close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

169.Судебно-медицинская характеристика и диагностика выстрела и повреждений из гладкоствольного огнестрельного оружия

код для вставкиСкачать
Министерство здравоохранения РСФСР
ЛЕНИНГРАДСКИЙ САНИТАРНО-ГИГИЕНИЧЕСКИЙ
МЕДИЦИНСКИЙ ИНСТИТУТ
В.И. БЕЛЯЕВ
СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И
ДИАГНОСТИКА ВЫСТРЕЛА И ПОВРЕЖДЕНИЙ ИЗ
ГЛАДКОСТВОЛЬНОГО ОГНЕСТРЕЛЬНОГО
ОРУЖИЯ
Автореферат диссертации
на соискание ученой степена
доктора медицинских наук
Ленинград — 1951
Русские исследователи еще в начале прошлого столетия уделяли большое
внимание проблемам судебной травматологии, в частности изучению проблемы
огнестрельной травмы.
Большой научный интерес представляют исследования в области
экспертизы огнестрельных повреждений великого хирурга Н.И П и р о г о в а,
изложенные в его трудах от 1849 и 1865 гг. («Отчет о путешествии по Кавказу,
содержит полную статистику ампутаций, статистику операций, произведенных
на поле сражения и в различных госпиталях России с помощью
анестезирования, опыт и наблюдения над огнестрельными ранами и прочее» и
«Начала общей военно-полевой хирургии»). Нельзя обойти молчанием и труд
Н. Щ е г л о в а (1879) «Материал к судебно-медицинскому исследованию
огнестрельных повреждений». В этом исследовании подвергнуто резкой
критике положение зарубежных авторов о динамике выстрела и судебномедицинской диагностике повреждений из гладкоствольного оружия. С
чувством патриотической гордости необходимо отметить также серию
блестящих работ по огнестрельной травме русских военно-полевых хирургов
конца прошлого столетия и начала текущего ( П а в л о в , Т и л е , И л ь и н ;
Т а у б е р , Б о р н г а у п т , Л е в ш и н). В особую группу исследований должны
быть выделены замечательные работы русских исследователей материальной
части как нарезного, так и гладкоствольного оружия ( М о с и н , Б у т у р л и н ,
Б л а г о н р а в о в , В ё н т ц е л ь и др.).
За последние 30 лет мы имеем выдающиеся достижения в области
судебно-медицинской
баллистики.
Ряд
выдающихся
исследований
отечественных авторов, монографий и диссертаций посвящен актуальнейшей и
ведущей проблеме — судебно-медицинской диагностике огнестрельной травмы
(Иг на товский, Бокариус, Ра йс кий, Попов, Че рва ков, Эйд лин,
П р и л у ц к и й , С л е п ы ш к о в, С а п о ж н и к о в ) . Как на особое достижение
советских исследователей следует указать, что они одновременно с изучением
судебно-медицинской проблемы огнестрельных повреждений изучали также и
медико-криминалистические проблемы судебной баллистики.
Следует отметить, что большинство работ советских, а также
иностранных авторов посвящено исследованию повреждений, наносимых из
нарезного огнестрельного оружия полуавтоматического и автоматического
действия и изучению идентификации названного оружия. Изучению
гладкоствольного оружия и повреждений из него уделялось недостаточно
внимания, как в отношении изучения медицинской картины повреждения, так и
вопросов медико-криминалистического порядка.
Между тем, вопросы судебно-медицинской оценки и диагностики
признаков выстрела и характера повреждений из гладкоствольного оружия
весьма актуальны и представляют большой интерес с точки зрения судебномедицинской практики. Громадное развитие охотничьих промыслов на
необъятных просторах нашей родины и значительный интерес, проявляемый у
нас к стрелковому спорту, способствуют распространению среди населения
различных образцов гладкоствольного оружия и в первую очередь образцов
отечественного производства. В порядке критики необходимо подчеркнуть, что
изучение ранения из нашего современного гладкоствольного оружия до
последнего времени не было проведено, в связи с чем ответы на запросы
следственных органов в отношении оценки следов действия оружия и
характера повреждений встречают большие трудности, а нередко сопряжены с
досадными и крупными ошибками со стороны экспертов.
В задачи данной работы входит:
а) изучение судебно-медицинской картины телесных повреждений, наносимых
из различных моделей гладкоствольного оружия отечественного производства;
б) разрешение на основании экспериментальных наблюдений и секционной
картины ряда вопросов криминалистического порядка;
в) изучение и характеристика динамики выстрела и особенностей повреждений
из некоторых самодельных образцов гладкоствольного оружия.
Материалами для нашей работы послужили 180 случаев огнестрельных
повреждений из гладкоствольного оружия, которые были собраны нами в
течение ряда лет. Кроме того, нами произведено 435 экспериментальных
выстрелов в различные объекты с последующим судебно-медицинским и
химическим исследованием последних.
Мы считали также необходимым для освещения некоторых медикокриминалистических вопросов провести опытные выстрелы из дефектных
видов гладкоствольного оружия и встречающиеся в следственной практике
выстрелы из патронов (без оружия).
В итоге исследования секционного материала и многочисленных
экспериментальных
наблюдений
над
действием
отечественного
гладкоствольного оружия мы считаем возможным сделать нижеследующие
выводы:
1. Ружье марки ТОЗ-32 32-го калибра дает абсолютно компактное
действие дроби на дистанциях до 20 см. Относительно компактное действие
наблюдается на дистанциях до 1—2 м, но уже на дистанции в 1 м возможны
поражения в виде осыпи. Отдельно действующие дробинки дают поражения от
единичных до множественных, и располагаются они в окружности основного
отверстия по кольцу шириною не более 1,5 см. При действии в виде осыпи
занимаемая повреждениями площадь на дистанции в 1 м невелика (7 X 7,5 см).
С увеличением дистанции площадь поражений постепенно возрастает и уже на
дистанции в 5 м иногда превышает любую поверхность туловища взрослого
человека. На дистанции в 20 м встречаются поражения лишь отдельными
дробинками. При выстрелах в шею и конечности компактно действующая
дробь обычно образует сквозные ранения с широкой раневой полостью и
застреванием дробинок и пыжей. На дистанции в 20 м дробинки
обнаруживались уже в коже без образования каналов. Входные отверстия, как
правило, бывают округлой и овальной формы, на дистанциях до 10—20 см —
они менее 2 см, но не менее 0,9 см; с увеличением расстояния они
увеличиваются.
Закапчивание обычно имеет место и при выстрелах в упор, притом в виде
округлого, темного, отграниченного пятна. Интенсивное закапчивание
наблюдается на дистанциях до 10 см. Вообще же копоть, хотя бы в виде следов,
определяется до дистанции в 2 м. Образование пергаментного пятна вокруг
входного отверстия получается до дистанции в 20 см, причем на дистанциях от
1 до 5 см площадь его совпадает с основным пятном копоти. Импрегнация
порошинок, как и копоть, имеют место до дистанции в 2 м, причем на
дистанции до 20 см располагается она в окружности входного отверстия по
кольцу шириною до 2,5 см. На дистанциях от 50 до 100 см площадь действия
порошинок резко увеличивается, но порошинки обнаруживаются как
единичные, а иногда лишь прилипают к коже.
При выстрелах в покрытое одеждой тело кожа закапчивается на
дистанциях до 20 см. На дистанциях до 5 см наблюдается образование
пергаментного пятна, а до 75 см — импрегнация порошинок. Края отверстий на
одежде обугливаются на дистанциях до 20 см, распространенное сгорание и
обугливание ворса происходит на дистанциях до 50 см, а гнездные выгорания
от отдельных горящих порошинок — на дистанциях до 1 м.
2. Ружье марки ИЖ-5 16-го калибра дает абсолютно компактное действие
дроби на дистанциях до 50—75 см, а относительно компактное — до 2—3 м.
Отдельно действующие дробинки в начале располагаются вокруг входного
отверстия по кольцу шириною 0,7—1,8 см, которое постепенно расширяется,
притом максимум до 4 см. С дистанции выстрела в 1 м наблюдаются
единичные поражения и вне этого кольца. При действии дроби в виде осыпи
повреждения уже на дистанции 3—5 м занимают значительную площадь;
вместе с увеличением расстояния выстрела она также увеличивается и на
дистанции 10 м уже не вмещается на задней поверхности тела взрослого
человека; на дистанциях до 20 м поражения к тому же могут быть в весьма
ограниченном числе.
При выстреле в шею и конечности компактно действующая дробь обычно
образует сквозные ранения с широкой раневой полостью, с застреванием
дробинок и пыжей. В случаях поражения в виде осыпи глубина проникания
дробинок крайне разнообразна: уже на дистанции в 5 м отдельные дробинки
застревают в коже, тогда как другие даже на дистанции 20 м проникают в
полости. Входные отверстия бывают обычно овальной или круглой формы, на
дистанциях до 20 см — не более 2,7 см, а чаще менее 2, но не менее 1 см. С
дальнейшим увеличением дистанции выстрела величина отверстий возрастает,
но на дистанциях в 2—3 м вновь уменьшается.
Закапчивание при выстрелах в открытое тело наблюдается на дистанциях
до 75 см; оно бывает отчетливо выражено на дистанциях до 20 см.
Пергаментация происходит на дистанции в 50 см; на дистанциях до 10 см она
по площади соответствует основному пятну копоти, а затем становится меньше.
Импрегнация порошинок имеет место до дистанции в 2 м, причем густо
внедрившиеся порошинки наблюдаются на дистанции до 75 см. На дистанциях
до 10 см порошинки располагаются в окружности отверстия по кольцу с
максимальной шириной его 2,5 см.
При выстрелах в покрытое одеждой тело закапчивание кожи имеет место
на дистанции до 20 см, пергаментация — до 5 см, а внедрение в кожу
порошинок — до 75 см. Обугливание краев отверстия, а также сгорание и
обугливание ворса на одежде наблюдаются на дистанциях до 75 см; на
дистанциях 50—75 см отмечаются гнездные обугливания «шинельного сукна
от действия отдельных горящих порошинок.
3. Ружье марки ИЖ-Б-36 16-го калибра (правый ствол цилиндрической
сверловки, а левый — чок). Левый ствол при выстреле в открытое и покрытое
одеждой тело с зарядом дымного пороха абсолютно компактное действие дает
до дистанции в 20 см, а относительно компактное — до 1—3 м. Число
обособляющихся дробинок постепенно возрастает и поражения от них
располагаются по постепенно расширяющемуся кольцу до 3,5 см шириною. На
предельных для компактного действия дроби дистанциях возможны поражения
отдельными дробинками вне этого кольца. Входные отверстия бывают
преимущественно неправильно овальной или округлой формы, а величина их
варьирует от 1,4X2 до 4,5X7 см. Действуя исключительно в виде осыпи, дробь
№ 3 и № 5 занимает постепенно увеличивающуюся площадь от 13X13,5 до
87X49 см. Раневой канал при компактном действии дроби обнаруживается
обычно в виде широкой полости и, как правило, с пыжами и дробинками.
Глубина проникания дробинок при действии в виде осыпи не велика: на
дистанции в 20 м обычно не глубже слоя подкожной клетчатки; уже на
дистанции в 2 м отмечалось застревание дробинок в одежде или в коже.
При выстрелах в открытое тело закапчивание определяется на
дистанциях до 75 см., пергаментация — до 10 см, при том несколько меньше
основного пятна копоти, а действие порошинок — до 3 м.
Отверстия на таких предметах одежды, как байка и маде-полам, при
компактном действии дроби получаются преимущественно лоскутного
характера до 8 см величиною. Обугливание краев отверстия происходит на
дистанциях до 75 см, сгорание и обугливание ворса — до.50 см, а гнездные
выгорания от отдельных порошинок — до 2 м. Копоть на одежде отмечалась на
дистанциях до 1 м, а под нею на коже — до 50 см, пергаментация — до 5 см,
импрегнация порошинок — до 2 м; порошинки были единичными и
располагались по узкому кольцу у входного отверстия.
Выстрелы в упор ведут к образованию отпечатка дульного среза на коже
и одежде и закапчиванию одежды в глубине в виде отпечатка дульной
плоскости оружия.
Заметно влияние бумажной гильзы в сторону увеличения дистанции
компактного действия заряда и повышения пробивной его способности.
При выстрелах как тем, так и другим стволом с бездымным порохом
абсолютно компактное действие снаряда происходит на дистанциях до 50 см —
1 м , а относительно компактное — до 2—5 м. Действие выстрела весьма
разрушительно, часто с большим входным, а особенно выходным отверстием и
раневой полостью вместо канала. Входные отверстия на одежде также большие
и всегда больше отверстии на теле. На дистанциях в 10 и 20 м такие кости, как
ребра, лопатки не являются препятствием для дробинок.
Такая одежда, как ватник, на дистанциях в 10—20 м оказывает на
дробинки задерживающее влияние; вата может даже не пробиваться, а лишь
вытягиваться из ватника и тогда последний оказывается как бы пришитым к
телу.
Закапчивание происходит на дистанциях до 20—50 см, притом в раневых
полостях оно бывает скудным. Копоть при этом имеет свои особенности как по
характеру и свойствам наложения, так и иногда по цвету. Действие порошинок
имеет место на дистанциях от 5 до 20 см; оно крайне ограничено по
занимаемой площади и скудное по численности. Сами порошинки бывают не в
целом виде. Пергаментация появляется на дистанциях в 5—10 см и лишь при
выстрелах в открытое тело; по величине она меньше площади закапчи-вания.
Пыжи в половине случаев при действии в конечности не
обнаруживаются; войлочные пыжи на дистанциях в 5 м сами могут образовать
отверстия и закрыть их. Осыпь на дистанции в 10—20 м не может вместиться
на любой поверхности человеческого' тела. Отпечаток дульной плоскости при
выстрелах тем и другим стволом, причем отпечаток образуется от соседнего,
нестреляющего ствола; он образуется и на одежде. Действие пламени на
одежде имеет место при дистанции до 10 см.
4. Ружье марки ТОЗ-Б 10-го калибра абсолютно компактное действие
дроби дает на дистанциях до 20 см (в одном случае лишь на 10 см), а
относительно компактное — до 2—3 м. Дополнительные к основному
отверстия от отдельных дробинок с увеличением дистанции обычно численно
увеличиваются и располагаются по постепенно расширяющемуся кольцу до 3
см, однако с дистанции в 1 м могут наблюдаться в небольшом числе поражения
и вне этого кольца. Основные отверстия бывают разнообразными, но чаще
встречаются овальной формы; величина их также разнообразна; с увеличением
дистанции выстрела заметна тенденция и к постепенному увеличению
отверстия. Тем не менее при выстреле в упор величина отверстия могла быть
1,2X2 см, а на дистанции в 5 см — всего 1,3X1.6 см. Раневой канал бывает
обычно в виде полости, но на дистанциях в 2—3 м полость может быть уже
небольшой величины, чашеобразной формы. В полости обычно
обнаруживаются пыжи, дробинки, а иногда только кусочки последних. При
действии дроби в виде осыпи, занимаемая ею площадь постепенно
увеличивается (с 10X10 до 61X46 при чоке и до 100X43 — при цилиндре).
Глубина проникания дробинок бывает различной, причем на дистанции в 10 м
они частично могут выглядеть из отверстий, и на дистанции 20 м даже не
достигать цели, тогда как в других случаях и даже при наличии предметов
одежды дробинки углубляются в мышечную ткань спины.
Закапчивание имеет место на дистанциях до 1—2 м, причем интенсивное
пятно для обоих стволов определяется лишь на 20 см, а максимальная величина
его 7X12 см. Пергамен тация, как правило, обнаруживается на дистанциях
выстрела до 20 см; на дистанциях 5—20 см она по площади равняется
основному пятну копоти или несколько меньше его. Действие порошинок
наблюдается на дистанциях до 1—2 м.
При выстрелах в покрытое одеждой тело обугливание краев входных
отверстий на одежде имеет место на дистанциях до 50 см. На этих же
дистанциях происходит сгорание и обугливание ворса; побурение ткани
наблюдается на дистанции и в 1 м, а гнездные выгорания ворса от отдельных
горящих порошинок — до 3 м. Копоть на коже под одеждой и действие
порошинок определяется на дистанциях до 20—50 см, пергаментация хотя и по
узкому кольцу — до 50 см.
5. Охотничий пистолет при выстреле холостым зарядом в упор раневого
отверстия не образует, при выстреле же боевым зарядом производит большие
разрушения. На дистанции в 5—10 см пистолет дает абсолютно компактное
действие дроби с входным отверстием до 2 см. В дальнейшем дробь действует
в виде осыпи, причем площадь поражений настолько быстро расширяется, что
на дистанции в 2 м не вмещается и на спине. Глубина проникания дробинок на
дистанции в 50 см еще значительна, на дистанции же в 1 м часть дробинок
застревает в коже.
На дистанции в 5 и 10 см имеет место и интенсивное закапчивание и
соответствующая основному пятну его пергаментация. СкуДная копоть или
следы её определяются до дистанции в 50 см. Действие порошинок
наблюдается до 1 м . Занимаемая ими площадь быстро расширялась и
доходила до 31 см.
6. Револьвер системы «Бульдог» с обрезанными винтовочными гильзами
по своему действию в значительной степени напоминает охотничий пистолет.
Он лишь несколько дольше удерживает кучное действие дроби, производит
менее разрушительное действие при выстреле в упор и дает более глубокое
проникание дробинок на дистанции в 2 м.
При выстреле из револьвера и пистолета в равной мере имеет место малое
число поражений и обнаруживаемых дробинок. Это обстоятельство зависит от
незначительной величины заряда дроби, пределы же изменения данной
величины при этом оружии весьма ограничены.
Обрезы ружья 32-го калибра № 1 (длинноствольный) и № 2
(короткоствольный), т. е. вместе с укорочением ствола на 0,5 и 0,75 длины его,
показали очень мало отличительных черт в своем действии на дистанциях до 2
м как в отношении одного к другому, так и по отношению к самому ружью.
Обращает лишь внимание резкая разница глубины проникания дробинок на
дистанции в 2 м; уменьшение дистанции закапчивания (копоть при обрезе № 1
наблюдается на дистанциях до 50 см, а при обрезе № 2 — до 20 см,
интенстивное же закапчивание при последнем обнаруживается только на
дистанциях до 5 см); быстро с увеличением дистанции выстрела снижающееся
закапчивание тканей раневой полости и расширяющееся по площади действие
порошинок, но при обрезе № 2 оно и заканчивается уже на дистанции в 1 м.
Обрезы № 1 и № 2 ружья 16-го калибра по сравнению с самим ружьем
при выстреле дают больше отличительных признаков, чем обрезы ружья
малого калибра. Основным из них является меньшая способность удерживать
кучное действие дроби. Так, при выстреле из ружья марки ИЖ-5 абсолютно
компактное действие дроби наблюдалось на дистанциях до 50 см, а
относительно компактное — на 2—3 м;-при обрезах же № 1 и № 2
соответственно на 20 см — 1 м и 5 — 50 см. -Таким образом можно заметить
разницу в действии и между обрезами. Рассеиваясь, дробинки быстро
распространяются на большую площадь, но также быстро снижается их
пробивная способность. Закапчивание наблюдается на дистанциях до 50 см,
образование пергаментных пятен — на 5—20 см, а импрегнация порошинок —
на дистанциях до 1 м. Однако в отношении импрегнации порошинок, как и в
отношении осыпи, отмечается быстрое её распространение и на больших
площадях, чем у ружья.
9.
Обрез № 3 ружья 32-го калибра представляет лишь патронник.
Действие выстрела из такого обреза резко отличается от обрезов этого ружья №
1 и № 2 и прежде всего тем, что компактное действие дроби сохраняется лишь
при выстреле в упор и на расстоянии 5 см. Площадь осыпи уже на дистанции в
20 см становится большой (9,5X17,5 см), а на дистанции в 1 м может занять,
например, всю голень. Глубина проникания дробинок резко ограниченная, но
все же на дистанции в 1 м отдельные дробинки могут еще довольно глубоко
проникнуть в мягкие ткани. Закапчивание наблюдается менее интенсивное и на
дистанции в 20 см только в виде следов.
При выстреле из свободного патрона 16-го калибра с холостым зарядом
бумажная гильза в большинстве случаев остается целой, не разрывается; с
боевым зарядом так ведет себя металлическая гильза. Действие выстрела, в
частности в отношении порядка рассеивания дроби и пробивной способности
её, не дает признаков, отличающих его от действия из обреза № 3 ружья 32-го
калибра.
Самодельное оружие имеет много разновидностей, в связи с чем общих
законов действия выстрела в таких случаях вывести нельзя;.это создает
трудности в судебно-медицинской диагностике. Исходя из нашей практики, это
оружие чаще всего встречается в виде пистолетов «поджигалок» трех
модификаций: для той или другой руки или для обеих рук. Используемые для
устройства ствола трубки и ключи обычно небольшой длины и небольшого
калибра. Таким образом при нормальном соотношении заряда пороха и дроби
по характеру и силе действия это оружие должно приближаться к охотничьему
пистолету. Действительность показывает, что дробовой заряд для самодельных
пистолетов применяется редко; обычно используются одиночные предметы в
виде кусочков металла, самодельных пуль, гвоздей, камешков. Такой пистолет
на дистанциях до 10—20 см ведет к образованию одиночного отверстия и при
дробовом заряде, а судя по редкости применения последнего, одиночные
отверстия чаще необходимо ожидать и на других дистанциях выстрела.
Величина входных отверстий, разнообразна: имеют место и круглые отверстия
диаметром 0,8 см и рваные 4X8 см. Сила действия на коротких дистанциях
обычно значительная, однако вне зависимости от характера снаряда действие
не бывает разрушительным. При действии в область грудной клетки и в голову
легкие и мозг могут простреливаться, но выходных отверстий не образуется.
Пламя имеет место при выстрелах из ружей как дымным, так и
бездымным порохом, однако, бездымный порох дает пламя небольшой
величины. Конус пламени дымного пороха по величине зависит от калибра
ружья: он больше при большем калибре ружья и в этом случае значительно
длиннее его ствола.
Пламя выстрела при дымном порохе и ружьях большого калибра в
условиях эсперимента вполне достаточно для опознавания личности
стреляющего и наблюдающих лиц и их фотографирования, при ружьях же
малого калибра, хотя стреляющее лицо освещается и слабей, в отдельных
случаях оно все же может быть узнано.
При выстрелах холостым зарядом из охотничьего пистолета в упор с
установленным- для него зарядом дымного пороха раневого отверстия не
получается. Выстрелы холостыми патронами из ружья 32-го калибра образуют
раневые отверстия лишь на дистанции до 2 см. Выстрелы из ружей 16-го
калибра дают раневые отверстия на дистанциях до 2 м. Глубина раневого
канала даже на дистанции в 50 см может быть равна 5 см.
Выстрелы в упор из.охотничьего пистолета боевым зарядом обладают
большой разрушительной силой; при этом обширно разрушаются мягкие ткани
и кости в связи с при соединяющимся действием газов. Разрывное действие
газов в области входного отверстия бывает выражено и при выстрелах из
ружейных обрезов.
При выстрелах из ружей в упор разрывное действие газов на коже
выражается весьма ограниченно; оно имеет место в глубине раневого канала и
выражается преимущественно в расслоении мягких тканей. Входные отверстия
бывают обычно округлой, овальной или неправильно овальной формой, по
величине близки к диаметру канала ствола, а иногда меньше его, обычно с
закапчиванием кожи в окружности, с резким и глубоким закапчиванием тканей
раневого канала при дымном порохе и слабым и неглубоким при бездымном,
иногда с действием порошинок по краю входного отверстия и с пятном
пергаментации при дымном порохе. Закапчивание кожи и пергаментация
бывают более выражены при выстрелах в область грудной клетки спереди и с
боков. По ходу раневого канала действие очень разрушительно, а в области шеи
и конечностей к тому же ведет к образованию больших линейных или
лоскутных выходных отверстий.
10. Для выстрелов из двухствольных ружей в упор в открытое тело
очень характерно образование отпечатка дульного среза соседнего,
нестрелявшего ствола. Отпечаток может быть и при выстреле в покрытое
одеждой тело, притом как на коже, так и на верхних тканях одежды.
При выстреле дымным порохом возможен еще отпечаток дульной
плоскости не стрелявшего ствола путем своеобразного закапчивания предметов
одежды.
11. При выстрелах из ружей компактное действие снаряда является
признаком выстрела на дистанциях до 3 м при дым- ном порохе и до 5 м — при
бездымном. Абслютно компактное действие при дымном порохе происходит на
таких дистанциях, когда имеют место признаки близкого выстрела,
относительно компанктное же действие при предельных для него дистанциях
может этими признаками не сопровождаться и быть вне зоны близкого
выстрела. При бездымном порохе вне близкого выстрела может иногда
оказаться и абсолютно компактное действие, а относительно компактное —
всегда.
12. Признаки близкого выстрела определяются на следующих
дистанциях:
а) импрегнация порошинок дымного пороха при выстрелах в открытое тело из
ружья ТОЗ-32 32-го калибра определяется на дистанциях до 2 м, а для ружей
ИЖ-5, ИЖ-Б-36 и ТОЗ-Б 16-го калибра — до 2—3 м. Одежда сильно снижает
предельную дистанцию и порошинки располагаются по узкому кольцу в
окружности основного входного отверстия. Импрегнация порошинок
бездымного пороха при выстрелах из ружья ИЖ-Б-36 в открытое и покрытое
одеждой тело наблюдается на дистанциях до 20 см.
б) Копоть дымного пороха у ружья 32-го калибра имеет место на дистанциях до
2 м, у ружей 16-го калибра с цилиндрической сверловкой и у цилиндра с
напором — до 1 м, а со сверловкой чок — до 75 см — 2 м. Копоть бездымного
пороха у ружья ИЖ-В-36 16-го калибра определяется на дистанциях до 50 см.
в) Пергаментация при выстрелах в открытое тело дымным порохом в основном
наблюдается на дистанциях до 20 см, а с бездымным порохом на дистанциях до
5—10 см. При выстрелах в покрытое одеждой тело пергаментация обычно не
имеет места или бывает незначительной по площади.
г) Действие пламени выстрела на одежду при дымном порохе для ружья 32-го
калибра определяется на дистанциях до 50 см, а для 16-го калибра — до 1 м.
Свыше этих дистанций соответственно для дистанции в 1 и 3 м определяются
поражения от рассеивающихся горящих порошинок. Пламя бездымного пороха
действует на одежду на дистанции не свыше 10 см.
18. Действие дроби в виде осыпи является относительным признаком
выстрела на дальних дистанциях. Нами установлено, что в некоторых случаях,
как отмечено выше в п. 16, дробь может действовать еще компактно, но не
сопровождаться действием дополнительных факторов. Так как действие этих
факторов при бездымном порохе наблюдается до дистанции в 50 см, то с
дистанции в 75 см выстрел будет относиться уже к дальним, тогда как
компактное действие дроби имеет место и на дистанции в 5 м. С другой
стороны и действие дроби в виде осыпи в случаях раннего иногда её
рассеивания может сопровождаться действием дополнительных факторов.
19.При пользовании в качестве снаряда вместо дроби какими-либо
заменителями характер поражений в основном зависит от свойства заменителя,
дистанции выстрела и характера оружия. Применяемые в качестве заменителя
одновременно пороха и дроби спичечные головки в одно и то же время
производят контузионное и обжигающее действие и сами не обнаруживаются;
соль в раневом канале растворяется и к обычному по времени исследованию
трупа также не обнаруживается. На коротких дистанциях выстрела такие
заменители, как горох и соль, в характер входного отверстия не вносят какихлибо особенностей, раневой же канал соответственно будет или с кусочками
горошин или свободным от снаряда, с одними пыжами. Разрушительное
действие снаряда из горошин значительно меньше дроби и на коротких
дистанциях, однако на дистанции в 2 м горошины, хотя и действуют в
рассеянном виде, могут еще углубляться в мягкие ткани до 4 см.
Повреждения от заменителей типа мелких металлических предметов при
выстрелах на коротких дистанциях не имеют характерных особенностей.
Крупные предметы, добавленные к заряду дроби в целях усиления, на
дальних дистанциях выстрела образуют самостоятельные повреждения,
напоминающие пулевые.
При неправильном снаряжении патронов заменители больших размеров,
чем диаметр канала ствола, вызывают закупорку последнего и обусловливают
ранения разорвавшимся стволом или вырвавшейся из патронника гильзой.
20. Повреждения дробью внутренних органов по своему характеру
зависят от дистанции выстрела. При выстрелах в упор и на дистанциях
«близкого выстрела», т. е. с компактным действием дроби, наблюдается резко
разрушающее действие снаряда.
Действие дроби в виде осыпи, но при малом еще ее рассеивании, будет в
виде различных по величине каналов; в случаях с большим рассеиванием
поражения наблюдается исключительно в виде узких разной глубины каналов.
Дробинки иногда пробивают стенки полых органов и сосудов лишь с одной
стороны и оказываются в полости или в просвете.
21. При выстрелах дробью в упор и с компактным действием снаряда в
части тела, имеющие мощный слой мягких тканей, образуется не раневой канал
(в принятом его представлении), а полость с разорванными, разможженными и
расслоенными мягкими тканями. Расслоение может быть обширным,
множественным, карманообразным. В тех случаях, когда на пути следования
снаряда оказывается кость, то в раневой полости, К У К привило, встречаются
костные осколки и кусочки металла. В пределах действия основной массы
копоти при дымном порохе мягкие ткани раневой полости и осколки костей,
как правило, загрязнены копотью. Раневой канал в ткани головного мозга
проходит обычно через всю толщу его.
22. При выстрелах в голову на месте действия снаряда на костях на
общем фоне раздробленных костей получается круглое расширяющееся кнутри
отверстие. Чаше же раздробление костей бывает настолько большим, что
представление о самом отверстии может получиться лишь п восстановлении
черепной коробки. Отверстия получаются иногда и при рассеявшейся дроби,
однако характер их в некоторых случаях зависит от числа совместно или
близко действующих дробинок. Дырчатое повреждение костей на
противоположной входному отверстию стороне черепа в обычных условиях
выстрела получается очень редко. Остальные кости скелета в случаях
компактного действия дроби обычно раздробляются, при этом раздробление
трубчатых костей нередко бывает обширным.
Мало рассеявшаяся дробь может произвести перелом и крупной кости.
Действуя в состоянии большого рассеивания, например, на дистанциях 10—20
м дробь крупные кости не пробивает и не ломает, а образует мелкие дефекты
вещества их по поверхности, притом с внедрением кусочков металла или с
наложением тонкого слоя последнего.
23. Пробивная способность дробового заряда находится в зависимости от
количества и качества пороха, вида оружия и гильзы, от дистанции выстрела и
от свойств мишени.
Заряд бездымного пороха усиливает пробивную способность снаряда, что
является более существенным при дальних дистанциях, так как на близком
расстоянии разрушительная сила бывает велика и при заряде дымного пороха и
разница при сопоставлении действия с зарядом того и другого обычно мало
заметна.
Вид, оружия имеет значение в различных отношениях. Если сравнивать
пробивную способность только по калибрам оружия, то разница между
ружьями 32-го и 16-го калибров из-за большой разрушительной силы выстрела
тех и других на коротких дистанциях проявляется лишь на дальних дистанциях.
При сравнении действия ружей по сверловке стволов оказывается, что
между цилиндрической сверловкой и сверловкой чок особой разницы не
имеется.
Влияние длины стволов на пробивную способность бывает выражено
более ярко: при коротких стволах пробивная способность дроби быстро и резко
падает. Бумажная гильза пробивную способность дроби для некоторых стволов
усиливаем
24. А. При диагностике выстрела в упор учитываются:
а) величина и характер входного отверстия, разрушительная сила заряда в
глубине, а вместе с ней величина раневого канала (раневой полости). Следует
иметь в виду, что дополнительные разрывы краев отверстий встречаются редко;
б) обнаружение снаряда или его элементов, степень и глубина закапчивания
тканевой раневой полости, обнаружение пыжей; в) действие пламени выстрела,
степень, распространенность и характер закапчивания кожи и одежды; г)
отпечатки дульного среза соседнего со стреляющим стволом, возникающее на
теле и одежде; д) отпечатки на одежде дульной плоскости путем
изолированного особой интенсивности закапчивания.
Б). При выстрелах на дистанциях с компактным действием дроби:
а) величина и характер входного отверстия, разрушительная сила заряда в
глубине, а также глубина проникания раневого канала (раневой полости). В
случаях же сквозных ранений имеет свое значение и характер выходного
отверстия;
б) степень и глубина проникания копоти, обнаружение пыжей;
в) обнаружение заряда или его элементов, тем более при особо малой или особо
большой величине входного отверстия;
г) дополнительные факторы выстрела, а именно: 1) наличие и площадь
импрегнации порошинок, характер поражений и свойства самих порошинок.
При определении импрегнации должна учитываться мацерация кожи: при
размокшем эпидермисе действие порошинок в некоторых случаях может
определяться лишь после его удаления; 2) при описании зоны, копоти, кроме
степени распространения необходимо учитывать: характер копоти (ее
свойство), наличие и размеры основного пятна и свойства этого пятна
(возможность существования трех поясов закапчивания: центрального,
среднего и наружного); 3) при определении пергаментного пятна учитывается
гниение трупа, быстрота, которого может препятствовать развитию
пергаментации; д) при относительно компактном действии заряда также
учитываются дополнительные поражения отдельными, отделившимися от
основной массы заряда, дробинками. Эти дополнительные поражения с
увеличением дистанции выстрела последовательно занимают большую
площадь, что в диагностике приобретает большее значение, чем число
поражений и расстояние между ними; е) действие пыжей, притом- вне
зависимости от того, производит ли пыж только контузионное действие или
проникает в тело через образованное им отверстие.
Не может быть исключено из оценки и образование зависящих от пыжа
пятен — отпечатков пыжа, ж)При выстрелах с компактным действием заряда
через одежду приобретают значение: форма и распространенность поражений,
горение и обугливание самой ткани, горение и обугливание ворса,
закапчивание. Даже такая ткань, как шинельное сукно, может иметь
выраженные явления от действия пламени выстрела и от отдельно летящих
горящих порошинок.
В. При действии дроби в виде осыпи внимание привлекает к себе степень
распространенности поражений: занимаемая ими площадь и степень
приникания отдельных дробинок, глубина повреждений, с учетом при этом
влияния одежды и толщины кожи, а также числа поражений.
Принимая во внимание, что с увеличением дистанции выстрела все более
и более дробинок появляется с поверхностным действием и малой
деформацией, облегчается обнаружение и определение их калибра.
При экспериментальном исследовании определенного вида оружия
необходимо учитывать: цель исследования, условия преступного выстрела,
характер снаряжения, область поражений и состояние исследованного трупа.
Для более объективной оценки получаемых результатов большую помощь
оказывает дополнительные методы исследования.
Ошибки при экспертной оценке ранений из гладкоствольного оружия
разнообразны и вызываются следующими обстоятельствами: а) многообразием
суждений, приводимых в литературных источниках по некоторым вопросам
выстрела, без достаточного разграничения между действием гладкоствольного
и нарезного оружия, а тем более при частой их противоречивости; б) полным
отсутствием исследований по действию выстрела из некоторых видов
гладкоствольного оружия и из свободного патрона; в) отсутствием достаточных
литературных данных о дистанциях действия дополнительных факторов
выстрела из гладкоствольного оружия и особенностях этого действия, а также о
форме поражений при относительно компактном действии дроби; г)
недостаточностью тех же данных о влиянии одежды на действие выстрела и
последнего на одежду; д) отказы врачей от исследования одежды потерпевшего
или неполнотой исследования и документирования обнаруживаемых при этом
явлений выстрела; е) недостаточной осведомленностью о порядке снаряжения
патронов и значении обнаруживаемых пыжей; ж) ограниченным
представлением в отношении самого оружия и боеприпасов, особенно по
отношению к современным широко распространяющимся ружьям
отечественного производства; з) пренебрежительным отношением к изъятию
самого использованного для выстрела оружия и боеприпасов; и) нежеланием
практических работников приложить усилия к отыскиванию снаряда или
снарядов, особенно при нескольких выстрелах; к) неумением и нежеланием
применить дополнительные лабораторные методы исследования.
При идентификации гладкоствольного оружия данные судебномедицинского и медико-криминалистического порядка сами по себе могут
оказаться решающими. В других случаях решение вопроса достигается при
совместных исследования судебно-медицинской и криминалистической
экспертизы.
Одно обнаружение судебным медиком особой формации пыжа или
элементов действовавшего снаряда (вырвавшаяся гильза, вырвавшийся капсуль,
часть гильзы взворвавшегося патрона), не говоря уже о сорвавшемся стволе или
его частях при разрыве, приводит к изъятию определенного оружия,
дополнительное исследование которого нередко со всей ясностью
устанавливает отношение его к исследуемому событию и даже тот или другой
способ действия. Даже одна величина пыжа, притом безразлично из какого
материала (паклевый, бумажный, войлочный), может вносить ценные данные в
определение характера действовавшего оружия. Этой же цели может служить и
не самый пыж, а лишь его отпечаток.
Наличие или отсутствие отпечатка дульного среза на теле и одежде
является важным признаком в разрешении вопроса о примененном оружии.
Характер обнаруживаемого снаряда и способ его изготовления, если не прямо,
то косвенно могут приводить к ценным выводам.
Способ действия снаряда (малая площадь осыпи с кучным действием
дробинок) при малом числе повреждений также будет служить определению
действовавшего оружия. Особенности действия снаряда, тем более
применительно в некоторых случаях к условиям местности, могут являться
очень ценными данными в определении действовавшего оружия, особенно
оружия дефектного.
Величина и характер повреждения служат определению модели или
калибра оружия, а степень проникания снаряда — его мощности.
Определение по копоти на трупе или его одежде использованного для
выстрела пороха в сочетании с характером и степенью загрязнения ствола
может явиться ценным обстоятельством в вопросе идентификации.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа