) сначала
установило требования к гражданам и хозяйствующим субъектам (от сбора налогов с которых
содержится исполнительная власть) на получение от уполномоченных государством тех же органов исполнительной власти различных разрешений, лицензий, справок, согласующих актов,
экспертных заключений и множества иных, необходимых в большинстве случаев самим же
органам исполнительной власти, документов. А потом в Федеральном законе № 210–ФЗ государство же установило, что реализация органами исполнительной власти своих собственных
функций (то есть служебных обязанностей) в части, предусматривающей наличие заявлений
от «просителей» на получение этих разрешительных и иных документов, теперь называется
Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. Т. 4. – М., 2003. – С. 320.
Ожегов С. И. Словарь русского языка. – М., 1986. – С. 729.
1
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
130 А������������������������������������������������������������������������ А. В. Кирин
государственными и муниципальными «услугами», которые «предоставляются» этим навязчивым просителям за отдельную плату.
В целях реализации упомянутой выше ст. 9 Правительство РФ Постановлением от 6 мая
2011 года № 352 «Об утверждении перечня услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления федеральными органами исполнительной власти государственных
услуг и предоставляются организациями, участвующими в предоставлении государственных
услуг, и определении размера платы за их оказание» ввело на федеральном уровне перечень
«необходимых» для исполнительной власти и «обязательных» для заявителей государственных услуг (дополненный позже Постановлениями Правительства РФ от 28 марта 2012 года
№ 261 и от 3 августа 2012 года № 874)1. К таким услугам были отнесены:
1. Санитарно-эпидемиологическая экспертиза, расследования, обследования, исследования, испытания, токсикологические, гигиенические и другие виды оценок в сфере санитарно-эпидемиологического благополучия человека.
2. Экспертиза и испытания изделий медицинского назначения в целях государственной
регистрации изделий медицинского назначения.
3. Проведение медицинских освидетельствований, экспертиз, расследований с выдачей
заключений (справок), осуществление которых предусмотрено нормативными правовыми актами, регулирующими предоставление государственной услуги по проведению медико-социальной экспертизы.
4. Выдача федеральным учреждением здравоохранения выписного эпикриза из медицинской карты стационарного больного с указанием сведений о состоянии здоровья, обоснованных рекомендаций о необходимости диагностики и лечения, в том числе за пределами территории Российской Федерации.
5. Государственная экспертиза проектной документации.
6. Государственная экспертиза результатов инженерных изысканий.
7. Установление карантинного фитосанитарного состояния подкарантинной продукции,
включая все виды фитосанитарных анализов и экспертиз, выдача заключения о карантинном
фитосанитарном состоянии подкарантинной продукции.
8. Обеззараживание подкарантинной продукции в соответствии с нормами и правилами
обеспечения карантина растений и выдача документа, подтверждающего обеззараживание.
9. Профилактическое фитосанитарное обеззараживание складских помещений в соответствии с нормами и правилами обеспечения карантина растений и выдача документа, подтверждающего обеззараживание.
10. Ветеринарно-санитарная экспертиза.
11. Регистрационные испытания пестицида или агрохимиката.
12. Испытания корма, полученного из генно-инженерно-модифицированных организмов,
на безопасность в целях его государственной регистрации.
13. Испытания стандартного образца или средства измерений в целях утверждения типа
в области обеспечения единства измерений.
14. Выдача судовых документов.
15. Присвоение класса судам и выдача классификационного свидетельства.
16. Проверка судов на соответствие требованиям в области охраны Международного кодекса по охране судов и портовых средств и выдача международного свидетельства об охране
судна либо выдача временного международного свидетельства об охране судна.
17. Аттестация лиц, занимающих должности исполнительных руководителей и специалистов, связанных с обеспечением безопасности движения транспортных средств в целях
лицензирования.
18. Государственная экспертиза деклараций безопасности гидротехнических сооружений.
19. Экспертиза промышленной безопасности.
Об утверждении перечня услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления
федеральными органами исполнительной власти государственных услуг и предоставляются организациями, участвующими в предоставлении государственных услуг, и определении размера платы за их оказание: Постановление Правительства Российской Федерации от 6 мая 2011 года № 352 // Собрание законодательства РФ. – 2011. –
№ 20. – Ст. 2829.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013______________________ 131
20. Тестирование технических средств контроля судов рыбопромыслового флота, обеспечивающих постоянную автоматическую передачу информации о местоположении судов,
оформление и выдача свидетельства соответствия.
21. Экспертиза возможности использования заявленных радиоэлектронных средств и их
электромагнитной совместимости с действующими и планируемыми для использования радиоэлектронными средствами.
22. Проведение государственной историко-культурной и искусствоведческой экспертизы.
23. Экспертиза заявленных к вывозу (временному вывозу) культурных ценностей, а также возвращенных после временного вывоза.
24. Выдача кадастрового паспорта здания, сооружения, помещения, объекта незавершенного строительства (пункт действовал до 1 января 2013 года).
25. Проведение кадастровых работ в целях выдачи межевого плана, технического плана,
акта обследования.
26. Оценка уязвимости объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств
в установленной сфере деятельности.
27. Медицинское освидетельствование с выдачей справки в целях предоставления государственных услуг федеральными органами исполнительной власти.
28. Прохождение специальной подготовки, в том числе выдача документа, подтверждающего ее прохождение, необходимого и обязательного для предоставления государственной
услуги федеральными органами исполнительной власти.
29. Выполнение работ по подтверждению соответствия, проводимых в соответствии с
законодательством Российской Федерации о техническом регулировании.
30. Проверка соответствия заявителя критериям аккредитации в целях проведения аккредитации органов по сертификации и испытательных лабораторий (центров) в соответствии с
законодательством Российской Федерации о техническом регулировании.
31. Образование позывных сигналов для опознавания радиоэлектронных средств гражданского назначения.
32. Проверка радиочастотной службой соответствия судовых радиостанций требованиям
международных договоров Российской Федерации и требованиям законодательства Российской Федерации в области связи.
33. Испытание вывозимых с территории Российской Федерации специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, в целях принятия
решения о возможности вывоза из Российской Федерации этих специальных технических
средств.
При оценке данного перечня обоснованность отнесения многих из приведенных выше
«необходимых и обязательных» платных услуг к «государственным», мягко говоря, вызывает
сомнения. Если, например, проведение в определенных случаях государственной историкокультурной и искусствоведческой экспертизы, экспертизы и испытаний изделий медицинского
назначения в целях государственной регистрации изделий медицинского назначения, а также
проведение иных видов государственных экспертиз вполне объяснимо, то во многих других
случаях монополия органов исполнительной власти на оказание платных экспертных, технических, аттестационных и иных услуг представляется неоправданной и необоснованной, тем
более что для проведения тех же государственных экспертиз зачастую приглашаются профильные специалисты «со стороны» в силу их более высокой квалификации, чем у штатных сотрудников государственных экспертных учреждений.
Что же касается таких услуг, как ветеринарно-санитарная экспертиза; регистрационные
испытания пестицидов или агрохимикатов; испытания кормов, полученных из генно-инженерно-модифицированных организмов; проведение медицинских освидетельствований и экспертиз; различные виды технического тестирования и т. д., то их «государственный» статус
обусловлен лишь последующей выдачей по результатам этих исследований документов государственного образца. Однако эти документы могут выдаваться и на основании экспертных
заключений негосударственных профильных организаций и частных специалистов.
Отдельные пункты рассматриваемого перечня «государственных услуг» являются не просто спорными, но даже возмутительными и юридически некорректным. Именно так выглядит
отнесение правительственным постановлением к платным государственным услугам такой
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
132 А������������������������������������������������������������������������ А. В. Кирин
медицинской «помощи», как «выдача федеральным учреждением здравоохранения выписного
эпикриза из медицинской карты стационарного больного с указанием сведений о состоянии
здоровья, обоснованных рекомендаций о необходимости диагностики и лечения, в том числе
за пределами территории Российской Федерации». Откровенный цинизм Минздрава России,
предложившего эту платную «услугу» для включения в федеральный перечень, состоит в том,
что такой документ зачастую необходим людям, получившим некачественное лечение именно
в данном стационаре. Вместе с тем очевидно, что выдача гражданину медицинским учреждением выписки из истории болезни является формальным актом завершения лечения с целью
информирования пациента о его результатах. Иначе говоря, выдача эпикриза – это прямая служебная обязанность врачей, лечивших больного, принятого в данный стационар на основании
его медицинской страховки.
Данный пример, однако, можно рассматривать и как повод задаться вопросами, которые
выходят далеко за рамки Федерального закона № 210–ФЗ и относятся в целом к перспективам
развития органов исполнительной власти и государственной службы, их переориентации на
цивилизованные демократические принципы организации и функционирования в качестве эффективных публичных (то есть общественных) институтов. Иными словами, речь идет о давно назревшей необходимости избавления как от негативного советского наследия в виде «административно-командной» системы государственного управления, так и от явных дефектов
сформировавшихся за последние 20 лет новых традиций строительства «дикого» капитализма.
Как представляется в этой связи, непродуманная огульная коммерциализация сферы публично-правовых отношений, характерная для постсоветской России, наложенная на сохранившиеся до сих пор советские традиции доминирования интересов государства над правами
граждан и интересами общества, требует не косметических корректив вроде создания многофункциональных центров, а концептуально продуманного и реального реформирования исполнительной власти в целом.
Библиографический список
1. Административное право зарубежных стран / под ред. А. Н. Козырина, М. А. Штатиной. – М., 2003 и др.
2. Боботов, С. В. Правосудие во Франции / С. В. Боботов. – М., 1994.
3. Брэбан, Г. Французское административное право / Г. Брэбан. – М., 1988.
4. Ведель, Ж. Административное право Франции / Ж. Ведель. – М., 1969.
5. Даль, В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. Т. 4 / В. И. Даль. –
М., 2003.
6. Драго, Р. Административная наука. – М., 1982.
7. Жданов, А. А. Административное право буржуазных государств / А. А. Жданов. – М.,
1979.
8. Козырин, А. Н. Административное право зарубежных стран / А. Н. Козырин. – М.,
1996.
9. Ожегов, С. И. Словарь русского языка / С. И. Ожегов. – М., 1986.
10. Постановление Правительства РФ от 6 мая 2011 г. № 352 [ред. от 30 августа 2012 года]
«Об утверждении перечня услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления федеральными органами исполнительной власти государственных услуг и предоставляются организациями, участвующими в предоставлении государственных услуг, и определении размера платы за их оказание» // Собрание законодательства РФ. – 2011. – № 20. – Ст. 2829.
11. Федеральный закон от 27 июля 2010 года № 210–ФЗ «Об организации предоставления
государственных и муниципальных услуг» // Собрание законодательства РФ.– 2010. – № 31.–
Ст. 4179.
12. Федеральный конституционный закон от 17 декабря 1997 г. № 2–ФКЗ [ред. от 3 декабря 2012 года] «О Правительстве Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. –
1997. – № 51. – Ст. 5712.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013_____________________ 133
Кирин А. В.
Актуальные проблемы теории и практики регулирования сферы государственных и
муниципальных услуг
В статье анализируются актуальные проблемы административной реформы в Российской
Федерации и недостатки законодательного регулирования сферы предоставления государственных и муниципальных услуг.
Kirin A. V.
Actual Problems of Theory and Practice of Public and Municipal Services Control
Actual problems of administrative reform in the Russian Federation as well as shortcomings
of the legislative control of public and municipal services have been researched and described in the
article.
Kirin A. W.
Die aktuellen Probleme der Theorie und der Praxis der Regulierung der Sphäre der Staatsund Kommunaldienstleistungen
Im Artikel werden die aktuellen Probleme der administrativen Reform in der Russischen
Föderation und die Mängel der gesetzgebenden Regulierung der Sphäre der Überlassung der Staatsund Kommunaldienstleistungen analysiert.
Kirin A. V.
Les problèmes actuels de théorie et de pratique de la réglementation des services publics et
municipaux
Dans cet article on analyse les problèmes actuels de la réforme administrative dans la Fédération
de Russie et les lacunes de la réglementation législative des services publics et municipaux.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М. Ф. Зеленов
ББК 67.401.02
МЕРЫ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ КОНТРОЛЯ ЗА
СКЛОНЕНИЕМ ГОССЛУЖАЩИХ К СОВЕРШЕНИЮ
КОРРУПЦИОННЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЙ
Ключевые слова: коррупция; правонарушение; действующее законодательство;
конвенция ООН; публичное должностное лицо; нормативный акт.
Key terms: corruption; offense; existing legislation; public officer; statutory act; public servant
and local government employee.
Stichwörter: die Korruption; die Rechtsverletzung; die geltende Gesetzgebung; der öffentliche
Beamte; der normative Akt; der staatliche und Kommunalangestellte.
Mots clefs: corruption; infraction; législation existante; fonctionnaire public; acte normatif;
fonctionnaire d’États et des municipalités.
В Федеральном законе «О противодействии коррупции» предусмотрена обязанность государственных и муниципальных служащих уведомлять об обращениях в целях склонения их к
совершению коррупционных правонарушений. О необходимости возложения на государственных и муниципальных служащих обязанности уведомлять о ставших им известными в связи
с выполнением своих должностных обязанностей случаях коррупционных или иных правонарушений как об одной из мер по профилактике коррупции прямо говорилось в Национальном
плане противодействия коррупции, утверждены Президентом РФ. Согласно замыслу авторов
этого предложения, «доносительство» на лиц, предлагающих вступить в коррупционные отношения (круг этих возможных лиц не исчерпывается частным сектором, это могут быть и
коллеги – государственные или муниципальные служащие, предлагающие присоединиться к
коррупционной схеме), должно помочь правоохранительным органам в пресечении и раскрытии правонарушений. Одновременно такая должностная (служебная) обязанность призвана
воздействовать на служащих превентивно.
Установление рассматриваемой обязанности государственных и муниципальных служащих уведомлять об обращениях в целях склонения к совершению коррупционных правонарушений вполне согласуется с положением п. 4 ст. 8 «Кодекса поведения публичных должностных лиц» Конвенции ООН против коррупции, предусматривающим, что каждое государство-участник также рассматривает, в соответствии с основополагающими принципами своего
внутреннего законодательства, возможность установления мер и систем, способствующих
тому, чтобы публичные должностные лица сообщали соответствующим органам о коррупционных деяниях, о которых им стало известно при выполнении ими своих функций.
Уведомление о фактах обращения в целях склонения к совершению коррупционных правонарушений, за исключением случаев, когда по данным фактам проведена или проводится
проверка, как справедливо указывается в научной литературе, является должностной (служебной) обязанностью государственного или муниципального служащего. Вместе с тем несколько
непонятным на этом фоне выглядит тот факт, что рассматриваемая обязанность оказалась не
закреплена в законодательных актах, регулирующих особенности прохождения отдельных видов государственной и муниципальной службы и, в частности, как обязанность государственных и муниципальных служащих. В то же время на практике применение рассматриваемой
нормы сталкивается с огромным количеством трудностей, в силу чего отдельные ученые даже
полагают, что рассматриваемая статья является не более, чем юридической фикцией. Вряд ли
такую точку зрения можно признать верной, однако, в то же время, нельзя не согласиться с тем,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013______________________ 135
что пока вопросов по рассматриваемому антикоррупционному механизму явно больше, чем
ответов. Обратим вниманием на наиболее важные.
Наиболее принципиальным вопросом, который встает перед нами при применении данной нормы, является вопрос о том, в каких именно ситуациях у государственного и муниципального служащего возникает рассматриваемая обязанность. Дело в том, что не только Федеральный закон «О противодействии коррупции», но и российское законодательство в целях понятия «коррупционное правонарушение» не содержат. Не имеется в нем и какого-либо четкого
перечня правонарушений, в отношении которых прямо было бы указано, что они являются
коррупционными и на которые мог бы ориентироваться правоприменитель. В результате государственным и муниципальным служащим предлагается взять на себя роль следователей и
судей одновременно и принимать непростые юридически значимые решения о квалификации
действий, к которым их склоняли или склоняют третьи лица.
Правда, Федеральный закон «О противодействии коррупции» содержит понятие коррупции. Однако, во-первых, коррупция – это не то же самое, что коррупционное правонарушение,
во-вторых, авторы закона свели «понятие коррупции к простому перечислению посягательств,
составляющих суть должностной преступности, казалось бы, конкретизирующих, а по сути
подменяющих понятие коррупции»1. Таким образом, ориентируясь на ст. 1 Федерального закона «О противодействии коррупции», государственные и муниципальные служащие смогут
лишь примерно определить необходимость уведомления о склонении их к совершению коррупционных преступлений. Однако, как хорошо известно, понятия «преступление» и «правонарушение» соотносятся в правовой науке как часть и целое. Иными словами, обязанность,
предусмотренная ст. 9 Федерального закона «О противодействии коррупции», требует от государственных и муниципальных служащих сообщать не только о склонении их к совершению
коррупционных правонарушений, но и о склонении к совершению деяний коррупционного
характера, преступлениями не являющимися, а выступающими административными правонарушениями, дисциплинарными проступками, гражданско-правовыми деликтами и т. д.
Действительно, служащие, на которых распространяется действие нормативных актов, в
соответствии с ними обязаны информировать представителя нанимателя лишь о случаях склонения к совершению более-менее четко определенных действий (получение взятки, коммерческий подкуп, злоупотребление полномочиями и др.), а также об абстрактном ином незаконном
использовании служащим своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства. Однако, как нам представляется, коррупционное правонарушение может
заключаться и в совершении законных действий в интересах третьих лиц.
Все это, на наш взгляд, однозначно свидетельствует о необходимости закрепления в законодательстве общего понятия коррупционного правонарушения, а также о желательности
формирования в административном, дисциплинарном и ином законодательстве хотя бы примерного перечня таких правонарушений.
Ряд вопросов возникает также и по процедуре уведомления государственными и муниципальными служащими представителя нанимателя (работодателя) о фактах обращения в целях
склонения их к совершению коррупционных правонарушений. В настоящее время единого
документа, регламентирующего этот вопрос, не существует. Для федеральных государственных служащих этот порядок определяется различными подзаконными актами федеральных
государственных органов, для государственных служащих субъектов Российской Федерации
и муниципальных служащих – актами соответствующих органов (должностных лиц) государственной власти или местного самоуправления.
В целом такие акты устанавливают примерно схожую процедуру уведомления, в то же
время некоторые достаточно принципиальные вопросы решаются в них по-разному.
Так, важным вопросом рассматриваемой процедуры является вопрос о сроках такого уведомления. В некоторых нормативных актах эти сроки не устанавливаются вовсе, что видится
серьезным их пробелом. Дело в том, что в таком случае остается непонятным, с какого момента можно считать, что служащим обязанность уведомления его о склонении к коррупционному
Комментарий к Федеральному закону от 25 декабря 2008 года № 273–ФЗ «О противодействии коррупции»: постатейный / под ред. С. Ю. Наумова, С. Е. Чаннова. – М.: Юстицинформ, 2009. – С. 14.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
136 М���������������������������������������������������������������������� М. Ф. Зеленов
правонарушению не была исполнена и, соответственно, с какого момента допустимо его привлекать к ответственности. По тем же причинам нам видится неправильным использование
при определении сроков уведомления категории «незамедлительно» из-за исключительно оценочного ее характера.
В то же время в большинстве актов, регулирующих процесс уведомления государственными и муниципальными служащими о фактах их склонения к совершению коррупционных
правонарушений, устанавливаются конкретные сроки такого уведомления: от одного до трех
дней с момента, когда служащему стало известно о факте обращения.
Сложнее обстоит дело в ситуациях, когда государственный или муниципальный служащий сталкивается с фактом склонения его к совершению коррупционного правонарушения.
Как отмечается в специальной литературе, обращение к государственному или муниципальному служащему в целях склонения его к совершению коррупционных правонарушений может
иметь место в период его нахождения в отпуске, в домашней обстановке, путем телефонного
звонка и т. п.1 Кроме того, служащего могут склонять к совершению коррупционного правонарушения и в процессе исполнения им своих обязанностей, но в момент, когда он не находится
на своем рабочем месте (в командировке, при выезде на подконтрольный объект и др.). В некоторых случаях выполнить обязанность информирования о факте склонения незамедлительно
или даже в течение трех дней не представляется возможным.
Большинство проанализированных нами нормативных актов, регламентирующих процедуру исполнения служащим обязанности информирования о склонении его к коррупционным
правонарушениям, исходят из того, что в рассматриваемых ситуациях течение срока ее исполнения начинается с момента прибытия служащего к месту службы. Нам, однако, такой подход
представляется неверным. В расследовании любого правонарушения важна оперативность.
В силу этого проверка информации о фактах склонения государственных и муниципальных
служащих к совершению коррупционных правонарушений должна быть проведена в кратчайшие сроки после такого уведомления. Между тем, например, длительность отпусков государственных и муниципальных колеблется от 30 до 50–60 дней, в зависимости от обстоятельств.
Если служащий, получивший предложение о совершении коррупционного правонарушения в
начале своего нахождения в отпуске, сообщит об указанном факте только в момент прибытия к
месту службы, расследование данного сообщения может быть существенным образом затруднено. Однако главная проблема состоит даже не в этом. Социальная опасность коррупционных
правонарушений состоит в том, что они посягают на надлежащий порядок государственного
и муниципального управления, ущемляют права граждан и организаций. Получив отказ в совершении коррупционных действий от конкретного государственного или муниципального
служащего, подстрекатель может попытаться обратиться к его коллегам и, возможно, с большим успехом. Даже если впоследствии факт коррупционного нарушения благодаря сообщению первого служащего будет раскрыт, ущерб охраняемым общественным отношениям будет
уже нанесен. Поэтому, как представляется, обязанность государственных и муниципальных
служащих по уведомлению о склонении их к коррупционным правонарушениям носит, прежде всего, характер предупредительного механизма.
В силу этого представляется, что вопрос о выполнении рассматриваемой обязанности в
случае склонения служащего к совершению коррупционного правонарушения вне места работы служащего должен решаться в соответствующих подзаконных актах иначе, чем в настоящее
время. Более правильным было бы, на наш взгляд, предусмотреть в них, что в случае нахождения государственного или муниципального служащего в командировке, в отпуске, вне места
прохождения службы по иным основаниям, установленным законодательством Российской
Федерации, он обязан уведомить представителя нанимателя (посредством информирования
соответствующего подразделения государственного органа или органа местного самоуправления) в течение одного – трех (в зависимости от специфики органа, места его расположения,
развития средств связи и др.) дней любым доступным способом, например, телефонограммой,
См.: Пресняков М. В., Чаннов С. Е. Дисциплинарная ответственность гражданских служащих: проблемы
нормативной определенности и справедливой дифференциации // Трудовое право. – 2009. – № 8. – С. 24.
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013______________________ 137
заказным письмом, посредством электронной почты и т. п. По прибытии же к месту службы он
в таком случае должен представить заполненное по форме письменное уведомление.
Разумеется, теоретически могут встретиться ситуации, когда служащий, получивший
предложение о совершении коррупционного правонарушения, лишен каких-либо средств связи и не может по объективным причинам выполнить рассматриваемую обязанность в указанный срок. Однако, представляется, что такие ситуации будут иметь место не так часто и в
отношении них можно сделать специальное исключение, указав, что в случае невозможности
исполнения служащим возложенной на него обязанности из-за отсутствия средств связи приведенный выше срок начинается с момента получения доступа к ним. Аналогичная, по сути,
оговорка должна быть сделана и в отношении ситуаций, когда служащий не может выполнить
рассматриваемую обязанность по другим объективным причинам (например, в связи с тяжелым заболеванием).
В настоящее время в рамках действующего российского законодательства вопросы реализации данных норм не решены в полной мере. Процессуальные механизмы защиты, которые
могут в принципе использоваться в данном случае, раскрыты в двух федеральных законах:
«О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих
органов» и «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства»1. Однако первый из этих законодательных актов предусматривает
возможность государственной защиты не всех служащих, а только входящих в определенный
перечень. Перечень этот достаточно широк, однако всех государственных и муниципальных
служащих явно не охватывает. Механизм защиты, предусмотренный вторым законодательным
актом, может быть применен к служащим, сообщившим о факте их склонения к совершению
коррупционного правонарушения, только в рамках уголовного дела, однако, как мы указывали выше, далеко не все коррупционные правонарушения являются преступными деяниями.
Все это позволяет согласиться с мнением ряда специалистов, которые, рассматривая механизм
защиты служащих, сообщивших о факте склонения к совершению коррупционного правонарушения, отмечают, что в данном случае норма о государственной защите выступает простой
декларацией2.
Решением данной проблемы, как нам кажется, являлось бы распространение при необходимости системы государственной защиты, предусмотренной Федеральным законом «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» на всех государственных и муниципальных служащих, сообщивших о факте их склонения к совершению коррупционного правонарушения. Формально-юридически это сделать
несложно: путем внесения изменений в ст. 2 закона «Лица, подлежащие государственной защите», однако реализация этой нормы, разумеется, потребует дополнительных финансовых
затрат.
Организация приема и регистрации уведомлений государственных и муниципальных
служащих о фактах обращения к ним в целях склонения их к совершению коррупционных правонарушений осуществляется, как правило, соответствующими кадровыми подразделениями
органов государственной власти и местного самоуправления. Наиболее проблемным вопросом, возникающим в связи с обработкой таких уведомлений, является вопрос об их проверке.
Кто и каким образом должен осуществлять проверку сведений, содержащихся в уведомлении о склонении служащего к совершению коррупционного правонарушения, Федеральный
закон «О противодействии коррупции» не решает. Вместе с тем он возлагает на представителя
нанимателя обязанность определить порядок организации проверки этих сведений.
1
О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов:
Федеральный закон от 20 апреля 1995 года № 45–ФЗ [ред. от 7 февраля 2011 года; принят ГД ФС РФ 22 марта
1995 года] // Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 17. – Ст. 1455; О государственной защите потерпевших,
свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства: Федеральный закон от 20 августа 2004 года № 119–
ФЗ [ред. от 28 декабря 2010 года; принят ГД ФС РФ 31 июля 2004 года] // Собрание законодательства РФ. – 2004. –
№ 34. – Ст. 3534.
2
Талапина Э. В. Комментарий к законодательству Российской Федерации о противодействии коррупции:
постатейный. – М.: Волтерс Клувер, 2010. – С. 160.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
138 М���������������������������������������������������������������������� М. Ф. Зеленов
Решается этот вопрос на практике по-разному. К сожалению, в большинстве случаев в актах, регулирующих порядок реализации рассматриваемой обязанности, он остается вовсе без
ответа. Чаще всего они лишь констатируют, что проверка сведений, содержащихся в уведомлении, осуществляется тем же структурным подразделением (должностным лицом), который
уполномочен принимать уведомления служащих, однако не разъясняют, каким образом она
должна осуществляться.
В связи с этим, безусловно, интересным представляется опыт тех властных структур,
которые в своих актах достаточно подробно определили субъекты, сроки и процедуры проведения проверки. Отмечая несомненный позитив разработки и принятия подобного рода положений, вместе с тем отметим, что в их рамках объективно невозможно решить некоторые вопросы проверки. Так, вполне понятно, что в большинстве случаев для принятия однозначного
решения о достоверности сведений о склонении служащего к коррупционному правонарушению необходимо получить объяснение не только его самого, но и того лица (лиц), которые его
к этому нарушению склоняли. Однако сделать это в рамках любых внутриорганизационных
мероприятий по понятным причинам чаще всего невозможно (за исключением ситуаций, когда
лицом, склонявшим к совершению правонарушения, является работник того же органа).
В связи с этим в некоторых ведомственных нормативных актах делается попытка переложить проверку сведений о склонении государственного или муниципального служащего к
совершению коррупционного правонарушения на иные государственные органы, обладающие внешневластными полномочиями. Однако слабым местом всех подобных актов является
необязательность проведения проверки указанными иными органами власти. В связи с этим
весьма показательно, что в большинстве из них указывается, что представитель нанимателя
обращается именно с просьбой о проверке. Но что делать, если эта просьба не будет удовлетворена? Разумеется, правоохранительные органы обязаны проводить проверку сообщений о
преступлениях (ст. 39, 144 УПК РФ) и – в рамках их компетенции – об административных правонарушениях (ст. 28.1 КоАП РФ). Однако коррупционное правонарушение может не иметь
признаков ни того, ни другого. Возложение же на правоохранительные органы обязанности
проверки всех без исключений сообщений о склонении к коррупционным правонарушениям
вызовет серьезную перегрузку их работой.
В связи с этим нам представляется настоятельно необходимым, сохранив бремя проверки достоверности сведений о склонении государственных и муниципальных служащих к совершению коррупционных правонарушений за самими государственными и муниципальными
органами, в которых эти служащие замещают должности, вместе с тем наделить их дополнительными полномочиями по проведению таких проверок.
Оптимальным было бы возложить проведение проверок достоверности сведений о склонении государственных и муниципальных служащих к совершению коррупционных правонарушений на специально создаваемые в каждом органе власти антикоррупционные комиссии, которые должны объединить в своей компетенции полномочия ныне существующих конфликтных комиссий и, частично, комиссий по проведению служебных проверок. Указанные
комиссии должны быть наделены и некоторыми внешневластными полномочиями, а также
возможностью применения мер юридической ответственности к неподчиненным субъектам.
Более подробно о создании и полномочиях таких комиссий речь пойдет в заключительном
параграфе данной главы диссертации. Что же касается участия правоохранительных органов,
то, как представляется, они должны привлекаться только в тех случаях, когда по результатам
проверки антикоррупционная комиссия выявит признаки совершения преступления или административного правонарушения.
Кроме того, важным является закрепление в актах, регулирующих вопрос уведомления
государственными и муниципальными служащими о фактах склонения их к совершению коррупционных правонарушений, решений, принимаемых по итогам проверок достоверности
этих сведений. В качестве образца здесь можно привести Порядок уведомления представителя
нанимателя о фактах обращения в целях склонения государственных гражданских служащих
управления внешнеэкономических связей правительства Еврейской автономной области, за
исключением лиц, назначение на должность которых осуществляет губернатор Еврейской ав-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Евразийской академии административных наук № 2 (23), 2013______________________ 139
тономной области, к совершению коррупционных правонарушений1, в п. 13 которого говорится, что по результатам проведенной проверки представителем нанимателя принимается одно
из следующих решений:
− о принятии организационных мер с целью предотвращения в дальнейшем возможности обращения в целях склонения государственного гражданского служащего области к совершению коррупционных правонарушений;
− об исключении возможности принятия уведомителем, при необходимости иными государственными гражданскими служащими области, имеющими отношение к фактам, содержащимся в уведомлении, единоличных решений по вопросам, с которыми связана вероятность
совершения коррупционного правонарушения;
− о необходимости внесения изменений в нормативные правовые акты области для устранения условий, способствовавших обращению в целях склонения государственных гражданских служащих области к совершению коррупционных правонарушений;
− о незамедлительной передаче материалов проверки в правоохранительные органы.
Неисполнение государственным или муниципальным служащим возложенной на него
обязанности уведомления об обращениях в целях склонения к совершению коррупционных
правонарушений влечет его увольнение с государственной или муниципальной службы либо
привлечение его к иным видам ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации (ч. 3 ст. 9 Федерального закона «О противодействии коррупции»).
Библиографический список
1. Комментарий к Федеральному закону от 25 декабря 2008 года № 273–ФЗ «О противодействии коррупции»: постатейный / под ред. С. Ю. Наумова, С. Е. Чаннова.���������������
��������������
– М.: Юстицинформ, 2009.
2. Пресняков, М. В. Дисциплинарная ответственность гражданских служащих: проблемы нормативной определенности и справедливой дифференциации / М. В. Пресняков,
С. Е. Чаннов // Трудовое право. – 2009. – № 8.
3. Приказ управления внешнеэкономических связей правительства ЕАО от 14 февраля
2011 года № 36 «О Порядке уведомления представителя нанимателя о фактах обращения в
целях склонения государственных гражданских служащих управления внешнеэкономических
связей правительства Еврейской автономной области, за исключением лиц, назначение на
должность которых осуществляет губернатор Еврейской автономной области, к совершению
коррупционных правонарушений» // СПС «КонсультантПлюс».
4. Талапина, Э. В. Комментарий к законодательству Российской Федерации о противодействии коррупции: постатейный / Э. В. Талапина. – М.: Волтерс Клувер, 2010.
5. Федеральный закон от 20 апреля 1995 года № 45–ФЗ [ред. от 7 февраля 2011 года;
принят ГД ФС РФ 22 марта 1995 года] «О государственной защите судей, должностных лиц
правоохранительных и контролирующих органов» // Собрание законодательства РФ. – 1995. –
№ 17. – Ст. 1455
6. Федеральный закон от 20 августа 2004 года № 119–ФЗ [ред. от 28 декабря 2010 года;
принят ГД ФС РФ 31 июля 2004 года] «О государственной защите потерпевших, свидетелей
и иных участников уголовного судопроизводства» // Собрание законодательства РФ. – 2004. –
№ 34. – Ст. 3534.
О Порядке уведомления представителя нанимателя о фактах обращения в целях склонения государственных гражданских служащих управления внешнеэкономических связей правительства Еврейской автономной области, за исключением лиц, назначение на должность которых осуществляет губернатор Еврейской автономной
области, к совершению коррупционных правонарушений: Приказ управления внешнеэкономических связей правительства ЕАО от 14 февраля 2011 года № 36 // СПС «КонсультантПлюс».
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
140 М���������������������������������������������������������������������� М. Ф. Зеленов
Зеленов М. Ф.
Меры по обеспечению контроля за склонением госслужащих к совершению
коррупционных правонарушений
В статье рассматриваются правовые нормы, содержащиеся в законодательных актах, направленных на обеспечение контроля за склонением госслужащих к совершению коррупционных правонарушений, в ходе анализа даются рекомендации по совершенствованию действующего законодательства в этой области и преодолению пробелов, имеющихся в нем.
Zelenov M. F.
Preventive Countermeasures against Corruption Offenses of Public Servants
The legal rules directed towards the prevention of public servants corruption offenses as well as
recommendations to improve the existing legislation in this area have been researched and described
in the article.
Selenow M. F.
Die Massnahmen für die Versorgung der Kontrolle über die Handlungen der Beamten zur
Vollziehung der Korruptionsrechtsverletzungen
Im Artikel werden die Rechtsnormen betrachtet, die in den Gesetzgebungsakten enthalten
sind, die auf die Versorgung der Kontrolle über die Handlungen der Beamten zur Vollziehung der
Korruptionsrechtsverletzungen, es werden die Empfehlungen nach der Vervollkommnung der
geltenden Gesetzgebung auf diesem Gebiet und der Überwindung der Lücken gegeben, die darin
vorhanden sind.
Zelenov M. F.
Mesures pour assurer le contrôle de la persuasion des fonctionnaires à commettre des infractions de corruption
Dans l'article on examine les règles juridiques de la législation, qui contrôlent de la persuasion
des fonctionnaires à commettre des infractions de corruption, on donne les recommandations pour
améliorer la législation existante dans ce domaine et pour combler les lacunes en elle.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ОБ АВТОРАХ
Апариева Татьяна Георгиевна
ФГБОУ ВПО «Волгоградская государственная академия физической культуры», кафедра
теории и методики водных видов спорта, старший преподаватель.
Бондаренко Майя Павловна
ФГБОУ ВПО «Волгоградская государственная академия физической культуры», кафедра
спортивного менеджмента и экономики, доцент.
Кандидат экономических наук, доцент.
Боязитов Давыд Рушанович
Департамент социально-экономического развития министерства экономики, внешнеэкономических связей и инвестиций Волгоградской области, сводный отдел анализа социальноэкономического развития, консультант.
Глущенко Александра Васильевна
ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный университет», кафедра учета, анализа и
аудита, заведующая.
Доктор экономических наук, профессор.
Гребенников Алексей Михайлович
ФГБОУ ВПО «Волгоградская государственная академия физической культуры», кафедра
теории и методики водных видов спорта, старший преподаватель.
Кандидат педагогических наук.
Гринюк Роман Федорович
Донецкий национальный университет, ректор.
Доктор юридических наук, профессор.
Зеленов Михаил Фридрихович
ФГБОУ ВПО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при
Президенте РФ», кафедра административного права и процесса, доцент.
Кандидат юридических наук, доцент.
Зубарев Юрий Александрович
ФГБОУ ВПО «Волгоградская государственная академия физической культуры», кафедра
спортивного менеджмента и экономики, заведующий.
Доктор педагогических наук, профессор.
Камнева Екатерина Олеговна
ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный университет», кафедра маркетинга и рекламы, магистрант.
Кирин Анатолий Вадимович
Государственно-правовое управление Президента Российской Федерации, главный советник Управления, заслуженный юрист Российской Федерации.
Доктор юридических наук.
Куранова Ольга Александровна
НОУ ВПО «Волгоградский институт экономики, социологии и права», кафедра уголовного права и процесса, аспирант.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
142 б������������������������������������������������������������������������ Об авторах
Мушкетова Наталья Сергеевна
НОУ ВПО «Волгоградский институт экономики, социологии и права», кафедра экономики и управления, профессор.
Кандидат экономических наук.
Неретин Александр Валериевич
ФГБОУ ВПО «Волгоградская государственная академия физической культуры»,
преподаватель.
Кандидат педагогических наук.
Огульчанский Владимир Алексеевич
ФГБОУ ВПО «Волгоградская государственная академия физической культуры», факультет по физической культуре и спорту, декан.
Кандидат педагогических наук, доцент.
Панина Ирина Алексеевна
Волгоградский филиал Российской Академии народного хозяйства и государственной
службы при Президенте РФ, кафедра конституционного и административного права, старший
преподаватель.
Побежимова Нелли Ивановна
ФГБОУ ВПО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при
Президенте РФ», кафедра административного права и процесса, профессор.
Кандидат юридических наук, профессор.
Рябенко Галина Владимировна
ФГБОУ ВПО «Волгоградская государственная академия физической культуры», кафедра
спортивного менеджмента и экономики, аспирант.
Сайфутдинова Альфия Равильевна
НОУ ВПО «Волгоградский институт экономики, социологии и права», кафедра государственно-правовых дисциплин, аспирант.
Скачко Дмитрий Павлович
Академия таможенной службы Украины, кафедра гражданско-правовых дисциплин, старший преподаватель.
Стародубцев Сергей Владимирович
ГОУ ВПО «Российская академия правосудия», Северо-Кавказский филиал, кафедра международного права, доцент.
Кандидат юридических наук.
Тоцкая Елена Николаевна
ФГБОУ ВПО «Волгоградская государственная академия физической культуры», кафедра
теории и методики адаптивной физической культуры, преподаватель.
Кандидат педагогических наук.
Фетисов Дмитрий Николаевич
Волгоградский кооперативный институт, филиал АНО ВПО «Российский университет
кооперации», кафедра финансов, доцент.
Хахулина Юлия Викторовна
Донецкий национальный университет, кафедра гражданского права и процесса, старший
преподаватель.
Червина Юлия Георгиевна
ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный университет», кафедра учета, анализа и
аудита, аспирант.
Юсупов Виталий Андреевич
НП «Евразийская академия административных наук», президент.
Доктор юридических наук, профессор, академик ЕААН.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
THE AUTHORS’ DATA
Aparieva Tatyana Georgievna
Volgograd State Academy of Physical Culture, Department of Theory and Methodology of
Water Sports, Senior Lecturer.
Bondarenko Maya Pavlovna
Volgograd State Academy of Physical Culture, Department of Sports Management and
Economics, Associate Professor.
Candidate of Economics, Associate Professor.
Boyazitov David Rushanovich
Department of Social and Economic Development of Ministry of Economy, Foreign Economic
Relations and Investments of the Volgograd Region, Composite Department of the Analysis of SocioEconomic Development.
Consultant.
Chervina Yuliya Georgiyevna
Volgograd State University, Department of Accounting, Analysis and Audit, Post-Graduate
Student.
Fetisov Dmitry Nikolayevich
Volgograd Cooperative Institute, Branch of Russian University of Cooperation, Department of
Finance, Associate Professor.
Glushchenko Aleksandra Vasilyevna
Volgograd State University, Department of Accounting, Analysis and Audit, Head of the
Department.
Doctor of Economics.
Grebennikov Aleksey Mikhaylovich
Volgograd State Academy of Physical Culture, Department of Theory and Methodology of
Water Sports, Senior Lecturer.
Candidate of Pedagogics.
Grinuk Roman Fedorovich
Donets-Basin National University, the Rector.
Doctor of Law, Professor.
Kamneva Ekaterina Olegovna
Volgograd State University, Department of Marketing and Advertising, Underaduate.
Khakhulina Yuliya Viktorovna
Donets-Basin National University, Department of Civil Law and Procedure, Senior Lecturer.
Kirin Anatoly Vadimovich
State and Legal Board of the President of the Russian Federation, Chief Adviser, Hon-ored
Lawyer of the Russian Federation.
Doctor of Law.
Kuranova Olga Aleksandrovna
Volgograd Institute of Economics, Sociology and Law, Department of Criminal Law and
Procedure, Post-Graduate Student.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
144 h��������������������������������������������������������������������The Authors' Data
Mushketova Natalya Sergeyevna
Volgograd Institute of Economics, Sociology and Law, Department of Economics and
Management, Professor.
Candidate of Economics.
Neretin Aleksandr Valeryevich
Volgograd State Academy of Physical Culture, Lecturer.
Candidate of Pedagogics.
Ogulchansky Vladimir Alekseyevich
Volgograd State Academy of Physical Culture, Department of Physical Culture and Sports,
Dean.
Candidate of Pedagogics, Associate Professor.
Panina Irina Alekseyevna
Russian Academy of National Economy and Public Administration under the President of the
Russian Federation, Volgograd Branch, Department of Constitutional and Administrative Law, Senior
Lecturer.
Pobezhimova Nelli Ivanovna
Russian Academy of National Economy and Public Administration under the President of the
Russian Federation, Department of Administrative Law and Procedure, Professor.
Candidate of Law.
Ryabenko Galina Vladimirovna
Volgograd State Academy of Physical Culture, Department of Sports Management and
Economics, Post-Graduate Student.
Sayfutdinova Alfiya Ravilevna
Volgograd Institute of Economics, Sociology and Law, Department of State and Legal
Disciplines, Post-Graduate Student.
Skachko Dmitry Pavlovich
Ukraine Academy of Customs Service, Department of Civil Disciplines, Senior Lecturer.
Starodubtsev Sergey Vladimirovich
Russian Academy of Justice, the North Caucasus Branch, Department of International Law,
Associate Professor.
Candidate of Law.
Totskaya Elena Nikolayevna
Volgograd State Academy of Physical Culture, Department of Theory and Methods of Adaptive
Physical Education, Lecturer.
Candidate of Pedagogics.
Yusupov Vitaly Andreyevich
Eurasian Academy of Administrative Sciences (EAAS), the President.
Doctor of Law, Professor, EAAS Academician.
Zelenov Mikhail Fridrikhovich
Russian Academy of National Economy and Public Administration under the President of the
Russian Federation, Department of Administrative Law and Procedure, Associate Professor.
Candidate of Law, Associate Professor.
Zubarev Yury Aleksandrovich
Volgograd State Academy of Physical Culture, Department of Sports Management and
Economics, Head of the Department.
Doctor of Pedagogics, Professor.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ÜBER AUTOREN
Aparijewa Tatjana Georgijewna
Die Wolgograder staatliche Akademie des Sports, Lehrstuhl für Theorie und Methodik der
Wassersportarten, Oberlehrer.
Bondarenko Maja Pawlowna
Die Wolgograder staatliche Akademie des Sports», Lehrstuhl für sportliches Management und
Wirtschaft, Dozent.
Kandidat für Wirtschaftswissenschaften, Dozent.
Bojasitow Dawyd Ruschanowitsch
Departement der sozial-ökonomischen Entwicklung des Ministeriums der Wirtschaft, der
Außenwirtschaftsbeziehungen und der Investitionen Gebiets Wolgograd, zusammengestellte
Abteilung der Analyse der sozial-ökonomischen Entwicklung, Konsultant.
Chachulina Julija Wiktorowna
Die Donezker nationale Universität, Lehrstuhl für bürgerliches Recht und Prozess, Oberlehrer.
Fetissow Dmitrij Nikolajewitsch
Das Wolgograder genossenschaftliche Institut, die Filiale ANO WPO Russische Universität der
Kooperation, Lehrstuhl für Finanzen, Dozent.
Gluschtschenko Alexandra Wassiljewna
Die Wolgograder staatliche Universität», Lehrstuhl der Berücksichtigung, der Analyse und des
Audits, Leiter.
Der Doktor der Wirtschaftswissenschaften.
Grebennikow Aleksej Michajlowitsch
Die Wolgograder staatliche Akademie des Sports, Lehrstuhl für Theorie und Methodik der
Wassersportarten, Oberlehrer.
Kandidat für pädagogische Wissenschaften.
Grinjuk Roman Fedorowitsch
Die Donezker nationale Universität, der Rektor.
Doktor fürr Rechtswissenschaften, Professor.
Jussupow Witalij Andrejewitsch
Die Euroasiatische Akademie für administrativen Wissenschaften, Präsident.
Doktor für Rechtswissenschaften, Professor, Akademiemitglied ЕААN.
Kamnewa Jekaterina Olegowna
Die Wolgograder staatliche Universität, Lehrstuhl für Marketing und Werbung, Master.
Kirin Anatolij Wadimowitsch
Das Staatsrechtliche Amt beim Präsidenten der Russischen Föderation, Hauptberater der
Verwaltung, verdienter Jurist für Russischen Föderation der staatsrechtliche Verwaltung.
Doktor für Rechtswissenschaften.
Кuranow Olga Aleksandrowna
Das Wolgograder Institut für Wirtschaft, Soziologie und Recht, Lehrstuhl für StrafRecht und
Prozess, Aspirant.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
146 b������������������������������������������������������������������������Űber Autoren
Muschketowa Natalja Sergejewna
Das Wolgograder Institut für Wirtschaft, Soziologie und Recht», Lehrstuhl für Wirtschaft und
Verwaltung, Professor.
Kandidat für Wirtschaftswissenschaften.
Neretin Alexander Walerijewitsch
Die Wolgograder staatliche Akademie für Sports, Lehrer.
Kandidat für pädagogische Wissenschaften.
Ogultschanskij Wladimir Aleksejewitsch
Die Wolgograder staatliche Akademie für Sport, Fakultät für Sport und körperliche Kultur,
Dekan.
Kandidat für pädagogische Wissenschaften, Dozent.
Panina Irina Aleksejewna
Die Wolgograder Filiale der Russischen Akademie der Volkswirtschaft und des staatlichen
Dienstes beim Präsidenten Russlands, der Lehrstuhl verfassungsrechtlich und des Verwaltungsrechtes,
der ältere Lehrer.
Pobeschimowa Nelli Iwanowna
Die Russische Akademie der Volkswirtschaft und des staatlichen Dienstes beim Präsidenten
Russlands, Lehrstuhl für Verwaltungsrecht und Prozess, Professor.
Kandidat für Rechtswissenschaften.
Rjabenko Galina Wladimirowna
Die Wolgograder staatliche Akademie des Sports, Lehrstuhl für sportliches Management und
Wirtschaft, Aspirant.
Sajfutdinowa Alfija Rawiljewna
Das Wolgograder Institut für Wirtschaft, Soziologie und Recht, Lehrstuhl für staatlich-rechtliche
Disziplinen, Aspirant.
Selenow Michail Fridrichowitsch
Die Russische Akademie für Volkswirtschaft und staatlichen Dienst beim Präsidenten Russlands,
Lehrstuhl für Verwaltungsrecht und des Prozess, Dozent.
Kandidat für Rechtswissenschaften, Dozent.
Skatschko Dmitrij Pawlowitsch
Die Akademie des Zolldienstes der Ukraine, Lehrstuhl für zivilrechtlichen Disziplinen,
Oberlehrer.
Starodubzew Sergej Wladimirowitsch
Die Russische Akademie der Rechtspflege, die Nordkaukasische Filiale, Lehrstuhl für
internationales Recht, Dozent.
Kandidat für Rechtswissenschaften.
Subarjew Jurij Alexandrowitsch
Die Wolgograder staatliche Akademie des Sports, Lehrstuhl für sportliches Management und
Wirtschaft, Leiter.
Doktor für pädagogische Wissenschaften, Professor.
Tozkaja Jelena Nikolajewna
Die Wolgograder staatliche Akademie für Sports, Lehrstuhl fürr Theorie und Methodik des
anpassungsfähigen Sports, Lehrer.
Kandidat für pädagogischen Wissenschaften.
Tscherwina Julija Georgijewna
Die Wolgograder staatliche Universität, Lehrstuhl der Berücksichtigung, der Analyse und des
Audits, Aspirant.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
DES AUTEURS
Aparieva Tatyana Gueorguievna
L’Académie d'Etat de la Culture physique de Volgograd, Département de la théorie et de la
méthodologie du sports nautiques, maître de conférences.
Bondarenko Maya Pavlovna
L’Académie d'Etat de la Culture physique de Volgograd, Département de gestion et d'économie,
Candidat des sciences économique, chargé de cours.
Boyazitov Davyd Rushanovich
Le ministère du Développement social et économique du Ministère de l'Economie, des relations
économiques extérieures et d'investissement de la région de Volgograd, département d'analyse du
développement socio-économique, Consultant.
Fetisov Dmitriy Nikolaevitch
L’Institut coopératif de Volgograd, branche de L’Université de coopération de la Russie,
Département des Finances, chargé de cours.
Gluschenko Alexandra Vassilievna
L’Université d'Etat de Volgograd, Chef de département de comptabilité, d'analyse et de
vérification.
Docteur des sciences économiques.
Grebennikov Alexeiy Mikhailovitch
L’Académie d'Etat de la Culture physique de Volgograd, Département de la théorie et de la
méthodologie du sports nautiques, maître de conférences.
Candidat des sciences pédagogiques.
Grinyuk Roman Fedorovitch
Université nationale de Donetsk recteur.
Docteur en droit, Professeur.
Kamneva Ekaterina Olegovna
L’Université d'Etat de Volgograd, département de marketing et de publicité, magistrante.
Khakhulina Julia Victorovna
Université nationale de Donetsk, Département de droit civil et de procédure, un maître de
conférences.
Kirin Anatoliy Vadimovitch
Département d'Etat juridique du Président de la Fédération de Russie, conseiller en chef du
Bureau, Avocat émérite de la Fédération de Russie.
Docteur en droit.
Kuranova Olga Alexandrovna
L’Institut de l'économie, de la sociologie et du droit de Volgograd, Département de droit pénal
et de procédure, thésard.
Mushketova Natalia Sergueevna
L’Institut de l'économie, de la sociologie et du droit de Volgograd, Département de sciences
économiques et de gestion, professeur.
Candidat des sciences économiques.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
148 e������������������������������������������������������������������������� Des auteurs
Neretin Alexander Valeriyovych
L’Académie d'Etat de la Culture physique de Volgograd.
Candidat des sciences pédagogiques.
Ogulchansky Vladimir Alexeevitch
L’ Académie d'Etat de la Culture physique de Volgograd, Faculté d'éducation physique et du
sport, Doyen.
Candidat des sciences pédagogiques, chargé de cours.
Panina Irina Alexeevna
L'Académie russe de l'Economie nationale et de l'administration publique auprès du Président de
la Fédération de Russie, Branche de Volgograd, Département de droit constitutionnel et administratif,
maître de conférences.
Pobezhimova Nellie Ivanovna
L’Académie russe de l'Economie nationale et de l'administration publique auprès du Président
de la Fédération de Russie, Département de droit et de procédure administratif, professeur.
Candidat des sciences juridiques, professeur.
Ryabenko Galina Vladimirovna
L’Académie d'Etat de la Culture physique de Volgograd, Département de gestion et d'économie,
thésarde.
Sayfutdinova Alfiya Ravilevna
L’Institut de l'économie, de la sociologie et du droit de Volgograd, Département de droit pénal
et de procédure, Département des disciplines d'État et juridique, thésarde.
Skachko Dmitriy Pavlovitch
L’Académie des douanes D’Ukraine, Département des Disciplines civiles, maître de conférences.
Starodubtsev Sergey Vladimirovitch
L’Académie de la Justice de Russie, Branche du Caucase du Nord, Département de droit
international, chargé de cours.
Candidat des sciences juridiques.
Totskaya Elena Nikolaevna
L’ Académie d'Etat de la Culture physique de Volgograd, Département de théorie et de
méthodologie de la culture physique adaptative.
Candidat des sciences pédagogiques.
Tshervina Yulia Gueorguievna
L’Université d'Etat de Volgograd, département de comptabilité, d'analyse et de vérification,
thésarde.
Youssoupov Vitaly Andreevitch
L’Académie Eurasian des sciences administratives, président.
Docteur en droit, Professeur, académicien de L’Académie Eurasian des sciences administratives.
Zelenov Mikhail Fridrikhovitch
L’Académie russe de l'Economie nationale et de l'administration publique auprès du Président
de la Fédération de Russie, département de droit administratif et de procédure, chargé de cours.
Candidat des sciences juridiques.
Zubarev Yuriy Alexandrovitch
L’Académie d'Etat de la Culture physique de Volgograd, Chef de département de gestion et
d'économie,
Docteur des sciences pédagogiques, professeur.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
К СВЕДЕНИЮ АВТОРОВ
Требования к рукописям статей, поступающим
в журнал «Вестник Евразийской академии административных наук»
1. К публикации принимаются статьи в соответствии с тематикой журнала, обзоры (по
заказу редакции) и научные сообщения. Материалы, ранее опубликованные, а также принятые
к публикации в других изданиях, не принимаются.
2. Размер статьи составляет от 0,5 авт. л. до 1 авт. л. (1 авт. л. – 40 000 знаков); размер
научного сообщения – 0,2–0,3 авт. л.
3. Рукопись предоставляется в одном экземпляре вместе с ее электронной копией (программный редактор WinWord).
4. Текст должен быть отпечатан через 1 компьютерный интервал 12 шрифтом, сноски –
10 шрифтом. Страницы должны быть пронумерованы.
5. Сноски должны быть выполнены автоматическим способом, нумерация сносок постраничная, оформление в соответствии с ГОСТ Р 7.0.5–2008 «Библиографическая ссылка».
6. В обязательном порядке должен быть предоставлен библиографический список.
При составлении придерживаться правил, рекомендуемых Научной электронной библиотекой.
7. Обязательным является предоставление перечня ключевых слов, используемых в статье, и аннотации статьи. Аннотация должна точно отражать содержание статьи и при этом не
быть многословной (4–5 предложений), не содержать лишней информации. В аннотации не
допускается использование таблиц, графиков и ссылок на литературные источники.
8. Цифровые данные оформляются в таблицу. Таблицы не должны быть громоздкими.
Каждая таблица должна иметь порядковый номер и название. Нумерация таблиц сквозная. Сокращения слов в таблицах не допускаются, за исключением единиц измерения.
9. Иллюстративные материалы (рисунки, чертежи, графики, диаграммы, схемы) выполняются с помощью графических электронных редакторов. Все рисунки должны иметь последовательную нумерацию. Подписи к иллюстрациям следует давать отдельным списком.
10.Электронный вариант каждой таблицы и рисунка записывается в отдельный файл.
11.В тексте статьи следует использовать только стандартные сокращения (аббревиатуры), не применять сокращения в названии статьи. Полный термин, вместо которого вводится
сокращение, должен предшествовать первому применению этого сокращения в тексте.
12.Текст статьи (цитаты, цифры, сноски) должен быть вычитан и сверен автором.
13.К статье должны быть приложены сведения обо всех авторах (Ф. И. О. (полностью),
ученая степень, ученое звание, место работы, должность). Обязательно следует указать точный почтовый адрес, телефон и при наличии – адрес электронной почты автора, с которым
редакция может вести переписку.
14.Редакция направляет предоставленные рукописи на экспертную оценку ведущим ученым и специалистам в данной области науки (не менее двух). Редакция предоставляет авторам
рукописей рецензии на их работы.
15.Редакция сообщает автору о решении по поводу публикации. В случае отказа в публикации редакция направляет автору рукописи мотивированный отказ. Рукописи по почте
не возвращаются (по желанию автора их можно получить в редакции в течение одного года с
момента поступления рукописи).
16.Для получения экземпляра журнала, в котором опубликована предоставленная статья,
автору необходимо сообщить редакции свой почтовый адрес.
17.Плата за публикацию рукописей с аспирантов не взимается.
Адрес редакции: 127411 г. Москва, ул. Учинская, д. 7.
Тел.: 8 (8442) 46-68-42; e-mail: izdviesp@mail.ru
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ISSN 2072-3342
Директор издательства
Редакторы
Технический редактор
М. О. Каррыев
Е. Л. Берестова,
А. В. Левшина
Е. Л. Берестова
Подписано в печать 20.06.2013 г. Формат 60х84 1/8.
Бумага офсетная. Гарнитура Times.
Усл. печ. л. 17,67. Уч.-изд. л. 11. Тираж 1000 экз.
Заказ № ______
Издательство НП «Евразийская академия административных наук»
127411 г. Москва, ул. Учинская, д. 7.
Отпечатано с оригинал-макета
в ООО ИПК «Радуга».
400002 г. Волгоград, ул. Электролесовская, д. 15.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
234
Размер файла
1 416 Кб
Теги
924
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа