close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1612

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Внимание! Электронная версия предоставлена автором.
А. П. МОХОНЬКО
МУЗЫКАЛЬНЫЙ ТЕАТР
К У З Б А С С А
Кемерово
Кузбассвузиздат
2000
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ББК Щ 335.3(2Рос-4Ке)
М86
Редакторы:
заслуженный работник культуры России Э. В. Суворова; музыковед Л. Б.
Пыстина
На учный редактор
доктор
искусствоведения,
профессор
Новосибирской
государственной
консерватории им. М. И. Глинки С. С. Гончаренко
Рецензенты:
доктор исторических наук, профессор, академик РАСН, заведующий кафедрой
истории и теории культуры Кемеровского государственного университета В. П.
Машковский; председатель писательской организации Кузбасса Б. В. Бурмистров;
музыковед,
декан
факультета
музыкального
искусства
Кемеровской
государственной академии культуры и искусств О. В. Гусева
Мохонько А. П.
М86 Музыкальный театр Кузбасса. — Кемерово: Кузбассвузиздат, 2000. — 276 с.
ISBN 5-202-01728-6.
Монографии «Музыкальный театр Кузбасса» — первый опыт обращения к истории
становлении и развития театрального искусства Кузбасса. В ней дается анализ лучших
постановок прошлых лет. Автор уделяет большое внимание характеристике творчества
ведущих режиссеров, дирижеров, актеров, сыгравших значительную роль в жизни
кузбасского театра, прослеживает гастрольные пути, шефскую работу коллектива.
Книга написана в популярной форме, доступным языком, предназначена
любителям и сипим ни. мм этого жизнерадостного жанра.
М4905000000 Без объявл.
4Кг)
Т45(03)-2000
© Мохонько А.П., 2000
ISBN 5-202-01728-6
ББК Щ 335.3(2Рос-4Ке)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
СОДЕРЖАНИЕ
От автора .... ....................................... .................. 5
Предисловие .......................................................... 7
РОЖДЕНИЕ ТЕАТРА .......................................... 10
Синеблузники и передвижные театры............... 10
В годы, опаленные войной. ................................ 16
Место рождения — Новосибирск ................ ... 19
На Кузнецкой земле........................................... . 22
На постоянную прописку... ... ............................ 28
Первые афиши ...................................................... 32
В ПОИСКАХ СОВРЕМЕННОГО ЗВУЧАНИЯ 38
Трудности и успехи начала 1950-х годов .......... 38
На сцене — зарубежная классика . .................... 43
На пути к творческой зрелости .......................... 47
Итоги 1950-х годов ......... ................................... 52
Начало 1960-х годов ......... ................................ 55
Сверяя с жизнью.. ............................................... 58
В своем доме ......................................................... 63
По другую сторону сцены .................................. 65
ТЕАТР ТАМАРЫ ГОГАВА ................................ 68
«Моя прекрасная леди» ............... ..................... 68
За границами жанра оперетты... ..................... 72
В стране «Короля вальса» ........................... . ..... 77
Театру четверть века ....... ................................. 84
Возвращение .................... ………………………...86
Москва — Кемерово: творческие встречи......... 91
I. ................................................................................................ НА НОВОМ
Размышляя о человеке и современном мире ....... 99
Забытые шедевры и новые страницы зарубежной оперетты.108
Театр — детям ............................ ...................... 113
Балет силами оперетты....................................... 116
Неюбилейная дата .............................................. 119
В пору социальных переустройств .................... 122
ЭТАПЕ
96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Незабываемые встречи 1990-х годов ................. 124
Знакомство с антрепризой.................................. 129
Взгляд в будущее ................................... ........... 136
ВОЛНЕНИЯ И РАДОСТИ ГАСТРОЛЕЙ ......... 140
За двадцать лет ............................................. .... 140
Творческие отчеты 1968-го ........................... ... 148
От Балтики до Тихого океана... .............. ........ 150
НАШИ ЗАСЛУЖЕННЫЕ .................................. 159
А. М. Адрианов... ................................................ 159
Т. Д. Гогава ........................................................ 161
Е. М. Лугов ........................................................ 163
А.К. Бобров ......................................................... 167
Н. Л. Коносевич ................................................. 171
Л. В. Анашкин .................................................... 174
Н. А. Грюнберг .................................................. 175
Л. Г1. Фролова .................................................... 176
Г. II. Епифанова .................................................. 179
В.Л. Дёгтев ......................................................... 181
В.Л. Райх .......................................................... .. 184
Г. П. Белякова .................................................... 185
Р. Е. Озерова ....................................................... 187
А.Г. Зибольд........................................................ 188
Вл. Ф. Титенко .................................................... 190
В.Ф. Титенко ...................................................... 191
Н. А. Ярова............................................................ 19
А.Л. Ф. Глазкова ................................................ 195
Н. Н. Черноусова ................................................ 197
П. И. Карпов........................................................ 199
Послесловие ........ .............................................. 203
Примечания ........................................................ 222
Приложение ........................................................ 234
Главные режиссеры и художественные руководители 234
Основные постановки и возобновления ............ 235
Гастроли ............................ .............................. 258
Театр в зеркале прессы ...... ............................... 260
Из рецензий на книгу ........................................ 271
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Не все из задуманного, к сожалению,
удалось осуществить.
Доволен лишь тем, что многие уже
полузабытые имена некогда блиставших
на сцене артистов продолжают яркую
жизнь свою в этой книге.
Любимой внучке ТАНЕЧКЕ п о с в я щ а ю
ОТ АВТОРА
Замысел настоящей книги возник во время работы над монографией « Куэ- басс
музыкальный» (Кемерово, 1996), когда о театре оперетты была написана обзорная
статья. С той поры накопилось много новых материалов. 55 лет существует в Кузбассе
музыкальный театр. Становление его проходило в годы, когда этот музыкальносценический жанр в нашей стране уже имел в своем активе прекрасные образцы
оперетт видных советских композиторов. Столичные, а также свердловский,
хабаровский театры давали великолепные примеры принципов режиссерского подхода к
постановкам советских пьес и классических оперетт. Актеры кузбасской оперетты
могли равняться на блистательных мастеров опереточного жанра. Все это благотворно
сказывалось на творческой деятельности молодого театра. Сегодня театр оперетты
преобразован в Музыкальный театр. Он носит имя народного артиста России А. К.
Боброва. Пройден полувековой путь. Театр завоевал всероссийское признание. В то же
время (не парадокс ли?) о нем нет не только серьезного исследования, но даже
приличного буклета! Годы уходят, стираются из памяти поколений свершения, имена
замечательных режиссеров, актеров, артистов балета, которые составляли и
составляют славу и гордость кузбасского театра. Уверен, наступило время, чтобы
исследователи культуры края, театроведы обратились к глубокому изучению истории
Музыкального театра Кузбасса, его традиций и практического опыта.
Настоящая монография является первым, но необходимым этапом на этом пути.
Задачи ее состоят в том, чтобы очертить репертуарно-творческую панораму в разные
периоды его становления; зафиксировать важные события в развитии театра, в
творчестве его актеров, режиссеров, музыкантов и многих других работников. В
создании летописи театра автор использовал личные архивы ведущего актера
областного драматического театра П. Г. Князева, бывшего заведующего постановочной
частью театра оперетты П. Ф. Заречнева, главного дирижера театра Е. М. Лугова,
заведующей отделом культуры газеты «Кузбасс» 3. В. Суворовой и др., а также большое
число газетных и журнальных статей. Интерес к истории театра приводил к встречам
(и неоднократным) со старейшими актерами — А. К. Бобровым, Б. М. Двойниковым, Б.
Елесиной, Е. М. Григорьевым, А. П. Фроловой, Г. Н. Епифановой. Эти встречи
корректировали направление поиска, расставляли акценты в рассмотрении тех или иных
событий7 и фактов. Важно было также изучить документы Государственного архива
Кемеровской области, в том числе Фонда обкома КПСС (77—75), управления культуры
(Р—786). Критический подход к этим документам не заслоняет вклада советских и
партийных организаций в культурное строительство на Кузнецкой земле.
В структуре книги хронологический принцип является ведущим. Первые четыре
главы дают представление о том, как складывались предпосылки возникновения
профессионального музыкального театра в 20—40-е годы, как взрослел и мужал его
коллектив, а вместе с ним росли эстетические вкусы зрителей и требовательность
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
художественной критики. Пятая глава показывает, как расширялась география
гастролей, росла известность театра. Книга завершается серией творческих
портретов. Читатель знакомится с выдающимися актерами и теми, кто возглавлял их
работу, — дирижером, режиссерами.
Большую и ценную помощь в нашей работе оказали заведующая литературной
частью театра Н. В. Бровикова, бывший начальник областного управления культуры И.
А. Курочкин, заведующая отделом периодики областной научной библиотеки им В.
Федорова А. Ф. Брыгина. Особая благодарность заведующему кафедрой истории и
теории культуры Кемеровского государственного университета, доктору исторических
наук, профессору, академику РАСН В. П. Машковскому, Его советы помогли найти новые
документы по истории театра, определить его место в развитии отечественного
музыкально-театрального искусства второй половины XX века.
Хочу также назвать имена авторов, чьи книги, статьи и рецензии помогали мне
понять процессы, происходящие в жайре оперетты: М. Янковский, А. Владимирская, А.
Малиновская, Т. Кудинова, Е. Грошева, К. Петрова, М. Сабинина, Ин. Попов, М.
Сокольский, Н. Эльяш, А. Дашичева, А. Жукова, кузбасские режиссеры — А. Блехман, А.
Волгин, Я. Хамармер,А. Казинер, С. Пеньков, журналисты С. Токаревич, П. Ю. Баландин,
Маринин, М. Романов, Г. Пушкарев, Ю. Изюмский, Э. Ливянт, В. Северьянова, А. Хазанов,
А. Алешина, Э. Суворова, И. Ляхов, В. Аренский, Э. Сергеева, Т. Шатская, В. Владимирова,
А. Ольховская, Е. Райнеш, искусствоведы В. Геращенко, О. Сокол, В. Анненков, А.
Максименков.
Безусловно, многое в жизни театра требует дальнейшего уточнения. Поэтому
буду благодарен и признателен всем тем, кто выскажет свои пожелания и дополнения,
сообщит новые интересные факты, даст советы. Все это в дальнейшем поможет
исследованию интересной и содержательной области в культуре края, которую
представляет Музыкальный театр Кузбасса.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПРЕДИСЛОВИЕ
Немногим меломанам, да и не всем специалистам, известно, что Музыкальный
театр Кузбасса — старший брат Большого театра Сибири, Новосибирского театра оперы и
балета. И тот и другой появились в конце Великой Отечественной войны: оперетта в 1944
году, опера — в 1945-м. Так в Сибирском крае ознаменовали победу России над
фашизмом. Но, как часто бывает в жизни, старшему брату пришлось покинуть родной
дом, уступить место младшему, дать ему возможность расти и развиваться в более
благоприятных «столичных» условиях. Новосибирский театр музыкальной комедии,
труппу которого составили артисты Театра эстрады и миниатюр, переехал в Прокопьевск
и стал называться «Кемеровский государственный областной театр музыкальной
комедии». Через двадцать лет его переименовали в Театр оперетты Кузбасса, а в 1997 году
— в Музыкальный театр Кузбасса. Менялись адреса, названия, состав труппы, режиссеры.
Но всегда театр оставался верен своему курсу — он искал и находил современное
звучание опереточной классики, открывал для зрителя (часто первым в стране!) новые
произведения XX века. В сложной для развития отечественного искусства атмосфере
идеологического диктата 40—50-х годов театр ратовал за баланс классического и
современного. Однако лицо театра всегда представляли спектакли на современную тему.
Оперетта, в сравнении с оперой, мобильный жанр. Условность оперы, ее известный
консерватизм, с одной стороны, и элитарные изыски — с другой, вероятно, были бы
чужды широкой аудитории шахтеров и рабочих в первые годы работы музыкального
театра. Музыкальная комедия стоит ближе к театру драматическому, который намного
быстрее оперы реагирует на события жизни, легче осваивает и воплощает проблемы
времени. Праздничность маскарада, танцевальную стихию общедоступного бала несут в
себе оперетты Ж. Оффенбаха, И. Штрауса, Ф. Легара, И. Кальмана, В условиях
цивилизованного города оперетта — наследница поэтики карнавала: в природе
комического, имеющего корни в народной смеховой культуре, оптимизм, душевное
здоровье, радость жизни.
Растущий Кемеровский областной театр музыкальной комедии подпитывался
активной поддержкой особого зрителя. Этот зритель, а зачастую герой спектаклей, также
был творцом: в Кузбассе возводился энергетический оплот сибирской индустрии.
Вольная, «размашистая» натура сибиряка жадно тянулась к искусству. В сравнении с
другими регионами здесь очень развиты традиции самодеятельного музицирования.
Крупные коллективы: хоры и симфонические оркестры, которые состояли из
технической интеллигенции, учителей, рабочих, — выступали в городах Кузбасса уже в
предвоенные годы. Ведущие актеры музыкального театра, например его солист и главный
режиссер, заслуженный артист Уз. ССР А. Адрианов, начинали творческую деятельность
в представлениях синеблузников. В трудных ситуациях, когда по тем или иным причинам
актеры покидали город, на помощь приходили самодеятельность и драматический театр.
Такова одна из предпосылок того, что провинциальный театр постепенно стал
значительным художественным явлением в жизни всего Сибирского региона и за его
пределами.
Обо всем этом узнает читатель предлагаемой монографии. Ее автор — кандидат
педагогических наук, профессор, заведующий кафедрой эстрадного оркестра и ансамбля
Кемеровской государственной академии культуры и искусств А. П. Мохонько. Он немало
9
потрудился, собирая обширный и разнообразный материал. С редкой
дотошностью
восстанавливал события прошлого, проверяя факты. Сведения, почерпнутые им из
архивов, мемуаров, периодической печати, интервью, приведены в книге в систему,
оформлены в стройную и логичную композицию. Совсем непросто в бесконечной череде
спектаклей увидеть направления, прочертить тенденции развития театра. Ведомый
автором читатель шаг за шагом проходит по пути длиной больше полувека. Необходимые
обобщения сосредоточены в каждой из четырех основных глав. Две последние главы
посвящены гастрольной деятельности и характеристике творчества ведущих режиссеров,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дирижера, актеров.
В наши дни технические средства позволяют пересмотреть и заново обсудить
ушедшие из репертуара постановки. Видеоаппаратура часто используется в
репетиционной работе. Взглянуть на себя со стороны, оценить свои достоинства и
просчеты может любой вокалист, актер, танцор. Полвека назад все было иначе. За
давностью лет восстановить подлинный облик спектакля и дать ему оценку не
представляется возможным. Поэтому биография театра воссоздается в книге голосами
участников событий, их свидетелей. Летопись театра в восприятии современников — так
можно определить жанр настоящей книги. Музыкант-исполнитель и педагог
А.П. Мохонько, несомненно, обладает даром журналиста. Он умеет точно выбрать
тему для разговора с читателем, ее актуальный аспект, легко войти в контакт с собратьями
по искусству, в общении с ними раскрыть самобытные грани, лучшие стороны каждой
творческой личности. Перед глазами читателя встают живые люди, преданные театру,
удивительные, неповторимые судьбы.
Отчетливо выписана А. П. Мохонько роль кормчих театра — режиссеров, на
протяжении ряда лет стоявших во главе коллектива кемеровской оперетты. Среди них
заслуженный артист Уз. ССР А. Адрианов, С. Штивельман, заслуженный деятель
искусств РСФСР Т. Гогава. «Эпохе» Тамары Гогава посвящена отдельная глава. В конце
1960-х — первой половине 1970-х годов благодаря режиссуре
Г. Гогава кузбасский театр оперетты выходит на всесоюзную сцену. В спектаклях,
поставленных ею, например «На рассвете», «Четверо с улицы Жанны» О. Сандлера и др. ,
углубляются психологические аспекты современной темы, во многих спектаклях
расширяются жанровые границы. О продолжении этой традиции в последние десятилетия
уходящего столетия речь идет в главе «На новом этапе». В лучших спектаклях, таких как
«Товарищ Любовь» В. Ильина (режиссер С. Пеньков), «Василий Теркин» А. Новикова
(режиссер И. Ляхов), утверждается идеал национального характера, нравственные силы,
открытость русской души.
Еще в 1960-е годы в Кемерове была налажена практика сотрудничества с
выдающимися актерами и режиссерами страны. Здесь не раз выступали звезды оперетты:
народная артистка СССР Татьяна Шмыга и народный артист РСФСР Юрий Богданов,
другие известные мастера сцены. В новых условиях творческое сотрудничество с
режиссерами и солистами театр осуществляет благодаря антрепризе, ищет новые
организационные формы.
Нельзя не отметить особую ценность приложения, где приводятся сведения обо
иссх дирижерах, режиссерах и спектаклях театра. Специальный раздел приложения
показывает, кто писал о театре, выступая с заметками, статьями в периодической печати,
местной и центральной. Газетные публикации — основной источник, из которого автор
черпает характеристики актерских работ, оценки замысла спектаклей м его воплощения.
Это накладывает свой отпечаток на стиль изложения. Автор часто намеренно уходит в
тень.
Как бы то ни было, любители музыкально-театрального искусства встретятся на
границах книги со своими кумирами, войдут в творческую лабораторию театра, процесс
создания спектакля. Книга написана в популярной, доступной широкому читателю форме,
иллюстрирована. Но, думается, она пригодится и практикам театрального дела, будет
полезна театроведам и театральным критикам. Сконцентрированные в пей богатые
материалы, многочисленные факты, которые и без комментариев вполне красноречивы,
дают историкам культуры возможность их новой оценки, сравнения с теми проблемами,
которые решали музыкальные театры. Это позволит в дальнейшем, па следующих этапах
исследования, вписать путь Музыкального театра Кузбасса в историю сибирской и - шире
— отечественной музыкально-театральной культуры второй половины XX столетия.
Доктор искусствоведения, профессор Новосибирской государственной
консерватории им. М. И. Глинки С.С. ГОНЧАРЕНКО
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
I.
РОЖДЕНИЕ ТЕАТРА
СИНЕБЛУЗНИКИ И ПЕРЕДВИЖНЫЕ ТЕАТРЫ
Истоки музыкально-театрального дела в Кузбассе — в предвоенных десятилетиях.
Уже тогда в кругах любителей музыки формируется устойчивая потребность в искусстве,
объединяющем слово, действие, пение, инструментальную музыку и танец. Традиция
подобных синтетических жанров развивается в 20—30-е годы по двум основным руслам.
Первое русло — театрализованные представления, которые имели агитационнополитический или сатирический характер. В июле 1921 года в Сибирь под лозунгом
«Главполитпросвет — Кузбассу» прибыл агитпоезд, в состав которого входила тональнопластическая труппа «Тонплас» московского Пролеткульта. К выступлениям труппы
рабочие Кузбасса проявляли большой интерес. «Новыми своеобразными достижениями»,
«завоеваниями в искусстве», «глубоко художественными, созвучными времени и
близкими массам» называли газеты массовые декламации «Дубинушки», «Начинателя»,
«Бей молотом», постановку «Труд»1. Большой успех у железнодорожных рабочих
Кольчугина, Белова имел также прибывший с агитпоездом театр-студия из Орехова-Зуева.
Его труппа ставила пьесы Мольера, Горького, Гоголя, В. Каменского. В составе театра
были декламаторы, рассказчики, куплетисты, симфонический оркестр, певцы.
В 20-е годы по всей стране наблюдается расцвет самодеятельного творчества.
Широкое распространение кроме драматических спектаклей получили представления
синтетического характера «на злобу дня» с пением, музыкой, плясками, спортивными
трюками. Часто они носили названия «Живые газеты» и «Синие блузы». В Прокопьевске в
клубе им. Артёма уже в 1924 году занимался аналогичный «Синей блузе» кружок
«Шахтёрский глаз», в котором участвовало около 50 рабочих2. Как и повсюду, кузбасские
синеблузники живо откликались на события дня, вторгались в самую гущу действительности3. Вклад рабочего самодеятельного театра в формирование демократической
любительской аудитории трудно переоценить. Клубная самодеятельность стимулировала
творческую активность трудящихся масс. Среди разнообразного по качеству материала,
который использовали создатели «живых газет», фигурировали куплеты из оперетт,
приспособленные под новые тексты, фрагменты из опер, часто пародируемые. В 1927 году
«Синяя блуза» под руководством Фёдора Ивановича Евдокима давала свои представления
в Щегловске и Прокопьевске. В её составе находился и будущий актёр и режиссер
Кемеровского театра музыкальной комедии (1948—1961), заслуженный артист Уз. ССР А.
М. Адрианов. Адриан Максимович гастролировал в сезоне 1931/32 года с
государственным театром «Сатира» (иначе его называли театром миниатюр), работавшим
на правах передвижного трудового коллектива.
Другое русло театральной жизни предвоенного Кузбасса — встречи аудитами с
театральными коллективами, гастролировавшими по городам и рабочим поселкам. В те
годы была развита практика передвижных театров — профессиональных трупп, а также
тех, которые существовали при музыкально-образовательных учреждениях. В начале 20-х
годов профсоюз горнорабочих заключил договор с театром Сибкорша (бывший
московский театр Ф. А. Корша) о систематическом обслуживании городов и рабочих
поселков Кузнецкого край. Важное значение имели гастроли Сибгосоперы4. В 1921 году
она находилась в Омске, с 1922 -— в Новониколаевске. Этот театр ставил оперные,
отчасти драматические и опереточные спектакли (до сезона 1927/28). Концертные
бригады 11
Сибгосоперы обслуживали рабочие клубы сибирских городов’, гастролировали
по Сибири в дни массовых политических кампаний6. К железнодорожникам Тайги,
горнякам Анжерки со спектаклем «Борис Годунов» выезжала оперная труппа Томского
музыкального техникума7.
В книге доктора педагогических наук, профессора КГИИК В. Туева История
клубов Кузбасса» приведены воспоминания старейшины клубной самодеятельности 3. И.
Меркуловой об открытии клуба-дворца в Тайге: «...открытие было до самого утра.
Концерт начинали мы, синеблузники. Выступление наше тогда было страстным,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
антивоенным. ...А потом после нашей «Синей блузы» было настоящее пение. К нам на
открытие клуба приехала новосибирская опера (скорее всего, это была оперная труппа
Томского музыкального техникума, приехавшая из Новосибирска. — А. М.) и поставила
для нас «Бориса Годунова!»8. Труппы Сибгосоперы, передвижных театров, синеблуз-'
пики в 20—30-е годы интенсивно гастролировали по Кузбассу.
Среди театров, выступавших в Кузбассе, следует выделить театры из Алтайского
края. В 1933 году в Барнауле сформировалась государственная драма № 5 под
руководством А. Е. Ларионова. Этот театр с января 1934 г. работал в Прокопьевске,
получив новое название — «Культармеец Кузбасса». Уже само название говорило о
территориальной принадлежности и деятельности художественного коллектива,
направленной на подъём культуры трудящихся Кузнецкого края. В 1934 году он был
преобразован в Кемеровский городской драматический театр и открылся спектаклем
«Гибель эскадры» А. Корнейчука. Театра, подобного прокопьевскому «Культармейцу», в
Кузбассе не было.
В Сталинске, Прокопьевске, Кемерове, а также в Томске, Бийске, Новосибирске и
Омске активно выступал Барнаульский театр оперетты, сформированный в 1931 году и
входивший в систему Новосибирского краевого управления зрелищных предприятий. По
художественному уровню он стоял несколько выше других передвижных театров. В
труппу входили способные, с большим опытом периферийные актёры и столичные
гастролёры. Первым её художественным руководителем был режиссёр Г. Е. Кольцов,
затем Ю. Г. Генин. Отдельные спектакли ставили опытный режиссёр М. И. Кригель и
молодой, тогда только что окончивший ГИТИС, режиссёр Л. Г. Мейсель, дирижировали
оркестром Лавров и Керн9. Приехавший из северной столицы видный и даровитый артист
Ленинградской оперетты Н. А. Радошанский выступал и в качестве режиссёра, и в
качестве актера, исполняя роли Никиты в «Холопке», Джима в «Роз-Мари», Адама в
«Продавце птиц» и др. В своих спектаклях он стремился очистить оперетту от наносного,
пошлого, освободить актёров от штампов. В труппу входили актеры, стоящие у истоков
опереточного жанра в Кузбассе: Юматов, Дарский, Констан, Вощинина, Неведова, Б. Д.
Ростинин и его жена, характерная актриса Хрусталёва, балетмейстеры Томилин, Ботов.
Ведущим комиком в труппе был актёр Я. И. Ащеулов, который с успехом играл Старосту
в «Корневильских колоколах», Малона в «Роз-Мари», Вепса в «Продавце птиц»,
Гаррисона в «Ярмарке невест» и др. В этой же труппе тогда работала Н. Л. Коносевич — в
дальнейшем заслуженная артистка Уз. ССР, ведущая артистка Кемеровского театра
оперетты. Её актёрское мастерство оттачивалось на ролях Жанны в «Роз-Мари», Бесси в
«Ярмарке невест», Кристины в «Продавце птиц», Серполетте в «Корневильских
колоколах». Замечательным исполнителем ролей простаков был А. М. Адрианов. В
барнаульском театре он мастерски исполнял Германа в «Роз-Мари», Наполеона в
«Баядере», Фрида в «Ярмарке невест» и др.
В репертуаре барнаульского театра, как и многих других периферийных
опереточных театров, преобладали неовенские, классические оперетты («Баядера» и
«Фиалка Монмартра» И. Кальмана, «Роз-Мари» Г. Стотгардта и Р. Фримля, «Голубая
мазурка» Ф. Легара, «Ярмарка невест» В. Якоби, «Продавец птиц» К. Целлера,
«Корневильские колокола» Р. Планкета, «Маскотта" Э. Одрана, «Нищий студент» К.
Миллекера, «Цыганский барон» И. Штрауса). Он располагал также несколькими пьесами
советских авторов: «Жрица огня» В. Валентинова, «Холопка» Н. Стрельникова, «Миллион
терзаний» И. Дунаевского, «Дружная горка» А. Дешевова и Н. Дворикова, где впервые в
качестве героев оперетты появилась студенческая молодежь.
В 30-е годы в театральную практику входит проведение творческих встреч
артистов со зрителями, что находит отражение в прессе тех лет. Приведем подборку из
областной газеты о таком событии: «В Прокопьевском Дворце культуры им. Артёма в
комнате отдыха за чаем ударники (труда) встретились с актёрами музыкальной комедии.
Артист Молчанов прочитал ударникам отрывок из романа Авдеенко «Я люблю». Отдых
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
закончился коллективным просмотром «Чапаева»10. Далее газета даёт оценку спектаклю
«Холопка»:
«… Зрители долго и бурно аплодировали всему коллективу за отлично сыгранный
спектакль. «Холопка» — это лучшее из того, что показал коллектив краевой музкомедии в
Прокопьевске. В этом спектакле зрители встречались с хорошо знакомыми артистами Н.
Коносевич (Поленька), Б. Гзовским (Елпидифор), режиссёром музкомедии А. М.
Адриановым»11.
Кроме вышеупомянутой, барнаульской, оперетты по городам Кузбасса
гастролировала другая опереточная труппа. В Кемерово она также приехала из Барнаула.
Театром руководил Чавкин (заместитель И. Я Стругач). Главным режиссёром был Е. Н.
Кольцов, перешедший в эту труппу из первой оперетты. Музыкальное руководство
осуществлял дирижёр В. Л. Бектабеков (автор музыки оперетт «Тайны гарема», «Ледяной
дом», «Багдадский вор», автор либретто «Свадьба Марион»)12. В то же время он являлся
фактическим антрепренёром труппы. В качестве балетмейстера и основного танцовщики
выступал И. Н. Кусов. В труппу входили актёры с амплуа героинь и героев — Знаменская,
Пономарёва, Семёнов, простак Мосин, каскадная Чманская и др. В репертуаре театра
преобладали классические оперетты: Марица», «Сильва», «Принцесса цирка» И.
Кальмана и т. п., а также «Жрица огня» В. Валентинова.
Следует отметить, что непрерывные переезды из города в город затрудняли
решение творческих задач и препятствовали закреплению артистического состава в
театрах. Одни и те же артисты часто переходили из труппы в труппу, что никак не
цементировало периферийные артистические коллективы. Надо учесть, что эти труппы не
имели стационара и организационной прикреплённости к определенному городу и
работали, ориентируясь на известный и «проверенный» репертуар. Любую пьесу можно
было ввести в афишу в кратчайшие сроки, вне зависимости от частых изменений в составе
артистов. Эти причины обусловили небогатый набор и невысокое качество исполняемых
произведений13. Неудивительно, что художественный уровень многих передвижных
театральных коллективов чаще всего был не на высоте. Вот что писал А. Павлович о
спектаклях такого театра в 1931 году: «За это время перед зрителями прошли: «Великий
инквизитор», «Люди и свиньи», «Ревизор» и «Первая хозрасчётная»... Если с концертами
необходимо было мириться, как со следствием безрепертуарья и слабости состава,
бесцеремонное и беспринципное коверканье «Ревизора», сдобренное опереточным канканом, нужно принимать как «приближение к задачам текущего дня», то в отношении
последней постановки «Первой хозрасчётной» нужно прямо заявить резкий протест в
защиту рабочего зрителя. После общественного просмотра «Великого инквизитора»
представители советской общественности довольно серьёзно предупреждали театр
относительно перебарщивания в показе «разложения буржуазии». Не помогло. В «Первой
хозрасчётной» преподнесли зрителю такой танец «Ой-pa, ой-pa!», который перешёл все
границы сексуальности. Без отвращения смотреть эту порнографию нельзя... . Мы далеки
от мысли бросить огульное обвинение всему коллективу. В труппе есть и серьёзные
культурные способные актёры: (Хлестаков — А. Адрианов, Городничий — Я. Рчеулов —
в «Ревизоре», Иванов — А. Адрианов, машинистка — А. Эблер — в «Ликвидаторе»), но
они теряют своё лицо в рамках аполитичности и беспринципности руководства театра и ...
советская сатира им не по силам»14.
Оценивая ситуацию с гастролями передвижных театров оперетты и драмы в
Кузбассе с позиций сегодняшнего дня, удивляешься спросу на эти труппы и их
финансовым возможностям. Судите сами. Как можно остаться равнодушным, когда «...На
рынке не хватает опереточных актёров, а исполкомы на местах наперебой тащат к себе
опереточные коллективы»15. Но всё объяснялось тем, что приглашение театров в тот или
иной город не было связано с дотациями со стороны местных советов, более того, они
приносили доход приглашавшим их учреждениям!
Поскольку
положение
с
«идеологически-выдержанным»,
«отвечающим
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
потребностям дня» репертуаром в Сибири было очень трудным, в краевом управлении
театральных и зрелищных предприятий (УТЗП) был создан специальный репертуарный
совет, в который входили партийные, профсоюзные г пики, специалисты, журналисты и
др. Перед советом стояла задача принимать нее меры к созданию нового репертуара и
«оздоровлению» старого.
Надо сказать, что репертуарному совету удалось разрешить только часть
организационных вопросов. Как правило, передвижные театры не имели должного
контроля со стороны КрайУЗП. Нередко в их работе проявлялись ремесленничество,
кустарщина, штампы. Часто и актёры, и постановщики не имели достаточного
специального образования, хорошего вкуса, творческого опыта. С другой стороны, работа
в этих театрах требовала огромного напряжения сил. Трудными были бытовые условия,
сложно складывались взаимоотношения между артистами, так как театры находились в
руках антрепренеров, заботившихся прежде всего о прибылях. Постепенно практика
передвижных театров изживала себя. В связи с этим заметно снижалась интенсивность
театральной жизни. Барнаульский театр оперетты просуществовал до 1935 года и, как
другие передвижные театры, был расформирован.
В середине 30-х годов отдельные музыкальные спектакли ставятся силами
самодеятельности. В 1935 году в Кемерове при клубе коксохимического завода была
поставлена оперетта «Дружная горка», в 1936 в Прокопьевске — опера Запорожец за
Дунаем». При Новокузнецком Дворце металлургов была поставлена опера «НаталкаПолтавка», а также фрагменты из опер «Борис Годунов», «Евгений Онегин», «Русалка» и
«Царская невеста».
Идеологическая кампания борьбы с формализмом в середине 30-х годов, начатая
по следам известного постановления ЦК ВКП (б) от 23 апреля 1932 года «О перестройке
литературно-художественных организаций», определяет рубеж музыкально-театральной
жизни Кузбасса довоенных лет. Попытки возобновления барнаульской оперетты в конце
30-х годов оказались неудачными. Все яснее осознавалась необходимость открытия в
Кузбассе собственного стационарного музыкального театра. Общественность й местные
руководящие органы возлагали надежды на его создание на базе самодеятельности
Дворца культуры металлургов в Новокузнецке. Однако эти планы не успели
осуществиться. Началась Великая Отечественная война.
В ГОДЫ, ОПАЛЕННЫЕ ВОЙНОЙ
Годы Великой Отечественной войны стали важным этапом в культурной жизни
Сибири. Эвакуированные из европейской части страны концертные и театральные
организации развили активную деятельность, что преобразило художественную
атмосферу края, резко подняло уровень музыкальной жизни. В кузбасских городах, как и
в других сибирских городах, проходили выступления высокопрофессиональных
коллективов: оркестра Ленинградской филармонии, Государственного хора под
управлением А. Свешникова, квартета имени А. Глазунова. В 1941—1945 годах в
Новосибирске, Красноярске, Иркутске работали оперные театры с Украины. Музыкальнотеатральная жизнь в Кузбассе активизировалась также благодаря деятельности украинских театров. Черниговский и николаевский театры, объединившись под названием
«музыкально-драматический театр им. Шевченко», давали спектакли в одном из
кемеровских дворцов культуры16. Театральную культуру Кузбасса военных лет также
формировали находящиеся здесь в эвакуации (или в длительных гастролях) Украинский
театр М. Заньковецкой и Днепропетровский музыкально-драматический театр. Кроме
того, в 1941 году в Кемерово приехала томская труппа актеров (12 человек) и слилась с
местной драматической труппой. Объединённый театр стал Кемеровским государственным драматическим театром имени А. В. Луначарского. Коллектив работал в
помещении кинотеатра «Москва». Своё же здание отдали эвакуированному заводу
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«Карболит». В 1943 году с образованием Кемеровской области городской драматический
театр получил статус областного.
Но особенно памятны для кузбассовцев были спектакли Московского театра
оперетты. Его основная часть17 начала работу в Сталинске-Кузнецке 15 сентября 1941
года. Коллектив трудился с большим энтузиазмом. Кузбасскому зрителю были
представлены подготовленные ещё в столице популярные оперетты: «Сильва», «Марица»,
«Роз-Мари» и др. Наибольшим успехом у шахтёров и металлургов пользовался спектакль
Б. Александрова «Свадьба в Малиновке» (либретто Л. Юхвида, с дополнениями В.
Типота), который сегодня признан этапным в развитии жанра советской оперетты. Его
сюжет в годы войны воспринимался как современный. Зрители горячо аплодировали
искромётному искусству ведущих артистов театра — В. Алчевскому, Е. Лебедевой, О.
Власовой, Н. Бравину, В. Зарубееву, Н. Рубан и другим.
Необходимо отметить, что многие московские актеры, будучи в Сталинске,
работали на предприятиях, в цехах, в том числе и на Кузнецком металлургическком
комбинате (КМК). В трудных условиях эвакуации, в неприспособленных помещениях
коллектив театра готовил новые спектакли. В 1942 г. театр подарил зрителям Сталинска
премьеру оперетты В. Щербачёва «Табачный капитан» (либретто Н. Адуева)18.
«Осуществленный спектакль — серьёзная и значительная победа этого коллектива, —
писал о московской премьере спектакля критик С. Корев. — Зритель, увлечённый
яркостью, весёлостью, прекрасным темпом спектакля, в то же время не упускает
ощущения его значительной содержательности»19. Историко-патриотическая тема
имыакля, звучавшая актуально и современно, во многом определила его успех у зрителей.
Подобная направленность тематики обусловливала и последующий отбор репертуара из
богатого фонда классического наследия опереточного жанра. В 1942 г. театр поставил
«Дочь тамбурмажора» Ж. Оффенбаха, и 1943 — старинный водевиль Ф. Кони «Девушкагусар» с музыкой М. Нейда (режиссёры И. Рапопорт и В. Даминский, художник В.
Ридман). Сюжет каждого из спектаклей по-своему был связан с военной тематикой,
которая давала тчможность акцентировать при постановке идею патриотического подвига.
Невозможно умолчать и о работе театра по обслуживанию раненых и больных в
военных госпиталях, мобилизационных пунктах. Много концертов, спектаклей было дано
непосредственно на заводах, раскомандировках шахт. Сила воздействия этих концертов
была необычайна, и они пользовались огромным успехом, ибо своим искусством артисты
вносили в души людей бодрость, оптимизм, веру в победу над фашизмом.
Спектакли Московского театра оперетты в Кузбассе были чрезвычайно популярны
и собирали полные залы. Глубина и содержательность постановок, их высокий
художественный уровень и культура, мастерство актёров сыграли огромную роль в
воспитании вкуса и понимания жанра оперетты у кузбасского зрителя. Режиссёры и
актёры театра шефствовали над театральными самодеятельными коллективами, помогая
поднимать их исполнительсский уровень, усиливая интерес к музыкальному театру. В
сентябре 1943 года Московская оперетта возвратилась в столицу.
Вопреки трудностям военной поры, активную творческую жизнь продолжала
театральная самодеятельность — коллективы Дворца культуры металлургов и клуба
строителей Сталинска, Дворца культуры им. Артёма Прокопьевска, других городов и
посёлков Кузбасса. Им были под силу постановки не только отдельных сцен, но и целых
оперных и балетных спектаклей. В январе 1943 года из рабочих и служащих Кузнецкого
металлургического комбината и других предприятий Сталинска по инициативе одного из
московских артистов был организован самодеятельный театр оперетты. Возглавили его Г.
И. Друц (художественный руководитель), Г. Н. Агафонников (дирижер хора и оркестра),
Н. Н. Никифоров (балетмейстер). С первых дней велась кропотливая работа по созданию
актерской, балетной групп и оркестра. В результате усилий инициаторов и руководства
Дворца культуры самодеятельный театр был создан за поразительно короткий срок. Как
писала газета «Труд», в заводской театр оперетты вошли 250 рабочих, работниц,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
инженеров, служащих, домохозяек20. Большой состав позволял для некоторых ролей
готовить до шести дублеров, что необходимо для ритмичной работы коллектива. Среди
новоявленных артистов было немало весьма способных. Из актерской группы выделялись
Иванова, Пушкарева, Ванилина, Новикова и другие, из балетной — Попова.
Симфонический оркестр — наиболее трудная и сложная группа в самодеятельном театре
— имел в своем составе все основные инструменты. Его отличали слаженное звучание,
хороший строй, чуткое сопровождение пения солистов. Добился заметных успехов под
руководством хормейстера Г. Агафонникова и хор, выявилось немало участников с
хорошими голосовыми данными — Кныш, Савченко, Лепикова и др.
Для первой постановки была выбрана музыкальная комедия «Сорочинская
ярмарка» А. Рябова. Через четыре месяца подготовки спектакль был показан трудящимся
Сталинска. Его успех превзошел все ожидания. Выход коллег на сцену публика встречала
овациями. Горячий прием воодушевлял артистов, рождал атмосферу праздника.
Старожилы Сталинска помнят и другие прекрасные работы самодеятельного театра —
постановки оперетт «Запорожец за Дунаем» С. Гулак-Артемовского, «Наталка-Полтавка»
Н. Лысенко, «Свадьба в Малиновке» Б. Александрова, «Верный друг» В. СоловьеваСедого, «Беспокойное счастье» Ю. Милютина, «Вольный ветер» И. Дунаевского,
«Одиннадцать неизвестных» Н. Богословского и др. Помимо спектаклей оркестр, хор и
актерская группа готовили ряд отдельных номеров для выступления на концертах21.
Театр оперетты ДК металлургов просуществовал около 10 лет. Затем последовал
тринадцатилетний перерыв. А в декабре 1964 года режиссер Е. М. Левский — новый
художественный руководитель Дворца решил воссоздать коллектив. Уже в мае 1965 года
была показана премьера оперетты Ю. Милютина «Поцелуй Чаниты». Из первого состава
театра оперетты в новом спектакле участвовал лишь один «ветеран» — Зинаида
Безрученко. Помоголи режиссеру дирижер симфонического оркестра В. Шестопалов,
художники В. Бегунов и 3. Лейзерук, балетмейстеры заслуженная артистка РСФСР В.
Павлова и заслуженный артист Уд. АССР В. Никитин. В спектакле было занято 22
солиста, а вместе с оркестром и хором около 100 человек. Подавляющее большинство
исполнителей — работники КМК, лишь несколькo человек пришло из других
организаций. Искусство самодеятельных артистов подкупало непосредственностью,
глубоким лиризмом, ясным пониманием характеров и образов. Об этом и о теплом
отношении публики к искусству земляков свидетельствуют публикации в газетах
Новокузнецка и Кемерова22. В них отмечаются удачные актерские работы Р. Гулевской и
Р. Белик (Чанита), В. Яркина (Пабло), Ю. Абраменко (Кавалькадос), В. Троневича
(Рамон), Ю. Демина (Диего) и других исполнителей. Газетные публикации тех лет
дополняют отзывы благодарных зрителей о премьере Чаниты»: «Не видел наш театр
такого стихийного митинга сразу после последних аккордов музыки»; «Успех окрылил,
все чувствуют себя превосходно»; «В зале некоторые по рассеянности решили, что
выступает Кемеровский оперетты. А после разобрались, удивились: не может быть, это не
самодеятельность!». В дальнейшем театром были поставлены оперетты «Курортное
знакомство» («Морской узел») Е. Жарковского и «Королева красоты» А. Новикова.
МЕСТО РОЖДЕНИЯ — НОВОСИБИРСК
Сегодня многие кемеровчане и гости города, которые заполняют по вечерам
зрительный зал театра оперетты, наверное, не догадываются, что наш театр родился не на
Кузнецкой земле. А потому — вернемся к далеким дням военных лет.
26 января 1943 года был опубликован Указ Верховного Совета РСФСР
образовании Кемеровской области (с центром в г. Кемерово). Перед новой областью
встали сложные задачи: развивать многоотраслевую промышленность, сырьевую базу,
сельское хозяйство, наращивать научный и культурный потенцинал края, улучшать
работу по культурному обслуживанию трудящихся области В целях чёткого руководства
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
и планирования концертно-эстрадной работы в области исполком областного Совета
депутатов трудящихся от 9 июня 1943 года постановил организовать в системе
Кемеровского отдела по делам искусств концертно-эстрадное бюро (КЭБ) на условиях
хозрасчёта. В 1944 году было открыто Кемеровское музыкальное училище, призванное
подготовить в достаточном количестве квалифицированных специалистов для
руководства музыкальной самодеятельностью, преподавателей детских музыкальных
школ, которых с каждым годом становилось всё больше23. Областные организации
предпринимали настойчивые ходатайства перед Комитетом по делам искусств о создании
в Кузбассе государственного театра музыкальной комедии.
А в эти же годы в центре Западной Сибири, соседнем Новосибирске, положение с
театрами было иным. В столице Сибири успешно работали драматические театры.
Готовился к эксплуатации крупнейший в СССР театр оперы и балета. В сентябре 1943
года в городском парке под руководством А.В. Шмидт открылся «Музыкальный театр
эстрады и миниатюр». 4 февраля 1944 года Новосибирским городским исполкомом Совета
депутатов трудящихся было принято решение на базе этого коллектива создать театр
музыкальной комедии. 2 марта 1944 года это решение получило одобрение и санкции
председателя Комитета по делам искусств при С НК РСФСР Н. Н. Беспалова24. Театр был
отнесён к 3-й тарифной группе. На формирование его труппы и оформление двух премьер
из средств накоплений парка было израсходовано 550 тысяч рублей.
Художественным руководителем был приглашён Николай Николаевич Волков
— кумир публики, прекрасный режиссёр, блестящий «фрачный» и «костюмный» герой по
амплуа, режиссёром — Н. Виноградов. Музыкальным руководителем и дирижёром был
назначен М. Ветров, дирижёром — П. Вальгардт, хормейстером — Е. П. Горбенко,
балетмейстерами — М. Н. Маркова-Гердт и Б. И. Бриан. К художественному оформлению
спектаклей были привлечены известные театральные художники С. Белоголовый, А.
Константиновский, Ю. Д. Иванов. Своеобразно сложился основной актёрский состав
труппы. В неё вошли актёры разных театров страны, оказавшиеся в военные годы в
Новосибирске (заслуженная артистка РСФСР Н. В. Фаусек, Н. Н. Волкова, С. А.
Владимирова, И. С. Миловидов, Мочалова, А. С. Высоцкая, М. И. Бахурин, Л. Д. Павлов,
Никитин, солистки балета Г. В. Киреева, Л. Г. Биншток, Н. и Э. Воронины, Семёнова).
Новосибирский театр музыкальной комедии открылся 4 июля 1944 года весёлым и
красочным спектаклем А. Рязанова и И. Рубинштейна «Испытание любви». В личном
архиве П. Князева сохранились уникальные, не публиковавшиеся ранее материалы —
записи радиорецензий. Выступление редактора Новосибирского радио Когана запечатлело
праздничнуюатмосферу премьеры. Приведем фрагменты радиопередачи от 12 июля 1944
года: «В дни доблестных побед героической Красной Армии особенно знаменателен факт
открытия нового театра. Он свидетельствует о неиссякаемой творческой энергии нашего
народа, способного в дни войны громить врага, производить снаряды и создавать новые
театры (курсив мой. — А. М.). … Молодой коллектив театра музыкальной комедии
сумел из этой оперетты, с её примитивным содержанием, создать яркий спектакль.
...Зритель каждый раз встречал горячими аплодисментами открытие занавеса. Постановка
отлчается высокой культурой и хорошим художественным вкусом. В этом, прежде всего,
заслуга Н. Волкова, художника С. Белоголового, дирижёра М. Ветрова, постановщиков
танцев М. Марковой-Гердт и Б. Бриан и коллектива артистов, которые выдержали первый
экзамен».
В художественном отношении театр рос очень быстро. Не прошло и восьми
месяцев со дня его организации, как ему была присвоена вторая тарифная группа. 23
сентября 1944 года состоялась премьера оперетты «Байдера» в постановке Н. Волкова.
Рецензии Воскресенского, прозвучавшей в радиопередаче от этого же числа, свойственно
внимание к деталям постановки. В ней особо отмечено цветовое решение в оформлении
А. Константиновского, мастерская оркестровка дирижёра П. Вальгардта, «передававшая
характерные особенности кальмановской музыки и придававшая оркестру в данном его
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
составе симфоническое звучание». Вместе с тем, автор указывал на некоторые недостатки
балетных сцен и вокальной стороны спектакля, сделал попытку критического анализа
игры актеров: «Подкупающе непосредственна и зачастую наивна Мариэтта Волковой.
Высоцкая же трактует этот образ с большим темпераментом, вернее и точнее передаёт его
сущность. Среди исполнителей отличаются завидным мастерством артисты Воронины, с
большим вкусом и техническим блеском танцуют танго Семёнова и Бриан. Радует, что
спектакль свободен от дурных опереточных штампов, от дешёвых острот и безвкусных
эффектов»23.
Успешно прошла в Новосибирске 31 января 1945 года и премьера спектакля
«Сорванец» с музыкой В. Колло (оркестровка П. Вальгардта) по пьесе Е. Геркена и Д.
Джусто с дополнениями и новыми стихами Б. Рясинцева (режиссёр Н. Виноградов и
балетмейстер Б. Бриан, художник Ю. Иванов). И снова новосибирский зритель искренне
поздравлял молодой коллектив, обладающий несомненным потенциалом, с новым
замечательным достижением. Однако в Новосибирске он просуществовал недолго.
Восторженно принятый зрителем, он вскоре был передан Кузбассу. О желании местных
партийных, общественных организаций иметь собственный театр было сказано выше,
однако для перевода имелись и другие причины.
Прежде всего, коллективу в Новосибирске приходилось работать в трудных
условиях — не было собственного стационарного помещения. Летний деревянный театр в
городском саду сгорел, а надежды на то, что к зиме будет приспособлено для театра
другое помещение, не оправдались. Репетиции проходили (по свидетельству хормейстера
Е. П. Горбенко) в бильярдной, играть подготовленные спектакли, давать концертные
программы приходилось то в ТЮЗе, то клубе им. Чкалова, то в других, мало пригодных
для этого помещениях. Нельзя не учитывать и существовавшие финансовые проблемы.
В какой-то мере проливает свет на положение дел решение Кемеровского
облисполкома о «возмещении стоимости имущественных ценностей и погашении
кредиторской задолженности, которые Кемеровский облисполком обязуется погасить в
установленные сроки». Ходили слухи, что театр музыкальной комедии принят
Кемеровской областью с миллионной задолженностью. Так это или иначе, но в
соответствии с письмом Кемеровского областного комитета депутатов трудящихся от 8
марта 1945 года № 12040 исполком Новосибирского городского Совета депутатов
трудящихся принял решение № 174 от 17 марта 1945 года передать театр музыкальной
комедии Кемеровскому облисполкому26 . 21 марта этого же года состоялась передача
театра. Ее осуществи, комиссия в составе представителя комитета по делам искусств А.
Ю. Филимонова, директора театра (городского сада) А. В. Шмидт, директора Кемеровского музыкального училища М. М. Федосова и других представителей области. Теперь
театр получил наименование «Кемеровский государственный областной театр
музыкальной комедии».
НА КУЗНЕЦКОЙ ЗЕМЛЕ
Вторым адресом музыкального театра, рожденного в Новосибирске и переданного
Кемеровскому облисполкому, стал не центр области, а шахтёрский город Прокопьевск.
Здесь, на Кузнецкой земле, молодой театр встрет День Победы. Конечно, первые
выступления артистов начались в Прокопьевске еще до официального открытия театра —
они приняли активное участие в концертах, посвященных празднованию и 1-го мая, и Дня
Победы.
После переезда руководителям театра пришлось проводить сложную подготовителғнуө работу к новому «открытию». Большую помощь в оборудовании сүены, в
бытовом обустройстве артистов оказал комбинат «Кузбассуголь»27. В течение апреля —
мая необходимо было пополнить декорации, костюмы, реквизит. Хотя в репертуаре театра
были три готовых спектакля — «Испытание лөбви», «Баядера» и «Сорванец», для их
показа на сцене Прокопьевска требовалось доукомплектовать исполнительский состав,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
осуществить необходимые вводы в спектакли, поскольку из Новосибирска приехала не
вся труппа. Несмотря на эти трудности, молодой коллектив упорно работал. Свой первый
сезон в Прокопьевске областной театр музыкальной комедии открыл мюин 1945 года
опереттой «Испытание любви».
Нужно отметить, что руководство театра не только восстанавливало на новой сцене
подготовленные в Новосибирске спектакли, но и вносило в их постановку значительные
коррективы. Они были вызваны стремлением к современной интерпретации исполняемых
произведений. Для музыкально-сценического искусства тех лет была характерна
тенденция многоаспектного освещения лирической коллизии, лежащей в основе
неовенских оперетт. Taкой подход вызывал существенный пересмотр либретто. М.
Янковский рассматривает образцы новых сюжетов классических оперетт в различных
театрах страны того времени28. Интересными и показательными для изучения истории
отечественной музыкальной комедии являются и работы кузбасского театра. Кратко
остановимся на его постановках 40-х годов и попытаемся представить их сценические
версии.
Вслед за «Испытанием любви» театр показал оперетту И. Кальмана «Баядера». Как
известно, ее сюжет навеян популярным в 20-е годы фильмом «Индийская гробница»,
включавшим ориентальные мотивы, элементы мелодрамы и буффонаду. Конфликт, как
известно, содержит и социальную окраску: наследный индийский принц Раджами по
законам своей страны не может привести на трон в качестве своей супруги артистку.
Постановщик Н. Волков и автор стихов Б. Рясинцев (бывший в Новосибирске
заведующим литературной частью театра) старались подойти к этому сюжету с
актуальных для времени позиций. Б. Рясинцев написал новые стихи. Изменения текста
были направлены на углубление социальных мотивов и коснулись, в первую очередь,
трактовки образагероини. Из «декоративной» танцовщицы она превращается во
вдумчивую артистку, по-настоящему увлечённую искусством. Это обусловило и
некоторое вуалирование чарующей обольстительности танцевальных сцен.
Однако, несмотря на попытки углубления идейного содержания либретто, в печати
поднимался вопрос (это было государственное направление в репертуарной политике тех
лет) о необходимости серьёзной переоценки классических пьес, подобных «Баядере». При
этом нарекания вызвали и танцевальные номера. Они, по мнению критиков, были бледны
и несовершенны.
Тем не менее, в следующей работе классического репертуара — «Сильве» театр
вернется к традиции и откажется от пересмотра либретто. В новом сезоне (1946/47)
прошел показ оперетты В. Якоби «Ярмарка невест», близкой по музыкальнодраматургическим особенностям к лирической опере. В рецензии отмечается успех
обновлённого состава труппы29. Режиссёр В. Шабанов (затем сменивший его Ю. Г.
Генин) сделали спектакль простым и доходчивым, более стройное звучание приобрёл
оркестр под управлением дирижёра Г. Ольхова. Органичным сценическому действию
стало оформление художника В. Оводкова.
В дни войны и послевоенное время проблема современного репертуара стояла
остро. Хотя фонд оперетт советских авторов к 40-м годам уже располагал значительным
числом произведений, далеко не всегда они отвечали художественным возможностям
жанра и были интересны для режиссеров и актеров с музыкальной и сценической точки
зрения. Кроме того, непросто было получить новые издания. В 1946 году кузбасский театр
сумел приобрести новые клавиры и партитуры, в том числе ноты музыкальной комедии Н.
Богословского «Раскинулось море широко» по пьесе Вс. Вишневского, В. Азарова и В.
Инбер. Постановка этого произведения стала особым событием в биографии театра30
(режиссёр В. Шабанов).
Нужно отметить, что эта пьеса в военные годы была одной из самых известных и
популярных. За короткий срок на ее основе были написаны четыре оперетты и
осуществлены их постановки: в ноябре 1942 года в блокадном Ленинграде —
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ленинградским театром оперетты на музыку В. Витлина, Н. Минха и Л. Круца; в 1943
году в Барнауле — Московским камерным театром на музыку Г. Свиридова, в мае 1944
года — Хабаровским краевым театром музыкальной комедии на музыку И. К. Ипатова.
Спектакль с музыкой Н, Богословского впервые был поставлен в 1943 году Ташкентским
театром музыкальной комедии31. Военная тематика, сочетающаяся с несколько
детективным сюжетом о борьбе защитников Ленинграда с диверсантами и шпионами,
вызывала огромный интерес зрителей. В первые послевоенные годы она продолжала идти
во многих театрах страны и восторженно принималась.
Поставленный спектакль не был опереттой в традиционном понимании. По
особенностям драматургии он ближе к приключенческой пьесе с музыкой32. В нём
переплетаются гражданственность, героика и комедийное начало. Работа кемеровского
театра над произведением, расширяющим жанровые границы оперетты, раскрывала новые
творческие возможности труппы. По мнению публики и участников спектакля, особенно
впечатляющим по режиссёрской и актерской манере (Елена — С. Владимирова, Киса —
Д. Веселовская, Мария Астафьевна — заслуженная артистка РСФСР Фаусек) был
драматургически напряженный второй акт.
Праздничные премьеры, а также успешные гастроли по области — внешняя
сторона деятельности театра виделась, в общем, благополучно. Однако это совсем не
означало, что театр сразу же — творчески и организационно — сформировался как
полноценный художественный коллектив, отвечавший задачам театрального искусства.
Переезд из Новосибирска в Прокопьевск (а он оказался не последним в биографий
молодого театра) болезненно сказался на его становлении. Прежде всего, он отразился на
нестабильности mom состава33. Обратимся к архивным документам.
В количественном отношении приехавшая из Новосибирска труппа выглядела
следующим образом34:
Коллективы
Количество человек
Актёрский состав
Хор
Балет
Оркестр
23
187
20
17
Финансовое
обеспечение, руб.
22 500
8 200
13 100
1 600
В актёрском составе оставалась ведущей новосибирская группа: Н. и Н. Волковы,
С. Владимирова, заслуженная артистка РСФСР Н. Фаусек, И. Миловидов, М. Бахурин, Р.
Смирнова, Д. Веселовская, Е. Зимовец, Л. Павлов, Н. Наровский и другие. Пополнили
ведущую группу уже опытные актёры Н. П. Зданович (простак), 3. Н. Шумаева, П. В.
Возжаев и А. И. Керш. Балетная группа включала в себя опытных и технически
подготовленных ведущих артистов Н. и Э. Ворониных (в дальнейшем солистов
Новосибирского театра оперы и балета), Г. Кирееву, Л. Биншток, В. Андрееву, В. Пахмутова, Е. Семёнову. Кроме этого, в балетную труппу прибавились новые солисты Ф.
Луканин, В. Пятков, М. Тихонова, Е. Попова.
Несмотря на пополнение, труппа театра была еще не укомплектована. Это ставило
под угрозу эксплуатацию спектаклей в случаях болезни ведущих артистов35. Творческий
состав оказался далеко не полным по амплуа, что ограничивало репертуарные
возможности театра.
Положение отчасти спасало широкое развитие художественной самодеятельности
Прокопьевска и ее достаточно высокий уровень. В основном именно из ее участников был
создан хор (хормейстер А. Узинг). Правда, его мужская группа насчитывала всего 4
человека. Оркестр, сохранивший многих новосибирских музыкантов, также пополнился в
Прокопьевске оркестрантами из самодеятельности. Из шахтёрской самодеятельности
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
пришёл в балет Г. Сычёв. Вскоре он стал солистом и работал в театре до 1960-х годов,
являясь ведущим исполнителем классического и характерного репертуара. В труппе сразу
же заметили танцовщицу Н. Лурман — техничную и музыкальную, также ставшую
ведущей солисткой балета. Несколько позже из самодеятельности пришёл интересный
танцовщик и актёр И. Г. Мазунин. Влились в труппу способные актеры — Н. Т. Калягин,
А. А. Бобровский, Ю. И. Шефер, воспитанные в любительском театре. Безусловно, многие
из названных арти стов были по-настоящему талантливыми. Но в 40-е годы они были ещ
молоды и неопытны, им многому нужно было учиться.
Потребовалось еще несколько лет, чтобы завершилось формировани творческого
состава театра. А пока в центре сценического действа находило актер, мастер
импровизации, умевший установить контакт со зрительным залом. Поэтому о
режиссерских концепциях в постановках тех лет говори сложно. Художественной и
стилевой целостности в театральном представлении быть не могло. Кроме того,
существовали финансовые и организационные проблемы56, план по спектаклям не
выполнялся. У театра отсутствовал собственное помещение.
Преодоление трудностей, тенденцию повышения исполнительского уровня
оздоровление коллектива во многом связывают с деятельностью Л.В. Дыхно,
назначенного директором театра в декабре 1945 года. Благодаря его умелому руководству
и энергии улучшается финансовая сторо- улнчшыется посещаемость спектаклей,
обновляются концертные программы, проводятся вечера балета. Театр начинает работать
с возможно полной отдачей. Музыкальным руководителем и главным дирижёром в этот
период оставался Г. И. Ольхов, хормейстером — С. А. Погодин, рконцертмейстером
балета — Проскурина, художником-исполнителем — Г Лпаньин, помощниками
режиссёра — 3. Н. Ольхова и Ю.И. Шефер, инспектором сцены — В. А. Веприков.
4 ноября 1947 года вышло постановление бюро Кемеровского Областного
Комитета ВКП (б), в котором говорилось: «1. Усилить работу Управления репертуарного
контроля по Кемеровской области (т. Хайков) и требовательность к театрам за выпуск
полноценных в идейно-художественном отношении спектаклей. 2. Организовать
художественные советы во всех театрах»37. Таким образом, вместе с заботой о качестве
выпускаемых спектак- нмртии требовала контроля над репертуаром, пропаганды
коммунистических идей 38. Однако мы не погрешим против истины, если скажем, что
ужесточение контроля над репертуаром не остановило творческого развития
отечественных театров музыкальной комедии, в том числе и нашего, кузбасского, театра.
Театр стремился к художественным открытиям, к подлинному искусству. Он привлекал
зрителя в первую очередь демократичностью, прейти музыкой, талантливой игрой
актеров.
Открытие театра музыкальной комедии и начало его деятельности явилось важным
событием в культурной жизни Кемеровской области. На театр возлагались большие
надежды, его гастролей ждали во многих городах Кузбасса 30. Отраден факт, что в
отдельных публикациях в прессе осмысливается ситуация театра. Так, С. Токаревич
пишет, что оперетта — жанр лёгкий для публики, но трудный для театра. Эти трудности
заключаются в том, что работа в жанре оперетты требует от артистов разносторонних
дарований и умений. Автор подчеркивает, что молодой коллектив музыкальной комедии
титул задачу углублённого раскрытия образов, чёткой обрисовки характеров,
максимального приближения к сценической правде. Банальные опереточные штампы,
грубый актёрский наигрыш, пошлая шутка объявляются «вне закона» и всеми средствами
изгоняются с подмостков40.
Любовь зрителей снискали многие исполнительские работы артистов: Н. Волкова,
Н. Волковой, С. Владимировой, заслуженной артистки РСФСР Н.Фаусек, комических
актеров Н. Наровского и М. Бахурина и многих других. Завершая рассказ об этом периоде
жизни театра, приведем выдержку из рецензии 40-х годов: «Перед театром — широкая и
ясная перспектива роста. Его коллектив стоит на верном пути, и молодёжь в нём
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
воспитывается людьми с большим художественным чутьём и хорошим вкусом»41.
НА ПОСТОЯННУЮ ПРОПИСКУ
В 1947 году администрация области принимает решение о переводе с сентября
театра музыкальной комедии в город Кемерово. Перевод театра из Прокопьевска в
областной центр, несомненно, был нужным и перспективным делом. Во-первых, это
оптимизировало возможность оказания организационной и финансовой помощи, в
которой театр, безусловно, нуждался. Во- вторых, давало возможность привлечь к работе
квалифицированные кадры из других городов, решая при этом материальные, квартирные
и другие проблемы. Определенную перспективу в подготовке кадров давало и
кемеровское музыкальное училище. Безусловно, второй переезд театра музыкальной комедии в новый город вызвал значительные перемены в составе коллектива, новую
«текучесть кадров». Однако .теперь отчетливо наметилась тенденция к стабилизации и
повышению профессионального уровня.
К первому сезону в Кемерове в артистическую труппу пришли: Т. А. Кузема, В. С.
Лобачевская, Г. П. Ибарра, Ю. И. Жижин, О. В. Пославский, К. С. Жулина, Л. Л.
Фёдорова, Б. Н. Филиппов, К. В. Ложечникова, Л. Г. Волков, В. А. Эприков, К. М.
Савицкая, Ф. В. Гринштейн, И. А. Рябриков, Н. Ф. Киселёв, Н. Н. Гольдфельд. Состав
балета (как совместители) дополнили Б. А. Серов, Е. К. Мезенцева, Л. Н. Пыхтенко, В. К.
Ужов, хор — С.А. Архарова. В значительной степени было укреплено руководство цехов
театра. Заведование техническими цехами приняли: М. П. Черникова (костюмерным цех),
Н. П. Марсалиди (парикмахерский), Ф. А. Лошкарёв (осветительный), А. Г. Сизинцева
(реквизиторский). Директором театра был назначен И. М. Орлов, его заместителем — А.
Я. Соколовский, главным администратором — А. П. Фёдоров. К концу 1947 года в
театральный коллектив влились режиссёр-ассистент Е. М. Левский, художникпостановщик А.А. Шелковников, главный дирижер Д. М. Захаров42. Поступили Л И.
Лепорская, 3. В. Фалько, В. И. Куликов, А. М. Мострицкий, М.У. Карликовский, Т. Б.
Егорова, М. П. Самсонова, А. С. Лесная. В 1948 году к ним присоединились Г. А. Лиров и
солист балета Г. Сычев.
Первым местом работы театра музыкальной комедии в Кемерове стал Дворец
культурм навода № 392 (Кировский район). Именно в нём 6 ноября 1947 года открылся
зимний сезон опереттой «Таёжный соловей»43 (оперереточный вариант фильма Ивана
Пырьева с музыкой Ю. Милютина «Сказание о земле сибирской»). Во Дворце культуры,
по сравнению со зданием, в котором театр обитал в Прокопьевске, были более удобные
условия для работы: уютный и вместительный зал, просторная сценическая площадка,
гримуборные, фойе для репетиций. Однако помещением в полной мере коллектив не
распоряжался, так как ДК был в подчинении завода. Председатель профкома завода
Федосеев не всегда считался с нуждами и потребностями театра. В любой момент он мог
отменить спектакль, репетицию и назначить собрание, совещание и т. д. Кроме того, театр
платил непомерно высокую плату за аренду помещения.
Жизнь и работа продолжались, ставились новые спектакли. В репертуарном плане
числились «Голубой гусар», «Горная криница», а также классические опереггы
«Цыганский барон» и «Роз-Мари». К сожалению, не все названные произведения увидели
свет рампы. На это были причины творческого и организационного порядка. Удалённость
театра от центра города создавала для слушателей и исполнителей сложности. Жители
левого берега Толми, как правило, не присутствовали на спектаклях. Кроме того, не был
налажен своевременный выход афиш. Так, в начале 1948 года по городу не были
расклеены афиши о спектаклях, которые должны были состояться по другому для театра
адресу — в клубе коксохимзавода: 12 февраля — «Таёжный соловей», 17 февраля —
«Сильва», 27 февраля — «Роз-Мари». Правда, об этих событиях говорилось в скромной
заметке газеты «Кузбасс», которую, конечно, читали немногие44 . А между тем показы
трёх спектаклей новом «доме» театра были для коллектива важны и ответственны. Дело в
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
том, что на них присутствовали руководители города и области, от которых во многих во
многом зависела дальнейшая судьба театра, его финансовое обеспечение, развитие и т.д.
Этот ответственный экзамен был коллективом сдан успешно.
1948 году интенсивно продолжалось переформирование творческого состава. Для
работы в театре приглашались артисты высокой квалификации, а часть актёров старого
состава была уволена. Особенно плодотворно на творческом росте театра сказался приезд
в Кемерово группы артистов из Ташкента (1948—1949), многие из которых были
известными в стране мастерами жанра оперетты. Очевидно, поэтому М. Янковский сделал
вывод том, что кемеровская оперетта сформировалась на основе коллектива артистов
распавшегося Русского музыкального театра в Ташкенте45. Конечно, вклад «ташкентских»
артистов в развитие искусства оперетты в Кузбассе заслуживает высокой оценки. Вместе с
тем формирование театра как целостного организма нельзя сводить к приезду
«ташкентской группы». Как показывает биография театра, становление его
художественно-творческих принципов, его роль в контексте культурной жизни региона
многогранно проявлялась и ранее.
Вернемся к значимым для роста театра событиям, изложенным в воспоминаниях
артистки театра Т. В. Андреевой: «В Ташкенте... расформировывали русскую оперетту,
решив создать свой национальный узбекский театр. Для постановки на узбекском языке
«Холопки», «Баядеры» и «Вольного ветра» был приглашён мой муж, Адриан Максимович
Адрианов, в качестве главного режиссёра. Он дал согласие и приступил к работе, хотя и
рассматривал её как временную. Мы с мужем имели много предложений, но решил
поехать в Сибирь. Адрианов был инициатором поездки в Кемерово. Он списался с
начальником Управления культуры Н. М. Хайковым и вместе с директором Ташкентского
театра В. А. Дородным они прибыли в Кузбасс! Потом договор о переходе в Кемеровский
театр подписали А. В. Анашкин заслуженная артистка Уз. ССР С. Л. Мацевич, Т. В.
Андреева, А. К. Бобров (1949), К. С. Ливанов, М. Г. Кулаченко. Из оркестра приехали Н.
И. Пистунов (1949) и дирижёр М. А. Кацнельсон. Вся ташкентская группа артистов
состояла из 25 человек»46. Добавим, что кроме перечисленных в трупп; влились
заслуженная артистка Уз. ССР Н. Л. Коносевич (1949 г.), дирижёр В. М. Радыгин, артисты
В. С. Малясова, Я. П. Рчеулов, П. Н. Великанов, А, А. Валерская, Н. В. Ермилова, М. Н.
Юрченко, С. И. Юсфип Т. Парфёнова, а также А. Е. Аполлонова, прибывшая из
Куйбышевско театра оперетты и др.
Обновилось и руководство театра. Директором стал В.А. Дородный (1949),
художественным руководителем — С. Б. Туров, главным дирижёром — М. А.
Кацнельсон, главным художником — В. Л. Марысаев (1949 художником — В. М.
Васютин, концертмейстером — Д. И. Зозулински В эти же годы начинается процесс
закрепления артистов оперетты в Кузбассе. Опытные дирижёры, режиссёр, талантливая
молодёжь органично слили с работавшими здесь музыкантами и артистами. Многие из
названных на крепко связали свою судьбу с Кузнецким краем.
Перевод театра в клуб коксохимзавода, который находился в центральной части
города, сулил коллективу новые возможности и преимущества. Однако само здание было
мало приспособлено для подготовки и проведения спектаклей. Театр задыхался от
недостатка посадочных мест (всего 480). Крохотная сцена не давала в полной мере
реализовать замыслы постановщиков. Это значительно сдерживало и усложняло выпуск
новых спектаклей. На Мсцене не было круга, колосников, а за сценой — карманов.
Поэтому при перестановках декорации вначале разбирались и выносились через узкую
дверь, а потом вносились вновь. Узкий коридор был забит бутафорией и реквизитом.
Здесь же сидели, стояли, курили и гримировались артисты. Гримуборных (а они были
тесные и неудобные) не хватало. В них приходилось гримироваться в два, три захода и
ведущим, и не ведущим артистам, хору, балету. В связи с этим антракты длились долго.
Костюмерная помещалась на втором этаже, совсем в другой части здания.
Театр рос количественно, творчески и профессионально. С одной стороны, он
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ощущал потребность в работе над интересными и сложными произведениями. С другой
— не всегда имел для этого соответствующие возможности: многие актёры были
«самоучками» либо не имели необходимого опыта работы в жанре музыкальной комедии.
Для их профессионального роста требовались интенсивные занятия. Администрация
театра (директор В. А. Дородный) наладила работуу во всех помещениях, во всех уголках
клуба, которая проходила с раннего утра до позднего вечера. Днём репетировали на сцене.
В фойе занимался балет, здесь же писались и декорации. Выезды во Дворец культуры
Кировского района не спасали положения. Всё это вынуждало совершать гастрольные
поездки во время активного сезона.
Руководство театра (главный режиссёр — заслуженный артист Уз. ССР А.М.
Адрианов, режиссёр — А. А. Блехман, помощник режиссёра — З.Т. Трегубова,
балетмейстер — И. С. Сергеев, художник-декоратор — В.А. Бескровный, зав.
электроцехом — А. Н. Иванов, зав. бутафорским А. Крылов, зав. реквизиторским цехом
— А. Н. Уздимаева) прилагало много усилий, чтобы создать коллективу нормальные
условия, поддерживать в людях стремление к творческому росту, воспитывать
требовательность к смвоему искусству. Чувство ответственности и беззаветное служение
определяли в послевоенные десятилетия жизнеспособность многих периферийных
театров, в том числе и театра музыкальной комедии Кузбасса. Поэтому, несмотря на
трудности, коллектив неустанно работал, показывал спектакли старого репертуара в
городе и области, готовил новые произведения, ставил премьеры. Работы театра вызывали
живые отклики прессы.
ПЕРВЫЕ А ФИШИ
Итак, по страницам старых газет и архивным материалам попробуем очертить
панораму сценической жизни кузбасской оперетты рубежа 40—50-х годов. Основу
репертуара театра названного периода составляли произведения зарубежных и
современных отечественных авторов. Работа над классической опереттой стимулировала
творческий рост певцов, максимально раскрывала возможности коллектива, помогала
создать ансамблевые спектакли, где одинаково интересными были и главные, и
второстепенные персонажи.
Так, в начале театрального сезона 1948/49 года состоялась премьера оперетты Ф.
Легара «Голубая мазурка». Город пестрел красочными афишами с фамилиями новых
артистов. Этого дня кемеровчане ждали с нетерпением и не ошиблись в своих ожиданиях.
Звучанию весёлой, жизнерадостной музыки маститого опереточного композитора
органично соответствовали нарядные декорации, роскошные костюмы, продуманное
световое оформление. «Наш театр, — писал об этой постановке П. Маринин, — сумел
создать неплохой спектакль. Следует, прежде всего, отметить умную и тонкую по вкусу
работу режиссёра, заслуженного артиста Уз. ССР Адрианова А. М. В этом спектакле он
показал себя отличным мастером и глубоким знатоком классической оперетты...»47.
Высоко оценивалась игра артистов А. В. Анашкина (граф Юлиан Олинский) и К. С.
Ливанова (Ян Заброжек), А. Е. Аполлоновой (жена графа Олинского), А. М. Адрианова
(Адоляр, он же Болеслав), А.А. Валерской (танцовщица Ванда), М. Г. Кулаченко (Юзеф
Заглоба). В «Голубой мазурке» превосходное исполнительское мастерство в передаче
контрастов музыкальной драматургии в переходах от драматического к комическому
показал и главный дирижёр М. А. Кацнельсон.
Одной из интересных творческих интерпретаций западной оперетты стало
возобновление (1948/49)48 с новым составом «Роз-Мари» Г. Стодгардта и Р. Фримля.
Благодаря свежести сюжета, яркости и своеобразию музыки, где были широко
использованы индейские фольклорные темы, а действие остроумно складывалось из
мозаики эпизодов, прерываясь балетными интермедиями и вставными номерами,
спектакль имел исключительный успех и долго держался в репертуаре. При постановке
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«Роз-Мари» кемеровский театр учитывал опыт своих ленинградских коллег. Как и
ленинградцы, кемеровчане стремились к естественности музыкально-сценической
драматургии. Работу в данной области репертуара продолжили «Цыганский барон»
И.Штрауса (1948/49) и «Баядера» И. Кальмана (возобновление), которая сначала была
показана в Ленинске-Кузнецком в конце января 1950 года. Авторы газетных публикаций
настоятельно советовали театру внимание на пьесы советских авторов с современной
тематикой. И театр в этот период продолжал интенсивные поиски советского репертуара и
постановочных принципов. Это направление будет главным на протяжении последующих
лет. Оно обусловлено постановлениями ЦК ВКП(б). К таковым относится «О репертуаре
драматических театров и о мерах по его улучшению» (1946), ставившее задачу перед
деятелями театра и композиторами уделять больше внимания произведениям современной
тематики. Из этого документа следовало, что ведущее значение при постановке
произведения приобретал политический аспект и пропаганда советского образа
жизни.Постановление ЦК ВКП (б) от 10 февраля 1948 года об операх «Великая дружба»,
« Богдан Хмельницкий» «От всего сердца» также призывало творческую интеллигенцию к
«повышению идейно-художественного уровня советского музыкального искусства и к
дальнейшему сплочению на основе коммунистической идейности и укрепления связи
искусства с жизнью народа». Это означало усиление диктата в области репертуара. Текст
либретто («примат литературы») строго контролировался репертуарными и
художественными советами, был «идеален для кромсания цензорскими ножницами»49.
Развитие отечественной оперетты действительно требовало отражения перемен,
происходящих в жизни людей, обновления музыкально-стилевых норм жанра. Эта
тенденция объективно существовала, иначе бы в рамках «партийной канонизации» (а
может быть, вопреки им) не появились интересные и талан- . тливые спектакли. На
лучших произведениях современного репертуара, на талатливых опереттах видных
советских композиторов воспитывалась артистическая смена и обновлялись привычные
приемы игры.
В сезоне 1948/49 театр вновь обратился к спектаклю, ставшему исключительно
популярным и не сходящему со сценических подмостков, — к оперетте «Свадьба в
Малиновке» с музыкой Б. Александрова (заметим, что театр в пору бытования в
Прокопьевске имел ее в своем репертуаре). Утверждением веры в победу над тёмными
силами и желанием строить «новую счастливую жизнь», торжеством любви и верности он
был глубоко близок зрителям. Исполнители — А. Анашкин, А. М. Адрианов, И. Г.
Кулаченко, М.А. и другие — в полной мере сумели раскрыть душевный мир своих героев.
Они виртуозно владели необходимым для жанра арсеналом средств сценической
выразительности — танцем, пением, комедийными приемами, умели достичь полного
взаимопонимания со зрителем. Мастерскую работу вновь продемонстрировал дирижёр М.
А. Кацнельсон, под руководством которого оркестр сумел донести красоту и обаяние
народных мотивов, которыми была проникнута музыка. Вслед за «Свадьбой в
Малиновке» был поставлен еще ряд отечественных и зарубежных оперетт. Однако
особого успеха или общественного резонанса они не имели.
Пожалуй, следующей творческой удачей театра стала «Сорочинская ярмарка» по
пьесе Л. Юхвида и М. Аваха, написанной по мотивам повести Гоголя. Сценарий
представлял собой ее свободный вариант, включавший отдельные эпизоды и персонажей
из других произведений писателя. Вместе с тем, в нем сохранился колорит
первоисточника, дающий основание к постановке музыкально-комедийного спектакля.
Музыка композитора А. Рябова, основанная на украинских народных напевах, обладала
оригинальностью, легкостью, соответствовала образам и характерам героев произведения.
Спектакль получился яркий, красочный. В оживлённом многоцветье декора, ярком свете,
заливавшем сцену, высвечивающем чудную бескрайность Днепра и картины беленых
хаток, рождался колорит гоголевской Украины. Премьера «Сорочинской ярмарки» была
подарена прокопчанам 11 июня 1949 года. «Театру удалось создать яркий, полный юмора,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
задора спектакль!», «К новому творческому росту!», «Талантливый коллектив», «В ногу с
жизнью!» — под такими заголовками были напечатаны отзывы зрителей о спектакле,
помещенные в местной газете.50
В отзывах прессы отмечались работы многих участников спектакля. Впервые в
роли Параски зрители увидели актрису Н. Воробьёву, которая покорила публику
красивым голосом и сценическим обаянием. С большой нежностью и теплотой провел
роль парубка Гриця А. Анашкин. Его лирическое дарование в полной мере раскрылось в
дуэтах с Н. Воробьёвой. В роли Солопия Черевика блистал заслуженный артист Уз. ССР
А. Адрианов, подкупавший зрителя чувством меры и такта. Особым колоритом наделила
зас луженная артистка Уз. ССР Н. Коносевич образ Хиври. Её умение переходить от
грозных тирад к сладострастному шёпоту вызывало бесспорное восхищение. Весьма
удачными были признаны сцены встреч Хиври — Н. Коносевич с Африканом
Ивановичем, которого блестяще сыграл А. Бобров. Правда, ни мнению критиков, цыган в
исполнении М. Юрченко был излишне суетлив и шумлив. «Балетмейстер Б. Серов, —
писала областная газета, — в этом, типично украинском спектакле несколько увлёкся
шумными цыганскими плясками и определённой степени снизило общий украинский
колорит спектакля. Обидно, что сама ярмарка, которая так красочно описана Гоголем,
показана бедно. Этот спектакль свеж, в нём есть пульс жизни. Этот спектакль свеж, в нём
есть пульс жизни. Этот спектакль свидетельствует, что наш театр музыкальной комедии
значительно окреп, вырос и может вполне справиться с новыми постановками, которые
намечены в этом сезоне»51.
Но не всё из задуманного удавалось воплотить театру. Так, неоднозначными
оказались художественные результаты в постановках оперетт о жизни модей «Морской
узел» Е. Жарковского (1948/49) и «Есть на Волге городок» А.. Лепина (1949/50). В
последней проявилось тяготение к некоторому «облегчению» заявленной темы. Такой
подход был свойствен многим интерпретациям этого спектакля в других театрах страны.
Этот «грех» можно в полной мере отнести и к композиторам, писавшим к советским
пьесам не очень интересную музыку. В после дующих работах кемеровского театра видна
тенденция к постановке спектакля как сценически целостного зрелища, основанного на
логике развития действия, наполненного жизненной правдой.
Возможно, поэтому более счастливая судьба ждала спектакль «Чудесный край» (Д.
Рябова, либретто Л. Юхвида) в постановке А. М. Адрианова(1949/50). Режиссёр, по
словам свидетеля премьеры, старейшего артиста кенмеровского драматического театра П.
Князева, создал увлекательный, глубоко патриотический спектакль о послевоенном
возрождении страны. По словам московского критика М. Янковского, сценарий этого
произведения располагал целым рядом привлекательно обрисованных образов. Это
обаятельный юноша Сафар из Средней Азии, весёлая капелла стариков «Семеро хлопцев»
во главе с вечно молодым Юхимом Игнатьевичем, отцом Остапа, сестра главной героини
Галины — Саня. Эти второстепенные персонажи заняли центральное место в спектакле,
оттеснив главных героев — Галину, Остапа, Веру. К сожалению, во многих советских
музыкальных комедиях второстепенные, но более ярко написанные образы героев и
боковые ситукации оказывались в центре спектаклей вследствие надуманности и
схематичности основного драматургического конфликта52. Проблема современного
положительного героя в жанре оперетты оставалась всегда достаточно острой и порой
существенно влияла на весь ход развития драматургии. По-своему она сказалась и в
данной кемеровской постановке: «Спектакль, — пишет П. Князев, - имел большой успех,
который не случаен. Он явился плодом упорной творческой работы всего коллектива.
Только одному артисту Анаи кину (парторг строительства) не удалось полностью
раскрыть своего героя. Но многие артисты мастерски справились с ролями (насколько в
данно случае позволял материал). Шутливую и весёлую Нюшку со сверкающи юмором
исполнила Н. Коносевич, вызывая весёлый смех всего зала. Жизнелюбие своего
персонажа — Юхима Гончара — воссоздал артист К. Ливанов. Удачным оказалось
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
исполнение и других ролей: Веры Емельяновой (залуженная артистка Уз. ССР С.
Мацевич), сапёра Сафара, с первого появлен завоевавшего расположение зрительного зала
(А. Бобров), председателя колхоза Галины Луговой (первая главная роль на кемеровской
сцене молодо артистки Н. Воробьёвой).
Одной из лучших работ театра не только сезона 1950/51 г., но и все репертуара ряда
последующих лет следует считать спектакль «Трембита» Ю. Милютина. Это была
большая творческая победа коллектива, которая пок. зала зрелость театра, создавшего
высокохудожественный целостный спектакль.
«Трембита» Ю. Милютина (либретто В. Масс и М. Червинского) по праву вошла в
золотой фонд советской оперетты. В сюжете о послевоенп жизни Закарпатской Украины
композитор четко очертил драматургическ конфликт и выстроил увлекательную интригу.
Выразительная, напоенная ж вительными интонациями фольклора и легко
запоминающаяся музыка органично вошла в спектакль, определяя движение событий,
подчеркивая инд видуальность и неповторимость сценических образов. Единство
музыкальн драматургии, целостность в построении массовых сцен тесно увязывались
проведением ряда лейтмотивов. «Трембита» была поставлена в 1949 году Московском
театре и удостоена Государственной премии.
Постановщики спектакля на кемеровской сцене (режиссёр А. М. Адрианов,
дирижёр М. А. Кацнельсон) постарались использовать возможности пьесы. Для них в
работе с актерами являлось важным передать естестве ность и жизненную узнаваемость
образов деревенских жителей. Преодоление предрассудков в сознании людей нашло свое
отражение в образе старик гуцула Атанаса Кошуба. Вдумчивой игрой К. Ливанов сделал
значитель больше того, что позволял текст роли. Поэтичность и лирику тайных вл ленных
— Миколы и его юной подруги Олеси — лирически вдохновен передавали А. Анашкин и
М. Шмурак. Гордость, достоинство и целеустремленность «комсомольской богини» стали
для Н. Воробьевой главными чертами передаче характера Василины. Правдиво и довольно
убедительно обрисовал сцене Л. Марков образ Алексея Сомова, сложившегося
«советского человека».
Сатирическая линия в кемеровской «Трембите» в целом подчинялась общей
реалистической направленности. Остросатиричен был лишь А. Адрианов, виртуозно
исполнявший роль бывшего мажордома Богдана Сусика. В роли Филимона Шика А.
Бобров подчеркнул юмористическое начало. Сложный образ середнячки Параси
Никаноровны, которая без колебаний «бросается в бой» за старые порядки, создала
заслуженная артистка Уз. ССР Н. Л. Коносевич.
Успех постановки оперетты Ю. Милютина объяснялся не только умелым
исполнением ролей актёрами. В спектакле была чётко проведена режиссёрская линия. Его
большим достоинством явилось вдумчивое построение массовых сцен. Хорошо звучал
оркестр. «В незавершённости декораций, — писала газета «Кузбасс», — следует
упрекнуть лишь художника Марысаева, в палитре которого не хватило ярких красок для
оформления такого увлекательного спектакля. Да, пожалуй, и танцы, интересно
задуманные, в исполнении оказались недостаточно отработанными»54.
Два спектакля, которыми заканчивался сезон 1950/51 года, были «Кето ми Котэ» и
«У голубого Дуная». Комическая опера «Кето и Котэ», созданная одним из талантливых
композиторов Грузии В. Долидзе (по комедии А. Цагарели «Ханума»), увидела свет на
российской сцене лишь в 1937 году и имела большой успех у столичной публики. Это
подготовило ее перенесение в оответствующей редакции на почву русского опереточного
театра.55 Многие театры страны включили оперу в свой репертуар, привлечённые
прелестью и своеобразием музыки грузинского автора. Сюжет «Кето Котэ» опирался на
особенности национального быта и тонкого юмора, на характеры, как бы снятые
непосредственно с жизни старого Тифлиса. Партитура спектакля давала артистам
широкие возможности раскрыть свои вокальные и актёрские дарования. Кемеровский
театр не мог пройти мимо этого самобытного произведения.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Его постановка также оказалось творческой удачей коллектива. В успехе спектакля
была большая заслуга режиссёра А. Адрианова, дирижёра М. Кацнельсона, всех актёров и
персонала театра. Если говорить о частностях, тот надо выделить наиболее удачные
сцены: пирушку в доме князя Ливана, сцену возвращения студента Котэ в родной город,
несколько сцен в доме купца Микара56. Рассмотренные постановки кемеровской
музыкальной комедии говорят о твердой ориентации театра на произведения с темами,
ими современников.
II. В ПОИСКАХ СОВРЕМЕННОГО ЗВУЧАНИЯ
Биография театра в чем-то сравнима с историей страны. Тол время измеряется в
ней по-другому, не годами, а художественными событиями: хороший спектакль — этап,
хороший режиссер — эпоха.Под вывеской музыкальной комедии кемеровский театр
работал до 1964 год. Затем он был переименован в Театр оперетты. В первые 20 лет
cуществования молодой страны-театра чередовались периоды восхождении
безвременья, успехов и неудач. Были пережиты и значительные «эпоxи», связанные с
именами режиссеров А. Адрианова и С. Штивельмана. О перипетиях жизни
Кемеровского театра музыкальной комедии в 50-е начале 60-х годов пойдет речь в этой
главе.
ТРУДНОСТИ И УСПЕХИ НАЧАЛА 1950-х ГОДОВ
Процессы, происходившие в жизни кузбасского театра музыкальной кс дии в
начале 50-х годов, были сложными и неоднозначными. В эти годы к работе в театре
приступили артисты: Т. А. Козинцева, Б. М. Двойник, С.Г. Моргулис, Г. П. Чунарёва, Е.
Н. Морскова, М. Я. Нехмад, А. И. Марков, М. Стумбра, П. Г. Батурин, Л. 3. Мильман, М.
Н. Перетти-Легасова, В. А. Климова. Директором был назначен Л. М. Xapxyрим его
заместителем — В. А. Малофеев. Главным режиссером театра с 1949 1952 оставался А. М.
Адрианов. Продолжали плодотворно трудиться в «тройке» с главным режиссёры Л.
Кордонский и В. Снопков. В годы работы М. Адрианова в качестве главного режиссёра
сложился сильный актерский ансамбль: заслуженная артистка Уз. ССР Н. Л. Коносевич,
талантливый А. Бобров, великолепный простак А. Леман, неповторимая субретка В.
Малясова, замечательный вокалист А. В. Анашкин. По свидетельству современников, в
периферийных театрах подобный ансамбль был редкостью.
А.М. Адрианов планировал строить репертуар на сочетании пьес известных
советских композиторов и западных классических оперетт57. Он понимал, что обращение
к новым произведениям, еще не проверенным временем и «не обкатанным» театральной
практикой, не обязательно предполагает только творческие открытия. Сохранение же в
репертуаре произведений западной опереточной классики способствует гармоничному
творческому росту коллектива театра, позволяет формировать разносторонние
музыкальные интересы публики. Такой подход к творчеству расходился с позицией
обкома партии. В его постановлении от 14 ноября 1951 года отмечалось: «Безыдейные и
малохудожественные пьесы «Марица», «Веселая вдова» и пьесы венского репертуара
«Цыганская любовь» и «Баядера», запрещенные для исполнения, прошли в театре от 44 до
53 раз, а некоторые советские оперетты всего до 20 раз. В «Золотом вине», изображающем
нашу советскую действительность, неправилоьно решены образы основных действующих
сил. Отрицательные образы спектакля были усилены, сделаны более яркими, а образы
положительных героев затушеваны, недоработаны»58.
Действительно, в спектакле А. Лепина «Золотое вино» (1949/50) сместились
акценты в трактовке героев: отрицательные персонажи с яркими характеристиками
получали явные симпатии зрителей, в то время как положительные выглядели бледно и
неинтересно. Режиссёр А. Адрианов оказался в плену авторских недостатков и при
постановке оперетты «Рядом с тобой» (1951/52), — пьесы не лучшего образца на
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
современную тему59. Ему не удалось «вытащить» спектакль. Предложенный им
постановочный замысел не зажигал и чувствами актёров, не помогал им передавать
жизненную правду на сцене60. Не принесло удовлетворения и возобновление (1951/52)
музыкальной комедии «Морской узел». Постановка, как, впрочем, и авторский текст, не
дарила «особых откровений». Весь спектакль в значительной степени держался на
талантливом актерском трио: А. Леман, А. Бобров и А. Смагина.
Недостатки предыдущих представлений переходили в новые спектакли. Так
случилось и в сезоне 1952/53 с комедиями А. Рябова «Шельменко-денщик» и «Шаль с
кистями» с музыкой М. Двойрина по сказам писателя М. Кочнева (режиссёр Л.
Кордонский, дирижёр Е. Лугов)61. В этом же сезоне была поставлена оперетта О.
Фельцмана «Марийкино счастье» (либретто К. Бенц и Е. Кон). Это был ремесленный и
проходной спектакль. Упоминаем мы о нем лишь потому, что большой успех в нём имел
С. Моргулис 62, артист с красивым баритоном и хорошей сценической фактурой.
Вспоминают, что когда он пел центральную арию (на мелодию широко известной
«Молдаванески»), зал бисировал по несколько раз.
Зрители и рецензенты начинали говорить об общем снижении культуры
спектаклей. Замечалась неряшливость, небрежность в работе актёров и постановочной
группы, непрофессиональное отношение к гриму, костюмам. Особенно это относилось к
старым спектаклям, которые с 1949 года не обновлялись63.
Но не только неудачи сопутствовали работе театра музыкальной комедии.
Несомненным успехом (1951/52) стали постановки спектаклей «Акулина» и «Девичий
переполох». Музыкальная комедия «Девичий переполох» Ю. Милютина (режиссёр А. М.
Адрианов) на либретто В. Типота и М. Гальперина написана по пьесе В. Крылова из
старорусской жизни. Создатели пьесы ставили перед собой цель показать патриархальный
уклад, жизнелюбие русского народа, его способность преодолевать преграды на пути к
счастью. Композитор широко использовал темы народных песен, включил куплеты,
пляски. В музыкальной драматургии важную роль играли разнородные ансамбли,
сложные финалы, контрасты лирических и водевильных эпизодов. Постановка этой
оперетты в ленинградском и хабаровском театрах имела большой успех. Не обошёл
стороной он и кемеровский театр: был создан веселый и содержательный спектакль, в
котором внешние события не заслонили движения внутренней жизни героев. В хорошо
отработанных мизансценах актёры тонко чувствовали друг друга, создавая гармоничный
ансамбль. Было усилено комедийное начало, несколько ограниченное в пьесе.
Уникальным получилось оформление спектакля. Постановщики пригласили
известного в Сибири художника С. Белоголового из Новосибирского театра оперы и
балета. Когда он показал коллективу эскизы костюмов, все были поражены их ярким и
нарядным видом. Здесь были боярские костюмы из бархата и парчи, красочные шаровары
и расписные высокие сапоги с остро загнутыми носками. Откуда же взять столько средств
на всё это? Однако ответ художника был прост: «Вам это обойдётся в копейки, только
дайте мне 2 километра упаковочной сорочки и больше ничего». Это была простая тарная
ткань золотистого цвета, стоившая в то время очень дешево. Художник опускал её в
красящую жидкость, лично расписывал каждый костюм, каждую его деталь. Без внимания
не осталось декоративное украшение шапок, поясов, сапог не только у главных героев, но
и у хористов, артистов балета. В работу были вовлечены все технические цеха, которые
поработали на славу. Вспоминают, что на премьере после открытия занавеса зал ахнул от
необычайного великолепия, богатства и красоты оформления. Костюмы блистали и
переливались бисером, разными цветами. Грамотно выстроенная световая партитура
превращала «сусальную» позолоту в золотое шитье нарядов. После спектакля многие
зрители спрашивали: «Откуда у вас такие богатые костюмы? Где вы достали бархат?»
Воистину, чтобы добиться такого эффекта при мизерных средствах, нужно быть
настоящим профессионалом высокого класса. Таковым был художник С. Белоголовый.
К сожалению, постановок подобного уровня в эти годы в театре было немного.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Недостатки в работе театра отметило бюро обкома партии от 12 мая 1954 года (протокол
№ 22): «Театр работал неудовлетворительно, мало выпускал спектаклей, плохо заботился
о сохранении подготовленных. В сезоне 1953/54 года подготовлено только три новых
спектакля, к тому же качество их невысокое. Репертуар театра строится необдуманно, без
достаточного учёта идейно-художественной ценности пьес и возможностей театра.
Творческий состав подобран неудачно. В труппе много актеров без достаточных
вокальных данных, не отвечает требованиям зрителей балет, хор и оркестр театра»64.
Антихудожественное состояние оформления старых спектаклей отмечалось и на
межобластной конференции театральных художников в Новосибирске. Почему же
произошло снижение уровня спектаклей? Причин было много. Одна из них крылась в
слабом художественном руководстве. Главный режиссёр Л. Кордонский ставил спектакли
традиционно, не внося в них ничего нового, оригинального. Не чувствовалось свежего
взгляда, своего подхода к постановке. Кроме того, напомним, что у театра все еще не
было соответствующего здания для работы, но был насыщенный гастрольный график и
репертуарный план. Проблему с подготовкой кадров также нельзя было считать
решенной.
Удивительно, что в таких сложных условиях театр продолжал творческую жизнь!
Как и многие периферийные театры страны, кемеровская оперетта мужественно
преодолевала трудности. Актеры продолжали совершенствовать своё мастерство и
профессиональную культуру. Велись занятия по повышению квалификации по овладению
основами системы Станиславского.
Стремясь к общению с публикой, работники театра выступали по радио, знакомя
слушателей с творческими планами. Они проводили творческие встречи на заводах и
предприятиях города. В 1954 году дирекция театра решила провести зрительскую
конференцию. Поддержку в этом она нашла и со стороны Кемеровского отделения ВТО.
Встреча состоялась. Материалы кониин интересны и показательны. Все, кто поднимался
на трибуну или выступал с места, а это были служащие, представители интеллигенции,
высказывали, что было у них на душе. Во многих высказываниях отчетливо звучало
желание общаться с большим, настоящим искусством. Из вопросов, обсуждавшихся на
конференции, мы приведем лишь те, которые, на наш взгляд, касаются наиболее
актуальных творческих проблем театра в этот период времени.
Многие выступавшие останавливались на репертуаре. По единодушному мнению,
необходим был неформальный подход к выбору пьес. Мерой в таком подходе должны
были стать художественные достоинства произведения, а не внешнее присутствие
современной темы. Как пример пьес, неглубоких по содержанию, зрители называли
комедии «Однажды весною», « Марийки - но счастье» и некоторые другие. В них
облегченное изображение жизни с героями-полусхемами не могло стать питательной
средой для актерского творчества, что приводило к стереотипным сценическим решениям.
Претензии выступавших были обращены не только к второстепенным исполнителям, но и
к актерам, показавшим себя в ведущих партиях. Говорилось на конференции и о
молодёжи. Ставился вопрос о необходимости более последовательной работы с нею,
поскольку выдвижение молодых на центральные роли практиковалось только в случае
болезни основного исполнителя. Поэтому же поводу был высказан упрек и театральной
критике, которая предпочитала анализировать исполнение только ведущих актёров театра,
обращая мало внимания на новые имена. Одной из существенных причин нестабильной
работы театра называлась перегрузка артистов. В погоне за количеством спектаклей у режиссеров не хватало времени на устранение недостатков и помощь молодым.
Критика, заслушанная работниками театра, пошла на пользу. Положение стало
выправляться. Наказ зрителей коллективу и дирекции театра был принят к исполнению.
Актерский состав пополнился новыми молодыми специалистами: из училища им.
Гнесиных прибыла М. Павловская, из училища им. Ипполитова-Иванова — В. Норкус и
Л. Тименко, из училища им. Глазунова — Л. Алиева, из горьковского училища — В.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Кочемасов. В балете появились новые солисты Г. Шулунова и В. Судоргин. В театр были
приглашены режиссёр С. Штивельман и хормейстер Л. Васильева, приняты опытные
мастера сцены: А. А. Глуздовский, В. Ф. Маринин, В. Г. Копытовская, Г. Н. Митрохов, 3.
В. Дубровин, М. А. Гребенкин. В театральном сезоне (1955/56 г.) свою лепту в успех
театра вносили новые артистические силы: балетмейстер К. Царько, артисты А. П.
Смагина, Н.И. Лаушкин, М. Таубе, Т. Т. Таубешлян. В администрации появился Г.И.
Захаров в должности заместителя директора.
Вторая половина 50-х годов связана с деятельностью Семена Леонидовича
Штивельмана на посту главного режиссера кемеровского театра (1955 — 1962 гг.). С.Л.
Штивельман считался с мнением каждого актера, давал простор любой инициативе. Его
ценили, прежде всего, за профессионализм, умение подчинить главной задаче все
компоненты спектакля, направить на ее решение усилия всех участников, от исполнителя
главной роли до артиста кардебалета или хора. С. А. Штивельман стремился не только
раскрыть лучшие стороны произведения. Поэтому поставленные им спектакли («Голубой
гусаp», «Белая акация», «Вас ждут друзья», «Веселая вдова», «Сильва», Летучая мышь» и
др.) имели долгую сценическую жизнь. Театр постепенно преодолевал кризис.
НА СЦЕНЕ — ЗАРУБЕЖНАЯ КЛАССИКА
Менялся дух времени. В более гармоничном соотношении в репертуаре этих лет
стали уживаться произведения советских авторов и классиков зарубежной оперетты.
Произведения Оффенбаха, Кальмана, Штрауса и многих друкгих зарубежных
композиторов, независимо от официальных установок на репертуарную политику, всегда
были популярны у советской публики. Секрет такого успеха коренился в талантливости
авторов и был обусловлен особой жизнеспособностью демократического жанра. Имея
музыкально-сценические достоинства, произведения признанных мастеров зарубежной
оперетты являются и прекрасной школой вокального и актерского мастерства. Поэтому
обращение театра к этим сочинениям представляется особенно важным. В подходе к их
постановкам во многих советских театрах тех лет, не исключая кемеровского, влияние
времени сказывалось в усилении социально-классового аспекта.. Вместе с тем, само
стремление к современному прочтению классики естественно для любого интерпретатора.
В многослойности содержания каждое время вправе открывать для себя наиболее близкое
(другое дело, что эти открытия должны быть корректными по отношению к автору и
стилистике произведения). Во второй половине 50-х годов театр музыкальной комедии
продолжил работу в этом направлении.
При обращении к «Фиалке Монмартра» — одной из самых поэтических
оперетт И. Кальмана, постановщики (режиссёр А. Адрианов, дирижер – Е.М. Лугов)
сохранили богатство музыкального материала. Либретто было написано советским
автором М. Янковским (с использованием некоторых мотивов повести Мюрже). Герои
сюжета «Фиалки...» — художник, поэт, музыкант — обитатели бедной парижской
мансарды; две молодые женщины, олицетворяющие два полярных женских характера. В
центре конфликта — ошибка в любви, которую совершил художник Пауль, ослеплённый
красотой своей натурщицы.
Как отмечалось зрителями и прессой, актёры неплохо справились с задачей
раскрытия характеров. Н. Грюнберг создала психологически сложный образ Виолетты.
Голос актрисы звучал красиво и ровно во всех регистрах. Природный юмор помог ей
раскрыть комедийные стороны роли. Драматические способности Е. Григорьева, его
приятный лирико-драматический баритон широкого диапазона, пластичность, владение
танцем дали возможность создать жизненно достоверный образ Рауля. С превосходным
комизмом играл А. Бобров бедного, но одарённого музыканта. К. Айванов в роли поэта
Анри был прост и естествен. Хорошее впечатление оставила В. Малясова в образе Нинон.
«Правдивый сатирический образ судебного пристава Парадиза, — писала газета
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«Кузбасс», — был нарисован заслуженным артистом Уз. ССР А. Адриановым. Броскими
мазками артист умело раскрывал типические и индивидуальные его стороны. Умение
произносить комедийное слово, петь куплеты музыкально, с чётким подтекстом, легко
исполнять подтанцовки, должно служить примером для молодых артистов комедийного
плана... »65. Настоящим украшением спектакля стал балет (балетмейстер Б. Серов), в
особенности его солисты — Г. Шулунова и В. Судоргин, которые в дивертисменте
«Праздник цветов» показали хорошую танцевальную технику, задушевность и
темперамент. Рецензент А. Блехман обратил внимание на ряд недостатков, связанных с
отсутствием у некоторых артистов выразительных красок для убедительной передачи
образа. По его мнению, художник В. Марысаев создал довольно громоздкое оформление,
сковывавшее артистов. Требовали доработки деталей костюмы. Отмеченные недостатки в
дальнейшем были устранены, что обеспечило спектаклю долгую сценическую жизнь.
Следующей интересной работой стала «Марица» И. Кальмана с новым вариантом
либретто Л. Захарова и Е. Геркена (1954/55). Особенно трудная и ответственная задача в
этом спектакле легла на исполнительницу заглавной роли. Ей, по существу, пришлось
играть двух Мариц: простую девушку и графиню. Н. Грюнберг сумела передать
стремление Марицы к любви и свободе выбора жизненного пути. Удачным оказался образ
Тасилло, созданный артистом Е. Григорьевым. Его Тасилло верит в лучшее будущее,
хочет быть свободным и независимым. Тема любви Марицы и Тасилло звучала в
спектакле как торжество справедливости, добра и любви. Таково было прочтение ведущей
сюжетно-тематической линии «Марицы».
Образ Божены, надменной и чванливой, создала заслуженная артистка Уз. ССР Н.
Коносевич. В сценическом поведении артистка не боялась смелых контрастов и
комедийных преувеличений. Артист К. Ливанов нашёл много выразительных деталей для
обрисовки бездомного, безработного театрального суфлёра Пенижека. Он добавлял к
образу и шутовские штрихи, хотя в некоторых эпизодах явно «пережимал»66. В спектакле
в хорошем ансамбле были спеты почти все хоровые партии. Художнику В. Марысаеву
вместе художником по свету А. Ивановым удалось создать впечатление увеличенных
объёмов сцены. Заслуга творческого коллектива и, в первую очередь, режиссёра Л.
Кордонского и дирижёра Е. Лугова заключалась и в том, что они сумели прочесть
произведение И. Кальмана с современных позиций.
Своеолбразное возрождение западной классики на сценах отечественных театров
музыкальной комедии в 50-е годы и живой интерес публики вдохновляли артистов и
постановщиков. С. Штивельман, Е. Лугов, В. Марысаев, К. Царько вновь обратились к
произведению И. Кальмана — оперетте «Сильва». Как было сказано ранее, она уже
ставилась театром в 1945 году в Прокопьевске. Появление «Сильвы» на кемеровской
сцене в 1956 году можно считать не возобновлением, а премьерой спектакля. Новым был
актёрский состав, режиссура, декорации, костюмы. В постановке была подчерчёркнута
лирика, душевное тепло, неподдельный юмор. Рецензенты особенно выделили игру Н.
Грюнберг (Сильва), Е. Григорьева (Эдвин), А. Боброва (Бони), А. Адрианова (князь
Воляпюк). Не избежала постановка и недостатков, что сказалось, в частности, в
исполнении второстепенных ролей47.
Подобную оценку вполне можно отнести и к следующей премьере оперетты
Г.Стотгардта и Р. Фримля «Роз-Мари», которая состоялась уже в сезоне 1956/57 года. По
мнению театральных критиков, театру удалось избежать показа на сцене традиционных
«шести пар» действующих лиц венской оперетты и шаблонных мизансцен. Удачно
подобралась «каскадная пара» — А. Бобров и А. Смагина, успешно проявили себя С.
Орландо и Т. Шапинова, пришедшие в этом сезоне в театр. «Мелодичная музыка
оперетты, — писал Р. Зарецкий, — то нежная, поэтическая, то остро-ритмическая, богатая
динамическими оттенками, в исполнении оркестра (дирижёр В. Радыгин) многое теряет.
Так, одна из главных тем оперетты «Цветок душистых прерий» — тема любви,
проходящая через весь спектакль, исполняется без увлечения и чувства, бедно
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
оркестрована»68.
В сезоне 1958/59 года была показана «Голубая мазурка» Ф. Легара. Ее яркая
мелодичная музыка легко запоминалась слушателями, но была не проста для
исполнителей. Партитура включала дуэты, развернутые арии, ансамбли и хоры,
достигающие оперных масштабов. Вместе с тем, в ней сохранялась особая «лёгкость»
оперетты: танцевальность, динамичность действия, остроумные диалоги, органичное
чередование драматических и музыкальных эпизодов. В целом коллектив театра
справился с этим непростым спектаклем. Хорошее впечатление произвел состав
исполнителей69. Л. Фролова с особой теплотой раскрыла внутренний мир героини Бланки.
Неплохо играло «трио стариков» — Ю. Гзовский, С. Орландо и М. Таубе. Но первенство
по превосходным эпитетам доставалось А. Адрианову, П. Боровскому и Л. Маркову за
исполнение ролей Клеменса, Клемдача и Плантинга. Хорошую работу показал художник
С. Морозов70.
Потребность публики в общении с произведениями зарубежных авторов к 60-м
годам значительно возросла. Очевидно, поэтому руководству театра в прессе был брошен
упрек, что несправедливо забыты произведения классиков оперетты Ж. Оффенбаха, Ш.
Лекока, Р. Планкета71. Кемеровский театр всегда стремился сохранять в своем репертуаре
зарубежные оперетты, многие из которых долгое время не признавались партийным
руководством культуры. Так, в 30-е годы по идеологическим причинам «Последний чардаш» И. Кальмана был снят со сцен театров как образец буржуазной морали или
мещанства. Кемеровский театр первым в Российской Федерации обратился к опальному
произведению. «Последний чардаш» (режиссер С. Штивельман, дирижеры Б. Венцковский
и Д. Карасик) был поставлен по либретто Г. Плоткина. Украинский драматург, сохраняя
прежнюю сюжетную схему, старался приблизить старую венскую оперетту к советскому
зрителю. В прессе отмечалось хорошее качество постановки балетных номеров. «Музыка
в спектакле органически сочетается с действием, танцем, дополняет актёрские и
режиссёрские характеристики. Удачная работа балетмейстера А. Венгерова позволила
раскрыть большие возможности коллектива балета»72, — писал Л. Хазанов. Свои отзывы
о премьере первые зрители-казахстанцы прислали в редакцию газеты «Кузбасс», выражая
«чувства благодарности за хороший спектакль». Постановка, писали они, выполнена с
необходимой тщательностью и мастерством. Кузбасский театр они называли «театром
творческой молодости», потому что труппа в основном состояла из артистической
молодости», потому не только это прельщало зрителей. Они восторженно отзывались о
режиссуре, которой чужды банальные приемы при постановке, а присуще стремление к
раскрытию чистоты и красоты эмоционального мира73.
НА ПУТИ К ТВОРЧЕСКОЙ ЗРЕЛОСТИ
Принятый к постановке (1954) «Голубой гусар» Н. Рахманова основывался на
мотивах легенды о Н. Дуровой, героической участнице Отечественной войны 1812 года.
Произведение отражало характерное для советской литературы и искусства стремление
через историческое прошлое осмыслитьсовременность. В постановке все было подчинено
раскрытию историко-патриотической темы. Спектакль отличался содержательностью,
тщательной отработкой звучания оркестра, хора, партий отдельных исполнителей,
стройностью балетных сцен. Чувствовалась уверенная и талантливая рука режиссёра С.
Шгивельмана, дирижёра Е. Лугова. «Большого творческого роста за прошедший год, —
писала газета, — добился балетный коллектив. ...танцы стали более пластичными,
грациозными. Особенно выделяется вальс, исполненный балетным ансамблем и
солистами А. Елесиной и А. Постом. Более слаженно и уверенно стал звучать хор
(хормейстер Л. Васильева)»74.
В прессе75 особо отмечалась игра Н. Грюнберг и В. Малясовой. Обе они выступали
в роли Шуры Азаровой. Каждая по-своему убедительно раскрывала духовно-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
эмоциональный мир русской девушки-патриотки. В игре Н. Грюнберг проявлялось
лирическое начало (трогательно проживалась сцена прощания с домом, с куклой). Другая
исполнительница В. Малясова подчёркивала в Шуре её волевые качества. Ее Шура —
бойкая, энергичная девушка с неутомимым темпераментом и живой сметкой. Наиболее
удачным в исполнении В. Малясовой оказались эпизод размолвки с поручиком Ржевским
(несостоявшаяся дуэль) и сцена с Кутузовым, где Шура горячо отстаивает своё право тоже
сражаться с врагом. В роли поручика Ржевского был занят С. Моргулис. Артист
естественно и органично показывал переходы своего героя от гусарской удали к
мужественной сдержанности, наполненности высоким сознанием воинского долга. Образ
Нурина в исполнении Б. Серова был показан в сатирическом плане. В его трактовке это
трусливый и глупый «шаркун паркетный», с самого начала спектакля он вызывал у
зрителей чувство неприязни. Безусловной удачей спектакля стал образ фельдмаршала
Кутузова в исполнении заслуженного артиста Уз. ССР А. Адрианова. Продуманность и
строгость рисунка роли сделали образ Кутузова живым, правдивым, что в этом спектакле,
как показывает практика, удается не всем.
В своей рецензии В. Цейтлин писал: «За последнее время в театре кое- что заметно
улучшилось. Более интересной и вдумчивой стала режиссура, выросло несколько
молодых способных артистов. ...Серьёзной творческой проблемой, которую предстоит
решить театру, является совершенствование вокального мастерства. Борьба за культуру
исполнения, за высокое художественное мастерство должна быть в центре всей
деятельности театрального коллектива»76. Творческий рост был отмечен в статье Л.
Маковкина77, об этом шла речь и на конференции ВТО, которая прошла в 1956 году.
В начале апреля 1956 года состоялась премьера последней оперетты И.
Дунаевского «Белая акация». В либретто В. Масса и М. Червинского удачно сочетались
юмор, сатира и лирика. Но главное обаяние произведения — в замечательной музыке
«весеннего интермеццо». Так называл эту оперетту сам композитор. После смерти
композитора вставной балетный номер «Пальмушка» и песенка Ларисы в 3-м акте были
написаны композитором К. Молчановым по темам И. Дунаевского, а дирижер Г. Столяров
принял участие в оркестровке оперетты. Благодатный материал, интересный
режиссерский замысел С. Штивельмана нашли огромный интерес и горячий отклик у
исполнителей. В спектакле убедительно прозвучала тема крепкой дружбы советских
моряков. Углубленная работа над характерами, в которой сильнейши стимулом была
музыка Дунаевского, вызвала к жизни яркие сценические образы: Ларисы (Н. Грюнберг,
В. Малясова), капитана Куприянова (Е. Григорьев), матроса Саши (А. Анашкин), Тони (А.
Смагина) и других Остро, но без нарочитого преувеличения отрицательных черт героя вел
роль Яшки-буксира А. Бобров.
Поскольку почти всё драматическое действие, развитие характеров в оперетте
решалось средствами музыки, особая заслуга в успехе спектакля принадлежала оркестру.
Оркестровые партии были тщательно выучены музыкантами под руководством дирижёра
Е. Лугова. Прекрасно выполненны художником В. Марысаевым декорации словно
оживляли картины одесских улиц и двориков, наполненных сиянием неба и солнца,
«ароматом» весенни цветущих акаций. Новую работу творческого коллектива
приветствовала пресса: «Спектакль «Белая акация» пронизан бодростью и оптимизмом,
полон жизни и движения, а главное музыкален 78. 13 апреля 1957 года театр торжественно
отметил 100-й спектакль «Белой акации». Впоследствии этот спектакль будет удостоен
диплома республиканского смотра.
Спектаклем «Вас ждут друзья» открылся новый сезон 1956/57 года. Этой
постановкой театр вновь доказал, что он способен решать трудные задачи убедительно
воплощать на сцене образы современников. Музыку к спектаклю паписал дирижёр
Ростовского театра оперетты В. Белиц, текст — литераторы Л. Гра и В. Плотникова.
Произведение посвящалось актуальной для того времени проблеме воспитания молодого
специалиста, а шире — нравственного становления личности. В комедии рассказывается о
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
молодой учительнице Ирине, приехавшей по распределению в колхоз. Постепенно она
узнает многих хороших людей, понимает нужность своей работы в селе. Неизбежный
перелом в психологии Ирины подкрепляется зарождающимся чувством к бригадиру
трактористов Семёну. Если литературная основа этой литературная основа признана
удачной, то эклектичная музыка В. Белица не обладала логической целенаправленностью
драматургии. «Можно было бы примириться с недостатком самобытной музыки, но не
следовало бы автору пытаться сочетать в одном произведении стили советских песен
(преимущественно Мокроусова и Дунаевского) со стилем оперетт Кальмана и отчасти
Оффенбаха»79.
Простановку комедии можно считать успешной. Зритель обращал внимание,
прежде всего, на исполнительницу главной роли — Н. Грюнберг. Актриса естественно и
просто переходила от текста к музыкальному номеру, радуя вокальным и актёрским
мастерством. Убедителен был Е. Григорьев в роли бригадира Семёна, обаятельного,
энергичного и умного. Опытный мастер сцены — заслуженный артист РСФСР А. Бобров
в роли тракториста Романа Шишкина и молодая актриса А. Смагина в роли звеньевой
Тани вызывали теплую улыбку зрителей. «С новой силой, — писала шахтёрская газета, расцвело яркое дарование заслуженной артистки Уз. ССР Коносевич в роли Анфисы.
Актриса нашла в своей палитре новые краски, новые штрихи в создании образа. С каким
блеском Н. Коносевич проводит сцену с пасечником Ефимом, роль которого исполняет
артист К. Ливанов. Образ Ефима также одна из удач спектакля. К. Ливанов заразительно
смешно играет сцену со своей возлюбленной Анфисой»80. Безусловно, воссозданная в
спектакле атмосфера колхозной деревни передавалась в духе мифологии тех времен,
нашедшей яркое отражение в фильмах «Свинарка и пастух» или «Кубанские казаки».
Коллектив стремился создать, прежде всего, весёлую музыкальную комедию «с
сатирической жилкой», утверждающую позитивные идеалы.
Говоря о новых постановках на современную тему, следует отметить спектакль Ю.
Милютина на либретто Е. Шатуновского «Поцелуй Чаниты» (1956/57). Его идея в то
время была очень прогрессивной, а тема — популярной и, в определенном смысле,
романтичной. В пьесе рассказывалось о международной солидарности молодёжи и борьбе
за мир. Коллектив театра посвятил свой новый спектакль Всемирному фестивалю
молодёжи81. Пресса Кемерова, Новосибирска, Новокузнецка и Томска отмечала успех
новой музыкальной комедии, поставленной живо и увлекательно. Зрителей захватывала и
трогала история чернокожей девушки, которая, бросив свою неласковую родину, нашла
счастье среди советских людей. Яркая, эмоциональная, богатая зажигательными ритмами
музыка обусловила динамичность действия и «заряженность» сценических характеров.
Хорошо были исполнены сольные вокальные партии, ансамбли, музыкальные антракты.
Этот успех дался нелегко. Режиссёру С. Штивельману пришлось преодолевать
условность и известный схематизм пьесы. Основная тема произведения — стремление
молодёжи к миру и дружбе — постепенно вытеснялась приключенческим сюжетом. Эту
потенциальную тенденцию необходимо было учитывать при постановке, умело
«нейтрализовывать» правильной расстановкой акцентов в музыкальной драматургии.
Постановщик использовал разнообразные эмоциональные краски и сценические средства
при раскрытии образов героев — сатирический гротеск, приёмы буффонады и т. д.
Оркестр (дирижёр Е. Лугов) в основном справился с выразительным интонированием
сложной и мелодически богатой партитуры82. В этом спектакле было много хороших
актерских работ. Вместе с тем, спектакль, получавший дружные аплодисменты,
заполненные залы, всё же не мог полностью удовлетворить взыскательные вкусы.
Кемеровская публика к этому времени была уже вполне искушенной в режиссерских
концепциях и посчитала: «Театр не всегда использует и те небольшие возможности,
которые заложены в либретто и музыке»83.
Оперетта ростовского дирижёра И. Ипатова «Марги» (либретто Гра) привлекла к
себе внимание постановщиков (режиссёр — А. Адрианов, дирижёр Е. Лугов,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
балетмейстеры Г. Сычёв и М. Таубе, художники Марысаев и В. Семенов, хормейстер И.
Юркевич), скорее всего, темой, нежели художественными достоинствами. Преодолевая
слабости драматургического материала, режиссёр не следовал за автором и порой,
«спасая» героев, вмешивался в события пьесы. Для «оживления» схематичных
персонажей было сделано немало. Поэтому герои завоевали несомненные симпатии зрителей. В точно угаданном характере были раскрыты юмор, комизм матроса Гриши (М.
Таубе), подчёркнутая характерность позволила создать живые образы буфетчицы тёти
Дуси (Н. Коносевич) и корабельного кока Семёныча (С. Орландо). Интересно, что в
заглавной роли опробовали себя три артистки: Н. Грюнберг, А. Фролова (после уехавшей
Н. Грюнберг) и Т. Козинцева, причем каждая дополнила образ индивидуальными чертами.
Пресса не обошла вниманием работы актрис84. Оригинальные детали оформления
дополняли эмоциональный тонус действия, но не всегда способствовали единому строю
сценического пространства. Спектакль, писала В. Северьянова, «оформлен празднично,
иногда нарочито условно, театрально... Тёмно-синее море сливается с вечерним небом. И
на этом фоне прямо перед глазами зрителей — огромный, нарядный, алый диск солнца.
Это захватывающе красисиво. Зрительный зал восторженно ахает, когда открывается
занавес»85. Несмотря на отдельные недочёты, спектакль имел успех не только у
кемеровчан. Ему от души аплодировали зрители Томска и Новосибирска.
Пьесу «Фонари-фонарики» Ю. Милютина пришлось переосмысливать
аналогичным образом, буквально «дописывать» отдельные сцены, чтобы н поступки
героев стали мотивированными, делать значительные купюры, а порой буквально
редактировать словесный текст, чтобы придать динамику действию. Работа эта лишь
частично увенчалась успехом.
27 октября спектаклем «Свадьба Марион» Э. Бомме театр открыл сезон 1960/61 года.
Оперетта, хотя и не имела выдающихся достоинств, была хорошо принята публикой и
заслужила положительную оценку прессы. На спектакле зрители с интересом
познакомились с новыми замечательными артистами, которые пришли в театр в этом
сезоне: В. Кругловым, Р. Озероровой, П. Бычковым, Л. Смирновой, 3. Ткачёвой, Г. Бойко,
С. Рыбалкиным. Многие из них на долгие годы связали свою судьбу с кемеровским
театром. Из обширного репертуара названного сезона наиболее яркое впечатление оставил
спектакль «Цирк зажигает огни» (режиссёр С. Штивельман, дирижёр Е. Лугов). Сюжет
оперетты Ю. Милютина (либретто Я. Зискинда) был построен на идее превосходства
советского образа жизни над нравами и обычаями западного мира. Оперетта о цирке
давала постановщикам массу возможностей для создания зрелищности, показа каскада
ярких красок, весёлой музыки, звучного хора, изящного балета86. Критики отмечали
несомненные актёрские удачи в этой постановке87. Прежде всего, высокую оценку
заслужила игра артиста А. Боброва, который показал старого русского аристократа
Вольдемара Лососиноостровского, превратившегося в лакея. А. Бобров не только
высветил комичность образа, но и наметил внутреннюю драму человека. Перевоплощения
добились в спектакле и другие исполнители. «Спектакль по-настоящему радует... без
навязчивости, с внутренней убеждённостью звучит в нём характерный для Милютина
динамичный финал с авторским текстом: «Искусство сближает людей»88, — говорилось в
рецензии. — «Цирк зажигает огни» — одна из лучших постановок театра рубежа 50-х —
60-х годов». Ключевая фраза его финала звучала девизом самого жанра оперетты и
творческой зрелости кемеровского музыкального театра.
ИТОГИ 1950-х ГОДОВ
Напряжённая творческая жизнь, подвижнический труд актёров, режиссёров и всех
цехов театра способствовали тому, что театр всё увереннее заявлял о себе, выходя в своей
деятельности на трудную, но благодатную дорогу профессионализма. Успех постановок
отмечался не только восторженными аплодисментами зала, положительными рецензиями
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в газетах, но и присвоением почётных званий, вручением дипломов лауреатов. В начале
1958 года произошло знаменательное событие в культурной жизни Кузбасса. 23 февраля в
Кемеровском театре музыкальной комедии от имени министра культуры РСФСР Т. М.
Зуевой и председателя правления ВТО А. А. Яблочкиной начальник областного
управления культуры С. М. Рыцев вручил группе актёров дипломы лауреатов
Всероссийского фестиваля театров, ансамблей и хоров, посвящённого 40-летию Великого
Октября. Диплома 1-й степени были удостоены постановщик спектаклей «Вас ждут
друзья» и «Белая акация» главный режиссёр театра С. Штивельман и исполнительница
ролей Тони и Ирины в этих спектаклях Н. Грюнберг. Дипломы 2-й степени получили
главный дирижёр театра Е. Лугов, заслуженный артист РСФСР А. Бобров, заслуженные
артисты Уз. ССР А. Адрианов и Н. Коносевич, а также Е. Григорьев. В тот вечер много
тёплых слов благодарности было сказано зрителями любимым артистам89.
В марте этого же года в заводском клубе «Карболит» состоялась творческая
встреча с лауреатами Всероссийского фестиваля театров. Небольшой зал был заполнен до
отказа. Главный режиссёр С. Штивельман рассказал собравшимся о том, как создавались
спектакли «Белая акация» и «Вас ждут друзья», познакомил с творческими биографиями
ведущих артистов Н. Грюнберг, А. Боброва, Н. Коносевич и А. Адрианова. После его
выступления был дан концерт из фрагментов оперетт «Вас ждут друзья», «Марги», «Белая
акация». Аплодисментами встретили слушатели — рабочие и инженерно-технические
работники завода — звезд своего театра: артистку Наталью Грюнберг и заслуженного
артиста РСФСР Александра Боброва, заслуженных артстов Уз. ССР Нину Коносевич и
Адриана Адрианова.
18 мая 1958 года Кемеровский театр музыкальной комедии вновь был переполнен.
Теперь по случаю чествования юбиляров — заслуженных артистов Уз. ССР А. Адрианова
и Н. Коносевич (40-летие и 30-летие сценическим и общественной деятельности) —
собрались шахтёры, химики, строители, студенты и служащие. 5 апреля 1959 года
состоялся еще один юбилейный творческий вечер. Заслуженный артист РСФСР А. К.
Бобров отмечал 25-летие своей сценической деятельности.
Получение дипломов лауреатов Всероссийского фестиваля, проведение юбилейных
вечеров ветеранов сцены, присвоение почетных званий артистам театра, завоеванная
известность во многих городах страны, уверенный почерк при обращении к сложным
произведениям — так можно охарактеризовать второе десятилетие жизни театра. Можно
было подводить некоторые итоги. В течеиие 50-х годов в театре постепенно сложилась
профессиональная труппа. Авангард составили: А. Андрианов, А. Бобров, Н. Коносевич,
Н. Грюнберг, Л Фролова, А. Смагина, Е. Григорьев, М. Таубе. В 1955 году во главе
коллектива встал молодой режиссёр С. Штивельман. В содружестве с дирижёром Е.
Луговым, балетмейстерами К. Г. Царько и Б. А. Серовым, художником. Л. Марысаевым и
другими творческими работниками он значительно поднял уровень театра.
Кемеровский театр, как и другие периферийные театры, испытывал острую
нехватку хороших произведений при необходимости частого обновления репертуара и как
мог старался их находить. Творческое лицо театра на протяжении последних лет
определяли новые поиски произведений современной тематики. К сожалению, не все
получалось удачно. Создание советского репертуара не так быстро, как хотелось бы, и,
конечно, сопровождалось определёнными издержками.
Художественное руководство театра путем проб и ошибок научилось понимать
современную тему в произведениях не только как «сегодняшнее время» происходящих
событий. «Современность» звучания театр нашел в рвоплощении на сцене актуальных
проблем, волнующих соотечественников. Через яркую интерпретацию произведений
советских и зарубежных композиторов, искреннее общение с публикой он смело шёл во
времени, созидая себя как чудожественно-творческий организм. «Стремясь создать
репертуар, отличающийся своеобразием, — пишет М. Янковский, — кемеровский театр
проявил хорошую инициативу: он смело брался за постановку произведений, ещё
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
не «проверенных» в других коллективах. Поэтому можно назвать несколько оперетт
советских авторов, которые впервые были воплощены в Кемерово. К ним относятся:
«Владимирская горка» (музыка В. Лукашева, либретто Д. Шевцова, 1959) и «Алёнушка»
(музыка В. Гомоляки, либретто Д. Шевцова, I960)»90. В обоих случаях речь идёт о
произведениях, созданных украинскими авторами и на территории РСФСР, впервые показанных в Кемерове91. Кроме того, с правом первой постановки, переданной кемеровскому
театру композитором Е. Жарковским и драматургом Е. Гальпериным, был осуществлен
спектакль «Мост неизвестен» (режиссер С.Штивельман, художник 3. Лейзерук)92.
К числу спектаклей, в исполнении которых кемеровскому театру принадлежит
определенное первенство, следует отнести и возрождение на сцене «Последнего чардаша»
И. Кальмана. Первым из периферийных театров он также поставил непростую для
исполнения оперетту Д. Кабалевского «Весна поёт» (либретто Ц. Солодаря), посвящённую
40-летию Ленинского комсомола. Эта постановка, наряду со спектаклем «Цирк зажигает
огни», стала одной из лучших на рубеже 50—60-х годов. Эти два спектакля были удачами
театра, и потому первенством можно гордиться.
Конец 1950-х годов характеризовался в театре расцветом молодых дарований.
Особую популярность публики снискала талантливая Наталия Г р ю н б е р г , обладавшая
обаятельной внешностью и хорошими голосовыми данными (заглавные роли в спектаклях
«Голубой гусар», «Марица», «Сильва»). Другой представительницей молодого поколения
конца 1950-х годов стала солистка Любовь Ф р о л о в а, пришедшая из самодеятельности и
сформировавшаяся в актрису, владеющую филигранной отработкой исполняемой роли
(Теодора в оперетте «Принцесса цирка»). Антонина С м а г и н ау выпускница вокального
отделения Кемеровского музыкального училища, запомнилась и полюбилась зрителям в
ролях Тоси в «Белой акации», Яринки в оперетте «Свадьба в Малиновке», Ю-Лань в
оперетте «Последний чардаш»
Из драматического украинского театра Одессы пришел Михаил Та у б е. Он показал
себя в опереттах «Свадьба в Малиновке», «Последний чардаш» «Белая акация» как
прекрасный певец и актер. В театральных афишах те лет все чаще появлялось еще одно
новое имя — Павел Б а ж е н о в . З а его плечами были фронт, Саратовская
консерватория и около четырех лет работы в омской оперетте. Он быстро вошёл в
репертуар и за короткое врем стал ведущим солистом. Одна из самых удачных ролей —
инженер Пономаренко в музыкальной комедии «Владимирская горка»93. Небольшой
балетный коллектив театра под руководством балетмейстеров К . Ц а р ь к о и Л .
В е н г е р о в а выступал практически во всех спектаклях. В нем особенно выделялись
Анна Е л е с и н а и Георгин С ы ч е в. Танцы в их исполнении захватывали зрителеи
темпераментом и мастерством. В этом поколении артистов виделось будущее театра.
В мае 1961 года коллектив чествовал в связи с 60-летием своего наставника и
коллегу Адриана Максимовича Адрианова. Волнующе прошёл юбилей старейшего актёра
и режиссёра. С приветствиями выступили заместитель начальника областного управления
культуры Н. П. Шуранов, топорищи и ученики юбиляра, пожелавшие счастливого
заслуженного отдыха юбиляру95. Возможно, в эти минуты присутствующие остро
ощутили, что имеете с уходом А. М. Адрианова уходит в прошлое целый период жизни
ммтра, трудный, но по-своему прекрасный. Время необратимо шло вперед, перелистывая
афиши спектаклей и страницы театральных программок. На пороге стояла оттепель 60-х
годов.
НАЧАЛО 1960-х ГОДОВ
Начало 60-х ознаменовалось для кемеровского театра успешным выступлением в
рамках Декады работников искусства, которая проводилась с 9 по 27 декабря 1961 года в
период XXII съезда КПСС под эгидой областного управления культуры. Театр
музыкальной комедии Кузбасса тоже принял активное участие в этом мероприятии,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
показав пять своих работ, созданных за несколько последних лет. Открылась декада
спектаклем «Друзья Милены» (режиссёр С. Л. Штивельман)96. В его создании приняли
участие москвичи: композитор Н. Минх, художник А. Авербах, балетмейстер К.
Карпинская. Подобное сотворчество с представителями из других пмтров и городов, как
правило, плодотворно сказывается на работе коллектива. Оно знакомит с новыми стилями
работы, обогащает представления аргистов о возможностях интерпретации сценического
произведения97.
С опытом современной и неординарной режиссуры артисты театра познакомились
при подготовке спектакля «Холопка» (музыка Ю. Стрельникова, либретто Е. Геркена). Это
произведение шло на кемеровской сцене в 50-е годы. Но время требовало новых
подходов, новых решений, тем более, что актёрский состав почти полностью обновился.
Для постановки оперетты был приглашён заслуженный артист РСФСР Або Яковлевич
Волгин, режиссёр областного драматического театра им. А. В. Луначарского. Он, в
содружестве с художниками А. Крюковым и А. Морозовым, создал довольно сггорный,
но, несомненно, интересный спектакль. Сценическое решение было направлено на
раскрытие внутреннего смысла действия, в котором развертывание музыкального плана
приобретало порою «оперный» драматизм. Он «... смело, творчески пошёл путём
неизведанным, попытался создать своьо оригинальную сценическую редакцию оперетты,
ставшей классической. И если в поисках современного прочтения пьесы есть и издержки
— это не страшно. В конечном итоге, в искусстве побеждает тот, кто ищет. Важно только,
чтобы поиск был созвучен времени, близок народу. Такое стремление областного театра
музкомедии в решении «Холопки» неоспоримо»98. Ношый спектакль полюбился зрителям
и принёс кассовый успех.
12 мая 1962 года коллектив и общественность Кемерова отметили 25-летие
сценической деятельности Е. Григорьева — одного из ведущих солистов труппы. Е.
Григорьев, получив профессию драматического актера в студии Н. П. Хмелёва, успешно
работал в Московском театре «Юный зритель», в Тульском областном театре (его роли
там — в одноименном спектакле Платон Кречет, Фердинанд в спектакле «Коварство и
любовь», Вожеватов в «Бесприданнице» и др.). Его путь в музьжальной комедии
начинался в Московском областном театре оперетты. С 1954 года Е. Григорьев перешел в
Кемеровский областной театр музыкальной комедии. В начале 1960-х годов с большим
увлечением вступил Евгений Михайлович на путь сценического воплощения образов
характерных, комедийных. Успех в этой работе не заставил себя долго ждать. Е.
Григорьев создал образы Крага в «Свадьбе Марион», Розетти в оперетте «Цирк зажигает
огни», Харитона в спектакле по пьесе «К.огда ты со мной» и других. Он стал одним из
самых любимых кемеровские артистов.
Несомненно, выдающимся событием в жизни кемеровского театра стало
творческое общение на сцене со звездами оперетты заслуженными артистами РСФСР
"Татьяной Шмы гой и Юрием Богдановым)9 в 1964 году. Весть о приезде прославленных
мастеров московской оперетты быстро облетела город. Краоочные афиши с портретами
артистов подтверждали, что с 19 мая они будут выступать в центральных ролях в
опереттах «Цирк зажигает огни» и «Севастопольский вальс». Зрители выстраивались в
огромные очереди у билетных касс. На всех спектаклях зал был переполнен. Под сводами
театра гремели бурные аплодисменты. Чувствуя ответственность, кемеровские артисты
работали вдохновенно, с полной отдачей и заслужили похвалу от мастеров столичного
театра. На заключительном спектакле москвичам были вручены грамоты, памятные
адреса.
В начале 60-х годов в коллективе театра происходили перемены и в
профессиональном отношении, и в составе. Положительные перемены в первую очередь
коснулись оркестра. Много замечаний приходилось выслушивать театру и у себя дома, и в
гастрольных поездках из-за слабого музыкального сопровождения. Но как можно было
отрегулировать баланс духовой и ырунной групп, если струнников в оркестре было всего
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
несколько человек, если недостающие по партитуре партии приходилось отдавать другим
инструментам? И вот, наконец, штат оркестра увеличили. В этом была несомненная
заслуга главного дирижёра театра Евгения Михайловича Аугова. Отныне можно было
смело ставить классические оперетты с большим составом оркестра, добиваться
симфонического звучанйя в балетных дивертисментах, увертюрах, оркестровых
антрактах.
По разным причинам труппу покинул ряд актеров, в том числе ведущих. Их сменили
новые: Ю. А. Шарапов, Ф. В. Кравцов, Н. И. Воробьёва, А И Чернышкова В. В. Аинкевич,
Е. К. Склярова, В. П. Нестюрин, В.Л. Райх, А. Д. Вавилов, В. Ф. Рытик, Г. Автайкин, А. А.
Красников, Б. Котов, Г. Н. Соколов, 3. И. Шапырина, Б. Я. Аейтланд, В. С. Полянин И
Зимин, Б. В. Живоглядов. Заведующей постановочной частью была назначена В.
Хавкунова, инспектором сцены — 3. Трегубова, суфлёром — И Мдигей. Состав труппы
пополнился также художником Г. И. Левковичем. Изменения произошли в руководстве
театра. Балетным коллективом руководил лауреат всесоюзных и всемирных фестивалей Г.
Ю. Гальперин, прим — И. Е. Юркевич. В 1962 главным режиссёром стал народный артист
Таджикской ССР, заслуженный артист Уз. ССР Л.. Н. Ицков.
Несколько слов о нем. Леонид Николаевич Ицков был человеком разносторонне
одаренным. Очерк о его творческих принципах содержится в книге «Подари людям
радость»100, в которой автор-составитель пишет, что Л. Ицков, работая в хабаровском
театре, утверждал на сцене спектакль широкой мысли и гражданственности. В
мужественной тональности зазвучали струны опереточной романтики. Режиссер доказал,
что патетика никак не менее правомерна в театре музыкальной комедии, чем прежняя
непременная мелодрама. ...Значительной его заслугой было утверждение оперетты,
прежде всего, как музыкального искусства»101. Эти принципы режиссер во многом
сохранил в своей работе и в оперетте Кемерова. Многие из его спектаклей пользовались
заслуженным успехом. Вместе с тем, Л. Ицков был ’человеком достаточно сложным и,
как вспоминают многие, неуживчивым, порой авторитарным. Возникло серьёзное
непонимание между ним и ведущими артистами, привыкшими, что в коллективе
считаются с человеческим фактором и творческой индивидуальностью. Все это
отрицательно сказывалось на творчестве. В этом плане обстановка в коллективе театра тех
лет была достаточно сложной. В театре оперетты Кузбасса Л. Ицков проработал до 1965
года.
СВЕРЯЯ С ЖИЗНЬЮ
Время вносило свои коррективы в подходе к сценической работе. Одну из
центральных тем в искусстве этих дней можно определить как «любовь, молодость,
комсомол и весна». Вера в хорошее в настоящем и будущем, мечты и шадежды были
неотделимы в это время от образа юности, студенчества, «строителей новых городов, у
которых еще нет названия». Раскрывая советские твемы, воплощая образы современных
героев, коллектив Кемеровского теат музыкальной комедии приобрел репутацию театрановатора, мастера современной темы, смело берущегося за постановку новых
произведений, поэтому пьесы о современности, как всегда, оставались основой
репертуара.
В апреле 1962 года театром была поставлена оперетта А. Новикова «Когда ты со
мной», посвященная спорту как некоему жизнеутверждающему символу. Художник А.
Авербах решил оформление изящно, своеобразн превратив кулисы в стены Дворца спорта
в Лужниках. Простор и возду воссозданный постановщиками, гармонировали с
молодостью и душевной шшротой энергичных спортсменов. В теме спорта режиссёр М.
Ошеровский стремился раскрыть массовость, коллективизм, глубокую связь с жизнью Я
формированием гармоничной личности. Ощущение весны принесла в спектакль молодая
актриса Р. Озерова, исполнительница роли Веры — чемпионка по плаванию. Тонко и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
остроумно решил образ вечного запасного коман мотоциклистов Гены Усачова молодой
актёр В. Круглов. Мягкий юмор, художественный такт опытных А. Боброва и Н.
Коносевич были органичн для атмосферы спектакля. Весёлым и сердечным человеком
изобразил мили ци онера Колю Затирина артист Г. Бойко. Постановка имела большой рез
накс. В «Советской культуре» появилась публикация об этом спектакле, в которой
говорилось: «Это первая постановка новой оперетты композитора А. Новикова, первое
воплощение его замысла. Оно оказалось удачным. Это радует. Конечно, есть и недочёты:
либретто местами рыхловато, не всегда отвечает высокому вкусу, неартистичен Ю.
Шарапов в одной из центральных ролей — Андрея Березина. Но не частности определяют
главное. В главном театр одержал победу»102.
В русле аналогичной «весенней» тематики разворачивается действие в премьерной
постановке (1963/64) «Счастливого пути» Ю. Владимирова и П. Алдахина (режиссер и
художник Л. Ицков, дирижер Е. Лугов, балетмейстер Г. Гальперин).
В 1960-е годы героем времени стала легендарная Куба. Все события, касающиеся
молодой республики, в сознании советских людей окружались ореолом молодости, духом
свободы, борьбы за справедливость. Песня «Куба — Любовь моя!» была одной из самых
популярных. Известный советский композитор А. Новиков написал оперетту «Королева
красоты» по пьесе Е. Корниевского и П. Градова «Камилла», посвященную жизни
социалистической Кубы, а кемеровский театр воплотил её на сцене. Артистам и
зритетелям пьеса была чрезвычайно интересна. Режиссер спектакля Л. Ицков поставил
спектакль в «плане яркой романтической феерии» (1964/65). Спектакль украсили яркие,
темпераментные, с латиноамериканскими ритмами танцы, оригинально поставленные
балетмейстером А. Гулеско. Оформление сцены и номы выполнила художница Е.
Терлецкая. В прессе отмечалась также большая работа, которую проделал оркестр под
управлением главного дирижёра Е. Лугова103.
В искусстве 60-х годов в отражение военной и революционной тематики
включаются романтические мотивы. Эта тенденция проявилась и в оперетте. С этой точки
зрения к числу интересных работ, имевших долгую сценическую жизнь, можно отнести
поставленный в 1962 году спектакль «Севастопольский вальс», созданный композитором
К. Листовым. Постановщик спектакля С. Штивельман тонко почувствовал романтическую
природу пьесы, неотделимую от темы любви к родному городу. В спектакле ожили герои,
чья молодость мужала в дни войны, отразилась радость возвращения к мирной жизни,
вера в возрождение страны. На помощь режиссёру пришёл художник А. Крюков, который
подчинил оформление задачам постановки. В «Севастпольском вальсе» не было
помпезности и пышности. В нем царила атмосфера искренней теплоты, внимания к
каждому сценическому образу, к раскрытию душевной жизни героев. Спектакль собрал
стройный исполнительский состав. Простота, искренность, любовь к людям, знание
жизни, отсутствие наигранности и заражающий юмор — вот те черты, которыми была
отмечена новая работа заслуженного артиста РСФСР А. Боброва (Рахмет Алиев), который
показал себя как подлинный мастер сцены. Выразительно и правдиво были сыграны роли
тети Дины (заслуженная артистка Уз. ССР Н. Коносевич), Генки Бессмертного (В.
Круглов), Аюбаши Толмачевой (заслуженная артистка РСФСР Н. Цагина), боцмана
Гарбуза (Е. Григорьев), Нины (Р. Озерова).
К своему двадцатилетию театр осуществил давнюю мечту — в репертуаре
появилась оперетта, героями которой стали люди Кузнецкой земли104. Оперетта
называлась «Жемчужины Сибири». Либретто написал известный кузбасский поэт Евг.
Буравлев, автор поэтических книг «Кладоискатели», «Красная горка», «Моя работа — моя
любовь», «Родник у дороги», «Узнаю тебя, друг... », хорошо знающий жизнь молодых
шахтеров, строителей и металлургов — боевых, упорных и веселых парней и девчат.
Сюжет пьесы прост. Молодежь из нового шахтёрского городка строит в нерабочее время
Дворец культуры, добывает уголь, участвует в самодеятельности и мечтает увидеть, как
над Томью-рекой поднимется красавец дворец — спутник их бурной, беспокойной
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
юности.
Авторами музыки стали композитор ленинградец Фёдор Мартынов, много раз
бывавший в Кузбассе, и Юрий Бирюков. Основу музыкальной драматургии оперетты
составили лирические песни105. К сожалению, в спектакле отсутствовали традиционные
музыкальные формы: арии, дуэты, ансамбли. После постановки прессой было отмечено,
что музыка нередко выполнял иллюстративную роль. Вместе с тем, музыкальный текст
оперетты включал элементы эпического звучания (торжественный финал), располагал
ярким танцевальными номерами, которые были оригинально решены в кемеровской
постановке106.
Событием в культурной жизни города стала сама подготовка к выпуск успектакля.
В дни 1-го музыкального фестиваля Кузбасса киногруппа Центральной студии
телевидения сняла фильм по ещё не законченному спектаклю. Кинорежиссёр М.
Володарский, операторы М. Суслов и Н. Вахромеев приспосабливали отдельные сцены к
условиям кино. В роли Петра Кузьмича в фильм снимался В. Алчевский, в ролях Веры и
Фёдора — Л. Шахова и С. Брунш Вари и Ивана — Т. Володина и А. Пиневич и др.
Прекрасно звучала песня о родном городе, которую проникновенно пел заслуженный
артист РСФСР В. Трошин107. Фильм демонстрировала Кемеровская студия телевидения, и
зрители смогли получить представление о готовящемся спектакле.
В конце марта 1964 года оперетта «Жемчужины Сибири» (режиссёр Л. Ицков,
дирижёр Е. Лугов, художник А. Евдокимов, балетмейстер Г.Гальперин, хормейстер И.
Юркевич) вышла на сцену кемеровского театра. Декорации художника А. Евдокимова
были выполнены, по мнению публики и прессы, безупречно. Постановка «Жемчужины
Сибири» была предназначена для молодёжного состава труппы. Молодые в спектакле
играли молодых. Для многих артистов это были первые шаги в большое искусство,
первые роли. Участвующие опытные актёры цементировали спектакль, внося в него
искрящийся юмор. С самого начала спектакль о земляках-кузбассовцах хорошо
принимался зрителями. За полтора месяца оперетта выдержала 25 представлений.
Обратим внимание на точку зрения, которая принадлежит свидетелю премьеры,
актёру драматического театра им. Ауначарского П. Князеву. «Я, — пишет он, —
присутствовал на премьере и на обсуждении этого спектакля. Все пыступающие отмечали
именно эту сторону — рождение оперетты с использованием местного материала,
рассказывающего о героических буднях шахтёров и строителей. Больше всего похвал
раздавалось в адрес хореографических номеров и балетмейстера Г. Гальперина. Один
только Евгений Буравлёв сидел мрачно, опустив голову, и выслушивал замечания
зрителей. Наконец он встал и сказал: «Задумал я свою «Жемчужину» как лирическое
произведение. Человек я в театре новый, не искушенный во всех тонкостях этого
сложного организма. Работа постановщиков над пьесой привела к тому, что от текста,
написанного мной, почти ничего не осталось. Получилась не пьеса, сюита из песен и
танцев. Все эти похвалы в мой адрес — это как бы... валерьянка, которой хотят успокоить
меня. Но я тут ни при чём». Как оценить причины такой реакции? Как нарушение
авторского замысла или повышенную авторскую требовательность к себе? «Однако почти
через год, — пишет далее П. Князев, — мне вторично пришлось увидеть этот спектакль.
Многое изменилось с тех пор. Более уверенно играла молодежь. Образы стали более
живыми и жизненными. В спектакле теперь уже были задействованы опытные мастера
сцены»108. На наш взгляд, резюме в данном случае может быть таким: при определённых
художественных достоинствах сюжета на местную тему, довольно свежей музыке
оперетта имела существенные недоработки, особенно в области актёрской игры, но их
затмевали хорошо поставленные балетные номера. В дальнейшем работа над спектаклем
продолжалась и многие недостатки были преодолены. Этой опереттой не раз открывались
гастроли. В Рязани, Калуге и Туле — везде она принималась зрителями с интересом.
Из поля зрения театра в начале 60-х не исчезает классическая западная оперетта.
Возобновление А. Блехманом «Летучей мыши» И. Штрауса было примечательно тем, что
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в нем зрители встретились с новым дирижёром Л. Ковалевым-Троицким. Многие
исполнители создали яркие, колоритные образы. Сатирически представили образы
Генриха Эйзенштейна и директора театра Фалька Е. Григорьев и заслуженный артист
РСФСР А. Бобров. Остроумные краски для служанки Адели, мечтающей о карьере
артистки, нашла заслуженная артистка РСФСР Г. Епифанова. Свое обаяние дарили залу Л.
Фролова и Р. Озерова в роли Розалинды. Но большое возражение у критики вызывало
оформление, сделанное художником Г. Левковичем, и работа балетмейстера К.
Карпинской109.
Второй заметной работой из этой части репертуара стала оперетта «Цыганская
любовь» Ф. Легара. Пятнадцать лет назад яа сцене театра она шла и пользовалась большим
успехом публики. Внося в постановку свое видение, режиссер все же не достиг
целостности в сценическом воплощении пьессы, хотя отдельные сцены и актерские
работы были несомненно удачными. По мнению прессы, спектакль не использовал всех
возможностей театра110.
Пожалуй, наиболее интересно из зарубежной классики прозвучала на кемеровской
сцене (1962/63) «Принцесса цирка» И. Кальмана (режиссёр и оформитель Л. Ицков,
балетмейстер К. Карпинская, хормейстер И. Юркевич). Режиссёрский ключ решения
спектакля — максимальная демократизация стиля. По замыслу Л. Ицкова маска мистера
Икса перестала создавать герою ореол необычайной таинственности, она становилась
скоре декоративной деталью циркового костюма. И в ней, и без нее герой оставался
простым влюбленным парнем. Человек и его чувства были в центре внимания
постановщика в трактовке всех действующих лиц. Многое в спектакл было убедительно.
В игре Б. Пенькова (Люсьен) по-новому для слушателей раскрылись красота и сила голоса
артиста, мужественная лирика, полнот сценической отдачи. Е. Григорьев (Пинелли)
органично передавал шутки старого циркача, привыкшего смешить публику. Однако в
целом спектакл оставлял противоречивое впечатление. Режиссёр стремился как-то
расцветить спектакль, дополнив партитуру вставными номерами (хотя она вряд ли
нуждалась в них). Понятны и объяснимы были желание и стремление постановщика
освободиться от старых штампов. Более полно свой замысел ему удалось осуществить в
главных героях, массовые же сцены остались без ущественной режиссерской
коррективы111.
Завершая обзор постановок этих лет, упомянем мюзикл талантливого
американского композитора Дж, Керна «Цветок Миссисипи», поскольку кемеровский
театр обратился к нему одним из первых в стране112. Однако его выпуск в 1964 году
проходил в суматошные дни подготовки к гастролям, что, несомненно, сказалось на
качестве постановки.есомненно, сказалось на качестве постановки.
В СВОЁМ ДОМЕ
В канун 1964 года в культурной жизни города произошло большое событие.
Артисты музыкальной комедии и трудящиеся областного центра и лучили подарок —
новое здание театра. Герой нашей книги — Кемеровский театр музыкальной комедии —
был переименован в апреле 1964 года в Театр оперетты Кузбасса113. В связи с этим
событием хочется напомнить фрагмент из публикации 1957 года «Кабы этот сон да в
руку» народного артиста А. К. Боброва. Вот что случилось, по его словам, под новый 1957
год. «...Иду я с охоты и вижу: на крутом берегу Томи — зверь... Прицелился я. Бах!
Рассеялся дым... А передо мною величавое, всё в колоннах здание Кемеровского театра
музыкальной комедии. Захожу я в фойе. Паркетный пол натёрт до блеска. В огромном
зале зрители сидят в удобных креслах, обитых бархатом. Воздух чист, как весной в
сосновой роще. А за кулисами, братцы мои, на каждого артиста отдельная комната. А
сцена!.. Лучше, чем в Большом театре. Вдруг подбегает ко мне режиссёр и говорит:
«Александр Константинович, кричите «ура!». Сегодня мы получили целую партию
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
советских оперетт... ». Тут я, братцы, извините великодушно... проснулся. А приснилось
мне как раз то, чего я страстно хочу увидеть наяву. И если не в 1957 Году, то хотя бы в
следующем»114.
Как оказалось, «вещий» сон стал явью лишь через долгих 7 лет! Вопрос и новом
помещении для театра все годы стоял очень остро. Об этом мы уже говорили на страницах
нашей книги. Но обратимся вновь к воспоминаниям А. К. Боброва из его своеобразной
«повести» «Жизнь и радость моя — театр». Он пишет о том, что проблему с помещением
театра неоднократно пытались решить: «Предлагались разные варианты по помещению.
Например, кинотеатр «Москва». Но всё это были неподходящие варианты,
малопригодные для работы театра. Менять клуб на кинотеатр не было, конечно, никакого
смысла. Тем более, что в нашем клубе мы уже как-то обосновались, как-то старались
благоустроить своё существование. Мы, например, пристроили закулисную часть, даже
вырыли под сценой место под гримуборные для актёров. Ну, словом, обживались по мере
сил и возможностей. И, конечно, ходили с главным режиссёром театра Семёном
Леонидовичем Штивельманом по инстанциям в решении вопроса по помещению»115.
О строительстве театра Александр Константинович пишет: «Мне как парторгу
приходилось этим заниматься, поэтому я знаю, как это происходило и чего это стоило.
Вариант этого здания, в котором сейчас находится театр, возник случайно. Оно
проектировалось совсем для других целей. Но положение в театре было действительно
сложным. И когда возникло предложение отдать театру заложенное уже для
строительства здание, облисполком, обком партии пошли нам навстречу, на ходу
переделывался проект, сообразуясь с нуждами театра. Мы, конечно, очень ждали момента,
когда сможем войти в новое здание. Устраивали даже шефские концерты для строителей,
чтобы они прониклись нашим нетерпением. И это, я думаю, сыграло свою роль. В 1963
году мы переехали в новое здание и зажили по-новому: совсем иные возможности давала
сцена, репетиционные залы. Новые условия работы расширили состав хора, балета,
оркестр уже мог насчитывать 35 человек, значительно увеличился актёрский состав.
Совсем по-другому стали звучать наши спектакли, особенно классика. И настроение у нас,
у актёров, конечно, изменилось, все работали на каком-то подъёме, с большой творческой
отдачей...»116.
Здание театра оперетты построили по проекту архитектора Сергея Александровича
Белоусова. Он приехал в Кемерово, окончив Свердловский институт, и проявил себя
способным зодчим. На месте будущего театра уже стоял недавно выстроенный клуб
горняков (по мнению бывшего начальника областного управления культуры И. Л.
Курочкина, на этом месте строился кинотеатр). Так или иначе, Сергею Александровичу
пришлось приспосабливать проект театра оперетты к уже существующему строению. Он
сумел переделать сцену, зал, интерьеры, фасады117.
В заключение рассказа о здании театра оперетты отметим большой вклад в его
строительство руководителей города и области. Перестраивать здание, тогда — по
свидетельству Иосифа Лазаревича Курочкина — было делом рискованным. Но на этот
риск пошли председатель облисполкома Владимир Семенович Шаповалов и заместитель
председателя облисполкома Василий Иванович Карпов, которому принадлежит особая
заслуга том, что сейчас и театр располагает этим помещением. Он буквально исполнял
роль прораба на этой стройке, пока здание не было выстроено, а точнее, перестроено под
театр и сдано в эксплуатацию. Действительно, открытие театра оперетты в новом,
приспособленном здании было большим событием для кемеровчан. Оно превратилось в
настоящий праздник.
В новом здании театр открылся 28 декабря 1963 года спектаклем И. Кальмана
«Принцесса цирка». Кажется, вся обстановка здесь работала на зрителя. Импонировала
современная по тем временам архитектура. Было много света, просторная сцена. В
зрительном зале на 960 мест белый цвет кресел гармонировал с их зелёной обивкой. При
отделке были применены и технические новинки. Наверное, символично, что одним из
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
первых был показан спектакль для детей. Это был «Кошкин дом» П. Вальгардта по сказке
С. Маршака (режиссер Е. Григорьев). Отметим, что «Кошкин дом» — один из первых
спектаклей в репертуаре театра, адресованный самой юной части публики. К нему, как и к
последующим представлениям для детей, артисты относились серьезно и ответственно. В
этом спектакле к детской публике вышли: Кошка (заслуженная артистка РСФСР Г.
Епифанова), Коза ( Т. Козинцева), тётушка Свинья (Л. Чернышкова), Курица (А.
Дмитриева) Следующим подарком театра для детей в 1965 году станет балет И. Морозова
«Доктор Айболит» (балетмейстер Г. Гальперин, художники Е. Терлецкая и И.
Горбунова)118.
ПО ДРУГУЮ СТОРОНУ СЦЕНЫ
Когда спектакль состоялся, гремят аплодисменты, адресованные актёрам,
режиссёру, художнику, балетмейстеру, дирижёру, хормейстеру, вряд ли зрителям
вспоминается о том, что этот успех во многом зависит от работников театра, которые
никогда не выходят на сцену. Ведь каждая профессия в театре — творческая. Давайте
познакомимся с теми, кто в 1960-е годы находился по другую сторону сцены.
Среди рыцарей театра тех лет следует назвать художника-бутафора А. Крылова,
заведующую труппой 3. Трегубову, работавшую в театре с 1946 года. Сначала она
танцевала в балете, была помощником режиссёра, а потом стала как бы начальником
штаба. К ней стекались заявки, требования из всех цехов, а она планировала работу
коллектива, режиссёрские, оркестровые, балетные репетиции, уроки в классах. Но иногда
зрители продолжали встречаться с ней. В оперетте «Моя прекрасная леди» Трегубова
бессменно исполняла роль невесты старого Альфреда Дулитла.
Главным в закулисном мире является помощник режиссёра, в обязанности
которого входит контроль за функционированием всех вспомогательных служб. Пожалуй,
самая напряжённая работа перед началом спектакля у монтировочного цеха. Нужно
подготовить декорационное оформление, расставить на заранее определённые места
павильоны, станки. В те годы этот цех в основном состоял из молодых ребят. Долго и
преданно работали здесь Геннадий Бачурин и Юрий Карпухин. Юрий, прошедший
практику в Москве, одно время возглавлял монтировочный цех и являлся машинистом
сцены. Перед спектаклем реквизиторы Р. Кочерова и А. Банникова ещё раз проверяют
реквизит. А тем временем электрики А. Байдуганов, В. Ачинович, Г. Шестакова под
руководством Бориса Петухова устанавливают звонки и световые «пистолеты», готовят к
работе прожекторы. Надо внимательно проверить электрорегулятор, чтобы в нужный
момент сделать световой эффект. Ведь от освещения во многом зависит, засияет ли
золотом фольга, превратится ли окрашенный материал в бархат, приобретет ли
необходимый зрительный объем пространство сцены.
В это время в гримуборных готовятся к спектаклю актёры. Если гримироваться они
могут (а многие — любят) сами, то без помощи парикмахеру им не обойтись. Поэтому у
парикмахеров Н. Марысаевой и Г. Митрохова И заведующей цехом В. Парахиной всегда
много работы. Актерам нужно сделать завивки, укладки; принести, причесать и одеть
парики. Для некоторых спектаклей бывает нужно больше сотни париков!
До начала представления остаётся 30 минут. Помощники режиссёра И. Эдигей и Е.
Ерко, главные распорядители в этом закулисном мире, дают первый звонок. В вестибюле
контролёры 3. Абрамова, Т. Русинова, Е. Галкина, В. Кривцова, С. Прохоревич
приветливо встречают зрителей. Перед спектаклем они предлагают им программки,
помогают отыскать своё место. После спектакля — помогут гардеробщицам их одеть. В
точно назначенное время первые торжественные звуки оркестровой увертюры возвещай и
начале спектакля. Открывается занавес, зрители отдаются власти искусства, а за кулисами
продолжается работа театральных цехов.
Рабочее место помощников режиссёра И. Эдигей и Е. Ерко — командный пункт,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
откуда посылаются сигналы-команды в зрительный зал, оркестр, гримуборные артистов.
Удивительно много надо помнить этим женщинам тексты всех ролей, порядок выхода
героев, порядок смен картин и то, какой необходим реквизит для каждой. Для них три
часа спектакля — напряжённая и ответственная работа, во время которой ни на минуту
нельзя расслбиться. Для них нет антрактов.
По сюжету спектакля место действия может много раз меняться, например, из
«комнаты» переноситься на «улицу», с «городской площади» — к «морским берегам» и т.
д. Когда, после очередной картины или действия, закрывается занавес, машинист сцены В.
Глухих, инженер по свету А. Иванов и заведующая реквизиторским цехом Ф. Кочерова в
считанные минуты поворачивают круг, опускают одни задники и поднимают другие,
меняют свет, устанавливают реквизит. Проворные руки костюмеров Г. Семёновой и Г.
Ярыгиной за спектакль по несколько раз успевают переодеть солистов, хор, балет. Так
проходит работа, которая сопутствует жизни спектакля на сцене, а все, кто незаметно для
зрителей обеспечивает ее, после спектакля последними уйдут из театра. А. Алешина в
публикации 1969 года, посвященным этим людям, назвала их невидимыми служителями
муз . 119
При всех успехах и трудностях в середине 1960-х годов коллектив театра успешно
трудился вместе со всей страной. Жизнь в театре продолжалась, рабочие будни
перемежались радостными и приятными событиями. 14 марта 1965 театр был
взбудоражен новостью — любимец и кумир публики Александр Константинович Бобров
первым в Кузбассе удостоился высокого звания народного артиста РСФСР.
III. ТЕАТР ТАМАРЫ ГОГАВА
Во время гастролей в 1965 году Л. Ицков был отстранен от руководства
театром. Областное управление культуры вышло на переговоры с режиссёром Тамарой
Давыдовной Гогава о работе в Кемеровском театре. В театральных кругах города шли
горячие споры по этому поводу, артисты как-то скептически отнеслись к перспективе
работать с женщиной-режиссёром. Ведь в практике нашего театра такого ещё не
было. Однако это не повлияло на ход дела. Оказалось, что будущий главный режиссёр
имеет почти 30-летний стаж работы в искусстве, богатый опыт работы и в
драматическом театре, и в оперетте. В 1965 году в Москве ей предложили на выбор
несколько театров в различных городах страны, но ее заинтересовала Сибирь. Когда Т.
Гогава просмотрела первый спектакль Кемеровского театра, он ей не во всем
понравился, но она увидела способных, интересных и перспективных артистов, с
которым можно работать. Тамара Давыдовна попросила директора собрать художественный совет. При более близком знакомстве она поняла горяче желание
коллектива учиться, совершенствоваться, расти. Скромность и трудолюбие
творческого состава (а во главе его стояло, как и нынч стоит, крепкое ядро артистов с
почётными званиями, с большим талантом и опытом) ее поразили. Чувствовалось:
нелегко быть здесь главным режиссёром, но если в ее планы поверят, если их поддержат
- могут получиться серьёзные дела. Это решило ее выбор.
«МОЯ ПРЕКРАСНАЯ ЛЕДИ»
Художественный руководитель и главный режиссер Т. Гогава при внесла свой
взгляд на законы жанра, на его нераскрытые еще возможности, взгляд своего поколения,
начинавшегося на переломе времен. Первые сезоны в новом театре — своего рода
вернисаж, где надо показать, чего ты стоишь, попробовать разное и обязательно
почувствовать успех. Вернисажем Т. Гогава можно считать несколько первых премьер.
Это, прежде всего, «Моя прекрасная леди», «На рассвете», «Табачный капитан«, «Четверо
с улицы Жанны», «Король вальса»...
Работая ещё в драматическом театре, Т. Гогава мечтала поставить «Пигмалион» Б.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Шоу - пьесу, послужившую основой для либретто «Моей прекрасной леди». Мечтала, но
не встречала актрисы на роль Элизы Дулитл, той Элизы, какой она хотела её видеть. Затем
режиссёр познакомилась с мюзиклом Ф. Лоу. Музыкальная интерпретация пьесы Шоу
захватила её, и по-прежнему не было Элизы. Приехав в Кузбасс, Тамара Давыдовна
увидела в одной из ролей Г. Епифанову. И поняла: эта актриса сможет сыграть леди.
Элиза была. А вот где взять профессора Хиггинса? Тамара мпыдовна внимательно
присматривалась к актерам. Уже в первых просмотренных ею спектаклях по-особому
выделялся В. Дёгтев. Молодой, импозантный актёр, ещё не раскрывший до конца своих
способностей, он уже полюбился зрителям. На одном из собраний коллектива режиссёр
обратила внимание на выступление В. Дёгтева с филигранно чётким произношением, на
его внешнее сходство с англичанином. Так был найден профессор фонетики Генри
Хиггинс.
Против постановки этого спектакля никто в театре не возражал, но когда Т. Гогава
объявила распределение ролей — все ахнули и тут же пообещали провал. Никто не мог
представить себе артистку Епифанову в роли Элизы Дулитл, а Дегтева в роли профессора
Хиггинса. Как вспоминала Тамара Давыдовна, «больше всех была удивлена сама Галина
Николаевна Епифанова: ей казалось, что это «не её роль». Испуг был напрасен. Какой-то
добрый контакт и понимание между нами возникли с первых же репетиций. Это очень
трудно: ведь роль многогранная, огромная. Галина Николаевна приходила ежедневно в 9
утра, и до 11 мы с нею отрабатывали отдельные сцены. В 11 часов была общая репетиция
с партнёрами, а с 2 до 4 — танцевальные и вокальные уроки. Вечером, если не было
спектакля, опять репетиции = иногда до 2-3 часов ночи. Епифанова была неутомима и
заражала своей энергией и жизнерадостностью. На первой оркестровой спевке она была
уже в полной боевой готовности. В этой роли масса всяких технических сложностей —
переодевание, смена париков, и всё это за несколько минут сценического времени. И тут
Галина Николаевна поразила тщательной отработкой и продуманностью всех деталей
туалета и грима»120.
Актёрам предложили забыть о прежних приёмах игры, попробовать раскрыться поновому. А когда речь шла о том, чтобы отказаться от надежных и проверенных
«штампов», не обходилось без слёз. Но слёзы — слезам: а работа — работой. Многие
заходили к Т. Гогава с записными книжкам и она подолгу, без устали рассказывала об
особенностях эпохи, о характерных чертах английского быта, о своём понимании того или
иного персонаж пьесы. Последовали застольные репетиции, затем — репетиции на сцене
которых было не счесть. Мастерство режиссёра развернулось здесь в полно объёме. Её
репетиции увлекали всех занятых в спектакле, и она щедро отдавала коллегам свои
обширные знания и опыт. И распрямляли плечи робеющие, начинали верить в успех
скептики. Работали над спектаклем увлеченн буквально с утра до ночи. А накануне сдачи
вдруг обнаружили — костюм испорчены. Две ночи актеры сами перешивали костюмы.
25 декабря 1965 года — день премьеры — стал праздником для многи артистов
театра. Мюзикл «Моя прекрасная леди» получился тонким, изящным, ровным по
ансамблю. Он стал значительным событием в культурн жизни города. Многие называли
его творческой победой и настоящим триумфом театра. Замечательная драматургия Шоу,
великолепная музыка Лоу, точно понявшие и выполнившие поставленные режиссером
задачи Г. Епиф нова и В. Дёгтев обеспечили спектаклю долгую сценическую жизнь, успех
признание зрителей. Такого спектакля, завершенного по режиссуре, с великолепной
драматургией в Театре оперетты Кузбасса ещё не было.
Поразил всех творческим ростом В. Дёгтев в роли Хиггинса. Актерский талант
удачно сочетался в нем с природной музыкальностью. Незадолго пeред тем пришедший из
драматического театра в оперетту В. Дегтев как-то просто и в то же время глубоко и
всесторонне раскрылся. В игре появилась искреннность, темперамент, психологическая
глубина. Режиссёр, видя порой застенчивость В. Дёгтева, на репетициях всегда
поддерживала словами: «Молод Володя! Отлично!». И Володе «вдруг» удалось схватить
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тон спектакля и заиграть так, как он никогда ещё не играл. Его Хиггинс был достойным
xopoшей драматической сцены. Правда, недостаток опыта еще сказывался в исполнении
сложных вокальных номеров, но диалоги и мизансцены он проводил великолепно. Одним
словом, артист создал живой, глубоко волнующий образ. О Дёгтеве заговорили как о
мастере. Так начиналось восхождение артиста. А официальное присвоение почетного
звания состоялось чуть позже121.
По-новому раскрыла себя и заслуженная артистка РСФСР Г. Епифанова в роли
Элизы Дулитл. Манера игры была столь отличной от прежней, что актрису трудно было
узнать. Из грубоватой девчонки-цветочницы лондонских трущоб она превращалась в леди
из высшего света Англии. Её лиризм и нежность проглядывали сквозь вульгарный и
бедный наряд в первых сценах и чудесно раскрывали женскую душу во второй половине
спектакля. Артистка добилась яркого звучания образа своей героини при помощи точно
найденных выразительных средств. Успеху двух главных героев очень помогла
остроумная, мягкая игра их партнёров, В. Райх (мисс Пирс) и Е. Григорьева (полковник
Пикеринг). Обладая творческой индивидуальностью, эти актёры каждый в отдельности и
все вместе создавали этот яркий спектакль. Балерине Г. Беляевой предложили небольшую
игровую роль (продавщицы цветов) — и она также неожиданно для всех создала
крошечный шедевр.
Много похвал было адресовано дирижёру Е. Лугову, хормейстеру Юркевич,
художнику 3. Лейзеруку. Но пальму первенства заслуженно отдавали постановщику Т.
Гогава, сумевшей организовать актёров в единый ансамбль и создать великолепный
спектакль, поставленный на высоком профессиональном уровне. Режиссуре спектакля
была присуща глубокая мотивировка образов героев и их действий, благодаря чему
достигалось смысловое сцепление эпизодов и мизансцен. Постановщик психологически
тонко проникала во внутренний мир героев, прочитав «Пигмалион» глазами своих
современников и, не побоявшись в мюзикл Лоу ввести диалоги из произведения Б. Шоу.
В «Моей прекрасной леди» Театр оперетты Кузбасса продемонстрировал большие
возможности, одарённость и мастерство своих творческих рукодителей, достаточно
высокой профессиональной труппы».122, — писали местные газеты. «Ансамбль в оперетте
Кузбасса очень ровный, в целом труппа остпавляет приятное впечатление хорошего,
творчески дисциплинированного коллекттива... Кемеровцы нашли свое, собственное
решение, и в этом основная заслуга постановщика Т. Гогава, дирижера Е. Лугова»123.
Закономерно, что на фестивале «Театральная весна Кузбасса», проходившем в 1966
году под девизом «За гражданственность в искусстве», спектакль завоевал первое место, в
этом же году на Всероссийском смотре музыкальных театров он получил диплом Первой
степени, высоко был отмечен на смотре музыкальных театров Западной Сибири,
проходившем в 1968 году.
В мае 1968 года спектакль «Моя прекрасная леди» вышел на сцену в сотый раз.
Изящный, театральный, весь пронизанный прекрасной музыкой, он был также свеж и
эмоционален, как и премьерный. Его исполнение в течение нескольких лет и для артистов,
и для самой искушенной публики было дороже самых модных премьер. «Он уже имеет
довольно солидное досье, этот спектакль — в театре собрано всё, что относится к нему, и
в фойе открыта небольшая выставка, на которой можно познакомиться с фотографиями,
афишами и тем, что писали об игре актёров, режиссёрской, дирижёрской трактовке
материала критики Москвы и Казани, Томска и Перми и наши, разумеется, кузбасские»124.
В дальнейшем театральная пресса внимательно следила за сценической жизнью
спектакля125, который открыл в жизни театра новую эпоху. Эту эпоху можно назвать
театром Тамары Гогава.
ЗА ГРАНИЦАМИ ЖАНРА ОПЕРЕТТЫ
Процесс утверждения современного репертуара с приходом к руководству Т.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Гогава на кемеровской сцене не остановился. «Театр Тамары Гогава» в период расцвета
Кемеровской оперетты в полной мере учитывал специфику жанра, где сочетались музыка,
танец и диалог. Однако коллектив не освобождал себя и от серьёзной интеллектуальной
работы со зрителем, хотя и облекал всё в эмоционально насыщенные формы. Все
элементы спектакля подчинялись умело выявленной ведущей идее, которая
цементировала спектакль, сообщала ему определенную философичность. Такой подход
оказался особенно важным при постановке произведений, включающих так называемую
серьезную тематику.
В 1966 году главный режиссёр предложила коллективу идею: поставить к 50-летию
Октябрьской революции спектакль «На рассвете» из историко-революционной трилогии
украинского композитора О. Сандлера и писателя Г. Плоткина. Многие действующие
лица этого спектакля имели реальные исторические прототипы (Котовский, французская
коммунистка Жанна Ля-бурб, актриса Вера Холодная, налётчик Мишка Япончик). Мы не
станем говорить о престижности выбора такого сюжета для 60-х годов, ибо не
политическая сторона интересует настоящего художника. Темы любви к отечеству,
гражданственность позиции, способность людей сохранять высокие чувства в
экстремальных условиях — на «перекрестке времен» — сами по себе глубоки и
прекрасны. Столь серьезная тематика, насыщенность чисто драматическими, отнюдь не
опереточными коллизиями повлекли за собой включение сцен, нетрадиционных для
оперетты по содержанию и форме Идея попробовать себя за привычными границами
жанра заинтересовали артистов. Кроме того, кемеровчане вступили в соревнование с
очень сильным Одесским театром оперетты (ему принадлежало право первой постановки
трнлогии).
Началом, обобщающим многоплановую драматургию, придающим спеклю
остросовременное звучание, Т. Гогава выдвинула тему интернациональной дружбы,
патетику подвига, высокую романтику. «Мне очень дорог этот спектакль, — говорила
корреспонденту областной газеты Т. Гогава. — привлёк своей темой, направленностью, на
которой проверяются гражданские качества всего коллектива. ...В нём были заняты
буквально все актёры театра. А это не просто - подготовить и показать весь творческий
состав, воспитанников разных школ, студий. Поэтому вели большую работу по
мастерству актёра. Рядом были мои верные помощники, ветераны сцены, костяк театра:
народный артист РСФСР А. Бобров, заслуженная артистка РСФСР Г. Епифанова,
заслуженная артистка Уз. ССР Н. Коносевич и другие. У них училась молодёжь
мастерству перевоплощения, глубокому анализу пьесы и образов».
Постановщики добились согласованности составных частей спектакля: «Все
выразительные средства привлечены к решению главных, ключевых образов и сцен»126.
Одна из самых трудных для воплощения сцен — расстрел была решена с непривычной
для оперетты трагической силой. Носителями ведущей темы спектакля, естественно, стали
герои одесского подполья и, в первую очередь, Григорий Котовский. На долю артиста
Владимира Дёгтева выпала сложная задача донести до зрителей характерные черты этой и
легендарной личности. По ходу спектакля ему приходилось перевоплощаться то в
черносотенного помещика, то в купца, то в белогвардейского полковника. Актёр
мастерски проводил эти сцены: за каждым новым обличием стоял один образ —
убеждённого и мужественного революционера. В спектакле были заняты многие ведущие
артисты театра. Но особых похвал удостоился народный артист РСФСР А. Бобров в роли
Мишки Япончика. Артист уверенно рисовал зловещую фигуру безжалостного бандита,
готового продать всё на свете и самому продаться кому угодно. Эта роль вошла в золотой
фонд актёра и театра127.
На смотре «Театральная весна Кузбасса» спектакль «На рассвете» завоевал первое
место в номинации «Гражданственность в искусстве». Это была большая победа всего
коллектива и его главного режиссёра. Театр доказал свое право на эксперимент и
новаторство, показал универсальные возможности артистов для воплощения тематики
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
широкого спектра. Об успехе оперетты узнали московские критики. Целая бригада
театроведов приехала в Кемерово посмотреть спектакль, что для периферийных театров
большая редкость. Посмотрели — стали поздравлять и целовать исполнителей ролей, что
совсем не свойственно критикам.
Московские критики отметили в работе Т. Гогава интеллектуальный, подход к
произведению, умение найти в драматургическом материале ведущую мысль,
философское обобщение, освободить этот материал от исполнительских штампов и
«раскрепостить» актёров. Постановкой спектакля «На рассвете» театр доказал, что жанру
оперетты не противопоказаны самые серьёзные темы и исторические события могут в нём
найти убедительное документальное истолкование. Достигнутые возможности
необходимо было закрепить в новых работах. Важно было избежать повторения, обогатив
и углубив эмоциональный и интеллектуальный опыт актеров.
Возможно, именно такая задача определила выбор режиссером произведений для
двух последующих постановок: «Возвращение Мери Ив» В. Мурадели и «Черный дракон»
Д. Модуньо. В каждой из оперетт rio-своему продолжается осмысление тематики,
намеченной в спектакле «На рассвете», детализируется режиссерская концепция. В
«Возвращении Мери Ив» центральной становится тема любви россиян к своему
Отечеству, к своим корням и истокам. Необходимо отметить, что названная оперетта
(оригинальное название — «Девушка с голубыми глазами») уже имела в своем «активе»
целый ряд неудачных постановок в театрах различных городов, что, несомненно,
отразилось на ее репутации. «Оперетта В. Мурадели никак не может быть причислена к
большим завоеваниям в жанре музыкальной комедии: слабый сюжет, несколько вялая
музыка», — писала московская критика128 . Режиссёру Т. Гогава в содружестве с
дирижёром Е. Луговым удалоси не только с особой остротой раскрыть идею спектакля, но
и во многом изменить мнение о самом произведении, обратить на него внимание других
театров. История девочки, оторванной от родины в годы войны, зазвучала проникновенно,
без мелодраматических излишеств. Доминантой в раскрытии текст и «подтекста»
произведения стала актерская работа. На сцене сложился органичный ансамбль:
заслуженная артистка РСФСР Г. Епифанова (Таня Лялина), А. Вавилов (бригадир дядя
Кузя), Т. Венцковская (Анастасия Никитична), заслуженная артистка Уз. ССР Н.
Коносевич (мать Маши). Сложные задачи в вокальном и драматургическом отношении
стояли перед исполнительницей роли Мери — прекрасной певицы Р. Озеровой. Актриса
удачно провела драматически трудный третий акт, в том числе сцену встречи с матерью.
Ее тонкая и тактичная игра наполнила жизнью во многом условный образ Мери и
заставила зрителей страдать и радоваться вместе с героиней. Развертывание действия
гармонично дополнили танцевальные эпизоды (балетмейстер — заслуженный деятель
искусств КБ АССР Г. Гальперин)129.
Опереттой известного итальянского певца и композитора Д. Модуньо и «Черный
Дракон» (русский текст Г. Фере и Б. Спитковского)130 театр продолжал работу над
историко-революционной темой с акцентом на вечном стремлении человека к свободе. В
ней рассказывалось о солдатах легендарного Гари6альди. Режиссеру виделась
возможность воссоздать атмосферу особой исторической эпохи, осмыслить судьбу целого
народа. Она стремилась придать действию народный характер. Воплощением бунтарской
стихии стали массовые сцены. Это ощущалось и в сценах в лагере разбойников, и в
полном изобретательного юмора эпизоде из второго акта, стилизованного в духе комедии
«дель-арте». Патетика, подчеркнутая в финале, придала действию и воплощенному
режиссерскому замыслу особую завершенность. Концепционность режиссерского
мышления, глубокое понимание музыкально-звукового выражения произведения, логика
в соподчинении деталей композиции, определенность в сценографическом решении —
вот те принципы Т. Гогава, римрые отчетливо проявились в постановке «Черного
дракона». Конечно, идеи Тамары Давыдовны конкретизировались в плодотворном
сотворчестве с Кднимым дирижером Е. Луговым, художниками 3. Лейзерук и Е.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Терлецкой н хормейстером И. Юркевичем и балетмейстером А. Гулеско. Коллектив
актёров, поверив в себя и в своего художественного руководителя, стремился к новым
рубежам.
В сезоне 1967/68 года было решено поставить вторую часть трилогии О.Сандлера и Г.
Плоткина — «Четверо с улицы Жанны». События в оперетте развёртываются в Одессе в
годы Великой Отечественной войны. Как и предыдущая, вторая часть также объединяла в
себе черты различных сценических жанров: драматические, трагические ситуации и
музыкально-комедийные, чисто опереточные эпизоды. Большая патриотическая тема,
заявленная в спектакле, требовала от постановщика мастерского владения многоплановой
драматургией, умения сохранить художественную целостность произведения. Безусловно,
один из путей достижения этой целостности — убедительность, особая жизненность
образов персонажей. Так, большую идейную нагрузку несла на себе роль Андрея Стасика,
исполненная А. Бобровым. В его трактовке роль смогла стать своеобразным
катализатором всего смешного, фарсового. Вновь блеснула великолепным комедийным
даром роли торговки мадам Чирус Н. Коносевич. Своеобразную линию в действии
спектакля составили образы одесситов (Р. Озерова, И. Нечаева, Г. Хаким и Б. Пеньков).
Социально значимо прозвучали и образы секретаря райком партии Луковца (Е. Григорьев)
и Загравы (В. Скибе), трагическая тема высвечивалась в появлении еврейского мальчикаскрипача (И. Кожевников). Силу спектаклю придавали крупно и значительно
вылепленные образы врагов (Гофмайер — В. Дёгтев, Квак — Г. Епифанова). Как
кульминация драматической линии была решена сцена отпевания перед расстрелом в
соборе. Были и другие интересно решенные сцены (на рынке, встреча Марии мальчикаскрипача в кабинете Гофмайера, здесь удачно была использована мелодия шубертовской
«Аве Мария», которую исполнил по команде офицер гестапо маленький скрипач и др.).
Необходимо отметить, что дирижёр Е. Лугов вновь продемонстрировал масштабность
композиционного мышления в прочтении партитуры спектакля. «Постановщик, — писала
газета, главный режиссёр театра Т. Гогава проявила фантазию и глубину мышления
художника-гражданина, предельно нагрузив спектакль, сообщив ему болып идейный и
эмоциональный заряд. Кроме хора, балета, статистов, в спектакль действовали три десятка
персонажей — три десятка разных характеров... Здесь, как и в первой части трилогии,
многие персонажи имели прообраз в жизни».131
Примечательно, что эта постановка кемеровского театра вызвала в пр се интересные
дискуссии о возможностях жанра оперетты. Так, во вре гастролей театра в Москве в 1973
году А. Дашичева писала: «Последнее время особенно оживленно дискутируется тема о
возможностях опере. Она возводится из «жанра» в ранг «вида искусства» и,
следовательно, получает неограниченные возможности... Все ли может оперетта? Нет, не
всё. Так же, как имеет границы смех... В «Четверо с улицы Жанны» расска вается
драматическая история подполья во время войны. Льется кровь, по писываются приказы о
расстрелах, показываются ужасы гестапо. И все чередуется со сценами в кабаре, танцами,
кафешантаном. При любой шир взглядов невозможно согласиться с правом использовать
в оперетте подобные темы. Показ их на комедийной сцене кажется просто
кощунством».112
С некоторой частью этого утверждения можно согласиться. Но не со всем. Время
меняет вкусы, представления о границах жанра. В проце развития преображается
характер, видоизменяются черты жанра. Главное, что сохраняется качество,
обеспечивающее ему жизнеспособность: оперетта – жанр, в котором идет постоянный
поиск. Об этом говорят меняющиеся подзаголовки и определения (авторов и
исследователей), уточняющие замысел того или иного произведения, обозначающие его
смысловой аспект, его жанровую разновидность133. И, в конечном итоге, важно не то,
какой жанровой разновидностью мы определим спектакль. Художественная
убедительность, и эстетическая ценность, содержательность сценического высказывания
определяет правомерность модификации жанровых канонов, жизнеспособность
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
произведения искусства. Творческий поиск Т. Гогава привел ее к необходимости освоения
проблематики, лежащей за привычными границами жанра оперетты. Этот эксперимент
режиссеру удался. Критерием удачи служит, безусловно, неподдельный успех у зрителей
и несомненное обогащение художественно-практического опыта актеров театра.
В СТРАНЕ «КОРОЛЯ ВАЛЬСА»
Весной 1968 года в стране проходил Всероссийский смотр музыкальных театров, и
работа Кемеровского театра была подвергнута самому внимательному анализу. К
всеобщей радости коллектива она получила высокую оценку. В Кемерове состоялась
зональная научно-практическая конференция с участием видных советских музыковедов,
а также руководителей и артистов театров Москвы, Одессы, Новосибирска, Барнаула,
Красноярска, Иркутска.
Кемерончанам было сделано немало важных и ценных замечаний. Коллектив
радовало признание правильности его репертуарной линии. Конференция дала театру
очень многое, заставила пересмотреть ряд творческих решений, более самокритично
подойти к постановкам, к исполнению отдельных ролей, к расстановке и использованию
наличных сил труппы. Руководство театра позаботилось о приходе новых артистов, об
укреплении состава солистов, хора, балета, что способствовало переводу коллектива в
число театров музкомедии первой категории, расширившего творческие возможности.
Обмен опытом был в высшей степени полезным делом. Он очень помог в дальнейшем
росту мастерства работников театра, дал возможность сопоставить результаты своего
труда с достижениями собратьев по искусству во всей стране. Театр в то же время
понимал, что в своей работе следует учитывать и опыт зарубежного искусства, следить за
его высшими достижениями, правильно осмысливать их. В этом отношении чудесным
подарком для многих работников театров оперетты страны явилась командировка на
весенний музыкальный фестиваль в Вену (1968).
«В этой поездке, — писала Т. Гогава, — мне и моим коллегам довелосй увидеть
немало образцов высококультурного, оригинального исполнения классических
произведений, много хороших эстрадных номеров, встречаться деятелями искусства
различных школ и направлений. Не все, конечно, удовлетворило нас, не все приемлемо.
Но учиться есть чему: и трактовке произведений, и манере постановки, и методам работы
с актерами. Хочется быстрее применить все полезное на практике, учесть накопленные
впечатления, готовя новые спектакли и совершенствуя прежние»134.
Новые идеи, рожденные общением с европейскими мастерами, были включены в
постановку оперетты «Король вальса» (авторы текста М. Волкова и Л. Тарский,
музыкальная редакция В. Сац, режиссёр-постановщик Т. Гогава). История этой оперетты
относится к 1938 году, когда в Голливуде фирма МГМ после кинооперетт «Веселая
вдова» и «Роз-Мари» принялась за «Большой вальс». Фильм был снят при участии
знаменитых Милиц Корьюс и Фернана Граве. Он поэтизировал легенду об И. Штраусе,
вступительном кадре к фильму значилось: «Мы пытались передать не факты жизни
Штрауса, а дух его творчества, навеки запечатленный в созданных им произведениях».
Сюжет «Короля вальса» основан на версии американского фильма «Большой
вальс». Многие не без оснований называли эту оперетту не очень удачной «штраусианой».
В либретто была сделана попытка объединить кинобиом рафию и традиции венской
оперетты с фраками и бальными туалетами. Эта лирическая оперетта стала очередной
вершиной в биографии театра. Звучны штраусовские мелодии в сочетании с колоритным
решением танцев, мягкой пластикой создавали единую музыкально-хореографическую
ткань, в кота рую вплетались сольные партии.
Новый подход режиссера проявился в психологизации образов и ситуаций. В
спектакле ощущалось стремление сделать рассказ о художнике глубже, интереснее,
достовернее. В либретто были внесены существенные изменения. В этом большая заслуга
постановщика спектакля Т. Гогава, сумевшей найти выразительные средства для
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
раскрытия характера музыки и главна темы оперетты — темы любви. Во время своего
пребывания в Вене Тамара Давыдовна познакомилась с австрийскими театроведами и
музыковедам много узнала о жизни Вены, об Иоганне Штраусе. Все это пригодилось
работе над опереттой. Новой постановкой режиссёр утверждала непреходящи-,
нтетическую ценность творчества великого австрийца, живое и современное звучание его
произведений135. Главный дирижёр театра заслуженный деятель искусств РСФСР Е. Лугов
творчески подошел к партитуре оперетты, включив в нее музыку, мало известную
слушателям: авторскую разработку нальса «В Венском лесу», изящный квартет,
заимствованный из оперетты «Ночь в Венеции», «Карнавальный вальс». Так оркестр стал
подлинным героем спектакля.
Большой успех имела Р. Озерова в роли Эдит Флавон. Молодая, красивая, во всём
блеске великосветской певицы Эдит — Озерова покоряла зрителей. Прекрасно исполняла
она выходную арию. Неповторимо выразителен был её нежно льющийся голос с яркими
динамическими нарастаниями и безупречной дикцией. Актриса по-настоящему вжилась в
образ. Как рассказывала Руфина Озерова, за этой необычайной полетностью стояла
сложная кропотливая работа: «Все мы с большим увлечением работали над этим
спектаклем. Много спорили, фантазировали на репетициях. Ни в коем случае не хотели
повторить в чём-то фильм «Большой вальс», по сценарию которого написана пьеса о
жизни Иоганна Штрауса. ...На вокальных уроках старалась хорошо овладеть колоратурой
в этой партии, чтобы чувствовать себя в вокальном материале легко и свободно. И вот
после месяцев нашей работы, когда все было выучено, обговорено и к всеобщему мнению
пришли все споры, я однажды надела костюм моей героини, сделала грим — и вдруг
почувствовала себя Эдит Флавон. Как-то отчётливо представился сложный характер,
тонкая душа этой большой актрисы, очень честной, гордой, но несчастливый. И так мне
захотелось, чтобы это почувствовали и поняли зрители! Я люблю роль Эдит Флавон и иду
на спектакль «Король вальса», как на встречу с дорогим мне человеком»136.
Из актёрских работ пресса отмечала В. Спехова и заслуженного артиста РСФСР В.
Дёгтева в роли Густава, заслуженных артистов РСФСР Г. Епифанову и Л. Фролову в роли
жены Густава Эльзы, А. Гельблюма (Фщн Мительшприц), заслуженную артистку Уз. ССР
Н. Коносевич (няня).
В этом спектакле полно и плодотворно были использованы различные
выразительныё средства. Вокальная сторона «Короля вальса» продемонстрировала
профессиональное мастерство и виртуозность артистов. Удачей коллектива и хормейстера
И. Юркевич можно считать хоровые и ансамблевые сцены. Интересной в «Короле вальса»
оказалась работа и балетмейстера Н. Громова. Ведь исключительная популярность
музыки Штрауса объяснялась глубокими внутренними связями его мелодики с лучшими
традициями венского вальса. В спектакле танцевальные сцены как бы раскрывали истоки
этой музыки. Любопытно, что в ритмах карнавального вальса каждая танцующая пара
передавала национальный колорит танца своей страны (испанский, итальянский, русский).
Лёгкое, изящное оформление спектакля, сделанное художником В. Аксёновым,
находилось в полной связи с режиссёрским замыслом, «вторило» музыке, создавало
определённую тональность137.
Думается, небезынтересно познакомить читателя и с другой, очень «сердитой»
точкой зрения известного советского критика, опубликованной в центральной газете на
спектакль кемеровского театра. В ней явно ощущается определенное идеологическое
влияние: «Трудно всерьез говорить о «сюжете», лишенном элементарной логики и
смысла, убогой, примитивной компиляции, сделанной на основе известного фильма
«Большой вальс», о той окрошке из музыки Штрауса, которая преподносится зрителям.
Спектакль поставлен в худших традициях неовенских оперетт с их чудовищными штампами «красивой жизни», бриллиантами, перьями и диадемами, сентиментальностью,
перемешанной с пошлостью, остротами, вызывающими не смех, а недоумение.
Приходится удивляться, каким образом... театр оперетты Кузбасса... привез спектакль,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
потакающий самым дурным вкусам»138. Не только большинство критиков, но сама жизнь
отвергла эту точку зрения, и спектакль прожил долгую и славную жизнь! В декабре 1979
года «Король вальса» вышел на сцену в 250-й раз. К юбилейному спектаклю его
режиссер- постановщик Т. Д. Гогава, уехавшая из Кемерова в 1975, прислала театру
поздравительную телеграмму: «Дорогие друзья! Поздравляю вас с юбилейным спектаклем
«Короля вальса». Счастлива, что сердце, вложенное в этот спектакль, продолжает
биться...» В начале апреля 1982 года он игрался в 300-й раз. Все триста раз у
дирижерского пульта стоял музыкальный руководитель этой постановки народный артист
РСФСР, главный дирижер театра оперетты Кузбасса Е. М. Лугов.
При обращении к зарубежным авторам с особым пиететом постановщики
относились к пьесам, составляющим золотой фонд оперетты. После некоторого перерыва
на кемеровскую сцену вновь вышли персонажи «Марицы» (1970/71). Успех премьеры был
связан, прежде всего, с ярким воплощением образа главной героини. Роль Марицы играла
недавно приехавшая в Кемерово артистка Алла Зибольд. Это была настоящая примадонна,
изящная и органичная. Голос её свободно преодолевал все трудности вокальной партии,
начиная со знаменитой «Выходной арии». Ценно было то, что постановщик спектакля Т.
Гогава и актриса добились сочетания присущих образу живости, кокетства, юмора,
своенравия с повышенной строгостью исполнения.
Приятной неожиданностью было обращение заслуженной артистки РСФСР Л.
Фроловой к роли старухи Вожены — тётки Тасилло. Б. Двойников (Пенижек) достойно
дополнял партнёршу, хотя и не выходил за пределы обычного толкования своего образа.
Блеснула отточенной техникой заслуженная артистка РСФСР Г. Белякова, исполнившая с
партнёром Ю. Букатиным классическую «Сонату». А. Шмидтом были умело выполнены
декорации.
Ещё одну премьеру сезона с нетерпением ждали любители оперетты. Речь идёт о
чудесном творении И. Кальмана «Фиалке Монмартра». Спектакль примечателен тем, что
он стал результатом творческого сотрудничества с театральной Москвой. Для его
постановки был приглашен московский режиссёр Г. Спектор. Как и «Марица», «Фиалка
Монмартра» была в репертуаре кемеровского театра в 50-е годы. Тогда акцент в них
ставился на социальный момент. Теперь Г. Спектор взял себе в союзники традиционные
преимущества жанра: лёгкость, жизнерадостность, незатейливость сюжета, хорошую,
искромётную музыку, смех и веселье. Режиссёр-постановщик постарался раскрыть
традиционные амплуа как отправной момент в движении к живым образам, найдя для
каждого соответствующие краски. Как известно, Фиалка...» очень трудна в вокальном
отношении. Музыкальные партии целого ряда героев требовали оперных голосов. Вот
почему эту оперетту готовили особенно долго и тщательно. Премьера
продемонстрировала и мастерское владение вокалом, и тонкое понимание актерами
музыкальной стилистики опереточной классики. Рецензенты единодушно отмечали
хороший уровень исполнения партии Виолетты (Р. Озерова), Рауля (В. Нестюрин), Нинон
(А. Зибольд). Перечитывая прессу того времени о постановках оперетт зарубежных
авторов и особенно авторов классических, чувствуешь, что на сцене уверенно творят
мастера своего дела. В сценических решениях театр умел преодолеть пресловутую
провинциальность, которая нередко так или иначе сказывается в работе периферийных
театров. Поэтому кемеровские и столичные критики судили об этих постановках по
самым высоким критериям.
Результатом последовательного осмысления этой жанрово-стилевой области стала
успешная постановка «Сильвы» Кальмана в 1974 году. Эта оперетта ставилась нашим
театром в пору обитания в Прокопьевске, и в 1956 году, когда театр работал в Кемерове.
Однако тогда нивелировались заложенные в сюжетно-музыкальном материале
жизнелюбие, сила чувств, волнующий лиризм из-за акцента на социальном аспекте,
который был свойствен многим постановкам тех лет. Теперь труппа решила приблизить
оперетту к авторскому замыслу. Известно, что Кальман тяготел к большой драматургии.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Не случайно композитор обратился к известному сочинению Дюма, ведь его «Сильва» —
парафраз «Дамы с камелиями». В своем видении спектакля постановщики исходили
именно из этого. Театру удалось найти первоначальную редакцию пьесы, принятую в свое
время Кальманом. Это позволило как бы заново открыть популярное сочинение
венгерского мастера. Как известно, в начале 70-х годов в прессе и театральной среде
активно дискутировался вопрос о специфике жанра оперетты, о его слиянии с другими
сценическими формами. Поднимался вопрос и о некоем «ветшании» оперетты, о
постепенном ее вытеснении мюзиклом и различными жанрами-гибридами. Поэтому в
задачу театра входило также раскрыть художественное богатство именно опереточного
действия. Кроме того, ставилась задача органично, не нарушая первоисточника, включить
в постановку элемент модернизации, который бы мог укрепить жизнеспособность
интерпретации.
Постановщик Т. Гогава, художник 3. Лейзерук, дирижеры А. Гризбил и главный
дирижер Е. Лугов, балетмейстер Л. Таубе, весь коллектив увлеченно работали над
историей девушки из народа, ставшей известной певицей. Для них по-особому высветился
конфликт, который рождался из столкновения закоснелых, отживших взглядов и силы
любви, с ее неудержимым молодым желанием красоты, свободы и счастья. Возможно,
этот аспект сюжета являлся одним из важных путей к демократизации спектакля: любовь
сметает различие сословий и рангов.
Новизна прочтения давно знакомой оперетты требовала специфического подхода к
сценографии. В содружестве с Т. Гогава и Е. Луговым художник 3. Лейзерук предложил
оригинальное оформление сцены. Действие, мизансцены строились вокруг
расположенной в центре широкой белой лестницы. Эмоциональный тон происходящего
гармонично сочетался с легким кружевным обликом варьете и с резко контрастными
черно-золочеными красками княжеского дома Воляпюков. Интересно мнение рецензента
М. Гланц о работе художника, которое было высказано в статье «Художник Зиновий Лейзерук» в новокузнецкой газете. «Используемый художником материал строго подчинен
выражению общего замысла. Яркость, красочность кабаре протипоставлена чопорности и
холоду аристократического дома. Художник смело вводит мало используемый до сих пор
материал «увутан», который дает большие возможности варьировать цветовые и
световые эффекты, сочетать их очень разнообразно... То же стремление к поиску отличает
и костюмы Сильвы». Сама сценическая площадка была значительно увеличена,
приближена к зрителю. На нее был вынесен оркестр. Музыканты, покинувшие привычные
места в оркестровой яме и размещенные на сцене, становились в определенном смысле
участниками действия. Для вокалистов общение с оркестром в такой обстановке было и
несколько проще, и сложней. Однако постановщики добились в развертывании действия
ощущения легкости и непринужденности. Исполнители ролей спорили, любили,
веселились и размышляли. Фраки, смокинги, стильные платья женщин, скорее всего, были
лишь необходимой данью эпохе. Именно поэтому так близко к сердцу принимали зрители
горести и радости Сильвы. Солисты Р. Озерова и А. Зибольд, следуя общему замыслу
спектакля; старались увидеть в Сильве, прежде всего, женщину с ее сомнениями,
слабостями, а уж потом — блистательную Королеву Чардаша. Это достигалось разными
путями. Если у А. Зибольд. Сильва была более умудрена жизненным опытом, то Р.
Озерова не боялась показать незащищенность своей героини. Впрочем, это уже секреты
актерской творческой лаборатории. И ту и другую исполнительницу зрители и пресса
поздравляли с творческой удачей.139
Рассматриваемая режиссерская концепция спектакля давала возможность
полноценного раскрытия эмоционально-психологического облика не только главных
героев. «Это мой первый классический «простак», — говорил о роли Бони
корреспонденту областной газеты Вл. Титенко. — До этого я играл ребят — наших
современников. Так или иначе, они мне близки по духу. ...А тут Бони, весельчак, балагур,
душа общества, но... граф. Я давно мечтал сыграть Бони, много спорил о нем еще на
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
студенческой скамье. Я видел великолепных исполнителей: их герой был заразительно
весел, его беспечность, легкомыслие буквально искрились. Но мне казалось, что при этом
великолепии неизменно терялись обыкновенные человеческие качества, близкие и
понятные сидящим в зале. Бони все любят. А за что? Он добр, прост, искренен в своих
чувствах, он из тех, кто не может лгать. Все эти качества мне лично чрезвычайно дороги.
Возможно, моему Бони не хватает традиционного аристократизма. Но стоит ли мне
непременно добиваться этого качества? Мне ближе его человечность, желание делать
людям добро140.
Подводя итог сказанному, отметим, что высокая постановочная культура
спектакля, ансамблевая слаженность исполнителей, действовавших в едином ключе,
соподчинение всех сцен обусловили последовательное воплощение главной мысли
спектакля: настоящая любовь свободна от предрассудков, новые отношения людей
должны неизбежно одержать верх над отживающими представлениями.
ТЕАТРУ ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА
В 1969 году театру исполнилось четверть века. На юбилейных торжествах не раз
добрым словом вспоминали имя А. М. Адрианова — заслуженного артиста Уз. ССР,
яркого актёра и даровитого постановщика, вокруг которого в конце сороковых сплотились
люди, составившие впоследствии славу театра. За 25 лет своего существования
кемеровским театром оперетты было поставлено 100 спектаклей. Из них 74 — с музыкой
советских композиторов и драматургов. Юбилейная почта приносила поздравления от
многих деятелей искусства, в своё время внесших заметную лепту в создание лучших,
этапных спектаклей. Постепенно наш театр оперетты стал заметным явлением в
культурной жизни Кузбасса и Сибири, и ему аплодировали Ленинград, Минск, Урал,
Поволжье, Средняя Азия.
К большой радости зрителей, в годы, предшествовавшие юбилею, театр оперетты
шагнул на новую ступень, раздвинув горизонты, заговорил с аудиторией свежим, ещё
более звучным голосом. Творческие достижения и победы по праву разделяла с театром
его главный режиссер и вдохновитель — Тамара Давыдовна Гогава. На «Театральной
весне Кузбасса», проходившей в 1966 году под девизом «За гражданственность в
искусстве», спектакль «Моя прекрасная леди» завоевал первое место. Следующая победа
состоялась в 1968 году. В Кемерове проходил зональный смотр театров музыкальной
комедии. Нашим театром было представлено 8 работ, из которых «Моя прекрасная леди»
и «На рассвете» были признаны лучшими. В этом же году на областном смотре,
посвященном юбилею комсомола, коллектив театра и режиссёр были удостоены звания
лауреата премии «Молодость Кузбасса» за постановку молодежной оперетты «Мы хотим
танцевать».
Год за годом в дружной театральной семье складывались традиции, творческие
принципы. Артисты жили и творили в центре могучего индустриального края, разделяли
его радости, заботы и праздники. Поставить просто чирошо спектакль — это уже был не
предел мечтаний коллектива. Руководство, артисты хотели создать свой театр, со своим
направлением. Такова была цель.
Принципы театра изложил в интересной и содержательной статье в газете
«Кузбасс» Ю. Баландин141. Кратко их можно сформулировать следующим образом.
Первый принцип, начертанный на знамени театра-юбиляра (так требовало время!), —
высокая гражданственность, партийность искусства, обращение, прежде всего, к
современности, к образам созидателей нового общества. Другой принцип можно
сформулировать следующим образом: «Первооснова театра — артист». Все эти 25 лет
Кемеровская оперетта блистала талантами. В последние годы явственно был ощутим рост
культуры во нсех звеньях театра. Третьим принципом Ю. Баландин назвал стремление
крепить узы дружбы со зрителем. Коллектив театра активно и с любовью вел шефскую
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
работу, проводил творческие встречи и концерты в цехах заводов, на строительных
площадках, на полевых станах колхозов и совхозов.
На основе анализа работы театра Ю. Баландин наметил его актуальные чадачи:
корректно подходить к интерпретации жанровой основы исполняемых спектаклей;
пополнять коллектив сильными вокалистами; больше ставить музыкально-комедийных
спектаклей; чаще обращаться к классике; увеличить количество спектаклей, привести в
норму хозяйственные и финансовые стороны н о работы.
Средства массовой информации уделяли юбилейным торжествам много внимания.
Газеты, радио, телевидение анализировали весь пройденный путь театра, cm постановки,
гастроли. Жителей Кузбасса знакомили через публикации творческих портретов с
режиссёрами, дирижёрами, балетмейстерами, хормейстерами и многими артистами
театра. Немало добрых и благодарных слов было сказано работникам технических цехов
театра, костюмерам, парикмахерам, электрикам, гардеробщикам. Примечательно, что за
эти годы в жизни коллектива стали появляться своеобразные театральные династии. Так,
по стопам отца А. Федоренко, оркестранта-ударника, пришел в оркестр его сын Николай,
скрипач, а позднее — дирижер. Играла в оркестре дочь балерины В. Рощиной, танцевала и
балете Н. Чехутская, приведенная в театр своим отцом. Многие работники театра перешли
на преподавательскую работу, а значит, театральные «семейные» династии по-своему
складываются и здесь. Закончились юбилейные торжества. Начались театральные будни, в
которых главное — нести искусство людям и, как говорила Т. Гогава, высекать огонь из
сердец142.
ВОЗВРАЩЕНИЕ
В первой половине 70-х годов на сцену кемеровского театра вышло немало
интересных спектаклей. Об успешных работах в области зарубежной оперетты
(«Марица», «Фиалка Монмартра», «Сильва») уже было рассказано на страницах этой
книги (раздел «В стране «Короля вальса»). Одним из характерных принципов подхода к
постановкам этих достаточно известных; произведений являлось стремление выявить
неповторимость и своеобразие каждого, отойти от стереотипов интерпретации, постичь в
авторском замысле порождающую идею и соотнести ее с современным восприятием. Этот
принцип сохранил свое значение и в работе над произведениями отечественных авторов,
где он во многом определил индивидуальный облик каждого спектакля. Остановимся на
некоторых постановках, наиболее показательных с этой точки зрения.
«Спектаклем сезона» 1969/70 была признана прессой, артистами и зрителями
оперетта композитора В. Щербакёва и драматурга Н. Адуева «Табачный капитан».
Напомним, что премьера этого спектакля прошла в Сталинске в 1942 году. Поставил его
эвакуированный Московский театр оперетты. Позднее он был в работе только что
открывшегося Новосибирского театра музыкальной комедии (будущего театра
музыкальной комедии Кузбасса), однако тогда он не увидел свет рампы из-за
организационных трудностей. К 70-м годам «Табачный капитан» уже имел солидный стаж
сценической жизни в театрах страны. Музыкальные и художественные достоинства произведения привлекли нынешних постановщиков, хотя после его создания прошло более
четверти века.
В основу сюжета «Табачного капитана» положен исторический анекдот или притча
о калмыке Ахмете, который был выменян боярином на табак. Судьба сложилась так, что
он выучился вместо ленивого боярского сына. Вместо него же Петр I пожаловал Ахмету
заслуженный чин капитана. В целом эта пьеса всегда рассматривалась как один из
удачных образцов отражения историко-патриотической тематики. Эпоха Петра I — это
время пробуждения и обновления России. Образование, культура, упорный труд — вот те
ценности, без которых успешное продвижение России вперед было бы невозможным. В
кемеровском спектакле тема любви к отечеству, тема гордости за обновляющуюся,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
устремлённую вперёд Русь зазвучала особенно мажорно и открыто.
Постановщики — режиссёр Т. Гогава, дирижёр С. Бедерак, художник К. Терлецкая,
балетмейстер Н. Громов, хормейстер И. Юркевич — по-хозяйски распорядились
благодатным драматургическим и музыкальным материалом, создав крупное сценическое
полотно. Партитура спектакля богата интонациями русской песенности. Она включает
яркую музыкальную тему голландских шкиперов, петровский марш, проходящий
лейтмотивом через весь спектакль. Красочные, яркие декорации и костюмы не только
рождали на сцене праздничную атмосферу, но и помогали воссоздать колорит эпохи,
подчеркнуть основную тему спектакля.
Успех «Табачного капитана» в большой степени зависел от того, каким окажется
образ Петра. Эта небольшая, но концепционно важная роль была поручена В. Дегтеву. Он
обладал для нее отличными внешними данными — ростом, отличной дикцией, осанкой.
Во-вторых, артист имел необходимый потенциал для воплощения этого образа. Петр I
Дегтева был колоритен не только внешне. Он был умен и порывист, мудр, устремлен в
будущее, олицетворяя собой молодую энергию России. В главную тему произведения
вплетали свой мотив исполнители ролей молодых людей из петровского окружения —
актеры В. Лосик (Ганнибал) и В. Чеботарев, Г. Семенов (Корсаков). Бесспорно, удалась
комедийно-бытовая линия спектакля. Комические ситуации были обыграны режиссером с
максимально возможной отдачей. Роль монументально-степенной боярыни Неонилы
Свиньиной, олицетворявшей старую допетровскую Русь, убедительно сыграла Н.
Коносевич. Острый гротеск был свойствен дуэту купеческой дочери Глики (Г. Епифанова)
и Антона Свиньина (Н. Ентин). Наряду с «именитыми» талантливо выступала молодежь.
Пресса отмечала хороший уровень ведения В. Нестюриным трудной в вокальном и
актерском отношении роли Ахмета. Е. Склярова успешно справилась с образом маркизы
де Куси. В остальных ролях были заняты Л. Фролова, Б. Пеньков, X. Аглиулин. Зрителям
запомнился «лукавый царедворец» — дьяк Акакий Плющихин в исполнении Е.
Григорьева и дворовый мальчик Санька в исполнении Г. Беляковой. В целом спектакль
был встречен публикой с большим энтузиазмом, хотя по поводу лирических сцен и
постановки танцев в премьерном спектакле пресса высказала замечания. Но спектакль,
подобно живому организму, рос от представления к представлению, дозревал и стал
этапным в истории театра.
Хорошую прессу в сезоне 1972/73 года получил спектакль В. Долидзе «Кето и
Котэ» по пьесе С. Болотина и Т. Сикорской в постановке Т. Гогава. В 50-е годы это
неординарное сочинение грузинского автора уже было в репертуаре нашего театра. Но,
«возвращая» его кузбасским зрителям, Т. Гогава и постановочная группа театра решили
обратиться к оригиналу и заново осмыслить его. За давностью лет партитура претерпела
определенные изменения, отдельные ее редакции купировали ценный материал. Театр же
хотел воссоздать и донести до зрителя произведение во всей его целостности. В Кемерово
из Грузии был прислан клавир первой постановки, а главный дирижер Молдавского
оперного театра А. Худолей помог оркестровкой. Первое исполнение «Кето и Котэ» театр
подарил рабочим завода «Кузбассэлектромотор».
Передавая национальное своеобразие, создатели спектакля и исполнители ролей
сумели очень точно выявить в нем общечеловеческое, интернациональное, заложенное в
музыке и в тексте — это стремление людей к счастью. Вошедший в репертуар театра в
предъюбилейные дни спектакль «Кето и Котэ» занял в репертуаре по праву достойное
место. Этому во многом способствовало мастерство В. Дегтева (князь Леван), А. Вавилова
(Макар), Л. Фроловой (Даритжан), Н. Коносевич и Г. Епифановой, в острокомедий- нои
манере исполнивших роли свах, а также А. Боброва и Б. Двойникова, нашедших сочные
штрихи для обрисовки образов Сако и Сико (впоследствии куплеты Сако и Сико много
раз исполнялись артистами в концертах). «Радует выступление в роли Кето очень
интересной, богато одаренной вокалистки А. Зибольд, — писала газета. —
Выразительный, богатый по звучанию первоклассный голос, теплота, сценическое
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
обаяние — все это обеспечивает успех актрисе и ее героине»143.
Вторым спектаклем, который хочется выделить среди постановок этого же
периода, является оперетта Н. Адуева, И. Ковнера «Акулина», созданная по мотивам
пушкинской повести «Барышня-крестьянка», одной из самых поэтичных «Повестей И. П.
Белкина» (режиссер Т. Гогава, дирижер Е. Лугов).
В свое время «Акулина» (либретто её было написано в 1949 году) с большим
успехом обошла все музыкальные театры страны. Кемеровским театром этот спектакль
ставился в сезоне 1951/52 года. Тогда главных героев блистательно играли А. Анашкин и
Н. Грюнберг. За прошедшие годы эта оперетта была основательно забыта, и поэтому
желание театра вернуть ей сценическую жизнь вызывало интерес публики. В новой
версии постановщики не старались осовременить повествование. В оформлении, в стиле
костюмов (художник Е. Терлецкая), манере общения героев было видно стремление
глубже проникнуть в атмосферу начала XIX века, воссоздать особую поэтику пушкинских
образов144.
«Постановка, осуществленная главным режиссером Т. Гогава, — писала столичный
критик А. Дашичева, — сделана добросовестно, тщательно, с необходимым чувством
меры и такта»145. Влюбленность в мир пушкинской поэзии чувствовалась во всем.
Завершенность поэтической стилистике спектакля придавал орнамент танцевальных
эпизодов (балетмейстер заслуженный артист Уд. АССР В. Никитин). Украшением
спектакля стали русские народные песни в хоровом звучании (хормейстер И. Юркевич).
Пушкинская мысль о красоте народной души проходила красной нитью через весь спектакль. Главная героиня — Айза Муромская в исполнении Р. Озеровой покоряла простотой
и естественностью. «Нечасто на опереточной сцене, — писал московский критик, —
можно встретить подобную культуру владения голосом, разнообразие и тонкость
нюансов»146.
«Акулина» стала одной из особенно любимых работ театра. Спектакль успешно
шел на сценах Кузбасса и в других городах. Очевидно, сценическое решение было весьма
актуальным, поскольку его показ всегда вызывал в прессе положительную оценку.
Нередко она связывалась с обсуждением вопросов интерпретации русской литературы в
жанре оперетты. «Темпераментно подавлены массовые народные сцены, — говорилось в
«Советской музыке», — особенно эпизод игры в горелки, где песни, танец, шутка, игра —
все органично сплетается в единое целое. Нельзя не признать, что «Акулина» —
талантливая работа театра»147.
Возможно, примета кинематографа и телевидения — многосерийность — стала
проникать и в театр. Композитор И. Поклад, драматурги В. Быков и М. Куруц решили
заглянуть в легендарную Малиновку спустя двадцать лет. Попытка продолжить
произведение, ставшее классическим, оказалась привлекательной. В сезоне 1974/75 года
кемеровский театр включил в свой репертуар оперетту «Вторая свадьба».
Герои «Свадьбы в Малиновке» утверждали советскую власть в своем селе в годы
гражданской войны. Герои «Второй свадьбы» защищали ее в годы Великой
Отечественной. Авторы «второй серии» стремились развить характеры известных
персонажей. Возмужали и постарели, но не растеряли духовной силы бывший Яшкаартиллерист — ныне председатель колхоза (А. Вавилов) и его неугомонная жена Пелагея
Петровна (Н. Коносевич). В мудрую, достойную женщину превратилась Ярина. Растет у
нее дочь Софийка — копия матери в юности (Р. Озерова и А. Зибольд). Но самые
удивительные превращения произошли со знаменитым Попандопуло, изменившим свою
фамилию на Шарудило, а вместе с ней и многие убеждения (А. Бобров). Раскаяние
приходит и к атаману Грйциану (В. Дегтев). А вот у его сына Степана нет корней,
связывающих с родной землей. Он поклоняется двум идолам — силе и деньгам.
Несмотря на интонационную яркость отдельных музыкальных номеров, в пьесе
содержалась опасность воспроизведения некоторой трафаретности в сценической
интерпретации. Ощутив это, постановщики спектакля — режиссер Т. Гогава и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
балетмейстер Уд. АССР В. Никитин — параллельно сюжетной линии выстроили
пластическую. Некоторые сцены дублировались балетными номерами. Порой это
получалось достаточно гармонично. Так, балетный номер «Непокоренная» в тонком и
эмоциональном исполнении А. Комаровой и Ю. Емельянова углубил смысловое
наполнение сцены. Органично вписались в действие партизанская пляска и «Цыганская
сюита». Однако для раскрытия эмоционального характера исполнительски сложного
дуэта Софийки и Назара пластический фон был, пожалуй, излишен.
Мастерство и талант народного артиста РСФСР А. Боброва, находившегося в
расцвете своего дарования, сразу же вывели его героя — Попандопуло - Шарудило — в
центр спектакля. Органичность, присущая артисту, позволила ему избежать подводных
камней роли, не сбиваться на ходульность. А. Боброву удалось преодолеть рамки
традиционного амплуа и показать, что время проделало над трусливым «адъютантом»
отнюдь небесполезную работу. К сожалению, многим положительным персонажам явно
недоставало действенности. Особенно это касалось командира партизан Димыча (В.
Мякинкин) и Кости Соленого (В. Пономарев), что позволило рецензенту упрекнуть
постановщиков в отсутствии традиционной патриотической плакатности в финале
спектакля148. Возможно, в подобном замечании сказывалось влияние идеологического
пресса, которое становилось в начале 1970-х годов все более ощутимым.
МОСКВА — КЕМЕРОВО: ТВОРЧЕСКИЕ ВСТРЕЧИ
В 1973 году коллектив с чувством ответственности, долго и серьезно готовился к
выступлениям в Москве. По страницам газет тех волнующих дней и воспоминаниям
участников столичных гастролей попробуем восстановить события. По определению
главного дирижера театра Е. Лугова, кемеровчане рассматривали «гастроли как
творческий отчет перед взыскательными московскими зрителями»149. И вот остались
позади первые волнения, ожидания встречи с незнакомым зрителем, сомнения... Эмблема
8-го Международного кинофестиваля, который проходил в эти дни в Москве, не заслонила ярких, со вкусом выполненных афиш театра. Доброжелательно откликнулась на
открытие гастролей кузбассовцев центральная и московская пресса. О театре, его
репертуаре рассказывали газеты «Известия», «Социалистическая индустрия»,
«Московская правда», «Вечерняя Москва», радио, телевизионная программа «Время».
Труппу театра оперетты Кузбасса тепло встретили на вокзале. Ей предоставили для
выступлений зал Московского театра оперетты (бывший филиал Большого театра).
Хозяева его во главе с художественным руководителем народным артистом РСФСР Г. П.
Ансимовым проявили подлинное гостеприимство. Сибирякам предложили улучшить,
переоформить один из центральных спектаклей гастрольного репертуара — «Кето и
Котэ», заново поставить танцы, подкорректировать оркестровку. В этой работе огромную
помощь оказали нашему коллективу театральная Москва и театральная Грузияьо.
Для любого театра страны приглашение на гастроли в Москву — признание его
творчества. И действительно, в лучших спектаклях оперетта Кузбасса показала себя
зрелым, ищущим коллективом, со своими убеждениями и. принципами, со своими темами
и традициями. При переполненном зале были показаны спектакли «Акулина», «Кето и
Котэ», «Табачный капитан», «Четверо с улицы Жанны», «Король вальса», «Моя
прекрасная леди» и «Дочь океана». В день открытия гастролей в зале были
представительная пресса, известные театральные деятели, работавшие в жанре оперетты,
и много друзей. От Московского театра оперетты кузбасский коллектив приветствовал
заслуженный артист РСФСР А. Горелик, делились впечатлениями известные театральные
критики Л. Жукова и М. Коган. С ответным словом выступила главный режиссер театра
Т. Гогава. На этой встрече присутствовали специально прилетевшие из Киева О. Сандлер
и Г. Плоткин. Украинские авторы изъявили желание работать с театром оперетты
Кузбасса над своим новым спектаклем «Киевские каштаны», а москвич Георгий Кулешов
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
— над детской пьесой по мотивам «Мухи-Цокотухи» А. Чуковского. Коллектив с
большой радостью принял эти предложения. Позднее заинтересовалось театром и
Всесоюзное телевидение. Несколько фрагментов из спектаклей были отобраны для
телепередачи «Артлото». Для любителей оперетты на видеофон был записан большой
концерт, в котором приняла участие артистическая молодежь.
Пресса Москвы подробно освещала гастроли. По мнению московских критиков, к
достоинствам кемеровского театра было отнесено успешное решение проблемы кадров,
поскольку его руководители постоянно искали талантливую молодежь не только в
театральных вузах, но и в самодеятельности. На этом пути отмечались удачи. Так, из
самодеятельности пришел Г. Семенов. Обаятельный актер, обладатель отличного тенора,
был занят почти во всех «московских» спектаклях. Прекрасно показала себя и А.
Тараненко, тоже в недавнем прошлом участница самодеятельности. К чести молодых
артистов из Кемерова следует сказать, что все они уверенно справились с ответственными
партиями. Поэтому театр из Кузбасса здесь по праву называли молодежным. «В нем, —
писала столичная газета, — немало интересных исполнителей. Хорошо звучат хор и
оркестр. Оформление выполнено с пониманием образности музыкального языка
произведений. Наряду с комплиментами, были и серьезные замечания. От кузбассовцев
справедливо потребовали большей взыскательности при отборе репертуара, более строгой
требовательности к исполнителям, борьбы с так называемым «провинциализмом».
Коллектив понимал, что без решения этих нелегких задач не может быть движения
вперед.
Вокруг некоторых работ театра в прессе развернулись интересные дискуссии. Так,
В. Новиков высказал мысль о том, что комедия «Четверо с улицы Жанны» О. Сандлера
лишена оригинального сценического решения и потому не заслуживает внимания
театров151. Т. Гогава возражала подобному мнению: «Не могу — и мои товарищи по
работе не могут — согласиться с ...резкими суждениями по поводу спектакля «Четверо с
улицы Жанны»: мы любим и высоко ценим эту работу, знаем, что приемлет ее и зритель.
Спектакли, насыщенные драматическим материалом, мы и впредь будем ставить, не забывая, что оперетта есть оперетта»152. Именно этот репертуар, по мнению Г. Гогава развил
умение актеров театра раскрывать драматические коллизии, высоко оцененное
театральной критикой Москвы. Вместе с тем, Т. Гогава во многом приняла критические
замечания в адрес спектакля «Король вальса», названного Н. Адлером «откровенной
неудачей»153. «Неудачная» постановка, о тнюдь не лишенная рационального решения,
пережила многие «удачные» спектакли. Эта оперетта была одной из наиболее любимых
публикой во время гастрольных поездок, а этот случай говорит о том, что зрительские
симпатии не всегда совпадают с мнением искусствоведов.
Кроме спектаклей, артисты дали ряд шефских выступлений, приняли участие в
выпускном бале «Посвящение в рабочие», организованном для выпускников ПТУ № 104,
побывали в гостях у работников редакции газеты Правда». В помещении Московского
театра оперетты гостями кузбассовцев были металлурги столицы. Общение с ними после
первого отделения концерта продолжилось в фойе. Народный артист РСФСР А. Бобров,
заслуженные артистки РСФСР Г. Епифанова, Р. Озерова и другие актеры стали
участниками интереснейших бесед с московскими зрителями. Насыщенный по программе
концерт был дан на закрытие гастролей.
«Для нас эти гастроли, - сказал корреспонденту столичной газеты народный артист
РСФСР А. Бобров, — стали большим испытанием. Москвичи — зрители очень
искушенные. Все мы, конечно, волновались. Но все, кажется, прошло хорошо. Во всяком
случае, весь месяц у касс театра звучало: «Лишнего билета нет?» Это приятно, потому
что, с одной стороны, мы, значит, достойно представили в столице Кузбасс, а с другой —
утвердились в том, что наш сибирский зритель получает от нас искусство без всяких
скидок на так называемую периферию».
К осени из Москвы пришло трогательное письмо, подписанное руководителями
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Московского театра оперетты народным артистом РСФСР Г. П. Ансимов вым и
заслуженным работником культуры РСФСР А. А. Калеватовым. Гепло отзываясь о
выступлениях кузбасского театра, они предложили укрепить содружество между
театрами. Выдвинули обширный план творческого содружества, предложили провести в
Кемерове занятия творческой лаборатории под руководством Г. П. Ансимова. Москвичи
предлагали обмениваться музыкальными и драматическими материалами, исполнителями,
художниками другими творческими кадрами. Кроме того, они ставили вопрос о том,
чтобы совместными усилиями привлекать к созданию советского репертуара новы
авторские силы (имелось в виду, например, обратиться к драматургу В. Розову с
предложением написать либретто спектакля). Кемеровский театр был решено включить в
литературно-художественную мастерскую по создани новых форм театрального
представления (в нее входил ряд крупнейших театров страны). Надо ли говорить, что
театр охотно откликнулся на все эти ценные предложения.
В сезоне 1973/74 года начал осуществляться план творческого содружества между
московским и кемеровским театрами. На гастроли в Кемеро приехали ведущие артисты
Московского театра оперетты. 16 ноября в спектакле «Моя прекрасная леди» в роли
профессора Хиггинса выступил заслуженный артист РСФСР Георгий Гринер, а в роли
Элизы Дулитл кузбассовсцы увидели заслуженную артистку РСФСР Зою Иванову. Эти
роли наши гости с неизменным успехом исполняли в спектакле столичного театра. На
кузбасской земле артистам предстояло сыграть их с новыми партнерами.
Гостям удалось органично вписаться в режиссерский замысел наше спектакля, а
это было непросто, так как на сцене своего театра они играли спектакле, значительно
отличающемся по режиссерскому решению. В московском спектакле фактически
отсутствовала сцена бала, которая у кемеровчан занимала почти все второе действие и
являлась кульминацией спектакля. В нем не было и развернутых народных сцен,
пантомимы в третьем акте. Поэтому артистам в Москву заранее выслали пьесу, чтобы они
смогли но знакомиться с различиями в тексте. Горячее обоюдное желание гостей и в< г
участников спектакля преодолеть возникшие трудности дало прекрасн результаты.
Коллеги заботливо опекали гостей. В. Дегтев и Г. Епифанова (в кемеровской постановке
— Хиггинс и Элиза) все репетиции проводили с москичами на сцене, помогая им вместе с
режиссером как можно быстрее пойти в спектакль, Г. Епифанова и В. Дегтев первыми
поздравили московских артистов с успешным дебютом, вручили им цветы. К их
поздравлениям подушно присоединились все работники театра. «Играть в таком крепко
режиссерски сколоченном спектакле для меня было большим удовольствием, — сказала
после первого же представления 3. Иванова. — Очень понравился оркестр. Главный
дирижер, уловив ритмы, в которых мы исполняем партии, чутко повел за нами
музыкантов оркестра».
В эти же дни в спектакле «Табачный капитан» в роли Петра I выступил солист
Московского театра оперетты, заслуженный артист РСФСР Валерий Барынин, он же
исполнил партию Тасилло в спектакле «Марица». С московской артисткой Светланой
Никитенко зрители познакомились 20 ноября в заглавной партии спектакля «Марица».
Через пять дней она выступила в роли Марии в музыкальной комедии О. Сандлера
«Четверо с улицы Жанны. Спектакли с участием москвичей увидели не только жители
областного центра. С 16 по 26 ноября в театр были приглашены зрители многих городов н
поселков области. Спустя некоторое время с ответным творческим визитом к Москву
выехали артисты театра оперетты Кузбасса, чтобы принять участие и спектаклях
столичного коллектива.
К сожалению, следующая встреча кузбасских зрителей с московскими солистами
произошла лишь в январе 1982 года. В Кемерово приехали заслуженные артисты РСФСР
В. Барынин и С. Варгузова и выступили в спектакле нашего театра «Веселая вдова» и
«Летучая мышь». В феврале 1986 года театр оперетты Кузбасса вновь аплодировал
народной артистке СССР Татьяне Шмыге. Об этом событии, о размышлениях московской
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
звезды о сложном и прекрасном мире оперетты рассказал журналист В. Аренский на страницах областной газеты155.
IV.
НА НОВОМ ЭТАПЕ
В новом сезоне 1975/76 гг. в руководстве театра оперетты Кузбасса произошли
изменения. Уехала главный режиссер Т. Д. Гогава, что стало несомненной утратой для
театра. Прошедшее десятилетие осталось самым ярким в творческом отношении
периодом и для театрального коллектива, и для кузбасских зрителей. За 30 лет своего
существования театр такого взлета, такой высоты еще не достигал. Наработанная
стабильная профессиональная база, сложившиеся творческие традиции способствовали
сохранению общего хорошего уровня постановок на рубеже 70—80-х годов.
Во второй половине 70-х годов в театре продолжали трудиться народный артист
РСФСР А. Бобров, заслуженные артисты РСФСР Р. Озерова, А. Смагина, А. Фролова, В.
Дегтев, заслуженный деятель искусств РСФСР Е. Лугов, артисты В. Нестюрин, А.
Вавилов, В. Райх, И. Катели- на, В. Пономарев, Е. и В. Титенко, Б. Двойников, В. Лосик,
Е. Григорьев, Г. Бойко, Р. Думание, Н. Лаушкин, солисты балета Н. и В. Стрюковские, М.
Скубенко. Эти актеры составляли «золотой фонд» театра. Многие из них продолжали
активно работать после выхода на пенсию. Художественное руководство театра
стремилось найти любую возможность, чтобы зрители могли встречаться со своими
звездами. И все-таки смена поколений на рубеже 1970—80-Х годов остро ощущалась в
жизни театра. В мае 1979 года произошло торжественное и немного грустное событие — в
последний раз на театральную сцену вышел один из старейших актеров театра Н.
Лаушкин. Артист 30 лет отдал сцене, 10 из них — Театру оперетты Кузбасса. Николай
Николаевич сыграл десятки ролей: Сашу и Костю в «Белой акации», Пабло в «Поцелуе
Чаниты», Эмиля в «Роз-Мари», Френсиса Чеснея в «Донне Люции» и другие. В
дальнейшем Н. Лаушкин продолжил жизнь в искусстве, только теперь в качестве
ассистента режиссера. Осенью этого же года общественность города и области облетела
печальная весть — на 50-м году жизни после тяжелой и продолжительной болезни
скончался талантливый актер Театра оперетты Кузбасса В. Дегтев. В 1982 году умер
главный дирижер народный артист РСФСР Евгений Михайлович Лугов, отдавший
нашему театру и культуре Кузбасса 30 лет творческой жизни. К сожалению, это были не
последние потери театра...
Во второй половине 70-х годов состав труппы пополнился молодыми кадрами.
Приступил к работе дирижер оркестра наш земляк Николай Федоренко, получивший
образование в Новосибирском музыкальном училище, Казанской и Новосибирской
консерваториях, в будущем — лауреат областного смотра «Кузбасс театральный». В ряды
актеров вошли перспективные солисты-вокалисты Т. Рейторович, В. Бруненко, Ф.
Калашников, Ю. Мыльников, Л. Арефьева. Расширился состав хора и оркестра. На
должность балетмейстера пригласили выпускницу Московского высшего хореографического училища Г. Рубинскую. В конце 70-х в Кемерово приехали выпускники
музыкального училища при Ленинградской консерватории: Е. Зайцева, Л. Игнатенко, О.
Гончарова, В. Леонов, Н. Иванов, В. Гордеев, после специальных вузов — С. Топоева, Е.
Белов.
Начало 80-х годов подарило зрителям целый ряд интересных дебютов. Удачно
вошли в спектакли недавняя выпускница ГИТИСа солистка Наталья Привалова
(«Цыганский барон», «Ночь в Венеции») и Тамара Савич, получившая диплом артистки в
Уральской консерватории («Летучая мышь», «Цыганский барон», «Король вальса»). За
дирижерский пульт впервые встал Борис Нодельман. Исполнение оперетты «Веселая
вдова» стало началом творческой биографии этого дирижера в кемеровском театре.
В марте 1979 года молодые артисты театра оперетты приняли участие в
заключительном этапе смотра-конкурса творчества театральной молодежи. Для солиста
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Петра Карпова это было не первое конкурсное выступление. В 1977 году он ярко проявил
себя в конкурсе молодых артистов музыкальных театров в Москве, а в 1978 — на
фестивале «Русская зима». На смотре 1979 г. П. Карпов, Б. Бруненко и В. Леонов
представили сцену из спектакля «Тогда в Севилье». Благодаря энтузиазму и таланту
молодых, помощи в подготовке режиссера областного театра драмы Л. А. Шалова смотр
для театра оперетты Кузбасса прошел успешно 156.
К сожалению, в составе художественного руководства театра стабильности не
было. После Т. Гогава новый главный режиссер — А. Я. Казинер — появился лишь в 1976
году. Молодой, одаренный художник, он творчески подходил к постановкам, ему удалось
воплотить немало интересных сценических проектов. Среди его наиболее удачных работ
спектакли «Бабий бунт» и «Свадьба Кречинского». Он проработал до апреля 1978 года.
Затем более года театр был практически без главного режиссера.
В 1979 году директором театра стал Юрий Адаменко, главным режиссером —
Станислав Пеньков. С. Пеньков окончил факультет актеров музыкального театра
ГИТИСа, работал в Хабаровске, Новосибирске, Волгограде, последние 10 лет — в
Одесском театре оперетты. Назначение в театр оперетты Кузбасса он получил после
окончания Высших режиссерских курсов при ГИТИСе. Новый режиссер был полон
энтузиазма и творческих планов, поскольку труппа театра находилась в неплохой форме,
пользовалась известностью в театральном мире. В должности лидера С. Пеньков проработал почти четыре года. За это время театр выпустил немало ярких спектаклей,
поставленных Пеньковым («Товарищ Любовь», «Мистер Икс», «Цыганский барон» и др.),
а также режиссерами И. Ляховым («Старик Хоттабыч», «Василий Теркин», «Принцесса из
Марьиной рощи»), В. Курочкиным («Все начинается с любви»), Вл. Титенко («Ночь в
Венеции») и Б. Рябикиным («Холопка»).
В сезоне 1983/84 года главным режиссером был назначен Сергей Курочкин,
главным дирижером — Борис Нодельман, главным художником — Павел Бобров,
главным балетмейстером — Виктор Давыдов. Однако С. Курочкин проработал в этой
должности около полугода. Далее до начала 90-х годов на этом посту работали Е. Воль,
Ю. Чернышев, М. Бурцев. В конце 1989 года художественным руководителем снова стал
А.Казинер, но также ненадолго. В периоды отсутствия главного режиссера театр
приглашал признанных мастеров музыкальной комедии на разовые постановки. Иногда их
постановки оказывались и удачными, но в целом отсутствие постоянного
художественного руководства негативно сказывалось на работе коллектива.
РАЗМЫШЛЯЯ О ЧЕЛОВЕКЕ И СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
В силу объективных обстоятельств, очерченных в предыдущем разделе, говорить
об основополагающих режиссерских принципах, об особенностях сценического
мышления труппы в период конца 70—80-х годов достаточно сложно. Главное —
коллективу удалось сохранить себя как театр современной музыкальной драматургии. Эту
традицию, живущую в коллективе, вольно или невольно воспринимал каждый новый
режиссер. Основная ставка по-прежнему делалась на хорошую, современную
драматургию. В центре внимания оставалось освоение отечественной музыкальной
комедии. Не без основания считалось, что она способна по-настоящему заинтересовать
зрителя. На решение этой задачи были направлены основные силы и творческий
энтузиазм коллектива. Пожалуй, наиболее показательно сформулировал содержание
работы в этом направлении режиссер С. Пеньков: «Время ставит перед искусством все
новые задачи, решение которых способствует развитию нашего общества, повышению его
культурного уровня. Мужественно смотреть в лицо проблемам жизни, соответствовать
времени, иметь твердую идейную и гражданскую позицию и активно отстаивать ее своим
творчеством — в этом видим главную задачу театра на данном этапе. ...Мы останавливаем
свой выбор на пьесах, наполненных глубокими размышлениями о человеке и современном
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мире (курсив мой. — А. М,)»157. Стремление шагать в ногу со временем обусловило
соотносимость сценических решений спектаклей.
Можно выделить некоторые очевидные тенденции, проявившиеся достаточно
широко в развитии отечественного музыкального театра последних девятилетий XX века.
Первой важной тенденцией следует назвать переоценку содержательности произведений.
Перемены в понимании современных проблем смещают акценты в область вечных
ценностей, незыблемых в изменчивом мире. В трактовке патриотической и гражданской
тематики на первый план выдвигается внутреннее, психологическое постижение
нравственной ценности человека, несовместимости мира с трагедией войны. В
патриотической теме акцентируется причастность человека к истории отечества,
неотделимость человека от исторической и культурной памяти поколений.
Второй тенденцией в области создания сценических произведений становится
смелая экспериментальность, рожденная расширением тематики и вы-, разительных
возможностей музыкального театра. Третьей — утверждается плюрализм стилей, поиск
жанрового синтеза, что позволяет проводить аналогии с творчеством начала XX века.
Условно выделим и четвертую тенденцию, которая проявилась в своеобразии
подхода к произведениям прошлого. Отчетливо сложилось стремление воскресить
«забытые» или малоизвестные страницы опереточной классики. Перечисленные
тенденции так или иначе проявились в работе театра оперетты Кузбасса последних
десятилетий.
Гражданскую и патриотическую тематику в репертуаре наиболее ярко
представляли произведения, постановка которых чаще всего посвящалась важным датам в
жизни страны. Это спектакли: «Пусть гитара играет», посвященный 60-летию Октября,
«Товарищ Любовь» и «Василий Теркин», подаренный ветеранам к 35-летию Победы.
Лирическая комедия Е. Гальпериной и Ю. Аненкова «Пусть гитара играет» (режиссер Б.
Рябикин) рассказывала о судьбах разных поколений наших современников, о том, какой
отпечаток наложила на их жизнь война. Ее постановка, осуществленная в сезоне 1976/ 77
года, была не во всем удачной. Как отмечалось в прессе, оставалось впечатление, «что
выстраданные, а потому поистине высокие идеи вырваны с корнем из жизни и перенесены
на некий пьедестал, где лишены естественною питания»138. Хотя в спектакле были
неплохие актерские работы, они не создавали впечатления целостности спектакля. По
мнению рецензентов, одни герои декларировали известные истины, а другим вообще
нечего было играть159.
Справедливо отмеченные недостатки спектакля подчеркивали необходимость
более глубокого осмысления главной темы произведения, а главное — поисков ее
выражения. Аналогичные просчеты сказались и в новом прочтении пьесы «Беспокойное
счастье» режиссером С. Курочкиным в сезоне 1983/84 года. Пьеса предназначалась к
показу на Всесоюзном фестивале «Героическое освоение Сибири и Дальнего Востока».
Театральная версия фильма И. Пырьева «Сказание о земле сибирской» страдала
схематичностью и неестественностью, порождала неизбежные проблемы в сценическом
воплощении. Перекомпоновка структуры, удачное построение массовых сцен,
отработанные хоровые эпизоды и сольные партии не спасли известную сценическую
версию киносценария. «Беспокойное счастье» продержалось в репертуаре лишь один
сезон. Этот пример еще раз продемонстрировал важность качества литературнодраматургического плана в жанре музыкальной комедии.
Работа главного режиссера С. Пенькова «Товарищ Любовь» (1979/8О) была
отмечена на конкурсе «Кузбасс театральный» среди наиболее интересных. Она снискала
заслуженный успех у зрителей. Спектакль был создан па основе очень серьезной драмы К.
Тренева «Любовь Яровая». По словам С.Пенькова, он был бесконечно влюблен в
драматургический материал и и’роев пьесы, в музыку В. Ильина. Постановочной группе
важно было донести дух произведения, мысли драматурга. Вместе с тем, создателям
спектактакля хотелось взглянуть на события того времени глазами современника. Му-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
зыкальная партитура, сложная для исполнения, включала современные песенные
интонации и стилистику русского романса, была тщательно освоена оркестром под
руководством Е. Лугова. Партитура была рассчитана на полный состав оркестра,
включала тембры современных электроинструментов, использование специальных
фонограмм (колокола, пение цикад, артиллерийская канонада). Некая полижанровость
произведения (черты оперетты, спектакля с музыкой, элементы оперы) была верно
прочитана режиссером, балетмейстером Л. Фарбером и исполнителями ролей.
Оформление спектакля художником В. Аксеновым включало точно подмеченные
приметы и символы исторической эпохи легендарного Октября. Революция, любовь и
мечта — вот триединство, которое, по мнению театрального критика Э. Суворовой,
определяло целостное впечатление о спектакле160.
«Василий Теркин» (музыка А. Новикова) — одна из лучших постаноиок театра из
посвященных военно-патриотической тематике. Она создавала особое духовное поле,
которое обнаруживало, точнее — обнажало незримые нити, связывающие стареющих
ветеранов и поколение молодежи 80-х. Авторам постановки (режиссер И. Ляхов,
художник М. Бакшаев, балетмейстер В. Щанкин, хормейстер И. Юркевич) удалось
«снять» 35-летнюю временную дистанцию, отделявшую военное «вчера» и наше
«сегодня», и, вместе с тем, показать высокое значение героики тех дней. Спектакль
начинался появлением из зрительного зала артиста Е. Григорьева — участника войны,
игравшего роль ветерана. Седой, по-военному подтянутый, он неторопливо шел и пел
известную песню «Где же вы теперь, друзья-однополчане», словно будил свое прошлое. А
на сцене, в свете прожекторов, возникала живая картина Ю. Непринцева «Отдых после
боя». В ее центре — плечистый парень « открытым русским лицом, веселый богатырь
Василий Теркин. Сходство с известным живописным полотном было удивительным.
Несколько секунд герои оставались неподвижными. Потом персонажи оживали, и
начиналось действо.
Работая над пьесой Петра Градова по известной поэме А. Твардовского, режиссер
дополнил инсценировку. В нее были введены фронтовые песни: «Давай закурим»,
«Соловьи», «Землянка», «Вася-Василек» и другие. Особую смысловую нагрузку несла
песня «Фронтовики, наденьте ордена», обращенная уже в сегодняшний день. И уж,
конечно, нельзя было обойтись без знаменитого «Синего платочка», который
проникновенно исполнила Алла Зибольд. Для этого И. Ляхову пришлось разработать
новую сцену «Приезд певицы», написать стихотворный текст всего эпизода.
Образ главного героя во многом определял успех спектакля в целом. Исполнитель
роли Петр Карпов, обладающий красивым, сильным голосом, подарил зрителям немало
волнующих минут. Его Василий Теркин единодушно был принят зрителями. Прямо после
спектакля в зале театра оперетты Петру Карпову зрители-воины вручили почетный знак
«Отличник Советской Армии». А на гастролях в Благовещенске, после спектакля Петр
Карпов как был в старой теркинской гимнастерке, так попал в объятья фронтовиков. «Мы
ведь тебя, сынок, теперь за однокашника считаем, — говорил ему председатель совета
ветеранов Н. Н. Гертман. — Спасибо за песни наши солдатские, за твой голос и талант.
Такой спектакль обязательно воспримет молодежь, такого Теркина полюбит»161.
Среди постановок театра в рассматриваемый период особое место занимают
музыкальные комедии, созданные отечественными композиторами на основе известных
литературно-драматических источников. К ним относятся: музыкальная комедия Е.
Птичкина «Бабий бунт» (1976/77) по мотивам «Донских рассказов» М. Шолохова; мюзикл
«Свадьба Кречинского» (1977) А. Колкера и К. Рыжова по комедии А. Сухово-Кобылина,
одной из популярнейших пьес русского театра прошлого века. К этой репертуарной
группе возможно отнести и постановки оперетт, признанных современной отечественной
классикой жанра («Холопка», «Девичий переполох», «Свадьба в Малиновке» и др.).
Сюжет комедии «Бабий бунт» как бы рожден в недрах народного юмора казачьих
станиц. Фрагменты, взятые из разных рассказов М. Шолохова, органически слились в
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
историю о том, как женщины одного села решили на деле утвердить новые принципы
отношения с мужьями на «тихом» Доне. Постановщик спектакля А. Казинер, дирижер Е.
Лугов, художник Е. Чижевский определили жанр спектакля как народную музыкальную
комедию и последовательно решили спектакль именно в этом ключе. Они поставили
задачу показать многообразие человеческих характеров и, соответственно, трактовали
сюжет, нивелируя деление персонажей на главные и второстепенные. Большинству
исполнителей удалось создать индивидуальные характеры персонажей, найти
своеобразный актерский комментарий к происходящему и органично вписать свою роль в
общую панораму действия. Кроме того, музыкантам удалось донести до слушателей
интонационное своеобразие и колорит казачьего фольклора, которые широко
использовались в партитуре спектакля. «Бабий бунт» в исполнении кемеровского театра
был признан репертуарной коллегией Министерства культуры РСФСР лучшей постановкой этого произведения на сценах музыкальных театров республики.
Мюзикл «Свадьба Кречинского» А. Колкера и К. Рыжова — один из первых
отечественных образцов этого жанра. Пьеса признанного мастера русской драматургии
вобрала в себя традиции театра А. Островского и социально-психологическую
заостренность характеров Ф. Достоевского. Музыкальная версия сохранила и
напряженность сюжета, и глубину характеров. В ее сценическом прочтении ставилась
задача сохранить комедийно-сатирический аспект и серьезную нравственную мысль, не
нарушая специфику жанра мюзикла. В этом плане постановочной группе многое удалось.
Как писала Э. Суворова, «...спектакль наводит на размышления о ценностях мнимых и
настоящих, о том, какому опустошению подвергается человеческая личность,
позволившая себя увлечь пошлой, бездуховной жизнью»162. «Свадьба Кречинского» стала
лучшей работой режиссера А. Казинера в кемеровском театре.
Постановка была рассчитана на два состава. Дирижер Е. Лугов осмыслил сложную
музыкальную драматургию, провел тщательную работу с вокалистами. Роль Кречинского
в исполнении Вл. Титенко показала масштабность его дарования как вокалиста, глубокого
музыканта и драматического актера. Вл. Титенко сумел раскрыть психологически
сложный и неоднозначный образ. В общем ансамбле артистам обоих составов удалось
сохранить индивидуальность в трактовке персонажей. Так, помещик Муромский у А.
Боброва был более простодушен, чем в интерпретации В. Дегтева, который подчеркивал
сребролюбие своего героя. В госпоже Атуевой у Л. Фроловой в глаза бросался ее
удручающий провинциализм, у Г. Епифановой — старания увядающей кокетки. Е.
Титенко подчеркивала в Лидочке наивность и чистоту, А. Тараненко, сохраняя эти
качества, наделяла героиню некоторой практичностью. Были и другие интересные
актерские работы. Важно то, что все исполнители смогли раскрыть свои возможности и
органично освоить идейно-тематическое пространство пьесы. В лучших традициях
отечественного го музыкального театра спектаклю была свойственна зрелищность,
соподчиненность идеи, драматургии и сценографии (художник В. Кузьмин).
Интересным опытом органичного соподчинения названных компонентов спектакля
в сочетании с экспериментом стала постановка оперетты Н. Стрельникова «Холопка», Ее
осуществил главный режиссер Казахского театра оперы и балета, заслуженный деятель
искусств Каз. ССР Борис Рябикин163. Он раскрыл тему нравственной чистоты и силы духа
русского народа. Б. Рябикин старался приблизить спектакль к оперетте-ревю или мюзикхоллу. Комедийная линия спектакля мыслилась как сатирически-гротесковая. Такой
замысел спектакля потребовал дробления его на эпизоды, картины, художественного
оформления каждой из них. Вместе с тем, возникала опасность потери единства действия.
Эту сложность режиссеру удалось преодолеть в сотрудничестве с художником. Для
оформления спектакля был приглашен главный художник Ленинградского театра оперы и
балета им. С. М. Кирова народный художник РСФСР И. Севастьянов. Красочное
оформление спектакля передавало черты эпохи, костюмы были сделаны по музейным
образцам. Художник выделил в сценографии три визуальных плана. Первый, от-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
крывающий роскошь интерьеров послеекатерининского времени, нарядность туалетов
гостей и разгульность гусар, олицетворял внешнюю праздничность и парадность эпохи.
Второй план складывался из звучания флейт и барабанов, механистичной военной
муштры крепостнической империи Павла I, документально точных солдатских мундиров
и полосатых шлагбаумов — символов бесконечных дорог России. Третий план был
непосредственно связан с народной идеей спектакля, он выражал себя в оформлении
массовых сцен. В этом отношении показателен финал — массовое гулянье с
традиционными зимними играми, словно сошедшее на сцену со знаменитого полотна В.
Сурикова «Взятие снежного городка»164.
Другие участники постановочной группы — главный дирижер Б. Нодельман,
хормейстер И. Юркевич также много сделали для того, чтобы хорошо прозвучали
вокальные партии, красиво написанные хоры и вся музыкальная ткань оперетты. Как
отмечали критики, «оркестр помогал динамическому развитию сюжета, объединял в
единое целое чередующиеся на сцене эпизоды: лирические, комические,
драматические»165. В спектакле был подобран хороший актерский ансамбль: А. Бобров
(граф Кутайсов), Р. Озерова и Н. Привалова (Виолетта Леблан), П. Карпов (Андрей), Т.
Савич и Н. Яровая (Поленька), Б. Рудаков и В. Пономарев (Митрусь) и другие166.
«Традиционное и новое» — так была названа статья новосибирского автора,
отмечающая своеобразие постановки «Холопки» кемеровским театром оперетты167 .
Конечно, не все в отмеченном спектакле было бесспорно удачным. Во время его показа в
Свердловске постановщикам пришлось выслушать немало обоснованной критики. Однако
ценность эксперимента и состоит в приобретении необходимого опыта.
В начале 80-х годов наше государство и общество стояли на пороге неизбежных
грядущих перемен. В сознании людей ветшали старые кумиры, с ними окружающий мир
терял стабильность. В этой ситуации обострялись проблемы нравственного выбора,
обретения устойчивых, неподвластных изменчивому времени жизненных идеалов. Эта
чрезвычайно актуальная для тех лет и для сегодняшнего дня проблематика прозвучала в
музыкальных комедиях «Семья Агабо» Г. Цабадзе по пьесе О. Иоселиани «Пока арба не
перевернулась» и «Старые дома» О. Фельцмана.
Подчеркивая главную мысль в пьесе Голубенко, Сущенко и Хаита постановочная
группа озаглавила спектакль «Все начинается с любви». О чем был он? Сносятся старые
дома, люди переселяются в новые квартиры, радуясь переменам. На этом фоне герои
спектакля, прикипевшие друг к другу и к своему старому жилищу, а потому
сопротивляющиеся переселению, кажутся чудаками. Но чем затейливей становится
комедийная суета, тем пронзительней начинает звучать тема любви, добра и милосердия,
без которых жизнь в «новом доме» может просто не состояться. Поставил спектакль
большой мастер жанра оперетты народный артист СССР В. Курочкин — главный
режиссер Свердловского театра музыкальной комедии. Маститый режиссер точно
наметил каждому исполнителю его творческую задачу, добился ее выполнения. Крепкая
ансамблевость — одно из главных достоинств постановки. Проникновенности
повествования в значительной степени способствовала песенная музыка О. Фельцмана.
Оркестр под управлением Б. Нодельмана чутко доносил многообразную по
интонационному и жанровому характеру песенную стихию. «Остроумная пьеса,
своеобразная музыка, работа с большим мастером жанра позволили исполнителям создать
теплый, по-особому человечный спектакль»168, — писала Э. Суворова, которая в эти годы
становится одним из ведущих и интересных театральных критиков Кемерова.
Мюзикл «Семья Агабо» посвящен мысли о важности связи со своими истоками и
духовного родства с заветами отцов и дедов. «Эта комедия даже в самых забавных и
острых ситуациях не теряла из виду нравственный урок, который она призвана дать,
рассказывая не просто о том, что такое родители для детей и что такое земля для
людей, но, прежде всего, — об истинных богатствах духа, которые заключены в жизни,
построенной на добре и правде»169.
В центре сюжета спектакля — Агабо, глава большой семьи, мудрый и искренний.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Этот образ, носитель глубокого философского смысла повествования, стал новой
серьезной работой народного артиста РСФСР А. Боброва. Достойной партнершей мастера
стала заслуженная артистка РСФСР Л.Фролова в роли Кесарии. При всей несхожести
характеров Агабо и Кесария — удивительно трогательная супружеская пара, вырастившая
четырех сыновей. В основном благодаря их дуэту в спектакле бился пульс настоящей
жизни. Чувства актеров взрывали изнутри авторский текст, наполняли его живым
содержанием. Хорошим фундаментом для создания веселого, жизнерадостного спектакля,
в котором комическое сплеталось с лирическим, стала яркая музыка композитора Г.
Цабадзе. В исполнении оркестра под руководством дирижера-постановщика Б.
Нодельмана она была легка и прозрачна. Отмеченные национальным колоритом
вокальные номера хорошо воспринимались публикой. Однако «в весьма убедительной
сценографии художника Т. Элиавы, — писала новосибирская газета, — хотелось бы
видеть большую последовательность в воплощении именно этого, кавказского
колорита»170. В целом премьера мюзикла «Семья Агабо» (режиссер С. Ключко) вновь
продемонстрировала направленность работы Театра оперетты Кузбасса на освоение
новых рубежей в многоликом мире музыкальной комедии.
Энтузиазм коллектива в решении проблем еще не отстоявшегося жанра мюзикла, в
котором он шел своим путем, в 80-е годы привлекал внимание зрителей и театральной
критики. Одна из важных трудностей в освоении этого жанра заключалась в том, что
актер в мюзикле должен был петь, как оперный певец, танцевать, как артист балета,
играть, как драматический актер. В труппе в это время имелось немало замечательных
мастеров с хорошей вокальной подготовкой. Артисты кемеровского театра, по мнению
большинства критиков, располагали хорошим потенциалом, стремлением завоевать
зрителей не внешними ситуациями, а глубиной и серьезностью интерпретации. Именно
это становилось основанием для экспериментов и новаций в работе над произведениями
отечественных авторов.
Поиски театром неординарных музыкально-сценических решений по-разному
преломились в музыкальной комедии О. Фельцмана «Тетка Чарлея» (постановщик
спектакля, художник и исполнитель главной роли — солист Свердловского театра
музыкальной комедии, народный артист республики Сытник) и сатирическом
музыкальном представлении В. Дашкевича «Клоп» (режиссер Ю. Чернышев, дирижер Н.
Федоренко, художник П. Бобров, (балетмейстер Э. Букайтис). Не всегда эксперименты
приносили успех. Так, критическую реакцию вызвал в местной прессе «спектакльконцерт» «Исповедь», где были использованы песни Б. Окуджавы, А. Розенбаума, Л.
Макаревича и А. Петрова (постановщик — директор театра Е. Воль)171.
Событием в жизни театра стала премьера спектакля «Король уродов». Автор —
украинский композитор В. Ильин обозначил его жанр как мюзикл-опера. Даже беглое
знакомство с партитурой давало основание утверждать, что этому талантливому
произведению свойственна масштабность оперного мышления. В этом убеждала и
серьезная драматургическая основа. Либретто Ю. Рогозы было создано по роману В. Гюго
«Собор Парижской богоматери». В воплощении партитуры оперы сошлись подлинные
единомышленники — ргжиссер Е. Воль, дирижер К. Царев, художник Г. Фомин,
балетмейстер Э. Смирнов. Спектакль был решен в едином образно-смысловом ключе. К
Царев осуществил достаточно корректную редакцию партитуры, необходимую для
данного творческого прочтения пьесы, ввел в нее выразительный прием наложения
живого звучания музыки на фонограмму, рельефно подчеркнул ведущие лейтмотивы в
исполнении.
В «Короле уродов» актеры не только пели, вели драматургическую линию, но и
выполняли довольно сложные трюки. Здесь, переплетаясь, смыкалась работа режиссера и
балетмейстера, так как роль каждого из персонажей драмы имела выразительный, точно
выверенный пластический рисунок. Нужно отметить, что балетмейстер чутко
сбалансировал ощущение прошлой эпохи и современные выразительные средства.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Балетные сцены совмещали жанровоприкладную и выразительно-смысловую функции. В
соответствующих ситуациях балет символизировал рабскую покорность или становился
олицетворением беснующейся толпы, глухой к человеческой индивидуальности.
Действенностью пронизывались хоровые эпизоды. Динамичному развертыванию
спектакля соответствовали лаконичные, четкие до графичности мизан- (цены. Раскрытию
идеи спектакля в большой степени способствовала удачная сценография, решенная в
символическом ключе, но легко читаемая зрителем. В оформлении сцены Г. Фомин
использовал мотивы грандиозного интерьера «обора Парижской богоматери с распятием в
центре композиции.
Не все в спектакле было осуществлено без «шероховатостей»172, но во многом
удалось претворить особенности драматургии, синтезирующей различные жанровые
элементы. Спектакль захватывал и увлекал, смотрелся с интересом. Его идея
апеллировала к общечеловеческим, всегда современным ценностям. «Король уродов»,
созданный на пороге 90-х, стал принципиальной удачей театра.
ЗАБЫТЫЕ ШЕДЕВРЫ
И НОВЫЕ СТРАНИЦЫ ЗАРУБЕЖНОЙ ОПЕРЕТТЫ
В конце 70-х и в 80-е годы в репертуаре Театра оперетты Кузбасса, как и раньше,
значительное место занимали произведения зарубежных композиторов. Их, прежде всего,
представляла опереточная классика, в которой блистали признанные звезды театра и
дебютировали молодые артисты. В обращениях кемеровских и приглашенных из других
городов режиссеров к опусам зарубежных авторов, при всей индивидуальности решений,
отчетливо проявляется общая тенденция. Они стремятся воскресить старые, незаслуженн<
забытые шедевры, открыть редко исполняемые опусы, не известные кузбасским зрителям
(«Ночь в Венеции» И. Штрауса, «Граф Люксембург Ф. Легара, «Кабаре» Д. Кэндера). В
театре активно продолжают ставить и популярные классические произведения. Но в этих
случаях постановщик пытаются освободить партитуру от позднейших наслоений,
приблизить к изначальной авторской версии («Цыганский барон», «Роз-Мари»).
Часто стремление к «авторской версии» на самом деле оказывается реализацией
собственных представлений о ней. Эти представления, а также уч особенностей состава
оркестра и отчасти актерской труппы подвигают постановочную группу осуществлять
собственные редакции либретто и партитур экспериментировать, порой модернизировать
материал. Нужно отметить, чт сходные методы наблюдались и в работе над пьесами
отечественных авторо- В целом подобные процессы были характерны для творческой
жизни многи театров этого времени и обусловлены развитием театра последних десятил
тий нашего века. На этом непростом пути в осмыслении зарубежного peпертуара
отечественные театры обретали определенные успехи. Не миновали он и Кемеровский
театр оперетты.
Так, например, к новой постановке оперетты Р. Фримля и Г. Стотгар дта «РозМари» А. Балабайченко осуществил редакцию и инструментовк партитуры для
нетрадиционного состава оркестра, в котором особая роль отводилась ударной группе, что
создавало исключительный по красоте ритмический каркас двух музыкально-стилевых
пластов — латиноамериканско и индейского. Партитура была органично и темпераментно
исполнена оркестром под руководством Н. Федоренко, вдохновленного новыми
звукокрасоч ными идеями. Новая оркестровка закономерно повлекла за собой неординар
мог решение танцевальных сцен, в которых воплотилась неудержимая фантазия
балетмейстера заслуженного артиста РСФСР К. Ставского.
В новой постановке «Цыганского барона» И. Штрауса под руководством С.
Пенькова был создан свой вариант либретто на основе пьесы И Шкваркина. Обновленное
либретто, по мнению постановщиков, давало право и на пересмотр музыкально-нотного
текста. Очевидно, богатство музыки Штрауса и не слишком сильные драматургические
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
стороны его театральных сочинений у потомков порождали искушение использовать эти
опусы как «сырьевой материал». Постановщиками в структуру «Цыганского барона»
пыли добавлены каскадные номера из оперетт Штрауса «Индиго», «Калиостро в Вене» и
популярная полька «Трик-трак». Вместе с тем, постановочная группа ставила перед собой
и исполнителями серьезные идейно-смысловые чдачи: «Нам хочется отчетливо сказать о
том, что человек не может быть счастливым без родины. Герои спектакля — люди
простые, и хотелось бы, чтобы зрители восприняли их как живых людей с их
человеческими радостями и печалями, а не как персонажей», — писал в областной газете
режиссер С. Пеньков173.
Для театра спектакль был примечателен и тем, что в нем дебютировали новый
режиссер театра Игорь Гуменный, новые актрисы — Т. Мадонова и Л. Пугач.
Заслуженные артистки РСФСР А. Зибольд и Р. Озерова попробовали свои силы в
каскадной роли Мирабеллы. В «густонаселенном» пространстве спектакля (12
действующих лиц) были заняты почти все ведущие покалисты труппы. О каждом
исполнителе можно было сказать доброе слово.
Оперетту Штрауса «Ночь в Венеции» можно отнести к редко исполняемым
произведениям. Впервые на подмостках кемеровского театра она появилась лишь в мае
1981 года. Солист труппы заслуженный артист РСФСР Владимир Титенко выступил в ней
в новом качестве — в роли режиссера.
«Ночь в Венеции» соединила в себе черты оперы-буфф и театрализованного
концерта. Эти жанровые особенности учитывала постановочная группа — Режиссер,
музыкальный руководитель постановки К. Глушенко, художник Г. Ширлин, балетмейстер
Л. Фарбер, хормейстер И. Юркевич. Своеобразие сюжета состояло в том, что он передавал
праздничный быт Венеции XVIII века. Действие, точнее — красочное действо,
разворачивалось то в живописном уголке у Дворца дожей, то на небольшом базарчике, то
на улицах города, где по вечерам разливалось карнавальное шествие. Одна мизансцена
логически переходила в другую. Все действие было выстроено как цепь обманов, подмен,
переодеваний, в которых хор и балет вместе с героями активно участвовали во всех
перипетиях сюжета. Музыка пьесы включала обилие разнообразных танцевальных
ритмов. Кроме любимого вальса, Штраус широко использовал здесь итальянские
национальные музыкальные жанры: пламенные тарантеллы и страстные баркаролы.
Исполнение тарантеллы было вынесено прямо в зрительный зал.
Режиссеру удалось передать дух карнавала, атмосферу веселых шуток, остроумных
розыгрышей и импровизаций, где главным действующим лицом становился простой люд.
Индивидуальные образы и характеры как бы рождались из его многоликой массы. Богатая
вокальная партия Карамелло была спета П. Карповым с истинно итальянским
темпераментом. Артист пластически хорошо выстроил роль, всегда был находчив, как
того и требовала обстановка. Высокую культуру владения голосом показала Е. Титенко
(Аннина). Характер девушки-простолюдинки органично лег на творческую
индивидуальность актрисы. Элементы пародийности, естественные для данного жанра,
были присущи трактовке образов глуповатого герцога Урбино (А. Вавилов) и племянника
сенатора Делаквы (В. Нестюрин)174.
Однако настоящего стилистического единства всем компонентам постановки не
хватало175. По мнению автора статьи столичного журнала, «Ночь в Венеции» была
несколько заземлена и обытовлена, что, возможно, объяснилось тем, что Вл. Титенко не
всегда умел добиваться от других импровизационности и легкости, которыми обладал сам
как актер176. Несмотря на отдельные недостатки, «Ночь в Венеции» познакомила
кузбасских зрителей с нетрадиционной опереточной драматургией, открыла неизвестные
для них страницы музыки Штрауса. Само обращение Вл. Титенко к столь сложному для
сценического воплощения произведению было достаточно смелым шагом.
Среди экспериментов с зарубежными партитурами в конце 80-х годов приятно
порадовала сохранением добротной театральной традиции постановка оперетты Ф. Легара
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«Граф Люксембург» осуществленная новым главным режиссером М. Бурцевым,
проработавшим перед этим около 10 лет в Московском театре оперетты. Этот
классический шедевр ставился в нашей стране крайне редко, так как требовал высокого
мастерства вокалистов, оркестрантов и хористов. Избирая этот сложный и малоизвестный
опус, режиссер и коллектив шли на определенный риск, но вышли победителями. Одно из
несомненных достоинств новой постановки — довольно высокий уровень прочтения
музыкальной партитуры спектакля. Здесь очевидна заслуга дирижера К. Царева.
Виртуозно исполненные сложные фрагменты оперетты явились результатом тщательной,
кропотливой работы с исполнителями. В тонко осмысленном и выразительном ведении
вокальных партий, в игре оркестра, и звучании ансамблей и хора — во всем угадывалась
опытная рука музыканта, ведущего спектакль. Простыми, но достаточно эффектными
приемами удалось добиться праздничной, ликующей атмосферы спектакля художнику И.
Архипову. За последние годы это была, пожалуй, одна из самых красочных постановок на
сцене театра.
В репертуар кемеровского театра в конце 80-х годов вошло знаменитое «Кабаре» Д.
Кэндера по пьесе Д. Мастероффа. О его истории подробно рассказал режиссерпостановщик Е. Воль в интервью, данном газете «Кузбасс». Приведем лишь фрагмент
публикации, характеризующий важные моменты в работе над этим неординарным
произведением. Е. Воль подчеркивал: «В нашем спектакле использована вся музыка Д.
Кэндера, причем и та, что написана к бродвейскому мюзиклу, и те номера, которыми
композитор дополнил партитуру, работая над фильмом. Причем музыкальная сторона
нашего спектакля несколько необычна: запись музыки сделана на компьютере. Это для
нас эксперимент, который, считаю, завершился удачей. Работая над этой пьесой Д.
Мастероффа в переводе Майи Гордеевой, мы особое внимание уделяли социальной
стороне разворачивающихся на сцене событий. И здесь большая нагрузка легла на актеров
— исполнителей ролей. Думаю, что зритель с интересом знакомился с яркими работами в
«Кабаре» Н. Черноусовой, В. Николаева, недавно появившегося в труппе заслуженного
артиста РСФСР В. Хованского, В. Райх»177.
Зрители, многие из которых были хорошо знакомы с киноверсией мюзикла
«Кабаре» со знаменитой Л. Минелли в центральной роли, живо реагировали на спектакль
кемеровчан. Действие в спектакле развивалось напряженно, словно на лезвии ножа.
Спектакль как бы возвращал оперетту из праздничности, сказочности к актуальности
сегодняшнего дня. В то же время получилось великолепное произведение, созданное в
лучших традициях жанра. Интересен тот факт, что во время гастролей на этот спектакль
наблюдалось паломничество критиков из Москвы. Их оценка была высокой. И что
особенно дорого — работу театра одобрила переводчик пьесы, автор русской сценической
редакции М. Гордеева. С мюзиклом «Кабаре» в дальнейшем театр ездил на фестиваль
дружбы народов.
Театр много раз обращался к творчеству знаменитого венгерского композитора И.
Кальмана. В разные годы на его сцене шли «Сильва», «Цыган-премьер», «Марица»,
«Баядера», «Фиалка Монмартра», «Осенние маневры». Многие из этих оперетт на сцене
театра имели несколько прочтений. По-видимому, искушенные театралы удивились,
увидев на афише рядом с названием спектакля «Арена» имя композитора И. Кальмана.
Действительно, среди произведений этого признанного классика оперетты с таким названием нет. «Арена» — новая редакция «Принцессы цирка», сделанная заслуженным
деятелем искусств РСФСР Ю. Петровым. Перевод пьесы осуществила искусствовед Г1.
Мелкова. Кемеровский театр воплотил ее на сцене одним из первых в стране.
Реакция на премьеру «Арены», которая состоялась в феврале 1987 года, оказалась
неоднозначной. Но главное — этот спектакль стал поводом к серьезному разговору о
типичных проблемах театра, которые так или иначе сказывались на всей его работе. В
статье «Кто вы теперь, мистер Икс?» известный кузбасский журналист И. Ляхов
отреагировал на премьеру определенно: «...Это неудача театра, такая знакомая и светлая
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
музыка не выручает старания музыкального руководителя и дирижера В. Прасолова»178.
Автор статьи, хорошо знавший положение дел в театре, указал на очень тревожный факт:
«...актерский состав не готов к решению сложной творческой задачи».
В театре продолжался процесс смены актерских поколений. К началу 90-х годов
эта проблема усугубилась. Другая важная проблема, по мнению автора, порождалась
отсутствием стабильности в руководстве театра. При сдаче спектаклей в театре
присутствует
порой
«премьерная
помпезность»,
стремление
приглашенного
постановщика с шиком показать спектакль (а после хоть трава не расти). На премьерных
спектаклях используется военный духовой оркестр, цирковой коллектив... А уехал
режиссер — исчез и оркестр, и цирк. Все это говорило о том, что театру необходим
постоянный творческий лидер, который направляет всю деятельность труппы, определяет
репертуар, следит за качеством прежних постановок, обновляет спектакли. Нужны актеры
на амплуа героев, героинь, субреток, простаков, комиков.
ТЕАТР - ДЕТЯМ
Как известно, в Кузбассе нет ТЮЗа. Только в последние годы в Кемерове появился
«Театр драмы и комедии для детей и юношества на Весенней». Поэтому взрослые театры
области всегда ставили спектакли для детей, проводили недели «Театр и дети», коллектив
театра оперетты считал, что спектакли для ребят должны быть почетной обязанностью
«взрослых» театров. В 60-е годы театр поставил «Кошкин дом», «Приключения
Буратино», Доктор Айболит», «Золушка», «Возвращайся, Карлсон!», «Красная Шапочка». Пожалуй, наиболее интересные и яркие детские спектакли появляются на рубеже
70—80-х годов. Прежде всего, следует назвать спектакль «В стране Мульти-Пульти»,
созданный драматургом А. Хайтом и Л. Левенбуком. Эту веселую пьесу, объединяющую
героев разных мультфильмов (Чебурашка, Крокодил Гена, Шапокляк, Карлсон,
персонажи из «Бременских музыкантов», «Ну, погоди!» и др.), «оживили» для детейна
сцене режиссер-постановщик И. Ляхов, дирижер Н. Федоренко, художник В. Илюшин и
артисты. В ней общение исполнителей и детской аудитории складывалось в своеобразную
веселую игру .179
В 1979 году к Международному году ребенка коллектив театра выпустил
замечательный спектакль «Труба золотая», музыку к которому написал главный
дирижер, заслуженный деятель искусств РСФСР Е. Лугов180. И 1982 году была показана
музыкальная комедия Г. Гладкова «Старик Хоттабыч». Действие истории о Хоттабыче
в версии режиссера И. Ляхова развертывалось на сцене увлекательно и динамично. В
спектакле подчеркивалась неожиданность ситуаций, включать эксцентрика и танцы,
всевозможные превращения и чудеса рождались из почти цирковых фокусов.
На рубеже 90-х годов «детскую афишу» представляли спектакли: «Ох, уж этот царь
Горох» (А. Дериев), «Али-Баба и сорок разбойников» (В. Смехов, В. Берковский, С.
Никитин), «Джельсомино в стране лжецов» (В. Шаинский, А. Ганго), «Остров сокровищ»
(С. Баневич).
Среди этих спектаклей выделяетеся «Остров сокровищ» по известному роману Р.
Стивенсона с музыкой С. Баневича, адресованный не только детской аудитории, но и
всем, кто, несмотря на прожитые годы, не потерял интерес к романтическим
приключениям, острый захватывающим сюжетам, идеям добра и справедливости181.
Спектакль поставил заслуженный деятель искусств РСФСР Л. Халифман. Режиссер
динамично решил все ключевые сцены, связанные с драками, поединками. Это создавало
ощущение реальности действия, иногда выглядело достаточно юмористично. Правда,
актерам, исполнявшим роли пиратов, не всегда удавалось осуществить интересные режиссерские идеи. Поэтому возникало ощущение некоторой заторможенности. В целом
темпоритм спектакля не вызывал возражений, остроумные решения сцен, интересные
актерские работы принесли несомненный успех.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Художник-постановщик В. Гаан сумел точно передать атмосферу каждой сцены.
Музыкальная сторона в спектакле была несколько слабее. С. Баневич, следуя традициям
жанра, решил, по-видимому, не утомлять слушателей музыкальными длиннотами. Лишь
самые яркие в смысловом отношении моменты были музыкально подчеркнуты. Тем не
менее, на фестивале в Новокузнецке «Остров сокровищ» был показан успешно, а
исполнительница роли Джима Виолетта Найда была награждена призом зрительского
жюри.
Общение театра с детской аудиторией не исчерпывалось исполнением
специального детского репертуара, оно продолжалось по линии шефской работы. О
шефской дружбе коллектива с промышленными предприятиями города и области, с
сельскими районами уже не раз говорилось в этой книге. Особое место в этом
направлении деятельности театра занимала работа с молодежью и детьми. Она
проводилась и в Кемерове, и на гастролях. Так, еще в 60-е годы во время гастролей в
Новокузнецке актер оперетты Евгений Михайлович Григорьев по просьбе руководства
Дома культуры молодежи Запсиба принимал активное участие в организации
самодеятельного театра музыкальной комедии. Вместе с дирижерами оркестра С. Бреевым
и В. Осиповым, хормейстером А. Разгулиным он сумел привлечь к созданию первого
спектакля «Верное средство» рабочую молодежь СМУ-2, СУ «Гражданстрой», СУ-6, СУ2 и учащихся Новокузнецкого строительного техникума. Этот увлеченно исполненный
спектакль, оформленный художником А. Старцевым и костюмером А. Беликиной,
получил искреннее признание публики и стал хорошим творческим импульсом для
дальнейшей работы самодеятельного коллектива.
В регулярных творческих встречах с жителями Промышленновского района
(выездные спектакли, концерты, помощь самодеятельности) артисты всегда уделяли
внимание эстетическому воспитанию детей, детской и молодежной деятельности. Помимо
выездных спектаклей и концертов, проводившихв в районных центрах и селах, жителей
области (детей и взрослых) неоднократно привозили автопоездами на спектакли в
Кемерово. Понимая важность приобщения людей к культуре и искусству, директор театра
Ю. Адаманенко и интервью корреспонденту газеты «Кузбасс» подчеркивал: «Шефству наm г му развиваться. Теперь будем думать о совместном концерте молодежи и.иней труппы
и молодых участников самодеятельных кружков»182. В Кемерове театр долгое время
шефствовал над городским Дворцом пионеров имени Веры Волошиной. Артисты
принимали практическое участие в работе кружкой художественной самодеятельности,
помогали работникам Дворца советами п консультациями.
Особенно широко развертывалась работа с детской аудиторией в дни модели
«Театр и дети» и на Всесоюзной неделе музыки для детей и юношества, которая, начиная
с 1972 года, проходила ежегодно в весенние каникулы. Специально для этих дней
готовились детские спектакли («Сказка про Ерему, Данилу и нечистую силу», «В стране
Мульти-Пульти» и др.). Проводились интересные и познавательные тематические вечера
для студентов и школьников. Чрезвычайно интересны и любимы детьми были экскурсии
по театру, знакомившие с его творческими цехами, с секретами рождения спектакля, со
сложным и увлекательным миром театрального дела.
Встречи с детьми и юношеством часто объединялись в тематические циклы или
серии лекций-бесед (как, например, «История возникновения классической и советской
оперетты и мюзикла»). Увлеченно, в доступной форме такие беседы о театре проводила
музыковед Татьяна Машковская, а артисты готовили яркие музыкальные иллюстрации.
Кроме того, об интересных постановках, о просмотренных спектаклях со
старшеклассниками проводились конференции (например, по спектаклю «Бабий бунт»), в
которых поднимались вопросы, связанные с творчеством писателя или композитора,
разъяснялась специфика интерпретации литературного источника средствами музыкального театра, шел разговор об идейно-тематическом содержании пьесы и
режиссерском видении произведения. Такие конференции и творческие вечера
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
проводились в институтах и техникумах. Особенно плодотворное сотрудничество в этом
направлении складывалось с технологическим институтом, университетом, институтом
культуры и пищевым техникумом.
БАЛЕТ СИЛАМИ ОПЕРЕТТЫ
Многие режиссеры, работавшие в театре, в своих постановках уделяли особое
внимание хореографии. Профессиональный и творческий рост хореографического состава
труппы позволил уже в 60-е годы ставить балетные спектакли. Первым опытом в этой
сфере явились поэтическая композиция «На крыльях фантазии» (1964) и «Доктор
Айболит» (1965), поставленные балетмейстером Г. Гальпериным. Дальнейший рост
мастерства артистов балета продемонстрировали более крупные и сложные в
исполнительском отношении работы балетмейстера Н. Громова: «Эсмеральда» Ц. Пуни
(1966/67) и «Корсар» А. Адана (1968/69). В 70-е годы подобные спектакли, за
исключением «Большого ревю», не ставились, но у талантливых артистов балета всегда
оставалась потребность в собственном «высказывании».
Рубеж 80-х годов как бы возрождает балетные спектакли в рамках музыкальнокомедийного репертуара Театра оперетты Кузбасса. Это «возрождение» стало возможным
в 1979 году благодаря приходу в театр балетмейстера Л. Фарбера, талантливого и
неординарного художника. До приезда в Кемерово он являлся ведущим солистом и
балетмейстером в Харьковском театре оперы и балета. Под его руководством в феврале
1980 года была осуществлена оригинальная композиция «Вечер балета», которая была
показана в Дни культуры Кузбасса в Томской области. Первая часть «Вечера» —
«Дивертисмент» — включала фрагменты известных балетных спектаклей, народные и
современные танцы, вторая была представлена одноактным шедевром Д. Шостаковича
«Барышня и хулиган».
«Вечер балета» прошел с успехом. Непосредственными, живыми впечатлениями о
«Дивертисменте» наполнена статья Э. Суворовой. Приведем ее фрагмент: «Под звуки
мелодичной, как бы струящейся музыки легко и невесомо на кончиках пальцев выплывает
на сцену скромно одетая девушка. В руках у нее корзина с цветами. Широко распахнуты
невидящие глаза. Робким движением она протягивает букетик фиалок прохожему
(солистка балета Л. Глазкова в номере «Посвящение великому артисту» танцует слепую
продавщицу цветов. — А. М.) ...А вот красавица Кармен (Л. Глазкова) из «Кармен-сюиты»
Ж. Бизе — Р. Щедрина. Гордая посадка головы, резкая, изломанная пластика движений
говорят о натуре с чрезвычайно развитым чувством собственного достоинства. Здесь что
ни жест — самоутверждение, подчеркивание, что главное для этой женщины — быть
свободной, независимой»183. Хореографическая новелла о пробуждении лучших человеческих чувств, о преобразующей силе любви «Барышня и хулиган» стала кульминацией и
финалом программы вечера. Благодарные отклики на это прекрасное событие в
театральной жизни Кузбасса содержатся в февральских газетных публикациях184. На
конкурсе «Кузбасс театральный» спектакль Вечер балета» был отмечен поощрительным
дипломом.
Завоеванные рубежи в искусстве танца были закреплены в балете-кон- церте
«Голубой Дунай» на музыку И. Штрауса. Эту волнующую встречу с музыкой короля
вальса кузбасским зрителям подарили артисты балетной труппы, сумевшие языком танца
передать ее поэтический строй, балетмейстеры А. Фарбер и М. Газиев, дирижер М.
Глущенко 185. Оформил спектакль художник В. Аксенов. Композиция спектакля была
составлена из отдельных и шестных опусов: «Голубой Дунай», «Сказки Венского леса»,
«Жизнь артиста», «Вечное движение», «Прощание с Петербургом», «Русская фантазимарш», фантазия «В русской деревне» и другие. В «Голубом Дунае» не было
традиционного сюжета, однако его либретто было написано Н. Волковым186 таким
образом, что в нем высвечивалась объединяющая сквозная тема гранствий композитора.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Партию Иоганна Штрауса блестяще танцевал А. Фарбер. Нужно отметить, что партитуры
пьес, включенных в спектакль, театр получил с родины композитора, это позволило
вернуть слушателям их оригинальное (без позднейших добавлений) авторское звучание.
К 90-м годам в балетной труппе театра, как и в основной, отчетливо проявились
проблемы, связанные со сменой поколений артистов, с необходимостью пополнения
состава. Отсутствие постоянного балетмейстера отрицательно сказывалось на качестве
исполнения танцевальных номеров в текущем ипереточном репертуаре.
Осенью 1994 года балетмейстером Театра оперетты Кузбасса стала Галина
Черепанова. Вместе с ней приехали солисты Наталья и Юрий Писаревские. В лице Юрия
хореографический коллектив обрел также опытного педагога-репетитора. Путь в
искусстве Галина Черепанова начинала как артистка балета, солистка, позже, окончив
ГИТИС, стала постановщиком. Театрам страны она отдала тридцать лет. Ее первые
работы в Кемерове были на контрактных началах. Балетмейстер поняла, что балетная
труппа в театре перспективная, хотя несколько лет без руководителя дали о себе знать.
Она с энтузиазмом приняла предложение возглавить балетный коллектив и включилась в
работу187. В первый же год работы Г. Черепанова и Ю. Писаревский совместно с А. Лян и
А. Акининой создали замечательное представление «Вечера балета» и посвятили его
ветеранам — артистам балета всех, поколений. В концертной программе было много
танцевальных номеров, массовых и сольных. Концерт прошел, по существу, как
своеобразный отчет, как показ исполнительских и постановочных возможностей балета и
его руководителя. Были цветы, были поздравления, в том числе в виде сценических
номеров, были и вокальные отрывки из разных оперетт. Вместе с тем, «Вечера балета»
стали поводом для серьезного разговора о насущных проблемах коллектива: о специфике
режиссуры, о сценографии представления в целом и каждою отдельного номера, о
профессиональном росте труппы. Балетный коллектив выдержал экзамен на
благосклонность зрителей, вопреки всем объективным помехам188 . Этот концертспектакль завоевал право быть в репертуаре театра.
В сезоне 1996/97 года театр оперетты Кузбасса показал зрителям премьеру рокбалета «Под музыку звезды» по мотивам известной оперы Э. Уэббера «Иисус Христос —
суперзвезда». От показа к показу спектакль проходил с неизменным успехом. Этим
успехом он был обязан не только привлекательности сюжета, популярности музыки его
первоисточника, но, прежде всего, мастерству приглашенного балетмейстера
заслуженного артиста Украины О. Николаева, который сумел осуществить столь
неординарный и сложный замысел.
Спектакль являлся своеобразной хореографической интерпретацией волнующей
темы на известном музыкальном материале. Подробный и обстоятельный разбор
премьеры был дан В. Геращенко в газете «Кузнецкий край», Поэтому сошлемся на ее
профессиональный взгляд189. В плане танцевального языка, пишет искусствовед, балет
был решен средствами свободной пластики. Главным ориентиром постановки служила
музыка, ее образно-эмоциональное психологическое начало. Балетмейстер использовал
классическую и народную хореографическую лексику, умело соединив их с элементами
эстрадной, бальной, бытовой и т. д. танцевальной стилистики. Это составило очень
своеобразный, цельный и выразительный сплав. Основанием для подобного синтеза
служила стилевая и жанровая многоплановость музыки, Хореографический язык
спектакля позволял создать индивидуальную пластическую интонацию-характеристику
для каждого персонажа.
Исполнитель партии Иисуса Олег Николаев гармонично вошел в задуманное им
творение. Как танцовщик, он обладал редким качеством внутреннего проживания
хореографического текста. Как пишет Геращенко, образ Иисуса Христа, созданный О.
Николаевым, стал своеобразным энергетическим ядром балетного спектакля.
Драматургическим стержнем спектакля стало противопоставление двух образов: Иисуса и
Иуды. Партия последнего была ыкже технически сложной и эмоционально насыщенной.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
И с тем и с другим исполнитель Юрий Писаревский справился с завидным успехом.
Ведущий ынцовщик кемеровской балетной труппы неожиданно раскрылся с неприиычной стороны, создав психологически убедительный трагедийный образ.
Пожалуй, одно из важнейших качеств балетмейстера как создателя байтного
спектакля состоит в умении разгадать, определить порой скрытые индивидуальные
возможности исполнителей и помочь их реализовать. Именно это качество отличало
поставленный О. Николаевым балет. Интересные работы представили исполнители
многих партий спектакля: А. Минеев (Пилат), Г. Сычев (Ирод), Н. Писаревская (Мария
Магдалина), Е. Лодягин (Кайфа), И. Сычев, А. Минеев (фарисеи) и другие участники.
Особого мнимания заслуживала органичная сценография, точно соответствующие
основному замыслу костюмы, выполнением которых руководил художник Г Колманок.
Рок-балет «Под музыку звезды» стал весомым и убедительным подтверждением, что
Театр оперетты Кузбасса способен приобрести полое широкий в жанровом отношении
статус музыкального театра.
НЕЮБИЛЕЙНАЯ ДАТА
«Нам — 43» — это название театрализованного концерта, которым был открыт
сорок третий сезон театра. Концерт стал встречей зрителей с давно известными актерами
и знакомством кемеровчан с пополнением труппы. Немало актерских имен появилось в
этом сезоне на афише театра. Одним из первых Пыл представлен зрителю Валерий
Титенко. Несколько лет назад он пел в хоре кмтра и исполнял эпизодические роли.
Закончив ГИТИС и поработав в других театрах страны, Валерий Федорович вернулся в
Кемерово.
В сцене из «Сильвы» зрители впервые встретились с солисткой Ниной
Черноусовой, выпускницей вокального факультета Новосибирской консерватории. В
репертуаре вокалистки были ведущие партии оперетт классического п советского
репертуара. Долго не смолкали в зале аплодисменты после выступлений заслуженного
артиста РСФСР Владимира Хованского, тоже «новобранца» театра. Опытный,
обаятельный артист покорил зрителей в роли Яшки-артиллериста в сцене из спектакля
«Свадьба в Малиновке». Мягкий юмор, точное ощущение аудитории, пластическая
свобода В. Хованского вселяли надежду, что в труппе появился необходимый актер на
роли простаков, без которых не обходится ни одна музыкальная комедия. В сцене из
спектакля «Цыганская любовь» состоялось знакомство с совсем молодой актрисой —
выпускницей Дальневосточного института искусств Аллой Волковой. Она делала в этом
году свои первые шаги на профессиональной сцене. Увидели зрители и пополнение в
балете театра. Солисты Татьяна Симонова и Олег Пуртов выступили в нескольких
хореографических номерах, и зрители по достоинству оценили их пластическую
выразительность, профессиональное мастерство. За дирижерским пультом стоял совсем
молодой человек — теперь главный дирижер театра Вячеслав Иванович Прасолов — наш
земляк, выпускник Прокопьевского музыкального училища, занимавшийся в классе
дирижирования у автора этих строк. В дальнейшем он закончил Новосибирскую
консерваторию (класс оперного дирижирования народного артиста СССР А.М. Каца),
работал в Новосибирском театре оперетты, а теперь активно включился в работу.
Почему для названия этого бесспорно интересного мероприятия была выбрана
совсем не круглая возрастная дата? Думается, что в конце 80-х годов для коллектива
театра было ясно, что завершается очередной этап его творческой жизни. Результаты
каждого года как бы вносили свой вклад в ту главу биографии театра, которая называется
«Итоги». Итогами прошедших почти пятнадцати лет были удачные выступления на
фестивалях, почетные звания, которыми награждались артисты и деятели театра, и,
конечно, целый ряд интересных, полюбившихся зрителям постановок. В 1987 году театр
принял участие в солидном творческом форуме — фестивале «Улыбки сибирской
оперетты», который проводился в Новосибирске. Его участниками стали театры не
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
только городов Сибири, но и европейской части России. Театр трижды — в 1957, 1974 и
1983 годах — гастролировал в Новосибирске, демонстрируя высокий уровень культуры и
мастерства. На этот раз был показан новый спектакль: «Три невесты для пожилого
человека» А. Журбина по мотивам известной пьесы А. Галина «Ретро»190. Исполнение его
имело большой успех. Театр оперетты Кузбасса стал лауреатом фестиваля.
Последние годы театр шел по пути обновления жанра. Он испытывал трудности в
выборе репертуара. Совместить достаточно высокие требования к музыке, тексту, идейнохудожественному воплощению — задача нелегкая.
И все же она во многом решалась в кемеровском театре. Желание сказать свое
слово в интерпретации сюжетов, подчас далеких от привычных жанровых рамок,
говорило о творческом росте коллектива. Это направление деятельности достаточно ярко
выразилось во многих спектаклях.
В конце 80-х годов в работе коллектива отчетливо обозначились актуальные
проблемы, связанные с кадровым составом руководства, пополнением группы. Отметим,
что на рубеже 80—90-х годов многие театры страны по мочрастному составу артистов
достигли критического предела, что могло при- in чти к творческой деградации. Наш
театр не был исключением, и в нем возникала опасность существенных ограничений в
формировании репертуара. Руководство прикладывало немало сил для привлечения на
работу творческой молодежи. Но молодых артистов все-таки остро не хватало, особенно
мужчин. Нужны были специалисты в технические цеха, необходимо было укомплектовать
хор, балет и оркестр. Часть оркестрантов театра оперетты ушла в Симфонический оркестр
Кузбасса, где были выше оклады. В стабилизации актерской труппы и оркестра возникали
объективные препятствия. Трудно было пригласить в Кемерово нужного артиста и
музыканта, не обеспечив его жильем, сносной зарплатой. Получение квартир для
работников мира оставалось открытым вопросом. Не приносила популярности нашему
юроду и его экология. Нужно отметить, что творческий коллектив ощущал заботу и
внимание к себе со стороны руководства области, которое по мере мочможностей
помогало в организации работы, финансировании, устройстве быта работников театра.
Вместе с тем трудности социально-экономического порядка все острее заявляли о себе.
Директор Е. Воль191 решительно был настроен на то, чтобы театр уже в 1990 году
был включен в эксперимент. Он предлагал организовать в Театре оперетты Кузбасса свое
производство на принципах антрепризы. По этому положению, актер не должен
постоянно числиться в штате и получать зарплату независимо от того, насколько он занят.
Дирекция должна будет заключать с ним договор на один спектакль. И его бюджет
полностью будет ынисеть от того, сколько будет идти спектакль — пять, десять или
триста раз. То есть от того, какой «спрос» установит на него зритель. Подобная практика,
действительно, существует на Западе, но ее претворение в наших условиях требовало
больших изменений в театральном деле, по сути, его. реформу. Готовы ли мы были к
этому?
В ПОРУ СОЦИАЛЬНЫХ ПЕРЕУСТРОЙСТВ
Происходившие в стране реформы привели учреждения культуры в начале 90-х
годов к финансовым трудностям. Все более ухудшалось материальное положение театров,
в том числе и кузбасского театра оперетты. Это не лучшим образом влияло на всю
творческую жизнь коллектива. Непомерно возросла плата за электроэнергию, тепло и
изготовление рекламы. Выпуск нового спектакля довольно значительно подорожал. В
оперетте, как известно, кроме основных персонажей, необходимо одевать в
соответствующие костюмы хор и балет, т. е. на каждую постановку нужны десятки новых
костюмов. Это стало обходиться в весьма круглую сумму. Задолженность правительства
по зарплате шахтерам и бюджетникам достигла катастрофических размеров. У организаций не было средств, чтобы взять театральные спектакли на гарантию, департамент
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
культуры не мог финансировать гастроли. Поэтому для 90-х годов характерно сокращение
или полное их прекращение.
Общие кризисные процессы сказывались на зрительской аудитории. Житейские
сложности, когда приходилось больше думать о цене хлеба, отодвигали духовные
ценности на второй план. Но театр не мог смириться со зрительским равнодушием. Ведь
только для зрителей работали артисты, только для них свершалось действо на сцене. По
твердому убеждению директора Владимира Юдельсона, театр был просто обязан
сохранить своего зрителя. И коллектив прилагал для этого все усилия. Конечно, расходы
были немалые, но театр не компенсировал их за счет зрителей. Повышение цен на билеты
было незначительно. Кроме того, на дневные и вечерние спектакли приглашали ветеранов
войны и труда по льготным билетам. Была и такая немаловажная статья дохода, как сдача
помещения в аренду малому предприятию «Джокер» для проведения концертов
популярной звезды эстрады Маши Распутиной. В связи с этим руководству приходилось
выслушивать множество упреков192.
Смена главных режиссеров или их отсутствие стали частым явлением в театре с
конца 1980-х годов. Средства массовой информации все чаще поднимали актуальные
вопросы деятельности театра оперетты. В интервью газете «Кузбасс» в январе 1991 года
В. Юдельсон так очертил положение дел: «Пока все наши новые спектакли поставлены
приглашенными режиссерами. Увы, в театре по-прежнему нет главного режиссера, так
что приходится прибегать к помощи «варягов». Но мы стараемся приглашать на
постановку мастеров, отлично зарекомендовавших себя в музыкальных театрах страны.
Надеемся, что это принесет театру определенную пользу. Зато должен сказать, что
актерский состав нам удалось сохранить. Конечно, хотелось бы пригласить новое
пополнение, особенно это касается творческой молодежи, но все тот же квартирный
вопрос не дает пока этой возможности. Будем откровенны: без предоставления квартиры
ни один артист-профессионал к нам не поедет. Но те артисты, дирижеры, музыканты, кто
сегодня в строю, готовы работать, не жалея сил, готовы к встрече со зрителями»193. В 1994
году звание заслуженного артиста России было присвоено В. Ф. Титенко, Н. А. Яровой, Н.
Н. Черноусовой и В. Л. Райх. В 1995 — звание народного артиста одному из ведущих
солистов театра П. И. Карпову. До него столь высокое звание было присуждено лишь А.
К. Боброву и Е. М. Лугову.
Руководство начало активно вести переговоры о привлечении в труппу молодых
выпускников специальных учебных заведений. Но если занятость в спектаклях и
интересные роли молодым артистам гарантировались, то в бытовом отношении им
предложить было нечего. И все-таки труппа пусть медленно, но пополнялась хорошими
актерами. Так, в 1990 году, поработав в разных театрах страны, в том числе в знаменитой
музкомедии Свердловска, м труппу вернулись Лариса Арефьева и Юрий Мыльников,
более десяти лет назад успешно работавшие в нашем театре. Из Оренбурга приехала
Валентина Русанова. В ее репертуарном листе значились ведущие роли в классических и
советских опереттах. В 1994 году вернулась в театр солистка В. Л. Райх. Великолепная
певица и характерная актриса, она во время своего отсутствия н Кемерове работала в
разных театрах. В этом же году, закончив учебу в новосибирском театральном училище,
приступили к работе Александр Мокроусов, дочь Петра Карпова — Анжела и Вячеслав
Штыпс.
В преодолении сложного положения театра чувствовалась заинтересованность
администрации области, руководства Совета народных депутатов. Очень медленно, но
начала решаться «квартирная проблема». Большую помощь коллективу оказывали
комитет по делам культуры администрации области и мэр города Кемерова В. Михайлов.
Театру неоднократно помогала фирма «МАДИКС» (Международная ассоциация делового
и культурного сотрудничества), возглавляемая Н. А. Думовой194. Помощь оказывалась в
финансовом отношении и по налаживанию контактов, связей, что для театра было делом
новым, незнакомым.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В 1992 была достигнута принципиальная договоренность с режиссером из
Пятигорска Яном Сониным о его приходе в коллектив на должность главного режиссера.
Во время подготовки спектакля «Фаворитъ», над которой Я. Сонин работал как
приглашенный режиссер, он познакомился со способными, мыслящими актерами,
почувствовал у руководства искреннюю заинтересованность в деле, нашел поддержку и
опору в лице директора театра. Я. Сонин понимал, что важно увлечь работой и
творчеством весь коллектив. «Я верю, — говорил он в интервью газете «Родник
сибирский», — что свой зритель в Театр оперетты Кузбасса вернется. Будем работать,
будем искать путь к сердцу этого зрителя»195. В должности главного режиссера Ян Сонин
проработал до 1995 года.
В марте 1994 года Театр оперетты Кузбасса отметил свой юбилейный, золотой 50й сезон. В концертной программе перед зрителями прошла галерея персонажей многих
спектаклей разных лет. В этот вечер на сцене можно было видеть хорошо известных
артистов, с именами которых связана история нашего театра. Дружескими
аплодисментами встретили собравшиеся народного артиста России А. Боброва и Б.
Двойникова, заслуженных артистов России Н. Грюнберг, Г. Епифанову, Р. Озерову, А.
Зибольд, Г. Белякову, народного артиста России В. Круглова, артистов Е. Титенко, 3.
Дубровскую, Б. Пенькова, А. Елесину и многих других. Было немало приветствий и
поздравлений от администрации области и города Кемерова, от коллег из театров
Кузбасса, Новосибирска, Красноярска, Омска. На сцену с добрыми словами любви
поднимались поклонники театра, было много памятных подарков, цветов. Зрители и
работники театра вспоминали ушедших из жизни больших мастеров жизнерадостного
жанра: заслуженных артистов Узбекистана А. Адрианова и Н. Коносевич, заслуженного
артиста РСФСР В. Дегтева, народного артиста РСФСР, главного дирижера театра Е.
Лугова. Когда зрители покинули театр, еще долго горел свет в его окнах. Друзья и коллеги
подняли бокалы за творческую дружбу, за верность родному театру, за его дальнейшую
молодость196 .
НЕЗАБЫВАЕМЫЕ ВСТРЕЧИ 1990-х ГОДОВ
Несмотря на финансовые трудности, на неукомплектованность творческого
состава, в 90-е годы на афише появлялись названия новых спектаклей. Правда, их стало
меньше, чем в минувшие десятилетия, но это было вполне объяснимо. Отрадно отметить,
что театр вел поиск репертуара, стремился к обновлению жанра, знакомил зрителя со
своими новыми работами, в которых в новом качестве представали давно знакомые
актеры.
Свой 47-й сезон (1990/91) Театр оперетты Кузбасса открыл новой, не известной
кузбасским зрителям опереттой И. Штрауса «Венские встречи». В наследии Штрауса
такой оперетты нет. Как и «Король вальса», она была создана на основе переработки
фрагментов его музыки. Ее увлекательное либретто написал венский литератор Г. Вьекер.
В беседе с корреспондентом областной газеты режиссер спектакля В. Хованский так
сформулировал задачи этой постановки: «...нам хочется, чтобы на сцене театра сегодня, в
наше, прямо скажем, нелегкое время ...ожила Вена конца девятнадцатого века»197. По
словам В. Хованского, это было время, когда еще «не заговорили пушки первой мировой.
Европа жила безмятежной жизнью. Казалось, праздникам не будет конца. Цветы, веселые
огни ночных фонарей, брызги шампанского. И оркестры. Оркестры на всех верандах.
Лирические вальсы и зажигательные канканы. И, конечно же, любовь. Любовь, которая
делает жизнь еще прекраснее»198. Эти слова вполне отражают музыкально-поэтический
замысел спектакля. «Венские встречи» содержали весь «джентльмен- с кий набор»
атрибутики классической оперетты. И не случайно пьеса Вьекера (в переводе Л.
Мелковой), разумеется, благодаря музыке Штрауса, какое-то время активно входила в
репертуар советских театров. В те годы кузбасский театр оперетты говорил о
гражданственности, осмысливал сложные концепции, расширял жанровые границы и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
избежал этого всеобщего увлечения.
Но сейчас, в сложное время социальных и экономических кризисов, люди особенно
нуждались в улыбке, в отдыхе, в переключении внимания от каждодневных трудностей в
область положительных эмоций, в мир легкой шутки и спасительного юмора. Эта сторона
бытия сыграла свою роль в том, что коллектив решился включить «Венские встречи» в
репертуар. Возможно, но аналогичным причинам во многих театрах России
активизируется обращение к опереттам легкого, развлекательного плана. К тому же
отечественные композиторы и драматурги не спешили одаривать музыкальные театры
достойными произведениями на тему сегодняшнего дня. В репертуаре театра в 90-е годы
целый ряд удачных премьер представляют произведения зарубежной опереточной
классики. Показательно, что главный режиссер театра Я. Сонин придавал классическому
репертуару особое значение. «Мечтается вернуть Театру оперетты Кузбасса его
добрую былую славу. И основной упор на этом пути, хотелось бы сделать на
классическую оперетту. Сейчас мы приступаем к спектаклю «Король вальса». Хочется,
чтобы люди окунулись в живительные волны музыки Штрауса. Хотелось бы поставить
«Летучую мышь», но... надо ждать пополнения труппы»199, — говорил он в интервью 1992
года.
22 ноября 1991 года на сцену кузбасского театра вновь вышли персонажи оперетты
Ф. Легара «Веселая вдова». Ранее этот спектакль оживал на кемеровской сцене благодаря
искусству таких любимых зрителями мастеров, как Н. Грюнберг, Л. Фролова, Г.
Епифанова, А. Бобров и многие другие. Постановку спектакля на этот раз осуществили
режиссер М. Бурцев и дирижер Е. Вакс, обратившись к известному либретто В. Масса и
М. Червинского. Оно, по мнению постановщиков, в большей степени соответствовало
замыслу композитора. Своеобразным вектором в работе над новым спектаклем стали
слова самого Ф. Легара: « Я не могу усматривать назначение оперетты в том, чтобы
подвергать осмеянию все прекрасное и возвышенное. Моя цель — облагородить оперетту.
Зритель должен переживать, а не смотреть и слушать неприкрытые глупости»200. Чувства
героев нашли великолепное выражение в затаенно-страстной легаровской мелодике.
Дирижер Е. Вакс подчеркнул в выходе Ганны (мазурка) славянские мотивы, которые в
дальнейшем сменились широким парижским вальсом. Оркестр тонко передавал щедрые
трансформации вальсовых ритмов. В ролях были заняты нынешние ведущие артисты
труппы.
На фестивале «Когда встречаются друзья», проходившем в Новокузнецке, был
показан спектакль «Сильва». Он вызвал нескрываемый восторг зала. Исполнительница
заглавной роли Лариса Арефьева была удостоена специального приза. Это было
свидетельством того, что при всех перипетиях нынешнего времени людям нужны и милая
наивность опереточной классики, и блистательные мелодии ее создателей.
Примечательностью новой постановки «Короля вальса», когда-то, в «эпоху Тамары
Гогава», столь любимого зрителями, стало использование современных технических
средств. Впервые в театральной практике применялся лазер. С его помощью в зале вдруг
возникало ночное небо, на люстре вспыхивала звезда Штрауса. Это был красивый и
зрелищный эффект. Талантливый бутафор А. Кругликов сделал 32 уникальных фонаря,
каждый из которых можно было назвать настоящим произведением декоративно-прикладного искусства. Они также создавали оригинальные художественно-технические
эффекты. Необычные средства оформления нашел главный художник театра В. Аксенов.
Очевидно, использование технических новинок в постановке по-своему
вдохновило директора театра В. Юдельсона. В интервью прессе он отметил, что все-таки
«очень многое в спектакле не удалось. Так что есть над чем еще работать»: необходимо
сделать световой занавес, к которому уже закупили аппаратуру. Фирма «Экспресс-сервис»
(официальный спонсор театра) заказала в Москве оборудование для разных
пиротехнических эффектов. В. Юдельсон подчеркнул, что эта фирма делает все для того,
чтобы расширить театрально-зрелищные возможности. «Наша сцена, если ее реконструи-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ровать, позволит делать уникальные постановки. Мы планируем выйти за пределы зала, в
круглое фойе. Но чтобы устраивать там представления, тоже надо иметь специальную
технику»201. Многое из этих планов удалось осуществить в 1994 году. Пока артисты
выступали в городах Кузбасса, находились в отпуске, в зале театра устанавливалось
специальное оборудование для сценических световых эффектов. При посредничестве
римской фирмы «ТЕСЕА С. Р. А.» с кузбасскими зрелищными учреждениями вели
активное сотрудничество фирмы «Стренд Аайтинг» (световое оборудование) и «Дженерал
мюзик» (звуковая аппаратура). Итальянская аппаратура ранее уже была установлена в
других городах Кузбасса. Конечно, театр оперетты пошел на значительные материальные
затраты не напрасно. Сценическое оборудование — в первую очередь световое и звуковое
— находилось на очень низком уровне и не отвечало требованиям сегодняшнего дня. Оно
давно устарело. И поэтому сложно говорить о каких-то оригинальных эффектах, если
порой на сцене плохо видны были даже лица актеров. О качестве воспроизведения
фонограмм и говорить не приходилось. Новое итальянское оборудование открывало перед
режиссерами и художниками широкий простор для творческой фантазии, с его помощью
можно было теперь творить на сцене настоящие чудеса.
Одной из лучших постановок произведений отечественных авторов в репертуаре
нашего театра в 90-е годы без сомнения является спектакль «Фаворитъ» М. Самойлова
(драматургический материал А. Яковлева) по пьесе А. Толстого «Любовь — книга
золотая». Играть в оперетте всерьез пьесу А. Толстого едва ли было возможно. Поэтому
для нее была избрана ироническая интонация, подчеркнуто театральная, народно-игровая
форма. 11о версии режиссера Я. Сонина, художника В. Аксенова пьеса была представлена
в жанре народного лубка. Это четко читалось и в ярком декоративном оформлении сцены
и костюмов персонажей, в мизансценах и исполнительской манере актеров. «Сонин
умышленно «снимает» серьез лирических музыкальных номеров, подводя весь строй
спектакля под свою лубочную концепцию. Но лейтмотив спектакля — озорной, задорный,
отлично написанный композитором «Гвардейский марш» — как раз точно вписывается в
режиссерский замысел. И это выравнивает сценические взаимоотношения автора и
постановщика»202, — писал И. Ляхов. Театр вновь заявил о себе как о смелом и
творческом коллективе. Результатом его работы стало яркое ироническое зрелище,
повествующее о любви подлинной и мнимой. Главная тема спектакля — обличение
предательства в любви во имя житейской выгоды — звучала предельно современно.
Следует добавить, что презентация «Фаворита» состоялась при деятельном участии
Сибирского центра Международной ассоциации делового и культурного сотрудничества
(М АД ИКС) и товарищества «Экспресс-сервис».
В апреле 1994 года театр выпустил музыкальную комедию «Дон Жуан в Севилье»
М. Самойлова и С. Алешина. Пьеса известных авторов, располагающая добротной
драматургией, шла во многих театрах страны и за рубежом. Достоинства авторского
материала, рельефно выписанные музыкальные характеристики персонажей привлекли
режиссера Я. Сонина и дирижера Е. Вакса. Авторы, режиссер, а следом за ними артисты
на языке своего жанра вели веселый, но поучительный разговор о необходимости
торжества Истины. Спектакль получился по-настоящему ансамблевым. Артисты работали
в едином ключе. Великолепно как певцы и актеры показали себя Н. Черноусова и О.
Павлова (Дон Жуан), В. Николаев (Флорестино). Менее удачными, по мнению критиков, в
контексте спектакля на этот раз оказались балетные номера (балетмейстер Г. Черепанова).
«Я бы назвал этот спектакль элегантным, — писал И. Ляхов. — В нем, к счастью, нет
попыток любыми доступными средствами вызвать смех в зале, зато во время всего
действия присутствует благородная сдержанность, точность смысловых акцентов. Этой
элегантности, его яркости во многом способствует интересно задуманное и со вкусом
выполненное оформление художника-постановщика В. Аксенова, костюмы Е. Чех»203.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ЗНАКОМСТВО С АНТРЕПРИЗОЙ
В культурной жизни Кемерова в 90-е годы происходили интенсивные процессы,
обусловленные, с одной стороны, социально-экономическими факторами, с другой —
стремлением художественных коллективов адаптироваться и утвердить себя в новых
условиях. Не останавливаясь подробно на этой обширной теме, отметим знаменательное
событие, которым стала постановка на сцене областной филармонии бессмертного
творения итальянского композитора Р. Аеонковалло — оперы «Паяцы». Она стала
прекрасным подарком публике и музыкальной общественности, который преподнесли и
феврале 1995 года Симфонический оркестр Кузбасса во главе с народным артистом
России Виктором Барсовым, Камерный хор филармонии под художественным
руководством Ольги Шабалиной, солисты Театра оперетты Кузбасса, а также солист
Московского академического музыкального театра пм. К. С. Немировича-Данченко и В.
И. Станиславского В. Маругаев любителям музыкального искусства Кемерова. В.
Маругаев, исполнявший партию Канио, обладатель красивого мощного голоса, отличных
внешних данных, покорял мастерством создания характера. Наши земляки были
достойными партнерами столичному гастролеру. Солистка Театра оперетты Кузбасса
Ольга Белова, исполнительница партии Недды, всерьез заявила о себе как о вокалистке
больших возможностей. Отлично исполнил партию Тонио солист этого же театра Евгений
Белов, да и о других кузбассовцах (С. Филимонов, В. Бараненко) были сказаны только
самые добрые слова.
Значение этого события в культурной жизни города состояло в том, что был создан
прецедент, когда в Кемерове, пусть и в концертном варианте, без всякой атрибутики,
световых эффектов, выразительных мизансцен, была поставлена опера. К тому же в ней
были задействованы не только оркестр и хор филармонии, но и солисты оперетты.
Вопреки брюзжанию скептиков о том, что такие эксперименты несостоятельны,
неугомонный Виктор Барсов доказал возможность и нужность постановок подобного
рода. Исполнение оперы Аеонковалло показало, что в городе есть силы для постановок
опер- пых спектаклей без решающего участия иногородних артистов. Это событие стало
своеобразным и достаточно конкретным примером возможности осуществления идеи
художественного руководителя Симфонического оркестра Кузбасса В. Барсова о создании
местными творческими силами Музыкального театра Кузбасса.
Следующей вехой в освоении кемеровчанами новых форм мышления в
театральном деле стала постановка замечательного опуса И. Штрауса «Летучая мышь».
За более чем полувековую историю нашего театра эту оперетту исполняли не раз. Новая
постановка действительно была новой и в плане сценической интерпретации, и по
структуре организации. Со дня первого исполнения «Летучей мыши» в Вене прошло
более 120 лет. Казалось, что нового, после стольких сценических прочтений, после
замечательного отечественного телефильма, можно придумать! В советские времена
непременным считалась положительная окраска конфликта: повеса Генрих гуляет, а
несчастная Розалинда страдает. Используя либретто А. Кордунера, дополняя его текстами
Н. Эрдмана, постановочная группа возвратила конфликту тот смысл, который был
заложен у Штрауса: и муж гуляет, и жена флиртует с другим, чего, безусловно, еще в
недавние времена даже фривольной оперетке делать не рекомендовалось. Отсюда —
принципиальная разница в трактовке персонажей, ситуаций, характера и содержания
действия.
Постановка «Летучей мыши» имеет особую историю. Тяжелое финансовое
положение, неукомплектованность творческого состава театра диктовали решительные
шаги по преодолению сложившегося положения. Согласно намеченному курсу на
повышение художественного уровня работы всех подразделений кузбасского
музыкального театра, его руководство в рамках творческого содружества с московской
продюсерской фирмой для осуществления оперетты «Летучая мышь» пригласило
постановочную группу. В нынешних условиях, по-видимому, это было наиболее верное
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
решение. Руководителем постановки выступил Вадим Дубровицкий, который только в
течение предыдущего года был продюсером таких масштабных музыкальных праздников,
как фестивали, посвященные А. Шнитке, Г. Канчели, С. Губайдуллиной, а также проектфорум 1000-летия Вены в Московской консерватории. В спектакле зрители встретились с
хорошо известными и любимыми кемеровскими вокалистами: народным артистом России
П. Карповым (Генрих), заслуженными артистами России Н. Черноусовой (Розалинда) и В,
Титенко, а также солистами В. Бараненко и Г. Бойко. Для совместной работы театр
пригласил замечательных певцов из других театров страны. Роль Альфреда исполнил
А.Косарев — солист Московского музыкального театра им. Станиславского и
Немировича-Данченко, Фалька — Б. Смолкин из Санкт-Петербурга, Адели — Т.
Куинджи, солистка Пермского театра оперы и балета, обладательница национальной
театральной премии «Золотая маска». Когда в кульминационной сцене спектакля — на
балу у князя Орловского — появилась народная артистка России Татьяна Васильева,
восторгу в зале не было предела. В составе приглашенной постановочной группы успешно
отработал в качестве балетмейстера заслуженный артист Украины Олег Николаев. Он
полностью выполнил договорные условия антрепризы — качественно поставил танцевальную часть: несложные (исходя из возможностей труппы) балетные номера и так
называемые подтанцовки актеров и хора. «Летучая мышь» успешно начала свою новую
жизнь в дни театрального фестиваля «Театральные звезды — шахтерам Кузбасса»204.
История нынешней постановки была длительной и воистину многострадальной.
Последние полтора года были временем страстей, взлетов и падений, примирений и
разрывов всех участников драмы, столь далекой от сюжета легкомысленной оперетты. Не
раз казалось, что появление «Летучей мыши» на кемеровской сцене не состоится. Начинал
работу по осуществлению проекта совместной постановки главный дирижер
Симфонического оркестра Кузбасса В. Барсов. Закончил при поддержке областного
департамента культуры В. Дубровицкий, но уже без В. Барсова. В то, что «Летучая мышь»
состоялась, режиссер, кажется, поверил только тогда, когда отзвучали последние
бравурные аккорды и актеры, выходя на поклон, принимали цветы и поздравления.
Теперь «Летучая мышь» идет уже без приглашенных актеров. Но спектакль не развалился,
более того, продолжает собирать многочисленную аудиторию.
Что же случилось во время ее очередного выпуска? На этот вопрос нельзя ответить
однозначно, поскольку дело касается принципиальных, можно сказать, «судьбоносных»
вопросов функционирования театра, всей его деятельности, художественной
направленности, комплектации труппы. Кроме того, специфика работы над этим опусом
Штрауса затрагивала интересы артистов филармонического симфонического оркестра. Не
вдаваясь в подробности перипетий работы над спектаклем, отметим очевидный факт:
новые формы организации подобного представления, вызывающие перестройку не только
творческих традиций, но и стереотипных психологических установок, весьма трудно
адаптировались в театральном деле. Несмотря на это, постановка «Летучей мыши» стала
полезным опытом претворения старых, широко применяющихся во всем мире, но забытых
у нас принципов антрепризы. Для более непосредственного знакомства с интересными и
во многом перспективными возможностями антрепризы приведем мнения участников
постановки оперетты Штрауса В. Барсова и В. Дубровицкого.
«Мысль об объединении сил театра оперетты и филармонии у меня зародилась
давно, — говорил В. Барсов в беседе с автором этой книги, — еще в бытность работы
директором филармонии В. Литвинова. ...Я был в Карл-Маркс-Штадте, и там
симфонические оркестры, театр оперетты и драмтеатр находятся под единым
руководством. То есть вся театральная деятельность сосредоточена в одних руках, под
одним руководством. Это дает колоссальную экономию средств и кадров. В. Литвинов
загорелся этой идеей, но воплотить в жизнь ее не смог». Однако В. Барсова эта идея не
оставила. Ему было ясно, что в Кемерове создать оперный театр трудно, но ставить оперы,
балеты, оперетты, мюзиклы в театре оперетты возможно. При этом оперу ставить нечасто,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
например, два раза в месяц, с обязательным приглашением известных гастролеров.
Симфонический оркестр Кузбасса насчитывал в своем составе 80 человек. На спектакле
оркестранты играли бы половинным составом, так как оркестровая «яма» в театре
позволяет посадить не более 40 человек. Музыканты, таким образом, смогли бы получить
хороший приработок. При этом В. Барсов учитывал возможность использовать камерный
хор филармонии.
Это была замечательная идея, и дирижер объявил конкурсный набор в состав
нового коллектива. Такой набор, по мнению В. Барсова, должен был, во-первых,
стимулировать профессиональный рост оркестрантов, во-вторых, оптимизировать
решение творческих проблем в театре оперетты, в котором в это время не было главного
режиссера, главного балетмейстера, но имелась целая группа отличных солистов. Так
началась работа над знаменитой опереттой Штрауса. Были заказаны прекрасные
декорации, костюмы. Через антрепризу решили пригласить ведущих артистов столичных
театров, чтобы в коллектив влилась свежая кровь. Уже имелся договор на гастроли театра
с этим спектаклем за рубежом. В Штутгардте в оперном театре у В. Дубровицкого был
готов контракт к совместной постановке оперы «Веселая вдова». Однако началось
сопротивление осуществлению проекта, расходившееся как круги на воде, так как
сталкивались финансовые интересы некоторых людей. Многие актеры начали утверждать,
что при этом будут разрушаться традиции театра. В «полосу напряженности» включился и
симфонический оркестр филармонии, музыканты которого заявили, что в «яме» они
играть не хотят. Хотя вопрос ставился так: каждый музыкант продолжает играть в
филармоническом оркестре, а в театральном коллективе работает по контракту. Работа
над «Летучей мышью» откровенно забуксовала.
Очерченная ситуация показала, что способности художественных коллективов
решать организационно-творческие проблемы отнюдь не из лучших. Она объективно
была связана с симптомами кризиса театрального дела. Режиссер и продюсер Вадим
Дубровицкий считает, что если «театр оперетты не может поставить «Летучую мышь» —
это нонсенс, потому что спектакль нот обязан быть в репертуаре музыкального театра.
Метод антрепризы — по не дань моде, а нормальный апробированный и давний способ
работы театров, широко используемый в России еще в XIX веке. В «Летучей мыши» с
известными кемеровчанам своими актерами, заняты московские, петербургские и
пермские артисты... Художник по костюмам — одна из лучших театральных художников,
тончайший стилист Маргарита Азизян. И весь наш спектакль гораздо ближе к тому, что
было задумано Штраусом, нежели та интерпретация сюжета, которую традиционно
играли в советские времена»205 . По мнению В. Дубровицкого, «метод антрепризы
естественный, давний и продуктивный для нормальной работы любого театра.
Стационарная труппа для Запада, например, вообще большая редкость. Конкретно, и
Кемеровский театр нуждается в притоке свежих сил. Не всегда получается расклад ролей
в плане возрастном, голосовом. Антреприза проблемы решает»206.
Время кризисов и перемен ставит перед социокультурными институтами сложные
задачи. Их решение неизбежно порождает преобразование самих форм их существования,
которое должно не столько сохранять активное функционирование культурнохудожественной жизни, сколько обеспечить успешную перспективу развития искусства.
Специфика провинциальной жизни убеждала, что будущее не только за использованием
широких возможностей антрепризы, но и за многожанровым музыкальным театром.
Нужно отметить, что за последние годы уровень кузбасских зрителей значительно
возрос, для их потребностей опереточного репертуара стало явно не хватать. В этом
отношении сказывались положительные результаты деятельности более чем 100
музыкальных школ и школ искусства области, трех областных музыкальных училищ,
Кемеровского института искусств и культуры207 . В Кузбассе сформировалось много
любителей оперного и балетного искусства. Но о приезде оперного театра в наши края
пока оставалось только мечтать. В последние годы заложенная в природе нашего театра
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
принадлежность к единому музыкальному театру как к виду, одним из ответвлений
которого он является, словно стремилась осуществить себя в разных жанрах: комической
опере, пьесах со значительным «привкусом» оперной драматургии, балетных спектаклях.
В оперетте есть родство с эстрадой, значит — большое приближение к мюзиклу. А это
еще один жанр, который неоднократно и успешно был на кемеровской сцене. Конечно,
актеров и актрис, обладающих необходимым комплексом качеств для исполнения разных
музыкально-сценических жанров в нашем театре не так уж много. По большому счету
лишь самые лучшие солисты смогут достойно спеть в классической опере. Но
потенциальные возможности для развития в этом направлении у театра имелись.
На основе глубокого анализа современной ситуации, кадровых возможностей
руководство театра приняло решение о перспективном расширении его жанрового
профиля. Соответственно было сформулировано название — Музыкальный театр.
Творческий коллектив отдавал себе отчет в том, что пока музыкальный театр будет
таковым, прежде всего, по статусу и перспективе развития. По своему репертуару, по
своей комплектации, по сегодняшнему профессиональному уровню еще надо будет
многому учиться, брать н постановку посильные произведения, которые станут
ступеньками вверх, интересными для зрителя и полезными для коллектива. Постепенно
артисты будут вживаться в оперу. Обнадеживал и тот отрадный факт, что в Кемеровском
институте искусств и культуры планировался набор на отделение актеров музыкального
театра, выпуск артистов оркестра208. Думается, что театром была избрана достойная
перспектива развития.
4-го апреля 1997 года теперь уже в Музыкальном театре Кузбасса прозвучали арии
и сцены из оперы П. Чайковского «Евгений Онегин». Исполнители — артисты театра и
государственной филармонии Кузбасса. Музыкальный руководитель постановки —
главный дирижер театра Е. Вакс, педагоги по вокалу — заслуженные артисты России,
москвичи Л. Ермакова и В. Колосов. Что можно сказать по поводу исполнения?
«Усеченный» вариант оперы был следствием финансовых трудностей. Артисты,
постановщики, музыканты потратили много сил, чтобы достойно донести до слушателя
прекрасную музыку Чайковского. Справедливости ради отметим, что не все актеры театра
имели оперные голоса, что сказывалось на качестве исполнения. И все же хвала и честь
актерам, взявшимся за очень трудное и ответственное дело. 209
Следующей необычной премьерой в панораме театральной жизни Кемерова стало
исполнение комической оперы Дж. Паизиелло «Прекрасная мельничиха» в постановке
режиссера заслуженного деятеля искусств Молдовы Георгия Геловани. В этой постановке
из кемеровских творческих сил были заняты лишь музыканты оркестра театра. В
спектакле приняли участие певцы столичных театров и Пермской оперы. Идея оперной
антрепризы В.Барсова продолжала развиваться. Ее вновь горячо поддержал известный
кемеровчанам режиссер и продюсер фирмы «Лига Д» Вадим Дубровицкий. Она
показалась интересной и Зурабу Соткилаве. «Сейчас большинство театров, — сказал он, остались беспризорными. Не хватает денег на постановочные работы, на зарплату
артистам. Поэтому у них нет стимула. Исходя из ситуации, считаю, что не обязательно в
каждом оперном иметь свои большие группы, а достаточно маленького костяка.
Например, за рубежом театры из разных городов объединяются и делают один общий
спектакль, а потом его показывают всем. Нам тоже нужно последовать такому примеру.
Хотя бы качество не будет страдать210. Солист Большого театра народный артист СССР
Зураб Соткилава стал центром актерского состава. Дирижировал оркестром бывший
главный дирижер Симфонического оркестра Кузбасса В.Барсов. Он прекрасно провел
спектакль. За короткое время под его руководством оркестр превратился в единый,
сплоченный коллектив. В. Барсова знали многие кемеровские музыканты, поэтому
контакт с оркестром был найден с первых минут репетиции. Партитура, рассчитанная на
камерный состав, не имела особых технических сложностей, однако в соответствии со
стилистикой оперы важно было добиться особой слаженности, хорошей реакции
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
музыкантов при сопровождении певцов. Связь музыкальных фрагментов осуществляла
опытный концертмейстер Большого театра Татьяна Геворкова.
Интерес к этому спектаклю в Кемерове был, без преувеличения, огромен. Аншлаг
едва ли можно объяснить непреодолимым желанием кемеровских меломанов во что бы то
ни стало услышать оперу итальянского композитора XVIII века. Наверняка большинство
людей приходили в эти вечера зал Музыкального театра ради встречи с народным
артистом СССР Зурабом Соткилавой. Но это так естественно для восприятия искусства,
которое оживает в исполнении артистов. Так или иначе, публика воочию убедилась в
широких возможностях новаций в театральном деле.
Итак, театр оперетты Кузбасса преобразован в Музыкальный театр211, что
обозначило определенный рубеж в его биографии. В нынешнем 1999 году театру
присвоено имя народного артиста России А. К. Боброва. В год своего 55-летия наш театр
стоит на пороге нового периода. В качестве заключения главы о жизни Театра оперетты
Кузбасса конца 70-х — 90-х годов предоставим слово его сегодняшнему директору
Владимиру Юдельсону. В его материале есть и характеристика жизни сегодняшнего
театра, которую может дать лишь ее непосредственный участник, и планы на будущее, и,
что особенно ценно, трезвый взгляд на решение проблем и определенный объективный
оптимизм, подкрепленный желанием работать.
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
Говорит директор Музыкального театра Кузбасса В. Юдельсон: 212
Итак, год 1999-й. Год 55-летия нашего театра, время подведения итогов,
определения дальнейших путей. Какие мы сегодня, в 1999-м? Прежде всего, необходимо
сказать о том, что, начиная примерно с 1992 года, здание театра находится в аварийном
состоянии и требует серьезного ремонта. Это мешает работать в полную силу, выпускать
новые спектакли. Практически с тех пор не было ни одного полноценного сезона, когда
бы театр работал сначала и до конца на своей площадке без всяких перерывов, остановок,
потому что в театре постоянно что-то ремонтируется. Приходится искать варианты,
ставить спектакли, которые можно было бы показывать на других площадках города и
области. Но главные проблемы, как и у всех театров в последние годы, связаны с
финансированием новых постановок. А ведь это — создание новых спектаклей — самое
главное в нашей работе.
Несмотря на трудное время, сделан важный шаг в жизни театра — он преобразован
в музыкальный. Это диктовалось рядом причин, прежде всего, интересами зрителей. В
условиях отсутствия гастролей музыкальных театров, театров оперы и балета в Кузбассе,
которые многие десятилетия были привычным делом, интересы зрителей заставили
думать о том, чтобы и у нас был театр, способный ставить большие и разные музыкальные
спектакли: оперы, балеты, оперетты, мюзиклы. Конечно, это нужно было и для развития
самого творческого коллектива. В театре есть вокалисты высокого класса, многие солисты
закончили консерваторию, и поэтому не дать им возможность показать все грани своего
таланта — было бы неправильно.
Преобразование театра оперетты в музыкальный театр — сложная и ответственная
задача. Естественно, эта ответственность лежит не только на его коллективе.
Ответственность приняла на себя и администрация области — собственник театра.
Решение о преобразовании театра одобрил губернатор Л. Г. Тулеев. Но, к сожалению,
сегодня и у администрации не те возможности, что были раньше.
Жанр музыкального театра предлагает свои условия игры, а мы их или принимаем
и работаем по новым правилам, или отказываемся от этого дела. Вопрос для театра сейчас
стоит так: быть ему или не быть — в самом прямом смысле этого слова. И вот почему. В
драматических театрах в условиях трудного финансового положения могут пойти на
какие-то варианты, на режиссерский ход, оправдывающий аскетизм на сцене. В
музыкальных же театрах, в классический оперетте, во многих операх второй акт —
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
традиционный бал. И выводить на сцену артистов хора, вокалистов в костюмах из ситца
или мешковины и объяснять это режиссерским ходом — просто невозможно. Народный
артист СССР Олег Янковский недавно сказал: «Чем труднее живут люди, тем меньше они
прощают нищету на сцене». Вот такой парадокс жизни. Сегодня выпускать бедные
музыкальные спектакли нельзя. Этим мы обречем музыкальный театр на провал, на
потерю зрительского интереса, а в итоге нас ожидают пустые зрительские залы. Корень
сегодняшних проблем творческого коллектива — это изменившаяся обстановка, связанная, прежде всего, с прекращением выделения квартир работникам театра, а отсутствие
жилья делает невозможным переезды актеров из города в город. Это одна из основных
причин того, что театр испытывает дефицит в актерском составе.
Один из путей решения этой проблемы — поиск внутренних резервов для
подготовки актеров музыкального театра. Пять лет назад, в 1993 году, театр начал искать
возможности подготовки актеров балета своими силами. Сначала была организована
самодеятельная студия при театре для малышек 6—7 лет. В дальнейшем (в 1995 г.) при
Кемеровском музыкальном колледже с помощью его руководства и департамента
культуры администрации области было открыто хореографическое отделение. Занятия в
училище идут уже четвертый год. Доцент Кемеровского института искусств и культуры
Виктория Геращенко написала программу балетной подготовки детей от 9 до 15 лет.
Выпускники этого отделения по существующей программе получают образование,
дающее им право работать в балетном коллективе театра. В группах ведут занятия
артисты балета нашего театра, окончившие знаменитое Пермское и Новосибирское
хореографические училища и известные танцовщики: заслуженная артистка России
Людмила Глазкова, Светлана Пономарева, Татьяна Гамидова, Виктор Кондаков и другие.
Сейчас преподаватели
балетного отделения добиваются увеличения сроков обучения с 6 до 8 лет, что даст
возможность учащимся освоить программу хореографического училища в полном объеме.
Правда, надо иметь в виду, что эта работа на перспективу, и только через 5-6 лет театр
сможет получить реальное пополнение в балетную труппу.
Мы несколько лет вели подготовку к открытию курса актеров музыкального театра
в Кемеровском институте искусств и культуры (КГИИК). Наконец, в 1998-м году эта идея
была реализована. Однако из-за проблем финансирования находится под вопросом
участие в учебном процессе ведущих преподавателей Российской академии театрального
искусства (бывший ГИТИС). Безусловно, это сказывается на качестве подготовки
студентов. В конце ноября 1998 года вышло распоряжение губернатора Кузбасса А. Г.
Тулеева о поддержке этого курса. Мы надеемся, что финансовые вопросы решатся
положительно, и на следующих этапах подготовки студентов курса актеров музыкального
театра в учебном процессе, как и планировалось, будут участвовать преподаватели РАТИ.
Сложности с составом труппы подвигли нас на использование антрепризы в
спектаклях театра. При наличии в театре исполнителей ведущих партий не хотелось бы
отказываться от репертуарных возможностей. Но для некоторых спектаклей необходимы
дополнительные силы в артистическом составе. Антреприза дает возможность привлекать
актеров из различных театров страны, а также, естественно, и из филармонии Кузбасса
для исполнения одной роли в одном определенном спектакле на договорных условиях. В
том же «Евгении Онегине», например, нужен бас, который практически не используется в
опереточном репертуаре, а в филармонии есть замечательный бас Юрий Рыжов, который
и спел партию Гремина. Планируем приглашать в будущем артистов областного
драматического театра имени А. В. Луначарского. Так, заслуженный артист России
Евгений Шокин уже репетировал роль Наполеона из оперетты «Герцогиня Лефевр», и,
возможно, проект этот с одним из лучших актеров Кузбасса осуществится.
Мы привлекаем в наши спектакли ведущих артистов московских и санктпетербургских театров — заслуженных артистов России Бориса Смолкина и Евгения
Теличеева, солистов из московской оперетты и из самого дерзкого оперного театра
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Москвы «Геликон-Опера». Эти артисты участвовали в постановке на кемеровской сцене
«Летучей мыши», в других спектаклях. Привлечение артистов на условиях антрепризы
решает несколько задач. Во-первых, это дает возможность не идти на компромиссы и
показывать спектакль и полном объеме и с тем качеством, которое должно быть у
музыкальных спектаклей. Во-вторых, это добавляет, я надеюсь, здоровый дух соперниче(тва, заставляет наших актеров встряхнуться, ответственней относиться к делу.
Приглашение артистов на условиях антрепризы привносит здоровый дух борьбы за
возможность работать в составе. А доказать, что ты лучше актера привлеченного, можно
лишь одним — играть лучше, чем он, или, по крайней мере, не хуже. В-третьих, во все
времена для кемеровского театра на первом месте стояли и стоят интересы зрителей.
Уверен, что сердца и души нашего опереточного зрителя всегда открыты для
классических оперетт. Л если исполнителями будут ведущие актеры страны, то это,
естественно, вызовет дополнительный интерес и потребность посмотреть спектакль с новыми артистами, услышать новые голоса, увидеть новых исполнителей в балетных
спектаклях и т. д.
Безусловно, наш театр с новым статусом должен иметь оркестр, отвечающий
потребностям музыкального театра. За последние годы нам удалось значительно
увеличить состав оркестра. Сейчас в оркестре более 30 человек и, естественно, для
исполнения таких партитур, как «Летучая мышь», приглашаем дополнительный состав из
Симфонического оркестра Кузбасса. Без этого сотрудничества, без понимания со стороны
руководства оркестра, филармонии было бы невозможно ставить большие оперные и
опереточные спектакли и мюзиклы. Нам нужны артисты-музыканты высочайшего класса,
и поэтому привлекать артистов со стороны бывает просто необходимо. Л в нашем
сравнительно небольшом городе таких музыкантов немного. Да и Симфонический
оркестр Кузбасса, когда берет большое произведение, приглашает наших музыкантов,
закончивших ведущие консерватории страны — Московскую, Санкт-Петербургскую,
Свердловскую, Новосибирскую и т. д. Это сотрудничество также способствует
творческому развитию театра, расширяет его возможности.
Что же следует из всего сказанного? Прежде всего, то, что нам надо много
работать, совершенствоваться, стремиться к мастерству — только тогда будем нужны
людям. И мы готовы к этому. Конечно, сегодня много проблем у театра, но они вполне
разрешимы. При помощи администрации области и города, с участием друзей и
спонсоров театр обязательно их преодолеет. Верю в успех, надеюсь на хорошие
перспективы Музыкального, театра Кузбасса.
V.
ВОЛНЕНИЯ И РАДОСТИ ГАСТРОЛЕЙ
ЗА ДВАДЦАТЬ ЛЕТ
Выездные спектакли кемеровского театра музыкальной комедии по области
начались с августа 1945 года. Театр совершил свои первые гастроли в Сталинск с
опереттами «Баядера», «Испытание любви», «Сорванец» и «Раскинулось море широко».
Тогда же началась практика выездных концертных бригад, исполнявших сцены из оперетт
и популярные песни советских композиторов13. Спектакли областного театра
музыкальной комедии всегда имели большой успех у зрителей городов и поселков
Кузбасса — Сталинска, Осинников, Мундыбаша, Таштагола, Белова, Гурьевска,
Мариинска, Тайги и др. Этот успех, как писали газеты, был вызван тем, что репертуар
театра составляли, в основном, оперетты советских авторов, рассказывавшие о современниках и их напряжённом труде на стройках, в селе, на далёких морях: «Чудесный край»,
«Счастливый рейс», «Золотое вино», «Есть на Волге городок», «Вольный ветер» и др. Но,
думается, не только современная тематика привлекала зрителей. Талантливая игра
актеров, интересные режиссерские решения, вдохновенный труд всех цехов театра делали
спектакли интересными и поучительными. На гастролях артисты проводили большую
шефскую работу. Так, в Сталинске в 1951 году артисты давали концерты в цехах
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Кузнецкого металлургического комбината, оказывали помощь художественной самодеятельности ДК металлургов. От имени исполкома городского Совета и горкома ВКП (б) В.
И. Карпов сердечно поблагодарил коллектив театра за хорошо проведённые гастроли и
пожелал дальнейших успехов. Двадцати пяти артистам были вручены почётные грамоты.
Кемеровский театр всегда с особой ответственностью выступал в Прокопьевске,
который считал своим первым домом на Кузнецкой земле. В далёком 1955-м за 11 дней
театр сумел показать 16 спектаклей, которые просмотрело около 10 тысяч зрителей.
Ведущие артисты проводили творческие встречи с горняками шахт, рабочими
механического завода и пионерами Рудничного района. За хорошее обслуживание
трудящихся города Прокопьевска, или, как его тогда называли, «жемчужины Кузбасса»,
коллективу были вручены грамоты и преподнесены подарки.
Постепенно расширялась география гастролей. Она дополнялась городами Сибири,
столицами краев, областей и союзных республик. Так, уже с 1947 три года подряд театр
выезжал в Томск. В 1951 году он впервые нмступал во Фрунзе. За отличное культурное
обслуживание трудящихся города Фрунзе Президиум Верховного Совета республики
наградил коллектив театра Грамотой Верховного Совета Киргизской ССР. В 1952 году
кемеровчан приветствовали зрители Красноярска, Томска и Барнаула, в 1953 — I омска и
Ташкента.
В 1954 году гастрольную географию дополнили города Казахстана: Петропавловск,
Караганда. Более пятидесяти спектаклей было дано в Карагандинском бассейне, более 25
тысяч зрителей побывало на спектаклях. Безусловно, огромный успех театра на гастролях,
особенно в маленьких городах и поселках, во многом был обусловлен театральным
голодом, отсутствием собственных филармоний, редкими приездами гастролеров.
Поэтому сам факт приезда артистов был для людей настоящей радостью. Отрадно, что,
несмотря на большой успех у зрителей, пресса всегда оставалась строгой и объективной.
Критик В. Федотов в газете «Социалистическая Караганда», говоря об оперетте «Вольный
ветер», указывал: «Не все в постановке отвечает нысоким требованиям вокальносценического мастерства...».
В своих воспоминаниях о поездке в Целинный край главный режиссёр Л.
Кордонский рассказывал, что театр здесь был первым посланцем Земли Кузнецкой.
Коллективу были предоставлены 3 оборудованные автомашины, на которых артисты
выезжали в село Пресновка Пресновского района со спектаклем «Морской узел». В
районном Доме культуры собрались жители далёких и близких селений. На следующий
день бригады выехали на целину. В то время полевые работы на новых землях были в
полном разгаре. В обеденные перерывы артисты выступали на полевых станах, в клубах
колхозов, на поляне около совхоза им. Джамбула. Кузбасских артистов дружно
приветствовали в сёлах Усердное, Казанка и городе Караганде. Кемеровчан провожали
как добрых друзей, напутствуя: «Приезжайте к нам ещё, дорогие гости из Кузбасса!»
Общение со зрителями Казахстана в дальнейшем расширилось. Летние гастроли в
1957 году проходили в Усть-Каменогорске. О работе кемеровской музкомедии И. Краев
писал, что, в отличие от некоторых других периферийных театров, оперетта Кемерова не
поддается соблазну увеселения публики. Она «преподносит зрителю в каждой новой
постановке серьезную, вдумчивую работу, показывая хороший вкус и «свой почерк» в
отработке мизансцен»214. Любимцами публики стали: заслуженный артист РСФСР А. Бобров, Н. Грюнберг, Е. Григорьев, М. Таубе, А. Адрианов215. С концертными программами
кемеровчане выступили в целинном совхозе «Передовой» Уланского района и перед
участниками торжественного пленума облсовпрофа, посвященного 50-летию
профессиональных союзов СССР. В середине августа театр выехал на гастроли в
Лениногорск, где были показаны несколько оперетт, в том числе «Белая акация» И.
Дунаевского216.
Обширные гастроли по республикам Средней Азии состоялись в 1960 году. Во
Фрунзе почти за месяц было успешно показано пятнадцать различных оперетт. Особой
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
похвалы удостоились: «Свадьба в Малиновке», «Белая акация», «Вас ждут друзья»
«Сильва», «Марица» «Весёлая вдова», «Свадьба Марион» и др. Менее интересными
показались фрунзенцам «Роз-Мари», «Последний чардаш» и «Алёнушка». За хорошее
культурное обслуживание трудящихся города Фрунзе Президиум Верховного Совета
республики наградил коллектив театра Грамотой Верховного Совета Киргизской ССР.
Радушно был встречен театр из Кузбасса в столице Казахстана Алма- j Ате.
Критика положительно оценила большинство спектаклей, особо выделив оперетты «Вас
ждут друзья» и «Владимирская горка». В первом спектакле удостоились похвал режиссёр
С. Штивельман, дирижёр Б. Венцковский. Хорошее впечатление оставили артисты Л.
Фролова (Ирина), А. Смагина (Таня), П. Баженов (Семён), А. Бобров (тракторист Роман),
Н. Коносевич (Анфиса)217. В алма-атинской печати поддерживались творческие поиски
Кемеровского театра. Отмечалось, что выбор репертуара делает ему честь, что он одним
из первых периферийных театров ставил новые, нигде не шедшие оперетты, в том числе
«Последний чардаш». Кузбассовцам была вручена Почётная грамота Верховного Совета
Казахской ССР за культурное обслуживание в течение ряда лет трудящихся республики и
города Алма-Аты.
Ответственным пунктом в гастрольной афише 1955 значилась столица Алтая.
Задолго до приезда театра все билеты были распроданы. В парках и клубах Барнаула было
дано более 30 спектаклей. Спектакли сблизили кемеровчан и барнаульцев. Местные
жители «присвоили» кемеровскому коллективу неофициальное название «Наш летний
театр». Спектакли проходили с таким большим успехом, что гастроли пришлось продлить
ещё на 7 дней. Как писала газета «Алтайская правда», барнаульцы, провожая театр,
выражали надежду, что их трёхлетняя дружба будет продолжаться. Одной из лучших
работ театра, показанных в дни гастролей, была вновь признана постановка музыкальной
комедии Н. Рахманова «Голубой гусар». Художественную зрелость, своё умение
создавать полноценные художественные спектакли театр доказал такими постановками,
как «Весёлая вдова», «Чужой ребенок», «Марица»218.
В сезоне 1955/56 года, помимо выступлений в Барнауле, кемеровский театр
выезжал в Бийск. В Алтайском крае он посетил с концертами и спектаклями совхозы
«Урожайный» и «Комсомолец», дома отдыха, санатории и курорт «Белокуриха».
Гастрольное турне было трудное, но успешное. За период гастролей спектакли театра
посетило более 100 тысяч зрителей. Из 12 включённых в гастрольный репертуар оперетт
наибольшим успехом пользовались «Белая акация», «Вас ждут друзья», «Голубой гусар»,
«Свадьба в Малиновке», «Морской узел», «Мадмуазель Нитуш», «Трембита», «С первым
апреля» и др.
В 1958 году театр вновь побывал в Барнауле. По гастрольной афише можно было
судить о направленности репертуара. Из 13 спектаклей 8 принадлежали перу современных
писателей и композиторов219. В конце гастролей зрители со страниц местной газеты
восхищались игрой молодых артистов А. Смагиной, А. Фроловой, М. Таубе220. Освещая
гастроли, местные газеты писали не только о молодёжи. По большому счёту шёл
откровенный разговор о жанре, о работе старшего поколения.
«Алтай для нас стал родным краем, и мы от души рады встретиться с барнаульским
зрителем», - так писал В. Смагин в своей статье перед началом гастролей в 1958 году. В
этот приезд в репертуаре театра значились спектакли: «Белая акация», «Вас ждут друзья»,
«Поцелуй Чаниты», «Марги», «Принцесса цирка», «Голубая мазурка», «Роз-Мари»,
«Весна поёт». Перед встречей со зрителями в местной газете «Молодость Алтая»221 были
помещены портреты ведущих артистов театра и интервью с ними. Приведем фрагменты
из этой публикации.
Л. Фролова: «...для меня этот сезон «урожайный». За шесть месяцев я спела Марги,
Ганну в «Весёлой вдове», Бланку в «Голубой мазурке». Сыграла Ирину в музыкальной
комедии «Вас ждут друзья». Сейчас готовлю роль Тани в спектакле «Весна поёт». Каждая
новая роль для меня, молодой актрисы, — это крупная ступень. ...Только каковы размахи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
моих шагов, об этом мне трудно судить самой. Вам это сделать легче, а в справедливости
суждений я не сомневаюсь».
А. Адрианов, заслуженный артист Уз. ССР: «Первое знакомство с барнаульцами
произошло у меня в 1924 году. Тогда я работал в передвижном театре «Синяя блуза». А
через два года выступал на сцене летнего театра уже в качестве артиста оперетты под
руководством В. Махова. И вот я снова в Барнауле. Как и тогда, с глубоким волнением
готовлюсь к встрече с взыскательными земляками. В июле я покажу три последние
работы сезона: Клемдача в «Голубой мазурке», Филиппе в «Чёрном амулете» и кока
Семёныча в спектакле «Марги».
А. Смагина: «Моё первое выступление в Барнауле как актрисы состоялось в 1956
году. Тогда ещё студенткой я играла роль Жанны в спектакле «Роз-Мари». Сколько
радости и волнений я перенесла в тот счастливый день! Теперь позади мои любимые
девчонки: Тоська из «Белой акации», Ганя из «Вас ждут друзья» и многие другие роли. И
всё же волноваться приходится в каждом спектакле. Хочется сказать много ласковых,
тёплых слов покорителям целины. У нас сейчас «страдная» пора. Идут последние
репетиции спектакля «Весна поёт». Роль Симочки, которую я сейчас готовлю, интересная.
Хочется вложить в неё всю душу. Как мне это удастся — судите сами».
А. Бобров, заслуженный артист РСФСР: «Два года прошло с тех пор, когда наш
театр был в Барнауле. Ещё тогда гастроли убедили меня и моих товарищей в том, что
барнаульцы очень любят и ценят жанр музыкальной комедии. Это делает нашу новую
встречу ещё более приятной. Я с удовольствием поехал в ваш быстрорастущий город.
Сейчас переживаю чувство большой ответственности перед взыскательными зрителями.
Надеюсь, что и на этот раз наши встречи на спектаклях будут обоюдно радостными и
теплыми».
И на этот раз барнаульские зрители убедились, что Кемеровский театр
музыкальной комедии — растущий коллектив, с большими творческими возможностями.
Не случайно почти каждый спектакль в Барнауле вновь проходил при полном зале. Как
отмечала пресса Барнаула, мастерство труппы выросло: «Счастливое сочетание опыта и
молодости, творческая дисциплина, рост музыкальной и сценической культуры многих
артистов позволили главному режиссёру театра С. А. Штивельману создавать яркие,
запоминающиеся спектакли. Например, в течение ряда лет почётное место в репертуаре
натра занимает замечательная оперетта И. Дунаевского «Белая акация». Этот спектакль
барнаульские зрители тепло встречали и нынче...».
В ноябре 1957 года театр встретился с новосибирскими любителями оперетты.
Известно, что в то время Новосибирск являлся городом с развитой театральной культурой
и взыскательной публикой. В это время наш театр находился в хорошей творческой
форме. И всё же коллектив был взволнован, руководство тревожило помещение театра
оперы и балета Новосибирска, в котором предстояло работать. Сумеют ли артисты
освоить необычную для себя сцену, которая больше сцены Большого театра? Как будут
звучать хор, оркестр, голоса солистов? Как покажут себя артисты балета, как сумеют
оформить спектакли? Эти вопросы, писал С. А. Штивельман, гастролерам помогли
решить руководство и работники технических цехов Новосибирского театра оперы и
балета223 .
И вот наступили дни спектаклей в Новосибирске. Зал, вмещавший до 2 тысяч
зрителей, был заполнен. «Вновь мы увидели на сцене артистку I I. Грюнберг. Талантливая
артистка, — писал рецензент, — с каждым новым спектаклем всё больше и больше
завоёвывала симпатии зрителей.
Новосибирцы долго не забудут правдивой игры Е. Григорьева и особенно его
Костю в «Белой акации», старых мастеров оперетты засл. арт. Уз. ССР Л. Адрианова и Н.
Коносевич, всегда яркого в своих ролях засл. арт. РСФСР А. Боброва и его незабываемого
Яшку в «Белой акации», артистов Таубе, Орландо, Смагину, Козинцеву, Фролову,
балетную пару Елесину и Сычёва и многих других»224. Кемеровские артисты выступили
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
на встречах с журналистами Новосибирска, с профсоюзным активом города, с
коллективами крупнейших предприятий.
Успех театра по праву разделили все его творческие цеха: артисты, оркестр, хор,
балет, постановочная часть. Было показано более 30 спектаклей.
По окончании гастролей артистам были вручены почётные грамоты Новосипирского облисполкома и горисполкома, адрес от рабочих и инженерно-технических
работников турбогенераторного завода. Думается, небезынтересно познакомить читателей
с отзывами новосибирцев о гастролях, опубликованных в газете «Кузбасс»223 . Приведем
их на страницах нашей книги.
Артисты Новосибирского театра оперы и балета, лауреаты международного и
Всесоюзного фестивалей Ю. Притула и И. Круглов: «Новосибирск ни дел на своих сценах
несколько театров музыкальной комедии, но всё же пальму первенства следует отдать
кемеровчанам. Это общее мнение новосибирских зрителей. ...Но было бы не потоварищески не заметить и досадных недостатков театра. Это, главным образом, касается
художественного оформления спектаклей... Оно бедно по мысли и неубедительно. Часто
художник прибегает к кричащему украшательству (оформление венских оперетт)... Но,
сделав стены того или иного салона, бара, театрального фойе, он, художник, не думает,
например, о мебели и получается нелепая смесь «французского и нижегородского». То же
хочется сказать и о костюмах хора, кордебалете, о плохо отутюженных фраках. Конечно,
театр должен подумать об увеличении хора. Но в целом гастроли кемеровчан в
Новосибирске прошли празднично и искренне порадовали всех нас, зрителей».
Поэт-песенник Василий Пухначёв: «Тридцать спектаклей! Тридцать полных
сборов... Это ли не говорит об их большом творческом успехе! Мне довелось несколько
лет назад присутствовать на спектаклях этого театра, гастролировавшего тогда в
Барнауле. И сравнивая его вчерашнее творческое лицо с сегодняшним, видишь, как
заметно выросли театр, его общая культура, вкус».
Лукова С., инженер: «Сознаюсь, что на спектакль «Белая акация» я пошла с
чувством какой-то неуверенности. Я очень люблю это произведение4 Дунаевского. Видела
его на сцене нашего же театра в постановке свердловчан, иркутян. Это были пышные
постановки. Но вот глядя и слушая «Белую акацию» в исполнении кемеровчан,
приходишь к выводу, что у них этот спектакль искренний и тёплый. Была" я и на
«Весёлой вдове» и, как все зрители, горячо аплодировала артистам, в особенности Н.
Грюнберг, которая покорила сердца новосибирцев...»
В начале 60-х годов Театр оперетты Кузбасса начинает знакомить со своим
творчеством города европейской части СССР и новые союзные республики. В 1961 году
коллектив побывал в Башкирии и Татарии. Тепло принимали зрители классические
оперетты («Весёлая вдова», «Цыганская любовь», «Баядера», «Сильва», «Роз-Мари»,
«Последний чардаш») и пьесы советских авторов («Владимирская горка», «Черти
полосатые», «Под чёрной маской», «Цирк зажигает огни», «Марги», «Вас ждут друзья» и
др.). Уфимские и казанские критики особо отмечали хорошие вокальные и актерские
данные, привлекательную внешность Н. Цагиной, которая «прекрасно чувствует
специфику жанра», а также А. Боброва — «артиста яркого комедийного дарования,
умеющего создать очень точный и выпуклый образ своего героя»226.
Театральный Горький встал на гастрольном пути театра в 1962 и 1963 годах.
Анализируя просмотренный спектакль «Последний чардаш», искусствовед А. Гольдина
отметила «поиски новых решений и выразительных средств правды на сцене в старой
венской оперетте». Она сделала ряд ценных замечаний, напоминала о чувстве меры в
трудном жанре оперетты, в котором нельзя необоснованно переступать родовые границы
и каноны. Однако «не иполне владеют чувством меры артисты Т. Венцковская (Ю Лань),
А. Ва- нилов (Иожеф Гембель), комикуя и явно «пережимая». Старое и новое любопытно
соседствует в спектакле наших гостей, но не всегда старое оказывается плохим, а новое
хорошим» .227
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Летние гастроли театра 1963 года продолжились в старинном русском городе
Пензе. Кузбасские артисты дали здесь около сорока спектаклей. Особым успехом
пользовалась оперетта «Севастопольский вальс», с интересом была принята зрителями
музыкальная комедия «Ошибка Наташи»228. За большую плодотворную работу по
культурному обслуживанию трудящихся коллектив был награжден Почетной грамотой.
Артистам вручен памятный подарок — хрустальная ваза, изготовленная мастерами
алмазной грани одного из старейших в стране Никольского стекольного завода.
Летом 1964 года театр с гастролями побывал в Калуге, Туле и Рязани. В его
исполнении зрители с большим интересом познакомились с опереттами Кальмана:
«Принцесса цирка», «Сильва», «Последний чардаш». Однако в прессе отмечалось, что
после удачной премьеры в Калуге оперетты «Жемчужины Сибири» кемеровчане почти не
показывали современных советских пьес. В целом, заключали газеты, кемеровский театр
обладает хорошим коллективом. Творческие возможности у него огромные229. Театр
провел ряд интересных встреч на заводах Калуги («Калугаприбор», КЗАМЭ, КЭМЗ, машиностроительный). Следующим пунктом гастролей значилась Тула — столица
российских оружейников. Художественные коллективы театра получили положительные
оценки тульской прессы. Особенно интересной была признана интерпретация оперетты
«Принцесса цирка»230 .
Творческие поездки не были легкими. Постоянные переезды (поездом, автобусом),
порой неустроенный быт, спектакли, концертные выступления не только на сцене театров,
но и на производстве, в цехах заводов, на полевых станах. Однако теплый прием зрителей,
интерес к творчеству коллектива и каждого артиста согревали душу, давали новый заряд
энергии. Поэтому артисты эти поездки всегда любили.
ТВОРЧЕСКИЕ ОТЧЕТЫ 1968-го
За четверть века своего существования коллектив кемеровского театра выступал во
многих городах страны, но таких ответственных гастролей, как в 1968 году, до сих пор
ещё не было. Высокая театральная культура и взыскательность ленинградских зрителей
были общеизвестны: они одинаково требовательны и к местным актёрам, и к гастролёрам
— будь то москвичи или сибиряки. Поэтому для любого театра «пройти» в Ленинграде —
значит выдержать экзамен на творческую зрелость.
Разумеется, всё это артисты учитывали, когда готовились к поездке в Ленинград, и
из всего репертуара отобрали семь самых лучших спектаклей: мюзиклы «Моя прекрасная
леди» и «Чёрный дракон», оперетту И. Кальмана «Баядера» и музыкальные комедии
советских авторов — «На рассвете», «Четверо с улицы Жанны», «Возвращение Мери Ив»
и «Мы хотим танцевать». Некоторые из перечисленных спектаклей входили в репертуар
Ленинградского театра оперетты, труппа которого на лето уехала из города. Поэтому
предстояло творческое соревнование, из которого кемеровчане надеялись извлечь для
себя необходимые уроки231.
Весь коллектив с огромным волнением ждал первой встречи с ленинградцами. Она
состоялась на спектакле «Моя прекрасная леди». И по мере того, как на сцене
разворачивалось действие, всё крепче становился контакт между актёрами и зрительным
залом. Как вспоминают артисты, каждый спектакль в Ленинграде проходил для них с
особым вдохновением, с ощущением атмосферы премьеры, а не обычного рядового
показа много раз сыгранных оперетт. Цветы, возгласы «Молодцы!», аплодисменты,
рецензии ленинградских газет говорили о безусловном успехе кузбасского театра.
Отмечалось, что в театре много и хорошо танцуют. В этом заслуженно виделась целенаправленная работа балетмейстера Н. Громова, который не отказывался от классических
основ танца. Артисты делали все возможное, чтобы их мастерство было на самом высоком
уровне232 .
Кемеровчане знакомились с ленинградцами не только на спектаклях. Ведущие
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
актёры приняли участие во встречах, которые состоялись на крупнейших заводах —
Кировском и «Электросила», на фабрике имени Веры Слуцкой. Особенно памятным было
знакомство с моряками дважды орденоносного Балтийского флота. А. Бобров (недавно
награжденный орденом Ленина за высокие творческие достижения), Р. Озерова, В. Дёгтев
и другие учас тики этой встречи прямо на палубе корабля показали фрагменты из некоторых спектаклей.
Чрезвычайно важным для коллектива театра было, конечно, общение с
композиторами и музыковедами. Так, на первое представление комедии Мы хотим
танцевать» пришли её создатели — композитор А. Петров, драматурги В. Константинов и
Б. Рацер. Пристальное внимание видных (советских авторов к кемеровской постановке
было не случайным. Как рассказывает И. Курочкин, бывший в ту пору начальником
управления культуры, руководящие (партийные) работники Ленинграда, ознакомившись с
репертуаром Театра оперетты Кузбасса еще задолго до начала гастролей, категорически
возражали против показа оперетты «Мы хотим танцевать». Этот спектакль в те же сроки
был подготовлен Ленинградским театром музыкальной комедии. Он показался
руководителям города идеологически не соответствующим и был убран с афиш театра.
Кемеровчанам потребовалось приложить немало усилий, чтобы устоять против давления
и получить разрешение на исполнение оперетты. Этим как раз и объясняется огромное
внимание и интерес к кузбасскому театру авторов «Мы хотим танцевать». Остановимся па
этом спектакле несколько подробнее.
По определению самого композитора А. Петрова, его спектакль «Мы хотим
танцевать» (пьеса Б. Рацера и В. Константинова) — оперетта, и которой много танцуют,
или балет, в котором много поют. Искусствоведы определяли спектакль как водевиль. В
нем мелодичная и озорная музыка сочеталась с легким, незатейливым, но остроумным
сюжетом: молодые люди, окончившие в Ленинграде хореографическое училище и
консерваторию, вступают в жизнь. В периферийном городе они осуществляют
собственный балетный спектакль. Постановка «оперетты или балета» потребовала от
режиссера и исполнителей немалых затрат труда и творческой энергии. Отрадно, что
профессиональная подготовка молодых артистов кемеровского театра позволяла
справиться со специфическими трудностями. В этом спектакле ряд ролей, притом
основных, исполняли артисты балета. Исполняли на таком уровне, что узнать их можно
было разве только по танцевальному «почерку». Впрочем, и артистка театра И. Кателина
танцевала так, что ее тоже невозможно было отличить от профессиональной балерины233 .
Как и многие другие, этот спектакль в Ленинграде прошел успешно. Артистов
взволновала и обрадовала высокая оценка, которую дал А. Петров234 . Не случайно в дальнейшем спектакль был показан по ленинградскому телевидению и стал лауреатом
областной премии «Молодость Кузбасса».
Содержательный и интересный разговор у актёров и оркестрантов состоялся с
музыковедами М. О. Янковским и Г. Я. Левашовой, целенаправленно просмотревшими
все спектакли Кемеровского театра. Они высказали много добрых советов и пожеланий,
которые в дальнейшем помогли улучшить работу театра. С хорошим настроением
коллектив выехал в Минск.
В столицу Белоруссии театр прибыл в приподнятом, праздничном настроении. Но
здесь его жизнь не обошлась без приключений. Во-первых, уже задолго до начала
выступлений театра на лучшей площадке Минска, и Доме офицеров Республики, в его
резерве не оказалось практически ни одного билета на все предстоящие спектакли. Такого
в ЦК КП Белоруссии не ожидали. Начались претензии к театру. Кемеровчанам пришлось
посетить не один кабинет руководящих работников ЦК компартии Белоруссии, пока дело
было улажено. Эта весть мгновенно распространилась по Минску, и оставшиеся билеты
были моментально раскуплены. Во-вторых, к открытию гастролей в Минске, как
оказалось, не прибыли декорации из Ленинграда. Они были, к несчастью, отправлены
автотранспортом. Как выяснилось потом, декорации театра были задержаны воинскими
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
частями (шла переброска советских войск к границам Чехословакии). Открытие гастролей
пришлось отложить на один день. Зато потом все дни работы театра в Минске и других
городах республики стали настоящим торжеством кузбасского театра.
Подводя итоги гастролей 1968 года, Т. Гогава писала: «Наш театр в прошлом
сезоне сделал немало. Это отмечалось на конференции по итогам зонального смотра
музыкальных театров. Успешно, с подъёмом прошли ответственные гастроли в
Ленинграде и Минске. Сейчас у коллектива опять ответственные и волнительные дни — в
конце марта театр подведёт итоги двадцатипятилетнего своего существования. К юбилею
балетная группа творчески отчитается перед кемеровчанами спектаклем «Корсар» А.
Адана и Л. Делиба (по мотивам поэмы Байрона). Ставит его главный балетмейстер театра
Н. Громов. К юбилею театра завершим мы и подготовку спектакля «Улица Весенняя»
(пьеса И. Петровой, музыка Ю. Слонова). Это ответ коллектива на любовь к нему
зрителей»233 .
ОТ БАЛТИКИ ДО ТИХОГО ОКЕАНА
Гастрольная поездка в 1968 году в Ленинград существенно укрепила репутацию
Театра оперетты Кузбасса как высокопрофессионального и творчески неординарного
коллектива. После успешных выступлений театра в Москве и 1973 году он приобрел
широкую известность и определенный авторитет в кругах театроведов и самой
искушенной публики. Последующие годы для нашего театра — время стремительного
расширения «географии» гастролей от Балтики до Тихого океана. Хронологический
список гастрольных поездок, помещенный в приложении, наглядно демонстрирует
«освоение» опереточной аудитории в различных городах страны: 1970 год — Фрунзе,
Уфа, Томск, Омск; 1972 — Курган, Ярославль, Новокузнецк; 1978 — Калининград, I
1еман, Балтийск, Смоленск; 1981 — Благовещенск, Владивосток, Южно-сахалинск,
Свободный, и т. д. В списке приложения соседствуют Киев (1983) и уральские города
(1984), Подмосковье (1985) и северный Сургут (1987), Абакан (1991) и причерноморские
Ялта и Евпатория (1993). Наверно, если бы не интенсивная работа, многие актеры
кемеровского театра могли оставить интереснейшие и по-своему уникальные
воспоминания об этих городах, об удивительном облике природы в различных уголках
страны, о людях, которые дарили театру свое тепло, которым и посвящал театр свое
искусство. Быть может, эти воспоминания весьма обогатили бы литературу типа «записок
путешественника». Но все силы, вдохновение, творческую энергию артисты отдавали
сцене. Своеобразной летописью гастрольных путешествий остались отдельные
воспоминания и множество публикаций о выступлениях театра в прессе различных
городов и областей страны, которые хранятся в театральном и личных архивах.
Гастрольные афиши театра, как правило, обширны и включают пьесы советских,
зарубежных современных и классических авторов. Разнообразен и жанрово-тематический
диапазон исполняемых произведений. После переведения театра в категорию первого
полюса он выезжал с большим по численности составом хора, балета, оркестра (до 200
человек). Это давало возможность показывать разнообразный репертуар. Нужно отметить,
что Тамара Давыдовна Гогава в гастрольных поездках всегда охотно делилась творческими планами, рассказывала о репертуаре. Многие обзорные статьи написаны совместно с
директором театра Е. Думанисом236.
В 1975 году в Уфе большинство зрительских симпатий было отдано опереттам
«Акулина» и «Король вальса», мюзиклу «Донна Люция»237 , (большим интересом была
встречена «Вторая свадьба»238 , «Цыган-премьер», «Сильва» и «Марица»239 .
Блистательный успех достался В. Дегтеву, исполнявшему роль Берестова в «Акулине». О
нем писали: «Это настоящий пушкинский образ, сложный и многогранный. Природный
ум, прозорливость и предприимчивость каким-то удивительным способом сочетаются в
этом помещике-крепостнике с дерзким упрямством, своеволием, готовностью проклясть
непокорного сына и промотать все имение»240 . Пресса не обошла вниманием В.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Нестюрина, Е. Титенко, Е. Григорьева, Н. Калашникова, Р. Озерову, буквально
покорившую Башкирию ролью Эдит Флавон («Король вальса»). Конечно, особой
любовью пользовались образы, создаваемые А. Бобровым241. В критическом анализе
выступлений театра тех лет пресса неизменно отдает дань уважения режиссерам — Т.
Гогава и Г. Спектору, дирижерам — Е. Лугову, В. Белицу, Р. Гура, таланту
балетмейстеров — Ю. Коровкину, А. Гаубе, А. Гулеско. Все чаще критики отмечают
растущее мастерство солистов балета А. Нушко, Н. и В. Стрюковских, М. Скубенко.
В Челябинске и его области, стоявших в гастрольном маршруте 1975 года, на
спектаклях театра оперетты Кузбасса побывало более 45 тысяч зрителей. Наряду с уже
опытными актерами — А. Бобровым, Г. Епифановой, В. Дегтевым — в прессе отмечались
и молодые артисты Б. Швец, А.Тараненко, Е. Титенко. Коллектив нашего театра побывал
в гостях у журналистов и работников издательства «Челябинский рабочий». Начальник
областного управления культуры А. П. Песков вручил директору театра Е. Думанису
Почетную грамоту и уральские сувениры за активную пропаганду искусства. Эта поездка
была также ^примечательна тем, что здесь, на уральской земле, состоялся двухсотый,
юбилейный выход на сцену «Моей прекрасной леди». Поставленная 10 лет назад, она
являлась своеобразной визитной карточкой Тамары Давыдовны Гогава и театра рубежа
60—70-х годов. «Постановщик, — писали газеты, — создала спектакль, лишенный
мишуры и ложного блеска, правдивый и волнующий своей социальной заостренностью.
Спектакль полон высокого гражданского звучания. Тема нравственного становления
личности и утверждения человеческого достоинства делает его остросовременным»242 .
Символично и грустно, что этот юбилей совпал с последними гастролями театра под
руководством Т. Гогава в качестве главного режиссера. На следующий год она покинула
Кемерово... После ее отъезда творческий импульс, полученный театром в «эпоху Тамары
Гогава», еще долго и устремленно вел его по сценам малых и больших городов. Геатр
сформировался как целостный художественно-творческий организм, владеющий в полной
мере секретами мастерства.
В поездке 1978 года среди полюбившихся публикой произведений значатся: «Моя
прекрасная леди», «Марица», «Король вальса», «Летучая мышь», «Бабий бунт»,
«Акулина», «Пусть гитара играет» и другие243. По мнению доцента Башкирского
университета Ю. Токаревой, секрет успеха театра оперетты Кузбасса был обусловлен тем,
что артисты всегда следовали мудрому совету Гоголя: комедию надо играть так же, как
драму, только еще серьезнее244. О подобных чертах творчества, а также об особом
единстве коллектива писала воронежский автор Н. Жевахова: «В кемеровском театре есть
главное — прекрасные актеры, крепкое ядро старших, есть молодежь, есть удачи,
хороший вкус»243. Аналогичную характеристику дали корреспонденты Калининграда:
коллектив Театра оперетты Кузбасса «имеет свою, присущую только ему
индивидуальность, свое творческое лицо»246. «Праздником на сцене и в зале»247 назвали
калининградцы подаренную им премьеру «Веселой вдовы» Ф. Легара.
На Дальний Восток, к берегам Тихого океана кемеровский театр проложил
маршрут в 1981 году. Артисты побывали в Благовещенске, Свободном, Ьелогорске,
Южно-Сахалинске, во Владивостоке и ряде сел Амурской области. Гастроли были
примечательны не только знакомством с богатой чарующей природой края, повышенным
зрительским интересом к спектаклям, обширной и в основе своей доброжелательной
прессой. Спектакли кузбасских артистов демонстрировались по телевидению,
специальный рассказ о театре и о советских
спектаклях
гастрольного
репертуара
транслировался по радиостанции «Океан» для слушателей Японии, изучающих русский
язык248. А вот, например, заголовки газетных статей, посвященных выступлениям театра
на Дальнем Востоке: «Радость встречи» (о спектакле «Бабий бунт», «И снова чарует
балет» (о балете «Барышня и хулиган»), «Товарищ оперетта» (о героической музыкальной
драме «Товарищ Любовь»), «Спасибо за разбуженную память» (о спектакле «Василий
Теркин»), Уже сами названия статей во многом отражают и спектр внимания зрителей, и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
их впечатления. Самую теплую зрительскую благодарность заслужили артисты: Петр Карпов, блистательный комик А. Вавилов, солисты А. Зибольд и В. Нестюрин249. «Театр
показал нам, — писала Л. Александрова, — 16 спектаклей. Некоторые из них были лучше,
другие — слабее, но общее впечатление о коллективе сложилось самое благоприятное»250
. Сыгранным и высокопрофессиональным показал себя в этой поездке оркестр под
управлением дирижеров — Е. Лугова и К. Глушенко. Высокую оценку получила работа
балетмейстера Л. Фарбера, солистов балета — Л. Глазковой и ее партнера Н. Ленчевского.
Под впечатлением балета «Барышня и хулиган» газеты писали, что такой спектакль «мог
бы украсить и оперный театр».
Наши артисты дали несколько шефских концертов воинам-пограничникам,
курсантам военных училищ, рабочим завода «Амурский металлист», сельским зрителям.
Запомнилась и встреча с молодежью Амурска, на которой состоялся интересный разговор
о спектакле «Принцесса из Марьиной рощи». За этот вдохновенный труд на прощальном
концерте коллективу вручили почетные грамоты городских и областных организаций, а
дальневосточные воины подарили кузбассовцам форменную фуражку пограничников 251.
Подобные творческие встречи перемежались со спектаклями и во время путешествия по
Сахалину. Часто они становились поводом для размышлений о бесконечно прекрасном
мире оперетты: «Всякий раз оперетта поворачивается к нам иным своим ликом — при
неизменной жизнерадостности и нем можно разглядеть множество выражений —
озорство, лукавство, а моментами и грусть ».
Через пять лет театр вновь посетил Дальний Восток, выступив во Владивостоке,
Благовещенске, Находке, Уссурийске, Биробиджане. На афише кроме оперетт, знакомых
не одному поколению зрителей, появились новые названия: «Дом моделей» В. Лебедева,
«Три невесты» А. Журбина, «Клоп» В.Дашкевича, «День рождения кота Леопольда» Б.
Савельева и «Удивительные приключения Колобка» В. Дружинина. Кроме того,
коллектив представил публике новую оригинальную работу — «Парад-варьете»
(хореография Э. Букатиса и В. Давыдова). Танцевальные номера в спектакле чередовались
с вокальными, таким образом, в «синтетическом» действе были заняты артисты балета и
солисты оперетты Н. Привалова и П. Карпов. Спектакль заслужил признание публики и
хорошую оценку в прессе.
Календарь гастрольного графика открыли 80-е годы... Театр оперетты Кузбасса
разменял четвертый десяток. Он прочно занял ведущие позиции в культурной жизни
города и области, активно участвовал в формировании художественных вкусов жителей
своего края. Как и в прежние годы, на рубеже 1970—80 годов творческий состав театра
представлял из себя прочный сплав драгоценного опыта ветеранов сцены и энтузиазма,
обаяния и таланта молодежи. Каждый артист и работник театра вносил в его деятельность
свой посильный вклад. За несколько последних сезонов репертуар пополнился рядом
спектаклей, которые можно причесть к творческим удачам театра. Подтверждением этому
могут служить прошедшие с большим успехом гастроли в Новосибирске, Киеве и
Новокузнецке в 1983 году.
Направляясь в 1984 году на гастроли в Свердловск, артисты понимали, что едут
выступать в город, где многие годы работает один из лучших музыкальных театров
страны — Свердловский театр музыкальной комедии. Конечно же, хотелось «покорить»
очередной город, услышать откровенное и объективное мнение знатоков оперетты,
маститых свердловских музыковедов. И такое бескомпромиссное мнение было высказано,
правда, далеко не нее в нем звучало в мажорных тонах. Подробный и достаточно
проницательный анализ работы нашего театра был дан в статье И. Сендеровой. «Если без
скидок»253. В ней внимание обращалось, прежде всего, на режиссерские просчеты:
«Холопка», по мнению автора, приобрела не свойственную оперетте фундаментальность и
статичность. Спектакль как бы распадался, не цементируясь постановочным замыслом
режиссера Б. Рябикина. В спектакле Графиня Марица» вместо попытки показать
столкновение незаурядных человеческих характеров, внутреннюю борьбу героев с самими
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
собой — а все это заложено в музыке И. Кальмана — режиссер свел действие к бесконечным переодеваниям героини в красивые наряды. Еще сложнее, по мнению критика,
обстояло дело с постановкой современных оперетт.
Свердловчане «с трудом узнали» «Бабий бунт» Е. Птичкина в трактовке режиссера
А. Казинера. Материал оперетты показался перемонтированным, а отдельные страницы
вообще утраченными, а вместе с ними нивелировалась и вся высокая патетика народной
комедии. Спектакль «Страсти святого Микаэля» М. Самойлова представился весьма
спорным, ибо художественные достоинства произведения сомнительны 254. Однако об игре
артистов было сказано немало добрых слов: ведущие герои — Н. Привалова (лирическое
сопрано) и П. Карпов (лирико-драматический тенор) легко справляются с трудностями
различных по стилю вокальных партий. Их работы отмечены добротной
профессиональной культурой. Субреточная пара — Н. Ярова и Б. Рудаков — артисты
яркой индивидуальности, пластичны и музыкальны. Очень выразительным,
острохарактерным был назван актер Г. Бойко. Его герои сразу полюбились
свердловчанам.
Настораживал рецензента тот факт, что «в шести почти подряд идущих спектаклях
работали только эти исполнители» (судя по программке, некоторые роли вообще не имели
второго состава)... Поэтому по ряду актерских, работ серьезные претензии предъявлялись
не столько исполнителям, сколько художественному руководству театра (Ю. Орлову). И.
Сендерова заключает свою статью довольно убедительным резюме. «Надо иметь
мужество принять серьезные критические замечания в свой адрес. Не делая скидки на
гастрольные выступления, мы судим по творческим результатам и оцениваем их по
большому счету высокого искусства. Как видим, эти результаты пока скромные»255.
Подобная критика выступлений кемеровского театра, при некоторой спорности
отмеченных недостатков, представляется для театра того времени актуальной и ценной.
Хотя его спектакли охотно посещались публикой, коллектив вместе со строгой критикой
воспринял пожелание ответственного отношения к тому высокому статусу в культурной
жизни страны, который он завоевывал в течение многих лет кропотливого труда.
Гастрольный маршрут в 1985 году проходил через подмосковные города Подольск,
Чехов, Орехово-Зуево, Серпухов, Новомосковск, Ногинск. Когда артисты выступали в
Подольске, на один из спектаклей водевиля «Мадам! Поторопитесь...» приехали авторы —
композитор Г. Сидельников, либреттисты Т. Чередниченко и М. КушнирскийДоброславский. После окончания спектакля состоялось его обсуждение. Авторы
высказали исполнителям свои замечания. На этой встрече говорилось и о путях развития
современной оперетты. Другая творческая встреча — с трудящимися подольского механического завода им. М. И. Калинина — была посвящена знакомству с историей театра, с его
творческими планами.
В последнем десятилетии века с гастролями, как и с новыми постановками, для
коллектива театра сложилась трудная обстановка. Все, конечно, упиралось в финансы, а
вернее — в их отсутствие. Если в 1990 году была возможность побывать в Куйбышеве,
Тольятти, то в последние два года театр совершал поездки только в близлежащие с
Кузбассом регионы. Рыночные отношения больно ударили практически по всем
театральным коллективам бывшего Союза. Многократно удорожавшие транспортные
перевозки, отсутствие единого экономического и денежного пространства для театральных коллективов превратили гастроли в непозволительную роскошь. И все- таки в 1991
году наш театр посетил Ачинск, Назарово и Абакан. В гастрольной афише кемеровчан как
всегда соседствовали и классика оперетты, и современные музыкальные комедии. Но
наибольшим успехом у публики в Абакане пользовались «Белая акация» И. Дунаевского,
«Цыганский барон» и «Венские встречи» И. Штрауса, «Кабаре» Д. Кэндора. У ведущих
кемеровских актеров театра местная пресса отмечала наличие разносторонних
способностей в области оперы, балета, драмы, комедии, которые сочетались с
необычайной работоспособностью. Они выступали на »цене областного театра, давали
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
концерты и спектакли в Доме культуры келезнодорожников, в Белом Яре, Черногорске,
Минусинске, старались ox- п. пить как можно большую аудиторию зрителей. По словам
заместителя директора театра В. Колотовкина, в Хакасии театр встретил очень благодарных зрителей, щедрых на аплодисменты, цветы, традиционное выражение мосторга
криками «бис», «браво»236. В 1992 году состоялись так называемые обменные гастроли» с
Новосибирским театром музыкальной комедии. В дни школьных каникул новосибирцы
работали на сцене кемеровского театра, а кемеровчане — в Новосибирске. Причем и там,
и здесь были показаны детские дневные спектакли и произведения, адресованные
взрослой аудитории. И только в 1993 году состоялись «дальние» гастроли — в Крым.
Поездка в Крым осуществилась во многом благодаря спонсору — товариществу
«Экспресс-сервис».
Когда-то Украина и все черноморское побережье Крыма в летние месяцы были
заполнены российскими театрами. В этом же году в Крыму Театр оперетты Кузбасса был
единственным гастролером. Поэтому выступления кемеровчан стали настоящим
праздником для любителей оперетты. Тем более, что цены на билеты были доступны
практически всем. Для спектаклей была предоставлена сцена Крымского музыкального
театра. В гастрольной афише значились популярные классические оперетты: «Сильва»
Кальмана, Граф Люксембург» Легара, «Король вальса» Штрауса и другие. В Ялте
коллектив выступал в театре имени А. П. Чехова, собирая каждый вечер поклонников
веселого, жизнерадостного искусства. Местные газеты отмечали лучших исполнителей, в
том числе и исполнителей ролей второго плана.
Надо учесть, что гастроли проходили в июне-июле, в самый пик споров о судьбе
Черноморского флота. Атмосфера была неспокойной. Однако гастроли обошлись без
осложнений: отмитинговав, народ шел в театр, и залы были полны. Артисты волновались
по поводу спектакля «Фаворитъ», лейтмотив которого «Виват, Россия!». Возникало
опасение, что такой «призыв» может внести обострение в нестабильную общественную
обстановку. К счастью, и в Симферополе, и в Евпатории «Фаворитъ» стал одним из самых
популярных спектаклей. После успешного завершения крымских гастролей театр получил
приглашение на следующий год на гастроли по маршруту: Керчь — Феодосия —
Севастополь. К сожалению, это предложение не удалось реализовать. Осенью 1994 года
состоялись «малые» гастроли в города юга Кузбасса — Новокузнецк и Междуреченск.
VI.
НАШИ ЗАСЛУЖЕННЫЕ
Настоящая глава посвящена звездам Театра оперетты Кузбасса, которые в
разные годы блистали на его сцене, осуществляли смелые, порой дерзкие, замыслы,
постигали прекрасный мир музыки жизнерадостного жанра, вверяя ему свою жизнь и
судьбу. Первые три очерка рассказывают о людях, которым театр особенно обязан
своим становлением как целостный художественно-творческий организм. Это
режиссеры заслуженный артист Уз. ССР А. М. Адрианов, заслуженный деятель
искусств РСФСР Т. Д. Гогава и дирижер народный артист РСФСР Е. М. Лугов.
Историю театра можно представить как путь от спектакля к спектаклю, как
эволюцию творческих принципов, а можно — как мозаику актерских судеб, которые
переплелись во времени и пространстве, чтобы однажды встретиться на подмостках
сцены. 55 лет — путь долгий. Но время театральных будней движется в каком-то своем
темпоритме. Оно соотносится с жизнью персонажей, которую они проживают на
сцене, с приметами исторических эпох, которые запечатлевают на себе декорации. Оно
лишь с первого взгляда подчиняется дирижерскому жесту, но никогда не
останавливается. Многих, о ком рассказывают очерки, сегодня уже нет с нами, но они
незримо присутствуют в каждодневном нелегком труде театрального коллектива,
разделяют с ним праздники премьер и юбилеев. Тогда о них обязательно вспоминают их
коллеги. В кратких очерках сложно отобразить всю многогранность и своеобразие
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
таланта каждой творческой личности. Помимо рассказа о репертуарных возможностях
и удачных ролях каждого из артистов, хотелось отметить творческое отношение к
искусству, к своему делу, умение учиться в начале пути и способность передать свой
опыт молодым в зрелые годы. Ведь именно так от поколения к поколению передается
традиция.
Адриан Максимович АДРИАНОВ
(1900—1961 гг.)
А. М. Адрианов по праву считается одним из создателей Кемеровского театра
музыкальной комедии. Великолепный актёр, талантливый режиссёр, энергичный
руководитель — он многие годы отдал становлению и развитию оперетты в Кузбассе. Его
биография и уникальна, и во многом типична для поколения русских артистов, чья
молодость совпала с эпохой революционных перемен в истории страны. Родился А. М.
Адрианов в старинном сибирском городе Томске. Приобщение к искусству началось с
маленьких ролей в детском театре в доме Андреевых, затем в любительских спектаклях
«Общества развлечения» при бесплатной библиотеке. Случай свёл его с артистом Брагиным-Борисовским, который окончательно утвердил его в решении посвятить себя
театральной стезе. Так в 17 лет А. М. Адрианов становится актёром ачинского театра
«Товарищества артистов русской драмы», руководимого А. Л. Тольским. Призыв в РККА
прерывает на некоторое время работу в театре. В 1920 году А. М. Адрианов — студент
при Костромском театре в драмстудии, в которой занятия проходили под руководством А.
Д. Попова. Следующие 4 года начинающий актёр работает в драматической труппе X.
Христова. С 1927 его жизнь всецело связана с театром оперетты. В качестве актёра и
режиссёра А. М. Адрианов с гастролями объездил много городов страны. В 1932—33
годах с «Синей блузой» он побывал в Щегловске (Кемерово) и Прокопьевске, а потом с
драмой и опереттой Барнаула — в других городах Кузбасса, в Казахстане, на Дальнем
Востоке, Северном Кавказе, в Ленинграде и Ташкенте. Годы напряжённого труда,
совместной творческой деятельности со старейшими актёрами России стали для него
главной школой актерского мастерства и сценической культуры. В эти же годы в нем
кристаллизуется комедийный дар, приобретается опыт режиссера-постановщика. За
высокое исполнительское мастерство и пропаганду лучших образов музыкального
искусства в 1944 году А. М. Адрианов был удостоен звания «Заслуженный артист
Узбекской ССР». В 1948 году руководством российского искусства он направляется в
Кемеровский областной театр музыкальной комедии. В свой первый сезон работы в
кемеровском театре А. М. Адрианов показал себя прекрасным мастером-постановщиком и
глубоким знатоком классики, поставив оперетту Ф. Легара «Голубая мазурка». Через год
его назначают главным режиссёром театра.
Став художественным руководителем молодого коллектива, Адриан Максимович
много сил и времени отдаёт укомплектованию творческого состава, режиссёрской и
педагогической работе. Наряду с классическим репертуаром, главный режиссёр часто
обращался к пьесам советских авторов. Здесь он осуществил постановки: «Где-то на юге»,
«Свадьба в Малиновке», «Кето и Котэ», «Трембита», «Цыганская любовь», «Вольный
ветер» и др. Тонкий вкус, высокая культура, профессионализм А. М. Адрианова в
сочетании
с
трудолюбием,
настойчивостью
способствовали
повышению
исполнительского уровня спектаклей, популярности театра в Кузбассе и за его пределами.
Адриан Максимович смело шёл на эксперименты, преодолевая сложившиеся штампы.
Пусть в поставленных им спектаклях не все было равноценно: в то время в труппе вопрос
о качестве оркестровой и вокальной культуры стоял особенно остро. Именно с его
режиссерскими установками связано формирование в коллективе осознанного стремления
к обретению собственного сценического стиля. Несмотря на запреты «партийной
театральной цензуры», Адрианов всегда сохранял в репертуаре театра зарубежную
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
классику, расширяющую культурно-музыкальный кругозор и публики, и артистов. С 1952
года Адриан Максимович уходит с должности главного режиссёра, но продолжает
трудиться в театре ещё 9 лет.
А. М. Адрианов сыграл около 200 ролей. Его тонкий юмор, удивительное обаяние,
непринуждённость и пластичность обусловливали особую органичность его комических
персонажей Bvспектаклях «Голубая мазурка», «Фиалка Монмартра», «Алёнушка», «Где-то
на юге» и др. Умение произносить комедийное слово, петь куплеты музыкально, с чётким
подтекстом, мягко исполнять подтанцовки служило примером для молодых артистов
комедийного плана. Трудно перечислить его роли, полюбившиеся зрителями: Чумаков
(«Белая акация»), Семёныч («Марги»), сыщик Ковалькадос («Поцелуй Чаниты»), князь
Воляпюк («Сильва»), сержант Малон («Роз-Мари»), Сусик («Трембита») и др. Особенно
вдохновенно он работал над образом Кутузова в «Голубом гусаре», не только добивался
портретного сходства, но старался передать лучшие черты национального героя, его
мудрость, человечность, любовь к Отчизне.
Адриан Максимович бескорыстно оказывал помощь коллективам художественной
самодеятельности. С концертами и творческими отчётами артист был частым гостем на
шахтах, стройках, в колхозах и совхозах. За шефскую работу над частями Советской
Армии он неоднократно награждался почёт- иыми грамотами и ценными подарками. В
1957 году по итогам Всесоюзного смотра музыкальных театров, посвященного 40-летию
Октября, А. М. Адрианов был награждён дипломом 2-й степени. В связи с наступлением
пенсионного возраста и ухудшением здоровья в мае 1961 года коллектив театра тепло
проводил А. М. Адрианова на заслуженный отдых.
Тамара Давыдовна ГОГАВА
(р. 1915 г.)
В нашей книге целая глава посвящена творческой деятельности талантливого
режиссера и необычайно мудрого человека, заслуженного деятеля искусств РСФСР
Тамары Давыдовны Гогава. О ее значении в культурной жизни Кузбасса говорят
художественные открытия и творческие победы театра, профессиональный рост артистов.
Этап подъёма кузбасской оперетты увенчался триумфальными поездками в Москву,
Ленинград, Минск, Калининград. Рубеж был взят очень высокий. В годы ее работы
жители региона с пиететом относились к музыкальному театру и театральному искусству
в целом. Это выводит значение ее деятельности за рамки собственно режиссерской
работы. Безусловно, творческая деятельность, режиссерские принципы Т. Д. Гогава
требуют специального глубокого изучения. А мы лишь сможем отметить некоторые вехи
в ее жизни и судьбе.
Т. Д. Гогава получила прекрасное образование. Была воспитанницей Московского
художественного театра, ученицей таких выдающихся мастеров, как А. Д. Попов, М. И.
Бабанова, М. М. Штраух, В. О. Топорков. Свою трудовую деятельность Т. Д. Гогава
начала в 1938 году, после окончания театральной студии при драматическом театре г.
Орджоникидзе и театрального заведения при Московском театре Революции. До 1945
года работала в качестве артистки и режиссера-ассистента московских театров, с 1945 по
1965 год — в должности режиссера драматических театров в Алма-Ате, Гродно, Минске и
Краснодаре. В Краснодарском драматическом театре, а позднее в Краснодарском театре
оперетты в качестве главного режиссера Т. Гогава поставила более тридцати спектаклей.
В 1965 году Управление культуры Кемеровского облисполкома пригласило Т. Д.
Гогава на должность главного режиссера Театра оперетты Кузбасса. В театре она показала
себя высококвалифицированным режиссером-постановщиком и умелым организатором
творческого процесса. Многие спектакли, поставленные ею, — это яркие и глубокохудожественные полотна, ставшие этапными работами для театра, раскрывавшие
возможности не только ведущих актеров, но и всего творческого коллектива как
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
коллектива единомышленников.
У каждого человека, работающего в театре, должна быть своя тема. Была она и у Т.
Д. Гогава. В спектаклях, поставленных ею («Моя прекрасная леди», «На рассвете»,
«Четверо с улицы Жанны», «Возвращение Мери Ив», «Табачный капитан», «Мы хотим
танцевать», «Черный дракон», «Акулина», «Кето и Котэ», «Король вальса» (всего более
40) эта тема просматривалась отчётливо — борьба за лучшее в человеке, гражданское
становление характера.
Оценивая по достоинству талантливые постановки режиссера, необходимо
подчеркнуть ее выдающиеся педагогические способности. Т. Д. Гогава подходила к
артистам как наставник. Она чувствовала и знала, какой именно гранью повернуть актёра
в данном произведении. Наверное, поэтому столько неожиданных актёрских открытий
встречалось в спектаклях, поставленных Т. Д. Гогава и так сместились прежние
представления о многих из них, до этого годами выступавших в каких-то определённых
амплуа. Приведём лишь несколько примеров: заслуженная артистка РСФСР Г. Епифанова
в роли Элизы Дулитл и В. Райх в роли мисс Пирс в спектакле «Моя прекрасная леди»,
народный артист РСФСР А. Бобров в роли Андрея, а также А. Елесина и А. Гельблюм в
спектакле «Четверо с улицы Жанны», заслуженная артистка Уз. ССР Н. Коносевич в
глубоко драматической роли матери в спектакле «Возвращение Мери Ив», В. Нестюрин,
Е. Склярова, заслуженная артистка РСФСР Л. Фролова в «Табачном капитане», Е.
Григорьев в «Чёрном драконе», Р. Озерова в «Короле вальса».
И ещё одно хочется подчеркнуть в творческой биографии Т. Д. Гогава. Годы её
работы в театре натолкнули на интересные размышления о взаимовлиянии искусства и
действительности, о роли искусства в жизни общества. Поэтому выступления Тамары
Давыдовны с лекциями, беседами в клубах, на заводах, перед молодёжью всегда были
острыми, интересными для слушателей. «Наш театр — позитивный, — говорила Т. Д.
Гогава. — Мы должны утверждать не с позиций отрицания, а с позиции всего
положительного, что есть на земле. В этом задача нашего театра и современной оперетты
вообще».
Т. Д. Гогава принимала активное участие в общественной жизни города и области,
являлась депутатом Кемеровского областного Совета двух созывов, а также была
депутатом двух созывов Краснодарского горсовета. За оольшой вклад в развитие
театрального искусства Кузбасса Т. Гогава 27 октября 1967 года была награждена
орденом «Знак почета», 26 марта 1970 года — «Юбилейной медалью в ознаменование
100-летия со дня рождения Н И. Ленина», неоднократно награждалась почетными
грамотами обкома КПСС и облисполкома.
Евгений Михайлович ЛУГОВ
(1922—1982г.г.)
Народный артист России Евгений Михайлович Лугов отдал оркестру театра
оперетты Кузбасса весь свой талант и лучшие годы жизни. Становление театрального
оркестра неотделимо от становления музыкального театра как такового. От
профессиональной культуры и мастерства дирижера во многом зависит качество
постановки, профессиональный рост актеров, успех театра в целом и та особая аура,
которую создает театр в художественно-музыкальной жизни города. Это общеизвестно.
Лидером именно такого плана и масштаба был Евгений Михайлович.
Он родился в Рыбинске, его детство и ранняя юность прошли в прекрасном городе
— Ленинграде. Как особо одаренного (Е. Лугов начал сочинять музыку в раннем детстве)
его приняли в музыкальную школу-десятилетку при Ленинградской академической
капелле имени М. И. Глинки. Годы учебы были наполнены посещением знаменитых
театров, музеев и филармонии, встречами с известными музыкантами. Возможно, это
наложило свой отпечаток на личность формирующегося музыканта. Всю жизнь Евгения
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Михайловича отличала необычайно широкая культурная образованность и особая
музыкантская эрудиция. В старших классах Лугов освоил кларнет, саксофон и
фортепиано. К выпуску он уже имел опыт выступлений в составе входивших тогда в моду
джазовых оркестров. Свой выпускной экзамен в 1940 году Евгений сдал на «,отлично» и
начал работать в Калинине в эстрадном оркестре. В Ленинград ему очень долго не
суждено было вернуться: грянула война.
Евгения вместе с товарищами по оркестру зачислили в маршевую роту257.
11ехотинец Лугов с июля 41-го шагал суровыми дорогами войны. Руки, привыкшие к
клавиатуре, научились ловко обращаться с винтовкой, симфонии артиллерийских канонад
отодвинули в дальнее далеко звуки скрипок под сводами консерваторского зала. Выход из
окружения на Украине. Снова бои... В 1943 году Е. Лугов попал в музыкальный взвод,
стал старшиной, а затем командиром. Любой фронтовик помнит, как скрашивали
солдатские будни выступления концертных групп, как дороги были песни о землянке, о
походной шинели, о тех, кто ждет дома. Дивизии, в которой служил Евгений, было
присвоено название «Миргородская» за освобождение города. Миргородцы успешно
продвигались вперед, противник отступал, бросая на поле технику. Кто-то из бойцов
написал стихи о родной дивизии, эти стихи бойцы переписывали друг у друга, отсылали в
письмах домой. Был листок со стихотворением и у Евгения. Как-то неожиданно для себя,
вспомнив опыты композиции в Ленинграде, он начал писать песню, перебирая клавиши
трофейного аккордеона: «Мы, миргородцы, святую клятву дали...» Так родился «Марш
миргородской дивизии». К полудню следующего дня «Марш» уже разучивали бойцы
нескольких рот. С этой песней они пошли в бой, после которого ефрейтора Лугова за
боевую песню наградили медалью «За боевые заслуги»258.
Фронтовой путь привел Лугова в Белград, который освобождали совместным
штурмом советские дивизии и югославские партизаны. Наше командование устроило на
главной площади города большой концерт. Евгений Михайлович от комдива Козака
получил приказ разучить ранее сочиненную песню «Ночь над Белградом». Ее исполнила
Янина Левицкая (в дальнейшем заслуженная артистка Молдавской ССР). «На большой
сцене народного театра в Белграде стояла маленькая некрасивая девушка в солдатской
гимнастерке и пела неуверенным, то звеневшим, то срывающимся голосом «Ночь над
Белградом». А в зале плакали. Плакали люди, три с половиной года бывшие партизанами
и не раз смотревшие смерти в глаза», — так описывал это событие писатель Константин
Симонов. День Победы 73-я дивизия праздновала в австрийском городе Граце. В 1944
году Е. Лугов был награжден орденом Красной Звезды 259 . После войны Е. М. Лугов с
1946 по 1948 годы находился на службе, руководил ансамблем Советской Армии южной
группы войск Констанца (Румыния). С этим ансамблем молодой дирижер побывал с
концертами во многих городах Европы.
После демобилизации вопроса «что делать?» для Лугова, в общем-то, не было:
знал, что посвятит жизнь музыке. Вскоре он становится за дирижерский пульт
Симферопольского театра оперетты (1948 — 51). В эти же годы Е. Лугов принял участие в
композиторском конкурсе на лучшую песню. /Кюри, возглавляемое И. Дунаевским,
наградило его званием дипломанта. В 1951—52 годах он продолжил свою деятельность в
Ярославском театре музыкальной комедии. В начале 1952 молодой дирижер решил
прослушаться в Кемеровский театр музыкальной комедии260. Прибыв в Кемерово, Е. М.
Лугов попал, как говорится, «с корабля на бал». Ему практически без репетиций
предложили продирижировать «Сорочинскую ярмарку» А. Рябова, которую, как
вспоминал Лугов, он толком не знал. Но, не желая срыва спектакля, Г.вгений Михайлович
согласился. Он уверенно провел спектакль и сразу же получил приглашение работать. С
тех пор он 30 лет стоял за дирижерским пультом Театра оперетты Кузбасса.
За 30 лет кропотливого труда Е. Лугову удалось создать подлинно
профессиональный оркестр, добиться укомплектованности оркестровых групп и иметь
полную палитру инструментальных красок, что для оркестра провинции весьма сложно,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
порой — почти невозможно. Только благодаря настойчивости и усилиям главного
дирижера Е. Лугова штат оркестра и хора был увеличен с 16 до 32—35 человек, что дало
более широкие возможности для постановки крупных, масштабных спектаклей 261.
Евгений Михайлович ввел и практику театра групповые репетиции оркестра, прием
партий у оркестрантов и у вокалистов под фортепиано. Он стал воспитателем и
наставником целой плеяды артистов оркестра и театра. Благодаря его стараниям
коллектив украсили великолепные солисты-инструменталисты, которых ценила публика и
уважали в театре. Коллегам по театру импонировала ясная и сдержанная ленинградская
школа» дирижирования, к которой принадлежал Евгений Михайлович. Нравилось
сочетание в нем простоты в общении и профессиональной взыскательности в работе,
сердечности и прекрасного чувства юмора. «Нельзя не сказать, — пишет Н. Факторович,
— об удивительном умении этого дирижера работать с певцами. Он не уставал снова и
снова отделывать самые мелкие вокальные фразы, добиваясь точного интонирования.
...Он давал конкретные советы по вокальной технологии. Благодаря именно такой
скрупулезной работе при чрезвычайной требовательности и даже жесткости многие
артисты и актеры и состоялись как вокалисты»262.
Как дирижер-интерпретатор Е. М. Лугов зарекомендовал себя человеком ищущим,
способным к оригинальным толкованиям известных музыкальных произведений. К чуслу
его ярких творческих удач можно отнести постановку спектаклей «Моя прекрасная леди»
Ф. Лоу, «Сильва» И. Кальмана, «Свадьба Кречинского» А. Колкера, имевших большой
зрительский резонанс. «Я как дирижер, — говорил Е. М. Лугов в 1974 году, — выпустил в
нашем театре уже более семидесяти спектаклей, но до сих пор не могу себя приучить
спокойно браться за новую работу. Ведь в каждой оперетте, в каждой музыкальной
комедии наверняка таится что-то новое, интересное, до этого нового хочется докопаться,
и тогда чувствуешь удовлетворение»263. 1
К ряду спектаклей классического и эстрадно-джазового стилей Евгений
Михайлович осуществил собственные аранжировки. Эта работа была для театра
бесценной. Невозможно подсчитать, в скольких спектаклях это лугов ское мастерство
выручало подчас бедную музыкальную и литературную драматургию. Главный режиссер
Т. Гогава, с периодом работы которой совпали годы творческой зрелости Е. Лугова,
говорила, что не часто дирижеры обла дают драгоценными способностями композитора и
аранжировщика. В этом плане она считала Е. Лугова уникальным: «Помнится, мы ставили
спектакль «Моя прекрасная леди», и очень хотелось обогатить, расширить звучание
финала второго акта, когда свершается пробуждение юной героини к большой жизни.
Музыки, написанной композитором Ф. Лоу, явно не хватало, Евгений Михайлович понял
меня и написал новый финал, сохранив идеи и темы автора. Такое случается редко, и
критика весьма придирчива к этим вставкам. Но все, что внес в партитуру Е. М. Лугов,
было принято безоговорочно. Гочно такую же работу проделал он при постановке
спектакля «Четверо с улицы Жанны», получив полное одобрение композитора»264.
В творчестве Е. Лугова большое место занимала композиторская деятельность. Им
написано более 20 песен. Лучшие из них: «Песня о молодом шахтере», «Хоккейный
марш», «Родная сторона», «Песня о Междуреченске» на стихи Е. Буравлева; «Такая,
товарищ, работа у нас», «Мой город», «Песня о ветеране» на стихи И. Ляхова; «Пишется в
истории строка» на стихи Н. Сизова, «Сторонушка моя» на стихи В. Зулина и другие.
Песни Е. Лугова были опубликованы Домом народного творчества Кемерова в сборниках
«Песни нашего края» и «Земля Кузнецкая». Во дворцах культуры и клубах Кузбасса
широко исполнялись их распевные мелодии. Песня «Рабочая мелодия Кузбасса»,
написанная в содружестве с поэтом Г. Юровым, принесла Е. Лугову звание лауреата
премии Кузбасса (1978) и стала гимном Кузнецкого края. В те годы первая фраза этой
песни была позывными Кемеровского радио. Оркестром оперетты Кузбасса исполнялись
его балетные поиты «Космос», «Ориенталь», «Попугай», «Блюз», «Молодежный танец»,
Увертюра для симфонического оркестра, Скерцо для кларнета с оркестром ( его музыкой
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в театре кукол шел спектакль «Корень Женьшень», в театре оперетты — детский
спектакль «Золотая труба».
Е. Лугов был одним из организаторов шефской работы, курировал музыкальные
коллективы областного Дворца пионеров, руководил концертами для тружеников
Тяжинского и Промышленновского районов. Он неоднократно возглавлял жюри
городских, областных смотров, а также 1-го Всесоюзного фестиваля художественного
самодеятельного творчества трудящихся, трижды избирался депутатом Кемеровского
городского Совета. В 1965 году Е.М. Лугову было присвоено почетное звание
заслуженного деятеля искусств РСФСР, в 1980 — народного артиста РСФСР.
Министерство культуры утвердило его членом союзного художественного совета по
музыкальному искусству. Работы Е. Лугова отмечались лауреатскими дипломами смотраконкурса «Кузбасс театральный», почетной грамотой Президиума Верховного Совета
РСФСР, областной премией «Молодость Кузбасса» (1968). Кроме уже упомянутых
правительственных наград Е. Лугов был награжден медалями: «За Победу над
Германией», «За освобождение Белграда», «За освобождение Будапешта», «20 лет Победы
в Великой Отечественной войне 1941— 1945 гг.», «30 лет Победы в Великой
Отечественной войне 1941-1945 гг.», «50 лет Вооруженных Сил СССР», «За доблестный
труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина». Смерть Евгения
Михайловича Лугова в 1982 году стала несомненной утратой для Кузбасса и его
культуры, которая последующими успехами во многом обязана творчеству этого большого и самобытного музыканта.
Александр Константинович БОБРОВ
(1915—1998 гг.)
Имя Александра Константиновича Боброва, кумира публики, актера с большой
буквы, золотом вписано в историю музыкальной и театральной жизни нашего края.
Неоценим его вклад в становление театра оперетты Кузбасса. Он прожил удивительную
жизнь. Несмотря на все испытания, которые были отпущены историей его поколению,
судьба А. Боброва видится сейчас счастливой: он сумел обрести счастье таланта,
раскрывшегося навстречу людям.
Александр Константинович принадлежит к театральной фамилии: его отец и мать
были артистами куйбышевского театра оперетты. С детства он был свидетелем рождения
спектаклей, на его глазах раскрывались дарования артистов. Как вспоминал Александр
Константинович, будучи мальчиком, он любил участвовать в спектаклях. Например, в
оперетте «Продавец птиц» он выходил на сцену с подносом в руках. Особенно он любил
танцы. Во время гастролей куйбышевского театра вместе со своей семьёй он побывал в
Симбирске, Самаре, Казани, Вятке, Пензе и других городах страны. Когда подошло время
получать профессию, родители оставили Сашу в Пензе у тётки, которая определила
племянника в ФЗУ. За два года он выучился на токаря по металлу, получил пятый разряд.
С тех пор остались у артиста самые теплые воспоминания о простых рабочих людях
Пензы. И всё же мечты о театре не оставляли молодого человека. Захотелось поехать к
родителям, в театр. Так недавнего токаря зачислили в штат театра на должность курьера.
Однажды балетмейстер предложил ему попробовать себя в балетной труппе, и Бобров с
энтузиазмом приступил к занятиям. Выступления молодого артиста оперетты начались с
танцевальных номеров в «Баядере» и «Цыганском бароне». Уже тогда многие говорили,
что в труппу приняли одарённого танцора. Всего за два-три года он, не имея специального
образования, стал солистом балета.
Далее «университеты» артиста продолжались в армейских рядах: Александра
зачислили в ансамбль песни и пляски Дома офицеров Куйбышева. С ансамблем
начинающий артист объездил всё Поволжье, выступал и и качестве танцора, и в качестве
комического актёра. Здесь он по-настоящему начал чувствовать зал, публику. Так, шаг за
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
шагом, шел молодой артист к постижению мастерства. В конце 1938 года закончилась
служба в армии.
А.Бобров вместе с товарищами по труппе отправился «нести искусство в массы» в
русский театр музыкальной комедии, формирующийся в Ташкенте. Здесь, уже без скидки
на возраст, он играл в «Свадьбе в Малиновке» взводного кавалерии Петрю, весельчака и
плясуна. По оценке современников, роль тогда ему явно удалась. Много значила в судьбе
А. Боброва встреча с замечательным режиссёром А. М. Андриановым, который с самого
начала поверил в талант молодого актёра и стал поручать ему непростые роли. Бобров
становился известным, получил приглашение Ивановского театра музкомедии на амплуа
простака. Он совсем было решился на отъезд, но началась Великая Отечественная война.
Пришлось сменить фрак на красноармейскую гимнастёрку и защищать Родину.
Солдата зенитного артдивизиона Александра Боброва на фронт послали не сразу.
Их часть долго держали на подготовке в Средней Азии. Здесь он прошёл «курс молодого
бойца». Первый бой он принял у казачьей станицы Червлёной, что на берегу Терека.
Потом служил в звании сержанта в пехотном полку, а впоследствии — в комендантском
взводе. Бобров даже на Фронте чувствовал себя артистом, организовал в дивизионном
клубе ансамбль, пел, плясал, играл сценки для благодарной солдатской публики. С полком
освобождал Киев, вошёл в Варшаву. Под Берлином был уже старшим лейтенантом,
орденоносцем, членом партии. За несколько дней до Победы осколок снаряда угодил
Александру в ногу. Но время — отличный целитель, млечило эту рану.
После демобилизации Александр вернулся в Ташкент и сразу же включился в
работу. В 1949 году, после расформирования Ташкентского (русского) театра, вместе с
большой группой артистов и творческих работников Д. Бобров прибыл на Кузнецкую
землю, которая, как оказалось, крепко и навсегда связала его с театром и культурой
Кузбасса. В труппе рядом с Бобровым всегда играли талантливые актёры, но и среди них
Александр Константинович выделялся каким-то бережным, благоговейным отношением к
своему делу, к актерской профессии. Он с большим уважением относился к зрителям и не
терпел халтуры. Его девизом стало правило: «Правдиво жить па сцене! Быть понятным
зрителю!» Этому правилу он следовал всю свою жизнь. На сцене А. К. Бобров был
действительно правдив, непосредствен, пол и танцевал так легко, увлечённо, что никто в
зрительном зале не мог д.»же подумать о многочасовой работе, переживаниях и исканиях
актёра. Об этом рассказывает коллега А. Боброва — главный хормейстер театра Н.
Факторович: «...я и вижу Александра Константиновича перед выходом на сцену.
Смотрю... Но подходить к нему теперь нельзя. Не надо. Другие гоже не подходят. И не
потому, что Бобров не позволяет, а потому, что и самого-то Боброва здесь уже нет. Есть
его герой. Невозможно наверняка «нать, что сейчас в его сознании, но видимое — это то,
что он акцентированно проговаривает себе какие-то фразы, делает чуть-чуть заметные
пластические движения. Всё это и создаёт сейчас невидимую стену между ним и теми, кто
стоит рядом. Такое у него состояние, конечно, не только в дни премьер. Так бывает
всегда» 265 .
Актёрская правдивость Боброва оказалась словно созданной для ролей простаков.
Хорошая внешность, сценическое обаяние, музыкальность, неназойливая весёлость были
его отличительными чертами. «Секрет» Боброва в том, писал известный кузбасский
журналист, что он буквально в каждой роли, в любой сценической ситуации на редкость
органичен, достоверен. Артист искренне верил во всё происходящее на сцене, каким бы на
первый взгляд абсурдным (что нередко в жанре оперетты) ни был сюжет, и искра комизма
высекалась как бы «сама собой». И эта искра непременно перелетала через рампу в зал и
зажигала улыбки на лицах зрителей. Но какой воистину нечеловеческий труд стоял за
каждой работой этого великолепного Мастера!»266. Он умел дарить людям радость.
Десятки ролей, сыгранных Бобровым на кузбасской сцене, — это десятки сочных, ярких
характеров — от юного повесы Бони в «Сильве» до мудрого горца старика Агабо из спектакля «Семья Агабо». Кто видел, тот никогда не забудет его хитрющего Попандопуло из
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«Свадьбы в Малиновке» и нагловатого Дулитла-отца из мюзикла «Моя прекрасная леди»,
Поповича из «Сорочинской ярмарки» и многих, многих других.
Александр Константинович безупречно интонировал, казалось, сами собою
находились акценты в музыкальных фразах. Особенно запомнилась его работа над
спектаклем «Дочь океана» В. Баснера. В те годы современная стилистика композиторов
нового поколения не без труда входила в практику вокалистов. Вспоминают, что на
репетициях первым, кто органично освоил сложный интонационный строй этого
произведения, был обладающий уникальным слухом А. Бобров (боцман Непотопный).
Бобров обладал также роскошной танцевальной техникой, особым даром движения на
сцене.
В 1956 году А. Бобров получил звание заслуженного артиста РСФСР, а к моменту
присвоения звания народного артиста РСФСР (1965) им было сыграно уже более 40
ролей. В 1967 году к боевым наградам, высоким почётным званиям добавился высший
орден страны — орден Ленина. Постановлением Администрации Кемеровской области от
5. 10. 1995 за № 25 Александру Константиновичу Боброву присвоено звание «Почетный
гражданин Кузбасса», а в наградную систему Кемеровской области внесена награда имени
А. К. Боброва за достижения в области театральной и концер- тно-исполнительской
деятельности.
В Александре Константиновиче всегда удивляло полное отсутствие амбиций,
необычайная скромность и простота, интеллигентность. Он бывал ровен и приветлив со
всеми самыми рядовыми работниками театра. При своём «высоком» положении
(секретарь парторганизации, кандидат в члены обкома КПСС, народный артист) свой
авторитет А. Бобров использовал исключительно на благо своих коллег. Он неустанно
ходатайствовал и о новом помещении для театра, и о квартирах для артистов, и о путёвках
в санаторий, о присвоении почётного звания людям, действительно его заслужившим. О
шефской работе Александра Константиновича можно написать целую книгу. Он
принимал активное участие в организации шефской работы театра в Промышленновском
районе. Любил выезжать на село, помогать местным кружкам художественной
самодеятельности. Его хорошо знали в совхозе «Ильинский». Его полюбили молодые
строители Запсиба, энтузиасты клубной сцены, создавшие свой театр оперетты.
28 ноября 1998 года сердце звезды кузбасской оперетты — Александра
Константиновича Боброва перестало биться.
Нина Львовна КОНОСЕВИЧ
(1909—1987 гг.)
Звезда кузбасской сцены — Нина Львовна Коносевич прожила в искусстве
большую жизнь. Выступать в театре она начала в 1927 году после окончания
драматической школы. С театром революционной и бытовой сатиры молодая актриса
объездила многие города Украины. «В те годы на юге Украины гастролировала
опереточная труппа под руководством Б. Е. Перлова. ...Перлов пригласил Нину в свою
труппу, и вот она — Тони-хлопчик в «Сиятельном парикмахере», слуга — в «Сильве»,
грум в «Розе Стамбула»267. Уже через год, в 1928 году грациозная Нина Коносевич играет
в Гомельском театре оперетты в Белоруссии. «В тот год она мне запомнилась
исполнением роли мальчика Тони в оперетте «Сиятельный парикмахер», — вспоминает
старейший актер кемеровского театра Г. Лиров2°8 . Недолго артистка изображала
мальчиков, ее способность к танцам, темперамент обращают на себя внимание
режиссеров, и она прочно занимает амплуа субретки: Иоланта («Цыганская любовь»),
Поленька («Холопка»), Мод («Катя-танцовщица») и многие другие.
В 1930 году Нина Коносевич приезжает в Сибирь. Барнаул, Бийск уже видят ее в
каскадных ролях. Каскадная актриса в венской оперетте — дефицитное амплуа,
требующее большого актерского мастерства, темперамента, искрометных танцев. Анжель
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
(«Жрица огня»), Серполетта («Корневильские колокола»), Маскотта («Красное
солнышко»), Периколла («Периколла») — вот далеко не полный список ее ролей. С
барнаульской труппой Н. Коносевич побывала в Новосибирске, Омске, Томске, Бийске,
Новокузнецке, Прокопьевске. А дальше судьба бросала артистку в разные города нашей
необъятной страны: 1935 г. — Смоленск, 1936 г. — Архангельск, 1937 г. — Харьков, 1938
г. — Минск. Десять лет (1939—49) Нина Львовна работала в Ташкенте. Не было такого
спектакля, в котором бы она не была бы занята. Она играла Пепиту («Вольный ветер»),
Симу («На берегу Амура»), Берту Соловейчик («Взаимная любовь»). В 1944 году Нине
Львовне Коносевич было присвоено почетное звание заслуженной артистки Узбекской
ССР. В годы Отечественной войны Нина Львовна за шефскую работу в воинских частях и
госпиталях была отмечена почетными грамотами Министерства обороны, военного округа
и военно-шефской комиссии. Она награждена медалью «За доблестный труд в Великой
Отечественной войне 1941—1945 гг.»
Н. Коносевич приехала в Кемерово в конце 40-х вместе с ташкентской группой
артистов. «Я помню ее в одной из первых ролей в нашем городе — Пепиты в оперетте
Дунаевского «Вольный ветер», — рассказывает Э. Ливянт. — Это была огненная,
искрящаяся весельем и жизнерадостностью девушка из народа, которая своими танцами,
пением заражала зал, бурно аплодировавший актрисе и требовавший повторения номера.
Зрители поняли: появилась настоящая, талантливая опереточная актриса»269 . И снова
одна роль сменяла другую: Грета в «Голубой мазурке» Ф. Легара, Поленька в «Холопке»
Ю. Стрельникова.
Многие актеры боятся смены амплуа, болезненно переносят переход на пожилые
роли. Такой переход прошел для Коносевич легко и органично. Даже, кажется, она с
большой охотой уступала дорогу молодым. Может быть, поэтому так удачна, как бы
пережита изнутри, ее героиня в оперетте «Мы хотим танцевать». Сколько злой сатиры
вложила Н. Коносевич в исполнение куплетов, сколько иронии - в образ престарелой
примадонны, которая по сюжету хочет играть Сильву хоть до восьмидесяти лет, не желая
уступать дорогу молодым. Коносевич не издевалась, она просто смеялась над такими
актрисами.
Нина Львовна всегда стремилась к тому, чтобы все, с кем ей доводилось играть в
спектакле, были во всеоружии актерского мастерства. Артистка искрящегося
темперамента, она всегда заражала им и партнеров. Надолго останутся в памяти зрителей
спектакли, в которых она играла с А. М. Адриановым и А. К. Бобровым. В предыдущих
главах мы уже не раз отмечали искрометный талант актрисы. Напомним лишь некоторые
ее роли из кемеровских спектаклей. Вот Гапуся из «Свадьбы в Малиновке», которая
вместе с Яшкой-артиллеристом (А. Бобровым) отплясывает свой залихватский танец «в ту
степь». Ее тетя Дина своим неистощимым юмором помогает бойцам громить врага
(«Севастопольский вальс»). С таким же блеском она исполняла роли истеричной
владелицы ресторана («Принцесса цирка») и ничтожной прокурорши («Летучая мышь»).
Игра артистки всегда была правдива, органична, потому что, играя молодых, пожилых
или старых женщин, она оставалась полной огня и задора. В спектаклях «На рассвете» и
«Возвращение Мэри Ив» у Н. Коносевич — актрисы комедийного плана — раскрылось
глубокое драматическое дарование. Много ролей комедийных и драматических сыграла
талантливая актриса. Ее искусством зрители восхищались свыше 55 лет! Сколько
рецензий было в ее архиве! И буквально в каждой — восхищение ее дарованием, умением
создавать самые различные, всегда яркие образы. «Удивительной женщине, знающей
секрет вечной молодости», — написал зритель и поклонник ее таланта на полях газеты,
где была помещена рецензия на один из спектаклей театра.
На фестивале театров РСФСР в 1957 году Нина Львовна была награждена
дипломом второй степени. За исполнительское мастерство Министерство культуры СССР
наградило Н. Л. Коносевич значком «Артист-отличник СССР». Бережно хранила актриса
значки «Ударник коммунистического труда», «Ударник Запсиба», «Значок за военно-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
шефскую работу», юбилейную медаль «За доблестный труд». В 1979 году общественность
г. Кемерова отметила 50-летие сценической и общественной деятельности заслуженной
артистки Уз. ССР Н. Л. Коносевич. Любимице публики было сказано много теплых слов и
преподнесено много грамот и подарков. 18 ноября 1987 года Нины Львовны не стало. Всю
силу своего таланта эта обаятельная, умная, веселая и жизнерадостная актриса отдала
служению музе, людям, стараясь сделать их жизнь немного разнообразнее, интереснее,
полнее. За это ей память благодарных потомков.
Алексей Васильевич АНАШКИН
(р. 1907 г.)
Когда артист брал лишь первые звуки вокальной партии, в зале воцарялась
звенящая тишина. У него был сильный голос красивой окраски, широкого диапазона. Он
обладал редким даром проникновенной передачи тончай - ших нюансов лирической
сферы. Именно музыкальными средствами А.Анашкин создавал сценический образ.
А.В. Анашкин родился в городе Красноводске Туркменской ССР в семье рабочего.
В Ташкенте закончил 9 классов общеобразовательной школы, строительный техникум
(1929), 2 курса музыкального техникума и оперную студию (1929). Свой трудовой путь
Алексей Васильевич начал техником путей сообщения (1929—1933). Начиная с 1934 года
он работает артистом в самаркандском тюзе (1933—1934), ташкентской оперетте (1934—
1936), в театрах Белоруссии (1936—1937) и вновь в Ташкенте (1937—1948).
В 1948 году управлением театров Комитета по делам искусств при Совете
министров РСФСР Алексей Васильевич был направлен в Кемеровский театр музыкальной
комедии. Он великолепно исполнил целый ряд партий и классических и современных
опереттах. Особой теплотой и нежностью наполнял артист образ парубка Гриця в
«Сорочинской ярмарке» А. Рябова, чуток и музыкален был в роли Миколы в «Трембите»
Ю. Милютина. Артист покорял зрителей искренностью и глубиной чувства в образе графа
Юлиана Олинского в «Голубой мазурке» Ф. Легара. Неизменным успехом
А.В. Анашкин пользовался в спектаклях «Шаль с кистями» М. Двойрина (Тихон) и
«Акулина» Н. Адуева (молодой Берестов). Его популярность росла от спектакля к
спектаклю, и за короткий срок пребывания в Кемерове он снискал всеобщую любовь и
уважение зрителей и занял в труппе ведущее положение. В 1953 году первым среди
артистов Кемеровского театра музыкальной комедии А. В. Анашкин получил звание
заслуженного артиста РСФСР. В областном управлении культуры сохранилась
характеристика- ходатайство о присвоении ему почетного звания от 5 июня 1953 года №
574. С конца 1950-х годов А. В. Анашкин работал солистом филармонии и на радио г.
Фрунзе.
Наталья Алекчсандровна ГРЮНБЕРГ
(р. 1926 г.)
Передо мной лежит личный архив актрисы. В нём собраны программы спектаклей,
фото, зарисовки художников, почётные грамоты, газетные и журнальные рецензии. Среди
них статья И. Алексеева «Сердце скрипки» о выездном спектакле Ивановского театра
музыкальной комедии в Брянске, в котором она работала некоторое время. В статье есть
такие строки: «Обаятельна Марженка в исполнении Н. А. Грюнберг. Марженка проявляет
множество разнообразных чувств. Тут и первая любовь к Янеку, и нечаянная,
трогательная привязанность к отцу, и отчаяние, и возмущение против тех, кто мешает её
скромному счастью. И всюду актриса находит краски для выражения душевного
состояния своей героини». Но, наверное, более всего поражает общая тетрадь актрисы,
которая озаглавлена «А это моя жизнь в искусстве». В тетради — своеобразный отчёт за
каждый месяц (!), начиная с 1952 года по 1958 о том, в каких спектаклях она участвовала
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
и какие роли в них играла. Оказалось, что только за один театральный сезон 1952/53 года
она отработала в спектаклях 189 раз! И все роли заглавные, и так на протяжении всей
работы в Кемеровском театре музыкальной комедии. Сколько же надо иметь таланта,
сколько отдать духовных и физических сил, чтобы быть первой среди первых! Листаешь
эти пожелтевшие от времени страницы, и перед тобой встаёт творческая жизнь Натальи
Грюнберг, одной из ведущих и любимых артисток Кемеровского театра музыкальной
комедии 50-х годов.
Н. Грюнберг родилась в 1926 году. В школьном возрасте активно участвовала в
художественной самодеятельности, мечтала о большой сцене. Но началась война. В 1943
году юная Н. Грюнберг поступила в эвакуированный в Боровичи Ленинградский театр
музыкальной комедии, где ей стали поручать небольшие роли. После удачной замены
заболевшей актрисы Н. Грюнберг доверяют роль Яринки в «Свадьбе в Малиновке». После
окончания музыкального училища в 1952 году её направили в кемеровский театр оперетты. За 5 лет работы она стала его ведущей актрисой. Наталья Грюнберг пользовалась
большой популярностью не только в Кузбассе, но и везде, где с гастролями побывал
театр: в городах Сибири, в Казахстане, Киргизии, Татарстане и Башкирии. И. Курочкин,
вспоминая те годы, рассказывает: «Отчетливо помню и сейчас яркую, озорную игру
Наташи в «Голубом гусаре». Я тогда только что вернулся в Кемерово после учебы в
Москве. Был избран секретарем обкома ВАКС М. Более 10 раз мы, молодые комсомольские работники, побывали на спектакле. И буквально были влюблены в Н. Грюнберг.
Некоторое время выезжали в Прокопьевск, где летом гастролировал театр оперетты, ради
того, чтобы вновь встретиться с артисткой в спектакле «Голубой гусар». Не менее яркой
Наташа была и в спектакле «Белая акация», как, впрочем, и в других ролях Театра
оперетты Кузбасса».
Имея прекрасную сценическую внешность, блестящие вокальные данные, Наталья
Александровна создала целую галерею ярких, запоминающихся образов. На ее счету
более 40 ролей. Но, пожалуй, самыми любимыми для нее были героини из советских
оперетт: Тося Чумакова («Белая акация»), Ирина («Вас ждут друзья»), Чанита («Поцелуй
Чаниты»), Шура Азарова («Голубой гусар») и другие. Трудно перечислить все роли,
которые великолепно сыграла Н. Грюнберг. В смотре творческих сил молодёжи она была
отмечена денежной премией в 500 рублей. По тем временам это была большая сумма.
«Вершиной творческих достижений артистки мы склонны считать исполнение ею роли
звезды иностранного цирка Глории Розетты в музыкальной комедии «Цирк зажигает
огни». Она поёт мягко, тепло, и эта певческая манера целиком совпадает с тонким
построением образа. Актриса ведёт роль, глубоко вживаясь в судьбу своей героини. Она
очень тонко передаёт, как духовно обогащается героиня, общаясь с советскими людьми.
Созданный ею образ озарён светом подлинной жизненной правды», — писал о Н.
Грюнберг А. Волгин270. Вскоре после присвоения звания заслуженной артистки РСФСР в
1961 году Н. А. Грюнберг уехала из Кемерова.
Любовь Петровна ФРОЛОВА
(р. 1926 г.)
Природа наделила ее сильным, красивым голосом, музыкальностью, даром
перевоплощения. Но Любовь Петровна всегда понимала, что для сцены этого мало. Если
не совершенствовать, не развивать свои природные данные ежедневной, упорной, подчас
изнурительной работой, вряд ли самому талантливому человеку удастся добиться на сцене
подлинного успеха.
Л. Фролова родилась в селе Тамбовской области. Отец ее пел в церкви, имел
прекрасный лирический баритон. От него она унаследовала любовь к музыке, пению,
особую задушевность. Когда в юности пришла пора серьезного увлечения пением, ее
«педагогом» стало радио. Песни и оперные арии девушка заучивала, подражая мастерам
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вокала. После окончания школы она поступила на подготовительные курсы Сталинского
учительского института.
При ее трудолюбии и ответственности она могла бы стать неплохим педагогом. Но
любовь к песне, танцу с годами становилась все сильнее. Подготовив с концертмейстером
Дома пионеров арию и куплеты Антониды из оперы «Иван Сусанин» Глинки, в
знаменательный день Победы 1945 года Л. Фролова в грузовом вагоне направилась в
Свердловск поступать в музыкальное училище. Прослушав её, педагоги не могли
поверить, что пению она училась по радиопередачам. Начались учебные будни. Со
временем Любовь Петровна почувствовала, что идет не по нужному ей пути, вернулась в
Ста- линск, работала на Кузнецком металлургическом комбинате. Всё своё свободное
время она отдавала самодеятельному театру оперетты. В 1950 году после прослушивания
Л. Фролова была принята в хор Кемеровского театра музыкальной комедии.
Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом, и плох тот хорист, который
не стремится стать солистом. Она с жадностью следила за игрой опытных артисток,
заучивала их арии. Режиссёр обратил внимание на молодую белокурую хористку,
выстаивающую за кулисами весь спектакль. Стали давать ей небольшие роли. С ними она
справлялась успешно. И как бывает всегда только в театре, заболела ведущая актриса в
день спектакля. Вечером должна была идти оперетта «Шельменко-денщик». Дирекции
отменять спектакль было невыгодно. А что если выпустить в роли девочки-субретки Фролову? Видимо, Люба исполнила роль неплохо, поскольку в следующей аналогичной
ситуации в театре ей доверили Нинон в «Фиалке Монмартра». Таких срочных замен у Л.
Фроловой было несколько. Ей стали доверять роли и более значимые. Одна из них —
Теодора в оперетте И. Кальмана «Принцесса цирка». Так ее мечта стала осуществляться.
Вместе с тем Фролова прекрасно понимала, что без учёбы она не достигнет совершенства.
Первым, наставником молодой актрисы был заслуженный артист Уз. ССР А. Адрианов.
Именно ему она обязана первыми успехами. Любовь Петровна упорно и настойчиво
занималась самообразованием, прислушивалась к советам коллег, товарищей, училась у
жизни, проникая в тайны искусства.
Скоро Любовь Фролова заняла в труппе положение второй героини, но не
гнушалась и ролями второго плана, так как это давало возможность расширить репертуар,
а главное, обрести необходимый сценический опыт. Она переиграла всех героинь в
венских опереттах, шедших на сцене нашего театра. Но особенно удачными стали героини
оперетт советских авторов. И в первую очередь — образ Марги. К этой роли Л. Фролова
нашла свой, особый подход, свой ключ к пониманию духовного мира героини, наполнив
его теплотой своего сердца, лирикой и мягким юмором. Большое удовлетворение
принесли ей роли Стеллы в «Вольном ветре», Ларисы в «Белой акации» И. Дунаевского.
Интересными были образы Глории и Лолиты в оперетте Ю. Милютина «Цирк зажигает
огни». Полюбились зрителям героини Л. Фроловой из оперетт советских композиторов —
«Весна поёт», «Вас ждут друзья», «Владимирская горка», «Севастопольский вальс»,
«Поцелуй Чаниты». Для каждой из этих ролей Любовь Петровна нашла свои краски,
каждая стала творческой победой актрисы. С годами росло мастерство, но росла и
требовательность к своей работе. В феврале 1966 Л. Фроловой было присвоено почётное
звание заслуженной артистки РСФСР. Это звание — награда за её огромный,
самоотверженный труд и мастерство.
О талантливой игре Л. Фроловой писали областные и центральные газеты. А после
успешных гастролей в Москве в 1973 году в солидном журнале «Музыкальная жизнь» ей
было адресовано немало хороших слов. Особо она была отмечена в ролях миссис Хиггинс
(«Моя прекрасная леди») и немецкой резидентки Квак в оперетте «Четверо с улицы
Жанны». Не раз получала она приглашения в другие театры, однако была верна и предана
Кузбассу и своему коллективу. Свыше 60 прекрасно сыгранных ролей в активе заслуженной артистки РСФСР Л. Фроловой. Вместе с А. Анашкиным, А. Бобровым, Н.
Коносевич, Н. Цагиной, Г. Епифановой, В. Дегтевым, Р. Озеровой и другими ведущими
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
артистами ‘Кемеровского театра она дарила людям радость, пробуждая в них светлые и
добрые чувства. В 1984 году артистка ушла на заслуженный отдых.
Галина Николаевна ЕПИФАНОВА
(р. 1926 г.)
Заслуженная артистка РСФСР Галина Николаевна Епифанова вошла в историю
театра как большая актриса, настоящий художник. Вся прелесть ее дарования заключалась
в том, что оно органично совпадало со спецификой жанра музыкальной комедии. Ее
стихия — музыка, в создании сценического образа она всегда являлась для Г. Епифановой
исходным материалом. У певицы была пережита и отыграна каждая музыкальная
ситуация.
Юность Галины Николаевны совпала с Отечественной войной. Днем она работала
на фабрике, вечером училась в Оренбургском музыкальном училище в классах М. И.
Глаголиной и В. Л. Яблоновской, участвовала в концертах, которые устраивались в
госпиталях. После успешного выступления на республиканском смотре музыкальных
училищ в Свердловске в 1944 году (жюри возглавлял Генрих Нейгауз) Галину Николаевну
пригласили в хор Оренбургского театра музыкальной комедии. В те годы здесь собрался
сильный состав — многие актеры, режиссеры, дирижеры до этого работали в театрах
крупных городов европейской части Союза. С первых шагов Г. Епифановой
посчастливилось работать с заслуженными деятелями искусств РСФСР И. А. Донатовым
и М. И. Веризовым, с А. Д. Гулеско. Обаятельная, одаренная и беспредельно
трудолюбивая артистка хора Г. Епифанова стала упорно овладевать вокалом и, кажется,
не выходила из балетного класса. В 1948 году она была введена в актерский состав. Ее
первой большой ролью стала Стелла в оперетте И. Дунаевского «Вольный ветер». Роль
получилась, театр и зрители признали новую солистку.
Расширялся творческий диапазон актрисы, совершенствовался вокал, постигалось
искусство создания комедийного образа и веселого каскадного танца. Когда в 1955 году Г.
Епифанова приняла приглашение хабаровской музыкальной комедии, она уже владела
солидным творческим багажом. После спектакля «Белая акация» И. Дунаевского
рецензент писал: «Не той бы была «Белая акация», если бы Тоню Чумакову не играла Г.
Н. Епифанова, актриса «вне амплуа», у которой сильное лирическое начало ничуть не
мешает развиваться началу комедийному. И в обеих этих сферах Г. Н. Епифанова
достигает ярких сценических результатов. При этом она обладает красивым и сильным
сопрано».
В марте 1961 года Галине Николаевне Епифановой было присвоено звание
заслуженной артистки РСФСР, а через год она дебютировала на сцене Театра оперетты
Кузбасса в роли Аюбаши из «Севастопольского вальса» К. Листова. Актриса уверенно и
ровно вошла в творческий ансамбль кемеровского театра, с которым ее связали 18 лет из
35-летней сценической деятельности. Она продолжала играть героинь, выступала в роли
юных субреток и все чаще бралась исполнять характерные роли. Комедийная сторона ее
дарования получила мощное развитие. Как интересно было видеть Епифанову в роли мисс
Жаксон в оперетте Н. Ковнера «Акулина» или в роли купеческой дочки Гликерии в
«Табачном капитане» В. Щербачева! Она с успехом исполняла заглавные роли в
спектаклях «Седьмое небо», «Ошибка Наташи», «Сорочинская ярмарка», «Жемчужины
Сибири», «Цирк зажигает огни» и других. Галина Епифанова создавала непосредственный
образ украинской девушки Яринки из «Свадьбы в Малиновке», поражала бесстрашной
озорной и нежной Камиллой в «Королеве красоты», открывала острохарактерную Груню в
«Сорочинской ярмарке». Ее Анжелика («Черный дракон») восхищала романтикой,
девичьей порывистостью. С Г. Епифановой с удовольствием работали режиссеры. Она
моментально реагировала на каждое их замечание, но в каждую заданную ситуацию
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вносила нечто свое, не похожее на других, неординарное. Актриса не переставала искать,
ждать и готовиться к «той», «самой своей» роли.
В 1965 году главным режиссером кемеровского театра была назначена Т. Гогава,
талантливый и ищущий художник. Здесь ее первой работой стал мюзикл американского
композитора Ф. Лоу «Моя прекрасная леди». Премьера по-новому открыла зрителям
прекрасную Элизу Дулитл — Епифанову. Роль принесла актрисе всеобщее признание и
звездный успех. На двух смотрах, областном и всероссийском, она получила звание
лауреата за лучшее исполнение женской роли. «Сыграла Элизу уже более чем в ста
спектаклях, — говорила Г алина Николаевна в 1969 году, — и на каждый из них шла как
на премьеру, как на огромный праздник... Волнуюсь уже задолго до спектакля, а первые
звуки увертюры заставляют собраться внутренне и еще раз сказать себе: ничего, ни
единого нюанса нельзя упустить из того богатства, которое подарили мне авторы и
постановщики». Начиная с 1965 года спектакль прожил на сцене театра почти тринадцать
лет, пройдя около 270 раз! И свыше 230 раз в роли Элизы Дулитл на сцену выходила
заслуженная артистка РСФСР Г. Епифанова со своими неизменными партнерами —
народным артистом РСФСР А. Бобровым, заслуженным артистом РСФСР В. Дегтевым271.
Следующая значительная работа актрисы — спектакль О. Сандлера На рассвете»,
где Г. Епифанова играла роль звезды экрана Веры Холодной. Актрисе удалось показать
человека, ушедшего от жизни и борьбы в свой замкнутый мир и лишь на мгновенье
открывающего душу, полную смятения и несбывшихся надежд. Затем были сыграны:
Анжелика в «Черном драконе», Таня Лялина в «Возвращении Мэри Ив», Мариэтта в
«Баядере», гестаповка Эвелина Квак в спектакле «Четверо с улицы Жанны» и столетняя
(рея Мелюзина в «Золушке». В каждой из ролей Г. Епифанова открывала
индивидуальные, порой полярно противоположные особенности характера, вкладывала
все мастерство певицы и актрисы широкого творческого диапазона. За большие заслуги в
развитии советского театрального искусства в 1976 году Галина Николаевна была
удостоена высокой и очень редкой среди работников жанра оперетты награды — ордена
Трудового Красного Знамени.
Галина Николаевна понимала всю глубину и сложность своей профессии. Стоило
появиться в театре молодой способной актрисе, Епифанова тут же попросила ввести ее
вместо себя в спектакль «Возвращение Мэри Ив», так как понимала, что эту роль должна
играть актриса, более близкая к героине по возрасту. Если Г. Епифанова в паре с другой
актрисой осваивала роль и видела, что та работает интереснее, глубже, она уступала ей
право первого спектакля или вообще отходила от этой роли. Мудрость ее состояла в том,
что Галина Николаевна думала в первую очерёуэрь не о себе, а об ответственности перед
зрителями и о качестве спектаклей.
Владимир Алексеевич ДЕГТЕВ
(1930—1979 гг.)
Владимир Алексеевич Дегтев — один из выдающихся артистов театра оперетты
Кузбасса. Его звезда стремительно взошла в «эпоху театра Тамары Гогава» и во многом
обусловлена ею. Как и Вл. Титенко, он принадлежит к поколению, которое сейчас
называют шестидесятниками. Роль этого поколения особенно заметна в возрождении
духовности общества, в развитии культуры страны. Неординарная одаренность Дегтева
сочеталась в нем с поэтичностью и гражданственностью, честностью в творчестве и
необычайной ранимостью.
...Когда В. А. Дегтеву исполнилось 11 лет, началась война. Отец, служивший в
войсках снабжения, взял Володю к себе, и, таким образом, мальчик с 1942 года до
окончания войны являлся «сыном полка», прошел с отцом от Ржева до Нойбранденбурга в
Германии. Начало пути складывалось не гладко. Владимир пробовал учиться в рижском
военно-морском училище, работал на Уралхиммаше, участвовал в самодеятельности,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
проучился два курса в Свердловской школе киноактеров. Армейскую службу В. Дегтев
проходил в Свердловске в ансамбле песни и пляски. Здесь в 1949 году практически и
началась его творческая деятельность. Он пел в хоре, участвовал в праздничных
композициях. Когда Владимир возвратился домой в Павлово- на-Оке, устроился актером
драматического театра. На фестиваль «Волжская весна» в Горький его театр привёз
спектакль «Кремлёвские куранты» Н. Погодина. Роль Дзержинского исполнял высокого
роста, странный, но притягательный актёр В. Дёгтев. Его заметили и пригласили в
Кемеровский драматический театр.
Приехав в наш город в 1961 году, он активно включился в работу. Играл много, в
основном главные роли («Диплом на звание человека» В. Пановой, «Палата» С. Алешина,
«Совесть» Д. Павловой). Зрители стали ходить «на Дегтева». Наверно, если бы не
конфликт с режиссером В. А. Климовским, Владимир Дегтев еще долго сдерживал бы
желание попробовать себя в оперетте. У него был довольно чистый, хотя и небольшой
баритональный бас. Переход Дегтева в 1965 году в Театр оперетты Кузбасса вызвал
изумление в театральных кругах города. Хотя первые вводы в спектакли актер провел
неплохо, переквалифицироваться было непросто. Он много работал самостоятельно,
опирался на профессиональную помощь дирижеров Е. Аугова и С. Бедерака. К счастью,
его приход в театр почти совпал по времени с появлением в нем режиссера Т. Гогава.
Большое актерское дарование, отличная сценическая внешность, высокая культура,
огромная работоспособность позволили Владимиру Алексеевичу быстро занять ведущее
положение в репертуаре театра. Когда режиссер предложила сыграть роль Хиггинса в
«Моей прекрасной леди», он взялся за эту работу со всей страстностью и
ответственностью. В этом спектакле зрителей привлекали и щедрая музыкальность
артиста, и четкий драматический рисунок роли. За роль легендарного героя революции
Котовского в спектакле О. Сандлера «На рассвете» жюри фестиваля «Кузбасская
театральная весна» наградило В. Дегтева дипломом Первой степени.
Далее последовал ряд интересных работ: Шварцвассер («Возвращение Мери Ив»),
Гарольд и Джордж («Мой безумный брат» Г. Цабадзе), Почеши-нос («Черный дракон») и
др. В сценическом «проживании» каждой из ролей В. Деггев умело исходил из идеи,
порождающей постановочную концепцию спектакля. Так, в пьесе О. Сандлера «Четверо с
улицы Жанны» убедительность действию придавал крупно и масштабно вылепленный
Дегтевым образ врага — Гофмайера. Роль была сыграна В. Дегтевым с жуткой точностью
подлинника. Превосходно была исполнена и небольшая, но очень важная роль Петра I в
«Табачном капитане». С каждым появлением Петра на сцене как бы воочию воплощалась
главная мысль спектакля о грядущем обновлении страны.
Надолго запомнились зрителям тех лет образы промотавшегося гуляки- князя
Левана в оперетте В. Долидзе «Кето и Котэ» и Берестова-старшего в спектакле Н. Адуева
«Акулина». Каждый созданный артистом образ — адмирал Рагозин («Дочь океана» В.
Баснера), Казаков («Брак по любви» В. Соловьева-Седого), Иван Торопов («Пусть гитара
играет» О. Фельцма- на) — отличался своеобразием, жил на сцене своей неповторимой
жизнью. В классических опереттах («Сильва» — Ферри, «Летучая мышь» — Франк,
«Король вальса» — композитор Густав, «Баядера» — Филипп) В. Дегтеву было присуще
чувство меры, вкуса, тонкое понимание стиля. Владимир Алексеевич успешно проявил
себя и в качестве режиссера. На сцене театра он поставил оперетту «Свадьба в
Малиновке» и ряд пьес для детей.
В.А. Дегтев был порядочный и честный, культурный и начитанный человек, имел
сильную волю и твердый характер. По словам супруги Валентины Степановны, это был
«по-настоящему советский человек в полном смысле этого слова». Хотя жизнь его не
баловала, он с честью прошел все испытания, нашел свою единственную дорогу. В. А.
Дегтев был всегда в гуще событий, на передовом крае общественной жизни. Являлся
инициатором и организатором творческих поездок на село, на ударные стройки области,
неоднократно избирался членом партийного бюро и местного комитета театра, депутатом
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Кемеровского городского Совета. С 1976 года он возглавлял Кемеровское отделение
Всероссийского театрального общества, являясь в то же время членом ревизионной
комиссии ВТО. 28 марта 1968 года Владимиру Алексеевичу Дегтеву было присвоено
звание заслуженного артиста РСФСР.
Напряженная творческая и общественная деятельность, не всегда благоприятные
условия работы (спектакли в зимнее время в холодных клубах, дворцах культуры, на
производстве) подточили здоровье артиста. Он заболел неизлечимой болезнью, но
продолжал играть. Одной из последних его ролей была роль Попа в оперетте «Сладка
ягода». Всего один год не дожил В.А. Дегтев до своего пятидесятилетия.
Виктория Львовна РАЙХ
(р. 1921г.)
Талант актрисы и певицы Театра оперетты Кузбасса Виктории Львовны Райх
расцвел в полной мере в 1970—80-е годы. В эти годы она становится одной из самых
популярных и любимейших актрис театра. Ее выход всегда сопровождался
аплодисментами. Ее искусство, светлое, искрящееся, жизнерадостное, исполненное юмора
и оптимизма, всегда находило отклик у зрителей. За годы работы в кемеровском театре ею
сыграно множество ролей. Будучи прекрасной характерной актрисой, Виктория Львовна
обладала замечательным чувством юмора и тем, что в жанре оперетты называется
«шарм». Богатый жизненный и сценический опыт позволял актрисе внести в каждую свою
роль мудрую иронию, доброту, жизнеутверждающее начало. Все эти качества в полной
мере проявлялись в работах актрисы как классического, так и современного репертуара.
Первым местом работы Виктории Райх, как и у многих артисток ее поколения, был
отнюдь не театр, а военный госпиталь. Помогала раненым, утешала, писала письма за тех,
кто сам того сделать не мог. Театр входил в ее жизнь лишь в короткие часы отдыха. Об
этом Виктория Райх вспоминает с особым чувством: «В городе работал в войну
эвакуированный из Воронежа театр оперетты. ...какие прекрасные работали в нем актеры!
А как принимали их зрители! Никогда больше таких аплодисментов не слышала.
Например, в «Свадьбе в Малиновке» исполнителей ролей Яшки-артиллериста и Гапуси
дуэт «Вашу ручку, фрау-мадам» по три раза бисировали. Потом приходила к своим
раненым и рассказывала о том, что в театре видела»272 .
После войны В. Райх поступила в хор хабаровской музкомедии. Постепенно ей
стали поручать маленькие эпизодические роли. Первыми «настоящими» ролями Виктории
Львовны стали Лизочка в «Марице» и Стаей в «Сильве». Затем ею создан целый ряд
неповторимых субреток. Время, когда ее пригласили в Кемерово (1963), совпало с
периодом смены амплуа в творческой жизни артистки. С ролей субреток она перешла на
«каскадные». «Обжить» кемеровскую сцену ей помогли режиссеры Л. Ицков и Т. Гогава,
старейшие актеры театра Н. Коносевич, А. Бобров и другие. Много ролей с блеском
исполнила актриса в спектаклях кемеровского театра, но есть среди них особо любимые:
графиня Воляпюк («Сильва), фрау Блюменблат («Венские встречи»), Матильда ВолнаЗадунайская («Мы хотим танцевать»), графиня Клементина («Граф Люксембург»), мадам
Шнайдер («Кабаре»), мадам Ренессанс («Клоп»), Ольга Павловна («Девушка с
ребенком»). Одной из самых ярких ролей, сыгранных В. Райх, является Роза
Александровна в пьесе «Три невесты для пожилого человека». Актрисе удалось
совместить в ней яркую, острую комедийность и мягкую, светлую лиричность, покорить
зрителей раскованностью и импровизационностью манеры исполнения. Смех в зале
стихал и сменялся доброй улыбкой, когда исполнительница тактично открывала
душевную незащищенность героини, ее горькую тоску по человеческому общению.
Запомнились зрителям и другие ее роли: Биби-ханум («Не прячь улыбку»), Эрна Берген
(«Гусарская любовь»), Семеновна («Бабий бунт»), Валентина Ивановна («Жемчужины
Сибири»), мадам Энно («На рассвете»), Аврора («Жирофле-Жирофля»), мисс Партения
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
(«Цветок Миссисипи»). Многие из них получили высокую оценку в прессе.
По объективным обстоятельствам ей пришлось на 4 года уехать в Барнаул, где она
успешно работала в музкомедии. Но она снова вернулась в Кемерово потому, что, как она
сама считает, этот город, этот театр стали для нее родными, люди, приходящие в театр, —
своими людьми. Сегодня ветеран сцены, заслуженная артистка России Виктория Львовна
Райх продолжает трудиться. Она остается верной своему искусству, своей профессии,
человеком, предельно честным и ответственным за все, что делает в театре. Она
пользуется глубоким уважением и любовью своих коллег, является образцом для
молодежи. Ее советы, ее поддержка очень помогают начинающим актерам и поэтому
поистине бесценны. Во всем она умеет создать атмосферу творчества, высокой
ответственности и доброжелательности, без чего театр не может существовать.
Галина Павловна БЕЛЯКОВА
(Р. 1936 г.)
В мае 1969 года Галине Павловне Беляковой, солистке балета театра оперетты
Кузбасса было присвоено почётное звание заслуженной артистки РСФСР. «Я считаю, что
такое высокое признание больше обязывает, чем подводит итог, — говорила артистка. —
У меня было три мечты — «Эсмеральда», «Вальпургиева ночь» и «Жизель». Две
осуществились: балеты «Эс- меральда» и »Вальпургиева ночь» поставлены в нашем
театре. А «Жизель»? Это куда сложнее. Но в театре появились интересные солисты,
балетмейстер, есть с кем работать. И я не расстаюсь со своей дерзкой мечтой».
Г. П. Белякова родилась 27 ноября 1936 года в селе Мошково Мошковского района
Новосибирской области. Мечта стать балериной появилась у Г. Беляковой в годы
трудного военного детства. Эта мечта неумолимо звала и вела в увлекательный мир танца,
театра. Все чего достигла Г. Белякова, все ее успехи были основаны на природном таланте
и огромном трудолюбии. Час за часом, год за годом она неустанно проводила у станка.
Она была уже солисткой Театра оперетты Кузбасса (с 1964 г.), о ней писали статьи, но
жажда творчества, стремление к совершенству оставались неизменными. Очевидно, в
этом качестве характера надо искать истоки ее высоких творческих результатов.
Она прекрасно выступала в характерных танцах, разных по национальной
принадлежности, — цыганских, венгерских, негритянских, испанских, гуцульских. В ее
исполнении даже вставной номер в структуре спектакля всегда максимально «работал» на
раскрытие «духа» произведения. Но особенно ярко проявляла она себя в танцах, где
можно было сыграть человеческую жизнь. Здесь Г. Белякова была сильнее всего. В таких
ролях в ней отчетливо обозначалось дарование драматической актрисы. В дальнейшем это
качество Г. Беляковой было замечено и реализовано режиссером Т. Гогава. Хотя текста ей
отводилось неумного, Галина Павловна наполняла своих персонажей ощущением судьбы,
глубокими переживаниями (Петрик из пьесы «На рассвете», озорной Костик в «Браке по
любви», дворовый мальчик Санька в «Табачном капитане»).
В 60-е годы в Кемеровском театре оперетты стали ставиться балетные спектакли,
работа в которых приносила артистке большое удовлетворение, раскрывала ее
возможности. В балете Ц. Пуни Г. Белякова — Эсмеральда покорила зрителей высоким
артистизмом, поэтичностью, искренностью и страстностью своей героини. Она
продолжала блистать в опереттах. Прессу и публику восхищало ее исполнение с
партнером Ю. Букатиным классической «Сонаты» («Марица»), лирического
танцевального дуэта из «Короля вальсов».
Галина Белякова очень любила играть для детей. Когда видела, что дети
восторженно принимают ее, радовалась сама, как ребёнок. При доме, где жила Г.
Белякова, был большой коммунальный двор, а в нем много ребят. Балерина дружила с
ними. Во дворе ее часто окружали дети: «Галина Павловна, помогите поставить
«Золушку». Репетируем на лестничной площадке, сцена — во дворе». И артистка серьезно
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
и искренне помогала, потому что \юбое проявление стремления к искусству прекрасно.
После ухода из кемеровского театра в 1972 году Г. П. Белякова работала главным
балетмейстером Хабаровского театра музыкальной комедии.
Руфина Емельяновна ОЗЕРОВА
(Р. 1939 г.)
Заслуженная артистка РСФСР Руфина Емельяновна Озерова блистала в театре
оперетты Кузбасса в 60—70-е годы. У нее была хорошая вокальная школа, замечательный
голос с многообразной динамической палитрой, она безупречно владела дикцией.
Природа наделила ее красотой и тонкой эмоциональностью.
В детстве и юности Руфина много занималась в кружках самодеятельности,
участвовала в смотрах, память о которых бережно хранилась в увесистой стопке дипломов
и почётных грамот. На опереточную сцену она выходила еще в годы учебы. Участвуя в
массовках, она появлялась то в толпе цыган, то среди гостей на балу, а то просто пела в
хоре за кулисами. В Кемерово она приехала в 1961 году после окончания Новосибирского
музыкального училища и сразу была назначена на центральную роль. Дебют начинающей
актрисы состоялся в оперетте Ф. Легара «Веселая вдова», где она успешно исполнила
трудную партию Валентины. Повезло ей, когда в ходе репетиций над ролью Виолетты
Леблан («Холопка»), ставшей одной из самых любимых ролей, молодая певица
встретилась с прекрасным режиссёром-педагогом заслуженным артистом РСФСР А.
Волгиным, давшим ей серьёзные уроки мастерства.
Шли годы упорной, но вдохновенной работы. С каждой новой ролью ярче
раскрывались сценические и вокальные данные актрисы. Она успешно справилась с
ролью Маши в оперетте К. Листова «Сердце балтийца». Затем был ввод в спектакль
«Цыганская любовь» Ф. Легара на роль Зорики. Руфина Озерова нашла для нее такие
музыкально-сценические краски, которые рельефно очерчивали образ и очаровывали
зрителей. Большая творчес-. кая удача актрисы — роли Теодоры в «Принцессе цирка»,
Флавии в «Королеве красоты», Веры в спектакле «Когда ты со мной». Успешное исполнение этой роли молодой артисткой было отмечено центральной прессой. Р. Озерова росла
буквально на глазах, от спектакля к спектаклю. Многочасовые занятия за фортепиано
дома, на репетициях в театре давали необходимые результаты. Одной из лучших ролей Р.
Озеровой стала, конечно, пленительная Эдит Флавон в оперетте «Король вальса», об
истории которой рассказывается в третьей главе нашей книги. Безусловно, благотворное
влияние на формирование артистки оказывал ее семейный и творческий союз с дирижером Е. Луговым. Поэтому почти вся творческая биография Р. Озеровой вмещается в годы
её работы в кемеровском театре. Здесь она переиграла практически все роли
классического и советского репертуара. После смерти ее мужа (1982) Р. Е. Озерова
рассталась со своим любимым театром.
Алла Григорьевна ЗИБОАЬД
(р. 1936 г.)
Иногда говорили, что заслуженная артистка РСФСР А. Г. Зибольд в спектакле
гораздо больше поет, чем играет. Что ж, она действительно была в первую очередь
певицей. Именно в этом качестве она неизменно завоевывала симпатии критики и
внимание зрителей. Обладая сильным, красивым, свободным и подвижным голосом,
актриса создавала образ вокальными средствами, поэтому была наиболее интересна в
большом музыкальном спектакле. От музыки, интонационного строя шла актриса к
постижению внутреннего, психологического облика своих героинь.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.Г. Зибольд (родилась в 1936 г.) получила хорошее, последовательное
музыкальное образование. В Ростове-на-Дону она окончила музыкальную школу им.
Гнесиных (1955 г.), вокальное отделение музыкального училища им. Луначарского (1960
г.). Школой практического мастерства стал музыкально-драматический театр Свердловска
(1960—1965 гг.). Природная музыкальность, хорошее вокальное образование, сценическая
практика позволили ей успешно работать в Иркутском (1965 г.) и Свердловском (1965—
1970 гг.) театрах музыкальной комедии в качестве солистки-вокалистки. С 1970 по 1988
год А. Зибольд работала в Театре оперетты Кузбасса.
Первой ролью певицы в кемеровском театре стала Марица. Артистка показала себя
настоящей примадонной, изящной и пластичной. Ее крепкий, выразительный голос легко
преодолевал все трудности партии, начиная со знаменитой «Выходной арии». Тонкая
передача эмоциональных градаций образа, живости, кокетства, юмора сочеталась с
безупречной точностью исполнения авторского текста. Добротный профессионализм
певицы, практический опыт актрисы, любовь к своему делу и к каждой роли помогли
А.Зибольд создать целую галерею интересных образов во многих спектаклях
Театра оперетты Кузбасса. После выступлений театра в Москве столичная пресса
называла ее «очень интересной, богато одаренной вокалисткой». Она прекрасно
справлялась с партитурами советских авторов, но наиболее полно дарование А. Г. Зибольд
раскрылось в спектаклях классического репертуара. За роль Сильвы актриса была
удостоена звания лауреата конкурса «Кузбасс театральный — 74». В 70—80-е годы А.
Зибольд подарила публике множество блестяще исполненных ролей в венских опереттах:
Розалинда («Летучая мышь»), Теодора («Мистер Икс»), Эдит Флавон («Король вальса»),
Ганна Главари («Веселая вдова») и др.
Алла Григорьевна органично чувствовала актерский ансамбль, самые искушенные
любители оперетты отмечали ее необычайную чуткость в дуэтах, трио, квинтетах.
Запомнилась она и в спектакле «Василий Теркин», где играла воодушевленно и
раскованно. В ее исполнении «Синий платочек» прозвучал с чарующей лирикой, тонко и
проникновенно. Из ролей современниц, исполненных А. Зибольд, можно назвать
Елизавету Семеновну («Все начинается с любви»), Ирину («Москва — Париж —
Москва»), Машку - Мери («Левша») и др. После гастрольного выступления в спектакле
нашего театра Татьяна Шмыга высоко оценила творческую работу А. Зибольд: « Гакие
хорошие актрисы и прекрасные певицы, какой является А. Зибольд, встречаются далеко
не в каждом музыкальном театре». Плодотворная работа А.Зибольд в Театре оперетты
Кузбасса продолжалась до ее ухода на работу в областную филармонию.
Проходили годы, но по-прежнему, как в юности, остается чистым, звонким и
удивительно красивым голос певицы. Поэтому и сейчас эпизодически А.Зибольд выходит
на сцену музыкального театра, радуя зрителей своим волшебным даром.
Владимир Федорович ТИТЕНКО
(1945—1993 гг.)
Кузбасские зрители очень любили заслуженного артиста РСФСР Владимира
Федоровича Титенко. Его появления ждали, ему горячо аплодировали, а после окончания
спектакля неоднократно вызывали. Природный талант актер шлифовал в течение всей
своей жизни. В. Ф. Титенко родился в Москве в семье военнослужащих. После школы в
1967 году Владимир поступил в студию при Киевском театре оперетты. Маститые
педагоги дали многое для его успешной театральной деятельности. Обозначилось и
амплуа — простак. В студии Владимир активно нарабатывал репертуар, играя в классических опереттах и в пьесах современных авторов. Его сокурсница Елена Вовк стала
верной подругой жизни и великолепной партнершей по сцене.
Учебу прервала служба в армии в качестве солиста ансамбля песни и пляски
Советской армии в Магдебурге (ГДР). После демобилизации Владимир закончил студию в
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1969 году. Полгода работал в Житомирском музыкально-драматическом театре, с 1969 по
1971 год — в Минском театре оперетты. Здесь Владимир стал ведущим актером, здесь же
познакомился с будущей звездой кузбасского театра В. Дегтевым. Приглашение от
главного дирижера Театра оперетты Кузбасса Е. Лугова круто изменило его судьбу. Он
стал солистом кемеровского театра, на сцене которого в те годы блистали А. Бобров, Н.
Коносевич, В. Дегтев, Г. Епифанова, Р. Озерова, Б. Двойников. Руководила театром
прекрасный режиссер и педагог Т. Гогава. Без особых проблем Владимир вошел в
репертуар. Началась интенсивная, интересная и захватывающая творческая жизнь. Он
работал много и плодотворно.
В.Титенко обладал исключительным даром импровизации. С его участием даже
эпизоды искрились неподдельным весельем. В пределах своего амплуа — простак —
Владимир был удивительно многоплановым. Эту способность рождала не только
природная интуиция. В. Титенко обладал широким музыкантским кругозором,
исполнительской культурой, способностью постоянно интеллектуально работать над
ролью. Он умел видеть ее в контексте произведения. Можно вспомнить такие его
блестящие работы, как Бони из «Сильвы», Володя из оперетты «Девчонке было двадцать
лет», камердинер Степан в «Акулине», Семка из «Бабьего бунта», Геннадий из оперетты
«Четверо с улицы Жанны», Зупан в «Марице», Святая Рожа в «Черном драконе», Сико в
«Кето и Котэ» и многие другие. Его партнершей часто выступала талантливая А.
Тараненко. Долгое время в Кемерове они вместе вели телевизионную передачу
«Резонанс», которая имела большой успех у кузбасских телезрителей.
С театром Владимир объездил многие города Союза. Незабываемыми были для
него гастроли в Москве, Челябинске, Новосибирске. Артист приобретал заслуженную
известность. С появлением опыта, актерского мастерства Владимир Федорович
почувствовал в себе еще не востребованные возможности. Ему самому хотелось ставить
спектакли. Он поступает в Москву на высшие режиссерские курсы при ГИТИСе.
Возвратившись в Кемерово, Владимир Федорович осуществил ряд интересных
постановок. Первой из них — «Ночь в Венеции» И. Штрауса — он успешно защитил
диплом Высших режиссерских курсов. Он переживал, а вернее сказать, болел душой за
каждую роль, за каждый штрих в спектакле, будь то фрагмент оформления, начало или
завершение мизансцены, строй в оркестре... По словам младшего брата Валерия,
Владимир всегда очень нервничал, порой его напряжение достигало критической точки. С
интересными планами В. Титенко уехал в Театр оперетты Магадана. Смерть настигла его
прямо на сцене театра.
Валерий Федорович ТИТЕНКО
(р. 1951г.)
Заслуженный артист России Валерий Федорович Титенко — младший брат
известного кузбасского артиста и режиссера Владимира Титенко. Его путь к актерскому
творчеству был непростым. Он не сразу сумел поступить в ГИТИС. Служил в армии,
работал шофером, рабочим сцены, пробовал петь в театральном хоре и все также пытался
поступить в театральный вуз. Вслед за братом Владимиром, уже сложившимся актером,
Валерий приехал в Кемерово, поступил в хор театра оперетты, чтобы хоть как-то
приблизиться к профессии своей мечты. Хормейстер И. Юркевич помогала начинающему
певцу, много работала над постановкой голоса и вокальными партиями. Видя, как
Валерий трепетно относится к сцене, режиссеры Т. Гогава, И. Ляхов стали доверять ему
небольшие роли в сказках. Так он получил «актерское крещение» в нашем театре.
Валерий Федорович хорошо помнит первую небольшую, но настоящую роль
Повара в спектакле для детей «Том — большое Сердце», поставленном режиссером И.
Ляховым. За такие эпизодические роли Валерий даже получал награды. Так, первые
четыре года он проходил свои «университеты», из-за кулис, как говорит артист, «не
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вылазил». Смотрел, как играют мастера сцены — А. Бобров, В. Дегтев, Н. Коносевич. В ту
пору в театре было на кого смотреть и кого слушать, было у кого учиться. Тогда театр
входил в тройку лучших театров Союза. В памяти остался поучительный случай. В
«Цыгане-премьере» он получил роль дурачка. В одной из сцен играли опытные актеры —Л. Фролова (мама) и А. Бобров (разбойник Красный Нос), а Валерий дурачился. И это у
него хорошо получалось, так как публика живо реагировала. Но в антракте к молодому
актеру подошел Александр Константинович и очень спокойно, как-то по-доброму, поотечески сказал: «Все хорошо Валерий, все нормально, но ты чуть-чуть успокойся. Ведь в
этой сцене — у нас главное». Эти слова Мастера стали примером чуткого отношения к
своим партнерам.
В то же время попыток поступить в театральный вуз Валерий не прекращал. Может
быть, окрепло дарование, может быть, сказался жизненный и театральный опыт, но при
очередном поступлении он удивительно успешно прошел три тура конкурса и был
зачислен на курс замечательного педагога народного артиста России, профессора Г. П.
Ансимова, который увидел в приехавшем из сибирского театра парне природную
одаренность и безудержное стремление овладеть профессией артиста. В ГИТИСе в то
время еще преподавали старые замечательные мастера, работавшие с Чеховым и Станиславским, — П. И. Макеев, Т. Ф. Янко. Они дали Валерию настоящую школу, хорошую
базу. После ГИТИСа В. Титенко пригласили в Пятигорский театр. Проработал там 8 лет.
Наладился быт, подрастали дочь и сын. И все же жена Зоя Ивановна - кемеровчанка
тянула на родину.
В 1986 году семья Титенко перебралась в Кемерово. В концерте открытия
театрального 43-го сезона он выступил в отрывках из спектаклей «Клоп» и «Сорочинская
ярмарка». Зал тепло принял актера, многие поклонники музыкального театра теперь
ждали с ним встреч в спектаклях. Он активно вошел в репертуар. После несчастного
случая с ведущим актером П. Карповым, который на гастролях повредил ногу, он —
характерный актер — стал играть «героев». Это было нелегко. Но Валерий, настойчивый в
достижении цели, вновь проявил характер. Благодаря его прекрасной работе ни один
спектакль не был снят с репертуара. Так в его арсенале появились великолепная роль
Ивана Присыпкина в «Клопе», острохарактерный Король в «Короле уродов».
Талантливым было признано прессой исполнение В. Титенко роли Афанасия Ивановича в
оперетте А. Рябова «Сорочинская ярмарка». Это был тот счастливый случай, когда
актерское «я» исполнителя органично вплелось в ткань образа. Персонаж получился
необычайно комичный.
Репертуар Валерия Титенко включает и классические оперетты. Здесь его конек —
характерные роли. В «Веселой вдове» — барон Зета, в «Венских встречах» — Дурибан, в
«Сильве» — князь Воляпюк, в «Графе Люксембурге» — князь Базинелли, Драготин в
«Цыганской любви», Карнеро в «Цыганском бароне». Во всех классических опереттах у
актера как бы одно амплуа. Но актер ищет и находит в каждом образе новые черточки,
новые интонации.
В.Ф. Титенко находит хороший контакт со всеми актерами театра на сцене и в
жизни. Важно, говорит он, чтобы у актера горели, жили глаза. Тогда с ним легко играть и
легко его понимать. За завидное актерское чувство зала, преданность профессии, талант и
огромный труд первый народный артист Кузбасса А. Бобров назвал первым лауреатом
своей именной премии за 1995 год прекрасного актера и человека В. Титенко. Бенефис,
состоявшийся в марте 1996 года, подтвердил богатые актерские способности артиста,
широкий и разнообразный репертуар. Но есть одна роль, которая манит и не дает покоя
Валерию Федоровичу. Это Рыцарь печального образа, Дон Кихот из мюзикла
американского композитора Митчелла Ли «Человек из Ламанчи». Дело здесь вовсе не во
внешнем сходстве. В этом образе В. Титенко видит своего единомышленника. Артист
стремится подарить людям улыбку, доброту и щедрость своего сердца, поделиться с ними
подлинной радостью искусства.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Нина Александровна ЯРОВА
(р. 1947 г.)
Заслуженная артистка России Нина Александровна Ярова относится к поколению
артистов Театра оперетты Кузбасса, чей талант раскрылся и заблистал в 80-е годы.
Актерскую путевку в мир оперетты она получила в Красноярском училище искусств на
отделении артистов музыкального театра. Руководитель курса, он же — главный режиссер
красноярского театра С. Л. Штивельман — рано стал привлекать способную студентку в
спектакли, где она постепенно обретала профессиональный опыт. И Нина работала в
театре, пройдя здесь, кажется, все должности — от электрика-осветителя, реквизитора до
костюмера-одевальщицы. Она относилась с уважением к любому делу в театре, ведь
первая ее профессия была рабочая. Она узнала театр всерьез, изнутри. Узнала и полюбила
на всю жизнь.
После окончания училища Н. Ярова успешно работа в Омском театре музыкальной
комедии. Но артистке очень хотелось попасть в Кемерово, так как в это время театр
оперетты был на подъеме. Написала письмо, и в 1974 году главный режиссер Т. Гогава
пригласила Н. Ярову на работу. Коллектив театра, как и кемеровский зритель, принял ее
благожелательно. Молодая актриса имела хорошую актерскую подготовку, солидный
репертуар, приятную внешность. На кузбасскую сцену Нина Ярова впервые вышла почти
четверть века назад в роли Машки в спектакле «Левша» («Тульский секрет») В.
Дмитриева. Затем был ввод с ролью Софийки в оперетту «Вторая свадьба». С той поры
актрисой сыграно свыше 200 ролей! Причем ролей разного плана. А это для актерской
судьбы предельно важно.
Дарование Нины Яровой отличается универсальностью. В начале актерского пути
она играла мальчишек, затем юных кокетливых девушек (уже — амплуа субретки), затем
зрители видели ее в характерных ролях, в ролях лирических героинь. С теплотой Нина
Александровна вспоминает две роли в спектакле «Девичий переполох» — Дарьи
(лирическая героиня) и Насти (субретка, характерная роль). А вот Хивря в «Сорочинской
ярмарке» — это уже роль каскадной актрисы. Роль сочная, объемная, здесь можно было
выложить весь свой актерский запас, искать бесконечно. Ею был найден точный внешний
рисунок характера Мирабеллы: от пышущей молодостью и лукавством красотки всегда
можно было ждать остроумной неожиданной выходки. Импровизационность, вокальную
свободу, выразительную пластику показала артистка в музыкальной комедии «Бабий
бунт» Е. Птичкина в образе Маринки. В спектакле «Страсти святого Микаэля» М.
Самойлова ее служанка Паулина грубовата, но умна, искренна и неожиданно трагична в
своем чувстве к Марчелло. После премьеры спектакля режиссер В. Шестаков написал на
программке: «Лучшую Паулину СССР поздравляем с премьерой! С хорошей ролью.
Успехов, счастья, любви».
Добрым словом, с благодарностью вспоминает актриса режиссеров, с которыми
плодотворно работала: С. Штивельмана, А. Закса, Ю. Чернышева, Е. Воля и, конечно же,
Т. Гогава. Гогава была не только талантлива, требовательна, но и дисциплинированна. Эти
качества позволяли делать в театре много.
Потому-то во время ее работы театр имел высокий авторитет, как бы сказали
теперь, «высокий рейтинг». В настоящее время, в отсутствии режиссуры, Н. Ярова взяла
на себя обязанности ассистента режиссера. В этом качестве она занимается вводами
актеров в спектакли, работает с молодежью, следит за состоянием спектаклей. Трудно
мечтать о будущих ролях без режиссера. Но все же она полна сил, надежд на лучшее.
Хочет играть наших современников, живые, эмоциональные характеры в классических
спектаклях. «Хочется верить, — говорит Нина Александровна, — что для нашего театра
наступят лучшие времена, и он снова будет заметным и уважаемым на российской сцене».
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Людмила Федоровна ГААЗКОВА
(Р. 1948 г.)
Заслуженная артистка России Людмила Федоровна Глазкова — коренная
кемеровчанка, с именем которой теперь неразрывно связано становление балетной труппы
театра оперетты, а шире — развитие искусства хореографии Кузбасса. Здесь, в Кемерове
она соприкоснулась с миром искусства впервые и по-настоящему в «Танце маленьких
лебедей», который исполняла еще девочкой в балетном кружке Дом пионеров, который
вела Е. А. Вишневецкая. Наверно, что-то особое было в атмосфере занятий этого педагога.
По совету первой наставницы и при ее активном участии в 9 лет (1957) Люду с
несколькими одаренными детьми повезли в Новосибирское хореографическое училище.
Директором в то время была прекрасный специалист и чуткий человек Э. И. Шумилова.
Занятия вели артисты театра оперы и балета. Первое всегда оставляет заметный след в
памяти. И Людмила Федоровна с благодарностью вспоминает свою учительницу —
солистку балета В. В. Походееву — человека образованного, музыкального. Для
становления балерины много дали и другие педагоги училища, известные мастера балета
С. Г. Иванов, Т. А. Зимина, А. В. Никифорова, Л. И. Крупенина. За 8 лет обучения Л.
Глазкова прошла настоящую школу мастерства.
В 1966 году Л. Глазкова распределилась в только что открывшийся национальный
оперный театр Самарканда. По семейным обстоятельствам возвратилась в Кемерово и два
года (1967—68 г.) работала в Театре оперетты Кузбасса. Приходилось работать и в
самодеятельной студии при клубе ГРЭС. На некоторое время она совершила
«путешествие» во Львов, в ансамбль «Мрия». И, наконец, с 1969 по 1989 год Л. Глазкова
— солистка Театра оперетты Кузбасса.
Придя в театр оперетты, первые шаги профессиональной танцовщицы она сделала
в классическом лирическом танце «Сувенир» в спектакле «Веселая вдова». Мастерство
балерины росло быстро. Ее отличали безупречная чистота отделки каждого движения,
яркий исполнительский стиль. Она танцевала почти во всех спектаклях, шедших в это
время в театре. В ее репертуаре рядом с классическими прочное место заняли народные,
характерные и гротесковые танцы. Но что бы ни приходилось ей танцевать, она не
расставалась со стремлением танцевать классику. Людмила Глазкова — лирическая
танцовщица. Ее идеал возвышен, но реалистичен. Он близок ее природе, ее артистической
индивидуальности. Необычайная трудоспособность, настойчивость на репетициях,
завидная легкость и лиричность в минуты пребывания на сцене — вот, пожалуй, главные
черты дарования Людмилы Глазковой.
Обладая прекрасными внешними данными, доставляя зрителю эстетическое
наслаждение, балерина вкладывала в свои танцы все своеобразие и индивидуальность
дарования. Л. Глазкова блестяще исполнила зажигатель- но-страстные Вариации Кармен,
композицию «Встреча» на темы негритянских напевов, Цыганский танец из спектакля
«Дон Кихот» В. Желобинского, Варвару из балета «Доктор Айболит», Мальвину в
спектакле «Буратино». Всегда после ее блестящих выступлений звучали горячие
аплодисменты, слова признательности в прессе — знаки искренней благодарности за
минуты прикосновения к прекраснейшему из искусств. Исполнением цыганского танца
композитора П. Сарасате в спектакле «Цыган-премьер» Л. Глазкова произвела
неизгладимое впечатление на публику. Она создала романтический образ цыганки,
неуловимо очертив поэзию и самобытный дух загадочного народа. Л. Глазкова с блеском
исполняла классическую партию в «Большом вальсе». Ее отличало умение проникнуть в
хореографическую канву любого произведения, придать танцу особое достоинство и
выразительность.
В конце 1980-х годов в балете театра появились молодые, растущие исполнители, и
Людмила Федоровна помогала им освоить танцы, понять характерные особенности того
или иного стиля. В те годы у молодого балета театра Л. Глазкова была признанным
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лидером. Она неуклонно подавала своим товарищам добрый пример трудолюбия и
высокого служения искусству. Мастерство Л. Глазковой и ряда других солистов украшали
спектакль «Парад-варьете». Заметной в творческой судьбе Л. Глазковой стала работа в
балете «Барышня и хулиган» Д. Шостаковича.
С 1989 года Л. Глазкова на заслуженном отдыхе, но продолжает активно трудиться.
Людмила Федоровна преподает на хореографическом отделении Кемеровского
музыкального колледжа. По замыслу его организаторов выпускники отделения должны
пополнять балетную группу театра, смогут продолжать свое обучение в хореографических
училищах. В классе Л. Глазковой занимаются 16 девочек. Все они разные. Среди них есть
и по-настоящему талантливые дети, способные в будущем стать профессиональными
танцовщицами. Большие надежды преподаватель возлагает на своих воспитанников,
своих «танцевальных детей» — Ингу Носкову, Марину Чернову, Лену Назырову. Ей
хочется, чтобы они продолжили ее дело, принесли высоким искусством балета радость
зрителям Кузбасса.
Нина Николаевна ЧЕРНОУСОВА
(Р. 1955 г.)
Сегодня заслуженная артистка России Нина Николаевна Черноусова — одна из
ведущих в Музыкальном театре Кузбасса. Она обладает замечательной красоты голосом,
качественной вокальной школой, отличными актерскими данными и, наконец, хороша
собой так, что любая героиня в ее исполнении может, если это необходимо по сюжету,
действительно считаться красавицей. Профессиональный уровень певицы и актрисы
позволяет ей работать в репертуаре широкого жанрово-стилевого диапазона. Такая
универсальность Н. Черноусовой чрезвычайно актуальна для театра, который в настоящее
время развивается как многожанровый.
Н.Черноусова прошла великолепную школу мастерства на вокальном факультете
Новосибирской консерватории. Она с благодарностью вспоминает своих педагогов:
народную артистку СССР, профессора Л. Мясникову,
В.Багратуни. За время учебы в консерватории в оперной студии Нина Черноусова
спела Наташу в «Русалке» Даргомыжского, Татьяну в «Евгении Онегине» Чайковского,
Бесси в «Порги и Бесс» Гершвина. Она готовилась быть оперной певицей. Ее
студенческие работы не раз заслуживали серьезной высокой оценки: «Подлинной
героиней спектакля («Порги и Бесс») явилась Нина Семененко (ее девичья фамилия. — А.
М.) в роли Бесс. Отличные вокальные данные — яркое, интонационно гибкое лирикодраматическое сопрано, которому певица умеет придавать страстную напряженность, и
незаурядное актерское дарование покорили зрителей»273 . Увлечение опереттой пришло
здесь же, в консерватории. На третьем курсе Нину пригласили в Новосибирский театр
музыкальной комедии на роль Розалинды в «Летучей мыши». Одаренная и чрезвычайно
трудолюбивая начинающая солистка быстро вошла в репертуар, играла главные роли в
классических и современных опереттах. Три года Н. Черноусова плодотворно проработала
в Новосибирском театре оперетты.
В 1986 получила приглашение из Театра оперетты Кузбасса. Его директор Е. Л.
Воль и начальник управления культуры В. И. Бедин буквально «украли» Н. Черноусову из
Новосибирска (конечно же, с ее согласия). Кемеровский театр привлек ее внимание
многообразием и нестандартностью репертуара. А душа ее всегда хотела не только петь,
но и играть. Н. Черноусова сама признает, что она больше актриса, чем певица.
Ее сразу ввели в спектакль «Арена». Затем она сыграла одну за другой роли:
Саффи в «Цыганском бароне», Ларису в «Белой акации», Ганну Гла-' вари в «Веселой
вдове», Сильву в одноименной оперетте И. Кальмана, Но у нее появились роли и другого
плана: Катрин в «Герцогине Лефевр», написанной А. Кремером для советской
примадонны Татьяны Шмыги. В этой постановке Н. Черноусова смогла то, к чему всегда
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
стремилась, — не только петь, но и раскрыть свои драматические способности.
Настоящим подарком судьбы Н. Черноусова считает роль Сэлли Боулс в спектакле
«Кабаре»., Мюзикл требовал иного способа существования на сцене, иного градуса в
чувствах, эмоциях, переживаниях. Нужно было сыграть личность, через которую
проходит эпоха. В этом спектакле было большое поле для самовыражения, и Н.
Черноусова, как и все актеры, работала много и с полной самоотдачей. Она показала себя
актрисой современного масштабного драматургического мышления. Удачным оказалось и
ее исполнение роли Эсмеральды в «Короле уродов». Этот синтетический в жанровом
отношении спектакль располагал яркой, необычной по интонационному строю музыкой,
требовал нетрадиционного вокала и сценической пластики: актрисе приходилось
выполнять различные и порой небезопасные трюки. По оценкам прессы, роль Эсмеральды
стала этапной в творческой биографии Н. Черноусовой. Много запоминающихся образов
создала актриса. В ее многоплановый репертуар вошли: Эдит Флавон («Король вальса»),
Анжель («Граф Люксембург»), Одетта («Баядера») и многие другие. Работы Н.
Черноусовой всегда активно освещались прессой, в которой неизменно говорилось о ее
высокой вокальной культуре, глубине и искренности переживания.
Н.Черноусова всегда с благодарностью говорит о работе с партнерами: народным
артистом России П. Карповым, заслуженным артистом В. Хованским, В. Николаевым, В.
Титенко. Она по-настоящему ценит хороший актерский ансамбль кемеровского театра.
Она считает, что жизнь щедра к ней на встречи с интересными режиссерами,
художниками, мастерами сцены, не терпящими дилетантства, невежества, небрежного
отношения к сценической культуре. В последние годы особое удовлетворение принесла ей
работа с В.Дубровицким в «Летучей мыши», где Н. Черноусова великолепно исполнила
одну из самых сложных вокальных партий. Артистка обладает завидным интересом к
жизни, к людям, к новым незабываемым встречам с большими художниками. В театре ей
хочется иметь постоянного режиссера, который бы определял направление работы
коллектива, вел труппу, растил молодежь. Она считает, что жить без мечты нельзя. Она
мечтает сыграть Джулию Ламберт из пьесы «Театр», Фраскиту. Разными были роли,
воплощенные ею на сцене. Но неизменным остается одно — она в них всегда оставалась
узнаваемой и тепло принимаемой зрителями. Без преувеличения можно сказать, что Нина
Черноусова стала одной из самых любимых зрителями актрис.
Петр Иванович КАРПОВ
(р. 1947 г.)
Народный артист России Петр Иванович Карпов — признанный мастер сцены
Музыкального театра Кузбасса. Его талант в полной мере заявил о себе в 80-е годы. Игра
Петра Карпова отличается сдержанностью и благородством, искренностью и простотой. У
него красивого тембра голос. Арии, романсы и куплеты в его исполнении ярки,
колоритны, удивительно свободны. «Печальные берут за душу, веселым нельзя не
улыбнуться. Его голос завораживает, оставляет светлое чувство, — так тепло, с большой
душой актер рассказывает о своих героях»274.
В биографии Петра Карпова поражает естественность устремленности, с которой
он шел к вершинам мастерства. В его жизни, как и у всякого человека, было немало
трудностей. Но над всем пережитым отчетливо прослеживается органичный «вектор»,
который обобщает весь творческий путь артиста. Петр Иванович Карпов — удивительно
цельный и гармоничный человек, незаурядная и богатая натура. Необычайная
музыкальная и вокальная одаренность проявилась у него в раннем детстве. Если бы он
рос, например, в семье музыкантов, если бы им в детстве занимались серьезные
специалисты, они наверняка сочли бы его так называемым вундеркиндом. Мальчик, с
«гордым» для него прозвищем «артист», свободно «владел» репертуарами кумиров сцены
тех лет — Муслима Магомаева, Жана Татляна и других. Конечно, все школьные годы он
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
пел в самодеятельности. После школы Петр Карпов, выросший в рабочей семье, поступает
в профтехучилище, затем работает на заводе слесарем, где, конечно же, организует
вокально-инструментальный ансамбль, в котором сам становится солистом.
В 1966 году Петр поступает на вокальное отделение Волгоградского училища
искусств. Интересно, что призыв в армию отнюдь не прервал его путь в искусство. А
может быть, просто Петра невозможно было остановить? Во время службы Карпов
участвует в армейских смотрах самодеятельности, получает наряды с увольнительными
для работы в хоре театра музыкальной комедии. Это скорректировало выбор профиля
артистической профессии. После армии Петр получил диплом артиста на отделении музыкальной комедии Волгоградского училища искусств. В 1973 году со всей страстью, на
которую способна молодость, жаждущая творить, Петр Карпов приступил к работе в
Оренбургском театре оперетты. «Я, как Адель из «Летучей мыши», — смеется Петр, —
был готов за самое маленькое жалованье играть самые большие роли»275 . Здесь, в
Оренбурге, в ролях простаков пришел к нему первый настоящий успех. Но не столько
успеха, сколько большей востребованности жаждало его многогранное дарование.
Наверно, поэтому, получив в 1977 году приглашение в Геатр оперетты Кузбасса, он сразу
на него согласился. «Я даже не знал, — признался как-то П. Карпов, — где этот театр
находится. У меня Донбасс и Кузбасс ассоциировались друг с другом, я думал, что это
где-то рядом. Встретили меня хорошо. Я попал в удивительно доброжелательную
атмосферу. Главным режиссером работал тогда А.Я. Казинер. В театре в то время не было
героя, и мне предложили попробоваться в этом амплуа. Я согласился, и был введен в
спектакль «Вторая свадьба» Б. Александрова. Получилось неплохо. А затем в течение
двух месяцев я был введен в 14 спектаклей. Работу пришлось проделать адскую, через
каждые четыре-пять дней премьера»276 . Однако, похоже, что именно к такой работе и
стремился артист. В эти напряженные по сценическому графику годы он успевает активно
готовиться к музыкальным фестивалям. Для его профессионального становления важную
роль сыграло успешное выступление на смотре молодых талантов оперетты и
музыкальной комедии Российской Федерации в 1977 году в Москве277 . Затем — на
фестивалях «Молодые голоса России» (Москва, 1979) и «Молодые артисты оперетты
СССР» (Минск, 1982).
Кемеровскому театру П. Карпов обязан встречей со своим главным учителем и
наставником — В. А. Дегтевым. Кузбасский театр дал ему радость сотворчества с людьми
по-настоящему талантливыми, такими как: народный артист РСФСР А. Бобров,
заслуженные артисты РСФСР Л. Фролова, Г. Епифанова, Вл. Титенко, А. Зибольд, Р.
Озерова и многие другие. Самое главное было в том, что старшие товарищи научили
играть в ансамбле. Каждый помогал другому. Такова была прекрасная традиция Кемеровского, но далеко не каждого театра.
В оперетте, пожалуй, как ни в каком другом сценическом жанре, сильно понятие
амплуа. По своим природным вокальным данным, по фактуре Карпов — «герой». Но в то
же время чувство юмора, мягкое обаяние, редкая эмоциональная заразительность дают
ему право на роли простаков. Есть и такое понятие — «герой-простак». Наверное, это
амплуа ближе всего творческой природе артиста. За 20 лет Петром Карповым сыграно
свыше 100 самых разных ролей. Среди них: Шандор в «Цыганском бароне», Эдвин в
«Сильве», Тасилло в «Марице», Раджами в «Баядере», Азейнштейн в «Летучей мыши»,
Рене в «Графе Люксембург», Костя в «Белой акации», Феба в «Короле уродов» и
множество других героев зарубежной и советской классической оперетты, благородных,
гордых, страдающих и мужественных. Как признание мастерства и большого труда в 1983
году П. И. Карпову было присвоено звание заслуженного артиста РСФСР.
С Петром Карповым, актером умным, мыслящим неординарно, с удовольствием
сотрудничают режиссеры. «Честно говоря, не будь встречи с Карповым, наверное, не
было бы в моей творческой биографии постановки спектакля «Василий Теркин», —
вспоминает режиссер И. Ляхов. — ...Как работал артист над спектаклем! Он не
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
расставался с томиком Твардовского, подолгу беседовал с фронтовиками. Заканчивалась
репетиция, коллеги расходились по домам, а Карпов, оставшись на сцене, проходил
какую-нибудь из сцен еще и еще. Для режиссера нет большего счастья, чем такая увлеченность артиста материалом. Сколько спорили мы с Карповым, вчитываясь в строки
удивительной поэмы, сколько радости доставляли нам репетиции!»278.
Об
успехе этого спектакля мы уже рассказывали на страницах нашей книги
(глава 4, раздел «Размышляя о человеке и современном мире»). Добавим лишь, что эта
роль раскрыла возможности дарования П. Карпова к воплощению «национального
характера». Не случайно он всегда любил играть в спектаклях добротной отечественной
драматургии. Поэтому удался П. Карпову и Присыпкин из «Клопа», и Левша из
«Тульского секрета», «с которым он не расстается уже много лет. И пусть нет сегодня в
репертуаре театра такого спектакля, в концертах рн в исполнении Петра Карпова часто
предстает перед зрителями все таким же веселым и неунывающим, бесконечно любящим
свою землю, свое дело, свою Машку...»279
В жизни П. Карпова большое место занимает концертная деятельность. Артист
выступает на предприятиях, в воинских частях, в школах, на селе. Поэтому совершенно
заслуженно за широкую шефскую деятельность в воинских частях Советской Армии П. И.
Карпов стал полным кавалером нагрудного знака «За отличие в службе» Первой и Второй
степени (1980 и 1981). Сегодня член художественной коллегии Музыкального театра
Кузбасса, народный артист России (1995 г.) П. И. Карпов вместе с руководством решает
вопросы переформирования творческого состава, перехода на контрактную систему и
связанные с этим проблемы обеспечения актеров зарплатой и квартирами, реконструкции
театрального здания. Какие бы ни вставали трудности, Петр Иванович уверен, что в
коллективе есть силы, чтобы их преодолеть и встать на путь творческого развития и
обновления.
Проходят годы, но не скудеет талант и стремление артиста проживать сценическую
жизнь своих персонажей. Это показал 14 мая 1997 года бенефис П. Карпова, посвященный
его 50-летию. Недавно на сцену Музыкального театра Кузбасса уверенно вышла его дочь
Анжела Штыпс, ставшая профессиональной актрисой, подрастает внучка. Как знать,
может быть, Петру Ивановичу суждено стать родоначальником большой и хорошей
актерской династии.
ПОСЛЕСЛОВИЕ
История любого театра, вне всякого сомнения, — это история его этапных
спектаклей, история актерских судеб. Ведь от того, как актеры состоялись в данном
театре, как раскрылись и востребовались их сценические возможности, зависит
творческая дееспособность театра. В последние годы в Театре оперетты Кузбасса
слишком часто менялись творческие лидеры. Поэтому можно сказать, что именно в
актерской среде и во многом благодаря ей сохранилось то, что называется традициями.
Носители этих традиций, — это, прежде всего, ведущие актеры театра, о которых
рассказывалось в шестой главе.
Богатая и разнообразная 55-летняя практика Музыкального театра Кузбасса
убеждает нас во мнении, что самых больших, принципиальных творческих удач коллектив
добивался именно тогда, когда отступал от канонов. Он неизменно одерживал победы,
если — даже имея перед глазами «эталонные» образцы — решал свою конкретную
идейно-художественную задачу так, словно решал ее первым из всех; если умел сделать
любого артиста труппы активным и необходимым участником творческого процесса.
Неизведанный путь — самый трудный путь. Но только таким путем и должно идти
искусство, если оно хочет быть искусством, а не ремеслом.
Оперетта, и кузбасская в этом не исключение, как ни один другой жанр, постоянно
находилась под огнем критики — зачастую справедливой, особенно когда дело касалось
художественного качества, а порой и несправедливой, продиктованной требованием
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
большой «глубины идейного содержания» и привязанности к очередному лозунгу.
Поэтому ей пришлось пережить немало. Ее критиковали, а она вспоминала о своей
родословной и переселялась на оперные сцены. Ее объявляли «пособницей буржуазии», а
она бойко развлекала публику, ярко враждебную буржуазии. Ее упрекали в
легкомысленности на фоне грандиозных задач социализма, а она просто не чуралась
житейских ситуаций и не забывала о любви тогда, когда все личное должно было пасовать
перед общественным.
Подводя итог сказанному, подчеркнем характерную деталь. Стремление к
современным решениям всегда составляло одну из отличительных особенностей
Музыкального театра Кузбасса. Конечно, понятие «современный» постоянно менялось; к
тому же не всегда, как известно, это понятие связывалось лишь с тематикой произведения
и датой его написания. Гораздо более современной, чем иные нынешние пьесы, может
выглядеть классика. Вместе с тем, разумеется, те решения, приемы, стилистика, которые
были новым словом во времена «Холопки», «Табачного капитана», «На рассвете» и других лучших спектаклей прошлых лет, сегодня таковыми уже не являются. Вряд ли можно
думать о полном перенесении их в нынешние работы.
Однако опыт и традиции прошлых лет очень ценны для нынешней работы
коллектива Музыкального театра. Ценны, прежде всего, неизменным стремлением всегда
соответствовать духу и содержанию времени, какие бы финансовые и организационные
трудности ни существовали, всегда говорить со зрителем о наиболее важных вопросах
дня, будить в нем лучшие чувства, вооружать оптимизмом, душевной бодростью,
энергией, формировать высокие художественные вкусы зрителей. Это всегда было самым
трудным в искусстве — выразить современное содержание современными средствами.
Груз устоявшихся привычек, обветшалых традиций дольше всего держался (в известной
степени держится) в таком жанре театрального искусства, как оперетта. Поэтому театрам
музыкальной комедии всегда было труднее других.
Вся история театра показывает, что он прежде всего опирался на современную
пьесу, не жалел сил для утверждения произведений современных авторов. Многие
принципиальные победы Музыкального театра Кузбасса были связаны с современным
репертуаром; не одно поколение отличных актеров поднялось к высотам мастерства
благодаря именно такому репертуару. Театр всегда с пристальным вниманием следил за
тем, над чем работают отечественные композиторы в области жанра.
Сегодня в составе труппы есть по-настоящему одаренные, истинно творческие
люди: народный артист России П. Карпов, заслуженные артисты России Н. Черноусова, В.
Райх, В. Титенко, Н. Ярова, артисты Е. Белов и О.Белова, дирижеры Е. Вакс, заслуженный
работник культуры РСФСР В.Хвилько. Их опыт всегда открыт для нового поколения. А
их собственная работа, вместе с тем, плодотворно впитывает все то, что приносит с собой
в коллектив энергичная молодежь. Музыкальный театр Кузбасса имени А.К. Боброва
сегодня идет тем трудным, но плодотворным путем, который с первых дней его
существования был определен основавшими его замечательными энтузиастами и
продолжен несколькими поколениями, — путем углубленного творческого поиска.
В настоящее время театральные критики внимательно следят за развитием нашего
театра. Совсем недавно, когда уже была написана эта книга, вышла статья И. Ляхова «И
восхищение, и... зависть», в которой автор констатирует: «...решение вопроса о
преобразовании Театра оперетты в Музыкальный театр Кузбасса ограничилось лишь
документальным переименованием. Бывшие руководители области материально смену
вывески ничем не подкрепили», в решении насущных проблем театра сдвигов пока не
наблюдается, актерам о серьезной большой постановке остается лишь мечтать280.
Критически анализируя положение дел, И. Ляхов стремится пробудить чувство
ответственности за судьбу театра у руководителей области, у общественности Кузбасса, у
всех, кому он дорог.
Обратить внимание на столь уникальное явление в культуре Кузбасса, каким
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
является наш театр, который мы должны непременно сохранить в наше трудное время, —
одна из важнейших задач настоящей книги.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПРИМЕЧАНИЯ
I.
РОЖДЕНИЕ ТЕАТРА
1.
Советская Сибирь. — 1921. — 21 сент.
2.
Красное знамя. — 1926. — 2 апр. — см.: Марченко Ю. Г. Очерки истории
культурного развития рабочих Сибири. — Новосибирск: Наука, Сибирское отделение,
1977. — С. 154.
3.
Чечетин Л. От Живой газеты до театра-студии. — М.: Молодая гвардия,
1989. — С. 24.
4.
Вихирев Н. Борьба за культуру. — Новосибирск, 1930. — С. 51.
5.
Геращенко В. П. Сибгосопера — первый музыкальный театр Советской
Сибири // Художественная культура и интеллигенция Сибири (1917—1945 гг.). —
Новосибирск: Наука, 1984. — С. 99.
6.
Советская Сибирь. — 1922. — 14 нояб.
7.
Томский зритель. — 1927. — № 2. — С. 11.
8.
Туев В. В. История клубов Кузбасса. — Кемерово: Кузбассвузиздат, 1996.
— С.41—42.
9.
К сожалению, в архивных документах часто отсутствуют инициалы.
10.
Отдых ударников во Дворцах культуры // Кузбасс. — 1934. — 20 дек.
11.
Кузбасс. — 1934. — Нояб.
12.
Князев П. Личный архив.
13.
Анализируя характерные особенности сценического стиля, свойственные
многим периферийным театрам, А. Владимирская пишет: «Труппа резко делилась на
поющих и характерных актёров; первые воплощали однотипные «голубые» роли, вторые
выполняли несколько более разнообразные актёрские задачи, но почти всегда с уклоном в
буффонаду. Связующим звеном служил танцевальный план. В изображении
отрицательных персонажей и носителей социального зла главная роль отводилась гриму и
внешнему облику. Наклеенные носы, «фигурные» лысины, смешные парики и нелепые
костюмы служили основной сценической краской. Соответственно подавался текст: в лоб,
с форсированием «хохм». Всё это оправдывалось в тех случаях, когда на сцене был
настоящий, ярко талантливый буффонный актёр, обладающий дарсм вызывать смех
любой интонацией, лёгким движением, а то и просто взглядом. Таких актёров было
немного... Буффонные приёмы оставались мёртвыми и плоскими, когда на них нажимали
актёры другого склада». См.: Владимирская А. Ленинградский государственный театр
музыкальной комедии. — Л.: Музыка, 1972. — С. 20.
14.
Павлович А. Первые итоги театрального сезона // Кузбасс. — 1931 (32).
15.
Туркелътауб И. Советизация оперетты // Жизнь искусства. — 1925. — № 40.
16.
Музыкальная культура Сибири. Т. 3. Кн. 1. — Новосибирск, 1997. — С. 156.
17.
Этому периоду Московского театра оперетты посвящены фрагменты книги М.
Янковского. См.: Янковский М. Советский театр оперетты. — Л. — М.: Искусство, 1962. — С. 295.
18.
Музыкальная энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия, 1982. — С.
475 — 476.
19.
Корев С. «Табачный капитан». Новая постановка Московского театра оперетты / /
Московский большевик. — 1944. — 18 февр.
20.
Культурно-просветительная работа на Кузнецком заводе / / Труд. — 1943. — 13. авг.
(Цит. по кн.: В. Туев. История клубов Кузбасса. — Кемерово: Кузбассвузиздат. — С. 215).
21.
Ильяшус Н. Оперетта металлургов // Большевистская сталь. — 1943. — № 123. —
13 июня.
22.
«Поцелуй Чаниты» // Металлург (Новокузнецк). — 1965. — 22 мая (Лев- ский Е.
«Работали много, напряженно», Абраменко Ю. «Даешь премьеру!», Есин М. «С победой, цех
культуры!», Троневич В. «Говорит Рамон», Шестопалов В. «Оркестр готовился активно», Антипин
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А. «Удивлены и обрадованы!», Апанина Е. «Ладоней не жалели»); Лисицын А. Родился театр
оперетты // Кузбасс. — 1965. — 8 июня; Угрюмов Э. Судьба коллектива // Металлург. — 1967. —
21 дек.
23.
Мохонько А. П. Кузбасс музыкальный. — Кемерово: Кузбассвузиздат,
1996. — С. 24.
24.
ГАКО (Государственный архив Кемеровской области). Ф. 1131, On. 1. Д. 1. Л. 1.
25.
Воскресенский. Радиорецензия по Новосибирскому радио 23 сентября 1944 г.
26.
ГАКО. Ф. 1131. On. 1. Д. 1. Л.1.
27.
Кузбасс. — 1945. — 16 марта.
28.
Янковский М. Советский театр оперетты. — Л.—М., 1962.
29.
Отметим, что состав труппы сезона 1946/47 года пополнили новые актеры и
творческие работники: Г. А. Аиров, А. Д. Домантович, Е. Д. Сибирская, Э. И. Барский, Л. 3.
Рубанова, А. М. Крамовской, Г. А. Быков, В. М. Сардарьян, О. П. Жукова, 3. Д. Трегубова, Р. Н.
Шнейдер, Д. И. Зотина, Л. П. Шатунова, А. Леончик, Н. Ф. Максимов, В. А. Веприков; балет: Т. М.
Ерёмина, О. П. Жукова; заведующий постановочной частью П. Ф. Заречнев (будущий преподаватель, а затем и директор Кемеровского музыкального училища), машинист сцены Ф. Вовк,
костюмер М. С. Богословская, декорации — И. Г. Ананьин, свет — Ф. А. Лошкарёв, реквизит — А.
Г. Сизинцева.
30.
Заречнев П. Ф. Личный архив.
31.
Музыкальная энциклопедия. Т. 1. — М., 1973.
32.
Такое жанровое определение дает М. Янковский одноименному сочинению
Витлина (Янковский М. Советский театр оперетты. — Л. — М., 1962. — 300). Его в полной мере
можно отнести и к спектаклю Н. Богословского.
33.
Так, например, за один 1945 год в театре сменилось 5 директоров (Волков, Марусев,
Рябинин, Зданович, Шкундин).
34.
Газета «Кузбасс» приводит другие цифры: актёрский состав — 20 чел., хор — 20
чел., балет — 23 чел., оркестр — 25 чел. Однако общая цифра коллектива театра — 150 чел. —
совпадает. См.: Открытие областного театра музыкальной комедии / / Кузбасс. — 1945. — 16 июня.
35.
В объяснительной записке к годовому отчёту за 1945 год (она хранится в личном
архиве П. Князева) говорилось: «Организованный на базе Новосибирской музкомедии театр при
переезде в Прокопьевск потерял из своего состава ряд совместителей-артистов оркестра,
оставшихся в Новосибирске. Творческий состав был... невысокой квалификации». Кроме того, в
записке указывалось на сложность отношений внутри коллектива, во многом вызванную
объективными обстоятельствами, мешающую плодотворной работе театра.
36.
Так, например, в 1946 году он располагал суммой в 1044336 рублей.
37.
ГАКО. Ф. П-75. Оп. 2, Д. 161, Л. 67-73.
38.
Этим же духом проникнуто постановление бюро Кемеровского обкома ВКП (б) от
24 сентября 1946 года. Его постановляющая часть: «В целях глубокого изучения программных
документов партии по вопросам идеологической работы, каким является постановление ЦК ВКП
(б) «О журналах*«Звезда» и «Ленинград», «О репертуаре драматических театров и мерах по его
улучшению», «О кинофильме «Большая жизнь», провести совещание 30 сентября по вопросу «О
состоянии и задачах идеологической работы в области».
39.
Открытие областного театра музыкальной комедии / / Кузбасс. — 1945. — 16 июня.
40.
Токаревич С. На верном пути // Кузбасс. — 1945. — 11 авг.
41.
Токаревич С. На верном пути // Кузбасс. — 1945. — 11 авг.
42.
Освобожден от занимаемой должности с 16.09.47, в дальнейшем работал в качестве
дирижера.
43.
Музыка Ю. Милютина (либретто В. Типота). Постановка режиссёра П. Дюмона и
дирижёра Я. Седлецкого. Художник — В. Гуревич-Вагур, балетмейстер — А. Крамовский.
44.
Отметим, однако, что на один из спектаклей — «Таежный соловей» — была
опубликована положительная рецензия. В ней говорилось также о достоинствах и недостатках
новой труппы. См.: Кузбасс. — 1948. — № 43. — 29 февр.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
45.
46.
47.
48.
49.
128.
50.
51.
52.
53.
54.
55.
356—358.
56.
Янковский М. Советский театр оперетты. — М.—Л., 1962. — С.348.
Князев П. Личный архив.
Маринин П. Оперетта в Кузбассе / / Кузбасс. — 1948. — 19 дек.
Здесь и далее указание сезона премьеры или возобновления.
Максименков А. Сумбур вместо музыки. — М.: Юридическая книга, 1997. — С.
Ударник Кузбасса. — 1949. — № 117. — 12 июня.
Кузбасс. — 1949. — № 214. — 30 окт.
См. Янковский М. Советский театр оперетты. — М.—Л., 1962. — С. 354.
Князев П. Личный архив.
Романов М. «Трембита» // Кузбасс. — 1951. — 11 янв.
См. подробнее: Янковский М. Советский театр оперетты. — М.—Л., 1962. С.
Пушкарев Г., Романов М. Два спектакля // Кузбасс. — 1951. — 19 мая.
В ПОИСКАХ СОВРЕМЕННОГО ЗВУЧАНИЯ
57.
Адрианов А. Театр музыкальной комедии в новом сезоне // Кузбасс. — 1951. —
Нояб.
58.
ГАКО. Ф. П-75. Оп. 7, Д. 47. Л 32-38.
59.
Новый вариант оперетты «Год спустя» — музыка Б. Александрова и М. Матвеева,
либретто В. Типота.
60.
Шалыгин Г., Храмов А. «Рядом с тобой» // Кузбасс. — 1952. — 10 янв.; Листов
М. «Рядом с тобой» // Комсомолец Кузбасса. — 1952. — 4 янв.
61.
Хамармер Я. О театре музыкальной комедии / / Кузбасс. — 1953. — 19 апр.
62.
В дальнейшем артист работал в Хабаровском краевом театре музыкальной комедии.
63.
Хамармер Я. О театре музыкальной комедии // Кузбасс. — 1953. — 19 апр.
64.
ГАКО. Ф. П-75. Оп. 7. Д. 291. Л 35.
65.
Блехман А. «Фиалка Монмартра» // Кузбасс. — 1954. — 10 дек.
66.
Смагин В. «Марица» // Кузбасс. — 1955. — 24 марта.
67.
Блехман А., Аивянт Э. «Сильва» // Кузбасс. — 1956. — 12 февр.
68.
Зарецкий Р. «Роз-Мари» // Кузбасс. — 1956. — 23 дек.
69.
Артистический состав с прошлого сезона практически не изменился, в труппу был
приглашён лишь В. Е. Клопотов.
70.
Знамя коммунизма. — 1958. — № 116. — 13 июня.
71.
Кузбасс. — 1960. — № 291. — 8 дек.
72.
Хазанов А. «Последний чардаш» И. Кальмана в постановке Театра музыкальной
комедии Кузбасса / / Кузнецкий рабочий. — 1960. — 3 июня.
73.
Мессман Вл. Пути кузбасской оперетты / / Кузбасс. — 1960. — 10 авг.
74.
Князев П. Личный архив.
75.
Дмитриев С. Жизнерадостное искусство / / Алтайская правда. — 1955. — 17
июля.
76.
Цейтлин В. Совершенствовать своё мастерство // Красное знамя. — 1955. — 11
сент.
77.
Маковкин Л. Больше спектаклей хороших и разных // Кузбасс. — 1956. — № 82.
— 7 апр.
78.
Кузбасс. — 1956. — № 86. — 12 апр.; Шахтёрская правда. — 1956. — № 115. — 9
июня.
79.
Сотников Т. «Вас ждут друзья» // Молот. — 1955. — 4 дек.
80.
Шахтёрская правда. — 1956. — № 121. — 17 июня.
81.
«Наш вторник» // Кузбасс. — 1957. — 7 марта.
82.
Ливянтп Э., Блехман А., Зарецкий Р. О мастерстве и вкусе // Кузбасс. — 1957.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
— 28 марта.
83.
Криворучко С. «Поцелуй Чаниты» // Кузнецкий рабочий. — 1957. — Июнь.
84.
Северъянова В. «Марги» // Кузбасс. — 1957. — 27 дек.; Белопольская С. «Марги»
// Красное знамя. — 1958. — 20 авг.
85.
Северъянова В. «Марги» // Кузбасс. — 1957. — 27 дек.
86.
Сайтов С. Первые впечатления / / Советская Башкирия. — 1961. — Август.; Гости
из Кузбасса открыли свои гастроли // Советская Башкирия. — 1961. — 2 июля.
87.
Шатская Т. Хочется приблизить мечту // Кузбасс. — 1961. — 25 янв.
88.
Титов Ю., Дергачёв А. Весело о нешуточном // Комсомолец Кузбасса. — 1961.
— 8 янв.
89.
Кузбасс. — 1958. — 6 мая.
90. Об этих спектаклях, а также постановках «Весна поет» и «Цирк зажигает огни» см.
подробнее: Янковский М. Советский театр оперетты. — М.—Л., 1962. - с. 443—444.
91.
Янковский М. Советский театр оперетты. — М.—Л.: Искусство, 1962. — С. 443.
92.
Пономарев Н. Творчески крепнущее мастерство / / Кузнецкий рабочий. — 1959.
— 28 июня.
93.
Дебют П. Баженова // Кузбасс. — 1959. — 19 февр.
94.
Хубларов Р. Талант молодых // Советская Киргизия. — 1960. — Август.
95.
Юров Г. Заслуженный артист уходит на пенсию // Кузбасс. — 1961 — 17 мая.
96.
Шатская Т. Спектакль молодых / / Кузбасс. — 1961. — 19 дек.
97.
Достаточно вспомнить, насколько полезным оказалось сотрудничество с художником Белоголовым из Новосибирска при постанове спектакля «Девичий переполох», о
котором говорилось в этой книге.
98.
Хазанов Л. Путём неизведанным // Кузбасс. — 1962. — 23 марта.
99.
Татьяна Шмыга получила звание народной артистки СССР в 1978 году, Юрий
Богданов — народного артиста РСФСР — в 1979.
100. Малиновская А. Подари людям радость. — Хабаровск, 1976. — С. 76—82.
101. Там же, с. 82.
102. Костров Д. Весенний подарок / / Советская культура. — 1962. — 29 мая.
103. Владимирова В. «Вива Куба» // Кузбасс. — 1965. — 2 марта; Богомолов Ю. Путь
избран верный // Кузбасс. — 1965. — 20 марта.
104. Титов Ю. Современники шагнули на сцену // Комсомолец Кузбасса. — 1964. — 1
апр.
105. Суворова Э. Песнь о Кузбассе / / Кузбасс. — 1964. — 27 марта.
106. Новым самобытным сочинением заинтересовались в столице. Несколько картин из
первой оперетты, рождённой в Кузбассе, взялись подготовить артисты Московской оперетты под
руководством режиссёра А. Закса и дирижёра Д. Браславского. С увлечением работали над ролями
молодые исполнители и получившие признание мастера сцены, такие как народный артист РСФСР
В. Алчевский, заслуженный артист РСФСР А. Горелик.
107. Алексеева Т. Оперетта о Кузбассе / / Кузбасс. — 1963. — 2 июля.
108. Князев П. Личный архив.
109. Кузбасс. — 1963. — № 47. — 24 февр.
110. Блехман А., Юречко В. «Цыганская любовь» // Кузбасс. — 1964. — 12 нояб.
111. Суворова Э. Две премьеры // Кузбасс. — 1964. — № 20. — 24 янв.
112. Суворова Э. «Цветок Миссисипи» на берегах Томи // Кузбасс. — 1964. — 7 июня.
113. На основании решения исполкома Кемеровского областного Совета депутатов
трудящихся от 24 апреля 1964 года № 204 и приказа по областному управлению культуры от 24
апреля 1964 года № 13 «Государственный областной театр музыкальной комедии» был
переименован в «Театр оперетты Кузбасса». — ГАКО. Ф. 1131. Оп. 1. Д. 1. Л. 1.
114. Бобров А. Кабы этот сон да в руку! // Кузбасс. — 1957. — 1 янв.
115. Бобров А. Жизнь и радость моя — театр // Твои проблемы. — 1994. — Март. — С.
3.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
116.
117.
118.
119.
Там же.
Вахлов В. Делу — время, оперетте — час // Новости Кузбасса. — 1992, — 2 апр.
Суворова Э. Добрый доктор Айболит / / Кузбасс. — 1965. — 30 марта.
Алешина А. Невидимые служители муз // Кузбасс. — 1969. — 29 марта.
ТЕАТР ТАМАРЫ ГОГАВА
120. Гогава Т. Жизнерадостный талант / / Кузбасс. — 1969. — 25 дек.
121. Вскоре, в конце марта 1968 года ему было присвоено почетное звание заслуженного
артиста РСФСР.
122. Богомолов Ю. Леди оказалась действительно прекрасной / / Кузбасс. — 1966. —
22 янв.
123. Гуревич Л. Шоу в оперетте // Социалистический Донбасс. — 1969. — Июль.
124. Суворова Э. Сотый спектакль / / Кузбасс. — 1968. — 15 мая.
125. Козловский А. Поиски и находки // Приазовский рабочий (Жданов). — 1969. — 7
сент.; Он же: Победа Элизы Дулитл / / Приазовский рабочий. — 1969. — Сент.
126. Мухин Эм. Обогащение жанра // Звезда (Пермь). — 1966. — 10 авг.
127. См.: Владимирова В. Как наступал рассвет // Кузбасс. — 1966. — 22 марта;
Ливянт Э. На сцене — премьера / / Комсомолец Кузбасса. — 1966. — 25 марта; Сафонов М. «На
рассвете» // Кузбасс. — 1966. — 16 апр.
128. Левашова Г. Браво, кузбассовцы! / / Кузбасс. — 1968. — 17 авг.
129. См.: Козловский А. Поиски и находки // Приазовский рабочий (Жданов). — 1969.
— 7 сент.; Рязанцева А. Темперамент, юмор, музыкальность // Кузнецкий рабочий. — 1967. — 30
июля; Турлянский К. Возвращайся, Мери // Огни рампы (Краматорск). — 1969. — Авг.
130. В Италии оперетта шла под названием «Ринальдо вступает в бой».
131. Суворова Э. Будьте такими, как Жанна! // Кузбасс. — 1967. — 31 дек.
132. Дашичева А. Границы смешного // Советская культура. — 1973. — 31 июля.
133. Кудинова Т. От водевиля до мюзикла. — М.: Советский композитор, 1982. — С.
122.
134. Гогава Т. Перед встречей с Ленинградом / / Кузбасс. — 1968. — 30 июня.
135. См.: Гогава Т. Средствами музыки и драматургии // Вечерняя Уфа. — 1975. — 5
июня.
136. Суворова Э. Я б в актрисы пошла / /~ Кузбасс. — 1969. — 13 мая.
137. См.: Сергеева Э. Звучит музыка Штрауса // Кузнецкий рабочий. — 1970. — 24
июня; Бережков Б. Живая музыка Штрауса // Красное знамя (Томск). —1970. — 4 авг.
138. Дашичева А. Границы смешного // Советская культура. — 1973. — 31 июля.
139. Александров В. Эти старые, старые мелодии // Кузнецкий рабочий. — 1974. — 8
июня.
140. Шатская Т. Преданность театру // Кузбасс. — 1974. — 7 марта.
141. См.: Баландин Ю. Кредо театра // Кузбасс. — 1969. — 30 марта.
142. Гогава Т. Высекать огонь из сердец / / Кузбасс. — 1969. — 2 февр.
143. Данилова Л. «Кето Коте» //Приокская правда. — 1973. — 9 авг.
144. Суворова Э. Пушкин? Да, Пушкин! // Кузбасс. — 1973. — 2 марта.
145. Дашичева А. Границы смешного // Советская культура. — 1973. — 31 июля.
146. Сергеева Э. Яркий самобытный спектакль / / Кузнецкий рабочий. — 1974. — 5
июня.
147. Адлер Н. Заметки после гастролей // Советская музыка. — 1974. — № 3. — С. 48.
148. Суворова Э. Вторая встреча с Малиновкой / / Кузбасс. — 1974. — 28 дек.
149. На сцене оперетта // Известия. — 1973. — 7 июня.
150. Нсупокоева Л. На гастроли — в Москву // Кузбасс. — 1973. — 30 июня.
151. Новиков В. Театр из шахтерского края / / Известия. — 1973. — 3 авг.
152. Баландин Ю. Вас ждут друзья // Кузбасс. — 1973. — 17 окт.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
153.
154.
155.
Адлер Н. Заметки после гастролей / / Советская музыка. — 1974. — № 3. — С. 51.
Паперно М. Дарить людям праздник // Советская индустрия. — 1973. — 28 июля.
Аренский В. О любимом жанре // Кузбасс. — 1986. — 20 февр.
НА НОВОМ ЭТАПЕ
156.
Боровикова Н. Показывает молодежь // Комсомолец Кузбасса. — 1979. — 29
марта.
157. Пеньков С. Из дальних странствий возвратясь / / Кузбасс. — 1981. — 24 окт.
158. Шатская Т. Когда выручает тема // Кузбасс. — 1977. — 28 дек.
159. Там же.
160. Владимирова В. Здравствуй, «Товарищ Любовь»! // Кузбасс. — 1980. — 26 янв.;
Суворова Э. Революция, Любовь, Мечта // Кузбасс. — 1980. — 26 янв.
161. Александрова Л. Спасибо за разбуженную память // Амурская правда. — 1981. —
22 июня.
162. Суворова Э. В счастливой гармонии // Кузбасс. — 1977. — 30 апр.
163. Напомним, что это было уже третье обращение театра к данной пьесе (предыдущие
— в 1952 и 1962 гг.).
164. Суворова Э. Сила русского духа / / Кузбасс. — 1982. — 20 нояб.
165. Сокол О., Малюх Л. В традициях жанра // Комсомолец Кузбасса. — 1983. — 20
янв.
166. Аренский В. За что мы любим «Холопку» // Кузбасс. — 1983. — 11 янв.
167. Зимин В. Традиционное и новое // Вечерний Новосибирск. — 1983. — 9 июня.
168. Суворова Э. Живи, любовь! // Кузбасс. — 1982. — 14 дек.
169. Голованова А. Агабо и его сыновья / / Кузбасс. — 1982. — 28 дек.
170. Коваль А. О чем мечтает Агабо... // Советская Сибирь. — 1983. — 9 июля.
171. Ольховский А. В театре был аншлаг... // Кузбасс. — 1987. — 7 мая.
172. См.: Резников И. Тернии и звезды // Ленинское знамя (Липецк). — 1989. — 23
июля; Гусарова Л. Вырываясь за рамки жанра / / Кузбасс. — 1989. — 16 июля.
173. Пеньков С. И снова Штраус зазвучал // Кузбасс. — 1982. — 16 марта.
174. Суворова Э. Карнавал на площади Пьяцетта // Кузбасс. — 1981. — 14 мая.
175. Майниеце В. Успехи и поражения // Театральная жизнь. — 1982. — № 6. — С. 6-7.
176. Там же.
177. Ляхов И. Премьеры и планы (интервью с директором театра оперетты Е. Л.
Волем) // Кузбасс. — 1988. — 20 нояб.
178. Ляхов И. Кто вы теперь, мистер Икс? // Кузбасс. – 1987. – 24 марта.
179. Владимиров В. Сказка из страны смеха // Кузбасс. — 1976. — 25 нояб.
180. Глаголев Б. Рождение мечты // Кузбасс. — 1979. — И дек.; Суворова Э.
Звонче пой, «Труба золотая»! // Кузбасс. — 1979. — 19 дек.
181. Жук И. «Остров сокровищ» - на сцене Театра оперетты Кузбасса. — 1992. —
28 янв.
182. Владимирова В. Если ты настоящий друг // Кузбасс. — 1981. — 26 марта.
183. Суворова Э. Балерина // Кузбасс. — 1980. — 8 марта.
184. Колотовкин В. Для тех, кто любит балет // Кузбасс. — 1980. — 13 февр.;
Цейтлин В. Мгновения искусства // Кузбасс. — 1980. — 22 февр.
185. Алешина А. Вечно молодой «Голубой Дунай».
186. Сценическая редакция либретто М. Газиева.
187. Райнеш Е. Знойное па в холодном городе // Кузнецкий край. — 1995. — 4
февр.
188. Геращенко В. Размышления под занавес // Кузбасс. — 1995. — 31 мая.
189. Геращенко В. Языком танца о вечном / / Кузнецкий край. — 1997. — 11 янв.
190. Зимин В. Театры в гости к нам // Вечерний Новосибирск. — 1987. — 30 янв.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
191. Е. Воль проработал директором театра оперетты Кузбасса до 1989 года,
художественным руководителем — с апреля по сентябрь 1989.
192. Ляхов И. Вернуть зрителя в театр // Кузбасс. — 1992. — 26 авг.
193. Ляхов И. Ваш ход, оперетта! // Кузбасс. — 1991. — 22 нояб.
194. См.: Ольховская Л. «Театр — социальный лекарь, душу отогревающий»
(интервью с директором театра В. Юдельсоном // Родник сибирский. — 1993. —
Ноябрь.
195. Ольховская Л. Опера? А почему бы нет! // Родник сибирский. — 1993. — 14
марта.
196. Ляхов И. Друзья остаются друзьями / / Кузбасс. — 1994. — 6 марта.
197. Ляхов И. Первая встреча — «Венские встречи» // Кузбасс. — 1990. —
18 нояб.
198. Там же.
199. Ляхов И. Возродить былую славу... // Кузбасс. — 1992. — 16 окт.
200. Владимирская А. Звездные часы оперетты. — М.: Искусство. — 1975. — С.
67.
201. Потапова Ю. «Это — самый дорогой спектакль в нашей истории» (интервью с директором театра В. Юдельсоном) // Явь. — 1993. — 19 марта.
202. Ляхов И. Императрица, оперетта и Кузбасс // Кузбасс. — 1992. — 2 июля.
203. Ляхов И. Старая история на новый лад / / Кузбасс. — 1994. — 1 июня.
204. Ольховская Л. У «Летучей мыши» высокий взлет» / / Родник сибирский. —
1996. — 29 авг.
205. Ольховская Л. На балу у князя Орловского // Наша газета. — 1996. — 20
авг.
206. Там же.
207. Мохонько А. П. Кузбасс музыкальный. — Кемерово: Кузбассвузиздат, 1996.
— С. 9—46.
208. В 1998/99 учебном году в КГИИК на кафедре режиссуры и актерского
мастерства был сделан набор на отделение актеров музыкального театра. А на
музыкально-педагогическом факультете готовился первый выпуск артистов
оркестра.
209. Райнеш Е. «Евгений Онегин» не прощается // Кузнецкий край. — 1997. —
24 мая.
210. Мохонъко Л. П. Антреприза в Кемерово // Музыкальная жизнь. — 1998. —
№7. — С. 14—16.
211. Отметим, что кемеровский театр — не первооткрыватель в подобных преобразованиях. Еще в начале 1980-х годов Омская музкомедия первой заявила о необходимости серьезного пересмотра сложившейся в стране практики оплаты труда
работников узкоспециализированных театров. Согласно существовавшему тогда
положению театры оперетты относились к категории «второсортных» — по
штатному расписанию, по финансированию постановок, по зарплатам и даже по
выделению званий на коллектив. Омичи пожелали стать музыкальным театром, где
на равных с «легким жанром» ставились бы оперы и балеты. Омск победил, и его
примеру последовали многие другие театры оперетты.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
212. Мы приводим фрагмент интервью с директором Музыкального театра Кузбасса В. Юдельсоном от 10 января 1999 г.
ВОЛНЕНИЯ И РАДОСТИ ГАСТРОЛЕЙ
213
Надо отметить, что выезды со спектаклями по области первое время
были кратковременными и нерегулярными. В 50-е годы регулярность налаживается.
214
Краев И. Жизнерадостное искусство // Знамя коммунизма. — 1957. — Июль.
215
Лихобабии Н. Новая постановка / / Знамя коммунизма. — 1957. — Июль.
216
Степанов Г. «Белая акация» // Лениногорск. — 1957. — 15 июля.
217
Владимиров И. Звучание современности/ / Комсомолец Кузбасса. — 1960.
— 16 авг.; он же. Звучание современности // Алма-атинская правда. — 1960. — 31 июля.
218
Алтайская правда. — № 187. — 1955. — 9 авг.
219
Смагин В. Наш театр // Молодой ленинец. — 1958. — 17 авг.
220
Орлова Э., Корчинский Е. «Весна поет» // Красное знамя. — 1958. — 3 сент.
221
Алтайская правда. — 1958. — № 158. — 6 июля.
222
Майоров Ю. До новых встреч // Алтайская правда. — 1960. — 29 июня.
223
Штивельман С. К новым творческим достижениям // Кузбасс. — 17 дек.
224
Стрижов С. ...Когда проданы все билеты // Кузбасс. — 1957. — 30 нояб.
225
Кузбасс. — 1957. — 17 дек.
226
Березкин Г. Огни дружбы // Социалистик Татарстан. — 1961. — 11 авг.;
Гинцбург М. «Цирк нажигает огни» // Социалистик Татарстан. — 1961. — Авг.; Авдеев А.
Весело, остроумно, содержательно // Социалистик Татарстан. — 1961. — Авг.
227
Голъдина А. Новая жизнь старой оперетты // Горьковская правда. — 1963.
— 5 сент.
228
Нуждов В. Кемеровский театр в Пензе // Городская газета. — 1963. —
Июль.
229
Широков В. Страницы кальмановских оперетт // Знамя (Калуга). — 1964. 19 июля.
230
Пасс Н. «Принцесса цирка» // Тула. — 1964. — Июль.
231
Гогава Т. Перед встречей с Ленинградом // Кузбасс. — 1968. — 30 июня.
232
Александров В. Праздничный настрой; Мерейно Г. Хочется сказать: «До
новых встреч» // Кузбасс. — 1968. — 17 авг.
233
Лисовой Р. Весело, своеобразно... // Социалистический Донбасс (Донецк). —
1969. — 28 июля.
234
Суворова Э. Ленинградские встречи // Кузбасс. — 1968. — 11 авг.
235
Гогава Т. Высекать огонь из сердец / / Кузбасс. — 1969. — 2 февр.
236
Обзору репертуара гастролей посвящена публикация: Думание Е., Гогава Т.
«Багаж» театра оперетты // Советская Башкирия. — 1975. — 1 июня; Гогава Т.
Средствами музыки и драматургии // Вечерняя Уфа. — 5 июня; Думание Е., Гогава Т.
Жизнерадостный мир оперетты // Челябинский рабочий. — 1975. — 1 июля; Думание Е.,
Гогава Т. Театр оперетты Кузбасса // Челябинская неделя (приложение к газете «Вечерний
Челябинск»). — 1975. — /—13 июля.
237
Ефимова Е. На сцене — мюзикл // Вечерняя Уфа. — 1975. — 5 июня.
238
Токарева Ю. Успех оперетты // Советская Россия. — 1975. — 6 авг.
239
Фомин В. Веселое искусство оперетты // Советская Башкирия. — 1975. —
25 июня.
240
Богданов А. В оперетте — пушкинские герои // Вечерняя Уфа. — 1975. — 7
июня.
241
Токарева Ю. Успех оперетты // Советская Россия. — 1975. — 6 авг.
242
Ефимова Т. Двухсотый, юбилейный // Челябинский рабочий. — 1975. — 18
июля.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
243
Лебедев С. Верность памяти / / Калинградская правда. — 1978. — 18 июня.
244
Токарева Ю. Успех оперетты // Советская Россия. — 1975. — 6 авг.;
Токарева Ю. Аплодисменты Уфы. — 1975. — 17 июля.
245
Жевахова Н. Пусть не будет разных «но» / / Молодой коммунар (Воронеж).
— 1977. — 27 авг.
246
Гончаров В. Гастроли были успешными // Кузбасс. — 1978. — 9 авг.
247
Лебедев С. Большой успех // Кузбасс. — 1978. — 9 авг.
248
Пеньков С. Из дальних странствий возвратясь / / Кузбасс. —- 1981. — 24
окт.
249
Филоненко А. Знакомство состоялось / / Амурская правда. — 1981. — 3
июня.
250
Александрова Л. Спасибо, кузбассовцы! // Кузбасс. — 1981. — 22 июля.
251
Александрова Л. Спасибо за радость встречи // Амурская правда. — 1981. —
Июнь.
252
Каменецкая В. Эта многоликая оперетта / / Советский Сахалин. — 1981. —
25 июля.
253
Сендерова И. Если без скидок // Вечерний Свердловск. — 1984. — 24 июня.
254
Там же.
255
Там же.
256
Шаталова И. «Прочь тоску, прочь печаль...» // Советская Хакасия. — 1991.
— 27 июня.
НАШИ ЗАСЛУЖЕННЫЕ
257
Григоренко Г. Признанный мастер / / Кузбасс. — 1969. — 28 марта.
258
Ляхов И. Дирижер // Комсомолец Кузбасса. — 1974. — 26 янв.
259
Швидко Л. Главный дирижер // Комсомолец Кузбасса. — 1965. — 29 мая.
260
Баландин /О. Главный дирижер // Кузбасс. — 1974. — 27 янв.
261
Мохонъко А. От сюжета к воплощению // Шахтерская правда (Прокопьевск). —
1971. — 14 сент.
262
Факторович Н. Взгляд из-за кулис // Твои проблемы. — 1994. — Март.
263
Ляхов И. Дирижер / / Комсомолец Кузбасса. — 1974. — 26 янв.
264
Баландин Ю. Главный дирижер // Кузбасс. — 1974. — 27 янв.
265
Факторович Н. Взгляд из-за кулис // Твои проблемы. — 1994. — Март.
266
Ляхов И. Весёлый человек. — Кемерово: Инфо-Кузбасс, 1995. — 18 с.
267
Швидко Л. Ее любят зрители // Кузбасс. — 1969. — 5 мая.
268
Лиров Г. Полвека на сцене // Кузбасс. — 1979. — 20 дек.
269
Ливянт Э. Жизнь — искусству / / Кузбасс. — 1969. — 8 марта.
270
Волгин А. Наталья Грюнберг-Цагина / / Комсомолец Кузбасса. — 1961. — 12 нояб.
2/1
Суворова Э. Творческий вечер заслуженной артистки РСФСР Епифановой
271
Галины Николаевны (Начало пути, зрелость. Рассказы о любимой роли): Буклет /
Управление культуры Кемеровского облисполкома. — Кемерово, 1979.
272
Ляхов И. Виктория // Кузбасс. — 1992. — 26 марта.
273
Фелъдгун Г. Экзамен на зрелость / / Вечерний Новосибирск. — 1979. — июня.
274
Ляхов И. Такой у него характер // Кузбасс. — 1980. — 30 дек.
275
Майорова И. «Верю в оперетту, верен оперетте» / / Ульяновск. — 1984. — 21 авг.
276
Тарбанакова С. Особенное искусство оперетты // Звезда Алтая (Горно- Алтайск).
— 1990. — 22 сент.
277
См.: Горелик А. Концерт надежд // Советская Россия. — 27 окт
278
Ляхов И. Такой у него характер / / Кузбасс. — 1980. — 30 дек.
279
Бровикова Н. Бенефис народного артиста России Петра Ивановича Карпова: Буклет.
Кемерово: Кузбассвузиздат, 1997. — С. 2.
280
И. Ляхов. И восхищение и... зависть // Кузбасс. — 1999. — 4 июня.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ГЛАВНЫЕ РЕЖИССРЫ
И ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ РУКОВОДИТЕЛИ1
Волков Н.Н. – художественный руководитель с 1943 г.
Поляков С.В. – художественный руководительдо 6.0947 г.
Дюмон П.Н. – художественный руководительс 10.09.47 г.
Литхен П.Р. – художественный руководитель 1948 г.
Адриапнов А.М. – художественный режиссёр с 1949 г.
Кордонский Л.А. – художественный режиссёр с июля 1952 г.
Штивельман С.Л. – художественный режиссёр с 1955 г.
Богданов И.И. – художественный режиссёр, сезон 1962/63 гг.
Ицков Л.Н. – художественный режиссёр с мая 1962 г.
Гогава Т.Д. – художественный режиссёр с 16.09.65 по 25.09.75 г.
Казинер А.Я. – художественный режиссёр с 30.01.76 по 19.04.78 г.
Пентков С.А. – художественный режиссёр с 10.06.79 по 20.04.83 г.
Курочкин С.В. – художественный режиссёр с 3.05.83 по21.12.83 г.
Воль Е.Л. – художественный режиссёр с 26.07.84 по 26.10.84 г., до 1989 – директор, с
1.04.89 по 10.09.89 г. – художественный руководитель
Чернышев Ю.В. – художественный режиссёр с 1.10.85 по 1.11.86 г.
Бурцев М.М. – художественный режиссёр с 30.05.87 по 1.09.89 г.
Казинер А.Я. – художественный руководитель со 2.11.89 г.
Хованский В.И. – и.о. художественного руководителя с 1.12.90 по 8.09.92 г.
Сонин Я.И. – художественный режиссёр с 8.09.92 по 1995 г.
ГЛАВНЫЕ ДИРИЖЁРЫ
Королёв А.К. – до 18.10.47 г.
Седлецкий Я.Б.- с 15.09.47 г.
Кацнельсон М.А. – с 1.11.48 г.
Лугов Е.М. – с 1953 по 21.05.82 г. (перерыв с 14.09.58 по 14.12.59 г.)
Нодельман Б.Г. – с 1982 г.
Чебоксаров Б.В. – с июля 1984 по 1.03.85 г.
Чунихин Н.Е. – с 1.03.85 г.
Прасолов В.И. – с 6.05.86 по 10.03.89 г.
Вакс Е.И. – с 18.12.90 по настоящее время.
1
Страничка подготовлена заведующей литературной частью театра Н.В.
Бровиковой.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ОСНОВНЫЕ ПОСТАНОВКИ И ВОЗОБНОВЛЕНИЯ
сезоны
1944/45
1945/46
«Испытание любви» А. Рязанова и И. Рубинштейна. Постановка Н. Н. Волкова,
дирижер М. Ветров, художник С. Белоголовый, балетмейстеры М. Н. Жаркова-Гердт и Б.
И. Бриан.
«Баядера» И. Кальмана. Постановка Н. Н. Волкова, либретто Б. Рясинцева, дирижер
М. Ветров, художник А. Константиновский, балетмейстер М. Гердт.
«Сорванец» В. Колло, пьеса Е. Геркена и Д. Джусто. Режиссер Н. И. Виноградов,
художник Ю. Д. Иванов, балетмейстер Б. И. Бриан, дирижер П. Вальгардт.
«Сильва» И. Кальмана. Режиссер Н. И. Виноградов, художник Ю. Д. Иванов,
балетмейстер Б. И. Бриан.
«Раскинулось море широко» Н. Богословского, пьеса Вс. Вишневского, В.
Азарова и В. Ибнер. Режиссер В. А. Шабанов, дирижер Г. И. Ольхов, хормейстер С. А.
Погодин, художник И. Г. Ананьин.
1946/47
«Ярмарка невест» В. Якоби. Режиссер В. А. Шабанов, дирижер Г. И. Ольхов,
художник В. В. Оводков.
1947/48
«Таежный соловей» Ю. Милютина, пьеса В. Я. Типота. Режиссер П. Н. Дюмон,
дирижер Я. Б. Седлецкий, художник В. Я. Гуревич-Вагур, балетмейстер А. М.
Крамовский.
«Свадьба в Малиновке» Б. Александрова, либретто Л. Юхвида и В. Я. Типота.
Режиссер П. Н. Дюмон, дирижер Г. И. Ольхов, художник И. Г. Ананьин, балетмейстер А.
М. Крамовский.
«Роз-Мари» Г. Стотгардта и Р. Фримля. Режиссер Е. М. Левский (П. Н. Дюмон),
дирижер Г. И. Ольхов, художник А.А. Шелковников (В. А. Гуревич—Вагур),
балетмейстер А.М. Крамовский, (Е. К. Мезенова и Л. Н. Пыхтенко), концертмейстер С. А.
Погодин.
«Раскинулось море широко» (возобновление) Н. Богословского, пьеса Вс.
Вишневского, В. Азарова и В. Ибнер. Режиссер В. Поляков, дирижер Д. М. Захаров,
балетмейстер Б. И. Бриан, художник А. А. Шелковников.
«Марица» И. Кальмана. Режиссер П. Р. Литхен, дирижер Б. Д. Качалов,
балетмейстер Б. А. Серов.
«Веселая вдова» Ф. Легара по комедии Мельяка и Галави «Атташе посольства».
Режиссер П. Р. Литхен, дирижер Б. Д. Качалов, балетмейстер Б. А. Серов.
«Ярмарка невест» (возобновление) В. Якоби, И. Г. Ярона. Режиссер П. Р. Литхен,
дирижер Б. Д. Качалов, балетмейстер Б. А. Серов, художник И. Г. Ананьин.
1948/49
«Раскинулось море широко» (возобновление) Н. Богословского, пьеса Вс.
Вишневского, В. Азарова, А. Л. Крона и В. Ибнер. Режиссер Г. А. Лиров, дирижер М. А.
Кацнельсон, балетмейстер Б. А. Серов, хормейстер С. А. Погодин.
«Голубая мазурка» Ф. Легара, текст Е. Геркена и И. Рубинштейна. Режиссер А. М.
Адрианов, дирижер М. А. Кацнельсон, балетмейстер И. С. Сергеев, художник В. М.
Васютин.
«Свадьба в Малиновке» Б. Александрова, либретто Л. Юхвида и В. Я. Типота.
Режиссер А. М. Адрианов, дирижер М. А. Кацнельсон, балетмейстер И. С. Сергеев.
«Сорочинская ярмарка» А. Рябова, либретто Л. Юхвида и М. Аваха. Режиссер А.
М. Адрианов, дирижер М. И. Кацнельсон, балетмейстер Б. А. Серов.
«Марица» И. Кальмана. Постановка С. Б. Турова, дирижер М. А. Кацнельсон,
балетмейстер Б. А. Серов, художник В. М. Васютин.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«Роз-Мари» Г. Стотгардта и Р. Фримля. Режиссер А. М. Адрианов, дирижер М. А.
Кацнельсон, балетмейстер Б. А. Серов.
«Морской узел» Е. Жарковского, стихи В. Винникова и В. Крахта. Режиссер А. М.
Адрианов, дирижер М. А. Кацнельсон, балетмейстер Б. А. Серов.
«Цыганский барон» И. Штрауса, либретто И. Шницлера. Режиссер А. М.
Адрианов, дирижер М. А. Кацнельсон, балетмейстер Б. А. Серов.
«Веселая вдова» Ф. Легара, перевод В. Шершеневича, в редакции М. Волковой и
В. Эльтона. Режиссер А. М. Адрианов, дирижер М. А. Кацнельсон, балетмейстер Б. А.
Серов, художник В. А. Марысаев.
1949/50
«Есть на Волге городок» Е. Лепина, пьеса Е. Гальперина и А. Гендельштейна,
Режиссер А. М. Меерсон, дирижер М. А. Кацнельсон, балетмейстер Б. А. Серов.
«Баядера» И. Кальмана, либретто Р. Тихомирова и С. Фогельсона. Режиссер А. М.
Адрианов, дирижер М. А. Кацнельсон, балетмейстер Б. А. Серов.
«Холопка» Н. Стрельникова, текст Е. Геркена и В. Раппапорта. Режиссер А. М.
Адрианов, дирижер М. А. Кацнельсон.
«Чудесный край» А. Рябова, либретто Я. Юхвида. Режиссер А. Адрианов,
дирижер М. А. Кацнельсон, балетмейстер И. С. Сергеев.
«Счастливый рейс» В. Ильина. Режиссер А. М. Адрианов, дирижер М. А.
Кацнельсон, балетмейстер Б. А. Серов.
«Золотое вино» А. Аепина, либретто В. Крахта и В. Я. Типота. Режиссер А. М.
Адрианов, дирижер М. А. Кацнельсон, балетмейстер Б. А. Серов.
«Любовь актрисы» К. Бенца, текст Е. Геркена. Режиссер А. Блехман, художник В.
Л. Марысаев.
«Вольный ветер» И. Дунаевского, либретто В. Винникова, Крахта и В. Типота.
Режиссер А. М. Адрианов, дирижер М. А. Кацнельсон, балетмейстер Б. А. Серов.
1950/51
«Трембита» Ю. Милютина, либретто В. Масса и М. Червинского. Режиссер А. М.
Адрианов, дирижер М. А. Кацнельсон, балетмейстер Б. А. Серов.
«Кето и Котэ» В. Долидзе по комедии А. Цагарели «Ханума». Русский текст В.
Ардова, стихи С. Болотина и Т. Сикорской. Режиссер А. М. Адрианов, дирижер М. А.
Кацнельсон, балетмейстер Б. А. Серов.
«У голубого Дуная» А. Лепина, либретто Л. Гуревича и Ц. Соло даря. Режиссер И.
А. Фаликов, дирижер М. А. Кацнельсон, балетмейстер М. Снегоцкая.
«Летучая мышь» И. Штрауса. Режиссер А. М. Адрианов, дирижер М. А.
Кацнельсон, художник С. Белоголовый.
1951/52
«Рядом с тобой» Б. Александрова и М. Матвеева, либретто В. Я. Типота. Режиссер
А. М. Адрианов, дирижер В. М. Радыгин, художник В. Л. Марысаев, балетмейстер Б. А.
Серов.
«Акулина» Н. Адуева и И. Ковнера. Режиссер А. М. Адрианов, дирижер М. А.
Кацнельсон, балетмейстер Б. А. Серов.
«Девичий переполох» Ю. Милютина, либретто В. Я. Типота и М. Гальперина.
Режиссер А. М. Адрианов, дирижер М. А. Кацнельсон, художник С. Белоголовый.
«Морской узел» (возобновление) Е. Жарковского. Режиссер А. М. Адрианов,
дирижер М. А. Кацнельсон, балетмейстер Б. А. Серов.
«Свадьба в Малиновке» (возобновление) Б. Александрова, либретто Л. Юхвида с
дополнениями В. Типота. Режиссер М. Адрианов, дирижер М. А. Кацнельсон.
«Холопка» (возобновление) Ю. Стрельникова, текст Е. Геркена. Режиссер А. М.
Адрианов, дирижер М. А. Кацнельсон, балетмейстер Б. А. Серов.
1952/53
«Шельменко-денщик» А. Рябова. Режиссер А. А. Кордонский, дирижер Е. М.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лугов.
«Шаль с кистями» М. Двойрина, либретто В. Зимовца. Режиссер Л. А.
Кордонский, дирижер Е. М. Лугов.
«Марийкино счастье» О. Фельцмана, либретто К. Бенца и Е. Кона. Дирижер Е. М.
Лугов, балетмейстер К. Г. Царько.
«Акулина» Н. Адуева и Н. Ковнера. Режиссер И. А. Фаликов, дирижер Е. М.
Лугов, художник В. А. Марысаев, балетмейстер М. Г. Снегоцкая, концертмейстер Д. И.
Зазулинский.
1953/54
1954/55
1955/56
«Голубой гусар» Н. Рахманова. Режиссер С. Л. Штивельман, дирижер Е. М. Лугов,
хормейстер Л. М. Васильева.
«Однажды весною» А. Лепина, текст Л. Гуревича и О. Фадеевой. Режиссер Л. А.
Кордонский, дирижер Е. М. Лугов, художник Л. Марысаев, балетмейстер П. Фесенко2* .
«Морской узел» Е. Жарковского, либретто В. Крахта. Режиссер И. А. Фаликов.
«Где эта улица, где этот дом?» Б. Мокроусова, текст Даховичного и Слободского.
«Мартин Рудокоп» К. Целлера, либретто Б. Коваля и Березина. Режиссер А. А.
Кордонский, дирижер Е. М. Лугов, художник В. Л. Марысаев.
«Фиалка Монмартра» И. Кальмана. Режиссер А. М. Адрианов, дирижер Е. М.
Лугов, балетмейстер Б. А. Серов, художник В. Л. Марысаев.
«Самое заветное» В. Соловьева-Седого, либретто В. Масс и М. Червинского.
Режиссер В. А. Снопков, дирижер Е. М. Лугов, художник В. Л. Марысаев, балетмейстер
П. Фесенко.
«Аршин Мал Алан» У. Гаджибекова, стихи Физули, перевод Зорина и Халилова.
Режиссер В. А. Снопков, дирижер Е. М. Лугов.
«Веселая вдова» Ф. Легара, текст В. Масса и М. Червинского. Режиссер С. Л.
Штивельман, дирижер Е. М. Лугов (Б. А. Венцковский), балетмейстер К. Г. Царько,
художник Л. Марысаев, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Мадмуазель Нитуш» Ф. Эрве, текст Е. и М. Гальпериных, по мотивам пьесы А.
Миллада и Г. Мельяка. Режиссер М. Адрианов, дирижер В. М. Радыгин, художник В. Л.
Марысаев, хормейстер Л. М. Васильева.
«Роз-Мари» Г. Стотгардта и Р. Фримля. Режиссер Л. Штивельман, дирижер В. М.
Радыгин, балетмейстер К. Г. Царько, художник В. Л. Марысаев, Л. М. Васильева.
«Чужой ребенок» В. Шкваркина и Б. Аветисова. Режиссер Л. А. Кордонский,
дирижер Е. М. Лугов, балетмейстер К. Г. Царько.
«Марица» И. Кальмана, либретто Л. Захарова и Е. Геркена. Режиссер Л. А.
Кордонский, дирижер Е. М. Лугов, балетмейстер Б. А. Серов, художник В. Л. Марысаев.
«Белая акация» И. Дунаевского, либретто В. Масса и М. Червинского. Режиссер
С. Л. Штивельман, дирижер Е. М. Лугов, художник В. Л. Марысаев, балетмейстер К. Г.
Царько, хормейстер Л. М. Васильева.
«Тайна тети Даши» О. Фельцмана, либретто В. Типота и Е. Помещикова.
Режиссер С. Л. Штивельман, дирижер М. Радыгин, балетмейстер К. Г. Царько, художник
В.Л. Марысаев.
«Сильва» И. Кальмана. Режиссер С. Л. Штивельман, дирижер Е. М. Лугов,
художник В. Л. Марысаев, балетмейстер К. Г. Царько, хормейстер Л. М. Васильева.
«Мадмуазель Нитуш» (возобновление) Ф. Эрве, текст Е. и М. Гальпериных, по
мотивам пьесы А. Миллада и Г. Мельяка. Режиссер С. Л. Штивельман, дирижер Е. М.
Лугов, художник В. Л. Марысаев.
«Вас ждут друзья» В. Белица, текст А. Гра и В. Плотниковой. Постановка Л. А.
*
Здесь и далее сведения, любезно представленные музеем тенатра.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Кордонского (С. Л. Штивельмана?), дирижер Е. М. Лугов, художник В. Л. Марысаев,
балетмейстеры Г. В. Сычев и М. М. Таубе, хормейстер Л. М. Васильева.
1956/57
«Роз-Мари» Г. Стотгардта и Р. Фримля. Режиссер С. Л. Штивельман, дирижер Е.
М. Лугов, художник В. Л. Марысаев, балетмейстер К. Г. Царько.
«Принцесса цирка» И. Кальмана, текст И. Рубинштейна. Режиссер А. Я. Волгин,
дирижер Е. М. Лугов, балетмейстер К. Г. Царько, художник В. Л. Марысаев, хормейстер
И. Е. Юркевич.
«Летучая мышь» И. Штрауса. Режиссер С. Л. Штивельман, дирижер В. М.
Радыгин, балетмейстер К. Г. Царько, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Поцелуй Чаниты» Ю. Милютина, либретто Е. Шатуновекого. Режиссер С. Л.
Штивельман, дирижер Е. М. Лугов, художник С. Д. Кузнецов, балетмейстер К. Г. Царько,
хормейстер И. Е. Юркевич.
1957/58
«Марги» И. Ипатова, либретто А. Гра. Режиссер А.М. Адрианов, дирижер Е. М.
Лугов, балетмейстеры Г. В. Сычев и М. М. Таубе, художники В. Л. Марысаев и В. М.
Семенов, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Пламенное сердце» В. Рождественского, текст Б. А. Балабана. Режиссер С. Л.
Штивельман, дирижеры Б. А. Венцковский и Е. М. Лугов, художник В. Л. Марысаев,
балетмейстер К. Г. Царько, художник С. Н. Морозов, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Голубая мазурка» (возобновление) Ф. Легара, текст М. Волковой. Режиссер С. Л.
Штивельман, дирижер Б. А. Венцковский, балетмейстер К. Р. Царько, художник С. Н.
Морозов.
«Весна поет» Д. Кабалевского, либретто Ц. Солодаря. Режиссер С. Л. Штивельман,
дирижер Б. А. Венцковский, художники М. Т. Ривин и К. И. Винтер, балетмейстер К. Г.
Царько, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Черный амулет» Н. Стрельникова, либретто В. Раппапорта и Е. Руссат. Режиссер
С. Л. Штивельман, дирижер Е. М. Лугов, хормейстер И. Е. Юркевич.
1958/59
«Фраскита» Ф. Легара, либретто И. Риф и А. Софронова. Режиссер А. М.
Адрианов, дирижер Б. А. Венцковский, художник М. Н. Николаев, балетмейстеры К. Г.
Царько и В. Ф. Чернов, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Фонари-фонарики» Ю. Милютина, пьеса Е. Шатуновекого. Режиссер И. И.
Аншелес, дирижер Б. А. Венцковский, балетмейстер В. Ф. Чернов, художник В. Н.
Иванов, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Владимирская горка» В. Лукашова, либретто Д. Шевцова. Режиссер С. Л.
Штивельман, дирижер Д. В. Карасик, художники К. И. Винтер и М. Ривин, балетмейстер
В. Ф. Чернов, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Люблю, люблю» М. Табачникова, либретто В. Масса и М. Червинского. Режиссер
И. И. Аншелес, дирижер Д. В. Карасик, балетмейстер А. А. Венгеров, художник М.
Семенов, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Мост неизвестен» Е. Жарковского, драматург Е. Гальперина. Режиссер С. Л.
Штивельман, дирижеры Е. М. Лугов и Д. В. Карасик, художник 3. Е. Лейзерук.
>9/60
«Аленушка» В. Гомоляки, либретто Д. Шевцова. Режиссер С.Л. Штивельман,
дирижер Е. М. Лугов, балетмейстер А.А. Венгеров, художник 3. Е. Лейзерук, хормейстер
И. Е. Юркевич.
«Веселая вдова» Ф. Легара, либретто В. Масса и М. Червинского. Постановка Л.
Кордонского, дирижер Е. М. Лугов, художник В. Л. Марысаев, балетмейстер К. Г. Царько.
«Свадьба Марион» Э. Бомме, либретто В. Л. Бектабекова. Режиссер А. М.
Адрианов.
«Последний чардаш» И. Кальмана, либретто Г. Плоткина. Режиссер С. Л.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Штивельман, дирижеры Б. А. Венцковский и Д. В. Карасик, балетмейстер А. А. Венгеров,
художник 3. Е. Лейзерук, хормейстеры И. Е. Юркевич, Б. Е. Литвиненко.
«Где-то на юге» Эгона Кеменя (либретто Лесло Тоби, русский текст Ю. Шимонина
и Г. Вардзиели). Режиссер А.М. Адрианов, дирижер Е. М. Лугов, художник 3. Е. Лейзерук,
балетмейстер А. А. Венгеров, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Цыганская любовь» Ф. Легара, пьеса В. Михайлова, Н. Толмачева. Режиссер А.
М. Адрианов, дирижер Б. А. Венцковский, балетмейстер А. А. Венгеров, художник 3. Е.
Лейзерук, хормейстеры И. Е. Юркевич и Б. Е. Литвиненко.
«Баядера» И. Кальмана, либретто Е. Геркена и И. Зарубина. Режиссер С. Л.
Штивельман, дирижеры Б. А. Венцковский и Е. М. Лугов, художник К. И. Винтер,
балетмейстер А. А. Венгеров, хормейстер И. Е. Юркевич и Б. Е. Литвиненко.
1960/61
«Продавец птиц» К. Целлера. Режиссер М. И. Веризов, дирижер Е. М. Лугов,
художник К. И. Винтер, балетмейстер А. А. Венгеров.
«Цирк зажигает огни» Ю. Милютина, либретто Я. Зискинда. Режиссер С. Л.
Штивельман, дирижер Е. М. Лугов, балетмейстер А. А. Венгеров, художник К. И. Винтер,
хормейстер Б. Е. Литвиненко.
«Под черной маской» («Золотая рыбка») Л. Лядовой, либретто Я. Лельгант.
Режиссер Т. И. Горина, дирижеры А. Мерцалов и Е. М. Лугов, художник К. И. Винтер,
балетмейстер А.А. Венгеров, хормейстер Б. Е. Литвиненко.
«У черного моря» А. Аветисова, текст Грановской, Левинского и Эйранова.
Режиссер С. Л. Штивельман, дирижер Е. М. Лугов, художник К. И. Винтер, балетмейстер
А. А. Венгеров.
«Друзья Милены» Н. Минха, пьеса Л. Компанейца. Режиссер С. Л. Штивельман,
дирижер Е. М. Лугов, художник А.М. Авербах, балетмейстер К. Д. Карпинская,
хормейстер Б. Е. Литвиненко.
«Черти полосатые» В. Лукашова, текст Д. Шевцова. Режиссер С. Л. Штивельман,
дирижер и хормейстер Б. Е. Литвиненко, художник К. И. Винтер, балетмейстер А. А.
Венгеров.
1961/62
«Холопка» Ю. Стрельникова, текст Е. Геркена и В. Раппапорта. Режиссер А. Я.
Волгин, дирижеры Е. М. Лугов и Б. А. Венцковский, художники А. В. Крюков и С. Н.
Морозов, хормейстер Б. Е. Литвиненко, балетмейстер А. А. Венгеров.
«Когда ты со мной» А. Новикова, пьеса В. Я. Типота и В. В. Винникова. Режиссер
М. А. Ошеровский, дирижеры Е. М. Лугов и Б. А. Венцковский, художник А. М. Авербах,
хормейстер, Б. Е. Литвиненко.
«Эврика» О. Сандлера, пьеса Л. Аркадьева, В. и А. Днепровых. Постановка и
оформление Ал. Асанина, дирижер Б. А. Венцковский, балетмейстер К. Д. Карпинская.
«Севастопольский вальс» К. Листова, драматурги Е. Гальперина и Ю. Анненков.
Режиссер С. Л. Штивельман, дирижер Е. М. Лугов, художник А. В. Крюков, балетмейстер
И. Р. Левина, хормейстер Б. Е. Литвиненко.
1962/63
«Седьмое небо» К. Певзнера, либретто В. Есьмана и К. Кри- коряна. Режиссер И. И.
Богданов, дирижер Е. М. Лугов, художник Г. И. Левкович, балетмейстер К. Д.
Карпинская, хормейстер О. Д. Смолин.
«Ошибка Наташи» Н. Минха, либретто Л. Компанейца. Режиссер И. И. Богданов,
дирижеры Е. М. Лугов и Л. А. Ковалев-Троицкий, балетмейстер К. Д. Карпинская,
хормейстер О. Д. Смолин, художник Г. И. Левкович.
«Летучая мышь» И. Штрауса. Режиссер А. А. Блехман, дирижер Л. А. КовалевТроицкий, художник Г. И. Левкович, балетмейстер К. Д. Карпинская, хормейстер О. Д.
Смолин.
«Жемчужины Сибири» (московский телевизионный вариант) Ф. Мартынова и Ю.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Бирюкова, либретто Евг. Буравлева. Режиссер А. Закс (кинорежиссер М. Володарский),
дирижер Б. Браславский, операторы М. Суслов и Н. Вахромеев.
«Принцесса цирка» И. Кальмана, пьеса И. Зарубина. Сценическая редакция и
постановка Л. Н. Ицкова, дирижер Е. М. Лугов, художник Л. Н. Ицков, балетмейстер Г.
Ю. Гальперин. (К. Д. Карпинская), хормейстер И. Е. Юркевич.
1963/64
«Счастливого пути» Ю. Владимирова и П. Алдахина. Режиссер Л. Н. Ицков,
дирижер Е. М. Лугов, художник Л. Н. Ицков, балетмейстер Г. Ю. Гальперин.
«Кошкин дом» П. Вальгардта по сказке С. Маршака. Режиссер и балетмейстер К.
Д. Карпинская, дирижер Л. А. Ковалев-Троицкий, художник Г. И. Левкович.
«Жемчужины Сибири» Ф. Мартынова и Ю. Бирюкова, либретто Евг. Буравлева.
Режиссер Л. Н. Ицков, дирижер Е. М. Лугов, художник А. Евдокимов, балетмейстер Г. Ю.
Гальперин, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Цветок Миссисипи» Дж. Керна. Режиссер Л. Г. Мейсель, дирижер С. Н. Бедерак,
балетмейстер Г. Ю. Гальперин, художник Н. Македонский.
«На крыльях фантазии» (балет). Музыка разных композиторов. Балетмейстер Г.
Гальперин, дирижер Е. Лугов, художник А.Евдокимов.
«У моря Обского» Г. Гоберника. Режиссер Л. Ицков, дирижер Е. М. Лугов,
художник Г. И. Левкович, балетмейстер К. Д. Карпинская.
1964/63
«Цыганская любовь» Ф. Аегара, пьеса и стихи П. Алдахина. Режиссер А. Г.
Мейсель, дирижеры Е. М. Лугов и С. Н. Бедерак, балетмейстер Г. Ю. Гальперин,
художник М. Молодешин, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Пять минут на размышление» («Сердце балтийца») К. Аистова, либретто Е.
Гальпериной и Ю. Анненкова. Режиссер Л. Н. Ицков, дирижер Е. М. Лугов, балетмейстер
Г. Ю. Гальперин, художник А. Кигель, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Свадьба в Малиновке» Б. Александрова, пьеса Л. Юхвида и М. Аваха. Режиссер
А. Н. Ицков, дирижеры Е. М. Лугов и С. Н. Бедерак, художник Н. Касаткина (3. Е.
Лейзерук), балетмейстер Г. Ю. Гальперин, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Королева красоты» А. Новикова, пьеса Е. Корниевской и П. Градова. Режиссер
Л. Н. Ицков, дирижеры Е, М. Лугов и С. Н. Бедерак, балетмейстер А. Д. Гулеско,
художник Е. Н. Терлецкая, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Доктор Айболит» (балет-сказка) И. Морозова, либретто П. Аболимова. Дирижер
С. Н. Бедерак, балетмейстер Г. Ю. Гальперин, художники Е. Н. Терлецкая и И. К.
Горбунов.
1965/66
«Сорочинская ярмарка» Н. Рябова, либретто А. Юхвида и М. Аваха. Режиссер В.
Вайнштейн, дирижер Е. М. Лугов, художник М. Ривин, балетмейстер Г. Ю. Гальперин,
хормейстер И. Е. Юркевич.
«Наши соседи» Р. Гаджиева. Режиссер Б. Левченко, дирижер С. Н. Бедерак,
художник Е. Н. Терлецкая, балетмейстер В.В. Никитин.
«Моя прекрасная леди» Ф. Лоу, пьеса Б. Шоу, перевод Р. Сеф, В. Ауи. Режиссер
Т. Д. Гогава, дирижер Е. М. Лугов, художник 3. Е. Лейзерук, хормейстер И. Е. Юркевич.
«На рассвете» О. Сандлера, либретто Г. Плоткина. Режиссер Т. Д. Гогава, дирижер
Е. М. Лугов, балетмейстер В. В. Никитин, художник 3. Е. Лейзерук, хормейстер И. Е.
Юркевич.
«Великий волшебник» В. Дружинина. Режиссер Б. И. Левченко, музыкальный
руководитель С. Н. Бедерак, дирижер М. М. Факторович, художник 3. Е. Лейзерук,
балетмейстер Г. П. Белякова.
«Герцогиня Герольштейнская» Ф. Легара, пьеса К. Полякова и Ю.
Хмельницкого. Режиссер Т. Д. Гогава, дирижер Е. М. Лугов, балетмейстер Г. Ю.
Гальперин.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«Улыбнись, Света» Г. Портнова. Режиссер Е. Григорьев, дирижер С. Н. Бедерак,
художник Р. Желиховский, балетмейстер Г. П. Белякова*.
«Вальпургиева ночь» (балет) Ц. Пуни.
1966/67
«Мой безумный брат» Г. Цабадзе, либретто Е. Шатуновекого, Режиссер Я. Лифшиц,
дирижер С. Н. Бе дерак, художник 3. Е. Лейзерук, балетмейстер А. Громова,
«Черный дракон» Д. Модуньо, русский текст Г. Фере и Б. Спитковского.
Режиссер Т. Д. Гогава, дирижер Е, М. Лугов, балетмейстер А, Д. Гулеско, художники 3. Е.
Лейзерук, Е. Н. Терлецкая, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Жирофле-Жирофля» А. Лекока (телевизионная версия). Режиссер А. А. Блехман,
балетмейстер Н. 3. Громов, художник Р. Желиховский, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Эсмеральда» (балет) Ц. Пуни, Р. Дриго, Р. Глиэра, С. Василенко, либретто В,
Тихомирова, В. Бурмейстера. Балетмейстер Н. 3. Громов.
«Возвращение Мери Ив» В. Мурадели, пьеса В. Винникова и В. Крахта. Режиссер
Т. Д. Гогава, дирижер Е. М. Лугов, художник 3. Е. Лейзерук, балетмейстер Г. Ю.
Гальперин, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Голубая мазурка» Ф. Легара, текст Е. Геркена и И. Рубинштейна. Режиссер А. А.
Блехман, дирижер Е. М. Лугов, художник А. Шмидт, балетмейстер Г. В. Сычев.
«Золушка» Г. Рывкина. Режиссер Т. Д. Гогава, дирижер С.Н. Бедерак, художник Е.
Н. Терлецкая, балетмейстер Л. Сорокина.
1967/68
«Четверо с улицы Жанны» О. Сандлера и Г. Плоткина. Режиссер Т. Д. Гогава,
дирижер Е. М. Лугов.
«Мы хотим танцевать» А. Петрова, пьеса Б. Рацера и В. Константинова. Режиссер
Т. Д. Гогава, дирижер Е. М. Лугов, балетмейстер Н. 3. Громов, художник А. Г. Каратаев,
хормейстер И. Е. Юркевич.
«Король вальса» И. Штрауса, текст М. Волковой и Л. Тарского, музыкальная
редакция В. Сац. Режиссер Т. Д. Гогава, дирижер Е. М. Лугов, балетмейстер Н. 3. Громов,
художник В. П. Аксенов, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Цыганский барон» И. Штрауса, либретто И. Шницлера (перевод В. Шкваркина).
Режиссер-постановщик В. А. Кодывенко, дирижер С. Н. Бедерак, балетмейстер Н. 3.
Громов, художник Е. Н. Терлецкая, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Приключения Буратино» В. Дружинина. Режиссер А. Блехман, дирижер С. Н.
Бедерак, балетмейстер Г. В. Сычев, художник Е. Н. Терлецкая.
1968/69
«Возвращайся, Карлсон!» А. Эшпая по повести Астрид Линдгрен. Режиссер А. А.
Блехман, дирижер С. Н. Бедерак, художник Е. Н. Терлецкая, балетмейстер Н. 3. Громов,
хормейстер И. Е. Юркевич.
«Улица Весенняя» Ю. Слонова, либретто И. Петровой. Режиссер Т. Д. Гогава,
дирижер Е. М. Лугов, балетмейстер Н. 3. Громов, художник Е. Н. Терлецкая, хормейстер
И. Е. Юркевич.
«Голубой Дунай» И. Штрауса. Режиссер Т. Д. Гогава, дирижер Е. М. Лугов.
«Нам восемнадцать лет» В. Соловьева-Седого. Режиссер А. Кодывенко, дирижер
С. Н. Бедерак, художник Е. Н. Терлецкая, А. Шмидт, балетмейстер А. А. Венгеров.
«Корсар» (балет) А. Адана и Ц. Пуни. Балетмейстер Н. 3. Громов, дирижер С. Н.
Бедерак, художник Е. Н. Терлецкая.
1969/70
«Герцогиня из Чикаго» И. Кальмана, пьеса В. Консона. Режиссер Т. Д. Гогава,
дирижер Е. М. Лугов, балетмейстер Я. Янковский, художник В. П. Аксенов.
«Брак по-американски» («Сорванец») Е. Геркена и Д. Джусто. Режиссер Т. Д.
Гогава, дирижер С. Н. Бедерак, художник Е. Н. Терлецкая, балетмейстер Н. 3. Громов,
хормейстер И. Е. Юркевич.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«Не бей девчонок» С. Заславского, пьеса М. Пляцковского и Ф. Шапиро. Режиссер
В. А. Кодывенко, дирижер и хормейстер И. Е. Юркевич, художник Е. Н. Терлецкая,
балетмейстер Г. В. Сычев.
«Черная береза» А. Новикова. Режиссер Т. Д. Гогава, дирижер Е. М. Лугов,
балетмейстер Ю. И. Букатин, художник Е. Н. Терлецкая, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Табачный капитан» В. Щербачева, драматург Н. Адуев. Режиссер Т. Д. Гогава,
дирижер С. Н. Бедерак, художникЕ. Н. Терлецкая, балетмейстер Н. 3. Громов, хормейстер
И. Е. Юркевич.
«Поручик Лавровский» Ю. Слонова. Режиссер В. А. Кодывенко, дирижер С. Н.
Бедерак, художник А. Шмидт, балетмейстер Н. 3. Громов.
1970/71
1971/72
192/73
«Целуй меня, Кэт» Кола Портера по пьесе Шекспира «Укрощение строптивой».
Либретто Б. и С. Спивак, перевод с английского Ю. Коренева и П. Мелковой. Режиссер Т.
Д. Гогава, дирижер Е. М. Лугов, художник Е. Н. Терлецкая, балетмейстер Д. Гулеско,
хормейстер И. Е. Юркевич.
«Москва — Париж — Москва» В. Мурадели по пьесе Винникова и В. Крахта.
Режиссер Т. Д. Гогава, дирижер Е. М. Лугов, художник 3. Е. Лейзерук, балетмейстер Ю.
И. Букаин, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Марица» И. Кальмана. Режиссер Т. Д. Гогава, дирижер С.Н. Бедерак, художник
А. Шмидт.
«Свадебное путешествие» Н. Богословского, пьеса В. Дыховичного, текст песен
М. Слободского.
«Фиалка Монмартра» И. Кальмана, сценическая редакция М. Янковского.
Режиссер Г. В. Спектор, дирижер Е. М. Лугов, балетмейстеры Н. 3. Громов и Ю. И.
Букатин, художники А.И. Тарасов и Е. Н. Терлецкая, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Брак по любви» В. Соловьева-Седого, пьеса В. Константинова и Б. Рацера.
Режиссер Т. Д. Гогава, дирижер Е. М. Лугов, художник Е. Н. Терлецкая, хормейстер И. Е.
Юркевич, балетмейстер Ю. И. Букатин.
«Не прячь улыбку» Р. Гаджиева, пьеса В. Есьмана и К. Крикоряна. Режиссер В. А.
Тулайков, дирижер А. И. Гризбил, художник Е. Н. Терлецкая, балетмейстер Ю. И.
Букатин, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Свадьба Марион» Э. Бомме, либретто В. Л. Бектабекова. Режиссер Т. Д. Гогава,
дирижер Е. М. Лугов, балетмейстер Ю. И. Букатин.
«Красная Шапочка» О. Короля. Режиссер В. А. Кодывенко, дирижер С. Н.
Бедерак, художник А. Шмидт, балетмейстер Г. В. Сычев.
«Акулина» Н. Адуева и И. Ковнера. Режиссер Т. Д. Гогава, дирижер Е. М. Лугов,
художник Е. Н. Терлецкая, балетмейстер В. В. Никитин, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Том — большое сердце» 3. Левиной, пьеса С. Богомазова и С. Шатрова.
Режиссер и оформитель И. Я. Ляхов, музыкальный руководитель Е. М. Лугов, дирижеры
А. Каузанкин и М. М. Факторович, балетмейстер Ю. И. Букатин,
«Девчонке было двадцать лет» А. Эшпая, драматурги Константинов и Б. Рацер.
Режиссер В. С. Казаринов, дирижер Н. Бедерак, художник 3. Е. Лейзерук, балетмейстер В.
Никитин.
«Дочь океана» В. Баснера, драматурги Е. Гальперина и Ю. Анненков. Режиссер Б.
А. Рябикин, дирижер С. Н. Бедерак, художник Ю. Д. Иванов, хормейстер И. Е. Юркевич,
балетмейстеры Ю. Давиденко, Е. М. и Э. А. Григорьевы.
«Цыган-премьер» И. Кальмана. Режиссер Г. В. Спектор, дирижер Е. М. Лугов,
балетмейстер В. В. Никитин, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Кето и Котэ» (возобновление) В. Долидзе по пьесе Болотина и Т. Сикорской,
русский текст В. Ардова. Режиссер Т. Д. Гогава, дирижер Е. М. Лугов, художник 3. Е.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лейзерук, балетмейстер Р. Цулукидзе, хормейстер И. Е. Юркевич.
1973/74
1974/1975
1975/1976
«Полярная звезда» В. Баснера, драматурги Е. Гальперина и Ю. Анненков.
Режиссер Ю. Г. Генин, дирижер Е. М. Лугов, художник О. П. Егоров, балетмейстер В. В.
Никитин, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Очень далеко — очень близко» В. Грохальского, драматург Е. Гальперина.
Режиссер А. И. Кордунер, дирижер Е. М. Лугов, художник А. А. Шелковников,
балетмейстер В.В. Никитин.
«Пакет из Африки» А. Школьника. Режиссер В. С. Казаринов, дирижер М. М.
Факторович, балетмейстер Ю. И. Букатин.
«Мадмуазель Нитуш» Ф. Эрве, либретто Е. и М. Гальпериных, по мотивам пьесы
А. Миллада и Г. Мельяка. Режиссер В.М. Пронин, дирижеры Е. М. Лугов и С. Н. Бедерак,
балетмейстеры В. В. Никитин и Ю. И. Букатин, художники 3. Е. Лейзерук и Е. Н.
Терлецкая, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Сильва» И. Кальмана, пьеса В, Толмачева и В. Михайлова. Режиссер Т. Д. Гогава,
дирижеры А. И. Гризбил и Е. М. Лугов, художник 3. Е. Лейзерук, балетмейстер М. М.
Таубе, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Свадьба в Малиновке» (возобновление) Б. Александрова. Режиссер В. А. Дегтев,
дирижер М. М. Факторович, балетмейстер Г. В. Сычев, художник Е. Н. Терлецкая,
хормейстер Н. М. Факторович.
«Вторая свадьба» И. Поклада, пьеса В. Быкова и М. Куру- ца. Режиссер Т. Д.
Гогава, дирижер Е. М. Лугов, балетмейстер В. В. Никитин, художники 3. Е. Лейзерук и
Е. Н. Терлецкая, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Шахтерский огонек» В. Степанова, по пьесе А. Щербаковой и П. Светозаровой.
Режиссер П. Я. Резников, дирижер М. М. Факторович и И. Е, Юркевич, художник Е. Н.
Терлецкая, балетмейстер Ю. Емельянов.
«Донна Люция» О. Фельцмана, пьеса Ю. Хмельницкого, стихи Р.
Рождественского. Режиссер Т. Д. Гогава, дирижер Е. М. Лугов, художники Е. Н.
Терлецкая и 3. Е. Лейзерук, балетмейстер В. В. Никитин, М. М. Таубе, хормейстер И. Е.
Юркевич.
«Левша» В. Дмитриева, драматурги Б. Рацер и В. Константинов по одноименной
пьесе Н. Леонова. Режиссер П. Я. Резников, дирижер Е. М. Лугов, балетмейстер В. В.
Никитин, хормейстер И. Е. Юркевич, художник Е. Н. Терлецкая.
«Сталинград — 42» Н. Минха, пьеса Л. Компанейца. Режиссер Т. Д. Гогава и П. Я.
Резников, дирижер Е. М. Лугов, художник 3. Е. Лейзерук, балетмейстер А. Д. Гулеско,
хормейстер И. Е. Юркевич.
«Продолжается полет» (со следующего Года — «Дарю тебе любовь») В.
Гроховского и Е. Гальпериной. Режиссер Т. Д. Гогава, дирижеры В. А. Белиц и Е. М.
Лугов, художники 3. Е. Лейзерук и Е. Н. Терлецкая, балетмейстер В. В. Никитин,
хормейстер И. Е. Юркевич.
«А у нас сегодня праздник» В. Степанова и А. Щербаковой. Режиссер П. Я.
Резников, дирижеры М. М. Факторович и И. Е. Юркевич, художник Е. Н. Терлецкая,
балетмейстер Ю. Емельянов, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Взрослые люди» Л. Сидельникова, пьеса А. Елистратовой и Н. Святозаровой,
стихи В. Калиша. Режиссер П. Я. Резников, дирижер Н. А. Федоренко, балетмейстер Ю. И.
Букатин, художник Е. Н. Терлецкая.
«Гусарская любовь» И. Кальмана, пьеса Н. Мерцальского. Режиссер С. Л.
Штивельман, дирижер Е. М. Лугов, Н. А. Федоренко, художник Е. Н. Терлецкая,
балетмейстер А. Д. Гулеско, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Сто чертей и одна девушка» Н. Хренникова, пьеса Е. Шатуновского. Режиссер
С. Л. Штивельман, дирижеры Е. М. Лугов и Н. А. Федоренко, художники А. Г. Коротаев и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В. Б. Илюшин, балетмейстер Л. Г. Барышев.
«Сказка про Ерему, Данилу и нечистую силу» Л. Лядовой. Режиссер В. А.
Дегтев, дирижер Н. А. Федоренко, балетмейстер Г. Н. Рубинская, художник Е. Н.
Терлецкая, хормейстер И. Е. Юркевич.
1976/77
1977/78
1978/79
«Бабий бунт» Е. Птичкина по мотивам «Донских рассказов» М. Шолохова.
Режиссер А. Я. Казинер, дирижер Е. М. Лугов, балетмейстер Г. Н. Рубинская, художник Е.
Чижевский, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Летучая мышь» И. Штрауса, либретто Н. Эрдмана и М. Вольпина. Режиссер А.
Я. Казинер, дирижер Н. А. Федоренко, художник В. Алексеев, балетмейстер Л. Г.
Барышев, хормейстер И. Е. Юркевич.
«В стране Мульти—Пульти» (новые приключения старых знакомых), драматурги
А. Хайт и Л. Левенбук. Режиссер И. Я. Ляхов, дирижеры Н. А. Федоренко и И. Е.
Юркевич, художник В. Б. Илюшин, балетмейстеры А. и В. Шипачевы.
«С любовью не шутят» Г. Гоберника по пьесе П. Кальдерона, либретто А.
Мовчана и А. Метелицы. Режиссер А. И. Кордунер, дирижер Н. А. Федоренко, художник
И. А. Старженецкая, балетмейстер Ю. И. Букатин, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Свадьба Кречинского» А. Колкера, либретто К. Рыжова по мотивам трилогии А.
Сухово-Кобылина. Режиссер А. Я. Казинер, дирижер Е. М. Лугов, художник В. Кузьмин,
балетмейстер Г. Н. Рубинская, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Моя жена лгунья» В. Ильина и В. Лукашова. Режиссер О. Богомолов, дирижер
Н. А. Федоренко, художник Ю. А. Ширман, балетмейстер В. Иванов*.
«Пусть гитара играет» О. Фельцмана, пьеса Е. Гальпериной и Ю. Анненкова.
Режиссер Б. А. Рябикин, дирижеры Е. М. Лугов и Н. А. Федоренко, художник Ю. А.
Ширман, хормейстер И. Е. Юркевич. «Соло для принцессы» («Принцесса и свинопас»)
М. Под- березского, пьеса А. Черкизова, по мотивам сказки Г. X. Андерсена. Режиссер С.
Коломийченко, художник Ю. А. Ширман.
«Сладкая ягода» Е. Птичкина по мотивам рассказов Шукшина. Режиссер А.
Я.Казинер, дирижер Е. М. Лугов, балетмейстер Г. Н. Рубинская, художник Дидишвили,
хормейстер И. Е. Юркевич.
«Гори, гори, моя звезда» С. Пожлакова и Г. Горбовского. Режиссер С.
Коломийченко, дирижер Н. А. Федоренко.
«Большое ревю» (балетный спектакль).
«Тогда в Севилье» М. Самойлова по пьесе С. Алешина. Режиссер С.
Коломийченко, дирижер Н. А. Федоренко.
«Пеппи Длинный Чулок» В. Дашкевича. Режиссер А. Я. Казинер, дирижер и
хормейстер И. Е. Юркевич.
«Прекрасная Елена» Ж. Оффенбаха. Режиссер Ю. Гриншпун, дирижер Н. А.
Федоренко, художник Е. Н. Терлецкая, балетмейстер Г. Н. Рубинская*.
«Мама, я женюсь» Р. Гаджиева, пьеса В. Есьмана и К. Крикоряна. Режиссер В. Ф.
Титенко, дирижеры Е. М. Лугов и Н. А. Федоренко, хормейстер Т. В. Соколова,
балетмейстеры В. и А. Шипачевы, художник Е. Н. Терлецкая.
«Веселая вдова» Ф. Легара в редакции В. Масса и М. Червинского. Режиссер М. А.
Гершт, помощник режиссера В. С. Каузанкина, дирижер Е. М. Лугов, художник В. П.
Аксенов, балетмейстер Н. 3. Громов, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Аллюр два креста» В. Дружинина, И. Фаликова и В. Винникова по повести А.
Гайдара «Р. В. С. ». Режиссеры И. А. Фаликов и В. Ф. Титенко, музыкальный
руководитель Е. М. Лугов, художник Е. Н. Терлецкая, балетмейстеры В.и А. Шипачевы,
хормейстер И. Е. Юркевич.
«Роз-Мари» Р. Фримля и Г. Стотгардта (редакция и инструментовка А.
Балабайченко). Режиссер И. А. Фаликов, дирижер Н. А. Федоренко, балетмейстер К.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ставский, художники В. П. Аксенов и Е. Н. Терлецкая, хормейстеры Т. В. Соколова и
И. Е. Юркевич.
«Век живи — век люби» В. Дмитриева, драматурги Б. Рацер и В. Константинов.
Режиссер В. С. Утенин, дирижер Н. А. Федоренко, балетмейстер Л. П. Фарбер, художник
Е. Н. Терлецкая, хормейстер Л. Ступалов{?).
«Кощеева загадка» Н. Греховодова. Режиссер В. П. Волков, дирижер и
хормейстер И. Е. Юркевич, художник Е. Н. Терлецкая, балетмейстер В. Шипачев*
«Девичий переполох» Ю. Милютина, либретто М. Гальперина и В. Типота по
одноименной пьесе В. Крылова. Режиссер М. Лукавецкий, дирижер Е. М. Лугов,
художник 3. Е. Лейзерук, балетмейстер Л. П. Фарбер, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Последний чардаш» И. Кальмана, либретто Г. Плоткина. Режиссер М. И.
Кларисов, дирижер Е. М. Лугов, художники В. П. Аксенов и Е. Н. Терлецкая, хореограф
К. В. Ставский, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Золотая труба» Е. Лугова, И. Казенина. Режиссер Ф. Яблоновский, дирижер Н. А.
Федоренко, балетмейстер Л. П. Фарбер, художник М. Левитская, хормейстер И. Е.
Юркевич.
1979/80
«Товарищ Любовь» В. Ильина, пьеса К. Тренева, стихи Ю. Рыбчинского.
Режиссер С. А. Пеньков, дирижер Е. М. Лугов, балетмейстер Л. П. Фарбер, художник В.
П. Аксенов, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Солнце Лондона» Ф. Комишела по пьесе А. Дюма-отца, либретто Н.
Константинеску. Режиссер С. А. Пеньков, дирижер К. Глущенко, художник Е. Н.
Терлецкая, балетмейстер Л. П. Фарбер.
«У опасной черты» (с правом первой постановки) Л. Лядовой, пьеса И. Петровой,
И. Берлянда, стихи И. Петровой. Режиссер С. А. Пеньков, дирижер К. В. Глушенко,
балетмейстер Р. Ткач, художник Е. Н. Терлецкая.
«Вечер балета» («Дивертисмент», одноактный балет «Барышня и хулиган» Д.
Шостаковича), либретто А. Белинского, хореография К. Боярского. Балетмейстер Л. П.
Фарбер, дирижер Н. А. Федоренко.
«Василий Теркин» А. Новикова. Режиссер И. Я. Ляхов, художник М. Бакшаев,
хормейстер И. Е. Юркевич, балетмейстер В.И. Щанкин.
1980/81
«Голубой Дунай» (балет) И. Штрауса — сына, либретто Н. Волковой в
сценической редакции М. Газиева. Балетмейстер Л. П. Фарбер, дирижер К. В. Глушенко,
художник В. П. Аксенов.
«Мистер Икс» И. Кальмана, пьеса И. Берлянда, И. Петрова. Режиссер С. А.
Пеньков, дирижер Е. М. Лугов, художники В.П. Аксенов и Е. Н. Терлецкая, балетмейстер
В. Наваева, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Я ушел из милых прерий» Дм. Иванова и В. Трифонова по мотивам повести В.
Химена «Трудно быть сержантом». Режиссер С. А. Пеньков, дирижер Е. М. Лугов.
«Принцесса из Марьиной рощи» Н. Богословского, либретто Дм. Иванова и В.
Трифонова. Режиссер И. Я. Ляхов, дирижер Е. М. Лугов.
«Старик Хоттабыч» Г. Гладкова. Режиссер И. Я. Ляхов, дирижер Е. М. Лугов.
«Ночь в Венеции» И. Штрауса, пьеса О. Шишмонина и А. Рустайкиса в
сценической редакции П. Гашпара (Венгрия). Режиссер В. Ф. Титенко, дирижер К. В.
Глушенко, художник Г. Ширлин, балетмейстер Л. П. Фарбер, хормейстер И. Е. Юркевич.
1981/82
«Два дня весны» И. Дунаевского, либретто Я. Костюковского и М. Слободского,
музыкальная редакция Р. Рохлина. Режиссер И. Я. Ляхов, дирижер Е. М. Лугов.
«Кошкин дом» П. Вальгардта, автор пьесы С. Маршак. Режиссер С. А. Пеньков,
хормейстер И. Е. Юркевич, художник Е. Н. Терлецкая, балетмейстер Ю. И. Букатин.
«Цыганский барон» И. Штрауса, драматург В. Шкваркин (по И. Шнитцеру).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Режиссер С. А. Пеньков, дирижеры Е. М. Лугов и Ю. Е. Проскуров, художники В. П.
Аксенов и Е. Н. Терлецкая, балетмейстер Л. П. Фарбер, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Жил-был ковбой» по повести В. Химена «Трудно быть сержантом», либретто и
стихи Д. Иванова и В. Трифонова. Режиссер С. А. Пеньков.
«Дон Сезар де Базан» В. Беренкова, пьеса К. Дюмаиуара и Г. Вальтера. Режиссер
С. А. Пеньков, дирижер Е. М. Лугов.
1982/83
«Холопка» Н. Стрельникова по пьесе Е. Геркена и В. Раппапорта. Режиссер Б. А.
Рябикин, дирижер Б. Г. Нодельман, художник Н. В. Севастьянов, балетмейстеры В. П.
Донцов и Л. П. Фарбер, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Все начинается с любви» («Старые дома») О. Фельцма на, пьеса Голубенко,
Сущенко и Хаита. Режиссер В. А. Курочкин, дирижер Б. Г. Нодельман.
«Семья Агабо» Г. Цабадзе по пьесе О. Иоселиани «Пока арба не перевернулась»,
либретто Э. Местницкого и Г. Аронова. Режиссер С. И. Ключко.
«Графиня Марица» И. Кальмана, пьеса К. Грекова и Г. Ярона. Режиссер Ю.
Гвоздиков, дирижер Ю. Е. Проскуров, художник Е. Б. Алтынов и В. Г. Сытник,
балетмейстер О. П. Егоров, хормейстер И. Е. Юркевич.
«Тетка Чарлея» О. Фельцмана по комедии Томаса Брандона, текст В. Полякова и
Р. Рождественского. Режиссер и художник В. Г. Сытник, дирижер Ю. Е. Проскуров.
«Происшествие на перекрестке» А. Макарова. Режиссер В. Топаллер, дирижер Б.
Г. Нодельман, художник В. Лысенко, балетмейстер М. Суворова*.
1983/84
«Беспокойное счастье» («Таежный соловей») (возобновление) Ю. Милютина,
пьеса Е. Помещикова и Н. Рожкова. Режиссер С. В. Курочкин, дирижер Б. Г. Нодельман,
хормейстер В.Н. Лезов, художник П. А. Бобров.
«Кружатся чайки» К. Кромского, либретто А. Гангова по представлению А.
Арбузова «Старомодная комедия». Режиссер Т. Д. Гогава, дирижер Ю. Е. Проскуров,
балетмейстер
В.
П. Давыдов.
«Страсти святого Микаэля» М. Самойлова, либретто И. Беляева и В. Валовой,
стихи Ю. Дынова. Режиссер В. Шестаков, дирижер Б. Г. Нодельман, художник М.
Иваницкий, балетмейстер И. Гафт, фехтовальные сцены — В. Рубан.
«Мадам! Поторопитесь. . . » Г. Седельникова, либретто Т. Чередниченко и М.
Кушнирского-Доброславского по рассказу А. Чехова «Медведь». Режиссер Е. Л. Воль,
дирижер Б. В. Чебоксаров, хормейстер В. Н. Лезов, балетмейстеры В. П. Давыдов,
художник П. А. Бобров*.
1984/85
«Вчера закончилась война» В. Ильина по пьесе В. Ежова, стихи А. Вратарева.
Режиссер Ю. А. Петров, дирижер Б. В. Чебоксаров, художники П. А. Бобров и К. В.
Андреев, балетмейстер В. П. Давыдов, хормейстер В. Н. Лезов.
1985/86
«Три невесты для пожилого человека» А. Журбина, либретто Г. Фере по пьесе А.
Галина «Ретро». Режиссер Ю. В. Чернышев, дирижер В. И. Прасолов, балетмейстер В. П.
Давыдов, художник К. В. Андреев.
«Клоп» В. Дашкевича, либретто Ю. Кима. Режиссер Ю. В. Чернышев, дирижер Н.
А. Федоренко, художник П. А. Бобров, балетмейстер Э. Букайтис.
«Дом моделей» В. Лебедева. Режиссер Н. Прокофьев, дирижеры В. Ермошкин и Н.
А. Федоренко, художник К. Андреев, балетмейстер В. П. Давыдов*.
«Сорочинская ярмарка» А. Рябова, Л. Юхвида и М. Аваха. Режиссер Ю.
Чернышов, дирижер В. И. Прасолов, художник Ю. Щебланов*.
«Арена» И. Кальмана по пьесе Ю. Браммера и А. Грюн вальда «Принцесса цирка»,
перевод П. Мелковой. Режиссер Ю. А. Петров, дирижер В. И. Прасолов, художник П. А.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Бобров.
«Исповедь» (спектакль-концерт) на музыку В. Высоцкого, Б. Окуджавы, А.
Розенбаума, А. Макаревича, А. Петрова. Постановщик Е. Л. Воль, руководитель
инструментального ансамбля Е. М. Дрейцер.
«Ох, уж этот царь Горох» А. Дериева. Режиссер В. Шапкин, дирижер В. И.
Прасолов, Н. А. Федоренко, художник И. Мошкевич, балетмейстер В. П. Давыдов*.
19877/88
«Герцогиня Лефевр» А. Кремера по мотивам пьесы В. Сарду. Пьеса и стихи И.
Прута и А. Дмоховского. Режиссер М. М. Бурцев, дирижер К. А. Царев.
«Свадьба в Малиновке» Б. Александрова, либретто Л. Юхвида и М. Аваха.
Режиссер М. М. Бурцев, дирижер В.И. Прасолов.
«Али-Баба и сорок разбойников» В. Смехова, В. Берковского, С. Никитина.
Режиссер-постановщик и балетмейстер Вл. Дружинин.
«Граф Люксембург» Ф. Легара, либретто А. Вильнера и Р. Бодански (перевод с
немецкого Н. Рубинштейна). Режиссер М. М. Бурцев, дирижеры К. А. Царев и В. И.
Прасолов, балетмейстер Л. П. Фарбер, художник В. Архипов.
«Кабаре» Д. Кэндера по пьесе Д. Мастероффа (перевод М. Гордеевой). Режиссер Е.
Л. Воль, дирижер В. И. Прасолов.
«Белая акация» И. Дунаевского. Режиссер М. М. Бурцев, дирижер В. И. Прасолов,
балетмейстер Л. П. Фарбер, художник О. Д. Чербаджи, хормейстер Т. В. Соколова.
«Король уродов» В. Ильина, либретто Ю. Рогозы по роману В.Гюго «Собор
Парижской богоматери». Режиссер Е. Л. Воль, дирижер К. А. Царев, художник Г. Фомин,
балетмейстер Э. Смирнов.
«Ты будешь меня любить» Б. Синкина, пьеса и стихи Р. Богутского. Режиссер Е.
Л. Воль, дирижер К. А. Царев, балетмейстер Э. Смирнов.
«Джельсомино в стране лжецов» В. Шаинского, сценарная версия произведения
Д. Родари драматурга А. Гангова. Режиссер М. М. Бурцев, дирижер К. А. Царев,
художники А. Кукинова и Н. Маслов, балетмейстер М. Лепилина*.
1989/90
«Пенелопа» А. Журбина, либретто Б. Рацера и В. Константинова. Режиссер А. Я.
Казинер, дирижер И. Юзефович, художник Г. Фомин.
«Девушка с ребенком» М. Самойлова, либретто А. Яковлева по комедии В.
Шкваркина «Чужой ребенок». Режиссер А.Я. Казинер, дирижер С. Баукин, художник А.
Караульный, балетмейстер Н. 3. Громов.
1990/91
«Венские встречи» И. Штрауса, либретто Г. Вьекера. Режиссер В. И, Хованский,
дирижер С. Баукин, балетмейстер Л. Акинина, художник М. Емельянова, хормейстер В. Н.
Лезов.
«Сильва» И. Кальмана, либретто Б. Иенбах и Л. Штейна. Режиссер В. И.
Хованский, дирижер Е. И. Вакс, балетмейстер Л. Акинина, художники Г. Косарева и В. Д.
Гаан, хормейстер В. Максимов.
1991/92
«Веселая вдова» Ф. Легара. Режиссер М. М. Бурцев, дирижер Е. И. Вакс.
«Остров сокровищ» С. Баневича по роману Р. Стивенсона. Режиссер Л. Э.
Халифман, дирижер С. Баукин, художник В. Д. Гаан.
«Не пришить ли старушку?» («Дорогая Памела») М. Самойлова, либретто Ю.
Дынова и В. Валова. Режиссеры В. Г. Милков и Ю. А. Андрушко.
«Ваш ход, королева!» А. Журбина, по пьесе Э. Скриба «Стакан воды».
Художественный руководитель постановки К. Стрежнев, режиссер Д. Белов, дирижер С.
Баукин, художник С. Юсупов, балетмейстер Л. Акинина.
«Фаворитъ» М. Самойлова. Режиссер Я. И. Сонин, дирижер Е. И. Вакс.
«Король вальса» И. Штрауса, пьеса М. Волковой и Л. Тарского, музыкальная
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
редакция В. Сац. Режиссер Я. И. Сонин, дирижер Е. И. Вакс, художник В. П. Аксенов,
балетмейстер А. Лян, художник по костюмам Е. Чех, хормейстер Н. М. Факторович.
«Век живи — век люби» («Долгожитель») В. Дмитриева. Режиссер В. Николаев,
дирижер В. Я. Хвилько, художник М. Емельянова, балетмейстер Р. Хованская*.
«Лесная история» Ю. Поломского. Режиссер Г. Бойко, дирижер Е. И. Вакс,
художник М. Емельянова, балетмейстер Р. Хованская.
1993/94
«Дон Жуан в Севилье» М. Самойлова, драматург С. Алешин. Режиссер Я. И.
Сонин, дирижер Е. И. Вакс, художник П. Аксенов, художник по костюмам Е. Чех,
балетмейстер Г. Черепанова.
«Гость из Африки» П. Саблина. Режиссер В. И. Хованский, дирижер В. Я.
Хвилько, художник Е. Чех, балетмейстер Р. Хованская.
1994/95
«Гусар из КГБ &r