close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

25.CМЭ 4 2010 стр.47-50 Этапы возникновения и формир. представл. по проблеме трудоспособности

код для вставкиСкачать
Cудебно-медицинская экспертиза, 4, 2010г, стр.47-50
Этапы возникновения и формирования представлений по проблеме
трудоспособности
Член-корр.РАМН Ю.И.Пиголкин, к.м.н Г.В.Золотенкова, к.м.н. Г.Х.Романенко
Кафедра судебной медицины (зав.–член-корр., проф.Ю.И.Пиголкин) Московской медицинской
академии им.И.М.Сеченова
Затронута одна из нерешенных проблем: научно-исследовательской работы в области судебно-медицинской
экспертизы тяжести вреда здоровью, а именно четкого единообразного понимания термина «трудоспособность». проведен аналитический обзор исторических предпосылок возникновения как самого
«экономического критерия», так и «Таблиц процентов утраты трудоспособности» при определении степени
причиненного вреда здоровью. Проведен анализ данных литературы, позволяющий оценить различные
точки зрения относительно правомерности и целесообразности их использования.
Ключевые слова: судебная медицина, вред здоровью, общая трудоспособность, профессиональная трудоспособность
В соответствии с произошедшей в 90-е годы прошлого столетия переоценкой
ценностей в России личность, ее права и свободы приобрели приоритетное значение в
триаде «государство, общество, личность»; человек, его права и свободы объявлены
«высшей ценностью» (статья 2 Конституции Российской Федерации).
Жизнь и здоровье – это неимущественные блага, обеспечивающие физическое
благополучие (целостность) личности, принадлежащие лицу от рождения, неотчуждаемые и не переедаемые иным способом.
Историческая эволюция определения или понимания здоровья подробно описана
Сигеристом [3]. Именно он впервые предложил воспринимать здоровье не только как
физическое или душевное состояние человека, но и как социальное явление.
Впервые официально о здоровье как одном из объектов неотчуждаемых социально-экономических прав человека было официально заявлено на международной конференции по учреждению ООН в Сан-Франциско в 1945 г. Именно тогда в статье 55 Устава ООН здоровье упомянуто в числе международных экономических, социальных и
смежных проблем, позднее получивших название прав и свобод человека и гражданина,
решению которых обязалась содействовать эта всемирная организация. 22 июля 1946 г.
в Нью-Йорке был подписан Устав ВОЗ, вступивший в силу 7 апреля 1948г. Преамбула
Устава гласит: «Здоровье» – это состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие недомогания и болезней…».
В российском уголовном праве здоровье понимается несколько иначе, чем в философском и медицинском смысле. Социальное благополучие как часть здоровья личности не является объектом уголовно-правовой охраны. В определенных случаях при причинении вреда здоровью определенной тяжести данное благо может подвергаться нарушению, например, в результате неизгладимого обезображивания лица, лишения трудоспособности. Однако в таких ситуациях речь идет о нарушении социального благополучия как о последствии, которое напрямую не вытекает из общественно опасного посягательства и соответственно находится за пределами состава преступления. Тем не менее,
посягая при телесных повреждениях непосредственно на здоровье человека, преступник
посягает и на определенные общественные отношения, так как в результате этого человек не может нормально жить, быть здоровым, трудиться, следовательно, не может активно участвовать в общественной жизни.
2
Еще Аристотель определял человека как «политическое животное», тем самым
подчеркивая наличие в нем двух начал: биологического и социального [2], т.е. человек
не просто биологический вид, а в первую очередь – субъект общественных отношений.
Исходным пунктом понимания человеческой сущности является трактовка человека как
субъекта трудовой деятельности, на основе которой формируются и развиваются социальные отношения. Вся история цивилизации есть не что иное, как постоянная деятельность людей, ориентированная на достижение материальных и духовных благ [15]. При
изучении человека как субъекта труда выделяются свойства, необходимые для продуктивного выполнения тех или иных видов деятельности и для функционирования в этих
видах конкретных систем знаний, навыков, умения. В совокупности этих свойств человека как субъекта труда и главной производительной силы общества важное место занимает трудоспособность.
Утрата трудоспособности может наступить вследствие различных заболеваний,
травматических повреждений. Еще в Древней Греции и Римской империи судействовали организации взаимопомощи в рамках профессиональных коллегий, которые занимались сбором выплатой средства при наступлении несчастного случая, получении травмы, утрате трудоспособности вследствие длительного заболевания или увечья. В Средние века защитой населения в случае болезни или наступления инвалидности занимались цеховые или ремесленные гильдии (союзы) и церковь. Влияние повреждения на
трудоспособность потерпевшего учитывалось издавна и старым Российским законодательством («Русская правда», «Соборное Уложение 1649», «Уложение о наказаниях
уголовных и исправительных 1845 года»). В дореволюционной России компенсация рабочим, получивших увечье при несчастных случаях на производстве обеспечивалось: 1)
общими гражданскими законами; 2) специальными законами об ответственности предпринимателей за увечья и смерть рабочих; 3) различными видами страхования [12, 14,
16, 18].
Более подробно нам хотелось бы остановиться на истории принятия закона 1903г.
о страховании рабочих, так как именно с его принятием непосредственно связано внедрение процентной системы в судебно-медицинскую экспертизу утраты трудоспособности. В начале ХХ века в связи с быстрыми темпами развития промышленного производства на основе машинной техники, ростом числа рабочих, занятых трудом по найму,
особенно актуальной стала проблема социального обеспечения получивших увечья на
производстве. Основой для работы над проектами по данному вопросу стали в первую
очередь европейские страховые законы, в частности, немецкие.
Исторически первая систем государственного медицинского страхования была
введена в Германии в годы правления канцлера Отто Бисмарка. В 1883 г. был издан первый государственный закон об обязательном больничном страховании рабочих, в 1884г
– закон о страховании от несчастных случаев в 1889г – закон о страховании на случай
старости и инвалидности. Эта система получила название бисмарковской. Она представляла собой серию специальных законов о страховании рабочих по случаю болезни,
от несчастных случаев, по инвалидности и старости. В основу указанных законодательных актов был положен следующий принцип: здоровье – капитал, увеличивающий эффективность общественного труда. Поэтому главной характерной чертой медицинских
услуг этой модели рассматривается случайный потенциальный спрос, связанный с
риском потери здоровья и трудоспособности. При этом труд понимается как один из
важнейших производственных факторов – «винтик» общественного производства, вероятность «поломки» которого следует минимизировать. Таким образом, в бисмарковской
модели здоровье играет по отношению к труду ту же роль, что и капитал. Здоровье по-
3
вышает эффективность труда, стоимость так называемого «человеческого капитала»
[16].
Завершающим этапом длительной обработки над проектами стал 1902г, когда в
России окончательно были доработаны «Правила об индивидуальной ответственности
предпринимателей». Зконопроект 1902г получил одобрение Государственного совета и
был подписан царем 2 июня 1903г. Данный закон гарантировал определенные вознаграждения, как увечным рабочим, так и их семьям в случае потери кормильца. 5 июня
1904г Министерством внутренних дел были утверждены: «Правила к руководству определения ослабления или утраты трудоспособности от телесных повреждений вследствие
несчастных случаев». Эти правила были разработаны медицинскими советами. К правилам были приложены таблицы, или, как их тогда называли, тарифы, в которых каждому
дефекту в организме (увечью) соответствовал определенный процент утраты трудоспособности, выраженный в цифрах.
Все процентные данные за то или иное повреждение в законе от 2 июня 1903г
взяты целиком с образцов Германии и Австрии. Согласно германскому определению
«рента» (временное вознаграждение) не является вовсе наградой за перенесенные боли,
а возмещает материальные потери пострадавшего [8]. В основу процентного определения утраты трудоспособности был положен оценочный метод, который зависит исключительно от определения выраженных объективных признаков повреждений, почти не
касаясь тех последствий увечья, которые могут быть определены лишь после исследования субъективных условий. В этой связи уже в 1093г Государственный совет сделал
замечания к таблицам, а именно «степень ослабления трудоспособности определяется
применительно к прилагаемой таблице. Цифры этой таблицы имеют значение лишь
средних величин. В каждом частном случае могут быть повышаемы и понижаемы в связи с особенностями данного повреждения и самого потерпевшего» [8]. В каждом отдельном случае правила требовали учитывать возраст, пол, общее состояние здоровья,
крепость и слабость организма, его особенности, склонность к заболеванию и т.д., и
особенно род занятий пострадавшего.
Таким образом, в России впервые в 1904г были официально установлена процентная система определения степени утраты трудоспособности. Степень утраты трудоспособности выражалась процентом, т.е. цифрой, определяющей способность рабочего
к профессиональному труду с учетом его специальности.
23 июня 1912г третья Государственная Дума приняла Закон об обязательном медицинском страховании работающих, в соответствии с которым была введена система
больничных касс. Доверенные врачи страховых товариществ и больничных касс единолично проводили экспертизу и устаналивали степень утраты трудоспособности в процентах по таблицам, изданным в дополнение к закону 1903г и переработанным
П.И.Кедровым и др.
18 февраля 1919г был принят Декрет СНК РСФСР о передаче всей лечебной части бывших больничных касс Народному комиссариату здравоохранения. В стране были
введены социальное страхование и социальное обеспечение с врачебно-трудовыми экспертными комиссиями (ВТЭК). Первое время они также пользовались упомянутой выше процентной системой определения утраты трудоспособности. Но после ряда реформ
в 1932г органы социального обеспечения отказались от процентного определения степени утраты трудоспособности и перешли к описательной рациональной системе с тремя
группами инвалидности.
В судебно-медицинской экспертизе трудоспособности процентная система ее
определения осталась неизменной. И если Уголовный кодекс (УК) РСФСР 1922г, почти
полностью повторявший классификацию телесных повреждений Уголовного уложения
4
1903г, не учитывал в диспозиции соответствующих статей влияние повреждения на
трудоспособность потерпевшего, УК РСФСР 1926г снова ввел в действие экономический принцип. Статья 142 этого кодекса заканчивалась словами «…и иное расстройство
здоровья, соединенное со значительной потерей трудоспособности», что обсуждалось
как юристами, так и судебными медиками. Дебаты юристов велись по вопросу о целесообраности введения экономического критерия. В литературе высказывались и принципиально противоположные точки зрения [5-7, 19]. Например, И.С.Ной [10] писал, что
признак утраты трудоспособности введен в законодательство необоснованно, так как,
прежде всего, отсутствуют научно обоснованные данные, которые могли быть положены в основу классификации степени потери трудоспособности как результата преступных посягательств против здоровья. Тем не менее, введенный принцип используется как
квалифицирующий критерий при определении степени утраты трудоспособности и в
настоящее время.
В течение ряда лет судебно-медицинские эксперты того времени старались улучшить таблицы для определения степени утраты трудоспособности. Так, в 1928г
Н.Л.Поляков предлагает перечень болезней и последствий повреждения для определения степени длительной утраты способности к труду. Н.С.Бокариус в 1930г рекомендует
пользоваться именно процентным методом определения степени утраты трудоспособности и предлагает руководствоваться тремя таблицами: двумя – П.И.Кедрова и третьей
– доктора Рощевского, которые, по его мнению, дополняют друг друга. Я.Л.Лейбович
дает образец медицинского свидетельства и приводит таблицы, которые по существу
являются пересказом правил 1904г.
Кроме того, в связи с тем, что закон не содержал и до сих пор не содержит какихлибо конкретных определений самого понятия трудоспособности, различные авторы
формулировали его по-разному [9]. Часть экспертов и юристов, несмотря на незначительные различия в своих формулировках, главным в определении трудоспособности
считают соответствие функциональных возможностей организма требованиям профессионального труда. Например, Н.В.Попов подчеркивал, что суд разбирает не абстрактное явление, а вполне реальный жизненный факт, касающийся двух сторон – обвиняемого и потерпевшего, и для суда важно, какая утрата трудоспособности произошла
именно у этого потерпевшего, так как «государство тратит громадные средства на образование…». Но кроме лиц, имеющих квалификацию, существуют еще дети, старики,
инвалиды и домашние хозяйки, для которых он рекомендует учитывать и общую трудоспособность [20]. Н.А.Вигдорчик [4], один из признанных авторитетов в этой области,
также трактует трудоспособность как соотношение между совокупностью рабочих
функций человека, с одной стороны, и требованиями, которые предъявляет к человеку
профессиональный труд, – с другой. Под профессиональной трудоспособностью он понимает, способность к труду в своей профессии. На I Международном совещании специалистов социалистических стран по врачебно-трудовой экспертизе (Бухарест, 1961)
под трудоспособностью предложили понимать такое состояние организма, при котором
совокупность физических и духовных возможностей позволяет выполнять работу определенного объема и качества.
Другие специалисты (М.И.Райский [13], А.И.Шибков, В.А.Маврицкий и др.) высказывались за учет так называемой общей трудоспособности, так как перед «законом
все равны» и закон предусматривает трудоспособность общую, имеющую корни в общей патологичности случая [20].
В изученной литературе встречается различное толкование и понятия «общая
трудоспособность». М.И.Авдеев [1] определяет общую трудоспособность как способность к неквалифицированному труду. А.Ф.Третьяк – как способность выполнять вся-
5
кую работу в обычных условиях труда, А.Т.Горелик – как способность выполнять самый элементарный труд и прежде всего работу по самообслуживанию [9]. В учебнике
«Судебная медицина» под редакцией В.Н.Крюкова (1998) общая трудоспособность также определяется как способность к неквалифицированному труду и самообслуживанию.
В этой связи возникает вопрос, каковы характер и объем человеческой деятельности,
включаемые в понятие «самообслуживание».
В рамках проведения медико-социальной экспертизы способность к самообслуживанию расценивается как способность самостоятельно удовлетворять основные физиологические потребности, выполнять повседневную бытовую работу и соблюдать
личную гигиену. Оценка ограничения способности к самообслуживанию включает в себя определение трех степеней выраженности.
Помимо этого, понимая под общей трудоспособностью способность лица производить работу непрофессионального характера, нужно иметь в виду, что непрофессиональный труд не следует смешивать с понятием «неквалифицированный». Всякий неквалифицированный труд, связанный с выполнением обязательных рабочих норм (время, нагрузка, качество, ритм), в том числе и труд неквалифицированного рабочего, ест ь
труд профессиональный [9]. Не следует забывать, что трудоспособность – категория историческая, видоизменяющаяся с развитием производства и общественной организации
трудовых процессов. С обобществлением производительных сил, техническим прогрессом и повышением роли науки в их развитии стираются существенные различия между
физическим и умственным трудом, происходят глубокие изменения в самом человеке
как субъекте труда. Возрастает и усложняется роль психической регуляции трудовых
действий. По мере коренного изменения и отмирания общественного разделения труда
происходят заметные существенные изменения всей совокупности признаков профессиональной трудоспособности, о чем свидетельствует, например, тот факт, что диагностическая шкала мышечных усилий постепенно заменяется новой диагностической шкалой
психофизических напряжений, общих для самых разнородных профессий. В дальнейшем эта тенденция должна усиливаться, что означает известное приближение профессиональной трудоспособности к общей. Вместе с тем в так называемую элементарную деятельность все более начинают входить, наряду с физическими, предметными, действия
умственные; показателем общей трудоспособности оказываются определенные симптомы обучаемости и другие проявления общего механизма развития. Таким образом, общая трудоспособность человека является продуктом его индивидуальнопсихологического развития в конкретных социальных условиях, а вместе с тем одной из
самых постоянных характеристик человека как субъекта и личности.
В заключение хотелось подчеркнуть, что судебно-медицинская экспертиза до сего
времени не имеет не только четко выработанной методологии и методик для проведения
такого рода экспертиз, но даже единых точек зрения по этому разделу деятельности.
Поэтому, на наш взгляд, имеются все предпосылки для разработки новых методических
подходов в производстве экспертиз, связанных с утратой трудоспособности.
ЛИТЕРАТУРА
1. Авдеев М.И. Курс судебной медицины. М. 1959; 455.
2. Аристотель. Сочинение. Т.4. М 1984; 378.
3. Брижит Т. Право на здоровье. Теория и практика. М 2001; 22.
4. Вигдорчик Н.А. Методика врачебно-трудовой экспертизы. Л 1948; 10.
6
5. Владимирский Н.В. Определение степени тяжести телесных повреждений. Социалистическая законность. 1953; 10; 33.
6. Гуревич Л.И. Борьба с телесными повреждениями по советскому уголовному праву: Автореф.дис. …канд.юрид.наук. М 1950.
7. Жижиленко А.А. Преступления против личности. М 1927; 40-41.
8. Кедров П.И. Врачебная экспертиза и таблицы для определения трудоспособности. М 1911;
242.
9. Козлов В.В. Основы экспертной оценки тяжести повреждений. Саратов 1968; 172.
10. Ной И.С. Критерии умышленного тяжкого телесного повреждения без отягчающих обстоятельств по УК РСФСР. В кН.: Ученые записки Саратов. Юридич.ин-та им. Д.И.Курского.
Вып.8. Саратов 1959.
11. Пирогова К.Е. процентная система в судебно-медицинской экспертизе утраты трудоспособности: Сборник научных статей. Вып.5. Одесса 1957.
12. Пресс А. Защита жизни и здоровья рабочих на фабриках и заводах. Ст-Петербург 1891; 11.
13. Райский М.И. Судебная медицина. М1953.
14. Сборник документов по истории отечественного уголовного права и процесса: Учебное пособие. Екатеринбург 1997; 172.
15. Спиркин А.Г. Философия: Учебник. М 1998; 816.
16. Страховое обозрение: Ежемесячный журнал страховых знаний и вопросов. Ст-Петербург
1900; 2:717.
17. Трегубов С.Л. Методика и практика судебно-медицинской экспертизы нетрудоспособности.
М 1960.
18. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1985 года. Ст-Петербург; 846-850.
19. Федоров М.И. К вопросу об оценке тяжести телесных повреждений. В кН.: Ученые записки
Пермского ун-та. Пермь 1957; 1:4: 198.
20. Черненко Л.В. Стойкое понижение трудоспособности как критерий тяжести несмертельных
телесных повреждений. В кН.: Сборник научных работ сотрудников кафедры судебной медицины ЛИУВ и судебных медиков Ленинграда. Л 1957; 10: 213-221.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
12
Размер файла
154 Кб
Теги
возникновения, этап, трудоспособности, 2010, формир, представляю, стр, проблемы, cмэ
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа